Федорчук Виктор Николаевич: другие произведения.

Стихотворные диалоги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В книгу вошли диалоги различных воображаемых персонажей (в том числе - с автором) и другие стихи.

  
  
  
  
  Виктор ФЕДОРЧУК
  
  
  СТИХОТВОРНЫЕ ДИАЛОГИ
  и
  другие стихи
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Санкт-Петербург
  2020
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ББК
  Ф33
  
  Федорчук В.Н. Стихотворные диалоги и другие стихи /Виктор Федорчук. - СПб: Изд-во Политехн. Ун-та, 2020. - с.
  
  В книгу вошли диалоги различных воображаемых персонажей (в том числе - с автором) и другие стихи. Два диалога ранее были опубликованы в книжках автора. Стихотворения из второго раздела (кроме одного) написаны в 2018-2019 годах.
  
  
  Оригинал-макет Е.В. Ершовой
  
  
  
  
  
  
   ? Федорчук В.Н., 2020
   ? СПбПУ, 2020
  
  ISBN 978-5-7422-
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  СТИХОТВОРНЫЕ ДИАЛОГИ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Разговор с Создателем.
  Регистратор RZ.
  На ближней даче.
  Гамлет-отец и Гамлет-сын.
  Рыцарь и прохожий.
  Разговор с псом.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Разговор с Создателем
  
  Создатель мира смежного
  (За мраком чёрных дыр),
  С "тарелки" лётной спешившись,
  Вступил в подлунный мир.
  Там, превратясь в подобие
  Любого из всех нас,
  Спросил меня:
  
  - Удобно ли
  Вам говорить сейчас?
  - Удобно, но мне кажется...
  Приезжий перебил:
  - Здесь всякий житель важен мне,
  Хоть я не здесь служил.
  Скажите откровенно мне,
  Без всяческих прикрас:
  Когда грехи военные
  Здесь были в прошлый раз?
  - Земные люди кликают
  К себе войну давно.
  Была война великая,
  Теперь - других полно.
  - Не могут быть великими
  Война, обман, разбой.
  Какие же тут дикие
  Причины жить с войной?
  - Для войн причины разные
  (Не две, не три, не пять):
  От жадности, от праздности,
  От зуда пострелять.
  Наш Бог за наши лихости
  Всем волю дал давно...
  - Свобода воли в дикости?!
  Пожалуй, не умно.
  - Но, говорят, по образу
  Мы созданы Его?
  - Скажу Вам, житель, попросту:
  Не вышло ничего.
  При вашем сотворении
  Создатель пожалел
  Своей родной материи
  Для ваших душ и тел.
  Слепил Он вас из пористой
  Непаханой земли.
  Отсюда ваши горести,
  Возможно, и пришли.
  Не дал Он сердца чуткого,
  Где от убийства страх
  И угрызенья жуткие,
  Использовал - лишь прах.
  - Ещё Он Змея выдумал
  И странную страну,
  Где на погибель, видимо,
  Адаму дал жену.
  - Ну, опись мироздания
  Творец ваш упростил,
  Что б вам для понимания
  Людских хватило сил.
  Но к странному решению
  Творец тогда пришёл:
  Создать несовершенное
  И верить: "Хорошо!"
  А если лишь для опыта
  Он сотворил ваш свет,
  Тогда не надо б ропота:
  Вины на людях нет.
  И что-то слишком медленно
  Эксперимент идёт:
  У нас пути изведаны,
  А Он чего-то ждёт.
  - А там, где Ваши, смежные,
  Находятся места,
  Есть люди? Все - безгрешные?
  Нет войн? Вся жизнь - не та?
  - Планеты очень разные
  И всё ж нет ни одной,
  Где жители опасно бы
  Играли в смерть войной.
  - Но как же в Ваших высях-то,
  Скажите, мудрый Гость,
  Создать народ - и мыслящий,
  И мирный - удалось?
  - Я частью сердца Божьего
  Пожертвовал для них,
  Чтоб стали осторожнее,
  Не трогали других.
  А если где мучительный
  Вдруг возникал затор,
  Решал тогда включиться я
  В естественный отбор.
  И в гене прогрессивности
  Разрушил те пути,
  Что к свойствам агрессивности
  Могли бы привести.
  - Так, значит, нет случайности
  Там, где возникла жизнь?
  - Нет, есть, но - не до крайности:
  Смешно не дорожить
  Всем тем, что раньше вызрело.
  Но всё же я всех лиц,
  Кто с лезвием и выстрелом
  Вошли в состав убийц,
  А также их поднатчиков,
  Зачинщиков и проч.,
  Наметил в неудачники.
  Им уж нельзя помочь:
  Пришлось принять решение
  (И тот закон суров) -
  Запрет на размножение
  Подобных чудаков.
  - А нашему Создателю
  Помочь бы не смогли?
  Соседу, по-приятельски?..
  Ну, хоть бы - для Земли?
  - Нет, этого, любезный мой,
  Я сделать не могу:
  Есть правила железные
  На каждом берегу.
  Но просьбу Мы внимательно
  Изучим. И ответ
  Вам даст Совет Создателей,
  А после - обязательно
  Отправит в интернет.
  
