Федорец Григорий Григорьевич: другие произведения.

Сирийский марафон. Книга 2. Часть 2. "Невидимое вижу"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга романа "Сирийский марафон" перед Вами. 2016 и 2017. Террористы, спецслужбы НАТО. Сирия и Египет. Здесь развернуться основные события. Подполковник Кайда и его боевые товарищи защищают Родину на дальних рубежах.

  Бойцам Сил специальных операций российской армии, павшим и живым, посвящается!
  
  Глава1. "Хороша страна Болгария ..."
  Болгария. Трасса А4 Марица. Июнь 2016.
   "Мерседес", как известно, даже в Гондурасе "мерседес". Катил себе здоровенный bus синего колера. Продавливал воздушный тоннель как поршнем, оставляя за спиной сизоватый выхлоп не нового, но вполне, дизеля. Стекла панорамных окон давно затянулись пыльной пленкой тех мест, что остались позади. Сиденья не успели приобрести дубовую плотность. Кондишен, правда, уже не фурычил, зато воздух за бортом всасывало через открытый, от всей широты славянской души, люк в крыши.
   Пейзаж особой затейливостью не будоражил. Скоростная трасса в две полосы. Не автобан, конечно. Но и не Муромский просёлок. Название под стать: "А4 Марица". Река, надо понимать, и дала имя дороге. Текла себе недалече, то приближаясь, то отбегала прячась в кусты. Словно мужик что возвращается домой после крепкого загула. Вроде бы засвербит и ход добавит, ан нет, не складывается. Мочевой дирижаблем до звона в ушах и печень скулит побитой псиной. Плетется обочиной, пыль глотает. Пот росой, под мышками "пожар в джунглях". Во рту эскадрон улан гостевал. Сутки минимум. Причем сапог не снимал и лошадок держал рядышком.
   Попутчики незаметно менялись, покидая сонный авто. Скука.
   Кайда с Морозовым дремали по очереди. Пару раз вытряхивались на воздух, устраивая променад на коротких остановках. Здания автостанций сильно напоминали растворившийся в небытие Союз. Чистенько, опрятно и бедно. Особенно с вершины нынешнего времени. Но буфеты и клозеты исправно функционировали. И, на том спасибо. Не баре, перебедуем.
   После моста через ленивую Марицу, автобус перестроился в правый ряд. Мелькнул дорожный указатель.
  - Ябылково, - вслух прочёл Александр. - Андрюха, слышь? Кругом братья-славяне. Города-деревушки и тех имена ласкают слух. Минут двадцать назад стрелка на "Скобелево" мелькнула.
  - Угу. Братушки-завидушки, - не открывая глаз буркнул Морозов. - Один такой друг и врагов не надо. Переобуваются в миг согласно текущей конъектуры.
  - Не без того, - усмехнулся Кайда, поднялся из кресла. - Практика жизни выучила, против ветра мочиться чревато. Ветру хоть бы хны, как история показывает, сам обтекаешь. Для полного удовольствия окружающих.
   Проделав пару-тройку энергичных движений, он с удовольствием потянулся, сжав пальцы в "замок". "Мерседес" уже катил мимо домов и домиков, городка.
  - Садов-то, садов! Тьма тьмущая. Все деревья ломятся от яблок, - подполковник восхищенно покрутил головой.
  - На то и "Ябылково" - Чупа-Чупс приоткрыл веки.
  - Проснулось, ваше величество.
  - Не поездка, полный отстой. Уже и спать надоело.
  - Автостанция впереди. Сейчас остановка будет.
  - Слава тебе ... Променад намечается.
  - Угу. Рюкзачок не забудь. Народец вокруг ушлый. Прихватят наши пожитки и адьё. На память. В качестве сувенира.
  
   Они прогуливались по щербатому асфальту тротуара вдоль свежевыбеленного здания автовокзала. Аромат яблок кружил в воздухе, чуть дурманя голову. Разомлевшие от духоты голуби важно топтались возле урн, лениво поглядывая засохшие корки хлеба и брезгливо перешагивая через мятые окурки. Среди этих пижонов шустрили серые воробьи, выклевывая съедобные крошки между гравия асфальта. На деревянной скамье у самого входа автостанции крепко спал бич непонятного возраста. Космы, кислой капустой, свисали из-под сиреневой тюбетейки. Может и не сиреневой. Время и погода изрядно потрудились над головным убором. И, не определить цвет. Пустая бутылка зеленого стекла стыдливо пряталась за ножкой скамейки. Штаны пепельного колера пузырились где только можно. Две пуговицы клетчатой рубахи не вполне помогали скрыть черный мох впалой груди. Но, это мелочи. На лице полное удовольствие момента. Только позавидуешь.
   Морозов пару раз зевнул и покрутил головой, пытаясь разогнать сонливость. Подполковник, мазанув взглядом бича, неспешно смолил "Lucky Strike" Страйк" явно не штатовского разлива.
   Дубовые створки двери беззвучно распахнулись и на улицу ... - так писали в ранешных романах. В реальной жизни наших суетных дней всё прозаичнее. И, двери фанерные. И, не распахнулись они величаво, а разлетелись от пинка. И, не от могутной ноги добра молодца, а от худосочной кривули пакостного шибздика чернявой наружности.
   Офицеры синхронно повернулись на звук. Без спешки, само собой. Из любопытства, скажем так.
   Шибздик вышагнул на площадку крыльца и задиристо огляделся. Бичара пребывал в объятиях Морфея не заморачиваясь метаморфозами земной жизни. Кайда и Морозов отвели взгляды. Попасть в полицейскую хронику такой задачи не было. Скорее наоборот. "Крысёныш", как оба мысленно нарекли индивида, самодовольно оскалился и стал спускаться с крыльца. Из дверного проема, что "стасики" из-под напольного плинтуса, посыпалась компания чернявых и не очень особей обоего пола.
  - Цыгане что ли? - скосив глаза, буркнул Чупа-Чупс и зевнул, не прикрывая рот. Подполковник, шаркая подошвами стоптанного "Nike", неспешно направился в сторону bus:
  - Похоже на то. Судя по прикиду намылились оттопыриться.
  - Типа "собачья свадьба" у соседнего барона? Или сноха родила долгожданного первенца, - старлей потянулся следом.
  - Всё может быть. У пары персонышей рожи тяжелые, - Александр, досмолив сигарету, пошарил глазами в поисках урны. Не найдя таковой, разжал пальцы. Окурок шлепнулся на асфальт. Кайда движением танцора твиста размял его носком кроссовки. - Держи ушки на макушке.
  
   "Мерседес" наматывал километры свинцовой ленты асфальта, неуклонно приближая к конечной точке путешествия. Цыгане, заняв всю корму немецкого трудяги, уже давно угомонились. Двое курили, выгоняя сигаретный дым в открытый люк крыши. Один перебирал струны гитары. Куда ж ромалэ без семиструнной. Классика. Девица тихо напевала мелодию не так уж печальную. Грустную скорее. Сухощавый цыган, по повадкам явно лидер, цедил красное вино из узкого стакана. Тишь да благодать. Даже "крысёныш" до того шнырявший по проходу между рядами кресел, спал с открытым ртом. Уткнулся беспокойной головушкой в спинку кресла перед ним и ни гу-гу. По всем расчетам вот-вот появиться Харманли. Городок, где их ждал Лях. Кайда легонько ткнул локтем в бок Морозова:
  - Проснитесь, фельдмаршал. Ваш ждут великие дела! Прямо по курсу славный град Харманли.
  Андрей полулежал в расслабленной позе. Закрытые веки и ресницы без известного девичьего трепета:
  - Уже и давно. Бдю в режиме ожидания. Помниться, один тутошний писака выдал перл, что "Из Харманли незачем путешествовать - мир путешествует через него".
  - Деревенская самоуверенность на грани наглости, - хмыкнул Александр. - Воистину, сам себя не похвалишь, ходишь как оплёванный.
  
  Харманли на деле оказался совсем маленьким. Пять-шесть улиц с обоих сторон от главной дороги, столько же поперек. Типовая автостанция, дом культуры на пригорке. Импозантное здание табачной фабрики начала прошлого века. Много фруктовых деревьев и мало автомобилей. Куры в беспечности шлындают замысловатыми маршрутами.
   Кайда хорошо помнил схему улиц городка и уверенно направился к месту рандеву.
  - Командир, а как насчет пожрать? - Чупа-Чупс слепил наивное выражение лица. - Или и так ладно? Вчера ужинали куда ж ещё?
  - Пожрать говоришь? - Александр глянул на наручные часы. - Пожрать можно. И, время позволяет. Где тут у нас точка общепита?
  
   Две не самые свежие "BMW" третьей серии и уже весьма квёлый "OPEL RADETT". Судя по виду, девичий румянец потерял ещё в прошлом веке. Весь этот полураритет вольным порядком занимал всю парковку перед заведением. Точка общепита разместилась в унылой коробке из кирпича. Стены традиционно выбелены краской. Или известью. Скорее краской. Евросоюз как никак. Надо соответствовать. Зато вывеска на все сто. Здоровенный баннер на всю стены с лаконичной надписью "Домати".
  - Звучит многообещающе, - вслух прочитал Чупа-Чупс. - Уже полный рот слюны.
  - Угу, - Кайда лавировал между образцами европейского автопрома. - Хотя в переводе весьма прозаично: "помидор".
  - Мило, - Андрей, распахнув дверь, шагнул за порог. -Типа харчевня "У папы Карло". Вона и муляж очага в углу.
  Они приветственно кивнули бармену и огляделись. Полутемный зал с редкими бра. Темные столы и скамьи в стиле кантри. Слои табачного дыма у потолка.
  - Ба, знакомые лица, - Александр устроился за свободным столиком в углу. Чупа-Чупс занял место напротив. Рюкзак предусмотрительно положил рядом:
  - Ромалэ. Старые знакомые. Гм, женские особи самоликвидировались, а вот мужички добавились.
  - Местные, надо полагать. Саммит, мля, - подполковник подцепил запаянный в пластик листок меню, почему-то исполненный в готическом стиле. - Дело житейское. Катают про падеж скота в соседней деревне или недороде кукурузы у соседей.
  - Не, - усмехнулся Морозов. - Верняк новую наркотропу торят. Граница рядом.
  Бармен, крепкий такой дядька, одетый в джинсы, потертую безрукавку из кожи, с забавной шапочкой на обритой голове подошёл степенно:
  - Моё почтение, гости! Отобедать по полной? Или наскоряк?
  - И, вам не хворать, уважаемый, - открыто улыбнулся Александр. - Пожалуй по полной. Что-то местное, простое и сытное.
  - Сделаем, - физиономия крепыша расплылась в улыбке. Даже кожа на черепе собралась в складки, почти как у шарпея. - Каварма по-болгарски. Идеальный вариант для таких парней. Кушали?
  - Не обессудьте, не доводилось, - Кайда смотрел заинтересовано. - Просветите неучей. Будь ласка.
  - Конечно, - бармен - эталон эпикурейца чуть задумался. - Главное в каварме - это мясо и перец. Перец, как понимаете, болгарский. Мясо ...
  - Тоже, - влез Морозов. - Если можно, то короче. Кусать очень-то хочется.
  Александр укоризненно посмотрел на Андрея:
  - Не обижайтесь, друже. Молод, не терпелив. Увы.
  - Какие обиды, сам виноват, - понимающе хмыкнул эпикуреец. - Бегу на кухню. Кстати, мясо действительно местное. Баранина. Традиционный рецепт. Предвещая ваш вопрос, там электрическая плита. Очаг на стене - чистая стилизация. Для туристов.
  - Браво! Вы не только служитель культа пищи, но и провидец! - громко расхохотался Чупа-Чупс. - Прощенья просим, если обидел невзначай.
  
   Они пили яблочный сок из глазированных кружек, калякая на отвлеченные темы. Напиток, наполненный густой мякотью, наверняка был здешний.
  - Давно такого не пил, - облизав губы в очередной раз Чупа-Чупс наморщил лоб. - С детского садика. Точно.
  - Давно! - фыркнул Александр. - Тебя ещё ясельная группа помнит.
  - Скажите тоже, - по-детски скуксился Андрей и тут же расплылся в улыбке. - Ура! Хавчик несут.
   Бармен приближался с победным видом. На деревянном подносе красовались два глиняных горшочке приличных размеров. Ноздреватый хлеб нарезанный крупными ломтями горкой покоился в чашке. Помидоры, лук, огурчики, укроп с петрушкой вперемешку заполнил здоровенную тарелку.
  - Парни, вот и я! - эпикуреец просто излучал радость бытия, ставя поднос в центр стола. - Всё бросил и на пару с поварёнком готовили для вас. Впечатляет?
  - Мама миа! Дядя! Ты убивец, - закатил глаза Морозов. - Я счас слюной захлебнусь.
  - Мда, маэстро. Шаркнул по душе, - Кайда удивленно покачал головой.
  - Кушайте на здоровье, - деланно смутился крепыш, сияя что олимпийский рубль. - Не буду мешать.
  - Премного благодарны, - галантно кивнул Чупа-Чупс, снимая крышку с горшочка. - А, духан-то, а, духан! ...
  Дядька потоптался:
  - Парни, что хотел сказать ...
  Подполковник оторвал взгляд от яств:
  - Говорите, дружище.
  - Компашка, что за столиками у барной стойки, - видно было, что ему не хотелось влезть в это дело. Он вздохнул и решился. - Не хорошие люди. Совсем не хорошие. И опасные.
  - Дядька, мы тоже не подарок, - ухмыльнулся Андрей, нажевывая кусок баранины.
  - Э, вы не то! - отмахнулся бармен. - Я слышал. Случайно, когда мимо шёл. Они хотят ограбить вас.
  - Нас? Грабить? - удивленно улыбнулся Александр. - У нас же нет ничего.
  - Это ваше дело. Вы люди добры. Я вижу, - болгарин уже собрался отходить. - Пистоль у них. Что в вельветовой жилетке.
  Лицо его стало печальным.
  - Будьте осторожны хлопцы, - сказал он тихо и отойдя на пару шагов добавил в голос. - Приятного аппетита, гости дорогие!
  - Спасибочки, друже, - подполковник, придвинув горшочек ближе, открыл крышку. Звучно втянул рванувшийся наружу аромат:
  - Опиум для народа.
  - Командир, что делать будем с ромалэ? - Андрей хрустел свежим огурцом вприкуску с зеленью.
  - Как обычно. Решим по ходу. У тебя влажные салфетки спиртом пропитаны?
  - Боже упаси! Такой соблазн таскать в рюкзаке? - хитро прищурился Чупа-Чупс. - Раствором каким-то. Даже для лялек безвредно.
  - Понятно, - вздохнул Александр, налегая на пищу. Он перехватил взгляд бармена. - Дядечка, а горилка найдется?
  - Горилка? Украинская? - не скрыл удивления эпикуреец. - Конечно. По сто грамм достаточно?
  - По "мерзавчику"? Посмотри на нас? - Кайда гордо поднял голову, подбоченясь. - Тащи "ноль семь" и огурчиков соленых. С десяток-полтора.
  - Момент! - бармен скрылся в подсобке.
  - Гуляем, командир или? - Морозов.
  - Или, - поцокал языком подполковник, доставая из кармана внешне обычный смартфон. - Так, что у нас в ближайшем околотке? Пальчики чем будешь стирать? Горилкой. То-то. Нам "звездность" ни к чему. Не такого воспитания, увы.
  
