Федоров Александр Александрович: другие произведения.

Что-то там про подростков (полный роман)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Группа подростков, решившая творить справедливость при помощи видео блогов, открывает свой проект, в котором они начинают снимать фальшивые убийства всяческих злодеев. Зрители наивно верят в реальность подобных событий. Конкуренция с другим таким же каналом и желание славы заставляют героев развивать проект до уровня крупномасштабных казней. Всё это приводит к трагичному финалу, который устраивает сам автор, пытающийся на протяжении всей книги растормошить жизнь главного героя.


  
   Пролог:
  
   Это пролог. Точнее, здесь должен быть пролог.
   Я пишу пролог. Типа, мама, смотри, у меня всё под контролем.
   Сюда обычно вставляют очень умные мысли. Должно быть что-то фатально крутое. Чтобы твой статус в социальных сетях порвался от размера этой крутости. Но у меня на уме нет ничего такого. Потому что я не принимаю сути этих интригующих прелюдий. У меня просто нет времени, чтобы тратить силы на смазливый пролог. Начал только потому, что мне так сказали. Посоветовали написать что-нибудь перед историей. Чтобы вход в данный рассказ не показался тебе слишком резким. У нас читатель искушенный. Не любит, когда его всовывают в незнакомую атмосферу и слёту начинают повествование. Поэтому читай это дерьмо, пока я не решу, что на тебе достаточно маринада, чтобы вступить в жизнь.
   Хорошо, есть у меня парочка вступительных манёвров.
   Представь себе комнату для допроса. Типичное русское помещение, где есть стол, несколько стульев, зеркало, и очень зауженный набор людей. В нашем случае их двое. Один сидит, другой допрашивает.
   Если тебе важна внешность, то сидящий выглядит как подросток. Количество лет колеблется в диапазоне от семнадцати до двадцати. Причёска по моде. Одежда - немного делового стиля, перемешанного с молодёжным течением. А второй... Он просто мент.
   Взглянем на их разговор:
   - Сколько вы заработали за всё время существования проекта?
   - Пару миллионов.
   - Что произошло в торговом центре? Как так вышло, что съёмки превратились в кровавую бойню?
   - Давайте я расскажу всё по порядку...
   ...
   ...
   ...
   ...
   ...
   ...
   У меня закончились идеи. Больше я тебе сообщить не могу. Так что мы просто ждём. Долго ещё ждать? Самому уже надоело. Ладно. Хватит. Давай уже начинать. Надеюсь, все, кому нужен был пролог, теперь останутся довольны.
   По местам.
   Работаем.
  
   1
  
   Мы в школьном вестибюле.
   Кристина обнимает Дашу. Даша обнимает Кристину. Они делают вид, что целуют друг друга. Меня противит существование бутафорских способов коммуникации, поэтому все мои поцелуи подлинны.
   В тридцати метрах от нас мой друг.
   Марти.
   Идея провокационно-патетического мизантроп-шоу появляется благодаря частности повадок этого существа.
   Два года назад мы с ним находимся на прогулке. Заворачивая во двор, натыкаемся на машину, что перегораживает подход к подъездной двери. Через десять секунд начинается стандартная процедура. Через минуту на крыле вмятина, фара отслужила своё, камера проколота, отпечаток модного обувного бренда на двери, волнистые неровности в покраске растянуты по капоту. Сердце Марти на пределе, отдышка налицо. Одна из штанин узких джинс задрана до краешка носка. Потребность в выслушивании матов у местных жителей удовлетворена на год.
   Встретив в пятом классе нового русского, я даже не подозревал, что может принести знакомство с искусственным иностранцем. В итоге оно приносит непрекращающиеся сцены избиения прохожих и разрушение неуместных предметов обстановки.
   Бесплатно.
   Но в последующем - за деньги.
   Через пару месяцев после насилия над автомобилем мне приходит озарение. Я принимаю негодование своего друга как основу собственных идеалов - прошу у отца денег на камеру и грубо заявляю о себе на весь мир. Мир меня не принимает, а люди в комментариях, негодуя от правды, в ответ вываливают всю свою взаимность.
   Сейчас, на входе в кабинет, ладонь Марти не в силах противостоять желанию погладить мою голову.
   Погладить грубо.
   Чтобы не стать его очередной грушей, необходимо срочно сделать что-то сопоставимое по тяжести. Подобное даст плюс сто к уважению на срок от одного до двух месяцев.
   Я боюсь его. Мне страшно, что однажды, дав слабину, он просто зароет меня заживо. Или наоборот - уничтожит из-за ответных мер.
   Настолько трусливо. Куда уж честнее.
   Если те несостоятельные ребята, над которыми он издевается каждый день, могут практически не волноваться об этом, то в случае со мной всё куда мудрёнее. Я не один из них, я - его лучший друг. Разочаровываться в лучшем друге всегда неприятно. Но если ты не подтверждаешь ожиданий Марти, то к неприязни добавится ещё пара ушибов. Не то чтобы смертельных, но из города уехать стимул есть.
   С другой же стороны, человек его склада готов умереть за уважаемого друга, что даёт ещё плюс сто к защите от любых неправомерных действий вселенной в мою сторону.
   По расписанию идёт вторая половина первого урока.
   Преподаватель кричит от того, что кому-то не по зубам наука, на которую она потратила половину жизни. Классный журнал разбивается о стол. На задних партах воцаряется фантасмагоричная тишина.
   "Вчера была туса - было жёстко. Свет был тусклым, соски в броском. Полосы узкими, экран был плоским. Канал не русским, на нём видосы." - Я говорю Марти, что этой песне идёт уже третий год. Поэтому он злобно врывает наушник из моего уха.
   "I still wish you the best of luck, baby. And don't go thinking that this was a waste of time. I couldn't forget you if I tried". - Он говорит, что это какое-то жесткое дерьмо и советует перестать слушать подобное, иначе я могу ненароком призвать сатану.
   Меня вызывают исправить ситуацию. Стерев с доски всё, я полагаю, что положение стабилизировано, но учитель требует продолжать. Приходиться заимствовать ближайший учебник у двух подружек с первой парты.
   Подмигиваю той, что красивее, ради банального позёрства.
   На самом деле эта любительница форсить своё мнение наиболее видная красавица школы.
   Она улыбается в ответ, и теперь мой день сделан. Я всё ещё на вершине пищеварительной цепи заведения, что статусом чуть выше детского сада.
   Её отвратная подруга - два метра высотой, кирпичное лицо, характер: "у меня семнадцать лет не было члена" - думает иначе. Не то чтобы я против того, чтобы удовлетворить её потребность в фаллических предметах, но я против.
   Наношу пример на доску. Прибавляю к результату уровень своих знаний. В конце записываю ответ. Жду приговора.
   - Хорошо, садись, пять.
   Провожу урок унижения злобных тёток:
   - Хорошо - это не пять, а четыре.
   К счастью, я являюсь любимчиком большинства учительского состава, поэтому пятёрка не превращается в четвёрку только из-за подобного благословения.
   Отделываюсь заурядным:
   - Поумничай ещё тут!
   Стоя у гаражей, пытаюсь поддерживать разговор с тройкой альфа-гопников. Исполняю подобное только ради своего друга, которому просто необходимо курить через каждые 45 минут. Ситуация повторяется изо дня в день, поэтому гопники стали мне как родные, а их жизнь я могу продать на какой-нибудь канал, чтобы там состряпали сюжет про то, как нужно правильно ухаживать за ребёнком, чтобы он не превратился в моего собеседника.
   Вова, например, окончил школу год назад, а на финальный экзамен по географии его будил учитель, пришедший к нему домой, заставший его с бодуна.
   Сейчас он на первом курсе техникума, так как не дотянул до ВУЗа. В свободное время пишет клубную музыку.
   Не то чтобы мне интересно, но так было только в начале, а теперь действительно интересно.
   Вова у них главный и самый низкий. Он не блещет спортивным телосложением, зато в данный момент он блещет тем, что совсем недавно научился делать "вертуху", а затем и самой "вертухой". В момент исполнения трюка он чуть не задевает семиклассника, что стоит в общей куче курящих, а потом говорит на полном серьёзе:
   - Бля, ну ты чё тут встал-то. Места что ли мало? Свалил быстро!
   Паренёк явно осведомлён в паханстве Вовы на районе, поэтому через десять секунд половина курящих лениво утекает через широкий проход между двумя гаражами.
   К концу третьего урока нужно провести трапезу.
   Комната для приёма пищи просторна. 30 квадратных столов на 4 места каждый. Мы сдвигаем четыре таких в один ряд. Тут три четверти нашего небольшого класса. А также пара подруг Киры из параллели. Той самой Киры, у которой я совсем недавно арендую учебник.
   Наиболее ярчайшие примеры присутствующих: не самые умные и красивые парни нашего класса, но зато самые толстые и сильные, Марти, мой второй друг по званию "Толстый", потому что худой, у которого происходит съёмка, моя девушка Даша, сестра, вытирающая рот салфеткой одноразовому мальчику. Плюс ещё какие-то статисты.
   Вокруг невероятный шум. В очереди к раздаче давка, поражающая воображение.
   Сидя рядом с очередной игрушкой Кристины, пока та отвернулась, я говорю ему:
   - Она тебя бросит.
   Настаиваю на том, что ему нельзя потерять честь:
   - Ты с треском провалишься, когда станешь очередным лохом, который не продержался с ней и пары недель. Твоей репутации конец.
   На что он, по своей нерасторопности, выдаёт наиболее точные обозначения моей сестры, расходуемые среди районных сплетников. Парень, которого я вижу впервые, сообщает, что вообще не из этой школы, а моя любимая сестрёнка носит почётное звание районной давалки.
   Моя любовь к Кристине безгранична. В конце концов, мы двойняшки. Но порой она ведёт себя как шлюха.
   Всегда.
   Почти каждый вечер, начиная с пятнадцати лет, меня регулярно заносит в её комнату. Развалившись на кровати, будто какой-то быдло-ухажёр, ожидающий феерического завершения свидания, в очередной раз я задаю ей один и тот же вопрос:
   - Какие новости на сегодня?
   Её список жалоб дебютирует с того, что на сегодняшний день существует серьёзная потребность в чулках, ведь невероятно бесит, когда приходится постоянно снимать колготки при каждом походе в туалет. Продолжение и вовсе заставляет меня дремать.
   Не то чтобы мне нечем заняться, просто я слишком вежлив в последнее время. Поэтому трачу целые часы, чтобы ублажить ненасытную коммуникативность любимой сестрёнки.
   А уже на следующий день, сидя в маленькой кухне съёмной трёхкомнатной квартирки, я наблюдаю скандал, который отчётливо свидетельствует материнский протест против естественного развития человеческих удобств собственной дочери.
   И нет, эти чулки вовсе не для того, чтобы засветить ими под короткой юбочкой, пытаясь поймать очередного - напомните, какой там по счёту, - кажется, десятого за месяц спонсора.
   После родительского развода в нашей семье не принято жить дружно. Поэтому я, устав от ругани, с пятнадцати лет твёрдо стараюсь избегать всех этих стандартов - постоянно ссорящихся брата с сестрой. Никогда не перечу матери. А также исполняю все данные им обещания. Проще говоря: создаю особую зону разрядки между остальными элементами семьи.
   Но не всё так идеально.
   Просто порой невыносимо ежедневно находиться в компании двух женщин. Поэтому, через пару удачных выпусков моего проекта, я иду к своему другу и говорю, что его квартира наиболее приемлема для создания студии. Точнее, его комната. И нет, это вовсе не потому, что меня просто задрали ежедневные пререкания сестры и мамы о том, что фиалка на подоконнике выглядит куда лучше, чем примула. Что сериал с канала "Русский роман" намного предпочтительнее твоих "Каникул в Мексике". И что борода у противоположного пола на самом деле красит его, а не: "мужчина должен быть гладко выбрит".
   Новый парень Кристины улыбчиво завершает свою речь:
   - Можешь не париться за меня.
   С его позволения перестаю волноваться за него и начинаю беспокоиться за сестру. Встав из-за стола, хватаю его сзади и с грохотом валю на спину, вместе с табуреткой. Проблема в том, что всё наслаждение должно прерваться вступлением Марти в происходящее. Он тут же пару раз топчется по столу и оказывается на моей стороне. Полсекунды у него уходит на то, чтобы запрыгнуть на лежачего и начать молотить кулаками по лицу.
   Появляется ещё больше проблем, когда я вспоминаю о камерах видеонаблюдения.
   Отстранившись от избиения, прикидываю шансы директора понять, простить и отпустить нас с богом. Понимаю, что отпустят нас только вон из школы. Пытаюсь оттащить Марти, чтобы увеличить свои шансы остаться.
   Слишком эгоцентрично.
   Перестаю оттаскивать Марти и просто бью его по лицу.
   Он изумлён. Он возмущён. Он в ярости.
   Парень под ним сегодня останется жив.
  
   У меня тут проблема. Пессимизм или что-то вроде того. Кому расскажешь - все поверят. Трудности на работе, бросила девушка, крупные неудачи в любых начинаниях - всё совсем не так. Нет работы. Нет девушки. Нет начинаний. Это секрет успеха. Возможность уйти от повседневной жизни и создать идеальный мир.
   Кто я? Что я тут делаю? К чему мы идём? Для начала спроси об этом себя.
   Наша с тобой общая проблема в том, что я автор. И я обленился уже в самом начале истории. Именно поэтому мы сейчас ведём скудный диалог, в котором ты имеешь пассивную роль молчуна. Я не буду извиняться. Тебе захотелось начать. Не хочешь - закончи. Кто тебя заставляет читать? Интерес губит людей. Не всех, но многих.
   Постараюсь не отвлекать тебя слишком долго. Ты куда-то спешишь? Прости, кажется, это зарыто где-то глубоко внутри меня. Эти обвинения. Ненависть к людям. Слушай, просто расслабься. Давай поговорим. Будешь моим барменом? Выслушаешь меня? Не важно. Пока ты думаешь, что ответить, я постараюсь немного продвинуть сюжет.
   Девочка по имени Кира недавно начала вести свой блог. В котором данная особа решила распространять никому не интересные, кроме малолетних дурочек, новости. По типу: меня бросил парень, меня поднял парень, меня положил парень, меня поцеловал парень, парень и я, парень и яблоко, я и банан. Ну, и всё в таком духе. Это очень самоуверенная дама, которая верит, якобы писовня про симпатию к ГГ может прийтись кому-то по душе. Всё прямо как у нас с тобой. Ты читаешь ерунду, а я пишу ерунду. Кому это нужно? Видимо, только нам.
   Если что, ГГ расшифровывается как "главный герой". Если кто тут не знает.
   Сейчас тебе придется иметь дело с Кирой один на один. Только почитай, что за чушь она проповедует. А я пока что заварю кофе.
   - ...Любая девушка мечтает быть кем-то обожаемой. И хоть я чересчур самоуверенно считаю себя не любой, но тоже очень хочу найти мальчика, с которым получится почувствовать себя слабой и полностью зависимой от него. Не подумайте дурного, и не воспримите слово "зависимость" как то, что он должен заставлять делать меня всё, что ему только заблагорассудится; нет, правильно, это когда так - чтобы своим поведением, своими мужскими поступками он лишал меня другого выбора. И, говоря об этом, я подразумеваю его любовь, ласку, подарки, что он будет мне дарить (куда же без них), ну уж точно не какие-то насильственные способы принуждения. Боже мой, как о таком вообще можно подумать?
   Но, на самом деле, я не такая - не такая глупая и наивная. Конечно же, я прекрасно понимаю, что сложно добиться внимания достойного молодого человека, потому как все они либо заняты, либо сами пытаются "бегать" за какой-нибудь шлюховатой особой, что, к слову, перестаёт делать их достойными (какая же ирония). Знаете, у меня есть весь обязательный набор уважающей себя леди: милая внешность, фигура, получающая всю необходимую заботу, большой ум. Но как же так выходит, что всегда вокруг вьются одни дураки, неспособные понять, в чём действительно нуждается девушка? И если это вдруг читает парень, то даже не думай о том, что женщин сложно понять. А ну цыц! Этот глупый предлог придумали неизвестно какие умники, чтобы просто забелить свою несостоятельность в отношениях с противоположным полом.
   В общем, что-то я отвлеклась от своей основной идеи. Если позволите, я продолжу размышлять о мальчиках чуть позже, а сейчас охота тянет меня рассказывать о своих чувствах, переживаниях, радостях и разочарованиях. Ведь столько всего накопилось, а я здесь, как раз, чтобы вывалить всё наружу. Я не собираюсь доставать вас глупыми глупостями, а лишь хочу поделиться. И не важно - с кем. Главное, чтобы этот кто-то просто был.
   К чему я вообще начала с такой темы как любовь, абсолютно позабыв про все манеры, наплевав на то, что для начала, обычно, нужно представиться? Просто, кажется, я влюбилась. По-настоящему. Словно раньше такого и не было. Кажется, ни о чём другом я не могу и думать. Даже не знаю, можно ли назвать это любовью, но никакие другие чувства раньше не кололи так сильно.
   Я прекрасно понимаю, что в безуспешности ощущение этих эмоций протянет не больше полугода, так как через три месяца заканчивается наша радостная школьная жизнь и начинается серьёзная взрослая, в которой уже не останется места для девичьих грёз. Но эти три месяца мне охота прожить, как самые последние в своей жизни. Как бы наивно или (я знаю, вы хотите использовать такое определение) по-бабски это ни звучало, но я не верю в будущее, не оглядываюсь в прошлое, я остаюсь здесь и сейчас, чтобы насладиться тем, что даёт мне жизнь в данный момент.
   Кто-то явно не в курсе, как делаются интересные блоги. Как говориться: меньше соплей - больше идей.
   Что в итоге можно сказать. То, что с момента написания предыдущей строки я потратил два часа на слушание музыки и страдание по былым временам. А на место потраченного времени воткнул отрывок из старого варианта, чтобы особо не запариваться и не терять драгоценные, утраченные в пустую, минуты. Что я хотел сделать? Познакомить читателя с одним из героев. Приступим.
   Краткая справка: Канолова Кира Анатольевна.
   Дата рождения - 17 лет.
   Рост - 175.
   Вес - 51.
   Род деятельности: школьница (11-й класс).
   Живёт с родителями. По собственным заявлениям: восторгается своим именем, считает его крайне нежным и красивым, что в полной мере отражает основоположные черты её характера. Несмотря на то, что все якобы считают её ужасно ответственной, иногда ей кажется, что она слишком ветреная. Но есть и другая сторона - когда она бездумно начинает вести себя как глупенькая, нахальная дурочка: пытается шутить облезлые шутки, и чаще всего они пошлые.
   Цитата:
   "Естественно, парни просто обожают послушать подобный капец и с радостью наблюдают за раскрепощённой барышней, которая каким-то невероятным образом умудряется совмещать в себе серьёзность и легкомыслие. Сама я, если честно, просто вздрагиваю, когда вспоминаю подобное своё поведение. Брр! Но при этом ничто не останавливает меня повторять этот, как я выразилась, капец каждый новый день, час, и даже минуту"
   Место проживания: окраина обычного российского города-миллионера.
   Родители: Отец - владелец продуктового магазина, "который с радостью навещает вся молодёжь прошлого века. Люди скучают по чему-нибудь родному, чему-то близкому, и даже слово "уютному" можно использовать в текущем контексте. Поэтому небольшой продуктовый магазинчик, ежедневно заботящийся о свежести своих продуктов, становится роднее алчной "Пятёрочки", "Сибириады", "Марии-РА" и всех остальных сетей, которых абсолютно не волнует мнение покупателей, на полках которых месяцами разлагаются просроченные каши для детей, молочные продукты, да и куча всего остального".
   Мать - домохозяйка. Это всё. Про мать она даже и не вспомнила. Самому аж стыдно стало - как так можно, взять и забыть про маму.
   Цель написания блога: глядя на дурной пример, девочка заражается им. Она поверила, будто каждый, кто начинает заниматься подобной ерундой, через какое-то время становится известным. Аккуратно, ещё одна цитата: "Раньше всё было не так, раньше нужно было прилагать колоссальные усилия, навыки, затем трудом добиваться их развития, чтобы стать одним из немногих узнаваемых на улицах избранных. Сейчас же достаточно иметь нахальство, камеру, компьютер и вот, всё, известность уже бегает за тобой сломя голову.
   С одной стороны, ничего хорошего в этом нет: многие из примеров для подражания перестают стараться после того, как их навещает успех. А в противовес старательности, которая помогла им добиться успеха, они предпочитают подавать пример халатности и безответственности, да ещё и жадности! Но с другой же стороны, мне думается, что чем больше людей выходит на просторы интернета со своей личной жизнью, тем сплочённее становится человечество. Каждый из нас имеет возможность поделиться своими переживаниями, и каждый может быть услышанным. Вы меня слышите? Нет? Надеюсь, это ненадолго".
   В заключении хочется отметить, что она не то что бы врала про желание быть услышанной, но мы-то прекрасно понимаем, что известность - вот главная цель любой девушки. Быть обожаемой и любимой. Им всегда этого мало. Им мало даже когда весь мир дрочит на них. Они всё равно плачут о своей ущербности, которой нет и о своей внешней неразвитости, когда, как правило, сиянием их красоты можно выжечь сетчатку глаза.
  
   2
  
   Унижение первое.
   Сидя в закутке второго этажа, где обычно проходит дежурство, одна дверь ведёт в кабинет химии, другая - в кабинет директора, третья - на лестницу, четвёртая - в коридор. Прямо напротив - вход в столовую.
   Смотрю на лампу, что висит под потолком. Прикидываю шансы повеситься на ней. Проникаюсь осознанием совершенной бессмысленности задумки. Думаю, что, когда она оторвется, будет много грохоту, за что меня вздёрнуть ещё сильнее.
   Мама сейчас в кабинете директора. Сегодня она надела свои парадные брюки со стрелками. Не то чтобы она часто их надевает - только на похороны.
   Никогда раньше не задерживался в школе так долго. На лестничном проходе перила таят от солнечного света.
   К этому времени я уже должен быть в пучине веселья.
   К этому времени мать должна быть на работе.
   Сегодня всё наперекосяк.
   Я совсем не жалуюсь на происходящее. Ведь в случае чего, во сне мне предложили помощь. Интересовались уровнем довольства. Спрашивали: где та грань, за которой начинается нытьё.
   Если что, заявили мне, сообщи, я помогу. Когда станет совсем скучно.
   Но меня всё устраивает.
   Кроме одного.
   Остаётся чуть больше месяца до экзаменов.
   Сейчас самое время, чтобы вылететь из школы.
   На самом деле нет. Слишком мало аргументов в пользу отчисления. Оправдание есть. Оно донесено до нужных ушей. Думаю, шансы выйти сухим из воды - сто процентов. Просто тут нет воды.
   Сарказм - лекарство на все случаи жизни.
   Не на все.
   Дело обойдётся куда проще, чем может показаться. Но не легче.
   Сейчас она выйдет, и мы молча прошагаем до выхода. Снаружи она посоветует изучить словарь на наличие понятия "безответственность". Все аргументы разобьются о стену родительского непонимания, хотя я только пытался защитить честь сестры. Дома сестрёнка пошлёт меня на занятия группового секса с мужчинами. Отец по телефону скажет, что не того он от меня ожидал. И всё это при условии, если меня не убьёт Марти по пути от школы до дома.
   Мне срочно нужен тот, кто скажет, что делать добро - это хорошо. Самое безотлагательное дело на данный момент - уничтожить одного из таких ублюдков.
   На телефон приходит сообщение от Киры.
   Кира - идеальный для этого вариант.
   Не знаю почему, но мне ужасно хочется вмазать ей за её правильность. За безосновательную веру в лучшее. За её постоянную улыбку.
   Хотя...
   Нет, улыбка у неё чудесная.
   Но за всё остальное непременно нужно!
   С другой стороны, будь она рядом, возможно могла бы даже помочь сейчас. Заболтала бы своими глупостями про добро, счастье, ванильные облака. А потом спросила бы, сколько раз мы переспали с Дашей.
   Чисто ради интереса.
   Чёрт, это в её стиле.
   Не то чтобы я влюбился, но нельзя слишком много думать о посторонней девушке, когда у тебя есть собственная.
   В связи с тем, что Кира у нас в классе самая ответственная, её очень волнует жизнь нашего коллектива. Поэтому сейчас она заваливает меня тоннами вопросов на мобильный.
   Нет, это вовсе не потому, что мы с ней очень славно общаемся. Не потому, что наши компании довольно часто соприкасаются в своей аналогичности. И уж точно не потому, что наши компании - это одна единая большая компания с маленькими подкомпаниями.
   Просто её очень волнует жизнь класса.
   И мы совсем не друзья.
   Отвечаю в её стиле: убеждаю, что всё у меня будет хорошо. С каждым сообщением она прибавляет в волнении. Пытается веселить глупой лестью - "кто же будет защищать меня, если ты уйдёшь...".
   Наконец о себе даёт знать Даша - любовь моя.
   Избранница.
   Не то чтобы я имел какой-то выбор, чтобы называть её избранницей, но зато я имел её: бюст - 92, талия - 63, бёдра - 92. Рост - 176-177. Всё на столько неправдоподобно, что я восторгаюсь этим каждый раз, когда встречаюсь с ней снова.
   Нос прямой, снизу чуть подогнута перегородка; ноздри расширены. Глаза сужены в обе стороны. Улыбка заурядного аниме производства. Волосы русые, волняться к краям, длинна колеблется от груди до таза. Кожный покров лица в меру нежен, при касании ощущение, будто пудра - есть мнение, что это на самом деле пудра. Ноги длинные, почти идеально стройные. Пальцы рук не забиты жиром. Волосы на теле удаляются раз в две недели.
   Заказываю булочку в столовой, работница говорит, что они закрыты. Не то чтобы я тупой, но, обычно, закрыты, это когда двери не нараспашку.
   После выхода матери из кабинета, всё происходит так, как я загадываю за пару минут до этого. За исключением отца, который поощряет бескорыстное стремление защитить честь семьи.
   Дома мать жалеет дочь за то, что той якобы ужасно досталось, а её любимого сейчас обхаживают толстые медсёстры в заведении, где последние года три не удосуживались провести косметические реформы интерьера.
   Всем как бы плевать на то, что моя сестра теперь шлюха.
   Семье. Маме, папе, бабушке, дедушке, другой бабушке, другому дедушке. Родственникам - просто те не особо лезут в наши дела, поэтому ничего не знают.
   Да и бабушки с дедушками ни черта ещё не знают.
   Но всё равно всем безразлично.
   Незнание проблемы не освобождает от наказания за безучастность.
   То есть, раньше всё было как в комедии. Я шутил по этому поводу, но никогда не придерживал злого умысла в своих шутках. А сейчас всё взаправду. Теперь не только я называю её так, нынче все мы отлично осведомлены в солидарности района. Только район действует на полном серьёзе в отличие от моих дурацких шуточек.
   Унижение второе.
   Марти бьёт меня по печени, почке, хребту, ногой в живот, ногой в лежачего. Я думаю: "слава богу, лицо не задел". Дополняю думы: "хорошо, значит завтра можно будет снять очередной эпизод".
   Это не тот момент, когда нужно дать ответ. Я балансирую на тонкой грани добра - единогласия со школьными "отбросами" - и зла - дружбы с Марти. Поэтому, теряя равновесие, заваливаясь на одну из сторон, всегда получаю сопутствующий провалу результат. Ситуация самая что ни на есть привычная. Кроме, разве что, того, что Марти впервые меня избивает.
   Спустя бесконечные полминуты он проявляет заботу и протягивает руку.
   Он информирует:
   - Мы в расчёте.
   Я бы так не сказал, поэтому я так не говорю.
   Трава на школьном поле спасает от серьёзной грязи. Руки помогают доделать уборку на штанах. Зауженные чинос цвета слоновой кости не так хорошо маскируют песчаные пятна, как хотелось бы на самом деле.
   Хватит унижений на сегодня.
   Вечером гуляем по аллее. Нас тут не меньше пятнадцати. У меня не хватает сил, чтобы провести более точный подсчёт.
   Главная тема этой сумеречной прогулки - драка.
   Не то чтобы я хвастун, но бахвальство так и прёт из меня.
   Говорю, что своих родных в обиду не дам. Жалуюсь на их неблагодарность. Упоминаю о верной оценке отца. Целую пристающую ко мне Дашу. Марти пытается устроить спарринг с кем удастся. Толстый спрашивает о готовности сценария.
   - Всё почти готово.
   Ничего не готово.
   Немного недовольства изливается в ответ:
   - Не забудь, пожалуйста!
   Дело такое. Однажды случается, что я чувствую себя одиноким, разбитым, использованным. Это происходит примерно чуть меньше пары лет назад. В бесконечной неисчерпаемости постоянных кликов по пабликам немаловажной социальной сети довожу до своего сведения информацию о возможности вступить в анонимный контакт с человеком.
   Ни имён
   Ни лиц.
   Ничего.
   После смерти сотни тысяч нейронов нахожу собеседника, способного идти на взаимопонимание. Веду себя вежливо, советую второму участнику переговоров отвечать более развёрнуто. Через десять минут завязывается спор. Не я давит вопросами, я защищаюсь аргументами. Через тридцать - мне оглашается вердикт: "ты не привёл ни одного аргумента". Пытаюсь напомнить о том, что их было множество. Заостряю внимание на факте, гласящем, что именно второе лицо диалога ничем не подтвердило свою правоту, постоянно засоряя экран вопросами.
   Несмотря на то, что человек с противоположной стороны монитора невероятно бесит, начинаю сбавлять напор, признавая некоторые свои ошибки. Вердикт номер два: "но ведь ты и вправду не привёл ни одного аргумента".
   Предлагаю завершить спор. Предложение уходит во вселенское никуда. Во рту начинает формироваться пена, стул нагревается от возмущённости.
   Наплевав на то, что собеседник продолжает пороть своё мнение, сообщаю о положительном отношении к произошедшему опыту общения. Доброжелательно предлагаю завершить на том.
   Ему всё ещё плевать.
   Я, как бы, учусь быть вежливым, чтобы люди учились у меня. Чтобы, в конце концов, все мы стали вежливыми.
   В итоге, выплюнув всё, что нужно, оно советует почитать правильных книжек, и отключается, не дав нормально попрощаться.
   Так я окончательно решаю ввязаться в жёсткую игру ненавистного мне соперничества. На просторах интернета.
   Купив камеру, я говорю людям, что они тупые. Основываясь на той самой переписке, стараюсь донести до них, что не помешало бы стереть своё самомнение в порошок, если ты безмозглый школьник.
   Зрители не рады заявленному.
   Но куда сильнее смотрящих задевает очернение старшего поколения.
   При записи, из моих уст выходят такие невежества:
   - Если это дряхлое существо ничем не лучше меня, то какое право оно имеет на поучения?
   Вспоминая своего деда, отдавая ему должное за труд на благо своей семьи, страны, человечества, я отнюдь не разделяю ту позицию, которой он придерживался во время воспитания меня и моего отца. Не отрицая собственных наглости и вины, обвиняю именно его за подобное моё отношение к старикам и людям вообще.
   Вопрос, должен ли маленький ребёнок извиняться за свои слёзы перед взрослым, который эти слёзы и вызвал же собственной мерзостью, невоспитанностью и прочей гнилью, мучает меня до той поры, пока я не начинаю выдавать белое за белое, обливая грязью всех тварей, что заслуженно поимели на это право.
   Таким образом, в первый год пребывания на просторах видеохостингов я ищу повод, чтобы в очередной раз запятнать чистоту любого из поколений. При этом вся критика строится на консервативности каждого отдельно взятого возрастного слоя. Если в Советском Союзе не было пошлости, осуждаю пошлость того, кто в нём жил. Тогда как своих современников обвинить в подобном не считаю честным.
   Сперва людям это не нравится, затем они прикидываются, будто речь не о них. Чуть позже - уже смеются над самими собой, думая, словно говорится о ком-то другом.
   На протяжении года мы, я с Толстым, не делаем чего-то великого. Не изобретаем свою идею. Даже не даём критику, и не показываем настоящее мнение народа. Мы просто пытаемся напомнить о своём существовании за счёт всем известного геморроя.
   При возможности, чтобы не нарваться на злобную очевидность, стараюсь раз в два выпуска напоминать людям о том, что я бездарность, а всё моё шоу полнейший вздор. Треть думает, будто я шучу. Оставшаяся часть смотрит именно по причине необоснованности существования проекта.
   Однажды, сидя на лавочке всё той же аллеи, говорю Толстому:
   - Люди не хотят учиться. Они не планируют слушать что-то нудно-заумное. Им не нужны советы - вместо этого они ищут побольше сопливых цитат из каких-нибудь умных книг, чтобы потом просто залепить их в статусе вместе с указанием имени автора.
   Смотрите, я, типа, прочёл что-то стоящее.
   Нет.
   Убедительно жестикулируя руками, объясняю ему:
   - Мы не будем менять формат шоу. Их позиция совпадает с моей, и только поэтому мы на плаву. Им нравится верить в бред, что, если мы думаем одинаково, значит я оскверняю не их, а тех, кто им не по душе.
   Подвожу итог:
   - Как только мы начнём стараться, нас перестанут смотреть. Сейчас они верят в то, что, ничего не делая, как я, можно стать знаменитым. Но когда мы начнём стараться, им станет неинтересно, ведь мы обозначим простое правило: хочешь чего-то добиться, нужно трудиться.
   В итоге первый год наливает мне целых восемьсот сотен подписчиков. Цифра баснословная, но всё же реальна. Происходящее позволяет выйти на уровень выше, и я начинаю - нет, не снимать тупые вызовы, резко втискивающиеся в моду интернет-видео сообщества - задумываться о будущем.
   Чуть меньше полугода назад, шагая по осеннему тротуару вместе с Толстым и Марти, стараясь умерить пыл самого дерзкого из нас, вдруг слышу шедевральную мысль Толстого:
   - Если ты так любишь всех бить, то почему бы не начать зарабатывать на этом?
   Он думает о боксе, да и вообще любых видах боевых искусств. Советует Марти заняться делом, способствующем выпуску пара.
   Я думаю о том, чтобы выйти за рамки дозволенного.
   Тут же реагирую:
   - Нужно начать снимать то, как ты разрушаешь всё, что нарушает закон.
   Схватив толстого за плечи, потряхивая его, сообщаю о его гениальности.
   Такое временное помутнение.
   В данный момент Марти на спор клеится к двум красоткам, что через лавку от нас. На них чёрные обтягивающие, короткие платья, с наименьшими потерями в идентичности. Чёрные колготки, чёрные волосы, чёрные ботильоны на одной, чёрные босоножки с каблуком на другой. А также они прихватили с собой неплохие фигуры.
   Чёрные.
   Шутка.
   Кто-то говорит, ставка на то, что у него ничего не выйдет, доросла до отметки в тысячу сто рублей. Не то чтобы я нуждаюсь в деньгах, но лишними они никогда не бывают. Лишней не бывает и поддержка друга. Недовольство обществом, резонирующее в амплитуде от простых слов до психического расстройства, оно, конечно, плохо, но даже друг с таким букетом - друг.
   Зная удачливость Марти в подобных делах, решаю воспользоваться своей популярностью. Хочу предложить им автограф в обмен на то, что одна из них уйдёт с моим другом на прогулку.
   Подхожу к девушкам. Наблюдаю за тем, как одна из них целует неадекватного типа рядом. Осознаю ошибку. В итоге сижу на прежнем месте, пытаясь заглушить стыд, возникший от такой самоуверенности.
  
   Я написал трём шкурам. И все меня проигнорировали. Эдакая мотивация. Они как бы подразумевают: иди пиши свою книжонку, а не болтайся интернете. Сообщишь, когда сможешь на этом заработать. Возможно, проблема в том, что я пишу не девушкам, а шкурам. Либо проблема в девушках, которые стали шкурами.
   Сегодня Кира решила перестать стремиться к славе. "Я не бросаю читателей - тех, кому это может быть интересно; но вот... у меня внезапно пропало всякое желание набрать побольше просмотров. Написала это, наверное, для себя лично, чтобы уже точно не было пути назад - когда я вдруг, не дай бог, начну звездиться, у вас будет подготовлен отличный повод пристыдить меня моими же словами". Поздновато уже. Поздно стыдить, потому что звездиться она начала с самого детского сада. Как только вокруг неё появились люди, она начала выпендриваться.
   Хочу сообщить, что скоро наши ребята станут взрослыми. Выйдут из школы и вступят в глобальную жизнь. Никто не рассказывал им, что ничего не изменится. Детей всегда кормили сказками об ответственности, но вместо этого они получат только пять лет, выкинутые в мусорное ведро. Диплом для того, чтобы мама была довольна. И только потом у них будет шанс слить своё блестящее будущее. В честь этого Кира устраивает вечеринку на даче.
   Из-за чего всё началось? Девочку бросил парень. Хорошо. Не будем так сильно унижать нашу королеву. Она бросила парня. Поэтому недостаток внимания всплыл крайне вовремя. Для его устранения Кире пришлось собрать кучу народу.
   "Уезжая, они со всей своей родительской уверенностью полагали, что я не соскучусь со своим любимым. Никому ведь и в голову не могло прийти, что я могу расстаться с прекрасным, полюбившимся всем родственникам принцем. Моя первая, любовь, длившаяся целых три года... и вот, теперь она исчезает так неожиданно. Сколько планов настроили родители, сколько всего хорошего наговорили о нём разные родственники, да и я сама верила в чудо - ещё чуть-чуть и можно было играть свадьбу. Всё было как в сказке.
   А теперь, после последней строчки милой девичьей истории, я открываю то, о чём никогда не напишут до финального поцелуя - странное чувство неизбежности произошедшего, отсутствие хотя бы малюсеньких предпосылок к ночам без сна и рыданиям в подушку. Мне просто грустно: четвёртый вечер подряд я провожу в тоске, изредка сменяя её (я бы даже сказала - скуку) на разговор с подругами в сети. Ещё немножечко опробовала себя в искусстве. Только не ругайте сильно.
  

Любовь ушла - её, быть может, не было совсем,

Но я устала ждать ответа.

Она хозяина достойнее нашла - так будет проще всем,

А я согреюсь в нежной ласке лета.

   В общем, всё, что я сохранила от наших отношений - только скорбь по трём годам, потраченным впустую".
   Немного о любви. Раз уж изначально история глобально пошла в сторону отношений, нельзя просто закрыть глаза на эту тему. Не бойся, сказка не закончится одними соплями. У нас подготовлено много неожиданных событий. Но как же без любви в художественной сфере? Теперь придется высказаться.
   Первая любовь. Знаешь, что наша героиня подразумевает под понятием первая любовь? Нет. Ни хрена не первые отношения. Она имеет в виду, что первая любовь - это когда ты встречаешься с человеком больше полугода. По сути это гениально. А ты чего хочешь? Будешь говорить, типа твоя первая любовь принесла тебе до хрена счастья. Мне она принесла только короткий отсос. Не будем распространяться, кто виноват в скоротечности этого процесса.
   Хорошо, сделаем скидку на тех, кому повезло, и они протянули больше нескольких месяцев. Припомним того, кто до сих пор испытывает свои первые отношения. И успешно забудем о них всех. Потому что у нас совсем другая ситуация. Три года, имитирующие твою жизнь. Так же бесполезно выкинутые на свалку.
   Почему Кира рассталась с парнем своей мечты никто не знает. Кроме них двоих. А возможно, они и сами не в курсе. Почему так? Ты в курсе, почему твой старый знакомый потерял нормальную сексуальную ориентацию? Вот и не спрашивай про отношения Киры. Мы не обсуждаем её жизнь до данного момента. Не задеваем бесполезную информацию. Её разлука с любимым никак не продвинет сюжет. И если этих объяснений тебе мало, отвали. Я не буду ничего больше объяснять. Важно только то, что теперь она переключилась на ГГ. Чтобы восполнить утрату.
   Читай блог:
   "Очевидным будет предположение, что такие, похожие на влюблённость эмоции могут быть связанны с нашими хорошими дружескими отношениями. Возможно, это просто детская привязанность, начавшаяся ещё с садика, в которой теперь трудно разобраться. И очень сложно смириться с тем, что вскоре мы просто перестанем общаться из-за различия миров, с которыми каждому из нас придётся столкнуться. Поэтому единственным, на мой раздутый, эмоциональный, девичий взгляд, выходом остаётся - думать о том, чтобы стать парой.
   Только не начинайте потом писать, что про расставание - это какая-то глупость. Не говорите мне, что можно спокойно продолжать общаться и после школы. Нет. Нельзя. Парень и девушка просто не могут быть друзьями. Пока мы однокашники, одноклассники мы в силах держаться рядом, но, когда мы не связаны тоненькой ниточкой социальности, мы никто друг для друга. Мы можем быть девушкой его хорошего друга, либо он будет парнем нашей лучшей подруги, но в остальных случаях мы уже мимолётное воспоминание друг для друга. И осознание этого меня угнетает...
   Самое ужасное, что я совсем ничего не делаю, чтобы предотвратить неизбежное. Даже не так - ужасно то, что он не делает ничего. Наверняка, он даже не задумывается об этом - просто верит в глупость про дружбу после выпускного. Для них, парней, всё просто: у них словно нет никаких чувств, они отпускают их на прогулку и даже не волнуются о том, что эти чувства могут покусать кого-нибудь из-за того, что кто-то не удосужился надеть ошейник и не повёл их гулять на поводке.
   Простите, если сегодня было слишком эмоционально. Очень надеюсь, что хоть кто-нибудь меня поймёт".
   Как красиво льёт. Аж плакать хочется. Найти себе девочку и болтать с ней о чувствах. Только не говори, что думаешь, якобы я про ребёнка. Девочку - значит милую девушку!
   Что можно написать в завершении. Вечеринка удалась. Почему, узнаешь позже. И не спорь. Мне лучше известно. Можно конечно поспорить, для кого удалась, а для кого нет. Но мы не будем этого делать. Потому что я в курсе, чем закончится история с вечеринкой. Моя проблема в том, что я знаю всё немного наперёд. Радуйся, что ты не в курсе, чем закончится твоя история. Радуйся, что не знаешь, чем закончится эта история. Это пока что. Пока что тебе везёт. Ты просто не представляешь, как скучно жить с персонажами, судьба которых тебе известна. Пускай и не на много. А мы ещё хотим научиться заглядывать в будущее. Не идиоты ли? Я бы вздёрнулся сразу после того, как увидел бы свою судьбу. Посмотрел и хватит. Серьёзно, ради этого ведь и живём.
  
