Федоров Олег М.: другие произведения.

Часть восьмая Дневник Тринадцатого Императора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.47*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вместо традиционного подведения итогов за годы царствования, вынужден рассказать как пропустил первый удар с той стороны. Более того, чуть не потерял темп, что в благородной игре - шахматы, часто ведёт к проигрышу.


   Part008

Часть восьмая Дневник Тринадцатого Императора

  
  
   Думаю, теперь уже всем понятно, что я не герой романа Сервантеса и не претендую на лавры положительных героев других романов. Более того, старательно собираю и готовлю из друзей и союзников мощный силовой блок, способный решать поставленные "студентом" задачи. Все мои действия подчинены одной цели - не допустить всемирного самоубийства, то что ей не соответствует, после соответствующего изучения отбрасывается, как несущественное.
  
  
  
  
   Тетрадь тридцать девятая Дневник Тринадцатого Императора
  
  
  
   (Тяжёлый и полный неожиданностей 1871 год).
  
  
   Появление отличий в этом времени от аналогичных событий из того периода, заставляет чаще задумываться, над объективностью законов экономического развития. Похоже, что всё остальное уже вторично. Кто-то из великих, уже высказывался по этому поводу, не буду повторяться. Случаются, однако, и исключения.
   Вот благодаря такому исключению (возмущению) исторического процесса, будем воевать в союзе с Прусским королевством за сохранение русскоговорящих славян Русинов, Бойков, Лемков, которых к двадцать первому веку просвещенные европейцы, почти всех повыбили. Фридрих III, будет воевать, чтобы за отца отомстить, хотя результатом той войны окажется, - объединение Германии.
  
  
   Коварство Е.И.В. или "Игрушка для будущего Кайзера".
  
  
   О моём коварстве европейская (особенно британская) пресса вам поведает исчерпывающе, стоит лишь глянуть её издания за интересующий период.
   Сейчас я расскажу то, о чём она (пресса) пока не прознала. Даже название для этой записи хитроумное придумал, чтобы своё коварство скрыть, хотя бы на первое время. Потом, это уже не будет иметь никакого значения.
   Дело прошлое, в том смысле, что в прошлом году исполнено было.
  
   В аккурат, перед наступлением Нового 1871 года, в берлинскую резиденцию Гогенцоллернов, пришла ну очень большая посылка!!!
  
   Итак: "Игрушка для будущего Кайзера".
  
   Огромный макет Ютландского полуострова, выполненный из нескольких полотнищ гуттаперчи пересыпали тальком и аккуратно упаковали в громадный ящик из отличной фанеры. К этому изделию приложили ещё несколько деревянных упаковок поменьше и всё это загрузили в товарный вагон для отправки в Пруссию. Отдельно шёл комод (почти Чиппендейл) со специальными ящиками для чертежей и выдвижными ящичками поменьше, для инструкций по сборке этого провокационного изделия. Зачем мне, всё это?
  
   Промышленная и экономическая мощь Британской империи заставила искать союзников. Это при разумном подходе и знаниям будущего, не сложно. Гораздо труднее направлять союзников в нужную нам сторону, не вызывая у них подозрений.
  
   Чтобы управлять своими колониями, разбросанными по всему миру, островная империя создала огромный флот. Без ресурсов колоний, острову долго на первых ролях не продержаться, лишних денег на подкуп и формирование мнений у лордов-банкиров не будет. Значит и угроза для России с их стороны меньше станет. Устранив британский флот, мы достигнем нужных нам целей.
  
   Создавать свой громадный военный флот, останемся "без штанов", да и специалистов быстро столько не подготовить. Они и в других отраслях потребны. Нельзя однобокого развития державы допускать. Вспомнил я коварный, о "флоте открытого моря", который был позже создан в том времени и решил чуть пораньше подтолкнуть Пруссию в нужном направлении.
  
   Те, кто название макета не пропустил уже, наверное, догадались, о чём речь пойдёт. Молодцы! Сейчас я вам о проекте подробней расскажу.
   Нового я ничего не придумал. Ещё древние викинги искали удобный проход из Балтики к Северному морю. Забирались в Кильский залив, а тут им эльбславяне палки в колёса вставляли. Ну, естественно не в колёса, а в их корабли, но от этого путь на Запад через Ютландию для этих путешественников безопасней не становился.
   Минули века и в 1784 году соорудили канал в тридцать четыре километра, который связал Балтийское море с рекой Айдер, назвали его Шлезвиг-Гольштейнским, а построен он был по указу датского короля Кристиана VII. К нашему времени, канавка способная пропускать корабли водоизмещением до четырёхсот тонн моим задача не отвечала. Более того, Датчане с Пруссией несколько лет назад горшки побили.
  
   Теперь вы сообразили, что я в тех ящиках упаковал? Совершенно верно, документацию по проекту сооружения Кильского или как его ещё называли Северо-Балтийского Канала. Изделие из гутапперчи придаёт всей отправке вид детской игрушки, да и масштаб там искажён, чтобы макеты корабликов было удобней пускать. На чертежах же, вся цифирная вязь истиной соблюдена. Объёмы грунта для извлечения потребные, габариты, глубины, чертежи шлюзов, всё как есть изложено. ("Блокнот" эти данные хорошо помнит). Стоимость работ в марках, и выгоду от канала, немцы сами мгновенно пересчитают, они в этом плане молодцы. Порядок у них в этом деле отменный!
  
   Есть в отдельном ящике, игрушечный экскаватор, грейдер, бульдозер, всё что для строительства требуется, ну и конечно КОРАБЛИ. Макеты кораблей мне в Кронштадте в мастерских изготовили. Там за основу британские броненосцы были взяты, раскрашены и расцвечены в Прусские цвета, как положено, а парочка даже двигателями снабжена. Аккуратно устанавливаешь внутрь модели свечку, под специальную металлическую пластину - мембрану, она, нагреваясь, воду выталкивает и судёнышко двигается. Если ещё в специальную чашечку смолы капнуть, то и дым идёт, крейсер почти как настоящий! Кронпринц даже если заиграется, то его воспитатель лейтенант Тирпиц (пока без приставки фон) надеюсь, ему подскажет, как надо действовать.
  
   Я уверен, что этот Новогодний подарок не только наследному принцу Вильгельму понравиться, но и королей Пруссии, кроме Фридриха III заинтересует. Прежде всего, я о Стальном Короле речь веду, в "армии" Альфреда Круппа сейчас более шестнадцати тысяч человек, не всё же им пушки и вагонные колёса выпускать. Ещё год, два и Северо Американские штаты, откажутся приобретать их колёсную продукцию. Чертежи, что в комоде уложены, содержат изображение мощных паровых экскаваторов и другой землеройной техники, которая весьма востребована при строительстве канала окажется. Юный принц, очень на это надеюсь, будет проводником этой идеи.
   У проекта этого есть ещё один могучий союзник, это Отто фон Бисмарк, но есть и противники, о них я возможно, позже расскажу.
  
  
   Историческая справка
  
  
   Никита Иванович Зуев (1823--1890) -- русский педагог и картограф. По окончании Главного педагогического института в 1844 году, был преподавателем в гимназиях Санкт-Петербурга и Архангельска, работал чиновником особых поручений в департаменте народного просвещения, редактором центрального статистического комитета министерства внутренних дел.
   Опубликовал много статей естественно-исторического, этнографического, культурологического содержания в "Живописном Обозрении", "Ниве", "Кругозоре" (1873--1877). Основал журналы "Живописное Обозрение" и "Северная Звезда".
  
  
   Барон Пол Джулиус (Пауль Юлиус) Рейтер (Ройтер, нем. Paul Julius Freiherr von Reuter, 21 июля 1816, Кассель -- 25 февраля 1899, Ницца) -- предприниматель, журналист, основатель крупнейшей информационной компании (телеграфного агентства "Рейтер").
   Родился под именем Исраэль Бер Йошафат в семье раввина Самуэля Леви Йошафата и его жены Бетти, в доме на углу улиц Друзельгассе и Миттельгассе в Касселе. С 1840 года руководил издательскими фирмами в Берлине и Париже, распространявшими переводы из иностранной периодики. В 1845 году перешёл в Лондоне в христианство, получив имя "Пауль Юлиус". В 1848 году эмигрировал в Париж.
   В 1871 году герцог Эрнст II Саксен-Кобург-Готский пожаловал Рейтеру титул барона (Freiherr). Два десятилетия спустя, получил от английской королевы Виктория титул барона.
  
  
  
   Двести двадцать первая запись в дневнике ЕИВ Николая Второго
  
  
  
   Этот Новый 1871 год выдался на удивление спокойным. Видимо моя психика уже пообвыкла и приспособилась ко всем светским мероприятиям, на котором монарх присутствовать обязан. Я теперь мало восприимчив к ним стал, и научился не расстраиваться на потерю времени, - САН ОБЯЗЫВАЕТ! Никуда от этого не деться, а традиции вещь упрямая и почти несжимаемая. Более того, как вы знаете, всё имеет конец!
  
   Первым моим посетителем в Новом Году, Андрей Сабуров запланировал главу нашего малого ГОСКОМСТАТА, это я так про себя, его обзываю.
  
   - Никита Иванович Зуев, Ваше Императорское Величество.
   - Проси его, Володя, проси.
   - Здравствуйте, Ваше Императорское Величество.
   - Добрый день, дорогой Никита Иванович, проходите, пожалуйста, присаживайтесь.
  
   Кандидатуру этого не молодого человека мне "мои учителя" подсказали. Зуев по окончании Главного педагогического института в 1844 году, был преподавателем в гимназиях Санкт-Петербурга и Архангельска, работал чиновником особых поручений в департаменте народного просвещения, редактором центрального статистического комитета министерства внутренних дел. Сейчас он отслеживает особые статистические данные по империи, которые мы совместно обговорили заранее.
  
   - Докладывайте, я внимательно вас слушаю.
   - Ваше Императорское Величество, я основные цифры в таблицу свёл, так сподручней выходит. Все остальные материалы вот в этой папке находятся.
  
   Глянув на внушающую уважение, своими размерами папку с документами, и оценив время необходимое на ознакомление с ними, я произнёс:
  
   - Хорошо, показывайте вашу сводную таблицу.
   - Вот она, первый экземпляр перед вами, второй у меня, так удобней и рассматривать и разговор вести.
  
   Быстро пробегаю глазами табличку. Общая численность населения около 125 миллионов человек. Мы почти вплотную приблизились к данным 1897 года, (128,9) это хорошо. Славно наши медики потрудились, смертность от оспы практически на нуле, от туберкулёза снизилась почти в десять раз, детская смертность от всех причин стала тоже в десять раз меньше. Теперь понятно за счёт чего такой прирост населения. Надо работников народного здравоохранения награждать. Делаю себе пометку, для Сабурова.
  
   Процент крестьянства снизился с 77,5% до шестидесяти восьми, это два голодных года сказались. Процент рабочих и ремесленников-кустарей, вырос практически на семь процентов. Купечество подросло до 0,5%, казачество с 2,3% рвануло аж в три раза. Ну, это понятно, это моя (Столыпина) социальная политика такая.
  
   Вот ещё нужные цифры. Средняя урожайность хлебов в России от 5,1 четвертей с десятины поднялась почти до 7,7 четвертей. По овсу, этому "лошадиному энергоносителю" почти 12 четвертей! Это не без участия наших агрономов. На 100 десятин пахотной земли приходилось: в чернозёмной полосе 16,2 лошади, а в нечернозёмной полосе - 22,9 лошади. Теперь это значение стало 24,1 и 33,4 голов, соответственно. Можно гордиться, но не зазнаваться! Делаю себе ещё одну пометку, для Сабурова.
  
   За пять лет уровень грамотности сильно вырос и среди мужчин составил 64%. Женщины традиционно немножко отстают, но ничего мы это подкорректируем.
  
   Только хотел сказать лепота, как взгляд зацепился за строку .... умерло от опоя водкой в 1870 году.....12031 чел. Да, дела, целую дивизию потеряли, а ведь у многих из них семьи, дети. Здесь изменений по сравнению с той историей мало, хотя снижение на пол процента имеется. Надо что-то думать....... Будет интересная тема, для встречи со староверами, но это позже.
  
   Так, а это что? Средняя продолжительность жизни в империи за это же пятилетие подросла с 32 лет всего......до 40. Чуть не выматерился вслух. Это что ж получается, человек в расцвете сил, вершина мастерства и квалификации, стал мастером, и сразу того, помер? Его сначала родить надо, потом кормить, воспитывать, одевать, учить, лечить, если вдруг заболеет, а он взял и в 40 лет, коньки отбросил.
   Мои рассуждения циничными покажутся, но что делать, должность такая. Это же, сколько денег псу под хвост. Про отрицательные эмоции я молчу, не умею их в рублях оценивать. Пахать тебе Николай батькович ещё и пахать!.......
  
   Чтобы не выдать своё состояние, задаю Зуеву какой-то несущественный вопрос, а сам всё ещё во власти цифирного ужаса по продолжительности жизни.
  
   - Никита Иванович, что у нас с проверкой и рассылкой в войска новых карт, откорректированных по результатам съёмок сделанных аэронавтами?
  
   Зуев на секунду задержался с ответом. Видимо, удивлён тем, что наши "вояки" мне ещё об этом сами не доложили. Надо будет задать неудобные вопросы и Краббе и Милютину.
  
   - Ваше Императорское Величество, все, как и было обещано, разослано ещё до Рождества!
  
   - Хорошо, Никита Иванович, спасибо. Далее надо будет ещё некоторые данные отслеживать. Свяжетесь, с военно-медицинским управлением и к следующей нашей встрече, будете отдельной строкой или таблицей представлять сведения по смертям и ранениям в нашей армии, включая флот и аэронавтов.
  
   - Будет исполнено, Ваше Императорское Величество.
   - Благодарю, вас досвидания.
   - Досвидания Ваше Императорское Величество.
  
   "Ай да Пушкин, ай да су... сын"! Хотел себя похвалить, но вспомнив ужасные цифры по продолжительности жизни, подошёл к шкафчику, хлопнул рюмку "Шустова". Не отлично, не хорошо, разве что твёрдую тройку заработал. Так я сам себя оцениваю. Больше знать об этом никому не нужно. А о том что я эти цифры ещё и с другими, из другой истории сравниваю, это кроме меня и "блокнота" вообще никто не знает.
  
   *****
  
   Что на сегодня вторым номером программы? Демонстрация серийного изделия нашего радиопрома, не пугайтесь, это я так наших умельцев из Зеленограда величаю. Как-то очень давно, я в цветном журнальчике видел "японца", причём карманного, но на наших радиолампах???!!! Похожая конструкция легла теперь в основу многих малогабаритных комплектов устройств связи. Как она выглядела в той истории? "Блокнот", фас..., смотрите сами.
  
  

0x01 graphic

0x01 graphic

  
  
   Подобные изделия после освоения радиоламп Авдеева Валентина Николаевича из той истории, сейчас получили значительное распространение на просторах Российской империи. Ещё бы, выпускаемое их количество увеличить, но тут пока новый завод в Томске не освоят надо ждать. Пока радио комплектами оснащаются в первую очередь аэронавты, флот, армия, силовые министерства и конечно, профильные учебные заведения.
  
   - Комплекс радиостанций "МАРС" для МВД;
   - Р-353 ("Протон") - армейская КВ - радиостанция для спецназа,
   парашютного десанта ГРУ и КГБ СССР;
   - Р-126 - переносная, ранцевая УКВ - радиостанция, вес 2,8 кг.
   - Авиационная, поисковая радиостанция Р-855
  
   У меня они так и называются, только КГБ СССР, замещено на СБ Империи, остальное практически без изменений, а вопрос где живёт Авдеев, уже не задают. Я официальную справку выдал, "личность изобретателя временно засекречена"!
  
   Что-то раздумал я описывать демонстрацию всех этих устройств связи. Многие агенты и агентессы, с большим удовольствием ознакомились бы с этой выставкой, но мы им такой возможности не дадим. Всё и хватит об этом. Уже вечер на дворе!
  
   *****
  
   Как оказалось, испорченный вечер, я собирался на санках с дочкой покататься, заодно собак выгулять и самому по заснеженным дорожкам пробежаться. Елизавета одобряет наши такие прогулки перед сном. Но, сегодня не получиться. Это Наполеон с номером три виноват, все мои планы разом перечеркнул. Не мог уже утром позвонить.
  
   Вынужденно опять сижу в кабинете........ Обложился бумажными справками, схемами движения войск и флотов, сижу и размышляю, как лучше поступить. Спросите, для чего штабы и генералы существуют? Так обычно и Маман рассуждает. Генералы со своими задачами справляются, планы свёрстаны и выверены, войска скрытно концентрируются в заданных районах. Вот только жизнь есть жизнь. Она постоянно вносит свои коррективы.
  
   Причиной этих моих сидений, корректировок планов и волнений послужил упомянутый звонок от Шаля Луи. Итальянский король Виктор Эммануил решил примкнуть к нашей коалиции и оторвать у Габсбурга Венецию. Я в принципе не возражаю, чем меньше у Австрияков будет сил, тем лучше, но "посоветовавшись" с "блокнотом" по событиям из той истории 1866 года, возникли сомнения по неожиданному союзнику.
  
   Сражение при Кусто?це -- состоявшееся 24 июня 1866 года не смотря на почти двукратное преимущество в численности, итальянцы проиграли.
  
   20 июля, сражение у острова Лисса адмирал Карло Пеллион ди Персано, имея превосходство в кораблях и орудиях не смог даже свести вничью. Австрийский адмирал Вильгельм фон Тегетхофф, просто не догнал итальянские корабли, так быстро они ретировались, потеряв два броненосца.
  
   Текущая реальность упорно лезет на старые рельсы, но где гарантия, что в этом времени Италия окажется более удачливой?! Изучаю состав флота, фамилии командующих, серьёзных изменений нет, разве что Персано исполнилось 63 и скоро стукнет 64 года. Для боевого адмирала это трудно считать плюсом.
   С таким союзником можно оказаться в неприятной ситуации, в своё время я изучал, чем для России обернулось вступление в Первую Мировую войну Румынского королевства. Не хочется "дважды" наступать на грабли....
  
   Будем подстраиваться под сложившуюся ситуацию. Кого раньше пригласить? Пожалуй, начну с канцлера, к нему будет сразу два поручения.
  
   - Володя, найдите мне, пожалуйста, князя Горчакова Александра Михайловича. Как соединитесь, переключите связь на кабинет.
   - Слушаюсь, Ваше Величество.
  
   Пожалуй, не буду до конца посвящать князя в задуманную контроперацию. Он, конечно, человек надёжный и преданный, но ситуации всякие бывают. Лучше о специфических деталях этого поручения нашему посланнику в Стамбуле, Леонтьеву Константину Николаевичу, ему не знать....
  
   - Ваше Величество, канцлер на проводе.
   Это мой адъютант нахватался от меня сленга из 20 века. Иш как выговаривает, "на проводе".
  
   - Добрый вечер, Ваше Императорское Величество.
   - Вечер добрый Александр Михайлович. Вы одни в кабинете?
  
   - Да Ваше Величество, только из министерства вернулся, устроился в кабинете у комелька погреться, а тут Ваш неожиданный звонок.
   - Мне с час назад звонил Шарль Луи. Король Эммануил проведал о нашей коалиции против Габсбурга и решил под шумок оторвать себе Венецию. Как вам это нравиться?
  
   - Ваше Величество, это логичный ход с его стороны. Итальянское королевство давно мечтает вернуть себе эту территорию. Да и нам полегче будет. Виктор Эммануил II, после того, как по Вашему совету Шаль Луи вывел войска из Рима, признателен Французам. Я почти уверен, что и "проведал" он о коалиции из уст самого Наполеона III.
  
   - Хм, вот это я как-то упустил из виду. Впредь буду более подозрительным.
  
   - Что вы, Ваше Величество. Это полезное приобретение. У них под ружьём, считая флот почти четверть миллиона человек. Даже простое присутствие их у границы, заставит Франца Иосифа держать там целую армию.
  
   Всё это я хорошо знал, но также я знал, что шестьдесят тысяч австрияков ведомых Альбрехтом Габсбургским в той истории разгромили ста двадцати тысячную итальянскую сборную солянку. Особенно отличились австрийские уланы, итальянцы стойко держались, но по моей оценке, всё это сражение напоминало большую свалку типа деревенской "стенка на стенку".
  
   Если удастся несколько упорядочить эти события. Постараться вписать действия итальянцев в наши планы, то это пошло бы нам всем, только на пользу. Главными "упорядочивателями", как всегда, будут Николай Павлович Игнатьев и Николай Владимирович Мезенцев.
  
   - Спасибо, дорогой Александр Михайлович, будем считать, что вы меня успокоили. Да, чуть не забыл, вызовите, пожалуйста, нашего посланника из Стамбула. В свете новых событий я бы хотел с ним поговорить. Чем раньше он прибудет, тем лучше.
  
   - Ваше Величество, Леонтьев ещё в Петербурге. Он на Новогодние вакации приезжал, а отбывает ещё только на будущей неделе. Так что укажите, пожалуйста, удобное Вам время для его визита.
  
   - Вот и хорошо, просто чудесно. Одну минуту, пожалуйста, подождите.
   - Володя, что там у нас на завтра запланировано и нет ли "окна".
   - Ваше Величество, после полудня есть сорок минут времени, аж до самого обеда.
   - Хорошо, спасибо.
   - Александр Михайлович, жду Вашего специалиста завтра к полудню.
  
   Не любит Горчаков этого слова специалист, но ничего пусть привыкает понемногу. Зато я его с концентрации собью. Он теперь над общим анализом ситуации размышлять примется.
  
   - Будет исполнено Ваше Императорское Величество.
   - До свиданья, Дорогой князь.
  
   Доброй ночи я ему не пожелал. Всё равно старик будет ворочаться, и думать, зачем мне вдруг понадобился наш посланник. Пусть думает, ему полезно. Догадаться, зачем мне нужен Леонтьев, Горчакову не светит. Не был он в том времени, а я применю "условно дипломатический приём" именно из от туда.
  
   Игнатьеву я, пожалуй, сам позвоню. На столе отдельно "прямой телефон" громоздится, цвета спелой вишни. Пожарная расцветка мне не очень по душе!
  
   - Добрый вечер, Ваше Императорское Величество.
  
   Раздалось в трубке, как только я снял её с аппарата.
  
   - Решил вам позвонить, есть интересная информация из Италии.
   - Вечер добрый дорогой граф.
  
   Интересно, кто кому звонит?
  
   - Слушаю, слушаю вас внимательно.
  
   - Весьма вероятно, что войска и флот Виктора Эммануила будут участвовать в войне против Австрии. Из южных районов полуострова, уже началось перемещение войск, к спорным границам. На эскадре идут срочные работы по комплектованию экипажей. Флот Италии, созданный путём объединения кораблей Сардинии и Неаполя, значителен по числу вымпелов, хотя, к сожалению, он всё ещё остаётся сборищем кораблей, а не единим организмом. - Ещё интересная информация по теме, британские механики, приписанные к кораблям, отказываются воевать, а собственных итальянских специалистов не хватает, многие машины и механизмы находятся в неисправности.
  
   - Хорошо Николай Павлович, очень хорошо, я не сомневаюсь в вашей компетенции, но завтра на утренний доклад захватите с собой Мезенцева. Да приезжайте на час раньше, чем обычно. Разговор у нас может долгим получится. Много вопросов в связи с итальянским участием возникает.
  
   - Будем, как вы назначили, Ваше Императорское Величество.
   - Спокойной Ночи граф.
  
   Теперь бы с дядей по-простому, по-родственному пообщаться. Интересно, что он по поводу всего этого думает? Какое-то неслабое шевеление в приёмной. Знакомые шаги Барятинского младшего за дверью. Ну, похоже на ловца и зверь бежит.
  
   - Ваше Императорское Величество, великий князь Константин Николаевич в приёмной.
   - Володя приглашайте его. Он, как нельзя вовремя.
  
   - Добрый день дорогой Дядюшка.
   - Рад тебя видеть в добром здравии, Никса.
  
   - Вы, наверное, почувствовали, что я только что о вас думал. Ну не совсем о вас, а скорее о ваших питомцах.
   - Чем же флотские на сей раз тебя обеспокоили? Внимательно слушаю, племянничек.
  
   - Несколько часов назад, я говорил с Шарлем Луи. Король Эммануил собирается принять участие в войне против Австрии, в надежде получить Венецию.
  
   - Так это же хорошо. Чем больше шишек будет у Франца Йосифа, тем лучше.
  
   - Дорогой Константин Николаевич, только откровенно, как вы на сегодня оцениваете готовность нашего Средиземноморского флота?
  
   Небольшая, но очень красноречивая пауза. Флота в полном смысле этого слова, в средиземке нет, так гостевая эскадра из нескольких фрегатов. Для серьёзных дел они не годятся, подходят эти кораблики скорее для театральных постановок. Дяде и мне это хорошо известно, поэтому генерал-адмирал в свою очередь, задаёт вполне очевидный вопрос.
  
   - Ты что, думаешь Тегетхофф, разобьёт итальяшек и рванёт к нам?
  
   Дядин вопрос, что говориться не в бровь, а в глаз, мне та ситуация, сложившаяся в Адриатике, не то что не понятна, а полное недоумение вызывает. Сами посудите.
   Расстояние от Анконы (база итальянского флота) до Полы (база Австрийского флота) около шестидесяти миль. Сражение двух флотов произойдёт у острова Лисса (так в той истории было), который находиться в ста шестидесяти милях от Полы.
  
   А теперь вопрос. Почему? Почему внезапно не атаковать базу противника, до которой всего ничего, переплыть Адриатику и уничтожить врага прямо у причалов?! Что-то здесь не то! Надо быть предельно внимательными и осторожными.
   В том времени, Вильгельм I и Бисмарк запретили штурмовать Вену, им полный разгром Австрии был не выгоден. Если всё пустить на самотёк, как когда-то уже было, то у Британии на моих западных границах сохраниться союзник в лице Франца Иосифа.
   Думай Коля, головой думай! Шапку на неё всё равно не куплю, там у тебя корона. Переключаюсь на разговор с дядей.
  
   - Такой вариант нельзя исключать. Сам по себе их флот, хотя и считается четвёртым в мире, нам не опасен, но тут же обязательно нарисуются Турки, а возможно и британцы. - Пожалуй, слово "обязательно", подойдёт больше чем слово возможно. Я в этом не то что уверен, убеждён!
  
   - Да интересная ситуация, повторение прошлой коалиции, только Австрия вместо Франции.
  
   - Вот и я о том же. На Севере и Балтике мы флот и границы очень серьёзно усилили. На Дальнем Востоке, что могли, усилили и укрепили, а здесь на Чёрном море до сих пор зависим от решений Турецкого султана.
  
   - Да, хорошо было бы, объединится с итальянцами и ударить совместно.
  
   - Целиком и полностью с этим согласен! Горчакову уже даны необходимые указания провести переговоры о взаимодействии наших флотов в Адриатике. Однако есть тут одна закавыка, - сами ИТАЛЬЯНЦЫ. Их флот, - смесь сынов и кораблей Сардинии и Неаполя, причём именно разнородная смесь, а не единая команда! У адмирала Персано тридцать четыре вымпела с 695 орудиями. - Зная гонор этих наследников Римской империи, сомневаюсь, что удастся договориться, о нормальном взаимодействии.
  
   - Здесь ты прав Никса, но, кроме того, ещё и проливы пройти надо. А ну, как Мурад пятый, науськанный островитянами заартачиться.
  
   - В этом направлении с ним уже работают, точнее, начнут скоро работать. Думаю, что в этом вопросе мы договоримся. Ему же спокойней будет, если у нас на Чёрном море кораблей меньше.
  
   Рассказывать дяде в деталях, почему я так уверен в решении султана, не хотелось. В этот период времени откровенный подкуп или взятка на уровне их величеств, всё ещё имели дурной запах....
  
   Эта история почти энциклопедическая. Перед Первой Мировой войной, сын главного раввина города Триеста, входившего тогда в состав Австрийской империи, Камилло Кастиглиони убедил несколько видных финансистов и промышленников Австрии, Венгрии и Чехословакии вложить деньги в строительство завода для производства авиационных двигателей. Затем он создал авиационный завод "Феникс" в Вене и, в конечном счете, стал его владельцем.
   Вот только генералы империи Габсбургов всё ещё сомневались, кому отдать предпочтение, дирижаблям или аэропланам. Потому и сам император сомневался! Что лучше?
   Бизнесмен преодолел сомнения австрийских генералов относительно аэропланов, подарив кайзеру Францу Иосифу два автомобиля и дав понять, воякам, что получение таких автомобилей в аренду зависит от решения Австро-Венгрии начать строить самолеты. Очень скоро Камилло Кастиглиони становится богатым и влиятельным финансистом Европы.
  
   По нынешним временам мы предложим султану в подарок один автомобиль. По агентурным данным, когда он узнал, что у шахиншаха Персии есть такое чудо, то собирался посольство в Питер отправлять. Британские советники с трудом его отговорили, пообещав броненосец построить и новые ружья начать поставлять через два года.
   Завтра я поручу Леонтьеву по прибытию в Стамбул провентилировать этот вопрос. Сделав, разумеется упор на то, что чем меньше русских кораблей на Чёрном море, тем Турции спокойнее. К Мураду пятому, для его обучения и обучения его людей, мы даже своего "кочегара" пришлём, разумеется, из "конюшни Мезенцева", там есть грамотные офицеры со знанием турецкого языка. Да, и не забыть бы, передать Струве, что перегородку между водителем и салоном, в этом авто можно не делать.
  
   Разумеется, вслух я этого не рассказывал. Зато решил родственника поднапрячь по срокам.
  
   - Дорогой Константин Николаевич, если что-то у дипломатов не получится, готовьтесь к силовому варианту прохода через проливы. Об этом, кроме Бутакова и Краббе пока никто знать не должен. Через два дня жду вас с черновыми предложениями. На подготовку операции у вас будет двадцать недель, начиная с сегодняшнего дня. Времени достаточно, но не расслабляетесь, сделать предстоит многое. Успеете "адмиралов" в строй ввести?
  
   - Никса, ты меня обижаешь, артиллерийские задачи эти крейсера ещё осенью откатали. За оставшееся время Шестаков их до "изумительного состояния" доведет, хотя нет такого в уставе. Да что тут говорить, корабли такими новыми качествами обладают, что многие молодые офицеры, уже забыли, когда и на берег в последний раз съезжали, настолько увлечены изучением своих заведований!
  
   - Всё это хорошо, можно сказать замечательно, но срок мной названный критичен и другого у нас не будет, дорогой генерал-адмирал.
  
   Впечатлённый родственник начал прощаться. Мы пожали друг другу руки, а я так и не узнал, что привело его во дворец в эту пору. Наверное, опять с супругой разругался и пришёл на жизнь пожаловаться и в жилетку поплакаться. Ничего, у него на это ещё будет время.
  
   *****
  
   Невольно кинул взгляд на циферблат больших напольных часов. Да, да на те, что иногда меня ночью будят, если я прямо в кабинете на диванчике засыпаю. Собственно детям спать уже пора, а вот министру финансов спать ещё рановато.
  
   - Володя!
   - Ваше Императорское Величество, здесь я - Михаил. Мы уже сменились.
   - Добрый вечер! Набери ка мне, пожалуйста, Рейтерна, как свяжешься, переключишь на кабинет.
  
   Это дяде с его беспокойным адмиралом хорошо операции планировать. Мне же предстоит муторная работа, денежки считать, вместе с моим "главбухом", это я о Михаиле Христофоровиче так выразиться изволил.
   Придут флотоводцы через два дня планы свои излагать и скажут: "...На всё про всё, надо пятьдесят миллионов рублей". Они то не должны думать, где их взять! Это моя прямая обязанность, - изыскивать и распределять финансы. Ошибаться тут недопустимо.
   В бюджет мы заложили нужную сумму на войну с Австрией, но вот беда, об участии в этой кампании Италии, я не сообразил. Если грубо прикинуть, то мне на эту войну на море может понадобиться....., ого - сорок пять миллионов рублей. Как учил наш стратег коэффициент запаса два. Значит сто миллионов.
  
   - Ваше Императорское Величество, министр финансов на связи.
   - Добрый вечер, Ваше Императорское Величество!
   - Вечер добрый Михаил Христофорович. Рад вас слышать в добром здравии.
  
   Такое моё вступление сразу настраивает Рейтерна на нужный лад. Он уже, кажется, догадался, что сейчас я буду выжимать из него нужную сумму. Если не догадался, то я ему об этом так и скажу.
  
   - Ваше Императорское Величество, простите великодушно, если я попробую угадать причину вашего звонка.
   - Конечно, дорогой Михаил Христофорович, конечно. Угадывайте, только сразу и сумму называйте.
   - Ну, я же не маг-волшебник, а всего лишь скромный финансист, Ваше Величество.
   - Не буду вас утомлять господин министр. Необходимо СТО миллионов рублей, к концу второго квартала текущего года.
  
   Слышно, как на том конце линии, абонент поперхнулся. Толи воздуха ему не хватило, толи ещё чего. Безусловно, у любого финансиста всегда есть некая заначка, - резервный фонд или что-то подобное. Вот только размер её редко бывает более нескольких миллионов, а тут сразу сотня.
  
   - Михаил Христофорович, вы меня хорошо слышите? Куда-то вы пропали?
   - Да, ... да, ... кх-м ... Я вас хорошо слышу, спасибо. А ....
   - Не напрягайтесь, меньше чем в сто миллионов мы не уложимся. Вариантов тут нет!
   - А как же бюджет? Мы уже всё по министерствам разослали. Это же основной финансовый документ, Ваше Величество?!
  
   - Да понимаю, я всё! Готовьте второй внутренний государственный займ! У нас больше миллиона весьма состоятельных людей, заводчиков, промышленников и лиц купеческого сословия. Выпускайте один миллион государственных облигаций номинальной стоимостью по сто рублей. Завтра же Катков к вам подъедет. Дайте нужное освещение вопроса в газетах. Организуйте серьёзное освещение и разъяснение вопроса по радио. Промышленники, купцы народ ушлый. (Кажется, я повторяюсь). Они хорошо понимают, что эти же деньги к ним и вернуться в виде государственных заказов. Тогда никакой кризис им не почём. Думаю, что распространить эти облигации труда не составит.
  
   После тяжёлого вздоха в трубке послышалось:
   - Всё сделаем, как вы поручили, Ваше Величество, не извольте беспокоиться. Через полтора, два месяца, бумаги второго госзайма поступят в обращение.
   - Спокойной ночи, господин министр.
   - До свидания Ваше Императорское Величество.
  
   *****
  
   Ну, вот теперь и отдохнуть можно. Лень в Павловск ехать. Здесь в Гатчине останусь. Что за мерцание? Это "блокнот" подмигивает. Беру его в руки. Интересная информация, - расчёт фаз луны. Ведь я только подумал, когда лучше проливы форсировать, а он уже "сообразил". В темноте конечно! Значит, нужно это делать в новолуние.
   Расчёт фаз Луны. Когда у острова флоты Австрии и Италии встретились? 20 июля, кажется. Ну, вот и рекомендация готова! Ближайшее новолуние 16 июля. Времени, чтобы до Адриатики добраться достаточно. Так и назначим начало операции проливы на тринадцатое. Нет, тринадцатое не пойдёт. Моряки народ смелый, отчаянной храбрости, но суеверный! Назначаем всё на двенадцатое июля 1871 года!
  
   После этого я с чувством выполненного долга завалился спать.
  
   *****
  
   Утро. Обыкновенное январское утро. Часы демонстрируют на своём циферблате пять сорок две. Всё, лимит сна исчерпан. Подошёл к репродуктору и крутанул резистор на максимальную громкость. Жаль, здесь пока нет передачи со словами "...переходим к водным процедурам". Ничего, вот разберёмся с ближайшими проблемами и организуем нужного диктора или дикторшу, которая будет напоминать об утренней гимнастике и водных процедурах.
  
   С удовольствием прослушал "Славься", сверил ручные часы, хорошо эта мелодия меня заряжает, да и другим тоже нравиться, пора к постановке новых задач готовиться! Скоро мои ненаглядные безопасники придут, а я ещё после традиционной "казацкой разминки" с Кравченко, позавтракать собираюсь успеть. Время достаточно, но надо строго придерживаться графика.
  
   Игнатьев с Мезенцевым пожаловали, как и положено, строго в указанное им время. Очередной рабочий день самодержца Российского начался.
  
   - Доброе утро! Прошу господа, проходите. Присаживайтесь.
   - Доброе утро, Ваше Императорское Величество.
  
   Синхронно в два голоса слышу ответ руководителей службы безопасности империи.
  
   - Пока мы не углубились в дебри европейской политики, расскажите мне, пожалуйста, как идут дела у нашего уважаемого Ивана Александровича. Нет ли каких проблем по Казанской лингвистической школе? Это конечно будущее, но важный раздел или скорее задел для вашей работы.
  
   - Ваше Величество, в "школе" всё в порядке. Во всяком случае, Бодуэн де Куртенэ или я лучше его тоже Иваном Александровичем называть буду, условиями для работы и жизни доволен и по всем признакам счастлив!
  
   - Проповедника к ним уже доставили?
  
   - Нет ещё. Пока с проповедником и его ассистентом здесь в Шлиссельбурге работаем традиционными методами. Оба на контакт идут хорошо. Взяли то их со всеми бумагами и разработками. Отпираться бессмысленно. Все полученные сведения в копии скоро отправим в "школу", туда же и британцев определим.
   - Значит, говорите, Иван Александрович доволен?
  
   - Да, Ваше Величество, работает по 12-14 часов в сутки, как каторжный. Единственный его вопрос, как и откуда к нам попали материалы по нейролингвистическому программированию. Правда его в основном авторство интересует и пока больше ничего.
  
   - Хорошо, готовьте ему учеников и помощников, лет через двадцать мы должны будем иметь эту методику на вооружении, иначе грозят России большие сложности.
   - Будет исполнено, Ваше Величество.
  
   - Теперь что вы мне поведете, о нашем "друге" Вильгельме Штибере. Или будем его величать полным имечком как хорошего приятеля Отто фон Бисмарка, - Вильгельм Иоганн Карл Эдуард Штибер?
  
   - Ваше Величество, вполне достаточно краткого именования. Мы понимаем, что вы ему не доверяете из-за истории с Березовским, но поверьте, что наши отношения строятся с учётом этого факта.
  
   Об одиссее Прусского разведчика, в том времени, нам рассказывали на лекциях по тактике. Почему именно на них не скажу. Моё мнение, что как минимум, рядом с памятником Бисмарку должно находиться и изображение Вильгельма Штибера (как матрос Кошка у Нахимова), это при всём при том, что я его недолюбливаю.
  
   Сами посудите. Отправившись в Австрию под видом странствующего торговца, он приобрёл лошадь и бричку, которую нагрузил лёгким товаром -- дешёвыми статуэтками святых угодников, иконами и порнографическими картинками. Ни разу не заподозренный, ни в чём местной полицией, Штибер, разыгрывая из себя "рубаху-парня", месяцами вращался в среде гражданских и военных австрийцев, выуживая сведения, которые обилием и точностью своих деталей поразили даже начальника генерального штаба прусской армии фон Мольтке.
  
   После этой победы Штибер стал руководителем отряда тайной полиции, созданной Бисмарком для обслуживания главного штаба.
   Прусские штабные дворяне, презиравшие шпионов, не пустили Штибера в офицерскую столовую. Тогда Бисмарк пригласил его к своему столу. Кроме того, он предложил Мольтке наградить Штибера орденом за отличную работу.
   Сейчас я крайне осторожно руковожу своими "штиберами", чтобы выявить агентов Пруссии в России и контролировать те агентурные сети, которые могут нам помешать в будущем. Заодно наши разведчики учатся, как надо работать, видя конкретный пример перед глазами.
  
   - "Младенец" передал нам интересные сведения по Галиции, кроме того, мы частично отследили и перевербовали его людей в нескольких городах, которые позже нам могут пригодиться.
  
   Интересный псевдоним придумали Мезенцев с Игнатьевым, "младенец". Знали бы они, что из этого младенца вымахает подразделение "Бранденбург", да и не только оно, хотя теперь такого уже точно быть не должно иначе, зачем я здесь?!
  
   - Последний на сегодня вопрос по Штиберу! Удалось выяснить все детали его возни с этим Рейтером?
  
   - Ваше Величество, это очень старый вопрос, ещё при вашем батюшке, императоре Александре II, в 1862 г., когда телеграфные линии проложили через Уральский хребет к Тюмени, Рейтер организовал в Сибири конную курьерскую службу для доставки сообщений из Пекина.
  
   Вот опять, наша великоросская тупость. (Прости меня отец, но ты был не прав). Сами поощряли развитие разведывательной сети потенциального противника на своей же территории. Все иностранные корреспонденты это всегда потенциальные шпионы! (Если они наши, русские, то называются разведчики, если чужие, то шпионы). Официальные они или не официальные вопрос второй. Немец об этом сразу догадался (правда, он от Бога прирождённый разведчик), а Мы им ещё и телеграфом пользоваться разрешали. Меня невольно захлестнула волна раздражения.
  
   - Николай Павлович, не надо начинать от Адама, меня интересует текущая ситуация.
  
   - Простите Ваше Величество, я только хотел напомнить, что оба они и Рейтер и Штибер занимаются добычей информации. Чёткую грань здесь провести невозможно. Служба Штибера и агентство Пауля Юлиуса Рейтера (урождённого Исраэля Бер-Йошафата), достаточно долго ограничивались мелкими шпильками или даже уколами, наносимыми друг, другу. В основном это сводилось к одному, кто раньше узнает что-то новенькое. Всё изменилось, когда Бисмарк начал активные действия по объединению Германии. - Штибер представил доказательства сотрудничества Рейтера и империи Ротшильда, которые было трудно надёжно спрятать, поскольку существовал официальный контракт и множество людей на него работающих. Результатом явилось изгнание Пауля Юлиуса из Пруссии, а информацию теперь поставляет телеграфное бюро Бернхарда Вольфа. В самое ближайшее время оно станет акционерным обществом "Континенталь телеграфен компани".
  
   - Хорошо! Сколько наших, точнее ваших сотрудников работает у Вольфа?
   - ......................
  
   Эту цифру я от читателя утаю, скажу лишь только, что втык за недостаточное внимание к такому источнику информации, как пресса, получили оба, и Игнатьев и Мезенцев.
  
   - Прошу вас включить во все наши (ваши) учебные пособия, первостепенную важность обеспечения контроля, за информационными каналами и их источниками. Ещё раз повторюсь: "Кто владеет информацией, владеет миром"! Держите этот вопрос на постоянном контроле господа!
  
   - Ваше Императорское Величество, сейчас наш информационный отдел один из самых больших. Все источники, снабжавшие Рейтера и Вольфа информацией, нами выявлены. Мы подготовили проект создания собственного Российского информационного агентства "НОВОСТИ". Требуется, только ваше согласие.
  
   Как хитро повернули. Получается, что я снова главный тормоз.
  
   - Создавайте его совместно с Катковым, точнее под его прикрытием. Название РИА "НОВОСТИ", удачное, Мне нравиться. Пусть работают, но под вашим плотным контролем. Постоянно отслеживайте и контролируйте эффективность работы новой структуры, совершенствуйте методы работы. Кое, какие намётки я вам вскоре подброшу.
  
   В этом времени об афёрах в прессе, самом демократичном органе Британского содружества ещё широко не известно. Сделаю копии, выжимки из особо скандальных процессов ВВС (British Broadcasting Corporation) и империи Мёрдока. Вручу их СБ, пусть учатся, на их примере, как надо обеспечивать демократию в нашем времени.
  
   - Продолжим, господа. - Как будет обеспечена защита наших нефтепромыслов?
  
   - В тех местах у многих работников обнаружились "родственники", которые уже в течение нескольких лет прибывают к ним на постоянное жительство. В день "Х" они будут исполнять роль, боевого охранения объектов, до момента появления наших десантных войск.
  
   - Вы уверенны, что этих сил хватит?
  
   - Ваше Величество, там люди прошедшие спецподготовку, в школах Белого и Кравченко. На сегодня это лучшие в мире подразделения! Используя тактику ведения партизанской войны, они смогут организовать защиту объектов и населения. Запасённого вооружения, продуктов и медикаментов, должно хватить до подхода наших войск.
  
   - Будем надеяться, что с этой задачей они справятся. Помните господа, защита специалистов и населения, в период проведения боевых операций, задача первостепенная? - Доведите до своих людей присказку: "Люди живы, технику починим"!
  
   Мои собеседники примолкли. Оно конечно понятно, война, есть война.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Русины (русин. Русини, укр. Русини, словацк. RusМni, польск. Rusini, серб. Русини, Rusini) -- группа восточнославянского населения Карпат, проживающая в основном в Закарпатской области Украины и на востоке Словакии, а также в Воеводине и Паннонии.
   Сами русины называли себя в единственном числе русин, а во множественном числе -- русскими (с орфографическими вариантами -- руськими, рускими), веру свою -- русскою, свой народ и язык -- русскими. В свою очередь русины подразделялись на ряд этнокультурных групп: бойки, лемки, подоляне, гуцулы, покутяне, верховинцы, долиняне и другие. Второй этноним населения Карпатской Руси -- руснак. Население Карпатской Руси издавна проживало в соседстве с католиками-поляками. Само слово "руснак" возникло как противопоставление этнониму "поляк".
   Исследователи определяют численность русинов на территории Австро-Венгрии к началу XX в. от 3,1 до 4,5 млн человек.
  
   С началом Первой мировой войны начались массовые репрессии против русинского населения. По заранее заготовленным спискам "политически неблагонадежных" была арестована почти вся русинская интеллигенция и тысячи крестьян. Зачастую расправы осуществлялись на месте, без суда и следствия. Так 15 сентября 1914 г. венгерские гонведы убили сорок четыре гражданских лица в Перемышле.
   Репрессии коснулись австро-венгерской армии. Известна история расстрела солдат 80-го австрийского пехотного полка, набранного из крестьян Бродского, Каменецкого и Золочевского уезда Галичины за отказ воевать на русском фронте.
  
   Комендант Львова генерал Римль, назначенный на этот пост после отступления русских войск, в своем секретном рапорте написал, что галицкие русские делятся на две группы: русофилов и украинофилов. Ввиду того, что русофилы являются государственными изменниками, "следует их беспощадно уничтожать".
  
   Мест в тюрьмах не хватало (к 28 августа 1914 г. только во Львове оказалась около 2000 узников) и тогда австро-венгерские власти создали первые в Европе концентрационные лагеря Талергоф в Штирии, Терезин в Северной Чехии и другие. Эти концлагеря были предвестниками нацистких концлагерей Дахау, Освенцима, Треблинки. Среди австрийских концлагерей Талергоф, по свидетельству узника Талергофа и Терезина В. Ваврика, "был лютейший застенок из всех австрийских тюрем в Габсбургской империи".
  
   Тысячи людей были заключены в Терезинской крепости, позднее превращённой в концентрационный лагерь. Они должны были весь день выполнять грязную работу в крепости и городе: чистить улицы, каналы, уборные в заразных лазаретах, трудиться в огородах и в поле. Большую поддержку узникам оказывало местное чешское население. Заключенных Терезина через некоторое время отправляли в Талергоф.
  
   Талергоф (4 сентября 1914 года -- 10 мая 1917 года) -- концентрационный лагерь, созданный властями Австро-Венгерской империи в первые дни Первой мировой войны. Располагался в песчаной долине у подножия Альп, возле Граца, главного города провинции Штирия. Один из первых концентрационных лагерей в мировой истории XX века.
   Сюда были депортированы русинские жители Галиции и Буковины, симпатизирующие или надуманно симпатизирующие России, высланные из Галиции по доносам поляков и украинофилов.
   Первую партию галичан и буковинцев-русофилов пригнали в Талергоф солдаты грацского полка 4 сентября 1914 года.
   До зимы 1915 года в Талергофе не было бараков. Люди лежали на земле под открытым небом в дождь и мороз.
   По свидетельству конгрессмена США Д. М. Маккормика (англ. Joseph McCormick) заключенных подвергали избиениям и пыткам.
   В официальном рапорте Шлеера от 9 ноября 1914 года сообщалось, что в Талергофе в то время находилось 5700 русофилов. Из этого числа около 1915 человек (по другим данным до 5 тысяч) были лемки из 151 деревни на Лемковщине.
   Всего через Талергоф с 4 сентября 1914 года до 10 мая 1917 года прошло не менее 20 тысяч пророссийски настроенных галичан и буковинцев, только в первые полтора года погибло около 3 тысяч заключенных. По данным галицкого общественного деятеля Дмитрия Маркова, 3 800 человек были казнены только за первую половину 1915 года.
  
  
  
   Двести двадцать вторая запись в дневнике ЕИВ Николая Второго
  
  
  
   Если бы мои собеседники знали, что происходило в той истории с нашими людьми в Австро-Венгрии, их недопонимание по вопросу защиты гражданского населения, моментально развеялось. Термин ГЕНОЦИД в этом времени ещё не получил своё известное толкование. Давать им такую информацию я по понятным причинам, не могу, но контролировать недопущение этого явления и подготовку обязан.
  
   Поздно вечером прочёл несколько секретных документов по этой теме. Думаю, что в этой истории до создания концентрационных лагерей Талергоф, Штирии, Терезин дело не дойдёт. Людей мы постараемся сохранить. Как это будет осуществляться, придумали безопасники. Способ оригинальный в мире ещё не известный, значит, есть шансы на успех. Коротко с собственными комментариями я тут всё описал.
  
   В середине 19 века Борислав это небольшое село в Восточной Галиции. После покупки бароном Штиглицем обширных нефтеносных территорий, на которых мы развернули добычу "чёрного золота" статус поселения официальных изменений не претерпел.
   В этом времени, Иван Франко ещё не написал свою повесть, "Борислав смеётся" в которой титуловал городок "Галицким адом". Судя по донесениям и сводкам с мест, такое произведение и не появиться.
  
   Вместо халуп и лачуг аккуратные кирпичные домики. Три улицы идут с Севера на Юг, две пересекают их под прямым углом. Проезжая часть замощена булыжником. В городишке действует водопровод и канализация. На улицах расставлены фонари газового освещения. Работает кинотеатр, а к радости детишек по воскресеньям на экране бесплатно показывают весёлые рисованные истории.
   Другая особенность, которая очень нравиться детям, это еженедельные публичные тренировки пожарных. Большие красного цвета тяжёлые телеги с бочками, паровые насосы и конечно пожарники в блестящих касках с баграми, лестницами и шлангами.
   Есть и некоторые особенности, в глаза не бросающиеся. Крайние дома, если бы кто-то посторонний в них мог заглянуть поразят любопытного толщиной своих стен и интересной конструкцией цокольного этажа. Про ежедневные непубличные тренировки в пожарных депо я распространяться не буду, там все, как и положено у пластунов по их непростой науке.
  
   По словам Александра Людвиговича, всем хороша нефть, с точки зрения финансиста, но есть и у неё недостаток. Горит зараза и сильно горит. Нефтепровод, что в Каменец-Подольский проложен, в землю зарыт, это единственный защищённый объект. Сами промыслы в землю не спрятать, а главное случись что людей уберечь надо. Вот потому городок так и построен, во первых достаточно удалён, а во вторых хорошо укреплён. Об этой его особенности знает ограниченный круг лиц, которые в час "Ч", и будут его защищать, а потому болтать не в их интересах.
  
   В Дрогобыче ситуация похожая, но не аналогичная, там народу около 17 тысяч проживает, потому посёлок нефтяников просто в сторонке, ближе к нефтепроводу отстроен. Не смотря на пёстрый состав населения, все при деле, все что-то с того имеют, (евреев в городке по данным 1869г. 47, 7%) потому все в промыслах заинтересованы. Австрийские чиновники прикормлены, во вверенном городе порядок и спокойствие, чего им ещё желать.
  
   Кажется всё очень хорошо, всё прекрасно. Вот только случись война между нашими империями, что тогда будет? Нефть на этот период свою горючесть не потеряет. Как быть? План разработали. Там главный пункт, требующий обязательного исполнения, - краник закрыть. Написать то написали, а как исполнить. В мире пока опыта работы с нефтедобычей кот наплакал, а уж о гашении нефтяных скважин и говорить не стоит. В Северной Америке Рокфеллер их пока только поджигать еще, учиться.
  
   Давно мои стратеги задумались над решением этого не простого вопроса. Поразмышляли, посоветовались и решили предварительно подготовиться и не допустить уничтожения противником особо ценного объекта и его специалистов.
  
   Года три назад к чиновнику бургомистата Дрогобыча обратился житель нового посёлка, надо выправить вид на жительство двоюродного брата. Чиновник назвал цену, заплатили, бумаги получили. По такой схеме в посёлке нефтяников, что в Дрогобыче расселилось без малого три сотни нужных людей.
  
   Чиновники все одинаковые, потому уполномоченный по Бориславу с неменьшей охотой за эти же три года, выписал нужные документы на роту новых родственников, но за меньшую цену. Всё-таки и посёлок поменьше, с Дрогобычем его не сравнить. Вновь пристроенные родственники в основном устроились, на промыслах, на водопроводе, а большинство в городской пожарной команде.
  
   Пожарники, так хорошо сработались, что даже на соревнованиях что в Лемберге ежегодно проводятся, первое место завоевали. Нескольким из них, особо лихим парням, предлагали в большом городе поработать, но остались они, верны своему родному местечку с большой пожарной вышкой увенчанной красивой мачтой "громоотвода"!
   По Лембергу, правда походили, внимательно изучая его архитектурные памятники и планировку улиц, которые сохранили свои средневековые траектории, в пивные заглянули, все возвышенные места на заметку взяли. Затем домой возвратились.
  
   Подобные пожарные команды появились во многих населённых пунктах, не только Галиции, но и Закарпатья. Будем считать, что эта находка наших силовиков оправдает себя.
   Надо ли говорить, что в задачу этих людей и подразделений входило, кроме основной работы? Наверное, нет. Сами догадаетесь.
  
   *****
  
   Снова утро, чудесное январское утро. Сегодня мне должны дядины сотрудники свой план показать, естественно в общих чертах. Так сказать произвести оценку его выполнимости. Подождем условленного времени. Ждать не долго осталось, уже слышны скрипы полозьев на улице.
  
  
   Как мне не хочется описывать эту встречу! Наверное, большее время надо, чтобы воззрения на известные в одном веке понятия стали общеприняты в веке предшествующем. Секретов тут нет. Есть явное недопонимание новых возможностей! Раскритиковал я своих министров и царедворцев. Объяснил моменты, где они были не правы. Потом пригласил обедать. За обедом опять спорили и говорили на туже тему. Будут дорабатывать свой план, но уже по новому, моему сценарию!
  
   *****
   Двадцать недель минуло, как один миг, не до записей было. Впрочем, кое что я помню.
  
   Фельдъегерская почта письмо-благодарность доставила. Писано по-немецки. По-русски звучит примерно так: "Благодарим за гросс игрушку кронпринца. Блестящие перспективы и направления его воспитания. Готовы обсудить практическое применение".
   Можно выбросить его в корзинку для бумаг, если бы не подпись.
  
   Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк Шенхаузен
  
   Второй случай почти анекдот. Грустный конечно анекдот. Смотрите на карту, это снова Барановский только уже Степан Иванович, большую статью для журнала "НИВА" подготовил. (В том времени, это чуть позже произошло. Ст. Барановский. Индо-Волжская железная дорога. // Нива. 1874. N34. С. 536-539.).

0x01 graphic

  
   Хорошо, что я, зная о таких временных изменениях, теперь "шире копаю". Это вам наглядное представление нашей передовой технической интеллигенции о ситуации в мире. Прочтите только несколько строк Степана Ивановича, этого "карася идеалиста".
  
   "Железнодорожное сообщение Европы с Индией через Россию должно особенно благотворно действовать на упрочение дружеских отношений между Англией и Россией, между этими двумя державами, которым выпала на долю одинаковая судьба: быть проводниками христианской образованности в другие части света. Находясь на двух противоположных сторонах Европы, эти обе державы стремились каждая своим путем к исполнению исторической задачи - одна через моря, другая через степи; и вот теперь им предстоит сойтись близ Гималаев, на верхнем течении Аму-дарьи, сойтись для того, чтобы впредь, не ревнуя, а, соревнуясь, дружно, вместе стремиться к достижению общей для них, возвышенной цели: быть провозвестниками вечной истины и мира, распространителями и утвердителями христианской гражданственности в Азии".
  
   Совместно с новым Министром МПС Михаилом Хилковым и строителем закаспийской Ж/Д Михаилом Анненковым решили Барановского на путь истинный наставить.
   Собрал я всех троих в Гатчине, попросил пока от открытых публикаций воздержаться. Проект проектом, им занимайтесь, но без фанфар. Дяди, от российских Ж/Д Хилков и Анненков, объяснили Степану Барановскому, что этот проект, спусковым крючком, нового Российско-Британского конфликта послужит. Пока мы к такому повороту событий не готовы!
   (В том времени, в 1955 году глава ИНК Джавахарлал Неру, и Никита Хрущёв хотели построить ж/д дорогу по аналогичному маршруту. Не получилось, потому что значительная часть пути, уже шла по территории Пакистана, с которым несколько лет назад Индия воевала, кроме того, Пакистан уже плотно опекали США).
  
   Это я вам всё о государственных событиях рассказывал. Теперь два слова о том, что династические интересы затрагивает. Двадцать второго апреля 1871 года Елизавета произвела на свет сына. Нарекли Владимиром. Чудесный малыш. Года через три проверю, как на него "блокнот" реагирует. Вот будет здорово, если он с ним "подружиться"!
  
  
   *****
  
  
   Планируемая мной и "блокнотом" дата с двенадцатого июля 1871 года, сместилась сначала на одиннадцатое июля, потом для особого посланника (брата Володьки) сразу на десятое. Прочтёте, тогда вам многое понятно станет!
  
   Ночка сегодня будет беспокойной. В "Большой" пристройке Малого Гатчинского дворца, сейчас находится ставка Е.И.В. Мне так удобней, да и для дела лучше. Вся информация из-за рубежа из страны и с будущих театров военных действий, сюда приходит. Часть по волнам эфира, а большая часть всё-таки по проводам, добирается до оконечных устройств и печатается на бумаге. На этот период я расширил штат своих адъютантов. Володя с посетителями работает, Михаил депеши и шифровки отслеживает. Ещё двое новеньких, посетителей распределяют. Пока справляются!
  
   - Ваше Императорское Величество, Ваше Императорское Величество!
  
   "Железный канцлер", не говорил, он дребезжал как старый громкоговоритель из того времени. После того как верный адъютант пропустил его ко мне в кабинет, кроме этого повтора титула самодержца Российского не было произнесено ничего вразумительного.
  
   - Да присядьте Вы, наконец, Александр Михайлович. Успокойтесь, сейчас вам водички поднесут!
  
   Владимир Барятинский мгновенно сориентировался и министр дел иностранных получил в руки запотевший стакан не холодной, а ледяной воды, сдобренной настойкой из корня Валерианы. Плохо гнущимися руками, старик поднёс стакан ко рту и приложился к нему. Холод скрыл привкус напитка, а запахи Горчаков в конце жизни различал плохо.
  
   - Ну, вот и хорошо, вот и прекрасно. Сейчас вам станет значительно лучше, и вы успокоитесь. После этого снова продолжим нашу беседу.
  
   Беседой назвать это было трудно, но надо же что-то говорить в такой ситуации. Успокоить заслуженного сановника, который ещё моему отцу служил верой и правдой. Сейчас успокоиться, и расскажет, что привело его в такое состояние. Хотя я, кажется, догадался, и сам многое могу рассказать.
  
   Завтра, точнее уже сегодня, наш МИД должен будет вручить австрийскому послу ноту о начале военных действий. Так первоначально всё планировалось, Но...., вы же знаете "Триумвират, - Дядя, Беспокойный адмирал и Краббе" всё переиначили. Более того, на авантюрную составляющую операции в Адриатике, я дал своё согласие и даже брата Володьку определил её политическим - руководителем.
  
   Критики Самодержца Всероссийского, ответьте ка мне на такие простые вопросы. Кому принадлежит остров Мальта? Кто глава Мальтийского ордена? Не забыли?
   Правильно, был император Павел. Кто ему наследовал? Александр I, Николай I, Александр II и Я, Николай Второй. Правда то наследование напоминает журавля в небе, а в Адриатике остров Лисс, в Далмации синица, почти в руках.
   Про то, как моего прадеда британцы в те года кинули, в дневнике писано, возможно, многие об этом забыли, но только не я. Не положено царю это по должности, о таких делах забывать!......
  
   Только за пару часов, перед приходом Горчакова, вернувшись из телетайпного зала, где концентрировались все важные новости, я знал об успешном проходе "трёх адмиралов Ушакова, Нахимова и Корнилова" и группы кораблей сопровождения, через горлышко Босфора.
   Судя по времени, сейчас они уже должны входить в Мраморное море. Впереди (на всякий случай) идёт прорыватель (переоборудованный ледокол "Никита Кожемяка"), выжимая всё из своих машин, чтобы обеспечить тринадцать узлов хода для остальных кораблей эскадры. За ним следуют линейные крейсера, новые эсминцы и суда обеспечения. Дальше Дарданеллы, Эгейское и Критское моря и, наконец, Средиземка. Оттуда эскадра пойдёт курсом на Отрантский пролив в Адриатику.
  
   Интересно было бы глянуть сейчас на Константинополь. В ночной темноте над его центральным районом там, где расположен дворец Мурада V, висят три больших боевых дирижабля. За их судьбу я уверен и не особенно беспокоюсь. Да, наверное, они, уже и улетели, догонять эскадру. Корабли прошли, задача дополнительно стимулировать султана, угрозой ночной бомбардировкой дворца исполнена. Больше в небе Царьграда им делать нечего.
   Вот о судьбе нашего посланника пока ничего неизвестно. Правда, успешный проход кораблей говорит, что и там должно быть всё не плохо.
  
   Дипломатическая неприкосновенность для турок понятие условное, хотя, как правило, там всегда чужие языки, уши и советчики просматривались. Возможно, что они и сейчас там есть, вот только запрос "что делать", в Лондон отправить нельзя. Во-первых, время позднее, во-вторых, телеграф не работает, а за самостоятельные действия уставом не предусмотренные, островитяне даже адмиралов расстреливали. Дипломаты об этом очень хорошо информированы.
  
   Метрополия и родные министерства от них не отвернулись, просто нет телеграфной связи, что-то с проводами на линии произошло. Когда починят, никто не знает. Даже я толком не отвечу на этот вопрос. Ребятки Мезенцева обладают удивительной творческой фантазией.
  
   Кажется, Горчаков пришёл в себя, и успокоился или начинает успокаиваться. Сейчас я ему что-нибудь приятное и весёлое расскажу, и будет он как огурчик. Нет, совсем не зелёный и без пупырышков, а в достаточной степени работоспособный и адекватный.
   С одной стороны хорошо, что полностью план боевых действий с Францем Иосифом знают очень не многие. С другой стороны вот такие проколы случаются.
   Когда детальный план кампании разрабатывали, то профессор Леер (генерал майор Леер) рекомендовал, посетовав на секретность, его фрагментарным делать. Исполнители знают только свои кусочки, так для дела лучше и для нервов министра иностранных дел, там в МИДе ещё не всех вычистили. Не потому что не смогли, кто-то и дезу поставлять должен, да ещё за чужие деньги.
  
   - Ваше Императорское Величество, наша ВОЕННАЯ эскадра вошла в турецкий пролив Босфор. Это же международный скандал! Так и до военных действий недалеко!
  
   - Насчёт военных действий вы, абсолютно правы, скоро вы пригласите посла Австрийской империи, и мы их начнём. Порта у нас будет на очереди несколько позже. Сейчас не до султана с его гаремом и советниками. Да у него своих проблем и без нас хватает.
  
   - Завтра нас завалят нотами протеста.
  
   - Александр Михайлович, дорогой, это всего лишь бумажки. Да и завтра еще, наверное, не завалят. Говорят у султана, толи электричество пропало, толи кабель порвался, вообще что-то там испортилось. - Вы же знаете, у этих гальваников вечно какие-то проблемы. - Кроме того, в Венгрии очередная революция и выступления "Легиона Клапки", в Чехии тоже что-то непонятное, в Словакии демонстрации, в Хорватии стрельба и акции протеста, а Румыния хочет Трансильванию. - Ещё три европейские державы Франция, Италия и Пруссия детально информированы о происходящем, Турция простимулирована, да Европе сейчас просто наплевать, на то, что какие-то кораблики прошли Босфором, тем более, что они об этом и не знают.
  
   Мои намеренные искажения названий и спокойный, даже вальяжный тон, лучше, чем любой суфлёр рассказали канцлеру, о том, что наши корабли пошли в дальний поход с моего ведома и по высочайше указанному направлению. Пожалуй, он догадывается, что заварушка в Старом свете тоже не без нашего участия состоялась. Сейчас надо сделать экивок, чтобы князь не обиделся. Хотя, судя по его виду, он этого делать, не собирается.
  
   - Вы знаете Вашё Величество, это даже хорошо, что всё неожиданно вышло. Я бы так натурально сыграть на публику не смог. Теперь в министерстве будут считать, что эфирная телеграмма посланника была для меня таким же сюрпризом, как и для всех.
  
   - Так вы получили депешу от Леонтьева? Как он там? Живой, здоровый?
  
   - По тексту об этом ничего нет, но подпись стоит с ним специально оговорённая. Как мне фельдъегерь почту принёс я сразу же в Гатчину помчался.
  
   - Александр Михайлович, в гостевой комнате нового крыла дворца есть дверь с надписью Горчаков А.М. Зачем вам на ночь глядя, куда-то ехать? Располагайтесь и отдыхайте, вас разбудят. Ни о чём не волнуйтесь.
  
