Благородная Дама: другие произведения.

Ведьма Минари

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.01*260  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Жила была ВЕДЬМА!
    Не по сути или призванию! А просто на Ведьмачество было легче поступить.
    И жил да был МАГИСТР! Несправедливый, придирчивый и обозленный.
    Как-то раз ему показалось, что ведьма недостаточно почтительна...
    А дальше все, что из этого вышло...
    ЗАКОНЧЕНО

    Комментарии и оценки приветствуются!
    За вычитку и редактуру огромное спасибо AIRESSILLE
    За обложку спасибо Дарье Кузнецовой

  
  ЧАСТЬ 1
  
  
  
  
  Глава 1
  
  Думаете, ведьмой быть легко? Ага, как бы не так!
  Бьёшься, бьёшься; колдуешь, колдуешь над этим зельем приворотным, таракан его дери, вонь невыносимая. А он, подлец, пить его не хочет - запах, понимаешь, не нравится! Можно подумать, мне нравится. А что делать? Что делать, если оно не работает, когда запах выветрится?!
  Вы можете спросить: 'А магически подавлять запах Вас не научили?'.
  Нет, не научили - факультет Ведьмачества такими мелочами не заморачивался. Учили по принципу 'мужик он или нет?'. Кто ж знал, что мужик нынче выродился; слабый пошел, не как раньше - стать молодецкая, удаль богатырская!
  Нюхает он. Чего тут нюхать? Хлабыснул залпом, выдохнул (если сумел), и за тело, то есть дело, молодое принимайся. А то начинают нюхать, на язык пробовать. Дурачок. На язык - это ж еще хуже, после такого только ведро самогона поможет, и то не всем.
  
  С приворотным зельем у меня с самого начала не сложилось, я скривилась от воспоминаний. До сих пор убить готова эту злыдню - гномку Куног, от же вредная баба, глаза завидющие. Мы тогда учились на третьем курсе, как раз зельеварение проходили. И надо было к зачету по три варева сварганить. Зачет вообще-то плевый был, но эта Куножка выпендриться решила - сварить самое что ни есть настоящее Приворотное зелье. И именно так, с большой буквы. Мол, вы все село немощеное, я одна городская. Такая вот вся образованная и просвещенная, что, мол, и книжка у меня не из общественной библиотеки, а от самого Гарлока (самый известный у нас в стране и самый дорогой гоблинский книжный магазин - минимальная цена за книгу пятьдесят золотых).
  Ууу! Да у меня стипендия годовая всего восемьдесят серебрушек была. Но это же сама госпожа Куног, у нее общественных вещей быть не может. Еще бы, когда у папаши три шахты золоторудных в Хрустальных горах.
  Между нами, книжка хорошая - я из нее два месяца каждую ночь рецепты списывала, когда эта жадюга засыпала.
  Так вот, Куножка заявила, что не пристало ей какие-то компоты противоглистные варить и мази от прыщей размешивать. Ага, врала бы кому-нибудь другому, уж я-то знала, кому зелье предназначалось. Не даром же я с ней уже три года мучаюсь. Благодетельница липовая. Воспользовалась тем, что мне за комнату в общежитии заплатить было нечем, вот и получила бесплатную служанку. Так что я была полностью в курсе, кто был намечен очередным героем романа - нежная девичья мечта и грёза, первый парень на деревне, то есть Академии, эльф Тильдениэль Прекрасный. В миру просто красавчик Ти. Та-та-там! А ничего, что ты, коза, ему в прыжке до пояса не достаешь? Видимо - ничего, потому как такие мелочи Куног не смущали и уж тем более не останавливали.
  Полночи на чердаке мы варили эту отраву, вернее Куног хватило только на первые десять минут, остальное доваривать довелось мне, периодически умываясь слезами - от жуткой вони просто до слез резало глаза. Потом еще три часа нужно было мешать это г...но по часовой стрелке, и полтора часа против. Только утром эта гадюка соизволила вернуться на чердак, в три слоя обернув свою круглую рожицу ученическим плащом. Я к утру уже пообвыклась и кроме желания выспаться и удавить эту тварь уже ничего не чувствовала.
  Куножку распирало от любопытства:
  - Минари, ну что, получилось? - подозрительно смотрела она то на меня, то на кастрюлю, - можно проверять?
  Я злобно сплюнула.
  - А то! Считай, вся мужская часть Академии наша... ежели выживет.
  - Как, - взвилась Куног, - ты чего, не уверена? Ты напутала опять чего-то? Ты знаешь, сколько мне за ингредиенты заплатить пришлось? Один его волос на два золотых потянул, и это еще куратор общежития скидку сделал.
  Кстати, вот этот волос мне покоя и не давал: как по мне, золотым он точно не был, скорее седым. Но представить себе, что красавчик Ти волосы седые закрашивает, я не могла. Или могла? А сколько ему лет, интересненько?
  - А нечего было спать идти, осталась бы и помогла, если такая важность. И нечего сразу орать! - огрызнулась я в ответ.
  - Вот, - я достала из кармана передника серебряную коробочку с волосом, - не добавляла я еще твой драгоценный волос, - его в самом конце бросать надо; вместе с кровью, - я вылила мерзкое варево из кастрюльки в стеклянную бутылку и заткнула пробкой. - И потом, хоть убей не понимаю, как ты эту хрень вонючую его выпить заставишь? По-любому, учитель Кагг тебе на нем экспериментировать не позволит, всё равно все зелья на фантомах тестироваться будут.
  - Удивила, можно подумать, я не знаю. Не такая я и дура - на зачет только два наперстка отолью, чисто проверить, не лоханулась ли ты, ну и развлечься, разумеется; уж очень хочется на его реакцию со стороны посмотреть, хоть и в исполнении фантома. Уже представляю себе его на коленях передо мной, влюбленного до безумия, - закатила она глаза.
  - Ой, ну и дура ты, Куног, он же убьет тебя после зачета, а зелье тебе же в глотку выльет.
  - Не пугай, мы не из пугливых. Пусть знает, на что я способна, и что с ним в любую минуту случиться может и обязательно случится, не будь я дочкой самого Тарога!
  - Дело твое, главное, меня не вмешивай, когда тебя убивать будут.
  - Да ладно, не дрожи, а вообще-то, Минари, это ты дура, имей я твои таланты, уж давно себе какого-нибудь богатенького красавчика приворожила.
  - Спасибо, конечно, за совет, но у меня двух золотых нет, и что-то я сомневаюсь, что потяну на роль неземной любви ушастого. А вот прибить меня у него очень даже легко получится.
  Гномья моська скривилась в довольной улыбке, и в голосе появились снисходительные нотки.
  - Да, ладно, Минари, не комплексуй. Ты, конечно, выдающимися формами не отличаешься, - она довольно огладила себя по толстым бочкам и выпирающим из корсета прелестям, - но на то оно и зелье приворотное, чтобы даже у 'таких', - пренебрежительно подчеркнула она, - шанс появился.
  Я во все глаза уставилась на нее. Потом всё-таки не выдержала.
  - Куног, я, конечно, добрый человек, но и в глаз дать могу.
  - А что я сказала?
  - Ничего хорошего. Зелье свое на зачете проверишь, а меня сегодня больше не трогай, я и так из-за тебя ничего не успела. Да, главное, каплю крови и его волос в него добавить не забудь, а то не сработает.
  Вот так всегда: у Куножки уже одно зелье готовое есть; второе она вчера в лавке купила, думала, я не видела; и третье сегодня весь зачет варить будет, еще и меня все время дергать, мол, помоги мне только немножечко, то есть, сделай за меня. А мне-то еще три своих варить, хоть и противоглистных, но от этого не менее затратных по времени, а у меня никаких заготовок нет. Вчера на базаре ничего не покупала - денег не было. Да и я, наивная, думала, что за ночь успею пару заготовок сделать. 'Кто же знал, что это зелье приворотное такое сложное окажется, - переживала я, спускаясь с чердака, - ладно, еще два часа до зачета есть, можно успеть сбегать за заготовками.'
  Недалеко от Академии был базарчик, рассчитанный именно на такие случаи. Нерадивых учеников хватало, и дело было прибыльное, так что пару полуфабрикатов я там точно куплю, чтобы уж совсем бледно не выглядеть. Правда, придется опять у Куног денег просить, но пересдача мне точно дороже обойдется.
  Куног, как обычно, сначала повыделывалась, но деньги всё же дала, видно чувствовала свою вину или, скорее всего, рассчитывала на меня ещё и третье зелье повесить.
  Не забегая в комнату, я метнулась вниз по лестнице и, выскочив на улицу, рванула за угол к старому забору, где, прикрытая спиленной веткой яблони, болталась незакрепленная доска. Спустя пятнадцать минут я уже отчаянно торговалась с толстой гномкой за два пучка рыдай-травы, полчашки эбеновой пасты и десяток кустиков зверяники. Наконец гномка сдалась, и я, довольная, обернулась, чтобы врезаться взглядом в золотую застежку, закрепляющую на груди дорогой плащ. Сердце упало в пятки, и мой затравленный взгляд метнулся вверх, уже не ожидая ничего хорошего.
  Чёрт! Магистр Вирт!
  Как же я его не любила! Это он меня на вступительных экзаменах срезал, из-за чего я без стипендии осталась и к Куног в вечные должники попала. Его в нашей Академии никто не любит и все боятся, в отличие от ректора, который хоть и старенький уже, но уважаемый. А Вирта тихо ненавидят, говорят, что он на место ректора метит - спит и видит, когда ректор умрет или Кафедральный Совет Академии его на пенсию отправит.
  Сволочь аристократическая. Смотрит на нас, как на грязь, причем на всех. Куножку тоже не любит, хоть она и из богатых, - брезгует гномьими деньгами, ну как же - торгаши! Один он такая цаца - его сиятельство! А такие как я, по его мнению, вообще жить не должны. По коридору идет, мы как тараканы разбегаемся. Как дракон прёт. Я всегда к стеночке жмусь, а то один раз зазевалась, так плечом толкнул, что чуть в открытое окно не вылетела, хорошо Миха мой удержал. Миха - это мой парень, он на факультете погодников учится. Парень, это, конечно, громко сказано, просто тусуемся иногда вместе.
  - И что ученица магической Академии забыла в этом месте? - в голосе столько издевки и презрения, что оправдываться смысла не имеет.
  'Вот дохлый тролль, как обидно. И какого он спозаранку сюда припёрся?'
  - Вам-то какое дело? - огрызнулась я, не успев подумать, кому хамлю.
  - Вы в своем уме, третьекурсница? - впился он в меня прищуренным и совсем не добрым взглядом.
  'А-аааа! Он знает, на каком я курсе! Это конец! В Академию можно не возвращаться'. Внутри всё похолодело.
  - А я... а я... а, - я, как дура, стояла, с силой закусив губу, и не могла придумать, что сказать в оправдание.
  - Какой у Вас сейчас урок?
  - А... зельеварение, - пискнула я.
  - Понятно, - он презрительно перевел взгляд на травы у меня в руках и разочарованно вздохнул.
  - Вы не подготовились к уроку? Хотя зачем спрашивать, это очевидно. А судя по количеству закупленных ингредиентов, это не просто урок, а, видимо, зачет. Я прав?
  - Да, - обреченно выдохнула.
  - Вы не допускаетесь к зачету из-за жалкой попытки мошенничества, - сказал он с таким видом, что я снова прочувствовала все свое убожество, - Вам понятно?
  - Угу, - сквозь слезы промычала я. Можно подумать, все остальные всегда сами делают заготовки. Это же бред! Уж он-то наверняка сроду черную работу не делал.
  Магистр еще несколько секунд прожигал меня взглядом, а потом развернулся и пошел вверх по тракту, в сторону центра.
  - О-о-ой! - обхватила я руками голову, и травы, которые я держала в руках, упали на мостовую, - да что ж мне так не везет!
  
  
  Глава 2
  
  Аудитория, в которой должен был проходить зачет по зельеварению, постепенно заполнялась учениками. Большие песочные часы высыпали на дно последние песчинки, и в дверь вошел учитель - господин Кагг. В полукруглом зале на верхнем ярусе ещё сильнее заерзала фигуристая гномка, периодически бросая панические взгляды то на дверь, то на пустое сидение рядом.
  - Ты не видел Минари? - громко зашептала она, наклонившись к нижней парте.
  Сидевший ниже студент, не поворачивая головы, прошептал:
  - Не-а, а что такое?
  - Да кто ее знает, пропала где-то, - возмущалась гномка, не переставая нервно листать практикум по зельеварению, - истеричка какая-то, семь пятниц на неделе! Еще до завтрака ушла на базар, на полчаса всего, и до сих пор нету.
  - А-а-а! Не видел, может к Михе заскочила и увлеклась, - пошловато захихикал студент.
  - Если бы! - шипела Куног, - не с ее счастьем! Ну ничего, пусть только придет, я ей все выскажу. Как деньги одалживать, она горы золотые обещает, а как помочь немножко - фиг допросишься. Ничего-ничего, я ей устрою, посидит эту недельку впроголодь, сразу поумнеет.
  Полностью убитая я доплелась до Академии как раз к началу завтрака. Но есть мне уже не хотелось. Вообще-то есть я всегда хотела, поэтому можете делать вывод, как мне было 'хорошо'. Хотелось удавить эту сволочь напыщенную, хотелось впасть в истерику или, на худой конец, поплакать.
  - Ведь вылечу из Академии, как пить дать, вылечу. Что же делать-то? - не находила я себе покоя, - он же теперь с меня живой не слезет. Уже небось и донос по магической почте господину Каггу настрочил.
  На зачет я пойти не могла, а в комнату возвращаться не хотелось, но мне срочно нужно было найти какой-то укромный уголок, где можно было бы пересидеть и успокоиться. Наконец, мне на глаза попалась дверь в небольшой чуланчик под лестницей, в котором хранились ведра и щетки для мытья полов. Я заползла туда, чтобы, закутавшись в плащ и обняв коленки, начать себя усиленно жалеть, или иными словами - плакать.
  Пересдача!
  Да разве это будет пересдача? Скорее избиение младенцев! Разве упыря Вирта простая пересдача удовлетворит? Он же комиссию созовет, с него станется, чтобы только меня еще сильнее размазать. Видно ему до сих пор покоя не дает, что меня, вопреки его желанию, ректор в Академию принял, раз даже помнит, на каком я курсе.
  В Академию я попала, можно сказать, случайно. Родители мои очень рано умерли, и меня приютила семья местного храмового служителя. Ну как приютила, просто взяли никому не нужного ребенка, которого могли прокормить. Правда, даром кормить никто не собирался. В шесть лет я к ним попала,и меня тут же пристроили на работу. Первые четыре года убиралась в школе при храме, и это стало для меня спасением: я научилась писать и читать. Нет, специально меня никто не учил, но меня оставляли в классе, когда шли уроки, вдруг чего понадобится. А я садилась за заднюю парту, слушала и запоминала, а после уроков пыталась сама на доске выводить буквы и слова. В десять лет хозяин узнал, что немного читаю, и, недолго думая, отправил меня на работу в храмовую аптеку, где как раз грамотный подмастерье нужен был. Он хитрый был, за работу в аптеке плата полагалась, а он, как опекун, все себе брал.
  Но я не жалела, что туда попала. Там я впервые поняла, что хочу учиться. Мастер Тур, владелец аптеки и по совместительству местный лекарь, был из ученых, не благородный конечно, но образование имел - целых два года в столичной Академии проучился. У него и библиотека была, книг двадцать, не меньше, и еще учебники школьные, от его дочки остались.
  В первый же день выяснилось, что хозяин мой слукавил, назвав меня грамотной. Я совсем не умела писать, только читать, и то по слогам. Всё-таки в этом деле практика была нужна! Вот эти учебники мне мастер Тур и отдал. После работы мы с ним садились у стола, и он проверял, как я усвоила уроки, заданные мне вчера. Вообще-то, учить он не любил, училась я большей частью сама, только если не понимала чего, то спрашивала, но вот проверять уроки ему нравилось. Он гонял меня по уроку взад и вперед, с детским азартом выискивая хоть малейший пробел в знаниях. Сначала таких пробелов было действительно много, но постепенно я втянулась, и дело пошло. Он же мне и про Академию рассказал, и любовь к травам привил.
  Ох, как же хозяин взбеленился, когда через семь лет я пришла за метрикой, чтобы ехать поступать в Академию. Я ведь уже младшей травницей числилась, а вся зарплата по-прежнему ему шла. Кем я только ни была: и выродком неблагодарным, и дармоедкой, и змеей на груди пригретой, и вообще он мне, оказывается, образование уже дал, и мне еще за него рассчитаться надо - как-никак четыре года в школе пробыла. Да это долго и неинтересно перечислять, что он мне еще говорил. Но отдать метрику ему все-таки пришлось, но, правда, только после того, как я пригрозила, что отправлю на него донос в Верховный Магический Совет. Он ведь, хоть и храмовый работник был, а контрабандой не брезговал.
  - Выучил на свою голову змею подколодную, - кинул он мне метрику под ноги, - пошла вон отсель, собака подзаборная.
  Его жена, самая большая местная сплетница, тоже не смолчала: - Кому ты там нужна, в Академии? Да тебя и на порог не пустят. Там же одни благородные, а тут ты - голодранка без роду, без племени. Да они оборжутся все. Ничё-ничё, еще слезами умоешься, тварь неблагодарная.
  До столицы я три дня добиралась. Нет, можно было, конечно, и за полдня, но это на коне, или за день, если на телеге. Мне же пешком пришлось, совсем же без денег ушла. Было, правда, пятнадцать серебрушек, которые мастер Тур на дорогу дал, но я их берегла. Мне же еще в городе нужно было на что-то жить, пока не поступлю; о том, что не поступлю, я боялась даже думать.
  Когда пришла, оказалось, что успела в последний день подачи документов. Попасть на магический факультет нечего было даже мечтать, туда без платы за обучение не принимали, а вот факультет ведьмачества выделял три места для бесплатного обучения. Правда, для этого нужно было отлично сдать все три вступительных экзамена. Отступать мне было некуда, и я решила попробовать. Правды ради надо сказать, что я действительно не понимала на что замахнулась, иначе десять раз подумала бы, стоило ли связываться, особенно с моими пятнадцатью серебрушками в кармане.
  Да у нас в городке у мэра и его жены таких нарядов не было, какие тут запросто трепали поступающие, абсолютно спокойно садясь на грязный пол или вытирая о них испачканные руки. У многих были слуги, которые расхаживали за своими хозяевами с удивительно надменным видом. Я же выглядела не то что жалко, я выглядела ужасно в своем единственном парадном ситцевом платьишке и с худой котомочкой на плече.
  Последний экзамен было вообще что-то жуткое. Я вытащила билет по травам прибрежной полосы и даже, наивная, расслабилась, как-никак я выросла в этой самой полосе и уж что-что, а травы, которые у нас росли, знала неплохо. Как же я ошибалась. Еще проходя по длинному проходу к столу, я почувствовала, что на меня смотрят, а когда подняла взгляд, поняла, что меня сейчас будут убивать.
  Сидящий передо мной экзаменатор всем своим видом показывал, что моим ожиданиям, увы, не оправдаться.
  Холеный сияющий аристократ с каменным выражением лица и откровенным бешенством в глазах. Когда я робко протянула ему свой билет, он с насмешкой произнес:
  - Вы, видимо, ошиблись - прошения о принятии на работу прислуги принимаются с черного хода.
  Я растерянно огляделась и прошептала:
  - Я не прислуга, я поступать пришла, это мой билет.
  Он позволил себе ухмыльнуться и язвительно добавил:
  - Да что Вы говорите, как же это я не понял сразу! - он еще секунд десять сидел, насмешливо смотря на мою протянутую с билетом руку, и, наконец, будто бы это было что-то грязное, брезгливо взял мой билет двумя пальцами за кончик, а потом демонстративно кивнул слуге, который тут же кинулся к нему с чашей для омовения рук и полотенцем.
  Я стояла ни жива, ни мертва, умирая со стыда.
  Но когда я уже была на грани слез и готова гордо развернуться, чтобы покинуть это место, что-то во мне возмутилось.
  Да, мои родители были обычными людьми! Да, я сирота! Да, у меня нет денег, нет поддержки, нет ничего! Но я человек. И не глупее всех этих богатеньких девочек и мальчиков, что с таким презрением смотрят на меня. Да, у них были настоящие, частные учителя, но это еще не значит, что уроки они усвоили лучше меня. Для них учеба в Академии просто еще одна галочка в личном статусе, а для меня - мечта. Я не сдамся!
  - Я готова отвечать, - сказала я, подняв на него упрямый взгляд.
  Это вызов? Сейчас ты умрешь, наглая девчонка, - читалось в его глазах.
  Это был бой не на жизнь, а на смерть. Какие там травы прибрежной полосы, если меня гоняли по таким просторам, о которых я раньше и не догадывалась. И когда мы были уже готовы вцепиться в глотки друг другу, раздалось:
  - Боевая ничья, магистр Вирт, - почтенного вида старик, которому я сдавала прошлый экзамен, поднял руку, чтобы прервать нашу перепалку, - предлагаю компромисс: абитуриентка Минари Суок очень хорошо зарекомендовала себя на предыдущих двух экзаменах, у нее высшие баллы, травы прибрежной полосы она также знает превосходно. Но у нее есть некоторые пробелы в знаниях по травам других регионов, - сказал он в сторону злобного хлыща, у которого ходили желваки на скулах, - поэтому я считаю, что будет справедливым зачислить ее на курс. И даже позволю себе вольность зачислить ее на курс за счет казны Академии.
  - Это невозможно, ректор Янир, - медленно процедил Вирт, пристально глядя в глаза ректору, - Совет Академии этого никогда не одобрит!
  - Не решайте за весь Совет, магистр Вирт, - спокойно сказал ректор, - вспомните устав Академии, которой Вы служите, и Вы поймете, что я прав.
  - Она не заслуживает стипендии, - сказал он, но было понятно, что имел в виду он другое. Я не заслуживаю здесь учиться.
  - Ну что ж, этот вопрос мы решим. Согласен, что первый год о стипендии мы говорить не будем, а дальше все будет зависеть только от Вас, моя дорогая, - перевел на меня взгляд ректор.
  Так я попала в Академию.
  Вопрос о хлебе насущном решился просто. Некая госпожа Куног искала соседку по комнате и одновременно служанку. В Академии многие этим грешили, слуг-то пришлось оставить дома, а основная масса поступивших была из очень богатых и благородных семейств, которым не пристало за собой портки стирать. А мне было не привыкать, к тому же это была работа не хуже других, только в стенах Академии, что было даже преимуществом.
  Так, предаваясь воспоминаниям, я незаметно для себя уснула.
  
  
  Глава 3
  
  - Ну что же, - учитель зельеварения господин Кагг перевел взгляд на песочные часы, - время, отведенное на приготовление зелий, закончилось, и сейчас я попрошу Вас продемонстрировать ваши работы.
  При этих словах раздалось дружное шебуршание, и стоящие на партах спиртовки еще активнее загудели, доваривая последние эликсиры, сиропы и зелья. Затем к учительскому столу потянулись ученики. Когда до конца урока оставалось десять минут, очередь дошла до последнего ряда, в котором одиноко сидела маленькая фигурка. Внезапно она наклонилась и попыталась незаметно сползти под парту.
  - Куног, что это Вы такого интересного под партой нашли? Может быть, со всеми нами поделитесь?
  Но гномка не вылезла, а наоборот, пыталась вползти еще поглубже.
  - Бросьте Вы это ребячество, я Вам говорю! - учитель Кагг даже встал из-за стола. - Куног, немедленно вылезайте, я сказал. Иначе, я сам Вас достану, и, будьте уверены, удовольствия Вам это не доставит.
  - Я кольцо золотое потеряла, можно я сдавать не буду? - раздалось из-под парты.
  - Причём здесь кольцо, Куног? Не путайте меня, выходите.
  Гномка ругнулась и неуклюже начала выползать из своего укрытия.
  - Господин Кагг, а с места можно?
  - Что можно, Куног? Что Вы мне голову морочите, Вы зачет сдавать думаете или нет?
  - Да иду я, - огрызнулась гномка, грузно спускаясь по лестнице.
  - Так, а теперь, когда Вы всё же снизошли до нас, я попрошу Вас, госпожа Куног, продемонстрировать нам Вашу работу. Фантомы уже ждут, - три одинаково безликие фигуры возникли рядом с учителем, - если зелье сварено правильно, то фантом покажет нам конечный результат; неправильно - возможные последствия этого.
  Первое зелье появилось из необъятного кармана фартука и было протянуто учителю.
  - Сонное зелье, - проблеяла гномка.
  - Вижу, вижу. Ну что же: по цвету очень даже подходящее, по запаху тоже; вкус и само действие сейчас проверим, - сказал учитель, подзывая первый фантом.
  - Что ж вы боялись-то, Куног? Очень даже прилично получилось, - сказал учитель, глядя на мирно храпящий фантом, - молодец. Зачет. Что там у вас на второе?
  - Приворотное зелье, - заметно повеселевшая гномка многообещающе улыбнулась в сторону трех первых рядов, на которых сидели эльфы. У тех недоуменно вытянулись лица, и только красавчик Ти и его сосед, куратор общежития, переглянулись и снисходительно улыбнулись в ответ.
  - Ого, - удивился учитель, - очень похвально, не замечал в вас такой тяги к знаниям раньше, как-никак экзаменационный билет четвёртого курса и базовая подготовка не менее семи стандартных часов. Это что же Вы, всю ночь его варили?
  - Путь к знаниям труден и тернист, - блеснула Куног любимой фразой уважаемого господина Кагга.
  - Похвально, весьма похвально, - растроганно повторил учитель, - прошу к столу.
  Гномка подошла поближе, выудила из передника серебряную коробочку и маленький флакончик; не отрывая победного взгляда от красавчика Ти, вынула из коробочки длинный светлый волос и отрезала кусочек не больше ресницы; затем отщипнула на груди булавку. Быстро уколов свой палец, она измазала волосок кровью и бросила во флакончик. Пару раз энергично встряхнула его, а затем вылила в стоящий на столе кубок с вином.
  - Ваше здоровье, мой светлый принц, - слащаво пропищала гномка, поднося кубок фантому, при этом не отрывая взгляда от эльфийского красавчика. Безликая фигура, выпившая зелье, начала меняться буквально на глазах и спустя мгновение превратилась в кошмар всего общежития - старого, гадкого и очень злобного привратника, гоблина Кхрука.
  На мгновение все застыли. А затем началось.
  Кхрук увидел гномку, изменился в лице, закатил глаза и, запрокинув голову, дико завыл на одной ноте. От неожиданности гномка подскочила, затем замерла с выпученными глазами и открытым ртом, но уже в следующую секунду взяла с места низкий старт и буквально на крыльях помчалась к двери в коридор. В это время Кхрук пришел в себя и, счастливо улыбнувшись всеми двумя зубами, бросился в погоню за любовью всей его оставшейся жизни, продолжая жутко завывать, но уже нечто членораздельное.
  - Богиня моя, дай только облобызать эти щечки! Нимфа моя, готов умереть на твоей груди! Все к твоим ногам брошу, пампушечка моя.
  Гномка уворачивалась, отскакивала с грацией стопудовой хрюшки и уносилась дальше, переворачивая по пути тяжеленные дубовые стулья, даже не замечая этого, но старый гоблин был неумолим в своей страсти и упорно преодолевал все препятствия, несмотря на подагру и хромоту.
  - Юбку куплю бархатную и плащ новый, - уламывал Кхрук, но гномка дико пятилась и озиралась в поисках помощи; но помочь было некому, все лежали мертвые от смеха, включая учителя Кагга.
  - Это высший бал, госпожа Куног, - стонал он, давясь рыданиями, - я за всю мою карьеру такого не видел.
  - Да чего вы ржете, уроды? Помогите мне! - орала гномка. - Это Минари, гадина, во всем виновата, это она, тварь, волос подменила. Я убью ее!
  - Успокойтесь, Куног, ничего страшного не случилось, сейчас я дезактивирую фантом, и Вы поймете, что ничего страшного не произошло.
  Наконец фантом в образе влюбленного привратника начал таять, постепенно растворяясь в воздухе. Рев в аудитории тоже начал стихать.
  - Значит так, я заявляю, что Минари Суок хотела меня убить! - едва отдышавшись, рявкнула гномка, продолжая нервно оглядываться.
  - Вот-те раз. А она тут с какого боку? Я, конечно, понимаю Ваше негодование, но, при всем желании, обвинять Минари глупо: ее даже не было в аудитории. Так как же она могла волос подменить?
  - Какой аудитории? Вы что из меня дуру делаете? Говорю как есть, это мерзкое зелье Минари сварила, она и волос подменила, немедленно арестуйте ее.
  - Ничего не понимаю. Как Минари могла за вас зелье варить? Хотя... - учитель задумался, - кажется, понимаю. А подойдите-ка поближе, Куног, выпейте водички, - он налил из кувшина воды и капнул в него пару капель какого-то эликсира, - это вас взбодрит и придаст ясность мыслям.
  Гномка насторожилась.
  - Что это за бурда? Я это пить не буду.
  - Лучше пейте, Куног, не думаю, что заклинание развязывания языка, которым так виртуозно владеет магистр Вирт, вам понравится больше, чем сыворотка правды.
  - Да что я сделала?
  - Вы только что признались, что пытались меня обмануть, и мне хотелось бы объективно оценить ваши знания.
  - Подумаешь, - буркнула гномка, - напугал. Да я и так все скажу. Все равно в вашей грёбаной Академии больше и дня не останусь.
  - Где вы взяли первое зелье?
  - Сварила.
  - Кунок, пейте сыворотку.
  - Да купила я, - огрызнулась гномка, - тоже мне, можно подумать, другие сами варят.
  - Мы сейчас не о других, а о вас говорим. А второе? Я так понимаю, его за вас сварила Минари?
  - Ну я же уже сказала, она, дрянь; и, поверьте, она, гадина, еще ответит за это.
  - Хорошо, с этим все понятно, ну, а третье зелье вы сварили?
  - Нет, - буркнула гномка.
  - Почему?
  - Да откуда я знаю почему? Не получается у меня, подгорело оно.
  - Ой, Куног, а ведь вы ничего не выучили.
  - Неправда!
  - Неужели? - холодно прервал господин Кагг.
  - Я читала!
  - Куног, открою вам страшную тайну: прочитать в вашем случае - явно недостаточно. И, кстати, где Минари? Я, конечно, могу войти в ее положение, все-таки она из-за вашего зелья ночь не спала, но от сдачи зачета это ее не освобождает.
  - Да чего Вы ко мне с ней привязались? Нянька я ей, что ли? Вместо того, чтобы из Академии ее вышвырнуть, Вы мне нотации читаете.
  - Заканчивайте истерику, Куног, а то, действительно, это будет последний Ваш день в Академии. Вы не сдали зачет и должны его пересдать. И, кстати, передайте это Минари тоже. Обе на пересдачу через неделю.
  
  
  Глава 4
  
  - Вирт, нельзя быть таким снобом, ты несправедлив к ней, зачем ты не оставишь ее в покое? Если бы я не знал тебя так долго, решил бы, что ты к ней неравнодушен, мой друг, - учитель Кагг попытался в мягкой, даже шутливой, форме обратиться к своему бывшему ученику, а ныне магистру первой ступени господину Вирту. Тот же лишь надменно нахмурил брови.
  - Ну купила она эти дурацкие заготовки, - продолжал Кагг, - ну так что, ты же прекрасно понимаешь, что уж кто-кто, а она их точно делать умеет. Я бы хотел попросить тебя в следующий раз не отправлять моих учеников на пересдачу, не посоветовавшись со мной. Хочу надеяться, что еще могу разобраться в уровне подготовки моих студентов сам.
  - Тебе не надоело восхвалять эту выскочку, Кагг? С чего такой фавор? Кто она такая? Она - ничто! Чернь, мусор, отбросы, которые только по прихоти этого старого святоши попали в Академию! Ее нельзя было даже на порог пускать, не то что...
  - Вирт! - учитель Кагг резко прервал его. - Остановись! Я не верю, что ты это говоришь и, тем более, думаешь. Неужели мои слова ничего для тебя не значат? Или ты не слышишь меня? - он почти с ужасом взирал на своего бывшего лучшего ученика.
  - Ты же был хороший, добрый мальчик, ты даже горгулий жалел! Что с тобой случилось, откуда столько желчи!
  - Мальчик давно вырос, Кагг, а ты постарел и не видишь, как все изменилось. Это уже не та Академия, в которой я учился, - магистр застыл у окна, вглядываясь в копошащихся во дворе студентов. - Старых родов почти не осталось, а те, что еще на плаву, не могут похвастаться достойной сменой. Мы вырождаемся, Кагг, вырождаемся! И не говори, что ты этого не видишь. Кто сейчас учится в Академии? Люди. Гномы. Эльфы.... А где же маги?! Где наше великое наследие?
  - Вирт, ты не прав, я тоже вижу это, но не считаю это чем-то несправедливым, потому что вижу и другое - магия наконец вернулась, пусть и не к тем, кого ты считаешь единственно достойными. И не считаю, что это плохо. А ты сам? Разве тебе никогда не приходило в голову, что это не случайно? Что наши заплесневевшие и кичащиеся своим происхождением магические семьи давно нужно разбавить свежей кровью, как бы кощунственно это для тебя не звучало. Минари хорошая девочка, сильная, и ты напрасно так жесток с ней, она ничем не заслужила этого. Ты только подумай, - Кагг схватил магистра Вирта за рукав, - смог бы ты, попав в ее ситуацию, не имея семьи, поддержки, даже банально минимума средств, достичь того же, что достигла она? Ты говоришь, она мусор и отбросы, тогда она еще больше заслуживает нашего уважения, что решилась, не побоялась, пришла сюда и, несмотря на все препятствия, попала в Академию. Не добивай ее, Вирт. Ей и так нелегко. Тебя это, конечно, не тронет, но она сейчас в ужасном положении - по сути на улице, эта ведьма Куног ни за что не простит ей свой провал на зачете.
  - Из тебя бы получился прекрасный адвокат, Кагг, - магистр Вирт отбросил руку старого учителя. - Ты говоришь, она многого добилась? Согласен, только в отличие от тебя я не верю, что она достигла этого честно. Такие как она добиваются многого, потому что им ничего не стоит соврать, украсть или даже убить. Ты говоришь, за нее некому заступиться? Ты ошибаешься, по крайней мере один заступник стоит передо мной. Но ты не прав. Мне нет никакого дела до твоей протеже, пока мы ходим по разным дорогам, но упаси ее Боже перейти мне дорогу, - угрожающе зашипел магистр Вирт и, развернувшись к внезапно открывшемуся порталу, мрачной тенью скользнул в него.
  Несколько секунд учитель Кагг смотрел вслед растворившейся в воздухе фигуре, а потом медленно побрел по лестнице наверх.
  Наконец его шаги затихли и я смогла выползти из чулана, где сидела все это время ни жива ни мертва с того момента, как проснулась.
  
  - Да, жизнь бьет ключом и все по голове! - пробубнила я себе под нос. - Вот это новости. Нет об отношении ко мне магистра Вирта я ничего нового не узнала, а вот заступничество учителя Кагга стало настоящим открытием. Это что же получается, я зря зачет пропустила? А что Куног? Я так поняла, зачет она провалила, и я не сомневалась, что виноватой во всем буду я, ну как же - бросила одну на зачете, еще и денег должна. Все, мне конец, не удивлюсь, если мои вещи она уже на улицу выбросила.
  С этими невеселыми мыслями я выбежала на улицу и понеслась в сторону женского общежития. Не добежав буквально пару шагов, наткнулась на эльфийскую неразлучную парочку - красавчика Ти и куратора мужского общежития Келебриана.
  О, а вот и главная виновница сегодняшнего веселья. Идёте несчастную госпожу Куног успокаивать? - заступил мне путь куратор.
  - Отвали, Бри, не до тебя сейчас, - попыталась я его отпихнуть.
  - Да я ведь только предупредить хотел, во избежание неожиданностей, так сказать, все-таки нелегко это - пережить такой позор.
  - Какой позор? - уточнила я на всякий случай.
  - Ну как же, госпожа Куног, соседка Ваша, сегодня на зачете блеснула прекрасно приготовленным приворотным зельем и этим призналась всем в своей страсти к гоблину Кхруку, а потом, видимо устыдившись насмешек, заявила, что зелье приворотное сварили Вы и, чтобы опорочить ее, подменили волос объекта ее страсти.
  - Что?
  - Да, да, и даже более того, за эти полчаса, что уважаемая гномка вернулась, из Вашей комнаты доносятся странные звуки, уж больно похожие на то, что кто-то мебель двигает.
  Я молча отпихнула куратора Бри с дороги.
  - Какие же Вы гады оба, это же вы волос подменили. Что, посмеяться хотелось? Посмеялись? А обо мне Вы подумали? Я же из-за Вас на улице оказалась.
  - Да мы же думали, ты на зачете будешь и как-то сгладишь, - вставил свои пять копеек Ти.
  - Как? - не выдержала я, сорвавшись на крик. - Как сглажу? - я с горечью взглянула на окна своей комнаты. - Что с Вами разговаривать, Вы же все равно меня не понимаете. Сытый голодного не понимает! - с нажимом сказала я и побежала в общежитие.
  
  - Куног, ласточка, открой, - унижалась я, битый час сидя под дверью. - Я тебе клянусь, что я не виновата. Это эти гады ушастые Ти и Бри все подстроили, они признались во всем.
  Дверь внезапно распахнулась и на пороге появилась расхристанная, со всколоченными волосами и перекошенным лицом гномка.
  - Ах ты гадина, тварь, еще смеешь его грязью поливать? Воон! - швырнула она прямо в меня двумя узлами, сделанными их моих наволочек. - Выметайся отсюда, голь подзаборная! Воровка!
  - Ты чего, Куног? - опешила я.
  - Воровка, воровка, - не унималась она, - украла волос, а он два золотых стоил. Верни немедленно. Не хочешь? Воровка! - верещала как резаная гномка. - А я ей еще пять золотых сегодня одолжила.
  - Побойся своего бога, Куног, там же три серебрушки всего было!
  - Пять золотых! - настаивала Куног. - В тюрьму сядешь, гадюка! Вон!
  Она ударила один из узлов ногой, и он полетел вниз по лестнице, схватила второй, швырнула вслед за первым и со зверским выражением лица замахнулась на меня.
  Щеку обожгло болью.
  - Какая же ты тварь неблагодарная, Куног. - заплакала я, не выдержав обиды. - Я тебе столько хорошего сделала, а ты... Хорошо, я уйду, обойдусь без такой благодетельницы. Целее буду. А ты еще сама ко мне придешь, просить будешь, чтоб ...
  - Чтоб деньги вернула, воровка. - снова завела свою пластинку Куног.
  - Ну и чёрт с тобой, - встала я и быстро стала спускаться по лестнице.
  
  Как же мне было обидно. Как же мне было обидно! За эти три года я себе не то что золотого, я медяка у нее не взяла. Столько раз впроголодь сидела, пока она на кровати пироги свои точила. И вот она благодарность. Воровкой объявили. Еще и пощечину дала. Я снова заплакала.
  
  
  Глава 5
  
  Вирт в раздражении вышел из портала в своем доме. Он был единственным из учителей Академии, кто предпочитал жить за ее пределами. Уровень его магии позволял это.
  Уровень его магии позволял многое, честно сказать, все, кто знали его способности, недоумевали этой его странной прихоти - учительствовать в Академии в то время, когда все семь магических министерств спали и видели его в своих рядах. Ему не глядя обещали место заведующего отделом тайной канцелярии или место Лорда-дознавателя при императорском доме. Военное Министерство неоднократно обращалось к императору с просьбой призвать его на службу в приказном порядке, - особенно когда на оркской границе становилось неспокойно; министерство внешнеэкономических отношений бредило его деловой хваткой - еще бы, он сумел за какие-то десять лет вернуть состояние своего дома, успешно спущенное его братцем Эдом. И не только вернуть, но и приумножить, и это, так сказать, без отрыва от основного производства, то есть работы в Академии.
  Но Вирт оставался непреклонен, его устраивал свой выбор. Он не лукавил, не изворачивался - его действительно все устраивало, во всяком случае так он чувствовал многие годы и спокойно жил, пока однажды не встретился с молодой абитуриенткой, и все полетело в тартарары. Его хваленая выдержка дала сбой. Он перестал спать, он раздражался по малейшему поводу всякий раз, когда видел ее. И все по одной причине - каждый раз, когда Минари Суок появлялась в поле его зрения, он возвращался в события пятнадцатилетней давности.
  
  - Эд, что ты делаешь? Неужели ты не видишь, что она тебя просто использует? Если тебе плевать на мое мнение, подумай о матушке, - она-то уж ничем не заслужила подобного отношения.
  - Отстань, мелочь пузатая, еще не дорос меня учить, - старший брат лихорадочно вытряхивал из шкатулки немногочисленные материны украшения.
  Вирт молчал, пока брат не вытряхнул из шкатулки последнюю драгоценность - уникальной красоты перстень, целиком вырезанный из редкого красного бриллианта 'Сердце Вечности'. Это было кольцо, подаренное их отцом матери в день свадьбы. Перстень хранился в их семье многие поколения.
  - Остановись, Эд! Зачем это, если, как ты говоришь, она любит тебя? Разве любят за деньги? Так поступают только женщины определенного сорта.
  - Заткнись! - Эд замахнулся на Вирта, и тот схватился за покрасневшую щеку. - Убирайся отсюда, ублюдок, пока не получил кое-что похуже, чем простая оплеуха.
  - Во что ты превратился, Эд? Это же не ты говоришь. Я же знаю тебя, ты другой. Хорошо, пусть я ошибаюсь, но давай тогда посмотрим на нее через магическое зрение, и ты увидишь, прав я или нет.
  - Я ничего не увижу, - закричал Эд. - Щенок, - он снова замахнулся на Вирта, и тот вжал голову в плечи. - Ненавижу тебя, ходишь тут, кичишься своей магией, а ты подумал каково это - без нее? Подумал, что мне приходится терпеть? Эти ваши сочувственные взгляды - ну как же, наследник такого известного магического рода родился без магии! Бедняжка. Зато второй сын не подкачал, - выплевывал Эд обидные слова. - Уж он-то более чем одарен. В двенадцать лет поступил в Академию. В шестнадцать уже практически защитился. Я ничего не забыл? Или, не дай бог, пропустил какие-то из твоих многочисленных способностей? - с издёвкой произнес Эд. - Но ничего, это тебе не поможет. Все равно наследник я, а ты всегда будешь только вторым! Понял,крыса книжная. А это, - он достал из кармана перстень, - тоже моё! Моё, по праву первородства. Понял! Прочь с дороги! - Эд отпихнул давящегося слезами Вирта и выскочил из комнаты.
  В тот вечер он не вернулся домой. Его нашли только через неделю в какой-то канаве, сначала подумали, что он спьяну упал в образовавшийся после дождя ров и захлебнулся, пока в городском морге не выяснилось, что это убийство - отравление. Кто-то подсыпал Эду яд и забрал все драгоценности.
  Потом были долгие месяцы следствия, вернее, полного его отсутствия, городской маг-дознаватель не видел своей выгоды в этом деле и не собирался напрягаться ради разорившегося семейства. И Вирт решился на самый сильный свой поступок - бросил Академию, несмотря на увещевания своего наставника - учителя Кагга. Кагг предлагал свою помощь, но глупая гордость не позволила Вирту принять ее.
  Первые дни после возвращения домой он пытался успокоить мать, которая с каждым днем все больше и больше превращалась в тень и уже ничем не напоминала ту статную красавицу, некогда одним свои взглядом заставлявшую мужские сердца трепетать. Мать таяла буквально на глазах и не слушала просьб сына держаться, она не видела в этом смысла, даже скорее хотела уйти за грань, где все будет как раньше - живы муж и любимый сын. А Вирт... Что ж поделать, у нее не осталось сил бороться. Смерть отца десять месяцев назад сильно подкосила ее, а смерть первенца довершила начатый почти год назад цикл.
  К этому моменту денег в семье совсем не осталось, старый замок был заложен за долги Эда. Они съехали в меблированные комнаты на одной из старых и холодных улиц нищего квартала. Вирт попытался найти место, но мага-недоучку без рекомендаций и протекции никто не хотел брать на работу. Спустя полгода, прошедших от похорон брата, его мать умерла.
  День ее смерти стал самым черным днем в его жизни еще и потому, что Вирту пришлось похоронить ее в общей могиле, и на всю жизнь в его память врезалось, как она лежала там, маленькая и высохшая, вместе бывшими преступниками и нищими отбросами общества.
  В тот день дождь лил как из ведра, и Вирт долго стоял промокший до нитки рядом с могилой, потом долго бродил по улицам, пока не очнулся за городом в районе старого заброшенного порта.
  Грозовое небо низко висело над морем, и довольно большие волны разбивались о каменный волнорез. В этой части города давно не причаливали корабли, разве что чахлые рыбацкие суденышки изредка заходили спрятаться от бури. Вот и сегодня на волнах болтался старый баркас.
  Каждый раз, когда большая волна бросалась на берег и разбивалась о выступающую из воды длинную каменную гряду, эта древняя и неизвестно как остающаяся на плаву посудина со страшной силой ударялась о деревянный пирс. Казалось, еще немного и старая калоша не выдержит такого издевательства и рассыплется в труху.
  Наконец, когда очередная волна с треском прижала правый борт баркаса к пирсу, на палубе показался закутанный в длинный плащ с капюшоном человек. Несколько секунд он вглядывался в пустой берег, а затем медленно двинулся вдоль борта к зияющему просвету, предназначенному для трапа. Осторожно держась за натянутые у борта веревки, человек застыл на несколько мгновений, чтобы дождаться, пока очередная волна не бросит баркас на пирс, и одновременно с этим легко спрыгнуть на деревянный помост.
  Уже находясь на берегу, человек потянулся, чтобы поправить капюшон, и из-под мокрых пол плаща показались две тонкие женские руки, на одной из которых блеснуло кольцо. Вирт вздрогнул всем телом. Он узнал бы это кольцо из тысячи - это было 'Сердце Вечности', унесенное братом в день его исчезновения.
  Еще раз оглядевшись, женщина двинулась по узкой тропинке в сторону города, пройдя буквально в паре шагов от застывшего в тени скалы Вирта. Когда между ними образовалось достаточное расстояние, Вирт позволил себе выдохнуть и одновременно с этим перейти в состояние магического транса. Сейчас он стал невидим и неслышен для всех, кроме магов, но в то же время его зрение, слух и быстрота реакции десятикратно увеличились. Женщина магом не была - его магическое зрение позволяло ему отчетливо видеть ее пустую и грязную, как половая тряпка, ауру без малейшей магической искры. Незримой тенью он скользнул вслед за ней.
  Так они дошли до окраины города, где свернули на одну из боковых улиц, закончившуюся у старого трактира с полуоторванной вывеской, на которой еще можно было разобрать двух нарисованных гусей.
  - Кого я вижу, мадам, - трактирщик расплылся в пошлой улыбке. Он вышел из-за стойки и попытался обнять развязывающую плащ женщину.
  - Убери лапы, Кнут.
  - А помнится, ты не была такой недотрогой, дорогая.
  - Времена другие были. Он у себя? - она кивнула в сторону неприметной двери около стойки.
  - Где ж ему быть-то, моя курочка, ждет еще с утра, а тебя все нет и нет. Загуляла наша малышка.
  Женщина выхватила тонкий кинжал и приставила его к горлу трактирщика.
  - Я Лестра, старый козел, понял, Лестра, а не курочка, малышка или кто там еще. Времена, когда я была ими и была готова отдаться таким уродам как ты за пару медяков, прошли.
  - Ладно, ладно, не шуми. Что там в городе? Тихо?
  - Не знаю, я там не была, - она поставила свечу на стойку и повернула стоявшую там бутылку так, чтобы видеть своё отражение, а затем принялась поправлять выбившиеся из причёски черные локоны. На пальце снова блеснул алмазный перстень.
  - Напрасно ты им светишь, малышка. Молчу, молчу, Леестра, - протянул он и отвесил фиглярский поклон. - Все-таки, спрячь камушек, - не вводи в искушение, да и очень уж заметная вещица.
  Она внимательно посмотрела на трактирщика, еще раз полюбовалась на перстень, а потом все-таки одела его на цепочку, как кулон, и спрятала его под одежду.
  - Кнут, не впускай пока никого сюда, нам поговорить нужно, - она кивнула в сторону двери и взялась за входную ручку.
  В комнате помещалась только стол со стулом и узкая кровать, на которой спал полностью одетый крупный мужчина. Услышав скрип входной двери, он вскочил и потянулся к выглядывающему из-под кровати топорику, но, увидев женщину, расслабился, снова сел на кровать и откинулся головой на стену, так что стало видно его лицо с рассеченной губой и крупным носом.
  - Лестра, это ты. Ну что? Ты у него была? Он согласен нас перевезти?
  - Была, он согласен, отчего ж не согласиться, в его-то положении? Только он пьян как сапожник, а его баркас вряд ли доживет до утра.
  - Черт, - мужчина снова вскочил, - ведь говорил ему не пить эти дни, может работа наклюнуться. Как все это не вовремя.
  - А что случилось? - насторожилась женщина.
  - Сегодня в город через портал прибыли какие-то маги из столицы. Маг-дознаватель ни жив ни мертв их встречал, а потом, как лакей кланяясь, повел в свой дом.
  - Ты думаешь, они из-за нас? Да нет, не может быть - уже полгода прошло, об этом щенке все забыли.
  - Забыли, - передразнил мужчина. - Ведь говорил тебе, дуре, не надо убивать! Мало ты с него поживилась? Цацку эту нацепила, благородную из себя корчишь, а как была дешевкой, так и осталась. За версту борделем несет.
  - Сурог, - сказала женщина сквозь зубы, - ты рот свой поганый закрой. Вон губу тебе уже раскроили, не заткнёшься - без языка останешься.
  Женщина замолчала и рассержено обернулась к двери, так что Вирту наконец стало хорошо видно ее лицо.
  Это было несправедливо. Вместо прожженной злобной ведьмы (если судить по ее ауре) на него смотрел ангел. Еще совсем молодая, с нежной матовой кожей и удивительно изысканными чертами лица. Ее изящно очерченные ноздри разгневанно трепетали, а темно-синие, бархатные глаза как омуты тянули окунуться в их бездонную глубину. Она слегка хмурила свои красиво очерченные брови и нервно покусывала нижнюю губу.
  Наконец она приняла какое-то решение и обернулась к своему подельнику.
  - Хватит злиться, Сурог, сейчас не время выяснять, кто больше виноват. Мы с тобой в одной лодке, и палач в равной степени хочет с нами познакомиться.
  - Наконец-то и до тебя это дошло, Лестра, хотя мне все-таки кажется, палач охотнее побеседовал бы с тобой. И не только из-за твоей смазливой мордашки, - с издёвкой произнес Сурог. - Уходить надо сегодня, как только стемнеет. К паромщику не пойдем, он пьян, а море неспокойное, уйдем запасным вариантом, через горы. Ложись, отдохни пока, а я с Кнутом поговорю, научу, что говорить, если придут спрашивать.
  Вирт стоял на улице, и его трясло. Там в комнате осталась самая мерзкая из когда-либо виденных им тварей - двуликая змея, прекрасная внешне и безобразная внутри. Она обокрала, а потом убила его брата, из-за нее умерла матушка, а он оказался на улице, ее нужно было задержать во что бы то ни стало.
  
  
  Глава 6
  
  Как же мне было плохо и как же мне было обидно! И после этого делай людям добро! Гнев и обида душили меня, я не хотела плакать, но слезы все равно предательски бежали по моим щекам. Выскочив из жилого корпуса, я понеслась в сторону парка. Там было одно место на берегу ручья, где я надеялась спрятаться и выплакаться без лишних глаз.
  Я спустилась по тропинке к самой воде и, пригнувшись, заползла под густые ветки ивы, которые, несмотря на отсутствие листвы, довольно плотной завесой висели над водой. Мох и опавшая листва под ногами были влажными, и я уселась на какой-то более-менее сухой пенек и поджала под себя ноги.
  Я хотела в аптеку к мастеру Туру: там был мой единственный дом и люди, которым я была небезразлична. Тут же у меня друзей не было. Даже Миха не был другом в простом понимании этого слова. Думаю, я заинтересовала его как нечто новенькое, а потом, когда я несколько раз проигнорировала его намеки на более близкие отношения, он потерял ко мне интерес. Вчера одна магичка с его факультета даже дала мне понять, что я у него не одна, - думала, я начну биться в истерике, а мне было безразлично. Я даже не сказала ничего в ответ.
  Поначалу я еще делала попытки подружиться с другими студентами, но это было не то место, где умели дружить просто так. Или же вы должны были быть равны им по статусу, или лучшее, на что вы могли рассчитывать, - это такие же отношения, как у меня с Куног.
  Обида не проходила, но на смену глупой жалости к себе пришла злость.
  Да в конце концов, чего я реву, можно подумать на нее управы не найдется. Пусть только попробует меня еще раз в воровстве обвинить, - в случае чего я и на сыворотку правды, и на заклинание развязывания языка согласна. А вот как она выкручиваться будет, это еще вопрос.
  Я выползла из-под ивы и отправилась обратно в Академию.
  Вот сейчас пойду в админкорпус и потребую, чтобы меня в другую комнату переселили. А что, по закону они обязаны мне помочь, не могу же я на улице спать. А за комнату я из следующей стипендии заплачу и еще подработку какую найду. Я ж не барышня кисейная, я и полы, если надо, мыть могу.
  Так, настраиваясь на боевой лад, я подошла к админкорпусу.
  Дверь оказалась заперта, и я несколько раз ударила по ней висящим сбоку молоточком. Раздался скрип, и я уставилась в злобные глаза гоблина Кхрука.
  - Попалась, паскуда, - оскалился он и замахнулся на меня своей знаменитой увесистой клюкой.
  Я едва успела отскочить, а то не миновать бы мне перелома руки.
  - За что, привратник Кхрук? Я ж по делу пришла, мне комната другая нужна.
  - В тюрьме твоя комната, ИНТРЮГАНКА, - прошипел он и попытался плюнуть на меня. Я отскочила подальше.
  Нет, ну что за место - уже донесли!
  - Да я-то тут причем?
  - ФУЛИГАНЬЕ, - не унимался Кхрук, - ишь, че удумали, над стариком потешаться!
  - Да это не я совсем, это эти ослы Ти и Бри. Чего Вы ко мне пристали, идите лучше с ними разбирайтесь, а мне комнату дайте, пусть самую плохонькую, мне же спать негде, - сделала я попытку снова приблизиться.
  - Токо сунься! - опять замахнулся клюкой гоблин. - Так огрею, ни один маг не поможет.
  - Да я только комнату...
  - НЕ ДАМ! - отрезал Кхрук и захлопнул двери прямо у меня перед носом. - Нашли забаву, а еще порядочные люди - студенты,- донеслось до меня затихающее ворчание старого гоблина.
  - Вот дохлый тролль! - я еще несколько мгновений постояла перед закрытой дверью, а потом вспомнила про свои вещи, забытые а общежитии. Вряд ли, конечно, на мои тряпки кто-то позарится, а вот напакостить могут очень даже запросто, и я побежала обратно в жилой корпус.
  Не зря я тревожилась. Подбегая к женскому крылу общежития, я увидела, что вокруг моих вещей собралась довольно внушительная толпа народа, и все держали носы закрытыми. Амбре действительно стояло ужасное, так вонять могла только одна вещь в мире - мое приворотное зелье. Я не ошиблась: оба узла были обильно обрызганы этой вязкой гадостью.
  - Куног! - заорала я и понеслась наперерез выглядывающей из-за угла гномке. - Зараза! Как ты меня достала!
  Мне не хватило доли секунды, чтобы догнать эту диверсантку.
  Я растолкала праздных зевак, схватила оба узла и, тихо чертыхаясь, понесла их к административному корпусу, в правом крыле которого жили преподаватели, - пусть тоже полюбуются, что мне приходится терпеть, а потом только попробуют комнату не поменять.
  Дверь по-прежнему была закрыта, и я свалила узлы в кучу у лестницы и уселась на ступеньки.
  Ничего, подожду, пока учитель Кагг не выйдет, скоро ужин, а он любит погулять перед ним. Авось не прогонит, выслушает, уж он-то точно знает, что я не виновата.
  
  Вирт сидел у себя в кабинете и смотрел на огонь в камине. Ему не давало покоя, что они так нехорошо расстались с учителем Каггом. Старик, конечно, не прав, но не нужно было так резко с ним разговаривать. Все-таки он был его другом и не заслуживал такого отношения. Вирт поднялся и открыл портал во двор Академии. 'Нужно вернуться и постараться помириться с ним', - решил он.
  
  Дожидаясь учителя Кагга, я основательно замерзла, - все-таки была уже поздняя осень, вечерами температура изрядно падала, а на мне кроме платья и легкого плаща ничего не было.
  Не замерзать же насмерть из-за этой гадины, - решила я и полезла в свои узлы в надежде раздобыть какую-нибудь шальку. В этот момент рядом что-то вспыхнуло, и я от неожиданности отпрянула в сторону, буквально распластавшись на своих клунках.
  - А это что такое? - у стоящего передо мной магистра Вирта глаза полезли на лоб, а в следующую минуту он резко закрыл себе нос рукой и сделал какой-то пас, от которого жуткое амбре наконец исчезло. - Ну Вы даете, студентка, - прошипел он. - Лучшего занятия не нашли, чем в мусорке поковыряться?
  Я оглянулась и только сейчас заметила, что, падая, сбила своими узлами мусорник у лестницы, и теперь мои вещи и я сама лежали в окружении огрызков, клочков грязной бумаги и еще бог знает чего.
  - Хотя чему удивляться. Вы сумели отыскать тут единственное подходящее Вам место.
  Ах ты, дохлый тролль. Он еще издевается!
  - Могу посоветовать пару сточных канав поблизости, прекрасно подойдут Вам для принятия ванны, - презрительно добавил он.
  - Что? - дошла я до точки кипения. - Да это Вас самого нужно в сточную канаву окунуть вместе с остальными такими же уродами. И держать там, пока не сдохнете! Такие, как Вы, вообще жить не должны, без вас мир станет чище!
  Вирт поменялся в лице, и небо внезапно потемнело. Что-то ослепительно вспыхнуло у меня перед глазами, и я провалилась во тьму.
  - ВИРТ! - истошно закричал появившийся в дверях учитель Кагг и бросился вперед, закрывая собой падающую Минари. - Что ты наделал? - он тряс лежащую девушку, пытаясь привести ее в чувство, но с каждым мгновением она становилась все бледнее и бледнее.
  - Не стойте тут столбами, позовите мага-целителя, - крикнул он застывшим соляными столбами студентам.
  - Зачем ты это сделал, Вирт? - кричал Кагг на своего бывшего ученика. - Теперь ты доволен? Больше никто не раздражает?
  Вирт стоял с серым лицом и не сводил глаз с лежащей перед ним тоненькой фигурки.
  
  
  Глава 7
  
  - Ну как? - ректор Янир шагнул в коридор целительского корпуса.
  - Плохо, сегодня уже третьи сутки пошли, а ей только хуже. Я чувствую ее ауру все слабее и слабее... Она уходит от нас.
  - И цвет Одолень-травы не помог? - вскинул голову учитель Кагг, не пожалевший ради спасения девушки самую большую свою драгоценность - редчайшее растение, цвет которого собирали только раз в пятьдесят лет и которое обладало воистину волшебной целительной силой.
  - Нет, - покачала головой целительница. - Я сегодня даже эльфийскую кровь вливала, - Тильденеель и Келебриан вызвались помочь, - и ничего... Это конец, мы использовали все средства,- устало добавила она.
  Кагг печально опустил голову.
  - Держите меня в курсе, госпожа Клея. Как только ее состояние изменится... в любую сторону - сразу зовите. Учитель Кагг, еще раз пересмотрите все древние рукописи, может быть, мы использовали еще не все возможности, - сказал ректор и покинул лазарет.
  Домашний арест был наложен на Вирта до окончания следствия, также он был отстранен на это время от занимаемой должности декана факультета боевой магии. Все последние три дня он просидел дома, бесцельно бродя по комнатам и пугая своей мрачностью слуг, которые старались не попадаться ему лишний раз на глаза, прячась по углам. Каждый день Вирт ждал новостей из Академии, но никто ничего не передавал, казалось, все о нем забыли.
  Он вошел в свой кабинет, сел за стол и обхватил голову руками. Шум, раздавшийся за дверью, и последовавший за этим стук заставили его вскинуть голову.
  - Господин магистр, тут к Вам посетитель пожаловал - маг-дознаватель. Прикажете принять? - милая девушка в строгом сером платье с маленьким кружевным чепчиком на голове присела в почтительном реверансе.
  - Да, Тея, попроси его пройти сюда, - он откинулся на спинку высокого кресла.
  Тея отступила, и на пороге появился молодой и полный рвения маг-дознаватель.
  - Позволите войти, господин Вирт? - сказал он, уже войдя в помещение.
  Вирт кивнул Тее, и она прикрыла входную дверь.
  - Чем обязан, господин...?
  - Лапир, господин Вирт, маг-дознаватель шестой ступени, с Вашего позволения.
  - Присаживайтесь, господин Лапир, - Вирт кивнул на кресло, стоящее перед его столом.
  Маг-дознаватель с восхищением посмотрел на дорогущее резное кресло из эбенового дерева и наконец присел на его краешек.
  - Это эльфийское шитье, я правильно догадался? - скосил он глаза на искусно вышитую подушку, лежащую на сидении кресла.
  - Да, правильно. Так я Вас слушаю, господин маг-дознаватель шестой ступени.
  - Хочу, чтобы Вы сразу знали, что я всецело на Вашей стороне, - заявил следователь. - Чернь уже совсем распоясалась, я наслышан о наглой выходке этой нищенки, - он уселся поудобнее и закинул ногу на ногу. - Вы можете быть абсолютно спокойны, я уже собрал нужные сведения об этом вопиющем случае. И мне совершенно ясно, что Вы, как аристократ и представитель одной из древнейших магических семей, не могли снести подобного оскорбления. Думаю, нам не составит труда повернуть все так, чтобы всем стало понятно, что девчонка сама виновата во всем, что с ней произошло.
  Вирт молча взирал на этого самоуверенного породистого щенка, и в нем закипала злость. Все эти три дня он пытался найти себе оправдание и не находил, а Лапир с такой легкостью заявляет о его невиновности.
  - Вы позволите? - маг-дознаватель кивнул на лежащий на возвышении магический шар с пентаграммой внутри и, не дожидаясь приглашения, поднялся.
  - Ух ты, какой мощный. У нас в управлении только в кабинете у Лорда-Дознавателя такой есть. Знаете, магистр Вирт, а ведь мы в Академии на Вас смотрели чуть ли не как на Бога. Вы не переживайте так, эта Минари Суок не только Вас одного достала, ее соседка по комнате, гномка Куног, тоже пострадала. Она заявляет, что та ее обокрала и пыталась убить.
  Лапир, увлекшись осмотром, стал выдвигать ящики комода.
  - И потом, это дело яйца выеденного не стоит, - все равно эта Минари умрет, а может, уже умерла. Ей сегодня даже кровь эльфийскую вливали - и ничего, так что свидетельствовать против Вас она точно не сможет. Провидение на Вашей стороне, - сказал он и поднял взгляд на поднимающегося из-за стола Вирта.
  Но в лице того было что-то такое, что молодой маг отшатнулся.
  - Убирайтесь, - мрачно сказал Вирт, пристально глядя в глаза испуганному магу-дознавателю.
  - Что?
  - Я сказал, пошел вон.
  - Не понял? - наконец пришел в себя и вызывающе выпятил грудь молодой аристократ.
  - Чего ты не понял?
  - Ах, значит так?
  - Я жду.
  - Ну хорошо, я уйду!.. Только уж в этом случае на мое снисхождение не рассчитывайте.
  - И в мыслях не имел, - мрачно сказал Вирт, захлопывая дверь. Он с силой ударил по стене и с удивлением посмотрел на осыпавшуюся штукатурку. Перед глазами встал тот первый день, когда он увидел Минари.
  
  - Это не моя тема, ректор Янир. Вы не нашли никого другого, чтобы поиздеваться?
  - Я здесь ни при чем, магистр. Вы же сами договорились с учителем Каггом, что замените его на время летнего сбора трав.
  - Я? - удивился он. - Да я думал, он имел в виду административные вопросы. Да я это травоведение еще студентом терпеть не мог!
  - И, несмотря на это, имели наивысший балл по этому предмету. Ну не прибедняйтесь, магистр Вирт. Все мы прекрасно наслышаны о Ваших глубоких и разносторонних познаниях. К тому же речь не идет о чем-то действительно сложном. Это всего лишь вступительные экзамены.
  - Ну, Кагг, ну, дружище, удружил, - прошипел сквозь сжатые зубы Вирт. Если бы он знал, что все так обернется, он бы ни за что не согласился подменять старика, а теперь приходилось расхлебывать последствия.
  В аудиторию он пришел в весьма взвинченном состоянии, раздраженно махнул слугам, чтобы запускали первую партию поступающих, и замер, - по проходу шла Лестра.
  Он на несколько секунд закрыл глаза, а потом открыл их и с ненавистью уставился на замершую перед ним растерянную девушку.
  Она стояла, комкая в руках свой экзаменационный листок, и дрожала.
  'Почти фея, - с горечью подумал он, глядя на ее красивое личико, и перевел взгляд на дешевое ситцевое платьишко, очень аккуратное, но довольно поношенное, - такой ты и была в самом начале, до того, как повстречала, а потом обокрала и убила моего братца, а вместе с ним и мою мать.'
  Девушка окончательно смутилась, он видел слезы, выступившие у нее на глазах, но ничего не мог с собой поделать, - он не видел Минари Суок, он видел Лестру - воровку и убийцу.
  Минари-Лестра сначала испуганно вздрогнула и опустила взгляд, но спустя какое-то время подняла и с вызовом посмотрела ему прямо в глаза. Он больше не сомневался, что правильно определил ее суть.
  
  Вирт вынырнул из воспоминаний и прошелся по комнате. Он задумался, видел ли он когда-нибудь настоящую ауру Минари, и не смог вспомнить. Он навесил на нее ярлык низкой твари и даже ни разу не удосужился проверить, так ли это на самом деле. Он был настолько уверен в своей правоте, что ни разу не посмотрел на нее, используя магическое зрение, а теперь уже поздно - она умирает там, в лазарете, и наверняка ее аура уже не поддается прочтению.
  Его взгляд упал на магический шар, и одна мысль посетила его. Он вспомнил случай, которому был свидетелем, будучи еще совсем молодым магом. Невероятное спасение жены их командира, которую ранили оркской стрелой и которая практически ушла за грань.
  Он больше не раздумывал. Спустя мгновение он уже грубо разрывал магическую сеть, опутывающую его дом и предохраняющую от возможного побега. Толстые канаты магической энергии лопались, как гнилые нитки, под его натиском. Наконец, в этой паутине появился просвет, позволяющий ему открыть портал перемещения в Академию.
  
  Два молодых оборотня, охраняющие вход в лазарет Академии, вздрогнули и попытались заступить Вирту дорогу. Тот обездвижил их, даже не замедлив движения, и стремительно вошел в приемный покой. Там он огляделся и увидел сбоку дверь, ведущую на лестницу. Не раздумывая, быстро преодолел три лестничных пролета и толкнул еще одни двери, за которыми находился короткий коридор, окнами выходящий во внутренний двор; с другой его стороны размещались две палаты. На лавочке у окна, напротив одной из палат, сидел хмурый, но сосредоточенный учитель Кагг и листал какой-то толстый фолиант; рядом на сидении и на полу вокруг было разбросано еще несколько таких же увесистых книг.
  Услышав шум резко открывшейся двери, Кагг вскочил, и фолиант выпал из его рук.
  - ВИРТ? - неверяще прошептал Кагг, - зачем ты пришел? - его голос наконец обрел твердость, - я не пущу тебя к ней... Ты уже и так довольно навредил. Чего ты добиваешься? Хочешь, чтобы она умерла? Так подожди немного, осталось всего ничего.
  - Я хочу помочь, - сказал Вирт и шагнул к учителю Каггу ближе.
  - Помочь? Ты? - Кагг вскинул голову и пристально посмотрел ему в глаза. - Тебе не кажется, что это слишком неправдоподобно звучит, Вирт?
  - Я хочу помочь... и знаю, как это сделать, - спокойно ответил Вирт.
  Что-то в его глазах заставило Кагга отступить от двери.
  - Иди.
  - Спасибо, друг.
  - Вирт, - Кагг схватил его за рукав, - если ты обманешь, если пришел добить ее...
  - Не надо, - Вирт осторожно снял руку старого учителя и ненадолго задержал ее в ладонях. - Простите меня учитель, я виноват. Но я все исправлю... Во всяком случае, попытаюсь, - сказал он и вошел в тускло освещенную комнату, где на узкой кровати безжизненно лежала худенькая девушка.
  - Кагг, мне нужно, чтобы нас оставили одних, - сказал он, не оборачиваясь.
  - Что? - удивилась целительница. - Учитель Кагг?
  - Все в порядке, госпожа Клея, Минари вряд ли станет хуже, чем сейчас.
  Наконец двери закрылись.
  Вирт подошел к кровати и взял ледяную ладонь Минари в свои руки, затем несколько секунд вглядывался в ее лицо. Потом отступил на шаг и начал быстро раздеваться. Не теряя времени, он стянул с нее сорочку, лег рядом и, прижимая девушку спиной к себе, крепко обнял.
  То, что он делал, не было описано ни в одном из учебников, он и сам узнал об этом случайно, только потому что в свое время ему пришлось воевать на оркской границе. Жена их командира, леди Бианка, умирала от отравления ядом, которым орки обильно смачивали свои стрелы. Она неосторожно поднялась на стену, когда дозорный еще не успел как следует проверить периметр, и одна из выпущенных орками стрел сумела зацепить ее, слегка оцарапав руку. Через сутки леди Бианка впала в кому, и казалось, что помочь ей уже невозможно. К счастью, разведывательному отряду, которым руководил Вирт, удалось захватить в плен молодого орчонка, вернее орчанку, - переодетую в мужское платье ветреную дочь знаменитого оркского шамана КырГрыга. В ту же ночь Вирт отправился обратно в стан орков, сумел незаметно пробраться в шатер шамана и предъявить тому ультиматум: или он дает противоядие, или его дочь тоже умрет.
  Оказалось, что противоядия не существует, но шаман знал другой способ, которым можно было попытаться вернуть леди Бианку, пока она окончательно не ушла за грань. Он заключался в том, что маг должен был связать две ауры - свою и ту, что балансировала на грани, и потом попытаться вытащить ее оттуда. Правда, шанс на то, что ауру получится вытянуть, был небольшой и зависел от того, насколько далеко ушла аура за грань и насколько сильной была аура того, кто ее пытался вытащить. Также идеальным было, если это были ауры двух близких людей, - таким аурам было легче услышать друг друга и объединиться. Ведь главная сложность была в том, что не всякая аура позволяла в нее проникнуть, и связывания просто не происходило. Была и вторая проблема, она появлялась, если аура умирающего была сильнее, - тогда был риск, что она наоборот перетянет ауру пытающегося ее спасти мага на ту сторону грани, и оба погибнут.
  
  
  Глава 8
  
  Вы когда-нибудь умирали?
  Мне казалось, что человек, который уходит за грань, перестает испытывать любые чувства: боль, страх, холод - любые. Я ошибалась. Мне было больно... и холодно... а еще темно. Но больше всего мне было страшно. Я заблудилась. Я не понимала, где я нахожусь и куда мне идти. А потом мне приснился сон - наверное, самый красивый сон в моей жизни; мне приснились звезды - миллиарды звезд. Это точно был сон, потому что в нем я тоже была звездой. А потом я стала гаснуть, и это было ужасно - я стала такой тусклой, что моего света уже даже не хватало, чтобы освещать себе путь.
  
  - Минари? Где ты, Минари?
  Я не сразу поняла, что зовут меня.
  - Минари, я знаю, что ты где-то здесь, откликнись.
  Я посмотрела в сторону, откуда раздавался голоc, - какая красивая и сильная звезда.
  - Почему ты зовешь меня?
  - Минари?
  - Я была ею раньше там внизу, когда еще жила.
  - Ты и сейчас жива.
  - Разве? Я стала такой тусклой, а раньше была очень яркой - самой яркой звездой тут, видел бы ты, сколько света было вокруг меня.
  - Ты и сейчас самая яркая. Ты очень красивая звезда, Минари.
  - Правда?
  - Правда. Послушай, пойдем со мной.
  - Куда?
  - Назад. Домой.
  - Я не хочу назад, там темно и страшно, мне было больно там.
  - Я знаю. Но этого больше не будет.
  - А кто ты, я тебя знаю?
  - ... Нет.
  - Неправда, я тебя точно знаю, просто забыла.
  - Минари, послушай, нам надо возвращаться, чем дольше мы будем тут находиться, тем труднее нам будет вернуться.
  - Тогда иди один.
  - Мы пойдем вместе.
  - Нет. Я не смогу, у меня не получится. Я уже пробовала, там темно и нет дороги.
  - Я смогу вытащить нас обоих, если ты разрешишь мне. Это просто. Нужно только соединить наши ауры.
  - Почему ты молчишь?
  - Я думаю. Я никогда не слышала, что ауры можно соединять. А это опасно?
  - Не знаю, но другого выхода все равно нет.
  - Я не понимаю, зачем тебе нужно, чтобы я вернулась.
  - Я очень виноват перед тобой, я хочу все исправить.
  - А если я не смогу вернуться?
  - Тогда я останусь здесь с тобой. Я не вернусь без тебя.
  
  Мне было очень плохо: тошнило и голова раскалывалась, и эта проклятая темнота.
  Я ничего не видела. Наверное, я ослепла. Новая попытка открыть глаза закончилась плохо - перед глазами поплыли круги и меня чуть не вырвало.
  - Тихо, успокойся, родная, - чей-то голос тихо шепчет мне на ухо. - Сейчас все пройдет, я заберу боль.
  И правда, мне стало легче.
  - Я ничего не вижу, - пожаловалась я.
  - Это временно, через несколько часов зрение вернется.
  - А если нет?
  - Вернется. Поспи. Сон - лучшее лекарство, ты проснешься, и все уже будет хорошо.
  - Если я засну, ты не уйдешь?.. Не уходи, мне страшно.
  - Я не уйду, я останусь с тобой.
  И я слышу как шуршит одежда, потом меня переворачивают и начинают одевать. Уже проваливаясь в сон, до меня доносится:
  - Кагг, я забираю ее.
  
  - Вирт, что ты делаешь? Ты с ума сошел!
  - Я забираю ее, - в голосе Вирта столько льда, что старый учитель на мгновение отступает. Но затем снова становится на пути у Вирта со спящей Минари на руках.
  - Ты вытащил ее - молодец. Но ты не забыл, по чьей вине с ней это произошло? Тебе мало городского расследования? Очень хочется на прием к магу-инквизитору? Очнись же ты, наконец!
  - Это не обсуждается, Кагг, я забираю ее.
  - И куда же, позвольте спросить? - на пороге возник ректор Янир.
  - Не секрет, господин ректор. Домой.
  - Куда?
  - Ко мне... к НАМ!
  - Нет никаких ВАС, магистр Вирт. Она студентка, Вы не забыли? - ректор Янир поднимает руку. - И позвольте Вам напомнить, что Вы под следствием, магистр, и обвиняетесь в нападении на нее с применением боевого заклятия. Кончай дурить, Вирт, даже с твоими связями тебе не отмазаться, если ты сейчас заберешь ее.
  Вирт нервно дернулся и прижал девушку еще сильнее, так что она тихо вскрикнула. Он застыл в панике, не сводя с нее взгляда, и наконец додумался ослабить хватку.
  - Ладно, - он обреченно опустил голову. - Тогда пусть кто-то все время будет около нее... если нужно, я заплачу,- с вызовом добавил он.
  - Не нужно, магистр, - осадил его ректор. - Это и так само собой разумеется. Целительница Клея позаботится о ней.
  
  Я проснулась с жуткой слабостью, сил не было даже на то, чтобы поднять руку. Было ощущение, что я переболела по меньшей мере моровой лихорадкой. Вот же ж гад какой этот магистр Вирт. Запустить в меня боевым заклятьем. Счастье мое, что учитель Кагг успел вовремя, иначе я бы вряд ли очнулась.
  Пить хотелось неимоверно, но горло было такое сухое, что я не могла произнести ни слова. Я попыталась облизать губы и застонала.
  - Минари? Очнулась? Ну слава всем Богам и Богиням! Как ты, пить хочешь?
  - Угу, - промычала я.
  Целительница помогла мне сесть и, поддерживая, помогла напиться.
  - Госпожа Клея.
  - Да, деточка?
  - Спасибо. Я в лазарете?
  - Да.
  - Давно?
  - Четверо суток.
  - Так долго? А что случилось?
  - Сейчас уже не важно, главное, ты в полном порядке. Тебе потом ректор Янир все расскажет.
  - Госпожа Клея, а можно я сегодня здесь еще останусь, а то у меня комнаты сейчас нет.
  - Да, оставайся, конечно. Ты вообще можешь тут еще по меньшей мере три дня быть - ректор Янир тебя от занятий до конца недели освободил.
  - Я Вас люблю, госпожа Клея, - с благодарностью прошептала я, снова проваливаясь в сон.
  
