Федоренко Александр Владимирович: другие произведения.

История кочующего Экипажа...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    Современный танковый экипаж, во время тактических учений, вместе с танком, проваливается в Прошлое. Выясняется - вокруг боевые действия, идет Война. Что делать? Как вписаться? Как вернуться? Парням из 21 века, предстоит выбор - отсидеться в "зеленке", или рискнуть как-то воевать.... Они выбирают второе. Их боевой машиной станет Т-34-76. Три танкиста, толком из истории ничего не помнят, и соответственно на ход Сражения, значительно влиять не смогут. Теперь их цель просто выжить, и пройдя через жернова Курской Битвы, попытаться вернуться именно в свое Будущее...


0x01 graphic

История кочующего Экипажа.

10 суток в Прошлом...

Пролог

***

   ...Артем, вместе со своими товарищами, уже несколько минут стоял навытяжку перед комбатом, и не знал - куда девать глаза? Подполковник Изотов, "дрючил" их на плацу, предварительно поддав муштре. Все трое, в очередной раз проштрафились, и теперь каждый сам решал - куда направить свой взгляд. Артему хотелось, вообще понуро опустить голову, или провалиться сквозь землю. За последние пять минут, они узнали о себе немало нового, и наслушались самых нелестных эпитетов. Все как один чернявые, и немного смуглые, парни, розовели, покрываясь пятнами, так что кожа горела от стыда. Командира батальона словно прорвало, и никуда не денешься - стой и слушай.
   - ...Ты Кравцов, и твой, "... его, экипаж", мне уже вот где - показал комбат, заканчивая свою, казалось уже бесконечную тираду. - Залет за залетом. Хромаете по всем видам подготовки. А что я слышу в оправдание - не могу знать, виноват, больше такое не повториться. И все равно.... В общем, моему терпению пришел конец. Хватит с вами нянчиться - за свои проступки нужно отвечать. Будет вам наука, есть у меня одна идея.... Если и с ней не справитесь - путь вам в подсобники. Трактористы хреновы.... - Он умолк, и немного погодя, уже другим тоном, проговорил: - А теперь - кругом! За мной шагом марш!
   - Есть. - Парни выполнили команду, и пошли следом.
   Вскоре оказалось, что идут они к танковому боксу, который на их памяти не открывался. Что там находиться, можно было только предполагать. Уже почти подходя к воротам, подполковник Изотов приказал:
   - Машину свою, сдадите экипажу Воронцова. Они у нас отличники, в отличие от вас. Ваш танк после ремонта, а мне на учениях нужны отличные показатели. Вот и соединю лучшую технику с лучшим экипажем. Учения не за горами, вдруг комбриг захочет личные дела посмотреть - а там все отлично. Вас бы я вообще спрятал от греха подальше, да вот возникла идея - нужен показательный бой между разными боевыми единицами бронетехники. Вот и послужите учебным противником.... А нет, так побудете превосходной, движущейся мишенью.... Так сказать усовершенствуете обучение для своих товарищей.
   - Товарищ подполковник - разрешите обратиться? - Нашел в себе силы спросить Артем.
   - Разрешаю. - Ответил тот, в принципе неплохой мужик, с год назад, набивший морду, кому-то не тому, и за это пониженный в должности, с сохранением звания.
   - Так, а на чем мы, раз машину передать? Есть что-то в резерве?
   - А сейчас увидите. - Усмехнулся командир батальона. - На время вручаю вам "ласточку" - это ваш единственный шанс показать себя.... В свое время она была о-го-го, хоть и норовистая.
   - К-какую ласточку? - Забываясь, и слегка заикаясь, выдавил оператор-наводчик - Геннадий Геращенко.
   - Джян баклажян - тихо пошутил стоящий позади всех, и никогда не унывающий - механик-водитель - Борис Смирнов. - Пятерка или шестерка...
   И тут ворота открылись, и в дневном свете перед ними возникла "ласточка" - ОБТ 64Б - Основной Боевой Танк, определенных лет, былая гордость и слава СССР. Пионер в своем роде.
   - "Шейсятчетверка" - севшим голосом просипел Борис. - но она же...
   - Но товарищ подполковник... - Выдавил из себя Артем. - Это же вторая половина
   прошлого века...
   - Молчать! Вы даже эту машину не заслуживаете. А этот танк, на свое время был лучшим и первым в мире! И опередил своим появлением все страны, которые изготавливали современные танки. Эти бронированные "ласточки", много где побывали, прошли немало дорог, и бездорожья, и отлично себя зарекомендовали. Не все танкисты, правда, их освоили. Машины сложные, но интересные. По подвижности они лучше легких, по массе, на уровне средних, а по защищенности и бронированию как тяжелые. Так что, будьте благодарны, и скажите спасибо - что не "тридцатьчетверка", которую если постараться, можно достать. И в кино сниматься.
   - Благодарим! - Уныло проговорили все трое.
   - Насколько я понимаю - матчасть вы не особо знаете, если вообще знаете. Так что срок вам неделя - изучайте и тренируйтесь наглядно.
   - Товарищ подполковник, разрешите вопрос? - Сдавлено спросил Борис.
   - Задавай...
   - Что это за танк? В смысле - что он здесь делает?
   - Тебя дожидается. Ну а если серьезно - это экспериментальный образец. Мудрили там конструктора чего-то. Что-то убирали, что-то добавляли. Хотели базу Т-64, как можно дольше использовать. В свое время, я, считайте, как испытатель служил. Полк потом расформировали, машины мы сдали, а эта.... Так, хватит мне зубы заговаривать. Изучайте, отшлифовуйте свои навыки, на учениях ваша главная задача - продержаться как можно дольше, выполняя роль движущейся мишени. Мишени, которая может и ответить. Используйте преимущества этого танка, и недостатки Т-80. Хотя и тот и тот, танки, модернизированы и улучшены. Задача ясна?
   Наша основная цель - ответил Артем - не просто ездить по полигону, а попытаться противостоять нашим отличникам политической и боевой.
   - Именно. Один плюс "ласточки", могу сразу подсказать - она может вести прицельный огонь во всех направлениях на ходу. Не останавливаясь! Так что приступайте, гоняйте себя, хоть до седьмого пота, но результат покажите. Время и горючее вам будет выделено. Но чтобы "Ух", мне нужна мишень, которую и два Т-80, не с ходу возьмут. Все приступайте. Не слышу? Выполнять!!!
   - Есть чтобы "Ух".
   - Есть. Есть. - Дружно вскинули руки, и поднесли ладони к вискам, три наказуемых танкиста.
   Комбат отдал все распоряжения, выдал стопку папок, и ушел, а экипаж только и мог, что молча взирать на своего, нового, бронированного коня.
   - Блин вот это мы попали - проговорил Генка - да у меня дядька еще, на таком начинал служить.
   - Не на таком - автоматически поправил Артем - это очередная модификация. А их было немало. Заменили пушку, установили теплозащитный кожух ее ствола, усилили бронирование башни. В общем, перед нами - улучшенная модель, но с некоторыми отсутствующими системами. Ну что посмотрим?
   - Будто у нас есть выбор - хмыкнул Геннадий. - Чистой воды попандос.
   - Выбора у нас нет - кивнул Борис - это прямой приказ. И нам предстоит из кожи вон лезть, но справиться. И к сроку - овладеть.
   Они поднялись на броню, и залезли в танк. Посмотрели. Вылезли, скептически поцокали языками. Снова влезли. Посидели на своих местах. Пощупали, поклацали, попробовали механизмы. Это действительно оказался вариант танка Т-64А, но с элементами присущими его модификациям - Т-64Б. Т-64БМ и Б1.  В общем, смесь бульдога с носорогом, видимо редкая модификация всего, что пытались изменить в начальном типе. Экипаж, как и раньше, состоял из командира танка, который также выполнял функции заряжающего после расходования боевого запаса в механизме заряжания. Механика-водителя, и наводчика-оператора.
   Беглый осмотр показал - танк, был усовершенствован, кем-то, явно не на заводе, но исправен и на ходу. Он был без некоторых элементов комплекса управляемого вооружения, и без навесной, динамической защиты. Так же с танка в связи с нецелесообразностью, был убран зенитный пулемет - скорости авиации выросли, и удачно обстрелять летящий на большой скорости объект, стало маловероятным. Но у танка оставалась система пуска дымовых гранат, сплошные бортовые экраны, усиленная броня корпуса и башни, и увеличенный динамический ход опорных катков.
   Броня танка была комбинированной, это повышало защищенность от кумулятивных снарядов, и снарядов - с деформируемой головной частью с пластичным взрывчатым веществом. Ходовая часть снаружи имела защитные поворотные щиты, с той же целью.
   Еще немного повозились, открывая себе доступ, к некоторым важным узлам, и начали перекидываться репликами по существу.
   - На машине стоит шестицилиндровый, двухтактный турбопоршневой дизель - 6ТД. - Констатировал Борис, изучая оставленную комбатом методичку, и наглядно это подтверждая. - Многотопливный. Тысяча лошадок. Слабоват, конечно, для современных мерок, но сойдет.
   - Система управления огнем древняя. Вроде - 1АЗЗ - отозвался Генка.- для меня имеется прицел-дальномер, и ночной прицел обеспечивающий дальность распознавания целей ночью.
   Артем посмотрел на предназначенный для него, перископический бинокулярный прибор с пятикратным увеличением. Это был комбинированный - дневной-ночной прибор с максимальной дальностью распознавания целей до 400м - в принципе, все, что надо для наблюдения за полем боя ночью. Но учения генералы предпочитают дневные, так что, не понадобится.
   Об этом танке много еще чего можно было сказать, особенно о его модификациях, разрабатываемых поныне. Но учитывая то, что он эксплуатируется со второй половины двадцатого века, и это не новый образец, нет нужды его тщательно описывать. О нем написано множество статей, указаны плюсы и минусы, он широко известен, поэтому незачем. Боевое применение этих машин, пионеров нового направления в танкостроении - поскольку танк советский вся территория СССР, возможно Германия, Венгрия, и Чехословакия.
   - Перед нами Т-64 образца неизвестного года. Улучшенный, модернизированный, и модифицированный. Он - наш шанс на реабилитацию. Задача - использовать эту возможность. Ну что - понеслась? - Полуприказал Артем. - Сначала частичный осмотр, затем заправка топливом и маслами. Первая фаза - слаженность действий, это можно желать и в стояночном положении.
   - Главное найти для него учебную боеукладку - проговорил Генка - но с боевыми патронами для пулеметов.
   - Это мы решим. Что ж, начинаем тренироваться. Иначе нам житья не будет, загноят в нарядах.
   С того дня, в течение недели, Артем гонял себя и экипаж, понимая, что если они не справятся - их участь, будет незавидной. Утешало одно - такие танки продолжают служить своим странам, и после распада Союза. А раз так, значит, еще не совсем устарели. И именно с такого танка, и началась эта история. Конечно, экипажу было обидно, ведь их не просто пересадили на другую машину, им нужно было еще и противостоять своему собственному танку. Это задело за душу, и все сразу как-то посерьезнели, даже немного озлобились, и решили показать, что все-таки не пальцем деланные. Они отработали все свои движения до автоматизма, и были готовы принять настоящий бой, а не просто его симуляцию. Но это им так казалось, пока трудились и привыкали, чем было не самом деле.
   Тем не менее, неделя была потрачена, и вот, наступил день учений, отдельный танковый батальон, выдвинулся на танкодром, и экипажу старшего сержанта Артема Кравцова, предстояло показать себя. Так трое горемык на своем новом танке, старого производства, в общем составе батальона, прибыли на танкодром. Не полигон для стрельб, а специально оборудованный, тренировочный комплекс. Наверное, кто-то, основательно поломал голову, чтобы так подходяще выбрать участок местности для него. Он учел все: разнообразие рельефа, наличие водных преград, и зеленой зоны. Таким образом, на участке, выбранном под танкодром, были и лес, и большое поле, и разливы реки. Оставалось только его оборудовать.
   И вот теперь, на танкодроме имелись вешки, четко очерченные проезды, зоны препятствий, ориентиры и мишени, средства и системы управления, командный пункт. Так же, были выработаны, различные маршруты, предназначенные для обеспечения отработки курса вождения танков, и бронетехники. Танкодром был разбит на сектора, и включал в себя, участки, естественного ландшафта - лес, ручей, небольшие холмы, и прочее, а не просто поле.
   ... Артем выглянул из люка - все готовы. Уже поставлены учебные задачи, получены распоряжения об условных сигналах, осталось дождаться высокое начальство, и тактические учения, можно начинать. У каждого взвода свое задание. Экипажи их взвода озабочены тем, как показать ювелирную технику вождения, отстреляться на отлично, и показать маневренность танков, на тактических учениях. Но экипажу "ласточки", нужно было показать другое. Они играют роль условного противника. Потому им следовать на другую часть танкодрома. Там уже ландшафт, приближенный к естественному. Местность немного холмистая, с деревцами, грязевыми зонами, водными затоками, и ровными участками, похожими на равнину.
   Сигнал. Им выдвигаться раньше всех, и Артем просто бросил вниз своему механику-водителю, младшему сержанту Смирнову:
   - Борян - трогай. Давай по кромке в объезд, посмотрим удобные позиции...
   Артем поднес к глазам бинокль, рассматривая местность по-другому - все ранишние выезды сюда, имели другую цель, теперь же складки местности - это и укрытие и позиции для ведения боя. Пусть и не настоящего. Тема смотрел, а в голове мелькали выдержки из методичек: - при стрельбе на пыльных грунтах с лессовым покрытием в су­мерки и ночью.... При стрельбе управляемым снарядом на малых дальностях, используется режим "Д<1000 м"...
     Но сейчас его больше интересовало - как так, произвести маневр, чтобы не быть условно подбитым в первые же минуты. Нужно было ездить по определенному маршруту, менять скорость движения, делать выстрел, и скрываться за буграми. Тем временем, Борис, нашел удобное место, и остановил танк.
   - Ну что парни - сорвем некоторым показательное выступление? Покажем, что суровые условия боя, не терпят ошибок. Это им не по мишеням стрелять. - Немного зло воскликнул Артем.
   - Покажем, если один на один. А то комбат пред генералами может и несколько танков против нас выставить - ответил Гена.
   - Да, от одного я еще уйти смогу, а если три - вряд ли - отозвался Борис.
   - Ты главное веди как ас, а мы покажем, что огрызаться умеем.
   Так их танк сделал объезд, выбранного участка для маневров, и развернулся. Артем, наметив в голове путь движения по пересеченной местности, приказал укрыться за островком зелени, и ждать. Он планировал начинать движение отсюда, и делая всего один выстрел, скрываться за небольшим холмиком. Затем снова выезжать на открытый участок, делать выстрел, и за следующую неровность ландшафта.
   - Все, ждем сигнала. Никому не расслабляться. - Проговорил Тема, припадая к прицелу.
   Сердце взволновано бухало, глаза наблюдали за небом, выискивая ракету - соблюдалось радиомолчание, чтобы не предупредить условного противника. Но вот и она, значит Т-80, уже выдвинулся. Артем нырнул обратно в люк, и проронил:
   - Ну, понеслась.... Борис увеличивай тягу и вперед! И помни - открытые участи на пределе,  за складками - почти полная остановка.
   - Понял.
   Со стороны, как и с КП, могло показаться, что "шестьдесят четверка" вынеслась из прошлого, возникла, словно из ниоткуда, настолько стремителен был рывок. Танк не сбавляя скорости, произвел один выстрел, и скрылся за пригорком. Его противник даже не успел отреагировать, только развернулся в сторону ошалелой "ласточки".
   Комбриг полковник Петров, с непониманием посмотрел на командира танкового батальона, и спросил?
   - Изотов, тебе мало понижения? Ты нас, чем удивить решил? Ретропоказом?
   - Да это своего рода, мишень, товарищ полковник. Трудная. Чтоб условия создать приближенные к боевым. А так что выедут, отстреляются, препятствия пройдут, и все.
   - Не знаю как условия - проговорил комдив - гвардии полковник Колесников - но экипаж там, что надо. Заинтересовал. А ну вводи еще пару "восьмидесяток", посмотрим - как покрутится? И как те, сумеют слаженность проявить... А мы молодость вспомним. Да и разнообразие все же.
   - Есть.
   И комбат, скрепя сердце, ввел новую вводную, и гонять горячо любимую им "ласточку", отправилось еще два танка. А Артем, который поставил себе задачу - обыграть своего соперника, экипаж Воронцова, крепко выругался, отметив еще два пыльных следа. Пришлось вносить коррективы, но до того, они успели еще раз выстрелить, и укрыться.
   - Боря ты накаркал - проорал Тема - у нас еще два противника. Давай к разливу, там место глубокое - мы на "короле грязи", пройдем, а "восьмидесятка" на брюхо сядет. Может, хоть одного сбросим...
   - Понял. Выполняю.
   Танк совсем затормозил, развернулся и двинулся к участку, где грунт смешивался с водой. Генка без команды развернул башню, и рассчитывая на то, что "восьмидесятка" не будет подставляться, они с ревом, пронеслись к препятствию. Здесь было уже скорее заболоченная местность, чем просто грязевая лужа. И так с преследователем на хвосте, "ласточка", преодолела грязевые ванны, и резко свернув, полезла на возвышенность, на которой начинался лес.
   Преследователь, как и предполагалось, застрял, и в настоящем бою, уже бы горел, поэтому его сбросили со счетов, а вот два других, были уже недалеко. И исход учебного боя, был понятен - на прямой дистанции, им не выиграть преимущество. Но вот они, уже у самой кромки леса, здесь нет идущей вдоль него колеи, только зеленый, травяной покров.
   - Борис, давай кормой вон туда, там деревья не так плотно растут, если сломаем, то только несколько - распорядился Тема - там устроим засаду. А то командиры думают - нашли "зайца", чтобы гонять. Докажем обратное. Авось и отметят...
   Механик-водитель усмехнулся, переключил скорость, на пониженную передачу, потянул за правый рычаг, тормозя одну гусеницу, отчего танк, стал поворачиваться на месте. А закончив разворот, повел тот вверх, к небольшому просвету, среди деревьев. Там почему-то они росли, менее плотно.
   - Ну может хоть одного ухлопаем, снова поворачивая башню, громко заметил Геннадий. - Не лыком шиты...
   - Может - припадая к триплексу, ответил Артем - только так шансов немного.
   Так они почти беззвучно, въехали в лесополосу, и постарались углубиться на пару метров. Еще немного и они, ломая корпусом, кустарник и молодые деревья, углубились в "зеленку", на глубину двух танков. И тут "ласточка", ощутимо наклонилась, стала на дыбы, и по инерции, куда-то сползла. А время словно бы застыло, убрав все звуки. Все растянулось, смазанной картинкой, а затем замерло. Так длилось недолго, но ощущение что, что-то меняется и происходит, испытали все.
   - Борис, твою дивизию - ты что творишь? - Заорал Гена - если станем на борт, нам хана.
   - А что я? Скорость маленькая, и вместо того, чтобы перескочить ложбину, мы в нее просто угодили. А потом еще и куда-то провалились.
   - Ты же не первогодок, едрен батон...
   - Пробуй выехать - скомандовал Артем.
   - Угол большой, разгона нет - не выскочить.... Нужна помощь.
   - А по косой?
   - Расстояние мало...
   Артем чертыхнулся, и попробовал связаться с КП, затем с экипажем любого танка, что был на танкодроме - все безрезультатно.
   - Ладно, похоже, позора нам не избежать. Борис глуши движок. Вылезаем.
   Раз, два, и люки открыты, они все втроем осторожно выбрались, и осмотрели место - куда угодили. Вскоре Артем присвистнул, покачал головой, и сказал:
   - Нужно подрыть. Давайте глянем - как удобнее?
   Они не особо осматривались, и так знали - где находятся. Кроме участников учений, и наблюдателей - здесь никого. Пора не грибная, грибники не ходят. И если не удастся позвать на помощь, и дождаться ее, придется снимать слои земли, на несколько метров вперед, и вглубь. А лопата-то одна, хорошо, что ее кто-то сунул внутрь с десяток лет назад, а они вынимать не стали. Но одной лопатой много земли сразу не снимешь, и не отбросишь. Нужно время, и копать по очереди.
   - Попробуем выпутаться - проговорил Артем - подроем край, и попробовать - а вдруг выскочим без скорости и инерции. Может мощности движка хватит.
   - На нашей машине может, и удалось бы, а эту я еще плохо знаю.
   - Лапки не складывай - сошлемся на такой маневр.
   Тогда еще поучаствуем, если не заметят.
   - Как такое не заметишь? Если мимо проехать? Да мы уже супермишень...
   - Не ропщи - мы глубоко. Давай, начинай копать, потом я сменю. Попытка не пытка.
   - Да тут бульдозер нужен, а потом тягач...
   Пошло немного времени, и пока Борис копал, снимая и расширяя периметр снятого слоя земли, Тема посмотрел на часы, и неохотно сказал:
   - Генка сходи, тормозни кого из наших, пусть тросом дернут. Вот блин, угораздило же, так встрять. Надеюсь, нам зачтут начало боя...
   - Надейся не надейся, а задание, мы провалили - горько сказал Борис - и сами провалились...
   Им оставалось надеяться на быстроту Генкиных ног, которому, если никого не остановит, ему придется бежать до КП. Артем попытался выяснить - куда они угодили? Это оказалась не ложбина, не яма со сгнившими бревнами, и не овраг. Что это было? Тема выяснить не успел. Почему-то очень быстро, вернулся Генка, возбужденный, и перепуганный. И сам, на себя не похожий.
   - Там.... Там... Такое - выпалил он, хватая раскаленный воздух ртом.
   - Что? - Уставился на него Артем - кто-то перевернулся? Или все собрались, и уехали?
   - Мне не до шуток. Ппацаны, ллеса нет.... - Проблеял наводчик заикаясь. - И танкодрома.... Тут степь!
   - Чего??? - Не поверили Борис и Артем - ты что перегрелся? Как это?
   - Н-не знаю.... Там сражение...
   - Какое сражение? Может хрономираж? Так, а ну успокойся и расскажи толком - что ты видел?
   Генка начал рассказывать, и парни медленно побледнели. С Геннадием, эта странная метаморфоза, уже произошла, - в принципе розовощекий парень, стал лицом белый как мел, глаза квадратные, взволнован, как никогда раньше.
   - Ты ничего такого не ел? Не курил? - Уточнил Артем.
   - Нет, я что и вы. По-моему тут вокруг вообще война идет. - Пробормотал наводчик - танковое сражение было недавно.... Все поле в дыму, и что странно - замершее...
   - Это как? Ты что несешь? - Вскинулся Борис. - Какая война?
   - Доложи по форме! - Приказал Тема.
   Но парня как заклинило:
   - Самая настоящая - затрясся он - Великая Отечественная, похоже.... А на поле, ничего не движется.... Танки дымят еще, но ничего не рвется, и тихо как-то...
   - Какие танки? - Напрягся Борис - ты чего?
   - Наши и немецкие. "Тридцатьчетверок" немного.... Вроде самоходки есть. Немецкие машины странные какие-то - не "пантеры" и "тигры". Другие.
   - Конкретнее. - Несмотря на жару, похолодел Тема.
   - Что конкретнее? Там за этим леском все в дыму и огне, танки подбитые, пепел, трупы, гарь, смрад.... Идемте, сами посмотрите.
   - Идем, посмотрим. - Нервно бросил Тема. - Борис бросай все - нужно выяснить - что происходит? И вообще - где мы? И когда.... Поэтому осторожно обходим уцелевший краешек леса, и глядим в оба. Чуть что - сразу на землю.
   - Есть.
   Они выбрались наверх, прошли, забирая влево, и осторожно, выглянули из-за крайних деревьев. Да, действительно - все задымлено, а гарь не чувствуется, только потому, что ветер дует от них.
   - Что? Где? Когда происходит? - Выдавил Борис.
   - Боюсь даже предположить - прошептал Артем - - но, ни кино же здесь снимают - где массовка, операторы? Хотя мы-то только повернули, не успели бы наехать киношники....
   Увлеченные открывшейся картиной, они не заметили, что реальность вокруг, словно бы немного подергивется, и как будто плавится. Над слегка холмистой степью, витает черный дым, видна опаленная, выгоревшая, перепаханная снарядами и бомбами, земля, повсюду искореженные и сгоревшие бронемашины. Но звуков активного сражения уже не слышно. Да и в небе, не слышно гула самолетов. Сражение явно откатилось, заметны только свежие его следы. И бронетехники слишком много даже для кино, времен конца СССР. Где столько взять?
   - Вот - пробормотал Генка - я вроде не спятил. Все настоящее...
   - Лучше бы было бутафорским - протянул Борис, и до боли закусил губу - все происходящее, не укладывалось в голове.
   - Так, огибаем край, и сразу в кусты - распорядился Артем - и три веселых друга, вышли из лесополосы, почти крадучись.
  

Глава первая

Отчаянное Положение...

***

   Обогнули балку по левому краю, затем снова спрятались среди деревьев. Отсюда было хорошо видно - действительно часть леса и танкодром, отсутствуют, вместо них почти бескрайняя равнина. А точнее степь, или поле. Поле боя. И с первого взгляда, становилось понятно - это не бутафория, не муляж, и не съемки для документальных и художественных фильмов.
   - Хроновыверт, пробой витков Времени - протянул Тема - шиздец какой-то...
   Он не был полным профаном в вопросах, касающихся времени, кое что знал, и помнил - каждая точка пространства, имеет свое время, с разницей в секунду, но иногда разбег может увеличиваться. На секунду, максимум минуту. Но не настолько же? Можно ходить каждый день по одному, и тому же маршруты, и проходить его за разное время, но выигрывать только минуты. Одна и та же, дорога бывает длиннее и короче, но ее проезд или прохождение, занимает, приблизительно тоже время. И тут имеет место быть, не разбег во времени, а что-то другое. Что-то, о чем даже подумать страшно.
   Дыхание у всех троих сперло, казалось, не хватает воздуха, головы закружились, а перед глазами, все поплыло. Пришлось судорожно сглатывать, чтобы отпустило.
   - Мать моя женщина, мы, что провалились не только в овраг, но и в прошлое? - Как-то очень жалко, спросил Борис - нас забросило далеко назад по шкале времени? И что тогда делать? Как вернуться?
   Ему никто не ответил. Некоторое время, они просто молча, смотрели. Артем зачем-то посмотрел на часы, было начало одиннадцатого, и он проговорил:
   - Мы по ходу конкретно попали, братцы. Произошел временно-пространственный скачок назад. И хоть мозг и отказывается это принять, все яснее ясного. Но чтобы убедиться, что это не хрономираж, хотя и воняет - подползем, и все пощупаем...
   - Думаешь, это что-то изменит? - Спросил Генка - мы уже тут минут десять топчемся, а ничто не развеивается...
   - Проверит нужно это раз. И кое-чем разжиться, это два.
   Они осторожно приблизились к краю поля, забрались в кусты, и осмотрелись чуть лучше. Явного движения не видно, похоже, ударная группировка фашистов, прорвала здесь линию обороны, и покатилась дальше, тесня советские войска. Артиллерийские позиции, где-то там вдалеке, их попросту вмяли в землю, остатки пехотных батальонов, отступили, и теперь здесь уже захваченная территория. Но команда зачистки, и инженерные войска, еще не подоспели, по крайней мере, в этой части громадного поля, шевелений заметно не было. Огонь выжрал все, за исключением орудий на дальних позициях, и некоторой бронетехники, разбросанной, по всему громадному полю.
   - Давайте к вон той самоходке - указал Артем - посмотрим из-за нее.
   Крадучись, они подскочили к сгоревшему, и еще курящемуся дымом, ближайшему танку, а от него к самоходке. Выглянули. Огонь уже отбушевал, выжег все, что горело. Взглядам открылась перепаханная взрывами степь. Воронки были не только от снарядов, но и от авиабомб. И теперь можно было восстановить предполагаемую картину боя. Судя по лежавшим то тут, то там трупам в комбинезонах и шлемах - экипажи вели бой, уже после того, как покинули горящие машины. А судя по пробоинам, в основном лобовым, здесь схлестнулись танковые бригады, одни атакующие, другие контратакующие. Одни пытались развить наступление прорвать оборону, другие то ли останавливали их, то ли сами шли на прорыв.
   - Ну и когда мы? Что за сражение? - Подумал Артем - единичное, или развертывание операции?
   - Что будем делать, командир? - Пытаясь, чтобы голос звучал тихо, но слова были понятны, спросил Борис. - Определяться нужно хочешь, не хочешь.
   Тема покрутил головой, снова осматривая место сражения, затем посмотрел на двух своих товарищей, окинул взглядом ближайшие метров сто, и ответил:
   - Знать бы - какой тут сейчас год? И где мы вообще - на каком фронте? Для битвы за Броды - он напряг память - слишком поздно, или наоборот рано - отвечая, протянул Тема - да и мы не там.
   - Какой битвы? - Переспросил Генка.
   - За Броды - сдавлено ответил Артем - это было самое крупное танковое сражение 1941 года. Битва, произошла в треугольнике городов Дубно - Луцк - Броды на западе Украины. Это было в дни операции Барбаросса, когда немцы стремительно продвигались вдоль Восточного фронта. Но в названом треугольнике, возникло столкновение. Бой длился четыре изнурительных дня, и закончился громкой победой Германии, и тяжелым отступлением наших. Вторая битва там, была уже в сорок четвертом, когда Советская Армия отвоевывала страну. Так что, скорее всего, мы в середине войны, в июле сорок третьего, на Курской Дуге... И судя по всему, в начале гитлеровской операции "Цитадель"... Встряли мы, в общем.
   - Нет - прошептал Генка - только не это. Тут же была конкретная мясорубка, и бронедробилка. Да и в небе тесно от самолетов.... И если это только начало - немцы стремительно наступают. Скоро такой замес начнется. Ад придет в этих местах на поверхность, все пожрет огонь, все...
   - Успокойся, тут нужен трезвый рассудок, иначе сгинем. Могло быть и хуже...
   - Куда уже хуже? Месилово, тут такое будет - сравнить не с чем.
   - Могли угодить и в далекое Прошлое. И совсем в дикие края. Или сразу к нацистам в лапы.
   - Или оказаться посреди поле боя. - Добавил Борис, уже немного отощедший от шока - а у нас из серьезного вооружения, только пулеметы боевыми заряжены. Броня помогла бы, но только уцелеть, а воевать как? Приснился бы нам писец...
   - Вот-вот - криво усмехнулся Тема - считай, повезло. Потому, придется нам, найти в этом раскладе, и свое место. А перед нами, точно не Танковое Поле, там была еще большая свала. Вон средние и легкие панцеры, советские Т70, а "тридцать четверок" мало. "Тигров" вообще нет. Так что надо осмотреться, понять какое сегодня число по факту, и думать - что делать?
   - Да что? Сидеть тут. Делать вылазки за водой и жратвой, и ждать переноса обратно - высказался Борис.
   - А он будет? - Цинично спросил Артем. - И если да, то когда? В общем, так - для начала - попробуем вооружиться. Если фрицы сунуться в лес, чтобы было, чем отстреляться.... Да и вообще, с оружием как-то уверенней. Еще нужны лопатки и паек. Поэтому лезем в трех направлениях, метров на тридцать. По пути, каждый ползет и обыскивает трупы, и сразу назад! На всякий случай, обращайте внимание на форму - звание и рост, наших соотечественников. И фляги. Немцев тоже осматривайте. Приступаем. И аккуратнее мне - все еще рвануть что-то может. Все ясно? Вопросы?
   - Нет.
   - Тогда приступаем.
   И они, ломая себя, перебарывая страх, брезгливость, и мораль, принялись за мародерство. Помогли испуг, неясность ситуации, и физическая нагрузка, помогшая отвлечься от панических мыслей. Не особо разбираясь в повадках разведчиков и диверсантов, они ползли, скрываясь за подбитой техникой, трупам, и в воронках Артем, ползал, иногда умудряясь через пробоины в бортах, и водительские люки, заглядывать внутрь бронетехники, выискивая, что-то чем, можно копать и рубить. Не зная точного числа и времени, он не мог знать - когда дальше покатился фронт? И им следовало как можно быстрее убраться с поля боя. Через полчаса, ползаний от трупа к трупу, постоянных замираний и рывков, постепенно тяжелея и изматываясь, они снова собрались вместе, у края лесополосы. Прямо за первыми кустами и деревьями.
   - Фух - выдохнули все трое - надо отдышаться. Потом осмотр...
   - Меня конкретно перетрусило - пожаловался Генка - думал не смогу...
   - Ты такой не один - буркнул Борис. - Я тоже неслабо струхнул.
   - Хорош стонать, давайте углубимся чуть дальше, и подведем итоги вылазки - через время проговорил Артем.
   Они с минуту озирались, высматривая движение, затем принялись за разбор добычи.
   - Три парабеллума, ППШ, и два МР40. Две фляги, лопатка, ножи и три "ксивы". Неплохо.
   - И что нам это дает? - Задал вопрос Геннадий, еще не осознавший реалии.
   - Оружие, на случай встречи с немцами-пехотинцами. Удостоверения, если их чуть припалить - это если с красноармейцами столкнемся.
   Артем быстро просмотрел документы - все солдатские книжки - сержантские. Тем лучше - в офицеры лучше не лезть. Меньше спроса и вопросов. Он сунул каждому, предназначавшееся тому удостоверение, Артем стал, сержантом танковой роты - Николаем Петровичем Заречным. Борис - сержантом Иваном Сидоровичем Бирюковым, А Гена - сержантом Григорием Семеновичем Будко.
   - Изучаем - кто, кем станет? Левые нижние края, лучше обжечь.- Мысли Артема, запрыгали лихорадочно, но вскоре одна из них вытеснила все остальные.
   Если они каким-то невероятным образом, попали в прошлый век, перенеслись вместе с танком, во времена ВОВ, то, как здесь уцелеть? Как выжить, и не быть взятыми под стражу, обвиненными непонятно в чем, и быть расстрелянными? Назад пути не было, а значит, нужно было как-то приспособиться. Не попасть ни в плен, ни в НКВД. Но как?
   - Командир, что первым делом будем делать? - Поинтересовался Борис.
   - Изучать местность - ответил Тема. - И поскольку назад дороги нет, начнем приспосабливаться здесь. Судя по всему, сейчас начало операции "Цитадель", фашисты успешно прорываются - значит где-то первые числа июля сорок третьего, это я помню. Но вот, про дальнейшее развития событий, скажу мало. Отсюда, началось движение на Запад, наступил переломный момент в войне, это да, но когда, где именно и как - что-то забылось.
   - Сражение под Прохоровкой - напомнил Гена. - Самая грандиозная танковая Баталия.
   - До него еще минимум семь дней, и мы явно не там. Вопрос - где мы? Нужно раздобыть карту, выяснить число, и все это время скрываться - хоть патрули тут пока и не шарят, но мы явно, на захваченной немцами территории. Основная масса их бронетанковых войск, похоже, пронеслась дальше, и поперла вперед. Вторая волна, еще не подошла, нашу оборону смяли, поэтому мы как бы на агонизирующей зоне - ее все еще потухло, не все умерли, и что-то может продолжать взрываться.
   - Что тогда делаем? Может залезть в какой-нибудь сравнительно целый танк и бабахнуть по фашистам? - Спросил Геннадий.
   -У-у. Так и до завтра не протянем - ответил Артем - поступим по-другому. Во-первых, замаскируем "ласточку" - подрывать ее, или ездить на ней никак невозможно. Это первостепенная задача. Во-вторых, нужно раздобыть советское обмундирование и обувь. В-третьих, нам понадобиться провиант. Но это все поэтапно. А пока - один в дозоре, двое окапывают "ласточку". Остается Борис - он уже накопался, пусть передохнет. Держи, вот бинокль прихватил. Наблюдай.
   И оставив механика-водителя одного, Артем с Геннадием, прихватив часть трофеев с собой, направились к "ласточке". Работы как говориться - был непочатый край. Первая ходка, к месту Переноса, ввергла в новый шок - их танк оказался не в овраге, а в огромной воронке.
   - Ни хрена себе - вырвалось у Генки - это что же за бомба такая сюда угодила?
   - Не знаю, может "пятисотка", или что-то побольше и потяжелее. Форма у воронки странная...
   Воронка действительно была широкой и глубокой, а края ее гладкими, слегка оплавленными. И с крутыми склонами. Странный такой котлованчик.
   - Вон, оказывается, в чем дело - протянул Геннадий - мы провалились в огромную воронку, за годы заросшую, а не в буерак. И сейчас, ей не больше дня, и танк почти по центру...
   - Да, не выехать. Может оно и к лучшему. Что ж, легче будет маскировать - Заметил Артем. - А пока, складываем все рядом с краем.
   Они без разбору свалили все в кучу, оставили при себе только пистолеты, и взялись за лопаты. Была уже вторая половина дня, но было еще светло и жарко, пот потек почти сразу, а тратить воду на ополаскивание, было крайне неразумно. Запомнив для начала только присвоенные себе, имена погибших собратьев, танкисты, стали перебрасываться ими, включая в каждую фразу, во время работы. Работали, словно озверев, свыкаясь с мыслями о своей незавидной участи. Так пока стесывали землю, да окапывали танк, немного и попривыкли. Затем Гена сменил Бориса, и все повторилось.
   К половине шестого, в дозор, отправился Артем, а парни начали срубать да ломать, ветки с деревьев, заготавливая маскировку. Он вернулся на место лежки дозорных, устроился поудбней, и принялся рассматривать поле боя, не веря, что оно все еще недвижимо. Словно застыло все, кроме движения воздушных масс. Затем вспомнил передачу, виденную по телевизору, в отпуске, в ней говорилось, что как и у точек пространства, есть свое время, так и у времени, точки пространства. И в этих точках оно словно останавливается, и не важно, сколько календарных лет прошло - там всегда один период. Может и здесь так? Они въехали в подобную зону, и выехать можно только пройдя, через лабиринт событий. Через Курскую Битву, и неважно, на каком ее фасе. Главное вернуться сюда. Может нужно кого-то спасти? Или наоборот убить? Как это выяснить? Им нужно не просто забраться в какой-то уцелевший танк, и начать вести огонь по фашистам. Это безрассудно и бессмысленно. Им нужен бой на советской стороне.
   Но в бой просто так не войдешь. Нужен план, и в первой его фазе, нам нужно избавиться от своей формы. - Думал Тема - Значит нужно подобрать трупы наших соотечественников, подходящих нам размеров. Ведь ничто в нашем облике, не должно вызывать подозрения, а учитывая ситуацию, нужно предусмотреть все. А он не стратег...
   Тема смотрел на поле сражения, на сгоревшие как факелы легкие танки, ездящие на бензине, и потому легко воспламеняющиеся и взрывающиеся. Его интересовала провизия, и вода - первое, что необходимо для существования. Но в обгорелых и искореженных остовах, их искать бесполезно. Другое дело танки, которые были поражены в стыки между корпусами и башнями. Или потерявшие ход из-за перебитой гусеница, или поврежденных катков. Попадания в двигатель, тут, похоже, место не имели. Но некоторые машины, видимых причин, для того, чтобы экипажи их покинули, не имели, а все же, стояли застывшими.
   - Нам нужен пригодный танк - резанула мысль, и Артем стал искать, что-то не сгоревшее.
   На вид более-менее целых машин, было немного, это если учитывать и немецкую сторону тоже. Но выбрать из них ту, которую они могут починить сами, было задачей не из легких. Да еще приметить такую издалека. И Артем, плюнул, на эту затею, и решил закончить со свои танком, а потом уже заниматься поиском. Но чуть поведя биноклем, заметил у самой кромки лесополосы, почти целую "тридцатьчетверку", у нее только отсутствовала правая гусеница, и она явно не горела.
   - Вот тебя мы и осмотрим, третьим делом. Если конечно ничто не помешает. - Подумал Тема - очень уж положение у тебя, для нас удобное.
   Он осторожно сделал вылазку на край поля, и снял с трупов солдат Вермахта, пояса, обогнул край балки, и вернулся к воронке с "ласточкой".
   - В Багдаде все спокойно - немного нервно пошутил он, и бросил вниз пару поясов с надетыми на них подсумками и чехлами, а так же саперные лопаток. - В танке ничего подозрительного не нашли? Устройство там какое, или ящик?
   - Нет, а что?
   - Да как-то же мы перенеслись. Я думал, может в машине что-то есть.... Ладно, нет, так нет. - Он посмотрел на проделанную работу, кучи ветвей у края воронки, и приказал: - На пока все, есть идея - небольшой поход в "сэконд хэнд".
   - В смысле?
   - В смысле переодеться нужно. Наших, мертвых танкистов мы присмотрели. Благо дело, есть из кого выбирать - пошутил он мрачно. - Хотя лучше в комбинезонах, а таких мертвецов немного...
   - Но командир... - Воскликнули оба его товарища.
   - Им уже все равно - буркнул Тема - а нам помощь.
   - Значит, мы тут, все-таки застряли - протянул Геннадий - ни какой надежды вернуться - заякорились плотно, не вырваться. Безнадега...
   - Вот мы и должны из нее вырваться.- Кивнул Артем.
   - Может, хоть перекусим? - С надеждой спросил Борис.
   - Нет - покачал Тема головой - лучше это сделать после.... Гм, подбора обмундирования.
   Оставив все, как есть, друзья-товарищи вернулись к полю боя. Там если и шло какое-то движение, то было это в далеких отсюда траншеях, и перед ними. А так все затихало до утра - немцы застопорились на ужин и ночлег, выжившие красноармейцы, пытались выбраться из мышеловки, в которой оказались. Троица застыла, у подбитой самоходки, выбирая себе цель. На ходу, в мандраже, им нужно было решить - за кого себя выдавать, и куда направиться? Потому что назад, в будущее, их, не спешило перекидывать.
   - Видимо фронт покатился дальше недавно - констатировал Тема. - Растянуть и убрать, еще ничего не успели.... Давайте осторожно вперед!
   Но теперь это было сложнее, чем в первый раз - все устали до дрожи в коленках, руки с непривычки тоже ослабели. Но, тем не менее, выдержали еще одну разведку, совершая попутно осмотр, и вскоре подыскали себе, и притащили мертвых танкистов, подходящего размера к деревьям.
   - Чуть позже, оттащим трупы, к "ласточке", там и прикопаем. А пока поищем еще трофеи - приказал Артем, думая над тем, - какую легенду им придумать, для красноармейцев, когда с ними повстречаются?
   Замена формы, еще ни чего не давала, нужно было вразумительное объяснение - что они здесь делают? Но пока им везло, бои тут велись при поддержке артиллерии, и авиации, воронок было много, и было где укрыться, а вместе с бронетехникой, в атаку шли и мотострелки, чьих трупов было немало. Сугубо танковый десант, до Прохоровки, еще не использовался. Потому, вскоре у деревьев образовалась небольшая кучка из фляг, консервных банок, и подсумков.
   Пара ходок, и вот все уже у своего, вкапываемого танка.
   - Давайте переоденемся, и продолжим - проговорил Артем. - И только затем перекусим.
   - Мы, уже сейчас свалимся, изверг - пробурчал Борис - тут и атлеты кони двинут...
   - Ночью отдохнем.
   И они быстро раздели мертвых танкистов, оставив только в исподнем, сняли с них награды, и, выкопав, за танком яму, зарыли их тела. Снятая с трупов форма, была обгорелой, даже местами простреленной, и это было только на руку. Свою форму, сложили в "ласточку", как и все, что доставали из нее, Достали только ИРПБ их пайки выданные на учения.
   - Все, натягиваем брезент, и маскируем. - Проговорил Артем.
   - Нам, есть куда спешить? - Поинтересовался Генка.
   - Еще как - ответил Тема - если я прав, тут скоро такое начнется, забудешь, где родился. Так что забрасываем ветками, и хорошенько маскируем "ласточку", иначе возникает опасность перелома истории, если она попадет к немцам. А те, в технике шарят - занимались новейшими разработками, да не усели. К тоже на них работает Порше, а ему сам Сталин, до войны, должность авто конструктора СССР предлагал. Но даже если они ничего не успеет - документация останется, и может попасть к Англичанам и Американцам, как в конце войны, со многими архивами произошло. Нельзя, в общем, такое допустить. Предкам нашим тоже нельзя показывать - заинтересуются. Наш танк, возможно связное звено, между прошлым и будущим. Нельзя его светить, но и нам здесь не выждать, придется его оставить ненадолго, а самим, как-то затесаться в ряды Советской Армии, выжить, отвоевывая эти земли, и вернуться сюда. Все давайте заканчивать...
   Пока маскировали "ласточку", стали снова межу собой, называть друг друга, так, как в документах, пробовали привыкнуть к новым фамилиям - своей, и товарищей. Фразами перебрасывались, но особо не говорили. Суть да дело, работа снова закипела, а ближе к сумеркам, когда все было сделано, Артем, осмотрел замаскированный в воронке танк, и спросил:
   - Ну, вроде ничего получилось? Еще бы бревнами укрепить, да дерн послать...
   - И растяжками окружить - добавил Борис.
   - Все можно, но нужно пару дней, топоры, и гранаты, а их у нас нет. Так что...
   - Пора бы перехватить чего-нибудь - заметил Борька - а то куда мы, без сил...
   - Тогда приступаем без рассусоливаний - отозвался Артем. - И напоминаю, нам всегда нужна пайка, без жратвы мыслить ясно не выйдет, и можно натворить глупостей. По крайней мере, пока где-то, не возьмут на довольствие.
   Они уселись прямо на траве, вдоволь напились, и откупорили консервы: фарш любительский особый, и кашу рисовую с мясом, стали заправляться отдыхать. Силы нужно было восстанавливать быстро. И все это оприходовали с хлебцами армейскими. Затем в ход пошла, сгущенка, повидло, и чай растворимый с сахаром.
   - Надо бы еще пару вылазок до темноты сделать, запастись, чем возможно. - Жуя, проговорил Артем. - Кстати, я там танк нам присмотрел, так сказать способ внедрения. Борис, ты как насчет того, чтобы "тридцатьчетверку" освоить? Она хоть немного, а знакома, остальная же бронетехника, практически нет.
   - Ну, если на чем-то отсюда и убираться, так это на этом танке.
   - Угу - кивнул Геннадий - в таких хоть бывали.
   - Вот и отлично - идемте, я тут одну присмотрел. Правда повозиться придется. Но это уже не сегодня, а на рассвете, если успеем, и сможем справиться.- И они, отметив на найденной карте, местоположение своей "ласточки", прихватив с собой трофеи и припасы, снова направились в дозорную лежку.
   Тщательно осматривать подбитые танки, времени не было, да и быть не могло - в любой миг, могли появиться фашисты, или красноармейцы. А пока ни тем, ни другим войскам, было лучше не глаза, не попадаться. Поэтому осматривали все поспешно, но осторожно, готовые в любой момент, скрыться глубже в "зеленке".
   - Вон она - указал Артем, чуть дальше, застряла у кромки лесополосы. Давайте осмотрим, пока совсем не стемнело. А в полях ночь спускается быстро.
   - Тогда поспешим - поднялся Борис, и они снова пробрались на поле танкового сражения, так и остающегося недвижимым. По крайней мере, здесь у лесополосы.
   На всякий случай, хоть поле и не простреливалось, бои не велись, и осветительные ракеты в небе еще не появлялись, прошли по "зеленке", до того места, пока не оказались напротив танка. А потом преодолели открытый участок по-пластунски, и поднялись на ноги только, у "тридцатьчетверки".
   - Осматриваем хотя бы бегло - приказал Артем - броню и важные узлы. Движок тоже в приоритет.
   - Как проверить то, чего почти не знаешь? - Буркнул Борис.
   - Методом тыка... - Ответил Тема. - И трое танкистов из будущего, в меру своих знаний, не теряя времени, стали осматривать танк, лишенный хода.
   Танк Т-34-76 имел классическую компоновку с кормовым расположением трансмиссии. Внутри корпус танка делился на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное. Отделение управления ходом танка, находилось в носовой части машины. В нем размещались сиденья водителя и стрелка-радиста, органы управления, контрольные приборы, пулемет ДТ в шаровой установке, часть боекомплекта, радиостанция, приборы наблюдения, два баллона со сжатым воздухом для запасного пуска двигателя, запасные части, инструмент и принадлежности.
   Через несколько минут, послышалось негромкие реплики:
   - Бронеплиты, задний бронещит, без пробоин, значит двигатель вроде в норме.
   - Борта и катки тоже. - Отозвался Генка. - Попадание в основном в правую часть. Но боевое отделение в норме.
   Артем посмотрел на чуть повернутую башню, и приказа:
   - Рывком по люкам. Вперед!
   Забрались в танк, принялись осматриваться изнутри.
   - Генка, проверь боеукладку, пушку, и поворотный механизм башни - распорядился Артем.
   - Есть.
   - Борис ты по управлению и мотору пройдись.
   - Понял.
   Генка уселся на место заряжающего, находящееся справа от пушки. В его нынешние обязанности, видимо входило - заряжать пушку по приказу командира, перезаряжать спаренный с ней пулемет и наблюдать за полем боя. Получалось свое сидение, он мог использовать, только вне боя, а в бою стоять на крышках ящиков боеукладки. При этом при повороте пушки он должен передвигаться за казенником и переступать через стреляные гильзы. Танк Т-34 был вооружен 76-мм танковой пушкой Ф-34, и двумя танковыми пулеметами ДТ. Один из них был спарен с пушкой, другой находился в носовой части танка. Пушка, спаренная с пулеметом, была установлена на цапфах, закрепленных в подшипниках кронштейнов, которые располагались на передней стенке башни, у кромок ее амбразуры.
   - Нда, это не с самозарядкой - протянул парень, и принялся осматривать пушку.
   По поводу пушки, он мог сказать мало. Мог опознать: казенник; броневой щит; отверстие для прицела пулемета и отверстие для ствола пулемета; гнездо для стопора крепления пушки по-походному; и люльку. А для стрельбы: - прицел; маховички углов прицеливания и боковых поправок; державки телескопа; линейка указателя отката; лобовой упор; наглазник; рычаг спуска; сектор подъемного механизма вместе с ручкой.
   После беглого осмотра тремя парами глаз, можно было вынести вердикт - Т-34-76, ремонта требует, но небольшого, можно справиться и самим. При условии, что знать - как это сделать, наличии времени, должной быстроте и везении. Любой шум мог привлечь внимание, и сюда тут же устремятся враги, которые пока, где-то там на захваченных позициях.
   Артем пригнувшись, и стараясь, находится на линии подбитых машин, застывших на поле, осторожно обошел танк, и его взгляд наткнулся на отбежавших от своей машины, членов экипажа. Видимо когда танк, утратил ход, вести бой, мешали подбитая бронетехника, они, сделав несколько выстрелов, и покинули свою машину и постарались уничтожить немецкие экипажи, вылезающие из подбитых танков. Но им пришлось принять бой, и с вражеской пехотой, в общем, стрелять было в кого.
   Судя по всему, это были механик-водитель, и радист-пулеметчик, которые не могли вести бой из танка, потому как сектор обстрела был перед ними, а неприятель правее. И как следствие, они были расстреляны фашистами из пулеметов. Заряжающий и командир танка, сделав выстрел осколочными, похоже, выбрались последними, так как на линии, возможного огня немецкие танки не появлялись, они прорывались дальше. А стрелять им вслед, мешала подбитая и сгоревшая немецкая и советская техника, а передвинуться, чтобы выглянуть из-за нее, они уже не могли...
   Внезапно, Тема, услышал стон и замер - невдалеке от танка, лежал танкист без танкошлема, с окровавленной головой. Он бросился к нему, перевернул, и, достав пакет, принялся перебинтовывать тому голову. Кровь уже запеклась, и кровопотеря уж была не опасна, но молодого на вид, парнишку, скорее всего еще и контузило. Пришлось использовать, собственный медпакет, не выложенный, и не оставленный в "ласточке". Артем вколол инъекцию, и продолжил перебинтовывать, видимо командира танкового отделения, в звании лейтенанта.
   - Потерпи летеха - забывшись, бормотал он - сейчас закончу.
   - Ты кто? - Прохрипел тот.
   - Сержант Заречный. - Начиная вступать в образ, ответил Тема. - Пытаемся пробиваться к своим, да не на чем.
   - А мои?
   - Все погибли...
   Тема осмотрелся - нужно было оттащить раненого к деревьям, и позвал Бориса.
   - Бери за ноги - указал он, а вылезшему Генке велел: - тащи, все наши трофеи.
   Помимо опасности быть плененными, парней из будущего, ждала угроза и похуже - особый отдел, явись они сами. А тут помогал сам случай - спрятаться за спину раненого офицера. Вот только того нужно было еще вытащить отсюда. Вдвоем, они дотащили почти безвольное тело, в лесополосу, а Гена, перенес тем временем, все, что они оставляли в дозорной лежке. Отойдя на несколько метров вглубь, устроили что-то вроде лагеря, нарвав травы, и сделав настилы. Артем напоил раненного танкиста из фляги, вытер ему лицо, и понял - вокруг совсем темно, только свет звезд, не дает ощущения полной темени.
   - В общем, так - распорядился он - спим до зари, дежуря по очереди, затем оцениваем обстановку, и пробуем заняться ремонтом. Все, набираемся сил.
   Все были только рады, усталость буквально валила с ног, а мозг отказывался воспринимать реальность происходящего. Говорить не хотелось, и, улегшись под открытым небом, на сухих травах, горемыки уснули. Они естественно не были беспечны, и по очереди дежурили, но на поле все оставалось тихо. Ночь была тяжелой, у всех ломили тела, и, несмотря на дикую усталость, никто толком так и не уснул.
   Так было почти везде - против войск Воронежского фронта противник начал общее наступление, нанося главный удар силами 4-й танковой армии на Обоянь, а вспомогательной оперативной группой "Кемпф" - на Короча. Особенно ожесточенный характер бои приняли на обоянском направлении. Советским командованием, были введены дополнительные резервы, и к исходу дня, они нанесли врагу большие потери и приостановили его атаки. Главная полоса советской обороны, была прорвана только на отдельных участках - таких как этот. На корочанском направлении, противник тоже сумел южнее Белгорода форсировать Северский Донец, и захватить небольшой плацдарм.
   Тем не менее, советские войска, едва удержав, первый слой обороны, и то, не везде, получили небольшую передышку. В сложившейся обстановке командующий фронтом принял решение прикрыть Обоянское направление. И с этой целью, в ночь на шестое июля, выдвинул на вторую полосу обороны 1-ю танковую армию генерала Катукова, а также 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса. Кроме того, армия была усилена артиллерией. Только четверо, измученных танкистов, в лесополосе, об этом, знать не могли.
   Тема знал только основную боевую задачу и цель, поставленную перед советскими войсками - вымотать фашистов в активной обороне, и нанести контрудар, после этого. А какой расклад на фронтах, наступил, ему было неизвестно. И естественно было неизвестно, о состоявшемся разговоре командующего 1-й танковой армией генерала Михаила Катуковым с Верховным.
   Катуков, получив первые донесения, и что-то увидев своими глазами, чувствовал себя неспокойно. Для него, не было секретом, что 88-мм орудия "тигров" и "фердинандов" пробивают броню советских танков с расстояния двух километров. Генерал понимал - вряд ли его "тридцатьчетверки", смогут выиграть бой в открытом огневом состязании. Но были недостатки, и у тяжелых танков врага - плохая маневренность. Вот это, и нужно было использовать при засадах. Пока стальная громада развернет башню, легко маневрирующая "тридцатьчетверка", может поменять позицию, успеть зайти сбоку. И если удастся, произвести несколько прицельных выстрелов. Но тут все зависело от опытности и умения, танкистов, обеих сторон.
   И пока, такой способ ведения боя, не применяли, и он, с болью в сердце видел с НП, как пылают и коптят, его "тридцатьчетверки". Нужно было, во что бы то ни стало, добиться отмены контрудара. И генерал, поспешил на КП, надеясь срочно связаться с генералом Ватутиным...
   Но как только, он переступил порог избы, как начальник связи, каким-то особенно значительным тоном доложил:
   - Из Ставки... Товарищ Сталин. - Генерал взял трубку.
   - Здравствуйте, Катуков! - Раздался хорошо знакомый ему голос. - Доложите обстановку!
   Катуков доложил, и рассказал Главнокомандующему, о том, что видел на поле боя собственными глазами:
   - По-моему - сказал он - мы поторопились с контрударом. Враг располагает большими неизрасходованными резервами, в том числе танковыми.
   - Что вы предлагаете?
   - Считаю целесообразным, использовать танки для ведения огня с места, зарыв их в землю, или поставив в засады. Тогда мы могли бы подпускать машины врага на расстояние триста-четыреста метров, и уничтожать их прицельным огнем.
   Сталин некоторое время, молчал, затем, наконец, проговорил:
   - Хорошо. Вы наносить контрудар не будете. Об этом вам позвонит Ватутин...
   А тем временем, потерпев неудачу в боях за Покровку, танковая дивизия СС "Адольф Гитлер" начала атаковать в северном направлении. В связи с этим командующий 1-й танковой армией, отдал распоряжение 100-й танковой бригаде 31-го танкового корпуса, выйти в район населенного пункта Большие Маячки, и во взаимодействии с 5-м гвардейским танковым корпусом, разгромить прорвавшегося противника и восстановить положение.
   Но все это, было известно по ту линию фронта, а не здесь, и лейтенант Сушкин, с некоторым трудом, поднялся, и уже буквально на ходу, держась за голову, начал объяснять - что нужно делать. Для вынужденного ремонта в поле, нужно было починить тормозную ленту, и, заменив траки, поставить на место гусеницу. И все это, под боком у фашистов.
   ...Как мгновение, пролетела ночь, наступала заря, а три танкиста в балке, уснули только под утро, когда уже требовалось заниматься делом. Все кроме дежурившего Артема спали. Он посмотрел на часы, которыми, они заменили свои, и принялся будить остальных членов экипажа. Они еще не знали, что утром шестого июля, противник возобновит наступление на всех направлениях, и будет очень непросто добраться до своих. На Обоянском направлении, фашисты, неоднократно будут бросать в атаки от ста пятидесяти до четырехсот танков, но каждый раз встретят мощный огонь пехоты, артиллерии и танков. Лишь к исходу дня ему удалось вклиниться во вторую полосу советской обороны. На Корочанском направлении в этот день противнику удастся завершить прорыв главной полосы обороны. Но пока этот день только начинался...
   Началась быстрая подготовка к рейду на поле боя. По очереди горемыки, ополоснули лица, справили естественные надобности, и, открыв трофейные, консервированные сосиски, быстро позавтракали. Настала пора ремонта, а значит и разговора с лейтенантом. Тот уже немного очухался, но был еще слаб, и будто немного пришиблен.
   - Вас как звать, товарищ лейтенант? - Обратился Геннадий, к офицеру, за ночь немного оклевавшему. - Как обращаться?
   - Хватит и звания. - Простонал тот. - По уставу значит...
   - Товарищ лейтенант - тут же обратился Артем - нас так накрыло, что местами, соображаем плохо - какое число сегодня?
   - Вчера утра было пятое. Не знаю, сколько я провалялся, но думаю все же шестое. Должно быть...
   - Хорошо. Отдыхайте. Но все, же скажите - как вас все-таки зовут? - Спросил Артем - неизвестно, сколько нам еще из немецкого тыла выбираться. Хотелось бы знать с кем?
   - Олег. - Ответил лейтенант. - Олег Николаевич Сушкин.
   - А я Николай. Коля. Олег, ты не возражаешь, мы вашу машину, отремонтировать попробуем? С вашими подсказками понятно. Только думайте быстрее, товарищ лейтенант - времени у нас с гулькин нос. Фрицы-то неподалеку...
   - Да, похоже, немцы близко. - Кивнул тот - но они пунктуальны и педантичны - без завтрака, инженерные части не сунуться. А вот боевое, охранение, на шум отреагируют. Значит, времени у нас, столько, сколько тем понадобится на то, чтобы сюда добраться.
   - А если сможем и успеем отремонтировать вашу "тридцатьчетверку", то куда двинем? - Спросил Борис наперед, понимая, что потом будет некогда.
   - Ну, исходя из того, что вчера утром, орловская группировка противника, перешла в наступление, и немцы нанесли главный удар на Ольховатку, а вспомогательные - на Малоархангельск, и Фатеж. То получается...
   - То получается, как рассветет, нам нужно двигаться в сторону Ольховатки. - Заметил Артем - хотя сейчас попробуй, разбери - куда?
   - Да, потому будем просто прорываться на восток... - Решил лейтенант. - Но это, если удастся.
   Второй день в прошлом, для парней из будущего начался, и они даже не догадывались - как он пройдет...
   Теперь уже, вчетвером, они обрались, осторожно продвинулись к полю боя, и, выбравшись на край балки, осмотрелись в бинокль.
   - Ну что там? - Поинтересовался Борис негромко.
   - Да вроде тихо - ответил лейтенант - туман мешает рассмотреть...
   - С нашего края, по крайней мере - кивнул Артем - тут схватка была не такой жаркой, основные бои были в стороне, там видно и пойдут...
   - Тогда вперед! - Бросил лейтенант, и, поднявшись, как говорится - на полусогнутых, направился к своей "тридцатьчетверке".
  

