Федорец Григорий Григорьевич: другие произведения.

Сирийский марафон. Часть 2. "За нас и за спецназ". Главы с 1-8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В книге рассказывается о специальной операции российской военной разведки в Центральноафриканской республики накануне президентских выборов в 2016 году. Противостояние с одной их разведслужб НАТО. Боевики, джунгли, крокодилы. Все это ждет читателя во второй части романа.

  ЧАСТЬ ВТОРАЯ. За нас и за спецназ.
  
  Бойцам российского спецназа, павшим и живым посвящается!
  
  Глава 1. "Спецназ и в Африке спецназ ..."
  
   Кайда, упершись локтями в подоконник, смотрел в окно, за которым медленно, словно пух из порванной подушки, падали лохматые снежинки.
  - Завтра старый Новый год. Всегда любил этот праздник. Новый год он заполошный; беготня по магазинам, телефонные звонки с поздравлениями; ледяная водка, красная икра в золотисто-зеленых банках; дурманящий запах апельсинов. Потом каникулы. Неделю или чуть больше. Жена, сын и дочка. Прогулки в парке, звонкий хруст льда под коньками, горячий глинтвейн в пластиковых стаканчиках, неторопливые беседы с отцом, мама в цветастом переднике лепит пельмени. Потом, словно пьяная компания веселых друзей, наливается служба и вдруг, короткий и сладкий, как самоволка курсанта, старый Новый год, - мысли текли неспешно, баюкали.
  - Выздоравливающие здесь обитают? - скрипнула дверь, и в палату ввалились Дед и Носорог. Кайда широко улыбнулся:
  - Вот это да! Какие гости?! Проходите, проходите, рад видеть.
  - Как здоровье, Александр, готов к труду и обороне? Мы гостинцы принесли тебе. Капитан, давай пакет, - генерал начал весело, как фокусник, вытаскивать припасы:
  - Это яблоки из-под Ростова. Считай, с твоей родины. Вкус медовый, запах аж голову несет. Вчера вернулся из командировки старший лейтенант Морозов, припер целый мешок от родителей. Кстати, почему у него такой позывной, Чупа-Чупс? Как-то читал его личное дело, не прояснил сей момент?
  Кайда с Носорогом хитро переглянулись.
  - Сладкое что ли любит? Теперь мандарины. Сирийцы прислали три тонны на все управление. Здесь твоя пайка, все по-честному. Про бананы врать не буду, рядом в ларьке купили, а вот дыня с Таджикистана. На прошлой неделе летал туда. Сам лично на базаре выбрал. Цени Саша! - улыбнулся Дед.
  - Идем дальше, сальце и домашняя колбаска. Чуешь какой дурман? Ах. И, горилка с перцем. Полкило. Говорить не буду откуда, сам догадаешься. Может когда-нибудь Еремеев и расскажет, где он проводил творчески отпуск. Проболтаешься по пьянке Носорог? Вижу, не проболтаешься, угольная твоя душа.
   Кайда оглядел кучу яств, сваленных в беспорядке на кровати:
  - Товарищ генерал, тут гостинцев на роту! Завтра старый Новый год. Давайте отметим. По глоточку.
  - По глоточку? А, доктора чего вещают? - Генерал сощурил правый глаз, из-за чего его лицо приняло лукавое выражение.
  - Можно, после праздника на выписку иду по причине здоров и годен к строевой службе, - браво доложил майор.
  - Ага, на выписку? Здоров говоришь. Прекрасно. Еще повод наметился по глоточку. А, теперь главная причина, майор. Командование наградила вас, майор Кайда Александр Владимирович, орденом "За заслуги перед отечеством второй степени" за образцовое выполнение специальных заданий. Указ вчера Сам подписал. Вижу про группу спросить хочешь? - Дед стоял прямо, твердо.
  - Командир, всю группу "Заслугами" наградили, четвертой степени, - не утерпел, молчавший Носорог.
  - Ну, капитан Еремеев, все-таки дал слабину! Наливай! - генерал, подойдя к тумбочки, освободил место. Три граненных стакана с горилкой на толщину пальца, разломленная на дольки мандаринка.
   Они встали треугольником, подняв стаканы.
  - За ордена?! - вопросительно начал капитан. Кайда и генерал сморщились.
  - Эх, молодежь, - укоризненно покачал Дед головой.
  - За нас и за спецназ! - майор протянул вперед стакан.
  
   ****
   - Значит на выписку? И, прямо так и говорят, годен к строевой? - генерал вкусно жевал бутерброд, накрытый тонким ломтиком прозрачного сала.
  - Угу, - Кайда уплетал за обе щеки домашнюю колбасу, закусывая ржаным хлебом.
  - Это хорошо. Как говорят наши камрады, это "Зер гуд". Тогда так. Выходишь с больнички, десять дней тренируешься в Центре боевой подготовки. Постреляешь, с новинками наших технарей познакомишься. Смею заметить, есть чем удивить. Между делом кроссики побегаешь. Чтобы не скучно было, возьмешь Морозова и этого охламона, - Дед кивнул на Носорога.
  Кайда отхлебнул остывший чай:
  - Дело намечается?
  - Угадал. Ну, как я вас без работы оставлю? От скуки заревете горючими слезами, - генерал сделал отеческое выражение лица.
  - Ага, в Центре употеем, как мыши. Кроссики, с полной выкладкой, - фыркнул капитан.
  - Не без того, гражданин Носорог. Тяжело в ученье, легко в бою. Сколько веков назад сказано, а до сих пор актуально, - шутливо наставлял генерал.
  - Теперь к делу. Предстоит вам творческая командировочка в Африку. В самую не на есть центральную. ЦАР. Дыра еще та. Но, Родина прикажет, не в такую залезешь. В Республике в феврале будут президентские выборы. Наши аналитики полагают, выиграет некто Туадера. Ректор столичного университета. Парень готов начать сотрудничать с Россией. ВТС, энергетические проекты, добыча минералов. В стране куча алмазных копий, уран залегает чуть ли на поверхности, золото и прочие богатства, а население грошики считает. Бедность неимоверная. Как вы понимаете, с приходом ректора, начнется перекройка рынка. А, там рулят французы. И, плотно достаточно. В 1979 походя высадили десантников и поменяли власть. Сейчас действуют хитрее, но своего, проста так, не уступят. Ваша задача, прощупать настроения военных. В советское время, часть высших офицеров училась в Союзе. Контакты с кем пообщаться получите. Сверхзадача, убедить коллег помочь ректору. Вот такие дела. Не командировка, санаторий, - Дед, хлопнув себя по коленке, ухмыльнулся.
  - Значит ЦАР? В Африке гориллы, в Африке большие, злые крокодилы. Не ходите дети в Африку гулять, - фальшиво пропел Носорог.
  
  
  Глава 2. "Увидеть Париж и ..."
  
  Дед, вертя указку в руках, напоминал сельского учителя в где-нибудь в Кривопупово Рязанской области.
  - Валенки, шапка-ушанка и типичный дед Мазай и три зайца. Картина маслом, - мысленно хмыкнул Кайда, внимательно слушая инструктаж. Почему генерал решил провести разговор именно в учебном классе Центра, для майора осталось загадкой. Прохаживаясь вдоль черной доски со следами плохо стертого мела, Дед продолжал:
  - Как понимаю, инструктажи все прошли. Местной спецификой прониклись. Вылетаете завтра?
  - Так точно, товарищ генерал. Из Парижа через Касабланку в Банги. Как белые люди, кожаные чемоданы, "какой предпочитаете напиток, сэр?", шляпа из пробкового дерева "а-ля плантатор", - улыбался майор. Носорог как всегда влез в разговор:
  - Ой, мамочки мои, чую, замануха. Поселять в фигваме, не то что кондишина нет, с простой воды напряженка!
  - Тяготы службы, месье Жан, не все коту масленица, - хихикнул Чупа-Чупс.
  - Мда, пока командир в госпиталях, личный состав расслабился маленько. Дело поправимое, - констатировал генерал.
  - Решим проблему, Константин Петрович, подтянем дисциплину. Будут копать яму от забора до обеда, в ширь, - поддержал игру Кайда.
  - А, это правильно. Это верное решение, - голосом товарища Саахова, неожиданно откликнулся генерал.
  - Теперь к делу. Нашим военным атташе в посольстве полковник Смирницкий Вадим Иванович. Да, твой командир по краснодарской группе "Сигма" пограничного спецназа. Он, полностью в курсе задания. Но, на контакт с ним, только в случае необходимости. У вас полная автономность, впрочем, как всегда. И, еще, в ближайшее время, в Банги появятся наши ... скажем добровольцы из "группы Вагнера". Если нужна будет силовая поддержка, то через полковника, выйдите на добровольцев. Но, это край. Вертитесь, крутитесь сами. Чай не дети.
  