   3
  
   Монитор перед лицом. Заурядный юмор перед глазами. Поднадоевшие сообщения фанатов в голове. Добродушные ответы на них - никогда не будут рождены.
   Возможно.
   Только если чуть-чуть позже.
   На самом-то деле я люблю поддерживать диалог с тем, кто разделяет мою позицию. Все любят. Был бы ещё подходящий фильтр.
   Программа, распределяющая всё по полочкам.
   Не открывай это сообщение. Быть может, заинтересует. Так-то дело пишет. Забудь про то, что у тебя сейчас порвётся аппендикс - тут просто оригинальнейший собеседник!
   Лет через пятьдесят всё так и будет. А через сто мы станем жирными уродцами, летающими в креслах, прямо как в "Валли". Чем дальше - тем ленивее. Каждый раз отсеивается что-то ненужное. Безоружную охоту сменяют копья. Память идёт в расход после создания бумажных аналогов. Легенды превращаются в книги. Написанные истории становятся видеорядом. Сходить до почтового ящика - ткните курсором в нужное место. Апогей окажется просто шедеврален - ребёнок рождается мёртвым. Пожил в утробе и хватит.
   Праздность высшего уровня.
   Господи, инопланетяне, вселенная - только не подумайте, что я жалуюсь.
   Посиделка первая.
   Мы тут с Марти. В моей комнате. Готовимся сделать нечто гадкое и возмутительное. Такое, что выходит за грань человечности - собираемся не снимать следующий эпизод моего шоу.
   Помидоры летят в лицо.
   Перец падает под ноги.
   Огурцы желают вонзиться в незащищённые места.
   Готовьте тарелку, потому что скоро мы нарежем салат.
   У нас есть веская причина. Мы со стопроцентной вероятностью допускаем возможность принять приглашение на сегодняшнюю тусовку. Тем более, как мне кажется, нам удастся состряпать выпуск за следующие полдня.
   Нет.
   Всё из-за того, что придется потратить оставшееся время на Дашу. Отметить почти что годовщину свадьбы.
   Только без единого года.
   И без свадьбы.
   Если честно, не снимать намереваюсь только я. Марти, со словами "забей, всё будет нормально", просто-напросто вводит меня в основы сего начинания. Сам он не имел границ в своём - нашем, вообще-то, - проекте. Когда тот ещё существовал. Ни границ периодичности выкладываемого материала, ни границ дозволенного.
   То есть, на самом деле имел.
   Но не имел.
   Это две стороны медали. Либо ты быдло, которое запросто воспринимает насилие над границами, либо - интеллигент, способный понять, что слово "имеет" необходимо использовать только в исходном своём значении, не подразумевая похабных отступлений.
   Всё те же полгода назад, когда я хватаю Толстого за плечи и выплёвываю на него два слова, которых вполне достаточно, чтобы охарактеризовать произнесённое, как самый лестный вздор за всю нашу дружбу, я тут же говорю Марти:
   - Сегодня же создам тебе канал.
   А потом что?
   - А потом ты продолжишь заниматься своим любимым делом. Просто немножко попозируешь между... делом.
   Минутка ораторства отвлекает от скудности моего словарного запаса:
   - Пока "СтопХам" прославляет культурную составляющую нашей молодёжи, мы проявим настоящее мнение малолетних социопатов. Пока они сюсюкают с водителями, мы сможем обойтись без болтовни. Раз так любят поговорить - поговорим с ними сами. Но сначала арматурой расхреначим все неправильно припаркованные машины в районе.
   Не в своём, конечно.
   А то вычислят.
   Поймают. Повяжут. Денег не заработаем. Фильм не сниму...
   В итоге, через неделю Марти с трудом обвязывает рот банданой. Через две он уже осваивается и производит ритуал куда быстрее. Через три не первый снег проводит разведку боем. Через три недели и два дня он исчезает. Через три недели и четыре дня появляются сугробы. Через четыре недели мы, наконец, заливаем полный бак храбрости и спешим на первое дело.
   Время - 21:43. Местоположение - где-то около центрального района. Цель - "плевать на всех: паркуюсь, где хочу". Способ доставки - "скоро купим машину, а пока что только такси". Орудие правосудия - конститу... кхе-кхе, законода... а-апчхи. Кусок водопроводной трубы. Порядок правосудия - провести слушание в пор.... Расфигачить лобовое стекло тем концом, на котором остались некоторые признаки смесителя.
   А затем капот.
   Проколоть резину.
   Никаких краж.
   Добро пожаловать в проект "Разгром".
   Предусмотрительный план в действии. Мы готовились к этому четыре недели, и, если что-то пойдёт не так, в этом нет нашей вины.
   Моей.
   Концепция исключительно моя.
   Я, как бы, всегда примеряю роль мозга, Марти - роль рук, а Толстый - глаза. Не то чтобы я пересмотрел заурядных фильмов про стереотипные мужские компании, но во время наших объективных разбирательств с автотранспортом мне кажется - и это невероятно бесит, - что мы очень похожи на ребят из "Похмелья", "13-ти друзей Оушена", "Ограбления по-итальянски", "Какие-то подростки, что поехали на праздник и встретили на нём Кармен Электру".
   Мы похожи на любую компанию, состоящую из мужского пола, в мире.
   В эту чарующую, немного прохладную ночь, шины автомобилей, стоящих не на том куске асфальта, лишаются права носить воздух. Затем мы пресекаем дальнейшие действия, связанные с процессом, и задумываемся, как бы быстро обработать кузова этих машин разом. Чтобы успеть сбежать, пока хозяева не отреагируют на гудки, свист и прочую какофонию, которую обычно называют сигнализацией.
   Всем плевать, что сейчас какой-нибудь козёл выйдет покурить и увидит, как возле его класса "S" ошиваются три школьника, решившие отремонтировать водопровод.
   Ну, конечно, у него ведь очки ночного видения.
   И вот мы стоим.
   Думаем. Чистим место на карте памяти, потому что кто-то не удосужился сделать это заранее. Дышим сигаретным дымом. Делаем вид, будто я режиссёр, который выбирает правильную позицию для съёмки. Пытаемся оживить мёртвое освещение.
   Но по большей части просто думаем. Необходимые машины расставлены в ряд. Зачем думаем - чтобы всё предусмотреть. Сработавшая сигнализация на первой будет как свисток к стометровке или тысячеметровке или тритысячиметровке.
   И нет, дело вовсе не в моём плане. Уж точно всё не из-за того, что вместо создания продуманной последовательности действий, я сидел, побрякивая на гитаре. Показывал свою постель моей новой девушке. Оценивал её постель. Вычислял разность качества двух постелей. Потратил вечера на прогулки с кучкой друзей. Потом с другой кучкой друзей. Поучился. Подготовил вместе с Кирой песню на выпускной. Обсудил концепцию выпускного вальса вместе с классом.
   Тут уж стопроцентно дело не в том, что сценарий был написан в такси, во время поездки к месту назначения.
   Мысленно.
   Марти учреждает вмятину на капоте первой машины, тогда как Толстый чуть не роняет камеру с перепугу.
   И от неожиданности тоже.
   Дальше дверь. Общая картина кузова нарушает свои привычные очертания.
   Средство видеосъёмки плавно переплывает в мои руки, а мы резко меняем дислокацию, так как район начинает просыпаться от чарующих звуков автомобильной серенады. Смена позиции превращается в побег, когда зрение минус один не подводит при виде синих проблесковых маячков, запускающих дискотеку.
   Принесите диджейский пульт. Нам не хватает только нормальной музыки.
   Через двадцать минут мы во дворе, в котором ни разу не были. За нами погоня. За нами выслали наряд.
   Наверняка.
   Через двадцать минут тридцать секунд мы перестаём придаваться незабвенному отдыху, и следуем, куда глаза глядят.
   По пути успеваем поссориться. Все негодуют от того, будто я, видите ли, в чём-то виноват.
   Обещаю им, что за жалобы никто кроме меня не получит прибыль от просмотров. Они не верят в просмотры. Парни говорят так, но не думают - просто сейчас есть дела поважнее. Когда мечтаешь о загородном доме, но средств не хватает даже на городской, приходится жертвовать отдалёнными приоритетами, селясь в общежитии. Так и Марти с Толстым приемлют спасение от заключения, взамен на отсутствие денег, которых и так не будет, если они не избегут ареста.
   Препятствуя продолжению забега, с уверенностью заявляю, что никто не будет искать нас так далеко. По крайне мере, во дворах.
   Толстый почти кричит:
   - Вызывай! Вызывай это долбаное такси! Быстрее!
   Пытаюсь растолковать ему, что вариант не ахти какой, ведь на улицах могут кататься патрули. Вероятнее всего, они будут проверять машины.
   - А если увидят такси, то тут же скрутят всех, кто на пассажирском.
   Не то чтобы наша полиция работает как швейцарские часы, но риск - дело совсем неоправданное. Плевать, что ещё совсем недавно мы раздолбали кучу машин. Тут совсем другая ситуация.
   - Идём пешком, - говорю я.
   Не проронив ни слова, Марти начинает путешествие, даже не дожидаясь нас.
   Толстый предоставляет моему вниманию очередную жалобу. Ему не нравится, что идти не меньше десяти километров.
   Откуда-то издалека доносится голос Марти:
   - Ещё один писк, и я тебя сам отведу к мусорам.
   Он как бы шутит:
   - Умей принимать последствия от борьбы за правое дело.
   Я как бы думаю: "шесть миллионов просмотров - такие последствия я приму".
   Через пять километров мы устраиваем привал и оцениваем существующий материал.
   Марти информирует нас о некоторых своих познаниях в области законодательства:
   - Его могут заблокировать, наверное.
   Я думаю, что это проблема.
   Миновав ещё пять тысяч метров, достоинства и недостатки видео познаются у меня дома. Спустя семь минут, как мы оказываемся в моей комнате, просыпается мама и говорит то, чего редко можно ожидать от человек её характера. Плюс три минуты, и мы унимаем ничтожное негодование существа, делившего со мной утробу матери. Когда часы на компьютере показывают 00:13, мы вчетвером являемся лучшей компанией в мире, весело проводящей время за просмотром частного видео.
   Ненадолго оно частное.
  
   Давно меня не было? Да ладно? Пару страниц назад? Как по мне, так пару дней назад. У нас с тобой разные понятия о времени.
   Запарился тут над одним вопросом. Хочу поговорить с тобой. Вы, люди, слишком высокомерны. Не думай, что себя я не отношу к людям. Я тоже такой же. Но, ёп вашу мать! Кому чего не скажи в сети, все что-то гнут. Скоро пальцы сломаются. У вас там что? Олимпийские игры по гимнастике на кистях? Не знаю, может чего-то поменялось. Я не общался с людьми довольно продолжительное время. Были причины. Но, чёрт возьми, вы правда всегда были такими?
   Я тот ещё ублюдок. Самодовольный тип. Ненавистник общества. Но знаешь какая у меня мечта? Нет, не написать книгу и сделать на этом состояние. Я хочу общаться с людьми. Как можно больше людей в копилку. Это ведь самое ценное, что у нас есть. Самое важное на земле. Забей на успех в карьере. Забудь обо всём физическом. Что ты станешь делать, когда всё сломается? Что ты будешь зарабатывать? Какой, на хрен, бизнес ты собираешься строить? Когда привычный мир разрушится, можешь запихать в задницу все свои сбережения. Всю свою надменность размолоти в порошок и занюхай через трубочку. У меня другие планы. Я планирую иметь кучу друзей, когда наступит писец. Я просто хочу отдавать людям добро. Получать от людей добро. Не материальное, а... Извини, не знаю, что тут написать. Духовное не подходит. У меня конфликтная ситуация с некоторыми понятиями. В общем, ты понимаешь, о чём я. О - общение.
   Это банальная мечта - общаться с людьми. То есть, очень простая. Что сложного в том, чтобы взять и заобщаться с кем-нибудь? На деле - много всего. Люди зациклены на себе. Как было бы прекрасно, если бы можно было подойти к человеку на улице, спросить как у него дела и не получить недоумевающий взгляд в ответ. Ты только подумай: нас семь миллиардов. А мы все увлечены тем, что пытаемся чего-то добиться. Мы самый коммуникабельный вид на земле, который забил на это хрен. Вместо того, чтобы подружиться, мы берём и воюем за чью-то инициативу. Чем больше разумности даётся виду, тем больше возможностей её потерять.
   Хочу кое в чём признаться тебе. К чему я вообще это всё? Кира - меня бесят такие. Но когда-то я был влюблён в её прототип. Ничего не могу с собой поделать. Эй, я же не ГГ, чтобы думать иначе. Прости, но у нас с ним разные взгляды на женщин.
   Погоди. Мне нужно выдохнуть. Расслабиться... Фух. А теперь к сути. Сегодня писал Кире. Решил пообщаться со своим героем. С девушкой, которая сидит у меня в голове. В прямом смысле - сидит, у меня, в голове. Не образно выражаясь. Как какая-то мечта подростка... И, в общем, я написал ей. Типа, у тебя отличный блог. Продолжай дальше. Думаю, тебя ждёт успех. Ты очень клёвая. У неё там был пост про ГГ. Она вспоминала детство. Потом юность. И старость. Старостью мы называем настоящее время. Ещё она рассказала немного о себе: "Ребята в художественной школе сегодня как всегда спасли меня от печали. Да, я хожу в школу рисования уже целых три года. До этого была художественная гимнастика - с семи до тринадцати лет, - затем уроки эстрадного вокала - с двенадцати до шестнадцати, - сейчас вот изобразительное искусство. Многовато для одного человека, мне кажется. Я уже молчу про двухмесячную лепку из глины, год танцев. Даже курсы кройки и шитья. Думается мне, что всё это - явный признак того, что ребёнок обязан вырасти в сияющего привлекательностью взрослого. Ну правда... Я вот никогда не встречала человека неприятной внешности, если у него такой большой список развивающей ерунды за спиной".
   В итоге она послала меня. Своего создателя. Серьёзно, девочка? Что уж тогда говорить про твоего любимого отца, если ты посылаешь того, кто создал твой мир. Долбаное лицемерие. Весь мир фальшивка. Этот мир. В котором живём мы с тобой. Даже мой мир чище. Просто потому что я могу его очистить. А с нашим уже ничего не поделаешь. Война. Ядерная зима. Это у нас список решал.
   Признаю. Мы умудрились поссориться. Но сколько советов я от неё наслушался. Почему нельзя быть проще? Некоторых людей необходимо пропустить через мясорубку, чтобы они стали проще. Нет, вовсе не в садистских целях. Ведь так они станут добрее. А чем злиться и мешать обществу, если от тебя осталась куча мяса? Хрен поспоришь. Так-то.
   Немного новостей. ГГ решил позвать Киру на одну из главных ролей своего фильма. Если ты вдруг что-то пропустил, или пропустила, то мечта ГГ - снять фильм. Стать режиссёром, если смотреть глобально. Он заработал неплохую сумму, чтобы устроить капитальные съёмки. Я бы сказал, что ему хватит на актёров российского масштаба. Тех, которые крутятся на большом экране. Но он выбрал Киру. Потому что на вечеринке кое-что произошло. Что-то, что может изменить ни хрена. Узнаешь всё позже.
   А теперь поговорим о моих проблемах. У меня депрессия. Я хочу напиться. Я хочу девушку. В последнее время начал страдать по своей бывшей. Поэтому рассказ ненадолго вводит нас в сопливые будни подростков. Прости за испорченное чтение. Зачем я извиняюсь, собственно говоря. Тебе что, не было понятно, что в любой истории о подростках должны быть любовные страдания? Мы не понимаем друг друга? Тогда нам не о чем говорить. Переписываться. Или что мы там делаем.
   Всё выглядит так, будто я решил вести свой дневник. Давай забьём на историю и просто зальём весь текст мемуарами. Идея-то хорошая. Только кому оно надо? Кто будет читать биографию подростка, не достигшего ничего?
  
   4
  
   Посиделка вторая.
   Мы у Киры. Пришли пару минут назад. Два толстяка, Марти, я. Толстый затерялся где-то в доме, вместе со своим возмущением от неотснятого эпизода.
   Болтаясь туда-сюда, три девушки делают вид, что заняты важным делом. Они готовят грандиозный вечер. Они, типа, со стороны Киры - помогают ей уважить всех потенциальных гостей.
   Сейчас мы сидим на угловой лавочке, смотрим на чуть потускневшее небо. Созерцаю только я, остальным вообще плевать. Они не ценят тех секунд, когда можно поймать мнимую паузу во временном потоке. Насладиться видом. Принять свою ничтожность на фоне вселенной. Постигнуть относительное величие перед муравьём.
   Я говорю:
   - Конечно, я её люблю.
   У нас тут сугубо мужская компания. Поэтому мы заливаем в себя газировку, каждый раз, когда мимо проходит девушка.
   Чтобы помолчать.
   Вздрагивая от внезапно-резкого появления Киры, приклоняем внимание перед её обвинениями в лености. А также удостаиваемся чести быть приглашенными для добровольной помощи в приготовлении... бутербродов, например.
   Наверное.
   На большее у меня просто не хватает фантазии. Я, как бы, категорически не понимаю, что ещё можно готовить для пьянки. Оказывается, внутри дома ещё и курица запекается в духовке, овощи нарезаются на дощечке, суши заказываются по телефону, картошка на шестом кругу ада по Данте.
   Стоя посреди типичной для частного дома кухни, которая почти неотъемлемая часть безграничной гостиной, Марти излагает величайшую мудрость:
   - Ой, да вы серьёзно, я сюда побухать пришёл. Завязывайте с этой хернёй. - Определив местоположение холодильника, он вырывает из него трёхлитровую бутыль пива, что мы принесли с собой, а затем гордо шагает наружу. После его ухода в комнате остаёмся мы и ещё пара одобрительных слов в свою сторону от Марти: - Вот это другое дело.
   Повернувшись к толстяку, говорю:
   - Я люблю её, но не моя вина, что мне нечего ей подарить. Просто у неё уже всё есть.
   Открывая замаринованный не нами - купленный нами сегодня - шашлык, Кира штампует заплесневелый совет:
   - Может просто стоит сделать что-то своими руками? Мы же не из-за денег вас любим.
   Вокруг творится действительность предпраздничной суматошности. Все чем-то заняты: даже второй толстяк из двух, личность неоднозначная, умудряется выдирать отдельные элементы блюд из рук поваров. Нехватка ножей отражается в постоянном кочевании единственного заточенного среди всех имеющихся на кухне.
   - Очень мило, когда тебе дарят серебряную безделушку. Это значит, что ради тебя мальчик готов если не на всё, то на многое. Особенно, если у него совсем нет денег. - Она улыбается, а затем говорит: - Но самое главное - это поступки. Не будь вы готовы на серьёзные шаги, то и интереса к вам никакого не возникало бы. - Поставляя продукты из холодильника на стол, она заявляет: - Всё же очень просто - чем ты смелее, тем больше шансов у тебя стать богатым. - Делая вид, что она признаёт свою ошибку, она признаёт свою ошибку: - Никто не отрицает, что женщины хотят иметь рядом успешного мужчину, но ведь вы и сами не мечтаете о бедности. Так что, прежде чем обвинять нас в алчности, посмотрите на себя.
   Голос Марти сообщает о прибытии пары имён, фигурирующих в нашем школьном журнале.
   Выходя с тарелкой бутербродов на улицу, Кира взывает к явной риторичности своего вопроса:
   - Ты бы полюбил девушку, которая никогда не бреет ноги?
   Когда на заднем дворе частного дома собрано шестьдесят процентов выпускной параллели, и даже классы помладше выдвинули своих кандидатов, начинаются первые заправки. После пары слепленных эритроцитов и заезженной фразы "между первой и второй перерывчик небольшой" встаёт один из толстяков, ну, тот, который юморист, и со всей присущей ему решительностью объявляет: между третьей и десятой перерыва нет вообще. Так мы вступаем в мир полемик, осуждения политики и хреномерства.
   Кто-то хочет опробовать на себе воздействие банных операций, поэтому один из толстяков - тот, что любит цитировать чужие тосты - решает подготовить процедурную вместе со вторым.
   Посреди творящегося фарса, Марти впускает свою новую знакомую в нашу проспиртованную среду. А точнее - сразу двух. Тех, что любят почернее. Парни в восторге: спать со своими одноклассницами - перспектива посредственная. Но тут совсем другое дело. Здесь девушка, которая ещё вчера пробовала себя в роли панельной шлюхи.
   Стараюсь не отставать от общего течения и с головой ныряю в этот безумный мир. Изо рта вылетают тупые шуточки, обратно влетает алкоголь. Чужие разговоры разрываются сарказмом, мои действия одобряются смехом. В колонках формируется рэпчик, затем клубное звучание, а потом дабстеп.
   В 22:23 появляются первые дезертиры. В двенадцатом часу ночи кто-то осознаёт, что завтра в школу. Буквально тут же некто иной по характеру проникается полнотой происходящего, желая разжечь релятивно-крохотный бунтик в общей системе образования:
   - Давайте прогуляем, да и всё!
   Всех же не отчислят.
   Идея отнюдь неплохая, и отказываться от неё было бы невежеством, поэтому я быстро встаю на сторону революционеров.
   Из окна второго этажа выходит томный скулёж и раздражительный крик. Есть подозрения, что Марти занят обновлением своих половых отношений, и навряд ли в состоянии поддержать восстание в данный момент.
   Спрашиваю толстяков:
   - Вы же с нами?
   Они всё ещё не ходили в баню, которую так старательно готовили для гостей, поэтому их голоса в нашей копилке.
   Большинством решается, что мы должны прекратить затянувшееся веселье, поэтому большинство уходит, а те, кто собирался остаться - остаются. У нас тут сугубо личная, дружеская, семейная компания. Толстый, Марти, закончивший своё дело, его подружка - вторая ушла в одиночестве, - два толстяка, какой-то парень, который любит пускать пыль в глаза и хозяйка вечера с двумя её подругами. Плюс четыре человека массовки.
   Стараюсь укрепить установленный с подругами Киры контакт. После пары тем окончательно убеждаюсь в их нормальности. Редко когда меня устраивают все эти невзрачные милашки, ошивающиеся около выдающихся выпендрёжниц, но здешние совсем не такие. Я бы даже назвал их отзывчивыми и добродушными - не то, что та лучшая подруга по классу с плоским лицом.
   Теперь, когда литры хмеля и солода поглощены залпом - на спор, кто быстрее, - сорокаградусные жидкости фасонно залиты несколькими стопками в одно рыло, а шашлык с прилипшими к нему углями раскрошил пару зубов, мы можем спокойно поговорить о глубоком значении первозданного.
   Но для начала я информирую:
   - Раз уж мы остаёмся ночевать, у нас тут складывается не самая удобная ситуация со спальными местами. Поэтому я сразу забиваю комнату Киры.
   Толстый и Марти единственные, кто знает, что для меня это чревато последствиями, хотя дело уже давно забыто.
   Марти всё-таки решает помочь:
   - Плохая идея.
   Я отвергаю протянутую руку, замкнутый в своей непоколебимости:
   - Тебе показалось.
   Что дурного может случиться, если два равнодушных друг к другу друга разделят неравнодушно мягкую кровать? Да много всего. Но тут у всех свои планы на компанию. А я не собираюсь оставаться в одиночестве, особенно когда есть такая прекрасная возможность окунуться в ночное пустословие в обществе более-менее разумного человека. Не то чтобы я считаю Толстого плохим собеседником, но он невероятно наивен, и за всё время нашего знакомства ни разу не оповестил о существовании иной стороны своего характера.
   Комната Киры на втором этаже, тут нет розовых обоев, но есть белые плюшевые зайцы, зелёные существа, непонятного происхождения, охряные медведи и куча всего другого - невероятно у-тью-тьюшного. Всё заставлено по последнему писку дизайнерского инструктажа. Судя по качеству изощрённой фантазии конструктора, писком не обошлось - крик, как минимум.
   Сидя за компьютером, узнаю о неравнодушии Киры к чтению издавна потускневших печатных блогов. Подмечаю, что автор интернет-дневника любит повыпендриться знанием французского, а затем начинается дерзкая нуднятина про любовь. Не то чтобы я против почитать про любовь, но, если есть возможность, лучше вообще с ней не связываться.
   "Почему девушкам нравятся плюшевые медведи? Секрет в том, что форма большинства плюшевых медведей схожа с формой тела младенца, а именно: короткие ноги и руки, пухлый торс, большие глаза. А при виде младенца у женщины в крови повышается уровень гормона Прогестерон - гормона родительского инстинкта, инстинкта нянчить." - Спасибо, Википедия, теперь я знаю с кем точно не стоит связываться вплоть до возникновения желания ценить по ночам вопль в диапазоне от двух до четырёх килогерц.
   Со всеми девушками.
   Кое-кто прибывает в высшей степени возмущения от лицезрения оккупации своего ноутбука.
   Раскинув руки настолько узко, насколько возможно, я говорю:
   - Ну, бывает.
   Вылетая из-за стола, поддерживаю её стремление к чтению:
   - Очень интересный блог.
   Она в ужасе от услышанного:
   - Ты что, читал?!
   Чтобы не оплошать в начатой лести, приходится признать тот факт, что я не дотянул до конца.
   - Но начало отличное.
   Она советует больше так не делать. Затем рекомендует поспать на полу.
   Весь дом раздражается новой порцией стонов.
   Не то чтобы я извращенец, но всё равно пытаюсь представить себя на месте этой девушки. Как бы я вёл себя в подобной ситуации, будь я девушкой. Естественно. Кем же ещё? Было бы мне стыдно за нарушения покоя остальных?
   Нет.
   Когда я мысленно на её месте, можно осознать всю полноту её ответной реакции на воздействие окружающей среды.
   На воздействие члена.
   Если появляется желание безосновательно обвинить человека, стараюсь прикинуть - не согрешил бы я тем же, будь у меня возможность. Принцип работает просто - обвинять можно только в том, в чём сам преуспел исправиться.
   Не снимая верхней одежды, падаю на заправленную кровать.
   Раздаётся крик негодования.
   Пытаюсь извиниться за наглость. Стараюсь вымолить прощение за провонявшую костром одежду. Допускаю правоту каждого сказанного ею предложения. Оптимизирую восприятие ситуации под выводы ругающейся.
   Принимаю всё, что должен отвергать.
   Я как парень, который настолько сильно любит свою девушку, что готов терпеть каждое её обвинение.
   Подкаблучник.
   Кира уходит, возвращается, снова удаляется, и...
   За время её отлучки успеваю поваляться на диване первого этажа, вместе с двумя прекрасными собеседницами. А также помогаю Толстому перебраться к ним. Он не противится, потому с чувством выполненного долга возвращаюсь в всё ещё пустующую комнату.
   ... и спустя пятьдесят минут императивно выдирает меня из сна, чтобы забрать вторую половину одеяла. В данной комнате процветает феминизм, поэтому для меня покрывала как бы и не нашлось в принципе.
   После предвиденной беседы - парочки старых воспоминаний, троечке глупых шуточек - лёжа в ночной тишине, вальяжно приближаясь к линии старта второго круга сна, она вдруг спрашивает:
   - Что будет, если кто-то из нас двоих полюбит второго?
  
   Я бы рассказал ей что, мать твою, произойдёт...
   Приготовься к самым отвратным воспоминаниям, - говорю я себе, и начинаю вспоминать.
   ...Случится 24 марта 2010 года. Когда, в пятнадцать лет, посмотрев на стрелки наручных часов (20:23), я позвонил в дверь её старой квартиры.
   Сегодня они лелеют свою независимость, владея собственной землёй в пределах границ города. Но как будто ещё только вчера вся их семья раскладывала вещи по коробкам, замирая в прощальной тоске прямо посреди комнаты.
   Я стоял на пороге новой - счастливой или же прямо противоположной - жизни: девятый этаж, давление выше нормы, пульс - 89 ударов в минуту, при силе толчков равной 9,5 баллов по шкале Рихтера. То ли от того, что лифт не работает, то ли из-за предстоящего.
   Она открыла дверь.
   Казалось, её удивительная улыбка будто озаряет тусклые очертания подъезда. Затхлый от выкуренных сигарет воздух словно тут же захлестнула свежесть лесной чащи. Столь же тёплые, сколь и нежные руки обвили шею, голова легла на плечо, а губы раскрылись, чтобы сказать то, что чуть не заставило сердце вырваться наружу.
   - Как же я рада, что ты здесь.
   Никогда ранее я не принимал во внимание возможность полюбить настолько старого друга.
   Нам довелось познакомиться в четырёхлетнем возрасте. Память поможет нарисовать картину тринадцатилетней давности: там невзрачный мальчишка, оставленный с сестрой в холе одной из детсадовских групп, стоит, теребя любимую синюю футболочку. Это его первый день в новом садике. Он - ребёнок, чьё детство потеряно в постоянных криках родителей, а затем и вовсе похоронено в одной могиле с их разводом.
   Такие хрупкие и такие смазливые братик и сестрёнка, которые сейчас находятся в десятке лет от нас, вынуждены испытывать неприятное чувство одиночества уже на протяжении очень долгого для них времени. Расположившись подальше друг от друга, они явно не намерены возобновлять общение, которое так легко уничтожили. Этот раз не первый и уж точно не станет последним. Впредь до того дня, пока образумившийся брат не осознает значение истинных ценностей жизни. Пока, зайдя в её комнату со своим чересчур личным и искренне чувственным признанием, не скажет, что всегда любил её и будет любить, несмотря ни на что. И пока не извиниться за каждую глупую шутку, которая была и - посмеявшись почти что через слёзы он добавит: - будет.
   А сейчас они не разговаривают друг с другом. Потому что слишком глупы. Ведь это просто дети - ещё даже не могут назвать себя людьми. Государство уже узаконило их разумность, но у них её нет. Они никогда не задумывались о смысле жизни, не имели выбора, не знали тех чувств, что уничтожают мир.
   Стоя порознь, мы, с присущей нам детской бестолковостью, старались не воспринимать существование второго в комнате. Продолжаться это могло до бесконечности. Нас спасла воля случая. А точнее - воля обычной девочки. Войдя в комнату раньше всех остальных, без всяких стеснений она вдруг начала расспрашивать меня и сестру обо всём, что только могло заинтересовать ребёнка тех лет, впервые увидевшего чужаков на знакомой территории. Уже к концу её допроса комната наполнилась вопящими цветами жизни, которые пытались разделить между собой сферы влияния игрушками - никого не прельщали потрёпанные модельки машинок, когда была возможность стать обладателем пластмассового тираннозавра.
   В последующем эта жизнерадостная девчушка, так умело - даже сама того не понимая - помирившая нас сестрой, стала мне лучшим другом и безупречным проводником в мир раскрепощения.
   Впервые в жизни у меня появилась своя уютная компания - я, Кира, её подруга, мой лучший друг со стороны не противоположного пола, а также его верный друг, частенько любивший пачкать штаны. Во время сон часа наша маленькая семейка почти никогда не спала - не нарушая границ своих коек, мы утопали в веселье и шутках, которые совсем не были похожи на шутки современных мальцов. А на летних прогулках мы всегда помогали друг другу в столь сложных занятиях, как раскачивание качелей или же постройка песчаного замка после дождя. Мы с гордостью пронесли наш союз через треть прожитой жизни, а затем настало время открыть новые ворота. Впереди ждала школа.
   Кто знает, что так кардинально поменяло тёплые отношения с Кирой на нечто совсем противоположное. Возможно, основной причиной тому послужило уничтожение привычного облика нашего замкнутого круга - из пятерых остались лишь я и она. Все остальные просто исчезли, так, будто бы никогда и не существовали.
   В промежутке от первого до четвёртого класса мы с ней стали пустым местом друг для друга. У каждого возникли свои проблемы с установлением связей на том или ином уровне классной иерархии.
   Годами позже, словно очнувшись после глубокого сна, мне пришло напоминание о тех прекрасных годах, оставшихся за бортом шестилетия. Иногда мы даже пытались восстановить то, что было утрачено, при помощи организации совместных планов на послеурочное время: чаще всего - играя классом в снежки, с последующими проводами до дома уже без класса.
   Но никогда больше мы теперь не были настоящими: я, узнав о существовании Марти, с головой нырнул в безответственность, наглость и даже грубость. Она же превратилась в умелого кукловода, ловко вертящего младшей половиной школы, постепенно вживаясь в роль человека высшего общества. Начался переходный возраст - совсем не осталось времени на какие-то глупые разговоры о прошлом, и уж точно никто не собирался отстраивать древние, засыпанные пылью отношения.
   Впредь до пятнадцати лет понятие "дружба" лавировало где-то между притворством и настоящей любовью - которую брат проявляет к сестре, или же наоборот, в более позднем возрасте, - изредка обнаруживаясь в мимолётных разговорах по душам. До того момента, пока я не влюбился в неё по-настоящему.
   Резкий скачок в мировоззрении не прошёл мимо фундаментального желания вернуть всё назад. Такое явление совсем не редкость для любого из нас - мы всегда хотим обернуть время вспять или же, напротив, убегая от прошлого, строим планы на великолепное будущее; но никто, никогда не замечает настоящего. И в тот момент, стоя посреди заваленной хламом прихожей я увидел его - увидел настоящее, которое сложно ощутить и почти невозможно постичь. Я понял почему никто не хочет жить сейчас: просто нет времени, чтобы осознать происходящее. Всё, что мы имеем на данный момент - глупые эмоциональные порывы и никакой объективной оценки реальности. Совсем не хватает сил на последовательные суждения - ты либо рад, либо нет. Но за четыре года отвращение с лёгкостью взмаха женской кисти может превратиться в изумительное воспоминание о лучшем дне твоей жизни.
   Освежая в памяти путь, который преодолела наша связь, я дрожащими руками стягивал ботинки и передавал куртку Кире, чтобы она нашла более-менее подходящее для неё место. Она сказала, что устала от сборов, а я хотел сообщить, что устал мучатся от тяжкого чувства неразделённой любви.
   Мы прошли на кухню. Её невероятно ласковый голос обходительно осведомился о желании насладиться чаем; между тем я никак не мог собраться с силами, чтобы поделиться тайной, из-за которой страдал буквально каждый день последнего месяца. У неё был парень, была куча поклонников, а я - всего лишь воспоминание, с которым иногда можно неплохо провести время на прогулке.
   Поставив кружки на стол, она подсела рядом. Я никак не мог оторваться от её замечательной улыбки, её изумительного личика, утратившего в ту секунду всякий изъян.
   - Эй, ну ты чего? - Вдруг сказала она, не упуская своей жизнерадостности.
   Положив свою ладонь на её руку, я оказался на краю тонкого лезвия, исход путешествия по которому зависел не от меня. Лёгкие точно залились свинцом, в горле не было кома - его разъедали подступающие признания. И тут из неоткуда явилось наваждение о том, что нет никаких шансов. Вся моя смелость и дерзость уже давно лежали в руинах испытываемых чувств. Поэтому я предположил, что не стоит разрушать её отношения, не нужно ворошить какие-то детские, ничем не похожие на подростковые, чувства - я струсил так, как не трусил никогда.
   Отглотнув немного чаю, у меня с трудом получилось выдавить наиглупейшее:
   - Прости, что-то мне нездоровится.
   А затем вполне предсказуемо я двинулся прочь.
   На следующий день мною была выдумана легенда о внезапно заболевшем животе. Уже примерно через пару месяцев все более-менее тяжёлые эмоции оказались подавлены перспективой стать знаменитым.
   И вот сейчас, лёжа с ней в одной кровати, я со скоростью черепахи, с тяжестью апломбистого идиота признаю свою тупость. Понимаю, что в это событие заложена только моя вина и ничья больше. Не ляг я с ней буквально сразу же после её расставания, возможно всего этого бы и не было. Но теперь я возрождаю эти неприятные воспоминания и все самые страшные кошмары своей жизни.
   Ощутив на себе слабый укол прошлого, я говорю:
   - Дай поспать.
  
   5
  
   Крик номер один.
   Даша кричит от восторга. Третий подход окончен. Последний оргазм достигнут.
   После душа мне нужно выпить чаю.
   Вместо сигарет использую его.
   Не то чтобы я что-то понимаю в хороших травяных заварках, но мне и обычного пакетированного хватает.
   Квартира просторна - студия, не зажимающая себя в рамках давящих на пространство стен. Большая кровать в гостином отделе, маленькая перегородка-стол на кухне. Балконные окна новомодной высотки выходят на посредственный вид.
   Даша живёт одна уже чёрт знает сколько. Родители давно осели в Китае, ещё когда ей стукнуло лет пятнадцать. Тридцать тысяч в месяц, пару разговоров по видеосвязи, и ответственность ссыпается с их плеч на месяц, создавая на полу сугроб хренового воспитания. Затем всё повторяется раза три, после чего они приезжают, осуждают её умение усваивать материал, машут указательным пальцем, средним намекают на прекращение спонсорства, спят, рыдают при расставании, выплачивают пятьдесят тысяч премии и быстро убегают на самолёт.
   Сама она никуда не собирается, так как здесь у неё я, друзья и карьера в модельном бизнесе.
   Вся в меня пошла.
   Десятый класс, а уже карьера.
   В связи с тем, что родившие её люди крайне удовлетворены предательством родины, они продают свою трёхкомнатную квартиру и приобретают однокомнатную в том же доме. Поэтому треть своей жизни я оставляю тут, но до сих пор продолжаю тусоваться у Толстого, потому что не по-мужски это - бросать друга ради бабы.
   С Толстым мы в контакте с первого класса. Со второго начинают вспыхивать конфликты. До шестого находимся в состоянии аморфной дружбы - полгода враги, полгода друзья. В конце концов осознаём, что товарища лучше у нас никогда не было. В завершении всего с успехом минуем противоречивый этап отношений и становимся лучшими друзьями.
   Ну, почти.
   Потому нельзя просто взять и бросить его. Любое проявления предательства в сторону друга - будь то простейшее непринятие приглашения на прогулку - вызывает у меня отвращение к самому себе.
   Ненавижу ненавидеть себя.
   Сегодня шесть месяцев как мы знакомы с Дашей. Отсчитываем дни от первой встречи, ведь я до сих пор не предложил ей встречаться.
   Она узнаёт об этом только сегодня.
   Формально мы застопорились на третьем свидании - после третьего я сразу предложил устроить четвёртое уже на следующий день, но мы устроили секс. Я не считаю те походы в кино, парк, загород, кафе, другой город, за свидания, так как при их осуществлении такого слова не упоминалось, поэтому - просто дружеские прогулки.
   Какое-то неопределённое время назад, где-то в пределах часа, я звоню в дверной звонок.
   Она открывает как ни в чём не бывало.
   Всучиваю ей букет. Целую в щёчку. Прошу поставить цветы в вазу. Быстро хватаю гитару, что осталась в подъезде. Присаживаюсь на пуфик в прихожей.
   Она возвращается как ни в чём не бывало.
   По выражению её глаз можно пророчить беспамятство. Я думаю: "ну и кто тут ещё всё забывает".
   Начинаю играть.
   Начинаю петь. Просаживаюсь при переходе с грудного звука на головной. Немного поверхностного драйва в припеве. Больше компрессии на чувственных моментах. Финальный проигрыш.
   Заканчиваю играть.
   Говорю, что люблю её. Она почти плачет, будто я делаю предложение руки и сердца.
   Затем она плачет не почти.
   Её эмоциональность - моя слабость. В такие моменты она занимает слишком много места где-то там внутри. Всё потому что в остальное время она феноменально жесткая и пробивная. Не со мной, конечно.
   За такой блат люди и любят.
   Проблема в том, что у неё нет привычки отвечать взаимностью. Она ведь не зеркало, чтобы повторять за мной каждый раз, когда слышит очередное признание в любви. И плевать, что я поступаю куда хуже - признаюсь, не определившись с реальными чувствами.
   Ровно полгода назад мы с Марти приходим в школу раньше положенного. До этого нам в головы закрадывается глупое намерение начать бегать по утрам. При температуре в минус пятнадцать по Цельсию. Поэтому, после пяти кругов по школьному полю, мы откладываем это дело до лучших времён.
   Так что в итоге просто сидим там, где переобуваются начальные классы, пятиклассники, шестиклассники. Широкое течение разношерстных школьников, словно песчинки в песочных часах, сочится через узкий пункт турникетного пропуска, на выходе превращаясь в абсолютно тождественную входящему потоку массу бесполезного ничего.
   Два толстяка дефилируют двадцать пятым кадром. Лёгкой поступью Кира минует объятия. И ещё восемьдесят процентов наших знакомых не имеют никакой бдительности. Единственный, кто первым обращает внимание на двух бугаёв в гибридной куче "малышня-родители" - парень, любящий пошло пошутить.
   Он здоровается с нами. А затем пошло шутит.
   В процессе обогащения свежей информацией замечаю неожиданный всплеск выразительного диссонанса в районе входной двери. Отодвигая стоящего перед нами человека, пытаюсь определить уровень привлекательности владелицы шикарных кровавых локон. Выглядывая с другой стороны, потому что не успел ничего увидеть в первый раз, снова не вижу ничего, кроме её очаровательно красных волос, чарующих своим объёмом. Острые на концах пряди слепившись падают до ремня на талии, водопадом заволакивая спину.
   Смотря на пошлого шутника, говорю ему:
   - Не хочу показаться тобой, но я сейчас чуть не кончил.
   Не отрывая глаз от красноволосой девушки, проходящей через турникет, делюсь впечатлениями:
   - Похоже, я влюбился. И даже не знаю, как она выглядит.
   Поворачиваясь к Марти, окончательно резюмирую:
   - Да и плевать! Ты это видел?
   Стараюсь растолковать максимально эмоционально:
   - За такие волосы можно и жизнь отдать!
   Болтающий с нами парень говорит:
   - Ты про неё? Да это Дашка. Шикарная просто - тут уж не поспоришь. В моём классе учится.
   Я говорю:
   - Каков прогноз вероятности начать с ней встречаться?
   Её одноклассник информирует:
   - Где-то в минусе. Характер у неё сильный.
   Трудный.
   Неподъёмный.
   Это что-то новенькое:
   - Раньше я бы даже не подумал о том, чтобы подойти к ней.
   А сейчас что?
   - А сейчас я самодовольный козёл, критикующий всех подряд. Мне нужно как можно больше достоинств, владея которыми я смогу винить остальных за неимением у них таковых.
   Пытаюсь объяснить публике, что если она действительно красива, и если я смогу заговорить с ней, то можно будет снимать новый эпизод о том, какие нынче трусливые в отношение девушек парни.
   А пока что я и сам не лучше.
   Через пару уроков набираюсь решимости. За это время Марти успевает провести тур подколов, проехавшись по всем моим неудачным попыткам завязать роман с образчиком противоположного пола.
   И даже по почти удачным.
   Встречая её у выхода из класса, стараюсь избегать лишних телодвижений, действуя только словарным запасом. Осведомляюсь о ходе её дел. Начинаю вести себя глупо и несдержанно.
   Осознаю ошибку сразу, как только она готовиться отступать.
   Прошу прощения. Подкрепляю извинения подарком - цветком, слепленным Кирой из бумаги, на заказ. Её голова немного смещает отрицательный угол наклона вправо.
   Она удивлена. Она улыбается. Она смущена.
   Это победа.
   Выражая свою озабоченность тем, что я не её парень, предлагаю проводить до дома. У неё нет ответа, у меня якобы нет времени, поэтому делаю вид, что мы договорились, а затем быстро ретируюсь вниз по лестничному проходу.
   После блестящего сопровождения, отличного разговора, отсутствующего молчания наступает время пренебрежения к уделяемому ей вниманию.
   Главное - не переборщить.
   Один школьный день - максимум.
   В школе стараюсь не замечать предмет симпатии, а при каждом столкновении притворяюсь феноменально занятым. В итоге достаю номер её телефона через посредников. Схема проста - всё должно происходить с наименьшим вовлечением объекта в процесс, чтобы создать иллюзию моей минимальной заинтересованности, максимальной доступности её данных лично для меня.
   Не то чтобы я съел собаку на этом деле, но косточками от просмотренных фильмов точно подавился.
   Не происходит ничего необычного. Всё держится на стандартных канонах подростковой завязки отношений. Никто не облепливает актовый зал шариками и не устраивает целый концерт ради выпендрёжа. Нет тысячи и одной алых роз, которыми завален весь школьный вестибюль. И даже "можно минуточку внимания, я бы хотел обратиться к самой прекрасной девушке этой школы" не звучит в столовой во время обеда. Я всего лишь пытаюсь впутаться в рутинную примитивность подростковых совокуплений, в отношении пятьдесят к пятидесяти размешанных с разговорами о любви и сопутствующей им проектировке мнимого семейного счастья. А подобное не должно стоить больших усилий.
   И вот мы друг с другом уже целых полгода. Для меня это начинает быть слишком обыденно, а для неё наверняка не предел.
   Она действительно очень нравится мне.
   Нравилась... тогда...
   А сейчас, кажется, я влюблён.
   Но все эти полгода я не могу реализовать в воображении картинку действительности, где мы заводим детей. Связать остаток жизни с одним человеком не так-то просто, когда не прожит даже зачаток.
   Я процессе борьбы.
   Но пока что у меня нет видимого прогресса в подавлении желания заиметь статус больного нарциссизмом козла, обхаживающего своё слепящее будущее в окружении ассистирующих самолюбию моделей.
   Она - моя первая девушка, и этого будет маловато, если всё останется как есть.
   Не то чтобы я не хочу завести семью, но... чёрт, я уже даже сам не в силах понять, чего хочу.
   Стою посреди комнаты с кружкой горячего чая. На ладони с минуты на минуту возникнет термический ожёг второй степени.
   Думаю о всякой ерунде.
   Говорю сам с собой, только мысленно. Чёрт знает зачем освежаю визуальное воспоминание о первой встрече с Дашей. Зачем-то думаю о том, что напоминаю себе о нашем с ней знакомстве.
   Кружка падает на линолеум, расплескивая жидкость по полу.
   Я, кажется, действительно люблю её. Даже готов смириться с тем, что ради неё нужно отказаться от секса с кучей красоток. В таком случае нельзя, чтобы между нами оставались какие-то непонятки, какие-либо секреты.
   Теперь, пока она заперлась в туалете, можно начать откровенно:
   - Я спал с Кирой.
  
   Что? Как дела? Теперь-то я могу утверждать, что давно не видел тебя? Спасибо, если да.
   Сижу вот и думаю. Зачем начал писать. Любая цель всегда ведёт к деньгам. Кроме семьи. Кто-то делает вид, что всё ради искусства. Ради будущего. Новых открытий. Только получается это вот в таких мирах. В этом, о котором я пишу. В реальности искусством не ограничивается. Следующая ступень - деньги. Мне тут говорят, что всегда надо быть впереди времени, чтобы хорошо зарабатывать. И... понимаешь... книга... моё социальное положение... Всё это как-то взаимосвязано. Я к тому, что книги устарели. А живу я не очень. Нет. Дело вовсе не в том, что я всё ещё не издал ни одного вонючего стишка.
   Вообще, к слову, вся наша жизнь мотивируется желанием попробовать. Даже богатство. Подумай только: ты вовсе не хочешь быть состоятельным или состоятельной всю жизнь. Потому что это очень быстро надоедает. Всё надоедает. Тебе важно только попробовать. Имея при себе мысль, что достигнутое никуда от тебя не уйдёт. Работает только так. Если будешь бояться потерять достижение, кайфа от пробы не будет.
   Хочу спать. На часах три ночи. Пора заварить третью кружку кофе. Пью не ради себя, а ради искусства. Или денег? У всего своя цена. У кофе - две сотни. У искусства - от двух сотен до нескольких миллионов. У любви - лучшие годы твоей жизни. Обычно, когда жалуются на бывших, говорят: потрачены лучшие годы моей жизни. Никто и не думает, что лучшие годы потрачены на лучшие чувства. Нет? А зачем тогда он или она терпели аж несколько лет? Какое расточительство. Долбаные транжиры.
   Как всё красиво в книгах. У Фицджеральда так вообще загляденье. А как в кино шикарно. В песнях. А в жизни... Я бы сказал, что в реальности всё плохо, но нет. В жизни тоже всё хорошо. Это тот редкий случай, когда в выдумке и в реальности всё сходится. Кроме тех моментов, когда скромный парень навечно остаётся один. В фильмах-то он не остаётся. Или любовь, которая живёт вечность. Даже после свадьбы. Знаешь... Кажется, я поторопился с выводами. В реальности всё как всегда хуже. Лучше уйти подальше от неё. Не важно с какой стороны. Зритель или создатель. С любой из сторон неплохо. Не лучше, но проще. На самом деле, надо лишь сделать жизнь такой же как в фильме. Изменить её под свой вкус.
  