   Умнейший человек и прожженный политик мгновенно догадался, что его деликатно "изолируют", до наступления нужного времени. Надеюсь, обиду на меня князь не затаит за такие действия.
  
   Вот ведь как были правы Игнатьев с Леером, когда рекомендовали никого из "гражданских" не посвящать в тонкости начала операции. Хорошо что мидовцы даже не догадываются, что наши пластуны уже несколько дней как несут функции пограничной стражи другого государства. Через реки и речки наведены и наводятся мосты, а часть спецподразделений (по совместительству) даже документы на дорогах проверяет.
  
   Ох уж штатские, это же надо выдумать такое название, вместо радиограммы, эфирная телеграмма. Тем более, что в министерство к Горчакову эфирные вести идут "ногами" с центральной радиостанции в конверте фельдъегерской почтой. Вручает её усатый молодой человек крепкого телосложения, министру лично в руки, минуя всякие промежуточные инстанции.
  
   Интересно, а почему Е.И.В., об этой телеграмме ничего не известно?!
  
   Звякнул прямой телефон связи с телетайпным залом. Беру трубочку.
  
   - Ваше Императорское Величество, дежурный по ......... представление я не расслышал, меня только одна фраза интересовала. ШИФРОВКА от ИВАНОВА.
  
   - Несите в приёмную, адъютант будет вас ждать.
   - Слушаюсь............
  
   - Володя, Сейчас дежурный шифровку принесёт, сразу ко мне ее, пожалуйста.
  
   Это личный шифр. Руки немного "вибрируют". Нервничаете, Ваше Величество! Наконец совмещены контрольные знаки.
   Читаю:
   "Никса, мы уже в Мраморном море. Прошли строем, как на параде. Ни одна пушка не шевельнулась. Похоже, все действительно спали или туркам вообще не до нас. С дирижабля разведчика, над Чаналккале, докладывают, всё кругом спокойно. Никаких огней и активного перемещения войск на берегу не заметно, шевеления в укреплениях нет. Работаем по плану".
  
   Хорошо, если бы всегда так. Впереди ещё Дарданеллы, там тоже достаточно тесно.
  
  
  
   (Фрагменты дневника ВК Владимира Александровича)
  
  
   Адриатическое море, чистейшие изумрудно-синие воды вместе с поразительно красивыми пейзажами прибрежной полосы, чудесное место, для отдыха, для морского туризма, просто для ничего неделания! Акватория его весьма скромная, а само оно ещё и узкое, (от 93 до 220 км.) кроме того, в своей северной части достаточно мелкое (от 20 м.) и только у основания "Итальянского сапога", как минёшь Отрантский пролив, начинаются приличные глубины. Совсем забыл написать, что вся его Северо-восточная часть буквально запружена огромным количеством островов. Это Далмация, сейчас ещё территория Франца Иосифа.
  
   Теперь представьте себе, что в этой прекрасной, но мелководной акватории "квартируют" сразу три флота. Это сильно напоминает наличие трёх хозяек на одной кухне, причём все имеют претензии друг к дружке!
   Для более любознательных поясню. Одна из хозяек, Турция она ещё не выбрала для себя какую сторону ей лучше держать и её флот попеременно курсирует, то в Ионическом, то Адриатическом морях.
  
   Две другие хозяйки, несколько часов назад побили горшки. Это Австрия и Италия. Последняя ретировалась с места боя преследуемая первой, на счастье не сумевшей её догнать. Потеряв несколько кораблей, адмирал Карло ди Персано увел свой флот в Анкону.
   Австрийскому адмиралу Вильгельму фон Тегетхоффу, ничего другого не оставалось делать, как следовать на базу в Полу (Пулу), чтобы принимать поздравления. В первом в истории морском сражении броненосных эскадр поле битвы осталось за Австрией.
  
   Финальную часть этого представления мы сами смогли увидеть. "Куча" именно так, другого определения не подобрать, сбившиеся в неуправляемое стадо корабли, где каждый сражался сам за себя. Причём многие в этой свалке норовили стукнуть противника в борт тараном. Специальные телескопы из гондолы дирижабля "Дмитрий Донской" позволяли отчётливо наблюдать и даже фотографировать все перипетии сражения.
  
   Представшая картина, подтвердила самые худшие наши с братом ожидания. Мы не успели! Точнее успели, но только к самому окончанию представления. Повреждённый и долго горевший итальянский броненосец "Палестро" взорвался, из-за того, что огонь добрался до боезапаса, вынесенного прямо на артиллерийскую, на палубу. Это был финал!
  
   Как меня сюда занесло? Ведомство Горчакова в переговорах с итальянцами конкретного результата не достигло и это не их вина. На Совете безопасности, решили, что желательно, кому-то из Романовых, лично говорить с Виктором Эммануилом, минуя его министров и выработать оптимальную стратегию ведения совместных боевых действий в Адриатике.
   Несколько дней назад Никса, поручил мне срочно лететь прямо на Апеннины. Лаврентьев, командир нового дирижабля брата, выжимал из конструкции максимальные сто пятнадцать километров в час, только поздно спохватились, сражение уже закончилось.
  
   Обидно, но помочь мы ничем не могли. Корабли адмирала Шестакова и каперанга Старицкого находились ещё как минимум на расстоянии суточного перехода от места сражения. Оставалось задокументировать увиденное на пленку, и двигаться в точку встречи с нашей сводной эскадрой. Она только ещё миновала Крит и находилась в Средиземном море.
  
   - Михаил Трофимович, фотосъёмка Лиса закончена?
   Поинтересовался я у капитана этого летающего командного пункта или скорее целого штаба.
   - Будет закончена через час, Ваше Императорское Высочество. Необходимо дождаться перемещения теней, для более достоверного анализа отснятого материала.
   - Хорошо, благодарю вас. Пришлите ко мне связиста.
  
   Подскочившему молодому мичману, почти мальчишке, я вручил текст послания.
  
   - Передайте эту радиограмму в Гатчину для Его Императорского Величества.
  
   "Сражение закончилось, мы опоздали, Тегетхофф победил по очкам".
   = Иванов =
  
   Затем заглянул в штабной отсек к Григорию Ивановичу Бутакову, и мы поставили две подписи на сообщении для Шестакова.
  
   "Сражение закончилось, мы опоздали, Тегетхофф победил по очкам, не форсируйте машины, следуйте заданный квадрат экономичным ходом. На траверзе Ионических островов наблюдали эскадру Этем-паши, в составе семи кораблей, соблюдайте разумную осторожность".
   = Иванов, Бутаков =
  
   Мичманок получил для отправки вторую депешу и скрылся в своей выгородке. Уже вдогонку я ему бросил:
  
   - Если будут сообщения, принесёте сюда, я остаюсь в штабе адмирала.
   - Слушаюсь Ваше Императорское Высочество.
  
   Спустя четверть часа приносят шифровку уже мне от брата:
  
   "Пластуны "группы Альфа" парализовали противника в Прикарпатье. Войска фельдмаршала Барятинского подкреплённые бронеходами Бибикова ударами с Севера и Юго-Востока, смели неприятеля и окружили Львов. Город в осаде. Австрийцы в беспорядке отступили в Перемышль. Крепость частично блокирована. Вся Галиция практически наша!
   Два дня назад состоялись переговоры представителей британского адмиралтейства и морского агента Австрии. На встрече обговаривалась возможность поставки орудий Армстронга для вооружения новых кораблей Франца Иосифа. Достигнутые результаты переговоров в деталях неизвестны. Разгром итальянцев на море диктует переход к варианту два. Действуй решительно, береги людей, технику починим".
   = Николай =
  
   Брат абсолютно прав! Теперь, наше рандеву с Виктором Эммануилом теряет всякий смысл. Пока итальянцы будут разбираться со своими адмиралами, потом чистить перья, только зря потеряем время. Будем работать по варианту два.
  
   Пока раздумывал, связист принёс ещё одно сообщение:
  
   "К вам направляется Средиземноморская эскадра Ивана Ивановича Бутакова, будет у острова через трое суток. В составе эскадры ЛК "Князь Пожарский" под командой кавторанга Тыртова, на нём держит флаг Бутаков. Им поставлена задача патрулирования и защиты острова, если начнут шевелиться турки или ещё кто посерьёзней. Больше резервов нет".
   = Николай =
  
   Вот уж действительно, почти все новинки нашей техники, морпехи Черняева, сразу три брата Бутаковых и все новые корабли отданы в моё распоряжение. Умеет братик создать обстановку, превосходства сил на заданном направлении. Тем тяжелее моя ноша. Каждое решение должно быть абсолютным, а главное своевременным. Хватит философствовать, пора начинать!
  
   Резервный план (вариант два), предусматривал сольное десантирование наших сил на остров Лисса и превращения его в форпост Российского флота на Адриатическом море. Сюда уже следуют подразделения морской пехоты с Балтики, и вспомогательные суда, которые бункеровались в Марселе. Этой эскадрой командует тоже Бутаков, только Алексей Иванович. Следующим шагом намечена бомбардировка Полы и уничтожение или захват кораблей Австрийского флота. На подлёте три дирижабля с моими орлами, с ними уже налажена устойчивая связь.
  
   Ещё раз рассматриваю карту. Итальянцы атаковали остров с Севера, пока успели перерезать телеграфную связь, гарнизон вызвал помощь с материка. Остальное мы видели.
   По нашему плану десант высаживается с юга, а бомбардировку порта корабли Шестакова осуществляют с северо-востока. Это основные направления ударов. Моряки, надёются захватить причальные сооружения неповреждёнными, чтобы позже их использовать, для высадки второй волны десанта.
  
   0x01 graphic
  
  
   Григорий Иванович Бутаков, когда видел в телескоп картину сражения у Лисса, разве что только ногами не топал. Наверное, моё присутствие его сдерживало. Сейчас он уже немного успокоился и делает записи в своем кондуите.
  
   - Вы знаете Владимир Александрович, ведь это я первый раз командовать сражением буду, сам в нём участия не принимая. Всё понятно, что и общая картина сражения видна, и связь голосовая с кораблями имеется, но непривычно.
  
   - Это ничего Григорий Иванович, всё когда-то в первый раз происходит. Да и новый устав предписывает командирам кораблей находиться в боевой рубке, а не на мостике. Так что вы, почти в равных условиях.
  
   - Да, вы правы. Вот только что с братом Алексеем общался, обстоятельства по его эскадре выясняли, а ведь до него больше ста миль. Это же в голове не укладывается.
  
   - Вы думаете, когда мне брат рассказал об этих новых гальванических устройствах, я их сразу воспринял. С месяц, а то и более я к этой радиостанции бочком подходил. Теперь уже телефон с его тянущимся проводом анахронизмом кажется.
  
   - Завтра, около шести утра, планируется встреча обоих эскадр, в квадрате ожидания. Это в тридцати милях от острова Лисса.
  
   - Десантные дирижабли тоже выдерживают график движения. Будем, наедятся, что глупый случай в наши планы своей коррекции не внесёт!
  
   Только так подумал, Велижанский Александр Иванович на связь вышел. Толи он тангенту не вовремя щёлкнул, толи достали его крепко, но несколько сердитых слов в его лагере произнесённых я невольно расслышал.
  
   - Ваше Императорское Высочество, простите, что с художником делать. Он в десант рвётся. Говорит что ему поручение изобразить картину битвы, самим государём дано.
  
   Ну, вот, почти тот самый случай. Никса меня предупреждал, что Василий Васильевич Верещагин будет рваться в самую гущу происходящих событий. Его задача изобразить на полотне атаку с дирижаблей или что-то подобное, на его усмотрение. "Твоя задача, обеспечить его безопасность! Ты меня хорошо понял! Такие таланты рождаются раз в столетие"! Я естественно ответил, что всё обеспечу, и буду всемерно содействовать великому художнику. Что же теперь делать?
  
   - Александр Иванович, в первую волну десанта, художника не пускать, ни под каким видом! Дальше по обстановке. Твоя задача, обеспечить его безопасность! Ты меня хорошо понял! Такие таланты рождаются раз в столетие!
  
   Подождал минуту и, не услыхав уставного доклада, уже для острастки, добавил.
  
   - "Лидер", я "Иванов", Не слышу ответа!
   - "Иванов", я "Лидер", есть обеспечить, полотном, красками и примерами героизма.
  
   Видимо связь переключили на громкую. Потому "Лидер" дал более чем пространный ответ, но задачу он понял. Уверен, что там всё будет нормально.
  
   Минули сутки ожидания. Анализ отснятых фотоматериалов показал, что действующих орудий в системе обороны на восточной стороне острова после атаки вице-адмирал Альбини и обстрела броненосцами Персано осталось не более двух десятков. Естественно, это если судить по снимкам, но уже сейчас ясно что австрийские форты, от итальянской бомбардировки сильно пострадали.
  
   Наконец все наши силы в сборе. Для неприятеля мы находимся на значительном удалении. Пока мы для него не видимы! Ударные корабли и воздушные суда находятся на указанных позициях. Этой ночью начинаем операцию по захвату плацдарма.
  
   Начали десантирование на южном побережье острова. Разведка, сброшенная на парашютах доложила, что войск в промежутке между фортами нет. Тем лучше для нас. Снизившись до минимально допустимой высоты и выпустив тяжёлые якоря, наши воздушные корабли высадили усиленную роту десанта с полным вооружением. Их задача захватить два Юго-Восточных форта и порт Манего.
   Громкое название порт, пусть вас не смущает. Несколько деревянных мостков причалов и рыбацкая деревушка на десять дворов, основное население которой составляют хорваты. Самые крупные населённые пункты острова, на Востоке Комижа, а на Западе Лисс. Это наиболее пострадавшие от итальянского обстрела поселения. Населения и солдат там поболее, но ими мы позже займёмся.
  
   Как же тяжело ждать. Наконец сообщение от Велижанского. "С красками и холстом порядок. Форты захвачены без выстрелов. Деревенские рыбаки нас приветствуют и предлагают лоцманские услуги. Глубины у больших причалов около двух метров. Установили вешки с синими огнями". Уф, ну, слава Богу!
  
   Пошли десантные суда. Это Черняевские орлы. "Ташкентский Лев", их на Арале тренировал и, наконец, дождался, момента в деле попробовать....
   Хорошо, когда на высадке всё идёт гладко. Это всегда один из самых тяжёлых этапов десантирования. Особенно ночью. Хотя на макетах этот манёвр отрабатывали неоднократно. Новое сообщение: "Ближайший форт захвачен", хотя это слово не очень подходит. Он пуст и, похоже, уже несколько дней. Командир десанта оборудует там свой КП и ждёт моих указаний.
  
   Хорошее слово указаний. В приказе, рукой брата подписанным, здесь "вилка". Сначала мы должны предъявить ультиматум о сдаче. Если его не примут, только тогда штурм. Ультиматум, это потеря внезапности. Значит дополнительные жертвы. Как же хочется их избежать. Смотрю на Бутакова, похоже он размышляет на туже тему. Надо на что-то решаться.
  
   - Ваше Императорское Высочество, сейчас рассветёт, флот ждёт приказ!
   Решение принято, поворачиваюсь к адмиралу и уже без нотки сомнения в голосе отдаю распоряжение.
  
   - Эсминцам занять позиции, блокирующие остров. Крейсерам подойти на дистанцию двадцати кабельтовых порта Сан-Джорджио и дать залп холостыми из шестидюймовых орудий. Выслать катер с парламентёром, время на принятие решения о сдаче острова один час.
  
   Григорий Иванович репетует команду на корабли. Время пошло!
  
   Почему такая нечёткость в приказе? Здесь, по словам брата всё просто и всё очень сложно. Рядовой состав Австрийского флота по данным нашей разведки, был укомплектован следующим образом: 34,1% хорваты и словенцы, 20,4% венгры, 16,3% австрийские немцы, 14,4% итальянцы, 11% чехи, словаки и русины, 4,6% поляки и румыны. Офицерам приходилось говорить на 4 языках. Матросы должны были немного говорить по-хорватски и по-итальянски и понимать команды, отданные на немецком языке.
   Наиболее образованные чехи и немцы служили в основном сигнальщиками и механиками, венгры -- артиллеристами, хорваты и итальянцы -- строевыми матросами и кочегарами.
  
   Замечена попытка передать информацию из Лисса в Комижу. Для этого используется странная конструкция, напоминающая ветряную мельницу. Это разновидность оптического телеграфа, внедрённая в жизнь ещё Наполеоном-Бонапартом. После этого из бухты отчаливает небольшой парусник. Выстрелом с эсминца под форштевень его загоняют обратно.
  
   Время вышло. Ультиматум не принят. В ситуации, когда только что одержана победа это вполне объяснимо. Очень жаль, лишние жертвы нам не нужны. Координаты целей переданы на крейсера. Корректировщики огня на "Дмитрии Донском" заняли свои места. Тут я не выдерживаю свою роль и обращаюсь к Бутакову:
  
   - Григорий Иванович, дайте команду сначала стрелять только орудиями среднего калибра, по пять снарядов на ствол. Посмотрим на реакцию их командования.
  
   Понимаю что это не очень разумно, но что-то меня останавливает сразу применять десяти дюймовые снаряды. После них остаётся только выжженная и перепаханная земля. На полигоне я это очень хорошо видел. От шести дюймов примерно тоже самое, но всё таки...?
  
   Линейные крейсера типа "Адмирал Ушаков" это серьёзные корабли полным водоизмещением около шестнадцати тысяч тонн. Линейно возвышенное расположение четырёх башен с десяти дюймовыми орудиями, делает их на сегодня самыми мощными в мире. На каждом борту по четыре двухорудийные башни с орудиями шесть дюймов. Сейчас они окутались дымами выстрелов. Слышу, как что-то бубнят корректировщики, и снова залп. Что творится на батареях уцелевших после их обстрела итальянцами даже представить страшно.
   Отзвучали последние заданные в приказе адмирала выстрелы. Над островом только клубы дыма и пыли в тех местах, где находились оборонявшие его форты. Наверное, ещё теперь и тишина. После таких подрывов, люди долго ничего не слышат.
  
   - Григорий Иванович, давайте подождём пятнадцать минут. Должны же они понять, что артиллерии на Лиссе уже нет. Обороняться нечем. Пора сдаваться.
   - Согласен, Ваше Императорское Высочество. Я уже чуть раньше дал дробь.
  
   Ждать четверть часа не пришлось. На самом высоком форте "Мадонна" где находилось командование, затрепетал белый флаг.
  
   - Ваше Высочество, запускаю седьмой "Эльпидифор" на швартовку в порт Сан-Джорджио, его будет прикрывать "Адмирал Нахимов". Хотя больше никаких орудий в районе восточной оконечности острова наша разведка не обнаружила.
   - Действуйте Григорий Иванович, действуйте как должно.
  
   Спустя два часа остатки австрийского гарнизона были собраны на окраине Лиса, высадка второй волны десанта прошла без инцидентов. Инженерные подразделения тут же приступили к осмотру портовых сооружений и уцелевших причалов. Закончилась первая часть операции.
  
   - Михаил Трофимович, пришлите ко мне связиста.
  
   Захлопотанному, но гордому за порученное дело и преисполненному чувства ответственности мичману, я вручил текст победной депеши.
  
   "Остров захватили без потерь. Гарнизон был вынужден сдаться после полного уничтожения артиллерии фортов. Приступили к восстановлению и укреплению нашей оперативной базы в Адриатике. Что делать с почти полутора тысячей пленных?".
   = Иванов, Бутаков, Шестаков, Черняев =
  
   Ответ из Гатчины не заставил себя долго ждать. Прочитав его текст, я подумал, что штурмовать Полу нам будет хоть немножечко, но легче. Тегетхоффа там не будет. Брат написал:
  
   "Поздравляем взятием Лиссы. Готовьтесь к штурму Истрии. Тегетхофф, вызван Францем Иосифом в Вену для награждения орденом. Ждите "уполномоченных с берега" для решения вопроса с пленными. Поручи командирам готовить списки для награждения отличившихся".
   = Николай =
  
   - Григорий Иванович, и вы господа, примите поздравления от Его Императорского Величества по поводу успешной операции. Приказано готовить наградные листы и готовиться к штурму Истрии. Адмирала победителя там не будет, его вызвали в Вену. - Да, вот ещё, должны прибыть с берега люди, возможно, частично решиться вопрос с пленными.
  
   - Рады стараться, Ваше Императорское Высочество! - Телеграфную линию на Комижу, почти шесть миль, наши гальванёры уже проложили. Можно прямо по телефону предупредить о визитёрах коменданта, а он предупредит наблюдателей в городке и ближайших фортах. - Прошу разрешения на постановку всех эсминцев в бухту Комижи. В порту Сан-Джорджио, в ближайшее время будет слишком тесно. Наблюдение обеспечат дирижабли, они уже в воздухе.
  
   - Согласен с вами, так давайте и поступим. За эти два дня, нам ещё надо перевести морпехов, прибывших из Марселя на французских пароходах, с обычных кораблей на десантные суда. Хотя, это забота Михаила Григорьевича Черняева, но морские десантники, обычные живые люди пусть немного отдохнут на берегу. До Полы отсюда сто шестьдесят миль. Это пол суток перехода.
  
   В посадке "Дмитрия Донского" участвовало до двух сотен человек. Они удерживали дирижабль, пока не закрепили швартовые якоря. Что поделаешь, причальной мачты здесь ещё нет. Из недр грузовых отсеков извлекли несколько упаковок. Техники споро собрали из них "драндулеты". Брат называет их багги. Никакого комфорта, но для передвижения по местности вещь замечательная. Кроме водителя умещаются ещё три человека, а на мощной дуге, прикрытой щитом, установлен пулемёт.
  
   На таком аппарате я прибыл в Лиссу. Несмотря на недавно закончившиеся боевые действия, большую часть нашего пути почётным эскортом багги-колонны были мальчишки, которые с восторгом бежали следом за нашими диковинными средствами передвижения.
  
   Приняв рапорт у военного коменданта по поводу того, что делается в городе и, побывав в порту, я воочию убедился, что даже неповреждённые его сооружения мало нам подходят. Только один причал позволял швартоваться большому судну. Придётся достраивать второй и третий причалы под габариты наших крупных кораблей, иначе кроме эсминцев и катеров, здесь швартоваться больше никто не сможет. Многотоннажным судам пока придётся стоять на рейде.
  
   К вечеру всё на тех же багги, мы побывали и в Комиже, там ситуация с причальными сооружениями великолепна. Их там просто нет. Но бухта, на берегу которой стоит город, хорошо защищена от господствующих ветров и наши эсминцы в ней, себя прекрасно чувствуют.
  
   Ночь прошла относительно спокойно. Наутро на остров прибыли уполномоченные. Они привезли газеты, журналы и конечно воззвания, всяческих комитетов.
  
   Больше всех, пожалуй, волновались мадьяры. Известия о победах "легиона Клапки" преисполнили их гордостью, а когда был зачитан манифест их нового собственного Королевского правительства, они сразу же посчитали себя, ничем с Францем Иосифом не связанными.
  
   Австрийцы и немцы, несмотря на свою сдержанность и дисциплинированность чуть не передрались, когда были изложены результаты работы следственной комиссии по поводу гибели Вильгельма первого. Эта информация была им доведена до сведения официальным представителем Прусской короны.
  
   Хорваты, словенцы, словаки и русины ещё до обращения к ним представителя с берега, стали записываться в "Славянский легион", по образцу мадьярской организации.
  
   Перед чехами выступал интеллигент в пенсне и с бородкой, который излагал им программу организации "Младочехов". Не знаю, до чего они там договорились, но оговоренный порядок на их сборах соблюдался неукоснительно.
  
   Проблемы неожиданно возникли с румынами. Воспользовавшись отсутствием серьёзной охраны, они проникли в город и занялись обыкновенным грабежом. На крики разбуженных граждан примчался казачий патруль. Мародёров задержали, а наутро при большом скоплении народа и жителей города расстреляли. Дисциплина и уважение к новой власти моментально были восстановлены.
  
   На нашем небольшом совещании, прислушавшись к мнению комендантов обоих городков, было решено усилить действующий комендантский взвод за счёт добровольцев из среды хорватов, словенцев, словаков и русин. Остальные работы по созданию на острове базы флота, оговаривались, ранее подготовленными планами.
  
   Алексей Иванович Бутаков, специальным указом Его Императорского Величества, назначался командиром военно-морской базы в Адриатическом море. Название базе придумали простое, без излишеств. Согласно высочайшего указа велено её именовать "Остров А". Увижу Никсу, обязательно поинтересуюсь у него, если есть "Остров А", то кого или что, он видит под индексом "Б"?!
  
   Завтра днём объединённая эскадра снимается с якоря и движется к полуострову Истрия. Там, почти на самой его вершине находиться городок Пола, - база флота его величества Франца Иосифа. Приказом нашего Императорского Величества, флоту с десантом, приказано её взять!
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Вильгельм фон Тегетгофф командующий австрийским флотом.
   Сын австрийского подполковника Карла фон Тегетгофа, Вильгельм родился 23 декабря 1827 года в Марбурге (Штирия), получил первоначальное образование в местной гимназии и в 1840 году поступил кадетом в морскую коллегию в Венеции. Закончив ее 23 июля 1845 года, гардемарин фон Тегетгоф плавал в Адриатике и Архипелаге на бриге "Монтекукколи" и корвете "Адрия".
   В 1848 году он получил чин фрегатского мичмана, через несколько месяцев -- корабельного мичмана. Служил на бригах "Монтекукколи", "Триест" и фрегате "Беллона". В феврале 1849 года моряк поступил адъютантом к начальнику флота фельдмаршал-лейтенанту фон Мартини и отправился со своим начальником в Неаполь, когда тот получил назначение посланником при сицилийском дворе.
   По возвращении летом в Триест Тегетгоф поступил вторым офицером на корвет "Адрия", который входил в эскадру, блокировавшую Венецию. После сдачи Венеции его назначили старшим офицером на пароход "Мареа Анна", который плавал в Леванте и находился в Пирее, когда порт был блокирован англичанами по делу Панчифико. Затем моряк плавал старшим офицером на корвете "Титаник" и пароходе "Феникс".
   Именно в это время начиналось становление национального австрийского флота. После 1848 года из кают компаний постепенно изгоняли итальянский язык, заменяя его немецким.
   Незадолго до войны с Пруссией и Италией моряка назначили командующим всего австрийского флота. Он нашел флот в плачевном состоянии. Так как в мирное время плавали только три фрегата и три канонерские лодки, большинство мобилизованных моряков не знали ни судов, ни морской службы. Новые корабли еще не были достроены. Тем не менее, флагман сумел воодушевить моряков своим энтузиазмом, взялся за их обучение. Каждый день флот выходил в море для практических занятий.
   Тегетгоф добивался от подчиненных стремления к решительным действиям, исповедуя лозунг: "Устремляйтесь на неприятеля, топите его". Он рекомендовал таранный удар как наиболее эффективный. Уверенностью в победе флагман заразил своих подчиненных.
  
  
   Альбрехт Фридрих Рудольф, герцог фон Тешен (нем. Erzherzog Albrecht Friedrich von жsterreich, Herzog von Teschen; 3 августа 1817, Вена -- 2 февраля 1895, курортное местечко Арко, Тироль, Австрия) -- эрцгерцог Австрийский, герцог Тешенский, военачальник и государственный деятель, генерал-фельдмаршал австрийской (1863 год), прусской (27 сентября 1893 года) и русской (1872 год) армий, один из самых богатых людей Австрийской империи и Австро-Венгрии.
   Он был старшим сыном полководца эпохи наполеоновских войн эрцгерцога Карла Людвига Иоганна (1771--1847) и принцессы Генриетты Нассау-Вейльбургской (1797--1829) и внуком императора Леопольда II. С 1863 года -- генерал-фельдмаршал австрийской службы.
   В 1866 году, накануне Австро-прусско-итальянской войны добился назначения на спокойный итальянский фронт на том основании, что "нельзя подвергать опасности репутацию династии", предоставив неблагодарное дело войны с Пруссией Бенедеку.
   Разбил итальянцев в сражении при Кустоцце (1866 год). Австрийская армия была по численности в два раза меньше итальянской. Однако грамотный манёвр и общее квалифицированное руководство обеспечили победу Австрии. Это событие вывело Главнокомандующего из тени его выдающегося отца эрцгерцога Карла. После блистательной победы в Италии, во время Австро-прусской войны 1866 года был переведен на австро-прусский фронт вместо разбитого под Садовой Бенедека.
   Назначен Главнокомандующим всеми войсками Австрийской империи в1866 г.
   После войны занимал пост генерал-инспектора, на котором развернул активную деятельность по улучшению боевой подготовки австрийской армии. В 1870 году -- получил жезл прусского генерал-фельдмаршала. 20 июня 1870 года удостоен Военного Ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия I класса N 23 За войну против французов 1870 года.
  
  
  
   Двести двадцать третья запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
  
   (Шенбрунн, резиденция Франца Иосифа, Австрия, июль 1871г.)
  
  
   Франц Иосиф никогда не проводил коллегиальных заседаний Совета Министров, предпочитая общаться с каждым министром отдельно. Сегодняшний день был исключением, сегодня соберутся герои победители. Старый проверенный служака Франц Йон, руководивший последнее время службой имперских осведомителей, посоветовал так поступить. Скорее всего, он прав. Блестящая победа над армией Виктора Эммануила под Кустоццей, даёт основание для большого сбора.
  
   Франц Иосиф ещё раз оглядел в большом зеркале как сидит на нём генеральский мундир, не морщит ли ткань, когда ты разменял пятый десяток надо внимательнее следить за фигурой. Оставшись довольный своим внешним видом, император Австрии, проследовал в зал приёмов.
  
   Герой дня, Альбрехт Фридрих Рудольф, герцог фон Тешен, уже прибыл в резиденцию и ждал, когда его пригласят в зал. Старший сын полководца эпохи наполеоновских войн, эрцгерцога Карла Людвига Иоганна (1771--1847) и принцессы Генриетты Нассау-Вейльбургской (1797--1829), он был внуком императора Леопольда II. Победа при Кустоцце, где эрцгерцог осуществил грамотный манёвр и весьма квалифицированное руководство, выводило Альбрехта из тени его выдающегося отца, эрцгерцога Карла.
  
   Вот, наконец, герои выигранного сражения приглашены и предстали перед императорскими очами. Следует торжественный рапорт, и не менее торжественное восхваление заслуг перед награждением орденами за замечательную победу, над врагом, не смотря на его почти двукратное превосходство.
  
   Как оказалось на сегодня это ещё не всё. Франц Йон, просит разрешения о зачтении телеграммы из Полы, главной военно-морской базы империи.
  
   - Почтеннейшее доношу что флотом вашим? под командованием адмирала Тегетхоффа нанесено поражение флоту короля Виктора Эммануила в битве у острова Лисс. Потоплено два броненосца, нанесены множественные повреждения другим итальянским кораблям.
  
   Действительно, замечательный день. Следует здравица за империю, императора, здоровье всех присутствующих. В заключение звучит повеление вызвать адмирала Вильгельма фон Тегетхоффа, ещё одного виновника торжества из Полы в Вену для его награждения за блестящую победу.
  
   Почти никто не замечает, как человек в сером мундире подходит к "старому Францу" и что-то шепчет ему на ухо. Ещё через пять минут руководитель службы имперских осведомителей тихонько покидает торжество. Ему и невдомёк, что его тёзка всё видел, хотя и не слышал устного сообщения. Спустя десять минут первый адъютант императора получает команду разыскать Франца Йона и передать ему повеление прибыть в рабочий кабинет императора сразу же по окончании встречи. Второй адъютант отправляется к церемониймейстеру с пожеланием императора сообщить гостям об окончании торжества. Как и положено, в такой ситуации веселье быстро сходит на нет, и традиционная, торжественная музыка завершает приём.
  
   Восемь часов вечера, большинство из нас не назовут поздним временем, но в Шенбрунне в половине девятого император уходил спать. Этот размеренный распорядок не нарушался в течение многих лет, сегодня в кабинете ещё горит свет, хотя на часах уже миновало привычное время начала отдыха.
  
   - Ну, и что ты мне порекомендуешь старый дружище? Как русские оказались под Перемышлем?
  
   Это обращение, которое очень трудно заслужить и стоившее ордена в Австрийской империи, само по себе, говорило о статусе беседы и беседующих.
  
   - Сначала произвести разведку. Всё выяснить, определить причины их успехов, потом принять решение.
   - Ну и как ты думаешь, сколько на это потребует времени?
  
   - При хорошем раскладе полторы недели, но, скорее всего две. Быстрее не получится.
  
   - Франц, ты пойми, нет у нас двух недель. Закончились дожди, реки и речушки войдут в берега и Фридрих третий, со своими Мольтке и прочими прусаками влезут в Богемию, Ганновер, Дармштадт. Всем нашим союзникам придётся плохо, а без них мы проиграем эту войну.
  
   - Всё это мне понятно, но русские слишком непредсказуемые противники. Телеграмма из Кракова, об окружении Лемберга, лишний раз, только подтверждает это. Они применяют самозарядные винтовки, ещё какие-то новинки. Говорят о самодвижущихся орудиях. Упоминают новое вооружение гренадёров. Для принятия решения, всё это надо выяснить. Кроме того, до смешного малая численность, русской армии, всего около пятидесяти тысяч человек, сумела развить такой успех. На прошлогодних манёврах в Варшаве их войска не продемонстрировали ничего нового. Что-то здесь не то?!
  
   - В Богемии и Моравии сейчас находиться двухсот семидесяти тысячная армия. Если шестьдесят тысяч улан и тридцать тысяч кирасир, ускоренным маршем двинуть на Краков, а оттуда на Перемышль, мы разобьем главные силы русских. Гарнизон крепости, имеет сорок тысяч солдат при ста двадцати орудиях. Он добьет их остатки, а позже деблокирует и освободит Львов.
  
   - Ваше Величество, допустим, этих сил хватит, чтобы разбить войска Николая второго. Кого вы поставите во главе этой группировки? Риттер фон Бенедек преданный вам генерал, однако, он хорош на роль начальника штаба. Его удел, сражения на штабных картах. - Эрцгерцог Альбрехт, ему надо остановить Мольтке в Ганновере и Гессене, а это очень трудно сделать.
  
   - Бенедек, двинется с войсками к крепости Кениггрец, это крепкая позиция между реками Эльбой и Быстрицей. Там к нему присоединятся сорок тысяч пехотинцев и кирасир баварского принца Карла. Это будет неприступный утес, о который разобьются прусские войска. Операцию по разгрому Николая второго, я возглавлю сам. Это дело чести. Слишком много противоречий между нами и нашими империями. Он даже осмелился опубликовать в газетах моё письмо к матери. Надо разрешить этот вопрос раз и навсегда!
  
   Бывший имперский военный министр задумался. Ещё несколько лет назад он служил начальником штаба австрийской армии, но годы и старая рана, полученная при сражении с мадьярами в битве при Наваре берут своё. Остались только знания, предусмотрительность и предчувствия. Вот эти-то остатки сейчас и вопили, ни в коем случае не отпускать императора в Перемышль!
  
   - Ваше Величество, как я понял, вы планируете движение по маршруту Вена - Ольмюц - Краков - Жешув -Перемышль. В Жешуве расположена старая крепость, она такая ветхая, что серьёзного военного значения не имеет, но вот её владелец, князь Любомирский.
  
   - Йон, князя Любомирского за участие в последнем восстании русские отправили куда-то далеко, далеко на край света, в ссылку. Насколько я помню он ещё там.
  
   - Вы совершенно правы, Ваше Величество, князя Яна Тадеуша Любомирского сослали в глубину России в Нижний Новгород. Но в Кракове есть его брат Александр Любомирский, а самое главное в Жешуве сейчас находится его другой брат, князь Адам Иероним Карл Любомирский, награждённый крестом Virtuti Militari. Он довольно успешно, собирает шляхтичей в ополчение, против русских.
  
   - Ну и что ты предлагаешь? Для чего нам эти застольные вояки?
  
   - В Восточной войне, в первых рядах наступавших, Британцы использовали Сикхов, Французы Зуавов, у нас нет ни тех, ни других, посему для этих целей, надо использовать то что само идёт к нам в руки. У князя Карла Любомирского в ополчении около тридцати пяти тысяч шляхты. Грех не использовать такую массу народа.
  
   - Хорошо, ты меня убедил. Но улан и кирасир из Кракова надо перебросить на выручку в Перемышль и чтобы через три дня они были в крепости.
  
   - Если Ваше Величество изволит подождать некоторое время, я сейчас же подготовлю необходимые документы и телеграмма-повеление, за вашей подписью уйдёт уже сегодня.
  
   - Действуй Йон, действуй, не знаю, чтобы я без тебя делал. Составь ещё распоряжение о подготовке моего салон - вагона и литерного поезда. Мы выезжаем через сутки, на Краков.
  
   В течение четверти часа опытный царедворец и в недалёком прошлом начальник штаба сам, никому не передоверяя, скрипел пером. Вот, наконец, приказ и телеграммы составлены и подписаны императором. Мудрый советник делает последнюю попытку задержать своего сюзерена в столице.
  
   - Ваше Величество, позвольте напомнить, что вами вызван в Вену адмирал Вильгельм фон Тегетхофф, он не успеет прибыть в течении этих двух дней.
  
   - Ничего страшного, пусть отдохнёт здесь в Шенбрунне, Венский воздух для него вреден. Слишком много у него там недругов. Йон, и не забудь, пожалуйста, про адмирала, герцог фон Тешен, его весьма недолюбливает.
  
   После этих слов Франц Иосиф на минуту задумался что-то вспоминая, а после, скорее всего не для придворного, а чтобы ещё раз в чём-то убедить себя самого, почти беззвучно произнёс:
   "Наше будущее -- на востоке и мы загоним мощь и влияние России в те пределы, за которые она вышла только по причине слабости и разброда в нашем лагере. Медленно, желательно незаметно для царя Николая, но верно мы доведем русскую политику до краха. Конечно, не хорошо выступать против старых друзей, но в политике нельзя иначе, а наш естественный противник на востоке - Россия".
  
   - Да, да дорогой Франц, наш естественный противник на востоке - Россия. Теперь иди дружище, я хочу спать.
  
   - Спокойной Ночи, Ваше Императорское Величество.
  
  
   *****
  
  
   (Фрагменты дневника ВК Владимира Александровича)
  
  
   В папке оперативных планов, специально, как постоянное напоминание для меня, лежит лист бумаги, на котором рукой брата сделана короткая запись.
  
   "Владимир, помни, что, хотя мы воюем с Австрией, но Истрия это не Австрия. Привожу тебе состав населения полуострова из официальной статистики переписи населения в Австрии: 41,6 % истрийцев говорят по-хорватски, 36,5 % по-итальянски, 13,7 % по-словенски, 3,3 % по-немецки, менее процента по-истроромански и истрорумынски. Постарайся не допускать жертв, среди мирного населения"
  
   = Николай =
  
   Григорий Иванович Бутаков и Иван Алексеевич Шестаков, когда я их ознакомил с этой запиской, признались, что подобные слова напутствия император произносил им тоже. Будем стараться исполнить высочайшее пожелание, по-другому у нас не принято!
  
   Нам предстоит разгромить базу и флот Франца Иосифа. Эта удобная бухта с городком Пола досталась Австрии после войны с Наполеоном в1813 году, когда Русскими и Прусскими штыками, мудрые Британские лорды победили "Корсиканское Чудовище". Решение об устройстве военно-морской базы в Поле было принять в 1850 г., о преобразовании её в главную базу - в 1859 г.
   Крепость Пола должна обеспечивать оборону с моря и суши главной базы Австрийского флота она состояла из двух поясов фортов, прикрывавших не только бухту Полы, но и рейд Фазано, ограниченный материком и архипелагом Бриуни. Основные это Сан-Джиованни и Верудела, последний расположен на мысе Верудела, строили их добротно, но кое чего не учли, да и не могли учесть.
  
   Императорская разведка в очередной раз доказала, что не зря ест свой хлеб. Передо мной очень подробная карта бухты, к тому же снабжённая фотографиями фортов, сделанными, скорее всего с торговых судов и судёнышек греческих контрабандистов. Карта покрыта координатной сеткой, что даёт значительное преимущество нашей артиллерии. Единственное, что пока точно не известно, как расположились корабли, вернувшиеся после сражения у Лисса. Всё-таки семь броненосцев, восьмой я не считаю (винтовой линейный корабль сильно повреждённый оставили в бухте острова), пять винтовых фрегатов и семь канонерок.
  
   - Господа, нет ли у кого из вас обоснованных точными данными возражений против плана предстоящей операции?
   Я посмотрел на присутствующих адмиралов. Они сохраняли молчание.
  
   - Тогда, объявляю время начала операции, как договорились! С Богом господа!
  
   Шестаков умчался на свои крейсера, которые уже начинали вытягиваться из гавани, а Бутаков прошёл в штабной отсек. Возможно, ещё раз будет в уме "тасовать колоду". Мне оставалось только принять рапорт Черняева, о готовности десантных дирижаблей и его Эльпидифоров, а также подтвердить им время начала движения.
  
   Всё-таки не удержался, не смог. Любопытство пересилило. Попросил Лаврентьева немного задержаться с вылетом и изменить курс "Дмитрия Донского", чтобы полюбоваться на нашу эскадру, двинувшуюся к Истринскому полуострову. Сто шестьдесят миль ударные корабли должны преодолеть за двенадцать часов, но ещё за час до рассвета, в бухту ворвётся дюжина ТК-183, с экипажами "сорви голова", как часто называет их брат. Это им принадлежит честь начать операцию!
  
  
   *****
  
   (Дневниковые записи Чухнина Григория Павловича)
   Фрагмент первый
  
  
   Господа, с первого января 1871 года, мичмана Чухнина не существует. Появился лейтенант Гриша Чухнин. Хотя, наверное, лучше будет звучать Григорий Павлович? Или, как?
  
   *****
  
   Это мы дурачились на встрече Нового 1871 года в Балаклавской бухте, под Севастополем. Был чудесный праздничный бал, много танцевали, шутили, сыпали анекдотами и весёлыми прибаутками! Больше с тех пор я в свой дневник не заглядывал. Всё времени не было.
  
   Старицкий не только экипажи миноносцев загонял, казалось, что наши ТК тоже устали и просятся отдохнуть. Наконец, после мелкого ремонта, переборки механизмов, большой приборки и специальной покраски, выпало несколько дней отдыха. Оказывается, по календарю лето наступило. Прошёл слушок, такой маленький, маленький, что скоро мы будем участвовать в большом деле! Теряемся в догадках.
  
   Новый приказ. Грузим свои скорлупки на "Каракатиц". Так суда носители называются, говорят, что сам государь им такое обозначение дал. Я в это не очень верю, но куда же нас отправляют? Явно, что за пределы Чёрного моря, но куда?!
  
   *****
  
  
   Всё прояснилось само собой, когда ночью проходили Босфор и Дарданеллы, это уже не слушок. Переход закончен, наши секретные скорлупки спущены на воду со своего носителя, в бухточке острова Лисс в Далмации. Двенадцать катеров торпедоносцев или торпедных катеров, а по-простому ТК.
   Уже и общий приказ по дивизиону зачитан и задача поставлена. До цели, бухты Пола на полуострове Истрия 160 миль. Там укрылся австрийский броненосный флот, после того, как отделал итальяшек у острова, места нашей нынешней стоянки.
  
   Началось движение в бухте. Первыми вытягиваются крейсера, потом десантные суда в окружении новых эсминцев. Сразу после них пошли суда обеспечения. Мы всё ещё ждём команды. В этом ожидании наша скорость повинна, в пути на маршруте, мы всех этих "тихоходов" обгоним!
  
   Ну, наконец-то! Вижу, загоревшийся индикатор приёма, пошла команда!
  
   - "Москит -01", я "Беспокойный", доложить о готовности.
   - "Беспокойный", я "Москит-01" дивизион ТК готов к выполнению задачи.
   - "Москит -01", я "Беспокойный", к выполнению задачи приступить. Желаю удачи!
   - "Беспокойный", я "Москит-01" есть, приступить к выполнению задачи.
  
   - Внимание всем "Москитам", я "Москит-01", выход из бухты через пять минут. Двигаемся двумя колоннами. Правая колонна нечётные номера. Левая чётные. Дистанция между колоннами три кабельтова. По выходу на внешний рейд, вскрыть пакет номер один.
   - Всем "Москитам", как поняли приём?!
  
   На меня посыпались доклады о приёме, а ещё спустя десять минут за юго-западной оконечностью Лисса в Адриатическом море, сформировались две колонны катеров. Идём экономичным ходом, для наших ТК это двадцать два узла. До цели семь с половиной часов. Перед рассветом должны быть на месте.
  
   *****
  
   Через четверть часа, из-за не высокого горного массива Карст, ограничивающего полуостров Истрия покажется краешек солнечного диска. Мы на траверзе архипелага Бриуни. Взгляд на светящийся циферблат часов. Прибыли вовремя. На рейде Фазано, как и сообщала воздушная разведка, силуэтов военных кораблей не видно. На якорях стоят только несколько торгашей. Они нам не помеха, ими займутся миноносцы, если возникнет необходимость.
  
   Светает здесь быстро. Прямо как будто в театре занавес подняли. В бинокль уже начинают проявляться тёмные силуэты кораблей, стоящих в бухте.
   Пора, до того, как полностью рассветёт, мы должны успеть войти во вражескую бухту, по возможности не замеченными. На катерах ждут моей команды.
  
   - Внимание всем "Москитам", я "Москит - 01". Атака!
  
   Идущие малыми ходами, покрытые камуфляжной раскраской суда, почти невидимые в предрассветном сумраке, услышав заветные слова команды, рванулись из воды и в строгом порядке устремились к входу в бухту Пола. Мы называем её на австрийский манер, хотя итальянцы зовут её Пула.
  
   Нечётные номера после входа в бухту сбрасывают обороты и принимают вправо, четные делают тоже самое и забирают влево, прямо перед нами на расстоянии нескольких десятков кабельтовых расположились корабли австрийского флота. Команды, этих броненосных гигантов, и винтовых фрегатов, скорее всего ещё на берегу, на борту только дежурная вахта. Экипажи празднуют победу над итальянцами, одержанную всего три дня назад.
  
   Мой катер идёт головным, потому его цель в самой глубине бухты. Вдали, почти прямо по курсу, разве что немного правее, у короткого причала, ошвартованный кормой к берегу виднеется тёмный силуэт большого корабля. Судя по нашему справочнику силуэтов, это или "Габсбург" или "Фердинанд Макс". Разбираться и выяснять, кто это был, будут уже другие специалисты. Отодвинув в сторону рулевого, чуть доворачиваю штурвал вправо. Заговорчески, почти шёпотом даю команду.
  
   - Так держать.
   - Есть так держать, ваше благородие.
  
   Вместо бравого ответа рулевой репетует команду тоже шёпотом. Двигатель переведен на подводный выхлоп. Крадёмся как тати в ночи, "на цыпочках". Борта наших противников обшиты четырёх дюймовой бронёй, а наши борта из клееной фанеры с пропиткой из смолы с непроизносимым названием. Самая малая трёх фунтовая пушечка, которыми утыкан борт этого гиганта, способна отправить нас на дно. Кажется, что их хищные жерла, все враз разворачиваются и смотрят прямо на нас. Страшно. Понимаю, что это воображение разыгралось. Сейчас надо собраться, успокоиться и выбрать правильную позицию. У нас на борту, есть прекрасное оружие против этих левиафанов. Сейчас мы его в ход пустим!
  
   - Машина, самый малый ход.
   - Есть самый малый ход.
   Бухта хороша, но для гонок на ТК место ограничено.
  
   - Заглубление три. - Первый и второй аппараты товсь!
   - Есть заглубление три, первый и второй товсь.
  
   Торпедисты выставляют глубину хода три метра. Это гарантирует попадание ниже броневого пояса. Сейчас инерция нас вынесет на дистанцию "пистолетного выстрела", почти под прямым углом к борту броненосца. Кажется это всё-таки "Габсбург". Названия судна ещё не видно, я так решил просто по длине надписи.
  
   - Первый и второй аппараты пли!
   - Есть первый и второй пли.
  
   Торпеды выпущены. Теперь не дожидаясь разрывов, промахнуться с такого расстояния невозможно, резко разворачиваем катер к выходу из бухты. Проделать такой разворот на полном ходу проблематично.
  
   - Машина, средний ход!
   - Есть средний ход.
  
   Ускорение заставляет наклоняться немного вперед, чтобы устоять на ногах. Близкие, в трёх кабельтовых от нас разрывы говорят сами за себя. На секунду оборачиваюсь. Вижу ещё не опавшие водяные горбы у тёмной громады борта корабля цели. Теперь это уже не корабль. Новейшие, как мы их называем "кислородные" торпеды, проделывают в борту отверстие, куда свободно пройдут три деревенские телеги. Таких торпед мы всадили сразу две. Вот и считайте, думаю что....
  
   - "Москит - 01", я "03-й" атака завершена, успешно!
  
   Слева от нас в полутора кабельтовых, вскипела вода и вместе с придонным мусором и кусками обшивки цели, поднялась на добрый десяток метров у борта очередного австрийского броненосца. Теперь уже естественно бывшего. С такими пробоинами корабли не живут.
  
   - "Москит - 03", я "01-й" благодарю за службу!
   - Рады стараться, ваше благородие!
  
   Справа за большим островом, кому-то повезло ещё меньше. Похоже там сдетонировал боезапас. Грохот от взрыва торпеды дополнился более высоким по тону звука, визгом рвущихся снарядов и треском разрываемого палубного настила, хотя возможно это что-то другое. Мне, с моего места, кроме грохота, видна только мощная вспышка и султан темного озаряемого пламенем разрывов дыма.
  
   - "Москит - 01", я "02-й" атака завершена, успешно!
   - "Москит - 02", я "01-й", это ты фейерверк устроил?
   - "Москит - 01", я "02-й" так точно, но я не специально, он сам с фейерверком взорвался!
   - "Москит - 02", я "01-й" отставить балаган, благодарю за службу!
   - Рады стараться, ваше благородие!
  
   После доклада "02-го" последовало ещё девять подобных рапортов, об успешных атаках на корабли противника. Канонерские лодки в бухте отсутствуют. Возможно, их перевели в Триест.
  
   Семь Австрийских броненосцев "Эрцгерцог Фердинанд Макс", "Габсбург", "Кайзер Максимилиан", "Принц Ойген", "Дон Хуан", "Драхе", "Саламандер" успешно торпедированы. Та же участь постигла пять фрегатов, находившихся в бухте Пола. Стрельбы прошли практически в полигонных условиях, стреляли по неподвижным целям. Противодействия не было, либо все ещё спали, либо просто не успели ничего предпринять. Возможно, просто не обратили внимания и не оценили уровень угрозы исходящей от наших малышей, - сорока тонных катеров в камуфляжной раскраске.
  
   Когда мы уже выскочили за линию островов архипелага Бриуни и легли на генеральный курс к кораблю заправщику, в месте, где мы побывали, раздался сильный взрыв. Причём врыв не в водной среде. Взрывы на воде и под водой от взрывов на суше мы научились отличать по тональности. Развернув голову в сторону форта "Верудела", я увидел, что за его стенами началось извержение малого вулкана. Бросив взгляд в небо, я понял, что это удачно отбомбился один из наших дирижаблей. Под прикрытием стен форта находился то ли арсенал, то ли главный пороховой погреб. Впрочем, это уже не столь важно. Сейчас там хозяйничает пламя и горит всё, что гореть может.
   Что не может, наверное, тоже горит, в крайнем случае, плавиться, слишком высока температура.... Жутковатое зрелище, на ещё не освещённой солнцем стороне форта из орудийных бойниц вырываются косматые языки огня, это напоминает что-то из греческих мифов о Гефесте. Живых там точно не осталось.
  
   - "Иванов", я "01-й Москит" поражено двенадцать целей. Потерь нет. Канонерок в бухте нет. Повторяю, поражены двенадцать целей, потерь нет, канонерок в бухте нет.
   - "Москит-01" я, "Иванов", вас понял, цели поражены, потерь нет, канонерок в бухте нет, благодарю за службу!
   - Рады стараться, Ваше Императорское Высочество!
   - "Москит -01", я "Беспокойный", двигайтесь к заправщику он в условленном квадрате. Прибытие доложите.
   - "Беспокойный", я, "Москит-01" вас понял, двигаться к заправщику, прибытие доложить.
   - "Москит -01", я "Беспокойный", благодарю за службу!
   - Рады стараться, ваше высоко превосходительство!
  
   Проходим, рейд Фазано, десантные катера, спущенные вероятно с близстоящего миноносца облепили торгашей и скоро контроль над этими калошами будет у морпехов. Судя по осадке "призы" обещают быть жирными. Пора на дозаправку.
  
   Разминулись на контркурсах с группой ударных кораблей. Раскрашены так, что и не сразу определишь кто перед тобой и какого он размера. В училище нам говорили об этих свойствах человеческого зрения, но только когда сам это видишь, начинаешь явственно понимать и чувствовать, как несовершенны наши глаза.
  
   Интересно, их цели на берегу, уже начали приходить в себя после нашей атаки? Вот корабельная артиллерия открыла огонь. Стреляют они по линии фортов Сан-Джиованни. Смотрю в сторону берега. Хорошо стреляют, после первых же залпов почти сразу следует накрытие цели. Видимо корректировщик грамотно работает с дирижабля, ответного огня из фортов не видно.
   Ха!.... Это наши корабли находятся на дистанции недоступной для артиллерии фортов. Возможно что в этом причина отсутствия ответа, а возможно, что после победы над итальянцами, никто не ожидал сегодняшнего нашего визита! Снаряды перемешивают линию фортов с землёй, вот на одном из них знатно полыхнуло. Похоже, попадание в погреб. Стрельбу задробили. Нет видимости. Береговую линию фортов заволокло тучей пыли и дыма.
  
   Ещё через четверть часа показалась туша нашего заправщика, из-за неё мы не сразу увидели корабли второй волны десанта. Это снова морпехи Черняева, но уже с тяжёлым оружием. Эльпидифоры не идут на вход в бухту, их стая разделилась и движется прямо к побережью и мысу Верудела. Форт на мысу уже не существует, но из-за неутихающего пожара лучше держаться от его стен подальше.
  
   Начали дозаправку. Часть катеров берёт топливо с "Каракатицы", а часть пришвартовалась у борта судна заправщика и загружается там. Надо бы организовать "заправку" и экипажам. Уровень, этого, подзабыл слово. В училище нам доктор говорил,...вспомнил. АДРЕНОЛИНА. Сейчас он должен начать приходить в норму. Люди после ночного перехода и атаки устали, а впереди, похоже, предстоит аналогичная операция в Триесте. Что-то начальство нам придумает....
  
  
  
   (Фрагменты дневника ВК Владимира Александровича)
  
  
   После грандиозного успеха наших катерников, разгром базы в Поле ни у кого уже не вызывал никаких сомнений. Опустошительный обстрел фортов, буквально разоружил австрийцев. Когда же высадившиеся с берега морпехи генерала Черняева полностью захватили порт и начали выдвигаться в город, то над башней военно-морской обсерватории заполоскал белый флаг.
  
   Штурм успешно завершён, но по сообщениям от десантников на улицах города ещё иногда слышна стрельба. Впрочем, скоро выяснилось, что это коренные жители Далмации, так отмечают своё освобождение от Австрийцев. Алексей Иванович Бутаков, принимает многочисленные рапорты. Его оперативный штаб фиксирует всё и вся. Захвачено несколько "призов-торгашей". Что с ними делать? Идёт поток пленных. Куда их определить? Прибыла группа добровольцев, просятся в ополчение. Куда как не просто, навести порядок в столь эмоциональной ситуации. Но мой брат считает, что лучше Алексея Ивановича врядли кто-то справиться. Никсе виднее, он старший.
  
   Следующие сутки прошли в сумасшедшем темпе. Перво-наперво, ещё накануне ночью сброшенный с дирижаблей десант, перерезал все телеграфные линии, связывавшие Полу с империей. Их, правда, оказалось всего две. Одна, местная шла на Триест, а вторая на Вену.
  
   После прекращения огня повторился большой базар точь, в точь, как на острове Лисс. Представители, выборные и просто любители покричать агитировали всех собравшихся примкнуть к их группам и группировкам с тем, чтобы освободить первых от вторых или вторых от первых, там уже трудно было понять. Главное, что всех их удалось разоружить и развести по разным городским кварталам. С учётом приобретённого опыта, организовали ночное патрулирование города, и утром не пришлось устраивать экзекуции.
  
   С нашей стороны только один человек не совсем доволен ситуацией. Это молодой Барановский Владимир Степанович. Он рвался в команду к Черняеву, чтобы самому увидать в деле свои десантные пушки. Всё решилось без их применения. С одной стороны я его понимаю, а с другого бока, дай Бог, что всё так удачно пока складывается. Моё чутьё подсказывает, что и новым скорострельным десантным орудиям найдётся скоро применение.
  
   Зато поутру мне пришлось "отбиваться", сразу от всех руководителей политических группировок. Как интересно брат это смог предвидеть? Действуя по написанному им кондуиту, я только к концу дня смог "разгрести" и успокоить это море эмоций.
  
   Проще всего, оказалось, работать с немцами и австрийцами. Они хотя и дулись друг на друга, но соблюдали порядок, дисциплину и чистоту в местах расквартирования. Офицерам было оставлено холодное оружие и этого оказалось вполне достаточно.
  
   "Славянский легион", пополнил ряды морпехов Михаила Григорьевича Черняева, их "размазали" повзводно и за это формирование я спокоен. Там, даже почти нет языкового барьера. Три десятка слов команд уже разучили, а жесты они без слов понятны.
  
   Мадьяры рвутся пополнить "Легион Клапки", хотя в официальных документах его называют "Венгерский легион". Служба безопасности нашей группировки уже связывалась с Питером по этому поводу. Пришёл ответ надо ждать. Мне это понятно, а мадьярам похоже, нет.
  
   Выручил Черняев. На своём буланом жеребце, говорят, он на нём ещё в Туркестане воевал, врезался в толпу мадьяр, собрал вокруг себя самых сообразительных и развернул перед ними карту Австрийской империи. На каком языке он с ними общался, не знаю. После этого общения слова Михаила Григорьевича были доведены до остальных кандидатов в "Венгерский легион" и они успокоились. Порядок был восстановлен, все согласились, что надо несколько дней подождать. Позже я как - то поинтересовался у Черняева.
  
   - Михаил Григорьевич, как вам тогда в Поле удалось так быстро с мадьярами договориться?
   - Ваше Императорское Высочество, я их офицерам трофейную карту показал с дислокацией Австрийских войск.
   - И этого хватило?
   - Инстинкт самосохранения сработал. А у кого не сработал, то им офицеры объяснили. Что в плену у Австрийцев их, скорее всего, просто повесят. Желающих не нашлось. Все согласились лучше подождать.
  
   Штаб нашего формирования разместился в здании военно-морской обсерватории Полы. Связисты уже проложили туда свои линии, а специальная служба заканчивает монтировать на верхушке главной башни "громоотвод". Связь с Петербургом пока только через станции "Дмитрия Донского", используем его как ретранслятор. На брата я отправил наш ворох новостей, ответ был весьма благожелателен, с поздравлениями, но достаточно краткий. Получили команду, организовать оборону базы, в пределах досягаемости орудий главного калибра линейных крейсеров. Приступить, к восстановлению необходимых хозяйственных объектов, а дальше следовало жёсткое указание. Затаиться, укрепиться и ждать.
  
   Е.И.В. виднее, команду выполним с удовольствием, люди устали им надо дать отдохнуть. Не известно, как обернуться наши дела в самом ближайшем будущем. Пока совершенствуем оборону и обучаем хорватское пополнение. Инженерный батальон восстанавливает портовые сооружения. Жизнь в городке понемногу восстанавливается. Ждём дальнейшего приказа!
  
   - Ваше Императорское Высочество, вам личная депеша.
   - Хорошо, давай её сюда, почитаем.
  
   Это не так просто, на полученный текст надо наложить специальную маску, только тогда проявится истинное её содержание, сообщение приобретёт нужный смысл.
   Читаю послание:
  
   "Сильные разливы рек после дождей не позволяют Прусским войскам развивать наступление и действовать по согласованному с Мольтке плану. Будь крайне осторожен. Сдерживай наступательные порывы Бутаковых и особенно Черняева. Помни, что у тебя пятнадцать тысяч человек, а в битве при Кустоцце, у Альфреда Габсбургского было около семидесяти тысяч штыков. Оборону организовать исключительно в границах досягаемости корабельных орудий, это будет твоим единственным преимуществом. Жди Старчевича и Кватерника для организации ополчения".
   = Николай =
  
   Брат, как в воду смотрел. Через день нашего "сидения" Михаил Григорьевич Черняев, высказался за экспедицию в Триест. Григорий Иванович его конечно поддержал. Благодаря "шифровке" Е.И.В., я был готов к такому обороту дела. Потому весь воинственный пыл военноначальников направил на рассосредоточение наших катеров и их плавбаз.
  
   На юго-востоке в десятке километров от Полы находится рыбацкая деревушка Медулин. Поселение стоит на берегу одноимённого залива. Глубины там до двух с половиной метров, броненосец не зайдёт, а катерам раздолье. Вот пусть они туда и перебираются. Цель создание передового поста обнаружения противника. На несколько дней это задание позволит всех держать при деле!
  
   Фамилии Старчевича и Кватерника большинству прочитавших эти строки ничего не скажут. Старший брат меня не идеализировал, поэтому снабдил подробной информацией по этим людям и инструкциями на тему дельнейших действий. С хорватскими лидерами, Анте Старчевичем и Эвгеном Кватерником я должен был беседовать в благожелательных, но жёстких тонах. Надо отдать им должное, после встреч с нашими безопасниками иллюзий по поводу будущего Далмации, у них не осталось.
  
   К чему приведёт захват Хорватии Турцией или Италией, а возможно Сикхами и Гуркхами, - солдатами просвещённой Британии, моим собеседникам было понятно. Приобретение острова Лисс. Заключение долгосрочной аренды, на базу в Поле и кораблестроительных верфей в Триесте это была цена нашего участие в обеспечении долговременного нежелания кого-либо соваться в этот регион. Как сказал бывший адвокат, Кватерник, заседание закончено, Хорватия - хорватам, базы, гавани и верфи флоту, в обмен, ваши чудесные корабли надолго отобьют охоту пробовать нашу независимость на прочность.
  
   Надо сказать, после этих встреч я почти почивал на "лаврах", как вдруг срочная радиограмма, от Е.И.В., да ещё зашифрованная личным шифром императора пришедшая на моё имя, низвергла меня долу. Ничтоже не сумняшесь, что речь идёт об очередных награждениях участников экспедиции, я приступил к чтению депеши.
  
   "Общее командование оставить за Бутаковым, наземные операции за Черняевым. Достигнутые договорённости по Далмации подтверждаю. Срочно, сразу по получении, стартуешь на "Дмитрии Донском" на Одессу, там полная заправка блау-газом и максимально возможной скоростью в Гатчину".
   = Николай =
  
   Похоже, произошло что-то действительно чрезвычайное, но об этом я раздумывал уже в полёте.......
  
  
  
  
   Тетрадь сороковая Дневник Тринадцатого императора
  
  
  
   (Тяжёлый и полный неожиданностей 1871 год).
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Афганские племена.
   На своем собственном языке они называют себя паштунами, а в Индии это название переделано в патан.
   По наречиям они разделяются на две группы, на восточную (гильжих) и западную (дурани). Большинство собственно афганов принадлежит к иранскому племени в обширном значении этого слова, но в восточной части страны заметна сильная примесь индусского элемента.
   Язык афганов, называемый пушту или пухту (по двум главным его наречиям, восточному и западному), происходит от индийского корня, хотя в грамматическом и лексикологическом отношениях в нем содержится очень много иранской примеси.
   Хайберы, именуемые так по известному ущелью, суть самые худшие и опасные разбойники во всем Афганистане, привыкшие действовать ружьем, саблей и копьем. Бабуры, племя цивилизованное, занимаются торговлей.
  
  
  
   Двести двадцать четвёртая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
   (Эпохальное открытие Ний Илеаса)
  
  
   От сотрясения воздуха и породы, лежавшие спокойно много сотен лет два огромных фрагмента скалы шевельнулись, закачались и все, ускоряя своё движение, ринулись вниз. За этими двумя гигантами падали их сателлиты. Грохот обвала уже давно затмил жалкий хлопок взрыва от человеческих припасов. Обломки вдоль берега на дистанции не менее ста метров почти перегородили Кунар. Ничего, эта река сумеет с ними справиться.....

*******

  
   Любой обвал сам по себе страшен. Обвал в горном ущелье, когда с одной стороны скальная стена, с другой стороны стремнина реки, страшен вдвойне. Только опытный путешественник и то, если ему повезет, имеет небольшой шанс остаться в живых после этого грозного явления.
  
   Человек лежавший под присыпкой из осколков щебня шевельнулся, чуть приподнял голову и попытался осмотреться. Откуда-то пробивается слабый свет. Над головой массивный каменный свод. Правая рука действует, левая сильно ушиблена, болит, но переломов, кажется, нет. Теперь ноги. Разворошив щебень, который покрывал его почти полностью Ний Илеас попробовал подтянуть ногу и повернуться. Сколько он здесь пролежал без сознания? Судя по сильной жажде и другим ощущениям должно было пройти уже немало часов с того момента. Попробуем повернуться. Поворот головы дался с огромным трудом, а вслед за этим всё вокруг начало вращаться уже само по себе. С протяжным стоном он уронил голову на обломки камней и вновь потерял сознание.
  
   Второй раз Илеас пришёл в себя, когда в дальнем углу образовавшейся пещеры появилось слабенькое световое пятнышко. Оно то становилось ярче, то снова почти исчезало. Восстанавливающийся слух позволил разобрать несколько звуков, которые показались знакомыми. Кажется это человеческая речь. Захотелось крикнуть, позвать на помощь, но вместо призыва раздался лишь глухой стон, и всё снова поглотила темнота....
  