Глава вторая

На острие удара. Между двух огней...

  

***

   Осторожно, поводя стволами оружия, подобрались к танку, Артем и Олег, быстро забрались внутрь. Осмотрелись - в танке, все еще находилось два огнетушителя, комплект запчастей и различных инструментов. Принадлежности размещались как внутри башни, так и снаружи. Так же в комплекте имелся: брезент, трос для буксировки, два запасных трака, пальцы к ним, шанцевый инструмент, и ящик с орудийнымb ЗИП.
   - Хорошо, что не подожгли - заметил лейтенант - танк-то издали цел, могли и бабахнуть. Они не мы - близко подводить машину не нужно. Это наша пушка только когда ближе чем на полкилометра, подъедешь, достает. Ладно, ну что рискнем начать ремонт, и тем самым обнаружить себя? Это затянет минимум на полчаса...
   - А иначе никак - либо в лесу отсиживаться, либо на свих двоих уходить. Но пешком мы далеко не уйдем.
   - Тогда за дело. Зови сюда заряжающего. Скорее всего, придется принять бой уже скоро.
   - Есть. - Артем выбрался наружу, прикидывая расклад - экипаж "тридцатьчетверки", состоял из четырех человек - ему нужно было выбрать специализацию по себе.
   Экипаж включал в себя: - командира танка, механика-водителя, командира башни и стрелка-радиста. Командир Т-34-76 выполнял и обязанности наводчика, то есть сам стрелял. И тут, Артема ждала первая загвоздка - выбирать, кем быть? Борис, немного потренировавшись, мог легко заменить, себе подобного - в Красной Армии механиков-водителей готовили три месяца, и он бы справился. Радистов и заряжающих - месяц.
   Получалось, Генка становился заряжающим, а он радистом-пулеметчиком. Но для начала, срочно требовалось, привести танк в боевое состояние. Но это все, в случае, если получиться починить гусеницу, и успеть свалить отсюда, до появления немецких тягачей.
   - Хлопцы, за работу! Иван - сгоняй вон в ту "тридцатьчетверку" - указал Артем - перетащи сюда траки и пальцы оттуда. Гриша - дуй в башню, новый командир зовет.
   Их было только четверо, требовалось правильно распределить работу и нагрузку на каждого. И при всем при этом, тишина будет только до первого удара, а значит, немцы услышат, отреагируют, и всполошатся - нужно будет сразу, противодействовать. То есть, ему Теме, придется отстреливаться из ППШ, оставаясь с наружи, а лейтенанту вести бой из пушки. Рискнули. Вскоре, закипела лихорадочная работа, дорога была каждая минута. Одновременно пришлось, и готовиться к бою, и чинить тормозную ленту, чтобы менять перебитые звенья гусеницы. А учитывая то, что траки разные, это было непросто, и естественно громко. До того как солнце будет высоко, было еще много времени, но фашисты уже готовились растаскивать свои танки, годные к починке. И им, нужно было еще, и расчищать путь, для следующей наступательной волны. Это дало пару часов, хотя сегодня, они могли до этого края поля, и вовсе не добраться. Если бы...
   Если бы не услышали стук, эхо от которого, разносилось по всей округе, и не выслали пару бронетранспортеров с пехотой. А это пулеметы и карабины, против которых нужно что-то противопоставить.
   - Таки встревожились гады - процедил Тема - Борис выбери позицию, положи там шмайсер, и продолжаем!
   - Понял, я уже присмотрел. - Ответил тот, как будто речь шла о чем-то привычном.
   Но на самом деле боевого опыта они не имели - откуда тому взяться? Не имели ни как танкисты, ни как стрелки-автоматчики, хорошо еще, то, что знали, помогло разобраться с оружием. И пока цели были далеко, особого беспокойства не испытывали. Но те все приближались, рядом взвихрились столбики пыли от пуль, и парни до конца осознали - это явь, это реальность, здесь разгуливает Смерть...
   А тем временем в танке, осваивал новые обязанности Генка, и входил в продуктивное состояние лейтенант Сушкин. Голова слегка кружилась, но он уже мог, и командовать, и соображать ясно:
   - Снаряд! - Взволновано проговорил лейтенант, показывая Генке кулак, и вращая ворот, поворотного механизма башни.
   Наводчику хватило ума понять, что ему не грозят, а показывают - какой тип снаряда нужен, и он принялся искать его, уже зная - где? В танке с радиостанцией, в боекомплект танка входит только тридцать шесть снарядов. Снаряды были уложены на полу боевого отделения в специальных ящиках. В двух ящиках, по девять в каждом - восемнадцать снарядов. В двух других ящиках тринадцать - в одном семь, в другом шесть выстрелов. Остальные пять распределяются так - два снаряда укладываются вдоль левого фальшборта, и три снаряда вдоль правого фальшборта, в горизонтально расположенных лотках с застежками на замках. В боекомплект танка входит 30 магазинов: три магазина укладываются слева от механика-водителя, четыре магазина слева от радиста, девятнадцать магазинов в нише башни, и еще четыре магазина около ВПУ.
   Первый экипаж, сделал, только несколько выстрелов, и в ящики лезть не пришлось. Поняв обозначение, Геннадий, схватил бронебойный снаряд, и вложи его в казенник, щелкнул затвором:
   - Готово бронебойным!
   Олег сразу, прильнул к прицелу и, корректируя пушку, стал вращать маховики. Нажатие на педаль спуска. Выстрел, снаряд ушел, и угодил в цель, лишив хода один броневик.
   - Заряжай! - Снова проорал он, показывая уже растопыренную пятерню.
   Геннадий извлек осколочный выстрел, снова проделал весь процесс заряжания, и громко ответил:
   - Готово!
   Выстрел, медленно идет время, гитлеровцы, высыпавшиеся из одного бронетранспортера, падают на землю, и не поднимаются. Но осколки посекли не всех, они просто залегли. Второй БТР, продолжает двигаться, пулеметные очереди и одиночные выстрелы, прерывают работу Артема и Борисом, которые только установили все на места.
   - Черт - выругался Тема, им осталось лишь натянуть гусеницу, чтобы не было спадания, но пришлось залечь, и начать отстреливаться. А патроны-то, не бесконечные.... Немцы встревожились, починка затягивалась, и это было плохо. Теперь сюда могли выслать не только бронетранспортеры, и тогда все - один в поле не воин. Сколько они смогут подбить единиц? И смогут ли вообще? Пушки немецких танков и самоходок дальнобойные, могут расстрелять "тридцатьчетверку" еще на подходе...
   А пули впиваются в грунт почти рядом, многострадальная земля, наполняется металлом, все больше и больше. Артем не может под этим ливнем пуль поменять позицию, остается только выглядывать, давать короткую очередь, и снова прятаться. У Бориса дела, обстоят так же.
   - Снаряд!
   - Есть снаряд! - Тем временем, продолжали вести бой лейтенант и Геннадий.
   Гена выполняет все действия, и ждет результата. Выстрел, на этот раз удачней, чем при попадании в первый броневик, второй БТР, задымил и стал, солдаты уцелели, и стали спешно покидать его. На несколько минут, броневых целей нет, и лейтенант, приказал:
   - Давай наружу, помоги с ремонтом. Тут я сам. - И нажал на управление пулеметом.
   - Есть.
   Генка выскочил через водительский люк, и попал в непривычный ему мир. Мир свиста пуль, стрельбы, и смертельной опасности. Он плюхнулся на землю, и ползком, направился к Артему.
   - Что нужно делать?
   - Ползи за мной. - И мехведу - Боря прикрывай!
   Хорошо еще, они успели обговорить, что делать и как, потому, пока Борис, не давал немцам приближаться, они занялись натяжением гусеницы. Для чего, понадобилось под огнем, открыть бронированную крышку, закрывающую механизм натяжения правой гусеницы, и отследить фиксатор. Артем, вернее теперь уже Николай, схватил ключ, и при его помощи, стал вращать червячный привод, сдвигая ленивец. Зафиксировал тот, и закрыл крышку.
   - Иван, дуй, запускай движок - проорал Тема, бросаясь назад к оставленному автомату - Гриня - подмени его.
   Борис рванул на свое место - водитель размещался на специальном регулируемом кресле. Прямо перед ним, располагался люк с бронированной крышкой, в который, были вмонтированы два перископа. Боря осмотрелся, все в принципе знакомо - перед ним находятся два рычага управления - правый и левый, сбоку кулиса коробки передач. Внизу расположены рукоятка подачи топлива, а также педаль тормоза и педаль главного фрикциона. Щиток с контрольными приборами расположен ниже люка на внутренней части лобового броневого листа. Можно начинать. Нажатие на управление стартером, двигатель чихнул, и завелся, это дало знак Артему и Гене, что пора влезать в люк.
   Бросившись к танку, и уже забираясь в него, они заметили, ползущие в их направлении, две артиллерийские самоходные установки - не "Фердинанды", более ранние самоходки. Видимо они отвернули от общей массы, наступавшей здесь на восток. Действующий советский танк, конечно не угроза, но возня с ним, разозлило кого-то из немецких командиров, и они выслали, аж две СУ, чтобы быстро ликвидировать эту загвоздку.
   - Генка - давай за пушку. Я помогу.
   Внутри танка использовалось переговорное устройство, и Тема, кое-как разместившись в танке, заорал забывшись:
   - Ваня - проверяй гусеницу, и разворачивайся. Потом уходим вправо, и, скрываясь за деревьями, пытаемся добраться к линии обороны. Лейтенант давай к рации, я все равно позывных не знаю - толку от меня.
   Механик-водитель, застопорил левую гусеницу, дал задний ход, и начал разворачивать танк, для выстрела по самоходкам, было далеко, а вот те, могли их и достать. Потому, когда их танк выполнил разворот, Тема внес поправку:
   - Иван, постепенно разгоняй до четвертой, и попробуем занять более выгодную позицию!
   Борис, мгновенно отреагировал, и танк начал набирать скорость, Боря, ставший теперь Иваном, постепенно увеличивал тягу, и переключал передачи. Но набрать достаточную скорость, и развернуться, занимая такую позицию, чтобы выстрелить самоходке в борт, они успели лишь частично. Впереди слева, на полевой дороге, метрах в трехстах обнаружился "панцирь" TIV- самый массовый немецкий танк, Второй Мировой Войны, улучшенный и модернизированный...
   Фашисты, выявив "тридцатьчетверку", стали разворачивать башню в ее сторону...
   - Нам крышка!!! - Сердце в груди Артема, сжалось, в голове пронеслось. - Неужели все? Такой жалкий и быстрый конец, после стольких усилий?
   - Влево двадцать, триста - панцирь. - Заорал Генка. - Снаряд!!! - Он показал кулак - значит бронебойным.
   Как бы, не спасовал Артем, но руки схватили снаряд и вложили в казенник, запер затвор.
   - Готово!
   Гена быстро перебросил пушку влево, поймал "панцирь" в прицел и потянул рычаг спуска.
   Выстрел! Краткий миг полета. Есть попадание. На броне немецкого танка, вспыхивает фейерверк огненных брызг, и тут же все увидели, как пламя охватывает его. Секунды отделяли их от смерти, но рано радоваться, позади, выползли, объезжая подбитую технику, еще две самоходки. Дальше тоже виднеются средние и тяжелые машины, неумолимо ползущие в сторону передовой.
   В глазах лейтенанта, немой вопрос - что это за СУ? Что за белесые танки - громадины?
   - Это "тигры" - проорал Тема - мощные но медлительные Т шестые... Хотя кому как...
   По поводу самоходок, ясно только одно - противник грозный. Может и не впервые, но точно с недавнего времени, на поле боя столкнулись новые изобретения Фердинанда Порше, и лишь слегка улучшенный танк, разработанный Михаилом Кошкиным. Не стало великого советского изобретателя задолго до войны, но его последователь Александр Морозов, довел танк до неплохих характеристик, и серийного производства, И вот теперь детища великих умов столкнулись.
   Несколько ударов сердца, заминка, но после короткой паузы, Артем скомандовал:
   - Вперед! Завершить маневр!
   Он не привык управлять водителем сам, то есть давил ему на плечи ногами, легко толкал в голову, и сильнее в спину. Борис к этому всему тоже не привык, по команде нажал на педали, добавил скорости, и танк, сильно рванув, помчался дальше, оставляя позади пылающий "Т четыре". Самоходки попытались издали открыть огонь, но Т-34, был маневренней, и снаряды не успевали долетать, поэтому просто образовывали воронки по всему пути сзади танка. Страшно представить, если бы Т-34, попал под перекрестный огонь, двух Фердинандов - те пробивали броню, любого советского танка, того периода. Наконец, маневр был завершен, а позиция подобрана. Борис подвел танк, прямо к подбитому и обгорелому собрату немецкой бронетехники - Пз третьему, уже редкому танку. И таким образом, стараясь скрыться из вида, осторожно высунул лоб машины, из-за него.
   С такого расстояния, пробить броню явно хорошо бронированных СУ, нечего было и думать, нужно было выждать, и стрелять когда самоходки приблизятся, и объезжая препятствия, повернутся боком. Артем без команды вложил снаряд, готовый стрелять и Генка, начал наводить довольно умело, все-таки он был наводчиком, сумел разобраться, с непривычной пушкой, и прицелами. Он справлялся неплохо, но как бы там, ни было, с такими самоходками, не сталкивались - куда целиться не знал, и потому стрелял в борт, стараясь перебить гусеницу, или разрушить катки. Но командиры экипажей "Фердинандов", видимо были не новичками, и решили, так глупо не подставляться - одна продолжала обстрел, вторая в этот, же момент, делала маневр. Так они и приближались.
   - Раз, два, три..... - Стал выжидать Генка, и считать секунды, уходящие у самоходки на поворот.
Наконец он выбрал момент, скорректировал прицеливание, и дернул рычаг спуска. Выстрел! Гусеница Фердинанда, раскручиваясь, остается на земле, теперь ему уже не повернуть. Остается один противник. Но переть лоб в лоб, один на один, никто не собирался.
   - Снаряд! - Снова потребовал Геннадий, и, прильнув к прицелу, стал высматривать - откуда появится самоходка - из-за подбитого и сгоревшего Т70, или со стороны подбитой сестры САУ серии панцерваффе?
   Но нет, самоходка не показалась, ни оттуда, ни оттуда, зато просматривалось многочисленное движение по всему полю. Что-то резко менялось, Артем понял, это начало идти, застывшее до этого момента время, и теперь они жили в одном с ним ритме. Безрассудно, но Тема схватил бинокль, и высунулся наружу, отбросив все страхи. Насколько было возможно быстро, он осмотрел выгоревшую степь, и похолодел - вся лощина, насколько хватало глаз, была буквально загромождена бронированными коробками, неудержимо двигающимися на восток. Бросались в глаза необычные контуры некоторых машин. Ему показалось, что кровь отлила от лица, он упал на сиденье, откинулся на спинку, и отрешенно уставился на спину Бориса. Сердце учащенно билось, а в голове крутилась одна мысль:
   - Все, отвоевались...
   Застыли Генка, и Борис, наблюдая ту же картину, им одновременно пришло в голову, одно, и тоже - срочно убираться с пути тяжеловесов. Ведь Т-34 - быстрый, маневренный, обладающий лучшей динамикой танк, могут и успеть, уйти вправо. И увлечь от опасной близости к своей "ласточке" фашистов, хотя те, и движутся прямо, и несколько дальше от лесополосы. Артем, усилием воли, взял себя в руки, извлек снаряд из пазов в башне, вставил его в казенник, и, браво проорал:
   - Готово!
   На него посмотрели как на полоумного, но Генка очнулся, и проговорил:
   - Прощайте братцы, помирать так с музыкой! Эх, нам бы ПТРы, мы бы еще с разных мест....
   Артем расхрабрился, и уже горячо и самоотверженно, крикнул: - К бою!!!
   А что - к бою! Всего одна пушка, пусть и обладающая повышенной скорострельностью, а больше ни связок гранат, ни бутылок с зажигательной смесью, ни противотанковых ружей. Да и они бы ничего не решили. Выбор лишь в одном - смерть быстрая, или с отсрочкой на пару минут? Быстрая гибель - это выстрелить, и вести бой, пока кто-нибудь из врагов не расстреляет ошалевшую "тридцатьчетверку" издалека и в упор. Прожить чуть дольше, это если после первых нескольких выстрелов, так выстроить маневр, чтобы используя преимущества танка, перемещаться среди подбитых машин, и атаковать сбоку. То есть на скорости, приближаться, прорываясь на близкие расстояния, стрелять в борта и сразу же, менять направление. Такой метод, при удаче и должной сноровке, давал шанс подбить больше вражеских танков, но все равно, приводил к печальному исходу.
   Но есть еще такая штука, как долг, а они сейчас находились не просто на переднем крае, а даже в тылу врага, хоть и ставшим таковым, лишь вчера, а значит, являлись разведчиками, могущими сообщить, о надвигающейся наступательной волне.
   - Нужно продержаться, сколько сможем - принял решение лейтенант, понимая, что так, принесут больше пользы, чем стреляя.
   Артем неожиданно, для себя самого, оказался как бы на своем месте, месте командира танка - холодного, расчетливого, и спокойного:
   - Гена в ближнего. Борис - дорожка!
   И Олег, переведя рацию на "передатчик", и меняя волны, надеясь на чудо, начал передавать, короткие сведенья о том, что увидел. Он называл свой позывной, кратко сообщал о ситуации, и, не ожидая ответа, переключал волну дальше. Тема сглотнул ком в горле - вот так вот умирать, аж никак не хотелось, но как говориться - если ситуация безвыходная - выбирай - либо как овца, либо как волк. Он вспомнил их недавний, показательный бой на Т-64 против Т-80, и решил биться до последнего вздоха. А если так, все уже по боку - лейтенант, незнание расклада, машины, и масштабов атаки. Он прильнул к окуляру - шансов уцелеть нет, но подбить парочку врагов вполне. В придачу не все они тяжелые. Так и есть, через некоторое время в их сторону, отвернув от общей массы, начали движение две машины и взвод пехоты.
   - Два танка для Т-34, в общем-то, не страшны - мелькнула быстротечная мысль - но это лишь начало, а что потом? Потом разумно маневрируя уйти на полной скорости.... Если не подобьют.
   Артем стиснул зубы, глубоко внутри что-то всколыхнулось - чувство непонятное и редкое в его время, и он, приподняв край шлема, своему наводчику, заорал:
   - Берись за дело сам - я заряжаю...
   - Понял. Давай.
   Танки подходили все ближе и ближе. Видно - что это не "тигры", в разведку послали более легкие машины. Как они сумели поменяться, после не могли понять и сами, но вот Геннадий уже припал к прицелу, а Артем вынул снаряд, и, сунув его в казенник, запер. Вот уже до них осталось метров четыреста пятьдесят. Олег как раз сумел кого-то вызвать, и докладывает:
   - ...Передо мной примерно восемьдесят-сто танков... - орет он во всю мощь.
   - Иван - словно ныряя, и набирая в грудь воздуха, скомандовал Артем - будь наготове. Два-три выстрела, и меняй позицию.
   Стрельба из-за укрытия, давала небольшое преимущество, но как бы, ни был замаскирован их танк, после трех выстрелов он все равно обнаружит себя и станет для врага целью, поэтому следовало сразу переместиться.
   Первый выстрел Геннадия, снаряд упал, чуть ли не посередине между ними и фашистскими танками.
   - Проверь прицел! - Не сдержался Артем, понимая, что теперь у них еще меньше шансов уцелеть хоть на время.
   Геннадий, видимо, уже и сам догадался. Второй выстрел оказался точным - правый танк, будто натолкнулся на невидимую преграду, внезапно остановился,, и задымил...
   - Один есть! Ура!!! - Проорал Генка, и дал пулеметную очередь по пехоте, пока Артем тянулся за снарядом.
   - Рано радоваться - буркнул Тема, вкладывая второй снаряд - надо ноги уносить... - Иван, сдавай назад помаленьку!
   Борис переключил скорость, и надавил на педали, танк дрогнул, подался назад, и спрятался за панцирем. Артем, плюнув на опасность, открыл люк, и рискнул выглянуть - нужна была хотя бы приблизительная картина остановки, вокруг них. Он быстро просмотрел все в бинокль - правый фланг все еще был свободен, но по другим направлениям, на восток, перла масса бронетехники и пехоты. Тема нырнул обратно, и скомандовал:
   - Башню стволом назад! - Он бросил взгляд на лейтенанта - тот все сосредоточенно, передавал сведенья, и это сейчас для него было главным. Потому Артем собрался с духом, и продолжил: - Ванек, поворачивай вправо, и малым ходом вперед!
   - Понял. Пора вышивать. Держитесь!
   Так находясь за подбитым танком, и прикрываясь им, они повернули, и, держась на той же линии, чтобы не было на них прямой видимости, стали двигаться по направлению к узкой выемке на краю поля.
   - Дави на всю, пока мы прикрыты - заорал Тема, услышав, как о броню срикошетил снаряд.
   - Надолго ли - проворчал себе под нос Геннадий, и принялся вертеть маховиками, выбирая, наиболее опасную цель. Чудо если и возможно, то при сопутствующих условиях.
   Далее все было, как в кошмарном сне, без пробуждения. Борис, лавируя, вел танк между кромкой лесополосы, и подбитой ранее техникой, которую так и не растащили. Геннадий, наводил и стрелял, Артем заряжал, и умудрялся отдавать каткие команды, чтобы танк не попал в "вилку". Ему был виден только левый сектор., но машина шла зигзагами, давая успеть увидеть, и расценить положение. А лейтенант все передавал, ведь фашистская, танковая дивизия СС, все неудержимо ползла, и пока что на ее пути, не было советского заслона. И единственная "тридцатьчетверка", отстреливаясь, и петляя, почти летела по степи, уходя. Это можно было бы назвать отступлением, если бы не было так похоже на бегство, но, как известно - один в поле не воин.
   Артем отсчитывал секунды, до выстрела и после него, через десяток секунд вкладывал новый снаряд, после отстрелянного, мечтая только о том, чтобы выскочить. Разрывы от снарядов, окружали "тридцатьчетверку", Борис чертыхался, и налегал на рычаги и педали, заставляя ее делать зигзаги. Но вот, наконец, они вырвались к выемке, появилась надежда, что ушли, но тут в их сторону полетели снаряды, выпущенные, спереди. То есть им били навстречу.
   - Твою ж... - выругался Артем, и бросив Генке - двигайся, и отбросив крышку люка, пользуясь ей как щитом, выглянул.
   Навстречу им, развернутым фронтом, двигались танки знакомых контуров.
   - Лейтенант - там наши! - Ныряя обратно, крикнул Артем. - Дай сигнал, чтоб по нам не лупили!
   Олег удивленно, оторвался от рации - мол, сам же должен знать, вынул ракетницу из крепления, и сунул ее Артему вместе с еще одним зарядом, и показал два пальца. Тема принял, и как был, больше не высовываясь в люк, выпустил вверх ракету, перезарядил, и пустил еще одну. Таким образом, в небо, были выпущены две красные ракеты - сигнал "свои", но танки на противоположной, от немцев, стороне продолжали стрелять по Т-34. Может, решили, что это фашисты используют такой хитрый ход.
   Тогда Олег, рыская по эфиру, быстро поймал передачу на русском языке: "Улей", "Улей"! Я - "Рой".... - Далее кодированный текст. Когда Рой перешла на прием, Лейтенант включился на передачу:
   - "Рой", прекратите огонь по "тридцатьчетверке"! Мы свои, танкисты Степного. Прием.
   К сожалению, в ответ он услышал: "Улей, я - Рой, перехожу на запасную волну, в нашу сеть вклинился противник".
   - Вот тугоухий...! - Выругался лейтенант. - Неужели они не понимают, что здесь свои? Хотя конечно...
   Артем тем временем, все, поняв, заорал:
   - Вперед! Кажется, оторвались...
   И их "тридцатьчетверка" с номером "79", на время скрытая складками местности, рванула по ложбине. Немецкая атака продолжалась. Еще немного, и советский танк, вынесся к срезу воды. Прикрываясь прибрежными кустами и деревьями, ход сбавили, и попытались осмотреться, и понять - куда двигаться дальше?
   Н тут в дело вернулся, и вклинился лейтенант:
   - Стой! Тормози!!!
   Борис остановил танк, и он продолжил:
   - Нельзя нам дальше. Сочтут за трусость и дезертирство. Давайте все по своим местам - как положено. Горючее перекачать в основные баки, зарядить снаряд, и назад. Нужно вступить в бой.
   - Есть - нехотя ответили трое приятелей, уже было, обрадовавшись, что вырвались.
   Пока они все проделывали, две танковые волны обменивались выстрелами, соревнуясь в меткости и выучке. И как результат успешного противодействия врагу, советскими войсками, в небе над степью появилась "рама" - немецкий самолет-разведчик. Получив отпор, эсэсовцы, решили не лезть на рожон, а сначала узнать - с какими силами придётся иметь дело. Фокке-Вульф покружился над полем боя, и, вскоре развернувшись, улетел. Он, конечно же, все увидел, возможно, даже заснял.
   - Ну, теперь жди - пробормотал Олег - сейчас налетят.... А потом пойдут не одной дивизией. Развернуться по всему фронту...
   И, правда, вскоре послышался гул. Артем еще хоть что-то понимающий в танковых боях, весь сжался - совсем упустил из виду, бомбежку с воздуха. Он изловчился, и глянул в небо, мороз, несмотря на жару, прошел по коже - оно было усеяно самолетами:... Тема попробовал сосчитать, но сразу сбился, а уже через минуту, они прочувствовали авиаудар в полной мере, потому что двигались уже в обратном направлении, стараясь примкнуть к "тридцатьчетверкам".
   Ранее двигающиеся с отрытыми люками, танкисты не знали что делать? Люки в открытом положении, давали больше шансов экипажу, успеть выскочить, если танк загорится при попадании. Теперь опасность надвигалась с неба, и открытые люки были с одной стороны и спасением, и глотком воздуха, но с другой подвергали риску. Режущий слух звук заходящих в пике бомбардировщиков, разнесся по округе. Свист, разрывы бомб, сначала редкие, а потом слившиеся в сплошной грохот. Всем казалось, гудит и ухает сама земля, содрогаясь от мощных взрывов.
   - Где наши истребители?! - Вскричал Олег - когда они так нужны...
   Но всему свое время, точек налета много, и советские танки не являлись просто заслоном. Откуда сборному экипажу было знать, что определив направление Курской Битвы, командующий фронтом решил утром этого дня, нанести контрудар из района Ольховатки на Гнилушу. Цель проста - восстановить положение 13-й армии. Для контрудара привлекались 17-й гвардейский стрелковый корпус 13-й армии, 2-я танковая армия, и 19-й танковый корпус. Естественно под прикрытием авиации, но она тоже не успевала летать, на разных направлениях. Тем не менее, в небе, вскоре завязались воздушный бой. Это позволило уцелеть, ведь танки не могли ответить зенитным огнем, они были для врага просто мишенью.
   - Каюк нам тут! Прорываемся ближе к фрицам - заорал Олег - может успеем зайти сбоку...
   Воевать в таких условиях было трудно и опасно. Кроме того, досаждала жара и неимоверная пылища. Но и выжидать было никак нельзя. И раз вражеские самолеты, были недосягаемы, оставалось стрелять только по танкам и самоходкам.
   - Снаряд! - Снова послышался голос лейтенанта. - Мы еще повоюем.
   Всем понятно, что бронебойный, "тигры", то вот они, да и "Фердинанды", не отстают, попробуй, прошиби их броню. Совместно они конкретная огневая мощь, и медлить нельзя. Но Олег, все равно спешить не стал, лучше чуть дольше целиться, чем потом, терять время на перезарядке. Он, не спеша прицелился в надвигающийся "тигр", и привел спусковой рычаг в движение. Выстрел! Но вот незадача - рикошет! 
   Генка спешит перезарядить, дорога каждая секунда, и тут все зависит от того, как будет вести танк Борис. Выстрел, второй снаряд тоже явно попал в цель, но "тигр" как, ни в чем не бывало, продолжает ползти вперед.
   - Нужно бить только по бортам! - Не выдержал Артем.
   Эта мысль пришла не только ему. Едущая справа "тридцатьчетверка", подожгла
   средний танк, а вскоре загорелся еще один от выстрелов их собрата. Но стальные бронированные монстры, продолжали надвигаться навстречу. И тут на помощь пришли, неведомо как, перебросившие свои орудия в нужное место, артиллеристы. Хватило у командира батареи выдержки дождаться, пока танки подставят им свои борта. И орудия заговорили вовремя и неожиданно. Первый залп, второй, задымил первый "тигр", подбитый артиллеристами, чуть дальше загорелся тяжёлый танк T-IV. Началась смертельная схватка.
   Конечно, видеть результаты, сражения экипаж видеть не мог, но что-то в поле зрения попадало. Батарея, судя по всему, стреляя в упор, с близкого расстояния, била один танк за другим, выручая своих танкистов. Но гитлеровцы, долго продолжаться этому не дали, спохватились, и часть танков развернули влево, на позиции батареи. Вот тут-то и сложилась удачная ситуация - немецкие танки, показали советским танкистам кресты на своих бортах.
   - Снаряд! - Вновь и вновь орал лейтенант. - Наскакиваем сбоку!
   Генка, уже взмыленный, и с пересохшим ртом, почти механически выполнял команды. Артем бил очередями по пехоте, Борис, показывая все свое умение, уводил танк, из-под прямых атак. Несмотря ни на что, их "тридцатьчетверка", вела бой. Ки все уцелевшие советские танки. Скоро все экипажи уже поняли - боковая броня "тигров", не выдерживает советских снарядов. И экипажи танковых подразделений вели меткий огонь. Вот один Т-34, искусно маневрируя, налетел сбоку, и поджег тигр", вот другая "тридцатьчетверка" подбила два средних танка. Но и фашисты, наносили ощутимый урон.
   - Командир, все, последний выстрел - неожиданно прокричал Геннадий - бронебойных, больше нет.
   - Тогда придержи напоследок, и давай подкалиберными.... Затем станем где-нибудь, и по пехоте осколочными снарядами колпашить начнем.
   - Понял.
   Но тут, прямо на них, выползло самоходное орудие и начало поворачиваться в сторону их танка. Лейтенант тут же крикнул в переговорное устройство:
   - Вправо десять, самоходка! Бронебойным, заряжай!
   Генка, не заставил себя ждать, и вскоре звякнул клин затвора, наглухо зажав снаряд в казеннике.
   - Готово! - Доложил он.
   - Цель вижу, сейчас захвачу - спокойно сообщил Олег, работая подъемным и поворотным механизмами. - Короткая!
   - Есть короткая! - Проорал Борис, и на удобной плоскости, притормозил, и плавно остановил танк.
   Секунды покачивания, и тут же прогремел выстрел - на броне самоходки возник сноп огненных брызг, а затем, ее саму охватили пламя и дым. Борис сорвал с места машину, и постарался не попасть под разрывы. А атака продолжалась, но темп наступления, явно упал. Батальон, к которому они пристроились, напирал, контратакуя, но пока что тоже, не особо продвигался. Комбат, видимо делал все, чтобы усилить нажим на врага, но сил было мало. К счастью, главные силы советских войск, брошенных на это направление, подошли вовремя. И вскоре, активное продвижение фашистских войск, на этом участке фронта, застопорилось. Вроде бы контратака, выдалась успешной.
   Но в этот же, день, противник вел наступление в направлении на Обоянь и на Корочу; главные удары приняли 6-я и 7-я гвардейские, 69-я армия и 1-я танковая армия, генерал-лейтенанта Катукова. И в результате контрудара противник, понеся большие потери, был остановлен перед второй полосой обороны.
   Для трех попаданцев из будущего, начиналась не менее трудная, вторая фаза вынужденного приспосабливания в прошлом - знакомство с танкистами, и зачисление в ряды Красной Армии. Но пока, они еще некоторое время стреляли осколочными снарядами, по уцелевшей немецкой пехоте. Затем их танк, вполне успешно, пересек поле боя, и двинулся к передовой, которая была обозначена вкопанными танками и орудиями. Требовалось, хотя бы в общих чертах, расспросить лейтенанта, о направлении движения, и своем местоположении. Но, отремонтированная машина, была еще не нового образца, не являлась танком победы, и из-за сильного шума, это было невозможно. А когда остановились в узкой лесополосе, возле стоявших там бронемашин, времени у них было совсем чуть-чуть.
   - Выручили братцы - проговорил Олег, когда они вместе с другими Т-34, стали на дозаправку, пополнение боезапаса, и обед. - Ранее экипажи, потерявшие свои машины в боях, согласно уставу, направлялись служить в пехоту. Сейчас не знаю, но все равно - спасибо товарищи...
   - Не за что. Мы сами без машины остались.... И без командира.
   - Вы когда так слажено действовать научились? - Спросил лейтенант.
   - Так не первый день на фронте. Да и учили нас быть взаимозаменяемыми, на случай, если кто-то погибнет - соврал Артем.
   - Понятно. Ну да пора вылазить. Вон командиры идут, и большие.... Нужно доложить. Попросить помочь.
   Олег поднял люк, и вылез наружу. За ним поспешили и остальные члены экипажа, и вскоре все они, один за другим, построился у своего танка.
   - Товарищ полковник, разрешите обратиться? - Выкрикнул лейтенант, обращаясь к проходящим командирам. Его шатало, он еле стоял, с трудом удерживаясь от падения.
   Группа офицеров высшего состава, остановилась, они посмотрели на обгорелые комбинезоны сержантов, на их хмурые и напряженные лица, на перевязанную голову их командира, и странный отпечаток на всем экипаже.
   - Обращайтесь - ответил, судя по всему - сам комбриг.
   - Сборный экипаж танка Т-34-76, за номером "79" - далее шло полное перечисление корпуса, бригады, и остальных подразделений по подчинению, из которых происходил сам лейтенант. - Находимся здесь со вчерашнего дня. Танк был лишен хода во время боя, и его удалось починить не сразу. Во время ремонта, мы обнаружили себя, и снова вступили в бой. В результате чего, топливо и боеукладка были практически израсходованы. Прошу оказать помощь с их пополнением.
   - Я видел ваши маневры. Рисково, почти безрассудно, и, тем не менее.... Значит так, весь ваш батальон, похоже, перемололи как в мясорубке.... Сведений пока нет. Тут я ничем помочь не могу. Сейчас не до выяснений.... Поступим так. Временно закрепляетесь за первым батальоном моей первой гвардейской.
   - Есть.
   Полковник повернулся к одному из офицеров:
   - Капитана Гавришко ко мне! - И снова спросил Сушкина: - Сколько единиц, вражеской бронетехники уничтожил экипаж?
   Лейтенант отвел глаза, и ответил с некоторым стыдом:
   - Один панцирь и самоходку. И фиксировано лишили хода: двух БТРов, самоходку, один "тигр". За остальными попаданиями, я не проследил. Передавал сведенья.
   - Значит, сумели починиться, уйти от преследования, да еще сообщить разведданные.... Гм. Выше голову лейтенант - разбивать танки в хлам - дело "зверобоев", и других истребителей танков. Средние машины, должны хотя бы их останавливать и повреждать, мешая их продвижению. Вы этому способствовали. Неплохо, неплохо...
   Примчался вызванный капитан, видимо комбат, названного первого батальона.
   - По вашему приказанию...
   - Отставить. Так капитан - каковы ваши потери за утро?
   - Пять машин из разных взводов и рот, восстановлению не подлежит. Семь предстоит оттянуть в ремзону...
   - Гм, неравнозначный размен.... Значит так, берите этих архаровцев, ставьте на временное довольствие. Танк заправить горючим, загрузить снаряды и диски, и формируйте взвод. Личные дела запросим потом, и оформим перевод - накануне контрнаступления некогда. А пока их накормить, и в медсанбат.
   - Есть.
   - Так лейтенант - следуйте за капитаном. Он теперь ваш командир. Учтите - времени на отдых не будет - обстановка накаленная, возможно - сразу в бой. Обстрелянных экипажей у нас мало - поделитесь опытом.
   - Спасибо товарищ подполковник - расцвел Олег.
   - Выполняйте.
   - Следуйте за мной - бросил им командир первого батальона, и направился куда-то.
   Сержантский состав из будущего, тоже был доволен, пока все обошлось без проверок, а дальше будет видно. Хотя особисты, могут дернуть и во время боев, если заинтересуются. Поэтому Артем, решил вести себя вне танка, тише воды и ниже травы. Может все и обойдется, если они сами не привлекут к себе внимание.
   Так, у троицы из будущего, началась другая жизнь. Освоиться не получилось. Ведь трое попаданцев, и спасенный ними лейтенант, оказались в 1-й роте, 1-го батальона, 1-й гвардейской бригады,1-й Танковой Армии, ведущей непрерывные бои.
   Комбат определил танкистов в роту, и отвел их экипаж в медсанбат, а там, тяжелораненые, обожженные, контуженые бойцы, требуют срочных операций. Покрутились, уговорили медсестер, оторваться, и оказать помощь Олегу. Затем медленно пошли обратно к своему танку. Перегнали его к автоцистернам, и инженерным подразделениям.
   - Нужно подготовить машину, проверить все, заправить всем, и пополнить боеукладку. Так что - пора за работу - проговорил лейтенант - чем лучше все проверим и исправим, тем меньше неприятных сюрпризов получим в походе или бою. Но я слишком слаб, так что давайте сами, а я подстрахую...
   - Мы тебе наготовим - подумал про себя Артем - конструкция известна только в общих чертах, а тут нужно знать все узлы и агрегаты досконально. Косить придется, и все уточнять - командир танка должен знать устройство танка целиком. Если нет - далеко не уедем...
   Так началась их служба на новом месте, и жизнь в прошлом...
  