  ****
   "Боинг 737" заволновался корпусом, начав снижение. Кайда первый раз прилетал в "Орли". По факту аэропорт показался маленьким, в отличии от младшего братца "Шарль-де-Голля". Трансфер в город был заложен в туристический тур и, устроившись у панорамного окна на втором этаже автобуса, Кайда краем уха слушал разглагольствования гида. Автобус катил по скоростной дороге в центр города и майор наблюдал, как из утренней дымки наплывает старина Париж.
  Справа мелькнули высотки новых районов и потянулись, запруженные авто и людьми, проспекты и площади центрального района. Гид, молодая армянка, с мощным акцентом, трещала без умолку, перечисляя достопримечательности за окном. Кайда, пробравшись по узкому проходу, словил паузу в монологе:
  - Уважаемая, меня несколько укачало. Будьте добры, сделайте остановку. Надо прогуляться несколько. До своего отеля доберусь на такси. Представительница некогда братского народа, презрительно взглянула на майора:
  - Хорошо. Скоро подъедим к отелю, где будем высаживать часть пассажиров, там и выйдите.
  
   Пройдя два квартала, Кайда подошел к стоящему на парковке такси. В цыплячьего цвета "Рено", сидя за рулем, дремал водитель, молодой араб в футболке клуба "Олимпик Лион".
  - Доброе утро. Мне нужно на Лионский вокзал, - усевшись на заднее сидение, мягко сказал майор по-французски.
  Парень, вздрогнув от неожиданности, коротко кивнул и, заведя мотор, щелкнул поворотником.
  Кайда пересек пешеходную зону перед четырехэтажным зданием вокзала, скосив глаза на квадратную башню с часами на все стороны, и оказался в огромном зале. Поднявшись на эскалаторе в зал номер три, майор направился к зоне автоматической камеры хранения. Отыскав нужный бокс, он опустив монетку в пять евро, открыл дверцу шкафчика. Поменять местами свой рюкзак, на лежащий в боксе такой же, дело было трех секунд. Аккуратно закрыв дверцу, майор неспешно удалился.
  
  ****
   - Приятель, тут такое дело, сделай мне причёску ну знаешь ... Короче, чтобы выглядел как мачо. Я сам из Марселя. Считай, простой работяга. Папаша автомастерскую оставил в наследство. С одной стороны, вроде бы и босс, а с другой ... Если работников всего один. Приходиться самому в капоте ковыряться. Видишь, из-под ногтей так и не смог грязь удалить, сколько не тер щеткой с мылом. Кстати, у тебя только парикмахерская? Маникюр не делаешь? - тараторил Кайда, устраиваясь в кресле. Мастер, стройный парень, снисходительно улыбнулся:
  - Дружище, попал по адресу. Будет тебе мачо. Девчонке хочешь понравиться?
  - Откуда знаешь? Такая история. Прошлым летом моя киса была у нас, в Марселе. Приехала на крутом мерсе со своим бобром. Муженёк ее, сущий свин. Сел под градусом за руль и наскочил на бордюр. Да так ловко, что правая шаровая накрылась. Они и притащились в ближайший сервис. А, там я с напарником. Бобер, с расстройства еще виски накатил и отдуплился на диване в комнате отдыха. Мы с напарником подвеску снимаем, а кисуля рядом крутиться. Толи скучно ей, толи насолить муженьку захотела, в общем, флиртанули мы по полной. Машину, конечно, сделали, бегемот очнулся, и они уехали. Думал, конец истории, ан нет. Кису зацепило.
  - Мистер, простите, но с бакенбардами надо расстаться. Для парижского мачо не годятся. И, усы ... Лучше убрать. Готовы пожертвовать? - парикмахер прервал монолог.
  - Ладно, согласен. Чего не сделаешь ради милой. Слушай дальше, старина, закрутился нас роман, типа Джульетты с правильным пацаном Ромео, - майор, наблюдал в зеркало напротив, мысленно поражаясь ловкости, с которой парижский цирюльник, работал над его прической.
  - И вот, на прошлой неделе, моя девочка, пишет в вайбер, что муженек сваливает по делам в какую-то Банги на целую неделю. Что за хрень, не знаешь? - Кайда сморщил лоб, играя напряжение.
  - Банги? Погоди, недавно слышал такое название. Вот, точно. Сержант из Иностранного легиона в среду был. Ему по телефону часто девочки звонили. Он все жалел, не получается встретиться. Лечу в эту Банди по службе, аж на целый месяц, - парикмахер даже прекратил стричь, вспоминая. Майор, удержал лицевые мышцы расслабленными:
  - Вечно правительство запихивают белые кепи в такую глухомань. Зато и зарабатывают парни, я слышал, неплохо.
  - Готово, мистер. Как вам? По мне, вылитый мачо! - цирюльник ловко снял накидку.
  - Здорово, дружище! Просто класс. Я и не мечтал. Знаешь ... Пришла дикая мысль, а не стать ли мне блондином? - Кайда вертел головой, разглядывая себя в зеркале.
  - Гм, интересная идея. Давай попробуем, - задумался мастер, стянув губы в трубочку.
  
  ****
  
   Солнце вовсю веселилось, гоняя блики в витражных окнах "Шарль-де-Голль". Пассажиры всех национальностей торчали перед электронным табло с расписанием; жевали круассаны, запивая ароматным кофе, листали глянцевые журналы, полные рекламы, флиртовали по легкому, стояли в очередях перед таможенным контролем.
  Кайда, с головой окунулся в аквариум огромного аэропорта и растворился в нем.
   "Аэробус" мощно рванул вперед и оторвался от взлетной полосы. Через четыре минуты в салоне включили яркое освещение, лайнер плавно набирал высоту. Женский голос на французском известил, что полет до столице Центральноафриканской республики продлиться двенадцать часов пять минут, про температуру за бортом и ужин через полчаса.
  Майор огляделся вокруг, мазнув взглядом, сидевших в соседнем ряду Носорога и Чупа-Чупс. Порыжевший капитан, развалясь в кресле, увлеченно листал "Плейбой", а Морозов завязал разговор с симпатичной соседкой.
  - Налопаюсь и спать. Двенадцать часов, мешок времени, все можно успеть, гражданин блондин, - хмыкнул про себя Александр, удобно вытягивая ноги.
  
  
  
  
  
   Глава 3. "Мы живем на Занзибаре, в Калахари и Сахаре ..."
  
   Солнце выкатилось из-за зеленых холмов и залило долину, реку и город алым. "Аэробус" скользил по верхней кромки редких облаков, приближаясь к конечной точке путешествия. Кайда, прильнув к стеклу иллюминатора, любовался великолепием открывающейся панорамы. В дали широкая лента реки, делала резкий поворот и сливалась с горизонтом. Игрушечные коробки домиков, нитки улиц кирпичного цвета, зеленые пятна парков и высокая голубизна неба. Майор потянулся всем телом, разгоняя кровь по мышцам, затекшим от долгого полета.
  - Поздравляю, сбылась мечта идиота. В Африку занесло, мля, - мысленно хмыкнул он.
  
