Федоров Олег М.: другие произведения.

Тетрадь тридцать вторая Дневник Тринадцатого Императора

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.71*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это рассказ о нашей с братом поездке (перелёте во Владивосток и обратно). Несколько разговоров на международные темы. Самый большой Володькин СЕКРЕТ, он надумал жениться. Наши ассиметричные ответы "заклятым друзьям". Мудрые лорды нас, на четверть шага, но пока опережают, приходится парировать, а не нападать.


   Тетрадь тридцать вторая Дневник Тринадцатого императора
  
  
   (1869 год, нам опять готовят неприятности).
  
  
  
   (Даунинг-стрит 10, Лондон, Август 1869г. Реконструкция событий)
  
  
   Эх,....Уильям, Уильям, Чёрт бы тебя побрал, так провалить, такую операцию, и что мне теперь с ним делать, как поступить? Эти или подобные размышления премьер-министра были прерваны вошедшим секретарём, который доложил о прибытии Первого лорда Адмиралтейства Хью Куллинга Эрдли Чилдерса и Первого морского лорда Сиднея Дакреса.
  
   - Прошу вас джентльмены, проходите, присаживайтесь, пожалуйста.
  
   - Благодарим вас господин премьер-министр.
  
   Ответил за обоих вошедших, и разместившихся в креслах, кабинета Первый лорд Адмиралтейства. Интуитивно оценив напряжённую и несколько нервозную обстановку оба приглашённых адмирала заняли выжидательную позицию, приготовившись слушать.
  
   - Не желаете ли сигару? Весьма не дурные изделия, только вчера получены из колонии.
  
   - Благодарю Вас сэр, с удовольствием продегустирую изделие этого сезона.
  
   Произнёс Первый морской лорд, затем движением профессионала, обезглавил и раскурил желтовато-зелёную "Корону". В кабинете на некоторое время, одновременно повисли клубы дыма и ТИШИНА, прерываемая лёгким потрескиванием табачного шедевра.
   Клубы дыма постепенно рассеивались, а тишина наоборот сгущалась. Когда её концентрация достигла некоторого критического предела премьер-министр Уильям Гладстон, начал разговор.
  
   - Как Вам, наверное, известно активность некоторых стран, являющихся нашими геополитическими противниками, непозволительно повысилась. Наши неуклюжие попытки провести наземную операцию с использованием второсортного человеческого материала, показали, что в борьбе с восточными варварами этого не достаточно! Думаю, придётся использовать нашу основную силу, - наш флот. Здесь всякие случайности исключены, наши корабли больше, оружие мощнее, а команды являются лучшими в мире.
  
   Представители Адмиралтейства удовлетворённо осклабились и ещё более вольготно расположились в предложенных креслах. Как же, теперь эти торгаши снова поняли, что такое Гранд Флит, теперь они на пузе будут ползать, предлагая осуществить эдакий демарш силы. Одно только беспокоило Лордов Адмиралтейства. Они хорошо знали обстановку и согласно её состоянию, большой войны пока не предвиделось. Интересно, чего же от них потребует этот "сухопутный фигляр"? К сожалению, от них, от политиков, зависело финансирование флота, а значит и тоненькие золотые струйки, которые оказывались в адмиральских карманах с каждым спущенным на воду кораблём.
  
   - Джентльмены, надеюсь вам не надо напоминать историю капёрства. По мнению нашего кабинета и Её величества, для демонстрации силы нам надо напомнить некоторым странам, кто является хозяином на морских путях и океанских просторах. Особенно на удалённых морских путях.
  
   Адмиралы почти одновременно разочарованно зашевелились в своих роскошных креслах. Одно дело бомбардировать какой-то городишко в Японии, демонстрируя флаг мощнейшей державы мира. Другое дело гоняться по необъятным просторам за судами строго определёнными в задании. Здесь запросто можно погубить карьеру, да ещё и прослыть преступником, не всем же везёт так, как адмиралу Дрейку.
   Профессиональным чутьём, уловив перемену в настроении "гостей", бывший канцлер казначейства, понял, что надо добавить в своем "программном выступлении".
  
   - Прошу учесть, что стоимость груза призов надо будет определять вам, и распределять её среди капёров, так же по вашему усмотрению. Естественно никого постороннего не посвящая в эти операции. В этом залог её успеха джентльмены!
  
   Очередное, уже более благоприятное изменение настроения присутствующих, после этой тирады проступило, нет, даже прописалось БОЛЬШИМИ буквами понятными премьеру, на их благородных лицах. Воспользовавшись этим, Гладстон продолжил.
  
   - В Тихом океане у этих варваров имеется база флота на острове Уналашка, которую по недосмотру или по недостатку времени не уничтожили ещё во времена Восточной войны. Теперь вам надо будет исправить это упущение. Отсутствие промежуточной базы межу Азиатской и Американской частями сильно затруднит существование Русской Америки. Она, сначала замрёт, а позже, возможно начнёт отходить от России. В этот момент мы и предложим ей нашу помощь!
  
   Старый "пират" Сидней Дакрес, родившийся ещё в прошлом веке, бывший участником той самой войны, о которой упоминал премьер, затушив сигару, произнёс.
  
   - Русская база это вам не американские грузовозы с зерном, тут судами типа "Алабама" вопрос не решить. Сама цель расположена в другом полушарии, что весьма далеко. Какие силы, и какой объём финансирования будет выделен для операции?
  
   - Это предстоит решать вам господа. Конечно, новые броненосцы были бы идеальным оружием, но вывести их тайно из состава флота не представляется возможным. Поэтому речь может идти о нескольких шлюпах и одном, двух фрегатах, обладающих достаточной мощностью и мореходностью. Так же вам предстоит решить весьма щекотливый вопрос с подбором команд для этих судов. Мы считаем, что двойное жалование и сохранение послужных списков, вполне перекрывает некоторые неудобства связанные с временным ношением гражданской формы одежды. В июле, августе 1870 года эта база должна просто исчезнуть.
  
   Прожжённый политик ждал ответа, но его не было. Перед ним сидели не мальчики, а старые морские волки. Заматеревшие в пиратских действиях "владычицы морей", и желавшие знать все возможные расклады прежде, чем заняться таким сомнительным проектом.
  
   Пауза недопустимо затягивалась....
  
   Дакрес разменявший седьмой десяток, невозмутимо ждал. Обладая феноменальной памятью, он уже успел прикинуть, какие из кораблей достаточно будет вывести из состава флота, чтобы с одной стороны не привлекать внимания к предстоящему набегу, а с другой стороны, чтобы наверняка раскатать по брёвнышкам эту забытую Богом базу, да ещё расположенную на краю света.
   Отчёт времён Восточной войны по не очень успешному штурму Петропавловска на Камчатке, крепко сидел в памяти. В гарнизоне Уналашки менее тысячи человек, если отправить туда два корвета и два шлюпа, с приличным артиллерийским вооружением, то этого будет более чем достаточно. Заодно флот избавиться от нескольких мелких посудин, не вписывающихся в концепции адмирала.
   Броненосный шлюп "Research", броненосный шлюп "Enterprise", броненосный корвет "Favorite", броненосный корвет "Pallas", не укладывались в общую стратегию строительства и развития рангоутных броненосцев с полным водоизмещением на уровне восьми, - десяти тысяч тонн, один вид которых повергал в трепет врагов империи. Вот потому они и будут отправлены в экспедицию.
  
   Хью Куллинг Эрдли Чилдерс, в отличии от Первого морского лорда, не мог позволить себе ответить молчанием на незаданный вопрос премьер министра, поэтому из его уст, прозвучала почти нейтральная фраза.
  
   - Простите сэр, уничтожение этой базы, это единственное задание для формируемой эскадры?
  
   - Нет, джентльмены, нам надо заставить японцев обратить свои взгляды в нашу сторону, как единственную силу способную защитить их от пиратских набегов. Позже мы их обучим, вооружим, и эта страна будет естественно ограничивать экспансию России на Востоке.
  
   - Что, по вашему мнению, мы должны указать в приказах командирам капёров касательно действий в Японии?
  
   - Ничего серьёзного. Утопить с десяток их рыбацких шхун, можно заодно и китайских джонок, но так, чтобы спасшиеся видели на ваших мачтах флаг другой страны. Ну и под тем же флагом сжечь часть Эдо или как он там сейчас называется. Помните, что прямое нападение на дворец или серьёзное повреждение дворца императора Мэйдзи недопустимо. Это не менее важная часть задачи, но главное, главное отсечь у России, её американские территории. Это наш главный враг в этом столетии и наверняка в будущем.
  
   Адмиралы переглянулись, но продолжать беседу не спешили. Возможно, премьер сегодня и не ждал от них ни возражений, ни предложений, что подтвердила его следующая фраза.
  
   - Если вам всё понятно джентльмены, жду вашего доклада с планом операции и обоснованием необходимых сил и средств уже через неделю. Более, не смею вас задерживать.
  
   Когда адмиралы покинули кабинет, премьер министр Уильям Гладстон с удовольствие потянувшись, отправился в дальнюю часть премьерских апартаментов, где в комнате переговоров его должен был дожидаться граф Рипон....
  
   - Джордж Фредерик Сэмюэль Робинсон граф Рипон....
  
   Гладстон, произнёс эти слова, означающие пышный титул старого приятеля одним залпом. Хотя, какие они теперь приятели? Один проштрафившийся, не выполнивший ответственное поручение, на которое возлагали такие надежды, другой премьер-министр великой державы. Пока ещё премьер. Провал стратегической операции, это больше чем провал!
   Через несколько дней, на встрече деловых людей, тех, кто оплатил его избирательную кампанию станет, понятен ответ на вопрос, останется ли он в этом кресле, как надолго и при каких условиях.
  
   Надо спешить, надо подготовить на Юге той страны что-то такое, что долго будет гореть то, ярко вспыхивая то, почти затухая но, тлея в глубине, готовое в любой момент вспыхнуть снова. Для этого нужны: идея, деньги, оружие и снова деньги! Да, ещё нужны средства доставки, но с этим проще. По условиям мира в той стране в Чёрном море нет флота, а торговые корабли, для предстоящей операции не помеха.
  
   - Сэр Сэмюэль Робинсон, вам поручается во взаимодействии с нашими дипломатическими сотрудниками в Стамбуле, организовать доставку наших агентов-влияния и оружия в Самурзакан, обеспечив конфликт и стрельбу в Мегрелии. - Построенные нами броненосцы "Османие", "Махмудие", "Абдул Азиз", должны максимально затруднить судоходство и торговлю в этом районе. Наши инструкторы и наставники, на этих судах, возможно, забыли о целях и задачах им поставленных. - На Балканах, подтолкнёте националистические группки анархистов, которые мы финансируем, к выступлениям против Османов. Абдул-Азиз, естественно поручит Нури-Гази Осман-паше, наведение должного порядка, тот начнёт карательные акции. - В этой ситуации Россия, будет вынуждена ввязаться в войну с Турцией, для защиты славянского населения. Сразу после начала военных действий, силами турецкого флота, необходимо организовать вывоз наиболее активной части абхазского населения в Турцию, для их последующей военной подготовки. Тайный комитет будет координировать все действия в этом регионе. Надеюсь, вы понимаете, что другого шанса у вас не будет, дорогой граф....
  
   - Да господин премьер-министр. Разрешите идти?
  
   - Да, да я вас более не задерживаю, идите.
  
   - Интересно что граф сейчас обо мне думает? Столько лет работали вместе, а впрочем, теперь это уже не важно. Если он справиться, то я останусь в кресле, а он при своей должности, хотя и без ордена. А почему, собственно без ордена? Очень даже может быть, что и с ним. Напряжённость в этом районе, в канун завершения работ по Суэцкому каналу, даст нам повод усилить эскадру в Средиземном море, а там посмотрим.... Через три года мы устроим очередную войну Турции и России. Пока они будут уничтожать друг друга, наш флот войдёт в Мраморное море, а войска высадятся на Кипре, ладно не буду пока загадывать так далеко....
  
  

(Даунинг-стрит 10, Лондон, Август 1869г., днём позже. Реконструкция событий)

  
   - Сэр, прибыл граф Кларендон.
  
   - Благодарю, Дикси. Проводи его в кабинет.
  
   Джордж Уильям Фредерик Вильерс, четвёртый граф Кларендон, это глава Форин Офиса в моём правительстве. Он был на этой должности ещё во времена Восточной войны 1854--56 гг., позже не очень успешно участвовал в Парижском конгрессе. Во время усложнений, вызванных покушением Орсини на жизнь Наполеона III, Кларендон навлек на себя обвинение в пристрастии к Франции и не возвратился к власти, когда во главе министерства, в 1859 г., опять стал Пальмерстон. На эти его стариковские закидоны мне наплевать. Главное он активно поддерживал идею расчленения России и не его вина, что это пока не удалось.
  
   - Добрый день сэр Уильям.
  
   Первым приветствовал меня седой джентльмен. Я устремился к нему навстречу со словами:
  
   - Рад видеть вас дорогой граф.....
  
   Скрипучий старческий голос, прервал моё приветствие, не позволив произнести полный "словесный официальный политес".
  
   - Что опять случилось, Уильям? Что на сей раз, ты хочешь поручить моим дипломатам? Какого цвета перчатки или маски им придётся одевать для этого задания? Надеюсь, ты помнишь, что пушки, винтовки и мечи это не наше оружие. Мы гораздо лучше владеем бесшумными его видами, золотом, подмётными письмами, ядами, ну в самом крайнем случае отравленными кинжалами.
  
   Буквально выпалил вошедший, устраиваясь поудобней в кресле премьерского кабинета и по-хозяйски оглядывая его.
  
   - Сэр Джордж, меня беспокоят два вопроса. Крайне желательно ускорить подготовку и перевооружение Афганского эмира, чтобы его генералы, наконец, могли дать ассаже русским казакам вблизи его северных границ.
  
   - А что на второе?
  
   Тоном опытного торговца-деляги поинтересовался граф Кларендон.
  