Глава третья

Яковлевская Высота...

***

   Наскоро познакомившись с экипажами взвода, и роты, в которые были зачислены, и тоже выполняющими заправку ГСМ и загрузку боеприпасами. Они стали готовить свою "тридцатьчетверку" к дальнейшему использованию. Подготовка танка, дело непростое, долгое, но необходимое - иначе либо в пути сломаешься, либо бой проиграешь. Ну, троица из будущего, и начала расспрашивать обо всем, что было неясно, притворяясь слегка контуженными после боя.
   Олег, понемногу, и как-то странно быстро восстанавливался, уже увереннее, начал выполнять свои обязанности, в которые входило: обеспечение своевременного приведения танка в боевую готовность, проверка и наличие боеприпасов, горюче-смазочных материалов и продовольствия. На деле это значило - принять меры к их пополнению. А кроме этого, ему следовало проверить боевую слаженность экипажа, и знание сигналов связи с командиром взвода, и с соседними подразделениями. Так, под контролем лейтенанта, Борис и Артем, проверили исправность и регулировку агрегатов и механизмов: ходовой части, трансмиссионного и моторного отделений, а так же - отделения управления.
   При осмотре ходовой части, они проверили состояние траков, шплинтовку пальцев и натяжение гусениц. Затем согласно норм - затяжку гаек пальцев роликов ведущих колес, наличие и затяжку пробок в отверстиях для смазки бортовых передач, а так же, наличие всех крышек лючков в днище танка и их крепление. После этого занялись трансмиссией. Проверили наличие зазора между тормозными лентами и барабанами бортовых фрикционов. Удостоверились, нет ли течи в топливной, масляной и водяной системах, и не вытекает ли масло из коробки передач? Осмотрели на предмет крепления, зазоров, и прочих неисправностей другие соединения механизмов. Затем проверили, в каком состоянии мотор, генератор и привод к нему, состояние воздухоочистителя, и прочность крепление проводов к клеммам аккумуляторов.
   Артем тихо ворчал себе под нос, но делал все, что говорили.
   - Махнули блин, не глядя - третий танк за восемь дней. И ладно бы Т-14"Армату", или 99 "Приоритет" - новейшие танки, так нет - "тридцатьчетверка", да еще семьдесят шестая. Мало того, ее еще и обслуживать нужно постоянно...
   Тема посмотрел на боевую машину, и неожиданно замурлыкал в полголоса, всплывшую почему-то в памяти, песню.:
   "На границе тучи ходят хмуро,
Край суровый тишиной объят.
У высоких берегов Амура
Часовые Родины стоят.
У высоких берегов Амура
Часовые Родины стоят.
  
   Там врагу заслон поставлен прочный,
Там стоит, отважен и силен,
У границ земли дальневосточной
Броневой ударный батальон.
У границ земли дальневосточной
Броневой ударный батальон"
   С чего ему такое вспомнилось, старший сержант Кравцов, сказать не мог, забот у него, хватало, вроде бы, не до песен. На него, как на радиотелеграфиста-пулеметчика, соответственно инструкций, кроме основных обязанностей, ложились и средства управления танка - флажки, и ракеты. В боекомплект входило тридцать ракет: - десять белых, десять красных и десять зеленых. И всего один пистолет-ракетница. Ракеты хранились в железном ящике с тремя отделениями, укрепленном в башне на правом погоне; к крышке ящика крепится пистолет-ракетница в кобуре.
   Но и помимо этого, на Артема, возлагалось еще много чего. В том числе - проверка крепления на танке шанцевого инструмента, траков, тросов, буксирных серег, ящиков для инструмента, сигнала, фар и заднего стоп-сигнала. В общем, он упарился, все это проверяя, от того и запел от тоски. Но экипаж, песню подхватил:
   "Там живут - и песня в том порука
Нерушимой, крепкою семьей
Три танкиста - три веселых друга
Экипаж машины боевой.
Три танкиста - три веселых друга
Экипаж машины боевой.
  
   На траву легла роса густая,
Полегли туманы, широки.
В эту ночь решили самураи
Перейти границу у реки.
В эту ночь решили самураи
Перейти границу у реки.
  
   Но разведка доложила точно:
И пошел, командою взметен,
По родной земле дальневосточной
Броневой ударный батальон.
По родной земле дальневосточной
Броневой ударный батальон.
  
   Мчались танки, ветер подымая,
Наступала грозная броня.
И летели наземь самураи,
Под напором стали и огня.
И летели наземь самураи,
Под напором стали и огня.
  
   И добили - песня в том порука -
Всех врагов в атаке огневой
Три танкиста - три веселых друга
Экипаж машины боевой!
Три танкиста - три веселых друга
Экипаж машины боевой!"
   Замолчали. Артем как мог, осваивая службу радиста - проверил штыревую антенну и надежность ее сочленений, осматривал крепление зажимов антенны. Ее заземление и соединение проводов на клеммах передатчика и приемника. Затем подогнал по голове танковый шлем с телефонами и ларингофонами, регулируя так, чтобы телефоны плотно прилегали к ушным раковинам, а ларингофоны слегка нажимали на шею со стороны горла. Тема посмотрел на приятелей - Генка занимался пушкой, изучая ее механизм, Борис возился с чем-то находящимся перед ним, и Тема занялся проверкой работы приемника по диапазону. Произвел настройку передатчика на заданную волну.
   - Надеюсь, каждый день это делать не придется - бурчал и Генка - а то так шуршать можно с утра до ночи.
   - Как помажешь - так и поедешь - заметил лейтенант - выдвинуться можем в любую минуту...
   С проверкой и подгонкой справились, далее следовало заправить танк, дизтопливом марки ДТ, или газойлем марки "Э", но тут уже Тему, менял Генка.
   - Заправку производите из цистерны при помощи шланга, или мерной емкостью, через воронку с сетчатым фильтром. - Распорядился Олег. - Поверх сетки, не забудьте положить фланель ворсом вверх. - Распорядился Олег. - Баки наполняйте до уровня среднего пояса фильтра бака.
   Заправку танка топливом, маслом и водой производилась механиком-водителем и заряжающим, но пока они возились, Тема отдыхал недолго - далее следовала загрузка танка боеприпасами, и тут уже трудился весь экипаж. Во-первых, следовало тщательно очистить снаряды от масла, пыли и грязи. А магазины осмотреть, проверить, исправны ли они, и промыть керосином. Во-вторых, повернуть башню танка на 150® - так удобнее загружать.
   И только после всего этого, лейтенант, стоя вне танка, с левой стороны, взял снаряд, осмотрел его еще раз, и подал Борису, находящемуся на левом крыле танка. Тот передал его Артему, находящемуся внутри башни, а уже он - Генке, который укладывал снаряды в специальные ящики и гнезда. Еще в танк следовало положить, двадцать ручных гранат марки Ф-1, если конечно предыдущий комплект был израсходован. Гранаты укладывались в брезентовые сумки. Под сиденьем радиста укладывались 12 гранат, на правом борту танка - 8 гранат. Запалы к гранатам хранятся отдельно, в брезентовом ящике с твердыми боковыми стенками и крышкой. Ящик с двойным гнездом для цинковых коробок, крепился в нише башни. Вооружение башни, подготавливал к бою Генка. Передний пулемет - Артем, а всю подготовку контролировал лейтенант. В общем, они все четверо, все время были при деле, и подозрений не вызвали
   Закончив нелегкую и трудоемкую подготовку танка, только потом, направились к батальонной, а может и какой другой, полевой кухне. Комбат давно уже распорядился, чтобы их накормили, и ушел по своим делам. Как ни странно, несмотря на полевые условия, помимо самой кухни, здесь создали минимум условий - сколотили грубый, длинный стол, и приладили рядом бревно вместо лавки. Танкисты получили обещанную пайку, и через несколько мнут, молодые организмы, вовсю хлебали то ли суп, то ли похлебку.
   Справившись с первым, все трое переглянулись, и пока лейтенант, справившись со своей порцией, отошел, узнать про добавку и сухпай, перешли к каше, с вкраплениями тушеного мяса. Но самое главное, все это было с хлебом, по которому успели соскучиться, несмотря на его качество.
   - Командир - улучив момент, спросил Боря - мы что же, и дальше воевать будем?
   - Пока другого выхода нет - ответил Артем - куда тут свалишь?
   - Я под Прохоровку не хочу - заметил Генка - там смерть, там ад будет. Куда угодно, только не туда.
   - Мы туда и не попадаем. На этом направлении останемся, если повезет. Нам от "ласточки", далеко отрываться никак нельзя. Она наш шанс на возвращение. И те места тоже.
   - Долго так везти не может - отозвался Борис - до августа нужно убраться.
   - Угу...
   С хлебом, выпили и кисель, который не был горячим, как чай, но и не прохладным, каким мог бы быть квас. Кормежка, и сухпай, зависели от тех продуктов, что имелись на данный момент, на полковой кухне.
   - Вот, теперь с полным пузом можно и врага бить - вставая, проговорил Олег. Давайте к танку, может скоро в путь.
   - А сало завязать? - Пошутил Борис - а то все растрясем...
   - Загорать после победы будем. А пока снова начинается бой...
   - Чувствую, я на всю жизнь навоююсь - пробормотал Генка - а может и на все три...
   - Нам сейчас освоиться главное - заметил Тема - и ничем себя не выдать. Поэтому не брякни лишнего. А пока потопали.
   Что, происходило вокруг, для парней из двадцать первого века, оставалось загадкой. Вопросы они не задавали, чтобы не вызвать подозрения, а изучение карты, без отметок, много не давало. Своих знаний об идущей Битве, было катастрофически мало, и ориентироваться экипаж Артема не мог. Удалось выяснить, что они где-то в районе Яковлево - одного из важных пунктов, на пути к Курску. Да еще наличие на Дуге разных фронтов, с разными направлениями блокировки продвижения немецко-фашистских войск. Прохоровка, под которой состоится крупнейшее, танковое сражение, была отсюда далеко. Обстановку в целом, еще предстояло как-то изучить.
   - Как же нам попасть обратно? - Спросил Борис - ну если твоя теория верна, и мы должны принять участие в боях?
   - Отколемся во время наступления - пожал плечами Артем - или рванем туда, когда окажемся в том районе. Пока об этом говорить рано.
   - Значит, пока торчим здесь - констатировал Геннадий. - И во времени, и в бригаде.
   А время шло, и в роту, куда причислили новый экипаж с танком, прибыл адъютант командира батальона - старший лейтенант Брянцев. Адъютант комбата собрал всех взводных, и командиров экипажей, подозвал и Олега, а после проговорил:
   - Еще с утра, фашисты, сильной танковой группировкой - где-то около ста танков, начали наступление в направлении Яковлево. Но не просто, и не только этими силами, а прикрывая свое наступление штурмовой и бомбардировочной авиацией. В результате тяжелых боев, они овладели Доброво, южной окраиной Яковлево. Так же гитлеровцам удалось потеснить стрелковые части, и овладеть Лучками, а затем и Покровкой. Создалась угроза окружения нашей бригады.... Нам в помощь направился 253-й танковый батальон 49-й танковой бригады, под командованием капитана Федорченко, который, поступил в подчинение нашего комбрига. Вследствие всего этого - он, развернув карту, и указал на высоту: Приказ комбрига: - к полудню, то есть к двенадцати часам дня, вот здесь, занять позицию - боевое охранение бригады. Вам придается 2-я рота автоматчиков старшего лейтенанта Ершова, и артиллерийская противотанковая батарея 76-мм орудий старшего лейтенанта Ватрухина. Один взвод оставить на месте с прежней задачей.
   Олег подумал, что останется их взвод, еще даже толком не раззнакомившейся. Но на позиции, по приказу ротного, остался взвод гвардии лейтенанта Ивана Пятки. И получилось так, что недавно выйдя из одного боя, экипаж лейтенанта Сушкина, был послан в другой. И лейтенант, помня о своих обязанностях командира танка, поэтапно отметил получение задачи от командира взвода, уяснил ее, и уточнил место в боевом порядке. Далее ему следовало изучить поле боя, боевой курс и объекты действия. Поставить экипажу боевую задачу на местности, указать по местным ориентирам боевой курс взвода. Затем установить наблюдение за сигналами командира взвода перед боем и в бою. В общем, с головой, загруженной такими мыслями, Олег, направился обратно к танку...
   Артем, тем временем, размышлял - как добраться до оставленного танка? Теперь это становилось трудной задачей. И рвануть туда, нужно не просто так, а выполнив какое-то неизвестное предназначение. Может кого-то спасти, может наоборот убить, может что-то спрятать? Может повлиять в бою на какую-то ситуацию? В общем, много - "может".
   В это время, не дав ему прийти к какому-то выводу, подбежал лейтенант, отдал быстрые инструкции, и тут прозвучала команда:
   - К машинам! Готовность минута.
   - Выдвигаемся парни - скомандовал Олег - по местам!
   - Видимо, какое утро - такой и день - подумал Борис, залезая в люк.
   Все экипажи бросились к своим танкам, и забрались в них. Экипаж лейтенанта Сушкина, следуя команде, просто занял в машине свои места. Лейтенант на сиденье левее орудия, у приборов и механизмов наводки. Борис в отделении управления. Генка на сиденье правее орудия, ну а Артем, в отделении управления, правее Бориса. У каждого, свой сектор обзора, свое наблюдение, ведь лейтенант все видеть не может.
   - "Ворон", "Ворон", я "Сокол"! "Выдвигаемся походным порядком - услышал Артем - ты замыкаешь. Как слышите? Прием" - Прозвучало в наушниках.
   - "Сокол", я "Ворон", "Слышу хорошо. Занимаю место". - Ответил Артем, переключившись.
   Для них, троих, практически все, было нелегким испытанием - и обслуживание устаревшего танка, и его эксплуатация. Но пока, троица как-то справлялась. Практически на месте, Борису, пришлось разворачиваться из батальонных в ротную и взводные колонны. Кроме лейтенанта никто пока на местности не ориентировался. Любые населенные пункты, точнее их названия, как-то в памяти не откладывалось. Но тут Артем запомнил - двигаться нужно к Яковлево, которое атакуют с утра вчерашнего дня.
   И девять танков - неполная рота, один за другим, вышли на шоссе. Толком никто маршрут движения не знал, экипажам, просто поставили задачу: - "Двигаться между ориентиром N1 и ориентиром N3", и они выступили. Далее взводы просто шли в заданном направлении. По мере движения, экипаж ищет цели, и докладывает своему командиру. А командир танка Т-34-76 работает, как акробат - сам наводит, сам стреляет, командует заряжающим и механиком-водителем, по радио связывается с танками взвода. От него требуется полная концентрация всех сил, иначе на поле боя, он, не жилец. Как и его экипаж с машиной.
   Было жарко, нещадно палило солнце, а на небе ни облачка, но его закрывала сизая дымка от пожаров - бои шли второй день. Но звуков самих боев, почему-то не слышно, но только юге горизонт пламенеет. Двигаясь навстречу этому зареву, где. То и дело мелькали языки малинового пламени, каждый из роты прикрытия, невольно думал о предстоящем суровом испытании. Ведь для неопытных экипажей роты, это был, почти что, первый бой. Командирами взводов и танков были молодые недавние, выпускники. Лишь командир 1-го взвода, гвардии младший лейтенант Сенкевич и его экипаж, имели боевой опыт. Да сам Сушкин, уже участвовал в боях. В связи с этим, Олег распорядился:
   - Экипаж внимание! В роте почти все новички, пороха считай, не нюхали. Могут и не прикрыть. Учитывайте это в бою.
   - Вертись как белка в колесе - по-своему понял Борис. - Скорее как хомяк...
   А они шли, еще и замыкающими, тут вдвойне вертись, и смотри. Далее было быстрое продвижение к рубежу, на котором и нужно занять оборону. С утра противник возобновил наступление на этом направлении, развернув свыше пятисот танков, пытаясь вклиниться вглубь советской обороны на десять километров. До двух сотен танков, пошло вдоль шоссе на Яковлево, и с востока, в обход него. Их следовало остановить, не пропустить дальше. С начала девятого, здесь начались, и продолжались ожесточенные танковые бои. Узел Яковлево - Покровка, как раз и обороняли части их 1-й гвардейской танковой бригады. Они-то, и должны были, отбить все атаки противника. И батальоны, должны были прикрыть три взвода. Как бы нереальная задача....
   Двигаясь уже почти в боевом порядке, но, еще не зная как выстраиваться взводам - линией ли идти, или углом? Неполная рота, вскоре выехала к церквушке на окраину Яковлево - отличному ориентиру. Немного далее, шоссе взбиралось на пологую высоту. Рота вышла к высоте, с некоторым опозданием, в начале первого. Звуков боя не слышно, а это странно, Значит, советских войск впереди уже нет? Но размышлять над этим некогда - необходимо расположить танки на исходной позиции в соответствии с полученной задачей. Если есть время и возможность, окопать их и замаскировать, от наземного и воздушного наблюдения.
   - "Стая" стоп! - Прозвучал приказ от комроты. - Всем осмотреться.
   Осмотрелись. За ними, вытянувшись вдоль дороги, расположились деревенские домики, и где-то внизу тихая заводь Ворсклы - скромного притока Днепра. По правому пологому скату, высоту пересекает дорога. Это шоссе Курск - Обоянь - Белгород. Слева от шоссе три танка, справа остальные. Сзади - высокая церковная колокольня, а дальше угадывается Яковлево. Но всех, в данный момент, больше всего интересует - что там, впереди? Вон даже ротный вылез из танка, и встал в рост на башню, и в микрофон командует механику-водителю, чтобы тот медленно подавал машину помалу вперед. И выдвинулся так, чтобы просматривалось все пространство перед высотой, но танк не был, бы, виден противнику. Но странно, неприятельские танки не обнаруживали своего присутствия. А они точно где-то здесь.
   Артем постарался представить себе общую картину - мотострелки спокойно залегли впереди, точно им предстоит не бой, а маневры. Рядом - экипажи боевых товарищей. А где тогда враг? Такая мысль волновала не его одного. И через минуту, экипаж лейтенанта Соколова, по приказу ротного, имея задачу разведать закрытую от всех округу, выдвинулся вперед, и поднялся на высотку. Они тотчас, заметил немецкую пехоту, и долго не думая, открыли по ней огонь. Часть немцев, тут же разбежалась, а наиболее смелые начали вставлять на пути танка, и длинными шестами, мины. В ответ, Соколов, дал полный угол снижения пушки, и послал несколько снарядов. Это сразу возымело действие - охладило воинственный пыл гитлеровцев, но никакие танки не появились.
   - "Синица" - продолжить разведку - не выдержал комроты. - Тыл внимательней!
   - Есть. - Ответил Соколов, и решил выехать на шоссе, чтобы противник смог
   заметить его машину, и обнаружил себя.
   - Нам внимание. Смотреть за тылами. Выйдет все, поднимаемся и мы. - Передал приказ ротного Артем, выслушав его по радиостанции.
   - Взберемся наверх - сходу обеспечить беспрепятственный вход танка в бой - распорядился лейтенант - всем быть в постоянной готовности к отражению внезапного нападения противника...
   - Думаю, мы просто вступим в бой - буркнул Тема себе под нос.
   И вскоре, когда каждый танк неполной роты, занял указанное ему место за гребнем высоты. Олег отдал команды.
   - Есть. - Ответили танкисты.
   Тоже сделали и командиры других экипажей. Окопать машины, и врыться, естественно, никто не успел - маневр Соколова, возымел действие.
   - Слева обходят немецкие танки! - Прозвучал доклад от пехотинцев, а затем тишина взорвалась.... Начался беглый пока, огонь.
   Ползут минуты перед боем. Всех охватывает волнение и возбуждение. Сотни мыслей проносятся в голове. Еще пару мгновений и впереди, на полной скорости, спускаясь под горку, показался головной немецкий танк. В другом месте, группа немецких танков, выстроившись в линию, открыла огонь в направлении действий основных сил батальона. "Тридцатьчетверка" Соколова", тоже открыла стрельбу по вражеским танкам. Один танк загорелся, но и вражеский снаряд угодил в башню советской машины и сбил люк.
   - К бою!!!! - Проорал Олег, и припал к панорамному прицелу.
   Снаряд был уже в казеннике, и лейтенанту не требовалось сразу кричать, о том, чтобы Генка, зарядил пушку. Он просматривал округу в прицел, когда увидел, как из ложбины, находившейся примерно метрах в двухстах от них, выползает танк с фашистскими крестами. Это видимо был разведчик, легкий танк T-III. Оставалось навести точнее, и нажать на педаль спуска. Выстрел! И то ли мастерская наводка помогла, то ли случай, но попадание получись удачным. Панцирь третий, был уничтожен первым же снарядом.
   Не прошло и нескольких минут, как в рядом находившегося собрата, угодил немецкий снаряд. Как, и откуда, он прилетел, заметить не успели. Снаряд, попав в борт, вырвал соседу ленивец и первый каток. "Тридцатьчетверка", с номером "203", остановилась, слегка развернувшись, а танкисты выскочили, отползли в воронку, потом по промоинам стали выходить в тыл.
   - Живы, и хорошо - пробормотал Олег - сейчас уже потерявших машину, в пехоту не шлют... Приказ Сталина. - И без перехода: - Снаряд!
   - Бронебойным готово - ответил Генка, осматривая правый сектор.
   Вперед и влево, смотрит сам лейтенант, без присмотра на время остается только тыл, остается надеяться, что с кормы зайти не успеют. Нужная тактика, была еще не ясна - то ли оставаться на высоте, то ли периодически с нее съезжать, а потом выскакивать снова, и делать несколько выстрелов. Олег инстинктивно начал поворачивать ПТК влево, и обнаружил в лощине новую группу немецких танков. Их отделяло расстояние не более трехсот метров. Сначала Олег даже опешил - никак не ожидал увидеть противника так близко. Но он был не новичок, быстро пришел в себя, поймал цель, давая немцу выбраться на открытое место, и быстро скомандовав водителю:
   - Задний ход!
   Борис, виртуозно вывел танк, из-под ответного огня, а Артем посмотрел в отверстие прицеливания пулемета, диаметром немногим больше большого пальца - и был поражен открывшейся картиной. Повсюду горели хлеба, чуть вдалеке горели деревни, а начавшийся бой уже собирал свою жатву. Кое-где, уже горели танки и автомашины. Над полем стелились клубы дыма.
   - Нужно маневрировать - не выдержав, крикнул он - иначе накроют...
   - Не было приказа...
   Но тут пришла команда от ротного, и Олег, тут же, приказал:
   - Ваня давай с высоты, и снова на нее, в другом месте...
   Рывок назад, потом небольшой поворот, натужный подъем, и лейтенант, поймал цель, нажатие механику на голову сапогом - "Короткая!", тоесть небольшая задержка на удобном месте. Один выстрел, второй, переброс пушки справа налево, и команды:
   - Бронебойным! Осколочным!
   В это время, уже все экипажи, открыли огонь. Танки пришли в движение. Впереди набирают скорость машины особой беловатой окраски. Это T-VI, или попросту - "тигры". До сих пор многие их видели только на чертежах, и картинках, изучали уязвимые места. Но одно дело видеть нарисованный. Т шестой, другое наяву. Снаряды попадают в цель, но имеющееся среди немецких танков, "тигр" продолжает двигаться. Видно, броня у них крепкая, но бесстрашия у фрицев не слишком много, не слишком уверены они в себе.
   - Тоже позиции меняют - проорал лейтенант - всем глядеть в оба!
   В таком бою необходимо это делать чаще, не то засекут, и поминай, как звали - погибнешь без пользы и славы. Немцы двигались сплошной лавиной. Цель выбирать легко. "Тридцатьчетверки", ударили вначале по одному, потом по второму тяжело бронированному зверю, затем по более быстрым средним танкам. Но это все, более-менее, привычно - а вот преодолеть трудности психики сложнее: бить не по тем танкам, которые ползут на них, а по тем, что ведут огонь по артиллеристам. Те, в свою очередь, делают то же самое. А это нелегко! Взгляд, словно притягивает к тому танку, который целит, кажется, прямо в тебя, и только усилием воли наводишь на борт другого танка. Заставляешь себя стрелять в другой танк, который угрожает соседу.
   Понять, что творится снаружи трудно, бой не утихает, но машина исправна, не задета, конечно, если не считать рикошеты, и мелкие сколы брони. Вскоре совместными усилиями, выяснили, что перед их боевым порядком, горят десять машин противника, несколько подбито. Немецкую пехоту, сопровождавшую фашистские танки, расстреливают приданные советским танкам, автоматчики. Артем, и другие стрелки-радисты, кроют фашистов и пулей и словом, а некоторые танки помогают им осколочными снарядами. Вот тут, гитлеровцы и дрогнули, и начали откатываться назад, бросая раненых и подбитые танки.
   Где-то рядом, громыхал бой, в которых участвовало от сорока до ста двадцати немецких танков, поддерживаемых авиацией. Как уже сказано, для усиления бригады, ей был придан 253-й танковый батальон. Его задача, была в том, чтобы не допустить прорыва вражеских танков через Яковлево, вдоль Белгородского шоссе на север. И он, он, действуя совместно с их бригадой, вел упорные бои с танками и пехотой противника. Все вражеские атаки отбивались. Как стало известно после, батальон уничтожил и вывел из строя шестнадцать танков, и положил около двух сотен гитлеровцев.
   Может благодаря батальону, может по другим причинам, но на высотке, образовалась передышка....
   - Надолго ли? - Подумал Артем. - Нужно использовать это время, чтобы осмотреть боевые порядки взводов. - Но командует сейчас не он. Да и не Сушкин. Это должны оценивать взводные и ротный.
   Им самим, видно только часть потерь. На левом фланге - два танка лишены хода, и одна машина на правом - ее уже не вернуть в строй. Остальные, все на местах. У артиллеристов и пехотинцев, потери значительные - есть раненые, как в батарее, так и в роте автоматчиков. К тому же, подбито одно орудие, другое повреждено.
   Пока ротный, старший лейтенант Бочковский, с большим трудом, организовывал эвакуацию раненых в близлежащий овраг, Артем старался рассмотреть - каковы их шансы выстоять здесь? И когда, кто-то невидимый, решит что с них достаточно, и они могут вернуться в свое время? А их от "ласточки", уже отделяли километры, спорной территории.
   - А мы-то выстояли - проносятся мысли в головах танкистов и артиллеристов - "тигры-то", оказалось, можно бить! - Это вселяло в сердца надежду, и добавляло уверенности.
   Но тут, недолгое затишье закончилось. Появилась авиация противника. Она прокладывала дорогу своим танкам. Появившихся самолетов было много, гораздо больше, чем при первом попадании, под авиаудар. Они держали курс на саму бригаду, но по ходу, решают разогнать "тридцатьчетверки" с высотки.
   - Прилетело воронье по нашу душу - вырвалось у лейтенанта. - Теперь точно не сдобровать. Заряжай!
   Вновь вокруг появились бомбовые разрывы, вскоре слились в один сплошной гул. Высотку, на которой стояли несколько танковых взводов, буквально затрясло, казалось, она готова вот-вот опрокинуться от сотрясающих ее ударов. Какая там тактика, какой расчет - главное чтобы бомба упала подальше.
   - Помоги нам бог войны - протянул Борис, и закрыл свой люк, на ладонь, оставив зазор, и вцепился в рычаги.
   - Нам бы лучше зенитный пулемет - отозвался Артем - может, кого и свалили бы...
   Их машина вздрагивала от бомбовых разрывов, следовавших один за другим, и снова сместилась. В эти минуты, особо туго пришлось автоматчикам и артиллеристам, и не успели они пережить, этот огненный кошмар, как последовала атака танков. И было их, где-то около тридцати машин, и на высоту они двигались не в лоб, как до этого, а охватывая ее подковой.
   - Хорошо, что это не массированная бомбежка - подумал Тема - экономят бомбы для всей бригады, а по нам так, пройдутся вскользь.
   Но и этого вскользь, хватало с лихвой. В башне дышать нечем от пороховых газов мотор ревет, разрывов снарядов практически не слышно, а когда начали вести активную стрельбу, то стало вообще ничего не слышно. Что творится снаружи? Только когда болванка попадет в цель, или осколочный снаряд на броне разорвется, тогда экипаж, вспоминает, что по ним тоже стреляют. И все, стараются, не задерживаться на высоте. После двух-трех выстрелов, меняют местоположение - быстро скатываются вниз, и появляются на новом месте. Так и вели бой, все время, маневрируя, зорко наблюдая.
   Генка, задыхаясь от жары и дыма, только и делал, что выбрасывал старый, брал и заряжал новый снаряд. Артем строчил из пулемета, стараясь прикрыть солдат батареи, и приданных им автоматчиков. Борис, виртуозно маневрировал, Олег стрелял, стараясь бить максимально прицельно в слабые места.
   И в это самое время, комбриг запросил координаты для огневого удара дивизиона "катюш". Комроты ответил, что, его боевой порядок виден, метров на шестьсот-восемьсот вперед, и вскоре началось светопреставление. Не сразу, стало понятно, что произошло. Потрясение было столь велико, что потребовалось время, чтобы прийти в себя от оцепенения, охватившего всех. Площадь поражения "песнями" гвардейских минометов, пришлась не только по немецким танкам, но и зацепила гребень высоты...
   Несмотря на огненный ад, советские танки, позиций не оставляли, и встречали гитлеровцев, точным выстрелом. Броня столкнулась с броней, развернулись ожесточенные схватки машин с машинами - огневой бой продолжался. И так не полная рота редела, капитану управлять боем становилось все труднее, особенно без батареи и роты автоматчиков. К тому же, ему и самому, нужно вести огонь, ведь выстрел командира самый точный, крайне необходимый в самый критический момент для боевого порядка роты...
   А тем временем, один за другим выходили из строя соседние, с экипажем лейтенанта Сушкина, танки. Задымилась машина лейтенанта Соколова, за ней другие "тридцатьчетверки" - фамилии командиров экипажей, еще не запомнили.... И вот в роте, кроме командирского, осталось четыре экипажа. Еще одно орудие разбито в батарее. Смертельно ранен гвардии лейтенант Ватрухина. Командование батареей принял командир орудия старший сержант Артюшин. Все, по-сути их осталась кучка, и высоту не удержать. А вражеские самолеты, утюжат плотно, словно норовят перепахать всю округу.
   И тут еще, назревает дополнительное задание, в ушах ротного, звучит знакомый голос радиста батальона:
   - "Сокол. Сокол! Вас обходят справа! Внимание, вас обходят справа до двадцати танков! Идут на Яковлево". Перед высотой тоже около двух десятков тяжелых и средних танков.
   - Вас понял. - Скрипнув зубами, ответил ротный. - Он как мог, осмотрелся - оголять позицию здесь явно нельзя, но надо и тыл закрывать. - Что делать?
   А время идет, нужно думать быстро - кого послать, а кого, лучше оставить на высотке, командовать экипажами. Старший лейтенант Бочковский, сделал странный выбор - вызвал, и оставил за себя лейтенанта Сушкина, понадеявшись на боевой опыт, нового товарища. А сам, немедля приказал своему механику-водителю, устремиться вниз к церкви, чтобы встретить немцев, обходящих высоту с фланга. Олегу, только и оставалось, что пытаться корректировать огонь, стрелять самому, и руководить перемещением уцелевших танков. Да прикидывать боезапас, каждой машины, ведь в танках с рацией, боеукладка намного меньше, чем без нее. Каков бы ни был накал, суетиться, и зря выстреливать снаряды не стоило, без снарядов танк, лишь бронированная коробка, которую можно поджечь, и сбить гусеницы.
   А тут еще, фашистские стервятники, почти непрерывно бомбили высоту, хотя основная масса эскадрилий и полетела дальше, на нее постоянно заходило несколько звеньев. Только танкисты продолжали сражаться, свято соблюдая девиз: - "Гвардия в бою не отступает!" И она не отступала, только ее ряды редели. И три "тридцатьчетверки", умело маневрируя, героически отбивали натиск озверелого врага. Парням из будущего, было трудно подобрать слова, чтобы воздать должное стойкости экипажей. По существу, горсточка танкистов, в число которой входил и танк с номером "79", была уже окружена. Враг поливал огнем дотла выжженную землю.
   Не имея боевого опыта, с самого рассвета вести бой, это было чрезмерно, невыносимо трудно, но деваться было некуда. В такие моменты, организм словно перестраивается, становится двужильным, но потом возьмет сил вдвойне. О потом, Тема уже не думал, как и бойцы, его экипажа - они жили мигом, мгновениями, боем. Стреляй, заряжай, веди - или умри.
   Сдерживать продвижение "тигров", и других танков, одновременно, пытаясь уходить из-под сброшенных бомб, было невозможно. Тем временем, осознав положение, командир батальона, капитан Федорченко решил захватить на южной окраине Яковлево, господствующую высоту в районе мельницы. Оттуда немцы вели огонь по переправе через реку Ворскла, и комбат под сильным обстрелом и бомбардировкой выбросил за переправу два взвода танков. Стало чуточку легче. Кто знает, сколько бы еще так продержались, и сколько бы машин уцелело в бою, но почти все эскадрильи самолетов люфтваффе, полетели дальше, на основную цель.
   В то же время, "тридцатьчетверка" командира роты, удачно достигнув церквушки, и укрывшись за ней, ударила немецкие танки по бортам. Танки ползли на малой скорости, вдоль речного берега - по заболоченной низине, не разгонишься, и их еще можно было перехватить. Ротный, первым же выстрелом поджег головную машину - она вспыхнула, как факел, и он, уже перенес огонь на замыкающие. Но странное дело, загорались и те танки, которые находились в середине и по которым он огонь не открывал. Вскоре стало понятно, посему - из-за реки по фашистам, ведут огонь танки второго батальона. И как результат, из двадцати танков противника, только трем-четырем удалось вырваться назад.
   Но тут, стало заметно, что немецкие танки устремляются в обход высоты слева, в направлении деревни Погореловка, где им удалось преодолеть реку Ворсклу, и занять Покровку. Олег, даже при большем количестве "тридцатьчетверок", не знал бы - куда их направить? А теперь и подавно. Но тут он заметил стремительно возвращающийся на высоту, танк ротного, а вскоре прозвучал приказ в эфире:
   - Всем выйти из боя, и отойти за реку!!!
   Получить такой приказ, было смерти подобно. Выходить из боя днем, при огневом соприкосновении - чрезвычайно опасно и бесперспективно. Тем более машины повреждены. А тут еще, танк младого лейтенанта Соколова, в котором потушили пожар, маневрируя, очутился в яме и не мог выбраться. Машина становилась мишенью для врага. К ним на помощь поспешил лейтенант Шаландин, прикрывал огнем. Тут же, прямо под сильным огнем, заряжающий рядовой Ельцов и радист танка Соколова - Тепликов, выскочили из танка, и зацепили свою "тридцатьчетверку", буксирным тросом. Рванули. Трос сорвался. А танки врага приближались. С каждой секундой уменьшалось расстояние, сильнее становился огонь.
   Еще остававшиеся на ходу, танки ротного и младшего лейтенанта Захарова, стали как могли, помогать и прикрывать их. Соответственно, экипаж танка номер "79", выкладывался изо всех сил, чтобы прикрыть их всех. Артем бил по пехоте, Борис постоянно бросал машину то вправо, то влево, Геннадий, как отлаженный механизм, брал и заряжал нужный снаряд. Ну а Олег, вертясь как волчок, пытался прикрыть их всех, но куда там, только снаряды израсходовал. Хотя отвлек внимание на себя. И пока шел этот, невыгодный советским экипажам, бой-отход, не менее семи немецких танков уже обошли высоту слева, а еще шесть двигались прямо на остаток роты. Еще одни, количеством до десятка, обходили справа. Перехватывать их, уже не было кому, а тут еще, снаряд "тигра" прошил броню застрявшего танка Соколова, и поджег его. Экипаж, не раздумывая, покинул машину, но спасшиеся танкисты, уже никак не могли помочь своим товарищам.
   - Все, больше стрелять нечем - доложил Генка лейтенанту.
   - Как не вовремя - с сожалением, отозвался тот, и дал знак Артему, чтобы он сообщил ротному.
   - Я пустой! - Получив знак от Олега, проорал в микрофон Тема, минуя всякие позывные.
   Никто не успел отреагировать, как два снаряда один за другим поразили "тридцатьчетверку" комроты. И ротный с экипажем, отстреливаясь от немецких автоматчиков, начал отходить, к машине Олега, естественно не неся с собой снаряды.
   - У-у - раненым зверем, взревел тот - отсекаем фрицев.
   И уже не экономя патронов, они с Артемом стали поливать пулеметными очередями фашистов. На поле боя остался один танк Влада Шаландина, уничтоживший два "тигра" и два средних "панциря". Но в разгар боя, и его "тридцатьчетверка" была подбита. И загорелась, но Владислав, не покинул боевую машину и продолжал вести огонь...
   - Гранаты к бою! - Взревел Олег, и, плюнув на все, высунувшись в люк, крикнул: - Все на борт!!!
   Бежали секунды, показавшиеся минутами, понятно, что подорвать немецкую бронетехнику осколочной гранатой не возможно, но против пехоты в самый раз. И их бросали, рассчитывая хотя бы помешать. И под ливнем пуль, и стальных болванок прилетающих пореже, двенадцать человек вместилось в одну "тридцатьчетверку". Когда всех подобрали, прозвучал совместный крик Борису:
   - Газуй!!! Жми! И на полной скорости - в укрытие...
   Борис не мешкал, и танк, набирая скорость, рванулся через поселок на правый берег Ворсклы, стремясь выйти на высоту к мельнице у деревни Покровка. Бой переместился на позиции их танковой бригады. Там шел тяжелый танковый бой - с несколькими десятками вражеских танков, его вел их первый танковый батальон. Однако численное превосходство гитлеровцев было слишком велико. Прорыв обороны бригады стал очевидным - их танковая бригада оказалась в тактическом полуокружении и полном огневом кольце. Положение стало отчаянным, вот тогда-то командир корпуса ввел и свой резерв...
   Артем с замиранием сердца, через свой скудный обзор следил, как
   яростно и стремительно, на предельной скорости, контратаковали советские танкисты в направлении Покровки. Броневая масса танков неслась, покрывая с ходу все пространство перед собой губительным огнем. И этот удар, выдержать было не под силу даже отборным дивизиям СС. Покровка была взята одним ударом, оборона корпуса восстановлена.
   Поворот, другой, и их переполненный танк, извилистым путем, покинул зону боев. Теперь нужно было двигаться в тыл, на сегодня они свое отвоевали.
   - Успели... - Устало протянул Борис. - Все же успели.... И на сей раз пронесло..."
   - Что-что? - Поинтересовался кто-то.
   - Ничего - ответил Боря, и постарался спрятать дрожащие руки.
   - Заговоренные вы что ли? Под вашей броней, и мы выехали...
   - Не забрала нас сегодня старуха с косой - проговорил ротный - так что не полежать. Давай мехвед, трогай в сторону ремзоны, туда оттянут наши танки...
   Так, в тесноте, и добрались к полевой аварийной мастерской, где можно было заправиться, зарядиться, и починить танк, если его не сильно раскурочило. Вылезли на белый свет, и обмылись.
   - Фух - выдохнул Генка - обтирая лицо - такое внедрение, это слишком. Я уже о казарменной койке мечтаю.... А еще позавчера о девках, да гульках.
   - Я тоже - кивнул Борис - но в холодок и с пивом.
   - Другого выхода не было - пожал плечами Артем - жары сейчас только на севере нет. И война там не такая интенсивная. А девах, отсюда эвакуировали всех, остались только фронтовички, но сам понимаешь.... Можешь завязать переписку - в это время, девушки шлют на фронт треугольники, на которых указывают: "Бойцу Красной Армии". И подходящему к ним Олегу: - Так ведь товарищ лейтенант?
   - Да, бывает и фотокарточки вкладывают. Солдаты отвечают понравившейся девушке, завязывается переписка, которая иногда перерастает в более серьезные отношения. Мой погибший приятель, помню, с таким вдохновением расписывал: "Сижу, пишу тебе и представляю, какая ты красивая: как очки моего противогаза, освещенные ракетой".
   Посмеялись, а Генка шепнул на ухо, теперь уже и боевого товарища:
   - Давай Бориюсик, может с какой дамочкой, и покувыркаешься, она хоть тебе и в прабабушки годится, но сейчас-то - девица.

Глава четвертая

Испытание страхом...