  
  Глава 9
  
  Спала я как сурок. Госпожа Клея говорила, что рядом со мной можно было из пушки палить, и то я бы не проснулась. Но это был целительный сон, после него я проснулась совсем здоровая, правда слабая как котенок, но это не мешало мне хвостиком ходить за целительницей и канючить какую-нибудь работу.
  - Ну, я так совсем со скуки умру.
  - Если здорова, марш на занятия.
  - Не пойду, - упиралась я, - у меня первый раз в жизни освобождение, дайте отдохнуть.
  - Вот и отдыхай.
  - Ну, госпожа Клея!
  - Не нукай, не запрягла.
  - А я бы вас послушалась. Ну, мне и правда хорошо.
  - Ладно, - смирилась она, - ты в травах разбираешься?
  - А то! Я ж до Академии семь лет в аптеке проработала.
  - Чего же ты молчала. Тогда садись, поможешь мне корень древесной лозы чистить.
  
  Делегация из гномьего семейства стояла перед дверью главного магического сыскного управления.
  - Так сколько, дщерь моя, она у тебя украла?
  - Тысячу золотых!
  - Ты ври да не завирайся, я тебе с роду столько не давал.
  - А я экономила, - нашлась Куног. - Все, как Вы, батюшка, учили. Копейка к копейке, копейка к копейке.
  - Экономила она, - проворчал почтенный гном, уважаемый господин Турог. - А какого рожна ты их тогда в комнате держала? - и тяжелая гномья рука отвесила звонкую затрещину.
  - Чего вы деретесь? Я матушке все скажу!
  - Поговори у меня!- повысил голос гном и толкнул тяжелую дверь.
  - Нам к господину Лапиру! По очень важному и неотложному делу, - сказал он оборотню-охраннику на входе и важно выпятил грудь.
  - По коридору налево, потом вверх три этажа, потом прямо и снова налево, и еще три этажа.
  - Чё это еще за выдумки? - встряла Куног. - Мы уважаемые граждане, делать нам нечего, чтоб по вашим лестницам круги наматывать.
  - Если умеете перемещаться в порталах, могу магически телепортировать, только чтобы потом без жалоб.
  - Вот, вот, нас магически, а то взяли моду, будто мы какие-то...
  Куног не успела договорить, их засосала появившаяся воронка портала. Спустя несколько секунд она выплюнула почтенное семейство у нужной двери, но оно уже не выглядело так почтенно: пожилой гном стоял на четвереньках и выплевывал изо рта собственную бороду, Куног тоже не блистала - она сидела, тяжело привалившись спиной к стене, и, закрыв рукой глаза, шептала:
  - Токо бы не блевануть, блузку ж новую надела.
  - Куног, что б тебя черти взяли, чуть не обоср... опозорился из-за тебя.
  - Папаша, отстаньте, сама себя убить готова.
  - Ой, надо передохнуть. А то сердце остановится, - гном подполз к сидящей дочери и привалился к стене рядом с ней.
  Наконец, отдышавшись и кое-как отряхнувшись, они постучали в двери.
  - Входите.
  Уже известный нам господин Лапир сидел, по-барски развалившись в кресле.
  - А, госпожа Куног из рода Тарогов, садитесь, садитесь, а вы. почтенный...?
  - Почтенный и уважаемый, - сразу расставил акценты гном. - Глава рода великих Тарогов.
  - Очень рад, что вы нашли возможность лично ознакомиться с делом.
  - Еще бы я не нашел, - перебил его гном, - я бы и за десять, даже за пять, золотых нашел, а тут ТЫСЯЧА!
  - Как тысяча, - растерянно посмотрел господин Лапир на Куног. - Вы ж в заявлении написали сто золотых.
  - Написала, я не отказываюсь! А потом пришла домой, все пересчитала - ТЫСЯЧА! Сама ж она не исчезла? - напористо врала Куног.
  - Ну да, сама не исчезла, - растерянно почесал подбородок Лапир. - Скажите, а раньше у вас деньги не пропадали? А то как-то странно, чтоб сразу такая сумма.
  - Пропадали, - вздохнула гномка, - но так... по мелочи. Когда два, когда три золотых. Но я ж ее жалела, я ж понимаю, что ей, бедняжке, взять неоткуда.
  - Жалела она, - у гнома заходили желваки на скулах. - Я бы тебя так ужалел, если бы раньше знал!
  - Ну что вы, батюшка, мы ведь почти как сестры были, я ей столько добра сделала, столько добра... и вот что получила. Ну ничего, будет мне наука. Вы, господин Лапир, главное ее надольше засудите.
  - Я бы ее так засудил - она бы у меня полгоры ногтями выкопала!
  
  Вернувшись домой, Вирт сорвал последние обрывки магической паутины, наложенные ранее магом-дознавателем, чтобы не выпускать его из дому, и еще раз проверил магическую связь, которую он установил между собой и Минари. Убедившись, что энергетические потоки не повреждены и свободно проходят через пространство, он успокоился; теперь он всегда будет знать, в порядке ли она, и сможет быстро прийти на помощь. Оставалась последняя задача - разобраться с выдвинутым против Минари обвинением в воровстве. С тех пор, как он увидел ее ауру, Вирт ни секунды не сомневался, что девушка не виновата. Но у них в империи воровство считалось серьезным преступлением, и она могла запросто вылететь из Академии, поэтому он решил сам взяться за это дело. Спустя несколько секунд он уже входил в кабинет лорда-дознавателя Главного Магического Сыскного Управления.
  - Вирт, случилось что-то из ряда вон выходящее, что ты явился лично. Ты принял предложение императора и теперь мой непосредственный начальник?
  - Здравствуй, Мал, - Вирт пожал руку старому другу. - Не совсем.
  Лорд-дознаватель встал и подошел к закрытому шкафу, провернул ключ и вынул грубоватую бутылку.
  - Ты знаешь, я никогда не пью на работе, но ради такого гостя... Оркское? - многозначительно кивнул он на редкое в их краях вино.
  - Ну, наливай.
  - Тут у нас в управлении слушок один прошел, - осторожно начал выпытывать, когда вино было разлито и опробовано, - будто бы ты боевое заклятие к студентке какой-то применил.
  - А откуда слушок? Уж не молодое ли дарование, маг-дознаватель шестой ступени господин Лапир рвение проявил?
  - Значит, правда?
  - Правда, - вздохнул Вирт.
  - Да ты с ума сошел! Умерла?
  - Если бы умерла, я бы тут с тобой так спокойно не разговаривал.
  Лорд-дознаватель слегка расслабился и откинулся на спинку кресла.
  - Так. А что же ты от меня хочешь? Уж что-что, а уговорить девушку забрать заявление ты и сам в состоянии.
  - Я по другому делу пришел. Вернее по ее делу, но повод другой.
  - Хм, ну ладно, тогда рассказывай.
  Громкий стук в дверь прервал разговор двух старых друзей, и господин Мал крикнул:
  - Входите!.. Долг службы, Вирт, - обернулся он к другу, - подожди минуту.
  На пороге возник следователь Лапир, за спиной которого маячили Куног с отцом.
  - Ой, - пискнула Куног, - магистр Вирт, а что вы тут делаете?
  - Вас дожидаюсь, Куног, - ответил Вирт, нисколько не смутившись.
  - Да? А зачем? Мы вообще-то тут по частному делу.
  - А я в курсе, - он встал. - Так сколько, вы говорите, золотых у вас Миари Суок украла, Куног?
  - А откуда Вы знаете? - удивилась гномка.
  - А меня любезно просветил господин Лапир, - Вирт кивнул в сторону мага-дознавателя.
  - Да?.. А мне скрывать нечего, - задрала она нос. - Тысячу золотых!
  - Да? А почему не миллион, Куног? Как-то у вас странно с арифметикой дела обстоят.
  - Что-то не слышу я в вашем голосе почтения, уважаемый, - пробурчал Тарог.
  - А кого здесь уважать? Уж не вас ли?
  - Именно! Глава рода великих Тарогов, к Вашему сведению.
  - Да я понял уже. И вы что, своей дочери верите, господин Тарог?
  - Я таких гнусных намеков терпеть не намерен!
  - А я вот не верю, - спокойно сказал Вирт. - Подойдите ближе, Куног. Надо и правду когда-нибудь рассказать.
  - Не бойтесь, Куног, - в глазах Лорда-дознавателя появился азарт старого сыскного пса. - Вы в надежных руках. Лучше, чем магистр Вирт, заклинанием развязывания языка у нас в империи никто не владеет.
  
  - Таки опозорила! Додумалась - за эльфами бегать!
  - Баааатюшка, - выла Куног.
  - Батюшка? Я не посмотрю, что ты выше меня вымахала, так врежу - на всю жизнь запомнишь, как отцовские деньги мотать. Два золотых, это ж додуматься - ДВА золотых за его вшивую волосину отдала!
  Хряц - тяжелая гномья рука вкатила звонкую оплеуху.
  - Ааааа! - заревела гномка.
  - А я тоже хорош, дурак старый, нашел куда отправить. Говорили мне, говорили, чем они в академиях этих занимаются. Так нет же, бес попутал, пущай, думаю, ребенок благородное воспитание получит. Отблагодарила отца, нечего сказать - кобыле ногу куют, а жаба и себе подставляет. Все. Конец. Собирай шмотки! Домой поедем! Нечего тут больше штаны протирать, -
  Тарог схватил упирающуюся дочь за руку и поволок к выходу.
  
  К вечеру стало подмораживать, и мы с госпожой Клеей затопили камин. Я накрывала на стол, когда она сказала, глядя в окно:
  - Кажется, к нам идет господин ректор, откроешь дверь, Минари?
  - О, да ты, я вижу, совсем поправилась, ну молодец, - сказал ректор с порога.
  - Да, господин ректор, спасибо Вам.
  - Мне-то за что?
  - Ну что Вы! Я Вам с госпожой Клеей так благодарна, Вы обо мне так заботитесь.
  - Если по правде - не мы одни. Вон господин Кагг даже цвет Одолень-травы не пожалел, а Тильдениэль и Келебриан кровью своей поделились.
  Я выпала в осадок - цвет Одолень-травы! Да учитель Кагг с него пылинки сдувал, он же с ним, как с ребенком, разговаривал, это ж самая его большая ценность была. А эльфья кровь - это вообще больше на сказку похоже, у них же это преступлением считается - с другим народом кровью поделиться, за это могут из рода исключить.
  - Я их тоже поблагодарю, господин ректор, обязательно. Я всем Вам так благодарна. Если бы не Вы, я бы уже умерла.
  - Это не совсем так, Минари.
  - Нет-нет, я точно знаю. Господин Кагг - он же герой! Если бы он тогда не успел, меня бы уже похоронили.
  - Он не успел, Минари.
  - Как? - растерялась я.
  - Это то, о чем я хотел с тобой поговорить. Может, присядем?
  Присесть и правда не мешало, после того, что я услышала, ноги почему-то не держали.
  - А почему же я тогда не умерла?
  - Я не знаю, Минари. Тебя каким-то чудом спас магистр Вирт. Ты разве не помнишь ничего?
  - Что? Нет. Я помню, как магистр Вирт разозлился и как учитель Кагг кричал, и еще вспышку, а потом уже как в лазарете очнулась. А зачем он меня спас, если убить хотел?
  - Понимаешь, Минари, все не так просто. Магистр Вирт - сложный человек, и у него не самый легкий характер, что-то произошло в тот день, что он настолько вышел из себя, но потом раскаялся и помог тебе.
  Я молчала и с сомнением смотрела на ректора.
  Чтоб Вирт раскаялся? Да скорее в лесу последний единорог скопытится. Но больше всего поразило другое - это ж какой магический резерв нужно иметь, чтобы человека, пораженного боевым заклятием, с того света вытащить. Нет, все-таки я правильно делала, что держалась от него подальше. А теперь лучше вообще не высовываться, если жива быть хочу.
  - В общем, завтра в Академии заседание Магического Совета назначено, и на нем будут разбирать твое дело. Пока магистр Вирт отстранен от работы, так что нам очень нужна твоя помощь, если, вдруг, ты еще что вспомнишь. Вот, в сущности, и все, о чем я хотел тебя попросить. И да, привратник Кхрук сказал, что ты комнату приходила просить, так вот что я подумал, если ты хочешь и госпожа Клея не против, то ты можешь жить здесь и помогать ей после уроков, и тогда за комнату платить не надо. Вы согласны, Госпожа Клея?
  - Да я только рада буду, вон у нас травохранилище год никто не разбирал.
  - Ура! - запрыгала я от счастья. - Спасибо вам огромное, ректор Янир, и вам, госпожа Клея, тоже. Вы меня просто спасли!
  
  
  Глава 10
  
  Я сидела, разбирала травы и думала. По словам ректора выходило, что меня спас Вирт. И вот именно это я в толк взять и не могла. Я ни секунды не сомневалась, что учитель Кагг мог отдать Одолень-траву. Даже эльфийская кровь звучала не так неправдоподобно, особенно если учесть болезненную щепетильность эльфов в вопросах долга, - одно дело на два золотых кого-то развести - их всегда можно отдать; и совсем другое, если чувствуешь свою вину, а ничем другим помочь не можешь. Но вот Вирт! При всех раскладах я не понимала, зачем ему понадобилось меня спасать. В то, что он мог испугаться наказания, я не верила. Да и как его могли наказать - из Академии уволить? Так ведь это Академия в нем нуждалась, а не наоборот. Ректор сам при всех не раз говорил, что слава нашей Академии гремит благодаря факультету боевой магии. И это правда - попасть на любой магический факультет в Академии трудно, и плата за обучение тут роли не играла, а на факультет боевой магии - практически невозможно. Детей записывают, еще когда они под стол ходят, а потом ежегодно экзамены сдают на уровень магии и степень ее развития. И исключений тут нет, из троих сыновей первого министра только двоих приняли, и, то, сколько гордости в семье было; сама видела, как они вместе с папашей Вирту руку жали и раскланивались. Так неужели он бы не выкрутился, даже если бы меня не стало? Поэтому я, хоть убейте, не понимала, зачем ему было нужно меня спасать. Что-то во всей этой истории было не так, но что именно, я не понимала.
  
  Заседание Магического Совета обычно проходило в кабинете ректора и не было каким-то выдающимся событием, а скорее наоборот - скучным и неинтересным, но сегодня, из-за необычности дела, которое должны были разбирать, о нем начали говорить с самого утра. Говорили все и везде - учителя в учительской, студенты в коридорах, поварята на кухне и слуги во дворе. Всех интересовало, останется ли магистр Вирт в Академии и будет ли он по-прежнему деканом факультета боевой магии. Особенно остро этот вопрос стоял среди студентов его же факультета. Так называемые 'боевики' боготворили своего руководителя и готовы были за него в огонь и в воду.
  Сегодняшнее заседание перенесли в одну из аудиторий на первом этаже из-за большого количества желающих присутствовать на нем - впервые за долгое время попасть на заседание Совета изъявили желание все учителя, а не только те, чьи дела разбирались; также ожидалось прибытие мага-дознавателя из Главного Магического Сыскного Управления. И сейчас они все находились в аудитории в ожидании ректора и главного виновника 'торжества', но те опаздывали. Они что-то обсуждали в кабинете ректора, и уже довольно давно.
  
  - Вирт, давай оставим все регалии и просто поговорим. Сейчас мы выйдем отсюда и пойдем на Совет, и я совсем не хочу устраивать там показательное наказание или другое представление. Ты знаешь, как я отношусь и всегда относился к тебе, я помню тебя еще мальчиком, впервые переступившим порог Академии. Ты не можешь утверждать, что я в чем-то ограничивал тебя. Ты был единственным магом, которому я позволил вернуться в академию после того, как он ушел. Ты захотел получить второе образование на факультете боевой магии, и я тоже позволил, не требуя оплаты. Это не упрек, я прекрасно понимаю, что ты уже давно вернул тот долг и даже с лихвой выплатил проценты. Просто я пытаюсь донести до тебя, что всегда был на твоей стороне, пока ты сам все не разрушил.
  Вирт молча слушал, так и не сев в предложенное кресло.
  - Что с тобой случилось? Ведь это не вчера началось. Учитель Кагг говорил мне о трагедии в твоей семье, но разве мы не поддержали тебя, не дали встать тебе на ноги? Откуда в тебе столько ненависти, и против кого ты ее направляешь? Что тебе сделала эта девочка? И не говори мне, что это случайность и она просто попала под горячую руку. Я не поверю. Я помню, что ты невзлюбил ее еще в тот самый первый день, когда увидел. За что Неужели только потому, что она бедна и без титулованных родственников за спиной? Но ведь ты не слепой, ты же не мог не видеть, какой у нее потенциал? Я не видел такой ауры со времен, когда ты пришел к нам, - она была почти равная тебе, а ты не хотел позволить ей поступить даже на факультет ведьмачества, куда берут кого попало, одна эта бездарная гномка Куног чего стоит! И это тебя не смущало. Объясни мне, что это было?..
  Вирт молчал.
  - Ну хорошо, оставим это, тогда расскажи, что произошло в тот день? Что произошло такого, что заставило мага первой ступени напасть на студентку?
  - Ректор Янир... учитель, я... мне нет оправданий. Я действительно виноват и готов понести любое наказание.
  - Еще посыпь голову пеплом, - оборвал его ректор. - Так мне будет лучше видно, как ты раскаиваешься. Ты что, не слышишь меня? Ты чуть не убил ни в чем не повинного человека... девушку... нашу студентку! А мямлишь, как нерадивый школьник - нет оправданий, любое наказание.
  Как тебя прикажешь наказывать? Я даже уволить тебя не могу - факультет боевиков развалится! А ты мне тут голову морочишь! Мне нужно разумное объяснение! Почему ты так отреагировал не нее? И я не приму больше никаких отговорок.
  
  - Вы правы, ректор, все началось не вчера и даже не три года назад, когда Минари пришла к нам, все началось намного раньше - пятнадцать лет назад, когда я ушел из Академии. Вы говорите, учитель Кагг рассказывал Вам о трагедии в моей семье. Он не мог рассказать Вам все, потому что я никому этого не рассказывал.
  Вы знаете, что пятнадцать лет назад моего брата убили и ограбили. Он сам был виноват в том, что с ним случилось, и даже в большем - из-за него наша семья разорилась, и мы оказались на улице. Я помню, как Вы и учитель Кагг уговаривали меня остаться в Академии, когда я решил уйти. Говорили, что готовы помочь, но я Вам отказал. Я не мог тогда признаться, что у меня больше нет денег продолжать обучение - глупая гордость, которую во мне воспитали, виновата в этом. Помните, накануне перед уходом я уехал домой на каникулы?..
  Я попал в самое пекло. Мой брат сошел с ума. Иначе я не знаю, как объяснить то, что случилось. За десять месяцев, прошедших со смерти отца, он спустил все наше состояние. Мой приезд совпал с концом этой драмы. Брат вынес из дома все, что имело хоть какую-то ценность, даже Сердце Вечности, нашу знаменитую фамильную реликвию, - Вирт вынул из кармана алый алмазный перстень, вырезанный в форме сердца из цельного камня.
  - Сколько я себя помню, матушка не снимала его, она сняла его только в день смерти отца, чтобы отдать Эду, который теперь должен был передать его своей невесте. Но он не собирался этого делать, у него была другая избранница. Правда, тогда я еще не знал, кто это. В тот вечер он ушел из дома, прихватив кольцо. Больше мы его не видели. Когда его тело нашли, кольца при нем уже не было. Потом было следствие, которое не принесло результата, а через полгода я похоронил в общей могиле матушку и сам был близок к тому, чтобы свести счеты с жизнью. Но судьба распорядилась иначе. В тот день я узнал, кто убил брата и забрал Сердце Вечности.
  Я вышел на нее случайно - увидел женщину, которая, не таясь, носила обручальный перстень матери. Ее звали Лестра. Она и ее подельник как раз собрались бежать из империи, и я не мог допустить этого. Вначале они хотели уйти морем, но в ту ночь был шторм, и они решили идти через горы. Я сумел сделать так, чтобы оказаться в нужное время в нужном месте. Им нужен был проводник через перевал, и я вызвался провести их. Я так сильно изменился за эти полгода, что меня невозможно было узнать, даже если бы у них был мой портрет. Работать магом меня никуда не взяли, и все полгода я проработал в порту грузчиком. Сами понимаете, как тяжелая работа меняет человека - от тонкого аристократичного юноши ничего не осталось, я сильно вытянулся и раздался в плечах. Перед смертью матушка очень сокрушалась, что я утратил благородную тонкость кости.
  Они представились мне как брат и сестра из благородного магического семейства. К ней надо было обращаться леди Лестра, а к нему - магистр Сурог. Я же стал просто проводник Вирт. Поначалу я думал, что уведу их подальше в горы и там убью без всякого сожаления. Но ночью я услышал их разговор, когда они думали, что я сплю и лежу достаточно далеко. И я понял, что все будет не так просто.
  
  - Сурог, мальчишка очень странный, ты много видел парней его возраста, которые не смотрели бы на меня с восхищением?
  - А может он того?.. Гы-гы-гы, до парней охоч?
  - Ты не смейся, Сурог, я такие вещи шкурой чувствую, и мне тревожно. Он мне все время кого-то напоминает, и мне это не нравится.
  - Кого?
  - Если бы знать. Но я тебе точно говорю, смотри в оба - он не случайно за нами увязался.
  - Тогда не надо ждать, давай прямо сейчас от него избавимся.
  - А через перевал сам нас проведешь?
  - А если он нас заведет куда?.. Думаешь, будет лучше?
  - Давай понаблюдаем за ним. Старик говорил, что до вершины два дня идти надо. Если завтра к вечеру до вершины не дойдем, тогда и спросим с него. А пока нужно метки ставить незаметно, чтобы вернуться.
  - Это ты дельно придумала, Лестра. Завтра я глаз с него не спущу.
  
  Я понял, что мне нужно все хорошо продумать, если я хочу выйти победителем из этой игры. Я никогда не был излишне самонадеян, я понимал, что у меня есть магия, но очень мало опыта в подобных делах, а у них его с избытком. К тому же я специализировался на бытовой магии и не знал тогда боевых заклинаний. Поэтому я решил увести их подальше в горы, уничтожая по пути оставленные ими вехи. Чтобы мой план удался, мне во что бы то ни стало нужно было завести их подальше на ледник; оттуда, даже если я проиграю и меня убьют, они сами не смогут спуститься.
  Весь следующий день мы лезли по склону одной из гор; я специально выбрал один из самых крутых склонов, чтобы максимально вымотать их. Лестра все время ныла, что ей трудно, что она устала и ей нужно отдохнуть, но я подгонял их, говоря, что до перевала нужно пройти до темноты. После короткого послеобеденного отдыха мы наконец вышли на ледник. Я осмотрелся - мне нужно было найти самый скользкий лед, какой тут только мог быть. Наконец, я определился и повел их туда, по пути магически немного изменив им подошвы, чтобы не скользили. Я вел их к тонкому перешейку между двух вершин, заваленному обледеневшим снегом. Там у меня было больше шансов.
  - Вирт, стой! - крикнул Сурог, когда я наконец вышел на перешеек.
  - Заткнись, дурак, - прошипела Лестра. - Чего ты орешь в горах? Лавину хочешь дозваться?
  - Твою... Вирт.
  Он снова позвал меня, но уже тише. Я сделал вид, что опять не услышал, и молча продолжал стоять на ледяной корке. Я чувствовал тонны снега, лежащие подо мной, и это придавало мне уверенности. В любой момент я мог приказать им сорваться вниз и похоронить под собой этих двоих. То, что я сам погибну, уже не пугало меня.
  - Не хорошо так, мальчик, - Сурог подбежал вплотную ко мне и ухватил меня за грудки. - Уговор был какой? Пройти перевал до вечера! А ты куда нас привел, сучонок? Солнце садится, а никакой долины не видать. Как это понимать, твою мать?! А?
  - Держи его, Сурог, - тонко крикнула Лестра. - Не дай сбежать.
  - Не вырвется гаденыш.
  - Я с самого начала говорила, что он подозрительный. И как видишь, не ошиблась.
  Так что ты хотел сделать, сопляк? Надеялся нас провести?
  - Надеялся, - согласился я, улыбаясь. - А разве мне это не удалось? Оглянись назад, Лестра, разве ты видишь свои красные ленточки? Ты же на них всю шаль свою извела, а где они? Ветром сдуло?
  - Ах ты, гаденыш! - кинулась она ко мне, выставив когти.
  - Потише, потише, Лестра. Видишь, мальчик решил говорить, - отгородил меня Сурог. - Он это не подумав ляпнул. А сейчас он одумается и все нам расскажет, да, Вирт? Еще бы, с ножичком под ребрами, я ведь могу этот ножичек ненароком и поглубже вогнать и провернуть там пару раз. Так что сейчас он еще раз подумает, а потом выведет нас отсюда. Да?
  - Ты прав, Сурог, я буду говорить, но выводить вас отсюда я не собираюсь, - я резко вывернулся, перехватил руку Сурога и выкрутил ее, одновременно прекращая сдерживать магией скольжение их обуви.
  Сурог ругнулся и упал, выпустив нож. У Лестры тоже разъехались ноги. Я отскочил подальше.
  - Лестра, ты же говорила, вы с Сурогом маги, что ж ты на ногах не стоишь? Сурог, что ж ты не пульнешь в меня заклятием? - издевался я. - А, еще вспомнил, ты, Лестра, что-то про лавины говорила, ты была права - лавины здесь бывают. Вы как раз на одной из них стоите.
  - ЧТО? Ах ты тварь! - завизжала Лестра и попыталась подняться, но снова рухнула навзничь.
  - Убью! - рыдала она. - С того света достану!
  - Заткнись, дура, - тяжело дыша, шипел Сурог. Он с трудом перевернулся на живот, дотянулся до своего ножа, вогнал его в лед и с его помощью наконец сумел сесть.
  - Вирт, мальчик, ну зачем ты так с нами? Что мы тебе сделали? А? Давай мириться? Мы уже поняли, что ты маг и мы просчитались.
  - Нет, Сурог, мне с вами никогда не помириться.
  - Ну зачем ты так говоришь, мы ведь с тобой даже не знакомы. Ну что ты хочешь? Может, денег? Я дам тебе, бери, - он отрезал ножом от пояса увесистый кошелек и бросил мне под ноги. - Нет? Я достану больше. А может тебе Лестра понравилась? Она возражать не будет, я уверен, не так ли, СЕСТРИЦА?
  - Ну конечно, - с готовностью улыбнулась она. - Я даже рада буду, ты такой красавчик, уверена, тебе понравится.
  - Не унижайся, Лестра, тебе не идет. Лучше скажи, а я тебе никого не напоминаю?
  - Ты? А кого ты должен мне напоминать? Нет.
  - А мне говорили, что мы с братом очень похожи.
  - С братом?.. Ты - Вирт... значит... ну конечно! Ты тот щенок, брат этого козла Эда. Как я сразу не поняла. За братца мстить пришел? Так он не очень-то вашу семейку жаловал. Тебя вот, например, терпеть не мог - черной завистью завидовал. Он мне, знаешь, что в последнюю нашу встречу предложил? Соблазнить тебя, а потом убить - отравить, - а за это он мне вот что дал, - она вытащила из-за пазухи цепочку с перстнем. - А я, заметь, тебя не тронула.
  - Вы с моим покойным братом просто образцы морали, Лестра.
  - Да я верну тебе это кольцо - я же понимаю, что это память о мамочке. Вот, - она сняла с шеи цепочку и протянула ему. - Бери. Мне оно не нужно.
  Я не хотел смотреть на перстень, но он невольно притягивал мой взгляд. Я не мог допустить, чтобы Сердце Вечности оставалось у нее и дальше.
  - Брось его мне.
  - Нет, я отдам его тебе, клянусь; но не раньше, чем ты выведешь нас отсюда.
  Я колебался. Я не знал, что мне делать. Я не собирался выводить их в долину, но я не мог оставить им кольцо. Решение за меня принял Сурог, когда метнул в меня свой нож. Я отклонил его в воздухе, потом развернул и бросил обратно в него. Я действовал инстинктивно, но это имело самые катастрофические последствия. Нож вошел прямо ему в сердце, Сурог еще успел схватиться за ручку ножа, захрипел, упал и покатился прямо на Лестру, которая сидела у него на пути. Она завизжала и попыталась отползти, но не успела. Он зацепил ее, и они оба понеслись к краю склона. Несколько секунд я слышал ее крик, а потом раздался глухой удар, и наступила тишина.
  Лавина так и не сошла.
  Всю ночь в свете магического огня я спускался по склону к ущелью, куда они упали. Утром я наконец до них добрался; оба были мертвы, Лестра так и не выпустила из рук цепочку с перстнем. Я забрал его, а их завалил камнями. Потом я вернулся в Академию и сказал, что хочу продолжить образование, но на факультете боевой магии, дальше вы знаете.
  Теперь что касается Минари...
  
  
  Глава 11
  
  - Помните, три года назад вы велели мне принимать вступительные экзамены на факультет ведьмачества?
  - Так ненавистное тебе травоведение?
  - Да.
  - Конечно, помню. Ты очень разочаровал меня в тот день. Ты раньше никогда не был таким снобом. Мне было неприятно наблюдать за тобой.
  - Я сам не горжусь этим.
  - Я догадываюсь, что все дело было в Минари. Чем она не понравилась тебе? Я не помню, чтобы она вела себя вызывающе, наоборот, очень скромная и тихая. Я сам принимал у нее второй экзамен и был поражен ее подготовкой, она не уступала и даже превосходила многих наших абитуриентов из магических семей.
  - Но ее магический фон внешне не проявлялся.
  - Конечно, а как он мог проявиться с учетом ее происхождения? Кто бы мог научить ее? Она сама не знала о нем, но там была такая аура, Вирт! - яркая, сильная! Ее надо было брать на Магический, а ты чуть не выгнал ее. Я помню тот разнос, что ты ей устроил. Я не ожидал подобного от тебя. От кого угодно, но только не от тебя. Неужели ты, с твоими способностями, не разглядел ее тогда?
  - Да, все так и было, с одной только разницей - Вы видели Минари, а я видел Лестру. Наши боги те еще шутники, они изваяли двух практически одинаковых женщин, только внутренняя сущность одной была грязнее помойной ямы, а у другой - ярче солнца, а я был ослеплен своей ненавистью.
  Вы сказали, что у нее сильная аура, да разве я смотрел на ее ауру, я видеть ее не мог. Понимал, что не прав, и все равно ничего не мог с собой поделать. А потом, уже в Академии, окончательно уверовал в свою правоту. Косвенно все это подтверждало: она выросла в той же среде, что и Лестра - значит такая же, дружит с этой наглой бездарью Куног - потому что одного поля ягоды и так далее.
  Я понимаю, очень предвзятое мнение, но я так думал тогда.
  Вирт усмехнулся.
  - Казалось, Лестра выполнила свою угрозу и вернулась с того света.
  - Но три года ничего не происходило, что изменилось в тот день?
  - В тот день... в тот день я снова столкнулся с ней. Первый раз еще утром на базарчике у Академии, вы знаете, тот, где вечно околачиваются подобные Куног. И она не нашла ничего лучшего, как покупать там заготовки для зачета. Я вспомнил Кагга, расхваливающего ее таланты, и подумал: ''Вот она отличница во всей красе'. И я запретил ей идти на зачет. Потом оказалось, что она всю ночь варила для Куног приворотное зелье и поэтому не успела подготовиться, но было поздно. Зачет прошел без нее, и на нём Куног с позором провалилась, обвинив в своих неудачах Минари; а так как они жили в одной комнате, за которую платила Куног, то она выгнала ее, облив напоследок ее вещи подвёвшим ее приворотным зельем и обвинив в воровстве. Но тогда я этого всего не знал. Я просто поссорился с Каггом из-за того, что он опять начал защищать ее, а когда пришел домой и успокоился, понял, что зря обидел друга и решил вернуться, чтобы извиниться.
  На пороге учительского крыла я снова столкнулся с Минари, и она была не в лучшем своем виде. Мое внезапное появление напугало ее, и она упала, столкнув мусорную корзину. У меня хватило желчи поиздеваться над ней; я предложил ей искупаться в сточной канаве, и она впервые ответила мне... и как! Сказала, что это меня и подобных мне нужно там топить, что без нас мир будет чище.
  Вы знаете, что моего брата нашли мертвым в сточной канаве? Я взбесился. В этот момент я уже не отличал ее от Лестры... и я ударил. Кагг был в ужасе, я сам был в ужасе, не мог поверить, что сделал это. За те три дня, что я просидел дома, я тысячи раз прокручивал в голове всю эту историю, я запросил ее личное дело и впервые прозрел, понял, что ошибся и убил невиновного человека. На четвертый день ко мне пришел следователь - маг-дознаватель 6 ступени Лапир - и так, между прочим, заявил мне, что от восхищения мной замнет это дело, потому что Минари умирает и свидетельствовать против меня некому. И с этого момента я больше не думал, я принял решение. Я был единственный, кто знал, как спасти ее.
  - Вот именно это самое удивительное во всей этой истории. Я долго живу на этом свете, но я никогда не сталкивался с подобной магией. Как ты вытащил ее? Она уже перешагнула грань, когда я уходил из лазарета. Я и ушел, только чтобы дать распоряжение подготовиться к похоронам.
  - Перешагнула, - кивнул, соглашаясь, Вирт. - Я клялся в свое время, что расскажу об этом только одному человеку, своему командиру. И тот поклялся мне, что больше никому не расскажет. Вы единственный, кому я еще об этом рассказываю и надеюсь, что это останется между нами.
  - Можешь не сомневаться.
  - Эта запрещенная магия - оркская - на крови.
  - Что?
  - Вы знаете, что после того, как я вернулся и закончил боевой факультет, у нас была короткая война с орками. Вы помните, что я уходил на два года из Академии на практику. Я был на этой войне. Однажды жену нашего командира ранили. Орки всегда смазывали свои стрелы ядом, и противоядия к нему не существовало. Ее точно так же ждала верная смерть, но нам повезло. К нам в плен попала дочь одного из оркских шаманов. Чтобы спасти ее, он согласился открыть мне их древний ритуал. Он очень прост, - Вирт закатал рукав плаща, показав ректору перевязанную руку. - Тот, кто хочет вернуть ауру, должен соединить свою кровь с кровью того, кто ушел за грань, и свою ауру с его аурой, и тогда есть шанс ее вытащить. Если только аура захочет вернуться, а у тебя хватит на это сил.
  - И Минари захотела вернуться с тобой?
  - Как видите, - с вызовом сказал Вирт. - Правда, она не поняла, что это был я, не узнала.
  - Почему?
  - Когда я нашел ее, она почти погасла и все равно была очень яркой, теплой и такой красивой. Вы даже не понимаете, как я тогда пожалел, что никогда не смотрел на нее раньше. Я сказал, что ей нужно вернуться, потому что если она останется, то я тоже не вернусь. Думаю, она вернулась, чтобы спасти меня.
  - Это все, или ты о чем-то еще умолчал?
  - Почти все... осталось главное - я так и не смог разъединить наши ауры.
  - Что? Что ты сказал?
  - Я очень вымотался, сил почти не было и... если честно, я не хотел - я не мог расстаться с ней - она такая красивая и теплая, и я никогда не испытывал ничего подобного.
  - Какой же ты дурак, Вирт! Минари знает?
  - Нет, и не говорите ей пока, я сам ей все скажу.
  - Да уж, ты скажешь. А рана на ее руке? Ты ее залечил?
  -Да, у нее не осталось шрама. Этот, - он кивнул на повязку, - я оставил себе на память.
  - Чем ты думал, Вирт? Ты же связал ее по рукам и ногам. Она же возненавидит тебя, когда узнает.
  Вирт виновато опустил голову.
  - Вам же нельзя теперь быть далеко друг от друга.
  - Но я же рядом.
  - А она? Какую роль ты ей отводишь в своей жизни, с твоим-то гонором.
  - Она моя... любимая и... жена, если захочет.
  - Захочет? Она видеть тебя не может.
  - Это неправда! Она сама просила меня остаться.
  - Тебя? Она не тебя просила, ты же сам сказал, что она не узнала тебя. Значит так, Вирт, очень прошу тебя, без глупостей. Никому больше этого не рассказывай. Сейчас пойдем на Совет. Я тебя прикрою. К Минари даже не приближайся, она боится тебя.
  Да не дергайся ты так, успокойся. Все ей объяснять будешь потом. Сейчас для тебя главное - пережить Совет и остаться в Академии.
  - Подождите, еще не все.
  - Что еще?
  - Это не о Минари, это про Куног.
  - Только не говори, что у тебя хватило ума что-то с ней сделать.
  - Да нет, то есть да, но не то, о чем Вы подумали. С ней все в порядке, просто она уходит из Академии. Ее папаша, почтенный и уважаемый гном Турог, узнал о нездоровом увлечении своей дочери эльфами.
  - Ох, Вирт! Ладно, пошли, потом расскажешь.
  Я ужасно не хотела идти на это сборище, так называемый 'Совет', все равно ведь просто пожурят и на этом разойдутся, а пялиться будут все. На меня и так все волком смотрят, - вчера в столовую пошла, так повезло еще, что Ти и Бри подвернулись, а то эти гадские боевики на меня так косились, не иначе бить думали. Девки ржут, называют спящей красавицей. Говорят, что я сама на Вирта напала, чтоб он меня спасал. Счастье мое, что Куног уже неделю не вижу, но завтра на занятия идти, и все по-новой начнется. Учителя и те промолчать не могут, лезут с расспросами, а когда говорю, что ничего не помню, не верят. Один учитель Кагг и целительница Клея не пристают, и еще ректор.
  - Госпожа Клея, давайте мне какую-то болезнь изобретем, ну что, вроде, я лежу дома, вся такая больная-пребольная, что прям с постели встать не могу.
  - Ага, как для такой пациентки, бегаешь ты очень даже громко - вон полы трясутся.
  - Ну чего вы издеваетесь? Знаете, как мне страшно? Можно подумать, без меня там не разберутся.
  - Минари, что за ребячество. Это заседание Совета, нас пригласили, и мы придем. Соберись, никто тебя там не съест. Пусть другие боятся, - уже тише добавила она, - те, кому следует. Ты не думай, я тоже молчать не стану, я за всю свою карьеру такого безобразия не видела, а еще Магистр первой ступени. Мальчишка! Я с самого начала была против. Я говорила, что он еще очень молод и не дорос до этого звания. Такое звание - это, прежде всего, ответственность.
  - Ой, не надо, госпожа Клея, так он пока только меня терпеть не может, а тут еще на вас взъестся.
  - Проглотит, - жестко сказала целительница. - Ну? Готова? Тогда пошли.
  - Только не через портал, меня там тошнит ужасно.
  - Минари, ты ж способная девочка, что ж ты до сих пор портал стабилизировать не научилась.
  - А как это? Нам этого не показывали ни разу.
  - Понятно. У Кагга кроме его цветов и травок из головы все выветрилось. Ладно, научу.
  
  
  Глава 12
  
  Как я ни упиралась, а все-таки меня заставили идти на этот 'Совет'. По дороге я все время оглядывалась, ежеминутно ожидая подвоха. Вы не удивляйтесь, благородное сословие только называется благородным, а на деле гады они еще те. Но, видимо, присутствие целительницы охлаждало многие горячие головы. Напрягало другое - меня разглядывали, причем все и очень внимательно. Я куталась в плащ и низко опускала капюшон на глаза, но это не помогало - всем было интересно посмотреть на чудо-зверька, выжившего в пасти дракона. До меня долетали обрывки фраз: 'Смотрите, это та, которая выжила', 'Похоже, даже не пострадала', 'Не обошлось без запрещенной магии'.
  'Чтоб вы провалились!' - про себя желала я зевакам и еще плотнее запахивала плащ, стараясь стать совсем уж незаметной.
  Наконец обычно короткая, но сегодня такая длинная дорожка от наших дверей до учебного корпуса закончилась, и мы вошли в холл на первом этаже, под завязку забитый студентами с самых разных факультетов, но с заметным перевесом 'боевиков'. Группа поддержки у Вирта была что надо.
  'Только бы не узнали', - молилась я про себя, проталкиваясь через плотный кордон за госпожой Клеей. К сожалению, я недолго оставалась неузнанной: меня заметили, и их лица заметно перекосились. Какой-то рослый студент, явно со старших курсов, отделился от толпы и заступил мне дорогу.
  - Слышь ты, оборванка, только попробуй вякнуть там что-то! - с угрозой заявил он мне. - Поняла?
  - Это что за выходки, студент? - прервала его целительница. - Немедленно вон отсюда! Это закрытое заседание, на которое Вас не приглашали.
  Но он только мрачно взглянул на нее и продолжил:
  - Ты никто! Уясни это и не высовывайся, и, возможно, тогда мы забудем о твоем существовании. А может быть, и нет... - он несколько секунд оценивающе разглядывал мое перепуганное лицо. - Уж больно смазливая у тебя мордашка.
  - Хамство какое! - взвилась госпожа Клея. - Немедленно прекратите и дайте нам пройти! - но наглая морда не собиралась уходить. - Ваше имя, студент?
  - Арни Легоро, пятый курс, факультет боевой магии, к вашим услугам, - он насмешливо склонился перед целительницей, и меня прошиб холодный пот.
  Дохлый тролль!.. Легоро!.. Это ж фамилия первого министра. Точно - это ж его старший сын, младший поступал в один год со мной. Только этого мне не хватало. Мало мне было Вирта.
  - Ваше поведение не делает Вам чести, молодой человек, - сделала еще одну попытку достучаться до него госпожа Клея.
  - Прошу прощения, госпожа целительница, - он цинично усмехнулся.
  - А у нее прощения попросить не хочешь? - раздался позади голос, от которого мурашки побежали по коже.
  - Магистр Вирт? - Легоро вскинул голову и сразу же склонился в почтительном поклоне.
  - Передо мной можешь не кланяться, Легоро, а вот перед Минари тебе придется извиниться, - жестко произнес Вирт.
  Легоро непонимающе уставился на своего учителя, а потом с обидой отвернулся.
  - Я жду, Арни, но времени у меня совсем немного.
  Легоро явно колебался, наконец все-таки пересилил себя и слегка кивнул мне.
  - Прошу прощения, госпожа... не помню имени вашего рода, - все-таки не удержался он от издевки.
  - Ее имя - Минари Суок, - ответил за меня магистр. - Запомни хорошенько, а еще запомни, что оскорбляя ее, ты оскорбляешь меня! Запомнил, Легоро?
  Совсем растерянный Арни только молча кивнул. Вирт поклонился мне и госпоже Клее и открыл перед нами дверь в зал, где собирались члены Совета и гости.
  Я так обалдела от всего произошедшего, что даже не сразу отреагировала, а когда пришла в себя, заметила рядом с нами ректора.
  'Так вот откуда приступ благородства - боится из Академии вылететь', - определила я для себя и быстро присела в легком реверансе.
  - Доброе утро, ректор Янир. Доброе утро, магистр Вирт.
  Госпожа Клея тоже поклонилась.
  - Доброе утро, Минари, доброе утро, госпожа Клея, проходите, - пропустили они нас вперед.
  
  О, как все оживились, когда мы переступили порог. Еще бы - бесплатный цирк с таким героем в главной роли, - говорили их красноречивые взгляды.
  Я незаметной тенью скользнула в угол, где нам с госпожой Клеей были приготовлены места, и постаралась слиться с партой.
  - Приветствую Вас, коллеги, и Вас, уважаемые гости, в стенах нашей Академии, - раздался голос ректора. Он выдержал паузу, в течение которой гул голосов постепенно смолк, и продолжил. - К сожалению, повод, по которому мы собрались, меня не радует. Происшествие, которое всколыхнуло нашу Академию неделю назад, до сих пор пятном висит на всех нас. Как Вы знаете, один из наших преподавателей, декан факультета боевой магии, совершил серьезный проступок - использовал боевое заклинания по отношению к студентке третьего курса. К счастью, в результате этого инцидента никто не погиб. Студентка жива, в настоящий момент здорова и завтра опять приступает к занятиям.
  Присутствующий народ, с неподдельным интересом разглядывающий невозмутимого внешне Вирта, перевел взгляд на меня. Я еще больше сжалась и попыталась повторить любимый трюк Куног - сползти под парту.
  Госпожа Клея укоризненно посмотрела на меня, и я со вздохом выпрямилась.
  'Черт с ними, пусть пялятся, - решила я, - ведь надоест же им это когда-нибудь'.
  - Как Вы понимаете, я не мог оставить этот случай без расследования и сегодня хочу вынести его результаты на обсуждение Совета, - продолжал дальше ректор.
  Лица присутствующих просветлели в предвкушении самого интересного - еще бы, сейчас расскажут последние сплетни.
  - Мною было установлено, что произошла роковая случайность, можно сказать, несчастный случай. Магистр Вирт во время нападения не контролировал себя.
  Меня аж подкинуло - ничего себе несчастный случай! - хорошо быть магистром, чуть на тот свет не отправил, а это, оказывается, - роковая случайность.
  - Нет, ну мы не сомневаемся, что у магистра были веские причины, но все-таки, как он ее спас? - раздался голос из зала, и многоголосая толпа одобрительно заревела.
  Присутствующих явно не интересовала причина, по которой меня решили прибить, их гораздо больше волновало, почему я выжила.
  - Да, что за заклинание он использовал?
  - Это была запрещенная магия или нет?
  - А каковы последствия этого?
  - Коллеги! Призываю вас к спокойствию! Тишина в зале! Ничего необычного магистр Вирт не сделал. Это был... комплекс методов разных магических направлений, полностью безопасных, ничего запрещенного, я гарантирую - я сам убедился в этом.
  Интересно, одной мне казалось, что ректор, скажем мягко, чего-то недоговаривает?
  - А Минари Суок что помнит из того, что он делал?
  Я застыла. Что я помню? Да ничего. Что я могу помнить, я четыре дня без сознания провалялась.
  - Минари? - обратился ко мне ректор, и я заметила, как до этого спокойный Вирт напрягся.
  - Да, господин ректор?
  - Ты что-то помнишь?
  - Нет. Я очнулась, уже все хорошо было.
  - Ну вот, вы получили ответ на свой вопрос. Поэтому хочу еще раз напомнить, что вы должны осознавать всю ответственность, которая лежит на вас как на преподавателях, помнить, что вы являетесь лицом Академии и должны быть примером...
  И бла-бла-бла - ректор на десять минут растекся монологом о долге учителя.
  - И, наконец, главное. Магистру Вирту мы вынесли строгий выговор с занесением в личное дело. Он глубоко раскаялся и готов загладить свою вину.
  При этих словах я снова напряглась.
  - С завтрашнего дня он официально берет шефство над названной выше студенткой и будет внеурочно преподавать ей основы магических искусств.
  Сказать, что я выпала в осадок, это ничего не сказать. Да ладно я, Вирт выглядел не менее удивленно, правда быстро взял себя в руки и вернул на лицо непроницаемую маску. Осталь
  
  
  Глава 13  
  - Минари, вставай, на занятия проспишь.
  - Хм, хм... не хочу.
  - Труба зовет, рано ты расслабилась, тебе еще полтора года учиться, - строго выговаривала госпожа Клея, стаскивая с меня одеяло.
  Обучение на факультете Ведьмачества было самым коротким в Академии и длилось всего четыре года. Для сравнения, на факультете бытовой магии учились шесть лет, а боевикам приходилось корпеть все восемь. По сути, мне оставалось отучиться полтора года, и я могла отправляться на вольные хлеба.
  - Боги, еще целых полтора года терпеть, дайте сил их пережить. А потом я вернусь домой, к мастеру Туру, и таких обалденных зелий ему наварю, и вообще, открою там практику и...
  - Ты мечтать мечтай, - прервала меня целительница, - но урок через полчаса, марш в ванную.
  Наскоро собравшись и запихиваясь на ходу яблоком, я выскочила из дому и понеслась к учебному корпусу, ёжась на морозе. Сегодня ночью выпал первый снег, и с непривычки я довольно сильно мерзла. Мне оставалось каких-то пару шагов до двери, когда прямо передо мной появился Вирт.
  - Ой, - не успела я затормозить и врезалась в его высокую фигуру. Он удержал меня от падения и слегка отстранился, продолжая пристально разглядывать.
  - Простите, пожалуйста, я случайно, - скороговоркой выпалила я и попыталась высвободиться, но мне не дали, продолжая удерживать за плечи.
  - Что? - зубы у меня начали стучать, и я сама не понимала от чего: то ли от холода, то ли от страха.
  - Почему ты дрожишь? - кажется, его голос тоже дрогнул.
  - Вообще-то холодно.
  Он оглядел меня с ног до головы и зачем-то пощупал ткань моего плаща.
  - У тебя нет зимнего плаща?
  Я с раздражением уставилась на него. У меня много чего не было, но он не тот, кому я буду об этом рассказывать.
  - Это форма, выданная в Академии, - сказала я.
  - Но у других они есть.
  'У других есть деньги, чтобы самим сшить теплую одежду', - но вслух сказала:
  - Я могу идти?
  - Да, Минари, не уходи после занятий, у нас будет первый урок. Где мой кабинет, знаешь?
  Я кивнула, кто ж не знал, где его кабинет, смущало другое - в деканате будет полно боевиков, а у них ко мне особые чувства.
  - Хорошо, я приду... если меня пропустят.
  Вирт нахмурился.
  - Тебя пропустят и проводят, не бойся.
  Ага, прям сейчас и перестала бояться.
  - Я могу идти? - снова спросила я. - Я на урок опаздываю.
  - Да, иди, конечно.
  Я повернулась и пошла к входной двери, все время ощущая его взгляд между лопатками. Вот привязался на мою голову.
  
  Первое, что бросилось в глаза, - Куног нигде не было видно.
  - О, привет, какие люди и без охраны, - расплылись в улыбке ушастые.
  - И вам не хворать. Где наша звезда Куног? Пусть не прячется, я все равно ее прибью.
  - Уже.
  - Что?
  - Уже прибили.
  - В смысле?
  - Куног папаша забрал из Академии, - пояснил Бри. - И прилюдно отодрал за уши за грязные домогательства к моему родственнику, - эльф кивнул в сторону Ти.
  - Обалдеть! Так что теперь?
  - Ничего, все по-прежнему.
  Рядом прошла высокая магичка, и я поняла, что действительно ничего не изменилось.
  - Везет же некоторым, я бы сама согласилась, чтобы он меня убил, а затем оживил, лишь бы потом взялся ЛИЧНО учить.
  - Ага, мне вообще по жизни везет, - не удержалась я от комментария.
  - Начало урока, - объявил вышедший из портала учитель, - все по своим местам.
  
  - Она мёрзнет, ректор Янир.
  - Сейчас все мёрзнут, Вирт, зима пришла.
  - Я не шучу, вы видели, во что она одета?
  - Кто она, не пойму, о ком ты?
  - Да Минари, конечно; этот плащ месяц назад не грел, а сегодня снег выпал.
  Ректор откинулся в кресле.
  - Да, но месяц назад тебя этот вопрос не волновал. Ладно, ладно, я разберусь. Я точно помню, что мы закупали в этом году теплую одежду... кажется.
  - Которую никто не носит, - с издёвкой сказал Вирт. - Все наши студенты предпочитают одеваться у столичных мастеров, и только Минари неоткуда взять. Я бы сам купил, но от меня она не возьмет.
  - Хорошо, - вздохнул ректор, - я тебя понял, сейчас разберусь.
  Вирт встал и подошел к двери, но вышел не сразу; он несколько секунд постоял к ректору спиной, а потом повернулся.
  - Ректор Янир, и еще... я хотел поблагодарить Вас за 'Совет' и за то, что поверили мне и дали возможность учить ее.
  - Да ладно, Вирт. Черт, чувствую себя старым сводником. Ты не усердствуй уж слишком.
  - Не волнуйтесь, я больше никогда не обижу ее, - сказал Вирт, закрывая за собой дверь.
  - Не волнуйтесь, - пробурчал ректор, - он меня еще успокаивает.
  
  - Минари! - госпожа Клея взволнованно сжала руки, когда я переступила порог. - Тут тебе вещи принесли и обувь. Много.
  - Чего? - не поняла я. - Кто? Какие вещи?
  - Не знаю, сказали, от ректора. Там много всего: теплые плащи, шубки и другое разное - у тебя вся комната завалена.
  - А в честь чего?
  - Я даже не поняла, сказали, что в Академии вскрылась какая-то растрата, что тебе с самого начала было все это положено.
  - А-ааа? - до меня все равно не доходило.
  Еще больше я прониклась, когда переступила порог своей комнаты. У Куног шмотья было меньше, чем у меня лежало на кровати, стульях, столе и даже полу.
  - Это что, за все три года? А зачем мне столько? Мне это одевать некуда... Ладно, госпожа Клея, я вообще-то на обед заскочила, в столовую сейчас не очень хочется идти, там мне поесть спокойно не дадут.
  - Конечно, сейчас пообедаем, я уже и чайник поставила.
  - Я Вас спросить хотела.
  - Спрашивай.
  - Мне сегодня после обеда к магистру Вирту идти. Вы мне не поможете?
  - А в чем тебе нужно помочь?
  - Я не знаю, как мне с ним себя вести.
  - Ну, Минари, он твой учитель. Конечно, у него не самые высокие моральные принципы, ой, я не то хотела сказать. С этой стороны ты точно можешь ничего не опасаться. Просто он не очень простых людней раньше жаловал, и я, признаться, волнуюсь, не захочет ли он на тебе отыграться...
  
  Подходя к административному корпусу, я наткнулась на выходящего из дверей ректора и решила сразу поблагодарить его за вещи и попросить забрать лишнее.
  - Ректор Янир, спасибо Вам большое за одежду, но мне столько не нужно.
  - Теплый плащ еще никому не помешал, Минари.
  Да, но шубы!
  - Шубы? Хм, хм... шубы... это тоже... хм... они теплее плаща, Минари. Я сейчас спешу, поговорим об этом после, - он еще раз кивнул и буквально сбежал от меня.
  - Ничего не понимаю, - сказала я со вздохом, переступая порог деканата факультета боевой магии.
  
  
  
  Глава 14  
  Идти или не идти - вот в чём вопрос!
  Если Вы думаете, что решение прийти на урок к Вирту далось мне легко, Вы ошибаетесь - его и раньше при виде меня коробило, а теперь, когда ему меня силой навязали, наверное, вообще возненавидит, хотя куда уже дальше.
  - Это его проблемы, никто его не заставлял соглашаться, - уговаривала я себя и тут же сама себе перечила, - ага, не заставлял, а ректор? Он же, наверное, и отказаться не мог.
  Госпожа Клея, как могла, успокоила меня, заверив, что у Вирта много недостатков, но если уж он взялся кого учить, то будет учить на совесть. 'Другое дело, - говорила она, - это его отношение ко мне, и тут еще неизвестно, смогу ли я выдержать его тяжелый характер'. Так и не придя к окончательному решению, я все-таки решила пойти на первый урок. В конце концов, не понравится - просто откажусь ходить дальше, никто меня не заставит.
  Переступив порог деканата, я стала выискивать глазами обещанного провожатого, но вместо него столкнулась взглядом с министерским сыночком, который околачивался в холле с несколькими другими боевиками.
  - Принесла же его нелегкая! - прошипела я, быстро повернувшись, чтобы уйти, но было поздно - боевик заметил меня и успел с помощью магии закрыть передо мной дверь.
  - И куда это наша маленькая госпожа Суок так торопится?
  - Не Ваше дело, - решительно сказала я и попыталась обойти его.
  - Не так быстро, - оттащил он меня в сторону.
  - Пусти! - рванулась я со всей силы.
  - Ах-ха-ха, какие мы грозные, - расхохотался Легоро. - Ты смотри, у нее даже голос прорезался.
  - Я сказала, отвали!
  - А то что? Драться начнешь? Или плакать? А, понял, ты же теперь ЛИЧНАЯ,- подчеркнул он, - ученица декана и нажалуешься ему, я прав?
  - Какой понятливый, обязательно нажалуюсь, - в его же тоне сказала я, - надо же хоть какие-то привилегии получать, раз я ЛИЧНАЯ, - и я сделала попытку снова высвободиться, но он перехватил мою руку, толкнул к стене и навис надо мной.
  - А не рано ли ты заматерела, пичужка?
  - Что происходит? - услышала я голос как нельзя кстати появившегося секретаря. - Господин Легоро, немедленно отойдите от нее. Магистр Вирт поручил мне проводить Минари Суок к нему на урок.
  - Да не вопрос, Чито, кто ее держит? - Легоро наконец выпустил меня и отошел, а я смогла пройти вперед к секретарю.
  - Минари, - крикнул он мне вслед, - плащик новый не забудь отчистить, а то на спине пятна от побелки остались, нехорошо, еще неправильно поймёт.
  - Придурок, - прошипела я и оглянулась назад проверить.
  - Там ничего нет, не обращайте внимание. Это Легоро бесится, что магистр Вирт его при всех заставил перед Вами извиниться, - успокоил меня секретарь. - Вы простите меня, Минари, магистр Вирт послал меня встретить Вас, но меня на несколько мгновений отвлекли, и я не успел предотвратить его выходку.
  - Ничего страшного, господин Чито, я привыкла, меня это не трогает.
  - И все-таки я приношу свои извинения, - сказал секретарь и повел меня вглубь здания.
  Подходя к кабинету Вирта, мне все еще было неловко - сплетни, СПЛЕТНИ! - вот о чем я не подумала. Представляю, что теперь обо мне разнесут по Академии. Еще и одежда эта так не вовремя. Я тоже хороша - напялила на себя этот плащ дурацкий, три года ходила в старом и ничего, а тут вырядилась.
  Секретарь постучал.
  - Входите.
  - Добрый день.
  - Здравствуйте, Минари, - магистр встал из-за стола и слегка поклонился. Я присела в ответном реверансе.
  - Вы свободны, Чито, - кивнул он секретарю. - Проходите.
  Я вошла, сняла плащ и огляделась в поисках вешалки.
  - Давайте, я помогу, - шагнул он ко мне, взял плащ и открыл дверцы шкафа у двери, - Вы все-таки решили одеться по сезону?
  'Чего это с ним? - удивилась я. - А где змеиное шипение? Или это на него так 'Совет' повлиял?'
  - Садитесь, Минари, - он кивнул мне на стул у письменного стола.
  Я прошла к столу, присела и немного огляделась. В углу стояло письменное бюро и небольшой диванчик, у противоположной стены - книжный шкаф, рядом массивный стол с удобным креслом по центру. Вирт обошел стол и уселся в кресло напротив меня. Несколько секунд пристально разглядывал, а потом предложил:
  - Может быть, чаю?
  Я во все глаза уставилась на него. Он что сейчас сказал? Издевается, что ли? Хотя, кажется, понимаю - это он так проверяет, помню ли я свое место?
  - Спасибо, я только что пообедала.
  Вирт нахмурился и несколько секунд барабанил сильными пальцами по столу.
  - Ну что ж, тогда приступим, - наконец услышала я.
  Ага, давай приступай уже. А то время идет, а урок мы еще не начинали.
  - Я с ректором обсудил план наших занятий, - он взял со стола исписанный лист и положил передо мной. - Это расписание: три часа ежедневно после обеда.
  'Ну ректор и зверь! ТРИ часа?! Кошмар! Не, я столько не выдержу'.
  - Почему три? Уроки ведь обычно по 45 минут. Я так долго не могу, у меня еще работа есть - мне нужно госпоже Клее в травохранилище помогать.
  - Это не обсуждается, Минари, - прервал он меня. - Если уж я нахожу три часа своего времени, будьте любезны, и Вы найдите.
  Спорить сразу расхотелось.
  А Вирт продолжал:
  - Заниматься будете приходить сюда, книги Вам выдадут в библиотеке.
  - А пособия? - неуверенно спросила я.
  Пособия у магов были очень дорогими, это Вам не наши травки - летом впрок не запасешь. Минимальный набор 60 золотых стоит, и это только на первое время, еще вчера уточнила я у госпожи Клеи.
  - Пособия я выдам. А пока вот Вам три кристалла; определите, какой из них имеет отношение к магии.
  На стол передо мной легли три похожих прозрачных камня.
  - Этот, - не глядя, указала я на камень справа.
  - Почему?
  - Он теплый.
  - Откуда Вы знаете, Вы же не дотрагивались до него?
  Я потянулась к камню.
  - Холодный, - разочарованно протянула я.
  - Сожмите его в руке, - подсказал Вирт.
  Сжимаю, несколько секунд ничего не происходит, а потом камень начинает резко нагреваться, почти обжигая руку; разжимаю пальцы, камень падает уже не прозрачный, а ярко пылающий, красный.
  - Что это? - удивляюсь я.
  - Вы только что зарядили кристалл артефакта.
  - Я?!! - хорошо, что я сидела.
  - Тут не требуется особого умения, - объясняет Вирт. - Кристалл сам впитывает магию. Мы с Вами живем в мире, где властвует магия, Минари. Магия окружает нас повсюду, но не всем она одинаково подвластна. Обычные люди не замечают ее, хотя редко у кого совсем нет магической искры; эльфы, гномы, оборотни и другие расы наделены ею с рождения, но их сила ограничена врожденным даром. Эльфы могут управлять магией живого, но неодушевленного - например, магией растений и воды. Магическая стихия гномов - камень и земля. Оборотни используют магию, чтобы менять свою собственную сущность. Драконам подчиняется магия воздуха и огня. И только прирожденные маги могут управлять всеми стихиями... Скажите, Минари, у Вас в семье были маги?
  Мое сердце падает куда-то вниз.
  - Нет, - шепчу, чуть не плача.
  - Возможно, кто-то из дальних родственников?
  Снова отрицательно качаю головой. Вот он - час истины. Сейчас меня вышвырнут из кабинета, а в графе 'причина' напишут - 'профнепригодность'.
  - Тогда Вы самая большая загадка, Минари... потому что у Вас есть магический дар. И я бы даже сказал, что у Вас он очень сильный - удивительно сильный для девушки не из магической семьи.
  Неверяще поднимаю глаза.
  - Вы зарядили кристалл артефакта полностью, он не был таким пылающим, даже когда Легоро его держал...
  Я выходила из кабинета, улыбаясь как маленькая девочка, которой неожиданно дали конфету. 'У меня есть магия!' - песней звучало в моем сердце. По какой-то странной причине я родилась с даром! И даже было все равно, что на завтра мне задали целых две главы - страниц тридцать, не меньше; главное, теперь у меня появился шанс стать магом.
  
  
  
  Глава 15  
  Окрыленная, я выбежала из деканата и, счастливо улыбаясь, поспешила в библиотеку, где получила на руки заветную книгу по основам магии.
  Выйдя на улицу, я поплотнее запахнула свой новый теплый плащ и, прижав учебник к груди, пошла домой. Мне оставалось метра три до двери, когда неожиданно из тени вышел Миха.
  - Минари, привет.
  Я застыла, глядя на его замерзшую фигуру, на которой отчетливо выделялся покрасневший на морозе нос.
  - Тебя, оказывается, можно поздравить. Говорят, ты теперь личная ученица декана боевого факультета?
  Я нахмурилась - за всю неделю, что я провела в лазарете, он ни разу не навестил меня, а сейчас пришел что-то требовать.
  - Привет, - довольно холодно поздоровалась я. - А что еще говорят?
  - Да разное болтают, только как-то не верится.
  - А конкретнее? - насторожилась я.
  Он замолчал, пристально рассматривая меня.
  - Знаешь, Минари, я вообще-то по другому поводу пришел. Скоро праздник Зимы, будут танцы, вот решил пригласить тебя... Не хочу нарушать традицию, мы же все-таки два года на него вместе ходили.
  - А-а, вот ты о чем... Спасибо, но знаешь, я в этом году не смогу на него пойти.
  - Да брось ты - это же такой день - всех освобождают от уроков.
  - Все равно не смогу.
  - Скажи уж прямо - магистр Вирт не позволит, - с непонятным намеком в голосе сказал он.
  - Что? - растерялась я. - Что ты имеешь в виду?!
  - А что, неправда?! Все уже знают - он тебе покровительствует, даже его любимчик Легоро говорит, что к тебе не подойти. Вон, обновками завалил, - кивнул он на мой плащ. - Сегодня у наших прям столбняк случился, когда тебе в дом горы шмотья начали носить.
  - Дурак! - крикнула я. - Это ректор распорядился, так по уставу положено.
  - Конечно, - протянул Миха, - по уставу... Очнись! Три года было не положено, а как только Вирт шефство взял, сразу стало положено. Почему тогда другим ничего не дали?
  - Это... это неправда... я не знаю... я спрошу.
  
  Вирт вертел в руках пылающий камушек, и перед глазами вставала Минари, какой он увидел ее сегодня в начале урока - настороженная, недоверчивая и, кажется, совсем не рада обновке. Он и не думал, что смотреть на нее вблизи окажется такой мукой. Вчера с ректором они действительно обсуждали план их занятий и сошлись на том, что одного часа будет вполне достаточно, тем более, что у нее помимо дополнительных были и основные уроки, и еще работа. Но сегодня, когда она переступила порог и он почувствовал отголоски ауры этого сопляка Легоро рядом с ней, он неожиданно для себя увеличил время занятий до трех часов, на ходу меняя время на листе расписания.
  
  - Госпожа Клея, я вернулась! - крикнула я и побежала в свою комнату, где по-прежнему кучами валялись принесенные сегодня вещи - я так и не успела перебрать их до урока.
  - Неправда, не может быть, - шептала я, лихорадочно перебирая вещи, постепенно все больше отчаиваясь найти доказательство того, что вещи простые и самые обычные. Я до Академии, конечно, и понятия не имела обо всех этих элитных шмотках, но благодаря Куног постепенно тоже начала разбираться в ее шелках и бархате, тем более, что мне приходилось все это за ней стирать.
  И хоть со всех вещей были срезаны бирки, мне все равно было понятно, что вещи не с городского рынка. Качество тканей, крой, отделка - все отличало их от обычной одежды, которую я носила. Если бы я так не боялась предстоящего урока с Виртом, я бы с самого начала поняла это. Я была в бешенстве.
  - Шубы эти дурацкие... откупиться решил, сволочь! - накручивала я себя. - Или посмеяться: то в обносках ходила, а тут приду разряженная... И ведь пришла, - с ужасом поняла я. - Или еще хуже, не может выносить рядом бедность, брезгует.
  В любом случае я не могла больше видеть эти вещи. Я сорвала простынь и покрывало и начала лихорадочно бросать все это на них, потом связала в два больших узла. Вещей все равно оставалось еще много, и я вытащила из шкафа новую пару простыней. На шум заглянула госпожа Клея.
  - Минари! Ты с ума сошла! - всплеснула она руками.
  - Не трогайте меня! Я Вас очень прошу, госпожа Клея, не трогайте меня сейчас, - я почти грубо отпихнула ее с прохода и поволокла первые два узла к выходу.
  - Жалко куножкиного приворотного зелья не осталось, - шипела я, таща за собой узлы к мусорникам позади нашего корпуса.
  Наконец в моей комнате не осталось ничего из принесенных сегодня вещей, и я обессиленно села на кровать, тупо глядя перед собой, а потом залилась слезами - наверное, мне было жалко себя, но в тот момент я больше жалела теплый плащ, который выбросила вместе с остальными вещами.
  
  На следующий день утром я первым делом побежала к административному корпусу - хотела еще до начала уроков покончить с этим фарсом. Ворвалась в деканат и, не давая себе времени подумать, влетела в кабинет магистра.
  - Минари? Что случилось? - встревожено спросил Вирт, поднимаясь из-за стола.
  - Я Вас НЕНАВИЖУ! И заниматься больше не приду! Радуйтесь! - я со всей силы запустила в него учебником, который он остановил в воздухе и перенес на стол.
  - Что случилось? - повысил он голос.
  - Какой же Вы подлец! За что Вы так ненавидите меня? Что я Вам сделала?!
  - Успокойтесь, пожалуйста, и объяснитесь! Я ничего не понимаю.
  - Все Вы понимаете!.. Вы что думаете, кругом одни дураки? Никто ни о чем не догадывается?.. Зачем Вы эту одежду мне купили?! Вы знаете, что про меня теперь говорят?! Знаете?! Я же не напрашивалась, Вы же сами согласились меня учить... Не хотели - так бы и сказали... Мне полтора года осталось всего, и я уеду и не буду вам глаза мозолить. Я Вам обещаю, что очень-очень буду стараться не попадаться Вам на глаза, слышите?
  Вирт встал, подошел к графину с водой, налил ее в стакан и протянул мне.
  - Не буду, - мотнула я головой.
  - Пей, я сказал, - насильно всучил он мне воду. - Да, я это сделал, не отказываюсь, но... я клянусь, что ни в коем случае не хотел тебя обидеть, просто не мог смотреть, как ты мерзнешь. И еще, можешь думать, что угодно, но на занятия ты ходить будешь.
  Я закачала головой, что нет.
  - БУДЕШЬ! - с нажимом произнес он. - И еще... Минари, я сделаю все от меня зависящее, чтобы ты продолжала учиться и через эти полтора года.
  - ЧТО?! Зачем? Вам что, поиздеваться больше не над кем?
  - Не обсуждается, - на удивление ровным голосом произнес магистр. - Так нужно, Минари.
  - Кому нужно?
  - Мне... и тебе - нам обоим. Ты потом поймешь. Просто поверь, у тебя нет сейчас другого выхода. Я все равно не отступлюсь.
  - Это потому, что я... маг?
  - И поэтому тоже...
  -Я всю одежду выбросила, - вдруг сказала я.
  - Я понял... Но теплый плащ тебе все-таки придется принять обратно.
  
  
  
  Глава 16  
  Минуту или две я была в растерянности, не знала, что и думать. Я смотрела на магистра и не понимала, о чем он говорит. В благие намерения как-то не верилось. Пространные фразы о том, что когда-то там я все пойму, казались откровенной насмешкой. А фраза про то, что все это он сделал потому, что - ХА-ХА три раза - 'Не мог смотреть, как я мерзну', кроме раздражения ничего не вызывала.
  'Совсем за идиотку держит, - скривилась я. - Решил поиграть в благородство? Хорошо, поиграем'.
  - Простите меня, магистр Вирт, - я отступила на шаг назад, но он шагнул следом. - Я была неправа, - снова отступила, и снова он шагнул следом. - Не знаю, что на меня нашло, - двигаюсь к двери - и снова шаг в мою сторону. - Но плащ, к сожалению, принять не смогу, - 'Да что ж ты прешь на меня, морда породистая!'
  Наконец я почувствовала спиной спасительную дверь и попыталась нащупать ручку.
  - Еще раз извините, - ручка наконец находится, я жму на нее, и дверь начинает приоткрываться. - Я пойду?
  Меня бесцеремонно хватают за руку и закрывают дверь.
  - Разве я разрешал уходить? Ты, кажется, все неправильно поняла, я не спрашивал твоего одобрения. Я сказал, что плащ тебе придется принять, и ты его возьмешь!
  - Да почему Вы мне тыкаете?! - попыталась возмутиться я, но оказалась почти прижата к двери.
  - Плащ ты возьмешь! И я не собираюсь это больше обсуждать!
  Он наконец отпускает меня, и я несколько секунд пытаюсь испуганно отдышаться.
  - А теперь можешь идти на урок.
  Он открывает дверь; чтобы пройти, мне нужно почти вплотную прижаться к нему, но возмущаться уже боюсь. Глубоко вдыхаю и начинаю протискиваться.
  - И да, в три часа жду здесь, - говорит он, когда я практически снова прижата к нему. - От дополнительных занятий тебя никто не освобождал, - он в конце концов отступает и я выдыхаю.
  По коридору назад я неслась едва ли не быстрее, чем прибежала сюда. Выскочила на улицу и, не замечая ничего, понеслась к учебному корпусу. Если бы я все-таки оглянулась, то увидела бы столбом застывшего Легоро, на лице которого расцветала ехидная усмешка.
  В аудиторию ворвалась последней и едва успела рухнуть за парту, как из портала появилась старая грымза гномка Гильда - преподаватель по Минераловедению. Опаздывать на ее уроки было смерти подобно - из отработок потом не выберешься.
  
  ***
  
  Гильда вещала о кристаллах сподумена, а я думала о Вирте, точнее его отношении ко мне - я совсем его не понимала. Раньше все было просто и понятно - он меня ненавидел и не скрывал этого. За все три года моей учебы он ни разу не проявил ко мне другого чувства кроме брезгливости, казалось, ему и дотронуться до меня противно, а сегодня разве что не лег на меня. А ведь такое поведение ему вообще не свойственно, я не раз и не два слышала от других девчонок, которые вовсю пытались строить ему глазки, что он очень сдержанный, холодный и предпочитает держать дистанцию. И всегда предельно, даже подчеркнуто, вежлив; во всяком случае, я не знала ни одной студентки, которой он бы тыкал, как мне сегодня. В общем, вопросов у меня было больше, чем ответов.
  - Еще раз спрашиваю, - раздалось чуть ли не над ухом, - Вы с нами или нет?
  Я очнулась и уставилась в маленькие злобно прищуренные глазки Гильды.
  - А? Вы что-то спрашивали?
  - Нет, я просто так тут стою и воздух сотрясаю. Естественно, я спрашивала!
  - Простите, уважаемая метресса Гильда, я действительно отвлеклась.
  - Я помогу вернуть Вам интерес к уроку, моя дорогая, - ее голос сочится ядом. - К доске! - рявкнула она, и я подорвалась из-за парты.
  После урока причин ненавидеть Вирта прибавилось: теперь из-за него у меня еще одна отработка, а я ведь господину Каггу еще зачет должна. В отместку решила не идти на сегодняшнее занятие - все равно он меня учить не собирался, просто нашел себе игрушку и прикалывается.
  - Минари! - я оглянулась - Ти и Бри кивнули мне, чтобы я подошла.
  - Чего надо? - спросила я, усевшись напротив неразлучной парочки.
  - Что у тебя с Виртом? - выдал мне прямо в лоб Ти.
  Я опешила.
  - Вот-те раз! А что у меня с ним... может быть?
  - Вот мы и интересуемся, - абсолютно серьезно сказал Бри. - Нет, ты не волнуйся, мы на твоей стороне, просто рассказывают ТАКОЕ... - многозначительно добавил он.
  - НИ-ЧЕ-ГО! - я была в бешенстве. - У меня с Виртом ничего нет! Я ясно выразилась?
  - Не нервничай, - попытался успокоить меня Бри.
  - А откуда слухи? - с горечью спросила я.
  - Сынка первого министра знаешь?
  - Легоро? Еще бы не знать эту сволочь.
  Ти и Бри согласно кивнули.
  - Он сейчас в столовой заявил, что видел, как Вирт тебя зажимал, когда ты сегодня утром из его кабинета выходила.
  
  В столовую я успела к концу обеда, прошла через весь зал и села прямо напротив Легоро, нагло раздвинув его хихикающих куриц.
  - Соскучился, милый?
  Тот закашлялся, явно не ожидая моего наезда.
  - Постучать? - я перегнулась через стол и похлопала его по спине. Легоро отпрянул, едва не слетев со стула.
  - Полегчало? - участливо поинтересовалась я.
  Легоро безмолвно таращился на меня, а меня несло.
  - А вы чего расселись? - пихнула я локтями сидящих по бокам девиц. - Главная шалава Академии пришла, так что вам тут пастись больше нечего. Да, котик? - Легоро явно не мог найти слов, он только открывал и закрывал рот. А я остановиться уже не могла. - Ну и чего мы тушуемся? Ты ж, когда нам с магистром свечку держал, смелый был, не боялся, а сейчас притих.
  Я окинула взглядом зал - все сидели, не шевелясь, с отвисшими челюстями.
  Легоро наконец вышел из астрала, вскочил и с такой силой отпихнул стул, что он врезался в стену и разлетелся на щепки.
  - Ревнует, - сказала я громким шепотом, заговорщицки наклонившись к сидящей справа девице. - Переживает, что изменила.
  - С ума сошла?! Совсем страх потеряла?! - взвился министерский сынок.
  - Ну я же говорю, переживает, - продолжала я изливаться соседке справа. - Легорушка, прости, родненький, бес попутал, ты ж мне отродясь шуб не покупал, как же устоять было-то, а? А про то не переживай - с меня не убудет, а шубы все ж в семье останутся.
  - Ты чего мелешь, дура?!
  - Правду, сладенький, правду. Ты ж для меня пример во всем, как же я могу перед людьми не покаяться? Не дай Боги кто усомнится в рассказе-то твоем.
  Легоро запнулся и неожиданно покрылся красными пятнами.
  - Хочешь сказать, что ты у него не была, и он тебя к стеночке не прижимал?
  - Была, - покорно кивнула я головой. - Прижимал... Но я и не на такое пойду, только бы помочь тебе, родненький, зрение вернуть... и слух тоже, про совесть я не мечтаю, у магистра ее у самого нет.
  - Легоро, что здесь происходит? - голос, от которого мурашки пробежали по спине, заставил обернуться и уставиться в ледяные глаза магистра Вирта.
  - О, любовничек пришел, - ляпнула я, еще не успев выйти из роли. - Ну вы тут сами разбирайтесь, мальчики, а я пойду, а то еще две отработки сдавать, - и я сползла под стол, чтобы, растолкав чьи-то колени, выползти с другой стороны и позорно сбежать от расправы.
  