   - Второе, это даже не вопрос, так, нужна небольшая справка по купцу Майклу Скобелефу или Скобелеву. Этот торговец обосновался в Сринагаре и ведёт себя несколько не обычно. В нашем торговом реестре эта фамилия не значится. Весьма вероятно, что это не просто купец, а торговый "посланник" Наполеона третьего или хуже того русского царя Николая.
  
   - Хмм, русские купцы ещё надолго не забирались так далеко в Кашмир, там внимательно следят за всеми неверными и весьма эффективно укорачивают их визиты или жизни тем, кто не согласен с длительностью визита. Сомнительно чтобы восточные варвары этого не знали и лезли к тигру в пасть. А что сообщают резиденты графа Рипон?
  
   - Большинство молчат, а некоторые по странному стечению обстоятельств подверглись нападению хищных или ядовитых зверей и уже просто не могут ничего сказать. В Кашмире наши порученцы достаточно слабо представлены, везде не успеть, да и на всех денег не хватит.
  
   - Со вторым поручением мне всё понятно, думаю оно не вызовет затруднений. А вот, что делать, как поступить с Афганистаном? Надеюсь, ты помнишь, что 27 марта 1869 г. я передал Бруннову для Горчакова послание с предложением о создании нейтральной зоны между Индией и российскими владениями.
  
   - Да всё я помню, мы же вместе "шлифовали" его текст. Но обстоятельства меняются быстрее, чем ожидалось. Ты же знаешь, у них появились эти воздушные корабли. Да, сейчас они ещё небольшие и летают не высоко, но кто знает, какими они станут в будущем?!
  
   - Уильям, а кто нам мешает построить подобные суда? Неужели русские варвары нас так обогнали, или мы настолько отстали? Что-то я здесь чего-то недопонимаю. Давно пора перекупить чертёжников или чертежи у заводчика, завод сжечь и начать строить эти корабли у себя!
  
   - Да уже пробовали! "Наших чертёжников" в России не осталось. У одних контракты закончились, другим выплатили неустойку и выставили из страны. Придумали какую-то машину, которая чертежи делает. Заводчик граф Апраксин, он РУССКИЙ, он миллионер и он не покупается.
  
   - Уильям, ты бы подумал, что говоришь. Как, и какая машина способна чертежи делать? Этого просто не может быть, потому что быть не может!
  
   - Джордж я говорю о машине не для разработки чертежей, это пока парафия человеческая. Я говорю об устройстве для их копирования, созданном русскими, причём копирование осуществляется без ошибок с абсолютной точностью. Что ещё ужасно, эта машина работает круглосуточно и выпускает в сутки такое количество документов, которое не в состоянии изготовить рота чертёжников. По нашим данным координацию работ осуществляет лично генерал-адмирал. К нему как ты знаешь, подходов нет, кроме того, указом Е.И.В. после того неудачного покушения, его сейчас казаки охраняют.
  
   - Хм, казаки это охрана серьёзная, но всё равно, что-то здесь не то. Не верю я в то, что машина берёт в руки карандаш и рисует, нет, НЕ ВЕРЮ!
  
   - Я тебе ещё не всё рассказал. Наполеон III, каким-то образом "навёл мосты" и возможно тайно договорился с молодым царём по вопросу постройки воздушных судов. Официально французы пока организовали акционерное общество "Ариэль" для постройки пассажирских аппаратов, но кто может им помешать вместо пассажиров, взять на борт бомбы или гранаты. Чтобы перелететь канал им потребуется меньше часа, и ещё несколько часов, чтобы долететь до Лондона! К ним собиралась и Пруссия присоединиться. Известно, что Мольтке старший показал в этом вопросе свою заинтересованность. Тут мы "кое-что планировали", но нас постигла неудача.
  
   - Знаю, знаю, слышал и читал. - Топорная работа. За такой результат в прошлые времена граф Рипон оказался бы гребцом на галере. - Мельчает, всё мельчает, и Британия уже не та!!! - Как вы допустили победу Северян? Сколько денег было вложено в эту SSC и где результат?! А как обосрались, да, да обосрались и нечего тут привередничать, ОБОСРАЛИСЬ с капёрами?!
  
   Старик разошёлся не на шутку, похоже я неосторожно наступил на его "любимый мозоль". Надо сворачивать встречу. Как бы половчее это сделать?
  
   - Дорогой граф, скажу только вам и то под строжайшим секретом. Мы уже "получили" чертежи летающего судна, позаимствовав их у французов. Сейчас наши инженеры заняты изучением документов, а в будущем году начнём строительство.
  
   - Хорошо, хорошо Уильям, ты немного успокоил меня. Я понял, что придётся подтолкнуть эмира и оправить несколько человек с какой-нибудь срочной инспекцией в Кашмир, чтобы найти "твоего купца" и побеседовать с ним. Британские дипломаты ещё могут послужить империи, даже если другие структуры способные только зря деньги расходовать, бесполезны и беспомощны оказались.
  
   - Очень надеюсь на вас сэр Джордж, очень надеюсь!
  
   С этими словами, я проводил Джорджа Уильяма Фредерика Вильерса, четвёртого графа Кларендона до самых дверей кабинета, чем заслужил его кивок и странную практически незаметную для постороннего, улыбку моего секретаря Дикси.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Казанский губернатор Николай Яковлевич Скарятин
   Самому младшему из сыновей Якова Федоровича, Николаю (он родился в 1823 году в родовом имении Троицкое), при разделе наследства достались земли в Щигровском уезде Курской губернии. Николай Яковлевич успел принять участие в Крымской войне, а затем, оставив службу военную, он быстро сделал себе карьеру по "статской части". В 60-70-е годы XIX века о нем как о казанском губернаторе говорили по всему Поволжью.
   Скарятин отличался особой неуемностью своего деятельного характера, которая нередко переходила все пределы дозволенного и общепринятые условности. А выливалось все это в лавины разносов, которые обрушивались на головы нерадивых чиновников как лиц, несущих определенную службу и допускавших в ней существенные огрехи. О "зверствах" и "грубости" казанского губернатора ходили легенды. Одно появление на улицах города губернатора в маленькой одноместной пролетке, которую называли не иначе как "эгоистка", ввергало в пучину страха и трепета любого полицейского.
   При всем этом в частной семейной жизни он слыл аристократом и джентльменом. И в этом немалую роль играла добрая и любимая всеми жена его Прасковья Ивановна. Удивительно было то, что несмотря на все его самодурство, грубость и "забвение человеческого достоинства в подчиненном", казанские обыватели относились к нему без озлобления и даже с некоторой долей симпатии. Ведь такого образцового порядка, как при Скарятине, город не знал никогда. Характерной чертой в административной деятельности Николая Яковлевича было четкое и обязательное выполнение данного обещания.
   Однажды Николай Яковлевич прослышал, что один из становых приставов (стан - административно-полицейский округ в уезде) получил взятку в виде огромного ведерного самовара. Мздоимец был вызван в Казань к губернатору вместе со злополучным самоваром. В приемной Скарятина на глазах многочисленных просителей и чиновничества становой просидел с самоваром на руках более трех часов, испытывая неимоверные физические и в большей степени моральные страдания. Когда руки наказуемого уже не держали самовар, а сам он чуть не терял сознание от стыда, появился СКАРЯТИН.
   Николай Федорович с присущим ему артистизмом стал расспрашивать, что это за самовар и почему он держит его в руках, не получил ли он его в наследство от своей мамаши, при этом давал нелицеприятные характеристики последней....
   Страсть закипала в крови энергичного Николая Яковлевича, когда он узнавал об очередном пожаре. Забывая о своем высоком чине и положении, он вскакивал в "эгоистку" и стремительно мчался на пожар, где активно участвовал в борьбе с огнем, выполняя подчас обязанности брандмайора.
   С провинившимися чиновниками губернатор разбирался быстро и строго. Чаще всего увольнял по "страшному" третьему пункту, то есть без права возвращения на государственную службу.
  
  
  
   Сто восемьдесят пятая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
   ВК Владимир, уютно расположившись в кресле аэроплана, и сделал вид, что задремал, а я решил немного поработать с "блокнотом".
   Брат явно выбирает момент для разговора со мной, но пока не решается. Я "коварный" старший брат делаю вид, что не догадываюсь об этом. По долгу службы, а не только по кровным узам, мне очень хорошо известно, кому ВК пишет письма и шлёт дагерротипы. Не заметить такие действия с его стороны даже без сотрудников графа Игнатьева НЕВОЗМОЖНО!
  
   Сейчас он снова молчит и делает вид, что дремлет, пусть притворяется, а я с подарком "студента" пообщаюсь. Где-то уже было написано, что "блокнот", теперь загодя выдаёт информацию, стоит мне лишь подумать о предмете моего беспокойства. Так было и на этот раз. Считав мои мысли о цели нашего путешествия, мой верный "соратник" засветил информацию о пребывании в Казани моего прадеда.
  
   "...1798 года мая 24 дня часу в 7-м по полудни Его Императорское Величество Всемилостивейший Государь Павел Петрович I с Их Императорскими Высочествами Великими Князьями: Наследником Александром Павловичем и Константином Павловичем в [174] Казань соизволили прибыть из Свияжска водою и по Казанке к Казанскому мосту, потом пожаловали в Кремль и соборную церковь, а потом в карете приехали в дом Генерала Летцкаго. 9
  
   Во время всего шествия был у всех приходов колокольный звон. В покоях Летцкаго соизволил принять от градскаго головы Петрова 10 и общества, поднесенный на серебряном позолоченном блюде и золотой солонке хлеб и соль, и Государь удостоил г-на Петрова и Жаркова 11 милостивым своим о многом разговоре. О преблагополучная Казань возрила прибытие своего Всемилостивейшего Монарха. 12
  
   Потом того же 24-го числа мая градской голова с обществом понес хлеб и соль в дом г-на Чемесова 13 Их Императорским Высочествам на серебряных вызолоченных блюдах с вензелем словами и солонках вызолоченные.
  
   25-го мая по утру Его Величество с Их Высочествами соизволил встречать в городе полки рыльский, екатеринбургский и уфимский. 14
  
   26-го мая. Государь на Арском поле соизволил рассматривать место для экзерции полков. По полудни дан был бал в городе в тронной. Когда собрано было все дворянство и лутшее купечество, Его Величество изволил быть весел и три раза танцовал. И Его Высочество наследник изволил много танцовать..."
  
  
   Теперь вы можете себе представить, что нас могло ожидать в цели нашего путешествия, если бы я заранее не предупредил Скарятина, о недопустимости такого расходования времени.
   Николай Яковлевич, человек, безусловно, умный, но приверженец консервативных взглядов, долго не мог взять в толк пожелания молодого государя (это я так о себе) по организации встречи. Тому разговору уже более трёх лет прошло, вот и посмотрим, как губернатор Казанский усвоил мои требования. Главное конечно не в этом. Выделяя в ежегодных бюджетах 65-69 годов более одного миллиона рублей, на развитие региона первым делом мне хотелось увидеть результаты вложений.
  
   Наш пилот заглянул в салон и пояснил, что город уже виден на горизонте.
  
   - Ваше Величество, на то, чтобы сделать несколько кругов, до заката солнца не остаётся времени. Успеем только один кружок совершить и то если не очень большой.
  
   - Хорошо, Александр Александрович, делайте один круг, над теми объектами, о которых договаривались и сажайте аэроплан.
  
   Главное мы с пробудившимся ВК успели увидеть. Новый железнодорожный мост чрез Волгу, новые заводы и тоненькую ниточку трубопровода, протянувшуюся куда-то на Юго-восток. После этого Трофимов развернул машину в сторону ВЗПП, которая находилась достаточно далеко от Казани. Мастерски посадив аэроплан, пилот подрулил к зданию, которое видимо, являлось чем-то вроде аэровокзала.
  
   На полосе метрах в двадцати от строений нас ожидала небольшая группа встречающих. Николай Яковлевич Скарятин губернатор Казани, в мундире при полных регалиях напоминал скалу на морском берегу, к которой должен был пристать наш корабль. К этому времени я с Владимиром уже успели переодеться в мундиры и по небольшой лесенке спустились на поле. (Чёрт, а они его уже асфальтом покрыли, молодцы!).
  
   За небольшой изгородью ограничивающей владения Можайского нас ожидали авто. Их доставили заранее ещё в начале года, и губернатор лично убедился в том, что автомобиль средство передвижения весьма полезное. До города добирались около часа. За это время Скарятин успел рассказать о том, как идут дела во вверенной губернии и даже поделился планами на будущее.
  
   Перед губернаторской резиденцией Е.И.В. как исстари заведено встретили хлебом и солью, я расцеловал дарительниц, чем поверг их в краску, после сказал несколько слов с высокого крыльца, которые сопровождались вспышками магниевых ламп, вездесущих "агентов" СМИ. Колокола то же звонили, всё согласно добрых старых традиций. Правда заранее было объявлено, что ни парада воинского, ни бала в губернаторском дворце не состоится.
  
   За ужином, больше походившем на совещание с закусками, выслушали железнодорожников, медиков, университетских профессоров и выборных от купечества, желавших присоединится к новоделам. Неурожаи, случившиеся в 67-68 годах, привели значительное число крестьян в города, хорошо, что мы были к этому готовы. Теперь из бывших землепашцев делают мастеровых, строителей, путейцев, да мало ли какие ещё специальности большому городу нужны.
  
   Сам губернатор поведал о моторостроительном заводе, об исполнении высочайшего повеления по воссозданию Казанского Адмиралтейства и конечно о завершении строительства НОВЫХ мостов через Волгу и Казанку. Отдельное сообщение было посвящено нефтеперегонному заводу, который планируется к завершению строительством в будущем году.
   Пироцкий рассказал о строительстве трамвайной линии и работам по возведению небольшой ГЭС на реке Казанке. Электростанцию вдали от города строили в основном для предприятий Можайского, но линию в 35 КВ., было решено провести в город, для обеспечения его освещения и транспорта.
  