   Третье ощущение британского разведчика было самым приятным. Кто-то лил ему на голову холодную воду. Большая часть воды попадала на лицо, но видимо несколько капель оросили высохшее горло. Он закашлялся.
  
   - Лей осторожно, иначе может задохнуться.
   - Я так и делаю. Смотри, открыл глаза.
  
   Эти слова, произнесённые на пухту, говорили о том, что его возможные спасители афганцы, принадлежащие к восточной группе гильжих. Интересно, к какой племенной группе они принадлежат? Если это Хайберы, жестокие разбойники, от этой мысли сразу стало жарко, то жить ему осталось очень не долго. Господь Бог сделай так, чтобы это были Бабуры. Такое напряжённое мысленное усилие не прошло даром, Илеас снова потерял сознание.
  
   Очередное пробуждение произошло уже за пределами каменного саркофага. Видимо его вытащили из-под завала наружу. Почему тогда так темно? Только какие-то отсветы. Немного скосив глаза, и увидев затухающий рядом костёр, раненый, понял, что сейчас ещё ночь. Точнее её последняя четверть. Будем ждать утра, тогда всё и решиться.
  
   Разбудили его звуки утренней молитвы. Потом, позже стали доноситься звуки собирающегося в дорогу торгового каравана. Кажется, Бог услышал меня. Если это торговцы значит, я попал к Бабурам. Очень осторожно, чтобы опять не испытать ужасного головокружения Илеас постарался приподняться. Увиденное подтвердило его предположения, несколько поредевший караван собирался в путь. Караван баши, скорее всего, принял решение продолжать движение, задерживаться в этих местах опасно. Надо постараться договориться с ним, чтобы поскорее добраться в Пешавар.
  
   Договорились на удивление легко. В караване после гибели людей оказались свободные ездовые животные, на одного из которых и посадили мнимого торговца. О его принадлежности к другой специальности, благодаря знанию языка и обычаев сомнений ни у кого не возникло. Как хорошо, что для этой экспедиции я выбрал наряд торговца, похвалил сам себя, талантливый разведчик.
  
   Не смотря на неразговорчивость своих спутников за время пути до Пешавара, удалось выяснить, что их обогнал караван туркменов и странных гяуров, которые ушли вперёд пять дней назад. Интересно, кто это был, но задавать вопросы напрямую было бы слишком странно для раненного торговца. Оставив этот вопрос на потом Ний Илеас погрузился в своё обычное состояние полудрёмы. Это было очень кстати, раненого зря не беспокоили, ему не задавали вопросов, а он мог слышать все разговоры, размышлять и делать выводы.
  
   Выводы были весьма неутешительными. Похоже, что именно с русскими казаками его гуркхи и вступили в перестрелку. Их отсутствие говорило о том, что все они погребены под завалом, и те что погибли в перестрелке, и те которых накрыло скальным вывалом. Значит, его экспедиция потерпела полный провал. Перехватить Ранбир Сингха не удалось. Интересно, а присутствовал ли махараджа из Кашмира в этом отряде? Этого никто не знает наверняка. Пусть тогда это так и останется тайной.
   Способен ли он для себя дать более определённый ответ? Пожалуй, нет. Туманная неопределённость, на поставленный вопрос будет предпочтительней. Сформулируем её так. Туркмены, точнее их караваны ходят в Кашмир. Это происходит уже не один десяток лет. Возможно, что среди товаров попадается и оружие, пути торговли неисповедимы. Максимум прибыли, - для караванщиков, это единственный критерий, который не вызывает сомнения. Наверняка такая информация всех устроит.
  
   Когда караван доберётся до Пешавара, надо найти Патрика и с его помощью связаться с Чарльзом Макгрегором. Пусть донесение О'Коннора, предварит его появление в Дели. Пока он будет лечиться после ранения, он успеет расспросить всех торговцев этого вонючего городка и детально выяснить, кто, чем торгует, а главное с кем и в каком объёме. Если продано десяток ружей это одно, ели продано полсотни это почти то же самое, а вот, если продана тысяча, другая винтовок, это уже совершенно другое. Удастся найти такого продавца, тогда и надо будет бить тревогу. Нет таких партий оружия на рынке, значит, все опасения беспочвенны!.....
  
   Минул почти месяц после полученного ранения, когда Ний Илеас почувствовал, что силы возвратились к нему. Мало того, ещё и Удача не оставила её ярого приверженца и почитателя. Среди торговцев ему встретился человек, который несколько раз ходил через перевал Памира.
   Он, несомненно, обладал талантом художника, несколько картин, местного пейзажиста, привлекли внимание британца. Собственно с них с этих изображений всё и началось. Увидев необычные рисунки, изображавшие снежные вершины с маленькими точками не вьючных животных, а навьюченных людей внизу, заинтересовали Илеаса. За разговорами о путешествиях, а рассказать ему было что, талантливый разведчик определил, что перевал через Памир есть, НО....
  
   Большое НО! Доступен этот путь два, месяца в году и доступен только для специально подготовленных скалолазов. Большой вооруженный отряд, не говоря уже об армии, там не пройдут. Эта информация, конечно, нуждалась в тщательной проверке, но она стоила очень дорого. Простыми словами, угрозы Британской Индии со стороны Российской империи, с Севера не существовало. Единственный реальный путь был только через Афганистан! Путь этот британцам был хорошо известен. Тридцать лет назад они его уже проходили. Сейчас уже не так важно чем закончился тот поход. Необходимо готовить сразу три хорошо вооружённых формирования, тремя колоннами войти в страну и заставить эмира Шер-Али-хана превратить Афганистан в неприступную зону для России.
  
   Ний Илеас улыбнулся и похвалил сам себя. Он был достоин этой похвалы, до него ещё никто в метрополии не делал таких определённых выводов. Скупив у базарного художника все изображения пути через Памир, он уже прикинул текст сообщения, который ляжет на стол вице-королю Индии. Макгрегор его поймёт. Этот шотландец, родившийся в Агре весьма трезвомыслящий и хорошо знающий реалии Индии человек, обязательно поддержит его! Ключ от ворот к жемчужине Британской короны лежит в Афганистане и его надо понадёжней прибрать к рукам! Теперь бы только поскорее добраться до вице-короля, отдать ему с таким трудом добытую информацию и можно будет передохнуть и подлечиться....
  
   *****
  
   Историческая справка
  
  
   Маразли Григорий Григорьевич 1831 1907 купец меценат Одессы. Григорий Григорьевич Маразли (25 июля 1831-- 1 мая 1907) -- общественный деятель Одессы, городской голова Одессы с 1878 по 1895 год. Известен своим меценатством и благотворительностью.
   За время его управления городом произошли следующие события: открытие первой линии конки в Одессе (1881), закладка и сооружение здания городского театра и Павловского здания дешевых квартир (на средства, пожертвованные П. З. Ямчитским), открыты школа садоводства на его собственной даче (где на его средства было построено два двухэтажных здания с домовой церковью в одном из них и одно одноэтажное), новый ночлежный приют и две столовые (для строительства которых Маразли внес 30 тыс. рублей), открыт памятник А. С. Пушкину и памятник-колонна императору Александру ІІ, сооружен комплекс лечебного заведения на Куяльницком лимане (где на средства Маразли был построен барак для бедных больных), здание приюта отбывшим наказание, открыт приют для подкидышей, психиатрическое отделение городской больницы, линия парового трамвая на Хаджибейский лиман.
   На его средства было построено: здание первой в России бактериологической станции, городская народная аудитория, городская бесплатная народная читальня с народным училищем, несколько богаделен, дешевых столовых, приютов, народных училищ в городе и предместье.
   Им было приобретено одно из самых красивых зданий в Одессе на Софиевской улице и подарено городу для размещения музея изящных искусств (сейчас здесь Одесский художественный музей). По его инициативе было положено начало Александровскому парку во время посещения Одессы императором Александром ІІ.
   В воздаяние заслуг Г. Г. Маразли еще при жизни его именем была названа одна из улиц, примыкающих к этому парку. В память покойных родителей им был построен храм при второй женской гимназии в честь святителя Григория Богослова и святой мученицы Зои (1896).
  
  
   (Промежуточная дозаправка "Дмитрия Донского" в Одессе).
  
   Тёплое летнее утро, Французский бульвар, Одесса. Бывшая дача купца Родоканаки, пять лет назад перешедшая в собственность Григория Григорьевича Маразли.
  
   - Софочка, ви случайно не знаете того офицера, что так лихо отплясывал с вами вечером под старую хасидскую мелодию на празднике, так внезапно устроенном вчера нашим Гришей Маразли?
  
   - Нет, дядя. Танцевал он отменно, но в самый неподходящий момент пришёл какой-то генерал, наверное, его начальник, он извинился и уехал. Больше я его не видела.
  
   - Ох, Софочка, то был не генерал, то был его адъютант.
  
   - Дядюшка, какая разница, на нем было столько блестящих штучек, шо не на каждом генерале поместится! Ещё рядом с ним была охрана из казаков огромного роста.
  
   - Да Бог с ним с генералом, девочка, я вас об офицере спрашивал?
  
   - Ах, этот бедняжка, наверное, он получил приказ ехать снова на службу.
  
   - Софочка, а ви знаете, что сказал старый Лейбович?
  
   - Это тот глухой и немой тетерев, что живёт рядом с вами? Он же вчера умер. И потом он ничего не слышит и почти не говорит. Что он мог ещё вам сказать?
  
   - Нет, он не умер, ему просто стало немножечко плохо. Он действительно практически совсем глухой, ушами он не слышит, но читает по губам. Утром ему стало уже лучше.
  
   - Скажите, что я за него рада.
  
   - Софочка, этот генерал, как ви его назвали, сказал: "Ваше Императорское Высочество, заправка дирижабля закончится через сорок минут, через час мы можем лететь". После этого Лейбовичу и стало плохо.
  
   - ...... Шоб он сдох, ваш Лейбович! Он шо вчера не мог это мне сказать?
  
   - Он же не говорит. Он вам руками махал и писал на картоне.
  
   - Дядя, а тогда где делся его картон? Мы сможем повесить его в зале и все будут это видеть!
  
   - Ох, девочка, ты думаешь, почему Лейбовичу стало так плохо? Один из тех казаков увидел его сигналы тебе. Они подошли к нему, посмотрели на его надписи и забрали с собой.
  
   - Но я же его видела, он сидел в своём кресле и никуда не девался.
  
   - Да они не его забрали, Они только верхний лист из альбома оторвали, извинились и ушли. Когда они извинялись, бедному Лейбовичу и стало совсем плохо.
  
   - Дядя, вам надо сейчас же побывать у Гриши Маразли и всё выведать.
  
   - Уже.
   - Что уже?
   - Уже побывал.
   - Что вы узнали?
  
   - Ой, только по большому секрету. Российский Императорский флот где-то очень далеко от Одессы утопил австрийские корабли. Потому и был устроен такой секретный праздник вдали от города, в саду его дачи.
  
   - И это всё?
   - Да, девочка, я думал остальное узнать у тебя........
  
  
   (Записи ВК Владимира)
  
  
   Вылетели из Одессы. Летим строго по графику как брат повелел. Интересно, что же такое случилось? Зачем я ему так срочно понадобился? В Адриатике полный успех, в Галиции по полученным телеграммам наши войска продвигаются успешно! Что же произошло? Эти мысли не давали сосредоточиться, целый день но, наконец, наступила ночь, и я уснул. Проснулся от того, что мой адъютант произнёс долгожданную фразу:
  
   - Ваше Императорское Высочество, мы на подходе. Через полчаса швартовка в Гатчине.
   - Понял, спасибо.
  
   Нельзя сказать, что стало спокойнее, скорее ко всем чувствам прибавилось ещё какое-то нездоровое нетерпение, всё с тем же вопросом. Что СЛУЧИЛОСЬ?!
   Наконец швартовка закончена. Практически на грани приличия, игнорируя многочисленные рапорты и встречающих, лишь вскидывая руку к воображаемому козырьку берета и добавляя "ОТСТАВИТЬ", а иногда "СПАСИБО ОТСТАВИТЬ", почти бегом направляюсь к знакомому авто.
  
   В нём родном, почему-то незнакомый "кочегар", опять пытающийся отрапортовать. Брат меня не встретил?! Замечаю вокруг гондолы "Дмитрия Донского" необычное оживление. Более того, на громадном шасси "крокодила" стоит другая гондола, похоже будут менять штабную гондолу, на неё.
  
   - Любезный! Где сейчас Государь?
   Обращаюсь к водителю авто.
   - Не могу знать, Ваше Императорское Высочество!
   - Му-гу, ну, тогда, гони в Павловск.
  
   - Извините, Ваше высочество, приказано вас доставить в Приоратский дворец.
   - Ну, так вперёд, чего ждём?
   - С нами больше никто не поедет?
   - Нет, адъютанты сегодня выходные. Им за это время, на несколько лет вперёд досталось. Да вот и ВДВ машины показались, они их и заберут.
  
   Дав нужные команды своим помощникам, и назначив им время встречи через одни сутки, велел гнать "кочегару" в ставку Е.И.В. Так брат называет большую пристройку к малому дворцу в Гатчине.
  
   Свинюка я конечно, даже не поблагодарил водителя, просто хлопнул дверцей и влетел в широкие двери нового здания. Га! Двери не поддались. Ещё рывок. Справа раздаётся бодрый голосок:
  
   - Предъявите ваши документы, пожалуйста!
  
   Стою у входа, опешив от очередного нововведения. Нет, я, конечно, всё понимаю, но за всю мою сознательную жизнь, ещё никто ни разу не усомнился в том, что Я это Я?!!
  
   - Пожалуйста, не стойте перед дверью, вы можете пройти в комнату для переговоров и заказать пропуск.
  
   Всё тот же бодрый голос, сообщил о моих возможностях. Следую его совету и оказываюсь в небольшом помещении, где за зарешёченным окном видны физиономии людей ведающих пропусками в это здание.
  
   - Слушайте вы, наместники Святого Петра, я "Иванов", тфу ты. Я, великий князь Владимир Александрович! Меня брат ждёт.
  
   Слабое шевеление шторки за окошечком, потом несколько слов полушёпотом.
   - Да нет, не он это! Смотри, какой мундир на этом, и что за одёжа у нарушителя.
   - А вдруг всё-таки он?
   - Я уже старшОго вызвал, пущай начальство разбирается.
  
   Глянув на себя в отражение от большого зеркала слева, позволяющего оценить, скрытому за шторкой наблюдателю, не предпринимает ли нарушитель противозаконных действий, я чуть не рассмеялся.
  
   Молодой, здоровый, загорелый в полевой форме ВДВ России без знаков различия. На плечах вышитые гладью зелёные погоны с вязью единица на них и все! Надо будет заказать, действительно документ или докУмент, о том, что я есть действительно Я, ВК Владимир, или как там ещё положено?!
  
   Мои размышления были прерваны появлением офицера из службы Рихтера. Где-то я его видел? Профессионально-оценивающий взгляд, высматривающий скрытое оружие, затем молниеносный фотографический осмотр моей физиономии и, быстрое, принятие решения!
  
   - Здравия желаю, Ваше Императорское Высочество! Государь-император ожидает Вас в кабинете. Разрешите сопроводить?!
   - Да, да показывайте дорогу.
  
   Ещё одной встречи с ребятами, которым поручено сличение дагерротипов с оригиналами, моя психика может не выдержать.
  
   - Ну, шо я тебе говорил? А ты мундир, мундир не такой.
   - А я шо, я старшОго кликнув. Хай он и проводит энтого.....
  
   Дальше я не расслышал, да и не очень мне этого хотелось. Скорее встретится с Никсой, что случилось?! Эта мысль меня не покидала, даже в приёмной, когда Барятинский младший распахнул дверь кабинета и произнёс:
  
   - Ваше Императорское Величество, Великий Князь Владимир!
  
   Плотно прикрытая двойная дверь кабинета, обитая с внутренней стороны чем-то мягким, тихо защёлкнула свой хищный язычок замка. Мы с братом в кабинете одни!
  
   - Здравствуй Никса! Что случилось? Я весь измучился этим вопросом.
   - Володька, Володька! Ну, наконец-то, а то я тебя уже заждался. Мне скоро лететь, а "князь-регент" всё отсутствует.
   - Прости, какой князь? Причём здесь регентство?
   - Садись, сейчас всё расскажу по порядку.
  
  
   (Рассказ старшего брата. 1871 год, война в Галиции).
  
  
   - Буду рассказывать, "от Адама", знаю, что многое тебе известно, но не перебивай. Слушай внимательно, так будет меньше вопросов в конце рассказа. Постараюсь не повторяться. Ситуация на сегодня.
  
   Младший поудобнее устроился в кресле, несколько раз повернул голову, похоже, он всё ещё чувствует себя в гондоле дирижабля.
  
   - Мольтке разгромил эрцгерцога Альбрехта со всеми его союзниками, затем блокировал Бенедека в крепости Кениггрец. Фельдмаршал Барятинский разбил немногочисленные австрийские войска в Галиции, окружил Львов (Лемберг) и осадил Перемышль. Части наших новых механизированных казачьих дивизий, через несколько перевалов вошли в Закарпатье, практически не встречая сопротивления, приветствуемые населением тех мест и местечек. Этому способствовали десантные группы, которые перерезали связь, и блокировали управление краем. Всё было почти, как на учениях.
  
   - Об этом ты мне писал, я очень внимательно читал твои депеши.
  
   - Войсковая разведка выявила сосредоточение крупных сил противника в Перемышле и даже их план контрнаступления по деблокированию Лемберга. Разведчики доложили Барятинскому время начала контрнаступления. - Чтобы ослабить удар противника, было принято решение о проведении артиллерийской подготовки накануне. - Для усиления привлекли Висленскую речную флотилию. Ей командовал Нечаев Виктор Васильевич, это давний приятель и друг Константинова. В марте ему было присвоено звание генерал-майора и приказано принять там все "баржи" и катера под своё командование. "Дедусь" рекомендовал ему в замы по технике молодого лейтенанта Михаила Поморцева.
  
   Володька крякнул и заёрзал в кресле, возможно порываясь что-то сказать.
  
   - Молчи, знаю и понимаю, что замом у генерала, лейтенант быть не может. - Поэтому мы и учредили должность заместителя по ракетной части. Ни один документ, таким образом, не нарушен и ничьё реноме не пострадало. Последние два года, будучи курсантом Михайловского артиллерийского училища Поморцев, у Константинова на заводе работал. Там же и диплом защищал. Сегодня ещё нет учебных заведений по ракетной тематике. Только с сентября в Михайловском факультет решили открыть.
  
   - Мудро придумано. И "старые волки" сыты, и молодые лейтенанты при деле! Никса, это, наверное, влияние Горчакова так на тебе отражается?!
  
   - Слушай, не перебивай. - Кстати, там же "дедусь" ещё одного лейтенанта заполучил, - Невадовского Дмитрия Ивановича, он у него на заводе и защищался. Так этого орла направили к Бибикову в Челябу. Задание им обоим было дано, на Бронеходы, установить направляющие для ракетных пусков. Это и тема диплома Невадовского оказалась. Ты же Бибикова знаешь, его "железяки" видел. Жаль что в тот визит ещё не были готовы машины с направляющими. Ну, да это сейчас не важно.
  
   - Извини, не понял. Куда они рубку с орудием дели? Как вообще это выглядит?
   - Ты помнишь, Милютин сокрушался по поводу отсутствия артиллерийских тягачей?
   - Конечно, помню. Ты тогда ещё повелел рассмотреть возможность использования с/х трактора. Не помню, как он полностью назывался, Много букв и цифра в средине.
   - Отлично, на его базе и выпустили почти тысячу тягачей, для орудий. Всё хорошо, но тихоходны эти машины, больше двадцати километров в час бежать не могут.
  
   - Никса, а где в мире есть более "резвые стальные лошадки", да ещё и с прицепами?
   - Ладно. На эти самые трактора Невадовский с Бибиковым и установили направляющие, для "дедусёвых" подарков. По железке забросили эти машины в Ковель, а уже оттуда они своим ходом на юго-запад двинулись. Бибиков для них сохранил структуру, как и для своих бронеходов, только численность заряжающих увеличил.
  
   - А снаряды те же, что и на учениях демонстрировали?
   - Конечно, технологию отработали, дальше их как пирожки печь стали. Каждый "поросёнок" по двадцать пять килограммов, в головке у него гексаген в тротиловой оболочке. Вместо зарядного ящика, сзади прицеп на сто двадцать ракет и в нём же заряжающие едут.
  
   - Хорошо устроились. Не боятся на "поросятах" сидеть?
   - Зачем же так? Для заряжающих там, отдельные скамьи оборудованы. Межу прочим с мягкой обивкой.
  
   - За двое суток добрались туда эти тихоходы. Слава Богу, почти без потерь. Несколько в пути обломались, но "технички", на высоте оказались. В конце концов, все на место прибыли.
   - Никса, а какая у фельдмаршала была осадная техника?
  
   - Осадных мортир ещё не было. Да и не успели бы их подвезти так быстро. Вот Александр Иванович мне и прислал телеграмму с просьбой разрешить использование "старой - новой" техники. Я ответил, что его решение одобряю и считаю в сложившейся ситуации идеальным!
  
   - Ну-ну, представляю, что Фельдмаршал Барятинский с такой поддержкой там устроил!
   - Не перебивай, слушай.
  
   - По данным разведки контрнаступление войск Франца Иосифа было назначено на шесть часов утра. Ну, а наш фельдмаршал решил, чтобы австриякам спать не давать после полуночи их ракетами угостить! Трактора загодя с пехотным прикрытием на позиции вывели. Речную флотилию с Вислы на Сан перегнали. Сверили часы, как в таких делах положено и в самую "собаку" устроили побудку австриякам.
  
   - Никса! Ты представляешь, что там происходило?!
  
   - Вот телеграфный отчёт Поморцева, подписанный как ты понимаешь Нечаевым.
  
   22-00 все ракетные катера прибыли на место дислокации и стали на якоря. Команды прикрытия и пулемётные команды заняли оборону от возможного воздействия врага с берега.
   22-30 рапорт по радиотелеграфу Нечаеву.
   22-35 командой Нечаева Виктора Васильевича, назначен руководителем стрельб.
   22-40 вскрыт конверт номер один.
   22-55 на всех катерах оба комплекта направляющих приведены в боевое положение.
   23-25 приняты доклады о готовности.
   23-30 дал приказание произвести установку ракет на направляющие.
   23-45 получил доклады о готовности установок к пристрелочной стрельбе по известным целям.
   23-50 рапорт генералу Нечаеву о готовности ракетных катеров к пускам.
   23-55 запросил добро на пристрелку по одному снаряду.
   00-00 приказано ждать подсветки цели.
   00-05 в крепости что-то взорвалось. Причина не известна, но освещённость объекта удовлетворительная.
   00-10 получено разрешение на пристрелку каждым десятым катером, по одному снаряду с направляющей.
   00-30 цель большая площадная все ракеты легли в пределах выделенных границ.
   00-35 рапорт генералу Нечаеву о готовности ракетных катеров к боевым пускам.
   00-40 получена команда на залповый обстрел цели, по готовности установок.
   00-45 дал приказание начать залповую стрельбу по готовности.
   01-00 получено одобрение от Нечаева. Он получил сообщение от дирижабля разведчика.
   ......
   03-00 чувствуется усталость заряжающих. Упал темп установки ракет, с восьми минут, вернулись на десять минут.
   03-05 дал приказание заменить заряжающих членами корабельной команды. Гальваников менять некем.
   03-25 темп стрельбы восстановился на уровне девяти минут.
   03-45 получен доклад со всех катеров о расстреле 30 процентов БК.
   03-50 рапорт генералу Нечаеву по оставшемуся БК.
   03-55 получено указание вести стрельбу до исчерпания 50 процентов БК
  
   ...........................................
  
  
   Смотрел я на брата и думал, не ошибся ли я в нём. Всё что он читал очень, живо отражалось на его лице. Он сопереживал событиям. Надо деликатно прервать это самоистязание.
  
   - Володя, хочешь прочитать рапорт с "тракторов"?!
   - Никса, извини. Не хочется! Да, а, сколько машин участвовало в обстреле.
   - Все, которые Бибиков с Невадовским дотащили на позиции.
  
   - Что, оба батальона?
  
   - Ну, конечно. Только на прицепах у них ракет поменьше, чем на катерах было, потому они пораньше огонь прекратили. С рассветом их стали на другие позиции перетаскивать. Экипажам суточный отдых дали.
  
   - Что воздушная разведка докладывает?
  
   - Первые сутки практически ничего. Видимость в районе цели "НОЛЬ". Сквозь клубы дыма и пыли спорадические проблески пламени и взрывы.
   - Наверное, боеприпасы в погребах ещё не все взорвались. Да, интересно, что же там осталось?
  
   - Пешая разведка, донесла, что километрах в пяти, семи, южнее крепости были замечены большие табуны армейских лошадей. Туда наши охотники из пластунов отправились. После короткой перестрелки с остатками коноводов, забрали "трофей". Пока по предварительным данным около семидесяти тысяч лошадок там насчитали.
  
   - Ничего себе "трофей"! Значит, в Перемышле не менее семидесяти тысяч войск было?
   - Думаю значительно больше, вот остынет крепость и посчитают.
   - Уже третьи сутки пошли, она что, всё ещё горит?
  
   - Кое что горит, что-то взрывается. Посылать туда людей я запретил. Не нужны нам лишни потери. В восьми её погребах более ста тысяч снарядов и бомб запасено было. По австрийским нормам, по тысяче зарядов на орудие. - Пока всё не прогорит, туда и соваться не стоит.
  
   - А что наблюдатели сообщают?
  
   - Сам подумай, кроме клубов дыма от частых подрывов и столбов пыли они толком ничего не видят. Воздушные наблюдатели описывают примерно такую же картину. - Да, чуть не забыл, в первую ночь было отмечено свечение.
  
   - Никса, какое свечение и что светилось?
   - Тёмно вишнёвое. Это значит, температура некоторых поверхностей превысила пятьсот градусов. Думаю что сейчас там прохладнее, всё-таки уже трое суток полыхает, всё что могло гореть, должно было выгореть. Если бы не взрывались заряды на подземных складах, можно было бы начать поиски.
  
   - Извини, не понял? Поиски чего?
  
   - Вот, теперь самое непонятное. Слушай внимательно и не перебивай. Франца Иосифа нет в Вене. Это абсолютно точно установлено. Штибер, тайно встречался с Францем Йоном, тот утверждает, что император несколько дней назад отправился в Краков, а от туда планировал дальше, в Перемышль.
  
   Володька, склонив лобастую голову, задумался, почесал потылицу, повертел головой, как бы разминая шею, сделал большой глоток моего крепчайшего чая, скривился и произнёс:
  
   - Так что там теперь искать? Если ночью была температура как в печке, то от Франца Иосифа даже подошв не осталось, не говоря уж о других частях туалета.
   - Вот в этом и надо убедиться. - Как ты понимаешь, Фридрих III, своими службами уже информирован о возможных событиях. Наполеон III, тоже в курсе событий. Мы договорились о встрече в Варшаве, чтобы решить, как быть дальше.
  
   - Так ты для этого меня с Адриатики вытащил?
  
   - Ну а кого я, по-твоему, могу ещё на хозяйстве оставить. Вся наша аристократия на меня сейчас исподлобья смотрит. Австрийской империи считай, нет уже! Сплошные революции. Венгрия своё Мадьярское королевство объявила, Чехи что-то подобное строят, Словаки то в одну сторону, то в другую качаются. Хорваты, по твоей же информации скоро своего бана государём объявят. Главным виновником всех этих неординарных событий естественно, твоего брата называют. - Информация по Павловску и Гатчине просачивается понемногу, это неизбежное зло. То одно сиятельство, то другое, что-то шепнут друг другу, и вот понеслось, поехало. Да ещё каждый приврать норовит, слава Богу, серьёзных утечек пока не было. Ты "чужие" газеты смотрел? Есть там что?
  
   - Да нет, как-то не до прессы в Далмации было. Одних собраний с пленными мне на всю жизнь хватило. Это же надо столько времени потерял, пока их слушал. Ладно, Никса, ну Бог с ней с Европой, а почему Сашку не использовать, он же старше меня?
  
   - Ты присказку слышал: "Мал золотник, да дорог"?! Вот и я так решил. Сашка нагружен, работает успешно на ниве народного здравоохранения и спорта, грузить на него больше, нецелесообразно. Не справиться ни с тем, ни с другим, да и стержня стального я в нём не вижу, а без этого нельзя!
  
   - Что я, по-твоему, сейчас делать должен?
  
   - Вот тебе "ядерный чемоданчик".
   - Чего, чего?
   - Ну, это я так пошутил. Вот в этом сундучке для тебя бумаги приготовлены. Как со своей благоверной пообщаешься и отдохнёшь, займёшься их изучением. Там я всё подробно описал.
  
   Наша братская беседа была прервана Володей Барятинским, который сообщил о готовности к отлёту "Дмитрия Донского". Мы с братом обнялись, и я помчался на встречу с дружественными европейскими монархами, а мой не самый младший, двинулся в высочайше указанном направлении.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Вильгельм-Василий Густавович Реймерс (1820--1879) -- контр-адмирал, участник Севастопольской обороны в Крымской войне.
   Родился 20 мая 1820 года. Образование получил в Морском кадетском корпусе, куда поступил 12 июня 1830 года; 7 января 1837 года был произведён в гардемарины и плавал до 1839 года на фрегате "Александр Невский" в Балтийском море.
   26 марта 1844 года произведён в лейтенанты и до 1853 года на корабле "Султан Махмуд", фрегатах "Браилов" и "Флора", пароходе "Молния", пароходо-фрегате "Громоносец" плавал по Чёрному и Средиземному морям.
   За отличие, оказанное при обороне Севастополя, он был произведён в 1854 году в капитан-лейтенанты и получил ордена св. Анны 3-й степени с мечами и св. Владимира 4-й степени с мечами. 11 мая 1855 года за отличие при обороне Севастополя Реймерс был пожалован орденом св. Георгия 4-й степени
  
  
  
   Двести двадцать пятая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
   ("Барабаны судьбы" Лёшки Кречета)
  
  
   Алёшка, был долгожданным сыном в семье флотского офицера Ивана Максимовича Кречета. Вот только не повезло штурману "Громоносца". С рождением сына он потерял любимую жену, которая после тяжёлых родов быстро зачахла от неведомой болезни. Так в пять лет, малолетний проказник, целиком остался на попечении своего деда, инвалида, отставного специалиста ластовой команды Корабельной бухты Севастополя.
  
   Так бы всё и шло по славной морской традиции, и стал бы Алексей Иванович Кречет моряком, но не судьба. Окружили его город просвещенные европейцы. Британцы, Турки, Французы, Швейцарцы, Сардинцы и ещё всякие супостаты и начались беспрестанные бомбардировки.
   В свои неполные шесть лет Лёшка с ватагой таких же пострельцов, приносил, свежую воду на батареи, собирал свинец для патронов, в общем, помогал, чем только мог. Вот только в начале сентября 1855 года вражеские орды захватили Малахов курган. В этот момент и нашёл своего внука отставной дед Максим, хотя и был на одной ноге, заставил осиротелых детишек вместе с Алёшкой спрятаться в каменоломнях, тех что к Балаклаве ближе были.
   Не знал Алёшкин дед о зонах разделения, и оказались они там, где хозяйничали турки с британцами. Впрочем, хозяйничали в основном последние, турецкие вояки, больше как слуги использовались. На всю жизнь запомнили мальчишки, как красномундирники добивали раненых матросов, а потом грабили и жгли то, что ещё осталось от захваченного города.
  
   Потом были голод и холод, болезни, неизвестность и ненависть. В тёмных каменных норах мальчишки пережили самый страшный период "цивилизованного нашествия", но благодаря житейской мудрости деда и его науке выживания, дождались дня, когда в Крыму и Севастополе иноСРанной нечисти уже не стало.
  
   Город был, и города не было. Все дома порушены, в бухтах только торчащие мачты затопленных кораблей. Жителей в городке почти не осталось, а те что встречались на улицах, были какие-то серые, оборванные смотрели исподлобья с недоверием ко всем встречным. Ходили слухи, что больше никто и никогда в бухтах родного города никто не увидит Русских кораблей. Говорили что супостаты заставили царя отказаться от строительства флота, да мало ли что ещё говорят в таких случаях...
  
   Не всё, но многое к счастью, оказалось враньём. Уже в 1857 году император Александр II, подписал указ по Военному министерству о создании приютов для сирот оставшихся без присмотра после той войны. Так попали малолетние герои обороны города в служивый люд, как их в шутку называли оставшиеся в живых моряки, которые и были за главных воспитателей.
   Слова "педагогика", "песталоцци" и им подобные, скорее всего, было этим людям малознакомы, но их действия почти полностью отвечали основным канонам воспитания. Ребята быстро приучались к порядку, были одеты, и накормлены. Кормёжка особой сытостью не отличалась, но уже и не голодали, как раньше.
  
   Хуже обстояло дело с науками, многие из их учителей сами с трудом могли написать свою фамилию, а уж о науке со страшным названием "Альджебр-аль-Мукабала" и не слыхивали. Это, правда, не мешало учить ребятню сплеснивать концы, плести кранцы, грести на шлюпках и ходить под парусом. Летом с детской непосредственностью и задором они участвовали в соревнованиях по гребле, перетягивали канат, бегали и прыгали на время, кто быстрее. Вот собственно и все науки, кроме того, что все выучились читать, маленько писать и бегло считали от единицы до ста и, наоборот, от ста до одного.
  
   Была ещё одна из наук, которая некоторыми воспитателями считалась баловством, это создание точных макетов больших и малых кораблей, на которых когда-то служили родители воспитанников. Не удивительно, что Лёшка со своими сверстниками занялись постройкой модели парохода-фрегата, на котором плавал его отец. Целый год старательно пилили, строгали, клеили и таки построили судно в масштабе один к пятидесяти. За этот год и не заметили, как стали с арифметикой более уверенно обращаться. Тут не просто считать надо было, а каждую циферку определить и деталюшку в масштабе изготовить и представить, чтобы как подобает, в конструкцию вписалась.
   О судьбе сына, деду Максиму было ничего не известно. Судно его "Громоносец" было затоплено 30 августа 1855 года перед последним штурмом в Севастопольской бухте, а как сложилась судьба его штурмана, выяснить не удалось.
  
   Так и бежали дни за днями. Малолетние участники войны постигали морские премудрости, взрослели, а в мечтах уже многие видели себя на мостиках невиданных кораблей, которые давали укорот другим кораблям с ненавистными флагами.
   Девятнадцатого февраля 1861 года Лёшке исполнилось одиннадцать лет, а через несколько дней, на торжественном построении был зачитан царский Манифест об отмене крепостного права. Юный сорванец, даже умудрился случайно услыхать слова одного из воспитателей: "Не зря видать Максимов то внук, в тот же день народился. Не простая судьба будет парню уготована". Ну, кто скажите, в одиннадцать лет от роду на такие слова внимание обращает....
  
   На четырнадцатилетие Алексея его деду, Максиму Ивановичу удалось встретить капитан-лейтенанта Реймерса, - командира пароходо-фрегата "Громоносец". Посидели, помянули, как водиться, но, к сожалению, ничего не смог ответить Василий Густавович на вопрос о судьбе своего штурмана, раненый осколком британской бомбы, он попал в госпиталь, а сейчас находился в Крыму на излечении, но о просьбе отставного моряка не забыл. Осенью на его имя Кречета в Севастопольский приют пришёл документ. Писанный на гербовой бумаге он давал рекомендацию внуку Алёшке в Морской кадетский корпус.
  
   Что-то опять не сложилось в сложных переплетениях человеческих судеб. В "чистилище" кадетского корпуса было более чем многолюдно. Стриженых мальчишек набилось как сельдей в бочке. Их всех полураздетых и дрожащих от волнения собрали в большой жарко натопленной зале и начали,... - сортировать?!
  
   Лёшка вначале, чуть не заплакал от обиды, когда он оказался в небольшой группке и их повели снова к докторам. Счастливцы, в большой группе, получили морскую форму и не очень в ногу, зато очень старательно потопали в близлежащую казарму......
  
   Пахло лекарствами, не так чтобы очень противно, но неприятно. Главное все запахи были незнакомые, резкие вызывающие подспудное неприятие всего происходящего. Позже начались чудеса, специального медосмотра, будущего кадета, крутили в карусели, вертели, заставляли приседать, почти как в цирке. В большом цирке пацан не был ни разу, но в дыру боковой стенки циркового шатра заглядывал. Только музыки и волнующего рокота барабанов сегодня не было. Полосы света не метались по стенам, хотя "барабан судьбы" российского мальчишки грохотал вовсю. (Просто не все умеют его слышать) Вот и Алексей Иванович Кречет, тогда не слышал его рокота!!!.......
  
  
   Второй раз курсант Кречет не расслышал того же звука, когда в лагере для тренировочных полетов, где заканчивалось их обучение, во время особенно затяжного дождя, сплёл себе прикроватный коврик и раскрасил его в ненавистные цвета британского флага. Вскоре, в их эскадрильи большая часть курсантских кроватей обзавелась аналогичными нововведениями. (Если бы знал курсант, сколько волнений доставил и ещё доставит в будущем этот аксессуар).
  
   Впрочем, через неделю на большом построении лично Александр Фёдорович Можайский, адмирал и командующий всеми российскими аэронавтами зачитал указ Е.И.В.
   Согласно озвученному документу, право на прикроватные атрибуты для чистки ног, получали только лучшие, по результатам полётов и сроком, только на одну неделю. Право вытирать ноги о британский флаг, заслужить оказалось весьма и весьма непросто!
  
  
   (Закаспийский инцидент)
  
  
   Сначала Лёшка лично, три раза подряд завоевывал право вытирать ноги о британскую тряпку, после чего она (по условию установленному начальством) уже навечно стала неотъемлемой частью его прикроватного интерьера.
   Быстро пролетело положенное курсантам время....
   Венцом обучения были, как водиться торжества, легкие безумства молодых авиаторов, которые как всегда закончились в отведённое для этого время и молодые лейтенанты разлетелись кто куда!
  
   Естественно, чиновная братия, не забыла, сколько треволнений им доставил безродный летун, со своим изобретением и постаралась спровадить его не просто куда, а куда - подальше. Благодаря такой трогательной заботе, даже если в это время кто-то и бил в "барабан", то внутри "Эрдогана", так назывался корабль, направлявшийся в Красноводск, его не было слышно из-за шума корабельных механизмов.
  
   *****
  
   Великий Жуль-Верн ещё не описал путешествие своего героя Клодиуса Бомбарнака по Закаспийской железной дороге (Красноводск - Самарканд), а на её строительстве уже начались большие неприятности.
  
   - Весьма странные происшествия, причём на законченных и хорошо проверенных участках дороги.
  
   Слова эти принадлежали Михаилу Николаевичу Анненкову главному строителю Закаспийской железной дороги, а приватный разговор вёлся с полковником Николаем Григорьевичем Столетовым, который был назначен командиром Красноводского отряда, и в ведении которого находилась охрана дороги.
  
   - Ваше превосходительство, не могли бы вы уточнить характер повреждений ж/д полотна.
   - По большей части, это либо полностью раскрученные накладки рельсов либо очень сильно ослабленные, оставлено по одному болту и то, почти не закрученному.
   - Как часто случается это обнаружить?
  
   - Да почитай несколько раз в неделю. Вы не представляете, дорогой Николай Григорьевич, как это меня нервирует, а главное насколько тормозит и срывает сроки строительства.
  
   - Простите, Михаил Николаевич, вот вы, кажется, и произнесли "ключевые слова". "Тормозит и срывает сроки строительства". Теперь мне кажется всё становиться понятным. - Кто заинтересован в срыве сроков? - Нам с вами это хорошо известно! - Будем устраивать засаду, другого способа пока не вижу.
  
   - Николай Григорьевич, хоть засаду, хоть ещё чего угодно, но злоумышленников надо изловить и примерно наказать!
  
   - Будет исполнено, Ваше превосходительство!
  
   Теперь настало время думать Столетову, как лучше организовать засаду на участке Красноводск - Асхабад, длиной более шестисот пятидесяти километров или уж сразу на участке Красноводск - Чарджоу. Если по каждой стороне дороги поставить по одному казаку, да через одну версту, то, получается..... Получается, что в Красноводском отряде столько народу не наберётся. С такими невесёлыми думами Николай Григорьевич вернулся в свой штаб.
  
   Через несколько минут, к нему заглянул адъютант и, поинтересовавшись самочувствием командира, сообщил что в приёмной находиться лейтенант - аэронавт по поводу представления, в связи с прибытием к месту службы.
  
   - Проси его. Пусть представляется. Заодно узнаем, что это за штатная единица такая, отпущена нам Государём императором.
  
   Представление прошло буднично, строго по уставу. Лёшка уже сделал некие выводы и дал себе слово их не нарушать.
  
   - Ну а где же ваш чудо аппарат, господин аэронавт?
   - В ящиках на причальной стенке. Согласно инструкции для его распаковки требуется отдельная команда, а для обслуживания двигателей и систем специально обученные механики и гальваники от аэронавтики.
  
   Эти бодрые слова рапорта, заученные назубок ещё в училище авиаторов, поставили бы командира Красноводского отряда в сложное положение, если бы у него не было брата Александра Столетова, от которого он хорошо знал об этих новых специалистах со странными названиями, появившимися в войсках.
  
   - Вот те раз, летуна и аппарат прислали, а в штате ни механиков, ни гальваников не предусмотрено. Чудеса рассейские!
  
   Увидев лицо разом погрустневшего молодого человека, командир отряда смягчился и пообещал выделить несколько казаков, для того чтобы перетащить аппарат подальше от солёной воды, вредное влияние на механизмы которой, всем хорошо известно.
  
   - А больше извините, пока ничем помочь не могу. Не у меня в штате ни аэронавтических механиков, ни гальваников, да и в радиусе минимум пятисот вёрст подобных диковинок думаю не сыскать. - Говорю вам так откровенно, ибо знаю от брата Александра, какой сейчас дефицит гальванёров по всей империи.
  
   Не знаю, чтобы стал делать аэронавт, из другой страны попавший в аналогичную ситуацию, но русский сокол, хотя и Кречет по фамилии, с помощью полувзвода казаков, верблюдов, катков и какой-то матери, перетащил огромные фанерные ящики на окраину городка, где вероятно было солёное озерцо, благополучно высохшее к настоящему времени. Лучшей взлётно-посадочной площадки не найти, решил Лёшка и начал обосновываться на новом месте службы!
  
   Получив разрешение разобрать одно из старых деревянных судов по недоразумению числившееся за отрядом, нашёлся материал для постройки ангара. Состав казаков закреплённых за аэронавтом за это время значительно изменился. Осталась в основном молодёжь, которой очень хотелось увидеть, как это можно на тяжеленном устройстве из фанеры, перкаля и железа летать по воздуху.
  
   Полковник Столетов оказался не совсем прав, когда говорил об отсутствии механиков. Действительно механиков по специальности авиационные двигатели, искать было бесполезно, но кто сказал, что железнодорожники менее пытливы и понятливы, чем авиаторы?! А самое главное не зря злополучный рисованный коврик получил постоянную прописку у курсанта из Севастополя.
   Учили аэронавтов добротно, учили на совесть и те, кто желал учиться впитывали в себя необходимые знания, умения и навыки. Хотя "навыки", навыки придут во время работы, по-другому не бывает!
  
   Когда Евгений Тархов, механик Закаспийской дороги, первый раз увидел двигатель аэроплана, он не поверил, что в этой "железяке" целых двести лошадиных сил. Похоже, что даже вложенная инструкция, его в этом до конца не убедила. Слишком различались размерами поршни и цилиндры привычной паровозной конструкции и незнакомого устройства, которое должно обеспечить движение крылатой машины.
  
   - Вы не волнуйтесь господин лейтенант, работать он будет, а вот, сколько в нём сил я на досуге рассчитаю, чай ещё не забыл, чему нас в студенчестве учили.
  
   Это был самый оптимистичный ответ, который услышал авиатор за истёкшую неделю в Красноводском отряде. Будучи по природе оптимистом он с приданными ему казаками продолжал строительство ангара, башни, точнее обычной вышки и вскоре команда аэронавтов смогла начать сборку аэроплана....
  
   Единственно в чём повезло Алексею Кречету, так это в обилии керосина. Правда, его надо было, отстаивать, фильтровать, проверять, снова фильтровать, но зато его было МНОГО!
  
   *****
  
   Предприняв в течение двух месяцев, четыре неудачные попытки перехватить злоумышленников на просторах Закаспийской дороги и потерпев фиаско, Николай Григорьевич направлялся в штаб отряда. Необычный шум на дальней окраине городка привлёк его внимание. Звук менял тональность, то немного затихал, то становился пронзительным, а потом вдруг пропал. Выключили его, догадался полковник. Надо посмотреть, что там делает этот наш авиатор. Вскочив на коня и кликнув сопровождение, Столетов во главе небольшого отряда двинулся на окраину Красноводска.
  
   На проплешине оставшейся от некогда бывшего здесь солёного озера, стояло несколько сооружений. Вышка, похожая на охранную, с непонятной, напоминающей сильно вытянутый колпак, полосатой конструкцией на верху. Большой сарай с раскрытыми, точнее отсутствующими воротами. Вместо названных деталей проём был завешан кусками старой парусины. "Наверное, материалов не хватило", подумал полковник, но если будет толк от этого аэронавта, то нужное найдём!
  
   В сарае кипела жизнь, и как свидетельство её кипения, кроме мельтешащих туда сюда казаков с частями оборудования весьма странного вида, до полковника снова долетел ранее слышанный пронзительный звук чего-то работающего. Куски парусины, подвешенные, на натянутых верёвках разъехались в стороны, и ....
  
   .... из сарая показалась странная, фантасмагорическая конструкция, на колёсах, которую сзади под крылья одерживали казаки, прикреплённые к этому упёртому авиатору. Невиданное изделие, слегка постреливая сизым выхлопом, было выкачено из ангара на поле, точнее на дно бывшего озера и по чьей-то неслышной команде развёрнуто против ветра.
  
   Человек!
  
   Внутри этой фанерно-полотняной аэроконструкции сидел человек! Вероятно, это и есть авиатор. Пожалуй, вмешиваться не стоит. Слишком поздно приехали. Теперь этого сумасшедшего не остановить!
  
   Шум, издаваемый мотором, усилился. Человек, в кабине, взмахнул рукой. Казаки отпустили плоскости и биплан (тогда это слово было ещё не известно Столетову) издав очередной пронзительный вой двигателем, поехал по дну озера. Он не просто ехал он разгонялся и двигался всё быстрее и быстрее, вот он уже не вздымает пыль из под своих колёс. Боже, да они же не касаются земли!
  
   У Р А !!! У Р А !!!! У Р А !!!!
  
   Николай Григорьевич Столетов, много повидал на своём веку не простой военной службы! Но сейчас он себя поймал на том, что супротив всяческих правил и уставов вопил и подпрыгивал вместе со своими сослуживцами как мальчишка.
  
   Аэроплан сделал большой круг вдоль берега бывшего безымянного озерца, которое служило теперь ВЗПП для него и начал снижаться. Какой-то штатский шпак попросил всех отойти ближе к сараю, чтобы не мешать посадке. И полковник, пожалуй, первый раз в жизни, не послал гражданского в никуда, а выполнил его просьбу.
  
   Пробежав по полю около полу сотни метров, аэроплан изменил тональность звучания своего мотора, из-под колёс снова взвились пыльные вихри, но, не увеличивая скорости, машина просто подкатила к ангару, винт последний раз дёрнулся и стал! Всё, первый полёт окончен! Всех присутствующих сразу окружила тишина!
  
   Описывать всеобщее бурное торжество по поводу полёта в Красноводском отряде, первого и единственного авиатора не интересно, всё было традиционно, почти как всегда, за исключением, пожалуй, тематики тостующих....
  
   *****
  
   Более интересно описать предшествовавшие события, произошедшие далеко от этих мест, примерно с месяц назад. Сами по себе эти сумбурные на грани паники, действия неких довольно могущественных людей, после проведения чиновничьих экзекуций, не стоили бы нашего внимания, не касайся они событий в этом районе Туркестана. Случайно, один из "превосходительств", совершенно сам того не желая, обнаружил "мелкие" несоответствия в интендантских документах. Дураков на том уровне не было, но были люди не очень порядочные. Заинтересовавшись, превосходительство поручил чиновникам своего интендантского управления "копать" дальше.
  
   - Какой идиот отправил этого аэронавта да ещё вместе с аппаратом в Красноводский авиаотряд?
   - Ваше превосходительство, вы же сами, посоветовали его отправить с глаз подальше.
   - А вы что сделали? Где, где покажите мне в каких документах, фигурирует этот отряд?
   - Ваше превосходительство, да вот же они.
  
   - Да не суйте мне эти ваши липовые бумажки. Вот типовое положение авиаотряда, утверждённое Государём императором! Что из этого списка имеется в Красноводске?
  
   Пауза затягивалась и становилась неприятной.
  
   - Куда вы смотрели? Где указ Государя императора, об организации отряда? Где ангары? Где стенды? Где заправщики? Где эти, как их там называют, средства связи? Где службы наземного обеспечения? Я вас спрашиваю! Где, где, где?
  
   Молчание подчинённых, становилось не просто ощутимым, оно становилось вязким.
  
   - Что по численности? Где люди из расчёта пяти авиаединиц?
   - Ваше превосходительство, не губите. Людей аэронавтов, сейчас не найти, они все на учёте, а по всем остальным позициям мы вопрос закроем! А людей, людей на следующий год дошлём и всё доукомплектуем.
  
   - Вам на всё про всё, сроку от силы три недели. Вы хорошо меня слышали? ТРИ недели! Потом я сам, своими руками отправлю эти ваши бумажки, которые и фиговыми листами не назвать в службу безопасности. Подставлять свою шею из-за ослов я не буду.
  
   - Ваше превосходительство не извольте беспокоиться, всё исправим....
  
   *****
  
   Вот, благодаря этим тайным событиям месячной давности, как-то утром, адъютант разбудил полковника Столетова таинственным шёпотом и сообщил:
  
   - Ваше высокоблагородие, откуда-то из Линды, ночью прибыл секретный груз на адрес нашего отряда. Судно уже ошвартовалось и ждёт разгрузки согласно действующего положения о секретных грузах!
   - Какой к лешему груз, сюда и патронов-то вовремя никогда не пришлют, а тут груз, да ещё секретный?
   - Ссылаются на Наш исходящий номер от такого числа. Я проверял, Вы действительно просили для нужд разведки.
  
   - Что я просил?
   - Мы просили ПО-2 для оснащения командиров казачьих разъездов.
   - Просили бинокли полевые обзорные двадцатикратные, тип ПО-2. Неоднократно просили, да не дают их.
   - Что прислали?
   - Вот эти самые ПО-2 и ещё много всего к ним. Наземное оборудование для базирования ПО-2. Оснастку, ЗИПы, какие-то стенды для ПО-2. Да ещё тот же пароход доставил двух молодых людей Галь-Ванёр-Ов, по обслуживанию систем связи.
  
   Полковник Столетов был образованный, умный и мудрый человек. Он сразу вспомнил, кто кроме его брата Александра Столетова, произносил такие заковыристые слова и понял что вместо биноклей полевых обзорных (ПО-2), он получил, что-то другое с аналогичным обозначением (ПО-2).
  
   - Груз уже приняли?
   - Как же успеть-то, ваше высокоблагородие, цельный пароход, поди, ящиками и ящичками заставлен. Тут и за несколько дней не обернуться.
  
   - Где эти новенькие?
   - В приёмной, ваше высокоблагородие.
  
   - Пусть подождут, через пол часа я буду. Ты сейчас разыщи этого Кречета и пускай он с грузом разбирается.
  
   - Ваше высокоблагородие, энти молодые его вчерась ночью достали. Он как надписи на ящиках осмотрел, прыгал и скакал ну прямо как ненормальный. Сейчас все телеги и всех грузчиков собрал, всем пообещал по полтине за аккуратную доставку. Совсем с катушек съехал, видать от радости!
  
   Полковник похвалил себя за сообразительность и дал команду выделить в помощь авиаторам ещё два взвода казаков из находящихся сегодня на хозработах.
   Случаются порой добрые чудеса и на просторах наше необъятной родины, жаль что не очень часто но, слава Богу, и большое спасибо за те, которые уже произошли.
  
  
   *****
  
  
   Следующая встреча Анненкова и Столетова состоялась в канун большого наступления русских войск на последние остатки про-британски ориентированных правителей нашей средней Азии.
  
   - Господин полковник, ваше обещание до сих пор остаётся обещанием. Через неделю, другую начнутся большие перевозки войск и боеприпасов, а мы не сможем их обеспечить.
  
   - Ваше превосходительство, сегодня, завтра, думаю, мы найдём и уничтожим этих татей!
  
   - Что, так скоро? С прошлого нашего разговора прошло больше двух месяцев и всё безрезультатно. Теперь не сегодня завтра. Я конечно, очень рад за вас дорогой Николай Григорьевич! Только вы хоть намекните, как вы это сделаете?
  
   - Ваше превосходительство, боюсь сглазить. Как изловим, я вам прямо роман на нескольких листах представлю.
  
   - Ваши романы дорогой Николай Григорьевич, только счетоводам читать. Там одна сплошная цифирь, а внизу писано две строчки, нижайшая просьба прислать: Патронов. Снарядов. Гранат и если возможно людей, в указанных выше количествах! - Шучу, шучу! Хорошо, завтра жду вас в любое время.
  
   *****
  
   На участке от древнего Мерва до Чарджоу Закаспийская железная дорога, построенная русскими войсками стала постоянно подвергалась странным нападениям. Это ещё не было полномасштабной рельсовой войной, но выводились из строя именно рельсовые пути. По ночам на различных участках дороги кто-то раскручивал накладки, стараясь сделать это скрытно, чтобы обеспечить сход состава с путей.
   Теперь приходилось постоянно впереди состава пускать дрезину или просто несколько платформ впереди паровоза, с которых следили за полотном. Говорить при таком подходе о количестве поездов в сутки или вообще о чём-то хорошем не приходилось!
  
   Казачьи засады на выбранных участках результатов не давали, слишком велики расстояния, кроме того, с вершин Копетдага видно далеко на много километров вперёд, засаду не спрячешь, не замаскируешь, а пути всегда можно раскрутить и в другом месте, участок-то почитай шестьсот вёрст.
  
   За околицей Мерва в крепком деревянном сарае, обмазанном снизу в несколько слоёв глиной, уже пять дней казаки что-то собирали. Несколько любопытных сунувших туда свой нос в городе уже не показывались. Им дали в руки, кому кетмени, кому лопаты и кирки и сейчас они старательно что-то копали от меня до того столба........ по достижению указанной цели обещали отпустить домой. Больше любознательных не нашлось, лишь несколько человек позлословили в адрес попавшихся.
  
   *****
  
   Раннее утро спокойное тарахтение двигателя, глаза моего наблюдателя, вооружённые биноклем и мои глаза в защитных очках, смотрят исключительно вниз. Чтобы быстро снять десяток накладок скрепляющих рельсы и замаскировать содеянное, глиняными заглушками, надо не менее четверти эскадрона это, если всё организовать, как следует. Вот мы и осматриваем железнодорожные пути с воздуха и пытаемся отследить группу людей на лошадях, соответствующей численности.
   Хороши Туркменские лошадки, за пару часов эти красавцы отнесут своих седоков на шестьдесят, шестьдесят пять километров. Ищи свищи ветра в поле. Через сутки отдохнувшие джигиты повторят тоже самое, на другом участке дороги. Так до сих пор и было. Только такая большая компактная группа всадников обязательно оставит следы, - отпечатки копыт туркменских коней. С высоты это будет едва видимая более тёмная полоска на сером песчаном фоне. Вот, по этому признаку, мы сейчас и выискиваем татей совершающих непотребства на дороге.
  
   Согласно совместного плана полковника и лейтенанта-аэронавта, положить конец этим безобразиям должен был секретный аппарат, обозначаемый ПО-2.
   Переговоры, лейтенант Кречет и его летнаб вести не уполномочены, только должны передать радиотелеграфом координаты злоумышленников. Дальше с ними казачки из нашего отряда разберутся, уж больно они им своими гадостями надоели.
   Ну, ещё есть одно. Нет, не задание, - просьба. Личная просьба полковника Столетова для нас, это как вторая часть задания.
   Просьба уважаемого человека звучала так: "...по возможности задержать отход....".
   Для этих целей, во второй кабине у моего наблюдателя, справа на специальных лотках, разложены противопехотные осколочные авиабомбы, каждая по два с половиной килограмма, слева взрыватели к ним. Николай Якубович уже доказал, что умеет их сбрасывать со ста, ста пятидесяти метровой высоты в круг диаметром пятнадцать метров.
  
   Летим, уже около полу часа, по нашим оценкам летим над цепочкой следов, которые более тёмным тоном выделяются в степи. Вот мой наблюдатель аж подпрыгнул. Так рукой махнул, указывая мне направление, что чуть бинокль не потерял. Вывалиться, из кабины он не вывалиться, пристёгнут, но желательно быть аккуратней.
   О том, где мы находимся, и где обнаружены вредители, командиру казаков, получив сообщение от моего пассажира, уже сообщил второй из наших гальванёров-связистов, теперь мы приступили ко второй части задания. По возможности, постараемся "по возможности...", задержать отход злоумышленников.
  
   Перехожу в очень пологое пикирование, градусов двадцать не более. Если честно то пикированием это можно назвать только условно, но в его низшей точке от нашего аппарата успели отделиться целых четыре бомбы, которые, разорвавшись среди группы людей на земле, с любопытством глазевших в небо, наделали много шума, дыма и трупов....
  
   Коля по переговорке сказал мне, что "нырять" не надо, это он так снижение называет. Просто летите прямо за всадниками, а я буду в них бомбы швырять. Какие расчёты проходили в голове у парня, не знаю, но швырял эти штуки с высоты ста метров, он очень метко.
   Сначала когда татей было много от одной бомбы на земле оставалось несколько тел, а вот позже приходилось иногда по две штуки на одного расходовать.
  
   В сутолоке с одного туркмена слетела шапка, тюрбан или малахай, неважно как их называют, только однозначно не тюбетейка, и мы с напарником увидали огненно рыжую шевелюру.
  
   - Бомбы больше не кидай, будем брать живьём.
  
   Услышав от меня такое по трубе переговорки, Коля, наверное, сначала выпучил глаза, хотя я этого не мог видеть, но зная его такую привычку живо себе это представил. Не давая опомниться напарнику, я перевёл аэроплан в снижение, стараясь выдерживать направление на рыжего всадника. Высота быстро падает, вот уже шестьдесят, пятьдесят, тридцать, двадцать метров.... Вообще-то я на прибор не смотрел, это так для "красного словца" зная о просадке высоты, в этот момент уже всеми силами тянул ручку на себя.
   Кажется, у нас неплохо получилось. Мы, разогнавшись на снижении, пролетели над головами нескольких вредителей, естественно не задев их, но сильно напугали лошадей. Когда я снова набрал высоту и развернулся, то увидел, что, к сожалению, рыжий всадник остался в седле. Но, кажется, у нас появился неожиданный союзник.
  
   Перепуганная лошадь, "НЕТУРКМЕНА", не слушаясь понуканий, понесла седока в строну нашей подмоги. Теперь только будем помогать лошадке, не сбиться с пути. Нам даже не пришлось особо стараться. Слыша незнакомый, но очень пугающий рокот мотора за спиной. Умное животное само вынесло владельца диковинного цвета волос прямо навстречу нашим отрядным казакам.
  
   Через восемнадцать минут разведывательный ПО-2 Красноводского авиаотряда уже заходил на посадку на нашей новой импровизированной ВЗПП вблизи города Мерв.
   Больше никто не раскручивал накладки на рельсах Закаспийской железной дороги, а возможно других дорог, наверное, до того самого случая, как об этом узнал А.П. Чехов.
  
  
   *****
  
  
   Радостные и довольные наши командиры составили полагающийся в таких случаях рапорт, с благодарностями и благостными пожеланиями в адрес высочайшего имени за проявленную заботу и присылку в этот район такого чудесного средства как ПО-2.
   К посланию, как и положено, прилагались отчеты, отдельно по железнодорожному аспекту, отдельно по Красноводскому отряду и отдельно по Красноводскому авиаотряду.
  
   Этот отчёт я писал, находясь в штабе отряда, в небольшой комнатке, которая принадлежала армейскому контрразведчику. Документ составлялся по конкретному шаблону, оставалось только переписать названия и проставить свои цифры.
   Время мы затратили изрядно, поручик, который руководил мной при составлении отчёта, по-дружески посетовал, что делает это первый раз в жизни. Потом самолично запаковал плод нашей работы в конверт, вылил на него с полфунта сургуча, наставил оттисков своей печатью и поместил наш труд в специальный кожаный мешок для секретных отправлений!
  
   *****
  
   Капитан СБ Казионов просматривая утреннюю почту поступавшую со всех концов империи в его аналитическую службу сначала поразился незнакомому названию. Потом заглянул в секретный справочник. Посмотрев ещё раз на лежащий перед ним конверт, и убедившись, что он не исчез, аккуратно его вскрыл. Внутри конверта находился стандартный отчет, составленный по утверждённому шаблону, и описывающий реально произошедшие события. Вот только реально, этого не могло быть. События произошли в авиаотряде, которого не существовало. Блестящий профессионал, он знал названия и места дислокации всех авиаотрядов на память. Красноводского авиаотряда среди них не было. Надо посоветоваться....
  
   Убрав все документы в сейф, капитан аккуратно смёл сургуч в кучку, поддел её картонкой и пересыпал в специальный конверт, поставил на нём номер, дату, расписался на конверте и тоже убрал в сейф.
  
   После обеда осторожно заглянув внутрь железного хранителя тайн и увидав конверты, которые никуда не хотели исчезать, капитан поступил строго по инструкции. Отправил собственный рапорт, в приложении с полученным отчётом, своему начальнику, через секретную канцелярию.
  
   Вы даже не можете себе представить. По указанной методике снабжённое многочисленными рапортами, сотрудников всех рангов СБ, творение двух молодых офицеров добралось до Е.И.В. Нет, не в виде кучи конвертов, а только в строчке утреннего сообщения графа Игнатьева.
  
   В качестве приятной новости в интерпретации графа Николай Павловича Игнатьева события были доложены Государю императору. Естественно уже с полным перечнем фамилий интендантов и работников служб тыла, принявших участие в организации Красноводского авиаотряда.
  
   - Дорогой граф, может быть вы, посоветуете, кого и чем наградить, за эту уникальную операцию.
  
   - Право, я в затруднении Ваше Императорское Величество. Этого Кречета и его наблюдателей наградить не сложно, да и заслужили они награды, здесь слов нет. Аэронавту, за проявленные отвагу и умения можно и внеочередное звание присвоить.
  
   - Уважаемый, Николай Павлович, а не напомните ли мне, где я относительно недавно ещё мог слышать эту фамилию К-Р-Е-Ч-Е-Т?
  
   Слова фамилии государь произнёс по слогам, толи, пробуя на вкус, толи, стараясь вспомнить, где он её мог слышать ранее.
  
   - Ваше Императорское Величество, так это же тот анекдот, что произошёл у Можайского. Курсант-аэронавт, сплёл коврик для чистки ног и раскрасил его в цвета известного флага, теперь такие коврики дозволены только отличникам в учёбе.
  
   - Да, да вспомнил, так это его однофамилец?
  
   - Нет, это тот самый курсант Кречет и есть, что всё это придумал, и из-за чего вся каша заварилась.
   - Хорошо спасибо, только где-то ещё раньше, встречал я эту фамилию, но сейчас уже не вспомнить. Так значит говорите коврик для чистки ног из британского флага?
   - Так точно, ваше величество!
  
   - Андрей Александрович, с саблями и прочими длинномерами в кабине аэроплана неудобно. Вот возьмите, пожалуйста, это эскиз ножа стропореза. Срочно заказать в Златоустье! Он меньше чем кортик, но вполне может аэронавтам быть полезным. Главное, Анненский орден я о "клюкве", будет там выглядеть к месту.
   - Как думаете, господа, чем наградить остальных "отличившихся"?
  
   - Ваше Императорское Величество, ребята молодые им обустраиваться надо.
   - Дельная мысль, значит ещё по тысяче рублей к "клюкве". Этому Кречету быть старшим лейтенантом. Андрей Александрович, заготовьте, пожалуйста, все документы, что бы я в понедельник мог их подписать.
   - Будет исполнено, ваше Величество.
  
   - Николай Павлович, а вы, пожалуйста, не забудьте о награде для наших чиновников, которым мы обязаны новому авиаотряду в Красноводске. Их тоже наградить надо, да так чтобы надолго запомнили!
  
  
   *****
  
  
   Очередной "грохот барабана" старший лейтенант Кречет не расслышал, хотя стало очень тихо, когда заглох мотор его нового фанерно-полотняного коня, и пришлось укрощать и сажать машину прямо на лугу, который, как известно к этому совершенно не приспособлен. Чего тут было больше, знаний, умений, навыков не известно, никто не рассчитывал. Одно было ясно в отсутствии математических расчётов, без большого везения, не обошлось! Этот факт вторично нашёл своё подтверждение, когда аварийная команда сверху обнаружила машину, а позже попыталась вытащить её с места посадки. Поле или лужок, вовсе не было ни тем, ни другим, а тот островок, на котором находился аэроплан, был только большой кочкой на огромном болоте.
  
   Больше суток просидел удачливый пилот, на той кочке, пока делали гати, а потом лебёдками с берега вытягивали многострадальную машину на твёрдый грунт. Жалко аэроплан, но это может по настоящему понять только его хозяин.
   Вот и сидел "безлошадный" аэронавт в больничной палате, куда не смотря на отсутствие даже небольших царапин, его упекли "кровожадные эскулапы", и грустил по своей утрате.
  