  ...Вдруг - взрыв! "Тарелка" лётная
  Ушла за горизонт,
  И тьма распалась плотная,
  И мой растаял сон.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Регистратор RZ
  
  Его я встретил около погоста.
  Стоял он, прямо глядя на закат.
  Был худощав, немаленького роста,
  В берете, епанче, немолод, черноват.
  Глаза косят. Их блеск какой-то странный.
  А башмаки протёрты и в пыли.
  Разговорились:
  - Нынче осень рано...
  - Зато грибы хорошие пошли...
  
  Спросил его (поняв, хоть и неточно):
  Где служит, где живёт и как сюда попал.
  Он улыбнулся:
  - Я служу в спецпочте...
  - Давно?
  - Да, стаж уже не мал...
  Ну ладно, маски прочь! Ведь сколько ж
  Сказаний вы придумали о нас:
  "Я - часть той силы..."
   Вспомнил?
   Можешь больше
  Узнать, когда поговорим хоть час.
  - Я любопытен, но боюсь той силы,
  Которая распространяет зло.
  - Не бойся: зло мы в мир не приносили,
  Его на Землю с вами занесло.
  Моя задача - дать отчёт. Создатель
  Подсчитывает данные о том,
  Чего в вас больше. Не робей, приятель:
  Мы этот час неплохо проведём.
  - Но ты не хром, и встретился не ночью,
  Не в скалах, не в пещере, не в лесу.
  - Что ж, всё идёт вперёд, сменилась цель и почва,
  На коей службу тяжкую несу.
  Не соблазнять я ныне должен смертных,
  А изучать размер и быт грехов.
  Мне надо наблюдать - что нового заметно
  Из года в год в течение веков.
  Я - Регистратор дел, увы, не белых,
  Чтоб дать Создателю когда-нибудь ответ
  О результатах Опыта, что сделан
  Здесь, на Земле (отсюда - буква "зет").
  - А о добре земном Создатель слышит?
  - Доложат ангелы, о добром болтуны.
  - Их много?
  - Много, хоть добра - не слишком.
  Они по видам все объединены.
  - А вы?
  - Подручные мои многосторонни;
  Но есть спецы по зависти, вранью,
  Насилию, предательству, по войнам.
  Итог же - я Создателю даю.
  - Тогда скажи: зла стало больше в мире?
  Вернее - на Земле? И что произошло
  В последние столетья:
  Уже или шире,
  Распространилось или ссохлось зло?
  - Грехи всё те же в вас. Не вижу перемены.
  Их Алигьери описал отменно,
  Хотя смешно грехи тогда покрасил
  В цвета одной (конечно - римской) ипостаси.
  - Неужто нового в землянах не заметил?
  - Заметил многое, что стало здесь в ходу.
  Не сообщу я только цифр да сметы,
  А лишь примеры.
  - Говори, я жду.
  - До круга пятого, что в книге Алигьери,
  Грехи не изменились. Но в шестом -
  Их стало меньше. Что - не веришь?
  Клянусь водою и огнём!
  Вот ереси - почти не числим в греховодстве.
  Для нас ваш опыт стал, как для оливок - пресс:
  Пришлось признать, что ересь - не уродство,
  А часто даже - правда и прогресс.
  Зато явились старые пороки
  Под новой маской и в большом числе.
  Вот, например, такие есть "пророки",
  Желающие рай построить на Земле:
  В них вера есть (как будто в аксиому),
  Что рай помогут строить адские приёмы.
  - Цель благородная оправдывает средства?
  Ведь главное же - обрести её?
  - Нет, нам указано: коль зверство - это зверство;
  А цель - ничто. Зато движенье - всё.
  - Про "рай" я знаю: был в таком "раю".
  Как двигались туда, я тоже очень знаю,
  И "средства" наблюдал почти всю жизнь свою,
  Но только не увидел "рая".
  - Корысть и зависть борются друг с другом...
  - Но разве это новость?
  - Новость каждый раз.
  Коль зависть победит, тогда с богатством туго,
  Коль жадность - то большой контраст
  Между людьми.
  - Я знаю, как их сочетать.
  - Кого?
  - Корысть и зависть: надо их менять.
  - Кому?
  - Конечно - руководству,
  Чтоб год от года плюсы и уродства
  Хозяйства - изменялись...
  - Ты - "знаток"!