   Наш ужин завершился за полночь, а рано утром автомобиль проехал вдоль выстроившихся в парадном расчёте ярко красных пожарных машин, полученных из Коломны буквально накануне нашего визита. Затем (видимо по губернаторскому сценарию), пересекли несколько траншей под строящиеся водопровод и канализацию и вырулили на дорогу к аэропорту (так его только я пока называю).
  
   - Николай Яковлевич, вы, пожалуйста, профессорам посодействуйте и кроме расширения Университета, медицинский и машиностроительный институты планируйте. Для обучения мастеровых и рабочих училища, профессиональные училища стройте. На Арском поле, я видел почти законченные строительством учебные знания и учебные мастерские по соседству. Назовите всё это в комплексе Казанское Соединённое промышленное училище, постарайтесь уже в этом году обучение начать. Деньги вам из резервного фонда в Министерстве финансов выделены, я заранее распорядился. - В подготовку специалистов купечество привлекайте. Нужны им инженеры и мастера, пусть ОПЛАЧЕННЫЕ заказы на них дают, мало того если хотят то и кандидатов предлагают. Чтобы бузы по меньше было, всё таки интеллигенцию воспитываем, надо их досуг в благоприятное государству русло направить. Пусть хотя бы воскресные школы грамотности организуют и не только здесь, но и в уездных городах. Без грамоты сейчас никуда, это всем в головы вкладывать надо, а некоторым для этого и физические воздействия понадобиться могут, иногда и пониже спины.
  
   - Ваше Императорское Величество, всё что наметили, сделаем, люди интерес и Государственную волю почувствовали, теперь этим только распорядиться по умному надо!
  
   - Да, чуть не забыл. В университете Александру Зайцеву письмо от Бутлерова передайте, пожалуйста, да присмотрите за проектом расширения, а фактически постройки нового здания для химиков-органиков. Я, к сожалению, из-за недостатка времени так к ним и не зашёл. (К Зайцеву, я не зашёл специально. В письме от его учителя был вложен план работ по исследованию каталитических реакций и каталитического крекинга нефти. Этот подход, к трансформации углеводородов, пора в лабораториях исследовать, а позже в производство внедрять). - Передайте, что обязательно в гости наведаюсь, как только "просвет случиться".
  
   Последнюю фразу я произнёс исключительно для ушей губернатора и городского головы, пусть знают, что учёные находятся в государстве на особом счету. Им иногда помощь требуется, причём такого свойства, что формулами не опишешь. Теперь я уверен, что какие-либо попытки, со стороны чиновников-лиходеев, затормозить поборами или проверками, так нужные исследования, будут пресечены в зародыше. Скарятин и без моего напоминания, был с казнокрадами, крут на расправу, об этом даже до 21-го века анекдоты дошли.
  
   *****
  
   Трофимов поднял наш аэроплан в воздух и взял курс на Юго-восток, летим в Челябинск. Там соберутся сразу два губернатора и Оренбургский и Пермский.
  
   Лашкарёва Александра Григорьевича и Николая Андреевича Крыжановского, мы с ВК Владимиром увидели из иллюминаторов аэроплана едва - ли не ранее, чем полётную башню, столько солнечного света отражалось от их мундиров и орденов. Правда, отличить одного от другого, мы смогли, только выбравшись из люка нашего средства доставки.
   Ещё в 1862 году Лошкарёв провёл в жизнь "Положение об устройстве обществ и общественного управления среди рабочих казенных заводов". Он добился передачи общественного управления на казенных заводах в ведение гражданских властей. Теперь получив в своё распоряжение новые технологии, массу инженерных специалистов по новым производствам, значительное финансирование и поддержку государя, губернатор развернулся вовсю. Изданная им в том времени специальная брошюра, "По вопросу строительства Уральской железной дороги", сейчас реализована на практике в металле. Да и в Оренбург в гости к Крыжановскому он прибыл в собственном салон - вагоне.
  
   В этом же самом вагоне оба губернатора со своими свитами отправились в практически ещё не известный город-завод Челябинск, где Николай Андреевич, демонстрировал Александру Григорьевичу интересные новинки, на осмотр которых должен прибыть сам самодержец.
   Два умных, преданных отечеству руководителя, быстро договорились и по организации обмена опытом и по взаимным поставкам. А ещё по массе незаметных, но важных вещей включая такие мелочи, как водопроводные краны, раковины или фаянсовые унитазы. Вот ведь какая проза жизни, но Высочайшее Повеление об устройстве в городах водопровода и канализации, подкреплённое целевым финансированием, заставило и такими делами заняться.
   Особое место в переговорах заняла организация транспортировки энергоносителей, на уральские промышленные предприятия, благо что Крыжановскому совсем недавно удалось наладить их весьма объёмную и дешёвую добычу.
   Бассейн по добыче бурого угля расположен в 7,5 км к югу от г. Оренбурга, а нефть была найдена не в тайге, не в пустыне, а в обжитом районе, рядом с железной дорогой, найдена на очень небольшой, глубине всего 250-300 м, буквально "под ногами". Так началось освоение нефти в Бугуруслане, почти на восемьдесят лет раньше, чем в той истории. (По вполне понятным причинам, эти достижения не афишировались, но оба губернатора считали, что откровение, посетившее молодого государя, ниспослано свыше на благо России).
  
   По Бугуруслану почти анекдот случился. Его уже несколько раз передавали из губернии в губернию. Мне пришлось снова исправить решение 1851 года и из Самарской губернии город снова передали в Оренбургскую, в ведение Крижановского. Хотя все губернаторы, подданные Российской империи, но так выходило удобней, да и посвящать в новоделы меньше народа приходилось.
  
   Владимиру неоднократно приходилось бывать здесь, потому, наверное, он чувствовал себя уверенно, а я по неизвестной причине волновался. Напарник Трофимова открыл люк, и мы выбрались на лётное поле вблизи Челябинска. Ковровой дорожки не было, и это хорошо. Не зачем деньги зря тратить и микробы плодить. Но военный оркестр и рота почетного караула присутствовали.
   По предварительной договорённости, вопреки существовавшим традициям и уставам, перед нами в парадном строю прошли войска в новой полевой форме с новым вооружением. По нашивкам на рукавах я понял, что это часть из ВДВ Володькиного подчинения.
   Наклонившись, я тихонько шепнул брату на ухо, так чтобы никто не услышал:
  
   - Владимир, ты "редиска". (Тут же сообразил, что такое обращение пока не понятно и добавил). Твоих подчинённых я уже видел. Мне на других глянуть хотелось.
  
   Также тихонько этот паршивец мне ответил:
  
   - Никса, ну ты же этого раньше не говорил, а мои ребята старались. Да и завтра ещё тьма народа будет, только успевай головой крутить, там все рода войск представлены будут.
  
   После приветственной части встречи, мы загрузились в авто и длинная кавалькада двинулась в строну города-завода. Здесь тоже звонили колокола, на новом соборе, стоящие вдоль дороги жители размахивали флажками и цветами. Дальше были хлеб-соль и симпатичные дарительницы. Мне даже понравилось с ними целоваться. Разбавлю этим приёмом старые традиции....
  
   ......................................................................
  
   Аэропланом, я не управлял. В автомобиле был простым пассажиром. Торжественную встречу и праздничный ужин, тоже не я обеспечивал. Если спросите, с чего тогда устал, не отвечу, но устал точно. Сразу как возможность представилась, спать завалился. Спалось хорошо, без сновидений. Утро началось по строгому графику нами заранее разработанному, чтобы везде побывать и всё успеть. Не знаю, что о нас люди думать будут, надеюсь, поймут и не обидятся.
  
   К восьми утра, мы с Володькой и со всей свитой уже в Учебном Центре Императорских Бронеходчиков собрались. (Мне на раздумья чиновников, по поводу раннего времени начала манёвров, как в форме, так и без, наплевать). Губернаторы видать тоже с этим временем согласны, о ВК я молчу.
  
   Картина, представшая глазам, радует. На линейке готовности выделенной белой линией, выстроился батальон самоходок (извините Бронеходов, потом мы их в САУ переименуем) сейчас это не важно. Такого вооружения нигде в мире нет. Пятьдесят шесть машин, со стоящими в ряд экипажами, растянулись, чуть не на пол километра. Вот командир батальона отдаёт рапорт Барятинскому, он тут уже несколько дней, проверяет, как к манёврам подготовились. Далее следует доклад мне. Произношу несколько стандартных соответствующих моменту фраз. Потом, мне этого показалось мало, и я произнёс ещё несколько условно литературных фраз, в адрес наших вероятных противников, коими поверг ужас дип. представителя от Горчакова, но прокатившийся по плацу гул показал, что они нашли одобрение в сердцах военных.
  
   Повинуясь команде Барятинского, и подняв густые облака пыли, Бронеходы двинулись в большой поход, который должен завершиться в точке "Белый холм", там строиться городок именно городок, а никакая не крепость Актюбе. Как строительство завершим, так и назовём его Актюбинском. Пока я так размышлял, к процессу поднятия пыли присоединились бесчисленные конные упряжки, фуры, всадники батальона и всадники с белыми повязками на рукавах. Последние это посредники. По их заключениям, позже мне с моими министрами надо будет принимать решения для наиболее эффективного использования этого и подобных ему батальонов. (Мне и так достаточно многое известно, но надо чтобы генералам это понятно стало, причём на собственном опыте, потому их сейчас Барятинский на лошадок и посадил).
  
   Дальше состоялись визиты на новые заводы. Потом осмотр самого города-завода. Ужинали крепко подуставшие губернаторы, сопровождающие их лица и мы с Володей уже под вечер. Ни у кого никаких мыслей по поводу бала, не возникло даже в зародыше....
  
   Утром уже перед самым отлётом с Крыжановским последний деловой разговор по поводу Оренбургского газового завода состоялся. Возможно, вы не забыли, что там ГЕЛИЙ добывать должны. Николай Андреевич рассказал, как работы идут, и пообещал, что первый продукт для анализов на чистоту летом следующего года уже поступит. Затем, по готовности больших газгольдеров и транспортных баллонов сразу и отгрузку на эллинги графу Апраксину начнут. Этими обнадёживающими новостями наш визит завершился.
  
   Из Челябинска почти строго на Восток, летим в Омск.
  
  
   Историческая справка
  
  
   Александр Петрович Хрущёв (1806--1875) -- русский генерал, герой обороны Севастополя.
   Родился 4 августа 1806 г. в родовом имении Басово близ Тулы в семье исправника Тульского земского суда Петра Яковлевича Хрущёва (1763--1841) и Елены Степановны урождённой Есиповой (1770--1851).
   Выпущенный 28 апреля 1825 г. из 2-го кадетского корпуса прапорщиком в 7-й пионерный батальон, он много потрудился над своим дальнейшим образованием, посвящая всё свободное от службы время специальному изучению военного дела. В Турецкую кампанию 1828 г. Хрущёв был уже ротным командиром и принимал деятельное участие в постройке моста через р. Прут.
   В неудачном для нас Альминском сражении Хрущёв, находившийся в резерве, с началом общего отступления занял с своим полком и двумя батареями позицию на высотах за Улукуловской долиной и, прикрывая отступление нашей армии, много содействовал тому, что оно, по признанию самих противников, было "une belle retraite".
   Нельзя было сделать более удачного выбора: чрезвычайно хладнокровный, распорядительный, скромный и добросовестный Хрущёв никогда не напрашивался ни на какой подвиг, но за то никогда и не отказывался от исполнения поручения, как бы трудно и опасно оно ни было. 9 февраля, с наступлением сумерек, Хрущёв перевёл свой отряд через Килен-балку двумя колоннами.
   Правая колонна, прикрываясь цепью и резервами, заняла пригорок и приступила к постройке редута (названного впоследствии Селенгинским); в ту же ночь было построено и несколько ложементов. Неприятель только утром 10 числа заметил наши работы и открыл по ним огонь.
   В ночь с 10 на 11 февраля работы продолжались, но подвигались очень медленно, так что к вечеру 11-го редут ещё не мог быть вооружён. Был 2-й час пополуночи, когда французы бросились на штурм, но потерпели полную неудачу. Вся честь этого дня бесспорно принадлежала Хрущёву, и государь наградил его 25 февраля орденом св. Анны 1-й степени с мечами. Едва был окончен Селенгинский редут, как союзники были удивлены ещё более смелым сооружением: в ста саженях левее Хрущёв в ночь на 17 февраля возвёл новый редут -- Волынский. Конец февраля и весь март 1855 г. Хрущёв находился на левой половине оборонительной линии (корабельной).
   Военную структуру Западно-Сибирского генерал-губернаторства представлял Отдельный Сибирский корпус, сформированный в 1820 году в составе 23-й пехотной дивизии и Сибирского линейного казачьего войска. Командиром корпуса был по должности генерал-губернатор Западной Сибири.
   В 1864 году корпус переименован в Войска Западной Сибири, расформированные 8 июня 1865 года в связи с созданием Западно-Сибирского военного округа. 25 мая 1882 года одновременно с упразднением Западно-Сибирского генерал-губернаторства округ был переименован в Омский военный округ.
   28 октября 1866 г. Александр Петрович Хрущёв был назначен генерал-губернатором и командующим войсками Западной Сибири и войсковым наказным атаманом Сибирского казачьего войска.
  
  
   ДЕСПОТ-ЗЕНОВИЧ Александр Иванович (1829, Троицкий Повет -- 1895, Крым), юрист. Из старинного литовского рода. В 1850 окончил Московский ун-т. За вольнодумство сослан в Тюмень. Позднее генерал-губернатором Вост. Сиб. Н. Н. Муравьевым-Амурским назначен чиновником особых поручений в Иркутске.
   В 23 года утвержден в должности пограничного комиссара, а затем градоначальника в Троицкосавске. Способствовал изданию 1-й в Заб. печатной газеты "Кяхтинский листок" (3.5.1862). Многое сделал по укреплению Забайкальского участка границы Российской империи, организации торговли между соседними странами, урегулированию чайной торговли. Преподавал в Кяхтинском уч-ще китайский язык. Подарил библиотеке уч-ща собрание книг на кит., монг. и маньчж. яз. 4 года был губернатором Тобольской губ., где продолжил прогрессивную деятельность. В 1867 покинул г. Тобольск. В последующие годы занимал высокие государственные посты.
  
