Федоров Олег М.: другие произведения.

Тетрадь сорок седьмая Дневник Тринадцатого Императора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.92*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сумбурные события 1873 года, не менее сумбурно изложенные. Встреча императоров. Мой рассказ Фридриху. Война Турции объявлена. Ситуация у наших "заклятых друзей" Первые дни Русско-Турецкой войны в альтернативном варианте.Текст от 11/09/2014.


   Тетрадь сорок седьмая Дневник Тринадцатого Императора
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Соглашение Сайкса -- Пико (англ. Sykes-Picot Agreement) от 16 мая 1916 года -- тайное соглашение между правительствами ВеликобританииФранцииРоссии и позднее Италии в котором были разграничены сферы интересов на Ближнем Востоке после Первой мировой войны.
   Соглашение было разработано в ноябре 1915 года французским дипломатом Франсуа Жорж-Пико и англичанином Марком Сайксом.
   Согласно соглашению, Великобритания получала территорию, соответствующую современным ИорданииИраку, и район вокруг города Хайфа. Франция получала юго-восточную часть Турции, северный Ирак, Сирию и Ливан.
   Оставшаяся территория между Средиземным морем и рекой Иордан должна была находиться под международным контролем. Каждая из держав имела право определить государственные границы в своей зоне влияния.
  
   0x01 graphic
  
   Соглашение отрицало обещания, данные арабам через Томаса Эдварда Лоуренса, о создании национального арабского государства на территории Великой Сирии в обмен на поддержку британских войск в борьбе с Османской империей.
  
  
  
   Абдул-Гамид II - 34-ый султан Турции и, 2-ой сын султана Абдул-Меджида, род. 22-го сент. 1842 г., вступил на престол 31-го авг. 1876 г. после своего сумасшедшего брата Мурада V, царствовавшого 3 мес. Положение Турции было ужасное. Государственное банкротство 1875 г. подорвало кредит; в Болгарии и Герцеговине - внутренние волнения; Сербия и Черногория открыли войну, Россия их поддерживала; Порта оставалась без союзников. Первой государственной мерой Абдул-Гамида было (1876г., 23-го декабря) провозгласить равноправность всех турецких подданных. Эта мера не обезоружила противников.
   Россия объявила войну (24-го апреля, 1877 г.), окончившуюся решительной победой русских, хотя велась с переменным счастьем в Европе и в Азии.
   В 1878 г. (3-го марта) заключен предварительный договор в Сан - Стефано, по которому признаны независимыми Румыния, Сербия, Болгарским провинциям дано самоуправление; России, Сербии и Черногории значительные прирезки земли; установлена контрибуция за военные издержки.
   Вмешательство иностранных держав для изменения договора, на Берлинском конгрессе 13-го июля 1878 г., стоило султану уступки Боснии австрийцам, острова Кипра - англичанам, части Фессалии и Эпира - грекам. К постоянным финансовым затруднениям присоединилась непокорность албанцев. Население земель, отошедших к Черногории, отказывалось признать решение держав, по требованию которых султан должен был усмирить непокорных, что он и сделал относительно крепости Дульциньо (ноябрь 1880 г.).
  
  
  
   Двести пятьдесят четвёртая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
  
   Постоянная гонка со временем. Неделя оставшаяся от моего отпуска пошла исключительно на общение с наследниками Фридриха III и Наполеона III. Старался, как мог направить их на "путь истинный" это значит, объяснял и приводил примеры из минувшей истории насколько опасно доверять Британии, а особенно обещаниям её лидеров. Сложность была в том, чтобы Вили не обиделся за бабушку, которую если и не очень любил, то уважал несомненно (сказывалось влияние матери).
   Меня ждал ещё сюрприз, Гогенцоллерн младший - Генрих Альберт Вильгельм, принц Прусский, единственный выживший брат (в той истории) будущего германского императора Вильгельма II. Десятилетний мальчишка (14 августа исполнилось 10 лет) носился по Ливадии и везде совал свой нос. Слава Богу, на него нашлась управа, в лице старого моряка, который стал учить его управляться с парусами.
  
   После такого отдыха, больше напоминающего события из оперы Джакомо Россини я, конечно, не превратился в Фигаро, но устал сильно. Ничего, сейчас, когда есть ещё несколько часов полёта можно расслабиться, вольготно устроившись на диване и вздремнуть. Куда летим? Летим на встречу с "братьями". Не подумайте, что с родными. Это встреча с братом Шарлем Луи и Фридрихом Вильгельмом Николаем Карлом, а попросту Фридрихом III.
  
   Неожиданно засветился зеленоватыми буковками "блокнот", похоже, он среагировал на "родных братьев". Интересно что он мне продемонстрирует?
  
   "...31 мая 1905 г., всего через две недели после Цусимы, между русским Морским министерством и британской компанией "Виккерс" был подписан контракт на строительство броненосного крейсера".
  
   Странно, причём здесь крейсер, да ещё в 1905 году? Быстро пробегаю глазами текст, останавливаясь на конечном предложении и дате.
  
   "...Окончательно "Рюрик" вступил в состав флота в июле 1909 г. Вместо первоначально оговоренных контрактом 15170 т нормальное водоизмещение корабля при уменьшенном до 1000 т запасе угля составило 15544 т. Полное водоизмещение (с учетом 2000 т угля, дополнительных 200 т нефти, 240 т котельной и 210 т питьевой воды и увеличенным на 54 т боезапасом) достигало 17250 т при осадке 8,73 м. Двигатели, Вертикальные паровые машины тройного расширения, мощностью 19700л.с. 28 водотрубных котлов Бельвиля. Скорость хода 21 узел ".
   Ну и что? Что ты хочешь мне поведать, изделие инопланетного разума? Следующие строчки сообщения кое-что разъяснили, но не полностью.
   "...Линейные крейсера типа "Инвинсибл" -- Построено три корабля: "Инвинсибл" (Непобедимый), "Инфлексибл" (Несгибаемый), "Индомитебл" ( Неукротимый). Строились по программе 1905--1906 года. Вошли в строй в 1908--1909 годах. Первоначально классифицировались как броненосные крейсера. Стали первыми в мире броненосными крейсерами с паротурбинной силовой установкой и единым главным калибром. На испытаниях все крейсера довольно легко превысили скорость в 26 узлов. "Индомитебл" 29 апреля 1908 года на мерной миле в Скелморли (англ. Skelmorlie) показал максимальную скорость 26,106 узла при мощности 47 791 л. с. и средней скорости вращения валов 296 об/мин ".
  
   Читаю, внимательно задерживая взгляд на цифрах. Ого, двадцать шесть узлов, это превосходный показатель, особенно по сравнению с двадцатью одним. Пять узлов разницы это существенно. Можно убежать от более сильного и навязать бой тогда и тому кораблю противника, с которым наверняка справишься. Странно зачем "блокнот" демонстрирует мне всё это? Ага, вот, кажется и разгадка!
   "...Морским министерством и Генерал-адмиралом Алексеем Александровичем, было отклонёно предложение фирмы "Виккерс" по разработке аналогичного проекта броненосного крейсера для России с турбоустановками, как не своевременного".
   Теперь всё понятно, мой суфлёр предупреждает, что в той истории, в Морском министерстве существовали если не явные враги, то весьма некомпетентные адмиралы. Похоже, он так среагировал на "родных братьев". Алексей Александрович, мой братишка, сменил на посту Генерал-адмирала Константина Николаевича. Ладно, спасибо дружок, уж я постараюсь, чтобы в этот раз такого конфуза не произошло. Не волнуйся старый "приятель". Алёшка уже не тот, да и турбоустановки для судов, мы сами сейчас строим! Но надо не забывать, что таких крейсеров с паротурбинной силовой установкой островитяне построили 35 единиц, а "Рюрик", хотя и был с номером два так и остался один.
   Мои мысли подействовали и "блокнот уснул", снова превратившись в обычную книгу в переплёте, несколько потёртую на углах.
  