   6
  
   Крик номер два.
   Даша кричит от огорчения, обиды, злости, ненависти.
   Тут полный запас понедельничных эмоций.
   А также из-за того, что не умеет дослушать до конца. Всё потому что не в силах дать человеку закончить мысль.
   Тридцать минут назад она, услышав заявление, не задумываясь откладывает операцию по скрытию лицевых недостатков, выбирается из ванной комнаты, медленно приближается ко мне и вместо положенной косметики демонстрирует удивление. Хоть начало и спокойное, но напряжение слишком авторитетно, чтобы миленькая девочка, которую я могу встретить только наедине, не прогнулась под злобной матершинницей.
   Даже не выходит похвастаться тем, что я умею говорить.
   Куда уж мне до её уровня первооткрывателя неведомых оборотов речи.
   В итоге соседи просто ворчат на крики, смиренно отсиживаясь дома, а Даша носильными методами устраняет моё фигурирование в области своей квартиры. Не беря во внимание тот факт, что основная часть оправдательного материала так и не рождена на свет.
   Сейчас, оставив себя наедине с собой, она грозиться вспороть вены.
   Свои.
   Мотая головой говорю Марти:
   - У неё нет лезвия.
   Возможно.
   Мы в подъезде, прямо у её двери. В большом таком подъезде новомодной высотки, не зажимающем себя в хрущёвочных стандартах.
   Стоим тут уже минут десять вдвоём. Я один - тридцать. Слушаем угрозы. Боимся, что Даша умеет держать слово. Волнуюсь только я. Марти пользуется реализацией наиболее действенных методов для получения положительного... да хоть какого-нибудь результата - пинает дверь подошвой.
   Звук ползёт вверх по лестнице, стекает вниз по этажам.
   Сейчас какая-нибудь бабушка смотрит в дверной глазок прямо позади нас. В эту секунду она кричит какому-нибудь дедушке, чтобы тот вызывал полицию. Только что дедок сообщает адрес диспетчеру, а также причину: какие-то отморозки напились и хотят изнасиловать доченьку, что живёт по соседству; а вы знаете, она ведь очень умненькая, очень самостоятельная девочка, это её ужасные родители совсем не заботятся о ней - оставили ребёнка на произвол судьбы, а теперь некому её защитить.
   Человек на другом конце провода уже уснул.
   Но старик продолжает. Травит байки о своей молодости. Подкрепляет их философией. Оценивает конфликт поколений. Делает вывод о том, что нынешние подростки совсем распустились.
   Я говорю:
   - Совсем сдурел что ли?
   Объясняю:
   - Не хватало ещё, чтобы она там окочурилась, пока нас будут вязать.
   Грузные шаги рушат тишину.
   Махая дрелью, хвастаясь отдышкой, юморист говорит:
   - Определяешь точное расположение каждого ригеля. Просверливаешь дырки по их краям. Потом суёшь туда эту отвёртку, долбишь по ней молотком и выбиваешь по одному. Но это если они не до упора вылезают, и действительно есть место, куда они могут отлететь. Информация не точная, я сам никогда так не делал.
   Вариант провальный, поэтому я не согласен:
   - А предложения попроще имеются?
   Теперь он на полном серьёзе предлагает потревожить соседей сверху, с целью оккупировать их балкон. Потому что кое-кто находит крайнее сходство между мной и человеком-пауком.
   Или не на полном.
   Я уже лет десять как разучился понимать, когда он шутит, а когда нет. Потому что он постоянно пытается юморить. Даже в самой неподходящей для того обстановке.
   Расстался со своей первой любовью - пора пошутить.
   Соврал лучшему другу об употреблении наркотиков - можно посмеяться.
   Умерла мать - время провести год безудержного остроумия, не отрываясь на серьёзности.
   Глупо.
   Я говорю:
   - Там застеклено всё, вообще-то. Даже зацепиться не за что.
   - Спасибо.
   - Что спасибо?
   - Ты сказал: не за что. Я подумал, что "не за что" должно быть за что-то. Спасибо - не за что. Сечёшь? Ну ты и дурак.
   Марти вспоминает:
   - Помнишь того гея?
   Тот, что со студии. Студии звукозаписи, а также студии в плане планировки квартиры. Фигурировал в отрезке юности, промежуток - от 14 до 15 лет. Когда мы решили стать поэтами современности.
   Читали рэп.
   Отлично помню. Такое не забывается.
   Не то чтобы я не хочу говорить о каких-то отдельных моментах нашего с ним знакомства, но я ни за что не скажу о них, никогда, ни в коем случае.
   Нет. Я не спал с ним.
   Даже не вступал в физический контакт, кроме разве что того, что за физический контакт можно счесть прикосновение к одной и той же бутылке водки. В разное время.
   В разных местах.
   Перебор.
   Просто в разное время будет достаточно.
   И перед кем я вообще оправдываюсь?
   Перед мёртвыми.
   Не хочу, чтобы высший разум подумал обо мне чего плохого. Просто у некоторых - тех, кто умер после моего знакомства с представителем гомосексуальной ориентации - может сложиться неверное суждение.
   Ничего против геев не имею. Как минимум то, что мне по собственной воле довелось общаться с таким человеком подтверждает отсутствие гомофобии. Как вообще можно иметь что-то против того, кто был женат, создал ребёнка, но потом как-то не сложилось. Много у кого не складывается уже в молодости. А тут, под конец жизни, можно и облажаться чутка.
   Марти говорит:
   - Помнишь, у него любовник был?
   Который хотел перерезать вены на ноге с помощью бритвы, кромсая поперёк. По крайне мере так нам сказали.
   Марти посмеиваясь, врывается слишком глубоко в своих воспоминаниях:
   - Не помер, ванную загадил, мудаком себя выставил. А ведь он единственный педик, который мне даже нравился. Веселить умел.
   Он отчитывается перед толстяками:
   - Заяснял, что в модельном бизнесе крутился. Прямо в Москве. Я всё завидовал, что он с кучей девочек классных знаком. Тогда ещё слово "Москва" звучало круто. Куда сейчас делось это восхищение...
   Теперь Марти так просто не остановить:
   - А потом, помнишь, как-то раз, на студию заглянул продюсер, который с лицом срущего выпендривался своими познаниями в раскрутке? - Он переходит на личности: - Вот это был фирменный мудачила - пытался мне втюхать туфту про то, как правильно себя подавать. Типа я, блин, кусок дерьма какой-то. Как будто оно мне было надо. Я, между прочим, искусством занимался. А этим продюсерам лишь бы загадить всё своими деньгами.
   Я говорю:
   - Стоп, хватит.
   Марти оправдывается:
   - Да я просто к тому, что она там ща только внимание хочет привлечь. Чё она, дурная что ли, чтобы самоубиваться? - Он отворачивается к двери. - Тебе, конечно, лучше знать, - демонстративно выдыхает, - но, как по мне, никто сегодня не собирается умирать.
   Палец вдавливает внутрь кнопку дверного звонка. Тот подаёт звуковые сигналы в квартиру. Кто-то по ту сторону мешкает с выбором: затмевает свет в глазке, долго наблюдает нашу реакцию, пытается скрыть собственную.
   Я говорю:
   - Добрый день! Простите, что побеспокоили, но не могли бы вы на пару минут одолжить переходник? И электричество.
   Пытаюсь убедить слушателя в нашей безобидности - его безопасности. Раскладываю ситуацию по полочкам. Оправдываю эксцесс. Не стопорюсь на мысли так, как однозначно сделал бы при даче ложных показаний.
   Женщина лет тридцати пяти выпускает в подъезд нитроген, углекислоту, и щепотку не задетого кислорода. Не то чтобы я что-то понимаю в химии, но, надеюсь, мне не пришлось манипулировать заведомо ложными данными, а то потом будет стыдно перед собой.
   Теперь, возле открытой двери, приходится изложить суть другими словами, чтобы не показаться глупым.
   С использованием прозрачной прямолинейности честно раскрываю предпосылки сложившихся обстоятельств. Не вдаваясь в подробности, углубляюсь в некоторые частности собственной личной жизни. Соглашаюсь с безрассудностью моих заявлений о ночном происшествии, за которыми и последовала данная ситуация.
   Её каменное лицо апострофирует нас всех:
   - От меня-то вы что хотите?
   Это просто возмутительно:
   - Я же сказал - переходник, подключённый к розетке.
   Женщина применяет накидку дурочки:
   - Зачем?
   Марти не в силах сдержать разумеющийся факт:
   - Девчонка вены вздумала вскрыть, а ничего острого у неё нет. Кроме электробритвы. И как на зло электричество в квартире отрубили.
   Сарказм говорит о человеке многое. То, что он привержен к попсовости. И то, что он не так глуп, как может казаться.
   Никто не станет спорить с тем, что над Марти властвует колоссальная доля невменяемости вкупе с выдающейся дурью, но не думаю, что он упоминается в списке самых шаблонных друзей главного героя. Это тот список, где все как бесформенное желе из-за отсутствия планов на самостоятельное мировоззрение и тупые, как безрассудный король вечеринок.
   Марти, наряду со своей неоднозначностью, уже на протяжении семи лет умышленно демонстрирует бестактность, подсыпая в неё щепотку наигранной тупости.
   Только во время школьных уроках его скудоумие настоящее.
   Но.
   Если бы человеческая цивилизация строилась на школьной эрудиции, мы бы давно стали бездумными, оболванившимися животными, умеющими считать, писать, читать, а главное - выполнять прихоти жирных, смышлёных, дальновидных, предприимчивых хозяев.
   Окей...
   Даже несмотря на это, всё-таки остаются среди нас люди самобытные, не налегающие на насильственное обучение. В большинстве своём это ленивые, невоспитанные твари. А в меньшинстве - все, кто солидарен с Марти.
   Начинается всё просто. Три года назад.
   Вечер, улица, тротуар, киоск.
   Мужчина лет сорока вступает в контакт с продавщицей. Мы уверенно движемся на сближение с подписывающимся договором купли-продажи. Три секунды, и хромающий покупатель бредёт к массивному автомобилю, расположенному на тротуаре. Две секунды, и он устно публикует своё недовольство нашим стеснением его действий, ссылаясь на неполноценность своего здоровья. За очень короткий промежуток времени Марти печатает рельеф своего кулака на щеке недоброжелателя, опустив того на наш уровень при помощи пинка по больной ноге.
   Мы вообще-то ещё маленькие. Нам по четырнадцать лет. Но чёрт его знает, какой демон проснулся в пьяном англичанине.
   Мы говорим об этом спустя час, после происшествия. В последующем я очень часто эксплуатирую данную тему, постоянно упрекая его в бесчеловечности.
   Обычно я говорю:
   - Он хромал. Ему просто не хотелось парковаться далеко от магазина, чтобы потом не мучиться. А ты ему вторую ногу чуть не сломал.
   На что он отвечает:
   - То, что он мешает людям никого не волнует? Раз уж он хромал, нужно было валить в больницу, а не за сигаретами. Деньги на крутую тачку он успевает заработать, на бензин тоже успевает, а как потратить время на лечение, так он не находит его. Мог бы и отправить кого, раз такой больной. Ан-нет, некого: он же мудила, воспитавший - если кого и воспитал вообще - такого же мудилу.
   А затем, сидя в моей комнате, всё это уходит куда-то очень глубоко:
   - В чём вся проблема?
   - Не знаю.
   - Да в том, что все постоянно чем-то недовольны. Я сломал ногу - винить можно всех, кроме себя, да ещё и страдальца из себя изображу. Тупые малолетние ублюдки сидят перед мониторчиками и жалуются в бездонную дыру интернета, что в их стране всё плохо. Ты помнишь Лапкина?
   - Кого?
   - Поляк этот недоделанный.
   - Помню.
   - Сидим мы с ним как-то, и вдруг завязался разговор. Он говорит: у нас в стране - не в Польше - всё плохо, вот в штатах хорошо - там все друг другу помогают.
   - А ты что?
   - А я и отвечаю: так чего ты не свалишь?
   - А он что?
   - Виза, дорого. Мамочка денежек не даст. Бесит. Он же даже не старается. Ладно если ты перепробовал все методы: пахал не покладая рук, пытался найти своё место, но ничего не помогло. Да хотя бы порассуждать можно было: почему у нас хуже. Никто ведь не волнуется о том, что именно его поведение создаёт у других хреновый менталитет. Один нагадил, другой разозлился - нагадил третьему. И так до бесконечности. Настолько тупые, что не понимают - чтобы исправить плохое отношение людей друг к другу в нашей стране достаточно разорвать круг эгоизма.
   - Ещё что-нибудь скажешь?
   - Да. После этого разговора мы идём с ним по улице, он закидывает в себя жвачку, а упаковку выбрасывает на дорогу. Не в мусорку, а прям, блин, на дорогу.
   - И?
   - Я ему говорю: ты чего? А он мне: что? А я такой: ну, ты же, типа, намусорил. А он знаешь, что?
   - Знаю.
   - Правильно. Говорит: а, это, да пофиг. И после такого козёл будет жаловаться мне на то, что его оставляют без помощи.
   - Продолжение уже слышал. Жаль, хорошего шута потеряли.
   Я не жесток. С теми, кто этого не заслуживает. А так - я просто сатана.
   В данный момент Марти пытается усмирить соседку, забывая о собственной надменности. В связи с этим мы втроём теперь обязаны отслеживать тонкую грань между ссорой и дракой, дабы вовремя предотвратить переход с одного на другое.
   С противоположной стороны трижды проворачивается ключ.
   Нужная дверь открывается.
   Вокруг тишина.
   Пока что никто не умер.
   Сейчас бы не помешала чья-нибудь помощь.
  
   Как я дошел до такого? Раскрываю тайны. Как говорится, решил окунуться с головой. Узнать, что твориться в моей истории. Посредством своего полноценного участия в ней. Моя собственная жизнь оказалась настолько унылой, нудной, заурядной, что я опустился до влезания в жизнь собственного романа.
   Я вообще-то стараюсь утешить тебя. Показать, что не только ты так можешь. А что, по-твоему нормальный человек станет тратить драгоценное время на то, чем ты занимаешься сейчас? На моём лице гримаса якобы согласия. Я, типа, киваю: "Да-да, естественно, кто же не станет? Практически любой хочет поступить так же, как ты сейчас".
   В итоге мы с тобой в равных положениях. Мне нечего делать в реальности, я залезаю в выдумку. Создаю, а потом управляю. Тебе нечего делать в реальности. Ты залезаешь ко мне. Различие между нами одно. Ты чуточку ленивее. Ведь вполне можно выдумать что-то своё, а потом вертеть судьбами самостоятельно. Если тебе скучно, или ты не веришь в собственные силы, можешь присоединиться ко мне. Потому что у меня творческий кризис по всей видимости. Раз уже третий абзац я расписываю свои рассуждения по поводу жизни. Хотя собирался поговорить о Кире.
   Ладно. Давай к делу. Свою лень нужно как-то оправдывать. То, что я зря занимаю место в тексте своей болтовнёй, смешивая её с блогом Киры это не дело. Поэтому сегодня Кира переходит на видеоблог, а я становлюсь полноценным участником этой истории. Просто представь, как сложно теперь будет без меня - идёт, девушка с камерой, и говорит: "Сейчас вы видите видео. Я снимаю его на камеру. Вот тут перед вами появляется стена, потом маленький проходик. Теперь вы смотрите на мой класс". Да без проблем. Кто ж ей запрещает? Но она не книгу пишет - она в своей реальности очевидные вещи говорит. И, раз так вышло, что пишу здесь я, то и очевидные вещи оглашать буду тоже я. А то в её измерении люди неправильно поймут подобные действия с её стороны. В нашей реальности всё не так сложно. Тут у нас просто буквы. Слова. Предложения. Сюжет. Завязка, кульминация, развязка. Мы, типа, просто наблюдаем за ними. За героями. Но у них-то всё куда сложнее.
   А теперь вообрази, что кто-то наблюдает за тобой. Вот это, блин, реальное разочарование. Ты думаешь - нет? Это невозможно? Полагаешь: я настоящий(ая)? Типа то, что находится за границами твоего понимания не может провести такую махинацию? Слишком самоуверенно. Держу пари, что какая-нибудь падла сейчас создаёт продукт массового развлечения. Который развлекает путём проецирования моей личной жизни на всеобщее обозрение. Можешь сказать, что просмотр "Матрицы" оставил после себя неизгладимое впечатление. Я тебе разрешаю. Как будто я могу что-то разрешать тебе... Могу. А толку-то?
   Итак. Что мы имеем в итоге: ты, твой компьютер, планшет, смартфон - любая штуковина, с которой можно полноценно оценить очередной влог, - а также видео, которое ты запускаешь именно в эту секунду. Нет, не надо ничего запускать - просто вообрази себе это. У нас тут мир более интересный, чем твоя действительность. Так что выкинь свой планшет и просто представь новый. Смотри, он даже не потрёпанный. Самое важное - представляй только планшет. Я тут просто подумал и - нет, прости, но у тебя не может быть нового компьютера. Те, у кого есть современный компьютер, ни за что не станут иметь дела с такой ерундой, как видео. У них там только что вышла очередная свежая видеоигра, с выбором сюжетных линий, прокачкой персонажа, свободой действия, поэтому эти ребята не замыкают себя в рамки каких-то там блогов. Так что, будешь смотреть через планшет.
   Слушай. Возникла проблема. Проблема с моими возможностями. Как и все люди я склонен уставать. Это уже четвёртая ночь без сна. Если тебе что-то не понравилось в моей работе, то всё именно поэтому. Потому что я уже не в состоянии нормально соображать. Нужно попросить официанта принести ещё чашечку. Дружище, не мог бы ты принять заказ! Жаль... Очень жаль, что эта магия не сработала в реальном мире. Пойду отдохну.
   Начинай воображать, как ты запускаешь видео. Да, я поспал. Спасибо, что интересуешься. В ролике, который ты смотришь уже целую секунду не видно никакой вступительной заставки. Но чёрт его знает, может дальше будет, ведь картинка довольно насыщенна, в ней не наблюдается никаких лишних шумов, присущих некачественному контенту.
   А теперь нам с тобой придётся сделать кое-что плохое. То, чем нужно заниматься при первом знакомстве с персонажем. Нам придётся представить его. Погоди, только не начинай раздражаться. Я всё исправлю. Если у тебя уже сложилось определённое представление об этой девушке, то я сейчас постараюсь описать её наиболее поверхностным способом.
   Приятная внешность. Всё. Так сойдёт? Хорошо.
   Она не блещет привлекательностью при первом же взгляде на неё. Но только не вздумай представить уродину. Потому что это не так. Я беспокоюсь, так как, когда мне говорят, что человек не красавец, мне сразу видится картинка страшного чудовища. Нет. Я вполне внятно выразился - приятная внешность. Она - не красавица Голливуда, но ведь ни одна современная красавица Голливуда не блистала красотой в начале своей карьеры. Кто? Скарлетт Йоханнсон тебе будет достаточно? Лично у меня отпало всякое желание кушать, когда увидел её в "Трудностях перевода".
   Все эти осложнения с пояснениями сейчас были к тому, что Кира вполне на уровне любой известной актрисы. Чисто по внешности. Она ведь школьница. Нужно больше времени, чтобы к ней привыкнуть. Знаешь, как обычно бывает. Ты видишь идеал. Перемалёванную косметикой, обтянутую короткой юбкой девочку. Какая-нибудь начинающая модель. Черные колготки, которые наполовину чулки. Клёвая татуировка на бедре. Смотришь на неё, и с первого взгляда тебе в голову что-то бьёт. Думаешь: ну и красавица. А через пару минут она становится стрёмной, потому что у неё оказывается какое-то неправильное поведение. На лице замечены изъяны. Да и лицо просто типичное, как у всех. С другой же стороны есть Кира. Ты встречаешь её. Самый первый взгляд ничего не вызывает. Обычная девушка. Но как только она начинает говорить, улыбаться, двигаться, понимаешь, что она просто невероятная. Не похожа на остальных. Ведь вовсе не первый взгляд вызывает симпатию к человеку.
   Ай, знаешь, ну её на хрен эту внешность. Что-то я устал объяснять. Постоянно одни проблемы с этим. Представляй себе кого хочешь. Вот какой облик у тебя там был придуман в предыдущих главах, тот пускай и остаётся.
   Мы смотрим первый ролик Киры. Уже. Ты не успеваешь? Давай не тормози. Она улыбается - и вот приятная девушка превращается в восхитительную красавицу. Ты прибавляешь звук и начинается самое главное. Она говорит.
   - Привет, привет. Меня зовут Кира. Мне семнадцать лет. И я живу в России.
   Обрезка.
   - Это моё первое видео. Я даже сценарий не написала должным образом.
   Она пытается выразить смущение или стыд. Что-то в этом роде. В смысле, своим лицом. Ты же и так понимаешь, что выражают сказанные ею слова. А вот с лицом у тебя всё куда сложнее. Вот я и помогаю. Очевидно? А вдруг она говорит это с каменным лицом? Теперь не так очевидно?
   - У меня есть некоторая аудитория, пришедшая сюда с моего пи... - Она не совсем уверена, можно ли использовать подобную интерпретацию для характеристики своего прошлого. Не знает, можно ли так говорить. Это не мат. Ты видишь это? Её неуверенность. Просто не хочу постоянно грузить тебя лишней информацией о выражении её лица. Поэтому на этот раз плевать, как ты его себе представишь. Но главное, чтобы оно выражало нерешительность. - ...писательского блога. Он как бы не писательский, но я же писала. - Она улыбается. Видимо, стесняется говорить этот бред.
   Обрезка.
   - Не важно. - Здесь лицо серьёзное.
   Чувствую себя каким-то посредственным сценаристом, изобретающим новый способ написания сценария. Бесполезный способ с массой лишней информации.
   Обрезка.
   - В общем, я хотела сказать, что, так как у меня есть определённая аудитория, то, для начала, я сниму то, что интересует её.
   Затемнение. Из темноты появляется новый кадр. Давай оценим обстановку. Перед нами крыльцо. Школьное. Чтобы у тебя получилось окунуться в воспоминания, или же просто представить свою школу, я не буду нагружать тебя доскональным воссозданием пейзажа. Просто остановимся на том, что перед нами крыльцо.
   Главной героини не видно. И, не влезая туда, куда влезать не стоит, смею предположить, очевидно потому что именно она и держит эту камеру. Но нет. Изображение начинает поворачиваться, захватывая новые обрывки местности, и в итоге наводится на Киру.
   С местностью мы решим так - ты воссоздаёшь всё по тому образу, который тебе знаком. Поэтому, надеюсь, дальше с этим проблем не возникнет. Типа, тебе ведь будет интереснее, если представишь свою школу, а не то, что подсунул я.
   Кира стоит в кадре, будто репортёр. И теперь ты слышишь давно неизвестный голос. Ты его вообще не знаешь. Потому что это голос той страшной подруги. Познакомься с ней. С её голосом. И возрадуйся тому, что не видишь лица. Только не представляй прыщи. Долбаные стереотипы только что заставили меня представить прыщавую уродину. Нет, она просто уродина.
   Избегая долгих описаний поведения персонажей, хочется просто подметить, что оператор ведёт себя со всей присущей для злых, страшных подруг манерой поведения, а главная героиня реагирует так, как любая красивая подруга реагирует на действия своей страшной подруги.
   - Что мне нужно делать?
   - Снимать меня.
   Тут картинка вдруг начинает выписывать демонстративные изменения, останавливаясь на отдельных моментах антуража. Это чтобы зритель мог хорошенько всё разглядеть. Всё то, что ему на хрен не сдалось. Ведь мы же решили? что ты представляешь свою школу.
   - Да что ты делаешь?
   - Нужно же, чтобы твои подписчики всё хорошенько разглядели.
   Что там? Это гараж. У тебя не было гаража около школы? Тогда забудь.
   - Может ты уже повернёшь камеру на меня?
   Камера поворачивается на неё.
   - Ты готова?
   - Я давно готова.
   Теперь она собирается познакомиться с тобой. Эдакое одностороннее знакомство, характерное всем самовлюблённым личностям. Мы прекрасно знаем, кто она такая, поэтому совсем не обязательно слушать этот отрывок.
   Спустя минуту она начинает ходить по школе и показывать своих подруг, друзей, школьников. От количества зависит её статус, поэтому ей нужно захватить как можно больше народу. И, естественно, вишенка на торте. Наш ГГ.
   Где-то в столовой. Камера наводится на ГГ. Он общается с Толстым. Если прислушаться, среди барахольного гама можно разобрать некоторые слова.
   - Ничего не выйдет. - Толстый.
   - Это ведь мечта всей моей жизни. А... просто...? - ГГ.
   - Сам всё п...л. Можем попробовать вернуть старый формат с ... - Толстый.
   Похоже, они обсуждают что-то серьёзное. Сколько не пытайся, больше услышать не сумеешь. Просто кому-то чуть-чуть не хватает до уровня профессионального блогера. Кто-то не в курсе, что записывать на микрофон от камеры - не самая лучшая идея.
   Как только Кира подсаживается к ним, ГГ сразу начинает прятаться от объектива.
   - Только этого не хватало. - Он отмахивается, лицо закрывает рукой. - Убери это.
   Обрезка.
   Говорит Кира:
   - Почему нет? Неужели мне нельзя похвастаться?
   - А почему да? Хвастайся кем-нибудь другим. С чего ты решила, что я хочу светиться в каких-то посредственных видео, никому не известной девочки?
   Кажется, начинается "семейная" ссора двух не безразличных друг другу людей. Тебе интересно? Вкратце, чтобы не травмировать твоё драгоценное время: нельзя объединять личное с заработком. Это то, о чем они говорят. Это то, чем ГГ оправдывает своё отвратительное поведение по отношению к своему самому древнему другу. Его проблема в том, что своими доводами и философией, звучащими в камерный микрофон, он превращает выпуск Киры о её жизни в очередную серию своего собственного шоу. Это просто бесполезная трата материала. Он сливает гениальные мысли на блог какой-то блогерши. Шикарная конкуренция для самого себя. Ссылка в описании.
   А дальше. Дальше она болтает неинтересную хрень. Снимает забавные моменты с уроков. После уроков. Поэтому у тебя появляются неотложные дела, и ты останавливаешь ролик, пообещав себе обязательно досмотреть его. Ведь дела делами, но никто не отменял вечернее безделье. Или же можно за завтраком закончить, если вечер занят.
   Прости, но не хочу слишком сильно напрягать тебя. Очень много всего для одной главы. Но ты привыкай. Потому что я хрен знает - вдруг дальше это войдёт в привычку. Писать так размашисто.
  
   7
  
   Сон теряется с самого начала полёта. Стараюсь закрыть глаза, а потом понимаю, что не в моих планах пропускать собственную смерть.
   Если подобное случится, то ситуация не из лучших.
   Дело вовсе не в том, что умирать обидно. Проблема в другом. Я проснусь в самый ответственный момент, посмотрю по сторонам, а вокруг все орут и рыдают. Меня настигнет отсутствие подготовленности. Треть паникующих успеет войти в образ преждевременного покойника, а я застряну в смятении. Пассажиры успешно оценят половину израсходованной жизни, а я даже не успею досмотреть жиденький сон. Им останется замолчать и дождаться апофеоза в то время, как мне придётся безуспешно обыскивать свой багаж на наличие смирения.
   Просто я его не взял.
   Не собирался умирать так рано.
   Толстый, развалившийся у окна, словно летал уже тысячу раз, спрашивает:
   - И чем всё закончилось?
   Оценив стабильность атмосферы внутри салона, я отвечаю:
   - Нашел её заплаканную в ванной. Она не согласилась вступать со мной в диалог. Попросил парней приглядеть за ней. Пошел на балкон, минут двадцать писал письмо на первом попавшемся листке. Выложил в нём основную суть своего отношения к нашим отношениям. Объяснил всё, что хотел объяснить. Уговорил Марти остаться у неё до следующего дня; попросил его передать ей листок с сентиментальной ерундой, когда она успокоится. Ушел с толстяками.
   Я отнюдь не считаю написанное в послании чепухой. Но терять свою непреклонную хладнокровность не собираюсь. Как минимум потому что на этом строится весь мой капитал. Мой пиар менеджер, Карл Маркс, знает, как это устроено.
   И всё-таки мне хочется с кем-то поделиться:
   - Знаешь, эти отношения, стабильность - они быстро надоедают. Мне хватило трёх месяцев, чтобы она меня заколебала. Сложно каждый день терпеть того, кому постоянно надо напоминать, что любишь его, с кем нельзя переступать какие-то определённые темы, и кому непременно приходится врать во имя великой любви.
   Теперь я говорю ему то, что старался скрывать практически от всех:
   - Мне хотелось встряски. Спустя три месяца после нашего знакомства я начал прогуливать школу. Чтобы банально уйти от встреч с ней. Вот и в этот раз подумал, если начну именно так, то... - Нужно немного помолчать, чтобы вышло более эмоционально. - ... В общем, я, вроде как, сам хотел ссоры. Поэтому начал с того, что я спал с Кирой. Кто же знал, что всё будет так проблематично.
   Он недоволен тем, что не узнал о настоящей причине прогулов раньше. Считает, будто наша дружба не принимается всерьёз одним из её участников. Ему мерещится, словно никакие мы не друзья, потому что я смею так нагло скрывать столь необходимые для товарищества факты.
   Самое время блеснуть эгоизмом.
   Я вообще-то душу изливаю.
   Мне трудно доверять ему с пятого класса. В тот год мы ходим в гоночную секцию. Катаемся на машинках с двумя педалями, гордо носящими название "Багги", чтобы затем пересесть на что-то посерьёзнее. Но моё желание постигнуть науку управлением авто начинает гаснуть, когда вместо управления авто мы переключаемся на изучение правил дорожного движения.
   В тот день я говорю Толстому, ходящему на занятия вместе со мной, что хочу закончить вставать в такую рань. Потому что проснуться в пять часов утра, дойти до него по ужасному морозу - так как нас возит его мама, - а в шесть прибыть к месту назначения, чтобы в итоге потратить час на нудную болтовню преподавателя в предвкушении нудной школьной болтовни - это не то, на что стоит расходовать родительские деньги.
   И ведь ещё специально прошу его никому не рассказывать о моём возможном уходе.
   Придя на базу к следующему уроку, меня встречает учитель, который спрашивает:
   - Ты что, уходишь?
   А я как бы не знаю, что ответить, ведь сегодня монотонная болтовня заменена на увлекательную езду по снегу. У меня некоторые сомнения, в связи с тем, что, может быть, ещё не всё потеряно.
   И всё, чем может оправдать себя Толстый, после того, как я спрашиваю его о случившемся, это:
   - Не знаю, я ничего ему не говорил. Ну, может, только случайно.
   Поэтому сейчас я припоминаю ему этот случай, а также предлагаю больше не вести себя как баба. Мы немного ссоримся. Теперь он обвиняет меня в другом - в том, что я не рассказал ему о нашей ссоре с Дашей: на деле Марти сделал это за меня. Всё в порядке вещей. Тишина немного сковывает нас, когда все обвинения произнесены. А затем он как бы извиняется за неуместное в данный момент самолюбие:
   - Ну и что ты написал в этом письме?
   Много всего лишнего, но Толстому я говорю:
   - Извинения. Много извинений.
   Проблема в том, что в конце концов я влюбился в неё. Что-то гадкое включилось внутри, - позволившее симпатии перерасти в сдавливающее чувство, рождающееся при расставании.
   Толстый просто не может не показать достоинств своей логики:
   - Это ты сам облажался. Кто же начинает откровенничать с таких слов, если нет желания остаться в одиночестве месяца на два?
   Как минимум - тот, кто сейчас сидит рядом с ним.
   Но не из-за слов о моём сне с Кирой она не хочет видеть меня. На самом деле, всё из-за желания быть честнее. В письме я признался в том же, в чём только что признался Толстому.
   Стремление не видеть её несколько месяцев назад.
   Полагаю, именно в этом всё дело. Ей нужно что-то вроде возмездия. Чтобы мы были наравне, прежде, чем пробовать начать заново.
   Я проигнорировал пару недель, она - два месяца.
   В конце-то концов, это нечестно.
   Так долго не мстят.
   Неприятно это признавать, но, кажется, мы расстались.
   После того спектакля она попросила времени. Захотела взять паузу. Отмотала уровень нашего общения до периода, когда между нами не было общения. Дурацкий перерыв длится уже два месяца. Это как если бы клиническую смерть называли всего лишь затянувшимся ударом сердца.
   Мы взяли остановку сердца.
   Не знаю, как у неё дела, но я не пробовал нормальной жизни уже почти девять недель.
   Сдался на третьей.
   Не снимал видео с четырнадцатого дня после разрыва. Не гулял с друзьями. Не играл на гитаре.
   Даже выпускной пропустил.
   Два месяца с сестрой - таков мой приговор на предыдущие шестьдесят с чем-то дней.
   Мать заходит домой, а мы вдвоём сидим на кухне и молчим. Не потому что нам не о чем поговорить, просто мы не в настроении портить настроение ей. Кристинино самочувствие страдает из-за слишком большого количества отношений, а моя самооценка падает под давлением одной-единственной привязанности. Почти всё лето мы вдвоём контролируем клуб депрессивного упадка, основанный Кристиной.
   Теперь мы учимся понимать друг друга ещё лучше.
   Кто же знал, что время разрыва, выбранное не самостоятельно, так сильно грузит.
   Толстый видит город в иллюминаторе. Через двадцать минут мы покидаем Домодедово. Спустя час находим парня, у которого собираемся арендовать комнату. Чуть позже негодуем от местных цен на такси. Могли бы проявить возмущение раньше, но лучше поздно, чем никогда.
   Сегодня у нас серьёзный разговор в Останкино. Задумка о создании фильма летит в пропасть от того, что у меня просто нет денег на него.
   Дело такое. Мать злится на сына по причине его бездействия. Она отрицает брань в адрес дочери и всегда сливает весь скопившийся за день, неделю, месяц, отстой только в его уши. Моя исключительная проблема в том, что: "Это ты у нас мужчина!". Поэтому, подыскав устойчивый довод в моём безделье, она бесцеремонно требует квартиру за мозоли, которые выросли на её руках в тот период, пока она содержала растущего меня.
   А за дочь заплатит её жених.
   Когда-нибудь.
   Потом.
   Возможно.
   Но всё это неважно. Ведь есть сын, который должен всего добиться сам. Не то чтобы я не люблю её, виню в чём-то, ненавижу, но в этой ситуации что-то явно идёт не по задумке. Моя мечта рушится спустя шестьсот дней кропотливого созидания.
   А ещё потому что человек, с которым мы сейчас ведём переговоры, говорит:
   - Что вы от меня-то хотите? У нас тут телевещание. Максимум, что мы можем - снять телепередачу. Сериал - такого на нашем канале ещё не было, но, возможно, когда-нибудь, лет через пятьдесят, в ближайших планах - нет. И уж тем более мы не создаём фильмы. Если в ваше творение можно будет вставить водку, то идите в фонд кино. Если нет - можете ткнуться на какой-нибудь канал. Но трэш никто не возьмёт. Кому, к чёрту, захочется тратиться на, пускай даже качественную, но чертовщину. Которую потом можно будет воткнуть только в начало второй половины суток. В интернет вы не хотите, но другого выхода у вас нет.
   Один знакомый, точнее блогер, предлагает мне сходить к парню, которого он встретил после телешоу. Этот блогер заявляет, что парень предлагал ему помощь с продвижением фильма, если он решится на такое дело. Но телефон молчит, поэтому мы тратим кучу денег, чтобы провести встречу лицом к лицу. А теперь этот парень не знает, что нам делать:
   - Я имел в виду сериал. Интернет сериал. Понимаете? Есть люди, которые делают качественный сериал в интернете. И они заинтересованы в том, чтобы продвигать другие похожие проекты. Ребята пытаются заполнять пустующую нишу. Это хороший бизнес, который только начинает осваиваться. Они организовали свой проект, проталкивающий начинающих киноделов. Вот о чём я ему говорил. Но они не дают никому денег. Не договариваются с прокатчиками. И не имеют дела с телевидением. Всё, что можно ожидать от них - пиар от процента и прав на ваш фильм, выложенный на их канале в интернете. А вы говорите, что вам не интересен интернет. Вы хотите протолкнуть дело на большой экран. Поэтому это не тот офис, в котором вы сейчас должны сидеть. Простите, ребят, но мне пора. Очень жаль, что не смог помочь.
   Сказать, что я расстроен - сказать, что я расстроен.
  
   Мне удалось немного поразмышлять, и я рассудил, что тебе вполне хватит того видео. Нет, мы продолжим смотреть ролики Киры дальше, но с первого выпуска уже достаточно. Там отсутствует что-либо интересное. Я тебе отвечаю. Мамой клянусь. Зуб даю. Всё равно они у меня все прогнили.
   Хорошо, вкратце доношу последующие события. Ты же уже знаешь, что она снимает забавные моменты. А теперь знай и то, что плюс к этому она продолжает показывать своих подружек. Причём только три девушки из, примерно, десяти, сверкающих в кадре - это её настоящие подруги. Остальных она навязывает только чтобы набить себе цену. Сечёшь? Она как бы знает себе цену, но цена не знает её, поэтому приходится самостоятельно создавать свою стоимость. Эй, мы это уже обсуждали. Зачем я повторяюсь? Из-за того, что тебе, возможно, хотелось увидеть выпуск полностью? Убейся. Посмотри что-нибудь поинтереснее.
   Забудь про эту хрень. Это слишком сложно для тебя. А если не сложно - не забывай. В любом случае мне пофиг, как ты поступишь в этот раз.
   Вернись к основной мысли! Хватит уже читать всякую чушь. Я не спорю - это написано мною. Но кто же заставляет тебя сканировать всё подряд? Ты как будто школу не посещал(а). В самом деле! Никогда не слыхал(а) про выуживание основной мысли из кучи хлама?
   Сегодня у нас другое видео. Тоже от Киры. Прошло немало времени, поэтому до него она успела снять уже тройку-четвёрку других. Но это в топе на её канале. Вышло совсем недавно. А уже хренова туча просмотров. Бездна разнокалиберных комментариев. Что же там такого? Включай. Не жди. Еда подоспеет потом.
   Тут у нас, к слову, появляется изящная вступительная заставка, способная своим качеством пленить любого критика заставок.
   -- Привееетик. Очень скучала по вам. - Обрезка. - С тех пор, как я начала вести шоу, совсем не остаётся времени на блог. - Обрезка. - С другой стороны, у меня и тем-то нет никаких, чтобы выкладывать видео на этот канал. - Обрезка.
   Да сколько же можно! Вы там что, совсем сдурели?! Эй! Неужели нельзя меньше этих дурацких обрезок? Кира, в чём твоя проблема?!
   Она смотрит куда-то в сторону.
   - Что за шум? Вы слышите? - Она смотрит в камеру. Она пытается прислушаться. - Простите, показалось.
   Ух. Что-то я совсем забыл о правилах приличия. Нельзя забыть то, чего не знаешь. Просто теперь постараюсь вести себя сдержаннее.
   - Наверняка, вы уже видели это ужасное видео, где двое неизвестных жестоко расправляются с человеком, прикрываясь тем, что он ничем не лучше преступника. - Обрезка. - Сначала они показывают, как он бьёт девушку, а потом... - Её как будто вырвет сейчас. Обрезка. - Я не смогла досмотреть... но все вы наверняка отлично знаете, что происходит потом. - Обрезка. - Так вот. Я бы хотела выразить своё мнение по этому поводу.
   Ты же уже понимаешь, что нужно делать? Почему это все в курсе существования того видео, а ты впервые слышишь о нём от какой-то посредственной блогерши? Верно. Выключай эту ерунду. Хватит на сегодня. И так очевидно, что она против насилия. Если конечно не происходит какая-нибудь драка в её честь. Тогда-то она с радостью поддержит её обеими руками.
   Ты заходишь в браузер и начинаешь рыскать по интернету в поисках того самого видео. Да тут даже напрягаться не надо - оно выползает первой ссылкой на первый же запрос о недавнем избиении. А под ним ещё куча новостных статей. Прежде чем насладиться едой люди обычно стараются нагулять хороший аппетит, чтобы вкус был насыщеннее. На самом деле так он не станет насыщенным. Тебе просто будет плевать на сколько плоха еда. Ты съешь, что угодно, если голод будет сильнее. Вот и тут та же ситуация. Нам с тобой сначала нужно глянуть какую-нибудь красивую статейку. Чтобы, в случае чего, зрелище не было таким уж разочаровывающим. Поэтому ты тыкаешь на вторую по запрашиваемости ссыль. Там текст. Наверняка написавший его нагло скопировал идею у профессионального журналиста, кропотливо трудящегося над своей статьёй. Но ты не хочешь париться в поисках более красивых слов, поэтому и этого будет достаточно. Посыл к статье сформулирован основной мыслью автора. У него получается что-то вроде:
   Двое неизвестных в такое-то время, по такому-то часовому поясу, в неопределённом месте избили человека до полусмерти. На видео отчетливо видны тяжелейшие увечья на теле избитого, которые демонстрирует сам автор ролика.
   Основной же причиной поднятой шумихи данного избиения служит заявление - а также прилагающиеся к нему видеоматериалы с якобы обличающими доказательствами - о том, что избитый сам не гнушался физическими расправами, притом бил он даже девушек.
   Это наши мстители. Люди на видео совершают куда более объективную справедливость, нежели те, что летают на большом экране при помощи графических эффектов. Ой, прости, не наши. Их. Существует бесконечное множество реальностей. В курсе про Рика и Морти? Посмотри, если нет.
   Под написанным ты видишь само видео. Включай уже, хватит ждать, пока я скажу. Серьёзно хочешь врубить его без моего разрешения? Может мне вообще уйти? Ты и без меня отлично справишься, так ведь?
   Так что же можно найти в том видео?
   Никаких излишеств при появлении первого кадра, а также ничего интересного в первые несколько секунд. Поле - загородный простор, где земляные квадраты для засева разделены грунтовыми дорогами. Скудная линия деревьев простирается где-то очень далеко позади сидящего на стуле человека, поперёк курса обзора камеры.
   Рот мужчины заклеен, руки - наверняка тоже. Они спрятаны где-то сзади. Ноги привязаны к ножкам стула с помощью верёвки. На теле пуховик. Человек выглядит очень обеспокоено, но при этом складывается ощущение, будто он пьян.
   Две незнакомые нам личности выходят из мёртвой зоны. Из той, которую не может снять камера. Сзади. Они облачены в что-то типично сельское. В руках биты. На лицах красуются маски. Не спрашивай у меня их точное описание. Какие хочешь, такие и представляй. Нет у меня времени на то, чтобы грузить тебя своим видением масок.
   Один из любителей маскарадов начинает говорить.
   - Сейчас вы увидите то, чем данный элемент общества промышляет в свободное время. Промышлял. Думаю, после сегодняшнего у него больше не останется сил, времени и желания на то, чтобы продолжать в том же духе.
   Теперь у нас тут видео в видео. Типичная "съёмка из кустов". Она не из кустов, но посыл ведь ясен? Нет? Ладно, если нет, то я поясню. Снимают очень далеко. Как будто из засады. Понимаешь? Надеюсь, да.
   На дворе светлый вечер. Если судить по осеннему времени - часов пять. Но если брать во внимание то, что снимать могли ещё летом, так как на подготовку похищения необходимо немало времени, тогда часов семь, например.
   Тут у нас группа, предположительно, алкашей выясняет отношения. Обрезка, и один из представителей мужского пола бьёт представителя женского начала. Конец. И нас с тобой снова возвращают к загородному пейзажу.
   Почему нас? Я же тоже должен видеть это. Как мне тогда описывать?
   Всё. Не глупи.
   Больше нет никаких слов. Двое замахиваются и начинают колотить сидящего битами. Пару ударов прилетает по рукам, ногам, чуть больше достается верху торса. И в конце немножко добивают кулаками по лицу.
   Тебе следовало бы насторожиться, так как объект унижения не слишком-то и сопротивляется. Но ведь лучше поверить, так же интереснее? Потому что ты наверняка знаешь, что в комментариях к этому видео уже куча обличающих доказательств подделки от настоящих профессионалов в области всего. Так что, не будь как все.
   Под конец видео один из мстителей снимает камеру с приспособления, обеспечивавшего её устойчивость, и показывает результат работы, предварительно расстегнув пуховик жертвы. Кроме него на торсе нет никакой одежды.
   Немного слов напоследок.
   - Надеюсь, всем было ясно, что никто из нас не собирался причинять ему смертельный вред, поэтому мы старались действовать как можно мягче. Спасибо за внимание.
   Всё, хватит. Можешь теперь переходить к непроизвольным мыслям главного героя.
  
