Федоров Олег М.: другие произведения.

Часть десятая Дневник Тринадцатого Императора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это последняя десятая часть сохранившегося экземпляра дневников. Весьма вероятно, что благодаря вмешательству наших героев история в этой временной ветви будет развиваться по иному.


   Part010
  

Часть десятая Дневник Тринадцатого Императора

  
  
   Это последняя десятая часть сохранившегося экземпляра дневников. Весьма вероятно, что благодаря вмешательству наших героев история в этой временной ветви будет развиваться по иному.
  
  
  
   Тетрадь сорок седьмая Дневник Тринадцатого Императора
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Соглашение Сайкса -- Пико (англ. Sykes-Picot Agreement) от 16 мая 1916 года -- тайное соглашение между правительствами ВеликобританииФранцииРоссии и позднее Италии в котором были разграничены сферы интересов на Ближнем Востоке после Первой мировой войны.
   Соглашение было разработано в ноябре 1915 года французским дипломатом Франсуа Жорж-Пико и англичанином Марком Сайксом.
   Согласно соглашению, Великобритания получала территорию, соответствующую современным ИорданииИраку, и район вокруг города Хайфа. Франция получала юго-восточную часть Турции, северный Ирак, Сирию и Ливан.
   Оставшаяся территория между Средиземным морем и рекой Иордан должна была находиться под международным контролем. Каждая из держав имела право определить государственные границы в своей зоне влияния.
  
   0x01 graphic
  
   Соглашение отрицало обещания, данные арабам через Томаса Эдварда Лоуренса, о создании национального арабского государства на территории Великой Сирии в обмен на поддержку британских войск в борьбе с Османской империей.
  
  
  
   Абдул-Гамид II - 34-ый султан Турции и, 2-ой сын султана Абдул-Меджида, род. 22-го сент. 1842 г., вступил на престол 31-го авг. 1876 г. после своего сумасшедшего брата Мурада V, царствовавшого 3 мес. Положение Турции было ужасное. Государственное банкротство 1875 г. подорвало кредит; в Болгарии и Герцеговине - внутренние волнения; Сербия и Черногория открыли войну, Россия их поддерживала; Порта оставалась без союзников. Первой государственной мерой Абдул-Гамида было (1876г., 23-го декабря) провозгласить равноправность всех турецких подданных. Эта мера не обезоружила противников.
   Россия объявила войну (24-го апреля, 1877 г.), окончившуюся решительной победой русских, хотя велась с переменным счастьем в Европе и в Азии.
   В 1878 г. (3-го марта) заключен предварительный договор в Сан - Стефано, по которому признаны независимыми Румыния, Сербия, Болгарским провинциям дано самоуправление; России, Сербии и Черногории значительные прирезки земли; установлена контрибуция за военные издержки.
   Вмешательство иностранных держав для изменения договора, на Берлинском конгрессе 13-го июля 1878 г., стоило султану уступки Боснии австрийцам, острова Кипра - англичанам, части Фессалии и Эпира - грекам. К постоянным финансовым затруднениям присоединилась непокорность албанцев. Население земель, отошедших к Черногории, отказывалось признать решение держав, по требованию которых султан должен был усмирить непокорных, что он и сделал относительно крепости Дульциньо (ноябрь 1880 г.).
  
  
  
   Двести пятьдесят четвёртая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
  
   Постоянная гонка со временем. Неделя оставшаяся от моего отпуска пошла исключительно на общение с наследниками Фридриха III и Наполеона III. Старался, как мог направить их на "путь истинный" это значит, объяснял и приводил примеры из минувшей истории насколько опасно доверять Британии, а особенно обещаниям её лидеров. Сложность была в том, чтобы Вили не обиделся за бабушку, которую если и не очень любил, то уважал несомненно (сказывалось влияние матери).
   Меня ждал ещё сюрприз, Гогенцоллерн младший - Генрих Альберт Вильгельм, принц Прусский, единственный выживший брат (в той истории) будущего германского императора Вильгельма II. Десятилетний мальчишка (14 августа исполнилось 10 лет) носился по Ливадии и везде совал свой нос. Слава Богу, на него нашлась управа, в лице старого моряка, который стал учить его управляться с парусами.
  
   После такого отдыха, больше напоминающего события из оперы Джакомо Россини я, конечно, не превратился в Фигаро, но устал сильно. Ничего, сейчас, когда есть ещё несколько часов полёта можно расслабиться, вольготно устроившись на диване и вздремнуть. Куда летим? Летим на встречу с "братьями". Не подумайте, что с родными. Это встреча с братом Шарлем Луи и Фридрихом Вильгельмом Николаем Карлом, а попросту Фридрихом III.
  
   Неожиданно засветился зеленоватыми буковками "блокнот", похоже, он среагировал на "родных братьев". Интересно что он мне продемонстрирует?
  
   "...31 мая 1905 г., всего через две недели после Цусимы, между русским Морским министерством и британской компанией "Виккерс" был подписан контракт на строительство броненосного крейсера".
  
   Странно, причём здесь крейсер, да ещё в 1905 году? Быстро пробегаю глазами текст, останавливаясь на конечном предложении и дате.
  
   "...Окончательно "Рюрик" вступил в состав флота в июле 1909 г. Вместо первоначально оговоренных контрактом 15170 т нормальное водоизмещение корабля при уменьшенном до 1000 т запасе угля составило 15544 т. Полное водоизмещение (с учетом 2000 т угля, дополнительных 200 т нефти, 240 т котельной и 210 т питьевой воды и увеличенным на 54 т боезапасом) достигало 17250 т при осадке 8,73 м. Двигатели, Вертикальные паровые машины тройного расширения, мощностью 19700л.с. 28 водотрубных котлов Бельвиля. Скорость хода 21 узел ".
   Ну и что? Что ты хочешь мне поведать, изделие инопланетного разума? Следующие строчки сообщения кое-что разъяснили, но не полностью.
   "...Линейные крейсера типа "Инвинсибл" -- Построено три корабля: "Инвинсибл" (Непобедимый), "Инфлексибл" (Несгибаемый), "Индомитебл" (Неукротимый). Строились по программе 1905--1906 года. Вошли в строй в 1908--1909 годах. Первоначально классифицировались как броненосные крейсера. Стали первыми в мире броненосными крейсерами с паротурбинной силовой установкой и единым главным калибром. На испытаниях все крейсера довольно легко превысили скорость в 26 узлов. "Индомитебл" 29 апреля 1908 года на мерной миле в Скелморли (англ. Skelmorlie) показал максимальную скорость 26,106 узла при мощности 47 791 л. с. и средней скорости вращения валов 296 об/мин ".
  
   Читаю, внимательно задерживая взгляд на цифрах. Ого, двадцать шесть узлов, это превосходный показатель, особенно по сравнению с двадцатью одним. Пять узлов разницы это существенно. Можно убежать от более сильного и навязать бой тогда и тому кораблю противника, с которым наверняка справишься. Странно зачем "блокнот" демонстрирует мне всё это? Ага, вот, кажется и разгадка!
   "...Морским министерством и Генерал-адмиралом Алексеем Александровичем, было отклонёно предложение фирмы "Виккерс" по разработке аналогичного проекта броненосного крейсера для России с турбоустановками, как не своевременного".
   Теперь всё понятно, мой суфлёр предупреждает, что в той истории, в Морском министерстве существовали если не явные враги, то весьма некомпетентные адмиралы. Похоже, он так среагировал на "родных братьев". Алексей Александрович, мой братишка, сменил на посту Генерал-адмирала Константина Николаевича. Ладно, спасибо дружок, уж я постараюсь, чтобы в этот раз такого конфуза не произошло. Не волнуйся старый "приятель". Алёшка уже не тот, да и турбоустановки для судов, мы сами сейчас строим! Но надо не забывать, что таких крейсеров с паротурбинной силовой установкой островитяне построили 35 единиц, а "Рюрик", хотя и был с номером два так и остался один.
   Мои мысли подействовали и "блокнот уснул", снова превратившись в обычную книгу в переплёте, несколько потёртую на углах.
  
   *****
  
   Всё повторяется, как и в прошлый визит в эту маленькую страну. Слышу поскрипывание оснастки и мягкий толчок захватов. Сейчас последует доклад. Точно, спустя три минуты, командир дирижабля произносит долгожданную фразу:
  
   - Ваше Императорское Величество, причаливание окончено, мы у цели!
   - Благодарю вас, капитан - лейтенант, спасибо!
   - Рады стараться, Ваше Императорское Величество!
  
   Ещё несколько минут ожидания и следует доклад командира моего охранения.
  
   - Ваше Императорское Величество, местность под контролем, наши люди заняли свои посты!
   - Благодарю, как я понял можно менять вид транспорта?
   - Да, Ваше Императорское Величество, кареты внизу уже ждут. - С причала сообщили, что на пароходике контроль полностью установлен, согласно инструкции.
  
   Выходим, спускаемся и мчимся дальше на встречу с Шарлем Луи и Фридрихом III.
  
   В той истории существовало соглашение Сайкса -- Пико  -- тайное соглашение между правительствами ВеликобританииФранцииРоссии (мина очень замедленного действия, взорвётся аж в 21 веке "Арабской весной") которым были разграничены сферы интересов на Ближнем Востоке после Первой мировой войны. Нечто подобное планируется к заключению и на предстоящей встрече. Зачем? Чтобы у моих дорогих "братьев" не возникали сомнения в моей искренности по отношению к нашему сердечному братскому союзу.
   Более того, я приготовил небольшое предложение сюрприз, которое вероятно по результатам встречи нашим имперским коллективом, будет сделано хедиву Египта Исмаил-Паше.
  
   Нынешний властитель Египта для реализации своих программ прибегал к займам у европейских держав. Деньги использовались разумно и эффективно -- при их помощи были построены первые железные дороги, несколько тысяч километров телеграфных линий, более дюжины мостов через Нил, массово началось возведение новых ирригационных систем.
   Хедив допустил только один серьёзный финансовый просчёт -- он в своих планах исходил из очень высокой цены на, хлопок, существовавшей в начале его воцарения на троне, тогда бушевала война между Севером и Югом в Северо Американских штатах. Война закончилась цены на хлопок резко пошли вниз. Возвращать кредиты стало нечем.
   Исмаил-Паша попытался решить возникшие проблемы при помощи новых займов, что привёло его страну к дефолту. 25 ноября 1875 года египетский правитель Исмаил-паша вынужден был продать Англии свои 46 % акций Суэцкого канала, остальными владели французы. Но не помогло и это. Контроль над Египтом установили англичане.
  
   Поэтому уверен, моё предложение будет для Египта весьма выгодно и станет спасательным кругом для его правителя. Думаю, "братья" меня поддержат, тем более что это не будет стоить им ни копейки.
   Мы предложим продать кусок земли не пригодный для выращивания хлопка, но который в 20-м веке стал причиной нескольких войн.
   Между Египтом Ливаном и Иорданией (пока ещё частично Турцией), появиться новое государство Израиль, а три императора станут гарантами того, чтобы его не обижали.
  
   Деньги, где деньги Зин? Предварительная оценка платёжеспособности еврейской диаспоры показала, что они легко найдут четыре миллиона фунтов стерлингов для такой дорогой их сердцу покупки. Ну а дальше что продано, то продано и всякие выступления недовольных можно давить не задумываясь.
  

0x01 graphic

   Западная граница нового государства, пройдёт по тридцать четвёртому меридиану, это я как инициатор сделки, хочу предложить Исмаил-Паше продать нам (гарантам сделки) территорию Синайского полуострова по 34 градусу начиная от Средиземного моря и до залива Акаба. Там пустыня Негев, хлопок не растёт, а насчёт полезных ископаемых станет известно аж в 20-м веке, да и то в самом конце.
  
   Неизвестно как поведёт себя Британия, но думаю, что деваться им будет некуда, главное не потерять инициативу в этом вопросе, а если потребуется, то втроем начистить морду "Льву" будет не так уж и сложно! Против этого "братья" возражать категорически не будут, в этом я уверен!
  
   Пока про себя репетировал предстоящую беседу, кареты остановились у небольшого причала, и наша группа взошла на борт пароходика крейсирующего по озеру, теперь можно снова помечтать....
  
   Не тут то было. Автомобиль явно из наших "конюшен" резко затормозил у самых сходней и молодой фельдъегерь буквально в последний момент вскочил на палубу. Я заметил, как напряглись казаки охраны, но, видимо узнав посланца, быстро приобрели свой обычный несколько беспечно-наигранный вид.
  
   - Ваше Императорское Величество, срочное сообщение из Петербурга, только что получили по телеграфу
   Адъютант споро расшифровал полученные известия.
  
   - Ну, что там, Володя?
   - Ваше Императорское Величество, в Турции очередной переворот. На престол вступил Абдул-Гамид, султан Мурад V низложен.
  
   Интересно получилось, в этой истории алкоголик просидел на троне значительно дольше, вероятно это влияние британских подданных. Не хочется думать, что это моё влияние, хотя всё возможно.
  
   - Что-то ещё?
   - Нет, это всё сообщение, Ваше Императорское Величество.
   - Хорошо, спасибо! Все свободны, можно отчаливать.
  
   *****
  
   На нейтральной территории меня встретил только Фридрих III, у Шарля Луи внезапно заболела жена. Приступ случился прямо в театре "Гран Опера", врачи предполагают, отравление лангустами которые императрица очень любит (отравление животными ядами весьма схожи).
  
   - Представляю, как весело сейчас бедному Шарлю. Евгения Монтихо и здоровая имеет несносный характер, а уж больная она способна превратить жизнь Наполеона в филиал Ада.
   - Да, ему сейчас можно только посочувствовать.
   - Дорогой брат, как я понимаю инфаркт старого Ротшильда и исчезновение премьера не обошлись без участия ваших специалистов?
   - Ну, как вам сказать. Хотите, расскажу одну интересную историю?
   - Да, с удовольствие выслушаю Вас, скажу честно, я ещё не решил, достаточно ли мы их "отблагодарили".
   - Пока Шарль Луи задерживается, у нас есть время для краткого повествования.
  
  

= Рассказ о жадном ростовщике =

(завершение операции "Парафин")

  
   В одном большом городе жил весьма хитрый и предприимчивый делец. Всё ему казалось что денег в его банке мало, что некоторые государства и люди ему мешают увеличить свои богатства. Богатство это власть, а её много не бывает. Встретил он ещё ростовщиков с подобными мыслями и взглядами, и создали они большой банк. Назовём его условно "Банк Англии".
  
   Чтобы императоры других государств стали посговорчивее, решили коварные компаньоны похитить их наследников, и дали указание премьеру той страны послать боевые корабли на перехват прогулочной яхты, на борту которой отдыхали дети и жёны тех правителей.
  
   С интересом слушающий меня Фридрих не удержался и задал вопрос:
   - У вас есть неопровержимые доказательства?
   - Их нет, да и быть не может. Такие "просьбы" озвучиваются исключительно устно, чтобы следов не оставлять.
   - Хм... Вы, безусловно, правы. Продолжайте дорогой Николя, я очень внимательно вас слушаю.
  
   В России есть поговорка "Шило в мешке не утаишь", что-то кому-то стало известно. Подготовить тайно большой боевой корабль к выходу в море не просто, а уж группу тем более. Как говорят компетентные люди, произошла "утечка"....
  
   Вот однажды в ненастный дождливый вечер в кабинете премьера той страны зазвонил телефон. Политик глянул на часы убедился что звонят в условленное время и, не дожидаясь секретаря сам взял трубку. Дальнейшие его действия выглядели бы несколько странно для окружающих, но все они были за городом. Сам закрыв дверь из своей резиденции на Даунинг стрит, он не воспользовался своей каретой а, быстро свернув за угол вышел на Уайтхолл и остановил первый же попавшийся кэб, стоящий почти на самом углу.
  
   - Куда вас отвезти сэр?
   - Едем прямо, без вопросов и быстро. Плачу двойной тариф.
   - Ййез, сэр!
   Возможно, слабый ирландский акцент смутил бы немного нашего путешественника, но дефицит времени уже не позволял выбирать другое средство передвижения.
  
   - Здесь сверните в сторону Сент-Джеймского парка.
   - Ййез, сэр!
   - Дальше по Бэкингхем роад поедем в предместье. Да поторапливайтесь, чёрт возьми!
   - Ййез, сэр!
  
   Ещё через полчаса быстрой езды кэб выехал из городской черты и вдруг неожиданно стал, въехав в чудом сохранившийся пролесок или просто заброшенный парковый участок.
  
   - Эй, что случилось?
   - ..........
   Ответа на вопрос не последовало. Когда же в коляску вскочили двое молодцов, испуганный маленький человечек от большой политики даже попытался нащупать под сюртуком револьвер, но как вы понимаете, это у него плохо получилось. Тут уж совсем некстати на сидении кэба образовалась большая дурно пахнущая лужа.
  
   - Кто Вы такие? Что Вам угодно?
   - Слышишь, Бил, как и с каким уважением к нам обращаются?
  
   Молчаливый спутник Била ничего не ответил на эту реплику. Достал большое клеёнчатое полотно и аккуратно застелил им сиденья и пол. Только после этого произнёс:
  
   - Всё готово, сэр.
   - Эй, что вы хотите делать? Я под охраной закона! Вы бескультурное быдло! Со мной нельзя грубо обращаться!
   - Мы сделаем всё очень вежливо и культурно! Нам нужна только ваша голова. Причём быстро, у нас сегодня ещё много достаточно важных дел.
   - Дыэк...как ....
   - Вы можете ещё успеть помолиться - ответил молчаливый.
   - Кстати, сэр, вы можете облегчить свои страдания, если чистосердечно ответите нам на ряд вопросов. - В этом случае я вас зарежу не больно....
   - Дыэк...как ....
   - Как я понимаю, вы согласны?
  
   Сколько времени занял "вечер вопросов и ответов" мне точно не известно, но наиболее интересные ответы этого субъекта уже должны быть получены ведомством вашего уважаемого Штибера. Теперь снова немного перенесёмся во времени и пространстве.
  
   *****
  
   (Предместье Лондона, Замок Бэринг, осень 1872 года)
  
  
   В баронском имении Бэрингов было мрачно и холодно. Ярко горящий камин хотя и освещал малый зал давая красноватые отсветы открытого пламени, ещё не успел разогреть это помещение. Колеблющиеся отблески огня создавали таинственную и несколько жутковатую обстановку. Несмотря на то что Томас-Джорж Беринг распорядился зажечь свечи, десяток канделябров с добротными восковыми изделиями из России не намного улучшили освещённость помещения.
  
   - Мне так и кажется что за портьерами кто-то бродит - произнёс Йоахим Хэмбро. - Давно надо было установить это новомодное освещение.
   - Да, и каждодневно слушать грохот паровой машины у себя под окнами?!
   - Джентльмены, джентльмены, Вы самолично можете убедиться что там никого нет - эти слова барона Лайонела Нейтана Ротшильда произнесённые спокойным вкрадчивым голосом, казалось успокоили даже колышущиеся занавеси на больших стрельчатых окнах.
   - Всё равно не люблю осень. Сумрачно, сыро, противно вечно сквозняки и всегда холодно.
   - Томас-Джордж, не кажется ли вам что наш дорогой Хэмбро идеально подходит для инспекционной поездки в Юго-Восточную Азию и в Аравию.
   - Весьма, весьма вероятно, при его любви к теплу и солнцу, лучшей кандидатуры не найти.
   - Вам бы всё шуточки шутить, а где этот чёртов Гладстон. За прошедшее после телефонного звонка время уже можно было бы и пешком дойти.
  
   Образовавшуюся в разговоре после грубоватой шутки паузу, вновь заполнил спокойный и вкрадчивый голос Нейтана Ротшильда
  
   - Джентльмены, а нужен ли нам он. По-моему, его пора менять.
   - Да особыми успехами его правительство похвастаться не может.
   - Но новые выборы это же новые расходы и не малые.
   - Ничего особенного, просто заложить в бюджете следующего года необходимую статью для компенсации предвыборных расходов, причём обязательно провести финансовые потоки через добрую "Старую Леди".
   - Всё равно надо все ещё раз спокойно взвесить и обдумать.
   - Дождемся, этого негодника, попросим объяснений и решим что предпринять. Кстати я уже слышу какой-то шум во дворе - похоже, что это экипаж, который привёз нашего долгожданного гостя.
  
   В малый зал действительно донеслось несколько странных звуков трудно сопоставимых с движением премьер-министра. Шум скорее напоминал перемещение мешков с картошкой или мукой на мельнице, но даже отдалённо не напоминал звуки шагов идущего человека.
  
   - Что они там делают? - Дорогой сэр Томас пришлите мне ваших пентюхов на учебу, и мой дворецкий обучит их как надо себя держать.
   - А во сколько мне обойдётся такая учёба?
   - Договоримся, не волнуйтесь, много не возьму.
  
   В этот момент в малый зал одновременно отворились обе большие двухстворчатые двери, и резкий порыв воздуха загасил часть свечей, а пламя других заставил сильно колебаться, отбрасывая на стены причудливые тени. В открывшемся проходе показались люди, явно не относящиеся к слугам барона. Более того, вышитый "Зелёный лист" на рукаве одного из них прямо указывал на принадлежность к запрещённой в Британии ирландской общине "Святого Патрика".
  
   - Эй, кто Вы такие? Что здесь делаете? Как сюда попали? Немедленно покиньте мой дом! - эти слова Бэринга казалось, не произвели на вошедших никакого впечатления. Действительно не все из группы в достаточно мере владели английским языком.
   - Старый вонючий ростовщик-меняла заткнись, а то я отрежу тебе язык. - Причём сделаю это тупым ножом или ещё лучше вырву его клещами.
   - Вилей, да врежь ты ему, чтобы замолчал и всего делов то.
  
   Вместо ожидаемых силовых действий упомянутый "шлем", так переводиться на английский имя Вилей слегка подражая британским лордам комично дёрнул головой изображая поклон и не скрывая иронии в голосе произнёс:
  
   - Джентльмены я уполномочен довести до вашего сведения, что предпринятые вами и вашими политиками действия вызвали большое неудовольствие тех, против кого они были направлены. В качестве ответной меры мне поручено преподнести вам на память несколько сувениров.
  
   После этого товарищи говорившего водрузили на большой длинный стол три металлических блюда прикрытых салфетками.
  
   - Сувенир первый!
   Сделав театральный жест, Вилей сдёрнул салфетку с ближнего блюда и к своему ужасу сидящие за столом увидели на нём голову Гладстона. Характерный запах крови, неживые глядящие прямо на них невидящие глаза, казалось, говорили, я сделал всё что вы приказывали, и вот результат.
  
   Потрясённые банкиры застыли, боясь пошевелиться. Гай - сильный человек Бога, возможно чтобы усилить впечатление взмахнул рукой и капли крови из блюда с головой Гладстона окропили замерших от ужаса и притихших банкиров. 
  
   - Сувенир второй!
   Движением фокусника Вилей сдернул куски материи, закрывавшие оставшиеся на столе страшные предметы. Два отчаянных возгласа Хэмбро и Ротшильда раздались под сводами комнаты. Было от чего голосить, в неверном колеблющемся свете свечей они увидели головы своих сыновей.
  
   Жуткую сцену длившуюся несколько минут, прервал голос всё того же члена запрещённой общины "Святого Патрика".
  
   - Джентльмены, хотя мне больше нравится обращение торгаши и менялы, это не настоящие головы ваших детей. Они исполнены из воска, как в витрине Мадам Тюссо. Это только ПОКА! Если вы ещё раз попытаетесь организовать или профинансировать покушение на известных вам лиц, то мы найдём способ заменить эти сувениры на настоящие. Советую вам хорошо подумать над этими словами.
  
   Бросив короткий взгляд куда-то в сторону, "Шлем" словно что-то вспомнив, произнёс:
   - Мы вас покидаем, но мы не прощаемся. Это конечно не очень вежливо, но зато должно вам постоянно напоминать об оставленных на память сувенирах. Помните о нас!
  
   Сколько длилось молчание после исчезновения таинственных визитёров сказать трудно, как и куда исчезли страшные сувениры, тоже доподлинно не известно. Газеты вышедшие три дня спустя поместили некрологи по поводу скоропостижной смерти одного из старейших банкиров Британии. Эпикриз гласил -инфаркт-миокарда так кажется, называется эта болезнь сердца.
  
  
   *****
  
  
   - Вот дорогой брат Фридрих и вся история о злых и коварных банкирах, документально я её подтвердить не могу, да нам, по-моему, этого и не надо.
   - Спасибо дорогой Николя за откровенную беседу. Не могу сказать, что я полностью удовлетворён и над нашим ответом мы ещё немного подумаем.
   - Я не собираюсь Вам возражать по этому поводу, дорогой брат, но задержка с приездом Шарля Луи не должна повлиять на время нашего ужина! Не так ли?
   - Вы правы, пожалуй, нам надо подкрепиться.
  

*****

  
  
   Шарль Луи приехал на следующий день. По его внешнему виду я бы не сказал, что он сильно обеспокоен болезнью супруги. Он был достаточно собран, весел и чтобы предварить наши расспросы, сам рассказал о событии, произошедшем в "Гранд Опера".
   Потом с истинно французской галантностью начал сыпать поздравлениями в мой адрес.
  
   - Дорогой Николя, спешу вас лично поздравить с современным зданием Русской Миссии в Шанхае. Мои соотечественники, побывавшие на его открытии, до сих пор в восторге от великолепного празднества, устроенного по этому поводу.
   - Благодарю Вас, дорогой брат, право же, не стоит об этом, да и главная заслуга в организации этого празднества принадлежит купцу Старцеву.
   - Скромность, конечно, украшает человека, но накануне Российская империя продемонстрировала кругосветный перелёт на воздушном судне. Там присутствовали и наши представители. Пресса давала почти ежедневные репортажи. Тиражи газет, освещавших перелёт, подскочили в это время вдвое.
  
   - Вас, дорогой Шарль, тоже можно поздравить с приобретением, точнее с финансовым дождем, выпавшим над французским казначейством.
   - О, вы о проделках этого бесчестного Джеймса Ротшильда. Благодаря отличной работе "Сюрте Женераль" мы вовремя об этом узнали! Сами понимаете, утаил миллиард франков, а когда мы его укоротили на голову, какой вой поднялся. Скажу по секрету, даже моя супруга выразила мне своё недовольство.
  
   Я смиренно выслушал эти слова, а сам думал: "Хорошо, что бедный Шарль Луи никогда не узнает горечи поражения во Франко-Прусской войне в той истории, о предательстве собственной жены и последовавших с подачи того же Ротшильда за этими трагических событиями, восстании и ужасах под названием "Парижская Коммуна" и выплате пятимиллиардной контрибуции".
  
   - Дорогой брат, - это уже басит Фридрих, я присоединяюсь к поздравлениям в адрес Кастельно и его организации, блестяще проведенная операция!
  
   Мне в этот поток восхвалений пришлось вставить отрезвляющую реплику.
   - Дорогие братья, мне кажется, что так мы скоро уподобимся героям басни Лафонтена а, между прочим, у нас ещё много нерешённых вопросов.
  
   - Так давайте с них и начнём.
   - Конечно, только сначала позвольте мне всё-таки поздравить брата Фридриха с чудесным броненосным судном, выстроенном в Щеттине.
  
   Мне показалось, что запас комплиментов у Наполеона III никогда не закончится. Однако Шарль Луи ловко перевёл нашу беседу в конструктивное русло.
  
   - Безусловно, смелое решение построить безрангоутный океанский броненосец, но сразу же появляется проблема недостаточного количества угольных станций. Британия по их числу превосходит нас всех вместе взятых в несколько раз.
   - Дорогой брат, значит необходимо либо строить свои станции, либо отобрать их у островной империи.
  
   Тут же в разговор включился Фридрих, вероятно в Германии тоже хорошо видят эти проблемы, да и новые рынки сырья и сбыта вызывают обильное слюнотечение.
  
   - Да, совершенно согласен с братом Николя, надо поручить нашим адмиралам проработать соответствующие планы. Позже, посоветовавшись, мы сможем их утвердить.
   - Безусловно, я тоже согласен с такой постановкой вопроса, но это война, а она требует денег, больших денег, дорогие братья.
   - Дорогой Шарль, мы безусловно помним высказывание вашего великого предка Наполеона Бонапарта, но кто нам помешает обложить Британию контрибуцией после победы.
  
   - Да, к этому стоит добавить новые рынки сбыта. Для примера стоит вспомнить инцидент на западном побережьи Африки.
   - Но британцы так и не согласились на компенсации.
   - Ещё бы им соглашаться. Потеряли несколько броненосцев и торговых кораблей, а к ним в придачу и всё побережье королевства Ашанти.
   - Кстати, там строительство угольной станции полностью завершено, а это важная точка на пути к Кейптауну.
  
   - Захваченный плацдарм надо расширять! Иначе наступление невозможно, так учит нас военная наука.
  
   Эти слова Фридриха III - солдата - императора подвели итог беседы. В таком ключе закончился первый день нашей встречи.
   Следующим утром встреча началась с вопросов в мой адрес.
  
  
   - Дорогой брат, не могли бы вы прояснить, что это за конгресс и с какими целями состоялся в России в небольшом уездном городишке Умань, так кажется, он называется.
  
   Рассказывать подробно фрагменты из той истории мне было не с руки, провозвестнику еврейского государства - Теодору Герцелю ещё тринадцати лет не исполнилось, а уж о его книгах и говорить не приходиться. До Первого Сионистского конгресса в Базеле (по сценарию той истории) ещё четверть века. Поэтому начал всё с тех же угольных станций, ничего более оригинального в голову не пришло. Говорил о контроле над Суэцким каналом, о решении еврейского вопроса, ещё какие-то благоглупости, пока меня деликатным покашливанием не прервал Фридрих III.
  
   - Дорогой брат, а что наши империи получат в результате всех этих преобразований? Каков будет результат?!
   - Уверен, что весьма и весьма ощутимый.
  
   Сразу, не переведя дыхания, начал объяснять:
   - Если хедив Египта согласится на продажу куска пустынных земель Синайского полуострова, то получит четыре миллиона фунтов. Его политика демонстрирует, что деньги расходуются разумно на приобретение машин, станков и другой техники.
   - Так, так. Это нам известно.
   - Значит надо чтобы станки машины и прочее были заказаны у наших заводчиков. Думаю, ваш Круп, Сименс, Грузон и другие весьма обрадуются обширным заказам. Да и французские фабриканты смогут существенно расширить объём торговли.
   - Да, четыре миллиона фунтов, это же очень много миллионов франков - Шарль Луи не затруднился даже в точном пересчёте.
  
   Я продолжал расхваливать свою идею.
   - Молодому государству Эрец-Исраэль в наш просвещенный век обязательно потребуются те же самые станки, машины, транспорт и многое другое.
   - А где они возьмут деньги на всё это, дорогой брат?
  
   Фридрих прагматик и пустыми разглагольствованиями его не убедить.
   - Уверен, что идея государства Эрец-Исраэль найдёт поддержку у евреев всего мира. Образуется мощнейшая мировая диаспора, которая, безусловно, располагает нужными суммами. Для этого мои эмиссары уже два года ездят по всему миру и на эту осенью согласована дата открытия 1-го Всемирного Еврейского Конгресса.
   - Конечно, всё это красиво звучит, ну а если денег не будет?
  
   На выручку неожиданно приходит Шарль Луи.
   - Дорогой брат, нашим заводам, чтобы освоить миллионы хедива надо несколько лет работать без устали. За это время брат Николя ещё что нибудь придумает.
   - У вас в России есть присказка про курицыных детей, которых надо считать осенью. Предлагаю тогда и вернуться к этому вопросу.
  
   Достаю свой последний козырь (правда, крапленый). Газету трёхдневной давности, где Ротшильд младший обещает пожертвовать для еврейского государства один миллион фунтов стерлингов.
  
   В той истории барон Эдмон де Ротшильд отказался поддерживать Герцеля, считая, что создание такого государства невозможно. Скромный человек Теодор Герцель не стал афишировать тогда этот отказ, а наши специалисты уже постарались, и пресса всего мира успела растиражировать фальшивый материал о щедром подарке банкира. Пусть теперь попробует пойти на попятный. (Братьям об этом знать не надо).
  
   Читаю и перевожу газетный текст. Фридрих крякает и произносит:
   - Дорогой брат, вы уговорите кого угодно, я, как верный солдат Рейха, соглашусь. Тем более, что даже египетские миллионы способны обеспечить много заказов для наших промышленников.
  
   Тут совершенно некстати вмешивается Шарль Луи
   - Николя, а вас не смущает тот факт, что неделю назад в Гонконге китайские триады похитили несколько тысяч пудов серебра с парохода, который должен был доставить всё это в Британию?
  
   Я конечно знаю об этой блестящей операции "Мадам Вонг" - серебро, львиная доля уже во Владивостоке, а небольшая часть его пошла на зарплату наших сотрудников из триады "14-К", но делиться этой информацией нельзя. Ответствую французскому императору со знанием дела, приводя примерные цифры.
  
   - Британцы ежегодно вывозят из Китая тридцать пять, сорок миллионов фунтов, не думаю, что эта потеря сильно потрясёт их.
   - Хм, нам бы присоединиться к этому пирогу.
   - Да, весьма заманчиво.
   - Так в чём же дело?! Надо построить железную дорогу в Китай через континент, чтобы исключить воздействие флота Её величества и вопрос будет решён. - Недавний автопробег позволил снять точнейшую карту местности, равнинный рельеф вполне позволяет проложить стальной путь от Кяхты до самого Сицзяна, а там и до Пекина останется всего каких-то триста километров.
  
   - Вы змей искуситель, дорогой брат!
   Это реплика Шарля Луи как бы подводит черту, но тут же следом басит Фридрих, по тону высказывания чувствуется, что и его заинтересовало такое предложение. Ещё бы не заинтересовало, не надо забывать, что эмблема "Крупа" не скрещенные пушки, а ж/д колёса.
  
   - Дело интересное, но надо всё тщательно проверить и обсудить.
   - Совершенно с вами согласен, дадим соответствующее поручение нашим министрам, пусть они поработают.
  
   - Всё-таки предлагаю вернуться "к нашим баранам", я о приобретении на Синае. Николя, но там много полудиких племен, которые практически не управляются хедивом. Вы не думаете, что они просто вырежут первопоселенцев?
   - Дорогой брат, чтобы этого не случилось, в Красном и Средиземном морях разместятся наши корабли, они присмотрят за торговыми путями и заодно отпугнут дикарей.
  
   Корабли, флот - это хорошо, но как же быть с племенами, живущими в глубине полуострова.
   - Первопоселенцы расположатся в первую очередь на побережьи, не будут же они жить в пустыне Негев. Для защиты этих целей вполне подойдут корабли береговой обороны.
  
   - Дорогой брат, как я понял, вы хотите поддержать движение Ховевей Цион. Они видят решение "еврейского вопроса" в возвращении еврейского народа в Эрец-Исраэль и в создании там сельскохозяйственных поселений.
  
   - Да, дорогой Шарль Луи, Калишер Цви Хирш в своей книге "Дришат Цион" ("Стремление к Сиону", 1862) подробно изложил основные идеи и она уже в течении десяти лет служит главным средством внедрения в среду ортодоксального еврейства идеи возвращения в Эрец-Исраэль и создания там сельскохозяйственных поселений.
  
   - Вас не смущает тот факт, что особое внимание Калишер уделил необходимости подготовки вооруженной охраны будущих поселений?
  
   - Конечно, нет, дорогой брат! В окружении варварских племён без охраны нельзя. Основное внимание, я обратил на то, что он предусматривает создание сельскохозяйственных училищ для обучения молодого поколения. Это говорит о том, что люди собираются там устраиваться на века. Ну а с охраной наших военно-морских баз вдоль трассы Суэцкого канала мы безвозмездно поможем молодому государству.
  
   - Вы прямо Макиавелли! - не удерживается от реплики Шарль Луи.
   - Это хороший вариант! - Бубнит Фридрих: - Пусть там и проводят свои эксперименты с государством все эти Марксы, Энгельсы да и ваш Плеханов заодно получит "лабораторию" для своих разрушительных исследований.
  
   Солдат есть солдат, его высказывания не дипломатичны, но точны! С братьями в вопросах войны и мира надо быть откровенным, иначе можно потерять родственников, но вот знать им о том, что Российская империя с 1914 по 1929 годы в результате "полномасштабных исследований" потеряла 47 миллионов человек, совершенно не обязательно....
  
   *****
  
   Следующий день нашей встречи вышел скомканным, а всё из-за тонкого газетного листа, на котором было помещено стихотворение Фёдора Ивановича Тютчева "НЕ В ПЕРВЫЙ РАЗ ВОЛНУЕТСЯ ВОСТОК...". Вообще-то в той истории оно появилось значительно раньше, но действия наших дипломатов разряжали обстановку на Крите, а сестрёнка Ольга энергично придерживала своего Георга I от "резких движений". Не наша вина, а наша "недоработка", что при очередной смене султана Кандиоты подняли восстание.
  
   Теперь вот, нате вам, читайте:
  
   Не в первый раз волнуется Восток,
Не в первый раз Христа там распинают,
И от "креста" луны поблекший рог
Щитом своим державы прикрывают.
Несется клич: "Распни, распни его!
Предай опять на рабство и на муки!"
О Русь, ужель не слышишь эти звуки
И, как Пилат, свои умоешь руки?
Ведь это кровь из сердца твоего!
  
   Вылетая из Питера, мной новому канцлеру были даны необходимые указания по этому поводу. Ультиматум султану Абдул-Гамиду II, я уверен, уже вручен. Там достаточно жесткие условия по этому поводу, вплоть до объявления военных действий, до которых я не очень охоч. Дорогое шибко удовольствие, эти самые действия....
   "Масла в огонь" как ни странно подлил брат Фридрих, в его руках тоже газета, где помещёно переведённое на немецкий язык воззвание о сборе средств "в пользу страждущих христиан Востока", то есть в пользу восставших Кандиотов.
   Подумаешь воззвание, Бог бы с ним, но оно подписано митрополитом Филаретом и двумя сбрендившими бабами: гофмейстериной графиней Н. Д. Протасовой и старой каргой графиней А. Д. Блудовой. Зная их, уверен, что сейчас в стране все только об этом и говорят и осуждают Государя за нерешительность и мягкотелость. (Надо будет отметить в секретном приказе сотрудников СБ, которые подготовили нужную ситуацию).
   Обсуждение возникших событий с братьями не заняло много времени. Что тут обсуждать? Австрийской помойной ямы, слава Богу, нет, а с Турцией уж как нибудь разберёмся. Беспокоит только позиция наших "заклятых друзей", но и там кое что заранее подготовлено.
   Как в заключение нашей встречи, в домик на берегу озера доставлен экстренный выпуск газет сразу нескольких стран. Расстояния здесь такие, что даже плеваться надо осторожно. Плюнул и уже плевок за границей оказался, а это дипломатический казус.
   Сразу в нескольких печатных изданиях да ещё с фотокопией помещён текст нашего ультиматума султану Абдул-Гамиду II. Шарль Луи читает и переводит текст я делаю вид, что слушаю, но на самом деле сличаю копию с тем, что мы с Игнатьевым сочинили. Отклонений нет, а это значит, война Османской империи объявлена....
   Прощались не торопясь, но и не размазывая. Указания министрам подготовлены, а уже после разборки с турками посмотрим на готовые документы, что наши чиновники составят. Для этого, когда придёт время, соберёмся в Берлине.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Кандиоты -- греческое население главного города (современное название Ираклион) и всего острова Крит, которые правившие городом и островом венецианцы называли Кандией.
   В период правления короля Греции Георга I в 1866 году греческое население острова Крит подняло восстание против Османской империи, которая правила островом после победы над венецианцами. Главным требованием восставших было воссоединение с Грецией. Восстание продолжалось до 1869 года. Этих безуспешных восстаний было много, кроме восстания 1866-69 года, были восстания 1878, 1887, 1895 годов и в 1896-1897 годах.
   В самом начале восстания правительство Российской империи пыталось способствовать мирному разрешению конфликта, но уже в октябре 1866 года стало, открыто поддерживать восставших.
  
  
  
   Бенджамин Дизраэли (с 1876 года граф Биконсфилд; англ. Benjamin Disraeli, 1st Earl of Beaconsfield,; родился 21 декабря 1804, умер в Лондоне -- 19 апреля1881г.) -- английский государственный деятель Консервативной партии Великобритании, 40-й и 42-й премьер-министр Великобритании в 1868, и с 1874 по 1880 гг., член палаты лордов с 1876 года.
   Родители Бенджамина имели еврейское происхождение, его дед (также Бенджамин) родился в Папской области(совр. Италия), в городе Ченто близ Феррары (по другой версии в Венеции), и в возрасте 18 лет эмигрировал вАнглию, где он стал видным купцом и финансистом.
   Также он был членом Лондонской биржи, и после смерти оставил 35000 фунтов стерлингов.
   Началом решительного образа действий во внешней и внутренней политике Дизраэли  признаны билль об упразднении Ост-Индской компании и допущении евреев в парламент. Поездка принца Валлийского в Индию (октябрь 1876), покупка акций Суэцкого канала (ноябрь 1875) и провозглашение королевы Виктории императрицей Индии (апрель 1876).
   Все эти меры были направлены против политики России в Азии. В начале русско-турецкой распри Биконсфильд был совершенно готов выступить в пользу Турции с оружием в руках. Но в этом ему помешала могущественная оппозиция, организованная предводителем либералов Гладстоном против англо-турецкого союза.
   Тем не менее, своим угрожающим положением относительно России и поданной Турции тайной надеждой на поддержку Англии он много содействовал неуспеху Европейской конференции в Константинополе и начатию военных действий между Россией и Турцией.
   Во все время войны он сохранял нейтралитет, не скрывая, однако, своих симпатий к туркам. Когда же война окончилась в пользу России и турки обратились к посредничеству Англии, он принял вызывающее положение, послал в январе 1878 военный флот в Дарданеллы и по заключении Сан-Стефанского договора, многие существенные пункты которого ему хотелось изменить, призвал к оружию резервы и вызвал в Мальту 7000 индийских войск (апр. 1878).
  
  
  
   Двести пятьдесят пятая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
  
   В этой истории мы всеми силами старались не допустить преждевременного выступления Кандиотов и, судя по информации от кузины и, конечно же, от СБИ до поры до времени, нам это удавалось. Я даже немного гордился тем, что так легко менял историю. Ха, вся моя гордыня моментально улетучилась из-за одного звонка Мезенцева.
  
   - Ваше Императорское Величество, на Крите неизвестными злоумышленниками атаковано наше консульство, а в районе Суда британские и турецкие агенты осуществили ряд убийств мирных греческих граждан, эти действия спровоцировали новые выступления восставших, которые нам не подконтрольны....
  
  
   *****
  
   Обычный новый день, светает, утренний бриз отогнал рыбацкие лодки подальше от берега, некоторые из них уже успели забросить свои немудреные снасти. На удалении пятнадцати, двадцати кабельтовых от Варненского порта образовался небольшой плавучий городок, где все соседи друг друга знают и занимаются одним и тем же промыслом. Надо поторапливаться, чтобы успеть к утреннему базару, когда рачительные хозяйки и хозяева придут покупать морские деликатесы.
  
   - Гей, Боев, как улов? Много поймал?
  
   Эти вопросы звучащие как приветствие были обычны и на них можно было, не отвечать, вопрошавший бы не обиделся. Но Боев даже не повернул головы в сторону окликнувшего, а это было уже слишком. Он смотрел в сторону моря, открыв рот и вытянув руку в указующем жесте, и медленно поворачивался, стоя в своей лодке. Глянув в том же направлении, Делирадев тоже застыл, сразу забыв о непочтении соседа. И было от чего превратиться в статую....
  
   По небу летел серебристый крест. Летел в сторону их родного городка - порта, издавая непривычный гул, и не собирался никуда отворачивать. Вот, похоже, он уже над центральной площадью Варны, как вдруг от него отделился какой-то предмет, который через несколько секунд "взорвался" белым пушистым облаком. Через минуту ещё одно облако стало медленно опускаться на старинный болгарский городок, потом ещё и ещё. Вот "крест животворящий" повернул, и через несколько минут ещё одно облако, снесённое ветром, стало оседать над развалинами монастыря Аладжа и катакомбами, ставшими могилами его создателей. Прошло ещё немного времени, и божественный посланец затерялся над морскими просторами в солнечных лучах на востоке.
  
   О продолжении рыбалки уже никто не думал. Рыбаки спешно вытаскивали снасти и направляли свои судёнышки к берегу. А в городе, порту и крепости творилось что-то невероятное. Вездесущие мальчишки, взобравшись на крыши домов, куда не рисковали забираться турецкие полицейские, разыскивали небольшие белые листки с важным предупреждением к жителям Варны.
  
   В листовках говорилось о восстании Кандиотов и об ультиматуме Турецкому султану, срок которого заканчивался завтра. Всех жителей городка предупреждали о возможном начале боевых действий и просили держаться подальше от города, чтобы не попасть под обстрел во время штурма крепости и порта.
   Лет сорок назад в ходе русско-турецкой войны 1828-29 годов, входившая в состав Турции крепость Варна, уже подвергалась осаде русских войск и после четырёх дневного штурма была взята, но тогда кругом были войска, палили пушки, свистели пули, в море находился большой флот. Сейчас же всё было спокойно, над городом светило солнце и если бы не необычный посланец, то жители, скорее всего не поверили бы чтецам, которые медленно, по слогам, разбирали тексты листовок....
  
  
  
   (Дворец Топкапы - "Пушечные ворота", Константинополь)
  
  
  
   Новые властители Турции во главе с султаном Абдул-Гамидом II и британским послом сэром Генри Эллиотом, как это ни странно собрались в протокольном зале старого дворца больше напоминающего собой крепость не случайно, англичанин настаивал на полной секретности. Что, что, а уж секретность эти старые стены вполне могли обеспечить.
   Из уже известных нам участников таких встреч здесь находились великий визирь Мехмед Рушди, справа от него военный министр Хусейн Авни, а слева министр без портфеля Мидхат-паша. Новыми действующими лицами были Осман Нури-паша (будущий турецкий маршал и военный министр в той истории) и Абдул-Керим-Надир-паша под командованием которого находилось около 300 тыс. человек, из которых больше половины составляли гарнизоны крепостей, что оставляло 100 тыс. для операционной армии. Он только что закончил доклад о передвижении войск неприятеля по территории Румынского королевства и о сосредоточении русских войск в районе четвёрки крепостей на берегах Дуная.
  
   - Таким образом, господа данные нашей разведки подтверждаются словами уважаемого Осман-паши.
  
   Эти слова принадлежали англичанину и были встречены не без должного внимания. Хотя тут же Осман Нури-паша поспешил добавить свои соображения.
  
   - Хочу заметить, что силы неприятеля явно не достаточны для взятия таких укреплений и это настораживает. Русские достаточно умны, чтобы штурмовать крепости, не имея многократного преимущества в силах, а этого мы как раз и не наблюдаем.
  
   - Они просто блефуют, стараясь запугать воинов Аллаха - великий визирь этими словами явно хотел угодить Генри Эллиоту, но прозвучало это как-то не очень уверенно.
  
   Это совместное совещание верховного военного совета (дари-хура), с иностранными советчиками длилось уже достаточно долго и "Великий" просто устал, не смотря на то, что он был хорошо подготовлен и успешно прошёл школу европейской дипломатии, знал цену ей, и людям, стоящим у её истоков. Самое главное, он не любил дворец Топкапы, недаром местом своего пребывания был выбран дворец Йылдыз.
  
   - Интересно, может быть прислушаться к словам этого лукавого британца и на время военных действий перебраться в эту "каменную твердыню" - Топкапы? Она охраняла сон предков не одну сотню лет. Да пожалуй, так и поступим, пока британский флот не войдёт в "Мраморное море" здесь будет безопасней.
  
   Размеренные размышления султана, совершенно не касающиеся выступающих и говорящих военных были неожиданно прерваны. Старшина телохранителей, сделал неприметный оговоренный жест и Абдул-Хамид понял, что есть новости. На разрешающий кивок султана, в помещение вошёл адъютант и негромко произнёс.
  
   - Телеграммы из Варны и Рущука. Разрешите зачесть, о великий султан?
   - Читайте.
   - "....Противник разбросал листовки, в которых указано что завтра начнёт бомбардировку и штурм наших укреплений. В этих прокламациях также даны рекомендации жителям покинуть места проживания, чтобы не пострадать при начале военных действий".
  
   - Ну вот, видите! Всё происходит так, как мы и ожидаем!
  
   Султану Абдул-Хамиду II, чтобы не потерять лица, показать что решения принимает ОН, а не этот Эллиот, а заодно побыстрее завершить встречу, только и осталось произнести коронные фразы-поручения.
  
   - Мы принимаем план военных действий подготовленный нашими друзьями и военным министром!
   Кивок в сторону Хусейна-Авни.
   - Абдул - Керим, повелеваю вам отправляться к Рущуку и там наказать неверных.
   - О да, Великий!
   - Осман-Нури, направляется в крепость Варна, с аналогичным заданием.
   - Будет исполнено, Повелитель!
   - Хусейн-Авни обеспечивает координацию всех военных действий и снабжение наших войск.
  
   Военный министр что-то произнёс, но тут же задал вопрос, о котором в силу интриг и распрей внутри правящей верхушки чуть не забыли.
  
   - О великий, а флот? Без его кораблей мы не сможем организовать снабжение на Кавказском направлении.
   - Поручите это - султан на минуту задумался, возможно, он просто ещё не запомнил, кто есть кто, - адмиралу Хасану Хюсню Паше.
  
   - Мехмед Рушди, дай жёсткий ответ на ультиматум этих неверных собак. После всего на Крите мы поставим высокий минарет, на костях восставших в назидание неблагодарным грекам.
   - Будет исполнено, О Великий Султан!
  
  
  
   (Посольство Великобритании - Инглиз Сарайы в Стамбуле, спустя 2 часа)
  
  
   В "городе неверных", как называли этот район Стамбула сами турки, по приглашению-приказанию посла собрались все заинтересованные лица. Сэр Эллиот без обиняков и длинных предисловий сразу же начал важную встречу
  
   - Джентльмены, должен вам сообщить, что Турция приняла решение отклонить российский ультиматум и готовится к войне.
  
   Не было ни удивлённых возгласов, ни скрываемых тяжких вздохов, всё было как в обычном часовом механизме, взвешенно и отлажено, каждый хорошо знал свои права и обязанности.
  
   - Арчибальд Стоун, докладывайте.
   - Сэр, наши сотрудники полностью контролируют все перемещения в посольском квартале. Посторонних людей ни в квартале, ни в его ближайших границах не замечено.
   - Хорошо, следующий....
  
   Слово "следующий" в указанном контексте прозвучало не менее двух десятков раз, пока очередь дошла до джентльмена в полумаске.
   - Сэр Эллиот, не могу вас ничем порадовать. Время появления эскадры Джеффри Горнби в Мраморном море, по-прежнему оценивается в пять, шесть недель.
   - Это хорошо, так мы и планировали.
   - Да, но лорды Адмиралтейства ещё не дали команду адмиралу сэру Купер Ки, определиться с судами из эскадры канала, которые должны быть отправлены сюда. Эскадра на Мальте малочисленна, состоит из устаревших судов и без надлежащего усиления новыми кораблями не произведёт впечатления на вероятного противника.
  
   Возникшая пауза в размеренном течении совещания несколько затянулась. Генри Эллиот конечно был информирован о смене правительства Гладстона, и о том что новый кабинет возглавил Дизраэли но не питал по этому поводу никаких иллюзий. Он был бы абсолютно нейтрален, но смена правительства - политическое действо. Это очередные задержки или даже пересмотры уже намеченных планов, что в сложившейся ситуации было недопустимым. Так и не приняв никакого решения, посол задал очередной вопрос:
  
   - Как сам сэр Джеффри Томас Фиппс Горнби оценивает ситуацию по времени прибытия?
   - Боюсь, что никак. Эскадра не готова к такому походу, а, насколько мне известно, решение об объёме финансирования этой операции парламентом ещё не принято.
   - Что сообщает наш славный Чарльз Хобарт - Гобарт-паша о состоянии флота османов?
   - Боюсь, что и здесь ничем не могу вас обрадовать. - Ему поручено принять эскадру Гуссейн-паши и базируясь на порт Суда обеспечить взаимодействие с войсками в подавлении Критского восстания.
   - А что Гуссейн-паша?
   - Точно неизвестно, но вероятно новый султан назначит его на место вице-адмирала Мустафы-паши.
  
   Сэру Генри захотелось выругаться, причем, так как ругались в доках "Собачьего острова", но он не умел. Возможно, поэтому он ограничился лишь тяжёлым вздохом и произнёс:
  
   - Благодарю вас сэр - не раскрывая ни имени, ни должности скрытого полумаской человека.
  
   - Благодарю вас, все свободны джентльмены. - Кажется, мне необходимо срочно мчаться в Йылдыз и корректировать ситуацию, - решил он про себя.
  
   Уже в воротах нового дворца, посол понял, что и здесь ему не повезло. Великий султан принял решение и весь двор перебирался во дворец-крепость Топкапы. В резиденции Йылдыз, Эллиот застал только бригаду поваров, ещё не успевшую полностью перебраться на "новое" место. Когда же Эллиот прибыл в крепость, то узнал, что Абдул-Гамид II отдыхает, и никого принять не может....
  
   - Едем назад, Конрад - команда возничему и карета посла аккуратно развернулась на площади пред террасой Гюль-Хане и главными воротами резиденции Османов.
  
   Ловкий царедворец и политик не опустил руки, а собравшись с силами тут же начал просчитывать и планировать будущий день.
   - Так, что сделать в первую очередь?
   Додумать эту мысль не удалось. На востоке немного в стороне от здания посольства знатно полыхнуло и ещё через несколько секунд до ушей Генри донёсся грохот "протяжного" взрыва. - Снаряды так не взрываются, это что-то другое. Да и не могли наши недруги так оперативно начать военные действия да ещё в столице противоборствующего государства.
  
   - Конрад, вы случайно не знаете, что за производства там расположены? - поинтересовался британец у своего сотрудника.
   - Извините, сразу трудно сказать, сэр, но мне кажется, что это пороховой завод в Макрикее, да и, судя по звуку, так взрываются и горят только сырые - безоболочечные заготовки, а их в каждой сушильне содержится несколько тысяч фунтов.
   - Хорошо, что я в своё время доказал необходимость использования многоцелевых специалистов в качестве сотрудников посольства, - подумал Эллиот.
  
   В это момент над морским арсеналом в Константинополе взвился султан огня и чёрного дыма, а следом долетел звук очередного взрыва, только в отличие от взрыва в Макрикее грохот и взрывы на территории горящего арсенала не прекращались, а иногда резко усиливались.
  
   - Пожалуй, даже и хорошо, что я не добился сегодня аудиенции у Абдул-Гамида. Пришлось бы выслушивать просьбы, давать обещания, а ситуация такая неопределённая.
  
   Оказывается, это были ещё не все сюрпризы сегодняшнего дня, хотя по времени уже скорее вечера. По прибытии в посольство его доверенный секретарь сообщил:
  
   - Сэр, уже два часа, как нет телеграфной связи с Лондоном.
   - Разве это такая уж редкость в этой стране?
   - Нет, сэр, но одновременно пропала телеграфная связь с Мальтой, а мы ждали сегодня от туда важные сообщения.
   - У вас есть конкретные предложения?
   - Думаю, сэр, что посылка людей-наблюдателей из группы Арчибальда Стоуна не повредит делу. Они гораздо скорее узнают истинные причины отказов по телеграфной связи и по пожарам, нежели нам сообщат о них официальные власти.
  
   - Действуйте, я согласен, - проклятая страна, если бы она не была затычкой для выхода России в Средиземное море и установления контроля над каналом, горела бы она ярким пламенем, как их пороховой завод. - Когда наконец эти тупые европейцы сами поймут, что не может одна Британия постоянно противостоять ордам азиатских дикарей.
  
   С такими невесёлыми мыслями представитель британской дипломатии намеривался отправиться спать, но не тут-то было. Стали поступать сведения от посланных людей:
  
   - Сэр Эллиот, пожар возник во время приемки боезапаса броненосцами "Auni liiah", "Muini Zaffer", "Fethi Bulend", сейчас в бухте "Золотой рог" на правом берегу, несмотря на позднее время светло настолько, что можно читать "The Times" не особо напрягая глаза.
  
   - Чёрт бы побрал этих турок с их вечной безалаберностью.
   - Да, сэр, сегодня у чертей видимо большая страда, два корабля находятся у причальной стенки арсенала, один из них сильно горит, другой отдал концы и пытается спешно отойти от своего неудачливого собрата. Третьего счастливчика, не успевшего ошвартоваться засветло у стенки и стоявшего на бочке, течением отнесло почти на средину бухты и он, спешно разведя пары, благополучно движется к выходу из этого ада.
  
   Возможно, что посол выслушав эти слова, хотел бы крепко выругаться на подчинённого принявшего его высказывание слишком буквально, но, вспомнив, об отсутствии оных в имеющемся словарном запасе сдержался и вслух произнёс:
  
   - Чарльз, докладывайте мне обо всех новостях каждый час, не смотря на позднее время.
   - Сэр, но тогда вам вообще не придёться спать. Во дворе, в саду, в цокольном этаже и даже в коридорах находиться много наших соотечественников, которых все эти события заставили искать убежища в стенах посольства.
  
   Эллиот на минуту задумался. Что-что, а дураком он никогда не был, в "Форин офис" их не держали или дипломатично делали все, чтобы они там просто не задерживались.
  
   - Надо проявить максимальную заботу о наших соотечественниках. - Возьмите всех оставшихся людей из группы Стоуна и займитесь их устройством, а главное в письменном виде опросите каждого, что он видел, где и при каких обстоятельствах. Это нам будет очень полезно завтра, нет, не завтра, а уже сегодня. Лондон обязательно потребует подробный отчёт обо всём произошедшем, и мы предоставим его со слов очевидцев, как говориться "из первых рук".
  
   Последние слова главы британского посольства были заглушены раскатистым взрывом, донёсшимся откуда-то со стороны горящего арсенала. Ещё через несколько минут наблюдатель вооружённый зрительной трубой, спустившийся с верхнего этажа, доложил:
  
   - Сэр, турецкий военный корабль, ошвартованный у причальной стенки морского арсенала, взорвался. Определить его наименование возможности не было....
   - Ну и чёрт с ним, дадим туркам очередной кредит и построим ещё корабль, а возможно что и не один - такие мысли у Эллиота возникали постоянно и наиболее удачно воплощённые из них оплачивались британскими верфями отдельно. Озвучивать их в присутствии подчинённого сэр Генри не счёл нужным.
  
   Отдалённый раскатистый гром, хотя грозы по всем признакам нигде не наблюдалось, окончательно лишил сна верного сына туманного Альбиона.
  
   - Что это? Что это такое? - Я вас спрашиваю?
   Устыдившись собственной мимолётной вспышки гнева, уже другим голосом дипломат отдал приказание: - Выясните, только поскорей и доложите!
  
   - Ййез, сэр!
   Не прошло и пяти минут, как спустившийся с верху наблюдатель сообщил:
  
   - Сэр Генри, судя по всему, это горит патронная фабрика в Кирк-агаче. Взрываются, вероятно, дистанционные трубки, и капсюля, которых на складах скопилось достаточно.
   - Благодарю вас, сэр.
   - Не за что, сэр.
   На открытии первой очереди этого производства Генри Эллиот присутствовал лично в качестве почётного гостя. Огнеопасность заводика ему была хорошо известна. Похоже это уже не обычное разгильдяйство турок и их безалаберность, а целенаправленные диверсионные действия. Видимо Российская империя вступила в войну....
  
  
  

(Британское Адмиралтейство здание Уайтхолл, весна 1873 года)

  
  
   Клерки Сомерсет-Хаус вот уже в течение нескольких недель не рисковали уходить домой в четыре по полудни, как они это делали обычно. Причина была в том, что ожидалось невиданное ранее событие, прибытие на Уайтхолл в здание Адмиралтейства нового премьер - министра Великобритании Бенджамина Дизраэли.
  
   Первый Лорд Адмиралтейства Джордж Иоахим Гошен тоже готовился к этому визиту и заметно нервничал. Масла в огонь подливал Первый Морской Лорд - адмирал cэр Александр Милн, который был назначен на эту беспокойную должность.
   Причин для волнений было множество, но одна из них, пожалуй главная - была проста. Канцлерами Британского Казначейства успели побывать два непримиримых противника -- Дизраэли и Гладстон; и ни в чем они не были так схожи друг с другом, как в желании -- и способности -- снизить расходы, С 1861 по 1869 год британский военно-морской бюджет сократился, -- с 12.5 миллионов фунтов до 10.
  
   Теперь, после загадочного исчезновения Гладстона и воцарения "еврея Бени" (как называли за глаза) на политическом олимпе в ранге премьер - министра, никто во всём Royal Navy не мог сказать, к чему это приведёт. Несколько раз встречались Первый Лорд Адмиралтейства и Первый Морской Лорд и все-таки выбрали, как им казалось, разумную стратегию проведения этой встречи.
  
   Дело в том, что ещё с 9 декабря 1868, будучи Первым Лордом Адмиралтейства Хью Куллинг Эрдли Чайлдерс, находясь под финансовым "прессом Гладстона" надеялся прекратить пустую трату средств при помощи реформы Адмиралтейства, держа в своей голове не только эффективность, но и экономию. Но этим он только ухудшил положение вещей, двинувшись в неверном направлении: вместо того, чтобы развивать мозг Адмиралтейства, он сделал ему лоботомию.
   Еще до катастрофы броненосца "Кэптен", Чайлдерс уже был болен и морально и физически истощен тяжелейшей работой; такова была цена власти Первого Лорда. Смерть сына, ушедшего на дно вместе с "Кэптеном", стала последней соломинкой, и Чайлдерс ушел в отставку.
  