  ****
  
  Аэропорт Банги Мпоко оказался только по названию экзотикой. Одна взлетная полоса, закатанная асфальтом, здание аэровокзала в два этажа, все это напомнило Кайде Саранск, куда в курсантские времена в начале "нулевых" он прилетел на свадьбу к другу. Отличие было в окружающих людях и климате, что соответствовало его школьному представлению об Африке. Пальмы и негры.
  Для обладателя французского картона, каковым он являлся в данный исторический момент, пограничный и таможенный контроль предстал в одном, достаточно упитанном, лице таможенника. Офицер, не пряча скуки на лице, мельком глянув фото на паспорте, не стал утруждать сличением с оригиналом. Смочив толстый палец цвета какао с молоком, слюной, он перелистнул несколько страниц и крепко приложился на одной из них, штемпелем. Не глядя на майора, он вернул паспорт, буркнув:
  -Велком.
  Раздался щелчок разблокировки турникета. Благодарно кивнув, Кайда пересек границу.
  - Еперный театр, вот службу тянут. Граница на замке, япона-матрена, - мысленно выругался Александр, направляясь к выходу.
  За дверьми аэровокзала цивилизация свернулась, как шагреневая кожа. Песчаная дорожка, цвета битого кирпича, кружок чахлого газона со следами чьих-то непутевых ног, тройка авто канареечного цвета и надписью "taxi" на борту.
  Закинув на спину рюкзак, он направился к желтым автомобилям.
  - Эй, дружище, не в центр едешь? Может скооперируемся? С денежкой напряженка. Приходиться экономить, - сзади раздался мужской голос. Кайда неторопливо оглянулся. По дорожке вокруг газона топали Носорог с Чупа-Чупсом. Кайда усмехнулся:
  - А, почему нет? Лишняя денежка карман не тянет.
  Приблизившись, капитан беззаботно улыбнулся:
  - Командир, такое впечатление, в порту усиление служб безопасности. В таможенной зоне армейский патруль, а на площади, гляньте, под баобабом французская десантура в броневиках. Аж, три штуки. Или сие норма?
  - Согласен, приятель, в компании всегда веселее, - громко произнес майор. И, совсем тихо добавил:
  - На рутинную охрану не похоже. На десантниках броники, и сами, как рассказывают аборигены, вылезают из казарм только при обострении обстановки. Ладно, разберемся.
   Троица, весело жестикулируя, подошла к крайнему автомобилю.
  - Опа, а водила где? И, во втором тю-тю. В третьей? Есть пикимоныш. Живем, а то местное светило, что крепкое похмелье, шибает в голову, - выдал тираду Носорог.
  - Мое почтение, сударь, отвезите нас в отель "Ledger Plaza Bangui", что на проспекте Независимости, - открыв заднюю дверь и сунув голову в салон, изрядно потрепанного "Нисан", спросил Чупа-Чупс по-французски.
  Таксист, до того спавший на водительском сиденье с открытым ртом, вздрогнув, с трудом вырвался из липких объятий Морфея.
  - Месье, домчу до "Плаза" быстрее ветра. Кстати, отель пятизвездник. Вы один или с друзьями? - он с трудом подавил зевок.
  - Это мои попутчики. Вместе прилетели из Парижа. Хорошие парни. У вас никак очередная войнушка приключилась? Броневики, патрули на улице, - Чупа-Чупс плюхнулся в продавленное сиденье рядом с водителем. Сзади разместились Кайда с Носорогом.
  - А, вы что, новости не слышали? С утра трещать по радио и тв, - водитель запустил двигатель.
  - Какое радио? Мы только, что прилетели. Едим? - Чупа-Чупс запихнул рюкзак под переднюю панель, в ноги.
  - Передают, что ночью похитили господина Туадера, - таксист, не включая поворотника, рванул с места.
  - Что за перец? Наркобарон? - хихикнул Чупа-Чупс.
  - Да, какой там ... Ректор нашего университета, - водитель, щелкнув зажигалкой, закурил.
  - Ректор? Его то за что? Студенток тискал или двойки в дневник ставил? - веселился Морозов.
  - Вижу, вы, вообще, не в курсе здешних дел. Через две недели президентские выборы. А, господин Туадера явный претендент. Людям он нравиться, - водитель притормозил, пропуская встречный автомобиль, и свернул налево.
  - Все господа, приехали. Отель "Плаза", - объявил он, и машина проехала мимо указателя "Ledger Plaza Bangui".
  Пока Носорог рассчитывался с таксистом, Кайда разглядывал здание отеля. Чупа-Чупс встал рядом:
  - А, что? Неплохо для столь диких мест. Простенько, но со вкусом. Стиль поздний ампир, совсем поздний. Середина прошлого века. Любопытно, "три звезды" как выглядит. "А-ля Дом колхозника на выезде".
  - Не палатка, и уже хорошо. Форс-мажор у нас сподобился. Треба встречаться с полковником. Поди ж ты, пальмы, слоны, негры кругом. Лепота! - майор мечтательно огляделся.
  
  ****
   Кайда на вызванном, через портье, такси добрался в район "Марше Сентраль". Людей на рынке, что блох на барбоске. Кто-то катил тачку с вязанками бананов. Вдоль фанерных кабинок прямо на земле лежали какие-то овощи, напоминающие наш желтый картофель. Какой-то мужик громко зазывал на покупку рыбы. Про рыбу майор понял проходя мимо. Терпкая вонь шибанула так, что замутило. Собранные в пирамидку арбузы, напомнили ростовский привоз. Всюду сновали продавцы с непонятной дрянью сомнительного вида. Местные женщины важно шествовали, неся на голове широкие плоские чаши, с горкой наполненные различными фруктами.
  Кайда миновал толчею продуктового сектора и нырнул в ряды промтоваров. От пестроты чуть не зарябило в глазах. Мысленно плюнув, он перестал отвлекаться на окружающую экзотику, держа курс в правый дальний угол, где продавали средства передвижения. В тени деревьев в несколько рядов стояли мотоциклы и байки. Потенциальные покупатели, прогуливаясь вдоль рядов, с задумчивым видом, вступали в дискуссии с продавцами. В отличии от катавасии продуктового, здесь царил покой и чинность.
  Смирницкого, майор узнал издалека. Полковник, одетый на местный манер, в пеструю рубашку навыпуск и лимонного цвета хлопчатобумажные брюки, разглядывал ярко красный байк.
  Кайда, прошелся по соседнему ряду. В юности ему приходилось гонять на мотоциклах. То были "мински", "восходы", "ижаки". Здесь же находилась китайская, японская и европейская техника. В конце ряда красовался даже "Харлей" годов семидесятых выпуска. Начищенные никелированные детали сияли, как духовой оркестр на плацу.
  - Тоже интересуетесь, - полковник встал рядом. Кайда, повернувшись, улыбнулся:
  - Шикарная вещь. Антиквариат!
  - Отойдем или ..., - Смирницкий вытащил из кармана брюк несколько мятую пачку "Мальборо". Встряхнул пачку так, что на половину выскочила сигарета:
  - Угощайтесь, неплохой табак.
  - С удовольствием, - майор, подхватив двумя пальцами, ловко кинул сигарету в рот. Прикуривая от зажигалки Кайды, полковник тихо сказал:
  - Здесь мои соображения по событиям сегодняшней ночи. За вашим отелем заброшенная стройка. Второй этаж, третье помещение налево от лестницы. Двадцать два сорок.
  Кивнув в знак благодарности, Смирницкий вернулся к продавцу красного байка.
  
  
  Глава 4. "Ночные забавы по-африкански"
  