   8
  
   Понятия не имею, сколько прошло дней. Не знаю, как много ещё осталось. А самое важное - никак не пойму, в каком месте лежит точка опоры, от которой тянутся всё подобные отсчёты.
   Сегодня, как и вчера, позавчера, завтра, а также в остальном множестве прожитых дней лета у меня есть важное дело. Я размеренно карабкаюсь на гору отрешённости, чтобы закрепить за собой статус почётного репрессора собственного настроения. Продавливая кровать, мы с гравитацией сладились куда лучше, чем с Дашей.
   Кое-кто уже готов переспать с ней вместо Даши.
   С силой притяжения.
   Ведь от моей бывшей девушки она отличается только тем, что принимает искреннюю любовь. Ну, и, вроде, ещё тем, что первое это просто физически-механическое взаимодействие центра планеты с земными материалами и телами, а второе - разумное млекопитающее из отряда приматов.
   Но кого волнуют эти мелочи, когда речь идёт о взаимопонимании.
   Погода в доме безветренная. Течение событий - как пульс мёртвого, растянувшийся по экрану кардиомонитора. То, что вселилось в меня, последние четыре месяца не даёт хоть как-то повлиять на мир за пределами семьи. Эффект бабочки тут не работает. Потому что он работает где угодно, только не в реальности.
   Где-то в середине ничего Марти приходит в гости и заставляет противопоставить нежелание попасть в армию устоявшемуся принципу праздности. Дело непростое. Но во избежание негативных эффектов от протаптывания плаца и одноразового за семь дней душа приходится срочно распихать копии бесценных бумаг по самым эталонным ВУЗам страны.
   В приоритете государственный университет нашего города. Факультет иностранных языков.
   Когда одна проблема решена, тут же находится другая. Всё дело в том, что канал теряет прежнюю популярность. Люди уходят, не желая наблюдать разложение трупа былой увлекательности. Застой в выпуске выпусков заставляет идти на серьёзные меры. Приходится делать Киру ведущей проекта. На то время, пока я не разберусь с подростковыми проблемами. Но для того, чтобы она узнала о таком решении необходимо сообщить ей о нём
   С моей стороны переговоры проходят в режиме "без галстуков". В толстенном махровом халате. Возвращающим к детским воспоминаниям. Когда с помощью такого халата можно было построить себе целое убежище.
   - Блин, ну, прости. Дом стоит недёшево, поэтому денег на твою роль не осталось.
   Заливая в себя кофе, посреди собственной широкой кухни, которая отъемлемая часть гостиной, как бы непреднамеренно предлагаю ей:
   - Забирай моё шоу.
   Направляясь в гостиную, которая четверть дома, информирую о всех плюсах предоставляемой профессии:
   - Пятнадцать процентов от просмотров твои. Там неплохая сумма выкатывает под конец месяца.
   Сидя на диване перед телевизором, разжёвываю должностные обязанности:
   - Сценарий буду писать сам. Тебе остаётся только улыбаться на камеру и ртом воспроизводить текст с бумажки.
   И что-то там ещё:
   - Ты приходишь на всё готовое, поэтому даже не думай требовать больше. Найдётся миллион других, кто захочет занять это место.
   Она даже не думает, когда соглашается. Две секунды, и её губы шевелятся, порождая положительный ответ.
  
   Меня позвали. Оторвали от дел. Притянули за уши. В смысле, не как притянули историю за уши, а как притянули за уши к столу, чтобы я начал писать то, что я сейчас пишу.
   Шучу. Я сам пришел.
   Что мы делаем? Придется потрудиться. Видео не с канала Киры. А с канала того шоу, которое хрен знает, как называется. Почему придётся потрудиться? Потому что нужно искать канал с этим шоу.
   Кстати. Спроси у меня, почему главный герой не имеет имени. Ты уже знаешь ответ? Как прогрессивно. Просто я слишком большой фанат Бойцовского клуба? Да. Но нет. Дело в том, что главный герой не должен быть подвержен образам, сохранившимся в твоей памяти. Понимаешь, о чём я? Допустим, ты знаешь Никиту. Не больше одного Никиты за всю твою жизнь. Если больше, то не страшно. Но если ты знаешь только одного Никиту, то и все остальные Никиты будут такими же, как твой первый Никита. До той поры, пока ты не узнаешь их получше. Но лучше не рисковать. Пускай Никита остаётся Никитой, а никто останется никем.
   Короче говоря. От меня требуют провести парную главу. Нет, не герои. Они вообще не в курсе. Просто требуют, и все. Кто? Не важно. Так неинтересно - если всё знаешь. Представляешь, у тебя рак. Отставить. У тебя непонятное образование на коже. И ты паришься. Думаешь, что это такое. А это рак. Но ты не знаешь этого. Что лучше: прожить ещё пару недель в более-менее спокойном неведении или бояться смерти? Вот и не спрашивай, кто мне приказывает. Иногда опасно - знать всё.
   Да никто мне не приказывает... Я просто объём забиваю.
   Давай лучше дадим шоу название. Я уже вижу его. Вот оно, прямо в моём воображении. Всплывает в эпичной заставке, которую тебе пора наблюдать на своём воображаемом планшете. Называется оно: ни о чём. У нас могут быть проблемы с авторскими правами. Первый альбом одного из российских рэперов носит точно такое же название. Но разве рэперы читают что-то, кроме рэпа? Поэтому вероятность-то мала.
   Кира в кадре. У неё серьёзное лицо. Суровый взгляд. На заднем фоне небольшой беспорядок.
   - Добрый день, вечер, ночь, утро. - Обрезка. Она смеётся. Опять обрезка. Теперь она продолжает уже с адекватным выражением лица и небольшой улыбкой. - Простите, я не могу так. Не могу быть такой серьёзной.
   К слову, она думает, что у неё очень удачно выходит пародировать предыдущего ведущего. Но, по правде говоря, она просто афигела. Обычно шоу не такое уж и серьёзное. Да, наш дядя "хрен знает, как его зовут" поднимает важные вопросы, но это не значит, что он делает это с хмурым выражением. Очень часто обсуждение разбавляется смешными миниатюрами, видеовставками, да и мимика ведущего тоже способствует хорошему настроению.
   Погоди... Кажется, мне пора. Скоро увидимся.
  
   Толстый организует свет в моём гараже. Помещение есть - машины до сих пор нет.
   Это крайне эксцентричный выпуск с грязными металлическими стеллажами от старых хозяев на заднем плане. Подходящая настройка камеры исправит картинку. Замылит все проблемы.
   Мы снимаем тут, потому что тащить Киру в квартиру Толстого нет смыла. Они не ладят так хорошо, чтобы находится наедине в замкнутом пространстве.
   Кира говорит Толстому:
   - Кстати, ты очень понравился Ире.
   Кто такая Ира. Ира - это лишний пласт информации в моей памяти. Если у меня спросят, кто самый ленивый до запоминаний человек, я покажу на кого угодно, кроме себя.
   А кому оно надо - вываливать свои недостатки на всеобщее обозрение.
   Ира - подруга Киры, что спала на первом этаже её дома, после пьянки.
   Моя исключительная проблема в том, что Первая девушка у Толстого появилась, когда ему было двенадцать лет. А первый половой контакт у него произошел в четырнадцатилетнем возрасте. Никто не знает, как это работает, но он постоянно стесняется незнакомых девушек. И он постоянно - первый, кто их трахает.
   Господи, инопланетяне, вселенная, я тут вообще-то жалуюсь.
   На мне всё тот же халат. В руке тот же сорт растворимого кофе. Это уже другой день. Четвёртый, после того, как я предлагаю Кире вести своё шоу. Но халат с кофе неизменны до конца лета.
   Не то чтобы я делаю вид, что мне лень переодеваться, но именно так я и поступаю.
   Сейчас нужно сказать пару реплик на камеру. Прикинуться безразличным человеком. Короче - наврать.
   Прочитав сценарий, Кира выражает недовольство необходимостью использовать именно его, а не свои собственные помыслы.
   Кто её слушает?
   Мы готовы. Информация о том, что подача должна быть менее девчачьей и более комичной донесена до ведущего.
   Три.
   Два.
   Один.
   Запись пошла.
   Честно признаться, всё очень плохо. Она нарочно гиперболизирует образ, принижая всех адекватных парней и возвышая глупых дурочек. Так я вижу всех умных парней, и такими мне кажутся все неоригинальные девушки, когда гляжу на себя и на неё.
   Затем она смеётся над собой. И говорит, что не может быть такой серьёзной.
   Сама пошутила - сама посмеялась.
   Думаю: "Как я мог полюбить её?". Спрашиваю у себя: "Что заставляет людей верить в то, что она может жить с нами на одной планете?". Отвечаю себе: "Вокруг одни идиоты".
   Может быть, кто-то и утрирует. Возможно, это даже я.
   Но.
   Это норма.
  
   Эй. Вот не надо мне тут. Тема с видением ситуации от лица разных персонажей пошла не из гта. Я ещё с 2006-го о таком приёме узнал. А потом восемь лет задавался вопросом, почему никто не повторит эту гениальную идею. И вот поэтому сейчас, когда у меня появилась возможность сделать что-то похожее, я делаю. А не потому что я малолетний школьник, следующий за заезженными концепциями. Который не может жить без мэнстримных цитат из пабликов второсортного качества. Хоть я и спёр задумку, но она грелась в моей голове восемь лет.
   Прости. Немного отвлёкся. Как-то подгорело у меня.
   Продолжим, пожалуй. Кира в кадре.
   - Это второй сезон. - Знаешь, что сейчас? Ага. Обрезка. - Был небольшой перерыв, и вот мы снова с вами. - Перебивка. Она, типа, перебивает саму себя. Ну, ты чё, не понимаешь? Да это та же самая обрезка. - Всё старые лица тут, только одна я здесь новенькая. Но, надеюсь, вы не будете сильно злиться на то, что я заняла такое почётное место. - Обрезка. - Сегодня мы поговорим об.. - О чём? - ...об отношениях. - О каких? - Об отношениях между парнем и девушкой. - Обрезка. - Отношения - это плохо. Особенно в раннем возрасте. - Обрезка. Она говорит почти шепотом, прикрывая рот рукой: - Вообще-то, я так не думаю.
   Так. Ты же знаешь, как работает это шоу? Ты уже давно изучаешь каждый его выпуск. Как нет? Ничего не знаешь о нём? Вполне ожидаемо. Хорошо. Зато я знаю, как оно работает. Есть один паренёк. Он ведёт это шоу. Вёл раньше. И всё, о чём он рассуждал, обязательно случалось с ним или с его знакомыми. Что? Ты уже в курсе? Эх, я чувствую себя лишним. Ладно, тогда давай продолжать.
   Из-за кадра доносится:
   - Давай по сценарию.
   И она продолжает по сценарию.
   - Один независимый эксперт согласился сегодня прийти к нам, чтобы помочь разобраться в этом важном вопросе. Он расскажет, каким образом строились его сложные отношения и чем всё это закончилось.
   Двигаясь прерывисто, при помощи нескольких глупых склеек, под невнятное музыкальное сопровождение, в кадре появляется главный герой.
   Пока он заходит в область действия объектива, звуковым фоном подаются аплодисменты и восторженные крики. Смейся. Это ведь чертовски смешно. Хотя бы представь, что ты смеёшься. Потом он пьёт что-то из кружки. Отдаёт её Кире. И наконец начинает рассказывать.
   - Полгода я встречался с одной особой. Спустя эти полгода я решил признаться в каких-то, возможно, обидных фрагментах наших отношений, глупо полагая, что честность будет залогом хорошего будущего. - Обрезка. - Но. Нет. - Обрезка. - Да, рассказанная мною правда была неприятной, но в ней не было ничего, что могло бы сравниться с изменой.
   Обрезка. Кира спрашивает.
   - Так, и что в итоге?
   ГГ отвечает.
   - В итоге я хочу сказать этой девушке: спасибо.
   Он показывает замазанный жест неприличия. Это не будет слишком сложно для тебя? Что если я скажу напрямую - средний палец. Ты не обидишься на то, что я слишком скрупулёзен? А потом, при помощи отточенных навыков монтажёра, делает вид, что стирает эту размытость второй рукой. Ну, типа, стекло тряпочкой протирает. Только рукой, а не тряпочкой. И не стекло, а другую руку.
   Обрезка
   - Спасибо за то, что не дала мне сгнить в обществе однолюбов. - Обрезка. - То есть, дала, но это пройдёт.
   Обрезка. Кира в кадре одна. Поправляет волосы. Делает то, чем никогда ещё не занималась до этого в кадре. Я знаю, что тебе плевать. Знаю, что ни один нормальный человек не обратил бы ни малейшего внимания на эту неувязку. Но мне же надо как-то показать, что что-то не так. Хорошо, что если она будет поправлять волосы немного смущённо? Так уже заметнее? Договорились. Если не договорились, то всё, уходи, давай, никто тебя не держит. Проваливай.
   Ладно, извини.
   Ну, и, в общем, она продолжает. Доводит выпуск до конца. И, собственно говоря, моя работа на сегодня закончена. Спасибо за внимание. Увидимся позже. Спишемся.
  
   Время показать свою наглость. Пора явить себя всему миру в одном халате. Никто известный ещё не поступал так дерзко.
   Кроме Лебовски.
   Но это выдуманный персонаж.
   И кроме тех голливудских баб. Обнажённые фото которых постоянно утекают в интернет. Господи, я слишком неоригинален.
   Банален.
   Тривиален.
   Вхожу в кадр. Пью кофе. Слушаю вопрос. Кира ошибается. Смеюсь над её ошибкой. Смеюсь над тем, что это не смешно. Думаю, что становлюсь похожим на Киру. Упрекаю себя.
   У меня нет сильного желания делать то, что должно быть сделано. Но нужно уничтожить всё, что мешает продолжать нормальное существование. Валяться на кровати, заматывая себя в ковёр из лени и самокритики - не то, чем я собираюсь заниматься всю оставшуюся жизнь. Не то, что обычно называют существованием. Пора восстановить былое величие, приумножив его на действие. Подарить миру результат своих деяний, а не слов.
   Поэтому сейчас, стоя между дверью в кухню и новой версией старой девушки моей мечты, я решаю провести операцию по воскрешению шоу, где мы с Марти ломали автомобили.
   Толстый говорит:
   - Ну ты чё?
   Отрываюсь от мысли. Продолжаю по тексту. Забываю текст. Прошу помочь вспомнить.
   Толстый говорит:
   - Ну ты чё?
   Мне самому противно от того, во что я превратился. Умное лицо, поток пресного выпендрёжа и оскорбление девушки, ради которой ещё пару месяцев назад я был готов пойти на всё - вот что увидят полтора миллиона постоянных зрителей этого некогда вполне разумного проекта.
   Они должны лицезреть, чтобы дать мне перегореть.
   В итоге это то, что спустя день вижу я, наблюдая за тем, как Толстый монтирует полученный материал. Он намеренно зацикливает повтор момента, где я чересчур нагло отношусь к праву Киры на владение личным пространством.
   Марти смеётся с дивана:
   - Ну ты даешь. Красава. Только что отошел от одной бабы, как тут же суёшь язык в рот к другой, чтобы получить по морде и протупить ещё пару месяцев.
   Это точно не то, чего я ожидал, после прочтения её блога.
  
   9
  
   Первая мысль всегда глупая, но гениальная. Ты решаешь что-то, а потом, немного обдумав, отказываешься от затеи, оставляя какие-то восемьдесят процентов первоначальной задумки. Примешиваешь к ней немного устоявшихся принципов, и получаешь реальный, конечный результат, который пойдёт в массовое производство и продажу.
   Стоя посреди однокомнатной хрущёвки, говорю парням:
   - Нужно рассыпать землю по всему полу. А не только в одно место. - Поворачиваясь к Марти, указывая на часть квартиры, противостоящую появлению ковра, критикую: - Если шлёпнуть чуть-чуть сюда, будет неправдоподобно.
   Хорошие новости. Сегодня всё идёт как надо. Нет ни проблем с Дашей, ни тоски по ней, ни жалости от расставания. Есть новая идея, воскресшее шоу, приносящее доход и... обиженная Кира.
   Вчера Марти номинирует очередную идеально подходящую квартиру. Он не знает, что идеально - это когда землю можно рассыпать по всему полу, пару лопат закинуть в раковину, да и вообще - затолкать во все доступные щели.
   Третья квартира в совершенстве противоположна тому, что требую я.
   Ситуация простая. Никто из нас не хочет терпеть наказание за совершённое им правое дело; даже если всё осуществляется ради собственной выгоды. Поэтому на этот раз мы решаем, что справедливость будет торжествовать по-другому. Не так, как обычно происходит в вымышленных историях. В этой истории, которая неотделима от реальности, обстоятельства любят усугубление.
   В действительности, где миром правит отнюдь не любовь, существует крайне зауженный выбор орудий, помогающих достигнуть триумфа. Победить в любом плане. Начиная от возвышения, заканчивая дезинфекцией эгоистичных повадок общества, - среди наших целей найдётся и то, и другое. Два способа, известных со времён зарождения первой мысли в мозгу первого человека.
   Это ложь.
   И это запугивание.
   Так как мы слишком напуганы для запугиваний, мы выбираем - стандартное предпочтение любого политикана - враньё.
   Потому на современном этапе становления нашей команды мы с Марти и двумя толстяками хотим всунуть правосудие в визуальный обман. Вернуться к идее о снятии фильма. Только то, что это всего лишь фильм, будем знать лишь мы одни. И парочка актёров.
   Если действовать честно и справедливо, можно просто взять биту и пойти разбивать рожи всем, кто попросит об этом. Но это глупость. В таком случае только в тюрьме можно будет получить благодарность за совершённое.
   Как бы я этого не хотел, но моя социальная система корней твёрдо удерживает мировоззрение в почве желания достичь чего-то больше. Такое случается, когда тратишь детство на отречение от сладостей, просто потому что нет денег даже на гадости.
   В детстве всё гадость, что не сладость.
   Поэтому сейчас я бесспорно готов вытерпеть очередной провал Марти. Чтобы дать ему ещё один шанс. Ради того, чтобы он помог мне с моей надеждой не остаться незамеченным.
   Идея у нас простая. Сегодня, то есть в любой другой день, когда найдём подходящую квартиру, мы якобы возьмём и установим место дислокации мистера "н", нарушителя, при помощи слежки. Разыграем сцену визита к нему домой. И, в связи с тем, что запихать его неправильно припаркованную машину в квартиру задача не для бедных студентов, просто засыплем все комнаты землёй.
   Имитация наказания.
   Телефон оживает в кармане. Рука прижимает его к уху. Динамик сообщает:
   - Привет. Это Даша.
   Извещаю Марти о том, что это Даша. Говорю Даше, что это я. Она интересуется тем, как проходит моё ничего.
   - Ничего.
   Оказывается, моя бывшая девушка - на самом деле нет - очень много думала о нас, поэтому теперь для неё настало время... Просто настало время, как она выражается.
   Такая полноценная мысль, что мне даже нечего ответить.
   Прикрывая динамик, говорю Марти:
   - Она хочет встретиться.
   Марти требует экстренное право на интернет. Чтобы удалить то видео, где моя самооценка взлетает выше тупости.
   Предвзятость не способствует спасению утопающих отношений.
   Утопших.
   Говорю в телефон:
   - Да. Встретимся.
   Через три часа я готов расстаться по-настоящему.
   Самое время открыть новую главу, потому что в старой уже нет текста. Просто чистые, напрасно занимающие место листы.
   Правда, пару дней назад, когда я решаю продолжить снимать своё шоу и другое своё шоу, страницы перестают быть пустыми. Теперь остаются только небольшие пробелы. В тех местах, где должны быть наши с Дашей отношения.
   Зачем так усложнять.
   Зачем думать так метафорично.
   В ожидании Дашиного появления просто необходимо отвлечься от этих мыслей.
   Через три минуты она наконец появляется. Спустя пару секунд, после жеста приветствия, эта удивительно красивая девушка улыбается, что заставляет меня думать: "кажется, она не видела видео".
   Пока мы прогуливаемся по аллее, она начинает:
   - Я видела твой последний выпуск.
   Ммм...
   Её оценка:
   - Я знаю, ты не со зла.
   Именно с него.
   В пути Даша рожает не самые стандартные фразы. Сыплет непоколебимыми в своей правильности оправданиями, оправдывающими её и даже меня. Её долгое отсутствие объясняется банальным осмыслением того, что было написано на балконе. Моя же реакция на столь необходимое для неё постижение трактуется как попытка защитить себя от долгой депрессии.
   Дело говорит.
   Мы советуемся по поводу: можно ли забыть последние четыре месяца.
   Понятия не имею, но, всё же, склоняюсь к тому, что моя память вполне способна утратить такие мелочные воспоминания. Я даже рад, что она вернулась. Доволен тем, что понимает меня и себя. Но есть проблема, связанная с моими идеалами - ненавижу людей, которым нужно время, чтобы осознать свои желания. Принимаю подобное за бесполезную трату времени с подключением актёрских навыков, применяемых для формирования иллюзии существования.
   Лень, под прикрытием философского налёта из рефлексий.
   Бесспорно, очень хорошо, что она вдруг осознала, как это великолепно, когда твой парень ведёт себя как твой лучший друг.
   Это так мило, когда он ничего не скрывает.
   Это звучит так иронично в моей голове.
   С этим надо бороться.
   Но.
   Слишком плохо то, что она оказалась одной из тех, кого я терпеть не могу. С другой стороны, я, кажется, тоже стал тем, кого ненавижу.
   В самом деле.
   Решил прятаться от правды за отмазками. Сначала хочу встретиться, а потом не хочу, потому что чувствую себя оскорблённым.
   Неприятно признавать, что ты обращаешься за помощью к отговоркам. Что ты такой же как все. Ровно как и все начинаешь убеждать себя в том, что "мы не можем быть вместе", потому что кто-то из нас не соответствует. И нет, это вовсе не от того, что просто обидно. Уж точно дело не в том, что она имеет право подумать четыре месяца, возможно даже переспать с кем-нибудь, а я в это время могу только валяться на кровати. Не из-за своей лени, а по причине вполне реального эмоционального упадка, который в итоге приходится засунуть поглубже. В чём прекрасно помогает оскорбление бывшего партнёра.
   И оскорбив, я утоляю свою потребность в отмщении. Прощаю её за четыре месяца, которые потрачены впустую. И беспрепятственно иду дальше, пересмотрев планы на будущее. Вернув туда длинноногих красоток.
   Но.
   Своим прощением она всё портит.
   Противоречит своей природе.
   В конце концов мораль такова, что я очень хочу быть с ней, но не могу. Потому что она имеет возможность вполне осознанно бесить меня, раздумывая над тем: "а плохо ли то, что твой молодой человек хочет быть честным с тобой, потому что любит тебя". А я должен простить все пропущенные звонки сразу, после того, как она признаёт неправоту.
   Как минимум, это нечестно.
   Я говорю:
   - Хорошо.
   Всё не так просто. Теперь мне нужно время.
   Следующие несколько месяцев я попытаюсь отвлечься.
   Это станет началом моих осмыслений.
   Небольшой остановкой любовных разборок.
  
   Давно не виделись. То есть, мы никогда не виделись. Но ты же понимаешь, о чём я? Конечно, понимаешь.
   Я что сказать-то хотел, написать, донести.
   Сейчас вспомню...
   Наверное, тебе кажется, что я слишком злоупотребляю своим положением, чтобы разводить здесь сопли. Но это не так. На самом деле всё идёт своим чередом. Так, как должно. Меня бесит, что люди критикуют такие моменты, когда первая половина книги ни о чём, а вторая уже начинает как-то развиваться. Никто ведь не жалуется, что перед белой полосой в жизни была чёрная. Никто не просит переписать чёрную. Потому что знают - это невозможно. Всё зависит, зависело, будет зависеть только от них самих.
   И когда меня критикуют, заявляя, что мне нужно переписать неинтересные моменты, я говорю: перепиши неинтересные моменты своей рожи. Никто не виноват, что ты родился уродом. Просто так и должно быть. И у нас, как бы, тут та же самая ситуация. Не я строю чью-то жизнь. Герои сами решаю, к чему идти. Я могу только как-то повлиять на их выбор. Этим я и занят в данный момент. В противном случае тебе пришлось бы продолжать читать про жизнь заурядного блогера. А потом он поступил бы в университет. Закончил его. Женился на ком-нибудь из героинь. И зарабатывал бы на своих видео. Средний заработок. Ипотека на двадцать лет. Рухнувшие мечты о разгульной жизни.
   Короче. Я влияю на жизнь ГГ. Не управляю ею. И даже его мыслями. Нет, ни за что. Но воздействовать на ход истории могу. Посредственными методами, типа: уронить пудру Киры, чтобы она потянулась за ней, задумалась, пока тянется, поняла, что любит ГГ, начала писать блог.
   Это не я устроил. Но так всё и было. Основано на реальной истории.
   Спросишь, как я повлиял на самом деле? А я скажу. Только ты всё равно не услышишь. Не нужно совать нос, куда попало. Иди сходи к врачу. Вдруг родинка у тебя на теле это рак.
  
   10
  
   Мы на лекции. Марти и я. Учимся в разных институтах, но сидим за одной партой. Он тут только потому что может.
   Хочет.
   Должен поговорить со мной.
   Полноватый, седобородый старик у доски инициирует процесс обучения. Человек не злой, но нудный. Предмет не интересный, но сносный.
   На первый взгляд.
   И на второй.
   Парень спереди интересуется состоянием расписания на сегодняшний день. Я бы мог помочь ему, но пересматривать своё отношение к безответственным прогульщикам не собираюсь.
   Возбуждение Марти вынуждает учителя поднять мошенника, незаконно присутствующего на лекции, интересуясь ничтожным отрывком его родословной.
   Самым передовым.
   Но на самом деле Марти уже слишком стар, чтобы быть крайним звеном в своём генеалогическом древе.
   Я шепчу:
   - Ольман.
   Сосед спереди недоволен. Он не давал никому такого права. Права использовать свою фамилию. Но никто не мешал ему ходить на занятия, чтобы преподаватель не путал его с Марти.
   Глядя на настоящего Ольмана, говорю Марти:
   - Антон.
   Пока мой сосед справа в поиске подходящих ответов, а парень спереди гневно пытается помочь самому себе, я немного ухожу в себя и начинаю вспоминать.
   Пару недель назад Вова - одна из самых значимых фигур района, в котором мы живём - как и все гопники всё ещё умеет разводить неуверенных в себе людей и школьников. Поэтому, пока он не растерял свои ценные навыки, я осознаю:
   - Мы ведь можем обратиться к Вове.
   Марти, желая осознать мою идею, во всю старается запустить процесс постижения сказанного собственными силами. Не допуская такой возможности, я предоставляю ему стопроцентную помощь в этом деле - передаю мысль в более доходчивой форме.
   А то не дай бог ещё сам всё поймёт.
   Стыдно будет.
   Ведь я как бы понимаю, что постоянно выражаюсь поверхностными фразами, доступными только для их производителя. Потому что это должно выглядеть круто. Всё должно выглядеть круто, иначе теряется интерес к существованию. Поэтому я прикидываюсь, будто мы в кино и начинаю разбрасываться сценарными репликами, требующими пояснений. Формулировками, доступными лишь для зрителя.
   Для себя любимого.
   Так интереснее.
   Умение растолковать человеку непостижимую для него мысль способствует прогрессированию болезни самолюбия. Но когда нет мыслей, которые можно было бы понять самому и передать данный опыт ближнему, приходится создавать независимые прецеденты. В моём случае соотношение зависимых от окружения прецедентов к самодельным - пятьдесят к пятидесяти.
   А болезнь - потому что в больших дозах. Если радовать чувство собственного достоинства раз в день, то это норма.
   Только мало.
   Поэтому моя самооценка до сих пор не падала ниже уровня богов, - я же знаю то, чего не знает никто. Так высшим силам труднее быть высшими силами. Нечего расслабляться и не напрягать себя вмешательством: помощью по большей части. Пускай теперь докажут, что круче меня.
   В итоге, после нашего разговора Марти понимает, что с Вовой необходимо связаться каждому, кому требуются хорошо замаринованные должники.
   Вяленые, скорее.
   И мы идём договариваться. Обсуждаем возможные варианты. Радуемся, узнав, что на примете есть парочка людей, у которых недавно освободились хорошие квартиры. Освободились - это когда нет родителей. Затем платим за информацию. Втроём наведываемся в нужное место. Объясняем ситуацию со сменой условий долга. И уже без Вовы засыпаем всё землёй.
   Успех видео гарантирован.
   Как и изнеможение от уборки.
   И всё идёт идеально. У нас два миллиона просмотров за неделю. Полная корзина восхищений от проделанной работы. Существенное отсутствие неверующих. Незначительное присутствие таковых.
   Кроме двух вещей.
   Во-первых, это очередной звонок Даши посреди сьёмки второго эпизода.
   Во-вторых, моё случайное нажатие на зелёную иконку вместо красной.
   Она говорит:
   - Хватит! Если не хочешь продолжать общаться со мной, так и скажи. - Немного думает, а потом продолжает: - Не надо вести себя как ребёнок, норовящий отомстить!
   Трудно наладить свою эксцентричную карьеру, пытаясь выяснять отношения с психованной женщиной. Пока она кричит в телефон, демонстрируя высшую степень взрослого поведения, я стараюсь проследить за качеством выполняемых процессов.
   Утрамбовывая грязь на пути в ванную, говорю толстякам:
   - Только сильно не топчитесь. Вы тяжёлые. В прошлый раз еле расчистили из-за вас.
   Проходя мимо высыпающего из мешка землю юмориста, говорю не в трубку:
   - Интересно, сколько нужно времени, чтобы пыль, летящая из открытого окна летом, замела квартиру до такой степени?
   Из телефона вырывается:
   - Я что, по-твоему, совсем тупая?!
   Мне кажется, умные люди не способны на столь долгое осознание того, что честность - неплохой задаток хороших отношений.
   Или плохих.
   Так или иначе не тупым понадобиться меньше четырех месяцев.
   Нужно срочно дать ответ, потому что прошло уже достаточно времени, чтобы можно было подумать, будто мне требуется сурдопереводчик.
   Найдя укромное место, я наконец готов серьёзно потолковать с Дашей. Толстый засовывает объектив прямо в ванную, чтобы продемонстрировать полноценность заполнения. Поэтому укромная ванная перестаёт быть укромной.
   Тут сложно сконцентрироваться.
   Оставляя комнату Толстому, вспоминаю, что для того, чтобы провести соразмерный взрослый разговор, несущий определённую цель, нужно кое с чем определиться.
   У девушки на другом конце сотовой связи есть цель. Она знает, чего хочет. Ей надо того же, чего хотел я. Поиметь терпение. Не в плане - найти его. А в смысле - совершить акт насилия.
   Иногда приходится мириться с тем, что близкие тебе люди - не интеллигенты.
   Но чтобы монолог Даши превратился в диалог, мне не помешало бы узнать ситуацию на соседнем фронте.
   Проблема в том, что Кира игнорирует нашу дружбу на протяжении уже долгого времени. Даже съёмки первого проекта переносятся в квартиру Толстого. Потому что она до сих пор не сформировала чёткого мнения о произошедшем. И прикрываясь определённо жиденькой причиной, не желает нашим общением нарушать свои размышления. В мире зародился новый тренд - долго думать, прежде чем ответить мне. А я понятия не имею, есть ли у такого как я шанс быть с ней. Ведь она так старательно пыталась воскресить того пятнадцатилетнего сомнительного мальчишку, лежа со мной в одной постели, после последней вечеринки.
   Так всегда.
   Сначала они прикидываются неуверенной, ожидающей чуда дурочкой, а потом дают пять, промахиваясь мимо руки.
   Присаживаясь на кухонный стол, стараюсь не мешать Марти бездействовать. Относительно остальных ему трудно жаловаться на свою работу. Он поворачивает ноутбук в мою сторону и говорит:
   - Похоже, у неё есть парень.
   На фотографии отчётливо виден результат двух свиданий: минимум три букета пионов, обед в кафе с щедрыми окнами, прогулка по набережной и плюшевый заяц на десерт.
   В идеале. В её идеале.
   Но на самом деле - только веники из рандомных цветов, непросвещённость в вопросе её симпатии к солнечным пространствам и форсирующее процесс желание поскорее переспать.
   Я говорю:
   - Что?
   Произношу это почти так же, как это делает человек с канала "Алекс Гуфовский" в видео "Больше игр про танки" на нулевой минуте, двадцать второй секунде.
   Крайне изумлённо.
   Телефон разрывается от истерики:
   - Ты афигел?! Ты даже не слушаешь меня! Как я вообще могла полюбить тебя!
   Она впервые так близка к трём заветным словам, ломающим девичьи сердца. Поэтому я впервые испытываю подобное удивление:
   - Что?
   Я спрашиваю:
   - Полюбить?
   Марти жестами афиширует своё мнение по этому поводу: "бывает".
   Второй толстяк вытряхивает последние песчинки из мешка. Оператор просит его пересыпать с одного места в другое, чтобы сделать ещё несколько удачных кадров. И всё это под соусом утешений почти плачущего хозяина квартиры, дружелюбно предоставленным коммуникабельным юмористом.
   Наконец Даша слышит адекватный ответ. Немного помявшись, я говорю:
   - Прости. Прости меня, пожалуйста. - Не оставляя себе выбора, заявляю: - Обещаю, больше не буду вести себя так бессовестно. Я очень люблю тебя. И мне, правда, ужасно стыдно за своё глупое поведение. - Набравшись смелости, натужно меняю одно из своих убеждений под предлогом его бесполезности и фальшивости. Приходиться соврать: - Я люблю только тебя. И не хочу потерять этого.
   Большинство судьбоносных решений принимается именно так. Только никто не говорит, что судьбоносный - обязательно положительный.
   Осознав некоторую приторность сказанного, разбавляю всё маленькой щепоткой очевидности:
   - Сильнее всех, кроме родителей и сестры. И родителей родителей.
   Марти мимикой намекает на неуместность окончания.
   Это ведь совсем не романтично.
   Теперь придётся до смерти держать обещание. До моей смерти. Или до смерти наших отношений. Или до её смерти.
   Не то чтобы я хвастаюсь, но, если приходится сказать "обещаю", не используя такую незначительную посредственность, как: "возможно, наверняка, постараюсь", я выполняю. Проще прибавить вводное слово, вносящее отчётливую недостоверность, чем прослыть плохим хозяином собственного рта. И Даша отлично знает это. Потому что нет смысла иметь запас экстренных действий, если никто не в курсе, что они экстренные. А то как люди поймут, что ты идёшь на крайние меры.
   Пока мы дожидаемся ответа, Марти снова хвастает качеством своего дисплея. На этот раз его жидкокристаллическую изящность подчёркивает занимательное видео.
   Он шепчет:
   - Шестьсот тысяч. Вышло восемь часов назад. Уже в топе на русском и большинстве европейских.
   Я думаю: "что?".
   На мониторе два человека битами колотят другого человека. Прямо посреди загородного пейзажа. Хорошенько прикладываются к лицу кулаками. А после всего вблизи показывают каждый синяк.
   Плевать на то, что у него под пуховиком, но вот результат лицевых побоев просто поражает. Скорее то, что они хорошенько раскошелились во время поиска каскадёра, способного пережить подобное.
   Я думаю: "почему мы не додумались до этого первыми?".
   Даша сбрасывает звонок.
   Сейчас, когда Марти успешно преодолел несколько вопросов по японской культуре, при помощи соседа спереди, я благодарю того за поддержку и извиняюсь за дерзость.
   Присев, Марти говорит:
   - У них уже шесть миллионов просмотров за два дня.
   Я думаю: "а что, по телефону нельзя было этого сказать?".
  

Снова тут!

   Ну, что можно написать, после такого длительного отсутствия....
   Смотрела сегодня один сериал и задумалась. Ой, только не смейтесь. В общем, вы когда-нибудь спрашивали себя, почему в лимузинах на задних сидениях не пристёгиваются? Я спросила, и теперь мне кажется, что от непрерывного просмотра сериала можно отупеть. Наверняка, для этого глупого вопроса найдётся очень логичное объяснение.
   Что я хочу донести до вас своими размышлениями: никогда не прекращайте активность. Если кто-то из вас очень жизнерадостный и энергичный человек, не надо останавливаться. Потому что такая пауза обязательно приведёт к таким вот идиотским мыслям про лимузины.
   Я уже не знаю, что делать. Смена обстановки опять влияет на меня, и мы с друзьями отдаляемся друг от друга, как это было между садиком и школой. Сегодня я поняла, что за одиннадцать лет ни разу не подумала о том, чтобы поискать свою лучшую подругу из детского сада. Поэтому решила сделать это сегодня, но, наверное, стоило ожидать того, что ничего не выйдет, потому что я даже не помню её фамилии - если, конечно, вообще когда-нибудь знала её.
  
   О нет! Что она вытворяет! Слушай, у меня проблема. Серьёзная такая. Хрен разберёшься за раз. Дело в том, что сегодня Кира решила пописать в блог, вместо того, чтобы сделать очередное видео со своим мнением. Видео, в котором нам с тобой абсолютно наплевать на её мнение. Мы всего лишь хотим поглядеть на новые страсти. Но хрен-то там!
   Только заговорил про сюжет, её тут же в блог попёрло. Тупые бабы! Бабы тупые! Не все. И не всегда. Но твою ж мать! Как так можно! Какой ещё блог, когда пора начинать действие!
   Спокойно. Не волнуйся. Всё хорошо.
   Попробуй угадать, кому это я.
   Ну что? Ты всё ещё веришь, что я управляю их поступками? Типа я спектакль пред тобой разыгрываю сейчас? Совсем что ли? Да, они существуют в моей голове. Да, они плод моего воображения. И нет, это не значит, что они ненастоящие и не могут сделать что-то самостоятельно. Это подразумевает только то, что моя фантазия - неплохое место для кучи выдуманных баб, неспособных вести историю в нужном направлении!
   Хватит зацикливаться на том, что ты читаешь мою писанину. Я пытаюсь поделиться с тобой самым важным, наивно полагая, что могу придумать что-то лучше тебя. Помнишь про то, что мы с тобой возможно тоже выдумка?
   Если ты вдруг воспринимаешь всё, что происходит тут, более-менее серьёзно, то значит, что я обращался не к тебе. Как минимум - ещё к себе. А что такого? У меня плохая память. Не спрашивай, каким образом человек с плохой памятью может не помнить чего-то, но при этом напоминать об этом себе же. И даже не смей задумываться о том, почему я не могу просто описать тебе новое видео об избиении, без привязки к Кире. Ох, чёрт. Отложим объяснения на потом. Хорошо?
   Ладно. Давай доживём до конца этого поста, а там уже посмотрим, что будет дальше.
   Кстати. То видео, про которое упоминал ГГ. Где говорят "что". Алекс Гуфовский. Если тебе вдруг взбрело в голову глянуть его и осознать, что оно из четырнадцатого года, а события этой истории застряли в двенадцатом, то мне всё равно. Это ведь моя вселенная. Что делаю, то и хочу. Захочу - вставлю суда эпидемию. Скажи спасибо за то, что не сделал этого до сих пор. Потому что я всё ещё понимаю, что эпидемия должна быть эпидемией, а история о подростках - историей о подростках.
   Когда-нибудь ты узнаешь, как поживает эпидемия. Там всё очень необычно. В стиле истории про ад, где есть океан пролитой спермы и болото выкидышей.
   Не начинай только. Их реальность не разрушиться из-за того, что я передвинул один ролик на пару лет ближе. Или дальше. Всё относительно. Я заполучил небольшой эффект комичности. И никто не пострадал.
   Что-то я записался. Ты понял, в каком плане. Не в том, что я записался в секцию бокса.
   Отстань.
  
   ...Всё потому, что, кажется, я окончательно полюбила того, кому посвящалось основное место в моём блоге. Раньше я только думала, что, возможно, было бы неплохо, если мой самый лучший друг стал бы моим парнем. Прикрывалась тем, что якобы мои чувства к нему - это последствия от расставания. Но сейчас, после нашего поцелуя, мне очень трудно видеть его: этот поступок не был искренним - поцелуй должен был вызвать злость у его девушки. Он просто хотел отомстить ей, а я просто оказалась под рукой.
   Вот поэтому-то я так раскисла и целыми днями смотрю сериалы. Старые друзья уходят, а новых до сих пор не нашлось: я познакомилась с множеством прекрасных собеседниц, но никто пока не стал мне настолько близок, чтобы поделиться своими секретами. Пишу это и понимаю: странно, но рассказать тайну незнакомцу гораздо проще, чем делиться ею с друзьями. Хотя, ничего странно тут нет - опять ерунда в голову лезет.
   В общем, я нашла себе нового мальчика. Можете посмеяться и сказать, что почти подобрала на дороге; потому что так оно и есть. Между прочим, иногда там валяются довольно неплохие экземпляры. Но они хороши до того момента, пока речь не зайдёт о чувствах, а потом приходится бросать их, как бездомных щенят. Всё так сложно, когда я это я - как было бы просто, если бы у меня не было чувств.
  
   Тебе не надоело? Прости, что врываюсь. Подумал, тебе нужна передышка. Если это так, то не благодари. А если нет - ну, бывает. Бывает, когда понимаешь, что в личной жизни всё хреново и хочется истории о том, как чужая хреновость личной жизни превращается в конец с поцелуем на пол экрана.
   Так. Полегче. Пришёл, чтобы отвлечь и начал залечивать ту же туфту. Всё потому что эта любовная ерунда затягивает. Каким бы бессердечным ты не был.
   Я тут подумал и... какого чёрта секс между парнем и девушкой, вперемежку с их положительными чувствами, отношениями, называется личной жизнью? Почему всё остальное не лично-то? И какого чёрта сожители это два трахающихся тела, живущие в одной квартире, а не - просто люди, живущие в одной квартире? Всё. Тайна раскрыта. Да, это я смотрел сериал. Поэтому пишу ту же чушь, что и это девица. А как, по-твоему, существа в моей голове получают пищу для размышлений? Зачем они её получают - это уже другой вопрос.
   Короче, я пошел. А то сейчас меня понесёт.
  
   Простите, но на сегодня у меня больше нет мыслей. В следующий раз встретимся уже не здесь. Спасибо, что пишете мне на почту - это помогает не помереть с тоски.

До скорой встречи!

