Федорец Григорий Григорьевич: другие произведения.

Сирийский марафон. Часть 3. "Под белым солнцем пустыни" (Глава с 1 по 3)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В третьей части "Сирийского марафона" группа майора Кайды возвращается в Сирию. 2016 год. Бои за Алеппо и Пальмиру. Европейские наемники и офицеры разведслужб стран НАТО. Биолаборатория в Грузии. Конспиративная явка на Кипре. Здесь развернуться события третьей части.

   Бойцам Сил специальных операций, павшим и живым, посвящается!
  
  
  Глава 1. "Старый друг лучше новых двух"
  
   Бескрайний ультрамарин плавно набирал бирюзовый оттенок. Появились бестолковые барашки волн, спешащие к далекому берегу. Сухогрузы, с пестрыми пеналами контейнеров, словно тачки носильщиков столичного вокзала. Беременные танкеры, с дельфиньими носами и плоской кормой. Пижон-газовоз с серебряными грудями емкостей. Усыпанные туристами палубы белоснежного лайнера. Спицы мачт парусников. Серая суровость фрегата, с дугой пенного хвоста. Мелюзга рыбацких баркасов. Все это широким экраном распахнулось в нижнем остеклении кабины, как только ИЛ-76 вырвался из ваты облаков.
  - Как в кино. Занавес распахнулся и ты в сказке. Круто! - Александр не отрывал глаз от плывущей под ногами синевы.
  - Первый раз? - бортинженер наклонился к самому уху.
  - Доводилось и раньше. Нравиться. Высота птичьего полета, - Кайда широко улыбнулся,
  - благодать!
  
   Турбины самолета обиженно взвыли напоследок и смолкли.
  - Вставай, небесная рать, приехали. Поезд дальше не идет. Конечная станция, Хмеймим. Выходи, стройся, - Еремеев с удовольствием потянулся всем телом. Чупа-Чупс энергично растер лицо:
  - Кимарнули маленько. Сейчас бы окрошечки для бодрости организма и вперед на мины, ордена потом!
  Майор поднялся с жесткой скамьи:
  - Окрошечки откушать было б здраво! Кваском заправленную. Ням, ням. Дак, где ж взять тот квас? Пустыня кругом и солнце ошалелое.
  
  "Уазик" подкатил к жилому городку.
  - Обживаемся помаленьку. Считай, полгода не был. Добавилось контейнеров изрядно, - Кайда распахнул дверь джипа,
  - Куда нам, лейтенант?
  Офицер, заглушив мотор, улыбнулся:
  - Момент, провожу. Таблички еще не везде, поплутать возможно. Вам отдельный контейнер выделен. Через полтора часа заеду. Генерал ждет.
  
  - Товарищ генерал! Группа из краткосрочной командировки вернулась в полном составе. Больных и раненных нет, - майор вытянулся, словно оловянный солдатик, встав в центре комнаты.
  - Вольно, товарищи офицеры! Благодарю за службу! - Терентьев, одетый в полевую форму песчаного цвета, вышел из-за стола,
  - рад видеть всех живыми и здоровыми. Как Африка? Понравилась или ...?
  - Влюбились, как пионер в вожатую. Горячо и безответно, - Носорог сделал печальное лицо.
  - Капитан Еремеев себе не изменяет, - строго начал генерал.
  - И, это замечательно. Постоянство признак зрелости ума и духа. Так держать! - неожиданно Дед подмигнул,
  - прошу, занимайте свободные места согласно штатного расписания. Чайку похлебаем с сушками, байки про ваши похождения послушаем.
  - Товарищ генерал, виноват, отчет не успел подготовить, - Кайда, вслед за Терентьевым уселся за длинный, для оперативных совещаний, стол.
  - Не тушуйся, Александр. Завтра подготовишь. И, вы, братцы-кролики, с писаниной не тяните. Бюрократия вещь нудная, но полезная. Однажды, в архиве жандармского управления наткнулись на рапорт некого штабс-капитана Черных. Время было военное. Первая мировая на дворе. Так, этот штабс предложил идею создать воинскую команду-фантом в тылу русских войск. Не маленькую числом, полк. Брусилов, в тот момент, ударил по австриякам и фронт рухнул. Несколько полков оказались в котле. Их быстренько блокировали в лесной зоне и рассекли на части. В плен попал штаб полка в полном составе. Радио в армии уже использовалось. Вот, офицер и предложил радиоигру. Под диктовку контрразведчиков австрийцы и слали депеши, типа выручайте, спасайте, идем на прорыв в таком-то квадрате, поддержите. Те и поддержали. А, там засада. Огневой мешок. Идею, того штаб-капитана, и применили позже. Через тридцать восемь лет.
  - Операция "Березино"? Белоруссия, 1944 год? - удивился Носорог.
  - Да, "Березино", творчески переработанный. А, не будь того рапорта. Кто знает...
  - Все, товарищ генерал. Проникся и осознал. Разрешите идти?
  - Не разрешаю, капитан. Сказано, завтра, - Терентьев шутливо погрозил пальцем. Неожиданно ожил пульт селектора. Генерал, легко поднявшись, подошел к рабочему столу. Прижал на широком, будто шахматная доска, пульте мерцающую клавишу.
  - Товарищ генерал. Все готово, - в динамике раздался голос помощника Терентьева.
  - Пусть заходят, - Дед отпустил клавишу и повернулся к офицерам,
  - сюрприз, господа разведчики.
   Дверь распахнулась и в кабинет один за другим вошли ...
  - Хоттабыч, Лях, Шопен! - подскочили со своих стульев Носорог и Чупа-Чупс.
  - Разрешите, Константин Петрович? - умоляюще посмотрел Еремеев.
  - Разрешаю. Сегодня можно, - широко улыбнулся Дед.
  