   Громкий смех и шутки, которые доносились с наружи, только навевали ещё большую тоску на нашего героя. Невольно прислушавшись, Лешка понял что большая часть шуток, касалась аэропланов и аэронавтов. Заинтересовавшись "арестант" в больничном халате не сразу заметил, как к нему в одиночку, вошёл среднего роста человек в характерном облачении пилота и сказал:
  
   - Здравствуйте Алексей Иванович, давайте знакомиться. Меня зовут Александр Александрович Трофимов.
   - Здравствуйте, я Кречет лейтенант, простите старший лейтенант - аэронавт императорского воздушного флота.
   - Что же так невесел, старший лейтенант-аэронавт?
  
   - Чему веселиться? Сюда упекли и уже два дня не отпускают, аэроплан повреждён и боюсь, уже не полетит ни куда. Пока его вытаскивали, я слышал, как лонжероны трещали.
   - Это все причины отсутствия весёлости?
   - А разве мало? Машина то почти новая была, всего пятый полёт на ней делал. Обещали на неё вооружение поставить, для испытаний, но не успели. Что-то на заводе не случилось. Теперь ни машины, ни оружия.
  
   - Насчёт лонжеронов это вы, верно, заметили, а что по поводу мотора рассказать можете?
   - Да мне и самому не всё ясно.- Взлетал на форсаже, как обычно, не перетягивал. Обороты, температура всё как должно десять минут, полёт нормальный и вдруг, стоп. Ни тональность, ни обороты ничего не менялось, сразу глухой КЛИН. Мне просто повезло, что эту полянку заметил и удачно на неё сел. Как ещё в этом болоте не утонул?
  
   - Значит, говорите, повезло?
   - Да, мне часто говорят, что я везунчик и вообще в рубашке родился.
  
   Посетитель ещё раз оглянул погрустневшего старшего лейтенанта, сделал странное движение, как будто немного развернул грудь, а в слух произнёс интересную фразу:
  
   - Раз в рубашке, да ещё и везунчик, вы мне подходите Алексей Иванович! Будем летать вместе!
  
   Через час, весело переговариваясь с товарищем по училищу, с набитым ртом и размахивая руками, Лёшка рассказывал, какой невиданной машиной предложил ему управлять Трофимов. О том, что надо будет снова учиться, он естественно ничего не сказал. Но в любой беседе, это подразумевается. Опять за разговорными эмоциями не расслышал Алексей Иванович "грохота барабанов"!
  
   Утром, встретившись с Трофимовым у аэродромной столовой, они направились прямо к закрытому ангару, вход в которой имел ограниченный круг лиц, а по слухам там находился ..... впрочем, кто там находился пока, посторонним знать не надо.
   Мягко разъехались в стороны створки ворот, и Лёшка увидел красивую птицу именно не аэроплан, а птицу. Ни одной выступающей детали, всё заглажено и зализанно, даже "Двуглавый орёл" нарисованный на борту, был какой-то обтекаемый.
  
   - Нравиться?
   - Очень! Много у нас таких? А сколько груза она может взять? Какова дальность?
   - Не всё сразу. Вот программа вашего наземного обучения, а вот это, будете изучать под моим руководством, естественно уже в воздухе....
  
   *****
  
   Говорят, что так не бывает. Не верьте. Бывает и ещё как. Школа, где учились и переучивались аэронавты, на другие типы аэропланов находилась не далеко от Севастополя и совсем близко от Сакского лечебного озера.
   Располагалась она в нескольких километрах от "Старого форта" (old fort), как его называли британцы на своих картах, времён Крымской войны. По высочайшему повелению здесь была построена ВЗПП, для аэронавтов и находился небольшой посёлок почти рядом со зданиями наземных служб. Ещё поблизости протекала речка со странным названием Кача.
  
   Теперь, чтобы повидать деда, не надо было перелетать через два моря. Достаточно было взять отпуск на несколько дней, и попасть на проходящий пригородный поезд, шустро бегавший по узкоколейке три раза в сутки. Был ещё вариант, договориться с командиром "водоплавающих", но тут уж как повезёт, катера и прочие ходили далеко не каждый день и не обязательно в Севастопольскую бухту.
  
   Из всех возможных, молодой старший лейтенант выбрал самый неудобный ночной вариант, но это, с какой стороны посмотреть. Зато вагон второго класса доставил бодрого и немятого Кречета в самое время. Это уже не ночь, но очень не многие назовут пору после окончания "собачьей вахты" утром.
  
   Неспешная прогулка. Знакомый с детства город, воздух совсем другой .... Да о чем тут собственно говорить, думаю так понятно, а кому непонятно, это клиника, тогда и не старайтесь понять.
  
   Раннее воскресное утро. И вдруг утренняя пастораль разорвана благодатным колокольным звоном. Ещё не проснувшиеся, но многочисленные горожане переговариваются между собой о причине звона, а уже внизу у входа в бухту звучат команды и флотский оркестр, на набережной пробует звучание своих инструментов.
   Как тут удержатся от соблазна и не поглядеть, что же такое там происходит. Все любопытные, высыпавшие на набережную натыкаются на легкие ограждения из привязанных к деревянным стойкам канатам с флажками. В районе возвышения толпятся священнослужители в праздничных ризах, в окружении многочисленных служек. Это всё, как декорации в театре, постепенно подводят людей к последней черте высочайшего любопытства.
  
   По толпе уже летают слухи: "Адмиралов" встречать будут. И тут же из другого угла, каких адмиралов, вон на возвышении Шестаков стоит, а рядом с ним Старицкий. Других адмиралов в Севастополе сегодня нет. Поди - ты врут все, наверное. А чо тогда собрались? Слушай, слушай, да посмотри ты оркестр, какой собрали. Чего-то ждут. По площади громко, очень громко, прозвучали, какие-то непонятные слова.
  
   - Раз, раз. Один, два, три. Как слышно?
  
   Потом что-то засвистело, загулило и по пристани прокатился странный звук, который, почти замерев, превратился в чуть-чуть заметное шипение микрофона. Такого жители геройского города ещё не видели и естественно не слышали. На Графской набережной установилась такая тишина, что стали слышны крики чаек, у памятника Затопленным кораблям.
  
   По рядам матросов выстроенных в парадном строю прошло лёгкое движение, а затем усиленный многочисленными громкоговорителями над городом раздался голос адмирала Шестакова нынешнего командующего Черноморским флотом.
  
   - Флот, равняй-с, С М И Р Н А ! Для встречи с адмиралами Черноморского флота Фёдором Фёдоровичем Ушаковым, Павлом Степановичем Нахимовым и Владимиром Алексеевичем Корниловым приготовиться!
  
   После громогласной команды снова повисла на несколько минут тишина. Но где-то, у среза воды на входе в бухту уже были слышны визгливые возгласы всезнающих мальчишек.
  
   - Идут! Идут!
  
   Зрители, на набережной развернувшись всем корпусов влево, старались рассмотреть, кто же там идёт, но кроме плеч и голов соседей в такой толпе рассмотреть что-то трудно.
  
   Снова раздались слова команды.
  
   - Равнение налево!
  
   На полу - восстановленных бастионах, немного несерьезно, для этого города, холостыми бахнули орудия и всё окуталось бело-серым дымом!
   По нервам собравшихся невидимый горнист, вывел свою пронзительную мелодию "Захождения", усиленную аппаратурой.
   И снова мальчишеские голоса опередившие всех и вся!
  
   - ИДУТ! ИДУТ! И Д У Т!!!
  
   Теперь уже практически все видели огромные корабли, личный состав которых в ослепительно белой форме развернутый лицом к берегу замер в безукоризненно ровном строю. Рядом с первым ещё и ещё один. Многие уже разглядели наименования линейных крейсеров, которые большими, бронзовыми славянской вязи буквами, красовались на бортах кораблей. На мачтах сигнал "Исполнительный", поднятый "до половины" и "медный грохот" оркестров!.......
  
   Адмиралы Ушаков, Нахимов, Корнилов вернулись в Севастополь!
  
   Лёшка не стал дожидаться обхода крейсеров адмиральским катером, в груди перехватило дыхание, в глазах появился мелкий, мелкий песочек и он с детства знакомой дорожкой, двинулся в сторону Казачьей бухты. Знакомая дорога домой, оказалось перекрыта оградами с охраной и новыми строениями, которых тут никогда не существовало. Это были ещё не все препятствия. Когда старший лейтенант добрался, наконец, до дедовой мазанки, дверь её оказалась закрыта. Ключ, как обычно лежал под плетёным матом у порожка, но хозяина дома не было?!
  
   Ситуация прояснилась только к вечеру, в плепорцию подвыпившая, шумная компания ветеранов вернулась с торжественного обеда по поводу прихода в Севастополь крейсеров и начала восстановления флота.
   У деда Максима собралось высшее морское общество. Хотя броских погон там не было, да и комплектность по количеству рук и ног у многих отличалась от общепринятой это были люди, которым флот российский был очень многим обязан.
  
   Старший Кречет, не просто сиял, он светился гордостью за внука, за всю фамилию и нет, нет, украдкой поглядывал, на три звезды блестевших на погонах поручика. Звание старший лейтенант-аэронавт, дед в силу инерционности человеческого мышления пока не воспринимал. Когда, часть гостей разошлась, а остальным постелили кому в пристройке, кому прямо на полу Максим Иванович стал планировать, кого из знакомых завтра надо навестить, а кого обязательно увидеть, чтобы непременно показать внука. С этими мыслями старый мореход и уснул, улыбаясь чему-то во сне.
  
   Утром всё пошло кувырком. От планов и замыслов отставного моряка остался только стоящий на столе дагерротип Алексея Ивановича, бумаги на строительство дома в кредит да ощущение мощных объятий внука, когда они расставались. За воротами ждала казённая двуколка, с посланным мичманом, который и привёз ту зловредную бумагу ..... ".... срочно явиться ....".
  
   Дед, конечно, не удержался и одев свой протез, который вчера так натёр ногу что хотелось его попробовать о стену, поковылял ближе к бухте. Как выяснилось, мучился он не зря, конечно зрение уже не то, но Максим Иванович был готов прозакладывать что угодно за то, что на диковинный аппарат стоявший у причала рядом с катерами взошёл его внук.
  
   Странное судно, постреливающее двигателями с винтами наоборот, (винты в воде быть обязаны) отпихнули от причала. Моторы на лодке с крыльями взревели сильнее, а винты образовали сияющие окружности. Дальнейшее было необычно, хотя от внука он и слышал что-то подобное, но относил это к категории рыбацких россказней.
  
   Лодка вырулила на средину бухты и со всё увеличивающейся скорость помчалась на выход из неё. Вот тут то отставной моряк поменял свое мнение о слышанном от Лёшки. Тот краткий момент, когда лодка из простой превратилась в летающую, Максим Иванович не уловил. ..........НО..........
  
   Старый моряк, не очень доверяя своим глазам, увидел, что из Казачьей бухты не вышел небольшой катерок с крыльями, как ему и было положено по его сути, а вылетела большая птица, в которую этот крылатый катер, только что превратился. Более того, там внутри этого воздушного судна, был его внук, Кречет Алексей Иванович, а значит это не рыбацкие байки, а что-то новое и очень серьёзное.
  
   Лёшкин дед естественно не мог знать, что предстоит внуку, но сердцем совершенно правильно чувствовал важность и необычность происходящего. Сам Кречет младший прочитав приказ, уже готовился предстать пред очами "страшного и ужасного" Ивана Гавриловича Карпинского, который значился в упомянутом документе, как пункт номер один.
   Нельзя сказать, что медики "страшные и ужасные", просто после вынужденной посадки на болоте и отсидки в госпитале, наш авиатор слегка их побаивался.
  
   В Каче, их летающую лодку вопреки пессимистическим ожиданиям встретил Трофимов.
  
   - Как долетели Алексей Иванович?
   - Спасибо, отлично, да и что тут лететь то. Почитай только взлёт и посадка.
   - Значит, не налетались?
   - Никак нет Ваше благородие.
   - Ну, что ж видать сам Бог велел вас в дальний полёт отправить. Готовьтесь к нему, а сейчас быстро к медикам, там вас эскулапы давно дожидаются, поди, заждались уже. После них сразу ко мне, я в штабе буду.
   - Слушаюсь Ваше благородие.
  
   Ещё через час, вырвавшись из внимательных рук "страшных и ужасных" с записью в лётной книжке "здоров без ограничений" старший лейтенант почти бегом влетел в объединённый штаб Качинского учебного центра и авиаотряда.
  
   - Отставить козырять уже представлялись, присаживайтесь. Вот смотрите, куда вам предстоит лететь.
  
   Рука Александра Александровича, провела воображаемую линию от Тирасполя в сторону Бухареста и закончила своё движение в какой-то зелёной точке Адриатического моря.
  
   - Вот здорово, а на чём лететь прикажете, ваше благородие? Ш-8 не дотянет, без дозаправки, а то и двух.
   - Полетите на Як-8м, как повелел его маркировать Государь Император. Вторым пилотом возьмёте своего подопечного, а штурманом с вами полетит Пясецкий Павел Яковлевич, он правда больше врач, чем географ, но именно он вам в дальнейшем и будет нужен.
   - Разрешите исполнять?
   - Какой вы прыткий Алексей Иванович. Ваши аэропланы ещё находятся в Линде.
   - А тот, что в седьмом ангаре стоит?
   - Вы и про седьмой ангар знаете.
   - Так вся база о нём знает, ваше благородие. Мы же эти аэропланы и сброс торпеды с них осваиваем, почитай два полёта в день делаем, некоторым уже двигатели по третьему разу меняли, а тот что в седьмом, без дела стоит. Никто на нём не летает. Потому и любопытно.
  
   - Хорошо, впрочем, это сейчас уже не имеет значения. Аэроплан из седьмого ангара завтра подготовят к перелёту. В Линде вас встретит лично адмирал Можайский, он и поставит задачу. Уяснили?
   - Так точно, ваше благородие, всё понял. Добраться до Линды, принять новый Як-8м, получить приказ Александра Фёдоровича и совершить перелёт на остров в Адриатическом море.
   - Сейчас отдыхать.
   - Есть отдыхать.
  
   Не знал Алексей Иванович Кречет, что в Линде его ждут не только новые аэропланы, с весьма грозным оружием, но и группа таких же, как он молодых авиаторов, для которых ему предстоит проложить дорогу в небе сразу нескольких страх. Причём владетели этих стран России не дружественны, и если, что случиться, то может воздушное путешествие для авиаторов, закончиться весьма печально.
  
   Рванув сразу после напутствия в казармы аэронавтов, Лешка отыскал своего второго пилота Володьку Смирнова и радостно обсказал ему полученное задание. Потом оба молодых человека воспользовавшись выпавшим свободным часом, двинулись искупаться в море.
  
   Утром следующего дня таинственные ворота седьмого ангара оказались открыты, и находящийся в нём аэроплан уже с прогретыми моторами ждал своих пилотов. Получив полётное задание и приняв стандартный рапорт техника-механика о готовности машины к полёту, наши друзья забрались в кабину и, получив добро "башни" повели свой аппарат в родную Линду. От туда, почитай из "родного дома", им предстояло начать свой очень опасный перелёт.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Сверхмалая подводная лодка-- подводная, лодка с водоизмещением менее 50 тонн. Управляется экипажем из 3-5 моряков, автономность плавания значительно ограничена. Сверхмалые подводные лодки могут действовать самостоятельно или запускаются с корабля или лодки-носителя. Существуют подлодки, как военного, так и гражданского назначения, последние часто называют спускаемые аппараты.
   Первые подводные лодки большинства стран мира (USS Holland (SS-1) (англ.) русск., HMS Holland 1 (англ.) русск., HMS Hajen, Дельфин) по современной классификации попали бы в категорию сверхмалых ПЛ.
   Наиболее известны по результативности, немецкие "Зеехунды", на счету которых ориентировочно 120.000 тонн потопленных вражеских судов.
  
   0x01 graphic
   Октябрь 1945г. верфь ВМФ "Урадзаки" в Курэ.
  
   В феврале 1942 года была спроектирована лодка типа "В" (Otsu-gata) -- развитие типа "А". Прототип (На-45) построила в конце 1942 -- начале 1943 гг. верфь ВМФ в Курэ. Глубокая модернизация позволила создать проект На-77.
   Добавился пятый член экипажа. Установка дизель-мотора, способного полностью зарядить аккумуляторы за 8 часов и размещение цистерны с соляркой привели к увеличению водоизмещения до 59,75 т (при длине 24,9 и наибольшей ширине 1,88 м). Но тщательно отработанные обводы позволили сохранить высокую скорость подводного хода -- 16,5 узлов.
   Дальность плавания На-77 под дизелем достигала более 1000 миль, скорость подводного хода -- 16 узлов (12,2 мили за 45 минут) полным ходом на одной зарядке, экономическим ходом на 2,5 узлах (ходом подкрадывания) до 125 миль.
  
  
  
   Двести двадцать шестая запись в дневнике ЕИВ Николая Второго
  
  
  
   (Подлодки Холланда - Тихого).
  
   Вероятно многие из вас слышали разухабистые частушки "По реке плывёт ПЛ вдоль дяревни Зуяво, но и пусть себе плывёт шелезяка ....ва". Как всякое народное творчество появились они не на пустом месте. До строительства АПЛ на заводе "Красное Сормово" и транспортировке их по Волге в Северную Двину, и дальше, ещё очень далеко. Вот только не пропадать же нашим родным разработкам, да еще, если к ним прибавилась импортная составляющая в лице Джона Филиппа Холланда.
  
   Успех или неудача в вопросе применения сверх малых подлодок, во многом зависит от правильного их использования. Потому что конструктивно они имеют свои ограничения, которые не позволяют им выполнять работу не только больших но и средних ПЛ. Если командование поставит им задачу заведомо не исполнимую, то и результат будет соответствующий. Пожалуй, надо помнить, что в одиночку подлодки даже самые замечательные, войну выиграть не могут. Охрана водного района (ОВР) или блокада относительно небольшого участка вражеской прибрежной территории. Вот под эти условия и начали проектировать Джон, так он представился Тихому, и Лёха свою красавицу. Вскоре они получили два подарка. Первый пришёл из далёкой Балаклавы, а второй, естественно от меня.
  
   Если первому подарку оба конструктора откровенно радовались, то второй их этой возможности практически лишил. Используя своё послезнание, я им выдал технический проект, того что мне было необходимо, для защиты наших островных приобретений. Даже в выборе оружия было отказано. Две торпеды 533 мм., и никаких фантазий. Водоизмещение около 30 тонн, экипаж пять человек. Очень похоже на Х-1, в будущем естественно.
   Представьте себе каплю, (или рыбу тунец в профиль) длиной пятнадцать метров, диаметром в районе миделя больше двух с герметичными трубами внутри прочно корпуса для торпед по бокам. Крестообразное оперение в хвосте, в небольшой обстройке носовые горизонтальные рули, и лимузинная рубка со всеми причиндалами, для управления лодкой. В этих заданных наперёд объёмах и обводах было разрешено резвиться обоим конструкторам, сколько душа пожелает, но в пределах задания и сметы.
  
   Возмущения Холланда значительно по-уменьшились, когда в опытовом бассейне были закончены протяжки моделей. Модель заданная моим т/з, имела наилучшие подводные характеристики. (Ещё бы, было иначе, но о причинах, друзья конструкторы естественно не догадывались).
  
   Если японцы в своё время в конце войны, планировали сдавать по сто восемьдесят сверхмалых лодок ежемесячно, то мы такую задачу не ставили. Не было ни опыта, ни пилотов-подводников, потому хотя головные экземпляры и строились на Волге, испытания и прочие работы планировали по-прежнему на Ладоге. "Каракатиц", так с лёгкой руки великой княжны, называются суда носители для СМПЛ, строили и на Балтике и в Архангельске.
   Два идентичных головных образца привезли на озеро. Предстали эти малышки пред грозными очами Александровского. Иван Федорович отнёсся к появлению конкурентов философски. Сразу оценив водоизмещение суденышек, и сообразив, для чего они предназначены, он поручил Густаву Фёдоровичу Эрдману заняться их испытаниями.
  
   В глазах Густава Федоровича не было ни зависти, ни осуждения, а только желание исполнить поручение, как можно лучше. Он хорошо знал, что идея создания этих малюток, поддерживается не только из под Шпица, но и самим Государём Императором.
  
   - Ну'с, голубчики, с чего'c мы сегодня начнём'с?
  
   Эта его коронная фраза, поначалу сильно беспокоящая Тихого, спустя третью неделю испытаний превратилась просто в звуковое оформление типа "доброе утро".
  
   - Ну'с, значит, так'с....
  
   Эти, очень похожие слова предварили высказывание об успешном окончании испытаний. Торжества и процедуру награждения наших кораблестроителей опустим. Помня заветы, все получили царские награды, и в прямом и в переносном смыслах.
  
   Срочно, для одной из лодок был устроен большой бассейн, ограждение в озере, снабжённое аварийным подъёмником и прочими необходимыми учебными атрибутами, там обучались будущие пилоты. Главным "учителем" остался Тихий, которому присвоили ранг инженер-капитан лейтенант. Работа по подготовке экипажей для подводных кораблей ОВР закипела.
  
   Холланд, получил уведомление от ирландских фениев о скорой присылке учеников, очень обрадовался и умчался в Нижний, шибко видать чистокровному Ирландцу британцы набрыдли. Там на заводе в Нижнем - Новгороде в разных стадиях готовности находились строящиеся кораблики. По высочайшему повелению было решено ввести в строй серию из трёх десятков кораблей в течение года. К этому сроку должны были быть построены и все корабли носители для "Тритонов".
  
   *****
  
   Странно устроен человек. Наградили, звание присвоили, а ему всё чего-то не хватает, почти как в известных строках гения "...Грусть - тоска меня съедает...". Таким за чертёжной доской в КБ, застал капитан-лейтенанта Тихого, Иван Фёдорович Александровский.
  
   - Вы чем-то опечалены? Не проявились ли дефекты в конструкциях?
   - Нет Иван Фёдорович, спасибо всё хорошо, и занятия идут успешно. Появилась тут у меня одна мысль она мне и не даёт покоя.
   - Вот как. Поделитесь со стариком вашей мыслью, вдруг, чем помогу.
  
   Долго длилась эта беседа. Далеко за полночь закончился рассказ и о просмолённой бочке, о погружениях в Балаклавской бухте, о запуске торпеды из подводного положения. Предложение Алексея Тихого, сводилось к тому, что если трубы торпедных аппаратов укоротить и кремальерные выходы оставить в прочном корпусе, то "Тритоны" смогут тайно доставлять боевых пловцов прямо во вражеские гавани.
  
   - А это что у вас на чертежах?
   - Это специальные резаки, чтобы сети резать. Как только мы несколько скрытых атак произведём, вражины наверняка все входы в гавани сетями с бонами перекроют. Вот таким резаком можно будет любую сеть прорезать и в охраняемую бухту попасть.
  
   - Интересно, а это что за торпеда такая странная?
  
   - Это не торпеда, это я на базе вашей электроторпеды Иван Фёдорович, хочу буксировщик для боевого пловца построить. В некоторых местах течения очень сильные, там без такого приспособления не выгрести.
   - Интересно, весьма интересно. Кто же вас на такие размышления подвиг?
  
   - Да никто собственно, есть некоторый опыт вот, и рисую, да только не знаю, как на эти придумки начальство посмотрит. Без разрешения, да финансирования ничего не получиться.
  
   - Хм, может быть и так. Вы знаете молодой человек, а ведь я вам, наверное, смогу помочь. Есть у меня такая возможность, несколько лет назад была, во всяком случае. Давайте попробуем. Вы рисуйте всё, что считаете нужным и сопроводительный документ готовьте, а уж я постараюсь, чтобы он до государя дошёл.
  
   Через неделю, тщательно отредактированное письмо с небольшими рисунками, иллюстрирующими написанное, было готово. Его пометили в специальный конверт, который принёс Александров. Конверт, как конверт, только в его верхнем углу, было начертано древнее слово "Лада".
  
   - Ну, вот и всё дорогой Алексей Михайлович, больше, пожалуй, я вам ничем помочь не смогу. Теперь остаётся только ждать и надеяться.
  
   Лёшка, конечно, ждал и надеялся, организовав производство, с разрешения Александровского в Ладожских мастерских действующих макетов своих задумок. Снабжение диковинками здесь было на уровне, даже твёрдые сплавы для губок диверсионных ножниц нашлись, а для буксировщика не какие-то отработанные аккумуляторы выдали, а новые, "муха не сидела", при таком подходе ждать можно.
  
   Вот только и ждать, особо не довелось. Не прошло и недели, как нагрянуло высокое начальство, адмирал Бутаков со свитой, тут Иван Фёдорович развернулся. Широко улыбался, руками размахивал, вроде и адмиралу рассказывал, а сам нет, нет, да чуть в сторону поглядывал. Лешка тоже туда глянул, только от неожиданности чуть на пол не сел. Рядом с адмиралом в полном адмиральском облачении с роскошными бакенбардами и при орденах, находился внешне неприметный казак, в котором и признал наш конструктор Государя Императора. Довелось ему уже с ним однажды беседовать, как же забыть такое.
  
   - А это значит ваш юный гений! Так дорогой, Иван Федорович?
   - Выходит так Ваше Величество.
   - Мы, кажется знакомы? Вы у Новикова Степана Ивановича на "Гидрографе 2" мичманом - водолазным служили!
   - Так точно, Ваше Императорское Величество!
  
   Зычный голос бывшего подчинённого даже Новикова заставил улыбнуться. Он тоже был в числе приглашённых, но оставался в сторонке. Не гоже начальнику подразделения боевых пловцов флота Российского демонстрировать своё лицо посторонним. Вот потому-то сегодняшний именинник его сразу не признал. Да ещё в отличие от принятой моды лицо каперанга было чисто выбрито. Возможно, чтобы вода под маску не затекала, и так бывает.
  
   - Степан Иванович, попрошу вас ознакомиться с предложенными конструкциями и дать ваши рекомендации. На всё про всё у вас два часа времени. За этот период мне ещё с Александровского "допрос с пристрастием" снять надо будет, по новому кораблю. Надеюсь, вы успеете.
  
   - Будет исполнено, Ваше Величество.
  
   Примерно так прошла демонстрация некоторых приспособлений нашего "Кулибина" заинтересованным специалистам в присутствии Е.И.В. Правда Новиков дал массу замечаний, поглядывая в небольшую папочку с отпечатанными листочками, но все замечания были исключительно деловые.
   Интересно, откуда он всё это знает, без проведения опытных работ и кучи погружений такие замечания в голове не появятся. Неужели, я велосипед изобрёл? Сомнения Тихого разрешил сам каперанг.
  
   - Император, только несколько дней назад, собрал нас с Бутаковым и ознакомил с концепцией создания подразделения морских боевых пловцов. Кстати эти листики шпаргалка, в которые я постоянно заглядывал, тоже он вручил. Будем Алексей Михайлович создавать новый род войск. На это уже есть высочайшее повеление. Сначала базироваться будем здесь, на Ладоге, а в будущем приказано создать такие подразделения на всех флотах, включая "Пятую эскадру".
  
   - Будем стараться, Ваше высокоблагородие. А что это за такая "Пятая эскадра"?
   - Это объединённая эскадра, в которой ваши конструкции пройдут первые боевые крещения.
   - Понял, я почему-то так и подумал, только Степан Иванович, успеем ли?
   - Должны успеть!
  
  
  
   (Предместье Лондона, Замок Бэринг, конец июля 1871 года)
  
  
   Очередная встреча финансистов, традиционно состоялась в баронском имении Бэрингов. Традиция, однако, была нарушена тем, что кроме члена палаты общин, барона Лайонела Нейтана Ротшильда, присутствовал внук основателя династии молодой Натан Майер Ротшильд II (старший сын Лайонела).
  
   - Мальчику пора привыкать к нашим посиделкам, он уже почти взрослый.
  
   Такими словами Ротшильд старший предварил возможные вопросы своих коллег по профессии. Кроме отца с сыном, присутствовали Йоахим Хэмбро, и Томас-Джорж Беринг. Никого из посторонних включая секретарей, в комнату допущено не было.
  
   - Уважаемые джентльмены, я попросил вас срочно собраться на нашу внеочередную встречу по нескольким причинам: - Первая решение поднять процентные ставки на более высокий уровень по отношению к ставкам конкурентов следует признать ошибочным. - Расчёт на то, что золото потечет в банки лондонского Сити из банков Берлина, Нью-Йорка, Парижа и возможно Санкт-Петербурга, в связи с военными действиями в Европе не оправдался.
  
   Оглядев внимательно слушавших его коллег, Ротшильд продолжил своё повествование
  
   - Вторая причина, возможно, позволит нам наверстать упущенное. Получено сообщение из Вены, от Альберта фон Саломона Ротшильда, два дня назад, там состоялось награждение героя дня, Альбрехта Фридриха Рудольфа, герцога фон Тешена, победителя сражения при Кустоцце! Император Австрии лично вручил ему награду. - Самое интересное, произошло уже в конце аудиенции. Зачли телеграмму о ещё одной победе над Виктором Эммануилом. Адмирал Тегетхофф разбил флот итальянского короля в битве у острова Лисс. К счастью пока об этом широко не известно и мы можем успеть принять разумные решения по кредитованию этой страны.
  
   Установившаяся тишина говорила, что слушатели Лайонела Нейтана Ротшильда поражены и даже несколько растеряны сложившейся ситуацией. Такая оперативность в получении информации даже для них была трудно доступна.
  
   - Дальнейшее буду излагать без приоритетов, их расставлять мы будем совместно. В Европе возможна революция, да, да именно революция, как её понимают политики, классическая смена власти. На карте мира в самое ближайшее время могут появиться наименования Венгрия, Чехия, Словакия, Далмация, Австрия, возможно, что-то ещё, но это основные названия. - Сомневаюсь, что Францу Иосифу из-за конфликта с Пруссией удастся всех их удержать в руках. Несколько территорий он обязательно потеряет! Естественно кто-то станет республикой, кто-то монархией, для нас это не важно. Здесь важно другое, после таких социальных потрясений, любому правительству или правителю будут нужны средства, а значит, он обратиться к нам. К этому мы должны быть готовы и процентные ставки наших банков и банка Англии, должны быть скоординированы.
  
   Томас-Джорж Беринг, встрепенулся и скрипучим старческим голосом произнёс:
  
   - Дорогой Лайонел, выходит, что вы не совсем правы. Не получилось с увеличением маржи, из-за войны, теперь она почти закончилась, и они всё равно прибегут к нам. Согласен, что величины ставок надо утрясти, но это уже вопрос технический.
  
   - Пусть так, но главное даже не деньги и кредиты, для нас гораздо важнее влияние на новые государства и их правителей, не важно в каких одеждах представленных. Это, я и хочу с вами обсудить. - Предлагаю, поручить моему старшему сыну, срочно собрать досье на всех новоявленных политиков, для чего консолидировать наши личные архивы и подключить свежеиспечённого барона Рейтера. Кстати не плохо бы узнать поточнее, сколько за этот титул получил герцог Эрнст II Саксен-Кобург-Готский. Эти цифры нам могут пригодиться.
  
   - Думаю, с этим предложением все согласны.
  
   Эта протокольная фраза Карла Йоахима Хэмбро, ни у кого не вызвала возражений.
  
   - Принимается единогласно. - Уважаемый Лайонел, вы как всегда сама мудрость. Что вы порекомендуете нам предпринять в ближайшие год, два.
  
   - Устроить ещё одну войну! Да, да джентльмены именно войну. Причём с применением самых современных оружейных систем. Частью разработанных и изготавливаемых, как у нас, так и в Новом Свете. Я говорю о винтовках Мартини-Генри и Пибоди-Мартини.
  
   - Простите, сэр, а в чьи руки вы бы хотели вручить эти изделия. Даже в войска её величества эти винтовки ещё практически не поступили. Они выпускаются всего около года.
  
   - У Британской империи есть верный цепной пёс, это султан! Сейчас он заказывает корабли, под наши кредиты, а надо, чтобы он ещё и стрелковое оружие заменил. Тогда у его извечного стратегического противника людские потери существенно возрастут, война затянется, а значит и в деньгах дефицит возникнет. Те, кто испытывает финансовые проблемы, всегда более сговорчивы!
  
   - Вы гений Лайонел!
   - Не считайте, что сделали мне этим комплимент. Я, прежде всего финансист, возможно гениальный!
   - Браво, джентльмены, браво!
  
   - Значит, назначаем войну России с Турцией в ближайшие два года. Флот султана сейчас насчитывает более семидесяти вымпелов. Россия на Чёрном море располагает десятком кораблей, новых, но их всего десять.
  
   - Наши торговые друзья из Пирея сообщили, что семь больших новых кораблей уже миновали Грецию и находятся в Средиземном море на широте Крита.
   - Тем лучше, значит, там у них осталось всего три корабля.
   - Если Русские не захотят воевать с султаном при таком соотношении боевых единиц во флотах.
  
   - Мы их заставим их воевать. Сделать это достаточно просто. При помощи "золотого ослика" всегда найдётся группа недовольных из отрядов турецкой иррегулярной кавалерии башибузуков, которая устроит резню, ну допустим в Болгарии. Агентство Рейтера разнесёт эту историю по всему миру. Царю просто не останется выбора и чтобы не потерять лица, он вынужден будет начать боевые действия.
  
   - Почему вы предлагаете именно Болгарию?
   - Там в счёт наших кредитов построены самые мощные крепости, четвёрка крепостей -- Рущук -- Шумла -- Базарджик -- Силистрия -- самые защищенные в Европе, если не во всем мире. Кроме того, порт Варна превращён в крепость с весьма современными укреплениями, которые по утверждениям наших военных советников, неприступны.
  
   - Как вы предлагаете поступить с русской эскадрой, которая вырвалась в Средиземное море, и в будущем может доставить нам неприятности при решении наших прямых финансовых вопросов с хедивом Египта.
  
   - Эти корабли надо утопить, в первую - ли, во вторую - ли очередь, но уничтожать их придётся однозначно. Здесь нам поможет Этем-паша и наша славная эскадра, базирующаяся на Мальте. Причёт топить их будем тайно и по возможности поочерёдно, так чтобы до времени не устраивать большую войну.
  
   - Дорогой Лайонел, мы с вами не являемся ни Первыми лордами Адмиралтейства, ни премьер министрами Соединённого королевства. Как эти джентльмены отнесутся к столь кардинальным планам?
  
   - После того, как мы определимся в наших решениях, я приглашу к себе Уильяма Юарта Гладстона и объясню ему, что он должен предпринять, чтобы обеспечить наше финансовое участие в своей будущей избирательной компании 1872 года! - Да, джентльмены, надо не забыть профинансировать достройку принц Альберт холла. Об этом очень просила королева.
  
   - Беринг, дорогой мой не спите. У нас ещё один очень серьёзный вопрос, который требует повышенного внимания.
   - С вами разве уснёшь Лайонел? Я только на минутку задумался, а вы сразу "спите". Просто мне лучше думается с закрытыми глазами, наверное, меньше отвлекающих факторов. Чем вы хотите нас ещё удивить, дорогой коллега?
  
   - Получено сообщение от вице-короля Индии.
   - Что может написать этот прощелыга, думающий только о собственных карманах?
   - Писал, как вы понимаете не он, кроме того, написанное весьма ново, неожиданно и открывает интересные перспективы в конкуренции с Россией на пути в Индию. Я бы даже назвал их революционные перспективы.
   - Что же там нового, Лайонел? Не много ли революций за один раз?
  
   - Северного пути, через Памир не существует! Там могут пройти только специально подготовленные скалолазы! Торговое сообщение России с Индией возможно исключительно через Афганистан. Потому надо готовить новую экспедицию в эту страну.
  
   - Мы там уже были, и едва унесли ноги. Причём далеко не все. Это будет очень тяжело решаемый вопрос!
   - Не забывайте, что мы уже сместили "прощелыгу", как вы изволили выразиться. Возможно, стоит организовать небольшую экспедицию, по самому удобному проходу.
  
   Повернувшись к Натану, Ротшильд старший попросил:
   - Напомни мне, пожалуйста, название этого перевала, сынок.
   - Пешаварский перевал, самый удобный для похода на Кабул, отец.
   - Благодарю.
   Было видно, что предложение об очередной афганской экспедиции очень насторожило финансистов.
  
   - Организованное войско, численностью 10-15 тысяч, при полусотне орудий легко разобьет отряды Афганского эмира Шер-Али-хана. Суммарная их численность всего около четырёх тысяч воинов. В Британской Индии сейчас под ружьём порядка трёхсот тысяч человек. Отправка в экспедицию шести, семи процентов будет представлена, как обычная полицейская операция. Кроме того, повеление о проведении этой акции будет подписано ещё предыдущим вице-королём.
  
   - Вот даже как. Это меняет дело. Метрополия здесь непричём.
  
   - Ну, а если экспедицию разобьют?
   - Как могут дикари разбить британские вооружённые силы?! Ясно, что это были переодетые русские, которые взяли верх только из-за подавляющего численного превосходства. - Дальше, слава павшим героям, за кровь которых надо отомстить!
  
   - С помощью барона Рейтера и его бумагомарателей, мы напечатаем во всех газетах несколько душещипательных историй о коварных северных варварах, которые покушаются на нашу жемчужину. Поднимем общественное мнение и протолкнём необходимое решение о большой экспедиции в парламенте.
  
   - Большая экспедиция, это всегда большие и даже очень большие деньги. - Гениальное решение, просто и как всё простое гениально, Лайонел. - Я полностью присоединяюсь в этом вопросе к Хэмбро!
  
   Йоахим Хэмбро поудобнее уселся в кресле, развернулся в строну Ротшильда старшего и задал вопрос, который вероятно волновал всех присутствующих, но пока никто не хотел его поднимать.
  
   - Дорогой Лайонел, не считаете ли вы что нам нужно оказать некую помощь Паулю Юлиусу Рейтеру в его борьбе за информацию с этим Бернхардом Вольфом?
  
   - Боюсь, что это будет очень не просто сделать, дорогой Йоахим. Есть иное предложение, позволяющее достичь аналогичного результата. Сын мой, напомни-ка, пожалуйста, присутствующим какой процент последователей торы проживает в бывших австрийских, захваченных и блокированных на сегодня, русскими городах.
  
   - Отец, я затрудняюсь назвать точные цифры по всем городам, хорошо помню только по некоторым из них: Тарнополь 42; Лемберг 31,9; Мукачево 33; Уноград (Ужгород) 31,2; Дрогобыч 47,7.
  
   - Достаточно, вполне достаточно, дорогой мой. Вот что значит молодость. Обратите внимание джентльмены, как правило, прядка трети населения являются последователями торы, остаётся только должным образом организовать их, чтобы нужная информация потекла в нашу сторону.
  
   - Нет, вы всё-таки гений Лайонел! Не надо скромничать. Я неделю ломал голову, как наладить этот вопрос, а вы сходу предложили блестящее решение. Просто и гениально!
  
   - Не пора-ли заканчивать джентльмены? Мы с вами запланировали событий на много лет вперёд, сомневаюсь, что успеем все их осуществить.
   - Дорогой Бэринг, у каждого из нас есть, кому продолжить начатое, не думаю, что по этому поводу стоит особенно сокрушаться.
  
   Раздавшийся стук в дверь заставил всех присутствующих насторожиться. Сейчас они напоминали группу нашкодивших школяров. Бэринг, будучи владельцем замка, первый пришёл в себя и на правах хозяина дома, громко, обращаясь к невидимому секретарю, нервно произнёс:
  
   - Ну, что там ещё, случилось Адельберг?
   - Сверхсрочная депеша, сэр. Приказано доставить и вручить лично в руки.
   - Простите джентльмены, сейчас я прочту то, что заставило моего агента потратить столько денег на доставку этих новостей. Ужасно дорогая, эта сверхсрочная доставка.
  
   Сообщение было кратким. Наложенный на послание небольшой трафарет позволил его прочесть, не прибегая ни к химии, ни к шифровальным таблицам.
  
   - Джентльмены, полностью разгромлен австрийский флот, - его база в Истрии, город Пула захвачен штурмом.
   - Это что - же, реванш Виктора Эммануила после поражения у Лисса?
   - Нет, джентльмены, это гораздо хуже! Австрийский флот потоплен кораблями.... Российской империи.
   - Бэринг, не может ли это быть ошибкой или сознательной ложью?!
   - Почему такое различие в содержаниях посланий из Пирея и от вашего отправителя?
   - Хм, надо проверить.
   - Как лучше это сделать?
  
   Прожжённый финансист, осторожный и всегда выдержанный на минуту задумался. Поспешность при принятии важных решений не допустима, но и запаздывать тоже нельзя! Хорошая мысль посетила старого пирата от финансов.
  
   - Предлагаю позвонить в Форин Офис. Сообщать им мы ничего не будем. По их реакции на ряд наших вопросов можно будет судить о достоверности полученной депеши.
   - Ну и кто же будет звонить?
   - Естественно Адельберг. Если позвоню я, старая лиса - граф Кларендон очень насторожиться и будет слишком долго раздумывать над каждым своим словом. Тема, тема звонка будет такая, отправлены ли своевременно поздравления Францу Иосифу, по поводу победы на Адриатике!
  
   - Но, ведь это полная чушь? Мы сейчас это знаем почти наверняка.
  
   - Мы знаем, а знает ли это Джордж Уильям Фредерик Вильерс, нам надо проверить. Вот для этого Адельберг и задаст свой дурацкий вопрос. - По поводу разницы в содержании сообщений, думаю, виновата связь, точнее её носители. Вам, уважаемый, Альберт фон Саломон Ротшильд дал шифрованную телеграмму из столицы Австрийской империи. Сообщение из Греции, сначала следовало посредством лошадиных ног, более медленных, нежели электрические сигналы. Только что полученная телеграмма была отправлена из Фиума, от одного нашего хорошего знакомого.
  
   - Действуйте Бэринг, действуйте!
  
   Взяв в руки небольшой серебряный колокольчик, банкир несколько раз тряхнул им. Комната наполнилась приятным звоном, на который открылась боковая дверь, и секретарь сначала заглянул в неё, а потом вошёл не более чем на два шага и замер, ожидая команды своего хозяина.
  
   - Адельберг, сейчас вы позвоните в Форин Офис, вот по этому номеру. Представитесь своим полным званием и именем. Когда трубку возьмёт граф Кларендон, зададите вопрос, который записан на этом листе бумаги. Потом, прикрывая рукой, микрофон, вы будете сообщать нам всё, что вам официально ответят. Более того, вы постараетесь сообщить нам, всё, что вы определите посредством телефона.
   - Слушаюсь, сэр.
  
   Приятным баритоном, сообщив телефонной барышне, номер, секретарь барона замер у телефона. Постояв так с минуту, он с виноватой интонацией в голосе он сообщил.
  
   - Запрашиваемый номер занят, сэр.
   - Ничего Адельберг, через пять минут вы зайдёте сюда и повторите звонок.
   - Слушаюсь, сэр.
  
   - Ну, как вам это нравиться?
   - Великолепная выучка Бэринг, как вам удаётся сделать из секретаря говорящую машину?
   - Хэмбро, вы как всегда выбираете неподходящее время для ваших шуток.
   - У вас есть более интересное предложение на эти пять минут?
   - Пожалуй, есть! - Дорогой барон, ваши погреба, надеюсь, всё так же великолепны?
   - Дорогой Лайонел, вашему сыну будет достаточно только нажать вот эту клавишу, и бар за стеной шкафа явит нам все наиболее интересные образцы из моих хранилищ.
   - Натан, сынок давай-ка посмотрим, что скрывает старина Бэринг в своих подвалах.
  
   Минуло пять минут, раздался лёгкий звонок колокольчика на открытие боковой двери и в комнате снова возник вышколенный секретарь.
  
   Всё повторилось, как и прошлый раз, за исключением того, что виноватая интонация в голосе секретаря, стала ещё более виноватой. Только третий звонок дал результат, если конечно это можно назвать результатом. Секретарь Форин Офиса, сообщил секретарю барона Бэринга, что граф Кларендон несколько минут назад выехал, будучи срочно вызванным, к премьер-министру.
  
   - Ну, что ж тогда я сам позвоню Гладстону. Естественно не сейчас и вообще, не сегодня. Похоже, что информация из Фиума соответствует реальным событиям. Завтра, уважаемые джентльмены, вы будете проинформированы о том, что мне удалось узнать. - Возможно, что в свете этих новостей нам придётся собраться ещё раз.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
  
   Перемышль был осаждён осадной армией генерала А. Н. Селиванова. Селиванов, войска которого были меньше по численности, чем гарнизон крепости, не имея осадной артиллерии, не предпринимал бессмысленных попыток штурма, а окружил крепость широким кольцом, рассчитывая добиться сдачи голодом.
  
   0x01 graphic
  
   После продолжительной осады и истощения запасов продовольствия в крепости Герман фон Кусманек, командовавший гарнизоном, предпринял попытку прорыва 5 (18) марта 1915 года, но она была отбита. 9 (22) марта крепость капитулировала.
   Перед этим артиллерия крепости расстреляла весь боезапас, а укрепления крепости были взорваны. Русским войскам сдались 9 генералов (в том числе Герман Кусманек, А. Тамаши, К. Вейзендорфер, В. Никль), 93 штаб-офицера, 2204 обер-офицеров, 113 890 нижних чинов, русские войска захватили 900 орудий.
  
  
   Германская империя -- принятое в российской историографии название немецкого государства в 1871--1918 годах.
   Официальное название немецкого государства в 1871--1945 годах -- Deutsches Reich (Германский рейх), что также переводится как "Германская империя" или "Германское государство"
   Основателями Германской империи считают Отто фон Бисмарка и Вильгельма I Гогенцоллерна. Иногда её называют и "Второй рейх". Германская империя прекратила свое существование в 1918 году в результате Ноябрьской революции.
  

0x01 graphic

18 января 1871 года в Версале Бисмарк и Вильгельм I объявили о создании Германской империи.

  
  
  
   Двести двадцать седьмая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
  
   Интересно, как скоро в этой истории появиться термин "лунный пейзаж". Наверное, продолжатели дела Константинова будут первыми, кто его увидит, но до их представлений ещё далеко. То что лежало перед нами назвать другими словами, кроме как "лунный пейзаж" я не мог. Вслух я ничего не произносил, ждал, пока свои ощущения выскажут мои спутники.
  
   Слева от меня простирались пепельные холмы, испещрённые мелкими воронками с вкраплениями то больших камней, то каких-то оплавленных металлических изделий, то вообще непонятно чего. Прямо передо мной картина была аналогичной, лишь только слева топорщились остатки какого-то строения, точнее, его фундаменты, вырванные взрывом из-под земли. Похоже, что здесь был артиллерийский погреб или пороховой склад сейчас этого, без плана крепости Перемышль уже не определить. Впрочем, не сильно это мне интересно и надо.
  
   Казаки, снабжённые металлическими щупами, и идущие впереди нас напоминали каких-то демонических существ из преисподней. Все покрытые пеплом, пылью, гарью пропахшие дымом и пропитавшиеся этим ужасным трупным запахом, который проникал сквозь плотные марлевые повязки, которые защищали органы дыхания людей производивших поиски.
  
   Что мы искали? Я и сам себе точно этого сказать не могу. В самом общем определении это называлось поисками останков императора Австрии. Точнее того, что могло от него сохраниться, после того что здесь произошло. Металлические части орденов, оружие, пуговицы мундира, на большее моей фантазии просто не хватало. Рентгеновских снимков сейчас ещё не существовало, а отличить остатки костей скелета императора, он останков его подданных визуально невозможно. Вот и ходят добровольцы, снабжённые плохонькими копиями дагерротипов, на которых изображены ордена и оружие Франца Иосифа, по тому что было крепостью Перемышль, а сейчас неизвестно что. За каждую находку сходную с изображением объявлена награда в тысячу рублей.
   Фридрих III, предлагал сто, но я настоял на тысяче, мне самому и платить, потому будущий германский император без спора согласился. Надеюсь, что такая сумма придаст нужный азарт поисковикам, потому что я, пробыв здесь не более получаса, уже испытывал нестерпимое желание бежать, бежать куда подальше, только от этого ужасного запаха, который повсюду.
  
   В Перемышль, мы прибыли из Варшавы, на мелкосидящем катере, который был в распоряжении у генерала Нечаева. Не смотря, на то что это далеко не самое выдающееся изделие наших корабелов, на обоих императоров, скорость его перемещения и управляемость произвели большое впечатление. Ещё бы заранее знать, что из себя представляют остатки крепости, но таким всезнанием я не располагал.
  
   Кидаю украдкой взгляд на Шарля Луи. Бедный француз, вообще - то боевой офицер он сейчас похож на серое пугало с матерчатой повязкой закрывающей половину лица. Думаю что я сам выгляжу аналогично, в этом меня убеждает пепельная фигура Фридриха идущего чуть справа. Надо заканчивать с этим самоистязанием:
  
   - Дорогие мои братья.
   Гундосящим голосом из-под повязки произношу я, адресуясь к обоим императорам.
  
   - Предлагаю оставить поиски добровольцам, а нам вернуться на катер, здесь в пяти километрах с наветренной стороны в какой-то деревушке имеется КП фельдмаршала Барятинского, там мы сможем привести себя в порядок и обсудить все вопросы.
  
   Не очень внятные ответы, но все согласны, возражений нет. Разворачиваемся и движемся в направлении речки Сан, которая рассекает крепость почти по диаметру. Там нас ждёт судно и уже через четверть часа можно свободно дышать не испытывая дискомфорта от ужасного запаха. На выходе нас настигает магниевая вспышка. Теперь можно быть абсолютно уверенными, что наши усилия задокументированы для истории.
  
   - Дорогой Николя, сколько часов вы говорили, продолжался обстрел крепости?
   - Точное время можно спросить у Барятинского, но по сводкам около шести часов всеми калибрами.
   - Такие ужасные разрушения.
   - Здесь наложились ещё и взрывы собственных артиллерийских припасов. В крепости было сто двадцать орудий. При австрийской норме запаса, по тысяче зарядов на ствол, получается весьма солидная цифра.
   - Да, действительно, современная артиллерия способна на многое.
  
   Следующая фраза на лающем французском, который ни с кем не спутать, принадлежит Фридриху:
  
   - Возможно, ли будет всё это заснять, чтобы позже использовать при обучении наших войск?
   - Да, конечно. Съёмки велись и сейчас ещё ведутся, как только обнаруживается какой-то интересный фрагмент, дающий представление о произошедшем.
   - Ужасная мощь, о бывших границах крепости можно судить только по обожженной и оплавленной поверхности, больше ничего не осталось.
  
   - Их наступление планировалось на шесть утра, мы начали после нуля, таким образом, планировалось значительно ослабить силу наступления противника.
   - Да, "вломили", я правильно произнёс?
   - Да дорогой брат, правильно, но кто же мог подумать о том, что во время обстрела взорвутся ещё и собственные припасы австрийских войск.
  
   Получилось так, как будто я оправдывался. Что бы такого впечатления ни у кого не складывалось, я продолжил свою мысль.
  
   - Возможно что при проектировании крепостей, надо будет учитывать этот фактор, а возможно что крепости подобные Перемышлю уже утратили своё значение.
  
   Снова ужасный французский Фридриха:
  
   - Фельдмаршал Барятинский провёл блестящую контрнаступательную операцию, её результаты будут ещё долго анализироваться, и изучаться военными всего мира.
   - Дорогой брат, я думаю что вполне достаточно, если с этими результатами будут ознакомлены только специалисты наших стран. Зачем давать лишнюю информацию да ещё военного характера на сторону. Ею всегда смогут воспользоваться наши враги.
  
   - Вы предлагаете всё это засекретить?
  
   - Думаю в этом есть смысл, детали, и количественные характеристики того что здесь произошло лучше оставить достоянием наших офицеров для изучения и возможного использования.
   - Я тоже согласен с предложением Николя. Эта информация должна иметь статус, ограниченный доступности. Вы сами дорогой Фридрих вспомните эти слова, когда нам придётся участвовать в африканских или азиатских конфликтах с Британией.
  
   Я чуть не поперхнулся. Шарль Луи настолько чётко, нисколько не сомневаясь в своей правоте, озвучил то, что постоянно вертелось у меня в голове.
   Услышанному я был весьма рад. Кстати Фридрих, похоже, придерживается тех же воззрений. Наверное, надо будет ещё раз вернуться к этому вопросу.
   Нашу доверительную беседу прервало появление Барятинского младшего.
  
   - Ваше Императорское Величество, всё готово.
   - Спасибо.
   - Дорогие братья, нас приглашают обедать. Это не Париж и не Берлин, но думаю, что качество пищи от этого не пострадает. Да и время уже обеденное. Нашу увлекательную беседу мы сможем продолжить позднее.
  
   Не услышав возражений, я на правах хозяина повёл императоров в полковой шатёр. Вокруг палатки, которого толпились наши генералы, а внутри этого импровизированного ресторана всё благоухало разнообразием яств, которые успели приготовить.
  
   Торжественные и приветственные процедуры были сокращены до приличествующего минимума. Спичи трёх императоров уложились буквально в несколько минут. Вот что может сделать хорошая кухня даже с военными и политиками. Напитки и вино лились не ручьями и реками, это было буквально алкогольное цунами по другому не назвать! Молодцы хорошо расстарались, сегодня больше никаких переговоров не будет, а завтра, завтра посмотрим, возможно, будут ещё новости.
  
   Как я и предполагал новости были, причём их было столько, что пришлось поручить Сабурову предварительно их разобрать и рассортировать по степени важности. Более того, делиться частью новостей с "братьями" мне не хотелось. "Каждому овощу своё время", очень разумное высказывание.
  
   Когда мы снова, наконец, после обильного завтрака, собрались для беседы то были прерваны появлением Барятинского младшего, который приблизился к нашей троице и попросил разрешения сделать сообщение:
   - Ваше Императорское Величество, казаки нашли что-то весьма напоминающее эфес оружия Франца Иосифа. Не желаете ли взглянуть?
  
   Желания ещё раз оказаться в крепости, ни у меня, ни у моих собеседников не возникло.
  
   - Володя, пусть "это" доставят сюда.
  
   Через три четверти часа мы смогли осмотреть, оплавленный кусок металла с остатками вензеля, напоминающими тот, который Фридрих признал, как принадлежавший некогда несчастному австрийскому императору. Встал вопрос, что делать дальше?
  
   - Ваше Императорское Величество (Эти слова принадлежали уже фельдмаршалу Барятинскому) по обычаю, надо бы помянуть погибшего.
  
   Поскольку никто не возражал, то и занялись этим невесёлым делом. Начало было траурно - торжественным, правда без музыки, а в конце, хотя возможно, мне это и показалось, молодые офицеры перешли даже к анекдотам. Так или иначе, но ничего другого в этот день не произошло.
  
   Третий день наших переговоров, который позже пробританские историки назовут "Перемышльским сговором", начался, как у всех нормальных людей с обильного завтрака.
  
   Возможно, что из-за подарка "студента" циркулирующего в моей крови, последствия вчерашней встречи, простите поминок, я перенёс лучше всех. Результатом стало моё сольное выступление по всем наболевшим вопросам. Меня внимательно слушали и кивали головами. Особенно это хорошо получилось у Фридриха, когда я предложил продолжить нашу встречу в Берлине, где объявить о создании Германской империи, во главе с королём Пруссии. Там же в Берлине обсудить проблему новых государств на карте Европы.
  
   Подготовка этого события была поручена нашим министрам, на что им был отпущен месяц, начиная с сегодняшнего дня.
   - Дорогой Николя, а если они не успеют?
   - Добавим, добавим дорогой Шарль.
   - Никуда они не денутся дорогие кузены, обязаны исполнить!
  
   Это уже произнёс новоявленный Германский император. Пригласив через моего адъютанта нужных чиновников, и объявив им волю государей, мы решили немного прогуляться. Гуляли не долго, Шарль с Фридрихом обсуждали флотские дела, а я мучительно соображал, как скажутся кардинальные изменения в истории Европы на нашем будущем.
  
   Германская империи (Второй рейх) в той истории была создана 18 января 1871 года. Императорская Франция при этом перестала существовать. Сейчас всё иначе, НО империй, сколько было, столько и осталось. Только теперь Франция вместо Австрии, по-моему, отклонение в пределах допустимого. Если коронация германского императора произойдёт не 18 января, а 28 августа 1871 года, то от этого, наверное, ничего не измениться. Эти рассуждения привели меня в чудесное расположение духа, и я предложил кузенам отведать Шустова из моей специальной коллекции. Возражений не было.....
  
  
   *****
  
  
   Традиционный утренний доклад Графа Игнатьева в Гатчине. Он чертовски хорошо держиться учитывая, что дел у него невпроворот. Сегодня ещё присутствуют, адмирал Можайский, Фельдмаршал Барятинский, князь Горчаков и, конечно же, дядя, слишком много событий.
  
   - Начинайте граф, начинайте, у нас мало времени.
   - Ваше величество, по агентурным данным получено сообщение об объявлении повышенной готовности на военно-морской базе острова Мальта. Ориентировочное время приведения их в полную готовность три, пять недель.
   - Мы это предполагали, граф. Что ещё?
   - Уточнённая сводка будет готова к вечернему докладу.
   - Хорошо, спасибо.
  
   - Александр Фёдорович, что ваши орлы? Сколько машин долетело? Как устроились, как определились на новом месте?
   - Ваше Величество, перелёт аэронавтов на остров Лисс завершён. Долетело двенадцать машин из пятнадцати. Все отказы произошли на нашей территории, на участке Линда - Тирасполь. Две машины ремонтопригодны, к сожалению, третий экипаж погиб вместе с аэропланом. Причины выясняются. Сейчас на острове, отрабатываются полёты над морем и изучаются подходы и ориентиры. Включая и эти новые, эфирные. Есть проблемы с вооружением, до сих пор не пришёл транспорт с Балтики.
  
   - Константин Николаевич, слушаю вас.
  
   Дядя долго сопротивлялся, участию французских кораблей в проводке наших транспортов по Средиземному морю. Позже трезво рассудив, что "честь мундира" не является доминантой, а только важность доставки грузов определяет успех операции, согласился и даже сам инициировал нужные переговоры.
  
   - Ваше Величество, наши транспорты и "Каракатица" в составе французской эскадры, сегодня должны миновать Сицилию и завтра ожидается их проход Отрантским проливом.
   - Вы произнесли слово "Каракатица" в единственном числе. Это оговорка или действительно так?
   - Ваше Величество, второй носитель не готов к переходу, на правом полукорпусе меняют главный двигатель. Это ещё минимум неделя работы.
   - Плохо, "на охоту идти собак кормить", всё у нас не, слава Богу. Да, а где эскадра Этем-паши?
   - Турки из Ионического моря даже не выглядывают. В проливе постоянно висит разведчик Александра Фёдоровича, спасибо ему большое за это.
   - Значит, взаимодействуете успешно? Это приятно и полезно для дела.
  
   - Александр Иванович, на новых присоединённых территориях всех татей выловили?
   - Ловим, Ваше Величество, каждый день ловим, но ещё не всех взяли.
   - Господа, надо быстрее обустраивать границу. Это ваша совместная задача.
  
   - Александр Михайлович, чем порадуете? Как идёт подготовка к Берлинской встрече?
   - Ваше Величество, всё строго по графику, немцы, наверное, и детей так лепят, по порядку, по графику, по другому они не могут. Отто фон Бисмарк, постоянно напрашивается на встречу с вами. Было бы желательно в период вашего визита её предусмотреть.
   - Предусматривайте, дорогой князь, предусматривайте, но только строго по графику!
  
   Фраза вызвала весёлое перемигивание у всех участников встречи и сняла напряжённость, думаю, скоро слово сочетание "по графику" войдёт в палитру очередных анекдотов.
  
   - Господа, все полное внимание, я решил на вновь присоединённых территориях временно, для обретения опыта, изменить имперское законодательство.
  
   Моё окружение снова напряглось. Наверное, соображают, что он ещё смог придумать. Постоянно выдвигая инициативы, и тормоша придворных, я или уже заслужил или заслужу соответствующую кличку. Ладно, переживём. Задуманная корректировка законодательства не моя, её в том времени Пётр Аркадьевич Столыпин предложил. Сейчас он ещё никто, но законодательство по черте осёдлости для евреев, пока на двух новых губерниях Закарпатской и Галицийской я решил отменить. Посмотрим, что из этого выйдет.
  
   На удивление, мои царедворцы совершенно спокойно на это нововведение отреагировали. Некоторые вообще никак своего отношения не проявили. Будем считать, что всё хорошо и Пётр Аркадьевич был прав! Время покажет?!
  
  
  
  
   Тетрадь сорок первая Дневник Тринадцатого императора
  
  
  
   (Тяжёлый и полный неожиданностей 1871 год).
  
  
   Историческая справка
  
  
   Анри? Жиффар. (фр. Henri Giffard), урождённый Анри-Жак Жиффар (Henry-Jacques Giffard; 8 февраля 1825 года, Париж -- 5 апреля 1882 года, там же) -- французский изобретатель. Во время Американской войны, с 1861 до 1865 г., армия северных штатов употребляла очень часто привязанные или прикрепленные шары (aИrostats ballons captifs), чтобы следить за положением неприятеля в обширных лесах, где велась борьба, и за исходом битвы. Шары этого рода удерживаются на привязи по способу Жиффара с помощью очень крепкого каната. Создал первый в мире дирижабль сигаровидной формы, длиной в 44 м и в диаметре 12 м, с паровым двигателем. Изобрёл струйный инжектор для паровых котлов.
  
   Бутузов Василий Павлович (William Paul Butusov) 1846-1919? Конструктор планеров. В возрасте 18 лет поступил моряком на торговое судно и прослужил 16 лет. С 1876 по 1879 годы, совместно с А.Можайским, активно участвовал в проекте, по разработке летательного аппарата тяжелее воздуха (вертикальные и горизонтальные рули управления). В 1880 оставил морскую службу, в должности помощника капитана. В 1882 поселился в Чикаго. Первый планер построил в 1889. В отделе рукописей Библиотеки Конгресса хранится составленное Бутузовым описание испытаний. Испытание происходило возле Mammoth Cave в штате Кентукки.
  
   Октав Шанют (англ. Octave Chanute), (18 февраля 1832 -- 23 ноября 1910), родившийся во Франции американский железнодорожный инженер и пионер авиации. Известен тем, что помогал братьям Райт в их работе, опубликовал результаты их экспериментов. Шанют свободно делился своими знаниями о авиации с любым, кто ею интересовался и ожидал, что другие люди будут поступать также, хотя он поощрял коллег патентовать их изобретения. Шанют считал, что патент братьев Райт на их летающую машину, управляемую с помощью перекоса крыла, не должен был действителен и заявлял об этом публично.
   До смерти Шанюта в 1910 году авиаторы так и не помирились, однако Уилбер Райт произнёс некролог на похоронах Шанюта.
  
   Аугустус М. Херинг (Augustus Moore Herring) 1867 - 1926 планерист, пионер американской авиации. Его родители часто переезжали, были в Швейцарии в Германии, пока не осели в 1884 году в Нью-Йорке. В 1888 учился в Стивенсоновском технологическом институте. В 1893 году построил полноразмерный глайдер.
   Проводил испытательные полеты планеров Шанюта, поскольку Шанют был уже слишком стар. Пионер конструкции биплана, один из вдохновителей братьев Райт. В 1909 году совместно с Гленом Кертисом основал Herring-Curtiss Company.
  
  
   Двести двадцать восьмая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
  
   Намеченная по "графику" внеплановая встреча с Отто фон Бисмарком неожиданно переместилась на завтра. Рано утром литерный поезд доставит его из Берлина прямо в Гатчину. Светят мне весьма непростые переговоры с будущим имперским канцлером. Вряд ли Фридрих III найдёт более достойную кандидатуру на эту беспокойную должность. Сегодня германская империя это ещё "лоскутное одеяло", (сорок одно государство) чтобы оно эффективно функционировало - его надо решительно "сшить суровыми нитками". Роль этих ниток должна выполнить экономика, а "швеёй" будет Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк Шенхаузен, иначе это будет повторение пройденного (здесь всё, почти как в той истории).
  
   Поясню чуть подробней. 27 марта 1849 года уже принималась имперская конституция, а 28 марта прусский король был избран "императором всех немцев". 2 апреля 1849 г. "имперская депутация" передала прусскому королю Фридриху Вильгельму IV результаты выборов. Король принял делегацию, однако отказался принять корону с декоративно-представительскими полномочиями.
   Позже была Прусская уния, против которой выступила Австрия и Бавария. В 1850 году вмешался вдобавок мой прадед Николай I, который решительно поддержал Австрию и указал на "противозаконность" действий Пруссии, даже предложил Пруссии демобилизовать прусские войска, в общем, та ещё каша.
  
   Теперь мне надо её расхлёбывать. По счастью Австрийской империи больше нет. "Дыра", через которую Британия регулярно вмешивалась в дела на континенте, закрыта. Если удастся создать прочный завязанный на экономических интересах союз России, Германии и Франции, то удастся избежать и Первой и Второй мировых войн, это моё твёрдое убеждение и это один из приоритетов нашей политики.
  
   Пока я философствовал на тему союзов, прибыл Игнатьев с ежевечерней сводкой.
  
   - Докладывайте, граф, слушаю вас внимательно.
   - Ваше Величество, всё идет, как и ожидалось. Наполеон III инкогнито прибыл в Триест, думаю, он уже навестил замок Мирамар и провёл или ведёт переговоры с Францом Фердинандом. В Австрии брат покойного императора был весьма популярен, лучшей кандидатуры для лидера не найти.
   - Да, согласен, я в курсе событий. Подождём известий от Шаля Луи, не будем загадывать наперёд.
  