   *****
  
   Всё повторяется, как и в прошлый визит в эту маленькую страну. Слышу поскрипывание оснастки и мягкий толчок захватов. Сейчас последует доклад. Точно, спустя три минуты, командир дирижабля произносит долгожданную фразу:
  
   - Ваше Императорское Величество, причаливание окончено, мы у цели!
   - Благодарю вас, капитан - лейтенант, спасибо!
   - Рады стараться, Ваше Императорское Величество!
  
   Ещё несколько минут ожидания и следует доклад командира моего охранения.
  
   - Ваше Императорское Величество, местность под контролем, наши люди заняли свои посты!
   - Благодарю, как я понял можно менять вид транспорта?
   - Да, Ваше Императорское Величество, кареты внизу уже ждут. - С причала сообщили, что на пароходике контроль полностью установлен, согласно инструкции.
  
   Выходим, спускаемся и мчимся дальше на встречу с Шарлем Луи и Фридрихом III.
  
   В той истории существовало соглашение Сайкса -- Пико  -- тайное соглашение между правительствами ВеликобританииФранцииРоссии (мина очень замедленного действия, взорвётся аж в 21 веке "Арабской весной") которым были разграничены сферы интересов на Ближнем Востоке после Первой мировой войны. Нечто подобное планируется к заключению и на предстоящей встрече. Зачем? Чтобы у моих дорогих "братьев" не возникали сомнения в моей искренности по отношению к нашему сердечному братскому союзу.
   Более того, я приготовил небольшое предложение сюрприз, которое вероятно по результатам встречи нашим имперским коллективом, будет сделано хедиву Египта Исмаил-Паше.
  
   Нынешний властитель Египта для реализации своих программ прибегал к займам у европейских держав. Деньги использовались разумно и эффективно -- при их помощи были построены первые железные дороги, несколько тысяч километров телеграфных линий, более дюжины мостов через Нил, массово началось возведение новых ирригационных систем.
   Хедив допустил только один серьёзный финансовый просчёт -- он в своих планах исходил из очень высокой цены на, хлопок, существовавшей в начале его воцарения на троне, тогда бушевала война между Севером и Югом в Северо Американских штатах. Война закончилась цены на хлопок резко пошли вниз. Возвращать кредиты стало нечем.
   Исмаил-Паша попытался решить возникшие проблемы при помощи новых займов, что привёло его страну к дефолту. 25 ноября 1875 года египетский правитель Исмаил-паша вынужден был продать Англии свои 46 % акций Суэцкого канала, остальными владели французы. Но не помогло и это. Контроль над Египтом установили англичане.
  
   Поэтому уверен, моё предложение будет для Египта весьма выгодно и станет спасательным кругом для его правителя. Думаю, "братья" меня поддержат, тем более что это не будет стоить им ни копейки.
   Мы предложим продать кусок земли не пригодный для выращивания хлопка, но который в 20-м веке стал причиной нескольких войн.
   Между Египтом Ливаном и Иорданией (пока ещё частично Турцией), появиться новое государство Израиль, а три императора станут гарантами того, чтобы его не обижали.
  
   Деньги, где деньги Зин? Предварительная оценка платёжеспособности еврейской диаспоры показала, что они легко найдут четыре миллиона фунтов стерлингов для такой дорогой их сердцу покупки. Ну а дальше что продано, то продано и всякие выступления недовольных можно давить не задумываясь.
  

0x01 graphic

   Западная граница нового государства, пройдёт по тридцать четвёртому меридиану, это я как инициатор сделки, хочу предложить Исмаил-Паше продать нам (гарантам сделки) территорию Синайского полуострова по 34 градусу начиная от Средиземного моря и до залива Акаба. Там пустыня Негев, хлопок не растёт, а насчёт полезных ископаемых станет известно аж в 20-м веке, да и то в самом конце.
  
   Неизвестно как поведёт себя Британия, но думаю, что деваться им будет некуда, главное не потерять инициативу в этом вопросе, а если потребуется, то втроем начистить морду "Льву" будет не так уж и сложно! Против этого "братья" возражать категорически не будут, в этом я уверен!
  
   Пока про себя репетировал предстоящую беседу, кареты остановились у небольшого причала, и наша группа взошла на борт пароходика крейсирующего по озеру, теперь можно снова помечтать....
  
   Не тут то было. Автомобиль явно из наших "конюшен" резко затормозил у самых сходней и молодой фельдъегерь буквально в последний момент вскочил на палубу. Я заметил, как напряглись казаки охраны, но, видимо узнав посланца, быстро приобрели свой обычный несколько беспечно-наигранный вид.
  
   - Ваше Императорское Величество, срочное сообщение из Петербурга, только что получили по телеграфу
   Адъютант споро расшифровал полученные известия.
  
   - Ну, что там, Володя?
   - Ваше Императорское Величество, в Турции очередной переворот. На престол вступил Абдул-Гамид, султан Мурад V низложен.
  
   Интересно получилось, в этой истории алкоголик просидел на троне значительно дольше, вероятно это влияние британских подданных. Не хочется думать, что это моё влияние, хотя всё возможно.
  
   - Что-то ещё?
   - Нет, это всё сообщение, Ваше Императорское Величество.
   - Хорошо, спасибо! Все свободны, можно отчаливать.
  
   *****
  
   На нейтральной территории меня встретил только Фридрих III, у Шарля Луи внезапно заболела жена. Приступ случился прямо в театре "Гран Опера", врачи предполагают, отравление лангустами которые императрица очень любит (отравление животными ядами весьма схожи).
  
   - Представляю, как весело сейчас бедному Шарлю. Евгения Монтихо и здоровая имеет несносный характер, а уж больная она способна превратить жизнь Наполеона в филиал Ада.
   - Да, ему сейчас можно только посочувствовать.
   - Дорогой брат, как я понимаю инфаркт старого Ротшильда и исчезновение премьера не обошлись без участия ваших специалистов?
   - Ну, как вам сказать. Хотите, расскажу одну интересную историю?
   - Да, с удовольствие выслушаю Вас, скажу честно, я ещё не решил, достаточно ли мы их "отблагодарили".
   - Пока Шарль Луи задерживается, у нас есть время для краткого повествования.
  
  

= Рассказ о жадном ростовщике =

(завершение операции "Парафин")

  
   В одном большом городе жил весьма хитрый и предприимчивый делец. Всё ему казалось что денег в его банке мало, что некоторые государства и люди ему мешают увеличить свои богатства. Богатство это власть, а её много не бывает. Встретил он ещё ростовщиков с подобными мыслями и взглядами, и создали они большой банк. Назовём его условно "Банк Англии".
  
   Чтобы императоры других государств стали посговорчивее, решили коварные компаньоны похитить их наследников, и дали указание премьеру той страны послать боевые корабли на перехват прогулочной яхты, на борту которой отдыхали дети и жёны тех правителей.
  
   С интересом слушающий меня Фридрих не удержался и задал вопрос:
   - У вас есть неопровержимые доказательства?
   - Их нет, да и быть не может. Такие "просьбы" озвучиваются исключительно устно, чтобы следов не оставлять.
   - Хм... Вы, безусловно, правы. Продолжайте дорогой Николя, я очень внимательно вас слушаю.
  
   В России есть поговорка "Шило в мешке не утаишь", что-то кому-то стало известно. Подготовить тайно большой боевой корабль к выходу в море не просто, а уж группу тем более. Как говорят компетентные люди, произошла "утечка"....
  