  - Вся группа в сборе. Теперь к делу. Коротко обрисую оперативную обстановку. Сирийская армия заканчивает окружение Алеппо. В восточной части города блокировано несколько тысяч боевиков. Среди этого интернационального сброда не мало профессиональных наемников из стран НАТО. Ну, а где "псы войны", там и разведка. По ним и будем работать целенаправленно. Задача вашей группы, в связке с армейским спецназом и сирийцами, захватить максимальное количество офицеров разведки. Цель, вербовка. Детали предстоящей операции обсудим позднее. Вопросы?
  - Разрешите? - Хоттабыч шевельнулся на стуле.
  - Слушаю, капитан Арсенин.
  - По коллегам понятно. Что с наемниками делаем?
  - По ситуации. Передаем сирийцам, если есть такая возможность. Если отсутствует? Ммм, ... Минимум, индивидуум не должен в дальнейшем заниматься этим делом. Под Женевскую конвенцию не подпадают в любом случае. Ответил?
  - Так точно. Предельно ясно.
  - Вот и ладненько. С делами на сегодня все. Группа отдыхает. Завтра в ноль-ноль жду майора Кайду в своем кабинете.
  - Слушаюсь, товарищ генерал, - Александр вопросительно взглянул,
  - группа дислоцируется на базе?
  - В жилом городке, отдельный сектор военной полиции. По легенде вы офицеры Центра примирения сторон.
  - Ясно, Константин Петрович.
  - Ну, раз командиру ясно, то идите-ка все ... в баню!
   Офицеры переглянулись. Еремеев хмыкнул:
  - Не понял, товарищ генерал. Напакостить еще не успели, а Вы уже посылаете ...
  - Да, капитан, посылаю. Всю группу, - Терентьев хитро прищурился,
  - баньку для вас приготовили. С березовым веником, купелью. Бассейн с холодной водой. А, лично от меня, вяленая вобла и ящик "жигулевского".
  - Ексель-моксель! Парни, вот это да! Пивко, да еще с воблой, - Носорог подскочил со стула,
  - стесняюсь спросить, Константин Петрович, компанию нам составите?
  Терентьев изобразил грустную мину:
  - Да, куда же я денусь? С подводной лодки-то. Короче, через час за вами приедет мой помощник. Будьте готовы.
  
  
  Глава 2. "Были сборы не долги ..."
  
   Кайда подошел к штабной палатке классического, для хмеймимовской базы, вида. Параллелепипед с двухскатной крышей из прозрачной пленки. Хитрость, как и всегда, таилась в мелочах. Принцип "матрешки". Внутри, под куполом, трилистник контейнеров, штаб-квартира ССО в Сирии. Униформа "пустыня", тканевые берцы, портупея с кобурой - стандарт для сотен офицеров базы.
   Предъявив часовому, в форме военной полиции, офицерское удостоверение, майор открыл пластиковую дверь. Брат-близнец первому, часовой заступил дорогу:
  - К кому, товарищ майор?
  - Генерал-майору Терентьеву. Назначено на 7:00.
  - Пропуск и удостоверение, - сержант смотрел строго.
  