   - Что по миссии Мезенцева?
   - Все трое (Кастельно, Штибер и Мезенцев) руководят приданными силами и аккуратно, не спеша, перегружают содержимое сейфов Альберта фон Саломона Ротшильда в железнодорожные вагоны. Наша доля пятьдесят четыре тонны, французов восемнадцать и прусская сто восемь тонн. Через час в сопровождении бронепоезда "золотой эшелон" должен отправиться из Вены. Французы, по сообщению Мезенцева, отбыли около сорока минут назад.
   - Хорошо, жаль не густо. Мы в год и то больше добываем, но дарёному коню.... Да, а что с бывшим владельцем, нашли хоть его останки?
   - Думаю, что ничего найти не удастся, оружия он не носил, а кроме металла, ничего в том пожаре сохраниться не могло. Его ошибкой было то, что он последовал вслед за Францем Иосифом.
   - Да, мы должны быть благодарны Австрийскому императору, его в той поездке в Перемышль сопровождали многие царедворцы и даже британские дипломатические представители. Мир их праху.
  
   Небольшая пауза, прервавшая разговор, ни в коем случае не означала поминок по усопшим, только голая констатация факта.
  
   - Какова ситуация на новых присоединённых территориях?
   - В основном спокойная, Ваше Величество. После объявления указа о разделе земель, без барщины оброков и прочих выкупов, крестьяне не поддерживают бандитские формирования шляхты, а без поддержки населения, через месяц другой мы их полностью изведём. В Кракове были попытки вооружённого сопротивления, но казаки рассеяли вооружённые группы, а остальных разогнали нагайками по домам.
   - Хорошо, граф, не забывайте про ксёндзов. Те, которые подкармливаются с островной кормушки, должны быть нейтрализованы. Остальных не трогать!
   - Такое указание и исполняется, агентурные данные, полученные загодя, позволят не ошибаться в этом вопросе, а с бандитами, как бы они не маскировались, разберёмся.
  
   - Есть новости от Турчанинова?
   - Да, и хорошие. Воспользовавшись резким спадом военных заказов, он заключил контракт на поставку винтовок конструкции Пибоди-Мартини по весьма приемлемым ценам. Мощности завода ограничены, больше заказов в течение это и будущего годов, он принять не сможет.
   - Вы нас разорите, граф! Куда только мы всё это денем?
   - Есть уже несколько заинтересованных сторон, в том числе негус Абиссинии, да и ирландские фении уже пробовали стрелять из этих винтовок, правда пока только на стрельбищах. У них на территории США есть несколько таких мест, а закон этой страны не запрещает здоровым взрослым людям иметь огнестрельное оружие. Главное что они теперь не попадут в Турцию. Кроме того, и в деньгах мы ничего не потеряем, естественно, после их перепродажи.
  
   Все эти наши деяния "на грани" в вечном дефиците времени дались тяжело и сильно сказались на здоровье и виде Игнатьева. Глаза запали внутрь, поблекли, появились морщинки на гладковыбритом лице. Видно, что человеку досталось.
  
   - Я вижу, вы устали, дорогой граф, давайте оставляйте ваши записи и езжайте домой, отдохните.
   - Спасибо, Ваше Величество, я действительно вымотался за этот месяц. В приёмной ожидает аудиенции наш новый военный агент в Британии Кутайсов Павел Ипполитович. - Разрешите его пригласить.
   - Да, конечно, Николай Павлович, приглашайте.
  
   В кабинете вошёл военный, которого я сразу про себя назвал человек-рентген и замер по стойке смирно.
   - Здравия желаю, Ваше Императорское Величество! Представляюсь по поводу назначения на должность военного агента в Британии.
   - Здравствуйте полковник, проходите, пожалуйста, присаживайтесь.
  
   Мне он сразу понравился, не зря его предок при Павле сделал головокружительную карьеру. Видно, что гены "на нём не спали". Умен, проницателен, хорошо физически подготовлен, да и "блокнот" его соответствующим образом характеризовал.
  
   - Не буду вас долго инструктировать, думаю что службисты Николая Павловича вам уже передали все свои знания умения и навыки. Навыки вам ещё придётся оттачивать, но уже на территории противника. - Напомню только, что от вас ожидается своевременная информация, способная повлиять на наши позиции в постоянном противостоянии между Российской и Британской империями.
  
   Кутайсов (Кутасов) внимательно слушал, ощупывая меня своими глазами, не выказывая желания высказаться, только слушать. Сообразно этой ситуации я продолжил.
  
   - Никаких не согласованных силовых действий. Скрупулёзный анализ обстановки, аналитический обзор экономики, военной промышленности, технических новинок и научных разработок. Использовать исключительно открытые источники информации. Наши "друзья" ещё не научились прятать свои успехи и достижения, надо этим пользоваться. Это, однако, не исключает поиск людей, склонных за некоторое материальное вознаграждение поделится нужной нам информацией, но быть крайне осмотрительным. Вы официальный представитель державы и за вами денно и нощно будут пристально наблюдать профессионалы. Всё-ли вам понятно? Вопросы, пожалуйста?
  
   - Благодарю за доверие, Ваше Императорское Величество, вопросов нет!
   - Желаю удачи! Досвидания. Заметьте, досвидания, а не прощайте.
   - Ещё раз благодарю, досвидания, Ваше Императорское Величество!
  
   После того как Кутайсов покинул кабинет, я напомнил Игнатьеву, что усталость накапливается, а это на его должности недопустимо и пожелал ему "Спокойной ночи".
  
   - Благодарю вас, Ваше Величество. Поеду спать. Досвидания.
  
   Да и мне пауза необходима, чтобы лучше подготовиться к визиту будущего канцлера Германии надо заглянуть в "горчаковские святцы" ещё раз, дабы не забыть, кто есть кто! По большому счёту, к разговору с Бисмарком мы готовы.
  
   Звонок, но не у меня в кабинете, а в приёмной, это после ухода графа дверь осталась не плотно закрытой. Слышу, как Михаил с кем-то разговаривает. После вижу приоткрытую дверь и лицо своего адъютанта, который заглянул и соображает, перебивать размышляющего самодержца или не стоит?
  
   - Миша, кто звонит?
   - Александр Фёдорович Можайский, Ваше Величество.
   - Хорошо, переключите его на кабинет.
  
   Через несколько секунд, я услышу главного аэронавта страны. Интересно, что произошло? Можайский звонит крайне редко, неужели что-то опять неприятное случилось?!
  
   - Добрый вечер, Ваше Императорское Величество.
   - Добрый вечер, адмирал, слушаю вас.
   - Ваше величество, не могли бы вы уделить мне четверть часа вашего времени для аудиенции?
  
   Слишком аккуратная фраза для прямого и не умеющего хитрить Александра Фёдоровича заставляет меня насторожиться. Два ближайших дня плотно заняты Бисмарком, остаётся четверг, день уже полностью Сабуровым расписан, а вечером я обещал Лизавете (причём уже второй раз), что мы пойдём в театр. Значит утро, причём раннее утро.
  
   - Хорошо, буду ждать вас в четверг, в восемь тридцать утра. У вас будет пол часа, до того как мои царедворцы пустят меня "по рукам" - всё время расписано.
   - Благодарю вас, Ваше Величество, буду как указанно. Досвидания.
  
   Простой телефонный звонок, а как он выбивает из размышлений. Вся встреча уже расписана, составлен совместный сценарий Горчаков-Сабуров, да ладно, что тут объяснять, сами понимаете, не маленькие.
   Что же у адмирала случилось? Интересно, зачем он звонил? Последний его звонок я уже и не вспомню, когда состоялся. Попробую спрогнозировать возможную ситуацию, ну его этого канцлера, успеется, времени немного, но ещё есть.
  
   "Блокнот, фас".
   С подарком "студента" у нас полное взаимопонимание. Вот и сейчас он мне мгновенно расписал все узловые (по его мнению) события из жизни Можайского в той истории. Всё понятно, я совершенно упустил из своего царственного внимания Бутузова Василия Павловича.
   Он помогал отставному каперангу в проектировании двигателей и планёра его самолёта. Позже, когда пришёл отказ по финансированию этой затеи, Василий Павлович решил перебраться в Америку, чтобы в Новом Свете доказать возможность полётов на аппаратах тяжелее воздуха.
   Там он встретит единомышленников - аэроманов, Октава Шанюта и Аугуста Херринга. Будет это уже в самом конце 19-го столетия. На пятьсот долларов, которые даст Шанют, они с Херрингом построят планёр "Альбатрос". Мало того, при благоприятном ветре, в первый день испытаний Бутузову даже удастся совершить подлёт на скромную дистанцию, но позже последуют неудачи и как результат - "куча дров", да ещё и тяжёлая травма у нашего земляка.
   Почему же "блокнот" показал это как узловую точку? Странно. Ага, вот и ответ, на страничке появляется текст цитаты:
   "...Самолет Райтов состоял из прямоугольного крыла типа биплан, как у Шанюта, заднего вертикального и переднего горизонтального рулей, как у Бутузова, бензинового двигателя, как у Ленгли, и плюс устройства управления креном собственного изобретения, которое и превратило машину для трюков в воздушное транспортное средство".
  
   Значит, если Можайский попросит о переводе Бутузова к нему в команду, то Уилбур и Орвил Райты могут не полететь или полететь позже. Опять изменения в истории? Ну и чёрт с ними, я уже так много "наизменял", что хуже, пожалуй, не будет. Решено, у Александра Федоровича появится в команде новый сотрудник из упрямой породы "аэроманов"!
  
   Пора переключаться на визит Бисмарка. Какие ещё документы надо просмотреть? Слышу в приёмной очередную трель телефона.
   - Ваше Величество, звонит Ольга Константиновна.
  
   На мгновенье задумываюсь, какая Ольга звонит? Видимо Михаил понял, что он не додал информацию и тут же добавил уже с избытком.
  
   - Ольга Константиновна, королева Греции, жена короля Георга I .
   Интересно, дадут мне сегодня подготовиться к завтрашнему визиту или все время так и будут доставать то царедворцы, то адмиралы, то близкие родственники?! Не подавая вида, что звонок несвоевременен, прошу переключить разговор на кабинет.
  
   - Хорошо, Михаил, переключите звонок королевы на кабинет.
   - Добрый вечер, Ваше Императорское величество.
  
   В трубке отчётливо слышен голос кузины. Это дочь Константина Николаевича, моего любимого дяди и генерал-адмирала флота Российского. До 1867 года, я её не воспринимал как что-то серьёзное, но после бракосочетания с Георгом I-м Греческим девчонка - ребёнок 51 года рождения, стала для меня верным индикатором напряжённости на Балканах! Поэтому так и обеспокоил и насторожил этот звонок.
  
   - Ваше королевское величество, я вас внимательно слушаю.
   - Никса, в кабинете никого нет, говори нормальным языком. Нас никто не подслушивает.
   - Ты в этом уверенна?
   - Да, я всех придворных удалила, а сама говорю не из кабинета мужа, а от себя.
   - Ну, хорошо, излагай, что случилось. Только кратко, без размазывания по тарелке.
   - Фи, ты забываешь, что я уже давно не ем противную манную кашу и тем более не мажу её по тарелке.
   - Простите, дорогая кузина, всё забываю, что ты уже выросла.
  
   - Ты всё такой же противный. Знаешь, что говорит о тебе жена британского посланника в Афинах? Русский медведь с развитой англофобией, который корчит из себя Петра Великого. Ей письмо прислала подруга из Питера, жена лорда Лофтуса. Так уж они тебе все косточки обмыли.
  
   Весьма полезная информация об истинном отношении Аугустуса Вильяма Фредерика Спенсера лорда Лофтуса, посла с острова, ко мне лично и к нашей империи. В этом году он аккредитован в Питере как новый британский посол. Вот спасибо, сестрёнка, мы и раньше об этом догадывались, но теперь получили подтверждение и первых рук. Жена как-никак пишет! Слегка подтолкнём кузину, попровоцируем, вдруг что-то ещё интересное озвучит.
  
   - Оленька, ты только поэтому звонишь?
  
   - Нет, мой дорогой англофоб. - Никса, я боюсь, я постоянно боюсь, в Ионическом море крутиться этот ужасный Этем - паша со своими кораблями. Мой Георг говорит, что мы с Турцией в мире, но ты то знаешь, что это условность. Недавно, когда я была на прогулке, на своей яхте, мы видели их довольно близко. Я насчитала семь готовых к бою кораблей, они никогда в мирное время такой флот не гоняли.
  
   В это время броненосных фрегатов в тех водах не было, это я знал точно, их перемещение постоянно отслеживалось. Потому мы были уверенны, что эскадра в Адриатике слаба и предназначена только для оказания психологического давления и дипломатических экивоков.
  
   - Ты не волнуйся, в Пирее стоят наши корабли, они не хуже и не слабее турецких, в обиду вас не дадут. Бутаков здесь в Адриатике немного навёл шороху, вот они и всполошились.
  
   - Ничего себе навёл шороху, он же весь австрийский флот перетопил. В Греции только и разговоров об этом успехе России. Все ждут, не дождутся, когда мой братик то же самое сделает с турками.
  
   - Что, так прямо и говорят?
   - Да, даже моему Георгу несколько раз такие вопросы задавали. А что на Кипре твориться, какие надежды! Так что ты помни и не забывай о нас. - Кстати, в Пирее стоят кораблики далеко не новые, фрегат "Петропавловск", фрегат "Александр Невский", фрегат "Светлана", корвет "Память Меркурия", корвет "Богатырь", корвет "Аскольд", клипер "Яхонт", да три шхуны "Псезуапсе", "Бомборы", "Абин". Причём последняя, кажется, ушла на остров Порос.
  
   - Сестрёнка, а когда ты так научилась в кораблях разбираться? Помнится, для тебя они все одинаковыми были.
   - У меня сын маленький растёт, будущий наследник престола, а тут эти турецкие страшилища плавают, поневоле научишься в них разбираться.
   - Ну, не волнуйся, всё будет хорошо, я тебе это обещаю. Только и ты мне обещай, что сделаешь всё, чтобы твой Георг ни в какие военные авантюры не вмешивался. Ему сейчас британцы много всего пообещать могут, но только ты ему постоянно напоминай, что "постоянных друзей у Британии нет, есть только постоянные интересы".
  
   - Хорошо, Никса, я всё сделаю, как ты просишь, только и ты о нас не забывай, пожалуйста.
   - Не волнуетесь, Ваше королевское величество, всё будет хорошо. Скоро в Афинах закончат строительство причальной мачты для дирижаблей, тогда и увидимся. Досвидания.
   - Подожди, подожди, ну ты действительно в медведя превратился. - Помнишь, был вопрос об общих знакомых в Италии? Так вот когда мы там были, очень многие с восторгом вспоминали о князе Сан-Донато. - Думаю, если ты нацелишь его в эту сторону, то получишь определённые выгоды.
   - Спасибо, я подумаю. До встречи и помни, что я говорил. Ещё раз досвидания.
  
   Вот значит какая ситуация в Элладе. С одной стороны это конечно хорошо, но как бы Кандиоты раньше времени ничего не учудили. Завтра надо предупредить Игнатьева. Шхуна "Абин", Ольга её никак не выделяла, значит, в глаза наши переделки не бросаются.
   От этого корабля фактически только название и осталось. Его построили - перестроили по настоятельной просьбе Мезенцева для тайных работ в Средиземном море. Сейчас это судно с почти бутафорской рангоутной оснасткой фактически обеспечивает всю дальнюю связь и ретрансляцию.
   Хорошо, что никто не задается вопросом, почему этот кораблик под полными парусами не видели. Особенно они и не нужны, при пятистах тоннах водоизмещения на нём два двигателя по две тысячи кВт., это больше пяти тысяч лошадок. Весь расчёт на то, что высокая скорость позволит ему от ненужных встреч вовремя уклоняться. Правда, в носовом отсеке есть ещё два подводных торпедных аппарата, так что при острой нужде внешне безобидная шхуна может весьма сильно "укусить".
  
   Буду к визиту готовиться или нет, пойду спать, пожалуй, как там Василиса глаголила....
  
   Что там ещё произошло, кому это не спится? Снова звонок явственно слышимый из приёмной. Мой адъютант переходит на французский. Хорошо готовили офицеров в этом времени, даже акцента я почти не слышу. Иж, как чешет, и всё не по-русски. Чтобы немного размяться и помочь принять ночному дежурному правильное решение, выхожу в приёмную. Михаил, заслышав мои шаги, уже застыл по стойке смирно с телефонной трубкой в руках.
  
   - Ваше Величество, Жуль Габриэль Верн, очень просит разрешения на разговор с вами.
   - Ну, раз уж он дозвонился, переключите его на кабинет, пожалуйста, я сейчас возьму там трубку.
  
   Витиеватые извинения за поздний звонок сын французского адвоката видимо усвоил с детства, поэтому я их опущу. Раз я сам разрешил этому галльскому гению от литературы звонить мне, надо его выслушать до конца, что я и сделал.
  
   - Ваше Императорское Величество, сегодня Анри Жиффар успешно завершил испытания дирижабля типа АСМ, полностью построенного во Франции. Воздушный корабль нарекли "Ариэлем".
  
   - Поздравляю вас с этим знаменательным событием, господа. Желаю благополучных полётов вам и вашему созданию. Прошу, однако, помнить, что далеко не все так благожелательно настроены. Некоторые государства, обладающие могучим флотом, могут быть недовольны вашими успехами в аэронавтике. Дирижаблям морские суда не помеха! Большой объём водорода в баллонетах вашего аппарата даёт много прекрасных возможностей для уничтожения вашего детища, которые можно списать на несчастный случай, ошибку экипажа, статическое электричество, молнию или ещё на что нибудь подобное. По сравнению с теми затейниками ваш боцман Айртон ангелом покажется.
  
   На французской стороне возникла пауза, чуть позже взволнованный голос Верна произнёс:
   - Ваше Императорское Величество, вы полагаете, что всё настолько серьёзно?
   - Дорогой мой друг, (чуть не сказал, что я вырос на ваших книгах) настоятельно рекомендую организовать службу безопасности полётов, иначе судьба "Ариэля" окажется незавидной. Ещё раз поздравляю с большим успехом!
   - Благодарим Вас, Ваше Императорское Величество. Досвидания.
  
   Сделать пометку для Игнатьева, пусть свяжется с "Сюрте Женераль" и посоветует Кастельно правильно организовать нужную структуры для охраны французских идеалистов от аэронавтики и заодно проинформирует французских военных об их успехах.
   Экий я перестраховщик и канцелярист, сам себе удивляюсь. Да не забыть еще, уточнить, не появились ли новые лица в Николаеве. Как там с охраной "дедуся", ему (в той истории) в 71 году скоропостижную кончину устроили. Сейчас, слава Богу, пока всё хорошо, но расслабляться рано!
  
   Совсем спать расхотелось. Сделаю - ка и я один звоночек, спасибо кузине, вовремя подсказала.
   - Михаил, наберите, пожалуйста, князя Горчакова, как ответит, переключите на кабинет.
   Вариант почти беспроигрышный, старик редко ложиться спать раньше полуночи, поэтому большого вреда своим звонком я не нанесу.
  
   - Добрый вечер, Ваше Величество.
   - Добрый вечер, рад вас слышать, князь. Как ваше драгоценное здоровье?
   - Спасибо, Ваше Величество, летом я всегда чувствую себя хорошо.
  
   - Ну вот и отлично. Завтра подготовьте и отправьте, пожалуйста, письмо в Киев Городскому голове. Начинаться оно должно словами "Князю Сан-Донато", а далее по тексту пригласите Демидова Павла Павловича сюда в Гатчину, ну, скажем, на субботу. Да-да, именно на субботу, другого времени у меня не будет.
  
   - Ваше Императорское Величество, но ваш батюшка не признавал этого купленного Демидовым в Италии у Виктора Эммануила титула князя.
   - Да, спасибо. Я знаю об этом, думаю что сейчас самое время исправить эту досадную ошибку.
  
   Чуть не сказал, что заслуг у Демидовых ничуть не меньше чем у Горчаковых, но вовремя сообразил, что это обидит старика, а он преданный слуга империи, такими не разбрасываются.
  
   - Будет исполнено, Ваше Императорское Величество. Что - нибудь ещё?
   - Нет, дорогой Александр Михайлович, спасибо, это всё. Спокойной ночи.
   - Досвидания, Ваше Величество, спокойной ночи.
  
   Вроде бы старик быстро оттаял, ну, и слава Богу! У меня для князя Сан-Донато за эти несколько минут уже накопилось не море, а целый океан заданий и поручений.
  
   *****
  
   Два дня неофициальной встречи с Бисмарком пролетели как одно мгновенье. Устал я, конечно, сильно! Это не человек, это тяжёлый дорожный каток - асфальтоукладчик, потому он нашего интеллигента-Горчакова и раскатал (в той истории), но нас тоже кое-чему уже научили. Чтобы не хвастаться, только резюме изложу.
  
   Из Штутгарта от "Пацифиста" очень своевременно поступила шифровка о совещании прусских военных экспертов по поводу новейших вооружений российской армии. Несмотря на то, что сообщение носило отрывочный характер, поскольку содержание экспертного заключения было получено не напрямую, а через третьи руки, включая, непрофессиональный пересказ королевы Вюртембергской (Великой княгини Ольги Николаевны). Эта информация позволила мне подготовиться к возможным неожиданным вопросам со стороны будущего канцлера. Главным заключением, сделанным экспертами было подтверждение того, что производство чугуна, стали, продукции химических и электротехнических заводов, добыча угля и других ископаемых в России значительно выше, тех официальных сводок, которые фигурируют в статистических отчётах.
   Состояние укреплений (того что от них осталось) крепости Перемышль, после обстрела войсками фельдмаршала Барятинского многих вообще повергло в шок. Даже разгром Австрийского флота в Пуле не произвёл подобного впечатления, видимо из-за отсутствия флотоводческого опыта.
   Если русские достигли такого превосходства, в технике, то с ними надо дружить, они наши естественные и действительно достойные союзники в возможном противостоянии с Британией. Это было общее заключение военных специалистов.
  
   Казалось бы, с таким предисловием, можно почивать на лаврах, но в лёгкие переговоры с "Фоном" я не верил, а поэтому на встречу был приглашён князь Горчаков Александр Михайлович. Тут же кинув взгляд в свою папку с бумагами, Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен пошёл в атаку и задал вопрос, к которому я не очень подготовился.
   - По нашим сведениям наблюдается ущемление прав немецких поселенцев в России в связи с принятием закона "О всеобщем начальном образовании".
   Ответ Горчакова был почти виртуозным.
   - Дорогой, Отто, вероятно те, кто составлял этот вопросник, больше думали не об успехе вашего дружественного визита, а скорее озабочены успехами, достигнутыми Россией за последние несколько лет.
  
   Проглотив это горькое откровение Александра Михайловича, в дальнейших наших беседах, будущий канцлер ни разу не попробовал заглянуть в вопросник, составленный его "доброхотами" дома.
  
   Возможно, повлияло напоминание Горчакова о том, что однажды уже Бисмарк дал неразумный совет Вильгельму I, когда на обращение племянника Александра II, к своему дяде в 1863 году, заключить союз против Британии, канцлер отговорил его от этого.
   - Не вам ли принадлежат слова: "...Россия сядет на длинный конец рычага", подразумевая, что в случае победы Россия станет вершить судьбами всего мира?!
  
   Да старых соперника пытались снова сцепиться друг с другом, мне это надоело, да и такое поведение не соответствовало интересам ни будущей единой Германии, ни России. Чуть по старой привычке из того мира не воскликнув "брейк", я сообщил спорщикам тоном, не терпящим возражений:
   - Господа, время обедать!
  
   Обед очень хорошее средство на время прервать всевозможные споры и примирить разногласия. Чтобы не дать им разгореться снова инициативу в дальнейшей беседе, я постарался взять на себя.
   - Дорогой, Отто, помниться мы с вами уже разговаривали однажды и мне, кажется, что проделав такой неблизкий путь, Вы привезли более интересные и серьёзные вопросы для обсуждения.
  
   - Конечно, господа. Главный вопрос. Как вам видится устройство центральной Европы, в связи с кончиной империи Габсбургов?
   Эта тема была нами подробно проработана, поэтому я словно школьник, выучивший непростой урок "оттарабанил", как по - писанному.
   - Исключительно в соответствии с волеизъявлением жителей новообразовавшихся территорий, дорогой Отто, при этом мы не исключаем варианта, что собственно Австрия, в её новых границах, пожелает войти в состав Германской империи.
   Довольное сопение будущего канцлера проинформировало нас, что он согласен.
  
   - Кто определит новые границы образовавшихся государств?
   - Уверен, что три императора Наполеон III, Фридрих III и Николай II легко справятся с этой задачей. По Австрии, главному вопросу, учитывая дружеское расположение к Францу Фердинанду со стороны Франции, всё решено. Больше серьёзных проблем не ожидается.
   - Господа, а Эльзас и Лотарингия?
   - Здесь видится разумный компромисс. Что больше всего интересует Германию? Уголь Лотарингии или вина Эльзаса?
   - Простите, Ваше Императорское Величество, но причем здесь вина?
   - Отлично, значит уголь. Топливо всех интересует. Сегодня ни у Франции, ни у Германии, нет достаточных средств для развёртывания его масштабной добычи. Создадим совместное имперское акционерное предприятие с долями - 45, 45 и 10 процентов капитала по добыче полезных ископаемых.
   - Кому достанется доля в десять процентов?
   - Не беспокойтесь, это будет наша часть, мы заранее согласны на неё, поскольку она нужна для недопущения патовой хозяйственной ситуации.
  
   - Что будем делать, если между новыми государствами возникнут конфликты?
   - Это совсем просто, дорогой Отто, при наличии единого подхода и единой воли трёх императоров все территориальные претензии и все вопросы можно решать в тиши кабинетов. В крайнем случае, всегда найдётся возможность одёрнуть зарвавшегося лидера.
  
   - Да, Ваше Императорское Величество, Вы, безусловно, правы. Кстати, мы высоко оценили "игрушку" любезно переданную принцу и я лично стараюсь убедить Фридриха III, в экономической целесообразности строительства канала и создании мощного флота. Наш вероятный противник располагает обширными заморскими территориями, которыми без соответствующих кораблей управлять невозможно. Мой сюзерен с этим согласен, но мощь "Гранд Флита" подавляет его волю. Чтобы создать подобное требуются более чем колоссальные вложения, без всякой гарантии на успех.
  
   - Думаю, что не открою вам большого секрета, если скажу, что сегодня их корабли оказались без "зубов". Посмотрите, это Лондонская "Army and Navy gazette" от 15 января 1870 г. - Вот что она пишет о только что вступившем в строй броненосце "Геркулес": - "Орудия самого сильного нашего броненосца приведены в негодность собственными снарядами. Вот оно, действие цинковых выступов!" - Непобедимая армада моей тёщи, вынуждена вернуться к дульнозарядным орудиям, а это потеря скорострельности, точности и дальности стрельбы. Чтобы навести порядок с корабельной артиллерией, думаю им понадобиться не менее пяти, семи лет, а значит, это время - дарованное нам Богом, и надо его использовать! Второго такого шанса не будет!
  
   - Ваше Императорское Величество, по нашим сведениям опыты с полигональными орудиями Джозефа Уитуорта (Whitworth), показали рекордную дальность стрельбы более 55 кабельтовых.
  
   - Это действительно так, хотя результат был показан ещё в 1868 году, 230-мм полигональная пушка Уитуорта продемонстрировала дальность стрельбы 10 300 м. при угле возвышения 33® и весе снаряда 133 кг. Заметьте что сложность изготовления снарядов, правильного шестиугольного сечения, трудность заряжания и неустранимое на сегодня заклинивание снаряда в стволе, заставило отказаться от этой конструкции. - Жаль, но этого в британской прессе пока не печатали, поэтому показать вам вырезку из газеты не могу. Думаю, что известный вам "специалист" быстро сможет подтвердить мои слова, проанализировав для начала, хотя бы загрузку заводов Армстронга и Уитуорта.
  
   - Благодарю Вас, Ваше Императорское Величество, это действительно очень важно и во многом меняет дело. - Для разговора с моим сюзереном этот "специалист" получит нужное задание, и насколько я его знаю, оно будет исполнено безукоризненно и в срок!
   - Это весьма благоразумно, дорогой Отто представить неопровержимые улики. Предлагаю привести ещё и некоторые весомые аргументы, водоизмещением 10.000 тонн. В тех трёх сундуках, которые мы вам приготовили, как дополнение к "игрушке" принца находятся чертежи броненосца, можно считать их заданием на проектирование, условно названого "Бранденбург". Думаю, если Вы вручите этот презент Альфреду Дитриху, и обеспечите необходимую финансовую поддержку, то через несколько лет на той стороне канала лопнут от зависти или от злости, увидев эти кораблики. Этот проект способен подстегнуть, все отрасли экономики Германии, что позволит миновать очередной экономический кризис или минимизировать его последствия.
  
   Новый день переговоров принёс новый совершенно неожиданный вопрос, который, пожалуй, поверг бы князя в состояние "грогги", будь он одинок на встрече, но на то Мы и являемся Е.И.В., чтобы принимать единоличные решения в таких интересных ситуациях.
   Напишу несколько строк подробней. Эсмонт Михаил Самойлович, а позже генерал-губернатор Астраханский просили для местных рыбаков поставить малые паровые машины для рыбачьих баркасов, причём в весьма больших количествах. Дело это не такое простое, за ним продовольственная безопасность большого региона. Только на мой вопрос - где механиков возьмёте, толкового ответа не получил. Тут я вспомнил шаланды что с характерным звонким звуком "бонг-бонг", крейсировали вдоль Одесского побережья после войны. Ранним утром сначала был слышен звук, после из дымки почти из-за горизонта появлялось судёнышко. Характерное звучание производил двигатель шаланды - Болиндер.
  
   (Карл Герхард Болиндер (Carl Gerhard Bolinder) родился 24 сентября 1818 года в местечке Ваксала острова Уппсала. Отец его комиссионер Эрик Болиндер мать домохозяйка Елизабет Ёханна Шалин и ещё старший брат Джин Болиндер. Вот собственно всё семейство Болиндеров, фамилия которого стало именем нарицательным после начала выпуска в 1893 году нефтяного двигателя компанией "Jean & Carl Gerhard Bolinder", которая была основана талантливыми и предприимчивыми братьями).
  
   Дальше было всё просто, - Высочайшим повелением обязал сразу несколько заводов организовать производство этого всеядного предка дизеля в том времени. Для нас это была находка, ни свечей зажигания, ни сложной механики, да ещё и реверсируется изменением момента впрыска топлива. Для скорейшего повсеместного распространения новинки, повелевалось давать её в лизинг. Вопрос решился я и забыл о нём. Оказалось, что только Рижский завод выпустил за прошлый год более десяти тысяч движков, которые идут нарасхват и безо всякого лизинга из-за достаточно невысокой цены.
  
   Когда вопрос будущего канцлера, как наказ его избирателей, был озвучен, я чуть не рассмеялся, но естественно взял себя в руки, надул щеки и торжественно пообещал - что вопрос продажи лицензии Пруссии на производство таких моторов будет рассмотрен в самое ближайшее время. Мы приложим максимум усилий для его положительного решения! Думаю, князь Горчаков, был горд за своего ученика. Ишь, какую тираду завернул, а ведь ни да, ни нет, так и не сказал.
  
   Как оказалось это были ещё не все претензии.
  
   - Ваше Императорское Величество, некоторые наши промышленники высказывают сожаление об отсутствии производственной кооперации между предприятиями Пруссии и России.
   - Интересно, кто же это?
   - Думаю, не будет большого секрета, если я назову хорошо вам известную фамилию Вернер фон Сименс.
   - Дорогой Отто, хочу вам напомнить, что в 1853 году только российские заказы спасли эту фирму от полного банкротства.
   - Да, телеграфное ведомство Пруссии, тогда в 1853-м было явно не право, но сейчас уже 1871 год. Ваше ведомство отказало им в продаже патента на что-то электрическое.
   - Мы по-прежнему с уважением относимся к господину Сименсу и его фирме, но, как вам хорошо известно, наша страна испытывает некоторое трудности с взаимопониманием на "Туманном Альбионе". Между тем брат Вернера, Вильгельм фон Сименс и его производства на известном Вам острове в Финсбери и Вулидже в основном обеспечивают военно-морские силы Британии всей гальванической продукцией. При таком положении дел продажа патентов на оборудование, которое будет использоваться нашим возможным противником, согласитесь, дело неблагодарное.
  
   Горчаков посмотрел на меня с уважением. Похоже, он не знал или забыл о наличии британского брата Сименса. Ничего, зато я помню, о таком мне забывать по должности не положено!
  
   - Благодарю Вас, Ваше Императорское Величество, за откровенный ответ. Думаю, что и нам придётся задуматься о создавшемся положении. Военные секреты Пруссии не должны быть столь легкодоступными.
   - Вот видите как хорошо, что мы в этом направлении думаем одинаково. - Остальным промышленникам вы можете передать, что мы заинтересованы в при обретении высокоточного станочного оборудования, да и от мощных паровозов, если они окажутся не хуже наших, не откажемся.
  
   Когда после второго дня переговоров, мы расставались, я успел шепнуть на ухо будущему канцлеру Фридриха III, несколько слов.
  
   - По вашему возвращению рекомендую поручить Штиберу, проверить на "прозрачность" тех, кто составлял сборник вопросов для переговоров. Уверен, что среди них больше друзей "туманного Альбиона", чем единой Германии уже не говоря о России.
   - Да, Ваше Величество, я уже и сам пришёл к аналогичному выводу. Достаточно было взглянуть на фамилии Ваших военноначальников и чиновников, чтобы понять, что их вопросы и сведения провокационны. Ещё раз большое спасибо за встречу и откровенную беседу!
  
  
   Историческая справка
  
  
  
   Георгий Петрович Карагеоргий, часто просто Карагеоргий, родился 16 ноября (3 ноября по старому стилю) 1762 хотя год его рождения точно не известен. Убит -- 13 июля 1817. Руководитель Первого сербского восстания против Османской империи, основатель династии Карагеоргиевичей. При рождении получил имя Георгий, прозвище Карагеоргий (кара -- по-турецки "чёрный") он получил из-за своей тёмной внешности и вспыльчивого характера.
  
   Милош Обренович (Милош Теодорович) -- князь Сербии в 1815--1839 и 1858--1860 основатель династии Обреновичей. Принял участие в начавшемся в 1804 году Первом сербском восстании, которое возглавил Карагеоргий Петрович. Милош Теодорович стал одним из вождей повстанцев, но Карагеоргий Петрович убил (1810) его сводного брата Милана Обреновича, чью фамилию взял Милош. После этого два лидера восстания вступили в острый конфликт.
  
   Михаил Обренович III (4 (16) сентября 1823 -- 29 мая (10 июня) 1868) -- сербский князь в 1839--1842 и 1860--1868 гг. Его первое правление закончилось свержением (1842), а другое его убийством. Младший сын князя Милоша Обреновича, родился в 1823, избран сенатом в князья Сербии после смерти его старшего брата, Милана, правившего всего несколько недель. Свергнутый с престола и изгнанный из Сербии отец его Милош согласился и отпустил юного сына в Сербию. Османская империя тоже признала это избрание, но потребовала, чтобы советниками при молодом князе были Вучич и Петрониевич.
   С восстановлением на троне его отца Милоша (1859), Михаил вернулся в Сербию, а после смерти отца вновь вступил на престол (1860). Он усиленно работал над подготовлением полной независимости Сербии и над введением её в круг европейских держав. После бомбардирования Белграда турками (1862) он добился очищения сербских крепостей от турецких гарнизонов. Князь приобрел значительную популярность, но во многом утратил её в 1867--1868 вследствие политики, робкой по отношению к Османской империи и двусмысленной по отношению к Болгарскому легиону, сформированному в Белграде. Михаил III Обренович был убит в Топчидере близ Белграда в 1868 сторонниками Карагеоргиевичей.
  
   Александр Карагеоргиевич 1806 - 1885, 3 й князь Сербии. Сын Карагеоргия. После смерти отца (1817) жил в России и служил некоторое время в русской армии. Князь Милош Обренович, желая примириться с потомством Карагеоргия, в конце своего первого княжения пригласил Александра в Сербию, где он в 1840 году сделался адъютантом князя Михаила III, сына Милоша. После низвержения Михаила III Обреновича (1842), в котором Александр активного участия не принимал, скупщина избрала его князем.
   Россия, дружественная тогда Обреновичам, не признала переворота, но новые выборы дали прежний результат. Турция, напротив, переворот признала сразу и утвердила Александра, не упоминая о наследственности княжеской власти. Направленное против Александра народное движение 1858 года и враждебное положение, занятое скупщиной (см. Святоандреевская скупщина), принудили Александра бежать в белградскую цитадель, под защиту турецкого гарнизона. Скупщина провозгласила его низложенным и призвала Милоша Обреновича.
   Александр уехал в Австрию. В 1868 году он был обвинен в участии в убийстве князя Михаила III Обреновича и приговорен сербским судом заочно к 20 годам заключения, венгерским судом -- к 8 годам тюрьмы, которые и отбыл. Под влиянием Австрии Александр сохранил нейтралитет во время Крымской войны. Период княжения Александра был периодом кодификации законов и создания новых государственных учреждений, основано значительное число учебных заведений.
  
   Пётр I Карагеоргиевич (11 июля 1844, Белград -- 16 августа 1921, Белград) -- первый сербский король из династии Карагеоргиевичей (с 1903); в 1918 стал первым королём сербов, хорватов и словенцев. Пятый сын князя Александра и княгини Персиды из известного сербского рода Ненадовичей.
   После отречения отца, князя Александра, жил с 1858 в Валахии, затем во Франции, где получил образование в военной академии Сен-Сир, служил во французской армии и женился на Зорке, дочери черногорского князя (впоследствии короля) и поэта Николы I Петровича Негоша. Дочь Петра, Елена Сербская, в 1913 году стала женой русского князя императорской крови Иоанна Константиновича. Таким образом, он породнился с царствующими династиями России и Италии. Пётр Карагеоргиевич был очень популярен в народе, считался другом России.
  
  
  
   Двести двадцать девятая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
  
   (Дела Сербские)
   Как-то в том времени, в детстве читал фантастический рассказ "Котёл с неприятностями", сейчас что-то подобное у меня в действительности происходит. Это я по поводу князей Карагеоргиевичей и Обреновичей, - лидеров южных славян хочу так высказаться. СВР подготовила на каждого из них досье, я внимательнейшим образом с ними всеми ознакомился и....
  
   Будем поступать почти также как и в той истории, короче Мы решили поддержать Пётра Карагеоргиевича, только ещё и поможем ему закрепиться на престоле, и тогда он станет Пётром I Карагеоргиевичем. Пока с Сербами всё, осталось только Турцию раскатать и престол для Петра организовать.
  
   *****
  
   О грандиозном празднестве в Берлине по поводу создания Германской империи писать много не буду, нам даже поговорить, толком не удалось. Все слова что очень громко произносились, касались политических моментов устройства Второго Рейха. Не волнуйтесь, нужные люди из СВР - сопровождающие меня лица, все нужные слова, кто и что говорил, запечатлели и в соответствующий раздел досье вставили. Бумага она всё стерпит, вдруг пригодится.
  
   От королевского дома Саксен-Кобург-Готского, который ещё не стал Виндзорским и даст Бог им не станет, был мой старый знакомый принц Альберт. Будущий 8-й король Великобритании и Ирландии Эдуард VII (Edward VII), но до этого момента (в той истории) ещё должно пройти долгих тридцать лет.
  
   Будучи принцем Уэльским он не допускался матерью к государственным делам, был известен жизнелюбивым нравом, пристрастием к бегам, охоте; большой поклонник прекрасного пола (среди его фавориток была актриса Сара Бернар), что не вредило его репутации и не скрывалось от жены, которая поддерживала с этими женщинами ровные отношения. В семье его по прежнему частенько называли Берти, в мой прошлый визит, когда мы здорово перепили, он мне так и представился. Захотелось пообщаться, вспомнить юношеские проделки, экскурсию на верфь....
  
   Это было бы светлым пятном на этом тевтонском военизированном представлении, но надо было соответствовать моменту. Приходилось терпеть, надувать щёки, слушать напыщенные речи и здравицы от сорока представителей (фрагментов) новосозданной империи, пока они по очереди произносили необходимые слова в адрес Фридриха III. Ему я сочувствовал, хотя он в этом особенно не нуждался.
   Через несколько лет я посмотрю на вас господа, когда действительно "Железный канцлер" всё расставит по одному ему видимым полочкам и местам. Кто и как участвовал в войне с Австрией, Отто фон Бисмарк знал и помнил очень хорошо.
   Был один очень ответственный момент, я заметил что Альберт очень хочет что-то мне сказать и постарался так к нему приблизиться, чтобы лучше его расслышать. Моя догадка оказалась правильной и своевременной, я чётко расслышал фразу произнесённую белым стихом по-английски как бы в никуда:
  
   "Служители Корнхила и Тред стрит,
   готовят мерзость вам милорд, мужайтесь,
   ей помешать, приятель, я не в силах"!
  
   Конечно не Шекспир, но я дал понять Берти одними глазами, что внял его предостережению. На нормальном языке, это, по-видимому, звучало так.
  
   - Никса, будьте, пожалуйста, осторожней, банкиры из здания расположенного на пересечении Треднидл Стрит и Корнхилла (банк Англии) что-то мерзкое замышляют. Помните, я к этому никакого отношения не имею, но и повлиять совершенно не могу.
  
   Произнеся этот безадресный монолог, который в шуме и гаме восхвалений расслышать, было совершенно невозможно, принц Уэльский сместился в сторону своей свиты и больше мы с ним не виделись.
  
   *****
  
   До начала визита в Берлин я получил от Мезенцева подробный отчёт о текущих политических событиях во Второй республике и будущем Втором рейхе. Зачем мне это? Я уже писал, что моя тушка мне весьма дорога, кроме того, она ещё не выполнила все запланированные для неё объёмы работ.
  
   В той истории "Сюртэ-Женераль" появилась позднее, а посему британские агенты влияния резвились в Париже как хотели. Главой резидентуры, хотя такого названия в этой истории ещё нет, был Анри Рошфор. Выходец из старинной дворянской семьи появился на свет в 1830 году. К своим тридцати годам наделал много долгов и наконец приткнулся в газете "Фигаро". Долги надо отрабатывать, появились статьи с резкой критикой моего дорого Шарля Луи. Обладая немалой толикой таланта и знанием жизни французов как дворян так и буржуа Рошфор за британские деньги упражняется в остроумии и в манере высокомерно третировать своих врагов.
  
   Как долго бы ему это удавалось, сказать не берусь, в той истории он столкнулся с Пьером Наполеоном Бонапартом. Не скрою, там ещё возможно присутствовали ножки мадемуазель "Жу-жу", в общем "шерше ля фам". Закончилось всё это стрельбой, трупом журналиста Виктора Нуара, судом и прочими прелестями для великосветских сплетен. После отречения Наполеона III, и наступивших перемен, где вы думаете, всплыл британский резидент? Правильно в Лондоне.
   Чтобы не повторять кульбиты той истории, Мезенцев и Кастельно расчистили "дипполе" ещё до нашей встречи. Принц сейчас за океаном, внедряет свои принципы в практику. Нуара занимается сочинительством, а резидент со своими помощниками отбывает срок на стройке ж/д в Алжире. В Пруссии Шибер обеспечил также относительное спокойствие, особенно среди слишком ретивых, бывших австрийских подданных с польскими корнями.
  
   Уже перед самым отъездом, из Берлина, буквально в течение нескольких минут, зато без свидетелей договорились только о возможных сроках будущей встречи и разбежались по империям.
  
  
   *****
  
   Не знаю, чем по возвращению занимались мои коллеги-императоры, а я сразу после докладов за чтение принялся. Что читал? Догадайтесь. Конечно "блокнот", хотя некоторые документы уже и в этом времени существуют.
   Вспомнилось, как перед возвращением Муравьева-Амурского штудировал отчёт Николая Михайловича Пржевальского "Путешествие в Уссурийский край", по некоторым материалам волосы дыбом становились, по ним я губернатору специальные поручения давал.
   Сами прочтите: "Основанная исключительно на спекуляциях различных аферистов, пришедших сюда с десятками рублей и думающих в несколько лет нажить десятки тысяч, уссурийская торговля зиждется, главным образом, на эксплуатации населения, на умении "ловить рыбу в мутной воде". "Как из России, так и из-за границы стараются сбыть сюда самую дрянь, которая не идет с рук дома. Притом же цены на них непомерные... В Иркутске и Николаевске цены на все, по крайней мере, двойные".
   Прочли, могу ещё фрагмент привести: "Водка и карты, карты и водка -- вот девиз здешнего общества", "Как на воротах Дантового ада была надпись: все вошедшие сюда теряйте надежду, так может это написать в своем дневнике каждый офицер и чиновник, едущий сюда на службу... Нравственная гибель каждого служащего здесь неизбежна, будь он сначала хоть распрехороший человек".
  
   Муравьёву - Амурскому, было дано строжайшее указание с этими вопроса разобраться и порядок обеспечить. Пришлось даже наиболее зарвавшихся чиновников на просушку развесить с внушительными объявлениями рядом стоящими, сколько украл и у кого. Не демократичные действия моих ставленников, однако у казаков и прочего служивого и мастерового люда отчуждения не вызывали и были восприняты можно сказать с благодарностью и пониманием.
   Сейчас, когда по станицам и посёлкам обеспечен круглогодичный завоз и нормальное снабжение, перед нашим путешественником новая задач поставлена, а сам он "под домашним арестом" находиться. Не подумайте плохого, капитан, хотя уже майор, документы то подписаны, жив и здоров сейчас специальную подготовку заканчивает и обратно в Уссурийский край в поездку готовиться.
   Будет он совместно с Ефимом Васильевичем Путятиным вести переговоры с Тэвонгуном Ли Хаын регентом и отцом несовершеннолетнего государя Коджона, пора с этим государством дипломатические отношения устанавливать на уровне посольств. Об этом путешествии я позже подробнее напишу, сами понимаете, не о всяких путешествиях выпускника Николаевской академии генштаба писать можно.
  
   Сотрудничество наше, на благо России с Николаем Гавриловичем Чернышевским, оказалось весьма продуктивным. Его прокламации по "лизингу", написанные простым и доступным языком придали этой форме расчётов значительный импульс развития. Да и дальнейшая работа в Современнике - "Врага самодержавия номер один", лишний раз показала, что лучше с умным потерять, чем с дураком найти. Высочайший Указ об обязательном чтении этого журнала государственными сановниками по перечню номер один, обеспечил ему приличный тираж и превратил в убийственное оружие для казнокрадов и бюрократов любого уровня. Попасть на его страницы, однозначно означало, ожидайте расследования и как минимум награждения орденом "Двух табуреток".
   Сознаюсь сразу, это не моя заслуга, не я этот орден придумал, да и в положении он под другим названием значиться. Игнатьев, после дела о Красноводском авиаотряде, когда по моему поручению эту регалию создавал, назвал его "последнее предупреждение", а выглядит сей нагрудный знак, как две заглавные буквы "П". Вот в народе его и окрестили "Орденом двух табуреток"!
  
   Знаете, зачем я Чернышевского в Гатчину пригласил? Ни за что не догадаетесь. Хочу один революционный лозунг похоронить пока до него наши "заклятые друзья" не додумались и в ход не пустили. Для этого журнальный формат не подходящий размер имеет, так я попробую уговорить Николая Гавриловича организовать газету, даже название для неё придумал "Земля и Воля". Как вам такое нравиться?
   Я очень Володю Маяковского люблю, и готов под многими его словами подписаться, только кое что меня не устраивает. Помните...
  
   Мир народам ............ (согласен)
   Земля Крестьянам......(тоже согласен, но с оговоркой)
   Хлеб голодным.........(если надо поможем)
  
   Я по второму пункту этого четверостишья, собрался с Чернышевским посоветоваться, как лучше вооружить своих подданных истинными знаниями в этом вопросе.
  
   - Добрый день, дорогой Николай Гаврилович, проходите, пожалуйста, присаживайтесь.
   - Здравствуйте, Ваше Императорское Величество.
  
   С некоторым беспокойством, оглянувшись и не заметив ничего и никого по сторонам "самодержавный враг номер один", устроился, наконец, в кресле и приготовился слушать.
  
   - Мне ваша помощь нужна Николай Гаврилович.
   - Ваше Величество, так я уже по лизингу всё что мог, сделал.
   - Согласен, по этой форме кредитования, вы отлично потрудились, достойны правительственной награды.
  
   Чернышевский сделал попытку возразить, но я его упредил своей фразой.
   - Знаю, всё и все ваши возражения знаю. Поэтому и Высочайший Указ пока не подписан. Мне ваша помощь в другом направлении требуется. Правда тут много работы предстоит свершить. Хочу попросить вас организовать еженедельную газету с условным названием "Земля и Воля".
  
   Мой собеседник едва не поперхнулся и на своём месте заёрзал, знаю я этих революционеров, вечно думают что власть предержащие им провокации устраивают. Нет у меня времени на всякие глупости, на рабочие документы не всегда времени хватает. Поэтому, не дожидаясь революционного ответа, я продолжил.
  
   - Николай Гаврилович, Россия очень большая страна, это, если просто глянуть на географическую карту. Если посмотреть более пристально, то увидим, что есть Заполярье с его вечной мерзлотой, есть горы, реки болота и леса. Это я к тому что пахотных земель на сегодня в Российской империи около 70 миллионов десятин. Можно спорить, по поводу одного двух миллионов, но это погоду не делает и на тему нашего разговора не влияет.
  
   - Да, Ваше Императорское Величество, я читал последний статистический ежегодник по империи, посевные площади составляют 69,8 млн. десятин и с вашим утверждением совершенно согласен.
   - Вот и хорошо. Теперь если посмотреть вот на эту диаграмму, которая нам демонстрирует средний размер крестьянского надела (в десятинах) на наличную душу мужского пола в данной местности. Да ещё учесть то что крестьянам принадлежит 68,7% всей пахотной земли в губерниях, видно, что расширятся НЕКУДА.
  
   0x01 graphic
  
   - Велика Россия, но не бесконечна и известные пахотные земли уже распределены! - Вы можете мне возразить, что есть ещё казённые земли. Соглашусь, они действительно есть, НО казённые земли лежат преимущественно севернее линии Петрозаводск - Вологда - Пермь. Из 160 миллионов десятин казённой и удельной земли 66 миллионов падает на леса в малонаселенной полосе крайнего севера и 43 миллиона десятин на неудобные земли там же. - Тем не менее, есть выход, даже два. Имеются потребные с/х угодья в Восточной Сибири это Приморский край и на новых заморских территориях.
  
   - Ваше Императорское Величество, но остаётся же ещё более тридцати процентов пахотных земель, в руках частных собственников, почему эту землю не отдать крестьянам?
   - По сути, она уже им отдана, и находится в руках тех же крестьян арендаторов, что по богаче, и батраков на них работающих, эти хозяйства дают около пятидесяти процентов валового сбора зерна в стране. В то же время из числа 15.546.618 крестьян рабочего возраста, занятых в земледелии, 2.074.755 считаются излишними по сравнению с тем, сколько нормально было нужно для обработки всей площади посевов.
  
   - Боже мой, это что же лишние люди?
  
   -Ну, не совсем лишние, просто им необходимо трудоустраиваться в других отраслях, где требуются рабочие руки или переселятся на новые земли. - Вот я и хочу вам поручить разъяснять этот вопрос на страницах новой газеты. Думаю, если вы начнёте с наиболее сложных в земельном плане центральных губерний и сможете хотя бы раз в неделю давать населению статистически достоверную информацию, то мы добьемся результата. Очень важно, доходчиво, на полном развороте газетного листа изобразить в виде карты расположение крестьянских наделов. Сделать это надо так, чтобы были видны если не отдельные полоски, то хотя бы конкретные участки, принадлежащие сёлам и деревням.
  
   - Сколько человек могут потребоваться для наших новых земель?
   - Если считать и заморские территории, то миллионов пятьдесят, шестьдесят думаю, они смогут принять.
   - А что же будет здесь в России?
   - По мере развития промышленности, наиболее грамотная часть населения устроиться на заводах, фабриках, заполнит сферу услуг, да мало - ли работ на свете.
   - А кто же их всех кормить будет?
   - Этим занимаются наши учёные. - Сейчас урожайность составляет едва - ли четверть от уже достигнутой в передовых с/х странах, постараемся от них не отставать. Не волнуйтесь резервы у России огромные, надо только суметь их взять!
   - Ваше Императорское Величество, ваше предложение столь неожиданно, мне надо подумать.
   - Николай Гаврилович, о чём тут думать?! Есть земли, и есть безземельные крестьяне, которые из-за нашей с вами нераспорядительности не знают, куда себя деть. Некоторые пишут "Что делать?", а когда им конкретное нужное дело предлагают, изволят отвечать - "мне надо подумать"! Где логика?!
  
   Интеллигенция, в лице одного из ярчайших своих представителей, под таким напором не выдержала и, наконец, решилась дать ответ.
   - Но я никогда раньше газетным делом не занимался.
   - Это и сейчас не будет вашей основной задачей. Ваша дело подготовка достоверных, ещё раз подчеркну это слово и убедительных материалов в пользу переселения безземельных молодых людей туда, где эти земли есть! Организация печати, это дело можно поручить Каткову или кому-то ещё типа Сытина, сейчас, слава Богу, с полиграфией и типографиями вопрос решён.
   - Когда мне необходимо приступать к новой работе?
   - Вчера, а возможно и позавчера дорогой Николай Гаврилович. Это моя вина, что я не дал вам это поручение несколько лет назад. - В моей канцелярии найдёте Сабурова, он уже в курсе событий. Вместе подготовите проект Высочайшего Указа по данному вопросу. Привлекайте всех кого сочтёте нужным! Желаю Удачи!
  
   Примерно так была организована информационная поддержка по программе "переселенцев", хотя если бы кто-то в недрах Моей Его Величества канцелярии, стал искать такой документ, сомневаюсь, что это бы ему удалось. Одновременно из рук прозападных авторитетов и революционных лидеров выбивался один из активных лозунгов "Земля Крестьянам"! Тут уже ничего не попишешь, если каждый житель империи, знает, сколько и где свободной земли есть, где её мало, а где её нет совсем.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
  
   Расчеты профессора Ф. А. Макшеева, сделанные им в 19 веке, только по одному виду материальных потребностей французской армии Наполеона Бонапарта 1812 года, -- продовольствию.
  
   Суточное довольствие 400 000 армии при 50 000 лошадей ... составляет:
   - муки (в среднем по 2 1/2 фунта на человека) = 25 000 пудов
   - круп (в среднем по 1/3 фунта на человека) = 3 400 пудов
   - овса (по 14 фунтов в среднем на лошадь) = 14 000 пудов
   - сена (по 10 фунтов в среднем на лошадь) = 10 000 пудов
   Итого: 52 400 пудов
  
   "Если бы в распоряжении Наполеона, -- делает вывод Фёдор Андреевич Макшеев, -- была хотя бы одна железнодорожная линия, от Вильны по направлению к Смоленску, то доставка продовольствия из Вильны стала бы возможной.
   Один товарный поезд поднимает 10 000-20 000 пудов... Следовательно, для подвоза исчисленного выше количества запасов потребовалось бы ежедневно отправлять из Вильны к Смоленску от 3-5 товарных поездов". Иначе говоря, если бы армия Наполеона получала лишь 3-5 железнодорожных составов продовольствия в сутки, то ей незачем было бы уходить из Москвы!
  
   Первые воинские перевозки непосредственно на театр военных действий были осуществлены во время датско-прусской войны 1848-1850 годов. Затем в 1850 году из Вены к северной границе Австрии за 26 дней было перевезено 75 000 человек и 800 лошадей. На продолжительность этой операции пагубное влияние оказало отсутствие планомерности в организации перевозок войск.
   В 1859 году для организации перевозок частей французской армии в Северную Италию создается особая комиссия из представителей железных дорог и офицеров Генерального штаба. В итоге получен рекордный результат -- в течение апреля -- июня было перевезено 230 000 человек и 36 000 лошадей со всей артиллерией и обозом.
   А в ходе войны в Северной Америке в 1861-1865 годах военным властям для эксплуатации 3947 верст железных дорог пришлось содержать строительный и эксплуатационный корпуса, в которых состояло одновременно 29 964 человека.
   Во время войны 1870-1871 годов Германия для эксплуатации занятых во Франции 5000 км железных дорог вынуждена была привлечь до 25 000 человек.
  
   Расчеты, свидетельствуют, что для нормальной эксплуатации линии длиной в 200 верст необходимо иметь железнодорожную часть в составе 37 офицеров и классных чиновников, 131 унтер-офицера и 864 рядовых, то есть практически батальон, сформированный по штату 1876 года.
  
   -- с 1886 по 1903 год -- Железнодорожные батальоны объединяются в бригады, которые становятся основным тактическим соединением Железнодорожных войск;
   -- с 1904 года по начало Первой мировой войны -- железнодорожные части выделяются в особую категорию -- "Железнодорожные войска" и переходят от Главного инженерного управления в ведение Главного (впоследствии Генерального) штаба.
  
   Михаил Павлович Данилов (1825--1906) -- генерал-адъютант, генерал от инфантерии, член военного совета, герой сражения при Четати и участник русско-турецкой войны 1877--1878 гг.
   Родился 15 мая 1825 г. и 10 августа 1844 г. был выпущен из Пажеского корпуса прапорщиком в лейб-гвардии Егерский полк, с котором в 1849 году, во время осложнений в Венгрии, совершил поход к западным границам Российской империи.
   1 октября 1868 г. Данилов был произведён в генерал-майоры с назначением помощником начальника 3-й гренадерской дивизии, в 1871 г. назначен членом комитета по устройству и образованию войск.
   Осуществлял руководство строительством Бендеро-Галацкой железной дороги с декабря 1877 г. до ноября 1878 г. по дороге было перевезено 131 647 чел. и около 8,5 млн. пудов различных грузов.
   Это было настолько выдающимся событием для того времени, что в 1878 г. проект, по которому строилась дорога, вместе с отчетом о строительстве демонстрировался на Всемирной выставке в Париже.
  
  
  
   Двести тридцатая запись в дневнике ЕИВ Николая Второго
  
  
  
   Как вы думаете, чем занимается князь Хилков? Вот и я думал, что он будет ЖД строить и их хозяйство совершенствовать. Они спелись, они это Милютин и Хилков и крепко меня достали со своими прожектами. Только не подумайте, что я на них обиделся, наоборот горжусь тем, что имею таких подданных. Однако им подавай паровозы, вагоны, рельсы, оборудование дистанции пути, а теперь ещё с подачи Дмитрия Александровича, готовится Высочайшее решение о создании Железнодорожных войск Российской империи.
   Получается, что действие сие произойдёт на тридцать лет раньше, чем в той истории. Чем это нам грозит? Вроде бы ничем. Стороннему наблюдателю, что инженерный батальон, что тот же батальон в составе инженерных войск, - всё едино.
  
   Думаю, что и с обратной стороны спутницы нашей планеты этого не разглядеть, а уж из пояса Койпера и подавно. Эти мысли у меня возникли после того шарика с нитками - щупальцами, что меня как-то навестил. Зная о некоторых физических константах, я думаю, что наблюдатели если они и есть, то очень далеко от планеты находиться им не с руки. Скорее всего, где-то на той стороне Луны, что с Земли матушки не видна они и прячутся. Выводы мои, безусловно, спорные, но к другим я пока не пришёл, а значит будем считать что всё так и есть. Из этого вывода я исхожу при принятии Высочайших решений.
  
   Одно из них это контроль над проливами. Сегодня Милютин, Леер, Обручев, а теперь ещё и Данилов будут излагать возможный план транспортировки наших войск к месту боевых действий.
  
   0x01 graphic
  
   Перед участниками встречи висит схема железных дорог Болгарии, Румынии и Турции. Разговор идёт о строительстве ветки Бендеры - Галац и веточки Фратешти (Франжешти) - Зимница по левому берегу Дуная. Объёмы работ весьма значительные, для отсыпки земляного полотна ориентировочно необходимо переместить 5000 тыс. куб. м грунта, придётся построить 204 моста общей длиной 2342 м, и проложить около сотни труб большого диаметра для протока ливнёвых вод.
   Мои стратеги и строители обсудили объёмы работ и сошлись на том, что за полгода при согласии правительства князя Кароля I на привлечение местных рабочих ЖД линии будут открыты для движения. Здесь я допустил небольшую промашку, добавив что хотелось бы в будущем замкнуть дороги на участке Варна и Ямболь. Умным людям сразу стало понятно, что Е.И.В., хочет эти территории присоединить навечно. Вслух никто ничего не произнёс, но позже граф Игнатьев, постоянный член совета безопасности, мне рассказал, как изменились лица и появились улыбки на физиономиях участников встречи от этих слов.
  
   Ведомство Горчакова, благополучно решило задачу получения подряда, да, да именно подряда на строительство ЖД, но так как княжество румынское вассал Турции, то пришлось потратиться на приобретение фирмана и с той стороны. Причём чиновники Мурада V, все как один, будто сговорились, просили выразить нашу благодарность исключительно в фунтах стерлингов. Александр Михайлович потом мне говорил, что после всех встреч, очень тщательно мыл руки. Я его утешал, разговорами о том, что проделанная работа позволит уменьшить потери наших войск, а значит, нашей крови на наших руках будет меньше что более важно!
  
   *****
  
   Только с одним делом разобрались, как приглашают Меня на испытания специального дирижабля. Он наконец-то готов и испытан, но в это время принято на заключительном этапе приглашать Е.И.В., так как это важный момент подготовки, еду на мероприятие с удовольствием.
   Скажете, чего там испытывать? Там серьёзные задачи. Помните, как терпящие бедствие аэронавты мешки балласта из корзины выбрасывали. После таких действий воздушный шар ещё какое-то время мог по воздуху перемещаться. Теперь представьте себе, что будет, если из гондолы дирижабля тяжёлый груз сбросить. Совершенно верно, начнёт резко набирать высоту.
   Такое уже случалось, когда Вильгельму I британцы инфаркт учинили. Если своевременно не прекратить набор высоты, то баллонеты разорвёт, дирижабль разрушится и разобьётся. В той истории в Первую Мировую войну "Цеппелины" бомбили даже Лондон, но маленькими - 10 килограммовыми бомбами, чтобы успевать компенсировать возрастающую плавучесть.
   Нам что делать, если ОДАБ-3500, около четырёх тонн весит. Теперь чувствую, вы прониклись какую серьёзную задачу аэронавты решили. Весогабаритные макеты они уже сбрасывали, в сообщении указано, что успешно. Теперь нормальный боевой экземпляр рвануть хотят, думают удивить меня этим зрелищем.
  
   Короче еду на испытания, на специальный аэронавтический полигон, где меня ждут с нетерпением, а пока есть время, вздремну несколько часов....
  
   Прибыли благополучно, перво-наперво я повелел показать мне границы полигона с указанием наблюдательных пунктов и точки сброса изделия. Потом посмотрел, с какой стороны запланирован проход носителя к точке сброса и задал вопрос руководителю испытаний:
  
   - Что произойдёт если ОДАБ отделиться несвоевременно, а с небольшим запаздыванием?
   Такой простой вопросец поставил всех в тупик, так как выходило, что "груз" может вблизи наблюдательного пункта оказаться. Что будет в этом случае с наблюдающими я естественно умолчал. Не надо людей зря напрягать. После испытания они сами обо всём догадаются....
   Сначала скорректировали направление пролёта дирижабля до точки сброса, потом по моему второму пожеланию, НП перенесли ещё на полкилометра в сторону и приступили.
  
   Прошло сообщение от наземного наблюдателя:
   - Вижу носитель, аэродинамические плоскости развёрнуты.
   Почти синхронно следует доклад с дирижабля:
   - Высота полёта три километра. - Плоскости развёрнулись нормально, аэродинамическое усилие порядка четырёх тонн. Замечаний нет. Следую к точке сброса.
  
   Я сижу в кресле и наблюдаю за всеми эволюциями в персональный двадцатикратный бинокль. Абсолютно спокоен. Знаю что на дистанции в три километра, кроме оглушающего грохота и столба пыли ничего не должно быть видно. Ошибся немного, серебристое изделие ОДАБа мелькнувшее под брюхом гондолы дирижабля было весьма заметно. Его специально так разукрасили.
   Сижу, считаю про себя, раз - И, два - И, три - И....
  
   Когда едва заметно грохнул первый подрыв корпуса и вся эта смесь пропилена с инициирующим веществом и катализатором превратилась в небольшое облачко у некоторых вырвался вздох разочарования, другие не смогли сдержать своё злопыхательство (надеюсь, граф их отметил).
   И в этот момент АХНУЛО так, что многие лишились головных уборов, а те, кто пренебрёг берушами, почувствовали весьма болезненный удар по ушам....
  
   На месте падения изделия через полчаса собралась толпа, спецы фотографировали, что-то обмеряли, о чем-то спорили, говорили, размахивая руками, но мне уже всё было ясно. Объёмно детонирующая авиационная бомба создана, носитель способный доставить её к цели построен, осталось провести процедуру награждения участников. С этой приятной обязанностью мы с Сабуровым и верным адъютантом уже научились благополучно справляться!
  
   Товарищеский ужин, включая обязательное обмывание наград и звёздочек - это не нами заведено, не нам и отменять! Вообще мудрые люди считают, что со стихийными бедствиями не бороться надо, а только предупреждать о приближении оных!
  
   *****
  
   Несколько лет назад, когда наша промышленность и экономика ещё только, только на ноги становились, у меня состоялся интересный разговор с Краббе и дядей. Идея, высказанная министром, сводилась к тому что парусные клипера, которые в Тихом океане крейсируют, надо - бы сместить на Юг, к берегам Борнео, а на их место новые безрангоутные кораблики в эскадре Лихачёва Ивана Фёдоровича завести.
  