   Вот однажды в ненастный дождливый вечер в кабинете премьера той страны зазвонил телефон. Политик глянул на часы убедился что звонят в условленное время и, не дожидаясь секретаря сам взял трубку. Дальнейшие его действия выглядели бы несколько странно для окружающих, но все они были за городом. Сам закрыв дверь из своей резиденции на Даунинг стрит, он не воспользовался своей каретой а, быстро свернув за угол вышел на Уайтхолл и остановил первый же попавшийся кэб, стоящий почти на самом углу.
  
   - Куда вас отвезти сэр?
   - Едем прямо, без вопросов и быстро. Плачу двойной тариф.
   - Ййез, сэр!
   Возможно, слабый ирландский акцент смутил бы немного нашего путешественника, но дефицит времени уже не позволял выбирать другое средство передвижения.
  
   - Здесь сверните в сторону Сент-Джеймского парка.
   - Ййез, сэр!
   - Дальше по Бэкингхем роад поедем в предместье. Да поторапливайтесь, чёрт возьми!
   - Ййез, сэр!
  
   Ещё через полчаса быстрой езды кэб выехал из городской черты и вдруг неожиданно стал, въехав в чудом сохранившийся пролесок или просто заброшенный парковый участок.
  
   - Эй, что случилось?
   - ..........
   Ответа на вопрос не последовало. Когда же в коляску вскочили двое молодцов, испуганный маленький человечек от большой политики даже попытался нащупать под сюртуком револьвер, но как вы понимаете, это у него плохо получилось. Тут уж совсем некстати на сидении кэба образовалась большая дурно пахнущая лужа.
  
   - Кто Вы такие? Что Вам угодно?
   - Слышишь, Бил, как и с каким уважением к нам обращаются?
  
   Молчаливый спутник Била ничего не ответил на эту реплику. Достал большое клеёнчатое полотно и аккуратно застелил им сиденья и пол. Только после этого произнёс:
  
   - Всё готово, сэр.
   - Эй, что вы хотите делать? Я под охраной закона! Вы бескультурное быдло! Со мной нельзя грубо обращаться!
   - Мы сделаем всё очень вежливо и культурно! Нам нужна только ваша голова. Причём быстро, у нас сегодня ещё много достаточно важных дел.
   - Дыэк...как ....
   - Вы можете ещё успеть помолиться - ответил молчаливый.
   - Кстати, сэр, вы можете облегчить свои страдания, если чистосердечно ответите нам на ряд вопросов. - В этом случае я вас зарежу не больно....
   - Дыэк...как ....
   - Как я понимаю, вы согласны?
  
   Сколько времени занял "вечер вопросов и ответов" мне точно не известно, но наиболее интересные ответы этого субъекта уже должны быть получены ведомством вашего уважаемого Штибера. Теперь снова немного перенесёмся во времени и пространстве.
  
   *****
  
   (Предместье Лондона, Замок Бэринг, осень 1872 года)
  
  
   В баронском имении Бэрингов было мрачно и холодно. Ярко горящий камин хотя и освещал малый зал давая красноватые отсветы открытого пламени, ещё не успел разогреть это помещение. Колеблющиеся отблески огня создавали таинственную и несколько жутковатую обстановку. Несмотря на то что Томас-Джорж Беринг распорядился зажечь свечи, десяток канделябров с добротными восковыми изделиями из России не намного улучшили освещённость помещения.
  
   - Мне так и кажется что за портьерами кто-то бродит - произнёс Йоахим Хэмбро. - Давно надо было установить это новомодное освещение.
   - Да, и каждодневно слушать грохот паровой машины у себя под окнами?!
   - Джентльмены, джентльмены, Вы самолично можете убедиться что там никого нет - эти слова барона Лайонела Нейтана Ротшильда произнесённые спокойным вкрадчивым голосом, казалось успокоили даже колышущиеся занавеси на больших стрельчатых окнах.
   - Всё равно не люблю осень. Сумрачно, сыро, противно вечно сквозняки и всегда холодно.
   - Томас-Джордж, не кажется ли вам что наш дорогой Хэмбро идеально подходит для инспекционной поездки в Юго-Восточную Азию и в Аравию.
   - Весьма, весьма вероятно, при его любви к теплу и солнцу, лучшей кандидатуры не найти.
   - Вам бы всё шуточки шутить, а где этот чёртов Гладстон. За прошедшее после телефонного звонка время уже можно было бы и пешком дойти.
  
   Образовавшуюся в разговоре после грубоватой шутки паузу, вновь заполнил спокойный и вкрадчивый голос Нейтана Ротшильда
  
   - Джентльмены, а нужен ли нам он. По-моему, его пора менять.
   - Да особыми успехами его правительство похвастаться не может.
   - Но новые выборы это же новые расходы и не малые.
   - Ничего особенного, просто заложить в бюджете следующего года необходимую статью для компенсации предвыборных расходов, причём обязательно провести финансовые потоки через добрую "Старую Леди".
   - Всё равно надо все ещё раз спокойно взвесить и обдумать.
   - Дождемся, этого негодника, попросим объяснений и решим что предпринять. Кстати я уже слышу какой-то шум во дворе - похоже, что это экипаж, который привёз нашего долгожданного гостя.
  
   В малый зал действительно донеслось несколько странных звуков трудно сопоставимых с движением премьер-министра. Шум скорее напоминал перемещение мешков с картошкой или мукой на мельнице, но даже отдалённо не напоминал звуки шагов идущего человека.
  
   - Что они там делают? - Дорогой сэр Томас пришлите мне ваших пентюхов на учебу, и мой дворецкий обучит их как надо себя держать.
   - А во сколько мне обойдётся такая учёба?
   - Договоримся, не волнуйтесь, много не возьму.
  
   В этот момент в малый зал одновременно отворились обе большие двухстворчатые двери, и резкий порыв воздуха загасил часть свечей, а пламя других заставил сильно колебаться, отбрасывая на стены причудливые тени. В открывшемся проходе показались люди, явно не относящиеся к слугам барона. Более того, вышитый "Зелёный лист" на рукаве одного из них прямо указывал на принадлежность к запрещённой в Британии ирландской общине "Святого Патрика".
  
   - Эй, кто Вы такие? Что здесь делаете? Как сюда попали? Немедленно покиньте мой дом! - эти слова Бэринга казалось, не произвели на вошедших никакого впечатления. Действительно не все из группы в достаточно мере владели английским языком.
   - Старый вонючий ростовщик-меняла заткнись, а то я отрежу тебе язык. - Причём сделаю это тупым ножом или ещё лучше вырву его клещами.
   - Вилей, да врежь ты ему, чтобы замолчал и всего делов то.
  
   Вместо ожидаемых силовых действий упомянутый "шлем", так переводиться на английский имя Вилей слегка подражая британским лордам комично дёрнул головой изображая поклон и не скрывая иронии в голосе произнёс:
  
   - Джентльмены я уполномочен довести до вашего сведения, что предпринятые вами и вашими политиками действия вызвали большое неудовольствие тех, против кого они были направлены. В качестве ответной меры мне поручено преподнести вам на память несколько сувениров.
  
   После этого товарищи говорившего водрузили на большой длинный стол три металлических блюда прикрытых салфетками.
  
   - Сувенир первый!
   Сделав театральный жест, Вилей сдёрнул салфетку с ближнего блюда и к своему ужасу сидящие за столом увидели на нём голову Гладстона. Характерный запах крови, неживые глядящие прямо на них невидящие глаза, казалось, говорили, я сделал всё что вы приказывали, и вот результат.
  