***

   Спасенные экипажи, почти сразу, встретили уцелевших ребят из батальона, обнялись. Затем все, получив по полному котелку каши, сели на землю. Пока ели, все по очереди рассказывали. Иван Быков, из взвода, куда их направили при формировании, рассказал, что его танк подбили, все успели выскочить, а вот Дубинину не повезло - танк его товарища сгорел вместе с экипажем. Потери в этот день были огромные. Образовалось большое количество "безлошадных" танкистов, на которых танков не хватало, так что, на время им удалось отдохнуть.
   Но не экипажу, уцелевшей "тридцатьчетверке" под номером "79". Ее просто подвергли быстрому ремонту, по-новой осмотрели, вот в это время, экипаж, сменив боевые действия на подготовку к бою, и "отдыхал", не зная, чего ожидать дальше? До последнего момента, командование, о своих планах ничего и никому не сообщало. Можно было только обмениваться слухами, да некоторыми данными у машин в ремзоне - сборном пункте аварийных машин.
   Так и узнали от разных лиц, что, их 1-я гвардейская бригада, в одну из рот которой, они были недавно приписаны, обороняла узел Яковлево - Покровка, начиная с утра, до наступления темноты. Танкисты выдержали несколько массированных танковых атак, и непрерывные бомбежки. Основной удар противник развивал вдоль шоссе в районе, той, примечательной высоты 243,2 и леса северо-восточнее. Бой на южной окраине Яковлево длился сутки. В этом бою, их товарищи-танкисты не теряя самообладания и мужества, выстояли, не пропустив немцев.
   Так позади них, все еще не утихали бои - фашисты упорно рвались на восток, и на намеченные направления, но их сдерживали, не давая развить успех. Так, не прорвавшись в лоб на Яковлево, гитлеровцы, оставив там заслон, и бросили в обход Яковлевского узла, свои танковые дивизии СС "Адольф Гитлер" и "Райх". Намереваясь обойти его с востока, в направлении населенного пункта Лучки Южные. Но этот замысел - угрозу флангу и тылу армии, разгадал генерал-лейтенант Катуков. Он приказал выдвинуть 100-ю танковую бригаду, в район Покровки с задачей обеспечить стык 3-го мотострелкового корпуса с 5-м гвардии танковым корпусом, и не допустить продвижения врага на север.
   А затем, во взаимодействии с 1-й гв. тбр и 5-м гв. тк, контратаковать его и восстановить положение. Но роту старлея Бочковского, это уже не касалось - по боевым единицам, она перестала существовать. В строю осталось только две машины, не нуждающиеся в долгой починке - остальные либо были серьезно повреждены, либо сгорели. И воющий еще с раннего утра, сборный экипаж танка ном "79", все-таки получил передышку, и время на сон. В ночных боях, он не участвовал, и находился в стороне.
   - Кажись, отдохнуть нам сегодня, все-таки удастся - пройдясь среди восстанавливаемых машин, и облокачиваясь на нагретую броню, заметил лейтенант - вроде как ночные действия намечаются.... Хотя нас может, и не задействуют. Зависит от обстановки.
   - А мне кажется, от того момента, когда мы вышли из леса - пару дней минуло. - Проговорил Артем - а это было сегодня утром.
   - Да, долгий денек выдался, с ног уже валюсь в полном смысле слова - пожаловался Генка. - Из боя в бой, считай, две боеукладки выстреляли.... Мы ж не железные, нам сон и отдых нужен.
   - И поесть нормально - поддакнул Борис - может, добьем трофейные припасы и сухпай приговорим? У меня уже руки сводит от усилий скоростя переключать.... Ты как лейтенант?
   - Давайте, толку возить все это с собой, когда в любую минуту может смерть прилететь. Сейчас боеукладку загрузим, заправимся, вот тогда и поедим, а то я, когда машина не подготовлена - аппетит теряю. И только половину всего - что завтра неизвестно. Если пойдем на прорыв - мы сами по себе - только сухпай и выручит.
   Артем уже не вслушивался, дело принимало очень серьезный оборот. От "ласточки" они удалялись, доля риска ее обнаружения возрастала, а шансы вернуться в свое время, все больше уменьшались. Он, конечно, не рассчитывал, что это будет просто и легко, но и что они станут участниками самой жуткой Битвы, тоже не ожидал. В придачу на неограниченный срок. Теперь выходило, что оказавшись в рядах Красной Армии, им придется воевать, и ждать возможности имитировать гибель, а потом неизвестно как и на чем, пробиваться в район лесополосы, где осталась замаскированная "ласточка". А после сравнивать землю на одной стороне воронки, пытаясь выехать, и надеяться, что произойдет обратный Перенос. А если нет, придется зарыть танк, и будто прорываясь из окружения, вернуться в батальон, и воевать до победного конца...
   Закончив осмотр и подготовку танка, таки приговорили пару банок, добытой еще на смертном поле у лесополосы, немецкой тушенки, часть хлеба, сала и лука, из сухого пайка. Затем усталые и потные, стали мечтать о прохладной воде в речке... Через время, несмотря на не спадающую жару, состояние и настроение улучшилось, тонус возрос. Казалось, на сегодня все - располагай и маскируй танк, но политагитация на войне - дело обязательное. Не все рвутся в бой, и для того, чтобы боевой дух был в каждом бойце, и существуют политруки, замполиты и комиссары. Один такой товарищ, и решил обработать усталых, почти падающих с ног, еще не отошедших от боев танкистов. Потому, что душевный надлом, лучше лечить сразу, чтобы завтра, танкист не замешкался, не начал паниковать, и дрейфить. Люди должны ощущать поддержку, участие, и дух боевого товарищества, чтобы стремиться следовать примеру умелых героев, а не просто отчаянных воинов. Просвещением масс для разжигания огня в сердцах, и занимался политрук - Трошкин Семен Петрович.
   Уже под вечер, он собрал все безлошадные экипажи, и невдалеке от танка с номером "79", сумел подать такую историю, что прислушались и Олег, и Артем, и Борис с Геннадием.
   - ... Это произошло в те дни, о которых сложилось мнение, будто советские войска в начале войны, только отступали, не оказывая врагу серьезного сопротивления. Я расскажу, о вашем собрате - Зиновие Колобанове и его подчиненных, чтобы развеять это заблуждение. Ведь Красная Армия, летом 1941 года, яростно билась с фашистскими оккупантами. Итак, в конце августа сорок первого, 3-я танковая рота Колобанова обороняла подступы к Ленинграду. Было это в районе города Красногвардейска. 19 августа, Колобанов получил личный приказ от командира дивизии: перекрыть три дороги, которые ведут к городу со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа. В общем, боевая задача - защитить три дороги пятью танками. Зиновий к тому времени, прошел финскую войну, трижды горел в танке, но каждый раз возвращался в строй. Служил он на тяжелом танке КВ-1. Позицию Колобанов выбрал на высоте с глинистым грунтом, на расстоянии около ста пятидесяти метров, от развилки дорог. Там росли две березы, получившие название "Ориентир N1". А примерно в трехстах метрах, и был перекресток, обозначенный как "Ориентир N2".
   - Товарищ политрук, а можно подробнее? - попросил какой-то младший лейтенант.
   - Хорошо. Так вот, длина просматриваемого участка дороги около километра, 22 танка легко размещаются на нем при походной дистанции между танками 40 м. Выбрав места, для ведения огня по двум противоположенным направлениям - вырыли капонир, прямо напротив перекрестка. С таким расчетом, чтобы курсовой угол был минимальным. При этом пришлось смириться с тем, что расстояние до развилки сократилось до минимума. Но, так или иначе, позиция была подготовлена. И вот, на следующий день, где-то около 14:00, по приморской дороге, проследовали немецкие разведчики-мотоциклисты, которых экипаж Колобанова беспрепятственно пропустил. За ними пошла колонна. За те две минуты, за которые, головной танк преодолевал расстояние до перекрестка, Колобанов убедился, что в колонне нет тяжелых танков. И он, составив план боя, решил пропустить всю колонну до развилки - Ориентира N1...
   Тут посыпались уже сугубо профессиональные вопросы от командиров экипажей, и пушкарей с самоходок и тяжелых танков, что попали в ремзону. И довольный товарищ, с соответствующей подготовкой, ответил разъясняя:
   - Таким образом, все танки успевали пройти поворот в начале насыпной дороги, и оказывались, в пределах досягаемости пушки КВ. А в колонне двигались легкие танки Pz.35(t)). Открыв огонь, и подбив танки в голове, середине и в конце колоны, Колобанов не только заблокировал дорогу с обоих концов, но и лишил фашистов, возможности съехать на другую дорогу. Среди немцев, возникла страшная паника - одни танки, пытаясь скрыться от губительного огня, лезли под откос и там вязли по башни в болоте. Потом и они были сожжены. Другие, пытаясь развернуться, натыкались друг на друга, сбивая гусеницы и катки. Перепуганные экипажи, выскакивая из горящих машин, пытались спастись, но большинство из них попадали под пулеметный огонь.
     - Здорово, фрицев причесали - воскликнул кто-то.
   - И показательно - кивнул политрук - за полчаса боя экипаж Колобанова подбил все 22 танка в колонне. Из двойного боекомплекта было израсходовано 98 бронебойных выстрелов. Уже после боя, на своем КВ-1, танкисты насчитали более сотни попаданий.
   - Но это же, только один бой - послышался чей-то приглушенный голос - и к тому же против легких танков. А тут "тигры" и "фердинанды" прут...
   - Тот бой был не единственным - после него, еще три недели, рота старшего лейтенанта Колобанова сдерживала немцев на подступах к Красногвардейску в районе Большой Загвоздки. За это время пять танков Колобанова уничтожили три минометных батареи, четыре противотанковых орудия и почти триста немецких солдат и офицеров.  
   В середине сентября 1941 года, Красногвардейск был оставлен частями Красной Армии. Рота Колобанова была опять оставлена прикрывать отход последней войсковой колонны на город Пушкин. Вот так сражались ваши старшие товарищи - вам есть, с кого брать пример. Так и надо перенимать опыт, лучших танкистов, слушать их подсказки и советы.
   Некоторые буйные головы, после этого рассказа, прямо сейчас бы бросились в бой - да не на чем. Так кончился первый день боя, трудный, но утвердивший уверенность, что немца сдержать можно. Может быть, дорогой ценой, но по-любому. Трое танкистов из будущего, знали это наверняка, но все равно испытывали гордость оттого, что приложили руку к зарождению первого этапа победного продвижения на запад. Сегодня они коротали ночь здесь, ожидая, когда восстановят некоторые машины, а поутру требовалось выдвинуться туда, где рассредоточиться их бригада. Танковые резервы у фронта конечно были. Но их предпочитали держать до наступления свежими, а вот наспех сколоченные формирования, из уцелевших танков бросали в сдерживающие бои. Формировались взводы, из них роты, и в итоге батальоны, быстрого реагирования.
   А части бригады в течение ночи совершенствовали оборону. Одновременно произвели перегруппировку, развернув часть 17-го танкового полка фронтом на восток, и усилив его двумя взводами 3-го мотострелкового батальона, Тем самым, обеспечивая себя заслоном, от ударов с фланга в случае прорыва противника. Олегу, и всему остальному экипажу танка, об этом беспокоиться было ненужно, они были в тылу, пусть и неглубоком. Им, как и тем, кто отремонтировал свои машины, нужно было просто переночевать, а утром выдвинуться в свои подразделения.... Что и сделали, вторую ночь, ночуя в непривычной обстановке. При лейтенанте, говорить ни о чем, не стали, поэтому каждый остался, наедине со своими мыслями. В том числе, и о том, пройдет ли время в их будущем, и они вернуться в ту же минуту, в которую и пропали...
   Летом, ночи короткие, душные и жаркие. Спал экипаж прямо на земле, постелив себе брезент под деревьями рядом с танком. Машина была подготовлена, в случае чего, оставалось только усесться в танк, запустить двигатель, и можно выдвигаться. Спалось всем тревожно и беспокойно - прошедший день был богат событиями. Но понимая, что и завтрашний может быть таким же, все старались выспаться хоть как-то. Артем, пытаясь устроиться поудобней, отметил смену суток, и их переход в седьмое июля. Главный вопрос напружинено стоял ребром - как вернуться в будущее, и именно в свое время? Если не сейчас, то хоть в августе? Повлиять хоть как-то, на ход Битвы они не могли - не помнили - как она проходила. Какой корпус - где находился, какая бригада, где воевала? Даже имей он звание и стань во главе батальона, не мог бы ускорить ход Курской Битвы.
   Операция "Цитадель", была последним шансом немцев, удержать инициативу в свих руках, и они прилагали к этому колоссальные усилия. Поэтому кроме как стать действующим экипажем Т-34-76, они ничего не могли. Даже анонимно подбросить в штаб фронта, письмо о грядущих событиях - не увлекались историей, и соответственно написать было нечего. Их двадцать первый век, отстоял от сороковых годов прошлого на четыре поколения предков с другим складом ума. А сами они.... Оставалось грамотно воевать, и бить по танкам непростых фашистов, а чинов, не меньше майора. Вот тогда может вред будет результативным. Так он чутко дремал, а не спал всю ночь. И только уже на заре, сон был готов сморить его, но уже подошла пора - вставать.
   Рассвет наступал быстро, туман редел, рассеивался. Поспать дольше, никому не дали - тут не госпиталь и не дом отдыха. Пока вставали, да ополаскивались, в штабах уже работали. Так, распоряжением командующего армией и командира 3-го мотострелкового корпуса, с рассветом седьмого июля, были высланы офицеры связи и разведывательные группы. А так же, командиры на самолетах, для уточнения положения 5-гвардейского танкового корпуса. По последним данным, полученным непосредственно офицера связи, стало известно, что в 18.00 противник овладел Лучками. И часть сил корпуса вела бой в районе высоты 232,0, находящейся в трех километрах севернее Лучков. Немцы разными путями рвались к Обояни.
   Где предстояло быть экипажу сегодня, они еще не знали, поэтому просто собирались, и готовились к маршу, в сторону, где вчера находилась их бригада. Третий день начинался. По инструкции, Артем, как радиотелеграфист-пулеметчик был обязан знать задачу взвода и роты. Изучить схему и сигналы радиосвязи с совместно действующими частями, иметь таблицу сигналов постоянно при радиостанции. Но тут был другой случай, и он просто убедился в полной готовности радиостанции и приборов внутренней связи. А после этого, проверил готовность переднего пулемета к стрельбе. Лейтенант побежал выпрашивать сухпай, но вернулся только с половиной буханки ржаного хлеба и сухарями. В случае поломок, или повреждений, они могли остаться без пополнения сил, если застрянут далеко от бригадной кухни. Выходило, зря вчера слопали полпайка...
   - Там уже в колонну выстраиваются. Пора выруливать и нам. Брезент спрятали?
   - Само собой. Э-э, так точно.
   - Тогда в машину, и вперед. Труба зовет.
   Бросились к танку, вскарабкались на броню, и забрались в люки. Теперь экипаж почти моментально, был готов к дальнейшим действиям - хоть к походу, хоть к бою. Борис, тронулся, и вскоре пристроил машину, за последним танком в колонне. Вскоре все танки выстроились в походный порядок, и движение началось. В колонне, двигались не только Т-34, потому что и в бригаде, и в армии в целом, на вооружении стояли, и легкие Т-70, и Т-60, и самоходки. Вот пару машин, и затесалось в колонну. Таким образом, временно сформированная группа, могла высылать и разведчиков, и в случае чего, принять бой, даже против "тигров". Если конечно грамотно занять, и обустроить позиции.
   Артем все еще дергался, перестраиваясь, с должности командира танка, на стрелка-радиста, но постоянная слежка за тем, чтобы радиостанция постоянно работала "на прием", помогала переключить мысли. Ведь, приходилось и непрерывно дежурить у нее с надетыми наушниками, и если что - докладывать все принятые сигналы и команды Олегу. Так же, нужно было наблюдать за работой внутренней связи, и при обнаружении неисправности, быстро принимать меры к исправлению. А если они остановятся, то выходить из танка, разрешалось, только с разрешения лейтенанта, и то, после передачи наушников одному из лиц экипажа танка.
   Потянулись километры едва накатанной, но побитой траками, дороги, все стремились на передовую, но линия фронта, теперь была ломаной, и где сейчас свои, а где немцы, точно не знал никто из едущих танкистов. Им оставалось только, продолжать движение, вызывать комбата, и пытаться не нарваться на врага. Ведь бои шли и ночью, поэтому враг мог оказаться рядом. Отдельные группы вражеских танков, могли углубиться на десятки километров, собираясь в своеобразные броневые кулаки.
   Но обошлось, немцев не выявили, доехали до определенного квадрата, па там удалось связаться со штабом, да и мотострелков встретили. Так и добрались до позиций бригады, и поредевших рот, своего батальона. Его остатки, выстроились в лесистой зоне, и насчитывалось в нем теперь, не более половины от имеющихся ранее танков. По своему составу танковая бригада не очень большое соединение. В ней, при полном составе - всего четыре батальона, и три отдельные роты. Все танковые батальоны одинаковые по организации, количеству машин и людей. Взвод - три машины, рота - четыре взвода, но все они по подготовке, состоянию техники и вооружения, по организованности и порядку, не похожи друг на друга. А после последних боев, и в бригаде, и в батальонах, был некомплект.
   ...Остановились, выбрали места, для расположения танков, и вылезли, Олег сразу отправился на доклад. С ним потянулись, и другие командиры экипажей. Из тех, кто уцелел, и было на чем вернуться - безлошадники оставались ждать распоряжений.
   - Товарищ капитан, задание выполнено. Во время боя, были подбиты машины нашей роты, я был вынужден эвакуировать экипажи. Добравшись до ремзоны, оставил их там, подготовил танк, и сюда.
   - Как так-то? - Комбат схватился за голову, узнав о потерях роты в плане техники, да и экипажи могли перекинуть в другие бригады, или вообще на другой фронт.
   - Товарищ капитан, бой был тяжелый, парни не опытные, а тут и тигры, и бомбы сверху...
   Комбат задумался, посмотрел в глаза лейтенанту, и приказал:
   - Так Сушкин, принимаешь взвод, вместо Шаландина. Ах да, от взвода же.... Возьмешь в состав, кого-то из тех, кто прибыл с тобой. В общем, приступай к обязанностям.
   - Есть приступать!
   Пока лейтенант рапортовал, у танкистов из будущего, появилось время, перекинуться парой слов наедине.
   - Командир, что дальше делать будем? - Поинтересовался Геннадий. - Лейтенант то наш спокойно жить не даст. Может зря его вытащили? Теперь конспирации придерживаться надо, даже в мелочах...
   - А как было иначе? Сами мы бы долго не продержались - либо немцы бы накрыли, либо наши....
   - Наши в будущем остались, а тут еще вопрос - чуть, что и расстреляют по закону военного времени - заметил Борис. - Пока воюем - не проверяют. А стоит оказаться на подозрении у СМЕРШа, или попасть в поле зрения особистов - все.
   - Если нас сюда забросило с определенной целью - заметил Борис - сидеть, хоть в лесу, хоть в какой-то деревне, смысла не было, и нет. Необходимо участие, может даже влияние, на какую-то ситуацию.
   - Насколько я помню - проговорил Артем - скоро наступление. Где-то числа одиннадцатого. Нам нужно как-то попасть на тот участок, где мы оставили "ласточку". Но до этого, придется как-то удерживаться на передовой - нам не близко к штабу нельзя, ни ко второй линии обороны. Вызываться придется добровольцами - главное Олежку обработать правильно.
   - А может уже пора пробовать вернуться? - Спросил Генка. - Может "окно" откроется?
   - Мы здесь только третий день - засомневался Борис - наверное, рановато.
   - Но если в ближайшее время туда не выйдем - заметил наводчик - сможем смочь туда вернуться, только после войны. Если не погибнем...
   - Это точно - кивнул Тема - но выбора у нас нет.
   - Но если в ближайшие дни, не получится - натянуто заметил Борис - придется приспосабливаться, обитать в этом времени. Со всеми проявлениями жизни - водкой, бабами, и развлечениями.
   - Ты чего? - Удивился Генка.
   - А что делать, биологические часики-то тикают. Их никто не останавливал. Так что нельзя вести себя отчужденно - нужно общаться - и подозрений не будет, и как ни крути, это наше нынешнее окружение.
   Тут вернулся лейтенант, чем-то взволнованный, и взбудораженный, и они замолчали. Олега, явно что-то тревожило, он обошел танк, заглянул туда--сюда, повертел головой.
   - Все в порядке, товарищ лейтенант? - Спросил Борис.
   - А? Да-да. Вот назначили комвзвода, вторые два экипажа, из парней, что прибыли с нами, хоть знакомиться не надо. Осталось над слаженностью поработать, и можно в бой.
   - О, хорошая новость. Поздравляем.
   - Спасибо.
   - Первое задание, в новом качестве уже есть? - Поинтересовался Артем.
   - Нет. Но есть предполагаемая задача. Пока только в общих чертах. Ни времени, ни конкретного пункта назначения, комбат не назвал. Дал понять, что это спецоперация, для малых сил. Так, что думаю, в ближайшие час-два, нас и задействуют. Так что, будем тренироваться, учиться взаимодействию...
   - Понятно - протянул Борис тихо - теперь ты нас загоняешь...
   Танк был полностью готов к переходу, и бою, разве что, требовалась небольшая дозаправка, но цистерны, еще не притянули. Выспаться экипажи тоже успели, поэтому, дальнейшее время ушло на разработку плана, и подготовку. Ведь экипаж Кравцова, толком даже не осознал, всего с ними произошедшего.
   Вот только был выговор, учения, и раз - они на жесточайшей из войн. Здесь пришлось не просто выживать, но и действительно - Родину защищать. Пусть пока мало, только два дня, но тем не менее. Свой вклад они уже внесли - вернули в строй и танк, и его командира, и немцам вред какой-то нанесли. Но психика обрабатывала это медленно, отказывалась усваивать. Попасть из мирной жизни под две бомбежки, в тяжелые танковые бои, и другую действительность, было для сознания чересчур.
   Но человек, есть человек, после стресса, он адаптируется, приспосабливается, начинает думать о разном, воспринимать шутки, и шутит сам. Меняется его взгляд на жизнь, и философия. А не сломаться, помогают товарищи.
   Артем, улучив момент, достал карту, добытую еще в первый день. Он понял - будущее танковое и воздушное сражение под Прохоровкой, это еще не все, что там состоится. До начала контрнаступления, там будут оборонительные бои. Там, начнется мясорубка, и ад. Небо будет гореть, земля дрожать.... А сейчас, его интересовало насколько Прохоровка, далеко от места их дислокации?
   - Да, каково сейчас, тем солдатам, кто сражается там? - Заглядывая через плечо, проговорил Борис.
   - Жутко. Страшно. Невыносимо. А сдержать врага нужно.
   Ранее веселые и неунывающие никогда парни, все никак не могли войти в колею, было не до шуток и анекдотов, в каждом произошел некий надлом. Постепенно они осознавали, что и на них лежит ответственность, за их же будущее.
   - Надеюсь теперь товарищ подполковник - прошептал Артем, обращаясь к своему комбату, из далекого двадцать первого века - вам бы не было стыдно за нас...
   Тем временем, пока их здешний командир батальона, решал - как распределить оставшиеся у него, боевые единицы, кем и в каком качестве, закрыть образовавшиеся в ротах прорехи? Из бывших взводных он делал командиров рот, из командиров отделений, то есть танковых экипажей - комвзводов. Комбат ставил командиров танков, взводов, рот в сложные условия, добиваясь, чтобы каждый проявил творчество и инициативу. И тут приехал комбриг. Объявили построение. Комбат немного понуро, но громко и отчетливо доложил:
   - Товарищ полковник! 1-й танковый батальон построен и к выполнению боевых задач готов!
   Комбриг поздоровался с батальоном, дал команду "Вольно", и осмотрел состав батальона. Затем коротко подвел итог боев. А в заключение он обратился ко всему личному составу уцелевших рот:
   - Ситуация вокруг меняется каждые полчаса, все время нужны свежие разведданные. Немедленно, требуется провести разведку боем в составе усиленного пехотой, взвода. Я понимаю, что это труднейшая задача, батальон понес серьезные потери, вас мало, требуется передых - поэтому прошу добровольцев сделать шаг вперед.
   Артем и глазом моргнуть не успел, как Сушкин, уже сделал шаг вперед. У экипажа, внутри все сжалось - они могут и не дожить до дня, когда вернуться к "ласточке", но обратного пути уже не было.
   - Герой хренов - подумал он - чего тебе неймется? И в боях участвуем, и задних не пасем, и из танка, почти не вылезаем. Должность взводного отработать хочешь что ли?
   А лейтенанту, побывавшему в первых боях на Курской Дуге, уже не казалось, что от его участия зависит успех всей операции, но.... Он уже не играл в войну, а мстил, и относился к ней, как к тяжелой и опасной работе. Но в бой, по-видимому, рвался как прежде. Вместе с ним вперед шагнули, еще два командира экипажей. Комбриг подошел, положил руку на плечо лейтенанта, затем прошел к другим добровольцам, и проговорил тепло:
   - Спасибо, сынки! Так, ты комвзвода, быстро садись ко мне в машину, и поедем на место, обсудим, как ты будешь атаковать...
   - Есть.
   Оставив свой экипаж в неведении, лейтенант поспешил за комбригом, к "газику", А когда все уселись, они по лесополосе, направились к наблюдательному пункту командира стрелкового полка.
   - Ну, вот и первые ласточки, нового назначения Олежки - буркнул Борис - что дальше?
   - Думаю, будет лезть в самое пекло. А с ним и мы. - Ответил Генка. - Что скажешь командир?
   - А что тут скажешь? Придется стараться изо всех сил на своих местах. Пару дней протянем, и в любом случае будем рвать когти. Иначе увлечет нас в самую гущу, затянет - не вырваться. Присматриваем еще транспорт на всякий случай - неизвестно, как все обернется. Ладно, ждем пока нашего лейтенанта, а там поглядим.
   А лейтенанта, тем временем, почти доставили к КНП, который был устроен в небольшой роще. Вскоре доехали, высадились, и направились под маскировочные сети в блиндаж. Рядом, чуть ниже в неглубоких окопах расположилась пехота. В километре от нее, на окраине поселка, виднелась оборона противника.
   Олег, приготовился выслушать боевую задачу, и продумать ее выполнение. Подготовка не заняла много времени. Командиры указали ему направление движения, и указали цель - вскрыть систему огня неприятеля. Для чего, на максимальной скорости врезаться в оборону противника. Снаряды не жалеть.
   - Задача понятна, лейтенант?
   - Так точно.
   - Тогда приступайте к выполнению.
   - Есть.
   ...Спустя полчаса, экипажи, выслушав поставленную перед ними боевую задачу. Ее элементы, заставили встревожиться, это было практически тоже, что и вызвать огонь на себя. Нехорошие мысли мелькают, кое-что придумали, на скорую руку.... После чего, добровольцы, взобрались в свои машины. И вскоре, танки взвода, составленного из машин, вернувшихся из ремзоны, заняли исходные позиции. Они были развернуты фронтом около полутора километра.
   - Хуже нет, чем ждать и догонять - подумал Артем - лучше уж сразу...
   Состояние перед атакой, у каждого свое, страха, который подавлял бы волю, нет, но гибнуть никому не хочется, тем более им троим, просто нельзя. Взмыла красная ракета, и наступил конец этим переживанием. Олег отдает команду:
   - Вперед! - И толкнул Бориса ногой в спину, дублируя, и сам тут же подался вперед, и приник к приборам наблюдения.
   И Т-34, соблюдая дистанцию, единым порывом, выдвинулись в сторону немецких укреплений. Вот они прошли жиденькую цепочку пехоты, которая должна была подняться вслед за ними, и сопровождать. Полная имитация наступления, даже открыла огонь, выжидающая артиллерия, накрывая немецкие позиции. Успев раззнакомиться накануне вечером, Артем уже знал - чей танк движется слева, а чей справа. Танк Козина Толи шел слева, а справа двигался танк, веселого экипажа младшего лейтенанта Васильева, под номером "111". Его дело держать с ними связь, и вести пулеметный огонь, сейчас не делая приоритетов.
   - Заряжай! - Скомандовал Олег, показывая растопыренную пятерню. - Ну понеслась...
   - Живы будем, не помрем. - Геннадий, взял осколочно-фугасный снаряд, вставил его, и ответил:
   - Готово!
   - Всем огонь со всех стволов! - Приказал Олег, и сам нажал на педаль спуска.
   Выстрел! Болванка летит пока не прицельно - враг себя не обнаруживает. Артем передал команду, и взялся за пулемет. И все заново - заряжение, наводка, выстрел. Ответного огня пока не последовало, и Артем воспрял духом - может, они, и выберутся целыми и невредимыми.
   А немецкие позиции все ближе и ближе, в любой миг, оттуда может полететь бронебойная сталь. Подавить огонь, будет уже не возможно, ведь там не два орудия. Т-34 продвигаются, пехота спешит следом, немцы молчат. Но как только, танки подошли к подготовленным саперами, проходам в минных полях, немцы открыли интенсивный огонь. Пехота сразу залегла. "Тридцатьчетверки" слева и справа от "79", начали отставать, но это не спасло - танк Васильева загорелся. Борис перепугался, психанул, и газонул, стараясь уйти из-под летящей на них смерти.
   Олег сейчас сам не знал, какую команду отдать водителю? Ясно только одно - борта не подставлять. А скорость...
   Борис, перейдя на повышенную передачу, преследовал цель, таким маневром, уйти из-под огня, но они, только вырвались вперед, и естественно, почти весь огонь был сосредоточен на их машине. Пора симулировать.
   - Готовьте "факел" - заорал лейтенант - дальше не подпустят...
   Артем, взял заранее придуманную ними, и подготовленную жестянку с маслом и мазутом, и пропитанной тряпкой-фитилем, достал зажигалку, и приготовился. И тут раздался удар, сверкнули искры, пламя, неожиданно стало светло. Олег подумал, что это люк заряжающего открылся, и крикнул:
   - Гриня, закрой люк!
   - Так нет его - сорвало! - Отозвался Генка, уже привыкший, что если на "Г", то это к нему.
   На миг в танке дышать стало немного легче, лейтенант еще успел подивиться - болванка попала в проушину и сорвала люк! А потом с Олегом, случилось что-то странное, и ранее небывалое. Может, сказалась недавняя, легкая контузия, может пороховые выхлопы, а может все вместе, плюс шестое чувство. Надавив на педаль спуска, и отследив выстрел, он как воочию увидел, картину их ближайшего будущего.
   "Танк шел на прорыв, до противника оставалось метров двести, и тут немецкий снаряд попадал в лобовую броню танка. И Олег как во сне, четко и ясно, увидел последствия этого попадания. Машина останавливается, но не загорается. Болванка, выпущенная практически в упор, пробила броню возле стрелка-радиста, убив Николая осколками, и ушла под люк механика, вырвав его. Ударом, самого лейтенанта, оглушает, и он падет на боеукладку. В это время второй снаряд пробивает башню....
   Сколько Олег так лежит - не ясно, но видимо, недолго, очнувшись, он видит Ивана, лежащего перед танком с разбитой головой - то ли того выбросило, то ли он пытался выбраться. Лейтенант перевел взгляд - в своем кресле сидел убитый стрелок-радист, а на боеукладке лежит мертвый Григорий...". Танк еще цел, но все мертвы, полуживой только он саам.
   Лейтенант тряхнул головой, и как бы вернулся назад в тело, поморгал, и понял - все это случится прямо сейчас! Смерть уже заносит свою косу. Укрытий нет, холмистых складок тоже - накроют по-любому. Мысли запрыгали лихорадочно, минуты словно растянулись - решение! Нужно немедленное решение!!! Мгновенное...
   - Стоп машина!!! - Во всю глотку заорал Олег. - Иван глуши движок! Коля, поджигай "факел""! Гриня хватай его, и выставь в люк!
   Секунды, разбиваются на три доли каждая, чиркает зажигалка, вспыхивает смесь, начинает валить дым. Артем сует Генке деревянную ручку, тот хватает, и поднимает жестянку вверх. Сердце испугано бьется - хоть не вывернуть, не опрокинуть. И хоть бы фрицы увидели дым, и больше не выстрелили. Так сымитировали попадание, о чем свидетельствовала резкая остановка, и появившийся дым, валящий из сорванного люка.
   Приспособление, в виде банки с деревянной ручкой, помогло. И немцы, прекратив огонь, больше уже не стреляют, видимо решив, что танк уничтожен. Больше атаку никто не имитирует, не стреляет, и не бежит. Но задача, почти успешно выполнена.
   - Вроде сработало. Глядишь - так и пронесет - пробормотал Олег, и осмотрел в панораму местность. Сами они дымили, два остальных танка взвода горели неподалеку.
   - Жаль парней, но жертва не напрасна.
   Пехотинцы лежали - куда там вставать? Но фашисты успели высветить свои огневые точки, и лейтенант надеялся, что их успели засечь и отметить. Он выждал немного, и приказал Борису:
   - Иван, заводи - и медленно задний ход! Гриша заряжай осколочно-фугасным. Если что - сами себе салютуем...
   - Мы не на Варяге.... - Генка приподнялся, и осторожно, выбросил жестянку подальше от танка - держать ее дальше, было рискованно, взял и вложил снаряд в казенник.
   Нервы натянуты до предела, льется пот, а сердца бухают, как молоты. Борис шевельнулся, завел танк сжатым воздухом, забил заднюю передачу и начал двигаться. Немцы тут же, открыли огонь, и несколько болванок ударилось о броню. Боря снова остановил танк, уменьшая тягу, и обороты двигателя:
   - Не выйдем командир - гаркнул он в переговорное - давай обождем начала наступления рот. Иначе вмиг накроют.
   - Ладно, не будем зря подставляться. Сидим тихо, как мыши. Огнетушители наготове.
   У всех ощущение, что они сидят на мине, или на не разорвавшейся бомбе - рвануть может в любой миг. Выскочить не успеют, может даже понять. Никто из них не горел, но все слышали - как это бывает. Если пламя разгорается - считай ты уже покойник. Нужно выявить загорание раньше, и то у тебя будет всего несколько секунд. И то, при условии, что на тебе нет лишней, неудобной одежды и ремней. Те, кто горел, и уцелел, рассказывали, что выскочить из горящего танка не так просто. Главное, не потерять самообладание. Температура в танке резко повышается, а если огонь тебя лизнул, тут уже полностью теряешь контроль над собой.
   Первым выскакивают через свои люки командир и заряжающий, но поочередно. Затем механик-водитель, и то, ему тяжело - надо крюки снимать, открывать люк, а если он запаникует, или его огонь жжет, то уже все - никогда он не выскочит. Хуже всех - стрелку-радисту, у него меньше всех шансов. Их больше всего гибнет. Они в самом невыгодном положении - слева механик, сзади заряжающий. Пока один из них дорогу не освободит, он вылезти не может. Если выскочили, то кубарем с танка на землю....
   Олегу вспомнились предписания, и он криво усмехнулся, некоторым пунктам. "В тех случаях, когда невозможно вывести с поля боя аварийный или подбитый танк, оборонять его огнем с места, пользуясь помощью соседних танков и совместно действующих подразделений других родов войск! Ни при каких обстоятельствах танк не покидать и не отдавать его противнику"" При выходе под огнем противника стремиться вывести танк задним ходом до ближайшего укрытия...
   - Нет тут, никаких укрытий - процедил он - и деваться нам некуда. Мы приманка.
   Так в напряге и сидели, пока вскоре спасительная, родная артиллерия, не открыла огонь по выявленным огневым точкам противника. А затем в атаку пошли танки и пехота. Мимо них, не останавливаясь, стремительно и неудержимо. На душе полегчало, но все боялись пошевелиться, словно не веря в спасение. Атакующие части, выбили противника с его позиций. Вот так вот, во многих местах, решительными контратаками танков во взаимодействии со стрелковыми частями и артиллерией продвижение врага было приостановлено. А здесь даже немцев потеснили. Но уцелевшему экипажу, почему-то было не до радости. Смерть отступила - но надолго ли? Может, пометила, и оставила на потом?
   Когда ударные части, продвинулись далеко вперед, канонада утихла, и вокруг стало тихо, парни вылезли из танка, и осмотрелись. Они выполнили свой долг, вот только нервная дрожь не проходила. Да еще, печальная картина предстала перед ними. Изрытая снарядами земля, всюду воронки, убитые пехотинцы, и сгоревшие танки недавних знакомых. На полосе они одни. Обошли свой танк, осмотрели его.
   - Выдержал родимый - проговорил Генка. - Несколько сколов и все.
   - Выдержал. Видно качественно собирали. Кивнул Олег - не всем с машинами везет. Заводы выпускают разные, собирают их не специалисты. Вот и ломаются, и не выдерживают испытания боем. Нам повезло. Можно продолжать ход - вот только куда? Назад или следом за войсками? Коля, попробуй вызвать кого-нибудь....
   - Есть. - Артем полез на крыло.
   - Нам бы снабженцев бригадных. - Продолжил лейтенант. Второе день рождение у нас сегодня надо у них спирта раздобыть отметить, и на броню плеснуть.
   - Надо бы действительно освятить - подумал Артем - если попа разыщем где-нибудь.... - Залезая в танк, подумал Тема. - Да и самим не мешало, бы, причаститься, может выжить поможет. Сейчас ведь чуть не погибли...
   Он уселся на свое место, и принялся вызывать, переключая то на прием, то на передачу. Но тщетно.
   - Командир, связи со штабом нет. Высунувшись в люк мехведа, сообщил Артем. -Ротный тоже не отвечает. Как и комбат. Видимо ушли далеко вперед.
   - Антенну повредило, по-моему - заметил Гена - вот связи и нет.
   - Нужно убираться с открытой местности. Укроемся за деревней, там и попробуем починить. В машину - скомандовал Олег - нужно догонять наших.
   - Похоже, о нас просто забыли. - Пробурчал Борис, пролезая в люк. - Или как и немцы, сочли погибшими.
   Как бы там ни было, все равно, нужно было убираться отсюда, но сначала определить маршрут. Лейтенант решил отчитаться лично комбригу, а бригада передислоцировалась к Покровке, значит туда нужно и им.
   - Так - разворачивая карту, пробормотал Сушкин - поищем короткий путь. А ты веди пока за окраину влево.
  

Глава пятая

Никогда не ропщи на жизнь, все может быть гораздо хуже...

***

   Тронулись, немного проехав, вскоре нашли, где стать, и Артем, используя все свои знания по части радиодела, принялся соображать, какое-то подобие антенны. В итоге, то ли у него ничего не вышло, то ли действительно их часть ушла, на большое расстояние, но связь не наладилась.
   - Дальше, чтобы не терять времени, двигаемся в обход поселка - Пораскинув мыслями, распорядился Олег. - Так либо догоним передовые части, либо выйдем на наши оборонительные рубежи, и оттуда попробуем связаться.
   - Не заблукать бы - проворчал Борис - тут черт не разберет - где наши, где немцы?
   - Когда ты вызвался добровольцем, и уехал с комбригом - заметил Артем - мы кое-что выяснили. На тот момент, из района Дубравы - Солонцы, фрицы, силами около четырехсот танков, двинулись в наступление. Они шли на позиции, первой, третьей, и десятой, и 10-й механизированных бригад, нашу, и частей усиления. А значит, сзади есть наши инженерные части.
   - Задних, мы пасти не будем. Иван, а ну давай трогай чуть вбок...
   Артем ощутимо напрягся, услышав приказ лейтенанта, он уже пару минут думал о выпавшем шансе.
   Они одни, вокруг никого, квадрат с лесополосой, где оставлена "ласточка" близко. Топливо есть, боеприпасы тоже. В общем, добраться, возможно. Лейтенанта вырубить и связать, а после вернуть туда, где взяли. Нужно будет раскидать маскировку, Борис в "ласточку", он за рычаги здесь, останется только зацепить свой танк тросом, и вытащить из воронки...
   - Но хватит ли мощи? Может нужно два Т-34, или тягач еще один хотя бы? Да и не чувствуется, что выполнили то, не ясно что?
   Эта мысль и удержала, сержанта Кравцова, от действий. Он просто продолжил вызывать по позывным, хоть кого-то из батальона, раз штабные связисты бригады, не отвечали. Их положение, не было плачевным, но и ясным, его было назвать нельзя. Борис вел танк, не особо вникая - куда едут? Его дело выполнять указание лейтенанта, и выбирать путь, на ближайшие сто-двести метров. Генка поглядывал на все, что справа, но однообразный пейзаж, немного притуплял его внимание. Мысли как не борись, брали свое.
   А нервы то - на пределе, каждый думает, о прошедшем бое, и понимает - могли сгореть как их боевые побратимы. Мысли скачут, и не только у лейтенанта, который по-сути всех спас. Просто осознать, что ты погибнешь в прошлом, и никто ничего не узнает, как-то печалило, и боевой дух, и так не сильно пылавший, совсем угас. Участвовать в освобождении Родины, это одно, а лезть в самое пекло, откуда нет возврата, это совсем другое. Тем не менее, они ехали в неизвестность, готовые бить врага дальше.
   А тем временем, батальоны и отдельные роты, 1-й танковой бригады, сражались совсем не там, куда направился лейтенант Сушкин. Они срочно были переброшены под все ту же - Покровку. На узле Яковлево - Покровка, бои шли третий день. Красная Армия, продолжала немалой ценой выполнять приказ Ставки - измотать противника в обороне. Вот и бились защитники родной земли в ближних боях, не щадя ни себя, ни товарищей. На пределе сил удерживали рубежи, станции, деревни, и высоты. Здесь не было непроходимых лесов и болот, но немецкие дивизии, все равно застревали, и редко продвигались на восток...
   - Через Битву транзитом - грустно усмехнулся Артем - ни орденов, ни медалей, ни мать ее - Славы!
   Там проскочили, здесь проскочили, там срезали, здесь объехали. Так полям, добрались до развилки грунтовых дорог. Слева, если присмотреться, виднелась полоска деревьев, спускавшаяся к низменности.
   - Прими левее - скомандовал Олег.
   - Есть левее.
   Проехали еще, впереди справа, показались далекие крыши с трубами.
   - Что-то мне не спокойно - подумал Тема-Николай - чуйка что ли?
   Но никто его не спрашивал, решение было за лейтенантом. Свернули, объехали овраг, добрались до увиденных деревьев, можно сказать выехали к какому-то поселку.
   - Стой! - Приказал лейтенант - послушаем эфир. Николай вызывай снова.
   Заодно послушали и звуки вокруг - боя не слышно, артиллерии тоже.
   - Ничего - через время доложил Артем - на наших волнах тишина.
   - Так, значит, придется разведать. - Решил Олег. - Не нравится мне все это. Да и куда мы выехали, определиться надо. Гриня вылазь пропусти Колю. Мы сходим, посмотрим - куда заехали? Не ровен час, выскочили за линию обороны. У немцев - то, она не столь мощная. Заречный ты со мной.
   - Есть.
   И Олег с Артемом, проверив пустые магазины, в добытых ранее ПП, оставили их, и из танка. Генка вернулся в машину, и, надев наушники, устроился возле рации. Борис убрал обороты, и приглушил работу двигателя. Они оставались вдвоем, и в принципе, могли расслабиться, то есть, откинуться на спинку.
   Тем временем, лейтенант с Артемом, украдкой двинулись к домам. Шли со стороны, дующего ветерка, но собаки не загавкали - это насторожило, и лейтенант извлек их кобуры пистолет.
   - Иди за мной, и вперед не вырывайся - предупредил он.
   - Может на чердак, и оттуда осмотримся?
   - Вначале пройдем пару дворов, затем на соседнюю улицу, а там посмотрим...
   Первый дом, второй, все тихо, но и не видать никого. Но оно и понятно - народ отселен, или эвакуирован, до создания рубежа на 25 километров. Перешли на другую улицу - снова никого. В домах никто не расположился, никто не заехал на постой.
   - Наших тут нет - иначе заняли бы избы - заметил Артем. Нужно было в штаб к моттострелкам вернуться, оттуда и связаться с комбригом, узнать - куда нам двигать?
   - Надо было, да поздно. Я после разведки боем, плохо соображал.
   Они вышли на третью улицу, и шарахнулись к заборам - вдоль нее, у дворов и колодцев, стояли немецкие танки, автомобили и бронетранспортеры.
   - Стоп! Немцы!
   - Идут через деревню, или на постое?
   - Пока не ясно. Туда смотри...
   Артем посмотрел - на соседних улицах тоже виднелась их техника. Деревня была занята фашистами, они быстрее всего обедали, и готовились на рывок.
   - Резерв? - Тема достал трофейный парабеллум, и приготовился пустить его в ход.
   - Похоже на то. То ли подкрепление, то ли ударный батальон, для захода в тыл... - В полголоса ответил лейтенант.
   - Вот встряли - процедил Артем - давай обратно огородами.
   - Нужно посчитать - сколько их? И сообщить.
   - Куда? Кому? Рация слабовата, не достает, не охватывает...
   - Значит, кому удастся, раз наши не откликаются. Может, эти сведенья кому-то помогут?
   - Нам лучше валить отсюда, пока не поздно.
   - Сержант! Это приказ! Выполнять!
   - Есть сосчитать - сквозь зубы проговорил Артем, и совсем тихо - заведешь ты нас когда-нибудь прямо в объятия старухи с косой.
   Прячась за заборами, колодезными срубами, и сараями, они принялись считать - лейтенант - танки, а Артем автомобили и бронетранспортеры.
   Все это время, Геннадий сидел, прикрыв глаза, и слушал эфир. Конечно, он должен был заниматься наблюдением, передав наушники Борису, но стресс и усталость, заставили его плюнуть на это. Борис тоже расслабился, и потому они прозевали движение немецкой автоколонны, едущей по дороге, ведущей в деревню. Передовые автомобили и танки, уже въезжали в нее, когда парни через открытые люки, что-то уловили, и решили глянуть.
   - Египетская сила! - Воскликнул Генка - вот тебе и наши блин...
   - Ешкин кот - протянул Борис - что делать-то?
   - Нужно командиров предупредить - ответил Гена. - Борька давай за пулемет, но выжди. Я пушку заряжу пока...
   - Может ракету?
   - Давай, но и фрицев замедлить надо...
   Генка перебрался на свое место, взял из боеукладки, и вставил в казенник снаряд, затем взял другой, протиснулся на место командира, и положил его, на свое сиденье.
   Борис тоже перебрался вправо, и они оба навели оружие на цели.
   - Товсь! - Буднично выкрикнул он, как будто не они, собирались стрелять по автоколонне. - Пли!!! - И нажал на педаль спуска.
   Выстрел, пулеметные очереди, из двух пулеметов, попадания, немцы всполошились, передняя часть продолжила движение, остальные остановились. Минута, и солдаты Вермахта, начали выскакивать из грузовиков, а танки вывернули и двинулись в сторону замершего Т-34. Борис оставил пулемет, и полез на свое место, и вскоре врубив задний ход, отвел машину чуть назад. Генка перезарядил пушку бронебойным снарядом, и жахнул по ближайшему панцирю.
   - Уходим - проорал он - их слишком много! Надеюсь, нас услышали...
   Далее, они были вынуждены просто отступить, и начать уходить. Погони как таковой не было, но некоторое время, их преследовали, а отогнав, дальше искать не стали.
   - Боря, что делать? - Вскричал Генка - не бросать же их?
   - Мы их уже бросили... - зло ответил тот.
   - Считай это вынужденной мерой, маневром, в конце концов.
   - Да? А чем он завершается этот маневр? Вот теперь, что ты предлагаешь? Мы ни их не спасем, ни сами не выскочим.
   - Не знаю, может вернуться, и обстрелять ближайшие улицы издалека? Лейтенант с Темой, поймут, и к нам? Может, сработает?
   - Не факт, что они еще живы. Или не схвачены. Давай за помощью, и вернемся. - И Борис, увел танк на восток, в надежде встретить советские части, или выйти на след их бригады.
   Теперь, все зависело от везения и удачи, ну и от самих танкистов, ведь и баки были не полны, и боекомплект почти опустел.
   Тем временем, Олег с Артемом, местами перебежками, местами едва не ползком, передвигались по деревне. Они уже приблизительно прикинули состав, занявших деревню немецких подразделений - танковая рота, и около двух рот мотопехоты. Теперь нужно было смываться оттуда, и возвращаться к своему танку, для чего пройти несколько улиц, а после свернуть на подворья крайних домов, а оттуда, огородами, да овражком, выбраться к танку. И тут, за околицей, прогремел пушечный выстрел и пулеметные очереди, затем еще раз, а в деревню вступила еще одна колона, таким образом, отрезав им пути отхода.
   - Это точно Генка палит - тихо заметил Артем - больше некому. Наверное, нас хотел предупредить. Может, рванем огородами?
   - Поздно - отозвался лейтенант - теперь мы отрезаны.... Давай вон туда.
   Пока они метались, немцы выгрузились, выставили технику, и как у себя дома, стали размещаться, по-хозяйски расхаживать, и готовиться к обеду. Видимо разведку, давно уже провели, передовые части, и эти абсолютно не опасались. Пока одни размещались, доставали с колодцев воду, другие заглядывали в курятники, хлева, и сараи.
   - Вот оказия, какая - прошептал лейтенант, когда они залегли за копной старого сена - мы бы и вчетвером не прорвались, а так вообще.
   - По ходу, обложили плотно - протянул Тема - днем, уже не ускользнуть придется где-то отлежаться, и выждать, пока стемнеет...
   - С чего ты взял, что они тут ночевать будут? Может, через пару часов двинутся. Стемнеет в любом случае, часов в десять - ответил лейтенант - а это поздно, надо уходить раньше. Мы как оказалось на оккупированной территории...
   - Ну это еще не факт - сейчас не разберешь. Нужно присмотреть сарай, или чердак какой, и там часок-другой отсидеться.
   - На краю искать опасно, двигаем к пока свободным улочкам.
   Они попятились, и укрываясь за заборами, плодоносящими кустами, и деревьями, стали пробираться ближе к центру. Так проведя небольшую разведку, сосчитав приблизительное количество солдат, и бронетехники с танками, стали искать укрытия. Пути отхода, были блокированы, и нужно было найти другие. Вот так, воочию, убедившись, что советских частей, тут не было, и пока не намечаются, они поняли свою ошибку, и стали искать способ не попасться немцам.
   Но гитлеровцев, своими выстрелами, растревожили Геннадий с Борисом, и те были бдительны, потому незамеченными, проскользнуть не удалось.
   - HДnde hoch! - Послышались крики.
   - Бежим!!! - Выстрелив, заорал лейтенант.
   И они с Артемом, пригибаясь, рванули во всю прыть. А миновали первые по улице дома, забежали в один из пустых дворов. Лейтенант остановился у калитки, и начал палить из пистолета, с явным намереньем, сражаться до конца.
   - Не глупи, и не стой столбом - забывшись, заорал на него Тема - меняй позиции, постоянно перемещайся...
   Сам он, став боком, выстрелил в немецкого фельдфебеля, затем пригнулся, перебежал, и став за высокой грушей, пальнул в солдата, бегущего первым. Защелкали встречные выстрелы, им приходилось только изредка отстреливаться. Расстрелять обойму, когда на тебя бежит минимум отделение, дело быстрое. Патроны словно испаряются, а гранат они с собой не взяли.
   - Олег давай в дом, уйдем через окна - крикнул Артем, насмотревшийся за жизнь не мало, качественных боевиков, и понимающий что вести бой, почти бесполезно.
   Но лейтенант, видимо решил, что уже не уйти, решил проявить героизм, а последнюю пулю пустить себе. Артем подскочил, схватил его, и поволок в дом. Там запер дверь, и они через комнаты, бросились к окнам. Выпрыгнули, и Артем понял - бежать можно только влево - справа немцы, прямо к огородам, простреливаемый сектор, и они помчались туда. Лейтенант, на бегу заприметил вилы, подхватил их, и выпалил:
   - Разбегаемся!
   Артем кивнул, и повернул снова налево, к проходу между избой и рядом подсобок, чтобы бежать через подворья, и разжиться там вилами, косой, топором, или хотя бы лопатой. Утопающий, как известно, и за соломинку хватается, а Артем сдаваться не собирался. Ему этого делать было никак нельзя. Поэтому он повел себя как затравленный зверь, решив сопротивляться до конца. Но тем самым он, приблизился к улице, уже занятой, передовой частью фашистов.
   Чего-то, что можно приспособить под оружие, Артем не встретил, вдобавок ко всему, рискнул перескочить на улицу, уже плотно занятую немцами. Он не собирался угонять немецкий танк, хотя попробовать было можно, просто в эту сторону преследующие его фрицы, не стреляли. Вот Артем и решил, что там, где остановились на обед, танкисты, шансов уцелеть немного больше. Да и спрятаться, хоть и ненадолго, есть где, и за чем.
   Мелькали вишни, посаженные у заборов, калитки, да ворота. Ну и естественно подворья с колодцами. Он, намереваясь двигаться дворами, до другой окраины селения, вот так просто - дерзко и нагло, выскочил из-за угла дома, пробежал к колодезному срубу, и спрятался за ним. Вот только надвигающаяся волна шума и топота, заставила встревожиться и экипажи "панцирей", БТРов, и тех фашистов, кто прибыл в деревню раньше. Началось прочесывание, напоминавшее немцам игру в загонщиков. Нужно было где-то спрятаться, и Тема выбрал сарай, но пока пробирался к нему, во двор где стояли танкисты, заглянули два солдата - один с карабином, второй с МР40. Они разошлись в разные стороны, и тот, что с автоматом направился в сторону сарая, в котором намеревался, спрятаться Артем.
   Немец приближался, Тема, сидел, ни жив, ни мертв, с колотящимся сердцем, взгляд его метался, и скользнул по кучке мусора выброшенной из танка. Он осторожно, обполз колодец, пока его закрывал сруб, взял консервную банку, и бросил подальше. Она, упав, стукнула, фашист обернулся, и Тема, решил - будь, что будет, подобрал выброшенную бутылку из-под шнапса, вскочил. Одновременно, словно заправский циркач, он разбил бутылку, превращая ее в "розочку", и прыгнул к оборачивающемуся
   немцу. Артему приходилось не раз держать, это импровизированное оружие во время стычек на дискотеках, или попросту по дороге домой. Правда, он никого не убивал, так от силы полосовал, но сейчас.... Взмах, удар, он вскрыл фашисту горло почти мастерски, и пока тот хрипел и булькал, принялся забирать у него оружие.
   На шум вернулся второй солдат, увидел, передернул затвор, и вскинул карабин, но на секунду опоздал, очередь из пистолета-пулемета, вонзилась в него раньше. Теперь у Артема был МР40, и нож. Ему бы бежать, но он поступил по-другому - расстрелял выбегавший из избы немецкий экипаж. Собирать трофеи было некогда, он только прихватил новый магазин, и рванул через забор, понимая - в сарае, теперь уже не спрячешься. Соседний двор он промчался, словно испуганный сайгак. В следующем подворье сразу нарвался на дюжего унтера, собирающегося "до ветру", влепил ему пулю между лопаток, и бросился перебегать улицу. Нал головой и мимо ушей, засвистели пули, послышались крики, и явная ругань.
   Артем вбежал во двор, на другой стороне улицы, взлетел по поленнице на сарай, и перепрыгнул в огород, соседнего хозяйства. Не останавливаясь, промчался к калитке, выскочил на следующую улицу, Но там в одном из ближайших дворов, на воздухе, обедал целый взвод, по соседству соответственно тоже. Тема выстрелил, и, свернув, бросился в огороды напротив. Снова свист пуль, пригибание, дворы, и проходы. В одном месте, почти схватили, пока менял магазин, но удалось вырваться. Потом пришлось бросить автомат, и с одним ножом, беспорядочно метаться, каждый раз прощаясь с жизнью. Немцы, используя ситуацию, стали охотиться, не ведя прицельного огня, больше загоняли. А далее, все вообще, напоминало нелепую, смертельную игру, с целью прожить еще немного, хотя он естественно понимал - как веревочка не вейся, а конец один. Но его словно хранил дух-весельчак, давая ненадолго ускользнуть.
   Так Артем бегал, отступал, стреляя, оступался, падал, перекатывался, снова вскакивал в последний момент. И нападал на тех, кто с МР40, а их было немного, менял отстрелянные автоматы с пустыми магазинами, на заряженные, снимая их с убитых только что гитлеровцев. Он уже пять аз прощался с жизнью, когда падал и его окружали, но выручала изворотливость, желание жить, и невероятные случайности. Несколько раз, его почти брали, но он падал, отстреливался почти в упор, катаясь на спине, у падавших рядом гитлеровцев, отбирал оружие, и снова вставая, убегал, петляя как заяц. Наконец, загнали, окружили, и долго били прикладами, пока какой-то майор, не остановил солдат и унтеров, и не приказал охранять. Тут уже Артем вырубился, и улетел в темноту...
   У лейтенанта, дела обстояли иначе, но не лучше. Выскочить из деревни ему так же не удалось. Вначале он двигался вдоль огородов, рассчитывая, резко свернуть вправо в удобном месте, но погоня не отставала, пули свистели рядом, а вскоре появились группы, бегущие наперерез. Тогда Олег, метнулся снова во дворы, и спрятался за углом дома, поглядывая то себе за спину, то в сторону огорода. Так он
   выждал, и всадил вилы, первому мчавшемуся за ним немцу. Отобрал у него карабин, лейтенант пристрелил напарников, неудачливого фашиста, и бросился, как и Артем, на соседнюю улицу, стреляя, или сбивая с ног прикладом, всех, кто выскакивал навстречу. Ему удалось проскочить, к застывшей у дворов, бронетехнике и танкам, и он в отчаянии, попытался угнать один из "панцирей". Но не успел залезть в водительский люк, и спрятаться внутри танка - его заметил, вышедший из хаты немец, и собиравшийся набрать воды.
   Фашист заорал, наружу выбежал экипаж, подоспели и другие солдаты, стало уже не уйти. Олег чертыхнулся, все-таки завел танк, и увел его, но через несколько дворов, его блокировали другими танками, зажав плотно, и не дав вырваться. После его вытянули из люка, и хорошенько отдубасили. После чего, лейтенанта волоком, оттащили в крепкий подвал, где он, присоединился к лежащему там Артему. Так забитые до полусмерти, советские танкисты, оказались в плену. Что еще не осознавали, поскольку находились в бессознательном состоянии. Но это был еще не финал, на их счет, у гитлеровцев имелись планы...
   А родная "тридцатьчетверка", все удалялась, остаток их экипажа, ничего не мог поделать, и как-то помочь, они в попытке оторваться, уже отъехали приличное расстояние. Поняв, что погони за ними нет, Борис выбрал удобное место, остановил машину, и горестно, наклонился.
   - Надо же так неразумно вляпаться.... Командиров потеряли, по чьей земле движемся неизвестно? Ну и куда теперь? - Крикнул он.
   - Не представляю - разворачивая припрятанную карту, отозвался Геннадий - давай в сторону Обояни. Кого-то да встретим.
   - На немцев бы не нарваться. И на мины...
   - А мы внимательно, осторожно, и с оглядкой. Не тут же торчать?
   - Ладно, попробуем проскочить. Что с боезапасом.
   - Почти на исходе, так что движемся с остановками, и путь просматриваем.
   - Хоть бы топлива хватило.
   - Так мы его, почти не расходовали.
   - Ты дорогу до батальона не посчитал. Так что нужно где-то разжиться.
   И они, как можно незаметнее, направились дальше. Через час движения рывками, Борис остановил машину, решив, что проехали достаточно, и показал на рацию:
   - Пробуй вызвать, может теперь ответят?
   Генка, протиснулся на место стрелка-радиста, приставил к уху, наушники, и принялся вызывать, меняя частоты. Но бригада в это время, сражалась с дивизией СС "Мертвая голова", за Покровку. Ведя ожесточенные бои, фашисты, трижды теснили ее подразделения, и в конце дня овладели этим населенным пунктом. Получалось, куда бы, Борис не вывел танк, там бы ждал неприятель. Оставалось искать другие танковые соединения, или корпуса их армии, хотя бы для того, чтобы заправиться. И если раньше эти вопросы решал лейтенант, то теперь, это впервые предстояло сделать самим. И если не удастся добраться до своих танковых частей, они просто станут, и тогда придется - либо бросать машину, либо оставаться в ней, сколько возможно.
   - Думали блин, куда уж хуже, чем оказаться в самой гуще боев в Прошлом? - Пробормотал Борис - а оно вон как.... Теперь все - просто живи, пока живется.
   - Есть радиоперехват, на русском. - Перебивая размышления, товарища, заорал Геннадий. - Только не понять ничего - кто с кем говорит?
   - Что делаем?
   - Идем в северном направлении, там должны быть наши рубежи.
   Так и поступили, пару раз натыкались на немецкие части, но время их выявляли, и объезжали. С остановками, двигались все дальше и дальше, уже окончательно сбившись. На многие километры вокруг, все кипели бои, с попеременным успехом, поселки, станции, и высоты, брали то оккупанты, то советские войска. Но было много участков, где свободно хозяйничали фашисты. Поэтому Борис, вел танк, обминая любые населенные пункты, возле которых, не наблюдались советские войска. На душе было гадко, и муторно, будто они сами, бросили товарищей, а не их вынудили.
   По пути, умяли часть остававшегося сухого пака, попили из встреченного ручья, и, выбрав направление движения по ложбине, неуверенно, двинулись дальше. Так, за вторую половину дня, Борис и Геннадий, отмахали немало, и на остатках топлива, пробились в Зеленый Лог, расположенный возле Понырей. Это было далеко, и как им удалось столько проехать, осталось под вопросом.
   - Ну наконец-то свои - облегченно выдохнул Борис - правда еще неизвестно - как нас примут?
   - Я танки видел, вон там в сторонке, значит, хотя бы заправимся...
   - Погоди радоваться, вон пехота бежит как-то не слишком гостеприимно.
   Танк вмиг окружили, причем в руках некоторых солдат, мелькали гранаты и бутылки с зажигательной смесью, пришлось вылезать, чтобы разобраться.
   - Эй, бойцы - мы свои. Что не видите? - Заорал Генка, высовываясь в люк.
   - Сейчас посмотрим, какие вы свои? Откуда прибыли?
   - Отойди от машины - закричал и Борис, видя юркого паренька с бутылкой - иди немцев жги...
   После некоторой перебранки, оказалось, что вокруг по оврагам, расположилась артиллерия, на одну из батарей которой, они и вышли. В Логе дислоцировался командный пункт 9-го гвардейского воздушно-десантного полка. Там также находился подвижный резерв. Так их танк, оказался, практически в двух километрах от железнодорожной станции Поныри.
   В общем, сначала, танкистов ждал нелегкий прием, но в условиях немецкой атаки, было не до проверок. Танк, на котором прибыли два измазанных, и усталых члена экипажа, носил следы тяжелого боя, и это помогло разобраться. В итоге, их сопроводили в штаб 103 танковой бригады, а после распоряжения, начштаба, накормили, танк вооружили, и задействовали в обороне.
   Станция Поныри занимала очень важное стратегическое положение, защищая железную дорогу Орел-Курск. Здесь, как первоначально считало командование фронта, будет нанесен главный удар противника, поэтому селение было одним из узлов обороны. Большое количество танков, самоходок, и бронетехники, на полях сражений, часто, больше поражалось минами, чем снарядами, выпущенными из пушек. Поэтому, и станция была окружена управляемыми и неуправляемыми минными полями, где установили, и трофейные авиабомбы, и крупнокалиберные снаряды, которые были переоборудованы в фугасы натяжного действия.
   Оборону Понырей усилили закопанными в землю танками. Небольшая станция была превращена в настоящую крепость, с мощной противотанковой обороной. Тут своеобразный расчет, и принял бой, встречая врага, пулеметным огнем, и орудийными залпами.
   - Кто бы сказал, мне перед учениями, что я буду с фашистами воевать - заметил Генка - я бы счел его сумасшедшим. А оно, вон как обернулось.
   - Случайность - это следствие чего-то - выкрикнул Борис - но это уже не важно. Уцелеть бы.
   - И вернуться...
   Уже вечером, уставшие за день, они оба, в полном отчаянии, думали о своем командире - жив ли? Где он? И как им теперь вернуться, если Артем не с ними?
   - Если Тема жив - проговорил Боря, размещаясь у танка - думаю, он всеми силами, будет стремиться к "ласточке". Туда нужно и нам. Нужно скопить запас провианта, и воды, раздобыть патроны, и заправив танк, двигать в те края.
   - Легко сказать.
   - А есть другой выход? Там, по крайней мере - точка входа. Лучше уж около нее, посидеть, чем тут голову подставлять.
   - Ты прав. С утра начнем готовиться...