   - Ваше Императорское Величество, случись что в мире, наши крейсера без дела не останутся, а так пока они в Тихий океан дойдут, нас крепко пощипать могут.
   - Николай Карлович, говорите прямо, какие у вас есть предложения.
   - Безрангоутный миноносец, головной образец которого на Чёрном море испытания проходит, всем хорош! Для внутренних морей он эталоном может являться. В мире ещё ни у кого нет такого!
   Морской министр на минутку призадумался, стоит ли излагать крамольные мысли по Высочайшему адресу, но, наверное, решив что в его возрасте особо стесняться, не стоит, продолжил.
  
   - Считаю, что мореходность новых миноносцев для Тихого, Индийского и Атлантического океанов недостаточной окажется, там корабли крупнее нужны и с другими обводами.
   - Опять новые корабли строить предлагаете?
   - Ваше Величество, так, наверное, и вы об этом размышляли. Адмиралы Попов с Бутаковым эскизы тех судов с пакетом документов у Вас получили.
  
   Эти слова Краббе заставили меня просто-напросто заткнуться и ещё раз подумать о сладком житие-бытие "помазанника Божьего". Я действительно сам вечерами частенько обдумывал эту тему. Асланбегова в противостоянии с "белым бандитом" на острове постоянно поддерживать надо. На Борнео нефтебазы и угольных складов соответствующей вместимости нет. Парусники с пушками, там весьма к месту будут. Если клипера на Юг отправить весь Дальний восток без прикрытия останется, - опять "Тришкин кафтан" получится.
  
   В голове крутились характеристики трёх кораблей. Крейсеров "Новика", "Муравьёва-Амурского" и "Карлсруэ". Экономика мне тогда строить новые крейсера не позволила. Ориентируясь на стоимость крейсера-разведчика "Новик" начала 20-го века, 2,870 млн. руб. именно столько заплатила Россия германской фирме "Шихау", я был уверен, что все суда этой серии обойдутся примерно в ту же цену, ну с коэффициентом 0.5 (разница курсов).
  
   Приняли "Соломоново решение" проектируйте с учётом возможностей Архангельских верфей, а там дальше посмотрим. Когда праздновали рождение сына Владимира, эти прохиндеи уговорили меня подписать титульный лист на строительство головного корабля. Помню, как дядя крепко выпивший, мне тогда долго на ухо объяснял, что деньги эти из России не уйдут, всё оборудование на наших заводах исполнят. Е.И.В., по случаю рождения наследника престола расслабился и подписал....
  
   Теперь я как бы вдвойне за судьбу корабля ответственен. Поинтересовался, как дела с постройкой идут, ответили уклончиво, когда судно на воду спустят, никто конкретно не говорит. У меня нехорошие подозрения возникли, хотел уже финансовую ревизию учинить, но тут, слава Богу, дело в другом оказалось. Попов с молодёжью в проекте много новинок применил, задержка с производством которых привела к сдвижке сроков постройки. Адмиралтейство в Архангельске не готово оказалось, там некоторые цеха переоснащать пришлось, потому головной "камушек", нарекли его "Жемчугом", почти так же как в той истории на Семянниковском заводе строиться.
  
   Почему так волнуюсь? Повелел безрангоутные крейсера строить, а надёжного экономичного двигателя нашим морякам-кораблестроителям не дал. Прямодействующая турбина это лучше паровой машины, но малые обороты диктуют большие размеры и вес, да и пресловутый внутренний относительный кпд ступени маловат. Обещали Нам механики станки специальные, которые позволят косозубые редуктора большой мощности изготовить, вот и жду обещанного. Точнее уже жду не сами станки, а редуктор на пятнадцать мегаватт. Это устройство мне позволит, и пропульсивный коэффициент движителя соблюсти и приемлемую металлоёмкость главных двигателей обеспечить.
   Тиме Иван Августович, Сомов Осип Иванович, Пафнутий Львович Чебышёв, сдержали обещание проект изладить и станки построить. Более того, за прошедшее время и специалистов станочников выучили, хотя и маловато, но уже есть, кому на тех агрегатах работать.
   Наградили Мы профессоров и академиков, денежными премиями снабдили, теперь ждём изделие. Называться оно будет, как и в том времени, главный турбозубчатый агрегат (ГТЗА) если попросту.
   Эти мощные устройства нужны кораблю в двух случаях, когда надо догонять или когда надо убегать, для движения в экономичном режиме используется двигатель Струве, сделанный по образу и подобию тихоходного 250 об/мин. 6ДКРН35/105-10 из того времени.
  
   "Лучше один раз увидеть....", решил Е.И.В., и никого не спросясь поехал к Полетике на Невский завод. Снова резво мчим по Шлиссельбургскому проспекту, только уже колонной из трёх автомобилей. Не далеко уже и до "Невского..." завода. Снова адъютант слышит приказ:
   - Володя, дайте-ка, пожалуйста, команду свернуть в Ситцевый переулок, попробуем оттуда на завод посмотреть.
   - Ваше Величество, никак не возможно, нет больше там проезда, это уже территория завода.
   - Тогда поехали к главной проходной.
  
   Подъехали. С улицы, в закрытом эллинге рассмотреть разыскиваемый крейсер второго ранга можно только при воспалённом или больном воображении. Зато по отблескам сварки, яркость которых порой затмевала электрические прожектора создававшие бестеневой свет судить о накале работ вполне реально.
  
   Встретили нас Семянников Петр Федорович и Попов Андрей Александрович, оба изображая радость на лицах, были явно не восторге от моего визита. Более того, судя по некоторым признаком, они круто друг с другом разговаривали несколько минут назад. В этом я нисколько не сомневался, с Попова станется! Помните "Бешенного адмирала"?!
  
   - Господа, прошу быть моими провожатыми и сопровождающими по крейсеру "Жемчуг".
   Направились к неудовольствию моих казаков охраны прямо внутрь эллинга. Судна собственно видно не было. Всё облеплено лесами, а над ним ещё и два мощных мостовых крана перемещаются. Если не знать что строится, то и не разглядишь.
   - Кто главный строитель корабля?
   - Ваше Величество, три месяца назад ГСом назначен инженер-механик Ильин.
   - Почему же я его не вижу?
   - Думаю, он в машинном отделении, там главный двигатель эконом хода к прокрутке воздухом готовят.
   - Хорошо господа, не будем мешать плановым работам. Я бы хотел услышать от вас и по возможности увидеть те проблемы, которые препятствуют спуску на воду этого замечательного корабля.
  
   Мои экскурсоводы приободрились, наверное, думают что можно свалить на смежников. Ничего, я в таких делах в своё время, тоже "собаку съел".
   - Володя, вы побудете у нас за секретаря. Будете записывать те решения, о которых мы договоримся.
   - Слушаюсь, Ваше Императорское Величество.
   Остро оточенный карандаш и блокнот на подложке, как по мановению волшебной палочки появились в руках моего верного адъютанта.
   И тут началось. Видимо за полтора века ничего в мире не изменилось. Попов и Семянников, в два голоса начали ругать гальванёров. (В этом времени ещё не было чёткого разделения на электриков на силовиков и управленцев. Всех их скопом называли гальванёрами). Хорошо, Давыдов их не слышит. Не стоит уважаемому человеку зря нервы портить. Уж я то отлично знаю, как поступить.
   - Давайте пройдём на место, и вы мне всё покажете!
  
   Не ожидавшие такой реакции ораторы почти сразу задохнулись, лица покраснели, но делать нечего надо вести показывать, что в их детище главных гальванёров: Давыдова, Лачинова и Столетова не устроило. Не буду описывать, где мы ходили и как лазили по строящемуся кораблю. Легенды на эту тему на Семянниковском заводе ещё долго пересказывать будут....
   Прервал моё темпераментное выступление резкий гудок маневрового паровоза, который заталкивал в эллинг тяжёлую грузовую платформу - "крокодил" с находящейся на ней под брезентовым чехлом носовой башней будущего крейсера.
  
   - Вот видите господа, уже и вооружение начало поступать, а вы всё на смежников свалить стараетесь. Нехорошо как-то это выглядит, не правда-ли, Андрей Александрович.
   Раскрасневшийся адмирал, которому только что устроили выволочку, только и смог произнести:
   - Виноват, Ваше Императорское Величество.
   Воспитательный процесс прервали артиллеристы которые весёлой гурьбой, не подозревая о шторме, бушевавшем на стапеле разыскивали Семянникова и Ильина.
  
   - Добрый день господа! Рад вас всех видеть!
   - Здравия желаем Ваше Императорское Величество, - только на это и хватило самообладания у прибывших.
   - Пётр Фёдорович, мне ситуация с крейсером более или менее понятна, давайте пройдём в заводоуправление и там уже обсудим остальные дела.
   Так и поступили. Конечно, обошли прибывшую платформу, по нашей просьбе с неё брезент сняли, посмотрели на орудийную башню, поцокали языками и прошли сопровождаемые любопытными взглядами рабочих в инженерный корпус. Пока шли, я остыл, успокоился, и последовавшее совещание прошло относительно гладко без бурных высказываний.
  
   Единственное что мне запомнилось, это был невинный вопрос со стороны оружейников
   - Ваше Императорское Величество, а почему для башни выбрано такое странное обозначение. Башня Mk XXII?!
   Когда я копировал документы, ставшие заданием на проектирование орудийных башен, я о смене маркировки не думал, не до того было. Начертанное Высочайшей рукой никто не рискнул изменить, теперь будут у нас на флоте шестидюймовые трёхорудийные башни с необычным обозначением. Ну и чёрт с ними, лишь бы стреляли успешно, только что же ответить вопрошавшему?
  
   - Вопрос не по адресу господа. Кто проект выполнял, у тех и спрашивайте, я помниться только на этапе задания участие принимал, а дальше уже вы всё сами разрабатывали.
   Боковым зрением я углядел хитрую ухмылку Попова, который заштилел и был снова готов к необходимым действиям по достройке головного крейсера тип "Жемчуг".
  
  
   *****
  
   Хорошо ему улыбаться, а у меня всё ещё вопрос висит что со старым стрелковым оружием делать, как поступить. В арсеналах более миллиона невостребованных гладкоствольных ружей.
   С 1844 года начали такую переделку 7-линейных, 17,78-мм, пехотных, казачьих, драгунских ружей, карабинов и части пистолетов. И чего с ними только не делали, меняли курок замка, снимали огниво, срезали полку, устанавливая на ее место брандтрубку. Переделка пехотного ружья обходилась в 63 копейки. Пока в Европе искали лучший вариант применения капсюльного замка, в России не желали расставаться с кремнёвым. Возражения против капсюлей приводились разнообразные: что грубые пальцы солдат не смогут обращаться с маленькими "колпачками" и прочищать брандтрубку, что "колпачки" легко теряются, что кремнёвый замок надежнее и дешевле.
  
   В общем, пороли любезную моему деду любую наукообразную чушь, какую только выдумать могли. Крымская война 1853-1856 годов всё расставила по своим местам. Вообще в ту кампанию в русской армии практически все - от техники до оружия - оказалось малопригодным, кроме людей, показавших чудеса мужества, упорства и изобретательности.
  
   Сейчас в результате проведенных работ на вооружении пехоты карабины, пластунки, пистолеты- пулемёты, автоматы, а основной калибр принят 6,5 мм. Никаких линий и дюймов, хватит, уже один раз доигрались. Наганов тоже нет, револьверы и пистолеты есть, а ущербного изделия Леона Нагана нет.
   Вернулись к тому, с чего начали. Жаль только, что больше миллиона стволов, лежат, ржавеют и пылятся. Вот и поручено нашим металлургам и оружейникам вынести им окончательный приговор. Можно их к делу приспособить или только для музеев чуток оставить, а остальные.....
  
   - Ваше Императорское Величество, проведенные металлографические исследования позволяют надеяться, что более 80 процентов имеющихся стволов можно будет использовать для производства тяжёлых пулемётов калибром 13 мм.
   Это Чернов Дмитрий Константинович. Исследования, это хорошо, а что скажут мои дорогие специалисты оружейники.
   - Господа оружейники, Карл Иванович Гуниус, капитан Николай Иванович Чагин и штабс-капитан Владимир Николаевич Бестужев-Рюмин, что вы скажете по этому поводу?
  
   - Ваше Императорское Величество, мы, конечно, можем много хороших слов произнести и в адрес Дмитрия Константиновича и в адрес Иван Алексеевича Вышнеградского, но самым убедительным голосом, возможно, обладает сама машинка. Фёдор Фомич для неё оптическую трубку с двенадцатикратным увеличением изготовил, очень эффективное устройство в комплексе получилось. Оно на Вашем полигоне установлено и к демонстрации подготовлено. Отличие от серийной модели, только в использовании доработанного ствола с лейнером под калибр 13 мм.
  
   - Володя, пригласите, пожалуйста, молодого Кравченко в тир. Пусть он даст совместное с "машинкой" заключение. - Господа, сколько запасных стволов вы для демонстрационных испытаний захватили?
   - Два десятка, Ваше Императорское Величество.
   - Сколько сами "расстреляли"?
   - Об этом лучше Дмитрий Константинович скажет. Он с каждым расстрелянным индивидуально занимался, на каждого справку составлял.
   - Что же Вы скромничаете, Дмитрий Константинович?
   - Ваше Величество, справок у меня с собой нет, а в протоколе показано, что расстреляно 247 стволов. "Плеваться" машинка начинает после непрерывной очереди в 450-500 выстрелов. Поэтому ленты питания рассчитаны на пятьдесят патронов. После непрерывного расстрела десяти лент, ствол желательно заменить.
  
   Кажется, ещё одна проблема благополучно разрешилась.
  
   - Ну, что же, господа, давайте посмотрим на ваше изделие в работе. Пройдёмте в тир.
  
  
   Историческая справка
  
  
  
   Миклухо-Маклай Николай Николаевич (1846-1888 гг.). Известный русский ученый, совершивший путешествия на Канарские острова, острова Малайского архипелага, Океании, в Марокко, Австралию, на Филиппины. Два с половиной года (1871-1872, 1876-1877 гг.) он прожил на северо-восточном берегу Новой Гвинеи, где завоевал любовь и доверие папуасов. Основываясь на результатах своих антропологических и этнографических исследований, Миклухо-Маклай отстаивал идею о видовом единстве и взаимном родстве человеческих рас. Он доказал, что папуасы и другие народы Океании и Юго-Восточной Азии отстали в своем развитии только в силу ряда исторических причин, но по своим способностям стоят не ниже европейцев.
   Проведя много времени в путешествиях по миру, Миклухо-Маклай постепенно пришел к идее создания морской биологической станции и русских поселений в Папуа-Новой Гвинее, которые жили бы по принципу общины. Миклухо-Маклай впоследствии развил эту идею и создал проект, который хотел предоставить на рассмотрение императору.
   Подобную идею впервые высказал барон Н. Каульбарс в 1870 году. Он предположил, что "ничьи" острова в Тихом океане можно превратить в опорные пункты русской торговли.
   В 1886 году во время пребывания в Крыму, Миклухо-Маклай добился аудиенции Александра ІІІ и представил свои проекты, но император не разделил его порывы и отправил документы на рассмотрение специальной комиссии.
  
   Павел Николаевич Назимов (27июня (9 июля) 1829 -- 11(24) декабря 1902) -- русский мореплаватель, вице-адмирал, кругосветный путешественник, исследователь Тихого океана. Из дворян Псковской губернии. Сын вице-адмирала Н. Н. Назимова (1789--1854). Братья -- Николай (1822--1867), Александр, Константин -- также стали военными моряками; Николай также был адмиралом и исследователем Дальнего Востока.
   В сентябре 1871 гг. -- капитан 2-го ранга (1870), командовал винтовым корветом "Витязь". Совершил переход из Кронштадта вокруг Южной Америки в Тихий океан в залив Астролябии и по просьбе Русского Географического общества высадил Н. Н. Миклухо-Маклая на северо-восточный берег Новой Гвинеи, теперь берег Миклухо-Маклая. Открыл пролив, названный по имени его корабля -- "Витязь".
  
   Барон Николай Васильевич Каульбарс (1842, Санкт-Петербург -- 1905, Санкт-Петербург) -- генерал от инфантерии, военный писатель, член Императорского Русского географического общества Происходил из баронского рода шведского происхождения, сын генерал-лейтенанта Василия Романовича Каульбарса, родился 3 июня 1842 г в Санкт-Петербурге, образование получил в Николаевском кавалерийском училище, из которого 16 июня 1861 г. был выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Гатчинский полк.
   Он горячо поддержал, идею Миклухо-Маклая о том что "ничьи" острова в Тихом океане можно превратить в опорные пункты русской торговли. "О необходимости русской морской станции на островах Тихого океана // "Голос", 1870 г.".
  
   Михаил Николаевич Кумани, грек по происхождению, родился 15 августа (27-го - по н.с.) 1831 года в Севастополе в семье потомственных моряков, дворян Таврической губернии. Многие из них были командующими флотами, адмиралами и генералами Военно-Морского Флота России. Дед Михаила Кумани (тоже Михаил Николаевич Кумани) участвовал в Чесменском сражении. Отец Михаила, Николай Петрович Кумани (1730-1809), контр-адмирал, был участником архипелажских экспедиций под командованием Ф.Ф. Ушакова. Михаил Кумани начал службу на флоте с 16 лет. В 1850 г. он произведен из юнкеров Черноморского флота в мичманы Балтийского флота. С 1853 года М.Н. Кумани - на Черноморском флоте. С начала апреля 1855 года М.Н. Кумани состоял в гарнизоне Севастополя, на 3-м бастионе. 25 мая 1855 года, находясь на батарее N 3, он был ранен в ногу осколком гранаты и контужен. После выздоровления Михаил Николаевич вернулся в осажденный Севастополь и принял под свое командование батарею N 16 на Северной стороне.
   С 1867 года М.Н. Кумани снова на Балтике, в 1867-1872 гг. он совершает плавание в Тихий океан. Командуя в 1871-1872 гг. винтовым клипером "Изумруд" Кумани вывез из Новой Гвинеи Н.Н. Миклухо-Маклая.
  
  
  
   Двести тридцать первая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
  
   15 августа 1869 года (на два года раньше чем в той истории) находящийся в кругосветке, испытанный штормами нескольких океанов двух тысячетонный корвет "Витязь" достиг берега Новой Гвинеи, командовал корветом, капитан второго ранга Павел Николаевич Назимов.
  
   0x01 graphic
  
   С появлением в видимости этой малоизученной земли для капитана, да и всей команды наступило сложное время плавания. Русских кораблей в этом районе почти не бывало, а используемые британские судовые карты показывали берега неизведанной земли пунктирными линиями.
   К ночи судно становилось на якорь, с рассветом приступали к картографированию неизвестных берегов и промерам глубин в удобных для стоянок бухтах. Вроде бы всё как обычно, разве что промеры делались двумя группами и перед занесением на составленную карту тщательно сравнивались.
   После того что сотворили с его кораблём по Высочайшему повелению в доках Санкт-Питербурга, Павла Николаевича вроде бы ничего не должно было смущать. На юте и на баке появились две башни с орудиями, а артиллерийская палуба, как место размещения пушек перестала существовать, там сейчас.... Нет литературных слов, описать, то что там сейчас сделано.
  
   Тем не менее, ещё большее смущение вносило в душу командира, обилие фотоаппаратуры и других приборов на верхней палубе и общее количество людей, не имеющих к морской службе прямого отношения. Несколько моторных катеров которые доставляли неморяков с мерными рейками на берег и за которыми сигнальщики вели постоянное наблюдение, вызывали постоянное беспокойство.
   Пятнадцать офицеров, двести сорок один унтер-офицер и матрос из членов похудевшей команды, все были заняты, все были при деле. Казалось, только один человек на борту соблюдал спокойствие, хотя так могло показаться только на первый взгляд....
  
   *****
  
   Когда потомок шотландского барона Микаэля Маклэя, попавшего в плен к Богдану Хмельницкому в далёком 1646 году, Миклухо-Маклай Николай Николаевич, взошёл на крыльцо Зимнего дворца и предъявил несовсем обычный конверт, он волновался гораздо сильнее. В конверте лежало стандартное казённое письмо с предложением прибыть в указанное время в резиденцию русских царей и припиской сделанной Высочайшей рукой. "Надеюсь на нашу скорую встречу. Николай II".
   После бесплодной беготни по бесконечным коридорам всяческих канцелярий министерств. Найдя моральную поддержку только в географическом обществе, почти потеряв надежду на получение нужных разрешений и средств на финансирование экспедиции, Николай Николаевич устал. Может обычный человек устать, борясь с ветряными мельницами? Вдруг это письмо.
  
   Сопровождающий был вежлив, но не разговорчив. Проводил молодого человека в приёмную и доложил ничего, не объясняя, видимо адъютанту Государя:
   - Миклухо-Маклай Николай Николаевич.
   - Хорошо, спасибо, вы свободны.
   Огромный муляж древнего викинга заинтересовал путешественника, но разглядеть его подробно не удалось. Хорошо поставленным голосом адъютант сообщил:
  
   - Николай Николаевич, проходите, пожалуйста, Государь сейчас вас примет.
   Дальше всё было почти как в приключенческом романе или плохом детективе.
   -Здравствуйте Ваше Императорское Величество.
   - Добрый день проходите, пожалуйста, присаживайтесь разговор у нас будет не простой.
  
   - Мы хотим вам поручить совершить разведывательную, да, да не удивляйтесь именно разведывательную часть экспедиции в Новую Гвинею.
   Миклухо-Маклай хотел, возможно, сообщить, что к разведке он не имеет ни малейшего отношения, но был остановлен властным движением руки хозяина кабинета.
  
   - Пусть моя терминология вас не смущает. Первый человек на неизведанных землях, это всегда разведчик, хочет он этого или нет. Вашей главной задачей будет расположить жителей острова к себе, подружиться с ними, оказывать им возможную помощь, включая медицинскую и заинтересовать их в открывающихся возможностях улучшения жизни от появления русских людей на побережьи Новой Гвинеи.
   - Ваше Императорское Величество, но я по образованию только этнограф и немного натуралист в медицине совершенно не силён, все мои познания заканчиваются на том что в случае плохого самочувствия, надо обратиться к врачу.
   - Ничего страшного, в течение ближайших месяцев вы будете учиться получите, необходимые занятия и навыки, которые вам пригодятся в экспедиции.
  
   - Не знаю, справлюсь ли я с таким заданием.
   - Кто как не вы обивали пороги казённых учреждений в попытке организовать экспедицию, да и в Дерпте у академика Бэра побывали и Географическом обществе поддержки искали.
   - Но тогда речь шла о скромном исследовании по антропологии папуасов, в котором Карл Максимович признанный авторитет.
  
   - Вы отказываетесь от участия в экспедиции?
   - Нет, что Вы, Ваше Императорское Величество, я только хотел сказать, что такие обширные задачи, о которых вы изволили говорить, могут мне одному оказаться не по силам.
   - Ерунда, во - первых Вы будете не один и хотя задачи экспедиции действительно сложные, но я верю в вашу счастливую звезду, удачу и везение. Кстати этого вашего слугу, как его? - Ульсон, кажется, вы с собой не возьмёте. Он не оправдает ваших надежд. Вместо него с вами отправятся два молодых человека, отменные механики, гальваники, охотники - следопыты, моряки, а если надо то и медики. Они будут условно, для папуасов, выполнять роль ваших слуг, на деле у каждого из них будет своя задача в предстоящей кампании. В одиночку вам действительно всего не охватить. С ними вы познакомитесь чуть позднее, это ещё пока гардемарин Рончевский Константин Данилович и уже более опытный специалист, картограф барон Каульбарс Николай Васильевич.
  
   Наверное, на моём лице отпечатались все многочисленные вопросы по предстоящей экспедиции, поэтому Император, разложив на столе кроки небольшой карты, продолжил:
  
   0x01 graphic
  
  
   - Вот карта залива Астролябия, в интересующем вас районе. Вот ваше возможное место высадки. Большая часть необходимых грузов уже подготовлена. Что бы вам не приходилось бить бутылки для подарков местным жителям предусмотрены многочисленные подношения в виде бус, зеркал, ножей и ножичков, лопат, топоров, серпов и ещё много другого за исключением огнестрельного оружия. Небольшой парусно-моторный бот который позволит вам перемещаться вдоль побережья тоже предусмотрен и хорошо оснащён.
   - Но я никогда не управлял таким судном, не знаю, справлюсь ли?
   - После соответствующей подготовки вы даже в одиночку сможете им управлять, но я искренне надеюсь, что до этого дело не дойдёт. Вас ждут в учебном центре, ваши преподаватели и будущие помощники. Желаю Удачи!
  
   После того как я поставил задачи и проводил этого достойнейшего человека, меня на минуту охватили сомнения. Потянем ли, справимся ли с создание опорных баз на Тихом океане?!
  
   Сандвичевы (Гавайские) острова были открыты в 1778 г. 3-й экспедицией Дж. Кука, которая в дальнейшем посетила русское поселение на Уналашке и Петропавловскую гавань на Камчатке. В июне 1804 г., когда "Надежда" и "Нева" под командованием И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского посетили архипелаг в ходе своего кругосветного путешествия. Хотя Лисянский находился на Гавайских островах менее двух недель (с 8 по 20 июня 1804 г.), он сумел составить весьма обстоятельное представление о состоянии хозяйства, торговли, обычаев и жизни островитян, а также успешной деятельности энергичного короля Камеамеа I.
   Узнав о том, что русские колонии испытывают недостаток в продовольствии, король дал знать А.А.Баранову, что готов каждый год посылать в Ново-Архангельск торговое судно с грузом свиней, соли, сладкого картофеля и других продовольственных товаров, если в обмен будут получены "шкуры морских бобров по разумной цене".
   Иностранные шкиперы не замедлили распустить слухи, будто русские хотят прийти и завладеть островами. Уже в сентябре 1816 г. под угрозой применения силы была оставлена фактория на Оаху, а затем американские капитаны предприняли попытку (правда, без успеха) спустить русский флаг в селении Ваимеа (остров Кауаи).
   Несмотря на героические усилия представителя РАК доктора Генриха Шеффера, 17 (29) июня 1817 после вооруженного столкновения с американскими капитанами в котором трое русских и несколько гавайцев были убиты, Шеффер и его люди были вынуждены покинуть остров на кораблях "Ильмень" и "Мирт-Кадьяк".
   Если руководство РАК было убеждено в целесообразности присоединения тихоокеанской жемчужины, то российское правительство, и в первую очередь К.В. Нессельроде, а также российский посол в Лондоне Х.А. Ливен придерживались иного мнения.
   Эта проавстрийская подстилка Кисельвроде убедила в нецелесообразности Александра I, ну а дальше вам и так всё понятно, короче прос...ли мы "Жемчужину Тихого океана".
  
   *****
  
   Теперь спустя полвека, я хочу закрепиться в другом месте, которое по имеющимся запасам даже более перспективно, чем Сандвичевы острова с их знаменитой базой в бухте "Пёрл-харбор". Сейчас эти земли ещё ничьи. Постараемся, чтобы стали наши! По площади они мало уступают Германской империи, один недостаток, далековато от метрополии.
   Когда я работал с "блокнотом" он добросовестно показал, что территории эти относятся к Британскому содружеству. С Ч А С. Разогнались! На оконечностях установлены пирамидки с нашим гербом, а ведомство Горчакова, разослало документы о том, что это наша территория, чтобы не было повторения истории. А то в 1873 году в юго-восточной части острова Новая Гвинея высадится английский купец Джон Морсби. Исследуя побережье, он обнаружит довольно уютную бухту, которую назвовёт Порт-Морсби, в честь своего отца, адмирала Фэрфакса Морсби. Спустя годы в бухте вырастет город, который сохранит её название.
  

*****

  
   Так было в той истории. Ныне 1871 год, в заливе Астролябия начато строительство города и порта, Берег Маклая, а то что выходец с "туманного Альбиона" обозвал своей фамилией Морсби, называется "Витязь" в честь корабля на котором прибыл наш учёный Миклухо-Маклай.
   Наш неугомонный "шотландец" сагитировал уже более тысячи человек для обустройства на этих землях. В основном это люди, которые хотят возделывать землю и выращивать на ней экзотическую продукцию на продажу. Нашим купцам на Аляске даны рекомендации по организации взаимовыгодной торговли с Новой Гвинеей, а специальным указом попробуем завести на островах плантации Гевеи, вдруг приживётся.
   О залежах полезных ископаемых в этом районе пока никому не известно, до поры до времени будем развивать сельское хозяйство и потихоньку строить дорогу к озеру Кутубу. Там нефть и газ, будет, чем заправлять мои пароходы и аэропланы. С островом Бугенвиль, пока тоже подождём, его медь, золото, никель, кобальт, безусловно, пригодятся, но чуть позже.
  
   Теперь вам понятно, почему я так нервничаю, дёргаюсь и людей напрягаю из-за строительства какого-то крейсера даже не первого ранга. Очень они нам нужны и в большом количестве, а то снова некоторые земли в британском содружестве могут оказаться.
   Надеюсь, что очень скоро драгоценный камушек "Жемчуг" головной в большой серии наших крейсеров прибудет в заданный район и начнёт здесь патрулирование. Тогда уж точно никакие купцы не посмеют сказать, что это их владения, да ещё обзывать их своей фамилией.
  
  
   Историческая справка
  
  
   ....следующие претенденты на Корею, конечно же, янки. Они организовали экспедицию, которая состояла из 650 человек (550 моряков и 100 морских пехотинцев) и пяти кораблей ("Колорадо", "Аляска", "Палос", "Монокаси" и "Бениша"). Цель экспедиции, выяснить судьбу судна "Генерал Шерман". Возглавлять операцию, было поручено американскому послу в Пекине, Фредерику Ф. Лоу, и адмиралу Джону Роджерсу. Сие действо состоится в 1871 г. и будет происходить на острове Канхвадо и в его окрестностях. Американцы стреляли искуснее, -- они убили триста семьдесят корейцев, разрушили форты на реке и, признав такое наказание достаточным, удалились.
  
   Пак Кю Су, кор., ханчча, англ. Park Gyu Soo (1807--1877) -- глава провинции центральной Кореи, корейский государственный деятель и писатель. Автор пакета законов по реформированию государства.
  
   "...В заключение главы об инородческом населении я считаю уместным поместить рассказ о посещении мной в октябре 1867 г. пограничного корейского города Кыген-Пу. Миновав город Кенгхын (Кыген-пу), в котором когда-то побывал Н. Пржевальский, экспедиция прибыла в Хопренг. Начальник города по фамилии Юнь Хаб и в чине капитана, сатти по-корейски. Показывал русским ... сам он довольно красивый пожилой человек 41 года...".
  
   В 1875 году японские войска спровоцировали военный конфликт на острове Канхва и заставили корейскую сторону подписать неравноправный договор о "дружбе". 15 января 1876 года японский флот под командованием Куроды Киётаки прибыл к берегам Кореи. В 1876 г. под давлением извне Корея заключила первый в своей истории международный договор -- Канхваский договор с Японией.
  
   На рассвете 8 октября 1895 года группа вооруженных японцев: так называемых "наемных мечей", переодетых жандармов из посольской охраны, дипломатов и журналистов,
   Организатором заговора был японский посланник в Корее, отставной генерал Миура Горо. Убийство было осуществлено в глубокой тайне, и мир никогда бы ничего не узнал о его обстоятельствах, если бы не свидетельства двух иностранцев, в том числе русского подданного А. И. Середина-Сабатина, служившего во дворце сторожем.
  
   Сами жители Корейского полуострова величают свое отечество именем Чо-Зен -- "спокойное утро", по прозванию одной из провинций, ставшей во главе корейской территории.
  
  
  
   Двести тридцать вторая запись в дневнике ЕИВ Николая Второго
  
  
  
   (Правое крыло дворца Кёнбоккун город Ханъян. Корея, 1871 год)
  
   ".....Более 40 дней длились бои у острова Канхвадо. Потери составили 53 человека убитыми у корейцев, трое убитых и более 10 раненых у американцев. В 16-й день 5-го месяца 1871 года (3 июля по григорианскому календарю) американская эскадра покинула корейские воды".
   Единственный переводчик с русского языка, которому тэвонгун доверял, закончил чтение таинственного послания.
  
   - Да, всё произошло именно так, как написано в этом документе.
  
   Тэвонгун Ли Хаын регент и отец несовершеннолетнего государя Коджона привычным движением свернул документ оставленный ему русским посланником графом Путятиным, сделал почти незаметное движение рукой отпуская доверенного чиновника и надолго погрузился в невесёлые размышления.
  
   Всё совпало. Если и другие предсказания аналитиков (странно русские называют своих колдунов и провидцев) этого таинственного русского царя также сбудутся, необходимо срочно принимать единственное правильное решение времени на раздумья практически не осталось. В том что японцы предпримут попытку захвата и превращении Кореи в свою колонию тэвонгун совершенно не сомневался.
   Смущали только сроки, получалось что времени практически не осталось. В документе русского графа значилось:
   "В 1875 году японские войска спровоцируют военный конфликт на острове Канхва и заставят корейскую сторону подписать неравноправный договор о "дружбе". 15 января 1876 года японский флот под командованием Куроды Киётаки прибудет к берегам Кореи. В 1876 г. Корея заключит первый в своей истории международный договор -- Канхваский договор с Японией".
   Надо спешить! Инерционность и медлительность государственной машины были хорошо известны регенту....
  
   Выбирать было не из чего. Перед глазами лежали давно прочитанные и выученные почти наизусть отчёты старого сановника Пак Кю Су и сатти города-крепости Кыгенпу господина Юн Хаба. Оба документа переписанные каллиграфами характеризовали русских в более благоприятных тонах, чем других европейцев.
   Хотя русские предлагали то же самое что и другие, - торговать, но в их предложениях просматривалось равноправие при заключение торговых сделок и что особо нравилось Ли Хаыну включение пункта о проверке правильности отчислений в государственную казну.
   Второе донесение сатти Кыгенпу о строительстве ещё неизвестного в стране Чо-Зен -- "спокойное утро" вида транспорта - железной дороги ещё больше заинтересовало и, пожалуй, склонило тэвонгуна в сторону принятия русских предложений.
   Решено, надо дать законную силу реформам Пак Кю Су и принять предложения северного соседа по строительству дороги. Китай и Япония уже показали что дружить они не хотят, а превращаться в их колонию не хотел сам тэвонгун Ли Хаын.
  
   На следующий день специальный гонец отправился в свой неблизкий путь в крепость Кыгенпу, с инструкциями для сати Юн Хаба. Документ давал разрешение на открытие торговли между двумя странами прокладку путей железной дороги и строительства её станции на территории Кореи до самого Вонсана.
   Отдельный документ приглашал графа Муравьёва-Амурского в столицу для ведения переговоров об установлении дипломатических отношений между Россией и Кореей.
  
  
   (Санкт-Петербург, Академия наук, тремя месяцами ранее, 1871 год)
  
   "...Адмиралу, Президенту Академии Наук, графу - Фёдору Петровичу Литке, предлагается направиться в Архангельск, дабы принять участие в освящении кораблей флота Российского...".
  
   Пожилой человек, вскрывший письмо хотел, было вспылить, его не остановило бы даже наличие Высочайших вензелей на конверте доставленным фельдъегерем, но что-то удержало Фёдора Петровича, от таких решительных действий. Возможно нарочитая неточность, содержащаяся в письме, возможно, нечто большее, что появляется в человеке только с возрастом.
   Граф расписался в получении на внешнем конверте, фельдъегерь молодцевато кивнул, щёлкнул каблуками и откланялся.
   Интересно, что это и почему? Возможно, вспомнил генерал-адмирал о своём воспитателе, всё-таки полтора десятилетия было ему посвящено или это тот венценосный мальчишка, что так небрежно предложил академикам самим определиться с названием академии. В любом случае это шанс ещё раз оказаться в любимой Арктике, почувствовав её напоследок. Литке был реалистом и понимал, что в семьдесят три года надо хвататься за такую возможность, ибо второго шанса можно и не дождаться.
   Вон, Фердинанд Петрович Врангель, как вышел в отставку в 67 году, так и осел, в своей деревеньке занимаясь метеорологическими наблюдениями, а потом вдруг раз и разрыв сердца прямо в поездке, невесёлые воспоминания о похоронах соратника в последние дни весны 1870 году нахлынули на графа. Нет, надо хвататься за такую возможность ещё раз почувствовать палубу под ногами и посмотреть на такие приятные сердцу Белое, Баренцево, а если повезёт то и Карское моря.
   Что там ещё дальше писано? Ценят и уважают, салон - вагон до самого Архангельска и свита из генералов самого Е.И.В.
  
   Описывать путешествие в Архангельск старый граф не стал. Наверное, непривычно, да и видно из окна вагона существенно хуже, чем с мостика корабля. В его записях эта часть поездки не отражена совершенно. Большому торжеству в Архангельске на которых присутствовал Его Императорское Высочество Алексей Александрович, уделено две строчки, а дальше несколько вырванных листов и уже позже другими чернилами писано.
   Когда увидел три огромных барка со стальными корпусами душа возрадовалась, когда молодой человек, брат государя объявил о маршруте похода думал сначала что слух меня подводить начал, когда на новых судах разглядел названия обозначенные на бортах большими старинной вязи бронзовыми буквами тут уж и за глаза беспокоиться стал.
   "Василий Головнин", "Фердинанд Врангель" и перечел ещё раз "Фёдор Литке", на глазах предательская влага проявилась.
  
   *****
  
   Огромный караван кораблей, во главе которого шёл ледокол "Ермак", покинул Архангельск с таким расчётом, чтобы в середине августа миновать Море Лаптевых и войти в Восточно-Сибирское море. Многие имена-названия кораблей были хорошо знакомы Литке "Сотник Петр Бекетов", "Командор Витус Беринг" и даже "Казацкий атаман Семён Дежнев". Надо ли говорить что Высочайшее предложение принять участие в плавании было принято Фёдором Петровичем с большим удовольствием. Когда в Белом море к каравану присоединились два броненосных крейсера новой постройки и ледокол "Святогор" сердце старого моряка преисполнилось гордостью.
   Не зря в тяжких трудах открывали мы новые земли, вспомнились пророческие слова Михайлы Васильевича: "Колумбы росские, презрев угрюмый рок, Меж льдами новый путь отворят на восток, И наша досягнет в Америку держава"!
  
   Через полтора месяца непростого путешествия, преодолев более 5000 миль, суда ошвартовались в бухте Золотой Рог. Торжественная встреча участников похода, встречи с друзьями всё было замечательно, но графа ожидал ещё один сюрприз. Обратное путешествие в столицу он осуществил на воздушном корабле, который теперь регулярно курсировал между Владивостоком и Первопрестольной.
  
   *****
  
   Сюрприз ожидал не только старого путешественника, когда броненосные крейсера бросили якорь в близи Владивостокской набережной, все жители города смогли прочесть их названия. Некоторые поняли что кляузы регулярно отправляемые в Питер не дадут искомого результата, да и вообще лучше прекратить опасное занятие, а то ведь могут и до них добраться "слуги государевы".
   Тем, кто не умел читать, местные доброхоты по несколько раз вдень, не уставая расталмачивали названия двух грозных красавцев - броненосных крейсеров "Граф Муравьёв-Амурский" и "Адмирал Невельской"!
  
   *****
  
   Соседом по каютам в обратном путешествии Фёдора Петровича на воздушном судне оказался Фёдор Александрович Бредихин -- русский астроном и возможно будущий академик по астрономии Академии наук. Сейчас директор Главной астрономической обсерватории Приморского края.
   Литке и сам был не чужд астрономии, уж очень сия наука полезна для кораблевождения, но то что он услышал от молодого её служителя, буквально повергло его в трепет. Будучи президентом академии Фёдор Петрович знал, что где-то там, на восточном краю России согласно Высочайшего повеления, сооружается новая обсерватория, но теперь о её возможностях он слышал непосредственно из уст основателя этого грандиозного сооружения.
  
   - Нет, Вы только представьте себе два пятиметровых рефлектора расположенные на одной платформе и используемые в качестве интерферометра, эквивалентны по разрешению телескопу с диаметром зеркала более 20 метров. Вы посмотрите, какое изображение удалось получить.
  
   С этими словами астроном выскочил из холла салона первого класса к себе в каюту и вернулся с огромным тубусом.
  
   - Вот, подержите его, пожалуйста, сейчас я извлеку один из снимков.
   Возбуждённый молодой человек аккуратно вынул огромную фрагмент-фотографию чего-то прыщаво-дырчатого напоминающего кусок несвежего сыра.
  
   - Смотрите, какая прелесть, а какое разрешение, даже большие вкрапления камней не поверхности просматриваются.
   - Фёдор Александрович, простите великодушно, а что это снято?
   - Ох, извините, пожалуйста. Это наша ближайшая космическая соседка запечатлённая новым телескопом установленным в горах Сихотэ-Алиня.
   - Так это поверхность Луны так неаппетитно выглядит? А без телескопа с земли такая лапушка, недаром её во многих народных сказках съесть пытаются.
  
   - Да это Луна в своей полной фазе. Вот везу Оттону Васильевичу Струве с коллегами, показать что новая астрономическая точка в России появилась и она уже работает. У меня ещё несколько снимков есть, вот здесь мы очень интересный объект засняли, похож на комету, проходящую вблизи Солнца, но есть некоторые странности. Надеюсь, Струве, возможно, подскажет, если встречал что-то подобное.
  
   За эту поездку старый моряк-исследователь узнал об астрономии больше чем за всю свою длинную жизнь, где он сталкивался с этой наукой в основном для определения своих координат и координат открываемых новых земель.
   Спустя несколько дней после возвращения многие питерские и московские газеты вышли со специальной вкладкой, где на весь газетный лист была помещена фотография нашей спутницы, а на обратной стороне листа было несколько столбцов названий, фактически популярный атлас Луны для любителей астрономии.
   Не обошлось, как уж водиться, и без ложки дёгтя. Перепечатанные западноевропейскими газетами тексты и фотографии, посвящённые Луне, были прокомментированы британской прессой в духе, того что русские самодержцы собираются присвоить себе ближайший спутник земли и тем самым лишить его всех благ и достижений демократии.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
  
   Николай Николаевич Обручев (1830--1904) -- русский военный деятель, генерал-адъютант, генерал от инфантерии, почётный член Петербургской Академии наук, начальник Главного штаба (1881--1897), профессор Николаевской Академии Генерального штаба, писатель. Один из главных деятелей военных реформ вооружённых сил императорской России 60-х годов XIX века.
   Родился 21 ноября 1830 года в Петербурге (по другим сведениям, в Варшаве) в семье командира Самогитского гренадерского полка Николая Афанасьевича Обручева.
   После ранней смерти отца в 1837 году мальчиком Обручев попал в только что учрежденный Александровский кадетский корпус для малолетних в Царском Селе. Свое обучение он продолжил с 1841 года в 1-м кадетском корпусе. Военные науки в корпусе преподавали капитаны П. Д. Зотов и П. П. Карцев. Первый в 1877 году стал начальником штаба Румынской армии, а второй командовал корпусом, дошедшим до Сан Стефано (англ.)русск.. В 1848 году Обручев закончил обучение и был назначен прапорщиком в Лейб-Гвардии Измайловский полк. В 1849 году он вместе с полком находился в Венгерском походе для подавления революции в Венгрии, но в боях Измайловский полк участия не принимал. В 1850 году вышла первая его научная работа "Опыт истории военной литературы в России", которая получила "Высочайшее благоволение".
   В 1851 году Николай Николаевич стал поручиком и поступил в Императорскую Академию Генерального штаба, которую окончил в 1854 году с серебряной медалью и с занесением его имени на мраморную доску Академии. После окончания Академии он получил звание штабс-капитана и был причислен к Генеральному штабу. С 1855 года -- дивизионный квартирмейстер 2-й гвардейской кавалерийской дивизии с переводом в гвардейский Генеральный штаб.
   Но мало кто мог бы предположить, что одновременно Николай Николаевич был и организатором тайной революционной организации "Земля и Воля". Впрочем, в составе учредителей "Земли и Воли" не было бедных людей: там были и мультимиллионер Александр Герцен, и чиновник Николай Чернышевский, и председатель Санкт-петербургского окружного суда, сенатор и член Государственного совета Иван Шамшин, и руководитель одного из отделений Государственной Канцелярии Николай Серно-Соловьевич...
  
   Владимир Афанасьевич Обручев (1863 -- 1956) -- русский геолог, палеонтолог, географ, писатель-фантаст, академик АН СССР (1929).
   Родился 28 сентября (10 октября) 1863 года в селе Клепенино (ныне Тверская область) в семье отставного полковника, чья сестра была женой академика Сеченова. После окончания училища в городе Вильно в 1881 продолжил учебу в Петербургском горном институте. В 1886 окончил институт, после чего, по предложению талантливого преподавателя И. Мушкетова, принял участие в экспедиции в Среднюю Азию.
   Исследователь геологии Сибири, Центральной и Средней Азии, открыл несколько хребтов в горах Наньшань, хребты Даурский и Борщовочный, исследовал нагорье Бэйшань. В 1892--1894 Обручев участвовал в качестве геолога в четвёртой экспедиции Григория Потанина. В 1890-х Обручев занимался проектированием Закаспийской и Транссибирской железной дорог. Первый штатный геолог Сибири.
  
  
   Двести тридцать третья запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
   Некоторые из читающих эти строки, наверное, в недоумении. Пишет Е.И.В. о делах военных а, о людях их планирующих (генштабистах) почти не упоминает, ну разве что о Леере пару раз вспомнил. Делаю я это с умыслом, потому что нельзя писать обо всем, свою секретность ещё не потерявшем. Поэтому о генерал - майоре Обручеве и его делах не упоминал. (Не путайте, ни "Плутонию", ни "Землю Санникова" Николай Обручев не писал, то его однофамилец Владимир Обручев сочинил). Текущие работы Николая Николаевича я повелел засекретить, не пришло ещё их время.
  
   Каково же было моё удивление, когда в почте пропущенной Сабуровым для высочайшего внимания обнаружился донос на Обручева. То что дядя "неровно дышал" к генерал-майору было понятно, его статья "Изнанка Крымской войны" многим не нравилась. Пришлось воспитательную работу проводить. Попросил указать на ошибки в статье, таковых не нашлось, тогда объявил, что буду принимать зачёты на знание этой работы при производстве в должность. Подействовало, кроме того, у меня ещё и сильный союзник нашелся в лице Милютина, теперь вдруг донос.
   Читаю, автор приводит как осуждение действий Е.И.В. слова генерала, "...только что составленный план действий против Австрийской империи, на который потратили много сил, надо сдавать в архив".... Другой бы порадовался, что одним врагом меньше стало, а этот норовит продемонстрировать свою верноподданность и обгадить коллегу по работе. Эх, тяжела Ты "Шапка Мономаха"! Держать подонков в генштабе нельзя, чревато неприятностями. Придумал. Пишу резолюцию, с "грифом секретно" для Сабурова:
   "Сличить почерка, вычислить "дурачка" и положить его ЛД мне на стол".
  
   Ладно, сработал пасквиль как напоминание. "Нет, худа без добра", пора бы уже собрать всех да поговорить по плану "Особый запас". Так и поступим, но ограничимся только министрами, братьями и дядей. Скажете, развёл семейственность, ну и говорите, Нам не привыкать....
  
   Этот "запас" ещё мой отец Александр II подумывал начать создавать. Я, как взошёл на трон, повелел внести в него изменения и теперь так называется не только сам запас, но и вся наша предстоящая операция. Пожалуй, сначала надо только с Обручевым спокойно без свидетелей поговорить и всё самому оценить. Позже всех остальных заинтересованных лиц приглашу, пусть критику наводят, если это не голое критиканство, то процедура весьма полезная.
  
   - Володя, найдите мне, пожалуйста, Обручева из генштаба.
   - Слушаюсь, Ваше Величество.
  
   Пока адъютант разыскивал главного идеолога операции по Босфору, я задумался и погрузился в горькие воспоминания о будущем из того времени. Когда в 20-м веке собственные властные подонки у руля страны, своими умело направляемыми извне действиями, привели державу к анархии и развалу, политика Турции направленная на выход мусульманских республик из состава России создала непосредственную угрозу интересам и безопасности народов, проживающим в Причерноморье.
   О возможности возникновения такой ситуации Николай Николаевич Обручев предупреждал ещё в 70-х годах 19 века. "При слабости Турции, готовой всегда подчиниться угрозам Англии или коалиции враждебных нам держав, (читай НАТО) нет безопасности для наших черноморских берегов. Пропущенными через проливы неприятельскими флотами весь юг России может быть разорен, а на Кавказе может быть вновь раздуто восстание горских и других мусульманских племен".
  
   Тогда не сложилось. Британцы успели перевооружить турок, и пока мы с ними по старинке "на Белом коне" на перевалах воевали, ввели свои корабли в Мраморное море. У отца на большую войну с островом за проливы, политической воли не хватило. Далее, как следствие комплексных грамотных финансовых и идеологических инъекций из-за рубежа народовольцы взорвали сначала Александра II, после Александра III, а потом собственные либералы с демократами - министры-капиталисты, распродали и разворовали всё, до чего смогли дотянуться при Николае II, да ещё влезли в мировую бойню....
  
   - Ваше Императорское Величество, Обручев у аппарата, слушаю Вас.
   - Николай Николаевич, когда вы сможете представить план "Запас" для предварительного обсуждения?
   - Ваше Величество, первый вариант плана готов. Не хватает только некоторых данных, которые находятся исключительно в Вашей компетенции.
   - Хорошо. Сегодня вечером, ну скажем в 20-00, я смогу с ним ознакомиться?
   - Да, конечно, только.....
   - Не волнуйтесь, ничего из здания вам выносить не придётся. Я ещё в состоянии самостоятельно пересечь дворцовую площадь и заглянуть в генеральный штаб.
   - Будем вас ждать с министром.
   - Милютина Дмитрия Александровича беспокоить не надо, это рабочая встреча и пожалуйста, без фанфар, я с казаками охраны войду через второй подъезд в 19-50. чем меньше людей будет нас видеть и знать о моём визите, тем лучше для дела.
   - Слушаюсь, Ваше Императорское Величество.
  
   Тем вечером состоялось первое рабочее ознакомление и обсуждение плана "Запас". Серьёзная профессионально выполненная работа, но есть спорные моменты, хорошо, что я сначала сам решил во всё вникнуть. Главное что было заложено в представленную работу это то что война за проливы начатая с Турцией, неизбежно превратиться в войну с Британией и К®. Если затянуть боевые действия с султаном (что произошло в той истории) то у островитян появиться возможность навязать нам инициативу. Кто ещё может составить компанию Британцам? Кто войдёт в эти буковки "К®"? Тут у меня полной ясности не было. Ладно, послушаем профессионалов им сегодня и "карты в руки"!
  
   - Ваше Императорское Величество, подготовленный план включает семь возможных театров военных действий:
   - Северо-запад России Белое и Баренцево моря.
   - Дальний восток.
   - Средняя - Азия.
   - Балтийское море.
   - Чёрное море.
   - Балканы.
   - Средиземное море.
  
   Десять месяцев у генштабистов ушли на детальную разработку планов операции. Только чётко и твёрдо ответить на вопрос о буковках "К®", они не могут. Остаются варианты. Теперь по классическим канонам другого времени надо устроить учения.
  
   - Дорогой Николай Николаевич, как вы считаете, не пора-ли устроить КШУ?
   - Конечно такие учения мероприятие весьма полезное, но кто за кого играть будет, Ваше Величество?
   - Это мы чуть позже решим. Давайте прикинем состав участников. Лишних людей здесь быть не должно!
  
   Выслушав предложения Обручева, которые сводились к общему сбору командующих родов войск и естественно Милютина с Генштабом, я поинтересовался насчёт интендантов. О них не забыли при составлении планов, что, сколько и куда должно быть доставлено, в планах предусмотрено, а вот об их участии в учениях ни слова. Это меня немного насторожило, но список приглашённых пополнился сразу тремя участниками, обеспечивающими снабжение армии, на земле на воде и в воздухе. Шутка, конечно.
  
   Командующие получили задание в течение недели детально ознакомиться с планами предстоящей баталии. Всем отпустил одинаковое время для ознакомления, хотя большая часть предстоящих дел генералам и адмиралам была известна наперёд. Взрослые мужи, отцы семейств, а вели себя как малые дети. Никто не хотел играть за Британию и её известного и неведомого пока союзников.
  
   - Господа, господа успокойтесь, пожалуйста, возьмите свои папки, световые указки и располагайтесь там, где вам удобнее. Роль британских войск и их союзников будем выполнять мы, я и оба моих адъютанта.
   - Ваше Величество, но вам слишком многое известно. Противник не может быть так хорошо информирован.
  
   Возражение Милютина здравое на первый взгляд, меня ничуть не смутило.
  
   - Дмитрий Александрович, в любом случае первый ход за вами, то есть за господином Горчаковым. Сроки готовности войск по мобилизационному плану (тринадцать недель) нашего противника известны, считайте что я просто в течение этого времени буду выполнять роль статиста.
   - Ваше Величество, а Турция?
   - А что Турция, планом Николая Николаевича предусмотрен её разгром в течение настолько малого периода, что Я, то бишь султан, просто среагировать не успею. - Более того, пока у меня простой по сценарию господ Обручева и Леера, а за рефери часть времени побуду
  
   Присутствующие заулыбались, и все возражения по поводу стороны моего участия в деле отпали как бы сами собой. Главное, нервное напряжение с участников учений было снято, никто из них не предполагался исполнителем роли "мальчика для битья".
  
   - Господа, командовать в реальных условиях вы будете на некотором иногда весьма значительном удалении друг от друга. Вам приготовлены помещения, имитирующие ваши штабы, но пока без надлежащего штабного персонала, во избежание преждевременного распространения информации. Функции ваших штабных, будут выполнять подчинённые господина Обручева, которые по долгу службы уже посвящены в разработанные документы. Для связи с командующими родов войск и главнокомандующим в каждом помещении установлено несколько телефонных аппаратов. - Я остаюсь здесь в центральном зале, а Владимир и Михаил отмечают ваши действия вот на этом большом планшете.- Есть ли у кого вопросы? - Тогда, начнем, пожалуй.
  
   Участники быстро разошлись по своим "штабам", а я так вопросов и не услышал. К сожалению, торжество момента было прервано трелью специального телефона, который уже успели установить связисты в центре проведения КШУ. Владимир Барятинский взял трубку. Через минуту он, поискав меня глазами, произнёс короткую стандартную фразу:
   - Ваше Императорское Величество, вас!
   - Слушаю.
   - Ваше Императорское Величество, около часа назад в Кизляре неизвестными лицами убит Бадрхан-бек, вся его личная охрана частично отравлена, а большая её часть вырезана. Специальными подразделениями пограничной стражи все дороги перекрыты, ищем злоумышленников.
   - Хорошо, докладывайте мне ежечасно о ходе расследования. Досвидания.
  
   Вот и начало, которого мы не предусматривали или не предусмотрели. Интересно где гниль завелась? Как много известно о боевых структурах нашим противникам? Жив ли старший сын Бадрхан-бека Юсуф, это очень важно, теперь получается, что он остался единственным наследником, прямым потомком династии Эйюбидов.
  
   - Господин Обручев, учения ни коим образом не прерывать. За меня функции главкома будет выполнять Его Императорское Высочество Владимир Александрович. На войне, как на войне!
  
   Наверное, интересная немая сцена "смена лидера" для художников, разыгралась под сводами здания Генштаба, но мне сейчас не до них.
  
   - Владимир Александрович, прошу вас принять командование! Все вопросы потом! Через четверть часа, а буду у себя в кабинете, буду очень занят. Желательно не беспокоить. Работай братишка, удачи!
  
   Действительно через четверть часа я находился в электронном контакте со всеми доступными службами Игнатьева в телетайпном зале, а на выделенный аппарат сыпались депеши с деталями по поводу покушения на Бадрхан-бека. Уверенный что без участия британцев здесь не обошлось я, кажется, прошептал вслух:
  
   - Господа, вы сделали внеочередной первых ход, ждите, ответный ход за нами. Поверьте, вам не долго осталось ждать!
  
  
  
  
   Тетрадь сорок вторая Дневник Тринадцатого императора
  
  
  
   (Тяжёлая осень 1871 года).
  
  
   Историческая справка
  
  
   Ричард Саусуэлл Бурк, 6-й Граф Мейо (англ. Richard Bourke, 6th Earl of Mayo), известный с 1842 по 1867 годы как Лорд Насс (англ. Lord Naas; 25 февраля 1822, Дублин -- 8 февраля 1872, Порт-Блэр) -- британский политический деятель и выдающийся член Британской Консервативной партии из Дублина, Ирландия.
   Ричард был старшим сыном Роберта Бурка, 5-го графа Мейо, и его жены Энн Шарлотте, дочери Джона Джоселина. Его младший брат Роберт Бурк также был успешным политиком. Ричард окончил Тринити Колледж в Дублине.
   После поездки в Россию стал членом Палаты общин от Килдэра в 1847 году, так он занимал место в течение следующих четырёх лет, потом с 1852 по 1857 года он представлял Колрейн, а с 1857 по 1868 -- Кокермаус. Он трижды в 1852, 1858 и 1856 годах назначался Главным секретарем Ирландии, а в 1869 году он стал четвёртым Генерал-губернатором Индии.
  
   Литтон (Lytton), Эдуард Роберт (8.XI.1831 - 24.XI.1891), лорд, - вице-король Индии (апр. 1876 - июнь 1880). Жестоко подавлял антифеодальные и антиколониальные выступления крестьян (в Бомбейском и Мадрасском президентствах и др.), в 1878 издал законы об оружии (индейцам запрещалось иметь огнестрельное оружие) и о туземной печати.
   В том же году начал 2-ю англо-афганскую войну, в ходе которой был подписан Гандамакский договор (1879), вызвавший народное восстание в Кабуле. В связи с крахом внутренней и внешней политики Литтон был отозван из Индии.
  
   Сэр Сэмюэль Джеймс Браун ВК GCB KCSI (3 октября 1824 - 14 марта 1901) был британским индийским армейским чиновником командиром нерегулярной конницы в Индии и Афганистане, известный сегодня как создатель пояса Сэма Брауна (кавалерийской перевязи).
   Он родился в Barrackpore, Индия, в семье доктора Джона Брауна, хирурга в Бенгальском Медицинском военном госпитале и его жены Шарлотты (nИe Swinton).
   В начале карьеры Браун служил в 46-ой дивизии Бенгальской Пехоты участвовал в подавлении восстания сипаев в Ramnuggar, Sadoolapore, Chillianwalla и Гуджарате, во время боёв потерял руку. Был произведён в лейтенанты с заданием превратить Вторую Пенджабскую нерегулярную конницу в регулярную воинскую единицу.
   В 1878 командовал Вооружёнными Силами Пешавара во время Второй афганской войны. Браун командовал колонной в 16,000 войск и 48 орудий двигавшемуся через проход Khyber, захватил ключевую крепость Али Мэсджида, которая контролировала проход, позже захватил Джелалабад. Браун был произведён в кавалеры Ордена Бани II степени после этой операции.
  
  
   Ефим Андреевич Грачёв родился в 1826 году в Санкт-Петербурге в крестьянской семье, жившей за счёт небольшого собственного огорода. Когда ему было 3 года, умер отец, Андрей Гаврилович. Детство прошло в нужде. Окончил лишь приготовительную школу, после чего помогал родным на огороде.
   Некоторое время вёл хозяйство на родине отца в селе Сулость Ростовского уезда Ярославской губернии, на берегу озера Неро. Накопив средств, в 1848 году на окраине Санкт-Петербурга устроил хозяйство с целью круглогодичного выращивания шампиньонов, спаржи и ранних овощей. Совершенствовал агротехнику, применял закаливание, а потом и селекцию (в его терминологии -- "культура" или "акклиматизация"). Поначалу использовал в основном многократный систематический отбор растений, но вскоре перешёл на проведение искусственных скрещиваний с последующим отбором сеянцев.
   Вывел 4 сорта белокочанной капусты, 12 -- репы, 4 -- столовой свёклы, 8 -- редьки, около 35 -- редиса, 25 -- скороспелой кукурузы, 8 -- гороха, 3 -- лука, более 100 -- картофеля, 36 -- моркови, а также гибридные сорта редьки и редиса.
  
  
   Двести тридцать четвёртая запись в дневнике ЕИВ Николая Второго
  
  
   Из-за своей самоуверенности, подкреплённой верой во всемогущество "блокнота" снова наделал беды. Я как-то упустил из вида, что многие публикации, которые мой советчик добросовестно высвечивал на зеленоватом экране, это фикция и домыслы многочисленных журналистов и биографов. Задача, которых была показать не истинное лицо своих героев, а придать им мистический ореол и героический блеск так, чтобы они больше импонировали "демократическому" британскому обществу.
   Герман Бамбергер (Вамбери) позиционировался как исследователь и полиглот, Уилфрид Блант подавался как специалист по расшифровке древних надписей, хотя в первую очередь они являлись сотрудниками разведки, работавшей против Российской империи. Всех в одном месте перечислять не буду, дабы не загромождать страницу. За свою самоуверенность я уже итак поплатился, потеряв союзника.
  
   Пока проклинал свою медлительность и инерционность мышления, позволивших островитянам, устранить такую важную фигуру в моих планах, как Бадрхан-бек, мои "друзья" не спали и приготовили мне ещё один сюрприз. Впрочем, с моим послезнанием это был - бы не совсем сюрприз, но я опять почти "проспал" одно из британских деяний, которое в той истории они осуществили на семь лет позднее.
  
   Поверьте на слово, Е.И.В. вовсе не тупой, упёртый, самоуверенный самодержец, да и наш МИД постоянно отслеживает изменения в международной обстановке. Были разработаны и действовали программы подстраховки, для нескольких регионов России, но максимум военных ресурсов направлялся исключительно в европейскую часть и Причерноморье, для обеспечения плана "Запас". Устраивать серьёзные боестолкновения в Туркестане, было не с руки. Поэтому я туда почти не "смотрел", отдав все тайные операции на откуп Серову и Скобелеву.
   Задумайся Е.И.В. своевременно о возможности явного и открытого военного выступления британцев его, наверное, можно было бы избежать, спустив аккуратно на тормозах по дипломатическим каналам. Все ныне запланированные вице-королём Индии действия уже происходили в первую Афгано - Британскую войну и были легко предсказуемы.
   Проспал, проспал, проспал, нет тут никаких оправданий. Сколько внесено изменений в данном времени? Сегодня практически вся Средняя - Азия нам подконтрольна. Значит, обязан, был ждать ответных действий "заклятых друзей", Ваше Императорское Величество.
  
   В том времени, 29 октября (9 ноября) 1878 г. вице-король Индии Литтон (Lytton), Эдуард Роберт особой декларацией объявил Афганистану войну. Англичане планировали быстрым маршем дойти до Кабула, взять его штурмом и на этом войну закончить.
  
   Сейчас, такие же, по сути, ответные действия обещают начаться на семь лет раньше, всё логично. В срочной шифрованной депеше полученной из Пешавара значилось:
   "...скрытно формируется сводный отряд численностью от 25 до 30 тысяч человек при пятидесяти орудиях, который планирует выступить через Хайберский проход к Джелалабаду, далее на Кабул не позднее средины октября 1871 года. Командовать этой группой войск, поручено полковнику Самуилу Броуну".
  
   Не тревожа архивы Горчакова в нашем МИДе, только используя информацию "блокнота", составил для себя общую картину, которая сложилась к настоящему моменту, и стал её сопоставлять с тем, что было при Александре II (в том времени) и доминировании во внешней политике "железного канцлера".
  
   В 1869 г. в Афганистане закончился шестилетний период феодальных усобиц. Эмир Шер Али-хан одолел своих противников из многочисленных семейных кланов и приступил к политической централизации страны под своей властью.
   Вице-король Индии лорд Майо от лица английского правительства решил завербовать Шер Али-хана и сделать его агентом влияния.
   27 марта 1869 г. в Амбале (Британская Индия) лорд Майо встретился с эмиром. На первом же заседании конференции Шер Али заявил:
   "В самом начале моего правления, когда в Афганистане вспыхнули восстания, я просил оказать мне помощь, однако Англия отклонила мою просьбу. Поэтому я возвращаю вам долги и оружие, которые вы только что послали. Я не могу пойти на заключение с вами договора".
   (По агентурным данным). Позже после долгих споров, Шер Али все же взял английское оружие и ежегодную денежную субсидию.
  
   В сентябре 1869 г. в Гейдельберге состоялась встреча князя Горчакова с лордом Кларендоном. Министры обменялись мнениями по среднеазиатскому вопросу. Кларендон настаивал на создании в Средней Азии "нейтральной полосы", аж за Амударьей, нас такой подход не устраивал.
  
   Эти документы я читал, и несмотря не разницу во времени, для меня там не было, ничего нового. Российские успехи в этом регионе и существенные сдвижки границ по сравнению с тем периодом подтолкнули кого-то из лидеров наших "заклятых друзей" к более активным действиям.... Интересно, почему всё-таки командующим назначен полковник?
  
   В той истории, в 1878 году, как только стало пахнуть порохом, Шер Али-хан немедленно обратился за помощью к России. Но, еще в августе русские отряды, предназначенные для действий в этом районе, приказом из Петербурга были остановлены на Амударье. Через три дня после прибытия Столетова в Ташкент, 9 сентября, Кауфман отправляет его в Петербург с посланием к военному министру Д. А. Милютину. Кауфман просил "передвинуть в округ не менее двух пехотных дивизий и четыре казачьих полка, начать передвижение нынешней же зимой".
   Инициатива Кауфмана была отклонена Особым совещанием в Петербурге, на котором присутствовал сам Государь - Александр II.
   Ну, очень сильно "железный" Горчаков А. М. традиционно запаниковал. Хотя за время прошедшее с окончания Восточной войны мир кардинально изменился. Британия могла сколь угодно угрожать России, но это был только блеф, она не имела сухопутной армии, способной сражаться с Россией и победить.
  