   Сейчас Джордж Гошен старался из всех сил исправить нанесенный урон, но скомпенсировать значительный 2,5 миллиона фунтов недостаток финансирования ему было не под силу, да и моряком в отличии от Чайлдерса он не был, хотя и являлся Первым Лордом Адмиралтейства. Хитроумный план Александра Милна, должен был привести финансирование Royal Navy к нужному уровню....
  
   "Лишних людей - клерков" на время визита премьера, к вящему их удовольствию, откомандировали в Сомерсет-Хаус, оставив в главном здании Адмиралтейства, только писцов (введённых в штат в 1866 году) и лиц участников совещания. Наконец подъехала карета Дизраэли и встреча началась.
  
   Не буду вас утомлять подробным, почти стенографическим отчётом об этом событии (несколько писцов находились на жаловании у Мезенцева) остановлюсь только на докладе адмирала Милна.
  

Британия

Франция

      --
   "Уорриор"
   "Глуар"
      --
   "Оушен"
   "Сюрвеллант"
      --
   "Блек Ирине"
   "Инвинсибль"
      --
   "Принс Консорт"
   "Валерьез"
      --
   "Дифенс"
   "Норманди"
      --
   "Каледония"
   "Беллиекез"
      --
   "Резистенс"
   "Сольферино"
      --
   "Ройал Оук"
   "Океан"
      --
   "Гектор"
   "Маджента"
      --
   "Ройал Альфред"
   "Альма"
      --
   "Вэлиент"
   "Куронь"
      --
   "Лорд Уорден"
   "Аталанта"
      --
   "Ахиллес"
   "Галуа"
      --
   "Лорд Клайд"
   "Армид"
      --
   "Минотавр"
   "Фландр"
      --
   "Зилес"
   "Рейн Блаиш"
      --
   "Эджинкорт"
   "Эроин"
      --
   "Рипалс"
   "Монкальм"
      --
   "Нортумберленд"
   "Гийень"
      --
   "Лаплас"
   "Жанна д'Арк"
      --
   "Беллерофон"
   "Магпаним"
      --
   "Энтерпрайс"
   "Прованс"
      --
   "Геркулес"
   "Тетис"
  
  
   Глазам собравшихся была представлена большая таблица искусно нарисованная на нескольких листах "слоновой бумаги" и закреплённая на двух треногах.
  
   - Вот, сэр премьер-министр, какое соотношение по численности кораблей мы имеем на сегодня с нашим ближайшим соседом и извечным соперником. - Основная причина кроется в том, что Royal Navy регулярно недополучает необходимых средств на содержание и расширение своего состава.
  
   Наглядность представленного была потрясающа. У всех присутствующих, многие из которых достаточно хорошо знали состав флотов других государств, читался в глазах неподдельный интерес. В левом столбце таблицы названия броненосцев "Уорриор" и "Оушен" были прописаны отличавшейся по цвету тушью.
  
   Предводитель консервативной партии, многократно бывший канцлером Британского казначейства, человек который успешно провел билль об упразднении Ост-Индской компании и допущении евреев в парламент не мог не обратить внимания на это отличие цветов. Расчёт оказался верным, и ключевой вопрос был задан. Тут уж Джордж Иоахим Гошен явил всё своё красноречие. Впрочем, не буду приводить его выступление полностью, кратно оно сводилось всё к тому же - недостаточному финансированию Royal Navy.
  
   - С сожалением вынужден констатировать, что в отсутствии адмирала Горацио Нельсона, его любимое детище стало ветшать, а Франция, похоже, жаждет реванша за Трафальгар!
  
   Хотя тема Франции сейчас меньше всего интересовала Дизраэли, эта последняя фраза попала на благодатную почву, и премьер пообещал на ближайшем заседании парламента рассмотреть вопрос увеличения финансировании флота. После этого он задал вопрос, собственно ради которого и прибыл в Адмиралтейство.
  
   - Джентльмены, в сложившейся военно-политической обстановке крайне важно направить наши корабли в Мраморное море, чтобы поддержать пошатнувшийся трон Османской империи. Сколько вымпелов и когда наши друзья смогут увидеть из окон дворца Топкапы?
  
   Адмиралы, конечно, знали о череде переворотов у номинального союзника, но к такому решительному повороту в действиях Royal Navy, были не совсем готовы. Слово взял адмирал Александр Милн, смелый и сообразительный по натуре он первым понял, что вот сейчас будут выделены необходимые средства для его "ребёнка" и никакие решения парламента для этого будут не нужны.
  
   - Сэр, на флоте есть и адмиралы и корабли готовые выполнить любое повеление Её Величества. На Мальте можно сформировать эскадру, которую возглавит адмирал Горнби, но для этого потребуются деньги и время.
  
   - Деньги у вас будут, а время, время будет зависеть от военных успехов Турции, но в любом случае на подготовку эскадры к боевым действиям более четырёх, пяти недель рассчитывать не стоит.
  
   Несколько недовольных шепотков просочившихся к ушам Первых Лордов и премьера говорили, что это немыслимо малый срок, но грозный взмах руки Джорджа Иоахима Гошена, не дал им превратиться в членораздельное высказывание.
  
   - Флот Её Величества и план компании будут готовы к означенному сроку, сэр!
   - Это всё, джентльмены, благодарю вас до свидания.
  
  
  
   (Британское Адмиралтейство здание Уайтхолл, спустя час)
  
  
  
   В помещении, где только недавно было так людно остались двое. Один из них был адмиралом, а другой? Другой был политиком и финансистом, и ничуть моряком, но именно он являлся Первым Лордом Адмиралтейства.
  
   - Сэр Александр, вы и в самом деле считаете, что эскадра адмирала Горнби будет готова к отплытию в столь краткий срок, четыре-пять недель?
   - Как вам сказать, сэр Джордж, просто отсчёт недель мы начнём с момента получения финансирования.
   - А как же тогда быть с обещанием, данным Бене?
  
   Столь нелестное обозначение премьера должно было продемонстрировать Милну, что Гошен всецело ему доверяет, как человеку и опытному политику-флотоводцу.
  
   - Эскадру Горнби, мы начнём готовить уже сегодня, для этого будет достаточно вашего приказа, с весьма неопределённым содержанием. - Скажем таким: "...о некотором перераспределении очередности комплектования и снабжения с целью оптимизации расходов и экономии средств...".
  
   - Вот это да! Превосходная мысль! Такую бюрократическую конструкцию даже опытные клерки с большим стажем в Сомерсет-Хаус не сразу смогут составить.
  
   - Слова, слова, слова, но они нам дадут возможность подготовить корабли к переходу на Мальту с целью усиления имеющейся на ней эскадры. Несколько "старых калош" останутся у стенки без экипажей и не получив ни пенса на своё содержание, только и всего. Приём известный, применявшийся ещё Нельсоном. - К тому моменту, когда корабли будут почти готовы к выходу в море, появятся деньги обещанные премьер-министром, и мы заткнём все образовавшиеся дыры, зато время не будет упущено. - Признаться меня это не сильно беспокоит, справимся.
  
   - Тогда поясните мне "сухопутной крысе" - да, да не смущайтесь, я хорошо знаю, как меня называют за спиной, в чём причина вашего беспокойства?
  
   - Она проста, сэр, за последние десять лет британские верфи не построили ни одного боевого корабля для Российской империи, а ведь раньше их заказы составляли почти четверть наших мощностей. Это одна причина, а вторая заключается в том что мне совершенно не понятно австрийское фиаско от русских, после блистательной победы у итальянцев. - Хотелось бы обратить ваше внимание на то, что у нас нет данных об их потерях. - Утопить целый флот и не потерять ни одного корабля?! Так не бывает. Что-то здесь не то.
   - Да, действительно странно.
   - Позвольте ещё совет.
   - Да, да, конечно.
   - При встрече с Хью Эрдли Чайлдерсом, поинтересуйтесь у него судьбой броненосного шлюпа "Research", броненосного шлюпа "Enterprise" и броненосного корвета "Favorite".
  
   - Уважаемый сэр Александер, я это и так великолепно помню. - Эти суда были выведены из состава флота Её Величества, как не соответствующие по техническому состоянию современным требованиям. Экономия, по расчётам представленным Адмиралтейством, составляла несколько тысяч фунтов в год. Мне это доподлинно известно из первых рук, в это период я достаточно тесно сотрудничал с человеком с Даунинг-стрит 11.
  
   - Хорошо, сэр Джордж, оставим корабли в покое. - Коммандер Артур Уилсон и кэптэн Натаниэль Боуден-Смит, вам ничего не говорят эти имена?
   - Нет, впервые о них слышу.
   - А помните скандал с японцами? Тогда кто-то обстрелял их столицу - Эдо, кажется. Эти жёлто...ые макаки утверждали, что это сделали мы.
  
   - О, да, кажется, что-то припоминаю. Сэр Александр, я попрошу одного знакомого человека из МИДа дать поручение лорду Лофтусу, выяснить по подробнее, как там всё сложилось и в бывшей империи Габсбургов и в Японии.
   - Интересно подумал адмирал Милн, что за знакомый, который даёт поручения послам, но в слух он естественно ничего такого не произнёс, а напротив продолжил свои высказывания. - Во время войны с французами русский фельдмаршал после Бородинского сражения сказал: "... что если мы потеряем армию, то потеряем Россию..." и отвёл войска, от собственной столицы оставив её неприятелю.
  
   - Что вы хотите этим сказать?
   - Мне кажется посылка лучших кораблей для спасения Турок, это ошибка. Если мы потеряем флот, то потеряем империю. Без большого мощного флота, мы просто не сможем её удержать от распада, не говоря уже об управлении.
   - Ах, сэр Александр, это уже политика, давайте оставим этот вопрос дипломатам.
   - Хорошо, сэр. Вы просили поделиться сомнениями, вызывающими моё беспокойство, я так и сделал. Извините, если что-то не так сказал.
  
   - Ну, что вы, что вы. Я очень ценю вашу откровенность, но поднятый вопрос действительно находиться не в нашей компетенции. Давайте, приложим все наши усилия, чтобы сдержать обещания данные премьер-министру.
   - Да, сэр, будет сделано сэр!
  
   Трансформация адмирала Александра Милна от человека разумного, к человеку подчинённому, была мгновенной и безукоризненной. Даже такой опытный чиновник как Джордж Иоахим Гошен, не обнаружил в ней ни грана фальши....
  
  
  
   Двести пятьдесят шестая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
  
   Историческая справка
  
  
  
   Операция "Цимбрия" - название операции, которая могла бы стать очередным примером крейсерской войны на морских коммуникациях Британии.
  
   Код операции был присвоен по названию немецкого парохода "Цимбрия" ("Cimbria"), на котором в марте 1878 года в Северо-Американские Соединенные Штаты была отправлена специальная экспедиция, купившая на местных верфях три торговых судна ("Stat of California", "Columbus" и "Saratoga"), которые впоследствии были переоборудованы на верфях Крампа в крейсера "Европа", "Азия" и "Африка" соответственно.
  
   В экспедицию были отправлены 66 офицеров и 606 нижних чинов. По плану предполагалось закупить 12 пароходов, переоборудовав их в крейсера, чтобы парализовать британский торговый флот в Атлантическом океане. Командовал отрядом на переходе в США капитан-лейтенант Казимир Казимирович Гриппенберг.
   Командиров будущих крейсеров управляющий Морским министерством назначили заранее, ещё в Петербурге ими стали капитан-лейтенанты К.К.Гриппенберг, Ф.К.Авелан и Е.А.Алексеев. Руководство экспедицией поручалось "старшему из командиров -- Гриппенбергу, который должен был подчиняться Леониду Павловичу Семечкину по прибытии последнего в Америку".
  
   26 апреля на французском трансатлантике прибыли Л. П. Семечкин, лейтенанты А. Р. Родионов и А. М. Хотинский и поручик Корпуса корабельных инженеров Н. Е. Кутейников. Активная деятельность началась сразу же по прибытии руководителя.
   Уже спустя три дня, следуя наиболее убедительным в САСШ путём: дача взяток должностным лицам, им удалось за 400 тыс. долларов перекупить строившийся за 365 тыс. долл. на верфи "В. Крамп энд санз" в Филадельфии железный пароход "Стейт оф Калифорния" (крейсер N 1, позднее "Европа"). Следующие суда были куплены в течение двух ближайших недель.
   Из числа претендентов, обслуживавших срочное сообщение Нью-Йорк-Гавана, были выбраны два парохода. Один, "Колумбус", выстроенный у Крампа в 1873 г. и с 1874 г. перевозивший сахар, кофе и т. д. , был куплен у торгового дома "В. П. Клайд и К®" в Филадельфии за 275 тыс. долларов; другой, "Саратога", - у торгового дома "Д. Е. Уорд и К®" за 335 тыс. долларов.
   Оба судна считались одними из лучших по ходовым и мореходным качествам на линии. "Колумбус" получил обозначение "Крейсер N 2". 29 мая 1878 г. номерным крейсерам присвоили имена: N 2 назвали "Азия", "Саратога" же -- "Крейсер N 3"-- стала "Африкой". Таким образом, стоимость трёх пароходов без переделок составила 1010 тыс. долл., другие источники говорят вообще о сумме в 860 тыс. долларов. Собственно переоборудование обошлось русской казне в 966.318 долларов 72 цента ("Европа" -- 269 тыс. 81,43 долл., "Азия" -- 372 тыс. 237,29 долл., "Африка" -- 325 тыс. долл.).
   Общие расходы на первые три крейсера, таким образом, составили 1.826,3 тыс. долларов. Проектные работы над четвёртым кораблём ведут свой отсчёт от первых чисел июня 1878 г., когда Семечкину ещё не было известно об итоговом превышении лимита выделенных средств.
  
   Так что история "Забияки" началась исключительно благодаря инициативе Л. П. Семечкина. Перерасход по завершении работ на первых трёх крейсерах выяснился, но N4 был уже спущен на воду.
  
   Узнав о намерениях русских, англичане тоже стали скупать пароходы через своих торговых агентов в Америке, но время было упущено, кроме того, американские судовладельцы, повинуясь закону рынка, резко подняли цены на свои корабли.
  
   *****
  
  
   Операция "Цимбрия" - код, взятый по названию немецкого парохода "Cimbria", который в той истории 1 апреля 1878 года, имея на борту наших моряков, вышел в море со специальным заданием под флагом Германии. Это же название я присвоил аналогичной своей усовершенствованной разработки, которая по ряду объективных причин началась несколько раньше.
  
   Судоходная компания "Уилсон & Чэмберс", которая тогда, в другом времени, в 1867 г. обремененная непомерными долгами свыше ё500.000, пошла с молотка, также распродала свои клипера. "Тайпинг", "Серика", "Ариэль", "Cap Ланцелот", "Титания", "Лаалу" и ещё с десяток менее известных судов поменяли своего владельца. Искусные изделия британских корабелов Генри Трслфолла Уилсона и его партнера Джека Пинкелтона перешли в собственность ... сына одного моего соратника, только об этом никто не знает. У него они тоже надолго не задержались, нынче их владельцем является малоизвестная фирма, которая в свою очередь является совместной компанией сразу нескольких стран.
  
   Чтобы кораблики стали более экономичными и надёжными, пришлось побеспокоить старину Уильяма Крампа. В другой реальности его верфи и завод на окраине Филадельфии (штат Пенсильвания) "Чарльз Уильям Крамп и сыновья", тоже оказывали услуги российскому флоту. Первый пароход по русскому заказу, "Камчатка", был построен в Нью-Йорке еще в 1841 году. Конечно же самым известным их изделием стал "Варяг", заложенный 10 мая 1899 года, который в январе 1901 года вошёл в состав русского Военно-морского флота.
   В этой реальности все купленные чайные клипера пошли по проторённой дорожке, только без слов "русский заказ". На них уменьшили высоту рангоута и установили по паре мощных 600-т сильных болиндеров, это конечно не "летающие - П", да этого и не надо, правда механизмы по уборке - постановке парусов скопированы с легендарной серии. Этим корабликам уготована другая судьба, возможно не менее громкая, впрочем, это будет зависеть от поведения наших "заклятых друзей", а пока они успешно возят боливийскую селитру, медь, олово и серебро по всему миру, естественно в первую очередь во Владивосток.
  
   "Боливийскую" я написал не по ошибке, в этот период ещё не было войны между Чили и Боливией за обладание богатыми месторождениями этого сырья. Это там, в том времени, в 1879 году Чили при поддержке (я бы сказал понукаемая Великобританией) начала боевые действия против Боливии, имевшей тогда выход к Тихому океану в области Антофагаста.
   Поэтому нынче из боливийских портов Антофагаста и Мехильонес вывозятся селитра и серебро, как вы уже догадались, в основном в нашу сторону, но часть наиболее крепких кораблей регулярно огибает негостеприимный мыс на юге Америки и отмечается в европейских портах. Эти парусники не имеют отличительной окраски "Flying P" и вообще стараются быть как можно более незаметными, это тоже часть моего дьявольского плана. "Тайпинг", "Серика", "Ариэль", "Cap Ланцелот", "Титания", "Лаалу" уже миновали мыс Горн и находятся в Бискайском заливе. Ладно, пока хватит об этом....
  
   Ясную солнечную погоду неожиданно сменила бурная, но короткая весенняя гроза. Ветер с моря нагнал тучи, которые разродились дождём с ветвистыми молниями, после которых если грохнуло где-то рядом остаётся специфический запах озона, воспринимаемый большинством людей как свежесть.
   Сейчас придёт венценосная супруга и мне предстоит сложнейший разговор, надо будет просветить женщину, воспитанную в духе викторианской морали о некоторых особенностях поведения китайской императрицы Цыси, получившей при рождении прозаическое имя Юй Ланьхуа и её верном слуге Ли Ляньине.
  
   При всех дворах китайских властителей последние пять тысяч лет жили евнухи. Как бы правители не назывались "великий хан" или "император", какая бы династия ни правила в Китае - при правителе содержался целый круг мужчин, лишенных мужского естества. Называли их тоже по-разному - стражи храма, привратники, чиновники внутренних покоев, а некоторых позднее просто "серыми кардиналами".
   Чтобы попасть в их число, надо было пройти весьма болезненную и опасную операцию, которая имела три разновидности: мужчина лишался и полового члена, и яичек; мужчина лишался только полового члена; мужчина лишался только яичек. После операции туго спеленатого в зоне паха пациента заставляли ходить несколько часов, только потом разрешали лечь, пить не давали не менее трёх суток. Если всё-таки он после этого выживал, то о нём сообщалось начальству в уезд, чтобы имя оскоплённого внесли в списки для подачи в императорскую канцелярию.
  
   При дворе китайской императрицы Цыси таких деятелей было более четырёх тысяч. Нет, вы только представьте себе, чуть ли не целая дивизия евнухов и все они есть и пить хотят. Мало того ещё и взятки берут, причём немалые. Структура у них тоже почти как в армии, такие же группки - взвода объединённые в кланы - батальоны. Все стремятся на самый верх, поближе к императору, то бишь к императрице - "нефритовой орхидее". Там на самом верху властвует самый, самый приближённый к царственному телу евнух Ли Ляньин.
   Высокий по китайским меркам, человек крупного телосложения. Почти стальные, в прямом и переносном смысле челюсти, рельефный нос, внимательные, колючие глаза, губы, больше подходящие африканцу и выступающий вперёд подбородок придавали его лицу и всей фигуре особую выразительность, не хватало только одной малюсенькой детали, которая обычно скрыта под одеждой.
  
   Зачем я всё это описываю? Сейчас поясню. Когда раны у скопца заживали, то для мочеиспускания внутрь вставляли серебряную трубочку или бамбуковую, ибо не всем серебро было по карману. После открытия Америки искусственный член стали изготавливать из каучука. Вот об этом-то предмете мне и предстоит вести разговор с благоверной. Теперь сопоставьте воспитание в викторианском духе и предмет беседы. Что-то она запаздывает, пора бы ей уже быть?
  
   Только подумал, как раздалась специально сконструированная трель звонка. Этот звук ни с каким другим я никак ни при каких условиях не смогу перепутать.
  
   - Добрый день, дорогая, внимательно тебя слушаю!
   - Никса, милый, я задерживаюсь. Мы тут у Дагмары разбираем эскизы нарядов для сестёр милосердия. Это такая важная работа, что оторваться ну никак невозможно.
  
   Захотелось сказать что нибудь резкое, война уже идёт, а они только сейчас о нарядах начали размышлять. Форма для санитаров уже давно в армии. Но разве можно так отвечать жене-императрице?
  
   - Да, да, ненаглядная, конечно. Когда освободишься, позвони.
   - Никса, Никса, подожди, а у меня для тебя пренеприятная новость. Гофмейстерина графиня Протасова была в гостях у графини  Блудовой, та ей под большим секретом рассказала, что слышала от портнихи, как жена лорда Лофтуса утверждала, что если русские войдут в Константинополь, то Британия пошлёт туда свой флот и объявит войну России.
  
   Вот так через жён многое тайное становиться явным. Для меня впрочем это давно не секрет, да и наши МИД-овцы о таком варианте развития событий все уши прожужжали. Поддерживая шутливый тон, продолжаю:
  
   - Ну что ты, дорогая, зачем нам ссориться с твоей мамой (термин "тёща" в наших разговорах мной полностью исключён из обращения) из-за какой-то Турции. Не волнуйся, тебе это вредно. Жду звонка, крепко целую в обе щёчки.
  
   Намеренно аккуратно, чтобы не разбить аппарат вешаю трубку, не дожидаясь ответа. Всё-таки и у моей выдержки есть пределы. Придётся этот разговор провести в другом месте и в другое время. Ладно, не буду уподобляться британскому послу и объяснять по телефону супруге, что первая волна десанта на мысе Кильёс уже высадилась.
  
   - Володя, соедините, пожалуйста, меня с Мезенцевым.
   - Слушаюсь, Ваше Величество.
  
   Через несколько минут разговариваю с главным злодеем империи, если не считать меня номером первым, конечно. Но это кому как больше нравиться.
  
   - Николай Владимирович, здравствуйте.
   - Здравия желаю, Ваше Императорское Величество.
   - Отправляйте подарок и начинайте операцию "Нефрит". Императрица пока не в курсе, но вечером я её обязательно просвещу, всё объясню и покажу с примерами.
  
   Весёлое "хрюканье" на том конце провода говорит, что "главный жандарм" всё понял правильно и операция начнётся без промедления.
   Специально изделие, называемое в том, другом времени вибратором, в царственной упаковке нефритового ларца будет отправлено в Поднебесную как подарок от одной императрицы другой. Более скромный, стальной, со специальным секретным замком ящичек с батарейками для этого устройства тоже пойдёт по тому же адресу.
   По существующей традиции все подношения в Поднебесной проходят только через руки главного евнуха. Для него даже составлена специальная инструкция на родном языке как устанавливать и менять батарейки. Где их брать? Он далеко не дурак, сам догадается. Прогневить "орхидею", главный развратник и взяточник убоится, а уж через него наши сотрудники уберут с дороги ненужных людишек с мерзкого острова, которые присосались к правящей династии. Заодно прощупают почву по поводу Внешней Монголии. Смогли же предки в той истории прибрать к рукам Порт-Артур всего за трёхмиллионную взятку, а тут всего ничего - триста тысяч человек населения, из которых чуть ли не половина буддистские монахи. Вот какая коварная у меня задумка....
  
   Теперь бы стакан чайку. Сам, никому не поручая, это такой вид отдыха, завариваю крепчайший чай. Несколько минут блаженства и почти бегом под Арку Генштаба в "диспетчерскую".
  
   Сводка, ну наконец-то полная сводка по Варне. В 1829 году эту крепость уже штурмовали войска моего деда. Тогда нам противостоял двадцатитысячный гарнизон и двадцатипяти тысячный корпус Омера-паши. Сейчас благодаря "успешной работе" британской разведки там было сосредоточено ещё на двадцать тысяч человек больше, итого около семидесяти тысяч.
  
   Бомбардировка крепости с дирижаблей началась около десяти утра. Большая часть болгарского населения, предупреждённая накануне, покинула город. Хотя крепость отделяют от города около версты, жертвы среди мирных жителей не желательны.
   Первую бомбу объёмного взрыва сбросили в девять пятьдесят утра. Бррр.. страшно подумать, что творилось в стенах крепости. Неправильный многоугольник стен, высотой местами достигающий двенадцати метров, ограждал защитников крепости от врагов. Вот в этом-то полузамкнутом пространстве одна за другой с небольшим интервалом взорвались четыре объёмных заряда. Стены - защитницы только усилили поражающий эффект.... Первую бомбу заправляли и подвешивали к гондоле носителя сразу пятьдесят человек.
   (Если верить Лесли Гроувзу, то это в два раза больше, чем количество яйцеголовых, которые готовили а-бомбу "Малыш" на острове Тиниан, сброшенную бомбардировщиком Б-29 "Энола Гей" 6 августа 1945 года на Хиросиму).
  
   После бомбардировки результативность десанта нашей морской пехоты на Варну превзошла все самые смелые ожидания. Крепость пала, не сделав ни одного выстрела, да и стрелять там уже было некому. Варненский порт захвачен практически в неповреждённом рабочем состоянии. Небольшую перестрелку на его территории в расчёт можно не принимать. Модернизированный "Великий Князь Константин" уже разгружается на причале захваченного порта.
  
   Всё это я уже отлично знал по частичным докладам, поступавшим в "диспетчерскую". Теперь самое важное - как развивается десантная операция на мысе Кильёс. Сейчас там ещё нет серьёзных батарей и укреплений, зато есть удобные бухточки с песчаным дном. Глубины тщательно промерены нашими судами, неприятных сюрпризов не ожидается.
  
   - Добрый день, господа! Все сидите, сидите, пожалуйста! Не надо рапортов! Что нового по Кильёсу?
   - Ваше Императорское Величество, первая волна....
   - О первой волне я информирован. Что сейчас там происходит?
   - Не могу сообщить ничего нового. Временно не работает аппаратура эфирной связи. Была гроза и она повреждена. Её обещали наладить, но.... вот пока есть свежие данные по Кавказскому направлению.
   - Хорошо, спасибо! Как восстановят связь - сообщите, пожалуйста, дежурному генерал-адъютанту.
   - Слушаюсь, Ваше Императорское Величество.
  
   Вот всегда так. Нет, не потому, что Кавказское направление меня не интересовало, оно приоритетно, но именно сейчас десант в тридцати километрах от Стамбула важнее. Дожидаться, пока определят неисправность и исправят радиостанцию у меня бы просто не хватило терпения. Поэтому для водителя, адъютантов и конвоя прозвучала краткая команда:
  
   - В Пулково!!!
   Там была установлена мачта и самый мощный в мире передатчик эфирных сообщений. Ещё примерно через час бешеной гонки по улицам засыпающего Питера, потом по новенькому Пулковскому шоссе и мы, разбрасывая во все стороны брызги от прошедшего дождя, которые искрились в свете электрических фар, а не калильных керосиновых фонарей вскочили в расположение необычной воинской части. У неё не было открытого названия, а вместо него был только шестизначный номер.
   Устав от постоянного произношения одной и той же команды "Отставить", миновав череду постов, наконец прошли в аппаратную и я, обратившись к дежурному оператору, протянул ему короткую записку, которую сопроводил словами:
  
   - На этой частоте постоянно передавайте одно и тоже обращение, пока не получите ответа.
  
   Несмотря на некоторое смущение и волнение от присутствия высочайшей особы, молодой лейтенант споро установил верньеры на делениях, указанных на клочке бумаги, и в эфир полетело сообщение:
  
   - "Айвенго, вызывает Чёрный Лентяй".
  
   Оно было повторено не один десяток раз и я уже буквально физически ощущал чувство отупения и неприязни у оператора, как вдруг из небольшого динамика раздался хорошо знакомый и немного взволнованный Володькин голос.
  
   - Сэр, Чёрный Лентяй, Айвенго слушает вас!
  
   После такого необычного вступления последовало сделанное деловым тоном нормальное обращение:
   - Ваше Императорское Величество, докладывает Великий Князь Владимир....
  
  
  
   Тетрадь сорок восьмая Дневник Тринадцатого Императора
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Взятие Константинополя (13 апреля 1204 года) войсками крестоносцев было одним из эпохальных событий средневековой истории и имело далеко идущие последствия для всей Европы. Папа Иннокентий III в своем послании о крестовом походе обещал всем рыцарям, которые будут участвовать в войне за Святую землю, освобождение от налоговой повинности, списание всех долгов, сохранность и неприкосновенность имущества. Это послание привлекло огромное количество бедняков и должников, которые планировали поправить свое положение за счет похода.
   После захвата города начались массовые грабежи и убийства греко-православного населения. После взятия города началось массовое мародёрство. Около 2 тыс. человек было убито в первые дни после захвата. В городе бушевали пожары. В огне были уничтожены многие памятники культуры и литературы, хранившиеся здесь с античных времён. Особенно сильно от огня пострадала знаменитая Константинопольская библиотека.
   9 мая новым императором был провозглашён Балдуин Фландрский, что положило начало формированию целой плеяды "латинских" государств на захваченных крестоносцами территориях, хотя греческая знать на периферии империи не покорилась и продолжала борьбу.
  
   Вторично столица Византийской империиКонстантинополь, была захвачена турками-османами под предводительством султана Мехмеда II во вторник29 мая 1453 г. Это означало уничтожение Восточной Римской империи; последний византийский император Константин XI Драгаш пал в битве. Победа обеспечила туркам господство в бассейне Восточного Средиземноморья. Город оставался столицей Османской империи вплоть до её распада в 1922 году.
  
   Крепость Анадолухисары находится на анатолийском, или азиатском, побережье пролива Босфор и была построена османским султаном Баязидом I в середине 90-х годов XIV века в ходе его приготовлений к осаде Константинополя.
  
   Крепость Румелихисар расположена на западном, или европейском, побережье и была построена в 1452 году султаном Мехмедом II, использовавшим ее для успешной осады города в 1453 году.
  
  
  
   Двести пятьдесят седьмая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
  
   - Ваше Императорское Величество, докладывает Великий Князь Владимир....
  
   Такое обращение в устах моего младшего братишки одновременно означало и приветствие и вопрос. Приветственное обращение к старшему брату-самодержцу - это и без комментариев понятно. Вопрос же заключался в том, как себя держать и о чём можно говорить, а от чего лучше воздержаться.
  
   Повелительным жестом, сохраняя молчание, я отправил дежурного оператора в соседнюю комнату, абсолютно уверенный в том, что у дверей уже несёт свою вахту Барятинский младший, который никого и близко к ним не подпустит. Всё, теперь можно с братом говорить без помех.
  
   - Володя, в операторской кроме меня больше никого нет. Докладывай всё как есть!
   - Рад тебя слышать. Мы тут почти поголовно в грузчиков и биндюжников превратились. - Твои плавпирсы на базе "Эльпидифоров" с переменной дифферентовкой хороши, вот только скоростёнка у них маловата. При противном ветре к месту высадки они поздно добрались. Поэтому начали без них.
   - Как же вы тяжёлое вооружение десантировали?
   - Мы его на потом оставили.
   - Понятно.
   - Как только эти опоздавшие чёртовы железяки приткнулись к берегу да заякорились, начали выгрузку. - Сейчас под выгрузкой все семь "Эльпидифоров-П" используются, но работы ещё много.
   - Османы не беспокоят?
  
   - Нет их здесь никого. Тех, что ещё с ночи наблюдение обеспечивали, наши морпехи той же ночью извели, а других на подмену им почему-то не прислали. Странные у турок порядки, одним словом - "чужой монастырь".
   - Ты уверен, что о нашей высадке в Стамбуле ещё не известно?
  
   - Полной уверенности нет, но и серьёзного противодействия с их стороны не замечено. Кроме того, наши передовые дозоры перехватили двух генералов Абдул-Керим пашу и Осман-Нури пашу. Согласно приказа султана (точнее британского посла Эллиота) первый направлялся к Рущуку, а второй в Варну. Задание у обоих было примерно одинаковое, но не получилось.
  
   - О своём задании они сами тебе поведали?
   - Ну не напрямую конечно. Ты же знаешь мои познания в турецком. Ребята Черняева, перехватившие генералов, крепко с их охраной сцепились. Большая охрана у них была, с нашей стороны не обошлось без потерь, поэтому обоих немного в горячке боя помяли, вот они и "запели" едва только наш Бендевар им вопрос задал.
   - Бендевар - это посланец от сына Юнус-бека?
   - Да, в каждой группе есть несколько курдов, которые в спецшколе обучались, поэтому вопросы задавать и переводить ответы было кому. - Кроме этих групп больше никого и ничего подозрительного не замечено.
  
   - Понятно.
   - Была даже шальная мысль - не дожидаясь выгрузки бронеходов только на "ША-1", рвануть сразу в Константинополь.
   - Что за "ША-1" такие? Почему не знаю?
   - Это так бронетранспортёры ещё в Туркестане бойцы окрестили - "Шайтан арба", ну и номер один присвоили, уверены, что вскорости ещё что-нибудь новенькое появиться.
   - Надеюсь, мысль прогулки в Константинополь не в твоей голове родилась?
   - Каюсь, у меня тоже проскакивала, да вовремя твой наказ вспомнил.
  
   - Вот-вот, это хорошо! Ты ни в коем случае не должен забывать, что начали-то мы войну с султаном, а продолжать её придётся с моей тёщей. Со дня на день жду от них ультиматум. - Поэтому береги людей. Будут люди живы, а технику завсегда починим. На худой конец новую сделаем, лучше прежней.
  
   - Это я понимаю, потому и не поддержал инициативу, даже запретил некоторым думать об этом!
  
   - Ладно, ладно, Черняева не зря "ташкентским львом" окрестили, но ты его всё равно пока придерживай, в Стамбуле ещё тысяч десять султанской гвардии наличествует, а это не мальчики для битья, а воины от рождения. Без тяжёлой техники наступление не начинать, действовать строго по плану.
   - Никса, мне абсолютно ясно и понятно что это ещё не война, а только генеральная репетиция.
  
   - Ну, то-то же. Какие успехи у летунов?
   - Они на выделенном участке ковыряются. Бульдозером его разровняли, катками укатали, теперь полосы перфорированные выкладывают. Обещают, что завтра к утру будут готовы начать полёты.
   - Хорошо! Это большое подспорье воздушная разведка, я уж не говорю об остальном.
   - Да нам, в общем и дирижабля хватает с него тоже хорошо и далеко видно.
   - Володя.....!
   - Всё, всё не буду больше. План, подписанный монаршей ручкой старшего брата - закон.
  
   - Ладно, ладно не ёрничай. Что с турецкими крепостями Анадолухисары и Румелихисар на Босфоре?
  
   - Были они турецкими, теперь наши. Ночью на катерах подскочили морские пехотинцы. С дирижаблей воздушный десант сбросили, они ту немногочисленную охрану, что ещё бодрствовала, сняли. Турки на анатолийском берегу спали, нападения не ожидали. В знаменитых башнях вообще никого не оказалось. - Представляешь, эти громадины одним своим видом выказывающие серьёзную угрозу, пустыми стояли. В погребах даже зарядов не нашли, наши боялись, что какой-нибудь фанатик решит к Аллаху поскорее попасть, так что искали на совесть. - Короче, к рассвету повязали всех кто не сопротивлялся. Которые огрызались, тех постреляли. По утренней заре туда для усиления по батальону морпехов высадили. Тяжёлого вооружения бойцы не имеют, но гранатомётов и миномётов с припасами у них достаточно. Связь с ними постоянная, если что понадобиться, доставим без хлопот. Турецких боевых кораблей в Чёрном море больше нет.
  
   - Приятно слышать! Что у Никанова? Контакт с ним есть?
   - Там, слава Богу, всё точно по плану! Даже новолуние предусмотрено. Три подлодки уже на выходе из пролива, сейчас они на подходе к бухте. Головным - Павел Крузенштерн, он этим маршрутом уже ходил, остальные в кильватере. Ориентировка по трём синим огням. Павел Павлович даже пошутил: "...идём как в Севастопольской бухте на ученьях...".
  
   - Ну-ну, а с "шумовым" прикрытием как дела обстоят?
   - Эти сорвиголовы сразу тремя дюжинами представлены. Сейчас катера дрейфуют как раз на траверзе наших новых крепостей. Как сигнал от Никанова будет получен, так ровно через четверть часа они в "Золотом роге" такой тарарам устроят, что чертям тошно станет. Почти по Пушкину будет.
  
   - Смотрите аккуратно, главного чёрта надо целёхоньким вывезти.
   - Вывезут, если потребуется то и с диваном вместе, да ещё и гарем заодно прихватят.
   - Куда же они такую прорву народа денут? Нет уж, пусть лучше гарем в "Топкапы" остаётся.
  
   - Это я так, в шутку. Настроение у десантников отличное, все в бой рвутся
   - Я тоже шучу. - Ладно, пошутили и хватит. Эту ночь я, видимо, здесь проведу, так что держи связь с запасным командным пунктом. Помни, это только генеральная репетиция, главные события начнутся позднее. Думаю, что до подхода "Royal Navy" у нас в запасе три - четыре недели имеется. Будь осторожен! Удачи!
  
   - Спасибо, Никса, сделаем всё как договорились. Да, а как ты планируешь Барятинского старшего отметить? Крепостей - то у турок на Дунае больше нет.
   - Это пока большой секрет, но кое что по-братски шепну. - Как тебе понравиться его новая фамилия Барятинский-Задунайский?
   - Здорово звучит и с весьма "прозрачным" намёком!
   - Вот и хорошо, а остальное пусть пока секретом остаётся. До связи!
   - Удачи сэр, Чёрный Лентяй!
  
   Эта операция по взятии Стамбула, тщательно продуманная и многократно проигранная в Гатчине, часто не давала мне покоя. По большому историческому счёту это будет уже третий штурм Царьграда-Константинополя.
  
   Первый раз его разрушение и разграбление вдохновлял папа Иннокентий III. То фактически было сведение счётов между попами. Лидер католиков потребовал от остатков Византии восстановления церковной унии, что практически означало прекращение самостоятельного существования греческой церкви.
   Получив ожидаемый отказ, Иннокентий III определил превращение византийской столицы в цель похода крестоносного воинства. Крестоносцы решили штурмовать город со стороны Золотого Рога, у Влахернского дворца. Католические священники, состоявшие при войсках крестоносцев, всячески поддерживали их боевой дух. Они с готовностью отпускали грехи всем желавшим участникам предстоящего штурма, внушая воинам мысль о богоугодности захвата Константинополя.
  
   Четвёртый крестовый поход, когда просвещённые европейцы 13 апреля 1204 года основательно разграбили Константинополь и спалили его библиотеку, для себя лично я так и называл - "сведением счётов".
  
   Спустя почти шесть десятков лет, в 1261 г. в отсутствие венецианского флота небольшой отряд никейского императора  Михаила VIII Палеолога занял плохо защищённый Константинополь, формально Византия была восстановлена, но это была, конечно, уже не та Византия. 
  
   Через два века под предводительством султана Мехмеда II, творчески подошедшего к непростой задаче - штурму города крепости, Константинополь был взят  во вторник29 мая 1453 г. Ещё полтысячелетия он оставался столицей Османской империи вплоть до её распада в 1922 году. На эти исторические экскурсы, демонстрируемые "блокнотом", мне было наплевать. Для меня укреплённый город был прежде всего пробкой в "горлышке" Босфора, которую надо изъять и как можно быстрее.
  
   Когда я говорил брату, что у него в запасе есть три - четыре недели я, конечно, делал для себя "заначку" по времени, но вот на сколько, этого никто не знал.
  
  
   *****
   Есаул Иван Кравченко уже дано привык ко всяким неожиданностям, поэтому, когда его весной 1872 года вызвали к командующему десантными силами Империи Василию Александровичу Стеценко, он не особенно удивился, ожидая очередное срочное поручение.
   Немного смутило, что на входе в штаб он встретил много своих бывших учеников, которые, как было ему известно, проходили по ведомству генерала Рихтера. Пожав руки ближним и кивнув старым знакомцам, стоящим в отдалении, приёмный сын Владимира Кравченко вошёл в знакомое помещение за тяжёлыми дверьми. Снова удивившись необычно большому количеству народа, толпящемуся в вестибюле управления, он предъявил документы проверяющему и в сопровождении дежурного лейтенанта быстро поднялся на второй этаж, где, как оказалось, его уже ждал другой порученец. Вместе со вторым сопровождающим он вошёл в приёмную и без задержек был приглашён в кабинет Стеценко, тут многое стало понятным....
  
   В кресле командующего за его рабочим столом сидел государь-император Николай II, а хозяин кабинета примостился справа, там, где обычно сидели его посетители.
   Естественно, сработал условный рефлекс, есаул вытянулся и уже хорошо поставленным командирским голосом приготовился отрапортовать о своём прибытии, но был остановлен повелительным жестом и нейтральным вопросом монарха:
   - Здравствуйте! Присаживайтесь. Как здоровье Владимира Ивановича?
   - Здравия желаю! Спасибо, Ваше Императорское Величество! Отец поправляется и скоро сможет приступить к своим обязанностям.
   - Хорошо, Иван сын Владимира! Сам-то как себя чувствуешь?
   - Отлично, благодарю, Ваше Императорское Величество!
  
   Последнее было произнесено, пожалуй, несколько громче, чем следовало, поэтому последовало почти отеческое наставление, а не команда:
   - Спокойно, Иван, мы не на плацу, здесь и так всё хорошо слышно. Присаживайся напротив Василия Александровича, сейчас подойдут ещё несколько участников нашей встречи.
  
   Последние не заставили себя ждать. Вошедшего генерала Черняева в России все хорошо знали. В газетах и журналах, да просто в витринах военторгов, часто висели фотографии "ташкентского льва", зато лицо второго было мало кому известно. Капитан-лейтенантские погоны на его морской форме ни о чём не говорили Ивану. Только глаза и манера движения выдавали в нём опытного бойца.
  
   - Ну вот, все в сборе!
   - Владимир, у тебя всё готово?
  
   Оказывается был ещё один участник встречи, который находился в смежной комнате и настраивал проекционную установку. Ну, если великие князья работают за киномехаников, разговор обещает быть весьма интересным.
  
   - Господа, вы приглашены для обсуждения весьма секретного проекта. Поэтому никаких записей делать не следует. Всё, что вам будет сообщено, должно остаться только в вашей памяти.
  
   Эти вступительные слова государя, произнесённые спокойным вкрадчивым голосом, ещё раз подчеркнули необычайность и важность встречи.
  
   - В предстоящем штурме Константинополя возможны всякие случайные события, "на войне как на войне", всего не предусмотреть. Вашим заданием будет являться пленение султана Мурада V и оберегание его от всяческих превратностей способных нанести ему вред. Мы не сомневаемся в успехе предстоящих военных действий в кампании с турками, но, как известно, войны заканчиваются переговорами. Для этого нам нужен султан целый и невредимый, это и будет вашей главнейшей задачей.
  
   Вот так! Ни много, ни мало, взять и султана османов пленить!?! При всём моём уважении к Государю даже, пожалуй, преклонению, как перед определённой свыше святыней или символом державы эти его слова вызвали некоторое недоумение. Возможно что и у других, сидящих рядом, реакция на это высказывание была аналогичной и это отразилось на наших вытянувшихся физиономиях.
  
   - Вижу ваше недоумение на лицах и недоверие в глазах. Сейчас Великий князь Владимир Александрович изложит план проведения этой операции. - Повторюсь, никаких записей даже по выходу из этого кабинета, всё только на память!
  
   На память так на память..... доклад Великого князя Владимира, кстати, весьма содержательный и реалистичный, я приводить не буду. Напишу только, что теперь до весны 1873 года мы все "государевы узники", точнее, носители государственной тайны "узники" - это мы сами себя так называем. Ну а как иначе? Три сотни молодых парней, над которыми издеваются с утра до ночи их инструкторы, живём в глухом лесу, да ещё и без права переписки. После указанного срока те, которые живы останутся, вернуться к нормальной жизни. Если смогут, конечно.
  
   Что-то я подзадержался с писаниной, пора на занятия. Сегодня меня подвергнут новым мучительным испытаниям, будут с высоты сбрасывать. Говорят, что при Иване IV была на Руси такая казнь лютая. Как там на самом деле было, не знаю, но нас лично Великий князь Владимир "казнить" будет. Он обучал, ему и решать дальнейшую нашу судьбу....
  
   Ну ничего, зато если живым после этого прыжка останусь, завтра я ему такой болевой приём заверну - два дня кряхтеть будет. Вот ведь незадача, после завтра капитан-лейтенант Никанов нас под воду окунать планирует, придётся с местью повременить, а то как он тогда плавать будет?! Наши шутят: как цуценят от гулящей суки, только не в бочке, а в озере. Там воды прозрачнее, глубины побольше и с пирса хорошо видать будет, как мы под водой себя чувствуем.
  
   - .........................
  
   Интересно, сколько прошло времени с того примечательного совещания с участием Государя. Мне иногда кажется, что все мы уже долгие годы узники замка Иф. Даже изощрённая фантазия Александра Дюма - отца не могла придумать таких издевательств над несчастным Эдмоном Дантесом. Ежедневные интенсивные занятия превратили нас в какие-то странные механизмы, способные преодолевать любые препятствия и перемещаться по земле, по воздуху и под водой....
  
   Вот прошла команда и мы споро, по номерам, как на учениях выскочили на палубу подводного корабля и начали погрузку в надувные лодки. Наверху темень непроглядная. Высадку подгадали в новолуние, если бы не тренировки, ей Богу, уже несколько раз за борт можно было сверзиться. Пять "резинок", так мы называем наши кораблики, аки тати в ночи направились к чужому берегу. Как-то нас там встретят?
  
   В 1475 году Мехмед Завоеватель приказал соорудить на развалинах дворца византийских императоров новый дворец -- дворец Топкапы. Туда мы сейчас и направляемся. Дворец, естественно, охраняется, причём весьма серьёзно. Внутренняя охрана - это элитные бойцы султанской гвардии, выходцы из знатных семейств, кроме них имеются ещё и внешние сторожа, эти уже попроще происхождением, но тоже бойцы крепкие. Не знаю, как наши шпионы нашли слабинку среди них, но нашли человека, который преклонялся перед Салах-Ад-Дином, а османов считал поработителями и завоевателями. Сегодня его дежурство во внешней страже дворца.
  
   Строительство дворца Топкапы, Пушечные ворота, на месте дворца византийских императоров кроме политических выгод давало ещё и определенный выигрыш в строительных работах. Вот одним из них мы и должны были воспользоваться. Средневековые дворцы, замки, крепости всегда оснащались подземным ходом, по нему можно было бежать или, наоборот, отправлять лазутчиков в стан врагов.
   Имелся такой непременный атрибут и в Топкапы, точнее даже два, но один сильно пострадал в землетрясении 1509 года и потому не годился.
  
   В этот момент мы ещё не знали, что Омар, так звали курда, который должен был отпереть решётки, не смог подмениться и нас ждут неожиданности.
  
   Дважды мигнув синим фонарём, подождав и не дождавшись ответа, я принял решение высаживаться. Наш взвод идёт первым и наша сильно усложнившаяся задача - найти вход в дворцовые подземелья. Потом сигнал на другие лодки и наши силы утроятся. Вот и приметное строение на берегу, точнее, его силуэт на фоне одинокого дальнего факела, освещающего одну из стен дворца-крепости.
   Взмах руки в перчатке, ладонь её покрыта светящимся составом и мои бойцы замирают на месте, причём ухитряются занять позицию удобную для стрельбы, но вот только куда и по кому стрелять? Снова жест рукой и рядом со мной возникает тень нашего "Робин Гуда", кличка "Роб". Показываю жестом направление и "Роб" растворяется во тьме. Кличка дана ему не зря, с дистанции двадцать шагов он из духового карабина сбивает алтын. Внимательно прислушиваюсь, вот, кажется, раздался ожидаемый набор еле слышных звуков и почти сразу же рядом возникает "Роб". Теперь снова оговорённый жест и мы осторожно движемся дальше....
  
   Глинобитное строение, вроде бы вход во дворец можно было и получше оформить, но маскировка и обман зрения известны людям очень давно. Не обращая внимания на ветхость строения, стараемся определить, сколько человек находится внутри. Прислушиваемся, слышно только как плещется волна на берегу пролива да в кустах верещат цикады. Кажется, что нет ничего, что может нарушить покой этого места. Неужели и внутри никого нет? Странно, один страж не может охранять такой важный вход.
  
   Вновь язык жестов и Степан Подопригора, кличка "Мышь", осторожно направляется ко входу в "хижину". Нахожусь рядом, чтобы в случае чего прикрыть своего бойца. Буквально чувствую, как он достал из кармана маслёнку, капнул на петли и осторожно нажал дверь рукой. В сплошной темноте появляется едва видимый прямоугольник странного тёмно-кровавого света. Всматриваемся внимательнее, напрягая до предела зрение. Постепенно начинаем различать внутренние очертания строения, освещённого каким-то тусклым масляным светильником. Вдруг мешок, который лежит в стороне от входа, всхрапнул и перевернулся. Невероятная удача! Отработанное движение и "Мышь", зажав стражу рот, втыкает ему в сердце стилет.
  
   Искать входной люк в подземелье долго не пришлось, вероятно, им часто пользовались и вокруг ложной стены образовались хорошо видимые даже в темноте грязные пятна и подозрительные подтёки. Возможно, что слухи об изощрённых убийствах во дворце, когда трупы бесследно исчезают в море - это не выдумки.
  
   Осторожно приоткрываем ложный простенок и сразу же упираемся в металлическую решётку. Прутья толщиной в руку взрослого человека, добротная ручная ковка. Это даже не решетка, а скорее решётчатая дверь с ячейками, куда не просунет голову и ребёнок. Монументальное сооружение, хорошо смазанные петли, да иначе такую тяжесть и не провернуть, в ней весу пудов двадцать пять - тридцать.
  
   Мощные крепления рамы, не уступающие по толщине железнодорожным рельсам, уходят в основание прибрежной скалы, через которую проходит подземный ход. Да, такую решётку так просто не открыть. Где-то в глубине подземелья должна быть ещё одна такая же, возле которой тоже находятся стражники, а в простенке спрятаны бочонки с порохом.
   В случае опасности им достаточно поджечь фитиль и отбежать подальше. Подземелье будет разрушено, а враги надолго остановлены. В средние века препятствие непроходимое.
  
   Снова язык жестов и к нам протискивается Монгол, это наш "Вулкан", кличка "Вул". Слегка сгибаясь под тяжестью двух четырнадцатилитровых баллонов, этот крепыш быстро разворачивает свои приспособления. Поднимает глаза и смотрит на меня, ожидая команды. Жду, когда задрапируют вход, чтобы не был виден свет газорезки и делаю разрешающий жест.
  
   Кислородо-водородная горелка имеет существенное преимущество перед ацетиленовой. Это полное отсутствие запаха. В результате сгорания смеси, как нас учили, получается вода. Но преподаватели не учитывали того, что разрезаемый материал тоже может пахнуть, даже пованивать. Приходиться прерываться. Нельзя допустить, чтобы запах учуяли там дальше на втором посту. На наше счастье ночной ток воздуха направлен в нашу сторону. Полторы минуты и три толстенных прута перечеркнуты газорезкой. Начинаем двигаться дальше.
  
   Впереди "Роб" идет будто танцует какой-то танец, но я знаю, что его почти кошачье зрение позволяет ему видеть все неровности и своевременно обнаружить вторую пару охранников, которые наверняка не сидят без света. Туннель, по которому мы двигаемся, вдруг делается значительно выше. Своды полукруглые из нечётного количества каменных глыб, так строили в средние века, этой кладке явно несколько сот лет, похоже, что мы уже подобрались к внешней стене Топкапы.
  
   Издаю змеиное шипение, чтобы "Роб" был повнимательнее. Мой товарищ отмахивается, он уже и сам всё понял. Появляется новое неожиданное препятствие - в виде эха от наших шагов. Идущий впереди на мгновенье замирает и переходит на другой шаг. Вот так бесшумно, аккуратно, сначала на носок, потом на полную ступню. Моя обувь с сюрпризом, поэтому не позволяет так ходить, привычно перехожу на "гусиный шаг", сначала на пятку, а потом уже осторожно, чтобы не грюкнуло на ступню. Скорость движения резко замедляется, да и походка напоминает раскачивающихся сытых гусей. Делаю очередную отмашку светящейся перчаткой и почти в полной темноте на цыпочках мы медленно крадёмся вперёд.
  
   Вот световая полоска на спине "Роба" снова застыла, значит, он остановился. Я репетую эту остановку взмахом руки, и вся наша группа замирает. Всматриваюсь и то ли мне кажется, то ли действительно впереди виден неяркий свет. Глаза постепенно начинают различать розоватый колеблющийся прямоугольник прохода, вероятно это отсвет в туннеле от светильников стражей подземелья.
  
   Наш разведчик хорошо видит в темноте, доктора даже придумали специальное название для его глаз, точнее для такого зрения - скотопическое. Случайно кто-то из бойцов об этом услыхал и естественно, не обошлось без дружеских подначек. Сейчас никто об этом не вспоминает, но "Роб" с тех пор очень не любит докторов. Вот он делает несколько неслышных шагов вперёд и снова замирает. Снова движение, остановка, опять движение, вот он медленно поднимает свой карабин и застывает как изваяние.
  
   Не успеваю заметить момент его выстрела, точнее двух выстрелов, слышу только приглушённые хлопки и глухой шум от падения тел, звук, такой, как будто мешок картошки неаккуратно на пол поставили.
  
   Крадучись, не меняя шага подходим к решётке перегораживающей проход. Становиться понятно, что так старательно выцеливал наш "Робин Гуд". В туннеле имеется ниша, в ней на подставке висит огнепроводный шнур, а рядом масляная лампа. Теперь поперёк подставки лежит тело человека, который должен был поджечь шнур, но не успел. Интересно, как нашему стрелку удалось разглядеть всё это. На вопросы нет времени, "Вулкан" уже готовит свою газорезку и взглядом спрашивает моего разрешения на начало работы. Киваю в его сторону и вторая преграда через минуту - другую перестаёт существовать. Минуем "отпертую решётку" и останавливаемся, туннель сворачивает куда-то в темноту.
  
   Смотрю на часы. Всем участникам на "Новый год" были сделаны царские подарки, ручные часы со светящимися стрелками и циферблатом. Когда нам их вручали, было произнесено только одно характерное слово - "командирские"! Не смотря на все препоны, мы пока в графике.
  
   Только облегчённо вздохнул, как "Роб" обращает моё внимание на то, что сразу за поворотом подземелье разветвляется. Этой развилки на наших планах нет. Чёрт, как не хватает проводника. Интересно, что всё-таки с ним случилось. Приводим в порядок "охрану поста номер два", усаживаем тела в простенке, так что сразу и не определишь, что это трупы. В темноте подземелья при свете коптилок они очень похожи на дремлющих людей. Пока устраивали эти "муляжи", "Тол" уже успел повыдёргивать огнепроводные шнуры и отрезал от них большие куски, оставив короткие обрезки у простенка.
  
   Группе пришлось разделиться. Идём по старому, ещё византийцами строенному, туннелю, а несколько разведчиков двинулись по новому ответвлению. Не успели пройти и трёх десятков метров, как меня догнало сообщение: - "новый туннель перегораживает глухая металлическая дверь, за которой дальше хода нет, там склад". Прошу "Тола" установить возле этой находки несколько "световых растяжек" и снова уже все вместе продолжаем движение.
  
   Вот, наконец, и обозначенная на плане лестница, она выводит нас прямо в ..... помещения дворцовой кухни. Это не просто "кухня", это целый дворцовый комплекс сооружений, отведённый для мастеров кулинарии. Нас этот жертвенник чревоугодия привлекает тем, что его внушительная стена выходит наружу. Подкреплённая мощными контрфорсами, она не охраняется караулами, а все её десять труб отлично подходят для крепления штурмовых лестниц. Самое главное, что отсюда, минуя хорошо охраняемые "Ворота Счастья", по многочисленным переходам можно попасть во внутренние покои и гарем.
  
   Последняя дверь не издав ни звука тихонько отворилась, и наши разведчики начали контрольный осмотр помещений. Вообще-то повара начинали свою каторжную работу в пять часов утра. Специальный султанский чиновник строго следил за этим, но как говориться: "бережёного Бог бережёт"!
  
   Последнее кухонное помещение немедленно превращается нами в неприступную крепость. Как позже оказалось, этого можно было и не делать. Оно пользовалось дурной славой, здесь неугодную, надоевшую султану наложницу или евнуха могли умертвить лютой смертью - расчленить на массивном деревянном чурбане или сварить в кипятке. Потом, по пройденному нами пути, отправить бренные останки в вечное плавание по Босфору. Мы этого не знали и постарались сотворить укрепление на совесть....
  
   Путь наверх на самую крышу не занял много времени. Вот уже "Эф" или "Вольный Сын Эфира", как он сам себя называл, бодро отстучал нужный сигнал, а его напарники сбросили длинные верёвочные лестницы, которые тащили в тюках на спине. Ещё через полчаса наша штурмовая рота заняла исходные позиции и взяла внутренний или третий двор Топкапы под свой контроль. Теперь в дело вступят вторая и третья роты.
  
   Описывать ночной штурм - дело неблагодарное. Причина этого ограниченная - видимость, помнишь только, что делал сам, а все остальные события знаешь исключительно по рассказам друзей или пленных. Планов на эндерун (внутренние покои) у нас нет. Наш информатор там не бывал, поэтому идём по правилу лабиринта. Вот коридор разветвляется и нашей группе приходиться разделяться.
   Сразу же слышим слева негромкие хлопки, такие звуки издают револьверы, оснащённые глушителями. С кем там наши схлестнулись? Возможно, вступили в соприкосновение с охраной султана, а возможно с евнухами гарема. Продолжаем движение, так как шум стих и больше боевых звуков не слышно....
  
   Вот перед нами проход в большой зал и сразу же раздаётся громкая команда на турецком. Это они зря, потеряны драгоценные секунды, и мы успеваем рассредоточиться. Следующий за злополучной командой залп получается каким-то слабым, наши ребята, вооружённые короткостволом успели ополовинить охрану. Жаркой сабельной схватки на входе у покоев султана тоже не случилось. Это потом газетчики сами её придумают. Был примитивный отстрел мишеней, которые мешали идти к главной цели.
  
   Вот все шевелящиеся чужие тела закончились. Быстрые и частые контрольные выстрелы, чтобы не получить пулю в спину, и используя то ли скатерть, то ли покрывало, я закатываю в него мужчину среднего роста. Нет, не наобум, а предварительно сверившись с фотографией Абдул-Хамида II. Кто такой, спросите вы? Объясняю, пока мы готовились к проведению операции, у османов сменился султан. Мурад V оказался то ли алкоголиком, то ли наркоманом, то ли и тем и другим сразу, но нам на это наплевать. Тушку этого нового властителя надо доставить командованию в целости и сохранности, причём как можно быстрее....
  
   При отходе встречаю своих бойцов, многие ранены, но о безвозвратных потерях сведений нет, вижу, как бойцы посматриваю на часы, скоро здесь, да и не только здесь будет очень жарко....
  
  
   *****
  
  
   Известие, что султан Абдул-Хамид II находится уже в Босфоре на траверзе крепостей Анадолухисары и Румелихисар застало меня пьющим крепчайший чай из моего любимого агрегата, изготовленного в Туле. Братишка Владимир сообщил об этом факте с такой гордостью, как будто его бойцы пленили как минимум британскую королеву. Что мне оставалось ему ответить в четвёртом часу ночи? Поэтому, наверное, я только и произнес:
  
   - Поздравляю! Это большой успех. Готовь наградные списки!
   - Будут списки, это вопрос техники. Что, по плану нет изменений?
  
   - Нет! Всё по старому. Как только получишь донесение от Николая Дмитриевича Артамонова, начинай общий штурм. - Да ещё свяжись с Бутаковым и передай ему мою просьбу, чтобы с султаном на крейсере обращались корректно.
  
   - Будет исполнено, Ваше Императорское Величество!
  
   Мне даже показалось, что я услыхал, как Великий князь щёлкнул каблуками.
  
   - Володя, через час - полтора мы переберёмся в Питер. Я рассчитываю, что, как только утренняя депеша от Генри Эллиота из Стамбула попадёт в Лондон, к обеду в МИД или даже в Зимний дворец пожалует британский посол сэр Аугустус Вильям Фредерик Спенсер, лорд Лофтус и принесёт в красивой папочке со львами британский ультиматум по поводу Константинополя.
  
   - Так это же по твоему сценарию означает объявление нам войны?!
  
   - Совершенно верно, поэтому, не торопясь, добивай турок и готовься воевать с Британией. - Удачи, конец связи!
  
  
   Историческая справка
  
  
   Первые упоминания об Английском клубе в Москве датируются 1772 годом -- эта дата принята в качестве официальной даты рождения Московского английского клуба. С 1802 по 1812 год клуб арендовал дворец князей Гагариных у Петровских ворот. В 1831 году у клуба появилось постоянное помещение -- дворец графов Разумовских на Тверской улице. В конце XIX - начале XX века особняк перешёл в собственность клуба. В 1817 году норма числа членов клуба была снижена до 350 человек, в 1853 году -- повышена до 400. В 1850-е годы на вступление в клуб насчитывалось до 1000 кандидатов, которые занимали открывавшиеся вакансии по старшинству.
   До середины XIX века в клубе доминировали представители дворянских родов -- князья Юсуповы, Голицыны, Оболенские, Долгорукие и прочие представители поместного дворянства. Во второй половине XIX века изменился социальный состав клуба. Кроме аристократии в клубе появились представители буржуазии -- купцы, финансисты, промышленники.
   За время своего существования клуб трижды закрывался. В первый раз -- в 1798 году по указу императора Павла I (Санкт-Петербургский Английский клуб не был закрыт благодаря его члену - князю Петру Лопухину, в честь которого было учреждено звание "почётного члена"). В 1802 году после воцарения на престоле императора Александра I клуб был восстановлен. К концу того же года число его членов возросло до 600 человек.
  