  Глава 2. "Никогда я не был на Босфоре ...".
   Чупа-Чупс брел следом бубня под нос очередной шлягер и как первоклассник перепрыгивал с одного солнечного пятна на другое. Деревья, растущие по обе стороны улицы, вверху сплетались. Солнце, выискав брешь в живой арке, тут же мазало золотом асфальт. Вот по тем кляксам он и скакал. В кроне дерева затрещали заполошно пичуги, крепко ругаясь по житейской надобности. Александр поднял голову, пытаясь понять в чём тут сыр-бор. В густой листве пара серо-голубых птиц, нещадно трепыхая крыльями, наскакивали друг на друга, пытаясь долбануть длинным, что шило, клювом. Штук пять, рассевшись по веткам в неком отдалении, ротозеями взирали на нешуточные разборки. В носу отчаянно засвербило и Кайда громко чихнул:
  - Закон улицы: двое дерутся - третий не лезь.
  - Эт точно. А, как если двое на одного? - Морозов ловко перемахнул через здоровенную тень похожую на вздыбленную лошадь.
  - Беспредел, - веско изрек подполковник вытирая нос о собственное плечо в футболке. - Только их трое. Да и ты не один одинешенек. Подсоблю по-стариковски. Ужели что.
  - Эй, хлопцы! - раздалось за спиной на русском. - Погодь маленько! Дело есть.
  Они оглянулись, продолжая неспешно двигаться. Троица из давешней компании нагоняла. Первым едва не в припрыжку спешил чернявый дрыщ. Парень пакостно улыбался не вынимая руки из карманов короткой куртки. Амбалу в клетчатом поло с походкой штангиста не просто было удерживать темп. Но он старался. Даже отсюда было видно, что подмышки взбухли от влаги, а лоб покрылся крупной росой. Больше всех Кайде не понравился тип в вельветовом жилете. Руками не болтал, по сторонам головой не крутил. Физиономию вообще держал без эмоций. Постную, можно сказать. Выдавала пластика. Уверенность и взгляд пустой. Будто в себя. Сталкивался с такими. Человека зарежут, что курёнку шею свернут. Без суеты.
   Александр остановился, повернувшись к троице левым боком. Морозов занял позицию в паре метров. "Уступом вправо", - мысленно отметил подполковник. - "Ух. Лишь бы не чухнули раньше времени. Придется покрутиться. Увы".
   Ромалэ встали обратным треугольником. По ближним углам дрышь и амбал. "Вельветовый" в дальнем. Руки держал вдоль тела, не занимая. Никакого напряжения. Сосредоточенность лишь. Полная противоположность подельникам. Амбал демонстративно вытащил из заднего кармана брюк кастет утыканный стальными шипами. Вида весьма страхолюдного. Даже в лапище "штангиста" не потерялся. Чернявый шибздик как-то предсказуемо выдернул из-под куртки нож-бабочка и закрутил им умопомрачительные фигуры. Эффектные, слов нет. Особенно для публики не готовой к подобным фокусам. Подполковник глянул на Морозова. Почувствовать взгляд командира, тот понимающе кивнул и гаркнул:
  - Вы чё, пацаны? Рамсы попутали?!
  - Заткнись, русак! Здесь тебе не дома! - взвизгнул чернявый, приняв угрожающую стойку с ножом в руке. Узкий клинок играл на солнце, давя на психику. - Дернетесь, ливер вспорю!
  - Ладно, ромалэ, ладно, - Александр примиряюще развел руки. - Всё путем. Какие проблемы?
  - Проблемы у тебя, - оскалился амбал. Он, угрожающе подняв кулак с кастетом, сделал два шага вперед, сломав построение. - Гроши гони!
  "Вельветовый" дернул руку под жилет и, выхватив пистолет, навел на Александра.
  - Тю, пистоль, - звонко хлопнув в ладоши, по-детски восхитился Чупа-Чупс. - Поди настоящий?! Или муляж. Давеча соседский пацан такой же припер. Бегал, стращал. Отобрали когда, глянь - пластмассовый. В "Детском мире" купил, засранец.
  - Ага, - ухмыльнулся "Вельветовый", - муляж! Только пуляет свинцовым горохом. Хочешь попробовать?
  - С чего вдруг? - Кайда забегал глазами, играя панику. - Наши грошки - сплошные слёзки. По двести евриков на брата. Оставьте хоть сотку, нам до границе ещё добраться надо.
  Лицедейство удалось. "Вельветовый" пистолет не опустил, но руку держал уже не столь напряженно.
  - Сто евриков?! Обойдешься! - взвизгнул дрышь. - Выворачивай все карманы!
  - Рюкзак мне! - рявкнул амбал и протянул вперед левую руку.
  - Значит хотите по гамбургскому счёту? - пожал плечами подполковник. - Да Бога ради! Микола, отдай ему рюкзак. Нехай пода ...
   Чупа-Чупс сожалеюще вздохнул и сделал один шаг вперед, второй ...
  - Стой где стоишь! - скомандовал "Вельветовый" направив ствол пистолета на офицера. - Кинь ему. Хрусталя верняком нет.
   Морозов вопросительно взглянул на Александра. Тот развел руками. Скривив губы, Андрей скинул рюкзак с плеча. Мазанул взглядом стрелка: "А, тэтэшник-то не взвел и с предохранителя снять поленился. Явно не спецслужба, бандюги. По сопатке давно не доводилось получать, расслабились. Оно понятно: солнце греет, птички поют. Тишь да гладь".
   Он качнул рюкзак раз, другой, ...
  - Фузея на запоре, - буркнул Морозов в пространство, увеличивая амплитуду.
  - Принято, - вяло откликнулся Кайда. - Работаем.
  -Хрямс, - рюкзак пращой влетел в челюсть амбала.
  - Ыыы, - взревел любитель кастетов и штанги, в миг превратившись став подобием Щелкунчика. Стремительный пируэт и Морозов ушел с директрисы огня, прикрывшись массивной фигурой амбала.
  - Дзинк, дзёньк, дзинк, - сыпались на дорогу мелкие монетки, плотной горстью побывав на лице отшатнувшегося чернявого. Александр время не терял. Последние евроценты ещё не коснулись земли, а он уже поймал на блок вооруженную "бабочкой" руку. Захват, задняя подсечка и шибздик смачно влепился физиономией в гостеприимный асфальт Болгарии.
  - Хеньк! - хрюкнул амбал, получив короткий удар коленом в пах, и сложился пополам, гарантированно выбыв из игры. Прыжок, кувырок и удар подошвой в коленную чашечку - всё это у Чупа-Чупса заняло секунды полторы-две. Хруст и вопль, слившись, пропали где-то среди деревьев аллеи. "Вельветовый" волчком крутился на асфальте, зажимая ладонями колено, но пистолет не сжимал в руке. Это и определило дальнейший расклад. Андрей крутнул кисть стрелка, направляя ствол ТТ в сторону амбала. Тот продолжал оставаться в позе "зю". Штатно клацнул затвор, вгоняя патрон в ствол. Тщательно прицелившись, Морозов придавил палец на крючке "вельветового".
  - Пах, - и кусочек свинца влетел в широкую, будто у жабы, ступню штангиста, одарив вечной хромотой.
  Подполковник подхватил выпавший нож и примерившись глубоко воткнул в правую ягодицу:
  - Шоб не повадно было финдрочкой размахивать.
   Чернявый истошно взвыл и забился.
  - Не дергайся. Не то повредишь чего, - назидательно сказал Александр, стирая полой куртки отпечатки с рукоятки "бабочки". - Повезло вам, место проходное, найдут скоро. Лежи пока, медитируй. И, завязывай с разбоем. Тренд сменился, а вы не в теме.
  
   Грузовичок стоял где и должен. Обочина весьма излюбленное место бесплатной парковка не только у нас. Volkswagen Transporter с термобудкой. Лаконичная надпись "Mark" на всех бортах. Цвет, как выразился Чупа-Чупс "не броский, но маркий. Жопастенький". "Типично белый. Вона их тут сколько. Что у собаки блох. И, вообще, кушайте, что дадено", - парировал Кайда, закрыв дискуссию.
   Они прошли мимо метров на двадцать. Лях, как и положено, сидел за рулем что-то меланхолично нажевывая. Даже взгляд не скосил. А, на кой? Всё отрепетировано годами до уровня привычки. А, многолетние привычки, как известно, есть суть ментальности. Хотя ...?
   Александр не замедляя шаг, повернул голову:
  - Дружище, сигаретой угости. Свои в заварушке изничтожил.
  - Яволь, герр командир, - с готовностью Санчо-Панса Морозов чуть демонстративно похлопал себя по карманам. Не найдя развел руками. Вспомнив, легонько стукнул себя по лбу и перекинул с плеча рюкзак. Пришлось остановиться. Пока Андрей, держа на весу, рылся внутри, подполковник скучающе осмотрелся. Наружки, тем паче погони не наблюдалось. Три черные коровы блудили меж деревьев брошенного сада. Даже птахи притихли. Жарень.
   Чупа-Чупс наконец-то нашёл нужное. Улыбаясь он раскрыл картонную пачку "верблюда" и протянул Александру.
  - Последняя? - вопросительно посмотрев, Кайда фыркнул. - Последнюю, как известно, даже мент не берет. Эхе-хе.
  - Командир, бери! - белозубо улыбнулся Морозов. - Я себе найду. Вон водила в "фольце" курит. Пойду и стрельну.
  - Сам пойду, - досадливо махнул рукой подполковник, направляясь к грузовичку. - Может подкинут до Капитан Андреево согласиться.
  - Было б очень-то неплохо, - откликнулся офицер, зажав в уголке рта сигарету. - В таком деле и компанию составить не грех.
  
   Монотонная езда убаюкивала. Volkswagen Transporter катил себе по шоссе с "правильной" скоростью. Лях дисциплинированно рулил, зависнув во втором ряду. Мимо часто проносились легковушки с номерами всех стран Евросоюза. Турецкая граница и сезон отпусков. От скуки Чупа-Чупс полез к автомагнитоле. Зная о потаенных возможностях гаджета, Кайда одернул офицера:
  - Не лапай! Не дай боже гавкнется.
  - Командир! Пусть его, - Варшавин жевал очередную галету. - "Балалайка" практически штатная. Вся хитрая начинка не здесь.
  - Притесняете меня без меры, - плаксиво заныл Морозов. - А, может я без музыки жить не могу. Даже кушать.
  - Хрен с тобой, меломан, врубай шарманку, - махнул рукой подполковник. - Лях, если "балалайка" штатная, прикол в чем?
  - Командир, панель у магнитолы съемная, так? - педантично начал Варшавин.
  - Съемная и ...?
  - Значит что ...?
  - Слюшай, дарагой, - с кавказским акцентом затараторил Чупа-Чупс. - Зачем ишака за ... хвост тянешь. Говори скорей! Да?
  - Конечно, генацвале, конечно, - подыграл Лях. - Другую ставим и всё!
  - Всё? - синхронно опешили офицеры.
  - Угу. Термобудка и есть антенна и радар, - невинно улыбнулся Варшавин. - По ту сторону Босфора получим сменную панель. И, ... поливай Маруся фикус.
  - Мда..., - хмыкнул Морозов. - Век живи, век учись ...
  
   Пограничный пункт увидели издалека. Здоровенная арка, веер полос, двухцветные светофоры, полосатые шлагбаумы, приличных размеров "отстойник" для грузовых фур.
   Лях, щелкнув рычагом "поворотника" увел грузовик вправо:
  - Не обманули, однако. Вон баннер с "Mark" и дядька в оранжевой кепаре флажком машет. Всё как обещали.
  - Прибыли значит, - вздохнул Кайда. - Следующим номером нашей программы ...
  - Рывок через Босфор! - расправил плечи Морозов. - Давеча стих сочинил.
  - При свече с видом на луну? - ухмыльнулся Виталий плавно останавливая "фольца" напротив поклонника апельсинового цвета.
  - Так, поэт, с декламацией отставить! - Александр изобразил усталую мину на лице. - Работаем. Лях! Открой окошко, поговори с дяденькой. Вон, как приплясывает. Волнуется, что поросёнок в мешке.
  - Здорово, хлопцы! - вскочив на подножку, сунул физиономию в салон "апельсиновый". Смесь чеснока, самогона и многочасового пота затопила
  кабину. - Доки давай.
  Варшавин даже не сморщился. Матроса триппером не напугаешь. Он протянул пластиковый конверт в палец толщиной:
  - И, тебе не хворать, дядечько. Горилка местная или с родины?
  - Тэкс, документики, - шурудил в конверте "апельсиновый". - А? Горилка? Да, с Украйны. Хлопцы утром угостили. Так же, как вы, водилы. А, що, крепко с мини тянет?
  - Да, ни, - Александр благодушно улыбнулся. - В меру.
  - Ну, слава те ..., - успокоился украинец. - Не то, скоро проверяющие приедут. Уси цивильные, в белых сорочках, в галстуках.
  - Болгары что ли? - равнодушно спросил Лях, получая назад пластиковый конверт.
  - Ни, немчура. С Мюнхена. Слыхал про такой? - "апельсиновый" спрыгнул с подножки.
  - Не. На кой мне ..., - дернул плечом Виталий. - Бумаги норм? Чего дальше?
  - За мной езжай потихоньку, - махнул рукой украинец и бодренько пошагал в сторону КП, будка которого синела у выезда с парковки.
  
   Скоростная трасса временами взбегала на пригорки. Александр поворачивая голову вправо выхватывал взглядом далекую синеву Мраморного моря. "Silivri" мелькнул очередной указатель. Поток автомобилей заметно прибавился. Через зелень деревьев и высотки домов с моря наползала темно-синяя вуаль ночи. Подполковник, достав смартфон, загрузил спутниковую карту:
  - Судя по всему Босфорский мост пересечем уже в темноте.
  - Ну и гуд. Эка невидаль, - фыркнул дремавший Морозов. - Штука, конечно, занятная, но ... знаем, плавали.
  - Ты вроде как стих хотел оттарабанить? - Варшавин подавил зевок. - Валяй. Бухти, как космические корабли бороздят Большой театр.
  - Э, серость! - сыграл в обиду Чупа-Чупс.
  - Не кисни, дуся, - энергично потер ладони Кайда. - Извергай накопленное. По просьбам трудящихся.
  - Ладно. Внимайте, - вздохнул Андрей и начал нараспев.
  - Никогда я не был на Босфоре,
  - Ты меня не спрашивай о нем.
  - Я в твоих глазах увидел море,
  - Полыхающее голубым огнем.
  В салоне, дохлой мышью, висела тишина. Только брелок на ключе в замке зажигания изредка покачивался. Как всегда, первым не выдержал Морозов:
  - Чего молчите, как рыба об лёд? Понравилось?
  - Андрюха, нет слов! Я в полном восхищении, - откликнулся Лях. - Давно муза посетила?
  - Не так чтобы ... - замялся Чупа-Чупс. - Как-то вдруг навеяло. А, вспомнил. Прошлый раз, когда были с командиром ...
  - Проездом, - подсказал Александр, гася улыбку на губах.
  - Точно, проездом, - Морозов обрадованно хлопнул ладонью по панели. - Но, ведь зацепило! Так?
  - Ещё бы. Конечно зацепило,- согласно покивал головой Кайда. - Стихи Есенина всегда цепляют.
  Офицеры переглянулись и захохотали. На обочине светлячками начинали мерцать дорожные фонари, вытянувшись на коньячных ножках.
  
  Глава 3. "Житейские хлопоты. Но не пустые"
  Белград. Сербия. Три дня назад. Июль 2016 год.
  "Речной трамвайчик белым лебедем скользил по Дунаю, обвиснув седыми усами на форштевне. И, название такое: "Сирона". Ухо ласкает. Эка задвинул. Прямо начало рыцарского романа", - мысленно фыркнул Кайда, прохаживаясь по палубе бака. Пока пришвартованная "Сирона" терпеливо принимала пассажиров, что неспешно спускались к Савской пристани, да ласкалась в лучах июльского солнца. Даже сонар статуей торчал на крыши капитанского мостика. Только бдела вахта у трапа, встречая гостей улыбками на все тридцать два, да чайки звучно плюхались в воду гоняя мелкую плотву.
   Терентьева он заметил едва тот начал спускаться к причалу. Дед выглядел на все "сто". Элегантен как Ален Делон в "Тегеран-43". Помахивая в такт ветровкой небесного цвета, генерал сбежал по ступеням каменной лестницы и направился к белой будке с надписью "kassa". Александр пару минут полюбовался видами на старый град и поднялся на верхнюю палубу. Под парусиной тента шалил слабый ветерок, отгоняя приближающийся зной полудня. Все скамейки были пусты. Подполковник озорно подмигнул кому-то невидимому и направился к дальнему ряду. Откинувшись на спинку скамьи, он вольготно вытянул ноги. По Дунаю стелилась тишина, лишь сквозь деревья на берегу сочились звуки большого города. Глухо стукнул деревянный трап, хрустально звякнула рында и "Сирона" дрогнула корпусом, отходя от пристани.
  - Медитируем? - Дед возник за спиной. Правда, эффект неожиданности не имел места. Александр в стеклянной перегородке, что разделяла смотровую площадку надвое, видел отражение генерала:
  - Так, самую малость.
  Терентьев опустился на скамью рядом:
  - Благодать! Так бы весь день-деньской катался трамвайчиком. Солнышко мягкое, бриз, мда ...
  Кайда терпеливо ждал. Не скуку кабинетную развеять прилетел Дед.
  - Не спрашиваешь на кой я здесь? - умиротворенное выражение лица Константина Петровича было натуральным. Подполковник по себе знал на сколько чреваты такие встречи. Не в парке Горького тусуемся.
  - Соскучилась, полагаю, - ухмыльнулся он. - Угадал?
  - В "десяточку", - коротко кивнул генерал. - Генератор помех включил?
  - А, то. Как учили.
  - Вот и ладушки, - легонько хлопнул себя по коленям Дед. - Вводная образовалась. От Самого.
  Александр удивленно вскинул брови.
  - Угу, не придумываю. Вчера лично общался. Такие дела, - Терентьев привычно пожевал губы. - Подробности опускаем, ни к чему они. Резюме: падишаху нашего в случае и потому что, не дать сгинуть и при короне остаться. При любых раскладах.
  - Всего-то? Простенько и со вкусом, как любить повторять один наш знакомец, - подполковник почесал затылок. - Без вариантов?
  - Угу, - простецки улыбнулся Дед. - И, трон под седалищем, и корона на макушке.
   Симпатичная девушка и брюнет мужественного облика, весело переговариваясь, поднялись на верхнюю палубу. Старательно не обращая внимание на Терентьева и Кайду, они разместились за три ряда от них. Парень прилипал губами к уху девушки, а та умиленно хихикала, восторженно глядя на кавалера. Александр забавно задвигал носом, намереваясь чихнуть. Заранее прикрыв рот ладонью, он буркнул:
  - Что-то не нравиться медовая парочка.
  - Да уж, - вздохнул генерал. - Не хватает, как его ... натурализмуса. Во!
  - Точно! - Кайда поднял вверх указательный палец. - Маякнем в службу спасения?
  - А, что делать. Вынуждены, - уныло вздохнул Дед. - Вот и фотосессия намечается. Штампы, штампы, штампы.
  - Скудеет конкурирующая фирма, - согласился Александр, извлекая из кармана ветровки смартфон. - Какчество упало. Увы.
   По трапу, ведущему на верхнюю палубу, затопали, будто стадо слонов спешило на водопой к родной речке. Парочка прекратила игру в фотолюбителей и повернула головы на звуки. Чупа-Чупс и Лях наконец-то преодолели подъем, о чем громогласно заявили на английском.
  - Братан! А, здесь клёво! Ветерок, тенёк и вид ништяк, - пьяно скалясь Морозов обшарил взглядом палубу. Звучно икнув, он полуобернулся. - Пивец не посеял?
  - Не-а. При мне ещё пара пузырей, - Лях, оступившись едва не свалился вниз по трапу. - Помоги, кореш! Ослаб малость.
  Схватив за ворот, Чупа-Чупс втянул приятеля наверх:
  - Умаялся, бедолага! Крепись. Счас, мля, пристроим пятую точку.
  Нетвердо ступая Лях, цепко держа за горлышко две бутылки пива, направился в центр рядов скамеек. Парочка с тревогой косилась на приятелей.
  - Опаньки! Тут и лялька симпотная, - искренне удивился Варшавин. Морозов, подхватив под локоть, потянул друга дальше:
  - На кой тебе? Видишь она с дружбаном.
  - Дак, я только познакомиться, - заупрямился Лях. - Чисто интеллигентно.
  - Во упертый, мля, - в сердцах выдохнул Чупа-Чупс, меняя направление. - Ладно, давай только по-быстрому.
   Варшавин, слегка балансируя бутылками в руках, приблизился к парочке. Попытавшись изобразить книксен, потерял равновесие и рухнул на парочку. Морозов кинулся на помощь приятелю.
  - Пьянь бруклинская! Скотина! - взвыла девица, пытаясь вылезти из-под Ляха. - Джо! Да помоги же! Он блевать собирается!
  - Опаньки, земляки! - Чупа-Чупс расплылся в улыбке, поднимая мычавшего нечленораздельное Варшавина. - Штат Луизиана, так? Или Техас?
  Джо, освободившись от пьяных объятий Ляха, вскочил на ноги:
  - Забирай это мурло и дергайте отсюда!
  - А, чё так грубо?! - Варшавина мотало из стороны в сторону: - Сам перхоть мичиганская дергай. А, корову свою оставь! Попользуем.
  - Что! - вскипел американец, перемещаясь ближе к Ляху.
  - Бум! - лопнула пивная бутылка, влепившись в лоб янки.
  - Хрясть! - разлетелась на осколки вторая, встретившись с затылком незадачливого Джо. Девица сунула руку под худи. Морозов ожидал нечто подобное и не мешкая сунул ей в нос малюсенький баллончик.
  - Пшик, - бесцветная струйка пятном осела на лице, попав в приоткрытый от ярости рот. Девица поперхнулась и закашлялась. Через пять секунд, звучно посапывая, она амебой растеклась по скамейки. Чупа-Чупс, аккуратно поправив сползающую голову американки, констатировал:
  - И, здоровый детский сон свалил буйну головушку.
  С Джоном получилось не так гуманно. Увы, топтуна несет производственные риски. Американец, валялся у скамейки и выглядел плачевно. На лбу бодро набухала шишка, а кудри на макушке слиплись в крови.
   Лях, прекратив ломать комедию с пьяным, быстро обыскал бедолагу. Портативная рация с гарнитурой, "Taurus Curve", смартфон от "Apple", продемонстрировал в руках Варшавин.
  - Ксива? - беззвучно, одними губами спросил Кайда. Тот отрицательно помотал головой.
  - За борт! - продолжил пантомиму подполковник. Гаджеты полетели в Дунай. Морозов без церемоний проверил спящую. Кроме рации с подключенной гарнитурой у девицы обнаружился брат-близнец "Taurus Curve". Подняв с настила палубы "iPhone" Чупа-Чупс вопросительно посмотрел на Александра. Миг и второй комплект джентельменского набора "а-ля наружка" булькнул в реке.
  - Линяем? - шмыгнул носом Кайда. - Скоро остановка.
  - Да, пора, - Терентьев легко поднялся на ноги. - Нам звездность не к лицу. Тут без нас есть кому блистать.
  