   В итоге русские власти (надо будет разобраться по - фамильно, кто конкретно, готовил указ) предали интересы России, союзника Шер Али-хана и фактически отдали контроль над Афганистаном англичанам.
   В ночь на 1 декабря 1878 г. русская миссия эвакуировалась (сбежала) из Кабула.
   Мне было совершенно ясно, что дела в Афганистане, да и в самой Индии, могли пойти по-другому, если бы мой батюшка, Александр II, не слушал Александра Михайловича Горчакова.
  
   Несмотря на то многое, что мне известно, я по-прежнему не считаю Горчакова предателем. Пережить Крымскую войну и не страдать после этого "Крымским синдромом", смог бы, наверное, только Отто фон Бисмарк или Пётр Алексеевич Романов, но такие люди рождаются крайне редко!
  
   Чёрт, вот интересно, у нас - "Крымский синдром", а почему у них нет "Афганского синдрома"? Надо постараться сделать им такую болячку! Тут в Средней - Азии вдали от метрополии их уже крепко бивали. Не мы, к сожалению, но у меня, слава Богу, уже есть, кому обеспечить им этот "СИНДРОМ"! Надо только очень аккуратно и корректно сделать так, чтобы армия полковника Самуила Броуна оказалась разбита и чтобы при этом Мы, т.е. Наше Величество, были - бы непричем!
   Немного всё-таки странно, почему армией вторжения командует полковник? Эта мысль постоянно не даёт мне покоя. Обычно такие операции поручались как минимум генерал-майорам. Генералов в Британии хватает, что-то здесь не то!?
  
   Пишем Высочайший Указ, естественно черновик, Сабуров потом всё поправит, Столетову и Кауфману категорический приказ! Границу не переходить, с афганцами никаких официальных отношений не иметь, все попытки и договорённости о встрече игнорировать!
  
   - Володя, соедините меня с Игнатьевым, срочно!
   .....
   - Николай Павлович, как скоро вы можете быть у меня? Да, и Мезенцева тоже прихватите.
   - Будем у вас через пол часа, Ваше Величество.
   - Хорошо, жду, не задерживайтесь.
  
   Влезать в войну с Британией в мои планы не входило, но напакостить островитянам, это моя святая обязанность, так впрочем, и они всегда поступали, будем работать по поговорке "долг - платежом красен"! Обогащённый опытом той истории, я решил поступить по американскому рецепту (из будущего), когда по недомыслию некоторых наших вождей в крайне плохо спланированную операцию в этой стране кинули недостаточно подготовленных ребят и не перекрыли внешние границы.
  
   Мы будем поступать аналогично. Ещё нет "Стингеров", ядов для травли колодцев, и радио фугасов, ничего страшного. Я буду поставлять афганцам ракеты "Гейла", винтовки, не очень современные, но вполне приличные, более того выпущенные в Британии. Только почему буду? Все эти ударно-капсюльные приспособления Энфилда образца 1853 года заряжаемые пулей Минье .577 калибра, которую они способны послать на расстояние 1700 м, уже у Скобелева. Точнее в центре подготовки линейных войск Шер Али-хана, набранных исключительно из его многочисленных семейных кланов. Сам лагерь находится почти у самого кирпичного моста через речку Кушка в кишлаке Таш-Кепри, это северо-запад Афганистана, в ста пятидесяти километрах от Герата.
  
   Когда молодой ротмистр Максуд Алиханов-Аварский и его друг, и напарник Губайдулла Чингисхан (Султан Хаджи Губайдулла Джангер-оглы князь Чингисхан), через посредничество одного из богатейших купцов - жителя Ташкента, Мухаммеда Саатбая, тайно встретились с всемогущим советником Hyp-Мухаммедом и передали ему наши предложения - подготовить тысячу бойцов из родов преданных эмиру. Шер Али-хан согласился, только попросил о подготовке двух тысяч человек. Серов и Скобелев порекомендовали дать мне на то Высочайшее соизволение, что и было сделано. Для учёбы и тренировки выделили малонаселённую местность вблизи границы в треугольнике, где река Кушка вливается в реку Мургаб.
  
   Хорошо, что из Абиссинии, экспедиция СВР вывезла около трёх тысяч винтовок Энфилда, а я ещё ругался, куда столько. Пришлось услугами наших греков воспользоваться, потом специальными караванами в нужные районы переправлять. Проблем немало с патронами было, все трудности преодолели и даже своё, полукустарное производство создали. Теперь всё это пригодилось. "Дедусь" ракеты "Гейла", в производстве освоил, скоро уже и их черёд наступит.
  
   Полковник, нет, ещё не полковник, ничего сейчас ещё один указ напишу, и будет полковник Скобелеф, фу-ты, совсем на чужой лад настроился, исправляю на Скобелева. Иначе некрасиво получиться, с их стороны полковник, значит и с нашей аналогичное звание, не ниже должно быть.
   Полковнику:
   - Обеспечить отражение британских сил вторжения на территорию сопредельного государства в соответствии с разработанным планом.
   - Другому полковнику (Ф.И.О. я специально не указываю) начать операцию "Маскарад" по готовности.
   - Обеспечить подготовку полевых командиров для отрядов эмира Шер Али-хана, инструкторов и советников, наладить диверсионно-разведывательную работу, обеспечить, связь и снабжение партизан.
  
   Стоп, стоп, стоп! Это уже было в другом времени. Террорист номер ОДИН проходил подготовку в лагерях Пакистана, он сам об этом неоднократно писал, да и "CIA" этим в своё время гордилось. Что потом из этого получилось, в этой истории не знают, а мне-то это хорошо известно. Значит, отставить пункт по подготовке диверсантов и партизан. Сам того, не желая, я чуть не разыграл заокеанскую карту, которая может перенести обычные клановые разборки на межгосударственный уровень и породить террористические формирования невиданной ранее жестокости. Потом ещё с ними воевать придёться. Удаляем этот сомнительный пункт.
  
   Вот и безопасники подоспели.
  
   - Проходите господа, присаживайтесь.
   - Благодарю, Ваше Императорское Величество.
   Синхронный ответ Игнатьева и Мезенцева не заставил себя ждать.
  
   - Как вы уже конечно знаете, наши "заклятые друзья" снова лезут в Афганистан. Причём есть один непонятный момент. Командовать силами вторжения будет "полковник". Генералов на острове предостаточно, что-то здесь не то. Возможно, этим хотят показать незначительность операции, представить её как обычные разборки между племенами и властью. Ну, да это вы сами выясните.
  
   Меня слушали внимательно, я бы даже сказал с интересом. Вероятно, я их заразил своей уверенностью в предстоящих действиях. Ещё бы, мой более чем столетний опыт, великая сила.
   - Вот проект Высочайшего Указа, который завтра же Сабуров распространит по территории империи. Ознакомьтесь, пожалуйста.
  
   Пробежали глазами текст указа, на лицах моих собеседников появилось "кислое" выражение, а граф даже позволил про себя что-то прошептать, похоже не очень лицеприятное.
   - Ваша задача, довести этот Указ до сведения противника, естественно, когда тому придёт время.
  
   Мезенцев глядя на Игнатьева заулыбался, он уже кажется всё понял, следом такая же улыбка появилась и на лице главы СБ Российской империи.
   - Теперь ещё один пакет документов на них мы остановимся более подробно.
  
   Сказать, что взрослые люди приняли стойку охотничьей собаки, обидеть людей, чего я совершенно не желаю, но что-то от той весёлой забавы явно промелькнуло.
  
   - Вы хорошо помните, что творил Денис Давыдов на коммуникациях французов в своё время. Позже это назвали партизанским движением, партизанской войной, короче это сейчас не столь важно. Важно другое, подобные формирования позволят нам оказаться в стороне от этих событий и громко стенать вместе с Францией, Германией и всем цивилизованным миром о британских зверствах в этом районе земного шара. Более того, когда агрессоры, с нашей помощью увязнут в Афганистане, то, как только позволит обстановка, часть этих наших формирований может просочиться в Индию.
  
   - Ваше Императорское Величество, кто будет Денисом Давыдовым?
   - Думаю, вы его хорошо знаете. Выпускник Николаевской академии, с несколько необычной выпускной работой, почти с революционным названием.
   - Вы о Скобелеве, читал, читал, название действительно зубодробительное. Национально-освободительные движения... это вы получается прямо не в бровь, а в глаз кадра (Игнатьев упорно щеголяет моими терминами из того времени) готовили.
  
   - Не кадра, а специалистов по данному профилю. Один человек, он, как и ласточка, весны не делает. - Николай Павлович и Николай Владимирович, вам поручается подготовка указа на означенную тему. Вот черновики. Указ естественно секретный, а пока будете его готовить, сегодня же, дайте команду Серову пусть начинает операцию "Маскарад", и разворачивает сеть баз снабжения, по схеме "резерв", как мы раньше договаривались.
   - Ваше Величество, а несколько аппаратов графа Апраксина под предстоящую операцию, Вы не могли бы нам выделить.
   - В горах они бесполезны. Кроме того, сразу будут наши "уши" видны. Вы бы ещё что нибудь другое поменьше запросили. Ну например ж/д на Таш-Кепри (Кушка). Шутка, конечно.
  
   - Ваше Величество, я о новом дирижабле-разведчике говорю. Ему герметичную гондолу построили, теперь он может длительно без вреда для экипажа на большую высоту подниматься, что-то около шести, семи тысяч метров. Гальванёры его беспроволочным телеграфом оснастили, а наблюдателям Фёдор Фомич великолепные зрительные трубы установил. Такой разведчик очень полезен, окажется, вся колонна полковника Броуна, как на ладони видна будет.
  
   Вот ведь прохиндеи, этот аппарат я вообще-то для турецкой компании заказывал, видимо придётся строить ещё один. Бедный Рейтерн, стоит такой "огурчик", как турбинный эсминец, кого-то ужать придётся. Изображая раздумье, стал прикидывать, где взять деньги на пару воздушных разведчиков. После того как дирижабль себя покажет на юге, в чём я не сомневался, все военные будут просить себе такие же. Буду, наверное, ограничивать аппетиты "дяди" и Краббе. Ладно, там посмотрим.
  
   - Хорошо, господа, вопрос с воздушной разведкой будем решать. Апраксина я приглашу в Гатчину, там и определимся с возможностями использования его детища в той местности, тогда и решим вопрос с постройкой ещё одного такого же. Прошу вопросы по теме разговора.
  
   - Ваше Императорское Величество, предлагаю в дополнение к действующему плану "Маскарад" рекомендовать эмиру Шер-Али-хану, пригласить на военный парад в Кабуле, зарубежных журналистов, причём обязательно конкурирующие агентства Рейтера и Бернхарда Вольфа пусть убедятся, что в Афганистане есть собственные вооружённые силы. Фотографии в газетах очень хорошо убеждают обывателей.
  
   - Мысль здравая, только времени у нас мало. Успеете ли организовать такое шоу?
   - Постараемся успеть. Собственные "уши", как вы говорите торчать не должны!
   - Хорошо, действуйте. Только помните, "Денис Давыдов", должен своевременно и достоверно узнавать обо всех перемещениях вражеских сил.
   - Так и спланируем, Ваше Величество. С Вашего позволения, операции присвоим шифр "Денис Давыдов".
  
   Нашу плавно текущую беседу нарушила трель прямого телефона. Звонил брат Сашка, - Министр здравоохранения - Великий князь Александр, прямо из своего министерства здоровья.
  
   - Никса, у Горчакова ишемическая болезнь сердца (термина инфаркт-миокарда ещё не было). - Боткин говорит, что он, возможно, выкарабкается, но рекомендовал, чтобы я с тобой переговорил на эту тему. Летать ему дирижаблями, и волноваться, как это вы частенько проделывали совсем недавно, категорически запрещено.
   - Спасибо, я всё понял. Постарайся вечером мне перезвонить.
  
   Повернувшись к своим собеседникам, я несколько минут раздумывал, как поступить. Рано или поздно, но канцлера перед большой дракой надо было менять. Возраст уже не тот. Наставник, советник, консультант, но никак не глава внешне политического ведомства.
  
   - Господа, только что мне сообщили, что очень серьёзно заболел Александр Михайлович Горчаков. Есть надежда что он поправиться, но нагрузка канцлера уже не для него.
   - Да, Ваше Величество, - посочувствовал мне Игнатьев: - там ещё те "Авгиевы конюшни", за последние пять лет мы совместно с ним проделали большую работу по их очистке, но ещё много всяких не выявленных до конца, филов и фобов в наличии имеются.
   - Вот и хорошо Николай Павлович, очень хорошо, что вам этот организм МИДа знаком. - Готовьтесь сдавать дела Николаю Владимировичу, а вы, господин Мезенцев, принимайтесь за руководство службой безопасности Российской империи. - Поздравляю вас обоих господа!
  
   Небольшая пауза, возникшая в кабинете, не говорила о напряжённости, скорее оба кандидата примеряли погоны и думали, как лучше организовать безударную передачу дел. В такой службе как СБ всякие резкие подвижки чреваты сбоями в работе и прочими неприятностями.
  
   - Николай Владимирович, вы не думали реорганизовать СВР, я говорю о её возможном разделении по направлениям. Европейское отдельно, среднеазиатское отдельно и так далее.
   - Да, Ваше Величество, мы с Николаем Павловичем уже обсуждали возможные кандидатуры на эти должности, но всё как-то руки не доходили.
   - Вот теперь, господа, сама ситуация нас подталкивает. - Готовьте операцию "Денис Давыдов", но это последнее деяние господина Игнатьева на старой должности. - Если нет вопросов, желаю Удачи!
  
   *****
  
   Читая эти строки, не думайте, пожалуйста, что я кровожадный злодей, только и мечтающий о войнах диверсиях и тому подобное. Считал и считаю, что только сильная экономика позволит стране занять достойное положение в этом мире. Потому все мои устремления в сторону её развития направлены, а боевее действия это - так издержки, но необходимые к сожалению....
  
   Мой адъютант доложил, что в приёмной ожидает Никита Иванович Зуев с материалами по прогнозируемым и оперативным статистическим данным.
  
   - Проси! Организуй-ка, пожалуйста, нам чай, да покрепче. Никита Иванович весьма охоч до этого славного напитка!
   - Здравствуйте, проходите, присаживайтесь. Что у нас на сегодня?
   - Ваше Императорское Величество, оперативная статистическая сводка за прошедший месяц.
   - Хорошо, докладывайте.
  
   Когда Никита Иванович начал своё сообщение по разделу "продовольственная безопасность", я вспомнил события предшествовавшие началу работ по этой самой безопасности....
   Резко поднять урожайность зерновых невозможно, да, она в империи увеличивается, но медленно, а кушать то всем хочется. Население растёт. Необходимо было что-то такое, что обеспечивало бы урожайность в три, четыре раза большую, чем имелось. И тут мне помог случай ....
  
   Где-то в начале 65 года, когда наши дивы из "Русской красавицы", взошли на подиум и устроили сенсационное дефиле, попросил аудиенцию французский посол Луи Наполеон Огюст Ланн, герцог де Монтебелло, этот родственник Шарля Луи передал личную просьбу французского императора о продлении показа мод в Париже. Мы, конечно же, согласились. Рынок верхней одежды для наших купцов штука весьма привлекательная. Да вы и сами знаете, что легкая промышленность обладает самой большой скоростью оборачиваемости капитала.
   С тех самых пор с герцогом де Монтебелло у нас установились дружеские отношения, постоянно крепнувшие из-за улучшения отношений России и Франции. Мы с Елизаветой, даже однажды посетили большой посольский прием, который он устраивал, уже и не упомню в честь чего. Видимо правду говорят, что галлы любят прихвастнуть, как впрочем, и все другие народы. Так вот на приёме в приватной беседе обо всё и ни о чём, проскользнула фраза, что поданный к мясу соус был бы ещё вкуснее, если бы к нему добавить шампиньоны. Вот только зимой с этим "овощем" проблема.
  
   Я бросил вопросительный взгляд на Сабурова, который мгновенно всё понял и понимающе мне кивнул. Спустя полтора, два часа, в разгар очередного трёпа наших супруг по "высшему пилотажу" на кулинарные темы. (Причём ни одна из них сроду не была на кухне). Который мы с герцогом вынуждены были внимательно выслушивать, к Огюсту подошёл секретарь и доложил о срочной фельдъегерской отправке.
  
   Герцог де Монтебелло извинился перед нами за это мелкое недоразумение и быстро спустился вниз в приёмную. Через четверть часа, обеспокоенные отсутствием хозяина дома, мы сошли по лестнице и смогли снова его лицезреть. На сиятельном лице с округлившимися глазами размерами с чайные блюдца застыло восторженно-недоверчивое выражение. Герцог стоял перед открытым фанерным контейнером с двойными стенками, зазор между которыми был заполнен обычной мелкой соломой, внутри контейнера стоял короб, доверху наполненный свежее срезанными грибами. Сверху лежал конверт с шуточным сопроводительным письмом, адресованным полномочному послу Франции в России. Так мы в очередной раз показали что в Питере, даже зимой, грибы не хуже чем в Париже.
  
   Впрочем, всё это присказка, да и много лет прошло с тех пор. Купец, который позволил нам не ударить в грязь лицом, Грачёв Ефим Андреевич теперь огородно-картофельными делами по всей стране заправляет.
   Картофель в империи, как и многое другое начался с Петра Алексеевича. Он, находясь в Нидерландах по корабельным делам, заинтересовался этим растением и "для расплода" прислал из Роттердама мешок клубней графу Шереметьеву. Позже, приказал разослать картофелины по различным областям России, местным начальникам, вменяя им в обязанность приглашать русских заняться его разведением. В Петербурге картофель начали выращивать с 1736 года и не где-нибудь, а на Аптекарском огороде! К сожалению, император-реформатор скончался в 1725 году, а дальше, дальше получилось "...Как всегда!"....
   Последние крестьянские картофельные бунты в Пермской и Вятской губерниях не без участия раскольников и неких странных участников (Надо будет постараться СБ, выяснить кто они?) кричавших о пришествии Антихриста, отгремели уже в 1841-43 годах.
  
   После нашего маленького триумфа на приёме во французском посольстве, совместно с Грачёвым был составлен план по внедрению картофеля в крестьянских хозяйствах. Особенно рассматривались те районы, где в силу климатических условий этот овощ имел преимущество перед всеми другими. Да и урожайность у него фантастическая, средний коэффициент около двадцати. Это не я сказал, это я повторил, то что мне Ефим Андреевич объяснял. В помощь купцу-энтузиасту были выделены относительно небольшие деньги, особая рота солдат из Ж/Д батальона и Высочайший Указ для Генерал-губернаторов на эту тему.
  
   Сейчас Никита Иванович Зуев, мне краткие статистические сводки доставил и докладывает о наших успехах и естественно о неудачах тоже. Статистику, грамотно составленную обмануть трудно.
  
   Если по потреблению хлеба мы ещё отставали от лидеров, то по картофелю превзошли многих. В северных регионах, и западной Сибири, где даже рожь не всегда вызревала, наладили выращивание турнепса, а это уже 700-800 центнеров с десятины. Благодаря расширившейся и серьёзно возросшей кормовой базе на столе у моих подданных и мясо стало чаще появляться. Но главное, доход на душу населения в этом году ожидается на уровне 120 рублей. По данным Ивана Солоневича "из блокнота" таких цифр Россия достигла только в 1912 году. Это я естественно Зуеву сообщать не собираюсь, а вот "бухгалтера" нашего обрадую. Хотя, хотя он, наверное, и без меня всё это уже давно знает, и емкость внутреннего рынка российского с учётом этого благоприятного фактора посчитал. Ну, дана-то Рейтерн и является Министром финансов.
  
   Доклад окончен. Благодарю Грачёва за своевременно поданную информацию, прощаюсь, и жду следующего посетителя.
  
   Это Абаза Николай Савич, исполняющий обязанности Тамбовского Генерал-губернатора. После официальных приветствий приступаем к беседе.
  
   - Что привело, вас в Питер, уважаемый Николай Савич?
   - Ваше Величество, купечество Тамбовской губернии, как Вы знаете, живёт на хлебных продажах. Вот по их поручению и отправился я ходатайствовать об организации удобного пути для хлебных доставок. Всем миром решили просить вашего разрешения на прорытие канала, из Волги в Дон, чтобы водным путём хлеб транспортировать.
  
   От такого заявления я сначала чуть в осадок не выпал. Это же надо не просто канавку прорыть, а канал из Волги в Дон. Только хотел рассказать ходатаю о перепадах высот, о недостатке воды в реке Дон, о безуспешных попытках предшественников и приготовился взять приличествующую случаю паузу, как Абаза продолжил.
  
   - Ваше Величество, мы ознакомились с проектом вашего великого предка Петра Алексеевича, по велению которого был организован "Иванковский канал", что позволял по весеннему разливу рек в обоих направлениях гонять мелкосидящие баржи и дощаники (Волга -- Ока -- Упа -- Шать -- Ивановское озеро -- Дон). Тому уже много лет минуло, суда крупнее стали, старый канал переделывать нет смысла, да и воды в нём недостаточно.
  
   - Вы говорите, говорите, я вас очень внимательно слушаю, Николай Савич.
   - Ну, вот лучше я схему разверну. Это водный путь, предложенный ещё пол века назад Иваном Картамазовым, он связывает реку Польный Воронеж с рекой Цна. Эта река после гидротехнических работ 1834 года судоходна до самого Тамбова, а по Польному Воронежу и далее по самому Воронежу, наши хлебные баржи без помех пойдут в Дон.
  
   0x01 graphic
  
   - Интересно, а какая же длина предполагаемого пути ожидается?
   - Длина больше тридцати вёрст, но зато перепад высот незначительный и шлюзовых камер только две или три потребуется. Требуемая нам глубина канала пол сажени, это позволит новые самоходные баржи на двенадцать, пятнадцать тысяч пудов прямо из Тамбова в Ростов гонять. За одну навигацию, успеет такое судно три раза обернуться. Это очень выгодно для нашего купечества, Государь.
  
   - Чем же вас железная дорога не устраивает? Ведь она в прошлом году в Тамбов пришла.
   - Чугунка дело хорошее, но уж больно много чиновного люда вокруг неё увивается. Кроме того, одна баржа берёт на борт сразу столько зерна, сколько целый состав из двадцати пяти вагонов. Это грузоотправителю удобней, да и в Ростовском порту с перегрузкой на морские суда проблем меньше.
   - Хорошо, преимущества водного пути для ваших купцов мне понятны.
  
   Для себя сделал в уме пометку, подсказать новому Министру МПС, разобраться с работой чиновников на Тамбовской Ж/Д. Продолжая разговор с губернатором попросил пояснить:
  
   - Как я понял, серьёзные проектные работы по каналу ещё не выполнялись?
   - Как можно, Ваше Величество, без Высочайшего разрешения такие работы производить. Вот собственно за этим я и испрашивал аудиенцию.
   - Расскажите, пожалуйста, о ваших требованиях к каналу. Какие размеры шлюзовых камер? Какие материалы?
   - Размеры мы решили скромные взять. Длина камер тридцать саженей при пяти саженой ширине. Створки металлические, сборные, а само сооружение из камня. Так ещё Палибин Павел Иванович в проекте 40 - го года рекомендовал. Уже и требования к проекту кумпанства составили, участники там те же, что и в "Общество для устройства судоходства по реке Цне" входят, в одиночку то такую стройку не поднять. Прикинули наши умные головы, что этот путь около полутора миллионов рублей строительством обойдётся, но в две навигации полностью окупиться.
  
   - Хорошо, очень хорошо! Ну, а что же вы от меня хотите?
   - Высочайшего дозволения на начало работ и Высочайшего утверждения компании на право строительства и эксплуатации канала.
   - Интересное предложение, очень интересное, только мне надо подумать над этим вопросом.
  
   В том времени с тамбовских заводов мы всякие системы жизнеобеспечения получали, они прямо на "Красное Сормово" по воде доставлялись пароходиками. Значит этот путь вполне реальный. Правда, там, на Цне ещё с полдюжины гидроузлов и ГЭС стояло. Это надо не забыть учесть при проектировании всего гидрокомплекса, электроэнергия сейчас всем нужна.
   По реке Воронеж я никогда не путешествовал, но в газетах читал о доставке какого-то тяжёлого химоборудования из Липецка в Лиски. Да, уели меня купцы, ей Богу уели. Если так, то и изделия наших умельцев Холанда-Тихого этим путём можно будет в Чёрное море легко перебрасывать, причём в полной заводской готовности. Однако, почему малютки, можно будет и о более серьёзных кораблях подумать, ежели их на понтонах транспортировать. Только для этого шлюзовые камеры порядка ста метров необходимо строить, да глубины не менее двух, двух с половиной, метров предусмотреть. Это конечно не "Волго-Дон" двадцатого века, с его пропускной способностью судов в пять тысяч тонн, но до тех пор, когда его построили, в 1952-м году ещё солидный запас по времени есть. Надо строить, так и отвечу губернатору.
  
   - Первое. В таком виде как вы просите, уважаемый Николай Савич, разрешения на постройку я вам дать не смогу. Водные пути это дело государственное. Ваше кумпанство, надо будет назвать Государственной акционерной компанией с участием частного капитала, причём доля государства будет составлять 51 процент.
  
   Генерал-губернатор, выслушав мою короткую начинающуюся с прямого отказа реплику, вздохнул с облегчением.
  
   - Второе. Проект должен выполняться профессионалами и требования к каналу несколько иные будут, как по размерам, так и по организации эксплуатации. Но за проявленную инициативу вам и вашим купцам большое спасибо! Славное дело задумали, такому каналу быть!
  
   Николай Савич, промокнув вспотевший от волнения лоб носовым платком, расслабился в своём кресле и поинтересовался.
  
   - Ваше Величество, какие действия мне предпринять необходимо для скорейшего начала работ по одобренному вами заданию к проекту.
  
   - Завтра побывайте у наших гидротехников, они будут предупреждены, Думаю, там и Полибина встретите. Работы по водопроводу в Санкт-Петербурге им полностью завершены. Уверен, что он согласиться вернуться к вашему проекту, да и предмет проектирования ему хорошо знаком. Согласуйте со специалистами условия их проживания в вашей губернии на период работ по каналу, да согласуйте с вашими купцами те изменения в составе компании, о которых я вам рассказал. Когда все вопросы обговорите, составьте протокол и передайте его Сабурову, за Высочайшим указом задержки не будет!
  
   Вот такое продолжение получило в этом времени великое начинание Петра Первого по организации пути из Волги к верховьями Дона, по рекам Оке и Упе в направлении Волга -- Ока -- Упа -- Шать -- Ивановское озеро -- Дон. (Так называемый "Ивановский канал").
  
   Время уже позднее рабочий день почитай, закончен, поэтому вместо очередного визитёра, мой адъютант Михаил, Барятинский младший уже сменился, приносит объёмное послание.
  
   Цветастое на специальном пергаменте письмо от шаха Персии, с пояснительной запиской от нашего дипломата Фёдора Абрамовича Бакулина. Пояснительная записка это не совсем правильно сказано. Письмо от Бакулина - фактически полный перевод послания Насер-Аль-Эддина с официального фарси на русский язык, естественно с комментариями дипломата.
  
   Шах после всяческих приветственных и цветастых фраз характерных для властителей востока, поздравляет Наше Величество с победой над Австрийской империей. После этого идёт очередная порция восхвалений и наконец добираемся до сути послания. Нашего южного соседа интересует, не сможет ли он по льготной цене прикупить несколько кораблей доставшихся нам в качестве трофеев в Адриатике. Вот чёрт, что же ему на это ответить?
  
   Смотрю комментарии Бакулина. Он настоятельно рекомендует при наличии малейшей возможности удовлетворить просьбу шаха. Сегодня весь флот Персии состоит из одной единственной яхты Его Величества, а очень хочется иметь больше. Тут же Фёдор Абрамович пишет, что подготовленных моряков у шаха нет, но британцы крутятся рядом и если дать им возможность проявить инициативу, то и корабли поставят и специалистов подготовят. Короче придётся оказывать братскую помощь, и флот создавать и моряков учить.
  
   Вариант, предлагаемый нашим дипломатом, сводился к следующему. Взять на учёбу требуемое количество персидских моряков, отучить их на Каспийском море, и продать-подарить несколько трофейных корабликов, которые сохранили возможность на воде держаться, дабы до залива смогли дойти своим ходом. Британская эскадра в Адене весьма сильна, поэтому кораблики шаха в любом случае будут способны только контрабандистов гонять, и не ни что большее претендовать не смогут.
  
   0x01 graphic
  
   Разумные предложения Бакулина я дополню ещё одним моментом, чтобы содержать флот требуется база где он будет находиться и ремонтироваться и обслуживаться. В качестве таковой предложу городок Бендер-Аббас. В XVI веке португальцы укрепили город и назвали его Гамру, использовался он как база флота. В 1615 город получил название в честь Аббаса I (персидского шаха в 1588--1629), который после победы над поргутальцами в морском сражении возле Ормузского пролива при поддержке британского флота превратил базу Гамру в крупный порт Бендер-Аббас.
   К базе флота надо как-то добираться, придётся строить дорогу (расширять имеющуюся), нынешнему флоту требуется топливо, придётся строить топливные склады, причалы, казармы, ну и так далее. Пока создается инфраструктура, курсанты закончат учёбу и перегонят корабли к месту дислокации.
   Реакция Британии на такие действия будет зависеть от того, какие суда мы продадим Персии. Думаю, что в Триесте, как раз несколько подходящих деревянных фрегатов найдётся. Интересно, будут ли они спекулировать на этом факте, наверняка будут, но из-за пары "деревяшек" отношения с персами портить не станут. Ну, да с этим вопросом мы уже после Турции неспешно разберёмся.
  
   Сложность с шахским запросом была ещё и в том, что кроме канонерок и нескольких колёсных авизо, от 27 единиц австрийского флота больше ничего на плаву не осталось. В Триесте на верфях в разной стадии строительства было ещё два броненосных фрегата, но их продавать Насер-Аль-Эддину пока нельзя. Во первых там с достройкой ещё масса вопросов, а во вторых островная империя поднимет вой, из-за того что новые корабли обещают после модернизации быть весьма и весьма на уровне. (Если их в грузо-пассажирские суда не переоборудовать, у РОПиТа уже есть альтернативные проекты двух семитысячников).
  
   Главный кораблестроитель Иозеф фон Ромако, талантливый инженер, (не путайте с братом - поэтом) которого мы приняли к нам на службу и проектировавший корабли которые мы отправили на дно, обещал, что два фрегата в течение года будут полностью восстановлены. Это всех пока устраивало, никто на запрос шаха не рассчитывал. Работы по двум другим новым кораблям, в связи с изменениями в проекте временно приостановлены. Поднятые со дна бухты Пола с развороченными корпусами броненосные фрегаты, заняли все свободные места. Других мест на верфях нет. В крытой верфи уже готовим кильблоки под наши эсминцы, им пора профилактику устраивать, набегались бедняжки.
  
   Идея, куда направить будущих флотоводцев шаха и где их обучать в этот момент и пришла мне в голову. Зачем светить наши технологии на Каспийском море, когда лучше организовать обучение почти в центре Европы, у всех шпионов прямо на глазах, сразу на стапелях Триеста. Всё, детали обдумаю позднее. Делаю запись в ежедневнике:
   "На завтра, на конец дня, пригласить дядю, Краббе, и кого-то из молодёжи от Горчакова. Необходимо обговорить вопросы по персидскому флоту". Уж очень мне хочется те два недостроенных металлических корпуса (несостоявшихся броненосцев семитысячников "Кустоца и Лисса") бронёй не обшивать, а спустить на воду и отбуксировать в Николаев. Там наши умельцы их переделают в десантные корабли. Пусть спецы поразмыслят на эту тему.
  
   С сознанием выполненного долга ложусь спать. Сон почему-то не идёт, а в голову лезут всякие мысли, нельзя - ли приткнуть в районе островов Ормузского пролива небольшую базу для наших катерников. Наверное, можно, только вот климат там неважный, но если провести вакцинацию, то ненужных потерь избежим, зато атака ТК на Оман или Аден из тех мест, будет неотразима!
  
  
   Историческая справка
  
  
   Блант (Blunt), Уилфрид Скоуэн (17.VIII.1840, родовое поместье в графстве Суссекс, -- 10.IX.1922, там же) -- английский поэт и публицист. Аристократ по происхождению, принадлежал к партии тори.
   В 1858--70 служил в посольствах ряда европейских стран и в Южной Америке.
   В 1878 году участвовал в вывозе абхазов с территории России в Турцию, с целью создания из этих групп населения вооружённых формирований на Кавказе.
   В начале 1880-ых Великобритания боролась со своей египетской колонией. Уилфрида Бланта послали, чтобы уведомить сэра Эдварда Мэлета, британского агента, относительно египетского общественного мнения относительно недавних изменений в правительстве и стратегиях развития.
   Когда после воцарения Абдул Хамида младооттоманцы бежали в Париж, в их финансируемой Лондоном газете "Хурриет" утверждалось, что султаны-предки якобы объединяли все исламские народы, в том числе не входившие в империю. При этом Россия изображалась в качестве главного врага султана и халифата.
   Для поддержки этого многообещающего политического проекта правительство Британской Индии в 1870-х годах учредило в оттоманском Египте Арабское бюро. Одной из задач Бюро была мобилизация не тюркского, но арабского и в целом мусульманского населения Оттоманской империи на этой основе. Первым руководителем Бюро был Уилфред Скоуэн Блант, потомок основателя Английского банка и друг лорда Литтона.
   Одним из ключевых агентов Уилфреда Бланта был персидский авантюрист Джамаль аль-Дин аль-Афгани. По указанию Бланта он проник в основные исламские клерикальные школы в Турции и Египте в 1870х-1880х годах, а также приобрел значительное влияние в Индии.
  
  
   Арминий Вамбери или Герман Бамбергер (венг. аrmin VАmbИry, нем. Hermann Bamberger; 19 марта 1832, Нидермаркт (по другим данным в Шердагели (в Пресбургском комитате)[1]) -- 15 сентября 1913, Будапешт) -- венгерский востоковед, путешественник, полиглот.
   Вамбери происходил из бедной еврейской семьи. Учился в Братиславе, Вене, Кечкемете, Будапеште. Увлеченный культурой и литературой Османской империи, в 20 лет Вамбери совместно с Йожефом фон Этвёшем совершил путешествие в Стамбул, где зарабатывал на жизнь преподаванием европейских языков.
   В 1861 году Вамбери вернулся в Будапешт и, получив несколько тысяч гульденов от академии, в этом же году, переодевшись в дервиша (нищенствующего проповедника), под именем Решид Эфенди совершил путешествие в страны Средней Азии. Его путь лежал через Трабзон в Тегеран.
   В 1878-80 годах, наладив тесные связи с политической верхушкой Османском империи, Вамбери попытался извлечь выгоду из своего положения. Он 4 раза переходил из иудаизма в ислам.
   В 1900--1901 г. Вамбери попытался организовать встречу Теодора Герцля и султана Абдул-Хамида II. Попытка наладить отношения с сионистами была частью дипломатической игры Османской империи с премьер-министром Франции Морисом Рувье в вопросе списания денежного долга.
   В 2005 г. Британский национальный архив рассекретил документы, согласно которым Вамбери во время своего путешествия был задействован Британской разведкой для противодействия попыткам России расширения сферы влияния в Центральной Азии и на Индийском субконтиненте.
  
  
   Мухаммад ибн Сафдар, известен как Джамал-ад-Дин Афгани (1839, Асадабад, Конар[1][2], Афганистан, -- 9 марта 1897, Стамбул, Османская империя) -- мусульманский реформатор, идеолог панисламизма.
   Жил в Афганистане, Индии (1857), затем в Каире, Стамбуле. Приобрёл известность призывами к реформе ислама и пробуждению мусульманского мира. В марте 1871 года поселился в Египте.
   Выступал с критикой деспотизма, за установление конституционного строя.
   Родился в семье потомков халифа Али. Традиционное образование получил в Кабуле, светское--в Индии. Служил при дворе афганских эмиров. Из-за участия в междоусобной дворцовой борьбе был вынужден покинуть Афганистан и с 1869 попеременно жил в Индии, Египте, Иране, Англии, Франции, Турции.
   В 1878 ал-Афгани стал основателем "Национальной ложи", в которой обсуждались планы буржуазных реформ, выдвигалась идея конституционного правления. В Александрии им было создано "Общество младоегиптян", провозглашался лозунг "Египет для египтян".
   Позднее, высланный из Египта, ал-Афгани стал пропагандистом идей панисламизма: мусульман нет иной национальности, кроме их общности по вере".
   В 1883-86 жил в Зап. Европе. В 1884 в Париже издавал совместно с М. Абдо еженедельную газ. "аль-Урват аль-вуска" ("Надежная опора"). По приглашению иранского шаха Наср-эд-дина в 1887 поселился в Тегеране, откуда ездил в Европу, был в России. С 1892 жил под Стамбулом как гость султана Абдул-Хамида II, там же умер. В кон. 1944 останки Д. были перевезены в Афганистан.
  
  
  
   Двести тридцать пятая запись в дневнике ЕИВ Николая Второго
  
  
  
   Наконец поступили последние, полные материалы расследования по организации покушения на Бадрхан-бека. Главным следователем, прокурором и палачом выступал его старший сын Юсуф. Утечка информации о месте нахождения потомка династии Эйюбидов, произошла не у нас. Его выдали родственники из какой-то боковой ветви, которые к тому же оказались мусульманами алафитами.
   Бесконечная вражда между шиитами, суннитами, алафитами ещё какими-то течениями, была эффективно использована британцами после Первой Мировой войны. Тогда оказавшись в стане победителей Британия формировала мир под себя, понимая что Вторая Мировая война не за горами.
   С истинно британским рационализмом, страны с преобладающим суннитским населением получили в правителей шиитов, а правители сунниты стали во главе стран с преобладающим шиитским населением. Были и другие варианты, эти "мины сильно замедленного политического действия" стали рваться уже в 21 веке.
  
   Это я опять отвлёкся. Среди лиц изобличённых Юсуфом оказался один интересный человек, которого мы попросили передать в нашу службу безопасности. После длительных переговоров, будущий правитель Курдистана готовивший показательную казнь, злоумышленнику, наконец, согласился. Так в нашем распоряжении оказался Арминий Вамбери, изрядно поломанный, но живой. "Блокнот" позиционировал его как ярого русофоба, а достоверная информация о его "приключениях", стала доступна только после 2005 года, когда британская разведка рассекретила архивы столетней давности.
  
   Теперь с ним, точнее с тем что от него сохранилось, работают наши специалисты. Нет не костоломы, целых костей курды нам мало оставили, на нём практикуются ребята из Казанской лингвистической школы. Одного Шувалова им мало показалось, теперь им ещё и Вамбери понадобился, как подопытная свинка. Позже узнаю, что им удалось из него вытрясти, сравню с информацией из "блокнота", тогда и выводы о готовности их методик сделаю.
  
   Ещё раз перечитываю "блокнот". Мой глаз там за что-то интересное и важное зацепился, теперь ищу её эту зацепку. Вот, уже близко, но это ещё не она.
   В 1878 году Шер Али-хан через Hyp-Мухаммеда передал англичанам, что скорее погибнет, чем уступит. Лорд Литтон ответил на это в оскорбительном тоне и признал дальнейшие переговоры бесполезными. Hyp-Мухаммед умер в Пешаваре при странных обстоятельствах, наводящих на подозрения в его убийстве.
   Афганские войска первоначально вели себя пассивно. Шер Али, покинув Кабул и передав правление своему старшему сыну Якуб-хану, выехал в Мазар-и-Шериф.
   Между тем 9 февраля 1879 г. в Мазар-и-Шерифе внезапно скончался Шер Али, и власть перешла в руки его сына Якуб-хана.
  
   Интересно, сплошные внезапные кончины, с этим эффектом от применения специфических ядов мы уже знакомы. Надо поискать кто носитель или руководитель. Это оказалось достаточно просто, нашёл сразу. "...Одним из ключевых агентов Уилфреда Бланта был персидский авантюрист Джамаль аль-Дин аль-Афгани. По указанию Бланта он проник в основные исламские клерикальные школы в Турции и Египте в 1870х-1880х годах, а также приобрел значительное влияние в Индии".
  
   За десяток лет до этого события аль-Афгани вынужден был бежать из Афганистана из-за участия в заговоре против эмира. Теперь понятны источники всех этих "внезапных" смертей. Надо найти это пресловутое англоговорящее "Арабское бюро" и ликвидировать его агентуру. "Блокнот" сообщил, что центральная контора этого бюро где-то в Египте. Найдём, если будем искать, а пока надо сделать так, чтобы внезапных, неожиданных и скоропостижных смертей с нашей стороны больше не было!
  
   Вроде бы всё, но "блокнот" продолжает мигать. Мысленно даю ему разрешение и вчитываюсь в появившиеся имена. Виткевич Ян Викторович и Роулинсон Генри Кресвик, кого первого выбрать? Виткевич, Виткевич, а почему Ян, эту историю я знал, но её герой прозывался Иваном Виткевичем, его Перовский отправлял с дипломатической миссией в Кабул, а потом произошла его странная смерть, оформленная под самоубийство. Мой собеседник подмигивает мне экраном и появляется сообщение, фрагмент записи Виткевича:
   "По дороге в Кабул случайно встретился с английским офицером и разведчиком Генри Роулинсоном".
  
   Мне уже всё понятно, Ролиунсон сообщил английским спецслужбам о направлявшемся в Кабул русском посланнике, который прибыл в Кабул в конце 1837 года. В Питере в 1839 году островитян как грязи, дальше по заведённому британцами сценарию. Скоропостижная смерть за день до встречи с императором и исчезновение всех документов. Что ж разведчики друг с другом особенно не церемонились, или ты его или он тебя, выбирать не приходилось, только вот нашим лопухам пришлось это объяснять Высочайшим Указом, хотя и секретным.
  
   О меморандуме Роулинсона что-то помню, он предлагал британскому парламенту, как нам лучше нагадить в Средней Азии, было это ещё в 1868 г. "Блокнот" услужливо демонстрирует краткое содержание документа: "линия наблюдения", "линия демонстрации" дальше направлении Астрабад, Герат, Кандагар, Кабул даст России "ключ к воротам Индии". Это я и так знаю.
   Только нет уже ни первой, ни второй линии. Там Кауфман и Столетов, а в рукаве у меня ещё одна карта, талантливый "купец" с множеством фамилий и академическим образованием.
  
   Копирую всю информацию по аль-Афгани и Роулинсону, упаковываю её в специальный конверт. Жму кнопку вызова адъютанта:
   - Володя!
   - Слушаю, Ваше Императорское Величество.
   - Этот конверт специальной - фельдъегерской почтой передать Мезенцеву. Желательно чтобы не позднее чем через час он был у него.
   - Разрешите исполнять?
   - Да, только после отправки письма, обязательно соедините меня с ним.
  
   Через шесть минут (я время засёк) раздался голос Мезенцева.
  
   - Слушаю Вас, Ваше Императорское Величество.
  
   - Через пол часа вы получите дополнительные документы на некоторых хорошо известных вам заочно, ненаших действующих лиц. Возможно, что они принимали участие в "Кизлярском деле". Заметьте, я не говорю о непосредственном участии в акции, скорее всего эти господа обеспечивали только идеологическую и финансовую поддержку, но грехов у них и без того достаточно. Разрешаю передать информацию на аль - Афгани, сыну почившего бека, а на господина Роулинсона пора дать полную, развёрнутую справку вашим ирландским коллегам.
  
   - Ваше Императорское Величество, разрешите попросить Юсуф - бека доставить клиента в живом виде.
   - Николай Владимирович, я не возражаю, но боюсь это будет не дёшево стоить.
   - Ваше Величество, твёрдо обещаю остаться в пределах выделенной сметы на этот год.
   - Ну-ну, обещать то вы всегда обещаете, а с Рейтерном как обычно мне договариваться приходиться. - Хорошо действуйте по обстоятельствам, но только без накладок, пожалуйста.
   - Всё сделаем в лучшем виде, Ваше Императорское Величество!
   - Желаю, Удачи, досвидания.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
  
   Хайберский проход (Khyber pass) -- проход в горном хребте Сафедкох, расположен рядом с границей между Афганистаном и Пакистаном. Длина прохода составляет 53 км, ширина 15--130 м.
   Основной перевал находится на высоте 1030 м. Проход издревле использовался как важный торговый путь между Южной и Центральной Азией, а также имел стратегическое значение. Наивысшая точка прохода расположена на территории Пакистана, в 5 км от границы. Севернее прохода протекает река Кабул.
   Хайберский проход начинается от пакистанского города Джамруд (491 м), примерно 15 км к западу от Пешавара. Дорога - тропа вьётся по склонам 48 км, минуя самое узкое место, где расстояние между стенами каньона составляет 15 м, и приводит в афганский город Торхам, где проход заканчивается. Шоссе на территории Британской Индии было построено англичанами в 1879 году, а строительство ж/д ветки от Джамруда до Ландикотала заняло 6 лет и завершилось в 1925 году.
   Зафиксированные в истории переходы через Хайберский проход начинаются с походов Александра Македонского. Проход также использовался при завоевании Южной Азии мусульманами, которое привело к образованию Империи Великих Моголов в 1526 году. Во времена британского владычества Хайберский проход использовался в трёх войнах с Афганистаном в 1838-42, 1878-80 и 1919 годах. На склонах прохода расположены памятники и форты, созданные британцами в то время.
  
  
  
   Двести тридцать шестая запись в дневнике ЕИВ Николая Второго
  
  
  
   (Резиденция вице-короля, Бёрка. 1870 г., Шимла, Индия)
  
   Жарко и влажно. Такое сочетание создаёт духоту, в которой так тяжело дышать. Не помогают ни развешенные по краям лоджии влажные полотнища, ни хорошо затенённая не подвластная жгучим солнечным лучам комната. Сам воздух липкий и густой кажется с трудом проходит в лёгкие, не давая ощущение полного вдоха. Мысль о том что надо в этих условиях ещё что-то делать улетучивается, не оформившись ни во что конкретное. Капельки пота предательски выступают на лице, а на спине кажется слышно падение "Ниагарского водопада".
  
   - Вам послание сэр и посетитель.
   - Письмо давай сюда, а посетителя прогони, ну как-нибудь подипломатичней.
  
   С этими словами Ричард Саутуэлл Бёрк граф Мэйо вице король Индии, потянулся к стандартному конверту лежавшему на старинном серебряном подносе. Не меняя позы, развалившись в кресле, граф Мэйо взял левой рукой конверт, а правой костяной нож для вскрытия корреспонденции. Обычно это проделывал его секретарь, но того свалила лихорадка и теперь надо вскрывать конверт самому.
   Странное послание, извлечённое из конверта, сначала разгневало вице-короля, но чуть позже более содержательная мысль сформировалась в его голове и он приказал принести старый почтовый ларец. Кажется это даже неплохо, что беднягу Лэйрда свалила лихорадка. Теперь он не будет ничего знать о странном послании, а это очень хорошо. Превозмогая лень и одышку, граф Мэйо из-под крышки старого почтового ларца из тайного отделения извлёк картонку с отверстиями. Положив её на лист с текстом письма, он смог прочесть несколько строк, которые буквально влили в него бодрости.
  
   - Эй, есть там кто?
   - Слушаю Вас, сэр.
   - Пригласите посетителя, он должен быть где-то внизу.
  
   Причиной такого резкого изменения было письмо, точнее не столько само письмо и даже не его содержание, а то что оно было написано кодом Ост-Индской компании, ликвидированной более десяти лет назад. Это был далеко не самый секретный код, но то что о нём ТАМ помнят ОНИ, так резко добавило бодрости вице-королю Индии. Да, как быстро летит время, а ведь ещё двадцать лет назад доходы Ост-Индской компании, поступавшие от торговли, налогов, грабежа, были настолько значительными, что частенько позволяли буквально навязывать свою волю Британскому парламенту. Эх, славное было времечко.
  
   - К вам посетитель, сэр.
   - Прошу вас садитесь, здесь вам будет удобней.
  
   Граф, как опытный придворный усадил гостя в кресло так, чтобы его лицо было хорошо освещено. Эта уловка не осталась незамеченной гостем, он улыбнулся и произнёс:
  
   - Разве в письме не содержалось достаточно информации обо мне?
   - Ну, что Вы, сэр, так вам действительно будет комфортней.
   - Ладно, чёрт с вами граф, у меня мало времени. В послании подробно описаны цели моей миссии и процент вашей в ней заинтересованности. Да, кстати, менять его величину, я не уполномочен, это, для того чтобы вы не вздумали торговаться.
  
   С вице-королём так уже очень давно не разговаривали, он на минуту почувствовал себя зелёным вторым лейтенантом только - только после выпуска из училища.
  
   - Послание от старых друзей всегда приятно. Давайте, пожалуйста, проект указа, я обязательно всё сделаю, как меня попросили.
   - Да, да, сэр. Всё надо сделать обязательно точно так, как указанно. Если нет вопросов, разрешите откланяться. Мне предстоит нанести ещё ряд визитов, а время, к сожалению, не стоит на месте.
   - Досвидания, сэр.
  
   Это действительно удача, то что его секретарь болен, и можно не волноваться по поводу его очередного доноса в метрополию и кому-то из военных, скорее всего этому шотландцу Макгрегору. Правда придётся самому спускаться в помещение канцелярии, но это он сможет без особого труда сделать уже вечером.
   Интересно, сколько экземпляров плакатов "Помни о Британской мощи" доставит ближайший пакетбот? Если один миллион, да по цене в один шиллинг то это получится миллион. Ему отойдёт десять процентов, очень, очень недурная сумма получается. А вот если плакатов будет десять миллионов, то....
  
   С этими приятными мыслями был разослан указ по всем провинциям, в котором значилось "...обеспечить продажу поступившего патриотического воззвания "Помни о Британской мощи" во всех торговых точках..."
  
   Спустя ещё несколько дней специальные группы (в режиме наибольшего благоприятствования) начали доставлять по всей территории Британской Индии литографическую копию картины Верещагина "Расстрел из пушек из знаменитой "трилогии казней". По верхнему краю картины на фоне грозового неба шла патриотическая надпись "Помни о Британской мощи".
  
   *****
  
   Финансовое состояние графа Мэйо действительно увеличилось на оговорённые десять процентов, продажа плаката шла с огромным успехом, вот только большинство людей купивших литографию от патриотической надписи оставляли только первое слово. Остальную часть высказывания большинство индусов либо заклеивали, либо закрашивали под цвет неба на картине!
  
   Если бы граф знал, куда идут оставшиеся девяносто процентов с продаж этого плаката...., но об этом ни люди Ранбир Сингха, ни тем более службисты Мезенцева распространяться не собирались.
  
  
   (Неприметное здание на окраине Пешавара)
  
  
   Полковник Браун взял послание у нарочного и расписавшись в получении на конверте с некотором недоумением повертел его в руках. Потом, приняв решение, подошёл ближе к освещённой части комнаты и поднёс его к глазам. Он не был близорук, просто света в помещении было недостаточно, а отсутствие левой руки делало обычную процедуру вскрытия письма не такой простой.
  
   Вспомнилось почти такое же послание, в котором оказался приказ срочно прибыть в резиденцию в вице-королю Бёрку. Собственно с него, с этого приказа всё и началось. Граф Мэйо вальяжно разместившись в кресле, слегка напоминающем королевский трон, не говорил, а вещал. Правда длилось это не долго, ровно столько, сколько потребовалось довести до сведения полковника что ему выпала большая честь возглавить воинское формирование для смены неугодного эмира в небольшом эмирате. Теперь снова письмо с нарочным, и снова встреча с неизвестным придворным из свиты Ричарда Саутуэлла Бёрка графа Мэйо вице-короля Индии.
  
   Прочтя несколько строк, из которых состояло послание, бравый вояка чуть не выругался вслух но, будучи в возрасте и обладая житейским опытом, он знал, что с политиками и власть предержащими лучше не ссориться. Вызвав охранный конвой, состоящий из своих, проверенных бойцов он направился по указанному в документе адресу.
  
   - Добрый вечер, сэр! - Рад вас видеть в добром здравии.
   - Ний Илеас, если не ошибаюсь?!
   - Совершенно верно господин полковник и не смотрите на меня так, будто я приведение.
   - Извините сэр, но у нас поговаривали, вы... ну, в общем....
  
   - Не верьте злым языкам, это действительно я, а обо всех досужих вымыслах можно забыть. Более того, у меня к вам поручение от самого графа Мэйо. Мне поручено довести до вашего сведения некоторую информацию, не подлежащую разглашению, но необходимую вам для успешного исполнения задуманной миссии.
  
   - Вот даже как, не проще ли было вручить мне инструкцию обычным путём?
   - Информация настолько секретная, что доверять её секретарям, переписчикам и почтовому ведомству совершенно не благоразумно. В этом вопросе я абсолютно согласен с нашим вице-королём.
  
   С этими словами Ний Илеас широким жестом предложил полковнику устроиться в удобном кресле находящемся рядом с небольшим столиком в глубине комнаты. Рядом стояло второе кресло, в которое уселся хозяин дома.
  
   - Понимаю, сэр, что времени у нас не много поэтому постараюсь вас надолго не задержать.
   - Внимательно вас слушаю, сэр.
   - В предстоящей операции у нас имеются союзники. - Главный это старший сын самого эмира Шер - Али - хана. Именно его хотят видеть будущим властителем Афганистана.
  
   На лице британского офицера на мгновение промелькнула ухмылка брезгливости, но тут же сменилась сосредоточенным выражением готовности слушать дальше.
  
   - Кроме эмира крайне желательно быстрое устранение его ближайшего окружения из сердаров преданных ему семейных кланов.
  
   0x01 graphic
   Эмир Шер-Али хан с принцем Абдуллой Джаном и афганскими сердарами. Фото 1869 г.
   - На этом фотографическом снимке эмир запечатлён со всем своим близким кругом. Наша администрация заинтересована, только в одном из них. Вот он, стоит справа от эмира.
  
   - Это же ребенок. Я правильно вас понял, сэр?
   - Да. - Этот мальчик - принц Абдулла Джан. Как вы, безусловно, догадались, уважаемый полковник, если Якуб-хан окажется трудно управляемым, то возможно этот ребёнок станет очередным эмиром Афганистана.
  
   Пережив восстание сипаев, будучи свидетелем убийств, не только сыновей Бахадур Шаха Зафара (номинального правителя Индии тех времён), но даже его внука Мирзы Абубакра, полковник спокойно выслушал разведчика и приготовился принять новую порцию информации.
  
   - Южнее Хайберского проход находятся две долины Нангархар и Хост здесь вы сразу окажетесь в окружении друзей, Шахзаде Султан-Джана правителя Хостской долины и сардара Вали Мухаммед-хана. С ними имеются необходимые договорённости о поставках продовольствия и охране наших караванов. При вашем штабе будут находиться два моих сотрудника, которые установят связи с этими правителями, как только ваши отряды окажутся на их территории. Помните, что через провинцию Нангархар идёт прямая дорога на Кабул.
  
   - Вы уверены в лояльности этих людей, уважаемый, Ний Илеас?
  
   - Настолько, насколько в этой стране можно быть уверенным хотябы в чём-нибудь.
  
   Тяжёлый вздох полковника возможно свидельствовал о воспоминаниях двадцатилетней давности, когда в тяжёлых сражениях с восставшими сипаями он потерял левую руку.
  
   - В Кашмире идёт постоянная сосредоточенная агитации против Британии. Особенно она усилилась в последнее время. Подразделения сикхов не очень надёжны. Если военное счастье покинет вас, возможен вооружённый мятеж. Для усиления вашей колонны в Пешавар прибыли британские стрелковые полки Бомбейского президентства, рекомендую их использовать в наиболее критических ситуациях. - Это вся информация сэр. Нет ли у вас вопросов ко мне?
  
   - Благодарю вас сэр! Вопросов нет. По плану операции послезавтра мы выступаем, если у вас появиться дополнительная информация о противнике, очень надеюсь, что вы найдёте способ меня о том уведомить.
  
   - Да, сэр, это будет обязательно сделано. Желаю успехов, сэр.
   - Досвидания, сэр.
  
  
  
   (Пешавар, штаб Брауна, за сутки до начала операции)
  
  
   - Добрый день джентльмены, прошу садиться.
  
   Этими словами полковник Браун встретил своих штабных офицеров и приданных ему командиров полков. За спиной полковника висела, большая карта схема, зашторенная не очень плотной тканью.
  
   - Вице-королём Британской-Индии нам поставлена задача - пройти кратчайшим путём из Пешавара в Кабул, хорошо встряхнуть эмира Афганистана и посадить на престол его старшего сына Якуб-хана. - По утверждению наших политиков он единственный кто действительно понимает, что только Британия способна принести в их страну демократию, процветание и прогресс.
  
   Легкое шевеление участников на своих местах показало полковнику, что его речь не достаточно впечатлила присутствующих офицеров. Это было понятно и легко объяснимо. Когда у тебя в подчинении несколько тысяч дикарей, (маратхов, раджпутов, сикхов, пуштунов, гаркхвалов, мохъялов, догров, джатов и белуджей) да ещё с огнестрельным оружием в руках без эксцессов не обойтись. Пожалуй, только командиры британских полков и гуркхских стрелков вели себя достойно. Ничего сейчас я их "обрадую"!
  
   - Как вам известно, кратчайшей дорогой от Пешавара в Кабул является Хайберский проход. Этот путь длиной пятьдесят семь тысяч ярдов, охраняет крепость Али - Масджид. Не смотря на то, что она отличается весьма почтенным возрастом, в 1842 году бригада генерала Вильда не смогла сломить оборону афганцев в Хайберском проходе, и вынуждена была отступить с большими потерями.
  
   Шевеление стихло. В это время было не очень принято говорить о поражениях величайшей империи.
  
   - Я хорошо знал генерала и скажу вам, что он храбрый солдат и отличный рубака. Если бы у него была артиллерия с достаточным запасом снарядов, ничего подобного той истории не произошло бы. Выкурить афганцев из тех расщелин, в которые они забились в своей крепости было нечем, а когда закончилась картечь, генерал был вынужден отойти.
  
   Сделав паузу, Браун подошёл к зашторенной карте схеме боевых действий и отвёл занавеси.
  
   - Здесь изображен план наших действий по штурму этой афганской крепости. - Копии этой схемы вам будут розданы под роспись сразу после окончания совещания. - Продолжим джентльмены. Марш в горных районах, всегда связан с большими трудностями. Поэтому необходимо точное соблюдение определенного режима на марше. - Ввиду того что перестроения внутри походных колонн и обгон их при прохождении ущелья исключаются, походный порядок соединения и части строится с таким расчетом, чтобы он обеспечивал быстрое вступление в бой.
  
   Полковник Браун был опытным военным, который, несмотря на то что его левую руку украшал пустой рукав, умел думать. Первыми уже сегодня выдвинуться разведчики. Они будут идти впереди на расстоянии одного перехода и посылать информацию по цепочке. Завтра двинутся остальные войска. Легкие пушки будут впереди, почти в голове колонны под прикрытием двух британских стрелковых полков, а орудия Уитворта необходимые для штурма крепости будут находиться в конце колонны защищаемые, как дорогой бриллиант, двумя батальонами гуркхов.
   После штурмовых орудий движутся санитарные и интендантские формирования. Изложив собравшимся офицерам, порядок движения по ущелью и последовательность взаимодействия всех соединений при штурме афганской твердыни полковник закончил совещание.
  
   - Итак, джентльмены если у вас нет вопросов по существу, все свободны до завтра, до семи часов утра местного времени. - Я буду ждать вас здесь для вручения диспозиций с последними изменениями, если они возникнут. Помните, что время начала движения колонны остается восемь часов местного времени, раньше в это время года, здесь слишком темно для массового перемещения людей.
  
   *****
  
   (Пешавар, штаб Брауна, 7-00, начало операции)
  
  
   - Добрый день джентльмены, садиться не предлагаю. По данным разведки до средины Хайберского ущелья противника не обнаружено. Лагерь пограничной стражи покинут в спешке. По всей видимости, наше выступление уже не секрет для противника! Прошу это учитывать и остерегаться возможных засад.
  
   В момент этого предпоходного инструктажа к Брауну приблизился адъютант, вошедший через боковой вход штабной палатки. В ответ на грозный взгляд полковника он протянул ему телеграмму. Ещё несколько минут ушло на её прочтение.
  
   - Джентльмены, наше дорогое министерство по делам Индии приготовило неприятный сюрприз. Зачту вам текст телеграммы корреспондента агентства "Рейтера" из Кабула. "...на состоявшемся военном параде в Кабуле, войска его величества эмира Афганистана продемонстрировали наличие винтовок Энфилда. Гладкоствольное оружие наличествует только в частях иррегулярной конницы, также привлечённой к участию в параде". Телеграмма отправлена пять дней назад, интересно, почему такая задержка в получении.
  
   Недовольное почти утробное ворчание офицеров было ответом на услышанное сообщение. Все очень хорошо понимали, что если вооружённые мушкетами афганцы заставили отступить генерала Вильда, то при наличии "энфилдов" в их руках потери возрастут многократно.
  
   - Я не знаю, как это могло произойти, но после завершения операции сделаю все, чтобы разыскать того министерского клерка, который допустил это безобразие.
  
   - Вы знаете, сэр, у русских есть хорошая поговорка на эту тему. - Не помню, как она точно начинается, но у них всегда виноват стрелочник.
   - Джентльмены, у кого ещё есть вопросы?
  
   Выждав приличествующую моменту паузу, Браун дал команду на начало движения.
  
  
   (Головная разведрота, начало операции)
  
  
   В горах рассвет наступает очень быстро, почти мгновенно. Солнце долго прячется между гор, а потом вдруг появляется над ними во всем своём великолепии. Те несколько минут, когда ночная темень уходит, а рассвет ещё не вступил в свои права. Надо быть очень осторожным, чтобы не встать на скользкий камень, не попасть ногой в расщелину или просто не наступить на змею, которая пригрелась среди человеческих тел и выпряженных животных на привале. В этом чёртовом проходе, в наличии ещё одна неприятность. Здесь почти ничего не слышно из-за шума текущей в реке воды.
   Отправив очередного связного с сообщением об отсутствии противника в штаб отряда, командир конной разведывательной роты британских войск Бомбейского президентства, дал команду на выдвижение головного дозора. Выждав положенное время, и разглядев в зрительную трубу своих людей на приличном удалении от места привала, офицер дал команду на движение для остального отряда.
  
   - Сэр, вам не кажется, что всё слишком не естественно легко? Мой дядя воевал здесь тридцать лет назад и всегда говорил, что тишина в Афганистане обманчива.
   - Следите за дорогой сержант, да получше приглядывайте за окрестностями. Сейчас не время для философии.
   - Есть сэр!
  
   Прошло уже четыре часа движения по этой петляющей между камнями тропе, но головной дозор пока ничего не обнаружил. Надо его менять, глаза человека после напряжённого наблюдения быстро устают и "замыливаются". После этого люди уже не в состоянии с прежней зоркостью и внимательностью отслеживать препятствия.
  
   - Сержант, командуйте о смене головной группы, остальным малый привал. Лошадей не распрягать. Выставить охранение.
   - Есть сэр!
  
   Офицер уже и сам начинал беспокоиться. Где же грозный и безжалостный противник? Они далеко отошли от места ночёвки, а врагов, как не было, так и нет. Не движутся ли они в западню? В любой момент из-за любой скалы можно ждать меткого выстрела, спрятаться негде. Только объединённая залповая стрельба, как учили в Королевском военном училище (the Royal Military College), может заставить врага отступить. Всё это так, но где же он? Где противник?
   Постоянно держать людей в напряжении невозможно, да и не способен человеческий организм на это. Надо будет подбодрить бойцов после привала и начала движения. Заполнив очередной бланк донесения, выпускник "RMC" отправил третьего связника в штаб отряда и дал команду на продолжение движения по предписанному маршруту....
   *****
  
  
   - Сэр, люди и лошади устали, не пора-ли устроить большой привал?
  
   Солнце уже начало склоняться к западу, до выхода из этого дьявольского ущелья осталось пять, семь тысяч ярдов, надо дать людям хорошенько отдохнуть.
  
   - Сержант, командуйте большой привал. Лошадей распрячь. Выставить охранение. Перекличка каждые пятнадцать минут. Разрешаю разжечь костры.
   - Есть сэр!
  
   Раз пограничная стража сбежала, значит им о нас известно. Горячая пища подбодрит бойцов. Если кто-то и почувствует запах дыма, это уже ничего не изменит. Заполнив очередной бланк донесения, офицер отправил последнего по плану движения связника в штаб отряда. Он тоже устал и как обычный живой человек нуждался в отдыхе и еде.
  
   Через четверть часа до слуха командира разведчиков донеслись слова переклички боевого охранения. Слава Богу, значит пока всё в порядке, можно продолжать отдыхать. Интересно, почему их так пугали службой в Британской - Индии? После много часовой тряски в седле как приятно несколько минут подремать....
  
   Что-то не слышно очередной переклички, не заснули ли эти разгильдяи, придётся идти проверять. Нет, лучше отправить сержанта, а самому ещё немного отдохнуть.
  
   В этот момент слоны ущелья буквально взорвались выстрелами. Причём интервалов между залпами почти не было слышно. Его солдаты, не успевая встать, чтобы добежать до ружейных пирамид, падали сражёнными меткими выстрелами. Тут и его настигла чья-то пуля. Ужасная боль, затем тьма потери сознания.
   Стрельба прекратилась также внезапно, как и началась. Стонов раненых не было слышно. Боль от простреленной в районе предплечья правой руки не давала собраться с мыслями. Вот перед ним выросла какая-то фигура в совершенно невероятном облачении. Его подхватили и потащили куда-то в сторону. Потом раздались звуки на непонятном языке, и офицер снова потерял сознание.
  