   Пройдя по длинному коридору, Александр остановился перед дверью с табличкой "Информационный сектор". Помощник генерала вышел из-за стола навстречу.
  - Товарищ майор, генерал Вас ждет, - приветливо улыбнулся лейтенант и распахнул дверь в кабинет Терентьева.
  
   - Теперь ты знаешь истинную цель операции в Алеппо. Гриф "сов секретно", кодовое название "Скорпион". Кроме меня, здесь, в Сирии в курсе только мой зам, полковник Чубаров, - генерал, задумчиво постучав по столу пальцами, поднялся со стула. Заметив движение Кайды, он жестом разрешил сидеть:
  - Теперь текущее. Боевики наладились с провокациями по химическим атакам. Частота и характер говорит о системе. Кто режиссер спектакля? Воспользуемся советом классика. Плясать будем ... от вешалки. Так у Станиславского?
  - Как правило все, Константин Петрович, начинается с денег, - Александр помял подбородок.
  - Точно! Пора встречаться с милейшим человечком, финансовым магом и двойным агентом.
  - Это Вы про ...
  - Про него самого, курда с турецким картоном, коего прошлой осенью французский майор с редкой фамилией Кайда принудил к сотрудничеству. Агент получил псевдоним "Атолл" и трудиться в поте лица. Про денежку не забывая. Недавно, потребовал у куратора, не много не мало, французское гражданство. Мол, геройствую, помогаю, заслужил.
  - И, что? - улыбка поползла по лицу майора. Терентьев хмыкнул:
  - Пришлось, герою подполья, вежливо объяснить, что новая родина в будущем, дело непростое и хлопотное. А, когда он по скудоумию, настаивать стал, напомнили про сожранные плюшки. Мигом понял, клялся, что осознал и впредь плохо вести не будет.
  
   Кайда завернул в проулок, что вел к двум контейнерам, где расположилась группа. Носорог, с заломив панама в стиле Максима Горького на Капри, уже прогуливался. Завидев майора, он поспешил на встречу:
  - Командир, мое почтение! Что генерал? "Дан приказ ему на запад?".
  - Наше вам с кисточкой! Не спиться?
  - Точно так. Опять скрипит потертое седло, и ветер холодит ...,- фальшиво спел Еремеев.
  - Вижу, бодр и весел. Тогда, скоренько собери группу.
  - Уже. У нас в комнате. Чаи с кофеем гоняют.
  
  - Здравия желаем, товарищ командир! - Хоттабыч первым поднялся при появлении майор,
  - профсоюзное собрание фабрики "Смерть ИГИЛ" считать открытым?
  - И, закрытым. Товарищи офицеры, ставлю боевую задачу,- Кайда прошел к столу, где его ждал свободный стул.
  - Группа начинает работу по операции, о которой говорил генерал. На первом этапе нужно выяснить, кто занимается подготовкой провокаций с так называемыми химическими атаками. Сегодня, в 15:00 с базы выходит колонна с гуманитарным грузом. Мы в колонне. Пункт назначения Джиср-эш-Шугур. Напоминаю, на все время операции, мы офицеры Центра примирения сторон. Для мобильности генерал выделил в наше полное распоряжение два вездехода "Тигр". Ночью на окраине Шугур конспиративная встреча с агентом "Атолл". Это тот курд, что осенью мы взяли у турецкой границы. Работаем под французов. Носорог! Обеспечить группу необходимой экипировкой. Через двадцать минут с помощником Деда отправляешься на склад.
  - Сделаем в лучшем виде, командир! Ей, ей, скоро отправлю депешу в французское посольство. Пусть аусвайс справят. Доколе с "липой" ходить, - сделал обиженную физиономию Носорог.
   Кайда не обратил внимания на очередную выходку своего заместителя:
  - Хоттабыч! Сейчас прибудет офицер военной полиции. С ним в Арсенал базы. Подберешь оружие, боеприпасы.
  - Шопен! На тебе связь и РЭБ. Все в мобильном варианте.
  - Лях! Под себя и Чупа-Чупса снайперское. В двух вариантах. "Винторез" или ... На усмотрение. И, дальнобойное. Генерал говорил, поступили АСВК-М "Корд-М" на тестирование. Вот и опробуешь, за одним.
  - Командир! Артиллерию, надеюсь, берем? - с надеждой спросил Хоттабыч.
  - Возьми РПГ-26 шесть штук. Два МГК "Бур". Выстрелов к нему десятка полтора. "Шмелей" пару.
  - А, "Корнет"? Вдруг на бронетехнику нарвемся, - влез Носорог.
  - Хорошо, бери "Корнет". Забьете "Тигры" под крышу, - усмехнулся майор.
  - Шопен, мины подбери для пехоты. Желательно направленные.
  - Сделаем, командир, - радист пометил в маленьком блокнотике.
  - Хоттабыч! Про хавчик не забудь! - взволновался Чупа-Чупс.
  - Вот, проглот! Кто про что! - засмеялся Арсенин.
  - Молодой растущий организмус. Требует массу белков и углеводов. Утром, днем и вечером, - по цокал Носорог.
  - Все, бойцы. По коням! Чупа-Чупс, за мной. Нам вездеходы получать. В 13:00 сбор. Вопросы? - Кайда оглядел воинство.
  