   На лестнице зашуршало и вспыхнул узкий луч фонаря. Кайда мысленно чертыхнулся:
  - Еще одиннадцати нет, а темно, как в ... Африке.
  Осторожные шаги приближались. Достигнув второго этажа, все стихло, исчез луч от фонаря. Неожиданно из-за черных облаков выкатилась луна, яркая словно спелый лимон, и в дверном проеме майор различил силуэт человеческой фигуры.
  - Иваныч, - тихо позвал Кайда.
  - Саша? Ну, слава богу, - Смирницкий выдохнул.
  - Фонарь не зажигай, в здании окна. Двигай ко мне, - Александр дождался, когда полковник приблизится. Они повернули налево и, пройдя несколько метров, оказались в глухом помещении.
  - Вадим Иванович, а ты в форме. Не разучился в шпионов играть? - в темноте улыбнулся Кайда.
  - Какие наши годы. Приходиться соответствовать, чай не заведующим на складе прохлаждаюсь, - в голосе Смирницкого слышалось напряжение.
  - Мы обсудили вашу записку. Ректор исчез. Охрану нейтрализовали корректно, трупов нет. Вы, правы, на боевиков или грабителей не похоже. А, на спецназ, да. Есть установленные офицеры разведки французов? Присядем, в углу есть ящики, - кивнул в темноту майор.
  - Четверо. В конверте данные на них. В стране дислоцирован, усиленный саперным взводом, батальон. Десантники. В столице рота и саперы. По роте в городах Буар и Бамбари, - полковник протянул Кайде увесистый пакет и присел на ящик. Майор устроился напротив:
  - Есть идеи, где держат ректора? Эфир сканируете?
  - Переговоры прослушиваем. Обычная рутина. Правда, один раз была короткая передача, не совсем обычная. На французском. Некто с позывным "Пантера" сообщал "Альбатросу", что ужин на пять персон удался. Все гости здоровы, а хозяин занемог, - Смирницкий замялся.
  - И, что конкретно насторожило? - Александр попытался в темноте разглядеть лицо собеседника. Куда там, африканские ночи дело темное.
  - Во-первых, такие позывные в эфире раньше не звучали. Передача была в четыре часа утра. Во-вторых, охранников у Туадера, было четверо. В-третьих, "Пантера" разговаривал на койне. Это не диалект определенного народа, а язык межнационального общения. В нем много французских слов. Местные на нем не разговаривают, используют при разговоре с иностранцами. Отсюда вывод, собеседник, этот "Альбатрос", не местный. И, французский у него, как у парижанина. Я специально прослушал запись несколько раз, - полковник даже голос понизил. Кайда, поднявшись с ящика, немного потоптался на месте, стараясь не делать шума:
  - Французы? Не факт. В республике авантюристов полно, так? Так. Примем к сведенью. Вадим Иванович, если ректора не вывезли из города, где могут держать?
  Было слышно, как Смирницкий пожевал губами:
  - Есть мыслишка. Рядом с речным портом отмель. На ней брошенные баржи. Без лодки не добраться. Река Убанги бедна рыбой. Ловят без меры. А, крокодилов завались. Местный пляж Банг Тао, огорожен стальной сетью. Там безопасно, хотя купаться не советую. Часто народ пропадает.
  - На барже? Гм, неплохая идея. Рядом с городом. При нужде тело за борт и нема концов. Крокодилы будут благодарны. Надо проверить, но как? - майор замер, размышляя.
  - Напротив отмели тянется улица с ночными клубами. Одно из зданий на реконструкции. По каким причинам, не могу сказать, но уже полгода работы не ведутся. Вот если оттуда. Хороший бинокль найдем. Направленный микрофон имеется, - вслух размышлял полковник.
  - Сделаем так. Мы выдвигаемся туда. Какой клуб, самый посещаемый иностранцами? И, чтобы бордель был, - Кайда закончил размышления.
  - Лас-Вегас. Как раз, рядом с заброшенным стоит, - Смирницкий тоже поднялся с ящика.
  - Кроме бинокля и микрофона нужно оружие и снаряжение. Три пистолета и снайперская винтовка. Все с глушителями. Пару-тройку гранат со слезоточивым газом, приборы ночного виденья, два гидрокостюма, ласты, маски с трубками, противогазов три штуки. И, ультразвуковые приборы для отпугивания крокодилов. Нужна надувная лодка для четверых, с мотором. Да, чуть не упустил, продукты на двое суток и аптечку, соответствующую. Сможете найти все? - в голосе майора прозвучало сомнение.
  - Пистолеты "Glock -17", винтовка Steyr Mannlicher SSG 04 подойдет? - усмехнулся полковник.
  - Круто. Не ожидал. А, с остальным как? - Александр повеселел.
  - Все будет. Гидрокостюмы в прошлом году наши туристы оставили. В ночном клубе побуянили, а платить нечем. Я и купил всю амуницию. Парни планировали в озеро Чад понырять, а выпивать начали еще в самолете. Продолжили уже здесь. Кстати, в "Лас-Вегасе". Вместо Чада в кутузку угодили. Пришлось спасать, бедолаг, - улыбнулся Смирницкий.
  - Тогда через три часа рандеву. У брошенного клуба название имеется?
  - А, как же. Мпоко.
  - Мда, коротко и емко, - хмыкнул Кайда.
  - Африка, мля!
  
  ****
  
   Такси, вырулив на проспект Независимости, быстро помчало к центру города. По обочине росли многочисленные пальмы. Фонари скупо освещали проезжую часть, за которой, в густом мраке мелькали тени низких построек. Лишь ближе к центру стали появляться многоэтажки, не обременённые излишней иллюминацией. Справа мелькнуло пятно АЗС и через минуту автомобиль катил по кругу площади Республики. Триумфальная арка, в древнеримском стиле, напомнила о недолгом правлении императора-каннибала Бокассы. Сделав почти полный круг, машина свернула вправо. Виртуозно объезжая многочисленные выбоины в асфальте на бульваре Генерала де Голля, такси выкатило на берег Убанги.
  Сияющие вывески "Лас-Вегаса", в черноте африканской ночи, были видны издалека.
  
  Носорог, ледоколом рассекая пеструю толпу разновозрастной публики на забитой автомобилями, парковке, очутился перед входом в клуб.
  - Наглядная агитация. Читать, писать не умеем, зато стволы у каждого первого, - прокомментировал, здоровенный плакат у дверей, Чупа-Чупс.
  На белом полотне, освещенном софитами, были изображены автомат, нож, граната и пистолет, перечеркнутые красной полосой.
  - Пару часов скромненько тусуемся, как пенсионеры на отдыхе, и линяем по-английски, не прощаясь, - напомнил Кайда, первым направляясь ко входу.
  
  ****
  
   - Отличное место, обзор прекрасный! Все три посудины, как на ладони. Даже на крышу нет нужды вылазить, - Чупа-Чупс, стоя у окна на втором этаже, в бинокль осмотрел реку. В темноте отмели не было видно, а баржи чернели прямо перед ними.
  - Микрофон настроил? - повернулся майор к Носорогу. Тот возился со штативом, выбирая место для установки:
  - Момент, командир, техника знакомая, проблем быть не должно.
  
  Кайда дремал, раскатав прямо на бетонном полу коврик из поливинилхлорида. Рядом спал Чупа-Чупс, сложив ладони под голову.
  - Командир, есть движение. Баржа в середине, - Носорог, с минимальным комфортом устроившись, на раскладном кресле, замер перед монитором ноутбука. Майор, быстро поднявшись, прильнул к окулярам бинокля:
  - На палубе чисто. Рубка пустая. Люки закрыты. Подожди-ка, на юте открыт на половину.
  - Микрофон улавливает как раз движение в трюме ближе к корме. Несколько человек. Точнее сказать не могу. Наши клиенты? - капитан поднял глаза на Кайду.
  - Не факт. До темноты наблюдаем, потом определимся. Пойду-ка с крыши гляну, - майор, снял с гвоздя в стене панаму и направился к лестнице на чердак.
  
  ****
  
   - Через час стемнеет, пора экипироваться. Костюмы померяли, - Кайда кивнул на два черных рюкзака.
  - Немного тесноваты, но это не помеха. Лишь бы ультразвук не подвел. Желанья схлестнуться с крокодилами нет, - ухмыльнулся Носорог.
  
   Чупа-Чупс и Носорог, облачившись в гидрокостюмы, уже заканчивали разбирать аппаратуру, когда послышался тонкий звук лодочного мотора. Майор, помогавший укладывать вещи, схватил бинокль:
  - Моторка отошла от пирса. Идет к барже. На борту один персоныш. Чую, наш клиент. Зашевелись, телепузики. Поторапливаемся, парни.
  