   Потрясённые банкиры застыли, боясь пошевелиться. Гай - сильный человек Бога, возможно чтобы усилить впечатление взмахнул рукой и капли крови из блюда с головой Гладстона окропили замерших от ужаса и притихших банкиров. 
  
   - Сувенир второй!
   Движением фокусника Вилей сдернул куски материи, закрывавшие оставшиеся на столе страшные предметы. Два отчаянных возгласа Хэмбро и Ротшильда раздались под сводами комнаты. Было от чего голосить, в неверном колеблющемся свете свечей они увидели головы своих сыновей.
  
   Жуткую сцену длившуюся несколько минут, прервал голос всё того же члена запрещённой общины "Святого Патрика".
  
   - Джентльмены, хотя мне больше нравится обращение торгаши и менялы, это не настоящие головы ваших детей. Они исполнены из воска, как в витрине Мадам Тюссо. Это только ПОКА! Если вы ещё раз попытаетесь организовать или профинансировать покушение на известных вам лиц, то мы найдём способ заменить эти сувениры на настоящие. Советую вам хорошо подумать над этими словами.
  
   Бросив короткий взгляд куда-то в сторону, "Шлем" словно что-то вспомнив, произнёс:
   - Мы вас покидаем, но мы не прощаемся. Это конечно не очень вежливо, но зато должно вам постоянно напоминать об оставленных на память сувенирах. Помните о нас!
  
   Сколько длилось молчание после исчезновения таинственных визитёров сказать трудно, как и куда исчезли страшные сувениры, тоже доподлинно не известно. Газеты вышедшие три дня спустя поместили некрологи по поводу скоропостижной смерти одного из старейших банкиров Британии. Эпикриз гласил -инфаркт-миокарда так кажется, называется эта болезнь сердца.
  
  
   *****
  
  
   - Вот дорогой брат Фридрих и вся история о злых и коварных банкирах, документально я её подтвердить не могу, да нам, по-моему, этого и не надо.
   - Спасибо дорогой Николя за откровенную беседу. Не могу сказать, что я полностью удовлетворён и над нашим ответом мы ещё немного подумаем.
   - Я не собираюсь Вам возражать по этому поводу, дорогой брат, но задержка с приездом Шарля Луи не должна повлиять на время нашего ужина! Не так ли?
   - Вы правы, пожалуй, нам надо подкрепиться.
  

*****

  
  
   Шарль Луи приехал на следующий день. По его внешнему виду я бы не сказал, что он сильно обеспокоен болезнью супруги. Он был достаточно собран, весел и чтобы предварить наши расспросы, сам рассказал о событии, произошедшем в "Гранд Опера".
   Потом с истинно французской галантностью начал сыпать поздравлениями в мой адрес.
  
   - Дорогой Николя, спешу вас лично поздравить с современным зданием Русской Миссии в Шанхае. Мои соотечественники, побывавшие на его открытии, до сих пор в восторге от великолепного празднества, устроенного по этому поводу.
   - Благодарю Вас, дорогой брат, право же, не стоит об этом, да и главная заслуга в организации этого празднества принадлежит купцу Старцеву.
   - Скромность, конечно, украшает человека, но накануне Российская империя продемонстрировала кругосветный перелёт на воздушном судне. Там присутствовали и наши представители. Пресса давала почти ежедневные репортажи. Тиражи газет, освещавших перелёт, подскочили в это время вдвое.
  
   - Вас, дорогой Шарль, тоже можно поздравить с приобретением, точнее с финансовым дождем, выпавшим над французским казначейством.
   - О, вы о проделках этого бесчестного Джеймса Ротшильда. Благодаря отличной работе "Сюрте Женераль" мы вовремя об этом узнали! Сами понимаете, утаил миллиард франков, а когда мы его укоротили на голову, какой вой поднялся. Скажу по секрету, даже моя супруга выразила мне своё недовольство.
  
   Я смиренно выслушал эти слова, а сам думал: "Хорошо, что бедный Шарль Луи никогда не узнает горечи поражения во Франко-Прусской войне в той истории, о предательстве собственной жены и последовавших с подачи того же Ротшильда за этими трагических событиями, восстании и ужасах под названием "Парижская Коммуна" и выплате пятимиллиардной контрибуции".
  
   - Дорогой брат, - это уже басит Фридрих, я присоединяюсь к поздравлениям в адрес Кастельно и его организации, блестяще проведенная операция!
  
   Мне в этот поток восхвалений пришлось вставить отрезвляющую реплику.
   - Дорогие братья, мне кажется, что так мы скоро уподобимся героям басни Лафонтена а, между прочим, у нас ещё много нерешённых вопросов.
  
   - Так давайте с них и начнём.
   - Конечно, только сначала позвольте мне всё-таки поздравить брата Фридриха с чудесным броненосным судном, выстроенном в Щеттине.
  
   Мне показалось, что запас комплиментов у Наполеона III никогда не закончится. Однако Шарль Луи ловко перевёл нашу беседу в конструктивное русло.
  
   - Безусловно, смелое решение построить безрангоутный океанский броненосец, но сразу же появляется проблема недостаточного количества угольных станций. Британия по их числу превосходит нас всех вместе взятых в несколько раз.
   - Дорогой брат, значит необходимо либо строить свои станции, либо отобрать их у островной империи.
  
   Тут же в разговор включился Фридрих, вероятно в Германии тоже хорошо видят эти проблемы, да и новые рынки сырья и сбыта вызывают обильное слюнотечение.
  
   - Да, совершенно согласен с братом Николя, надо поручить нашим адмиралам проработать соответствующие планы. Позже, посоветовавшись, мы сможем их утвердить.
   - Безусловно, я тоже согласен с такой постановкой вопроса, но это война, а она требует денег, больших денег, дорогие братья.
   - Дорогой Шарль, мы безусловно помним высказывание вашего великого предка Наполеона Бонапарта, но кто нам помешает обложить Британию контрибуцией после победы.
  
   - Да, к этому стоит добавить новые рынки сбыта. Для примера стоит вспомнить инцидент на западном побережьи Африки.
   - Но британцы так и не согласились на компенсации.
   - Ещё бы им соглашаться. Потеряли несколько броненосцев и торговых кораблей, а к ним в придачу и всё побережье королевства Ашанти.
   - Кстати, там строительство угольной станции полностью завершено, а это важная точка на пути к Кейптауну.
  
   - Захваченный плацдарм надо расширять! Иначе наступление невозможно, так учит нас военная наука.
  
   Эти слова Фридриха III - солдата - императора подвели итог беседы. В таком ключе закончился первый день нашей встречи.
   Следующим утром встреча началась с вопросов в мой адрес.
  
  
   - Дорогой брат, не могли бы вы прояснить, что это за конгресс и с какими целями состоялся в России в небольшом уездном городишке Умань, так кажется, он называется.
  
   Рассказывать подробно фрагменты из той истории мне было не с руки, провозвестнику еврейского государства - Теодору Герцелю ещё тринадцати лет не исполнилось, а уж о его книгах и говорить не приходиться. До Первого Сионистского конгресса в Базеле (по сценарию той истории) ещё четверть века. Поэтому начал всё с тех же угольных станций, ничего более оригинального в голову не пришло. Говорил о контроле над Суэцким каналом, о решении еврейского вопроса, ещё какие-то благоглупости, пока меня деликатным покашливанием не прервал Фридрих III.
  
   - Дорогой брат, а что наши империи получат в результате всех этих преобразований? Каков будет результат?!
   - Уверен, что весьма и весьма ощутимый.
  