  
  
   Невеста для ВК Владимира
   (вклеено в мой дневник несколько позже)
  
   ЗАПИСЬ ПЕРВАЯ.
  
   - "Она разбила ему нос. Он дернул её за косу и получил сдачи". Это слова воспитателей. Ничего страшного. Подумаешь, мальчишка. Меня старый оруженосец Хансен обещал научить фехтовать на мечах и лучше всех скакать на лошади....
  
   ЗАПИСЬ ВТОРАЯ.
  
   - "Это сорванец в юбке". Снова воркотня моих песталоцци. Я промчалась на коне по берегу моря на перегонки с Йенсеном. Моя лошадь пришла первой. После обеда я отделала мечом Фредерика так, что у него теперь синяки. Ему повезло что меч деревянный. Мама очень недовольна. Я знаю, она меня любит, но когда начинает говорить о том, что этого делать нельзя, потому что принцесса слабый пол, мы с ней постоянно ссоримся. Завтра я поставлю этому кронпринцу синяк под глазом, если он ещё раз попробует дать мне подножку на фехтовании...
  
   ЗАПИСЬ ТРЕТЬЯ.
  
   - Состоялся тяжёлый разговор с отцом.... Он считает, что недостойно принцессы царствующего дома носиться на лошади по берегу, сражаться с мальчишками, пусть и детьми придворных на деревянных мечах и пугать окрестных жителей дикими звуками боевого рога викингов. Последней каплей переполнившей чашу его терпения оказались мои уроки стрельбы. Обычно старый Йенсен учил меня стрелять вдали от человеческого жилья, для чего мы уходили на яхте на безымянные острова. Стрелять из старинных ружей времён Северной войны мне быстро наскучило. Я рассказала о моих успехах в стрельбе матери. В том повествовании упор делался на опасность использования древностей, которые может разорвать при выстреле. Так я обзавелась невольной союзницей. Воспользовавшись очередным визитом командира гвардейцев, охранявших замок, мама впечатлённая тем разговором, попросила присмотреть за безопасностью дочери и я научилась стрелять из винтовки Дрейзе. Всё бы на этом спокойно и закончилось, но видимо Локи меня дёрнул взглянуть во время праздника на орудия, производившие салют.... Не буду это подробно описывать, старые пушки на крепостной стене замка оказались не совсем подходящими для моих упражнений, слава Одину, что все живы остались, аж самой неудобно. Вот после тех не совсем удачных выстрелов я и имела честь вновь общаться с королём Швеции и Норвегии....
  
   ОЧЕРЕДНАЯ ЗАПИСЬ
  
   - Совершенно случайно услышала разговор родителей. Отец считает, что надо отдать меня замуж и вся мальчишеская дурь из моей головки быстро испариться......
   ........................................
  
   ОЧЕРЕДНАЯ ЗАПИСЬ
  
   - Он весьма симпатичный. Не буду лгать сама себе, он мне понравился. Интересно, какие у других принцесс виды на него? Надо поинтересоваться у тётушки, она наверняка всё знает.
  
   ОЧЕРЕДНАЯ ЗАПИСЬ
  
   - Пока его брат беседовал с отцом, мы с Великим князем, толпой фрейлин и каких-то военных катались на лошадях. Он очень недурно сидит в седле. Как хорошо он говорит по-французски, хотя по его словам, там он ещё не бывал. Вечером на балу мы танцевали, Он чудесно, легко танцует. Я чуть поскользнулась, но он легко меня удержал почти на вытянутых руках. Какой он сильный.
   Сегодня мы снова ездили кататься. Я была на своей любимой "Хельге", меня никто не смог догнать, кроме него. Вечером он очень интересно рассказывал о рыцарях и рыцарских турнирах древности. Кажется, я влюблена.... Как жаль, что они уезжают. Я уже выучила три русских слова. Он обещал мне прислать дагерротип. Как я счастлива....
  
   ОЧЕРЕДНАЯ ЗАПИСЬ (июль 1868 года)
  
   - Был большой скандал. Я отказалась от помолвки с Фредериком. Мама пила успокоительные капли. Отец сказал, что по мне плачет монастырь и я бессердечная дурочка. Написала письмо. Порвала на мелкие клочки. Пусть он сначала напишет.... Пришла тётушка и принесла мне королевскую почту.... У меня в руках его дагерротип и письмо. Как я счастлива!
  
   ОЧЕРЕДНАЯ ЗАПИСЬ
   ........................................
  
   ОЧЕРЕДНАЯ ЗАПИСЬ (июль 1869 года)
  
   - Пришла тётушка, принесла почту.... У меня снова в руках его письмо. Он пишет, что осенью будет говорить с братом о нашей помолвке! Как всё чудесно!!! Я наверное самая счастливая принцесса!!!!
  
   Надпись на титульной странице. "Дневник Lovisa av Sverige".
  
  
   (Это я уже потом вклеил копии фрагментов этих записей в свой дневник, Володька об этом не знает)
  
  
   Сто восемьдесят шестая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
   Летим на Восток на высоте примерно двух километров. ВК Владимир изображает спящего человека, но как мне кажется, просто ждёт удобного момента, чтобы поговорить. Для меня мучающий его вопрос уже решённый. С наследственностью там всё в порядке, энергии у принцессы хоть отбавляй, возможны некоторые дипломатические сложности, но возражать не буду. Поскольку я вредный самодержец, подожду, пока брат сам начнёт разговор. До Владика лететь ещё далеко, так что времени достаточно.
  
   Пока брат бездарно притворяется спящим, прикидываю разговор, с встречающими нас губернаторами. Александр Петрович Хрущёв и Деспот-Зенович Александр Иванович, два губернатора Омский и Тобольский, два замечательных, но таких разных человека.
   Моим планам по прокладке Транссибирской магистрали сильно повезло, что талантливый военный инженер, патриот России оказался в этот период времени в нужном месте! Вклад Александра Петровича в строительство моста через Иртыш невозможно переоценить. Я специально попросил Трофимова, чтобы при подлёте к городу он дал нам возможность посмотреть на него.
   После строительства второй мостовой переправы через Омь деятельность губернатора оказалась сориентирована в направлении ж/д строительства, создания речного пароходства, а в Питере уже лежит предложение по строительству университета. При всём при этом деятельность наших трёх банков позволила обеспечить строительство города и развитие его промышленных производств. Население Омска сейчас уже около сорока тысяч человек. Всё это я знал по отчётам, которые прочёл ещё в Питере, теперь предстояло увидеть вживую.
  
   С Деспот-Зеновичем, я познакомился, реализуя принцип выбора губернатора с максимальным количеством жалоб от "верноподданных". Он оказался в лидерах. В основном писали о его неблагонадёжности, вольнодумстве и стремлением НАСАЖДАТЬ образованность, которая, по мнению жалобщиков, нам не нужна. Особо указывалось на его общение со ссыльными всех мастей. Пришлось пригласить Александра Ивановича в Зимний дворец, где у нас состоялся серьёзный разговор. Губернатор получил примерный план развития своего региона и карт-бланш на использование ссыльных по своему усмотрению, но с полной за то ответственностью. Получить на Севере Западной Сибири гнездо британской резидентуры мне очень не хотелось, губернатор всё понял правильно и был с этим согласен.
  
   Скоро мы все встретимся в Омске. В это время Владимир, наконец, решился и произнёс:
  
   - Никса, ты меня слышишь, Никса? Ты можешь сейчас со мной говорить?
  
   Шум двигателей в негерметичном салоне был весьма значителен, что и заставило Володю повторить свой вопрос. Я повернулся к брату и сказал шутливо и чуть громче обычного:
  
   - Слышу тебя хорошо, приём!
  
   - Никса, Ты можешь серьёзно разговаривать? У меня очень важный разговор!
  
   - Я сама серьёзность, братец. Если ты думаешь, что я плохо слышу, то ты ошибаешься! Мы ещё только собирались в поездку, когда я уже заметил, что ты ждёшь момента для СЕРЬЁЗНОГО разговора. Очень, очень внимательно слушаю тебя, Володя!
  
   - Хорошо, Ваше Императорское Величество, я влюблён и хочу жениться!
  
   Выпалил залпом брат и пытливым взглядом уставился мне в лицо.
  
   - Хорошо, Ваше Императорское Высочество, я согласен и не возражаю!
  
   Лицо Великого князя слегка вытянулось, и он произнёс:
  
   - Тебя, что совсем не интересует кто ОНА?
  
   - Володя, как ты можешь так плохо думать о старшем брате? Единственная дочь Карла пятнадцатого - Луиза Шведская замечательная девушка, несколько экстравагантного поведения, но тебе такие нравятся. Ни в чём предосудительном, кроме бешеной скачки на лошади по побережью и стрельбы из старинного орудия в королевском дворце Стокгольма она не замечена!
  
   Небольшая пауза свидетельствовала о том, что младший соображает, что же я такое ему сказал и откуда я всё знаю.
  
   - Так значит тебе всё известно?
  
   - Ну, допустим не всё, но, наверное, очень многое, остальное додумать нетрудно. Даже то, что с Данией какое-то время напряжённость будет чувствоваться. Ради счастья брата мне на будущего датского короля ФредерикаVIII, придётся "забить", пусть себе другую невесту ищет! Тут главное, что и твоя избранница в тебя влюблена. А Датчане, если не захотят, чтобы британцы о них постоянно ноги вытирали, сами к нам свои взоры направят! Я когда получил от нашего посланника описание событий с датским сватовством в Стокгольме, чуть не расхохотался! Дальше ждал твоих активных действий.
  
   - У-у, змей!
  
   После этого командир ВДВ России чуть не задушил своего старшего в братских объятиях и запросто мог на радостях проломить фанерную обивку аэроплана, если бы я не остановил его встречным вопросом.
  
   - Когда сватов засылать будем?
  
   - А когда можно по твоему?
  
   - Как вернёмся из поездки, дадим телеграмму в посольство, затем "Игрушка" пойдёт в Стокгольм с Великим Князем Владимиром на борту.
  
   - Никса, ты самый лучший брат на свете!
  
   - Не сотрясайте воздух, Великий князь Владимир! Вы готовы к сватовству?
  
   От этой реплики глаза у брата стали не квадратные, а, пожалуй, треугольные.
  
   - Ты это о чём?
  
   - Согласно скандинавских традиций, жених, прежде всего, должен обратиться к отцу невесты и передать ему предложение, bon. От того и сватовство называется bonord, в путь за сватовством (bonords-for). Ты должен надеть лучшее платье (мундир) и отправиться с отцом или ближайшим родственником в дом невесты. Я с тобой отправиться не смогу. Поскольку являюсь лицом официальным, а это может сильно повредить Карлу XV, Швеция слишком близко к Британии расположена. Придётся тебе уговаривать брата Александра, а это ой как не просто будет!
  
   - Почему с Сашкой должны проблемы возникнуть?
  
   - Думаю, с ним-то как раз проблем будет не много, главное его супругу нейтрализовать! Ты же знаешь, как она за ним смотрит! Тут дело даже не в том, что Сашка выпить лишнего может. Его Мини (Мария-София-Фредерика-Дагмара), это кто? Сестра Фредерика! А чьих сватов твоя Луиза спустила по лестнице во дворце?
  
   ВК Владимир Александрович "скис", с него будто воздух выпустили. Мне стало, очень жаль младшего! Нет, он не сдался, и ещё предлагал всякие варианты, но видно было, что к такому повороту он был не совсем готов!
  
   - Никса, а если и её в этот процесс подключить?
  
   - Я тоже думал об этом, но есть маленькое "но"! В конце сентября у Сашки ожидается рождение наследника (в той истории было по другому), вот мы и воспользуемся тем, что Мини на сносях, и ей будет не до династических связей. Но тебе придётся держать ухо востро, пока "всё это пылью не покроется"! Помни, нельзя будет в течение нескольких лет оставлять Мини и Луизу надолго одних в одной комнате.
  
   - Думаешь, подерутся?
  
   - Тут думай, не думай, а твою "избушку" на Дворцовой набережной срочно достраивать надо, хотя бы жилое крыло.
  
   Наш разговор был прерван Трофимовым, который заглянул в салон и сообщил:
  
   -Ваше Императорское Величество, через несколько минут Иртыш виден будет и сразу Омский Двойной мост через реку покажется. Вы просили сообщить, как подлетать будем!
  
  
   Если я напишу, что плохо помню встречу в Омске, хотите, верьте, хотите, нет, но это абсолютная, правда. Обоих губернаторов я помню великолепно и содержание бесед с ними тоже храниться в памяти, правда, в основном в цифирно-численном варианте. Сколько заводов строиться, сколько людей работает, как города развиваются и какой объём финансирования на ближайшие годы им нужен. Подумал, подумал и решил в дневник эти записи не включать.
  
   Единственное исключение сделаю, пожалуй, для Фёдора Ивановича Былинкина. (В том времени, в самом начале 20-го века в Киеве был построен аэроплан БИС-1. Строителями были Былинкин, Иордан и Сикорский.) Теперь этот сибирский купец при поддержке Можайского и Тотлебена получил высочайшее разрешение на создание завода по производству пассажирских аэропланов типа ЯК-8 и Ла-8. Причём это предприятие полного цикла. Боресков Михаил Матвеевич, которому "Аэрофлотом" руководить поручено, это начинание горячо поддержал своими рекомендациями, а Михаил Константинович Сидоров с сотоварищами финансами. Скоро наши люди по всей Сибири по воздуху перемещаться из точки "А" в точку "Б" смогут, пока, правда, только в оговоренных заранее маршрутах. Наземная система обеспечения полётов ещё недоразвита.
  
   Чтобы из Европейской части страны не везти фанеру для постройки аэропланов, в Западную Сибирь, Деспот-Зенович уже год как строит фанерно-спичечный комбинат. В том времени в Тобольске производство слабо развивалось, очень надеюсь что сейчас лучше получиться. Чуть ниже по течению ещё и целлюлозно-бумажную фабрику сооружают, работы на всех хватает.
  