  
   Николай Дмитриевич Артамонов (1840--1918) -- генерал от инфантерии, геодезист и картограф, начальник Военно-топографического училища, начальник Корпуса военных топографов (1903 -1911 гг.), член Русского астрономического общества с 1890 г., с 1909 г.- почётный член общества.
   Родился 26 октября 1840 года, происходил из дворян Московской губернии, сын обер-офицера. Рано потеряв отца, Атамонов был принял в малолетнее отделение Императорского воспитательного дома в Москве. Образование получил в в Александровском сиротском кадетском корпусе и после основной программы прошёл дополнительный курс наук в специальном отделении корпуса.
   16 июня 1858 года выпущен (с занесением его имени на мраморную доску) прапорщиком в 3-й гренадерский саперный батальон. 16 июня 1859 года произведён в поручики.
   Произведённый 16 апреля 1867 года в капитаны, Артамонов был командирован в Болгарию для проведения тригонометрических съёмок, а по возвращении из Европейской Турции 20 апреля 1869 года был назначен начальником Межевого отделения при Хозяйственном правлении Оренбургского казачьего войска.
   8 апреля 1873 года Артамонов получил чин полковника и назначен на должность штаб-офицера, заведующего обучающимися в Николаевской академии Генерального штаба офицерами.
  
  
   Фаврикодоров Константин Николаевич, 1834 года рождения. Грек по национальности, православный христианин и истинный патриот России К.Н. Фаврикодоров участвовал добровольцем в Крымской войне 1853--1856 гг. Храбро сражался на бастионах Севастополя и за проявленное мужество был награжден Георгиевским крестом четвертого класса и серебряной медалью.
   На войну с Турцией Константин Николаевич тоже отправился добровольно, но на сей раз в строевую часть не попал. Поскольку Фаврикодоров имел средиземноморский тип лица, прекрасно говорил по-турецки и отлично знал мусульманские обычаи; ему предложили стать разведчиком....
   Информация, доставленная турецким торговцем Хасаном Демерджи-Оглы (рабочий псевдоним Фаврикодорова), сыграла ключевую роль в плане русских войск по разгрому группировки Осман-Паши под Плевной.
   Он не получил ни ордена, ни медали. Вместо награды полковник Н.Д. Артамонов выдал разведчику следующий документ:
   "Во время служения Константин Фаврикодоров исполнял честно и добросовестно по мере сил и возможностей возложенные на него важные поручения, рисковал жизнью, подвергался лишениям при исполнении своих обязанностей и оказал русской армии услуги, в особенности имевшие большое значение во время осады и взятия плевненских укреплений.... Удостоверяю моей подписью с приложением моей печати. 2 мая 1879 года".
  
  
   Двести пятьдесят восьмая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
   Пока добирались до столицы мне удалось немного поспать, и в Зимнем дворце я уже выглядел достаточно бодро, хотя чувствовал себя несколько помятым.
   Время шло, минутная стрелка на больших часах в кабинете исправно накручивала свои обороты, а сами они также исправно отбивали каждый её полный круг. Телеграфная связь Стамбул-Лондон на целый час была восстановлена, причём Артамонов подтвердил передачу депеши от Генри Эллиота в Лондон, а лорд Лофтус за весь день так и не показался ни в МИДе, ни в Зимнем дворце....
  
   Оставалось ждать. Блестяще выстроенная операция требовала для своего продолжения только одного: ноты-ультиматума от правительства Великобритании. Неужели я ошибся в расчетах и торгаши меня переиграли, всё тщательно взвесили, посчитали и решили не связываться с этой непонятной, способной ответить "непредсказуемой глупостью" страной? Впрочем, цитатой по поводу "глупости" Бисмарк ещё не разродился и надеюсь, он эту фразу не произнесёт и в будущем.
  
   Заканчивались четвёртые сутки этой давно запланированной войны. Наши войска под командованием фельдмаршала Барятинского успешно развивали наступление, хотя движение войск в основном осуществлялось в походном порядке. За сутки его механизированные дивизии практически не встречая сопротивления, продвигались на семьдесят пять - восемьдесят километров. Основные силы турок были истреблены ещё в "неприступных" крепостях, а мелкие отряды жестоко уничтожались болгарскими ополченцами.
  
   Если в той истории болгарин Христо Ботев - поэт, не имевший никакого военного опыта, вместе с выпускником Николаевского юнкерского пехотного училища лейтенантом русской армии Николой Войновским (из Габрова) командовал только одним отрядом из 276 человек, который высадился с прибывшего из Румынии по Дунаю парохода "Радецкий" близ Козлодуя, на северо-западе страны. Им противостояла регулярная турецкая армия, численностью около двух батальонов под командованием Хасана Харе Bay. В результате серии стычек отряд был разбит, а герои погибли.
   Сейчас дюжина таких отрядов с нашими военными советниками и современным вооружением эффективно действовали против остатков османского воинства. Несколько веков турецкого владычества сделали их чрезвычайно нетерпимыми не только к "башибузукам", но и к своим соплеменникам, которые сотрудничали с османами.
   Венета Везирева приехала из Румынии и обрела вторую специальность. Если тогда она была только другом и музой поэта, то сейчас она носит форму сестры милосердия, утешает, лечит и облегчает страдания бойцов в его отряде.
   Естественно, что всё что происходит на тех территориях мгновенно становиться известно полковнику Артамонову. Николай Дмитриевич руководит всей разведкой на территории Болгарии. Выбор оказался чрезвычайно удачным, пригодился и его опыт картографа, и материалы лекций, посвященных обзору турецкого театра войны. Сейчас батальон "Новгород" (аналог "Бранденбурга") видит всех и вся, часто даже то, чего турки сами о себе не знают.
  
   Интересно, нет ли каких новостей? Ну - ка, что там у моего адъютанта нового появилось?
   - Владимир, новостей нет?
   - Нет, Ваше величество, всё по-прежнему.
  
   Снова приходиться ожидать. Вспоминаю, как пять лет назад в Гатчине состоялось встреча, положившая начала нашему диверсионно-разведывательному подразделению. Спусковым крючком послужили слова Фридриха III о притеснении этнических немцев в России, тогда-то и прозвучало ключевое слово "Бранденбург".
  
   О подразделении "Бранденбург - 800" в моём времени было написано необычайно много, но в основном уже после войны, что и не удивительно. О разведчиках обычно пишут только эпитафии, а о проведённых ими операциях вообще предпочитают умалчивать. Ту сумятицу, разлад, отсутствие связи и беспорядок в войсках, которые были внесены этим полком, а с 1943 года дивизией, трудно переоценить, а уж тем более нельзя недооценивать.
  
   В предстоящей войне с Турцией необходимость в создании аналогичного полка мне была очевидна, оставалось только найти его командиров, поставить задачу, обеспечить ресурсами как техническими, так и людскими, что являлось в это время, пожалуй, самым трудным.
   Помог запрограммированный случай. Однажды в 1868 году Сабуров, в отсутствие Милютина, принёс для вынесения окончательного вердикта финансовый документ из военного ведомства, на котором значилось столько резолюций, что само его содержание трудно было рассмотреть.
  
   - Андрей Дмитриевич, что это? Неужели вопрос оплаты командировочных стоимостью в двести рублей надо выносить на государственный уровень?
   - Ваше Величество, вы третьего дня говорили мне, что вам очень нужен человек для шпионской работы в Османской империи на территории Болгарии. Думаю, что лучшего кандидата для этого не найти, тем более этот капитан только что оттуда вернулся.
   - Запросите у министра его личное дело.
   - Уже сделано, Ваше Величество, вот оно.
  
   Ай, яй, яй, как я лопухнулся и как мог забыть. Ведь когда-то же читал о фотографии российского разведчика в облачении женщины-мусульманки. Глянул в сторону тоненькой папки, хотя уже наверняка знал, что на ней написано. Крупными буквами штабными каллиграфами было аккуратно написана фамилия Артамонов Николай Дмитриевич. Остальное, начертанное штабным писарем на титульной странице канцелярского скоросшивателя, меня уже не интересовало.
  
   - Андрей Дмитриевич, вы незаменимый человек. Постарайтесь на завтра, нет, на послезавтра пригласить этого офицера сюда в Гатчину, естественно, в мою берлогу. Ни в коем случае не в Большой дворец.
   - Будет исполнено, Ваше Величество.
   - Да и вот ещё что, Игнатьева и Мезенцева тоже сюда, но на пару часов по времени раньше, чем этого капитана.
   - Всё будет исполнено, как вы сказали, Ваше Величество.
  
   Только захлопнулась дверь за Сабуровым, как мой блокнот радостно засветился и заморгал зеленоватыми буковками. Тема повествования "блокнота" и документы в лежащей передо мной папки вначале были почти тождественны, только папка в силу временного несовпадения содержала далеко не всё, что было и что предстояло свершить этому замечательному офицеру.
   Хрестоматийная история о том, как в 1867 году Россия предложила Турции совместный проект по "измерению дуги меридиана от г. Измаил до о. Кандаи", вошла, по моему, во все учебники. Реакция месье Буре в разговоре с Фуад-пашой, законсервированная в музейном архиве в том времени, весьма известна и мне хорошо понятна.
  
   После той первой встречи состоялось ещё несколько, уж очень необычные задачи для 19 века стояли перед вновь образованным подразделением, хотя разведка существует столько же времени, сколько существует человечество. Называлась она по-разному, но суть всегда была одна.
   Для подготовки нужных специалистов также, как и в той истории, использовалось Николаевское юнкерское пехотное училище, хотя Никола Войновский оказался в его стенах почти случайно, сейчас там целенаправленно готовились кадры будущих разведчиков-диверсантов. Переводить это училище в Одессу, что было сделано в той истории, я, наверное, не буду.
   Здесь возможно сыграла свою роль находка, сделанная на бумажных терриконах рубероидного завода в средине 60-х годов уже 20-го века. Называлась она песенник и далее следовало название училища. Читать текст с непременными "ятями" было не интересно, но вот один весёлый куплет юнкеров крепко засел у меня в памяти:
  
   Если б гимназистки по небу летали,
   Мы бы юнкера летчиками стали,
   Лейся песнь моя, юнкеровская,
   Буль, буль, буль бутылочка казённого вина.
  
   Николаев более тихий и спокойный город чем Одесса. Училище, которое готовит специалистов тайного профиля, будет в нём более уместно. Сейчас там учатся не только болгары, но и другие народности, находящиеся под гнётом враждебных нам государств....
  
   Когда Великий князь Владимир два дня назад доложил о полной готовности его десантной группировки к штурму Константинополя, то прежде чем получил моё благословление, я ознакомился с краткой справкой о состоянии дел, составленной полковником Артамоновым!
  
   Уже потом началась интенсивная бомбардировка города с дирижаблей, особенно в районе расположение казарм султанской гвардии, потом артподготовка, а только после этого шумного и дымного концерта в город вошли десантники. Вошли - это не совсем правильно. К городу они подъехали, да и на самых окраинах, там, где могли пройти "Бронеходы" старались ног не утруждать. Человек к хорошему привыкает быстро и наши десантники это мгновенно поняли.
  
   После всех этих "песнопений и концертов" стало ясно, что больше не могло состояться сеанса связи Лондона с посольством, да и вообще комплекс зданий в "городе неверных" перестал существовать. Ещё сутки на левом берегу залива слышны были выстрелы, это остатки из отборных отрядов турецких гвардейцев пытались штурмовать Топкапы. Нет, не для того чтобы освободить "луноликого". Многие из баши и беев хорошо знали, что за "Воротами Приветствия" или Баб-ус-селям во втором дворе помещалась не только канцелярия дивана, но и казна, видимо, они очень надеялись, что им удастся ей поживиться....
  
   Постреляли, постреляли и растворились те, которые были поумнее, поняли, что уже не до казны, а те, которые упорствовали, так бы и остались лежать под его стенами, но похоронные команды из многочисленных пленных уже вторые сутки трудятся, не покладая рук. Допустить заразные заболевания летом, в большом городе, доктора категорически мне не советовали. Теперь они руководят работами по очистке Царьграда от заразы.
  
   У наказного атамана Терского казачьего войска графа Михаила Тариэловича Лорис-Меликова тоже всё идёт по разработанному плану. Что же это я Михаила Тариэловича по старинке величаю? Ныне он командующий Кавказским фронтом, да вот и папка с последними сведениями с этого направления. Надо бы в неё внимательно глянуть, но не хочется. Жду, жду известий из Лондона и визита их посла.
  
   Вместо ожидаемого сигнала о визите лорда Лофтуса мой адъютант бодро доложил о звонке Мезенцева, который состоялся минуту назад.
  
   - Хорошо, Михаил, соедините, пожалуйста, меня с ним.
   - Здравия желаю, Ваше Императорское Величество! Поздравляю с большим успехом!
  
   "Недремлющее Око Империи" уже естественно был осведомлён о пленении Абдул-Хамид II-го, но вероятнее всего звонил по другой причине.
  
   - Слушаю вас внимательно, Владимир Павлович, думаю, что есть дела более важные, чем поздравление монарха, хотя бы одним из первых.
   - Да, Ваше Величество, прослеживается необычное оживление, я бы даже сказал необычное поведение как членов Московского Английского клуба, так и среди некоторых завсегдатаев Санкт-Петербургского Английского клуба.
  
   - В чём же состоит эта необычность?
   - После того, как по нашему плану на короткое время была восстановлена телеграфная связь Стамбул-Лондон, а позже связь Лондона с Санкт-Птербургом и Москвой, из упомянутых клубов срочно выехала группа лиц, в том числе и находящиеся под подозрением в шпионаже британские дипломаты.
  
   - Уважаемый Николай Владимирович, и куда же они все направляются?
   - По располагаемым нами сведениям сюда, в Гатчину.
   - Ну, что же, очень хорошо! Меньше работы будет у наших адвокатов и дипломатов. Уничтоженные с оружием в руках на территории чужого государства.... - Вводите в действие для МВД и службы Рихтера соответствующий план. Цвет опасности - "КРАСНЫЙ"!.....
  
  
  
  
   (Варна, особняк Мустафы-паши, командира Турецкой Черноморской эскадры)
  
  
   О Аллах, как сильно крутит ногу, наверное, завтра снова будет меняться погода. Проклятый русский этот капитан "Флоры", шайтан его забери. Это он виноват в том, что куском перебитой снасти с "Фейзи-Бахри" почти двадцать лет назад ему так сильно перепало по ноге. Хотя, если бы не та встреча могло, бы случиться что-нибудь и похуже. Многие его знакомцы закончили свой жизненный путь в огне Синопа, когда Нахимов-паша устроил там свой знаменитый погром.
   Спустя несколько лет британец Адольф Слейд - Мушавер-паша на службе султана передал ему для ознакомления русские журналы, попавшие к нему неведомым кружным путём. Тогда-то Мустафа узнал, что его обидчик, бывший капитан "Флоры", а в последствии капитан второго ранга, командир линейного корабля "Ростислав", кавалер ордена Святого Георгия за номером 9030 - Скоробогатов Антон Никитич погиб пятого октября 1854 года при обороне Малахова кургана. Ядром ему оторвало обе ноги и от тяжелейшей раны он скончался. Да, достойный был противник, пожалуй, хорошо, что его уже нет на этом свете....
  
   Командир турецкой черноморской эскадры перевернулся на другой бок. Шайтан забери всех этих урусов, да тут ещё и солнце палит нещадно, душно, даже в адмиральский час заснуть не удаётся. На самом деле Мустафе не давала заснуть и никак не выходила из головы эта непонятная выходка русских с разбрасыванием листовок о начале штурма Варны. Что это? Неужели за это время они стали так сильны, так уверенны в своём могуществе, что могут себе позволить знаменитое "Иду на Вы"?
  
   Старый, опытный морской волк он, конечно, подмечал изменения, происходящие у своего беспокойного соседа. Да и по занимаемой должности приходилось достаточно часто знакомиться с донесениями от турецких, греческих и даже египетских купцов о необычных безрангоутных быстроходных кораблях, которые не извергают клубов чёрного дыма из своих труб. Но кто же верит торговцам? Тем не менее, все полученные сведения он аккуратно пересылал в Стамбул главнокомандующему флотом - адмиралу Хасану Хюсню-паше.
  
   Ещё при старом султане Абдул-Азизе он не раз заводил разговор с Хасаном о необходимости создания специального подразделения для наблюдения за русским флотом на Чёрном море. Командующий каждый раз в различных вариациях отговаривался одной и той же фразой об отсутствии средств.
  
   - Дорогой Мустафа эфенди, денег едва-едва хватает на заказ новых кораблей у наших друзей англичан. Если же не будет кораблей, то никакая разведка не будет нужна, она нам не поможет.
  
   В соседней комнате раздались шаги. По слегка шаркающей походке паша сразу узнал своего адъютанта. Интересно, а ему-то что надо?
  
   - Заходи, эфенди, я давно ещё в коридоре услыхал твои шаги. Что случилось?
   - Возвратился авизо, который доставляет почту и приказы на наши корабли из самой столицы.
   - Ну и что там в столице? Они что, там снова передрались? Или опять новую войну замышляют?
   - Нет, Мустафа-паша, с ними пока всё хорошо, а их замыслы нам не ведомы.
   - Тогда что привело тебя сюда старого прохиндея?
   - Прошлый раз вы мне говорили, что в Стамбуле, в разговоре с Хасаном Хюсню пашой, вам не хватило дагерротипа новых кораблей урусов.
  
   Немного наморщив лоб, Мустафа-паша припомнил тот давний разговор и беседу со своим верным Абдуллой по возвращению в Варну, но решил пока не говорить ему об этом. Пусть сам расскажет, что он задумал.
  
   - Что-то не могу вспомнить, что я тебе говорил.
   - Вы, уважаемый Мустафа эфенди, пожелали заполучить дагерротип новых русских кораблей, чтобы показать его в Стамбуле командующему флотом.
   - Ну?!
   - На броненосце "Fethi Bulend" я отправил одного такого специалиста, который в Стамбуле должен был пересесть на фелюгу контрабандистов и в районе Батума сделать нужные вам снимки.
   - И что, он уже вернулся из Батума?
   Паша даже рассмеялся, хотя понимал, что это может обидеть адъютанта.
  
   - Нет, просто ему необыкновенно повезло, когда корабли были на траверзе Кильёса, из укромной бухточки выскочил небольшой русский военный корабль. Мой посланец успел его запечатлеть новой британской камерой. Потом, когда русские убрались, он на борту "Fethi Bulend", продолжил плавание, но позже перебрался в Стамбул, попал на наш авизо и сейчас он здесь, эфенди.
  
   Видимо, наши дела действительно не блестящи, если уже на входе Босфора ночуют русские корабли как у себя в спальне, подумал паша.
  
   - Да, кстати, удалось тогда утопить этого нахала?
   - Нет, по нему несколько раз стреляли, но он развил невозможно высокую скорость и скрылся.
   - Ладно, давай показывай дагерротипы.
   - Они ещё не совсем готовы, эфенди, чтобы их посмотреть надо пройти в специальную лабораторию.
   - Хорошо, пойдем, посмотрим.
  
   Полчаса по полуденной жаре, проведенные в порту, стоили того. Мустафе-паше фотограф - мадьяр продемонстрировал при специальном красном освещении три великолепных по качеству, а главное по композиции снимка нового российского корабля, который легко вспарывал воды Чёрного моря, уходя от грозных противников. Пигмей против великанов, а сумел уйти из-под самого носа!
  
   - Абдула, не удалось выяснить, что он делал в бухте?
   - Нет, эфенди! Прямого приказа не было, а капитаны торопились в Стамбул. Адмирал Хасан Хюсню-паша не любит ждать.
   - Да, это так. Когда можно будет забрать эти отпечатки?
   - Через час полтора они будут полностью готовы.
  
   Ещё не ясная, не до конца сформировавшаяся и оформившаяся мысль появилась в голове у паши. Чуть позже она выкристаллизовалась в распоряжение:
  
   - Подготовь приказ командиру авизо! Через два часа быть под парами, мы идём в Стамбул! Всё равно адмирал без флота, без кораблей здесь в Варне ничего не стоит. Там в столице, возможно, удастся хоть что-то выяснить.
   - Будет исполнено, эфенди.
  
   Через два часа, как и было приказано, маленький быстроходный посыльный кораблик с адмиралом и его людьми на борту, несчадно дымя, бежал по направлению к столице Османской империи....
  
   Вот так, сам того не ведая, Мустафа-паша "освободил" из-под домашнего ареста адмирала Хасана Хюсню-пашу и два немолодых опытных капитана, посоветовавшись и посетовав о сложившейся ситуации в Стамбуле, решили идти на Крит. Там, согласно последних приказов, должна была находиться объединённая турецкая эскадра. Решение, безусловно, разумное, ибо принимать участие в грозных событиях, происходящих в бухте "Золотой Рог", маленький, практически невооружённый пароходик не мог. Оставалось только спешно ретироваться....
  
   Расстояние от Стамбула до Ираклиона 453 мили, авизо, способный идти со скоростью 13 узлов, должен был добраться до цели примерно через полтора суток. Несмотря на присутствие на борту двух адмиралов, штурман доложил об этом событии вероятностным предложением. Что поделать, все моряки на всех без исключения флотах немного суеверны....
  
   Адмиралы на мостике корабля всегда нервируют своим присутствием вахтенных и, естественно, капитана, поэтому Мустафа-паша предложил своему спутнику:
  
   - Хасан эфенди, предлагаю воспользоваться заслуженным отдыхом.
   - Спасибо, дорогой Мустафа. Я уже достаточно насиделся дома, поэтому пока останусь на мостике.
   - Ну а я спущусь вниз, опять сильно крутит ногу, шайтан её забери.
   - Без неё, поверьте, будет ещё хуже.
   - Да конечно, но уж очень сильно она меня беспокоит.
   - Отдыхайте, уважаемый Мустафа эфенди, если появятся новости, вас непременно предупредят....
  
  
  
   (Записки капитан-лейтенанта Андреева П.П. )
  
  
  
   Лежавший в моём командирском сейфе документ, согласно полученного приказа, был вскрыт по прибытию и что же? Внутри оказался ещё один конверт, который надлежит распечатать только по получению специального сигнала. О содержании мы, естественно, гадали и ждали всяческих сюрпризов, но, к счастью, пока не дождались.
  
   На этом небольшом островке в Северном море, полном флотских новинок, появившихся в последние десятилетие, кроме радиомаяка оказалась современная военно-морская база с чудесными людьми, великолепными условиями проживания и фантастическим оборудованием. Наш дружный экипаж, почитай, попал на отдых. Даже "Проницательный" целую неделю провёл в сухом доке, где его корпус был весьма тщательно обследован.
   Командиром этой ВМБ являлся Владимир Павлович Верховский, потомственный моряк, сын отставного  капитан-лейтенанта Павла Михайловича Верховского. В свои молодые годы он уже успел повоевать в "Крымской компании", участвуя в обороне Кронштадта от возможной атаки англо-французской эскадры. Сейчас в звании кавторанга ему приходиться руководить таким непростым объектом.
  
   - Как, Владимир Павлович, назад на корабли не тянет? - спросил я его, когда мы расположились в гостеприимной кают-компании морского клуба.
   - Не отказался бы я от такой должности, но сам Государь император меня сюда определил, значит я здесь нужнее.
   Позже мы ещё несколько раз встречались в клубе, но наша размеренная жизнь - учебные походы, стрельбы и опять походы была прервана малюсенькой депешей, полученной по эфирной связи. Там всего-то и значилось четыре слова: "Вскрыть конверт номер два"....
  
   *****
  
   Уже сутки как мы миновали Гибралтар, идём, можно сказать крадёмся, курсом на Корсику. Стараемся избегать маршруты торговых кораблей, петляя при возможной встрече с ними как лесной зверь, не придерживаясь "торных дорог", если это выражение применимо к морю. Из-за этих шараханий почти полутора тысячемильный маршрут увеличивается процентов на двадцать пять - тридцать. Похоже, что это штабными адмиралами учтено, потому что в приказе означена встреча с кораблём обеспечения в бухте Аяччо....
  
   Аяччо вошёл в состав Франции только в 1768 году, несмотря на то, что здесь родился Наполеон I и даже прожил около десяти лет. Живописная бухта с впадающей в неё речкой Гаронна и, естественно, порт, который мы практически не увидели. Виноват всё тот же приказ, по которому мы входили в порт ночью, а к утру наш славный "Проницательный" было не узнать так преобразила корабль маскировка.
   Ошвартовались мы у дальнего причала, да ещё нас от городских зевак прикрывало непонятное строение, густо заплетённое диким виноградом. Правда из-за этого зелёного прикрытия города мы тоже не видели. Пять тысяч жителей Аяччо абсолютно не интересовало то, что стояло в одиночестве где-то вдалеке. Они уже насмотрелись на фантастическое сооружение причальной мачты дирижаблей у развалин замка Кастельвеккио, видели эти воздушные корабли, поэтому обычные суда их мало интересовали.
  
   Гораздо сильнее интерес местных жителей проявлялся к причалу, примыкающему к набережной, где каждое утро рыбаками прямо с многочисленных лайб продавалась свежайшая рыба, пойманная несколько часов назад и прочие морские деликатесы.
  
   Наше одиночество длилось недолго. Очень скоро мы получили эфирное сообщение о прибытии корабля обеспечения и фрегата "Флора". Если первого мы ждали с нетерпением, то второе судно вызвало массу вопросов. Историю битвы этого фрегата с тремя турецкими пароходами все моряки знают хорошо, но сейчас, в век пара, появление парусного фрегата так далеко от дома вызывало у многих недоумение.
   Каково же было удивление команды, когда вместо белого облака парусов и стройных обводов фрегата мы увидели зелёную рощу посреди странной формы корабля без парусной оснастки, идущего, судя по отсутствию султана чёрного дыма под такими же двигателями, как и наш родной "Проницательный".
  
   Встреча моряков вдали от родного дома - это всегда событие. Не стала она исключением и в нашем случае. Молодой старший лейтенант - командир этого странного корабля сразу после швартовки прибыл к нам на борт с пакетом приказа. В приказе значилось, что капитан "Флоры" Скоробогатов Никита Антонович вместе с означенным кораблём поступает под моё командование для выполнения специальной задачи. Всё хорошо, но только о самой задаче пока не было сказано ни одного слова....
   После положенных представлений состоялось наша "экскурсия" по незнакомому судну. Даже не знаю, как точнее о нём написать. Оно оказалось не одно. Мало того, что его корпус состоял из двух половинок, корабелы называют такую конструкцию катамаран, так ещё у него на палубе размещались малые катера числом двенадцать единиц. В районе миделя были смонтированы подъёмно-спусковые устройства и всё это вкупе, накрытое маскировочной сетью, и создавало впечатление зелёной рощи посреди моря.
  
   Наши люди достаточно предприимчивы, если им не мешать. Не стали исключением и строители причальной мачты, которые за два года успели не только мачту возвести, но и приличный офицерский клуб построить. Короче, через день все собрались там, чтобы отметить радостную встречу земляков вдали от родины....
  
   *****
  
   В этом месте повествования Андреева я прерву описание встречи на чужбине наших моряков и напишу несколько слов о кораблях - транспортировщиках торпедных катеров или минных транспортах, как их называли британцы, а по сути являвшихся лихтеровозами, только вместо лихтеров на борту находились катера.
  
   После первого такого корабля, "Великого князя Константина", у британцев уже в 1878 году появился носитель минных катеров "Гекла", потом в 1889 году более совершенный катамаран "Вулкан", который в разных ипостасях служил до 1955 года.
   (Не путайте его с "Вулканом", введенным в состав ВМС Германии в 1908 году, как спасательный корабль подводных лодок Кайзеровского флота)
   Не отставали от англичан и французы, построившие "Ла Фудр" на десять катеров и итальянцы, которые в 1880 году спустили на воду носитель малых кораблей "Италия".
  
   Используя идею Степана Макарова о доставке торпедных катеров в район боевых действий на борту корабля, обладающего большей мореходностью и автономностью, мы построили "Флору", на вооружение которой находилась сразу дюжина ТК-183 - "москитов", способных очень крепко ужалить любой корабль противника.
  
   Ну а дальше, как всегда, случился небольшой казус, который я оставил без последствий. Чиновник в Морском министерстве, не зная, к какому типу отнести новое судно, (документацию он, видимо, не удосужился прочесть), отнёс его к классу фрегатов. Вовремя вспомнив о бое нашего фрегата с тремя турецкими пароходами, я повелел окрестить корабль "Флорой".
  
   Позже Краббе по моей просьбе поднял архивы, где и отыскали дело кавторанга Скоробогатова. По тем данным нашли его сына, который пошёл по стопам отца. Просмотрев характеристики Никиты Антоновича, определили его на Ладогу, а спустя два года, как лучшего по результатам испытаний, назначили командовать этим катамараном.
   Вечером за рюмкой чая, отмечая свершившиеся события и приёмку нового корабля, сидя в моём кабинете с дядей Константином Николаевичем, и уже отсмеявшись и промокнув салфеткой глаза от слёз, решили классификацию "фрегат" не менять. Пусть будет для наших недругов неприятным сюрпризом. Хотелось мне ему на "закуску" рассказать анекдот "о паровозе и АПЛ", но его рассказывать рановато, время не пришло.
  
   *****
  
   Встреча моряков и к ним примкнувших прошла в дружеской тёплой обстановке. В сочетании с жарким климатом острова и отсутствием даже малейшего ветерка мы буквально поплыли в собственных мундирах. Самые умные, а это безусловно мы с Никитой, рванули поближе к морю, там всё-таки комфортней, да и вода всегда прохладней воздуха.
  
   - Как вы считаете, Павел Петрович, долго нам здесь "загорать"?
   - Не думаю, Никита Антонович, не думаю. Скоро, очень скоро, да вы и сами газеты читаете, будет очередная война с Турцией. За османов вступиться Британия и всё это, как я понимаю, случиться в этом году.
   - Да, уж эту турецкую пробку в Босфоре давно пора выбить.
   - Турецкая она только номинально, вспомните Крымскую войну. Кто только на стороне турок в ней не участвовал?! - немцы, сардинцы, швейцарцы. Даже казацкий легион под трофейными знамёнами Запорожской сечи, доставленными из Стамбула, принёс присягу султану Абдул-Меджиду I, это притом, что их единоверцами торговали на базаре в Синопе. А что по этому вопросу писал герцог Аргайл?
   - Вы об этом шотландце?
   - Да, о нынешнем министре по делам Индии.
   - Я это высказывание не читал, напомните, пожалуйста, если вас не затруднит.
   - Всёго я процитировать естественно не смогу, память не позволит, но вот заключительную часть надо каждому моряку выучить наизусть. Слушайте:
   "....Если Россия добьется суверенитета над этой областью (Босфор, Дарданеллы) в добавление к тому, чем она уже владеет, Черное море превратится в русское озеро, Дунай станет русской рекой, а некоторые богатейшие территории Восточной Европы и Западной Азии предоставят России неисчерпаемые источники как людских ресурсов, так и денег и кораблей. В этом случае, принимая во внимание также преимущества уникального географического положения, Россия обретет непомерную власть над всей Европой".
  
   - Они, похоже, помешались на этом вопросе - власть над Европой. Нам-то зачем она нужна?
   - Ну, это мы так считаем, а они по-другому думают. - Опять же, если вернуться к недавним событиям, то война велась не только в Крыму. - Бои шли на Дунае, вдоль персидской границы, на Кавказе. Крупные морские сражения велись на Балтийском море. Британцы сожгли наши беззащитные города и посёлки на Белом и Баренцевом морях, а объединённый франко-британский флот совершил нападение на Петропавловск-Камчатский.
  
   - Так это нам опять со всей Европой воевать придётся?
   - Нет, Никита Антонович, сейчас другая ситуация, да вы и сам изменения видите. Где мы сейчас находимся?
   - Французы поняли, что от Восточной войны выгоды получила только Британия, а им достались только слава, гора трупов, более трёхсот тысяч и финансовые потери. Да и делить нашим странам нечего.
  
   Два капитана надолго замолчали, продолжая свою прогулку вдоль берега. Паузу прервал младший Скоробогатов.
  
   - Павел Петрович, а вам уже доводилось торпеды в бою использовать?
   - Да был один такой случай. Я чуть было не ослеп от взрыва, такой силы он был.
   - Так это вы детище британских верфей "Махмудие" упокоили?
   - Да, только по официальной версии у него котлы взорвались, а наши торпеды здесь не причём.
   - Понимаю, однако, вся Батумская морская - пограничная стража об этом случае с восторгом говорила, сейчас это скорее секрет Полишинеля.
   - Пусть так, но распространяться не стоит.
  
   - Да я и не собирался, это только так, - для себя. У меня на борту дюжина катеров, вооружённых такими самодвижущимися минами. Каждая из них способна отправить на дно любой броненосец. - Вот только что с командой его потом делать, как поступать? На броненосце больше чем полтысчи душ, на катер их не возьмёшь, пропадут в море-то.
   - У меня по этому поводу случился интересный разговор. Как-то меня спросили, сколько лет потребовалось для моего обучения, прежде чем я стал моряком. Ну, я прикинул, получилось что-то около пятнадцати. Меня поправили, повелели добавить время практических плаваний, получилось, знамо дело, больше.
  
   Павел Петрович откашлялся, взмахнул рукой, словно оступившись на песчаном берегу, и продолжил:
  
   - Следующий вопрос был: сколько времени требуется для постройки корабля? Я естественно спросил, какого типа. Тогда мой собеседник сам ответил. Он сказал, что даже время постройки броненосца не сопоставимо со временем подготовки морского специалиста высокого уровня.
  
   - Ну и что, что дальше было?
   - Дальше? Дальше, было сказано что война с Британией - это война на уничтожение, если судить по их действиям и на нашей земле, и в других странах.
   - Ну, это понятно, они со времён Ивана IV на наших землях всегда так поступали. Нет свидетельств, нет и событий!
   - Вот, вот. После этого уже в виде устного приказа я получил категорическую команду: "Вытаскивать из воды только тех, кто может дать сведения полезные для продолжения операции, остальных вручать в руки провидения". Более того, Он повелел мне в приватных разговорах не стесняться и продвигать эту точку зрения.
  
   - Ужасно! Но рассуждения верны, не подкопаешься. Сплошное насилие!
   - Да, мой друг, война это насилие, причём в официальном определении, данным генералом Карлом фон Клаузевицем так и звучит: "Война -- это насильственное действие, направленное на подчинение противника своей воле". - Кстати, властители всего мира давно усвоили эту истину.
  
   Потянулись дни, заполненные боевой учёбой и тем, что называют сплавыванием команды. В основном отрабатывалось взаимодействие между нашим разведчиком, судном обеспечения и многочисленным семейством фрегата "Флора". Идиллия вблизи Лазурного берега продолжалось несколько месяцев, как вдруг пришёл приказ, вскрыть пакет номер три....
  
  
  
   (Кабинет Е.И.В., Зимний дворец, Санкт-Петербург)
  
   Только собрался чуток отдохнуть, чайку хлебнуть, слышу сквозь неплотно прикрытую дверь приёмной знакомый дядин голос, но там, похоже, дуэт, кажется вторым номером идёт Попов, хотя возможно что и первым. У Константина Михайловича Станюковича есть чудесное описание с натуры этого боевого адмирала: "....во время вспыльчивых его припадков, когда адмирал, случалось, бушевал наверху, топтал ногами фуражку и прыгал на палубе, словно бесноватый, грозя повесить или расстрелять какого-нибудь мичмана или гардемарина, которого через час-другой звал к себе в каюту и дружески угощал".
   Да, да не удивляйтесь эта "зарисовка" сделана в то время, когда уважаемый Андрей Александрович, командовал эскадрой Тихого океана, во главе которой в 1863 году пришёл в Сан-Франциско, в период Гражданской войны в САСШ....
  
   Так, есть минута, другая пока адъютант сделает ассаже пришедшим, и чуть позже размеренным голосом доложит о визитёрах, постараюсь спрогнозировать, чего они хотят. Хотя, "к бабке не ходи", раз здесь Попов да ещё с дядей, то разговор пойдёт о кораблях. Вспомнил, кажется это тот проект на базе "Капитана Кушнаренко", который в этом мире предвосхитит "Дредноут". Всё ясно, будут просить деньги. Интересно дяде уже известно, сколько золота вывезено из Стамбула? Если брат Володька по-родственному открыл ему эту тайну, то придётся маневрировать.
   Ну, вот дверь открылась, Барятинский младший доложил о "дорогих гостях", я естественно кивнул, мол, пусть заходят, раз пришли, нет, не с бухты-барахты в распорядке дня они значатся. На правах хозяина первым приветствую вошедших.
  
   - Добрый день господа! Прошу вас присаживайтесь вот сюда к малому столику, здесь вам будет удобней.
  
   На самом деле это даёт мне двойной выигрыш, солнышко из окна падает в этот уголок и хорошо освещает предложенное гостям место, не сомневаюсь, что разгляжу любые ухмылки и перемигивания на этих хитрющих физиономиях, если они будут. Во-вторых, сейчас я попрошу адъютанта подать напитки. И мне за счёт времени посетителей, удастся выпить чаю....
   Успел засечь время, чаепитие длилось двенадцать минут и благополучно закончилось.
  
   - Слушаю вас господа?!
  
   Похоже, всё-таки первую скрипку играет дядя. Он начинает с поздравлений и восхвалений. Это конечно приятно, если не знать подоплёки визита. Они представители морской касты, им нужен супер - броненосец. Не скрою, державе он тоже понадобиться, но сегодня я не собираюсь раскрывать перед присутствующими свои тайные задумки, под этой броненосной вывеской или соусом (кому как больше понравиться) я планирую внедрение в производство новых технологий. Точные станки, мощные редукторы, новые котлоагрегаты, да и быстроходные турбины, наконец, чтобы использовать двухполюсные генераторы. О разработках по системам управления, которыми занимается Давыдов и его "институт", хотя такого термина ещё нет в обиходе, я и не говорю! Только по этим причинам дальнейшего двойного использования всех этих разработок, было дано Высочайшее Соизволение на финансирование и начало работ....
  
   Кажется, восхваления закончились, и Константин Николаевич перешёл к цели визита - броненосцу. Интересно, они мгновенно поменялись ролями, и теперь партию ведёт Андрей Александрович.
  
   - Так, так хорошо. Покажите-ка мне, пожалуйста, сетевой график работ по "Адмиралу Сенявину".
  
   Шуршание добротной чертёжной бумаги и уже на большом столе лежит развёрнутая программа работ с указанием этапов выполнения. Отмечаю про себя, что проектные работы в графике, а работы на стапеле начнутся только после пересечения вертикальной линии, на которой начертано "начало финансирования 2-й этап" и сделана надпись "копия верна и.т.д.". Это Е.И.В. когда-то Сам написал прямо на листе, тогда ещё было много неясностей и не определённостей. Главное не было в тот момент денег на такие работы.
  
   - Господа, до начала стапельного периода ещё год и три месяца.
   - Ваше Императорское Величество, но министр финансов в приватной беседе дал понять что в связи с военными действиями бюджет будет урезан, в том числе и по этому кораблю.
   - Безусловно, Рейтерн финансист отменный, но за это время многое может измениться. Так что давайте подождём, и не будем нарушать собственными руками начертанный план. До свидания господа!
  
   Да, да я пока не могу ничего определённого людям обещать. Для нас сейчас главное это текущий вопрос, а как с ним получиться, время покажет. Конечно, хорошо бы иметь такой кораблик с орудиями футового диаметра и стволами длинной с телеграфный столб, но пока мы со всеми врагами должны справиться и без них. "Адмирал Сенявин" это перспектива и "толкач", как для флота, так и для промышленности.
  
   Слышу трель телефонного звонка, потом быстрые шаги, секундой позже Володя заглядывает в кабинет и произносит только одно слово: - Мезенцев?
  
   - Переключи его, пожалуйста, на меня через полминуты.
   - Здравия желаю Ваше Величество.
   - Добрый день Николай Владимирович. Есть новости?
   - Да Ваше Величество, прошу меня принять в удобное Вам время. Лучше будет для дела, если мы обсудим новости не по телефону.
  
   Придётся опять обедать здесь, будет воркотня со стороны маман, ну да отбрешусь, война, самодержец я или нет, в конце-то концов.
  
   - Жду вас через час Николай Владимирович.
   - Благодарю, Ваше Величество. До свидания.
  
   Мезенцев, как всегда, вошёл секунда в секунду.
   - Присаживайтесь, слушаю вас.
   - Ваше Императорское Величество, я бы ещё раз хотел поговорить об Английском клубе.
  
   Опять этот Английский клуб. Ещё Павел Первый его пытался прикрыть, но сразу всех прихлопнуть не получилось, потом видимо в государственных заботах позабылось, ну а потом.... Короче, когда Александр I, из рук негодяев получил скипетр и корону, то он и вовсе отменил отцовские начинания.
  
   Очень точно ещё в 50-х годах 19 века охарактеризовал это "новообразование" на теле России, Михаил Николаевич Загоскин: "...в Английском едва ли наберется человек десять англичан". Зато, какие ушлые это были англичане?! В более поздние времена их должности назывались: третий секретарь посольства, советник по культуре и.т.п. Бал в этой некоммерческой организации правили старшины. Они были выборными, и сия процедура всячески рекламировалась, но естественно под "большим секретом".
  
   По словам одного из старшин имелись в клубе и "патриотические наклейки", как позже выяснилось, так здесь титуловались весьма порядочные люди, хорошо известные в России. Существенно повлиять ни на что это не могло, т.к. их можно было пересчитать по пальцам одной руки при общем количестве членов только Московского клуба около пятисот.
   Кстати, тот самый старшина, который вещал о наклейках, позже в беседе с одним из коллег по ремеслу, поднял их уровень до "патриотических афиш". Ещё выше определить сию меру ему не удалось, по причине несчастного случая. Упал, поскользнувшись на парадной лестнице собственного особняка, и свернул шею. Выборы нового старшины были сверх демократичны и прошли в лучших британских традициях.
  
   Только после этого внедрения, служба Мезенцева узнала, что это за клуб. Нет, не подумайте совсем плохо о его членах, они просто фрагменты многозвенной ширмы и большинство из них ни о чём дурном даже не догадываются.
  
   Стать членом модной организации мечта очень многих. Один из избранных счастливцев напечатал на визитных карточках: "Андрей Андреевич Мухоморов, член Английского клуба"! По свидетельству все того же Загоскина были и такие, которые разделяли свою жизнь на четыре главные эпохи: "...рождение, производство в первый офицерский чин, женитьбу и поступление в члены Английского клуба".
  
   В этом просвещенном 19 веке средства связи ещё не получили своего всеобъемлющего развития а шпикам и шпикухам, агентам и агентессам необходимо где-то встречаться со своими связными. Клуб для этих целей со своими традициями оказался местом идеальным, хотя женщинам в него вход запрещён. С этим небольшим неудобством приходиться мириться, тем более что время "Мата-Хари" ещё не пришло.
  
   Уподобляться Павлу I я не стал, хотя надо признаться руки чесались. Подробно охарактеризовав деятельность этой организации Игнатьеву с Мезенцевым, я поручил им разработать соответствующие мероприятия и на сегодня наиболее одиозные и наименее бросающиеся в глаза члены клуба находятся "под колпаком". Попали туда и сотрудники фирмы "Вогау и К". Они не были членами Английского клуба, но часто с ними встречались.
   На этой разработке мы серьёзно потеряли "темп". Позже выяснилось, что это проделки всё того же Вильгельма-Иоганна-Карла-Эдуарда или, если вы не забыли, человека более известного под именем Вильгельм Штибер. Мезенцев, когда мне об этом докладывал, даже кулаки сжимал, что ему совершенно не свойственно.
  
   - Николай Владимирович, вы не слишком волнуетесь?
   Этот простой вопрос казалось, заставил руководителя СБИ расслабиться и только после этого он продолжил свой доклад.
   - Нет, Ваше Императорское Величество, мой прусский, простите, германский коллега уже реабилитировался.
   - Что же такое одиозное он свершил?
   - Документальных подтверждений у нас естественно нет, но сегодняшней ночью сгорел особняк Герсона фон Блейхрёдера. Сам банкир получил тяжёлые ожоги и находится при смерти. Я и наши аналитики считаем, что это результат действий организации Штибера.
   - Что так, или между ними чья-то "чёрная кошка" пробежала?
  
   - Нет что Вы, Ваше Величество! Мы чтим заключённую между нашими странами "Петербургскую военную конвенцию"! (В том времени она была заключена на несколько лет позже). Здесь на лицо явное пересечение интересов. Ещё семь лет назад Герсон Блейхрёдер создал свою частную разведывательную службу, и ему удалось получить конфиденциальную информацию о плачевном состоянии австрийских финансов, что убедило руководство Пруссии в неспособности Австрии вести длительную войну.
  
   - Продолжайте, продолжайте, пожалуйста, это весьма интересно.
  
   - В ту войну с Австрией агентство Штибера, да и сам он ещё бегали в "коротких штанишках" на уровне войсковой разведки, тогда как люди Блейхрёдера уже вели стратегическую игру, кстати, Бисмарку это было очень хорошо известно. Сейчас, когда после объединения Германии еврей Герсон Блейхрёдер получил государственную должность "тайный советник по коммерции", зависть, элементарная зависть сделала Штибера его злейшим врагом.
  
   - Вы считаете этого достаточно?
   - Могу добавить, что после получения приставки "фон" Герсона фон Блейхрёдера, несмотря на его выдающиеся заслуги перед Германией, все равно не стали принимать в высшем обществе.
   - Пожалуй, я с вами соглашусь. Есть ли ещё какие-то новости?
  
   - По людям из Вашего перечня есть краткое газетное сообщение: "В Саусси графство Гемпшир после студенческой вечеринки на дуэли, погиб Хьюстон Стюарт Чемберлен (Houston Stewart  Chamberlain), сын покойного адмирала Чемберлена".
  
   - Хорошо Николай Владимирович, спасибо. Держите меня в курсе расследования по поводу всех этих событий.
   - Будет исполнено, Ваше Императорское Величество!
  
   Вот так новость! Предтеча Национал Cоциализма Стюарт Чемберлен убит на дуэли. Этот британец, которого позже назовут "английский перевертыш" почил в бозе. Я то считал, что это рассчитанный британско-иудейский вброс нацистской идеологии на благодатную немецкую почву. Ладно, остаётся ещё профессор нордической теории и придётся напрячь аналитиков. Пока удовлетворимся притчей: "Всё что не делается, всё к лучшему".
  
   - Удалось определить поточнее, куда направились завсегдатаи клуба?
   - Да, Ваше Величество, здесь они ничего нового не придумали, кроме того, как повторить операцию по десантированию всякого отребья на нашу территорию в районе Паланги.
   - Если я вас правильно понял, это повторение неудачного польского десанта 1863 года?
   - Совершенно верно, Ваше Величество, видимо прошлый конфуз их ничему не научил.
   - Вы, знаете Николай Владимирович, это даже к лучшему. Сегодня Балтийский флот без особого труда отправит на дно все их суда и судёнышки, даже если их будут прикрывать "дяди из Роял Нэви". Нашим людям меньше будет работ по захоронению мятежников во избежание распространения заразы.
  
   - Да, Ваше Величество, командующий Балтфлотом, когда ещё на учениях прошлого года узнал о подготовке возможного десанта сказал примерно тоже самое. Да и дезинформация о состоянии "Укрепрайона Петра Великого" прошла на ура! "Крестник" сообщил, что планы укреплений, скопированные Оомом, с указанием на то что орудия являются деревянными макетами, вызвали иронические улыбки на острове и высказывания типа "ах эти хитрые, коварные дикари азиаты"....
  
   - Скажу вам по секрету, что эти "деревянные макеты" не дают покоя не только "друзьям", но и нашим уважаемым корабелам. Утром у меня были дядя и Андрей Александрович. Они оба очень хотят установить эти девятисот тонные орудийные башни на хорошо бронированный кораблик и создать нечто неординарное!
  
   - Сколько же это судно будет стоить?
   - Очень много, около двадцати миллионов. Определённого ответа я им не дал, не смог ответить, на такой простой вопрос. Схитрил, ушёл от вопроса, сославшись на график работ, пока Рейтерн не сверстает бюджет, придётся им подождать.
   - Ваше Императорское Величество, а те тридцать "монгольских" миллионов, о которых вы говорили, в новом бюджете планируются?
   - В макете они есть, но предметно по этому вопросу поговорим позже.
   - Мы пока продолжаем операцию "Богдо гэгэн", но уже скоро пять лет как его никто не видел, это может вызвать определённые сложности и напряжённость.
   - Наместника в Урге вы заменили, "наставников" упокоили. Что ещё может нам помешать?
   - Контролёр из Поднебесной и всевозможные слухи.
   - Понимаю, но вам тоже придётся подождать.
  
   Мне правда и самому было бы очень жаль потраченных впустую усилий по подмене Агваанчойжинванчугпэрэнлайжамц (Богдо гэгэна VII) на нашего человека, есть и резервный вариант финансирования, но об этом пока рано....
   Пора возвращаться к первоначальной теме разговора.
  
   - Ну, что же, Николай Владимирович, сейчас я позвоню Краббе и прикажу ему вскрыть соответствующий конверт. Каким временем он располагает?
   - Абсолютно точно это нам не известно, но по сведениям "Крестника" от трёх до четырёх недель.
   - Думаю, это более чем достаточно.
  
   Звонок морскому министру был краток. Единственное отступление от сценария было связано с тем, что Константин Николаевич отсутствовал на месте и я попросил Николая Карловича Краббе проинформировать о ситуации Генерал-адмирала самостоятельно. После этого снова обратился к Мезенцеву.
  
   - Ну а что нового поведаете по поводу визита лорда Лофтуса?
   - Ждём его выезда. Дальше всё будет по сценарию. Судя по активности всех известных нам членов клуба, как Московского, так и Санкт-Петербургского, думаю, завтра он пожалует к вам с нотой.
   - Журналисты предупреждены? Как они? Готовы разнести новость по всему миру?
   - Да, всё и все готовы, осталось дело за малым.
   - Да, да "Уж полночь близится, а Германа всё нет"!
   - Уверен что завтра лорд будет в Зимнем.
   - Хорошо, будем ждать. До свидания.
  
   Как я провёл эту ночь? Абсолютно спокойно и даже очень хорошо выспался. После утреннего моциона чувствовал себя вообще великолепно. В приёмной меня ждали Сабуров с Барятинским, а в кабинете мой любимый крепкий чай.
  
   - Добрый день господа. Сегодня мы переместимся в большую приёмную. Там за портьерами будет много людей, но вас это совершенно не должно смущать. Всё должно происходить как обычно.
   - Ваше Величество, а как быть с графиком приёма?
   - Перенесите всех на завтра, послезавтра, да вам самому виднее. Все серьёзные и нужные люди в случае чего воспользуются телефоном, а позже вы с Володей утрясёте новый график.
  
   Только я произнёс эти слова, как словно в отместку, зазвонил прямой от Мезенцева.
   - Добрый день! Слушаю Вас Николай Владимирович.
   - Здравствуйте, Ваше Величество.
   - Лорд одевает парадный мундир со всеми регалиями.
   - У вас, что прямо в его кабинете сидит агент?
   - Нет, не в кабинете, а в соседнем строении, правда, достаточно далеко. Мы используем армейскую стерео трубу, через которую ведётся наблюдение.
   - Хорошо! Начинайте спектакль. Главный герой скоро должен появиться на сцене. Мы с Барятинским-младшим переходим в парадную приёмную....
  
   Ну, вот наконец-то! За гобеленами скрывается пишущая братия. Тут и маститые "акулы пера", и "рыбы прилипалы" и просто начинающие борзописцы, такие как основатель жанра жёлтой прессы Джозеф Пулитцер. Есть представители и "старого" и нового "света", на привилегированном положении естественно сотрудники Бернхарда Вольфа из будущего "Континенталь телеграфен компани" и агентства "РЕЙТЕР" Пауля Юлиуса Рейтера (Исраэля Бер-Йошафата). Все тщательно проинструктированы о правилах поведения и соблюдении тишины. Они, затаив дыхание, ждут, не дождутся обещанных сенсационных НОВОСТЕЙ!
  
   Самого Лофтуса служба наружного наблюдения сопровождает от самого дома. Нет, я, пожалуй, неправильно написал, в данном случае служба не наблюдает за лордом, а скорее расчищает ему путь и заодно присматривает, как бы кто не обидел ненароком. Движение в Питере конно-автомобильное ещё весьма сумбурно. Очень часто лошади и авто не понимают друг друга, а точнее водители кобыл и авто.
  
   Наконец посланец Альбиона появляется в парадной приёмной. Описывать эту формальную нудно-торжественную процедуру нет желания. Смотрите новостные телеграфные ленты, читайте газеты....
  

*****

  
   Хотел несколько листков бумаги сэкономить да чуток времени, но не получается. Если опустить эти эпизоды в Зимнем дворце, многое непонятно будет. Хотя бы вкратце о моём ответе на британскую ноту-ультиматум упомянуть стоит.
   После напыщенных слов лорда Лофтуса о роли Британии, о демократии, о демократических ценностях и прочей белиберды, прозвучали классические предложения, что для обеспечения этих самых ценностей в Балтийское, Белое и Чёрное моря будут направлены корабли Её Величества, которые обеспечат поддержание этих самых ценностей....
   Вот так под весьма популярными словосочетаниями нам фактически была объявлена война. Но дипломаты никогда не говорят всё до конца, как впрочем, им, наверное, неизвестны слова - "нет и да", поэтому, обращаясь уже в сторону "гобеленов", я сам произнёс это страшное слово, а дальше объявил о введении военного положения во всех приморских губерниях Северных территориях и округах Дальнего и самого Дальнего Востока.
   Затем, после секундной паузы, которая должна была подчеркнуть мои раздумья, (хотя всё было отрепетировано заранее) заявил об аннулировании ранее заключённых соглашений и договоров. Дальше - классическая концовка. Посланнику Альбиона и его сподручным было объявлено, что их время пребывания на территории империи ограничено 24-мя часами.
   В этот момент "диспетчер", незаметно стоявший в глубине зала, отёр лоб платком, этим движением он показал, что время вышло. Я кивнул в ответ и по этой моей безмолвной команде тяжёлый шторы раздвинулись, окна раскрылись и до нас донеслись, нет, не донеслись, а буквально оглушили звуки артиллерийских залпов с Петропавловской крепости. Это был салют в честь победы над Османами!
   Такое же празднично-торжественное действо происходило во всех губернских городах и также сопровождалось пальбой из орудий. А вечером, вечером были организованы весёлые застолья, балы и традиционные народные гулянья по всей нашей необъятной империи.
  
   Я тоже погулял, точнее - "повосседал", выступая почти что в роли "свадебного генерала" в самом начале этого буйства эмоций и всплесков радости, перемежающихся тостами и здравицами. Стараясь не налегать на горячительные напитки, Е.И.В. в очередной раз просчитывал в уме предстоящие действия и возможные ответные ходы многочисленных противников. Это было замечено императрицей
   - Дорогой, как ты себя чувствуешь?
   - Чудесно, милая, даже можно сказать распрекрасно!
   - Никса, я конечно верю твоим словам, но не совсем, мне кажется что-то тебя беспокоит?
   - Да нет, всё в порядке, всё очень хорошо, просто задумался на минутку...
  
   Поразмыслить было над чем, перечень наших городов и крепостей, пострадавших в Крымскую войну от действий Британского флота и их союзников, был "отпечатан" в моей голове огненными буквами:
   - Одесса, Очаков, Евпатория, Севастополь, Бердянск, Геническ, Мариуполь, Ейск, Темрюк, Таганрог, Керчь, Кинбурн, Бомарсунд, Кола, Петропавловск-Камчатский, и венчал этот список супер "военный объект" - Соловецкий монастырь.
  
   Война привела не только к потере Черноморского флота, но и к крайнему расстройству финансовой системы Российской империи, мы потратили на войну 800 млн. рублей, Британия -- 76 млн. фунтов. Всё это я хорошо знал, а сейчас раздумывал только об одном: не сильно ли жёсткий ответ подготовлен нами для островной империи.
   Нет, её лордов, банкиров и прочих я во внимание не брал. Но в предстоящих боевых действиях в первую очередь пострадают военные моряки и многочисленные специалисты, без которых корабли - груда железа и дерева, а пушки не более чем большие круглые тяжёлые куски металла. Причём это произойдёт под всякими благородными лозунгами о защите отечества от азиатских варваров, хотя на деле это будет всего лишь защитой интересов всё тех же лордов, банкиров и иже с ними власть предержащих....
   Врядли кого-то из наших подданных, кроме нескольких сотен ярых англофилов привлекут туманные долины Уэльса, горы и скалы Шотландии, полные привидений из-за многочисленных убийств родовые замки аристократов, переведенные на древесный уголь Шервудские леса, да и вересковый мёд вместе с можжевеловой самогонкой с рекламным названием джин не заинтересуют наших казаков. Всё это было мне понятно, но как объяснить это подданным Её величества?...
  
   Решив, что всё-таки "...утро вечера мудренее", я всецело отдался празднеству!
  
  
  
   Двести пятьдесят девятая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
   Историческая справка
  
  
   Блаженный Пий IX (лат. Pius PP. IXитал. Pio Nono; в миру Джованни Мария, граф Мастай де Ферретти; 13 мая 1792 года, Сенигаллия -- 7 февраля 1878 года, Ватикан) --Римский Папа с 16 июня 1846 по 7 февраля 1878 года. Вошёл в историю как Папа, провозгласивший догмат о непорочном зачатии Пресвятой Девы Марии и созвавший I Ватиканский Собор, утвердивший догматическое учение о безошибочности Римского первосвященника. С 1868 года страдал рожей и от открытых язв на ногах. C 1877 года из-за болезней прекратил служит ежедневную мессу. Скончался 7 февраля 1878 года в 5.40 утра от приступа эпилепсии. Его тело первоначально было захоронено в Гроте святого Петра Собора святого Петра, позднее 13 июля 1881 года его останки были перенесены в римскую базилику Сан-Лоренцо-фуори-ле-Мура.
   Его Высокопреосвященство кардинал Джакомо Антонелли (итал. Giacomo Antonelli; 2 апреля 1806, Соннино, Папская область -- 6 декабря 1876, Рим, Итальянское королевство) -- итальянский куриальный кардинал. Про-генеральный казначей Апостольской палаты ad beneplacitum Sanctitatis Sua с 11 июня 1847 по 10 марта 1848. Государственный секретарь Святого Престола с 10 марта по 3 мая 1848 и 6 декабря 1848 по 6 ноября 1876. Префект Апостольского дворца с 1 ноября 1848. Кардинал-дьякон с 11 июня 1847, с дьяконством Санта-Агата-алла-Субурра с 14 июня 1847. Кардинал-дьякон с дьяконством Санта-Мария-ин-Виа-Лата с 13 марта 1868. Кардинал-протодьякон с 13 марта 1868.
  
   Иезуиты, или Орден Иезуитов -- мужской монашеский орден Римско-католической церкви, основанный в 1534 году Игнатием Лойолой и утверждённый Павлом III в 1540 году. Официальное название -- Общество Иисуса (лат. Societas Jesu), также Орден св. Игнатия (по имени основателя).
   Иезуиты сыграли большую роль в контрреформации, активно занимались наукой, образованием и миссионерской деятельностью. Члены Общества Иисуса наряду с тремя традиционными обетами (бедности, послушания и целомудрия) дают и четвёртый -- послушания папе римскому "в вопросах миссий". Девизом ордена является фраза "Ad majorem Dei gloriam" ("К вящей славе Божией").
   Петер Ян Бекс (нидерл. Peter Jan Beckxфр. Pierre-Jean Beckx8 февраля 1795, Фламандский Брабант -- 4 мая 1887Рим) -- генерал Общества Иисуса (иезуиты), двадцать второй по счёту глава ордена и четвёртый после его восстановления в 1814 году. В 1842 году переехал в Рим, где несколько лет углублял образование, изучая каноническое право.
   В июне 1853 года на Генеральной конгрегации ордена Петер Ян Бекс был избран двадцать вторым генералом ордена вместо Яна Ротана, скончавшегося за месяц до этого. Тридцатилетний срок Бекса на посту генерала ордена, стал третьим по продолжительности в истории иезуитов. В 1883 году Бексу было 88 лет, 30 из которых он провёл на посту генерала Общества. Период правления Бекса пришёлся на бурные события второй половины XIX века, сильно изменившие ситуацию в Европе и в Католической церкви. Во многом благодаря его грамотному ИЕЗУИТСКОМУ руководству.
  
  
   Деяния, о которых мы не знали.

(Ватикан - Кастель-Гандольфо) 

   На Апеннинском полуострове жарко. Солнце палит нещадно даже в Ватикане - резиденции римского первосвященника. Видимо поэтому предусмотрительный, осторожный и опытный политик Джакомо Антонелли распорядился отправить своего "шефа" - Блаженного Пия IX в его летнюю резиденцию Кастель-Гандольфо. Чего тут было больше? Заботы о больном человеке, страдающем от приступов эпилепсии или опасений за свое место рядом с ним и степень влияния - сейчас уже не столь важно.
   Здесь, на берегу озера Альбано в маленьком дворцовом скверике, построенном ещё в XVII веке в тени раскидистого платана государственный секретарь Святого Престола тихим вкрадчивым голосом что-то читал Первосвященнику. В руках Антонелли держал папку для докладов, изредка перелистывая страницы толстого документа. В глазах Джованни Мария блестели слёзы. О чём же шла речь? Что бы вы думали?
   В толстой кожаной папке с золотой тиснёной надписью лежал текст, написанный Вильгельмом и Якобом Гримами и озаглавленный авторами как "Гензель и Гретель".
   Впрочем, для человека страдающего приступами падучей, другие тексты подчас были просто недоступны. Вот к большому дереву, под которым были установлены кресла чтеца и слушателя, приблизился моложавый аббат и жестом что-то показал секретарю. Спустя четверть часа убаюканный Пий IX уже почивал в своих апартаментах, а под платаном состоялся новый разговор, но уже не в сказочном, а вполне реальном исполнении.
  