***

   ...Артем, долго находился в беспамятстве, но наконец, со стоном пришел в себя. Болело все, кружилась голова, и он не сразу разлепил слипшиеся веки. Где он? Ах да, они же выброшены в Прошлое, и он, судя по всему - в плену. Сколько прошло времени? Но ничего рассмотреть, и понять - не сумел. Он оперся на руку, и охнул, сесть удалось с трудом. Посидел немного, и принялся ощупывать себя. Судя по стонам, раздававшимся рядом, и по тряске, его в компании кого-то, куда-то везли.
   - Этого еще не хватало. Ну, отлично - с сарказмом подумал старший сержант Кравцов - теперь я еще и пленник. Хотя один плюс все-таки есть - сразу не расстреляли. - Он повернул голову, и позвал в темноту: - Кто со мной? Олег! Сушкин! Ты тут?
   - Тут.
   - Ты как?
   - Паршиво. Отбили все.
   - Нужно знаки отличия сорвать, а то могут и к стенке поставить.
   - Они сами это сделали. Не знаю, что они задумали, но жизнь оставили. Я так понял, потому что танкист. Иначе бы...
   - Это обнадеживает - может, еще повоюем.
   - На чьей стороне? Ты что говоришь?
   - Но в тоже время, и пугает - закончил Тема свою мысль. - Хоть бы эксперименты не ставили...
   - Нужно было по пуле себе всадить, и все закончилось бы. - Прошептал Олег. -
   А теперь...
   Артем промолчал, он не собирался продавать Родину, пусть в его время, и распавшуюся, но также и не собирался гибнуть как баран. По его логике, нужно было надеяться, и не смиряться, пока дышишь. Тема решил занять выжидательную позицию, и принялся растирать затекшие мышцы. Но мысли все равно, роились как пчелы.
   - Возможен ли побег? Если накинуться всем вместе и завладеть оружия, а потом дать деру по буеракам, балкам, да ложбинам. Или попробовать пробиться на грузовике? В общем, попытаться уйти, пока не поздно. Правда, свои с караваями, из плена не встречают - нужен веский трофей, в оправдание...
   Грузовик, болтало из стороны в сторону, кидало на ухабах, но он упорно, вез пленников куда-то в неизвестность. Их не поили, не кормили, не давали дышать, везли как в душегубке. Вопрос - куда, и для чего? Но вот автомобиль, наконец, притормозил, и куда-то въехал, еще несколько метров, и он, остановился. Послышался собачий лай, отрывистые команды, дверь будки распахнулась, солнечный свет полоснул по глазам, и Тема понял - их привезли на какой-то сборочный пункт, концлагерей тут точно не было.
   - Выходить по одному! - Раздалась команда по-русски. - Называть имя и фамилию. Становиться в одну шеренгу. Предупреждаю - попытка к бегству - расстрел!
   Артем чуть выждал, ладонью прикрыл глаза, и двинулся к двери, за которой маячили немцы с собаками, и выстраивались его товарищи в танкошлемах.
   - Точно, одних танкистов отобрали. Интересно для чего? Хотя тут гадать особо нечего - либо танки чинить, либо в них сидеть.... Попал блин.
   Он спрыгнул на землю, охнул, назвался присвоенным именем, и потащился к строю, быстро бросая взгляды по сторонам. Явно не лагерь, но барак имеется, колючка по периметру, вышки, какие-то рвы. Еще дальше то ли заводик, то ли тракторная бригада с мастерскими - неужели заставят чинить вражескую технику и танки? Нашли рабсилу гады...
   Шеренга постепенно увеличивалась, вот и Сушкин, пришкандыбал, весь окровавленный, и без знаков различия - кто-то постарался, вряд ли он сам. Лейтенант явно мог наделать глупостей, и Артем поспешил подтянуть его к себе, и поставить справа:
   - Олег, не ерепенься, пристрелят как собаку. Сделай вид, что смирился, а при первом удобном случае, рванем отсюда. Так что береги силы, нам еще возвращаться.
   - Отсюда не сбежишь - вон охрана, какая...
   - Что-нибудь придумаем, а пока - молчи...
   Танкистов построили, и перед ними вскоре появилось несколько офицеров, один начал говорить, а второй стал переводить.
   - Вас щадить, потому что вы знать ваши танк. Я знать, что вы не все мочь водить танки, поэтому те, кто уметь шаг вперед! Вас задействовать в нашем театр. Остальные будут арбайтен, на разных видах работа. Механики-водители станут, как это? Испытатели прочности!
   Артем уловил в этих словах, что-то знакомое, и, не раздумывая, толкнул в спину лейтенанта, и шагнул сам.
   - Ти уметь водить? - Тут же спросили его.
   - Приходилось.
   - Это есть мало.
   - Показать?
   - Я смотреть позже. Оставаться строй.
   - Ты что творишь? - Прошипел Олег, и нарвался на вопрос:
   - А ти?
   - Уметь - сердито кивнул тот
   - Гут. Карашо. Мы отобрать достаточно.
   Так отобранные танкисты, образовали еще одну шеренгу. Только теперь Артем понял, почему все пленные, никогда не кидаются на конвой, просто ждут до последнего, надеясь на чудо. Хотя какое уже чудо - когда ставят к стенке и наставляют ствол - умри хоть попытавшись ударить. Иначе умрешь безмолвно, как трус, а так напоследок можно и глаз выбить фашисту, и нос сломать, а всякие там - "стреляй в грудь коммуниста" - глупо и бессмысленно.
   Но никто не рыпнулся, просто так кидаться на стволы не стали. И вскоре отсортировав всех, пленных, погнали в барак, не давая особо рассмотреть - куда они попали. Там Олег смог поговорить со своим стрелком-радистом.
   - Николай, ты чего удумал? Немцам служить я не намерен.
   - Тихо. И спокойно. Слушай, молча, не возражай и не перебивай. Во-первых, никому служить мы не будем, считай это глубокой разведкой в тыл врага. Во-вторых, так уж повелось, что вернувшимся из плена бойцам, у нас, не очень-то рады, и желательно добыть какой-нибудь трофей, сбегая. Карту там с отметками, портфель с документами, ну или важного "языка". Это осложнит нам, и так нелегкую задачу, но после наше положение улучшит. Поэтому выжидаем, и наблюдаем.
   - Гм, придется поверить тебе на слово, сержант. А там, посмотрим...
   - Сам подумай - на танке бежать проще, хоть и не легче. Я заметил тут парочку. Забор почти в любом месте, можно преодолеть. Да и от пуль защита.
   - А от снарядов? Я видел и пушки, и несколько "тигров", а у них зона поражения, почти два км.
   - Ну, тебе как мед, так еще и ложкой.... В общем, вытерпи, не нарывайся пока.
   Их всех разместили как скот - прелая солома, отхожее место, антисанитария, клопы и вши. Охрана вокруг, сразу отбивает мысли о сопротивлении и побеге. Не смотря на все это, огонек надежды все-таки тлел, и Артем попытался восстановить силы. Олег был мрачен, казалось, еще немного и он кинется на стену, но пока лейтенант, держал себя в руках. Ближе к обеду им дали, по полкружки воды, куску черствого хлеба, и полмиски какой-то баланды, состоящей из разведенной в воде муки, отходов от продуктов, немецкой кухни: картофельных очисток, обрезков лука, морковки, и попорченного овса.
   Затем всех выгнали снова на жару, и построили перед парком захваченных советских, и немецких устаревших танков.
   - Что им надо? Чтобы мы маневры устроили? - Не понял лейтенант.
   - Они и так знают характеристики - ответил Артем - думаю, нас ждет нечто неприятное.
   И тут, все выяснилось:
   - Ваша задача довести машины, до артиллерийских позиций - снова заговорил, гауптманн, знающий русский язык. - Кто поведет Т-34, не подставлять борта. Идти в лоб. Кто поведет нашу технику - можете хоть крутиться. У вас будет два сектора - на одном советские пушки, на другом наши экспериментальные орудия, потому не юлить - имитировать атаку.
   - Ну, вот тебе и шанс, лейтенант - проворчал Артем - если охота на небо - пожалуйста.
   - Я так просто не дамся, поманеврирую. А там главное на позиции выскочить.
   - Там вон "тигры", а башню повернуть, это не пушку развернуть. Все предусмотрено.
   Тема вспомнил старый кинофильм "Жаворонок", где герой оказался в подобной ситуации, и, сумев подговорить товарищей выскочил из нее. Они раздавили пушку, и сбежали. Потом, правда, все равно погибли, но.... Они использовали при побеге хитрость, подобную их "факелу", взяв ведро с ГСМ, и чего-то там наколотив, а во время движения подожгли. А после того, как немцы сочли танк подбитым, понеслись вперед и раскатали пушку.
   Вот только удастся ли, такое повторить? Хватит ли горючего, чтобы вырваться, и уйти на восток? Да и экипажи в фильме были полные. Значит нужно действовать иначе.
   Но смекалку применять по-любому. Ему тут помирать никак нельзя...
   Тем временем, в танки, под дулами автоматов, загнали первую четверку - истинных механиков-водителей, и они, заведя, повели на убой четыре машины. Два "панциря, уже улучшенных, старую "тридцатьчетверку", времен первых лет войны, и Су-76 - самоходку. Ни одна боевая машина, не имела боезаряда, поэтому фашисты, попросту использовали их, как движущиеся мишени, не могущие выстрелить в ответ.
   - Идут вроде неплохо - заметил Олег - может, и прорвутся на позицию батареи, да поутюжат фрицев гусеницами напоследок.
   - Не подпустят их близко, это они самую границу поражения выискивают - сказал кто-то.
   - Че, там выискивать - буркнул Артем - мы результативно поражаем с пяти ста, значит шестьсот...
   Тут прозвучали пушечные выстрелы, понеслись снаряды, выпущенные в лоб, прямой наводкой. Есть попадания, "тридцатьчетверка", стала и задымила, та же участь ждала и самоходку. Это были давно разработанные, и устаревшие машины, а немцы нуждались в испытаниях пушек нового образца, против бронетанковой техники, этого года. "Панцирей", встретила огнем, трофейная, советская батарея, на этом рубеже выявляли - что еще можно улучшить, в самом массовом танке, где усилить броню, и как увеличить скорость и маневренность?
   После первой четверки, на рубежи атаки, вышли уже сконструированные, но еще не серийные самоходные установки СУ-85, созданные на базе танка Т-34 и штурмового орудия СУ-122.  А так же, давно разработанный, а теперь модифицированный, но находящийся в резерве - танк-истребитель Т44-57.
   - Пристрелялись собаки. Теперь будут на более новой технике проверять - послышались голоса.
   - Где они их взяли? Как достали? - Изумился лейтенант.
   - А что? - Спросил Артем - это опытные образцы?
   - Нет, но эта бронетехника редко встречается. Самоходки это новейшая разработка, а Т-44, кардинально переделан. Исчезли надгусеничные ниши и боковые стенки корпуса стали вертикальными. Не удивлюсь, если и движок - новый. Башня смещена к задней части, и стала, расположена ближе к центру тяжести танка, что повышает точность стрельбы на ходу. Смотри - теперь снижена вероятность зачерпывания грунта пушкой при движении на пересеченной местности. И нагрузка на передние катки снизилась за счет такого расположения башни. Если в Т-34 слабым местом есть люк мехоеда, из-за расположения в лобовом листе брони, то тут люк убрали на освободившееся место на крыше корпуса. В общем, это плохо, что фашисты завладели редкими машинами.
   Они стояли, ожидая своей очереди, и пользуясь моментом, смотрели, на очередную, "безнадежную атаку". Танкам все равно бы не дали прорваться, подведи расчет, экспериментальная пушка - наготове была, давно проверенная батарея. Прорыв был невозможен. А результаты попаданий, фиксировала, целая комиссия, вносила данные о толщине и крепости брони, а так же уязвимых местах.
   - Долго здесь не протянешь - заметил Олег, после того, как танки, получив пробоины стали, а мехведов, если тех задело, попросту добили.
   - Сегодня, похоже, нас пронесет - отозвался Тема - а до завтра, нужно что-то придумать.
   Оно и действительно, в первый день, задействовали тех, пленных танкистов, кто служил механиком-водителем. Всех остальных погнали на восстановительные работы - чинить поврежденные узлы и механизмы, заваривать броню, собирать гусеницы, и прочее. К ночи, выдав снова всего по полкружки воды, и несколько сухарей, всех согнали в барак, где усталые, и получившие психический надрыв, бойцы, попадали без задних ног...
  

Глава шестая

Кто не рискует, тот гибнет по-тихому...

  

***

   Артем, не смотря на свою участь, все думал о пропавших друзьях-товарищах - удалось ли им вырваться из тисков? Куда они пробились? И возможна ли их будущая встреча? Может их соберут всех вместе, те неведомые Силы, что закинули сюда? А может, они никогда больше не увидятся - он-то в плену. Оставалось только надеяться на чудо, но и самому не плошать.
   Размышляя, Тема, незаметно уснул, и как показалось - только смежил веки, а уже утро. Ни свет, ни заря, в бараке побудка. Не успели пленные продрать глаза, да кое-где отметиться - всех погнали на работы, и на полигон.
   - Придумал что-то? - Первым делом спросил Олег, едва поворачивая, голову к Артему.
   - Нет, ничего толкового в голову не пришло
   - И что думаешь? - Не отставал лейтенант.
   - Пока смотрю, делаю выводы. Рассматриваю варианты бегства - ответил Тема шепотом.
   - Тянуть нельзя - посадят в танк, считай - хана.
   - На своих двоих, вряд ли возможно драпануть. Вот на танке - да. Проломиться через колючку, и ходу
   - Если не подобьют. Нужно план разработать.
   - Позже посмотрим - что делать? А сейчас давай не привлекать внимание.
   Они умолкли, конвоиры снова построили их в шеренгу, и придирчиво начали отбор кандидатов в смертники. Танки на этот раз, одни Т-34-76, уже доставленные с Курской Дуги, проверенные боями, но не бывшие подбитыми - экипажи их оставили из-за сложных поломок на маршах. Уже здесь, их отремонтировали, и привели в готовность.
   - Как, по-твоему - где мы? - Шепнул Артем лейтенанту.- На сколько далеко нас завезли? Где может располагаться этот объект?
   - Не могу и предположить. На карту я смотрел только в округе дислокации бригады. Может где-то в районе Харькова - завод там был.
   - Ладно. Если сегодня укажут на нас, надо бы, в одну четверку попасть - прошептал Артем - и на один рубеж. Зайти на позицию с двух сторон, и на предельной скорости ворваться на нее. А там, пока будет паника, раскатать орудия. А после сразу на забор.
   - Отчаянно, но может сработать.
   Они замолчали, и стали следить за группой немецких офицеров и солдат. Те шли вдоль строя и выбирали, следующую партию смертников, и вскоре остановились перед ними.
   - Что ти есть водить? - Спросил знаток русского языка.
   - Т-34 - ответил Олег.
   - А ти? - Гауптманн повернулся к Артему.
   - Все - буркнул тот, и почти не соврал - пробовал многое.
   - О, это есть карашо. Вы выходить на линию атаки. Мы стрелять только до сто метров.
   - Вот летеха мы и приплыли - проронил Артем - не поминай лихом...
   Так их снова отобрали, после чего, не дав переброситься и парой слов, отконвоировали к предназначенным для них танкам. Олегу досталась машина со снятыми дополнительными баками, убранными пулеметами, и соответственно без боеукладки. Он отметил свежие следы сварки, отсутствие кое-каких деталей, и полез на место механика-водителя. Артема же, подвели ко второй "тридцатьчетверке" с опиленной пушкой, и указали стволами автоматов - лезь. Он влез, отметил, словно в издевку оставленный пулемет, понятно без единого патрона, и буркну:
   - Ладно, суки, будет вас тест-драйв.
   - Стремитесь идти ровно. Скорость не развивать. Не вилять, и не отворачивать. Нас интересовать крепость лобовой броня. Выдвигайтесь!
   - За кусок черствого хлеба, глоток воды, и баланду гинуть как безвольная овца? Хрен вам сволочи! - Выпалил Артем. - Сейчас вы у меня понервничаете...
   Пленники, завели машины, двигатели равномерно загудели, и танкисты мысленно попрощались друг с другом, и с жизнями, подумали о родных и близких. Пора. Иначе расстрел. Чуть добавить тягу, рычаги на себя - и вперед! Танки, ведомые ими же, двинулись, оставляя перед парнями, нелегкий выбор - идти зигзагами, и попытаться прорваться на позиции, а там давить все, что удастся, или наехать на солдат, и хоть так, отдать свою жизнь? Или же отдать ее просто, тупо выполняя требование фашистов, и погибнуть под пушечными выстрелами? А секунды бегут, каждый удар сердца, приближает полет смертельной болванки.
   Кто-то заорал песню, кто-то в бессильной злобе сжал зубы, кто-то, прошептал слова бабушкиной молитвы, и "тридцатьчетверки" дружно выползли на прямую дистанцию. Сами машины, будто показывали крепость духа, и характер своих создателей. Сталь ломается, но, не гнетя, танк погибает, но не сдается. Тверда рука ведущая машину в бой. Пусть и такой, в котором нет славы и чести. Но ты либо боец, либо нет - другого не дано. Каждый, подбадривая сам себя, орал в пустом танке:
   - Зв Родину!
   - За Сталина! За нас отомстят! - Орали по соседству, истинно веря в эти слова.
   - Ура!!! - Последний клич атак и побед.
   Только Артем, зло прокричал:
   - Есть только миг.... Между прошлым и будущим.... Именно он называется жизнь...
   Он вцепился в рычаги, вжал педаль, и, ломая в себе инстинкт выживания, заставил себя ехать навстречу несущим смерть болванкам. Грянул орудийный залп, смерть занесла косу.... Первые попадания, но к счастью не фатальные, и Артем не выдержал, воткнул последнюю передачу, добавил тягу, и погнал вперед со скоростью, которую мог развить танк. Выстрелы, грохот, броня, словно его собственная кожа, ощутимо вздрагивает - ее прошивают вражеские снаряды, но танк не загорается, двигатель не глохнет, только немного теряется скорость...
   Перед глазами кровавые пятна, но Тема в сознании, вот только не совсем понимает - что делает. Руки и ноги, действуют, словно сами по себе, жмут, тянут, и давят. Ничто уже не важно, это последний в его жизни бой, последний вдох, последние удары сердца.
   - Давай браток, продержись еще чуточку! - Шепчут губы, и танк несется зигзагами, и непонятно как, наращивает скорость на прямой.
   ...Олег, впервые в жизни взмолился, ему как комсомольцу это было не привычно, он просил придать ему уверенности, мужества, и стойкости духа, а вовсе не спасения. На краткий миг, лейтенант посетовал, что они со стрелком, не успели договориться о взаимодействии. Теперь каждый сам по себе. Вон Николай погнал навстречу смерти, видно его охватил боевой азарт, и он выбрал жажду скорости, стремительность атаки берсерка, а не скорбную участь жертвы.
   - Что ж, поддержу товарища - решил Олег - семи смертям не бывать, а одной не миновать. За Родину!!!
   Он тоже увеличил скорость, мысленно представил, как наводит пушку, целится, и жмет на спуск. Выстрел...
   Нет экипажа, нет вооружения, но позиция врага все ближе, и ближе. Видны стволы пушек, среди них одна необычная, не привычная глазу. Суетятся расчеты, что-то орут офицеры. Не сговариваясь, и Артем, и Олег, заорали:
   - Задавлю гадов, хоть нескольких...
   Последние метры, залп навстречу, попадание, удар, и последняя мысль:
   - Не вышло...
   Фашисты перепуганы, но довольны - вышел почти настоящий бой, они высчитали поражающую дистанцию, выявили уязвимые места, испытали новые пушки, зафиксировали все данные.
   - Гут русиш. Гут. - Проговорил гауптманн, и что-то сказал майору по-немецки. Поступок советских танкистов, сыграл немцам на руку - создал приблизительные условия боя. Они теперь много что, могут рассчитать, и передать на заводы, необходимые сведения. Ведь и "пантера", и "тигр", нуждаются в улучшениях...
   ...Это же утро восьмого июля, вскоре обернулось, тяжким испытанием, и для Бориса с Генкой. Фашисты бросили в бой на северной окраине Понырей - свежие части. И они при поддержке 25 средних танков, 15 "Тигров" и до 20 штурмовых орудий "Фердинанд", упорно старались овладеть всей станцией. Бои в районе Понырей начался еще шестого июля, и с тех пор, не стихали. И восьмого числа, неполному экипаж "тридцатьчетверки" с номером "79", пришлось повоевать с лихвой.
   Им подыскали стрелка-радиста, из пехоты, заправили, и. увеличив боезапас, послали в бой, для поддержки взвода бойцов десантной роты, и коррекции огня в район вокзала, водонапорной башни и школы. Они были основными объектами сражения.1-й батальон капитана Жукова первым вошел в эту часть поселка. Но там их разрезали на две части, командир погиб, а батальон понес сильнейшие потери, и вокзал был сдан. Так что западная часть Понырей была захвачена противником, на другой же стороне, которая оставалась за советскими частями, стояли только отдельные хатки, и она была почти не населена.
   - Это и будет линия обороны - отправляя танкистов в поддержку десантников, поясни капитан Завьялов. - Постарайтесь удержать дорогу, а батарея отработает по подступам.
   Вскоре танк, с бойцами на броне, уже следовал к обозначенному участку. Борис выбирал выгодную позицию, учел и пожелания Генки, и радиста-корректировщика. Стали, бойцы рассредоточились, укрылись в домах, за углами, и удобными развалинами.
   - Жаркий будет денек - протянул Геннадий, готовя снаряд - дожить бы до вечера...
   - Я уже начинаю втягиваться в такой ритм - заметил Боря - мы же не в миротворцы шли. Мы меч и щит.
   - Ну, ты загнул...
   - Угу. Вот только ждать утомительно.
   Но ждать пришлось недолго, вскоре на них вышли танки, и мотострелки, завязался бой, где на равных сражались только автоматчики, танкистам же, пришлось проявить все свое умение, чтобы их не сожгли. Менять позицию, высовываясь из-за укрытий, стрелять попеременно разными снарядами, и поливать пулеметными очередями, наступающих солдат.
   - Слева обходят - орал Генка - Василий, так звали радиста - отсекай. Потом передашь координаты.
   - Со стороны школы выдвинулся "тигр" - крикнул Борис - наводи скорее.
   - Не торопи - тут нужно бить наверняка, на второй выстрел времени не хватит...
   В этом бою, просто лишить противника, хода, было мало - вести огонь могли и из недвижимого танка. И не только по "тридцатьчетверке", но и по живой силе. Геннадий это учитывал, старался бить метко, вот только "тигр" в лоб не больно-то подобьешь, нужно ждать момент поворота. Или метить в уязвимые места, подпустив, максимально близко.
   Выстрел, другой, пора давать задний ход, иначе быстро продырявят, и так вон звякает о броню, очередной рикошет. И пока Борис, выполняет маневр, Вася передает координаты для батареи. Автоматчики, тоже меняют позиции, перебегая от дома к дому, от угла к углу, от дерева к дереву. В горячке боя, никто не думает, об опасности, быть окруженными силами прорыва, все просто удерживают свой, небольшой участок. Они не выполняли свой долг защитников Отечества, ни вели смертельный бой за призрачное Будущее, и тем более не шли в атаку "За Сталина". Они просто были вонами миропорядка, защитниками "сирых и слабых", продолжателями родов богатырей древности, каждый раз преграждавших путь инородцам. И сейчас, главное было сдержать, не дать прорваться вражьей силе, отбить атаку. И уже не до мыслей о собственной судьбе - генная память пробудила что-то такое, что заставляло стоять насмерть, биться до конца, до последнего вздоха, и удара сердца...
  

***

   Артем, почувствовал, как на голову льется, что-то прохладное, но не холодное, это почти привело в чувство, и он вынырнул из омута беспамятства. Затем в нос проник противный запах, он дернулся, окончательно приходя в себя, и открыл глаза. Над ним склонились два человека в белых халатах, и примелькавшийся офицер-переводчик.
   - Ти еще не умирать. Ти карашо водить. Мы получать, что хотеть. Ти нам пригодиться.
   - Значит, жив я еще - подумал Тема - не взяла костлявая. Что ж, еще поборемся, мне в будущее еще возвращаться...
   - Ти сказал, что водить все. Самый разный танки. Ти ходить с нами. К тебе есть вопрос...
   - Черт меня дернул, такое ляпнуть - запоздало подумал парень - вот и отвечай теперь за слова.... Недаром говориться - язык мой враг.
   - Ти есть помогать разобраться с поломкой - продолжал немец - находить - что чинить.
   - Да пошли вы...
   Но пошли гитлеровцы не сами. Его дернули, и поставили на ноги. Он попытался стоять ровно, но равновесие трудно было уловить, и парень чуть согнулся. Рядом появился Олег, помог устоять, и они подгоняемые солдатами, перешептываясь, потащились вперед,
   - Рад что ты жив - сказал лейтенант - прости, что сомневался в твоей надежности....
   - Ты как уцелел? - Прохрипел Артем.
   - Так они не дураки, все взрывоопасное вынули, горючего мизер. Дырявили башню, и правую сторону лобовой спереди. Ну и чуть-чуть везения. Меня смертельно и не задело. Так царапина только. А машину залатают, и снова будут колошматить по ней, хотя бы и недвижимой.
   - Понятно. Что они выяснить хотят?
   - Не знаю. Пока было понятно - какими снарядами, и какого калибра, "тридцатьчетверку", издалека в лоб можно прошибать, учитывая покатую броню. Вблизи их танкисты робеют, не так давно сняли предписание "С Т-34, в бой не вступать". Ну и пушку опытную испытывают.
   - Ну это обычная практика. Знать бы - чего теперь от нас хотят?
   Их вели куда-то, в сторону ворот, там стоял тягач, с платформой прицепа, на которой привезли что-то, зачехленное в брезент. По габаритам, становилось ясно - под ним какой-то танк, или САУ. Неведомая машина, тщательно охранялась, немцы-технари копошились вокруг. Артем подумал о "ласточке", и легкая изморозь пробежала по спине. Но вот брезент сняли, и стало ясно - это не она. Но легче от этого не стало, это был танк похожий на Т-34-85, знакомый с детства. Тип этого танка, занимал места на пьедесталах памятников, был в музеях, участвовал в реконструкциях, и снимался в фильмах - танк Победы.
   - Неет!!! - Вырвалось у оглушенного, и не пришедшего в себя до конца, Артема - нет. Не может быть. Слишком рано. Откуда у них, как? Здесь не должно быть ни одного. Как угнали? Нет!
   Олег странно посмотрел на сержанта, и постарался скрыть его реакцию от конвоиров. Но Артем, бился едва ли не в конвульсиях, и казалось, в чем-то обвинял себя. Ему казалось, что это действия его экипажа, что-то изменили, и к фашистам, попала новая "тридцатьчетверка". А это могло быть началом Конца.
   Но тут он заметил некоторые отличия - это был не Т-34-85, и Тема умолк.
   - Что происходить? - Откуда-то возник гауптманн - гер майор спрашивать - что мы есть наблюдать?
   - Легкая контузия у него. Нервный срыв. Сейчас пройдет - выдавил Олег.
   - А мне казаться - он узнавать. Ему знаком наш новый экземпляр.
   - Нет, что вы? Мы здесь воевали, а тут таких танков нет. Таких танков у нас вообще нет...
   - Глупый русский - ти этого не знать. Это единичная разработка. Ее долго везти.
   Артем, стиснул зубы, с трудом сделал над собой усилие, и постарался взять над собой контроль. В голове немного прочистилось, разум прояснился, и память выдала, откуда-то из своих уголков. Высившийся перед ними танк, напоминал - Т-43 - советский опытный средний танк, который создавался на основе Т-34, отличаясь вместе с тем глубокими изменениями в конструкции. Работка танка, как раз и велась в 42-43 годах, но после выпуска нескольких опытных машин дальнейшие работы по танку были прекращены, в пользу усиления серийного Т-34-76. Значит это один из макетных образцов, или вообще неизвестная, опытная модель, ведь наработки по Т-43 были использованы как при создании других перспективных образцов средних танков. Тех же Т-44, или в конечном итоге, Т-34-85.
   У машины, на прицепе, как отметил Артем, была башня увеличенного объема, с усиленной броневой защитой. Получалось, немцы действительно как-то выкрали испытуемый образец, разрабатываемого танка. Пусть это был еще далеко не конечный вариант, но его нужно было отобрать. Или взорвать. Тема повернулся к Олегу, и проговорил взволновано:
   - Танк нужно уничтожить. Во что бы то ни стало. Но возможно, это, только если нас допустят к нему.
   - Понял. Постараюсь помочь. Но после, ты мне все расскажешь...
   У них не было никакого плана, только стремление, не дать фашистам, разобрать машину по винтику, воссоздать чертежи, и провести испытания.
   Гауптманн, по-своему расценил замешательство Артема, и их последующее перешептывание. Он усмехнулся и проговорил:
   - Это быть нелегкая добыча. Ее доставлять из ваш, глубокий тыл. Погибло много наших группа. При захвате танк повреждаться, теперь вы его чинить. Вам дается два дня, хороший питание, и место в мастерская.
   Танкисты молчали, не то что, были такими героями, просто устройство незнакомого танка, никак знать не могли. Как командиры танков, в чем-то могли разобраться, но не более того. Тем не менее, это был шанс, и упускать его было глупо - здесь прожитый день, шел за год.
   - Яволь - гаркнул Олег - данке.
   Артем показал согласие, всем своим видом.
   - Тогда ходить, помогать выгрузка.
   Их повели дальше, и только довев до прицепа, конвоиры отступили на несколько шагов. Взобравшись на платформу, Артем и Олег, приступили к осмотру непривычной, и в тоже время, чем-то знакомой машины. Общая конфигурация танка напомнила Теме, целый ряд разработок ведущихся в конструкторских бюро, и он полез в водительский люк. Олег же сперва обошел и пощупал все снаружи, и лишь потом полез на башню.
   Оба оказавшись в танке, тем не менее, они не остались наедине - и эсесовцы с автоматами забрались на платформу, и в отделениях танка, копались технари. Машины, заодно их изучая. Пришлось осматривать узлы и механизмы, проверять агрегаты изнутри
   - Танком управляют пять человек - заметил Олег - видимо, рассчитано, что командир экипажа только командует.
   - Да в нем появится наводчик, он и исполняет приказание, касательное пушки.
   - О, да при всем при этом, еще улучшено функциональное взаимодействие экипажа. Удобно. К примеру, я заметил цель, отдал распоряжение, механик тормознул, заряжающий зарядил, наводчик навел и выстрелил, а мне только корректируй и наблюдай.
   - Добавь к этому, повышение общей защищенности экипажа. Теперь понимаешь мою реакцию? Этот танк, никак не должен был попасть к немцам.
   - Ну это еще ни чего не значит, они уже наклепали своих "тигров", и что?
   - А то, что любое улучшение делает их машины, еще более опасными. Нас спасает только то, что у фрицев ресурсов не хватает, ни финансовых, ни сырьевых, А еще времени. Иначе они наделали бы массу "пантер", и "тигров", уже с элементами наших разработок, и успех был бы на их стороне. В авиации, кстати, тоже, они ведут новые разработки. Так что пока, мы давим числом...
   Лейтенант вспомнил их встречу на поле боя, когда его окровавленного нашли трое танкистов с подбитых танков. Тогда ему было не до решения ребусов, и он не придал значения их странному поведению. Они хоть и числились в разных ротах, но были явно, хорошо знакомы, умело взаимодействовали, и вели себя нагловато. И все, кроме мехведа, действовали не очень уверенно. Да и Иван, вел себя странно - как водитель он был отменный, а вот, как механик.... Может они плохо подготовленные шпионы? Да нет, с чего тогда Николаю, торчать вместе с ним в плену? Значит все-таки свои. Но какие-то странные, моментами заторможенные, а моментами наоборот.
   - Ты кто такой? - Негромко спросил Олег, и зверем посмотрел на Артема.
   Тот слегка опешил, но видимо давно был готов к такому вопросу, поэтому долго не удивлялся, просто посмотрел на инженеров копавшихся рядом, и ответил.
   - Твой коллега, только на другом типе танка. Остальное, потом скажу. А пока, лезем, смотрим, двигатель. Все равно ведь не отстанут.
   Они пролезли в люки, прошли к бронеплите, закрывающей моторное отделение, и жестами показали, что нужен инструмент, чтобы ее снять. Получив от конвоя, утвердительные кивки, приступили к работе. Прошло некоторое время, и доступ к двигателю, был открыт. Сделав вид, что осматривают двигатель, и пытаются выявить поломку, парни, провели так около десяти минут, а после вынуждены были развести руками, и указать как и где крепить троса, чтобы снять танк с платформы. Далее машину оттянули в мастерские, пленников, отконвоировали вслед за ней, и указали место, где им следовало трудиться и спать.
   - Немедленно приступать - приказал гауптманн под именем и фамилий Франц Крюге. - Если вы саботировать, вас сразу расстрелять. Вас охранять день и ночь. Но это лучше, чем барак со вшами.
   Вот там и началась игра с огнем - нужно было, чиня, не чинить, производя ремонт, ничего не ремонтировать. Но разобрать в любом случае, что-то было нужно. Танк попробовали еще раз завести, проверили соединения всех узлов по механической и электрической части. Заодно отметили, что все приборы и прицелы на месте.
   - Ну что скажешь? - Спросил Олег, когда у танка они остались вдвоем.
   - Тип двигателя вроде В-2-34. V-образный12-цилиндровый дизель, жидкостного охлаждения с непосредственным впрыском...
   - Я про тебя - прервал лейтенант - говори, или помогать не буду.
   Артем повернулся лицом к нему, посмотрел в глаза, и тихо представился:
   - Старший сержант Кравцов. Отдельный испытательный батальон. Помоги мне Олег. Этот танк нужно угнать во, чтобы то, ни стало. Это опытный образец, переходная модель от Т-34-76, через серию разработок к Т-34-85. Пушка еще не замененная, но многие узлы и башня, уже.
   - Т-34-85?
   - Да. Этот танк только в зачатке. Но за ним будущее. Основная ставка на быстроходность, маневренность и проходимость. Новая пушка, позволит соперничать с "кошачьим зверинцем" Гитлера на равных. Потому ни в коем случае нельзя, показать даже первые его разработки.
   - Теперь мне понятна твоя озабоченность. Давай дальше про движок.
   Артем рассказал, что знал, и читал об устройстве двигателя, и возможных проблемах.
   - То есть, могли и форсунки забиться к примеру?
   - Не исключено. А чтобы до них добраться нужно, снимать головку блока цилиндров. Минимум полдня уйдет. А их две. Что дает нам некоторое время на подготовку побега. А готовить нам нечего - главное наметить пути.
   - Тогда приступаем.
   Они принялись за работу, подготавливая двигатель к разборке, и как бы под благовидным предлогом, повернули башню к большому окну - это дало возможность рассматривать в бинокуляр местность снаружи. Так хотя бы приблизительно, можно было наметить - в какую сторону, прорываться. Где удобнее прорвать "колючку", снести столб, и завалить вышку. Или прикрываясь хоть какими-то изгибами, вынести ворота, и по дороге проехать первые километры. Все зависело больше от везения, чем от четкого плана. Но уходить нужно было по-любому в ближайшее время. Это понимали оба.
   Понимать то понимали, а вот проделать это по-прежнему не могли. И понукаемые надзирателями, вынужденно взялись за ремонт, разбив проверку танка по отделениям. А в них, на механизмы, в которых, хоть что-то понимали. За ними велся строгий присмотр, но не так, чтобы фашисты стояли над душой. Было не понятно - зачем приводить танк в готовность, если его все равно собирались расстрелять из пушек?
   - Что-то мне их план по поводу этой машины не ясен - улучив момент, прошептал Артем - если бы хотели разобрать до деталей, переправили бы в Германию в таком виде. Если их интересует - защищенность танка, так можно и так проверить. Толщина брони была наращена, это да, изменены конструктивные особенности, но пушка, оставалась все той же, а огневая мощь это немаловажно.
   - Им интересно, не просто вколотить снаряды в стоящий танк. - Ответил Олег. - А создать условия приближенные к боевым. И вести огонь по движущейся машине, с разного расстояния, фиксируя скорость, угол попадания, тип и калибр снаряда.
   - Вот это то и плохо, не хотелось бы чтобы на наш серийный танк, на момент его появления, у немцев были пушки способные легко простреливать его броню.
   - Ты же говорил, это только прототип, и то отдельной ветви.
   - Это так, новая "тридцатьчетверка", будет включать в себя, только некоторые разработки, примененные в нем. Она разрабатывается как боевая машина, сочетающая в себе конструктивно-технологические решения, всех предыдущих наработок. Так сказать лучших требований к "крейсеру" танкостроения, будущему среднего танка.
   - Это что, будет танк перехода, от среднего к тяжелому?
   - В какой-то мере. При незначительно возросшей, благодаря башне, общей бронезащите, он будет лучше Т-34-76, но в сравнении с тяжелыми танками противника, сам понимаешь.... Но зато машина, практически не утратит прежней подвижности и маневренности.
   - Хотелось бы мне на такой попробовать - мечтательно протянул лейтенант.
   - Попробуешь в следующем году.
   - Ага, если доживу...
   - Для начала надо вырваться отсюда. Затем пробиться к нашим, и в лапы особистов не угодить после...
   - Думаешь, не поверят?
   - Как пить дать. Замучают допросами и проверками.
   - Тогда нам на этом танке сразу к комбригу нужно.
   - Скорее к генералу Катукову, или Ватутину.
   - Это невыполнимо.
   - Все это невыполнимо, а необходимо провернуть. Теперь мы танкисты Удачи.
   И они стали работая, разрабатывать поверхностный план своего побега, и угона танка. Помимо всего прочего нужно было решить - пытаться бежать во время полевых испытаний, или рвануть прямо от мастерских? Сейчас главным было только это. Остальная жизнь осталась за колючей проволокой. Конечно, Артем не забыл, о намерении вернуться к "ласточке", и попробовать запустить метафизический механизм временного искажения, но это желание, сместилось на третье место. Лейтенант понятно желал снова стать на защиту Родины, и занять свое место в бронетанковом строю.
   А пока, строя из себя технарей и мотористов, они производили видимость ремонта. Их действительно стали чуть лучше кормить, давали больше воды и хлеба, вместо баланды - нечто вроде капустника, и гороховую кашу. Овчарок, конечно, кормили лучше, но и такая пища, позволяла не терять силы, и трезвость мышления.
   После двух дней, в плену, и отсутствия какой-либо осведомленности, они никак не знали, то немцы ввели в сражение дополнительные резервы и любой ценой стремился прорваться вдоль белгородского шоссе к Курску. На помощь 6-й гвардейской и 1-й танковой армиям, командование фронта своевременно выдвинуло часть своей артиллерии. Кроме того, для прикрытия обоянского направления, был перегруппирован из района Прохоровки 10-й танковый корпус и нацелены основные силы авиации. А для усиления правого фланга 1-й танковой армии был перегруппирован 5-й гвардейский танковый корпус. Совместными усилиями сухопутных войск и авиации почти все атаки врага были отбиты.
   Только 9 июля в районе Кочетовки, танкам противника удалось прорваться к третьей полосе советской обороны. Но против них были выдвинуты две дивизии 5-й гвардейской армии Степного фронта и передовые танковые бригады 5-й гвардейской танковой армии, которые остановили продвижение вражеских танков. Потерпела неудачу также попытка противника продвинуться к Прохоровке с юга. Знай все это Артур и Олег, может быть, и планировали бы свой побег более четко.
  