   Пара "Крокодилов", рубя прожаренный воздух лопастями, сменяла друг друга в авангарде. Обычная практика для этих мест. Да, и колонна не чем не отличалась от других, десятками кативших по дорогам Сирии. По бронетранспортеру в голове и хвосте, фуры с российскими флагами на кабинах, два "Тигра" группы Кайды в середине колонны. Ну, и местная мелюзга, как без нее. Гражданские на разномастном транспорте прилеплялись к каждой воинской колонне. Трассы обстреливали частенько. А, то и "басмачи" на пикапах-тачанках налетали из-за холмов. Война не первый год. Воистину, хочешь жить, умей крутиться.
   Мелькнул указатель, и майор развернул карту на коленях:
  - Резвенько идем. Если так будем шпарит, через час на месте будем. Правда, скоро блокпост. Там короткая остановка.
  - Не беда, командир. В колонне, да с Ми-24 в небе. Как у Христа за пазухой, - Чупа-Чупс рулил одной рукой. Гидроусилитель руля, благодать! А, это тебе не баранку крутить УАЗика в Чечне.
  - Лейтенант, не расслабляйся! Здесь тебе не там. За окном не Сочи, - Александр скосил глаза на водителя.
  - Кстати, про вертушки. Пара как раз на блокпосту и меняется. Потому колонна и остановку делает. Подождать придется с полчаса, когда Ми-28 придут.
  - "Ночной охотник" прикрывать будет? Красота, - Чупа-Чупс поднял плечи вверх-вниз, разминая.
  
   Кайда, ухватившись рукой за открытую дверь, встал на переднее колесо.
  - Что там, командир? - Носорог стоял у второго "Тигра".
  - Пробка, япона-матрена. Сирийцы гражданских проверяют. Еще машин пять. Потом колонну пропустят. Глядишь, и вертушки, к тому времени, подлетят.
  - Хорошо бы, а то жаришься на таком солнце, как ..., - капитан покрутил головой, разгоняя кровь в мышцах.
   Блокпост перегораживал шоссе, черной стрелой, пересекающее долину. Справа поднималась каменистая пустыня, теряясь за песчаными холмами. Слева долина утекала вниз, в зеленеющие рощи мандаринов.
  - Лейтенант, дай-ка бинокль, - на гребне центрального холма появилось темное пятно. Потом второе, третье ... Майор приник к окулярам:
  - Е..., в ружье! Духи. Семь пикапов. Три с ДШК.
   Машины, развернувшись в атакующий порядок, неслись вниз, к блокпосту. Пыльные шлейфы, рассеиваясь, накрывали склон.
  
  
  Глава 3. "Берегись автомобиля!"
  