   Стамбул. Турция. Июль 2016 год.
   Панорама завораживала. Босфорский мост, расцвеченный что новогодняя ёлка, висел на усах-вантах. Где-то там внизу в черноте ночи шелестел водой пролив. Редкий по ночному времени корабль "Летучим голландцем" выплыл в мутное пятно подсветки. Проскользив в безмолвии под мостом, исчез во мгле.
   Грузовик катил, дисциплинированно держась крайнего с права ряда. Три потока автомобилей в каждую сторону, шуршание шин, полтора километра огней, особый аромат нагретой стали, бензина и моря. Минута и Volkswagen Transporter вкатился в Азию. Слева и справа мелькнули парки. Поток влек вперед к центру бывшего Константинополя. Чупа-Чупс крутнул колёсико зажигалки. Весёлый огонек пламени затанцевал под сквозняком из окна.
  - Сбылась мечта идиота! - прикуривая буркнул он. - Побывал в промежности.
  - Где?! - фыркнул Лях, не отрывая взгляд от мчащейся впереди черной "Lexus-RX".
  - Объясняю для вундеркиндов, - затянулся сигаретой Морозов. - Босфорский мост соединяет Европу и Азию. Когда ты на мосту, ты промежду двух континентов. Понял, лапоть?
  - В натуре Даль! - заржал Варшавин. Кайда укоризненно покачал головой:
  - Дети малые. Клювом щелкните, окажетесь в промежду. И, не на мосту.
  
   Лях подавил невольный зевок и в очередной раз тряхнул головой, отгоняя накатившую усталость. Десять часов непрерывной езды по незнакомой трассе, да с интенсивным движением, то ещё развлечение. Включенный навигатор с эмоциями механической куклы выбрасывал словесные советы типа "поверните направо через триста метров ...". Гаджет вещал женским голосом по-английски, но Чупа-Чупс, толи от скуки или по иной вредности, дублировал на русском.
  - Слышь, полиглот! - не выдержал Виталий. - Уймись Христа ради!
  - Принято, замолкаю. Желание драйвера за рулем - закон для пассажира, - покладисто улыбнулся Морозов и, помолчав меньше минуты, скосил глаза на сидящего у пассажирской двери Кайду:
  - Командир, не сочтите за назойливость, не верите в научный прогресс?
  - С чего вдруг такое умозаключение? - подполковник, разложив на коленях подробную карту Стамбула, бродил штурманским фонариком по ней.
  - С нета можно спутниковую скачать, - дернул плечами офицер. - Удобнее.
  Александр, продолжая умозрительные прогулки по улицам лучом, задумчиво прикусил верхнюю губу:
  - Удобнее? Может быть, может быть. Нюанс есть.
  Не дождавшись быстрого ответа, Чупа-Чупс поёрзал на сиденье:
  - Какой? Если не секрет.
  - Пфу, - закончив блудить по карте, Александр выдохнул, собрав губы трубочкой. - От вас секреты? Нема такого. Любая электронная примочка хранит в памяти все манипуляции. В нашем деле сиё чревато. Тем более, когда готовишь маршрут для встречи с агентом.
  - Гмм, - Андрей почесал затылок. - Уели.
  - Приехали! - прервал молчание Лях, останавливая "фольца" в пяти метрах от высоченных ворот из кованного металла. - Пункт назначения. Вона и охранники идут. Надо отметить, хлопцы дюже гарны, не выболевшие.
  
   Повернув ручку, Лях распахнул дверь и нащупал пальцами выключатель. Тихий щелчок и в салоне вспыхнули яркие светильник:
  - Вполне. Жить можно. Даже очень.
  Чупа-Чупс, манкируя выдвижной ступенью, шагнул сразу внутрь:
  - Согласен. Подходящий вариант. Среднее между кибиткой хиппи и домиком для Барби. На колесах.
  - Трейлер! - авторитетно заявил Андрей, побарабанив пальцами по внутренней обшивке автодома. - Электроплита, холодильник, даже горшок имеется. Номер люкс на три рыла.
  - Горшок! - Кайда, захлопнув за собой дверь, огляделся. - Биотуалет, студент.
  - Пусть так, - сговорчиво согласился Морозов. - Главное оно в наличии. А, там хоть ... горшок, хоть биотуалет...
  - Так, Лях остаешься на хозяйстве, - подполковник навел указательный палец на офицера. - Обустраивайся, то да сё. Мы .. прогуляемся недалече.
  - Яволь, герр командир! - шутовски вытянулся во фрунт тот. - Легкий ужин гарантирую.
  - Гуд. Кароший малчик, - Чупа-Чупс демонстративно потрепал Виталия по щеке. - Шоколадка хотеть? Хотеть, но не получить. Арбайтен!
  - Пошли, герр обер-лейтенант, - усмехнулся Александр, разворачиваясь к двери. - Follow me, kamerad!
  
   Охранники промзоны, где собирались грузовики логистической компании "Mark", перевозившие гуманитарку для сирийских беженцев, свободно изъяснялись на хорошем английском. Проверив документы, стражи толково разъяснили как добраться до центра. Раскланявшись с ними, Кайда и Чупа-Чупс вышли к широкой улице, пустынной по вечернему времени.
  - Голосовать будем? - шмыгнув носом, огляделся по сторонам Морозов. Подполковник двинулся к обочине дороги:
  - Угу. Долмуш словим. До ближайшей станции метро минут двадцать езды.
  - Долмуш - это маршрутка местная?
  - Такси маршрутное. Штука популярная. И, аборигены и, залетные типа нас пользуют, - услышав шум приближающегося автомобиля, Александр повернул голову. - На ловца и зверь ...
  
   Кайда свернул в проулок и столкнулся нос к носу с Карабасом. Оба вздрогнули от неожиданности.
  - Моё почтение, Алтамиш! - подполковник среагировал быстрее. - Как поживаете?
  - Ё ..., - вернув назад из-под серой куртки, турок протянул руку. - Не зря в эмблеме вашей конторы летучая мышь.
  - Не без того, - дружелюбно улыбнулся Александр. - Хотя по жизни мы белые и пушистые.
  - Очередной афоризм? - Карабас вопросительно поднял бровь. - Здесь поговорим или ...?
  - Можно и здесь. Место тихое, - Кайда разглядывал турка. - Разговор намечается длинный?
  - И, да и, нет, - пожал плечами Алтамиш. - От вас зависит.
  
  Глава 4. "Горячий хлопец из Техаса".
   Пока уходили от гипотетического "хвоста", меняя на станциях пересадок подземки направления и поезда, было не до размышлений. Работали обостренные инстинкты, наработанные способы и приемы. То Кайда, то Чупа-Чупс покидал вагон метро в последнюю секунду, проверяясь. Пропетляв с час, поднялись на поверхность. Контрольный маневр и, заскочив в отъезжающий долмуш, офицеры с облегчением вздохнули. Операция встречи с агентом окончилась. Мечта любой контрразведки спалить на "контакте". Увы, частенько сбывается. В этот раз свезло им. Скажем так.
   Маршрутное покинули, как учили, за три остановки. Дождавшись, когда красные пятна габаритных огней микроавтобуса растаяли в ночи, офицеры двинули в промзону.
   Морозов, двигаясь немного впереди, пару раз оглянулся. Александр, размышляя о разговоре с Карабасом, буркнул:
  - Что беспокоит? Хвост?
  - Не, всё чисто, - заторопился Чупа-Чупс. - Спросить хотел, да как-то случая не было ...
  - Валяй, - Кайда решил сделать паузу в размышлениях. - Излагай, детинушка, какие-такие тараканы ерошат мозги?
  Андрей с минуту шагал молча:
  - Командир, а вы как жизнь представляете?
  - В каком смысле? - слегка опешил Александр.
  - Ну, ... в смысле образа?
  - Гмм. Эка тебя занесло, - глянув на серьезное лицо офицера, он решил не шутить. - Образа ... Пожалуй, ДОРОГА. Шагаешь по ней. Она то вниз бежит шалым ручейком камушки облизывая. То в гору ползет сгорбатясь. Порой серпантин закрутит, аж башню сносит. Перекрестки, что занозы ... Дилемма. Либо накатанной колеёй шпарить, не нравиться на первопуток сверни.
  
  Грузовик выкатился за ворота на встречу раннему солнцу. Ночью слабый дождик вспрыснул пыль, и та свернулась в сероватые комочки. Лях пару раз придавил рычаг омывателя, и вода распыляясь накрыла лобовое стекло. Щетки "дворников" сноровисто смахнули грязную смесь. Встречный транспорт по раннему времени торопливо досматривал остатки утренних грёз в тишине парковок. Да, и прохожие променадом не страдали. Рабочая окраина, не туристический центр -Мекка для праздных бездельников и уличных аферистов.
  - Все здравые дела треба начинать с утра пораньше, - назидательно оглядел офицеров Кайда. Парни выглядели вполне браво. - Приступим, помолясь. Лях, будь ласка, сбацай пару-тройку па.
  - На предмет наличия-отсутствия? - Виталий мигом перебросил взгляд с одного на другое боковое зеркало. - Нема наружки. Так понимаю, солдат спит - служба идёт.
  - Народная примета, - включился в разговор Чупа-Чупс, вытягивая из бокового кармана рюкзака, камуфлированный в малогабаритный транзистор, сканер радиочастот. - Действует и по эту сторону Босфора.
  - Все мы люди, все мы человеки, - ухмыльнулся подполковник, устраиваясь поудобнее на сиденье. - Шеф, гони по Питерской. Скажу где нас сбросишь.
  
   Микроавтобус "Toyota" классического цвета "белой луны", распахнув откатную дверь, скучал у бордюра. Разглядеть что твориться внутри возможности не было. Светло-серые шторки на окнах, а в открытый люк на крыше не заглянешь. Всё-таки спецназ карлсонами не обзавелся. Хотя кто его ... Тот же квадрокоптер, чем не "мужчина в самом расцвете сил"?
   Варшавин сбавил скорость и "Фольц", благозвучно урча дизелем, проехал мимо "японца".
  - Вау! Носорог в прикидоне Роберт де Ниро в молодости, - глянул через боковое окно Морозов. - Очки не совсем в образе. Напялил типа "черепаха Тортилла в день свадьбы Мальвины".
  Кайда шутливый тон не поддержал:
  - Лях, метров пятьдесят проедь и прижмись к паребрику.
  - Понял, командир, - Виталий надвинул козырек кепи до бровей. Турецкое солнце не заползало на небосклон. - Сделаем.
  - Чупа-Чупс эфир? - подполковник затянул "молнию" ветровки на половину. Поклонник "Золотого ключика" скосил глаза на дисплей сканера:
  - В пределах нормы. Особой активности нет.
  - В нашей локации как? Если аборигены проводят спецоперацию, будет режим радиомолчания, - подполковник слегка качнулся. Грузовик прижался к бордюру и остановился.
  - Аксиома, - согласился Андрей, поправляя микронаушник. - Но, не факт. Если спецы грамотные, то знают, что эфир мониторят.
  - Они знают, что мы знаем, - хмыкнул Варшавин, не снимая рук с рулевого колеса. - Ситуация. Будто два шулера за одним столом. Кто кого ... В общем, объегорят.
  - Не шулеры, а профи. Противника надо уважать, - Александр повернул голову в сторону Морозова. - Всё, работаем!
  Тот в миг распахнул дверь и выпрыгнул на обочину. Лениво зевнув, потянулся всем телом широко раскинув руки. Не таясь огляделся по сторонам:
  - Пошёл я. Гляну что да как.
  - Удачи, молодой! - Лях в очередной раз зыркнул по боковым зеркалам.
  - И вам туда же! - Андрей скрылся за термобудкой.
  Подполковник, пересев на освободившееся место, дверь закрывать не стал.
  - Командир, сладкоежка маякнул - Варшавин не отрывал взгляд с зеркал. Кайда кивнул и, покинув салон, быстро зашагал к "Toyota". Навстречу уже двигался Шопен.
  - Моё почтение, - улыбка коснулась губ капитана, когда дистанция сократилась до метра. - Эфир в пределах статистики. Три дня сканируем. Несуразности отсутствуют. Прогнал собранную инфу через программу. Соответствует штатной ситуации.
  - Принято. Работаем по плану, - Александр, поравнявшись, сделал вид, что оступился и замешкался. - Запускай шарманку на полную.
  - Глушим? - озорно подмигнул Алексей. - Или только слушаем?
  - И того, и другого, - ухмыльнулся Кайда. - Можно без хлеба.
  
   Район был настоящим спальным. В получасе езды на авто центр Стамбула. Суета, шум, бешенный ритм. А, здесь ... Благолепие, как выразился Носорог. По обеим сторонам узких улочек обжимались типовые трехэтажки. Ни дать не взять "хрушовки" с неким турецким колоритом. Местные автолюбители парковали "железных коней" по обычаю больших городов: приткнув к обочине. Самые наглые норовили и полтротуара прихватить. Белый микроавтобус "Toyota" относился к наглецам. Отжал кусок пешеходной дорожки прямо напротив подъезда. Судя по слою пыли на окнах и кузове, хозяин "японца" не страдал тягой к хирургической чистоте. Сказать честно, Носорог и Смоляк минут тридцать "опыляли" микроавтобус. Трюк старый, но работал. У киношников подсмотрели. Опрыскиваешь поверхность водным раствором сахара и обсыпаешь строительной пылью. "Макияж" держится до первой помывки. Только прежде чем ехать просохнуть дай.
   Все четверо улеглись на сидения. Как раз четыре диванчика. Что коротковаты - не беда. Как известно, моряка сифилисом не испугаешь, а спецназовца коротким лежаком ...
   Особо не скучали, но и в дрёме не плавали. Бдили, одним словом. В микронаушнике подполковника прошелестел голос Шопена:
  - Купидон нарисовался. Паркуется в сорока метрах южнее.
  - Поведение? - поднес микрофон гарнитуры к губам Кайда.
  - Спокоен что тюлень на лежбище. Проверяется без "огонька". По привычке, полагаю. Всё двинул, принимайте, - успокоился наушник. Александр несколько раз напряг-расслабил мышцы, приводя в тонус:
  - Команда товсь. Крутим кино "могучий мачо". Прима-балерина Носорог.
  - Сделаем, командир, - беззвучно улыбнулся в ответ Еремеев. - Будет вам мачо!
  
   Роб, посвистывая весёлый мотив, легко перескакивал вмятости тротуара: "Настроение класс. Девочка ждет-не дождется. Солнышко подобрело и не лупит с небес. Даже долбанные драндулеты на бордюре не раздражают". Он обошел уличный фонарь, что как ... Санта Клаус торчал посередине пешеходной дорожки. В голове оркестр наигрывал бравурный марш: "В ближайшие дни будет много работы. Ещё бы. Перевороты не каждый день, да и Эрдоган не лох. Всякое может ..."
  Дверь замызганного микроавтобуса чавкнула и из проёма появился ... мужской зад с приспущенными, до начала ягодиц, джинсами. Дальше показалось и остальное.
  - Лапа! Я хоть и морпех "дяди Сэма", но ты меня сегодня умомурила, - английский парня выдавал в нем уроженца южных штатов. Он продолжал держать голову внутри салона. Лишь стриженную макушку и выбритый затылок мог лицезреть Роб. В машине кто-то капризно пискнул в ответ.
  - Да, пошла ты ..., - обиженно рыкнул "морпех" и, ухватившись за скобу, резко дернул дверь "Toyota". Толи пальцы потеряли хватку, толи слой пыли помешал, но дверь осталась, что вкопанная. Парняга, пытаясь удержать равновесие, сделал несколько шагов назад и взмахнул руками. Столь стремительный маневр застал Роба не готовым. Он попытался отстраниться и тут же получил мощнейший апперкот в челюсть.
  
   Что-то холодное коснулась лица и Роб, дернувшись, очнулся.
  - И, вам здрасьте, - Кайда с равнодушием зоолог будто тривиальную букашку разглядывал его. - Только не закатывай глаза. И, по-французски ты сечешь, дружище. Минут через несколько приедем на свалку, там и саммит и откроем. Не возражаешь? Гуд. Медитируй пока. Кляп вынимать не буду. Насморком не маешься, выдюжишь.
  