***

   А тем временем, на промежутке между первой и второй линиями советской обороны, и днем и ночью, шли тяжелые бои. Курская битва продолжалась и 8, и 9 июля противник все напирал, вел атаки на Ольховатку и Поныри. Фашисты неистово рвались к Курску, намереваясь открыть себе пути на столицу. Их, конечно, изматывали, но и сами выдыхались - резервы ждали своего часа, и в сражение не вводились. Борис и Геннадий, как и все бойцы, на этом участке фронта, после отражения первой сегодняшней атаки фашистов, получили короткую передышку, что позволило немного прийти в себя, да хотя бы хлебнуть воды. Они бегло осмотрели свою "тридцатьчетверку", и проехали вперед на более удобную и выгодную позицию. И теперь стояли, ожидая дальнейших указаний. Автоматчики ютились рядом, тоже ждали распоряжений командования.
   - Впереди опять бои - раздосадовано проговорил Генка, пока Василий отсутствовал, отправившись к своим - сколько их было-то?! Я уже считать перестал - гусеницу починили, и началось.... День провоевали, остановились, привели технику в порядок, заправились ГСМ и снарядами, сами поели и спать. Утром опять пошли. Я и не видел тут в Прошлом ничего. Ни мирной жизни, ни чистой не загаженной войной природы, ни пива с лимонадом этих времен.... Только если, тебя подбили, тогда попадаешь в резерв батальона, и передохнешь чуть...
   - Поплюй и постучи - нам так никак нельзя. Это офицеры потом получают новый танк с чужим экипажем. И так по кругу, пока в медсанбат не попадут или не сгорят. А нам нельзя ни танк потерять, не быть переведенными в другие экипажи.
   - Так и я о чем? Будем всегда в строю - не вывернемся. Артем пропал, нужно принимать решение самим. Еще "окно" прозеваем, и все, тогда в прошлом до победного конца.
   - Так мы вроде не туристы во Времени, и не на экскурсии по городам и селам СССР.
   - Да я понимаю, просто накатило...
   Помолчали, пожевали сухарей, каждый понимал, что сейчас они никуда не двинуться.
   - Собрали блин припасов на дорожку - пробурчал Борис - неизвестно когда и покормят.
   - До вечера протянем - покормят. А вот запастись, вряд ли выйдет.
   Ситуация менялась, штаб фронта требовал, и вскоре, уже советские части пошли на прорыв, занимая улицу за улицей. Экипаж получил приказ поддерживать огнем пехоту, и не пропускать бронетехнику противника, если, не уничтожая, то выводя из строя. Вскоре прибежал Вася, по рации передали вводную, и передышка кончилась.
   - Вперед на Запад! - Трогаясь, прокричал Борис, вспоминая, что вскоре таким и будет девиз Красной Армии, которая начнет освободительное движение.
   Генка, молча, вынул снаряд из крепления в башне, вложил в казенник, запер затвор, и пробурчал себе под нос:
   - Я бы уже в части, предпочел быть, когда все двинутся на запад...
   Пара десятков метров по улицам, и они снова вступили в бой. Несмотря на интенсивный обстрел, надеясь на крепость брони, и на свою сноровку, которая все возрастала - пусть и в малой степени, но парни родившиеся конце 90-х, были немного быстрее, своих предков. Так "Тридцатьчетверке" пришлось и дальше действовать совместно с пехотинцами, перебрасывая тех на броне. Метр за метром, врага теснили, отвоевывая пядь за пядью родную землю. От попаданий броня, казалось, уже беспрерывно гудела, постепенно у танкистов выработалась мгновенная реакция. Борис вовремя подавал, и отводил танк, старался все время подставлять врагу лоб, а Генка, в поте лица, трудился у пушки, стараясь опережать немцев. Ему трудно было, без заряжающего, потому в экстренных случаях, того заменял Боря, перелезая на боеукладку.
   Редели ряды пехотинцев вокруг, в еще уцелевшие дома, то и дело попадали снаряды, мины, и пулеметные выстрелы, но танк, каким-то чудом, оставался целым.
   - Прут и прут, гады - возмущался Геннадий - а подмоги все нет и нет. Как нужно воевать, чтобы не оставить позиции, и продержаться?
   - Вася корректируй, давай, не останавливаясь. Положение все время меняется. Пусть хоть пару залпов дадут. - Не выдержал Борис - еще немного и мы - решето.
   Но должной поддержки огнем не последовало, ни через пять минут, ни через десять, пришлось отступить, и оттянуться к своим, основным силам. Не везде, удавалось выдерживать натиск неприятеля, и во второй половине дня немецкие войска снова заняли станцию. А вечером 307-я дивизия перешла в контратаку и отбросила противника. Немцев выбивали из поселка, и заняли оборону, намереваясь уже не впускать их на станцию. Только теперь неполный экипаж "тридцатьчетверки с номером "79", смог отдохнуть, поесть, и подумать о своем положении.
   - Ехали, ехали, и наконец, приехали - констатировал итоги по создавшейся ситуации, Генка. - И куда мы перлись? Хуже будет только под Прохоровкой.
   - Да, нужно отсюда как-то слинять - кивнул Борис - возвратиться в свой батальон, узнав - где он, и ждать Артема. Или вестей о нем.
   - Это, если о нем с лейтенантом, что-то известно. Но думаю, что нет - только мы можем рассказать.
   - Понесла нас нелегкая в том направлении - теперь не расхлебаешь... - Буркнул Борис - спасибо лейтенанту.
   - Да мы вообще тут, как чужие среди своих. Все враги, никто не друг - ни на минуту не расслабишься.
   - Это точно - везде надзор. Как выкручиваться будем?
   - Не знаю, утро вечера мудренее. Завтра посмотрим.
   - Ладно, давай отдыхать. Другой возможности не будет.
   Но выспаться им не удалось - всю ночь стреляла артиллерия. Особенно "Катюши" и "Андрюши" - установки тяжелых фугасных реактивных снарядов М-31, представлявшие собой деревянные рамы со снарядами-головастиками внутри. Они предназначались для ликвидации дотов и дзотов, тяжелых инженерных железобетонных сооружений.
   Боря, не выдержал, высунулся - некоторые снаряды летели вместе с деревянными рамами, а те в полете горели, и это очень впечатляющим зрелищем.
   - Ты погляди - как красиво - позвал он друга.
   - Мне с утра в прицел смотреть, еще "зайчиков" нахватаюсь...
   - Ну как хочешь.
   Борис сам понаблюдал, надеясь, что такой мощный удар, нанесет максимальный ущерб, а потом устроился "кимарить" дальше. На следующий день, рано утром Борис с Геннадием, впервые увидели эффект действия реактивных снарядов, посмотрели, как ставятся стационарно "Андрюши". А потом, их танк, в связке с уже знакомыми автоматчиками, проследовал на новый рубеж, который и нужно было удержать. Все началось по-новой, и бои за Поныри продолжались с прежним ожесточением.
   В этот день, 9-го июля, немецкое командование сменило тактику, и пыталось взять станцию "в клещи" с ударом по обе стороны от железной дороги. Немцы сколотили оперативную ударную группу, в которую включили 654-й батальон тяжелых штурмовых орудий "Фердинанд", 216-й дивизион 150-мм САУ "Брумбар" и дивизион 75-мм и 105-мм штурмовых орудий. Так же, в атаку пошел и 505-й батальон "Тигров". Атаку также поддерживали средние танки и пехота.
   - Хрен мы их сдержим - заметил Генка, когда они заняли позицию, и спешно окапывали танк. - Они бьют бронированным кулаком, а наша защита растянута.
   Еще немного, и на них двинулась стальная армада.
   - В машину!!! - Крикнул Борис.
   Они вскочили в люки, и поспешно открыли огонь по пехоте и танкам. Чем обнаружили себя, и таким образом обозначили цель для врага.
   - Вася, Борис, давайте, считайте - сколько сможете. Васек передавай на батарею. Долго мы тут не выстоим. - Проорал Генка, вставляя очередной снаряд.
   Приданный им радист, оставил пулемет, и принялся передавать.
   - "Гнездо"! "Гнездо"! Я "Ворон". - Полетело в эфир - наблюдаю "Фердинанды". Идут в первых рядах ударной группы, перекатами в два эшелона. За ними следуют штурмовые орудия и средние танки. Их прикрывают "тигры". Как поняли? Прием. Повторяю...
   Ударная группа, неудержимой лавиной, наползала на редкий, оборонительный рубеж - тех, кто заманивал врага в огненный мешок. Непосредственно за группой двигались средние танки и мотопехота на бронетранспортерах
   - Не продержимся - застонал Геннадий, тем не менее, наводя пушку, и корректируя угол - это же "убийцы танков". Их в лоб не взять.
   - На приколе точно не продержимся - отозвался Боря - ни маневра, ни скорости.... Уходить нужно пока не поздно.
   - Заводи. Уведем их за собой...
   - Понял.
   Борис завел машину, быстро сдал назад, развернулся на месте, и с нарастающей скоростью, рванут с небольшого пригорка. Дальше начались безумные "скачки". "Тридцатьчетверка", лавируя, окруженная взрывами от разрядов, мчалась, едва выдерживая тряску. Преследователи непоколебимо ползли следом, плюя огнем ей в след, и во все, что стреляло им навстречу. Так, через два часа после начала боя, группа прорвалась через совхоз "1-е Мая" к поселку. Горелое. Таким образом, противник прорвался в тыл к защищавшим Поныри войскам. Однако у поселка Горелое советские воины организовали артиллерийский огневой мешок, куда пропустили немецкие танки и штурмовые орудия.
   Борис, Геннадий, и Василий, благополучно вышли из боя, но машина получила серьезные повреждения.
   - Все, шабаш - приехали - протянул Борька, устало откидываясь назад - никуда не двинусь. Устал. Пусть тащат вместе с нами.
   - Не страшна нам бомбежка лихая - оскалил зубы Генка - огонь!
   И словно следуя его приказу, огонь нескольких артполков, поддержали дальнобойная артиллерия и минометы.
   - Ура! - Хрипло сказал, сорвавший голос Вася, и все засмеялись - они снова вернулись из боя. Все остальное было сейчас неважно.
   Своим ходом, их танк больше двигаться не мог, выручили танкисты 103 танковой бригады. Оттянули в ремзону. И уже там, танкисты узнали - маневр немецкой бронегруппы был остановлен минным полем с многочисленными фугасами. К тому же гитлеровцы подверглись авиаудару, и были разбиты. Вечером 9 июля, Поныри были окончательно деблокированы ударом 4-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Советское командование, еще не научилось воевать умело, но первые шаги к этому были сделаны. Только начался третий год войны...

Глава седьмая

  

Пыль войны на траках...

***

   За много километров, от Понырей, на секретном, немецком испытательном полигоне, ни минуты не переставая мыслить о побеге, трудились Артем с Олегом. Они по очереди залезали в танк, и старались в бинокуляр, высмотреть возможные пути прорыва. Ночью им разрешили поспать, а с утра, ополоснуться. И Артему стало ясно - почему многие солдаты предают Родину? Просто меняют ее на еще один день жизни, улучшенную и удвоенную пайку, и условия, похожие на человеческие. Им предпочтительнее стать халуями, фашистскими прихвостнями, чем гнить как скотам, или стать под пулю.
   Работа продвигалась, двигатель они уже почти что, перебрали. Форсунки, и топливную систему продули, многие механизмы перепроверили. Близился час выбора, тем более что гауптманн постоянно наведывался посмотреть - как продвигаются работы. И танкистам пришлось, приступить к сборке, всех разобранных агрегатов. За это время, они смогли убедиться, что прорваться к воротам прямо из мастерских не получится. Немцы видимо предусмотрели такую их попытку - выставили и противотанковые "ежи", и многие проезды перекрыли танками с уже повернутыми башнями, даже пару пушек установили в удобные места. Получалась одна единственная попытка - рвануть с полигона.
   Усилить танк, они никак не могли, могли только отрегулировать некоторые узлы, чтобы тот не глох, и сразу заводился. Боеприпасы, ни к пушке, ни к пулеметам тоже было не достать, если они где-то и были, то надежно охранялись, и вдвоем достать, хоть парочку снарядов и магазинов, было невозможно. Конечно дерзкие идеи витали в головах, но для того чтобы их воплотить нужна была разведка, отвлекающий маневр, и хоть какое-то оружие, но на это все не было времени и помощников. Поэтому парни, просто продолжали сборку, и к утру 10 июля, танк был готов. Два танкиста были готовы идти на нелепый риск, иного выходу у них не было - все равно они подставлялись под огонь пушек, и на этот раз могли не выжить.
   - Ви есть, хорошо потрудиться - как из-под земли появился гауптманн - скоро вы это сами проверять. За это вам небольшой поощрений - ви кушать плотный завтрак
   Как ни странно, им действительно принесли миски с овсяной кашей, где лежало по половинке яйца, и кусочку хлеба, а также две кружки остывшего чая.
   - Это чтобы мы - голодными не подохли? - Спросил Олег. - Или есть еще планы на наш счет?
   - Не знаю - ответил Тема - может, надеются из нас смертников сделать...
   - Это как?
   - Посадят в танк, и под прицелом погонят на советские позиции, путь прокладывать. Или на минные поля...
   - А хрен им...
   - Спокойно, не спались раньше времени. Они ничего не должны заподозрить...
   Они поели, опустошили кружки, и посмотрели на открывающих ворота эсэсовцев. В чем-то парням все еще везло - немцы не проверили количество топлива, Далее, танкистам разъяснили их задачу, и разлучили.
   - Ну все, удачи нам. Ни пуха, ни пера. - Бросил Олег вслед Артему.
   - К черту. Делаем, как обговаривали.
   Артема повели наружу, затем провели на площадку, где наизготовку стояла одна единственная, семьдесят шестая "тридцатьчетверка". Машина из новых, недавно выпущенная, и еще не выработавшая свой ресурс. Просто видимо во время боя, снаряд попал в нее, не повредив серьезно, и не воспламенив. Такое бывало, и в таких случаях экипаж был обязан все равно вести бой. Может, так и было...
   Артему указали на танк, он не спеша полез внутрь, при этом любуясь небом, и втягивая ноздрями теплый воздух. Напоследок кидая взгляды на ограждения - прорвался бы Олег. Тут послышался рев двигателя, и лязганье - на старт, выдвинулся лейтенант.
   - Понеслась душа в рай - бросил Тема, и нырнул в люк.
   Он сел на свое сиденье, запустил мотор, и начал впервые в жизни читать "Отче Наш" - знал молитву, еще от прабабушки. Впереди изрытая воронками земля, наезженные гусеницами проезды, а за этим участком - батарея, состоящая из шести разных пушек. По краям этого поля, с каждой стороны по "тигру" - основная страховка, на случай чего-то непредвиденного. В общем, шансов не оставили. Станешь - изрешетят, попробуешь выскочить - расстреляют, только движение по намеченному пути - отсрочка неминуемой гибели.
   Танки тронулись, Олег идет справа, Артем сразу немного забирает влево - ему отвлекать. Но для начала нужно хоть немного усыпить бдительность. Внушить фашистам, что те, как на игре, как в тире - наводи да стреляй, ответа не будет. Беспокоиться не о чем, все под контролем. Пусть расчеты соревнуются в ловкости, и меткости, пусть тянут с командой их командиры...
   Первый десяток метров, второй, начинается испытание выдержки и нервов. Хочется пустить танк в маневр, начать идти зигзагами, увеличить скорость, или вообще врубить заднюю передачу. Растягиваются секунды, сердце начинает биться чаще, все больше хочется отвернуть, но руки скованные железной волей, ведут машину ровно. Артем и Олег не знают, но в их судьбы вплетается новый фактор - в небо поднялись эскадрилии советской авиации, и цели у них разные - от поддержки наземных войск, до точечных бомбометаний. Время начинает свой собственный отсчет, и он местами может расходиться с тем, по которому живут люди.
   Двигаются два танка, у них свои сердца-моторы, кожа-броня, гусеницы-ноги, и свой боевой дух - невидимая аура. И, наверное, как у всех механизмов, свое машинное везение.
   - Foer! - Звучит отрывистая команда на другой стороне поля.
   Стремителен полет смертоносной болванки, вот она втыкается в броню, но может покатость той, и определенным образом сваренные края, спасут? Так и есть, от этого момента исчисление времени идет по-другому. Не миг между прошлым и будущим называется жизнь, а промежуток между попаданиями. Рации в машине нет, действия не скорректировать, да и как это возможно без остановки танка, и перебирания на место стрелка? Потому сейчас каждый сам за себя, в уме только детали наспех придуманного плана.
   Время словно растягивается, и сжимается одновременно. Полная сосредоточенность, мгновенная реакция на изменения ситуации, в какой-то мере - предугадывание. Артем добавил скорости, воткнул следующую передачу, потянул рычаг, вдавил педаль - пришло время, идти зигзагом. Подобный маневр начал и Олег. Это раззадорило фашистов, - цеди, которые не тупо ползут на тебя, а пытаются уйти с прицела - интереснее. Пушки бьют с периодической настойчивостью, в цель летят снаряды, попадания отзываются противным звуком. Как и рикошет, но его слышать предпочтительнее.
   - Звяк! Вибрирующее бзнь!
   Это не так страшно. Вот пробивание, от которого вздрагивает весь танк, это угнетает. Мысль одна - хоть бы не стреляли по отделению управления и двигатель. Попадание в моторное, заглушит двигатель, и это на поле боя, подарило бы драгоценные секунды на спасение, но не здесь. Здесь он должен работать безотказно. Башня сейчас пустая, в ней нет ничего взрывоопасного - пусть дырявят ее. Дополнительные баки пусты, боеукладки нет, значит, шансов проскочить немного больше.
   Нужно внимательно наблюдать, и отмечать в уме - какая пушка выстрелила только что, отсчитывать секунды, и делать резкий маневр в сторону. Максимально лавируя наращивать скорость, и не забывать постепенно, сдвигаться к краю полигона. Еще главное успевать, не подставлять борта, а то песенка будет спета - кто-то да не утерпит - лупонут в бок, хоть им такой выстрел и не интересен.
   Артем начал забирать влево, стараясь уйти за пределы поворотов стволов, тоже начал делать и Олег, только он двигался вправо. О борта постоянно, что дзынькало, в башню попал уже второй снаряд. Дула "тигров", начали поворачиваться, вслед за пронесшимися "тридцатьчетверкой", и ее собратом. Выстрелы, одно попадание другое, танк словно получает нокаут, пробоины в башне, в районе отсутствующего пулемета стрелка, но моторный отсек не задет. Впереди уже маячат вешки и флажки - линия, за которую нельзя. Полоса, до которой не подпустят - откроют массовый огонь со всех стволов.
   В пулеметных гнездах, движение - эсэсовцы готовы расстрелять покидающих машины водителей, все последний рывок с расчетом на чудо, и оно происходит - в небе появляются "Пе-2". Полигон не их цель, они летят на другой объект, но этого хватает, чтобы немцы отвлеклись, и запаниковали. И Артем выжимает из машины все до предела, все ее лучшие возможности - маневренность, скорость, проходимость. Рывок, и он почти на позиции, танк подбрасывает, и машина обрушивается на экспериментальную пушку.
   Скрежет железа о железо, сминаются и корежатся пушки, разбегаются немцы, справа танк, ведомый твердой рукой Олега, рушит проволочные заграждения. Снаружи как понимает Артем, скорее всего паника, крики, вопли суматоха. Открывают огонь две одинокие зенитки, тем самым обращая на себя внимание, и звено "Пешек", от эскадрилии, заходят в атаку. Далее дело техники вождения, его дело помешать фашистам, и дать уйти лейтенанту.
   Выполняя заход, пикируют "Петляковы", подавляя огнем одну зенитку, начинают сбрасывать бомбы. Летчики парни рисковые, но опытные, и зря бомбогруз не мечут. Точечные разрывы появляются во множестве мест. Но вот они проходят над землей, и собираются лететь дальше. Но вот одна "Пешка" приотстала, в чем дело?
   - Командир внизу наши! Похоже, несколько танков прорвалось - передает пилоту стрелок-радист - только почему-то не стреляют, но атакуют.... Словно самоубийцы...
   - Понял тебя. И ведущему звена: "Орел 9"! Нужен еще один заход. Не доработали...
   - Принято. Ложимся на разворот.
   Артем всего этого конечно не слышит, и разворот звена не видит, он продолжает бросать машину на орудия батареи и разбегающихся гитлеровцев.
   - Удалось - возликовал Артем - пытаясь наехать еще на одну пушку.
   Но тут машина вздрогнула от двух мощных попаданий - "тигры" никуда не делись, корма загорается, боевое отделение разворочено, и ему ничего не остается, как спасая жизнь, выскакивать через люк. При этом мысли о том, что может что-то сломать себе, не было, он просто скатился по броне, и упал. Но тут, же вскочил, и бросился от танка. Оглушенный, перемазанный, но готовый отдать свою жизнь недешево, он выскочил как черт из табакерки, и сразу попал в мир огня, взрывов, и грохота. Полигон оказался под бомбежкой, и пулеметным и орудийным расчетам и офицерам, было не до него. И он выпавший шанс на продление жизни не упустил - ломанулся к пулеметному гнезду...
   В это же время Олег, весь в нервном напряжении, вел свой танк, на прорыв, он приблизительно рассчитал - где лучше прорваться за двухрядное ограждение. Стоящий у края поля, "тигр", отвлечен - стреляет по танку Кравцова, бомбежка на руку, ничто сейчас не мешает, и лейтенанту удается выбраться за периметр. Но дальше, действовать по плану, он не собирается - танк танком, но товарищей, а тем более подчиненных в беде не бросают. Разворот, и набирая скорость, обратно. Олег стремится на позицию, к горящей "тридцатьчетверке" Артема. По мере продвижения, лейтенант проделывает то, что не закончил его товарищ - мнет танком пушки, и все что попадает под гусеницы.
   Артем в эти мгновения похож на безумца, он становится тем, кем никогда не был, потому что не бывал в подобных обстоятельствах - берсерком. Прыжок к первому номеру пулеметного расчета. Удар по каске, на бегу поднятым сшметком бревна, от наблюдательного пункта, немец валится на землю, а Тема, отбрасывая обрубок, завладевает пулеметом. Очередь, вторая - немцы залегают, он хватает пулемет, и тут неподалеку останавливается угоняемый танк.
   - В машину!! - Высовываясь, орет Олег. - Уходим!
   - Еще есть дельце. Сейчас.
   Артем бросился к уцелевшей зенитной установке. На бегу расстрелял пулеметный расчет, а подбежав, сбросил труп немца, и принялся вращать маховики и колесики. Ствол зенитки пополз вниз, и чуть в сторону. Небольшая коррекция по прицелу, и вскоре зенитка была наведена прямой наводкой на боеспособный "тигр". Залп! И в борт шестого панциря летит остаток заряда. Есть пробоина, тут уже Артем мешкать не стал, и со всех ног бросился к побратиму, но когда заскочил внутрь, проорал:
   - Жми вперед, а при развороте снеси угол барака, и погнали отсюда.
   Так начался их побег-рывок, у них был танк, почти полные баки, сытые желудки, и трофейный пулемет. Сквозь проделанный прорыв-пролом, Олег провел захваченный танк, уже на скорости, суматоха поднятая бомбежкой, позволила им не просто вырваться, но и беспрепятственно уйти. И первый километр они двигались бесцельно, просто продвигаясь по ровным участкам. Куда кривая выведет. Но так двигаться и глупо и опасно.
   - Что дальше? - Поинтересовался лейтенант, когда Артем умостился рядом, и стал просовывать дуло пулемета в отверстие, предназначенное для его советского собрата.
   - По уму танк нужно затопить - ответил сержант - да так, чтобы наверняка не немцы ни подняли, ни наши, после наступления, не наткнулись.
   - А наши почему?
   - Потому что опытный образец в боях участвовать не должен. А попробуй всем объясни это. Я заинтересован, чтобы о новом танке, стало известно, ровно в срок, а не раньше. Пусть немцы с ним в бою столкнуться, а не заполучат его прототип, узнав все раньше.
   - Значит, ищем реку, болот тут не найти.
   - Любой, подходящий водоем. Но и проехать нужно как можно больше - поближе к фронту.
   Олег кивнул, и повернул танк в восточном направлении. Но местность-то была оккупированная. В немецком тылу, сильно не погоняешь, а бегство всегда строится на скорости, танк быстрее всего идет по шоссе, но такую роскошь Олег с Артемом, себе позволить не могли. Двигались полями, местами через открытые участки степи, иногда балками и низменностями с редкой растительностью. Так и выехали почти на берег реки Псел, но поскольку находились на оккупированной врагом территории, затапливать танк не спешили.
   - Двинемся на малой скорости, вдоль русла, насколько это возможно - проговорил Олег - чуть что - с разгона в реку. А сами вплавь на тот берег.
   - Так-то оно вроде ничего план - ответил Артем. - Да вот, глубина может быть разной, а дно не илистым.
   - А есть другие варианты?
   - Нет - признал Тема - придется рисковать. Эх, нам бы хоть пару снарядов.... Что ж, двигаем как есть. Ведем по очереди.
   - Ты лезь пока к прицелам, нам заранее все углядеть нужно.
   Так они и поступили. Берега реки, то сходились, то расходились, местами она была то рекой, то речушкой. Деревья росли то густо, то местечково, но танку не нужно ехать просто по берегу, можно и чуть в стороне - так и продвигались, зигзагами напрямую, и наезженными грунтовками. Олег с Артемом, двигались так, чтобы река Псел, была постоянно в поле зрения, и как ни удивительно, оба танка - и их прежний, и угнанный, шли сейчас в сторону Обояни, только один с Севера, а другой с Запада, и между ними, были все еще сотни километров.
   - Нужно стать, разведать - что дальше? - Проговорил лейтенант - да может, у какого поселка провиантом разжиться...
   - Не мешало, бы - кивнул Артем - а еще горючкой и оружием.
   - Как ты это себе представляешь?
   - Пока не знаю...
   - А, по-моему, пора нам спешиться - проедем, сколько удастся, а дальше рискованно - фронт близко. Ты сам говорил - раскрытие чревато и опасно, нужно топить.
   - Говорил - понуро кивнул Артем - просто под броней, уверенней себя чувствую, чем пробираясь на своих двоих...
   Осмотрелись, тронулись дальше, миновал несколько балок, объехали поселок, на окраине которого, заметили БТРы и грузовики. Преодолели еще с десяток километров, не удаляясь слишком далеко от реки.
   - Тут вроде место подходящее, камыш, берег заросший ивняком.
   - Главное глубина, чтобы приличная была.
   - В любом случае - больше рисковать нельзя.
   Остановились, загнали танк под деревья, вылезли и стали изучать местность. Убедившись, что немцев близко нет, Артем достал пулемет, и подготовил для нежданных гостей. Затем они разделись и принялись спускаться к реке.
   - Глубину мы как-то замеряем, а вот толщину ила на дне? - Проговорил лейтенант.
   - Сейчас ветку длинную выломаю...
   Вскоре они уже ныряли, исследовали дно, и подбирали место для затопления. Суть да дело, подобрали и место в реке, и путь по берегу.
   - Кто топить будет? - Спросил Олег - вдвоем смысла нет.
   - Я заинтересован чтобы ты жил - ответил Тема - не зря же спасали и вытаскивали. Поэтому поведу я.
   Залезть, сесть, завести, и тронуться, дело недолгое. Небольшой разгон, но так чтобы въехать в реку, а не влететь в нее на пару метров, и сразу заглохнуть. Все идет нормально, как при форсировании, вот только здесь не брод, а через пару метров, обрыв. Вода клокочет, заливается внутрь, полный газ, и все - пора выбираться. Танк погружается под воду, продавливает дно, дело сделано. Артем выплыл, и погреб к берегу. С души, словно камень упал.
   Через десять минут, с пулеметом, и пока еще пустым ведром, они потопали на восток.
   ...В это же время, их товарищи, совершенно в другом месте, вели свой своеобразный бой - ремонтировали свою боевую машину. Длилось утро десятого июля, фашисты, свежими силами вновь атаковали на нескольких участках, и цели этих атак, пятно были разные - от углубления прорывов, до попыток расширения захваченных плацдармов, и оттянуть свою подбитую бронетехнику. В резерве 103 танковой бригады, к походу готовили своих железных коней советские танкисты, а с ними - Борис и Геннадий. Отправив своего временного стрелка-радиста на его батарею, они все утро, до полудня, сами и вместе с инженерно-техническим персоналом, ремонтировали машину. Танк, ставший им, и домом, и средством защиты и передвижения, нуждался в ремонте многих механизмов. Вот и меняли некоторые детали, катки, траки, кое-где подваривали своего труженика, и занимались стандартной проверкой. Забот хватало, но мысли снова и снова, склонялись к Артему, и его пропаже. Где он? Как он? Встретятся ли они еще? Как вернуться без него?
   - Все, пора двигать в батальон - с нажимом, проговорил Генка - а то курсируем почти по всем фронтам, как призраки Сражения. Теперь-то знаем - наша бригада под Покровкой, чего тянуть?
   - Наша?
   - Да, пока наша - там место встречи. Артем если из плена и сбежит, сюда не направится и не доберется.
   - Хочешь сказать - нужно двигать на те рубежи? Или вообще поближе к "ласточке"?
   - Да, а то у нас вышло все наоборот.
   - И что скажем? Как объясним?
   - Для всех - мы следуем к своим, в места расположения бригады.
   - Тогда смотрим карту, прощаемся, благодарим, и вперед.
   Так и сделали.
   Заканчивалась оборонительная операция войск Центрального фронта на орловско-курском направлении, против войск 9-й армии противника. В ходе операции войска фронта стойкой, активной и глубоко эшелонированной обороной остановили наступление противника. В оборонительных боях советских войск под Курском, советская авиация оказала большую поддержку сухопутным войскам. Летчики-истребители 2-й и 17-й воздушных армий в битве под Курском за день боев в воздушных боях уничтожили 80 самолетов противника. Летчики-штурмовики 16-й воздушной армии в районе Поныри противотанковыми авиабомбами уничтожили и повредили до 50 вражеских танков.
   Официальная сводка, да что она расскажет о жестоких боях, самоотдаче, выдержке, героизме? О тех, кто горел в танках, и порой продолжал вести бой, понимая - он последний в жизни. О тех летчиках, кто успевал направить свою пылающую машину, на вражескую технику, или пойти на таран самолета врага? О том, как самые незащищенные пехотные войска, сдерживали продвижения мотострелков и техники? Сухие фразы, в которых скрыт истинный подвиг и смелость. Лозунг "За Родину", не пустой звук - это призыв защитить свою мать, семью, свои корни...
   Борису и Геннадию, поначалу так не казалось, но внезапно эта война, из чужой, стала их. И не важно, что идет она в прошлом веке - они-то сейчас на ней. Гибнут их собраться, возможно, двоюродные и троюродные деды и прадеды. И вообще их народ, в большинстве своем чистый и бесхитростный. Но через двадцать минут, одинокая "тридцатьчетверка", выдвинулась из ремзоны, и направилась в неизвестном направлении.
   В этот день, немецкое командование отвело 292-ю пехотную дивизию и бросило в сражение 10-ю танкогренадерскую дивизию. В ответ советские генералы, отвели обескровленную 307-ю дивизию во вторую линию. Передовые позиции заняли соединения 3-й и 4-й гвардейских воздушно-десантных дивизий. Умелыми действиями, советские воины отбили у противника "1-е Мая". И исчерпав свои резервы, враг вынужден был отказаться от наступления, и перешел к обороне. Благодаря поддержке десантников ситуацию удалось удержать под контролем. И, Борису с Геннадием, попытались вырваться из района Понырей.
   Но миновать зону, где немцы проводили операцию по эвакуации с поля боя своих подбитых танков, им не удалось. Эвакуацию прикрывал 654-й дивизион штурмовых орудий "Фердинанд". Хорошо их разглядели вовремя, и издали, не то, тут бы им и лежать замертво.
   - Немцы! Самоходки!!! - Заорал Генка - успев рассмотреть врага в прицел - тормози, и сдавай назад!
   - Что толку назад? Не поможет. Как и в первом бою, прикрываемся подбитыми....
   - Сбоку заходить нужно. - Ответил Геннадий, заряжая пушку.
   - Их слишком много, кто-то да попадет.
   - Вот вляпались, так вляпались...
   - Еще больше километра, попробуем уйти...
   Генка ни смотря, ни на что, уже начал разворачивать башню, Борис крутил машину на месте, но они все равно опаздывали. Не могли не опередить "Фердинанды", ни уйти. Выстрел, можно сказать отчаянный. Броня САУ непрошибаемая в лоб. Маневр ухода, и укрытие за лишенной хода в прошлом бою самоходкой.
   - Теперь нам точно каюк - выкрикнул Борис - ща начнут, методично расстреливать...
   - Да, и молодая не узнает - какой у парня был конец.... Штурмовики, бы налетели что ли...
   Ситуация вроде бы, безвыходная, но что-то все же, их хранило. Выручила проводимая контратака пехотинцев, поддерживаемая батальона танков Т-34 и батальона Т-70, как выяснилась позже - из состава переброшенного сюда 3 танкового корпуса. Они и оттеснили, подошедшие к окраинам Понырей немецкие войска.
   - Вот теперь споем - бросил Генка, вкладывая снаряд в казенник.
   Спуск, и один "Фердинанд", затянуло дымом - стрелял не только он, по САУ, лупили еще семь танков Т-34 со всех направлений. Пехота тоже не отставала, от танкистов - против экипажей машин, оказавших сопротивление, бойцы использовали бутылки КС.
   - Твою дивизию - закричал Борис, заметив, как подорвались на своих же минах, несколько "тридцатьчетверок", и около роты Т-70. - Это ж надо, так ошибиться...
   - Давай назад - пока нам не прилетело...
   Отстреливаясь по мере возможности, они отошли от общей массы, и укрылись у руин одинокого дома. Бой продолжился и совместными усилиями, был выигран. В итоге, немцы не успели эвакуировать поврежденные тяжелые "Фердинанды", часть которых была подожжена собственными экипажами. Лишь один самоходка получила пробоину в борту в районе тормозного барабана, и это при обильном обстреле, несколькими танками. Запланированная немцами, операция в целом удалась, но количество оставленных на поле боя "Фердинандов" с поврежденной минами и арт-огнем ходовой частью увеличилось. Воспользовавшись моментом, и стараясь держаться нечетких границ передовой, они попробовали проскочить в Обояньском направлении...
   ...А тем временем, далеко от места схваток, намного западнее и южнее, пробирались в сторону фронта, Олег с Артемом.
   - Поскольку мы в тылу, неплохо бы по мере продвижения к фронту, уточнять силы противника - заявил лейтенант.
   - И желательно взять "языка" - добавил Артем - страховка будет.
   - Сначала просто разведаем...
   Они скрытно пробирались, осматривались, забираясь на деревья, и по пути собирая подножный корм, что-то съедая, что-то ложа в ведро. Пора была удачная, встречались и остатки шелковицы, и дичок различных фруктов. Но вот, впереди замаячил хутор, появилась надежда, разжиться чем-то еще. Осторожно подошли к селению, вошли в сад и тут им повстречался перепуганный дед.
   - Здорово отец...
   - Хлопчики, вы куда? - Замахал тот руками. - Здесь немцы, и танков тьма-тьмущая.
   -Спасибо отец - поблагодарил Олег, и Артему - быстро отходим!
   Они бросились назад, и залегли за садом, затем проползли к опушке дубняка, а там стояла большая колонна танков.
   - Твою ж фашиста мать - выругался лейтенант - что делаем? Сами в западню зашли...
   - Есть безумный вариант - ответил Артем - и вполне разумный. Выбирай.
   - Ну, воевать тут явно не вариант - их как грязи.... Что тогда, попробовать поджечь, и под шумок сбежать?
   - Нет, первый вариант, безумный и безнадежный, но танк угнать можно попробовать. А второй - дождаться ночи, перед этим наметив путь, и убираться отсюда.
   - Знать бы, сколько нам до линии фронта? Пешим ходом можем и не добраться...
   - Тогда рискнем совместить два варианта. Подберем танк, транспортеров в колонне нет, дождемся сумерек - и под него. По жаре прогревать не нужно. Влезем, заведем и ходу. Главное сразу оторваться.
   - Ты сержант вижу, страх совсем потерял. Шанс такое провернуть, равен нулю.
   - Это бабка еще надвое сказала. Так, что-то не пойму - что за танки в колонне? Подползаем ближе, посмотрим, что где стоит? Нам нужен передний, или замыкающий, хотя не обязательно - смотря какая дистанция...
   Практически не поднимая голов, подползли немного ближе.
   - Странно, но всякие. Может после ремонта, следуют в свои части? Там вон средние панцири, в конце "тигры", по-моему, даже одна "пантера", и легкие. - Проговорил лейтенант.
   - Да, странная колонна, но это даже лучше. Тогда прикинем, нам нужна скорость, маневренность, и значительное бронирование. Так, приблизительно скорость "пантеры" при весе 44,8 тонн сорок восемь км в час. А "тигра" при 55 тоннах веса, тридцать восемь.... Угу, нужен легкий танк.
   - Свиснуть "пантеру", было бы заманчиво, только мы ее все равно не доставим.
   Артем, напряг память - об этом танке он читал - при своей массе, "Бронирование "Пантеры" было серьезным, но борт был защищен слабее, как у Т-34, поэтому легко поражался. Нижнюю часть борта дополнительно защищали два ряда катков с каждой стороны. Пантера" превосходила по подвижности Т-34, развивая на хорошем шоссе 55 км/ч. На танке стояла 75 мм пушка. Бронебойный подкалиберный снаряд, выпущенный из нее, пролетал за первую секунду - километр.
   - Да, такой трофей, был бы хорошим подспорьем, для возврата из плена, но...
   - Еще каким. Но ты туда вон посмотри.
   - Ну старье какое-то, легкое...
   - Это еще одна "кошка". Вернее самая первая из "зверинца" - Pz.Kpfw. II Luchs. Рысь, в общем. Легкий, разведывательный скоростной танк.
   - Сколько давит? Вооружение?
   - Шестьдесят км. Имеет пушку и пулемет.
   - Калибр?
   - Пулемет 7,92, а пушка, судя по длине и диаметру - 50. Повезло.
   - Решено - как в автосалон - подвел итог Артем - берем.
   - Сказать легко, да трудно выполнить.
   - Время подготовиться есть. Пока ждем сумерек - высматриваем, считаем, рассчитываем.
   - Без бинокля, много ты высмотришь.
   - А что делать? В четыре глаза, что-то да наглядим...
   И они занялись всеми видами осмотра. Подыскивая себе максимально легкие пути для угона, просматривали подступы к выбранному танку, следили за перемещениями немцев, и старались не обнаружить себя. Следить пришлось и за колонной, и в направлении хутора, и просматривать насколько хватало зрения - предположительных путей отхода.
   - Ну допустим, танк угнали - дальше куда? Вдоль сада и по полям, или вернемся к реке, она особо не петляет?
   - Ночью, по берегу? Не смеши. Нужно на дорогу, а к утру съехать с нее.
   Прошло несколько часов, они уже наметили все, что нужно, и подбирались ближе к танкам. Ведро пришлось оставить, и теперь встретив колодец без ведра, воды было не набрать, что-то найдя не положить в него. Пулемет был наготове, но патронов в ленте, имел немного - так что, шум лучше было не подымать. Подползли насколько это возможно близко, и, выбрав момент, когда часовые прошли, по очереди проскользнули под соседний от "рыси", танк, и залегли не двигаясь. Была бы взрывчатка, можно устраивать диверсию, но той естественно не было. Выждали, и в момент, очередного удаления патрулей, шмыгнули к танку - Артем с кормы по броне в башню, Олег, огибая борт в люк механика-водителя. В мгновения пока открывали люки, сердца бешено стучали, руки едва ли не тряслись, а время в очередной раз ускорило свой бег.
   Уже залезая в башню, Артем понял - сейчас начнется, и не стал залезать полностью, опер пулемет о броню, и приготовился растратить остаток ленты. Раз секунда, вторая, Олег начал запускать двигатель, и это привлекло внимание часовых.
   Мотор заурчал, лейтенант воткнул скрасть, и начал выводить танк из колонны, на дорогу. Тема больше не ждал, нажал на спусковой крючок, и начал скоротечную перестрелку. Короткие очереди, в два нажатия, ответные выстрелы, и механизм реагирования по тревоге, запустился. Артем сбросил пустой пулемет, и нырнул в танк, захлопывая люк.
   - Все, гони!
   - Башню разверни, и отстреливайся.
   Артем некоторое время разбирался, потом, таки взял снаряд, вложил его, и только после этого принялся поворачивать башню. Как бы ни было темно, Олег, справился с управлением, повел танк, почти в полной темноте, и фары включил, только тогда когда дорога свернула. Обмен выстрелами вышел в соотношении один к пяти, но когда удалось отъехать на достаточное расстояние, Артем принялся выравнивать башню, и они начали движение прочь от хутора...