   Сразу, не переведя дыхания, начал объяснять:
   - Если хедив Египта согласится на продажу куска пустынных земель Синайского полуострова, то получит четыре миллиона фунтов. Его политика демонстрирует, что деньги расходуются разумно на приобретение машин, станков и другой техники.
   - Так, так. Это нам известно.
   - Значит надо чтобы станки машины и прочее были заказаны у наших заводчиков. Думаю, ваш Круп, Сименс, Грузон и другие весьма обрадуются обширным заказам. Да и французские фабриканты смогут существенно расширить объём торговли.
   - Да, четыре миллиона фунтов, это же очень много миллионов франков - Шарль Луи не затруднился даже в точном пересчёте.
  
   Я продолжал расхваливать свою идею.
   - Молодому государству Эрец-Исраэль в наш просвещенный век обязательно потребуются те же самые станки, машины, транспорт и многое другое.
   - А где они возьмут деньги на всё это, дорогой брат?
  
   Фридрих прагматик и пустыми разглагольствованиями его не убедить.
   - Уверен, что идея государства Эрец-Исраэль найдёт поддержку у евреев всего мира. Образуется мощнейшая мировая диаспора, которая, безусловно, располагает нужными суммами. Для этого мои эмиссары уже два года ездят по всему миру и на эту осенью согласована дата открытия 1-го Всемирного Еврейского Конгресса.
   - Конечно, всё это красиво звучит, ну а если денег не будет?
  
   На выручку неожиданно приходит Шарль Луи.
   - Дорогой брат, нашим заводам, чтобы освоить миллионы хедива надо несколько лет работать без устали. За это время брат Николя ещё что нибудь придумает.
   - У вас в России есть присказка про курицыных детей, которых надо считать осенью. Предлагаю тогда и вернуться к этому вопросу.
  
   Достаю свой последний козырь (правда, крапленый). Газету трёхдневной давности, где Ротшильд младший обещает пожертвовать для еврейского государства один миллион фунтов стерлингов.
  
   В той истории барон Эдмон де Ротшильд отказался поддерживать Герцеля, считая, что создание такого государства невозможно. Скромный человек Теодор Герцель не стал афишировать тогда этот отказ, а наши специалисты уже постарались, и пресса всего мира успела растиражировать фальшивый материал о щедром подарке банкира. Пусть теперь попробует пойти на попятный. (Братьям об этом знать не надо).
  
   Читаю и перевожу газетный текст. Фридрих крякает и произносит:
   - Дорогой брат, вы уговорите кого угодно, я, как верный солдат Рейха, соглашусь. Тем более, что даже египетские миллионы способны обеспечить много заказов для наших промышленников.
  
   Тут совершенно некстати вмешивается Шарль Луи
   - Николя, а вас не смущает тот факт, что неделю назад в Гонконге китайские триады похитили несколько тысяч пудов серебра с парохода, который должен был доставить всё это в Британию?
  
   Я конечно знаю об этой блестящей операции "Мадам Вонг" - серебро, львиная доля уже во Владивостоке, а небольшая часть его пошла на зарплату наших сотрудников из триады "14-К", но делиться этой информацией нельзя. Ответствую французскому императору со знанием дела, приводя примерные цифры.
  
   - Британцы ежегодно вывозят из Китая тридцать пять, сорок миллионов фунтов, не думаю, что эта потеря сильно потрясёт их.
   - Хм, нам бы присоединиться к этому пирогу.
   - Да, весьма заманчиво.
   - Так в чём же дело?! Надо построить железную дорогу в Китай через континент, чтобы исключить воздействие флота Её величества и вопрос будет решён. - Недавний автопробег позволил снять точнейшую карту местности, равнинный рельеф вполне позволяет проложить стальной путь от Кяхты до самого Сицзяна, а там и до Пекина останется всего каких-то триста километров.
  
   - Вы змей искуситель, дорогой брат!
   Это реплика Шарля Луи как бы подводит черту, но тут же следом басит Фридрих, по тону высказывания чувствуется, что и его заинтересовало такое предложение. Ещё бы не заинтересовало, не надо забывать, что эмблема "Крупа" не скрещенные пушки, а ж/д колёса.
  
   - Дело интересное, но надо всё тщательно проверить и обсудить.
   - Совершенно с вами согласен, дадим соответствующее поручение нашим министрам, пусть они поработают.
  
   - Всё-таки предлагаю вернуться "к нашим баранам", я о приобретении на Синае. Николя, но там много полудиких племен, которые практически не управляются хедивом. Вы не думаете, что они просто вырежут первопоселенцев?
   - Дорогой брат, чтобы этого не случилось, в Красном и Средиземном морях разместятся наши корабли, они присмотрят за торговыми путями и заодно отпугнут дикарей.
  
   Корабли, флот - это хорошо, но как же быть с племенами, живущими в глубине полуострова.
   - Первопоселенцы расположатся в первую очередь на побережьи, не будут же они жить в пустыне Негев. Для защиты этих целей вполне подойдут корабли береговой обороны.
  
   - Дорогой брат, как я понял, вы хотите поддержать движение Ховевей Цион. Они видят решение "еврейского вопроса" в возвращении еврейского народа в Эрец-Исраэль и в создании там сельскохозяйственных поселений.
  
   - Да, дорогой Шарль Луи, Калишер Цви Хирш в своей книге "Дришат Цион" ("Стремление к Сиону", 1862) подробно изложил основные идеи и она уже в течении десяти лет служит главным средством внедрения в среду ортодоксального еврейства идеи возвращения в Эрец-Исраэль и создания там сельскохозяйственных поселений.
  
   - Вас не смущает тот факт, что особое внимание Калишер уделил необходимости подготовки вооруженной охраны будущих поселений?
  
   - Конечно, нет, дорогой брат! В окружении варварских племён без охраны нельзя. Основное внимание, я обратил на то, что он предусматривает создание сельскохозяйственных училищ для обучения молодого поколения. Это говорит о том, что люди собираются там устраиваться на века. Ну а с охраной наших военно-морских баз вдоль трассы Суэцкого канала мы безвозмездно поможем молодому государству.
  
   - Вы прямо Макиавелли! - не удерживается от реплики Шарль Луи.
   - Это хороший вариант! - Бубнит Фридрих: - Пусть там и проводят свои эксперименты с государством все эти Марксы, Энгельсы да и ваш Плеханов заодно получит "лабораторию" для своих разрушительных исследований.
  
   Солдат есть солдат, его высказывания не дипломатичны, но точны! С братьями в вопросах войны и мира надо быть откровенным, иначе можно потерять родственников, но вот знать им о том, что Российская империя с 1914 по 1929 годы в результате "полномасштабных исследований" потеряла 47 миллионов человек, совершенно не обязательно....
  
   *****
  
   Следующий день нашей встречи вышел скомканным, а всё из-за тонкого газетного листа, на котором было помещено стихотворение Фёдора Ивановича Тютчева "НЕ В ПЕРВЫЙ РАЗ ВОЛНУЕТСЯ ВОСТОК...". Вообще-то в той истории оно появилось значительно раньше, но действия наших дипломатов разряжали обстановку на Крите, а сестрёнка Ольга энергично придерживала своего Георга I от "резких движений". Не наша вина, а наша "недоработка", что при очередной смене султана Кандиоты подняли восстание.
  
   Теперь вот, нате вам, читайте:
  
   Не в первый раз волнуется Восток,
Не в первый раз Христа там распинают,
И от "креста" луны поблекший рог
Щитом своим державы прикрывают.
Несется клич: "Распни, распни его!
Предай опять на рабство и на муки!"
О Русь, ужель не слышишь эти звуки
И, как Пилат, свои умоешь руки?
Ведь это кровь из сердца твоего!
  