  А вот ещё один урок:
  У ваших войн забавные причины:
  Коль Бога по-другому назовут,
  То и война вдруг возникает тут,
  И все бегут туда, не видя паутины.
  Мне не понять, я очень удивлён был,
  Узнав о битвах из-за сих словес.
  Ведь скажет вам любой ребёнок,
  Что "Лес" и "Wald" - всё тот же лес.
  Ещё заметил новые симптомы
  Болезни старой, но с иным апломбом.
  И это - не насилие, не лесть,
  Не ложь, не гордость от незнания, -
  Весьма заразная болезнь,
  А звать - "победомания".
  - Слыхал, при ней - и жар, и сип;
  Похожа, кажется, на грипп.
  - Опасна для страны, и для людей коварна,
  Весной бывает регулярно.
  - Откуда в людях зла так много?
  Не лучше ль жить жуком или миногой?
  - Зло - это самовластья плеть,
  Что разрушает чьи-то души:
  Коль силы нет себя терпеть,
  То надо - мир чужой разрушить.
  - Зачем, скажи, нужны грехи и зло?
  Неужто мир от них не может быть очищен?
  - Вам всем, приятель, просто повезло:
  В мирах беззлобных страшная скучища.
  Создатель мог бы, если б захотел,
  Зло упразднить решением всесильным,
  Но у него и так немало дел.
  - А жизнь?
  - Что - жизнь? Пусть необильно,
  Но продолжается.
  - На скольких из планет?
  - Не знаю: то - дела не наших полномочий,
  Но знаю, что на вас похожих - нет,
  И все похожи в тоже время, впрочем.
  - Так! Жизнь возникла в разных вариантах?
  - О, да!
  - А результат? Каков её итог?
  - Не знает даже Бог.
  Зависит всё от ваших всех "талантов".
  - Мне не дожить. А вам бессмертие дано?!
  - Но мне оно, увы, без интереса:
  Бессмертие уже осуждено,
  Поскольку не ведёт к прогрессу.
  - А в чём прогресс?
  - Не знаете? - Беспечность!
  Живёте техникой, наверное, ха-ха!
  Подумай! Ну же?! - В физике, конечно,
  И в биологии; другое - чепуха.
  ...Я пошутил; хотя и есть часть правды
  В словах, произнесенных для затравки.
  - Я понял сразу: ты - большой шутник.
  - Шутить нельзя: пока ещё на службе.
  Но нынче выходной, и развязать язык
  Могу, пожалуй. Некто мне по дружбе
  Пожертвовал пирожное, ситро...
  Приятно ублажать своё нутро!
  - Вот так и мы...
  - Не только в выходные
  Вас соблазняют сладости иные.
  - Но всё же, пусть пороки те же,
  Что были раньше, чаще ли они
  У нас?
  - На кол сажают, кажется, пореже,
  Чем в прошлые, мне памятные, дни.
  - Что ж будет с миром?
  - Время подтвердит
  Мою ненужность: вот - кредит.
  - Что это?
  - Диплом о пенсии на тот печальный случай,
  Когда закончит свой пробег
  Животное, чьё имя - человек.
  - А дальше что? Быть может, будет лучше?
  - Жизнь здесь пока не прекратится,
  То в форме дерева, то бабочки, то птицы,
  Неважно.
  - Для тебя, а что же с человеком?
  - Хозяин он своей судьбы.
  Пусть занимается спортивным бегом,
  Войной, охотой. Если без борьбы
  Не мыслит он своё существованье,
  То, видимо, его исполнится желание.
  - Террор публичной власти стал сильней,
  А частный человек слабей, бесправней,
  Хотя и нет единых правил...
  - Тебе-то это, думаю, видней.
  О людях мне судить совсем не просто,
  Ну, а по должности и вовсе не с руки.
  Но всё же - мало люди задают вопросов
  Начальству. Очень вы робки.
  - Такой отчет и понесёшь ты к Богу?
  - Ему представлю всё, как есть.
  - Ты сделал бы анализ, хоть убогий.
  - Он разберётся Сам во всём, что здесь.
  Ведь я веду людским грехам учёт,
  А о добре реестр - Главангел принесёт.
  - Но мне ты не сказал, какими стали люди:
  Пороков больше ты увидел в этот раз,
  Чем раньше?
  - Всё, как надо, будет...
  Потом узнаете - без нас, без нас...
  - Когда?
  Чего не отвечаешь, Регистратор?
  Уж больно ты неясен... иль хитёр?..
  