***

   ...Несколькими часами ранее, до того, как Артем с Олегом, нарвались на фашистское бронетанковое формирование, "тридцатьчетверка" с номером "79", уже прошла немало полевых дорог и бездорожья. У Бориса, уже рябило в глазах, от того количества солдат и техники, которое им встречалось на пути. Советские войска еще только готовились наступать, и их части, все двигались к боевым позициям множеством потоков. Пробираться своим маршрутом, становилось все труднее, и труднее. Во время движения, нередко раздавалась крики "Воздух!", все разбегались и ложились на землю. От самолетов было нелегко скрываться, потому что Курская Дуга - это степи, и только кое-где на холмах росли деревья - лесостепь.
   Движение войск происходило сплошным потоком, все смешалось. Но если дороги можно как-то объехать, или медленно ползти вдоль них, то переправы и мосты, никак. Доехав до моста, Борис остановил машину, и проговорил:
   - Все стали. Ты погляди, какая толпа.
   - Там еще и проверка документов нас ждет - отозвался Генка.- Надеюсь вопросов не возникнет...
   Вылезли, слезли с брони, размялись, заодно и осмотрелись. Впереди были такие давки, такие заторы, что казалось, понадобятся дни, чтобы все разъехались. Машины были, в основном, полуторки. Одна из них, застряла на мосту, образовалась пробка и на остановившуюся "тридцатьчетверку", сразу обратили внимание.
   - Братцы, выручайте - подбежал какой-то старлей - столкните машину. Заодно и сами проскочите.
   - Давай команду - пусть дадут проехать. - Вмиг среагировал Борис.
   На то, чтобы проезд расчистился, автомобили как-то приняли в сторону, ушло некоторое врем. Танкисты снова забрались в люки, и филигранно, въехали на мост. Борис осторожно подвел танк, уперся в полуторку, крылом, и чуть надавил. Так, застрявшую машину просто столкнули в реку, а сами продвинулись на ту сторону моста. Съехав с него, сразу приняли вправо, чтобы не застопориться в общей толчее, и остановились, чтобы набрать воды.
   - Повезло - заметил Генка - времени почти не потеряли.
   - Так мы, как бы и не спешим, чем ближе продвигаемся, тем больше неясностей - отозвался Борис - нужно было сразу условиться - где встречаемся, если что?
   - С лейтенантом, ему по-любому путь только в бригаду. Так что и нам под Покровку. Тащимся дальше.
   - А жратва?
   - Так еще расчет за помощь остался.
   Во время продвижения, они встретили сломавшийся "Студебеккер", помочь шоферу было некому, а в кузове продовольствие, в общем, выручили паренька, помогли с ремонтом. И тот в благодарность, учил им буханку хлеба и пару банок тушенки.
   - Остаться, то остался, да мы его влупим в один присест.
   - Ну не лягушек же ловить? А больше, кроме реки, взять жрачки негде
   - А что, это мысль...
   - Внимание привлечем, проблемы будут.
   - Тогда, будем искать по пути, и экономить.
   Снова тронулись, и двинулись дальше. Через час пути, вновь стали - налетела немецкая авиация. Но тут, в небе появлялись советские самолеты, и танкисты, вместе с красноармейцами, наблюдали воздушные бои советских летчиков с немецкими. Снова все зашевелилось, поехало, пошло, но медленно.
   - Таким темпом и четырех суток может не хватить, чтобы добраться до места - пробурчал Геннадий - упарило все...
   - Что по бездорожью, что рядом с дорогой, скорость почти одна.
   Тут мимо проехало несколько машин - кузова доверху загружены, в кабине одно-два места. Поняв - на дорогу не выехать, посмотрели по карте, и принялись искать путь, которым можно срезать. Снова тряска, да пылюка, лишь к вечеру таки добрались до небольшой деревушки. Вылезли, постучали в один домик, их пустили. Хозяева ни о чем не спрашивали неполный экипаж - видимо, за два года войны через их дом прошло столько солдат, что им было совершенно все равно, кто гости и куда двигаются. Устали Борис с Генкой настолько, что, наспех поужинав сваренной хозяйкой мелкой картошкой, с разделенной на всех банкой тушенки, улеглись спать, прямо на полу.
   ...А вот Артему с Олегом, было не то, что ни до сна - не до беззаботного отдыха. Они медленно двигались на восток, ночью, и по ужасному бездорожью. Гусеницы порой утопали в жирном черноземе, лязгали на неровностях скатов балок и овражков, но танк продвинулся за ночь неплохо. К утру, поменялись местами, и поехали быстрее, едва рассвело. Свернули ближе к реке, и снова ехали, вдоль ее русла, на расстоянии видимости отблеска воды.
   - Эх, красота. На рыбалку бы как в детстве. И снасти чтобы без наворотов - ни к месту подумал Артем.
   Места пошли тихие, нетронутые ни войной, ни жизнедеятельностью человека, может потому, они и проскочили незамеченными ни с земли, ни с воздуха. Лейтенант, сумевший немного вздремнуть на ходу, проснулся, и прокричал:
   - Остановись!
   Артем свернул и стал возле большой маслины.
   - Что приломило?
   - Это потом. Я тут сухпай фрицев нашел - перекусим.
   - Давай.
   Они вылезли, на броне разложили и открыли банку тушенки, упаковки сыра, галеты, быстро умяли все это, а затем вскрыли шоколад и леденцы, для прибавки сил и энергии. Справили естественные нужды и снова в машину.
   - Надо бы рывок по дороге сделать. А затем линию фронта, как-то перейти. - Проговорил лейтенант, пока не заводя двигатель.
   - Может не рисковать на дорогу?
   - Топливо заканчивается, а по ровному мы спалим меньше, а проедем больше и дальше.
   - Нужно по сто грамм, для смелости, чтобы среди немцев ехать.
   - Ну, они не бесконечным же потоком двигаются - как-то проскочим.
   - Да, непонятно, кто еще из нас - страх потерял.
   - Оба. Давай меняться.
   - Только деревни и хутора, объезжаем - не везет нам с ними.
   Поменялись, и вскоре, Олег, вывел танк, на грунтовку, а после и на проселочную дорогу. Она действительно оказалась пустой, потому, что была промежуточной, шоссе имелись только между городами. А асфальтные дороги между райцентрами, да крупными совхозами, а так полевые дороги, да слегка накатанные грунтовки. Конечно, это не говорило о том, что немцы здесь не ездили, проходили и колонны, и машины связи, и небольшие группы грузовиков с солдатами и продовольствием, но плотного и постоянного движения не было.
   Сделав рывок по сравнительно ровному участку, в преддверии постов, и разъездов с КП, снова свернули в сторону реки. Такими вот маневрами, то по дорогам, то через степь и балки над Пселом, добрались до лесостепи с высотками. Псел тянулся с Запада на Восток, занять разные берега, чтобы река разграничивала позиции ни советские, ни немецкие войска не могли, и, придерживаясь берегов реки, Олег с Артемом, умудрились проскочить до передовой. Их принимали за своих, тем более танк шел к линии фронта. Они въехали в ложбину, пересекли ее, миновали редкие деревья, и выметнулись на открытые просторы. По мере движения, Олег с Артемом, как могли, осмотрелись, и охнули - они выскочили на передовую, которая местами, вот такой и была - неравномерной с прорехами.
   - Мы на нейтральной полосе! - Вскричал Артем - сзади справа и слева немецкие позиции, траншеи и блиндажи. Еще и атака, по-моему, начинается.... Пробуй выскочить к "зеленке".
   - Куда?
   - К лесополосе в обход высоты.
   - Горючки не хватит, баки почти сухие...
   - Тогда пока фрицы не опомнились к высоте - там вроде наши копошатся, пушки наводят. Жми на полную.
   И танк помчался, как говориться - на всех парах, пересекая пространство, отделяющее немецкие войска от советских. Нервы у обоих парней на пределе, каждая секунда это подарок, ведь в любой момент, может прилететь крылатая смерть.
   - Сзади немецкие танки!!! - Заорал Артем, выглянув в люк - Как они пойдут, мы окажемся на острие атаки, а на высотке окопы и пушки. Хоть бы свои не накрыли.
   - Вот к ним и поднимемся - бросил Олег.
   - С ума сошел? Мы же....
   - Смотри, там, за пехотинцами - у лесополосы, разворачиваются "Катюши". Щас как, жахнут, мало не покажется. Угодили мы в "вилку" - не свои, так фрицы накроют.
   - Почему? Мы же в их танке...
   - Потому что, после залпа "Катюш", немцы начинают яростно обстреливать место, где были минометы. В общем, мы между двух огней. И еще неизвестно - под чей, хуже попасть. Потому на боковой склон.
   - Опять двадцать пять - буркнул Артем, и заорал - давай тогда уходи с линии огня в сторону, но так, чтобы свои не накрыли!
   Попытались уйти, но вскоре оказалось, что лейтенант ошибся - они оказались, что среди трех огней - в небе появились самолеты с крестами. Где-то до двух десятков немецких бомбардировщиков "Хейнкель".
   - Ну, все - прошептал Артем - на этот раз, похоже мы попали...
   Он снова выглянул в люк - самолеты были большие, двухмоторные и гудели как жуки. Когда они пролетали над немецкими окопами, там одновременно взлетело 20-30 штук светящихся ракет. Так немцы обозначили свой передний край. Значит, все остальное, буквально засыпят бомбами.
   - Олег, давай скорее ближе к нашим - если нас подвзорвут, так может, помогут! А иначе нас ждет смерть в консервной банке!
   - Я стараюсь...
   Бомбардировщики, пролетев над немецкими позициями, сразу начали снижаться и на головы артиллеристов, а заодно и на "рысь", ползущую по склону. Посыпались бомбы, началась свистопляска и светопреставление. Земля задрожала. Кругом грохот, рев, взрывы, летят комья земли, немцы утюжат явно перед атакой, которая начнется сразу за бомбежкой. Артиллеристам приходиться туго, пушки не утянуть, не спасти, да и самим, практически не укрыться. А "Ханкели", отработав по высоте, нацелились на "катюши", не давая тем сделать залп...
  

Глава восьмая

Превратности Судьбы...

***

   Бомбы перестали падать и рваться, а высотке вздрагивать, встряска закончилась. Теперь следовало ожидать массированной, танково-пехотной атаки.
   - Лейтенант, ты как? - Чуть очухавшись, спросил Артем.
   - .Как будто под колоколом сидел. В "тридцатьчетверке" не сладко, но тут вообще... - Отозвался Олег. - Но ты посмотри, что натворили?
   - Да, размолотили высоту...
   - Нужно помочь. - Прокричал лейтенант, и в отчаянии погнал "рысь" наверх.
   - Ты куда? - Заорал Артем - там же все перепахали...
   - Танки же, кто-то встретить должен...
   - Мы что ли?
   - Ну да, и они - кто-то же выжил.... Вот и спешу занять позицию. - Олег по натуре своей, был пламенным активистом, и решил помочь "пушкарям" приняв бой вместе с ними.
   Не успели въехать, как лейтенант выставил танк, заглушил двигатель, и полез наружу:
   - Дальше ты сам - я к пушке.
   - Так.... Ладно, понял, передовик ты хренов. Осторожнее там.
   - Шутишь? - Олег выскочил и побежал к "сорокапятке", которую силился развернуть ее поредевший расчет.
   - Шансов у нас почти нет, какие тут шутки? А мне еще выбираться.... - Артем, за неимением подручных, как и во время угона, сам взял и вставил снаряд в пушку, времени было в обрез, и он готовился успеть сделать хоть пару выстрелов.
   А от лесополосы, прямо на высоту, со скрежетом, уже пошли немецкие танки, за ними бежали автоматчики.
   - И снова начинается бой - горько усмехнулся Тема, вращая маховик - как я понимаю нелегкий.... Ладно, повоюем.
   Спуск. Выстрел! Снова зарядить. Огонь! - Шансов мало, но не стрелять, нельзя. Поэтому бормоча обрывки песен, он заряжал, наводил, стрелял, и, не смотря на результат, повторял все заново.
   Олег тем временем, подполз к окопам и поднялся:
   - Свои - проорал лейтенант, наблюдая, как к нему бросились озверелые солдаты - Да спокойнее орлы, стали бы фрицы вот так, сюда соваться? Командир где? Кто командует? - Вопросил он - главный кто? Отзовись! Я лейтенант Сушкин - прорываемся с той стороны.... Много помощи не обещаю, но помочь попробую. У нас танк, а значит пушка и пулемет.
   - Командир ранен!
   - Нет, он уже убит. - Послышались крики.
   - Тогда слушай мою команду! Все в окопы! Занять позиции. Расчеты к пушкам! Все у кого есть оружие - отсекайте пехоту. Связь с дивизионом "Катюш" есть? - Орал Олег, стараясь перекричать грохот.
   Уцелевшие бойцы зашевелились, и вскоре миниатюрный плацдарм, стал огрызаться огнем, Олегу удалось наладить оборону. Но надолго ли их хватит?
   Артем, тем временем, снова вложил снаряд, прильнул к прицелу, и постарался вопреки желанию, наводить в борт, идущему не прямо, а сбоку "панцирю". Он понимал - так воевать, и с таким числом было безнадежно, но что-то есть в славянах и горцах такое, что заставляет их сопротивляться. И надеяться. Вот он и стрелял, медленнее, чем нужно, но вести бой. Олег же собирался бить прямой наводкой.
   - Снаряд! Заряжай! - Крикнул он. Небольшая заминка, но вот уже щелкает затвор, теперь выставить дуло - Огонь!
   Впереди окопы с поредевшими и оглушенными бойцами, позади них "сорокапятки", сбоку один трофейный танк - против стальной навалы. Шансов нет, Но никто не бежит, не забивается в окоп поглубже - есть такое призвание - Родину защищать. Пушек осталось в целости только три, расчетов уцелело где-то половина состава, но здесь были и разведчики. Бой начался.
   Какофония звуков, грохот, взрывы, стрельба, и глупая надежда выстоять. Бойцы стали отсекать пехоту от танков. Танки приближаются все ближе, и начинают обстреливать горстку защитников. Олег выждал, когда те, подойдут ближе, и проорал:
   - Второе и третье орудие - пли! Выстрел, и снова: - Заряжай!
   Фашистские танки шли один за другим, и утюжили уже окопы с красноармейцами. Артем довернул башню, выстрелил, заменил снаряд, и приготовился лупить в борт, но этого было мало - еще немного и их сомнут.
   - Мы смело в бой пойдем за власть Советов, и как один умрем, в борьбе за это - - сквозь зубы выдавил Тема - по ходу так оно и будет...
   Проходили мгновенья, длилась отсрочка подаренная смертью, надвигались танки фашистов, героически приподнимались и метали заготовленные связки гранат, тщедушные, но сильные духом, воины своей земли. Словно механизм, заряжал, наводил, и стрелял Артем, отдавал команды лейтенант, и почти в упор стреляли пушки. По ним, стреляли в ответ.
   Разрыв, выстрел, еще выстрел, рядом выстрелила пушка, впереди из окопов кинул гранаты, пару танков, резко встали и окутались дымом. Но остальных было не остановить. Олег тоже это понял - танки уже в окопах, и приказал:
   - Огонь по гусеницам!
   - Товарищ лейтенант снарядов нет. Ящики пустые. - Доложил боец, подававший снаряды.
   - Посмотрите у разбитых орудий. Если нет - в окопы и за гранаты.
   - Есть.
   Еще пару минут боя, и он, перебежав крикнул:
   - Кто умеет обращаться с рацией - в танк!
   - Я могу, и позывные знаю, просто рация вдребезги - отозвался один боец.
   - Вызовешь огонь на себя. Боец, не дрейфь, не передашь - зря все поляжем - выполняй!
   Солдат бросился в танк к Артему, а лейтенант продолжил:
   - Передать по цепочке - "Гранаты к бою!" Сейчас мы им покажем!" Расчеты если есть чем - заряжай!
   В грохоте и шуме боя, к Теме вломился перепуганный и запорошенный солдат, попытался что-то объяснить, но тот и так догадался:
   - Вон она - разбирайся.
   Пара горячих минут, и в эфир понеслось:
   - "Роща" "Роща!" Я "Граб 1" Вызываю огонь на себя. Танки в окопах. Огонь на меня. Огонь на меня!!!
   Олег уже не метался от тех к этим бойцам, от окопов с пехотинцами, к артиллерийским расчетам. Сам оттыкал снаряд, и принялся заряжать, и наводить по стволу, прямой наводкой в упор. Сзади слышится нарастающий гул и рев, со слезами на глазах, открыл огонь поредевший дивизион гвардейских минометов "Катюш". Они наносят удар по окопам, где находятся их собратья, по позициям с двумя "сорокапятками" и застывшей чуть в отдалении, и окруженной танками, "рыси".
   Застрекотал пулемет "рыси", раздался пушечный залп, полетели гранаты, вздыбилась земля. Передовой танк остановился, но за ним, тут же, появился другой. Кто-то снова бросает связку гранат, а кто-то строчу из автомата по пехоте. Еще один танк подбит - то тут, то там, фашистские танки горят как свечи. Но силы не равны, атака не отбита, одна пушку заваливается набок. Кто-то из расчета упал, поникнув лицом, и не шевелится.
   Высота, и вся земля перед ней, и позади нее, превратилась в огненную купель. Продвигающиеся танки, автоматчиков, немцев в окопах, накрыло единовременно, высотка в считанные секунды, окуталась дымом и пламенем.
   - Расцветали яблони и груши, поплыли туманы над рекой.... Бегом наружу!!! - Прохрипел Артем. - тут броня не спасет. - И принялся сам покидать машину.
   Полет РС, прямое попадание, сзади танк раскололо как орех, Артем допел:
   - Выходила на берег Катюша, на высокий берег, на крутой.... - Взрывом его толкнуло в спину...
   Он упал, наступило беспамятство, и Тема, уже не видел, как парнишка-связист, оттаскивает его куда-то. Сразу после залпа, в сторону "рыси", метнулся лейтенант, но отброшенный взрывом в сторону, замер. Только синие глаза, глядели в ясное небо, видя появление краснозвездных штурмовиков ИЛ-2, которые начали обрабатывать передний край немцев.
   - Не пропустили.... - прошептал Олег, и с этой гаснувшей мыслью, потерял сознание.
   А все, кто выжил, вылезли из окопов, и стали в полный рост, крича "Ура!". Только танкисты, этого уже не слышали...

***

   ...Борис вскочил с утра, с неясным ощущением тревоги и беспокойства. С чувством маетного сердца он, заметался по комнате.
   - Что-то неспокойно мне - расталкивая друга, проговорил он - нужно поспешить.
   - Мне тоже как-то не по себе - снится всякое.... Так что - давай выезжать.
   Они принялись собираться, умылись, ополоснулись, кликнули хозяев:
   - Хозяюшка, собери на стол чего-нибудь.
   Вскоре, наскоро позавтракав, и отблагодарив хозяев за гостеприимство, приятели влезли в свою "тридцатьчетверку", и двинулись в направлении линий обороны Вороневского фронта. Где-то там следовало искать бригаду, и готовить возвращение.
   Фронтовые дороги, есть фронтовые дороги - разбитые техникой, бомбежками, и заполненные слоем пыли, они остаются путями сношения, как не крути. Сейчас по ним двигались войска, шла бронетехника и автомобили.
   - Давай параллельно, все ж быстрее будет - глянув на бесконечную "тянучку", проорал Генка - по степи, как казаки рванем на железном коне.
   - Смотри, чтобы не растрясло - пошутил Боря - а то еще мазать начнешь.
   Свернув, они словно первооткрыватели, принялись торить себе путь. Так добрались до лесостепи, с ее балками, рощицами, и высотками. Здесь появились дорого накатанные колеи, и стали попадаться одинокие полуторки. Борис умело вел танк, выбирая наиболее ровные участки местности, которая была хоть и степная, но имела всякие неровности. Но вот, им попалась полевая дорога, ведущая в нужную сторону, и они стали двигаться уже по ней. Вокруг были следы бомбежки, попались остовы сгоревших полуторок, и обгорелые трупы солдат.
   - По ходу линия фронта совсем близко - обернулся Борис - будь готов.
   - Нам бы выяснить сразу - на каком участке бригада, и где именно батальон?
   Потихоньку двинулись дальше, приближаясь к передовой, и выискивая - кого бы спросить, то есть, ища штаб, КП или хотя бы НП. В одном месте, их танку, преградила дорогу хрупкая девушка, и замахала руками. Борис затормозил, и высунулся в люк:
   - Красавица, ты чего под гусеницы бросаешься?
   - Товарищи танкисты, родненькие - выручайте - помогите машину вытащить. У нас раненые, кто-то может и не доехать.
   - Не переживай - поможем. Генка, давай наружу - посмотри что там? Если помочь сможем - зацепи трос.
   - Сейчас гляну...
   Гена вылез, посмотрел на застрявшую, санитарную машину, подошел, обошел вокруг, и спросил шофера:
   - Ну и как тебя угораздило, так сесть?
   - Налет был. Тут наши позиции совсем близко. Отвлекся...
   - Понятно. Так, полуоси целы. Шины не сдуты. Движок не закипел. Выехать пробовал?
   - Пробовал. Сперва буксовал, и кренился, затем заглох.
   - Ясно - нужно вытащить, а уже потом смотреть. Будем цеплять...
   Так разговорились, по словам шофера и санитарки, оказалось, что тут немцы шли на прорыв, но их остановили. А после авиаудара, подошли свежие силы, и пошли на штурм немецких позиций. На высоте, появившиеся санитары и санитарки принялись высматривать, и оттаскивать раненных бойцов. Среди них, обнаружили и танкистов, непонятно как там оказавшихся. Их перевязали, вместе с остальными, погрузили в машину, и отправили в тыл, но в пути приключилась вот такая оказия...
   Генка выслушал, и козырным тузом, направился к танку, взять все необходимое. Сам он, уже вовсю стрелял глазками в санитарку, а пока опутывал и цеплял трос, мечтая о веселом времяпровождении, до него долетали стоны и бред раненых. Но вот все готово, знак Борису, натяжение, движение без рывков, и автомобиль пополз, выбираясь из воронки. Генка принялся высвобождать и перецеплять трос, продумывая завязку знакомства, но тут знакомый голос, и произнесенные им слова, заставили вздрогнуть:
   - Товарищ подполковник, экипаж к выполнению поставленной задачи готов. Далее шел уставной монолог, вытекающий из неслышимого диалога.
   - Артем!!! - Заорал Генка, и как угорелый, бросился к автомобильной будке.
   Борис среагировал мгновенно, заглушил двигатель, и, выскочив, бросился вслед за товарищем. И вскоре он вдвоем, созерцали своих командиров, мечущихся в бреду. На их крики и зовы, те не реагировали.
   - Нужно поспешить - сказала санинструктор Вера - а то не довезем
   - Теперь мы вас, по-любому дотащим. Занимайте места, согласно купленным билетам. - Бросил Борис, и направился к танку.
   Верочка, быстро заняла свои места, водила закрыл дверцу будки, прыгнул на свое сиденье, и вскоре машину уже тянули в полевой госпиталь. И Боря, и Генка, просто таки ликовали - встреча с Артемом, неожиданно ускорилась. Он жив, тяжелой операции не требует, можно и пробираться к оставленной "ласточке".
   Преодолевая очередные трудности, добрались до медсанбата, где в больших палатках, проводили операции и перевязки. Помогая перенести раненых, Генка с Борисом, перезнакомились с половиной медсестер и персоналом, но когда попытались забрать лейтенанта и Артема, оказалось, что это непросто. Военврач отказал в выдаче, заявив, что контуженым танкистам нужен уход, покой и сон. Пришлось идти на хитрость, и разрабатывать план похищения....
   Полдня Борис с Геннадием, обрабатывали медсестер, в итоге выбрав, наиболее кокетничающих с ними, и пылких на ласку - Марию и Настю, уделяли внимание, только им. К вечеру, интрижка закрутилась. А персонал, привык к снующим туда-сюда новым, временным помощникам. Умело задурив девушкам головы, приятели распланировали каждый шаг, и каждую минуту. Артем с Олегом, к ночи, пришли в себя, но были слабы, и не контактны. Их явно пришлось бы выносить, или выводить. Вот парни и готовились.
   Проведя в объятиях Насти, около пяти часов, Борис, выбрался из импровизированной постели, оделся, и пробрался ко второй парочке
   - Подъем! Труба зовет! - Нарисовался он, у стога сена
   Генка угукнул, сел, и принялся одеваться.
   - Отвлеки дежурную медсестру - повернулся он к Маше - мы попрощаться хотим - сегодня в наступление.
   - Заря уже скоро - поддакнул Борис - а нам еще ехать и ехать.
   Обнялись, попрощались, потом все вместе прошли в палатку, и пока девушки отвлекали подругу, приятели быстро, проскользнули внутрь, и двинулись между рядов коек. Борис отыскал Артема, а Генка Олега.
   - Тема это я - Борис. - Слегка потормошил друга и командира, мехвед - давай попробуй подняться - нужно выбираться, только тихо. Обопрешься на меня. Можешь даже запрыгнуть на спину - главное - держись крепко.
   Почти тоже самое шептал Гена, осторожно тормоша лейтенанта.
   - Товарищ лейтенант - проснитесь. Нам ехать нужно. Только тихо поднимайтесь и обопритесь на меня. Олег давай поторопись, изо всех сил, потом в танке отдохнешь...
   Поднять подняли, но дальше пришлось постараться, чтобы выволочь командиров наружу. Танк был подготовлен заранее, развернут как надо, люки открыты - нужно только втянуть, но именно это было труднее всего. И если бы, Олег и Артем, не приложили, хотя бы минимум усилий, кто знает, сколько бы времени заняло их втягивание. А так, забравшись в танк, полноценный экипаж, что называется стартанул с места, и пустился в ночной рейд. Им предстояло разыскивать и догонять, свой батальон. Правда ни Олег, ни Артем, еще не могли отдавать четких приказов, и руководить продвижением, но, тем не менее, танк с экипажем следовал к расположению своей бригады.
   - Вы как? - Поинтересовался Борис, у своих командиров, остановив машину - соображать можете?
   - Никак. Вколи чего-нибудь, из того, что имеется. В ушах звенит, в висках барабанная дробь.... Но главное Олега в чувство привести, и на ноги поставить.
   Инъекция обоим, и путь продолжился. Ехали наобум, никто не знал место дислокации бригады, в данный момент, но сама 1-я танковая армия размещалась именно в этих краях. Передний край, приближался. А вместе с его приближением, и небо заполнялось самолетами разного назначения. На авиацию возлагались задачи: прикрыть войска ударных группировок фронтов. В ходе подготовки и ведения операций, подавить узлы сопротивления на переднем крае. А также, в ближайшей глубине, нарушить систему управления войсками противника на период авиационной подготовки.
   Так, после мощной авиационной и артиллерийской подготовки, продолжавшейся около трех часов, войска Западного и Брянского фронтов перешли в наступление.
   В то же время, и войска Воронежского фронта, начали наносить контрудар. Основные события развернулись в районе железнодорожной станции Прохоровка, где началось самое крупное встречное танковое сражение второй мировой войны. С обеих сторон в сражении одновременно участвовало до 1,2 тыс. танков и самоходных орудий.
   Точно этого никто не помнил, но то, что они туда не попали - несказанно радовало, а вот то, что и на другие направления, не успевали, огорчало - могли обвинить.
   - Опоздали мы блин - ворчал Генка на коротких, сверочных остановках - за такое по головке не погладят.
   - Мы задание выполнили? Выполнили. Танк починили? Починили. В обороне помогали? Помогали. За что наказывать? - Возмутился Борис.
   - Нужно оправдания придумать, и так, чтобы одинаковые - отозвался Борис - постарайся привести лейтенанта и Артема в чувство. От тряски, у тех ухудшилось состояние, и они почти слегли, невзирая на неудобство.
   Через время, оба контуженые приятели, держась за головы, силились, что-то предложить. Тем более что они вышли в расположение соседней с их, бригады, и встреча с командованием, и особым отделом, была не за горами.
   - Двенадцатое - шептал Артем, морща лоб. - Начало перелома, в наступлении противника явно назрел кризис. Поэтому, председатель ставки Верховного, как его - маршал Василевский и командующий Воронежским фронтом - генерал Ватутин решили с утра нанести контрудар. Из района Прохоровки, силами 5-й гвардейской армии, и 5-й гвардейской танковой армии генерала Ротмистрова, а также силами 6-й гвардейской и нашей 1-й танковой армий в общем направлении на Яковлево. С воздуха контрудар должны обеспечивать основные силы 2-й и 17-й воздушных армий. Это все, что помню...
   - Откуда помнишь? - Насел на него Олег - еще же ничего не произошло...
   - Контузия, наверное. Шарики за ролики заехали, вот и мерещиться...
   - Ну, тогда думаем - где мы были...
   Их тормознули в нескольких местах, но надолго не задержали, и вскоре, уже зная - куда направляться, парни наконец выехали к своему батальону, выстраиваемому в колонну. Долгим, и тяжелым вышло возвращение экипажа лейтенанта Сушкина, в бригаду. Казалось, можно сходу занимать свое место - потрепали батальон сильно, и каждая машина была на счету, но прежде лейтенанту, следовало доложить о своих боевых действиях, о состоянии танка, его экипажа, вооружения и боеприпасов. Машина хранила следы боев и ремонта, но о четырехдневном отсутствии, требовалось доложить подробно., и так, чтобы особисты особо не заинтересовались.
   Тем более что все это время, почти в течение недели танкисты-гвардейцы совместно с другими советскими частями сдерживали натиск крупной танковой группировки противника. За пять дней обороны бойцы 1-й гвардейской танковой бригады уничтожили почти сто танков, из них тридцать "тигров", и подбили двадцать четыре танка - из них пять Т-шестых. Одновременно с этим, танкисты, уничтожили 28 орудий, 8 самолётов и 1500 солдат и офицеров противника. Вот попробуй и объясни свое отсутствие, и подтверди фактами.
   - Про секретную базу следует рассказать. Она не так и далеко от фронта - пусть разбомбят. - Настаивал лейтенант всю доложу.
   - Нельзя. Выразят недоверие. Сам не рад будешь. Летуны доложат об увиденном, и их командование разберется.
   - Ладно, раз так - утаим.
   Все это время, в соответствии с приказом командующего фронтом, их 1-я Танковая Армия со второй половины дня 11 июля, и в ночь на 12 июля, произвела перегруппировку. И с утра, в соединениях 1-й ТА, которые планировалось использовать для нанесения контрудара, насчитывалось около 220 танков в строю. Части 309-й соединенной дивизии, и 63-й гв.с. дивизии, находящиеся в первой линии, имели задачу начать наступление. В южном направлении и, во взаимодействии с 49-й и 1-й гвардейской танковой бригадами, овладеть Новоселовкой.
   С большим трудом разыскав батальоны, своей 1 тбр, экипаж Олега Сушкина, вышел на расположение своего батальона. Не успели толком расположить танк, вылезти и что-то разузнать, как появился адъютант комбата, и приказал Олегу, следовать за собой. Зачем? Ведь давно пора выдвигаться, и идти на прорыв. Что-то не так. От одного словосочетания - "Военный трибунал", Олега бросало в дрожь, и шли мурашки по коже... Про плен никто не знал, но...
   Адъютант с пошатывающимся Сушкиным ушли, а танкисты сразу нырнули в тень под редкие деревья, кляня жару, войну, и отсутствие реки поблизости.
   - Тема ну ты как? Пора принимать решение и действовать - сходу начал Генка - что скажешь?
   - Скажу что, я полностью с тобой согласен. Но, я пока не в форме. Да и Олега, бросать на растерзание как-то не годиться. Раз его не увели, значит все, не так плохо. Ответил Артем - но...
   . Куда его интересно? - Проговорил Борис - может спасать придется?
   - Кто знает? Но нам по-любому пора валить.- Заметил Генка, и повернулся к Артему - все края уже. Сам же говорил до пятнадцатого...
   - Как думаете - легенда прокатит? - Вместо ответа, спросил Тема
   - Должна, ее проверить можно. - Ответил Борис. - Правда, только частично, но это нам на руку.
   - Да не будут сейчас, его долго мурыжить - все уже выдвигаются. А потом, тоже будет не до этого. - Заметил их наводчик.
   - Посмотрим - принимая какое-то решение, проговорил Артем - если что - пойдем на "рывок". Попробуем прорваться к лесополосе, в которой спрятана "ласточка". А там, танком и ее мощью, попробуем вытащить машину. Думаю, заслуги мы уже накопили, чтобы попытаться пробиться в свое время.
   - Нужно заправиться - напомнил Борис.
   - Рискнем сымпровизировать - другие бригады рядом. А пока ждем Олега, может и обойдется. А я пока присяду.
   Голова кружилась, в коленях чувствовалась дрожь, вдобавок подташнивало, но Тема, старался держаться - больше разлучаться было нельзя. Да и к тому же, сейчас решалось, какой будет их дальнейшая участь. А пока, троица ждала, и надеялась, что все обойдется. Так оно и вышло, помогло личное знакомство с комбригом, заступничество комбата, наличие плохого состояния, и неплохо продуманная история с чередой событий. Так что, Олега, не арестовали, и вернулся лейтенант, в прежнем звании, должности, и с сухпайком в коробке.
   - Ну что? Как там? - Кинулась к нему, все трое.
   - Вроде поверили. Так что обошлось, хотели в госпиталь отправить, но я заверил, что почти здоров, это остаточные признаки, и готов воевать, а сейчас, каждый танк с экипажем на счету. В итоге, получил приказ - дозаправиться и пополнить боезапас. Затем пристроиться в хвост колонны.
   - Отлично. А каковы цели, задача? - Уточнил Артем.
   - Сегодня началась Болховская наступательная операция войск левого крыла Западного фронта на хотынецком и болховском направлениях. А войск Брянского фронта на болховском и орловском направлениях. Замысел ставки в том, чтобы мощными ударами войск смежных крыльев Воронежского и Степного фронтов, рассечь противостоявшую группировку противника на две части. А в последующем, глубоко охватить ее в районе Харькова и во взаимодействии с 57-й армией Юго-Западного фронта уничтожить.
   - Секретные сведенья.. Может "дэза" - проверяют тебя?
   - С чего бы сегодня? Это делается заранее. В общем, цель нашей танковой армии - Богодулов. Для авиационного обеспечения, выделено по одной штурмовой и истребительной авиационной дивизии. Наша бригада тоже задействована, как ты и сказал - в общем направлении на Яковлево. Все остальное по ходу.
   - Нам туда и надо - тихо протянул Артем.
   - Наконец-то началось - так же тихо пробормотал Генка. - Хоть бы не перебросили.
   - Что-что? - Уточнил Олег. - Ты о чем?
   - Да ничего, жду давно.
   - Все мы ждем...
   Двинулись в резерв на заправку топливом и ГСМ, пополнили боеукладку, а вот поесть не успели - пришел приказ от комбата - догонять бригаду, ее части уже выступили. Снова дорога, снова походный порядок, снова неизвестность. И снова не прямо к "ласточке". Артем уже начал нервничать серьезно -, они отсутствовали уже долго, и танк могли обнаружить.
   - Нужно было его зарыть - думал он - прикопать хотя бы. Да работы было бы больше, и потом мороки, но зато было бы спокойнее. Танковое Сражение - сегодня, значит не позднее пятнадцатого, туда нужно попасть.
   Тема посмотрел на небо, день обещал быть жарким, уже нещадно палило солнце, и нагревало броню. Вся живая растительность выгорала. Густая серая пыль поднималась вверх даже при движении одиночного солдата. Танки же на марше взвинчивали целые столбы пыли, которая проникала во все щели, забивала легкие, оседала на лицах, смываемая каплями пота, застывала грязевыми подтеками на шее.
   - Попотеем мы сегодня - пробормотал он - добро пожаловать в Пекло.
   Все обвели взглядами окружающее пространство - вокруг необъятные просторы заброшенных полей, садов, разрушенных деревень. Это позволяло двигаться без помех.
   Наступление разворачивалось. Шли на прорыв танки по небу летели самолеты, двигалась пехота, а смерть начинала жатву.
   Колонна двинулась, лейтенант скомандовал:
   - Малый вперед. Держать связь!
   В то же утро, советские части, насчитывавшие 826 танков, начали наступление на поселок. Удар оказался неожиданным для немецкого командования, но оно успело дать отпор артиллерией. Тем не менее, советскому 18-му танковому корпусу удалось прорваться к ближайшему совхозу и захватить его, в то время как другие части оттеснили противника за поселок Васильевский. Вскоре наступление захлебнулось -- ни советская, ни немецкая сторона не могла продвинуться вперед.
   Примерно в девять часов утра юго-западнее Прохоровки, между рекой Псел и железной дорогой, развернулась масштабная танковая битва, в ходе которой приняло участие порядка 518 машин. Несмотря на численное преимущество, маневренные советские танки не взяли верх над немецкими машинами.
   Бросок в несколько километров, линия фронта, разворачивание в боевую линию по ротам и взводам. При подходе к Новоселовке, рота наскочила на огневые позиции противотанковой батареи, и немцы открыли по танкам, прицельный огонь с короткой дистанции. От неожиданности, "тридцатьчетверки" остановились. Ротный первым опомнился от этого минутного замешательства. Сейчас главное было не спасовать.
   преодолеть психологический барьер и заставить подчиненных возобновить атаку. Это значило вырваться вперед, принять весь огонь на себя и увлечь за собой роту.
   Новый комроты, мешкал недолго, он крикнул:
   - Стая, вперед! Построение углом.
   Его "тридцатьчетверка", первой рванула на батарею, танки роты, последовали за ним. Олег тоже отдал команду:
   - Полный вперед! - И припал к прицелу.
   Борис, весь как-то сжался, до упора вжал педали и бросил машину в сторону, наращивая скорость. Атмосфера в танке, была удушающей, все почти задыхались, а пот ручьями стекал по лицам. Но не только от жары - все каждую секунду ожидали, что будут убиты. Артем, оставил рацию, взялся за пулемет, и с криком "а-а" застрочил из него. Генка, привыкший, заряжать и стрелять сам, успевал менять снаряды, как факир, желая, только чтобы пушка не перегрелась, и в них не попали. Олег, не успевал нацеливать пушку, они двигались стремительно, и пора было выбрать - какое орудие сминать.
   Разозленным роем, "тридцатьчетверки", ворвались на позицию батареи, и словно утюги, принялись утюжить ее. Артем, перестал палить и орать, Борис, чуть заметно расслабился. Олег, рукавом вытер пот, и принялся оценивать обстановку, стараясь унять головокружение, и пляску кругов перед глазами.
   - Фуух - манал я такое подавление - вырвалось у Бориса русская рулетка блин
   - Я каждый миг ждал попадания - признался Артем - ты молодец.
   - Передок, хорош, базарить - повнимательнее... - это Генка отходил от неимоверного, нервного напряжения.
   - Влево принять - тем временем командовал Олег.
   В наушниках, снова голос радиста машины ротного:
   - Стая - атакуем дальше!!!
   Все ясно, клин нужно вбить глубже. Вперед орлы! Первый эшелон всегда на линии огня, тут не до пряток и выжиданий. Не теряя боевой порядок, продвинулись дальше, но поселок, оказался чист, только зенитные орудия без расчетов, в некоторых местах.
   - Странно, похоже на западню - заорал в переговорное Артем.
   - Пусть - ответил Олег - мы же начеку.
   Танки являются основным средством прорыва, так сказать сборным ударным кулаком. За ними, впервые должны следовать самоходки, которые должны были наступать за танками и поддерживать их действия огнём своих орудий. А так же помогать стрелковым частям. Контрнаступлению предшествовала большая подготовительная работа. Во всех фронтах были хорошо оборудованы исходные районы для наступления, осуществлена перегруппировка войск, созданы большие запасы материально-технических средств. За сутки до наступления во фронтах была проведена разведка боем передовыми батальонами, которая позволила уточнить истинное начертание переднего края обороны противника, а на отдельных участках - захватить переднюю траншею.
   - Впереди чисто - доложились все, кто видел конец поселка.
   - Понял. Перейди на малый, и огородами. Резко не высовывайся. "Коготь" восемь и девять - сбавить ход!
   Артем взялся передавать, Борис, повел танк, так чтобы его за домами и сараями, не сразу было видно, Генка без команды зарядил пушку.
   Предчувствие не подвело - за поселком, напротив выездов с улиц, применив элемент неожиданности, роту в засаде, ждали немецкие танки. Причем разноплановые, от "тигров" до самоходок "Штуг", вкопанные, и подготовленные к обороне. Здесь имелся небольшой вал, его и разрыли и укрепили немцы, устраивая засаду. Едва "тридцатьчетверки" выскочили, по ним открыли огонь. Завязался встречный бой.
   - Сбоку не взять, и хода не лишить - прокричал лейтенант - маневрируем! "Когти" задний ход! Укрыться за домами!
   Это касалось Бориса и Артема. Механик-водитель начал резко бросать танк зигзагами, а радист - передавать команду взводу. Маневрируй, не маневрируй, а вышли лоб в лоб, тут все зависит от быстроты выстрела и толщины брони.
   Прямой бой против тигра, проигрышный, но Олег все равно крикнул:
   - Бронебойным заряжай!
Генка выполнил приказ, и лейтенант принялся наводить пушку на башню тяжеловеса.
   - Короткая!
   Выстрел. Попадание. Но урона мало, "тигр" продолжает вести бой. Ответный выстрел, невдалеке загорается танк, обрушивается бревенчатый сарай, вспыхивает огонек и на левом крыле "79-ки". Огонек небольшой, но нервы щекочет конкретно.
   - Командир горим!
   - Следи за пламенем. Начнем тушить - сожгут.
   Так в ожидании воспламенения и попадания, произвели второй выстрел, болванка ушла, секундой раньше, чем выстрелил "тигр". Снаряд угодил под башню тяжеловеса, и ее сорвало взрывом.
   - Чистая работа командир. Всегда бы так.
   - Навел по наитию - Ответил Олег - радуясь, что контузия сказалась именно так, а не пеленой перед глазами.
   Ситуация накалялась, выбить фашистов с укрепленных позиций, не представлялось возможным, а "тридцатьчетверки" горели, подставленные под огонь, и не в силах занять выгодные позиции.
   - Стая - разбиться на два клина, и обтекающим маневром, зайти с флангов, и с тыла.
   - "Когти" уходим на левую окраину поселка, далее прорываемся в обход засады.
   Отойдя назад, и далее следуя по последней улице, покинули поселок, с разрушенными крайними домами. Бешеная тряска, быстрый маневр, взятие в "клещи", атака с тыла и флангов, а по факту - езда на скорости, выверенные повороты, заходы в корму, и в бока видневшихся башен. При этом контроль своих флангов и тыла.
   - Взвод! По танкам противника - бронебойными - огонь! - Скомандовал Олег, как только они вышли на линию атаки.
   Вот тут и начался, своеобразный конкурс - кто быстрее? "тигры" разворачивали башни и отстреливались, а вот САУ, такой возможности были лишены. При каждом выстреле Олег надеялся на пробитие, но после каждой неудачи, сердца у всех четверых замирали, в ожидании "ответки". Округлая форма башни, сглаженные края корпуса, спасали от пробития не раз, болванки просто соскальзывали - хвала конструкторам. Но это если противник бил не в центр, поэтому и Олег и Геннадий, выкладывались по-полной.
   - На тебе сука, на - выкрикивал лейтенант, после каждого спуска - да когда ж ты загоришься?
   - Чуть ниже бери - советовал Генка, плюнув на все шифры.
   Артем сейчас занимался только рацией - стрелять было не по кому, и он обеспечивал своевременную связь. Благодаря этому, взвод, действовал решительно, и слажено, все три танка уцелели, и вели огонь, довольно точно. Дым уже вовсю курился нал подбитыми танками и самоходками, их все-таки было меньше, только девять. Хотя рота, потеряла, несколько машин, еще едва напоровшись на засаду. Но теперь расклад изменился, и вскоре бой закончился, все стянулись к селению.
   Но это все равно, была задержка, для его экипажа, он думал они прорваться дальше, и смогут оценить возможность, проникновения к "ласточке". Именно проникновения, потому что в том районе, по - любому будут немецкие или советские войска, а соответственно - минные заграждения, оборонительные сооружения, траншеи, окопы и блиндажи. И просто так, туда не сунешься.
   - Который день мы уже здесь - подумал он - может достаточно? У кого спросить? Корнями не приросли, особых знакомств не завели, разве что, кроме спасенного лейтенанта. Значит, особо не наследили, вряд ли после них останется след. Проскочили транзитом, и хватит...
   Далее, в 16:00, 1-я гвардейская танковая бригада, в составе 1-го и 2-го батальона, вместе с пехотным батальоном, пошла в атаку, в направлении - высот 232,8, и 251,4, и все та же Новоселовка. Но, с рубежа высота 251,4, Новоселовка, батальоны были встречены сильным противотанковым огнем.
   - Всем применить маневр уклонения! Сосредоточиться на подавлении огня!
   Но как экипажи не старались, должного успеха не имела.
   - "Стая" отходим! - Последовал приказ, и батальон, вскоре перешел к обороне ранее занимаемого рубежа. Машины роты вернулись, пристроилась у заборов крайних домов, и экипажи, стала ждать дальнейших распоряжений. Все передыхали, там, где стали. Танкисты естественно вылезли, осмотрели своих "железных коней", и стали искать местечки, чтобы укрыться от жары, и отойти от боя. Некоторые дома стояли целыми, были и уцелевшие подворья, их и использовали. Временный штаб, устроили в одной из изб. Личный состав батальона, изнывая от жары, чтобы не парился у танков, постепенно втянулся во дворы. Приказ - не расходиться, быть готовым к бою, таким образом, был нарушен, но смысла в ожидании торчать у танков, не было. Что-то наступление, развивалось не так, как рассчитывали, и приказа прорываться дальше не было. Ротный, пожарился на солнцепеке, и в итоге, тоже занял себе дом, и вызывал взводных туда. Сержантский и рядовой состав отдыхал пока в теньке.
   - Сейчас бы искупнуться - мечтательно протянул Боря - понырять, да поплескаться у берега. А потом лечь в воде, чтобы только голова на берегу, и откисать. И отвлечься хотя бы на полчасика...
   - А я бы в рефрижератор залез - высказался Гена - или холодильник для хранения мяса...
   - Летний душ соорудить можно, но вода там до кипятка нагреваться будет, а водопровода рядом нет, как и цистерн. - Заметил Артем - прохладной не пополнишь..
   - Что-то и есть уже охота - пожаловался мехвед - живот прямо к спине прилипает....
   - Как в тебя лезет по такой жаре, и после боя? - Удивился Генка - я бы только окрошки холодненькой навернул, да мороженого.
   - Может Борян, тебе на кухню перевестись - пошутил Артем - там, точно голодным не будешь.
   - Да ну вас, и помечтать не дадите.
   В этот момент, прибежал адъютант ротного, и прокричал издалека:
   - Сушкин, готовься - старлей вызывает.
   - Уже иду.

Глава девяотая

Нам бы день простоять, да ночь продержаться.