   "Первая скрипка" по-прежнему принадлежала государственному секретарю, а слушателем на этот раз был не кто-нибудь, а генерал ордена Общества Иисуса. В миру его чаще называли орденом Иезуитов. Эти двое знали друг друга давно и успешно сотрудничали уже не одно десятилетие.
  
   - Что сообщают ваши "миссионеры"?
   Под этим благовидным термином понимались разведчики ордена. Попытка Петера Яна Бекса начать от Адама была сразу же резко прервана Антонелли.
   - Нет, это всё известно, сейчас меня прежде всего интересует Россия?
   - В этой стране после воцарения молодого государя стало очень трудно работать, буквально не на кого опереться. Мы, было, возлагали определённые надежды на графа Шувалова, а он исчез при невыясненных обстоятельствах. Позже - на г-на Скальковского, но Константин Аполлоноффич находится под следствием и врядли выйдет на свободу. В "клубе от кальяна" почти все старики поумирали, а само это образование исчезло.
   - Ищите лучше и обязательно найдёте недовольных нынешним положением дел.
   Сопение Яна Бекса было прервано вкрадчивым вопросом Государственного секретаря.
   - Вам знакомо выражение "пистолет Казарского"?
   - Ну как же, как же, да я и самого Казарского видел, когда он был в Лондоне в 30-м году на юбилее короля Вильгельма IV. Британские моряки тогда устроили ему шумную встречу.
   - Интересно, а вас каким ветром в Лондон занесло?
   Государственный секретарь с подозрением покосился на генерала иезуитов.
   - Я же там несколько месяцев учился.
   - Ах, да, да припоминаю.
   - А вам известно как закончился жизненный путь этого капитана?
   - Нет, монсеньёр, но с удовольствие выслушаю ваш рассказ.
   - Я напомню эту историю отнюдь не бескорыстно, ОЧЕНЬ надеюсь, что она Вам кое что подскажет и поможет найти нужную опору в той далёкой полуварварской стране....
   Сделав ударение на слове "очень", Антонелли начал рассказ.
  
   В очередной русско-турецкой войне 29-30 годов два больших турецких корабля не смогли совладать с русским бригом под командой этого человека. Видимо, и русским крепко досталось, раз капитан положил в крюйт-камере заряженный пистолет. Последний оставшийся в живых член команды должен был взорвать судно, чтобы оно не досталось туркам. Выучка и Фортуна оказались на стороне русских.
   Царь Николай I приказал наградить весь экипаж корабля, а капитану Казарскому в герб специальным указом был добавлен пистолет. Вскоре он уже командовал 60-ти пушечным фрегатом "Тенедос" и состоял в свите самого государя-императора.
  
   Уловив некоторое недопонимание в глазах генерала иезуитов, государственный секретарь продолжил повествование.
  
   - Извините за столь долгое вступление, но без него будет не совсем понятна соль моего рассказа.
   - Ну, что вы, монсеньёр, я очень внимательно слушаю.
   Весной 1833 года уже в ранге флигель-адъютанта на Черное море для проверки подготовленности к экспедиции тыловых контор флота был откомандирован из Петербурга капитан I ранга Александр Иванович Казарский. Работая в Одессе, он вскрывает ряд крупных хищений и недостач. Затем переезжает в Николаев, где также видит воровство, но спустя всего лишь несколько дней внезапно умирает от отравления мышьяком.
  
   - А что же русский царь так и оставил всё без последствий?
   - Нет, почему. После невнятного заключения, сделанного людьми всемогущего Бенкендорфа, он перепоручил это Меншикову с преинтереснейшей резолюцией. "Меншикову. Поручаю вам лично, но возлагаю на вашу совесть открыть лично истину по прибытии в Николаев. Слишком ужасно. Николай". Мы располагаем копией факсимиле этого документа. Как видите, в этой стране всегда можно найти нужных людей, которые станут вашей точкой опоры.
   Заметив подходящего к ним молоденького аббата, несущего охлаждённые напитки, Антонелли резко сменил аргументацию, не меняя темы разговора.
   - Хочу напомнить вам изречения мудрого Сунь-Цзы:
   Из кого вербуются "внутренние шпионы"? "Среди чиновников противника есть люди умные, но потерявшие должность; есть люди, провинившиеся в чем-либо и подвергшиеся за это наказаниям; есть любимцы, жадные до богатства; есть люди, поставленные на низшие должности; есть люди, не выполнившие возложенных на них поручений; есть люди, стремящиеся приобрести более широкое поле для приложения своих способностей, пользуясь несчастьем других; есть люди, склонные к хитрости и обману, двоедушные. С такими людьми надлежит тайно вступить в шпионские сношения, щедро одарить их, привязать их к себе и через них узнавать о положении в их стране, разведывать о планах против себя, а также заставлять их сеять рознь между их государем и его вассалами".
  
   Когда "посторонние уши" удалились, Джакомо Антонелли внезапно и резко разразился массой вопросов в адрес генерала иезуитов.
   - Почему до сих пор не установлено постоянное наблюдение за князем Сан-Донато? - Этот молодой Демидофф уже дважды имел продолжительные аудиенции у короля Виктора-Эммануила. - О чём они говорили? Почему этот Демидофф так быстро сменил Киев на Рим? - И почему, за какие заслуги, в конце концов, молодой государь-император разрешил ему принять титул князя и даже пользоваться им в России?
  
   - По поводу князя Сан-Донато могу только сообщить, что он приехал в Италию не один. С ним приехали несколько молодых людей. Очень возможно что он пользуется их услугами так же, как вы используете молодого служителя, только что бывшего здесь.
   Государственный секретарь спокойно проглотил этот намёк, тем более, что этим грешили многие священнослужители и не только в Ватикане. Скрывать от Яна Бекса очевидное смысла не имело, слишком хорошо они знали один другого, но в своём ответе он не удержался от ответной шпильки.
  
   - Ну что же, попробуйте поработать с прибывшими молодыми людьми, возможно здесь у вас лучше получится.
   - Будем стараться ваше преосвященство, будем стараться....
  
   Два старых хрыча, встретившись взглядами, улыбнулись и рассмеялись, за долгие годы работы они знали о друг друге столько, что могли бы без малейшего затруднения написать автобиографию собеседника. Затем Ян Бекс продолжил тему "пистолета Казарского".
  
   - Не в оправдание, а исключительно для информации о наших трудностях рассказу вам продолжение истории капитана Казарского. Покойная императрица Евгения случайно подслушала беседу Наполеона III с одним из его генералов. Он ставил ему в пример этот случай.
   - Интересно, весьма интересно.
   - Молодой император не поленился, (или ему подсказали злопыхатели) разыскал где-то в архиве письмо купца Василия Коренеффа, которое было адресовано ещё Николаю I. В Николаев была направлена группа опытнейших следователей и спустя несколько месяцев начались аресты, причем, не взирая на давность событий, чины и заслуги.
   - Вот даже как?
   - Да, а несколько месяцев назад там же в Николаеве на новых верфях были спущены сразу два корабля "Капитан Казарский" и "Бриг Меркурий".
   - А кого Наполеон ставил в пример?
   - Не кого, а что? Дело в том, что оба судна были построены на деньги, отошедшие в казну в результате следственных мероприятий.
   - Но это же больше миллиона золотых рублей!? Да, монсеньор, умеют в России воровать, не будь она такая богатая, давно бы уже пошла по миру....
   Оба церковных служителя не сговариваясь, отхлебнули из своих бокалов по глотку кьянти и поудобнее уселись в креслах. Образовавшуюся паузу снова прервал Бекс.
  
   - Мы завтра же, нет, даже сегодня займёмся и князем и его окружением.
   - Да, да, чем скорее, тем лучше и передайте вашим людям, что ежели придётся пойти на крайние меры, то Его Святейшество снимет грех с их души....
  
   После отъезда главного иезуита государственный секретарь взял со стола маленький серебряный колокольчик и по скверику разнёсся мелодичный перезвон.
   - Слушаю вас, ваше преосвященство.
   - Здесь в Кастель-Гандольфо,  в гостинице "Альбано", остановился контр-адмирал Вакка, поезжайте туда и привезите его. Адмирал предупреждён и ждет нашего посланца.
   - Будет исполнено, ваше преосвященство.
  
   Спустя полчаса, которые Его Высокопреосвященство кардинал Джакомо Антонелли - Государственный секретарь Святого Престола провёл в раздумьях, иногда улыбаясь своим мыслям, прибыл новый командующий итальянского флота вместо снятого с должности адмирала Карло ди Персано.
  
   - Добрый день, ваше преосвященство!
   - Рад вас видеть, адмирал! Теперь надеюсь, вы верите в предзнаменования?
   - О, да, особенно высказанные Вами, монсеньор.
   - Ну так вот, теперь когда вы убедились, что Он Сам руководит нами (было только непонятно, кого Антонелли имел ввиду - Господа Бога или короля Виктора-Эммануила II) послушайте что вам предстоит в ближайшем будущем.
   - Я весь во внимание, монсеньор.
   - Три броненосца "Ре д'Италия", "Ре ди Портогалло", "Аффондаторе" с группой вспомогательных судов на днях получат приказ - совершить дружественный визит на остров Мальта.
   - Вы поведёте корабли через Тирренское море, через Мессинский пролив и сделаете остановку в Кальяри. Там вас будут ждать дальнейшие инструкции.
   - Но это изрядный крюк, Ваше преосвященство.
   - Не волнуйтесь, в порту Кальяри наш человек обеспечит вас углём, водой и продуктами. Уже оттуда вы двинетесь на Мальту.
   - Позволено ль мне будет узнать главную цель "дружественного" вояжа?
   Антонелли на мгновенье, задержавшись с ответом, продолжил.
   - На переходе Кальяри - Мальта вам надо будет перехватить одну яхту и обеспечить ей встречу с Нептуном. Остальные, уже уточнённые данные, вы узнаете на Сардинии. Здесь нет недоверия, просто сейчас нам самим ещё многое неизвестно.
   - Благодарю за оказанную честь, монсеньор, всё будет исполнено как должно.
   - Да, уж постарайтесь, пожалуйста, сын мой, от этого успеха и в вашей судьбе будет многое зависеть.
  
   Государственный секретарь Ватикана был хорошо информирован о том, что костяк итальянского флота составляют выходцы из Сардинии и что они жаждут реванша за поражение при Лиссе. Контр-адмирал Вакка не менее хорошо знал кому обязан своим назначением и о том что станет вице-адмиралом, только если выполнит поручение Святого Престола. Рыбак видел рыбака как водиться издалека....
  
  
   (Штаб Бомбейской эскадры)
  
  
   Контр-адмирал Артур Камминг - командующий Бомбейской эскадрой Её величества напряжённо размышлял. Предметом его раздумий была давняя депеша, полученная из Лондона с припиской от вице-короля Индии "Для исполнения". Его совершенно не смущало то, что документ был подготовлен канцелярией уже почившего премьер-министра. Гораздо больше опытного военного моряка беспокоили сжатые сроки, масштаб предстоящей операции, а главное - трудно предсказуемые последствия.
  
   Камминг был смелым и предприимчивым морским офицером, прошедшим несколько войн и захватившим множество вражеских судов (эта выписка из его характеристики одновременно говорила о многом, но далеко не о всём). В молодости с неполным взводом моряков на малом катере ему удалось захватить большой корабль работорговцев, тогда же он познакомился с "волшебством" клерков от адмиралтейства, которые в документах представили это как обычную рейдовую операцию. Во времена Восточной войны в Балтийском море на своём фрегате он без единого выстрела захватил Либаву и восемь российских торговых судов в качестве призов. Позже адмирал тщательно изучил многочисленные документы и опыт покойного лорда Реглана по организации крупной десантной операции той войны на Чёрном море, где он успел побывать, командуя броненосцем "Glatton".
  
   Да, в той войне британцы доставили в Россию около двухсот тысяч человек, но тогда десантировались в большинстве кадровые королевские войска, основу которых составляли валийцы, шотландцы ну и конечно же англичане. Сейчас согласно диспозиции его боевые корабли и транспорты (бывшие суда Вест-Индской компании) должны были взять на борт "толпу дикарей". Почти тридцать тысяч сипаев и гуркхов необходимо высадить на побережьи Ирана чтобы не дать русским окончательно осесть в "горле" Персидского залива. Тут было о чём поразмыслить.
   Пятьдесят семь транспортов или "купцов", как называли их военные моряки и два десятка боевых кораблей Бомбейской эскадры, должны были осуществить задуманное.
  
   - Да они перетопят друг друга от постоянных столкновений ещё не дойдя до цели. - Идти ночью придётся с полной иллюминацией, иначе вообще никто не дойдёт до берега. - Красивое зрелище, напоминающее большой город, движущийся по морю. - А, не приведи Господь, шторм?! - Высаживаться надо будет на необорудованное побережье, даже если русские их не ждут и не окажут значительного сопротивления и здесь часть судов обязательно потеряем.
   Эти мысли беспокоили контр-адмирала и не давали ему спокойно спать уже несколько месяцев. Свои сомнения (написанные сухим языком морской диспозиции) адмирал изложил в секретном послании вице-королю и теперь ждал от него ответа.
   Время для ожидания ему, как ни странно, подарил индус, зарезавший вице-короля Ричарда Бурка во время его поездки на Андаманские острова и те самые войска, которые предстояло перевезти в указанный район. Причина такого щедрого "подарка" была тривиальна. К указанной в приказе дате в Бомбее собралось едва ли четверть означенного воинства и примерно половина "купцов". Невесёлые мысли адмирала были прерваны его адъютантом, точнее, его деликатным стуком в дверь кабинета.
  
   - Да, да, войдите.
   - Сэр, шифрованная телеграмма из Шимлы.
   - Расшифровали?
   - Да, сэр.
   - Райен, зачтите текст, пожалуйста.
   - К вам командируется Чарльз Макгрегор (тчк) Обеспечьте встречу (тчк)
   - Когда она была отправлена?
   - Три дня назад, сэр.
   - Идиотизм, телеграммы "ходят" со скоростью конного экипажа.
   - Отправьте коляску с охраной на вокзал для встречи Макгрегора.
   - Уже сделано, сэр. Поезд из Тханы приходит вне расписания, поэтому я заранее отправил встречающих.
   - Благодарю, Райен, чтобы я без вас делал?
   - Не стоит, сэр, это моя работа.
   - Интересно, какой ответ приготовил нам Фрэнсис Нейпир, исполняющий обязанности нового вице-короля Индии.
  
   Артур Камминг не сомневался, что посланец Нейпира везёт приказы и дальнейшие инструкции применительно к сложившейся ситуации. Начальник разведки индо-британской армии, шотландец по происхождению, Чарльз Меткальф Макгрегор был знаковой фигурой в Британской Индии и его приезд означал только одно: предложения Камминга получены и, как минимум, прочтены. Дальше строптивому адмиралу следует или подавать в отставку (без положенной пенсии), или действовать в строгом соответствии с новыми директивами привезенными Макгрегором....
   Наконец посланная коляска подкатила к зданию штаба эскадры и из неё вышли незнакомый джентльмен в гражданском платье и виденный несколько раз в резиденции вице-короля Индии хорошо знакомый в лицо, военный.
   После положенных приветствий и представлений он без обиняков заявил Каммингу.
  
   - Сэр, как вы думаете, сколько времени продержится вице-король в своей резиденции в Шимле, если ваши корабли заберут три четверти воинского контингента с территории этой страны?
   - Сэр, я солдат и моё дело выполнять приказы, а не раздумывать на тему как их обойти.
   Макгрегор и Ний Илеяс незаметно переглянулись, и начальник разведки продолжил начатый разговор.
  
   - Тем не менее, вы представили в канцелярию сэра Френсиса очень содержательный документ на эту тему.
   - Если вы о моей записке, то там не было ничего по поводу положения вице-короля, а только беспокойство о судьбе флота и успехе высадки десанта.
   - Не скромничайте, сэр. Все мы отлично понимаем, что не будет флота - не будет и империи, которую этот флот охраняет и поддерживает.
   Легкий стук в дверь адмиральского кабинета и в дверях появился смуглый слуга, а следом низенький столик с прохладительными напитками. Расставив на его лакированной поверхности красивые фужеры, человек с поклоном в сторону адмирала удалился.
   - Представленный вами документ был тщательно проанализирован и мы также пришли к выводу, что диспозиция и приказ бедного графа Мэйо несколько не соответствует сложившейся на сегодня ситуации.
  
   После этих слов Макгрегора Артуру Каммингу даже дышать стало легче. Не часто, ох как не часто в канцелярии вице-королей обращают внимание на "сомнения" адмиралов, даже изложенных на бумаге.
  
   - Вот совместный плод нашего творчества и ваших сомнений. Прочтите этот документ, а мы пока отведаем этой соблазнительной жидкости, а то, по правде говоря, моё горло давно пересохло и в нашем предстоящем разговоре может отказать повиноваться.
   Командующий Бомбейской эскадрой взял в руки протянутый конверт с документом и углубился в его изучение. Через несколько минут он оторвал взгляд от бумаг, глянул на собеседников и спросил.
  
   - Значит ожидать помощи от вице-адмирала сэра Чарльза Шэдвелла и кораблей Китайской станции мне не следует?
   - Да, сэр. У них будет другая, но очень похожая задача.
   - Уж не собираются ли наши умники высадить десант жёлтозадых обезьян на остров Эдзо, для чего использовать корабли адмирала Шэдвелла.
   - Вот видите Ний, что я вам говорил, адмирал Камминг сразу догадается, где могут оказаться корабли Китайской флотилии, если их не придадут для обеспечения десанта в Персидском заливе.
   - Уважаемый сэр Макгрегор, а разве я вам сильно возражал?
   Давний дорожный спор двух коллег от разведки прервал вопрос моряка.
   - Джентльмены! Здесь в этой диспозиции много пропусков и нет подписи. Что это означает?
   Макгрегор доверительным тоном произнёс:
   - Это говорит о том, что вице-король Индии, сэр Фрэнсис Нейпир, 10-й лорд Нейпир, 1-й барон Эттрик всецело вам доверяет и поручает в кратчайшие сроки доработать этот документ и заполнить все пустующие места, а мы с сэром Ний Илеясом, будем вас только консультировать по некоторым политическим вопросам, если они возникнут. Также нам поручено скрепить эту бумагу своими подписями, после того как она будет окончательно доработана. Об этом есть отдельный рескрипт!
  
   - Благодарю вас, джентльмены, за доверие и лестные слова, но в каком объёме я могу корректировать представленный документ?
  
   - В очень незначительном, сэр Камминг, в очень незначительном. Здесь уже учтен тот момент, что высадка в районе Бендер-Аббас не оптимальна и не решает поставленные задачи. Поэтому конечной целью вашего путешествия определена Басра. Далее, на острове Кешм в Ормузском проливе русские строят свою военно-морскую базу, надо будет походя с ними разобраться, да так, чтобы они об этой своей стройке навсегда забыли.
   Небольшая пауза, возникшая после перечисления основных задач предстоящей операции, была прервана адмиралом Каммингом.
  
   - Безусловно, высадка десанта в любимом порту Синдбада-Морехода намного лучше, чем высадка на необорудованное побережье, но до него ещё надо добраться, а кроме того, такое количество разных судов в капризном Шатт-эль- Арабе на слиянии двух рек, с их течениями мелями и прочими сюрпризами....
   - Это уже чисто ваша задача, как лучше организовать и обеспечить высадку в Басре, зато мы избежим множественных дипломатических неурядиц с шахом Насер-Аль-Эддином, высаживаясь в гавани Бендер-Аббаса.
   - Какие силы мне будет позволено привлечь к операции?
  
   - Любые корабли, которые находятся под вашим командованием, включая Аденскую эскадру. Армия, которую вам следует высадить в Басре, будет насчитывать 10887 европейцев и 21089 туземцев, вот из этого и следует исходить.
   - Великолепно, джентльмены, треть воинства белые, это во многом меняет дело. Поставим их надсмотрщиками над "дикарями", организуем группы застрельщиков с выплатой премиальных и заставим этот цветной сброд делать то, что предписано вице-королём.
   - Надеюсь, сэр, вы обратили внимание на то, что помимо десанта вам поручается общее командование всеми силами экспедиции, пока не прибудет эмиссар из Лондона, которому вы передадите под командование все сухопутные войска.
   - Да, джентльмены! Единоначалие - это единственный способ избежать разброда и шатания в критических ситуациях. Ничего другого за всю свою историю человечество ещё не придумало.
   Во время этой реплики адмирал с тоской вспомнил "клерков-волшебников" от Адмиралтейства и подумал, что ему в очередной раз придётся таскать каштаны из огня, чтобы очередной баловень судьбы смог устроиться получше. Естественно в слух ничего подобно произнесено не было, житейская мудрость и опыт категорически "возражали" против этого.
  
  
   (Штаб Бомбейской эскадры, час спустя)
  
  
   Разведчики всех стран и всех мастей всегда желают оставаться людьми-невидимками, если они не выполняют специальной миссии. Поэтому на всё время подготовки экспедиции за ними были закреплёны в правом крыле здания штаба флота отдельные кабинеты, в которых они и разместились.
   Не успел ещё индус шотландского происхождения или скорее шотландец индийского происхождения окончательно устроиться на новом месте, как раздался стук в дверь и прибывший с ним адъютант доложил о визите Ний Илеяса.
  
   - Добрый день, сэр. Вы по мне не соскучились?
   - Что вы, сэр.
   - Я зашел, чтобы отдать проигранные десять фунтов. Вы оказались правы, Камминг мгновенно догадался, куда пойдут корабли адмирала Чарльза Шэдвелла.
   Макгрегор довольно улыбнулся и, чуть задумавшись, произнёс.
  
   - Вы знаете, Илеяс, я бы даже не удивился, если бы он сказал, что Шедвелу предстоит решить в Шанхае задачу аналогичную его задачке на острове Кешм. Слишком хорошо адмирал знает повадки наших власть предержащих и имеет большой негативный опыт от общения с Адмиралтейством.
  
   - Да, меня до сих пор смущает это пожелание нового премьера. Это политически не дальновидно. Русская миссия расположена совсем рядом с Французской миссией. Мало того, рядом строится здание Германской миссии. Кто может поручиться за то, что корабельные ядра не повредят эти строения?
   - Вы правы, сэр, но это воля вице - короля, продиктованная всё тем же премьером. Здесь мы бессильны, ибо просьба с Даунинг стрит для него равнозначна его приказу для нас.
  
   - Интересно было бы посмотреть на реакцию нашего адмирала, когда он узнает, что два парохода - фрегата Мадрасской флотилии из состава бывшего флота Ост-Индской компании секретным приказом вице-короля (конверты задания вскрыть в море) направлены в экспедицию к северной оконечности Австралии.
   - Да, сэр, слухи о существовании большого острова севернее Австралии постоянно поддерживаются купеческими судами, а раз так, то надо постараться навсегда закрепить эти земли за короной. - Неважно, первыми мы там появились или нет. Думаю, что огневая мощь двух кораблей Её величества вполне обеспечит наш приоритет первооткрывателей.
   Налив охлаждённого сока в сразу же запотевшие красивые фужеры зелёного стекла, Макгрегор озвучил то, на что не решился Ний Илеяс.
  
   - Так то это конечно так, но обилие и частота конфликтов с Российской империей чревато перерастанием "Большой игры" в большую войну.
   - Думаю, что они не рискнут связываться с нами из-за какого-то островка, да ещё в такой дали от метрополии.
   - Здесь вы не совсем правы, сэр. Если мы взглянем на карту, то сразу увидим, что территория Британии отстоит гораздо дальше, от мыса Йорк, чем дальневосточные города северных варваров.
   - Пусть так, география всегда была вашей сильной позицией, сэр Макгрегор, но если мы успешно решим задачу в Персидском заливе, то остальное просто окажется призом победителя!
  
  
   (Флоренция, вилла Сан-Донато)
  
  
   Симпатичная блондинка, с несколько более широкими плечами чем положено эталону женской красоты и узковатой нижней частью что пониже спины, крутилась перед большим зеркалом, рассматривая своё покрасневшее лицо.
  
   - Кот, скоро ты там? Как долго ещё будешь танцевать у этого отражателя?
   - Не Кот, а Констанция и не у отражателя, а у зеркала. И вообще, Бак, не мешай наводить камуфляж, князь с княгиней сегодня едут в Рим на важную встречу, а у меня лицо после эпиляции никак не придёт в норму. Придётся опять спецпудру использовать.
   - Константин, ты бы лучше оружие проверил, чем перед этим своим зеркалом крутиться.
   - Оружие я проверяю в первую очередь, да по-другому в этом балахоне и не получиться. Вот посмотри.
  
   Взору Бака предстала изящная женская ножка в новомодных нейлоновых чулках с широкими подвязками, за которыми крепились смертоносные стальные изделия.
   - Ты бы ещё повыше юбку задрала, бесстыдница...
   Дурашливым голосом, имитирующим говорок графини - старой карги из соседнего имения, проблеял штабс-капитан Дмитрий по кличке Бак.
  
   - Господа, общая готовность через восемь минут, сопровождение осуществляем с размещением по схеме один.
   Это из соседней комнаты донёсся голос командующего этим весьма необычным подразделением.
  
   - Вечно ты, командир, не даёшь бедному стражу полюбоваться прелестями нашей красотки. Тебе-то хорошо, а каково мне на запятках?! Вечно приходиться пыль глотать, да слюни пускать пока вы там прохлаждаетесь.
   - Не прохлаждаемся, а работаем, не покладая рук. Думаешь просто определить, что из разносолов на блюдах и тарелках есть можно, а что снабжено изрядной долей мышьяка. Проглотит наш подопечный князюшка порцию отравы и всё, с приветом, ни один врач не откачает, и операция провалена. Здесь в Италии мышьяк используют уже не одно столетие, набрались опыта, не то что в кофе, даже в пирожные закладывают так, что не подкопаешься и индикатор незаметно не всунешь - всё на виду.
   - Да уж и на занятиях слушали и учебники читали, знаем'с, не впервой'с.
   - Князь насчёт пирожных предупреждён. Он всем своим друзьям и знакомым уже неоднократно объяснял, что у него от них живот пучит, и доктора их потреблять не рекомендовали категорически.
  
   - Отцы иезуиты умеют и другие яды использовать, пирожные - это ерунда, говорят в 1600 затёртом году одному герцогу кто-то из семейства Медичи умудрился в куриное яйцо отраву вложить, вот это виртуозы.
   - Бак, перестань сочинять, в куриное яйцо мышьяк не всыплешь.
   - А я и не сочиняю, нам на занятиях преподаватель о герцоге Медичи и его отпрысках рассказывал, вот оттуда я эту историю с яйцом и взял.
   - Если ты помнишь, то я за соседним столом сидел. О Медичи и не только о них историй много было, но о яйце ничего не говорилось.
   - Ну вот, хотел вас подбодрить анекдотом о тупом грузине перед серьёзной операцией, а ты опять всё испортил.
   - Отставить трёп! Все в инструкторскую.
  
   Просторное помещение в мезонине виллы Сан-Донато было многофункционально, о чём его проектировщик Джованни Баттиста Сильвестри - архитектор Уффици даже не подозревал. Успешно перестроенное, превращенное в инструкторскую, тренировочный зал и наблюдательный пункт, оно выполняло ещё одну важную функцию. В дальнем конце зала за фальшивой стеной была устроена выгородка, в которую входил толстенный кабель "молниеотвода". Надо ли говорить о том, что находилось в той выгородке, если туда кроме князя имели право входить только два человека.
  
   - Господа, напоминаю всем! Сопровождаем объект во время поездки в Рим, размещение по схеме один.
   - Вахмистр Деревянко, напомните нам, пожалуйста, что это означает.
   - Слушаюсь, ваше благородие. - Движение с размещением по схеме один предусматривает обеспечение безопасность объекта при длительных загородных поездках....
   Благополучно пересказав достаточно длинную инструкцию и ничего не упустив, вахмистр замолчал, ожидая замечания или одобрение.
   - Добро! Выдвигаемся, время вышло.
  
   К вышедшему на парадное крыльцо виллы князю легкой танцующей походкой подошёл секретарь доложил о готовности к поездке и о том, что кухонная утварь, мягкая рухлядь и кое - что из мебели уже благополучно доставлено в недавно приобретённый новый дом в Риме.
  
   Ещё через несколько минут Елена Петровна Демидова - Сан-Донато, урождённая княгиня Трубецкая, со своим сиятельным супругом князем Сан-Донато - Павлом Павловичем Демидовым в сопровождении секретаря, фрейлин, и прочего люда выехали в шикарной, запряжённой шестёркой рысаков карете Петербургской фабрики Неллиса, на большой приём по случаю дня рождения Виктора Эммануила II. Позже планировались многочисленные встречи с деловыми людьми Апеннинского полуострова, и только через неделю князь собирался вернуться во Флоренцию.
  
   Княжеский поезд из трёх карет двинулся на выезд на знаменитую дорогу Рим-Флоренция покрытую на некоторых участках камнями, выложенными ещё рабами Рима. На запятках, как им и было положено, находились два лакея в ливреях вышитых цветами из герба князя. Впереди ехала карета с гардеробом княгини, а позади скакало двое всадников в опереточных костюмах мадьярских гайдуков. Вообщем, шуму и гаму, а также зевак, вышедших спозаранок поглазеть на княжеский поезд, было достаточно.
  
   Никто и не заметил, а если и заметил, то не обратил внимания на почтовый дилижанс скромной серой окраски, выехавший на ту же дорогу четвертью часом ранее парадного княжеского выезда.
  
  
   *****
  
   - Пепино, ты опять чего-то нажрался, сколько можно портить воздух?
   - Ничего кроме монастырской бобовой похлёбки в рот не брал. Разве ж я виноват, что кастелян очередного своего родственника на кухню пристроил.
   - Вечно у тебя всё не как у людей, наверное опять небось две порции сожрал, утроба твоя ненасытная.
   Раздавшийся характерный звук и затем очередная порция ругательств и препирательств двух монахов, засевших в кустах недалеко от дороги, была прервана цокотом копыт и грохотом ободов оббитых железом колёс почтового дилижанса.
   - Что-то почтовики сегодня раненько в Рим двинулись. Еще и колокола не звонили, а они уже в дороге.
   - По утренней прохладе приятней ехать, да и лошадям легче эту колымагу тянуть. Вон как рессоры прогнулись, небось, ещё и несколько неучтенных пассажиров взяли. - Смотри, смотри, они и заводных коней взяли, никак разбогатели наши почтари.
   - Взяли не взяли, не наше дело, деньги лишними не бывают. Ты лучше за дорогой посматривай не пропустить бы нам нужную карету.
   - Да разве её пропустишь. Она цугом в три пары пронесётся, и нет её.
   - Вот и надо на "лысом" холме моментом дымный костёр запалить.
   - Запалим, хворост уложен, смолой и маслом полит, останется только "шведскую спичку" поднести и полыхнёт наш сигнальный костёр как миленький.
   - А не подведёт твоя спичка?
   - Что ты, что ты. Настоятель когда нас обучал, сказал, что этот швед Йохан Лундстрем, который на спичку патент взял, удостоился большой золотой медали на Всемирной выставке в Париже.
   - Интересно, а как много золота в той медали? Сколько же она стоит?
  
  
   *****
  
   На опушке рощи рядом с дорогой Рим - Флоренция расположилась живописная группа вооруженных людей, собравшихся явно не на пикник или для любования природой в этот ранний час. Одетые частью как сицилийские крестьяне, частью как пастухи с того же острова, они, похоже, недавно закончили завтрак. В воздухе ещё сохранялся аромат чесночной похлёбки, но половина из них уже поочерёдно демонстрировала старшему свои лупары. Эти обрезы старинных охотничьих ружей, предназначенные для защиты стад овец от волков и получившие своё название от итальянского (lupu) -- "волк", частенько использовались для сведения счётов между людьми. Остальные были вооружены ножами в большинстве своём из переделанных сельскохозяйственных орудий.
   Вот к человеку, который проверял вооружение, подбежал молодой парень и что-то быстро проговорил, почти прошептал, отчаянно при этом жестикулируя, видимо, чтобы компенсировать недостаток громкости высказывания.
  
   - Сеньоры! Получен сигнал от наблюдателей с холма, всем приготовиться! - Помните, живыми нам нужны только князь и его секретарь. Всех остальных на небеса... - Да, о лошадях, о лошадях не забудьте, иначе обоих пленников до самого моря потащите на своём горбу!
   Десяток "солдат" со своим capodecina (десятником) решением consiglieri (советника) временно переименованных в "лесных братьев", рассыпались за поворотом дороги. Трое направились к подпиленному дереву у проезжей части, а остальные залегли в ближайших придорожных кустах.
  
   На участке древней дороги, видевшей на своём веку много смертей и крови, стало тихо, а в кленовой роще, где спрятались злоумышленники, даже птицы замолчали....
  
   *****
  
   Обычные почтовые дилижансы, сновавшие в это время по дорогам Европы, славились духотой своих внутренностей, а для некоторой части пассажиров являли опасность выпасть прямо по дороге, не доехав до пункта назначения. Виной тому были откидные сиденья, крепившиеся к дверцам кареты - стоило запорам ослабеть, как она открывалась и несчастный оказывался снаружи....
   Представитель этого транспортного семейства, двигавшийся сейчас по дороге Рим-Флоренция, внешне был не отличим от своих собратьев, правда, внимательный взгляд знатока отметил бы некоторые его странности, но и то для этого надо быть специалистом и очень присмотреться.
  
   Вахмистр Деревянко, вооружённый биноклем, обеспокоено покосившись на очередной столб дыма, поднявшийся неподалёку от дороги, когда они миновали её изгиб, доложил об этом старшему группы.
   - Ваше благородие, слева опять дым. Судя по скорости его появления после нашего проезда это сигнальный костёр запалили.
   - Да, похоже, в этой поездке нас плотно сопровождают. Интересно, кто же это?
   - Ваше благородие, вы только дозвольте, мы их мигом спеленаем и поспрошаем, если надо то и с пристрастием.
   - Не вахмистр, нет. Они ничего вам не скажут, просто потому что не знают. Их задача проста - увидел-поджёг, большего им знать не положено, а сейчас время дорого.
   - Всем приготовить оружие, вероятно нападение из засады, работаем по обстоятельствам, без команды. Скорее всего, вон из-за того поворота нас атакуют.
   - Да, местечко удобное.
   - Но и нам видно, что оно удобное, не так ли? Эй, "Возницын", осади - ка лошадок и смени аллюр так, чтобы к тому месту шагом выйти.
   - Слушаюсь, ваше благородие.
  
   Тяжёлая карета дилижанса замедлилась и четыре пары внимательных глаз сосредоточили своё внимание на повороте дороги. Падающее поперёк пути дерево заметили почти одновременно. Не доезжая двадцати сажень до рукотворного препятствия, карета остановилась. Дальше действовали, так как отрабатывали на ученьях, в далёких родных лесах.
  
   Расположившийся на запятках справа Бак заученным движением послал в придорожный кустарник гранату, затем вторую. Теперь справа какое-то время должно быть чисто! Надо быстро соскочить на землю и пока вероятные противники оглушены взрывами, добить тех, кто не представляет интереса или наоборот, вытащить одного - двух, из которых ещё можно выжать информацию. Слева за дорогой хлопнуло несколько "знакомых" выстрелов - это, похоже, его пластуны обнаружили ещё одну группу бандитов. Не отвлекаться, всё внимание на заросли кустов, назад можно не оглядываться, его спину надёжно прикрывает второй, в паре они работают уже не один месяц....
   Картина, представшая глазам штабс-капитана, откровенно его разочаровала. Достаточно было только увидеть вооружение нападавших времён Крымской войны, чтобы сразу понять - информацией здесь не пахнет. Обыкновенные наёмные убийцы из местных крестьян, возжелавших заработать. Хотя возможно их старший что-то знает.
   Старшего или десятника отличала от остальных только более чистая и аккуратная одежда, точнее, бывшая некогда чистой и аккуратной. Сейчас бы этого никто не заметил. Экспресс - допрос особого результата не дал. "Язык" знал только то, что пленников необходимо доставить в рыбацкую деревушку на берегу и это всё.
  
   - Прибираемся. Ничего не брать, трупы расположить так, чтобы имитировать драку. Полиции этого будет достаточно, карабинеров не заинтересует, а мафии мы глаза всё равно не закроем, если это только мафия, а не кто-то ещё, за ними стоящий....
   - Ваше благородие, раненых нет, повреждений нет, всё прибрано, можно двигаться.
   - Благодарю за службу! Задёрнуть шторы камуфляжа! Продолжаем движение!
   - Есть продолжать движение.
  
   Как на театральных подмостках движется занавесь по окончанию пьесы, та и по бортам необычного транспортного средства скользнули шторки - занавески с гербами и карета издали снова стала похожа на экипаж князя Сан-Донато. На встречу охраняемому выезду на заводной лошади помчался казак, чтобы доложить о том что дорога свободна и можно продолжать путешествие.
  
   *****
  
   Не сильно нахлёстывая животное, чтобы оно не перешло в галоп и вторая группа успела рассмотреть, кто скачет им навстречу, посланец "передового дозора", поравнявшись с княжеской каретой, осадил своего скакуна и оказался у открывающейся дверцы почти одновременно с секретарём спрыгнувшим на землю.
   - Ваше благородие, впереди была засада. Препятствие устранили, можно ехать дальше. Имею записку от их благородия для его светлости.
   - Хорошо, давай её сюда.
   - Ваша светлость, здесь красивая местность, не желаете ли немного размяться.
  
   Князь, который прислушивался к разговору с самого его начала, быстро соскочил из экипажа, не дожидаясь, пока будут откинуты ступеньки-лесенки.
   - Милейший, что там написал наш штабс-капитан?
   - Одну минуту, ваше сиятельство.
   За эту минуту двое собеседников успели удалиться от кареты на добрых полтора десятка саженей, и теперь их разговор можно было разве что прочесть по губам, если бы кто-то из присутствующих владел этим искусством. Развернув рулончик записки, секретарь прочёл князю короткое послание Бака.
  
   "Господа, засада уничтожена без потерь. По моему глубокому убеждению, это только первое небольшое прощупывание наших возможностей. В засаде были крайне неумелые люди, которых вероятно наняли за умеренную платы и дали задание нас перебить по древнему разбойному плану - с поваленным деревом времён Робин Гуда. Уверен, что подобное обязательно повториться более подготовленными бандитами с лучшим снаряжением и в более выгодном для убийц месте.
   Прошу, ваше сиятельство, отнестись серьёзно к этому предупреждению и отдать распоряжение к переходу на повышенную готовность по критерию "красный цвет" опасности".

= Бак =

   Лихая витиеватая роспись единым росчерком венчала это предупреждение.
  
   - Ваше сиятельство, я целиком и полностью согласен с этим сорви - головой, уж если Дмитрий почувствовал неладное - к его словам надо обязательно прислушаться.
   - Да я и сам это понимаю, но что мне сказать княгине? Ей сейчас совершенно нельзя волноваться!
   - Если позволите, ваше сиятельство, я бы посоветовал отправить её в Неаполь, а оттуда пакетботом в Марсель и далее в Санкт-Питербург. Пока она туда доберётся, весна вступит в свои права, и болотный климат нашей столицы ей не повредит.
  
   - Так-то оно так, но на королевском приёме надо обязательно присутствовать с жёнами. Не воспользуются ли наши недруги древними рецептами Борджия или Медичи.
   - Ваше сиятельство, на этот случай в нашем снаряжении предусмотрена специальная накладка на живот, имитирующая беременность. Это даст вашей жене возможность под указанным предлогом отказаться от большинства кулинарных шедевров, которые ей будут предлагать.
   - Это удачная мысль. Но бедная моя Леночка, как она будет переживать и волноваться. Сразу после окончания этого визита отправлю её в Россию, там у неё две сестры, они и успокоят и скрасят дни в моё отсутствие.
   - Значит, решено, Ваше сиятельство?
   - Да, наш ангел-хранитель, решено!
  
   Через минуту - другую княжеский поезд как ни в чём не бывало, исполняя повеление Е.И.В., катил по дороге Флоренция - Рим на встречу с новыми врагами и опасностями....
  
  
  
   (Рим, дворец Квиринал, кабинет Виктора Эммануила II)
  
  
   Построенный неподалёку от мавзолея династии Флавиев дворец Квиринал, похоже, впитал в свои стены и фундаменты их кровавые призраки с извечной подозрительностью и несносными характерами. Видимо, поэтому Виктор Эммануил II не жаловал этот дворцовый комплекс своей особой любовью, хотя с 1871 года эти здания волею всевышнего стали его официальной резиденцией.
   Сейчас, когда требовалось принять судьбоносное решение в предстоящих политических манёврах, а возможно и военных баталиях, король пригласил сюда премьер-министра Италии.
  
   - Ваше королевское величество, по вашему приглашению прибыл Джованни Ланца.
   - Хорошо, пусть войдёт.
   - Добрый день, Ваше королевское величество!
   - Добрый день, добрый день, сеньор Ланца, рад вас видеть в добром здравии.
   - Благодарю вас, Ваше Величество!
  
   Небольшая пауза, возникшая после официального приветствия, говорила о том, что король всё ещё колеблется и не принял окончательного решения. Это было странно для человека исключительной храбрости, не раз доказанной в войнах с Австрийской империей. Премьер министр решил не перебивать раздумий монарха и тоже поддержал паузу. Наконец, Виктор Эммануил заговорил.
  
   - Уважаемый сеньор Ланца, нам необходимо принять очень важное решение. Вблизи наших границ серьёзно запахло порохом. Безрассудные действия султана, понукаемого Британией и желание Российского императора кардинально решить вопрос с Черноморскими проливами неизбежно, и в самое ближайшее время приведут к столкновению.
   - Совершенно с вами согласен, Ваше Величество!
   - Нам надо определить, какую из сторон мы поддержим, чтобы не оказаться в проигрыше, а желательно что-то по возможности и выиграть в этом, длящемся уже несколько столетий, конфликте.
   - Ваше Величество, после того как лорд Пальмерстон вкупе с Джоном Стюартом Миллем и Британской Ост-Индской компанией организовали большой мятеж в Индии, который получил название Восстания сипаев, когда мусульманам сказали, что патроны смазаны свиным салом, а индусам сказали, что коровьим. Они добились избавления от империи Великих Моголов и прямого управления Индией. - Сейчас похожая ситуация разворачивается здесь в Средиземноморье. Мне кажется, нам надо ещё немного подождать, а позже примкнуть к победителю.
   - Но не будет ли слишком поздно?
   - Наша страна находиться практически в средине предстоящих событий и если не считать Греции, то мы первые и самые нужные всем союзники. Базы на нашем побережьи станут неотразимым козырем в предстоящих морских баталиях.
   - Вы говорите только о морских сражениях, а как же битвы за города, крепости и проливы?
   - По нашему мнению их просто не будет, точнее, будут мелкие стычки, но русские сметут султанскую армию как хорошая хозяйка сметает веником скопившийся за день мусор. Думаю, что Барятинскому потребуется для этого не более месяца.
   - Но здесь в Средиземноморье господствует флот Её величества. Британия никогда не допустит сюда другие военные корабли, с появлением Суэцкого канала Средиземноморье стало кратчайшим путём к её любимой сокровищнице.
   - Совершенно верно, но и у русских за прошедшие десять лет произошли огромные изменения с составе флота. Хотя нам это и неприятно, стоит вспомнить Лис и наше поражение при этом острове. Они же разделались с Тегетхофом чуть ли не походя, не потеряв ни одного корабля. Лучшее, что мы можем сделать, это очень внимательно присматриваться к ситуации, а когда "весы" качнутся в определённую сторону, примкнуть к победителю!
   - Вы знаете, эту же точку зрения имеет князь Сан-Донато. Не совсем в том плане, что мы оговаривали сейчас, но его рекомендации воздержаться от необратимых действий и подождать - полностью совпадают с вашими выводами.
   - Простите, Ваше Величество, не за этот ли совет два месяца назад на него было совершено покушение?
   - Весьма вероятно, но покушались на него не единожды. Первый раз это произошло, когда он ещё только находился на пути в Рим, готовясь к той памятной встрече на большом приёме. Второе покушение, которому случилась масса свидетелей, произошло уже здесь, в этом дворце на балу по случаю моего юбилея. Нам с трудом удалось замять тот дипломатический инцидент.
   - Да, газеты об этом случае писали целую неделю! Никого из организаторов так и не нашли?
   - Да, мне даже пришлось заменить префекта римской полиции, но всё было бесполезно.
   - Ваше Величество, а вам не кажется, что с этим случаем связаны ещё как минимум два происшествия?
  
   Смелый человек и король одновременно, внимательно всмотрелся в своего собеседника и решил что будет лучше для всех, если он сам продолжит эту небезопасную речь, начатую его премьер-министром.
  
   - Те происшествия, которые произошли через несколько недель, некоторые газеты пытались связать с событиями в Квиринале, но у них ничего не вышло. Если там действительно накануне видели женщину похожую на фрейлину княгини Сан Донато, то куда она исчезла? Кроме того князь спустя три дня после бала отбыл во Флоренцию, а несчастье случилось гораздо позже. - Конечно, странно, что два пожара произошли так последовательно и что в обоих пострадали такие уважаемые лица, мир их праху. Но теперь у папы Пия IX новый Государственный секретарь Святого Престола, а у Общества Иисуса новый генерал, а что было, то прошло.
   - Да, да, Ваше Величество, что было, то прошло!
   - Благодарю вас, сеньор Ланца! Мы так и поступим. Проследите, нет, лично проконтролируйте, пожалуйста, чтобы флот не покидал причалов без нашего прямого приказа. Вообще, на эти месяц - полтора запретить военным кораблям все выходы в море.
   - Будет исполнено, ваше Величество!....
  
   После отъезда премьера Виктор Эммануил задумался.... У иезуитов отличная охрана, а у Джакомо Антонелли на службе были специально обученные телохранители.... Ничего им не помогло.... А у меня, у меня по сравнению с ними охраны почти что и нет. Они уже в лучшем мире, а с нами ничего дурного не произошло....
   Похоже, этот русский князь или его люди сумели всё выяснить, до всего докопаться и вернуть должок.... Ведь если газеты правы? ....
   Тут уроженца Сардинии, первого короля объединённой Италии, озарило! До него дошла простая истина. Несмотря на участие в Восточной войне со стороны Италии 15 тысячного корпуса под командой генерала Ментевеккио, русский император не считает его врагом, а как минимум предлагает мир! Боже, как правильно мы поступили!
  
   Да, действительно абсолютно правильное, судьбоносное решение для Италии было сегодня принято в стенах Квиринала!!!
  
  
  
   (Гатчина, "Глиняная берлога" Е.И.В.)
  
  
   Симпатичный офицер в парадной форме, широкоплечий и настолько гладко выбритый, что даже следы от усов или бородки не просматривалось на его щеках, скромно стоял в группе молодых офицеров, приглашённых в Гатчину для награждения. Чуть поодаль находилось несколько людей постарше с усами и бакенбардами в ранге высокопревосходительств. Во главе этого блестящего золотом, каменьями наград и сапогами общества в качестве распорядителей и ассистентов Е.И.В. вращались сразу два сиятельства.
   Канцлера, их сиятельство графа Игнатьева все приглашённые знали очень хорошо, как впрочем, и второго графа, возведённого в это достоинство лишь недавно - грозного главу службы безопасности империи, их сиятельство графа Мезенцева. Никого из посторонних в малом Гатчинском дворце не было, да и быть не могло, потому что Е.И.В. награждал сотрудников СБИ, о которых посторонним знать не положено....
   - ...........
   - Константин Иванович Голицын за блестящее проведение спецоперации награждается орденом святого Владимира второй степени с мечами и бантами и денежной премией в сумме.......
  
   Сумму Бак прослушал, как впрочем, и все участники той незаурядной операции "Благоразумие", когда тебе ещё нет тридцати, пенсия, полагающаяся к ордену, да и денежная премия как-то не очень существенны. Зато Владимира личным решением Государя Императора, сразу второй степени - это здорово.......
  
  
  
  
   Тетрадь сорок девятая Дневник Тринадцатого Императора
  
  
  
   Историческая справка
  
  
  
   "Английская Секретная служба существует триста лет. Она сыграла немалую роль в создании и укреплении Британской империи.... В Скотланд Ярде существует знаменитый Особый отдел, обязанность которого состоит в обеспечении безопасности страны. Англичане поставили разведывательную работу на такую высоту, что она целое столетие оставалась недосягаемой. Законсервированность английской Секретной службы начинается с ее официального названия, которого никто точно не знает. Романы, киносценарии и статьи о Секретной службе, написанные специалистами и более или менее авторитетными неспециалистами, внесли в этот вопрос немало путаницы".
   Эта цитата взята из справочника отдела государственной безопасности под грифом Совершенно секретно, который офицеры союзной разведки обнаружили в штабе гестапо на Принц-Альбрехтштрассе в Берлине, когда пала германская столица. Справочник назывался "Наставление по английской Секретной службе".
  
   В марте 1909 г. премьер-министр Великобритании рекомендовал Комитету обороны империи обратить особое внимание на угрозу, исходящую от разведки Германии, и соответственно реорганизовать национальную спецслужбу. На основании рекомендаций премьера были подготовлены инструкции по созданию Бюро секретных служб при Иностранном департаменте Комитета обороны империи, датой основания которого стало 1 октября. Так родилась Secret Intelligence Service или MI-6, как её обозначают для краткости
   В целях прикрытия СИС включена в структуру министерства иностранных дел. СИС имеет 87 резидентур за рубежом и штаб-квартиру в Лондоне, на Воксхолл Бридж-роуд. Возглавляет СИС генеральный директор, который одновременно является постоянным заместителем министра иностранных дел. Таким образом, формально СИС находится под контролем британского МИДа, однако, наряду с этим она имеет прямой выход на премьер-министра и часто действует по его указаниям или самостоятельно.
  
   По традиции вопрос о смете для Секретной службы не обсуждается в палате общин -- Секретная служба имеет секреты и от парламента. Даже главный финансовый ревизор точно не знает, как расходуются эти деньги, а министру иностранных дел не известны имена тайных агентов. Об этом знают только два -- три человека -- постоянные заместители министра иностранных дел и министра финансов и начальник военной разведки, имя которого не значится в списках армии и который является одним из легендарных героев Секретной службы, любимым персонажем каждого писателя детективных романов.
  
  
  
   . Двести шестидесятая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
   (Лондон, Особый отдел Скотланд - ярда, комната без номера)
  
  
  
   Два очень разных человека сидели в специальном помещении Скотланд - ярда, на входной двери которого не было номера, и чем-то, судя по многочисленным каталогам, напоминающем библиотеку. Они вели неспешную светскую беседу на тему - "Какая сегодня ужасная погода".... Один из них был в весьма преклонном возрасте, а второй только - только вошёл в возраст Иисуса Христа.
   Между тем такая трата времени была несвойственна и одному и второму, но им приказали ждать и британские разведчики подчинились.
  
   Впрочем, ждать долго не пришлось, спустя всего минуту - другую после указанного времени дверь отворилась и они увидели входящих премьер-министра и не менее легендарную фигуру - начальника разведки Британской империи. С ними вместе вошёл никому не знакомый молодой человек в морской форме.
  
   - Добрый день, джентльмены!
   Вскочивших при виде премьера мастеров "плаща и кинжала" тут же усадила на место реплика вошедшего Бенджамина Дизраэли. Несмотря на то, что он по возрасту был старше всех присутствующих, энергии в его движениях было ещё с избытком
  
   - Сидите, сидите, джентльмены, для сантиментов у нас нет времени. Да, прошу всех познакомиться, это капитан Уильям Генри Холл, который представляет военно-морскую разведку. Это управление ещё официально не оформлено, но вы всегда сможете его найти в "Комнате 39" Адмиралтейства.
  
   Молодой офицер на эти слова премьера приподнялся и кивнул всем присутствующим. Большего ему сделать не удалось, потому что Дизраэли, форсируя события, уже обратился к начальнику разведки.
  
   - Сэр, изложите, пожалуйста, наш план.
   По традиции имя начальника разведки вслух не упоминалось, это было не очень удобно в разговорах, но традиции в Британии неприкосновенны.
  
   - Джентльмены, проделанный нами анализ показывает, что в стане потенциального противника произошли значительные изменения, качнувшие военно-морское равновесие не в нашу сторону. Одной из фигур инициировавших это событие, безусловно, является их император, а второй не менее важной является дядя императора - Константин Николаевич. Он и во время Восточной компании не растерялся и организовал постройку мониторов и непреодолимую оборону столицы, причём, на личные сбережения. Император Николай II ему всецело доверяет, поэтому генерал-адмирал и сейчас играет в перевооружении флота первую скрипку! Кроме того, его сын сейчас находиться достаточно близко к нашим восточным колониям и по сути является приемником хорошо вам известного Муравьёва-Амурского.
  
   Прервавшись на несколько секунд, чтобы сделать глоток воды, начальник разведки продолжил:
   - Устранение первого лица империи, на что были потрачены значительные силы и средства, результата не дали, поэтому на сей раз мы планируем устранение его правой руки, что должно на длительный срок деморализовать противника и внести неизбежные в таком случае перебои в управлении флотом. Это как раз то, что нам необходимо для успешных действий на Дальнем-Востоке, в Сридеземноморье, а главное в проливах и на Чёрном море, поскольку эскадра Горнби будет готова к выходу уже в течение месяца.
  
   - Кхе-кхе-кхе, - этот кашляющий возглас, принадлежащий Дэвиду Уркварту, перебил докладчика.
   - Вы что-то хотите сообщить нам?
   Это уже Беня (как звали за глаза премьера) включился в обсуждение.
   - Всего лишь то, что на генерал-адмирала лет восемь-девять назад тоже было организованно покушение и тоже безрезультатно. Более того, все покушавшиеся были перебиты как куропатки казаками охраны. Об этом случае есть показания Шувалова, частично сохранившиеся в нашем архиве.
   - Это ничего не меняет! "Карфаген должен быть разрушен", не так ли?!
   - Так-то оно так, сэр, но давайте дослушаем до конца предлагаемый план операции.
   Сразу смолкшие разговоры подтвердили, что разумное предложение "Шотландца" принято и перебивать главного разведчика больше не будут.
  
   - В России Е.И.В. ввёл почти что в ранг закона моду - проводить летние месяцы в Ливадии, а в это время в столичных дворцах производятся ежегодные ремонтные работы. Зимой у них холодно и обеспечить теплом все помещения в здании задача не из простых.
   - Наши специалисты под видом печников доставят необходимое количество взрывчатого материала в подвальные этажи дворца, где размещены главные печи. Затем, когда генерал-адмирал будет у себя дома, останется только сжать клещами трубку детонатора и через 10, 15 минут грянет взрыв.
   - Что значит 10, 15 минут. Нельзя ли поточнее?!
   - Сэр, это химический взрыватель. Он надёжен, но время срабатывания всегда имеет некоторый разброс.
   - Хорошо, понятно.
   - Джентльмены, как вы прекрасно понимаете, это конечно только общая схема операции, её детальная проработка и люди-исполнители засекречены.
   Своё недовольство тут же безапелляционно высказал Дэвид Уркварт.
   - Тогда зачем мы все здесь собрались?
   Прокашлявшись, чтобы обратить на себя внимание и надавить авторитетом власти на недовольного разведчика, премьер-министр решил, что пора ставить господам от разведки главную задачу.
  
   - Джентльмены, вы здесь собраны для того, чтобы составить план стратегических действий, которые мы должны будем предпринять уже после взрыва! Помните, главная задача акции не отправить на тот свет адмирала, а внести разброд и шатание в ряды нашего противника.
  
   - Есть масса других менее трудоёмких методов сделать то же самое, подумалось Бланту Уилфриду Скоуэну, но дисциплина, которую накладывала его специальность, заставила промолчать.
  
   - Сэр, после таких действий с нашей стороны, боюсь, что Британии не избежать войны с Россией.
  
   - Вы абсолютно правы, сэр Уркварт, но нам так или иначе придётся оказать на них давление, особенно с учётом того что, султан отклонил ультиматум Петербурга и до начала войны России и Турции остались считанные часы!
   - Тогда действительно Дэвид Уркварт прав. Там где уже идёт стрельба из пушек, стратегической разведке делать нечего - она всегда предваряет боевые действия. Эти мысли Скоуэн естественно не озвучил, а продолжал внимательно слушать то, что говорил премьер....
  
   Впрочем и сам Дизраэли не собирался затягивать совещание. Есть необходимые люди, которые получают деньги за свою работу, пусть они и работают. Мы, политики, должны им указывать нужные направления, а таскать каштаны из огня это уже их забота. С учётом этой позиции он поставил задачу:
  
   - Джентльмены, через неделю я ожидаю от вас план глобальных диверсионно-разведывательных действий в случае начала большой войны с Россией. Встречу проведём здесь же в Скотланд ярде. Надеюсь, этого времени будет достаточно, чтобы принять все нужные решения.
  
   - Боже, какой идиот нами управляет. Да недели не всегда хватает даже войсковой разведке, чтобы захватить "языка" из близлежащей крепости, а для подготовки стратегического агента требуются не недели и месяцы, а годы и даже десятилетия! Эти праведные мысли, однако, не были высказаны в слух, а их автор поднялся со своего места, отдавая дань уважения не человеку, покидающему совещание, а его должности - премьер-министра....
  
  
  
   (Историческая справка)
  
  
  
   Оман -- государство в Передней Азии, на юго-востоке Аравийского полуострова. Граничит с Саудовской Аравией, ОАЭ и Йеменом. Омывается водами Аравийского моря и Оманского залива.
   В XVI--XVII веках Оман находился под властью португальцев, и только в 1650 году они были изгнаны.
   В начале XVIII века Оман был завоёван персами, однако в 1741 году персы были изгнаны правителем Ахмедом Зафари, который создал крупное пиратское государство, которое, помимо собственно Омана, охватило острова Персидского залива, большую часть побережья нынешнего Ирана и побережье Восточной Африки от Сомали до Мозамбика включительно, а также многие прилегающие острова.
   В 1832 году резиденция султана Омана была переведена на остров Занзибар, а в 1856 году, после смерти тогдашнего султана, государство было разделено между двумя его сыновьями на две самостоятельные части -- африканскую и азиатскую. Во второй половине XIX века они приняли протекторат Британии (по раздельности).
  
  
   19 января 1839 года войска Британской Ост-Индской компании высадились в Адене и захватили этот порт, прекратив пиратские нападения на следовавшие в Индию британские суда. Собственно порт Аден с окружающими землями был передан местным султаном Великобритании, и там образовалось Аденское поселение (англ. Aden Settlement), подчинённое Бомбейскому президентству Британской Индии.
   В 1802 г. султан Ахмед Абд-аль-Карим подписал с британцами договор, по которому Аден стал "открытым портом для всех товаров, поступающих на английских кораблях". В городе была учреждена фактория Ост-Индской компании. С 1809 г. британские суда стали заходить в порт Адена регулярно.
   1838 г. султан Мохсен Фадл передал Великобритании Аденский полуостров на условиях аренды, надеясь получить защиту против экспансионистских устремлений правителя Египта Мухаммеда Али-паши от британцев, которые сами не хотели пускать египтян к Индийскому океану. Но потом султан по какой-то причине передумал. Его сын попытался даже захватить британского агента Стаффорда Хейнса, чтобы изъять подписанный договор. Для британцев это стало предлогом для нападения.
  
   Султанат Аден. 19 января 1839 г. Аден был взят британским десантом штурмом. Султан Фадл после неудачной попытки опрокинуть британцев в море, предпринятой 2 февраля, был вынужден подписать с ними договор о дружбе и мире, дополненный несколько месяцев спустя еще одним договором. Согласно этим документам, султан Лахаджа отказывался от своего суверенитета над Аденом и признавал действие на его территории британских законов.
   С ноября 1839 г. по июль 1841 г. султан все же предпринял три попытки вернуть город вооруженным путем, однако все они закончились неудачно. Также безрезультатно арабы пытались захватить Аден в 1846 г. В 1858 г. войско султана Али в пригороде Шейх-Осман потерпело от британцев решительное поражение, в результате которого султан признал британскую власть в Адене, и до 1967 г. город продолжал оставаться военной базой Великобритании (в новейшее время -- военно-морской и военно-воздушной).
   После захвата Адена влияние Великобритании стало распространяться во всей Южной Аравии. Так, в 1854 г. британцы вынудили султана Эль-Махры отдать им острова Курия-Мурия, а в 1857 г. включили в состав Британской империи остров Перим (Мейюн). В 1888-1954 гг. Великобритания заключила с политическими силами Южного Йемена 31 договор о протекторате.
   После этого Великобритания начала распространять своё влияние вглубь материка, где образовался Протекторат Аден. Административно протекторат делился на две части: Западный протекторат Аден -- крупнейший город Лахдж (к северу от города Аден) и Восточный протекторат Аден -- основной центр порт Эль-Мукалла. Аденское поселение в состав протектората не входила.
  
  
  
  
   . (Аден, резиденция Джона Уильяма Шнейдера)
  
  
   - Гибралтар Востока, Гибралтар Востока, эти чёртовы попугаи на Уайт Холл не понимают, что сколько бы ты не говорил "халва", во рту от этого сладко не станет. Наверняка сэр Артур Камминг направил этот приказ под их давлением. Неужели они думают, что бумажка "Генерального договора" защитит их торговые корабли от пиратских судов местных эмиров и шейхов. - Идиоты!
   Налив четверть бокала жидкости из бутылки зеленоватого стекла, он аккуратно развернул упаковку из вощёной бумаги и всыпал туда белый порошок. Поболтав бокал, выпил получившуюся смесь.
  