  Я огляделся: дым, пустырь, ограда.
  Нет никого. Передо мной - костёр.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  На ближней даче
  
  На ближней даче, где-то под Москвой,
  В саду, на кресле, что стоит в беседке,
  Сидел генсек.
  Вдруг над собой
  Услышал крик вороний.
  Ветки
  Соседних вишен закачались вдруг,
  И хрустнул где-то рядом сук.
  
  Генсек увидел тёмную фигуру...
  - Ты - кто?! Ты как сюда попал?!
  Эй, стража! Власик! Генерал!
  - Молчи: чего вопить-то сдуру?
  Никто не слышит. Разве не узнал?
  "Я - часть той силы...". "Фауст" здесь не в моде?
  - А, понял: чёрт?! Ну, что-то в этом роде...
  - Ха! Понял? Вы свои грехи
  Готовы приписать нечистой силе.
  И ты такой же?
  - Этой чепухи
  Не признаю, хоть это мы учили...
  Зачем пришёл?
  - Ты очень любишь власть?
  - Не ради власти, ради коммунизма.
  - Ну как мне в смех, прости, не впасть,
  Коль веришь в форме терроризма?
  - Пришлось вести борьбу.
  - Я знаю.
  Про инквизиторов и ведьм, бывает, вспоминаю.
  Но ты ж не веришь в цель! Конечно - нет,
  Что для диктаторов - обыденный сюжет.
  Ведь что потом: конец земной истории?
  Скорей - конец придуманной теории.
  Конца движению не будет никогда,
  Пока есть мир, а в нём - светил стада.
  А твой конец уж скоро: ты же болен...
  - Когда же?!
  - Отвечать не волен
  И интереса нет.
  - К чему?
  - К тебе. Зашёл попутно:
  У всех диктаторов, в любой стране
  Одно лишь на уме. Все люты и надуты.
  - Но я...
  - И ты. Похожи все, как в СССР - трусы...
  Вот разве что - усы... (Пропадает)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Гамлет-отец и Гамлет-сын
  
  Отец.
  А! Вот и ты. Коль ныне в виде тени,
  То, значит, умер... Что ж, привет, мой сын!
  Просил когда-то я тебя о мщении.
  Ослушаться ведь не было причин?
  Сын.
  О да, отец! Я сделал это. Только
  Я мать свою не смог, увы, сберечь.
  Пусть месть сладка, но послевкусье горько...
  Отец.
  Уж ты не на неё ль направил мести меч?
  Сын.
  Нет-нет, отец. Конечно, нет. Я медлил,
  Но сам король всё дело убыстрил...
  Отец.
  Ты медлил? Шил на зайцев петли?
  Иль просто - не хватило сил?
  Сын.
  Пришлось себя с окрестным миром сверить...
  Отец.
  И долго мерил?
  Сын.
  Долго...
  Отец.
  Что потом?
  Сын.
  Людское свойство - бить, конечно, первым
  И - правым быть: всегда, везде, во всём.
  Отец.
  А разве - нет? И повода для мести
  Ты не нашёл?
  Сын.
  Нашёл, нашёл, нашёл.
  Отец.
  И что же?
  Сын.
  Я размышлял о чести...
  Отец.
  О чести? И куда же ты забрёл?
  Сын.
  Под бременем своих несовершенств
  Я захотел понять, как человеку можно
  Затеять низкий помысел, поступок, жест,
  Не мысля о своей душе подкожной?
  Отец.
  Борьба с неправдой (правда ведь, скажи?) -
  Приводит часто только к новой лжи.
  Сын.
  Да, миру навязать несложно
  Тобой придуманный ответ.
  Но будет ли такой ответ не ложным?
  Скорее - нет.
  Но если к своевольным честолюбьям
  Добавить волю высшую, тогда
  Быть может и свершиться чудо...
  Отец.
  Так как ты действовал? Открыто, да?
  Сын.
  Я ждал, когда меня поддержит провиденье:
  И месть тогда - уже не преступленье.
  Отец.
  Дождался?
  Сын.
  Да, я действовал успешно,
  Когда нет выбора. Но всё же - не безгрешно:
  Смерть матери, Офелии, других...
  Отец.
  Что ж, смерть догонит также остальных.
  Сын.
  Как долгий дождь рождает наводненье,
  Так и убийство гонит к новым преступленьям.
  Отец.
  Так создан мир.
  Сын.
  Так создан... Но - не мой.
  И всё же зло в его ж ловушку
  Загнать мне удалось разок-другой,
  Когда я с провидением-судьбой
  Совместно действовал отчаянно-послушно.
  И вот - свершилось: наступил конец.
  Отец.
  Но ведь и ты погиб, подозреваю.
  Сын.
  Что ж, чем-то жертвовал и Бог-Отец.
  Не видя ада, как достигнуть рая?!
  Я лишь хотел не дать дождю пролиться...
  Отец.
  Что ж надо было делать?
  Сын.
  Мне - молиться.
  