  
  
  
  
  Глава 5. "Эй, там, на шхуне, лом не проплывал?"
  Мерный звук мотора в ночной тиши даже на таком расстоянии слышался отчетливо. Лодка, приблизившись к барже, снизила скорость и мягко пришвартовалась.
  - Опаньки, вахта не дремлет. Двое на палубе нарисовались. Один швартовы принимает, второй у другого борта. Вооружены "Калашами" и ножами. Не лохи, - Кайда прильнул к окулярам бинокля.
  - Учтем. Начинаем, командир? - Носорог проверил клапан водонепроницаемой кобуры. Майор пересел к веслам:
  - Ну, с Богом! Пассажир спустился в трюм. Часовые по обоим бортам на юте. Заходите с бака. Ультразвук проверили?
  - В норме, - Чупа-Чупс, расположившись в носу, следил за индикаторами прибора.
  - Поехали, - Носорог оттолкнулся от берега. Течение тут же подхватило и понесло к середине реки. Кайда греб против течения, стараясь держаться в тени берега. Вода, оливковым маслом, стекала с весел. Через пятнадцать минут удалось отойти от баржи метров на двести. Чупа-Чупс, ухватив тычку, которые в множестве торчали из воды, привязал линь. Троица переглянулась.
  - Готовы? Ультразвук работает? - Кайда, веслами, выровнял лодку параллельно берегу.
  Оба офицера по очереди кивнули.
  - Удачи! Начинаем, - улыбнулся майор. Пловцы надели маски и, вставив загубники дыхательных трубок в рот, подняли в знак готовности, сжатый кулак с большим пальцем вверх. Два тихих плеска и лодка, качнувшись, подвсплыла. Александр, взглянул на светящийся циферблат часов, мысленно отмечая время.
  Мягко журчала вода, огибая торчащие на мелководье, камни.
  - Слава богу, луна дрыхнет, небо в тучах. Еще ждем минуту, - тихо шептал Александр, вглядываясь в черный силуэт баржи. Стояла напряженная тишина. Он потянул конец каната, развязывая узел, и лодку подхватило течением.
  Майор подгребал веслами, направляя лодку к барже. Оставалось метров сорок и надстройки начали нависать, когда у борта возник темный силуэт.
  - Стой! Сюда нельзя. Буду стрелять! - громко, на санго, рявкнул часовой и, для наглядности, звучно щелкнул затвором "Калашникова". Кайда, не спешил с ответом, сокращая расстояние до баржи.
  - Стой! Вали отсюда! - на французском гаркнул часовой и направил ствол на майора. Тянуть с ответом стало чревато, и Александр крикнул на французском:
  - Эй, дружище, у лодки мотор накрылся. А, весло одно. Течение сильное, не могу справиться.
  - Да мне наплевать, хоть ушами греби! Сейчас шмальну в твой презерватив и пойдешь крокодилам на корм! - боевик подошел к краю борта.
  - Эй, там, на шхуне, лом не проплывал? - по-русски завопил Александр. До судна оставалось метров двадцать.
  - Чего, чего? Не понимаю, - опешил часовой, наклонив голову за борт.
  Кайда не успел ответить, как за фигурой боевика возник темный силуэт. Миг, и они слившись, исчезли. Майор, не теряя время, налег на весла, не заботясь о шуме.
  - Эй, Анселм, что там у тебя? - раздалось на французском с другого борта баржи. Александр греб, выкладываясь по максимуму.
  - Чего молчишь, марсельская пьян, опять прикладываешься к буты ..., - фраза оборвалась на полуслове.
  Лодка ткнулась в кранец. Майор, приготовившись кинуть линь с прикрепленной на конце "кошкой", размахнулся и ...
  - Командир, я здесь. Кидай, принимаю, - на два метра левее, над бортом высился Носорог.
  Через минуту все трое стояли у приоткрытого люка. Знаками показав порядок действий, майор взвел затвор "Глога". Чупа-Чупс, откинув люк, стал тихо спускаться по трапу. Кайда последовал за ним, предварительно включив прибор ночного виденья. Носорог замыкал процессию. На двадцатой ступени трап перешел в небольшую площадку, с которой начинался следующий пролет. Неслышно ступая резиновыми подошвами по металлу, троица оказалась на внутренней палубе, разделенной переборкой. Офицеры, затаили дыхания, прислушиваясь к звукам. В переборке просматривались три двери разного размера. Майор, открыв молнию кармана разгрузки, аккуратно вынул портативный стеновизор и приложил к самой большой двери. На мониторе радара в трехмерном формате обозначились четыре жирные точки. Три, образовали полукруг, а четвертая светилась в центре. Александр, ткнув пальцем в монитор, чуть повернул голову. Носорог и Чупа-Чупс понимающе кивнули. Кайда знаками расписал предстоящие роли.
  Отступив на два шага назад, он убрал стеновизор на место. Кивок и, Чупа-Чупс, переместившись к двери, попробовал ход ручки. Носорог, заняв позицию слева от входа, приготовил две гранаты со слезоточивым газом. Майор, скинув с плеч рюкзак, словно фокусник, выхватил три противогаза. Пять секунд и, троица стала походить на пришельцев из иных миров. Футуристический вид ПНВ только добавлял сходство.
  - Работаем на счет "три", - прошептал Кайда. Завертелось.
  Чупа-Чупс, крутнув ручку вниз, распахнул дверь. Две гранаты еще летели в отсек, а дверь уже была закрыта. За тот миг, что проем был свободен, Александр разглядел троих с автоматами в руках и четвертого, в центре кубрика.
  Звук сильного кашля доносился даже сквозь дверь. Кайда дождался, когда секундная стрелка часов пробежала полный круг, и рукой сделал знак атаковать.
  
  ****
   Майор, обойдя сидевших на полу и кашляющих пленников, открыл иллюминатор. Носорог сделал тоже самое с другого борта. Минут через десять в кубрике посвежело. Слезоточивый газ вытянуло. Стало возможным снять противогазы.
  Кайда внимательно рассмотрел трофей. Трое были африканцами. Местными или нет, определить, не хватало опыта. Четвертый явно европеец. Мужчина, брюнет в одежде стиля "милитари", что ни о чем, не говорило. В здешних местах так одевалось, чуть ли не поголовно, все белое население. Он, также, как и местные, сильно вывозился, ползая в газовом облаке и теперь, привалившись к переборке, надсадно кашлял.
  - Покарауль хлопцев, надо поговорить с товарищем, - майор сгреб брюнета за шиворот и потянул на выход. Носорог согласно кивнул.
  На верхней палубе гулял свежий ветерок. Чупа-Чупс, расположившийся на крыше рубки с снайперской винтовкой, чутко повернул голову на скрипнувший люк.
  - Кашлять, чихать будешь, загоню вниз. Ферштеин? - Александр поинтересовался у пленника. Тот понимающе кивнул.
  - Кто, что, зачем вякнешь или типа шел мимо по грибы смотрю утки пролетают? - Кайда усмехнулся. Брюнет изобразил простецкую физиономию и молчал.
  - Угу, понял. Пожалеем твое время и скорости для. Имею интересные фотографии и не менее любопытную информацию в виде текста. Могу продать. За недорого. Сделай одолжение, ваше благородие, глянь. Уважь сироту, господин капитан, - Александр, вытащив из внутреннего кармана куртки пакет, протянул пленнику.
  Даже в скованных руками пластиковыми наручниками, брюнет ловко открыл пакет, мельком просмотрел фото и, пробежав глазами листочки с текстом, вернул.
  - Руки не дрожат, лоб не в испарине. Профи, уважаю. Либо быстро договоримся, либо ..., - в голове проскочила мысль, майор продолжил:
  - Дорогой Жак, можно так тебя называть? Спасибо. Мы коллеги. Оба служим в военной разведке. Ты, в звании капитана, укрощаешь ряды армии Франции, а я, стало быть, в ... другой армии. Выбор твой разнообразием не отличается. Либо геройски подыхаешь здесь и сейчас. Например, с борта свалишься. На завтрак паре-тройке крокодилам. Вон, красавчик, у борта прохлаждается, аппетит нагуливает. Либо идешь на вербовку и даешь оперативную инфу. Моргни, если вник. С голосом видно напряженка?
  Француз, выдержав паузу, прислонился к стенке рубки:
  - Закурить дашь?
  - А, зачем? Табак вреден для здоровья. Это если жить останешься. Если к крокодилам, тем более. Все по-честному, без лирики, - ощерился Кайда.
  - Согласен, спрашивай, - Жак вздохнул.
  - Для запева, где герр ректор? Да, не жеманься, как девственница, в племени каннибалов. Если сразу не сожрали, будешь жить долго и счастливо, - майор не спускал с капитана глаз.
  - Здесь, в кубрике есть потайной люк. Ведет в каюту, - француз смотрел твердо, не виляя.
  
  
   Глава 6. "В желтой жаркой Африке, в центральной ее части ..."
  