   Кондиционер гонял по полной, выстуживая салон. Смоляк и Носорог синхронно подхватив за подмышки, подняли Роба с пола и усадили на сидение. Повязку на глаза или там мешок на голову не надевали. Кайда, сидя напротив, всю дорогу наблюдал за американцем.
  "Крепкий парень. А, сломать-то надо. Качественным мордобоем задачу не решишь. Оперативник РУМО, да ещё второй человек в разведцентре ближневосточного отдела, фигура. Тем интересней к такому амбару ключик подобрать", - неторопливо размышлял он, меланхолично ковыряя заточенной спичкой в зубах.
  - Приехали коллега, - Александр, не вставая, одним рывком выдернул кляп. - Ой! Чего зубки такие слабенькие? Аж парочка выскочила. Сникерс жрем без меры. И, куда стоматолог смотрит?
  - В що ..., - попытался буркнуть американец, но получился только смачный плевок из слюны и крови на пол.
  - Прикольно, - сыграл удивление Кайда. - В военной разведке США проктологи зубы лечат. Новые технологии? Дай угадаю. Понял, понял. Не ищете простых путей.
  Роб с вывернутыми за спину руками и розовыми потеками на физиономии выглядел совсем не комильфо. Подполковник простецки почесал затылок:
  - Я-то наивный полагал, что только у русских всё через анус. Ан, нет.
  - Век живи, век учись! - американец звучно сглотнул, стараясь сидеть ровно. Стянутые скотчем щиколотки затрудняли движение.
  - Согласен! А, сдохнешь по любому дебилом, - подытожил Александр, отшвырнув импровизированную зубочистку к закрытым дверям. - Французский у тебя вполне. И, с соплями справился. Good boy! Теперь поговорим.
  - Руки развяжи! - Роб твердо посмотрел Кайде в глаза.
  - На кой? - искренне удивился тот. - Разговаривать будем, не в шахматы играть.
  - Тогда не будет разговора! - вздохнул янки и опустил голову.
  - Ты же, профессионал, а не дурак, - удивился Александр, положив ладони себе на колени. - Глазки открытыми оставили почему?
  - Коню понятно. Полагаете, что разговорите или ... ликвидирует, - равнодушно буркнул Роб, будто речь шла о постороннем предмете.
  - Правильно, - в растяжку проговорил подполковник. - Зришь в корень. В оловянного солдатика мечтаешь поиграть?
  - Ага, мечтаю, - американец поднял голову и ухмыльнулся. - Так полагаю, кто я такой вы в курсе?
  - Естественно, - Кайда немного развел руки в сторону. - А, тема нашего разговора всего одна.
  - Всего-то? - дерзко дернул подбородком Роб.
  - Достаточно. Я не любопытный, - отмахнулся подполковник. - Государственный переворот. Заметь, не в штатах. Здесь. Местного разлива.
  Янки голову не опустил, но в глазах проскочило беспокойство. Не то чтобы страх. Именно беспокойство. Скорее даже тень его:
  - Вроде контрразведка, а ведете себя как мафиози из дешевых комиксов Голливуда.
  - У, дружок. Чтобы очутиться в дружеских лапах службы безопасности надо сильно постараться, - Александр натурально зевнул. - Надоел ты мне что-то. Умничаешь, будто тут студенческий капустник. А, время тикает.
  - Чиф! - сидевший за рулем Чупа-Чупс полуоглянулся. - Закатить этому дятлу дурь в вену, и все дела.
  - Вариант, - на миг задумавшись, согласился подполковник. - Только после "химии" герра майора придется зарыть в барханах вонючей помойки.
  Кайда приоткрыл занавеску на окну:
  - Глянь! Чудное место. Историческая достопримечательность в какой-то мере. Городская свалка. Аромат. Специфический. Глаза ест, что иприт. Даже бичи обходят стороной.
  Роб молчал, отрешенно глядя поверх головы Александра.
  - Ладно! - решился тот. - Валите героя на пол. Жан, давай аптечку!
  Три секунды и попытки американца отбиться потерпели фиаско. Уткнувшись носом в грязный коврик пола, он дергался всем телом и мычал сквозь липкую ленту. Носорог надежно фиксировал ноги, а Смоляк, усевшись янки на спину, придавил коленом голову. Кайда, почувствовав, что Роб косится из-за плеча, несколько демонстрационно достал из аптечки шприц и стекляшку ампулы. Крепко ухватив пальцами, отломил конический отросток и втянул прозрачную жидкость в шприц. Смоляк перетянул резиновым жгутом бицепс пленнику.
  - Дернешься, проткну руку насквозняк. Я не медбрат из клиники "Шарите", - подполковник твердо держал запястье, - Практика минимальная. У тебя пять минут. Для самодоноса хватит. Если не поставлю антидот, сгоришь, что Жанна д"Арк. Но та на костре, а ты ... Горячий парень из Техаса, мля. Последний шанс. И, это не фигура речи.
  Роб вздохнул-выдохнул и ... затих.
  Александр время не терял и аккуратно загнал иглу в вену:
  - Жар пошёл. К исповеди готов? Моргни, коли согласен.
  На лбу американца высыпали частые капельки пота. Он дважды моргнул и даже попытался кивнуть.
  - Вот и славно, - шмыгнул носом Кайда, медленно отлепляя ему скотч. - А, то задурковал ...
  
  Подполковник мазанул значок смартфона, отключая диктофон. Роб часто дышал, а губы его обметал белый налет. Смоляк протянул уже снаряженный шприц. Александр повторил манипуляции с инъекцией, мысленно хмыкнув: "Горячий укол хлористого кальция мало кому вредит. А, снотворное тем более".
  
  Глава 5. "Солдатушки, бравы ребятушки ...".
   Оба автомобиля скучали в дальнем углу необъятной, как ВПП авиабазы Рамштайн, парковки гипермаркета "Kanyon". До 26-этажного здания было далековато, зато дырявая тень от деревьев маскировочной сетью накрывала и "японца", и "немца". Группа собралась в микроавтобусе. Шопинг офицеров не волновал. Главное автомобилей покупателей по близости было не так чтобы. Утро пятницы. Хлопоты будней. К вечеру будет навал.
   Шопен включил генератор помех на минимум, накрыв стометровым куполом место стоянки. Американец дрых сном младенца в потайном отсеке кузова "Фольца". Смоляк бдил у монитора скрытых видеокамер, что ежиком ощетинились по периметру "Toyota".
  - Пазлы сложились. Картинка практически полная, - Кайда по обыкновению пожевал губами, что выказывало скрываемое напряжение. - Заваруха начнется ночью. Группе поставлена задача: любой ценой помещать ликвидации "Султана".
  - А, где он, Великий и Ужасный? - Носорог, прищурив правый глаз, потер ладонью кончик носа.
  - Они отдыхают, - ухмыльнулся подполковник. - Тишайший город Мармарис. Курорт.
  - Забурился себе в отель и в ус не дует, - Морозов неодобрительно мотнул головой. - А, что его халдеи? Бодигарды и прочая спецура? Тоже изволят на морях-океанах солнечные ванны принимать?
  Александр укоризненно глянул на Чупа-Чупса:
  - Объясняю для малолеток, лохонуться может любой. Хотя некий расслабон спецслужбы имеется в наличии.
  - Так понимаю, время дорого, - откликнулся Лях с заднего сидения. - Чего сидим?
  - Времени в принципе нет, - вздохнул Шопен. - Фиксируется активность армейцев в Стамбуле, Анкаре, Конье.
  - Командир, как с оружием? - Еремеев расправил плечи, невольно задев сидевшего рядом Варшавина. Кайда, размышляя о чем-то, почесал маковку:
  - По маршруту имеется одна закладка с легким стрелковым.
  - И, только? - сморщился Носорог. - Стало быть надежда только на подножный корм?
  - Скорее да, чем нет, - хлопнул себя по колену Александр. - Всё! По коням. Ушки на макушку, мозги в кучку!
  
   Они пятый час катили практически строго на юг. Географ бы выразился, что спускались вниз. Хотя всё относительно. И, в горушку ползли черепахой. А, то стремительным слаломом выписывали серпантин по склонам гор.
  "Toyota" числилась авангардом, а "Volkswagen" ровно наоборот, соответственно. Кайда, как и положено командиру по чапаевской диспозиции, сидел рядом Морозовым. Микроавтобус в опытных руках Андрея словно слился с дорогой. Ни тебе виражей, ни тебе резких тормозов. Как по рельсам. Чупа-Чупс, нажевывая бубль-гум, напевал в очередной раз на манер речитатива:
  - Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваши деды?
  - Слышь, строевик-песенник! Смени пластинку! - подал голос Носорог из глубины салона, когда Морозов в седьмой раз забубнил про "бравы ребятушки".
  - Не нравиться, не слушай! - капризным тоном непризнанного гения откликнулся старший лейтенант.
  - Да, что ты, дарагой! - оживился Еремеев. - Как можно? Конечно, нравиться. Только зубы немножко ноют. Чуть-чуть.
  - И, не подумаю, - продолжил игру Андрей.
  - Тогда я тебя зарежу! - прорычал Носорог. - Возьму кынжал и зарежу.
  - Ха, напугал, противный, - развлекался Морозов. - У тебя и кынжала-то нету.
  - Тогда задушу, пся крев! Своими р ...
  - Хорош, лицедеи! - подполковник поднял голову от навигатора. - Через три километра сворачиваем налево. Готовьтесь к выемке закладки.
  
   Микроавтобус приткнули к полуразрушенному сараю. Крыша строения провалилась в тартарары, да и стены скрутило в старческом параличе. Зато в двух метрах рос могучий дуб, накрыв шатром кроны и сарай, и площадку рядом.
  - Добрый дядечка, - Носорог уважительно огладил морщинистый ствол исполина. - Под такой шапкой ни спутник, ни беспилотник, ни другая холера не страшна.
  - Иди уж. Вон "фольц" подтягивается, - Александр кивнул на подъезжающий грузовик. - Просьба у меня великая: не лопухнитесь. Сам знаешь, если закладку нашли то ...
  - Там засада или... одно из трех, - по очереди согнув два пальца правой руки, Еремеев выдержал короткую паузы и закончил манипуляции, скрутив пальцы в фигу. - Дулю им со смаком от всей широты славянской души.
  "Немец", качнув термобудкой, остановился в трех метрах. Лях, сидевший за рулем, почтительно приподнял бейсболку. Замок пассажирской двери тявкнул пекинесом и, минуя подножку, на землю выпрыгнул Шопен. Перешагнув через потертые жилы корней что покрывали площадку, он оказал в метре от офицеров:
  - В эфире некое топтание. Объявились новые операторы. Если отбросить словесную шелуху, напоминает перекличку.
  - Контрразведка? - Кайда чуть прищурился. Шестаков потеребил мочку левого уха:
  - Не похоже. Армейцы. Если принять во внимание частоты и жаргон.
  - Спецназ? - Носорог переступил с ноги на ногу. - Тут тренировочная база недалече.
  - ВВС, полагаю. Километрах в полста авиабаза имеется, - Шопен пошевелил плечами, разгоняя кровь в мышцах.
  - Принято. Зашевелились инсургенты, - подытожил подполковник. - Эх, время, времечко. Цейтнот подкрался незаметно, хоть виден был издалека. Мда.
  - Дак, я поехал? - Еремеев глянул на Александра.
  - Погодь малость. Киндер-сюрприз выгрузите, - хмыкнул тот. - Пока вы шель-шевель, янки пробздеться успеет.
  
   Колодец, облицованный диким камнем, выглядел экзотично. Мох с северной стороны заполз к самому верху. По южной разбежались веселые стебли плюща, глянцевея в лучах солнца. Лях подогнал "Фольца" впритык. Время не теряли. Носорог вытащил из-под сидения буксировочный трос. Смоляк, скинув ветровку, подошёл к срубу. Еремеев щелкнул карабином, зацепляя один конец троса за петлю на стальном бампере. На ходу разматывая канат, он кинул второй конец в колодец.
  Смоляк, натягивая прорезиненный ремень фонаря на голову, заглянул в колодец:
  - Темно, как у негра в ж...
  - Не тушуйся пехота, - капитан уже держал в руках тонкий линь. - Цэ только колодец, а не анальный вход в царство мертвых. Подошвы потри о песок. Наверняка камни в плесени.
  - Змеюк надеюсь нет, - морпех перекинул ногу через сруб. - Я как-то к ним не очень...
  - А, чего они в колодце забыли? - усмехнулся Николай.
  - Ну, там .. водицы полакать. К примеру, - Смоляк, ухватившись руками за трос начал спускаться.
  - Ну, ты серость. А, ещё водоплавающий! - удивленно покрутил головой Носорог. - Вернемся домой, натравлю на тебя психологов. Пусть мозги промоют. Водицы полакать ...
  
  - Командир! Закладку взяли - это, конечно, губ, но в прикупе только легкое стрелковое, - Еремеев озадаченно почесал макушку. - Хотя бы одну базуку или там ПЗРК.
  - Скажи спасибо, что пару пулеметов догадались положить, - в тон проворчал Чупа-Чупс, продолжая гнать "японца" на максимально допустимой скорости. - Если честно, слабо представляю, как и этот арсенал приперли.
  - Меньше знаешь, крепче спишь, - усмехнулся Кайда. Он-то на своей шкуре испытал, насколько сложно и опасно провернуть такую операцию. Нервы звенят проводами на ветру, сердце бухает гаубицей, а каждый первый мерещиться бойцом группы захвата. - Придется подхарчиться на стороне. Носорог, подбери по маршруту что-нибудь подходящее.
  - Уже, - простецки улыбнулся капитан.
  - Надеюсь не база Инджирлик? - недоверчиво уставился Кайда на Еремеева.
  - Можно и Инджирлик, почему нет, - в зрачках Николая запрыгали бесенята. - Однако не подходит.
  - Что так? - расхохотался Морозов. - Боязно?
  - Не угадал, малой! - продолжал изображать простачка Носорог. - Крюк большой. А, командир что велел? От маршрута не отклоняться.
  - Излагай идею, затейник, - полуобернулся Александр. - Но, без волюнтаризма.
  
   Отделение жандармерии выглядело типично. Второе по счету, как свернули с трассы на второстепенную дорогу. Серый бетон КПП, металлические ворота на монорельсе, кипарисы по периметру территории. Ну, и флаг Турции на тонкой мачте. Куда ж без него.
  - Командир, похоже нам повезло, - Чупа-Чупс, стараясь не поворачивать голову в сторону поста, незаметно сбросил скорость микроавтобуса. - Таратайка у ворот под парами. Вона дым с глушителя пукает. На прогреве видать. Люки-двери на растопашку и водила is absent.
  - А, молодой прав, - Носорог аккуратно отодвинул шторку с окна. - Подфартило.
  - Вариант "безумный Макс". Работаем! - Кайда придавил кнопку передачи "уоки-токи".
  - Gud! - ответно хрюкнул динамик, едва рация перешла на прием.
  Дорога уходила вниз и вправо и "Toyota", едва проехав сто метров, прижалась к обочине. Откатилась боковая дверь и Еремеев, вышагнул наружу. От души потянувшись, он огляделся по сторонам. Определившись, демонстративно ткнул указательным пальцем в сторону жандармского отделения.
  - Моя пошла! - громко сообщил он на французском в пространство и пихнул дверь на место.
  - Две минуты. Время пошло! - донеслось из салона, прежде чем дверь чавкнула, закрываясь.
  
   Носорог, придав физиономии придурковатый вид, бродил вокруг броневика. Для полноты образа даже слюну пустил на подбородок, по опыту зная, что нормальный люди с опаской относятся к дебилам. Он успел попинать колеса, попытаться отломить фару Cobra, прежде чем взвизгнула дверь КПП. Жандарм в браво заломленном зеленом берете выскочил на крыльцо, продолжая застегивать брючный ремень. Еремеев тут же отреагировал на звук и сунул голову в открытый люк. Турок, на миг остолбенев, завопил перемешивая турецкие, немецкие и английские слова:
  - Эй, мистер! Куда? Ахтунг! Опасность! Стоп!
  Капитан прицелился лезть в броневик. Плюнув на упрямый ремень, жандарм бросился к машине:
  - Ала-ля! Нельзя, стой, придурок!
  Носорог, дернувшись в испуге, обернулся. Увидев приближающегося, он широко заулыбался, как родному.
  - Ой, какой дяденька симпампуленька! Весь из себя военный. Ремешок у него кожаный, мотня расстёгнута. Сбруя вся в железках блестючих. Настоящий мачо! - радостно залепетал капитан на французском, добавив вторую струйку слюны и протягивая руки на встречу. - Он меня покатает на своей машинке.
  - Месье! Здесь нельзя. Поли ..., - жандарм, активно жестикулируя начал говорить и осекся, увидев пустые зрачки Носорога. - Мама мио! Даун! Его только не ...
  Тем временем Еремеев, растягивая губы в улыбку, в полном восторге хлопал в ладоши:
  - Hero, hero! Macho! Macho!
  Турок смутился:
  - Да какой там hero. Скажешь тоже ...
  Резкая струя из ярко-красного баллончика, незаметного в лапище капитана, обожгла глаза, выбив слезы и сопли одномоментно. Захлебнувшись в сильнейшем кашле, жандарм схватился за лицо. Еремеев, подсекая ноги, придержал турка за ворот куртки:
  - Зачем калечить парня, пусть себя. Минут на десять выпал из пространства и ладушки.
  - Эй! Стоять! - заорали две глотки от КПП. Николай в три прыжка оказался у броневика и ужом проскользнул внутрь. Лязгнул тяжелый люк, и Cobra, дернувшись, покатила вперед. Два жандарма, скатившись по ступеням высокого крыльца, рванули в вдогонку. Короткоствольные МР-5, кузнечиками, запрыгали на спинах. Бронемашина, нещадно выплевывая выхлоп, выползла на дорогу с площадки у поста и стала медленно набирать скорость.
  - Организуем марш-бросок с неполной выкладкой, - Носорог зыркнул в зеркало заднего вида, придавливая педаль акселератора Cobra, и загорланил в полный голос по-русски. - Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваши ...
  
   Развернув микроавтобус, Чупа-Чупс опустил окно до упора и прислушался:
  - Командир! По ходу веселуха начинается. О, гляньте! Собачья свадьба набирает обороты!
  Из-за поворота показалась бронемашина. Ревя мотором, что слон в брачный период, Cobra выдерживала малую скорость. Два рослых жандарма с пистолет-пулеметами в руках бежали следом. Временами им казалось, что ещё чуть-чуть и догонят броневик.
  - Схема хитрый заяц и ретивые борзые работает на ять, - констатировал Александр, переводя уоки-токи в режим передачи. - Начинаем! Включай "Пелену".
  - Принято! -судя по реакции Шопен только и ждал команды.
  
   Камуфлированный Ford Explorer в стиле американских боевиков вылетел с территории жандармского отделения едва ворота откатились. Каким-то чудом лихие жандармы разминулись с микроавтобусом группы. Чупа-Чупс в последний миг придавил педаль акселератора и крутанул руль, уходя от столкновения:
  - Мать вашу! Гонят, что сраные веники!
  - Трое в бибике. Значит четверо-пятеро в расположении, - подполковник крепко ухватился за дверную ручку. - Ворота ещё открываются. Мигни фарами Ляху. Вперед!
   "Toyota" проскочила сквозь открытые ворота и свернула резко свернула за КПП. "Volkswagen" не отставал. Влетел следом и, разрезав будто праздничный торт клумбу в центре площадки, с визгом покрышек остановился у входа в двухэтажную казарму.
   Перескакивая через две ступени, Морозов вспорхнул на крыльцо КПП. Дверь резко распахнулась. Широкоплечий жандарм, вышагнув на площадку, навел армейский "Colt" в грудь и рявкнул на турецком:
  - Стоять! Руки за голову!
  Чупа-Чупс нырнул под вооруженную руку и, схватив левую ногу за пятку, рванул изо всех сил вверх. Турок оказался не готов к такому и грохнулся на спину, смачно приложившись затылком о дверной порог. Пока Андрей подбирал "Colt", да браслетил наручниками жандарма, Кайда ворвался в КПП. Изысками интерьер не отличался. А, казенный стиль служебных помещений во всех странах одинаков, что упрощало. Пульт с клавишами. На работающем мониторе четыре картинки черно-белой трансляции с видеокамер. Пошарпанный стол и опрокинутый стул-вертушка. Металлическая вешалка в углу с нахлобученной фуражкой и вороненным "эмпэ пятым" на ремне. Радиостанция на стойке мигает, скрученный шнур тангенты на краю стола.
  - Стукануть хотел, - буркнул подполковник и, с корнем вырвав провода, от души приложился прикладом "Heckler&Koch" по рации. - "Пелена", ребята, штука серьезная. В эфир не пустит. В унитаз блажить толку больше.
  Обежав ещё раз взглядом дежурку, Александр крикнул:
  - Чупа-Чупс! Где залип?
  - Да, здесь я, - Морозов, схватив двумя руками за ворот рубахи, затянул крепыша в комнату. - Здоровущий, мля, боров. И, чем их кормят?
  - Разберись тут с пультом. Ворота на клюшку, - Кайда подошел к монитору. Три картинки были с периметра территории, четвертая камера гнала трансляцию из холла казармы. Картинка радовала. Четверо жандармов вниз лицом лежали на полу. Вполне идиллически. Почти, что тюлени на лежбище. Только руки в наручниках за спиной. Лях, Шопен и Смоляк в хорошем темпе таскали тюки, ящики, коробки, мелькая на экране.
  - Пойду за драйвером пригляжу. Очнулся поди, - накинув ремень пистолет-пулемета, Александр двинулся к двери. - Уходить будешь, устрой тут пионерский костер. Маленький, но жаркий. Под столом бутыль припрятана. Чует сердце, виноградный спирт вояки пользуют. Шестьдесят градусов вещь убойная.
  