  
   Историческая справка
  
  
   Будогосский, Константин Фаддеевич (1822 - 06/02/1875)
   Топограф и военный статист. Окончил Полоцкий кадетский корпус и Дворянский полк. В 1844 г. поступил в Николаевскую академию Генерального штаба, после окончания был переведен в Генеральный штаб. Был прекрасным съемщиком для топографических и военно-статистических работ. В 1857 г. в чине подполковника был назначен на должность обер-квартирмейстера штаба войск Восточной Сибири. В 1858 г. принимал участие в трудах по разграничению Уссурийского края с Китаем и в то же время начальствовал над экспедицией, которая была организована для исследования страны между морем и рекой Уссури. В начале мая 1859 г. основал пост Турий Рог на озере Ханка. В середине июня выполнил съемку от бухты Экспедиции до устья реки Тюмень-Ула, представил результаты работы Н.Н. Муравьеву-Амурскому. По окончании этой работы был послан в город Пекин с вновь выработанными сведениями о границе. Они послужили основой при определении восточной части русско-китайской границы при заключении Пекинского договора (2 ноября 1860 г.). В 1861 г. Будогосский был назначен участвовать в комиссии для разграничения Амурского края с Китаем, в этом же году была издана первая карта Приамурья и Приморья, за составление которой он был награжден Орденом Святого Владимира 4-й степени и Святой Анны 2-й степени с короною и ему назначена пожизненная пенсия.
  
   УСОЛЬЦЕВ Арсений Федорович (1830--1909), топограф. Окончил Московский межевой ин-т, обучался в Московской обсерватории. Участвовал в топографических съемках в составе Сиб. экспедиции (1855--62) в долинах рр. Нерча, Олекма и др., исследовал Чарское плоскогорье. Составлял карты, вел метеонаблюдения, собирал минералы и гербарий. В 1859 входил в состав комиссии по установлению пограничной линии с Китаем, определенной Айгунским договором. Правитель дел Сиб. отд. РГО (1864--74). За тр. по топографическим съемкам Заб. награжден серебряной медалью РГО (1865).
  
   Артамонов Николай Дмитриевич 1840 г.р.
   Окончил геодезическое отделение Академии Генерального штаба Православный. Из дворян. Сын обер-офицера. Воспитывался в малолетнем отделении Имп. Воспитательного дома в Москве. Образование получил в Александровском сиротском кадетском корпусе. В службу вступил 16.06.1858. Окончил специальные классы корпуса (с занесением его имени на мраморную доску). Выпущен в 3-й гренад. стр. батальон. Поручик (ст. 16.06.1859). В 1859 поступил в Николаевскую инж. академию, которую по независящим от него обстоятельствам не окончил. Штабс-Капитан (ст. 20.04.1862). Окончил геодезическое отделение Академии Генерального штаба (1862-1864; по 1-му разряду; малая серебрянная медаль). Капитан (ст. 06.11.1864).
   Участник русско-турецкой войны 1877-78. Штаб-офицер над вожатыми в пол. Штабе (02.11.1876-30.10.1877). В его обязанности входило сбор сведений о противнике и поиск и доставка в армию хороших проводников и переводчиков.
  
  
   Сто восемьдесят седьмая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
   Промежуточные точки полёта я опять пропущу. Много их было. Сейчас уже не скажу где точно, нам с Владимиром от Богданова соратников (читай кинологов) презент вручили. Я каким-то чудом помнил, что щенков так просто дарить нельзя их выкупать надо. Потому достал монету и вручил дарителям. Тех щенков новой Западно-Сибирской породы позже в Питер отвезут, не тащить же их с собой во Владик.
  
   Запомнился визит на Николаевский железоделательный завод, что под Иркутском. Это одно из первых государственных предприятий, что я в акционерное предприятие с российскими купцами братьями Бутиными превратил. Тем самым спас его от разрушения и запустения. Отправленный туда в качестве научного руководителя, наставника и учителя для подготовки специалистов Курбатов Алексей Ильич провёл огромную работу. Не в одиночку, конечно, я ему из Петербургского института корпуса горных инженеров, трёх выпускников ежегодно в помощь присылал. Сейчас при заводе два училища, одно мастеров готовит, а второе квалифицированных рабочих воспитывает. Школы четырёхлетки обязательно начальное образование дают, а дальше уже всё от самих учащихся зависит, несколько человек уже в корпусе горных инженеров курс заканчивают, скоро домой возвращаться планируют.
   Чего только это предприятие не выпускает, даже перечислять не буду. Заводской посёлок давно статус города заслужил, да и строился он с учётом частичного затопления берегов под создание в будущем моря рукотворного, которое в той истории для Братской ГЭС образовано было. Построить электростанцию на Ангаре нам сейчас не под силу, потому пока на речке Долонке несколько гидротурбин крутятся и электроэнергию вырабатывают. Местные все предупреждены, чтобы ниже указанной черты дома и деревни по берегам Ангары не строили. Хотя всё равно пИсаки найдутся, которые будут утверждать, что 100 деревень затопили (около сотни изб-землянок на берегу реки насчитать можно), но не более. Нет их здесь такого количества, к сожалению, а были бы, так уже давно бы жили в домах Николаевского завода.
  
   Завершился визит присвоением посёлку статуса города, который нарекли Ломоносовград. Из Иркутска начальство заранее приглашено было, СМИ, духовенство всё честь по чести! Когда расставались, я губернатору шепнул, чтобы за чиновниками присматривал и мздоимцев своевременно на строительство железных дорог рассылал. Мне показалось, что меня хорошо поняли, тем более, что завод акционирован, и Е.И.В., среди главных акционеров числится.
  
   Мне с Бутиным Михаилом Дмитриевичем и братом его спокойно поговорить удалось, разговор о "Ковыктинской пади" был. Будет в будущем году там заводик закончен первой очередью. Духоборы там прижились, никто к ним не лезет и они ни кого не трогают. Работники они замечательные. Узкоколейная дорога туда уже пролегла, грузы и люди по ней перевозятся, скоро и газопровод закончен будет, а на заводе к тому времени новые турбины c генераторами появятся.
  
   - Если ничего дурного не случиться, в будущем году граф Апраксин свой газ получит!
  
   Эти слова уже Алексею Ильичу принадлежали. На той мажорной ноте мы и расстались. Видимо потому эта встреча лучше других в памяти отложилась.
  
   Следующей точкой нашего путешествия была не Чита, а Нерчинск. Не нравится мне Чита, не люблю, когда песок на зубах скрипит, потому главным городом в крае в этой истории Нерчинск обозначен.
  
   Здесь у меня была важная встреча запланирована. Ещё в 1858 году Муравьев-Амурский, своей губернаторской властью разрешил одну экспедицию. Возглавил экспедицию полковник Константин Фаддеевич Будогосский. В составе экспедиции находились топограф А.Ф. Усольцев, офицер Генерального штаба штабс-капитан, астроном П.А. Гамов, хорунжий Даржитаров, хорунжий Васильев, художник-академик Е.E. Мейер, переводчик Я. П. Шишмарев, 13 топографов и нижние чины.
  
   В прошлом году Усольцев Арсений Федорович, получил задание ещё раз побывать в долинах рек Нерча, Олёкма, Чара, и уже совместно с инженером-геологом Горловым Пётром Николаевичем (помните Горловку на Донбассе?). Родился то Пётр Николаевич в Иркутске, вот пусть и исследует Чарское плоскогорье на предмет наличия полезных ископаемых, а в Донбассе уже и без него справятся.
  
   0x01 graphic
  
   Это в 21-м веке все знают, какой это богатейший край, тут и медь, и полиметаллы и золото, и уголь и нефтяные битумы. В 19-м веке, мудрый Жозеф Мартен (геолог француз) бывший в составе нашей экспедиции все материалы передал на родину и о богатствах этих мы узнали где-то перед самой войной с фашистами. Потому в этом времени Горлов и Усольцев в тот район ещё раз направлены и о результатах на встрече в Нерчинске рассказать должны. Хотя я то знаю, что месторождения медистых песчаников и полиметаллов, по условиям залегания позволяют вести широкую разработку основных запасов руды карьерным способом, но это надо в этом времени "узаконить".
  
   В тот район придётся ветку ж/д тянуть, город Чара строить, иначе не поднять те богатства несметные, что России Богом даны. Сразу это не осилить, но Нерчинское и Иркутское купечество ориентировать на эти работы уже пора.
  
   После Нерчинска, мы в Восточносибирске посадку делали в той истории это посёлок Мазаново (там, где Зейскую ГЭС в том времени отстроили). Визит начался с присвоения населённому пункту статуса города с названием Восточносибирск! Там уже работы идут давно и Муравьёв-Амурский за тем посёлком постоянный контроль ведёт. Да я и писал уже об этом. Наш визит совпал по времени с выдачей первого проката для верфи Николаевска на Амуре. Теперь в Восточную Сибирь, не надо через всю страну "железяки" везти, своего железа в Сибири достаточно, скоро его на экспорт поставлять будем! Написать то написал, а как скоро это получиться ещё и сам не знаю, уж больно много нам самим того металла требуется....
  
   Дальше расскажу, как мы вблизи Владивостока оказались. ВЗПП от города далеко, больше сорока километров. Городок, что для обслуживания и строительства аэропланов выстроен, также как и в той истории, "Кневичи" нарекли. Полоса пока только одна, нет ещё международных авиаперевозок. В районе полётной башни видна группа встречающих.
  
   Опять я всю программу встречи скомкал. Просто не удержался и на радостях обнял Муравьёва-Амурского, а потом долго и обо всём с ним и его соратниками разговаривали. Описывать встречу не буду, тут литератором надо быть, а не самодержцем. Напишу только о нескольких наиболее важных событиях.
  
   Возможно, вы помните, что Аркадию Васильевичу Эвальду, капитан-лейтенанту аэронавтики и капитану АСМ-010, поручено полетать над Страной Восходящего Солнца, сбросить поздравления императору Мэйдзи над городом Токио (бывший Эдо)! Эту задачу экипаж нашего дирижабля успешно исполнил. По сообщениям нашего посланника, поздравительные листовки, произвели потрясающий эффект, как на население столицы, так и на членов правящего кабинета, включая самого императора.
   Вблизи посёлка Кневичи для АСМ-010 ангар выстроен. Там наш аппарат благополучно зимние бураны переждать сможет. Пока, по заданию губернатора, он важные грузы по всему краю перевозит, дорог то ещё мало, а грузоподъёмность у него серьёзная, более двадцати тонн. Рядом ещё ангары строятся. На будущий год просят, наши подданные ещё один дирижабль на Дальний Восток направить, оснащённого наружной подвеской. Очень удобно по воздуху перемещаться! Да и Фёдор Александрович Бредихин, ждёт не дождётся, когда ему зеркало пятнадцати тонное для телескопа привезут, да на гору поднимут, как уж тут не расстараться! Я обратил внимание губернатора, на то что несколько ангаров мне по размеру меньше показались. Так и на самом деле было. По договорённости с Апраксиным ожидается получение трёх дирижаблей типа "Гаргантюа", для важных полётов по Приморскому краю.
  
   Удалось и с Путятиным Ефимом Васильевичем пообщаться. Он телеграммой заранее из Кореи был вызван, в аккурат к дате моего приезда. Добро на строительство ж/д путей по территории Кореи получено. Об остальном я пока в дневнике писать не буду, но торговое соглашение в этом году весьма вероятно будет подписано.
  
   Долгожданное событие! 5 сентября 1869 года успешно завершился переход группы наших кораблей из Архангельска во Владивосток. Суда преодолели более пяти с половиной тысяч миль непростого пути через Северо-Восточной проход (так до начала XX века называли Северный морской путь). Встречали моряков всем городом, гимназисты на крышах домов и деревьях, более степенные кадеты и курсанты, группками на проспекте и в проулках. Все размахивали флажками, цветами и что-то выкрикивали. Владивосток украшен флагами и транспарантами, играют оркестры, во дворце моряков Генерал-губернатор устроил бал для участников похода.
  
   Наши новые крейсера в бухту "Золотой рог" не входили, они в "Находке" ошвартовались. Там в доке одному из корабликов немного борта "отрехтовать" надо будет, на них лёд свои автографы оставил. В "Находке" они не задержаться, Лихачёв уже распределил им маршруты плавания вдоль наших рубежей и далее. Сюда на бал их команды, свободные от вахты, гужевой транспорт доставил. Иван Фёдорович, ужасно довольный потирал руки, планируя дальнейшие походы для наших парусников и укрепление наших портов с использованием грузов доставленных барками.
   Оба сухогруза после небольшого отдыха пойдут дальше. Один в Шелихов, а потом в Чили, второй в Уналашку, а после на Борнео, там наш "корсар" Асланбегов для них важные грузы приготовил.
   О ледоколах не беспокойтесь, оба уже благополучно до Архангельска добрались и на профилактический ремонт (переборку механизмов) стали. Телеграмма об этом событии в местном управлении СБ меня уже несколько дней дожидается.
   И всего-то, 344 года понадобилось для осуществления идеи морского сообщения между Россией и Китаем, высказанной русским дипломатом Дмитрием Герасимовым в 1525 году.
  
   Раз уж я про управление СБ вспомнил, то и о его "командире" несколько слов черкну. Артамонов Николай Дмитриевич 1840 года рождения. Окончил геодезическое отделение Академии Генерального штаба в 1864 году по 1-му разряду. Сюда его по рекомендации Мезенцева, сразу после "проведения геодезической съемки" в европейской части Турции, направили. ("Блокнот подсказал", что во время войны 77-78гг., В его обязанности входил сбор сведений о противнике, поиск и доставка в армию хороших проводников и переводчиков). Говорил и я с ним, если в СБ все такие кадры, то Игнатьеву есть чем гордиться, да и мне теперь за безопасность Приморского края спокойней будет. Молодой майор тут же свою напористость показал и ведь не убоялся молодецкой настойчивостью, в немилость впасть.
  