  (В стихотворении учтены некоторые мысли,
  приведённые в статье А. Машевского о
  трагедии В.Шекспира "Гамлет":
  журнал "Нева", 2012, ?4)
  
  
  
  
  
  
  
  
  Рыцарь и прохожий
  
  В таверне, что у рОсстани стояла
  Дорог - неведомо каких,
  Вели беседу рыцарь в шлеме без забрала
  И неизвестный;
  Этих вот двоих
  Я видел раньше: где, когда - не помню,
  Поскольку в голове - каменоломня.
  
  Про пыл сражений вспоминал тот рыцарь,
  Про подвиги - отряда и свои:
  Как перешли они какую-то границу
  У мутной затуманенной реки,
  Как осадили город малый,
  Разбили войско, что пришло потом
  На помощь городу, как город разоряли...
  Потом был праздник - с песнями, вином...
  
  Но собеседник был весьма скептичен:
  - За что сражались, друг, пожалуйста, скажи?
  В твоей стране, я знаю, много нив и дичи.
  Зачем идти в чужие рубежи?
  - Соседи наши глупы и беспутны:
  Все пьют не то, едят не ту еду,
  Они неправильно одеты и обуты,
  Не знают то, что очевидно людям;
  О странах всех - совсем неверно судят,
  Дудят в какую-то фальшивую дуду,
  И к нам, похоже, чувствуют вражду.
  Ещё - в богах неверных веруют;
  А если - в правильных, то так, что нам,
  Которые богов узнали первыми,
  Не бить соседей - стыд и срам.
  - А вам-то что?! Пускай живут, как знают.
  - Они - для нашей черни образец.
  Мы не потерпим ослабленья края...
  К тому ж - у нас профессия такая:
  Сраженья - жизни слава и венец.
  Я победил великого Урюка,
  Потом - Изюма с юга победил.
  Я буду славен у детей и внуков...
  - Есть дети у тебя?
  - Нет времени и сил.
  - Ещё, наверное, вам надобна добыча?
  Для войск могучих - это не пустяк?
  - Конечно, это важно, только нынче
  Не так, как раньше... ну, почти не так.
  - А есть ли на Земле неглупые соседи...
  Ну, там, где жители похожи все на вас?
  - Похожи будут, коль одерживать победы
  Над ними. И то - не каждый раз:
  Ведь у чужих - о, чёрт, такую матерь! -
  Все жители - кто жулик, кто предатель.
  Все норовят подумать о себе:
  Там каждый третий - книг пустых глотатель,
  Второй - семейства чинного ваятель,
  А то - пустых делишек собиратель;
  Никто не думает о мировой судьбе!..
  
  ...Из горла рыцаря летели рык и слизь.
  Во мне смешались грусть, тоска и жалость...
  Собаки, что к таверне собрались,
  Услышав рыцаря, в лес ближний убежали.
  И я бежал в просторы чащ лесных
  Пока звук бурной речи не затих.
  
  
  
  
  Разговор с псом
  
  Дворовый пёс был весь в репьях,
  Но выглядел довольно сытым.
  Бродил он, видимо, в степях,
  Но не уставшим был по виду.
  Глаза блестят, а шерсть была
  На лапах и груди протёрта.
  Видал я псов такого сорта
  Здесь, на окраине села.
  