  Глава 6. "Здесь и сейчас"
   Как ни в чем не бывало они ехали на юг. Применительно к карте, то спускались вниз. Будто и не было двенадцати минут нервов и тяжелой работы. Кайда, как только подхватили сидевшего у километрового столбика Носорога, переключил уоки-токи на передачу:
  - Штатный режим.
  Секунд пять ответа не было. Александр успел вопросительно посмотреть на Еремеева. Тот устало улыбнулся:
  - Норм, командир. Жандарметиусы ещё с часок склон прочёсывать будут. Броневичок в речку загнал. С дороги не видно.
  Голос прозвучал в динамике так чисто, будто Смоляк сидел рядом за ситцевой занавеской, а не в "Фольце" едущем в полукилометре впереди:
  - Принято. Роджер.
  
   Александр бежал вдоль кромки моря долго, но усталости не было. Нежная пена морской волны домашним котом ластилась к босым ступням. Легкий бриз освежал, вливал бодрость. Россыпи солнечных брильянтов кувыркались среди гребешков волн, гоняя мудреный калейдоскоп. Он оглянулся в очередной раз, провожая наглючую чайку, что боевым вертолетом кружила над ним, выбирая момент атаки.
  - Мать честная, за мной нет следов! - восторженно воскликнул он, мазанув взглядом нализанную водой полоску песка, что глянцем играла на солнце. - Они не смогут меня догн ...
  - Командир! Проснись! Мармарис по курсу! - кто-то тряс за плечо. Кайда вздрогнул и, мотнув головой словно конь, отогнал сон:
  - Мармарис, говоришь?
  - Воды глотните, а то сипите, как ...,- Чупа-Чупс из-за спины протянул руку с бутылкой. Подполковник сделал несколько глотков:
  - Сколько до въезда в город?
  Носорог, сменивший Морозова за рулем "Японца", тут же откликнулся:
  - Шесть-семь км. Пару минут назад указатель проскочили.
  - Рули к набережной. Там парковка имеется, - Александр отпил ещё раз. - "Фольца" предупреди!
  - Сделаем! - Еремеев, открыв перчаточный ящик", вытянул уоки-токи, ухватив за антенну, словно крысу за кончик хвоста.
  
   Носорог избалованным плейбоем вольготно устроился на широкой, словно брачная тахта, скамье. Он лениво щурился сквозь антрацитовые стекла очков на турецкое солнце. Мимо дефилировал праздный люд обеих полов. Экватор курортного сезона, что вы хотите. Досыта налюбовавшись морским видом, он шумно выдохнул и, пружинисто поднявшись, направился по набережной в сторону парковки.
  
  - Арсенал позаимствовали у жандармов на все случаи жизни. Но..., - Шопен поморщил нос.
  - И, чего же вашбродию не хватает? - Кайда полулежал на сидении второго ряда. Всё-таки автотур через всю Турцию утомил изрядно. Впереди маячили немалые хлопоты. Весьма. Сквозь открытое косынкой окно слабый сквознячок затягивал пряный запах морских водорослей, раскаленного песка и жаренного на углях мяса. Шестаков опять поиграл носом:
  - из РПГ-7 по вертушкам шмаляют только обормоты типа Сталлоне из америкосовских боевиках. Про штурмовики я уж молчу.
  - Уболтал, при случае стуканем на жандармов, - усмехнулся подполковник потянувшись всем телом. - Так и скажем. Мол, недоработка, господа хорошие. Какого банана в территориальных отделениях ПЗРК не держим.
  Смартфон пикнул, словив сообщение. Сонливость как корова языком. Александр вмиг вытянул из набедренного кармана аппарат. Красная единичка зацепилась за правый угол значка "Telegram". Коснувшись подушечкой указательного, он открыл мессенджер. Чатов было не так чтобы ... С дюжину. Одни рекламные рассылки. Новое сообщение "Shop off Pro-Exstrim" вещало о поступлении заказа Љ 0z19-7sea. Цифры сами по себе были пустышкой. Только последние три буквы классически посылали куда надо.
  - Всё парни, от винта! - Кайда вышел из "Telegram". Носорог по обыкновению возник, будто из воздуха материализовался:
  - Он сказал поехали ...
  
   Он сидел на самом краю бассейна и грыз яблоко. В теплющей воде млели ступни намаянных ног, а пыльные кроссовки небрежно валялись за спиной на газоне. Расстегнутая на все пуговицы рубаха едва держалась на плечах, открыв нехилую грудь. Кайда не опасался шокировать отдыхающую публику. У "Grand Yazici Club" обширная территория. Одних бассейнов аж четыре штуки. Он не ломал голову на предмет куда самоликвидировались постояльцы. Забот и без того ...
   Высокий турок в темных брюках и белоснежной рубахе навыпуск дефилировал дорожкой, что вела вокруг водоема. По крупной гальке, вмурованной в бетон, отстукивали подошвы пижонских штиблет, приближаясь. Александр давно заметил местного денди и с меланхоличным видом любовался пузырьками в воде, что икринками, облепили ноги. Шаги замерли за спиной.
  - Приветствую коллегу, - подполковник поднял вверх и чуть повернул вправо голову. - Герр Чангаль! Если не претит, присаживайтесь рядышком.
  - Может соизволите встать, сэр Пилигрим? - сдерживая раздражение, на английском буркнул турок. - Обстановка не располагает к посиделкам.
  - Соизволю. Отчего нет, - покладисто ответил Кайда и, сожалеюще вздохнув, легко поднялся. - За внешний вид не обессудьте. Всё согласно образа.
  Чангаль угрюмо молчал, покачиваясь с носка на пятку. Туфли капризно поскрипывали в такт.
  - Герр оберст! Не стройте из себя обнищавшую принцессу, волей обстоятельств вынужденную сожительствовать с плебеем, - Александр перешел с немецкого на английский. - Вы профи. Да, к тому же при исполнении. В приятели не навязываюсь. Так, для пользы дела.
  - Хорошо, давайте к делу, - справился с собой турок. - Сэр Алекс. Могу так называть?
  - Да, Бога ради, - простецки улыбнулся подполковник, обувая кроссовки. - Без церемоний. Раз вы здесь, наши президенты уже пообщались.
  - Верно. Нужно согласовать некие детали, - полковник перестал изображать унтера на плацу. - Если не секрет, для решения задачи в группе достаточно бойцов?
  Александр, справившись с обувью, встал в полуметре и хитро прищурился.
  Чангаль несколько смутился:
  - Простите, не пытаюсь выведать тайну, только ...
  - Бросьте коллега, - Кайда двинулся по дорожке в сторону главного корпуса отеля. - Вопрос правомерен. Ротой спецназа с полным вооружением не располагаю. Сами понимаете, сие невозможно. Но, и карбонарии вряд ли полк пригонят.
  - Согласен, - турок двинулся следом. - В таких случаях используют штурмовую группу. Состав и вооружение в прямой зависимости от стоящей задачи. Блокирование, задержание или ...
  - Расчет строим на или, - подполковник слегка уступил дорогу, давая начальнику охраны поравняться. - Уходить собрались воздухом?
  - Воздухом. Рядом есть большая площадка, - кивнул Чангаль, вышагивая с боку. - Транспортная вертушка сядет. Есть возражения?
  - Есть! - Александр, остановившись, повернулся к собеседнику. - Противник не лох. Про вертушку сообразит в первую очередь. Уходите морем. Президентская яхта у пирса, так?
  - Ну ... - телохранитель замялся. - Есть и катера погранслужбы в бухте.
  - Забудьте. Всё решиться здесь и сейчас. Чем меньше игроков, тем проще, - Кайда твердо смотрел в глаза турку. - Аксиома. Берите пару экскурсионных катеров. Уходите обычным маршрутом для подобных прогулок.
  - Проще яхтой. Там и двигатель по мощнее. Скорость знаете.
  - Забудьте про скорость. Главное не выделяться, - Александр двинулся дальше. - У кромки территориальных вод курсирует наш корвет.
  - Случайно, - фыркнул президентский охранник.
  - Прикроет с воздуха, - подполковник пропустил последнюю реплику мимо ушей. - Яхту с минимумом команды оставьте нам. Авось сгодиться.
  - Гуд! - кивнул турок. - Основательно вы подготовились. Помощь нужна?
  - Помощь? - Кайда пожевал губами. - ПЗРК в закромах имеется? Нам бы пару-тройку.
  - Сделаем! - Чангаль, приподняв рубашку, снял с поясного ремня уоки-токи. - На всякий случай. Мало ли. Каким позывным пользуетесь?
  - Брат-два, - на пару секунд замешкался подполковник, принимая рацию.
  - Тогда мой "Брат-один". Не возражаете? - турок протянул раскрытую ладонь. Александр пожал руку:
  - Мы тут гостинец припасли.
  - Гостинец? - удивился Чангаль. - Подарок в смысле?
  - Ага, - простецки улыбнулся Кайда. - У нас без подарка в гости ходить не принято. Вон, видите на лавке сладкая парочка?
  - Почему сладкая? - охранник насторожился, явно ожидая подвох. - Два мужика сидят.
  - Сейчас поймете, - подполковник подошёл к скамейки что стояла впритык к прогулочной дорожке. - Узнаете?
  Турок округлил глаза:
  - Дак это же майор ...
  - Угу. Он самый, - Александр смущенно, будто школьник, шмыгнул носом. - Представитель военной разведки армии США. Не в лучшем виде, но живёхонек-здоровёхонек.
  - Хотите отгадаю с какого ... он здесь? - вкрадчиво поинтересовался Чангаль. В голосе появились зловещие нотки. Американец попытался подняться со скамьи, но Носорог, сидевший вплотную, дружески приобнял и вернул на место:
  - Команды вольно, сэр пиндос, не было. Будь паинькой, а то дядя осерчает.
  - Как киндер-сюрприз? - Кайда взглянул на турка. - Вижу понравился. Берёте?
  - Пренепременно, - любезно улыбнулся полковник. Правда, в улыбке проглядывался оскал. - Так понимаю, майора разговорили.
  - Ага. Он, вообще, болтушка. Трещит, как хрен в коробке, - Александр вытащил из заднего кармана брюк микрокассету и протянул охраннику. - Наговорил тут "сорок бочек арестантов", знаете ли.
  - Премного благодарен, - светски раскланялся Чангаль и увесисто положил ладонь на плечо американца. - Пошли сиротинушка. Расскажешь, как дошёл до жизни такой!
  
   Кайда оглядел немногочисленное воинство. Группа уместилась в салоне микроавтобуса:
  - Пока всё идет как надо. Подопечные свалили тихой сапой. Советом воспользовались. "Бойкий" взял на сопровождение. "Зонтик" обеспечен.
  Носорог ухмыльнулся:
  - Говорит само за себя. Флотские не подведут. При должной мере везенья.
  - И, нам бонус не помещал бы, - Шопен потрепал мочку уха. - ПЗРК турки зажилили?
  - Так получается, - поморщился подполковник и, отключив, убрал смартфон в нагрудный карман. - Задача простая, что апельсин: создать у инсургентов полное впечатление, что "главный осман" туточки. Бери-нехочу.
  - Создать-то можно, - прищурился Еремеев. - Только раскусят в два счёта. Хотя ... Молодой, излагай.
  - Командир! Тактика штурма будет на штатовский манер? - Чупа-Чупс поддался вперед на сидении.
  - Скорее всего, - Александр перевел взгляд на офицера. - Учителя известны. Геликоптеры с десантом под прикрытием ударных "Atak".
  - Пригодных площадок две - парковки у отеля и на набережной, так? - воодушевлялся Морозов. - Расставить по ним наши "автозаки". Как начнется высадка групп, взорвать заряды. В автомобилях закладка, полагаю, приличная. С транспортом по любому расставаться ...
  - Командир, похоже у нас гости, - снаружи раздался голос Смоляка. - "Мерин" подкатил. Судя по прибамбасам из президентской конюшни.
  Черный "Sprinter", словно катафалк из печальной процессии, пересек полупустую парковку набережной и тихо подкатил, замерев в пяти метрах. Потухли габаритные огни, густо тонированные стекла не позволяли разглядеть что в салоне. Дизель "Mercedes" утробно урчал, что не создавало ощущения праздника.
   Смоляк, переместившись за моторный отсек "Toyota", выхватил из-под полы вороненный "Glock".
  - К бою! - в руках подполковника компактный "Heckler&Koch" выглядел детской игрушкой. Лежащая рядом на сидении "Motorola" турка ожила в бешенной вибрации, мигая зеленым индикатором. Александр, не опуская глаз, взял в левую руку рацию:
  - Здесь "Брат-два"!
  - "Брат-один" на связи! Прислал в подарок четыре "трубы". Типа алаверды, - голос Чангаля в динамике шёл сквозь характерный треск. - Ты оказался прав. Три стрекозы в получасе от тебя!
  - Принято! Роджер!
  
   ПЗРК оказались нашими. Пути оружие, как и Господни, неисповедимы. Четыре комплекта. Новёхонькие, "муха не топтала". С бонусом, пошутил Чупа-Чупс, когда старший конвоя сообщил что остается с ними. Александр спорить не стал, отметив твердый взгляд турецкого охранника.
   Лях с Носорогом оседлали две ближайшие горушки, перекрыв воздушный периметр с суши. Для мобильности реквизировали пару мотоциклов с парковки "Grand Yazici Club". "Бонус" даже бровью не повёл.
  - Оперативная необходимость, - на приличном английском буркнул потомок янычар. - Закон позволяет.
  - Круто! - Морозов сыграл восхищение мимикой и поднял указательный палец вверх. Поймав строгий взгляд подполковника, развивать мысль не стал. Да, и некогда стало. Проверив связь, группа скоренько разобрала жандармский арсенал. План действий Александр определил одной фразой:
  - Мобильная оборона.
  Шопен и Чупа-Чупс, прихватив ПЗРК, на "немце" укатили к воротам лесопарка. Тот начинался от набережной и покрывал обширную территорию отельного комплекса. Смоляк уселся за руль "Toyota". Кайда жестом пригласил президентского бодигарда и оба разместились в салоне. Через три минуты микроавтобус подъехал к яхт-клубу. На длиннющем пирсе, будто гроздь винограда, пришвартовались катера, парусники.
  - Здесь и тормознемся, - Александр, встав на сиденье, вылез по грудь в открытый люк. - Молодцы самураи. Будто спецом делали. Хоть с РПГ, хоть с ПЗРК стреляй-не хочу. Комфорт!
  - Ждем у моря погоды, - Смоляк, распахнул водительскую дверь, не покидая кресло драйвера. - Классика жанра.
   Вечерний бриз Эгейского моря прогнал дневное пекло в "зеленку", что начиналась практически сразу за парковкой клуба. Рельеф здесь подпрыгивал на пару метров и деревья, согнувшись в поклоне у самой кромки, нависали карнизом. Под ним и спрятали "японца". Подполковник, откатив боковую дверь на полную, вышагнул из салона:
  - Смоляк, подготовь "Стрелку" к бою.
  Офицер кивнул и, на манер журавля, с водительского перешагнул в салон.
  Турок встал рядом покрутил головой и скосил глаза на Кайду:
  - Ждёте атаку и с моря?
  - А, что? Не допускаете? - Александр, открыв перчаточный ящик, достал компактный бинокль. - Президентская яхта которая?
  Бодигард указал правой рукой:
  - Вон, белая с красным вымпелом.
  - Третья слева от пирса?
  - Ага.
  - Дружище, обратил внимание, народ куда-то рассосался? - подполковник, вооружив глаза оптикой, прошёл взглядом полукруг, разглядывая прилегающие окрестности. Свет вовсю спешил за горизонт, уступая главенство его величеству Тьме. - Есть мысли?
  - Есть сведения, - ухмыльнулся турок, явно прислушиваясь. - По радио объявили режим ЧС. Типа из местного питомника сбежали три алабая. Бешенство.
  - Мда. Доходчиво, - Александр опустил бинокль и повернул голову в сторону лесопарка. - Вертушки?
  Словно в ответ зашипела рация, закреплённая на брючном ремне.
  - На связи! - Кайда нажал кнопку приема уоки-токи.
  - Здесь "Птенец-1". Вижу три "стрекозы", - в динамике зачастил голос Морозова. - Идут клином. В авангарде "Тэ сто двадцать девятый". Могу работать по головному.
  - Принято. Атака по команде, - подполковник перевел рацию на прием. - Коллега, геликоптеры могут быть дружественными?
  - Я бы знал, - твердо ответил президентский охранник. - Это заговорщики.
  - Здесь "Птенец-2", - возник голос Носорога в эфире. - Могу работать по ближнему "еврокоптеру".
  Александр прижал кнопку передачи:
  - "Птенец-1" вертушки идут курсом на отель? Подтверди?
  - Подтверждаю, - тут же ответил Чупа-Чупс.
  - "Птенец-1" работаешь по головному. "Птенец-2" твой транспортник. Как поняли?
  - Принято, работаю! - голос Еремеева и следом Морозова откликнулись в динамике уоки-токи.
  Кайда вышел из-под "карниза" и задрал голову. Турок не отставал. В темнеющем небе разглядеть приближающие вертолеты удалось только в бинокль. Ракета, будто чертик из табакерки, выскочила из кучерявой шапки деревьев дальней горки. Выкручивая белым хвостом, она помчалась на встречу головному. "Т-129", выкинув веером сноп тепловых ловушек, заложил дерзкий вираж.
  - Вторым по головному! - рявкнул в микрофон подполковник, не отрывая глаз от оптики. Новый шлейф чертил белым, заходя в борт геликоптеру. Павлиний хвост ярких огоньков рассыпался заманивая в пустоту атакующую ракету. Первая резко вильнула, сбитая с толку.
  - Уум, - с досады простонал Кайда, наблюдая, как "Т-129" скользил вниз, убегая за гору.
   - Бах! - детская хлопушка лопнула в небе и густой дым нефтяной гуашью повалил из-под завизжащего винта. Машина накренилась и, чиркнув лопастями о верхушки деревьев, рухнула. Транспортные "Еврокоптеры" шарахнулись по сторонам. Правый, уйдя с боевого курса, сиганул вниз, к набережной. Левый, выписав крутую дугу, полез вверх и показал светлое брюхо фюзеляжа.
  Александр прижал кнопку передачи уоки-токи:
  - Лях! Обстановка?
  В динамике рации затрещало и голос Варшавина прорвался в эфир:
  - Вертушка над нами. Заходит на посадку.
  Подполковник скосил глаза на турка. Тот молча кивнул.
  - Лях! Атаковать!
  - Понял командир, работаем парой РПГ, - теперь на связи был Шопен.
  