  'Что теперь будет?!' - кляла я себя, подбегая к дому.
  - Госпожа Клея, меня сейчас убивать придут, спрячьте меня! - взмолилась я, отпихивая целительницу от двери и задергивая засов.
  - КТО?!! Что случилось?
  - Магистр Вирт и Легоро.
  - Ты с ума сошла, зачем им тебя убивать?
  - Чтобы отомстить! Верьте мне, я не обманываю! - я подергала дверь. - А большего замка у нас нет?
  - Да что произошло, в конце концов!
  - Я не хотела, но меня Лерого так достал... Он всем раззвонил, что магистр Вирт мой любовник.
  Госпожа Клея на мгновение опешила, а потом возмутилась.
  - Да с чего он взял это?!
  - Из-за одежды, что магистр мне купил. И все теперь думают, что я продажная. Вот я и ляпнула, что Легоро просто ревнует к новому любовнику.
  - О Боги, Минари, зачем ты это сказала?!
  - Не знаю, - смутилась я. - Дура потому что... А магистр, он сзади стоял и все слышал.
  За спиной раздался стук дверного молоточка, и я подскочила и заметалась по комнате.
  - Минари, успокойся! - прикрикнула на меня госпожа Клея. - Иди к себе, я сама разберусь.
   Легко сказать, успокойся. А как это сделать?!
  Я сидела на кровати, укутавшись в одеяло, и меня все равно колотило. Вот ДУРА!!! Это ж надо было так нарваться. Ладно Легоро - его истерика была мне по барабану, но Вирт... Все, теперь мне точно крышка.
  Я выползла из-под одеяла и на цыпочках подобралась к двери. Прислушалась - ничего. Осторожно открыла дверь и выглянула в коридор - пусто. Не дыша, добралась до лестницы, снизу послышались обрывки чьей-то речи. Очень осторожно, держась к стене, где не скрипели половицы ступенек, стала спускаться, подбираясь к выходу в холл. В конце пришлось опуститься на корточки и буквально подползти к двери, чтобы меня не было видно через ее верхнюю половину, в которую было вставлено стекло.
  - Я сейчас ее позову, - услышала я и провалилась в просвет открывающейся двери.
  - Ой, - пискнула, заливаясь краской.
  - Минари! - укоризненно покачала головой госпожа Клея, сверху глядя на мое распластанное тело; я вскочила. - Тут к тебе господин Легоро и магистр Вирт пришли - извиниться.
  - Они сами виноваты! - огрызнулась я, лихорадочно отряхивая платье. - ...Извиниться? - вдруг дошло до меня, и я в шоке перевела взгляд с Легоро на магистра.
  - Да, Минари, - выступил вперед Вирт. - Мы оба хотим извиниться. Я за то, что своим необдуманным решением допустил появление слухов, а Легоро за то, что эти слухи распустил.
  - Угу, - только и смогла выдавить я.
  - А Вам не кажется, что этого недостаточно? - вклинилась госпожа Клея. - Ладно Легоро - пусть испорченный и злой, но он еще мальчишка, а Вы, магистр?! Чем Вы думали? Вы о Минари подумали? Как ей теперь здесь учиться... жить! На нее же все пальцами указывать будут, и не только студенты...зная некоторых наших уважаемых учителей. Я требую - слышите, требую!!! -чтобы Вы сегодня же собрали всех в большом зале и при всех принесли свои публичные извинения!
  У меня на глаза навернулись слезы - я восхищалась госпожой Клеей - за меня никто и никогда так не вступался.
  - Я все понимаю, госпожа Клея, - устало согласился Вирт и обратился ко мне. - Минари, я Вам клянусь, что все исправлю, никто не посмеет сказать о Вас больше дурного слова.
  Я слушала его, отвернувшись: мне почему-то было страшно смотреть ему прямо в глаза.
  - Они все равно будут говорить, - наконец сказала я. - Так что не стоит ради меня устраивать этот цирк.
  - Минари, - магистр внезапно шагнул вперед и попытался взять мою ладошку в свои руки, но я отпрянула и спрятала их за спиной.
  - У меня руки грязные, - я посмотрела ему прямо в глаза. - А в Ваше благородство я не верю, я утром уже сказала и еще раз повторяю, я больше заниматься к Вам не приду.
  - Это не мне и не Вам решать, это распоряжение ректора, - резко выдохнул Вирт.
  - Ректор свое распоряжение отменит... Я стала плохо успевать по основным предметам: у меня две несданных отработки.
  - Я помогу Вам их исправить, - продолжал настаивать Вирт, а Легоро удивленно свистнул.
  - Вы что-то хотели сказать, Легоро? - обернулся магистр, и я вздрогнула от того, с каким бешенством он смотрел на своего бывшего любимчика.
  - Значит так, разборки будете устраивать в другом месте, нам тут они не интересны. А вот проинформировать ректора обо всем я считаю своим долгом, - заявила целительница, открывая дверь на улицу. - На выход, молодые люди, я жду...
  Магистр Вирт наконец перестал сверлить взглядом Легоро и обернулся ко мне:
  - Мы сейчас уходим, Минари, но я все-таки очень надеюсь, что Вы придете сегодня на занятие.
  - Нет, - я отрицательно качнула головой. БввЮ?тиызж?тиызж- Я настаиваюю
  Я молчала, смотря куда угодно, чтобы только не встречаться с его прожигающим взглядом.
  - Магистр Вирт, на улице мороз, - целительница демонстративно кивнула на дверь.
  - Простите, госпожа Клея, - Вирт наконец оторвал свой взгляд от меня, и я смогла спокойно вздохнуть. - Минари, - снова позвал он меня у двери. - В три часа в моем кабинете.
  Госпожа Клея захлопнула за ним дверь.
  - Возмутительно! Я такой безответственности в своей жизни еще не видела.
  - Не расстраивайтесь, госпожа Клея. Я от них другого и не ожидала. Просто противно, зачем было этот фарс с учебой устраивать.
  - Можешь не переживать, ректор обо всем узнает.
  - Не нужно, - снова попросила я.
  - Позволь мне самой решать. А теперь за уроки, как я поняла, у тебя целых две отработки, вот и проведи время с толком.
  
  
  
  Глава 17  
  Только я села за учебники, как снизу снова раздался стук дверного молоточка. Госпожа Клея минут десять как ушла к ректору, и мне пришлось спускаться вниз, чтобы открыть дверь. Первым желанием, как только я увидела стоящего на пороге Вирта, было закрыть дверь обратно. Но я сумела сдержаться и холодно поинтересовалась, что ему нужно. Ответ магистра поверг меня в шок.
  - Вы же отказываетесь приходить заниматься, вот я и пришел заниматься к Вам.
  Он довольно бесцеремонно отодвинул меня с прохода и начал отряхивать плащ от снега.
  - Где Вы предпочитаете заниматься, в столовой?
  - Что? - я просто опешила от такой наглости. - Я же ясно сказала, что не хочу у Вас больше учиться, - попыталась вразумить я его.
  - А я дал Вам предельно ясный ответ, что не приму отказа, и кстати, я принес Вашу книгу, так неосмотрительно оставленную у меня.
  - Вы всегда такой наглый? - перебила я его.
  Вирт очень внимательно посмотрел на меня.
  - Я же сказал, что не отступлюсь... Так куда мне проходить, Минари?
  - В столовую, - обреченно вздохнула я: ну не драться же мне было с ним.
  - Прекрасно, - он прошел в комнату и придержал мне дверь. - Проходите, не заставляйте себя ждать, мы и так пропустили уже тридцать минут урока.
  Пришлось сцепить зубы и войти в дверь. Вирт уселся в кресло рядом с камином и отодвинул мне другое.
  - Присаживайтесь.
  - Спасибо, - я постояла еще несколько секунд, а потом все же села.
  - Что Вы завалили у Гильды? - внезапно спросил он.
  - Вам-то какое дело?
  - Это уж позвольте мне решать, - осадил меня магистр. - Так что показалось Вам сложным в минераловедении?
  Вот пристал! Стало очевидно, что проще все рассказать, чем продолжать пререкаться.
  - Да не было там ничего сложного, я просто отвлеклась и ее не слушала, а метресса этого не любит. Теперь крови напьется и успокоится.
  Вирт нахмурился.
  - Вы точно уверены, что моя помощь не понадобится?
  - Абсолютно.
  - Ну что ж, - он пододвинул ко мне учебник. - Тогда приступим к уроку. Что Вы успели выучить из того, что я задал Вам в прошлый раз?
  Наглая улыбка расцвела на моем лице.
  - Ничего. Я его не открывала.
  - И Вы этим гордитесь?! - искренне удивился Вирт. - Печально... Печально, Минари, что свою неприязнь ко мне Вы перенесли на предмет, Вы ведь способная девушка...
  - Да ничего я не переносила! - перебила я в раздражении. - Просто когда я шла домой, мне сказали, что это Вы мне эту одежду купили, и очень доходчиво объяснили, по какой причине, вот я и решила, что все эти уроки только для того, чтобы поиздеваться!
  - Кто Вам это сказал? -Вирт с силой сжал кресло.
  - Зачем Вы мебель ломаете? - возмутилась я, услышав треск подлокотника. - Неважно... сказали...
  - И Вы поверили?
  - А что мне еще оставалось думать?! Что Вы решили благотворительностью заняться?
  Вирт довольно долго молчал, а потом спросил:
  - Я произвожу такое ужасное впечатление?
  - Честно? - мрачно спросила я.
  Вирт замер, а потом медленно кивнул.
  - Да! Я Вас совсем не понимаю. Зачем Вам все это нужно? Человек не меняется за неделю. Вы три года ненавидели меня, думаете, я слепая - от большой любви боевые заклятья не используют! - Вирт вздрогнул, как будто мой ответ причинил ему физическую боль. - А теперь Вы приходите сюда и пытаетесь убедить, что все не так!
  Магистр встал и отошел к камину; немного постоял, как бы на что-то решаясь, а потом резко повернулся.
   - Минари, все действительно изменилось. Вы даже представить не можете насколько, и как сильно я бы хотел вычеркнуть эти три года из Вашей памяти.
  'Вот это я как раз очень хорошо могу представить', - подумала я.
  - Никогда не думал, что попаду в такое дурацкое положение. Это проклятье какое-то! - в сердцах добавил он. - Бегаю за Вами, как мальчишка, а Вы меня как пса приблудного гоните.
  - Ну, так не бегайте! - не выдержала я. - Можно подумать, мне это нужно!
  - Не могу... - глухо ответил Вирт. - К сожалению, это уже не в моей власти.
  - А в чьей? Ректора? - не сдавалась я.
   Вирт только отрицательно мотнул головой.
  - Просто примите как данность, что всё для Вас изменилось.
  - И кто это решил?! - возмутилась я.
  Вирт несколько мгновений прожигал меня взглядом, а потом сказал:
  - Иначе я бы не смог Вас спасти.
  И я замолчала, сидя с открытым ртом.
   - Почему? - выдавила я.
  - Потому что когда я пришел, Минари, Вы уже ушли за грань.
  Он замолчал, а до меня никак не доходил смысл только что сказанных им слов. 'Что он имел в виду? Умерла?'
  - Но ведь это невозможно, - наконец прошептала я. - Оттуда невозможно вернуться.
  - Одному, да, - устало сказал Вирт. - Наверное, нужно было давно Вам все рассказать, хотя, думаю, что после моего рассказа Вы возненавидите меня еще сильнее.
  - Что рассказать? - испуганно прошептала я.
  - Что Вы помните о том дне, когда... - оборвал он вопрос, но я все равно поняла, о чем он.
   - До того, как Вы меня ударили... - Вирт дернулся, - или после?
  - После, - шевельнул он одними губами.
  - Ничего. Последнее, что помню, - крик учителя Кагга.
  - Рассказать?
  Я долго молчала. Почему-то появилось ощущение, что я ничего не хочу знать. БввЮ?тиызж?тиызж - Не знаюююю
  Вирт подошел ко мне совсем близко и опустился передо мной на колени так, что
  наши глаза стали на одном уровне, а я отстранилась, насколько позволяла спинка кресла.
   - Мне плохо, Минари. Мне уже очень давно не было так плохо.
  
  - Что же мне делать? - как заведенная, повторяла я.
   - Прости меня, Минари, я все понимаю, я сволочь, но я умру за тебя, - он достал кольцо. - Возьми, оно твое - это 'Сердце Вечности' - обручальное кольцо моей матери.
   - Нет! - с ужасом отпрянула я. - Простите меня, мне очень жаль, но я не могу.
  - Минари! - чуть не крикнул Вирт. - Не может быть по-другому! Мы все равно уже связаны. Не мучь нас обоих.
  - Я не могу! Вы что, не понимаете, в каком я шоке? - зарыдала я, а Вирт внезапно притянул меня к себе и обнял. Я попыталась вырваться, но он не пускал.
   - Я сам в шоке, ты думаешь, мне легче? Я много думал, но это единственный и, поверь, самый лучший выход.
   - Я не могу, - плакала я. - Я не люблю вас.
  Вирт с мукой застонал и уткнулся мне в плечо.
  - Все время перед глазами стоит, как ты упала, как Кагг орет, вокруг куча народу носится, а я понимаю, что ВСЕ! КОНЕЦ! Я УБИЛ ТЕБЯ! - он вдруг с силой прижал меня к себе. - Я ненавижу себя, я чудовище, но я не могу без тебя.
  - Что здесь происходит? - раздался голос ректора у двери.
  
   из просторов нета [Internet]
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ 2
  
  
  
  Глава 1  
  Я сидела в кресле, уткнувшись подбородком в коленки, и меня била дрожь.
   'Что же мне делать?' - спрашивала я себя и не находила ответа. Безысходность - вот, что я чувствовала. А еще я чувствовала себя обманутой.
  Вирт клялся и божился, что не хотел этого, просто поддался соблазну, увидев мою ауру, как будто от этого мне было легче.
  - Не наказывай меня так жестоко, Минари, я сам наказал себя так, что уж дальше некуда, - обернулся он ко мне уже в дверях, когда ректор практически силой оторвал его от меня и заставил уйти. - Прошу тебя, не принимай поспешных решений, подумай. Ты добрая, хорошая, ты самая лучшая девушка из всех, что я когда-либо встречал, ты поймешь меня и простишь.
  - Нет, - снова повторила я, покачав головой. - Я никогда этого не прощу.
  - Я всегда буду любить тебя, Минари, - сказал Вирт и вышел за двери, а ректор остался.
  - Прости меня, Минари. Это я должен был сказать тебе. Но...
  - Лучше б я умерла тогда... - слезы снова потекли, и я даже не пыталась их остановить. - Зачем Вы ему это позволили?
  - Минари, - укоризненно сказал ректор, - он не спрашивал у меня разрешения, но разве ты искренне говоришь? Ведь ты жива, и это главное!
  - Конечно, как у Вас все просто, а чем мне за это расплачиваться?!
  - Все образуется, - вздохнул он. - Все образуется.
  Госпожа Клея только в ужасе переводила взгляд с ректора на меня и обратно.
  - Следите за ней сегодня. Он не допустит, но все-таки, - практически прошептал ректор, уходя, но я все равно услышала.
  - Конечно, господин ректор, - кивнула целительница и кинула подозрительный взгляд на дверь в травохранилище.
   'Думают, травиться буду', - поняла я.
  - Идите спать, госпожа Клея, - устало сказала я. - Ничего я с собой не сделаю. Просто хочу подумать.
  - Минари, деточка, может быть, я все-таки побуду с тобой? Вдвоем не так страшно о таком думать.
  - Как хотите, - сказала я, и госпожа Клея действительно часа два мужественно 'отвлекала' меня всяческими историями из жизни Академии, пока сама не уснула на моей кровати под очередную душещипательную историю о бедной девушке, вышедшей замуж за богатого. Аналогия была вполне понятна, но ничего кроме раздражения и желания выгнать госпожу Клею не вызывала.
  
   Дрова в камине прогорели, и я укрыла госпожу Клею одеялом, а сама спустилась вниз на кухню. Поставила чайник и заварила себе успокаивающих трав. Я не обманывала, травиться я не собиралась: во-первых, глупо, а во-вторых, озвучил ректор - все равно ведь не позволит. Так и просидела в кресле перед камином почти до рассвета, перебирая в уме возможные варианты того, как жить дальше.
  Самым привлекательным был вариант побега, но и самым нереальным. Волк, у которого лапа попала в капкан, еще имеет шансы убежать, хоть и придется лапу отгрызть, а мне отгрызать было нечего - ауры настолько сильно сплелись, что нам физически будет плохо, если кому-то одному придется уехать дальше, чем на день пути. Вирт сразу почувствует, если я уеду, а разыскать меня для него не составит проблем. И что-то подсказывало мне, что в Академию после этого я уж точно не вернусь.
  Детская мысль 'вот умру и пусть потом жалеют' тоже посещала, но была еще бредовее - смерть одного не освободит второго, скорее убьет, а быть связанной с ним даже за гранью я уж точно не хотела. В общем, почти сказка: жили они долго и умерли в один день.
  Оставался последний вариант - попытаться найти способ разъединить ауры. Ведь если был способ их объединить, значит должен быть и способ вернуть все обратно. Но на Вирта надежды было мало, оставалось рассчитывать только на себя. А для этого нужно было получить доступ в магический отдел библиотеки.
  
  Утром я проснулась все в том же кресле у камина, шея затекла, и меня мучила ужасная головная боль. С трудом разлепив глаза, я поплелась в ванную.
  - Красотка, - сказала я, глядя на себя в зеркало. - Жаль, что не видит, вот бы восхитился, - мстительно добавила я.
  - Давай, не пойдешь сегодня на занятия, - предложила госпожа Клея, чувствовавшая себя виноватой, что уснула раньше да еще и в моей кровати.
   - А какой смысл? Все равно ведь это ничего не даст, только отработок прибавится. Госпожа Клея недоверчиво оглядела меня.
  - Ты правда в порядке?
  - В порядке... насколько это вообще возможно.
  Я вышла за дверь и чуть не поскользнулась на ступеньках: напротив, прислонившись к стволу старого дуба, стоял Вирт. Упасть не дал, каким-то невероятным образом оказавшись рядом.
  Я с негодованием вырвала руку. 'Он что, теперь меня повсюду преследовать будет?'
  - Доброе утро, Минари.
  Я проигнорировала и молча прошла мимо. Магистр догнал и пристроился рядом. Я бросила на него злобный взгляд. Вот ведь гад приставучий - не отвяжется никак. Я резко повернула обратно, но он успел схватить меня за руку.
  - Не надо, Минари, я сейчас уйду. Нам нужно поговорить.
  - Вчера уже поговорили, - прошипела я.
  - Я о другом.
  - Ага, конечно, - не поверила я.
  - Послушай, я всю ночь думал. Я не хочу, чтоб ты меня ненавидела.
   - А я так жить не хочу! - крикнула я. - Если для Вас действительно важно мое отношение, разъедините ауры!
   Он застыл и не сразу ответил.
  - Я не знаю, как это сделать.
  - Врете, - не поверила я. - Когда пакостили, знали, а теперь нет?
  - Минари! - ого, сколько праведного гнева в голосе. - Зачем ты все перекручиваешь? Я же рассказал тебе все, как было. Я действительно пытался помочь тебе.
   - Прям герой, - съязвила я. - Я Вам не верю! Если бы Вы хотели помочь, не допустили бы этого или нашли бы способ все вернуть назад, - я отвернулась, а потом одна мысль пришла мне в голову. - Поверю, если дадите прочитать книгу с оркскими ритуалами.
  - Нет, - сразу отрезал он.
  - О чем с Вами разговаривать... - я наконец вырвала руку. - Я все равно найду способ, как разъединить ауры! - крикнула я, уходя.
  - А я уже не уверен, что мне это поможет... - донеслось до меня.
  
  После уроков я пошла к ректору. В приемной на стульях у стены сидело несколько преподавателей и студентов, я присела в конце очереди.
  - Госпожа Суок, - окликнул меня секретарь, - пересаживайтесь поближе. Ректор говорил, что Вы можете прийти сегодня, и просил сразу проводить Вас к нему, как только он освободится.
  - Спасибо, - сказала я и посмотрела, куда пересесть. Лучше бы я этого не делала - одним из сидящих в очереди был Легоро.
  'Вот дохлый тролль, как не повезло,' - я не сомневалась, что он не упустит случая отыграться за вчерашнее. Но, к моему удивлению, он промолчал и даже кивнул на свободное место рядом.
  'Может, ректора боится?' - подумала я, сразу расхотев пересаживаться, и отвернулась. Сидеть пришлось довольно долго, но наконец дверь открылась, и на пороге показался ректор, почтительно пропускающий вперед высокого седого мужчину.
  Первый министр - узнала я и увидела, как Легоро встал и протянул отцу дорогой, украшенный драгоценными камнями посох. Тот кивнул, потянулся к нему, но внезапно перевел взгляд на меня и прищурился. Смотрел довольно долго, а потом внезапно глаза его расширились, и он неверяще тряхнул головой.
  - Господин Янир, сказать, что я потрясен, - это ничего не сказать, - обратился он к ректору. - Такая новость, а Вы ничего не сказали об этом, - и он направился прямиком ко мне.
  - Позвольте поприветствовать Вас, госпожа Алиери. Не знал, что Вирт женился, - он поклонился мне, а Легоро с грохотом уронил посох. Меня спасло только то, что я сидела.
  Министр с удивлением посмотрел на сына, который не сводил с меня перепуганных глаз, потом неодобрительно покачал головой и продолжил:
  - Во всяком случае, примите наши с Арни самые искренние поздравления.
  - Дорогой друг, простите, что ввели Вас в заблуждение, но это ошибка, - вмешался ректор. - Ваши поздравления очень преждевременны.
  - ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫ?!!! - возмутилась я. - Да они неуместны!
  - Но как же? - удивился старший Легоро. - Ошибки быть не может... - он с недоверием перевел взгляд с меня на ректора.
   - И все-таки это не так. Если Вам нужен более полный ответ, прошу обратиться за разъяснениями к магистру Вирту. Входите, госпожа СУОК, - подчеркнул он мое имя, и у министра удивленно округлились глаза.
   Я решительно встала.
  - Одно уточнение, Янир, - остановил его министр. - Госпожа Суок... - кивнул он на меня, - не из магической семьи?
  - Нет, - после секундного раздумья сказал ректор и подтолкнул меня к двери.
  - Каков прохвост! - ухмыльнулся министр и бросил на меня насмешливый взгляд. - Вам очень повезло, моя дорогая, на девушках не из магических семей обычно не женятся.
  Ректор решительно закрыл дверь и кивнул мне на свободное кресло у стола.
   - Не бери в голову, Минари, господин Легоро ошибается. Он ведь не знает всей истории, просто видит, что твоя аура связана с аурой Вирта... И, кстати, что ты хотела? - перевел он разговор в другое русло, усаживаясь за стол.
  - Я... господин ректор, мне нужен пропуск в магический отдел библиотеки, - решила я не увиливать и прямо спросить о том, за чем пришла.
  - Зачем? - удивился ректор. - Разве Вирт не дал тебе учебник?
  - Да, но мне нужна другая книга.
  - Позволь полюбопытствовать, какая? - с интересом посмотрел он на меня.
  - Хочу убедиться, что нет способа разъединить наши ауры.
  - Минари, - разочарованно вздохнул ректор. - Ну хорошо, я понимаю, - ты не веришь Вирту. Но мне ты могла бы поверить?
  - Дело не в том, что я Вам не верю, я хочу сама убедиться.
  - Допустим. И какая же книга, по твоему мнению, может дать ответ на твои вопросы?
  Я немного помолчала, собираясь с духом.
  - Книга с оркскими ритуалами.
  - ЧТО?!.. - взорвался ректор. - Ты в своем уме?! Да я за такие книги из Академии выгоняю.
  Я упрямо молчала.
  - НЕТ! - отказал он.
  - Значит, не дадите?
  - И запрещаю впредь об этом думать, не то что говорить! - отрезал ректор. - Минари, будь же хоть немного благоразумной! Вирт не соврал тебе, неужели ты думаешь, что я позволил бы ему удерживать тебя, если бы был способ это исправить? Я клянусь тебе, что ни он, ни я не знаем, как разъединить ваши ауры.
  - А кто тогда знает?! - тоже повысила я голос. - Орки?
  - Орки? - ректор мгновенно успокоился. - Возможно. Но хотелось бы понять, что тебе это даст?
  - Я поеду к ним и попрошу помощи.
  Ректор уронил голову на руки.
  - Как я устал от вашей наивности... Ну скажи мне, почему ты и другие студенты верите всей этой чуши о бедных угнетенных орках? -он почти с жалостью посмотрел на меня. - Она поедет просить у них помощи! Да ты видела хоть одного орка в своей жизни, дурочка? Ты понимаешь, что это за твари? Тебе очень повезет, если тебя просто убьют, как только ты пересечешь границу!
  У меня задрожали губы.
  - Тогда я не знаю, что мне делать, - прошептала я, закрыв лицо руками, чтобы он не видел выступивших слез.
   Ректор встал, подошел ко мне, приподнял за плечи из кресла и обнял.
  - Не плачь, - сдался он и погладил меня по голове, - я попробую написать своему другу. Он начальник пограничного гарнизона, и иногда ему приходится допрашивать орков. Возможно, ему удастся что-то узнать.
  
  
  
  Глава 2  
  Арни Легоро вошел вслед за Первым министром в открывшееся окно портала, чтобы в следующее мгновение выйти из него дома в кабинете отца.
  - Ну что, балбес, проворонил девочку, - насмешливо сказал Первый министр, усаживаясь в кресло. - Три года в потолок плевал, вместо того чтобы вокруг оглядеться. А могла бы быть твоей.
  - Не понимаю Ваши шутки, отец, - я и эта оборванка? - горделиво задрал подбородок Арни.
  - Какие уж тут шутки - там такая аура, что и император бы не побрезговал.
  - Вы это серьезно? - не мог поверить Легоро.
  - Серьезней некуда. А теперь уже поздно, жену он не отпустит.
  - Отец, Вы ошибаетесь, она ему никто, просто очередная любовница.
  - Я редко ошибаюсь, Арни, иначе не занимал бы такую должность, - осадил его министр. - А насчет этой Минари - не думаю, на любовницу она не похожа. Нет, мой мальчик, с любовницами ауры не связывают.
  - В смысле? - опешил Арни. - Что значит, связывают ауры? Разве это возможно? Никогда о таком не слышал.
  - А вы такое в Академии не проходите, это уровень даже не магистра - оркская магия, на крови. Странно только, что ему пришлось на это пойти. Связать две ауры можно только тогда, когда они за гранью, а это огромный риск: оттуда можно и не вернуться.
  - ЧТО?! - остолбенел младший Легоро и вдруг расхохотался от понимания. - Так вот что на самом деле случилось. Это же ее он чуть не убил, а потом спас. В Академии до сих пор полно слухов, как ему это удалось. Тогда не удивительно, что она так бесится, она ж его терпеть не может.
  - Даже так? - министр на мгновение замер. - Хм, какие удивительные возможности открываются.
  
  На пересдачу к Гильде нас собралось пятеро. Я, магичка с бытового, эльфийка с целительского и два погодника. Увидев меня, магичка гордо задрала нос и отвернулась, а эльфийка, наоборот, заулыбалась:
  - Привет, я Риэталь, я тебя вчера в столовой видела, когда ты этому выскочке Легоро сцену закатила. Молодец, а то он вконец зарвался.
  - Привет, я Минари, - поздоровалась я, но тему решила сменить. - Ты тоже к Гильде на пересдачу?
  - Ага, - кивнула она, - а ты по какому кругу?
  - Пока первому, - удивилась я, - а что, обязательно будут другие?
  - Несчастная. Еще раза три сюда придешь, и то если повезет. Гильде за один раз сдать невозможно. Я в пятый раз прихожу, а она все успокоиться не может - валит и валит.
  - Понятно, значит сегодня можно особо не стараться?
  - Тебе так точно.
  - Прекрасный совет, Риэталь! - раздался голос старой грымзы за спиной. - С таким подходом Вы еще не раз со мной встретитесь.
  Риэталь затравленно обернулась.
  - Простите, уважаемая госпожа метресса, я не хотела Вас обидеть.
  Гномка презрительно хмыкнула.
  - Много чести на эльфов обижаться. И не надейтесь, что Ваша грубая лесть как-то повлияет на Вашу оценку, моя дорогая. Остальных это тоже касается, - фыркнула она на меня.
  Первыми вылетели погодники, успев перед этим отомстить, выцарапав на парте 'Гильда - девушка нашей мечты! Некроманты Лео и Бернард'. Потом дошла очередь до магички. К ней Гильда почти не цеплялась, но она сама себя завалила, когда ляпнула, что оранжевый топаз добывают в Драконьих скалах, а не в Хрустальных горах. Столь грубый промах потомственная гномка восприняла как личное оскорбление. Потом она долго и с наслаждением добивала провинившуюся Риэталь. Наконец я осталась одна и, смирившись с новой отработкой, встала и пересела к ее столу.
  - Хотите сказать, что готовы, госпожа Суок? Или приняв на веру слова этой двоечницы Риэталь, даже не попробуете пересдать?
  - Отчего же, госпожа метресса Гильда. Я попробую, - спокойно сказала я.
  - Хм, хочу сразу предупредить, что мне глубоко плевать, какие там у Вас покровители.
  - Не понимаю, на что Вы намекаете, - задохнулась я от злости.
  - Неужели?.. - испытывающе посмотрела на меня Гильда. - Ну что ж, рада, если так. Так что же в теме прошлого урока показалось Вам столь скучным?..
  Я вышла от Гильды и не могла поверить, что сдала эту чертову отработку. Даже стало неудобно перед Риэталь, которая ждала меня в коридоре.
  - Ну что? Завалила?
  - Нет, - покачала я головой. - Даже больше ничего не спрашивала, кроме прошлой темы.
  - Шутишь. Такого просто не бывает.
  Я пожала плечами.
  - Странно, что это на нее нашло?
  Я промолчала. Не могла же я рассказать ей о намеках, сделанных Гильдой про покровителя.
  - Ты сейчас куда?
  - Домой, поздно уже.
  - А на ужин не пойдешь?
  Я отрицательно покачала головой. В столовой я теперь долго не появлюсь.
  - Ты что, Легоро боишься? - удивилась она. - Брось. Ничего он тебе не сделает. Его самого нажухали так, что он дома ночевать стал. Пошли.
  Я колебалась. Я так давно хотела с кем-то подружиться, и Риэталь мне очень нравилась.
  - Ладно, пошли.
  В столовой было полно студентов, и стоило мне войти, как сразу десятки голов повернулись в мою сторону, и после секундной паузы началось шушуканье.
  - Держи голову выше. Они не должны чувствовать, что задевают тебя, - посоветовала Риэталь и, взяв меня за руку, потянула к столу, стоящему на границе между студенческой и преподавательской половиной.
  - Это так, на всякий случай, - сказала она, скидывая плащ. - Чтобы прихвостни некоторых губы не раскатывали.
  Мы подошли к раздаточному столу и взяли по тарелке творога с чаем и по два яблока. Вернувшись, обнаружили, что за нашим столом сидят четыре боевика - по одному с каждой стороны от нас. Видимо, близкое присутствие преподавателей не сильно их пугало.
  - Дамам место, - сидящий справа от моего места боевик привстал так, чтобы я могла пролезть, и отвесил мне фиглярский поклон.
  - Дамам неприятно столь навязчивое внимание, - отрезала Риэталь.
  - А те, которые к дамам не относятся, могут прямо сказать - отвалили! - добавила я.
  Парни откровенно заржали и еще наглее развалились на лавках.
  - Пошли отсюда, Риэталь, - сказала я, отворачиваясь, чтобы уйти, но кто-то удержал меня за локоть.
  - Не так быстро, красотка, вечер только начинается.
  Я дернулась, расплескав чай по подносу.
  - Умнее ничего не придумали? - возмутилась Риэталь.
  - Вали отсюда, длинноухая, а то и тебе достанется, - тихо, чтобы не расслышали другие, прошипел удерживающий меня боевик.
  - Ах ты, гад! - заехала я ему со всей силы подносом.
  - У-ууу, - зашипел он, отскакивая от разлившегося кипятка. - Ну все, тебе конец, голодранка, - в его руке начал формироваться огненный шар, и я в ужасе отпрянула.
  - Не смей!!! - крикнул кто-то из боевиков и схватил его за руку, но он с силой оттолкнул его в сторону.
  Риэталь побледнела и попыталась выставить передо мной щит, но разъяренный боевик легко разорвал изящное плетение защитных нитей.
  Я же застыла изваянием и не могла поверить, что все повторяется снова. Голос пропал, и я только с ужасом смотрела, как шар увеличивается и становится все чернее. В прошлый раз я даже не успела заметить, как Вирт сотворил нечто подобное, ему для этого понадобилось меньше мгновения, но в этот раз я отчетливо видела, чем меня будут убивать.
  - Что здесь происходит, Легоро ?! - раздался грозный оклик за спиной, и метресса Гильда шагнула вперед, отгораживая меня.
  Шар в руке боевика зашипел и начал стекать вниз раскаленными каплями, обугливая доски пола, а я наконец узнала младшего брата Арни.
  - Все в порядке, - тяжело дыша, сказал мой несостоявшийся убийца, с ненавистью глядя на меня.
  - Просто развлекаемся, - добавил кто-то из компании. - Хотим девочкам понравиться, вот и показываем, на что способны.
  - Я вижу, - сказала гномка, не опуская жесткого взгляда. - Развлечение знатное. Только эту девочку подобным не удивишь, она уже одно такое видела. А теперь вон отсюда.
  - Да мы уже и сами хотели идти, да, Хьюго? - сказал боевик, пытавшийся до этого оттащить от меня Легоро, и потянул младшего сынка министра к выходу. Остальная компания молча подалась следом.
  - Да, младшие Легоро на высоте, - покачала головой Гильда. - Отец может гордиться, - с издевкой добавила она и долго смотрела им вслед.
  - Вы, кажется, хотели поужинать, - очнулась она и отступила, давая нам проход.
  - Да я уже дома поем, - сказала я, с тревогой смотря в темноту за окном. Идти после всего случившегося домой одной было страшно.
   - Глупости, - ответила Гильда. - Ужин готов, и нечего такого не случилось, чтобы от него отказываться. Я тоже поем с Вами, а потом Вы проводите меня к госпоже Клее. Мне нужно взять у нее кое-какие лекарства.
   Мы с Риэталь переглянулись, с облегчением вздохнули и поплелись за Гильдой к учительскому столу.
  - Скажите, Риэталь, почему Вы так наплевательски относитесь к Минераловедению, ведь по другим предметам у Вас оценки гораздо лучше? - решила отвлечь нас разговорами Гильда.
  - Ну... - запнулась Риэталь. - Возможно, у других преподавателей не такие завышенные требования? - осторожно предположила она.
  - Завышенные? - переспросила Гильда. - Не думаю. Просто Вы ко мне предвзято относитесь.
  Риэталь закашлялась, подавившись творогом.
  - Предвзято? Я? Да Вы же меня уже в шестой раз на отработку отправляете! Мне это Минераловедение уже сниться начинает.
  - Если начинает сниться - это прекрасно. Значит, вы на верном пути и скоро пересдадите.
  - Скоро, это когда? - мрачно спросила Риэталь.
  - Раза с восьмого, я думаю, - ехидно улыбнулась Гильда. - А вы, Минари, я Вас в последнее время совсем не узнаю, были такой серьезной девушкой, а весь прошлый урок в облаках провитали. Я вам сегодня зачет поставила чисто по доброте душевной, исключительно из уважения к дорогой госпоже Клее.
  Вот-те раз, а я-то думала, чего это она расщедрилась.
  - В следующий раз такой поблажки не ждите. Мой кредит доверия не безграничен.
  Старая гномка с аппетитом принялась за еду.
  - Ну что, поужинали? А то мне Вас ждать больше некогда, - спросила Гильда, вытирая губы после только что умятого жирного каплуна. Мы же с Риэталь уже минут десять просто пили чай, давно доев взятый творог и яблоки.
  - Поужинали, - одновременно сказали мы и поднялись из-за стола.
  Дорожка к дому проходила мимо общежития, и мы сразу простили Гильде ее ехидство, как только увидели ожидающую нас четверку у входа в женское крыло.
  - Спокойной ночи, уважаемая метресса Гильда, спокойной ночи, Минари, - сказала Риэталь и с независимым видом прошла мимо хмурых бовиков.
  - Спокойной ночи, - ответила я и так же гордо проплыла следом за Гильдой.
   А на следующее утро я проспала и неслась по коридору, снова опаздывая на это чертово Минераловедение. Вот впереди показался последний поворот, и я со всей силы впечаталась в старшего из братьев Легоро.
  - Вот дохлый тролль! - сорвалось с языка, и я попыталась его обогнуть, но он заступил дорогу.
  - Я ненадолго, - сказал он на удивление миролюбиво.
  - Ну? - решительно спросила я, чтобы не выказать свой страх.
  - Нам надо поговорить, приходи сегодня после уроков в оранжерею.
  - Это еще зачем?
  - Придешь - узнаешь.
  - Ага, разбежалась, нашел дуру.
  Легоро закатил глаза и посмотрел на меня как на идиотку.
  - Да не бойся ты, бить не буду. Приходи. Это для твоей же пользы.
  - Даже так? - спросила я, пытаясь по его виду понять, в чем подвох. - Я подумаю, возможно, и приду, - сказала я, только чтобы отстал, и добавила: - Если будет время.
  - Ну если хочешь разъединить ауры, то время найдешь, - удивил Арни и, отвернувшись, быстро пошел по коридору. А я застыла, парализованная. Только когда большие часы пробили гонг, я очнулась и бросилась в аудиторию.
  
  
  
  Глава 3  
  Большой гонг пробил время обеда, и нас выпустили на волю. Толпа галдящих студентов рванула в столовую, а я немного задержалась, чтобы незамеченной выскользнуть из здания. Оранжерея стояла отдельно от учебного корпуса, и к ней вела узкая дорожка с арочными перекрытиями, которые обвивали лысые тяжи плюща. Я подошла к двери и осторожно потянула за ручку. Обычно оранжерею закрывали, но сегодня большой замок был снят, и дверь стояла приоткрытой. Я вошла и медленно пошла по центральному проходу, минуя боковые галереи с большими арочными окнами. В центре главного прохода находился небольшой фонтан, у которого, сложив на груди руки, стоял Арни Легоро. Когда до него оставалась несколько шагов, я остановилась.
  - Ну, здравствуй... госпожа Алиери, - насмешливо ухмыльнулся он.
  Я нахмурилась.
  - Это все, что ты хотел мне сказать?
  Арни испытующе посмотрел на меня.
  - Присядем, - кивнул он на лавку у стены, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним. - Честно сказать, не ожидал, - продолжил он. - Когда отец рассказал все, сначала не мог поверить. И да, хочу сразу попросить прощения за Хьюго, он не знал, какая важная дама ты теперь.
  Меня передернуло.
  - Тебе не надоело паясничать? Мне нет никакого дела до твоих домыслов. Утром ты говорил что-то про разъединение аур, я тебя слушаю.
  - Какая ты смешная, когда злишься, - сказал он. - Прямо хочется поиздеваться. Бедный Вирт, небось, мучается, не привык к такому обхождению.
  Я начала по-настоящему злиться. Начало разговора мне совсем не нравилось.
  - Так тебе есть, что сказать, или ты просто пришел разнюхать то, что еще не знает твой папочка?
  Арни расхохотался прямо до слез, а я вскочила.
  - Рада, что подняла тебе настроение, а теперь проваливай, - повернулась, чтобы уйти.
  - Подожди! - схватил он меня за руку. - Вообще-то это странно, Минари, что тебя удивляет, что я смеюсь. Разве тебе самой не смешно? Безродная провинциальная девица отхватила одного из лучших женихов Империи, а теперь воротит нос. Это же очень смешно, Минари.
  Я горько вздохнула. Ну чего я еще ожидала от Легоро, не надо было сюда приходить. Я попыталась вырвать руку, но Арни потянул меня назад.
  - Ты разве не хочешь разъединить ауры? БввЮ?тиызж?тиызжЯ застылаю
  - И ты хочешь сказать, что знаешь, как это сделать?
  - Я нет, но отец знает, - пожал плечами Легоро.
  - Он согласен помочь? - удивилась я.
  - Разве я сказал, что он согласен? Я просто сказал, что он может это сделать. Но дело в том, что 'может' и 'хочет' - это две большие разницы, Минари, - сказал, усмехаясь, Арни. - Он еще не решил, стоит ли ему этого хотеть, - с намеком добавил Легоро.
  - А от меня ты чего ждешь? Мне предложить ему нечего, - нахмурилась я.
  - Вот тут ты ошибаешься. У тебя кое-что есть.
  - Как интересно. И что же это?
  - Магия, Минари, - МАГИЯ! У тебя много, чертовски много магии.
  - И что? - не поняла я. - Зачем вам моя магия?
  - Как зачем? - уставился на меня Легоро. - Зачем нам магия? А тебе зачем? Ты все равно не умеешь ею пользоваться и вряд ли когда-нибудь научишься! Ты всю жизнь прожила без нее и прекрасно проживешь и дальше, ты ничего не теряешь, а мы приобретаем многое, для нас магия - ВСЕ! Это наш мир, без нее мы не живем, а существуем!
  - Хорошо, даже если и так, а как я ему ее отдам? Это же не вещь, которую можно снять!
  - Ну, это уже не твоего ума дело, главное твое согласие, а дальше предоставь действовать моему отцу. БввЮ?тиызж?тиызжЯ молчалаю
  - Чего молчишь? Отец дает слово, что физически ты не пострадаешь.
  - Слишком все неожиданно, - наконец ответила я. - Мне надо время, чтобы принять решение.
  - Хм, и сколько времени тебе нужно? Не забывай, что терпение у Вирта не безгранично. Он долго ждать не станет, он уже и так на взводе - сегодня утром устроил форменный террор, Хьюго даже пострадал, пришлось вызывать лекаря.
  Я вышла из оранжереи и медленно побрела по дорожке домой. Мне нужно было все обдумать и, в идеале, с кем-то посоветоваться, только вот советоваться было не с кем.
  Наверное, я очень сильно задумалась, потому что очнулась от того, что врезалась в какую-то глыбу, даже нос заболел, и я схватилась за него рукой.
  - Ударилась? Больно? Дай посмотрю, - перепуганный Вирт повернул мою голову к свету.
  Я замотала головой, пытаясь вырваться, но не тут-то было.
  - Чего Вы на проходе ...тоите? - с раздражением прогнусавила я, все еще зажимая нос, и Вирт отвел мою руку от лица. - Да нет там ничего страшного, сейчас пройдет,- мотнула я головой.
  - Ты почему не смотришь по сторонам? А если бы тут дерево росло?
  - Ну не росло же, а Вы могли бы и сами сойти, раз видели, что я задумалась.
  Вирт промолчал, и я подняла на него взгляд. Лучше бы я этого не делала, такой голод был в его глазах.
   - Чего Вы? - отступила я на шаг назад.
  - Минари, я... - шагнул он ко мне, а я развернулась и бросилась бежать. Успела сделать буквально два шага, как была с силой прижата к нему, и на этот раз по-настоящему испугалась, потому что почувствовала его губы сзади на шее, под узлом волос.
  Рванулась как бешеная, но его хватка только усилилась.
  - Не беги, не надо, Минари. Я сейчас отпущу. Хочу просто обнять тебя хоть ненадолго, - шептал он мне в шею, а меня била крупная дрожь.
  Его руки скользнули по моим плечам.
  - Опять этот дурацкий плащ, - сказал он, сминая старое сукно. - Ну почему ты такая упрямая? Что тебе стоит принять мой подарок? Ты мне ничего не будешь должна, это для меня не деньги, - он притянул меня одной рукой к своей груди, а второй начал расстегивать булавку, скрепляющую на нем плащ, и в следующее мгновение я уже была обернута полами его плаща. -
  Глупенькая, ну что ты хочешь мне доказать? Я и так знаю, что ты порядочная девушка, и я вовсе не пытаюсь тебя купить. Просто мне больно видеть, как ты мерзнешь.
   'О Боги, ну сделайте хоть что-то, - молила я. - Сейчас сюда обязательно кто-нибудь заявится и увидит всю эту картину, где Вирт, по сути, зажимает меня в какой-то подворотне'. Но Боги не слышали меня.
  - Магистр Вирт? - раздался удивленный голос Легоро за спиной.
  Я вздрогнула как от удара, а Вирт тихо выругался, но не отпустил меня.
  - Чего тебе надо, Легоро? - выдохнул он сквозь сжатые зубы, и я удивилась, каким ледяным его голос может становиться в одну секунду. - Я уже сказал твоему отцу, что решение окончательное - Хьюго уйдет из Академии.
  - И Вы считаете это справедливым? Он еще мальчишка и ничего непоправимого не сделал.
  - Только потому, что ему не позволили, - обернулся Вирт в ярости, наконец разжав объятия, но продолжая удерживать мою руку.
  - Метресса Гильда известна своей склочностью и могла просто его оговорить.
  - Конечно, - издевательски кивнул Вирт. - А также эльфийка Риэталь, а может, просто спросим Минари?
  - Минари, ты считаешь, мой брат хотел тебя убить? - с вызовом спросил Легоро, и я во все глаза уставилась на него. Он что, всерьез думает, что я сейчас скажу нет?
  - Даже если и так, - не стал дожидаться моего ответа Легоро. - Но он не сделал ничего, чего бы Вы сами не пытались сделать, магистр. Вы уже достаточно наказали его, разве девять переломов это недостаточное наказание?
  - Сколько?! - поплохело мне - ДЕВЯТЬ!!!
  - Легоро, ректор Янир рассказал мне о случайной встрече твоего отца и Минари. И мне не надо долго думать, чтобы понять, какие выводы он сделал. А раз знает он, знаете и вы с Хього. Твой брат должен был понимать, чем ему может грозить попытка причинить вред моей невесте.
  - Я не ваша невеста! - дернулась я, но Вирт, похоже, этого даже не заметил.
  - ОН НЕ ЗНАЛ, ЧТО МИНАРИ ВАША НЕВЕСТА!!! - крикнул Легоро. - Он защищал мою честь. Он хотел отомстить за позорный спектакль, устроенный мне какой-то никчемной девчонкой.
  - Еще одно слово в таком тоне о моей будущей жене - и тебе покажется цветочками то, что произошло с твоим братом, - яростно оборвал его Вирт. - Статус Минари сейчас выше, чем твой. И я не позволю трепать ее имя даже сыну Первого министра.
  Легоро отступил, с недоумением глядя на Вирта.
  - А Вам не кажется, уважаемый магистр, что в том, что ее имя треплют, есть и Ваша вина? - спросил он с вызовом и пошел в сторону жилого корпуса.
  Вирт как-то сразу сник и наконец отпустил мою руку.
  - Минари, я не ... - виновато начал он, но я холодно его оборвала:
  - Всего хорошего.
  Предложение Арни, вызвавшее в первую минуту страх и даже неприятие, сейчас выглядело все более и более заманчивым.
  
  - Отец, можно войти?
  - Входи, входи, Арни, я ждал тебя, - министр отложил в сторону бумаги.
  - Как Хьюго? Ему лучше?
  - Все хорошо, лекарь говорит, что переломы почти срослись, и завтра ему можно будет вставать. Ну, а как твои успехи? Девчонка согласилась?
  - Она явно заинтересовалась, но ей нужно время, чтобы все обдумать.
  - У нас нет много времени, Арни.
  - А много и не понадобится, думаю, уже завтра она согласится.
  - Почему ты так уверен в этом?
   - Магистр Вирт своими приставаниями невольно помог мне сегодня.
  - Что ж, прекрасно, все идет, как намечено.
  - Будем надеяться. Хотя я, признаться, нервничаю, что она расскажет о нашем разговоре ректору.
  Министр, улыбаясь, откинулся на спинку кресла.
   - Нет, Арни, она не расскажет. Если все, что ты мне о ней рассказал, правда, то она ничего не расскажет. Она, конечно, попытается кое-что выяснить, но не станет рисковать единственной возможностью освободиться от Вирта.
  
  
  
  Глава 4  
  Ночью уснуть не смогла: думала, во что ввязываюсь. Если бы иметь хоть немного больше информации!
  Поэтому решила пока не спешить, а расспросить максимально тех, кто мог хоть что-то знать, и согласиться только тогда, когда не окажется никаких других способов.
  Вечером за ужином попыталась осторожно расспросить госпожу Клею:
  - Скажите, госпожа Клея, Вы слышали когда-нибудь о том, что магию можно забрать?
  - Что? - удивилась она. - Какой странный вопрос, Минари. Никогда о таком не слышала. А почему тебя это интересует?
  - Просто стало интересно, ведь вокруг так много магических семей, у которых дети родились без магии. Взять того же Первого министра. Ведь у него трое сыновей, а магия есть только у двух старших.
  - Это сейчас часто бывает. Первому министру еще повезло, Главному советнику хуже - обе его дочери не имеют магии.
  - Ну вот... Так может есть способ... безопасный... чтобы, например, у таких как я, которым магия не нужна, забрать ее, а им отдать?
  - Что значит 'безопасный способ'? Представь, что тебя попросили отдать руку - это то же самое. Даже если магию отберут безболезненно, ты все равно станешь калекой. Как по мне, так лучше руку отдать.
  - Ну с Вами понятно, а я... я же все равно ею не пользуюсь.
  - Мне не нравится этот разговор. Откуда такие мысли?
  Я замолчала, расспрашивать дальше было опасно.
  Утром в столовой подсела за столик к Риэталь.
  - Привет, Минари, рада тебя видеть, - приветливо улыбнулась она, и я улыбнулась ей в ответ.
  - Привет, Риэталь. Можно к тебе?
  - Садись, конечно. Слышала, что случилось с Хьюго Легоро?
  - Нет, - решила не выказывать своей осведомленности.
  - Потрясающая новость! Метресса Гильда рассказала обо всем его декану, и магистр Вирт выгнал его из Академии. А перед этим они закрылись в его кабинете, и Хьюго вынесли оттуда уже на носилках!
  - Да что ты говоришь? Как странно. С чего бы это декану так сурово его наказывать?
  - Кто знает, что они не поделили с Первым министром. Уж во всяком случае, не из-за нас с тобой, - пожала она плечами.
  Я немного помолчала, собираясь с мыслями.
  - Риэталь, я хотела спросить тебя про одну вещь.
  - Спрашивай.
  - Только это секрет. Прошу тебя, дай слово, что никому ничего не расскажешь.
  - Странная просьба, Минари, но хорошо, я даю тебе свое слово.
  - Ты никогда не слышала о том, что магию из человека можно как-то забрать?
  - Что ты имеешь в виду?
  - Тише, прошу, - оглянулась я по сторонам. - Мне важно знать, можно ли у мага безболезненно забрать его магию?
  - ЗАЧЕМ?
  - Мне предложили такой обмен: я отдаю свою магию, а взамен получаю то, что хочу больше всего на свете.
  - Как странно, Минари... Я не слышала о таком. Но я хочу дать тебе совет. Не верь тому, кто тебе это предложил, это плохой человек. Посоветуйся с кем-то, кто знает больше - иди к ректору или к магистру Вирту, они помогут.
  Я замолчала. Конечно, именно к Вирту я и пойду за советом.
  - Спасибо за совет, Риэталь. Я обязательно им воспользуюсь.
  Расспрашивать остальных смысла уже не было. Разве что ректора, но он наверняка сразу догадается, откуда такой интерес, и не факт, что не расскажет все Вирту. Ведь рассказал же он ему про встречу с Первым министром.
  
  - Входи, Вирт, - ректор отошел от двери, пропуская магистра вперед.
  - У меня был Первый министр, хотел поговорить о Хьюго.
  - Я так и думал, что он не отступится. Ну и каков итог этой встречи?
  - Пока итога нет, я только пообещал, что попытаюсь поговорить с тобой еще раз, - развел руками ректор.
  - Тогда не стоит заставлять Первого министра ждать. Можете уже сейчас передать ему, что разговор состоялся и решение не изменилось.
  - Вирт, - ректор поднял руку, - я прекрасно понимаю твои чувства, но пойми и ты меня. Я не могу ссориться с ним. Он очень влиятельный человек, и благополучие Академии во многом зависит от его благосклонности. Ситуация не так проста, как тебе кажется. Хьюго, конечно, виноват, но ты тоже не имел права рукоприкладствовать. Первый министр предлагает мировую.
  - Тогда ищите ему другого учителя. Я не желаю видеть его на своих уроках, и еще: лучше сразу предупредите Первого министра, что любые его действия или действия его сыновей, направленные против Минари, я буду расценивать как личное оскорбление.
  - Ох, Вирт, как с тобой сложно. Ну подумай сам, как я могу такое ему передать? И потом, сейчас ты опять думаешь только о себе. Уход Хього вызовет еще больше кривотолков, и я не думаю, что Минари обрадуется новым сплетням.
  Вирт раздраженно прошелся по комнате.
  - Меня злит, что я не могу открыто вмешаться.
  - Ты стал очень вспыльчивым в последнее время, Вирт, - вздохнул ректор.
  Магистр подошел к окну и уперся сжатыми кулаками в подоконник.
  - Вы правы. Мне все сложнее держать себя в руках... Она все время перед глазами, и я боюсь, что не смогу сдержаться, и она возненавидит меня еще больше.
  Ректор понимающе кивнул.
  - Я с самого начала об этом предупреждал. И если хочешь знать мое мнение, то самый лучший способ - попытаться ауры разъединить.
  - НЕТ! - Вирт резко обернулся. - Я еще не готов к этому.
  - Ты дождешься только того, что она выкинет какую-то глупость. И я надеюсь, что она не закончится трагедией, - ректор сложил руки на груди. - Она приходила ко мне, просила помочь найти способ разъединить ауры.
  - Когда? - удивился магистр.
  - Накануне ситуации с Хьюго.
  - Что Вы ей сказали?
  - Правду. Что же еще. Я сказал, что не знаю, как это сделать, но я пообещал ей расспросить своего друга, который служит на оркской границе.
  Вирт на мгновение замер и после паузы спросил:
  - И что Вам сказал Ваш друг?
  - Конкретики мало, но он говорит, что допрашивал недавно одного орка, который, возможно, согласится помочь. Ты знаешь, что у орков практически не рождаются женщины, а он попал в плен вместе с женой и очень дорожит ее жизнью. Возможно, удастся сыграть на этом.
  
  Легоро появился ближе к вечеру. Заявился прямо ко мне домой, подгадав время, когда госпожу Клею позвали в городскую лечебницу, помочь с больными.
  - Привет, - он по-хозяйски отпихнул меня от двери и прошел в гостиную. Щелчком пальцев зажег сложенные в камине дрова и уселся в кресло, вытянув ноги к огню. - Неси чай что ли, замерз как собака, и сдобы какой-то прихвати.
  - Ну ты и... - не могла я подобрать слов.
  - Давай, поворачивайся! - прикрикнул он, как служанке.
  Я демонстративно уселась в соседнее кресло.
  - Я человек бедный, так что чай и булочки только для гостей.
  - А я кто, по-твоему? - не понял Легоро.
  - А тебя в гости не звали.
  - Ну ты! Не зарывайся.
  - Чего тебе надо, Легоро? Я же сказала, что мне нужно время все обдумать.
  - А ты еще не обдумала? Мне вчера показалось, что ты уже все решила.
  - Тебе показалось.
  - Хм. Ну что ж, - сказал он после паузы, - может, я зря переживаю, и ты уже выбрала, что тебе выгоднее.
  Я злобно сверкнула на него глазами.
  - Не передергивай. Хочешь сказать, что такое решение - плевое дело?
  Легоро немного помолчал и продолжил:
  - Магистр Вирт только что пошел к ректору. Как думаешь, что они обсуждают?
  - Может быть, выходку твоего братца? - съязвила я.
  - Ха, ты угадала. Отец требует отставки Вирта. Тот совсем зарвался. Хьюго, конечно, тоже не подарочек, но он всего лишь студент, а Вирт - магистр и декан. Он не имел права применять силу. Смекаешь, о чём я?
  - Не совсем, - нахмурилась я, предчувствуя что-то нехорошее.
  - Вирта скорее всего снимут. Тем более, что это второй подобный промах в этом году. А как ты думаешь, согласится он уйти из Академии без тебя? Думаю, он даже будет рад такому повороту событий. За стенами Академии мало найдется тех, кто посмеет ему перечить. Так что можешь готовиться к свадьбе... будущая госпожа Алиери.
  Мне стало плохо, руки задрожали.
  - Мы - твоя единственная надежда, Минари. Кроме отца тебе никто не поможет.
  Легоро встал.
  - Заседание Совета в пятницу, так что у тебя есть три дня, чтобы принять решение. И кстати, Минари, - обернулся он уже в дверях, - если хочешь убедиться, что все будет безопасно, приглашаю завтра в гости. Отец с радостью тебе все объяснит и расскажет.
  
  
  
  Глава 5  
   'Три дня. Три дня', - набатом стучало у меня в голове.
  Утром проснулась заплаканная. Не хотелось никуда идти. В столовую на завтрак не пошла. Когда сползла вниз, госпожа Клея искренне удивилась:
  - А я думала, ты давно ушла. Что с тобой, ты себя плохо чувствуешь?
  Я молча кивнула и побрела к столу.
  - Можно я на занятия не пойду?
  - Хорошо, оставайся дома, тогда я скажу учителю Каггу, что ты заболела, а то он волновался, что ты не приходишь пересдавать зачет.
  - Учителю Каггу?! - встрепенулась я.
  Как же я могла про него забыть? Ведь он тоже может что-то знать и наверняка не откажется помочь, он ведь даже перед Виртом меня защищал.
  - А он у себя?
  - Да, насколько я знаю. Вчера в лечебнице он говорил, что ждет тебя сегодня после обеда на пересдачу.
  - Я готова, - подорвалась я из-за стола.
  - Подожди, куда ты понеслась, у него с утра уроки, пойдешь после обеда.
  Но я не могла ждать. На ходу набросила плащ и выскочила за дверь.
  - Хоть заготовки возь...
  Я взлетела по ступенькам учебного корпуса и застыла перед внезапно распахнувшейся дверью, в проходе которой стоял магистр Вирт.
  - Минари? Что ты тут делаешь? У тебя же сейчас основы астрологии и предсказаний.
  Надо же, даже расписание выучил.
  - Прогуливаю, - буркнула я и посторонилась, чтобы он прошел.
  Но он, наоборот, встал, закрывая проход, и спросил:
  - Почему?
  - А зачем они нужны будущей госпоже Алиери? Достаточно, что Вы весь такой ученый - вам же только моя магия нужна, а не знания, - чтобы будущие наследники не дай Боги без нее не уродились.
  - Это не так, Минари.
  - Конечно, можно подумать, я без магии Вам буду нужна.
  - Нужна, - шагнул он ко мне, - ты мне любая будешь нужна.
  Я опешила и поздно отступила. А его руки снова потянулись, чтобы меня обнять.
  - Люди смотрят! - вскрикнула я и сбросила его руки. Он судорожно вздохнул и отступил, тяжело дыша.
  - Я к господину Каггу шла, у меня еще зачет не сдан.
  - А, - медленно выдохнул он и нехотя посторонился. Но мне все равно пришлось буквально протискиваться между ним и дверью.
  
  Вбежала в холл, по инерции сделала несколько шагов и остановилась.
   'О чём он сейчас говорил? Что значит 'любая нужна'? - оглянулась на дверь и медленно пошла по лестнице на второй этаж. - Да нет - бред! Зубы заговаривает! - уговаривала я себя, но что-то не давало покоя. То, как он произнес эти слова, наводило на мысль, что он сам верил в то, что говорил. - Это просто действие привязки и ничего больше, а как только ауры развяжут, все пройдет', - решительно сказала я себе и толкнула дверь в коридор.
  - Учитель Кагг? - постучала я в дверь, за которой шло занятие по травоведению. - Можно?
  - Минари? - удивился старик. - Что-то случилось?
  - Нет... Я на пересдачу.
  - А почему сейчас? Я занят, приходи после урока.
  - А можно я тут подожду? - с надеждой спросила я.
  - Тут? Но у тебя же занятия... Хотя если хочешь, входи, только садись так, чтобы не мешать остальным.
  - Спасибо! - обрадовалась я и, стараясь не привлекать к себе внимания, прошмыгнула на последний ряд.
  - Ну, Минари, и что такого срочного случилось, что ты решила прийти ко мне вместо основных занятий? - устало спросил он после того, как все студенты вышли. А я внезапно оробела и только молча комкала рукой ткань плаща.
  - Мне, конечно, приятно, когда мои студенты меня не забывают, но, может, ты решишься, наконец, сказать, что привело тебя ко мне? Насколько я могу судить, пересдача - только повод... ведь ты не взяла никаких заготовок.
  - Вы правы, - решилась я поднять глаза. Учитель Кагг внимательно смотрел на меня.
  - Так что у тебя случилось, Минари? Чем я могу тебе помочь?
  - У меня к Вам вопрос... Скажите, господин Кагг, Вы слышали когда-нибудь, чтобы ауры можно было соединить, а потом разъединить? - я с надеждой на него посмотрела.
  Старик от удивления даже открыл рот, а потом как будто внезапно что-то осознал и резко поджал губы.
  - Ох, Вирт, Вирт, что же ты наделал... - недовольно покачал он головой.
  - Вы знаете, - поняла я.
  - Сейчас догадался, - кивнул Кагг и потянул меня за рукав, чтобы я села рядом. - Я ведь присутствовал при этом, ну почти присутствовал. И видел, как он изменился. Притом в одно мгновение, внезапно. Только я не понял тогда, как все серьезно. А ведь мог догадаться - он чуть не дрался с ректором, чтобы ему позволили забрать тебя к нему домой, - он надолго задумался и встрепенулся только, когда я снова встала. - А как ты, девочка? Он тебя очень достает?
  Я опустила голову и снова села, чтобы старик не видел выступивших слез.
  - Лучше бы он меня по-прежнему ненавидел, чем то, что сейчас. Он говорит, что не знает, как это исправить и предлагает... в общем... он говорит, что все равно мы теперь с ним связаны, и это лучший выход... А я не хочу! Я хочу разорвать эту чертову связь!
  - А ректор? Он знает?
  - Да, он все знает, - я вздохнула. - Правда, ему тоже не известно, как разъединить ауры... Но он пообещал мне, что попробует что-то узнать.
  - Понятно. А ко мне ты пришла, чтобы я подтвердил, что тоже бессилен тебе помочь?
  - Нет. Я теперь точно знаю, что это можно сделать. Мне даже назвали цену за такую услугу.
  - Цену?! - с недоверием переспросил учитель.
  - Да, - кивнула я головой. - Мне пообещали, что разъединят ауры, если я... отдам свою магию.
  - ЧТО?!!! - старик с силой схватил меня за плечи и затряс так, что у меня даже зубы клацнули. - Ты в своем уме?! Надеюсь, у тебя хватило ума не согласиться? - он внезапно отодвинулся от меня и пристально оглядел, а потом с облегчением вздохнул. - Слава Богам, непоправимое еще не произошло! Но как ты могла даже думать о таком, не то чтобы согласиться?!
  - А что мне еще остается делать? Меня никто не хочет понять, ничего толком не объясняют, одни пустые обещания кругом. Мне и спросить не у кого. И потом, я же ничего не теряю, я же и так магией не пользуюсь, почему Вы так распереживались?
  - Потому что это обман, Минари! Наглый и циничный! Ладно, ты не веришь Вирту. Но неужели ты думаешь, что ректор тебя тоже обманывает?! Он обязательно сказал бы тебе, если бы знал о существовании такого способа! Человек, который предложил тебе это, собирается просто украсть у тебя магию, если только не хуже.
  - Хуже? Куда уж хуже.
  - Не скажи, девочка. Мне не дает покоя, что тебе предложили это, не побоявшись Вирта, а он ведь убьет за тебя.
  - Но, может, этот человек и вправду знает, как разъединить ауры? - посмотрела я с надеждой на учителя.
  - Не думаю, по-моему он хочет другого - он хочет лишить магии Вас обоих. Начнет с тебя, а через вашу связь отберёт и у него. Это, конечно, трудно, но если у него самого высокий потенциал да плюс твоя магия, то может получиться. А после вас просто убьют, чтоб не рисковать. А теперь мне очень бы хотелось услышать имя того мерзавца, который тебе это предложил.
  - Неужели это правда? - не могла поверить я. - Ведь это просто невозможно представить. Ладно я, но магистр Вирт? Зачем кому-то убивать его?
  - А ты что думаешь, у него нет врагов? Глава Ковена Магов его лютой ненавистью ненавидит - какой-то мальчишка, а потенциал выше, чем у него. А еще не надо забывать о Первом министре, вот уж кто действительно способен на любую подлость.
  Я ухватилась за спинку стула.
  - Но зачем Первому министру убивать Вирта? - прошептала я пересохшими губами. - Ведь он с ним дружен. И молодых Легоро магистр Вирт всегда выделял.
  - Дружен? Первый министр не имеет друзей, Минари. Людей он делит на тех, кто ему выгоден, и остальных. С первыми он любезен, не более, а на остальных ему попросту плевать. А что до молодых Легоро, учителя всегда найдутся, а получить такой потенциал, как у вас, - это редкая, почти невозможная удача. Как говорится - цель оправдывает средства. А теперь, Минари, пойдем, расскажем все ректору и магистру Вирту.
  - Нет! - отшатнулась я в ужасе. - Только не Вирту! Он меня тогда точно под замок посадит.
  - Ну, хорошо, - вздохнул учитель Кагг, открывая портал. - Тогда только ректору... хотя это и неправильно.
  
  - Как все осложнилось, - покачал головой ректор. - Ты молодец, Минари, что рассказала все учителю Каггу. Первый министр опасный человек и способен на все, но мы не можем открыто обвинить его, ведь пока это только наши домыслы. Теперь мне надо обсудить все с магистром Виртом, - ректор потянулся к магическому шару на столе, а я запаниковала.
  - Господин ректор, а можно не рассказывать об этом магистру Вирту?
  Ректор укоризненно поднял брови.
  - Минари, что за глупости? Ведь это не одной тебя касается, должен же он знать, что против него замышляется.
  - Тогда, может, Вы без меня ему расскажете? - спросила, осторожно передвигаясь к входной двери, надеясь избежать личной встречи.
  - Пока останься, - разбил мои надежды ректор. - Возможно, у него возникнут вопросы, - и уже не слушая моих дальнейших 'А может быть', прикоснулся к шару. Тот подернулся дымкой, и мы услышали голос Вирта.
  - Что-то случилось, господин Янир?
  - Да, магистр, случилось. Жду Вас у себя и по возможности прямо сейчас.
  - Сейчас буду, - шар погас, и одновременно с этим дверь в кабинет ректора открылась. На пороге стоял магистр, но без привычного наглухо застегнутого магистерского плаща, а в обычной домашней одежде. Слегка влажные растрепанные волосы и распахнутый халат, из-под которого выглядывала незастегнутая белая рубаха тонкого батиста, изменили его до неузнаваемости. Я даже замерла от удивления - настолько этот его образ расходился с привычным надменным и холодным. Он резко вздрогнул и затаил дыхание, а я увидела, как заиграли на его груди мышцы, и почему-то облизала пересохшие губы. А в следующее мгновение покраснела от откровенного пожирающего взгляда.
  - Магистр Вирт, - холодно напомнил о себе ректор.
  Вирт с силой втянул воздух через сжатые зубы и сильно сжал кулаки, так что даже костяшки пальцев побелели. Несколько мгновений буравил меня взглядом, а потом встряхнул головой, как бы стряхивая наваждение, и медленно стянул полы халата.
  - Я Вас слушаю, - повернулся он к ректору.
  - Дело очень серьезное, магистр. И касается Вас с Минари напрямую.
  Как раз в этот момент я решила воспользоваться тем, что ректор отвлек внимание Вирта, и сделала шаг в сторону стоящего у стены стула, но двинуться дальше мне не дали - магистр Вирт непонятным образом оказался за спиной и подтолкнул меня к креслу у стола.
  Пришлось сцепить зубы и сесть. Вирт остался стоять сзади, сжимая спинку кресла, но я чувствовала, как его правая рука касается моего плеча. А ректор тем временем продолжал:
  - Господин Первый министр сделал Минари достаточно странное предложение...
  Я почувствовала, как рука Вирта напряглась и переместилась мне на плечо, сжимая его.
  - Он предложил ей своего рода обмен - Минари отдает ему свою магию, а взамен он помогает развязать ваши ауры, - ректор замолчал, а кресло вместе со мной внезапно развернули, и я уставилась в горящие глаза Вирта напротив.
  - Ты согласилась? - глухо спросил он, и я от страха вжалась в спинку кресла.
  - Оставь ее, Вирт, она все правильно сделала. Она рассказала все мне и учителю Каггу.
  Вирт закрыл глаза, а когда открыл их, я увидела в них настоящую муку.
  - Понятно, - сказал он с горечью. - Кто я такой, чтобы мне об этом рассказывать.
  Нормально? Я еще и виновата!
  - Да Вы же сами меня запугали! - не выдержала я. - Я уже от людей шарахаться начала. Я два дня думала, стоит ли вообще об этом рассказывать!
  - Запугал?! Да я видел тебя всего пару минут за эти два дня, и то ты сразу сбегаешь!
  - Так нечего было меня...
  - Потише, потише! - прикрикнул на нас ректор. - Отношения выяснять будете в другом месте. Сейчас главное не это, - он кивнул на учителя травоведения. - Господин Кагг предположил очень правдоподобное объяснение такому интересу министра.
  - Старый интриган хочет забрать магию у обоих, а потом избавиться от нас? - спросил, криво усмехнувшись, Вирт.
  - Да, мы сделали такой же вывод.
  Магистр кивнул и жестко добавил:
  - Минари опасно оставаться в Академии. Я прошу разрешения временно поселить ее в моем доме.
  Ректор вопросительно посмотрел на меня, а я отрицательно закачала головой.
  - Я не согласна, - озвучила вслух.
  - Это поспешное решение, - согласился со мной ректор. - Министр сразу обо всем догадается.
  - Плевать мне на то, что он догадается. В Академии находится сын министра Арни Легоро, и Минари тут постоянно будет угрожать опасность.
  - Вирт, но это же тоже не выход, - попытался вразумить его Кагг. - Ей нужно учиться. И ты напрасно ее недооцениваешь. Я думаю, обычного охранного артефакта и артефакта перемещения будет достаточно, чтобы предупредить возможные осложнения.
  - ДА!
  - НЕТ!
  Сказали мы одновременно с Виртом.
  - Тогда дайте ей оба этих чертовых артефакта и попробуйте с их помощью помешать мне ее забрать, - сказал в раздражении магистр.
  - Но Легоро же не Вы! - крикнула я.
  - Вирт, ты доверяешь мне? - внезапно спросил ректор. - Клянусь тебе, что все мы не хотим рисковать Минари, но в этой ситуации будет лучше, если она останется в Академии. Считаешь, что двух артефактов мало, предложи свою защиту. Я не буду против.
   'А я так, может, буду', - подумала я, косясь на замершего Вирта, который с недоверием смотрел на ректора, и мне очень сильно захотелось оказаться в своей комнате.
  - А что это за защита? - волнуясь, спросила ректора.
  - Тебе совершенно не о чем волноваться, - сказал как-то излишне спокойно ректор.
  - Да? - перевела взгляд на учителя Кагга.
  Но старик только недоуменно покачал головой и пожал плечами.
  - Минари, все не так страшно, просто тебе будет нужно поносить пока некую магическую вещь, принадлежащую семье магистра Вирта.
  - Вот, - перед моим носом снова оказалось уже виденное мною раньше красное кольцо.
  - НЕТ! - взвизгнула я. - Это же...
  - Кольцо, - спокойно прервал меня ректор. - И что такого? Это вовсе не то, о чем ты подумала. Просто это позволит магистру лучше чувствовать тебя.
  - А я не хочу, чтобы он меня чувствовал, - в отчаянии сказала я.
  - Он и так тебя сейчас чувствует, просто это позволит ему лучше чувствовать твои эмоции. Ведь если нападение будет внезапным, ты и крикнуть можешь не успеть, а испугаться успеешь. И кроме того, такие кольца работают еще и как маячок и портал, так что магистр сможет сразу найти тебя и прийти на помощь.
  - Я все равно не хочу, - упрямо сказала я, отворачиваясь от кольца и от Вирта.
  - Ну если ты не против побыть несколько дней в доме магистра, то можешь не надевать, - сказал ректор, а я замерла, пытаясь переосмыслить только что сказанное.
  
  
  
  
  Глава 6  
  Я продолжала смотреть на ректора, надеясь, что ослышалась. Но тот спокойно выдержал мой взгляд.
  - Нужно что-то выбирать, Минари. Магистр Вирт прав: тут ты подвергаешься опасности, и, если Первый министр начнет действовать более решительно, никакие артефакты не помогут, а кольцо - это реальный шанс защитить тебя.
  - Но ведь это же... - прошептала я и испуганно. - Дайте мне другую магическую вещь, - попросила магистра Вирта безо всякой надежды, но он отрицательно покачал головой.
  - Никакая другая вещь не сможет так хорошо защитить тебя.
  - Возьми кольцо, Минари, - устало посоветовал ректор. - Магистр понимает, что это вынужденный шаг, и не будет ни на чем настаивать.
  Ага, как же, не будет, вон как уставился, сейчас дыру протрет.
  Брать кольцо не хотелось, но не в дом же к нему идти. Так и сидела, кусая губы и переводя взгляд то с ректора на магистра, то с Вирта на господина Кагга, и когда уже практически сдалась и протянула руку, учитель Кагг сказал:
  - Мне кажется, что кольцо лучше оставить на крайний случай. Все-таки такие кольца имеют свою волю и не всегда подчиняются хозяевам, возможно, потом ты просто не сможешь его снять.
  - Что? - резко отдернула руку и уставилась на Вирта, а этот гад даже не смутился, а только молнии метал в старика.
  - Ну и зачем Вы ее напугали? - недовольно проворчал ректор. - Думаете, уговорить ее переехать к нему в дом будет легче?
  - Я просто считаю, что она имеет право знать о возможных рисках. По моему мнению, побыть несколько дней в доме у магистра все же предпочтительней.
  Неверяще уставилась на ректора:
  - Это правда?
  - Не уверен... то есть риск, конечно, есть, но... - ректор беспомощно посмотрел на Кагга, а тот вздохнул и сказал:
  - Минари, решай сама. Кольцо обручальное, ты, я вижу, уже знаешь. Учитывая то, как Ваши ауры соединены, оно наверняка активируется, и снять его ты уже не сможешь. Так что мой совет - просто побудь пару дней у магистра, пока все не решится... Он человек благородный и будет вести себя как джентльмен, - с нажимом добавил старик, не отрывая взгляда от Вирта.
  Я молчала, а безмолвный обмен взглядами между Виртом и стариком Каггом продолжался. Ректор попытался что-то сказать, но Вирт его остановил:
  - Подождите. Я хочу сам поговорить с ней, - он обернулся ко мне.
  - Минари, не бойся. Я тебе жизнью клянусь, что ничего из того, чего бы ты не хотела или не одобрила, не произойдет.
   'Какая прекрасная формулировка: 'Чего бы я не одобрила'', - недоверчиво смотрела я на Вирта. - 'Я эти штучки знаю, сама недавно приворотное зелье варила'.
  