   - Ваше Императорское Величество, пограничные войска сейчас оперативно Службе безопасности подчинены, для надёжного контроля границ империи нам бы очень были полезны дирижабли, того типа что на Парижской выставке демонстрировались. Отслеживать границы территории, по площади всей Западной Европе мало уступающей, одними наземными силами трудно, а упреждение противника и просто невозможно. Новая техника позволит, и оперативность и надёжность существенно повысить!
  
   Ну, что тут скажешь? Прав майор, сто раз прав. Решил я его пока особо не обнадёживать, но и отказывать думаю не след. По приезду в Питер, надо будет обсудить наши возможности и постараться решить этот вопрос уже конечно в масштабах всего государства, хотя начать можно и с Приморского края. Так я и ответил.
  
   - Хорошая мысль господин майор. Нуждается она в более детальной проработке. Нужны пункты базирования, ангары, ремонтная база, специалисты аэронавты, наземные службы обеспечения, но двигаться в этом направлении будем. Обещаю вам, что ваше управление будет одним из первых, кому новую технику осваивать придётся!
  
   - Спасибо, Ваше Императорское Величество! Большое спасибо, мы не подведём!
  
   Как я сам до такой простой вещи не додумался? Надо будет по возвращению с Апраксиным переговорить, пусть определиться с возможностью строительства большой серии аппаратов ДМГ (дирижабль малый тип "Гаргантюа") не только для доставки купцов на места, но и военного назначения. Интересно, а если сюда птенцов Можайского на новых У-2, модернизированных для несения военной службы направить.
  
   - Николай Николаевич, сколько сейчас в наличии полностью готовых и оборудованных площадок из нашего с вами перечня новоделов, для птичек Александра Фёдоровича?
  
   - Ваше Величество, вдоль ж/д трассы на Хабаровку все площадки и строения в наличии имеются. На каждой охрана наличествует из числа казаков ближайшего поселения. Остальные места, кроме Нерчинска и до самого Иркутска, пока только на планах значатся.
  
   - Это дорогой граф уже кое-что. Хотя полётную дальность аэропланов и дирижаблей сравнивать не стоит, но упредить нас о нападении манз и даже "пощипать" их, эти машины вполне способны. Жалко, что самого адмирала здесь нет, мы бы быстро этот вопрос решили. - Иван Фёдорович, а вдоль цепи ваших "поднадзорных портов и островов", как вопрос с посадочными площадками для аэропланов решён?
  
   Лихачёв, уже давно внимательно прислушивающийся к разговору об использовании аэропланов для разведки и наблюдения, ответил моментально.
  
   - Ваше Императорское Величество, в местах базирования флота в Азиатской части России необходимые условия для проведения полётов созданы, возможность перегона воздушных судов имеется до самого Петропавловска-Камчатского. В Западном полушарии таких условий ещё нет, да и расстояние до ближайших наших поселений и городов, многократно превышает дальность полёта аэроплана.
  
   - Да, здесь, на таких расстояниях, дирижабли ещё долго вне конкуренции будут. Надеюсь, что по весне будущего года вы получите телеграмму со словами "Вылетаю (зпт) встречайте (зпт) скоро буду (зпт) Соковнин (тчк)". Готовьтесь Иван Фёдорович, готовьтесь, скоро и у моряков в службе наблюдения воздушные суда появятся.
  
   *****
  
   Вечером последнего дня перед отлётом мы были в гостях у Николая Николаевича. Удобно разместившись в креслах губернаторского кабинета, на стене которого висела большая карта, неспешно обсуждали предстоящие дела по развитию края.
  
   - До всего порой просто руки не доходят, Ваше Величество.
  
   Эти слова Муравьёва-Амурского были прерваны появлением Екатерины Николаевны, которая пригласила нас ужинать. Видимо это наша национальная черта, продолжать за столом разговоры о делах. Хорошо это или плохо, обсуждать не будем, всё от ситуации зависит. На сей раз, как мне кажется, удачно получилось.
  
   - Вот Вы, дорогой Николай Николаевич, жалуетесь на нехватку времени. А не кажется ли Вам, что "Первая леди Приамурского края", не хуже нас мужчин справилась бы с открытием театра или библиотеки в городе. Думаю, что они бы не намного уступили "Гранд Опера" или "Национальному книгохранилищу".
  
   Екатерина Николаевна Муравьева (урождённая Катрин де Ришемон), после моих слов, победно глянув на мужа, решилась подключиться к разговору.
  
   - Мой дорогой, а что ты мне ответил, когда я просила тебя начать во Владивостоке строительство театра? Что ещё не время, что специалистов нет, что материалов нет, что средств не хватает.
  
   - Катюша, да где мы здесь актёров найдём? Да и на постройку здания несколько лет надо.
  
   Я решил вмешаться и поддержать госпожу Муравьёву.
  
   - Дорогой губернатор, начинайте, потом поздно будет. Пустите подписной лист по городу, за этим ваша супруга присмотрит. А мы с Великим князем, сейчас и первый взнос сделаем. Недостающие средства, я попрошу Рейтерна в бюджет будущего года включить. Через год, максимум два, аппараты Апраксина, обеспечат регулярные полёты по маршруту "Москва-Владивосток", а возможно и "Париж-С.Петербург-Москва-Владивосток".
  
   - Видишь милый, как скоро всё хорошо у нас будет!
  
   Волнуясь, произнесла с сильным французским акцентом "Первая леди Приамурья".
  
   - Обещаю, что постараюсь уговорить всю труппу Мариинского театра, прилететь к вам на открытие гастролей, в самый восточный театр Империи.
  
   Как я буду выполнять это обещание, я ещё и сам не знал, но исполню обязательно!
  
   Обратный перелёт прошёл хорошо. Наши аэронавты постарались на совесть, да и погода благоприятствовала. Маршрут домой немного отличен от прямого был. Делали мы ещё большую остановку в Царицыне. Описывать встречу и перечислять его заводы и продукцию не буду. Точка на карте, поселок, городок уже в ГОРОД превратилась. Пожалуй, скоро я из него не только оборудование, но и специалистов получать буду, ещё год два и начну выпускников из города на Волге, по другим местам Империи рассылать.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Александр Александрович Половцов (1832-1909) родился в дворянской семье, не отличавшейся знатностью и богатством. Отец его Александр Андреевич имел в Лужском уезде С.-Петербургской губернии родовое имение: с 1840 года он служил чиновником в I департаменте Сената, позднее, в конце 1850-х годов перешел в Министерство государственных имуществ, был членом Совета министра. Мать А.А.Половцова Аграфена Федоровна Татищева была дочерью участника войны 1812 года майора Федора Васильевича Татищева, а известный историк С.С.Татищев приходился А.А.Половцову двоюродным братом1.
   Получив образование в Училище правоведения в Петербурге, А.А.Половцов начал свою профессиональную деятельность в 1851 году и сделал блистательную карьеру, пройдя путь от рядового служащего Сената до государственного секретаря, члена Государственного Совета и статс-секретаря Александра III.
   В 1861 году А.А.Половцов, в то время еще никому не известный 29-летний сенатский служащий, женился на 17-летней приемной дочери, а точнее, воспитаннице барона А.Л.Штиглица Надежде Михайловне Юниной (1843-1908)2.
   Женитьба на приемной дочери придворного банкира, одного из самых богатых людей России, для Половцова стала судьбоносной. Кроме миллионного приданого, Н.М.Половцова после смерти барона А.Л.Штиглица стала его единственной наследницей, обладательницей многомиллионного состояния (по свидетельству самого Половцова, оно составляло сумму в 16-17 миллионов рублей).
   Это обстоятельство, сочетавшееся с природным умом и образованностью, обеспечило Половцову блестящую служебную карьеру и близость к высшим слоям общества. Половцов дружил с великим князем Владимиром Александровичем, общался на равных с обер-прокурором Синода К.П.Победоносцевым, был очень близок к наследнику престола, будущему императору Александру III.
  
  
   Ауэрбах Александр Андреевич (1844--1916) -- русский горный инженер.
   Сын врача. Родился в 1844 в году Кашине, Тверской губернии. В 1856 году поступил в Институт Корпуса Горных Инженеров, окончив который, в 1863, был прикомандирован при работах по артезианскому колодцу, производившихся тогда в Экспедиции заготовления государственных бумаг. С 1864--1867 годах по поручению горного департамента, отыскивал каменный уголь на Самарской луке. В 1868 году защитил диссертацию: "О турмалине русских месторождений" и был избран адъюнкт-профессором Горного института по кафедре минералогии, которую оставил в 1871 году, приняв заведование разработкой каменноугольных копей французской компании "Societ И MiniХ re et Industrielle" в Донецком бассейне.
   С этих пор Ауэрбах всецело предался практической деятельности& C 1876 года начал заниматься консультацией по горнозаводским делам. Инициатор первого (1874) и активный участник последующих съездов промышленников Юга России.
   В 1884 году основал Турьинское горное училище в Турьинских рудниках. В 1881--1896 годах управлял Богословским горным округом. Развил и усовершенствовал медеплавильное производство в округе. В 1893 году подписал контракт с Управлением Сибирской железной дороги на поставку 5 000 000 пудов стальных рельсов, для выполнения которого на берегу реки Каквы построил новый Надеждинский металлургический завод (ныне металлургический завод им. А. К. Серова) с полным циклом производства.
   По его инициативе в округе организовано производство серной кислоты, фосфора, хромпика, бочек, огнеупорного кирпича, построены стекольный и цементный заводы, электролитная фабрика и механические мастерские. С 1912 года -- председатель правления Инзерского горнозаводского общества, владевшего чугуноплавильными заводами на Южном Урале.
   Спроектировал железнодорожную ветку между городами Уфа, Верхнеуральск и Троицк, которая соединила бы кратчайшим путем Центральную Россию со степными районами Сибири и Казахстана, но первая мировая война помешала осуществить задуманное.
  
  
   Сто восемьдесят восьмая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
   Вот, наконец, мы с братом домой добрались. Наши отдыхающие во главе с Маман будут только через несколько дней. Супруга Шарля Луи с сыном, будут в Париж добираться железной дорогой через Петербург, так надёжней. В оставшееся время я с бумагами занялся, да над Володькой вечерами подтруниваю. О чём Великий князь думает? Можно догадаться с одного раза. Вот он опять меряет мой кабинет шагами. Слава Богу, молча это делает и не трещит, как сорока. Тренировки с пластунами приучили его к сдержанности и выдержке. В другое время я бы его в театр спровадил деликатно, или еще, какое поручение дал. Сейчас лучше пусть при мне побудет. Дам как я ему книжку интересную, недавно скопированную, пусть отвлечётся. Заглотил. Читает.... Ещё через час....
  
   - Никса, так это, правда, что мы, ну не мы, а наш прапрадед в союзе с Бонапартом Индию воевать собирались?
  
   - Ну, если императора Павла первого прапрадедом назвать, то, правда. Ты читай, читай записки то, у тебя в руках.
  
   Кажется, я перестарался с источником информации. Володька читает нереализованные планы вслух с выражением, сопереживая дням минувшим:
  
  
   Совместный поход в ИНДИЮ.
  
  
   Русские собирают в Астрахани 25,000 регулярных войск и 10,000 казаков. Отсюда корпус этот идет на судах в Астрабад, где устраивается главная квартира союзных армий и запасные магазины.
   Французы отделяют 35.000 чел. от рейнской армии и на барках плывут по Дунаю 20 дней. В устье реки их ждут русские транспортные суда, которые и перевезут французов в Таганрог в 16 дней. Отсюда по правому берегу Дона до Пяти-избянской станицы -- 20 дней, тут [199] переправа на левый берег. Затем переход к Царицыну -- 4 дня и вниз по Волге к Астрахани (на судах) -- 5 дней и наконец Астрабад -- через 10 дней. Далее общий маршрут на Герат, Ферах, Кандахар и т. д. -- От Астрабада до Инда предполагалось 45 дней марша, всего же 120 дней или 4 месяца, а без форсированных маршей 5 месяцев. Так, что если выступить в начале мая, то к концу сентября можно быть на месте.
   Средства исполнения: французы берут с собой артиллерию без лошадей, кавалерию тоже без лошадей, но с полным конским снаряжением. Лагеря не берут, сухарей берут только на месяц. -- Вперед посылаются, на почтовых, комиссары в Таганрог, Царицын и Астрахань для найма лошадей, сбора подвод и судов и покупки провианта.
   Делается сношение с главным управлением колонии евангелистов в Саксонии, чтобы оно дало приказ сарептским колонистам (вот оно государство-то в государстве) о заготовления ими с подряда лагеря, одежды и аптеки.
   Лошадей для обоза, а также для артиллерии и кавалерии купить у казаков и калмыков. -- Аммуниция, орудия и снаряды будут отпущены из арсеналов: Астраханского, Казанского и Саратовского. Провиант и фураж должны быть закуплены в России, а стада порционного скота в Персии.
   Порядок движения: еще до отплытия русских из Астрахани посылаются комиссары с прокламациями для успокоения попутных владельцев и внушения им, что цель движения есть изгнание англичан, "поработивших эти прекрасные страны, некогда столь знаменитые, могучие, богатые... что ужасное состояние угнетения, злосчастия и рабства, в котором ныне стенают народы этих стран внушило Франции и России живейшее к ним участие, и что вследствие этого оба правительства решили соединить свои силы, чтоб освободить Индию от тираннического и варварского гнета англичан". -- Затем следовали обещания: не брать ничего [200] даром, уважать религию, законы, обычаи, собственность и женщин.
   С комиссарами едут инженеры для пополнения карт заметками о привалах, переправах, местных препятствиях и средствах к их устранению.
   По прибытии в Астрабад первой французской дивизии выступает в поход первый эшелон русских войск. В авангарде идут 4-5 тысяч казаков вперемежку с регулярной кавалерией. За ними понтоны. Авангард наводит мосты и охраняет их.
   Наполеон сделал некоторые замечания на этот план. Так он высказал сомнения в возможности набрать достаточно судов для плавания по Дунаю и Черному морю. Павел ответил на это, что Россия может располагать тремя стами судов и, что в случае затруднений на Дунае -- пусть французы высадятся в Браилове и в Галаце, откуда их заберут русские суда.
   На другое замечание Наполеона, что турки могут не пустить по Дунаю -- Павел возразил, что он принудит Порту делать все то, что ему угодно.
   На опасение нападения со стороны английской эскадры адмирала Кейта, могущей пройти Дарданеллами -- Павел возразил: "если г. Кейту угодно будет пройти сквозь Дарданеллы и Турки [201] тому не воспротивятся -- этому воспротивится Павел, для этого у него есть средства действительнее, нежели думают.
   Наконец на сомнение в возможности пройти из Астрабада "сквозь страны почти дикие, бесплодные, свершая поход в 300 лье". -- Павел отвечал, что эти страны ни дики, ни бесплодны, дорога открыта и просторна давно, караваны проходят обыкновенно в 35-40 дней, что сыпучих песков нет; что реки на каждому шагу, подножный корм в изобилии, рис также, скота и дичи множество, плоды разнообразны. Наконец если путь и действительно длинен, то для таких войск, как французские и русские, -- это ничего не составит: жажда славы, храбрость; терпеливость, мужество, неутомимость -- в связи с благоразумием начальников -- победят, какие бы то ни было препятствия".
   В подтверждение возможности похода указывался пример похода Надир-Шаха в 1739 и 1740 годах: выступив из Дегли, он прошел чрез Кандагар, Герат, Мешхед и Астрабад -- как раз по этому пути.
  