   - Ну и горечь. Не зря солдаты соглашаются её пить, только запивая дешёвым можжевеловым самогоном.- Тому, кто поставил на поток производство "Джина" не помешало бы вручить орден.
  
   Поморщившись после приёма очередной порции хины, британский резидент продолжил ругать (про себя) ничего не произнося в слух, полученные депеши.
  
   - Отправить три парохода-фрегата для проведения разведки обстановки в Ормузском проливе. Да у меня их всего пять, из которых один в ремонте. Кто будет патрулировать всё это варварское побережье и гонять местных пиратов? Да и пиратами-то назвать этих дикарей язык не поворачивается. Увидят под вечер заштилевшего "купца", ночью на вёсельных лодках подплывут, заберутся на борт, вырежут команду, заберут всё самое ценное, пробьют судну днище и исчезнут в своей пустыне.
   Промокнув носовым платком с вышитым на нём вензелем обильный пот со лба, Джон Шнейдер продолжал ругаться, теперь уже на климат "Гибралтара Востока"....
  
   - Жара и стопроцентная влажность. Любая царапина, если её не прижечь адским камнем или не залить спиртом, через несколько часов воспалится и начнёт загнивать. А болезни! Одна лихорадка забирает за год больше жизней, чем все пиратские нападения вместе взятые.
   Устав ругаться, он ещё раз посмотрел на ненавистною депешу которая никак не прореагировав на его взгляды и ругань, продолжала, по-прежнему лежать на краю стола.
  
   - Только многочисленные военные корабли могут обеспечить относительное спокойствие в этих водах, только они и ничто другое! Да хотя бы вспомнили, как назывались эти территории...
   Шнейдер сел, потом встал, даже скорее вскочил и нервной походкой зашагал по просторному кабинету из одного угла в другой.
   - От самого Мадагаскара и почти до границ с Индией все эти Богом забытые места ещё с начала века назывались одним словом - "Пиратский берег"!
  

0x01 graphic

   . Карта побережья Африки и Аравии - "Пиратский берег"
   Раздавшееся постукивание в дверь кабинета прервало его разглагольствование на пиратскую тему.
   - Да, да войдите, Альфред.
   Подобострастно вежливый стук в дверь кабинета своего секретаря и звуки его шагов в приёмной руководитель администрации британской колонии Аден - резидент Джон Уильям Шнейдер узнавал мгновенно.
  
   - Сэр, две шифрованные телеграммы из Бомбея и Лондона.
   - Расшифровали?
   - Нет, сэр. Они зашифрованы вашим личным шифром.
   - Хорошо, оставьте их на столе, пожалуйста.
   Достав из сейфа необходимые принадлежности, Шнейдер, взялся за расшифровку полученных депеш. Спустя десять минут или чуть меньше он потянулся и оглянувшись кругом, опять же про себя, произнёс.
  
   - Кажется, есть Бог на свете, если и до этих тупоголовых клерков с Уайт Холл что-то начало доходить. Для очистки острова Кешм сюда в Аден направлена эскадра в составе четырёх броненосцев - "Принц Консорт", "Каледония", "Ройал Ок", "Ройал Альфред" - под командованием адмирала Эдварда Хобарта Сеймура.
    
   Сеймура Шнейдер знал хорошо, тот был внуком контр-адмирала сэра Майкла Сеймура, баронета, и племянником адмирала сэра Майкла Сеймура, обучался в Рэдли-колледже и в Военно-морской академии Истмена в Саутси. Когда закончилась Восточная война, будучи ещё мичманом, он был назначен на линейный корабль "Калькутта" Китайско-Остиндской станции, который являлся флагманом его дяди, адмирала сэра Майкла Сеймура.
   Теперь Эдвард Хобарт Сеймур уже сам адмирал, отлично, нет, просто великолепно, с такими силами вполне можно решить поставленную задачу.
   - Интересно, что по этому поводу нам прислали из Бомбея?
   Затратив ещё несколько минут на расшифровку, Джон Шнейдер прочёл получившийся текст:
   "К вам направляется эскадра в составе четырёх броненосцев....."
   - Понятно, это Артур Камминг демонстрирует нам, что в этих морях он является главной фигурой. Ну и пусть, мне от этого ни холодно, ни жарко, лишь бы не требовали невозможного....
  
   Новый вежливый стук в дверь кабинета, и Шнейдер снова узнал своего секретаря. Вот только чьи ещё шаги раздаются рядом?
  
   - Сэр, к вам начальник канцелярии резидентства.
   - Хорошо, Альфред, пусть заходит.
   С новым начальником канцелярии он уже успел познакомиться. Когда безвременно почил его предшественник - резидент Адена Чарлз Уильям Трименхеер, спустя несколько дней от малярии скончался и прежний канцелярист. О его кончине газеты естественно не трубили, а упомянули всего лишь короткой заметкой - соболезнованием.
  
   - Добрый день, сэр!
   - День добрый, добрый день, проходите, присаживайтесь. Что привело вас ко мне?
   - Сэр, ваш предшественник за несколько дней до своей смерти подготовил к отправке в метрополию объёмный документ в адрес Первого Лорда Адмиралтейства. Но когда он узнал о смене премьер-министра и всего кабинета, дал указание задержать его отправку, пока там не назначат нового руководителя.
   - Интересно, очень интересно. Что это за документ?
   - Мне это неизвестно, сэр, он опечатан личной печатью резидента, находится в помещении дипломатической почты и хранится в двойном конверте.
   - Хорошо, давайте его сюда.
   Начальник канцелярии выглянул за дверь, что-то произнёс и через минуту в кабинет внесли весьма объёмный упомянутый документ, нет, даже более чем объёмный. Скорее внесённый предмет напоминал большой кожаный кофр для верхней одежды.
  
   - Альфред, осторожно вскройте "это" пожалуйста.
   - Слушаюсь, сэр.
   Несколько минут спустя усилиями секретаря и главного канцеляриста "кофр" был вскрыт.
  
   - Картины? Хотя, скорее, дагерротипы. Что это за суда? Кто-то может мне ответить?
   - Сэр, это русские корабли, базирующиеся на острове Кешм и доставляющие туда разнообразные грузы.
   - Как удалось их запечатлеть?
   - Их снимали с борта вашей яхты.
   - С чего? С какой яхты?
   - Ах, простите, сэр, с борта брига "Ласточка".
  
   Новый резидент пока не знал, что небольшой слабо вооружённый кораблик, входивший ещё в состав "Ост-Индской" флотилии из-за своей невеликой боевой ценности, давно уже использовался только для морских прогулок британского руководства Адена.
  
   - Где он? Где этот человек, сделавший снимки?
   - Сэр  Артур Джорж Сиприан Бридж на паровой шхуне "Сатледж", был здесь около месяца назад, но уже отбыл в метрополию.
   - Жаль, хотя главное он уже сделал. Я вижу, что здесь как минимум два экземпляра снимков!
   - Да, сэр. Ваш предшественник, покойный сэр Чарлз Уильям Трименхеер, надеялся, что этими изображениями обязательно заинтересуется и Первый Морской Лорд Адмиралтейства.
   - Надо обязательно отправить один комплект изображений в Бомбей, сэр Артур Камминг должен видеть, с кем нам придёться воевать.
   - Да, сэр.
   - Оба комплекта пока можете оставить здесь, а через два - три дня, дату я сообщу дополнительно, отправите то, что будет указанно в министерство по делам Индии.
   - Слушаюсь, сэр. Простите, сэр, но разве мы уже воюем с Россией?
   - Ещё нет, дорогой Альфред, но турки отклонили их ультиматум и в метрополии уже готовят две эскадры, для Чёрного и Балтийского морей, чтобы наказать русских за своеволие.
   Когда сотрудники покинули его кабинет, Джон Шнейдер осторожно, чтобы не поцарапать, достал из шкафа большое увеличительное стекло и стал внимательно рассматривать разложенные на огромном кабинетном столе фотографии русских кораблей.
  
   - Обычные парусные барки с паровой машиной. Вот хорошо видна дымовая труба. Судя по размерам, корабли весьма серьёзного водоизмещения. Что это за странные ящики на верхней палубе? Хотя ящики, пожалуй, как ящики, только уж очень большие. Ну да это не важно, видимо груз не поместился в трюме, его в них упаковали и раскрепили на палубе. - А это что такое? Какие необычные суда, судя по флагам, явно военные, но весьма странные, совсем без рангоута и я не вижу орудий на борту? Непонятный зелёно-серый холм в районе миделя? Наверное, новая французская мода, ну да флотские специалисты разберутся....
   Немного подумав и ещё раз с интересом взглянув на разложенные дагерротипы, Шнейдер взял в руки кольцо, закреплённое на углу стола, и несколько раз дернул за него. Над дверью кабинета раздался звон колокольчика.
  
   - Слушаю вас, сэр.
   - Альфред, свяжитесь с нашим человеком в Порт-Саиде. Как только эскадра Сеймура там появиться, пусть телеграммой с условным текстом даст нам об этом знать.
   - Слушаюсь, сэр.
   - Да вот ещё что. Заберите эти снимки русских кораблей и отправьте на "Ласточке" в Бомбей с наказом передать их лично в руки сэру Каммингу. - Обязательно сделайте отметку в ваших журналах об этой отправке.
   - Слушаюсь, сэр.
   - Вы свободны, Альфред.
  
   Когда секретарь вышел, резидент уже скорее по привычке и как всегда про себя снова стал ругать этот ужасный городишко и климат этой чёртовой страны, в которую забросила его судьба....
  
  
  
  
   (Где-то над Ормузским проливом вблизи Омана)

Спустя две недели

  
   Высота 2500 метров. Пора. Рука почти сама автоматически тянет рычаг открытия бомболюка.
   - Николай, проверь открытие....
  
   Открытие этой громадной щели лучше проконтролировать. Шутка сказать, длина шесть с половиной метров при ширине 600 миллиметров. Теперь стабилизировать полёт. Серьёзное изменение аэродинамики после открытия люка неизбежно, всякие завихрения, тряска и прочие штуки с просадкой высоты вполне возможны, поэтому лучше иметь этот её "золотой" запас, а то чем чёрт не шутит....
  
   Торпедоносец легко перенёс (тяжёлый для его планера) манёвр вероятно, решив, что не стоит подбрасывать неприятных сюрпризов в этом далёком краю....
   Вариометр на нуле. Высота стабильна. Ни тряски, ни вибрации, ни посторонних шумов, можно начинать снижение.
   Солнце где-то в хвосте и минут через тридцать-сорок вообще скроется за горизонтом. Это и хорошо и плохо. Хорошо, потому что нас вряд ли заметят сигнальщики, а плохо, потому что домой придётся лететь в темноте. Но до этого ещё надо дожить и кое что сделать....
  
   Машина уверенно продолжает снижение, вот уже до верхушек волн десять - пятнадцать метров. Впереди на внешнем рейде Мусандама хорошо видны британские броненосцы. Вон в того пятимачтового, что побольше, мы и запустим "гостинца"! Кажется, это "Ройал Альфред", но на разгадывание загадки нет времени, успеет Николай сделать снимки - хорошо, позже рассмотрим, а не успеет, так и наплевать, ещё позже в газетах прочтём.
  
   - Николай, мы на боевом..
   - Есть на боевом, командир.
   До цели десять кабельтовых, .... семь..., пять...
   - Сброс.
   - Есть сброс.
  
   Отделившийся "гостинец" удачно под заданным углом вошёл в воду, теперь в "торпедном мешке" ему надо выполнить хитрый манёвр. Маятниковый регулятор даст импульс на горизонтальные рули и нырнувшая в глубину после сброса стальная акула начнёт резко всплывать. Вынырнуть на поверхность ей уже не даст гидростат, в котором заложена уставка по глубине хода торпеды. "Хищница" снова начнёт уходить в глубину, но теперь уже горизонтальные рули будут переложены на всплытие и такой хитрой сильно вытянутой синусоидой по глубине с амплитудой около метра "гостинец" и пойдёт к цели. Чтобы он не сбился с курса - за этим проследят вертикальные рули, которые управляются рулевой машинкой с задающими импульсами от гирокомпаса.
  
   До всех этих премудростей мне сейчас нет дела. Тяну штурвал на себя. За закрытием бомболюка проследит Николай. Мне об этом важном событии просигналят сразу три зелёные лампочки на приборной панели........
   Ух, ... облегчённая машина сама проситься в высоту. Мы ей это и не запрещаем. Двигатели на форсаже и наш торпедоносец с максимальной высотоподъёмностью стремительно проноситься над стоянкой вражеских кораблей.
  
   - Командир, вижу начало дорожки пузырьков.
   - Ну и как?
   - Прямо в то корыто что на входе в фиорд.
   - Не пропусти!!!!
   - Уже снимаю.
  
   Следом раздались щелчки и жужжание камеры, которая должна была запечатлеть наш успех или неудачу. Так, к сожалению, тоже бывает....
  
   - Плохо, командир.
   - Что, сбилась с курса?
   - Да нет, солнце в объектив, ни х--на не видно, будет сплошная засветка.
   - Наплевать, лишь бы "гостинец" с курса не сбился....
  
   В этот момент упомянутое изделие, похоже, соприкоснулось с бортом броненосца. Двести пятьдесят килограммов гексогена в оболочке из тротила получили детонационный импульс сразу от двух взрывателей. Если бы вы знали, как циклотриметилентринитрамин этого не любит!!!! От ненависти он даже разбивает свинцовый цилиндрик, который используется для определения его "злости" - бризантности.
   - Коля, держись! Сейчас тряхнёт.
  
   Это ударная и звуковая волна от взрыва, которая движется в четыре раза быстрее чем мы, догонит наш самолёт и понесётся дальше, оповещая всех о нашем успехе!
  
   Тряхнуло, но не сильно. Мы уже, слава Богу, достаточно далеко. Набрали положенные 3000 метров, летим домой. Интересно человеки устроены, называем домом островок у чёрта на рогах в невообразимой дали от родных берегов.
  
   Что-то вы, старший лейтенант, хотя простите, уже капитан, да ещё и командир российского авиаотряда, дислоцированного на острове Кешм Алексей Иванович Кречет, расфилософствовались?!
   Это всё от того, что скоро не до разговоров будет, солнышко спрячется и останутся у нас в качестве путеводных нитей только стрелки приборов да пищалка, которая будет равномерно гудеть, если войдём в створ - указателей радиокомпаса.
  
   После того памятного разговора Александром Александровичичем Трофимовым события понеслись с удивительной быстротой, а их разнообразие можно сравнить только со сменой узоров в калейдоскопе. Есть такая детская игрушка, очень забавная. Смотришь в отверстие, а перед тобой цветной узор, чуть повернул трубку и узор уже совершенно другим стал. Хуже ли, лучше ли - сходу и не скажешь, так и у меня получается....
  
   Ещё недавно листовки над Варной сбрасывал, потом гостинцы над Кипром. Спустя несколько дней с друзьями победу на Османами отмечали и вдруг новый приказ. На сей раз закатали вас, Алексей сын Ивана, в дальние дали, но оказывается и там есть наши люди. Причём замечательные люди и в достаточном количестве для того, чтобы старые руины португальской крепости Кешм стали родным домом....
  
   - Николай, смотри за солнцем.
   - Командир, так его, почитай, и невидно уже.
   - Ты смотри, смотри. Мне ещё дед говорил, что на закате можно "зелёный луч" увидать.
   - А это ещё что такое?
   - Какое-то атмосферное явление, но главное не что, а кто. Кто "зелёный луч" увидел, тому Удача улыбнётся!
   - Командир, на закате кроме клубов дымных у недругов наших других объектов не замечаю.
   - Ты получше смотри, потом определись и глянь по карте, сколько нам ещё до базы тянуть?
   - По времени через двадцать минут должны будут подсветку на полосе включить. С трёх тысяч мы её издалека увидим.....
  
   - Действительно красота, подсветка что надо, только не внизу, а вверху, одно слово - южная ночь. Солнышко село, а на небе яркой россыпью звёзды проступили, как бы не перепутать подсветку полосы с ними.
   - Командир, ты уж постарайся не перепутать, а то до звёзд, говорят, много горючего надо, а у нас его уже на донце осталось.
  
   Ну вот, наконец вместо прерывистых бип-бип раздалось "уверенное пение" радиокомпаса, значит мы с пути не сбились и точно к цели идём. Теперь главное осталось - благополучно сесть.
  
   Только подумал, как зажглись главные посадочные огни и большая глиняная проплешина на острове с непременной башней в дальнем углу, позывной "Глина", стала видна как на ладони.
  
   - Командир, "Глина" передала, ветра нет, других бортов тоже нет. Вся полоса в нашем распоряжении.
   - Принято, полоса свободна.
   - Идём на посадку, Николай.
  
   Большая серебристая птица пробежала по полосе, замедлилась, и, довернув в нужную сторону, вальяжно подкатила к своему капониру, качнулась и замерла.
   Тишина в кабине....
   Её, тишину, там, наверху как-то не замечаешь, а не дай Бог она случиться, это БЕДА! Значит, стали оба мотора, а без них наша машина далеко не улетит, ну, да не будем о грустном.
   Пока выбирались из кабины, мгновенно попадая в заботливые руки техников, эту самую тишину снова нарушил звук мотора. Не успели оглянуться, как на нашей стоянке уже оказался сам "губернатор" (как мы его называем за глаза), вице-адмирал Копытов Николай Васильевич.
   Два орла на его погоны совсем недавно приземлились в аккурат в одно время с моими четырьмя звёздочками. Это к делу не относится, пихнул Николая в бок, чтоб не рассупонивался, (и по рации раньше времени не трепался), подсобрались и строевым шагом в сторону начальства двинулись.
  
   - Здравия желаем, ваше высокопревосходительство!
   - Здорово, орлы! Вольно! Дайте я вас обниму, большое дело сделали, молодцы!
   - Рады стараться, ваше высокопревосходительство.
   - Садитесь в машину и сразу в штаб, там всё и расскажете.
  
   Техники уже успели извлечь кассеты из фотоаппаратуры, которые тут же забросили в адмиральское авто и мы покатили в сторону штаба.
   - Ну, Алесей Иванович, рассказывай, как и кого приголубили на рейде в Омане.
   - Николай Васильевич, то что приголубили - это точно, а вот кого - сказать трудно. Надо подождать, пока фотолаборатория своё заключение даст. Похоже, что торпедировали броненосец "Ройал Альфред", но атака - штука весьма быстротечная, могу и ошибиться.
  
   Адмирал нетерпелив. Хватает трубку прямого телефона и отправляет адъютанта выяснить, что там с фотографиями. Через четверть часа взмыленный адъютант принёс полдюжины ещё влажных фотоизображений, которые запечатлели события на внешнем рейде Мусандама. До того и после того!
  
   - Да, Алексей Иванович, вы не ошиблись - это флагманский корабль адмирала Эдварда Хобарта Сеймура. Да, теперь вам, господин капитан, не позавидуешь. Как бы вас не объявили личным врагом Её величества - королевы Виктории.
   Глядя на наши недоумевающие физиономии, адмирал расхохотался и подмигнув адъютанту произнёс.
   - Теперь британской королеве второй раз принца Альфреда хоронить придётся, а она, по слухам, баба злопамятная!
   Резко сменив тон, российский адмирал с пафосом произнёс.
   - От души поздравляю вас, друзья, с замечательной победой!
   Как адъютант так быстро извернулся уже и не знаю, но после поздравительных слов Копытова на столике уже красовалась бутылка и рюмочки.
  
   - Выпьем за победу, за ваш замечательный успех, господа!
   Выпить - то мы выпили, а как завтра лететь: адмирал уже по второй наливает. Заметив моё замешательство, Николай Васильевич так это спокойненько произнёс.
  
   - Насчёт завтрашнего вылета не беспокойтесь, думаю, необходимое время для развёртывания наших ТК мы получили. Видите на грот-брам-стеньге "Альберта" вот эту чёрточку, это брейд-вымпел, а значит адмирал Сеймур был на корабле. Теперь ему не до нас, если он вообще жив остался. Повернувшись в сторону адъютанта, "губернатор острова Кешм" дал команду.
  
   - Готовьте срочную шифровку на имя Е.И.В. о потоплении броненосца "Ройал Альфред" за моей подписью!
   - Вам, господа, отдыхать! Завтра к обеду жду в штабе. Всё, спокойной ночи! В гостиницу вас доставит дежурная машина. Николай, распорядись, пожалуйста.
  
   Вот так закончился ещё один сумасшедший день в нашем новом доме....
  
  
  
  
  
   . (Гатчина, кабинет Е.И.В. Николая Второго)
  
  
   Сегодня очередное расширенное заседание кабинета министров (почти ГКО). Предваряет его обычная встреча-доклад руководителя СБ империи. Сами понимаете, война с Британией дело серьёзное, тут лучше перебдеть, чем недобдеть.
   Ну, вот уже и Мезенцев на пороге кабинета. Пока он раскладывает свои секретные бумаги, я вам лёгкую экскурсию в органическую химию проведу.
   Многие хорошо знают химическую формулу С2Н5(ОН), она известна ещё из школьного курса химии и всегда вызывает улыбку, намёки и разные шуточки. Некоторые помнят и другую формулу С3Н5(ОН)3, правда, она чем-то похожа, но это уже не этиловый спирт, а глицерин.
   Когда "Крестник" сообщил, что готовится большая диверсия где-то в Петербурге, это известие заставило меня быстро освежить в памяти курс химии, и когда адъютант доложил о прибытии Мезенцева, я уже был во всеоружии реанимированных знаний.
  
   Наши заклятые друзья широко поставили терроризм на службу своим интересам ещё в 19 веке, хотя прилюдно всегда его осуждали и осуждают. Но на их иезуитские действия мне было глубоко плевать, уж очень хорошо я, человек из 21-го века, знал, что по чём.
  
   - Николай Владимирович, рад вас видеть. Ну как, есть улов?
   - Ваше Императорское Величество, на производствах, где используются глицерин, концентрированные серная и азотная кислоты установлен дополнительный контроль.
   - Это хорошо, а как с медикусами? Удалось достичь необходимых договорённостей?
   - Все предупреждены об уголовной ответственности в случае несообщения об обнаруженных симптомах отравления нитроглицерином. Тут даже несколько проще было, сейчас все врачи ещё по старому указу в случае обнаружения огнестрельных ран делают письменное сообщение в органы правопорядка. Так что дополнительное ограничение непонимания не встретило.
   - Тем не менее, помните о роли врача в деле об отравлении каперанга Казарского.
   - Ваше Величество, так он же чужеземец был.
   - А вы уверены, что за определённое вознаграждение или ещё за что-нибудь у наших эскулапов совесть чистой окажется?
   - За большинство наших последователей Авиценны уверен, но Вы правы, будем присматривать.
   - Хорошо, что это за списки, граф?
   - Да вот, когда мы проверяли химические лаборатории и лаборатории аптек, то обнаружили, что многие из них производят ещё и побочный продукт. Называют его по-разному, прописывают как успокаивающее при кашле и как лекарство, не вызывающее привыкания. Только суть его одна - это наркотик.
  
   - Минутку, дайте ка я сам вспомню. Диацетилморфин! Был впервые синтезирован  Алдером Райтом, английским химиком, работавшим в медицинской школе при госпитале Святой Марии в Лондоне.
   - Блестяще, Ваше Величество! Ваша абсолютная память сделала бы честь любому научному светилу!
  
   Граф Мезенцев, конечно, не видел зеленоватые буквы в обычной тетради-блокноте, которую я держал в руках. Меня же удивило другое. В той истории Райт синтезировал героин в 74 -м году, а сейчас ещё только 1873 - й. Возможно, это сказывается моё влияние, а возможно историки что-то напутали.
  
   - Ну так что это всё-таки за списки?
   - Ваше Величество, это все те, кто попадает по результатам проверок под действие закона "О производстве и распространению наркотиков". Требуется ваше утверждение.
   - Хорошо, давайте я подпишу.
   - Вот этот второй перечень, здесь тоже производители этой дряни, но они согласны с нами сотрудничать. Желательно высочайше их помиловать, но без широкого освещения.
  
   Я быстро пробежал листок с фамилиями, обращая не столько внимание на них, сколько на их порядковые номера. Итого - тридцать семь имён.
  
   - Граф, не много ли осведомителей? Да и их надёжность не внушает доверия.
   - Ваше Величество, в лаборатории обычно работает несколько человек, часть из них являются нашими сотрудниками, через которых мы и вышли на наркопроизводителей. Поэтому такой большой список получился, но согласитесь, для России это капля в море.
   - Хорошо, подписываю, но под вашу ответственность.
  
   - Ваше Величество, вот ещё список. Это наши военные - специальные технические войска. Они работали по маршруту Лондон - Берлин - Киев - Одесса - Симферополь - Керчь - Батуми - Тифлис - Тегеран - Карачи - Калькутта. - Сейчас эта британская телеграфная линия работает только тогда, когда мы в этом заинтересованы и только в том направлении, в котором мы ей разрешаем. Нормальный режим работы осуществляется только на участке Киев - Тифлис. Всё остальное под нашим контролем.
  
   - Хорошо, граф, только не переусердствуйте. Там в Лондоне тоже не дураки сидят!
   - Мы это учитываем и хорошо об этом знаем, но линия на нашей земле, а все договора Вы сами отменили в связи с военными действиями. В этом перечне наши сотрудники, которым устанавливается доплата 50 руб./месяц за "вредность".
   - Ну, раз за "вредность" да ещё для наших врагов, то я с удовольствием подписываю! А что питомцы магистра Богданова, им за "вредность" по сахарной косточке не положено?
   - Обследование всех объектов велось в том числе и с их помощью, но на производствах они не эффективны, там все насквозь пропитано запахом нитросоединений, а вот на таможне, на транспорте, на границе и даже в театрах и кинотеатрах его питомцы зарекомендовали себя очень хорошо!
   - Сколько сейчас всего питомников в вашей структуре?
   - Более двухсот в европейской части и около сотни в азиатской.
   - Хорошо, но мне кажется недостаточно.
   - Ваше Величество, мы и сами это понимаем, но не хватает подготовленных людей, да и собаки абы с кем работать не будут, тут особый талант нужен.
   - Поговорите с Модестом Николаевичем Богдановым, возможно у него найдутся ответы?
   - Так он уже давно предлагает открыть специальные школы. Но где взять преподавателей и опять же всплывёт вопрос финансирования.
   - С преподавателями решайте вопрос с Богдановым, а с финансированием, я вам помогу. Что по последним сообщениям нашей внешней разведки? Новости есть?
   - Торпедирован броненосец "Принц Альберт".
   - Это я знаю, телеграмма от Копытова была ещё заполночь получена.
   - Из Омана "Махмуд" сообщил, что кроме "Принца" пострадал ещё броненосец "Каледония". У него сильно повреждён рангоут, а на борту случился большой пожар. Источник уверен, что его придётся буксировать в Аден для ремонта.
   - Интересно! Получается что броненосная эскадра адмирала Сеймура, не дойдя до цели, потеряла больше половины кораблей. О судьбе адмирала что-нибудь известно?
   - Спасательные работы велись всю ночь и продолжаются, вероятно, и поныне. Думаю, через день - два наш человек определиться с этим вопросом.
   - Хорошо, Николай Владимирович, спасибо. Можете передохнуть, а через четверть часа начнём заседание кабинета.
  
  
   (Расширенное заседание Кабмина, под председательством Е.И.В. Николая Второго)
  
  
  
   Думаю это мало интересный документ для чтения, поэтому я его изложу по памяти, точнее, по тому что в ней осталось. Формальные процедуры приветствий опущу, да и многое другое тоже.
  
   - Что нам сообщит Морской министр по поводу Северной эскадры?
   - На сегодняшнее утро АУГ Северного флота находились на траверзе мыса Нордкап. Плавание проходит нормально, отказов оборудования и больных нет. Погода благоприятствует.
   - Хорошо, благодарю, вас.
   - Константин Николаевич, поведайте нам, пожалуйста, что известно об эскадре Горнби?
   - Ваше Императорское Величество, по имеющимся сведениям, она ещё не вышла из канала. Полный её состав пока, точно не известен.
   - Начальник Генерального штаба, где находятся передовые войска графа Лорис-Меликова?
   - Ваше Императорское Величество, войска Южного (бывшего Кавказского) фронта, закончили сложный переход через горный район Восточного Тавра, вышли на равнинную часть Месопотамии и заняли Мосул.
   - Благодарю. Когда ожидаете штурм Багдада?
   - Если не случится ничего непредвиденного, через неделю авангард Михаила Тариэловича вступит в соприкосновение с передовыми турецкими отрядами, не признающими фирман султана о капитуляции и планирующими оборонять город. Местное население на занятых территориях, разнородно, но всецело доверяет графу Лорис-Меликову, одновременно он пользуется заслуженным авторитетом у курдских повстанцев. Такое сочетание позволяет надеяться на быстрое, бескровное взятие Багдада.
   - Очень хорошо, будем надеяться, что так и произойдёт. С Карсом, городом-крепостью, считавшимся неприступным, он лихо разделался, 17 тысяч пленных и 303 трофейных орудия....
   - Константин Николаевич, по плану две механизированные дивизии с Галиполийского полуострова, должны быть переброшены в Басру для усиления армии графа. Где они сейчас находятся?
   - Ваше Императорское Величество, реквизированные транспортные суда с упомянутыми вами войсками, вчера начали прохождение по Суэцкому каналу. После этого они группируются у Судра, а далее под конвоем наших военных кораблей двинутся по указанному маршруту.
   - Хорошо, благодарю, вас.
  
   - Николай Иванович, дорогой порадуйте нас? Как здоровье князя Барятинского?
   - Ваше Императорское Величество, пока порадовать ни вас, ни присутствующих ничем не могу. Вероятно, генерал-фельдмаршал был отравлен, каким-то мало известным ядом растительного происхождения. Сейчас его состояние стабильное, но прогнозы делать рано.
   - Господа, наши заклятые друзья, используют любые средства для достижения своих целей, поэтому не стесняйтесь, пожалуйста, и доведите до сведения ваших подчинённых что "Война -- это насильственное действие, направленное на подчинение противника своей воле"! Джентльмены это давно усвоили и как видите, используют любые средства. Поэтому проявляйте разумную осторожность и жесткость, переходящую в жестокость, если это необходимо!
  
   - Александр Александрович, а что с адмиралом Можайским?
   - Ваше Императорское Величество, адмирал болен, но к счастью коллеги Николая Ивановича, говорят о положительной динамике, и мы надеемся скоро его увидеть.
   - Господа, наши летающие чудо богатыри вчера утопили броненосец "Принц Альберт" и серьёзно повредили броненосец "Каледония". Давайте поздравим их с успехом!
  
   Поздравления на голову Трофимова обрушились сразу со всех сторон, даже Пирогов, который, как известно, связан клятвой Авиценны и тот внёс свою долю.
   На сегодня всё, завтра прилетают на переговоры Фридрих III и Наполеон III, и хотя Фридрих приедет по железной дороге, а Наполеон прилетит на дирижабле, я объединяю их одним глаголом - ПРИЛЕТАЮТ.
  
  
   . *****
  
   Завтра для меня наступило, как обычно, в пять тридцать утра. Утренние процедуры, завтрак, непременный крепчайший чай и "инспекторская проверка" готовности войск и "народа" к встрече Фридриха III. Оркестранты на месте, войска в парадной форме построены, службе охраны (народу) в партикулярном платье розданы плакаты, цветы и новинка сезона, разноцветные воздушные шары, заполненные водородом.
   Визиты императоров рабочие, полный межгосударственной протокол необязателен, но, зная любовь Императора Германии к парадам и маршам, распорядился - ПОСТАРАТЬСЯ!!!!!!!!
  
   Как мой брат выходил из вагона, как мы по-братски обнялись, писать не буду, в газетах прочтёте, кому это интересно. Наполеон опять опаздывает, на сей раз, встречный ветер замедлил полёт его дирижабля, поэтому прибытие Императора Франции ожидается ближе к обеду.
   Дружеский завтрак (уже второй для меня) завершается чудесной прогулкой по дорожкам парка Большого Гатчинского дворца и неспешной беседой двух императоров-братьев.
  
   - Дорогой брат, когда внезапно приболел мой канцлер, он попросил разыскать никому неизвестного, доктора Швенингера на просторах Германской империи. Позже я задал ему вопрос. Почему его, а не кого-то другого? Оказывается, дорогой мой брат, это была ваша рекомендация.
   - О, да, но это было так давно, что я уже и позабыл об этом случае.
   - Пусть так, но не поведаете ли и мне что-нибудь из тех ваших пророческих снов.
  
   - Хм, с тех минуло почти десять лет, и многое стёрлось в памяти, да и сам я был, считай без памяти, но вот один интересный пример из будущего в отношениях Германии и Британии ещё не покрылся забвением. Я подпустил нотки таинственности в голосе, свернул на самую тенистую аллею, куда почти не проникал солнечный свет, и немного растягивая немецкие слова начал вещать:
  
   - Один из будущих премьер-министров Британии, Уинстон Черчилль, после тяжёлой войны с участием большого количества стран и получившей название "Мировой" так высказался о вашей стране:
  
   "... Вы должны понять, что эта война ведется не против национал-социализма, но против силы германского народа, которая должна быть сокрушена раз и навсегда, независимо от того, в чьих руках она находится: в руках Гитлера или в руках священника-иезуита'.
   "...Мы воюем не с Гитлером, а с немецким духом, духом Шиллера, чтобы этот дух не возродился".
  
   - Николай, а кто такой Гитлер?
   - Думаю, это канцлер Германии в отдалённом будущем, во всяком случае - лицо, наделённое большой властью.
   Выдерживаю театральную паузу, почти по Станиславскому.
  
   - Значит всё-таки Британия....
  
   Эти слова были произнесены Фридрихом почти про себя, но я их отлично разобрал. Рассказывать о двух покушениях на Вильгельма I в 1878 году не стал. Во первых до этого момента ещё есть время, во вторых покушения были всё-таки не на Фридриха III, а на Вильгельма I, в третьих - их финансирование со стороны Британии не сумели доказать. Тем более что ГЛАВНОЕ ("Значит всё-таки Британия"), в устах Императора Германии уже прозвучало!
   После непродолжительной паузы, я услышал давно ожидаемые слова.
   - Николай, для укрепления дружбы между нашими странами, как вы посмотрите на династический брак моего отпрыска с вашей дочерью?
   - Дорогой брат, я буду этому только рад, но так как наши жёны - родные сёстры, думаю, идеально подойдёт дочь моего дяди великого князя Михаила Николаевича - Великая княжна Анастасия Михайловна. Скажу больше, наши молодые уже знакомы и явно симпатизируют друг другу. Я видел это своими глазами, когда Вильгельм и Анастасия катали по парку мою Ольгу. Кстати ваша супруга тоже отметила этот момент.
   - Вот и хорошо, вот и чудесно, значит договорились!
   - Буду только рад этому, дорогой брат.
  
   Показавшейся на парковой дорожке адъютант доложил, что дирижабль "Ариэль" с Наполеоном III на борту уже на подлёте и мы направились к машинам встречать нашего французского брата....
  
   Краткое содержание секретной части наших переговоров можно выразить одним предложением. После завершения операции "Цимбрия" совместная франко-германская группировка на французских судах форсируют канал и развивают успех в направлении на Лондон.....
  
   Почему я ничего не пишу о проекте создания нового государства Эрец-Исраэль? Да потому что уже все в "свободной" прессе написано, даже то, что можно было бы и не писать. Сейчас на этой территории, купленной у Исмаил-Паши командует группировка Ховевей Цион, будущая основа государства Израиль или как там они решат сами себя назвать.
   Мы же решали ну ОЧЕНЬ СЛОЖНЫЙ вопрос: какими орденами наградить наших канцлеров, ну и самих себя соответственно, теперь я буду ещё на два высших ордена Германии и Франции тяжелее, интересно, выдержит ли мундир?!
  
  
  
  
   . (Остров Кешм, штабы, штабы и неприятности)
  
  
  
   - Команде подъём!
   И тут же извиняющимся тоном мой денщик, (по французской моде - ordonnance -  ординарец), рекомендованный мне перед расставанием дедом ещё в Севастополе, уже по-человечески произносит.
   - Ваше благородие, вы просили разбудить....
   - Хорошо, Степан, спасибо. Новостей нет?
   - Никак нет, да и какие новости, почитай, только три минуту шестого.
   - Ещё раз спасибо. Чай готов?
   - Вы же просили его на половину шестого изготовить. Потому самовар только-только зудеть начал.
   - Отлично, слетай, пожалуйста, к Николаю и накажи ему - пусть к чаю будет у меня.
   - Уже лечу....
   Быстро и плотно позавтракав, я со своим штурманом отправились в штаб, нет, не к губернатору, а в наш штаб авиаотряда. Уж очень мне хотелось поговорить с дежурным офицером, похоже, надо кое с кем воспитательную беседу проводить....
  
   - Смирно! Ваше благородие, за время моего дежурства никаких происшествий не случилось! Дежурный по авиаотряду вольноопределяющийся подпоручик Хитров!
   - Вольно, господин подпоручик. Кто у нас дежурил до нуля часов?
   - Так я и дежурил, ваше благородие. Семёнова лихоманка свалила, уж второй день как по двухсменке дежурим.
   - Да, лихорадка, будь она неладна или как её здесь называют лихоманка, а один чёрт....
  
   О том, что Хитрову с коллегами придётся в таком режиме дежурить ещё долго, так как других специалистов по эфирной связи в отряде нет, я говорить не стал, да это они и без меня хорошо знают.
  
   - Кто докладывал губ...., тьфу ты, его высокопревосходительству, о результатах нашего вылета?
   - Никто, ваше благородие! Их высокопревосходительство изволили здесь находиться и приказали голосовую связь на громкую включить.
   - Понятно.... Благодарю за службу!
   - Рад стараться, ваше благородие!
   Похоже, что вокруг нашего скромного островка затевается что-то интересное. Не зря вице-адмирал сюда примчался, ну да в обед, думаю, он нам сам всё расскажет.
  
   - Зампотех ещё не появлялся?
   - Да уже с полчаса как в третьем капонире со своими техниками над чем-то колдуют. Что-то ему у разведчика их сиятельства Оболенского ещё со вчерась не понравилось, вот они с утра пораньше, по холодку, сегодня там консилиум и устроили.
   Звуки запускаемого мотора на новом тяжёлом мотопланёре - разведчике доносились даже сюда. Бедный Оболенский, а он - то собирался сегодня облетать "новую" машину, ну ничего, полетит на разведку как обычно на своём биплане. Сто миль не расстояние....
   Так незаметно за обычными хлопотами и текучкой время подобралось к обеду.
  
   - Николай, остаёшься за старшего. Меня искать у Копытова, но без крайней нужды не дёргать, адмирал шибко этого не любит.
   - Есть остаться за старшего, щёлкнув несуществующими каблуками и приложив руку к воображаемому козырьку, наш главный авиа-штурман изобразил полную готовность.
   - Не паясничай, Николай, у моего Степана сегодня с утра раненную ногу крутит, а точнее его у нас "барометра-предсказателя" нет. Оболенскому, как время выйдет или наоборот подойдёт, лететь на разведку на биплане. Успеет ещё на новинке налетаться, никуда она не денется. Держи ушки на макушке, что-то затевается вокруг нашего островка!
   - Всё сделаю, Алексей, чай, не впервой. Мне тоже кажется, что адмирал не зря вчера на КП оказался, уж очень сильно "палёным" пахнуло. Я не о нашем вояже, а вообще об обстановке.
   - Да и я о том же. Ну ладно, до вечера, бывай....
  
   Десяток километров до нашего островного начальства дежурка проскочила за четверть часа. Водитель аккуратно подрулил к воротам, а уже дальше ко входу в большой щитовой дом я прошёл пешочком. Наш губернатор блюдёт инструкции, а они предписывают затруднять, не допускать, и ещё много чего, почитай, на все случаи жизни.
   Шифровка Копытова в Петербург, похоже, породила обратную лавину сообщений на рано поседевшую голову новоиспечённого вице-адмирала. Во всяком случае, когда мы, как и было приказано, прибыли в штаб, то его адъютант по секрету сообщил нам, что его высокопревосходительство ещё не ложился.
   Сомневаться в искренности высказывания не приходилось, потому что его покрасневшие глаза и некая заторможенность движений говорили сами за себя. В приёмной кроме меня были ещё три знакомых полковника и все трое в полевой форме. Значит запах "жареного" доносится не только до меня. Едва успел поздороваться, как нас пригласили в кабинет.
   - Садитесь, господа!
   Мы быстро расселись, благо у каждого места давно была приколота табличка с нашими "именами".
   - Начну с приятного! Вчерашний успех нашего молодого друга по достоинству оценен Государем. Вы, вместе с вашим штурманом, представлены к "Георгию", дорогой Алексей Иванович! Поздравляю!
   - Поздравляем от души!
   Это уже раздались голоса других присутствующих.
   - Благодарю Вас, господа! Вечером приглашаю всех на нашу "Лётную веранду". Сначала он/она называлась "Летняя веранда", но это её название почти сразу забыли и уже давно переименовали наш офицерский клуб в "Лётную веранду".
  
   Это лирическое отступление во время серьёзного обсуждения задач, стоявших перед нашим небольшим коллективом, не было нарушением дисциплины. Все мы хорошо понимали, что скоро быть смертному бою с "Гранд Флитом", считавшимся самым - самым и не только в этих водах.
  
   - Господин Дубасов, каковы ваши успехи?
   - Совместно "Забиякой" и "Драчуном" выставлено 120 якорных мин по заданной схеме минной постановки. Сейчас заканчиваем приёмку на оба борта новой партии мин, рассчитываем, как стемнеет, осуществить ещё одну постановку "сюрпризов" на десанта опасных направлениях.
   - Хорошо, спасибо, Фёдор Васильевич.
  
   Не успел ещё капитан-лейтенант после доклада сесть на своё место, как все мы услышали треньканье внутреннего телефонного аппарата. Чертыхнувшись про себя, наш адмирал взял трубку. Не позавидуешь абоненту, рискнувшему его побеспокоить в это время. Но к общему удивлению, вместо грозных слов в адрес нарушителя, Копытов произнёс буквально несколько булькающих звуков и тут же добавил.
   - Ошибки быть не может?
   Что ему ответил адъютант - неизвестно, но вероятно что-то утвердительное. Повернувшись к нам лицом, Николай Васильевич Копытов, произнёс.
  
   - Зря, наверное, молодому Сеймуру доверили командовать ударной эскадрой. Слишком упрям! Получено сообщение - что как только он пришёл в себя (моряки с "Ройал Альфреда" выловили контуженого адмирала из воды), то отменил решение коммодора о буксировке "Каледонии" в Аден. Приказал поставить её на якорях в шхерах Омана, а сам силами двух броненосцев "Принц Консорт" и "Ройал Оук" Эдвард Хобарт Сеймур двинулся в нашу сторону.
   - Да, этот битый не уймётся пока не упокоится.
   Одобрительный взгляд, брошенный с сторону Дубасова, и немая просьба помолчать.
  
   - Господа, из Бомбея вышел большой отряд кораблей, имеющий на борту до тридцати тысяч солдат. Их задача высадиться в Басре, закрепиться там, собрать разрозненные турецкие отряды из непримиримых, не признающих фирман султана и не допустить её захвата войсками графа Лорис-Меликова. Таким образом, британцы получат удобный плацдарм для дальнейших наступательных операций.
   Полковники переглянулись, показав друг другу что-то на пальцах, словно прикидывая, хватит ли боеприпасов на такую прорву супротивников.
  
   - Общая задача, которая поставлена нам Е.И.В., состоит в следующем: десант уничтожить, либо максимально потрепать имеющимися силами. Других воинских формирований в этом районе у России нет.
   - Тридцать тысяч против наших трёх. Тяжеленько придёться.
   - Тридцать тысяч будет, если им дать высадиться на берег, а пока они на судах - это задача для флотских да наших славных авиаторов. Чем больше их кораблей не дойдёт до берега, тем лучше, тогда у нас наверняка патронов на всех хватит.
   - Господа, хотя решение очевидно и, считай, лежит на поверхности: "Уничтожить десант до начала высадки"! Решить эту задачу не просто. Каждый из вас должен будет исполнить свой манёвр по данной диспозиции как это делают по нотам музыканты в оркестре. Тогда я уверен - наш ждёт успех....
  
   Замечаний по диспозиции ни у кого не было, всё было продумано и даже имелись запасные варианты, но о них лучше не упоминать, уж слишком тяжёлыми потерями они могли обернуться. Когда участники военного совета поднялись со своих мест, наш вице-адмирал произнёс интересную фразу.
  
   - Господин Кречет, не могли бы вы немного задержаться?
   - Слушаюсь, ваше высокоблагородие!
  
  
  
   . (Снова над Ормузским проливом вблизи Омана)
  
  
   Причина такого внимания была абсолютно понятна. Авиация ещё настолько новая область, что о её возможностях и особенностях известно немногим. Посему слова "губернатора" меня совершенно не удивили. Естественно, разведка, разведка и ещё раз разведка. Сейчас авиагруппа князя Оболенского постоянно держит в воздухе два наблюдателя. Сам князюшка тоже в воздухе, причём чаще других пилотов, объясняя это взаимной любовью нового аппарата, который наши умельцы довели до ума. Вот и сейчас я слышу его спокойные переговоры с башней.
   Очень, очень не нравится мне это спокойствие. Князь Владимир Владимирович Оболенский, конечно, великолепно умеет владеть собой, но и в его рапортичке "башне" нет, нет, да проскальзывают беспокойные нотки. Право же, от поселения Соха до Бендер Аббас всего-то 205 миль при скорости 10 узлов, это 20 часов хода. Получается почти, как у Пушкина: "Уж полночь близится, а Германа всё нет".
   По полученной и выученной наизусть ориентировке мы точно знали что "Принс Консорт" как и "Ройал Оук" имел двойные марселя. Хорошо было известно, что неподъёмный винт при хорошей мореходности не позволял этому броненосцу развивать под парусами больше десяти узлов. Так где же их черти носят, эти броненосцы?
  
   Через двадцать минут солнце зайдёт. Даю команду разведчикам возвращаться. Ночные полёты - это не каждому дано. Князь просит разрешение остаться.
  
   - Ваше благородие, господин Кречет, Алексей Иванович! Я вполне уверенно ночью ориентируюсь, а на посадку вы мне полосу подсветите, как вам вчера! У меня ещё горючего на два часа патрулирования. Да поверьте, у нас в гербе Оболенских все летающие. И голубки и чёрный орёл и уж, конечно, ангел с мечом!
   Поможет ему герб, как же, но что-то делать надо.
   - Хорошо, Владимир Владимирович, даю добро продления патрулирования на ОДИН час, но только на ОДИН!
   Слово "один" я тщательно дважды выделил голосом. Потерять такого пилота нельзя, да и человек он хороший.
   - "Башня", принято, время патрулирования продлено на один час.
  
   Смотрю на стрелки часов, а они, вредины, не останавливаясь, приближаются к указанному сроку. На улице ночь, непроглядная темень, даже луны нет, как по заказу - новолуние. На что мы рассчитываем, да только на искры из труб, да бортовые огни судов, идущих в кильватер. А их нет как нет!
  
   - "Башня" "Голубю", время вышло, возвращайтесь. Подсветку полосы включим через пятнадцать минут.
  
   Прошла ночь. За десять минут до рассвета следующая пара наших разведчиков была поднята в воздух. Отлетали своё время, но так ничего и не приметили. К средине дня сбылось предсказание моего Степана - "барометра-предсказателя". Погода нелётная, ветер, низкая облачность, да ещё и дождь моросит. Здесь летом -- юго-западные ветры определяют пасмурную, влажную погоду, да ещё тайфуны случаются, но сейчас это не тайфун, а мерзость, которая явно по британскому заказу работает, хотя, пожалуй, и кораблям такая мряка не на пользу.
   Раз в час, иногда раньше звонят из штаба "губернатора". Обычно это адъютант Копытова.
  
   - Что, вылететь на разведку ещё нельзя?
   - Никак нет, даже до средины полосы ни зги не видно.
   - Алексей Иванович, вы уж доложите, пожалуйста, как возможность вылета появится. От Бомбея до Бендер Аббаса 1230 миль, это четыре, пять дней, и вся свора будет здесь.
  
   Такая "чехарда" целый день. Ночевать я остался у себя в штабе, так спокойней, да и оперативней, случись что. К счастью, ничего не случилось и снова началось моё беспрестанное дежурство в беспросветную дождевую хмарь. Чтобы отвлечься - читаю справочник, глаза невольно зацепились за интересный абзац: "В местных водах водится несколько видов акул, в том числе и причисленных к опасным для человека видам. Здесь можно встретить тигровую акулумакосинюю (голубую) акулу, серую тупорылую (бычью) акулу, многие виды рифовых хищниц".
  
   Приехал Николай меня сменить и привёз Степана с котомкой и самоваром. Это он хорошо сообразил.
   - Дядька Степан, как ваша нога, не полегчало?
   - Спасибо, ваше благородие, ужо знамо дело - полегче, да и на дворе развидняется.
  
   Мы с штурманом переглянулись, а Николай бочком, бочком и к окну приник, у него вся полоса "пристреляна", стоят там полосатые столбики, по ним он видимость определяет. Повернулся ко мне и на пальцах показал десятку.
   - При первой же возможности поднимай звено Оболенского, надо найти корабли Сеймура, а я тут внизу посплю пару часиков.
   - Алексей, а может он того, пошёл на соединение с Артуром Каммингом, я бы так и сделал. Минутный залп возрастет, да и другие преимущества есть.
   - Давай гадать не будем. Разведка, разведка и ещё раз разведка.
   - Есть произвести разведку при первой же возможности.
  
   Возможность появилась только за три часа до захода солнца. Вылетел сам князь на новой машине всё с тем же заданием. Ждём....
  
   Опять перед самым закатом, как по чьему-то злому, а может хитрому умыслу, получили долгожданное сообщение от "Голубя"
  
   - Вижу юго-восточнее Джаска четыре больших корабля, один пятимачтовый. Похоже, они только, только начали пары поднимать. Думаю, меня они не видят, их наблюдателям солнце мешает. Есть возможность подлететь ближе. Сейчас я их запечатлею для памяти, и ещё пару раз для надёжности. Съёмка произведена.
   - Благодарю, Владимир Владимирович, ближе не надо, возвращайтесь, других пятимачтовиков, да ещё под парами, здесь быть не может.
  
   Еду в штаб Копытова со свежими новостями. Николай Васильевич уже в курсе и ждёт меня у себя в кабинете.
   - Присаживайтесь, Алексей Иванович. Какие мысли, что будем предпринимать?
   - Если они сейчас на нас двинутся, да под парами, то к утру будут здесь. Значит тут и встретим супостатов. Зайдём с востока - они как на ладони окажутся, а уж мои орлы не оплошают. На тренировках, почитай, каждый второй мешки с крашеным песком в пятидесяти футовый круг вкладывал, а корабли у Сеймура шириной поболее будут.
   - Хорошо, так и сделаем. "Базальт" с эсминцами на подстраховке останутся, уж очень мне не хочется все наши силы показывать. Завтра на заре начинайте работать.
  
   . *****
  
   Оба разведчика первого звена, уже в воздухе сейчас должны сообщить координаты целей. Готовлю свои экипажи к работе, хотя они все давно готовы, только длительным ожиданием измучены. Но полученную команду "работать" исполним как полагается! Немного смущает информация о ЧЕТЫРЁХ броненосцах, откуда взялись ещё два?!....
  
   - "Башня" - "Голубю", видишь гостей? Время для визита вышло.
   - "Башня", высота 3000 метров, видимость порядка 150 километров. Гостей нет, даже дымов нигде не видно.
   - "Голубь 2" - "Башне", кораблей противника не обнаружено.
  
   "Вот тебе бабушка и Юрьев день"! Куда же они запропастились? Докладываю "губернатору" об отсутствии целей.
   - Алексей Иванович, ошибки быть не может?
   - Никак нет, ваше высокоблагородие! Два аэроплана с наблюдателями в воздухе, уже больше часа. Сообщения идентичны: "никого нет"! Прошу разрешения перевести экипажи в готовность номер два.
   - Добро! Всех, кроме воздушной разведки. Наблюдение до темноты вести постоянно.
   - Есть! Наблюдение вести постоянно.
  
   Мой приказ установить к завтрашнему дню поплавки вместо колесных шасси был встречен без энтузиазма. Понятно - жара, духота, сто процентная влажность, полное безветрие. Разница между ночью и днём градусов десять. Думаю, техники даже позлословили в адрес нашего благородия, но вернувшийся из полёта князь Оболенский мгновенно всё понял и недовольные шепотки разведчиков быстро затихли.
  
   - Алексей Иванович, что, быть завтра большой драке?
   - Да, чувствую я, Владимир Владимирович, что раз уж число броненосцев удвоилось, не могли же они со дна моря вынырнуть, то и остальные корабли очень скоро будут здесь.
   - Согласен с вами. Я когда ранее обнаруженные корабли не нашёл, тоже об этом подумал.
   - Вот, вот, почитай, скоро неделя пройдёт, как они из Бомбея вышли. Ну, задержала их непогода на сутки, ну ещё какие негоразды, но завтра, чувствую, быть неприятелю в проливе.
   - Нам, как я понял, вы ещё и спасательные функции поручить хотите?
   - Да, без этого никак. Справочник-наставление почитал, там об акул рыбах в этих местах много написано. Негоже будет людей по этой причине терять. Ваши машины из малой протоки взлетят легко, протока закрытая, волнения в ней не бывает, там же и посадку совершить несложно, а до нашей "Глины" оттуда не более версты, почти что дома.
   - Вылетать будем парами?
   - Да, надо чтобы в районе постоянно "висел" спасатель, а лучше два.
   - Есть, ваше благородие, обеспечить постоянное дежурство в воздухе двух спасателей.
   - Спокойной ночи, Владимир Владимирович.
   - И вам спокойной, Алексей Иванович.
  
  
  
   . (Флагманский корабль контр-адмирала Артура Камминга)
  
  
  
   - Рад вас приветствовать сэр!
   - И я рад видеть вас здоровым, сэр!
   - Да, мне сильно повезло, в отличие от моего корабля!
   - Рассказывайте, рассказывайте, как и что это было?!
  
   С видимым усилием перевязанная голова всё ещё кружилась, неловко повернувшись в кресле адмиральского салона, адмирал Эдвард Хобарт Сеймур начал свой рассказ.
  
   - За полчаса до заката со стороны солнца выскочил российский аэроплан, так называют их турки, которых доставили на Мальту после погрома на Кипре.
   - Что это за устройство?
   - Это воздушный корабль, очень маленький по сравнению с дирижаблем, но весьма вёрткий и быстрый. Сигнальщики слишком поздно его заметили, да и не могло быть иначе, так как он шёл на высоте грота реи стремительный как альбатрос и невидимый в лучах заходящего солнца.
   - Что дальше, дальше что?
   - Кабельтовых в трёх - четырёх от него отделился какой-то предмет, а сам аэроплан резко взмыл над моим несчастным "Ройалом Альфредом" и вскоре исчез на востоке. - Вероятно, отделившийся предмет и был той самой самодвижущейся миной, что изготовили австрийцы в Фиуме.
   - Русские, похоже, захватили и её создателя и саму фабрику по их изготовлению. Во всяком случае, упоминаний о конструкторе торпеды - Роберте Уайтхеде я больше нигде не встречал.
  
   - Да, сэр, ещё в 1869 году он был приглашён в Британию, где успешно провёл демонстрации своих 14-ти и 16-ти дюймовых торпед. Но вы же знаете наших клерков в адмиралтействе, только спустя ТРИ года, в 72-м, была осуществлена покупка права на их производство в Вулвичском арсенале (Royal Arsenal).
   - Похоже, русские нас обогнали.
   - Да, они просто присвоили торпеду себе как военный трофей.
   - Ничего, когда Royal Navy будет стоять на Неве у дворца их императора, мы всё припомним.
   - Как вы думаете бороться с этими а-эро-пла-на-ми? Вообще, возможно ли это?
  
   Выговорив почти по слогам пока ещё новое в морском обиходе слово, адмирал Сеймур внимательно посмотрел на Артура Камминга.
  
   - На моей эскадре на транспортах находиться тридцать тысяч солдат. Все они имеют по доброму старому "Энфильду", с которого хороший стрелок может слона свалить. Пусть в цель по этому русскому попадёт только каждый сотый, это значит, что он получит добрых триста кусочков свинца. Посмотрим, сможет ли после такого утяжеления аэроплан лететь как птица.
  
   - То есть вы предлагаете организовать залповую ружейную стрельбу по этим устройствам.
   - Совершенно верно, да ещё всех свободных от вахты на верхнюю палубу и "ПРИЗ" - 100 фунтов тому, кто собьет эту русскую птичку.
   - Как же они определят победителя?
   - Это не так важно, да и плевать мне на них! Главное обеспечить массовость стрельбы, а потерю 100 фунтов наше казначейство как-нибудь переживёт!
   - Хорошо придумано, сэр, только надо заранее подготовиться. Осуществить залповую стрельбу тридцати тысяч человек весьма не просто.
   - Это уже забота их командиров. Среди этих дикарей больше десяти тысяч белых, вот пусть и поучатся командовать.
   Ещё раз, повернувшись и усевшись поудобней в кресле Эдвард Сеймур спросил:
  
   - Сэр, когда вы рассчитываете быть на месте?
   - Сэр, до встречи с вами я рассчитывал воспользоваться информацией с наших "купцов", которые ежегодно сдают свои отчёты по морским путям в Адмиралтейство. Согласно этих документов Ормузский пролив имеет длину около 100 миль, а самое узкое его место шириной примерно 28 миль. Глубины в некоторых местах превышают 200 ярдов. Для нас весьма полезным является то, что он разделён на два транспортных канала шириной около 15 кабельтовых. Первый - ближе к берегам Омана, второй - к Персидскому побережью. Транспорты я планировал пустить левее острова Кешм, а сам с броненосными кораблями планировал пройти вдоль побережья Персии, устроить бомбардировку этого островка и позже догнать ушедшие в период корабли с десантом.
  
   - Простите, сэр, что изменила в ваших планах наша встреча?
   - Теперь, как мне кажется, было бы весьма полезно для Короны десантировать часть войск на русскую базу, чтобы отправить в метрополию хотя бы обломки этих аэропланов и прочих новинок для детального изучения.
   - Вы, как всегда, правы, сэр! Какой график движения судов предусмотрен диспозицией?
   - К вечеру выйти на траверз Джаска и там поставить это "стадо" на якорь. Ночью ходить они могут только в одиночку, расцвеченные как рождественские ёлки. Когда собирается больше трёх "купцов", им надо держаться порознь, чтобы не столкнуться и не утопить друг друга.
   - Да, с дисциплиной эта публика знакома слабо, но согласитесь, и от них есть польза.
   - Безусловно, только боевые корабли не станут на якоря в двадцати кабельтовых юго-западнее устья этой речушки, забыл как она называется, а продолжат движение, взяв часть десанта на борт. Если ничего не измениться, то завтра к средине дня мы начнём высадку на этом чёртовом островке.
  
   - Мудрое решение, сэр. Я и сам планировал так поступить, пока не получил приказ вместе с подкреплением. Думаю, для подстраховки, в этих узостях нашим броненосцам тоже придётся идти с включёнными огнями.
   - Естественно, глаза у всех людей одинаковые, но топовый огонь включать не будем, ограничимся вторым топовым. А вот гакабортный ходовой пусть продублируют, в море ночью всё бывает. Столкновений нам ещё не хватало.
   - Как мне распределить корабли по вашей диспозиции?
   - Честно говоря, сэр, я думал встретить вас уже в Басре, но раз вы здесь и имеете определённый опыт, думаю, вам стоит возглавить десантную партию, взяв в охранение транспорты, которые последуют прямо в устье Шатт-эль-Араба. Движение будете осуществлять двумя колоннами во главе отряда.
  
   - Вот старый чёрт. Страхуется. Если что, то мне опять придётся первому встречать огонь неприятеля.
   Эти слова, естественно, не были произнесёны вслух Сеймуром. Но на предложение-приказ адмирала Камминга надо было что-то отвечать, пришлось отделаться универсальной фразой.
  
   - Да, сэр. Будет исполнено, сэр!
  
  
  
   (Борт эсминца "Забияка")
  
  
  
   До заката солнца оставалось совсем немного, когда в каюту капитана нового российского эсминца, дислоцированного на базе "Кешм", постучал командир БЧ-4.
  
   - Ваше благородие, капитан "Драчуна" на связи.
   - Давай его сюда. Спасибо! Свободен.
   - Есть, ваше благородие.
  
   Цепляю гарнитуру, прижимаю ларингофон. Сейчас побеседуем с другом Сашкой. Как выдернули нас на пару с "Гранита" из-под крылышка вице-адмирала Андреева, так ещё ни разу не удалось спокойно поговорить. Сначала достройка, потом задачи, после, чуть ли не полукругосветка с каперангом Копытовым и всё бегом, бегом, бегом....
  
   - Александр Павлович, доброго здоровья, слушаю вас.
   - Рад вас слышать, Степан Осипович, и вам того же.
   - Сашка, не валяй дурака, мы не на приёме у Британской королевы.
   - Ты первый начал: "Александр Павлович, слушаю вас", вот я тебе также и ответствовал.
   - Так у меня ещё БЧ-4 под боком был, потому я и официоз развёл.
   - Ладно, прощаю. Кто к кому?
   - Прошлый раз я у тебя был, значит, сейчас ты ко мне.
   - Адмиральский трап готовь.
   - Ты хоть и Георгия носишь, но нет, не могу, по правому борту у меня баржа-торпедопогрузчик с новыми изделиями, специально для подданных Её величества изготовленных. Придётся твоему катерку к левому борту швартоваться.
   - Да знаю я это, Степан, с четверть кабельтова и сам отлично вижу, просто пошутил. Я как раз по этому поводу и пообщаться хочу.
   - Жду, сейчас чай готов будет.
  