   Вылетая из Питера, мной новому канцлеру были даны необходимые указания по этому поводу. Ультиматум султану Абдул-Гамиду II, я уверен, уже вручен. Там достаточно жесткие условия по этому поводу, вплоть до объявления военных действий, до которых я не очень охоч. Дорогое шибко удовольствие, эти самые действия....
   "Масла в огонь" как ни странно подлил брат Фридрих, в его руках тоже газета, где помещёно переведённое на немецкий язык воззвание о сборе средств "в пользу страждущих христиан Востока", то есть в пользу восставших Кандиотов.
   Подумаешь воззвание, Бог бы с ним, но оно подписано митрополитом Филаретом и двумя сбрендившими бабами: гофмейстериной графиней Н. Д. Протасовой и старой каргой графиней А. Д. Блудовой. Зная их, уверен, что сейчас в стране все только об этом и говорят и осуждают Государя за нерешительность и мягкотелость. (Надо будет отметить в секретном приказе сотрудников СБ, которые подготовили нужную ситуацию).
   Обсуждение возникших событий с братьями не заняло много времени. Что тут обсуждать? Австрийской помойной ямы, слава Богу, нет, а с Турцией уж как нибудь разберёмся. Беспокоит только позиция наших "заклятых друзей", но и там кое что заранее подготовлено.
   Как в заключение нашей встречи, в домик на берегу озера доставлен экстренный выпуск газет сразу нескольких стран. Расстояния здесь такие, что даже плеваться надо осторожно. Плюнул и уже плевок за границей оказался, а это дипломатический казус.
   Сразу в нескольких печатных изданиях да ещё с фотокопией помещён текст нашего ультиматума султану Абдул-Гамиду II. Шарль Луи читает и переводит текст я делаю вид, что слушаю, но на самом деле сличаю копию с тем, что мы с Игнатьевым сочинили. Отклонений нет, а это значит, война Османской империи объявлена....
   Прощались не торопясь, но и не размазывая. Указания министрам подготовлены, а уже после разборки с турками посмотрим на готовые документы, что наши чиновники составят. Для этого, когда придёт время, соберёмся в Берлине.
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Кандиоты -- греческое население главного города (современное название Ираклион) и всего острова Крит, которые правившие городом и островом венецианцы называли Кандией.
   В период правления короля Греции Георга I в 1866 году греческое население острова Крит подняло восстание против Османской империи, которая правила островом после победы над венецианцами. Главным требованием восставших было воссоединение с Грецией. Восстание продолжалось до 1869 года. Этих безуспешных восстаний было много, кроме восстания 1866-69 года, были восстания 1878, 1887, 1895 годов и в 1896-1897 годах.
   В самом начале восстания правительство Российской империи пыталось способствовать мирному разрешению конфликта, но уже в октябре 1866 года стало, открыто поддерживать восставших.
  
  
  
   Бенджамин Дизраэли (с 1876 года граф Биконсфилд; англ. Benjamin Disraeli, 1st Earl of Beaconsfield,; родился 21 декабря 1804, умер в Лондоне -- 19 апреля1881г.) -- английский государственный деятель Консервативной партии Великобритании, 40-й и 42-й премьер-министр Великобритании в 1868, и с 1874 по 1880 гг., член палаты лордов с 1876 года.
   Родители Бенджамина имели еврейское происхождение, его дед (также Бенджамин) родился в Папской области(совр. Италия), в городе Ченто близ Феррары (по другой версии в Венеции), и в возрасте 18 лет эмигрировал вАнглию, где он стал видным купцом и финансистом.
   Также он был членом Лондонской биржи, и после смерти оставил 35000 фунтов стерлингов.
   Началом решительного образа действий во внешней и внутренней политике Дизраэли  признаны билль об упразднении Ост-Индской компании и допущении евреев в парламент. Поездка принца Валлийского в Индию (октябрь 1876), покупка акций Суэцкого канала (ноябрь 1875) и провозглашение королевы Виктории императрицей Индии (апрель 1876).
   Все эти меры были направлены против политики России в Азии. В начале русско-турецкой распри Биконсфильд был совершенно готов выступить в пользу Турции с оружием в руках. Но в этом ему помешала могущественная оппозиция, организованная предводителем либералов Гладстоном против англо-турецкого союза.
   Тем не менее, своим угрожающим положением относительно России и поданной Турции тайной надеждой на поддержку Англии он много содействовал неуспеху Европейской конференции в Константинополе и начатию военных действий между Россией и Турцией.
   Во все время войны он сохранял нейтралитет, не скрывая, однако, своих симпатий к туркам. Когда же война окончилась в пользу России и турки обратились к посредничеству Англии, он принял вызывающее положение, послал в январе 1878 военный флот в Дарданеллы и по заключении Сан-Стефанского договора, многие существенные пункты которого ему хотелось изменить, призвал к оружию резервы и вызвал в Мальту 7000 индийских войск (апр. 1878).
  
  
  
   Двести пятьдесят пятая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
  
   В этой истории мы всеми силами старались не допустить преждевременного выступления Кандиотов и, судя по информации от кузины и, конечно же, от СБИ до поры до времени, нам это удавалось. Я даже немного гордился тем, что так легко менял историю. Ха, вся моя гордыня моментально улетучилась из-за одного звонка Мезенцева.
  
   - Ваше Императорское Величество, на Крите неизвестными злоумышленниками атаковано наше консульство, а в районе Суда британские и турецкие агенты осуществили ряд убийств мирных греческих граждан, эти действия спровоцировали новые выступления восставших, которые нам не подконтрольны....
  
  
   *****
  
   Обычный новый день, светает, утренний бриз отогнал рыбацкие лодки подальше от берега, некоторые из них уже успели забросить свои немудреные снасти. На удалении пятнадцати, двадцати кабельтовых от Варненского порта образовался небольшой плавучий городок, где все соседи друг друга знают и занимаются одним и тем же промыслом. Надо поторапливаться, чтобы успеть к утреннему базару, когда рачительные хозяйки и хозяева придут покупать морские деликатесы.
  
   - Гей, Боев, как улов? Много поймал?
  
   Эти вопросы звучащие как приветствие были обычны и на них можно было, не отвечать, вопрошавший бы не обиделся. Но Боев даже не повернул головы в сторону окликнувшего, а это было уже слишком. Он смотрел в сторону моря, открыв рот и вытянув руку в указующем жесте, и медленно поворачивался, стоя в своей лодке. Глянув в том же направлении, Делирадев тоже застыл, сразу забыв о непочтении соседа. И было от чего превратиться в статую....
  
   По небу летел серебристый крест. Летел в сторону их родного городка - порта, издавая непривычный гул, и не собирался никуда отворачивать. Вот, похоже, он уже над центральной площадью Варны, как вдруг от него отделился какой-то предмет, который через несколько секунд "взорвался" белым пушистым облаком. Через минуту ещё одно облако стало медленно опускаться на старинный болгарский городок, потом ещё и ещё. Вот "крест животворящий" повернул, и через несколько минут ещё одно облако, снесённое ветром, стало оседать над развалинами монастыря Аладжа и катакомбами, ставшими могилами его создателей. Прошло ещё немного времени, и божественный посланец затерялся над морскими просторами в солнечных лучах на востоке.
  
   О продолжении рыбалки уже никто не думал. Рыбаки спешно вытаскивали снасти и направляли свои судёнышки к берегу. А в городе, порту и крепости творилось что-то невероятное. Вездесущие мальчишки, взобравшись на крыши домов, куда не рисковали забираться турецкие полицейские, разыскивали небольшие белые листки с важным предупреждением к жителям Варны.
  