  
   11
  
   Матери безусловно заслуживают того, чтобы их любили больше остальных девушек. Но если бы этим летом у меня спросили: "кто из слабого пола импонирует тебе больше остальных", с моего языка уверенно слетело бы имя инициативной модели, только что закончившей предпоследний год школьной программы. В ином случае зарождения того же самого вопроса - на момент моего пятнадцатилетия, - я бы не придумал ничего лучше, чем рассказать о необыкновенном влечении к роскошной, неунывающей, и самое главное, всегда улыбчивой представительнице подлинной женственности, сидящей за центральной партой первого ряда на большинстве уроков нашего класса.
   И лишь когда минут десятилетия, несдержанность прекратит диктовать свои условия, очередное новое поколение изолирует себя от старого, а ближайшее на сегодня будущее превратиться в абзацы с крайних листов школьных учебников, я с полной уверенностью прокряхчу, что Кристина по праву совместного рождения всегда оставалась первой в состязании за мою самую непритворную любовь.
   Не то чтобы я не люблю свою мать, но нельзя со спокойно душой сравнивать человека, подарившего тебе жизнь, с кем-то другим. Тут действует отдельная категория, запертая под замок в обособленном сейфе взаимоотношений. Невозможно противопоставлять родителей остальным, ровно так же, как ум человека не подлежит оценке по тому, к чему у него потеряна всякая склонность. Я спрашиваю себя: "Кто я для родителей?" - возможно, величайшее за всю их жизнь творение. Потом задаю другой вопрос: "Кто я для Кристины?" - какой-то засранец, мешавший ей чувствовать себя свободно внутри матери. И больше уже никогда не возвращаюсь к этой теме.
   Мы, вроде как, вместе. Как бы, одной крови и всё такое, но никто никому ничем не обязан. Именно поэтому Кристина в процессе борьбы, а родители - нет. Но это не мешает ей занимать почётное место в моём списке самых достойных людей. Лидируя от остальных с отрывом в девяносто девять процентов, при багаже минусов, который аналогичен её первенству, с одним лишь абсурдным плюсом - она моя родная сестра.
   Если и есть в этом мире человек, способный понять тебя лучше остальных, то это невероятное везение. Потому что с рождением брата или сестры может не повезти.
   Я ни разу не слышал, чтобы кто-то хвастался тем, как родители дали дельный совет, вклинившийся в решение проблемы, словно деталь пазла из подходящего набора. Как правило, у них припасён элемент двадцатилетней давности, искажающий современность картины.
   И тут обычно начинается недовольное нытьё по поводу моих плохих отношений с родителями. Мол, это твоя проблема, что не общаешься с предками; они рекомендуют вполне нормальные вещи, но твоё пренебрежение к их словам заставляет отказываться от помощи. На деле же - ужасно частая смена правящих режимов за последние сто лет существенно мешает урегулировать проблему "отцов и детей" в нашей стране.
   Пускай я никогда не буду удостоен звания патриота за такие мысли, но все эти истории про старое поколение, понимающее новое, рождаются за океаном - в рассказах, основанных на их реальности. В которой почти два с половиной века нравы не переживали значительных встрясок. Их непринуждённость столетиями вытекала из целомудрия, а не влетала как член в задницу проститутки за пару лет. Поэтому меня в высшей степени глубочайшей ненависти бесят личности, насмотревшиеся западных сериалов, считающие, что можно сравнивать два настолько разных мира.
   Кристина всегда понимала меня. А я в свою очередь отвечал взаимностью, не теряя способности постижения её поступков. Какой бы серьёзной ни была ссора, в плане сочувствия ничего не менялось. Если меня избивали, она не позволяла себе насмешек, до той поры, пока я не смогу ответить в полном объёме. Когда же её в очередной раз бросали, я старался менять издевательства на жалкое подобие утешений.
   И, вроде как, это не похоже на образец прекрасных отношений, но в мире, где людям плевать на всех, кроме себя - хоть многие и срывают это, а некоторые всё же вполне успешно умудряются побороть свою сущность, - нет другой альтернативы данного идеала. Мы, как бы, закаляем друг друга, прекрасно понимая, что ничего серьёзнее месячного молчания не нарушит нашего взаимопонимания.
   Никогда не мог, и до сих не могу, признать, что "ботоксные" семьи - с постоянной улыбкой на лице - победили нашу. Если даже и реально то, что они не ссорятся, или не ссорятся хотя бы серьёзно, то как можно судить об их идеальности, пока не было ни одного инцидента, способного проверить их на стойкость. А может и был - возможно, они действительно прошли через что-то такое, о чём нельзя говорить, и теперь с гордостью признают себя совершенством. Тогда спасибо им конечно за пример, но мне такого не нужно. Предпочитаю быть откровенным человеком, а не прятаться под улыбкой - что честнее, по отношению к тем, с кем я контактирую.
   По большей части, максимально искренен я только с Кристиной - другие могут осудить, но не она. В её стиле - посмеяться, пошутить, поиздеваться, но критика не приоритет в отношении меня. Тут всё просто. Я припас отличный способ для измерения человеческой участливости, под названием "я гей". Если мне доведётся стать гомосексуалистом, то, как минимум, я буду скрывать это от Марти; но наверняка сразу же расскажу Кристине. И дело вовсе не в том, что у нас с Марти нет крепкой дружбы - но с какого перепугу он должен менять свои принципы из-за моей глупости?
   Не важно - любит ли моя сестра геев или нет, она всегда будет ближе остальных, потому что - а кто поймёт её лучше, чем я. Чем моложе возраст, в котором происходит знакомство, тем больше отзывчивости охота истратить на такого знакомого. А что может быть раньше утробы? И вот эта кровная ерунда, она, кажется, забита где-то глубоко в сознании. Не в чьём-то личном, а в сознании всего человечества.
   В конце концов, даже если брат с сестрой ненавидят друг друга, то зависимость от необходимости постоянно быть в одной квартире на протяжении почти двадцати лет делает своё дело. А уж если не делает, то - бывает. Мой же случай - отношения, соответствующие относительному большинству, на уровне необходимости держаться друг за друга, потому что никого более близкого и понимающего одновременно, кроме неё, нет.
  
   Насилие привлекает людей. И в плане интереса, проявляемого к нему. И в плане аргумента, используемого для воздействия на ближнего.
   Моя мать говорит, что это плохо, а потом орёт за какую-то малость.
   Подумаешь - напился в четырнадцать лет.
   Она выбирает мелодрамы, где неимущий работяга лет за тридцать отбивает любовь всей своей жизни у обеспеченного сухаря. Чёрствого, в плане отношения к даме. А потом критикует меня за конфликт с трудолюбием.
   Тоже мне разочарование - не уведу какую-то старуху под конец жизни, поблистав перед ней скиллом: "мастер не все руки".
   Все любят насилие.
   Нужно только выбрать подходящий уровень.
   Начиная от кишечника, вываленного из свежего мертвеца малобюджетного фильма, с доходом в одиннадцать раз превышающим затраты. Заканчивая криками на детей. С затесавшейся посередине мыслью о том, как твоего злейшего врага плющит дорожный каток.
   Смотрю на Толстого. Гляжу на Кристину.
   На нём - неуклюжий пиджак с выпускного, вельветовые штаны по моде, кеды по времени.
   На ней - мамины парадные брюки. Своих нет. И безвкусная женская рубашка.
   Со мною всё нормально.
   Мы на торжественном мероприятии элиты нашего округа. Которое разбавлено кучей политических деятелей. В многоэтажном здании, располагающим достаточно большим помещением для собрания из шестидесяти персон.
   Четыре недели назад Кристина отлично справляется с задачей обольстить сына одного из местных депутатов. Поэтому мы подсовываем ей договор о неразглашении, и предоставляем место в совете директоров нашего стартапа.
   Сорок пять дней назад мы с Марти сидим у меня дома перед венцом всей вычислительной техники. На втором этаже. Просматриваем сайт законодательного собрания необходимой области. Чтобы найти подходящего помощника.
   Пока Марти тонет в сообщениях со своего телефона, я говорю:
   - Вот. У этого сын.
   Он весь во внимании:
   - Сколько?
   Пытаясь найти информацию по ребёнку одного из председателей одного из комитетов, просматриваю все ссылки по запросу его наименования.
   Получив ответ, говорю Марти:
   - Двенадцать.
   Он возвращается к телефону:
   - Похоже, дорожки героина придётся заменить на сахар, а косяк на чупа-чупс.
   Кажется, он слишком недооценивает современных шестиклассников. Особенно, вышедших из-под конвейера власть имущих порождений.
   Ещё несколько десятков кликов, и я оглашаю новую кандидатуру. Но Марти не готов оценить предложение - он негодует от того самого чата, который помог мне в поиске тем для своих ранних видео.
   Поэтому вместо вразумительного ответа я слышу:
   - Вот же тупые. Если бы встретил кого на улице, забил бы. Тут столько материала пропадает для того, чтобы заменить эти наши псевдоубийства на настоящие. - Для него это в новинку. Ему ещё предстоит смириться с фактом, который влетает из его рта в данный момент: - Сидят, видите ли, школьники и лижут себе зад. Офигенно понимать, что тебе ничего не будет за такое конченое поведение. - Он цитирует мысли своих собеседников: - Только посмотрите, какой я крутой. Могу написать, что ты тупой, и всё.
   Глупо вот так просто орать.
   Ненавидеть малолетку за то, что он малолетка.
   Не глупо - делать это за деньги.
   Поэтому, в отличие от Марти, пару лет назад я запасся достаточным уровнем ума и корысти, чтобы умудриться заработать немало денег на становлении своего принятия этой проблемы.
   Его вердикт по поводу современных школьников:
   - Высокомерные не по возрасту, личинки. Я своего ребёнка бить лопатой буду.
   Если увидит, что он снимает какой-нибудь бесполезный блог или провоцирует на злость людей в интернете.
   Решение по поводу нашего проекта:
   - Нет, давай следующего.
   Из-за этого порывистого, необдуманного решения вспыхивает пожар пререканий. Ведь кандидатура полностью меня устраивает.
   А я тут главный, между прочим!
   Но Марти теперь попросту не может признать выбранного парня подобающим, потому что боится потерять авторитетность своего слова.
   Никогда не признает свою глупость. Особенно, если ляпнул что-то сгоряча.
   На эмоциях.
   Необдуманно.
   Это даже не борьба интересов. Просто ему всегда нужно показать, что он круче.
   В связи с тем, что мы тратим время на пустословие, времени на зарабатывание денег остаётся всё меньше.
   Если честно, нет.
   Мне часто говорят, что я загоняюсь. И редко когда я готов признать стороннюю критику. Но сейчас я действительно преувеличиваю. Так как у нас ещё минимум лет десять впереди. Просто... всё же, в тридцать успех не выглядит столь же эффектно, как в двадцать. Многие тридцатилетние, начинавшие с нуля, легко могут похвастать своей состоятельностью на момент ухода от границ юности. Но только тысячи среди миллиардов готовы явить себя миру в двадцать.
   Приходится воспользоваться мнением независимого эксперта.
   Толстого.
   Благодаря смартфону он слышит:
   - У нас тут проблема. Нужна твоя помощь...
   Вместо того, чтобы не перебивать, а проявить сосредоточенность, как подобает настоящему другу, его тут же интересует содержание своей роли. В ответ на что я шутливо осведомляюсь о его готовности убить человека.
   А потом слышу вполне серьёзный ответ:
   - Идиот что ли?
   Проблема в том, что никто до сих пор не предупредил его о наших дальнейших планах. И это даже не проблема. Просто меня раздражает его дотошность - в таких ситуация она перерастает в докучливость.
   Я хочу закончить разговор как можно скорее:
   - Короче. Я тут считаю, что парень, которого мы нашли, он же сын одного депутата, вполне подойдёт нам для дальнейшего развития нашего нового шоу. А Марти со мной не согласен. Вот и с кем согласишься ты?
   Ему снова нужно владеть представлением о деталях.
   Больше информации, иначе придётся иметь дело с пассивной болтовнёй.
   Как же это бесит. Не то чтобы я сам не стремлюсь вникать во что-то. Узнавать тяжесть возможных последствий. Но, когда единственное, о чём меня просят - поддержать кого-то из двоих, опираясь не предыдущий опыт общения с каждым, обособленно от второго, осознавая все допустимые ожидания от решений отдельно взятой кандидатуры, то я выбираю более импонирующего мне представителя спорного момента.
   Неужели это требует подготовки?
   Будто кто-то заставляет его выбрать, какая из трёх девушек должна умереть.
   Раскрываю все подробности:
   - Мы решили, что будем специализироваться на ненастоящих убийствах. Сменим ребячество с квартирами на более серьёзные движения.
   Сообщаю о причине, приведшей к такому решению.
   Натужно ввожу его в курс дела:
   - Кристина, как я планирую, должна будет прицепиться к сынку одного из чиновников, чтобы нас как можно скорее протолкнули к нужной персоне в положительном ключе. Так как у нас довольно деликатная ситуация, нам необходимо обсудить всё с министром внутренних дел. Попросить у него разрешение на съёмку, так сказать. А то ведь я не слишком горю желанием записываться к нему на приём самостоятельно, чтобы потом вылететь из его кабинета с претензией на разжигание революционных настроений. Или что-то в этом роде. - Беру секундную паузу. - Короче говоря, они там обязательно найдут, в чём обвинить.
   Он интересуется:
   - Ты рассчитываешь?
   Я полагаю:
   - Кристина не в курсе, но обязательно должна согласиться.
   Отнюдь, думается мне, она откажет. Но, чтобы Толстый не напрягался из-за допустимых проблем, чтобы он не психовал прямо сейчас и не отказывал снимать, потому что мне не под силу справиться с достоверностью отдельных обещаний, я говорю то, что говорю.
   Снова лгу.
   Но ведь я не произношу главного.
   Обещаю.
   Если что-то идёт не так, проще переубедить человека в процессе.
   Когда влезаешь в авантюру, нет пути назад. Хорошо, есть, - если имеешь дело с незнакомцами. Но, при работе с давними друзьями, совесть не пускает в отступление. Хорошо, пускает. Нечасто, но вероятность существует. И слава эволюции, что в конце всех концов оборону держит социальность. Никому не охота терять положительные отношения с приевшимися индивидами из-за своей глупости.
   Потому убежать от ответственности заранее гораздо проще.
   Поэтому сейчас, раз он сам нарвался, я ставлю его перед фактом:
   - Ты, как всегда, будешь снимать. И даже не думай отказываться.
   Чтобы снимать, нам нужна камера. Нам не особо нужен Толстый. Но в его силах поймать красивый кадр и хорошо смонтировать. И не то чтобы мы сами не справимся, но у нас получится хуже, чем у него. Однако, дело даже не в этом. А в том, что я, всё же, каким бы сильным раздражителем для меня он не представлялся, ценю его, как человека.
   Как своего лучшего друга.
   Насколько бы сильно меня не нервировали люди, с которыми я путаюсь, какими бы опасными они не были, как бы не бесили меня, всё это растворяется, стоит только подумать о том, что никто не придёт на мою могилу после смерти.
   На первом этаже хлопает дверь. Ключи летят на тумбочку. В голове пролетает мысль: "надеюсь, Кристина".
   Прощаюсь с Толстым. Сбрасываю звонок. Спешу вниз.
   Через минуту мы с сестрой сидим за кухонным столом. Она пьёт кофе. Это первый раз, когда кофеин используется ею не для того, чтобы продолжить бодрствование после долгих ночных оргазмов, а для того, чтобы продолжить бодрствование после долгих ночных зубрёжек.
   В последнее время она слишком увлечена желанием достигнуть цели. Парадокс в том, что её цель не определена. Поэтому на данный момент реальную мечту подменяет стремление к колонке хороших оценок.
   Последние пару месяцев я говорю ей, что она слишком категорично отнеслась к сплетням - совсем не обязательно кардинально менять свою жизнь, после того, как тебя назвали шлюхой. И в этот же момент думаю, что, если бы она узнала об этом раньше, то ничего бы не изменилось. Бывает такое - когда думаешь, что, поумней ты в более молодом возрасте, всё бы изменилось, а потом осознаешь, что нет.
   Не нужно быть умным в детстве.
   В старости не останется времени на загоны.
   Молодость для тупости, зрелость - для того, чтобы размышлять о том, какой же ты был идиот.
   Напустив на себя вид сосредоточенного слушателя, притворяюсь, что её болтовня крайне занимательна. Мне, правда, очень интересно, когда она делиться со мной частичкой своей жизни. Только не тогда, когда одна тема зацикливается на протяжении нескольких дней.
   Так работают понимающие братья:
   - Может, тебе стоит отвлечься от всего. От своей учёбы. Она слишком сильно давит на тебя - Хороший брат всегда поможет: - У меня как раз есть одно интересное предложение.
   В данный момент мы находимся в квартире её нового кавалера, который сообщает, что юрисдикция его отца не включает в себя дружбу с министром внутренних дел. И, если мы хотели поговорить с тем по душам, нужно было заводить дружбу с сыном какого-нибудь полицейского.
   Похоже, у меня никогда не получится сделать что-нибудь не через задницу.
  
   12
  
   Мы в студии. Которая для съёмок.
   Новый парень Кристины сидит рядом со мной, всё то время, пока мы наблюдаем за гримировочным процессом.
   Жертва гримирования - Марти. Человек искусства, умеющий превратить парня в липовый труп на несколько часов - какая-то девушка, знающая себе цену. Своему ремеслу, если быть точнее.
   Он уже бесит.
   Не Марти. Марти бесит, но не сейчас.
   Сейчас бесит ухажёр Кристины.
   Толстый командует толстяками. Заставляет их разбираться с освещением. А сам подготавливает камеры.
   Подросток лет двадцати, занимающий вторую половину дивана, начинает говорить:
   - Меня, кстати, обычно Тимоном зовут. - Он улыбается и протягивает руку. - Только друзья.
   Как будто они у него есть.
   Настоящее имя - Тимофей. Что странно - вроде, в аристократических кругах не принято нарекать своих отпрысков такими заурядными наименованиями.
   Я говорю: почему?
   - Знаешь же тот мульт? Всем кажется, будто я веду себя, как одноимённый персонаж.
   Что есть - то есть.
   Как же удачно сошлись звёзды, что его характер напоминает одноимённого персонажа, имя которого успешно образовывается от "Тимофея".
   Протягивая ему контракт о неразглашении, составленный моим отцом, говорю:
   - Хочешь находиться здесь - придётся подписать это. - А затем добавляю: - А если не хочешь, то всё равно должен подписать, ведь теперь ты знаешь, чем мы тут занимаемся. - У меня есть веская причина: - Не собираюсь терять всё, чего намереваюсь достигнуть, из-за какого-то напыщенного подростка.
   Он с пониманием кивает головой, а затем оставляет на бумаге отпечаток чернил.
   Вроде как, он нормальный, хотя и сын чиновника. У меня смешанные чувства по этому поводу.
   После того, как мы встречаемся с ним на том важном приёме, нам приходиться услужливо потакать всем его эгоистичным желаниям. Иначе есть вероятность, что он не станет исполнять свою часть негласного договора.
   Если бы не отсутствие подготовленности, нам троим не пришлось бы обкидываться до потери сознания.
   Сначала клуб.
   Затем вечеринка у знакомого.
   Потом бар.
   Плохая новость станет прекрасным завершением.
   Не то чтобы я считаю его виновником своего отвратительного настроения, но он вовсе не виноват, что мы так облажались с выбором.
   Но кого-то же нужно обвинить. Чтобы быстрее перестать злиться. Это как тяжёлый чемодан: если его несёт кто-то другой, то прогулка всегда кажется скоротечнее.
   По крайне мере, короче, чем с ним.
   Кристина опять испортилась. Ходит по комнате и старается делать вид, будто её фиктивное руководство приносить какую-то пользу. А ещё она забросила уроки. Грех жаловаться, ведь именно к этому вели все мои советы - иногда стоит следить за своими советами. Но нельзя же в такой степени использовать чьи-то изречения: чтобы вообще не появляться в институте.
   Это ещё одна причина моей ненависти к Тимону.
   Хотя, он не виноват, что моя сестра столь легкомысленна, чтобы с запросто забить на своё желание стать организованнее, сразу после знакомства с богатым нарциссом.
   А может и не нарциссом.
   Иногда мои выводы слишком преждевременны. Ровно, как и советы.
   Он говорит:
   - Может, вашему проекту нужна финансовая поддержка?
   Полторы зарплаты моей матери потрачены на такую малость, как создание подходящих съёмочных условий. На гримёра, по большей части. Хоть моя мать и не блещет уровнем заработка, но это отнюдь немало для не Москвы.
   Потрачена сумма, равная полутора её зарплатам.
   А не её зарплата.
   Если Тимон задастся целью уничтожить наш проект на данном этапе, то нас не спасёт пресловутый контракт о неразглашении. Нам не поможет юридическое образование моего отца. Мы просто самоуничтожаем труд всей моей жизни, пуская в него такого человека.
   Поэтому, чтобы восполнить возможный ущерб от его возможных действий, я говорю:
   - Двадцать.
   Он ошарашен:
   - Неплохо ты в себя поверил.
   Я оправдываюсь:
   - Сам предложил. Это лишь часть.
   Он торгуется:
   - Пятнадцать. С условием, что ты мне их вернёшь. - Он как бы старается втереться ко мне в доверие, улыбчиво сообщая: - Если сможешь.
   Если смогу, то даже миллиона не жалко. Проблема в том, что нужно умудриться поспособствовать такой возможности. Как правило, никто не может наверняка, но вот "если" - это совсем другое дело.
   Мы сдавливаем друг другу кисти. На моём лице проступает лёгкое подобие улыбки. На ладони - пот. Его вторая рука оказывается в кармане. Несколько купюр увесистого номинала становятся неплохим задатком наших будущих отношений.
   Утром снимаем убийство Марти, вечером - его поимку.
   Сначала делаем, потом думаем.
   Сначала убиваем, потом ловим.
   По задумке это очень опасный элемент общества. Постоянно подстерегает невинных ребят в ночных дворах. Отрабатывает телефоны и удары. Превращает мотивированный кредит на новый смартфон в долг за пустоту.
   На улице ранний вечер.
   Я говорю:
   - Вова, ты пойми, если сделаешь то, о чём я прошу, возможно это станет началом твоей звёздной карьеры. Хорошие деньги за небольшие услуги.
   Он избавляется от мокроты, оглядывается на своих друзей, забрасывает в рот семечку и говорит:
   - Чё по чём?
   Не то чтобы я не боюсь того, что какой-то гопник раскроет клиентам нашего обмана всю подноготную нового шоу, но на гопников давить не рекомендовано.
   Особенно контрактами.
   Не так сразу.
   И не то чтобы у меня нет более проверенных людей, способных отменно сыграть необходимую роль, но у меня действительно нет таковых.
   Тимон серьёзно вознамеривается втереться в нашу компанию единственным известным ему способом:
   - Я заплачу по пять сотен каждому из четырёх.
   Вова уже начинает играть роль переигрывающего гопника, строящего интеллигента:
   - Нормал. С вами приятно иметь дело.
   Он, как бы, шутит:
   - А может, позвонить дашь?
  
   Ну, наконец-то. Надоело уже отдуваться за него. Печатать мысли. Так ведь ещё надо выбирать. А то ведь он столько всякого у себя в голове держит. Скажи спасибо, что выдаю только основную информацию. Поблагодари за стилизацию под Паланика. С ней текст кажется энергичнее. И не кричи о плагиате. Потому что мне плевать. Кто не ворует? Все воруют. Кто кричит, что кто-то ворует? Тот, кто не умеет воровать красиво.
   К слову, есть информация, что я могу красть и у Уэлша. Они, вроде как, похожи. Паланик и Уэлш. Хотя я даже не вникал в него. В Уэлша. Только пару страниц видел. И фильм по книге. Два. Но если похоже, то обязательно нужно признать, что это плагиат. Чтобы не дать бездарям шанса поорать о том, что я где-то там что-то своровал. Потому что я в состоянии оценить свои поступки самостоятельно. Как "Кролик" на последнем батле из "Восьмой мили".
   Не стоит забывать Курта Воннегута. Может, можно приплести сюда ещё и Харакири. Тьфу. Мураками. Короче. Мысль ясна.
   Суть-то в чём. Драйзер похож на Фицджеральда. Или наоборот. Дело не в том, о чём каждый из них пишет. А в том, как они подходят к своей работе. Я не имею в виду какие-то мелкие особенности каких-то мелких предложений и оборотов. Даже абзацев. Лишь общую картину. Основной пласт текста. И извини, если ты фанат одного из них. Не хотел тебя оскорблять. И их тоже. Но им-то уже всё равно.
   Да девяносто процентов писак делают одинаково. А никто никого ни в чём не винит. Потому что приелось. Фильмы одинаковые - состоят из сцен и болтовни. Если я решу снять свой, то ничего сверхъестественного не произойдёт. Может, похвалят. Возможно, раскритикую. Но стоит взять за основу длинные дубли "Бёрдмена" - ценители великого не простят мне такой наглости.
   Двойные стандарты общества вымораживают. Любой, кто начинает творить с нуля, заимствует что-то. Лично я позаимствовал самое интересное - всё. Можешь осуждать, но в таком случае это будет очередной выкрик в пустоту. Ведь я прекрасно осведомлён о своих кражах.
   Короче, проехали.
   Я тут стоял в душе, и вот что подумал. Решил, что ты наверняка до сих пор задаёшься вопросом: если я, ты, они чья-то выдумка, то почему большинство из нас живёт так уныло? Почему показывают только тех, кому живётся весело? А я тебе скажу. То есть, напишу.
   Слушай. Читай. Короче. Давно пора это обсудить. Давай не будем придираться к словам. Я прекрасно понимаю, что я пишу, но если я пишу, что тебе нужно слушать, то прими это как должное, а не цепляйся.
   Знаешь, я сам люблю... любил подкапываться до незнакомцев. Он мне пишет: я же тебе сказал. А я ему: ты ничего не говорил. Но ведь это незнакомцы. Наверняка какие-нибудь тупые школьники. Да и делаю я это только чтобы выбесить их. Бывает. Знаю. Я мудак. Не удастся тебе сегодня Америку открыть. Но мы-то с тобой почти друзья. Не совсем. Где-то около того. Не хочу впутывать тебя в свои понятия о дружбе. Посчитаешь это занудным.
   Мы друзья только если ты не возненавидел(а) меня из-за того, что я ворую чужие стиллистики.
   Короче. Ближе к основной теме. А кого ещё показывать? Тебе бы понравилось ценить пятьсот страниц о том, как парень идёт в школу; возвращается со школы; сидит за компьютером; играет в видеоигры; смотрит попсовый сериал; думает, что надо бы начать новую жизнь, хотя... нет, как-то влом; ложиться спать. Поздравь меня. Ведь я только что уместил всю жизнь молодого поколения в 29 слов. Так смог бы каждый. Поэтому даже этим достижением у меня не получится похвастаться. Не получиться похвалиться и тем, что я книгу сам написал. Ведь теперь все точно будут орать о плагиате.
   Посредственный фанфик.
   У меня в голове тонны личностей. Стоит только приглядеться, и увидишь: какая-то девчушка делает уроки. Промотав её воспоминания назад, можно оценить момент, когда она получает строгий выговор за то, что не делает уроки. Бабушка кричит на ребёнка. Она уверенна, будто вся эта запара с домашним заданием поможет внучке в будущем. Старуха прекрасно понимает, опираясь на собственный опыт, что это не так. Но всё равно верит, словно у молодого организма есть шанс. Якобы маленькая девочка не загадит свою жизнь, если будет действовать через не хочу.
   Одно я понял наверняка. Насильно никто не станет умным. Меня девять лет бесили уроки английского в школе. Всё потому, что грамматика казалась неподвластной. И стоило захотеть выучить её пару месяцев назад, как я управился со всеми азами в течение нескольких недель. Можно было бы стать отличником. Если бы никто не оказывал давления.
   Видишь. Это невероятно нудно. Нет сюжета - обязательно есть мерзкие размышления о высоком. Которые всех достали. Единственное, чем занимаются люди в наше время - жалеют. Винят других. Мечтают. Тебе в кайф наблюдать за жизнью под таким углом? Тогда забрось это чтиво и сядь. Ляг. Войди в ту позу, в которой тебе будет удобно. И начни думать. Это будет круче, чем чужие мысли. У тебя есть возможность поучаствовать в процессе рефлексий самостоятельно. На кой чёрт чужая философия, если есть своя?
   А может ты не мечтаешь? Не жалуешься? Не стыдишься собственной жизни? И вообще - очень успешный человек? Тогда поздравляю. Ты не моя аудитория. Потому что, каким бы захватывающим не был... будет этот текст, он о парне, у которого комплекс. Связанный с желанием стать знаменитым.
   Это всего лишь очередной посыл в никуда. Сказка о современной молодёжи. Вымысел, в котором сто один процент реальности. Проще говоря - ты знаешь это не понаслышке. Почему? Потому что тебя привлекло это произведение. Значит манят и остальные выбросы на данную тему.
   Зачем я сейчас вылез? Чтобы расслабиться. А ты что думаешь? Новое видео? Подумаю о том, чтобы подумать над этим. Но мне нужна передышка. Повествование от лица ГГ приходится постоянно редактировать. Перечитывать раз десять. Выкидывать лишнее. А когда читаешь на одиннадцатый раз, то, каким бы крутым не был результат, он однозначно выглядит отвратительно. Потому что приелся. Поэтому свою часть я пишу за один дубль. Почти не задумываюсь. Не редактирую. Шучу. Редактирую. Чуть-чуть.
   Ладно-ладно. Давай вернёмся к Кире и обозреваемым роликам. Что бы такое тебе показать... Точно. Глянем на видео от ГГ. То, которое они снимали в этой же самой главе. У меня сегодня будет лёгкий день. У тебя - глава. Это как урок, на котором учитель решил показать фильм, вместо объяснения очередной темы. На самом деле, выходной только у меня. Для тебя ведь ничего не меняется. А я могу написать всякую хрень. Которая вообще никак не продвинет сюжет. Почему я такой мудак? Да всё просто - я же человек.
   Гляди, как нам повезло. Кира совсем недавно обозревала это видео. А я-то думал, что придётся забыть про неё и сделать самостоятельный разбор ролика.
   Возвратимся ненадолго к теме о том, почему мне якобы нельзя делать обзоры на видео без привязки к Кире. Всё очень просто. На самом деле мне плевать, как рассказывать эту историю. Я могу подать её хоть от лица коровы, находящейся в трёхстах километрах от главных действующих лиц. Всё потому что та обладает чем-то вроде экстрасенсорных способностей. Тогда был бы рассказ о том, как одну из бурёнок в селе плющит, отчего она начинает слышать и понимать мысли людей. Но раз уж пришлось начать с блога Киры, то я стараюсь усложнить себе жизнь и не отходить от этой самоуверенной девушки.
   Кира улыбается и начинает болтать.
   - В последнее время стало модно делать видео о наказании всяких нарушителей. - Сегодня девчонка настроена серьёзно. Больше никаких улыбок. Обрезка. - Сначала видео о том, как подростки взламывают чужую квартиру нарушителя правил дорожного движения, осматривают её, и в итоге засыпают комнаты землёй за неправильную парковку. - Обрезка. - Потом видео с избиением пьянчуги. - Обрезка. - А теперь вот настало время убийств...
   Сейчас она расскажет нам, почему же так серьёзно взялась за то, чтобы делать обзоры на подобные случаи. Когда ещё совсем недавно чуть не блеванула от своего первого.
   - После первого выпуска, люди в комментариях стали просить продолжить. - Обрезка. Эй. Я вот что вспомнил. Недавно узнал, что вместо "обрезки" можно использовать другое слово. Ох, ну теперь-то я разойдусь не на шутку. - Это какое-то новое течение в сфере видеоблогинга. - Склейка! Да! Никто не ожидал такого поворота. - А так как мне просто не о чем говорить на своём лайф-канале, ведь я отказалась вести бьюти-блог, то буду говорить об этом явлении.
   Знаешь, что самое... нетипичное в этой ситуации? Начавшаяся, как история о любви, ерунда, перерастает в какое-то кино для взрослых. Такими темпами Кира скоро будет разбирать порнографические ролики, которые начнёт снимать ГГ. Я думал об этом. Идея ведь вполне себе неплохая. Но не в этот раз. Это было бы слишком.
   - Люди сходят с ума ради известности. - Обрезка. - Да, вы правильно поняли - лично я считаю, что все эти ужасы происходят только ради славы. - Обрезка. - И, если тебе приходится надевать маску, это вовсе не означает, что нет смысла быть известным, потому как никто тебя не видит. - Склейка. - Сама мысль о том, что миллионы людей восхваляют твои действия, даже не зная твоей личности, может невероятно возбуждать.
   Ты же понимаешь, что "возбуждение" используется не только по отношению к сексу? Ладно. Прости. Что-то не туда понесло.
   В общем, хватит болтовни. Пора переходить к главному.
   Может, сначала ты хочешь узнать мнение общественности об этом ролике? Не о том, что сняла Кира. Который мы сейчас смотрим. Хотя, она была первой, кто заговорил о нём на видео. Быстрее неё успели только парочка журналистов. Которые кормятся такими новостями. А не делают философские влоги, просто потому, что им скучно.
   Для кого-то это труд, от которого зависит жизнь целой ячейки общества. А для кого-то просто лекарство от скуки. И так всегда. Всю жизнь. Я пишу книгу, потому что мне нечего кушать, а кто-то пишет книгу, потому что слишком много заработал. Хочет поделиться опытом. Или чтобы раскрыть в себе очередную тонкую чувствительную натуру. Ведь ещё вчера два его мазка по холсту сошли с аукциона за пару миллионов долларов. Не ради денег. А ради достойной оценки его творчеству.
   Бездарному творчеству.
   Если смог на чём-то неплохо заработать, сиди на этом и дальше. Нечего лезть туда, где тебя похвалят только из-за твоих прошлых достижений.
   Короче. Пропустим всю суматоху с поисковиком. Сразу перейдём к сути: люди рады. Восхищены. Общество восторженно. Покорено идеей такой справедливости. Погоди. В моём словаре закончились синонимы. Сейчас возьму новый.
   Ну на фиг. Тебе и этого хватит.
   Но нашлись и те, кто думает, будто тут затаилась какая-то опасность. Якобы нельзя вершить самосуд. Бла, бла, бла. Знаешь, что в действительности кроется под этим недовольством?
   Наверняка знаешь. Но я же должен забивать место какой-то умной ерундой. Чтобы у тебя потом получилось что-то вынести из этого бессмысленного бреда. Чтобы потом можно было сказать другу, подруге, якобы время на эту книгу потрачено не зря, потому что в кино такого не говорят.
   По сути, я сообщаю то, о чём ты и так в курсе. Просто немного освежаю твои воспоминания.
   В общем, под слизью этого пацифизма сидит мудачила, которому еще больше насрать на убитых, чем самим политиканам. Горькая правда состоит в том, что на создание этого сравнения у меня ушло пять минут. А выглядит оно просто отвратно.
   Но не будем на этом зацикливаться.
   На самом деле, данная личность боится, что кто-то может узнать её настоящую сущность. Поэтому из-под пальцев выходят глупости по типу: да как они смеют вообще, кто им разрешал? На что у меня как раз есть достойный ответ: тот же, кто разрешил тебе засорять интернет своим мнением. Ну, в смысле, не ты ему это разрешил, а он сам себе. Он уполномочил себя так же, как ты сам себе позволил писать всякую фигню. Так же, как я дал себе незаслуженное право стать писателем. Все мы плывём в этой лодке самодостаточности - запросто обходимся без чужих дозволений.
   Подытожим всё написанное мною. 44% рады такому правосудию. 13% недовольны. А остальные - остальные живут спокойной жизнью, и не лезут в эти бессмысленные интернет-разборки.
   В кадре Марти. Таинственная личность в маске не даёт его голове упасть. Марти трудно узнать, потому что на лице какая-то каша из остатков этого самого лица. Он стоит на коленях. Сзади декорации бетонных стен. Никто не должен знать, что там декорации, но ты-то уже знаешь. Мы имеем начало стандартной сцены публичной казни. Появляются помехи. Сначала картинка дергается. Потом дергается сильнее. А в конце эта чёрно-белая фигня, которая шипит, когда нужный провод не подключён к телеку.
   Тёмный экран. Давай мотай, потому что они как-то переборщили с темнотой во время монтажа. Вот тут. Нет. Чуть раньше. Слишком далеко. Ткни аккурат посередине между двумя предыдущими тычками. Идеально. Значит, что тут у нас. По пейзажу: тёмный вечер. Задворки той самой школы, в которой учился ГГ. Почему так глупо? Нельзя было найти другое место? Наоборот - спрятались у всех под носом. Способ, проверенный временем.
   Мы с тобой видим всё от лица мизерной камеры, спрятанной где-то на уровне груди. Тот, у кого камера - это парень - начинает монолог с напарником, которого не видно.
   - Заколебало уже. Ни одного гопника за три часа. Может, дела в городе действительно налаживаются?
   Неожиданно они видят шанс. Человек с камерой на уровне груди подходит к маргинальному слою общества. Человек с нормальной камерой остаётся снимать издалека. Им везёт - на самом деле они это подстроили, - и гопники решают придраться к подставной жертве. Поэтому нам позволяют разглядеть разговор с двух позиций. А после того, как кое-кто начинает бычить, из неоткуда неожиданно появляется человек десять. Которые без всяких разговоров бросаются бить чётких пацанов. Из-за чего чёткие пацаны превращаются в размазню. И разбегаются - кто куда.
   Нас возвращают в студию. Сообщают, что Марти - якобы один из гопников. А если точнее - тот, кто первым начал докапываться до главного героя ролика. Затем говорящий заталкивает пару пальцев в глазницы Марти, задирает его голову и проходится ножом по шее.
   Вот что я тебе сообщу напоследок: нет, они не облажались, и кровь не хлещет как вода из насадки для душа. Она размеренно стекает на грудь. И нет, её не так много, как ты можешь себе представить. Достаточно, но не дофига.
   Всё. Давай. Увидимся ещё. Учитаемся... Спишемся? Встретимся, короче.
  
   13
  
   Даже с крыши заурядной девятиэтажки, расположенной чёрт знает где, порой открывается необычайный вид. Так уж ли он неподражаем на самом деле или это всего лишь выдумка разгорячённой фантазии - уже совсем другой вопрос. Но то, что, когда рядом нужный человек, любое зрелище становится достойным внимания - явно бесспорный факт.
   Мы с Кирой на вершине панельного дома. Того, где она жила раньше.
   Часы показывают 20:24.
   В небе темно.
   Ртуть опустилась до отметки "плюс пять".
   У нас тут немного булочек, дурацкие суши и пара пирожных. В добавок ко всему приличная порция хорошего настроения, куча смеха, а также море ностальгии.
   Не то чтобы мы сошли с ума, но завтра у кого-то точно будут проблемы с воспалением слизистой носа от такого пикника.
   Пока Кира пытается затолкать выпирающий кусок кондитерского произведения в свой прожорливый рот, я вспоминаю:
   - В седьмом классе, помнишь, ты чуть не выпала с балкона, когда пыталась углядеть за кучей взлетающих шариков?
   Стараясь разжевать непосильную для своей челюсти консистенцию, она даёт понять, что удар - не то действие, которым ей стоило бы хвалиться.
   Меня не устраивает её реакция:
   - Это за то, что я предотвратил процедуру отскабливания твоих миленьких мозгов с асфальта?
   Она, как бы, пытается возмущаться с набитым ртом:
   - Не честно.
   Всё честно:
   - Хоть ты и выручала меня чаще, но моя помощь была значительнее.
   Сегодня я говорю больше, чем обычно. Совершаю то, чего не стоило бы делать никогда - открываюсь человеку. Больше всего пугает, что сейчас мне это по душе. Если бы меня попросили подобрать метафору для моих нынешних поступков, вышло бы что-то вроде этого: непреодолимое желание обнять камнепад.
   После такого просто необходимо взять паузу.
   Полюбоваться видами.
   В то время, как я стараюсь не превратиться в мертвеца от действий, проделываемых у самого края крыши, Кира решает, будто восемнадцати лет мне вполне хватило для познания всех прелестей жизни.
   Она очень внезапно задаёт крайне неожиданный вопрос:
   - Как у вас с Дашей дела?
   От непредсказуемости которого у меня вырывается:
   - Блять!
   А затем, глядя на неё, я говорю:
   - Извини. Но я чуть не упал, вообще-то!
   Она слишком жёсткая. Не Кира - Даша. Кира полная противоположность Даши. Проблема в том, что несхожесть проявляется во всём. И если Даша - прямолинейный человек, способный вывалить всю ненависть напрямую, то Кира, по закону их различимости, - никогда не проявит негатив в открытой форме. Всегда будет действовать за спиной.
   Взамен одному недостатку я выбираю другой.
   Постоянное скитание от Даши к Кире за последние несколько месяцев, исключает появление третьей привязанности, в связи с слишком большим списком импонирующих персон. Что, как бы, устраняет возможность подобрать себе более качественную модель женского пола.
   И дело не в том, будто все девушки виноваты. Якобы нереально найти идеальную, и всё такое.
   Нет.
   Это моя личная проблема.
   Всю эту хрень можно оправдать достаточно просто, - оценив тенденцию нашего жизненного пути, дойдя до её логического финала.
   Поначалу, когда рождаешься в заурядной семье, своё первое представление о трудностях ты познаёшь в школе. Ранее детство не считается. Только если не посчастливилось появиться в семействе запитых до белой горячки алкашей, живущих в подвале, потому что в квартире весь пол завален бутылками - просто невозможно не грохнуться.
   Но это уже необыкновенная семья.
   Затем следует другое заведение. Где требуется самостоятельно применять полученный за школьные годы опыт.
   Больше автономности - меньше радости от факта своего рождения.
   А под конец всех этих поучительных учреждений... жизнь. И вот тут появляется самая главная жизненная потребность - достижение самодостаточности. То, к чему тебя готовили все эти ...цать лет. Отпарившись в слабеньких парилках, самое время затопить собственную баню. Чтобы кряхтеть в ней до конца концов.
   Не такая уж и плохая перспектива. В связи с тем, что, вполне вероятно, когда-то наступает конец. Не тот, а другой. Более приятный. Когда человек получает всё, что было так необходимо.
   Повод для неплохой радости.
   Но.
   Только вот, в таком случае, спустя некоторое время может прийти осознание того, что у тебя тут некоторые проблемы с отсутствием этих самых проблем. Что, в сущности, должно стать самой большой проблемой из всех, когда-либо встреченных ранее.
   Потому что хрен его знает, что делать дальше.
   Из этого вытекает вполне резонная мораль: нынче я не зацикливаю себя в круг только стандартных осложнений, и всегда пытаюсь нарваться на свежие предложения по усугублению своего существования. Для поддержания захватывающей атмосферы. Чтобы никогда не терять возможность с чем-то разобраться.
   Выражаясь проще: не хочу искать идеал, пока допустимы эксперименты с крайностями.
   Мне нравится находить приключения.
   Я ещё не так зануден для обратного.
   В то время, как лицо Киры не самым лучшим образом начинает перемешивать обеспокоенность и улыбку, мне приходится вежливо поделиться своими соображениями по поводу своих отношений с Дашей:
   - Не знаю, она меня достала. Мы переписывались пару раз за последнюю неделю, но ничего больше.
   Всегда есть то, о чём не следует говорить. Последствия можно сравнить со съездом на такой поворот, после которого приходиться ехать по голому льду.
   Без резины.
   И без колес.
   Но не рекомендуется сворачивать только в том случае, если ты - не я. В остальных ситуациях можно спокойно продолжать раскрывать мысль:
   - Летом, когда мне казалось, что мы расстались, я почему-то решил, будто люблю её. - Немного обмозговав следующую фразу, продолжаю: - Типа, начинаешь ценить что-то только когда теряешь это.
   Вернувшись туда, где сидит Кира, заявляю:
   - Но потом мне удалось обдумать всё как следует, и я понял, что это бред. Нет никакой любви.
   Присаживаясь в каких-то паре сантиметров от неё, говорю:
   - Никогда не было.
   Утопая в её невероятных глазах, почти шепчу:
   - Я просто отгораживался от моей настоящей слабости.
   Как можно было докатиться до такого?
   Очень просто.
   Время действия - вчера.
   Один звонок. Несколько слов. Предложение о встрече.
   Никто никого не заставляет. Не угрожает. Не говорит, что сменит ведущего на время, если тот продолжит вести себя как ребёнок. До той поры, пока она не научится отделять личное от рабочего.
   Нет.
   Ничего такого.
   Обычный парень. Красивая девушка. Полное отсутствие разговоров об отношениях - это должно быть исключительно деловое собрание.
   При встрече у меня дома мы уверенно держим дистанцию. Следить за ней по большей части приходится только мне, потому что из нас двоих именно я значусь разрушителем тёплых дружеских отношений. Вследствие своего глупого желания перейти на какой-то там новый уровень.
   Поэтому вчера в моей голове не находится никаких противоположных официальной беседе мыслей.
   Я определённо не собираюсь говорить ничего, кроме того, что намереваюсь сообщить.
   Всего лишь рассказываю Кире о нашем новом проекте. Прошу её продолжить делать обзоры на видео с убийствами на случай, если она решила завершить это дело. Чтобы таким образом привлечь больше аудитории.
   Она изумляется от услышанного. Не от того, что нужно снимать видео, а от того, что все эти ролики об убийствах - всего лишь наша корыстная подстава.
   Её недоумение, эта глупая наивность, не соответствующая присущей для неё ответственности, отвергающая возможность мести, которая при этом реальна, - странная черта, выделяющаяся в основной компоновке характера.
   Я прошу её:
   - Пожалуйста, не строй из себя дурочку. Любой нормальный человек уже давно бы понял, что это не по-настоящему. Ты же не моя бабушка, которая верит в экстрасенсов, мечтающих о славе. Всё нестандартное, что делается на публику - всегда обман.
   Она спрашивает:
   - А если вас поймают?
   Я отвечаю:
   - Тимон работает над этим вопросом. Должна же быть хоть какая-то польза от депутатов. Даже косвенная сойдёт.
   Ей интересно:
   - Как это он работает?
   Мне известно:
   - В идеале - должен устроить нам встречу с министром внутренних дел нашей области. В реальности - пытается поболтать с федеральными каналами о возможных съёмках репортажей. Нам нужны деньги, им - новости. Надеюсь, уже к следующему выпуску начнём получать от них пользу.
   Затем тема махинаций эксплуатируется ещё очень долго, что дарит нам отличную возможность для примирения.
   Со стороны Киры летят вопросы. От меня исходят ответы. Она узнаёт о наших планах, в которых всемирная известность - не предел мечтаний для таких крутых ребят, как мы. А исчезновение статуи свободы - не такой уж и мощный фокус на фоне нашей идеи.
   В связи со всем этим, сейчас, когда мы находимся на расстоянии отчётливой слышимости дыхания друг друга, я не останавливаюсь на уровне достигнутой близости, и продолжаю двигаться к самому желанному за три года поступку.
   Ещё ближе к ней.
   Вдохи становятся глубже.
   Погода - теплее.
   Окружение - неважным.
   Это необычный поцелуй. Она словно вытягивает весь воздух из моих лёгких.
   Никто из нас не пользуется носом.
   В эти несколько секунд мы буквально дышим друг другом. Во всех значениях этого слова. Будто углекислый газ - это наш кислород.
  