  Легоро легко вбежал по ступенькам корпуса целителей и постучал в дверной молоточек. За дверью послышались шаги, и на пороге показалась госпожа Клея.
  - Слушаю Вас, молодой человек.
  - Здравствуйте, госпожа целительница, я к Минари... по делу, - Арни попытался пройти внутрь, но целительница бдительно прикрыла дверь и загородила проход.
  - А по какому делу?
  - Ну, она не пришла сегодня на занятия, я волнуюсь все ли с ней в порядке.
  - Минари в порядке, просто вчера перепутала семена пятилапника и мокрой пыли, и ее обсыпало. Сами понимаете, любая девушка не захочет, чтобы ее видели в таком состоянии.
  - Да? - искренне удивился Легоро. - А могли бы Вы сказать ей, что это я пришел, уверен, она меня примет.
  - Минари просила никого не принимать. А Вам велела передать, чтобы Вы приходили через три дня, в пятницу, когда ей станет получше, - целительница кивнула, дав понять, что разговор окончен, и закрыла дверь.
  Легоро растерянно посмотрел на закрывшуюся дверь и перевел взгляд на окна на втором этаже.
  - Перепутала семена пятилапника и мокрой пыли? Бред какой-то, - прошипел он. - Нашла время шутки шутить, - он раздосадовано пнул сугроб на крыльце и поспешил в сторону боковых ворот Академии.
  
  - Это ошибка, - в сотый раз повторила себе, собирая вещи. - Дура! - швырнула платье поверх белья в небольшой дорожный сундучок, любезно одолженный мне госпожой Клеей. - Нет, я все-таки полная идиотка, надо было не соглашаться, - уселась на кровать, где сиротливо лежали еще два моих платья - весь мой гардероб, не считая отправленного в сундук и того, что было сейчас на мне.
   'Как я могла поддаться на их уговоры?' - твердила я, разглядывая сваленные в кучу вещи; мне нужно было быть готовой к вечернему гонгу, но собирать было особо нечего, поэтому я уже в третий раз вынимала и заново укладывала вещи в сундук.
  Внизу раздавались тихие голоса - это учитель Кагг инструктировал госпожу Клею на случай, если придет Легоро. А я снова вспомнила ликование, которое отразилось на лице магистра, когда я с трудом выдавила, что согласна пожить у него эти три дня.
  - Минари, к тебе можно? - постучала в комнату госпожа Клея.
  - Входите! - крикнула, не вставая с кровати.
  - Ты что, до сих пор вещи не сложила? - удивилась она, входя в комнату и глядя на устроенный мной бедлам. - Ты знаешь, тебе очень повезло, что магистр любезно согласился приютить тебя на эти дни, - она вытащила из-под меня платья и начала аккуратно укладывать их в сундук. - Говорят, у него роскошный дом, полный всевозможных магических диковинок, и очень богатая библиотека - лучшая у нас в Империи. А еще у него оборудована настоящая лаборатория. Как бы я хотела там побывать... - мечтательно вздохнула она.
  - А я бы предпочла никогда не видеть этот его роскошный дом.
  - Ты просто неблагодарная девчонка, - разозлилась целительница. - И очень жестоко судишь людей, - она раздосадовано закрыла крышку сундука. - Он ведь хороший человек.
  - Кто? Магистр? - скептически усмехнулась я. - Мы с вами говорим о разных людях.
  - Да нет, Минари, - вздохнула целительница, - ты ведь и не знаешь его совсем. Думаешь, ты его настоящего когда-нибудь видела? Это только последние три года с ним что-то такое происходить начало, что он сам на себя непохожим стал, - она вздохнула. - Ладно, ничего тебе советовать не буду, придет время, сама все поймешь. Поднимайся, пора.
  
  Внизу уже ждал Вирт; увидев нас, он подошел ко мне и забрал вещи.
  - Все готово, можем идти, - он указал на мерцающую дымку портала посреди комнаты.
  - Хорошо, - кивнула в ответ и, чтобы не раздумывать, что будет дальше, и не передумать, шагнула вперед.
  И испытала первое потрясение - я, которая не переносила порталов в принципе, впервые не почувствовала перехода. Ни тошноты, ни головокружения, ни дрожащих ног - вообще никаких ощущений. Как будто просто прошла через обычные двери, только вот вид комнаты, в которую вошла, заставил напрячься - большая светлая спальня в мягких спокойных тонах, сочетающих нежно голубой и темное золото, с широкой кроватью из светлого дерева посредине. Рисунок стен, ковер на полу и покрывало подобраны очень тщательно. У противоположной стены - резное трюмо с зеркалом и комод из того же светлого дерева. Справа от кровати - красиво задрапированная дверь, скорее всего в ванную комнату.
  Почувствовала легкое дуновение, и из портала вышел Вирт. Бросила тревожный взгляд на мерцающую дымку за его спиной и испытала жуткое разочарование, когда он буквально на глазах закрылся.
  Магистр, радостно улыбаясь, шагнул ко мне.
  - Минари, тебе нравится? - он поставил мой сундучок на скамеечку у кровати. - Это твоя спальня.
   'И что он хотел от меня услышать?' - мрачно уставилась на него.
  - Тебе не понравилось? Хочешь, можем все изменить? - он, похоже, искренне расстроился.
  - Нет, нет, не нужно, - не хватало еще, чтобы из-за меня он спальню переделывал. - Мне все нравится, просто... непривычно.
  - Это поначалу, потом ты... - сказал Вирт и резко оборвал предложение, а я потрясенно застыла. 'Что он хотел сказать? Потом я что? Привыкну?'
  - Потом, ты тут только на три дня, - как-то излишне спокойно продолжил он. - Пойдем, я покажу тебе дом и познакомлю со слугами.
  Не сказать, что я горела желанием идти куда бы то ни было, но это было всяко лучше, чем оставаться с ним тут.
  Выйдя в коридор, увидела еще одну дверь по соседству с моей, и как-то тревожно ёкнуло сердце. Подозрительно посмотрела на хозяина дома, но он как ни в чем не бывало спокойно прошел мимо, а я осталась на месте.
  - Мы сейчас на втором этаже. Запоминай, тут твоя спальня, дальше лестница...
  - А эта дверь куда ведет? - показала на интересующую меня дверь.
  Вирт на мгновение застыл.
  - Это тоже спальня.
  - Чья? - продолжала упорно допытываться.
  - Моя, - сказал он, обернувшись. - Но не подумай ничего плохого. Во-первых, в доме нет больше других спален... готовых. А во-вторых, я несу за тебя ответственность и просто не могу оставить тебя без присмотра.
   'Да конечно, я почему-то даже не сомневалась, - бросила на него скептический взгляд, но он и не думал смущаться. - Вот дохлый тролль, пусть только сунется - я такой крик подниму, в Академии слышно будет'.
  - Ладно, - сделала вид, что приняла объяснение, и шагнула к лестнице. - Показывайте дальше.
  Госпожа Клея оказалась права: как я ни пыталась уговаривать себя, что это обычный дом мага-аристократа, следовало признать, что ничего подобного я еще не видела - во всяком случае библиотека и лаборатория в Академии в сравнении явно проигрывали.
  Увидев стеллаж с оркскими книгами, споткнулась и чуть не разбила губу о книжную полку, но Вирт вовремя подхватил под руку.
  - Можешь успокоиться, эти книги читать я тебе не советую.
   'Ага, обязательно прислушаюсь к Вашему мудрому совету', - я мысленно уже потирала руки, предвкушая долгожданную возможность прочесть наконец, как разъединить ауры. Но Вирт сделал какой-то пасс рукой, и стеллаж стал растворяться.
  - Куда?! - выдержка оставила меня, и я попыталась выхватить хоть одну книгу, но вместо этого схватила только воздух.
  - Пусть постоит пока у меня в спальне, так меньше соблазна.
  Вот гад! Так и хочется врезать со всей силы. Злая, как чёрт, я демонстративно вырвала локоть, за который он по-прежнему меня поддерживал.
  - И Вы еще просите меня Вам доверять? - обиженно отвернулась.
  - Там все равно нет ответов на твои вопросы, а глупости наделать ты можешь.
  - Ха! Считайте, я Вам поверила!
  - Я не обманываю, хотя можешь продолжать дуться.
  - Я не дуюсь, я злюсь!
  - Ты, конечно, злишься, но ты еще и дуешься, - сказал этот гад и пошел к стеллажу у окна.
  - А вот эту книгу я настоятельно рекомендую тебе прочитать, - он протянул мне толстый фолиант. - Это 'Основы магических искусств', которую ты не пожелала изучать в Академии.
  - Ну, раз уж Вы так просите, - премило улыбаясь, взяла книгу. - Все равно ведь у Вас любовных романов нет, чтоб на ночь почитать.
  - Романов почитать нет, - как-то хитро усмехнулся Вирт. - Но я хороший рассказчик.
  - Обойдусь, - оборвала его и отвернулась. Пререкаться резко расхотелось.
  - Прости, - снова стал серьезным Вирт. - Я не хотел тебя обидеть.
  Еще одним испытанием стало знакомство со слугами.
  Никогда в жизни у меня не было слуг. Более того, по сути, долгое время я ведь была одной из них, поэтому чувствовала себя до крайности неловко, когда дворецкий и лакеи кланялись, а горничные и кухарка приседали в реверансе.
  - Моя гостья - госпожа Суок. Она будет жить у нас в доме три дня. Прошу выполнять распоряжения госпожи беспрекословно, - представил меня Вирт, а я жутко покраснела. Представляю, что они обо мне подумали - молодая девушка прибыла на три дня погостить в доме холостого мужчины, и даже не родственница, и без сопровождения. Вывод напрашивается сам собой.
  - Тея, поручаю тебе помогать госпоже Суок.
  Молодая девушка с круглым лицом и веселыми непокорными кудряшками мило улыбнулась:
  - Рада служить Вам, госпожа Суок.
  - Спасибо, Тея, - робко улыбнулась в ответ.
  - Тея, госпожа Суок устала, проводи ее в комнату и помоги с вещами, - приказал Вирт и обернулся ко мне. - Минари, отдохните пока, ужин будет через час.
  Я присела в реверансе и с облегчением вздохнула. Хорошо хоть Тея вроде нормальная девушка, может, удастся разузнать у нее какую-то полезную для меня информацию.
  
  
  
  Глава 7  
  Я поднималась по лестнице за горничной, а из головы не выходил стеллаж с оркскими книгами.
   'Глупости наделать, значит, могу? Угу. Раз так, обязательно наделаю, - вела сама с собой мысленный диалог. - Куда он там стелажик уволок? В спальню? А спаленки-то рядом!... Ну, хоть в чём-то повезло. В конце концов, не будет же он нянькой при мне все три дня сидеть, ему же на работу ходить надо. Подождем до завтра, а утром, когда долг службы призовет нашего светилу в Академию, можно будет спокойно заняться самообразованием'.
  Тея открыла дверь в спальню и отступила, пропуская меня вперед.
  - Спасибо, Тея, - поблагодарила горничную.
  - Вы отдохните пока, а я Ваши вещи разложу, - сказала девушка и огляделась в поисках вещей, а потом растерянно обернулась.
  - А где же вещи, госпожа Суок?
  Пожала плечами.
  - Извини, сундуков с нарядами не привезла, - подошла к своему сундучку. - Вот они, но я сама их разложу, а ты посиди пока, я хочу поближе с тобой познакомиться, ты не против?
  - Ну что Вы, госпожа Суок, конечно нет.
  - Тея, а ты можешь мне не выкать? Мне непривычно, и потом, мы с тобой почти ровесницы.
  - Не знаю... - растерялась горничная. - Вы же гостья хозяина, мне как-то неловко.
  - Ну хотя бы здесь, пока никто нас не видит? Когда ты мне выкаешь, мне еще более неловко, чем тебе. Неужели ты не видишь, что никакая я не госпожа?
  - Ну хорошо, я попробую, - смирилась Тея.
  - Вот и замечательно, меня зовут Минари, и ты так зови, ладно?
  - Ладно, - кивнула она.
  - Расскажи мне об этом доме, - попросила я.
  - А что Вам, то есть тебе, рассказать?
  - Ну, кто здесь бывает, какие тут порядки, - решила начать издалека, чтобы не сразу переходить на интересующую меня тему.
  - Женщин он не водит, - сразу перешла Тея к главному. - Не переживайте, господин Вами очень дорожит - загонял нас совсем, мы спальню эту раз десять уже переделывали.
   'ЧТО?!' - от удивления даже забыла, о чем хотела спросить.
  - Раз десять? А зачем?
  - Ну как же, раньше в доме только одна спальня была, а несколько недель назад хозяин сам не свой вернулся и сразу приказал вторую спальню сделать, чтоб рядом с его комнатой была. Мы сразу поняли, что он жениться надумал, и обрадовались даже поначалу, а потом уж не до радости стало, такой он мрачный приходить стал и про спальню уже не спрашивал. А вчера вечером вернулся и опять начал мебель менять, чтоб все идеально было. Так что мы Вам очень рады, а то на хозяина уже смотреть больно.
  Спросила на свою голову. Прекрасно, нечего сказать. Он, оказывается, жениться надумал. А вот фиг тебе - ноги моей через три дня тут не будет, и в остальном такой же облом получит.
  - Ты ошибаешься, Тея. Вы все ошибаетесь. Я тут не из-за вашего хозяина, и ты снова мне выкаешь.
  - Простите. Просто он так смотрит на Вас, что...
  - Что, что? - резко обернулась. - Он обыкновенно смотрит.
  - Нет, - покачала она головой, - он глаз оторвать не может.
  Я сцепила зубы и начала медленно считать до десяти.
  Так, главное не нервничать. Пора переводить разговор в нужное русло, а то неизвестно до чего договоримся.
  - Тея, а магистр Вирт во сколько обычно в Академию уходит?
  - Обычно рано, еще затемно.
   'Прекрасно!' - поздравила себя с хорошей новостью.
  - А когда он уходит, ты начинаешь уборку?
  - Ага, только не у него - у него убирать нельзя, он магически все чистит. А вот в этой спальне и в других комнатах убираюсь.
  Черт! Значит, ключей у нее нет. Но сдаваться рано.
  - Да что ты говоришь? Первый раз слышу, чтоб аристократ сам у себя убирал.
  Тея просто пожала плечами.
  - Ужин скоро, помочь тебе платье поменять? - предложила она, а я недоуменно посмотрела на свое платье - вроде чистое еще.
  - А зачем его менять?
  - Ну, не знаю, так положено. Дамы всегда к ужину новое переодевают.
  - А, понятно, - открыла свой сундучок и вытащила все три своих платья. - Тея, я не аристократка и не собираюсь следовать чужим для меня правилам. Я тут только на три дня, это во-первых, а во-вторых, у меня нет никаких платьев к ужину.
  - А те, что хозяин купил? - хитро улыбнулась горничная и открыла шкаф у окна. - Смотри, какие красивые, - вытащила она несколько дорогих нарядов.
  - Убери, - помрачнела я, вспомнив недавнюю историю с одеждой.
  - И даже не померяешь?! - не могла поверить Тея.
  - Нет, - отрезала я.
  - А хозяин так старался... - разочарованно протянула она.
  - Твой хозяин много на себя берет. Тея, поверь, между нами ничего нет, просто так сложились обстоятельства.
  Горничная вздохнула.
  - Жаль, ты мне понравилась, мне бы хотелось иметь такую госпожу, как ты.
  Мы вышли из спальни и столкнулись со стоящим у лестницы Виртом.
  Ждал он меня, что ли?
  - Позвольте проводить Вас на ужин, госпожа Суок.
  - Как пожелаете, - пожала плечами. Он протянул мне руку, а я с неохотой вложила свои пальчики в его ладонь и почувствовала, как он их крепко сжал.
  - Прошу, - он отступил вправо, пропуская меня, и мы стали спускаться.
  В столовой подвел к столу и отодвинул стул справа от себя. Присела и с тревогой посмотрела на роскошную сервировку.
  Вирт спросил, какое вино я предпочитаю, и я замялась с ответом. В своей жизни я вино пила всего два раза и оба раза ту противную кислятину, которую бесплатно наливали в Академии на праздник зимы. Пришлось сказать, чтобы выбирал на свой вкус.
  Вино оказалось чудесным - со свежим, чистым вкусом с цветочно-пряными тонами, не кислым и не сильно сладким, а именно в меру. Все остальное тоже было вкусным. Я с удовольствием ела тающую во рту рыбу, а Вирт рассказывал что-то легкое и смешное из жизни Академии, и я даже несколько раз искренне рассмеялась. Неожиданно ужин удался, мне даже понравилось так проводить время. После ужина еще немного посидели у камина за десертом, и я отправилась спать.
  Утром проснулась поздно и с наслаждением потянулась. Вылезать не хотелось, но нужно было искать способ добраться до оркских книжек.
  Вышла из комнаты, когда солнце уже подбиралось к зениту. В коридоре было пусто, и я осторожно подошла к двери в хозяйскую спальню. На всякий случай постучала и немного подождала. Так и не дождавшись ответа, нажала на ручку. Внутри что-то щелкнуло, и дверь неожиданно легко открылась.
   'Что такое? Он ее что, не закрывает?' - не могла поверить я и заглянула внутрь.
  Никого. Внутри большая, похожая на мою комнату, только в других тонах, и кровать не в пример больше и не убрана.
   'Ох уж эти мужчины, - подумала я и покачала головой, глядя на скомканное одеяло. - Как раз тот, кто сам убирать будет'.
  У противоположной стены рядом с платяным шкафом стоял уже виденный мной вчера стеллаж с книгами. Долго не раздумывала, вошла и прикрыла двери. Успела сделать всего два шага, когда дверь в ванную распахнулась, и на пороге, в одних мягких домашних штанах и с голым торсом, застыл удивленный Вирт, а потом на лице его расцвела хитрая улыбка, и он шагнул в мою сторону.
  - Несколько неожиданно, но не смогу сказать, что не рад. И какую же историю своего появления в моей спальне ты мне поведаешь?
  Стояла столбом и не могла выдавить ни единого слова. Просто ничего не лезло в голову. Все, на что меня хватило, это пискнуть:
  - А я стучала.
  - Да? - он скептически поднял бровь, продолжая буравить меня взглядом, а я не знала, куда деть глаза. Я совсем не привыкла видеть полуодетых мужчин, тем более его. В Академии все ходили в плащах, а на занятия боевиков, которым преподавали физическую подготовку, нас не допускали.
  А Вирт, нисколько не смущаясь, разглядывал мое пылающее лицо и, кажется, даже наслаждался зрелищем.
  - Ты становишься очень милой, когда смущаешься.
  Вот дохлый тролль, что ж придумать-то?!!!
  - Вы меня смутили совсем, я забыла зачем шла, - наконец нашлась я и начала отступать спиной к двери.
  - Я так и понял, - кивнул Вирт, - а хочешь, напомню? - он кивнул на книжный стеллаж за спиной. - Тебе стало скучно, и ты захотела почитать, верно?
  Вымученно улыбнулась и стала нащупывать рукой дверь.
  - А давай вместе почитаем, - он схватил меня за руку и втянул обратно в комнату. - Ты ж все равно оркского языка не знаешь, а я могу перевести.
  - У орков своей письменности нет, они на всеобщем пишут, - попыталась вырвать руку, но он не позволил.
  - Но слов-то ты все равно не поймешь. Соглашайся, это уникальная возможность, я еще никому этого не читал.
   'Он что издевается? Или шутит?' - не могла понять я и растерянно смотрела на него.
  - Не бойся, - он толкнул меня на кровать, и я с размаху села на его одеяло.
  - Вот, это вообще идеально подойдет, - сказал Вирт, доставая с нижней полки увесистый фолиант в кожаной обложке с серебряными застежками.
  Сделал пас рукой и произнес короткое заклинание. Застежки со щелчком раскрылись.
   'Вот гадство, эти книжки что, без магии не открыть?' - разочарованно скривилась я, а Вирт плюхнулся рядом со мной.
  - Вот, слушай. Нет ничего для орка важнее его жены. Так мало у нас женщин, что за возможность ощутить ее любовь ты должен заплатить высокую цену - отдать ей жизнь свою полностью, связав свою ауру с ее. Вы станете одним целым, с одними мыслями и чувствами, и не будет в мире существ ближе вас. Маги, эльфы, гномы, люди и все другие существа никогда даже не приблизятся к вашему чувству. Это не любовь, это больше - это откровение, смысл жизни, страсть, сжигающая все связи, кроме одной. Разорвать такую связь - кощунство и преступление, посягнувший на нее пусть будет проклят.
  Вирт читал, а я сидела затаив дыхание.
  - Не согласна? - спросил он, закрыв книгу.
  - Между нами не так.
  - Уверена?
  - Да. Это ненастоящее чувство!
  - Неправда! У меня настоящее!
  - Нет!
  - Хочешь сказать, что знаешь, что у меня внутри?
  - Да.
  - Тогда ты очень жестокая.
  - Что?!! - задохнулась я. - А Вы не жестокий?!!! Вы травили меня все три года, а сейчас страстью воспылали? Даже если все, что прочитали, правда - Вы получили по заслугам!
  - Получил, - кивнул он, соглашаясь, и повернулся ко мне. - Только не казни совсем уж до смерти, - он вдруг притянул мою руку к груди. - Знаешь, как тут жжёт?
  - Жалости ждете?
  - Нет, - Вирт покачал головой. - Жалости от тебя не дождешься, - он внезапно дернул меня на себя и, не давая опомниться, впился поцелуем в губы, сминая их до боли.
  Это было что-то невероятное! Мой первый поцелуй, такой чувственный, страстный, почти жестокий и одновременно нежный. Я пыталась бороться, пыталась, но меня как лавиной понесло. Руки сами поползли вверх и обняли его за шею - захотелось лучше его почувствовать, прижалась ближе и услышала глухой стон. Меня судорожно сжали, а потом мир обрушился, и я оказалась лежащей на кровати, распластанная под его горячим телом. Его губы были везде и прожигали, клеймили мне кожу.
  Что-то дикое, первобытное скрутилось внизу живота, и я обхватила его ногами. Вирт потрясенно отстранился, неверяще посмотрел на меня, а потом рванул на мне платье. Ткань с треском разошлась, а я внезапно очнулась и испытала дикий стыд. Где и силы взялись - оттолкнула его и кубарем скатилась с кровати, путаясь в одеяле.
  Нет! - крикнул Вирт и успел схватить за ногу. Я резко дернулась, и он скатился вслед за мной. Почувствовала его руки на бедрах, и меня рывком подтянули ближе.
  - Моя, - глухо выдохнул Вирт где-то на уровне пупка, и меня окатило ледяной волной ужаса.
  Задергалась как бешеная, даже, кажется, локтем ему по голове заехала, но он уже не соображал. Мои руки перехватили и сжали, продолжая скользить губами по телу, рисуя дорожку от пупка вверх, а потом его рот обхватил вершину правой груди, а язык прошелся сквозь ткань нижней сорочки по соску. Вторая рука с силой рванула тонкую ткань и смяла левую грудь.
  Слезы брызнули из глаз, и я зажмурилась и до крови закусила губу.
  Несколько мгновений его губы еще скользили по моей груди, а потом наконец оторвались от нее, и я почувствовала, что он на меня смотрит.
  - Минари? - глухо выдохнул он. - Ты передумала?
  Дикая злость зародилась в глубине души.
  - Передумала? - распахнула глаза и уставилась в его встревоженные. - Да я не соглашалась для начала, чтобы теперь передумывать.
  - Но ты же отвечала, - с мукой и разочарованием выдохнул Вирт.
  - Это от неожиданности, я просто не знала, что это будет... так! Я не хочу, слезь с меня.
  Вирт застонал и уронил голову мне на грудь. Замерла, не шевелясь. Наконец почувствовала, как он отодвинулся, вставая, и меня дернули в вертикальное положение.
  - Извини, я обещал, что не трону тебя, а сам... Этого больше не повторится, - он отошел на несколько шагов, а я увидела свое отражение в зеркале напротив. Ну и видок был у меня. Левая грудь целиком обнажена с торчащим яркой горошиной соском, а ткань сорочки на правой груди намокла, полностью ее просвечивая. Лихорадочно стянула разорванное платье и перебросила на грудь волосы.
  - Открой мне портал в мою комнату, - попросила, отворачиваясь к стене.
  - Сейчас, - как-то безжизненно сказал Вирт. И я сжала зубы, чтобы не наговорить очередных глупостей. Хватит и того, что уже случилось. Мерцающая дымка появилась на стене.
  Молча шагнула в ее просвет и застыла, уставившись на замершую от удивления Тею, которая выгребала из камина золу.
  - Это не то, что ты подумала, - почему-то начала оправдываться я.
  - Ой, простите меня, я не знала, - подорвалась Тея, лихорадочно схватив ведерко с пеплом. - Я в другой раз приберусь! - крикнула она уже за дверью.
   'Ну, вот и для слуг представление устроила. А что? Не все же мне развлекаться, - нервно улыбнулась, глядя вслед Тее. - Бедная, как она испугалась!' - я захохотала и повалилась на кровать. Дикий хохот перешел в судорожный плач. Только спустя час я смогла наконец успокоиться, но все еще немного всхлипывала и размазывала слезы по опухшим глазам.
  Было стыдно и дико признаться, но мне понравилось все, что произошло. Я была обычной здоровой девушкой, и ничто человеческое мне было не чуждо. Конечно, мне хотелось любви, хотелось, чтобы меня любили, но не так. Снова всхлипнула от жалости к себе и от страха, что ничего настоящего в мой жизни никогда не будет.
  
   За вычитку и редактуру огромное спасибоAIRESSILLE.  
  
  Глава 8  
  Если бы можно было пролежать пластом все оставшиеся дни, я бы пролежала, но нужно было вставать, хотя бы для того, чтобы переодеть разорванное платье. Сползла с кровати и поплелась в ванную. Долго стояла под горячим душем, чтобы согреться, но когда вышла меня все равно слегка трясло. Увидев на полу то, что осталось от платья и сорочки; скомкала все вместе и бросила в камин; пусть Тея сожжет, когда будет топить. Так и не снимая халата, снова заползла под одеяло и провалилась в вязкую пустоту. Я спала, но как-то странно; слыша все, что происходило вокруг. Несколько раз двери скрипели и кто-то, тихо ступая, подходил к моей кровати; наверное, Тея, потому что чувствовала, как ее прохладная рука осторожно гладила меня по щеке. Спустя какое-то время снова раздался шорох и чьи-то шаги прошли от стены к моей кровати. Почувствовала, как кровать слева от меня прогнулась и кто-то сел рядом.
  - Минари, - тихо позвал Вирт, - ты не спишь?.. Надо покушать, ты ничего не ела.
  Лежала не шевелясь и стараясь громко не дышать.
  - Я же знаю, что ты не спишь. Хочешь, я попрошу слуг разогреть ужин?
  Его рука коснулась спины и я резко дернулась, вздрогнув всем телом.
  - Ты меня боишься? - Казалось, Вирт был потрясен этим. - Минари, я... я не хотел тебя напугать. Я клянусь, что такого больше не повторится, у меня просто крышу снесло, когда я понял, что ты отвечаешь.
  - Как бы мне хотелось разорвать эту связь, чтобы потом самой убить тебя. - В сердцах сказала я. - Убирайся вон из моей спальни! - Крикнула, повернувшись к нему.
  - Прости. - Сказал убитым голосом Вирт. - Я сейчас уйду, только ты поешь, пожалуйста. - Он кивнул на накрытый у кровати столик. - И не прячься больше, я клянусь, что не трону тебя.
  - Ты уже раз клялся.
  Вирт долго молчал, а потом сказал.
  - Я не обманывал. Просто было невозможно удержаться, когда подумал, что ты отвечаешь мне.
  Резко села и уставилась во все глаза в его бесстыжие; думая, что опять издевается; но слова застряли где-то в горле от того, что увидела в их глубине.
  - Я знаю, это подло - тебе нечего мне противопоставить. Знаю, ты не веришь мне, но я никогда не был подлецом; а сейчас это сильнее меня. Я пытаюсь с этим бороться, но ты даже представить не можешь, как это трудно. Я впервые за долгое время спал нормально этой ночью, потому что ты спала рядом. Ты дышишь за стенкой, а я радуюсь, как ребенок. Ты плакала сегодня, а у меня сердце кровью захлебывалось. Я на что угодно пойду, только бы ты меня простила. Видишь этот амулет? - Он протянул мне шнурок, на котором висела маленькая серебряная подвеска-руна. - Одень его, он очень сильный и защитит от любого мужчины, даже от меня. - Вирт вложил шнурок мне в руку, а потом наконец встал и пошел к двери. Уже на выходе еще раз обернулся.
  - Я порвал твое платье, извини. Хочешь, можешь выбрать из тех, что в шкафу, а если не нравятся, завтра будет ярмарка, выберешь сама. - Дверь за ним закрылась, а я уставилась на амулет.
  Несколько секунд пыталась разобрать руну, но я такой точно никогда раньше не видела. Провела по ней пальцем и она на мгновение стала ярче, а может мне показалось и это пламя магического светильника так отразилось на ней.
  Какой странный амулет, вроде из металла и гладкий, но на ощупь теплый и шероховатый. - Развернула цепочку и одела на шею. Почему-то была уверена, что Вирт не соврал и это правда охранный амулет. Он вообще говорил так, что я ему поверила, и от этого стало одновременно и страшно, и тревожно и, если честно, немного приятно. Я наконец приняла тот факт, что он меня любит. Во всяком случае, впервые осознала, что ему, наверное, не легче, чем мне, а может быть и тяжелее.
  Посмотрела на поднос с едой и почувствовала дикий голод. Еще бы, я целый день ничего не ела. Решила, что съем только чай и печенье и не заметила, как умяла все. После этого совсем успокоилась. Выглянула в окно и увидела, как на площади перед домом снует множество людей, кто-то расставлял столы, кто-то украшал деревья гирляндами, несколько человек вбивали колышки для палаток. Вспомнила, что Вирт говорил что-то про ярмарку, и до меня дошло, что ведь это ярмарка в честь праздника Зимы. Я со своими переживаниями совсем забыла про этот волшебный день, а ведь он уже завтра.
  Сидеть в комнате сразу расхотелось, подумала, что ничего страшного не случится, если немного прогуляюсь по дому, тем более, что дом был действительно замечательный, а я так ничего толком и не рассмотрела.
  Быстро переоделась, взяла магический светильник и вышла. На лестнице столкнулась с Теей. Не знаю, кто покраснел больше, но была ей благодарна за то, что не стала лезть с расспросами, а сделала вид, что ничего не произошло. Я поблагодарила ее за ужин и попросила разжечь камин в спальне. Тея не дура и сама догадается сжечь испорченные вещи. Горничная понимающе кивнула, и я пошла дальше. Мне хотелось еще раз посмотреть библиотеку. Вошла и поставила светильник на стол. От двери по всему периметру комнаты шли книжные стеллажи; задрала голову вверх - ничего себе, сколько книг и каких разных. Ой, а вот незабываемая 'Травы прибрежной полосы'. Смешно, но если вспомнить именно с нее началось мое знакомство с Виртом. Встала на лестницу и потянулась за учебником. Ого, какая тяжелая, а я и забыла; еле вытащила толстенный талмуд с верхней полки. Сделала шаг вниз и почувствовала, что наступила на подол, ткань затрещала и нога соскользнула с перекладины. Я выронила книгу и начала падать сама. Я бы точно сломала себе что-то, если бы меня внезапно не поймали сзади. Кто-то осторожно поставил меня на пол и я, наконец, смогла обернуться. Вирт быстро отступил, но мне показалось, что на его лице мелькнула гримаса боли. Случайно опустила взгляд и увидела его руки. Они на глазах покрывались красными пятнами и волдырями. Заметив мой взгляд, он напрягся и мгновенно спрятал их в просторные карманы домашней куртки.
  - Что это? - С ужасом спросила я, глядя на него.
  - Ничего. Не обращай внимания. Сейчас пройдет.
  - Это ожоги? - Не могла поверить я. - Нужно обработать. - Потянулась я к его рукам, но он снова отступил.
  - Ты хотела почитать, я не буду тебе мешать. - Повернулся он, чтобы уйти, но я не могла оставить все это невыясненным.
  - Это из-за того, что ты до меня дотронулся? Это из-за амулета, да? - Я вытащила подвеску из ворота и лишилась дара речи - руна горела, как раскаленное железо, но я не чувствовала ее жара, зато похоже Вирт очень хорошо ощутил его.
  Почувствовала себя чудовищем. Зачем я его одела?! Как я могла? Ведь видела же, что он раскаялся, а теперь у него не руки, а сплошная рана. А ведь он маг, ему руки беречь надо.
  - Извини меня, я не знала. - Сорвала амулет и бросила на пол. - Я его больше никогда не одену.
  Вирт покачал головой.
  - Не делай глупостей. Ничего страшного не случилось. Мне уже не больно.
  Врет. Сразу поняла я. Такие ожоги не могут так быстро перестать болеть.
  - Тогда покажи руки, я хочу убедиться. - Схватила его за рукав.
  Вирт попытался вырвать руку, но я вцепилась намертво.
  - Я не отстану, показывай. - Снова потянула за рукав.
  Вирт вздохнул и с неохотой вытащил руку.
  О, Боги! - с ужасом смотрела на покрасневшую и уже отекшую руку, покрытую множеством волдырей. Да как же он это терпит?!
  - Вторая такая же?
  Он кивнул.
  - Магия может помочь? - С тревогой спросила я.
  Вирт нахмурился.
  - Да, но не быстро, нужно несколько часов на регенерацию, но к утру всё пройдет, не волнуйся.
  Не волнуйся! Как я могу не волноваться, если из-за моей глупости ему сейчас так больно? - Закусила губу, решая, что делать.
  - Пойдем, надо обработать ожоги, у меня есть облепиха и сок алое, если добавить мед можно сделать лечебные примочки и еще ромашку и лапчатник заварить, они немного обезболят. - Тянула его за собой по лестнице и перечисляла вслух все, что собиралась делать.
  Наверху толкнула дверь в свою спальню и, не обращая внимания на удивленную Тею, подтолкнула его к кровати. Потом попросила ее сходить за медом и бинтами.
  Метнулась в ванную за полотенцем и своей рабочей сумкой.
  Полотенцем застелила ему колени, подложила под спину несколько подушек и начала смешивать ингредиенты для примочек.
  - Они хорошо помогают, главное их менять, как только будут нагреваться. - Говорила, оборачивая его руки смоченными бинтами. Как только ткань коснулась кожи, он облегченно выдохнул и откинулся на подушку.
  - Как хорошо, - улыбка появилась на его лице и я, неожиданно, застыла - до меня вдруг дошло, что он оказывается... красивый. Нет, аристократы в большинстве своем хорошо выглядели, всегда ухоженные, лощеные, но он был просто красивым мужчиной - именно таким, какие нравились большинству женщин. Внезапно вспомнила, что у нас все магички по нему вздыхали и почувствовала, что начинаю краснеть. Пришлось быстро отвернуться.
  - Сейчас обезболивающий отвар заварю, - сказала неожиданно охрипшим голосом и услышала, как резко изменилось его дыхание. В тревоге обернулась и увидела странный, почти лихорадочный блеск в его глазах. Инстинктивно потянулась к его лбу и застыла от прозрения - это не температура, это... желание.
  Снова залилась краской и быстро наклонила голову, сделав вид, что занята руками, тем более, что примочки действительно пора было менять.
  - Отвар точно не нужен? - спросила после долгого молчания.
  - Нет. - Вирт немного переменил позу. - Поправь подушки, если можешь.
  Потянулась за подушками и случайно дотронулась до него, отчего-то покрылась мурашками и замерла. Вирт тоже не шевелился и даже, кажется, перестал дышать.
  - Извини, - с трудом заставила себя взять в руки и быстро поправила подушки так, чтобы ему было удобнее.
  - Спасибо.
  - Тебе ничего больше не нужно? - спросила сильно смущаясь.
  - Нет, - покачал он головой, - мне уже легче, боль почти прошла, я сейчас уйду.
  - Угу, - кивнула я и вдруг подумала, что он с такими руками не сможет сам поесть, - ты ужинал? - вырвалось помимо воли.
  Вирт с удивлением покачал головой.
  - Еще нет, - он растерянно моргнул и недоверчиво посмотрел на меня, а потом перевел взгляд на руки и нахмурился, - я не хочу.
  Непонимающе уставилась на него, а потом вдруг дошло, - не хочет выглядеть слабым.
  - Ну что ты как ребенок. Ты что думаешь, я не понимаю, что это из-за рук? Чтобы быстрее выздороветь, тебе надо есть. Ты же заставил меня поужинать и мне, правда, стало легче.
  Он недоверчиво посмотрел на меня.
  - Ты собираешься меня кормить как ребенка?
  - Считай, это моей платой за гостеприимство, - попыталась перевести все в шутку и, не давая ему и себе передумать, громко позвала.
  - Тея.
  Горничная приоткрыла дверь и заглянула в комнату.
  - Принеси, пожалуйста, ужин для господина Вирта.
  - А ты? - Спросил он.
  - А мне еще чаю, пожалуйста, принеси. - Кивнула я соглашаясь.
  
  
  Глава IX 'Ужин. Прощение'
  
  За те полчаса, что Теи не было, чуть не извелась, усиленно делая вид, что страшно занята: пару раз сменила примочки, а потом перебирала (перекладывала с места на место) запасы трав, которые взяла с собой. Вирт похоже понял, что просто имитирую бурную деятельность, потому что периодически ловила на себе его смеющийся взгляд.
  Наконец Тея вернулась и поставила поднос на прикроватный столик.
  - Спасибо Тея. - С облегчением кивнула я и только хотела попросить ее остаться и помочь, как Вирт сказал.
  - Тея, хотел попросить тебя помочь, приберись, будь добра, в моей комнате.
  Я потрясенно уставилась на него, а бедная Тея вообще чуть не опрокинула на себя чайник.
  - Ой, я сейчас вытру. - Схватила она полотенце.
  - Не нужно Тея, Минари мне поможет, да, Минари?
  - Угу. - Кивнула я, подозрительно переводя взгляд с расползающейся лужи на него.
  - Но, Вы же не разрешаете там к чему бы то ни было прикасаться. - Не могла поверить Тея.
  - А ты по верхам, Тея, по верхам. - Кивнул ей на дверь Вирт.
  - А-ааа. - Наконец до Теи дошло, что ее просто выпроваживают. - Конечно, господин Вирт, сейчас все приберу. - Она бросила на меня лукавый взгляд и поспешила к двери.
  Довольный, как кот Вирт уселся поудобнее и заинтересованно взглянул на поднос.
  - Что там, Минари?
  Вздохнула и подумав, что покормить его все равно надо, подняла крышку с блюда.
  - Тут жаркое, а еще морепродукты, ты что любишь?
  - Минари, мужчины любят мясо. - Благодушно кивнул он. - Тащи жаркое.
  Наложила на тарелку побольше мяса и подошла к кровати. Села так, чтобы было удобно его кормить и наколола на вилку приличный кусок.
  - Пробуй. - Протянула ему вилку, подняла взгляд и так и застыла. Он смотрел на меня не отрываясь, потом медленно потянулся к вилке и осторожно стянул с нее мясо.
  Несколько секунд прожевывал его, а потом смешно закатил глаза, показывая мне как вкусно.
  Засмеялась
  - Вкусно?
  Он кивнул.
  - Еще дать?
  - О за апос?
  Что за вопрос? - Догадалась я.
  - Тебя не учили, что разговаривать с набитым ртом неприлично?
  Он рассмеялся, а я поднесла к его рту второй кусок.
  - Ешь, давай, а то все остынет. - Сказала, и улыбнулась просто потому, что ему было хорошо.
  Вирт стянул мясо и начал жевать, а я вдруг поймала себя на мысли, что мне нравится смотреть, как он ест. Он дожевал и кивнул мне на поднос.
  - Дай запить.
  - А что тебе налить? - На подносе стояло два графина, по всей видимости, с вином, и еще один с водой.
  - Только не воду. Такое событие надо отметить.
  - Какое? - Не поняла я.
  - Ну как же... - Замялся Вирт. - ... Завтра же день Зимы.
  - А-ааа. Ну, тогда конечно. - Снова улыбнулась, хотя и не поверила такому простому объяснению.
  - А какое тебе налить?
  - Красное. И себе налей, ты такое еще не пробовала.
  Прыснула от смеха.
  - Я почти ничего не пробовала, если стану пробовать все - сопьюсь.
  Налила вино в бокалы, предусмотрительно принесенные Теей для двоих. Взяла один и поднесла к его губам. Вирт сделал глоток и капля вина осталась на губе, инстинктивно провела пальцем, стирая ее и почувствовала, как Вирт напрягся. Посмотрела ему в глаза, но он резко закрыл их.
  - Минари, не делай так больше. - Глухо сказал он и несколько раз глубоко вздохнул.
  - Прости, пожалуйста, я не подумала. - Немного расстроилась - он прав, что-то я уж очень фамильярничаю.
  - Это ты прости. Попробовала вино? - Он открыл глаза, и я с облегчением вздохнула, его взгляд был таким же, как минуту назад.
  - Сейчас попробую. - Поднесла свой бокал к губам и сделала маленький глоток.
  Ой, какое вкусное. Во рту взорвалась буря ощущений - свежее, как сок, и слегка терпкое с привкусом то ли сливы, то ли вишни, а может быть и того и другого.
  - Что это? - Спросила, с восторгом глядя на бокал.
  - Это любимое вино моей мамы. Она не слишком любила вина, но от этого всегда приходила в восторг.
  - Очень вкусное. - Кивнула я. - Мне тоже нравится.
  - Я рад... Что тебе подарить завтра? - Вдруг спросил он, а я удивленно замерла.
  - В смысле?
  - Завтра праздник, я всегда всем, кто в этот день находится в моем доме, дарю подарки. Ты сейчас моя гостья. - Объяснил он. - Так что тебе подарить?
  Задумалась, было как-то странно принимать от него подарок после того, как столько времени отказывалась от любых знаков его внимания. Но также понимала, что если и в этот раз не приму, очень сильно обижу его.
  - Ну не знаю. - Посмотрела на оторванный кусок от подола, который разорвала, когда падала с лестницы в библиотеке. - Нет, ну два платья за один день убить я точно не рассчитывала. - Решила перевести все в шутку.
  Вирт замер.
  - Ты согласна, чтобы я купил тебе платья? - Удивился он.
  - Только одно, взамен того, что испортил.
  Он понимающе кивнул.
  - И еще плащ. - Сказал он. - А то это уже обмен какой-то, а не подарок получается.
  Дался ему этот плащ! - Раздосадовано вздохнула. Но, все равно ведь не отстанет. Вспомнила его прошлый подарок - замечательный плащ, который успела поносить всего один день.
  - Ладно. - Кивнула соглашаясь. - Только самый простой и я сама выберу.
  Вирт расплылся в улыбке.
  - Как скажешь, самый простой... из тех, что там будут. - Хитро добавил он.
  Ну, вот так с ним после этого разговаривать?!
  - Ладно, ешь, давай. - Потянулась обратно за тарелкой.
  Я кормила Вирта и чувствовала, как поднимается настроение. До конца ужина мы шутили и смеялись и я уже не чувствовала себя несчастной. День, начавшийся так плохо, на удивление хорошо закончился.
  - Ну что, наелся?
  - Угу. - Довольно откинулся он на подушки. - Еще бы сказку на ночь кто почитал.
  - Ага, - засмеялась я. - И колыбельку покачал.
  - Тоже можно. - Рассмеялся он в ответ. - Ладно, спасибо тебе за помощь, ты меня удивила сегодня, не ожидал, что поможешь.
  - Да, ладно. - Улыбнулась в ответ. - Только ты, пожалуйста, не делай так больше. Я не врала, когда говорила, что не одела бы тот амулет, если бы знала, что он такой опасный.
  Вирт опустил голову.
  - Я хотел как лучше, хотел, чтобы перестала меня бояться и... простила.
  Немного помолчала, думая, как ему ответить.
  - Я простила. - Сказала очень серьезно. - И не боюсь... если ты не давишь на меня.
  - Я больше не буду. - Кивнул он. - Я уже понял. - Он встал с кровати и подошел к двери.
  - Подожди, сейчас помогу открыть. - Начала я, но он уже открыл дверь.
  - Не надо, все почти зажило. - Он показал мне руки. Они и вправду выглядели намного лучше.
  - Спокойной ночи, Минари, и завтра можешь поспать подольше, ярмарка откроется только к обеду.
  - Спокойной ночи. - Кивнула я и дверь за ним закрылась.
  
  
  Глава X 'Праздник Зимы'
  
  Утром проснулась от яркого солнца бившего в глаза и сразу побежала к окну.
  Все сверкало и переливалось множеством ярких разноцветных пятен. Двор и площадь перед домом преобразились до неузнаваемости. За ночь выросли целые улицы из натянутых палаток, украшенных гирляндами с красными сердцами и фонариками из бумаги и шелка, у входа в многие временные магазинчики стояли соломенные козлики, привлекающие детей. Затейливые игрушки ручной работы украшали древние ели, а площадь перед домом была украшена паутиной мерцающих гирлянд и стеклянных сосулек. Ряженые, одетые в мыслимые и немыслимые костюмы гуляли на улицах.
  Я открыла окно и дуновение прохладного ветра принесло теплый аромат свежих пряников, жареного миндаля, горячего шоколада, и глинтвейна.
  В приподнятом настроении побежала в ванную. Долго не сидела, очень уж хотелось на улицу. Надела единственное оставшееся платье, схватила плащ и выбежала в коридор. У лестницы меня ждал Вирт, уже одетый для прогулки.
  - Доброе утро. - Поздоровался он.
  - Здравствуй, как твои руки? - Спросила, волнуясь, что еще не зажили.
  - Все в порядке. - Улыбнулся он. - Тебе надо на Целительский переходить.
  - Ага, - Засмеялась я и лукаво добавила. - Тут некоторые на Ведьмачество не хотели брать.
  Но Вирт не воспринял это, как шутку, он перестал улыбаться и серьезно сказал.
  - Прости, я ошибался. Ты достойна большего.
  - Да ладно. У меня все равно денег не было на Магический поступать. - Попыталась замять тему. - Ну что, идем? Надо было разбудить меня раньше.
  - Ярмарка только началась. Мы все успеем. - Сказал Вирт, пропуская меня вперед.
  Спрыгнула с последней ступеньки и хотела уже бежать к выходу, но меня потянули за руку в сторону открытой двери, из которой вкусно пахло кофе и выпечкой.
  - Сначала позавтракаем. - Вирт отодвинул мне стул и чуть не насильно усадил за стол.
  - Зачем это? - Пыталась сопротивляться я. - Можно было бы просто взять с собой по булочке.
  - Можно. - Согласился он. - Но ты очень плохо ешь, так что не спорь. Как только съешь яичницу, сразу пойдем.
  Пришлось подчиниться, хоть и пыталась немного ворчать и возмущаться.
  - Все, - отодвинула пустую тарелку.
  - Молодец. - Вирт протянул мне мешочек с орехами, мандаринами и конфетами в ярких обертках.
  - Что это? - Удивилась я.
  - Бери с собой, будешь раздавать детям. Это традиция. Дети делают заставы на каждой из улиц палаточного городка и требуют плату за проход. Это плата.
  - А, - взяла протянутый мешочек. У нас в городе такой традиции не было, хотя у нас и такой ярмарки не было.
  Мы вышли на улицу и пошли на площадь, разглядывая все вокруг.
  Вот уличные акробаты и циркачи давали представление, дальше какой-то торговец завлекал в свою лавку со сладостями, раздавая всем печенье с предсказаниями. Взяла одно и предложила Вирту, но он, смеясь, отказался - сказал, что с ним это не сработает.
  Потом смотрели, как дети лепили фигурки из снега и сражались снежками.
  Постепенно раздала все орехи, конфеты и мандарины. Дети действительно внимательно следили, чтобы взрослые не ходили по 'их' улицам бесплатно. Стоило свернуть на новую улочку палаточного городка, как тут же появлялся ребенок с картонным мечом, который говорил, что он стражник этой улицы и требовал плату. За сладость вам вручали кусочек бумажной гирлянды, которую надо было непременно носить с собой, чтобы в следующий раз с вас не брали платы.
  Я была в восторге от праздника и сама радовалась как ребенок - постоянно смеялась и оглядывалась на Вирта. Он повсюду ходил за мной, но, по-моему, больше смотрел на меня чем на праздник.
  Наверное, я бы не уходила отсюда вовсе, если бы Вирт не сказал, что пора выбирать подарки и не потянул меня в сторону торговых рядов с одеждой.
  - Тебе нравится? - Спросил он, когда я застыла у одной из лавок с выставленными на витрину платьями.
  Конечно, нравились, особенно то, что сейчас рассматривала. Темно-зеленое с ненавязчивой вышивкой по поясу и подолу, достаточно простое по крою, но идеально садящееся на фигуру. И немаркое, как я любила.
  - Красивое, конечно, но не практичное. - Сказала отворачиваясь.
  - Минари, подожди. - Удержал меня Вирт. - Скажите, любезнейший, сколько стоит это платье? - Он указал на манекен, у которого я стояла.
  - Госпожа желает примерить? - К нам вышел хозяин лавки.
  - Пока только узнать цену. - Ответил за меня Вирт.
  - Хм, для Вас моя госпожа, 10 золотых.
  Отпрянула, с ужасом взирая на ставшее внезапно не таким уж и красивым платье.
  - Почему так дорого, любезнейший? - Удивился Вирт. - Платье на вид самое обычное.
  - Это вирийская шерсть, мой господин. Такое платье служит очень долго и согреет даже без плаща.
  - А нельзя ли как-то уменьшить стоимость? Или подобрать нечто похожее, но за более умеренную цену? Боюсь, госпожа не может позволить себе такой дорогой наряд.
  - А какая цена устроит госпожу? - Спросил торговец.
  - Минари, сколько стоило твое платье? - Спросил Вирт.
  - Десять серебрушек. - Честно призналась я.
  К моему облегчению торговец не стал надо мной смеяться, хотя было видно, что он сильно озадачен.
  - Я не знаю, что Вам ответить, мой господин. Боюсь, у меня нет платьев за такую цену. Но... возможно Вы сможете получить скидку, если немного поможете мне.
  - А чем я могу помочь Вам? - Спросил Вирт.
  - Я вижу Вы Маг, мой господин?
  - Вы правильно определили, любезнейший.
  - Сегодня праздник... - Замялся торговец. - Много людей придет за подарками. Могли бы Вы сделать так, чтобы моя лавка первой бросалась в глаза покупателям? Тогда я продам это платье госпоже за 10 серебрушек.
  Вирт улыбнулся и сделал какой-то пасс руками.
  - Готово, любезнейший. Минари, иди, примеряй свое платье. - Подтолкнул он меня к примерочной.
  Одновременно с этим сразу несколько прохожих остановились рядом с нами и, какая-то богато одетая женщина потянулась к выбранному мной платью.
  - Прошу прощения, моя драгоценная госпожа, но платье уже продано. - Торговец отгородил собой мое платье. - Предлагаю обратить внимание на этот наряд. - Он указал на похожее, только синего цвета. - Он намного больше подходит к Вашим выразительным голубым глазам. - Затем быстро снял платье с манекена и протянул мне.
  Какое оно было красивое, и как оно мне шло, и как в нем было тепло - раза в три теплее, чем раньше. А-ааа!!! Я в него влюбилась. Вертелась перед зеркалом и не хотела снимать.
  Вирт радостно улыбался, видя, как я счастлива.
  - Теперь еще надо плащ подобрать. - Сказал он, после того, как я все-таки оторвалась от зеркала.
  - Вы там сами, да? - Торговец кивнул нам на висящие плащи, как старым знакомым, и обернулся к налегающей на него толпе покупателей.
  - С тобой выгодно ходить на базары. - Сказала я, перебирая висящие плащи. - Я думала, что это я хорошо торгуюсь, но сбить цену с десяти золотых до десяти серебрушек, я точно не могу.
  - Ты даже не представляешь, какие у меня разносторонние таланты. - Рассмеялся он.
  - Да вижу уже.
  О, кажется, нащупала очень миленький и теплый плащик. Вытащила его из общей кучи и набросила на себя. К зеркалу было уже не пробиться.
  - Ну как? - Попросила Вирта оценить.
  - Берем. - Кивнул он и потянулся за деньгами.
  Я обернулась, чтобы позвать торговца и слова замерли на языке. - У лавки напротив стоял Первый министр и с удивлением смотрел на нас.
  Беспомощно посмотрела на Вирта и опустила руки.
  Вирт опомнился первым, задвинул меня за спину и шагнул вперед.
  - Какая неожиданная встреча. - Притворно удивился старший Легоро. - Вы, я вижу, тоже пришли полюбоваться на праздник?
  - Здравствуйте, господин министр. - Настороженно поприветствовал его Вирт. - Не ожидал Вас здесь встретить. Вы один или с семьей?
  - С супругой. - Кивнул министр на высокую привлекательную женщину, надменно взирающую на меня, как на некое недоразумение.
  - Не понимаю тебя Вирт, неужели моя племянница хуже этой? - Она с презрением кивнула на меня.
  - У леди Моран много достоинств, но я никогда не представлял ее рядом с собой. - Оборвал ее Вирт.
  - А нищую оборванку представляешь? - Холодно спросила она и, не дожидаясь ответа, развернулась и пошла в сторону стоящей неподалеку кареты.
  - Простите мою супругу, Минари. - Извинился, министр. - Временами она бывает несправедлива. - И язвительно добавил. - Вы, я вижу, уже приоделись.
  Стало так стыдно, что захотелось провалиться сквозь землю. Вирт видно почувствовал это, потому что сжал мою руку и сказал.
  - Не нужно вмешивать в наши разборки Минари. Я ведь могу и позабыть, что передо мной министр.
  - И в мыслях не имел, я ведь еще в своем уме и мне очень хочется дожить до завтра, чтобы лично насладится Вашей отставкой на Совете.
  Он победно ухмыльнулся.
  - Бедная малышка Минари, останется совсем одна в холодных стенах Академии и некому будет ей помочь, разве только мои мальчики проявят снисходительность и возьмут ее под свою опеку.
  Вирт с шумом выдохнул, и я отчетливо поняла, что он сейчас сделает какую-то глупость, о которой потом пожалеет.
  - Вирт. - Громко позвала я. - Видимо господин Первый министр не знает, что я приняла твое предложение. Дай мне мое кольцо, пожалуйста.
  Вирт потрясенно обернулся ко мне и замер. Потом с недоверием вытащил кольцо и протянул мне.
  - Вот. - Сняла ленту с волос, и надела на нее кольцо, как подвеску. - Я принимаю его, но считаю, что такие кольца можно одевать только на свадьбу, поэтому поношу пока на шее.
  Я надела ленту на шею и спрятала кольцо в ворот платья.
  Министр неверяще смотрел на меня, а потом резко развернулся и пошел в сторону ожидающей его кареты.
  
  
  Глава XІ 'Печенье с предсказанием'
  
  Посмотрела на Вирта и испугалась, что мой порыв будет неправильно понят. Сняла кольцо и протянула ему.
  - Возьми... Ты же понял, что это не серьезно? Я боялась, что ты не сможешь сдержаться, и что случится что-то страшное.
  Сказала и увидела, как появившаяся в его глазах надежда, начала гаснуть. Мне даже жалко его стало.
  - Прости меня, пожалуйста, - попыталась вложить кольцо ему в руку, но он сжал пальцы и отступил. Какое-то время молчал, а потом сказал со вздохом.
  - Не переживай. Ты сделала все правильно. Даже помогла. Теперь на Совете мне легче будет объяснить, чем вызван мой проступок в отношении его сына. А кольцо... Все же разумнее, если оно останется у тебя, иначе Легоро может обо всем догадаться.
  Пришлось спрятать кольцо обратно.
  Он достал деньги, чтобы рассчитаться с торговцем и вдруг задумчиво посмотрел на меня.
  - А знаешь... Надо выбрать тебе еще несколько платьев и теплых вещей. И, наверное, купить новую обувь.
  - Зачем? - Удивилась я. - Мы же договорились: одно платье и плащ.
  - Когда мы договаривались, ты еще не была моей 'НЕВЕСТОЙ', - подчеркнул он. - Не нужно было давать мне такой козырь в руки, - он хитро улыбнулся, - не могу же я позволить, чтобы ты теперь выглядела хуже, остальных. Так что без разговоров, - он развернул меня к витрине с платьями.
  - Любезнейший, - громко позвал он торговца, - мы решили купить еще несколько платьев для моей невесты.
  Я покраснела. Вот гад! Кричать то зачем?
  На меня посмотрело сразу несколько человек и какие-то разряженные дамы, сверкнув на Вирта глазами, удивленно переглянулись.
  Я метала молнии, шипела, отнекивалась, отказывалась надевать, но меня все равно заставили перемерить целую гору одежды и обуви.
  - Премного благодарен, мой господин. - Довольный торговец потирал руки и низко кланялся. - Вы сегодня лучший мой клиент. - Куда прикажете доставить покупки?
  - Доставляйте прямиком в Академию. Покажете привратнику этот пропуск. - Он нарисовал руну на одном из пакетов и протянул его торговцу. - Вещи нужно отнести в целительское крыло с пометкой 'для госпожи Минари Суок'.
  - Всенепременно, мой господин, - торговец снова поклонился.
  - Я все равно это тебе потом верну, - прошипела я.
  
  - Вирт, я понимаю, ты просто пошутил, но прошу тебя не нужно афишировать нашу фиктивную помолвку в Академии. Отмени заказ, ты же меня подставляешь,- просила я, едва поспевая за быстро идущим впереди магистром, - и куда ты так несешься?!
  - Почти пришли, - обернулся он ко мне, протягивая руку, чтобы помочь перейти через скользкое место.
  - Скажи хоть, куда мы идем? - Спросила, пряча руки, чтобы хоть так достучаться до него.
  - От любопытства кошка сдохла, - засмеялся он и внезапно легко подхватил на руки, и перенес через заледеневшую лужу.
  От неожиданности не успела испугаться, только сердце на миг ёкнуло. Почувствовав землю под ногами, начала возмущаться, но он не стал слушать моих упреков, а просто потянул за собой.
  - Злючка. Ей как лучше хочешь, а она не ценит.
  Мы вышли к подножию круто уносящейся вверх горы, опоясанной спиралью деревянных лестниц, которые вели к древнему храму на вершине. С площадки перед храмом открывался просто волшебный вид на город, но лезть туда по этим шатким лесенкам удовольствие было сомнительное, особенно, если учесть, как они обледенели.
  С сомнением посмотрела на Вирта.
  - Ты что всерьез хочешь, чтобы мы поднялись на эту гору? Там же скользко!
  Вирт загадочно посмотрел на меня, потом отошел на несколько шагов и медленно развел в сторону руки. Закрыл глаза и начал негромко читать слова заклинания. Его голос, вначале звучащий очень тихо, постепенно набирал силу. Слова начали звучать плавно, сливаясь друг с другом и постепенно превращаясь в песню. Эта волшебная мелодия в мгновение ока вытеснила все другие звуки вокруг. Казалось, мы одни в каком-то волшебном мире; казалось, само пространство поет вместе с ним. Я тонула в его волшебном голосе. Никогда не думала и не знала, что он умеет так петь. На пике этого чуда я увидела, как с его пальцев сорвались навстречу друг другу две яркие молнии. Мгновение ничего не происходило, а потом неведомая сила подхватила меня и оторвала от земли.
  Это была Сказка! Волшебство! Чудо! Если бы можно было лететь так вечно, я бы летела. Если бы можно было вечно слушать его голос, я бы слушала. Я была в каком-то необыкновенном сне, и мне не хотелось просыпаться.
  Чем выше я поднималась, тем чудеснее становилась картина вокруг. Прекрасный город раскинулся предо мной. Улицы, залитые праздничным светом; горящие звезды на верхушках домов; главная площадь с весело несущимся хороводом; музыка, льющаяся из окон и повсюду радостный смех и веселье. Все это, наверное, было очень далеко, но я видела и слышала все так отчетливо, как будто сама была там сейчас.
  - Что это, Вирт? - Обернулась к нему и только тут осознала, что мы стоим на смотровой площадке и смотрим на ночной город с вершины горы.
  - Это еще один мой подарок тебе, его ты точно не вернешь. - Сказал он и немного грустно улыбнулся мне.
  Что-то сжалось внутри, захотелось сделать в ответ что-то такое же хорошее, но все, что я могла, это поблагодарить его.
  - Спасибо, - cказала как можно искреннее, - мне очень, очень понравилось... Извини, у меня нет подарка для тебя, - и вдруг вспомнила про печенье с предсказанием, - нет, я вру. У меня есть, - полезла в карман и достала печенье, которое утром дал торговец, - вот возьми; я не знаю, что там написано; но надеюсь, что это что-то очень хорошее. И я желаю тебе, чтобы это обязательно сбылось.
  Вирт долго смотрел на меня и неожиданно спросил.
  - А можно я открою его в храме?
  Немного удивилась.
  - Как хочешь, это же теперь твое предсказание.
  Перевела взгляд на темное здание храма позади него. Старый и заброшенный он все еще хранил свое былое величие, уносясь ввысь своими колоннами и арками. Вирт зажег несколько магических шаров и мы вошли в зияющий проем на месте бывшей двери.
  - Тут ничего не обрушится? - Спросила, косясь на потолок с опасно провисшими поперечными балками.
  - Не сегодня. - Сказал Вирт улыбаясь, и я увидела, как огненные струйки побежали по стенам вверх, оплетаясь вокруг балок. - Можешь смело ходить куда хочешь, тут теперь безопасно.
  Огляделась вокруг, с интересом рассматривая полустертые рисунки на стенах и потолке. Потом пошла вглубь, где Вирт застыл у старого каменного алтаря, читая что-то на клочке бумажки из печенья.
  - Что там написано? - Спросила, пытаясь заглянуть ему под руку, но он быстро сжал руку и обернулся ко мне.
  - Ты, правда, искреннее желаешь, чтобы это предсказание сбылось? - Спросил он очень серьезно.
  Я молчала, почему-то стало немного страшно, как будто почувствовала, что сейчас решается что-то важное не только для него, но и для меня. Но взять свои слова назад я не могла.
  - Да, если это что-то хорошее, я хочу чтобы это сбылось.
  Вирт на мгновение закрыл глаза, а потом положил бумажку на алтарь, и я увидела, как она сгорает в магическом огне.
  - Это что-то важное? - Спросила осторожно.
  - Да, - Вирт обернулся ко мне, - это очень важно для меня. - Он взял мою руку и сжал ее в своих ладонях. - И это самый лучший подарок, который ты могла мне сделать.
  
  
  
  Глава XІІ 'Возвращение в Академию'
  
  Переоделась в ночную рубашку и заползла на широкий подоконник. Чтоб не было холодно, я расстелила теплый плед. Села, обхватив колени и поджав пальцы на ногах, и уставилась в окно. На площади переливалась разноцветными огнями ель, навевая воспоминания о сегодняшнем дне. Мне хотелось навсегда сохранить его в памяти.
  Мысли плавно перетекли на Вирта. Сегодня, когда мы вернулись и сидели за праздничным столом, поймала себя на мысли, что уже не ненавижу его. Даже больше - он мне нравился. Пришлось опустить глаза, чтобы не выдать себя. За эти несколько дней, что я провела в его доме, мое отношение к нему кардинально изменилось. Я поняла, что действительно неверно судила о нём. Он, конечно, далеко не святой, но и не чудовище. Я не понимала только, что заставляло его так вести себя раньше, но наверняка ответ был.
  На улице увидела каких-то студентов идущих вразвалочку и явно навеселе. Подумала, что наши, наверное, еще тоже веселятся. Вспомнила прошлогодний праздник Зимы, только он ни в какое сравнение не шел с тем волшебством, какое я пережила сегодня. А завтра уже нужно в Академию. От этой мысли почему-то стало грустно.
  Перевела взгляд на свой сундучок. Он стоял открытый у кровати, но уже полностью собранный. Вирт все-таки пожалел меня и вещи торговец принес к нему домой, а не в Академию. Когда осталась одна, не смогла удержаться и еще раз все перемерила. Если бы вы знали, что я чувствовала в этот момент. За всю мою жизнь, ни разу, у меня не было новых вещей, только ношенные. Сначала от дочери мастера Тура, потом купленные на рынке, но всегда уже ношеные.
  Буду носить. Решила я. И плевать, что они все скажут. Все равно болтают, а после Совета болтать будут еще больше.
  Перед ужином Вирт попросил меня зайти к нему в кабинет, чтобы обсудить завтрашний Совет.
  - Ты понимаешь, что начнется, если я расскажу всем о нашей якобы помолвке? - он пристально посмотрел мне в глаза, - ты хорошо подумала? Тебе сейчас трудно, а тогда начнется настоящий кошмар - тебе проходу не будут давать.
  Выдержала взгляд и кивнула.
  - Я справлюсь.
  Вирт несколько секунд молчал.
  - Я сделаю все возможное и невозможное, чтобы остаться в Академии, но если Совет все же проголосует за отставку, тебе будет очень опасно оставаться там. Легоро не отступится. Не спасет ни ректор, ни учитель Кагг, ни тем более госпожа Клея. Министр почуял запах крови, и будет преследовать тебя, пока не загонит в угол.
  Он нахмурился и подошел к столу. Несколько секунд ничего не говорил, только его красивые музыкальные пальцы нервно выбивали какой-то ритм, потом решительно повернулся ко мне.
  - Я хочу попросить тебя об одной вещи.
  - О чём? - Я немного насторожилась.
  - Если ты поймешь, что тебе угрожает смертельная опасность, ты наденешь кольцо... Очень тебя прошу, пообещай мне это. Его магия сумеет защитить тебя и ты окажешься здесь, в безопасности.
  - А в качестве кого я здесь окажусь?
  - Ты будешь живая и с магией, - с упреком сказал Вирт.
  Попыталась взять себя в руки и не говорить сгоряча.
  - Извини. Я понимаю, ты переживаешь... Хорошо, если пойму, что попала в серьезную ловушку, из которой самой не выбраться, надену кольцо. Но как самый крайний вариант. А пока дай мне, пожалуйста, обычный артефакт перемещения.
  Вирт несколько секунд смотрел на меня, а потом взял со стола небольшую ажурную брошь для плаща и протянул мне. Я мало что понимала в артефактах, но не настолько, чтобы не узнать самый популярный в Академии артефакт связи - эльфийский Виэльталь.
  - Я немного изменил его, он теперь работает и как артефакт связи и как артефакт перемещения. Чтобы поговорить с кем-то, просто подумай о нем и нарисуй на сердцевине центрального цветка руну вызова, - он быстро нарисовал мне ее, - она очень простая, это спираль; чтобы активировать портал, подумай о месте, в котором хочешь оказаться и нарисуй руну перемещения - две параллельные линии, изображающие дорогу.
  С уважением посмотрела на него. Круто, чтобы быть способным вносить изменения в эльфийские магические вещи, нужно быть действительно великим Магом, ведь у них совсем другая природа магии.
  Утром проснулась, протерла глаза и с наслаждением потянулась. Вставать не хотелось совершенно, но вспомнила про Совет и побежала в ванную.
  Я уже одевала платье, когда в двери постучали.
  - Минари, доброе утро, - Тея принесла поднос с завтраком, - господин Вирт сказал, что у вас мало времени и чтобы ты кушала здесь.
  - Спасибо, Тея, я уже почти готова, - закрутила на голове узел.
  Тея сняла с подноса салфетку и налила мне кофе.
  - Ты с молоком любишь или без?
  - С молоком.
  Быстро выпила кофе, съела кусочек сыра и схватила плащ.
  - Господин Вирт прав, - покачала Тея головой, - ты очень плохо ешь.
  - Да ничего подобного, я просто нервничала тогда, а сейчас я переживаю, и мне в горло ничего не лезет.
  Набросила плащ и достала брошку, которую вчера дал Вирт.
  - Я готова, пошли.
  Потянулась, чтобы поднять заметно потяжелевший сундучок, но Тея остановила меня.
  - Не трогай, господин сказал, что сам его заберет.
  Мы спустились вниз в гостиную, где нас уже ждал Вирт.
  - Ты готова?
  Кивнула.
  - Хорошо выглядишь, - сказал он, рассматривая меня в новом платье и плаще.
  - Спасибо. - Покраснела я от странного смешения чувств: удовольствия и неловкости.
  На стене начало проявляться окно портала.
  - Мои вещи остались в комнате, - напомнила я на всякий случай.
  - Я знаю, их принесут к тебе домой после уроков.
  - Спасибо, - кивнула я и подошла к порталу. Потом с опаской оглянулась на Вирта.
  - А ты можешь опять сделать так, чтобы меня не тошнило в портале? - попросила я.
  Он удивленно посмотрел на меня.
  - А в прошлый раз тебе было плохо? - спросил с тревогой.
  - Нет, в том-то и дело. Но обычно меня всегда тошнит.
  - Я понял, - он облегченно вздохнул, - конечно, я стабилизирую его. Если хочешь, я и тебя научу, это достаточно просто.
  - Спасибо, - искренне обрадовалась.
  Вирт подошел ближе и взял меня за руку. Вопросительно подняла на него глаза.
  - Это для надежности, чтобы тебя точно не тошнило, - объяснил он, улыбаясь, и крепче сжал мои пальцы. Поняла, что лукавит, но руку забирать не стала.
  
  В кабинете ректора все было, как и раньше, даже учитель Кагг сидел на том же месте.
  - Как вы? - Спросил ректор, встав из-за стола, но было понятно, что его интересует, как я.
  - Все хорошо, - как можно убедительнее кивнула в ответ.
  - Да? - все еще подозрительно спросил он, переводя взгляд с меня на Вирта.
  - Все в порядке, за исключением одного события, - Вирт подвел меня к креслу у стола и помог присесть, - мы вчера случайно столкнулись с министром.
  - Что?! - Испугался учитель Кагг, - как это могло случиться?
  - Это моя вина, - сказал Вирт, - я не подумал, что министр тоже захочет посмотреть праздничную ярмарку.
  - Как вы выкрутились? - спросил ректор.
  - Минари пришлось сделать вид, что она приняла мое кольцо.
  Ректор вместе с учителем Каггом одновременно повернули головы в мою сторону. Пришлось вытащить кольцо и показать им.
  - Ничего страшного, я всего лишь поношу его на шее какое-то время. Зато теперь министр думает, что мы помолвлены и ему будет труднее добиваться отставки магистра Вирта.
  Ректор как-то странно посмотрел на меня и перевел на Вирта осуждающий взгляд.
  - Вирт?
  - Да, господин Янир? - Вирт поднял на ректора упрямый взгляд.
  - Он не виноват, я сама, - решила вступиться за Вирта.
  - Давайте не будем выяснять сейчас отношения, - вклинился учитель Кагг, - Совет назначен на четыре и нам нужно успеть еще многое обсудить.
  - Вы правы, господин Кагг, - немного успокоился ректор, - Минари, можешь идти на занятия. И не бойся. Братьев Легоро сейчас не в Академии. Отец забрал их домой. Так что до Совета ты их не увидишь.
  
  Сегодняшние занятия были какими-то странными. Постоянно ощущала на себе чужие взгляды. Мое возвращение в новом облике не осталось незамеченным и вызвало бурю обсуждений. О том, что начнется после Совета, я боялась даже думать.
  - Минари, примите наши комплименты. Вы без сомнения самая красивая девушка в Академии сегодня, - Ти и Бри окинули меня одобрительными взглядами и даже предложили мне присесть рядом с ними.
  Невиданная честь и весьма сомнительное преимущество, особенно если учесть испепеляющие меня девичьи взгляды. Чувствую, еще немного и кое-кто таки швырнет в меня поджигающим заклятьем.
  На перемене прибежала Риэталь.
  - Ой, Минари, какое платье чудесное, ты в нем еще красивее стала.
  Ну, Риэталь можно верить, она сама красавица. Я же вижу, каким взглядом ее Ти провожает, когда она не видит.
  Еле досидела до конца занятий. Наконец гонг пробил время обеда и я побежала домой, проведать госпожу Клею и разложить вещи
  
  - Минари?! - не могла поверить госпожа Клея, - ты так изменилась. А ну-ка повернись.
  Она заставила меня покрутиться, и удовлетворено кивнула.
  - А теперь быстро рассказывай, почему ты приняла все это от него. - Она решительно усадила меня за стол и села напротив.
  - Значит, Вы даже мысли не допускаете, что подарки могут быть от кого-то еще?
  - А от кого? Не от Легоро же. Так я жду.
  - Да ничего не случилось, госпожа Клея, просто... в общем... ну..., - я и вправду не знала, как все это ей объяснить.
  - Ты изменила мнение о нём? - поняла госпожа Клея.
  Я кивнула.
  - Я очень рада... Кстати ты знаешь, что Легоро приходил сюда в тот день, когда вы ушли.
  - Нет, - удивленно покачала головой, - а что он хотел?
  - Тебя спрашивал и был крайне раздражен, когда понял, что не сможет с тобой встретиться.
  - Я сегодня увижу его на Совете.
  - А зачем тебе туда идти, там будет метресса Гильда, ее свидетельских показаний будет вполне достаточно.
  - Я понимаю, я по другой причине.
  Госпожа Клея вопросительно подняла брови.
  - Мне нужно будет подтвердить, что мы с магистром Виртом... помолвлены.
  - ЧТО?! - целительница в шоке уставилась на меня, - и когда он только успел?
  Пришлось встать и налить ей воды.
  - Не переживайте так, госпожа Клея. Магистр Вирт меня не заставлял, я сама согласилась.
  - Подожди, девочка, ничего не понимаю, - закачала головой целительница, - ты же его терпеть не могла, а тут вдруг... помолвка! А как же чувства? Нет, я понимаю, он мужчина привлекательный, но мне как-то не верится, что ты могла увлечься им так быстро. А ну-ка стой, - она на мгновение задумалась, - может это приворот?
  - Да нет тут никакого приворота. Просто... В общем не могу я Вам сейчас все рассказать, но Вы не переживайте, со мной все в порядке будет.
  Она еще несколько долгих мгновений смотрела на меня, а потом растерянно спросила.
  - Учитель Кагг говорил, что Совет в четыре, проводить тебя?
  - Не нужно, - покачала головой, - меня Ви... меня магистр Вирт проводит.
  
  Когда до четырех оставалось несколько минут, достала брошку, подумала о Вирте и быстро нарисовала спираль.
  - Вирт?
  - Что случилось? - встревожено спросил он.
  - Можешь проводить меня на Совет? Мне кажется, у министра будет меньше вопросов, если мы придем туда вместе. Вирт несколько секунд молчал.
  - Вирт? - снова позвала я.
  - К тебе можно?
  Быстро огляделась, не оставила ли случайно какие-то вещи разбросанными.
  - Да.
  - Я открываю портал.
  