  - Куда бредёшь, что ищешь, милый,
  Зачем не дома на цепи?
  - Люблю просторы. Исходил я
  Сто вёрст по лесу и степи.
  - А как же волки? С ними биться
  Не просто. Не боишься ты?
  - Какие волки?! Лишь лисицы
  Да мыши разной вкусноты.
  - Ты чем питаешься?
  - Мышами,
  А то - кузнечиков ловлю.
  Жить можно. Вот - смотрите сами
  (Ткнул мокрым носом в мышь свою).
  - Ты плохо жил в деревне, что ли?
  Пусть цепь на шее - не пустяк,
  Зато ты ел и пил - всё вволю.
  А может, было там не так?
  - Так, так. Цепочка - не могуча,
  Не коротка и не длинна.
  Но было, знаешь, очень скучно.
  Картина каждый день одна:
  Колодец, вёдра, вилы, грабли,
  Помои. Пища каждый день
  Всё та же; дети, "войны", сабли,
  Лапта безумная, плетень,
  Визжанье баб, в хмелю хозяин...
  Бывало, бил... но так... пустяк.
  А если по бутылке взяли
  В пяти домах... вот это - мрак.
  Встречают новую победу
  В полузаброшенном селе:
  К любому приходи соседу -
  Весь мир тогда навеселе.
  А мне суют: кто - хлеб, кто - палку.
  Бросают камни. Мой оскал
  Им нравится. Пугливым стал я.
  Не выдержал: тоска, тоска!
  - Ну что же, жизнь волне обычна...
  И у меня... у нас, у всех.
  - Хочу иного! В жизни личной
  Готов я походить на тех,
  Кто по земле свободно скачет,
  Бывает там, бывает тут.
  Ну, а в селе я буду чаще,
  Когда детишки подрастут.
  Хочу давно я за машиной
  С весёлой яростью нестись,
  Облаять... и с хозяйским сыном
  Купаться в речке - чем не жизнь?!
  - И что ты делаешь в саду?
  - Мальчишек выросших всё жду.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ДРУГИЕ СТИХИ
  
  
  Воробьи в кормушке
  
  На птичьей кормушке много пшена,
  Там даже не видно дощатого дна.
  
  Два дня не встречал я здесь воробьёв.
  Ужель улетели из наших краёв?!
  
  Но вот - прилетели два воробья.
  Кто первым - клевать?
  - Только - я!
  - Нет уж: я!
  
  Они разодрались, пища:
  - Мне!
  - Мне!
  - Мне!
  Потом - разлетелись, забыв о пшене.
  
  Осталось лежать в кормушке пшено.
  А тех воробьёв я не видел давно.
  
  Кого же напомнили мне воробьи?
  Людскую историю, наши бои.
  
  
  Вы - куда?
  
  Толпа ли, стадо, стая?.. Все - куда?
  Бегут, себя и всех толкая,
  Как будто бы раскрылись двери рая
  Для всех... Какая ерунда!
  Куда вы, милые?! Бегите все - к себе!
  Там столько места истинно-пустого,
  Там можно ждать чего-нибудь такого:
  Хоть друга заведи, хоть заведи свой сад,
  Хоть в небо обрати свой любопытный взгляд,
  Хоть в золото преобрази свинец,
  Хоть вырежи из янтаря невиданный ларец,
  Хоть заведи себе собаку, наконец.
  
  
  Неизвестное
  
  То сладко мы живём, то горько или пресно,
  Но главное - мы всё-таки живём.
  Когда-то жили вчетвером, потом втроём,
  Теперь вот - впятером, а дальше - неизвестно.
  
  Нам в этом мире жить почти не тесно.
  А вот иным, пожалуй, и не так:
  Кто - с жалобой на свет, а кто - на мрак,
  Кто - на семью в обиде, кто - на местность.
  Но обижаться, право, бесполезно:
  Что будет с ними дальше - неизвестно.
  
  Вокруг так много жизней: все совместно
  Живут - деревья, люди, звери - и давно.
  Что будет с ними позже - не дано
  Узнать. Допытываться - неуместно:
  Куда жизнь приведёт нас - неизвестно.
  
  Для нас ли создан этот мир чудесный?
  И что же делать в этом мире нам?
  Довериться ли нашим прошлым дням?
  Преображать себя иль мир окрестный?
  Что будет с жизнью - неизвестно,
  И это - очень интересно.
  