   Знаешь, ещё почему наша жизнь унылая? Потому что мы не умеем следовать первоначальному замыслу. Он, ГГ, думает, будто долбаная история с любовным треугольником и романтическими выходками - это трудности. Типа, тусуясь между двумя тёлками, в попытке создать из моей книги какой-то бабский романчик, - очень умная идея. Хрен-то там. Козёл.
   Он меня довёл. Теперь мне придётся нарушить свои принципы из-за этого мудака. В этой главе я буду рассказывать историю без помощи Киры. Почти стану одним из её участников. Хватит. Хотел по-хорошему. Но если люди не умеют жить, нужно помочь. Прям как дети малые. Приходится вытирать им задницу после каждого похода в туалет.
   Погнали.
   Мы на сходке блогеров. В огромном, типа, помещении. Как ангар. Тут светло. Тепло. Вокруг куча народу. Как будто митинг какой-то. Только без митинга. Но с людьми.
   Ты чувствуешь это? Что это? Скажи мне. Я всё равно не услышу. Но спасибо, если отвечаешь. Да, это он. Стиль ГГ. А чего ты ждёшь? Я же пишу и за него, и за себя. Не мудрено, что, когда приходится войти в роль главного рассказчика, я начинаю писать так же, как пишутся мысли от лица ГГ.
   Ближе к делу.
   Тут у нас шведский стол. Все ходят с этими типичными пропусками, висящими на шее. С их тупой ленточкой. Почти каждый что-то фотографирует. Снимает. Есть те, кто базарит на камеру. Просто мудаки, которые, вместо живого общения, болтают со своими зрителями по ту сторону объектива. Не все. Но многие.
   Наиболее важным блогерам предоставлены павильоны. В которых они залечивают присущую для их шоу туфту. Проводят конкурсы. Клеят тёлочек. Нет, девушки-блогеры не клеят парней. Только парни занимаются этим.
   Короче. Как написал бы экономный автор - какой-то движняк с кучей всякой фигни.
   Нас, если честно, не особо волнует обстановка, но так, на всякий случай, пусть будет.
   А теперь к главному. Естественно, что среди этого сброда ошивается и наш ГГ. Он тут с Толстым. Который как обычно держится за камерой. Нет. Это не видеокамера. Это обычный фотоаппарат. Не обычный, а хороший. Зачем он ему? Чтобы закинуть пару фоток в социальные сети.
   И Кира, естественно, тоже с ними. Поэтому фотоаппарат с функцией записи видео ещё записывает видео для её лайф-канала.
   Они тут тусуются. Фотографируются рядом с теми, кто фанат. Фанат их шоу. Того, которое теперь ведёт Кира. Если тебе важно знать, зачем они пришли сюда, то я сейчас сообщу. Если нет - молодец. Меньше знаешь - крепче спишь. Так ведь?
   Ну, это, как бы, типа, короче, этавойт... Пришли они на эту сходку, чтобы... Потому что их позвали, в общем. Организаторам - деньги. Участникам - блогеры. Блогерам - деньги и прирост популярности. А прирост популярности нужен для того, чтобы заработать ещё больше денег... Везде одни деньги. Такое ощущение, что весь мир состоит из денег. Даже атомы состоят из денег. Деньги. Последнее слово "деньги" было для того, чтобы до тебя окончательно дошло, что это такой приём. А вовсе не скудность моего словарного запаса. Знаешь, что за приём? Называется "скудность словарного запаса". И это не приём... Это факт... Печально...
   Но ближе к делу. Нам с тобой - тебе, если быть более точным, - нужно знать другое. То, что произойдёт вот сейчас. Почему ничего не произошло? Я немножко ошибся. Через секунду всё будет. Да. То, что нужно. Ты не видишь? Сейчас расскажу.
   К нашему ГГ, который оторвался от двух других второстепенных героев, подходит парень. Он выглядит... как парень, например. Нынче в мире литературы просто колоссальный профицит грёбаных описаний персонажей. В том плане, что порой описывают даже бесхарактерного дворника, информация о котором не несёт никакого вклада в основную сюжетную линию. И в побочную тоже. Автор думает, будто его паршивенький скилл "описание персонажа" находится на каком-то заоблачном уровне. Наивно полагает, якобы он описал бомжа так, что читатель просто ахнет от его описания. Если ты один из таких писателей, я очень восторжен тому, как ты умеешь это делать. Но зачем? Это всё равно, что описывать собственную жизнь наравне с действием основной сюжетной линии. Ага. Не будем о том, что именно этим я и занимаюсь. Самокритика всегда в почёте.
   Никогда не приходила в голову такая мысль? Жить гораздо проще, когда рядом кто-нибудь гнобит себя. Красивая подруга всегда имеет страшную. Не в смысле насилует. А в смысле... ты понимаешь.
   Да, я вижу, что слишком много слов "описание". Я вижу, что слишком много "что". Это то, что можно назвать подставой? Ведь ты, наверное, даже не обращаешь внимание на такую мелочь, как "что". Всегда это бесило. Даже самые красноречивые авторы порой умудряются выдавать по десять "что" на коротенький абзац из четырёх строчек. Просто вымораживает. Не то чтобы сильно, но вот и ты теперь побесись.
   Он подходит к ГГ с такой типичной улыбкой. С наклонённой головой. С выражением лица, присущим для наглого человека, пытающегося уловить знакомые черты. Вникая в чужое личное пространство.
   И тут завязывается беседа. Прямо около стола с закусками.
   - Простите. - ГГ поворачивается в его сторону. - Это ведь с вами мы договаривались о встрече?
   Он резко отрывается от еды. И улыбчиво начинает свою речь.
   - Какая неожиданность. - А продолжает уже серьёзно. - На столько, на сколько это возможно, учитывая то, что всё было оговорено заранее.
   Наш герой снова улыбается и жмёт руку незнакомцу. На что тот сообщает:
   - Всё хотел сказать: вы проделали шикарную работу.
   - Спасибо. Вы тоже неплохо постарались.
   Ты сейчас думаешь, что происходит? Короче. Этот парень, который не ГГ, он главный руководитель второй команды "мстителей". Тот человек, что снял видео об избиении алкаша. Алкаша, который не хотел становиться героем того видео, но попал в него из-за избиения алкашки.
   Они договорились о встрече. Сначала в комментариях. Потом по телефону. А теперь стоят рядом. Спасибо, великая сила интернета.
   Да прибудет она со всеми.
   ГГ заинтересовался предложением о встрече. Предложивший встречу заинтересовался встречей с ГГ. ГГ надеялся на предложение о сотрудничестве. Или же хотел уничтожить конкурента. В зависимости от того, к чему бы привело их столкновение. А вот второй парень надеялся на... чёрт его знает, на что. Мне неизвестны его затеи.
   - Просто хотелось встретиться с кумиром. Я, наверное, самый большой ваш фанат. Очень красиво вы оформляете свои действия. Прекрасно справляетесь в выбранной сфере. У нас, к сожалению, пока что нет таких возможностей, чтобы достичь вашего уровня. Но очень хотелось бы. С другой же стороны, мы не можем повторять за вами по ряду других причин. Нет желания быть какой-то копией что ли.
   ГГ, с присущей ему самоуверенностью, проявляемой к незнакомцам, говорит не самые лестные для себя слова.
   - Забавно, но именно ваше видео вдохновило нас.
   Парень, со свойственной ему улыбкой отвечает.
   - Приятно слышать такое от своего кумира. Я ведь тогда просто решил, что нужно что-то посерьёзнее, чем земля в чужой квартире, чтобы люди начали понимать тебя. Как-то даже не задумался тогда об убийствах. Не на столько серьёзно. А оказалось-то вон как. Гениальная идея. И что, какие у вас теперь планы на будущее?
   Они начинают идти.
   - У нас есть сын депутата, который должен был помочь нам развиваться дальше. Но вместо этого мы теперь сами помогаем ему. Зато с финансовой стороной практически никаких проблем.
   - Ого. Серьёзно вы подошли к вопросу.
   - Это точно. Без детей политиков сейчас никуда. Людям стоит иметь при себе хотя бы одного такого. Вместо домашнего зверька - ГГ смотрит на парня серьёзным выражением лица. На что тот отвечает взаимностью. - Я ведь шучу.
   На что тот отвечает взаимностью:
   - Да я тоже. Кстати, вчера смотрел ваш второй выпуск, и...
   Спрашиваешь, есть ли второй выпуск? Да, это правда. Мы же не в твоём мире. А в моём. Захватываем самые важные эпизоды и несёмся дальше, сквозь время, к очередному интересному этапу.
   Хочешь знать, что там? Ничего интересного. Убивают какого-то хулигана. Который, типа, ну, ерундой всякой занимается. Как Паша Бумчик в нашей реальности. Знаешь такого? Возможно, он уже вышел из моды, пока я писал пару предыдущих глав. Современная популярность слишком шатка. Держится максимум пару лет. А затем начинается деградация. Словно утопающий корабль. Тонущие подписчики, зрители, слушатели, которые умрут для этого мира хайпа, перестав вестись на мнимую жизнь, начав жить своим горем и счастьем. Или перепрыгнут в лодочку новой зародившейся знаменитости.
   Что можно сказать про Бумчика. На скейте в метро катается, дерётся с охранниками в торговом центре, ночью громко включает музыку в квартире - портит жизнь людям. Вот на кого похож этот парень. Которого убивают в новом выпуске.
   Нет, я не буду тебе ничего расписывать. Это уже неважно для сюжета. Этот выпуск не важен. Просто знай, что он есть. Да-да, описание прошло выпуска тоже не было важно для сюжета.
   Отвали.
   - ...и заметил, что в комментариях начали писать о постанове.
   - Есть такая проблема. Неблагодарные существа. Их развлекаешь, а они взамен только жалуются.
   - Это точно. Всегда найдутся те, кто чем-то недоволен. Даже если всё просто идеально.
   Затем они ещё недолго общаются. ГГ знакомит своего нового знакомого с Кирой и Толстым. Они обмениваются данными. А в конце, на прощание, парень говорит что-то типа: "как будешь у нас в городе, звони". Не типа, а именно так и говорит...
   Пщ.
  
   14
  
   Я говорю. Почти кричу:
   - Тварь! Пошла она! Шлюха!
   Сегодня не тот день, когда мне хочется ощущать наличие проблемы.
   Особенно, той, которая мне не по вкусу.
   Сначала сам себе говорю, что Кира может легко предать за спиной, а затем целую её, в надежде, что такой поступок станет первым шагом к формированию новой ячейки общества. После чего она, естественно, кидает меня, оставаясь со своим новым качком. Который даже не в состоянии оценить уровень довольства девушки.
   Он вообще не силах понять мотиваций своих поступков.
   Марти говорит:
   - Может, убьём её?
   Я капец как зол.
   Он засовывает в рот обжаренный пласт картошки, и предлагает:
   - Давай мы без твоего участия снимем, как якобы убиваем её. Потом смонтируем и дадим посмотреть тебе. Тогда, возможно, станет легче?
   Мы в центре города. Посреди одного из скверов. Сидим на лавочке. Болтаем. В основном, говорю только я. Жалуюсь. Марти же исправно выполняет роль хорошего друга, готового выслушать товарища в любой момент.
   Остальные отдыхающие, находящиеся в радиусе десяти метров, удивлением, раздражением, недовольством реагируют на моё дерзкое невежество.
   Парень, сидящий с девушкой справа, в паре метрах от нас, вдруг заявляет:
   - Все бабы шлюхи. Надо быть готовым к тому, что твоя свалит к другому.
   Я думаю: "какова хрена он несёт?". Додумываю сверху: "такого же идиота подобрала себе Кира". Спрашиваю себя: "почему?".
   Мы, вообще-то, одинаковые. Нельзя делить людей по половому признаку. Расовому. Любому. Есть такие же парни-шлюхи. Я зол, но не до такой степени, чтобы не ответить:
   - Если мне так везёт, это не значит, что все плохие.
   У меня, как бы, не нарочно получается проецировать любовника Киры на этого умника.
   Парень удивлённо смотрит в нашу сторону, а затем получает ладонью по лицу. От своей, видимо, девушки. Которая тут же встаёт и решает избавиться от его компании.
   Вместо того, чтобы проследовать за ней, он изъявляет желание познакомиться с нами поближе. Что заставляет его подойти к нам.
   Решив проветрить подмышки, этот крайне самоуверенный человек вдруг начинает:
   - Ты чё наделал, козлина?
   Не глядя на него, отвечаю:
   - Поцеловал ту, с которой не следовало бы вытворять подобных фокусов.
   Наконец к нам присоединяется Тимон.
   Почти подбегает.
   Я говорю парню напротив:
   - Тебя, кажется, девушка бросила.
   Тимон пытается шутливо влезть разговор:
   - Неудачники притягиваются друг к другу, да?
   Любитель бычить всё ещё смотрит в мою сторону, и говорит:
   - Пошли отойдём.
   Поворачиваясь к Марти, который размеренно заталкивает очередную чипсину в рот, сообщаю:
   - Кажется, меня хотят побить. А ведь я даже ни в чём не виноват.
   Всё начинается пару дней назад. У меня дома.
   Тут я, Тимон, Марти.
   Тимон сообщает о том, что его двоюродный дядя - начальник одного из отделов милиции нашего города. На что мне приходится отреагировать абсолютно спокойно:
   - Ну, это нормально. Для феодального государства.
   Звоню Кире. Она не берёт трубку. Мы виделись ещё вчера, когда разъезжались по домам из аэропорта.
   Всё время, что у нас выходит побыть рядом на съезде блогеров, она держится отстранённо. Мне даже в голову не приходит разрушить эту неопределённость, потому что я боюсь уничтожить всё остальное.
   Всё то, чего, как бы, и нет.
   Тимон говорит:
   - На следующей неделе поболтаю с ним.
   Марти невзначай интересуется уровнем дохода его отца. Тимон сообщает, что много. Мы возмущаемся тем, что слишком много.
   Так избыточно, что ему приходится признать существование стороннего заработка. После чего он удивляется нашей реакции, выражая интерес к уровню законности этого дохода. На что мы интересуемся тем, почему он сам не в курсе, законно это или нет.
   Марти говорит мне, пока я захожу в галерею Киры:
   - Пошарь в интернете по этому поводу. А то чё мы как лохи сидим, критикуем, может это вообще разрешено так.
   Я говорю:
   - Некогда. Надо понять, что за фигня происходит с этой женщиной.
   Пролистывая её свежие фотографии, обращаюсь к парням:
   - Мне кажется, типичный замкнутый парень, каким был я...
   Марти тут же перебивает:
   - Ты был капец как замкнут.
   - До знакомства с тобой.
   - И после него.
   - Чуть-чуть после него.
   - До пятнадцати лет. Раньше мы, конечно, тусовались вместе, но ты не был особо болтлив. А вот после пятнадцати вдруг резко изменился. Стал слишком самоуверенным, но при этом ужасно интеллигентным.
   Возвращаюсь к основной мысли:
   - Так вот. С появлением этих приложений для обмена фотографиями кажется, будто у девушек комплекс забвения куда сильнее, чем у таких парней.
   Марти умничает:
   - Они девушки - всегда хотят внимания. И это нормально. А ты мужик - мужики не должны хотеть внимания. Нам надо сидеть в тени, и выползать только если девушке грозит опасность.
   Результат типичного подхода к воспитанию от пролетариата советских времён.
   Ничего не имею против рабочего класса. Считаю, что это самая важная работа на свете. Но когда в двадцать первом веке ручной труд сменяют роботы, людям приходится искать другие занятия. Создавать отрасли бизнеса, не предоставляющие услуги первостепенной необходимости.
   Народ начинает открывать для себя мир лени.
   Никому не охота тащиться на единственный в городе рынок. Ни один нормальный городской житель не станет иметь дела с не нарезанным хлебом. Да и звонить теперь можно не только в определённых местах.
   Но самое главное - все хотят больше развлечений. Желают усилить удовольствие от отдыха. Даже начинают подумывать о личном производстве этих самых развлечений.
   Снимают блоги.
   Рисуют мультфильмы.
   Создают кино.
   Пишут книги.
   Шутят со сцены.
   Теперь мало кто считает, что фермерство - героическая отрасль, которая кормит всё население земли. Не даёт людям сдохнуть. Утоляет самую важную потребность человека. Потому что скоро туда тоже завезут относительно самостоятельные механизмы. Или же просто превратят южное полушарие в загон для рабов, что и так уже имеет неплохую тенденцию в мировой практике.
   Чтобы не тратиться.
   А между тем северное полушарие выбирает известность, как основную жизненную цель в мире развлечений.
   В конце концов мы просто обязаны достигнуть утопии. Не той, где люди заталкивают в себя таблетки, чтобы почувствовать себя счастливее, а той, где каждый будет творить. Первые станут наслаждаться произведениями вторых, и наоборот.
   Об остальном позаботятся роботы.
   Мне стыдно, но современная социальная система воспитала меня стадным образом. Поэтому я отнюдь не согласен с Марти:
   - С каких пор стало считаться, будто только девушкам нужно внимание? Лет двести назад мало кто интересовался известностью. А с появлением медийных штучек все вдруг решили, что женщины заслуживают внимание больше, чем мужчины. Потому что "не по-мужски это - хотеть внимания". Банальная дискриминация. А потом ещё говорят, что мужики притесняют их. Я не спорю, каждый пол как-то притесняет противоположный, но женщины постоянно чем-то недовольны.
   Тимон посмеиваясь говорит:
   - Это точно. Им по дефолту предлагается простейший жизненный путь - найди жениха и всё. А они лезут куда-то. Управлять миром хотят.
   Марти собирается ответить.
   Я думаю: "это что, тот фильм от Дмитрия Дьяченко?".
   Марти отвечает:
   - Нормальное желание. Если долго делать что-то одно, охота попробовать другое.
   У меня есть небольшой пакетик возмущения:
   - Тогда почему мне нельзя хотеть известности, если у меня её долго не было?
   Знаю. Потому что я мужик.
   Кира отвечает на звонок.
   Интересуюсь, из-за чего она не берёт трубку. Она сообщает, что её парень плохо реагирует на нашу дружбу.
   Сейчас Марти откладывает пачку чипсов в сторону. Поднимается со скамейки. И прописывает недоброжелателю удар по щам.
   Я спрашиваю Тимона:
   - Ты договорился?
   Марти, допинав парня, валяющегося на тротуаре, говорит:
   - В самом деле, договорился?
   Тимон смотрит на избитого и отвечает:
   - Похоже, у меня нет другого выбора, кроме как ответить "да".
  
   Фух. Жесткая главёнка выходит. Я пока переписывал мысли этих хреновых философов, аж вспотел. Теперь сижу и машу рукой перед лицом. Чтобы проветриться. Такой фигни мне не приходилось строчить с тех времён, когда я перестал слушать своего друга, с его претенциозными вкусами.
   Что сегодня? Дети. Видео о том, как двенадцатилетнего ребёнка забирают из школы. Вывозят за город. И... да, многие тоже сначала подумали, что его там убивают. Но нет. Просто пугают. Это первый ролик от ГГ, который несёт пользу. Если убивать гопников и раздолбаев, то мало чего измениться. А вот в случае с кражей детей, родителям придётся задуматься. Принять хоть какие-то меры, чтобы подобного не случилось с их творением.
   Будь моя воля, я бы таких родителей выгонял с планеты. Но у нас тут не принято делать мир лучше. Общество сначала поощряет психи детей, сбрасывая всё на их неразвитость. Малолетство. А потом возмущается от того, что в мире существуют люди, которые портят всем жизнь. Те, что плюют на нравственность, мораль и так далее.
   Они спрашивают: почему ребёнок должен уметь вести себя прилично, если он ребёнок. А я думаю: почему я должен терпеть его наглость и безнаказанность, если такой ребёнок вырастет в мразь. Сначала воспитывают гавно, а потом винят других за то, что те просто не хотят нюхать его вонь.
   Знаю. Слишком много времени и нервов трачу на это. Можно же просто не думать об этом. И, собственного говоря, я бы так и поступил. Но книга должна писаться. А я должен высказывать своё мнение по тому поводу, о котором пишу.
   Как всё это происходит. Это похищение. Наверное, тебе интересно? Мне тоже, но не настолько, чтобы писать об этом. Так что вообрази самостоятельно. Чтобы не было всех этих неувязок. Как в том социальном эксперименте. Где девушку выставляют шлюхой. Сначала у них день, а через несколько секунд уже вечер. А потом ещё эта маска... Как так облажаться можно... Ты в курсе? Если нет - это уже мой косяк. Извини. Бывает. Просто суть в том, что мужики сильно запалили постанову. И все начали бомбить. Вот поэтому я не хочу вдаваться в подробности ролика ГГ. Чтобы не облажаться так же.
   Дело в другом. До того, как видео вышло в интернете, оно появилось на телевидении. Скандалы, расследования - всё такое. У одной передачи нашлись эксклюзивные кадры следующего ролика от ГГ. Этого самого ролика о похищении малолетки. И тема быстро зафорсилась по остальным новостным источникам. Недели хватило на то, чтобы два телевизионных канала сняли прямой эфир, где куча жадных до бабла ублюдков орёт, что это плохо. Не потому что это плохо. А потому что им заплатили. И потому что старые бабушки, на которых работает имидж этих передач, не будут смотреть эти передачи, если сказать обратное.
   Давай ГГ тебе всё расскажет.
  
   Мы в комнате отдыха. Или что-то вроде того.
   Слушаем инструктаж. Изучаем сценарий. Подставляем лица под гримировочный каток.
   Кира говорит:
   - Прости. Это было глупо. Сама не знаю, что на меня нашло. Мы же всегда оставались друзьями...
   Я перебиваю:
   - А сколько человек нам придётся сдерживать?
   Ассистентка говорит:
   - Что?
   Спрашиваю у неё:
   - Ну, сколько неадекватных будет орать, будто это неправильно? Какому количеству козлов придётся привести аргументы, которые всё равно исчезнут под их воплями?
   Ассистентка отвечает:
   - Так вы не приводите никаких аргументов. Действуйте по той же схеме.
   Я думаю: "ну, нормально".
   Кира смотрит на меня. Страница перелистывается в руке. Телефон звонит в кармане.
   Сегодня Даша не в силах подсластить чайный напиток благодаря отсутствию информации о местоположении сахара.
   Теперь мы живём вместе - неделю у неё, неделю у меня.
   А ещё она скучает. Так же, как я тоскую по времени, когда мы только познакомились.
   Тогда никто не говорил мне:
   - Давай останемся друзьями.
   В студию нас запускают первыми. Первыми, как точку зрения, противостоящую консерватизму. До нас туда уже успевают насажать зрителей и затолкать ведущего.
   В связи с тем, что на данный момент лайф-канал Киры единственный серьёзный канал в интернете, обсуждающий политику никому не известных убийц, в этом выпуске именно нам приходится стать объектами ненависти большинства старушек страны.
   Я здесь в роли продюсера.
   На деле - суфлёра.
   Слежу за тем, чтобы Кира не сказала лишнего. Заталкиваю её личное мнение поглубже, - прямо в бездну бессмысленных суждений.
   Мне прекрасно известно, что, поступая подобным образом, я ничем не отличаюсь от пропагандистов.
   Жаль, что мир не так прост, как кажется в десять лет.
   У нас тут что-то вроде оливье, каждый ингредиент которого можно съесть отдельно. Что упростило бы жизнь маме, постоянно готовящей данный салат. Но люди обожают всё усложнять. Намешивать одну дрянь на другую, чтобы стало вкуснее. Поэтому порой приходится противоречить самому себе.
   Кто-то же должен навязывать людям, что свобода - хорошо. Чтобы избавить их от впаренной мысли, якобы рабство - единственный выход.
   В нашем случае - серьёзное воспитание против халатного отношения родителей к ребёнку.
   Пока ведущий задаёт вопрос, я стараюсь сформировать приемлемый ответ. Когда он заканчивает, приходится начать свою мысль. В то время, когда мой рот воспроизводит звуковые волны, превращающиеся в логичные предложения, на меня тут же набрасываются криками.
   Следующие пять-десять минут нам задают вопросы, на которые мы реагируем пассивными методами.
   Отвечаем, но не развиваем ответ.
   Наушник в ухе выражает недовольство нашим бездействием. Предлагает быть более активными. Хочет, чтобы мы поддержали битву бессмысленного галдежа.
   Через некоторое время уже ведущий советует начать говорить.
   Приходится ответить:
   - Простите. Просто люди позади вас постоянно что-то кричат.
   Мой ответ заставляет их возобновить психи.
   Пытаюсь договорить:
   - Они так орут, что я даже забыл, о чём мы тут толкуем.
   Просовываю сарказм сквозь недовольство:
   - Их слюна скоро зальёт всю студию.
   Эта провокация - не самая лучшая моя идея.
  
   Ну, ты понимаешь суть. Сейчас я ещё дополню. Расскажу более осмысленно. Добавлю то, что поможет сюжету, а не долбанной любовной линии.
   В общем, им - режиссёру, ведущему, ассистентам - пришлось как можно быстрее тянуть всё к рекламной паузе. Из-за таких выходок ГГ. Чтобы можно было объяснить ему, как нужно правильно жить. Что отвечать. Каким тембром это делать. На чём заострять внимание.
   Он всё равно не стал слушать, но больше не дерзил так сильно. После этого в студию закинули других блогеров и знаменитостей. Которые были либо за, либо против. Спорили они о том, что нельзя вот так вывозить детей хрен знает куда. Чтобы напугать их. И ГГ пытался сказать, что, да, это не лучший способ. Но другого, столь же действенного, пока что не нашли. Если родители не хотят браться за свои порождения, говорил он, то пускай за них берётся общество. Терпение которого не резиновое.
   А потом он провёл аналогию с бетменом, родителей которого убили, после чего он стал супергероем. Да шучу, не было там про бетмена. Мы тут только о серьёзных вещах рассуждаем.
  
   15
  
   Толстый спрашивает:
   - В таком случае, где нам взять пять легковушек, скорую и несколько труповозок?
   Мы опять у меня дома. Марти, Толстый, я, Даша, Тимофей, моя сестра, Ира. Кто такая Ира? Ира - бессмысленный пласт этой истории.
   Сегодня здесь собраны все главные действующие лица моей жизни.
   Кира уже не в основе.
   Не знаю, зачем, но Даша теперь тоже в курсе наших видео-махинаций.
   Тимон на втором этаже заставляет Кристину мешать нам.
   Сидя в гостиной, повернувшись в сторону лестницы, пытаюсь докричаться до них:
   - Это мой дом вообще-то! Нарушение тишины входит в дополнительные услуги! Нужно платить, если хотите...
   Марти интересуется:
   - Почему ты просто не отфигачишь его?
   Потому что Кристина всегда спала с кем попало. А от этого хотя бы польза есть. Он не просит в долг, как её тринадцатый. Не ворует диски с играми, как пятый. Не путает комнату сестры с моей, после того, как сходил ночью в туалет, как двадцать седьмой.
   На самом деле я понятия не имею, какими они были по счёту.
   Отвечаю Марти:
   - Потому что именно у него и нужно интересоваться, где мы всё это возьмём.
   Сегодня нам удаётся просто отдохнуть.
   На улице день. Ещё нельзя полюбоваться звёздами. Зато уже можно сыграть в снежки.
   Поэтому я предлагаю остальным воплотить эту шикарную идею в жизнь.
   Нам семнадцать-восемнадцать лёт. Некоторые из нашего выводка имеют довольно самоуверенные цели. У многих есть относительно стабильный заработок. Мы поколение, которое тонет в избытке возможностей, становясь взрослыми слишком рано. Поэтому только ребячество спасает нас от апатии.
   Многим людям нашего возраста не известно понятие передышки. В то время, когда начать зарабатывать можно с тринадцати лет, пауза - это бесполезная выходка. Если, играя в видеоигры, легко оказаться миллионером к двадцати, никто не станет любоваться искусством, организованным природой.
   Люди давно забыли о том, что такое - наслаждаться моментом.
   Всё это приводит к постоянной погоне за очередными мечтами. Заставляя наплевать на то, что семья - самая логичная цель из всех возможных смыслов существования. А дружба - вторая по значимости мотивация для практикования жизни. Ведь какие вершины бы нам не поддались, не нужно забывать, что случилось это только благодаря совместной работе.
   Речь о достижениях планетарного масштаба.
   Не о поделках отдельно взятой личности.
   Ещё нескоро я найду замену для этого дня. Замену в статусе лучшего дня прожитой жизни. Просто, редко когда доводится получить удовольствие от настоящего времени. Для меня невероятной трудностью представляется просмотр нудного фильма или разговор с "неприятным" человеком здесь и сейчас. Только спустя время понимаю, что, на самом-то деле, всё было очень даже круто.
   Постоянно довольствуюсь послевкусием.
   Только не в этот самый миг, когда я спасаю свою Дашу от чужого комка снега.
   В конце концов стоит признать, если бы Кира действовала по моему плану, а не отталкивалась от своей бабской логики, всё стало бы слишком пресно. Мне было бы стыдно перед людьми, у которых жизнь не так хороша, как у меня.
   Нет, не было бы.
   Просто я пытаюсь постичь смирение.
   Подобрать правдоподобные отговорки.
   Чуть позже мы отдыхаем на кухне. Пьём - кто что хочет. Но никакого алкоголя. Потому что нынче модно иметь возможность напиться и не делать этого.
   Тимон, закончивший насиловать мою сестру, говорит:
   - Я тут подумал...
   Марти юморит:
   - Ты ещё и думать умудряешься во время секса?
   Тыкая в него указательным пальцем, Тимон придерживается своего образа:
   - Хорошо пошутил. - Он поворачивается ко мне и говорит: - Мне нравится этот парень.
   Я информирую его:
   - Совсем недавно он хотел, чтобы я тебя избил.
   Тимон немного меняет мнение:
   - Не так сильно, как пару секунд назад, но всё равно нравится.
   За маленьким газетным столиком в гостиной проводится совещание. Нынче не популярны консилиумы в стиле короля Артура. Компактность и уютные диваны вместо жёстких стульев, а также отказ от настоящих подвигов взамен на хитрость - вот наш выбор.
   Смекалка против мышц.
   Приставка с видеоигрой вместо дела.
   Вчера нам наконец-то разрешают объявиться в кабинете начальника районной милиции. Чтобы показать ему то, что осталось за кадром. С целью убедить того в нереальности убийств.
   Досмотрев все предоставленные материалы, он пускает свой прожжённый голос в дело:
   - Молодёжные выходки когда-нибудь достанут меня. Вы хоть понимаете, что творите?
   Марти отвечает:
   - Не всегда.
   Держа себя максимально достойно, начальник говорит:
   - У нас по области уже около двадцати заявлений на ваше шоу. Любой пропавший ребёнок сейчас сваливается на вас.
   Практически все скидывают свои проблемы на других. Ничтожное количество людей умеет признавать собственные ошибки, остальные же бьются до конца. Финал всех этих обвинений нельзя найти там, где перестаёт действовать логика. Как правило, его просто нет. Обычно люди винят без остановки. Даже после того, как сами начинают видеть свою неправоту.
   - А смерти... - Его лицо приобретает многозначительное выражение на столько, на сколько оно вообще может справиться с этим делом. Тыкая в Марти, полицейский сообщает: - Тебя уже откуда только не вытаскивали. В виде трупа.
   После чего он решает принести некоторую пользу, заходя издалека:
   - А эти, вторые... как говорил Тимофей, они не с вами?
   Мы мотаем головами
   - Но делают то же самое?
   Мы киваем.
   Со стремлением, присущим какому-нибудь бывалому моряку, любящему поболтать, он рассказывает:
   - У меня сын ваши ролики смотрел. Я как увидел, компьютера его лишил на неделю. Куда ему в свои двенадцать такое смотреть? - Он делает паузу. - В итоге сам решил глянуть пару дней назад. Для работы. И наткнулся на них. На коллег ваших. Они там постоянно били кого-то...
   Я перебиваю:
   - К чему это?
   - Последнее видео у них тоже про убийство.
   Думаю: "вот же козёл". Додумываю: "не полицейский, а конкурент".
   Дальше мы любезно рассказываем о своих планах. Просим разрешение для их осуществления, учитывая тот факт, что нам как бы плевать на ответ.
   Банальная вежливость.
   Всё давно решено.
   Собеседник рад, что теперь можно расслабиться и не искать нас. Но расстроен, потому как уже нельзя предъявить обвинения нам. Тем, кто делают всю работу за него. И в плане расчистки улиц от отбросов, и в отношении прибытия с повинной.
   Поневинной.
   Скрытно изучив новое видео от наших соперников, Марти шепчет мне:
   - Ты же, вроде, сказал, что они не будут делать ничего такого.
   Закончив болтать с правоохранительным организмом, отвечаю:
   - Он сам так заявил. Кто же знал, что врёт.
   Потеряв всякий интерес к продолжению беседы, напуская на себя озабоченный вид, начальник зачитывает нотацию:
   - Обвинять я вас ни в чём не собираюсь. Хотя могу. Как минимум в запугивании населения. Советую заканчивать с подобными делами. Потому что до добра это точно не доведёт. Закон не на вашей стороне. Вы, парни, создаёте волнения среди народа, которые абсолютно не на руку правительству. - Он довольно долго обдумывает следующее решение, а потом произносит: - Записи покажу кому надо, но дальше вы уже сами за себя. Там я ничем не смогу вам помочь, если вас захотят устранить.
   Я успокаиваю его, себя вообще-то:
   - Законопослушные граждане наоборот должны поддерживать. Никто не будет бунтовать. Максимум, что могут сделать недовольные - пожаловаться в комментариях, написать, какая плохая у нас страна и продолжить бездействовать.
   Хозяин кабинета начинает избавляться от лишних постояльцев, говоря:
   - Это не просто какое-то там кино. Дело подходит под статью.
   Если у меня и было желание спросить о возможности снять сцену казни, то теперь оно благополучно стёрто.
   Сейчас Тимон унижает Марти, потому что у того отсутствует опыт в противостоянии на виртуальном поприще файтингов. За подобные выходки Тимону как минимум грозит сопоставимый с жёсткостью игры ответ в пространстве нашей реальности.
   Стараясь достать мажора через нас с Дашей, Марти мешает сказать ему:
   - Нам... Нам... Да отвали ты. Спонсоры... - Он отходит к креслу у окна, где наигранно пытается спрятаться за Кристиной. - В общем, нам спонсоры нужны. Много. Чтобы арендовать автомобили и костюмы. Плюс зарплата, примерно, сорока статистов. Несколько плотных актёров-охранников, которые в образе полицейских буду сдерживать обычных зевак от того, чтобы те не подобрались туда, куда не надо. Ещё актёры-грузчики, которые аккуратно погрузят "трупы" и манекены в машины. Гримёры, которые загримируют людей. И люди, которые создадут липовые ошмётки мертвяков. - Он задумывается, а затем внезапно вспоминает: - Чуть не забыл. Аренда площади у городских властей влетит в нехилую копейку. Там такая сумма накапливается, что нам просто жизненно необходимы спонсоры.
   Он иронизирует над своим положением в обществе:
   - Моих карманных денег на это не хватит.
   Я думаю: "хорошая месть для конкурента стоит того". Добавляю в раздумья: "после такого ему нас не скопировать".
  
   Наконец-то. Наконец-то я пишу "наконец-то", потому что наконец-то. Наконец-то началось что-то кроме размышлизмов. Прости, но мне нужно это отметить. Мы закатим огромную вечеринку. Я и мои герои. Другие мои герой. Потому что этих нельзя трогать. Формат стиля не позволяет. Это не та история, в которой я могу просто поболтать с её участниками.
   Ты замечаешь, что диалогов стало больше? Такое бывает, когда персонажи полностью раскрыты. И, если судить по моему скромному списку прочтённых авторов, бывает только у меня. Удивительно? Конечно, нет. Книги - это не модно.
   Проблема всего современного искусства в том, что важен не продукт, а его производитель. Если создатель того или иного творения неизвестен, мало кто станет иметь дело с этим творением. Несмотря на то, что по качеству оно может превосходить множество других продуктов того же пошива. Почему? Потому что маркетинг.
   И когда этот человек раскручен, можно заметить определённую тенденцию внимания не к продукту, а к производителю. Вспоминай: рэп, например, слушают не потому, что это музыкальное произведение, а чтобы узнать, какая ерунда сегодня в голове у исполнителя. Многое ролики смотрят не для того, чтобы развлечься, а для того, чтобы узнать, с каким коллегой нынче поссорился очередной блогер, а с каким подружился. Современные книги читают не для того, чтобы пополнить словарный запас, расширить кругозор, а для того, чтобы взглянуть на метафору жизни писателя, состряпанную из десятка авторских листов.
   Я имею в виду каких-то серьёзных, качественных производителей. А не долбанных любителей набирать коллаж из бессмысленных тычков в сторону художественного контента - это просто шутовство, поддерживаемое школьниками.
   В итоге, мне кажется, цель нынешних деятелей культуры - не создание индивидуальных произведений, отражающих мировоззрение современного человека, с целью, типа, передать всё это потомкам, чтобы те не забывали предков, а просто одно здоровенное реалити-шоу. Наступила эпоха не поколения символа "собаки". У нас тут период "в реальном времени". Мы, как бы, возвращаемся к истокам. Прямой эфир на телевидении. Видеотрансляции не в записи. Переписка в социальных сетях. Если книжный формат продержится в тренде ещё лет пятьдесят, то, возможно, появятся стримы книгописания. Это начало чего-то серьёзного. Жизни - не выходя из дома.
   Я вот к чему хочу призвать тебя сейчас - после того, как выдал такую хреновину. Не надо думать, что написанное выше - абсолютно всё написанное выше и ниже - какая-то гениальная истина. Тебе просто следует оценить записи по какой-нибудь шкале. Если они в твоём вкусе - принять. Если нет - то какого хрена ты всё ещё здесь делаешь? Ладно, серьёзно. Если же нет - очень клёво, что у тебя имеется собственная идеология, которая не продавливается под всякими философами.
   Упаси боже, чтобы я чему-то учил тебя. Типа, как стать не таким, как все. Открыть секрет? Многие авторы всяких "Сумерек", "Голодных игр" и большинства подростковых выбросов не в курсе. Для них это великая тайна. Доступная избранным. Тем, кто не гонится за превалирующей аудиторией безмозглых малолеток. Мечтательных девочек. Замкнутых подростков, принижающих собственную значимость. Короче. Приготовься узнать секрет. Рассказываю. Для начала признай, что ты как все. Дальше... собственного говоря, это всё. То, что ты признаешь свою похожесть на остальных, уже отличает тебя от подавляющего большинства. До того момента, пока большинство не проведает об этой информации...
   Нет, это не мысли пессимиста. Это правда. Обращаюсь к парням. Ты ведь наверняка подросток. Большинство из вас уверены в своей неповторимости. Из вас? Я хотел написать: из нас. Почти все женщины уверены в том же. Потому что они оптимистки, по большей своей части. Я написал "женщины", а не быдло, алкашки и так далее. И только мужики, которые завязли в рутинной работе знают, что такое реальность. Да. Женщины тоже вязнут там. Но я же только что писал - они оптимистки. Так уж вышло изначально. Жизнерадостность у них в крови. Ещё с тех дней, когда им не надо было воевать, убивать мамонтов и так далее. Они просто поддерживали. В этом их суть - поддерживать мужчину. А поддержка невозможна, если ты пессимистичный человек.
   Короче. Находящееся абзацем выше доказывает, что не нужно придерживаться моего мнения. Потому что я сам не могу полностью согласиться с этим. В жизни существует множество тонкостей, о которых нельзя забывать. Обсуждение которых будет сложно уложить в тысячу страниц книжного формата. И это только об одном пессимизме. Поэтому я выражаю лишь свою поверхностную позицию. Основа которой, как ты, возможно, уже понимаешь - изучай, но не запоминай.
   Хватит пустословия на сегодня. Я заметил. Да-да. В начале радовался прекращению философствований, а потом сам влепил огромный кусок хрен знает чего. Ты же в курсе, что я сейчас должен ответить? Если нет - отвали. Если да, то, наверняка, ответ выглядит так: знаю, ты должен ответить "отвали". Вот и договорились.
   Ой, слушай, меня самого уже тошнит от это сарказма. Но у нас тут не конец. Поэтому терпи. И я потерплю. Но сначала схожу блевану от его переизбытка.
   Нельзя лепить много размышлений и мало действий в одну главу - говорит нам качественный автор. Знаешь, что я отвечаю ему в таком случае?
   Знаешь.
   Поэтому к делу.
   Если суммировать все новостные данные, слова очевидцев, лайф-канал Киры и ролик, снятый ГГ, получится то, что я сейчас тебе поведаю.
   Давай по хронологии. Начнём с начала. Курица или яйцо? Нет, не с того начала. И не с того, где большой взрыв. И даже не оттуда, где, типа, бог создаёт землю. С этим пусть разбираются биологи, физики, верующие. У нас всё стартует с момента, когда первый случайный прохожий подходит к толпе актёров.
   Почему я нарушаю правила? Сначала блог, потом видео, а теперь решил забить на привязку к Кире. Мне кажется, если всё будет одинаково, то это надоест. Лично мне надоедает. Особенно, если осиливаешь книгу за несколько дней. Тогда под её конец начинает казаться, что всё ужасно однообразно. И даже хороший сюжет, бывает, не в силах вытянуть эту нуднятину. Ты просто ждёшь финала, и всё.
   Через пару минут приезжают репортёры. Ты помнишь, чтобы у нас в России когда-нибудь происходило подобное? Чтобы на место преступления приезжали репортёры? Вот и я не помню. Потому что, как правило, его неплохо огораживают. Периметр растягивается метров на 500. А репортёров выгоняют подальше. Поэтому мне вообще непонятно, как эти зеваки не допёрли, что тут что-то не так. О, знаю, почему так. Потому что не было ещё подобных случаев в нашей стране.
   Что у нас тут по пейзажу. Обширная такая площадь. Не в плане - площадь, которая круглая или Ленина. А просто площадь, как синоним понятия "место". Эта площадь выходит на дорогу - не во дворе она. С другой стороны бар. Тут стоит небольшая ёлка. В массовке мало народу. Чисто, чтобы привлечь внимание. Показать людям, что можно подойти поглядеть и никто тебя не отгонит. Весь напор сдерживают полицейские машины и сами полицейские, которых человек двадцать. Но самое главное - у нас здесь куча окровавленных мертвяков разложено под ёлкой. У некоторых оторваны конечности, из которых на земле собрали надпись: с новым годом.
   Минут через десять, вокруг этого цирка скапливается просто невероятная толпа. Они фотографируют. Делают видео. Удивляются. Затем, когда достаточно людей оценивает произошедшее, начинают работать врачи. Санитары. Или кто там ещё. Они, после констатации смерти врачами, берутся за погрузку. Чтобы увезти мертвятину.
   Теперь к новостям. Все репортажи и статьи обсуждают то, что эти трупы - все они ужасные убийцы. Были... Теперь это трупы. Вообще, началось всё якобы с того, что какая-то бабушка решила пройтись в магазин за пивком. Чтобы дедушке не было так тяжело первого января. И увидела ужасающую картину. Вызвала милицию. Потом дала интервью, которое показали чуть ли не на всех серьёзных каналах стран СНГ.
   Через пару дней о произошедшем заговорили в Европе. Высмеяли в США. В Северной Корее припугнули тем, что такое случится с каждым, кто пойдёт против правительства.
   В итоге тот самый двоюродный дядя Тимофея дал самое краткое интервью за всю историю самых коротких интервью. Где он заявил, что эта тема не подлежит комментированию. А тех, кто устроил всё это, уже давно ищут.
  