  
  
  Глава XІII 'Совет Академии. Решение'
  
  Вирт шагнул из портала, и я поднялась ему навстречу.
  - Здравствуй.
  - Здравствуй, как ты? - Спросил он, окидывая меня немного взволнованным взглядом.
  - Все в порядке.
  - Нам пора идти, Минари, - кивнул он на портал, - министр с сыновьями уже прибыл.
  - Я знаю, я тебя на минутку позвала, - я подошла к нему.
  Вирт удивленно посмотрел на меня.
  - Дай, пожалуйста, мне руку, - попросила я.
  Вирт недоуменно нахмурился, но руку протянул. Сжала его пальцы.
  - Хочу, чтобы ты знал, что я на твоей стороне, - сказала как можно убедительнее, - и я не боюсь их насмешек и пересудов. Я намного сильнее, чем ты думаешь. Не бойся за меня, очень прошу тебя, если будет нужно сказать что-то такое, что заставит их поверить в правдивость этой помолвки и что поможет тебе переиграть Легоро, скажи это. Я пойму тебя правильно. Министр не тот человек, которого можно обыграть честно. С ним нужно играть по его правилам, а теперь я готова идти.
  Попыталась отойти, но он удержал меня.
  - Минари.
  - Да? - спросила не оборачиваясь.
  - Спасибо тебе. Если бы я уже не любил тебя, то влюбился бы сейчас.
  Вспыхнула и отвела глаза.
  Вирт засмеялся и на мгновение обнял меня.
  - Пошли,... невеста, - сказал он и потянул за собой в портал.
  Мы вышли из портала и аудитория замерла. Десятки алчущих глаз уставились на нас. Прямо напротив кафедры сидели оба братца Легоро. И если старший, Арни, никак не выказывал своего отношения, то глаза Хьюго горели откровенной ненавистью. Невозмутимый внешне господин министр восседал за большим кафедральным столом рядом с ректором. По другую сторону от ректора сидела гордо взирающая на аудиторию метресса Гильда.
  Я шла за Виртом к свободным местам в конце ряда, и мне казалось, что иду по тонкому льду. Особенно неприятно было проходить между министром и его сынками. Несколько шагов показались вечностью. Все это время нас сопровождала гробовая тишина, но стоило нам усесться, как гул голосов снова взлетел над аудиторией. Ректор поморщился и кашлянул, призывая к порядку.
  - Уважаемые коллеги, призываю вас соблюдать тишину.
  Голоса немного стихли.
  - Итак, мы можем приступать, - он открыл папку. - Все ли члены Совета сегодня присутствуют? - короткая перекличка и он перешел к основной теме, - на повестке сегодняшнего Совета стоит сразу несколько вопросов, но все они связаны между собой. Самый важный и значимый среди них - это жалоба уважаемого господина Первого министра. Речь идет об избиении его сына, студента третьего курса, факультета боевой магии Хьюго Легоро. Факт безусловно прискорбный, особенно с учётом того, что обвиняется наш с вами коллега - декан этого факультета, магистр первой ступени, господин Вирт Алиери.
  Министр удовлетворенно кивнул и поднял руку.
  - Вы позволите мне высказаться, господин Янир?
  - Не вправе Вам отказать, - кивнул ректор.
  - Благодарю Вас, - министр встал и прошелся перед аудиторией. Потом задумчиво остановился напротив своих сыновей.
  - Кого Вы сейчас видите перед собой, господа? - обратился он к аудитории, - Первого министра? Начальника тайной канцелярии? Правую руку императора? Или просто... отца? - он сделал небольшую паузу, давая возможность аудитории переосмыслить сказанное им. - Отец! Перед вами сейчас стоит отец.
  И я спрашиваю себя, господа, почему? Почему ЭТО произошло с моим сыном? И не нахожу ответа... не нахожу ответа кроме одного - безнаказанность!.. Безнаказанность и порочность.
  - Господин Первый министр, прошу Вас излагать только факты. - Обратился к нему ректор.
  - Я излагаю факты! - огрызнулся министр, - мой сын был избит. Избит своим преподавателем прямо на уроке: нагло и жестоко, когда измотанный изнурительной тренировкой не мог защищаться.
  Ректор хотел еще что-то сказать, но министр повысил голос.
  - Я долго думал, представлял, что пережил мой мальчик. И я в ужасе, господа: ведь он наверняка страдал, плакал, просил, чтобы его не били. Мое отцовское сердце обливается кровью, когда я думаю об этом. Восемь переломов! Вы только вдумайтесь! А моя супруга, леди Алитея. Она, увидев нашего несчастного мальчика, чуть не умерла. От переживаний у бедняжки случилось нервное расстройство.
  - Прекрасно помню Вашу супругу, - раздался сзади язвительный голос метрессы Гильды, - дама весьма тонкой душевной организации. Однажды избила свою служанку только за то, что та пролила молоко на ее платье. Бедняжка с тех пор глуха на одно ухо.
  - Благодарю за напоминание, моя дорогая метресса Гильда. Я тоже редко что забываю, - министр окинул гномку многообещающим взглядом и обернулся к аудитории.
  - Действительно, метресса права, моя супруга заканчивала нашу Академию, как и я и многие поколения наших семей. И за это время мы сделали немало для ее блага. Когда понадобилось 'пробить' у императора особый статус Академии разве я отказал? А ежегодные бесплатные три места на факультете Ведьмачества? А программы обмена опытом с зарубежными государствами? Разве все это финансируется без мое поддержки? - Министр обернулся в сторону ректора.
  - Вы абсолютно правы, - подтвердил ректор, - но я также...
  - А на чьи средства был построен второй зал обсерватории? - перебил его министр. Нечего ответить? Вот именно! Поэтому я и спрашиваю вас, господа, неужели вы и в этот раз оставите без внимания самоуправство этого, с позволения сказать... декана? Не опускайте глаза, господа, не надо, я уже наслышан, как вы его боитесь и что это уже не первая его выходка. Где студентка Минари Суок? Она должна была быть сегодня в зале, пусть выйдет сюда, - министр сделал вид, что активно выискивает меня в аудитории, хотя прекрасно видел, где я сижу.
  С тревогой посмотрела на Вирта и уже хотела подняться, но он покачал головой, что не нужно.
  - А, вот где она. - Резко прозрел Министр и стал напротив меня. - Вот, господа, полюбуйтесь. Полюбуйтесь на этого еще недавно чистого и невинного ребенка, который также пострадал от рук этого изверга.
  - А вот с этого места очень внимательно следите за тем, что вы будете говорить. - Сказал внешне спокойный Вирт, глядя в глаза министру.
  - Уж не начинать ли мне Вас бояться? - насмешливо спросил министр, - Вы забываетесь, кто вы и кто я, не Вам со мной тягаться. - Он снова перевел взгляд на меня. - Так вот, я повторяю, что сидящая передо мной студентка также пострадала от преступных действий магистра Вирта Алиери. Позвольте напомнить, что всего несколько недель назад в этом же зале проходил Совет, на котором вы, господа, разбирали другой вопиющий случай - нападение магистра на студентку с использованием боевого заклятия. Я просмотрел материалы данного эпизода, господа, и я в шоке. Преподаватель нападает на студентку, а вы оправдываете его, более того, вы отдаете ему ее на дальнейшее поругание - так называемое обучение Основам Магии!
  Зал загудел множеством голосов. Послышалось: 'А ведь я говорил, что дело не чисто', 'Надо было настаивать на расследовании', 'Он прав, я никогда ему не верил'. Было правда и несколько отличных мнений, но они терялись в общем гуле возмущения.
  А министр тем временем продолжал.
  - Неужели же я единственный среди вас, кого не удовлетворило жалкое объяснение, предложенное магистром при поддержке господина ректора?.. Так вот, господа, я абсолютно ответственно заявляю, что здесь на лицо преступление. И не какое-нибудь мелкое нарушение, а Предательство! Измена!
  Неделю назад, мне на стол легли материалы одного странного дела. С оркской границы пришел донос на некоего капитана, людям которого удалось захватить в плен оркскую семейную пару. Но их почему-то не стали отправлять в столицу, как того требуют правила, а принялись допрашивать прямо там. И допрос выглядел весьма и весьма странно, господа. Названный мной капитан расспрашивал орков не о дислокации их войск и численности армии, его интересовало нечто совершенно иное, - магистр сделал внушительную паузу и зал замер, - Запрещенная Магия, господа! Магия Крови! Он спрашивал орков, как соединить и разъединить две ауры.
  - И с этого момента, господин магистр, я попрошу Вас очень внимательно следить за тем, что вы будете говорить, - язвительно перекривил он Вирта и продолжил.
  - Меня пронзило озарение: я вспомнил, что несколько дней назад имел весьма странное знакомство с молодой девушкой, некой Минари Суок. Я ничего не путаю, господин Янир? - презрительно обернулся он к ректору.
  Ректор сидел подперев лицо рукой и молча взирал на министра.
  - Меня поразила тогда одна вещь, господа - аура девушки. Изумительная аура необычайно высокопотенциального Мага: яркая, насыщенная, сверкающая множеством граней! Возможно лучшая аура, какую я видел у женщины. Но что-то с этой аурой было не так. И я посмотрел более внимательно. И что же я увидел?.. Аура была связана, господа! Буквально пронизана чужой магией. И как Вы думаете, господа, чьей? - множество глаз уставились на нас, - правильно, сидящего здесь господина магистра.
  Зал взвыл.
  - Я не закончил, господа! - Кричал министр. Я посмотрела на Вирта, тот сидел очень бледный и не сводил глаз с министра.
  - Минари, - вдруг тихо сказал он, - я знаю, к чему он клонит. Как только он закончит, я открою портал и ты уйдешь, поняла? - я молчала, - ты поняла? - с нажимом повторил он, - как только рядом откроется портал, ты уйдешь.
  - Почему?
  - Просто сделай это.
  - Я..., - слова замерли, потому что зал наконец успокоился, и министр продолжил.
  - Вначале я даже подумал, что передо мной супруга господина Алиери и поприветствовал ее так, но господин Янир заверил меня, что я ошибаюсь и девушка не имеет к нему никакого отношения. Я не сплетник, господа - мало ли что,nbsp;- Скажи хоть, куда мы идем? - Спросила, пряча руки, чтобы хоть так достучаться до него.
подумал я, не мне их судить. Но у меня все время из головы не шло это событие. Я не понимал, как без брачного ритуала можно было так тесно связать две ауры. Потом, чуть больше недели назад домой пришел мой старший сын. Он рассказал мне, что стал свидетелем гнусного домогательства со стороны своего преподавателя к студентке. Речь шла о магистре Вирте и Минари Суок. Я начал его расспрашивать и тут картинка сложилась в моей голове. Я понял, что произошло. Магистр Вирт откуда-то владеет тайными знаниями орков о Магии крови и использовал эти знания, чтобы связать две ауры.
  Он победно сложил руки на груди и бросил на Вирта обвиняющий взгляд.
  - Я обвиняю Вас, магистр первой ступени, сразу в нескольких преступления.
  Во-первых: нападении на студентку с нераскрытым высоким магическим потенциалом с целью заполучения оного.
  Во-вторых: использовании запрещенной оркской магии крови, для того чтобы лишить девушку собственной воли и отобрать магию с ее добровольного согласия.
  В-третьих: государственной измене за связь с орками - о Магии крови в учебниках не прочитаешь, такие вещи учат на практике у этих самых орков.
  И наконец, в-четвертых: попытке убийства моего сына Хьюго, чтобы скрыть ваши преступления.
  Гул множества голосов затопил помещение.
  Вирт поднялся.
  - Очень серьезные обвинения, господин Первый министр. Вам не кажется, что одних Ваших домыслов для них мало.
  - Домыслов? - Насмешливо спросил министр. - А давайте сначала спросим у Совета их мнение, - он обернулся к залу. - Кто из вас, господа за то, что должно быть проведено дополнительное расследование с привлечением Ковена Магов?
  Я не поворачивалась, но по победному выражению лица министра поняла, что большинство.
  - Прекрасно, господа, я надеялся на ваш здравый смысл. А кто за то, что Минари Суок опасно оставаться в Академии на время расследования и она должна пожить пока у меня под надежной защитой?
  - А вот этого уже не будет! - Прервал его Вирт и я увидела, как открывается окно портала. - Минари, живо.
  Лицо министра перекосилось и не успела я подняться, как он бросил в Вирта заклятье.
  - Не выйдет, ты свою шлюху не спрячешь.
  Вирт пошатнулся, но устоял и резко выбросил руку вперед. С его пальцев сорвалось ответное заклятье, которое долетев до министра, заставило его упасть на колени и схватится руками за шею.
  - Охрана, - прохрипел он. И сразу несколько боевых Магов ворвались в зал, атакуя Вирта. Арни и Хьюго также не остались в стороне. Вирт продолжал держаться, только струйка крови потекла у него из носа.
  - Минари в портал, - снова крикнул он мне, и я наконец обрела способность двигаться и рванулась к порталу, но в ужасе отшатнулась, когда из него навстречу шагнул старик в белоснежном плаще, а за ним еще несколько.
  - Ковен Магов. - Услышала за спиной и с ужасом посмотрела на Вирта. Тот уже едва стоял на ногах, кровь заливала его лицо и капала с плаща.
  Я пошатнулась и в следующее мгновение пол начал очень быстро приближаться.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ 3
  
  
  
  Глава І (Планы Первого министра и Главы Ковена Магов)
  
  - Ваше здоровье, отец. Вы - гений. Я и представить себе не мог, что все так удачно сложится. Я мечтал лишь о его отставке, но благодаря Вам, теперь Вирт не выкрутится. - Арни Легоро отсалютовал отцу бокалом и пригубил вино.
  - Да, мой мальчик, выкрутится ему будет очень сложно. Глава Ковена его давний враг и не раз предлагал мне деньги за помощь в его убийстве. Так что теперь мне достанутся все его сбережения за моральные и физические страдания, которые пережили я и мой сын... Хьюго, - обратился он к надутому и кажется обиженному сыну. - Ты что не рад? Разве ты не хочешь поблагодарить отца?
  - За что? - мрачно спросил Хьюго, - за то, что выставили перед всеми слюнтяем? Хлюпиком? - он обиженно отпихнул бокал, расплёскивая вино.
  - Ах ты, Боже мой, простите, извините! Вы посмотрите на него, какая цаца! - вскипел министр, - отец всю ночь не спал, готовился, можно сказать, поставил на кон свою жизнь, чтоб только победить этого зарвавшегося деканишку, а этот щенок разобиделся.
  - Не обращайте на него внимание, отец, он просто неблагодарный выродок.
  - Может я и выродок, но выродок с Магией, а вот кто ты, это еще надо разобраться, пустая кровь.
  - Не ссорьтесь, мальчики, - прервала их леди Алитея, - Вы все наши сыновья и отец делает для Вас все, что может и даже больше. Осталось подождать совсем немного, сынок, и у тебя тоже будет Магия.
  Глаза самого младшего Легоро загорелись огнем.
  - Отец, а когда Вы заберете магию у этой девчонки? Вы ведь обещали мне, что как только она окажется здесь, тут же отдадите ее мне.
  - Отец не обманывает тебя, Лео, - мать нежно погладила сына по руке. - Как только Ковен Магов лишит магии этого выскочку Вирта, отец заберет магию и у этой побродяжки.
  
  - Что скажете, братья мои? Как покараем преступника? - обратился к сидящим за круглым столом Магам высокий, сухощавый старик.
  Глава Ковена Магов не любил быть инициатором жёстких решений, но при этом так умело манипулировал своими подчиненными, что всегда добивался своего.
  - Смертная казнь. - Решительно сказал его сосед справа.
  - Не слишком ли поспешное решение, брат Жиль?
  - Я так не считаю, брат Изериус. Измена - тяжкое преступление, он заслуживает смерти.
  - Да, но его смерть повлечет смерть и этой девушки, его любовницы, с которой он связал ауру, как там ее?
  - Минари Суок, - прочитал вслух секретарь. - Магический потенциал много выше среднего, но не раскрыт. Практически приравнивается к вашему, брат Жиль, - со скрытой издевкой добавил он и продолжил. - Никогда не обучалась Магии, - он закрыл книгу.
  - Ну, - пренебрежительно протянул брат Жиль, - не велика птица.
  - Возможно, но чернь и так недовольна. Не вызовет ли это еще большую волну возмущения? Император обеспокоен последними волнениями в провинции и если это спровоцирует бунт, полетят многие головы. Не хотелось бы попасть под удар всего лишь из-за недостаточно обдуманных действий.
  - Вы как всегда правы, брат Камаль, - сказал, медленно перебирая четки, глава Ковена. - У меня есть другое предложение, но я не знаю, как вы к этому отнесетесь, братья.
  - Поделитесь Вашими мыслями, брат Изериус, мы привыкли полагаться на Вас и Вы еще ни разу не подвели нас.
  - Благодарю за доверие, брат Тито, - глава Ковена откинулся в кресле и закрыл глаза, погружаясь в размышления. Достаточно долгое время старик сидел без всякого движения, а остальные братья терпеливо ожидали его решения. Но вот он открыл глаза и немного подался вперед.
  - Я вижу только один выход, братья. Убрать его подальше от столицы. Каменоломни в Хрустальных горах прекрасно подойдут, а чтобы с ним не возникло дальнейших проблем, лишить его Магии. Так мы убьем сразу двух зайцев: отомстим предателю и не убьем невиновного человека.
  - Да, но у них очень тесная связь, по сути это означает, что она должна будет последовать за ним на рудники.
  - Что ж тут поделать, брат Камаль, нужно чем-то жертвовать.
  - А кому достанется его Магия? - Осторожно поинтересовался брат Жиль.
  - Вы заинтересованы в ее получении? - вопросом на вопрос ответил глава Ковена.
  - Не то чтобы... - замялся брат Жиль, но...
  - Но что? - отец Изериус позволил себе легкую полуулыбку и окинул взглядом остальных братьев. - Вижу, дорогие братья, что эта тема интересует многих из вас. Не переживайте, мы поступим справедливо - проголосуем. Прошу каждого написать имя наиболее достойного, по вашему мнению, кандидата.
  На столе перед каждым из братьев появилась бумага и перо. Несколько секунд скрипели перья, а потом бумага исчезла и листы появились перед главой Ковена. Минуту глава читал листы, а потом сложил руки на животе и произнес.
  - Ну что ж братья, подсчет окончен. Мне остается только поблагодарить вас за оказанное мне доверие и клятвенно пообещать, что использую полученный потенциал, чтобы сделать наш с вами Ковен еще более влиятельным и уважаемым не только у нас в Империи, но и далеко за ее пределами. - На этих словах брат Изериус не смог скрыть торжествующей улыбки и поднялся из-за стола, забирая листы с собой. - Заседание объявляю закрытым.
  
  В коридоре брат Камаль догнал брата Тито.
  - И что сегодня было, Тито? Мне показалось или Изериус действительно смухлевал?
  - Вам не показалось, Камаль, если только Вы не голосовали за него.
  - Я пока еще в своем уме, естественно, я написал свое имя.
  - Как и я, и брат Жиль, и остальные братья.
  
  Не помню, как меня привезли в дом Легоро, но очнулась уже в подвале. С большим трудом заставила себя сесть. Какое-то время еще была очень заторможенная: не доходило, где я и что произошло, а потом в памяти начали всплывать обрывки воспоминаний.
  Последнее, что помнила перед тем, как отключиться, залитое кровью лицо Вирта. Рука сама потянулась к кольцу. В тот момент мне было все равно, какие последствия будут от того, что я его надену, главное было узнать, что с ним все в порядке и он жив. Но ленты с кольцом больше не было. Я упустила свой шанс на спасение.
  Не знаю, сколько времени я просидела, тупо уставившись в одну точку, но постепенно до меня начало доходить, что нужно что-то делать. Оглядела комнату, а точнее каменный мешок, в которой находилась: каменный пол, кирпичные стены и узкое окошко наверху, но до него я не дотягивалась, вместо двери - решетка. Посмотрела, на чём я лежала - даже не койка, какая-то узкая лавка с тонким соломенным тюфяком далеко не первой свежести.
  Встала и попыталась пройтись по камере. Меня повело так, что пришлось ухватиться руками за стену и снова сесть. Когда дурнота немного прошла, еще раз огляделась. Стола в камере не было, удобств тоже, если не считать таковым дурно пахнущее ведро в углу. Но больше всего беспокоило отсутствие воды. Пить хотелось неимоверно.
  Потом услышала, как где-то в стороне скрипнули тяжелые двери и раздался звук приближающихся шагов. Повернула голову к решете и даже не удивилась, когда увидела стоящего за ней министра. Из-за его плеча выглядывал неизвестный молодой хлыщ.
  - Это она отец?
  - Да, Лео, это мой подарок тебе на шестнадцатилетние. Твоя мечта об Академии теперь осуществима.
  Я поняла, кто пришел вместе с министром - его третий сын. Наверное, это ему должна была достаться моя магия.
  - Что с Виртом? - спросила осипшим голосом.
  Министр посмотрел на меня, как на пустое место и продолжил.
  - Старого козла Янира больше нет в Академии, а новый ректор, мой протеже и с радостью поможет тебе во всем, мой мальчик.
  - Когда Вы планируете провести ритуал?
  - Завтра Ковен отберет Магию у Вирта, значит, можем назначить ритуал на послезавтра.
  - А может, завтра вечером? - с надеждой спросил Лео.
  Министр обернулся к сыну.
  - Не торопись, сынок, ты все успеешь. Девчонка теперь никуда не денется.
  - Дайте воды, - попросила я, чувствуя, что еще немного и говорить не смогу вообще.
  - Тебе нельзя, - ответил министр.
  - Почему? - не поняла я.
  - Мне нужно, чтобы ты была максимально ослаблена, практически между жизнью и смертью, так мне будет легче отобрать у тебя магию, - равнодушно объяснил он, - пойдем Лео, нам нужно подготовить все к ритуалу.
  Они ушли, а у меня из головы не шла фраза, что им нужно, чтобы я была между жизнью и смертью. Значит, Вирт еще жив, раз Магию у него будут отбирать только завтра.
  Но долго думать над этим мне не пришлось. Дверь в коридоре опять скрипнула и за решеткой показался еще один Легоро. На этот раз Арни.
  - Привет, Минари.
  Я не ответила, и он довольно долго стоял, рассматривая меня.
  - Ты красивая даже такая помятая, - сказал он и достал ключ, - отец планирует забрать у тебя Магию послезавтра, ты знаешь? - спросил он, отпирая решетку.
  Стало как-то не по себе.
  - Знаю, он только что был здесь. Приходил вместе с Лео.
  Арни вошел и остановился напротив меня, потом присел на корточки.
  - А ты знаешь, что можешь умереть после этого?
  Кивнула.
  - Он даже воду мне отказался давать; сказал, что ему нужно, чтобы я была максимально ослаблена. А ты будешь жалеть? - спросила насмешливо.
  - Возможно, - его рука потянулась к моему лицу и я отпрянула.
  Он ухмыльнулся.
  - Я решил, что оставлю тебя себе. Ты мне нравишься. Так что можешь не переживать, ты не умрешь.
  От этих слов стало настолько страшно, что даже не смогла этого скрыть.
  Легоро победно ухмыльнулся.
  - Но такую поблажку надо заработать, - его рука медленно смяла подол и нырнула под юбку. Попыталась отпихнуть его, но он только рассмеялся.
  - Ты ж не девочка, чего ты ломаешься? - он толкнул меня на койку и навалился сверху, - тебе понравится, - лихорадочно шептал он, задирая на мне юбку.
  - Уйди, урод, - шипела я, царапаясь, вот только тронь меня, я с собой что-то сделаю, то-то папочка и братик обрадуются, что раньше времени загнулась.
  - Он тебя обманывает, человечка, - раздалось из-за решетки и Легоро в ужасе скатился с меня.
  - Кто здесь?! - крикнул он испуганно и выскочил в коридор. Пару секунд висела тишина, а потом я услышала ругань и скрежет ключа в замке, вслед за которым раздались глухие удары, как будто били что-то мягкое.
  - Угхрат, скотина, это ты тут загробным голос вещаешь? Ты нарвался, тварь, теперь точно на тот свет за своей сукой отправишься. Неизвестный за стенкой только хрипел и изредка вскрикивал.
  Дверь в мою камеру осталась распахнутой. Не воспользоваться таким шансом я не могла. Я встала и, подождав пару секунд, чтобы голова перестала кружиться, выглянула в коридор. Звуки доносились из соседней камеры с настежь открытой дверью. Налево шел коридор, заканчивающийся железной дверью. К ней я и пошла, держась за стену и стараясь идти быстро, но тихо. Потянула на себя ручку и обмерла: на пороге стоял нахмуренный министр с магическим светильником в руке.
  - Что здесь происходит? - далеко разнесся его голос и в коридор выскочил испуганный Арни.
  - Отец?! Что ты здесь делаешь?
  - Я?! - Рявкнул министр, - это ты, что здесь делаешь?! - он с силой толкнул меня по направлению к камере. Я отлетела на пару метров и, больно ударившись о стену, сползла на пол.
  - Ты с ума сошел, Арни! Тебе мало девок среди горничных? - разгневанный министр втолкнул меня обратно в камеру и запел решетку.
  Арни виновато опустил голову.
  - Чтоб я тебя тут больше не видел. И какого тролля, ты Угхрата избил? - услышала, когда он закрывал дверь в соседнюю камеру.
  - Простите, отец, этого больше не повторится.
  
  
  
  Глава ІІ (Орк Угхрат. Разговор Минари и Вирта. 'Заговор' бывшего ректора и преподавателей)
  
  Министр с сыном ушли, а я все еще не могла поверить, что так легко отделалась. Наконец я успокоилась и начала прислушиваться к звукам в соседней камере.
  Справа отчетливо слышалось чье-то свистящее дыхание, иногда прерывающееся приступами кашля. Подошла к решетке и позвала.
  - Эй, Вы меня слышите?
  Приступ кашля усилился, а потом кто-то долго не мог отдышаться. Наконец до меня донеслось.
  - Чего тебе нужно, человечка?
  - Я хотела поблагодарить Вас за то, что спугнули Арни.
  Какое-то время в камере молчали, а потом ответили.
  - Тебе не нужно благодарить меня за это, я в отличие от него понимаю, что такое связанная аура.
  Я опешила.
  - Что Вы имеете в виду? - Спросила, еле шевеля губами, но он услышал меня.
  - Я Угхрат - сын шамана и вождь орков с пустоши Тыргу Тирит, севернее Змеиных ущелий. Мне не нужны глаза, чтобы видеть тебя человечка. Я даже закрываю их, так сильно светит твоя аура, но я также вижу свет чужой магии в ней, и мне не нужно объяснять, что это значит. Еще два дня назад моя аура была также связана.
  На этих словах орк замолчал, и я услышала, как он часто задышал, почти так же, как делают люди, когда пытаются сдержать слезы.
  - Угхрак, - позвала я.
  Мне долго не отвечали, но наконец, из соседней камеры донеслось.
  - Чего тебе нужно, человечка?
  - Меня зовут Минари. Почему Вы сказали, что Арни меня обманывает?
  - Потому что успел хорошо изучить эту семейку. Его папаша тоже обещал мне, что моя жена останется жива, если я оговорю какого-то мага, скажу, что он интересовался Магией Крови и за это передавал мне важные сведения о вашей армии.
  - Вирта? - не могла поверить я, - так это ты оговорил его?!
  - Не знаю, может и Вирта, - равнодушно ответил орк, а я вскочила, ухватившись за решетку, и крикнула.
  - Ты заслужил все, что с тобой случилось, орк! Ты оговорил ни в чем не повинного человека и теперь из-за тебя его убьют.
  - Какое мне дело до этого, человечка. Я спасал свою жену. Я сказал все, что они хотели, но они все равно убили ее, ударили ножом в живот и ушли, оставив умирать. Я умолял ее позволить мне уйти с ней за грань, но она разорвала связь, хотя обещала, что никогда меня не оставит.
  - Зачем же ты помог мне сейчас? - села на пол у решетки.
  - Перед смертью она крикнула мне, чтобы я отмстил. Вот я и думаю, что может хоть так...
  - Как мелко, Угхрат, - разочарованно протянула я, - не думала, что орки так слабы.
  - Мелко?! Что ты понимаешь, человечка? - заскрежетал зубами орк, - если бы я не был прикован, ты бы увидела, на что способен вождь орков Тыргу Тирит.
  - Это все слова, Угхрат, твоя жена разорвала связь, чтобы ты остался жив. Она надеялась, что ты отомстишь за нее, а ты сидишь тут и исповедуешься мне, как будто это поможет.
  
  Вирта, привезли в казематы Ковена только утром, продержав перед этим в императорской пыточной всю ночь. Его допрашивали лично Глава Ковена и Первый министр. Император тоже не погнушался пару раз прийти посмотреть на предателя.
  - Молчит? - Спросил он в свой второй приход.
  - Он все отрицает, Ваше величество, - кивнул головой Первый министр, - хотя доказательства неоспоримы, оркский вождь нам все рассказал.
  - Брат Изериус, - император повернулся к Главе Ковена, - думаю, с нас хватит его упрямства, отдаю его в Ваше распоряжение. Пусть Ковен сам решит, как покарать преступника.
  Император ушел, а Первый министр обернулся к Главе.
  - Мои поздравления, брат Изериус, Вы наконец получили то, чего так долго и страстно желали.
  - И все благодаря Вам, мой дорогой друг, - улыбнулся Глава.
  - Вот тут Вы не ошиблись, я ОЧЕНЬ дорогой друг, - рассмеялся удачной шутке министр, - так как насчет его состояния?
  - Оно Ваше. Ковен не будет претендовать на земли и имущество преступника.
  - Превосходно. Когда Вы планируете забрать его Магию? Это не праздное любопытство, мне нужно понимать, на когда готовить ритуал с его любовницей.
  - Думаю, что тянуть не стоит. Завтра он будет в нужном мне состоянии и к вечеру я смогу провести ритуал.
  - Превосходно, тогда я тоже начну подготовку сегодня.
  
  Угхрат еще долго злился и расписывал мне, на что способны орки Тыргу Тирита, но я устала его слушать. К тому же силы мои стремительно таяли. За последние два часа я дошла до того, что уже просто лежала на холодных плитах у стены и ловила губами изредка стекающие по ней капли грязной воды.
  - Послушай, человечка, - услышала я скрежещущий голос Угхрата, - как там тебя, Минари, слышишь меня?
  - Чего тебе надо, Угхрат, - мой голос сел настолько, что почти не отличался от оркского по звучанию.
  - Я долго думал, я знаю, как помочь тебе.
  - Ты смеешься надо мной, Угхрат? Ты не смог помочь себе.
  - Ты не поняла, я могу помочь тебе поговорить с твоим мужем.
  - Ты имеешь в виду с Виртом? - Я даже села от неожиданности, откуда и силы взялись.
  - Тебе лучше знать, как зовут того, с кем связана твоя аура.
  Попыталась собраться с мыслями, но они разбегались в моей несчастной голове.
  - Скажи, Угхрат, я давно хотела спросить тебя... Ты сказал, что твоя жена разорвала вашу связь? Я боюсь, что не переживу ритуала, или что меня могут убить сразу после него, и тоже не хочу, чтобы Вирт умирал вместе со мной. Скажи мне, как разорвать связь?
  Орк помолчал, а потом спросил.
  - А кто связывал ваши ауры, ты или твой муж?
  - Он, - сказала я.
  - Тогда я не стану тебе рассказывать, уверен, ему будет легче умереть вместе с тобой, чем оставаться тут одному. И можешь меня больше не спрашивать об этом, - отрезал орк. Он еще какое-то время молчал, а потом снова спросил. - Так ты хочешь поговорить с ним?
  - Да, - вздохнула я, - только вряд ли он услышит мой голос отсюда.
  - Услышит, - уверенно сказал орк.
  Потом долго откашливался и наконец начал монотонно тянуть одну ноту, постепенно разбавляя ее какими-то словами, и так продолжалось очень долго. Под этот размеренный ритм начала засыпать.
  
  Было странное ощущение, будто я одновременно и спала и бодрствовала. Во всяком случае, открыть глаза я не могла, хотя отчетливо понимала, что больше не одна в камере.
  - Вирт? - позвала мысленно, надеясь, что орк не обманул.
  Мне не ответили.
  - Вирт, ты жив? Где ты? - не теряла я надежды услышать его голос.
  - Похоже, Изериусу придется поспешить с ритуалом, кажется, я теряю силы быстрее, чем он рассчитал. Вот уже начинаю слышать ее голос, - наконец услышала я.
  - Вирт! Это все-таки ты! Я не галлюцинации, я тоже тебя слышу.
  - Минари? - Неуверенно переспросил он.
  - Да, это я.
  - Минари! - крикнул он так, что у меня в голове зазвенело, - Я думал, что никогда уже не услышу тебя. Где ты, Минари? Что с тобой? С тобой все в порядке?
  - Я не знаю. До того, как заснула, была в доме Легоро, в подвале.
  - Чёрт! - он разочарованно выдохнул, - как все плохо. Я надеялся, что ты сумела воспользоваться кольцом.
  - Я не успела. Его забрали до того, как я очнулась.
  - Чего хочет министр?
  - Через три дня он планирует забрать мою Магию.
  Вирт замер, мне даже показалось, перестал дышать.
  - Кому он хочет отдать ее? Сыну?
  - Да.
  - А что за орк вместе с тобой?
  - Угхрат, вождь орков с пустоши Тыргу Тирит.
  - Почему он помогает тебе?
  - Министр убил его жену, он хочет отмстить.
  - Он свободен?
  - Нет, он прикован в соседней камере.
  Вирт ненадолго замолчал.
  - Вирт, не молчи, мне страшно.
  - Минари, спроси его, как разорвать связь? - услышала его напряженный голос.
  Замерла, не зная, как ответить. Если скажу, что уже спросила, вдруг решит, что это для меня самое главное.
  - Вирт?
  - Да.
  - Я уже не хочу ее разрывать, - сказала, чтобы обнадёжить его и внезапно поняла, что не вру.
  Вирт на мгновение замолчал, а потом ответил.
  - Минари, я рад... неправда, я счастлив, но я буду в тысячу раз счастливее, если ты выживешь... Спроси его, как разорвать связь.
  Выдержала паузу, делая вид, что говорю с орком, а потом ответила.
  - Он отказывается говорить мне.
  - Черт! Скажи ему, что я ему кишки выпущу, когда увижу.
  - Ему все равно, он сам хочет умереть.
  Вирт ввернул такую речь, что я кажется даже мысленно покраснела.
  - Прости, - Вирт вздохнул, - я не хотел напугать тебя, просто... все пошло не так. Я проклинаю себя за самонадеянность, я должен был защитить тебя, а вместо этого... У меня тоже все не очень... Изериус - глава Ковена, сегодня вечером заберет мою магию.
  - Сегодня? - ужаснулась я, - но министр говорил, что это будет завтра.
  - Скоро рассвет, - сказал он грустно и позвал, - Минари?
  - Да?
  - У меня есть идея.
  - Какая?
  - Только не пугайся сразу. Я решил, что во время ритуала отдам свою Магию тебе.
  - Ты с ума сошел! - ужаснулась я, - какой в этом смысл? Завтра ее все равно заберут у меня?
  - Да, но главное Изериус ее не получит. А министр, не так прост, чтобы отдать только что обретенную Магию своего сына ему. Два таких врага... из этого может что-то получится.
  - А как же ты? Что станет с тобой?
  - В приговоре было сказано, что после того, как меня лишат Магии, отправят на рудники в Хрустальных горах. Будем надеяться, что Глава Ковена не слишком взбесится и не убьет меня на месте. Тем более, что вместе с ним будут остальные братья. Думаю, что поломанные планы Изериуса их не сильно расстроят. К тому же они понимают, что моя смерть убьет и тебя, и не захотят замешивать Ковен в такое грязное дело, как смерть невиновного человека.
  Теперь уже замолчала я. Мне не хотелось расстраивать его и рассказывать о планах первого министра, избавиться от меня.
  - Вирт? - наконец отозвалась я, - почему ты решил, что сможешь отдать мне свою Магию? Я ведь так далеко.
  - Мне кажется, у меня получится, я до сих пор чувствую твою ауру, а сейчас, когда мы поговорили, еще отчетливее.
  - Вирт... я не хочу терять надежду. Ведь там остались ректор и учитель Кагг, может они что-то придумают?
  - Я тоже надеюсь на это, любимая, но если нет, прошу тебя, не сопротивляйся ему, отдай Магию добровольно, если это поможет тебе выжить.
  - Слышь, ты, человечка, - донеслось до меня, - хватит, просыпайся, очень опасно находится у грани долго.
  - Вирт, я хотела надеть твое кольцо, правда хотела, я просто не успела, - крикнула я и проснулась.
  
  На отдаленной от центра улочке сплошь застроенной невысокими деревянными строениями в неприметной лачуге тускло горело занавешенное каким-то тряпьем окно.
  Внутри одной общей комнаты за покосившимся столом сидели бывший ректор, господин Янир, метресса Гильда, госпожа Клея и господин Кагг. Суд Совета Академии над ними был назначен через неделю, а пока их просто отстранили от занимаемых должностей и приказали не выезжать из города. На столе перед ними в свете магического светильника были развернуты две карты: одна хрустела своей новизной, вторая была совсем ветхая.
  - Благодарю Вас, метресса Гильда, превосходная работа, - ректор Янир взял перо и отмерил на древнем манускрипте какие-то вехи.
  - Предупреждаю сразу, карта очень старая, многое на ней стерлось, отец дорисовывал ее по памяти. И хотя память у гномов крепкая, рука могла и подвести.
  Ректор кивнул.
  - Другой схемы казематов Ковена у нас все равно нет. Нам еще повезло, что есть хоть что-то. Но, мы постараемся учесть все возможные отклонения и будем сверяться с магическим компасом, - ректор подвинул вторую карту, - благо еще, что первый министр не строил свой дом, а просто откупил его у мерии и в городском архиве остался чертеж. И хотя я уверен, там полно самых разных ловушек, все же проникнуть в него будет легче, чем в Ковен.
  - Госпожа Клея, - обратился он к внешне спокойной целительнице, - прошу Вас тщательно продумать, что может понадобиться с учетом того, что магистр сильно ранен, но мне будет нужна его помощь, чтобы спасти Минари. Он должен продержаться на ногах хотя бы пару часов.
  - Не беспокойтесь, господин Янир, у меня уже все собрано и для магистра и для..., - ее голос слегка дрогнул, - Минари.
  - Прекрасно, теперь, что касается моих встреч сегодня. Я побывал у Лорда-Дознавателя главного магического сыскного управления, господина Мала, друга магистра Вирта. Он тоже не верит в его предательство, но, к сожалению, повлиять на приговор не может. Тем не менее, он согласился выправить для них новые документы. Они будут готовы сегодня к вечеру. Также он даст нам пропуск для застав на северной и восточной дорогах, которые он курирует. Прошу Вас, господин Кагг купите лошадей и все, что может им понадобиться в дороге, - ректор положил на стол увесистый кошелек.
  - Лошади уже куплены и спрятаны на постоялом дворе при выезде из города.
  - Превосходно, мой друг. Ну что ж, нам осталось обсудить только детали.
  
  
  
  Глава ІІІ (Побег)
  
  Крытая неприметная повозка, запряженная парой лошадей, прогромыхала по мостовой, буквально на минуту задержалась у ворот на выезде из города, и свернула в сторону гор на горизонте. Проехав по тракту около полумили, она повернула на узкую дорогу, ведущую в густой орешник и, проехав еще немного, остановилась у старого заброшенного колодца.
  Возница, спустился с козел и незаметно огляделся. Затем привязал лошадей к крепкому стволу дерева и открыл дверцу сзади повозки.
  - Ну что ж, друзья мои, это здесь. Вход в катакомбы прямо перед нами. Ваша карта не подвела нас, метресса Гильда, будем надеяться, она также хорошо послужит нам и в катакомбах. Спускайтесь, учитель Кагг, помогите нашим дамам выйти.
  Старый учитель довольно проворно для его возраста спрыгнул на землю и протянул руку поднявшимся женщинам.
  - Госпожа Клея, позвольте, я помогу Вам... Метресса Гильда, Вашу руку.
  Ректор Янир в это время чертил на земля охранную пентограмму.
  - Готово, друзья. Теперь сюда не забредет случайный прохожий и наши лошади не убегут.
  Ректор спустил вглубь колодца магический шар.
  - Довольно глубокий, метров сто - сто двадцать, - покачал он головой, - но боковой вход совсем близко. Сейчас я попробую спуститься в него, если все будет в порядке, следуйте за мной: сначала Вы, метресса Гильда, затем Вы, госпожа Клея и замыкающий учитель Кагг. Ректор спустил в колодец веревочную лестницу, проговорил короткое заклинание, и она мгновенно затвердела, перестав раскачиваться.
  - Спускайтесь, все в порядке, - крикнул он спустя минуту, - своды в коридоре все еще крепкие, славные гномьи мастера строили их на совесть.
  Через пять минут вся четверка уже отряхивала паутину и пыль в небольшой искусственной пещерке, выдолбленной в мягком известняке; один вход которой вел внутрь колодца, а второй выходил в узкий коридор, ведущий вглубь горы.
  - Поспешим же, друзья, - поторопил их ректор, - нам нужно успеть выйти в казематы хотя бы за час до рассвета.
  - Надеюсь, Вы выбрали правильную тактику, отказавшись от использования Магии, - с сомнением покачала головой метресса Гильда, глядя, как ректор зажигает обычные масляные факелы.
  - Уверен в этом, моя дорогая, это единственный способ проникнуть в Ковен незамеченными. Так братья не смогут засечь нас до тех пор, пока мы не окажемся в самих казематах.
  
  Вирт очнулся и с трудом открыл глаза. Тусклый свет магического светильника освещал низкий потолок над ним и склизкую стену, от которой тянуло холодом. Тело у него затекло и болело, но потянуться он не мог из-за удерживающих его магических пут. Где-то капала вода. Он попытался облизать пересохшие губы, но они только треснули от его усилий, и струйка крови потекла по подбородку.
  - Очнулся? - раздался голос одного из стражников над ним. - Это хорошо. Брат Жиль сказал, что брат Изериус, уехал к Императору на срочное совещание, а мне бы не хотелось отгрести за то, что ты тут без него загнешься.
  Он вынул флягу, вытащил пробку и громко отхлебнул из нее. Вирт проводил флягу глазами, но стражник равнодушно спрятал ее обратно.
  - Да, наделал ты делов, красавец. Братья сегодня полночи совещались, что с тобой делать. А теперь уже все понятно - был Маг, станешь обычный каторжник...
  Стражник говорил еще что-то, но Вирту вдруг показалось, что он опять выпадает из реальности, потому что стена за его спиной странно искривилась, открывая вход в какой-то лаз.
  А в следующее мгновение из лаза на Вирта посмотрело перемазанное землей лицо ректора и стражник мягко осел на пол.
  - Вирт, тихо, не шуми, это я - Янир.
  
  - Быстрее, Клея, быстрее! Нужно спешить. Нам несказанно повезло, что Изериуса нет сейчас в Ковене, но магистра как можно скорее нужно поставить на ноги.
  - Я делаю все, что могу. Дайте мне еще две минуты, - целительница втирала в раны Вирта заживляющий бальзам и они буквально на глазах затягивались.
  - Я уже в порядке, - хрипло отозвался Вирт и попытался подняться.
  - Куда, - схватила его госпожа Клея за плечо, - сейчас испортите все мое лечение. Вот, выпейте ка лучше это, - протянула она ему небольшую темную бутылочку с целебным составом. Вирт, не глядя, проглотил лекарство и поморщился.
  - Мерзость.
  - Может и мерзость, зато действенная, - госпожа Клея забрала бутылочку, - Как Вы?
  - Хорошо, - Вирт заставил себя подняться и стиснул зубы, чтобы не застонать. Слабость и боль все еще не отступали, но мысли о том, что Минари до сих пор в доме министра удерживали его на ногах лучше, чем любое лекарства, - Можем идти.
  - Держись, Вирт, - ректор сжал ему руку, - мы обязательно спасем ее.
  
  - Угхрат, - хотела я позвать орка и не смогла, голос окончательно пропал. Попыталась сесть и тоже не получилось, тело отказывалось меня слушаться.
  - Не дергайся, человечка, - проскрежетал орк, - береги силы, они тебе еще понадобятся.
  Решила послушаться мудрого совета и снова попробовала заснуть, но сон почему-то не шел, и я все больше и больше мучилась от жажды. Чтобы отвлечься стала представлять, что меня спасли. Допредставлялась до того, что в мечтах оказалась в странном месте. Почему-то стояла перед каким-то незнакомым домом, но точно знала, что это наш с Виртом дом. А за домом шёл сад и через этот сад мне навстречу шёл Вирт, и нёс на плече маленькую девочку. Девочка повернулась ко мне и позвала 'мама', а Вирт позвал 'Минари'...
  - Минари, очнись, - потряс меня кто-то за плечо.
  Открыла глаза и, кажется, попала в продолжение сна - на меня смотрел Вирт.
  - Хвала Богам, ты жива, - его рука потянулась к моему лицу и с нежностью провела по щеке.
  - Вирт, пить - прошептала беззвучно и чуть не расплакалась, когда увидела воду.
  Первый глоток и я уже лихорадочно вырывала фляжку из его рук, давилась, кашляла, но не могла напиться. Наконец до него дошло, что сама я не остановлюсь. Он пытался забрать у меня воду, но я сопротивлялась. Ему пришлось с силой прижать меня к себе и просто выдрать у меня фляжку.
  - Потерпи, родная, нельзя больше, тебе станет плохо, - еще сильнее прижал меня к себе Вирт, - Минари, клянусь, это для твого же блага. Тебе долго не давали пить и желудок просто не примет столько воды сразу.
  Попыталась сказать, что мне станет хуже, если он, наоборот, не даст воды, но язык распух и не слушался меня.
  Странный звук за спиной заставил отвлечься. Увидела вывороченную плиту на полу и наполовину высунувшуюся из лаза госпожу Клею.
  - Бедная моя девочка, что они с тобой сделали? - она бесцеремонно отпихнула Вирта, который вцепился в меня так, как я недавно в фляжку и прощупала мой пульс.
  - Она сильно обезвожена, - покачала она головой и забрала у Вирта воду, чтобы отмерить туда какие-то капли.
  - Где остальные? - спросил Вирт.
  - Янир и Кагг расставляют ловушки в подземелье, а Гильда контролирует выход - коротко ответила она и взболтала фляжку.
  Мне снова дали воды. И снова я не успела напиться, но отдала фляжку уже без такой истерики: самая мучительная жажда прошла.
  Среди всего этого голос Угхрата прогремел как гром среди ясного неба
  - Министр в доме, человечка, и он не один.
  Вирт замер, а потом быстро обернулся на голос.
  - Твой орк?
  Кивнула, схватила Вирта за руку и умоляюще посмотрела, чтобы что-то сделал.
  Он нахмурился и быстро вышел в соседнюю камеру.
  Послышался короткий разговор, но слов было не разобрать. А в следующее мгновение Вирт вернулся. Одновременно с этим что-то тяжелое и металлическое упало на пол в соседней камере.
  - Госпожа Клея, немедленно уходим.
  
  - Что за бардак у Вас творится в Ковене, Изериус? С ума вы там все посходили что ли? Как Вы могли его упустить?! - возмущался министр, быстро идя по галерее в сторону башни, в которой он устроил домашнюю тюрьму.
  - Не умничайте, Легоро, сейчас поглядим на месте ли ваша девка, и тогда будете ёрничать.
  Они подошли к входу в подвал и министр достал ключи.
  - Погодите, Легоро, - остановил его глава Ковена, - Я бы на Вашем месте не рисковал входить туда первым.
  Министр задумался и согласно кивнул. Он обернулся к охраннику, стоящему в коридоре и взглядом показал ему на дверь.
  Рослый оборотень шагнул в тюремный коридор, а Министр и Изериус застыли на пороге, готовые в любую минуты применить боевую магию.
  Внезапно волколак принюхался, резко оскалился, и начал трансформацию. Одновременно с этим огромный орк, до этого незаметно висевший под потолком над входом, размытой тенью спрыгнул вниз. Оборотню, не хватило нескольких мгновений, чтобы закончить трансформацию. Он отскочил, и ему почти удалось увернуться, и выставить локоть, закрывая горло. Но орк оказался быстрее. В подвале раздался короткий крик и жуткий хруст. В спину орка полетели боевые заклятья, но Угхрак легко поднырнул под прикрытие обмякшего тела. Затем поднял его над головой и швырнул вдогонку успевшим выскочить за дверь Изериусу и Легоро, а сам бросился к зияющей в полу дыре. Проворно юркнул в лаз и легко сдвинул вывороченную плиту на место, закрывая за собой вход в подземелье.
  
  - Чудом спаслись! - прокричал возбуждённый глава Ковена, резво догоняя несущегося впереди министра.
  Спустя несколько минут в центральном зале министр уже давал указание начальнику охраны по зачистке тюремного блока. А еще через десять минут узнал, что в обоих камерах пусто и преступники вероятно скрылись в катакомбах.
  - И ты еще меня, бардаком попрекал? - злорадно усмехнулся Изериус, - не хотел бы я быть на твоем месте, орки народ злопамятный.
  
  Вирт подхватил меня на руки и перенес к лазу. Посадил на его край и наполовину спустился вниз по висящей лестнице. Затем осторожно стянул себе на плечо. Я даже не сопротивлялась, при всем желании, сил спустится самой, у меня не было. Госпожа Клея на удивление хорошо справилась со спуском без посторонней помощи и к тому моменту, когда мы спустились, уже нетерпеливо ждала нас внизу.
  - Нужно убрать лестницу и закрыть вход, - напомнила она Вирту.
  - Орк отказался уходить, он надеется отомстить министру, - покачал он головой, - он пообещал, что прикроет нас и уберет все сам.
  Вирт осторожно поставил меня на пол, и я даже попыталась устоять, но меня снова качнуло, и в следующее мгновение я опять оказалась у него на руках.
  - Вы не сможете нести ее всю дорогу, Вирт, - покачала головой целительница. - Давайте, я дам ей еще немного поддерживающих капель, и она сможет дойти сама? - предложила госпожа Клея.
  Я закивала, что согласна, но Вирт отказался.
  - Нет, потом ей будет плохо.
  - А сами-то уже четвертую дозу приняли, - неодобрительно покачала головой целительница.
  - Я мужчина и Маг, мне легче будет перенести отдачу, чем ей, - упрямо отрезал он и понес меня по коридору.
  Я сидела на руках у Вирта, слушала, как часто бьется его сердце, и меня все собаки грызли за свою беспомощность. Виновато посмотрела на него, и он вдруг сильно прижал меня к себе и прижался щекой к моим волосам.
  - Не переживай, мне совсем не трудно нести тебя, наоборот, я никогда не чувствовал себя таким сильным.
  Всхлипнула и неожиданно крепко обняла его в ответ.
  За эти полчаса, что он нес меня, я влюбилась по уши. Наверное, это началось еще раньше, но сейчас пришло осознание, что просто пропадаю.
  Смотрела ему в глаза и все плыло. Опускала глаза и тут же мне хотелось снова посмотреть на него. Госпожа Клея что-то мне сказала, но в ушах так звенело, что я ничего не поняла. В животе свернулся какой-то узел; и меня попеременно бросало то в жар, то в холод.
  Я задыхалась от счастья и страха. Весь мир сузился до одной точки, в центре которой был он.
  Кажется, Вирт понял, что со мной что-то происходит. Во всяком случае, мое состояние не осталось незамеченным, и он встревожено коснулся губами моего лба. Сердце ёкнуло и сорвалось в бешеный галоп.
  - Ты заболеваешь, Минари? - встревожено спросил он, а я, как дурочка, смотрела на него и молчала.
  - Ей плохо, госпожа Клея! - позвал Вирт и осторожно положил меня на землю. Снял с себя плащ и начал укутывать меня.
  - Не нужно, - у меня внезапно прорезался голос. Подбежала госпожа Клея и начала щупать мне пульс.
  - Да, что-то странное, - согласилась она, - Минари, как ты себя чувствуешь? Ничего не болит? Может еще водички дать?
  Кивнула головой, что 'да' и сделала жадный глоток, чтобы хоть немного успокоиться.
  Потом, не слушая Вирта, настояла, чтобы госпожа Клея дала мне еще поддерживающих капель и наконец, сумела взять себя в руки. Сняла плащ и вернула Вирту.
  - Спасибо, больше не надо меня нести, я теперь сама дойду.
  Вирт несколько разочарованно кивнул, но помог мне подняться.
  Постояла секунду, собираясь с силами, и довольно уверенно шагнула вперед. Шла, глядя только вперед и все равно чувствовала, как он идет рядом, иногда случайно прикасаясь ко мне. Наконец впереди показался полуразрушенный зал с колоннами, в котором нас ожидали ректор и учитель Кагг.
  - Минари, - обрадовались они, - как ты, девочка?
  - Спасибо, я нормально.
  - Все обошлось, как мы планировали? - обернулся ректор к Вирту.
  - Не совсем, но... в целом неплохо.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Там был орк.
  - Орк?! - удивился ректор, - только этого не хватало.
  - Это странный орк. Он помог Минари.
  - А где он сейчас?
  - Он остался, он ненавидит министра и хочет ему отомстить за смерть жены.
  - Понятно. В любом случае нам нужно поскорее уходить отсюда.
  Мы миновали еще несколько коридоров и, наконец, вышли в небольшую комнатку, в которой нас ждала метресса Гильда.
  - Быстрее, быстрее, - поторопила она, - совсем скоро рассвет. Надо успеть вернуться в город с торговцами, которые едут на утренний рынок. Так будет легче затеряться.
  Повозка мерно скрипела, я сидела рядом Виртом. На одной из кочек повозка подскочила и немного накренилась, Вирт прижал меня к себе и больше не отпускал.
  - Зачем мы возвращаемся в город? - спросила я ректора, - там же теперь так опасно.
  - Да, девочка, но там легче затеряться. К вечеру у вас будут новые документы и вы с Виртом сможете уехать.
  - Уехать? - слегка растерялась. Мне и ехать-то было некуда. Растерянно посмотрела на Вирта.
  - Все будет хорошо, Минари, - он успокаивающе сжал мне руку, - у меня есть друзья на границе, они помогут. Я смогу спрятать тебя.
  - А ты? Как же ты сам?
  - Мне надо будет вернуться.
  - Но я не хочу одна. Я никого там не знаю.
  - Там ты будешь в безопасности и ты всегда сможешь связаться со мной.
  
  
  
  Глава ІV (Приступ. Минари признается в люблю к Вирту)
  
  Мы на удивление спокойно и без приключений проехали через городские ворота. Нас даже не стали досматривать: повезло то, что впереди ехал торговец пивом, и стража была увлечена 'поиском контрабанды' в его бочонках.
  Доехали до развилки и свернули на разбитый путь, ведущий в объезд городского рынка и центральных улиц к северному выезду из города. Остановились на небольшой площади у невзрачного постоялого двора почти у самых Северных ворот.
  - Вирт, вы с Минари выходите тут. Учитель Кагг снял для вас две комнаты. Лошади тоже уже куплены и ждут вас в конюшне. Это деньги на дорогу и подтверждение оплаты за комнаты и лошадей, - ректор протянул Вирту увесистый мешочек и небольшой свиток с печатью, - необходимые в пути вещи уже собраны и ждут вас в комнатах. Вечером я или учитель Кагг вернемся передать вам пропускные документы. А вот с госпожой Клеей и метрессой Гильдой вам нужно попрощаться прямо сейчас. Им пора возвращаться, чтобы их отсутствие не вызвало ненужных подозрений.
  Обернулась к госпоже Клее и обняла ее.
  - Спасибо Вам, госпожа Клея, я буду очень скучать по Вас.
  Целительница смахнула слезы и обняла меня в ответ.
  - Прости, я положила тебе в дорогу только два твоих новых платья, остальные все старые, чтобы не привлекать внимания.
  - Ну что Вы, - растрогалась я, - мне все равно.
  - Я тебе еще положила твою котомку с травами.
  - Спасибо, - теперь уже я смахивала слезы.
  - Держись, - сказала госпожа Клея, - ты сильная девочка. Ты все выдержишь.
  - Я знаю, - кивнула, прикусив губу, чтобы не расплакаться.
  - Удачи Вам, - пожелала метресса Гильда, - я знаю, вы проедите недалеко от Хрустальных гор. Если получится повстречаться со стариком Гильдом, передавайте ему привет от дочери и скажите, что его зрение до сих пор острое, а рука твердая. Он поймет вас.
  - Обязательно передадим, метресса Гильда, - пообещал Вирт и спрыгнул на землю. Подождал, пока я не поблагодарю ее и легко снял меня на землю.
  Повозка скрылась за поворотом и мы, переглянувшись, взялись за руки, и пошли вселяться.
  
  Ухрак сорвал веревочную лестницу, скрутил ее и запихнул под большой осколок известняка, лежащий недалеко от лаза в подземелье. Он осмотрелся, стараясь, до мелочей запомнить это место. Его душа горела местью и он не собирался отказываться от нее. Его хитрости и злости хватит, чтобы выждать время необходимое, чтобы министр утратил бдительность; и тогда он вернется. И нет таких Богов, которые бы помешали ему завершить его месть. Хирка, наблюдая за ним со звездного моста, будет им гордится и позволит снова соединиться с ней.
  Орк принюхался и уверенно побежал тем же коридором, которым несколько минут назад прошли человечка и ее муж со старухой.
  Он шел по их следу до самого выхода из катакомб, безошибочно отмечая в своей памяти все повороты, подъемы и спуски. Подождал, пока они усядутся в повозку и отъедут, и только тогда вылез на поверхность.
  
  Мы вошли в большой зал на первом этаже и Вирт, усадил меня у окна, наблюдать за улицей, а сам подошел к хозяину выяснить насчет наших комнат.
  - Доброе утро, любезнейший, - кивнул он хозяину.
  - Чего изволит господин? - тот слегка поклонился в ответ и вышел к нему из-за стойки.
  - У нас заказаны две комнаты у Вас и лошади на завтра на утро, - Вирт протянул ему свиток.
  Хозяин развернул пергамент и внимательно просмотрел.
  - Все верно, господин Тирк, второй этаж, вторая и третья двери направо, - он вытащил из кармана два ключа и протянул Вирту. Удобства на этаже, но ежели дама желает, - покосился он в мою сторону, - можем для нее втащить корыто в номер. Всего две серебрушки, - бесхитростно предложил хозяин.
  Вирт вопросительно посмотрел на меня и я, пряча улыбку, кивнула.
  - Дама желает.
  Обед Вирт попросил подать не откладывая. Пока грелась вода, я успела опустошить полную тарелку супу и умяла половину вареного цыпленка. С удивлением смотрела на пустые тарелки и не понимала, куда оно все в меня влезло.
  
  Уже третий раз промыла волосы и почти до крови расцарапала колючей мочалкой спину, но все равно мне казалось, что я еще грязная. Если бы вода не остыла я бы так и сидела в деревянной лохани весь день. Но пора было выползать. Я вытерлась куском ткани, который принесли вместе с лоханью, и вытащила из сундучка так полюбившееся мне зеленое платье, купленное Виртом на праздник Зимы. Расчесала волосы и уже хотела завернуть их в привычный узел мокрыми, как вдруг вспомнила, что Вирт владеет и бытовой магией и подумала, что ему наверняка не составит труда высушить их.
  Выскочила в коридор и постучала к нему. Несколько секунд прислушивалась, а потом позвала.
  - Вирт, открой, это Минари.
  Тишина. Наконец услышала тихое проклятье и глухой стон.
  - Вирт? - испуганно вздрогнула я, и еще громче постучала, - Вирт, открой, что с тобой?
  - Минари? - раздался приглушенный голос из-за двери и после паузы мне резко ответили, - иди к себе, мне нужно побыть одному.
  Я растерялась и даже немного обиделась. Повернулась, чтобы уйти, как вдруг застыла от догадки.
  - Это отдача, ведь так? Госпожа Клея оказалась права и у тебя передозировка от поддерживающих капель? - Крикнула я и подергала дверную ручку, - Вирт, открой, я никуда не уйду, слышишь. Я же знаю, что тебе плохо.
  Снова раздалось проклятие и я наконец услышала как он идет к двери.
  Вирт открыл дверь и, не глядя на меня, развернулся и, пошатываясь, пошел к кровати.
  Никогда его таким не видела. Бледный, с посиневшими губами и испариной на лбу, он выглядел совершенно измученным.
  - Вирт? - испугалась я, - тебе настолько плохо?
  Он скорее упал, чем сел на кровать и уронил голову на руки, чтобы я не видела, как он кусает губы.
  - Терпимо. - Выдохнул он сквозь сжатые зубы и я бросилась к нему.
  - Вирт, - присела перед ним на корточки и схватила его за руки, - посмотри мне в глаза, скажи, что болит? Я помогу, госпожа Клея дала мне травы.
  - Минари, - он устало вздохнул и поднял на меня мутные от боли глаза, - травами тут не поможешь, - это надо просто переждать. Иди к себе и постарайся уснуть. Завтра будет тяжелый день, нужно, чтобы из нас двоих хоть один отдохнул. Вечером вернется ректор Янир, он поможет мне.
  - Нет, - отчаянно закачала головой, - я не оставлю тебя одного. Пусть я не могу совсем убрать эту боль, но я могу облегчить ее. Я остаюсь с тобой.
  Не стала слушать его возражения и решительно заставила лечь в постель. Потом сбегала к себе за травами и заварила чай из розмарина и мяты.
  Какое-то время мне казалось, что после чая ему стало лучше, но прошло минут десять и его состояние резко ухудшилось. Мучительная судорога пробежала по телу, его выгнуло дугой, и он захрипел.
  - Вирт! - закричала я, пытаясь привести его в чувство, и схватила, чтобы не дать свалиться с кровати. Но он не слышал меня и был слишком тяжелый, чтобы я могла удержать его. Мы свалились на пол.
  Следующие полчаса были самыми ужасными в моей жизни. Его трясло со страшной силой, и он просто корчился от боли, мечась по полу, и сбивая все, что стояло около кровати. Я, как могла, пыталась удержать его и хоть немного успокоить, чтобы не дать себя поранить. В конце концов, додумалась просто обнять его и прижать его голову к груди. Сидела на полу и шептала, как я его люблю и как мне страшно и просила не оставлять меня. Наконец он в последний раз дернулся и затих. Вот это был настоящий ужас, я вдруг испугалась, что он умер. Истошно закричала и сама затрясла его, как грушу, крича как ненормальная, что сама убью его, если он сейчас же не придет в себя. В какой-то миг его губы дрогнули, и он открыл глаза. Руки у меня задрожали и я, зарыдав, уронила голову ему на грудь, а потом схватила его и начала целовать.
  Дверь за спиной резко распахнулась и хозяин заведения витиевато заявил нам все, что он думает о молодой бесстыжей парочке, которая, не стесняясь других постояльцев, устроила оргию средь бела дня у него в гостинице.
  Но мне было настолько все равно, что я даже не обернулась, продолжая целовать его со всей страстью, на которую была способна.
  Почувствовала, как его руки поднялись и обняли меня, притягивая поближе.
  - Почему все так несправедливо? Ты впервые сама целуешь меня, а у меня нет сил даже обнять тебя.
  - Вирт, - заплакала я от счастья, - как ты напугал меня. Я Бог знает что подумала.
  - Прости, я не хотел, чтобы ты это видела, - он провел рукой по моей щеке, стирая слезы и я повернула голову, чтобы поцеловать его ладонь.
  Потом опять наклонилась к нему и поцеловала, открыто показывая все, что чувствовала к нему в этот момент. Целовала его глаза, губы, плечи - все до чего могла дотянуться, и повторяла, как заведенная, что люблю его. Зарывалась руками в волосы, гладила по спине и не могла успокоиться, так мне хотелось, чтобы он понял, как много значит теперь для меня. В какой-то момент крышу окончательно снесло и я зашептала ему прямо в губы, что хочу его.
  Не знаю, чем бы все это окончилось, если бы он не отстранил меня и не прошептал.
  - Минари, родная моя, любимая девочка, нельзя так. Я не смогу сдерживаться сейчас и тебе будет очень больно. Поверь, я сам хочу тебя безумно. Ты мне уже просто мерещишься, но нельзя. Я не могу рисковать тобой, хозяин и так на взводе, нам нельзя больше провоцировать его. В лучшем случае, он вышвырнет нас отсюда, а в худшем вызовет стражу. Я не прощу себе, если опять поставлю тебя под удар.
  Глухо застонала и упала ему на грудь.
  - Нет в жизни справедливости. Всегда боялась близости, и вот сейчас сама согласна и нельзя.
  Обхватила его лицо руками и сказала, прямо глядя в глаза.
  - Вирт, для меня все это впервые и очень серьезно. Ты сам заставил меня влюбиться в себя и даже не надейся, что я теперь тебя отпущу. Я ужасно упрямая, слышишь, и мне плевать на какого-то трактирщика.
  Вирт улыбнулся и, наклонившись, коротко поцеловал меня в нос.
  - А на ректора тебе тоже плевать?
  - Ректора? - недоуменно уставилась на него, - а он тут причём? Он же только вечером обещал прийти.
  - Обещал, но я не уверен, что мы успеем закончить до вечера.
  - Да? - удивленно и слегка разочаровано протянула я.
  - Да, - Вирт, улыбнулся и еще сильнее притянул меня к себе. Потом решительно отодвинулся и встал, потянув за собой и помогая подняться. Он наклонил мою голову и вытащил из еще мокрых волос какие-то сучки, - А вот помыться нам обоим не мешало бы еще раз. Еда в заведении хорошая, но с уборкой тут явно не сложилось, - сказал он, отряхивая паутину с моего платья.
  - Предлагаешь нажаловаться на хозяина постояльцам? - улыбнулась я.
  - О, нет, это чёрствые люди лишены всякой романтики, боюсь, они не оценят нашу тягу к чистым полам.
  Засмеялась и с нежностью провела рукой по морщинкам у него на лбу.
  - Вирт, тебе нужно поспать, ты же совсем вымотался.
  - Сейчас лягу, только дождусь, когда ты вернешься к себе и запрешь дверь.
  - А я не собираюсь уходить, - сказала, забираясь на его постель и откидывая одеяло. - Я тебе не доверяю, ты меня постоянно обманываешь. Я хочу сама убедиться, что с тобой все в порядке. Так что ты сейчас ляжешь, и будешь спать, а я буду наблюдать за тобой.
  Вирт во все глаза уставился на меня.
  - И ты полагаешь, я смогу так заснуть?
  - Ага, и даже не собираюсь это обсуждать. Ложись, я сказала, - потянула его в кровать.
  - О, Боги, за что мне это? - Простонал Вирт, пока я укрывала его одеялом.
  Он еще долго ворочался и ворчал, но усталость взяла свое и он наконец уснул, а я лежала рядом, опираясь локтем на подушку, смотрела на него и тихонечко гладила и целовала, стараясь, не разбудить.
  
  - А, вот и Вы, господин хороший, - хозяин постоялого двора загородил ректору проход, - кого это Вы мне подсунули? Порядочные люди? Это что, так теперь проходимцев всяких называют? Я их еще, дурак старый, на этаж с детьми подселил. Нет, чтобы во флигель во дворе. Устроили мне разврат среди белого дня. Я три раза ходил, стучал, просил совесть поиметь, и что? Наглости хватило даже дверей не закрыть?!
  - Что-то я никак не пойму, о ком Вы? - сказал, нахмурясь ректор.
  - О ком?! О ваших благородных детях, благородных родителей! Вот о ком! Господин Тирк и его кузина, будь они неладны.
  - Вы что-то спутали, любезнейший, - расслабился ректор и попытался обойти хозяина заведения.
  - Спутал? А вот пойдемте, сами полюбуетесь.
  Хозяин резво побежал впереди ректора и громко постучал в дверь номера Вирта.
  Но никто не отозвался. Хозяин постучал еще раз и крикнул.
  - Откройте, господин Тирк.
  И снова тишина.
  Хозяин собрался снова начать выбивать дверь, но ректор остановил его.
  - Прекратите. Это уже выходит за рамки всяческих приличий. Я не намерен терпеть такое грубое вмешательство в личную жизнь кого бы то ни было, - ректор развернулся и начал спускаться в общий зал на первом этаже, - пойдемте, я доплачу Вам за причиненные неудобства.
  
  
  
  Глава V (Постоялый двор. Побег из города)
  
  Проснулась от какого-то шума за дверью и резко вскочила, не понимая спросонок, что случилось. Глянула в окно и поняла, что уже ночь.
  - Вирт! - Начала трясти его, чтобы проснулся, - вставай, мы проспали.
  Он сел на кровати, растирая глаза, и вдруг протянул руку, и быстро притянул к себе. Коротко поцеловал и абсолютно спокойно спросил.
  - Ну и что?
  - Как что? Но ведь ректор приходил, а мы не открыли, - растеряно глядя ему в глаза, сказала я.
  - Даже если и так, что такого страшного случилось? Мы устали и это не удивительно, что проcпали. Он встал и потянулся, - пойдем, провожу тебя к себе.
  До рассвета еще несколько часов, успеешь выспаться. А я пока побеседую с ректором.
  Покорно поплелась за ним, не особо расстроившись, что не увижу ректора. Вся смелость, которая бурлила во мне, когда поняла, что чуть не потеряла его, куда-то делась и сейчас была ему очень благодарна, что он взял на себя это объяснение.
  Вирт бегло осмотрел мою комнату, подошел к успевшему остыть камину и снова зажег его, подбросив угля.
  - Ложись, Минари, утром нужно будет встать очень рано, так что спи и ни о чем не переживай, - он обнял меня и поцеловал в макушку.
  - Я сам разбужу тебя утром, - сказал он в дверях и закрыл их за собой.
  Хотела подойти, чтобы задвинуть засов, но увидела, как огненные искры пробежали по нему, накладывая охранное заклятие и запирая.
  - Ложись спать, - донеслось до меня из-за двери, и я поплелась к кровати, заползла под одеяло и счастливо улыбаясь, уснула.
  
  Вирт спустился по лестнице в общий зал и прошел, не глядя на недовольно поджавшего губы хозяина, в конец зала, где в тени, незаметно для других постояльцев сидел ректор.
  - Доброй ночи, господин Янир, - поздоровался он, присаживаясь с другой стороны стола и подзывая прислугу, - Вы стучали? Простите, я спал и не слышал.
  - Хм, - понимающе хмыкнул ректор, пряча усмешку в бороду, я так и понял, - он полез во внутренний карман плаща и вытащил свиток, запечатанный печатью, - вот, это охранная грамота и пропуск до пограничной заставы у оркской границы для тебя и Минари. По документам вы теперь муж и жена, так что на будущее лучше сразу так и представляйтесь, - сделал он акцент на последней фразе и взглядом показал Вирту на хозяина заведения.
  - Спасибо, - кивнул Вирт и попросил подошедшего слугу принести ужин. - Что слышно в городе?
  - Пока тихо, все ловят орка, - пожал плечами ректор, - о вас пока молчат, но думаю, что это затишье перед бурей. Прямо сейчас идет объединенное заседание совета Ковена и Императорской канцелярии. Думаю, к утру они примут решение, и договорятся о совместных действиях, поэтому постарайтесь выехать из города еще до рассвета.
  - Мы так и собирались, - кивнул Вирт, - спасибо за документы. Я в долгу перед Вами и всегда буду помнить, что вы для нас сделали.
  - Вирт, - ректор понизил голос, - это конечно не мое дело, но как ты собираешься вернуться, если вы до сих пор связаны и насколько я сегодня понял, решили не разрывать эту связь?
  Вирт отодвинулся и прямо посмотрел старику в глаза.
  - Вы правы, я теперь не смогу вернуться, во всяком случае, без нее. Думаю, нам придется пожить какое-то время на границе, пока тут все не затихнет.
  Ректор понимающе кивнул.
  - Я постараюсь присылать вам весточки почаще.
  Они оба встали из-за стола и ректор положил руку на плечо Вирту.
  - Будьте осторожнее и берегите себя, - он полез в карман и вытащил небольшой холщовый мешочек, - вот, метресса Гильда передала кристаллы для амулетов. Будет вам развлечение в дороге.
  - Спасибо, - Вирт благодарно кивнул и спрятал мешочек.
  - Учи ее понемногу, Вирт. Из нее еще может получиться Маг.
  Ректор пожал Вирту руку и, развернувшись, пошел к выходу. Вирт несколько секунд смотрел ему вслед, а потом подошел к стойке, за которой восседал надутый хозяин.
  - Вы чем-то недовольны, любезнейший? - спокойно поинтересовался он.
  Тот надул щеки еще больше и назидательно процедил.
  - Не мое это дело, но порядочные молодые люди так не поступают.
  - Так, это как? - все еще спокойно спросил Вирт.
  - Не орут на весь этаж! - отрезал хозяин, - а делают свои дела тихо, чинно и благопристойно, и чтоб никто не слышал.
  - Значит, если тихо, то можно? - спросил, откровенно издеваясь, Вирт, - не знал, что Вы такой поборник нравственности.
  - Да, - гордо кивнул трактирщик, - я у себя в заведении нравственность блюду, - сказал он и посмотрел масляными глазками на пышный зад, наклонившейся к клиенту подавальщицы.
  
  Сквозь сон почувствовала, как меня осторожно подняли и усадили, прижимая к теплому боку.
  - Вирт? - спросила сонно, пока он закутывал меня в плащ, - что ты делаешь?
  - Помогаю жене одеться, - он чмокнул меня в нос, и я разлепила, наконец, сонные глаза.
  - Уже пора? - спросила, зевая, и вдруг до меня дошло, - ЖЕНЕ? - вскинула на него удивленный взгляд.
  - Да, родная, - кивнул он, завязывая плащ под подбородком и накидывая на меня обшитый мехом капюшон, - пора уходить, и да, теперь ты моя жена... - во всяком случае, по документам. Так что, уважаемая госпожа Тирк, прошу Вас на будущее слушаться Вашего мужа.
  - Угу, - кивнула растеряно и вздрогнула, когда он присел передо мной на корточки и завернул подол моего платья, открывая ноги.
  - Ты чего? - судорожно свела коленки.
  - Помогаю тебе обуться, а ты что подумала? - лукаво спросил он, вглядываясь в мое пылающее лицо.
  - Ничего, - попыталась забрать у него сапожки, но меня проигнорировали и пришлось ждать, пока он не закончит меня обувать.
  Мы вышли в коридор, и Вирт подал мне руку, помогая спуститься по лестнице. Переплела с ним пальцы и подошла к стойке. Вирт позвонил в маленький колокольчик и из-за занавески показался сонный хозяин в длинной ночной сорочке и с колпаком на голове.
  - Мы сейчас уезжаем, любезнейший. Подайте госпоже завтрак, пока я проверю лошадей, - обратился Вирт к хозяину.
  - Сейчас, сделаем, - кивнул он и, всунув голову за занавеску, позвал. - Марта, вставай - постояльцы съезжают, завтрак просят.
  Пышнотелая, растрепанная подавальщица в накинутой поверх ночной сорочки шали, зевая, выплыла в зал и завозилась у печи.
  - Яичницу будете? - спросила она, не оборачиваясь.
  - Буду, - кивнула я и подсела к столику недалеко от дверей. - И чай, если можно.
  - Можно, - кивнула она, - даже печенье со вчера осталось.
  
  Заседание объединенного Совета шло полным ходом. Сидящие за одним столом магистры и министры уже успели по нескольку раз перессориться, но все никак не могли прийти к единому мнению.
  - А я вам говорю, он ее просто сожрал. Орки те еще твари, и мы про них мало что знаем, а в ней все-таки была магия. Уверен, он сожрал ее, чтобы получить ее магию.
  - Брат Жиль, мы в Ковене Вас прекрасно знаем, но не нужно показывать свою глупость перед императорской канцелярией, а то у господ министров может сложится превратное мнение, что они нас зря пригласили, - глава Ковена метнул убийственный взгляд в сторону недалекого, по его мнению, магистра.
  - Тогда я не понимаю, что я вообще тут делаю? - обиделся брат Жиль и демонстративно отвернулся.
  - Предлагаю вернутся к теме обсуждения, - попытался замять ссору Первый министр, - предположение брата Жиля имело бы место быть, если бы не другие обстоятельства, - примирительно кивнул он обиженному магистру, - орка кто-то освободил. Его кандалы не разорваны, а сняты, и сняты явно с использованием магии. То же самое могу сказать про ход в подземелье - там двенадцать метров до дна, и без посторонней помощи девчонка бы ни в жизнь не спустилась. А убить и съесть ее, чтобы совсем не оставить следов, орк тоже не мог, брат Жиль. Заметьте, в все это время в подвале, где они сидели, было тихо; иначе мой стражник, а я набираю только оборотней, обязательно бы услышал посторонние звуки. А он вошел туда абсолютно спокойно.
  Глава ковена согласно кивнул.
  - Я тоже придерживаюсь мнения, что и в первом, и во втором случае им помогали. И явно кто-то из бывших коллег или друзей, но, несомненно, это был Маг или Маги с очень высоким потенциалом. Бывший магистр Вирт на момент, когда его освободили, уже практически дошел до грани и через два часа должен был начаться ритуал. Кроме того, охранник клянется, что за мгновение до того, как он отключился, Вирт был прикован, и пить он ему не давал.
  - Вы абсолютно правы, мой друг, - согласился Первый министр, - а еще могу добавить, что этот кто-то прекрасно ориентируется в катакомбах, и использовал их, как способ добраться до пленников как в первом, так и во втором случае.
  - Так что орк, по вашему, вообще ни при чём? - снова вставил свои пять копеек брат Жиль.
  - Дался Вам этот орк! - буквально наорал на него Изериус, - мы о серьезных вещах говорим, а вы заладили: орк, орк. Как будто других мыслей в голове нет!
  - А как будто есть? - ехидно прошептал брат Камаль своему соседу, брату Тито, и оба ехидно ухмыльнулись.
  - Соглашусь в вами, брат Изериус - кивнул Первый министр, - я даже позволю себе предположение, что этот Маг бывший ректор, господин Янир.
  Сидящие за столом несильно удивились.
  
  После завтрака пошли в конюшню, где в стойле стояли две оседланные лошади.
  - А где повозка? - спросила, удивленно озираясь по сторонам.
  - Мы поедем в седле, - сказал Вирт, с легкостью вскакивая на вороного.
  - Вирт, ты что? Я не умею, - я во все глаза уставилась на него.
  - Я знаю, но выбирать все равно не приходится, так что скажем спасибо за то, что имеем. Сейчас главное, выехать из города, а потом что-нибудь придумаем.
  Он протянул мне руку и без усилий вытянул наверх и усадил перед собой. Мы выехали с постоялого двора, ведя вторую лошадь в поводу, и вскоре подъехали к городским воротам.
  Документы, выданные нам, возымели просто волшебное действие на стражу и спустя несколько минут мы уже удалялись от города по направлению к северной границе.
  Рассвет еще не наступил. Мы ехали по пустой дороге одни и только мириады звезд освещали нам путь, прокладывая тропу через ночное безмолвие. Я смотрела на красоту звездной бездны, расстилающейся перед нами, и думала, что счастлива. Было так хорошо ехать рядом с ним, опираться на него, чувствовать его руки, поддерживающие меня и знать, что он любит.
  - Я люблю тебя, - одними губами произнесла в ночной тиши и его руки еще сильнее прижали меня; мою голову запрокинули и начали целовать.
  Вирт в последний раз скользнул губами по моей щеке и внезапно напрягся.
  - Ты плачешь?
  - Это от счастья, - сказала хрипло и смахнула слезы, - я просто очень сильно люблю тебе и очень боюсь потерять, - пришлось закусить губу, чтобы снова не разрыдаться.
  - Минари, - сказал он с такой нежностью, что защемило сердце. Меня развернули так, чтобы я села полубоком и прижали к груди. - Ничего не бойся, слышишь. Я не знаю, что нас ждёт, но клянусь, что землю переверну, чтобы найти выход. Ты веришь мне?
  Кивнула и спрятала лицо у него на груди.
  Я и вправду верила. Ведь не зря же я видела тот сон о нас в подвале у министра? Мне хотелось верить, что тот сон был вещим.
  