  
  Дело случая
  
  То, что ты родился - прекрасно.
  Только это ведь - случай такой,
  Как погода: нынче ненастно,
  Завтра - вёдро, тишь да покой.
  То - здоровье, то - корь и падучая...
  Это всё, дорогой, дело случая.
  
  Ты не выберешь мамочку с папочкой,
  Раз они жизнь создали твою.
  Случай выбрал тебя, а не бабочку,
  Не хорька, не стрижа, не змею.
  
  Жизнь частенько у нас различается
  От того, с кем ты рос,
  С кем теснее и чаще встречаешься,
  Кто проводит тебя на погост.
  
  Если же от любви и старения
  У тебя изменится вдруг
  О прошедшем времени представление,
  То - улучшиться ли о нём мнение? -
  Дело случая, милый друг.
  
  Пусть тебе, дорогой, в деле случая
  Чаще светит доля лучшая.
  
  
  
  
  Актриса моей молодости
  
  1. Кинофильм
  
  Фильм был хорошим до конца,
  А героиня поразила
  И чистой прелестью лица,
  И чувством нежным, и душою милой.
  
  А сцена, что в дороге - та,
  Где разговор идёт прощальный,
  По-моему, есть - красота,
  Что редкость в мире кинотеатральном.
  
  Я так был той актрисой поражён,
  Что ей письмо отправил вскоре.
  В нём был пассаж о Мейерхольде - будто он
  Препятствовал фантазии актёров.
  
  Не получить ответ я был вполне готов...
  Но - получил ответ и даже фото
  ("в селе на съёмках... а халат - от комаров"),
  Ещё - слова в защиту мейерхольдовского гнёта.
  
  И я собрался вдруг в Москву:
  Хотел теперь скорей увидеть
  Не на экране, наяву,
  Не в гриме, а в каком-то "быте",
  Ту, что меня хоть не зовёт...
  Скорее! Только - самолёт.
  
  
  2. Невстреча в Москве
  
  Вот я в метро, в вечерний час,
  Когда закончились спектакли.
  Театр - рядом. Пусть хоть раз
  Увидеть... Да?! Я не простак ли?!
  
  Мне повезло: я вижу - вот она!
  Такая же... Нет, не такая...
  Друзьями ли, коллегами окружена...
  Она прошла, на что-то отвечая.
  
  Не состоялась, вероятно, встреча?
  Иль состоялась? Я был всё же рад.
  И в тот же день уже под вечер
  Я улетел в тогдашний Ленинград.
  
  Нет, состоялась встреча, вероятно:
  Я не грустил, скорей - наоборот,
  Иначе будет непонятно,
  С какой же стати целый год
  Мне становилось жить приятно,
  Когда я видел в небе самолёт
  
  
  3. Эпилог
  
  Прошли года. Узнал я много
  Кинокартин, где есть она.
  Но чувства не было такого,
  Как раньше. Да - красота, да - глубина...
  
  Я понял, почему мне ныне
  Тот прежний образ больше мил:
  Ведь я не женщину, а героиню
  Кинокартины той любил.
  
  
  [Из старой тетради]
  
  У больших и старых собак
  такой внимательный взгляд,
  особенно когда они смотрят на хозяев,
  будто они
  лучше нас знают,
  как нужна нам помощь друг друга.
  
  У больших и старых собак
  такой печальный взгляд,
  будто они
  лучше нас понимают всё
  до конца.
  
  Иногда
  в их взгляде
  мне видится
  некоторое удивление,
  что мы смотрим не так.
   (1991)
  
  
  Лампада
  
  Гори, гори, лампада,
  Не гасни на ветру,
  Ты для меня - отрада
  На жизненном юру.
  
  Не гасни - ни от ветра,
  Ни от железных рук:
  Ты - часть большого света,
  Ты - сердца мерный стук.
  
  Пусть станет ночь короче.
  Пусть слабый этот свет
  Жизнь новую пророчит,
  Которой ныне нет.
  
  Ты - жизнь, а я - лишь повод
  Подумать о тебе
  Сейчас
  И в мире новом,
  Когда сойдёмся снова
  Благодаря судьбе.
  
  
  Отплытие
  
  Отдаляется всё,
   будто берег от лодки, плывущей
  В зябкий сумрак
   давно уж забытых морей.
  Ещё связь так тесна
   с тем, что было за дюнами - лучшим,
  Только с каждой волною -
   слабей и слабей.
  