   Кайда, нырнув внутрь салона, схватил трубку радиотелефона:
  - "Попутчик" вызывает "Головной"! "Попутчик" вызывает "Головной"!
  - "Головной" на связи! - тут же ответил старший конвоя колонны.
  - Справа от холмов духи! Семь пикапов, из них три с ДШК, два джихад-мобиля, - майор схватил бинокль.
  - Принято. Есть чем работать на дистанции?
  - Есть, работаем! - отключился Александр. Отжав стопорный рычаг, он открыл верхний люк бронемашины:
  - Шопен, к пулемету!
  - Есть, командир,- радист, скользнул в люк.
   Чупа-Чупс уже заканчивал сборку винтовки:
  - Командир, по смертникам работаем или?
  - Пробуй, хотя вряд ли получиться. На блокпосту у сирийцев ЗПУ-2 есть и Т-62. И, у морпехов на бэхе не свитулька. Отработают по полной. Главное, гаси пикапы с ДШК, - Кайда, отщелкнув застежки, открыл металлический кейс. Перекинув АК-12 за спину, взял из кейса один РПГ-26 и выскочил наружу.
   - Бах, бах, бах, бах, - от блокпоста понеслись трассы в сторону холмов.
  - Дугм, - ударила танковая пушка. Майор вскинул бинокль к глазам:
  - Пушкарь хренов! А, упреждение?!
  - Командир, мы готовы! - Носорог стоял, прикрывшись капотом "Тигра",
  - жаль "Корнет" не успеть развернуть, а то бы, как клопов ...
   Гранатомет висел у него на плече. Лях, по примеру Чупа-Чупса, занял позицию с дальнобойным "Кордом" у дорожного бордюра. Хоттабыч торчал в люке, развернув "Печенег" в сторону атакующих. Тачанки, маневрируя, целеустремленно мчались к блокпосту, огня не открывая из-за большой дистанции.
  - Дугм, - опять рявкнула пушка и разрыв сожрал одну из тачанок.
  - Молоток, так держать! Минус один, - завопил Носорог,
  - гаси басмачей!
   Оставалось метров семьсот, когда пикапы разошлись веером, охватывая колонну. Лишь два джихад-мобиля, напоминающие стальные гробы с узкими прорезями вместо окон, продолжали нестись прямо на блокпост. Пулеметные трассы, свинцовыми шмелями, мчались друг за другом, и пропадали в пыли.
   С тачанок, почти синхронно открыли стрельбу. Первые очереди прошли высоко, пропав в небе, а гранаты с АГС и вовсе не долетели метров семьдесят, подняв лишь безобидные столбики песка.
  - Лях, Чупа-Чупс, работаете по пикапам. Выбивай в первую очередь с ДШК!
  - Принято, - одновременно в эфире откликнулись снайперы и первые отстрелянный гильзы покатились по асфальту.
   Бухала танковая пушка, захлебываясь стучали пулеметы, кричали раненые и горели два "КАМАЗа", но смертники неумолимо приближались.
  - Командир, сирийцы бегут! - в наушниках ударил крик Носорога. Кайда перевел бинокль на блокпост. С Т-62 спрыгивал один танкист, а двое уже отбегали. Не стреляли и пулеметы спаренной установки. Пехота, горохом, сыпанула вниз, в долину. Лишь били длинными очередями БТРы, не подпуская тачанки и пытаясь остановить смертников.
  - Капитан, за мной, - майор, подхватив РПГ, побежал перебежками к блокпосту. Автомашины прикрывали, словно щит. Проскочив полыхающий тягач, Александр остановился рядом с гражданским грузовиком-фургоном. В кабине никого не было. До ближайшего джихад-мобиля оставалось чуть больше двухсот метров. Майор в три приема подготовил гранатомет к стрельбе. Рядом, с другой стороны фургона, готовил свой РПГ-26 Носорог.
  - Пах, фиу, - от блокпоста помчалась, оставляя слабый след, граната. Кайда, скосив глаза, увидел, открыто стоящего с пустым тубусом гранатомета, морского пехотинца.
   Джихад-мобиль, уклоняясь, пошел на крутой вираж и повернулся боком. Поздно, кумулятивный снаряд, ударив по водительской двери, прожог броневой лист. Взрыв, и в воздухе фейерверк огненных брызг, кусков железа и пузырь пламени.
  - Готов, сука! - радостно заорал Носорог,
  - ай, молодца, морячок!
  - Тачанка! Ложись, капитан! - гаркнул Кайда и присел за капот грузовичка. Свинцовые шмели рыли асфальт, крошили стекла автомобилей, рвали железо кабин, плющились о броню. Три пикапа неслись параллельно колонны, стреляя длинными очередями.