  
  
  Глава VІ (Арест ректора. Свадьба Минари и Вирта)
  
  К полудню добрались до небольшого городка, где за символическую плату Вирту удалось купить гниющую во дворе повозку. Повозка была откровенно ветхой, но я была рада и такой. После нескольких часов сидения в седле все у меня затекло и ныло. Хозяин повозки наложил нам на пол соломы и, в качестве компенсации за такой неожиданный подарок судьбы, даже расщедрился на рогожу для купола. Дальше ехали почти с комфортом, редко просясь на постой в деревнях и стараясь объезжать более-менее крупные города, где, по определению, могли встретить Магов и сторожевые дозоры.
  Еще на постоялом дворе запаслись необходимым минимумом для выживания в походных условиях, и я особо не страдала от нехватки комфорта, варя каши и супы на кострах у дороги. Поначалу думала, Вирту будет сложнее переносить лишения в пути, но с удивлением поняла, что путешествовать подобным образом для него не в новинку. Спросила откуда такой опыт и с удивлением выяснила, что ничего о нём, оказывается, не знала.
  - Ты меня не обманываешь? - Не могла поверить я, когда он начал рассказывать о своей службе на оркской границе.
  - Минари, - укоризненно нахмурился он, - неужели я произвожу такое жалкое впечатление?
  - Нет, но ты... Ты - аристократ, это сразу видно. И ты всегда был такой надменный и неприступный, и так смотрел на остальных, как будто все мы только пыль под твоими ногами. Я бы никогда не подумала, что ты прошел через что-то подобное.
  Вирт опустил голову и сказал совсем тихо.
  - Это от комплексов. Ты же ничего обо мне не знаешь, да и не только ты одна. А я в шестнадцать лет требуху жрал, да и та не всегда была.
  - Не может быть! - не поверила я. - Ты?!
  - Я, - кивнул он, - отец умер, а брат за год умудрился спустить все состояние. Ты даже не представляешь, какой это позор среди аристократов. Все от нас отвернулись. А когда брата убили, нас с матерью практически вышвырнули на улицу. Я в порту полгода грузчиком работал, чтобы матери хоть какой-то угол снять и чай покупать. Она могла по два дня не есть, но без чая жить не могла.
  - Вирт, - с жалостью посмотрела на него и потянулась, чтобы обнять. Он порывисто прижал меня к себе и лихорадочно зашептал, прижимаясь щекой к моей щеке.
  - Прости меня, пожалуйста, прости, я знаю, какой сволочью был. Но я не тебя ненавидел, клянусь.
  Наконец меня выпустили из объятий и Вирт снова взял поводья и подстегнул лошадь. Я уселась к нему поближе и какое-то время мы ехали молча.
  - Вирт, - позвала я, - ты сказал, что не меня ненавидел. А кого?
  Он очень сильно помрачнел, и я даже думала, что не захочет отвечать, но он ответил.
  - Лестру. Она была любовницей моего брата, пока не вытрясла из него все до последнего, а потом отравила его.
  - А каким боком тут я?
  - Никаким. Ты просто показалась мне очень на нее похожей, такая же красивая и уверенная в себе.
  - И что? Из-за этого ты возненавидел меня? - Не могла поверить я. - Ты же Маг! Ты же должен был сразу понять, что я не она.
  - Должен, - кивнул он, - но не понял. Кагг и ректор говорили мне, что я ошибаюсь, но я никого не слышал, кроме себя. Я мерзавец, да? - спросил он, подняв глаза.
  - Ты просто дурак! - сказала я отворачиваясь.
  - Минари, - позвал он, и я повернула к нему голову. - Прости меня... То кольцо... я знаю, его больше нет, но оно твое. Твое! И я твой.
  Он с таким раскаянием смотрел на меня, что я не выдержала и обняла его.
  - Я знаю, я давно простила, - положила голову ему на плечо и прошептала, - я тоже твоя.
  - Давай поженимся, - предложил он, и я подняла на него удивленные глаза. Вирт смотрел перед собой, но я видела, с каким напряжением он ждет моего ответа.
  - Там по карте впереди поселок, и кажется, в нем есть храм.
  Немного помолчала, а кода увидела, что он сейчас вожжи разорвет, кивнула улыбаясь.
  - Я согласна... Хоть ты и не заслуживаешь этого.
  Вирт несколько секунд сидел, неверяще глядя вперед, а потом счастливо засмеялся и прижал меня к себе.
  Лошади тянули повозку вперед, а мы ехали, не разбирая дороги, и отчаянно целовались под мерный цокот копыт.
  
  - Итак, господа, не прошло и шести часов, как нам удалось прийти к единому решению, - с издевкой сказал Первый министр окидывая взглядом зевающего брата Жиля.
  - Ну, наконец-то! - Сказал тот и потянулся в кресле. - А то я уже думал, что придется брать проведение Совета в свои руки.
  Первый министр покрылся красными пятнами, но промолчал.
  Брат Жиль был позором всего Ковена, но избавится от него не представлялось возможным. Все-таки он был сыном бывшего Главы Ковена, и у него остались огромные связи при дворе.
  - Благодарю за такую высокую честь, брат Жиль, но думаю, что справлюсь сам, - прошипел Первый министр и, с трудом сдерживаясь, продолжил. - Итак:
  Во-первых. Мы перекрываем все выезды из города и все дороги в радиусе двадцати миль вокруг города.
  Во-вторых. Нужно учесть, что они могли уехать из города еще вчера и выслать отряды боевых Магов по всем центральным дорогам, ведущим в северном направлении. С учётом его прошлой службы на оркской границе, это самое вероятное направление побега. Я не сомневаюсь, что магистр планирует воспользоваться помощью бывших сослуживцев, чтобы скрыться.
  В-третьих. Нельзя исключать вероятность того, что они предпочтут для передвижения менее удобные, но более безопасные дороги второстепенного значения. Поэтому необходимо отправить сообщения магической почтой на все ключевые станции и устроить засады в местах наиболее вероятных остановок и ночёвок.
  В-четвертых. Необходимо немедленно задержать всех соучастников побега, а именно: бывшего ректора, господина Янира, бывших учителей, господина Кагга и метрессу Гильду, а также бывшую целительницу Академии, госпожу Клею и допросить со всей строгостью, которую применяют к заговорщикам против Империи.
  - Позвольте, - поднял руку брат Камаль.
  Первый министр с интересом посмотрел на него.
  - Прошу, брат, - уступил он слово.
  - Вы правы во всем, уважаемый господин Первый министр, единственное дополнение с моей стороны. Не кажется ли Вам, что нам следует работать на опережение и устроить засады не только по пути следования, но и на пограничных заставах?
  - Гениальная мысль, брат Камаль. Вы, несомненно, делаете честь Ковену и я благодарю Вас за такую своевременную ремарку. Я непременно воспользуюсь этой идеей.
  На лице Камаля расцвела довольная усмешка, а брат Жиль завистливо хмыкнул и поджал толстые губы.
  
  Угхрак третьи сутки изучал катакомбы. Ему повезло и он успел пройти весь путь от подвала министра до казематов Ковена, пока запах людей, прошедших по нему, не выветрился. Также он изучил два новых боковых коридора. Один из которых вёл к решетке дождевого стока в чьем-то богатом саду, а второй к еще одному выходу на поверхность, но уже в центре города.
  Еще в первый день, пока люди министра бегло осматривали близлежащие к подвалу коридоры, Угхрак успел поохотиться. Ему неожиданно повезло поймать и загрызть молодого кабана. Только поев его восхитительно-теплого парного мяса, орк поверил, что выживет и сможет отомстить. В подвале его хоть и изредка, но кормили, в отличие от человечки. Но это было мертвое мясо, обескровленное и холодное. Оно не давало ему жизненной энергии. Теперь же он почувствовал, как все его мышцы наливаются силой, а зрение и слух становятся, как и прежде, острыми.
  Орк вернулся к месту, где спрятал веревочную лестницу и намотав ее вокруг пояса побежал в сторону казематов Ковена. Вчера он заметил там новый лаз наверх и хотел взобраться туда и проверить, куда он ведет.
  
  Резкий стук в дверь разбудил ректора и заставил вскочить с кровати.
  - Именем Императора и Ковена, откройте! - в дверь снова посыпались удары, буквально срывая ее с петель.
  Он едва успел накинуть плащ, когда магическим зарядом двери выбили, и в спальню ворвалось около десятка стражников, возглавляемых двумя Магами-инквизиторами в белоснежных плащах Ковена.
  - Что происходит? - спросил ректор, нахмурившись и сложив руки на груди.
  - Вы арестованы, - выступил вперед один из Магов-инквизиторов.
  - На каком основании? - еще больше помрачнел ректор.
  - Организация побега государственного преступника и измена Императору.
  - У Вас есть доказательства?
  - Я не уполномочен вступать с Вами в дискуссию. Глава Ковена, брат Изериус лично побеседует с Вами, и тогда Вы все узнаете.
  - Собирайтесь, господин Янир, - шагнул вперед второй инквизитор, - Вас велено доставить в Ковен для допроса.
  - Почему не к Императорскому следователю? - попытался оттянуть неизбежное ректор.
  - Спросите у брата Изериуса, - на его руки набросили магические путы и затянули узел. узел.
  В Ковен они приехали спустя полчаса и ректора сразу же повели на допрос.
  - На каком основании я арестован? И почему Вы позволяете себе будить ни в чём не виноватого человека среди ночи, когда все честные люди спят? - спросил он, как только переступил порог следственного кабинета, где за большим дубовым столом восседал лично Глава Ковена.
  - Поздно же Вы спите, мой дорогой господин Янир, - слегка улыбнулся Изериус, - уже рассвет.
  - Это ничего не меняет.
  - Отнюдь. Я вот, например, жалею, что не додумался арестовать Вас и Ваших подельников еще вечером, - Глава Ковена откинулся на спинку кресла и насмешливо оглядел побледневшего старика.
  - Что Вы имеете в виду? Вы арестовали еще каких-то несчастных?
  - Хорошо, что Вы не говорите 'невиновных', - выделил Изериус последнее слово.
  - Может быть и невиновных, - кивнул ректор, - я мог бы поручится за многих моих...
  - Кого? - вкрадчиво спросил глава Ковена, - господина Кагга ,метрессу Гильду и госпожу Клею? Как жаль, что меня не интересует Ваше мнение, - он встал из-за стола и подошел к ректору.
  - Где магистр Вирт? - спросил он плохо контролируя мимику из-за злости.
  
  К вечеру мы въехали в маленький городишко, на центральной площади которого соседствовали храм и постоялый двор. Заказали себе номер и попросили натаскать воды, чтобы вымыться и постирать. Вирт оставил меня в номере, привести себя в порядок, а сам пошел выяснять, есть ли в городе священник и можно ли провести обряд соединения сегодня.
  Я успела искупаться и даже подсушить немного волосы, до того как он вернулся.
  - Священник ждет нас в храме через два часа, - сказал Вирт и начал раздеваться.
  Мы так привыкли друг к другу за эти пару дней наедине, что я почти не смутилась, когда он стянул рубашку; но все равно привычно отвернулась и так и стояла, пока он усаживался в почти остывшую после меня воду.
  - Потрёшь мне спину? - спросил он, и я слегка вздрогнула.
  - Ладно, - медленно обернулась, оценивая обстановку и покраснела под его пристальным взглядом.
  - Минари, чего ты засмущалась? Я же не собираюсь набрасываться на тебя прямо сейчас. Как-нибудь перетерплю эти два часа, - сказал он, улыбаясь, и протянул мне мочалку.
  Забрала мочалку и, окунув в мыльную пену, провела ею по спине.
  - Минари - сказал он неожиданно напряженным голосом, ты могла бы тереть посильнее? А то я начинаю переживать, что поторопился тебя обнадежить и на два часа моей выдержки не хватит.
  Вздохнула и принялась тереть со всей силы.
  Он урчал, как довольный кот, особенно в конце, когда я предложила вымыть ему волосы.
  Мое счастье, что он меня не видел все это время, иначе очень бы удивился тому, с какой жадностью я поедала его глазами, рассматривая его плечи и грудь с четко очерченными мышцами, и кубики пресса на животе. Больше всего меня заинтересовала узкая полоска волос, тянущаяся от пупка вниз и теряющаяся в мутной воде и мыльной пене. Эта дорожка одновременно смущала и привлекала мое внимание, и мне все время приходилось заставлять себя туда не смотреть. Наконец вылила ему на голову последний кувшин воды и протянула полотенце.
  Он одевался, а я, отвернувшись, замачивала белье в деревянной кадушке с мыльной водой. Вытащила первую попавшуюся рубашку и принялась тереть ее.
  - Минари, ты что делаешь? - с удивлением спросил Вирт, глядя на меня с закатанными рукавами и руками по локоть в ведре.
  - Стираю, - не поняла я вопроса.
  - Сама? - удивленно спросил Вирт. - Нет, мне, конечно, очень приятно, что ты мне стираешь, но зачем такие жертвы? - он забрал у меня ведро и провел над ним рукой. Вода в ведре забурлила и побежала по кругу, формируя аккуратную воронку с центре.
  Стояла, и как дурочка переводила взгляд с ведра на него и обратно.
  - Вирт, - сказала очень серьезно, - ты только что окончательно убедил меня выйти за тебя замуж.
  - Да? - удивился он, застегивая рубашку.
  Кивнула.
  - Ты просто раньше не знал, чем меня взять. Видел бы ты, сколько мне Куножкиных тряпок перестирать пришлось, ты бы прозрел.
  Вирт засмеялся и притянул меня к себе.
  - А у меня еще так много нераскрытых талантов.
  - Ты не волнуйся, я обязательно проведу ревизию, - пообещала я, смеясь, и тоже обняла его.
  А дальше началось что-то невообразимое, дикое и безумное; заставляющее сгорать и плавится в его руках. Очнулась только, когда почувствовала, как его руки сжали мои обнаженные ягодицы, а колено медленно вклинилось между бедер.
  - Вирт, - задохнулась я, - остановись.
  - Прости, - он уронил голову мне на грудь, и до меня дошло, что платье расстегнуто до пояса, а грудь тоже обнажена, - я хочу тебя, - прошептал он, содрогаясь всем телом.
  - Я не против, - дотронулась до его спины, - просто... мы хотели пожениться.
  -У-ууу, - застонал Вирт, с силой сжимая меня в объятьях. - Где этот чёртов священник?! - крикнул он и вскочил с кровати, рывком потянув меня за собой. - Пошли, я не могу больше ждать.
  Меня начали лихорадочно заматывать в плащ, а я только и успела крикнуть, что надо платье застегнуть, но никто меня слушать не стал.
  - Там ничего не видно, - отмахнулся Вирт и пинком распахнул дверь. Меня чуть не бегом протащили по лестнице и потом через площадь к храму. Вирт дернул дверь, и мы вошли в полутемное помещение, пахнущее горящими свечами и ладаном.
  - Святой отец? - позвал Вирт, подводя меня к алтарю.
  Справа скрипнула дверь, и пожилой сутулый священник в шапочке жреца Единого вышел к нам из небольшой молельной комнатки.
  - Слушаю вас, дети мои? - обратился он к нам.
  - Пожените нас, - попросил Вирт без всяких предисловий и протянул ему небольшой мешочек с деньгами.
  Святой отец оглядел нас и, задержавшись взглядом на моем, мягко скажем, не совсем невинном виде, понимающе кивнул и позвал служку.
  Жрец читал молитву, а я стояла рядом с Виртом и слушала про невзгоды на долгом жизненном пути, от которых он предостерегал нас, и молила всех Богов, чтобы у нас был этот долгий жизненный путь.
  Вирт не сводил с меня горящих страстью глаз, и я невольно краснела от этого, но не могла оторвать от него не менее голодного взгляда.
  Жрец произносил слова клятвы, и мы повторяли за ним, что клянемся любить и быть верными друг другу, несмотря на трудности настоящего и неизвестность будущего.
  Наконец святой отец закончил чтение и повернулся к нам.
  - Уколите ладонь и соедините свою кровь, - сказал он, протягивая маленький кинжал на серебряном подносе.
  Вирт взял кинжал и закатал рукав на левой руке.
  С удивлением увидела на его запястье несколько шрамов, как будто он когда-то резал себе вены. Все так же прямо глядя мне в глаза, Вирт полоснул себя по руке, и тонкая струйка крови побежала по пальцам, капая на алтарь. Я протянула ему руку, и он почти мгновенно уколол мне ладошку, и крепко сжал мою руку, удерживая над алтарем.
  Святой отец провел рукой над местом на алтаре, куда капала наша кровь и сразу несколько язычков пламени появились над ней и выжгли дотла.
  - Боги приняли ваши клятвы. Теперь вы одно целое. И пусть то, что соединили сегодня Боги, да не разрушат люди. Желаю вам счастья, дети мои, - сказал святой отец и долго провожал нас взглядом, глядя, как мы шли к дверям, по-прежнему не разжимая сжатых рук.
  
  
  
  Глава VIІ (Брачная ночь)
  
  Вышли из храма, и Вирт подхватил меня на руки, отчаянно целуя и прижимая к себе. Нам хватило несколько секунд, чтобы снова завестись, и совсем пьяные от страсти, не обращая внимания на окружающих, мы ввалились в гостиницу.
  Так и не выпуская меня из объятий, Вирт влетел по лестнице и ногой захлопнул двери. Видела, что он на взводе и с трудом контролирует себя, поэтому обхватила его лицо руками и прошептала, глядя в горящие страстью глаза.
  - Вирт успокойся, я твоя и никуда сейчас не денусь; но закрой, пожалуйста, двери. Не хотелось бы снова устраивать представление для постояльцев.
  - Прости, - прошептал он, и быстро отнес меня на кровать, а потом произнес охранное заклятие и запечатал двери и окна. Удивительное по красоте зрелище, когда множество сверкающих огоньков, ярких, как маленькие звездочки, бегут по двери и стенам, соединяясь в окне на противоположной стене.
  - Люблю тебя, - выдохнул он, обернувшись.
  - Вирт, - прошептала я, с нежностью глядя на него, когда он опустился передо мной на колени.
  - Прости меня. Все должно было быть не так, и не здесь, а в моем доме, в нашей спальне, и чтобы у нас было время узнать друг друга, - он поднес к губам и поцеловал мою ладонь со следами нашей крови на ней.
  - Главное, мы вместе, - обхватила его голову руками, и глядя прямо в глаза, медленно притянула к себе и поцеловала. Губы его дрогнули, приоткрываясь, и я пропала.
  
  Меня еще никто и никогда так не целовал. С такой сумасшедшей страстью и напором, сметая все оставшиеся крохи моей стыдливости, и заставляя забыть, на каком я свете. Кровь загорелась и понеслась по венам, зажигая ответный огонь. Сама потянулась к нему, и принялись стягивать с него плащ. Он перехватил мои руки и отвел их, а потом, не отрывая от меня взгляда, медленно наклонился и поцеловал бьющуюся над ключицей жилку и развел полы так и не застегнутого платья, обнажая грудь.
  Мгновение не дышал, продолжая смотреть на меня, а потом потянулся к ней губами, оставляя на коже раскаленные следы от его поцелуев.
  - Моя, - шептал он, задыхаясь, и скользя губами по моим плечам и горлу, а его руки гладили и сминали грудь с тугими от его прикосновений сосками. В какой-то момент он начал стаскивать с себя плащ.
  С невероятным трудом оторвалась от него, и все так же пристально глядя ему в глаза тоже начала тянуть платье вниз.
  Отчего-то совсем не испытывала неловкости в этот момент, полностью доверившись ему и ожидая только чуда. Хотелось, чтобы мы поскорее избавились от одежды, и ничего больше не мешало нам чувствовать друг друга.
  - Какая ты красивая, - выдохнул он, когда совсем бесстрашно стянула через голову рубашку.
  - Это ты красивый, - сказала, с восторгом глядя на его великолепное, тренированное тело, и особенно ту часть, которая раньше была скрыта от меня.
  Внезапно, под моим пристальным взглядом с этой частью тела начали происходить удивительные метаморфозы. Вначале она дрогнула, а потом начала быстро наливаться кровью, увеличиваясь в размере и приподнимаясь.
  - Что с ним? - спросила я и протянула руку к его члену.
  Мою ладонь перехватили и отвели.
  - Не сейчас, я просто не выдержу, если коснешься сейчас там.
  Он снова поцеловал меня, скользнув языком мне в рот и лаская меня. И я опять падаю в бездну; и все на что меня хватает, это стонать и выгибаться навстречу его рукам и губам.
  - Нежная моя, удивительная, желанная, - лихорадочно повторял он между поцелуями и ласками, а я гладила его плечи и спину и, вконец обезумев от страсти, сжала его ягодицы.
  В один момент оказалась лежащей под ним, и он опустил руку и подтянул мою ногу повыше, сгибая в колене и немного отводя в сторону, открывая себе доступ.
  Напряглась и попыталась сжать бедра, но он не позволил и хрипло выдохнул.
  - Пожалуйста.
  Взяла себя в руки и расслабилась, готовясь к предстоящей боли.
  - Вирт, если тебе это надо, я готова, я потерплю.
  Он с шумом выдохнул.
  - Глупенькая, я не хочу, чтобы ты терпела, я хочу, чтобы и тебе это было надо.
  Его рука медленно огладила мою грудь и спустилась на живот, а потом ниже к развилке бедер, чтобы накрыть небольшой холмик. Его пальцы скользнули вниз, раздвигая складочки и отыскивая небольшую горошину на своде. Его палец нажал там, и я содрогнулась, не сдержав стон.
  - Что ты делаешь? - выдохнула, не в силах терпеть эту сладкую муку и выгибаясь дугой. Но он не позволил вырваться и прижал мой живот рукой, удерживая меня и продолжая сладостную пытку.
  В какой-то момент почувствовала, как он ввел в меня палец и начал гладить складочки внутри моего лона, смазывая их моими же соками. Потом к этому пальцу добавился второй, немного растягивая меня и давая время привыкнуть к необычным ощущениям. Когда совсем расслабилась и стала отвечать, активно подаваясь ему навстречу, его пальцы выскользнули из меня и что-то, намного большее по размеру, коснулось преддверия моего влагалища и подалось вперед.
  Резкий выпад и я вздрагиваю от короткого укола боли, и непроизвольно сильно сжимаю его член внутри себя.
  Он зашипел, но не дернулся, давая мне время привыкнуть и немного прийти в себя.
  Секунды текли, а я все не решалась продолжить движение и только смотрела, как искажается от муки его лицо и пот течет по нему, заливая глаза.
  Выдохнула и слегка подалась навстречу. В то же мгновение он зарычал и сделал встречный выпад, больше уже не останавливаясь и не давая мне передышки. Но мне этого было и не нужно. Боли уже не было, осталось только наше желание.
  - Вирт не могу больше, я начала содрогаться под ним, отчаянно сжимая его член внутри себя и вцепившись пальцами в простыню.
  Вирт зарычал и, до боли сжав мои ягодицы, бешено заработал бедрами, с силой вколачиваясь в меня. Несколько мгновений и горячая струя ударила мне в лоно, обильно орошая его и окончательно лишая разума.
  Какое-то время он еще был во мне, тяжело придавливая к кровати, а потом вышел и скатился на кровать, перетаскивая к себе на грудь.
  Так и лежали: лицом к лицу и телом к телу, остро чувствуя друг друга и наслаждаясь только что пережитой близостью.
  - Я люблю тебя, - прошептала, целуя его в плечо и скользя губами вверх по горлу и подбородку к его губам.
  - Подожди, надо проверить, как ты, - он осторожно положил меня на кровать и спустя мгновение вернулся с влажным полотенцем.
  Понимала, что он прав и стесняться нечего, но все равно смутилась.
  - Может я сама?
  Он покачал головой
  - Мне надо убедиться, что ты в порядке, и я не сильно повредил тебе, - его ладонь надавила на мое бедро, заставляя открыться.
  Влажная ткань коснулась еще горящей от недавно пережитого плоти, и я слегка вздрогнула.
  - Так больно? - спросил он насторожившись.
  - Нет просто сейчас там все слишком чувствительное.
  - Прости, - он вытер с меня кровь и свое семя. - Я буду осторожнее.
  Он вернулся в кровать и обнял меня. Потом одна его рука переместилась мне на ягодицу, сжимая и поглаживая ее, а вторая начала гладить и сжимать грудь.
  nbsp;- Я знаю, я давно простила, - положила голову ему на плечо и прошептала, - я тоже твоя.
Мне не было стыдно, наоборот, мне это было нужно сейчас. Я и сама откровенно изучала его тело и наслаждалась прикосновениями к нему.
  В одно из таких мгновений, обхватила его член и с восторгом провела по всей длине, наслаждаясь его бархатистостью и нежностью. Вирт глухо застонал, и я почувствовала, как он опять увеличивается в размере от прилившей к нему крови.
  Он с каким-то бешенством посмотрел на меня, и резко повернувшись, подмял под себя.
  - Что ты делаешь? - зарычал он мне в губы, - я же опять хочу тебя.
  - Прости, - виновато разжала руку, выпуская его член на свободу, - не могла удержаться.
  Его рука проскользнула между нашими телами и коснулась опять влажных складочек. Я застонала, пытаясь сильнее потереться о его руку.
  - Дурочка, нельзя так сразу, будет больно.
  - Нет, можно, - упрямо сказала я, игнорируя легкий дискомфорт и жжение. Мне хотелось опять пережить тот момент нашей близости, что вызвал такую бурю восторга в прошлый раз.
  Он осторожно начал протискиваться в меня и я поморщилась от боли.
  Вирт сразу вышел, но я вцепилась в него.
  - Куда? Не уходи.
  - Подожди, - сказал он, целуя мой живот, - тебя надо подготовить. Его губы скользнули еще ниже, и я свела бедра.
  - Ты что? - красная, как рак, попыталась оттолкнуть его.
  - Ты же обещала, что будешь мне доверять, - укоризненно сказал он.
  - Но ... это уж слишком интимно.
  - Угу, - кивнул он, мягко раздвигая мне ноги и устраиваясь между моих бедер, - но ты сама дала мне сегодня право заниматься с тобой такими интимными вещами...
  Его губы творили волшебство. Все, на что меня хватало, это лежать, выгибаясь навстречу его губам, и не сдерживаясь стонать.
  - Не мучай меня, Вирт, я больше не могу, - захныкала я, и его член легко скользнул между набухшими складочками, растягивая меня изнутри и сводя с ума.
  Мы снова танцевали древний танец любви, но в этот раз он не выдержал первый. Он с силой сжал мне бедра и с сумасшедшей скоростью начал входить в меня.
  - Кончай, - умоляюще выдохнул он и, скользнув рукой между нашими телами, отыскал чувствительную горошинку между складочками и начал безжалостно тереть ее.
  Резко дернулась и закричала, опять перестав контролировать себя, и еще глубже принимая его в себя...
  
  Лежала нагая рядом с ним и мне так нравился его восторженный взгляд. Я подсознательно чувствовала свою власть над ним сейчас и беспощадно упивалась этим.
  - Я красивая? - спросила, чувствуя себя необыкновенно соблазнительной.
  - Очень, - кивнул он, - ты - ожившая мечта, - прошептал он, прокладывая дорожу из поцелуев к груди и засасывая ее вершинку.
  - Я устала, - прошептала я, и он виновато посмотрел на меня.
  - Прости, сегодня больше нельзя? - скорее спросил, чем сказал он.
  - Вообще-то ещё немного болит, - сказала я, извиняясь и прислушиваясь к себе.
  - Ладно, подождем, - меня бережно притянули к груди, и я, улыбаясь и обняв его, провалилась в сон.
  
   Minari_night [из просторов нета]
  
  
  
  Глава VIІІ (Утро после брачной ночи. Нападение)
  
  Проснулась под утро и испуганно огляделась, не сон ли это был, и не приснилось ли мне все это. Вирт спал, обнимая меня, и я облегчённо вздохнула и снова вытянулась рядом с ним, положив голову ему на плечо так, чтобы можно было смотреть на него.
  - Спи любимая, - сквозь сон прошептал он, а я не выдержала и просто коснулась губами его щеки. Думала, что он не проснётся, но он внезапно открыл глаза, и его рука скользнула по моей спине вниз, мягко охватывая ягодицы и подтягивая к себе поближе.
  - Ты чего не спишь? - спросил он, целуя меня и убирая волосы, упавшие на лицо.
  - Не знаю, - вздохнула я, с нежностью глядя на него, - испугалась, что ты мне только приснился.
  - Минари, - меня еще сильнее обняли, - не бойся, - он коснулся губами моей щеки и прошептал, - это я должен этого бояться. Знала бы ты, как я мучился, думал, что ты никогда меня не полюбишь, и я навсегда останусь для тебя негодяем.
  - Нет, - перевернулась на живот и подняла голову, опираясь руками ему на грудь, - я просто не знала, какой ты. Я поверить, не могла, что ты меня любишь. Думала, что это просто твоя злая прихоть.
  - Всё было не так, - с болью в голосе покачал он головой, - ты даже не представляешь, что я пережил, когда увидел тебя и... прозрел. Я обезумел, Минари, одно только знал - ты моя и я никому тебя не отдам. Я бы убил любого, кто попытался бы отнять тебя у меня.
  - Ты наговариваешь на себя, я не верю, - покачала я головой. - Ты не такой.
  - Ты слишком хорошо думаешь обо мне, - виновато сказал он, - Если бы не появился шанс все исправить, я бы рано или поздно не выдержал и забрал бы тебя из Академии и спрятал бы ото всех. Я безумно обрадовался, когда ректор дал мне право учить тебя Магии, думал, что это нас сблизит.
  Он долго молчал, а мне вдруг стало его так жалко, что захотелось прямо сейчас успокоить и утешить.
  - Даже если так и было вначале, ты все исправил, и я люблю тебя и счастлива, - потянулась к нему, чтобы поцеловать, - я очень счастлива. Я самая счастливая женщина на свете.
  Немного привстала и перекинула ногу через него, садясь так, чтобы мне было удобнее целовать его. Вначале мой поцелуй был очень нежным, почти невесомым. Я целовала его, лаская губами и языком и заставляя податься мне навстречу и приоткрыть рот, после этого притянула его голову к себе поближе, вынуждая сесть на постели так, чтобы я могла обхватить его ногами за спиной.
  Я легонько сжала его нижнюю губу своими губами, и начала втягивать ее в себя приятными дразнящими движениями. Потом принялась за верхнюю губу, позволяя его губам полностью завладеть нижней. Скользнула языком ему в рот, и начала исследовать все, до чего могла дотянуться, сплетаясь с его языком.
  Почувствовала, как его руки с двух сторон огладили мои бедра, а потом, усилив нажим, двинулись вверх к ягодицам и сжали их, прижимая мою промежность к уже достаточно внушительному бугру.
  - Соблазнительница, - шепнул Вирт между поцелуями, и проводя руками по моим бедрам и спине. Оторвавшись от моих горящих губ, слегка отодвинулся, окидывая меня восхищенным взглядом, и принялся целовать мне шею, смещаясь немного вправо и прокладывая дорожку из поцелуев к ушку и целуя чувствительную ямку за ним.
  Нежась в его объятиях, обняла его сильные плечи и медленно скользнула руками по его груди, накрывая соски. Потом приблизилась к ним губами, слегка подула и лизнула языком, счастливо засмеялась и подставила свою грудь под его поцелуи.
  Его левая рука сжала мне ягодицы, жестко фиксируя и не позволяя вырваться, а правой, он слегка отстранил меня и накрыл мою грудь, сжимая и поглаживая ее.
  Он наклонился и захватил горячими губами вершинку левой груди, посасывая ее, и по-прежнему сминая рукой другую грудь. Застонала и выгнулась в его руках, откидывая назад голову и хватаясь за него.
  Посмотрела на него полубезумным взглядом и слегка толкнула, заставляя опять лечь на спину, и чувствуя себя необыкновенно уверенно под его опаляющим взглядом, уселась на его бедра лицом к нему и положила руки ему на грудь.
  Вирт сделал движение бедрами, немного приподнимая и направляя, и начал входить в меня. В первое мгновение напряглась, а потом расслабилась и медленно опустилась на него, помогая войти глубже.
  И все повторилось сначала. Я задыхалась, я дрожала, я умирала на нем, а он шаг за шагом подводил меня к финалу, продолжая вновь и вновь погружаться в меня, удерживая за бедра. В конце, когда казалось, что быстрее двигаться уже невозможно, он приподнял меня и еще больше увеличил темп. Я сдалась, закричала и начала содрогаться на нем, насаживаясь на него до самого конца, а потом упала ему на грудь, тяжело дыша и абсолютно без сил.
  Пришла в себя, когда рассветные лучи уже вползали в комнату, постепенно выхватывая из темноты предметы и вещи, находящиеся в комнате.
  Вирт осторожно снял меня с себя и, поцеловав плечо, нежно провел рукой по лицу и волосам.
  - Какое же ты счастье, Минари. Как бы я хотел вернуть время назад, чтобы исправить все то, что случилось и завоевать тебя раньше.
  Поцеловала его отрытую ладонь и сказала улыбаясь.
  - Тебе бы все равно нелегко пришлось. Я бы тебе не поверила, для начала. В Академии таких озабоченных поклонников хватало.
  - Что? - напрягся он, - и кто это был? - спросил, ревниво поворачивая меня за подбородок и заставляя смотреть ему прямо в глаза.
  Засмеялась и перевела тему.
  - Есть хочу ужасно.
  - Чёрт, прости, - он вскочил с кровати и начал лихорадочно одеваться, - сейчас что-то придумаю, - он снял защиту с двери и выскочил за дверь. Дверь закрылась, и мелкие звездочки опять пробежали по ней, надежно укрывая меня от внешнего мира.
  Встала и потянулась, чувствуя себя немного странно, но совсем неплохо. Быстро ополоснулась оставшейся еще с вечера водой и начала одеваться.
  Вирт вернулся спустя несколько минут с деревянным подносом, на котором лежали нарезанное холодное мясо, сыр и хлеб и стоял небольшой кувшин с вином.
  - Я взял то, что было из готового, и вино, но оно ужасное, прости.
  - Не страшно, я не избалована, не переживай.
  - Не могу не переживать, - вздохнул он, - чувствую себя каким-то ущербным после того, как у меня были все возможности избаловать тебя, и я их так бездарно потерял.
  Села к нему на колени и обняла.
  - А я рада, я бы себя ужасно чувствовала и переживала, что не соответствую тебе. Ты знаешь, когда я впервые поняла, что ты мне очень нравишься?
  - Когда? - Вирт удивленно поднял глаза.
  - Когда ты уговорил торговца продать мне платье за 10 серебрушек. Ты даже не понял, что сделал для меня тогда, - сказала я и показала глазами на платье, которое было одето на мне, - это же было мое первое платье, никем до меня не ношеное. У меня же за всю жизнь не было ни одного своего, я всегда чужие донашивала.
  - Но я же покупал тебе платья раньше, - непонимающе посмотрел на меня Вирт и после паузы обиженно добавил, - только ты их выбросила.
  - И правильно сделала, - сказала резко и, вздохнув, объяснила, - я не имела права их брать, даже несмотря на то, что ты от души их мне подарил. Мы были никто друг другу, и я бы чувствовала себя в долгу перед тобой. А за это платье мне не нужно было рассчитываться с тобой.
  Вирт прижал меня к себе и уткнулся головой мне в плечо.
  Мы наскоро перекусили и вышли из гостиницы как раз к открытию небольшого базарчика.
  - Подожди, у нас крупа заканчивается и сыр, - потянула я его к торговке провиантом. И еще нитки давай купим и...
  Не договорила, потому что на площадь на всем скаку въехало четверо всадников, закутанных в белые плащи.
  Вирт, ни секунды не раздумывая, толкнул меня под прилавок.
  - Не вздумай высовываться, - крикнул он, и я с ужасом увидела, как он шагнул вперед, отрезая меня от них.
  Я замерла. Мир изменился: исчезли звуки, и все перестало существовать кроме картины боя разворачивающегося передо мной.
  
  Вирт обвел глазами площадь, оценивая ситуацию, и шевельнул пальцами, собирая магию и готовясь отразить атаку инквизиторов. Он не сомневался, что даже несмотря на их численное превосходство, справился бы с ними. Но за его спиной была Минари, и он понимал, что братья уже вычислили ее, и используют эту его слабость. Он уже сейчас видел, что они готовятся атаковать их обоих одновременно.
  Еще заталкивая ее под стол торговки, он закрыл ее несколькими мощнейшими щитами, но надеяться только на них не собирался, как и не собирался придерживаться принятых среди магов правил ведения боя. Они очень ошибаются, если надеются, что он будет использовать банальные боевые заклинания, которые преподавал в Академии. Сейчас речь шла о его будущем, и это будущее было возможно только рядом с испуганной девушкой, сжавшейся от ужаса под столом.
  Один из инквизиторов сделал обманное движение, и метнул разрывающее заклятие в торговые ряды, одновременно уходя с линии огня. Вирт мгновенно, действуя только на инстинктах, блокировал летящие в разные стороны заряды и, разорвав их поток на части, направил в разъехавшихся инквизиторов. Трое успели соскочить на землю и спрятаться за лошадьми, выставив щиты, но первый, который запустил его и не ожидал такой быстрой реакции, упал пронзенный своими же магическими иглами под копыта лошади.
  Оставшаяся тройка, не высовываясь из-за лошадей, переглянулась, и главный крикнул.
  - Мы не тронем девчонку, сдавайся.
  Вирт молчал. Сосредоточившись на их щитах, и подстёгиваемый страхом за Минари, он рвал их защиту, сметая слой за слоем в искусно выстроенных щитах. Братья попытались сопротивляться, но поняв всю тщетность своих попыток, не сговариваясь, принялись атаковать девушку у него за спиной, надеясь хоть так отвлечь его и атаковать при удачном раскладе.
  Вирт остановил основную массу летящих зарядов, но несколько успели долететь до прилавка и поджечь его. Опешившие по началу торговки заверещали, и, обезумев от страха, кинулись в рассыпную. Маги-инквизиторы бросились в толпу, под прикрытие орущих женщин, а Вирт снес ударом ноги горящий прилавок, и вытащил жену из-под рушащихся обломков.
  Минари еще не успела подняться, когда они снова были атакованы инквизиторами, только на этот раз Вирт не просто выставил щит, он бросил магическую петлю в сторону старшего из братьев, и сорвал защитный амулет с его груди. Тот даже не успел остановить его и только растерянно провел рукой по пустому месту, когда его настигло ответное заклятие. Он зашатался, и рухнул в пыль мостовой, больше не двигался.
  Два других мага попятились и подняли руки, показывая, что сдаются. Вирт связал их, и быстро наложив обездвиживающие заклятие, бросился к жене.
  
  - Ты как, не пострадала? - Он лихорадочно ощупывал меня, чтобы окончательно убедиться, что я цела.
  - Нет, - покачала головой, - просто испугалась. Я боялась, что они убьют тебя.
  - Ну что ты, - прижал он меня к себе, - это не так просто сделать. Минари, ты сможешь потерпеть еще немного? У нас совсем нет времени и нам нужно как можно скорее убираться отсюда.
  - Конечно, я уже в порядке, - сжала зубы, чтобы он слышал, как они стучат.
  - Умница, - он коротко поцеловал меня и подвел к повозке. - Подожди меня тут, я должен допросить их, - кивнул он в сторону связанных инквизиторов.
  Вирт быстро осмотрел тела двух погибших инквизиторов, и вытащил у главного карту и несколько свитков. Потом подошел к связанным братьям, присел рядом и сказал тихо, но так, что мурашки побежали по коже.
  - Сейчас вы оба умрете, но один умрет быстро и почти безболезненно, а второму придется умирать долго и мучительно. А сейчас решайте, кто из вас готов говорить и избавить себя от мучений. И еще. Если, через минуту, ни один из вас не заговорит, я применю заклинание развязывания языка и все равно узнаю то, что мне нужно, только в этом случае вам обоим придется умирать долго и мучительно.
  Братья смертельно побледнели и в ужасе смотрели, как он достает из кармана прозрачный камешек, кристалл артефакта, и тут же, при них, легко заряжает его на полную мощность, впечатывая в него мощнейшее заклинание.
  - Ну? - хмуро, спросил Вирт. - Появилось желание поведать, почему вы напали на нас? - и оба инквизитора, опережая, и перебивая друг друга, начали рассказывать.
  
  Видела, как Вирт обыскал лежащие тела, и вытащил у одного какие-то бумаги, потом присел рядом с двумя связанными Магами и начал допрос. Понимала, что нельзя вмешиваться, но не могла избавиться от странного ощущения: казалось, он уже вынес им приговор и сейчас просто еще раз убеждается в правильности принятого решения.
  Даже в тот день, когда в ярости он использовал против меня боевое заклятие, я не видела его в таком состоянии. Слишком спокойный, с какой-то непоколебимой решимостью он допрашивал их.
  Отошла от повозки и направилась к нему.
  - Минари, возвращайся в повозку, - сказал он, не поворачивая головы.
  - Не убивай их, Вирт, - дотронулась до его напряженного плеча. - Пожалуйста. Я не хочу, чтобы наш первый день омрачался чьим-то хладнокровным убийством.
  - Минари, - голос его дрогнул, - они сами вынудили меня.
  - Не убивай их, - повторила я. - Давай оставим их где-то на дороге, или лиши их памяти, или еще что-то, только не убивай.
  Присела рядом и уткнулась ему в грудь.
  - Очень тебя прошу.
  Он прижал мою голову к груди еще крепче и тяжело вздохнул.
  - Чтобы лишить их памяти, нужны еще два кристалла артефакта, а у нас их не так много.
  - У брата Фрима было несколько, - подал голос один из инквизиторов, - в сапоге спрятаны, - он кивнул в сторону лежащего инквизитора, и в его глазах загорелась надежда.
  - Ладно, - устало согласился Вирт, - только тогда поможешь мне.
  - Я? - удивилась до крайности. - Каким образом?
  - Нужно зарядить артефакты, я не могу тратить весь свой резерв на них, поэтому тебе придется сделать это, согласна?
  - Хорошо, - кивнула я, вспоминая наш первый и единственный урок Магии, на котором я уже заряжала артефакт.
  - Вирт, а почему они такие красные сейчас, в тот раз они были бледнее? - Спросила я, глядя на насыщенную рубиновую окраску, которую приобрели кристаллы, вместо алой, как в прошлый раз.
  - Я тебе потом объясню, - сказал, внезапно заулыбавшийся Вирт и странное лукавое выражение промелькнуло на его лице. - Хотя..., - он посмотрел в сторону напряженно следящих за нами инквизиторов, - могу и сейчас, все равно они догадываются об ответе, а после ничего не будут помнить.
  - Не надо, - я резко покраснела от прозрения.
  - А когда забеременеешь, они вообще станут как у меня, - шепнул он мне на ухо, и мне пришлось прижать ладони к щекам, чтобы скрыть, как сильно я покраснела.
  
  
  
  Глава IX (Ночь в лесу. Заговор)
  
  Вирт не позволил мне смотреть на обряд, но я была ему даже благодарна за это. Все-таки неприятное и тяжелое зрелище. Спустя несколько минут он вернулся и сказал, что мы можем ехать - бывшие братья-инквизиторы спят и еще не скоро проснутся. Торговый люд разбежался, и платить за провизию было некому. Поэтому мы просто положили несколько серебрушек на прилавок торговки и взяли то, что собирались до нападения.
  - Вирт, что они тебе рассказали? - спросила его, когда выехали за город.
  Вирт бросил на меня тревожный взгляд.
  - Ничего страшного, Минари. Мы справимся, - успокаивающе сказал он, но нехорошее предчувствие кольнуло мне сердце.
  - Ты не хочешь говорить? - не смогла скрыть беспокойство.
  - Ну что ты, родная - обернулся он ко мне, - у меня нет секретов от тебя. Просто новости не очень хорошие. Они перекрыли все дороги на север и устроили засады практически во всех местах пригодных для остановок. Нам нужно уходить с дороги, если мы не хотим, чтобы нас нашли. Придется оставить повозку в лесу и двигаться дальше верхом.
  - Вирт, а где мы будем ночевать? - задала вопрос, который давно тревожил.
  - Не бойся, - притянул он меня к себе, - все будет хорошо. К вечеру доберемся до реки и заночуем в небольшой деревушке, не отмеченной на карте. Я однажды останавливался там. Местный староста нам не откажет, он в долгу передо мной.
  Мы въехали в лес и, проехав около мили по просеке, свернули в сторону от дороги и выпрягли лошадей. Потом Вирт перегрузил на одну лошадь наши пожитки и провиант, и поджег повозку. А мы пересели на вторую лошадь и медленно двинулись на север. В пути почти не останавливались, только чтобы дать лошадям передохнуть и немного размяться. Вирт жалел меня, и как мог старался облегчить мое положение, но с непривычки я все равно чувствовала себя очень плохо и под вечер чуть не плакала.
  - Потерпи, Минари, потерпи моя хорошая, почти приехали, - уговаривал он меня, но я уже не могла держаться. Наверное, все же не стоило с такой страстью придаваться любви прошлой ночью, но тогда у меня просто сорвало крышу. Зато теперь приходилось расплачиваться. Лошадь шла, часто переступая через поваленные деревья или проваливаясь в сугробы, и каждый ее толчок отдавался болью в моих измученной спине и попе. Но особенно сильно саднило между ног. Как будто нож кто-то проворачивал. В какой-то момент не выдержала и разрыдалась, закрыв лицо руками. Вирт остановил лошадь, соскочил на землю и быстро снял меня с седла.
  Я плакала, а он ходил, держа меня на руках, укачивая, как ребенка и шептал только, что любит меня и чтобы я простила его. Наконец истерика у меня закончилась и последний раз всхлипнула и затихла, даже не пытаясь вырываться, чтобы слезть на землю. Он подошел к лошади, перехватил меня поудобнее одной рукой и вытащил из сумки одеяло. Навесу завернул в него и, выбрав подходящую сухостоину усадил на лапник.
  - Минари, хорошая моя, родная, потерпи еще совсем немного. Сейчас я организую нам ночлег прямо тут. Ни в какую деревню мы сегодня не поедем.
  Он с такой жалостью смотрел на меня, что я опять хлюпнула носом.
  - Это ты меня прости меня, я задерживаю тебя. Из-за меня нас могут поймать, - попыталась извиниться сквозь слезы.
  - Ну что ты, - он крепко обнял меня и несколько раз поцеловал в заплаканные глаза. - Это я не подумал, в каком ты состоянии после ночи. - Он коснулся моего живота и спросил.
  - Сильно болит?
  Я кивнула.
  - Там как рана открытая ноет. Если бы я знала, я бы еще днем попросила костер разжечь, чтобы пятиматочник заварить, но я думала, что дотерплю.
  Вирт опять прижал меня к себе.
  - Сейчас я подготовлю место для ночлега и разведу костер и сам заварю тебе этот пятиматочник, хорошо?
  - Угу, - промычала я, стискивая зубы, чтобы не плакать и Вирт быстро привязал лошадей, и разжег небольшой костер, на который поставил котелок для варки чая. Пока закипала вода он успел срубить сухую сосну. Потом уложил два срубленных бревна на березовые распорки горизонтально одно над другим, и разжег между ними огонь. Чай закипел и спустя полчаса я, наконец, почувствовала себя немного лучше. Вирт предложил меня покормить, но есть я не могла, а Вирт сказал, что без меня ему кусок в горло не полезет. Он убрал котелок с кашей и лег рядом со мной. Так и заснули: голодные и уставши, под открытым зимним небом, но уже не представляя себе жизни друг без друга.
  
  Первый министр велел секретарю никого не принимать и, закрыв двери, сделал пасс рукой, погружая кабинет в абсолютную изоляцию от внешнего мира. Затем уселся за стол и, бросив оценивающий взгляд на человека напротив, продолжил прерванный разговор.
  - Император сделает так, как я скажу. Он привык полагаться на меня. Гораздо легче жить, когда не надо задумываться, о том, какое решение принять.
  - Вы уверены, что он не догадается? Или, если догадается, то не станет препятствовать?
  - Уверен. Император ленив и закроет глаза на многое, пока будет уверен, что я решу его проблемы. А за долгие годы я еще ни разу не подвел его. Он безоговорочно верит мне.
  - Но он недоволен, крайне недоволен, последними событиями.
  - Конечно. Столько лет все было прекрасно и вдруг такое. Но Вам совершенно не о чём беспокоиться, я знаю, как говорить с ним. Главное убедить его в том, что все под контролем. Чернь всегда бунтует. Надо просто жёстко подавить этот бунт.
  - Это не просто бунт. Неурожай двух последних лет привел к массовому недовольству. Этот бунт грозит перерасти в восстание, что гораздо опаснее.
  - Еще не поздно всё исправить. Черни нечего противопоставить Магам. Они отступят, как только мы объединим усилия с Ковеном.
  - Я бы не был так уверен в этом. Конечно, в силу многовековой привычки они пока еще бояться Магов, но еще один такой год и страх перед голодом станет сильнее страха перед Магами.
  - Что Вы предлагаете? - нахмурился министр.
  Человек встал из кресла и внимательно осмотрел окна и двери, затем подошел к столу и положил на него небольшой лиловый камень. Первый министр с удивлением перевел взгляд с камня на посетителя.
  - Это на всякий случай, чтобы избежать даже малейшего риска, что нас могут подслушать, - объяснил человек и сделал паузу.
  - Послушайте, Легоро, Вам не надоело нести на своих плечах бремя ответственности за страну и вечно оставаться в тени Императора? Не кажется ли Вам, что пришло время для собственного величия?
  Легоро замер, потом немного подался вперед и с интересом посмотрел на говорившего.
  - Вести дело с Императором каждый день становится все труднее и труднее. - продолжил человек. - Большая половина двора недовольна его правлением и хотела бы видеть нового человека у власти. Так почему не Вас? Вы - идеальный кандидат. Умный, дельный, дальновидный, опять-таки людям, или как у Вас говорят, черни, нравится стабильность, а Император дожил до седин и так и не сумел обзавестись наследником. У Вас же трое сыновей и старший, насколько я знаю, подает большие надежды, - посетитель сделал паузу и внимательно посмотрел на лицо Первого министра. Тот с сомнением покачал головой.
  - Вы наступаете на больную мозоль, мой друг. Даже, если на мгновение предположить, что я бы просто помечтал об этом, где найти средства для того, чтобы реализовать все это?
  - Я рад, что Вы сказали 'средства', а не людей. Значит, я не ошибся в Вас. Средства - это самое простое. Это я могу взять на себя, если Вы возьмётесь организовать всё остальное, я имею в виду сам переворот.
  Министр хмыкнул.
  - Весьма заманчивое предложение, весьма. Остается только один невыясненный вопрос. Что Вы захотите взамен?
  - О, не беспокойтесь об этом. Сущую безделицу - три северных провинции.
  Легоро отпрянул.
  - Что? Это невозможно. Эти провинции формируют львиную долю в бюджете.
  Человек улыбнулся.
  - Подумайте. Если восстание вспыхнет, вся Империя рухнет, как карточный домик. Так не лучше ли остаться с большей частью государства и в короне?
  Министр громко засопел, недовольно хмуря брови, но быстро взял себя в руки и более спокойно ответил.
  - Я не готов дать Вам ответ прямо сейчас. Подобного рода предложения нуждаются в тщательном обдумывании.
  Человек поднял руки и, соглашаясь, кивнул.
  - Вы, безусловно, правы. Я не требую ответа сегодня. Мой корабль будет отходить только завтра на рассвете. Надеюсь, этого времени Вам хватит для обдумывания? - и после паузы добавил, - Ваше Императорское Величество.
  
  На следующее утро Легоро сидел в келье Главы Ковена и едва сдерживался, чтобы сгоряча не наговорить ему лишнего.
  - Изериус, я не понимаю Вас. Вы просто зациклились на идее отобрать у магистра магию. Я еще понимал Вас, когда у него был реальный шанс Вас подсидеть, но теперь?
  Министр встал и прошелся к окну. Он с утра уговаривал Главу осознать необходимость назревшего переворота в стране, но Изериус как будто не слышал его.
  - Я ничего не буду предпринимать, пока Вы не выполните свое обещание помочь мне. Я должен был получить его Магию, а в итоге я ничего не имею, а Вы его состояние получили, - упрямо процедил Изериус.
  - Что? - Удивленно вскинул голову министр. - Вам недостаточно того, что я сделал? В том, что магистр сбежал, нет моей вины, и я пострадал не меньше, ведь девчонка тоже сбежала. Вы думаете, мне не жаль упущенной возможности? - он презрительно смерил Изериуса глазами. - С кем я связался? Вы постарели, Изериус и больше не чувствуете своей выгоды.
  Министр оттолкнул стоящий на пути стул и, горделиво задрав голову, вышел в коридор. Глава Ковена остался сидеть за столом, сжимая до боли сухие губы, и побелевшие кулаки, и сдерживаясь из последних сил, чтобы не приказать схватить министра, - у его, до дури преданной, охраны ума хватит и на такую глупость.
  Он встал и открутил набалдашник у искусно вырезанной трости, вылил из нее несколько ржавых капель в хрустальный бокал, разбавил водой и залпом выпил. Несколько секунд сидел, пережидая сотрясающую его мелкую дрожь, потом закутал поплотнее свой плащ, и вышел.
  - Не надо, - отмахнулся Изериус от охраны, - я позову, когда понадобитесь. - Он медленно двинулся в сторону лестницы, ведущей в подвал, по которой вчера проволокли ректора Янира после пыток.
  В казематах снял со стены магический светильник и, освещая себе путь, двинулся в сторону камеры, где прикованный к стене висел ректор Янир.
  - Оставьте нас, - указал он охране глазами на дверь и проследите, чтобы сюда никто не входил.
  - Ты еще жив, Янир? - спросил он, подходя вплотную к ректору. - Вижу, жив, - кивнул он, глядя на измученного старика, - это хорошо. Я пришел посоветоваться.
  Он присел на камень, служивший в камере вместо стула.
  - Вот скажи мне, ты долгие годы был ректором в самом уважаемом у нас учебном заведении и должен многое знать. Так вот ответь, слышал ты когда-нибудь, чтобы Магия исчезала? - тихо спросил он и оглянулся. - А?.. Я признаюсь тебе, Янир, только тебе, ты все равно сегодня умрешь. Моя Магия исчезает. Она уходит. И с каждым днем все быстрее и быстрее. Уже полгода я пытаюсь удержать ее остатки, но все бесполезно, даже кровяная вытяжка уже не помогает. Парадокс - Великий инквизитор и запрещенная оркская магия крови, - хохотнул он, - и не смотри так осуждающе. У меня просто нет другого выхода... Я вчера не смог ничего противопоставить тебе, а ведь, когда мы только закончили Академию, я был раза в два сильнее тебя. Ты знаешь, что это? Скажи? Если скажешь и научишь, как с этим бороться, я тебя пощажу. Клянусь. - Он попытался заглянуть в глаза ректору, но тот висел на стене, уже не подавая признаков жизни.
  - Падаль, - закричал взбешенный Изериес и ударил несколько раз висящее тело тростью. - Сдох, тварь! Не захотел рассказывать! - Он обвел безумным взглядом камеру и наткнулся взглядом на Счастливца, единственную свою отдушину и радость в последние годы. Старый пёс пришел к хозяину, почувствовав, что тому плохо. Более преданного друга у Изериуса не было никогда.
  - Счастливец? дружок, - Изериус присел рядом, гладя собаку по голове, - мой мальчик, ты пришел спасти меня, да? Ты ведь хороший пёс, преданный, и не хочешь, чтобы я потерял последнюю Магию? - он взял собаку за ошейник и повел в свою келью. Потом открыл железный сундук и вынул завернутый в тряпицу ритуальный орчий кинжал.
  - Прости меня, но ты мой последний шанс поймать их. Министр отказался помочь мне, что ж пусть пеняет на себя, я не стану с ним делиться - заберу магию обоих: и магистра и девчонки. Старик шел по коридору, ведя на поводу жуткое чудовище, скалящееся на отшатывающуюся в испуге стражу. Подойдя к псарне, он остановился и погладил свисающую комьями шерсть на загривке мертвой собаки.
  - Твоя добыча, Счастливец. Мой подарок тебе - еда и стая, - собаки за решеткой принюхались и одновременно дико завыли и, поджав хвосты, начали бросаться на решетку у противоположной стены, пытаясь найти выход из западни. Изериус открыл дверь и загрызень ворвался внутрь.
  
  
  
  Глава X (Загрызни. Ранение Вирта)
  
  Проснулась среди ночи и немного повернулась, чтобы видеть мужа. Вирт недовольно заворочался, подстраиваясь под меня, но не проснулся, а только притянул меня поближе. От его рук шел настоящий жар, который согревал лучше любого костра, хотя костер он сделал хороший. Бревна все еще горели и давали достаточно тепла, чтобы мы не замерзли морозной ночью.
  Прислушалась к себе и с облегчением выдохнула. Жуткая ноющая боль отступила. Вчера, когда мы легли, Вирт прижал меня спиной к себе и обнял, положив руки на живот и снимая самую острую боль. Не знаю, что помогло больше, его руки или отвар, но сейчас от боли не осталось даже намека. Внезапно услышала, как рядом хрустнула ветка, и я испуганно дернулась и разбудила Вирта.
  - Вирт! - здесь кто-то есть.
  Вирт вскочил, нависая надо мной и прикрывая собой.
  - Кто здесь? - крикнул он, вглядываясь в темноту позади костра. И сразу несколько магических шаров загорелось вверху, заливая поляну светом.
  - Загрызни, - едва слышно выдохнул Вирт, и я почувствовала, как напряглись его мышцы, и весь он подобрался, готовясь вскочить.
  Приподняла голову и застыла от ужаса, глядя на жутко скалящиеся, покореженные тела с горящими фосфором глазами. Собаки, если их можно еще было так назвать, застыли в стойке, готовясь к нападению. Еще секунда и ближайшие ряды бросятся вперед, чтобы разорвать нас.
  
  Вожак загрызней сделал шаг и внезапно замер, принюхиваясь. Окровавленная шерсть на его загривке вздыбилась, и он припал к земле. Угрожающе зарычал и оскалил передние зубы, глядя прямо перед собой на костер, за которым мы прятались. Стая за ним напряглась, готовясь к смертельному броску. Жуткий вой разнесся по лесу и в следующее мгновение вожак взвился в прыжке. Это был сигнал к нападению. Десятки голодных монстров одновременно бросились вперед.
  Я закричала, а Вирт выставил руку, и яркая вспышка озарила поляну. Широкий столб света, рванул вверх, расходясь вокруг нас, как круги на воде, и отрезая от загрызней.
  - Не бойся, это купол, самый мощный их известных мне щитов, они не смогут пробиться через него.
  И вправду, вожак и несколько добежавших первыми чудовищ врезались в щит и с диким воем отпрянули, мотая обожженными мордами.
  - Купол заставляет испытывать боль любого, кто прикоснется к нему, даже нечисть, - сказал Вирт, с напряжением глядя на обезумевших монстров.
  Вожак отбежал и почти разумным взглядом окинул щит. Потом закрутился на одном месте и завыл от бессилия, с ненавистью глядя на него. Стая отпрянула.
  Вирт поднялся и достал из лежащей у изголовья кожаной сумки небольшой арбалет. Затем вынул и разложил перед собой короткие стрелы с серебряными наконечниками. Снова потянулся к сумке и высыпал передо мной кристаллы артефактов. Коротко приказал.
  - Заряди.
  Схватила все кристаллы в охапку и держала, пока хватило сил терпеть обжигающую боль. Потом разжала руки и на землю упали рубиново красные камни.
  Вирт начал читать заклинание над выложенными в ряд стрелами, отполированные древки которых внезапно вспыхнули непонятной игрой света, отражающейся на их наконечниках огненными рунами. Взял первую стрелу и зарядил арбалет, прицелился в главаря и выпустил ее одновременно с последними словами заклинаниями.
  Стрела прошла через щит и, вырвавшись с другой стороны, загорелась и распалась в воздухе, разделяясь на множество других огненных стрел, несущихся в сидящих на поляне загрызней. Вирт не останавливаясь, выпустил еще несколько таких стрел в свору. Огненный дождь накрыл поляну. Загрызни падали и катались по земле, пытаясь сбить пламя, но к моему ужасу не погибали, а зарываясь в землю и спустя какое-то время опять поднимались невредимыми.
  Первая стрела, выпущенная в вожака, вообще не причинила ему вреда, хоть и пробила шею. Он просто припал к земле, наступил на нее лапой и резко мотнул головой, выдергивая ее.
  Вирт нахмурился, задумался на долю секунды, и с его рук сорвалась яркая молния, превратившаяся в сплошную стену огня за щитом, выжигающего поляну и вековые сосны на ней. Деревья затрещали и горящими головешками рассыпались вокруг нас.
  Я с ужасом смотрела на последствия страшной силы заклинания, и на несколько искореженных собачьих тел, рассыпающиеся пеплом на ней, когда Вирт неверяще произнёс.
  - Это невозможно.
  Проследила за ним взглядом, и окаменела, когда поняла, на что он смотрит.
  Земля, покрытая золой и углями по периметру поляны, зашевелилась. Еще мгновение и два десятка выживших загрызней вырвались из-под нее и бросились в атаку, уже не обращая внимание на боль от соприкосновения с куполом. Казалось, они еще больше обезумели и щит их больше не пугает.
  Вирт наклонился и поднял кристалл артефакта. Сжал его в руке и начал произносить заклинание. Прошло несколько секунд, и воздух вокруг нас начал вибрировать. Вирт, мокрый от пота, скинул плащ и куртку и, оставшись в одной рубашке, упорно продолжал читать древние руны. Наконец, когда все вокруг нас уже звенело от напряжения, он прижал руки к куполу изнутри и сделал толчок. Яркая вспышка и разрывная волна, сметая все на своем пути, разошлась по кругу от купола. Сумасшедшая сила подбросила загрызней в воздух и отшвырнула назад, впечатывая покореженные тела в устоявшие за поляной деревья и разбрасывая гниющие куски на много метров вокруг.
  Несколько минут стояла тишина и Вирт все это время напряженно всматривался в лес. Наконец он выдохнул и, тяжело дыша, опустился на землю рядом со мной. Я едва успела прижаться к нему, когда он снова вскинул голову и прислушался. Мгновение и мы услышали вой. Начавшийся в глубине леса, он быстро приближался и вот лес вокруг нас уже снова ожил и засветился множеством глаз. Мертвые собаки с оскаленными зубами снова неслись к нам, несмотря на поломанные, а у некоторых оторванные лапы и вырванные из тел куски.
  Вирт зажмурился и упрямо покачал головой.
  - Купол выстоит.
  Он взял еще один кристалл артефакта и начал ждать, пока загрызни не приблизятся вплотную. Вот первая тройка добежавших монстров кинулась вперед и начала вгрызаться в купол, пытаясь разорвать нити магии зубами и когтями. Стена щита дрогнула, но Вирт провел рукой вдоль его основания, и мелкая рябь пробежала вверх по стене света. Мгновение и из купола вырвались длинные тонкие иглы с жалами на конце. Загрызни взвыли и задергались, но какая-то сила все равно толкала их вперед, не обращая внимания на пронзающие их тела шипы.
  Вирт сгрёб еще несколько кристаллов и, прижав ладонь к земле, резко отнял. Вверх выскочили языки пламени, формируя крохотный костер, который горел просто из земли. Он бросил в его огонь последние кристаллы. Пламя костра струей взметнулось вверх и коснувшись верха купола, стекло по нему вниз, расщепляется на языки чистой магии, опутывающие оставшихся загрызней и выжигая дотла их мертвые тела. Пламя росло и ширилось, перекидываясь с застрявших в куполе на тех, что еще были снаружи, быстро распространяясь и выжигая чистым огнем нечисть, превращаясь в огненные шары, мечущиеся по поляне и безошибочно находящие спрятавшихся загрызней и тех, что в надежде спастись, как в первые разы, зарывался в землю. Вирт обессилено прислонился к куполу, глядя на рассыпающихся пеплом монстров.
  - Я исчерпал свой резерв. Если это не поможет, то не поможет уже ничего.
  Я встала и обняла его, пытаясь поддержать и поделиться своим теплом с его ледяным телом.
  - Вирт, ты справился, они горят. Даже сейчас. Смотри, как вспыхивает лес вокруг, когда огонь находит их.
  Мы еще несколько минут сидели, всматриваясь в ночную тьму и уже все более редкие всполохи в ней. Наконец последние вспышки погасли и Вирт позволил себе обессилено прислониться к щиту.
  - Я очень горжусь тобой, - прижалась к нему и хотела еще добавить, что люблю, но слова замерли от раздавшегося за спиной хруста. В ужасе повернула голову и встретилась взглядом с горящим злобой взглядом вожака, который обошел купол с другой стороны. Почти разумные глаза прожигали своей ненавистью.
  - Вирт, - испуганно позвала я внезапно охрипшим голосом. Он поднял голову и, не мигая, уставился на амулет на ошейнике загрызня.
  - Ты не простая собака, - сказал он, медленно отстраняя меня и поднимаясь. - Тебя не кусал другой загрызень, ведь так? - он приблизился к месту, у которого стоял загрызень и начал внимательно рассматривать собаку по другую сторону щита. - Тебя кто-то создал и создал с определенной целью. Поэтому ты так упорно преследуешь нас и не уходишь, поэтому не пожалел свою стаю. Я узнаю руны на твоем ошейнике - магия крови. И руку, сделавшую твой ошейник, я узнаю - Изериус. - Собака зарычала, а Вирт продолжил, - Глава Ковена так жаждет получить мою Магию? Что ж он сам не пришел? Старик совсем обезумел, если решился на такое.
  Вирт обернулся ко мне и попытался успокоить.
  - Я убью его, не бойся; теперь я знаю, что делать, - он снова потянулся к своей сумке и вытащил длинный тонкий нож с серебряным травлением по лезвию и повернулся к собаке.
  - Я не могу убить тебя обычной Магией, зверь, но никто не помешает мне убить тебя без всякой магии; просто, как бешеного пса. Изериус просчитался. А то, что тебя создали магией крови, даже поможет мне отвлечь тебя.
  Вирт уколол себе ладонь и смазал лезвие ножа кровью.
  - Вирт не смей! - крикнула я и попыталась выхватить у него нож, но он отодвинул меня и высоко поднял руку с зажатым ножом.
  - Не мешай, Минари. Я правильно делаю. В нож втравлено серебро и как только я сорву с него амулет, я смогу его убить. А благодаря крови, он будет бросаться на нож, а не на меня.
  - Вирт, прошу тебя, - в последний раз попыталась я остановить его, но он покачал головой
  - Нам не уйти отсюда, пока я не убью его. Я должен успеть сделать это, пока у меня еще остались силы, - он крепко поцеловав меня, и оттолкнул, а сам шагнул из-под купола.
  Загрызень метнулся молниеносно, но Вирт успел отскочить и выставить нож.
  Лезвие полоснуло по груди монстра, оставляя глубокую царапину, края которой практически на глазах сошлись.
  Зверь и человек отскочили друг от друга, чтобы через мгновение опять сойтись в смертельной схватке.
  Загрызень снова бросился, но Вирт ушел в сторону, одновременно толкнув его в шею одной рукой, а второй хватая за холку и опрокидывая рывком на землю. Но мертвый пёс вывернулся и отскочил. Отбежал недалеко и снова припал к земле, оскаливая зубы. Еще один бросок, но на ней раз Вирт сделал обманное движение и когда пёс прыгнул, упал на колени, выставляя нож и подныривая под него. Загрызень тяжело, всем телом напоролся на лезвие, глубоко вспарывая себе брюхо. Из раны вывалились гниющие внутренности и пёс задёргался и завыл, бешено щелкая зубами, в попытке дотянутся до ножа в руке Вирта. Но тот навалился на него, прижал его шею коленом к земле и с силой сорвал амулет с ошейника. Всего мгновение смотрел на него, но этого хватило издыхающему загрызню, чтобы невероятным образом извернуться и оцарапать ему клыками бедро. Вирт выхватил нож и еще раз ударил собаку, а потом откатился в сторону, зажимая ногу рукой, и неверяще глядя на расползающееся кровавое пятно.
  
  Я видела все, что произошло, видела так отчетливо, как никогда в жизни. Казалось, мир вздрогнул и разделился на две половины. До и после. Словно яркая вспышка перечеркнула все, и я провалилась в другой мир, где всё было ярче, и сильнее ощущалось; будто кто-то невидимый, наконец, стер пелену с моих глаз. Даже защитный щит изменился, становясь совсем прозрачным и обнажая передо мной тонкие светящиеся серебряные нити его магии. Эти нити странным образом тянулись от купола к Вирту, а от него ко мне, где сплетались с моими, и возвращались обратно к нему; ярким сиянием окутывая нас, за исключением места у него на бедре, куда дотянулись зубы загрызня. В этом месте нити были оборваны и почернели, и к моему ужасу, чернота расширялась.
  Внезапно купол начать дрожать и нити в нём начали лопаться и рассыпаться яркими вспышками - у Вирта больше не было сил держать его. Я бросилась на помощь мужу, но в страхе остановилась, глядя на открывшееся окно портала за его спиной и выходящего из его сияния старика. Кошмар, пережитый на Совете, повторялся. Уже знакомый мне Маг в белом плаще победно захохотал.
  - Попались! Оба попались! И ты, и девка твоя. Вот это удача!
  - Изериус? - с ненавистью прошептал Вирт, оборачиваясь. - Ты совсем обезумел, старик. Ковен не простит такого даже тебе. Тебя разжалуют, и будут судить. Ты выпустил загрызней в двух верстах от деревни, за это даже каторгой не отделаешься.
  - Плевал я на Ковен, дурак! Что мне какой-то Ковен? - резко оборвал его старик. - Что мне какие-то людишки в деревне? Какое мне дело до всего этого... без Магии? А теперь у меня будет нескончаемый резерв, - взвыл он ликуя. - Ты, да еще девка твоя, - указал он на меня тростью. - Хороша, - удовлетворенно кивнул он, - и Магия только проснулась, прямо загляденье. Какой я молодец, как грамотно всё рассчитал. Жаль только, что не брюхата, - с сожалением покачал он головой, - а я так надеялся. Но даже и так мне вашего резерва за глаза на всю жизнь хватит. А жить я теперь буду долго.
  Вирт, превозмогая боль, попытался подняться, но старик выбросил вперед костлявую руку, сжимающую амулет, и его отбросило, и выгнуло дугой от страшной боли. Он закричал, а Изериус бросился вперед и, разорвав рубашку у него на спине, впился, как дикий зверь, зубами ему в лопатку и присосался к ране.
  Какое-то время в ужасе смотрела на дикую картину, разворачивающуюся передо мной, и все не могла осознать, что происходит. Потом стряхнула наваждение и больше не сомневалась в том, что должна сделать. Я обвела взглядом поляну, выискивая оружие, и, наконец, увидела мертвого загрызня с торчащим в груди ножом. Медленно подошла к дохлому зверю и дернула за окровавленную рукоятку. Потом повернулась к жадно заглатывающему кровь безумцу.
  - Магия, я напьюсь твоей Магией, - булькал он, жадно глотая, и с силой, невероятной для такого старого человека, удерживая извивающегося Вирта.
  Так же осторожно подошла к нему, и, не позволяя руке дрогнуть, размахнулась и всадила нож ему в спину. Старик дернулся, забулькал захлебываясь, и попытался откашлять, но сил ему не хватило. Он только и успел, что повернуться и перевести на меня быстро стекленеющий взгляд. Портал за его спиной схлопнулся.
  Я отпрянула, зашаталась и упала согнувшись в рвотных позывах. Какое-то время сидела не в силах пошевелиться, а потом перевела затуманенный слезами взгляд на Вирта и поняла, что он больше не двигается. Меня прошиб холодный пот и я кинулась к нему.
  - Вирт, не умирай, - трясла я его в ужасе. - Прошу тебя, очнись! - я припала головой к его груди, ожидая самого страшного, но к счастью, сердце билось ровно, хоть и глухо.
  С огромным трудом заставила взяла себя в руки, и внимательно осмотрела поляну и лес неподалеку от пожарища в поисках уцелевших палок, из которых можно было соорудить носилки. Но искать тут было уже нечего. Пришлось спуститься в овраг за поляной, где удалось найти две не до конца обгоревшие и достаточно длинные жерди. Вернулась на поляну и оттянула Вирта подальше от трупов загрызня и старика. Потом еще раз осмотрела его раны. Чернота от зубов загрызня медленно, но упорно разъела ему ногу, но кровь из нее не шла, чего нельзя было сказать о ране на спине, из которой безумный Маг пил кровь. Ее края не сошлись, и она по-прежнему зияла, тугой струйкой выпуская его кровь вместе с Магией.
  Моя котомка с травами, к сожалению, не уцелела, от лошадей и поклажи тоже ничего не осталось - что не уничтожили загрызни, сгорело в магическом пламени. Поэтому нужно было срочно искать какой-то другой способ остановить кровотечение.
  Огляделась и неподалеку заметила дымящуюся палку, один конец которой все еще пылал яркой головешкой. Потянулась за ней и положила рядом. Потом вернулась к мертвому Изериусу и обыскала его. Сняла с него все амулеты. В карманах нашла еще несколько и мешочек с кристаллами артефакта. Забрала их и вернулась к Вирту.
  - Прости меня, мой родной, я просто не знаю, как по-другому помочь тебе, - с жалостью сказала я и вытряхнула один кристалл ему на рану, собираясь зажечь его от головешки, как зажигал их от костра под куполом Вирт. Но делать этого не пришлось. Едва коснувшись раны, кристалл стал багрово красным, практически темно вишнёвым, и сам собою вспыхнул. Вирт сильно дернулся, застонал, но так и не очнулся.
  Слезы застилали мне глаза, и я едва сдерживалась, чтобы не вырвать от запаха горящего мяса, но все-таки заставила себя осмотрела рану еще раз.
  Запекшаяся рана выглядела отвратительно, но главная цель была достигнута - кровотечение остановилось, и Магия больше не сочилась из раны. Я сняла с себя плащ и закутала его. В который раз, поблагодарив торговца и мужа за подаренное платье. Пусть жутко грязное и рваное, но оно по-прежнему хранило тепло и согревало меня, несмотря на мороз.
  Потом положила две палки на расстоянии двух локтей друг от друга и принесла сброшенные Виртом в куполе плащ и куртку. Плащ привязала за концы к палкам. Получилось некое подобие носилок. Расправила их и перевернула мужа на бок, подсовывая импровизированные носилки под него, а потом осторожно опустила его на спину. Сверху укутала курткой. Сняла с него ремень и привязала к носилкам, протянув подмышками.
  Затем привстала и медленно тронулась в путь, прикладывая огромные усилия, чтобы тянуть его по пожарищу. С большим трудом подтянула носилки к краю поляны и так же медленно, и не обращая внимания на подгибающиеся от усталости колени, потянула носилки дальше на север.
  Рассвет наступил и давно прошел, а я упрямо тянула носилки, позволяя себе лишь короткие привалы, и молилась всем Богам, чтобы успеть добраться до деревни засветло; я понимала, что вторую ночь в лесу мы не переживем. Наконец, когда солнце уже высоко стояло в зените, я увидела просеку. Такие просеки обычно вырубались в лесных деревнях вместо дороги. Опустила носилки и подползла к горящему нездоровой лихорадкой Вирту
  Стараясь хоть как-то сбить температуру, нагребла снега и обтерла его горящее лицо.
  - Только держись, прошу тебя, Вирт. Только держись. Мы почти добрались.
  Я снова взялась за носилки и потянула их, не обращая внимание на лопнувшие мозоли и судороги в уставших мышцах. Потом решила немного поменять положение, но не углядела и споткнулась о корягу в мерзлой земле. Я упала, и сильно оцарапала руки и колени о торчащие из земли корни. Попыталась снова встать, и вскрикнула от резкой боли в щиколотке. Стиснула зубы и, уговаривая себя, что мне просто показалось, попыталась встать еще раз; и снова ничего не получилось - нога упрямо подворачивалась и не хотела меня больше держать. Неожиданно для самой себя всхлипнула. Я так устала, так вымоталась. Мне нужен был хотя бы минутный отдых, хоть искра надежды, но все было против меня. Я легла на дороге и горько заплакала от обиды и бессилия.
  