  Выходите на берег:
   я махну, непременно, рукою,
  Чтобы нам сохранить
   этот временный след на воде.
  Я ещё не ушёл,
   и вы тоже, я знаю, со мною,
  Пока чуточку верим
   этой нашей смешной правоте.
  
  
  Переправа
  
  По травам весенним, потом - по отаве,
  По снегу, закрывшему ровность полей,
  Я шёл к неизбежной своей переправе,
  Сначала, конечно, не зная о ней.
  
  Я думал, что всё обернётся обрывом,
  Стремительной осыпью, тёмной водой:
  Ну - речкой знакомой, ну - топким заливом,
  Ну - озером тихим, где дремлет покой.
  
  Но всё оказалось немного иначе:
  Да - берег, да - круча, но дальше - паром,
  И он уже двигаться, кажется, начал.
  Куда же?.. Узнать бы... Но это - потом.
  
  
  Всюду - жизнь
  
  Вот говорят: живое - умирает,
  И невозможно избежать смертей
  Здесь, на Земле, а не в каком-то рае.
  Но хочется поправить вывод сей.
  
  Земная жизнь без смерти невозможна,
  Как зубья без пробелов на пиле.
  Но жизнь мне кажется всё более надёжной,
  Когда присмотришься к процессам на Земле.
  
  Ведь жизнь - повсюду здесь: в лесах, болотах,
  В домах, вулканах, в море и траве,
  А также (правду скажем, уж чего там)
  И - в нас, как и в любом живущем существе.
  
  Вот - человек, допустим: он чихает.
  Но это - жизнь другая знак даёт,
  Что кто-то в нас живёт и - вылетает,
  И к новым "землям" он стремит полёт.
  
  А вот ещё - спаси нас Бог! - в печёнке
  Есть лямблии; на коже есть грибы,
  В кишках - бактерий многие колонны...
  Повсюду - жизнь, круговорот судьбы.
  
  А мусор, остающийся от тела,
  Когда оно прошло свой долгий путь?!
  Там столько жизни, просто - без предела!
  Смерть может здесь спокойно отдохнуть.
  
  Зачем же верить нам в победу смерти,
  Коль у Земли столь оживлённый вид?
  Нет! Всюду - жизнь, везде, на каждом месте.
  Она и смерть любую оживит.
  
  
  Будущая жизнь
  
  Однажды, наверное, будет беда,
  Всемирное сокрушение:
  От нас не останется даже следа -
  Всё рухнет однажды в мгновение.
  
  Случиться ли всё от вулкана, войны,
  От грубо-небесного тела,
  Но разом исчезнет из каждой страны
  Вся жизнь, что когда-то кипела.
  
  Но всё же останется здесь простота -
  Микробы различного рода -
  В подводной тюрьме, на горных хребтах,
  В невидных подземных породах.
  
  И - жизнь повторится: не пройденный путь,
  А вечный порядок движенья,
  И ей суждено, может быть, обогнуть
  Неверные прежде решенья.
  
  Жизнь снова проявится в разных чертах,
  Иные нам будут знакомы:
  В растениях, рыбах, улитках, зверях,
  И в птицах, и в насекомых.
  
  Не знаю, родится ли снова наш род
  Таким же воинственно-диким,
  Но жизнь без людей на Земле не умрёт,
  И лес - непременно возникнет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  
  Стихотворные диалоги
  Разговор с Создателем
  Регистратор RZ
  На ближней даче
  Гамлет-отец и Гамлет-сын
  Рыцарь и прохожий
  Разговор с псом
  
  Другие стихи
  Воробьи в кормушке
  Вы - куда?
  Неизвестное
  Дело случая
  Актриса моей молодости
  Из старой тетради
  Лампада
  Отплытие
  Переправа
  Всюду - жизнь
  Будущая жизнь
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Литературно-художественное издание
  
  
  Федорчук Виктор Николаевич
  
  СТИХОТВОРНЫЕ ДИАЛОГИ
  и другие стихи
  
  
  
  
  
  
  Подписано в печать 2020.
  Формат 60х84/16. Печать цифровая.
  Усл. печ. л. Тираж 50. Заказ ?
  
  
  Отпечатано с готового оригинал-макета,
  предъявленного автором,
  в Издательско-полиграфическом центре
  Политехнического университета.
  195251, Санкт-Петербург, Политехническая ул., 29.
  Тел.: (812) 552-77-17; 550-40-14
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"