   В листовках говорилось о восстании Кандиотов и об ультиматуме Турецкому султану, срок которого заканчивался завтра. Всех жителей городка предупреждали о возможном начале боевых действий и просили держаться подальше от города, чтобы не попасть под обстрел во время штурма крепости и порта.
   Лет сорок назад в ходе русско-турецкой войны 1828-29 годов, входившая в состав Турции крепость Варна, уже подвергалась осаде русских войск и после четырёх дневного штурма была взята, но тогда кругом были войска, палили пушки, свистели пули, в море находился большой флот. Сейчас же всё было спокойно, над городом светило солнце и если бы не необычный посланец, то жители, скорее всего не поверили бы чтецам, которые медленно, по слогам, разбирали тексты листовок....
  
  
  
   (Дворец Топкапы - "Пушечные ворота", Константинополь)
  
  
  
   Новые властители Турции во главе с султаном Абдул-Гамидом II и британским послом сэром Генри Эллиотом, как это ни странно собрались в протокольном зале старого дворца больше напоминающего собой крепость не случайно, англичанин настаивал на полной секретности. Что, что, а уж секретность эти старые стены вполне могли обеспечить.
   Из уже известных нам участников таких встреч здесь находились великий визирь Мехмед Рушди, справа от него военный министр Хусейн Авни, а слева министр без портфеля Мидхат-паша. Новыми действующими лицами были Осман Нури-паша (будущий турецкий маршал и военный министр в той истории) и Абдул-Керим-Надир-паша под командованием которого находилось около 300 тыс. человек, из которых больше половины составляли гарнизоны крепостей, что оставляло 100 тыс. для операционной армии. Он только что закончил доклад о передвижении войск неприятеля по территории Румынского королевства и о сосредоточении русских войск в районе четвёрки крепостей на берегах Дуная.
  
   - Таким образом, господа данные нашей разведки подтверждаются словами уважаемого Осман-паши.
  
   Эти слова принадлежали англичанину и были встречены не без должного внимания. Хотя тут же Осман Нури-паша поспешил добавить свои соображения.
  
   - Хочу заметить, что силы неприятеля явно не достаточны для взятия таких укреплений и это настораживает. Русские достаточно умны, чтобы штурмовать крепости, не имея многократного преимущества в силах, а этого мы как раз и не наблюдаем.
  
   - Они просто блефуют, стараясь запугать воинов Аллаха - великий визирь этими словами явно хотел угодить Генри Эллиоту, но прозвучало это как-то не очень уверенно.
  
   Это совместное совещание верховного военного совета (дари-хура), с иностранными советчиками длилось уже достаточно долго и "Великий" просто устал, не смотря на то, что он был хорошо подготовлен и успешно прошёл школу европейской дипломатии, знал цену ей, и людям, стоящим у её истоков. Самое главное, он не любил дворец Топкапы, недаром местом своего пребывания был выбран дворец Йылдыз.
  
   - Интересно, может быть прислушаться к словам этого лукавого британца и на время военных действий перебраться в эту "каменную твердыню" - Топкапы? Она охраняла сон предков не одну сотню лет. Да пожалуй, так и поступим, пока британский флот не войдёт в "Мраморное море" здесь будет безопасней.
  
   Размеренные размышления султана, совершенно не касающиеся выступающих и говорящих военных были неожиданно прерваны. Старшина телохранителей, сделал неприметный оговоренный жест и Абдул-Хамид понял, что есть новости. На разрешающий кивок султана, в помещение вошёл адъютант и негромко произнёс.
  
   - Телеграммы из Варны и Рущука. Разрешите зачесть, о великий султан?
   - Читайте.
   - "....Противник разбросал листовки, в которых указано что завтра начнёт бомбардировку и штурм наших укреплений. В этих прокламациях также даны рекомендации жителям покинуть места проживания, чтобы не пострадать при начале военных действий".
  
   - Ну вот, видите! Всё происходит так, как мы и ожидаем!
  
   Султану Абдул-Хамиду II, чтобы не потерять лица, показать что решения принимает ОН, а не этот Эллиот, а заодно побыстрее завершить встречу, только и осталось произнести коронные фразы-поручения.
  
   - Мы принимаем план военных действий подготовленный нашими друзьями и военным министром!
   Кивок в сторону Хусейна-Авни.
   - Абдул - Керим, повелеваю вам отправляться к Рущуку и там наказать неверных.
   - О да, Великий!
   - Осман-Нури, направляется в крепость Варна, с аналогичным заданием.
   - Будет исполнено, Повелитель!
   - Хусейн-Авни обеспечивает координацию всех военных действий и снабжение наших войск.
  
   Военный министр что-то произнёс, но тут же задал вопрос, о котором в силу интриг и распрей внутри правящей верхушки чуть не забыли.
  
   - О великий, а флот? Без его кораблей мы не сможем организовать снабжение на Кавказском направлении.
   - Поручите это - султан на минуту задумался, возможно, он просто ещё не запомнил, кто есть кто, - адмиралу Хасану Хюсню Паше.
  
   - Мехмед Рушди, дай жёсткий ответ на ультиматум этих неверных собак. После всего на Крите мы поставим высокий минарет, на костях восставших в назидание неблагодарным грекам.
   - Будет исполнено, О Великий Султан!
  
  
  
   (Посольство Великобритании - Инглиз Сарайы в Стамбуле, спустя 2 часа)
  
  
   В "городе неверных", как называли этот район Стамбула сами турки, по приглашению-приказанию посла собрались все заинтересованные лица. Сэр Эллиот без обиняков и длинных предисловий сразу же начал важную встречу
  
   - Джентльмены, должен вам сообщить, что Турция приняла решение отклонить российский ультиматум и готовится к войне.
  
   Не было ни удивлённых возгласов, ни скрываемых тяжких вздохов, всё было как в обычном часовом механизме, взвешенно и отлажено, каждый хорошо знал свои права и обязанности.
  
   - Арчибальд Стоун, докладывайте.
   - Сэр, наши сотрудники полностью контролируют все перемещения в посольском квартале. Посторонних людей ни в квартале, ни в его ближайших границах не замечено.
   - Хорошо, следующий....
  
   Слово "следующий" в указанном контексте прозвучало не менее двух десятков раз, пока очередь дошла до джентльмена в полумаске.
   - Сэр Эллиот, не могу вас ничем порадовать. Время появления эскадры Джеффри Горнби в Мраморном море, по-прежнему оценивается в пять, шесть недель.
   - Это хорошо, так мы и планировали.
   - Да, но лорды Адмиралтейства ещё не дали команду адмиралу сэру Купер Ки, определиться с судами из эскадры канала, которые должны быть отправлены сюда. Эскадра на Мальте малочисленна, состоит из устаревших судов и без надлежащего усиления новыми кораблями не произведёт впечатления на вероятного противника.
  
   Возникшая пауза в размеренном течении совещания несколько затянулась. Генри Эллиот конечно был информирован о смене правительства Гладстона, и о том что новый кабинет возглавил Дизраэли но не питал по этому поводу никаких иллюзий. Он был бы абсолютно нейтрален, но смена правительства - политическое действо. Это очередные задержки или даже пересмотры уже намеченных планов, что в сложившейся ситуации было недопустимым. Так и не приняв никакого решения, посол задал очередной вопрос:
  
   - Как сам сэр Джеффри Томас Фиппс Горнби оценивает ситуацию по времени прибытия?
   - Боюсь, что никак. Эскадра не готова к такому походу, а, насколько мне известно, решение об объёме финансирования этой операции парламентом ещё не принято.
   - Что сообщает наш славный Чарльз Хобарт - Гобарт-паша о состоянии флота османов?
   - Боюсь, что и здесь ничем не могу вас обрадовать. - Ему поручено принять эскадру Гуссейн-паши и базируясь на порт Суда обеспечить взаимодействие с войсками в подавлении Критского восстания.
   - А что Гуссейн-паша?
   - Точно неизвестно, но вероятно новый султан назначит его на место вице-адмирала Мустафы-паши.
  