  Наверное, я все-таки отключилась, потому что раздавшийся надо мной голос стал полной неожиданностью. С трудом разлепила воспаленные глаза и приподнялась на руке. На дороге стояли санки и какой-то заросший бородой человек, с тревогой склонился над Виртом.
  - Магистр Вирт, - тряс он его, потом наклонился и припал ухом к груди, - жив, сердешный, - он с облегчением вытер лоб. - Ну, слава Богам, а то я уж думал, что преставился.
  Шатаясь, привстала, держась руками за тонкий ствол дерева и опираясь на здоровую ногу. С трудом выпрямилась и тупо уставилась на санки, все еще не веря, что это не видение.
  - Чего застыла? - прикрикнул на меня мужик, затаскивая Вирта в санки, - нашла место, где спать, дурында! Нет, чтоб костер развести.
  Ноги опять подогнулись, и я упала перед ним на колени.
  - Спасите нас, пожалуйста, - протянула к нему в мольбе руки.
  - Свят, свят, свят, - замахал он на меня руками и подбежал, чтобы помочь подняться. - Чего это ты? Видишь же, не брошу, - он потянул меня к санкам, но поняв, что идти я не могу, подхватил и забросил на примятую солому рядом с Виртом.
  - Вот же, послали Боги, подарочек, - ворчал он, погоняя худую лошадь, а я рыдала и не могла остановиться.
  
  
  
  Глава XІ (План Первого министра. Нападение на Императора)
  
  Два брата в серых балахонах слуг, подтянули тело ректора, завернутое в его же плащ, к колодцу.
  - Ну, вот и преставился, старик. Мне даже жаль. Братья в трапезной по секрету рассказывали, что это бывший ректор Академии. Говорили, добрый был старик и справедливый, даже странно, что Святой Инквизиции дорогу перешел.
  - Да не жалей ты его, ему теперь всё равно, отмучился, ты лучше второго деда пожалей, его-то на допрос только поведут.
  - Ох, и лютует Глава, - покачал головой брат. - Прямо не узнаю его в последнее время. Раньше он таким жестоким не был. А теперь каждые два месяца приходится колодец очищать. И где только столько отступников Магии находит?
  Они подняли тело и, положив его на край колодца, столкнули вниз на гниющие на дне останки. И судя по тому, как глухо шлепнулось тело, колодец опять нуждался в очищении. Братья, переглянулись и поспешили к выходу.
  
  Угхрак выполз из ниши и огляделся. Еще пять дней назад он мог поспорить на все шестьдесят зубов своего великого предка, что, ни за что и никогда, не будет есть мертвечину, но голод заставил забыть о принципах. Пойманный в первый день на воле кабан теперь казался настоящим чудом, ведь дичи в лесу больше не было, а открыто охотится в охотничьих угодьях, где для зверей оставляли подкормку, он не рискнул. Приходилось ловить и есть крыс. А вчера он наткнулся на этот колодец и в негодовании сбежал от страшного места, чтобы сегодня вновь вернулся, и, превозмогая отвращение, дождаться, пока братья не сбросят очередного покойника.
  Крышку колодца наверху открыли, и он услышал, как слуги обсуждают смерть старика-ректора. Угхрак поморщился, конечно, ему бы намного больше понравилось, если бы сброшенное тело принадлежало кому-то помоложе. Все-таки мясо было бы не таким жёстким, но выбирать не приходилось.
  Тело шмякнулось на гниющую кучу, и крышка наверху захлопнулась.
  Угхрак осторожно выполз из укрытия и, уцепившись за полу плаща, стянул еще не остывшее тело вниз. Взвалил его на плечо и быстро побежал в облюбованную им нору, в которой бил небольшой подземный источник. Сбросил добычу на каменный пол и потянулся к кинжалу, сорванному еще в подвале министра с охранника-оборотня. Положил руку на бедро старика и уже собирался отхватить кусок мяса, как вдруг отскочил и испуганно уставился на него. Он мог поклясться зубами своего предка, но старик дернулся. Орк осторожно приблизился и ткнул в него ножом, потом еще раз, потом кольнул уже основательно, но старик не шевелился.
  Орк задумался. Он привык доверять своим инстинктам, а сейчас все в нем кричало, что старик каким-то непостижимым образом остался жив. Он быстро стянул с него одежду и принялся посыпать землей, которую выковыривал из щелей между камнями. Земли не хватало, и он побежал в соседнюю пещеру, где пол был глиняным. Наконец старик был полностью пересыпан землей. Орк мог приступать к ритуалу.
  Существовало два способа отвести старика от Грани, но первый орк сразу отбросил. Никогда и ни за что он не соединит свою кровь ни с кем кроме Хирки. И стало быть, оставалась единственная возможность спасти старика - звать через землю, мать всего сущего.
  
  Первый министр вышел из кабинета Изериуса и мрачнее тучи пронесся по коридору. Он уже почти дошел до выхода из здания, когда навстречу ему попался брат Камаль.
  - Рад встрече, господин Первый министр, - кивнул он и прищурился. - Вы так взволнованы, надеюсь у Вас все в порядке?
  - Все прекрасно, - отмахнулся министр и вдруг остановился и более внимательно посмотрел на Камаля. - А впрочем, не совсем. Не найдется ли у Вас несколько минут, брат Камаль для приватного разговора, где-нибудь в саду, подальше от любопытных глаз и ушей.
  - Я всегда рад разговору с таким образованным человеком, - Камаль, улыбаясь, открыл дверь в зимний сад. - Сейчас время допросов и нам никто не помешает.
  
  А через час Первый министр ехал в карете и в предвкушении потирал руки. Договориться с Камалем не составило труда. Амбициозный брат сам горел желанием возвыситься и с легкостью согласился помочь в обмен на место Главы Ковена. Он даже рассказал министру о своих подозрениях в отношении Изериуса, и это многое ему объяснило. По словам Камаля выходило, что Изериус уже давно не тот Глава, которого знал министр. Его Магия заметно ослабла в последний год, Камаль даже утверждал, что сам видел, как он провалился, допрашивая ректора, а ведь у него были самые мощные амулеты и артефакты.
  - Изериус ты дурак, и сам во всем виноват, - повторял он, подергивая меховую оторочку плаща.
  Карета доехала до развилки и повернула в сторону раскинувшихся в небольшой долине учебных корпусов Академии.
  Ступеньки в карете еще не были опущены, а новый ректор уже подобострастно склонился в поклоне.
  - Какая честь для нас.
  - Я приехал по делу и у меня очень мало времени. Вызовите моих сыновей, я забираю их на несколько дней домой.
  - Но как же, учебный год в разгаре. Не хотите же Вы лишить нас самых светлых умов..., - недавно назначенный ректор сник под презрительным взглядом и быстро извинившись, побежал в сторону учебного корпуса, чтобы лично вызвать с уроков младших Легоро. Спустя несколько минут Хьюго и Арни уже спешили к отцу.
  - Отец! Как неожиданно. Что-то случилось? - взволнованно спросил Арни, глядя на нетерпеливо притопывающего министра.
  - Случилось, мой мальчик, случилось, - кивнул он им на карету. - Садитесь, мы едем домой.
  - Зачем? - удивился Хьюго.
  - Обсудим все по дороге.
  - А почему не порталом? - спросил недоуменно Арни.
  - Мне нужно обсудить с вами кое-что до того, как мы приедем. Я не хочу посвящать Вашу мать в это.
  - Мы слушаем тебя отец, - сказал Арни, когда карета отъехала от Академии.
  - Дело секретное, и я надеюсь, что могу положиться на вас?
  - Вы могли бы не спрашивать. Это очевидно.
  Министр кивнул.
  - Мне поступило очень заманчивое предложение... Императорский трон.
  - ЧТО?! - Арни и Хьюго быстро переглянулись.
  - Да, да. Не удивляйтесь. Император давно всего лишь марионетка. А сейчас он как никогда слаб: в стране бунты, армия вымотана. Грех не воспользоваться сложившейся ситуацией.
  - Да, но..., - Арни на минутку замялся. - Как Вы собираетесь это сделать? Ведь глупо рассчитывать, что Вам предложат корону, даже если допустить, что Императора удастся устранить незаметно. У него, конечно, нет сына, но есть куча родственников, которые спят и видят, как бы самим занять трон. И потом, понадобятся деньги на подкуп. И я не уверен, что всех наших доходов, включая и полученные от имений Вирта, хватит на это.
  - Ты прав, мой мальчик. Добавь сюда, что я вовсе не хочу тратить собственные деньги на это.
  - Что Вы предлагаете? - спросил Хьюго.
  - Я воспользуюсь сделанным мне вчера предложением. Возьму деньги у посла Вервольфовского королевства.
  - Что? - Недоумённо вскинул брови Арни, - А оборотням это зачем?
  - Их король желает получить северные провинции. Ему не дает спокойно спасть упущенная возможность объединения с орками. Он считает, что это только у нас не хватает ума с ними договориться. Он рассчитывает, что создаст новую Империю, такую грозную, что все падут перед ее величием. Хотя на словах он озвучил другую причину - доходы в казну от этих земель. Надо сказать, немалые доходы. Треть всего бюджета Империи.
  - Но это же огромный риск, так можно лишиться всего!
  - Да, это риск. Но взамен, Арни, взамен - корона и власть. Уже не тайная, а явная. И ты плохо знаешь меня, мой мальчик, если думаешь, что я соглашусь отдать эти провинции оборотням.
  - Хорошо, отец, допустим, все произойдет так, как Вы говорите. Но как Вы собираетесь избавиться от Императора?
  - План очень прост. Император сейчас скучает. Он расстроен ситуацией с магистром Виртом - не ожидал такого предательства. Опять же негодяи министры портят ему настроение сообщениями о новых бунтах. Так что мне и делать особо ничего не придется, я просто предложу ему развлечься. Охота в зимнем лесу. Чем не забава? А там случайная стрела или брошенный в запале нож. Опять же лошадь может понести, или дикий вепрь напасть. Мало ли что?
  - Хорошо, это понятно, а дальше?
  - А дальше кто-то крикнет, что императора убили. Весть, как пожар прилетит во дворец, мгновенно просочится в город. А дальше, больше. Специально обученные люди начнут созывать народ на площади и подбивать к бунту. На следующий день столицу охватит пожар мятежа и я, как законный представитель монарха, призову армию, чтобы подавить его.
  - Кого Вы выбрали на роль убийцы короля? - с интересом спросил Арни. - Ведь непременно понадобиться принести кого-то в жертву.
  - Главу Ковена, брата Изериуса.
  - Что? - одновременно прошептали оба младших Легоро и невольно заозирались по сторонам.
  - Да, дети, да! Старик нам больше не нужен. Он него стало слишком много проблем.
  - Но Ковен не простит, - шепотом произнес Арни.
  - Ковен уже согласен, - презрительно улыбнулся министр. - Я говорил сегодня с братом Камалем. Он готов взвалить на свои плечи нелегкое бремя, которое так долго нёс брат Изериус.
  - И Вы уверены, что родственники императора склонят свои головы перед Вами?
  - Имея армию, и Ковен, я буду единственным, в чьих силах будет подавить мятеж. Поверь мне, эти напыщенные вельможи, кичащиеся своими протухшими родословными, сами приползут ко мне и предложат корону. У них просто не будет другого выхода.
  
  Ректор открыл глаза и с удивлением огляделся. Он был уверен, что уже умер и поэтому никак не мог понять, почему ему до сих пор так холодно.
  Сбоку раздался шорох и кто-то высек искры из камня, поджигая сухой мох.
  - Очухался? - Прогремел грубый голос совсем рядом и ему швырнули одежду. Ректор повернул голову и в ужасе отпрянул. На него смотрел здоровенный орк, хладнокровно отгрызая голову еще живой крысы. - Хочешь? - протянул он ему обезглавленную тушку и ректор с трудом сдержал рвотный позыв.
  - Благодарю, нет, - ректор отвернулся и начал натягивать грязные вещи.
  - Какие мы нежные, - перекривил орк и добавил громко чавкая, - и ладно, самому больше достанется.
  В углу пещеры бил источник и ректор подполз к нему.
  - Ты кто и как я сюда попал? - спросил он, когда напился и снова натянул свои вещи.
  - Тебя в колодец с мертвяками сбросили, думали, что подох, - сказал орк вытирая, губы от крови. - А я тут четвертый день без мяса. Голодно. Вот решил сожрать, а ты возьми да дернись. Ну, я тебя и спас. Так что ты жизнью мне обязан. А имя мое Угхрат. Я сын шамана и вождь орков с пустоши Тыргу Тирит, севернее Змеиных ущелий.
  - Ты, верно, тот орк, о котором, рассказывал магистр Вирт? Который помог Минари сбежать от министра? Мне говорили, что он убил твою жену?
  Орк заскрежетал зубами.
  - Нож всадил сын министра, Хьюго, и за это я вырву его сердце, а уж потом возьмусь за папашу.
  - Понятно, - кивнул ректор. - А что ты хочешь от меня за спасение, Угхрак?
  - Нарисуешь мне карту подземного хода в Академию.
  Ректор печально покачал головой.
  - Напрасный труд, Угхрак. Тебе не пробраться в Академию. Там полно артефактов, которые сработают, стоит тебе только выбраться из катакомб. И, главное, извини, но я не знаю такого хода.
  
  На следующее утро Уграк в раздражении точил нож о натянутый кожаный ремень. Весь вчерашний день старик уговаривал его отказаться от идеи с Академией, а сейчас решил отговорить и от охоты.
  - Я тоже голоден, Угхрак и червяки не самое мое любимое блюдо, но выходить сейчас на охоту неразумно, дичь ты найдешь только в императорском лесу, а там полно егерей.
  - Плевал я на егерей. Я сейчас такой голодный, что и егерем закусить не прочь.
  - Дождись хотя бы ночи.
  - До ночи я сдохну, - огрызнулся орк и засунул нож на пояс. - Ну что, старик, идешь или нет?
  - Ты упрямый осёл, Угхрак, - покачал головой ректор, поднимаясь, - Но в любом случае, охота лучше похода в Академию. К тому же ты спас меня и я не могу тебя бросить. Ладно, если без охоты совсем никак, пошли вместе, я хоть посторожу, чтобы никто не обнаружил вход в катакомбы.
  
  - Гильда, ты уверена, что мы не сбились с дороги? Мне кажется, мы уже проходили этот поворот.
  - Уверена, не хватало, чтобы я еще дорогу в Хрустальные горы забыла. Как-никак я там родилась, Клея. Я точно знаю, куда мы сейчас идем. Прямо над нами королевский лес и если захочешь глотнуть свежего лесного воздуха, после поворота будет вентиляционная шахта.
  - Это было бы неплохо. Честно сказать, мне порядком надоели эти коридоры и грязь. Пройтись по мирному королевскому лесу, чудесным зимним деньком, что может быть приятнее.
  - Благодарила бы, что жива, неблагодарная. Думаешь, я за эти три дня, что мы в норе отсиживались, мало пыли наглоталась?
  - Ну что ты, Гильда, я тебе крайне признательна и не жалуюсь, просто говорю, что мы уже достаточно далеко отошли от города, и можно было бы немного подышать свежим воздухом.
  - Ладно, не скули, так уж и быть, пройдемся до следующего подземного колодца по лесу. Я сама размяться не прочь.
  Женщины свернули за угол и остановились у уходящего вертикально вверх колодца. Гномка приложила руку к его стене и пробормотала заклинание на гномьем наречии. Стена дрогнула и из нее одна за другой начала появляться спираль из каменных ступенек.
  - Все-таки гномы, самые лучшие строители, - всплеснула руками Клея.
  - Не подхалимничай.
  Неожиданный шорох за спиной заставил их напрячься и резко обернуться.
  - Госпожа Гильда? Госпожа Клея? - услышали они удивленный воглас ректора и старик выступили из тени.
  
  Император с утра был в приподнятом настроении. Вчера Первый министр предложил развлечься и организовать загонную охоту. Забаву решено было не откладывать и с самого утра егеря уже определили местность в королевском лесу, где с наибольшей вероятностью мог быть кабан. Вельможи, у которых были специально притравленные собаки остались в начале охотничьего участка, а остальные, включая Императора, отправились в противоположную сторону на номера. Они должны были занять позиции там, где с наибольшей вероятностью будет убегать кабан. Собак пустили прочесывать лес, и их хозяева, разделившись, пошли за ними.
  Вот далекий лай возвестил, что зверя обнаружили, подняли и теперь гнали на номера. Император поднял арбалет и стал вглядываться в лесную чащу. Он огляделся по сторонам, высматривая других охотников и молодой сын Первого министра приветливо кивнул ему.
  Шум охоты быстро приближался, Император замер, вскидывая арбалет и готовясь стрелять.
  Два арбалета выстрелили одновременно, только Император стрелял в кабана, а Хьюго в императора. Император упал, схватившись за плечо и быстро откатываясь в кусты. От прямого попадания в шею, его спасла лишь мгновенная реакция. Он затравленно обернулся и понял, что угодил в смертельную ловушку. Навстречу Хьюго бежал Арни и тоже целился в него.
  - Придурок, ты что, стрелять не умеешь? - крикнул Арни и выстрелил по кустам. Арбалетный болт пролетел на расстоянии ладони от замершего у земли человека.
  - Трави его, Арни, трави! - кричал Хьюго. - Дик, Рысь, Куцехвостый, ату его, ату!
  
  - Господин Янир? - шокировано вскрикнула Гильда. Женщины переглянулись и радостно бросились к ректору. - Вы спаслись, господин ректор, какое счастье!
  - Ну что вы, - смутился ректор, - счастье, что вы спаслись. Я так переживал, что вас арестовали.
  - Нас спасла Гильда, - объяснила госпожа Клея, - у нее в домике есть подземный ход и мы по нему убежали, а вот учителя Кагга им удалось схватить. - Печально покачала она головой и внезапно вскрикнула и оступилась, увидев выступившего из тени орка.
  - Не бойтесь, - удержал ее от падения ректор, - Это Угхрак, орк о котором рассказывал магистр Вирт. Вы должны знать его, госпожа Клея, это он помог Минари.
  - Да, да, кажется, что-то припоминаю, - все еще дрожа, подтвердила целительница. - Простите меня, господин Угхрак, я случайно, я ведь Вас никогда не видела, - извинилась она перед орком и тот презрительно усмехнулся.
  - Людишки все неблагодарны.
  - Почти мои слова, - прищурилась Гильда, - только в отношении орков.
  Орк шагнул вперед.
  - Ты как хочешь, старик, а я в лес. Боюсь, что долго находиться вместе с этими курицами я не смогу. Солнце поднялось. Как раз самое время начинать охоту.
  - Да, да, Угхрак, иди, - махнул ректор, - мы подождем тебя тут.
  Орк начал быстро подниматься по ступеням и Гильда мстительно заметила.
  - Сейчас уберу ступеньки, и посмотрим, как этот петух без них полетает.
  - Ну что Вы, метресса, - покачал головой ректор, - он только на словах грубиян, а на деле, совсем не злой. Многие наши Маги гораздо хуже.
  
  
  
  Глава XІІ (Захват власти. Похороны и воскрешение Императора)
  
  Орк высунул голову из колодца и зашевелил ушами и носом, прислушиваясь и принюхиваясь к лесу. Солнце уже встало и зимний лес в его лучах, был особенно хорош. Внезапный шум за спиной, заставил напрячься и резко обернуться. Прямо перед ним какой-то разодетый щеголь заряжал арбалет. Внезапно послышался звук охотничьего рожка и собачий лай возвестил о начале охоты. Щеголь вскинул арбалет и снисходительно кивнул кому-то. Ухрак скосил глаза и чуть не свалился вниз в колодец. Хьюго Легоро улыбался и кивал в ответ. Щеголь шагнул вперед и замер прицеливаясь. И в тот же миг поведение Хьюго преобразилось. Он повернулся и направил арбалет на стоящего впереди человека.
  В следующее мгновение зверь выбежал из леса и щеголь сделал выстрел, в то же мгновение Хьюго спустил тетиву. Человек что-то почувствовал и в последний миг отпрянул, но арбалетный болт все равно задел его, впиваясь в плечо. Щеголь вскрикнул, но, несмотря на полноту, оказался достаточно проворным, чтобы зажимая плечо рукой, откатиться в густые заросли, где прятался орк.
  На поляну выскочил Арни и принялся стрелять по кустам. Хьюго звал собак. Орк заскрежетал зубами, но сделать ничего не мог, со всех сторон на поляну неслись люди министра. В последний раз мысленно прокляв Легоро, орк рванул притаившегося человека за ноги и, не обращая внимания на его дерганья, стащил в колодец, попутно слегка прижав за шею, чтобы несостоявшаяся жертва перестала мешать ему себя спасать. Несколько секунд понадобилось орку на то, чтобы спуститься и он крикнул ошарашенной компании, что за ним погоня и чтобы немедленно убирали ступени и убирались отсюда. Гильда ударила по ступенькам и они, мгновенно втянулись внутрь стен. Орк с раненым человеком на плече и остальная компания едва успели скрыться за поворотом, когда невероятной силы боевой заряд взорвался внутри колодца, обваливая его стены и обрушивая каменный потолок коридора.
  
  - Где он Хьюго, где?
  - В кусты метнулся.
  - Пусти, - Арни оттолкнул брата и бросил в заросли сразу несколько кристаллов артефакта. Полыхнуло огнем и через секунду растительности на холме не осталось.
  - Тут какая-то нора, Арни, крикнул, подбежавший Хьюго. - Он туда нырнул.
  - Сейчас мы с ним разберемся, - боевик сформировал огненный шар и, для верности бросив вниз еще несколько кристаллов артефакта, запустил туда заряд. Легоро отпрыгнули за несколько секунд до того, как страшный взрыв потряс небольшой холм. Холм мучительно вздрогнул и просел под тяжестью осыпавшейся внизу земли.
  - Ну, вот и все, похоронили. - Арни отряхнул упавшую на сапоги землю.
  - А отцу, что скажем? Где возьмем тело?
  - Раньше надо было об этом думать, болван, - огрызнулся на младшего брата Арни. Но заметив его виноватый взгляд, смягчился. - Что-нибудь придумаем. В крайнем случае, отец сделает фантом покойника. Главное, что Император мертв.
  Они отошли от страшного места и Арни активировал амулет связи.
  - Отец?
  - Да, Арни, что у вас? - раздался на поляне взволнованный голос министра.
  - Он мертв, но..,
  - Что случилось?
  - Он прыгнул в какую-то нору, мне пришлось взорвать ее к черту, так что тела у нас нет.
  - Как неаккуратно, Арни, - недовольно хмыкнул министр. - Ладно, выкрутимся. В Ковене служит его родственник, брат Жиль, он как две капли воды похож на Императора. Замаскировать его труп под него большого труда не составит. Камаль мне только благодарен будет.
  
  Брат Камаль, несся по коридору и успокоился, только когда захлопнул дверь в свою келью и трижды наложил охранное заклинание. Он активировал амулет связи.
  - Господин Первый министр, слышите меня, - звал он, пока на другом конце не раздался встревоженный голос.
  - Камаль? Как Вы вовремя.
  - В Ковене беда, - перебил его Камаль, - Изериус обезумел, он убил свою собаку и сделал из него загрызня, а потом выпустил его на псарню. Теперь несколько десятков этих тварей выпущены в лес и сам Изериус скрылся через портал.
  Министр на мгновение замолчал, а потом властным голосом произнес.
  - Возьмите себя в руки, Камаль. Все прекрасно. Лучшей новости Вы мне просто не могли сообщить. Теперь я точно сумею свалить убийство императора на Изериуса. Вам несказанно повезло, Вы станете Главой Ковена даже раньше, чем я планировал. Но мне нужна ответная услуга от Вас, брат. Император крайне неудачно решил покончить с собой, и теперь у меня нет его тела. Что Вы скажете, если я попрошу Вас прислать ко мне брата Жиля, чтобы он так сказать 'заменил' его?
  - Брата Жиля? - переспросил новый Глава Ковена и вдруг расхохотался, осознавая всю комичность ситуации. - Конечно, я немедленно пришлю его. Он ведь всегда в тайне мечтал занять место императора, так пусть побудет им хотя бы на смертном одре.
  - Замечательно. И еще, Камаль, мне вскоре понадобиться помощь Ковена. Для того, чтобы занять трон, мне нужно организовать мятеж в столице, подавить который будет способна только армии. Поэтому сегодня я отозвал войска от границы. Как Вы считаете, братьям-инквизиторам хватит сил на то, чтобы перебросить армию к столице с такого расстояния?
  - Это возможно, если вернуть в Ковен всех братьев, которых отправили на поиски магистра Вирта.
  - Отзывайте их, магистр подождет.
  Связь разъединилась и уже спокойный Камаль открыл дверь и побежал к брату Жилю, с радостной вестью, что министр желает поговорить с ним наедине о возможном престолонаследии.
  
  - Император погиб! - весть, как пожар разнеслась по городу и толпы народу хлынули на улицу, чтобы встретить печальную процессию, несущую во дворец тело погибшего монарха.
  - Кабан задрал, - передавали из уст в уста, люди. - Траур объявили. Сегодня на площадях бесплатное пиво разливать будут, чтобы помянули усопшего.
  - Пиво - это хорошо, сразу видно, хороший человек был покойный Император.
  - Император? Да такого скупердяя, поискать надо было, не тем будь, помянут, простите Боги, - сделал охранное знамение говоривший. - Это Первый министр распорядился.
  Процессия вступила во дворец и Первый министр снял с головы шляпу и печально склонил голову, застыв у выставленных перед дворцом накрытых плащом носилок. Остальной двор последовал его примеру. Тут и там слышались женские всхлипывания и жалобный скулёж, снующих неподалеку собак.
  Министр откинул плащ, и всем стало видно изуродованное, но хорошо узнаваемое лицо Императора. Несколько дам упало в обморок, а министр печально покачал головой.
  - Какая трагедия, - сказал он и смахнул невидимую слезу, - какая трагедия. Несите государя в опочивальню и подготовьте все к похоронам, - распорядился он. - Всем собраться в Большом зале на срочное совещание, - обернулся он к свите Императора.
  
  Вельможи, собравшиеся в Большом зале, набитом народом, как улей, уже полчаса ожидали появление Первого министра.
  - Что он себе позволяет?! - Не выдержал главный претендент на трон и кузен покойного Императора. - Это верх неприличия с его стороны. Как только я стану Императором, он и дня при дворе не останется.
  - Почему это Вы станете Императором? - взвилась сестра короля, - Император сам говорил, что его наследником будет мой сын!
  - Какой сын? - оборвал ее кузен, - которого ты прижила через два года после смерти мужа от конюха?
  - Ничтожный негодяй! Он родился через девять месяцев и был прижит в законном браке.
  - Расскажи это своему рогоносцу в его склепе. То-то он посмеется!
  - Как представитель своего господина, вынужден заявить протест. Его Величество не раз говорил, что еще не определился с выбором наследника, но если и решится сделать это, то будет руководствоваться не только близостью родства, но и магическим потенциалом претендента. А у моего господина потенциал выше, чем у вас обоих вместе взятых, включая, мадам, Вашего сына.
  - Кто это там вякает? Ваш 'господин', как Вы его называете, еще под стол пешком ходит и в пеленки сцыт. И кто знает, от какого сквозняка еще загнуться может. Тоже мне, нашли опору державы.
  Улей взорвался взаимными оскорблениями и появление Первого министра осталось незамеченным. Тот спокойно наблюдал и слушал спорящих аристократов и, наконец, подошел и чинно уселся в занимаемое ранее Императором, кресло. Несколько минут наслаждался наступившей в зале тишиной и, наконец, произнес.
  - Какое печальное зрелище, господа. День скорби, а вы уже делите трон. - В зале наступила тишина и министр продолжил. - Пока вы занимались взаимными обвинениями, я осмотрел тело императора и место его гибели. - В зале стало так тихо, что стало слышно, как скрипит люстра под потолком. - Да, господа, всё так, как вы подумали. Император убит! - всеобщий вздох с все уставились на министра. - Страшное преступление совершено сегодня. И совершено... без сомнения Магом.
  Все присутствующие не маги облегченно выдохнули.
  - Кто его убил? - спросил кузен императора напрямик.
  - Я не знаю, - развел руки министр, - ...пока. Начато расследование и если погода будет нам благоволить, - он с выражением посмотрел на министра погоды, - скоро у нас будет ответ. Убийца не успел замести все следы, и мои люди уже идут по следу.
  Дверь в зал внезапно распахнулась и запыхавшийся гонец подбежал к министру и передал свиток. Легоро сломал печать и громко вскрикнул, зажимая себе рот рукой.
  - Измена, господа, - трагически возвел он глаза к потолку. - Предательство. Убийца - Глава Ковена.
  Судорожный вздох и страх на лицах присутствующих отразили общее мнение по этому вопросу.
  - Невозможно, - прошептал кузен императора.
  - Смотрите, - из свитка вырвался луч, и министр бросил его на стол. В свете, появившегося луча, все увидели, как обезумевший Изериус впускает на псарню загрызня. А еще через несколько мгновений выпускает в лес уже целую стаю этих тварей.
  - Дохлый троль! - взвился кузен императора, - а я ведь был на этой охоте и был уверен, что это кабан. Арестовать ублюдка!
  - Невозможно. Изериус скрылся через портал и мы не знаем, где он. Но, я рад, что мы узнали об этом вовремя. Ждать нельзя. Тело императора следует придать огню еще до наступления ночи.
  
  Народ оплакивал похороны своего императора до поздней ночи. Бесплатное пиво лилось рекой и к вечеру десятки подвыпивших людей заполонили улицы столицы, а к ночи начались первые беспорядки и пожары.
  Апогей наступил на следующее утро, когда выцарапав на свет божий какую-то древнюю традицию, были открыты тюрьмы и десятки головорезов вышли на свободу. Город содрогнулся. К полудню следующего дня, во дворец донеслась весть, что в столице начался мятеж и есть первые жертвы среди дворян. К обеду город запылал. Отправленная на усмирение бунтарей городская стража, не была готова к подобному и пала, не зная, что делать.
  Еще через день стало понятно, что ситуация совершенно вышла из-под контроля. Вечерний звон колокола, ознаменовавший очередной пожар, совпал с другой печальной новостью. Кузен короля, отважившийся выйти из дворца, был убит бесчинствующей толпой. Не помогло даже достаточно неплохое владение Магией. Паника проникла и во дворец.
  Наконец поздно ночью министр созвал срочное заседание в Большом зале.
  Пустующее место убитого престолонаследника наводило на присутствующих унылое настроение и Первый министр велел убрать его кресло из-за стола. Он встал и разочарованно обвел присутствующих взглядом.
  - Да, господа, с прискорбием вынужден сообщить, что не вижу среди вас ни одного истинного наследника. Город горит, толпа бесчинствует, а вы прячетесь во дворце, в надежде избежать расправы.
  - Господин Первый министр, но что же мы можем сделать? - нервно хрустнула пальцами сестра покойного императора. - Никто из нас не знает, как поступать в таких ситуациях. Нас этому не обучали. Это Ваш долг, защитить нас и Империю. Вы единственный, кто способен сейчас подавить мятеж.
  - Да, господин Первый министр, Вы единственный, - поддакнул представитель другого малолетнего наследника.
  - Бог с Вами, мой дорогой, разве я имею какое-то влияние сейчас, когда Император убит? Помнится, мне говорили, что покойный кузен императора пророчил мне, что я и дня не останусь при дворе, когда он станет Императором.
  - Кузен Императора убит, и все мы признаем, что только в Ваших силах исправить ситуацию. Мы готовы дать Вам власть, необходимую для усмирения толпы.
  - Что? - громко спросил министр. - И только?.. О, нет, господа, это не та власть, к которой я стремлюсь. Признавая мою силу, вы должны признать, что я единственный, кто способен управлять сейчас государством. А это уже совсем другая власть. Другие полномочия. Другой статус... Статус Главы государства. Статус Императора!
  - Эва, куда хватил, - раздался громкий шепот и смех сбоку и министр рассержено вскочил.
  - Упрямые ослы! - министр отшвырнул кресло. - Сегодня горят кварталы бедняков, но что вы запоете завтра, когда запылают уже ваши дворцы? Пускай, я буду злым пророком, но я пророчу Вам, что завтра гнев толпы доберется и до вас! Смерть кузена императора - только начало. Завтра вы одумаетесь и сами приползете ко мне на коленях, а я еще буду думать, соглашаться мне или нет. Вы что же решили, что сможете вразумить народ? Да он ненавидит вас всех. Вы погрязли в своих пороках и совсем отвернулись от вашего народа. Вы можете смеяться надо мной сейчас, но я посмеюсь над вами завтра, когда армия подойдет к стенам дворца и внесет меня на своих плечах на площадь. Власть уже и так есть у меня. Ведь власть - это армия и Ковен, а я управляю и тем и другим.
  Министр гордо прошествовал мимо шокированных вельмож и, обернувшись в дверях, добавил.
  - Я буду ждать до утра. Если до этого времени вы не одумаетесь, я слагаю с себя всякую ответственность за ваши жизни.
  
  Орк сидел у входа в свою нору и недовольно хмурился. Он никак не рассчитывал, что впустив сюда посторонних, вместо благодарности, получит строгий приказ выметаться.
  - Здесь раненый, а от Вас, простите, слишком много грязи, - неделикатно заявила пожилая человечка, а старик только развел руками.
  В итоге все были в выигрыше, кроме него. Запасливая гномка даже извлекла из недр своей необъятной котомки скудный запас провизии и сейчас все они жевали какие-то сухари, размачивая их в воде, и только орк и усыпленный для перевязки Император оставались голодными. Но судя по брюшку монарха, близкая смерть от голода ему не грозила, чего нельзя было сказать о нём. Угхрак скосил глаза на упитанную ногу правителя и спросил.
  - Слышь, старик, а что если я ему ногу отгрызу? Я же его спас, вот пусть и он меня спасет, не даст умереть с голоду?
  - Не думаю, что Император, согласится, - с сомнением покачал головой ректор. - Но можешь предложить это ему, когда он проснется.
  - Ну, когда он проснется, он наверняка откажется, я же тебе говорил, что людишки страшно неблагодарные. Надо отгрызать сейчас, пока он еще спит. А целительница потом залечит.
  - Ничего я залечивать не собираюсь, - отрезала госпожа Клея и пересела поближе к спящему Императору, готовясь к обороне.
  - Ладно, - махнул рукой орк, - не о чем с вами говорить, пойду, разведаю, что там наверху. Уже ночь и люди министра наверняка ушли.
  - Только осторожней, Угхрак, не хотелось бы, чтобы ты попал в новую переделку, - сказал ректор и склонился к медленно просыпающемуся Императору.
  Когда через несколько часов орк вернулся, он застал удивительную картину. Император рыдал, а старик утешающее похлопывал его по спине и повторял.
  - Главное, Вы живы, Ваше Величество. Теперь Вы знаете, кто истинный предатель и сможете отомстить ему. Ваш народ верит в Вас и встанет на Вашу защиту. А потом все образуется. Вы сумеете прекратить эту бессмысленную войну с орками, которая вытягивает из людей последнее. Ведь они и так живут впроголодь, оттого и бунтуют.
  Император вытер слезы.
  - Да, я так и сделаю. Я выйду на площадь и призову мой народ. А потом войду в мой дворец и велю арестовать предателей. Я прикажу казнить министра и все его подлое семейство. Я прикажу отобрать у него всё имущество. Я так возвысил его, а он предал меня. Я дал ему власть, а он обернул ее против меня. - Он поднял опухшие глаза на ректора. - Я ведь не догадывался о его злодеяниях, Вы верите мне? И про магистра Вирта я искреннее думал, что он с орками яшкается.
  - А сам-то чем лучше? - спросил орк, выходя из тени и сбрасывая на пол тушки двух убитых кроликов.
  - Знакомьтесь, Ваше Величество, - спокойно сказал ректор, испуганно прижавшемуся к нему Императору. - Это Ухграк, сын шамана и вождь орков с пустоши Тыргу Тирит, севернее Змеиных ущелий. Это он спас Вас.
  
  
  
  Глава XІІІ (Минари спасает Вирта. Встреча с друзьями)
  
  Каких-то полчаса и мы въехали в небольшую деревушку. Бородач пронесся мимо нескольких дворов и повернул к стоящему поодаль срубу.
  - Магдалена! - крикнул он, заваливая себе на плечо Вирта, - открывай.
  Из избы показалась худая, изможденная женщина.
  Она молча посторонилась, и хозяин, тяжело дыша, поднялся по небольшой лесенке и переступил порог. Я сползла с телеги и, схватившись за перила, попыталась подняться.
  Хозяйка подхватила меня под руку.
  - Кто вы? - спросила она мрачно.
  - Путники, - одними губами произнесла я.
  - Он тебе кто? - продолжила она допрос, мотнув головой в сторону скрывшихся за дверью бородача и Вирта.
  - Муж.
  - Напал на вас кто? - спросила она требовательно.
  - Волки, - едва слышно прошептала я, отчего-то испугавшись признаться.
  Женщина подозрительно закачала головой, но больше ничего не сказала.
  В избе похромала к Вирту, который беспокойно ворочался на лавке у печи.
  - Худо дело, жар у него. Травницу звать надо, - покачал бородач головой.
  - В баню их надо, - твердо сказала женщина. - Баня она любую хворь выгонит. Пойду печку затоплю, а ты, воды пока натаскай.
  Они оба вышли, а я прижалась щекой к груди Вирта и прислушалась к неровному дыханию. Возможно, мне показалось, но рядом со мной, он начинал спокойнее дышать, и уже не так сильно ворочался, и сердце его билось ровнее. Осторожно положила руку ему на бедро. Закрыла глаза и попробовала опять увидеть нити его магии. Мне удалось, но от этого не стало легче - все было плохо. Чернота увеличилась еще на целую ладонь и по-прежнему продолжала расширяться.
  Магдалена вернулась и вынула из сундука два больших полотнища.
  - Ступай со мной, поможешь.
  - Не могу, - покачала я головой и объяснила, - ему становится хуже, без меня.
  Она мрачно покачала головой и опять вышла.
  Вскоре вернулся ее муж и взвалил Вирта на плечо. Мы вышли из дома и перешли в натопленную баню. Бородач сгрузил Вирта на широкую лавку и вышел.
  - Раздень его, - приказала мне Магдалена и поставила на табурет рядом с нами свечу и котелок с горячей водой.
  Я начала осторожно снимать с него одежду, но стоило свету упасть на черные струпья от зубов на его ноге, как лицо женщины исказилось от ужаса, она взвизгнула и, опрокинув табурет со свечой и кипятком, выскочила за двери.
  - Загрызень! Загрызень в бане, - как безумная закричала она, и задернула снаружи двери на засов. Вслед за дверью захлопнула ставни, погружая баню в сумерки.
  - Дрон, Дрон, он укушенный! - выла за дверью Магдалена. - Слышишь, дубина, чего ты застыл?! Хворост тащи, подпалить их надо.
  От этих слов мурашки побежали по спине и я наконец очнулась. Как могла быстро прохромала к двери и заколотила в нее.
  - Откройте! Что вы делаете? Отоприте, слышите?! Откройте дверь! Он же спас вас! Если бы не он, вашей деревни уже не было бы, он целую стаю загрызней уничтожил. А вы его сжечь хотите.
  В дверную щель увидела, как Магдалена, мечется от поленницы до бани, таская хворост. Дрон растерянно застыл посреди двора. Наконец он тряхнул головой и позвал.
  - Слышь, девка, выходи, тебя не тронем, только одна выходи, он все одно уже не жилец, - бородач подошел к двери и отдернул засов, отпихивая от себя обезумевшую от страха жену.
  - Из-за них всё, - выла она. - Хлеб кончается, пшено кончается, куры дохнут, еще недель пару и по миру пойдём, так нет же, новая напасть - загрызни, - плакала она.
  - Заткнись, дура, - крикнул Дрон, - девчонка она еще совсем, не видишь что ли? Пойдешь? - снова обратился он ко мне.
  - Без него нет, - покачала я головой, и умоляюще посмотрела на Дрона, - он не укушенный, это просто царапины от зубов, они заживут, я обещаю.
  - Дура! - крикнул на меня Дрон. - Какая разница царапина или укус, яд все равно попал, - и устало добавил, - выходи девка.
  - Нет, - покачала я головой и отступила назад.
  - Как знаешь, - он с грохотом захлопнул передо мной двери.
  - До утра не трону, - донеслось до меня, но ежели утром голос не подашь, подпалю.
  Дрон обнял рыдающую Магдалену и увел в избу.
  Они ушли, а я обернулась к, лежащему без сознания, мужу. Дохромала до лавки и без сил повалилась рядом с ним.
  Какое-то время лежала, тупо уставившись в темноту, а потом опять заставила себя встать. Я не могла, не имела права отдыхать, когда ему было так плохо. Нашарила рукой на полу котелок и свечной огарок. Подняла табуретку и с трудом дохромала до печи. Открыла заслонку и подгребла немного углей, чтобы зажгла свечку.
  Потом подбросила дров и заново поставила греться воду. Решила, что если нам суждено умереть этой ночью, умрем, как люди, чистыми.
  Когда вода закипела, осторожно смыла с него кровь и пот и промыла и перевязала ему раны, оторвав несколько лоскутов от одной из принесенных Магдаленой холстин. Потом еще нагрела воды и, как могла, прополоскала наши вещи, морщась от едкого мыла, попадающего на лопнувшие мозоли на руках. В конце вымылась сама и завернулась во вторую холстину. Осторожно сдвинула мужа к стене и улеглась рядом, накрываясь нас обоих одним плащом.
  - Они все ошибаются, я не позволю тебе умереть. Нам умереть, - поправилась я и зашептала, горячо обнимая его. - Пожалуйста, Вирт, держись. Прошу тебя. Ты же такой сильный. Ты же вытащил меня из-за Грани. Что тебе стоит еще раз сделать это? Если ты заблудился и не знаешь куда идти, иди на мой голос. Я всю ночь буду говорить с тобой, только не уходи. Не оставляй меня одну. Я знаю, ты очень хороший, а я была такая дура и обижала тебя, говорила, что хочу, чтобы ты разорвал нашу связь. Ты же не поверил мне, ведь правда? Только не разрывай связь, прошу тебя. Если ты так далеко ушел, что не можешь уже вернуться, разреши мне уйти с тобой. Я не испугаюсь. Я пойду даже туда, только бы быть вместе с тобой. У меня никого нет ближе и роднее тебя. И никто мне не нужен кроме тебя. Не оставляй меня тут одну. Пожалуйста.
  Свечка догорела и погасла, а я все говорила и говорила. Рассказывала о чём угодно, о своем детстве, о мастере Туре, о змее Куног, о том, как боялась его, как перестала бояться. Рассказывала даже о самом сокровенном, о том, что чувствовала в нашу единственную ночь, и как хочу испытать это снова.
  Я наверное за всю жизнь столько не говорила, как в эту ночь.
  Время перевалило за полночь, а я не замолкала, только прислушивалась к тому, как он дышит, и проверяла, не увеличилась ли чернота на ноге. Поначалу дыхание его было действительно очень тяжелым, и нога в месте укуса и на ладонь вокруг была просто ледяная. Но где-то после полуночи мне показалось, что дыхание его стало не такое хриплое, а нога немного потеплела. Встала с лавки и зажгла лучину. Чернота вокруг раны пусть на миллиметр, но уменьшилась.
  Какое же это было счастье. Я сползла на пол и заревела, как белуга, уткнувшись головой ему в живот.
  
  Такого холода Вирт не испытывал, даже когда тонул зимой в ледяном водопаде в Хрустальных горах. Обжигающий лед, заставляющий скручиваться все внутри и орать до рвоты, до боли в горле.
  Ледяная вода была повсюду, забилась в ноздри, в рот, в уши, сковала руки и ноги и несла его куда-то с сумасшедшей скоростью, не позволяя хотя бы на секунду вынырнуть и перевести дух. Перед глазами мелькали странные картины, пугающие и одновременно притягивающие. Чаще других мелькало лицо какой-то девушки - единственное светлое пятно в этом кошмаре, но хватало и других картин, среди которых особенно страшной была перекошенная морда какого-то жуткого симбионта зверя и человека, высасывающего из него кровь, а вместе с ней и Магию. А еще прийти в себя не позволяла чудовищно-адская боль в ноге. Боль была такая, что если бы он мог, я бы отгрыз себе ногу к чёрту.
  А потом ко льду добавилось пламя, и это был уже Ад.
  Он висел над жерлом вулкана, медленно поджариваясь, и думал только об одном. Почему он не падает в него? А потом начал осознавать, что не падает только по одной причине - его держит какая-то светящаяся паутина, сплетенная из тонких, но удивительно крепких нитей. Что он буквально опутан ими. Он попробовал порвать одну, но стоило сделать это, как все другие начали печально звенеть и плакать. И этот плач рвал ему сердце хуже того Адового огня, что горел сейчас внизу.
  Что-то важное было связано с этими нитями. Что-то настолько важное, что он согласился бы вечно висеть так, только бы они не плакали больше и это пламя их не каснулось. Когда огонь подобрался совсем близко, он испугался, что они обгорят, и снова попытался выпутаться из них, но они не давали ему сделать это, и как живые снова и снова льнули к нему.
  - Дурашки, я же ради вас это делаю, - попытался объяснить Вирт, но вдруг почувствовал, как нити напряглись и очень медленно, но с диким упрямством потянули его за собой. Тянули неуверенно, какими-то рывками, но упорно оттаскивая его от жуткого места. Последний рывок и он с головокружительной скоростью полетел вниз и очнулся.
  
  - Минари! - Вирт открыл глаза и посмотрел на лежащую рядом жену. Она лежала, уткнувшись ему в подмышку, беспокойно вздрагивая и сжимая шершавой ладошкой его руку. Он зажег небольшой магический ночничок, и поднес ее руку к свету. Нежная кожа на ладошке лопнула, обнажая кровавые мозоли. Перевернул вторую руку, и увидел ту же картину. Осторожно размотал на ней полотенце и осмотрел всю с ног до головы. Коленки и локти содраны, щиколотка на правой ноге распухла и посинела.
  Он смотрел на нее и с ужасом осознавал, что ей пришлось пережить. Они лежали в чьей-то бане, а это значило, что ей удалось дотащить его до деревни. Но даже это не заслоняло главное - то, что не зная ничего, и не умея ничего, она все же сумела вернуть его к жизни и вывела из-за Грани.
  Так же осторожно замотав ее в полотенце и притянув к себе, он лег рядом с ней. Всё подождёт до завтра, решил он, сжимая ее израненную ладошку. Им обоим сейчас требовался отдых, и не стоило ее будить даже ради лечения.
  
  На следующее утро проснулась и испуганно вскочила, оборачиваясь к мужу.
  Как я могла заснуть, - проклинала себя. Я испуганно дотронулась до него, ожидая всего чего угодно, кроме его сонного.
  - Минари, ты уже проснулась?
  Судорожно вздохнула и, рыдая, упала ему на грудь. Вирт резко распахнул глаза и не на шутку испугавшись, принялся успокаивать меня, прижимая к себе и гладя по вздрагивающим от рыданий плечам и спине.
  - Тихо, моя девочка, тихо. Ну что ты? Все в порядке, я жив, ничего страшного не произошло.
  Всхлипнув, я прижалась к его губам и начала лихорадочно целовать, сама не ожидая от себя такой бешеной страсти. Каким-то образом оказалась под ним и судорожно обхватила его ногами.
  Вирт немного поморщился и я, опомнившись, отпрянула и откинула плащ, чтобы осмотреть его бердо.
  Чернота ушла, но красный, совсем недавно затянувшийся шрам остался.
  - Прости меня, - прижалась к нему губами, и Вирт потянул меня на себя, тоже целуя в ответ, везде, где только мог дотянуться.
  Не знаю, куда бы мы так зашли, во всяком случае, его руки уже сжимали мою грудь, а губы скользили по животу, когда внезапные шаги во дворе и громкий стук в дверь нарушили нашу такую тесную радость от встречи.
  - Слышь, девка, отзовись! Жива ты, или нет? Магдалена, факел давай.
  - Жива, - крикнула я испуганно, вспомнив вчерашнее его: 'Не отзовешься, подпалю'.
  - Живы! - крикнул Вирт и Дрон радостно отозвался.
  - Господин магистр, счастье-то, какое! Сейчас, сейчас отворю, - он начал отпирать запор, а я растерянно посмотрела на себя и Вирта, лежащих, в чем мать родила.
  - Погоди, не открывай, Дрон, - крикнул Вирт придавливая меня и закрывая от возможных посетителей, - мы сами выйдем.
  Дрон на мгновение замолчал, а потом радостно хохотнул.
  - Понял, понял, как не понять. Сами, так сами, а щеколдочку я открыл.
  Мы вскочили, и Вирт потянулся к развешенной мной на шнурке одежде. Еще мокрая и местами не до конца отстиранная, она мгновенно просохла и стала, как новенькая.
  -Заюшка моя, - он по очереди поцеловал мои ладошки, - и ты такими ручками стирала?
  Слезы сами собой навернулись на глаза, и я тихонько всхлипнула и потянулась, чтобы обнять его.
  - Откуда они? - спросил он, нежно проводя по мозолям и посылая в них целительные импульсы.
  - От носилок, ты очень тяжелый, я не могла иначе тебя тянуть.
  У Вирта сделались просто страшные глаза, и он с силой притянул меня к себе.
  - Я всё уберу, шрамов не будет, - прошептал он, и действительно рукам как-то сразу стало легче.
  
  Вирт сам натянул на меня рубашку и платье, и застегнул пуговицы, а потом неумело заплел косу и накинул плащ. У него плаща, к сожалению, не оказалось, он остался лежать, привязанный к носилкам, где-то на просеке.
  Мы вышли из бани и Вирт спросил бородача.
  - А чего это ты нас в развалюхе этой положил? Помнится в прошлый раз ты мне комнату получше ответ?
  - Простите, господин магистр, это все Магда, дура бестолковая. Я ей сразу говорил, что оклемаетесь, а она загрызень, загрызень.
  Дрон, выразительно посмотрел на жену.
  - А что мне думать оставалось? Загрызни всю ночь выли, полночи в лесу гремело и полыхало, а тут вы. Я сразу поняла, что Вас загрызень цапнул. Вы уж меня простите, господин Вирт, но ежели б не она, - ткнула она в меня пальцем, - мы б Вас уже сожгли, и дожидаться не стали, оклемаетесь или нет.
  Почувствовала, как его пальцы переплелись с моими, и он сжал мне руку. Шагнула к нему и поморщилась, наступив на больную ногу.
  - Магда, веди в дом, - приказал Вирт и, подхватив меня на руки.
  Мы вошли в сени, прошли общую комнату, и Магда толкнула дверь в небольшую спальню с чисто убранной кроватью в углу.
  - Может еще чего надо? - спросила она, кивая на меня.
  - Бинты принеси, или кусок холстины чистой, - попросил Вирт, осторожно опуская меня на кровать.
  Магдалена вернулась через секунду с куском ткани.
  - Где ты так сильно ушиблась? - спросил он, снимая с меня обувь. Вирт присел на кровать и переложил мои ноги себе на колени.
  - Просто споткнулась и упала в лесу.
  Он кивнул, стянул с меня чулки и положил на больное место руку.
  - Минари, как ты справилась с Изериусом? - спросил он, когда боли уже не было, а припухлость почти прошла.
  Я долго молчала, решая, что могу ему рассказать, а Вирт пока я собиралась с мыслями, оторвал от холста полоску ткани и наложил тугую повязку.
  - Я очень испугалась, когда поняла, что Изериус сейчас убьет тебя. Вытащила нож из загрызня и ударила его. - Вирт слегка вздрогнул и в его взгляде промелькнуло какое-то мучительно-виноватое выражение. - Я не жалею, и не считаю, что в чём-то виновата. Он убил бы нас обоих, и кто знает, сколько еще людей, - я перелезла к нему на колени и обняла его.
  - Ты молодец, Минари, ты очень храбрая, и я горжусь тобой, - прижал он меня к себе.
  - Я тоже тебя люблю, - улыбнулась я, слушая, как бьется сердце в его груди, - только я не хочу об этом больше вспоминать, все в прошлом. - Я решила переменить тему. - Вирт! Я же забрала у него целую кучу артефактов и амулетов! - я начала стаскивать плащ и выворачивать карманы. - Смотри сколько всего.
  Вирт с интересом разложил магические предметы на кровати и присвистнул.
  - Ничего себе, какой арсенал! Изериус в одиночку на войну с орками собрался, не иначе. Была бы у меня хоть десятая часть этого, плевал бы я на министра и Ковен вместе взятых.
  - Я молодец? - спросила я радостно.
  - Ты супер! - сказал он, целуя меня. - А теперь, пошли завтракать, добытчица.
  - Садитесь, садитесь, магистр Вирт, и Вы госпожа, - Магдалена кивнула нам на уже накрытый стол. - Уж не побрезгуйте, - подсунула она к нам миску с кашей, заправленную жареным салом и тарелку с квашеной капустой.
  - Помнится, в прошлый раз, ты Магда, грибочки свои знаменитые ставила. Есть они еще или нет? - спросил Вирт, накладывая мне еду.
  - Как не быть, - обрадовалась хозяйка и выскочила в сенцы за грибами. - Вот, - поставила она на стол миску, - кушайте.
  - Спасибо, - кивнула я и зачерпнула ложкой один грибок на пробу. Грибы были просто феноменальные. - Магдалена, это самые вкусные грибы, что я ела, - искренне похвалила я.
  - Да, прямо, - отмахнулась она, но я видела, что ей приятно.
  Мы позавтракали и уже собирались вставать из-за стола, когда дверь распахнулась, и мальчишка лет десяти влетел в избу.
  - Господин Вирт, Вас отец зовёт, там солдаты в лесу, сосчитать нельзя.
  Магдалена испуганно вскрикнула и метнулась в двери за сыном, а я не менее испуганно вцепилась в мужа.
  - Вирт, я с тобой.
  - Оставайся тут, - отрезал он и подтолкнул меня к двери в комнату, - и обязательно запрись изнутри. Так мне будет спокойнее, - он засунул мне в карман отобранный у Изериуса защитный амулет и подождав, пока я закрою дверь, вышел. А я побежала к окну в надежде рассмотреть хоть что-то через маленькое, мутное оконце. С улицы донесся конный топот и громкая речь. Внезапно послышался возглас удивления и смех Вирта.
  Смеется, это уже хорошо, - отлегло у меня от сердца, а потом шаги раздались уже в доме и Вирт позвал меня.
  - Минари, выходи, это свои.
  Отдернула щеколду и распахнула двери.
  - Знакомься, - кивнул он мне на вошедших мужчин. - Это командующие северными гарнизонами генералы Нил Кроу и Януш Дирк, мои бывшие сослуживцы. Это к ним мы ехали, - объяснил Вирт.
  Кивнула, разглядывая двух бравых вояк, и даже покраснела под их уж очень жаркими взглядами. Генерал Дирк, увидев меня, сразу приосанился, подкрутил ус и попытался оттеснить Вирта в сторону.
  - Полегче, Януш, - осадил его Вирт, - это моя жена, для тебя госпожа Алиери.
  - Счастлив познакомиться, госпожа Алиери, - разочаровано кивнул он мне и подмигнул второму вошедшему, - люди женятся, Нил, а тут годами кроме оркских морд ничего не видишь.
  Генерал Кроу кивнул мне уже более сдержанно.
  Магдалена начала усаживать гостей за стол, а Вирт воспользовался моментом и подтолкнул меня внутрь комнаты.
  - Иди досыпай, ты почти две ночи не спала и вчера вымоталась, а мне поговорить с ними надо.
  Спорить особо не стала, я ведь и правда почти не отдохнула. Разделась и вползла под одеяло. Как же хорошо было лежать на нормальной кровати. Я с наслаждением потянулась и, натянув одеяло на голову, провалилась в сон.
  Проснулась, поздно, во всяком случае, за окном уже снова было темно. Быстро оделась и выглянула за дверь. За столом по-прежнему сидели. Вирт повернул голову и подвинулся, освобождая мне место рядом с собой. Но я покачала головой и показала ему взглядом на дверь.
  - Мне в уборную надо, - тихонько прошептала я, когда мы вышли в сени.
  - Я понял, - он плотнее запахнул на мне плащ и набросил капюшон на голову. - Минари, старайся пока одна из дому не выходить.
  Он открыл мне дверь, и я поняла, что он имел в виду. Деревенька преобразилась до неузнаваемости. Множество костров горело повсюду и не только во дворах, но и на улице, и просто в лесу вокруг деревни.
  Когда возвращались в дом, спросила.
  - Вирт, а откуда столько солдат?
  - Армию отозвали от оркской границы. Оставили только пограничный гарнизон.
  - Почему? - удивилась я.
  - Два дня назад убили Императора, а сейчас в столице бунт. Первый министр велел войскам возвращаться, чтобы успокоить город.
  - Что? - Не могла поверить я. - А что же теперь будет?
  - Главное, что мы больше не одни. Ребята на нашей стороне. А армия - это большая сила. Легоро метит в Императоры, но без армии, он бессилен. К тому же он обвинил в смерти короля погибшего Изериуса, так что я уверен, что и в Ковене у него не всё гладко. Будем надеяться на лучшее.
  Мы вернулись в дом и Вирт заставил меня поужинать. Потом начали укладываться на ночлег. Кроу и Дирк сказали, что у них прекрасная походная палатка и кровать им не нужна, но, уходя, не преминули, шепнуть что-то Вирту, отчего он вначале ругнулся, а потом крикнул им вслед: 'Завидуйте молча!'. Я прошмыгнула в ставшую уже 'нашей' комнатку и сняла плащ. Вирт пошел почти сразу за мной и тоже начал раздеваться. Наверное, требовать ванную каждый день, было наглостью, но я все-таки робко спросила его, топили ли баню сегодня. На что он ответил, что топили точно, но вряд ли нам стоит туда идти, если учесть, сколько солдат туда сейчас набилось.
  Разочаровано кивнула, но Вирт удивил меня, сказал, что тоже не отказался бы от ванны и предложил перенести сюда большое корыто, которое стоит в сенях.
  - Да хоть тазик, - обрадовалась я.
  Он загнал меня ждать на кровать, и спустя пару мгновений посреди комнаты уже стояло большое деревянное корыто, из которого валил пар от нагретой воды.
  - Вирт, я тебя люблю! - взвизгнула я и начала стаскивать платье. Хоть с трудом, но я поместилась в корыто, и с сожалением взглянула на мужа. - Ты точно не влезешь, извини, придется тебе тазиком довольствоваться.
  - Да ладно, зато какое зрелище, - он опустился рядом со мной и начал активно помогать, то есть мешать, закалывать волосы.
  - Вирт, ты мне мешаешь, - огрызнулась я, вырывая у него заколки.
  - Неправда, - ухмыльнулся он и, нырнув рукой в воду, вытащил мочалку и начал медленно вести ею по ноге.
  - Не смей, - дёрнулась я и испуганно оглянулась на двери, - там же все слышно.
  - Ничего там не слышно, - он намылил мочалку и прошелся ею по спине и плечам, а потом скользнул на грудь. - Краем глаза заметила, как по двери и стенам побежали магические звездочки, отрезая нас от остального мира.
  - Ну, правда, Вирт, я быстренько, - попыталась отпихнуть его, но упрямо мотнул головой и выдохнул.
  - Нет, я так долго терпел, что даже тебе не отдам свое право тебя купать - его рука плавно спустилась на живот и скользнул мне между бедер. Сначала судорожно сжала ноги, а потом захотелось развести их пошире, но сдержалась.
  - Вирт, ну имей же совесть, я же помыться хочу. Я потом я разрешу тебе все, что хочешь.
  Он, тяжело вздохнул.
  - Обещаешь?
  Я закивала, и он отдал мне мочалку, и начал молча поедать меня глазами, пока я быстренько домывалась.
  - Всё, - закуталась в покрывало и влезла на кровать.
  Вирт наскоро ополоснулся, и корыто исчезло из комнаты так же быстро, как появилось.
  В тот же миг свет в комнате погас и Вирт скользнул ко мне под одело, опять блокируя нас от внешнего мира.
  Мы так соскучились друг по другу, что никакой прелюдии нам было не нужно. Просто лихорадочно стянули друг с друга полотенца и потянулись друг к другу. Его руки заскользили по моей еще влажной коже, а в следующее мгновение я уже лежала под ним, обнимая его руками и ногами.
  Он вошел в меня сразу, резко и глубоко, и в первое мгновение я даже сжалась, препятствуя почти грубому вторжению, но сразу расслабилась и выгнулась ему навстречу, позволяя проникнуть до самого конца. Вирт застонал и, уже не сдерживаясь, быстро заработал бедрами, с каждым разом ускоряя ритм. Мы, наконец, дорвались друг до друга, и первый раз получился очень коротким. Мы оба кончили одновременно быстро, и как-то отчаянно остро наслаждаясь нашей близостью. Потом, почти не отдыхая, все повторили, а уже после этого смогли насладиться друг другом никуда не спеша, и медленно познавая тайны друг друга.
  Сна не было. Ладно я, но Вирт, он же не отдыхал днем и тем ни менее, творил со мной такое, что казалось, что это он проспал весь день и сейчас полон сил и энергии.
  Вирт опять перевернул меня на спину и улегся между моими бедрами, сладко целуя и посасывая распухшие от поцелуев губы. Скользнул губами на шею, поцеловал ключицу и обхватил вершинку груди, жадно втягивая ее в рот. Провел языком по соску, и я застонала и потянулась рукой к его члену, обхватывая его и скользя от головки до основания и обратно. Потом сама направила в себя, радостно подаваясь навстречу его налитой силе. Вирт не заставил себя долго упрашивать и начал мощно и глубоко двигаться, растягивая и заполняя меня до самого конца. Я же только стонала и также отчаянно подавалась навстречу его толчкам. Его руки накрыли и сжали мою грудь, я притянула его голову, и мы начали с упоением целоваться.
  Когда тугая струя его семени выплеснулась в меня, я даже подумал, что зачала ребенка, такое это было острое наслаждение.
  Мы страшно вымотались за эту ночь любви, но я ничуть об этом не жалела, и засыпая на мужнином плече, чувствовала себя самой счастливой женщиной в мире.
  
  
  
  Глава XІV (Возвращение в город)
  
  После перенесенного шока от знакомства с орком и длительных убеждений, что Императора никто есть, не собирается, ректору, наконец, удалось убедить его выслушать историю Угхрака. И хотя настороженный Император вздрагивал каждый раз, когда орк по привычке повышал голос или начинал рычать или ругаться на самых эмоциональных моментах, картина произошедшего гораздо лучше предстала перед его глазами и в невиновности магистра Вирта он больше не сомневался. Когда же орк дошел до спасения его самого, Император явно растрогался и даже сменил гнев на милость.
  - Господин Янир, я, теперь ни за что не поверю, что все орки преступники. И, так и быть, когда всё закончится, и я верну свой трон, я позволю этому орку, - кивнул он в сторону Угхрака, - вернуться на родину. - Император немного подумал и добавил, - в обмен на кого-то из пленных.
  - И стоило спасать такого гомнюка? - сплюнул орк, - я ж говорил, ногу надо отгрызать, хоть не так обидно было бы.
  Гномка предотвратила очередной политический скандал, позвав всех завтракать - крольчатина была готова.
  После завтрака Император снова стал расспрашивать, а ректор терпеливо объяснять все, что случилось. Наконец к вечеру в голове у Императора окончательно улеглись все произошедшие за последнее время события и когда вернулся отправившийся на охоту орк, было решено, что завтра нужно разведать обстановку в городе и по возможности связаться с преданными ему людьми, среди которых Император назвал половину своих родственников.
  Ректор покачал головой.
  - Я, конечно, попробую найти преданных Вам людей, Ваше Величество, но заранее прошу прощения, если вельмож среди них почти не окажется.
  На следующее утро орк и ректор отправились в город. Найденный ранее Угхраком ход привел их на одну из центральных площадей, прямо под водосточную решетку, прикрытую сломанной телегой. Ректор попросил орка его подсадить и уже через минуту, смешался с толпой.
  Ректор стоял на площади и не узнавал столицу. Город превратился в пожарище. Множество людей на улицах сидело вокруг костров, какие-то молодчики пьяными голосами орали песни, еще несколько угрюмого вида людей доламывали чью-то мебель. Вот кто-то крикнул, что пал дом какого-то вельможи на Фонарной улице и толпа бросилась туда. Ректор едва успел отскочить, чтобы не попасть им под ноги, и не быть затоптанным. Он поднял голову и увидел, как в окне дома напротив мелькнуло перепуганное женское лицо, и вслед за этим раздался крик. Ректор, не раздумывая, перебежал улицу и дернул дверь в парадную. Почти бегом поднялся по лестнице и ворвался в жилые комнаты. Где-то впереди послышался шум борьбы и, распахнув очередную дверь, ему открылась ужасная картина. Двое мужчин удерживали на полу, бьющуюся в их руках женщину, пока третий устраивался у нее между ног. Ректор бросил вперед и, со злости послал в них самые мощные болевые импульсы. Удерживающие ее мужчины захрипели, схватившись за горло, и свалились в глубоком обмороке. Третьего поддонка, рухнувшего прямо на неё, он стащил сам, напоследок вытравив на его голой заднице клеймо преступника.
  - Не бойтесь, никто Вас больше не тронет, - он помог ей подняться и провел в соседнюю комнату, где усадил на кресло и налил воды из стоящего на столе кувшина.
  - Господин Янир, Вы не узнаете меня? - всхлипнула женщина, пытаясь сдержать дрожь в руках и не расплескать воду. - Я Ваша бывшая студентка, меня зовут леди Кумина.
  - О, Боги! - всплеснул руками ректор, - Вы Адель, студентка факультета погодников?
  - Да, - кивнула она всхлипывая.
  - Что тут случилось, расскажите мне. После того, как неделю меня забрали в Ковен и изгнали из Академии, я совсем не в курсе происходящего.
  - Это ужасно, господин Янир. Прошла всего неделя, а кажется, что целая вечность. Император убит. В городе бунт. Со вчерашнего дня все горит, а сегодня начались расправы над Магами. Мой отец уехал на похороны Императора еще вчера и до сих пор не вернулся. Слуги разбежались. Ночью я еще могла поддерживать магическую защиту дома, но утром мой резерв исчерпался. Если бы Вы не появились, - она всхлипнула, - не хочу даже думать, что бы могло случиться.
  - Я понял, Адель, не волнуйтесь и можете не продолжать.
  Ректор задумался и огляделся.
  - Адель, а почему Вы думаете, что Император убит? - обернулся он к ней.
  - Об этом все знают, это объявили позавчера на городской площади и его тело провезли по улицам, чтобы народ мог видеть.
  - Скажите, - он подошел к ней совсем близко и заглянул в глаза, - а если я скажу Вам, что Император жив и только чудом избежал смерти, и сейчас ему нужна Ваша помощь, вы поверите мне?
  Девушка во все глаза уставилась на него.
  - Это правда? - только и смогла выдавить она.
  Ректор кивнул.
  - Тогда я готова помочь. Я на все готова, только бы этот кошмар закончился.
  Спустя два часа, ректор, орк, Император, госпожа Клея и метресса Гильда уже осматривали их новое пристанище.
  
  Утром проснулась очень рано и осторожно привстала, пытаясь не разбудить мужа и лечь так, чтобы было лучше видно любимые черты. Когда слегка отодвинулась, Вирт недовольно нахмурился и притянул меня ближе. Улыбнулась и легонько прикоснулась губами к сильному плечу. Почувствовала, как его рука нежно погладила мне спину.
  - Ты проснулась? - шепнул мне муж, целуя мои волосы, и я обняла его и легонько поцеловала в ответ.
  - Ты же почти не спала.
  - Спала. Когда ты рядом, мне так хорошо спиться.
  Вирт улыбнулся и его рука начала сползать мне на попу, как вдруг он резко напрягся и вскочил.
  - Портал открывают, - он начал лихорадочно одеваться, а испуганно выглянула в окно, но было темно и ничего не удалось разглядеть. - Минари, не вздумай выходить из дома, одевайся и жди меня, - он на короткий миг обнял меня и вышел из комнаты.
  Как только дверь за ним закрылась, я начала лихорадочно искать полотенце. Выглянула в комнату и попросила Магдалену дать немного теплой воды, чтобы привести себя в порядок. Потом оделась и вышла в общую комнату, ждать мужа.
  - Магдалена, что слышно? Вирт сказал, портал открывают. Не знаешь, кто и зачем?
  - Нет. Мой Дрон тоже ушел, сейчас вернутся, расскажут.
  Вместе мы быстро соорудили нехитрый завтрак и, когда мужчины вернулись, уже раскладывали ложки.
  - Минари, не надо завтрак, времени нет. - Вирт подошел и внимательно осмотрел, что на мне надето. - Магда, дай ей свое платье, - попросил он недоуменно взирающую на нас хозяйку, - нельзя чтобы она сильно выделялась в городе, там сейчас богатых не жалуют.
  - Ой, батюшки, - Магдалена испуганно закрыла рот рукой. - Да куда ж вы ее-то забираете, - запричитала она вокруг меня. - Где ж это видано, чтобы жену на войну брать?
  У Вирта дернулось лицо, и он растерянно посмотрел на меня.
  - Магдалена, не лезь к нам, не твое это дело, - я отпихнула ее и обняла застывшего с мученическим лицом мужа. - Я быстренько, - чмокнула его в щеку и, взяв протянутое мне грубое платье, натянула его поверх своего. Вирт попросил у Дрона старый тулуп, который надел на свою куртку. Теперь внешне мы вполне походили на двух обычных сельских жителей.
  - Дрон, тут серебро, - положил он на стол кожаный мешочек, - немного правда, но до лета перебиться вам хватит. - Если у нас все хорошо сложится, потом отблагодарю тебя, как следует.
  - Да, что Вы, господин Вирт, Вы и так нам жизнь спасли, от загрызней отбили.
  - Бери, говорю, вон сын у тебя, а тут мы, да еще солдаты.
  - Это, да, - почесал голову Дрон, - ну, спасибо, тогда.
  Мы вышли на крыльцо, и я застыла от неожиданности. За деревней в лесу сияла яркая дымка огромного портала.
  - Что это? - удивилась я.
  - Ковен расстарался, чтобы армию к столице как можно быстрее перебросить.
  И действительно вытянувшись в длинную очередь, шеренгой по три, четыре лошади, солдаты въезжали в портал.
  - А мы тоже через него пойдем?
  - Нет. Я для нас сам портал открою. Прямо в город, в трактир, где мы тогда ночевали. Мы с ребятами договорились, что в городе встретимся.
  Вирт поднял руку, и легкое свечение заискрилось перед нами.
  - Держись ко мне поближе, - он крепко сжал мою руку, и я подошла к нему вплотную.
  Один шаг через сияющую дымку и мы оказались во дворе перед закрытой дверью гостиницы. Вирт быстро осмотрелся, видимо принимая решение, оставаться ли тут или вернутся, пока не поздно, а потом все же закрыл портал.
  Я же с ужасом смотрела на далекое зарево пожара в городе.
  - Вирт, горит совсем близко с твоим домом.
  - Знаю, - он резко постучал в дверь и крикнул.
  - Открывайте!
  Дверь и не подумала открываться, зато с улицы послышались крики и приближающийся конский топот. Вирт тихо выругался и прижал ладонь к замку. Несколько искорок просочилось в замочную скважину, и замок щелкнул. Вирт толкнул дверь и вошел внутрь. Я краем глаза заметила метнувшуюся к нему тень, но не успела даже вскрикнуть, когда он уже прижал нападавшего локтем за горло к стене и выкрутил ему руку. Пальцы, сжимающие кухонный нож разжались, и он, тоненько звякнув, упал на пол.
  - Как странно Вы, уважаемый, постояльцев встречаете.
  - Пустите, - прохрипел трактирщик.
  - Я-то пущу, но хотелось бы услышать, чего это Вы на нас с ножом кидаетесь?
  Трактирщик долго молчал, а потом выдавил.
  - Я думал, бандиты. Сами видите, что в городе. Тюрьмы открыты, дома жгут и грабят.
  Вирт опустил руку и трактирщик испуганно отступил. Потом прищурился и удивленно спросил.
  - Господин Тирк? - он перевел взгляд на меня, - ваша кузина?
  - Моя жена, любезнейший и Вы ошиблись, - в голосе Вирта послышался металл. - Мы незнакомы.
  - Конечно, незнакомы, - согласился трактирщик. - Я вообще ничего не видел и не знаю. Вам комната нужна?
  - Желательно, - кивнул Вирт.
  - Комнаты есть, - кивнул трактирщик, - постояльцев вот только нет и слуг - небезопасно. Все, кто мог, сбежали, а я трактир закрыл. Мне еще повезло, я на отшибе и у меня господам-бандитам не интересно, пока в центре дворцы недограбленные есть. - Трактирщик подвел нас к комнате и вручил ключ.
  - Держите, хотя, похоже, он вам без надобности. Колонка во дворе работает, так что вода в кранах есть, но холодная. Я котел стараюсь не топить, чтобы не подумали, что тут еще живут.
  - Спасибо, - Вирт взял ключ и, подождав, пока трактирщик уйдет, открыл дверь. Комната и вправду была большая, с окном, выходящим на улицу. Я подошла, открыть ставни, но Вирт остановил меня.
  - Не подходи к окну, Минари, и не открывай ставни - опасно. Если хочешь увидеть, что в городе, я сам покажу тебе. - Он снял тулуп и бросил его на кровать, потом подошел к столу, на котором стоял кувшин с водой и прикоснулся к нему. - Жалко шара нет, но и так будет видно.
  Я подошла поближе и с удивлением посмотрела на ставшую зеркальной поверхность. Секунда и перед нами предстали горящие улицы некогда прекрасного города.
  - Ужас, Вирт, что это? - спросила, со страхом глядя на разрушенные дома.
  - Путь к императорскому трону, - он горько усмехнулся.
  Я смотрела на пожарище и я не могла поверить, что за неделю можно было так изуродовать город. Но страшнее было, что случилось с людьми, некогда живущими в этих домах.
  - Министр сошел с ума, - покачала я головой, - его же сами Маги проклянут.
  - Они ничего ему не сделают, они напуганы, а он единственный, кого слушает сейчас армия, - Вирт показал мне открытый у города портал, из которого непрерывным потоком выезжали солдаты. - Ребята получили приказ, зачистить город и прекратить разбой и поджоги. В помощь им отправили Магов Ковена, - Он показал мне несколько десятков фигур в белых плащах, встречающих армию. - Так что расчет правильный. К вечеру город очистят от бандитов и усмирят озверевших от крови и вседозволенности мародеров, а завтра Легоро въедет в столицу на белом коне.
  - Вирт, покажи свой дом. Он уцелел?
  - Наш дом, - поправил меня муж, - это теперь и твой дом, Минари, - он сел в кресло и потянул меня к себе на колени. Я обняла его и мы стали рассматривать площадь, где совсем недавно был праздник зимы, и вдруг увидела мелькнувшее лицо госпожи Клеи.
  - Ой! Вирт, смотри, госпожа Клея. Ой! И метресса Гильда, - не могла поверить я, - и,... кажется, ректор и, ... орк?!
  - А вот это уже очень интересно, - Вирт подался вперед и впился взглядом в последнюю, вылезшую из-под телеги фигуру. Он ссадил меня с колен и начал вынимать из карманов куртки амулеты и артефакты, которые я стянула у Изериуса.
  - Минари, мне надо пробраться туда, а ты посиди пока тут и...
  - Нет! Я никуда тебя не отпущу, - испугалась я, что он сейчас уйдет. - Ты же не бросишь меня одну?
  - Это Император, - объяснил Вирт, - похоже, он жив. Такой шанс упускать нельзя.
  - Вирт, - умоляюще посмотрела я на него, - ну, пожалуйста, давай вместе.
  - Нет, Минари, я не могу тобой рисковать. Хватит, что ты и так чуть из-за меня не погибла.
  Понимала, что он прав, но что-то не давало покоя, и все равно не хотела, чтобы он уходил.
  - Ну ладно, - чуть не плача кивнула я, - только ты недолго, ладно?
  Вирт подошел и обнял меня.
  - Нежная моя, хорошая, самая удивительная и желанная. Я очень тебя люблю. Никого и никогда так не любил.
  - Вирт, - всхлипнула я, обнимая его, и притянула его голову к себе, чтобы поцеловать. - Я так сильно боюсь за тебя. Возвращайся, пожалуйста, побыстрей.
  - Обещаю тебе, - шептал он между поцелуями. - Я сразу вернусь, как только выясню все, отыщу императора и сведу его с ребятами. Верь мне, со мной все будет хорошо, - он окинул взглядом комнату и снова знакомые звездочки побежали по стенам, окну и двери. - Тебя никто не найдет здесь. Я отрезал комнату от внешнего мира. Главное не выходи на улицу. - Он заставил прямо посмотреть на него. - Пообещай, что никуда отсюда не выйдешь.
  - Обещаю, - кивнула я, - только возвращайся ко мне.
  - Я вернусь, - кивнул Вирт и надел на меня один из парных амулетов, второй надел себе на шею. - Это поможет тебе знать, что со мной все в порядке. Амулет потускнеет, если меня ранят. Я тоже буду знать, если нужна будет моя помощь.
  Провела рукой по прозрачному камню и спрятала под платье, поближе к сердцу.
  - Может, поешь сначала? - спросила я, надеясь оттянуть время.
  - Не могу, - покачал он головой, - надо спешить.
  - Я тоже тогда не буду, вернёшься, вместе покушаем.
  - Извини меня, Минари. Ужасный тебе муж достался?
  - Самый лучший, - почала я головой и немного улыбнулась.
  - Не выходи на улицу, - еще раз напомнил он и закрыл за собой дверь.
  Я осталась одна и без сил повалилась на кровать. Мне предстояло провести весь день в ожидании и поэтому я вытащила амулет и стала, не отрываясь, смотреть на него и молиться, чтобы с Виртом ничего не случилось и он вернулся ко мне живым и невредимым.
  