   Не прошло и десяти минут, как два молодых капитана встретились в командирской каюте эсминца "Забияка". Что вы думаете, стояло у них на столе? Ни за что не угадаете. Хотя чай тоже наличествовал, но самовар возвышался на отдельном подкатном столике и пока не мог похвастаться вниманием как со стороны хозяина, так и гостя.
   Не буду больше томить бессмысленными вопросами. На "большом" (на миноносцах всё что чуть больше обычного называется большим) столе были разложены последние промеры фарватера, проходящего у берегов Омана.
  
   - Представь себя британским адмиралом.
   Степан живо натянул на голову медный котелок-рефлектор от светильника с нактоуза, вставил в зубы толстый карандаш, каковой должен был изображать сигару и, картавя, (карандаш мешал) произнёс:
  
   - Слушаю вас, сэр.
   - Как бы ты построил свою колонну на месте Сеймура или Камминга? Только учти, что индусов, гуркхов и прочих, находящихся на транспортах, они ценят чуть выше обезьян и относятся соответственно.
   - Вопрос простой и ответ очевиден. Во главу колонны пустил бы транспорт или два, пусть прорывателями послужат, а за ними уже броненосные корабли охранения.
   - Вот и я так думаю. Только посоветоваться не с кем. Копытов пошлёт к Дубасову, а Дубасов на "Каракатице" ушёл в Джаск к своим москитам, а то у них продукты уже заканчивались, автономность у этих ТК малая. По минному оружию только мы с тобой специалистами остались.
  
   - Сашка, не томи. Говори, что ты хочешь предложить.
   - Поменять глубину установки мин, которые мы сегодня ночью вывалим на Оманском фарватере. Только не на всех голубушках, а на тех, что вначале будем ставить со стороны Оманского залива.
   - Здорово получится. Транспорты с осадкой четыре - пять метров их не зацепят, а броненосцы с их двадцатью с гаком футами обязательно побеспокоят.
   - Значит, выставляем шкерты первой партии гостинцев на пять с половиной метров, и ждём "больших дядек".
   - Думаю, можно для гарантии и шесть метров установить. Они наверняка идут с перегрузом.
  
   - Согласен, шесть даже лучше будет. Да и нашим считать проще, многие то ещё от футов не отвыкли, а тут, пожалте целое число числом двадцать.
   - Так ты согласен? Поддерживаешь?!
   - Конечно, тут и согласовывать формально ничего не требуется. Мины мы выставим как предписано, а длина шкерта в диспозиции не указана. Оформим заграждение так: сначала две минные банки на глубине 20-ти футов в кабельтове друг от друга, потом две пересекающиеся минные линии уже на меньшей глубине на основном фарватере, покуда мин хватит.
   - Давай по две минные банки с каждой стороны из четырёх мин на расстоянии двух кабельтовых.
   - А что, так даже и лучше будет, а остальные пятьдесят два "гостинца" выложим в две линии.
   - Ух, гора с плеч. Ну, давай по стакану чая, да я помчусь к себе, кораблик хоть и маленький, но внимания большого требует.
  
   Через четверть часа в командирской каюте ст. лейтенанта Макарова уже ничего не напоминало о том, что на борту "Забияки" было принято судьбоносное решение, а сам молодой капитан уже следил за окончанием погрузки больших корабельных якорных мин, которым предстояла важная роль в ближайшем будущем....
  
  
  
   . (Мраморный дворец ВК Константина Николаевича)
  
  
  
   - Тимофей, смотри, тот немой печник, что с рундучком ходит, идёт, как пританцовывает.
   - Ну и что? Человек работу закончил, домой спешит.
   - Так утром он тот рундук чуть ли не двумя руками тащил, да ещё весь скособоченный был.
   - Ну, значит, струмент нёс, да харчи, да мало ли чего.
   - А обратно он, получается, пустой? Куда струмент делся? Мой - то кум тоже печным промыслом промышляет, так у него всего печного инструмента - отвес, да молоток, да мастерок или два, вот и всё хозяйство, чего его туда-сюда тягать?
   - Ты что думаешь, он что-то запрещённое в подвал приносит?
   - Да бес его знает. Немой ведь и не расспросить, как подобает.
   - Да и не будем мы его спрашивать. Нам что положено? В журнале запись сделать, а там пусть хорунжий решение приймает.
   - Так давай ты и пиши.
   - А почему я?
   - Так ежели мне писать, то потом снова с выходного позовут, чтобы пояснения давал, что там понарисовал-понаписывал. Тяжёлая это наука - грамота.
   - Ну, ладно, ладно, только на выходных с тебя дополнительная четверть штофа от кабатчицы.
   - Не вопрос! Почитай, свои люди, сочтёмся!
  
   Ещё добрые полчаса часа над журналом наблюдений раздавалось сопение и кряхтение Тимофея с Матвеем, но в результате на разлинованных страницах появилась запись о странном печнике, снабжённая двумя подписями. Впрочем, подпись скорее была одна, а вместо второй красовался крестик, поставленный по привычке и спешно корявыми печатными буквами переделанный в фамилию писавшего.
  
   Ещё через час были произнесены обычные казённые фразы:
   - Смену сдал!
   - Смену принял!
   Ну и конечно неформальные пожелания, после этого - куда ходить, куда не ходить и чего не делать.....
  
  
   . *****
  
  
   Вечером у доцента Богданова собрались друзья, профессионалы кинологи, собаководы любители и ещё несколько сотрудников популярного ныне ежемесячного журнала "Кинолог". Хлебосольный Модест Николаевич любил и сам вкусно поесть и друзей угостить, единственно чего сегодня не было на столе, так это хмельных напитков. Тут уж ничего не поделаешь, не любят питомцы Богданова и его друзей хмельного запаха от хозяев. Завтра очередная выставка и показательная тренировка, никак опростоволоситься нельзя. Закончилась встреча около полуночи.
  
   Домашняя любимица Бука - "дворянка", подобранная на улице щенком, уже давно расположилась на своей подстилке и доносившееся повизгивание говорило о её глубоком, но неспокойном сне. Вдруг её уши приняли тревожную форму, и собака мигом оказалась у входных дверей. Минутой раньше в кабинете учёного раздался пронзительный в ночи телефонный звонок.
  
   - Аллё, слушаю вас.
   ..........................
   - Да, это я. Обязательно буду.
   ..........................
   - Вот, наверное, это они уже и стучат в дверь.
  
   Путешествие по ночному городу длилось недолго. Вскоре проскочив поворот с набережной Невы, выскочили в проезд у Мраморного дворца, где авто и остановилось.
   - Профессор Богданов?
   - Простите, с кем имею честь?
   - Сотрудник службы безопасности капитан Казионов Андрей Владимирович.
   - Очень приятно, Андрей Владимирович. Доцент Богданов Модест Николаевич, ну'с, показывайте, что и где вызывает у вас большие сомнения. - Бука, ищи.
  
   Спуск в полуподвальную часть здания - всего семь ступенек. Собака сразу же стала настороженно принюхиваться и вскоре мы оказались у свежей кирпичной кладки, примыкающей к нижней части большой дворцовой печи. Бука, повизгивая, стала пытаться когтями разворошить кирпичи.
   - Ко мне! Сидеть!
   Дав собачке положенное в таких случаях лакомство-поощрение, Модест Николаевич обратился к безопаснику.
  
   - Вот здесь надо смотреть, только осторожно. Даже очень осторожно! Многие нитросоединения не любят ударов и могут детонировать от непочтительного обращения. Я бы посоветовал всех лишних людей убрать из дворца. Судя по тому, как быстро Бука обнаружила закладку, здесь этих самых ВВ достаточно много.
   - Хорошо, мы так и поступим. Слава Богу, что почти вся обслуга ещё в Крыму вместе с хозяевами на отдыхе. В Питере только Генерал-адмирал остался и его адъютанты, да и те где-то в штабе флота ночуют.
   - Это хорошо, но здесь специалисты по минному делу потребны.
   - Нам приданы люди из состава ВДВ великого князя Владимира, отличные сапёры, минёры и надёжные ребята, сейчас я им всё обскажу.
  
   Уже под утро Александр Иванович Велижанский, осмотрев извлечённую из закладки кучу брусков светло-коричневого цвета, похожих на хозяйственное мыло и пересчитав их, произнёс:
   - Да, Андрей Владимирович, если бы всё это рвануло, не было бы в Питере больше Мраморного дворца, а только большая яма на его месте осталась. Это где же столько секретных ВВ злыдни умыкнули?
   - С этим уже мои люди разбираются. Думаю, скоро мы с вами будем знать результаты.
   - Спасибо собачке и её вожатому.
   - Да, уж профессор большое дело организовал, хотя мне доцентом назвался.
   - Пусть доцент, но в собачьем деле он "Профессор", причём с большой буквы!
  
  
   *****
  
   Утренняя сводка меня "обрадовала" и сильно обозлила! Чуть-чуть не взлетел на воздух дядя, да и остальные дворцы сейчас тщательно проверяются. Правда, к визиту графа Мезенцева я уже подуспокоился, негоже Е.И.В. повышенные эмоции проявлять, но о закладке в Мраморном дворце забывать не положено!
   - Доброе утро, дорогой граф!
   Судя по его виду, для Николая Владимировича всё ещё продолжался день вчерашний. Решив не пороть горячку, я спокойным, даже дружелюбным, тоном попросил сообщить новости.
   - Прошу вас, докладывайте!
   - Ваше Императорское Величество, новостей три и все не поймёшь какие.
   - Это как такое может быть?
   - Да вот, сами посудите. С нового завода пропала крупная партия секретного ВВ, да так интересно пропала, что об этом никто и не догадывался. Новость сама по себе ПЛОХАЯ. В тоже время удалось быстро установить механизм хищений и его авторов. Что уже ХОРОШО.
   - Да, действительно, с градацией "плохая/хорошая" здесь трудно соотнестись. Отнесём её к условно хорошей. Так что там расхитители придумали и как вы на них вышли?
  
   - Многие жулики просто гении в своём ремесле и как всё гениальное, механизм воровства прост. Продукция отгружается в упаковках по сто штук толовых шашек. Средний разброс по весу из-за несовершенства технологии примерно пять грамм. Вот наши расхитители и придумали свой способ. Из цеха продукцию получают в граммах, а отправляют в штуках. Указывая на полной упаковке 100шт. вес 25 килограммов, они экономили для хищений около полукилограмма тринитротолуола, упаковывая только самые лёгкие по весу.
   - Виртуозы, ничего не скажешь.
   - Сейчас идёт дознание. Выясняем заказчиков и основных потребителей похищенных ВВ.
   - Подготовьте краткое обоснование об изменении правил учёта ВВ. Я его завтра же подпишу, и моя канцелярия его разошлёт по всем губерниям.
  
   Пока Мезёнцев делал пометки в своей рабочей тетради, у меня отчаянно замигал "блокнот", видимо, мои мысли подсмотрел по поводу взрыва Мраморного дворца. И точно - взрыв, только не Мраморного, а Зимнего дворца был произведён в 1880 году Степаном Халтуриным. Погибли 11 солдат, нёсших службу охраны дворца, а 56 человек ранено.
  
   Использовали динамит, это я помнил. Где они его взяли? Наши заводы его не производили, ага, "блокнот" опять мигает: "...Попался Гольденберг Григорий Давыдович, (кличка "Биконсфильд") с чемоданом динамита". Кажется всё мне ясно - зарубежный заказ с поставкой "комплектующих"....
  
   Жалко людей - хороших ребят, преданных России. Одиннадцать душ:
   - Фельдфебель Кирилл Дмитриев
- Унтер-офицер Ефим Белонин
- Горнист Иван Антонов
- Ефрейтор Тихон Феоктистов
- Ефрейтор Борис Лелецкий
- Рядовой Федор Соловьев
- Рядовой Владимир Шукшин
- Рядовой Даниил Сенин
- Рядовой Ардалион Захаров
- Рядовой Григорий Журавлев
- Рядовой Семен Кошелев...
  
   На собранные по всей России 100 тысяч рублей над могилой был воздвигнут памятник. Гранитная пирамида, украшенная уральскими камнями, чугунными ружьями, барабанами и воинскими головными уборами.
   0x01 graphic
  
  
   Ну, ничего, господа иноземцы. Мы ещё с вами поквитаемся!
   - Вам плохо, Ваше Величество?
   Это я не заметил, что граф уже записал мои ЦУ и готов рассказывать о второй новости.
   - Нет, нет, спасибо, всё хорошо. Продолжайте, пожалуйста.
  
   - Вторая новость заключается в том, что удалось выявить канал контрабанды с британским "душком" и непосредственным участием подданных Её величества.
   - Так это же хорошо.
  
   - Одна из особенностей этой новости в том, что "канал" начинается в Британии, а заканчивается в Данцигской бухте, в небольшой крепостишке под названием Вейхсельминде в самом устье Вислы. - Вторая особенность в том, что судно ходит под голландским флагом, порт приписки Роттердам и числится собственностью чуть ли не Ост-Индской голландской компании.
  
   - Позвольте, граф, но компания была ликвидирована за долги ещё в конце прошлого века.
   - Вы абсолютно правы, Ваше Величество, была ликвидирована голландская Ост-Индская компания, но корабли отошедшие к Батавской республике, а позже к Голландскому королевству остались.
   - Ну, это естественная, при таких бурных событиях, как Наполеоновская эпоха, смена собственника.
   - Спустя полвека для удержания  колониальных владений на островах Малайского архипелага произошла смена вывески, появились суда голландской Ост-Индии. Сейчас они решают те же задачи, что и британская Ост-Индская компания по всем колониям этой страны.
  
   - Неужели подданные государственной компании Виллема III докатились до контрабанды?
   - Уверен, что государственные структуры здесь непричём. По информации "Крестника", после появления в Адмиралтействе комнаты 39, это их работа. - Начало было положено давно, ещё в позапрошлом веке, во времена морских битв, которыми руководил адмирал Михаил де Рюйтер. Не сумев разбить противника на море, британцы наводнили страну своими шпионами, которые исподволь и помогли впоследствии взять верх.
   - Хорошо, историю вопроса вы осветили, какие у вас конкретные предложения?
  
   - В течение ближайшего времени ожидается прибытие в Данцигскую бухту корабля "Золотой Гульден", на нем, вероятно, будет предпринята попытка вывоза похищенных с наших заводов ВВ, а также других новинок военной техники. Считаю нужным обеспечить перехват контрабандиста.
   - Ну, так и перехватывайте его, чёрт возьми!
   - Ваше Величество, но судно идёт под голландским флагом!? Возможен международный скандал.
  
   - Эх, Судоплатова на вас нет. Голландский флаг, голландский флаг, а команда - то британская, да ещё и из Лондона управляемая и всё это во время объявленной войны.
  
   Опять эмоции. Хватаю трубку прямого телефона с адъютантом.
   - Володя, найдите мне Бутакова. Только оперативно! Пусть немедленно свяжется со мной.
  
   Через несколько минут слышу голос адмирала.
   - Григорий Иванович, тут возникла архисрочная необходимость участия ваших подчинённых в одном очень щекотливом деле. Да, кстати, "Нерпа" уже сдала задачи?
   - Так точно, Ваше Императорское Величество. Задачи успешно сданы, боезапас принят, завтра планируем отправить её на боевое патрулирование.
  
   Прикрываю телефонную трубку рукой и говорю Мезенцеву.
   - Вот вам и решение вопроса и с флагами и с грузом и с британскими шпионами.
   После этого, поменяв интонацию, уже приказным тоном обращаюсь к адмиралу.
   - Прошу вас прибыть в Зимний дворец сегодня к 13часам.
   И не дожидаясь ответа, кладу трубку.
   - Николай Владимирович, вас со всеми материалами, могущими быть полезными нашим морякам в предстоящем деле, я также жду к 13 часам.
  

******

  
   О чём и как мы разговаривали на обозначенной встрече, много распинаться не буду. Лучше процитирую выдержку из статьи Бернхарда Вольфа в "National Zeitung", перепечатанную из "Северо-немецкой всеобщей газеты" появившуюся неделю спустя после нашего совещания.
  
   "...Вчера поздно вечером в Данцигской бухте жители города Данцига и других прибрежных мест, которые находились на морском побережьи или прогуливались по набережной, могли наблюдать ужасную катастрофу голландского корабля, шедшего с грузом удобрений в Роттердам. Случилось это почти в самом центре залива.
   Между Земландским полуостровом и Хельской косой внезапно проснулся вулкан! Это фантастически-тревожное и красочное зрелище в ночи было кратковременно, звук мощного взрыва наблюдатели услышали примерно через полминуты после огненной феерии на поверхности моря.
   Предпринятые действия по спасению нечастных из-за спустившегося тумана начались только утром следующего дня. Пока никого из членов команды обнаружить не удалось.
   Для выяснения причины, которые погубили пакетбот, необходимо обследовать само судно, которое покоится почти в центре бухты на глубине около ста метров. К сожалению, человечеству пока не доступны такие глубины мирового океана...."
  
   - Ну, вот и всё, уважаемый Николай Владимирович, нет больше контрабандистов. Видимо, с новыми мощными ВВ надо обращаться более осторожно.
   Это так я мысленно продолжил наш разговор с шефом СБ России.
  

*****

  
   На сегодняшней утренней встрече из уст Мезенцева прозвучал неожиданный вопрос:
   - Ваше Императорское Величество, Вы в разговорах несколько раз употребляли фамилии сотрудников, которые не числятся ни в СБ ни в Вашей канцелярии. Причём отзывались о них и их работе в превосходных степенях, не мог бы я быть им представлен?
   - Хм, напомните, пожалуйста, о ком речь идёт?
   - Ну, вот для примера, во время разговора последний раз о контрабандистах вы упомянули Судоплатова.
   Изобразил на лице маску недопонимания, но, зная проницательность "главного жандарма", ответил на вопрос полуправдой:
   - Это вообщем - то в некотором смысле ваш коллега, но пока он недоступен для более близкого знакомства.
   Конечно, шефа СБ не полностью удовлетворил такой ответ, но другого нет и не будет. Мезенцев вздохнул, но ничего не ответил, спорить с Е.И.В. себе дороже.
  
   - Николай Владимирович, расскажите, пожалуйста, как прошла операция?
   - Ваше Величество, атаковать шпионов-супостатов "Нерпе" пришлось из надводного положения. Этот кораблик весьма быстрым оказался. Дали четырёхторпедный залп. Две из четырёх мин попали в цель. Судно взорвалось, видимо, сдетонировал груз и затонуло через три минуты. Дальше уже мои сотрудники поработали. На трёх надувных резиновых лодках обследовали место потопления "гульдена". Тут прямо к ним в руки с криком: "Спасите, помогите" утопающий бросился, видимо, принял наших ребят за спасателей. Вытащили, спеленали. Ещё четверть часа крутились в районе, искали выживших. Больше никого не обнаружили.
   - Да, мощное оружие торпеда. Пушечками такое судно долго топить надо, а тут раз и готово, если попали, конечно. Как выяснили кто спасённый?
   - Да, с этим как раз проблем не возникло. "Утопленник" одет был странно, в сюртуке, щиблетах, только котелка не хватало и сигары для полного соответствия. Когда прилетел гидроплан, то найденного с сопровождающими его лицами на борт приняли и прямо на Котлин доставили.
   - Вот как интересно его путешествие закончилось.
   - В рапорте сопровождающих это тоже отмечено. Когда с подлодки на аэроплан клиента транспортировали, то глаза у него как чайные блюдца размером были.
   - Что нового удалось узнать?
   - Новостей, к сожалению, не много. Спасённый курьером оказался высокопоставленным, но всего лишь курьером. Правда, знаем теперь по названиям несколько специальных пакетботов, которые 39 комнату обслуживают, но разовые поручения часто выполняют связники, которые могут использовать любые другие транспортные средства. Сейчас его уже с гипнотизерами допрашивают, возможно, ещё что-то удастся выяснить, но сильно на это не рассчитываем.
  
   - Хорошо, спасибо. У меня для вас по линии Рейтерна радостная весть припасена. Будут деньги на операцию в Монголии как по Китайскому направлению, так и по линии Агваанчойжинванчугпэрэнлайжамц (Богдо гэгэна VII).
   - Большое спасибо, Ваше Величество, это очень хорошо!
   - Не спешите радоваться. Вы просили тридцать миллионов, а "ГЛАВБУХ" выделил вам только двадцать.
   Предваряя возможные возражения о недостаточности финансирования, продолжаю свою партию.
  
   - Я перепроверил наши возможности, действительно, денег как всегда недостаточно, но для китайской линии есть возможность передать вам старую лабораторию по изготовлению батареек. Думаю, что самый, самый приближённый к царственному телу императрицы Цыси евнух Ли Ляньин мгновенно сообразит, какие выгоды ему даст такая лаборатория. На его должности дураки не задерживаются, значит, он человек не без талантов.
  
   - Ваше Величество, но то оборудование никак не может стоить десять миллионов.
   - Безусловно, дорогой граф, но большего предложить не могу. Используйте ситуацию, вибратор без батареек не работает. Без него Цыси будет сильно недовольна своим главным евнухом. Как в такой ситуации он оценит "лабораторию"?
   - Будем стараться, Ваше Величество.
  
   - Да, а что там нового по "Стоматологу"? Осложнений не наблюдается?
   - Никак нет, Ваше Величество, всё идет как планировалось.
  
   Об этой операции стоит написать более подробно. После нескольких беспокойных дней в Гвинейском заливе вблизи побережья "Золотого берега" и инцидента у Аккры 1870 года, когда броненосный крейсер с блеском и грохотом выполнивший моё поручение уже возвращался на свою базу на острове Аннобон, изрядно уставший командир корабля Андреев Александр Николаевич позволил себе немного отдохнуть в своей адмиральской каюте.
   Отдых был прерван вежливым стуком в дверь. После слов "войдите" в каюту протиснулся розовощёкий юнец с погонами мичмана из БЧ-4, тот самый, что доставил памятную радиограмму из Петербурга.
  
   - Александр Николаевич, разрешите войти?
   - Вы уже вошли, молодой человек. Проходите, располагайтесь, рассказывайте, что вас заставило побеспокоить вашего командира во время его отдыха.
   Такое ласково-въедливое приглашение сильно смутило добра-молодца и он, резко сменив тональность, принял уставную стойку "смирно" и начал доклад.
  
   - Господин адмирал, нашей аппаратурой зафиксированы упорядоченные радиосигналы.
   - Вы не могли ошибиться?
   - Никак нет, сигналы были устойчивы и принимались в течение десяти минут.
   - Удалось определить расположение их источника?
   - Только весьма приблизительно. Ориентировочно передатчик находился где-то в районе Нью-Йорка. Точнее определится не смогли, передача прекратилась.
   - Что содержалось в эфирном послании?
   - Смысл установить не удалось. Передавались цифры от одного до десяти, буквы латинского алфавита и отдельные, не связанные друг с другом по смыслу английские слова.
   - Ваши предположения?
   - У меня сложилось впечатление, что кто-то экспериментирует с аппаратом эфирной связи.
   - Вот даже как. Это очень важное наблюдение.
  
   Видя как взволнован молодой мичман возможной утечкой информации о совершенно секретной аппаратуре, Александр Николаевич решил успокоить его и настроить на критический анализ чрезвычайно важной информации.
  
   - За проявленную наблюдательность объявляю вам благодарность!
   - Рад стараться, ваше высокопревосходительство.
   - Вы, пожалуйста, составьте рапорт! В нём опишите всё, что удалось зафиксировать вашей боевой частью с указанием временных меток. Когда документ будет готов, принесите его. Вместе ещё раз почитаем, возможно, что-то скорректируем. Думаю, этот материал может доставить много хлопот соответствующим ведомствам.
   - Будет исполнено. Разрешите идти!
  
   Рапорт, составленный на борту "Гранита", попал ко мне только после окончания всех дипломатических коллизий, когда мы с Наполеоном и Фридрихом пытались прижать нечистоплотных деятелей с берегов Темзы. Возня была напряжённая и ни на что другое обращать внимания времени не было....
  
   Позже, прежде чем дать поручение СБ, я решил посоветоваться с "блокнотом". В том, что с нашей стороны из лаборатории Лачинова Дмитрия Александровича утечки не было, я уверен. Герц, Попов, Тесла, Резерфорд, Маркони даже Лодж ещё слишком "молоды" и до создания работающей радиостанции далеко. Так откуда же модулированные и осмысленные сигналы?
   Моё волнение было чётко воспринято инопланетным подарком, и на его зелёном экране появилась интересная запись, которая была мне "в диковинку".
  
   Махлон Лумис (Mahlon Loomis) родился 26 июля 1826 г. в городке Оппенхейм близ Нью-Йорка в семье профессора Натана Лумиса.
   В 1869 г. Лумис обратился к правительству США с просьбой о выделении 50.000 долл. на создание трансатлантического беспроводного телеграфа.
   Для меня это было поразительно! Ведь только через 19 лет (в 1887 г.) были проведены знаменитые эксперименты Генриха Герца, доказавшие реальность радиоволн, существование которых следовало из теории Дж. К. Максвелла. Об этой ещё никем не признанной теории, созданной в середине 1860-х годов, Лумис конечно же ничего знать не мог.
   30 июля 1872 г. М. Лумису был выдан первый в мире патент (N 129971) на систему беспроводного телеграфа.
  
   Вот так новость! Да, Библиотека Конгресса - это действительно уникальное ХРАНИЛИЩЕ информации!!! Надо будет почаще ориентировать "блокнот" в ту сторону. Мой подсказчик снова мигнул экраном, читаю:
   "...В конце 1870-х годов он соорудил высокие деревянные мачты, покрытые металлом, которые заменяли в его новых опытах провода, поднятые вверх с помощью воздушных змеев. На линии протяженностью более 20 км ему удалось надежно передавать сообщения в течение месяца. Однако интереса к его работам никто не проявлял.... После продолжительной болезни 13 октября 1886 г. в возрасте 60 лет Махлон Лумис скончался в доме своего брата. О его открытиях вскоре просто забыли".
  
   Что делать? Как лучше поступить? Этот извечный вопрос, заданный ещё Чернышевским, встал передо мной, как говориться, "в полный рост".
   Решил посоветоваться вместо специалистов графа Игнатьева с "нашим американцем". Действительно, кто лучше всех знает их специфику чем Джон Бэйзил Турчин. Через неделю полковник Турчанинов Иван Васильевич был посвящён в сложившуюся ситуацию.
  
   - Ваше Императорское Величество, а не тот ли это Лумис, что оформил патент на искусственные зубы из керамики? Если это он, то мы знакомы. Я даже могу вам продемонстрировать его работу.
   С этими словами Иван Васильевич приоткрыл рот и постучал ногтем указательного пальца по верхнему переднему ряду зубов.
   - Это отличная работа американского дантиста. Когда меня контузило взрывом снаряда я лишился ещё и части зубов. Вместо металла поставил керамику, как видите, стоят до сих пор и даже не заметно что это не свои.
  
   "Блокнот" подсказал, что патенты на искусственные зубы из керамики и систему беспроводного телеграфа принадлежат одному и тому же лицу.
   - Да господин полковник, это тот самый врач.
   - Тогда я бы пригласил его в Москву или Петербург, а ещё лучше Владивосток и предложил интересный высокооплачиваемый контракт на восстановление зубов у наших "морских волков". А то действительно - что за звери без зубов, которые цинга съела.
   От приглашения "радио-стоматолога" к нам на ВМБ Владивосток, подумав, отказались. Создали совместное предприятие на острове Эдзо, построили маленький заводик-лабораторию по производству порцилановых отливок. Там по методике гениального американца и по его гипсовым оттискам льют очень многим недостающие части челюсти.
   Уже больше года зубы на Тихоокеанском флоте лечит и вставляет американский дантист Махлон Лумис. Врач доволен, пациенты записываются в очередь на много дней вперёд. Моряки довольны, сами понимаете, без зубов жизнь не в радость.
   О системе эфирной (беспроводной) связи вспоминать некогда, работы невпроворот! Да и электрические материалы в той стороне в управляемом дефиците - за этим строго следит специальный человек.
  
   Распрощался с графом и чуть ли не бегом в парадную приёмную. Самолёт с наместником Кавказа уже больше часа назад как сел в Пулково. Ничего не поделаешь - ужасный дефицит времени. Кажется, успел вовремя....
  
   Буквально через пару минут адъютант уже докладывает о прибытии родственника. Это четвёртый сын моего деда Николая I, великий князь Михаил Николаевич. После объятий прошу его присаживаться и крепче держаться в кресле. Убедившись, что мы в кабинете одни, повествую о нашем разговоре с Фридрихом III по поводу замужества Анастасии.
  
   - Никса, знаешь, по-родственному скажу, мы уже что-то подобное подозревали. Анастасия рассказывала, как они с Вильгельмом в Ливадийском парке катали в коляске твою Ольгу.
   Я от неожиданности чуть воздухом не поперхнулся. Как, откуда известно? Никто об этом разговоре кроме меня и Фридриха не знает.
  
   - Это ещё в прошлом году Ольга Фёдоровна приметила. Она мне так прямо и заявила. - Мишель, ой неспроста это, неспроста. Племянник твой так просто ничего не делает.
   Однако ж и интуиция у Цецилии - Августы маркграфини Баденской! Не зря "блокнот писал" о её выдающихся способностях.
  
   - Ну что же, раз так тем лучше, дорогой Михаил Николаевич не удивлён проницательностью вашей супруги о ней и её остром уме слышу только самое хорошее.
   - Благодарю вас, Ваше Величество!
   - Отлично, со свадьбой решили. Следующее поручение, которое хочу вам дать, тоже под стать первому вопросу в плане проницательности.
   - Внимательно тебя слушаю, Никса!
  
   - Мне нужно дать дезинформацию о моей аналитической службе. Что-то подозрительно много иностранцев в статусе дипломатов стало крутиться в Питере и Гатчине. Надо бы их отвадить.
   - Так чего проще, дай команду своим "церберам" их отстреливать через раз со ссылкой на неустановленных грабителей.
   - Так грубо нельзя. Да и своих людей за границей можно потерять.
   - Я пошутил, конечно! А что это за служба у тебя такая, которой так пристально иноземцы интересуются?
  
   - Начало ей было положено ещё моим дедом Николаем I, когда он создал "Его Императорского Величества канцелярию". Только не дали некоторые придворные и министры её до ума довести. Объясню на примере, для нашей страны поучительном. Вот сами посудите:
  
   - Кристианом Фридрихом Шёнбейном ещё в 1840 году была открыта нитроцеллюлоза (основа бездымного пороха). Почти сразу он получил приглашение в Лондон, где его пригласили продемонстрировать новую взрывчатку в Вулвичском арсенале. Шёнбейн не упустил случая подарить королеве Виктории и принцу Альберту пару фазанов -- первых в истории фазанов, которых застрелили из оружия, заряженного патронами с "ружейным хлопком"
   - В 1851 году на Великой выставке Сэмюэль Кольт продемонстрировал взаимозаменяемость частей своих револьверов за счёт применения "Американской системой производства", разработанной в 1820-1850 гг. на Спрингфилдском арсенале (Массачусетс). В основе её лежало использование автоматических или полуавтоматических фрезерных станков для производства деталей заданных размеров.
   - Тут же британский "специальный Комитет по стрелковому оружию" рекомендовал создание нового завода в Энфилде на основе американской системы производства. На Вулвичском арсенале были закуплены разработанные в САСШ машины, которые стали производить по 250 тыс. пуль Минье в день; еще одно устройство производило в день 200 тыс. патронов, объединяя в целое пулю и пороховой заряд.
  
   - Кажется, я тебя понял, Никса! Секрета по наличию винчестеров у наших недругов не было. Всё было известно, как говориться, лежало на поверхности. Просто мы как всегда проспали....
   - Вот, вот, думаю, правда, что и "друзья" помогли и свои "христопродавцы" заодно с ними. Пели деду в уши, что всё и так хорошо, а в результате "Крымский конфуз" случился. Отстали мы сильно, за что и поплатились.
   - Да...., а ведь я тогда в армии Меншикова был, в бою у Инкерманских высот участвовал. Не сложилась тогда у нас баталия. Не удалось армию бриттов пополам разрезать, французы помешали.
   Ненадолго в парадном кабинете повисла тишина, которую нарушил голос дяди.
  
   - Теперь мне ясно, откуда у нашего перевооружения ноги растут! Ты внимательно отслеживаешь все новинки с помощью этой самой своей службы, а чужестранцы что-то заподозрили и стали слишком назойливы. Какая роль мне уготована?
   - Ничего сложного, в МИДе и Минфине пару - тройку раз упомянуть в разговорах, что ядро этой команды в Тифлисе находится. За остальным люди Мезенцева проследят и что надо исполнят.
   - Сделаю, с дорогой душой сделаю! Скажу без лести, дед был бы горд за такого внука!....
  
   Все текущие дела на сегодня в Питере закончены, сейчас мчимся в Гатчину, там у меня ещё одна важная встреча должна состояться.
  
  
  

*****

  
   В гатчинском парке вечереет. Мы гуляем по его дорожкам и разговариваем. В той истории мой собеседник - Михаил Дмитриевич Скобелев 22 февраля 1873 года был произведён в полковники, а 17 апреля назначен флигель-адъютантом с зачислением в свиту Его Императорского Величества. Зимой 1873--1874 годов неугомонный полковник был в отпуске и провёл его большей частью в южной Франции, там он узнал о междоусобной войне в Испании, пробрался в расположение карлистов и был очевидцем нескольких сражений.
   Сейчас у него такой возможности не будет. Задаю ключевой вопрос, из-за которого я пригласил этого деятельного человека аж из самого Ташкента.
   - Михаил Дмитриевич, тему вашей академической работы не забыли?
   - Как можно, Ваше Императорское Величество, отлично помню, правда, если бы писал её сейчас, то многое пришлось бы переписывать и перерабатывать.
   - Очень хорошо что вы это сами предложили. Вас я пригласил в "Берлогу" подальше от завистливых петербургских глаз, чтобы вы как раз и занялись этим трудом. В Малом дворце для этих целей выделено специальное помещение, где имеется возможность использования "специального Гатчинского архива". Поверьте мне на слово, это отличное подспорье для предстоящей работы.
   - Благодарю Вас, Ваше Императорское Величество!
  
   - Не торопитесь, не торопитесь, полковник. На всё про всё у вас четыре дня. Как закончите, встретимся ещё раз и всё тщательно обсудим. Обратно полетите большим дирижаблем, в вашем распоряжении, кроме афганского корпуса, будут все необходимые ресурсы, которые мы здесь обговорим.
   - Индия будет освобождена от британского владычества, Ваше Императорское Величество!
  
   - В вашей смелости и в готовности ваших подчинённых я не сомневаюсь, но вот освобождать индусы должны себя сами. Мы не экспортируем революций. Наши формирования должны принимать участие в ликвидации британских спецслужб и оказывать техническое содействие войскам Индийского Национального Конгресса или как там они сами себя обозначат. В прессе, после того как вы начнёте второй акт "Большой игры", будет так и написано: "...оказание технического содействия..."
   - Я всё понял. Не светиться и не демонстрировать наше прямое участие.
   - С учетом этого пожелания и всего, что мы обговорили, пересматривайте вашу старую работу. Ещё раз повторюсь, встретимся здесь же через четыре дня, о моём приезде вас известят. Желаю удачи!
   - Благодарю Вас, Ваше Императорское Величество!
  

*****

  
   Вот и закончилась наша встреча с замечательным человеком и полководцем, который никогда не узнает, что Алексей Узатис, убийца его матери, арестован и казнён. Оказалось, что грабежами он промышлял уже давно, но тщательно готовил каждый акт и до самого убийства Ольги Николаевны Скобелевой не попадался.
  
   Об этом я подумал уже засыпая и перепроверяя в уме список дел ушедшего дня - а не пропустил ли я чего важного?
   ..............
  
   Кажется, я не учёл одной особенности Малого Приоратского дворца. Моя спальня расположена рядом с кабинетом, так удобней, да и время экономится, но имеется один недостаток - в ночной тиши слышны телефонные звонки, правда Е.И.В. очень редко кто-то осмеливаются звонить в неурочное время.
   На тебе! Сквозь сладкие объятия Морфея слышу зуммер аппарата, но это явно не телефон. Лёгкий рокот приводного двигателя сменяет стакатто буквопечати. Это телетайп, (в Европе с её "детскими" расстояниями уже везде телефоны), значит, вышли издалёка. Депешу примет дежурный адъютант, можно не открывать глаз, но сна уже нет....
   Набрасываю халат, выхожу в приёмную. Михаил вытягивается в струнку. В полголоса даю команду "вольно".
  
   - Вольно, Михаил, вольно. Люди уже отдыхают. Что тут у нас? Кому не спится?
   - Ваше Величество, это из Тегерана вышли на связь Бакулин с Ломакиным, я принял телетайпограмму, но абоненты ещё на связи.
   - Который сейчас час?
   - Четверть первого, Ваше Величество. В новых сутках ваш позывной "Лидер".
   - Хороший позывной, мне нравится. Раз я уже встал, пообщаемся с посланником.
   Подхожу к аппарату и бодро отстукиваю ключевую фразу "Лидер у аппарата". Что-то мне сообщат наши посланцы из далёкой Персии. Возможно, успехи Копытова при обороне базы на острове Кешм вскружили голову наши соседям. Сейчас узнаем, какие мысли их посетили. На бумажной ленте появляются слова, складывающиеся в предложения.
  
   - Доброй ночи. Слушаю вас, Фёдор Абрамович.
   - Ваше Императорское Величество, Бога ради, извините за поздний звонок. Буквально четверть часа назад мы с садр-азамом Мирзу Хусейн-ханом закончили доверительную беседу по поводу событий в Ормузском проливе в свете поручения данного ему персидским шахом Насер-аль-Эддином.
  
   Я тут же вспомнил, как мы с шахом катались по Гатчине в автомобиле и как представителю династии Каджаров понравилось "ездить с ветерком". Совсем недавно это было, где-то у меня в столе есть его фото, вот, кстати, и оно.
  

0x01 graphic

  
   - Интересно. Чего желает уважаемый шах, что его беспокоит?
   - Ваше Императорское Величество, шах и его окружение сначала очень сильно нервничали при появлении британского флота в Аденском заливе. Боялись повторения событий 1 ноября 1856 года, когда Британская империя объявила Ирану войну.
   - Это нормальная человеческая реакция на угрозу.
   - Совершенно с вами согласен, но после блестящих побед нашего воинства, взрывов и гибели нескольких британских кораблей они возжелали присоединиться к победителю и принять участие в предстоящих баталиях. Завтра поутру состоится совет ближнего круга, по его результатам планируется отправка срочной депеши шаха Насер-аль-Эддина вам, Ваше Величество.
  
   - Хорошо, спасибо! Что по этому поводу думает полковник Ломакин? Он, вероятно, рядом с вами?
   - Да, он рядом со мной у аппарата, Ваше Императорское Величество.
   Мне даже показалось, что я услыхал звяканье сабли (хотя вряд ли телетайп на такое способен), это командир казачьей сотни личной охраны шахиншаха полковник Николай Павлович Ломакин принял эстафету "разговора".
  
   - Николай Павлович, что вы думаете по поводу этих "дёрганий"?
   - Ваше Императорское Величество, я не политик, а солдат. Скажу прямо, сегодня армия шаха ещё слаба, британцы без труда перемелют её в "труху" как и пятнадцать лет назад. Кроме того, среди военных широко распространены коррупция, взятки, воровство и другие злоупотребления. Войска шаха не боеспособны! Они будут только обузой!
  
   - Господа, совершенно с вами согласен, что сейчас использовать для боёв с англичанами войска шаха не целесообразно. Буду рекомендовать Насер-аль-Эддину применять их для сбора пленных, чтобы использовать на строительстве железной дороги Астара - Тегеран.
   Как я понял, Ломакин дал хотя и неприятную, но исчерпывающую информацию по вооружённым силам шаха и больше ему уже нечего добавить. Меняю тональность и бодренько постукивая по клавишам сообщаю посланнику нашу царскую волю на вероятную завтрашнюю встречу с шахиншахом.
  
   - От открытого участия в боевых операциях против Британии Насер-аль-Эддина отговаривать всеми доступными способами!!!
   Специально подчёркиваю эту строку. Наколачивая целый ряд тире. Конец строки, возврат каретки и продолжаю.
   - Рекомендовать исключительно негласные действия против британских компаний и служащих в стиле борьбы с наследием бабизма. Желательно использовать те же методы, что и для подавления их восстаний.
   Смотрю текст. Не очень ли я крут? По-моему, нормально. Ладно, добавим пряник.
  
   - Если разговор зайдёт о британских судах, выбросившихся на персидский берег, то мы не будем на них претендовать при условии, что те корабли, которые удастся восстановить, будут совершать рейсы по Персидскому заливу в составе нашего НОВОГО (выделяю подчёркиванием "нового") совместного пароходства. Можете заранее обговорить с садр-азамом его устав. Благодарю вас, господа. Спокойной ночи!
  
   Сообщать посланнику, а тем более полковнику об идее создания Российско-Персидского банка по аналогии с событиями в той истории, пока рановато.
   Отрываю ленту с текстом нашей полуночной беседы, вручаю её адъютанту со словами: подшей, пожалуйста, в папку "Персия".
  
   Желаю Михаилу спокойного дежурства и уже окончательно отправляюсь спать. Телетайпный аппарат также, похоже, завершает беседу. На бумаге проявляются бессмысленные пространные слова и выражения, превращающиеся в уверения в уважении, в почтении и.т.д., и.т.п. словесную шелуху.
  
  
   Прелюдия к "Большой драке" в проливе
  
  
   На макушке прибрежной скалы у самого мыса Джаск, недалеко от места, где по диспозиции был оборудован наблюдательный пост катерников, собрались три молодых человека в странной морской форме. Если бы не её непременный атрибут - тельняшки, то их можно было бы принять и за авиаторов.
  
   - Николай, дай ка я ещё раз гляну.
   - Да, Иван, пожалуйста, посмотри, только думаю, кроме многочисленных дымов что-то конкретное мы сможем рассмотреть не ранее чем часа через четыре. Далеко ещё за горизонтом наши недруги.
   - Господа, а чем займёмся в ближайшие часы?
   Это самый молодой из троицы, Николай Греве, только, только получивший звёздочку на погон с одним просветом, но уже показавший на учениях, что его катер ни в чём не уступал катерам старших товарищей.
  
   - Я бы, пожалуй, поспал пару - тройку часов, ночью-то нам, похоже, не до того будет.
   - Согласен с Измаилом, атаковать супостатов поздненько придётся, когда все нормальные люди уже спят. Да и запас по сну в пару часов никогда не помешает.
  
   Спустившись со скалы вниз на свои маленькие кораблики-близнецы, не имеющие собственных имён, а различаемые только по бортовым номерам и дав команду вахтенному разбудить через три часа, лейтенанты Лебедев и Зацаренный быстро заснули. А самый младший лейтенант, Николай Греве, ещё долго ворочался, прежде чем отойти в царство Морфея....
  
   - Ну и здоров ты спать.
   - Что, время уже вышло?
   - А ты на солнышко посмотри, оно уже тоже скоро почивать отправится.
   - А и правда, скоро закат. Теперь, пожалуй, мы сможем наших долгожданных "гостей" детально рассмотреть....
  
   Оставив своих ведомых (так называли командиров ТК с чётными номерами) присматривать за "хозяйством", наша троица взлетела наверх, даже не запыхавшись. Пригнувшись, как будто с такого расстояния их могли заметить враги, молодые командиры подошли к НП.
  
   - Ваше благородие, насчитали более четырёх десятков кораблей, точнее определиться не можем, силуэты створятся.
   - Хорошо, спасибо. Дай - ка я сам гляну.
  
   Зацаренный долго и внимательно рассматривал неприятеля, похоже, пересчитывая вымпела, но потом, видимо, сбился со счёта и отошёл от стереотрубы.
  
   - Господа, думаю, через два, два с половиной часа британская эскадра будет на траверзе Джаска.
   - Согласен, Измаил Максимович. Даже при эскадренной скорости в восемь узлов они на закате будут здесь.
   - Ну, что же, тем хуже для них. В темноте можно будет подскочить поближе, тогда и вероятность промаха меньше будет.
   - Так - то оно так, но новолуние только третьего дня было, а при тоненьком серпике много не разглядишь.
   - Так и супостаты бортовые огни зажгут, иначе столкновений не избежать.
   - Господа, на учениях у Кипра я видел, как с аэропланов световые бомбы сбрасывали. Летит она недолго, минуты три-четыре, но светит знатно, а этого времени нам вполне должно хватить для атаки.
   - Пожалуй, Николай прав, надо связаться с Кречетом и попросить его устроить прощальную иллюминацию британцам.
   - ...........
  
   Сказано - сделано! И вот уже невидимый в ночном небе летит Алексей Иванович на своём аэроплане по зову друзей в сторону Джаска, только теперь вместо грозной торпеды в бомбовом отсеке на специальных захватах расположились почти театральные причиндалы.
   - Николай, сколько до цели?
   - По моим расчетам - три минуты полёта и мы у цели.
   - Свяжись с Зацарённым, скажи, что мы на подходе.
   - Думаю, они уже знают, Алексей. Наши проблесковые огни должны быть видны.
   - Видны не видны, а предупредить загодя никогда не помешает. Самое главное, нам надо с ними всё синхронно исполнить.
   - "Москит один", я "Кречет", приём.
   - Вижу тебя, Алексей Иванович. Мы уже сбросили маскировочные сети и вышли из укрытия всей шестёркой. Идём строем фронта, цели разобраны. Ты подсветку дай кабельтовых в трёх - четырёх с противного борта.
   - Понял тебя, "Москит один", только как я определюсь, кого вы на закуску выбрали?
   - Ну, тогда просто повесь свои "люстры" вблизи эскадры, но со стороны Омана, а мы уж сами тут разберёмся.
   - Заказ принят - дать подсветку эскадры со стороны Омана. "Москит один", желаю удачи.
   - Спасибо, и вам того же.
  
   Через минуту в футуристическом полумраке кабины торпедоносца, освещённой только зеленоватой подсветкой приборов, раздалась команда:
   - Николай, мы на боевом, к сбросу приготовиться.
   - Есть на боевом, к сбросу готов.
   - Сброс!
   - Есть сброс!
  
   Из чрева аэроплана с четырёх секундным интервалом выскользнули один за другим три стальных тонкостенных цилиндра. Сначала они пытались лететь параллельно своему носителю, но сила притяжения потащила их вниз и когда они достигли высоты полторы тысячи метров, отработали дистанционные трубки с капсюлем-воспламенителем и вышибные заряды выбросили наружу пиротехнический факел и парашют.
  
   Красивое это зрелище, как будто три яркие звезды появились на небосклоне, причём не тусклые голубенькие точки в бескрайнем космосе, а сияющие грозным небесным огнём ярчайшие факелы. Их ослепительный блеск, да ещё отражённые куполами парашютов световые потоки, как гигантские прожектора осветили стоящую на якорях массу кораблей и корабликов.
   Вот только рукотворные звёздочки светят недолго, три - четыре минуты - и нет их....
  
   - "Кречет", спасибо, хороша подсветка.
   - Не за что, Измаил! Через восемь минут после разворота повторю.
  
   Когда торпедоносец развернулся и лёг на обратный курс у Алексея Ивановича на мгновенье возникло сомнение в необходимости сброса ещё одного трио САБов. Внизу было достаточно светло от полудюжины больших плавучих костров, из которых нет - нет, да выстреливали длинные языки пламени, а иногда взлетали какие-то тёмные тени, не поддающиеся идентификации.
  
   - Николай, мы на боевом, к сбросу приготовиться.
   - Есть на боевом, к сбросу готов.
   - Сброс!
   - Есть сброс!
  
   Снова в ночном небе три ярких огненных шара, приковавших к себе всеобщее внимание. Атакующие катера никто не видит, ещё несколько мгновений и "москиты", до конца не израсходовавшие свой боезапас, добавляют к этому небесному фейерверку несколько плавучих костров.
  
   - Шикарная иллюминация, Николай! Не пропусти!!!!
   - Уже снимаю. Жаль только, кроме кострищ на воде ничего другого не рассмотреть будет.
   - Ничего, думаю, для подсчёта потерь и этого вполне хватит.
  
   После того как прекратились щелчки и жужжание камеры, последовала рутинная команда:
   - Штурман, не заснул любуясь?
   - Никак нет, ваше благородие!
   В тон своему командиру ответствовал Николай.
   - Определись, пока есть возможность с местоположением, и уточни курсовой угол до базы.
   - Есть уточнить курсовой угол.
   - Доложи в штаб: "Катерники задачу выполнили. Видимых потерь нет, идут своим ходом на базу. Поражено не менее десятка целей, уточнённые данные будут после обработки фотоматериалов".
   - Есть доложить штабу: "Катерники задачу выполнили....".
  
   А далеко внизу, там, где звёздное небо смотрит вверх, лейтенант Измаил Максимович Зацаренный, оговоренной командой по эфирной связи, собрал воедино за границей, освещённой пожарами водной глади, такие кусачие фанерные кораблики. Затем принял доклады от их командиров о наличии повреждений и потерь, а по окончанию этой традиционно-формальной, но очень важной процедуры последовала команда "домой".
  
   Спустя ещё несколько минут, вслед проблесковым огням удаляющегося аэроплана устремились шесть малозаметных силуэтов, сопровождаемых в отдалении высокими пенными бурунами за кормой. Они следовали туда же, что и их воздушный собрат, не собираясь более задерживаться у ярко пылающих костров-целей....
  
  
  
   (Взгляд с британской стороны)
  
  
  
   За ночными событиями у мыса Джаск с борта броненосца "Лорд Клайд" через подзорную трубу внимательно наблюдал адмирал Эдвард Хобарт Сеймур. Нельзя сказать, что он не сопереживал своему коллеге по ремеслу, но в то же время проницательный человек не сказал бы, что его сильно расстроит возможная гибель Артура Камминга.
   Когда у левого борта флагмана Бомбейской эскадры со стороны пришвартованного войскового транспорта взметнулся высоченный водяной столб, а позже появилось яркое пламя, командор спокойно диктовал свои впечатления рядом стоящему адъютанту. Из-за сгущающихся сумерек отсветов огня и появившейся туманной дымки рассмотреть в деталях происходящее на флагмане Камминга "Лорд Уорден" стало затруднительно.
  
   С удвоенным вниманием Сеймур приказав установить инструмент на штатив, чтобы не утруждать руку, переключился на слежение за небом, с которого сыпались явно рукотворные звезды, хорошо освещающие беспомощные британские корабли, подвергшиеся атаке и совершенно не способные ответить своим обидчикам.
  
   - Да они их просто не видят, как слепые котята. Надо смотреть в небо и винтовочными залпами стрелять по любой тени, стрелять, стрелять, стрелять!
   Видимо, от волнения эту фразу он произнёс вслух, на что получил от своего адъютанта вполне обоснованный ответ.
   - Сэр, но очень яркий свет от этих летающих факелов просто будет слепить стрелков. Вряд ли при таком освещении они вообще что-то смогут рассмотреть.
  
   Адмирал как величайшую драгоценность протянул снятую со штатива подзорную трубу молодому человеку с наказом посчитать количество плавающих огней и попытаться определиться с их состоянием.
   - Постарайтесь определить наиболее тяжело пострадавшего, а я пока распоряжусь об отправке аварийных партий на горящие суда.
  
   Через полчаса все паровые катера, имевшиеся на эскадре, подняли пары и отправились в строну терпящих бедствие товарищей. Ещё полчаса спустя давление в котлах "Лорда Клайда" достигло нужной отметки, шесть тысяч лошадей его машины передали вращение на винт. Величественно развернувшись, почти восемь тысяч тонн деревянных конструкций, обшитых кованым железом толщиной пять с половиной дюймов, двинулись в строну эскадры Камминга.
   Адмирал Эдвард Хобарт Сеймур ничем не рисковал, он был уверен, что русские аэропланы израсходовали свой боезапас (эти ужасные торпедо) и убрались на этот чёртов остров. Теперь надо показать, что он джентльмен и как истый джентльмен протягивает руку помощи своему собрату.
  
   - Сэр, на море ложится туман.
   - Удвойте количество вперёдсмотрящих сигнальщиков! Малый ход!
   - Есть, сэр, малый ход. Удвоить количество вперёдсмотрящих сигнальщиков!
   Команда пошла по инстанциям и через несколько минут уже восемь пар глаз внимательно всматривались в ночную тьму, прикрывая глаза от ярких отсветов на воде "козырьками" из сложенных рук.
  

*****

  
   Только на рассвете "Лорд Клайд" оказался в четверти кабельтова от "Лорда Уордена". Правый борт которого, задрапированный клочьями поредевшего тумана, выглядел не особо пострадавшим и если бы не обгоревший рангоут, изменивший до неузнаваемости силуэт флагмана, можно было бы подумать, что все виденное ночью было просто неприятным кошмарным сном.
   Ступив на палубу пострадавшего корабля Сеймур моментально определил, что кроме внешне видимых повреждений имеются ещё и тяжёлые внутренние. Опытный моряк, он сразу же почувствовал наличие небольшого крена на левый борт, а по отсутствию дыма над его двумя трубами понял, что вероятно и с машиной имеются неполадки.
  
   - Изучаете последствия ночной атаки, сэр?
   Эти вопросом его приветствовал на борту "Лорда Уордена" адмирал Артур Камминг.
   - Вы ещё не видели, что твориться с левого борта. Нам сильно повезло, что там находился войсковой транспорт. Теперь об этом свидетельствуют только вырванные кнехты да развороченный фальшборт.
   - Что это было по-вашему, сэр?
  
   - Думаю, это проклятая русская "торпидо". Войсковик, который был ошвартован по левому борту, сильным взрывом разломило почти пополам, а следом рванули его котлы, будь они неладны. Раскалённый металл, куски горящего угля и пылающего такелажа дождём посыпались на мой корабль. Не успела аварийная команда приступить к тушению пожара, как войсковой транспорт почти мгновенно затонул. Мы ещё счастливо отделались, правда, от такого мощного удара и сотрясения не только люди не устояли на ногах, но и часть механизмов сорвало с фундаментов. Несколько позже механики доложат о возможности устранения полученных повреждений котлов и машины и о времени нужного для их устранения.
   Сеймур сочувствующе вздохнул....
  
   - И всё это наделала одна торпеда?
   - Ну да, если бы их было две, вряд ли мы бы с вами сейчас разговаривали, сэр Эдвард!
   - Какие будут дальнейшие команды, сэр?
   - Мы потеряли восемь войсковых транспортов и два броненосных фрегата. Некоторые корабли, например, как мой "Лорд Уорден" получили серьёзные повреждения, но остались на плаву. Через два часа у меня соберутся командиры кораблей, и мы будем точно знать полную картину по эскадре. Надеюсь, к этому времени разойдётся и этот чёртов туман.
   - Простите, сэр Артур, а не воспользуются ли улучшившейся видимостью и наши враги?
   - Вполне возможно, но я уже дал нужную команду и все стрелки, как только развиднеется, будут с верхней палубы залпами палить по этим летающим бестиям. Ещё посмотрим, кто кого?!
   - Да, да конечно, сэр!
   Про себя, однако, Сеймур решил, что лучше бы туман подольше не расходился, тогда под его прикрытием шансов добраться до этого острова с русскими аэропланами будет значительно больше.
  
   После проведенного совещания, ближе к обеду, поредевшая эскадра всё так же, по прежней диспозиции, по двум фарватерам двинулась в сторону Персидского залива. К счастью, по мнению Эдварда Хобарта Сеймура, туман сменился низкой облачностью, видимость упала до десяти, пятнадцати кабельтовых, что позволяло надеяться на отсутствие в воздухе аэропланов противника.
  
  
  

(Борт броненосного крейсера "Базальт")

  
  
   Вице-адмирал командир российской военно-морской базы на острове Кешм, Копытов Николай Васильевич, на борту своего флагмана с необычным для российского флота названием "Базальт" немного нервничал, однако, как и положено, виду не подавал. Причин тому было много, но "отсутствие погоды" являлась, пожалуй, главной. Незнание положения противника всегда вызывает беспокойство у полководцев, а уж тем более у адмиралов, поскольку бои на море обычно скоротечнее, чем на суше.
  
   Рассыпанные щедрой рукой командира "Каракатицы" по всей акватории Ормузского пролива скорлупки торпедных катеров, осуществляющих наблюдение, особой уверенности не вызывали, уж больно утлые судёнышки с мореходностью четыре балла всегда вызывали у офицеров крейсера изрядный скепсис.
   Но именно они, точнее ТК с интересным номером 017 (переделанным из 013), сообщил об услышанном звуке подрыва мины на Оманском фарватере.
   Дальше последовали команды: "сблизиться", "уточнить", а после небольшой паузы уже грозная - "в бой не вступать", а дальше осторожная - "находиться в режиме сопровождения цели, постоянно сообщая её координаты".
  
   Адмирал на минуту задумался. Молодцы молодые командиры эсминцев "Забияки" и "Драчуна", Фёдор Васильевич Дубасов, когда узнал о проявленной инициативе при постановке минного заграждения их очень хвалил. Однако Копытов, хотя и знал и ценил минное оружие, но в силу определённых традиций и некоторой косности мышления, свойственной "человекам", считал, что пока орудия его крейсера не заставят британцев спустить флаг, победа вроде как бы и не настоящая.
   Даже сверхуспешная атака торпедных катеров у мыса Джаск не смогла поколебать его уверенности в своей правоте. Теперь вот в прямом смысле - "Ждём у моря погоды"!
  
   Не добавил оптимизма и доклад Дубасова:
   - Николай Васильевич, в районе вероятного подрыва мины ТК-017 никаких корабельных обломков не обнаружил. Замечено значительное количество всплывшей рыбы, что подтверждает нахождение катера в зоне взрыва.
   - Спасибо, Фёдор Васильевич, верните ТК на его место согласно диспозиции, пусть продолжает патрулирование-поиск.
  
   - Есть вернуть катер на место согласно диспозиции.
   - Кстати, что у него торпедным БК?
   - Господин адмирал, как мы ранее решили в связи с отсутствием необходимого количества торпед полный БК имеют только катера с чётными номерами.
  
   Вот ещё одно подтверждение в пользу сторонников больших пушек. Катера есть, а торпед нет. Все что были - почти израсходованы, а транспорт с новой партией оружия где-то застрял. Хорошо хоть у авиаторов пока с БК проблем не намечается, во всяком случае, Кречет ничего подобного не докладывал, у него даже эти самоходные мины в наличии. Жаль, конечно, что в наших почти полевых условиях их сложно приспособить для запуска с ТК.
  
   - БЧ-4, дайте связь с "Кречетом".
   - Ваше превосходительство, БЧ-4. "Кречет" на связи.
   - Добрый день, Алексей Иванович!
   - Здравия желаю, Николай Васильевич.
   - Алексей Иванович, только по секрету скажите, пожалуйста, что там "Ваш барометр-предсказатель" о погоде говорит?!
   - Николай Васильевич, извините, ничем порадовать не могу. "Дядька Степан" совсем на одну ногу занедужил, даже клюку свою взял. Когда боль невмоготу - он её частенько пользует. Да и барометр совсем "упал", так что все наши метеорологи хотя по-разному, но одно и тоже предсказывают. Думаю, в течение суток "погоды" не будет.
  
   Выйдя на правое крыло мостика, "свежеиспечённый" вице-адмирал в очередной раз увидел серую мряку, простирающуюся до самого горизонта, а его лицо мгновенно почувствовало вязкую духоту тропиков, напоминающую атмосферу предбанника. Интересно, как там наши катерники? Холодильных машин на их скорлупках конструктора не предусмотрели.
  
   - БЧ-4, дайте связь с "Каракатицей".
   - Ваше превосходительство, БЧ-4. "Каракатица" на связи.
   - Фёдор Васильевич! Как там наши катера и их экипажи себя чувствуют?
   - Николай Васильевич, самочувствие экипажей нормальное, боевое. Да и как себя может чувствовать молодой командир перед боем, если накануне они крепко наподдали британцам.
   - Хорошо, спасибо! Меня тут Кречет уверяет, что такая погода минимум на сутки установилась, не проглядят ваши орлы супостата?
   - Николай Васильевич, в чужих водах всё случается, но я в своих экипажах уверен. Более того, такая погода и британцам сильно жизнь осложняет. "Купцы" строем ходить не привыкши и никогда такому манёвру не обучались. Думаю, лежат сейчас в дрейфе, а скорее на якорях в шхерах Омана и тоже погоду ждут.
   - Да, да, конечно, только и вы своим расслабляться не давайте, действительно, в чужих водах всё случается.
  
  
  
   (Ситуация с той стороны)
  
  
  
   Несмотря на отсутствие в воздухе аэропланов противника, вскоре по правой раковине раздались звуки артиллерийской стрельбы. Это не было громом залповой стрельбы всем бортом. Доносящиеся звуки были редкие и упорядоченные. Прислушавшись к ним, адмирал Эдвард Сеймур понял, что пушечные выстрелы с равномерными интервалами около минуты означали сигнал бедствия одного из кораблей.
   Чёрт возьми, что там произошло? Вновь начал сгущаться туман, видимость снизилась до опасных пяти кабельтовых. Увеличивать и без того двойное количество сигнальщиков не было смысла. Положить суда в дрейф? Но где гарантия, что торговые корабли смогут справиться с этой непростой задачей?
   Сеймур прислушался, над водной поверхностью явно слышались удары колокола, это его корабли -"невидимки" предупреждали друг друга: "Я здесь, я здесь, я здесь..."
  