  - Один махновец есть. Отстрелялся, козлище, - в наушнике раздался голос Ляха.
  - С почином, лейтенант. Работаем! - майор посмотрел в сторону блокпоста. Гранатометчика на позиции не было.
  - Успел? - пронеслось в голове.
  - Здесь "Головной". У нас "трехсотый". Прикройте! - в эфире загремел голос старшего конвоя.
  - Здесь "Попутчик". Всем, кто слышит! Отгоните тачанки. Будем работать по джихаду, - Александр повернулся к Носорогу,
  - капитан, стреляем одновременно. Бьешь по бензобаку, я по водиле. Готов? На счет "три" начинаем. "Раз, два, три"!
   Кайда, вынырнув из-за капота, встал на одно колено. Смертник мчал, словно спорткар на финишной прямой, к блокпосту. Майор поймал силуэт машины в прицел, взял упреждение.
  - Пах, фиу, - снаряд помчался к цели. Откинув тубус, Александр упал за дорожный бордюр.
  - Фиу, - над головой пролетела граната Носорога.
  - Не подведи, дружок, - успел прошептать Кайда, наблюдая короткий полет двух снарядов.
   Два взрыва слились, подняв высокий столб огня, кусков металла и песка.
  - Командир, тачанки уходят! - возник голос Шопена в наушнике. Кайда поднял голову на бордюром. Два пикапа, выписывая зигзаги, рвались к спасительным холмам. В пустых кузовах, флюгером, мотало пулеметы, а из-под колес вытягивалась бежевая лента пыли.
  - А, ведь, уйдут, твари. Ах, "Корнет" не развернули, - Носорог, встав на колено, в бинокль смотрел за бегством боевиков.
  - Хрен с ними. Еще посчитаемся. Земля круглая, а солнце здесь белое. Бог даст, свидимся, - выдал словесный перл Хоттабыч в эфир.
  - Это точно, - в наушнике откликнулся голос Чупа-Чупс.
  - Заканчивайте, говоруны. Я на блокпост. Носорог, Чупа-Чупс! Проверьте состояние машин, - Кайда, нажав кнопку, перевел рацию в режим передачи.
   Хлясть, хлясть, хлясть, - рубили лопастями раскаленный воздух Ми-28, приближаясь к колонне. Мелькнули узкие, как у акулы, силуэты над головой и вертолеты понеслись к холмам.
   - Как у вас? Потерь много? - Кайда подошел к старшему конвоя. Подполковник, стянув красный берет с головы, вытер закопченное лицо:
  - Трое легких "трехсотых". Один "двухсотый". Из батальона морской пехоты.
  - Гранатометчик?
  - Он. Сирийцы, союзнички, блин. Как жарко стало, ломанулись, что сайгаки. Жаль парня. Если б не он, рвануло б к едрене ... Видел, за танком бензовоз? Авиационный керосин для наших вертушек везем. Хиросима! - офицер покрутил головой.
  - Вижу надолго встряли. Без нас справитесь? - майор посмотрел на разбитые фуры, накренившийся БТР.
  - Справимся. Езжайте, раз надо. Извини, прикрытие дать не могу, сам понимаешь. Это что там? - подполковник повернулся в сторону холмов. Оттуда послушались частые хлопки взрывов и пополз вверх, будто из печной трубы, черный дым.
  - Товарищ подполковник, вертушки на связи, - подбежал боец с рацией за спиной и протянул тангенту. Офицер, вытянув скрученный спиралью провод, поднес переговорное устройство к губам:
  - "Головной" на связи!
  В динамике затрещало и раздался мужской голос:
  - "Головной", здесь "Беркут ноль седьмой". По тачанкам отработали. Готовченко.
  - Красавцы! Благодарю, "Беркут".
  - Не за что. На обратном скате укрепрайон. Духи артиллерийские позиции готовят. Два танки подтянули, - с небольшими помехами вещал динамик.
  - Понял тебя "Беркут". Принято. Вызовем штурмовики, - офицер вернул рацию в режим приема.
  - Уже вызвали. Через сорок минут зачистят район. Мы броню обездвижили. Хватит ползать, пусть паркуются. Конец связи! - замолк динамик.
  - Вот и славно, трам-пам-трам-пам-пам! - пропел повеселевший офицер и вернул тангенту радисту.
  - Возвращаются, - Кайда кивнул в сторону холмов, из-за которых появились низколетящие Ми-28.
  - Удачи! Бог даст, свидимся! - козырнул Кайда.
  - И, тебе! - широко улыбнулся подполковник.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"