  
  
  Глава XV (Встреча друзей. Легоро - Император)
  
  Вирт быстро шел по городу, не обращая внимания на царившие вокруг грабежи и разбой. Его прошлый военный опыт помогал держать голову холодной и не бросаться на помощь всем и каждому. У него была цель, и он прямо двигался к ней. Несколько раз к нему самому подходили какие-то люди, в надежде поживиться за его счет, но Вирт или же умело набрасывал морок седого нищего старика и они уходили; или, если им просто хотелось поизмываться над слабым; отступал в темные подворотни, откуда спустя несколько минут возвращался уже один.
  Только дважды он позволил себе вступиться. Первый раз, услышав крик пожилой женщины, у которой двое насильников вырывали из рук девочку-подростка. Женщину били по голове и орали, что девка вполне созрела для взрослой жизни.
  И второй раз, когда пытали торговца на глазах у его детей. Было сразу понятно, что торговец уже отдал последнее, но грабителям этого показалось мало.
  В центральных районах все оказалось еще хуже. Вирт шел по пожарищам домов, владельцев которых он знал лично. Конечно, многие вполне заслуживали такой участи, но видеть разрушенные дома, в которых многие поколения царила жизнь, все равно было больно. Его дом уцелел, наложенная им задолго до всего произошедшего магическая защита прекрасно справилась с осадой последних дней. Вирт проверил, кто входил в дом, после того, как они с Минари покинули его, но охранные нити были не повреждены. Получалось, что даже Легоро не был в доме, видимо у министра просто не дошли руки. Он окинул взглядом, стоящие на площади дома, и дом старика Кумино показался ему самым подходящим. Он перешел на магическое зрение, и сомнений не осталось - в доме были Маги.
  
  - Ваше величество, какое счастье, Вы живы! - повторяла Адель, с восторгом глядя на перемазанного кровью и землей монарха. Император казался ей сейчас сказочным героем, который в пылу сражения пробился сквозь неприятельское войско, чтобы спасти ее и свой народ. Полученное им ранение возвышало его в ее глазах. Императору это было лестно, и он приосанился и гордо выпятил грудь.
  - Рад видеть, что с Вами, дорогая леди Кумина, все в порядке.
  - Только благодаря господину Яниру, - Адель с благодарностью посмотрела на старика и снова перевела на Императора восхищенный взгляд.
  - Скажите, Адель, Вы смогли бы связаться с отцом, если бы нам удалось разыскать амулет связи? - решил немного поумерить ее пыл ректор.
  - Наверняка. Отец несколько раз говорил со мной, пока мой окончательно не разрядился.
  - Прекрасно, тогда думаю, нам стоит попытаться еще раз с ним связаться.
  Внезапно внизу раздался осторожный стук в дверь и Император испуганно вздрогнул и заметался по комнате.
  - Успокойтесь, Ваше величество, разбойники так не стучат, - сказал ректор и пошел вниз, посмотреть, кто там пришел.
  - Кто там? - спросил ректор из-за двери, немного изменив голос.
  - Господин Янир, откройте, это я, магистр Вирт.
  Ректор удивленно вскрикнул и начал открывать замок. Вирт проскользнул в приоткрытую дверь и обнял старика.
  - Как я рад, что с Вами все в порядке.
  - Да, слава Богам, - ректор отступил и окинул магистра внимательным взглядом. - Вы один? А где Минари?
  - Она в безопасности. Я оставил ее на постоялом дворе, где мы ночевали перед побегом.
  - Хорошо, что хоть где-то в этом городе осталось безопасное место, - кивнул ректор. - Почему вы вернулись? Вы в курсе, что происходит? - они стали подниматься по лестнице.
  - Да, я в курсе, - Вирт придержал его за рукав. - Господин Янир, мы с Минари поженились.
  - О, - остановился старик. - Хм. Не буду врать, что удивлен. Я знал, что этим кончится и очень рад за вас обоих, - ректор открыл дверь в комнату, и удивленные возгласы послышались со всех сторон.
  Адель отступила в сторону, и из-за ширмы вышел, прячущийся там Император.
  - Магистр Вирт?! - подошел он ближе и дотронулся до его плеча. - Как я рад, что Вы живы! Поверьте, я был обманут самым подлым образом. Только сейчас мне рассказали правду, и я клянусь, что все будет исправлено. Вам вернут все имущество и восстановят во всех правах.
  - Благодарю Вас, государь, - Вирт несколько опешил от такой пламенной речи. Он перевел удивленный взгляд на орка.
  - Ухграк? А ты что тут делаешь?
  - О, Ухграк настоящий герой, - шагнул вперед ректор, - это он спас Его Величество и наш добрейший Император, - ректор выразительно посмотрел на самодержца, - пообещал отпустить столь бесстрашного героя домой, после того, как все закончится.
  - В обмен на кого-то из пленных, - презрительно добавил орк.
  Император сделал вид, что не понял намека и переключил свое внимание на Адель.
  - Магистр Вирт, Вы один или с Минари? - спросила целительница.
  - С Минари, госпожа Клея. Она на постоялом дворе.
  - Они поженились, так что можете его поздравить, - сказал ректор.
  - О, я так рада, - растрогалась целительница, а гномка недоуменно перевела взгляд на магистра.
  - Поженились? Вы женились на обычной девчонке? - допытывалась она, и Вирт поморщился от такого откровенного нахальства.
  - Гильда, чего ты к нему лезешь? Ну, поженились, что ж тут такого? Минари девочка замечательная. Я думаю, магистр будет с ней счастлив.
  - Ну, знаете магистр, не ожидала от Вас подобного. Мне казалось, что Вы с Вашими-то запросами и вовсе никогда не женитесь. А как же учёба? - вдруг спохватилась она. - Ей же еще учиться надо.
  - Она и будет учиться, - сказал Вирт, с трудом сдерживаясь, чтобы не нагрубить излишне любопытной гномке, - только, возможно, на другом факультете. Мне кажется, что ей больше подойдем Целительский, хотя выбирать, конечно, ей. А где учитель Кагг, с ним все в порядке? - сменил он тему.
  - Мы не знаем, но надеемся, что да, - печально пожал плечами ректор, - он остался в Ковене, но к счастью, там нет сейчас Изериуса, так что будем надеяться, что он в порядке.
  - Изериус мертв, - мрачно сказал Вирт.
  - Очень надеюсь, что он получил по заслугам.
  - Не сомневайтесь, - Вирт перевел взгляд на Императора. - Ваше Величество к стенам города перебрасывают армию. Я хорошо знаю командующих и могу связать Вас с ними. Они абсолютно преданы Вам и готовы прийти на помощь по первому Вашему зову.
  - О, Боги! Это лучшая новость за сегодня! - Император вскочил и принялся потрясать руку Вирта. - Вы мой спаситель. Поверьте, я умею быть благодарным и не останусь в долгу.
  - Господин магистр, помогите и мне, пожалуйста, - взмолилась леди Адель. - Мой отец сейчас во дворце и у меня совсем нет связи с ним. Он очень стар и наверняка сильно волнуется.
  - Да, господин Вирт, нужно связаться с лордом Кумино и узнать у него последние новости.
  
  Ковен бурлил. С тех пор, как Изериуса обвинили в использовании магии крови и убийстве Императора, прошло два дня и все это время братья не могли прийти к согласию в вопросе избрания нового Главы. Масла в огонь подливало также внезапное и загадочное исчезновение брата Жиля. Последним потрясением стало известие, об избрании нового Императора и пришедший вслед за этим указ о назначении брата Камаля на должность нового Главы Ковена. Такого позора Ковен еще не знал. Было принято решение срочно созвать Совет, чтобы понять, как быть дальше: смириться с волей нового Императора или не подчиниться и предложить свою кандидатуру.
  - Немыслимо! - в который раз повторил брат Тито и дернул щекой, как обычно, когда сильно нервничал. - Одного не пойму, почему Вы молчите, брат Камаль? - обратился он к скромно сидящему в углу инквизитору. - Разве для Вас такое пренебрежение нашими правилами кажется нормальным? Камаль слегка улыбнулся и поднялся.
  - Братья, - он сделал небольшую паузу. - Мне трудно сейчас говорить с вами, поэтому очень прошу Вас соблюдать тишину.
  Инквизиторы с удивлением уставились заставившего их замолчать выскочку.
  - Благодарю Вас и прошу прощения, что невольно вызвал у вас такую волну гнева, но я все-таки надеюсь на ваше понимание и разум. - Он вышел из-за стола и встал перед братьями так, чтобы брат Тито и другие сидящие с этой стороны стола братья, были вынуждены обернуться к нему. - Я прекрасно понимаю, какое предубеждение Вы должны ко мне испытывать. Я также признаю вопиющий факт прямого вмешательства императорской канцелярии в дела Ковена. Но позвольте мне все-таки высказаться в свою защиту, - он подождал, пока несколько братьев кивнет. - Брат Тито, - обратился он к своему бывшему товарищу, который сейчас сидел вполоборота и сверлил его прищуренным взглядом. - Ответьте мне, за кого бы Вы проголосовали, если бы этого указа не было?
  По залу пронесся удивленный вздох. Это был удар ниже пояса. Традиция и правила требовали голосовать за любого из братьев, кроме себя, хотя в действительности редко кто из братьев писал на бумажке другое имя.
  Брат Тито скрипнул зубами, но все же произнес достаточно твердо.
  - Конечно же, за Вас, уважаемый брат Камаль, - кем-кем, а дураком брат Тито не был никогда.
  - Благодарю, - поклонился ему Камаль и снова обратился к сидящим за столом инквизиторам. - Для меня было очень важно услышать мнение брата, которого я так уважаю. А теперь спрошу Вас братья, что вы обо мне думаете? Но прежде, чем вы начнете высказываться, хочу сказать, что примерно представляю все, что вы сейчас скажете. Я очень хорошо осознаю все свои достоинства и недостатки. И признаю, что я амбициозен, принципиален и не терплю глупости. - Камаль сделал небольшую паузу, - но я также умён, решителен и честен с вами. И я не скрываю, что страстно мечтаю об этом месте! Но не только для того, чтобы потешить свое самолюбие, а потому, что могу принести пользу Ковену. Император доверяет мне и это наше великое счастье. Разве вы не понимаете, почему новый Император издал этот указ? Разве непонятно, что Изериус своей изменой и убийством Императора поставил под угрозу само существование Ковена? Кому из вас неясно, что орден сотрут с лица земли, начни мы сейчас протестовать?
  - Руки у Легоро коротки, - усмехнулся пожилой брат, сидящий напротив.
  - Да? - скептически посмотрел на него Камаль, - а может это у Вас, дорогой брат, глаз замылился? Смотрите, - он резко выбросил вперед руку, и на стене открылась проекция устроившейся на ночлег армии.
  - Армию стягивают к столице. День-два и бунтовщиков усмирят, а вслед за этим возьмутся за Ковен и орден падет. Наш единственный шанс спастись и замять измену Изериуса - подчиниться и помочь новому Императору как можно скорее перебросить армию к столице. Или может у кого-то из Вас есть другое предложение, как спасти орден? - Камаль надолго замолчал, но на этот раз никто не пожелал высказаться. - Раз возражений нет, предлагаю начать голосовать. И прошу вас, братья, голосовать публично, чтобы в будущем вы не высказывали мне своих необоснованных претензий.
  Решение о назначении Камаля Главой Ковена было принято единогласно и на рассвете несколько десятков братьев-инквизиторов, возглавляемых новым Главой, выехали за город, открывать портал для армии.
  
  Легоро не пришлось долго уговаривать вельмож. Как он и пророчил, к утру запылали кварталы, где большей частью проживала придворная знать, и страх перед гибелью заставил их быть более сговорчивыми. Его короновали на следующий день утром, прямо в Большом зале, где еще вчера многочисленные наследники отчаянно спорили, кто из них более достоин короны. Новоизбранный Император тут же подписал указ о назначении нового Главы Ковена и принялся ждать появления Камаля, без помощи которого нечего было, и думать открыть портал для армии. Камаль в сопровождении братьев-инквизиторов появился спустя три часа и все задуманное министром начало сбываться.
  Войска вошли в город. За несколько часов были перекрыты все площади, улицы и переулки, все ворота и выезды из города. Обыскали все злачные места, притоны и подозрительные дома. Город, наконец, успокоился. К обеду основные очаги сопротивления были уничтожены, и всем стало ясно, что самое страшное позади.
  Теперь можно было подумать и о более приятных вещах.
  Проведенная впопыхах коронация совсем не устраивала Легоро. Он мечтал о публичном признании и не собирался его откладывать. У него даже был план.
  Некогда в Империи существовал красивый обычай, по которому короновались Императоры. Согласно нему Верховный жрец в золотой колеснице въезжал на площадь перед дворцом, как Наместник Богов на земле. Одетый в пурпурную императорскую мантию и с короной на голове, он должен был трижды объехать площадь, дабы люди видели, что сам Верховный Бог передает корону будущему Императору.
  Затем он направлял колесницу к возвышению, на котором его ожидал будущий Император. Престолонаследник опускался на колени, и жрец возлагал на его голову корону, а плечи покрывал императорской мантией.
  В самом идеальном случае, корону должны были позолотить лучи восходящего солнца.
  А уже после этого новому Императору начинали присягать на верность подданные.
  С течением времени обычай был утрачен, но разве Легоро недостоин того, чтобы такой замечательный обряд вернулся? Новоизбранный Император поведал о своем желании семье и был горячо поддержан.
  Неожиданная заминка вышла с верховным жрецом. Упрямый старик затаил на него злобу, за то, что он отказался вчера послать солдат к нему в дом, где по собственной глупости оставил дочь без магической поддержки. К счастью, ничего страшного за ночь не случилось, и леди Адель сумела продержаться до прихода армии. Легоро сам слышал, как старик, громко сморкаясь и плача, рассказывал вельможам о ее чудесном спасении. Правда, он не стал прислушиваться к бредням старика, и тем более публично выражать ему свою поддержку, о чем сейчас пожалел. Лорд Кумино наотрез отказался объезжать площадь на колеснице.
  - Я стар, Ваше Величество, - чуть ли не с издевкой улыбнулся он, - боюсь, что корона свалится с моей головы.
  Легоро раздосадовано скрипнул зубами.
  - Смотри, старик, как бы вместо короны, не свалилась твоя голова, - прошипел он и даже вздрогнул, когда в ответ услышал.
  - Моя голова не кружится от мнимых успехов, и я надеюсь, останется при мне дольше, чем Ваша.
  Новоизбранный Император даже споткнулся и уже совсем другими глазами посмотрел вслед уходящему жрецу.
  - С ума он сошел, что ли?
  Похоже, проклятый жрец обиделся сильнее, чем он думал, и вряд ли до завтра сменит гнев на милость. Ну что ж придется немного подправить древнюю традицию, - философски рассудил Легоро, - в конце концов, какая разница, кто сыграет роль Бога?
  
  
  
  Глава XVI (Похищение Минари. Месть Вирта)
  
  Незаметно для себя уснула, но буквально через пару минут вскочила и снова посмотрела на амулет. К счастью камень не помутнел и не изменил цвет. Я встала и стащила заношенное платье. Побрела в ванную и умылась ледяной водой, чтобы не заснуть.
  Я боялась спать, мне казалось, что если усну, обязательно случится что-то плохое, хотя, наверное, это было глупо, потому что сидя в закрытой комнате, я буквально с ума сходила от тревоги. Если бы можно было открыть окно, было бы легче, а так приходилось сидеть в четырех стенах и умирать от страха. Я мерила ногами комнату, молилась и ждала.
  Не знаю, сколько времени прошло, когда в голову мне пришла бредовая идея немного приоткрыть окно - буквально на сантиметр. Это ведь большой беды не сделает, рассуждала я, а я смогу хотя бы в щелочку посмотреть и послушать, что происходит на улице. Подошла к окну и приподняла раму так, чтобы можно было снять собачку с замка. Замок щелкнул, ставни подались и внезапно резко распахнулись, оглушительно хлопнув по стене. Я даже ничего не успела сделать, только в ужасе присела и, не поднимая головы над окном, попыталась потянуть раму вниз, но до конца закрыть окно так и не смогла - рама застряла, а я боялась, что меня заметят, если начну дергать сильней. Так и сидела на полу, в ужасе прислушиваясь к происходящему на улице. А послушать было что - армия входила в столицу, и мостовая содрогалась под ударами кованых сапог, тяжестью груженых повозок и звонким цокотом подков, едущих всадников. Множество криков, чей-то грубый смех, ругань, удары выбиваемых дверей, все это заставляло проклинать себя за сделанную глупость. Если бы на окне были бы хоть какие-то шторы. А там не было даже гвоздей на стене, чтобы занавесить его снятым платьем.
  Оглянулась, прикидывая, куда лучше уползти: в ванную или за кровать. Решила, что за кровать предпочтительней, можно будет стянуть одеяло на пол, когда с улицы послышалось.
  - А в трактире смотрел?
  - Так он же закрыт.
  - Закрыт? А почему окно на втором этаже открыто?
  Вот дохлый троль! - пронеслось у меня в голове.
  Несколько человек вбежали на постоялый двор и принялись высаживать входную дверь, а минуты через две в мою комнату уже грубо стучали.
  - Госпожа, откройте, - услышала испуганный голос трактирщика.
  Я вздрогнула и в ужасе уставилась на дверь. А за дверью не унимались. Удары стали громче, и кто-то попробовал выбить дверь. У меня задрожали руки, и сердце заколотилось в груди. Оставалось надеяться, что поставленный Виртом щит не разрушился от того, что я открыла окно.
  Люди за дверью предприняли еще одну безуспешную попытку штурма, и потом один из них крикнул.
  - В последний раз предлагаю сдаться. Столица на военном положении, и у меня приказ проверять всех подозрительных людей. Трактирщик говорит, что ты обычная горожанка, если это так, мы просто уйдем и ничего тебе не сделаем.
  Я упорно молчала и в двери снова заколотили. Потом кто-то крикнул, что надо попробовать влезть через открытое окно. По раздавшемуся вслед за этим топоту поняла, что они побежали вниз.
  С улицы послышались крики и к окну приставили лестницу. Какой-то солдат полез наверх.
  - Я её вижу. Она под окном сидит, прячется, я её сейчас вытащу.
  Я отпрянула к противоположной стене, а человек просунул руку внутрь, пытаясь приподнять оконную раму. Несколько мгновений ничего не происходило, и он почти дотянулся до собачки замка, но вдруг вокруг его руки появилось красное свечение, он страшно закричал, и рухнул вниз. Я бросилась к окну, тысячу раз проклиная себя за глупость. Солдат подбежал к одной из наваленных вдоль дороги куч снега и засунул пылающую кисть в сугроб.
  Я облегченно вздохнула и уже хотела отойти от окна, когда откуда-то сбоку донёсся полный удивления возглас.
  - Минари?! - я медленно повернула голову в эту сторону и с ужасом уставилась в изумлённые глаза Арни. Он выглядывал из остановившейся неподалеку кареты и явно собирался выходить.
  Полностью парализованная я застыла у окна, глядя, как он спрыгивает на землю и начинает разминать пальцы.
  - Узнаю плетение Вирта, - подмигнул он мне. - Как думаешь, сломаю я его или нет?
  - Хотите попытаться снять защиту? - из кареты показалось лицо смутно знакомого мне человека. Он поставил ногу на ступеньку, и я узнала белый инквизиторский плащ.
  - С Вашей помощью, дорогой брат Камаль, - усмехнулся Арни и занял боевую стойку.
  - Разве я могу не помочь наследнику Императора? - ухмыльнулся инквизитор, оголяя запястья рук, и позвал.
  - Брат Тито, выходите, нужно помочь бунтовщицу вытащить.
  - Вирт, где ты? - взмолилась я, и зажмурилась, опять прячась под окно.
  
  Весь день у Вирта не было возможности связаться с Минари. Вначале ему пришлось долго беседовать со стариком Кумино, согласовывая с ним длинный список вельмож, которые Верховный жрец мог привлечь на их сторону, потом они обсуждали с ним план его дальнейших действий во дворце. Сразу после этого пришлось связываться с командующими армий и организовывать военный Совет, причем так, чтобы ни во дворце, ни в Ковене об этом не узнали. Совет затянулся, потому что Легоро пожелал лично поприветствовать освободительные войска, и Нилу и Янушу пришлось на какое-то время их покинуть, чтобы не вызвать подозрений.
  За время их отсутствия Вирт набросал план возможных действий и обсудил его с оставшимися офицерами. Дело продвигалось бы быстрее, если бы Император не лез в вопросы, смысла которых не понимает и не проводил постоянные аллегории. Спустя час командующие вернулись, и Вирт потратил еще какое-то время на то, чтобы посвятить их в суть стоящей задачи. Потом лорд Кумино снова вышел на связь и рассказал, о назначенной на завтра коронации. Эта новость заставила заново корректировать план их действий.
  Все время, пока они совещались, он держал перед глазами половинку парного амулета, камень был прозрачный, но тревога все равно сжимала его сердце.
  Наконец у Вирта появилось пять минут свободного времени, и он попросил леди Адель одолжить амулет связи, и отвлечь Императора хоть на пару минут.
  Вирт вышел в соседнюю комнату, прикрыл за собой дверь, и быстро нарисовал руну вызова.
  - Любимая, слышишь меня?
  Он подождал, но ответа не было. Он проверил, исправен ли амулет и уже более встревожено позвал.
  - Минари, почему ты молчишь? С тобой все в порядке?
  И снова никто не ответил.
  - Минари, не пугай меня! - уже в голос крикнул он.
  В комнату заглянул ректор и Вирт в отчаянии объяснил.
  - Минари не отвечает. Я сейчас сбегаю в свой дом, мне надо убедиться, что с ней все в порядке.
  - О, Боги, Вирт, - ректор прижал руку к груди. - Мне пойти с тобой?
  - Не надо, я сам. Оставайтесь тут, но усильте охрану. Если я не вернусь через час, действуйте, как запланировали. Пусть Нил или Януш возьмут на себя командование.
  Он быстро вышел, ураганом пронесся мимо окликнувшего его Императора и сбежал по ступенькам. Уже подбегая к своему дому, начал плести рунную вязь переноса. Ворвался в дом, и, не обращая внимания, на радость выбежавших из подвала слуг, закрылся в своем кабинете и сорвал бархатное покрывало с магического шара. А в следующую секунду увидел разгромленную комнату и корявую надпись на стене.
  'А малышка до последнего верила, что ты ее спасёшь'.
  
  Меня втолкнули в богато обставленную комнату, и я уставилась на Легоро старшего.
  - Что это, Арни? - у бывшего министра глаза полезли на лоб.
  - Нежданчик! - весело хохотнул он, - сейчас все расскажу. Значит, поехал я, как Вы велели, портал для армии открывать. А на обратном пути предложил новому Главе Ковена, брату Камалю и тому второму сильному инквизитору брату Тито подвести их во дворец. Ну, связи налаживаю, и всё такое. Проезжаем мы северные ворота и натыкаемся на разборку - солдатня чье-то окно штурмует. Я глаза поднимаю, Минари стоит. Прямо не поверил вначале. И такой мощный шит вокруг, фиг пробьешь, хорошо братья инквизиторы помогли. Я ее в охапку и сюда, а братьев инквизиторов в засаде оставил и еще двоих магов боевиков из своей охраны. Сейчас тоже туда вернусь, полюбуюсь, как этого урода на шнурки резать будут.
  - Лео, зайди ко мне! - министр активировал амулет связи, и спустя минуту в кабинет вошел молодой хлыщ.
  - Отец! - заорал он, изменившись в лице, и забегал вокруг меня, как полоумный. - Спасибо!
  - Ты Арни благодари, - усмехнулся старший Легоро, - это он тебе такой подарок сделал.
  - Арни, ты самый лучший брат в мире! - он с благодарностью кивнул брату и с надеждой перевел взгляд на отца, - ритуал будет сегодня?
  - Успеешь с козами на торг, - засмеялся Арни. - Отцу к коронации готовиться надо и речь писать. И потом, ты же помнишь, что ее надо сначала слегка уморить? Я, конечно, предпочел бы для этого постель, но отец упорно настаивает на голоде и жажде. - Арни пошло захохотал.
  Лео грустно посмотрел на отца.
  - Значит на твоей коронации все узнают, что у меня нет Магии?
  Министр смягчился.
  - Ладно, шантажист, Арни вернется и начнем ритуал.
  - А как же, что она должна быть ослаблена? - удивился Арни.
  - Легко кровопускание и она будет достаточно ослаблена, - цинично усмехнулся министр, а у Лео радостно заблестели глаза.
  - Арни, отправляйся на подмогу к братьям инквизиторам, и возьми с собой еще несколько человек. И, кстати, можешь Хьюго прихватить, а то он от скуки бесится и Лео дергает. И к гробовщику зайди перед уходом, скажи, что на рассвете надо будет ее тело из дворца вывезти.
  Они так спокойно обсуждали мое убийство, что я даже не поверила.
  - Вирт убьет вас, - сказала, когда Арни вышел, и получила сильную оплеуху от Лео.
  - Заткнись, сука! - он снова замахнулся на меня, и я прикрылась связанными руками. - Отец во много раз сильнее твоего любовника, ясно!
  - Лео! - министр поморщился, - не трать свою энергию на нее. Она уже труп. Пусть мелет, что хочет. От этого ничего не изменится.
  Он вызвал охрану и открыл потайную дверь за книжным стеллажом. Меня втолкнули внутрь, и повели по ступенькам вниз в подземелье.
  
  - Меня убить мало, - в который раз произнес Вирт, с мукой вглядываясь в прозрачный камень. Такую горечь он не испытывал даже когда умерла матушка. Вирт перевел взгляд на шар, показывающий разгромленную комнату в трактире и жестокую надпись, и злость закипела в нем.
  Он подошел к дорогому гобелену, на котором было развешено разнообразное оружие, и снял обычную армейскую саблю. Вынул её из ножен и освободил запястье левой руки. Посмотрел на шрам, который не захотел убрать, после спасения Минари, приставил к нему лезвие и полоснул. Кровь потекла на саблю, брызгая по сторонам, но он не обратил на это внимание. Вымыл клинок в своей крови и только после этого перетянул рану оторванной от рубашки полоской.
  Он все понимал, и что на него рассчитывают друзья, и что ставит под удар всю операцию, и что в трактире его ждет засада, но всё это меркло по сравнению с пропажей жены.
  - Никогда себе не прощу, - Вирт с ненавистью посмотрел в зеркало на стене. - Великий стратег?! Ты должен был просчитать все варианты, должен был забрать ее с собой, а ты бросил ее одну!
  Он со всей силы ударил по нему и стекло разлетелось под его кулаком.
  - Министр не пощадит её после того, как отнимет её Магию, - наконец озвучил он самую страшную свою мысль и с силой сдернул гобелен на пол, оружие рассыпалось у его ног, но он просто перешагнул его, и толкнул в стену выплетенное ранее рунную вязь. Стена подалась, и он вошел через дымку портала в комнату, где утром оставил жену.
  Перевел взгляд на входную дверь и мрачно уставился на колеблющиеся за ней ауры. В коридоре за дверью пряталось около десятка боевиков. Они окружили себя куполом, похожим на тот, что Вирт ставил против загрызней, и ждали, когда он откроет дверь. Еще двое подобных по уровню и двое гораздо более сильных магов, ждали его на первом этаже. Вирт сделал пасс рукой и в комнате появился его фантом. Он вошел в ванную и стал у стены, выходящей в коридор. Послал импульс фантому и когда тот с громким криком бросился к двери, открыл портал в коридор и оказался за спинами сбившихся в кучу боевиков, вовсю стреляющих по фантому.
  Ему хватило одного взгляда, чтобы определить слабые места в щите и небольшого заряда, направленного в неудачный узел плетения, чтобы их щит рассыпался. А дальше он уже не тратил Магию: они так плотно стояли друг к другу, что невольно мещали сами себе, им даже было трудно развернуться; ему понадобилось всего несколько точных ударов и в коридоре наступила тишина. Не теряя времени, Вирт создал еще два фантома. Одного направил к лестнице. А второго заставил выпрыгнуть в окно. Через долю секунды на улице послышался свист и торопливые шаги, удаляющихся от трактира солдат. Вирт подошел к окну и бесшумно спрыгнул на пустую мостовую, после чего беспрепятственно подошел к входу в трактир, откуда слышался фальшивый голос трактирщика.
  - Господин Тирк, Вы живы? Какое счастье! Спускайтесь сюда, Я тут совершенно один, больше никого нет.
  Вирт помрачнел и приготовился ворваться внутрь.
  - Где моя жена? - ото льда, прозвучавшего в голосе фантома, трактирщик затрясся и испуганно оглянулся, выдавая Арни, притаившегося за барной стойкой.
  Фантом рванул туда, и из-под лестницы выскочил, испугавшийся за брата Хьюго. Он крикнул: 'Арни, берегись!', и в спину фантома полетели боевые заряды. Арни выскочил из-за стойки в зал и приготовился к сражению.
  Неожиданно дверь за его спиной распахнулась, но предупреждающий крик Камаля и Тито опоздал на долю секунды. Вирту хватило этих мгновений, чтобы толкнуть не ожидавшего нападения Арни в самую гущу сражения. Боевые заряды, выпущенные Хьюго, попали в брата, Арни захрипел, выгнулся дугой, и, начал обугливаться на его глазах.
  Хьюго страшно закричал и бросился на Вирта, мешая Тито и Камалю прицеливаться. Он прыгнул вперед, одновременно запуская в него огненным шаром, но магистр легко увернулся и метнул в него саблю. Клинок прошел через его горло и Хьюго, как подкошенный рухнул вниз.
  Вирт повел рукой, сметая стоящие в зале столы и поднял перед собой боевой щит. Теперь в комнате стали видны оба оставшихся в живых участника сражения. Братья инквизиторы, попытались его атаковать, но быстро поняли всю безнадежность своих попыток и подняли над собой общий, но очень мощный купол. Камаль начал спешно рисовать на полу рунную вязь портала.
  - Далеко собрался? - спросил его Вирт, и пол под братом Камалем задрожал, разрывая начатый рисунок. - Я сейчас просто порву этот щит, а потом порву тебя.
  - Ты все равно убьешь, - огрызнулся Камаль.
  - Конечно, - кивнул Вирт, - такая мразь, как ты не заслуживает жизни.
  - Как ты с нами разговариваешь, отступник?! - крикнул Камаль. - Думаешь, магия Крови спрячет тебя от справедливого возмездия?
  - Чего ты хочешь, Вирт? - перебил его Тито. - Мы твою девчонку не трогали. Её Легоро забрал, так ты уже отомстил ему, - кивнул он на обгоревший труп.
  - Легоро? А щит кто ломал? Тоже Легоро?
  - Мы же не знали...
  - Теперь знаете.
  - Давай договоримся, - предложил Тито, - Камаль вхож к Легоро и сумеет отговорить его убивать девчонку. Но, ты должен понимать, Император согласится на это, только в обмен на твою жизнь. Он не простит тебе смерть сыновей.
  - Не можешь не врать, инквизитор? Кого ты хочешь обмануть? Он не оставит её в живых, даже если я сам себя на куски разрежу. Нет, братья, я не буду с вами торговаться.
  - Чего ты перед ним пресмыкаешься, Тито? Ничего он нам не сделает. Наш щит идеален, пока ты отвлекал этого безумца, я доплел его и теперь сюда, - он обвел руками вокруг себе, - ничего кроме воздуха не проникнет. А максимум через два часа сюда придут люди Императора, и тогда посмотрим, что он запоет.
  Вирт бросил беглый взгляд на щит.
  - Да, надежный, - кивнул он, соглашаясь, - но его можно сделать еще надежней. Думаю, что вот так будет в самый раз, - он подошел и прикоснулся к светящимся нитям и они покорно начали скручиваться между собой, значительно уплотняя щит. - Теперь, совсем идеально, даже воздух не проникнет.
  - Что?! - закричал брат Камаль. Он попытались ослабить нити, но они так плотно сплелись, что, несмотря на колоссальные усилия, у него не получилось их разорвать. - Тито, помоги! - взмолился он, но второй инквизитор только в ужасе смотрел на Вирта.
  - Отпусти, клянусь, что помогу тебе.
  - Ты думаешь, что можешь мне помочь? Интересно как?
  - Я выпущу старика учителя из казематов. И узнаю, где Легоро держит девушку, - у Тито задрожали губы и он бросил безумный взгляд на Камаля. - И этого я придушу, - он бросился он на своего соседа полный ненависти взгляд и вцепился ему в горло. - Предатель! Украл моё место. Это я должен был быть Главой!
  Вирт смотрел на борьбу двух инквизиторов за призрачное могущество и ничего кроме омерзения не испытывал. Он повернулся и пошел к выходу. В дверях остановился и наклонился к прячущемуся под стойкой трактирщику.
  - Уходи отсюда. Как только Император узнает, что его сыновей убили, тебя казнят.
  
  Ректор с тревогой смотрел на Вирта. С тех пор как он вернулся и рассказал, что убил молодых Легоро, он не проронил ни слова. Никто его не трогал, все боялись даже заходить в комнату, где он сидел мрачнее тучи и ковырял окровавленной саблей дорогой паркет. Только ректор и Угхрак отваживались к нему заглядывать, да еще Нил и Януш заходили советоваться.
  Сам штурм решили больше не откладывать. Отец Адели сообщил, что заручился поддержкой нескольких преданных Императору людей, и они уже открыли двери для их передовых отрядов и сейчас следили за передвижениями бывшего министра. Они же доложили, что Легоро сейчас в своем кабинете пишет завтрашнюю торжественную речь.
  В войсках отобрали самых опытных и умелых людей, которым не впервой были подобные операции. Им поручили устранить охрану дворца и взять под контроль личные покои лжеимператора. Оставшиеся в резерве войска должны были плотным кольцом окружить дворец, и по сигналу большой пушки у Главных ворот, начать его штурм.
  - Пора собираться, - в комнату заглянул Януш, выступаем через пять минут.
  Вирт кивнул и снова мрачно вогнал клинок в паркет.
  - Он ничего ей не сделает, - попытался успокоить его ректор, - Легоро не станет рисковать жизнью последнего сына.
  - Я не верю в это. Каждый раз, когда мне кажется, что я делаю все, чтобы защитить ее, что-то идёт не так.
  - Не все еще потеряно, - сказал ректор, - Ее амулет не помутнел, значит с ней все в порядке. Она не ранена. Будем молиться, чтобы ты успел вовремя и спас её.
  
  Министр с выражением прочел последний абзац завтрашней торжественной речи и уже собирался позвать жену, чтобы и она послушала и восхитилась, как она сама ворвалась в кабинет, истошно вопя.
  - Арчибальд, проверь амулеты! - выла она, заламывая руки и кусая пальцы.
  Министр спешно вытащил амулеты сыновей и в ужасе отшатнулся. Два камня из трех приобрели кроваво красный цвет.
  В комнату вбежал перепуганный Лео и вздрогнул, увидев бешеный взгляд отца.
  - Арни и Хьюго убиты! - побелевшими губами произнес министр и в ярости сбросил все со стола. - Все ко мне! - в кабинет ворвались два оборотня охранника. - Немедленно собрать людей и в трактир, уничтожить там всех, всех! Убийцу найти, я сам казню его. Лично!
  Лео неверяще уставился на отца, а потом перевел взгляд на рвущую на себе волосы мать. В его глазах зажглась радость. Даже в самых смелых своих фантазиях он не мечтал стать наследным принцем. Нет, он, конечно, любил своих братьев, то есть Арни, то есть не ненавидел. Хього было совсем не жаль. Но все же, он теперь наследник! Надо было как-то сдержаться и не выдать своего счастья, но дурацкий смех, как назло вырвался из его рта. Спасло только то, что он успел закрыть рот рукой.
  - Плач, плач! - министр прижал голову смеющегося сына к груди, - твои братья убиты, но клянусь своей короной, они будут жестоко отомщены!
  - Стража! - снова позвал Легоро и, не дождавшись ответа, распахнул дверь. В зале метались какие-то люди, и внезапно выстрелила большая пушка. А вслед за этим он услышал нарастающий гул людских голосов и кто-то громко крикнул.
  - Император жив! Хватайте Легоро, он изменник!
  Все помутилось у него перед глазами, и он ухватился рукой за дверной косяк.
  Из темноты к нему метнулась тень, и он выхватил кинжал из-за пояса.
  - Бегите! - его личный охранник зажал случайную рану на руке, втолкнул его в кабинет, и заблокировал дверь, - армия во дворце, вся стража убита, - возбужденно рассказывал он и после паузы добавил убитым голосом. - Император жив, я сам его видел.
  Легоро взвыл и бросился открывать потайную дверь.
  - Алитея, хватит выть, ты их не вернешь! Бери Лео и бегите! В бухте ждёт корабль посла Вервольфовского королевства, Сик поможет вам, - кивнул он на оборотня.
  - Арчибальд, а ты? - она подняла на него затуманенный слезами взгляд.
  - Я еще повоюю, они думают, что обыграли меня. Они узнают, на что я способен в ярости. У меня его девка, и она станет моим спасением и местью. Я заберу ее магию себе, а потом отниму ее и у Вирта. И тогда мы посмотрим, кто из этих сволочей сможет меня остановить.
  При этих словах Лео дернулся и с нескрываемой ненавистью посмотрел на отца.
  - Отец, - он с трудом сдержался, чтобы не наорать, - Вы обещали ее Магию мне!
  - Глупец! - отец больно схватил его за ухо и толкнул к матери, - вон отсюда! Алитея держитесь правой стороны, - крикнул он и быстро побежал по ступенькам левого коридора.
  
  - Сюда Лео, скорее, - лихорадочно шептала леди Алитея с трудом поспевая за оборотнем, - давай же Лео, где ты? - она оглянулась и встревожено позвала. - Лео, где ты застрял?
  В подземелье было тихо.
  - Скорее госпожа, - приглушенно крикнул Сик, но Алитея не двигалась и только озиралась по сторонам. - Лео! - громко крикнула она и в растерянности посмотрела на оборотня.
  - Он не отзывается. Куда он делся?
  Оборотень принюхался и вдруг оскалился и отпихнул ее с дороги.
  - Убью, выродка! - крикнул он, и что есть сил понесся по коридору назад.
  
  
  
  Глава XVІI (Развязка)
  
  Меня с силой втолкнули в какую-то камеру, и свет магического светильника вырвал из темноты кусок кирпичной кладки с вмурованным кольцом, от которого свисала ржавая цепь. Один из оборотней поднял её и потянул, вытаскивая из кучи прелой соломы в углу металлический ошейник. Я попыталась закрыть шею связанными руками, но меня до крови царапнули когтями по пальцам и мою голову задрали вверх. Второй охранник разжал ошейник и обвел его вокруг шеи, защелкивая замок. Оборотни подхватили светильник, и вышли, захлопнув за собой двери, и оставляя меня в темноте.
  Сказать, что я боялась, это ничего не сказать. Одна мысль, что Вирт может попасть в ловушку, сводила с ума и заставляла трястись от страха. Пришлось с силой закусить губу и ногтями впиться в ладони, чтобы хоть немного успокоиться, но этого хватило ненадолго. К страху добавился холод, и я заползла на прелую солому, и попыталась сжаться. Если бы у меня были свободные руки, можно было бы обнять себя, чтобы не так быстро терять тепло, и я начала зубами развязывать узел. На какое-то время даже ошейник перестал меня беспокоить, но как только я стянула веревку и к рукам вернулась чувствительность, ощущение льда вокруг шеи вернулось. Я попробовала его снять, но добилась только того, что до крови оцарапала руки и обломала ногти. Оставалось надеяться на счастливый случай и молиться. Рука сама потянулась к парному амулету на груди.
  - Вирт, миленький, - прошептала я, лишенная возможности видеть камень в темноте, но отчаянно надеясь на то, что он все еще прозрачный, - сжалься надо мной, пожалуйста. Все, что угодно, только не возвращайся в трактир.
  Я еще долго сидела в темноте, молясь за мужа и отказываясь верить, что наше счастье оказалось таким коротким, а потом незаметно для себя забылась тяжёлым сном.
  Резкий звук открывающейся двери и с непривычки режущий глаза свет заставили вскочить и испуганно замереть. Я усиленно моргала, пытаясь разглядеть, кто ко мне вошел.
  - Знаешь что это? - услышала я голос министра, и он протянул мне два красных камня.
  Я отшатнулась, и в ужасе уставилась на чью-то смерть, а потом как безумная рванула с шеи собственный амулет, и зарыдала от облегчения, когда он сверкнул прозрачным хрусталём в свете магического светильника.
  - Он жив, - я подняла на министра счастливые глаза, и задохнулась от ненависти в его взгляде. Он побагровел так, как будто я кипятком его ошпарила; захрипел что-то нечленораздельное и последнее, что я увидела перед тем, как отключиться, был летящий мне в голову кулак.
  - Тварь! - министр хлёстко ударил меня по щеке, и я с трудом разлепила глаза. Он наклонился и сорвал у меня с шеи цепочку и принялся с остервенением топтать амулет. - Гадина, поиздеваться захотела? - с трудом отдышавшись, он вытащил кинжал из ножен и наклонился надо мной. Взял за руку и полоснул по запястью. Я инстинктивно вырвала липкую от крови ладонь и попыталась спрятать вторую руку за спину, но он прижал меня коленом к полу и с садистским наслаждением до боли выкрутил кисть, и точно так же резанул ножом. - Надо было с самого начала с тобой не церемониться, сука.
  Министр подошел к небольшому углублению в стене, и я увидела, как поставил туда искусно вырезанный хрустальный бокальчик, а рядом положил странное украшение с черным камнем на конце.
  - Видишь? - министр показал на амулет, - красив, верно? А какая мощь заключена в нём, знаешь? - вкрадчиво спросил он, и, не дождавшись моего ответа, продолжил. - Как только я закончу читать заклинание, черный камень начнет таять, но форму свою не потеряет до тех пор, пока я не поднесу его к твоей ране. Он почувствует Магию, и черная капля сорвется в рану. Несколько мгновений и в этом бокале, - он показал на хрустальный бокальчик, начнет появляться кровавая жидкость - твоя Магия, - министр победно усмехнулся и добавил, - я пригублю из него, и она станет моей. А потом я просто перережу тебе горло и Вирт сдохнет, корчась в нечеловеческих муках. А я в этот момент буду вытягивать Магию уже из него.
  Я задрожала и в ужасе уставилась на Легоро, который простёр руку над амулетом. Легкое свечение заискрилось вокруг кристалла, и в подземелье раздался надтреснутый голос, читающий древние руны.
  
  Лео недолго метался между желанием вернуться и необходимостью бежать из дворца. Заявив, что сам заберет Магию у девчонки, отец в одну секунду превратился из идола в лютого врага, и Лео не собирался покорно терпеть его предательство. Ему легко удалось отстать от матери. Убитая горем, и привыкшая, что приказы отца всегда выполнялись беспрекословно, она даже ни разу не оглянулась, пока он тихо отступал к выходу.
  Добравшись до площадки, от которой расходились два коридора, Лео обогнул угол и начал красться по ступенькам к распахнутой внизу двери. У порога он присел и прислушался. За дверью раздавался голос отца, читающий заклинание. Медлить было нельзя. Годами вожделея собственную Магию, он в совершенстве изучил ритуал её изъятия, и прекрасно понимал, что действовать надо прямо сейчас, пока отец погружен в чтение рун и не замечает ничего вокруг. Лео открыл дверь и скользнул в комнату. Девчонка подняла на него испуганные глаза, но он угрожающе показал ей нож и она промолчала. Лео удовлетворенно кивнул и начал подкрадываться к отцу. Его план был прост. Как только отец произнесет последние руны, он вонзит в него кинжал, а ритуал закончит сам. Ведь, что сложного в том, чтобы положить амулет на рану и выпить Магию из бокала?
  Отец выпрямился, потянувшись за амулетом, но внезапно почувствовал какое-то движение за спиной, и резко развернулся. Лео не хватило доли секунды, чтобы нанести решающий удар, он только успел глубоко полоснуть, выставленную в защитной жесте, ладонь, но увернуться от сорвавшегося с неё багрового шара боевого заклятья уже не смог. Его хриплое: 'украл мою Магию...', потонуло в крике отца, и он упал, уставившись стеклянными глазами в потолок.
  Старший Легоро отпрянул, и в ужасе схватился рукой за стену, ища в ней опоры. Но окровавленные пальцы соскользнули, и рука сама влетела в углубление. Бокальчик от удара вылетел и, разбившись о выступ, разлетелся на множество осколков. Министр резко отдернул руку, но было поздно, от пережитого шока он не сумел поставить даже плохонького блока, чтобы защитить свою Магию и жуткая чернота глубоко въелась под кожу. Короткий миг и она стала проявиться в виде кровавых капель рядом осколками разбитого бокальчика и впитываться в земляной пол. Его магия исчезла.
  Он обвел безумным взглядом камеру, остановил полный ненависти взгляд на Минари, и подошел к лежащему на полу Лео. Взял того за руку и, с трудом разогнув пальцы, вытащил зажатый кинжал.
  
  Вирт ворвался в кабинет Легоро в тот момент, когда восхищенная толпа на руках вносила Императора во дворец. Множество приветливых криков раздавалось отовсюду, но он не замечал этого. Какое-то мгновение надежда, что он найдет здесь Минари, еще жила в нём, но единственного брошенного по сторонам взгляда было достаточно, чтобы он понял, что опоздал.
  - Нашёл человечку? - В кабинет вбежал Угхракк, но заметив отчаяние на его лице, сочувственно покачал головой.
  Вирт отвернулся и сделал шаг по направлению к двери, но внезапно резко остановился и схватился рукой за сердце. Он страшно побледнел и потянулся к цепочке амулета. Вытащил камень и, изменившись в лице, рухнул на колени - амулет порозовел.
  - Вирт? - Ректор ворвался вслед за Ухграком и отпихнул с дороги застывшего соляным столбом орка. - Вирт? - ректор потряс его за плечо, но тот, казалось, не замечает его, продолжая смотреть в невидимую точку.
  - Минари, - прошептали его губы, и он начал медленно подниматься, а потом все так же глядя прямо перед собой, шагнул вперед, буквально растворяясь на глазах у изумленного ректора и орка.
  Никогда за всю свою жизнь ректор не видел, чтобы с такой скоростью открывали порталы, особенно, если учесть, что Вирт не знал точки переноса, и не имел никаких ориентиров. Но больше всего поразило другое - то, как он разорвал магические потоки.
  - Успеет? - с надеждой спросил Угхрак, поворачиваясь к нему.
  - Должен успеть, - кивнул ректор, - я первый раз вижу, чтобы остовные потоки Магии рвали так, будто это трухлявые нитки.
  
  Вирт рвал пространство, не задумываясь, просто на одних инстинктах. Он не задавался вопросом, куда ему идти, он точно знал, куда хочет попасть. Он видел ауру жены так отчётливо, как если бы солнце освещало ему дорогу, и это был главный ориентир для него. Последний рывок оказался самым трудным, но нити все же поддались и выпустили его из подпространства как в тот момент, когда министр занёс руку для решающего удара. Он успел.
  Перехватил его кисть и отточенным движением вывернул за спину, заставляя разжать пальцы и выпустить оружие, а потом с силой отбросил тяжелое тело к стене. Легоро не успел даже вскрикнуть. Просто прошиб лбом кирпичную кладку и грузной тушей обмяк на полу.
  Вирт обернулся, и какое-то дикое первобытное чувство накрыло его при виде сидящей на полу девушки. Она попыталась улыбнуться и опустила руки, сжимающие горло. В свете магического светильника блеснул металлический ошейник, и он увидел залитое кровью платье на груди. Леденящий ужас вполз в его сердце и в следующую секунду ошейник уже валялся на полу, а он переступал порог палатки армейского лекаря.
  
  Орк огляделся и повел носом.
  - Человечка была тут, и Легоро совсем недавно ушел. Надо искать вход в подземелье. Он подошел к стоящим у стены стеллажам и кивнул на них ректору. - Даю зуб моего великого предка, что дверь за ними.
  Ректор согласно кивнул.
  - Отойди в сторону, Ухграк, - попросил он, и сделал пасс рукой в сторону книжных шкафов. Тяжеленный стеллаж оторвало от стены и отшвырнуло в сторону.
  Он начал читать заклинание и в месте замка появилась красная точка, которая с каждой секундой расширялась и, наконец, начала капать раскалёнными каплями на паркет. Сухое дерево весело вспыхнуло, и орк схватил со стола графин с водой.
  - С ума сошел?! Давай еще сожги нас вместе с этой дверью! - орк бросился вперед и принялся затаптывать огонь, поливая тлеющее место водой.
  Ректор сделал завершающий пасс. Раздался сильный скрежет, дверь сорвалась с петель и влетела в проход, на лету сбивая несущегося по коридору волка и придавливая его к земле раскаленной стороной. Подвал содрогнулся от жуткого воя, и шерсть на звере вспыхнула. Ректор бросился вперед, выкрикивая руны левитации, и приподнимая дверь. Уграк схватил оборотня за ноги и рывком вытащил из-под двери.
  - Не успели. Подох, - равнодушно пожал плечами орк, глядя на застывшего с чудовищной гримасой на лице Сита.
  Ректор печально вздохнул и вдруг прищурился, вглядываясь в уходящий вниз коридор. Из двери внизу вышел бывший министр. Он стоял, пошатываясь из стороны в сторону, и держась одной рукой за дверной косяк.
  - Убей меня, Янир, - произнес он и сделал шаг к нему навстречу. - Я не хочу жить без Магии.
  Угхрак зарычал и подался вперед.
  - Стой, - удержал его ректор, - он преступник, его будут судить.
  - Убей, Янир... я убил своего сына.
  Крик за их спинами был настолько жуткий, что даже орк вздрогнул и отскочил в сторону. Леди Алитея неслась по коридору, и руки ее плели смертельное заклятие. Ректор бросился вперед, выставляя щит.
  - Беги за подмогой, Ухграк, она с ума сошла, - кричал он, пока обезумевшая Магесса одно за другим бросала смертельные заклятия и пыталась прорвать щит.
  Наконец, подмога прибыла, и выдохшуюся женщину удалось скрутить и с трудом увести. Потерявшего Магию министра вывели в кабинет и, связав обычной веревкой, повели к выходу мимо застывших от удивления придворных. Шокированные вельможи расступались и только с ужасом глядели вслед.
  - Вы видели? Видели? - шептались они. - У него больше нет Магии, ему даже блокирующего амулета на шею не одели. Какой позор.
  - Боги наказали, - задумчиво изрек лорд Кумино и толпа единодушно подхватила эту мысль.
  
  Вирт смотрел на спящую жену и не мог оторвать от неё глаз. Она спала в его постели, завернутая в его халат, и укрытая одеялом до самого носа, и все еще продолжала мерзнуть. 'Последствия кровопотери', - сказал лекарь. Он предложил оставить ее в армейском лазарете или отвезти к городскому целителю, но Вирт отказался. Он не мог позволить, чтобы ее опять забрали. Он только спросил, как за ней ухаживать и лекарь, пожав плечами, изрёк: 'Хорошая еда и сон. Руки я перебинтовал. Если умеете, можете залечить шрамы'. Вирт кивнул и порталом перенес жену в свой дом.
  С помощью Теи и госпожи Клеи, которая примчалась, как только узнала, что Минари нужна помощь; он выкупал и переодел её; и теперь лежал рядом, крепко прижимая к себе, и согревая своим теплом. Он сжал ее ладошку и с нежностью погладил тонкое запястье, на котором больше не было шрамов. Минари зашевелилась и повернулась на спину, раскрываясь и потягиваясь. Вирт осторожно дотронулся до ее плеча и с облегчением вздохнул, она перестала дрожать. Он убрал с ее лица упавшие волосы, и она распахнула глаза. Какое-то время ее взгляд был еще затуманенным, и она находилась между сном и реальностью, но вот осмысленное выражение промелькнуло в их глубине, и она бросилась к нему на шею, обнимая руками и ногами и лихорадочно шепча.
  - Вирт, миленький, ты живой!
  Он прижал ее к себе и сел на постели, удерживая ее на руках и крепко обнимая.
  - Девочка моя, все хорошо, мы дома, все кончилось.
  Но она все равно продолжала цепляться за него, и отказывалась открывать глаза, боясь, что это сон.
  В дверь постучали, и госпожа Клея встревожено спросила, что случилось.
  - Все в порядке, - крикнул Вирт и на всякий случай послал в дверь блокирующее заклинание. Ему не хотелось, чтобы кто-то, пусть даже госпожа Клея, увидел их в этот момент.
  - Минари, любимая моя, родная, ну, что ты? Все же хорошо, - целовал он ее заплаканные глаза и дрожащие губы и никак не мог успокоить. Понял, что сама она не успокоится, и отнес ее в ванную. Открыл воду, посадил на бортик и начал умывать, как маленькую, смывая слезы с глаз и заставляя вытить воды.
  
  Я отдала ему пустой стакан и в последний раз судорожно икнула.
  - Я все равно не верю, что ты жив, - покачала головой и закрыла рукой рот, пытаясь сдержать очередные рыдания.
  - Жив, - Вирт встал рядом со мной на колени и положил мою ладонь себе на грудь, - я теплый и сердце бьется. Чувствуешь?
  - Вирт, - скользнула к нему на пол, обняла и прижалась лицом к груди, - не уходи от меня больше. Пожалуйста.
  Он обнял меня и погладил по спине.
  - Никогда. Я сам себя проклял, что оставил тогда одну в трактире.
  - Я думала, они убьют тебя.
  - Ну, что ты, - он встал и потянул меня за собой, - можешь идти? - спросил, и, не дожидаясь ответа, подхватил на руки.
  - Могу, - кивнула я, и прижалась к нему, счастливая, что он со мной.
  Он посадил меня на кровать и подвинул прикроватный столик, на котором кто-то заботливый поставил закутанный в полотенце куриный бульон, вареные яйца, масло и булочки.
  - Надо покушать, он подал мне тарелку и ложку и застелил колени полотенцем.
  В животе сразу заурчало, и я вдруг поняла, что просто до боли хочу есть.
  - А ты? - спросила, проглатывая бульон и с жадностью следя за тем, как он чистит яйца.
  - Я поем, как только ты поешь, - он протянул мне яйцо и намазал булочку маслом.
  - Извини, я очень голодная, - попыталась оправдаться я, доедая второе яйцо.
  - Кушай, - он с нежностью посмотрел на меня и пододвинул ко мне булочку.
  - А мяса у нас нет? С кровью? Или печенки? - спросила, с надеждой вглядываясь ему в глаза.
  - Сейчас найдем, - рассмеялся он и позвал Тею.
  - Тея, попросили принести нам мяса. И печенки и вообще пусть полный обед принесут.
  Тея улыбнулась и до нас донесся ее радостный крик с лестницы.
  - Госпожа Клея, она проснулась, с ней все в порядке, она есть просит.
  Я услышала причитания, спешащей по коридору целительницы, перевела взгляд на улыбающегося мужа и только сейчас поняла, что все плохое действительно закончилось.
  
  
  
  Эпилог
  
  Неожиданное воскрешение Императора совпало с чудесным избавлением города от смуты и окончательного разграбления, что не могло не сказаться на мнении о нём в народе. Его опять любили бедняки, боготворили вельможи, и вообще, такого искреннего почитания и любви он, наверное, не знал за всю историю своего правления. Единственное, что мешало ему жить - отсутствие того, кто подхватил бы брошенное, споткнувшимся министром, бремя. Император по-прежнему был ленив и упрямо не желал меняться, но страх очередного переворота заставлял в этот раз более ответственно подойти к выбору кандидата.
  Сейчас он сидел в кабинете восстановленного в должности ректора Янира и рассказывал ему, о состоявшемся два дня назад суде над бывшим Первым министром, господином Легоро.
  - Мне даже его как-то жалко стало. Все-таки столько лет при мне верой и правдой прослужил.
  - Что, простите? - ректор удивленно вскинул голову.
  - Я не то хотел сказать, - почувствовал себя неловко Император, - просто у него такое горе. Магии лишился, сыновья погибли, жена убить хочет, а я его на каторгу. Вот даже из дворца сбежал, чтобы не видеть, как его по этапу поведут.
  - А что ж прикажете, его опять в императорскую канцелярию на теплое место? - хмуро прервал императора ректор.
  - Как у Вас всё просто, - сник Император, - а Вы пробовали управлять этой канцелярией? Это ж свора диких собак! И это я еще про Ковен молчу! Вот где настоящие шакалы собрались.
  - Ничего, Ваше Величество, это всё поправимо. Я не сомневаюсь, что Вы справитесь и даже еще лучше министра найдете, не такого нечистоплотного, - оборвал его ректор.
  - Вот и я о том же! - Резко повеселел император и подошел к зеркалу на стене, - И я настаиваю, чтобы именно Вы приняли этот пост. Я доверяю Вам и высоко ценю Ваши заслуги, - он стал в профиль и втянул живот, - Вы благородны, умны, пользуетесь огромным авторитетом в магической среде и способны вывести нашу несчастную страну из той глубокой ямы нищеты и упадка, в которое ее завело преступное правление бывшего первого министра. - Он, наконец, достаточно налюбовался своим, как его убеждали, похудевшим за время лишений телом и отошел от зеркала.
  Ректор только поморщился, он уже в десятый раз выслушивал это предложение и столько же раз отказывался. Все эти дни ему удавалось ссылаться на плохое самочувствие и старость, и игнорировать настойчивые приглашения из дворца в надежде на то, что император найдет себе другую жертву. Но вчера Вирт самым беспардонным образом окончательно подставил его, заявив, что у него с женой до сих пор не было медового месяца и они уезжают в его родовое имение на пару недель. У него даже хватило наглости заявить, что учитель Кагг полностью оправился после казематов Ковена и согласился взвалить на себя административные дела, а своих студентов он милостиво отпускает на каникулы. И вот теперь их величество не побрезговал лично явиться в Академию и уже битый час уламывал его занять место Первого Министра.
  - Поймите, Ваше Величество, тут нужен человек с другим складом ума. Достаточно ловкий и изворотливый, и конечно превосходный дипломат и стратег, чтобы его не сожрали Ваши, с позволения сказать, придворные. Управлять императорской канцелярией, это я вам скажу, железные нервы надо иметь, и закалку соответственную.
  - Вы просто не хотите мне помочь, - трагически закатав глаза, упрекнул император.
  - Как можно, Ваше Императорское Величество? Что ж поделать, если я действительно стар? Мне уже свое место пора освобождать, а не на новое претендовать.
  - Тогда кого вы предлагаете? Магистр Вирт тоже отказывается. Причем у него у него хватает наглости делать это самым грубым образом. Я, конечно, не умаляю его заслуг, но все-таки! - возмущенно фыркнул Император.
  - Магистр Вирт не всегда выбирает слова, и бывает довольно резок, но Вы же не сомневаетесь в его преданности? - насторожился ректор.
  - Нет, конечно, - задумчиво почесал подбородок император, - просто я в совершеннейшем тупике, и уже не знаю, куда бросаться. Все от меня чего-то хотят, всем что-то нужно, все дергают, а я не привык работать в таком напряжении.
  Ректор удивленно посмотрел на Императора. Слово работать заставило его с трудом сдержать улыбку.
  - А что насчет Ваших родственников? Неужели среди них нет никого достойного?
  - Родственники? Нашли достойных кандидатов, - пренебрежительно бросил Император. - Мои родственники - сплошь мародеры и предатели! Не очень-то они и расстроились, узнав о моей мнимой гибели. А я вовсе не собираюсь так быстро забывать их предательства.
  - Тогда, возможно, Вам стоит еще раз жениться? - осторожно предложил ректор. - Вдруг, молодая супруга увлечется государственными делами? - ректор попытался натолкнуть его на мысли о леди Адель.
  - Прекрасная мысль, - сразу согласился император. - Мне на днях показали портрет одной из дочерей Вервольфовского короля - прелестнейшее создание, доложу я Вам. Личико, фигурка, опять-таки, не старуха - всего семнадцать лет! Жаль, только клыки немного выступают, но это даже пикантно. И что ж скрывать, будет повод для праздника, а я ведь так устал от этих однообразных рабочих будней.
  Ректор уронил голову на руки. Император был неисправим - фаворитки и развлечения, вот всё, что его интересовало. Пожалуй, все-таки придется поговорить с Келебрианом. Нечего ему штаны в Академии просиживать. Куратор липовый. Шестьсот лет мужику, уже бог знает какое по счету образование, а все из-за парты никак не выберется. Вот хвастался, сто у него больше ста дипломов из разных Академий, вот и пусть проявит себя.
  
  Мы ехали по невероятно красивой местности, рассматривая мшистые холмы, и с минуты на минуту ожидая появления полоски моря на горизонте.
  - Уграх, почему ты решил поехать с нами, а не вернутся в свой клан? - я обернулась к сидящему вместе со мной орку. - Ведь Император обещал дать пропускную грамоту для беспрепятственного проезда.
  - Ха! Император обещун еще тот, - плюнул в раскрытое окно орк. - Одной рукой даёт, а второй забирает. Хотя мне плевать. Орка, который не сумел сохранить жизнь жене, не ждут ни в одном оркском клане. Но если бы даже такой клан нашелся, я сам не хочу возвращаться. Хирка просила отомстить за неё, а я предал её. Вместо того, чтобы загрызть Хьюго, бросился спасать этого брехуна. Если бы такой брехливый вождь был среди орков, я первый бы вызвал его на бой и вырвал его раздвоенный язык.
  - Угхрак, у тебя есть другая тема для разговора? Спросил подъехавший на лошади Вирт, который все это время наматывал круги вокруг кареты. - Минари добрая девочка и терпит твои откровения, но у меня уже ни сил, ни терпения не хватает.
  - Подумаешь, - орк обиженно отвернулся и уперся ногой в противоположную стену кареты. - Дрянная карета, развернутся негде, - пнул он шелковую обивку пыльным сапогом, - то ли дело повозки у нас в Тыргу Тириит.
  - Конечно, кивнул Вирт, у вас и солнце круглее и месяц острее и камни каменистее.
  Орк злобно сплюнул.
  - Слышь, Маг, ты знай, что я терплю тебя только ради человечки. А так бы давно загрыз.
  Посмотрела на мужа и улыбнулась, все-таки как хорошо, что он додумался вывезти меня из столицы. Город целый месяц мыли и расчищали. Днем и ночью работали каменщики и плотники, заново отстраивая разрушенные пожаром кварталы. Я опять ходила на занятия, правда жила уже не в целительском корпусе, а в доме мужа, который вернули ему, как впрочем, и все остальное, за исключением внушительной суммы денег и драгоценностей, канувших в том же неизвестном направлении, как и кольцо, подаренное мне Виртом, и о котором я иногда очень жалела.
  В первый день, после возвращения в Академию чувствовала себя до невозможности неловко, столько любопытных женских глаз желало лично обшарить взглядом (и не всегда добрым) выскочку, захомутавшую самого магистра Вирта. Устав отворачиваться от их наглых глаз, я сама начала пялиться в ответ, и, кажется, это помогло. Во всяком случает так откровенно глазеть, они перестали. Еще через неделю все успокоились и смирились, и я, уже не таясь, бегала к Вирту на переменках - мы скучали, и нам хотелось видеть друг друга, как можно чаще.
  Мы отпраздновали нашу свадьбу совсем тесным, почти семейным кругом, пригласив только ректора, учителя Кагга, госпожу Клею и метрессу Гильду. Подружкой невесты я попросила быть Риэталь, а в качестве свидетелей Вирт позвал Януша и Нила. А позвав Риэталь, я не могла не пригласить Тильдинеэля. А он, разумеется, Келебриана. Вот и все кто были. Ну и конечно Ухрак незабываемый свадебный генерал, который пожелал нам такое, что не только я покраснела, но даже повидавший немного на своем веку ректор сказал, что жизнь прожил и не догадывался что так можно. На что Келебриан заявил, что он шесть таких прожил и тоже об этом не знал.
  А сейчас мы ехали в имение Вирта, в котором он родился и вырос и которое потом за долги у них отобрали. Несколько лет назад Вирт его выкупил и перестроил, а сейчас подарил мне. Он сказал, если я не могу подарить тебе родовое кольцо, то уж имение подарить точно могу. Так что теперь я, по сути, ехала в свой собственный дом, как бы непривычно это для меня не звучало.
  Вирт сказал, что замок стоит на скале у моря и из него хорошо просматривается бухта и заходящие в нее корабли и, что может быть, если погода будет хорошая, и я (важная оговорка) реализую на практике пожелание Угхрака, мы сможем покататься на яхте. Ну, не гад?
  
  - Минари, иди ко мне, - Вирт открыл дверцу и, протянув мне руку, на полном ходу втащил на своего коня, и усадил перед собой, - сейчас поднимемся на холм, и ты увидишь замок.
  И, правда, стоило подняться на холм, как передо нами открылись бескрайние просторы моря и скала, врезающаяся в морскую гладь, увенчанная на вершине белоснежными башенками, под красной черепицей.
  - Ой, как красиво - пискнула я, от восторга. - Ты просто волшебник! - повернулась и крепко-крепко поцеловала его.
  - Есть немного, - рассмеялся он и пришпорил коня. Мы понеслись с холма вниз, навстречу ветру и соленым брызгам моря. Вирт въехал в воду и поскакал вдоль берега, а я раскинула руки и кричала от счастья, так мне было хорошо.
  Наконец вдоволь набесившись и окончательно загоняв коня, мы шагом въехали в ворота замка.
  Во дворе уже выстроились слуги и Угхрак, явно наслаждаясь, процессом поклонов и приседаний в реверансе, уже, бог весть, по какому кругу гонял прислугу.
  - Чего рожу скривила, отворачивается она. Ты мне поотворачивайся, я тебе уши-то пообгрызаю.
  - Угхрак! - крикнул Вирт, слезая с коня и помогая мне спуститься, - прекрати.
  - Хозяин, - поклонился старик дворецкий и слуги с облегчением выдохнули, - мы рады приветствовать Вас и леди Алиери в этом доме, который так долго ждал Вашего возвращения.
  - Спасибо, Гарольд, комнаты готовы?
  - Конечно, все готово и ждет Вас. Обед в парадном зале также накрыт.
  Но Угхрак отказался обедать с нами, сказав, что никогда не был у моря и поэтому не сможет успокоиться, пока все не облазит. Он ушел бродить по окрестностям и пропадал до самого вечера, а когда вернулся, заявил, довольно ковыряясь в зубах, что уже наелся и, пожалуй, поживет у нас месячишко-другой.
  Мы поужинали в одиночестве, и я, сославшись на усталость, попросилась лечь пораньше. Муж согласно кивнул и провел меня в спальню.
  
  Я сидела на кровати и смотрела, как он раздевается. Тренированное тело с четким рельефом мышц наводило на соответствующие мысли. Вирт отбросил рубашку и остался в мягких брюках, завязывающихся на шнурок на поясе, и прилег, вытягиваясь рядом и притягивая меня поближе к себе. Повернулась на живот и провела рукой по кубикам пресса, над брюками. Он вздрогнул и накрыл мою руку, удерживая на месте.
  - И что это было? - спросил Вирт, переплетая пальцы с моими. - Ты же плакалась, что устала и хочешь спать.
  - Просто потрогала, - сказала, делая наивные глаза и мягко освобождая руку, а потом запустила шаловливые пальчики под пояс брюк, накрывая быстро увеличивающийся в размере выпуклость.
  Муж с шумом выдохнул и вытянул мою руку наружу.
  - Куда это мы так торопимся, интриганка? А вдруг я не сдержусь, и все кончится, не начавшись? - он стянул с меня шелковую рубашку и мягко вклинился коленом между бедрами. Я обхватила его ногами и принялась стягивать брюки вниз, пока он довольно урчал, накрывая руками мою грудь. Наконец, мы оба были свободны от одежды, и я облегченно засмеялась, и с нежностью провела руками по его плечам. Вирт слегка прикусил сосок, а потом глубоко втянул вершинку груди. Привстал и начал скользить губами по коже вниз, переходя на живот и спускаясь ниже, пока не добрался до уже влажных складочек и чувствительной горошины. Он подтянул мои бедра к себе поближе, и я выгнулась дугой, задыхаясь от его ласк.
  Мне очень повезло с мужем. Вирт был великолепный любовник, чуткий и внимательный, и мог заставить мое тело пылать страстью и петь от любви много раз за ночь. Еще ни разу за все время, он не оставил меня неудовлетворенной. И сейчас я не сомневалась, что все это просто игра, и я с радостью была готова играть в нее. Он любил меня и эта любовь, хоть и проснулась благодаря Магии, носила вполне земной, осязаемый характер. Да я и сама любила его также. Любила и желала не меньше, чем он сам хотел меня.
  
  Первый раунд мы закончили, и я расслабленно лежала на животе, а он, откинув мои волосы на сторону, скользил губами по шее и спине.
  - А помнишь, когда я впервые тебя поцеловал? - он наклонился и, точно также как тогда, поцеловал мою шею сзади.
  - Нет, - притворилась я, что забыла,
  - Нет? Да ты еще вырывалась, как бешеная, а я-то всего-навсего мазнул губами по шее.
  - Еще бы, ведь ты сделал это насильно.
  - Жестокая! - отстранился он, обидевшись, - а у меня потом полдня низ живота болел.
  - Бедненький, я перевернулась и погладила я его по бедру и потянулась рукой выше, - давай пожалею, сейчас все пройдет.
  - Ах ты, нахалка, - рассмеялся он, - ну что за студентки пошли, хватают без спросу за самое сокровенное.
  - Заметь, уже в который раз за ночь, - коварно улыбнулась я и сжала его член рукой, - но исключительно в медицинских целях! - я наклонилась и слизнула выступившую на головке каплю, ощущая, как каменеет плоть под рукой. Вирт с шумом выдохнул, но не стал мне мешать, а позволил сжать его рукой и медленно провести по стволу. Только когда я снова обхватила его губами и глубоко втянула в себя, скользнув языком по головке, его выдержка дала сбой. Он глухо зарычал и рывком подтянул за бедра к себе. Закинул мои ноги себе на плечи и жёстко толкнулся, входя до самого упора и впиваясь почти болезненным поцелуем в губы.
  Такого бешеного секса у нас еще не было. Вирт без устали работал бедрами, и я дважды успела кончить, до того, как он вышел из меня, но его член все еще оставался напряженным и твердым как камень. Он перевернул меня, обнял сзади за живот и подтянул к себе поближе, заставляя повернуться попкой и, раздвинув ноги, встать на колени. Потом развел мои складочки и легко скользнул в истекающее соками лоно.
  - Какая ты сладкая, - шептал Вирт, врезаясь в меня и заставляя подаваться ему навстречу и принимать его так глубоко, как только получалось в таком положении. Этот размеренный ритм окончательно свёл меня с ума.
  - Вирт, прошу тебя, - выдохнула я, прижимаясь попкой к нему ближе.
  - Что? - спросил он, меняя ритм, и я застонала, уронив голову на руки и изгибаясь от сладостных толчков.
  - Вирт, прошу, - взмолилась я, горя от желания, - пожалуйста.
  Вирт, наконец, понял, чего я хочу и, обхватив меня за бедра, начал быстро и жестко входить, подводя к финалу. Моей выдержки надолго не хватило, я вскрикнула, и я начала содрогаться, сильно и часто-часто сжимая его глубоко внутри и заставляя излиться на пике моего наслаждения. Мы обессилено упали на кровать, тяжело и хрипло дыша.
  Когда я, наконец, отдышалась и нашла в себе силы, чтобы повернутся и положить голову ему на грудь, прошептала.
  - Я помню тот день, но тогда я не понимала, от чего отказывалась.
  
  Утром над бухтой сияло яркое солнце, и чайки с криками носились над барашками волн.
  В последний раз провела расческой по волосам и начала закручивать их в узел. В открытое окно донесся слабый запах жареной рыбы и я еле сдержала подступивший к горлу тошноту.
  Вчера, утром когда выезжали с постоялого двора, было почти тоже самое, но тогда я решила, что это из-за того, что меня растрясло в дороге. Глотнула воды и поняла, что яхта на сегодня отменяется. Хорошо, что уборная была прямо в комнате, а то бы не добежала. Когда рвать было уже нечем. Умылась и прополоскала рот. Потом вернулась в комнату и, зажимая нос рукой, закрыла окно и без сил повалилась на кровать.
  Минут через десять в комнату заглянул Вирт, узнать, почему я не спускаюсь, но увидев мое зеленое лицо, испуганно вздрогнут и мгновенно оказался рядом.
  - Что с тобой, Минари? Тебе плохо? Ты заболела?
  - Не знаю, - застонала я.
  - Я сейчас целителя вызову, потерпи, - подорвался он, но я успела ухватить его за рукав. - Лучше заставь кухарку рыбу жареную выбросить и убери этот тошнотворный запах отсюда. Стоило озвучить вслух, как снова прижала руку ко рту и рванула в уборную. А ведь думала, что рвать уже нечем.
  Вирт все время стоял рядом, поддерживая меня. Потом подождал, пока я умоюсь и прополощу рот, и сам отнёс на кровать.
  - Когда это началось? - Как-то странно спросил он, и сказала, что вчера на постоялом дворе. А потом прошло. А сегодня утром снова. Вирт кивнул головой и вдруг прилег рядом со мной и положил руку мне на живот, к чему-то прислушиваясь. Потом наклонился и прижался к нему щекой.
  - Ты чего? - Удивилась я.
  - Знакомлюсь, - сказал он абсолютно серьезно.
  - С кем?
  - Еще не знаю, - он улыбнулся, - с дочкой или с сыном.
  Сердце пропустило удар, и я закрыла лицо руками. Потом отняла руки и, счастливо улыбаясь, прошептала.
  - Я знаю. Это девочка. Дочка. Я видела ее.
  - Видела?
  - Да, - кивнула я, - мне сон приснился. Давно, еще в подвале у министра. Перед тем, как ты спас меня. Я стояла возле какого-то дома с садом, и вы были там. Ты шел ко мне и нес её на плечах. А потом она рассмеялась и назвала меня мама.
  - А сад был яблоневый? - спросил, вдруг резко ставший серьезным, Вирт.
  - Яблоневый
  - Минари, - обнял меня муж. - Это дом, в котором родилась моя мать, я очень часто гостил там в детстве. Там вот такие яблоки росли, - показал он мне руками огромное яблоко. Он всего в двух часах еды отсюда. Хочешь, съездим?
  - Хочу, - кивнула я, улыбаясь.
  - Ты помнишь, то предсказание, которое подарила мне на праздник Зимы?
  - Да, а что в нём было?
  Вирт загадочно улыбнулся, в его руке появилась записка.
  - Читай, - протянул он мне клочок бумажки.
  - Любовь - самое важное, что есть у человека. Береги её, - прочла я и подняла на мужа растроганные глаза.
  - Там еще не всё. Переверни, - попросил он, и я перевернула бумажку. На второй стороне детским почерком было написано.
  'папа и мама где вы так долго я скучаю дина'
  Вирт пожал плечами.
  - Наверное, дочка пекаря написала родителям, а они не заметили.
  - Нет, это наша дочка скучала, - покачала я головой. - Мы тоже по тебе скучаем, Диночка, - я смахнула выступившие слёзы и погладила живот. - И очень ждем.
  - Значит, Дина? - спросил Вирт, обнимая меня.
  - Да, - кивнула я. - Только Дина.
  
  Дина родилась осенью, когда в саду созрели самые вкусные яблоки в мире.
  
  
  Конец.

Оценка: 7.01*260  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Я.Егорова "Блуд" (Женский роман) | | Н.Геярова "Академия темного принца" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Кариди "Бывшая любовница" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Мачеха для наследника, или К черту дракона! " (Юмористическое фэнтези) | | В.Мятная "Отбор Демона, Или Тринадцатая Ведьма" (Приключенческое фэнтези) | | О.Волконская "Ненавижу любя" (Короткий любовный роман) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | | Е.Ночь "Никогда не предавай мечту" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"