   - Да, дела так дела. Значит за это его и убили? Никса, а ты имена всех заговорщиков знаешь?
  
   - Знаю, Володенька, знаю. Только ничего это нам сейчас не даёт. Другие люди, другая эпоха. Да и службы в Империи сейчас созданы, которых у Павла не было.
  
   - Слушай, а вот интересно с нашими новыми вооружениями и войсками по-новому обученными, мы сможем такой маршрут осилить?
  
   - Технически братец это исполнимо. Просто время для этого похода ещё не подошло, да и подготовка ещё не полностью завершена.
  
   - Подготовка?! Так значит, ты готовишься! Готовишься и молчишь, нет, ты не просто змей, ты коварный - змей - искуситель. Прямо как в Библии прописано! Это про тебя видимо!
  
   - А ты кто? Ты шеф воздушно-десантных войск империи! Где твои подшефные заключительные тренировки проходят?
  
   - На Аральском полигоне.
  
   - А это где, Аральский полигон?
  
   - Как где, на островах в Аральском море!
  
   - Ну хорошо, а море то оно где расположено?
  
   - В Азии.
  
   - Слава Богу, дошло, наконец.
  
   - Дошло! Я даже теперь сам тебе больше скажу. Я знаю, куда ты группы Федченко и Скобелева отправил. Минутку, теперь я могу точно сказать, чем Валиханов занимается и зачем Колпаковскому в усиление вновь сформированную бригаду придали.
  
   - Ну, хорошо, хорошо! Ты ещё про Астраханские верфи вспомни на которых морские военные и десантные суда строятся. Про железную дорогу, которая скоро до Ташкента дотянется, про наших купцов и посланников, что в тех краях оперируют.
  
   - Никса, значит скоро "Труба зовёт"?!
  
   - Ваше Императорское Высочество, я тебя сейчас стукну. Тебе дали книгу читать, вот и читай. Мне ещё несколько документов по Северному Уралу изучить надо. Там большие силы и средства вложены, очень надеюсь на успех в тех делах. Ты мне мешаешь думать и читать внимательно.
  
   - Замолкаю, Ваше Императорское Величество!
  
   Напишу несколько строк по важным делам, которые заставили меня так резко прервать младшего брата. Как-то, года два назад, мой второй адъютант Михаил доложил, что испрашивает аудиенцию у Е.И.В. небезызвестный вам барон Штиглиц. Как же не принять такого человека? После великосветских расшаркиваний и приветствий, которые мне тогда ещё не удалось достаточно сократить, мы с бароном о делах разговор завели.
   Где и как Александр Людвигович "пересёкся" с графом Апраксиным я не выяснял, о чём конкретно они говорили, не знаю, да и не надо мне это. После того разговора "Чутьё финансиста" в очередной раз подсказало Штиглицу, что комплекс предприятий по производству меди, алюминия и качественной стали будут весьма востребованы в самое ближайшее время. К тому же оказалось, что внебрачная дочь великого князя Михаила Павловича, воспитанница "банкира" Надежда Михайловна Юнина вышла в 1861 году замуж, за секретаря Государственного совета, - молодого человека подающего большие надежды. Вот и готовый администратор-руководитель для всего проекта.
  
   Тут я вспомнил про "легенду о Северном Эльдорадо". Посоветовался с "блокнотом". После того, как в 1757 году в Верхотурском уезде Тобольской провинции Сибирской губернии были найдены медные руды, верхотурский купец Максим Михайлович Походяшин (1708--1781) развернул в таёжной глуши строительство нескольких заводов. Начав в 1758 году, к 1771 году были построены сначала Петропавловский, затем Николае-Павдинский и затем Турьинский (Богословский) заводы. Медеплавильный завод, воздвигнутый на левом берегу реки Турья, так и назвали -- Турьинским.
   Залежи бурого угля на территории Богословска были обнаружены ещё в 1849 году инженером-подпоручиком Н. А. Куманским.
   О том что Восточно-уральский бокситоносный бассейн расположен на восточном склоне Урала в его равнинной части, в полосе, проходящей через гг. Челябинск, Каменск-Уральский, Алапаевск, Серов, сейчас ещё не известно. "Блокнот" сообщил, что содержание глинозема составляет 31-43%, кремнезема - 4-12%. Бокситовые залежи перекрыты рыхлыми мезозойскими отложениями мощностью 4-90 м.
   Города Серова, как впрочем, и другого, раннего его наименования, Надеждинска, на картах ещё нет. Зато достоверно известно, что после отмены крепостного права в 1861 году спустя несколько лет, рудники, а затем и Турьинские заводы остановились. Государственные чиновники не справились с управлением. Это уже при мне было. О расследовании газеты писали. Пропойц отправили на лечение, проворовавшихся на строительство железных дорог. Готовилось решение продать Богословский горный округ в частные руки. Дожидаться когда 11 апреля 1875 года Сергей Дмитриевич Башмаков купит Богословский горный округ за 2 миллиона 50 тысяч рублей, я не стал.
  
   Через два дня собрались уже в Гатчине. На стене висела карта Богословского горного округа с нужными мне для дела пометками залежей полезных ископаемых. Так было создано очередное АО "Северное Эльдорадо". Апраксин дал миллион, Штиглица с зятем и дочерью уговорили на два миллиона, государственная доля два миллиона и моя доля миллион в виде поставок нового оборудования. Специальные именные акции выпущены для главного инженера проекта Ауэрбаха Александра Андреевича. Половцов Александр Александрович, он с архитекторами проектирование Надеждинска займётся, Ауэрбах промышленными производствами.
  
   В том времени город сформировался в рекордно-короткий срок (в течение одного года), запись в местной церковной летописи гласит: "Золото лилось рекой из Петербурга. Столица контролировала развитие нового предприятия". Последнее определяет особенности топонимики нового населённого пункта. Новый сталерельсовый завод и посёлок были названы в честь владелицы Богословского округа, Н.М. Половцовой, приёмной дочери известного петербургского мецената Длинные улицы Надеждинска назывались линиями (по аналогии с Линиями Васильевского острова): Первая, Вторая, Третья... Статус индустриальной колонии Санкт-Петербурга позволил возникнуть в неофициальной топонимике Надеждинска названию "сеттльмент". Именно так называли рабочие квартал, в котором проживали представители администрации. Датой основания города принято считать сентябрь 1893 года, когда было начато строительство рабочего поселка для тех, кто будет стоить новый завод. Благодаря этому заблаговременному строитльству жилых домов в течение зимы 1893-1894 годов возник сразу целый городок.
  
   Против того что бы улицы именовать линиями я не возражал, а вот заложить в проект водопровод и канализацию в первую очередь, проектировщиков заставил. Теперь в империи это специальным указом определено!
   Речушки Какву, Турью и Сосьву, конечно, перегородили. Несколько небольших ГЭС и водоёмов с запасом воды для производства создали. Котлы, турбины, генераторы, трансформаторы, многоковшовые экскаваторы и прочие тяжести, на больших кораблях, вокруг Скандинавии, до Тобольска по Иртышу доставили. От туда по большой воде на специальных плоскодонных баржах тащили. Это уже оборудование для карьеров и угольной электростанции. Для работающего населения ввели районный коэффициент и в газетах об этом напечатали, чтобы переселенцев поболее было. На ранней стадии пришлось инженерные войска в помощь направить, иначе не получалось. Сейчас заканчивают железку на Екатеринбург (390 км), а позже будут её на Архангельск и Тюмень прокладывать. Рельсопрокатный завод уже продукцию помалу давать начал.
  
   Теперь думаю, вам понятно, почему я родного брата так резко осадил, когда отчёт по "Эльдорадо" в руки взял. Если в будущем году мы получим с Богословского округа медь и алюминий, это окончательно наши планы утвердит.
   Читаю заключительные строчки документа, дальше только подписи, Ауэрбаха и Половцова.
   "....Поставка меди в 70 году ожидается на уровне 50 тысяч пудов, алюминия 62 тысяч пудов, рельсов тип Р-40 тысяча верст...."
  
   - Ваше Императорское Высочество, а вы не проголодались?
  
   Володька от неожиданности дёрнулся, потом, улыбнувшись, язвительно заметил, что уже скоро час ночи и все нормальные люди и повара, в том числе, спят. Да, он прав. Обойдёмся чаем из самовара.
  
   Неугомонный младший брат, после чаепития опять заставил меня к азиатской тематике вернуться.
  
   - Никса, ты считаешь, что британцы нам в Средней Азии удар нанесут?
  
   - Это вполне вероятно. Ты же читал, что императоры Павел и Наполеон планировали. Переход через горы возможен, а значит, нам надо все пути взять под свой контроль. Что ты знаешь о Памирских Ханствах? (О том, что в другом времени они будут называться Таджикистаном, я естественно умолчал).
  
   - Ну, в общем-то, немного. Названия вроде помню Вахан, Шугнан и Рошан. Вахан самое большое, около трёх тысяч семей, остальные существенно меньше, основное занятие земледелие и животноводство. Живут довольно бедно, да и грабят их соседи часто.
  
   - Это уже кое-что. Уверен, что ни один европейский принц вообще ничего по этому поводу не скажет! Сейчас возьмём карту, эта не совсем та, но пока сойдёт. Вот смотри. Тонкие красные линии это возможные маршруты.
   0x01 graphic
   - Ты смотри, сколько дорог, а я и не думал, что их так много. Никса, а почему все надписи на Английском? Да и названия какие-то странные.
  
   - На названия внимания пока не обращай это сейчас не важно. Вернётся Федченко, он их по-своему назовёт. Сейчас главное точно выяснить, где и как нам британцы угрожать могут. (Объяснять брату, что названия по Английски американцами писаны, мне не хотелось)
  
   - Перебросить из Британии по морям и океанам столько войск? Ты не приписываешь им сверхвозможности?
  
   - Нет, дорогой братик, ничего я им не приписываю. В Британской Индии, сейчас под ружьем четверть миллиона человек. Белых сахибов тысяч сорок наберётся. Потому и перебрасывать к нашим границам по морю им никого не надо. Добавь к этому войска Афганского эмира, который по команде из Лондона их к нам направить может. Ну, как впечатлился?
  
   - Так значит брата Александра Григорьевича, ты тоже для этого на Каспий отправил?
  
   - Не совсем для этого, но для решения той же задачи, защитить наши южные границы! Смотри вот фрагмент карты. Видишь на побережьи Красноводск. Местные жители эту точку Шага-дам называют.
  

0x01 graphic

  
   - Да, конечно вижу.
  
   - Здесь ещё в 1717 году князь Бекович-Черкасский основал укрепление на побережье Красноводского залива. Два года назад (в той истории было чуть иначе), полковник Николай Григорьевич Столетов высадился здесь и основал город. Из Царицына через Астрахань сюда кораблями грузы, войска и поселенцы идут. Их задача построить железную дорогу и укрепить этот район. Из Гурьева другой отряд ведёт железку сюда, чтобы обеспечить надёжность сообщения. Хочешь, я тебе фото ж/д вокзала покажу?
  
   - Покажи, пожалуйста, это интересно.
  
   0x01 graphic
   Станция Бахми Транскаспийской железной дороги в 1890г.
   - Вот смотри.
   (Брату я не сказал, что снимок сделан позднее и не в том времени). Проект ж/д аналогичен, большего пока промышленность и технологии не позволяют.
  
   - Никса, а где воду нашли?
  
   - Артезианскую скважину пробурили. Здесь она не очень глубоко залегает. Сюда часть бригады быстрого реагирования направлена. Если британцы Персов или Афганцев на боевые действия подвигнут, то есть, кому крепко им сдачи дать! Ну а когда всё построим, то.....
  
   Что я буду делать, когда всё построим, я младшему не сказал. Он уснул, уютно расположившись в кресле, с фотографией в руках. Сначала я удивился, но когда присмотрелся, увидел что на фото не вокзал в Закаспийской области, а дочка Карла пятнадцатого из соседнего с нами государства.
  
  
   Историческая справка
  
  
   При слове "крейсер" вовсе не следует представлять себе могучие бронированные чудовища. Крейсер берет свое начало от термина "крейсировать". Как гласит Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (199), "Крейсерство - разъезды военных кораблей по морю с целью захвата неприятельских торговых судов".
  