   16
  
   Я говорю:
   - Господин президент, мне бы не хотелось, чтобы это выглядело как оправдание, но то, что мы делаем, в какой-то степени идёт на пользу всем.
   Разговор проходит самостоятельно.
   Почти без нашего участия.
   Просто у нас тут человек, который вынужден вести целую страну в правильном направлении, не имея при этом однозначно-достоверной информации о его безошибочности. Не мудрено, что мои мысли предугадываются ещё до того, как я успеваю подумать о них.
   Он спрашивает:
   - Вы, наверное, считаете, что это может понизить уровень преступности?
   Мы питаем надежду к появлению возможной прибыли в размере нескольких миллионов долларов. Но в данном контексте наше стремление оказывается очень точно окрашено в подходящий тон. Это же цель - хамелеон. Она меняет свои последствия в зависимости от собеседника.
   Кому-то деньги.
   Другому - работа.
   Третьему - деградация преступности.
   Глядя на нас - меня, Марти, Толстого, Тимофея - с присущей ему простотой, он объясняет:
   - Молодые люди, это очень серьёзно.
   Точно обдумав следующую фразу, толкует:
   - Ладно если бы вы обманывали где-то там, у себя во дворе. Своих друзей.
   Поразмышляв ещё, продолжает:
   - Но вы умудрились, так сказать, везде побывать.
   Как-то немного шутливо он говорит:
   - Затянули в свои игры чуть ли не всю страну. Подняли огромную шумиху. Скажите спасибо, что вас хотя бы из клетки выпустили.
   Контракты со всеми телевизионными каналами, производящими новостные передачи. Воспаление дебатов по поводу произошедшего, между разномыслящими слоями общества. Обильное снижение мелких преступлений по стране. Серьёзное исчезновение почти всех тяжких злодеяний в области. Сотня миллионов просмотров у ролика-подготовки казни за счёт американского сегмента.
   И деньги. Много денег.
   Да, неплохо сработано.
   Верховный главнокомандующий спрашивает:
   - На что вы надеетесь?
   Поправляя манжеты, принимая ровную позу в кресле, я говорю:
   - Хотелось бы вывести всё это на более серьёзный уровень. Стать федеральным проектом. - Говоря по заученному сценарию, у меня выходит довольно качественное выступление: - Я прекрасно понимаю, что дело очень серьёзное. Но и достоинств своего творения отрицать не хочу. Признаю, возможно, в начале, когда мы убивали всяких нелицеприятных граждан, это было слишком. Но сейчас в наших планах предоставлять людям смерти только серьёзных нарушителей. Безусловно - вершить самосуд занятие незаконное. Но ведь по легенде мы и не сотрудничаем с законными органами. - Сложив пальцы в замок, выдаю основную идею: - Я думаю, за океаном такая практика прошла бы на ура. В конце концов, если всё начнёт хоть чуть-чуть выходить за рамки привычного положения дел, свойственного для подобных ситуаций, мы можем просто закрыть проект, забыв его, как страшный сон. - Заканчиваю: - Подумайте, какое прекрасное средство для успокоения народа мы, возможно, изобрели. Со временем они наверняка привыкнут и начнут одобрять. Уже привыкают. Ведь кто не хочет, чтобы наказание было заслуженным? Только те, кто заслуживают его. - Расслабляюсь: - А то, что винят полицию - это, простите, не наша вина. Её винили ещё и до нас. Не хотелось бы показаться некорректным, но, если бы правоохранительные органы работали хорошо, никто бы не говорил, что сейчас они не могут поймать каких-то фанатиков, потому что плохо работают. - В завершении говорю то, чего явно не следовало бы излагать: - Всё равно, что сказать, будто во время последней великой отечественной войны во всём оказалась виновата красная армия. Якобы мы сами допустили нападение. Это, знаете ли, уже перекладывание с больной головы на здоровую.
   Не то чтобы он удивлён, но его лицо вообще не выражает ничего похожего на возмущение или недовольство.
   Понятия не имею, как мы докатились до такого.
   Ещё совсем недавно нас заталкивают в кабинет начальника полиции. Там позволяют послушать очевидные факты о себе. Затем отправляют в заточение. Организовывают уголовное дело. Пророчат безоблачное будущее в тюрьме. А уже сегодня мы пробираемся через администрацию президента, благодаря колоссальным усилиям, приложенным отцом Тимофея, чтобы нахамить и очернить работу органов исполнительной власти.
   - Это было довольно самоуверенно. Я бы даже сказал - нагло.
   Только так можно выжить в нашей реальности.
   Через двадцать минут мы покидаем последнее место пребывания. На выходе из кремля ждёт такси.
   Садясь на заднее сидение приличного автомобиля, говорю Марти:
   - Если мы вынуждены закрыться, то это должно быть разоблачением века. Я не собираюсь уходить под шепот травинок, еле колышущихся на ветру. Пускай о нас узнают все.
   Улыбка на его лице демонстрирует одобрение.
   Тимофею:
   - Так. Нужно запоминающееся место и подходящий реквизит. Главное, чтобы не было как в прошлый раз, когда пришлось вести переговоры с пьяным хозяином бара. Если такое повториться, говорить будешь сам.
   Толстому:
   - Ты ищешь хороших режиссёров. И монтажёров.
   - Я могу справиться один.
   - Не можешь.
   - Почему?
   - Потому что я так говорю.
   Он возмущён:
   - Может, мне вообще уйти?
   Марти логичен:
   - Не веди себя как баба.
   Я думаю: "это что, тот сериал от Алексея Сидорова?"
   Через неделю после этого мы отбираем людей.
   Работа невероятно трудная. Ведь одни умирают слишком трагично, другие очень медленно, третьи умудряются подавать признаки жизни даже после кончины.
   Уже на протяжении четырёх часов мы оккупируем актовый зал нашей бывшей школы. Тридцать банок энергетиков больше никогда не увидят белого света благодаря мне, Марти, Толстому, Тимону и Кристине.
   Зима сегодня назло тёплая. Толпа на улице никак не может себя исчерпать.
   Порой я жалею о своей упрямой известности.
   Моя слава настолько неубиваема, что до сих пор помогает мне привлекать к себе коренных фанатов самого первого шоу.
   Пару дней назад планируется, что отбор актёров, режиссёров, монтажёров и операторов пройдёт в разные дни. Но люди сбиваются в стаю не по признаку своих навыков, а по стадному желанию попасть на прослушивание раньше остальных.
   В погоне за счастьем все средства хороши.
   Так оно и есть. Жить нужно ради себя и близких, ведь остальным абсолютно плевать на тебя.
   Даже некоторым близким.
   Спустя ещё пару часов мы успешно заканчиваем кастинг, сливаясь через окно кабинета английского языка, оставляя не самые лучшие воспоминания о себе директору, вследствие всё ещё не исчезнувшей толпы, остающейся у главного входа.
   Второй раз облажались с последним впечатлением.
   В детстве мне казалось, что подбор актёров должны пройти все желающие, ведь тогда появляется возможность выбрать самого наилучшего кандидата. Но, когда наблюдаешь одно и то же действие на протяжении шести часов, требования к будущим работникам претерпевают некоторую деградацию.
   В ранней молодости в принципе всё кажется каким-то невероятным.
   Когда мне было пять, глядя на способ общения моих родителей между собой, я вообще боялся, что мне будет не о чем разговаривать со своей женой.
   Как так?
   Просто взять и заговорить?
   О чём?
   По пути к машине Марти, Кристина успевает поссориться с Тимоном, Толстый рассказывает о своих кандидатурах на роль оператора, Марти курит, а телефон в моём кармане начинает звонить.
   Отвечаю на вызов.
   В динамике слышно:
   - Добрый вечер. Простите за беспокойство, но хотелось бы кое-что уточнить. Вам знакомо имя: Дарья Грибченко?
   Я подтверждаю.
   - Её родители просили связаться с вами, так как сейчас не имеют возможности быстро прибыть на место.
   Интересуюсь:
   - На какое место?
   Дождавшись ответа, спокойно сбрасываю звонок. Кладу телефон в карман. Поворачиваюсь к остальным.
   Марти шутит:
   - Ну у тебя и рожа.
   Мне не до шуток:
   - Даша в больнице. У неё передоз.
   Это что, роман об американском подростке от закомплексованной русской девочки?
  
   Несколько дней назад мы условились на том, что оставим всё, как есть. Никаких перерывов не было. Никто не ссорился. Просто нам неожиданно понадобилась небольшая пауза. Кто-то проверял силы - можно ли вытерпеть такого партнёра, как я. А кто-то занимался ерундой, пытаясь мстить. Назвать всё, что делалось мной во время разлуки, кроме как глупостью я не могу.
   С каждым новым днём я всё сильнее понимаю, - хочешь найти острые ощущения, не стоит искать их в своих отношениях. Ведь участие в паре должно быть чем-то вроде опоры для каждого её создателя. Можно сколь угодно усложнять себе жизнь, но позже будет невозможно преодолеть все эти трудности без второй половинки. И если уж решаешь не идти по простому пути, определённо нужна крепкая и знающая себе цену снаружи, но нежная и внимательная наедине. А не как-то наоборот.
   Теперь нам грозит повязнуть в бытовухе совместного проживания. В наших планах построить семью. Только никто не говорит об этом вслух, иначе умрёт вся романтика, столь необходимая молодому организму.
   Первые года два-три никаких опасностей для нас не предвидится. Ведь я пытаюсь влюбляться в неё по новой, а она прекрасно мне в этом помогает. Мы придумали уговор - что-то вроде реабилитационной клиники, существующей только между нами. Даша лечится от дерзости, приучаясь к вежливости, а я постигаю науку честности, делясь всеми своими чувствами и переживаниями вне зависимости от своих желаний. Но так уж выходит, что мне просто нечего усваивать, ведь именно для этого я к ней и вернулся - чтобы было с кем разделить свои эмоции. Возможно, это немного эгоистично, но без этого человек не человек.
   Почти перестал тревожить неудачный опыт первой любви. Кира крайне трудный человек. Что по-своему хорошо для определённого отрезка жизни - подростковой юности. Она отнюдь не ангел или что-то вроде того. Хочет заботы снаружи, но самостоятельная внутри. Возможно, ей искренне хотелось бы найти понимающего и внимательного молодого человека, но неприятная планировка характера быстро отгоняет всех номинантов. Пару лет назад это было хорошим стимулом, чтобы добиваться её. Но пару лет назад у меня не было достаточно смелости, чтобы добиться её и постараться переделать то, во что она превратилась теперь.
   Теперь ясно, в чём проблема Киры. Всем своим поведением она требует, чтобы её постоянно добивались. Даже оставшись один на один с этой девушкой, приходиться выуживать из неё любовь. Видимо, кое-кто совсем забыл, что всё должно быть совсем наоборот. Поэтому порой мне ужасно хочется поблагодарить создателя моей судьбы за появление в ней такого непохожего на Киру человека, как Даша.
   Даша - мой идеал. Как минимум потому, что никто не знает её настоящую. Никто, кроме её бывших. Иногда у меня появляется детская ревность к этому факту: ведь невозможно, чтобы она любила кого-то другого. Пускай даже всё в прошлом.
   Как правило, типичные обыватели видят эту девушку каменным гигантом, готовым размолотить любого своим хамством на пути к нужной ей цели. Но мало кто знает, как она восполняет утрату своей публичной сердечности.
   Всем её знакомым известно, что родители не балуют девочку заботой и вниманием, поэтому за последние пять лет молодая карьеристка сменила около двадцати отношений из тех, что можно назвать серьёзными. Если прибавить к вышедшей цифре все кратковременные похождения, то получится около ста партнёров за такой небольшой для получившегося значения промежуток времени.
   Нередкий случай, когда нехватка любви в семье выливается для девочки в постельные сцены со взрослыми дядями. Но каждая доза такой нежности, в конце концов, как наркотик отбирает у будущей матери желание иметь привычное для всех добродушное, отзывчивое поведение. Ведь это абсолютно неправильная любовь для ребёнка.
   Такое детство привело Дашу к ненависти. Её заносчивый нрав в отношении к незнакомцам и даже друзьям родился благодаря постоянной смене половых партнёров, начавшейся слишком рано. И единственное место, где теперь проявляются коренные женственные манеры - это совместная постель с мужчиной.
   Что же такое забота от Даши? Это те дни, когда её опека была настолько крепкой, что я попросту захотел убежать от наших с ней встреч. Но со временем меня настигло настоящее осознание всей прелести такого её отношения ко мне. Спустя полгода нашего знакомства внутри глупого мальчика зародилось эгоистическое семя, которое поняло, что быть для кого-то единственным любимым человеком, единственным на кого можно положиться, гораздо ценнее, чем быть любимым для всех. Особенно, если это человек противоположного пола.
   К счастью, чтобы не дать мне погибнуть от самолюбия, в последнее время Даша стала добрее относиться к окружающим её людям. Теперь она не посылает парней в известные места, если те решаются с ней заговорить, а лишь воспитанно оправдывается своим статусом занятой дамы. Также за ней замечено активное желание наладить более близкие отношения с Кристиной. Если раньше они лишь наигранно здоровались по приходу в школу, а затем благополучно забывали друг о друге на день, то теперь две девушки нашли что-то общее помимо меня. Очень часто их можно встретить на совместных фотографиях. И конечно же я непременно рад, когда Марти или Толстый вдруг начинают находить с ней взаимопонимание.
   Нет, я совсем не сомневаюсь в своих друзьях. Пускай люди принимают это за наивность, но уж лучше слепая вера в оптимизм, чем апатическая жизнь без друзей из-за загонов об их фальшивой преданности.
   И вот, вроде как, жизнь начинает налаживаться. Любимая девушка, мечта, друзья, красивые планы на будущее, как тут же всё рушиться, стоит только запустить цепную реакцию с уничтожения нашего проекта.
  
   17
  
   Мы у меня дома.
   Марти говорит:
   - Хорошо, что всё обошлось.
   Жаль, нам мало чего известно. С каких пор Даша пользуется стимуляторами? Почему она не предупредила о вечеринке? Кто надоумил её обкидаться до такого состояния?
   Пару часов назад Марти привозит нас в больницу.
   Какая неожиданность.
   Там нам приходится слушать врача. Ждать человека от дяди Тимофея. Пытаться уладить ситуацию.
   Белый халат говорит:
   - Её забрали с загородной вечеринки.
   За последние тридцать минут мой голос из динамика услышало пятнадцать человек. Одни ради интереса. Другие - намереваясь предложить помощь. Третьи - чтобы отказать в поддержке. Остальные - с целью издевательства.
   Понятия не имею, как последним это удалось.
   Дозвониться, чтобы поглумиться над горем.
   Главная проблема современных людей в жесткости - не безразличие к диссидентам, а их унижение. Откровенная эротика вместо видеоклипов. Чувственные постельные сцены заменены на порнографию. Политики не беспомощны в ведении мирных переговоров, они просто слишком мотивированы желанием уничтожить жизнь на земле.
   Ребёнок скорее станет разрушителем чужих нервов в интернете, нежели построит замок в дворовой песочнице.
   Не ренессанс, но декаданс.
   Люди уничтожают абсолютно всё - не только физические предметы: под жернова ожесточённого крушения уходит и наша культура.
   Включая способы досуга.
   Именно поэтому Даша терпит серьёзное жизненное поражение. Ещё двадцать минут назад она вполне могла сделать свой последний вдох. А всё из-за неверного опыта в молодёжном времяпрепровождении.
   Одна неувязка - это не в её стиле.
   Никогда не пробовала ничего тяжелее вина.
   В плане привыкания.
   Прошу доктора пустить меня в палату. Он готов сделать это только в присутствии полиции.
   Его объяснения:
   - Как-никак, наркотики дело незаконное.
   Ещё один злой человек, поддерживающий глупые людские каноны.
   Что плохого в решении человека уйти из жизни красиво? На волне ярких ощущений. Каким образом это вредит остальному человечеству?
   Её выбор - её проблемы.
   Гораздо безопаснее бомбить мирное население, нежели кормить людей наркотиками, когда они сами выбирают свой путь.
   Ну, точно.
   Если ребёнок намерен умереть от кайфа, это не значит, что он может как-то навредить другим детям. Просто выходит, что жизнь, которую нам навязывают, ему не подходит.
   О боже, нужно срочно спасти всех от смерти!
   Ведь планете грозит перенаселение...
   Наркотики плохи не потому, что убивают, а потому что убивают не с решения предводителей.
   Каждый живёт ради себя. В условиях современной мировой каши все государства вынуждены придерживать свой авторитет от падения. А количество и качество населения входит в данную заботу.
   Как бы ни было горько признавать, но практически никто не живёт ради друзей. Любовь не является основной целью бытия. Мы эгоисты. Боимся одного.
   Одиночества.
   И умрём мы не за дружбу или любовь, а за свободу от уединения с самим собой.
   Через две четверти часа приезжает сотрудник дяди Тимофея. Тот кладёт всю ответственность за Дашу на своего начальника. Мы, наконец, попадаем в нужную палату. Лишние удаляются по моей просьбе.
   Когда спит, она ещё красивее, чем обычно.
   Даже несмотря на то, что под глазами есть много работы для грузчиков. Волосы похожи на пожёванное сено. А всё лицо заплыло от переизбытка релаксации. Я всё равно её люблю.
   Боюсь ложиться в гроб без неё.
   В данный момент, находясь дома, у меня довольно удачно выходит переписываться с Кирой.
   Надоело ссориться с людьми.
   Нельзя терять старых друзей, хоть это и девушка. Даже если дружба между полами противоречит всем моралям логики.
   Недавно нам удалось договориться о нейтральном положении наших отношений. Во всём стоит благодарить только меня и никого больше: я признателен Даше за её существование, поэтому готов принять Киру.
   Тимофей заявляет, якобы есть отличное место для съёмки завершающего эпизода:
   - Мебельный магазин в одном гипермаркете. Тот, где бесконечные ряды с бутафорскими комнатами и прочей ерундой.
   Я думаю: "отличная идея".
   Обсуждая концепцию ролика, он предлагает замысел с вечеринкой. Гулянка богатеньких социопатов, превратившаяся в кровавую баню, залетающая сразу на прямой эфир. Как раз, как мне и хотелось.
   Сынок депутата объясняет нам с Марти:
   - Мне удалось раздобыть отдел торгового центра на время, пока они открываются. Есть несколько недель прежде чем магазин заработает.
   Он оповещает о проблемах:
   - Но центр этот в Москве.
   Я уже увлечён:
   - Плевать. Проведём ещё один кастинг на месте.
   Марти умничает:
   - Как правдоподобно убить людей не убивая их? Да ещё и в прямом эфире?
   Очень просто:
   - Темнота. Моргающий свет. Точное и последовательное выполнение своей задачи каждым отдельным участником. Нужно будет тщательно отрепетировать каждое движение каждого человека, когда начнётся экшн.
   Не очень просто.
   Сфера необходимых профессий, участвующих в съёмке последнего видео народных мстителей, увеличивается в несколько раз. Появилась нужда в сценаристах, художниках-постановщиках, создателях трюков.
   И ещё куча других умных людей.
   Решив основные вопросы, начинаем поиски. Хорошо, что для отбора закулисного персонала не нужны кастинги. Достаточно запросить резюме всех желающих на свой почтовый адрес.
   Смотрю на Тимофея.
   Поглядываю на Марти.
   Он гипнотизирует ноутбук.
   По лицу англичанина можно наблюдать лёгкое течение изумления, смешанного с ошеломлением и испугом.
   Спустя несколько минут он вдруг неожиданно просит телефон нашего конкурента. Который снимает не такие масштабные видео, как у нас. Но очень похожие. Получает его. А затем уходит, ничего не объяснив.
   Тимофей шутит с серьёзным лицом:
   - Просто парень только что понял - самое время бежать с тонущего корабля.
   Кому-то пора менять чувство юмора, если он не хочет менять лицо.
  
   Какая интрига. Такой интриги не было с тех пор, когда я, лежа в постели, думал вставать в туалет или нет.
   Слишком много гружусь о том, о чём не надо. Сейчас самое время поразмышлять о дальнейшем ходе истории, а мне в голову пришла мысль послушать музыку. Kdk или Лето? Слишком размяк в последнее время. Беру ручку, листок и начинаю писать письмо девице, вместо того, чтобы подкатить через социальную сеть. Пишу: "у такой красивой девушки не может не быть молодого человека", вместо того, чтобы написать: "отличный вид сзади, без юбки смотрелось бы куда лучше". Чересчур повзрослел, чтобы продолжать писать подростковый пафос. Это я про книгу.
   Кажется, ещё и зазнался.
   А как тут не стать заносчивым, когда все хотят почитать то, что я пишу. Ты хочешь? Меня знакомые обычно просят очень часто. Я и даю им без вопросов. А потом тишина. Зачем они просят? На что надеяться? Думают, типа у меня тут интерактивное кино? Роман с выбором сюжетных линий и прокачкой персонажа? Ублюдки.
   Извини. Если у тебя вышло добраться до сюда, то к тебе это на вряд ли относится. Хотя, могут быть и другие причины. Не будем их оглашать.
   Сижу и думаю. Наша жизнь состоит из разговоров. И размышлений. Либо действий. Вот и весь выбор. Но разговоры я строчить не хочу. Отвращение у меня какое-то к ним. Если пишешь одни диалоги, выходит, ты посредственный автор, которому больше нечего писать. Действие я и так описываю. Всё самое интересное. Лишние телодвижения опускаю. А рефлексий так вообще больше половины всего объёма. И что теперь делать? Хоть бери и заканчивай словом КОНЕЦ.
   Такое бывает. Работаешь над чем-то. Стараешься. А потом надоело. У меня случается очень часто. Опускаю руки, когда не вижу смысла в дальнейшем. И проблема, может быть, даже не в том деле, которое бросаю. Просто что-то снаружи повлияло. Например, дружишь ты с человеком. Много-много лет. Понимаешь его, как себя. Или даже лучше. Знаешь, чего от него ожидать. А в один прекрасный день он пропадает. Ну не друзья вы больше. У тебя как будто жизнь изнутри вырвали. Так оно и есть. Шестерёнка, без которой не будет полной отдачи. Без которой не будет ничего.
   Вот и у меня что-то не так. Я знаю, что. Но, прости, это уже не твоё дело. Пускай даже оно каким-то образом коснулось тебя.
   Вернёмся ненадолго в историю. Недавно на канале шоу "ни о чём" выложили видео с Кирой. Неожиданно. Учитывая то, что последние полгода только такие видео там и выходят. Непредвиденным оказалось кое-что другое.
   Дело было так.
   Девочка впервые решила коснуться темы карателей, выступая на основном канале. Не на своём лайф-канале. А на этом. Логично, ведь я сразу пояснил, о каком из них идёт речь. О том, на котором раскрутился ГГ. Если мы вдруг ещё не поняли друг друга.
   Как-никак серьёзная тема, поэтому "ни о чём" решили обсудить её. С одной стороны, проблема. А с другой - решение иных трудностей. Первая сторона решает очень серьёзный вопрос преступности. А другая сторона создаёт осложнения с нарушением закона. Естественно, властям проще урегулировать проблему с нарушением закона, нежели признать, что такие инновационные методы от ГГ могут работать на благо всем.
   Прости, психанул. Надеюсь, меня не посадят из-за этих строк. Хотя, тут даже и надеяться не стоит. Как минимум, запретят публикацию. Где моё детство. Время, когда неправильно брошенное слово в адрес другого ребёнка вызывало недолгую обиду, а не желание стереть тебя с лица земли. С возрастом проблемы становятся глобальнее. Причем только проблемы. Больше ничего.
   Знаешь, почему властям проще убирать хороших ребят, чем заморачиваться с восстановлением мирового порядка? Во-первых, потому что мировой порядок никому не нужен. А во-вторых, потому что никому ничего не нужно. Люди, конечно, одобряют, что кто-то пытается что-то там исправить. Но им насрать, если таких не станет. Потому что их вера в чудеса давно утеряна. Единственное, во что все сейчас верят - это деньги. Всем кажется, что деньги решат всё. Как только у меня появится достаточное мне количество денег, можно будет избавить жизнь от горя. Хреновая правда в том, что так оно и есть. Ещё противнее то, что ГГ именно так и делает. А метод работает. До определённого момента.
   До момента, когда Кира начинает осуждать поступки людей, о которых говорит в новом выпуске.
   Меня уже совсем расслабило. Пишу строчку о сюжете, а потом двадцать о себе. Раньше старался держать какую-то грань. Если вталкивал много лишнего, то и сюжета было достаточно. Существовали обязательства. Какой-то блог Киры. А теперь только одно нытьё.
   На протяжении восьми минут она просто разрывает в клочья всё то, о чём старалась говорить рассудительно на своём лайф-канале, после просьбы ГГ снимать побольше таких видео. При чём задевает обе стороны. И конторку ГГ, и его конкурентов. Если бы она судила только одних, было бы понятно, что что-то тут не так. Предвзятое мнение могло бы родить кучу вопросов в голове зрителей. Что утопило бы проект ГГ куда раньше, чем требовалось. Или же наоборот подогрело бы интерес. Черт его знает, как отреагируют массы. Самая непредсказуемая субстанция.
   Проще говоря. У нас тут пример обычной работы с общественностью, на которую точно поведётся глупый зритель.
   Как люди верят, что в битве экстрасенсов учувствуют маги? Почему социальные эксперименты, которыми забит весь интернет, до сих пор привлекают к себе аудиторию? Потому что одни смеются, осознавая всю глупость фарса, чтобы завысить свою самооценку. Понимая, что существует очень много людей, которые в это верят, а значит я не совсем имбецил. А другие хотят жить обманом. Скоро всё будет. Появятся деньги, хорошая компания. Будет где отдохнуть. Найдётся время на себя.
   Никогда не приходило в голову, почему молодые выглядят красивее стариков? Не стариков, а тех, кто постарше. Скажем, сорок лет - ещё не приговор. Мне кажется, красиво выглядеть людям позволяет молодость в плане возможностей. Красота не зависит от внешности, она зависит от того, кто ты. На какой ступени социальной лестницы стоишь. Школьникам проще следить за собой, так как ничего кроме этого у них нет. Нет забот о будущем. Нет работы. Есть только куча свободного времени, которое одни тратят на игры, а другие на свою обёртку. Причём, на внешность в обеих планах. И в плане коммуникабельности, и в плане красоты. Но обычные взрослые, расходующие восемьдесят процентов жизни на работу, не видят смысла в том, чтобы следить за собой. У них уже всё кончено. Другие интересы. Мы ведь живём ради пробы. Помнишь? И если в молодости попробовал, то с возрастом уже нет тяги к пройденному этапу. Не будем вспоминать про тех, кто и в молодости не пробовал, и в возрасте всё упустил. Это их проблема, что они зря теряют время. Или не проблема. Просто там уже другие приоритеты.
   Этот выпуск, тот, о котором я начинал писать, он благополучно закончился на фразе:
   - Ставьте пальцы вверх, подписывайтесь на канал. Всего доброго.
   А потом была финальная улыбочка и неудачные кадры из съёмки выпуска.
   Не нужно винить главного героя. Это вообще не его идея. Я очень в тебе разочарован, если после всего, что я рассказал тебе про ГГ, ты думаешь, якобы это он допустил такую глупость. Будем честными друг с другом, он уже пять месяцев не писал никаких сценариев для своего шоу. Один выпуск в месяц - вот его лимит просмотров своего старого канала.
   Это всё равно, что бросить свою маму. Не спорю, ситуации разные. Мать рожает тебя и всё. Никаких разговоров больше быть не может. С передачей же ситуация иная. Ты создаёшь шоу, которое ведёт тебя к какому-никакому становлению. Тут вы взаимодействуете. Сделал проект, который в последующем основал твою личность в интернете.
   Если ты не любишь свою маму, подумай о людях, у которых мать алкоголичка. Которая даже имени своего ребёнка не знает. В детстве она оставляла его под скамейкой, потому что тащится с обузой до пивного ларька было трудно. Но даже такие дети любят своих мам. Где-то глубоко. Возможно, эту любовь никогда не получится достать. И всё же она есть.
   А теперь лови мысль про детдомовских.
   Так что лучше люби маму.
   Часто бывает слышишь слова: кто просил меня рожать? Если бы меня не родили, всё было бы лучше. Жизнь на этом свете трудна.
   Жизнь на этом свете трудна. А разве это плохо? Плохо, когда нет никаких шансов исправить всё. А когда тебе дают почти сотню лет, чтобы попробовать все этапы становления личности. Когда тебя не ограничивают в плане совершаемых поступков, в пределах моральных понятий. Хотя эти границы очерчены лишь слабенькими приземлёнными законами, созданными такими же дегустаторами жизни, как и ты. И многих они не в силах остановить. И когда у тебя есть всё это - то это чертовски клёво. Потому что я бы ни за что не выбрал рождение в богатой семье, чтобы потом всю жизнь сидеть на шее у родительского капитала, уже за детство испробовав все прелести существования.
   Что ты будешь делать оставшиеся девяносто лет, родившись в благополучной семье?! Тупица!
   Прости. Выбесили меня уже эти нытики.
   Слушаю музыку. У меня проблема. Не могу ничего делать, когда играет музыка, которая мне нравится. Никогда не понимал людей, читающих с наушниками на ушах. Я всегда погружаюсь в мелодию и абсолютно не в состоянии воспринимать окружение. И если я буду писать с музыкой, то выйдет какой-то бессвязный набор слов. Хотя, уже целый абзац так написал. Странно. В конце концов всё равно отредактирую позже без всяких помех.
   Почему заговорил об этом? Записал, если быть точным. Потому что меня волнует этот вопрос.
   Обосраться можно. Прости. Вдруг подумал о том, сколько мы уже знакомы, а ты вообще ничего обо мне не знаешь. Я тут, похоже, пишу самое бессодержательное письмо в мире. Столько всего о себе уже настрочил, но при этом абсолютно ничего. Меня это так удивляет... - очень сильно.
   Последний раз я так удивлялся, когда мне выдали колоссальную мысль про соответствие своих действий современности. Та, где говорилось про то, что, если хочешь хорошо зарабатывать, нужно всегда иди в ногу со временем, или впереди него. Я, если честно, впихнул её туда только чтобы подкатить к одной девочке. Хотя, мнение-то довольно достойное. Умное, я бы сказал. Но не когда тебе его пишет продавщица электронных сигарет.
   Девочка, если ты каким-то невероятным образом читаешь это, то извини. Не со зла. Просто от какого-нибудь учёного миллиардера она звучала бы куда уместнее. Но где сейчас учёных миллиардеров найдёшь?
   Самое забавное то, что я написал эти четыре абзаца за шесть минут. И всё это время слушал музыку. До сих пор...
   Давай-ка ещё немного о сюжете.
   Вот закончился выпуск. А за ним через неделю вышел следующий. Тут-то уже и началась жара.
   Дом ГГ. Тот самый дом, который он купил относительно недавно. Кира в кадре. Плачущая девочка с красным лицом от ударов и слёз. Сидит на диване в гостиной и рыдает. Умоляет не делать, но что - непонятно.
   Нам показывают картинку с другой камеры. Не стационарной. Какой-то человек ходит по комнатам и демонстрирует происходящий вокруг разгром. Тут нету такого, что унитаз лежит где-то на кухне, а в гостиной стоит ванна. Просто огромный беспорядок. Разрушена почти вся мебель. Видимо, люди хотели принести вред всему материальному, что находили в доме.
   Действие возвращается к Кире. На стационарную камеру, что стоит перед ней. Человек в чёрной маске и чёрном костюме подходит к ней сзади, и хватает её за волосы.
   - Помните наше первое видео?
   Он достаёт биту из-за спины и отдаёт одному из своих приятелей. Второй подходит уже со своей.
   - Вспоминайте. Мы поможем освежить вам память.
   И они начинают бить Киру. Только теперь на их жертве нет никакого пуховика. Как отнесутся к этому её фанаты? Передёрнуть уже точно не получится. Потому что её красивая мордашка только что стала непригодной для дрочки из-за пары мощных ударов с правой.
   Закончив избиение, он говорит:
   - Ждите новое видео. Скоро.
   Наверное, собираются добраться до хозяина.
  
   18
  
   Это московский гипермаркет.
   Отдел самого выдающегося в мире мебельного магазина.
   Мы на съёмке финальной казни.
   Тут куча фальшивых комнатушек, замаскированных под шикарный интерьер, который вы можете оформить на кассе для отделки своей скромной халупы. Немного кухонной утвари за двумя следующими поворотами. Отдельные элементы домашней обстановки в виде кроватей, шкафов и прочего хлама. А также неплохое кафе на выходе.
   Отвратительное.
   Самый посредственный ресторанчик в мире.
   Уже несколько дней кампания успешно прикрывается созданием нового филиала на просторах очередного торгового центра. Десятки человек должны заходить на съёмочную площадку в костюмах гастарбайтеров.
   До запуска прямого эфира осталось пять часов. У нас идут последние приготовления. Первые начались ещё два дня назад.
   Почему-то в детстве всегда думается, словно, став большой шишкой, больше не придётся совершать грязную работу. Но оказавшись богатым в реальности понимаешь, что только ты и можешь контролировать всю суету, ведь очень опасно для хорошего результата доверять выполнение мелочей кому-то другому.
   Некоторые участники съёмочной группы оказались вынуждены ночевать прямо на месте.
   Им ещё повезло.
   У актёров выбора нет в принципе. Они уже шесть дней здесь живут. Двое суток под заключением репетиций, одна ночь на свободе. Гуляйте, развлекайтесь, отдыхайте на деньги, которыми нам приходится покрывать все издержки.
   Почему я так халатно отношусь к своей бухгалтерии?
   Три недели назад мы десантируемся в Москве. Пока что нас тут совсем мало.
   Самые незаменимые.
   Договор на аренду помещения уже давно готов. Стоило бы поблагодарить Тимофея за такую доступность, но для него это слишком большая честь. Непомерно крупная цена для фаллоимитатора моей сестры.
   Поэтому мы сразу же идём за реквизитом.
   После того, как в интернете впервые появляется общедоступное объявление о нашей открытой расположенности к диалогу с рекламными фирмами, все находящиеся в радиусе действия моего телефона навсегда забывают определение слова "тишина". В этот раз им нужны синонимы к термину "назойливый".
   Но благодаря трём менеджерам, сидящим на приёме предложений вместо меня, мне обеспечивается более-менее спокойное существование.
   В магазине я звоню одному из них:
   - Переведи, пожалуйста, пару клиентов на мой мобильный.
   Интересуюсь:
   - Какие у нас самые выгодные поступления?
   В это время по другому оператору до меня пытается добраться Кристина.
   Отвечаю на вызов:
   - Привет, дорогая.
   Она проявляет акт отвращения. Я составляю план объяснения:
   - Шучу.
   Кристина пытается удивить:
   - Только что предложили десять миллионов за три секунды в эфире.
   Откуда у них номер моей сестры?
   В другую трубку говорю:
   - Нет
   У сестры я спрашиваю:
   - Рублей?
   Она подтверждает.
   Я отвергаю:
   - Не пойдёт. Только что забраковал два миллиона долларов за две секунды.
   Никто не просил девочку браться за неподходящую работу.
   В детстве женщины имеют тенденцию быть склонными к управлению мальчиками. Как правило, когда ты ещё не вырос все взрослые тебе постоянно твердят, что противоположный пол в раннем возрасте взрослеет быстрее. И ростом они превосходят мальчишек и умом. Так спешат стать старыми в юности, что приходится играть маленьких в зрелости.
   Но у мужчин всегда всё под контролем. Каждый год наш разум соответствует проходимому в данный момент этапу развития.
   Рост тоже.
   И если пятилетний парнишка слушается десятилетнюю даму это значит, что он учится оценивать ситуацию, расставлять приоритеты, а также ждать подходящего момента.
   Или же из него просто вырастит подкаблучник.
   Нельзя нарушать баланс.
   Одни создают жизнь, другие - условия для неё.
   Не нужно мешать мужскому полу обустраивать мир.
   Всё, что не делается, всё для детей. Мы умрём, а они продолжат наш путь. Поход человечества к чему-то великому.
   Люди ищут личный смысл. Но все мы существуем ради одного. Чтобы поддерживать заранее продуманный план. Проследовать от одной точки к другой по дороге, длинною в одну очень разросшуюся династию.
   Осмотрев ключевую часть ассортимента, я спрашиваю у нашего профессионального режиссёра:
   - Какая краска подходит лучше всего?
   Делюсь своими соображениями:
   - Просто я всегда использовал всякую ерунду. Что первое под руку попадётся.
   Эксплуатирую лесть:
   - Ты, как специалист, должна знать.
   Результатом оказывается понимание того, что Толстый происходит от очень знатного рода остряков. Его подход к отбору съёмочного персонала теперь можно охарактеризовать, как: оставляет желать лучшего.
   Режиссёр неожиданно извещает:
   - Никогда не занималась подобным на съёмках порно. Там ведь не нужна фальшивая кровь.
   И всё же Толстого в некоторой степени даже можно поблагодарить за совершённую глупость. Теперь мне известно, как успешно сохранять эрекцию на протяжении суток.
   Это-то она знает.
   В отличие от того, что нам необходимо.
   По телефону я сообщаю Толстому, что в следующий раз наш новый режиссёр снимет свой новый фильм уже с его участием в роли девушки. Если подобные фокусы не прекратятся в ближайшее время.
   На что он отвечает:
   - Знаешь, что дали, с тем и работал. Выбор был не такой уж и обширный. Ты ведь даже не в курсе, но после вашего отбора я с каждым кандидатом лично проводил собеседование. Она - лучший вариант.
   В это время к нам присоединяется Марти.
   Пока я в очередной раз пытаюсь унизить Толстого, прикрываясь слабенькой бронёй из его непрофессионального поведения, англичанин срочно спешит что-то сообщить. Но на данный момент существует кое-что значительнее потока свежей информации от Марти.
   Административный момент
   Ведь если хочешь быть качественным руководителем, нужно уметь вовремя осаживать своих людей, предостерегая их от попыток зазнаться. Чтобы склонность тех к работе стремилась к идеалу, а не падала от уверенности в своей совершенности.
   Толстый замолкает. Я побеждаю. Мы заканчиваем.
   Теперь Марти может сказать:
   - Прилетел пару часов назад. С Дашей всё хорошо: её сегодня повезли домой. Там о ней должны позаботиться родители.
   Кажется, курс лечения вступил на дорогу регрессии.
   Марти вытаскивает интернет из кармана, попутно сопровождая всё речью:
   - Тебе нужно кое-что знать.
   Мы смотрим видео. Пару секунд и в кадре появляется Даша. Всё типично. Это очередное видео от наших конкурентов. Человек, стул, верёвки. Моя пьяная, но бодрая на первый взгляд, девушка начинает принимать таблетки из рук вежливых актёров. Которые услужливо закидывают колёса в рот, а затем, через запрокинутую голову, смачивают их подход к желудку.
   Одна.
   Две.
   Пять.
   На восьмой её начинает трясти, а между губ потихоньку совершается утечка пены.
   После десятой в серые зимние колготки впитывается вышедший обед.
   При получении двенадцатой Даша больше не шевелится. Поэтому самый болтливый из них может произнести свою очередную гнилую фразу.
   Патетичное завершение.
   Два слова для меня:
   - Жди нас.
   Марти информирует:
   - Я не смог дозвониться ублюдкам. Хотел устроить козлам тёмную, но они даже ответить не удосужились.
   Он оправдывается:
   - Тебе тогда не надо было смотреть. Натворил бы чего-нибудь не того.
   Что может быть хуже из не того, чем организованное избиение?
   Он снова тыкает смартфоном мне в лицо:
   - А вот видео про Киру.
   Я смотрю.
   Говорю:
   - И что? Это же наше.
   Испробовали новый вид компьютерной графики. Не свежий для других, но инновационный для нас. На монтаж ролика было потрачено восемь полных дней.
   Марти отвечает:
   - Ну, да. Ты на количество просмотров гляди.
   Нашел время, чтобы придаваться низменной гордости за такой жалкий повод, как количество ознакомлений с подставным снафф видео, не дотягивающим до своей развязки.
   Меня больше интересует возможность устроить настоящую бойню.
   Осознавая своё полнейшее участие в рождении опасных социопатов.
   Чуть не убивших мою будущую жену.
   Сейчас до эфира остаётся два часа. Проходят последние репетиции. Каждое движение актёра - это прекрасный повод облажаться и спалить контору раньше времени.
   Проходя мимо кухонных шкафов и тумб, на которых отрабатывается сцена нарезки помидор, я впервые за три недели связываюсь с Дашей. Она беспокоится за меня сильнее, чем мне следовало бы тревожиться за неё.
   Моя любовь спрашивает:
   - С тобой всё хорошо?
   Гораздо лучше, чем с ней.
   Сейчас в мире всё удачнее, чем у неё. Кроме стран, в которых идёт война. Где конечности детей разлетаются просто по ошибке. И помимо государств с низким уровнем жизни.
   На самом деле, много где дела хуже, чем у Даши.
   Наверное, когда оптимистам хочется грустить, они вспоминают эти очевидные моменты и их тоска сразу пропадает.
   Она говорит:
   - Я беспокоюсь за тебя.
   Минуя двух толстяков, которые заталкивают манекен трупа в шкаф, отвечаю ей:
   - Всё хорошо.
   Случайно натыкаясь на бандитов с бензопилами и автоматами, играющих роль финальных гостей, впервые говорю это с полной уверенностью в своих словах:
   - Я тебя люблю.
   Даша молчит.
   Она солидарна:
   - Я люблю тебя.
   Этот момент войдёт в историю наших отношений.
   Он уже в ней.
   Первое взаимное признание в любви за всё время нашего знакомства.
   В данное мгновение мы запускаем камеры. Через десять секунд. Три федеральных канала нашей страны транслируют картинку в каждую семью. Один американский. Двадцать мировых. Плюс не меньше сотни кабельных по всему миру.
   Пять секунд.
   За всё время переговоров с рекламными агентами, нам поступило около сотни предложений. Три из них достигли восьмизначного номинала.
   Две.
   Поэтому нам пришлось расширить радиус действия съёмки до парковочных просторов. Теперь практически у всех наших мажоров одинаковые марки авто. Но мы как могли спрятали эту неловкую навязчивость.
   Одна.
   На самом деле, опорная часть всех сложных моментов была записана заранее и будет транслироваться вперемежку с передовыми событиями.
   Ноль.
   Трансляция началась.
  
   Люди. Человечество. Зачем вы убили мою жизнь? Почему создали интернет, телевидение, компьютеры? Ладно. Я понимаю причины основания. Но для чего было пускать это в массы?
   Выражаю искреннюю благодарность. Ведь теперь у меня есть возможность стать блогером и просрать всё в поисках аудитории. Вместо того, чтобы пытаться найти себе живое общение, я могу подыскать фальшивых друзей. Могу не устраиваться на работу, а целыми днями смотреть сериалы. Зачем девушка, если можно переспать с красоткой по скайпу?
   Спасибо, прогресс.
   Так мы жалуемся вечно. Если всё плохо, нужно, чтобы всё было хорошо. Если всё хорошо... хорошо не бывает никогда. Такова человеческая природа. Небольшая пародия на счастье в людях рождается только тогда, когда они чувствуют, что их дела лучше, чем у большинства. Нет необходимости иметь миллион долларов, зная, что где-то там умирают голодные дети. Достаточно обладать конкурентом, сопоставимым с тобой в успешности, но при этом менее успешным, чем ты.
   Мы рады, когда побеждаем в соперничестве, а не когда выигрываем у беспомощных. Нам нужно верить, что успех зависит от превосходства, а не из-за того, что кто-то поддаётся.
   ГГ хочет рассказать, к чему его привело соперничество.
  
   Голые стены, никаких окон.
   Интерьер не для дома, но более гостеприимен, чем в тюрьме.
   Я здесь один против исполнительной власти. Стараюсь дать отпор человеку, ведущему допрос. Уже которую минуту он льёт мне ерунду про то, что мои друзья дали показания против меня. Якобы нет никакой второй группировки. Типа, я создал две банды. Одна убивает людей, а другая - нет.
   С целью...
   Чтобы...
   У меня нет ответа:
   - Зачем мне это?
   Он обходит за спиной и спрашивает:
   - Сколько вы заработали за всё время существования проекта?
   Почему, как правило, никто не любит распространяться о прибыли? Особенно блогеры. Просто они слишком много о себе думают. Нормальные же люди скрывают заработки ради своей безопасности.
   Чтобы не исчезнуть с планеты из-за денег.
   Да и относится к тебе будут проще, если не увидят перед собой мешок, набитый безграничными возможностями.
   Мы поимели почти сто пятьдесят американских купюр от идеи. Девяносто из них за последний выпуск. Около сорока миллионов за три рекламных контракта. Остальное собирали по крошкам.
   Но вслух я только увиливаю:
   - Пару миллионов.
   Идя напролом, он задаёт самый главный вопрос:
   - Что произошло в торговом центре?
   - Вы видели, что там было?
   - Видел.
   - Я тоже. Разница между нами в том, что я всего лишь там присутствовал. Ничего не подстраивал. Ни с кем не договаривался. Никого не трогал.
   - Как же так вышло, что съёмки превратились в кровавую бойню?
   - Давайте я расскажу. Представьте: вот мы занимаем своим выпуском уже пятнадцать минут эфирного времени. Через пару секунд должно начаться самое интересное. Спустя пару этих секунд всё так и происходит. Вламываются незваные гости. В руках автоматы, топоры, бензопилы, перфораторы. Начинают всех раскидывать. Бить. Насиловать! Поднимают брошенные камеры. Сами снимают весь хаос. Потом следует шикарная речь. По типу: мажоры не имеют права на жизнь. Они нелюди. Бездушные твари. Принимаются убивать богатеньких детишек. В этот момент людям должны уже включить заранее отснятые дубли...
   - Может расскажешь то, чего я не видел?
   - Так я ведь и говорю: крики, стоны, оторванные конечности. В эфире всё моргает, ничего не разобрать. У нас - спокойно. Мы раскладываем заранее подготовленные трупы. Ведём дело к финальной речи. К тому, чтобы раскрыть миру тайну: все выпуски были ненастоящими. И тут я слышу выстрелы. Не по телевизору, а прямо у нас.
   - ...
   - Оказывается, те, кому мы дали автоматы, зарядили их боевыми патронами. И тут началось. Только уже взаправду. Круче сюжета не придумаешь. Людей расстреливают, бьют, режут. А я стою посреди магазина и ничего сделать не могу. В ступор попал.
   - Так, хватит.
   - Дайте договорю, раз уж спросили. И представляете, что потом? Затем людям перестают показывать картинку, где всё моргает и ничего не разобрать, а переключают на наши камеры. Где свет не переставал гореть, поэтому очень отчётливо видны все прелести человеческого умерщвления. Тут я хватаю стул и бью им одного из ублюдков.
   - Всё, довольно!
   - А вы чего ожидали? Это всё, что мне известно. Позже приехали вы. Тоже начали пальбу, после того, как парочку ваших задело.
   Пытаюсь объяснить ему:
   - Вы сами-то подумайте. Что за бред? На кой чёрт мне это нужно? Моего друга подстрелили!
   - Есть люди, готовые и не на такое пойти ради известности.
   Существуют полицейские, которые ради премии засудят невинного человека.
   Он признаёт:
   - Все, кто присутствовал на вашей тусовке, сейчас подозреваемые.
   На что я удивляюсь:
   - У вас ведь есть видеоматериалы.
   - Где одни в масках, другие размыты, а третьи мертвы?
   Заключение:
   - Так или иначе, ты являлся организатором. А значит виновен в любом случае.
   Шикарная работа.
   Такими темпами весь мир можно посадить.
  