  - Господин Туадера, вы свободны. Встать сможете? - Кайда наклонился над мужчиной в дорогом светлом костюме. Тот лежал, закатив глаза, и слабо дышал.
  - Что кололи ректору, Жак? - не оборачиваясь, спросил Александр. Француз виновато засопел:
  - Слабый наркотик, растительного происхождения. Привыкания не дает. Часа через два очухается. Вызывает сильную жажду, а эти кретины не давали ему пить. Перед вашим мм... появлением, как раз, и обсуждали данный вопрос.
  Майор, беззвучно матерясь, отстегнул с пояса фляжку. Открутив крышку, смочил пересохшие губы Туадера водой. Мгновенье подумав, обрызгал ему лицо и разрезал пластиковые наручники. Разогнувшись, Александр жестом подозвал Носорога:
  - Приведи ректора в чувство, пора уходить.
  Капитан, коротко кивнув, сунул свой "Глог" в кобуру и присел рядом с Туадера. Кайда, прихватив за рукав француза, вернулся в кубрик.
  - От папуасов надо избавиться, - Жак кивнул, на сидящих у переборки, пленников.
  - Есть предложения? - майор встал напротив африканцев. Француз усмехнулся:
  - А, чего мудрить? Вы давеча предлагали мне выбор. Крокодилу до лампочки, профессор ты из Сорбонны или люмпен из парижского предместья.
  - Ну, что ж. Тогда вперед. Мешать не будем. Поднимай бедолаг и наверх, - Кайда в упор смотрел на Жака. Тот смещался:
  - Я? Почему? Кровью хотите повязать?
  Майор оскалился:
  - А, ты, что, на дурака надеялся отскочить? Гений разведки, твою мать! Словесами не обойтись? Кстати, в наших
  планах мочить вас не было. Даже, часовых на палубе только оглушили. Игрушки кончились, месье Бенар.
  
  ****
   Пятеро стояли у борта с обреченными лицами. Носорог, ножом срезав пластиковые наручники, отошел на несколько шагов и вынул пистолет из кобуры.
  Кайда, до ломоты сжав зубы, продолжал снимать на смартфон. Француз тяжко вздохнул и направился к африканцам.
  Пять глухих всплесков последовали один за другим. Носорог встал за спину Жаку, готовый к любому повороту событий. Гортанный крик зазвенел над водой. Майор направил камеру за борт. Четверо плыли к берегу, борясь с течением. Пятый отчаянно отбивался от здоровенного крокодила, молотя руками по воде.
  - Аагы ..., - и, обвалилась тишина. Александр выключил смартфон и, повернув голову в сторону рубки, встретился взглядом с Чупа-Чупсом. Морозов кивнул и приник к прицелу Mannlicher. Короткие плевки выстрелов потонули в мерном журчание, обтекающей борта, воды.
   - Тащи его в рубку, - Кайда прошел мимо Носорога. Капитан, взяв за локоть, потянул француза. Тот, безвольной куклой, на негнущихся ногах сделал три шага и согнулся пополам.
  - Проблюется, воды дай. И, поторопись, - обернулся назад Александр.
  
  ****
  - Есть мысли, чего начальству сказать? - Кайда смотрел на белое, будто в муке, лицо Жака. Бенар молчал долгую минуту:
  - Есть. Чем проще, тем лучше. Скажу, налет застал в гальюне. Заведение только в носовой части осталось. Мог и не услышать, если работали по-тихому. Потом, поздно было.
  - Про геройство не спрашиваю. В курсе про принцип "объективной реальности". На связь почему не вышел? - майор сделал глоток из фляжки.
  - Все-таки он профи. Быстро вернулся в адекват. Не бывал в живодерне, вот и результат, - размышлял Александр, внимательно наблюдая за Жаком.
  - С этим проще. Уронил, когда по трапу спускался. Тут еще такой момент. Как сказать? В общем, непосредственного начальника сейчас в Банги нет. Босс в Конго, будет через неделю. Формально пока подчиняюсь послу. А, с ним мы ... Словом, рога я ему недавно соорудил. Начнет на каждом углу блажить, что я струсил и так далее. На карьере крест, - француз, размышляя, цедил слова.
  - Рога поставил? Кто об этом знает? - встрепенулся майор. Жак замялся:
  - Ну, пара-тройка в посольстве. Может еще кто. Сплетни в такой глухомани товар ходовой.
  - Отлично! Чем больше посол будет гнать волну, тем ему меньше будут верить. Особенно в вашем департаменте. Посол цивильный или под погонами? - повеселел Александр.
  - Гражданский. Чистый дипломат, потомственный - ухмыльнулся Бенар.
  - Теперь о связи. Есть запасной номер телефона? Желательно не здешний. И, чтобы коллеги о нем не ведали.
  - Имеется. Продиктовать?
  - Чуть позже. Как думаешь, твои товарищи, когда объявятся?
  - Полчаса, час максимум, полагаю. Вам в самый раз сделать ноги, - Жак встретился взглядом с Александром.
  - Согласен. Мы сейчас уйдем. Вот твой телефон. Ломай на здоровье. Ствол найдешь в кубрике. Посиди здесь, минут десять. Удачи, коллега. Бог даст, свидимся! - Кайда протянул телефон Бенару.
  
  ****
  
   Лодки бодро взяли с места и легко пошли против течения. Майор оглянулся, погони не было:
  - Господин Туадера, как вы?
  Ветерок освежал, и лицо ректора заметно порозовело:
  - Лучше. Извините, не знаю, как к Вам обращаться?
  - Алекс. Церемонии не уместны. Кто стоит за похищением, как полагаете?
  - Тут и к бабке не ходи, французы.
  - Согласен. А, цель? - Кайда говорил тихо, в сыром воздухе звук слышен далеко. Туадера, зачерпнув забортной воды, ополоснул лицо:
  - Цель? Банально, запугать, чтобы отказался от участия в выборах. Куда мы сейчас?
  - Подымимся по реке километров несколько и уйдем в Конго. Городок Вуи для начала.
  Ректор внимательно посмотрел на майора:
  - Я не спрашиваю кого Вы представляете, но догадываюсь. Недавно у меня было несколько встреч с послом России. Господин Смирницкий весьма убедительно рассказывал о выгоде для моей страны от сотрудничества с Россией. Я слышал, русские долго запрягают, но очень быстро ездят. Резюме, вы русские.
  Кайда расхохотался:
  - Вы, очень проницательный человек!
  - Да, какой там. Ладно, не в этом дело. Идея с Конго неплохая, но ... Есть другой вариант. У моего приятеля есть бунгало, ну такой дом ... Типа охотничьего домика. Это в национальном парке Сен-Флорис, на севере страны, - рассказывал Туадера, явно о чем-то размышляя.
  - Я знаком с географией Республики, господин ректор.
  - Не сомневаюсь, Алекс. Русские, насколько я знаю, все делают основательно.
  - За комплимент, спасибо конечно, но и у нас бывает по-разному. До парка далековато. Нужен транспорт. Может, все-таки, вначале в Вуи? - майор вел лодку, стараясь держаться ближе к берегу. Местами деревья росли у самой кромки воды, низко нависая ветками. Туман расползался к берегам, освобождая середину реки. Солнце из-за горизонта уже начинало подсвечивать небосклон. Ректор пожевал губами:
  - У нас фора по времени есть?
  - Минимальная. Правильнее будет считать, что нет, - Кайда оглянулся назад. Моторка с Носорогом и Чупа-Чупсом строго выдерживала дистанцию, следуя в кильватере.
  - Тогда так, карта имеется?
  - Найдем. Вот, извольте, - Александр, раскрыв молнию кармана на спине, вытащил, запаянную в пластик, карту.
  - Приятно общаться с человеком из прошлого века, не верящего в надежность электронных штучек, - улыбнулся Туадера. Кайда фыркнул:
  - Где Вы так насобачились строчить комплименты?
  - Практика. Большая практика в политике. А, там без этого, что без панталонов в приличном обществе. Примут для пикантности, но один раз, - ректор развернул карту.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 7. "В уголовном кодексе под статьей ходили мы ..."
  