  
   0x01 graphic
   Рафаэль Семмс, командир крейсера южан "Алабама"
  
   Капитан "Алабамы" Рафаэль Семмс родился в 1809 г. и был кадровым офицером военно-морского флота САСШ (на службе - с 15 лет). Когда Юг провозгласил Декларацию независимости, Семмс (как и триста с лишним морских офицеров-южан) написал прошение об отставке и отправился на службу Конфедерации.
   Сначала ему достался под команду небольшой парусно-винтовой купеческий пароход "Самтер", на котором установили пять пушек. Именно он считается первенцем южного военного флота.
   Устье реки Миссисипи, куда пришел корабль, блокировала согласно плану "Анаконда" северная эскадра. Два многопушечных фрегата и два военных парохода перекрыли четыре рукава, которыми Миссисипи впадала в море. Улучив удобный момент, "Самтер" на всех парах вырвался в океан - пароход "Бруклин" пытался его перехватить, но Семмс оторвался от погони.
  
   И началась боевая работа. Семмс крейсировал в Атлантике, у побережья Северной и Южной Америки. За семь месяцев он захватил восемнадцать северных "торговцев". Семь из них южане сожгли со всем грузом, девять, высадив на них призовые команды, увели в нейтральные порты,
   Нанеся Северу ущерб примерно на миллион долларов, Семмс добрался до Гибралтара, где высадил всех своих пленников, команды захваченных судов. И вскоре сам сошел на берег со своими людьми: за долгое плаванье "Самтер" совершенно износился и к новому выходу в море был непригоден.
  
   Вся команда с капитаном во главе отправилась в Англию, где на Ливерпульской верфи строился деревянный трехмачтовый корвет, по отзывам современников - красавец корабль, способный ходить и под парусами, и с помощью двух паровых машин. Название у него было чисто условное: "Номер 290". "Номер" этот мгновенно привлек внимание северной разведки: понимающему глазу сразу видно было, что строится военный корабль...
  
   0x01 graphic
  
   Дипломаты поделать ничего не могли: согласно тогдашним международным конвенциям любая нейтральная страна могла строить для участников боевых действий и передавать заказчику невооруженные корабли. Оружия на "Номере 290" не имелось никакого.
   И все же Вашингтон надавил - и британское правительство приказало ливерпульским таможенникам задержать судно в порту. То ли умышленно, то ли случайно чиновники опоздали на несколько часов, когда они заявились, оказалось, что "заказ 290" уже вышел в открытое море для "ходовых испытаний".
   Из которых он не вернулся. Судно подошло к ирландским берегам, там представители верфи сошли на сушу, а на борт поднялся офицер Конфедерации Бэтчер. Уже под его командой "Номер 290" отправился к Азорским островам. Вскоре туда подошли два корабля Конфедерации: один привез шесть пушек, боеприпасы и уголь, второй - еще два орудия и капитана Семмса с командой "Самтера".
   "Номер 290" перестал существовать - теперь это и был корвет "Алабама" под флагом Конфедерации, с выгравированным на медной накладке штурвала девизом: "На Бога надейся, а сам не плошай" (Aide toi et Dieu taidera).
  
  
  
   Сто восемьдесят девятая запись в дневнике ЕИВ Николая второго
  
  
   Великого князя я деликатно "перекантовал" на диван, что был в малом кабинете, прикрыл шикарным пледом, подарком Шотландского тана и оставил досыпать. Сам я устроился на парадном диване и только закрыл глаза, как мой хронометр сыграл побудку. Младшего я решил не будить. Быстро на улицу, пробежка, растяжки, душ, завтрак и мой любимый ЧАЙ.
  
   К десяти прибыл Мезенцев с ежедневным докладом и некоторыми весьма интересными отчётами и материалами. После всех дел с безопасностью Империи связанных до встречи наших отдыхающих у меня время осталось.
  
   Решил я несколько маленьких отчётов об их и наших деяниях в дневник вставить.
  
   *****
   Где в недрах дневника я уже писал, что до создания МИ-6 в Британской Империи ещё масса времени. О том, что разведка и государство практически "одногодки", вы и сами догадались. Одно без другого существовать не могут. В Тайном комитете, Адмиралтействе и Форин офисе, в тех их структурах, которые разведкой занимались, дураков не было. Их там не держали, а которые случайно по протекции попадали, они там долго не задерживались.
   Учитывая это обстоятельство, параллельно с операцией "литерный вагон", начали готовить операцию прикрытия. Зачем? Тут всё просто. После провала, всегда проводится анализ действий. Выявляются все причастные лица, и проводится проверка. Разведчик, несколько раз, попавший в такую проверку, считай уже на подозрении, а разведчик на подозрении, это почти провал.
   Что бы не потерять "крестника", мы свою операцию прикрытия придумали.
  
   ***
   Оом Фёдор Адольфович благополучно пережил всяческие треволнения в Зимнем дворце, связанные с нападением на литерный поезд Е.И.В.. Чтобы не мелькать лишний раз перед всевидящим оком людей "ужасного Рихтера" он немного изменил тактику, появляясь в приёмной, только по утрам. Прислушивался, принюхивался к дворцовым сплетням и ретировался в кабинет вдовствующей императрицы. Надо сказать, что такое осторожное поведение давало определённые результаты. Такова психология у людей. На Фёдора Адольфовича многие смотрели, как на фрагмент мебели в интерьерах дворца.
  
   Многие, но далеко не все! СБ Империи не дремлет! Посему однажды утром, сунувшись в приёмную злосчастный агент, увидел двух офицеров из ведомства Игнатьева, которые, немного развернув карту и выделив её фрагмент, шёпотом что-то обсуждали, склонившись над ней. Бесшумно почти на цыпочках Адольф Федорович приблизился и взглянул на раскрытую часть через их плечо.
  
   Первое, что бросилось в глаза, была жирная черно-белая линия железной дороги, а слева и справа стрелы, снабжённые буквенными обозначениями. Обозначения не требовали расшифровки. На нижней стреле значилась надпись Рихтер, а на верхней Игнатьев. Больше ничего видно не было, но больше ничего и видеть было не надо. Оом, моментально сообразил, что на стилизованной карте изображена схема движения императорского поезда и его охраны. Осторожно, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, прижимаясь к стене и желающий хоть на мгновение стать человеком невидимкой, старый соглядатай покинул приёмную.
  
   Ещё через несколько минут после того, как в коридоре Зимнего дворца затихли знакомые шаги, офицеры распрямились, оторвавшись от карты, и Смыслов практически бесшумно сказал второму:
  
   - Кажется, клюнуло.
  
   - Да, похоже, подсмотрел.
  
   Спустя минуту, убедившись, что в приёмной никого нет добавил.
  
   - Я как вижу эту мразь, имею огромное желание свернуть эту цыплячью шею. Аж руки чешутся.
  
   - Ни в коем случае уважаемый коллега, ни в коем случае. Подумайте, какой это важный источник дезинформации противника.
  
   - Понимаю, всё хорошо понимаю, но ничего с собой поделать не могу, ужасно хочется развернуть ему шею на сто восемьдесят градусов.
  
   - И думать забудьте!
  
   Ещё через несколько минут, оба офицера сдав дежурному адъютанту, опечатанный тубус со злосчастной картой по одиночке покинули приёмную.
  
   Секретарь вдовствующей императрицы, покрутившись несколько часов в её кабинете, приняв под роспись полтора десятка всевозможных писем и разложив их по принадлежности, закрыл конторку и покинул пределы дворца.
  
   - Как хорошо, как удачно всё сложилось.
  
   Думал незатейливый шпион. Только чуть меньше месяца, назад получив задание определить причину неудачи с нападением на Е.И.В., он ломал голову как его исполнить. Теперь всё просто, всё очень просто! Велев возничему подъехать к магазину и купив там нужные ему карты Курляндской, Лифляндской и Эстляндской губерний, довольный собой, он, ткнув тростью в спину возницы, скомандовал:
  
   - Домой! Давай, давай домой!
  
   Запёршись в своём кабинетике, Фёдор Адольфович воспроизвёл по памяти на папиросной бумаге, нитку железной дороги и стрелки движения войск охраны. Потом достал толстенную пачку газет с описаниями инцидента, и через час донесение в Тайный комитет было готово.
   Выводы, следовавшие из полученного опуса, не могли порадовать сотрудников комитета. Азиатская хитрость этих русских. Британские мэтры тайных дел, не учли параллельное сопровождение казаками литерного поезда вдоль дороги, но это их проблемы. Довольный проделанной работой и ожидаемым получением причитающегося вознаграждения Оом, убрал с конторки все документы и приказал подавать обед. Завтра он передаст небольшой конверт знакомому человечку и с заданием будет покончено.
  
   *****
  
   Значительное преимущество Гранд Флита в мировом океане, над нашими силами давало Британии возможность постоянно устраивать мелкие гадости и провокации. Командирам наших военных и транспортных судов, были даны соответствующие инструкции, в основном сводившиеся к тому, что надо стараться избегать встреч и конфликтов с кораблями вероятного противника.
   Инструкции, инструкциями, но выполнить их не всегда реально. Требовался какой-то "хитрый" ход, чтобы хоть на время отвлечь британских капитанов от злодейских заданий Первого лорда Адмиралтейства. Серьёзных противников для Гранд Флита в Тихом океане, кроме США и Франции в этот период не было, несколько немецких, голландских и датских торгашей не в счёт, да и базировались они южнее, поэтому решили поискать зацепку в их недавних конфликтах и взаимоотношениях.
  
   Наш новый консул в Нью-Йорке нашёл подходящий прецедент, времён гражданской войны о котором многие уже стали забывать. Мезенцев, ознакомившись с материалами по строительству Британией капёров, которые уничтожали и грабили корабли Северян, предложил напомнить американцам об этих событиях. Предложение хорошее, только как его лучше реализовать? Посовещавшись, решили пойти сразу по двум направлениям. Выпустить рисованный кинофильм с нейтральным названием "Корабли и капитаны" и ........, вот и я сразу не догадался. Книжку комиксов с тем же названием.
   Процент грамотного населения в США пока выше, чем у нас, но любителей просто полистать картинки, особо не напрягаясь, там достаточно.
  
   Главными героями были выбраны капитаны Рафаэль Семмс и Семмс Уинслоу, первый командовал капёром "Alabama" второй фрегатом "Kearsarge".
   Наши молодые студенты художественного училища постарались на славу. Они умело и тщательно прорисовали, корабли (смотреть то будут профессионалы). В детективном стиле изобразили угон небольшого парусно-винтового парохода "Samter". Тайное строительство в Ливерпуле фрегата с номером "290", который позже превратится в капёр "Alabama". Картинки потопления военного парохода северян "Гаттерас" подожженного бомбическими снарядами, выпущенными "Алабамой", выглядели маленькими шедеврами.
   Весьма доходчиво была передана информация о вреде нанесённым капёрами в период Гражданской войны. Мешочки с изображением фунта стерлингов и тонущие корабли на горизонте. Большая трудно распознаваемая итоговая цифра толи пятнадцать, толи двадцать с шестью нулями на дне морском.
  
   Любопытные физиономии французов, которые выбрались в море, чтобы рассмотреть дуэль двух американских капитанов, выглядели настолько натурально, что перепутать их национальность с кем-нибудь было просто не возможно.
   Были изображены люди, толпы людей целый город, которые высыпали на прибрежные холмы. Те, кто имел такую возможность, вышли в море на лодках и прогулочных суденышках, чтобы не пропустить ничего интересного.
   Как заключительный аккорд всех этих художеств, была изображена частная яхта "Deerhound", которая увозила из-под носа американцев, британских военных моряков, составлявших подавляющую часть экипажа потопленной "Алабамы". В самом конце комиксов, стилизованный британский лев "делал ручкой" долговязому дяде в цилиндре, украшенном флагом США.
  
   Рисованный фильм длительностью шесть минут, в основном повторял содержание комиксов и заканчивался той же самой сценой.
  
   Изюминкой всей этой авантюры было то, что комиксы удалось общим тиражом в 35 тысяч экземпляров выпустить в самой Великобритании. Цензура восприняла их, как патриотические картинки, прославляющие мощь "Владычицы морей".
   Из Лондона, совершенно официально эти маленькие "бомбочки" были доставлены почти во все крупные пункты базирования, конкурентов флота Её величества, в том числе и на Тихий океан.
   Специальной отправкой около тридцати тысяч экземпляров комиксов были доставлены в США, в основном в магазины северных штатов.
   *****
  
   Окончательно всё запутать помогли французы, как ни странно, бой фрегата "Kearsarge" оказался запечатлён Мане. Остальное было делом техники, естественно специальной.
  

0x01 graphic

  
   Яхту "Deerhound", которая сняла британских военных моряков из экипажа капёра, хорошо видно слева на картине Эдуарда Мане, но с этим фактом капитану американского фрегата-победителя "Kearsarge" пришлось смириться.
   За время войны южные крейсера захватили, по подсчетам американских историков, 258 торговых кораблей Севера (или 5 процентов всего торгового флота). Больше трех четвертей судов из-за подобной угрозы покинуло США, зарегистрировавшись в иностранных портах и подняв тамошние флаги.
   Лидерство среди рейдеров безусловно принадлежит Рафаэлю Семмсу: 18 судов он захватил на "Самтере", 69 на "Алабаме", да вдобавок потопил военный корабль. (Счет "Флориды" - 36 судов, "Шенандоа" - 36, "Таллахасси" - 29, остальные приходятся на долю еще полутора десятков крейсеров).
  
   *****
  
   Сейчас, я сижу и перечитываю сообщение СБ, о том, что спустя полгода шестиминутный рисованный фильм, снятый нами по материалам известных комиксов, чуть не взорвал хрупкий мир не только в Тихом, но и в Атлантическом океанах.
   Как путали следы заказчика комиксов, и как проводили их оплату, я писать в дневнике не могу, операция всё-таки весьма секретная.
  
   Наши молодые, подготовленные, по новым программам психологи считают:
   "...В ближайшее время, несмотря ни на какие указания, прохладные отношения, установившиеся с нашей помощью, между двумя соперничающими странами, не претерпят улучшения в течение нескольких лет".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.71*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"