   История оказалась гораздо взрывоопаснее, чем ожидалось.
   Люди, в конце концов, как и полагалось, узнали правду. А потом они узнали, что конкуренты ГГ настоящие убийцы. В ближайшие полгода тема станет самой обсуждаемой во всех новостных источниках.
  
   19
  
   Это дом Киры.
   У нас небольшие посиделки.
   Никаких тусовок. Пьянок. Крупных компаний. Только организация старых воспоминаний давними друзьями, которые никогда не были друзьями в оригинальном значении этого слова.
   Тут я, Кира, пара её подруг, два толстяка и перебинтованное плечо Марти вместе со своим хозяином.
   Смотрим на костёр. Любуемся вечерним небом.
   Сейчас все по-настоящему осознают достоинства момента. Кажется, они немного повзрослели после всего, что произошло. Мы стали серьёзнее относится к будущему и возможностям, с которыми сталкиваемся. После создания детища, построенного общими силами, подобного нашему, мощь которого невозможно было удержать под контролем, приходит некое прозрение. Понимание того, что не всегда в жизни приятно быть гигантом.
   Порой просто достаточно тепла дружеской компании.
   Чего мы добились в итоге?
   Самый глобальный за последнее десятилетие проект потихоньку идёт ко дну.
   Пока что о нас можно услышать из любого фонографического источника. Увидеть в каждой визуальной ерунде.
   Но это не на долго.
   В современном мире всё скоротечно. Нет ничего вечного. Есть только достаточное.
   Достаточно славы, чтобы побороть детский комплекс.
   Достаточно денег для достойной жизни.
   Достаточно острых ощущений.
   А затем нужно выбирать, к чему стремиться дальше
   В конце концов мы сами не знаем ради чего живём. Настоящая мечта - это когда готов отдать за неё жизнь. А не когда хочешь просто её достигнуть. Все мы существуем бесцельно, преследуя лишь исполнение собственных маленьких прихотей.
   Бесцельно живём.
   Бесцельно умрём.
   Только смерть исцеляет от этой болезни.
   Ира говорит:
   - Мне холодно.
   Будь здесь Толстый, было бы кому её согреть. Но сейчас он где-то в области фанатского восторга. Раздаёт бесплатные ответы о своей жизни, стараясь не заползать на нашу территорию. Ведь вскоре нам снова придётся о чём-то рассказывать всяким журналистам, телевизионщикам и даже хорошим блогерам, в конце концов.
   На улице не май месяц.
   Нужно подкинуть дров.
   Марти информирует:
   - Там только большие остались. Их пилить надо.
   Я шучу:
   - Слишком сложно. Вызовите дровопила.
   Кира ноет:
   - Мало того, что по хозяйству перестали помогать. Так вам уже и дрова сложно напилить?
   Нынешние девушки часто жалуются, что современные мужчины ни на что не годны. Якобы раньше хозяин сам чинил свой дом. А теперь постоянно приходится вызывать специалистов.
   Неужели это плохо?
   Никто не думал, сколько рабочих мест мы создали своей ленью и беспомощностью?
   Я вовсе не поддерживаю таких мужиков, но во всём есть свои плюсы.
   Теперь она вспоминает про наших поклонников:
   - Вам не надоело навязчивое внимание людей?
   Отмотаем эту неделю назад.
   Мы в лимузине.
   Кира, я, Марти, Толстый, Кристина, Тимон.
   Никто не хочет выпендриваться так откровенно. Но агент говорит, что это необходимость. Иначе нас просто уничтожат враги. Или друзья.
   Все.
   Человек в дорогом костюме, работающий на наш общий имидж, оправдывается:
   - Бронированный автобус найти сложнее.
   Я спрашиваю у Марти:
   - Напомни, почему мы наняли его, а не шикарную брюнетку?
   Потому что деловые качества в человеке важнее, чем возможность отвлечь на себя внимание.
   Сегодня очередное шоу хочет заполучить главную сенсацию этого года.
   Автомобиль почти доставил нас к месту назначения.
   Парень в пиджаке протягивает флакон Кире и говорит:
   - Вот, милая, возьми. Если намазать на кожу, будешь выглядеть в кадре просто великолепно.
   Останавливая его, даю понять всю глупость прозвучавшего предложения:
   - Кажется, ваш гонорар только что упал на тридцать процентов.
   Он неодобрительно смотрит в мою сторону, а затем осознаёт цель шутки.
   Через час мы в эфире.
   Все шестеро.
   Который день нам задают одни и те же вопросы. Неужели самое важное для людей - это знать, сколько у меня было девушек, почему Толстый связался с такими плохими ребятами, как мы, зачем Кристина одевается так вызывающе, есть ли роман между мной и Кирой, почему в этом замешан Тимон, если его отец обеспечивает его всем необходимым?
   Новая причёска?
   Хотите ли вы татуировку?
   Какие сериалы самые любимые?
   Марка одежды, которая для вас предпочтительна?
   Когда свежий выпуск?
   Ваши родители вас любят, или вы начали из-за их равнодушия?
   За что браться неопытному блогеру в первую очередь?
   А самое главное:
   - Сколько заработали?
   Не дождавшись вразумительного ответа, ведущий кидает новый вопрос:
   - Какой целью вы задавались, когда создавали свой проект?
   Я беру слово первым:
   - Ради процесса. Дело вовсе не в конечном итоге, а в том, что ты что-то творишь. Чувствуешь себя нужным. Пока существовал наш обман, меня не посещали глупые вопросы, по типу: зачем я живу. Тогда у меня находились чёткие стремления. Мозг постоянно был чем-то занят. Работой, которая приносила удовольствие. - Начав откровенно, мне уже трудно себя остановить: - А теперь нет никакого свободного простора для вдохновения. Я живу ради людей, которые хотят знать, какой зубной пастой обрабатываются мои зубы. Раньше я творил то, что было известно всем, но при этом обо мне никто не знал. Сейчас же я не делаю ничего полезного или умного, и про меня знает каждый. Это закон славы. Людям нужны бесполезные инфоповоды. Чтобы жить их жизнью, потому что своей давно нет.
   После такой речи больше никто не решается ответить.
   Видимо, это было слишком.
   Ещё один предлог для продолжения эфира от хозяина передачи:
   - Всех давно интересует такая вещь, как ваши соперники.
   Крайне точно подмечено. Вещь. Люди - это не про них.
   Он продолжает:
   - Что вам о них известно? И, возможно, вы знаете, где они в данный момент, чем занимаются?
   Я сообщаю всё, чем могу поделиться. О нашей единственной встрече. Говорю про суть произошедшего тогда разговора. Даже умудряюсь проинформировать об их гипотетических целях, делясь своими предположениями. И рассказываю о том, как мы поняли, что они убийцы.
   Ведущий говорит:
   - А вы не боитесь, что эти маньяки придут за вами? Ведь одну из вас они уже как-то достали.
   Страх во мне не знает границ. Но федеральные органы заняты данным вопросом. Именно те люди, которые совсем недавно преобразили нашу скромную цель, гиперболизировав её до масштабов захвата мирового господства.
   Они и сейчас не отказываются от своих предрассудков.
   Если не найдут истинных виновников, посадят нас.
   Это только пока мы наслаждаемся хлипкой иллюзией независимости, благодаря множеству связей, берущих своё начало с такого неэффективного элемента общества, как Тимофей.
   Один агент мне сказал:
   - Знаешь, что такое свобода? Это когда кому-то не по нраву твои действия.
   Произошло это полтора часа назад.
   Сейчас, на заднем дворе Киры, люди отсеиваются из-за своей слабости. Удаляются в сторону дома, чтобы согреться. Поэтому мы остаёмся наедине.
   Сидим рядом.
   Болтаем.
   Она спрашивает:
   - С Дашей всё хорошо?
   Я отвечаю:
   - Да, неплохо. Она почти пришла в себя. Из дома выходить уже не боится, но возвращается очень рано. Часов в пять.
   Интересуюсь ради приличия:
   - Как у тебя дела?
   - Тоже всё отлично. Недавно рассталась со своим.
   Она улыбается и говорит:
   - Шоу твоё поддерживать стараюсь. Ты-то совсем про него забыл.
   Приходится выбирать приоритеты.
   Глупо вышло. Теперь стыдно перед аудиторией, хотя сейчас они и в курсе, ради чего была эта жертва. Даже учитывая то, что все фанаты первого канала являлись частью поклонников второго проекта.
   Кира вдруг прижимается ко мне.
   Мне немного неловко, но моя рука всё же решается её обнять. А губы открываются, чтобы сказать:
   - Знаешь, я ведь до сих пор люблю тебя. - Чуть-чуть подождав, говорю то, чего она не знала до сих пор: - Ещё с девятого класса.
   Что такое любовь в молодости на самом деле? Всего лишь игра, в которой один из участников старается влюбить в себя жертву, от чего та в последствии начинает страдать, планируя исправить расстановку ролей как итог мести в ответ на самоуверенный игнор, родившийся у провокатора благодаря убеждённости в своей победе.
   Ответ Киры оказывается более неожиданным, чем можно было ожидать:
   - С пятого класса мечтала услышать от тебя эти три слова.
   Мы несколько минут наслаждаемся прекрасным моментом наставшего молчания, а затем она говорит:
   - Хорошо, что всё закончилось.
   Пока ещё ничего не закончилось.
  
   Как же неприятно что-то завершать. Или осознавать, что дело идёт к концу. Я в детстве очень тяжело переносил расставание с приевшимся человеком. Пускай даже знал, что через год смогу увидеть его снова. Опять переживу всё то, чего будет так не хватать сейчас, - при разлуке.
   Колоссально трудно даётся финал сериала. Как теперь найти похожих героев? Жить дальше без их образов? Серьёзно? Это вообще возможно? Гики поймут. Хоть я их и ненавижу.
   В жизни, кстати, всё менее отчётливо. Тут труднее понять, в какой именно момент позади осталась та или иная черта переживаний. Отношений. Страданий. Радости. Всё проходит как-то плавно.
   Забавно, но тоска распространяется только на предметы, вызывающие в нас какие-то чувства. Ни одна бытовая вещь не сможет стать таким же сильным возбудителем, если её не подарил какой-нибудь важный человек. В отношении всяких бездушных вещей мы наоборот стремимся их обновить.
   Да ничего забавного в этом нет. И необычного тоже. Строю тут дурачка, чтобы написать то, что и так всем известно. Абсолютно понятно каждому дураку на планете. Я скорее поверю, что звери смогут осознать мою банальную мысль, нежели кто-то из людей сам не осмыслит то, о чём я только что рассказал.
   Ну что? Думаешь, видео больше не будет? Спешу тебя огорчить. Ведь уже три часа в интернете висит ролик от старых знакомых. Сейчас очень жалею о том, что не дал конкурентам ГГ чёткого определения. Название, которое можно было бы использовать при каждом упоминании о них. Так нелепо звучит это: "конкуренты". Мне напиться хочется и развидеть.
   Полное видео с закрытым доступом. Нужно скачать программку, чтобы его посмотреть. Но, так как ты ответственно следишь за всем происходящим, она уже давно у тебя установлена.
   Сегодня у них новый клиент. Женского пола. Всё стандартно. Стул... дальше тебе уже известно. Вокруг хлам, беспорядок. Прожекторы светят на девушку. Позади неё камни? Скала? Пещера? Скорее всего.
   Главный злодей, давай уже дадим ему название, ГЗ - главный злодей, заходит в поле зрения объектива. В маске.
   А теперь к диалогам. Сейчас будет очень много болтовни.
   - Давно не виделись. Ты, скорее всего, уже забыл про меня. Но с моей стороны как-то не выходит, знаешь ли. Честно признаюсь, пытался. Но, как ни старайся, ничего... Хочу выразить благодарность. Поблагодарить в плохом смысле слова. Ведь именно благодаря тебе я стал тем, кем являюсь сейчас. Тем, кто убивает невинных людей. Пока что не было ни одного прецедента, но... уже скоро. Ничто не вечно. Сам знаешь.
   Я рассчитываю, что ты увидишь этот выпуск. По крайне мере, более цивильную его часть. Шикарную речь, которую я так долго готовил. Судьба всё ещё на моей стороне. Поэтому, надеюсь, отрывок покажут по телевидению. В этих словах вовсе нет пустых надежд или ожиданий. Только организованная последовательность событий, происходящих под моим чётким контролем.
   Всё в интересах теле акул. Поддерживать свои рейтинги за счёт информационных бомб. А кто у нас самое обсуждаемое явление в последнее время? Правильно. Смерть девочки - не повод отказываться от популярности своего телевизионного канала, закрыв доступ к трансляции моего видео.
   Мы с тобой выбрали не самый удобный метод общения. Просто дело в том, что у меня нет никакого желания обращаться к тебе вживую. Вспомни день, когда мы встретились впервые? Тогда ты был моим кумиром. Я смотрел твои видео и думал: если мне когда-нибудь и хватит смелости убить человека (виноватого человека), то я наконец смог бы рассчитывать на твоё настоящее, неподдельное внимание. Чтобы предложить тебе создать совместный проект. Мы бы стали лучшей командой по очистке нашей планеты. Ведь на ней столько всякого дерьма, которое не вывести законными методами. Тут давно уже нужно что-то кардинальное.
   С самого первого шоу я следил за твоим становлением. Только позже мне стало известно, что ведущий моего любимого блога "ни о чём" оказался тем самым человеком, который так красиво пытается восстановить справедливость. Каково же было разочарование, когда я узнал, что ты всего лишь очередное жадное дерьмо, пародия на человека, мечтающая о славе. Ты просто не представляешь, как я тебя возненавидел тогда.
   Сейчас он подходит к сидящей, с правого края, хватает за волосы и поднимает её обвисшую голову.
   - Знаешь, кто эта девочка? Конечно, знаешь. Это же Ира. Неважный для тебя человек. Подруга любви всей твоей жизни. Откуда мне известно? Голоса в голове много чем делятся со мной. Они говорят, это всё ради того, чтобы тебе снова не стало скучно. Мы работаем на ТВОЙ интерес! Чтобы ТВОЯ жизнь не потеряла интриги! Я верю им. Ведь именно благодаря этой вере, у меня получилось добраться до Даши. А уже в ближайшее время я собираюсь наведаться и к тебе.
   Кстати, скажи спасибо за Дашу. Поблагодари за спасение её жизни. Ей ещё рано умирать. Мы просто подогрели интерес к себе. Благодаря Ире он станет ещё теплее. Поэтому ей суждено умереть. Ты ведь не будешь сильно плакать над её утратой? Но это точно заставит тебя задуматься о серьёзности моих намерений.
   Хочешь знать, как всё начиналось? Я сидел в интернете. Очень оригинально, правда? Целыми днями смотрел разные видео. Глядел на новоиспечённых блогеров, людей, которые смогли убедить всех, что разрушенная карьера на телевидении - ещё не конец. Они доказали - известность теперь не зависит только от шоу-бизнеса. Знаменитым может стать каждый.
   Я смотрел на это всё, на то, как это просто, и втихую мечтал о своей славе. Только не о пустой скандальной популярности. Мне же, напротив, хотелось сотворить что-то полезное и быть признанным благодаря своей пользе. Но, как обычно бывает в таких случаях, к сожалению, я абсолютно ничего не делал для достижения своей мечты. Лишь жаловался в комментариях. Был одним из тех, кто указывает тебе на грамматические ошибки, чтобы одержать победу в споре, никак не относящимся к грамматике. Я ненавидел глупцов и лентяев, а потому терпеть не мог бесполезных блогеров, не несущих людям никакой важной информации. Хотя сам являлся невероятным бездельником.
   Во многом я виню своего отца.
   И вдруг под мой суд попался один из твоих выпусков. Где ты так горячо рассуждал - то о людской жадности, то об их бесчеловечности. Наконец во мне что-то ударило. Это стало отправной точкой к моему второму рождению. Твои завораживающие мысли заставили меня показаться людям. Если в первый раз мы появляемся на свет для родителей, то во второй мы рождаемся для толпы. Я собрал пару своих друзей и начал снимать собственные ролики. Это был отличный повод уйти из дома, где постоянно приходилось уворачиваться от ударов бухого папаши. Да-да, у некоторых детство прошло похуже. В этот раз я сам начал бить неугодных обществу людей.
   Был у нас в техникуме один бугай. Знаешь, такие есть в любом подростковом коллективе. Часто пропускают уроки. Постоянно на всех наезжают. Пытаются кого-то унизить. Считают себя центром вселенной. Середина мира алкашни и отбросов. Конечно же никто не решался угомонить его. Благодаря тебе я оказался первым, кто осмелился на этот поступок. Но избиение такого человека было бы слишком простым исходом для него. Поэтому своим ребятам я сказал: "Как насчёт того, чтобы втроём подловить его в толчке и окунуть головой в унитаз". Вот это стало бы настоящим уничтожением. И мы сделали это. Попутно засняв всё на видео.
   Конечно, логично будет вспомнить, что я - не ты. Именно поэтому ни это видео, ни последующие десять не набрали больше тысячи просмотров в общей сумме. Но потом, словно какое-то благословение, появились вы. Люди, которые спародировали известное шоу, преобразовав его масштабы во что-то невероятно абсурдное и комичное. Ваша земля в квартире нарушителей помогла нашей славе. Мы занимались один и тем же, только шли к цели разными методами. Толпа захотела больше подобных вашему форматов, и тут, как нельзя кстати, ей подвернулись мы.
   Видео с избиением моего отца стало отправной точкой в пути становления моей нынешней личности. Всё сработало шикарно. Вы своей постановой и рекламой возбудили интерес к теме. Мы гиперболизировали решение проблемы в более жесткую форму, что заставило людей потянуться к нам.
   Всё шло к тому, чтобы стать идеалом. Но ты всё испортил. Оказался лжецом. А я наконец-то смог убить своего первого человека.
   Уже можно выдохнуть? Просто с таким интересом наблюдал за этой речью, что даже забыл, как дышать.
   Наш ГЗ достаёт из-за спины пистолет и, прицелившись одной рукой в голову девушки, говорит:
   - Ира давно уже не первая. И точно не последняя.
   Спусковой крючок отходит до упора, боёк бьёт по капсюлю, пуля проскальзывает через голову бывшей подруги Киры.
   Опустив ствол, парень говорит:
   - Сначала вообще собирался срезать ей лицо. Чтобы впечатлить тебя. Но потом понял, что, если в законных СМИ появится упоминание о столь жестоком способе убийства, навряд ли об этом разрешат как-то распространяться дальше.
   Итогом стало появление на телевидении лишь аудиозаписи с речью ГЗ. Которую, стоит признать, прокрутили полностью.
  
   20
  
   На часах 06:03.
   Порывы ветра - слабые.
   Аудитория - набирает обороты.
   Суждено произойти чему-то непоправимому.
   Но вернёмся на десять часов назад.
   Прошло три месяца с того момента, как мы с Кирой в последний раз обнимались на заднем дворе её частного дома.
   Не за горами день, когда наступит лето.
   Мы больше не даём совместных интервью. У каждого теперь своя тусовка, сольные проекты. Все могут потянуть собственную аудиторию.
   Уровень чванливости ребят - самое обсуждаемое в интернете событие.
   Пять самых значимых в российском сегменте каналов.
   Кира продолжает вести блог, рассказывая трём миллионам дурочек о том, как верно делать укладку. Толстый учит пятьсот тысяч фантазёров правильно мечтать о карьере оператора. Два пухлых друга пытаются толкать юмористическое шоу в замыленные глаза восьми сотен подписчиков. Кристина ежедневно вызывает восторг своей внешностью у двадцати тысяч прыщавых школьников, наигранно психуя в прямой трансляции собственных стримов. Марти же увлечённо тонет в философских рефлексиях, стараясь поднять уровень шоу "ни о чём" до пяти миллионов фанатов. Ещё он создал собственный блог, где снимает, как правильно раздавать деньги прохожим, без выполнения ими каких-либо условий.
   А по совместительству все они злейшие соперники.
   Дело доходит до оскорбительных видео обращений.
   Понятия не имею, правда это или нет. И даже стабильное присутствие Марти в моей квартире никак не мешает нам с Дашей наслаждаться безразличием к их разборкам.
   Кристина больше не живёт со мной.
   Её жизнь спонсируется Тимоном.
   Пока Марти настраивает освещение для очередного выпуска, я говорю Даше с дивана:
   - Может, переберёмся за границу этой осенью? Ты как раз закончишь школу.
   Присаживаясь рядом, держа в руке только что заваренный чай, она отвечает:
   - А как же твои друзья?
   Смотрю на Марти. Возвращаюсь к Даше:
   - Думаю, мы можем позволить себе взять их с собой. Учитывая, что их всего один.
   Предлагаю Марти:
   - Эй, ты ведь хочешь снова побывать на родине?
   Настроив камеру, он соглашается:
   - Отличное предложение.
   Мы ждём вечерний выпуск новостей. Свежие сенсации. Чтобы узнать, о чём же хотел сообщить агент Марти. Он просто позвонил и сказал:
   - Передай своему близкому другу, что у телевизионщиков есть кое-что для него. Если он ещё не видел в интернете.
   Я не заходил в интернет последние три месяца. Тамошние манёвры до меня сейчас никак не доходят. Кто и что мне пишет - понятия не имею. Не то чтобы кое-кто решил начать затворнический образ жизни - просто взял отпуск. Если бы ещё была возможность уехать на солнечный пляж.
   Было бы отлично.
   Возвращение в сетевую суету находится в ближайших планах. Только чуть-чуть попозже. Когда надоест тратить деньги на видеоигры, одежду, походы в ресторан, уроки рисования, изучение правил дорожного движения.
   Можно ведь человеку насладиться своим успехом?
   Без лишних раздражителей.
   Хотя куча подростков и даже взрослых никак не могут перестать донимать меня на улицах: дай автограф, сделай фотографию на память.
   Как будто я передам им позитивную карму через эту ерунду.
   По телевизору уже должны начаться новости.
   Пульт оказывается в руке. Канал меняется на необходимый. Звук становится громче.
   Мы слушаем речь бывшего конкурента.
   Запись обрывается на выстреле.
   Телефон вибрирует на гостином столике.
   Неизвестный номер воспроизводит рыдания Киры:
   - Он убил её прямо у меня на глазах.
   Я думаю: "блять".
   - Помоги мне...
   Не дав договорить девушке, слово берёт тот, кого вполне следовало бы ожидать:
   - Надеюсь, ты посмотрел? Потому что будет очень нелепо, если нет. Я ведь так старался. Представляешь, ты только закончил просмотр и тут звонок...
   Вернув себя в реальность, пытаюсь хоть как-то сдержать себя в руках:
   - Ещё в интернете глянул.
   Ничего я не глядел
   Он кричит:
   - Вот блин! Знал же, что не надо. Но нет. Выложил заранее. Дебил.
   У меня нет никаких вопросов, кроме самого очевидного:
   - Что тебе нужно?
   Его ответ не заставляет себя долго ждать:
   - Ах, да. Завтра. В шесть утра по вашему времени. Адрес: Красный проспект 29. Со стороны главной улицы. Надеюсь, ты будешь там. Долго ждать не собираюсь.
   Собеседник отключается.
   Пока Даша докапывается с вопросами, я как можно скорее стремлюсь наладить контакт с Тимоном. Спустя пять минут он удостаивает меня вниманием:
   - На связи личный агент Кристины...
   Обрываю его:
   - Даун, это я. Ты что, номер сохранить не можешь?
   Он удивлён:
   - Ничего себе! Я уже думал, что ты умер. Как дела, братишка?
   Меня интересует другое:
   - Где Кристина?
   Его уверенность во время ответа похожа на поведение школьника, которого попросили предоставить невыполненное домашнее задание:
   - Она... Не знаю. Мы поссорились.
   Как всё удачно складывается:
   - Получше момента не смог найти?! Прямо сейчас надо было ссориться?! Попозже никак?!
   Спустя две секунды спрашиваю более уравновешенным тоном:
   - Когда ты видел её в последний раз?
   Относительно недавно:
   - Позавчера вечером.
   Совместными усилиями мы решаем отправиться на поиски пропажи.
   Уже через сорок минут Марти катает нас троих по всем известным локациям Кристининого досуга. Спустя ещё некоторое время к нам присоединяются три толстяка. Двое настоящих, один самозванец. Когда наступает четыре утра, мы паркуем автомобили и начинаем обыскивать обозначенное здание на предмет положительных ожиданий.
   В шесть утра звонит телефон:
   - Они через улицу, напротив. Показались с крыши. Похоже, Кристина тоже там.
   Часы застыли, отображая числа 06:04.
   Вокруг собираются случайные прохожие, варварски вникая не в своё дело.
   Мы стоим на парковочных местах. Посреди проезжей части. Смотрим на крышу. Там четыре человека: двое парней держат двух связанных девушек.
   Сцена эмоционального голливудского фильма.
   Один из них берёт граммофон и начинает граммофонить:
   - Какой же шикарный вид отсюда открывается. - Он делает паузу, а затем продолжает: - Тебе стоит отдать мне должное. Я еле затащил их сюда. Очень нервные они у тебя.
   Откуда-то тихо играет смазливая поп музыка.
   Парень с граммофоном говорит, наслаждаясь мелодией:
   - Так гораздо приятнее. - Его благодарность к товарищам не знает границ: - Спасибо, что включили, ребят. - Пока толпа зрителей увеличивается, он обращается к людям: - Как здорово, что все вы здесь сегодня собрались. Наверняка многие знают нашего героя. - Оба его пальца резко указывают в мою сторону. Но в создавшейся толпе довольно сложно разобрать точную цель, если ты рядовой обыватель, впервые услышавший про видеоблогеров. - Сегодня парню предстоит сложный выбор. Давайте поддержим его аплодисментами. - Он начинает хлопать, и его действие неуверенно подхватывают некоторые люди, стоящие около нас. - Это было обидно. Могли бы и поддержать. Я ведь ради вас стараюсь.
   В это время подтягивает полиция.
   МЧС.
   Скорая.
   Уточняется суть происходящего. Огораживается место происшествия. Собираются разворачиваться смягчающие приспособления.
   С крыши кричат в граммофон:
   - Ещё одно действие в неверном направлении, и я просто пристрелю их! Уберите этот вонючий батут отсюда! Дайте человеку сыграть по-честному!
   На улице уже можно запускать съёмки.
   Сэкономьте в производстве некоторых сцен фильма "На грани".
   Вокруг суетятся спасатели. Начальники всех служб стараются отдать как можно больше указаний своим подчинённым. Подданные изо всех сил пытаются создать имитацию бурной деятельности.
   Куратор всей операции говорит мне:
   - Давай, парень. Не облажайся. Наши люди попытаются зайти к ним на крышу. Снайпера уже на позиции. Постарайся просто отвлечь его.
   Сверху снова доносится голос:
   - Эй, не вздумайте лезть сюда. И целиться в меня тоже не надо. Вы не единственные, кто использует подобную страховку: ваших прекрасных героинь уже давно держат на мушке.
   Говорящий спешно переходит к сути:
   - Итак, раз вы хотите ускорить процесс, перейдём сразу к делу. У меня есть две девушки. Хотелось бы заполучить сюда и третью, но... не всегда желания становятся реальностью. К тому же, она и так настрадалась. Правда, Дашенька? Не хочешь говорить, так и скажи. А мы вернёмся к двум другим прекрасным созданиям.
   Начинается перечисление:
   - Кира - твоя любовь с... девятого класса? Не так ли? Сколько страданий. Неуверенных шагов в сторону самых романтичных отношений. Постоянных метаний от неё и обратно. Думаю, она по праву заслужила находиться здесь сегодня.
   Ещё больше эмоций в речи о Кристине:
   - Девушка номер... Знаешь, мне сложно давать им оценки. Давай ты сам решишь, на каком месте она для тебя. Для этого мы и собрались. - Пропустив небольшую паузу, ублюдок говорит: - Назовём её просто по имени - Кристиночка. Твоя кровь. Твоя родня. И, как ты думал... человек, деливший с тобой утробу матери? Бинго. Я угадал. Всё ещё помню. Ты ненавидишь её ровно так же, как и любишь. Что же там было... "Лидируя от остальных с отрывом в девяносто девять процентов, при багаже минусов, который аналогичен её первенству, с одним лишь абсурдным плюсом - она моя родная сестра". Красиво подмечено.
   На дороге образуется огромная пробка. Из-за перекрытой улицы семь полос для движения вынуждены сливаться в одну, объезжая представление по узким улочкам, не предназначенным для такого упрямого потока автомобилей.
   Указывая на пустой тротуар под собой, человек с крыши продолжает:
   - Высоту я не стал выбирать слушком большую. Тут вполне можно умереть, но и выжить тоже реально. Разве что останешься калекой на всю последующую жизнь. Всё зависит от него. Как он решит, так и будет. Либо смерть. Либо мучения.
   Безумец оправдывается:
   - Не нужно считать меня сумасшедшим. Просто мне известно то, о чём вы даже боитесь подумать. Знания, которые лишают меня страха перед смертью. Я просто хочу, чтобы ты кое-что понял. Чтобы все, кто это видят хотя бы чуточку прониклись моей мыслью.
   Она такова:
   - Твоё богатство, авторитет, внешность - это не важно. Ничего не важно. Ничто не имеет значения в этой жизни, кроме них.
   Он показывает на Кристину и на Киру.
   - Всё несущественно, кроме близких. - Он показывает на Кристину: - Настоящих. - Тыкает в сторону Киры: - И будущих. - Вспоминает про Дашу: - Или будущих.
   Организатор процесса по спасению девушек пытается перебить говорящего, интересуясь у него условиями заключения мирного соглашения.
   В итоге тот отвечает:
   - Ты, наверняка, уже понял к чему всё ведёт. Одна из них сегодня должна упасть, чтобы в твоей голове как следует усвоилась только что произнесённая мною мысль.
   Правила меняются на ходу:
   - Стоит отметить очевидный факт - Кристина более дорога тебе, чем Кира. И ты это прекрасно понимаешь, если в твоей башке ещё присутствует штука под названием "рассудительное мышление". Поэтому, чтобы уравнять шансы обеих девочек, условия будут поставлены немного нестандартно.
   Так:
   - Если подаришь жизнь Кире, Кристина просто упадёт вниз. Вторую же девушку я отпускаю и на этом мы заканчиваем игру.
   Но:
   - Решившись выбрать Кристину, придется принять дополнительный пункт сделки - грузик на весах, уравновешивающий последствия: твоя сестра станет калекой. Мы сломаем ей обе ноги. Ну а Кира в свою очередь полетит на мостовую, как и должна.
   У меня нет слов.
   Только одна идиотская мысль, пропитанная наивной надеждой: "наверняка можно спасти их обеих".
   Снова его болтовня льётся с крыши:
   - Не то чтобы я заставляю тебя принимать необдуманное решение, но это не тот момент, когда мы можем продолжать бесконечно. Просто подумай хорошенько и говори. От этого выбора зависит отношение людей к тебе. Не этих, которые собрались около тебя. А тех, о которых ты не знаешь. Их не найти в нашей реальности.
   В итоге я говорю самую предсказуемую фразу, которую только можно было ожидать:
   - Забирай меня. Их отпусти.
   Он отвечает:
   - Не для того тебе дали главную роль, чтобы ты умер в конце.
   Мы с Дашей держим друг друга за руки.
   Она спрашивает:
   - Ты меня любишь?
   Вопрос напрягает обстановку до предела:
   - К чему это?
   - Просто скажи: да или нет.
   Я прекрасно понимаю, что ответ вызовет непоправимую реакцию. Но не могу принять происходящего. Словно накачанный наркотиками обдолбыш.
   Зачем-то даю утвердительный ответ:
   - Люблю.
   Её рука отпускает мою. Даша говорит:
   - И я тебя люблю. Закрой глаза.
   Это уже точно не к добру:
   -- Ну нет.
   Она просит одного из толстяков помочь мне.
   Пока тот решает послушно выполнить требование глупой женщины, пока я стараюсь переубедить его в правильности принимаемых им решений, Даша внезапно достаёт из сумочки скромный перочинный нож.
   Когда все мы понимаем, что нужно менять проект действий, производимых в данный момент, она уже проводит им по горлу.
   К моменту её планируемого спасения я держу на руках не более чем окровавленный труп. Всего лишь воспоминание о некогда прекрасной девушке. Остатки своей идеальной жизни.
   Звучит голос из динамика:
   - Ну, пиздец...
   Повтор:
   - Просто ебануться...
   Непредвиденное обстоятельство:
   - Такого я точно не ожидал.
   Он спрашивает уже без громкоговорителя.
   Кричит, надрывая голос:
   - Что ты хочешь от меня?! Что мне теперь делать?!
  
   Привет. Недавно виделись. Как твои дела? Надеюсь, всё хорошо. Потому что у меня достаточно неплохо. Я, как хороший автор, должен заботиться о твоём настроении. О твоём самочувствии. И об отношениях между нами.
   Ты не обидишься, если мы продолжим стандартный монолог чуть попозже. Мне сейчас нужно уладить довольно щепетильную ситуацию.
   Спасибо, если разрешаешь.
   - Что ты хочешь от меня?! Что мне теперь делать?!
   "Теперь ничего. Мы закончили. Постарайся жить собственными силами. Если я помогал тебе в последнее время, это не значит, что нужно думать, якобы за тебя всю жизнь будут что-то решать. Нас с тобой связывало лишь взаимовыгодное сотрудничество".
   - Просто бросишь меня?! После всего, что я для тебя сделал?!
   "По-твоему я не отплатил сполна? Ты теперь знаешь абсолютно всё. Можешь делать, что хочешь. Ты человек, который способен управлять своим миром. Я тебе завидую - мне такого не дано".
   - Но ведь это всё не по-настоящему!
   "Это для меня не по-настоящему. Для тебя это реальность".
   - Мне не нужны фальшивые реальности. Я хочу твоей жизни. Пускай даже если стану только ничтожной чертой твоего характера.
   Прекрасно. Он пустил пулю себе в голову. Я верил в него. Мои надежды оправдались. Он будет отличной частью меня.
   "Где я?".
   "В реальном мире. Ну... В том, что я считаю реальным. Слушай, как насчёт того, чтобы не вести сейчас диалог в тексте? Просто, если мы продолжим, начнётся неразбериха. Люди не смогут понять, где чья цитата. Давай попозже обсудим всё?".
   "Хорошо".
   А теперь поговорим с тобой. К сожалению, ты ничего не сможешь ответить. Но к счастью, это не помешает мне исповедаться.
   Итак, слишком много всего хочется рассказать. Очень большое количество вопросов, на которые нужно ответить. Но я постараюсь не задерживать тебя. Мысли всё равно путаются. Что-то теряется, что-то выходит глупо. Поэтому буду краток на столько, на сколько это возможно.
   Для начала немного пояснений. Всё под контролем. Неожиданность с ножом раскрывается чуть ниже.
   Не бойся. С концовкой всё тоже хорошо. Я сейчас исправлю. Это мы можем себе позволить. Суть в том, что первый финал был создан для донесения глубокой мысли. Даже нескольких сразу. Если ты чего-то недопонимаешь, то идея была в том, чтобы показать, как твои низменные инстинкты не имеют никакого веса в сравнении с чем-то глобальным. Практически ничего в нашей жизни не важно, кроме нашей жизни. Мы сами создали себе рамки, в которых нам приходится прибегать к жажде власти и богатства. Мечтать о насилии. Если бы не человеческая глупость, вполне можно было бы обойтись за счёт любви. "Ведь живём для того, чтобы любить, а не убивать и бить" - очень красиво сказано. Но мало кто это понимает. Да и, признаться, немногие способны в условиях современного мироустройства выйти за звериные рамки. Включая и меня.
   Не подумай, будто я усомнился в твоих способностях самостоятельно постичь основной замысел текста. Просто мы ведь и впрямь могли не найти взаимопонимания. Такое бывает. Не потому, что кто-то глуп, а из-за многогранности человеческого мышления.
   Слишком нудно. Мне бы уже надоело читать такое. Прости, что напрягаю так долго.
   Если ты считаешь, что второй концовки не обязательно быть, то я тебя понимаю. Но, будем честными друг с другом и сами с собой - после трагичного финала остаётся осадок. А я, как правило, читаю художественные произведения не для того, чтобы получить дозу разочарования.
   Почему Девочка подросток носит при себе нож, а потом ещё и вскрывается им? Это ведь так не реалистично. Во-первых, реализмом и разочарованием у тебя вся реальность набита. А во-вторых, художественные носители не направленны на то, чтобы в очередной раз окунуть тебя в суровую действительность, в который ты плаваешь каждый день. Хочется обратиться к людям, которые считают, что в видеоиграх всё должно быть как в жизни: пацаны, девчата, ваши дела плохи. Не нравятся игры, воплотите все желания сами. Лично я прибегаю к помощи художественной индустрии для того, чтобы развлечь себя. Рассмешить. Хорошо провести время. Встретить то, что, возможно, никогда не произойдёт в моём мире. Для этого и созданы художественные произведения. Поэтому не стоит винить развлекательную продукцию за то, что она не реалистичная. Просто нужно задуматься над тем, что что-то у тебя идёт не так, как тебе надо.
   Даша носила нож, чтобы избежать инцидентов, подобных тому, благодаря которому она оказалась на грани жизни и смерти. Вот и всё. Оправданно очень просто.
   А по поводу самоубийства - сам никогда не испытывал ничего подобного, но, мне кажется, человек, побывавший между двумя основными состояниями во вселенной, должен что-то осознать в своей жизни. Расставить приоритеты. У неё было достаточно времени, чтобы заняться этим вопросом. И, оценив его по достоинству, она ведь вполне могла понять, что у неё было всё, ради чего стоит жить. В плане - она испробовала это и была в силах спокойно пожертвовать собой ради тех, кто не испытывал подобного. Непростая для подростка мысль, но очень даже возможный исход.
   Поступок глупый. А с другой стороны Даша же слышала, что должна была стать одной из тех, кого хотели сбросить с крыши. Вот и решила быть таковой. Её надежды оправдались. Они были бы резонными в любом случае. Ведь процессом рулил я.
   Так. Хватит. Рассуждать можно бесконечно. И объяснять тоже. Поэтому давай уже к нормальной концовке.
  
   Мы в школьном вестибюле.
   Кристина обнимает Дашу. Даша обнимает Кристину. Они делают вид, что целуют друг друга. Меня противит существование бутафорских способов коммуникации, поэтому все мои поцелуи подлинны.
   В тридцати метрах от нас мой друг.
   Марти.
   Идея провокационно-патетического мизантроп-шоу появляется благодаря частности повадок этого существа.
   Но, в конце концов, она тухнет.
   Идея.
   Обдумав всё рассудительно, я решаю, что не стоит совать свой нос в то, чего нельзя исправить. Пытаясь наладить человеческую природу, можно до конца жизни плевать себе в лицо, не получив при этом никакого результата.
   Поэтому концепция пародии на стоп-хам отвергается и не подлежит дальнейшему рассмотрению.
  
   Да. Одно разочарование. Ничего в итоге и не было.
   И кто тут о ком ещё плохого мнения? Серьёзно думаешь, что я мог поступить так мерзко? Типа: иди в жопу, это был всего лишь сон. Вся история, которую мы пережили с тобой вместе, все эмоции, герои, отношение к ним - всё это пустое место? Хрен тебе.
   Прости. Я просто не мог не пошутить так глупо. Согласен, неудачный прикол. Но зато какой ободряющий.
   Какой?
   Никакой.
  
   Она спрашивает:
   - Ты меня любишь?
   Вопрос напрягает обстановку до предела:
   - К чему это?
   - Просто скажи: да или нет.
   Я прекрасно понимаю, что ответ вызовет непоправимую реакцию. Но не могу принять происходящего. Словно накачанный наркотиками обдолбыш.
   Зачем-то даю утвердительный ответ:
   - Люб... Почему у меня явное ощущение того, что где-то я это уже видел?
   Её рука отпускает мою. Даша говорит:
   - Ничего страшного. Всё будет хорошо. Закрой глаза.
   Я систематично выхватываю у неё сумочку. Вытаскиваю оттуда нож. Показываю ей.
   Говорю:
   - Это что за дерьмо?
   Кричу:
   - Захотела решить все проблемы, не обсудив это со мной?!
   Ругаю:
   - А как насчёт того, что мы почти создали семью?!
   Критикую:
   - После всего, что ты пережила из-за меня, ты вдруг решила вскрыться?! - Хватаю её за плечи и продолжаю более мягко: - Это не твоя привилегия. У тебя впереди долгая и прекрасная жизнь. Дура. - По Дашиным щекам стекают слёзы. - Не нужно уничтожать всё из-за того, кто портит тебе жизнь.
   Она начинает рыдать:
   - Прости...
   Я крепко обнимаю её:
   - Ты что, собиралась умирать, даже не услышав самого важного?
   Говорю это:
   - Я тебя люблю.
   Она плачет у меня на плече.
   Она вторит мне:
   - И я тебя люблю.
   На крыше недовольны:
   - Да-да, мы поняли. Спасибо. Прекращайте уже, пожалуйста.
   Он делится своими чувствами:
   - Это было что-то. Такое самопожертвование, на самом-то деле. - Обращается ко мне: - Похоже, она и впрямь любит тебя. Тут уже и речи не может быть о том, что это всего лишь пустые слова. - Его интонация меняется: - Хорошо. Раз всё пошло таким образом, мы можем заканчивать. - Он командует: - Сворачиваемся. - Девушек начинают развязывать. Говорящий жестикулирует, скрещивая руки над головой. - Всё, ребят, съёмка окончена. Снимайте перекрытие, а то сейчас настоящие мусора приедут. - Он улыбается и говорит мне: - Что, думал, ты круче меня? Ой. Кажется, тебя обманул какой-то дурачок. Думал, я и впрямь убиваю людей. Типа, я возомнил себя мессией?
   Его голос производит очень громкие порывы смеха. Руки подносят граммофон ко рту - звуки становятся ещё оглушительнее. Он сгибается от хохота. Затем медленно выпрямляется. Успокаивается. Смотрит на пасмурное небо. Опускает голову. Говорит: дядя, на самом деле, всё так и есть. Приставляет пистолет к виску. Пускает пулю себе в голову.
   Всё так и было
   Шоу окончено.
  
   Эпилог:
  
   ...
   ...
   ...
   ...
   ...
   ...
   Шучу. Теперь мне есть, что сказать. Но лучше я напишу.
   Нет. Больше ничего не будет. Естественно тебе хочется узнать, как же сложилась их жизнь дальше. Всегда присутствует такое желание. Не думай об этом. Нужно жить собственной. Серьёзно. Отпусти другие и возьмись за свою. Не спорю, наслаждаться чужим успехом, пассивно веря, что очень просто достичь таких же высот самостоятельно, очень просто. Но лучше испробовать всё на себе.
   Освободи героев. Это их будущее. Им жить в нём. Сами решат, что делать дальше. Ты разбирайся со своими проблемами.
   Как правило, авторы оставляют небольшую недосказанность, чтобы дать читателям порассуждать о результате собственными силами. Очень тупое решение. Во-первых, для чего тогда нужен ты, если перекладываешь свою работу на потребителя? И во-вторых, обращаюсь к читателям, рассуждайте о смысле текста, а не о жизни его героев. Её продолжении. Персонажи и их окружение, ситуации нужны только для того, чтобы передать вам какую-то идею. А не чтобы устраивать из книги реалити-шоу.
   Сначала мне льстила затея поболтать с тобой в конце. Снова обсудить очевидные вещи. Которые появлялись на протяжении всего текста. Хотел подискутировать на тему того, как рождались мысли для написанного. Что вдохновляло меня. Но это жадность. Нельзя перебарщивать ни в чём. Даже в писанине.
   Я просто оставлю это при себе. Впереди будет ещё много поводов вспомнить то, о чём так хотелось сказать. А для этой книги уже хватит. Свой груз она перенесла.
   В завершении хочу сказать всего несколько слов:
   Какой бы фантастичной не была эта история, какой бы неточной она не представлялась, это всего лишь сатира. Лёгкая насмешка над всем нашим поколением. Над его стремлениями, мировоззрением, желаниями, идеологией и так далее. Но самое главное - моё высмеивание самого себя.
   Вымысел, который не хуже правды. Иллюзия, не лживее реальности. Это всего лишь чей-то там взгляд на бессмысленность наших поступков.
   Со своей судьбой всегда можно договориться.
   Коне...
   Чуть не забыл: пусть будет Альберт. Имя. Нашего главного героя.
   Конец.
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  J.Liss "Мне не нравятся рыжие" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | В.Шег "Непокорная " (Любовное фэнтези) | | П.Роман "Арка" (ЛитРПГ) | | Н.Жарова "Выйти замуж за Кощея" (Юмористическое фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!" (Любовное фэнтези) | | К.Лазарева "Запретный плод" (Любовные романы) | | Е.Елизарова "Ключ от твоего мира" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Дэвлин "Ключ от магии или нимфа по вызову" (Любовное фэнтези) | | В.Богатова "Невеста княжича" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"