  Он быстро шагал по пирсу и издалека призывно махал рукой. Кайда в бинокль пробежался окрест. Наступал самый пакостный момент. Дело сделано, можно уходить. Оба вертолета
  уже и не чадят. Противника по близости нет. Куда подевался третья вертушка не известно. Толи пятки смазал солидолом, а вполне и мог высадить десантную группу за ближайшей горой.
  - В головной Носорог. Чупа-Чупс замыкающим, - подполковник видел, что турок опять замахал, подзывая. - Ушки на макушке! Двинули помолясь.
  
  Глава 7. "Всё включено!"
   Они скоренько перешли по трапу на яхту. Не мешкая, но и без суеты. Роль вахтенного исполнял "Бонус". Команды на борту осталось по минимуму. Яхта размерами впечатляла. Правда, глазеть по сторонам особо не стали. Ситуация не располагала. Лишь Смоляк, как коренной водоплавающий, завистливо вздохнул. Президентский преторианцем, едва Кайда приблизился, спросил:
  - Есть специальный помещение для охраны. Все удобства и выходы на оба борта.
  - Пойдет. Мы люди неприхотливые, - усмехнулся подполковник. - При нужде и репка за бисквит прокатит. А, тут ... хоромы.
  - Гуд! Тогда за мной. Посудину знаю, как свои пять ..., - кивнул турок приглашая за собой. - Отходим?
  - А, что тянуть? В гостях хорошо, но пора и честь знать, - Александр глянул на притихший берег и безлюдный пирс. Только море в бесшабашной дурашливости наскакивала на шершавый бетон причала, забавлялась "Ванькой-встанькой" и раскачивая плавсредства. - Шопен! Свяжись с "Бойким". Радиостанция наверняка на капитанском. Остальным в кубрик. Нечего отсвечивать.
  Офицеры, подхватив снаряжение, поспешили с палубы. Кайда дождался, когда вынырнувший из открытого люка матрос ловко скинул швартовы с кнехта и корабль, прогнув корпусом, отчалил.
  - С Богом! - буркнул он под нос, невольно аккуратно ступая по тиковом доскам палубы, направляясь к трапу. В просторной рубке среди светящихся мониторов, полированной меди, еле уловимого запаха дорогой кожи и панорамного окна с мягкой тонировкой, трое потерялись. Капитан в белоснежном кителе, сидевший на манер рыцарских доспех, Александрийским столпом торчал слева от матроса. Аэродром фуражки с высокой тульей венчал золотой "краб", вдребезги разбивая робкие лучи небесного светила, что просачивались внутрь. Рулевой буквально прилип глазами к мониторам, отводя яхту от пирса. Шопен, бедным родственником устроившись на высоком, на манер барного, стуле что-то бубнил в выносной микрофон рации. Ультрасовременная техника в изысканной упаковке интерьера на короткое время смутила подполковника. Но всё-таки профессионализм, как известно, и в Турции не накрылся медным тазом. Мысленно одернув себя за мимолетный ступор, Александр с видом бывалого пересек мостик и боцманом рявкнул на английском:
  - Ай, на шхуне! Лом не проплывал?
  Вахтенный даже ухом не повел. Варшавин, скосив глаза, криво ухмыльнулся и только. Лишь кэп величаво, словно павлин повернул голову:
  - Сэр! Как известно, по морю плавает только ... дермецо. Всё приличное ходит. А, лом предмет весьма нужный. Даже у нас парочка имеется.
  - Виноват, Ваше благородие! - приняв положение "смирно", подполковник щелкнул пятками. Кроссовки - это не штатные берце, но всё-таки ... - Херню споролсь!
  "Павлин" смерил взглядом и, не удостоив ответом, вернул голову в исходное.
  Шопен поднял вверх указательный палец правой руки, продолжая левой прижимать наушник к голове:
  - Командир! Радио с "Бойкого". Ждет нас на траверсе сразу за территориальными. Сообщает, "клиент" в безопасности.
  - Вот и ладушки, - звонко хлопнул в ладоши Александр и продолжил голосом героя Леонида Куравлева в "Иван Васильевич меняет профессию". - Пошли дела помаленьку. Не буду мешать столь теплой компании. Шопен остаешься туточки. Чуть-что, я рядом, палубу топчу.
  - Понял, - хитро сверкнул глазами офицер. - Здесь аппаратура классная. Между делом просканирую эфир. Ежели хозяева не против.
  - Хозяева не против, - с нажимом проговорил Кайда, направляясь к выходу. - Они, даже, настаивают. Безопасности для. Так ведь, господин капитан?!
  "Павлин" нервно дернул плечом, но оборачиваться не стал.
  - Вот! - сдерживая улыбку, подполковник развел руками. - Оставляю вас в атмосфере взаимопонимания и где-то даже дружбы. Покедова.
  
   Форштевень, вспенивая гренадерские усы, резал волну на две половинки. Белоснежная любимица "главного Янычара" скользила ультрамарином Эгейского моря, не уподобляясь дурным манерам восточных танцовщиц вихлять бедрами. Александр, спрятав в кулак, смолил сигарету и по-детски улыбался, получив очередную пощечину соленых брызг. Бодигард маячил рядом, но с разговорами не лез.
  "Воспитанный, - мысленно фыркнул подполковник, периферией зрения улавливая фигуру временного союзника. - Или укатали Сивку турецкие горки".
   По смартфону в набедренном кармане длинно пробежала дрожь. Кайда, запустив окурок настильной траекторией, хмыкнул:
  - Как всегда вовремя.
  На экране значок "Telegram" венчала "единичка". Он открыл сообщение от некого "Корсара". Собеседник, как всегда, не утруждал себя текстом. Парусный фрегат, паля из пушек с двух бортов, выскакивал на гребень высокой волны. Паруса полны ветром, "Весёлый роджер" на фок-мачте - чем не картинка "Одиссеи капитана Блада".
  - Японский бог! - взвыл подполковник и, взбесившимся метеором, рванул к надстройкам. Носорог как раз вышагнул на палубу, держа в руке слегка помятую пачку сигарет.
  - В ружье! - заорал Александр, увидев офицера. - "Стрелу" и РПГ сюда!
  
   Патрульный корабль заложил крутую циркуляцию, отсекая выход в открытое море. Автоматическая пушка на баке "пограничника", держала яхту под прицелом. Суетящаяся орудийная прислуга лишала последних иллюзий. Кайда в четыре приема проскочил трап и распахнул дверь капитанского мостика:
  - Маэстро! Дико извиняюсь, но нарисовался нехилый алярм.
  "Павлин", хоть и частично утерял импозантность, но держался молодцом. Повернув голову в сторону подполковника, он ровным голосом, будто профессор с кафедры перед школярами, известил:
  - Оторваться можем. По скорости быстрее в полтора раза. Но, вряд дадут.
  - Полностью разделяю Ваши сомнения, - весело оскалился Александр. - Артиллерией наша красотка не обременена, так полагаю.
  - Правильно полагаете, - вздохнул капитан и, захватив двумя пальцами козырек фуражки, надвинул на самый лоб. - К тому же бронирование у нас противопульное. А, у патрульного тридцатимиллиметровый автомат. Сито в пять минут сделает.
  - Шопен! Что "Бойкий"? - подполковник повернул глянул на связиста.
  - Только что передал, атаковать "пограничника" не может, - Варшавин развел руками. - Территориальные воды, как-никак.
  - Угу. Тогда пиратствуем, - в дверях возник президентский охранник. - Кэп, командуй на абордаж! Багры, топоры, сабли найдутся?
  - Фи! Вы пошлый человек, дружище, - поморщился Александр. - Двадцать первый век на палубе. Обойдемся без театральщины. Стрельнём разок-другой из рогатки мандаринами. Сэр, цитрусовые найдутся?
  
   Стройные фонтаны брызг от первых разрывов встали метрах семидесяти по курсу. Выглядели детской забавой, но яхта явственно сбавила скорость, потом совсем остановилась, поплавком закачавшись на волнах. Подполковник настежь распахнул дверь каюты. "Пограничник" приближался тихим ходом. На палубе сновали матросы, что-то подтаскивая к борту.
  - Парни, готовы? - Кайда оглянулся в глубь помещения. Носорог, баюкая обеими руками тубус "Стрелы", гаркнул унтером:
  - Шеф, усегда готов!
  - Момент, командир! - Морозов, стоя немного дальше, заряжал РПГ выстрелом.
  - Смоляк! Почему все иллюминаторы раздраить не сподобился?! - проворчал Александр. - Еремеев, бей по командирской рубке. Там радиопост. Не дай бог, промахнешься. Заблажат на всю ивановскую, что обидели.
  - Будь спок, шеф. Не впервой, - Николай, встав в позицию, взял "Стрелу" наизготовку. - Хотя, если по чесноку, из ПЗРК по кораблю стрелять не доводилось.
  - Чупа-Чупс, - Кайда отступил в сторону, освобождая Носорогу проем. - Лупи по 30-ти миллиметровке. Без артиллерии они нам не помеха.
  
   Ракета, будто кот из-под лавки, выскочила из черноты дверного проема каюты и, обиженно шипя, понеслась к патрульному кораблю. Три секунды: звучный хлопок и яркая вспышка полыхнула там, где только что бликовали стекла рубки.
  - Ваше слово, товарищ маузер! - Еремеев отскочил в сторону, освобождая позицию для стрельбы. Морозов тут же занял его место. Навел гранатомет на цель и крикнул:
  - Выстрел!
   Сухой щелчок курка и струя пороховых газов вырвалась из открытой казенной части, а граната вылетела из ствола.
  - Хорошо, что два выхода у каюты, - сказал Чупа-Чупс громче обычного. - Кажись попал. Была пушка и нет пушки. А, то ишь, лиходеи, стращают мирных людей.
  
   Яхта медленно подходила к дрейфовавшему корвету. "Пограничник" далеко остался позади, уныло покачиваясь на волнах. Хотя ход и не потерял, но и в погоню не рванул. Носорог как всегда прокомментировал ситуацию:
  - Получили тумак в пятак, прыти и поубавилось. Не фиг на президентский штандарт покушаться. Поразвилось охальников. Пора укорачивать.
   Над штормтрапом, висевшим на сером борту "Бойкого" маячил две фигуры в форменках. Кайда поднял бинокль и с удивлением в одной из них узнал капитана. В душе возникло смутное беспокойство.
  - Командир! Радио с корвета! - Шопен, словно домовёнок, посиживал в своем углу, не снимая наушника. - На борт подняться только тебе. Остальным ждать.
  - Начинается! - вздохнул подполковник, стоя на мостике по правую руку от капитана. - А, я наивный, возмечтал о финише. Ан, нет. Продлили тур, клянусь своей треуголкой!
  - Всё включено! - фыркнул Варшавин, держа тангенту в руке. - Драку заказывали? Нет? Пофиг, оплачено!
  - Передай на "Бойкий", принято, - Александр повернулся к "павлину". - Вынужден огорчить, мы задержимся мало-мало. Не возражаете?
  
   По штормтрапу давненько лазить приходилось, но вбитые навыки не подвели. Перехватываясь за пеньковые веревки, Александр уверенно ставил ноги на ступени, поднимаясь. Ловко перемахнув через борт, он оказался перед командиром корвета.
  - Здравия желаю, товарищ подполковник! - широко улыбнулся старый знакомый, не забыв четко приложить правую руку к козырьку. И, продолжил извинительно. - Не хочу показаться не гостеприимным, дело спешное.
  Александр крепко пожал протянутую ладонь, кивнул козырнувшему вахтенному:
  - Не журись, командир, раз спешное. В следующий раз какавой угостишь.
  - Прогуляемся по нашему Бродвею, - Кап-три показал рукой в сторону бака и пропустил подполковника вперед. Закрытые стальной сеткой светильники, да шалая луна бельмом в черных небесах - вот и вся иллюминация. Они двинулись вдоль лееров, ступая по подрагивающей палубе.
  - Что стряслось-приключилось в хозяйстве месье Нептуна? Или ветер злую весточку принес? - спросил Кайда, как только отошли на десяток шагов. Встречных-поперечных само собой не попалось. Боевой корабль - это тебе не какой-нибудь лайнер с бездельниками, дефилирующими по палубам сутками.
  - Эх, не зря в своё время пели "не нужен мне берег турецкий", - вздохнул морской офицер и покривил губы. - Эвакуация группы "Таймень" срывается.
  - Какая эвакуация? - опешил Александр и остановился. Гулявший в надстройках ветерок приятно холодил щеки, ерошил волосы. - Группа Чубарова в Турции абсолютна легальна. Выставку в Российском культурном центре готовят. Типа.
  - Деталей я не знаю, но Москва приказала обеспечить срочную эвакуацию. Судя по новостным репортажам сми, в Анкаре заговорщики атаковали правительственный квартал, - командир корвета шире расставил ноги. - Какая-то сука под шумок сунулась в наш Центр. По стилю - янки. Штурмовавших изрядно проредили, но и "Таймень" спалилась. Пришлось из столицы линять.
  - Пиндосы? - задумчиво переспросил Александр и сморщил лоб. - Вполне. То-то наш "киндер-сюрприз" заелозил, едва чухнул кто мы. Ладно, разберемся по ходу вальса. План действий имеется?
  - А, то как же? - кап-три протянул запаянный конверт черного пластика.
  
   Едва он оказался на палубе президентской красотки, спешно подошёл янычарский преторианец:
  - Прощаемся или ... форс-мажор?
  - Пожалуй, форс-мажор, - усмехнулся русский. - Вынуждены пользоваться вашим гостеприимством. Увы.
  - Не проблема. Чем сможем - поможем, - турок смотрел заинтересованно. - Так понимаю, на берег надо?
  - И, не только. Туда и обратно, делов-то, - простецки улыбался Александр. - В спешке забыли, кой-чего. Пойдем, обрадуем капитана.
  - Пойдем, - легко согласился бодигард, и они двинулись к трапу, ведущему на мостик. - Или кой-кого. Нет?
  - В смысле? - подполковник взялся за поручень и поставил ногу на первую ступень. - Ты, про нашу рассеяность? Ну, да. Приятель отстал. С друзьями.
  - Проспали? - хитро прищурился турок, встав рядом. - На отдыхе бывает. Ешь, пей от пуза.
  - Всё включено?! - Александр, стремительно поднялся по трапу. - Благодать!
  
   На пирсе тускло горели тонконогие фонари, а маяк в конце мола монотонно подмигивал, рассыпая красные дорожки по водной ряби. Яхта с выключенными бортовыми огнями тихой сапой катилась между рядами пришвартованных плавсредств, мелкого и не очень, калибра. Капитан уже давно поменял пижонскую форменку на черный мундир флотского офицера. А, малочисленный экипаж особо и не отсвечивал. Вышколенные матросы безмолвно возникали, когда нужно и, выполнив задачу, исчезали. Кайда, хорошо знающий цену такой слаженности, мысленно перевёл "первого после Бога" в ранг "Маэстро".
  - Командир, - тихо фыркнул стоящий за спиной Носорог. - Мы, пока сюда чапали, Анчара на экскурсию раскрутили.
  - Какого Анчара? Капитана? - немного удивился Александр. - Успели познакомиться?
  - С кэпом? Не, не успели. Бодигард путеводителем подкалымил, - Еремеев явно улыбался, хотя разглядеть в темноте возможности не было. - А, чо? Время было, да и не каждый день на президентском ландо гоняем.
  - Ну-ну. Впечатлило?
  - А, то. Шикарная посудина. С одного клозета оторопь возьмет. Прикинь, три горшка и у всех стульчак с подогревом.
  - Видишь ли, друже ..., - подполковник прислушивался к звукам приближающего берега. - Каждый бережет то, чем дорожит. Один тренирует мозги, изучая иностранные языки, а другой нежит в тепле застарелый геморрой. Каждому своё. Ладно, позже покалякаем на вольные темы. Держи ушки на макушке. Подходим.
   Свободное место нашлось между франтоватым парусником с убранным такелажем и рыбацким баркасом с гирляндой автомобильных покрышек на бортах. Урчавший на малых оборотах двигатель затих и яхта, пройдя по инерции пару десятков метров, мягко ткнулась в кранцы. Вахтенный мигом кинул швартовы к ближайшим кнехтам. Не мешкая, он перескочил на пирс. Пока Александр и Носорог, покинув тень от надстройки, пересекали бак, моряк умудрился пришвартовать президентскую красотку.
  
  Глава 8. "Мы рождены, чтоб ..."
  - Тепловизор включи, - тихо приказал Кайда, когда две трети причала было пройдено. Еремеев, остановившись рядом, молча кивнул и скинул с плеча рюкзак. Держа его на весу, вжикнул "молнией" и извлек штуковину, похожую на малогабаритную видеокамеру.
  - Прочеши-ка, дружище, всевидящим оком окрестности, - Александр замер, словно гончая перед броском, чутко ловя звуки. Даже ночной воздух потянул сквозь ноздри. Опасность имеет запах. Знающие люди понимают в этом толк. Тишина висела, будто накинули сверху верблюжий плед. Не дуновения. Только волны неутомимо терлись о борта кораблей и камень пирса. Николай, приникнув к окуляру, направил тепловизор на берег и медленно повел прибор по кругу. Подполковник терпеливо ждал, присев на кнехт. Закончив, офицер опустил аппарат и поморгал, снимая напряжение с глаз:
  - У всех объектов слабый фон. Пара-тройка легковушек в разных углах набережной, да фура с термокузовом.
  - Длинномер с термокузовом? - переспросил Кайда. - "Таймень" там. Верняк. Двинули на рандеву.
   Они в темпе прошагали пирс, стараясь не замочить в лужах обувь. Дождь сыпанул, словно пригоршню сухого гороха бросили на жесть крыши. Случилось ВДРУГ. Тишь, да гладь и, на тебе! Частый, напористый. Носорог быстро сунул тепловизор в рюкзак. Электроника вещь капризная, нежная. Уже подбегая, Кайда увидел, как водительская дверь открывается и Чубаров, с ловкостью профессионального дальнобойщика, выбирается из кабины тягача "Scania". Полковник повелительно кивнул в сторону навеса кафе, что был метрах в сорока. Троица стремглав бросилась туда, перескакивая через огромные лужи с пузырями.
  - Нежданчик от дедушки Зевса, - Александр, едва оказались под тентом, вытер ладонью мокрое лицо и звучно похлюпал кроссовками. - Оно и к лучшему. Видимость на нуле. Как добрались? Хвостами не обросли?
  - Без особых приключений. Рудименты сбросили ещё в столице. Там конский цирк в разгаре, - с носа Чубарова сбегали шустрые струйки воды. - Где белые, где красные ... хрен поймешь. Чудом смылись без потерь.
  - Чудо три дня болело, потом опухло, - буркнул Еремеев, выковыривая пальцем попавший в ухо дождь. Кайда, раздраженно зыркнув на подчиненного, спросил:
  - Линяем? Или ...?
  - У вас всё готово? - полковник выглянул из-под навеса. Небеса сливали не меньше месячной нормы. - Погодка диверсантская. Само то.
  - Готово. У причала яхта главного Янычара, - Александр дернул подбородком в сторону моря. - Фрахтанули по случаю.
  - Скромненько, - ухмыльнулся Чубаров, согнав ладонями обильные капли с рук. - Будем считать сей факт неким алаверды месье Президента. Заслужили, надо полагать. Двинули, помолясь.
  