   - У меня есть знакомец. Не то, что друг, но, скорее, товарищ. Он живет в Бандоро. Это на север от столице по авеню Независимости. Небольшой городишко. Товарищ далек от политики. Главное, в нашем случае, у него есть пятиместный джип. По-моему, "Mitsubishi Pajero". Я слабо разбираюсь в марках. Он не откажет отвезти куда надо. Если у вас есть телефон, звонить самое время. В Республике не везде сотовая связь. Чем дальше от столице, тем хуже покрытие, - ректор вернул карту.
  - Позвонить-то можно. А, вот, приятель, надежный человек? Не стуканет в полицию? - Кайда развернул карту.
   Туадера размышлял пару минут:
  - Не должен. К тому же, у нас есть своего рода пароль, знак, что в данный момент могу говорить свободно.
  Майор вопросительно посмотрел на ректора.
  - Штука в том, мы оба женатые люди. Иногда, организуем совместные ммм... вечеринки с дамами легкого поведения, скажем так. Чтобы обсудить такое мероприятие по телефону, придумали использовать несложный пароль. Нейтральная фраза, - смущенно объяснил Туадера.
  - Понятно. Дело житейское, - хмыкнул Александр,
  - Хорошо, звоните приятелю, назначайте встречу. Куда будете вызывать?
  - Как раз напротив городка Вуи проселочная дорога подходит близко к реке. Убанги делает поворот на север и, если отпустить лодки, течением их прибьет к конголезскому берегу. Гипотетическая погоня решит, что мы ушли в Конго. Как идея? - улыбнулся ректор.
  - Вполне. Держите телефон. Надеюсь, номер не забыли, - Кайда протянул мобильник.
  
  ****
   Моторы пришлось снять и утопить на глубине. Носорог, облачившись в гидрокостюм, вывел лодки к фарватеру. Нешумный всплеск и течение подхватило и легко понесло опустевшие посудины.
  
  - Постарайся, чтобы вынесло резинки на косу, - майор подошел к Чупа-Чупсу.
  - Яволь, герр офицер! - Морозов, выбрав позицию, приготовился к стрельбе из Mannlicher.
  - Судя по карте, до точки рандеву шесть километров. Не будем терять время. Гидрокостюм в реку. Готовы? - Кайда поправил лямки рюкзака. Туадера согласно кивнул.
  - Пять сек! - Носорог, запихнув в мешок с гидрокостюмом здоровенный камень, побежал к реке.
  Через минуты вся группа была в сборе.
  - Носорог в головной! Чупа-Чупс замыкаешь. Минут пять побудь здесь на предмет хвоста и догоняй. Все, выдвигаемся, - майор посмотрел на свое воинство.
  
   Они шагали сквозь густой лес, но зарослями назвать его не поворачивался язык. Почва под ногами была сильно увлажнена. Местами попадались болотца, практически полностью затянутые травой с небольшими блюдцами чистой воды в центре. Живность явно присутствовала, но на глаза не попадалась. Лишь пернатые резвились вовсю, отмечая накатывающийся день, разноголосым щебетом.
  - Господин ректор, у меня возникло стойкое впечатление, что мы двигаемся по какой-то тропе, - Александр немного сбавил темп и Туадера поравнялся с ним.
  - Аналогично, Алекс. И, это погано, - мрачно изрек ректор,
  - Кстати, зовите меня по имени. В нашей ситуации титулы звучат, мягко говоря, нелепо.
  - Хорошо. Тогда, Антуан, в чем скверность момента?
  - Браконьеры и граница. На севере, куда мы стремимся попасть, в саванне проживает немало слонов. И, носороги имеются. Пока.
  - Незаконная торговля бивнями? И, мы оказались на тропе контрабандистов? Не силен в здешнем уголовном праве. Что светит за такие шалости?
  - Минимум пятнадцать лет каторги, а скорее смертная казнь. Отчасти можно понять этих людей. Безработица зашкаливает. В северо-западных провинциях бедность граничит с голодом. Тяжко людям, не до животных. Самим бы выжить, - тяжело вздохнул Туадера.
  - Терять им нечего. Свидетели не к чему. Учтем, - подытожил Кайда.
   Когда группа обходила очередное болото, к птичьему концерту добавилось кваканье местных жаб. Временами, несостоявшиеся женихи Дюймовочки, блажили так громко, что заглушали переливы птиц.
  Очередная трель местного соловья особо не выделялась из общего концерта, но майор резко поднял руку с сжатыми в кулак пальцами. Замерев, он медленно согнул ноги в коленях. Туадера, заранее проинструктированный, повторил.
  Носорог, низко согнувшись, появился из-за здоровенного куста с крупными листьями.
  - Группа. Семь человек. Не силовики. Экипировка разношерстная. Два "Калаша", три карабина. У четверых револьверы в кобурах. Большие рюкзаки, явно тяжелые. Идут медленно. Будут здесь минут через пять, - быстро прошептал капитан.
  Кайда думал недолго:
  - Попробуем разойтись миром. Чупа-Чупс, затаись. Работаешь по ситуации.
  Капитан, выбери место для рандеву.
  - Уже, командир. Метров сто впереди и правее тропы.
  - Двинули. Всем держать ушки на макушке, - майор распрямил ноги и, чутко ловя звуки, двинулся за Носорогом.
  
  Они успели расположиться на краю небольшой полянки, сымитировав бивак. Кайда с ректором сидели на рюкзаках, попивая чай из кружек. Термос стоял между ними. Носорог и Чупа-Чупс растворились в окружающих зарослях. Пичуги на противоположной стороне поляны неожиданно всполошились. Ветки кустов качнулись и появился высокий мужчина. Камуфлированная панама с москитной сеткой, автомат Калашникова на правом плече стволом вниз, большой рюкзак за плечами. Он успел сделать несколько шагов прежде, чем заметил сидящих майора и Туадера.
  Антураж был настолько мирным, что мужчина явно опешил и, сделав по инерции несколько шагов, остановился. Ветки качнулись, вышел второй, третий, четвертый ...
  Вся семерка, образовав полукруг молча взирала на продолжавших чаепитие майора и ректора.
  - Серьезные ребята. Уверенно ведут себя, дисциплинированно, - Кайда потянулся к термосу, прикрывая полой куртки, "Глок" на коленях.
  - Контрабандисты. Кажется, я узнал вожака, - голос у Туадера не дрожал.
  - Внимание Антуан, они определились. При первом же выстреле, валитесь за рюкзак и не шевелитесь, - улыбнулся Александр.
  Семерка, стараясь не сокращать расстояние с сидевшими, двинулась противоположным краем поляны. Казалось, тишина звенела от напряжения. Контрабандисты шагали неторопливо. Оружие никто поднимал, но руки держали рядом. Кайда, из-под козырька кепи, следил за каждым движением группы, держа в левой пустую кружку, правую положив на "Глог". Секунды тянулись резиновым жгутом.
  Последний контрабандист скрылся в зарослях, даже не сделав попытку оглянуться. Туадера шумно выдохнул.
  - Милейший, не расслабляться. Ничего еще не кончилось. Собираем пожитки и уходим. Главное сейчас слушать, - Александр старательно вытряхнул из кружки оставшиеся крошки заварки. Потряс термос, определяя по звуку оставшиеся количество. Плотно закрутил пробку. Все делая не торопясь, майор напряженно слушал свои ощущения. Опасность не исчезла, она удалилась, подсказывали чувства.
  - Антуан, выдвигаемся, - Александр поднялся в полный рост.
  - А, парни? - тихо прошептал ректор.
  - За них не беспокойтесь. Они знают, что делать.
  Кайда одел рюкзак, поправив лямки, скрепил их между собой. Оглядев поляну, двинулся к выходу на тропу. Туадера не отставал. Ощущения, что целятся в спину нет, мысленно отметил майор.
  Не разговаривая, они пересекли открытое пространство и, поднырнув под низкорастущую ветку тамаринда, оказались на тропе. Отсчитав пятьдесят шагов, Кайда остановился. Ректор едва не ткнулся ему в спину. Прижав указательный палец к губам, майор стремительно развернулся. Сделав знак следовать за ним, устремился назад, к поляне, двигаясь параллельно тропе. Не добежав метров двадцать, Александр перешел вначале на короткий шаг, затем опустился и пополз по-пластунски. Ректор пыхтел сзади, повторяя все маневры. Успокоенные пичуги вовсю наяривали свои песенки. Кайда, оглянувшись, поманил Туадера.
  - Антуан, лежим здесь и ждем, - он шепнул на ухо, как только тот подполз. Ректор понимающе кивнул.
  
  
   Глава 8. "Ауфедорзеен майне кляйне..."
  