   - Тишина на баке! Сигнальщики, максимум внимания, ориентируйтесь по звукам колоколов.
   - Есть ориентироваться по звукам колоколов, сэр.
  
   Через минуту последовала команда спустить оба катера, развести пары и передать эстафетой приказ на все корабли двигаться малым ходом на запад в сторону Омана. Всего в десяти милях находилось побережье, изобилующее шхерами с удобными якорными стоянками, что было известно "купцам" и также хорошо об этом знали пираты, которые уже более двух веков "паслись" в этих водах.
   Два часа малого хода и "Лорд Клайд" отдал якорь. Ещё примерно через час вернулись посыльные с докладом. Два "купца" в условиях плохой видимости столкнулись. Наиболее пострадавший транспорт вероятно вскоре затонет, его команда и "пассажиры" перешли на другие корабли. Капитан второго судна утверждает, что после небольшого ремонта сможет дойти до Басры своим ходом.
   В течение этого сумасшедшего дня больше никаких происшествий не случилось. Полученные доклады подтвердили высокий уровень выучки британских моряков. Все суда сумели стать на якорь, и теперь вероятность столкновений была сведена на нет.
   Слава Богу, теперь можно и отдохнуть. Предупредив старшего офицера, чтобы его немедленно разбудили при изменении обстановки, Сеймур отправился спать. Жара, духота и сто процентная влажность не лучшие условия для глубокого сна. Поворочавшись в постели, адмирал всё-таки заснул....
  
   *****
  
   На юго-востоке Аравийского полуострова в пустыне  Дехна раскалённый дневными лучами солнца красный песок щедро отдавал накопленное тепло воздушным массам, омывающим высокие бархананы Руб-эль-Хали. Поскольку Создателем определено, что сухой воздух тяжелее влажного, область высокого давления стала смещаться туда, где давление было ниже.
   С берега Аравийского полуострова на воды Оманского залива хлынули массы горячего воздуха вперемежку с песчаной пылью.... К полуночи от тумана не осталось и следа, а скрипящие на зубах песчинки явно указывали на причину такого резкого изменения.
  
   - Сэр Эдвард, сэр Эдвард. Эти слова камердинера заставили адмирала Сеймура проснуться.
   - С мостика просили передать, что туман рассеивается. Просят Ваших указаний....
  
   К рассвету длинная колонна британских судов стала втягиваться в узость Ормузского пролива. Впереди как ни странно шли не броненосцы, а транспортные суда с десантом. "Лорд Клайд" в отряде броненосных кораблей шёл замыкающим, как пастух за своим стадом.
  
   Адмирал Эдвард Хобарт Сеймур был произведён в это звание вовсе не за заслуги деда и дяди, чем некоторые клерки с берегов Темзы любили объяснять его взлёт. Умный, образованный, да, осторожный, но в меру, он любил анализировать прошедшие морские сражения и делать свои выводы, часто не совпадающие с официально принятыми.
   Вот и сейчас его флагман шёл не во главе колонны броненосных кораблей, а замыкал её. Причина проста: во время сражения потерять управление эскадрой - проиграть сражение. Передача команд что в плавании, что в бою осуществляется посредством оговоренных сигналов. А что стоит вражескому осколку перебить фал, прошить тело сигнальщика, снаряду снести мачту или произойти всем событиям сразу? Кому больше всего достанется снарядов и осколков - ясно, что головному кораблю. Только поэтому, а совсем не из-за трусости "Лорд Клайд" в ряду военных кораблей шёл четвёртым.
  
   Что же касается идущих во главе колонны "купцов", то во-первых, они хорошо знали фарватер и вообще эти места, доставляя сюда весьма часто различные грузы, а во-вторых, Эдвард хорошо помнил, как писал французский адмирал Пенно о событиях при разведке в Финском заливе северного фарватера во времена "Восточной войны": "... Я подумал, что "Мерлин"...затонет", но ту пробоину, на счастье французов, удалось заделать.
   Да и доклад командующего эскадрой адмирала Чарльза Непира британскому Адмиралтейству о "сильной защите подходов к Кронштадту адскими машинами" был прочтён очень внимательно.
  
   С тех пор прошло полтора десятилетия: - "...чёрт их знает этих дикарей, каких ещё новых адских приспособлений они понапридумывали...потеря же одного двух транспортов в данной ситуации не критична". Правда, этот вывод осторожный адмирал обнародовать совершенно не собирался.
  
  
  

(ВМБ российского флота "Кешм")

  
   На кораблях и базе острова Кешм спали в полглаза, да и то, как понятно, не все. Когда же забрезжил рассвет, то и без бинокля или подзорной трубы вполне невооружённым глазом стали отлично видны дымы, поднимающиеся к небу на юго-западе.
   - Боевая тревога! - Боевая тревога! - Боевая тревога!
   По казармам казаков, береговым батареям, отсекам кораблей и на ВПП "Глина" разнеслась самая резкая из команд, сопровождаемая проблесками красной мигалки и нытьём сирены.
  
   В авиаотряде это устройство тоже повсеместно издавало свой противный звук, но в основном его "слышали" только стены и немудреная мебель в сборных щитовых домиках авиаторов. Пилоты, техники, оружейники и прочие специалисты ещё с ночи находились у своих "птичек". Только техникам группы авиаразведки уютные места под крыльями их "голубей" надо было ещё дождаться. Улетели родимые, и те что поставили на поплавки и те новые, что во главе с князем летели на ворогов, загруженные новейшим оружием "И-бомбами".
  
   Дирижировал летунами Алексей Кречет, чья воздушно-лётная фамилия давно стала его позывным. Задача, поставленная перед аэронавтами, в теории была несложной, треть аэропланов над целью, треть аэропланов на подлёте, треть на дозаправке и загрузке в базе.
   Сейчас Алексей Иванович ждал сообщений от князя Оболенского, его голубок с минуты на минуту должен был передать, сколько вражеских кораблей движется в ордере, каково их построение и в каком квадрате они ожидаются через тридцать минут.
  
   - "Башня"- я "Голубь", высота 1500 метров, вижу гостей. Идут как на параде. Два ордера, состоящие из двух колонн. Первый движется по Оманскому фарватеру, второй прямо к нам в гости.
   - "Башня" - "Голубю", какое построение в колоннах?
   - "Башня"- я "Голубь". В Оманском ордере впереди четырёх броненосцев два транспорта, за ними остальные сода с десантом. Транспорты разномастные. Насчитал сорок единиц.
   - "Башня" - "Голубю", оставайтесь на позиции, через двадцать, двадцать пять минут прилетят "стрижи". Будете управлять "поплавками" как договаривались.
   - "Башня"- я "Голубь", есть оставаться на позиции и управлять "поплавками".
  
   Не успел ещё остыть микрофон от дыхания говорившего после переговоров с авиаразведкой, как над "Глиной" взлетела зелёная ракета и первая эскадрилья "стрижей" пошла на взлёт. Тяжело гружёные машины долго бежали по полосе и как бы нехотя отрывались от земли только в самом конце ВПП. Вот пикировщики, внешне немного напоминающие свой прототип, двухместный одномоторный биплан DH-4 совершили перестроение в воздухе и направились в сторону Оманского ордера.
   - Теперь ещё минут двадцать будем ждать результат.
  
   Эти слова штурмана авиаотряда были перекрыты раздавшимся в динамиках восторженным возгласом князя Оболенского.
  
   - "Башня"- я "Голубь", головной броненосец попал на минную банку. Эта домашняя заготовка наших моряков успешно сработала. Корабль, похоже, заваливается в неуправляемую циркуляцию. О Боже! Они наскочили на ещё одну мину!
   - "Башня" - "Голубю", Владимир Владимирович, Бог здесь непричём. Минные банки выставили "Драчун" и "Забияка", а если персонально, то Макаров с Шестаковым, это их затея.
  
   Реплика Алексея Кречета похоже не произвела впечатления на князя. Из динамиков снова раздалось.
  
   - О Боже! Первый корабль уже почти скрылся под водой, когда спешащий ему на помощь второй броненосец тоже подорвался на мине. Ой, теперь уже подорвались сразу два транспорта, что шли головными....
  
   - "Башня" - "Голубю", Владимир Владимирович, Вы наблюдаете "Драчуна" и "Забияку"?
   Похоже, вопрос был задан только для того, чтобы прервать причитания князя, он ещё не был в серьёзных боях и теперь выплёскивал в эфир свои эмоции неуправляемыми "фонтанами". Через минуту уже совершенно другим тоном князь Оболенский ответил своему командиру.
  
   - "Башня"- я "Голубь", наблюдаю названные вами корабли в 17 квадрате Персидского залива, удаление от мест подрыва британских кораблей порядка ста кабельтовых.
   - "Башня" - "Голубю", Владимир Владимирович, благодарю за информацию. Когда "стрижи" появятся в зоне, сообщите, пожалуйста.
   - "Башня"- я "Голубь", есть сообщить о появлении "стрижей".
  
  
   *****
  
   На британских кораблях неожиданная гибель сразу двух броненосцев вызвала недоумение, переходящее в тихую панику. Горизонт чист, противника нигде не видно, но корабли тонут, причём тонут очень быстро. Кто их топит? О широком применении минного оружия большинству ещё ничего не известно. Капитаны транспортов вообще не слыхали о докладе в британском Адмиралтействе Чарльза Непира. Вот она, обратная сторона медали секретности.
  
   Адмирал Эдвард Хобарт Сеймур не успел поблагодарить Бога за свою предусмотрительность, как произошли подрывы ещё нескольких судов, а потом начался АД!!!!
  
   На его корабль "Лорд Клайд", который замыкал броненосную колонну, с неба устремились проклятые аэропланы. Они не летели низко над водой, как это было прошлый раз, когда погиб "Ройал Альфред", они падали сверху, как коршуны на добычу. В нижней точке траектории от них отделялись тёмные точки, которые самостоятельно продолжали свой полёт заканчивающийся на палубе, а чаще под ней, сильным взрывом.
   Деревянные броненосцы, обшитые вдоль бортов толстым четырёхдюймовым железом, ничего не могли противопоставить этим атакам с неба. Они горели, падали их гордые мачты, срывались с фундаментов механизмы, вода сквозь пробоины врывалась в их внутренности, а обвешанные железом борта своей тяжестью могли только ускорить их погибель.
  
   Британских джентльменов убивали. Убивали коварные дикари своим дьявольским оружием. Это было не по правилам, а сменить правила уже невозможно. Джентльмены к такому не привыкли! Вероятно поэтому, когда вместо черных точек над транспортными кораблями стали вспухать облака "белых разрывов" "И-бомб" - медленно опускающиеся на палубы бумажки с предложением спустить флаг большинство капитанов с чистой совестью приняли это предложение.
   Да и чего ждать. Могучие броненосцы "Royal Navy" на дне. Над местом их утопления уже кружат хищные тени морских хищниц, собирающие свою дань - барахтающихся в воде британских моряков. На транспортах имеются лишь старые медные гладкоствольные пушки, пригодные чтобы напугать пиратов, а больше для отдания салюта....
   Спустя несколько минут, всё-таки понадобившихся на раздумье их капитанам, один за другим оставшиеся на плаву корабли десанта начали спускать флаги....
  
  
   *****
  
  
   Флагманскому кораблю Николая Васильевича Копытова тоже довелось сегодня пострелять, когда каким-то чудом "Лорд Уорден" под брейд-вымпелом адмирала Артура Камминга неповрежденным преодолел минное заграждение, выставленное накануне, хотя его товарищи оказались менее удачливыми.
   Тем не менее, судьба второго ордера оказалась такой же печальной как и кораблей, направлявшихся по Оманскому фарватеру. Тех, что не утонули подорвавшись на минах, атаковали торпедные катера, а флагманский броненосец был потоплен в коротком артиллерийском бою с "Базальтом". Восьмидюймовые снаряды с запредельных для британца дистанций устроили на нём гигантский пожар, а затем "золотой снаряд" в район крюйт-камеры завершил его агонию.
  
   После этой громоносно-огненной феерии была "долгая неделя", в течение которой происходила процедура досмотра и сдачи захваченных транспортно-десантных судов, разоружение их команд, организация временного лагеря проживания пленных и.т.д.
   В победной реляции на имя Е.И.В. было сообщено общее число потопленных кораблей, количество кораблей спустивших флаг и примерное количество пленных, размещённых на западной оконечности острова Кешм. В конце депеши следовал вопрос. Что делать с таким количеством военнопленных?
  
   Ответ на этот вопрос пришёл самостоятельно и довольно скоро в виде весьма приятного сюрприза. Ранним утром воздушная разведка доложила, что наблюдает большую группу кораблей типа "Купец Хаминов", которые с охранением из лёгких крейсеров типа "Рюрик" следуют курсом на Кешм.
   Срочно им на встречу для проводки через минные поля были высланы "лоцманские катера". Только к ночи большой конвой стал на якоря на внешнем рейде нашего островка. За это время "губернатор" и службы ВМБ Кешм успели подготовиться к встрече с земляками, которая ночью же и состоялась, чтобы не напрягать неакклиматизировавшиеся людские организмы дополнительным испытанием - жарким и влажным днём.
  
   Все приглашённые на борт "Базальта" предвкушали "богатый" стол, хмельные напитки, понятно, что без кафешантана, но были встречены весьма и весьма необычно для ожидавшегося застолья. Нет, несколько бутылок марочного коньяка фирмы Шустов красовались на столе в кают-компании, но "наперстки" стоявшие поблизости говорили о том, что гостей ожидает сюрприз или облом (тут уж кому как больше покажется).
   Когда все приглашённые командиры разместились на указанных им местах, Николай Васильевич зачитал поздравительную телеграмму Е.И.В., далее предложил тост за его здоровье. Когда с первым "наперстком" было покончено, приступили ко второй части военного совета.
  
   Неожиданно для всех присутствующих слово было предоставлено человеку в цивильном, которого наш адмирал представил как Михаила Александровича Хитрово.
  
   - Господа, всем сегодня находящимся здесь волею нашего Государя через двое суток надлежит направиться в глубь Персидского залива для установления российского протектората над эмиратом Кувейт. Ещё два года назад в 1871 году Порта предприняла военную операцию, чтобы сделать этот эмират частью турецкого вилайета Басра, но вмешались англичане, и эмиру Мухаммеду Паше ибн Сабах ас-Сабаху удалось сохранить свою самостоятельность. - Британия, безусловно, сделала это не бесплатно и не из врождённого благородства лордов. Ей нужны удобные гавани и угольные станции для кораблей, поэтому в ближайшее время Уайтхолл планировал "рекомендовать" эмиру признать британский протекторат. - В связи с изменившейся ситуацией нашей группировке поставлена аналогичная задача - "убедить" эмира Кувейта принять протекторат России. - Прошу дать карту.
  
   На белом экране, развешенном на поперечной переборке, появилось световое пятно проектора, в кают-компании убавили свет и все увидели большую карту Кувейта.
  
   0x01 graphic
  
   Хорошо поставленным голосом Хитрово продолжил своё повествование.
  
   - Краткая история этого эмирата - Город Эль-Кувейт был основан в 1613 году. В XVIII веке он был захвачен группой бедуинов. Там они основали первое поселение Бану-Халид южнее устья Тигра, во главе которого в 1762 году встал первый эмир Кувейта Сабах I. Формально Кувейт находится под управлением Османской империи, но его экономические связи с соседними арабскими эмиратами гораздо более развиты, чем с турецкими городами. - Это всё, господа, остальное вам доведёт до сведения Николай Васильевич.
  
   Наш адмирал не любитель разглагольствовать, поэтому он краток.
   - Господа, перед каждым из вас лежат запечатанные конверты, в которых находятся приказ и общая диспозиция операции обсуждению не подлежащие - это воля нашего Государя. От себя добавлю только то, что гавань Эль Кувейта весьма глубоководная и "Базальту" не придётся постоянно торчать на внешнем рейде.
  
   Дальнейшее изложение диспозиции в пояснениях уже не нуждалось.
  
   Спустя неделю Мухаммед Паша ибн Сабах ас-Сабах, человек умный, миролюбивый и прагматичный признал Российский протекторат, его брат Джарра отбыл в Санкт-Петербург на учёбу, а вот с Мубараком, который должен был урегулировать споры между воюющими группировками бедуинов произошло несчастье, он умер, возможно от укуса змеи.
   Ещё через месяц новый вид вооружённых сил - "казаки на верблюдах" упокоили всех бандитов в границах Российского эмирата Кувейт.
  
   *****
  
   Естественно, что эмир Кувейта Мухаммед Паша ибн Сабах ас - Сабах никогда не узнает, что в той, другой истории 17 мая 1896 года Мубарак с сыновьями Джабером и Салемом и небольшим отрядом слуг, вооружённым новейшими британскими изделиями Хайрема Максима, ворвались во дворец и убили Мухаммеда, находившегося с ним брата Джарру и всех его домочадцев.
  
  
  
  
   Тетрадь пятидесятая Дневник Тринадцатого Императора
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Руководство операцией "Цимбрия" (план крейсерской войны 1878 года на морских коммуникациях Британии) было возложено на адъютанта генерал-адмирала Великого князя Константина Николаевича - капитан-лейтенанта Леонида Павловича Семечкина. На выделенные средства (3 млн. долларов) были переоборудованы корабли, которые в случае военных действий должны были стать рейдерами "Европа", "Азия", "Африка" и построен крейсер 2-го ранга "Забияка".
  
   ***
  
   Грузовой пароход "Монблан", клепаное судно трехостровного типа с четырьмя трюмами, деревянным ходовым мостиком, высокой тонкой трубой, двумя мачтами, вооруженными стрелами. Построенное на английской верфи Рефлтона Диксона в Миддлсборо в 1899 г. Регистровый тоннаж 'Монблана' составлял 3121 т, длина равнялась 97,5 м, ширина - 13,6 м, осадка - 4,6 м.
   Вот его коносамент на 6 декабря 1917 г.
   Всего несколько листов с машинописным текстом: 2300 тонн пикриновой кислоты, 200 тонн тринитротолуола, 35 тонн бензола, 10 тонн порохового хлопка. Порт назначения - Бордо'.
   Взорвался при столкновении с норвежским транспортом "Имо".
   Взрывная волна была направлена по всей картушке компаса. О силе этой волны можно судить хотя бы по следующим фактам. Стальной кусок шпангоута 'Монблана' весом около 100 кг нашли в лесу в 12 милях от города. Веретено станового якоря, которое весило около полутонны, перелетело через пролив Норт-Арм и упало в лесу в 2 милях от места взрыва. Четырехдюймовую пушку, которая стояла на баке 'Монблана', нашли с расплавленным наполовину стволом на дне озера Албро, расположенного в миле за Дартмутом.
     Все каменные здания, не говоря уже о деревянных домах, стоявшие по обоим берегам пролива Тэ- Нарроус, в Дартмуте и Ричмонде, почти полностью оказались снесенными. На всех домах, которые находились на расстоянии 500 м, были сорваны крыши. Телеграфные столбы переломились, словно спички, сотни деревьев вывернуло с корнем, мосты обрушились, рухнули водонапорные башни, заводские кирпичные трубы.
     Кроме крупных зданий - заводов, фабрик, церквей, складов, взрыв полностью разрушил 1600 и сильно повредил 1200 жилых домов. В городе не осталось целых оконных стекл. От действия взрывной волны вылетели окна даже в городе Труро, расположенном в 30 милях от Галифакса.
     На крейсере "Хайфлайер" взрывной волной разворотило бронированный борт, снесло рубки, трубы, мачты и все баркасы. Более 20 человек из команды крейсера были убиты и более 100 человек ранены. Крейсер "Найоб" водоизмещением 11000 т выбросило на берег словно щепку. Стоявший в сухом доке норвежский пароход "Ховланд" был почти полностью разрушен.
     Когда взрывная волна утратила свою силу, в проливе Тэ-Нарроус образовалась придонная волна высотой около 5 м. Она сорвала с якорей и бочек десятки судов.  Берега Ричмонда и Дартмута на протяжении мили были сплошь завалены буксирами, баржами, шхунами, катерами и лодками.
   Большинство специалистов-пиротехников второй половины 20-го века считают, что до взрывов атомной бомбы в Хиросиме и Нагасаки взрыв, который произошел 6 декабря 1917 г. в Галифаксе, является самым сильным, который когда-либо знало человечество.
  
  
  
   . Двести шестьдесят первая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
   . (Гатчина, кабинет Е.И.В. Николая Второго)
  
  
  
   Операция "Цимбрия" в моём исполнении! Вы думаете это так просто - решиться на такую дьявольскую для 19 века акцию? Сколько времени я раздумывал и взвешивал прежде чем дать нужные команды. Стать живым "Геростратом" или ещё чем-то похуже, а то, что их пресса меня именно таким и изобразит, сомнений не возникало. Не хотелось в очередной раз давать повод пугать маленьких детей моим именем. Положить конец моим колебаниям и мучениям как всегда помог "блокнот".
   Инопланетное изделие, мигнув своими зеленоватыми буковками, напомнило мне, как аналогичную диверсию провели в нашем Архангельске 26 октября 1916 года, подорвав грузовой пароход "Барон Дризен" под флагом "Северного акционерного пароходного общества". На его борту было 3700 тонн военного снаряжения, в том числе 1600 тонн взрывчатых веществ: 300 тонн тринитротолуола, 300 тонн бездымного пороха, почти 100 тонн черного пороха, 30 тонн мелинита, 100 000 гранат и шрапнелей, 26 000 детонаторов и других опасных грузов.
   После этого, отринув все сомнения, я начал раздавать команды и писать секретные указы, естественно, обеспечивая их необходимым финансированием. Но обо всём по-порядку.
  
   Сначала определился с командиром! Дядин адъютант Леонид Семечкин, который в той истории возглавил "Цимбрию" на эту роль, меня не устраивал. Нет, он хороший флотский специалист и, пожалуй, один из ведущих апологетов крейсерской войны, вот только жёсткости в нём недостаточно, а в моей задумке это критически важно. Рассказать, что против нас в недалёком будущем подобный приём враги применили, не мучаясь совестью, я понятно не могу, поэтому адъютант Генерал-адмирала сейчас надзирает за постройкой будущего линейного крейсера к обоюдной радости их обоих.
  
   Думаю, что вы уже догадались, почему ВК Владимир на специальном самолёте улетел во Францию. Там на нашей станции дирижаблей уже ошвартовался модернизированный "Иван Калита". Почему именно он? Да просто агент в Британии полковник Павел Ипполитович Кутайсов буквально накануне войны сообщил, что наши "заклятые друзья" построили и начали лётные испытания сразу трёх своих аппаратов. Пришлось и нам срочно заняться модернизацией, "Калиту" успели дооснастить, а "Дмитрий Донской" ещё в эллинге на апгрейте. Фу ты, опять слово не из этого времени, ладно, пусть остаётся, всё равно в мой дневник никто в этом веке не заглянет....
   Волнуюсь за брата, хотя это, наверное, естественно! Что там, как там? Последние строчки полученного эфирного сообщения внушают беспокойство: "...дистанция сто кабельтовых. Вижу крейсер-разведчик "Проницательный". Он ведёт бой с дирижаблями и кораблями противника. Связи с ним нет. Принято решение оказать помощь...".
  
   С тех пор прошло уже больше часа. Жму кнопку прямого вызова.
   - Михаил, нет ли известий от великого князя Владимира.
   - Никак нет, Ваше Императорское Величество.
   - Хорошо, как что-то появится - немедленно, да, да, немедленно мне сообщите.
   - Слушаюсь, Ваше Императорское Величество.
  
   Вовремя Кутайсов стал нашим военным агентом в Британии. Приснопамятный Бруннов наверняка бы утаил сведения о постройке боевых дирижаблей и появлении "Royal Air Force" или как их ещё обозначат.
   Опять я проспал. Поставил под контроль нашей разведки производство алюминия и его сплавов и не учёл того, что в Германии каркасы мягких, конструкции Августа Парсеваля "PL" и жёстких аппаратов, конструкции Карла Ланца и Иоганна Шютте "SL" делали из древесины.
   Хорошо хоть сообразил вооружить наши воздушные корабли, хотя и здесь задержался с командой начать их модернизацию.
   Непростительная оплошность с моей стороны....
  
   Британские военные, наоборот, не дремали. Новое оружие для них - это как доза для наркомана. Документацию и чертежи частично украли у французов с их "Ариэля", частично сами доработали. Если бы не та авария при заправке баллонетов водородом, думаю, что они уже смогли бы начать строить дирижабли большего объёма.
   Хороших мастеров на острове всегда хватало. Более того, я не учёл, что в связи с началом строительства кораблей и судов из железа высвободилось огромное количество искусников, дотоле строивших деревянные корабли, а шпангоуты, что на корабле, что на дирижабле издали даже внешне похожи.
  
   Только начал успокаиваться, как адъютант доложил, что звонит князь Игнатьев, ну как тут не поговорить, не пообщаться с приятным человеком.
   - Рад вас слышать, Николай Павлович!
   - Благодарю вас, Ваше Императорское Величество, я тоже рад вас слышать. Беспокою вас по одному склочному вопросу. - МИД Северо Американских Штатов просит допустить некоего Шлимана на територию Анатолийского полуострова для проведения археологических раскопок.
  
   Чёрт возьми! Сейчас ещё только купца-археолога мне не хватало?! Нет, в поставки на фронты Крымской войны сапог с картонной подошвой, мундиров из некачественного сукна, ремней и прочих шорных изделий я не верю. Да и есть у меня в архивах соответствующие документы, а факты как говорят - вещь упрямая. В конце концов, без договоров Военное министерство денег не платило, а по тем договорам Иоганн Людвиг Генрих Юлий Шлиман или правильнее теперь уже российский подданный Андрей Аристович Шлиман поставлял свинец, олово, железо, порох, серу и селитру. (Селитру, кстати, нам немцы поставляли до самой Первой мировой войны).
   Клад Приама - фикция чистейшей воды! По Гомеру греки, прибывшие по зову Агамемнона к стенам города на 1186 кораблях с войском 130 тысяч солдат воевали Трою девять лет. В той истории Шлиман раскопал Гисарлыкский холм за два археологических сезона двумя сотнями нанятых рабочих до основания. Значит Гисарлык не Троя!
   Раз не Троя, значит, не было и клада Приама - троянского царя. Что и требовалось доказать.
  
   Да ещё и многоженец, и фальсификатор документов на получение американского подданства и ещё несколько нелицеприятных историй, ну да тут сам чёрт ногу сломит.
  
   - Николай Павлович, этот ходатай из МИДа САСШ вам сильно нужен? Что-то от него зависит?
   - Ну, как вам сказать, Ваше Величество, он частенько оказывал мне услуги, когда я ещё был в прежней должности, да и сейчас бывает полезен.
   - Да, тогда приватно сообщите ему, что Андрей Аристович Шлиман, да, да, именно Андрей Аристович Шлиман ещё не развёлся со своей первой женой, поэтому его появление на территории Российской империи - уголовно наказуемое преступление. Кстати в САСШ, по-моему, есть подобный закон.
   - Будет исполнено, Ваше Величество.
  
   Почувствовав в интонации Игнатьева некоторое разочарование, я тут же добавил:
   - Если ему заплатили за ходатайство и надо деньги отработать, то пусть берёт ответственность за возможные последствия на себя, вы его предупредили. Дипломаты люди осмотрительные, так подставляться не будут.
   - Благодарю вас, Ваше Императорское Величество, так мы и поступим.
  
   С главным дипломатом поговорили, склочные вопросы решили. Можно наверное ехать в Пулково. Интересно, как там с погодой? Только подумал, как в приёмной раздался очередной звонок.
  
   - Михаил, кто там названивает?
   - Ваше Императорское Величество, звонит Фёдор Александрович Бредихин.
   - Ладно, соединяй.
   - Здравствуйте, Ваше Императорское Величество!
   - Рад вас слышать, Фёдор Александрович, чем обеспокоены, что случилось?
   - Ваше Величество, нас в обсерваторию не пускают.
   - Как так не пускают?
   - Дорога на Пулковские высоты оцеплена, требуются специальные пропуска.
  
   Это вполне естественно, запасной узел связи, что расположился в Пулково, охраняется. С введением военного положения выставлены дополнительные посты охраны. Это произошло c неделю назад. Интересно, а как они до этого работали?
   - Фёдор Александрович, а как вы раньше в обсерваторию попадали?
   - Ваше Величество, а мы там и жили в помещении большой аппаратной строящегося коронографа. Места вполне достаточно, немного непривычно, зато какая экономия времени на переездах.
  
   Теперь мне кажется всё понятно. У военных - война войной, а у астрономов - телескопы и наблюдения. Помню, когда мне исполнилось шестнадцать лет мы живо обсуждали необычно яркие белые ночи в начале сентября. Уже потом наши учёные связали с этим явлением отказы телеграфных аппаратов и какие-то странности в опытах с электричеством в Императорском университете. Британский астроном Кэррингтон даже какие-то там пятна от процессов, происходящих на Солнце, зарисовывал, это событие - геомагнитную бурю 1859 года позже так и назовут - "событие Кэррингтона".
   - Фёдор Александрович, а почему вам обязательно сейчас в обсерваторию добраться надо?
   - Ваше Величество, коронограф практически готов, можно делать снимки. Ожидается магнитная буря, вот мы и хотим проследить, есть ли какая-нибудь корреляция геомагнетики с выбросами на солнце.
   - Какова интенсивность ожидаемой бури? Эфирная связь работать будет? Аппаратура из строя не выйдет?
  
   - Ваше Величество, феномены равные по мощности "событию Кэррингтона" 1859 года чрезвычайно редки и ожидать их повторений следует так лет через пятьсот, не раньше, но помехи в эфирной связи вполне возможны. Мы - люди на дне воздушного океана - "внизу", хорошо защищены магнитным полем Земли, да и атмосферное электричество, думаю, нас как-то предохраняет, да и то всё равно у многих голова побаливает.
  
   - Хорошо, Фёдор Александрович, спасибо, успокоили. У ВАС - учёных всегда так, даже два плюс два не всегда четыре. Это шутка, не волнуйтесь, решим ваш вопрос с пропуском. Ждите у КПП, там примерно через час будет мой человек, который всё утрясёт.
   - Благодарю Вас, Ваше Императорское Величество.
  
   Сообщать астрономам, что этим человеком будет Е.И.В., не следует. Доверять - то я им доверяю, но если некоторые сначала стреляют, а потом проверяют, то научники сначала болтают, а потом разбираются, что наболтали и что у них получилось. Нам ни того, ни другого сейчас не надо.
  
   - Михаил, машины готовы?
   - Да, Ваше Величество, авто и конвой у подъезда!
   - Тогда едем, нас там уже ждут.
  
  
   *****
  
  
   Павел Петрович Андреев привёл "Проницательный" в точку с координатами 49®56?11? с. ш. 6®19?23? з. д. , указанными в опечатанном конверте к назначенному сроку. Точка встречи - 50 миль южнее архипелага Силли выбрана удачно, это одно из самых солнечных мест на юго-западе британских островов -- в июле солнце светит здесь почти ежедневно, не скрываясь от наблюдателей. Это и преимущество, и недостаток одновременно.
   Командир "Флоры" - Скоробогатов Никита Антонович не разделял оптимизма Андреева и вообще пункт приказа, по которому на палубе его корабля вместо боевых катеров оказались "прогулочные лодки" вызывал у него недопонимание.
  
   - Павел Петрович, ну скажите мне, пожалуйста, кому нужны фанерные броненосцы, да ещё и без своего основного оружия - торпед? Ведь даже сами аппараты было приказано демонтировать.
   - Успокойтесь, Никита Антонович. Скоро прилетит начальство и всё станет ясно.
   - Надеюсь, но иногда лезут мысли, а не предательство ли это?
   - Такого быть просто не может. Приказы Е.И.В. по определению не попадают в эту категорию. Вот дождёмся клиперов, отдадите им свои "прогулочные лодки", как вы их назвали и получим дальнейшие указания.
   - Так на этих "лодочках" мои люди. Я, можно сказать, их пестовал, учил, воспитывал, а теперь отдай дяде?
  
   Этот темпераментный разговор был прерван радистом, который доложил об установлении связи с одним из клиперов.
  
   - Ну, вот видите, Никита Антонович, уже и их новые носители стали собираться.
  
   В течение следующих суток одиннадцать судов бывшей компания "Уилсон & Чэмберс" подняли на свои заблаговременно усиленные ростры по два родных брата, сначала опустошив палубы "Флоры", а затем и "Фауны". К вечеру пришла радиограмма, текст который был печален: двенадцатый клипер не ждать - вероятно, погиб где-то у мыса Горн.
  
   Нахождение столь длительный период времени вблизи побережья Уэльса российских кораблей всё-таки не осталось не замеченным и ко времени, которое британцы выбрали для обеда, молодой сигнальщик с волнением и дисканте в голосе прокричал:
  
   - Вижу дымы на северо-востоке. Движутся в нашу сторону.
   Ещё через несколько минут последовал доклад сигнальщика, введенного согласно новой инструкции "О наблюдении за воздушными целями"
   - С плимутского направления на нас движутся три воздушные цели. Определяю их как дирижабли противника. Ориентировочная высота полёта 1500 метров.
  
   Тут же последовала сакраментальная команда - "Боевая тревога"!
   - Корабль к БОЮ!
   После этих слов Андреева, репетованных командирами боевых частей, командир "Проницательного" коротко бросил в переговорное устройство.
   - БЧ-4, дайте связь с нашими "богинями".
   - Павел Петрович, мы вас слушаем!
   - "Флоре" и "Фауне" отбежать на пятьдесят миль к югу. Там наши "булыжники" - "Гранит" и "Обсидан" осуществляют общее прикрытие операции. Спрячетесь за их большими "спинами" и калибрами, а здесь мы этих любопытных придержим. Помните, ваше главное задание - к утру выйти на точки встречи с "прогулочными лодками"!
   - Есть выйти к утру на точки встречи!
   - Конец связи.
  
   Возможно, командирам "богинь" не очень понравилось содержание приказа, но на то он и приказ. Ещё через несколько минут сизый дымок над трубами носителей ТК существенно уплотнился, а сами они начали поворот на юг.
  
   - Александр, а не спросить ли нам у Гаврилыча чаю? - это обращение к старшему офицеру, прозвучавшее как-то по - домашнему, разрядило накопившееся напряжение на мостике.
   Чаепитие прошло в спокойной обстановке, после чего последовала странная команда, которую и командой - то назвать сложно.
  
   - БЧ-2, на острове Аяччо, мне помниться, кто-то сокрушался по поводу малого количества аэростатов-мишеней воздушных целей. Примерно через час - полтора у вас будет отличная возможность потренироваться в стрельбе.
   - Есть провести тренировку в стрельбе по воздушным целям.
   - Пётр Иванович, это только на десерт. Основная цель - водоплавающие. Только они попозже подойдут, так что у тебя десерт раньше основного блюда окажется.
   Вероятно, чтобы скрыть волнение дальше последовала несколько преждевременная команда.
  
   - Сигнальщики. Идентифицировать цели!
   - Цель групповая, три парусно-винтовых корабля. Скорость порядка десяти узлов. Большего пока не разглядеть, - и дальше, виновато и в полголоса последовало продолжение: - шибко далеко.
   - Александр, со следующей сменой сигнальщиков посмотри внимательно тот секретный альбом силуэтов по разделу шлюпы и фрегаты. "Повторение - мать учения": - мне кажется, что это они за нами подались.
   - Будет сделано, Павел Петрович, не только рассмотрим, но и запомним получше, последний то раз его аж в Аяччо открывали.
   - Машина, самый полный.
   - Есть, самый полный.
   - Курс норд-ост.
   - Есть курс норд-ост.
   Как обычно в своем стиле, после всех предварительных команд командир "Проницательного" поставил основную задачу.
   - БЧ-2, будешь стрелять по готовности без команды с дистанции сорок кабельтовых из наилучшего положения по твоему выбору. Ближе не подходить! Ты у нас сейчас за командира будешь. Мостик и машина под твои пеленги и углы подстраиваться будем.
   - Есть, стрелять по готовности, дистанция сорок, ближе не подходить.
   - Сигнальщики, дистанция до воздушных целей?!
   - Дистанция больше ста кабельтовых, силуэты гондол сливаются с корпусом. По угломеру высота прежняя - 1500 метров.
   - Пётр Иванович, как там твои молодцы? Готовы ссадить наземь, тфу ты, отправить на дно супостата?
   - Ссадить - то ссадим, да только он долго тонуть будет, шибко лёгок.
   - Его утопление, то уже Нептуна забота. Ты на Бога надейся, да сам не плошай!
   - Есть не плошать!
   - Вахтенный, я к себе, как дистанция до головного фрегата сократиться до пятидесяти кабельтовых, сообщите. Да смотрите внимательно за целями, через два с половиной часа солнце спрячется.
   - Есть смотреть внимательно за целями.
  
   Выйдя на правое крыло мостика, Андреев глянул в сторону уже почти сливающихся с линией горизонта силуэтов обеих "богинь", что - то произнёс про себя и проследовал в командирскую каюту.
  
  
  
   . (Флагман адмирала сэра Асли Купер Ки, казематный броненосец "Геркулес")
  
  
  
   Вечерело, когда адмиральский катер, доставил на борт флагмана "Эскадры специальной службы", немолодого контр-адмирала, которого за глаза называли командиром "летучей эскадры". Прибывшего встретили - адмирал сэр Асли Купер Ки и командир "Геркулеса".
   После краткой церемонии приветствия, адмиралы вдвоём удалились в салон-каюту для приватного разговора, в содержание которого не были посвящёны ни адъютанты, ни даже командир корабля.
  
   Разговор начал сэр Джеффри Томас Фиппс Горнби, едва за стюардами закрылись двери салона.
   - Сэр, меня весьма смущает сложившаяся ситуация, - когда мы вынуждены защищаться, вместо того чтобы нападать!
   - И не говорите сэр, я по возрасту старше вас, но тоже ничего подобно не припомню. Исчезают корабли, командиры и коммандеры, даже целые эскадры не подают о себе вестей.
   - Что и у вас тоже нет сведений о направленной в Аден эскадре под командованием молодого адмирала Сеймура?
   - Только то что она была в Адене, взяла пресную воду ещё какие-то припасы и двинулась дальше к Басре.
   - Тогда я информирован даже больше вашего, сэр, мне известно что к нему в пути следования должны были присоединиться ещё два корабля.
   - Да, исчезает полдюжины броненосцев Royal Navy и никто не знает, где они и что с ними! Идиотизм какой-то!
   - И не говорите, сэр. Если к этому добавить, что о судьбе адмирала сэра Артура Камминга и его "Непобедимой армады", тоже ничего не известно, начинаешь поневоле верить в заговор молчания....
   - Что ещё пренеприятно! Купцы, которые всегда держат нос по ветру и многое знают, тоже молчат, а это верный признак надвигающихся потрясений.
  
   - Несколько часов назад от рыбаков поставляющих свой улов на эскадру, поступили сведения о корабле под Андреевским флагом у нас под носом, немного южнее архипелага Силли. Естественно я отправил туда железный винтовой фрегат "Инконстант", а чтобы наверняка прогнать нахала, к нему в придачу отправились корвет "Penelope" и шлюп "Enterprise".
   - Простите сэр, не проще ли было, отправить корабль-загонщик из Плимута?
   - Вы, безусловно, правы, но на мою телеграмму пришёл ответ, что на рейде Девонпорта готовых к выходу кораблей нет.
   - Да, после гибели "Warrior" и отправки двух "лордов" молодому Сеймуру, там остались плашкоуты, да старые учебные корабли. Они ещё могут внушить уважение обывателю, но в качестве загонщиков абсолютно непригодны.
   - Надеюсь, к ночи вернётся "Инконстант" и мы узнаем что за нахалы ошивались на юге Уэльса.
  
   Только после столь длительной прелюдии адмиралы решили приступить к главной теме встречи.
   - Сэр Асли, я надеюсь, что в сложившейся обстановке могу рассчитывать на вашу поддержку если в районе Портсмута появятся массы этих азиатских дикарей?
   - Безусловно, сэр Джеффри, такая обоюдная поддержка является нашей общей обязанностью по защите Великобритании! Телеграф в течение нескольких минут доставит депешу из Портленда в Портсмут, но надо ещё учитывать примерно четыре часа необходимых для перехода.
   - Эту фору вполне смогут обеспечить несколько паровых катеров замаскированных под рыбацкие лодки и выдвинутые на опасные направления.
   - Присоединяюсь, целиком и полностью к вашему предложению. Надеюсь, вас не затруднит дать телеграмму в Портсмут на моё имя, где эзоповым языком поведать итог прогулки. Я намерен ещё в этих сутках отправиться обратно на эскадру, "Александра" ждёт меня! К утру хотелось бы быть дома....
   Эта расхожая шутка, о несвоевременном возвращении домой, в которой использовалось женское имя Александра и наименование флагмана, сначала флота Канала, а потом и "Средиземноморской эскадры устрашения", была в своё время очень популярна.
  
   - Конечно сэр, мой секретарь сделает всё в лучшем виде.
   - Тогда, сэр Асли, разрешите откланяться.
  
   С этими словами адмиралы расстались, а ещё через несколько минут шустрый авизо направился в привычный вояж из Портленда в Портсмут.
  
  
  
   . (Борт крейсера-разведчика "Проницательный")
  
  
  
   Командир российского крейсера отдыхал, причём отдыхал весьма своеобразно. Перед ним лежали крупномасштабные карты Британских островов и отдельной стопочкой карты военно-морских баз. Наверху были знаменитые три "П" - Плимут, Портленд, Портсмут. Зная суть задания предстоящего клиперам, он ещё раз прикидывал и просчитывал вероятности его благополучного исхода при внезапной перемене погоды, а главное проверял, хватит ли ночного времени "прогулочным" катерам для подхода в точки сбора.
  
   - Павел Петрович, Павел Петрович - вкрадчиво спокойный голос Гаврилыча вернул Андреева к реальности. Старший офицер просили вам сообщить, что британцы приблизились на пятьдесят кабельтовых.
   - Спасибо, Гаврилыч!
   - Не за что, Павел Петрович, чай я уже наверх снёс.
   - Тем более двойное спасибо!
  
   Поднявшись на мостик и выслушав рапорт вахтенного, Андреев не стал активно вмешиваться в управление кораблём. Вместо этого он с интересом стал наблюдать за действиями воздушной артиллерии, которая была ещё в диковинку на флоте и внимательно прислушиваться к командам БЧ- 2.
   Воздушный противник "шёл" строем уступа, а британские корабли приближались в виде сильно растянутого кильватера, постепенно догоняя русский крейсер. Головным чётко просматривался фрегат водоизмещением порядка шести тысяч тонн и явно обладающий более высокими ходовыми качествами чем его спутники.
  
   - Александр Иванович, что вы там в альбоме рассмотрели? Кто головной?
   - Павел Петрович, судя по силуэту - это броненосный фрегат типа "Инконстант", а вот кто конкретно - сказать сложно. Британцы построили три корабля такого типа - "Инконстант", "Рэлей" и "Шах". Если он сохранит такой ход, то через полчаса ретирадными орудиями можно будет открывать огонь.
  
   Дискуссию, кто идёт головным, прервал доклад артиллерийской боевой части.
   - Мостик, я БЧ-2! Через три минуты головная воздушная цель окажется в пределах досягаемости наших зенитных орудий. Прошу разрешения на открытие огня.
   - БЧ-2, даю добро на отстрел супостата. Огонь по готовности без команды из наилучшего положения по твоему выбору, всё как договорились.
   - Мостик, я БЧ-2! Есть огонь по готовности.
  
   В эти минуты на мостике оставались только командир и старший офицер
   - Павел Петрович, надо бы спуститься в боевую рубку.
   Окинув взглядом опустевший ходовой мостик, Андреев ответил.
   - Ваша правда, уже иду.
   Оставшиеся мгновения командир рассматривал в зенитный перископ толстую сигару британского дирижабля, отлично видимую в лучах заходящего солнца.
   Затем послышалась работа зенитных орудий, которые совершенно не впечатляли офицеров своими выстрелами. Вместо грозного БУ-ух над баком раздался какой-то "собачий лай" гах-гах-гах.......
  
   Странно, но, не смотря на отличные результаты стрельбы в Аяччо в недалёком прошлом, сейчас воспламенения летающей конструкции не наблюдалось. Прошло наверное с минуту и Андреев не выдержал.
   - БЧ-2, мажем'с, господа?!
  
   Сейчас же снова "затявкали" зенитки, но в отличие от прошлого раза, за трассами выпущенных снарядов можно было наблюдать по ярким "пушистым" хвостикам. Четыре длинные светящиеся прямые нити наложились, хотя скорее, пересекли силуэт воздушной конструкции.
   Через мгновенье в тех местах, где они воткнулись в тело сигары, появились странные чужеродные выступы, а ещё через неуловимую толику времени на месте дирижабля вспухло ярчайшее облако, по краям которого летели какие-то тёмные предметы.
  
   - Сейчас рванёт, точнее ё.......
   Что хотел произнести Александр Иванович дальше, всё равно бы никто не услышал. Объёмный взрыв водорода из распоротых баллонетов британца на несколько минут оглушил всех присутствующих. Когда же слух стал восстанавливаться, то первое, что услыхали в боевой рубке, было обращение БЧ-4.
  
   - Рубка, я БЧ-4, рубка, я БЧ-4, рубка, я БЧ-4....
   - Слышу вас, БЧ-4.
   Взволнованный голосок свежеиспечённого мичмана мальчишеским фальцетом произнёс:
   - Ух, я вызываю, вызываю, а никто не отвечает.
   - Рубка, прошу разрешения на проверку состояния и восстановления внешних антенн. Наверху что-то произошло, и мы потеряли антенны.
  
   Ну конечно, из чрева корабля за толстыми броневыми перегородками эфирные связисты не могли наблюдать за происходящим снаружи. Почти эпический взрыв дирижабля противника на расстоянии всёго-то около трёх кабельтовых породил множество обломков, часть которых долетела до "Проницательного" и.... антенные растяжки не выдержали.
  
   - Бч-4, дам добро на восстановление вашего хозяйства как с остальными целями управимся. Сейчас ваша связь не критична. Отбой.
  
   Дальнейшие разговоры прервали долгожданные БУ-ух ретирадных орудий из кормовой башни. Пока бухало одинокое орудие, ведя пристрелку по приблизившемуся фрегату, ещё можно было разговаривать, но когда после завершения доворота на восемь румбов и долгожданного возгласа: "есть накрытие" - в разговор включились все шестидюймовки крейсера, успешно объясняться стало возможно только знаками.
  
   Впрочем, продолжалось это не очень долго. За десять минут количество сорокакилограммовых изделий, начинённых более чем на 90% гексогеном (циклотриметилентринитрамином) не только отбило охоту британца к преследованию, но и превысило его способность к поддержанию положительной плавучести.
  
   Чёрный дым с прорывающимися яркими жёлто-оранжевыми проблесками высокого пламени, вспышки подрывов или детонаций артиллерийских зарядов и снарядов, медленно, как в синематографе заваливающийся горящий рангоут и традиционный конец фрегата, когда ещё вращающийся гребной винт "молотит" воздух. Финальная сцена - воронка, образующаяся на месте затонувшего корабля, которая затягивает людей, не успевших отплыть подальше.
  
   - БЧ-2, задробить стрельбу, орудия в ноль.
   - Есть задробить стрельбу, орудия в ноль.
  
   Тут же раздался голос сигнальщика:
   - Наблюдаю большой дирижабль, высота три тысячи, дистанция пятьдесят кабельтовых. Направляется в пересечку курса британцев.
   Следом раздался радостный возглас:
   - Вижу Анреевский флаг в носовой оконечности.
   Теперь можно и людей наверх выпускать, водоплавающие далеко, а воздухоплавающих, судя по серьёзным намерениям появившегося гигантского корабля, сейчас сильно поубавится.
  
   - БЧ-4, восстановить антенное хозяйство.
   - Есть восстановить антенное хозяйство.
   - Машина, малый ход.
   - Есть, малый ход.
   - Курс в направлении движения нашего дирижабля.
   - Есть, курс в направлении движения дирижабля
  
   Большой дирижабль, на борту которого в бинокль легко смогли рассмотреть его имя - "Иван Калита", не сбавляя скорости, только немного корректируя курс и высоту примерно с десяти кабельтовых открыл стрельбу по британским аэронавтам.
   Вероятно, его орудия были сводными братьями зенитных орудий "Проницательного", потому что не смотря на значительное расстояние, в потемневшем небе были хорошо видны яркие строчки снарядов, черкавшие по корпусам вражеских дирижаблей. БЧ-2 "Проницательного" позже даже уверял, что слышал такие знакомые его уху гах-гах-гах.......
  
   Играючись "Калита" разделался с противником, и только тогда все увидели, что два британских водоплавающих оказались предусмотрительными и благоразумными. Они уже почти завершив оверштаг, очень спешили возвратиться назад, о чём прямо свидетельствовали снопы искр, вырывающиеся из дымовых труб. Корвет "Penelope" и шлюп "Enterprise" спешили скрыться в наступающей ночной тьме....
  
   Спустя полчаса или чуть меньше командир "Проницательного" по эфирной связи докладывал руководителю операции "Цимбрия" о проделанной работе.
   По завершения доклада ВК Владимиру, Андреев получил запрос БЧ-2.
  
   - Павел Петрович, разрешите подняться на мостик.
   - Добро, Михаил Иванович, буду рад вас видеть, да прихватите с собой наводчиков с этих новых небесных орудий-хлопушек.
   - Павел Петрович, если позволите, непременно прихвачу, только чуть позже.
   - Хорошо, жду вас одного, Михаил Иванович.
  
   Через несколько минут командир БЧ-2 уже демонстрировал командиру крейсера странные, мятые, с потёками краски бумажки и весьма возбуждённо докладывал, чуть ли не размахивая руками, крепко сжимающими сертификаты.
  
   - Вот посмотрите, это маркировка со снарядного ящика. - Вот это обозначено - боевое назначение снаряда. Чётко видно. Снаряд зажигательный! А в наличии по факту оказались обычные практические снаряды. Просто калиберные "железяки". Заряжающие сразу и не разобрались, но после вашего окрика не растерялись, взяли снаряды из старых запасов, что ещё дома грузили.
   - Михаил Иванович, тут дело кажется гораздо серьёзнее, чем невольная ошибка заряжающих. Составьте-ка краткий рапорт для передачи по эфирной связи. Обязательно укажите номер завода окончательного снаряжения снаряда,  номер партии снаряжения снаряда, год снаряжения снаряда. За такие кунштюки кто-то должен ответить.
   - Будет исполнено, разрешите идти?
   - Идите, идите, дорогой, только по поводу нашего разговора не распространяйтесь, пожалуйста.
   - Есть не распространяться.
  
   Похоже, Е.И.В. был как всегда прав, когда говорил с нами о возможных подлогах и вредительстве..... Невесёлые мысли Андреева были прерваны докладом БЧ-4.
  
   - Павел Петрович, "Богини" поздравляют с успехом и сообщают, что уже движутся в точки встречи.
   - БЧ-4, а почему нас извещают, а не "Иванова"?
   - "Иванова" - в первый адрес, а нас в копии, наверное, по привычке.
   - Отстучи им "Семь футов...."
   - Есть отстучать "Семь футов...."
  
   Операция "Цимбрия" вошла в завершающую фазу, и теперь оставалось только ждать.....
  
  
   *****
  
  
   Клипер "Тайпинг" был в сумрачно-философском настроении. Мало того, что мачты его некогда великолепного рангоута укоротили, так ещё и механизмы для постановки парусов установили примерно на треть, уменьшив парусность. Конечно, теперь не надо было столько матросов для их постановки и уборки, но и скорость упала....
   СКОРОСТЬ, СКОРОСТЬ всегда была гордостью клипера, да он и строился ради неё. Быстрее, быстрее, раньше других привезти чай из далёкой страны и продать его как можно дороже.
  
   С какой гордостью он вспоминал "Большие Чайные гонки" 1866 - года, когда удалось опередить его приятеля и конкурента. Всего на полчаса позже "Ариэль" ошвартовался в Ост-Индском доке Лондонского порта. Вроде и не так давно это было. Как сильно всё изменилось....
  
   С открытием этой проклятой "канавы" между Средиземным морем и Индийским океаном клипера потеряли свою значимость и на первое место вышли эти вонючие и коптящие небо своим чёрным дымом пароходы, будь они неладны. Вскоре и его хозяин - судоходная компания "Уилсон & Чэмберс" была вынуждена заняться распродажей своих "наездников ветра", как их называли в молодости.
  
   Их и купили, да, да, купили, как когда-то покупали чёрных рабов на рынках Америки, которых частенько перевозили клипера, только теперь купили их самих. Потом они оказались на верфях старины Крампа, где над ними занялись "вивисекцией", вставив во внутрь парусника механический двигатель. Правда, надо сказать не такой вонючий и коптящий, как ранее встречаемые "Тайпингом" в океане.
  
   Похоже, что он с приятелем, всё с тем же "Ариэлем" шёл в свой последний рейс. Да, "Тайпинг" не мог прочесть коносамент, но по запаху, доносящемуся из трюма, хорошо понимал, что там лежит далеко не чайный лист, а по трепетно-осторожному обращению команды с необычным грузом не сложно было догадаться о его скверном "характере", а ещё про-во-да и какие-то странные перфорированные металлические бочки, к которым они шли. Было о чём задуматься....
   Когда у архипелага Силли к нему на ростры стали два катера, такие же, как подняли и на борт "Ариэля", сомнений почти не осталось. Правда, до сих пор ещё никому неизвестно что лучше: гнить где-то в качестве блокшива или, мгновенно озарив своей вспышкой видимый горизонт, уйти в вечность. Я, как и мои собратья, стал БРАНДЕРОМ, не будем обманываться, но видно такова наша судьба.
  
   С небольшим интервалом по времени как когда-то семь лет назад клипера шли к южной оконечности Британии. Курс "Тайпинга" и "Ариэля" лежал на Портленд, остальные клипера, как он слышал из разговоров на мостике, шли в Портсмут и Плимут да, да, в тот самый Девонпорт, откуда на разгром испанской "Непобедимой армады" уходили корабли адмирала Дрейка, а капитан Кук отбыл на открытие Австралии....
  
  
  
  
   Центр Лондона,
   деловая часть
  
  
   Молодой человек, по меркам британской "табели о рангах" родившийся в 1841 году и уже являющийся полноправным хозяином "комнаты N29" Адмиралтейства, взволнованно ходил, даже скорее бегал, по своему кабинету.
   Причина его нервозности была более чем понятна. Уже неделю французские броненосцы "фланировали" по Английскому каналу как будто влюблённые пары по Елисейским полям. Редкой удачей можно было считать "весточку" от агента, доставленную рыбацкой шхуной ночью, каким-то чудом добравшейся до берегов Альбиона.
   Содержание полученного донесения было несколько раз прочтено сэром Уильямом прежде чем он поверил в ужасный замысел проведения.....
   Нет, все тайные знаки и метки были на своих местах. Перевербовка агента исключалась, но от этого не становилось легче. Подробная информация и цифры, приведенные его доверенным человеком говорили, нет, даже ВОПИЛИ о том, что французы готовят десант на острова.
   Не успел глава военно-морской разведки сообщить полученные данные по Франции обоим Лордам, как вообще пропала всякая прямая телеграфная связь с континентальной Европой. Посылать же связников через канал в условиях его полной блокады - это бессмысленно гробить людей, а возможно и агентов.
  
   На этом "головная боль" Уильяма Холла не закончилась, следующий день принёс донесение от наблюдателя из Шотландии, точнее из городка Леруик - столицы Шетландских островов. Сообщение было крайне не профессиональным, но от этого ещё более невероятным:
   - "Большие корабли под флагом России высадили десант на острове Мейнленд".
  
   Уильям в уме быстро прикинул: от Абердина, откуда была отправлена телеграмма, до Леруика больше стапятидесяти миль, значит шхуна с посланием туда добиралась около суток. Ещё какое-то время понадобилось на пересылку, получение, дешифровку и.т.д. Получалось, что часть британской территории уже занята неприятелем, а мы, разведка, только сейчас об этом узнаём. Плохо, ужасно плохо сработано, но тем не менее он тут же направился к Первому Морскому Лорду с полученным пренеприятнейшим известием.
  
   Александр Милн внимательно выслушал молодого офицера и приказал дать задание наблюдателю уточнить типы кораблей, их количество и ещё сделать с десяток уточнений.
   - Сэр, но вероятность того, что мои инструкции хотя бы дойдут до него крайне мала, ведь если остров захвачен, то и наш наблюдатель вероятнее всего арестован.
   Возражение разведчика было милостиво выслушано, а далее уже холодным официальным тоном был повторен приказ насчёт повторных инструкций.
   С тех пор прошло уже четверо суток, а с самой северной точки Британии нет никаких известий, да похоже их и не будет.
   На встречу Первого лорда Адмиралтейства и Первым морским Лордом Уильям Генри Холл не приглашался и что решили корифеи, какое приняли решение - ему известно не было.... Нет, конечно, официальный приказ Холл получил, но вот о чём они ещё говорили, он не знал....
  
   Неожиданно раздался знакомый стук в дверь кабинета, это его секретарь....
   - Сэр, прибыл курьер с первого направления.
   - Давайте его сюда.
   Это специальный курьер, который быстро пройдя процедуру досмотра на входе в Адмиралтейство скорым шагом, чуть ли не бегом влетел в комнату N29.
  
   - Шифровальщика ко мне! Срочно! - бросил Холл через открытую дверь кабинета в приёмную....
  
   Это было подтверждение, но какое подтверждение!!!!! Шифрованное послание, полученное из Европы, но по телеграфной линии из Нового Света.
   Оно чуть ли не слово в слово повторяло полученные ранее донесения из Голландии о том, что на корабли в портах Антверпена и Роттердама происходит посадка прусских войск с целью высадки на Британских островах. Сообщение от агента, служащего на кораблях Голландской Ост-Индской компании, (Холл продолжал называть её по старинке) не допускало двоякого толкования....
  
   То, что после встречи "Русского Медведя" с королём Виллемом III в этой стране не происходило никаких серьёзных изменений в политике, Уильям знал хорошо. Не считать же за такие изменения появление на маршруте Петербург - Антверпен - Нью-Йорк нескольких русских пароходов. Значит что-то они недосмотрели и пропустили, похоже, проклятые азиатские дикари их перехитрили, и существовал ещё какой-то тайный протокол той встречи, до которого разведка не добралась. Фантастика!!!
  
   Невероятно, невозможно, но документ, лежащий на столе, делал фантастику ужасной реальностью, и первый директор военно-морской разведки Royal Navy, пожалуй, первый раз в жизни не знал, как поступить....
  
   Опять стук в дверь и секретарём доставлена новая депеша, на сей раз из Франции. Пробежав глазами расшифрованный текст, в котором сообщалось, что в галльских портах происходят аналогичные события, Уильям Генри Холл понял, что снова требуется как минимум немедленная аудиенция у Первого Лорда Адмиралтейства если не у самого премьера, по протекции которого он и занял этот кабинет.
  
   Первый Лорд Адмиралтейства Джордж Иоахим Гошен (человек всё того же Бенджамина Дизраэли) отсутствовал как на Сомерсет-хаус, так и в здании Адмиралтейства на Уайтхолл. Его секретарь достаточно пространно и неуверенно объяснил Холлу, что вероятно он будет у себя только завтра.
  
   Чёрт возьми, но Первый Морской Лорд - адмирал cэр Александр Милн, который возможно взял бы часть этой тяжкой ноши на себя серьёзно болен. Всё-таки возраст есть возраст, в декабре ему стукнет 67 лет, придётся ехать прямо на Даунинг стрит, 10.
   Это, конечно, грубейшее нарушение субординации, но долги надо платить. Холл не сомневался, что Дизраэли его бы принял, но вот как отнесутся к этому визиту Первый Лорд и Морской Лорд???....
   Зная возможные фатальные последствия, но, будучи патриотом империи, разведчик всё-таки решил рискнуть карьерой. Затратив ещё час на составление рапорта сразу в три адреса и вручив секретарю два документа из трёх, Уильям Холл переоделся в гражданское платье, чтобы лишний раз не испытывать судьбу и оправился в сторону Даунинг стрит....
  
  

*****

  
  
   От Адмиралтейства до резиденции премьера совсем недалеко. Поэтому главный военно-морской разведчик отправился в свой рискованный вояж пешком и не пожалел о принятом решении.
  
   - Добрый день, сэр Алекс.
   - О, рад вас видеть, сэр Уильям! Какими ветрами вас занесло так близко к нашей конюшне?
  
   Помощник секретаря премьер-министра был хорошим знакомым Уильяма Холла. Естественно, в силу обстоятельств они не афишировали свою дружбу, но при случае всегда обменивались информацией, что позволяло и первому, и второму благополучно строить карьеры.
  
   - Дорогой Алекс, мне необходимо увидеться с премьер-министром, это крайне важно.
   - Боюсь, что это сейчас невозможно. Премьер сейчас здесь рядом, но не на Даунинг стрит, а у Короля Карла, так начинающие дипломаты называли здание Форин-Офиса на (King Charles Street). Бенджамин Дизраэли  и Эдуард Генри Стэнли 15-й граф Дерби уже вторые сутки подряд решают мировые проблемы.
   - Вот даже как?!
   - Кстати, и Первый лорд Адмиралтейства, и куча министров тоже там, так что меняйте курс, капитан, если вам нужен Беня....
  
   Только сейчас Уильям заметил, что Алекс пьян, причём, в этом состоянии он видимо уже давно. На трезвую голову, несмотря на их давнее знакомство, он никогда бы прилюдно не решился на столь фамильярное обозначение своего шефа.
  