   А, дождина взял, да и прекратился. Ещё миг назад лилось сквозь небесный дуршлаг. Хлоп и нет. Надоело Зевсу, видишь ли. Старик и крутнул ручку крана в положение "стоп".
   Яхта, пятясь, выползала из тесноты рядов. Подполковник стоял у борта на баке, держась руками за леер. Берег, залитый черной гуашью ночи, пришибленно молчал. Ни звука, ни огонька. Турок, не слышно подойдя, встал рядом:
  - Уходим по-английски. Везёт вам!
  Кайда хмуро покосился:
  - Не говори гоп, пока ... Накаркал, мля!
  В тьме рыкнуло на два голоса с характерной низким звуком. Проблески мутного света, плывущие во мраке. Вот уже можно различить две пары желтых глазищ, рыскающие среди деревьев и кустов, примыкающего к площадке перед причалом. Для людей с расшатанными нервами или там неуемной фантазией могло почудиться, будто лесное чудище по ночному времени поперлась к воде. Умыться или по ещё какой надобности. На палубе таковых не имелось. Народец подобрался насквозь утилитарный и циничный.
  - По наши души, - заскрипел зубами подполковник. - А, мы ..., как глисты по стекловате. Хорошо хоть бортовые огни кэп вырубил. Хотя... Ночные прицелы на каждой второй броне. Если не у каждой первой.
   Взвыли моторы, преодолевая подъем, и округлившиеся глазищи вывалились на простор площади. На секунду замерев, обе пары почти синхронно зыркнули по сторонам и ... потухли. Бодигард не шевелясь тихо произнес:
  - ПНВ включили. Сейчас застукают. Одни мы в гавани ползаем. Эх ...
  - Не бзди раньше времени, - из-за спины откликнулся неслышно подошедший Носорог. - Я тут пукалку от конторы Heckler & Koch прихватил. Если что, маленький туман организуем.
   Заурчали моторы и яхта, нарисовав крутую дугу, развернулась носом к выходу из гавани. Маневр не остался не замеченным. Вспыхнули глазищи притихших чудовищ и, ворча дизелями, те поползли мимо пирса к морской кромке.
  - Хреново! - напряженным голосом сообщил президентский телохранитель, устремляясь за офицерами на корму. - Похоже OTOKAR ARMA. Плавающий БТР. В комплекте пулемет 12,7 миллиметров. Возможен и станковый гранатомет.
  - На такой дистанции и пулемета до задницы, - буднично буркнул Еремеев. - Нам ещё бы пару-тройку минут и за мол уйдем. Может прокатит?
   Первый бронетранспортер, не замедляя ход, выкатился к воде. Второй не отставал. Короткая, в три-четыре патрона, очередь трассером прошла левее, выбив линию фонтанчиков.
  - Не прокатило! - подполковник присел на корточки, скрываясь за бортом. - Носорог, ставь дымовуху!
  - Уже! - Еремеев, встав на одно колен, на манер охотничьего ружья переломил бундесверовский "Granatpistole". Вытащил из бокового кармана вездесущего рюкзака пять пузатеньких патрона с оранжевым ободком. Четыре аккуратно положил рядышком, пятый загнал в ствол НК 69. Щелчок - штатно сработала защелка на затыльнике ствольной коробки. Ещё щелчок - приклад выдвинулся на полную длину.
  - Готов, - капитан скосил взгляд на командира.
  - Работай! - рявкнул Александр, перекрывая грохот второй серии выстрелов. Фонтанчики встали метрах в трех у борта. Носорог, поймав паузу, вскинул гранатомет и, взяв на мушку правый OTOKAR совместил с целиком. Хлопок, граната по идеальной дуге понеслась к ARMA. Он тут же зарядил "бундеса" новым унитарным выстрелом. Хлопки следовали один за другим. Первую гранату удалось влепить прямо в щиток пулемета. Остальные попали не так удачно, но бронетранспортеры наглухо накрыло непроницаемым дымом. Яхта, выжимая всю мощь двигателей, в хорошем стиле заложила крутой вираж. Стрелянные гильзы унитаров, бренча будто опрокинутые тазики, покатились к противоположному борту. Пах-пах-пах-пах захлебнулся пулемет амфибии, выпустив последнюю очередь широким веером, уходящим в небо. Дзенькнули иллюминаторы капитанского мостика, словив шальные пули, но было уже поздно. Президентская блондинка выскочила за мол и летела сшибая нерасторопные гребни волн.
  - Пронесло! - турок выпрямился на ногах и глубоко вздохнул-выдохнул.
  - А, меня нет, - широко улыбнулся Еремеев, запихивая "шестьдесят девятый" в рюкзак. Преторианец недоуменно посмотрел на офицера.
  - Коллега! Не обращай внимания, - Кайда подхватил его под локоть, увлекая на мостик. - Пойдем, глянем что-почем в хозяйстве первого после Бога?
  Проходя мимо Носорога, Александр не заметно для бодигарда сделал зверскую гримасу. Тот виновато развел руками:
  - Шутка юмора. Прощенья просим.
   На мостике шалил озорной ветерок. Он заскакивал через боковой иллюминатор, мчал вдоль глухой перегородки и выскальзывал в здоровенное отверстие в лобовом стекле.
  - Мда, - подполковник замер, едва переступив порог. - Бардачок-с. Как после налёта махновцев на губисполком в Жмеринке. Могу ошибиться, но примерно такими словами выразился классик по аналогичному случаю.
  Капитан античной статуей торчал в кресле у штурвала. Шопен, криво ухмыляясь, бинтовал ему голову. С левой стороны белая ткань окрасилась алым, что вносило дополнительный колорит. Матрос, вооружившись щеткой с черенком, торопливо сметал в стальной совок битое стекло. Президентский охранник встал рядом изловчившись не наступить на осколки:
  - Сэр! Смотритесь лихо. Чисто пират после абордажа. Не хватает пробитой пулей эспаньолки.
  - Скалитесь на пару? Ну, ну! - капитан ногтем указательного пальца почесал маковку. Шестаков, закончив перевязку, удалился в угол к радиостанции. Та, слава Богу, была цела. Дисплей светился разноцветом, вниз-вверх бегала шкала и мелькал цифирь.
  - А, веселиться повода нет. Супостат успел наделать дырок в корпусе, - хозяин мостика отпихнул носком ботинка кусок стекла из-под кресла. - И, что погано, ниже ватерлинии у форштевня. Автоматика, конечно, сработала. Пока насосы справляются, но ...
  - В чём тогда проблема? - удивился бодигард, на пару с Кайдой оставаясь у порога.
  - Скорость, - тут же откликнулся моряк. - Сейчас идем одиннадцать узлов. Это максимум.
  - Отчего же? На сколько я знаю, наша яхта способна выдать больше тридцати, - вопросительно дернул плечом телохранитель.
  - Пробоина не с гулькин хрен. Увеличиваешь скорость, возрастает поступление водицы в трюм. И, пластырь не заведешь. Доступа нет.
  Александр, старательно выбирая, свободные от стекольного крошева, места перебрался к радисту:
  - Алексей, связь с "Бойким" есть? Только не говори, что патефон накрылся.
  Шестаков восседал на том же стуле рядом с аппаратурой:
  - Должна быть. Связаться?
  - Угу, - кивнул подполковник. - Шустренько.
  
  - Так вот, господа хорошие, - он сделал паузу и перевел взгляд с капитана на президентского охранника. Чубаров сидел за спиной, индифферентно попивая кофе. Они успели всё обговорить ещё на палубе. Центр подтвердил полномочия Александра на проведение операции по эвакуации групп. - Имею сказать две новости.
  - Одна хорошая, - улыбнулся бодигард. - Вторая соответственно, ... плохая. Всё по жанру.
  - Часом не внуком бабушке Ванги приходитесь? - буркнул капитан, недовольно поерзав в кресле. На мостике продолжал блудить сквознячок, но мала-мальски порядок навели. Бумаги собрали стопкой и придавили тяжеленой лоцией, осколки стекла смели с ковролина. Даже кофемашина работала и аромат свежемолотого в перемешку с запахами Эгейского моря бодрил. Кайда смешно подвигал носом:
  - Корвет ждёт нас в нейтральных водах. Ковер-самолет, то бишь, вертолет Ка-27 под парами. Чуть-что, кинется спасать-выручать. Если станет в том надобность.
  - Гуд! - флотский звучно отхлебнул кофе из кружки приличных размеров. Он, вообще, после передряги изменился. Проще стал, что ли. - Вторая уже не страшна. Валяйте.
  - Как сказать, как сказать, - подполковник отставил чашку с недопитым напитком. - Похоже те дармоеды с БТРов стуканули по начальству. Словом, фиксируется активность ВВС по соседству. Пока погода не лётная, но ... есть варианты.
  - Вертушки? - встревожился преторианец.
  - Хуже, - Александр потер о плечо подбородок. - Эф шестнадцатые походу. Капитан, сколько нашим тихоходом до морской границы?
  - Боюсь что несколько.
  - В смысле? - опешил телохранитель.
  - По прямой почти шесть миль, но гляньте на дисплей, - первый после Бога ткнул пальцем в правый угол цветного экрана. - Трюм наполняется. Один насос гавкнулся. Второй пока шуршит. Но мощи не хватает. Сколько протянет ...
  - Крен на нос уже ощущается, - согласился Александр. - Значит дело кислое?
  - В принципе да. До нейтральных не дойдем в любом случае.
  - Идеи есть? -подал голос Чубаров. - Нет? Тогда план бэ?
  - Что за план "Б"? - недовольно буркнул флотский.
  - Аварийные плавсредства в каком количестве? - подполковник пропустил мимо ушей последнюю реплику.
  - Три надувные лодки под мотором и спасательный плот в двух экземплярах, - капитан вздохнул. - Человек двадцать разместим. Мореходность "резинки" по такой погоде приемлема, а плот ...
  - Ставлю задачу, - Кайда обвел всех взглядом. - Подготовить плоты и лодки. Время сейчас работает против нас. Прибавь, кэп, скорости. Как только яхта утюгом пойдет на дно, переходим в "презики".
  - А, дальше? - вопросительно посмотрев, хмыкнул преторианец. - На волю волн и ветру?
  - Дальше? - улыбнулся Чубаров, поднимаясь с кресла. - Как в сказке. Чем дальше, тем страшнее.
  
   Корабль всё больше напоминал унылую баржу, чем стремительную яхту. Уже пару раз дурная волна, заскочив на бак, прокатывалась почти до юта и, обессилив, сползала по бортам. Похмельный рассвет расползался по морской глади, с трудом выпихивая туман за горизонт. Кайда стоял на верхней степени трапа, обшаривая в бинокль горизонт. Туман особо углубляться в даль не позволял и он, мысленно плюнув, опустил оптику.
  - Командир! - Носорог торчавший на юте, поднял голову. - Коробке похоже кранты. Отмучился бобик.
  - Сам вижу, - буркнул под нос Александр и добавил в голос. - Писец, приплыли!
  - Командир! - за спиной щёлкнул замок двери капитанского мостика и в приоткрытую дверь высунулась голова Шопена. - Зовут на консилиум.
  
   С перевязанной головой и фуражке с золоченным "крабом" первый после Бога выглядел вполне героически:
  - С прискорбием, господа, сообщаю: насос накрылся. Есть ещё пара ручных помп, но ...
  - Чтож, значиться пора? - подполковник кисло улыбнулся.
  - Увы, - флотский развел руками. - Всё что мог ...
  - Тогда план "Б", - Кайда посмотрел на Чубарова. Тот подпирал стенку в углу рядом с радиостанцией и согласно кивнул. - Покидаем корабль, командуйте капитан. В эфир "SOS". Шопен, молнируй на "Бойкий".
  - Как "SOS"? Засекут в пять секунд, - опешил капитан и встал с кресла. - Пришлют штурмовик или иную холеру. Самое быстроходное что будет под рукой. Аксиома!
  - До госграницы сколько осталось? - сухо поинтересовался подполковник.
  - Почти три мили, - уныло известил моряк. - "Резинки" с плотом на буксире часа-полтора телепаться будут. Если ветер не встречный.
  - Не дрейф, дружище! - хитро подмигнул Чубаров турку, выходя в центр помещения. - Помирать дак с музыкой! А, в наши планы сыграть в Му-Му не входит.
  
  Апельсинового колера спасательный плот с тентом напоминал палатку чудаков, что волей буйной фантазии или по иной надобности занесло черте куда. Чудиков таких набралось числом восемь. Считай, полный состав "Тайменя" и парочка морячков с президентской лайбы, что с громким бульком ушла на дно минут семь назад. Кайда и его офицеры в перемешку с турками разместились в двух надувных лодках. Рычали подвешенные на транец "Mercury", вспенивая воду. Цветастые канаты пуповиной связали все плавсредства.
  - Ползём, что тараканы после дихлофоса, - начал Смоляк, но Шестаков, устроившийся с мобильной рацией в носовой части, цыкнул:
  - Тихо, салага! Командир, открытая передача с "Бойкого". Переключить на громкую?
  Подполковник, отведя от глаз оптику, кивнул. Шопен щелкнул тумблером и динамик ожил:
  - ... едьмом квадрате корвет "Бойкий" ВМС России принял сигнал бедствия от яхты "Янтарь" порт приписки Новороссийск и проводит поисково-спасательную операцию. Работает вертолет. Всем, всем, всем! Район закрыт, объявляется зона свободная от полетов любых воздушных судов. Повторяю ...
  - Ну, вот! А, ты боялась? - Александр повернул голову к капитану. Турок сидел нахохлившись напротив. - Слышишь, вертушка приближается?
  - Не известно чья, - первый после Бога окончательно скис, едва корма яхты скрылась в волнах. - А, если ...
  - Если не будет, - твердо улыбнулся Кайда. - В нашем департаменте шутки не прокатывают. Профиль не тот.
  - Похоже им по фиг на ваши разговоры, - флотский поднял глаза к небу. - Гляньте!
  Александр поднес к глазам бинокль. Со стороны суши быстро росла темная точка в небесах. Вот уже стали видны хищные очертания самолета.
  - Эф шестнадцатый. На всех парах шпарит, - он не отнимал оптику от глаз.
  - А, вот и Ка-27 заходит, - Смоляк ткнул пальцем в сторону моря. - И, "Бойкий" недалече. Вон он. Из тумана вынырнул. Минут через пять подойдет.
   Вертолет в серо-голубой окраске с развевающимся флагом на борту летел по широкой дуге прикрывая от возможной атаки истребителя лодки и плот. Ка двадцать седьмой плавно сбросил скорость и завис метрах в двадцати над поверхностью моря. Лопасти вдавили яму, разгоняя небольшую волну во все стороны. Казалось, будто заботливая наседка раскинула крылья, защищая гнездо от хищника. И, вдруг грянули репродукторы вертолета:
  - Мы рождены, чтоб сказку сделать былью. Преодолеть пространство и простор...
  - Летунам гип-гип ура! - Чупа-Чупс с второй "резинки" орал в полном восторге. Картинка была ещё та. Корвет приближался на полным ходу, рассекая форштевнем слабую волну. Вертолет веером отстреливал тепловые ловушки. И, F-16, встав на левое крыло, показал карандашики ракет под крыльями и ушел к побережью.
  - Всё выше, выше, и выше стремим мы полет наших птиц, - неслось над водами Эгейского моря.
  - Вот теперь можно и домой, - устало сказал Александр. Но этого никто не расслышал.
  
  Глава 9. "Сонные воды Синая".
   Первая неделя августа погодой баловала. Приятное тепло, полное безветрие. Облака и те, едва возникнув, тут же, на манер сигаретного дыма, растворялись бесследно. Благодать! Морозов лихо вёл кроссовер, держа скорость на грани фола.
  - И, чего пижоним? - вяло поинтересовался Кайда, откинув спинку кресла почти горизонтально и подставляя лицо ласкающему потоку воздуха, что втягивался сквозь приоткрытое окно. - Засиделся добрый молодец? Застоялся конь буланый?
  Старший лейтенант улыбнулся на все белёхонькие тридцать два:
  - Есть маленько. Подружек обошёл, с корешами повидался. От скуки аж в Третьяковку сгонял. С ботаничкой в паре. Спасибо родному начальству, не дало вступить на скользкий путь просвещения и порока.
  - Поворот не пропусти, вундеркинд, - фыркнул подполковник с любопытством посмотрев на офицера. - И, где же ты в Третьяковке порок нарыл?
  - Дак, в картинах что по стенам развешаны, - продолжал развлекаться разговором Чупа-Чупс, не забывая поглядывать в зеркала авто. - Скажу по секрету, там всякая всячина намалевана. Слабые души в смущенье вводят.
  Кайда чуть повел подбородком:
  - Ага, тебя, блогера-недоучку, введешь в смущение.
  Они свернули с шоссе на дорогу без указателя. Так, асфальтка, да и всё. Побежали по обе стороны березовые рощицы с припыленной листвой. То там, то сям мелькали ёлки-сосны. Андрей
  плавно сбросил скорость и стрелка на спидометре прилипла к отметке "80". Дорога лентой стелилась под колеса, уводя в тишину и безлюдье. Несколько перпендикулярных ответвлений отпрыгнуло влево-вправо. Без указателей, без знаков.
  - Где-то в этих местах база "Вымпела"? - скосил взгляд на командира Морозов. - Или брешут?
  - Не, не брешут, - Александр потянулся в кресле. - Только что сверток проскочили. Направо который.
  - Приходилось бывать?
  - Ага. Когда в "Сигме" служил, - подполковник перевел спинку кресла в вертикаль. - Двухнедельные курсы в центре ЦСН проводились. Когда было ...
  - За доброй беседой и дорога в тягость не пошла, - Чупа-Чупс, притормозив, свернул на типичный, по здешним меркам, сверток. - Пара кэмэ и дома.
  
   Учебный класс по тактике где-то даже
  напоминал студенческую аудиторию. Если, конечно, не отвлекаться на стенды и макеты. А, они и не отвлекались. Сидели смирненько за партами, что школяры и внимали. Чубаров, одетый по местной моде, стиль милитари, ни тебе знаков различия, шевронов и прочей мишуры, сидел себе на преподавательском столе, свесив ноги в тканевых берцах цвета оливы:
  - Генерала срочно вызвали в генштаб. На то они и генералы, чтобы в штабы ходить.
  Он оглядел сидящих офицеров:
  - Получается, о предстоящей операции расскажу я. Тем паче, и сам в ней участвую. Мда... Однако начну с другого. Временно из группы забрали капитана Шестакова. По какой-такой надобности мне не ведома.
  - Но! - полковник легко спрыгнул на доски пола. Те, чуть скрипнули. - Сиротами не оставили. В ваши ряды вливается новый офицер.
  - На какой срок ... вливается? - не утерпел Носорог, тут же получил зверский взгляд от Кайды. Чубаров нарушение субординации пропустил. Хотя в иных случаях Еремеев мог огрести по полной:
  - На время операции. Там, видно будет. Прошу любить и жаловать: старший лейтенант Капелев. Позывной "Капа".
  Пятёрка "пилигримов" покосились на новичка.
  