  Кайда посмотрел на часы. Минутная стрелка ползла десятый оборот, а ничего не происходило. В кроне деревьев шалил ветерок, скуки ради, раскачивая ветви. У пернатых кипела, полная неотложных забот, жизнь. Жабы на перебой обсуждали тяготы болотной жизни. Солнце лезло в зенит, истребляя тень.
  Неужели проскочило? Свезло на ровном месте? - мелькнула шальная мысль, Александр, повернув голову, подмигнул ректору. Туадера, облегченно вздохнув, собрался что-то прошептать, но ...
  - Тсс, - майор закаменел, уловив в птичьем хоре, знакомую трель.
  Контрабандисты, один за другим, вытягивались на поляну. Шли цепочкой, по старому следу, налегке. Казалось, они плывут по щиколотку в траве, не издавая звука. Могучие лучи небесного светила нагрели влажную почву. Над поляной дрожало марева, ломая контуры окружающего. Кайда даже сморгнул, удаляя с глаз лишнюю влагу.
  Семерка обогнула поляну, развернувшись боком к засаде. Первым двигался автоматчик, сторожка направив ствол вперед, и держа палец на спусковом крючке. Трое с карабинами, держа интервал в пять метров между собой, двигались следом. За ними еще двое с револьверами в руках. Замыкал процессию верзила с "Калашниковым".
  Майор, положив глушитель на ветку куста, взял на мушку головного автоматчика.
  - Чаньк, - сработал затвор пистолета, и контрабандист грохнулся на спину, словно получил удар битой в голову.
  - Чаньк, чаф, - дважды дернулся затвор и сломавшись в коленях, лицом вниз рухнул второй.
  - Тах, тах, тах, - оборвалась короткая очередь "Калашникова", заглушив глухие хлопки "Mannlicher" Чупа-Чупса и чавканье "Glock" Носорога.
  Пичуги продолжали ссориться в соседних кустах, деля красно-желтые ягоды. Жабы усердно надрывались в вечном конкурсе на лучшую глотку. Тихо шелестели высокие стебли изумрудной травы. Скоротечный бой на короткой дистанции жесток и беспощаден. Лес не заметил сверкнувшей, словно молния, трагедии. Были, миг назад, семь живых людей, а теперь семь раскинутых тел в мятой траве.
  - Все? - чего было больше в шепоте Туадера удивления или облегчения, Кайда так и не понял.
  - Побудьте на месте. Надо проверить. Не волнуйтесь, это не долго, - тихо сказал Александр и в три переката скрылся в кустах.
  - Командир, мы сами все сделаем, - Носорог возник откуда-то сбоку. Майор, обошел тело первого автоматчика:
  - Капитан, не отвлекайся. Мало времени. Этому правка не нужна.
  
   Сухо, словно переломили ветку валежника, щелкнул выстрел. Второй, третий, ... Кайда вслушивался в окружающий мир, пытаясь уловить возможную опасность. Краем глаза отмечал, как перемещались по поляне бойцы, завершая работу. Совесть не точила, но и радости не было. Печаль одна.
  - Командир, там один живой. Скорее всего европеец. Ранен в грудь. Кровь остановили и укол поставили. Шок прошел, но шансов нет, - Носорог держал свой "Glock" в опушенной руке.
  - Пойдем поглядим, что за фрукт в здешних пампасах водиться, - хмыкнул майор.
  Живым оказался автоматчик, что шел в арьергарде. Он лежал на спине. Грудь перехвачена бинтом в несколько полос поверх майки цвета хаки. Даже через плотный загар просматривалась белизна кожи.
  - Француз, бельгиец? Черняв и горбонос, - размышлял Александр немного склонившись над раненым. Тот часто дышал, не открывая глаз. Майор, отстегнув с ремня фляжку, открутил колпачок.
  - Выпей, легче будет, - сказал он на французском и протянул, наполненную водой, крышку. Лежащий поднял веки и твердо посмотрел на Александра. Кайда аккуратно смочил ему губы и влил в рот остаток. Металлическая цепочка с овальным жетоном на котором проглядывалась надпись и три сквозных прореза, показалась знакомым.
  - Вермахт? Посмотрю? - майор взглядом показал на жетон. Раненый облизал сохнущие губы и кивнул.
  "Frw" различил Александр полустертые буквы:
  - Французский легион. Дивизия СС "Шарлемань"? - осенило его.
  - Дед. Защищал рейхстаг в Берлине. В сорок пятом, - раненый говорил короткими фразами. Скосил глаза на фляжку в руках майора. Несколько глотков забрали много сил, и он закрыл глаза. Лоб покрылся крупной испариной. За спиной встал Носорог.
  - Все чисто, командир. Можно уходить. С этим что? - капитан кивнул на лежащего.
  - Его дед в сорок пятом оборонял рейхстаг. А, мой штурмовал. Вот, судьба! - Кайда глубоко вздохнул.
  - Ауфедорзеен майне кляйне, Ауфедорзеен ... - тихо пропел Носорог.
  - Вы русские. Я знаю. Друг был. Иностранный легион. Просьба. Последняя. Жетоне, на обратной стороне. Адрес семьи. Париж. Вышлите. Теперь все, - судороги волной прокатились по телу, вырвался хрип, и француз затих. Александр осторожно закрыл еще теплые веки.
  - Будет ли кому мне закрыть? - мелькнула тоскливая мысль и он стянул с головы панаму. Выпрямившись в полный рост, майор оглядел поляну.
  - Солдата надо похоронить, - Кайда кивнул в сторону места под высокими деревьями, где они с ректором ждали контрабандистов.
  
  Ножами вырезали прямоугольник дерна. Верхний слой, перевитый в сетку корнями деревьев, шел тяжело. Боевые ножи плохо подходили для такого дела. Работали по очереди. Туадера, скинув пиджак, трудился на ровне со всеми. Чупа-Чупс пошел по следу группы контрабандистов и вскоре вернулся.
  - Командир! В рюкзаках бивни. Много, - Морозов помолчал,
  - Там еще транзистор был. Настроен на полицейскую волну. Я послушал немного. Передают о выкупе за господина ректора. Сто тысяч евро, между прочим.
  - Тогда понятно, почему они вернулись. Кто-то узнал меня, все-таки, - Туадера горстями выложил остатки земли и вылез из полуметровой ямы.
  - Палатка. На рюкзаке пристегнута была, - Чупа-Чупс держал в руке свернутую ткань.
  - Пойдем, лейтенант, поможешь, - Носорог поднялся с корточек. Через две минуты офицеры принесли завернутое тело. Положили вдоль могилы и сняли панамы. Секунды, метрономом отстучали шестьдесят раз.
  - Чупа-Чупс, в охранение, - майор, вернув панаму на голову, опустил москитную сетку на лицо.
  - Командир, возьми. Твоя дорога, Бог даст, через Париж ляжет. Может случиться оказия, - капитан протянул руку с открытой ладонью.
  - Все может быть. Я постараюсь, - Александр взял жетон бывшего легионера. На обратной стороне хорошо читалось: Љ71/12, avenue Er. Renan, Paris, France.
  - Я католик. Молитву прочту. Не возражаете? - Туадера, одев пиджак, попробовал отряхнуть брюки от налипшей земли.
  - Бога ради, читайте. Только ... Со временем цейтнот, - Кайда отошел на несколько шагов.
  - Понимаю. Я коротко, - кивнул ректор.
  Через минуту Туадера повернулся:
  - Все, командир, я закончил.
  Офицеры, взяв за края, опустили в могилу завернутое в палатку тело. Все трое трудились молча. Да, и что говорить? Срубили толстых веток с широкими листьями, плотно заложив сверху. Засыпали землей, воткнули деревянный крест. Кайда, достав из кармана мобильник, включил функцию навигации. Через сорок секунд на электронной карте появилась точка. Вот и все.
  
  Остаток пути до проселочной дороги проделали молча. Майор два раза сверялся по навигатору. Вышли на опушку леса напротив дорожного столбика с числом 21. Тут же стоял "Mitsubishi Pajero" серого цвета. Кайда вопросительно взглянул на ректора.
  - Это его машина. Идем? - Туадера прогулка порядком вымотала. На столичного интеллигента в настоящий момент он явно не тянул. Александр отрицательно покачал головой:
  - Один момент, Антуан. Береженого Бог бережет. Может быть засада. Парни проверят, а мы пока здесь побудем.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"