   - Что же они так долго там обсуждают?
   - О, там много всего, но, по-моему, главный вопрос, состоит в том, как Первый Лорд Адмиралтейства - Джордж Иоахим Гошен и Первый Морской Лорд - адмирал cэр Александр Милн, должны защищать Британию от вторжения восточных варваров.
   - Алекс, но адмирал Милн болен....
   Помощник секретаря премьера как-то рассеянно посмотрел на собеседника и с большим трудом напрягая память произнёс:
  
   - Да, вы правы, кажется, сегодня его там нет. Но всё равно там очень, очень "жарко", ОНИ делят деньги из резервного фонда между армией и флотом. Боюсь, мой дорогой друг, что нас ожидает "ВТОРОЕ нашествие НОРМАНОВ"!
   - Алекс, а не могли бы вы передать этот конверт Дизраэли?
  
   Старый приятель напрягся, потом на мгновение задумался и, слегка скривившись, почти прошептал:
   - Вроде бы нет ничего проще, Уильям, но я не вхож в такие "высокие сферы", поэтому смогу передать ваше послание только порученцу его секретаря, а уже как сложиться путь этого письма дальше....????
   - Отлично, старый дружище, отлично. Буду вам очень признателен.
   В этот момент к беседующим подкатила коляска с вензелями Форин-Офиса и они деланно церемонно раскланявшись, расстались.
  
  

*****

  
   Оставшись один, молодой офицер на минутку задумался. На сегодня программа действий выполнена, я, пожалуй, сделал всё, что было возможно в сложившейся ситуации. Ехать домой бессмысленно, лучше, будет провести эту ночь прямо в Адмиралтействе, благо работы ожидается более чем достаточно. Единственное, что, пожалуй, стоит сделать прямо сейчас - это пообедать. Напрасно я, наверное, не взял кэб....
  
   Уильям оглянулся. На углу Даунинг стрит и Сент-Джеймского парка уже начали зажигаться первые газовые фонари. Ничего, стоит только выйти на Уайтхолл, там обязательно околачивается кто-нибудь из этих бездельников. Вон кажется, кстати, и один из них.
   Пройдя несколько десятков ярдов и выйдя на улицу британских министерств, сэр Уильям взмахом руки подозвал кэб с симпатичными бежевыми шторками на оконцах.
   - В "Рулз".
   - Йес, сэр. Одну минуту, сэр, только подправлю подпругу.
  
   С этими словами кэбмен, покряхтывая и достаточно громко и внятно замысловато поругиваясь, словно произнося заклинание на возраст, слез со своего возвышения и стал что-то подтягивать в упряжи с левого бока лошади.
   Уильям вскочив на подножку, плюхнулся, расслабившись прямо на мягкое сиденье в глубине кэба, и тот час же почувствовал какой-то странный необычный и явно не лошадиный запах, которым отличались все наёмные экипажи. Не успел он обдумать эту мысль, как на его лицо легла влажная салфетка, источавшая сладковатый аромат хлороформа.
   Отшатнуться он не успел. Плед, лежащий на сидении, трансформировался в человека, который одной рукой крепко прижал в захвате его голову, а другой рукой удерживал добротно смоченную, исходящую одуряющим ароматом тряпицу. Его руки оказались зажаты словно клещами вторым злоумышленником: - "Вот тебе и причитания на возраст и когда только успел, старая развалина"? - "А может быть он вовсе не стар"? Последняя мысль, посетившая голову разведчика, была: - "Как всё глупо получилось....".
  
   Кэбмен тем временем тронул вожжи и, влекомый двигателем в одну лошадиную силу, экипаж с плотно задёрнутыми бежевыми шторками тронулся, но почему-то не в строну ресторана "Рулз", а в совершенно другом направлении....

*****

   Придя через какое-то время в себя Уильям почувствал что он связан, причём весьма профессионально. В карманах сюртука ничего нет, а на глазах плотная повязка. Но не это смутило главу военно-морской разведки Британии. Проплавав не один год на судах разных типов, он понял, что слегка вздрагивающий, покачивающийся настил на котором он лежал явно не является частью суши, а принадлежит чему-то водоплавающему.
  
   Пленник стал внимательно прислушиваться. Когда у тебя закрыты глаза, а руки и ноги добротно связаны, единственное, что остаётся для определения на местности в сложившейся ситуации - это уши. Но и тут ему не повезло. Похоже, его запихнули в трюм, что сделало слух почти таким же бесполезным, как и все остальные органы чувств. Хотя есть ещё обоняние, но то, чем было пропитано всё вокруг трудно было с чем-то спутать, это был запах - керосина в прожекторах и светильниках кораблей.
   - Чёрт, неужели контрабандисты? Уильям знал, что значительная часть керосина поступала из неустановленных источников, но контрабанда это одно, а похищение людей - другое....
   Тело от вынужденной неподвижности уже начало затекать, когда вдруг раздался звук открытия кремальеры люка и в трюм стали спускаться его похитители. Сейчас что-то должно проясниться. Но этим надеждам пленника не суждено было сбыться. На него никто не обратил внимания. Скорее всего, два человека уложили рядом с ним какой-то мешок и выбрались, плотно закрыв люк трюма.
   До Уильяма донеслось какое-то невнятное мычание. Похоже ещё одна жертва разбоя.
   - Эй, кто тут?
   Но "мешок" только мычал, не в силах, видимо, произнести что-то внятное. Значит, мне ещё повезло: кляп во рту - это весьма и весьма неприятно.
   Где-то наверху раздался характерный шум, а за переборкой что-то загудело. Наверное, разводят пары. Интересно, что за люди и зачем я им понадобился. В Лондоне очень много богатых людей, которые могут себе позволить обед в ресторане "Рулз". Почему же похитители выбрали именно меня?...
  

*****

  
   Между тем на палубе "водоплавающего средства" состоялся весьма интересный для Уильяма разговор, конечно, если бы он мог его услыхать.
   - "Петров", кого это вы принесли?
   - Доставили секретаря графа Дерби. До самого министра не дотянуться, его крепко охраняют.
   - Ничего, секретари подчас знают не меньше своих боссов.
   - Вот и мы так решили.
   - Кого ждём?
   - Скоро должна вернуться группа "Сидорова".
   - А, ну тогда надо смотреть на юг. Думаю, результаты их "экскурсии" мы и отсюда увидим.
   - Ты не туда смотришь. Правее, Вулвичский арсенал расположен практически в Гринвиче.
  
  

*****

  
   Между тем на окраине Гринвича достаточно далеко от входа, у внешней ограды, основанных ещё в 1471 году пороховой фабрики и королевского Арсенала, остановился четырёхколёсный экипаж, изобретённый Генри Бруэмом, а попросту "Бруэмовский кэб". Из транспортного средства с эмблемами Royal Navy вышел старичок с докторским саквояжем. Внимательно осмотревшись и взглянув на часы, он что-то сказал кэбмену, который ещё раз, окинув взглядом полутёмную заводскую улочку, что-то покрутил на крыше кэба.
   В темноте было трудно разобрать что это такое, но, воспользовавшись "этим", несколько теней быстро перескочили через ограду и направились к большим воздуходувным машинам, которые подавали воздух на фабрику для очистки, грануляции и сушки пороховой крошки. В руках у странных посетителей были такие же докторские саквояжи, как и у старичка, оставшегося у коляски и внимательно оглядывавшего окрестности.
  
   - Послушай, Сидоров третий, всё хотел тебя спросить, что за странная аббревиатура ЯЖП на этих стекляшках?
  
   Ну, вот наконец-то, дождался! Известный на всю СБ шутник и шкодник с номером "Три" уже давно задумал эту шутку. По финансовым документам "Специальный зажигательный припас" не имел заводской маркировки и кратко, только во внутренних документах, обозначался как СЗП. Да это и понятно, попади такая штука в руки противника, незачем ему знать, где это изготовлено и что это такое.
   Хорошо зная своего напарника, "Третий" специальным карандашом своим каллиграфическим подчерком нанёс на стеклянную поверхность зажигалок несколько иную аббревиатуру и теперь, несмотря на дефицит времени, был готов сыграть спектакль до конца.
   Хрюкнув и чуть кашлянув, чтобы не рассмеяться в голос, с самым серьёзным видом на хитром лице, если бы его можно было рассмотреть в темноте, он тоном недовольного песталоцци ответил номеру "четвёртому".
  
   - Ты на факультативе по зажигалкам спал, что ли?
   - Нет, я вроде ничего не пропускал. Но такого не помню.
   - ЯЖП - это сокращённо "Яйца Жар-Птицы", а попросту - белый фосфор в парафиновой обмазке и в герметичной стеклянной упаковке.
   - Про фосфор помню, а про это название нет.... - Да ты, наверное, опять меня подкалываешь....
  
   Осторожно обогнув приземистое закопченное здание из красного кирпича, в котором грохотали паровые машины, приводившие во вращение большие воздуходувные машины, установленные прямо во дворе фабрики подальше от основного производства, находящегося за ещё одним забором, диверсанты затаились и ещё раз осмотрелись.
  
   - Никого нет, все внутри, да и что им ночью здесь делать.
   - Бережёного Бог бережёт.
   Быстро подойдя к воздуховодам, друзья вспороли ножом брезентовую вставку-разделитель, отделяющую нагнетатель от магистрали. В лицо из распахнувшегося разреза, сразу же пахнуло горячим сухим воздухом.
  
   - Они что, кусочек Сахары из Африки сюда перенесли?
   - Ты точно всё забыл. Это воздух вон из тех сушильных камер с подогревателями.
   - То-то как в парной себя чувствуешь. А каково им там внутри, на самой фабрике?
  
   Друзья чуть закрепили края разреза, чтобы они не стучали о вентиляционный короб. Осторожность ещё никому не вредила....
   - Чётный, (это была дружеская кличка Четвёртого). - Теперь жди, а я пока займусь другими нагнетателями.
   - Сколько ещё ждать?
   Третий глянул на часы со светящимися стрелками.
   - Примерно семь минут, "Давиду" надо ещё через пустырь перебраться и пращёй поработать. "Сэндвичи" по другому не добросить, далековато.
  
   Спустя указанное время, ещё раз глянув на светящийся циферблат часов, "Третий" скомандовал:
   - Ну, давай, кидай сюда свои яйца.
   - ????
   - Ну, ясно же что не свои, а ЯЖП.
   - У, клоун....
  
   Дружеская пикировка не влияла на слаженность работы. Четвёртый аккуратно открыл саквояж, достал сразу два стеклянных шара размером с апельсин и по очереди бросил их подальше в образовавшееся отверстие. Вставки на двух других нагнетателях уже были взрезаны и соратники повторили процедуру вброса ЯЖП.
  
   - Всё, уходим.
   - А посмотреть?
   - Посмотреть, посмотреть лучше издали. Вот свалим отсюда подальше и посмотришь. Гарантирую, что видно будет далеко - далеко.
   Последние слова были произнесены уже тогда, когда наши любители "яиц" карабкались по хитрой лесенке через ограждение прямо на крышу ожидавшего их транспорта.
  
   - Как наш "Давид"?
   - Вон он бежит. Как всегда успешно, даже присматриваться не надо. Ему бы родиться пораньше, тогда Микеланджело ваял бы своего "Давида" с него!
   - Опять зубоскалите, тот "Давид" больше шестнадцати футов высотой и весь из мрамора, да и староват он, однако, к тому же весь в трещинках, всё-таки начало шестнадцатого века.
   - Отставить трёп. Трогай!....
  
   Кэб резво рванул по заводскому проулку в сторону большой реки, оставляя дюжины огненных цветков с термитными корнями под крышей Арсенала и столько же ЯЖП в воздуховодах пороховой фабрики.
  
   - Не расслабляться. Проверить оружие.
   - Есть не расслабляться....
   Расслабиться после такой порции адреналина, пожалуй, и не получится, а вот проверить лишний раз оружие не помешает. Через двенадцать минут подрессоренная коляска уже сворачивала к старому пирсу бывшего яхтклуба.
  

*****

  
  
   Действительно в районе Южного Лондона, на берегу Темзы, стало проявляться зарево пожара. Скорее всего даже не просто пожара, а БОЛЬШОГО пожара. Причём яркие вспышки, а следом доносящийся грохот говорили, о том, что тушить его будут долго.
   На берегу показался бруэмовский кэб - большая четырёхколёсная коляска на рессорах считалась роскошью, такой кэб выбирали весьма состоятельные пассажиры. Вот комфортный транспорт остановился, и из него как привидения выскользнули несколько теней. Одна из них, сидящая на месте кучера, несколько раз мигнула синим фонариком, на что со стороны реки загорелся хорошо видимый зелёный огонь.
  
   - Господа, нас ждут! "Пароход" подан!
   Мелькнувшие было на берегу привидения-тени споро материализовались на палубе маленького катера, попав в дружеские объятия поджидавших их людей. Практически сразу раздалась команда.
  
   - Отдать швартовы.
   - Есть отдать швартовы.
   - На штурвале. Держать на средину реки. Дальше идём по главному фарватеру.
   Следом прозвучало весёлое и задорное репетование давно ожидаемой команды.
   - Есть идти по средине реки по главному фарватеру!
  
   Небольшой катер, в котором наши специалисты без особого труда опознали бы ТК-183, только без характерных труб ТА.
   Бутафорская дымовая труба, способная при необходимости выбрасывать в небо искры из специальной жаровни, корпус, выкрашенный тёмно серой краской. Всё это для непосвящённых....
   Практически не видимое с берега, тайное "водоплавающее" транспортное средство, собрав всех участников спектакля, ринулось вниз по Темзе.
  
   - Господа, нам надо поторапливаться.
   - Да, скоро Иванов устроит главное представление, впрочем, у нас ещё почти полчаса. Успеем отбежать.
   - Господин Сидоров-первый, не поведаете ли нам, что там так ярко пылает в районе Вулвича?
  
   Старичок доктор, точнее молодой человек в докторском гриме, поправил пенсне и тоном надзирателя гимназии произнёс:
   - Господа, а то вы не знаете, что может гореть в арсенале?
   - Нет, что там горит и грохочет, мы определённо знаем, но вот как вам это удалось?
   - Это Четвёртый им фокусы с яйцами показывал.
   Веселый, но несколько нервный смех (сказывался выброшенный в кровь адреналин), показался чуть не громче буханья раздававшегося в Вулвичском арсенале.
  
   - Отставить ржание, жеребцы.
   - Мы ещё и не начинали как следует, овса - то нам не отсыпали.
   - Отставить.... Через четверть часа всем высматривать наши катера с клиперов. - Ориентир - сразу три зелёных огня с правого борта. Вдруг кому помощь потребуется. До утра очень желательно проскочить Botany Bay.
   - Есть высматривать наши катера.
   - Как выскочим к устью Родинга, будем ждать. Время ожидания - пятнадцать минут.
   - Есть ждать в устье Родинга.
  
   Столь малое время ожидания говорило само за себя. Или ребята успевают, или дожидаться уже будет некого, сколько не жди....
  
  
  
   Запасной узел связи
   Пулково.
  
  
   Сам не знаю почему я выбрал для наших разговоров с европейскими монархами именно этот аппарат и эту местность. Ну да это и неважно. Главное сейчас сосредоточиться. На связи Наполеон, мне кажется, он всё ещё колеблется. По-видимому, Трафальгарское сражение крепко засело в памяти французов и, хотя Нельсон уже чёрт знает сколько лет как в могиле, колонна на Трафальгарской площади постоянно напоминает им об этом поражении.
  
   - Доброй ночи, дорогой брат Николя.
   - Рад вас слышать, дорогой брат и друг.
  
   Небольшая пауза, возможно Шарль Луи ещё раз взвешивал все ЗА и ПРОТИВ. Все свои силы он отдал борьбе за восстановление во Франции империи Бонапартов. Я его хорошо понимал. Терпеть одну неудачу за другой, лучшие годы жизни провести в тюрьме, но, как и его корсиканский предок, нынешний император упорно стремился к своей цели. Сейчас, когда французская императорская корона возлежит на его голове, возраст уже солидный, сын почти совершеннолетний - ошибиться НЕЛЬЗЯ! Наконец снова послышался его голос
  
   - Вы уверенны, что ваши моряки на брандерах сделают всё как планировалось?
   В своих офицерах и матросах, обогнувших полземли с очень неприятным грузом, я был уверен, поэтому так и ответил.
   - Да, дорогой брат, уверен как в себе самом!
   - Николя, извини меня за этот вопрос, но я очень волнуюсь.
   - Понимаю, брат. Но насколько Эжену будет проще, когда над французами не будет довлеть Трафальгар, а битва с "сипайскийм генералом" -- (так герцога Велингтона называл Наполеон I) канет в небытие.
  
   После тяжёлого вздоха с той стороны, который уловила даже пока ещё весьма несовершенная телефонная мембрана, Наполеон III произнёс:
  
   - Ты прав, брат, колонну c "квадратной площади" мы перевезём в Париж ко Дворцу Инвалидов и вкопаем вниз головой или ещё как нибудь поскабрезней, а фигуру Нельсона, фигуру Нельсона вернём на место его упокоения в соборе святого Павла. Он это заслужил.
   Мне хотелось сказать, что врядли купол St Paul's Cathedral выдержит ударную волну от близкого взрыва, но решил не портить торжественность момента.
  
   - Значит завтра утром, точнее уже сегодня, твои адмиралы займутся "Эскадрой специальной службы", да и пусть не забудут передать наш привет адмиралу, сэру Асли Купер Ки!
   - Обязательно, конечно, если твои "сорви - головы" не утопят его раньше.
  
   - Можешь успокоить своего Фуришона - в их задачу это не входит. Почётное право разгромить британский флот будет принадлежать ему, Леону Мартину Фуришону, безраздельно. Ну а как разделим трофейные суда, мы уже с тобой обсуждали.
   - Да, да, я всё помню, твоя доля - две трети от захваченных, можешь в этом не сомневаться.
   - Удачи, мой дорогой Брат.
   - Тебе того же, Брат Николя.
  
   Почти как у Дюма, только поговорил с одним, как через несколько минут должен состояться звонок другого, это я жду Фридриха. Слышу стаккато аппарата дальней связи. К нему тут же подлетает дежурный, вглядывается в текст сообщения и оборачивается ко мне. Киваю головой, что должно означать: докладывай быстро по-деловому и без чинов. Похоже, меня не до конца поняли.
  
   - Ваше Императорское Величество, транзитное сообщение от Иванова-Первого.
   - Читайте же скорее, чёрт побери!
   - Юг Лондона хорошо освещён большим пожаром с фейерверком в Вулвичском арсенале. Ждём аналогичных событий на Собачьем острове. О впечатлениях немедленно сообщу.
   = Иванов=
  
   Уф, молодцы, теперь есть что сказать и чем подбодрить Фридриха III. Он весьма опасался и видимо не зря, судя по их ТТХ новых вооружений, хранящихся в этом арсенале. Скоро я его обрадую, ну, а он уже воодушевит своих генералов.
  
   - Ваше Императорское Величество, на третьем аппарате Берлин.
   - Хорошо, спасибо!
   - Доброй ночи, брат Николлаай
   Чуть лающее произношение Германского Императора для моих ушей в этой богатой на события ночи звучит почти как музыка.
  
   - Рад вас слышать, дорогой брат и друг.
   - Поздравляю, брат, мой Штибер только что получил депешу из Нового Света о необычно ярком, почти праздничном освещении Лондона.
   - Спасибо, Фридрих, но я жду ещё большего.
   - Никогда не сомневался в твоих умельцах. Пусть зря не рискуют. Датские корабли уже всего в нескольких милях от берега. Это первая волна, завтра к этому же времени будет вторая. Лайми, как ты их называешь, будет очень плохо.
   - Благодарю, дорогой брат, за чудесные новости.
   - Спасибо, желаю Удачи!
  
   Ну вот, а я волновался и готовил сюрприз для прусского императора - генерала, нет Штибер есть Штибер. У него всегда есть чему поучиться, хотя с контактами в Новом Свете скорее всего ему помог сам Бисмарк. Нам это сей час не столь важно, но Мезенцеву об этом забывать не следует. Пусть завяжет узелок на память.
   Может прилечь на полчасика? Смотрю на часы, нет, не получиться сейчас, с минуты на минуту наши моряки должны будут устроить фейерверки в оговорённых местах, следом последуют доклады, тут будет не до сна, а вот стакан чая нам бы не помешал....
  
   Интересно, как там идут дела у моих посланцев за нашей бронзой? Эдуард Иванович Тотлебен уже подготовил фундаменты и постамент под памятник затопленным кораблям, а вот такой маленькой детали, как казённые части наших бронзовых пушек, скульпторам ещё не подвезли.
   В конце 1854 года при участии моей тёщи было принято решении об утверждении одной хитрой награды - Крест Виктории (Victoria Cross). Об этой награде раструбили как о самой демократичной, правда, с непрозрачным намёком на мальтийский крест без вырезов, не имеющей степеней и.т.д. Короче, самым, самым доблестным британским воякам вручаются эти самые кресты.
  
   Чёрт бы с ними, но зловредная баба - одним словом тёща, отклонила образцы из драгоценных металлов, из меди и, наверняка с подачи своего муженька Альберта повелела изготавливать свой крест из орудийных стволов наших бронзовых пушек, что украли в Севастополе.
   Через агентуру выяснили, что на их изготовление используются только казённые части орудий, остальное ювелирам не подходит, поэтому стволы установили в качестве экспонатов у здания офицерской столовой Военной академии артиллерии в Вулвиче. С ними мы ещё разберёмся, когда там всё погаснет. Не посылать же людей горячие болванки тягать. Да и не горит это дело.
   Основной металл, подлежащий переплавке на кресты, хранится на складе королевского корпуса снабжения Британской армии в Доннигтоне в специальном помещении да ещё в сундуках, чтобы свет не попадал, дабы избежать снижения качества бронзы.
   Заведуют всем этим делом, конечно, банкиры, но через своих людей - ювелиров. Тогда, в далёком теперь 1856 году, для исполнения заказа на Крест Виктории был передан ювелирной фирме Hancocks (Jewellers) из Лондона, расположенной на углу Брутон и Бонд-стрит....
   Сейчас примерно в это время с одним из основателей бренда Hancocks Чарльзом Фредериком Хэнкоком откомандированные спецназовцы СБ и должны проводить беседу, ну, естественно, уже на месте, в графстве Лейстершир (Leicestershire), там, где находятся доннигтонские склады. Следственный эксперимент, как говориться, всё должно быть по правилам. Где, на каком складе, какие номера сундуков, сколько примерно по весу, ну и.т.д.
  
   Скажете ерунда, нет, чуть выше постамента регулярно омываемый морскими волнами, в самом основании колонны памятника "Затопленным Кораблям" будет валяться несколько увеличенный, расколотый пополам Крест Виктории (естественно, хорошо прикреплённый к фундаменту). Вот для чего столько хлопот у моих спецназовцев, но задачу они поняли, восприняли как надо, думаю, справятся на ять........, но всё равно волнуюсь.
   Ждать, как в той истории до 1905 года мы не будем. Как только "наша бронза" вернётся домой и примет нужные формы, так в виду Приморского бульвара появится долгожданный памятник нашим воинам и, конечно же, КОРАБЛЯМ!
  
  
   - Ваше Императорское Величество, Ваше Императорское Величество, их сиятельство князь Барятинский просится на связь.
   Такие несколько необычные слова-обращения вырвались у моего второго адъютанта Михаила. Время-то третий час ночи, не зря его моряки "собакой" обзывают. Хотя мне всегда было непонятно, почему именно собакой, нет более преданных существ чем эти животные, ну да ладно, позже разберёмся....
  
   - Хорошо, Михаил, соединяй меня с ним.
   - Ваше Императорское Величество, он на телеграфной линии, по линиям дальней эфирной связи сильные помехи, надо пройти в аппаратную.
   Кажется Бредихин и компания астрономов, что-то с мощными солнечными вспышками не подрасчитали и не учли?
   - Хорошо, Михаил, спасибо!
   Телетайп в кабинете неуместен, слишком шумное устройство, помню, сам так распорядился. Теперь придеться идти в зал, но всё равно этот грохочущее чудо я в кабинет не поставлю. Вот когда в будущем появятся струйники или лазеры, тогда и решим этот вопрос окончательно.
  
   Беру в руки рулончик телетайпограммы. Пробегаю глазами текст. Барятинский есть Барятинский! Получив в руки новую технику и уставы обученных по новому молодых офицеров и солдат, он и войну организовал по НОВОМУ, естественно, для данного времени.
  
   Об операциях в Средиземноморье я уже что-то писал, а по поводу операции "Фронтир" в силу её по тем временам секретности, естественно, отмалчивался. Ну вот, после известий, полученных от фельдмаршала, можно и о них поведать, тем более что сон как рукой сняло.
  
   О горе Тарика или Джебель аль Тарик до того ещё по Платону, именовавшуюся "Геркулесовыми столбами", превратившуюся на испанском в Гибралтар, известно давно. Этот клочок суши, если бы не его стратегическое положение и слова доброго бы не стоил, НО....
   0x01 graphic
  
   В 1830 году хитромудрые англичане присвоили ему статус колонии Великобритании и тут же понастроили крепостей арсеналов, батарей и прочей "мирной" оснастки. Гибралтарские скалы состоят из известняка, что и позволило все важные помещения устроить в виде тоннелей. Внутренность крепости представляет собой целый подземный город с искусственным освещением и прекрасно оборудованными ходами сообщений, обеспеченный всем необходимым для жизни гарнизона.
  
   0x01 graphic
  
   Левее всё той же скалы - неплохая бухта, где уютно могут расположиться кораблики всех типов и откуда они могут контролировать проход и туда и оттуда, а после 1869 года все, кто собрался по морю в Юго-Восточную Азию, никак "столбики" эти не минуют, всё-таки через Суэцкий канал намного ближе.
  
   Вот Мне, самодержцу, коварному тирану, узурпатору, ну и ещё как-то там, и пришло в голову, что для большего спокойствия надо в этом месте свою базу построить, тут же и подходящее обоснование нашёл. Южнее 36 градуса расположена маленькая бухточка - Россия, а значит.... Ну чем хуже британского статуса?
  
   Пришлось Игнатьеву с его дипломатами "покрутиться", дело-то чуть до войны за "Испанское наследство" не дошло, но дружба с Шарлем Луи мощная армия и флот, плюс некоторые денежные вложения позволили заключить с вечно нуждающимся в деньгах королевством нужные договора.
   Оставалось только выселить островитян....
  
   Комендант Гибралтара по примеру своего героического предшественника из XVIII века, лорда Эллиота, был против, но Барятинский его убедил....
  
   Сначала с Аяччо прилетели наши большие дирижабли, потом они ещё раз прилетели, а на третий день в буту Альхесира пришли корабли с десантом. Как написано фельдмаршалом: "деморализованный противник практически не оказал сопротивления". Хорошую штуку - ОДАБ придумали наши учёные, очень убедительная у неё аргументация.
   Барятинский просит по этому поводу ускорить отправку инженерных формирований, чтобы надлежащим образом подготовиться к осеннее-зимнему максимуму.
  
   Ну что же, ключевое слово-сочетание "осеннее-зимний максимум" я прочёл. Это означает, что придётся даже за счёт снижения темпов строительства укреплений на Галлиполийском полуострове форсировать аналогичные действа на Геркулесовых столбах.
  
  
  
  
   Пролив Ла-Манш.
   "Лисы в курятнике"
  
  
   Молодой командир российского брандера "Тайпинг" - Казимир Казимирович Гриппенберг волновался, хотя, естественно, старался этого не показывать. Приближался момент завершения сложнейшей многоходовой операции по уничтожению одного из элементов структуры британского флота. Только что штурман доложил ему, что до входа в акваторию внешнего рейда Портленда осталось не более пяти миль.
  
   За время этого необычного рейса Казимир Гриппенберг так тщательно изучил и лоцию района и историю островка, что, даже будучи разбуженный среди ночи, смог бы без запинки ответить на любой вопрос по этой британской военно-морской базе....
  
   Действительно Портленду было чем гордиться. Основанный ещё в 1433 году он обеспечивал торговые связи Англии в акватории от стран Балтики до Италии, а совсем недавно обзавёлся двумя гигантскими южными волнорезами длинной более двух миль. Сейчас здесь базировались корабли спешно сформированной "Эскадры специальной службы" или (Particular Service squadron), командовал которой адмирал сэр Асли Купер Ки. Вот по ним-то и главному арсеналу Портленда, требовалось нанести внезапный удар.
  
   Был ещё один пунктик для волнения, в котором он не хотел признаваться даже самому себе. Вторым брандером, "Ариэлем", командовал его младший брат, цель у которого была аналогична, но расположена она была чуть ли не в самом Уэймуте. Там, в кабаках и борделях, в это время должны были отдыхать свободные от вахты экипажи кораблей эскадры.
  
   На правах старшего он взял на себя более сложную часть задачи, требующую захода в глубину неприятельской базы у насыпной перемычки, что связывает остров Портленд с островом Британия. Там у причала, расположенного под самыми стенами портлендского арсенала Roayl Navy, должен находиться флагманский броненосный фрегат "Геркулес".
  
   Уже стемнело и, хотя видимость резко упала, но исполнению их рискованного плана хорошо помогали беспечные береговые огни и почему-то непогашенный маяк, стоящий в оконечности острова. Оба крадущихся в ночи судна уверенно продолжали движение без огней, как будто корабли сами, по старой памяти, хорошо знали, куда надо идти.
  
   Сначала предстояло осторожно миновать суда на внешнем рейде. Весьма непростая задача, для не вооружённого глаза это скопление судов напоминало рождественскую ёлку, освещённую одновременно белыми, красными и зелёными огнями. Гриппенберг - старший прекрасно помнил цифру - 2344, столкновения именно столько их произошло к 1863 году за десять прошедших лет.
   Сколько их будет за минувшее десятилетие к 1873 году ещё не подсчитано, но то, что их будет не меньше, сомнений не вызывало.
  
   Сразу стало понятно, почему работает маяк. Если на внешнем рейде такое столпотворение, то что делается на внутреннем?! Поднеся к глазам бинокль, командир "Тайпинга" чуть не выругался, глядя на обилие топовых и гакабортных огней, которые украшали суда стоящие на бочках.
   Похоже, что всех купцов прогнали от причалов, у которых сейчас виднелись только темные тени военных кораблей с освещёнными проплешинами на баке от сдвоенных топовых огней.
  
   Беспокойные мысли командира были прерваны докладом старшего офицера:
   - Казимир Казимирович, паруса убраны, идём только под машиной, можно эвакуировать часть команды.
   - Хорошо, спускайте катера, и пусть первый забирает своих людей.
  
   Глянув, как споро команда принялась за исполнение приказа, Гриппенберг приказал:
   - БЧ-4, дайте связь с "Ариэлем".
   - Есть дать связь с "Ариэлем".
   - "Ариэль", Я - "Тайпинг", прошу доложить обстановку.
   - Казимир, мы убрали паруса, готовы к следующему этапу.
   Молодец братишка, не отстаёт, всё делает к сроку как будто по встроенному хронометру.
  
   - Хорошо, Анджей, начинайте эвакуацию первой группы.
   - Есть начать эвакуацию первой группы.
   - Катерам выйти к утру на точку встречи! Там будут корабли носители и крейсера прикрытия.
   - Есть выйти к утру на точку встречи!
   - Удачи, братишка. Конец связи.
   Последняя фраза была сказана не громко, в полголоса, и предназначалась только одному человеку, поэтому вахтенный штурман сделал вид, что он её не услышал....
  
   Неожиданно прозвучавший возглас сигнальщика заставил всех на мгновение замереть:
   - На кормовых углах вижу неяркие вспышки. - Похоже на то, что с кормовых курсовых углов приближаются два корабля, которые форсируют котлы.
   Гриппенберг перевел взгляд в сторону указанную сигнальщиком. Да, действительно, в мощный бинокль даже в ночи были видны целые облака искр, вырывающиеся из чьих-то труб. Купцы так насиловать машины не будут, уголь дорог, да и для механизмов такой ход даром не походит.
  
   - БЧ-4, срочно связь с "Ариэлем".
   - Есть срочную связь с "Ариэлем".
   - "Ариэль", на Юго-Востоке, нами замечены искры. Видимо, это те корабли, о которых предупреждал Андреев.
  
  
   Через минуту - другую Гриппенберг младший, воспользовавшись аналогичным биноклем, тоже заметил искры на кормовых курсовых углах.
   - "Тайпинг", искры вижу. Согласен с тобой по поводу принадлежности кораблей. Думаю, отправке первой группы они не помешают. Катер пройдёт как минимум в двадцати кабельтовых, а его и вблизи-то не разглядеть, не то что издали.
   - "Ариэль", отход первой группы у меня опасений не вызывает. Беспокоит именно наш отход. На рейде будет достаточно светло и быстро перемещающееся малоразмерное судно, несомненно, вызовет подозрение, а не оно ли виновник "праздничного освещения", который сейчас пытается скрыться.
  
   - Сомневаюсь, что они нас рассмотрят, кстати, помнишь, как говорил наш артиллерист: "Кругом шестнадцать не бывает"!
   - Ты это к чему?
   - Мне кажется, что это просто твоё обычное беспокойство за здоровье младшего брата.
   - Да ладно тебе.
   - Всё будет хорошо, старшОй, вот увидишь. Конец связи.
  
   Ещё через три минуты от брандеров отделились тёмные силуэты, которые моментально растворились в темноте ночи. Спустя четверть часа от них пришли долгожданные "извещения" - "всё в порядке, "горизонт" чист, следуем к точке встречи".
   За эти беспокойные пятнадцать минут оба брандера миновали многочисленные суда на внешнем рейде и, благополучно избежав столкновений, начали манёвр расхождения по своим целям в глубине рукотворной портлендской бухты....
  
   *****
  
   В адмиральской салон-каюте "Геркулеса" беспокойно ворочался во сне адмирал сэр Асли Купер Ки, снились ли ему бомбардировки Бомарсунда или Свеаборга в 1855 году, а возможно битва при Кантоне в декабре 1857 во время Второй опиумной войны - никому не известно.
  
   Только после мощного удара, когда переборки и палуба на мгновение поменялись местами, а командующий "Эскадры специальной службы" оказался на полу, сэру Асли стало уже не до сна.
  
   С трудом выпутавшись из-под упавших на него предметов, сбрасывая с себя остатки беспокойного сна, адмирал быстро оделся и по наклонной палубе выбрался из каюты. Ещё через несколько минут он уже был на мостике, что позволило ему расслышать окончание сакраментальной команды командира корабля.
  
   - Доложить о повреждениях!
   Ожидание докладов затянулось, зато затем они посыпались как из рога изобилия. Профессионал, с 18 лет уже ходивший на шлюпе к берегам Америки, мгновенно понял, что судно не боеспособно, но удержится на плаву. Выйдя на левое крыло мостика, он вначале не поверил своим глазам.
  
   Базы "Портленд" - гордости британского флота больше не существовало. Вокруг, насколько хватало взора, были лишь костры пожаров, перемежающиеся взрывами, облака искр, поднимающиеся к ночному небу, треск и грохот обрушений, крики и стоны раненых на причале, где был ошвартован корабль.
  
   Сэр Асли Купер Ки не мог знать, что подобное в той истории произойдёт по вине Британского адмиралтейства, которое прикажет судну "Монблан", набитому взрывчаткой, войти в пролив пролив Тэ-Нарроус, проходящий через город Галифакс, и стать на якорь в бухте Бедфорд. Но картина произошедшего была тождественной.
  
   0x01 graphic
   Разрушенный Галифакс после взрыва "Монблана"
  
   Срочно, несмотря на ночное время, стали формироваться аварийные команды, пожарные службы занялись тушением многочисленных пожаров, медики старались как могли оказать помощь пострадавшим, которых сносили на расчищенный участок пирса.
   В довершение ко всему произошедшему к утру следующего дня прибыл посланец из Портсмута с просьбой оказать помощь сэру Джеффри Томасу Фиппс Горнби и его "Летучей эскадре" из-за чудовищного взрыва, произошедшего и там....
  
   Когда ближе к средине наступившего дымного серого дня на внутренний рейд вошла вражеская французская эскадра, это известие было принято скорее с радостью, чем с осознанием поражения от безысходности сложившейся ситуации.
  
  
  
   . Двести шестьдесят вторая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Официально завершивший Первую мировую войну 1914--1918 годов Версальский мирный договор  был подписан 28 июня 1919 года в Версальском дворце во Франции.
  
   3 октября 2010 года Германия последним траншем в 70 миллионов евро завершила выплату репараций, наложенных на неё Версальским мирным договором -- 269 миллиардов золотых марок. 
  
   ..... Германия лишалась всех своих колоний, которые позднее были поделены между главными державами-победительницами.
   ..... Вооруженные силы должны были быть ограничены 100-тысячной сухопутной армией; обязательная военная служба отменялась, основная часть сохранившегося военно-морского флота подлежала передаче победителям, ограничивалось водоизмещение и количество строящихся боевых кораблей.
   ..... Германии запрещалось иметь многие современные виды вооружения -- боевую авиацию, бронетехнику (за исключением небольшого количества устаревших машин -- бронированных автомобилей для нужд полиции).
  
  
  
   . (Гатчина, кабинет Е.И.В. Николая Второго)
  
  
   Ещё раз, так, на всякий случай, полистал документы из той истории, не упустили ли МЫ чего. Хотя какое теперь это может иметь значение. Три экземпляра перелицованного Версальского договора (вместо Германия надо читать Англия, без Шотландской федерации и королевства Ирландия) уже находятся у Шарля Луи, Фридриха III и меня грешного. Императоры Франции и Германии согласны со всеми его положениями, ещё бы, я сам его предварительно препарировал, не хочу длительных дебатов, как было когда-то, ладно, проехали....
  
   Уже, оказывается, утро! Сейчас, а что сейчас - плохо соображаю, надо выспаться, двое суток на ногах. Вот, кажется, и Сабуров пожаловал. Вежливый стук в дверь, звоночком он не пользуется - что поделать, инерционность человеческого мышления и привычек.
  
   - Доброе утро, Андрей Александрович!
   - Доброе утро! Ваше Императорское Величество!
   Лицо у моего начальника канцелярии улыбающееся, кажется, вот-вот лопнет.....
   - Разрешите мне первому Вас поздравить, Ваше Императорское Величество!
   Так и хочется сказать: "Валяйте, Андрюша", но сан обязывает....
  
   - Слушаю вас внимательно, Андрей Александрович!
   - Поздравляю с новым небывалым достижением! Все утренние газеты наперебой об этом пишут!
   - Благодарю, Андрей Александрович! Сложите труды прессы на стол и напомните мне, пожалуйста, какой сегодняшний график приёмов.
   - Через тридцать минут доклад начальника СБ, потом министра Валуева, позже ......
   - Благодарю, Андрей Александрович, до 12-00 вы свободны.
  
   Интересно, что там наши ПИСАКИ пронюхали, о чём это газеты пишут?! Разворачиваю верхнюю страницу, читаю заголовок: "Пока не на Луну, но уже и не из пушки"!
   О, это "Дедуся" и его соратников-подельников проделки. Опять что-то тяжёлое запустили.
  
   Ну-ка, почитаем СМИ пока время есть. ".....Бла, бла, бла... вчера рано утром (около четырёх часов утра) жители города Очаков и поселения Гасан-Кале были разбужены воем и протяжным РОКОТОМ, доносящимся с острова Березань. Те, кто не поленился выбраться из тёплой постели и кинуть свой взор в сторону, откуда доносились необыкновенно громкие и мощные звуки, могли увидеть яркую звезду, которая летела не вниз, как в августовские ночи, когда любители астрономии наблюдают Персеи?ды -- метеорный поток со стороны созвездия Персея, а наоборот стремилась ввысь....бла....бла....бла.... Надо отметить, что что-то подобное уже имело место ранее, когда около полугода назад над островом Березань была отмечена чрезвычайно яркая вспышка. Поговаривали даже, что там произошла авария дирижабля новой конструкции...."
  
   Вот и официальный отчёт ГИРДа о предварительных испытаниях: ".....ракета достигла высоты 76 километров, приборный отсек благополучно отделился и опустился на парашюте. Ведётся обработка полученной информации".
   "Дедусь" как всегда не злоупотребляет подробным описанием, да мне оно и не сильно надо, и так всё ясно. Константинов К.И. со своими соратниками спалили в очередной раз ТРИДЦАТЬ пудов каучука и напугали население нескольких городов. Этим они достигли и, пожалуй, превзошли уровень японской Каппа-6, которая летом 1958 г. при массе 360 кг подняла груз около 10 кг на высоту 59 км.
   Хидео Итокава (Hideo Itokawa) запустил тринадцать таких "шутих", "Дедусь" меньшим энтузиазмом не отличается, три "Омеги" он уже запустил, последний запуск, судя по отчёту, успешный.
  
   Нет, "бережёного Бог бережёт", пора их полигон подальше переносить. Будем строить "Капустин Яр", ну и что, что на семьдесят пять лет раньше? Надо будет с этими "ненормальными" поговорить, а ещё лучше к ним съездить.... Время до визита Мезенцева ещё есть, ну ка я им перезвоню.
   - Володя, доброе утро!
   - Доброе утро, Ваше Императорское Величество!
   - Будь любезен, организуй мне разговор с Константиновым.
   - Будет исполнено, Ваше Величество!
  
   Смотрю очередной труд газетных писак. Ничего нового, переиначивают каждый, как ему Бог на душу положит, текст из "Вестей", надо будет завести официального летописца "ГИРДа", помню, у Манхеттенского проекта был такой, писатель, кажется, Роберт Юнг его величали.
  
   - Ваше Императорское Величество, Константинов у аппарата!
   - Спасибо, Владимир, переключай его на меня.
   - Константин Иванович, доброе утро!
   - Доброе утро, Ваше Императорское Величество!
   - Поздравляю Вас с большим достижением. Это успех, выдающийся успех!
   - Благодарю Вас, Ваше Императорское Величество, только тут не я один замешан, вся молодёжная команда в том успехе повинна!
   - Знаю и понимаю, готовьте списки для награждения, да и финансово простимулировать их не помешает!
   - Благодарю, Ваше Императорское Величество!
   - Константин Иванович, но я вам не по этому поводу звоню. Хватит списанные судовые подъёмники в качестве опорных мачт использовать, да и окрестных жителей шокировать. Надо большой стартовый комплекс строить! Чтобы ракеты на восток летели, негоже эффект от вращения Земли матушки не использовать.
   - Ваше Величество, здесь это не реально. Кругом люди живут, а вдруг неудачный пуск?!!
  
   - Вот и я о том же. Пора вашим изделиям в другое место перебираться. Через несколько дней вам фельдъегерь послание доставит. Там будет конкретика - что, как и где. А пока готовьте посланцев для осмотра местности. Стартовый стол номер один будем строить в районе слободы "Капустин Яр", это в низовьях Волги. Там людей практически нет, никого не испугаем и не прибьем ненароком.
   - Это хорошая новость, вот только одной площадкой, боюсь, мы не обойдёмся.
   - Вот даже как?
   - Да! Сейчас молодёжь уже другую твёрдотопливную "башню" проектирует. Будет она о трёх ступенях, стартовой массой порядка десяти тонн. Я по этому поводу уже хотел сам у Вас просить аудиенцию. По предварительным прикидкам там затраты только по топливу в двадцать раз больше будут.
  
   Тридцать рублей за пуд каучука перемножим-ка на 625 пудов. Ого! Почти 20.000 рубликов. Да, однако, стоимость торпедного катера, правда, без стоимости вооружения, но это только на одну заправку. А сколько ещё на сам полигон, да на системы обслуживания, да на всё про всё..., тут не одним десятком миллионов попахивает. Дорогое это удовольствие - космические полёты. В трубку я тем не менее говорю:
  
   - Не волнуйтесь, Константин Иванович, решим мы и эту и другие проблемы. Поздравьте от моего имени Вашу славную команду, как только появиться "окно", обязательно к вам наведаюсь. Желаю Удачи!
   - Благодарю, Ваше Императорское Величество!
  
   Похоже, "Дедусь" в кабинете не один, слишком тщательно официоз разговора поддерживает: - "Благодарю, Ваше Императорское Величество"! Мне также понятно, что его ракетчики нечто подобное японской Lambda-4S ваяют. Прототип выбран вполне достойный, она хотя и твёрдотопливной была, являлась самой простой космической ракетой носителем в том мире. При всём при этом могла вывести на орбиту спутник массой более двадцати килограмм. Сама же "малютка" на старте весила меньше десяти тонн. Как очередной этап - вполне прилично.
   ЖРД попозже в разработку пойдут, без них ощутимую полезную нагрузку пока на орбиту не вывести. Сколько же это ВСЁ стоить будет????? Ну, да если постепенно, да по проторённой в том мире дорожке, то должны справиться! Бог им в помощь!
  
   .... Вот и мой начальник СБ. Для экономии времени устраиваю с ним совместное чаепитие. Приятный он человек и новости принёс хорошие. Пока они гриф секретности имеют, расписывать наши успехи не буду, тьфу, тьфу, тьфу, чтобы не сглазить.
  
   От министра внутренних дел получил отчётную информацию по либеральным и прочим дерьмократическим организациям, финансирующимся из-за бугра с планами по их ликвидации. Валуев хочет до конца воспользоваться нормами "военного положения".... Долго, в два голоса, совместно читали принесённые бумаги, даже слегка поспорили. Кое-что почёркали, но большинство предложенных Петром Александровичем документов обзавелось моими резолюциями "быть по сему" и соответствующими автографами.
  
   Всё, бессонная ночь меня доконала, устал. Надо вздремнуть пару часиков, а то наломать дров можно, в смысле что-то не то подписать или не там запятую поставить....
   - Володя!
   - Слушаю, Ваше Императорское Величество!
   - Будь любезен, переключи ка меня на Сабурова.
   - Будет исполнено, Ваше Величество!
   В трубке раздаётся хорошо знакомое:
   - Ваше Императорское Величество, внимательно слушаю Вас.
   - Андрей Александрович, я устал и хочу спать! Откорректируйте, пожалуйста, сегодняшний график приёмов.
   - Будет исполнено, Ваше Величество, простите...
  
   Но я уже положил трубку. Не прозвучавший вопрос "когда ВЫ ПРОСНЁТЕСЬ?" так и повис в воздухе. Сабуров умный человек, сам сообразит, кому и на когда назначить время встречи.
  
   ... Тихие шаги за дверью в приёмной. Это я уже, кажется, проснулся. Вот чёрт, шея затекла, лежал неудобно. Ладно, быстро в душ и будем продолжать трудиться. Который час? Ух, тудыть твою налево. Сколько же я дрых? Стаканчик чая и за труды праведные.
   - Зы, Зы, Зы. -- потом снова тихие шаги.
   - Володя! На что ты там не можешь решиться?
   - Ваше Императорское Величество! Простите, это я Михаил, Владимир сменился уже -- Произносит мой второй адъютант, заглядывая в кабинет.
   - Тут этот астрОном уже несколько часов по спецсвязи названивает, всё Вас спрашивает. Утверждает, что что-то ОЧЕНЬ важное!
   - Несколько часов, говоришь, наяривает, ну раз так, то ещё десяток минут потерпит. Давай-ка, друг милый, сначала чайку сообразим!
   - Будет исполнено, Ваше Величество, что-то к чаю ещё подать?
   - Спасибо, не надо.
  
   Хороший чай! Вот теперь и с астрономом можно побеседовать, да хоть и со всем их планетарием и прочей научной атрибутикой, исключая, пожалуй, академиков, эти заболтают, ну да скоро и их черёд наступит.
  
   - Михаил!
   - Слушаю, Ваше Императорское Величество!
   - Набирай этого возмутителя спокойствия с его ну ОЧЕНЬ важным сообщением. Только если сразу не ответит, то долго вызов не держи, поздно уже. Пусть выспится.
  
   Бредихин ответил практически сразу. Мне даже показалось, что Михаил не успел до конца номер абонента набрать, как он уже говорить начал.
  
   - Доброй ночи, Ваше Императорское Величество!
   - Рад вас слышать, Фёдор Александрович. Что случилось? Что вас так взволновало?
   - Ваше Величество, мы делали фотографии на коронографе. Когда закончили проявку, то на целой серии снимков было обнаружено космическое тело явно искусственного происхождения.
   - Вот как! Какие ваши предположения?
   - Мы проанализировали возможную орбиту его полёта. С большой вероятностью можно утверждать, что на обратной стороне нашего спутника находиться база инопланетных существ.
  
   Кажется "студента" слегка рассекретили, надо будет ему подсказать, чтобы не высовывался и был аккуратнее, мы уже способны кое-что видеть. Астроному я решил пока посоветовать проверить фотоматериалы, сославшись на возможный дефект плёнки. Так поступало НАСА в том времени, надеюсь, что и в это время приём прокатит.
  
   - Благодарю вас, уважаемый Фёдор Александрович, с интересом посмотрю на полученные фотографии, это весьма занимательно. Да, заодно передайте, пожалуйста, все фотоматериалы фельдъегерю, который к вам прибудет. Мы проведём их экспертизу на предмет возможного заводского брака или какого иного дефекта.
  
   Сопение со значительно толикой обиды на той стороне, но я его уже не слушаю, а вежливо прощаюсь с уважаемым человеком. Абсолютно спокойно делаю пометку в журнале СБ. Отправить ребят в фельдъегерской форме и изъять компрометирующие "студента" материалы. Опыт прошлого - великая вещь.
  
   - Спокойной ночи, Фёдор Александрович.
  
   Интересно, а как бы мне со "студентом" связаться. Вообще-то связь у нас с ним односторонняя. Когда ему надо - он передаёт весточку. Посмотрю - ка я более внимательно "блокнот", возможно, там есть какая-то специальная опция?
   Только открыл "обложку" своего суфлёра, как сразу же увидел тревожно мерцающие буквы знакомого зелёного цвета.
  
   - Привет, Ваше Величество. Что ты со своими союзниками натворил на британских островах?
   - Ничего страшного! Реализовал задуманное врагами для родной Империи, но в их базах и на полвека раньше!
   - Самовлюблённый диктатор, деспот, дилетант. Как бы тебя ещё обозвать?!!! - Из-за сверхмощной вспышке на вашей звезде, Солнце, на спутнике контроля вышла из строя часть оборудования, ответственного за измерение радиационного фона на планете.
   - Не велика беда, нам-то землянам что от этого?
   - Мало того, в районе Чёрного моря другой спутник зафиксировал искусственный аппарат на высоте 76 километров, а это уже почти космос (в той истории вы называли этот слой МЕЗОСФЕРА).
   - Тупой Ваш спутник, до линии Кармана ещё далеко, а он - космос, космос....
  
   - Уж какой есть! Эта "железяка" по совокупности признаков без данных по радиации интерпретировала серию очень сильных взрывов на западе Европы как подрыв ядерного заряда. Далее АВТОМАТИЧЕСКИ включилась аппаратура временной стабилизации. Вы теперь реально существуете, независимо от результатов этого эксперимента. По программе-инструкции положено свернуть нашу наблюдательную станцию, точнее, подвергнуть её глубокой консервации.
  
   - Раз ты такой умный, почему не вмешался?
   - Не было меня на базе. Малый планетолёт носил мою транспортную матрицу на дальний планетоид. Вы его Плутон называете.
   - Ну и что теперь делать? Чем это грозит Земле?
  
   - Да конкретно ничем. ВЫ теперь в устойчивой темпоральной яме.
   - Что это ещё за яма такая?
   - Похоже на потенциальную яму и электрон, но если у него есть возможность оттуда убраться, то согласно нашей теории из временного колодца выхода нет.
   - Ну и наговорил, а попроще нельзя?
  
   - Если уж сильно упрощённо, то в этой временной ветви внесение изменений невозможно!
   - Так это же чудесно, никто в наши дела вмешиваться не будет.
  
   - Примерно так. Кроме того, часть рукава "Млечного пути" с вашей звёздной системой будет окружена неким подобием забора. На нём будет написано: "Агрессивная цивилизация. Не контактировать"!!!
   - Ну, до выхода в космос человека ещё далеко, что-нибудь придумаем. А ты чем теперь займёшься?
  
   - Согласно программной - директивы мы будем вынуждены свернуть "активное" наблюдение.
   - Что, совсем улетите?
   - Нет, конечно, только объём передач резко сократиться, он требует затрат больших энергий, да и улетать никто не собирается. Просто некому улетать. Мы же здесь находимся в энергетической форме. Моя тушка где-то в другом месте, здесь только матрица сознания.
   - Вот как, а я-то грешным делом подумал, нельзя ли у вас при демонтаже чем - нибудь полезным для хозяйства империи разжиться.
   - Ты сначала до обратной стороны вашего спутника доберись.
   - Доберёмся, не сегодня, не завтра, но доберемся, в этом я уверен!
  
   - Тебе это практически ничего не даст, вам эти технологии ещё неизвестны. Кроме того, свертывание базы уже началось. Для наблюдений наших историко-социологов будут искать другую планету.
   - Это что, так сложно?
   - Невероятно СЛОЖНО, настолько, что иногда её, кажется, проще построить и заселить, чем искать где-то во Вселенной.
   - Зачем вам всё это надо?
   - Долго рассказывать, да и многое тебе непонятно будет.
   - Ты расскажи главное, а непонятное упрости так, чтобы я понял.
   - Попробую, раз тебя это заинтересовало. Слушай. Наша цивилизация вышла за пределы своей планеты примерно тысячу лет назад, если считать вашими временными мерками. Сначала всё было хорошо, даже замечательно, мы открыли и заселили порядка сотни планет в различных системах и стали считать себя венцом мироздания. Так продолжалось довольно долго, пока не произошёл КОНТАКТ.
   - Так это же замечательно!
   - Вот и мы так сначала подумали. Дело в том, что с "чужими" первыми встретились автоматические разведчики, которые, как позже выяснилось, тоже встретили не хозяев, а разведчиков.
   - Интересно!
   - Да, но их хозяева оказали негуманоидной цивилизацией "Кристаллидов".
   - Что, пришлось повоевать?
   - Хуже, гораздо хуже. Война идёт до сих пор с переменным успехом, но, как показывает статистика, мы её постепенно проигрываем. Причин тому несколько, но есть одна - главная. За время экстенсивного расширения нашей цивилизации практически не возникало серьёзных конфликтов. Мы расширялись, заселяя новые миры по программе, разработанной предками тысячелетие назад, как оказалось, практически не развиваясь. Даже звездолеты, построенные в начале нашей экспансии, отличаются от нынешних, разве что внутренней отделкой да медико-биологическими системами.
   - Что, "Кристаллы" вам здорово надавали по шеям?
   - Если бы только это. Мы тоже в долгу не остались и разнесли несколько их флотов, правда, используя преимущественно боевые корабли автоматы при значительном численном перевесе. Самым страшным оказалось то, что за время безмятежного существования мои соотечественники утратили ген пассионарности, так его назвал ваш Гумилёв в той истории. Исчезли предприимчивые, активные и рисковые люди, стремящиеся к выполнению поставленной задачи, способные преодолеть страх смерти. Без таких людей цивилизация обречена на угасание.
  
   - И что вы решили сделать?
   - Исследуем варианты развития "homo sapiensa". Как показал проведенный исторический анализ, у вас наблюдаются яркие индивидуумы, однозначно являющиеся носителями такого гена.
   - За чем же дело стало? Я тебе десяток таких героев найду, прямо не сходя с места. Только свистну!
   - Тут другая проблема. Ты помнишь, как мы познакомились? Что предшествовало нашей встрече?
   - Ну конечно помню! БОЛЬШОЙ ЯДРЁНЫЙ БУХ!
  
   - Так вот, лекарство может оказаться опасней болезни. Вы уничтожили развитую цивилизацию в ядерном конфликте на своей планете всего за несколько часов. Для достижения этого уровня вам потребовалось два тысячелетия. Поэтому было принято решение о длительном исследовании с масштабированием времени. - За те десять лет, что ты у власти, в Империи у меня в лаборатории прошло всего десять дней.
   - О как?! Это чтобы наверняка не повторить наши кульбиты?
   - Ну конечно, нельзя иначе, уровень развития техники выше, разрушительные возможности несопоставимы. В момент окажемся с дубинками в пещерах, если вообще планеты целыми останутся и с орбит не сорвутся.
   - Вот какие мы "нужные дикари" оказались....
   - Не кривляйся. Тебе это не идёт. То, что вы УНИКАЛЬНЫ - это бесспорно, поэтому и было принято решение использовать темпоральный лифт, чтобы дать вашей Земле второй шанс. Знали бы Вы, Ваше Величество, сколько энергии для этого потребовалось - точно не ерничали бы не по теме.
   - Тут не до юмора, конечно, заплакать впору.
   - В той истории британцам и иже с ними удалось спровоцировать нужные конфликты и устранить большую часть носителей п-гена во Франции, в Германии и в России. Только в "Верденской мясорубке" было уничтожено 162.300 человек убитыми с французской и более чем 143.000 с германской стороны, а гибнут всегда лучшие, как правило, многие из них носители п-гена. - Как показали ранние исследования, охота на вас началась ещё в 12 веке, но почему-то вы не "ушли" со сцены. - Далее последовала череда аналогичных акций - поход Наполеона, Восточная война, Русско-Турецкая, Японская, Первая мировая, Гражданская и наконец Вторая мировая.
   - Да, я это знаю, в период с 1914 по 1929 год Империя потеряла порядка 47 миллионов человек, а с 41 по 45 годы ещё около 25 миллионов.
  
   - Нам бы хватило десятой части ваши потерь, чтобы укомплектовать экипажи нашего флота, но чего нет - того нет, слишком велики расстояния для передачи материальных, биологически активных тел. Поэтому исследования решили проводить прямо на планете - носителе, выявляя людей с п-геном. - Если бы не мои квантовые помощники, то даже с моей расширенной памятью и форсированным мозгом было бы трудно уследить за этими процессами на планете.
   - Интересная практика. Я-то тебя числил лентяем сторожем или студентом второгодником.
   -Ты не сильно ошибался. В той истории вместе с вашей цивилизацией погибли и наши результаты исследований почти за двухсотлетний период. Так что после применения темпорального лифта я, по факту, "второгодник" и есть.
   - Труден путь инопланетного исследователя. Никогда не задумывался, что это так трудно? Что тебе мешает сообщить своим боссам, что у нас всё в порядке?
   - А ты думаешь, зачем я на планетоид мотался? Сплошные автоматы плюс ИСКИНы работают безупречно, но строго по заложенной программе. Пришёл сигнал со спутника, передали дальше, а там отключили подачу энергии на Плутон. У них - то там тоже обычный автомат стоит. Всё, мы без связи и без энергии.
   - Понятно, АПВ не предусмотрен. Да, трудно тебе, уважаемая матрица.
  
   - Невероятно трудно! Плюс к этому попробуй - ка объяснить "главному вычислителю" ваши термины, к примеру, что такое "орден Табуретки"?! Простой перевод он воспринимает слишком адекватно. Для него табуретка - это то, на чём сидят. Да и мои руководители недалеко от него ушли. Только на пятый день эксперимента Шеф вдруг рассмеялся. До него, мне кажется, дошла вся нелогичность ситуации....
   - Как же ты со своим начальством связывался, на каких принципах связь построена?
  
   - Тахионные поля. На отдельном планетоиде в нашей звёздной системе построили большой генератор Т-полей и запустили очень сложномодулированный пакет тахионов в пространство, не помню уже в каком угле стерадиан. Там, где поле сталкивалось с частицами протовещества в полях тёмной материи образовывались нужные нам структуры. Вы нечто подобное называете нанороботы, только пойми - это очень грубая аналогия.
   - Ну а дальше то как?
   - Они, эти микро структуры, по полученной программе начали строить маяки, способные также генерировать Т-поля. Получили от них "отзыв-приветы" и стали уже с их помощью исследовать окружающие "маяки" пространство.
   - Подтвердилась интересная старая гипотеза, оказалось, что во Вселенной набор основных констант не одинаков - анизотропия пространства, тут уж никуда не денешься. Не помню точно уже где и как, но такая константа как ваша "С" различается существенно.
   - Твоё Величество, слышал о вращающихся чёрных дырах?
   - Да, что-то было в Physical Review, я мельком аннотацию видел, кажется, их именовали черные дыры Керра.
   - Ну так вот, исследования смогли прояснить механизм взаимодействия массивного фотона с такой дырой. Оказалось, что у фотона есть масса, причём не выше 10-ти в минус двадцать второй степени электронвольт. Если больше, то черные дыры Керра должны терять энергию взрывным образом. "Появление" у фотона массы позволяет объяснить те космологические эффекты, о которых ты спрашиваешь, поскольку, например, делает скорость света непостоянной величиной.
   - А потом как?
   - Потом-то совсем просто. Выбрали участки "темной материи" во Вселенной с нужными константами и запустили там исследовательские лаборатории, опять же с помощью нанороботов. Вот собственно и всё.
  
   - Ладно, не расстраивайся. Сколько, говоришь, за десять НАШИХ лет у вас времени минуло - десять дней? Пройдёт ещё лет пятьдесят, семьдесят и мы в космос выйдем, а за пару месяцев у твоего шефа, надеюсь, ничего страшного не случится. Построим аналогичный передатчик и дадим знать твоим, что мы готовы оказать необходимую помощь. Не бесплатно конечно, а за определённые технологии, которые вы нам передадите, не молотком же НАМ бить "кристаллы". - Скажу больше, Вселенная бесконечна, галактик в ней немерянно, всегда можно договориться. Их кристаллические мозги, думаю, вполне с этим согласятся, исходя из простых критериев целесообразности и экономичности.

*****

  
   Вот и поговорили. Вокруг на столе множество тетрадок - моих дневников, для них даже грифа СЕКРЕТНОСТИ не существует, не придумали ещё. Куда бы их до поры до времени спрятать? Кощей Бессмертный прятал самое важное на конце иглы с кучей других перепряток, а всё равно обнаружили, правда, далеко не сразу. Вот и мы также сделаем. Интернета ещё нет, появится он лет через много. Если какой-либо "Иван-царевич" захочет их прочесть, пусть ищет на сайте САМИЗДАТа....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"