   Кондиционер молотил на полную, выливая ушат за ушатом ледяной воздух. Правда, это слабо помогало. Почти три дюжины поджарых мужиков в пустынном камуфляже, расположившись в креслах, скупо потягивали воду из высоких стаканов или прихлебывали чай из мелких кружек. Тюки с экипировкой, тактические рюкзаки и оружие лежало тут же. Египетские коммандос, будто сговорившись, вытянутые ноги сложили крестом. "Пилигримы" тоже особо не жеманилась, расслабившись в пределах разумного. Тишина в комнате и не звенела, и не давила. Так, в пропорции. Народ подобрался бывалый, на своей шкуре испытал, что ждать и догонять далеко не самое худое. Тем более в таких-то условиях. Сказать откровенно, разместили по-барски. Выделили половину административного корпуса, выставив за двери офисный планктон. Чтобы лишний раз не отсвечивал, да и нос не совал куда не попадя. Аэропорт Ras Shukhayr ещё строился вовсю. Когда транспортник заходил на посадку, Александр успел разглядеть желтые коробочки строительной техники рядом с ВЗП. По слухам, из захолустного аэродрома лудили воздушную гавань международного масштаба. Египетские курорты, словно конвейер, принимали туристов круглогодично. Шарм-эш-Шейх тому пример. Дыра дырой каких-то сорок лет тому. А, сейчас... Во истину, всё течет, всё меняется.
   Открылась дверь матового стекла и коллега из "Мухабарат аль-Харбия, что встречал группу на авиабазе "Каир-Вест", приблизился:
  - Сэр! У нас двадцатиминутная готовность.
  - Вот и ладушки. Персоныш проявился? - Кайда, встав на ноги, подвигал плечами, разгоняя кровь. Египтянин ухмыльнулся:
  - Да, засекли. Изволят ванны принимать. В Хамам Муса прохлаждается.
  - Купальни Моисея? - поджал нижнюю губу Кайда. - Хмм. Осложняет? В его охране голов сколько?
  - Как обычно, восемь. Тут закавыка некая имеется, - поморщился полковник. - У бассейнов паломников и прочего люду, как грязи ... Облава не прокатывает. Но, ... есть идея.
  - Ну-ну. Глагольте, мистер, - Александр, повернув голову вправо, кивком поманил Носорога. - Момент, сейчас заместитель подойдет, поделитесь. Ок?
  
   Две цепочки спецназовцев в полной боевой трусцой бежали к вертолетам. Пара "Black Hawk" в пустынной раскраске, привстав на цыпочки, ревели двигателями. Бешено вращались винты, стегая горячий воздух. Два потока неслись от гигантских пропеллеров и, вцепившись в друг друга, закручивали смерч песка и пыли.
  
   Кайда не дожидаясь, когда оба Sikorsky, выписав дугу, скроются за недальними горами, жестом подозвал старших троек.
  - Ставлю задачу! - он пробежал взглядом по лицам офицеров. - Скрытно выдвигаемся к шоссе из Эт-Тур. Носорог, Али! Размешаетесь на западной стороне. Мы с полковником обживаем восточную. Со мной Чупа-Чупс и Капа. Вопросы?
  - Командир! - поморщился Еремеев, поправляя "Гюрзу" в набедренной кобуре. - Как быть с местной фауной, что на двух ногах? Ежели столкнемся.
  Александр повесил АК на плечо, пошевелил плечами, проверяя как сидит разгрузка:
  - Лучше не сталкивайся. Обнаружить себя раньше времени запрещаю категорически!
  - Так-то оно ..., - вздохнул капитан. - Знал бы прикуп, жил бы в Сочи.
  - Значится так, - подполковник покосился на египтян. - В случаи контакта с пейзанами, туарегами, туристами и ... Короче, человеками. Обыскать на предмет оружия и средств связи. И, то и, другое изъять, соответственно. Стреножить качественно, но... без фанатизма, скажем так. Не возражаете, месье colonel?
  - Ни чуть, - ухмыльнулся египтянин, нетерпеливо потоптавшись на месте. - Не с собой же их ... А, ликвидировать было б уж через чур. Отметим на электронной карте точку такого рандеву. По завершении полицейских отправлю.
  - Вот и ладушки! - удовлетворено хлопнул в ладоши Кайда. - Чай не сахарные. Потерпят. Носорог! Твоя тройка в головной дозор. Двинули, помолясь.
  
  - Командир, я в шоке, - поравнявшись, Морозов невольно зашагал в ногу. - Идея паркануться по другую сторону Суэцкого залива напротив Эт-Тур - это нечто!
  - Карту купи, двоечник, - отмахнулся Александр сосредоточившись на дыхании и следя, чтобы какая-нибудь местная дракозябра не попалась под ноги. Двигались они в приличном темпе, хотя пастушья тропа, путанная что маршрут пьяного в хлам кочегара, особо не располагала. - Через залив по прямой шестьдесят верст, не более. Зато никому в голову не взбредет связать появление Черного Египтянина в купальнях и нас. Шаблоны сплошь и рядом. А, в нашем деле они противопоказаны.
  
   Спецназовцы расположились в визуальной видимости друг от друга. Кайда категорически запретил радиосвязь. По ту сторону баррикады не лохи. Про сканеры радиочастот не только наслышаны. Пользуют вовсю. Мигом почуют не ладное и слиняют по примеру клятых бриттов. Ищу потом. А, так всё выглядит рутинно. Подкатят со стороны Шарм-эль-Шейха полицейские на предмет тотальной проверки. Пока то да сё, боевикам уже стуканут. Те рисковать не станут, да и тихой сапой сдернут с Моисеевых ванн. По горам пешком бегать мода давно прошла. И, боевики в тренде, так сказать. Если не край, конечно. Сядут пай-мальчиками по авто и укатят. На парковке у купален стальных коней десятка два. Пара-тройка наверняка их. С "Орлана" картинка идет как в кино. Хоть и черно-белая. Жаль, Египтянина распознать нельзя. Страждущие у бассейнов все одинаковые: в темных очках да разномастных кепариках: от тривиальных шляп-панам, до экзотических тюрбанов и тюбетеек. А, снизиться беспилотнику чревато. Засекут ещё.
  - Опаньки, зашевелились телепузики, - Александр кивнул в сторону тактического ноута, на который шёл сигнал с БПЛА. - Гляньте, mon colonel. Чупа-Чупс, не жадничай, поверни монитор. Дяденьки фильму смотреть желают.
  Они расположились на склоне горы, что плавно стекал к летящей вдоль подножия, дороги. Маскировочная сеть неким изваянием висела над головой, скрывая не только от любопытствующих глаз, но и наглого солнца, обиженно поливающего жаром с небес. Полковник аккуратно, чтобы ровен час не задеть пластиковые стойки, переполз поближе:
  - Похоже, коллега, вы правы. Опа, как спешат. Глядишь, через полчасика здесь нарисуются. Не пора пикеты ставить?
  - Боже упаси, - Кайда повозился, устраиваясь поудобнее на пробковом коврике. - Ещё вспугнем. Трасса оживленная, случайные люди могут под раздачу попасть. Встречный поток перекроем минут за десять до контакта. Попутный - когда минуют точку пикета.
  - Принято. Не заметили сколько машин отъехало от купален? - египтянин повернул голову к Морозову.
  - Шесть! - откликнулся офицер, не отрывая взгляд от экрана. - Три джипа, седан и микроавтобус. Три: джип, легковушка и микроавтобус двигаются в нашу сторону. Остальные расползлись по городку.
  
   Обе автомашины, словно связанные нитью, катили по шоссе, разделенному стальными ограждениями. Этот нюанс несколько упрощал и усложнял одновременно. Риск, что встречный транспорт попадет под раздачу практически обнулялся, но и скорость движения авто возрастала. А, влепить пулю даже из мощной снайперки в такую цель - ещё та задача. Пока ситуация на дороге дорога оставалась спокойной. Машины катили в обоих направлениях. Две полосы, пыльная обочина, да редкие столбики разметки. Рутина. Land Cruiser-100 и Toyota Hiace выдерживали законопослушную скорость. В обгон не рвались, но и черепахой не тащились.
  Подполковник повернулся к египтянину:
  - Пора. Перекрывай встречку.
  Тот понятливо кивнул и, схватив тангенту на скрученном спиралью проводе, четко произнес в микрофон одно слово.
  
   Носорог, услышав двойной бипер в наушнике, выскочил из ложбинки и рванул к шоссе. Пробежав метров тридцать, оказался в придорожной канаве.
  - Мусору, мля, как у нас, - опустившись на колени Николай перекинул из-за спины гранатомет. Мимо промчался очередной монстр - двухэтажный bus с туристами. Разогнав по сторонам кипяток смеси воздуха и пыли, ярко-красный "турист" скрылся в дали. Повторно пискнул бипер. Еремеев, смотревший в сторону Эт-Тура, вскочил и в три прыжка оказался на краю асфальта. Повернувшись лицом против движения, он принял боевую стойку. Шоссе шла в подъем по широкой дуге. Положив тубус РПГ-26 на правое плечо, Носорог повернул мушку вверх, затем выдернул из УСМ чеку. Поднял предохранитель вверх до упора, офицер приготовился к выстрелу. Ждать долго не пришлось. Показалась белая крыша. Вспыхнуло золотом блика лобовое стекло и Land Cruiser, низко ревя мотором, выскочил на прямой участок. Серебристый микроавтобус, удерживал дистанцию в тридцать метров. Миникартеж летел прямо на стрелка. Истерично завизжали покрышки джипа, оставляя черные полосы на седом асфальте. Секунда, вторая, третья, ... Land Cruiser, вдруг одумавшись, скакнул вперед. Громкий хлопок и, дернув тубус назад и вверх, граната понеслась в автомобиль. На третьей секунде заряд врезался в середину никелированной решетки радиатора. Джип, поперхнувшись на вздохе, развернуло поперек, продолжая нести по инерции. Переднее колесо с хрустом вывернуло и машина, брякнувшись на бок, крутанулась волчком, визжа и рассыпая искры вокруг. Микроавтобусу повезло больше. Нещадно сжигая резину шин, он тормозил. Его мотало по всей полосе. Но толи опыт водителя, толи планида у "японца" была такая, но удержался. Правда, на этом полоса везенья и закончилась. Помятую о моде сплошь и рядом менять стекла на пуленепробиваемые, Чупа-Чупс поймал в оптику винтовки силуэт водителя. 12,7 миллиметровый "Корд" штатно дрогнул и через секунду в лобовом разбежалась паутина трещин с отверстием в центре. Микроавтобус пьяно вильнул и на полном ходу перескочил кювет. Подпрыгивая козлом по камням, он помчался вверх по склону
  пока, не заскочив на здоровенный валун, не повис. Дизель жалобно хрюкнул и затих, выплюнув на последок сгусток черного из выхлопной трубы.
   Лязгнула, откатываясь, боковая дверь и, с ловкостью парашютистов, покидающих аэроплан, вывалились трое с "Калашами" в руках. Веером рванули от авто. Детской хлопушкой застучали наперебой короткие, в два-три патрона, выстрелы. Фигуры ломались, нелепо спотыкались, падали на землю, усыпанную острыми камнями. Один хрипел толи проклиная, толи прощаясь. Другой сучил босыми ногами, разрывая кожу о песок. Третий лежал на боку, свернувшись калачиком и зажимая ладонями живот.
  
   Кайда стоял у края асфальта и следил, как египетские коммандос осматривают Cruiser. Процедура типичная на всех широтах. Один боец с оружием наизготовку осторожно открывает дверь или заглядывает в окно, располагаясь так, чтобы не словить пулю от недобитого. Напарники, заняв выгодную позицию, страхуют, держа цель на мушке. Русские спецназовцы бдили на внешнем периметре. Hiace уже осмотрели. Египетский полковник, проходя мимо, отрицательно покачал головой. Александр поморщился, будто от зубной боли и вопросительно кивнул на джип.
  - Момент! - египтянин рысцой припустил к Land Cruiser, колеса которого наконец угомонились. От кульбитов у автомобиля оторвало крышку бензобака, и тоненькая струйка, на манер "писающего мальчика", лилась на асфальт. Желтоватая лужа, что быстро росла в размерах, оптимизма не добавляла. Подранков не случилось и коммандос, изобразив пальцами интернациональное "Ок", в два приема открыл водительскую дверь пляжного вездехода.
  
  - Ошибки быть не может? - Кайда в очередной раз кисло посмотрел на египтянина. Тот удрученно покачал головой:
  - Его там нет. Мы с ним за одной партой три года просидели. Узнал бы по-любому.
  - Фигурально? Про парту?
  - Какой там ... - глубокого вздохнул-выдохнул colonel и потоптался на месте. - Реально. Egyptian Naval Academy.
  - Мореман, мля ... - покрутил головой, стоящий рядом Носорог и от души пнул валявшуюся пустую банку из-под чипсов. - И, куда, его паскудное величество самоликвидировалось? На ваннах-то он был?
  - Был. Однозначно, - полковник линял на глазах. - Его идентифицировали сразу несколько наших агентов.
  - Дак куда ..., - взорвался Еремеев.
  - Ша! - рявкнул Александр, зло зыркнув на офицера, и повернулся к египтянину. - Морячок говоришь? Ежели от Купален в нашу сторону ехать, морской порт в Эт-Тур по дороге или ...?
  - Попутно получается, - лицо египтянина прояснилось. - Фак! Точно! Как я не допер! С беспилотника запись трансляции есть?
  
   "Черный ястреб", механической стрекозой, стрекотал над водами залива. В открытые проемы воздушный поток практически не затягивало, но грохота турбин и свиста винтов хоть отбавляй. Внизу скатерть ультрамарина, словно хлебными крошками, была усыпана фигурками кораблей, катеров, лодок. Sikorsky ощутимо тряхнуло и добавился высокий звук. Машина провалилась метра на три и начала снижение.
  - Командир! - Чупа-Чупс, как и вся пятерка штурмовой группы, сидя на стальной скамейке, баюкал в руках "Корд" с оптикой в чехле. - Нам крупно повезло, что басмачи катер взяли без заложников. А, то пришлось бы тягомотину с переговорами хлебать. Кайда кивнул. Из кабины пилотов выглянул colonel и призывно махнул рукой.
  - Вон они, - он протянул бинокль и указал пальцем в сторону лобового стекла, как только подполковник встал рядом. Вертушка скользила вниз слегка приподняв хвост. Обзор открывался отличный.
  - Прогулочный катер с тремя желтыми полосами поперек борта. Правее сухогруза. Прямо по курсу.
  В оптику Александр хорошо разглядел "туриста". Ничего особенного. Тихоходная посудина и только. Рабочая лошадка в здешних водах. В заливе наверняка не одна сотня коптит небо.
  - Mon colonel! Среди ваших классный пулеметчик имеется? - он кивнул на многоствольный "Minigun" закрепленный на выносной турели. - У нас практики нет с такой штуки пулять. А, тут треба ювелир.
  - Будет ювелир! - широко улыбнулся египтянин. - Сам встану. С практикой хоть ж... ешь. Можно сказать, любимая игрушка.
  - Шварценеггером бредили в молодые годы? - ухмыльнулся подполковник, напрягая голосовые связки. - Надо с первого заходы обездвижить посудину.
  - Движок?
  - Лучше винт. С двигателем мороки больше и не ровен час пожар случиться.
  - Гуд! - полковник посерьезнел. - Тогда разжую летунам что и как. Снайпер подстрахует? У мазуриков ПЗРК скорее нет, но гранатомет наверняка имеется.
  - Будет страховка.
  
   Прогулочник мирным самаритянином скользил себе, причесывая мелкие гребешки волн, когда "Черный ястреб", резко сбросив скорость, стал проходить левым бортом.
  - Тах, тах, тах, тах ..., - закрутился барабан "Minigun". Для калибра 12,7 на такой дистанции и бронь БТР сущий картон, а тут древесина. Кайда отчетливо видел, что и после первой-то очереди "туристу" пришёл крантец. Катерок из весёлого бодрячка в краткий миг превратился в унылого импотента. Форштевень уже не резал волну, вымпел на мачте указывал на "пол шестого". Пулемет, с упорством перфоратора, продолжал разносить корму. На палубу выскочил человек в цивильном. Задрав голову, он несколько секунд обалдело смотрел на Sikorsky, потом погрозил кулаком и исчез за дверью надстройки. Александр хлопнул по плечу полковника. Тот, ополовинив магазин "Minigun", наконец-то остановился:
  - На палубе засветился не ваш знакомец?
  Египтянин уставился с легка безумным взглядом. Секунды три до него доходил смысл вопроса.
  - Не, не он. Это не Черный, - офицер замотал головой. - Так, пешка! Сам-то наверняка за штурвалом.
  Тем временем вертолет, описав круг, вернулся в начальную точку. На палубе также произошли метаморфозы. Объявился давешний тип. Он вскинул снаряженный РПГ и навел на "Черный ястреб". Как сработал "Корд" они не слышали. А, вот результат, был на лице. Хотя то, что осталось от физиономии после удара пулей, трудно было назвать таковым. Геликоптер пошёл на второй круг.
  - Чего-то землячок отсиживается в закутке, - мстительно ухмыльнулся colonel. - Заскучал поди. Пора сделать предложение, от которого невозможно отказаться.
  - Усилить мотивацию? - понимающе пожевал губами Кайда. - Правильное решение. И, аргумент подобающий в наличии.
  - Точно! Сейчас я этим самым аргументом расшевелю мальчонку, - египтянин вернулся к пулемету. Нажимая на гашетку выкрикнул. - Поклон от дедушки Шварценеггера.
  Свинцовый град, разрывая доски на баке и выбивая фейерверк щепы, неумолимо надвигался на капитанский мостик.
  - А, если ЭТО решило в стойкого оловянного солдатика сыграть? - с неким беспокойством буркнул Александр под нос, наблюдая за работой американской молотилки. Sikorsky прошёл полукруг, когда на палубе возник человек. Подполковник даже сморгнул. Не почудилось ли. Нет. Стоит, как ... дед Мороз.
  - Нет, а что я говорил?! - восторженно орал colonel. - Правы янки: кольт и доброе слово делает чудеса. Любуйтесь, Черный Египтянин. Собственной персоной. Вам завернуть или так возьмёте.
  - Так возьмём. Без упаковки. Нам тут недалече, - ощерился Кайда. - Следующая станция - Хмеймим!
  
  Конец второй части.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"