   *****
  
   Есаул Нетребко командир отряда "охотников" обходил место расстрелянного разведывательного отряда британцев, принимая на ходу доклады от своих бойцов. Он был доволен. Потерь не было, а трофеи захватили знатные. Теперь предстояла неприятная работа по уборке территории и допросе вражеского офицера.
  
   - Подопригора, ко мне. Забирай весь свой взвод и отгони лошадей в кишлак, там пусть их отдельно содержат да присмотр организуют, нет ли среди них с сапом. Понятно?
   - Есть отогнать лошадей, господин есаул.
  
   - Мустафа, собирай своих людей, и соберите всё оружие. Да в подсумках патроны заберите. Каждый, кто возьмёт винтовку, тащит труп англичанина бывшего владельца с собой в дальний овраг. Там мы их и зароем. Потом всё здесь убрать, чтобы ни одной капли крови не осталось. Понятно?
   - Всё сделаем уважаемый Нетребко - джан.
   - Через два часа проверю, будет плохо сделано, винтовки поотбираю.
   ...............
  
   Дотошный, побывавший во многих стычках есаул, через два часа с небольшим гаком, обошёл место бывшего привала британского разведывательного отряда. Его придирчивый взгляд не обнаружил здесь следов недавнего боя. В двадцати футах от берега речушки из камней была сложена пирамидка, в которую, как показал на допросе англичанин, уложили бамбуковый цилиндр с текстом записки. По словам пленного это должно было означать, что противник не обнаружен и его отряд продолжает движение.
  
  
   Историческая справка
  
  
   Станислав Иванович Жилинский (1838--1901) -- русский геодезист, генерал от инфантерии. Образование получил на математическом факультете Московского университета и в Михайловской артиллерийской академии, которую окончил в 1862 году.
   В 1863 году был зачислен в геодезическое отделение Академии Генерального штаба. Назначенный в 1868 году исполняющим обязанности начальника топографического отдела Туркестанского военного округа, Жилинский более 30 лет провёл там на службе и содействовал изучению Туркестана в геодезическом и топографическом отношениях, произведя много астрономических и геодезических съемок, метеорологических и других научно-исследовательских работ, например, съемку Ферганской области (1878), межевую съемку Семиреченской области, определение широты, долготы и высоты над уровнем моря многих мест Туркестана, составление 10-вёрстной карты Туркестанского округа (1885--1888), научную экспедицию на Памир (1886), 2-вёрстную карту Семиреченской области и др.
  
  
  
   Двести тридцать седьмая запись в дневнике ЕИВ Николая Второго
  
  
  
   (Кишлак Торхам, на входе/выходе из Хайберского ущелья)
  
   База наших купцов-казаков вблизи кишлака Торхам.
   Вы знаете, что такое замбурек? Иногда можно услышать, замбурак, на местном наречии это буквально "пчёлка", или "подобно пчеле". В одном из рапортов Ермолова за кампанию 1826 года я читал об этом виде оружия. Представьте себе верблюда с пушкой на спине. Стрельба, правда, ведётся из положения, лёжа, но сначала мне показалось, это сказкой из повествований "Шахрезады". Каково же было моё удивление, когда наш казацкий урядник попросил Жилинского приобрести у афганцев несколько этих живых анахронизмов вместе с нанятыми тренерами-погонщиками.
   Станислав Иванович, как учёный оказался сам заинтересованным не меньше казаков. В результате его специальная рота обзавелась, нет, не замбуреками, а тренированными верблюдами и их погонщиками, которые способны удерживать верблюда на месте в грохоте боя.
  
   - Ваше благородие, не желаете ли глянуть на эс-пер-ме-нт, меня господин Жилинский к вам направил предупредить о начале стрельб, через четверть часа.
   Стрельбище находилось за ближней сопкой, я глянул на часы, время позволяло.
   - Веди, с удовольствием посмотрю на ваши эксперименты.
  
   0x01 graphic
  
   На огневом рубеже вместо бойцов в камуфляже я увидел пару верблюдов лежащих боком по направлению к мишеням. Казаки, посмеиваясь, прикрывали их специальной маскировочной сеткой с нашитыми кусочками кожи, которые, видимо по задумке автора, должны были имитировать фрагменты скалы. Рядом с вторым верблюдом лежали коробчатые магазины обойм, а прямо в седле первого был установлен тяжёлый пулемёт.
  
   - Здравия желаю, Михаил Дмитриевич! Рад что вы согласились посмотреть на наши стрельбы. - Идея стара, как мир или несколько моложе. Вместо фальконета на спине животного устанавливаем тяжёлый пулемёт, хотя можно его пожалеть и поставить рядом на сошках, второй верблюд несёт боезапас, грузоподъёмность от восьми до десяти пудов. Скорость передвижения четыре, пять вёрст в час, проходимость потрясающая! Ни одна телега или двуколка не пройдёт там, где проходит это животное.
  
   - Станислав Иванович, а они не разбегутся при стрельбе?
   - Нет, Михаил Дмитриевич, они специально тренированы не реагировать на громкие звуки.
  
   Результаты стрельб были весьма приличными и видимо больше зависели не от верблюдов, а от первого номера пулемётного расчёта.
  
   Пользуясь правами, данными мне Е.И.В., я выделил тысячу пятьсот рублей на приобретение пятидесяти пар этих замечательных животных. Осталось только получить хотя бы полстолька тяжёлых пулемётов и в горах Афганистана появиться новое мощное подвижное огневое соединение.
  
   - Станислав Иванович, а как вы назвали вашу новую боевую единицу?
   - Михаил Дмитриевич, я право как-то не задумывался над этим.
   - Это ваша большая промашка, дорогой Станислав Иванович! У каждого оружия должно быть свое наименование. - Насчёт промашки, шутка, а насчёт названия я серьёзно. Во время боестолкновения не будете же вы кричать: "Эй, вы там с верблюдами ...."
  
   - Мы обязательно придумаем, как назвать эти чебуреки, замбуреки.
   - Вот, вот, чтобы их не путали с чебуреками, назовите их лучше каким-нибудь женским именем, "Шахрезадой" к примеру. Враги ни за что не догадаются, что это такое!
  
   Жилинский ничтоже не сумняшесь и, не поняв моей шутки, так и поступил. Сейчас на вооружении его отдельной ударной роты находиться дюжина "Шахрезад". Вот смеху то будет, если кто из чинуш в наши бумаги заглянет: "На содержание "Шахрезад", выделено тысяча двести фунтов овса и так далее по тексту...".
  
   После нашего посещения Аральского полигона, в дополнение к "Шахрезадам" в батальоне появились новые устройства на базе "замбуреков". Принцип остался неизменным, но теперь на животных нагрузили, двуноги, опорные плиты и трубы миномётов Константинова. Ещё несколько животных выделялись для перевозки боекомплекта, верблюд без ущерба для скорости движения нагружался тремя, четырьмя дюжинами 82 мм. мин. Казаки пластуны шутили, что скоро они все поголовно превратятся в погонщиков этих выносливых животных.
  
   Шутки, шутками, а Жилинский с восторгом относившийся к миномётам Константинова постоянно устраивал стрельбы и регулярно докладывал мне о новых выявляемых на тренировках особенностях и высокой мобильности верблюжьего соединения.
  
   - Михаил Дмитриевич, для перевозки 3-фунтовой нарезной горной пушки образца 1867 года, необходимо пять лошадей под перевозку орудия и восемь для зарядных ящиков на 96 снарядов. Наши "Шахрезады" перевозятся двумя верблюдами, а боекомплект ещё тремя при количество мин более 120 штук.
  
   - Станислав Иванович, а не запутаются ваши казаки, с названиями?
   - Нет, они миномёты "Шахами" окрестили, так и им проще, да и с бумагами путаницы меньше.
   - Ну, что ж "Шахами", значит "шахами", пусть такое название и остаётся.
  
   Вот такое необычное развитие в наш просвещенный девятнадцатый век получило оружие пращуров с названием "замбурек".
  
  
   (Отрывочные записи Михаила Скобелева)
  
  
   Моя учёба в академии Генерального Штаба, из-за Высочайшего вмешательства получила совершенно неожиданное направление. Не буду даже называть тему моей работы, она была настолько секретной, что в здании академии мне выделили специальную комнату. Достаточно долго я там работал в одиночестве, пока опять же по Высочайшему повелению у меня не появились соседи и будущие соратники.
  
   Сначала ротмистр Максуд Алиханов-Аварский (в младенчестве бывший в заложниках у Шамиля), а чуть позже специалист по гальванической связи, с почти мифической фамилией Чингисхан. Причём Губайдулла Чингисхан (Султан Хаджи Губайдулла Джангер-оглы князь Чингисхан), вёл свою родословную от букеевского правителя Джангир хана, который в свою очередь числил себя прямым потомком Потрясателя Вселенной. Чуть не забыл "геодезиста" Жилинского. На математическом факультете Московского университета и в Михайловской артиллерийской академии, дают превосходное образование необходимое для использования всего стреляющего. В дополнении к этому, обучение на геодезическом отделение Академии Генерального штаба, позволило нашему соратнику, Станиславу Ивановичу, составить великолепные карты возможных районов боевых действий.
  
   Так или иначе, через полгода занятий мы отправились в первую стажировку. Нашим преподавателем стал совершенно не военный человек один из богатейших купцов Ташкента, Мухаммед Саатбай. Торговый человек моментально оценил все преимущества работы под "крышей" могущественной службы империи. Термин "крыша" сам Е.И.В. применил, когда с нами общался. Теперь и мы им частенько пользуемся. Правда, когда я в первый раз с караваном в Пешавар отправился, не сильно нам это помогло, но ничего с заданием справились успешно.
  
   Развернули, пользуясь деловыми связями ташкентского купца и его поручительством свою торговую сеть. Надо признать, что у "купца Алиханова" эти торговые операции весьма успешными получаются. Товар у него качественный металлические изделия всяческих форм и размеров, причём по цене значительно ниже, чем у конкурентов. Это не значит, что мы в убыток торгуем, просто обходимся без посредников и хорошо знаем требования рынка. Вообще под прикрытием торговых караванов, без стрельбы и пушек мы научились большие дела устраивать.
  
   Большим успехом этих торговых операций стала встреча с главным визирем эмира Шер-Али-хана. Сын Дост-Муххамед хана, этот Афганский владыка к 1868 году подмял под себя всех родственников и с их помощью установил на этих землях достаточно прочную централизованную власть. Мы присвоили ей наименование кланово-родственная централизация.
  
   В результате переговоров с Hyp-Мухаммедом на месте слияния рек Кушка и Мургаб в специальном учебном центре сейчас проходят подготовку вооружённые силы Афганистана. Естественно что все обучающиеся принадлежат к многочисленным семейным кланам родственников эмира, думаю, что на данном этапе в этой стране по-другому просто и быть не может. Один батальон находится в Кабуле, другой на подготовке, после полугода тренировок второй батальон возвращается в столицу, а первый снова на учёбу. Есть ещё воинство, которое входит в группу войск охраны эмира, но оно больше напоминает орды Тимура или Чингисхана, о чём вслух мы по понятной причине не говорим.
  
   В просторных зданиях и "складах" нашей торговой миссии в Кабуле без труда удалось разместить целую роту бойцов с полным вооружением, которые обеспечивают негласную охрану Российского посольства и помогают осуществлять силовое прикрытие торговых сделок, особенно если приходиться иметь дело с непроверенными клиентами. Охрана посольства это тоже наши люди, но они официальные представители, поэтому наши контакты с ними крайне ограничены. Через них осуществляется только связь с центром, потому что в посольском здании находятся устройства связи и большая антенна. На "складе" тоже есть радиопередатчик, но он не такой мощный, как в посольстве, поэтому связь осуществляется в два этапа.
  
   Полковник Серов, переведённый в Ташкент после Иканского боя, хорошо наладил службу информации, а когда появился "Чингисхан", так мы Губайдуллу коротко называем, то к обычным средствам связи добавилась ещё и гальваническая. Сам князь Чингисхан, отправился в новое многотрудное путешествие, естественно в составе каравана, выявлять точные места прокладки британских телеграфных линий, что идут из Лондона в Британскую Индию. По нашему плану в нужное нам время эти линии и здесь и в Персии на многие километры окажутся повреждёнными, а чуждые нам силы останутся без связи с метрополией.
  
   Из центра, через Серова получена команда о начале операции "Маскарад", в дополнении к которой говорилось о возможном участии британских и германских журналистов. -- Вот ведь незадача, их надо как-то разъединить, а то, поди, подерутся. Точнее могут подраться, после гибели Вильгельма I, прусаки весьма агрессивно к британцам настроены, да и афганцы их сильно недолюбливают. Придётся как-то обеспечить охрану пишущей братии, только лучше это делать официальным структурам.
  
   Но всё это -- мелочи жизни. Главное после получения сигнала о начале "Маскарада" надо было устранить всех британских соглядатаев известных к этому времени. Для этих целей была сформирована специальная группа, прошедшая обучение на Кушке и состоящая в основном из родственников визиря Hyp-Мухаммеда, возглавлял её сын визиря - Нейк Мухаммед-хан.
  
   Самое простое задание было связанно с планом вывоза в Россию старшего сына эмира Шер-Али, Якуб-хана. Это решение было принято эмиром с трудом, но оно не было неожиданным и случайным. Якуб-хан был связан с английской агентурой, что в возникшей ситуации грозило возникновением двоевластия. Наследник был приглашён во дворец эмира, где за ужином принял приличную дозу сонного порошка. Его так и не проснувшегося посадили на коня, привязали к седлу и небольшая группа всадников устремилась из Кабула по дороге в сторону Мазари-Шариф.
  
   Гораздо сложнее была задача по устранению преданных британцам афганских представителей феодальной знати. Когда ночью брали Шахзаде Султан-Джана правителя Хостской долины, то это вылилось в небольшую ночную войну. Всех ликвидированных пробританских феодалов тут же меняли на многочисленных родственников Шер-Али, фактически завершая его работу по централизации власти в этой непростой стране.
  
   Наиболее трудной оказалась задача по нейтрализации многочисленной британской агентуры, которые изображали из себя торговцев, исследователей востока, караванщиков и прочих путешествующих людей. Здесь к нам сильно помогли подготовленные люди из тайной службы, которую возглавил сын эмира, Нейк Мухаммед-хан. Сам Нейк сносно говорил по-русски и как только мы выявляли очередного "путешественника" по списку составленному в нашем посольстве и вручённому мне всё остальное делали сами афганцы.
  
   Агентура её величества просто исчезала, так как будто её никогда и не было в этой стране. Здесь тоже бывали свои сложности. На одной из "явочных квартир" (в нашем понимании) оказался сердар Вали Мухаммед-хан, и если бы не Нейк хан и его люди, мы бы долго выясняли, кто есть кто. Как потом рассказали участники акции, сын главного визиря абсолютно спокойно подошёл к сардару и мгновенным движением перерезал ему горло. При этом он так ловко повернулся, что ни одной капли крови не попало на его одежду. Предателя закатали в кошму, на которой он сидел, и вероятнее всего сбросили в одну из бездонных пропастей, которыми изобилует Афганистан. Так в течение недели была ликвидирована шпионская сеть противника, кого-то удавили уже на самой границе, но "воздух" в Кабуле, Джелалабаде и Кандагаре стал чище.
  
   В северных районах страны в таких городах, как Мазари-Шариф, Герат и Кундуз процедура нейтрализации британской агентуры, силами собственной безопасности эмира Афганистана была произведена несколькими днями ранее. Не смотря на то, что почти в каждой группе был наш представитель, служба Нейк-Мухаммед-хана справлялась самостоятельно практически без ошибок. Не обошлось без потерь и ранений, но теперь можно было с уверенностью сказать, что островная империя надолго лишилась своих глаз и ушей.
  
   Все эти действия были только прелюдией перед большим сражением с британскими экспедиционными силами, которые через несколько дней должны были выдвинуться из Пешавара. Командир этой армии, а по-другому и не назвать двадцатитысячный отряд, полковник Браун уже несколько месяцев безвыездно там находился и занимался отнюдь не выращиванием фиников.
  
   *****
  
   Хайберский проход, несколько раз нам уже приходилось им пользоваться, при транспортировке французских винтовок в Кашмир. Это длинное пятидесяти вёрст мрачное ущелье, по дну которого протекает стремительный водный поток. В отдельных местах его ширина не превышает десяти саженей, а в самой широкой части доходит саженей до пятидесяти. Другой дороги из Джелалабада в Пешавар нет!
  
   Афганскую территорию в этом проходе охраняет крепость Али-Месджид. Когда я с Нейк Мухаммед-ханом ревизовал это укрепление, то был совершенно уверен, что некоторые его фрагменты построены ещё воинами Александра Македонского. К сожалению, британцам эта крепость также была хорошо известна. Ещё во времена первой войны с Афганистаном бригада генерала Вильда не смогла пройти у её стен Хайберским проходом и с большими потерями была вынуждена отступить.
  
   Сейчас в распоряжении армии Броуна, помимо трёх десятков обычных семи фунтовых гладкостволок, две батареи орудий Уитворта с большой дальностью стрельбы. Ни одно из крепостных орудий их не достанет. Похоже, что британцы в этот раз на них и рассчитывают. Установят орудия в не пределов досягаемости крепостных пушек и будут преспокойно расстреливать и разрушать старую крепость, находясь на безопасном расстоянии. Если афганцы кинут в бой свою иррегулярную кавалерию, её выбьют картечью и винтовочным огнём с дальней дистанции, проход здесь узкий кавалерии не развернуться. Придётся вмешаться нашим пластунам.
  
   - Степан, найди майора Жилинского и пригласи его ко мне.
  
   Ещё раз, внимательно рассортировав все варианты возможного сражения, свежеиспечённый полковник Скобелев, окончательно утвердился в своём предположении.
  
   - Добрый вечер, Михаил Дмитриевич! Вызывали?
   - Да, Станислав Иванович. Присаживаться не предлагаю, лучше давайте вместе глянем вот на эту карту.
   - Великолепное издание, где вы такую достали? Наверное, британский трофей?
   - Нет, это подарок Е.И.В., причём велено её содержать в сейфе, как наложницу в гареме.
  
   Посмеялись, пошутили по поводу наложниц. Дальше продолжили уже серьёзно.
   - Вот посмотрите на эту кальку, назовём её вариант первый. Красным я обозначил возможное расположение войск Брауна. Что вы на это скажете?
  
   Устраивать сражение с кадровыми войсками Бомбейского президентства и многочисленными полками, набранными в Непале гуркхов на равнине, перед крепостью Али - Масджид мы не планировали, да и не справиться с двадцати тысячным британским воинством иррегулярной афганской коннице и двум недоученным стрелковым батальонам. Потому сейчас провожу инструктаж Жилинскому и его "охотникам". Станислав объявил, что возьмёт с собой только добровольцев, но таковыми оказались все, вся рота "Шахрезад" поголовно.
  
   Сегодня вечером относительно небольшой караван двинется в ущелье по хорошо известному маршруту, где должен организовать засаду и уничтожить штурмовые орудия британской армии. Без пушек Уитворта взять эту древнюю крепость, подремонтированную и изрядно перевооружённую нами невозможно, но указание о "торчащих ушах", вынуждает нас устроить ещё ряд засад в Хайберском проходе.
  
  
   *****
  
  
   Мы не планировали нападения на Британскую Индию, все наши действия были направлены исключительно на защиту владений дружественного сопредельного эмирата. Тем не менее, для решения этой непростой задачи предстояло огромное количество дел.
   Самое важное при отсутствии надлежащей дисциплины у союзников надо было проверить исполнение стольких поручений, что порой руки опускались, а о нормальном шестичасовом сне оставалось только мечтать. Естественно, без активного участия сердаров Нейк-Мухаммед-хана подготовиться к встрече незваных гостей было бы просто невозможно.
   Спланированные заранее действия по обороне Хайберского прохода, организация засад по пути следования на колонну британских войск и взаимодействие с войсками афганского эмира не вызывали опасений. Всемогущий советник эмира Hyp-Мухаммед хан был убеждён в успехе операции.
  
   Уверенность в том, что всё сделано правильно, испытывал и "купец Скобелефф", но всего не предусмотреть. Оставалось поверить известному высказыванию Наполеона Бонапарта и ждать..., ждать, ждать известий и донесений от многочисленных разведчиков и дозорных, которые вот-вот начнут поступать. Почему же "кошки на душе скребут"? Что-то ещё угрожает тщательно подготовленной и спланированной операции. Интуиция или просто нервы разыгрались?
  
   - Михаил Ефремович, - обращаюсь я к Ионову - хорошо бы удвоить ночные караулы.
   - Сделаем, Михаил Дмитриевич, непременно всё сделаем, мне и самому что-то в "воздухе" не нравиться.
   - Да, и проследите, пожалуйста, чтобы все ракеты осветительные были бы к пускам готовы.
   - Обязательно, сейчас пройду и сам лично все пусковые установки проконтролирую.
  
   Угроза, которую смог бы предвидеть разве что только Hyp-Мухаммед, была сокрыта временем, и ни я, ни Нейк-Мухаммед и не подозревали, какая опасность ожидает нас впереди.
  
   *****
  
   Северо-восточнее Джелалабада вдоль берегов реки Кунар начинаются земли - территории племён. Власть здесь как и десятки лет, так и сотни лет назад принадлежит племенным и клановым лидерам, а жизнь регулируют традиционные правила и представления.
   Афганские племена. На своем собственном языке они называют себя паштунами. Согласно кодексу Пуштунвали, горцы подчиняются своим маликам, а высший орган власти здесь джирга -- совет родовых или племенных старейшин. Племена делятся на кланы, те -- на роды, а роды -- на ветви.
  
   Не часто, но случается одному из маликов добыть где-то партию оружия или объединиться с другим не менее предприимчивым главой племени, и вспыхивают порой на длительное время жаркие схватки на "Землях племён". Горе тому каравану, который окажется в этот час в горах. "Хайберы, именуемые так по известному ущелью, суть самые худшие и опасные разбойники во всем Афганистане, привыкшие действовать ружьем, саблей и копьем".
   Именно такая непредвиденная ситуация и возникла в районе предполагавшегося сражения войск эмирата с армией полковника Брауна. В те далёкие времена прошлого века, когда Ахмад-Шах Дуррани из племени Абдали утверждал свою власть, он чем-то обидел одного из предков малика из клана Курам. И сейчас, надеясь взять большие трофеи, это многочисленное племя в союзе с ещё двумя кланами пробиралось в тыл Афганских войск.
   Нападать сразу они не собирались. Хайберы давно и успешно использовали тактику животных - падальщиков. Она была предельно проста: дождаться исхода сражения, а потом, обязательно ночью, перед рассветом напасть на лагерь победителей. Вырезать уставших воинов, захватить трофеи и раствориться в родных горах, которые для посторонних и непроходимы и недоступны. Так поступали их деды, и прадеды так же предстояло действовать и им.
  
   *****
  
   Ближе к вечеру отряд охотников уничтожил головную разведывательную роту британских войск. Сработали чисто. По аккомпанемент бурлящих вод Курама был перебит весь отряд. Место боя зачистили от следов схватки, а офицер после допроса, проведённого с участием специалистов Нейк-Мухаммед-хана, подробно рассказал о задачах и способах связи со штабом Брауна. Он же своей рукой заполнил бланк донесения, который положили в оговоренном футляре в каменной пирамидке в десяти ярдах от берега речки. Снова наступил период тревожного ожидания....
  
   Вот, наконец, стали возвращаться "транспорты", которые обеспечивали доставку оборудования для засады на орудия Уитворта. Люди устали, но докладывал подъесаул достаточно бодро.
   - Все тяжёлые грузы на верхнюю площадку забросили. Больных, раненных и пострадавших нет. Подъёмники разобрали. Рассмотреть, глядя снизу, что наверху схоронилась почти рота казаков, невозможно.
   - Благодарю за службу, сейчас всем отдыхать.
   - Слушаюсь, ваше благородие.
  
   Ещё через несколько минут в нашем "караван - сарае" раздались команды и казаки приступили к своим привычным, закрепившимся на уровне подсознания действиям.
  
   Под утро показались первые отряды британцев. Это не сикхские полки, это кадровые валлийские воинские части Бомбейского президентства. В стереотрубу с моего наблюдательного пункта хорошо видно, как походные колонны, готовые к неожиданному боестолкновению, быстро и слаженно разворачиваются в боевые порядки. Жаль, что на такой дистанции нам их достать нечем. Подождём, когда они перестроятся для штурма крепости.
  
   Вот на выходе из ущелья показались первые батареи полевых пушек. На наше счастье нет ничего нового, классические гладкоствольные орудия типа "Наполеон" времён сражений Севера и Юга. Рачительные хозяева считают, и совершенно правильно, что в этой стране это достаточно современные артсистемы. Меня больше интересуют не сами пушечки, а их зарядные ящики и те площадки, которые выбраны для складирования артиллерийских припасов.
   Ещё раз уточняем их место расположения, затем сверяемся с картой, точнее не с самой картой, а с калькой, на которой нанесены квадраты пристрелки наших установок. Видимо, военные артиллерийские школы наших стран ещё не очень сильно различаются. Больше половины отметок совпали с ожидаемыми местами расположения противника. Очень хорошо потрудился геодезист с артобразованием. Позже надо будет его отметить. Пока рассматривал будущую панораму сражения, все наши офиц...., прошу прощения, купцы собрались в стенах шта... извините, "караван - сарая".
  
   - Господа, у каждого из вас имеется диспозиция на сегодняшний день. Прошу вас занять оговорённые позиции в крепости Али - Масджид. Крепостная артиллерия начнёт без сигнала, как только противник окажется в пределах досягаемости, не надо ждать, когда пехота соберётся в плотное построение, зарядов у нас достаточно.
  
   Замечаю некоторое недопонимание или даже недовольство в глазах Ошанина. Этот талантливый выпускник физико-математического факультета Московского университета недоволен тем, что его группа определена в мой личный резерв. Времени для дискуссий нет, позже я ему всё объясню.
  
   - Господа, хочу напомнить вам слова напутствия, которые произнёс Государь Император, провожая меня в эту экспедицию: - "... знайте, что вы сражаетесь не за афганского эмира и даже не за русского царя. Вам прежде всего предстоит обезопасить южные рубежи России, отомстить за разрушенные города - Севастополь, Балаклаву, Мариуполь, Петропавловск-Камчатский, Новороссийск, Колу, Соловецкий монастырь и наказать зарвавшихся британских банкиров за пролитую кровь наших дедов и отцов!". - Его Императорское Величество так и произнёс: "зарвавшихся британских банкиров", это я слышал собственными ушами!
  
   Короткий молебен и мои офицеры приступили к выполнению своих таких не простых обязанностей. Ко мне сейчас же направился Ошанин, но ему помешало появление Нейк-Мухаммед-хана со своими сердарами. Это отвлечёт Василия Фёдоровича от очередных высказываний по поводу резерва. Трудно объяснить математику, что такое резерв и почему невозможно математически точно определить его достаточность.
  
   *****
  
   Восточное приветствие - это ритуал. По тщательности его исполнения можно судить о взаимоотношении людей, об их расположении на социальной лестнице и ещё о много другом, о чём человек, живущий на западе понятия не имеет.
   Приветствие соратника было весьма искренне, в этом я уже научился разбираться, но кратко. Его прислал отец Hyp-Мухаммед хан, который не понимает, почему русские чего-то ждут и не дают сигнала к атаке коварных англичан. Да, он тоже подписывал диспозицию сражения у крепости Али - Масджид, "...но вот враг появился пред глазами, чего же ещё ждать????".
  
   - Михаил - джан, надо что-то делать. Я пока ещё не авторитет для отца, только Эмира и вас он ещё будет слушать, но Шер-Али-хан далеко в Кабуле, а вы здесь. - Вам надо его убедить, что действовать необходимо строго по диспозиции, слишком большой численный перевес на стороне врагов. - Наши воины и сердары будут слушать отца, а не меня!
  
   Теперь я, кажется, понял, что за шум слышно уже в течение нескольких минут. Конский топот идущей кавалерийской лавы даже искажённый горным эхом не признать трудно.
  
   - Боюсь, что уже нет времени для разговоров, дорогой Нейк-Мухаммед-хан. Из-под прикрытия древних стен крепости, иррегулярная афганская кавалерия пошла в атаку.
  
   *****
  
   Опытный военный - полковник Браун определил походный порядок наиболее дисциплинированных и обученных британских соединений и частей с таким расчетом, чтобы он обеспечивал быстрое вступление в бой. Это обстоятельство нами неоднократно подчёркивалось на общем военном совете. Вопросов со стороны союзников не было. Все дружно кивали своими бородатыми головами. И вот теперь сюрприз, преждевременная атака, начатая конницей, приведёт лишь к её бессмысленному расстрелу британцами.
  
   Времени на раздумья не оставалось. Крепостные орудия с такой дистанции бесполезны. Они ещё не достают до противника. Охотникам, скрывающимся на верхушках скал, пока не начнётся огневое взаимодействие стрелять запрещено. Могут несколько выправить ситуацию, и то позднее, только модернизированные "Замбуреки" - эти изделия Константинова. Для этого их надо расположить на обратном склоне Шагайского хребта. Оттуда миномёты должны будут доставать до непредусмотренных в наших расчетах позиций британцев, хотя и на пределе своей дальности. Вот и нет у меня больше резерва.
  
   - Мухаммед джан, предлагаю вам возглавить действия по спасению афганской конницы. Сейчас надо как можно быстрее вот в этом и этом квадратах расположить "кареты Неллиса". Когда появится британская кавалерия, они должны будут её отсечь и заставить прекратить атаку на сердаров вашего отца. - Сразу же после этого, не задерживаясь ни на минуту, снимайтесь с позиции и двигайтесь под прикрытие орудий крепости. Отслеживайте ситуацию и когда увидите, что конница Брауна начала отступать - немедленно уходите. До этого момента вражеские орудия не будут по вам стрелять из-за боязни поразить своих всадников. Они ещё не знают что такое "кареты", да и высотный размер у целей незначителен. - Помните - ни минуты задержки, иначе британские пушки мгновенно превратят вас и ваших людей вместе со всеми изделиями в груду окровавленного хлама.
   - Будет исполнено, Михаил джан.
  
   - Василий Фёдорович, архи срочно необходимо развернуть батарею "шахов" на обратном склоне Шагайского хребта. Оттуда ваши миномёты должны будут достать до нынешних позиций британцев. Сигнал на открытие огня вам известен. Через два часа, максимум два часа с четвертью, вы должны быть вот в этом квадрате, готовые к стрельбе. Первый взвод стрелков обеспечивает ваше прикрытие. - Второй взвод и все "кареты" с экипажами поступают под командование Нейк-Мухаммед-хана.
   - Слушаюсь, Михаил Дмитриевич.
  
   Несколько минут командных выкриков под стенами крепости Али - Масджид, и два сформированных отряда устремляются на указанные им позиции.
  
   Первыми разворачиваются казаки из отряда Нейк Мухаммеда, им ближе, но одновременно труднее. Британцы уже встретили винтовочными залпами и картечными выстрелами афганских всадников и долину перед древними стенами снова, как и много лет назад, оросили потоки крови.
   "...Гром пушек, топот, ржание, стон..." - лучше классика не скажешь, но вот со стороны крепости раздались трубные звуки, извещающие об отходе. Атакующие конники начали менять аллюр, перестраиваться и отходить. Всё это происходило под картечным огнём пушек и дружными залпами валлийских стрелков.
   Перед британскими позициями валялись вперемежку люди и кони, но и сами они "как ни странно" тоже понесли большие потери. Подразделения лишились почти всех офицеров, а первая батарея осталась практически без обслуги.
  
   В этот момент на выходе из Хайберского прохода появилась британская конница. Уже видимо предупреждённые о противнике эскадроны разворачивались в боевой порядок и устремлялись в атаку. До места избиения афганской кавалерии им надо пройти всего две, две с половиной тысячи ярдов, а затем на её плечах прорваться дальше, громя и круша всё на своем неудержимом скаку.
  
   Четыре, четыре с половиной минуты и две конные армии схлестнуться между собой. Хотя ожидаемой сшибки, похоже, не произойдет. Часть валлийцев, уже разрядила свои винтовки в сторону противника. Почти одновременно с их залпами со стороны афганской крепости прозвучал сигнал отступления, значит, чтобы догнать отступающих потребуется чуть больше времени. Это хорошо, у Нейк-Мухаммед хана появиться минута другая на подготовку, надеюсь, сын великого визиря справится со своей задачей.
  
   Подбадриваемые горнами, кавалеристы Брауна рванулись в атаку, всё ближе и ближе вражеские войны. Они разворачиваются и начинают поспешно отступать, нещадно нахлёстывая своих коней. Вот уже головные валлийские эскадроны вплотную приблизились к тому месту, на котором их противники не выдержав картечи, начали поворот. Ещё несколько минут и афганская конница попадёт под сабельный удар валлийцев....
  
   Вдруг как по мановению волшебной палочки всадники и кони начали валиться на землю туда, где уже находились их поверженные противники. Как будто невиданных размеров коса укладывала коней и людей эскадрона на землю. Вот она принялась за второй эскадрон, начали падать кони третьего, только после этого на британской стороне горны возвести сигнал "отбой атаки".
  
   В этом мире существует закон инерции, справедлив он и для военных. Несмотря на громкие трубные звуки сразу остановить атаку невозможно. Поэтому из четырёх эскадронов валлийцев и трёх сотен афганских конников посреди долины образовался вал тел, некоторые из которых ещё бились в агонии, а другие уже упокоились навеки. Носились по бранному полю испуганные кони без седоков. Где-то пытались подняться на ноги раненные.
   В ста, ста пятидесяти ярдах от этой страшной кровавой черты, спешно уходили полдюжины подрессоренных тачанок, ездоки которых гиканьем и свистом подгоняли своих четвероногих питомцев.
  
   Запоздалым аккордом в этой вакханалии смертей прозвучала пара картечных залпов британских полевых орудий. Перезарядить, перенацелить пушки дело не простое, а когда к тому же на батареях неполный расчет - эта процедура значительно затягивается. Вынужденной паузой и воспользовались отважные экипажи пулемётных тачанок, которые теперь уже недоступные для орудийного огня скрылись за стенами Али - Масджида.
  
   Похоже, что первый акт этой трагедии закончился со счётом один-один, если, конечно, правомерно применять такое сравнение к произошедшему.
  
   *****
  
   В одном из последних сужений Хайберского прохода перед выходом в долину происходили не менее важные для общего исхода сражения события.
   Две батареи орудий Уитворта в охранении двух батальонов гуркхов растянувшись на добрые четыре - пять тысяч ярдов, двигались по дну ущелья. Тяжелая дорога, тяжёлые штурмовые орудия, тяжелый двухсуточный переход и всё ещё много шагать до выхода в долину. Вслед за орудиями животные и люди тянули зарядные ящики, из-за рельефа дороги пушки и передки вынуждено шли раздельно. Чуть поодаль от артиллеристов такие же усталые существа тащили дополнительные огневые припасы. Недовольные лошади, верблюды и, конечно же, люди под аккомпанемент шума реки двигались к поставленной командованием цели.
   Им было неведомо, что решением трёх британских банкиров из Лондона, они уже вычеркнуты из списков живых и само вычёркивание уже вот-вот начнётся.
  
   Возможно, что именно из-за этого бесконечного шума, гама, грохота и растянутости колонны военные не сразу разобрались с несколькими разрывами, произошедшими в её хвосте. Хотя для большинства британцев, непальцев и жителей Британской Индии, находящихся в самом низу Хайберского прохода, это вряд ли бы что-то изменило.
  
   Через минуту взрывы уже накрыли практически всё змеящееся тело на дне ущелья, состоящее из людей, животных, металла и дерева. Причём частота их не снижалась, а по мере падения "адских гостинцев" в районе нахождения боеприпасов происходили гораздо более сильные подрывы, вдобавок приведшие к тому, что всё в низу заволокло темными клубами дыма от сгоревшего пороха.
  
   Ко всему этому ужасу добавились вопли людей, приказы командиров, крики раненых и стоны умирающих. Пожалуй, по мощи звука в числе лидеров были верблюды. Они рвали упряжи, сбрасывали тюки поклажи и рвались, сами не зная куда, сметая в испуге, всё на своём пути.
  
   Как только дым начал развеиваться обстрел возобновился. Бомбы падали сверху, хотя орудий, из которых они могли быть выпущены, на вершинах скал видно не было.
  
   Но вот непальцы - дети гор, кажется, что-то заметили на вершине противоположных скал. Именно от туда летели страшные снаряды, сеявшие смерть в проходе. По команде своего сердара гуркхи кинулись к скалам, их не остановила даже бурная река, через которую они перебирались, обвязавшись верёвками, и поддерживая друг друга. Несмотря на то, что часть из них оказалась в бурлящем потоке, не имея шансов выбраться на берег, другие более удачливые группы, уже начали карабкаться на скальные кручи. Вот одна из групп нащупала в скалах тропу, по которой скорее всего туда поднялись воины противника.
  
   Через несколько минут на найденной тропе уже была видна плотная цепь из сотни непальцев, устремившихся к вершине. Путь наверх им перегородила каменная осыпь - завал из средних и мелких камней. Как рыжие муравьи перебираются через препятствия также и отважные гуркхи решили его преодолеть. Вниз полетели сначала мелкие камни, потом покрупнее и когда казалось что тропа уже очищена, произошёл взрыв. Не менее трёх десятков детей гор нашли свою смерть, упав с высоты пятидесяти ярдов на острые прибрежные скалки.
  
   Произошедшее их не остановило. Вскоре тропа снова заполнилась человекоподобными муравьями, которые всё так же отважно стремились к вершине. Ещё один завал. Его разгребают уже осторожней, бросая крючья на длинных кожаных ремнях. Ниже на тропе скопилось уже несколько сотен бойцов. В этот момент сверху скатывают большой камень. Нет, это не камень, это бочонок, в донья его вставлены зажженные фальшфейеры, бочка летит вниз с силой ударяется о скалу, лопается и, о ужас, из неё вырывается жидкий огонь.
   Попадая на людей, он заставляет их дёргаться в попытке сбить обжигающее пламя, но дергаться, стоя на узкой тропе на одной ноге, удаётся не всем. Сверху летит ещё одна бочка, снова вспышка всепожирающего пламени. Вот уже живые факелы летят, вниз падая туда же, где уже лежат их товарищи. На участке тропы, там где некоторые смогли удержаться на ногах, ситуация ничуть не лучше. Заживо сгоревшие и обгоревшие полулюди - полутрупы на протяжении последних тридцати, сорока ярдов так и не дошедшие до вершины.
  
   Обстрел колонны, заблокированной взорванными орудиями, трупами животных и грудами искорёженных повозок продолжался ещё около получаса. Затем неожиданно прекратился. За это время внизу в последней узости Хайберского прохода перед выходом в долину казалось не осталось ничего живого. Грохот разрывов стих. Постепенно в ушах тех, кто остался в живых его сменил шум реки.
   Казалось странным, что в этом аду нашлись выжившие. Некоторые из них потеряли руки или ноги, некоторые оказалась контуженными, некоторые лишились разума и как потерянные стояли и раскачивались из стороны в сторону. Так продолжалось до тех пор, пока следовавшие в хвосте колонны формирования и офицеры из штаба Брауна не приблизились к месту побоища....
  
   Раздались гортанные звуки команд и сикхские полки - полки второго сорта, по британской иерархии, начали разбирать завалы, а штабные планировать операцию возмездие. Надо же наказать тех, кто осмелился противиться армии ЕЁ величества, да ещё умудрился нанести ей такой урон.
   Убедившись, что сверху больше никто не стреляет, наверное, заряды закончились, британские офицеры из оставшихся в живых гуркхов стали формировать команду преследователей. Задание было простое - найти, догнать и уничтожить! Вот только уже поздний вечер и скоро наступит ночь. Дождавшись утра следующего дня, приступили к преследованию врагов.
  
   Первую задачу - переправиться через реку выполнили успешно. Дальше оставался подъём на вершину, по страшной тропе, усеянной обгоревшими останками того, что ещё недавно было людьми. Не встречая более сопротивления, отряд преследователей медленно поднимался на вершину.
  
   *****
  
   Взобравшись, наконец, на площадку, венчающую скальное укрепление, британские офицеры смогли обозреть место засады, в результате которой пострадала осадная артиллерия всей Пешаварской экспедиции. Она была уничтожена бомбами противника, которые неизвестными орудиями выстреливались со скалы. Внизу на склонах только трупы в красных мундирах, а на другом берегу речки мешанина из людей железа и непонятно чего. И снова трупы и запах заживо сгоревшей человеческой плоти. Их было много, очень много. Буквально вся горная тропа была завалена чем-то чёрно-красным, сразу и не разберёшь где кровь, а где останки обгоревших людей и мундиров.
  
   На самой площадке обнаружили обгоревшие куски деревянных брусьев несколько провонявших керосином тёмных пятен да с десяток обугленных досок, видимо оставшихся от снарядных ящиков и больше ничего. Никаких следов людей, участвовавших в засаде, пятен крови или чего-то подобного не нашлось. Орудия, которые вели обстрел колонны, в ущелье исчезли, как будто здесь их и не было. Не нашлось даже малейших следов от тяжёлых окованных железом колёс и нигде никаких признаков установки орудий, что было совсем уж невероятно.
  
   Где же эти проклятые афганцы, устроившие засаду? Куда делись их пушки? Проводник сообщил, что здесь имеется старая тропа, уходящая далеко в горы, но по ней уже давно никто не ходит. Последнее землетрясение нарушило все тропы - возможные пути отхода, дальше только горные козлы могут передвигаться в поисках корма, людям там делать нечего.
  
   Немного подумав, старший отряда приказал субадар майору, находившемуся в ущелье, собрать остатки отряда гуркхов и сикхов, которых набралось около роты, всё что осталось от двух отборных батальонов, сопровождавших артиллерию, и сформировать из них группу, чтобы продолжить преследование бандитов. Командование этим отрядом он поручит молодому Уильяму. Его высокопоставленные валлийские родственники не дадут парня в обиду, даже если он никого не догонит. Кто-то должен ответить почти за полное уничтожение артиллерии и не хотелось, чтобы этим "кто-то" был он сам. Поискав глазами проводника нанятого ещё в Пешаваре, полковник сказал:
  
   - Али, если ты выследишь этих тварей, получишь пятьдесят футов. Настоящих британских фунтов. Ты хорошо понял меня?
   - Да, сахиб. Но они ушли не менее четверти суток назад, деревянные брусья успели полностью сгореть, а пепел и угли совсем остыли и уже подёрнулись серым цветом. Это будет очень трудно сделать.
  
   - Смотри сам, они не оставили никого - ни раненых, ни убитых, всех забрали с собой. Как ты думаешь, смогут они быстро идти с такой ношей да ещё по горной тропе?
   - Не знаю, сахиб, это не люди, это какие-то дивы или ифриты. Здесь на склонах лежат несколько тысяч человек, они уже ничего не расскажут. Но те, в ущелье, которые остались живы, говорят, что в них плевали огнём, кидали молниями с громом, всюду была смерть, и некуда было скрыться от их огня.
  
   - Не болтай глупостей! Ифритов в природе не существует, можешь не бояться их огня, а если не перестанешь скулить как шелудивый пёс, твои пятки познакомятся с обычным костром, который будет разожжён британским огнивом или спичками, всё в зависимости от того, чем сержанту Грегору будет удобней воспользоваться.
  
   - Уильям, собирайте людей в погоню за этими негодяями, далеко они уйти не могли. Раненные, а они у них должны быть не позволят им уйти. Да присматривайте за этим разбойником - хайберской собакой, он уже заранее трясётся от страха.
  
   - Да, сэр, сводный отряд будет готов к выходу через четверть часа.
   - Ну, вот и хорошо. Помните, молодой человек, что наградной лист на вас уже открыт. Осталось туда вписать только вид награды и она будет тем выше, чем больше отрезанных голов этих афганцев вы доставите в штаб.
   - Есть, сэр. Разрешите идти?
   - Идите и помните, что я вам обещал.
  
   - Сержант Бертрам, возьмёшь с собой взвод гуркхов и пойдёшь в голове отряда, да привяжи эту собаку Али за его грязную шею, на длинный поводок, чтобы не сбежал. - Полковник ему не очень доверяет, несмотря на обещанную награду. - Впереди на удалении ста ярдов пусти группу разведчиков - следопытов.
   - Есть, сэр. Разрешите идти?
   - Иди, да разведчиков выбери глазастых и смышлёных.
  
   Через четверть часа около сотни красномундирников вытянулись вдоль тропы тонкой красной ниткой, которая шла от места засады далеко в горы. Капитан Уильям, буквально накануне прибывший из Пешавара и сразу получивший это серьезное задание на преследование бандитов, находился в средине группы. Лошадь пришлось оставить внизу, поэтому роль вьючных животных исполняли несколько сикхов, они несли палатку, медикаменты и личные продукты питания.
   Внимательно разглядывая в подзорную трубу склоны и остатки тропы, по которой надо будет производить движение, валлиец, выросший в низинах плохо понимал, как в этих скалах по такой дороге вообще можно кого-то догонять, но приученный исполнять приказы старших офицеров, продолжал движение. Пунктир тропы, расположенный на склоне, был шириной около ярда, постоянно прерывался завалами из камней, насыпавшихся сверху, а слева, слева он был ограничен пропастью глубиной не менее трёхсот футов.
   В юности Уильям бывал в походах на холмах Камбрии, но с этими вершинами их сравнивать было нельзя. Кроме того, тогда они имели специальное снаряжение, да и все тропинки им были хорошо знакомы. Переведя взор на передовой дозор, который разбирал очередной завал из камней на тропе и сбрасывал их вниз, капитан успел заметить вспышку взрыва, после которой ни завала, ни разведчиков на тропе уже не оказалось.
  
   - Чёрт бы их побрал. Идиоты! Что они с собой носят, что так рвануло?
   - Сержант Грегор, возьмите трёх своих лучших людей и выясните, что там произошло. Дальше будете лично возглавлять колонну. До выяснения причин взрыва всем привал.
   - Есть, сэр. Разрешите идти?
   - Да, сержант, идите и действуйте, действуйте, но только, чёрт возьми, осторожно.
   - Есть, сэр.
  
   Рыжий валлиец и выбранные им солдаты осторожно стали протискиваться в голову растянувшейся колонны. Гуркхи, спокойно рассевшиеся на узенькой тропке как будто это была лесная поляна, недовольно ворчали, когда сержант, не очень деликатничая, наступал им на выступающие части тела. Но вот, наконец, в объективе зрительной трубы Макферсон увидал, что Грегор добрался до того места, где ещё совсем недавно находились разведчики. Он внимательно всё осмотрел, хотя кроме участка абсолютно голой, опалённой взрывом скалы там ничего не было, затем попытался заглянуть в расщелину. Развернувшись в сторону капитана, он раскинул руки в недоумевающем жесте "ничего нет", явно рассчитывая, что тот за ним наблюдает.
  
   Уильям в ответ дал ему отмашку рукой, что всё понял, а затем скомандовал своим людям:
   - Продолжать движение.
  
   Развернувшись в сторону головы отряда, он хотел специальным сигнальным флажком подтвердить команду сержанту о начале движения, но не успел. Грегор снова раскинул руки как будто в жесте "ничего нет", потом медленно стал заваливаться в сторону и так с широко раскинутыми руками и полетел в пропасть. Одновременно до капитана донёсся резкий хлопок выстрела.
  
   Секундой позже начался ад. Самый настоящий ад! Противоположный склон ущелья взорвался мощным винтовочным огнём. Из-за каждого камня, каждой скалы, противоположного склона противник открыл стрельбу. Хотя дистанция была весьма значительная, не менее трёхсот ярдов, бандитов это не смущало, они стреляли как в тире. Рядом с Уильямом падали не успевшие подняться его солдаты, да и сам он спустя несколько секунд, отброшенный к нависающей стене кусочком свинца, от нестерпимой боли уже стал заваливаться на тропу.
  
   *****
  
   Несколько минут и от сводного отряда преследователей осталась тонкая красная линия, состоящая из того, что ещё совсем недавно было британскими силами преследования и наведения порядка. Тонкой она оказалась ещё и потому, что большая часть убитых, агонизируя, падала в бездонную пропасть и лишь несколько тел из всего отряда остались лежать на тропе преследования.
  
   На противоположном слоне безымянного ущелья подполковник Жилинский в необычной для этих мест одежде, внимательно осмотрев дело рук своих и убедившись, что наличие активных преследователей крайне маловероятно, негромко (в горах, да ещё осенью те, кто хотят увидеть своих внуков, говорят почти шёпотом) произнёс слова команды.
   Из тайного заранее созданного схрона быстро извлекли боеприпасы и банки консервов. Бойцы, прекрасно зная предстоящий маршрут, старались брать по несколько боекомплектов, порой игнорируя вымазанные пушечным салом тяжёлые банки, предпочитая полюбившиеся им новинки - ребристые овальные металлические предметы. Только вмешательство офицеров и неестественно тихая, беззлобная ругань унтеров заставили их запастись провиантом.
  
   После традиционных "попрыгушек" есаул Игнатов привычно распорядился разведчикам выдвинуться вперед, а остальным бойцам этого объединённого отряда приготовиться к началу движения....
   До того, как дать последнюю команду на начало движения, обращаясь к "казаку - охотнику" вооружённому пластункой с прицельной трубкой, Жилинский в полголоса произнёс:
  
   - Сколько раз ты стрелял по "отметке"?
   - Весь магазин расстрелял, ваше благородие. Не мог я не попасть, там и расстояние не более пятидесяти саженей, у нас на хуторе дети из рогатки на таком расстоянии уток бьют.
   - Да, действительно странно. А труб с гранатами у нас что, больше не осталось?
   - У нас точно нет, а Мазепа, думаю, сохранил парочку.
   - Подъесаул, ко мне.
   - Слушаю, ваше благородие.
   - Как вернёмся на старое место, ты расстарайся из ракетной трубы по той отметке попасть, что на зачарованной скале гальванёрами была сделана. - Приз - двадцать рублей серебром.
   - Слушаюсь, ваше благородие. Только это же не винтовка, точно в то пятно можно и не угодить.
   - Да, тамо меньше пятидесяти саженей, давай мне трубу ужо я не промажу.
   Это подал свой голос прежний собеседник Жилинского.
   - Ты уже показал, на что способен. Весь магазин впустую расстрелял.
   Мазепа был не прочь поддеть своего товарища, хотя сам отлично видел, как в злополучной отметки при каждом выстреле образовывались отверстия, а из-под неё брызгали каменные осколки.
  
   - Разговорчики! Стрелять из ракетного станка будет подъесаул.
   Далее последовала команда о начале движения....
  
   Как только основная часть отряда достаточно отдалилась от бывшей стоянки, двинувшись в трудный путь, на месте недавнего привала раздалось несколько взрывов, которые вызвали большой обвал породы, навсегда похоронивший странные металлические трубы, треноги и большие круглые щиты, издалека похожие на те, что много веков назад в этих местах горы видели ещё в отрядах Александра Македонского.
  
   Для возвращения домой им ещё предстояло пройти очень длинные тысячи саженей по склонам Хайберского ущелья до укреплённого кишлака-крепости Торхам и только там, в долине, где заканчиваются эти горы Сафедкох, их будут ждать верные боевые друзья.
  
   Группа казаков-охотников в непривычных человеческому глазу одеждах, превращающих их во фрагменты беспорядочно разбросанных скал, далеко выдвинулась вперёд. Шедший во главе сначала внимательно осматривал в бинокль предстоящий участок тропы и только потом давал команду - отмашку на движение остальных разведчиков. Вот, наконец, и "старое место". Здесь действительно никого нет, торчать на вершине скалы поздней осенью занятие не из приятных. Тем не менее, подан знак, затаиться, ждать и слушать. Спустя десяток минут "охотники" рассредоточиваются по площадке. Снова осматриваются и вслушиваются в окружающие звуки. Командир аккуратно подползает к краю скалы на "старое наблюдательное место" и внимательно оглядывает окрестности.
  
   Странная картина открылась перед его глазами. Слева слышно, как на выходе из ущелья бухают выстрелы, прямо перед ним внизу неубранные следы недавнего побоища, а справа, похоже, сикхские вояки собираются расположиться на привал.
   Чёрт их поймёшь, этих британцев. Надо доложить командиру, а уже он пусть принимает решение.
  
   Безусловно, Жилискому было известно о брожении сикхов в войсках противника, но то, насколько это глубоко затронуло экспедиционный корпус Брауна, даже он не подозревал. Как бы это не было преддверием второго Сипайского восстания, - подумал выпускник Михайловской артиллерийской академии.
   Донесение разведчика заставило надолго задуматься. Ошибаться нельзя. Вот разве постараться подорвать тот злосчастный заряд, который почему-то не удалось инициировать выстрелом из пластунки, тогда по поведению тех, кто внизу, многое станет ясно.
  
   Значит надо постараться выполнить эту задачу, а там видно будет. Подозвав исполнителя задуманного, Станислав Иванович поинтересовался у казака:
   - Ну, что, подъесаул, не промахнёшься?
   - Сделаю я эту метку, ей Богу, сделаю....
  
   Дымный след перечеркнул пространство ущелья от одной скалы до другой и ракета Константинова ткнула противоположную каменную стену в означенном месте. Разрыв заряда ракеты и..., наконец, долгожданный подрыв скального выступа, в который гальванёры предварительно загрузили "три верблюда" новой взрывчатки.
  
   Взрывы, особенно если вы находитесь далеко, впечатляют своей красотой и силой. Этот подрыв никого особенно не впечатлил. Во-первых, уже начало смеркаться, а во-вторых, зрителей почти не было. Разведчики, зная что должно последовать, загодя убрались на дальний край площадки, а после легли и схоронились за ближайшими камнями. Результат смогли рассмотреть тоже не скоро. Пока оседала пыль от обвала горных пород наступил вечер, ну а ночью тем более ничего не видно....
  
   Перед рассветом слева снова заговорили пушки. Интересно, что там происходит? К утру всё стихло, но через пару часов, перекрывая шум реки, справа от завала началось странное шумное шевеление. Похоже, что сикхские полки собираются начать движение, но.... почему-то в сторону Пешавара.
  
   Прямо под скальной площадкой, на которой находился отряд Жилинского, ничего не происходило. Даже шакалы не рискнули поживиться своей страшной трапезой. Теперь, согласно приказа, бойцам засадного отряда предстояло выждать ещё сутки до начала движения к кишлаку Торхам. Приказ есть приказ. Выставив охранение, казаки расположились на отдых.
  
   *****
  
   Вблизи крепости Али - Масджид, когда каменный завал, устроенный казаками Жилинского, перекрыл проход по левому берегу Курама, события разворачивались почти по составленной диспозиции. По оговоренному сигналу отряд Ошанина начал миномётный обстрел позиций полевых орудий британцев, которые разместились у выхода в долину. Одновременно с начавшемся грохотом от рвущихся мин, "охотники", засевшие на вершинах скал, сильно проредили офицерский состав валлийских батальонов.
  
   Не имея возможности обороняться от невидимого неприятеля, войска экспедиционного корпуса собрались сдаться, но повторилась ситуация Первой афганской войны 40-х годов, которую историки назвали "Гандамакская резня".
   По команде Hyp-Мухаммед хана афганская конница второй раз пошла в атаку. Орудийные батареи к этому времени были подавленны, офицеры стрелковых полков большей частью перебиты поэтому, не смотря на отчаянное сопротивление британцев, вскоре сражение распалось на отдельные островки сопротивления, которые хотя и просуществовали недолго, но дорого продали свои жизни.
  
   Ближе к ночи кровавое пиршество было уже близко к состоянию своего завершения. Поле битвы освещали многочисленные костры, у которых сидели войны эмира и наперебой рассказывали, сколько англичан они сегодня обезглавили. Многие при этом несколько преувеличивали, но это особо никого не смущало.
  
   Всякие попытки наладить охрану лагеря и успокоить возбуждённое воинство были бесполезны. Только небольшие группы личной охраны Нейк-Мухаммед хана да "купцы" и их работники из Верхнего караван - сарая сохранили внутри своих групп необходимый порядок.
   "Главным купцом" было принято решение об удвоении караулов и поддержании половины бойцов охранения караванов в бодрствующем состоянии. Большего сделать было не возможно.
  
   К двум часам ночи разговоры и костры стали затухать. Вскоре вместо ярких огней только малиновые пятна, изредка выбрасывающие голубоватые языки пламени, свидетельствовали о наличии того, что здесь горел жаркий огонь. Проявились задержанные яркими огнями костров ночные тени, и лагерь стал погружаться в сон.
  
   Оказалось, это был ещё не конец того сумасшедшего вчерашнего дня, хотя по астрономическому времени полночь уже давно миновала и наступил день сегодняшний, точнее вторая половина его ночи или предрассветная часть раннего утра. Это уже кому как больше нравиться.
  
   *****
  
   В отряде Ошанина в этом сражении потерь не было. Миномётный взвод чётко отработал по целям определённым приказом Скобелева, данные для прицеливания, определённые Василием Фёдоровичем были настолько точны, что пристрелка практически не потребовалась. Британские полевые орудия оказались подавленными первой дюжиной миномётных залпов.
   Бойцы особого взвода охранения, рассыпавшиеся на ближайших возвышенностях, на склонах Шагайского хребта могли только издали наблюдать за ходом сражения и завидовать своим товарищам, которые так ловко управлялись с новым русским оружием.
   Подъесаул, командовавший прикрытием, явно переживал, что не довелось поучаствовать в знатной сече, о которой потом и внукам было бы не грех рассказать. Возможно поэтому он так тщательно расставлял секреты и лично проверял, как казаки освоили хитрые цифирные пароли, а затем долго и внимательно осматривал в бинокль окрестности неприветливой горной страны. Что-то ему не понравилось в том, как на дальних склонах расположились каменные глыбы, но беспокоить Ошанина, не имея чётких доказательств, не хотелось. Он лишь приказал хорунжему чаще поглядывать в подозрительном направлении, каждый раз пересчитывая камни и сравнивая их расположение.
  
   Не военный человек, командир сводного отряда, записывал в блокноте события минувшего дня, когда к нему обратился командир прикрытия:
  
   - Василий Фёдорович, дозвольте прогуляться вон до той горушки. Что-то каменья на ней странные.
   - Прогуляетесь и людей с собой возьмёте, но только завтра. Мне ещё Федченко говорил, что гулять в горах в сумерках весьма опасно для здоровья.
   - Ваше благородие, мы быстро час туда, час назад, как раз до темна обернёмся.
   - И думать об этом забудьте. Нравятся вам те каменья - вон на позиции у миномётчиков большая стереотруба- дальномер с сорокакратным увеличением можете ей воспользоваться. Скажете дальномерщикам, что я разрешил вам на дальние скалы полюбоваться.
  
   Подъесаул Семёнов не преминул воспользовался советом Ошанина, но к тому времени, когда он добрался на миномётную батарею уже появились длинные тени от заходящего солнца, поэтому разглядеть на подозрительном склоне ничего не удалось.
   Плюнув про себя три раза через левое плечо, умудрённый опытом военный человек, успокоился только тогда, когда в вероятное место появления незнакомцев уставился пулемёт с двумя проверенными станичниками из родных пенатов.
   *****
  
   Небольшая пещерка в скалах вместила сразу трёх паштунских маликов. Ранее договорившись о разделе трофеев по старинному правилу и сейчас ещё раз, подтвердив принцип дележа по числу участников нападения, каждый из присутствующих подумывал, как бы получить больше того, что ему причиталось.
   Самый молодой и самый глазастый из бандитов, ещё в начале сражения облюбовал для себя относительно небольшую группу, которая стреляла в британцев с обратных склонов Шагайского хребта. Моментально оценив удобство такого оружия, он совершенно не собирался ни с кем его делить....
  
   *****
  
   Когда большая группа людей крадётся по скальным осыпям то, как бы они не старались, то один, то другой камушек обязательно сорвётся вниз, вызвав вроде бы незначительный шум. Но людей много и шум от их движения может уловить чуткое ухо часового, особенно если накануне он получил соответствующий наказ от самого подъесаула Семёнова.
   Распознав по характерным звукам, что в их расположение крадутся враги, (друзей здесь нет) второй пост, не раздумывая, запустил в небо осветительную ракету. Прочертив в темноте свой блеклый след, она расцвела голубым мертвенным цветом, озарившим всё вокруг....
  
   У подножья возвышенности, на которой разместился отряд Ошанина, в ярком свете было хорошо заметно шевеление тёмной людской массы.
   - Как чёрные тараканы за печкой, -
   Успел заметить второй номер тяжёлого пулемёта, так предусмотрительно установленного здесь по приказу Семёнова.
  
   - Нет, это гораздо хуже, вон смотри какие отблески на остриях ножей и копий, у тараканов таких нет.
   Эта реплика принадлежала первому номеру, он успел её произнести до нажатия на спусковую скобу пулемёта. Яркая "стрекоза" заполоскала у ствольного среза тяжёлой машинки и в "тараканью массу" полетели струи свинца.
  
   Поднятые осветительной ракетой по тревоге бойцы особого взвода действовали быстро и слажено, почти как на ученьях, их донимали ими всё последнее время. Вслед за первой ракетой в воздух взлетела вторая, тяжёлый пулемёт сначала поддержали винтовочные залпы а вслед за ними, загрохотал ещё один тяж. Заключительный аккорд в эту какофонию звуков внесли "шахи", которые, будучи установлены значительно выше и дальше оказались вполне способны поражать "тараканов" на дистанции всего в полкилометра.
  
   Шум перестрелки на склонах Шагайского хребта, буханье миномётов и разрывы их мин привлекли внимание часовых в крепости Али - Масджид. Взвившие в ночные небеса "люстры" позволили вовремя распознать хайберов, изготовившихся к атаке на спящих афганских воинов.
   Несмотря на явное преимущество британских энфилдов на большой дистанции в рукопашной схватке копья и сабли ничуть не уступали по эффективности примкнутому к винтовкам штыку. Только потеря внезапности не позволила бандитам достичь серьёзного успеха, а когда они начали пятиться, тут уже огнестрельное оружие доказало в очередной раз свою эффективность. Рассвет зарождающегося дня застал новое сражение уже в финале, а ещё через полчаса всё было кончено.
  
   *****
  
   Как выяснилось, мы ошибались, это был ещё не конец. Решение раненого в ночном бою Hyp-Мухаммед хана было совершенно логичным для этих краёв:
   "Сегодня мы хороним павших, а завтра мы отомстим хайберским собакам за нанесённое оскорбление!"
  
   Несмотря на холодное время года экспедиция великого визиря была весьма успешной, зона племён сместилась значительно к северу, а на землях, вырезанных подчистую "неблагодарных хайберских собак" в долине Курама, по весне следующего года расселились малоземельные дружественные кланы Афганского эмира.
  
   Той же весной половина особого батальона, ой, извините, "купеческого каравана", вернулась в Россию, им на смену прибыли другие "купцы", а ещё через год сменится вторая половина.
  
   Эмир Афганистана Шер-Али-хан щедро наградил участников этих событий. Каждый получил в подарок коня знаменитой ахалтекинской породы, за которого в любых краях всегда можно взять большие деньги. Наши казаки, которым до границы надо было добираться своим ходом, в тех сражениях разжились ещё и изрядным количеством верблюдов, на которых они, объединившись в тяжело груженые караваны, и следовали домой, сохраняя подаренных коней в качестве заводных.
  
   *****
  
   Отсутствие средств связи в этих краях, их труднодоступность и некоторая предвзятость родственников Эмира Афганистана, сделала регион недоступным как для агентства "Рейтер", так и для сотрудников Бернхарда Вольфа. Собранные трофеи позволили вооружить ещё две тысячи воинов, командовать которыми поставили сына великого визиря Нейк - Мухаммед - хана. Подготовка ветеранов и ремонт оружия теперь ведётся в крепости Бала-Хиссар, туда же свезли трофейные орудия. Теперь на торжественных парадах перед королевским дворцом запряжки верблюдов каждый раз волокут эти грозные изделия Уитворта.
  
   *****
  
   Мы по понятным причинам не стали никому ничего объяснять и пояснять. Специальным указом провели награждение отличившихся в боях и их премирование. К сожалению, на войне без потерь не бывает, поэтому был и ещё один указ, печальный, который определял содержание семьям погибших (таковых к счастью было не много) и автоматически давал рекомендацию их детям на поступление в училища с полным казённым содержанием.
  
   О том, как дальше сложились судьбы сикхских полков, которые, перебив своих британских командиров, растворились на просторах полуострова Индостан, пока писать не могу, это время ещё не пришло. Купеческие караваны всё также движутся по устоявшимся маршрутам, но обученные у нас афганские специалисты теперь значительно лучше научились выявлять странных людей, которые стараются пролезть в их дом.
  
   У "дверей" на входе/выходе из Британской Индии помимо укрепрайона Али - Масжид, в Боланском проходе и в районе перевалов Гваджа и Коджак по дороге на Кандагар стоят новые "караван - сараи", выстроенные с применением современных материалов. В районе Пейвар-Котальского перевала такая же группа укрепленных поселений, которые дают приют друзьям и честным торговцам, но являются серьёзным препятствием для врагов. Князь Хилков рассматривает предложение афганского правителя о сооружении ж/д по территории эмирата, связанной с нашей закаспийской ж/д, жду его техническое заключение и предварительные сметы в первом квартале будущего года.
  
   Принц Абдулла Джан и ещё сотня таких же мальчишек учатся сразу в двух городах - в Оренбурге и в Казани. Сам Эмир Шер-Али-хан лично давал наставления будущим правителям этих территорий. Собственно всё что он сказал, можно было свести к двум предложениям: "Надо учиться и учиться хорошо! За вашу возможность учиться заплачено кровью ваших родных".
   Плата кровью в Афганистане с давних времён налагает на кровников самые жесткие обязательства. Поэтому наставники и учителя на своих питомцев не жалуются, а учащиеся "грызут науки" со всей горячность юности.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.47*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"