***

   Создав видимость опрятности, Олег направился в дом, где ротный временно обосновался. Поднялся на крыльцо, вошел в сени, постучал, доложил по форме, и застыл в ожидании.
   - А, Сушкин. Срочно к командиру батальона - сообщил комроты, едва Олег вошел.
   - Чего тогда сюда дергали? Зачем он вызывает-то?
   - Так положено. А зачем - у него и узнаешь. - Нехотя ответил ротный, и наклонился над планшетом с картой, давая понять, что разговор окончен.
   Олег козырнул, вышел, и направился дальше по улице. Пройдя немного, он разыскал комбата, сидевшего под навесом из танкового брезента. Иван Гавришко был отличным командиром, и человеком хорошим, но больше узнать его, Олег не успел.
   - Товарищ гвардии капитан - доложил он ему. - По вашему приказанию лейтенант Сушкин прибыл.
   - А! Отлично. Проходи и слушай. Значит так, ситуация необычная. Где-то немцы прорвались, а где-то у наших контратака, удалась. В общем, задача будет такова - выйти к товарной станции, которая в обнаруженном, но пока не известном, мне поселке, и расколошматить состав с бронетехникой, который фрицы, куда-то перебрасывают. Вопросы есть?
   - Нет.
   - Тогда кури и жди. Свободен лейтенант - что-то прояснится - вызову.
   Олег вышел, и направился к своим товарищам, сообщить о предстоящем задании, и обрадовать тем, что сухпай можно приговорить, ведь перекусывать, нужно тогда, когда выпадает возможность. Батальон передыхал, а вот под Прохоровкой, сражение все шло и шло, бои и стычки не утихали, весь день, обе стороны решали свои наступательные задачи, и на серьезное сопротивление не рассчитывали. Только с наступлением темноты, стало ясно, что ни одной из сторон не удалось добиться поставленных целей. Но, тем не менее, битва под Прохоровкой также стала звездным часом советской штурмовой авиации, "успешно атаковавшей" немецкие танковые соединения.
   Время бежало споро, экипажи, ожидая приказаний, занимались кто чем. Кто-то возился с машиной, кто-то наводил порядок в отделениях, кто-то перекусывал, а кто-то курил и травил байки. Пока суть, да дело, наступил полдень, и приблизилось обеденное время у немцев. В этот период, командованием, и было принято решение, нанести удар по составу с бронетехникой. А туда, нужно было еще скрытно добраться.
   Олега вызвали, к комбату, а когда он снова пришел туда, там уже был еще один комвзвода - Сергей Жженов. Перед ними, поставили боевую задачу - прорваться в немецкий тыл, добраться до остатков танковой роты КВ1с, выявила железнодорожный узел с составом, и нанести удар. Лейтенант отметил на карте все точки маршрута, опасные участки, конечный пункт, и отбыл выполнять. Так лейтенант Сушкин, а соответственно и его экипаж, и взвод, получили приказ: двумя взводами, выдвинуться за линию фронта.
   Перед боевым выходом, Олег естественно поставил задачу экипажу:
   - Иван, тебе нужно быть особо внимательным - на пути минные заграждения, возможно противотанковые рвы, ежи и прочие препятствия. Гриня - на тебе своевременное обнаружение противника, и быстрая подача снарядов с заряжением. Артем - на тебе связь...
   - Никакой жизни, кроме боев - пожаловался Генка - ни отдыха, ни вечеров с танцами. К пехоте, и то, артисты приезжают, а тут...
   - Ты на войне - забыл? - Поинтересовался Олег - тут другие будни.
   - Не забыл, просто должны быть и светлые часы в женском обществе.
   - Мы мазута, сюда женский пол не стремится. Успевай на постое.
   - То, не то. Я нормального передыха хочу. С музыкой, танцами, посиделками...
   - А я на речку хочу, суток на трое - перебил Борис - это более выполнимо, но и то, болт на двадцать.
   - Хватит душу будоражить - не выдержал Артем - прорвемся, все будет, а пока - терпите.
   Он подготавливался к рейду в немецкий тыл, проверял свое хозяйство, и учил новые коррективы по связи. Сигналы, позывные, были получены, ориентиры обозначены, и им оставалось, только выполнить приказ. То есть произвести поиск, на оккупированной врагом, территории. Командиром группы, был назначен старший лейтенант Павел Жженов.
   Недолгие сборы - что тут собирать? Команда:
   - По машинам!
   Все надели танкошлемы, и заняли свои места в танках. Сигнал, короткий радиообмен, общая команда:
   - Вперед! - И шесть "тридцатьчетверок", двинулись к передовой.
   Линия фронта, здесь четко не обозначилась, местность имела косогоры, перерезанные узкими овражками. Ними и собирались выйти за линию обороны. Проскочить удалось, без единого выстрела, пунктуальные немцы, действительно обедали, а когда всполонишись, "тридцатьчетверки, уже были далеко.
   Далее было бездорожье, степь, лесистых мест мало, редкие деревца и кустарники, конечно, встречаются, но танки не скроешь. Солнцепек, духота, пыль, и суховей все усугубляют - но от этого никуда не денешься - переноси стойко страдания и лишения. А вот вопрос открытых люков остается отрытым. Не закрытые люки - это шанс уцелеть, успеть выскочить из горящего танка. А дорога не близка, территория оккупированная, захватчики хоть и не стоят сплошным фронтом, все равно путь опасен.
   Стараясь по возможности двигаться скрытно - то есть использовать редкие рощицы, складки местности, и любые объекты, мешающие стороннему обзору, группа продвигалась в район указанного, населенного пункта. Кто его знает, как бы все прошло, но отыскалась ложбина, по ней и прошли, опасный участок. Еще десяток километров, по степи, и вышли к заданной точке. Здесь их, маскируясь среди редких деревьев, и ждали экипажи тяжелых танков, с которыми нужно было объединиться, и оказать взаимную поддержку.
   - Стоп машина. Двигатель не глушить. Осмотреться. - Отдал команду лейтенант.
   Стали, понаблюдали за местностью, поселок вдали, конечно не укрепрайон, но огневых точек, много. Это не батареи - одиночные или парные орудия, с пулеметными гнездами. Кое-где за сараями и копнами, размещены САУ.
   - Лезем к черту на рога - бурчал Геннадий - КВэшки пробились, так что с того? Район же не зачищали. Как накроют фрицы - пиши - пропало. Задание для диверсантов, на танках не исполняют, мы как бельмо глазу...
   - Отставить - прервал лейтенант - приказы не обсуждаются.
   - Да я так, предчувствие какое-то дурное...
   - Малый вперед! - Команда от Жженова, и "тридцатьчетверки", двинулись, преодолевая последний отрезок.
   Осторожно продвинулись по косогору.
   - Стоп машина - скомандовал лейтенант - осмотреться.
   - Фух - протянул Борис - вроде проскочили. Теперь бы не раскрыли раньше времени...
   - Будем надеяться - отозвался Олег.
   - Я бы подобрал - куда рвануть, на всяк случай - наклонился Тема к Борису. - У нас своя задача, и если что...
   - Понял.
   Остановились, командиры вылезли.
   - Капитан Русаков - представился командир прорвавшейся группы.
   - Старший лейтенант Жженов - давай в двух словах - куда нам?
   - Станция вон там. Видите? - Капитан указал направление, и старлей поднес к глазам бинокль.
   - Вижу. Просматривается, но не очень.
   - Состав на путях. Отсюда видно только контуры танков, разведывать глубинно, я не рискнул. Смешанной группой пойти не удастся - разные весовые категории и маневренность. Поэтому вы пойдете впереди. Мы за вами, метрах в ста. Начнем, вот от тех березок. Годится, возражений нет?
   - Без разведки это плохо, да делать нечего - нужно штурмовать. Силы там, какие?
   - Да кто его знает? Гарнизон. Зенитная батарея. САУ засекли, и орудия.
   - Ясно. И разведка предстоит и штурм.
   - Ну как бы да...
   Они быстро обсудили план действий, и направление атаки. И вскоре уже совместно пошли на поселок название, которого, четко не отпечаталось в мозгу попаданцев - мысли были о другом - будто бы Алексеевка, а может и нет.
   - Ставлю задачу - быстро проскочить до ближайших домов, и укрыться там - лично приказал по рации Жженов - затем по обстоятельствам. Заодно и прощупаем. Выдвигаемся.
   - Понял тебя "Кукушка". - Ответил Артем, и передал лейтенанту приказ.
   Ему, учитывая близость к оставленной "ласточке", никак не хотелось лезть на рожон. Он все-таки отвечал и за парней, и за себя, и умудрившись уцелеть, в течение стольких дней, все они, должны были покинуть это время. Вот только постыдно бежать как трусы, или дезертиры, они не могли, и потому раз за разом, отправлялись на задания. Но вот сейчас, не ждет ли их гибель?
   - Впереди разлив, тут не разгонишься - заметил Борис, прерывая размышления Артема - камыш, а значит и вода и грязь - завязнуть можно. Лучше взять вправо, и по чистой воде, там дно твердое, скорее всего.
   - Тогда сам решай - в каком месте пересекать? Главное чтобы строй не поломать... - И заряжающему: - Гриня заряжай осколочным! Проверим...
   - Есть осколочным.
   Борис развил скорость, смещая танк, в сторону полоски чистой воды, затем сбавил ход, и осторожно ввел машину в реку. Они с трудом форсировали речушку, и дальше двигались уже быстрее. Огонь открыли сначала только из пулеметов - цели еще не определились, а бронетехника пока не обнаружилась. Через огороды, выскочили на соседнюю улицу, и, сбавив ход осмотрелись.
   Танки взвода выскочили рядом, и Олег напомнил себе, что он не просто должен следить за сохранением место в боевом порядке, но и управлять движением взвода, а не только танка. И конечно, как всегда, непрерывно разведывать поле боя, отыскивать цели. Но теперь еще нужно принимать доклады, корректировать движение всех трех машин. А в движении подбирать укрытия для ведения огня и маневра. Так же, при обнаружении труднопроходимых участков местности, минных заграждений, и различных препятствий-ловушек, немедленно сигнализировать соседним танкам. Тут такого не было, поэтому просто, укрываясь за избами, и сараями, стали, и начали вести огонь по живой силе, и замаскированным орудиям.
   - Шустрые - сбор! - Это КВэшки, догнали передовую шестерку. - Прорываемся на станцию.
   - Вас понял.
   Все рванули с места. Далее, только команды да действия.
   - Сбавить ход!
   - Бронебойным. Осколочным заряжай!
   - Готово.
   - Стоп машина!
   - Малый вперед!
   - Прими влево!
   Проутюжили улицу, совместно раскатали не то, чтобы батарею противника, так, несколько орудий. Уничтожили два бронетранспортера, грузовик, и расстреляли мечущихся солдат Вермахта. Далее, все они, словно нож масло, прошили еще несколько участков, и вышли на дорогу к станции. Борис выжал из машины, все что мог, и в итоге, изрядную порцию попаданий, получил именно их танк. Артем уже взмок, припадая то к рации, то к пулемету, каково же было Генке, таскавшему из боеукладки, снаряд за снарядом?
   - Вон он - эшелон! - Едва танки ворвались на станцию, заорал Генка.
   - Вижу. Бьем по паровозу. Снаряд! Иван - самый малый.
   - Там зенитки - нужно подавить - предупредил Артем.
   - Учтем.
   Учитывая обстановку на фронтах, и удаленность товарной станции, от советских позиций, захват был не возможен, и тогда было принято единственно правильное решение:
   - Всем огонь! - Прозвучала в наушниках общая команда.
   Раздались дружные пушечные выстрелы, последовали попадания и разрывы, но хоть состав раздолбали на славу, на нем ничего не рвалось, и это было странно. На войне тоже бывают ляпы, разведка здесь не проводилась, и как вскоре выяснилось - эшелон с подбитыми танками, которые немцы хотели отправить на переплавку. Оставалось только выругаться, и прорываться обратно.
   - Быстро уходим - передал Русаков. - Может, пустышка на нас рассчитана. Сейчас охота начнется.
   - Понял мы за вами, чуть другим маршрутом.
   Немцы уже подняли тревогу, эффект внезапности был потерян, к станции устремились все силы, которые были в поселке. С некоторой досадой, и осадком на душе, рванули в восточном направлении. Понятно, что по узким улочкам никто не выруливал, просто перли к окраине, почти напрямую. Тут снова разделились, и КВ, вскоре приняли бой с самоходками. А "тридцатьчетверки", покидая поселок, за околицей нарвались на немецкие танки, спешащие перехватить дерзких налетчиков.
   - Командир, справа наблюдаю "панцирей", движутся наперерез. - Доложился Генка.
   - Темыч доложи Жженову - распорядился Олег.
   Артем передал, и тут же получил приказ о совместных действиях.
   - Бронебойным! - Раздались команды во всех, шести машинах. - Не дать им закончить маневр!
   Наводить почти не понадобилось, "панцири" шли на разворот, и еще подставляли борта. Т-34-76, конечно, не КВ, и не ИС, даже с некоторыми СУ, пушкой не сравнится, и "панцирю" во многом проигрывает, но умелый экипаж, плюс юркость танка, на многое способен. Злость из-за напрасного рейда, тоже поспособствовала. Но главной оставалась стремительность. Короткий бой, и два "панциря", запылали, еще один остался стоять с убитым экипажем, и дымить. Фашистам их самонадеянность, вышло боком - разозленные неудачей. Командиры "тридцатьчетверок", холодно и расчетливо сорвали злость на улучшенных, полностью модернизированных Pz.Kpfw.IV.
   Гитлеровцам не помогла не усиленная броня, ни новая пушка, ни замена узлов. С такого расстояния, им просто навколачивали болванок, в самые уязвимые, и предпочтительные для фатального выстрела, места.
   - Не задерживаясь, уходим - передал Жженов - боевое построение линией. Башни стволами назад. Приступить к форсированию водного препятствия!
   Борис на полной скорости подвел танк к реке, затем сбавил ход, воткнул пониженную передачу, еще одну, и с некоторой натяжкой, завел машину в воду. "Тридцатьчетверка", чуть осела - слой ила был приличным, и экипаж задержал дыхание - не хватало еще тут застрять. Но опытный, в прохождении водных преград, водитель, вывел танк на противоположный берег, и они выдохнули. Рывок, и машина скрылось среди слегка лесистой тут, местности.
   Словно миражи, советские танки, появились и исчезли. Вскоре об их появлении, напоминала только подбитая бронетанковая техника, искореженные пушки, и мертвые солдаты. Да разбитый состав на станции. А сам танковый десант, уходил обратно, и думали экипажи "тридцатьчетверок", только о том, чтобы не поломаться в пути. Но когда, наконец, добрались до бригады, той на месте не оказалось. Но их первый батальон, никуда не делся. Экипажи, расположив танки, вылезли, построились, и Жженов, перед отправкой на доклад проговорил:
   - Запомните - нашего промаха здесь нет. Не корите себя. Будет нам наука на будущее. Разойтись.
   Так, то оно так, но настроение понимание произошедшего случая не улучшило. Танкисты не расходясь, передохнули у машин, переговорили, обсудили рейд, а когда, собрались, было уже размещаться по хатам, их окликнули. И вскоре следуя новому приказу, они снова залезли в свои машины, и двинулись на запад. Передислокация, наступление, отход, все сейчас происходило на фронтах, ведь немцы отступать не собирались, где-то их теснили, а где-то совсем наоборот. Немцы сопротивлялись весьма и весьма серьезно, ведь они надеялись на то, что Курская Дуга станет для них окончательной победной операцией в войне. Советские войска в начале своего контрнаступления, особых успехов не имели, несли тяжелые потери, и ничто, пока не говорило о победном смещении фронтов на запад.
   ...Пока что, батальон поредевшим составом, добрался до предназначенного для него места. Расположили танки, и другую технику, разбили временный лагерь в деревне, домов не хватило - поставили палатки, и навесы. Суть, да дело, пока готовили танки, наступил вечер, ужин. На ужин вновь фасоль. Она начинала приедаться, одна надежда - на снабженцев, может старшина сможет как-то разнообразить рацион. Говорили, это был пронырливый, способный и знающий свое дело хозяйственник, это и вселяло надежду.
   Вечером, в расположении экипажа лейтенанта Сушкина, по настоянию Генки, собрался взвод, послышались байки, рассказы, анекдоты, чем они привлекли и другие экипажи. Готовясь ко сну, а значит к отбою, все на время забыли о действительности.
   Не то, чтобы особо веселились, ведь сегодня погибли их товарищи, но разрядка была необходима, нервы то не железные. Это все, что могли позволить себе, молодые парни, в суровых условиях войны. Да еще иногда немного спирта. Но такие посиделки, затягивать нельзя, сотоварищи разошлись, а экипаж, улегся спать. Артем, как всегда, прежде чем уснуть, долго думал, подводил некоторые итоги, и строил приблизительные планы. По его расчетам, уже можно было пробовать вернуться.
   Под утро Артем, вышел "до ветру", и по возвращению, увидел, как по улице бежит батальонный адъютант, и кричит:
   - Подъем! Тревога батальону!
   - Угроза нападения? - Крикнул Артем.
   - Нет. Наступление. Поднимай своих.
   Артем бросился в дом:
   - Пацаны подъем! Выступаем!!!
   - Идем в такую рань, мочить фашистскую дрянь - буркнул Борис, вставая с кровати - а завтрак?
   - Старшина тебе в люк подаст - усмехнулся Олег. - Давайте шустрее.
   Пять минут, и экипажи заняли свои места в танках. Предбоевая дрожь охватила всех, но вот троицу в "тридцатьчетверке" с номером "79", имела другие причины для этого состояния. Пошли восьмые сутки, с того момента, как они угодили в прошлое, начался девятый день их нахождения в этом времени, и тринадцатое июля, сорок третьего года. Краткое получение заданий, боевая задача поставлена, батальон должен проломить оборону противника, и продержаться до подхода основных стрелковых частей. Выдвинулись, быстро одолели первые километры, и началось...
   Тут и оказалось, что встречные бои, шли не только под Прохоровкой, просто масштаб был намного меньше. Здесь на плацдарме перед Яковлево, немцы наносили удары с двух направлений, не оставляя попыток прорваться. Получалось, советские танкисты, и сдерживали продвижение фашистов, и сами наступали. В боевом порядке, батальоны бригады навстречу, фашистскому соединению. Немцы бросили на прорыв остатки эсэсовских танковых дивизий, и части противотанковых САУ. Обмен огнем с "панцирями", вот с чего начался этот бой, немцы, обладая улучшенными пушками, пока преуспевали, "тридцатьчетверки", еще не вышли на нужную дистанцию для убойного выстрела.
   - Увеличь скорость - приказал Олег - пристреляются, нам хана. А мы ответить не можем...
   - Командир, порядок поломаем - предупредил Борис.
   - А иначе нас поломают. Выполнять! Взводу передать то же самое.
   Геннадий, без приказа вложил в пушку снаряд - ясно же, будут бить бронебойным, Артем пока склонился к рации - передавал, и принимал четкие фразы радиообмена. Да и знал - сейчас ротный, начнет выписывать им эпитеты. Да и взводу нужно передать распоряжения лейтенанта. Не нравился Теме этот маневр, ох как не нравился, но...
   Они высунулись из общего строя, ускорились, и тут же попали под мощный обстрел.
   - "Коготь" восемь и девять - отставить маневр!
   - Что это? - Вскричал Генка - дальняя вражеская артиллерия?
   - Нет. Это "Хетцеры" - зло ответил Олег - вот угораздило.... Лавируй, и сбавляй ход.
   Борис, отчаянно попытался вывести машину из-под огня, но было поздно, танк все равно достало. Он словно напоролся на преграду, одномоментное стал, и затих, как будто лишенный своего танкового сердца. Впрочем, это было недалеко от истины - мотор молчал.
   - Все - поклацав тумблерами, и подвигав рычаги и педали - выпалил Борис - приехали. - В движок попали.... И еще могут быть попадания...
   - Осмотреть отделения! - Олег рискнул выглянуть, посмотреть, и, ныряя обратно крикнул: - Пламени не видно, башня мешает рассмотреть.... Но огнетушители хватайте на всяк случай.
   Осмотрели машину, возгораний нет, и значит, бой нужно продолжать. Олег посмотрел в глаза каждому - возгораний нет, и бросил Генке:
   - Бронебойным заряжай!
   - Есть бронебойным! - Генка зарядил, принюхался, и в недоумении спросил:
   - Но как?
   - Попали под огонь "Хетцеров", нам и навесили - пояснил Олег, и застывая в ожидании у бинокуляра. Что не встречались?
   - Нет.
   - Это, наверное, лучшие противотанковые САУ Вермахта. Машина имеет низкий корпус, броневые листы с большим наклоном. Броня до 60 мм. Вооружена 7,5-см пушкой, и дистанционно управляемым 7,92-мм пулеметом MG 34 на крыше корпуса. Просто не подбить. - Поясняя, Олег наводил пушку.
   - У них, все просто не подбить - буркнул Артем.
   - Это точно.
   Спуск. Выстрел. У одного из "панцирей размоталась гусеница.
   - Что делаем? - Поинтересовался Тема.
   - А то ты приказа не знаешь - сидим и продолжаем бой. Пока нас не ухлопают...
   - Долго мы просидим...
   - Если дымим, и люки открыты, то может и долго - решат все уже - подбили.... Артем сообщи ротному и комбату.
   - Есть.
   Тема вызвал радиста ротного Толю Семченко, и передал:
   - "Стая"! Я "Коготь 7", потерял ход. Продолжаю бой. Ожидаю помощи.
   Тишина, повтор, и через секунд тридцать ответ:
   - "Коготь 7", Я "Стая" понял тебя. Жди.
   Немецкие танки тем временем, приблизились на расстояние выстрела, самоходки, поддерживали их издали, и на все влиять не могли. Т-34 тоже продвинулись. Разрыв сократился, Олег выбрал, и дождался свою цель, передвигая пушку. Тщательно и не спеша прицелился - спуск. Выстрел! Попадание, еще один "панцирь стал, вспыхнуло пламя, экипаж спешит выбраться. Артем припал к пулемету - нате вам гады. Выстрел, и Олег снова кричит:
   - Снаряд!
   - Есть снаряд. - Ответил Генка, произведя заряжание.
   Только Борису было заняться нечем, нечем и помочь товарищам. Танки сближаются, некоторые даже таранили друг друга. Металл горит, вся область на поле боя заполнена горящей бронетехникой, источающей столбы черного, маслянистого дыма. Олег поворачивает башню, и выбирает новую цель, теперь достижимы только боковые машины, подбитый "панцирь", загородил обзор. По броне несколько раз звякает - их снова начали обстреливать, но пока не интенсивно.
   - Нужно выбраться - посмотреть степень повреждений - размышляет Боря - может можно починить...
   - Сиди, какое там выбраться - пока идет обстрел - забудь - проговорил Артем. - А дальше посмотрим.
   Сражение завязалось конкретное, танки батальона, лавировали так ловко, что умудрялись проскакивать между подбитых машин противника, и неожиданно атаковать сбоку. Лейтенант некоторое время, рыскал пушкой, перемещая ее вместе с башней влево-вправо, затем, стал это делать реже, и застопорил в одном направлении - бой сдвинулся вперед и вправо. Роты батальона теснили врага, и постепенно вся свала откатилась глубже на оккупированную территорию. Вокруг стало потише, и танкисты перевели дух.
   - Все, мы уже в тылу - отпрянул от прицелов и колес маховиков подстройки лейтенант - дальше сидим, кукуем.
   - Ну и сколько нам так сидеть? - Пробурчал Генка - пока рак не свиснет?
   - Пока нас не оттянут в тыл - ответил Олег. - Машину бросать нельзя, нужно охранять.
   Но так просто, им не суждено было выйти из боя. Батальону не удалось развить успех, немцы неистово напирали, и вскоре бой, сместился назад. Не успели еще отгореть подбитые танки, не дорвались еще в них боеприпасы и баки с ГСМ, как вновь зазвучали выстрелы и взрывы. Вокруг снова закипел бой,
   - Будем куковать как дятлы - не выдержал Борис - наши похоже отходят...
   - Вариантов нет - высунешься - расстреляют - ответил Артем - считай мы в засаде.
   Они оказались в западне, из которой не выбраться - вокруг подбитые и сгоревшие танки, обзор плохой, двигатель, скорее всего, разбит, немцы завладели инициативой. Помощи не будет. А вот, они как-то помочь могли, в промежутки, между подбитыми танками, нацеливали пушку, и, выждав момент, стреляли в борта. И если немецкие экипажи выскакивали по ним бил пулемет Артема, и пистолет Бориса. Но постепенно, и этот бой, сдвинулся, оставив экипаж в "тридцатьчетверке", сидеть в ожидании.
   - Фрицы, скорее всего, скоро начнут оттягивать свои подбитые машины - стал размышлять Олег - у нас появиться выбор - либо умереть смертью храбрых, либо на свой страх и риск - ждать.
   Наступило молчание, все понимали тяжесть положения, и безвыходность. Никто не хотел погибать, тем более для троицы из будущего, смерть в прошлом, была крайне не желательна.
   - Вот теперь и вытягивайте нас, как хотите - обратился Артем к невидимым Силам, забросившим их сюда. - От нас уже ничего не зависит...
   Время близилось к двум часам, до вечера было еще далеко, немцы полностью захватили этот участок, и закрепились дальше. Теперь туда в обход поля боя, шли бронетранспортеры и грузовики, а здесь пока все так и осталось. Перемешанные, подбитые и сгоревшие танки, воронки, дым, чад, не самое лучшее место для пикника. Но человек, есть человек, и у него есть потребности.
   - Нужно было вчера хоть сухпай не трогать - было бы чем скрасить ожидание...
   Все были с этим согласны, но вчера при помощи еды, снимали нервный напряг, о завтра особо не думали.
   - Скоро нам будет не до еды - точно подметил Олег.- Начнут оттягивать более-менее целые машины, и...
   - Тогда ствол вниз опусти - проговорил Артем - может, сразу и не поймут, а мы их и угостим. А насчет сухпая - давайте добьем то, что осталось, а еще, если живы будем, у немцев раздобудем.
   - Идет.
   - Ладно, сидим тихо, едим, и ждем темноты, а там посмотрим... - Распорядился Олег.
   Достали остатки сала, полбуханки почти черствого хлеба, и половину луковицы. Нарезали, разделили, и принялись жевать.
   - Вкусно - пережевывая все - заметил Борис - кто бы знал...
   - Еще как - поддержал его Генка - может, в последний раз едим. Как приговоренные. Потому и кажется...
   - Креститься надо, когда, кажется - ответил Артем - не хорони нас раньше времени.
   - Так, а что я? Я так, вспомнил о последнем желании идущего на казнь.
   Запили водой, скромную трапезу, и полезли осмотреться.
   - Зашевелились жабы - доложил Борис - наверное, начали растаскивать.
   - Не удивительно - новые танки делать и не за что и долго, а эти отремонтируют и снова в дело - проговорил Артем - что-то здесь отремонтируют, что-то на заводы отправят...
   - Значит, скоро и сюда доберутся - заметил Олег - подобъем - что мы имеем?
   Подсчет боезапаса, оказался неутешительным, но на долгий бой никто и не рассчитывал.
   - На весь оркестр не хватит, но одну симфонию исполним и так. - Подвел итог лейтенант - эх, шампанского бы напоследок.
   - И пиво бы сгодилось - усмехнулся Артем - пора у немцев пошарить, потом не дадут. А лейтенант - рискнем?
   - Ну, тогда давайте, а я отсюда прикрою - разрешил лейтенант.
   Борис, Артем, и Геннадий, друг за другом, выскочили через люк механика-водителя, сразу залегли и поползли к ближайшему "панцирю". Он так и не загорелся, поэтому, надежда что-то в нем найти, имелась.
   - Генка - ты давай в этот, а мы дальше - распорядился Артем - бери все, что может пригодиться.
   Он выглянул из-за гусеницы, определил, как далеко отсюда фашисты, и следующий, не сгоревший танк.
   - Боря, тут нужно рывком, а затем ползком. Приготовься.
   - Я готов.
   Они выскочили, и, пригибаясь, преодолели с десяток метров, затем упали наземь, и дальше ползли по-пластунски.
   - Прямо как вначале - выдохнул Борис.
   - Нет, тут куда опаснее. Давай вон к тому чадящему.
   Они рванули к танку, и к водительскому люку - через башню лезть было опасно и глупо.
   - Борис, обшарь там все - я на шухере.
   Сердце бьется часто-часто, Артем высовывает голову из-за крыла "панциря", и смотрит насколько далеко немецкие тягачи и сопровождение? Вроде далеко, время есть, главное самим не подставиться. Борис возвращается, и, о удача - в руках фляга и банка.
   - Во - проговорил Боря - и поесть и попить. Держи. А я еще мотнусь.
   - Давай.
   Артем подумал о добыче еще и стрелковых трофеев, к примеру, о снятии пулемета, но учитывая расположение их танка, вряд ли им придется стрелять по пехоте, да и бой будет коротким. Их просто расстреляют из тех, или иных пушек. Подорвут, или выкурят, иным способом. Им следовало ретироваться, но в таком случае - нужен транспорт. Да и Олег, на это не пойдет. А бросить лейтенанта, подло..... Вот она безысходность.
   Снова показался Борис, с добычей в руках:
   - Сегодня голодными не будем - давай возвращаться, я хочу еще повреждения глянуть - как, там бронещит? Хотя бы, в общем...
   И они принялись ползти обратно. Преодолев ползком, часть расстояния, вскочили и бросились бежать. По пути подобрали Генку с уловом, и вернулись к своему танку.
   - Давайте по одному залезайте. Я вернусь к "панцирю", пулемет сниму. - Все-таки решив, добавить им огневой мощи, заявил Артем.
   - А я гляну, куда снаряд угодил - бросил Борис.
   Они сложили добычу, и каждый, бросился к своей цели
   Тема вернулся к подбитому ими "панцирю". Экипаж его покинул, трупы лежали неподалеку, и никто не должен был помешать.
   - Адреналина и экстрима, на всю оставшуюся жизнь - пробормотал Артем - вернусь, дембельнусь, и в Крым...
   Он пролез в люк, и принялся добывать пулемет. Борис тем временем, забрался на броню, и присел у плиты, закрывающей двигатель.
   Олег, оставшись один, принялся настраивать себя на самопожертвование. До недавнего времени, он был реалистом, и понимал - как только он выстрелит, отсчет пойдет на секунды, и значит до того, как их танк накроют, жить им всего ничего. Сдачу в плен, лейтенант, даже не рассматривал, его с детства учили нужной морали, и он просто готовился погибнуть по собственной воле. Так проще.
   Прикрывать сейчас никого было не нужно, парни сумели делать все тихо, и немцы не всполошились. Олег посмотрел на пушку и пулеметы, кроме них были только гранаты и ракеты.
   - Как плодотворно организовать бой? Мы, скорее всего, не продержимся и десяти минут, до ближнего боя не дойдет - протянул он. - Как только подведут танки - нам каюк...\
   - Лейтенант ты чего? - Влезая, спросил Генка - надежда умирает последней. А у нас их аж четыре. А еще Вера и Любовь есть.
   - Как нам это поможет?
   - Увидим. А пока, давай, подсчитаем добычу.
   Олег перебрался, и вскоре они вели подсчет трофеев.
   - Так: - две фляги воды, банка сосисок, четыре банки тушенки, то ли галеты, то ли хлебцы, и бутылка шнапса. Нехилый ужин, получается - подвел итог вылазки Гена - ну и на завтра что-то останется.
   - Будет ли оно - завтра?
   - Тут наверняка не скажешь.... Будем посмотреть.
   - Ладно. Готовим танк к безнадежному бою. Убираем все, что горит из более слабых мест. Располагаем брезент и огнетушители, так чтобы успеть затушить возгорания.
   Тут в люк, влез Борис, и доложил:
   - Плиту раскололо, внутри, похоже, все разворотило - даже просто бы в поле не починить. А тут и подавно.
   - Ясно. Лезь сюда, вспоминай азы наводки и стрельбы - на тот случай, если останешься один...
   Пока Олег занимался с Борисом, вернулся Артем с пулеметом, и пояснил:
   - На случай если придется отстреливаться с башни, или прорываться. Я еще и Вальтеры у убитого экипажа собрал - держите. Помирать - так с музыкой. Ну что, урожай приговорим?
   - Конечно, не зря же ползали.
   Вскрыли сосиски и тушенку. Вместе с налетами и шнапсом по кругу, быстро все умяли - голод-то не тетка, а организмы молодые про сало, уже одно воспоминание.
   - Прямо как мушкетеры в Бастилии - облизывая ложку, заметил Борис - еще продержимся?
   - Да, Портос - ответил ему Генка.
   - Сам ты Портос.
   - Я Арамис...
   - Хватит дурачиться - прервал лейтенант - соберитесь!
   Далее, они просто ждали, не веря, что подходит конец.
   - Неужели все? - Не выдержал Генка - вот так вот банально? Стоило попадать в прошлое, чтобы погибнуть?
   - Сдаться хочешь? - Язвительно спросил Олег - я удерживать не буду. Только помни - плену не сладко. И неизвестно - что лучше расстрел, или рабство? И как бы ты не выслуживался, для фашистов, все равно останешься халуем.
   - Да нет, ты что? - Отшатнулся парень - я с вами. Просто вот так сидеть и ждать высшей меры, невыносимо.
   Помолчали, затем прильнули к обзорным приборам, с какой-то тупой надеждой, наблюдая, как приближаются техника и солдаты, инженерно-технического батальона. Как цепляют они, подбитые танки, и утаскивают их к себе в тыл. И как, постепенно, все это действо, приближается к ним.
   - К бою! - Коротко бросил Олег. - Он навел пушку, прицелился, и, затаив дыхание, вручную привел в движение спуск.
   Грянул выстрел. Первый гостинец ушел в полет. Начался посекундный отсчет времени боя. Артем вдавил курок пулемета, и короткими очередями, принялся косить всех, до кого достанет. То же самое, делал и Борис, стреляя из трофейного пулемета, через свой люк.
   - Осколочным!
   - Готово осколочным - через несколько секунд, отозвался Генка.
   Выстрел. Пулеметные очереди, падающие враги. Следующее заряжание. Нужно успеть нанести как можно больше ущерба. И в плане техники, и живой силы неприятеля. Но немцы недолго пребывали в растерянности, и вскоре вместо инженерной части, на поле показались все те же "Хетцеры". Было сразу понятно - долго их экипажи разбираться не будут. Уже ни к чему пулеметы, важна только скорость и точность.
   Артем развернулся к рации, подстроил волну, и передал:
   - Я "Коготь 7". Всем, кто меня слышит. Принимаю последний бой. Мы уходим не сдавшись. Прощайте.
   Олег крикнул:
   - Люки закрыть! Бронебойным!
   - Врагу не сдается наш гордый "Варяг".... - Вспомнилось вдруг Артему - прощайте пацаны! Простите, что завел вас...
   - Снаряд! - Повторил Олег.
   - А все, уже пусто - громко ответил Генка.
   - Тогда подкалиберным!
   Лихорадочная спешка, убегающие мгновения.
   - Есть подкалиберным.
   Олег припал к прицелу. Поспешная наводка, спуск, выстрел. Все замерли. Недолгий полет снаряда. Удача, есть попадание. Приземистую самоходку, окутал черный дым, но тут прилетело и им - она-то не одна. И танк накрыл шквал огня, а потом, еще и еще. Второе попадание, Артем, еще прочувствовал и отследил, затем он услышал общий стон-крик, и перед ним стремительно, распахнулась темнота.
   Борис, спустя несколько минут, пришел в себя, и осознал, что остался один, горевать было некогда, он сжал челюсти, потянул на себя лейтенанта, протиснулся на его место, повторил все, что только недавно делал, и произвел выстрел.
   - Нате вам подарочек от меня. Прощальный.
   Подведенные САУ, немного довернули, навели свои орудия на стойкую "тридцатьчетверку" более прицельно, Борис сжался в комок, и неумело зашептал слова молитвы...
  

Глава десятая

Мистические явления. Раскрытие тайн...

***

   Время отсчитало последние секунды, а после все утонуло в грохоте и разрывах. Танк покрылся копотью, но о чудо - не загорелся. Не загорелся, но больше и не стрелял. Но немецкие танкисты, все равно вколачивали в него, снаряд за снарядом, силясь добиться взрыва и сноса башни, но безрезультатно. Это был настоящий расстрел танка - ни одно попадание, ни два, машину просто напросто, дырявили с методичной точностью. "Тридцатьчетверку" затянуло дымом, снопы искр прошли по ее недвижимому корпусу, была простреленная башня, борта, перебитые катки, но внутри ничего не сдетонировало. Танк держался, и покрылся чем-то вроде слюды, броня его поблескивала, и на ней появились голубоватые блики.
   - Прекратить огонь! - Прозвучала команда на немецком во всех наушниках радистов самоходок - это необычный Т-34, нужно доставить его в Германию...
   Стрелять перестали, а машина, вдруг покрылась сеткой молний, и исчезла, оставив гитлеровцев в полном недоумении. Но у них были соответствующие органы, и через час, доклады и сводки, были немедленно отправлены в определенные структуры, происшествие засекречено, создана специальная комиссия для разбирательства. Но исследовать, кроме почвы, ей было нечего. Впоследствии, советский танк Т-34-76 с N 79, по данным разведки, нигде выявлен не был, и в боях не участвовал. Подозрения у офицеров СС и СД, были, но они относились к области оккультных наук и эзотерики, и они не разглашались. За неимением материалов, и развития наступления Красной Армии, дело заглохло, так и не развившись.
   ...В это же время, где-то за гранью понимания:
   - Твой срок еще не вышел - возвращайся - гремело вокруг.
   Артем раскрыл глаза - темнота, ни ласкового света Рая, ни огненных отсветов Ада.
   - Может быть Чистилище? - Было первой его мыслью.
   Но нет, тело болело, мышцы затекли, и кто-то стонал рядом.
   Тема пошевелился, чуть приподнялся.
   - Есть кто живой? - Прохрипел он.
   - Ты, да я, да мы с тобой - ответил ему незнакомый голос.
   - Где я?
   - Все там же.
   - А пацаны?
   - Рядом. Пока без сознания.
   - А ты кто? - Новый вопрос.
   - Насколько себя помню - был Олегом. Но тут я могу ошибаться.
   - Да ладно, не похож ты на него.
   - На Сушкина-то? Нет, не похож. Он ипостась.
   - А ты?
   - А я изначальный. Вещим прозвали, слыхал?
   Артем поперхнулся воздухом, который почему-то был свежим, ароматным, пах полевыми цветами.
   - Вещим? Я брежу?
   - Я бы не сказал.
   - Тогда объясни.
   - Путано выйдет и долго.
   - Лишь бы понятно.
   - Ладно. Я тот самый князь. У меня издавна своя миссия. Я и Ольг, и Хельг, и один из братьев Пандавов, если вам это о чем-то говорит. Я так жил, и живу. А насчет битв - есть места, и к ним привязано свое время. А есть витязи, которые обречены на них воевать. А я как бы представляю правую сторону. Вы всегда бьетесь рядом со мной. Только вы через реинкарнации. А я - год за годом, своим ходом. Так повелось еще со времен Битвы при Курукшетре. Затем была Куликовская Битва, А ныне Курское Сражение. Ты всегда воин, я твой воевода...
   - Но как же? Тебя же змея...
   - Верь больше, я же будучи князем, не дурковал - укус как лечить знаю. Уйти просто нужно было тихо.... Но ты не слушаешь - для вас, я бессмертен. Что мне раны, яды, и увечья...
   Зашевелились Борис с Геннадием, Олег выждал, когда они придут в себя, и продолжил:
   - В общем, молодцы, все повторилось. Только вы родились в другом времени, вот и пришлось.... Уж простите.
   - Так это все ты?
   - Не только я. Или не совсем я. Есть Полюсные Силы, они иногда воюют, и победитель определяет - каким будет путь развития планеты.
   - Значит, все не случайно? А ты как бы корректор ситуации?
   - А ты думал на смертном поле, почти целый танк, сам оказался? И я единственный живой рядом с ним? И вас ни о чем не спрашивающий к тому же?
   Артем вспомнил, что лейтенант, действительно повел себя странно. Тогда они списали все на его контузию, а выходит...
   - Мы уже можем вернуться? - Вырвалось у сержанта.
   - Еще нет. Остался последний штрих.
   Все закрутилось, завертелось, их словно бы выкинуло откуда-то, и вбросило в реальный мир. "Тридцатьчетверка" возникла из ниоткуда, появилась словно из воздуха, и так и осталась стоять. Одна посреди степи под звездным небом.
   - Все прочь из танка!!! - Запоздало крикнул Олег - выбираемся.- Потом осознал, что по ним не ведут огонь, и проговорил: - Отставить, выбираемся спокойно.
   Повинуясь команде, танкисты раскрыли люки, и высунулись наружу, только Артему деваться было некуда, и он ждал. Осмотрелись, вылезли, и первое время, только и делали, что дышали. Вокруг была не понятно, чья территория, стояла ночь, и не было видно ни огонька.
   - Мы умерли? - Спросил Генка.
   - Нет - ответил ему Артем - просто мы влезли в очень непростой танк, и вытащили, очень непростого лейтенанта.
   - В смысле?
   - А ты не обратил внимания, что эта "тридцатьчетверка", почти неуязвима? А Олег, контузии переносит как легкую головную боль?
   - Круто - проговорил Борис - выходит мы участники сверхъестественных событий.
   - Выходит - буркнул Олег - только на рожон не лезьте, вы все равно смертны. Я и так струхнул, когда нас разлучили.
   - А почему машина раньше не самореставрировалась?
   - У нее ограниченный запас возможностей. Только в крайних случаях можно использовать. И то, когда я в ней.
   - Жаль - протянул Генка - а то бы мы ее не ремонтируя, гоняли бы фрицев круглосуточно...
   - Тебе как мед, так еще и ложкой. Спасибо хоть такие свойства имеются.
   - Что теперь? - Поинтересовался Артем.
   - Ну, как именно, танк потерял ход, мы не докладывали - а значит, спокойно можем вернуться в батальон, сказав, что починились. А после выполнения вами своей мисси, вы отбудете, а я исчезну вместе с танком. Все спишут на боевые потери. Так что - в машину, еще много дел.
   С некоторой неохотой, экипаж вновь забрался в танк, провел быстрый осмотр, и, включив фары, направился в сторону, где должны были быть советские войска. Троица из Будущего, перебывала в шоке, и у них, появилось время все обдумать. Они оказались игрушками в руках могучих Сил, о существовании которых, даже не подозревали. Эти силы, вели свои войны, используя для этого людей, и это было неприятно. Но только что может горстка людей, даже если знает об этом? Ничего - не помешать, ни повлиять, не отказаться. Они просто винтики, в огромном механизме, причем легко заменяемые.
   - Восьмые сутки закончились - подумал Артем - мы без передыха воевали, но бесцельно - никого не спасли, никого не убили, из важных персон. Что же еще нужно сделать? Может что-то обнаружить? Фашисты много чего вывозили, может нужно помешать? Или, к примеру, ускорит взятие какой-нибудь станции, или городка?
   - Стоп машина! - Непреклонно приказал он, и после того, как Борис тормознул, громко спросил: - Олег, так что нужно сделать?
   - Нужно победить - ответил тот. - А пока что, мы берем участие в наступлении, которое, не более чем, ломка оборонительных рубежей, но не глобальное продвижение на запад.
   Оно было и не удивительно - немецкие пехотные дивизии оборонялись на хорошо укреплённой местности, оборудованной проволочными заграждениями, минными полями, пулемётными гнездами и бронеколпаками. Вдоль берегов рек, вражескими сапёрами почти везде, были построены противотанковые препятствия. Советским ударным частям, везло только в том, что работы над оборонительными линиями, к моменту начала контрнаступления, немцы еще не успели завершить.
   В ночи, едущий танк, и виден, и слышен, но его не обнаружили, ни с немецкой, ни с советской стороны. По крайней мере, огонь по нему не открыли. Оставалась опасность минных полей, но и их удалось обойти. Не то, чтобы Борис, так тщательно выбирал - где проехать, просто машину, и сидевших в ней людей, по-прежнему хранили невидимые силы. 1-я танковая армия, была сейчас рассредоточена своими частями, в разных местах плацдарма. Ее бригады и корпуса, размещались сейчас много где. Но Борис вывел танк, к населенному пункту Новенькое, который был в руках советской армии, но и немцы были неподалеку.
   Рыскающий в ночи танк, конечно, вызывал подозрения, тем более, если он двигался со стороны, где закрепились немцы. Но во время наступления, и интенсивных боев, всякое случается - и с мостов падают, и по пути ломаются, и на фугасах подрываются - мало ли, починились ребята, и только сейчас следуют в район дислокации своего подразделения.
   Батальон отошел, закрепиться ему не дали "Хетцеры", пришлось отступить, чтобы зря не подставлять машины. И теперь не знающие - куда именно он отступил, танкисты, вынуждены были искать свои его вновь. Стали, не смотря на ранний час, попробовали выяснить - куда ехать? Только им естественно никто не сказал - болтун находка для шпиона.
   - Нашли большой секрет - высказался Генка - мы же даже не бригаду ищем, а хозяйство капитана Гавришко...
   - Двух дней не прошло - возмущался и Борис - опять двадцать пять. Заколдованный круг какой-то.
   - Может, так оно и есть - заметил Артем,
   Но возмущались они зря - с рассвета в полосах 5-го, и 10-го танковых корпусов, противник ввел в бой пополненную танками панцергренадерскую дивизию "Великая Германия". В ее составе было 106 танков и 26 штурмовых орудий.
   Еще немного, безуспешно порыскав по окрестностям, Артем, глянув на Олега, проговорил:
   - Может, чем меньше мы в роте, тем больше шансов, что про нас и памяти не останется.
   - У кого-то в голове - может и останется - проворчал лейтенант - а вот в документах нет. Или вам наград хочется?
   - Да нет - у нас они всего лишь висюльки...
   - Прискорбно. Ладно, хватит нам колеи вертеть - вызывай по рации, может откликнуться.
   Артем, немедленно приступил к делу:
   - Я "Коготь 7", вызываю "Стаю" прием?! Повторяю...
   - Вряд ли кто-то дежурит в танке - напомнил Олег - вызывай штаб.
   - "Коготь 7" вызывает "Логово", прием?!
   Некоторое время, Артем безрезультатно вызывал свой батальон, затем штаб бригады, и, в конце концов, услышал в наушниках отзыв. От него потребовали назвать секретный код, чем он подтвердил, что вышел в эфир, не под давлением. Далее ему сообщили вводную - куда, и как следовать, и отключились. Дальнейший путь был недолгим, и пришелся на пору перед рассветом.
   А на рассвете, частям 3-й моторизированной бригады, была поставлена задача наступать за 49-й танковой бригадой, закреплять захваченные рубежи и быть готовыми к отражению контратак. Впереди них, справа и действовала в направлении на Новоселовку - Красную Дубраву - их 1-я гвардейская бригада.
   Следуя этим направлениям, некоторое время, помучившись, Борис вывел машину в зону для аварийного ремонта, и экипаж вылез в предрассветные сумерки.
   - Минуты счастья - проговорил Артем - ты уже не спишь, и тебя еще никуда не погнали.
   - Есть такое дело - отозвался Борис. - о, смотрите на броне вновь проявились следы боя. Даже несколько пробоин.
   - Точно - ввернул Генка - и выдумывать ничего не нужно.
   - Тогда я на доклад, а вы начинайте осматривать машину - проговорил Олег.
   - А не рано? - Спросил Артем.
   - В период наступления - нормально. Никто уже не спит. - Ответил лейтенант, и зашагал в сторону натянутых тентов и маскировочных сеток.
   Он отправился не только на доклад, ему предстояло пройти еще и проверку - как ни как, были в тылу врага, некоторое время.
   - Темыч ну что? Как с возвращением? - Спросил Борис.
   - По словам Олега - мы приблизились к завершающей фазе. Думаю - не сегодня-завтра, будем уходить.
   - Значит главное - никуда не встревать - подытожил Генка.
   Тем временем лейтенант, нехотя шел на доклад, он знал наверняка - вначале попадет под перекрестный допрос. Сперва им займутся всякие замы по политической части, после особисты, и лишь потом начнут отстаивать комбриг и комбат - гвардии полковник Владимир Михайлович Горелов, и гвардии капитан Иван Гавришко. Нападок, такого рода, Олег не любил, хоть и понимал их необходимость. Ранее, никто и помыслить не мог, чтобы его проверять, теперь же настали другие времена, другие нравы.
   - Может плюнуть на все, да уйти на покой? И без него справятся, ведь уже сколько раз давали этим прусакам по зубам. Вернее тогда еще тевтонцам, хотя раз бывало в старину, и проиграли. Нет, Олег, не можешь ты в стороне быть, тем более, когда реку Даны, скоро отвоевывать...
   Былой князь-вещун, покоритель Царьграда, где и поныне все еще сохранен прибитый им щит, пусть и ворота те, на свалке. Он Водитель дружин, печать для союза племен. А что теперь - одна самодвижущаяся колесница под его началом. Эх.... - Он едва не погрузился в вековые воспоминания, но вовремя опомнился, и занялся насущными делами.
   У штабной палатки, убеждаясь, что никого не потревожит, невольно подслушал обрывок разговора "...Чтобы быстрее завершить прорыв тактической зоны противника, во второй половине дня 12 июля, в направлении на Болхов, в сражение был введен 5-й танковый корпус. К вечеру, мы, ведя тяжелые бои, продвинулись на расстояние от семи до пятнадцати километров, прорвав главную оборонительную полосу немецких соединений в трех местах. Наступательные бои шли до сегодня. В течение этого времени продвижение ??наших войск составило до 25 километров. Однако к сегодняшнему числу, немцам удалось перегруппировать войска, в результате чего наступление было приостановлено. С утра второго дня операции в бой вступили вторые эшелоны стрелковых корпусов, которые совместно с танковыми частями, обходя сильные опорные пункты врага, при активной поддержке артиллерии и авиации к середине 13 июля завершили прорыв второй полосы его обороны. Наступление Центрального фронта, планируется начать завтра...
   - Значит, и мне пора появиться в другом месте - понял Олег, и откинул полог: - Разрешите?
   - Входи лейтенант. - Ответил комбриг. - Давай, рапортуй по-быстрому...
   Олег вошел, и доложил
   - Лейтенант Сушкин. Докладываю о прибытии. Во время наступления роты, мой танк был обездвижен, о чем мы сообщили по радио. Следуя приказу, экипаж продолжал вести бой до второй половины дня. После наблюдения отхода батальона, я решил осмотреть повреждения, и попробовать выполнить ремонт. В результате вылазки к подбитому "панцирю", мы обзавелись пулеметом, и под прикрытием его, и стандартного вооружения танка, восстановили ход, и стали прорываться к нашим рубежам. Действуя в ночи, мы приблизились к поселку Новенькое, и вышли в эфир. В данный момент, боевая машина и экипаж, пребывают в резерве батальона, осматривая матчасть.
   - Твою версию мы выслушали. Все это будет проверено - проговорил начштаба - а пока поговори с особистами, расскажи подробно - как и что? До их особого распоряжения - ты отстранен.
   Олег, едва не вскипел, к такому повороту он был не готов. Но ослушание, вряд ли привело бы к чему-то хорошему. Тем более что командиры, были явно заняты, и оспаривать их решение было никак нельзя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   14
  
  
   101
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Юмористическое фэнтези) | | А.Красников "Забытые земли. Противостояние" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"