   Сэру Генри захотелось выругаться, причем, так как ругались в доках "Собачьего острова", но он не умел. Возможно, поэтому он ограничился лишь тяжёлым вздохом и произнёс:
  
   - Благодарю вас сэр - не раскрывая ни имени, ни должности скрытого полумаской человека.
  
   - Благодарю вас, все свободны джентльмены. - Кажется, мне необходимо срочно мчаться в Йылдыз и корректировать ситуацию, - решил он про себя.
  
   Уже в воротах нового дворца, посол понял, что и здесь ему не повезло. Великий султан принял решение и весь двор перебирался во дворец-крепость Топкапы. В резиденции Йылдыз, Эллиот застал только бригаду поваров, ещё не успевшую полностью перебраться на "новое" место. Когда же Эллиот прибыл в крепость, то узнал, что Абдул-Гамид II отдыхает, и никого принять не может....
  
   - Едем назад, Конрад - команда возничему и карета посла аккуратно развернулась на площади пред террасой Гюль-Хане и главными воротами резиденции Османов.
  
   Ловкий царедворец и политик не опустил руки, а собравшись с силами тут же начал просчитывать и планировать будущий день.
   - Так, что сделать в первую очередь?
   Додумать эту мысль не удалось. На востоке немного в стороне от здания посольства знатно полыхнуло и ещё через несколько секунд до ушей Генри донёсся грохот "протяжного" взрыва. - Снаряды так не взрываются, это что-то другое. Да и не могли наши недруги так оперативно начать военные действия да ещё в столице противоборствующего государства.
  
   - Конрад, вы случайно не знаете, что за производства там расположены? - поинтересовался британец у своего сотрудника.
   - Извините, сразу трудно сказать, сэр, но мне кажется, что это пороховой завод в Макрикее, да и, судя по звуку, так взрываются и горят только сырые - безоболочечные заготовки, а их в каждой сушильне содержится несколько тысяч фунтов.
   - Хорошо, что я в своё время доказал необходимость использования многоцелевых специалистов в качестве сотрудников посольства, - подумал Эллиот.
  
   В это момент над морским арсеналом в Константинополе взвился султан огня и чёрного дыма, а следом долетел звук очередного взрыва, только в отличие от взрыва в Макрикее грохот и взрывы на территории горящего арсенала не прекращались, а иногда резко усиливались.
  
   - Пожалуй, даже и хорошо, что я не добился сегодня аудиенции у Абдул-Гамида. Пришлось бы выслушивать просьбы, давать обещания, а ситуация такая неопределённая.
  
   Оказывается, это были ещё не все сюрпризы сегодняшнего дня, хотя по времени уже скорее вечера. По прибытии в посольство его доверенный секретарь сообщил:
  
   - Сэр, уже два часа, как нет телеграфной связи с Лондоном.
   - Разве это такая уж редкость в этой стране?
   - Нет, сэр, но одновременно пропала телеграфная связь с Мальтой, а мы ждали сегодня от туда важные сообщения.
   - У вас есть конкретные предложения?
   - Думаю, сэр, что посылка людей-наблюдателей из группы Арчибальда Стоуна не повредит делу. Они гораздо скорее узнают истинные причины отказов по телеграфной связи и по пожарам, нежели нам сообщат о них официальные власти.
  
   - Действуйте, я согласен, - проклятая страна, если бы она не была затычкой для выхода России в Средиземное море и установления контроля над каналом, горела бы она ярким пламенем, как их пороховой завод. - Когда наконец эти тупые европейцы сами поймут, что не может одна Британия постоянно противостоять ордам азиатских дикарей.
  
   С такими невесёлыми мыслями представитель британской дипломатии намеривался отправиться спать, но не тут-то было. Стали поступать сведения от посланных людей:
  
   - Сэр Эллиот, пожар возник во время приемки боезапаса броненосцами "Auni liiah", "Muini Zaffer", "Fethi Bulend", сейчас в бухте "Золотой рог" на правом берегу, несмотря на позднее время светло настолько, что можно читать "The Times" не особо напрягая глаза.
  
   - Чёрт бы побрал этих турок с их вечной безалаберностью.
   - Да, сэр, сегодня у чертей видимо большая страда, два корабля находятся у причальной стенки арсенала, один из них сильно горит, другой отдал концы и пытается спешно отойти от своего неудачливого собрата. Третьего счастливчика, не успевшего ошвартоваться засветло у стенки и стоявшего на бочке, течением отнесло почти на средину бухты и он, спешно разведя пары, благополучно движется к выходу из этого ада.
  
   Возможно, что посол выслушав эти слова, хотел бы крепко выругаться на подчинённого принявшего его высказывание слишком буквально, но, вспомнив, об отсутствии оных в имеющемся словарном запасе сдержался и вслух произнёс:
  
   - Чарльз, докладывайте мне обо всех новостях каждый час, не смотря на позднее время.
   - Сэр, но тогда вам вообще не придёться спать. Во дворе, в саду, в цокольном этаже и даже в коридорах находиться много наших соотечественников, которых все эти события заставили искать убежища в стенах посольства.
  
   Эллиот на минуту задумался. Что-что, а дураком он никогда не был, в "Форин офис" их не держали или дипломатично делали все, чтобы они там просто не задерживались.
  
   - Надо проявить максимальную заботу о наших соотечественниках. - Возьмите всех оставшихся людей из группы Стоуна и займитесь их устройством, а главное в письменном виде опросите каждого, что он видел, где и при каких обстоятельствах. Это нам будет очень полезно завтра, нет, не завтра, а уже сегодня. Лондон обязательно потребует подробный отчёт обо всём произошедшем, и мы предоставим его со слов очевидцев, как говориться "из первых рук".
  
   Последние слова главы британского посольства были заглушены раскатистым взрывом, донёсшимся откуда-то со стороны горящего арсенала. Ещё через несколько минут наблюдатель вооружённый зрительной трубой, спустившийся с верхнего этажа, доложил:
  
   - Сэр, турецкий военный корабль, ошвартованный у причальной стенки морского арсенала, взорвался. Определить его наименование возможности не было....
   - Ну и чёрт с ним, дадим туркам очередной кредит и построим ещё корабль, а возможно что и не один - такие мысли у Эллиота возникали постоянно и наиболее удачно воплощённые из них оплачивались британскими верфями отдельно. Озвучивать их в присутствии подчинённого сэр Генри не счёл нужным.
  
   Отдалённый раскатистый гром, хотя грозы по всем признакам нигде не наблюдалось, окончательно лишил сна верного сына туманного Альбиона.
  
   - Что это? Что это такое? - Я вас спрашиваю?
   Устыдившись собственной мимолётной вспышки гнева, уже другим голосом дипломат отдал приказание: - Выясните, только поскорей и доложите!
  
   - Ййез, сэр!
   Не прошло и пяти минут, как спустившийся с верху наблюдатель сообщил:
  
   - Сэр Генри, судя по всему, это горит патронная фабрика в Кирк-агаче. Взрываются, вероятно, дистанционные трубки, и капсюля, которых на складах скопилось достаточно.
   - Благодарю вас, сэр.
   - Не за что, сэр.
   На открытии первой очереди этого производства Генри Эллиот присутствовал лично в качестве почётного гостя. Огнеопасность заводика ему была хорошо известна. Похоже это уже не обычное разгильдяйство турок и их безалаберность, а целенаправленные диверсионные действия. Видимо Российская империя вступила в войну....
  
  
  

(Британское Адмиралтейство здание Уайтхолл, весна 1873 года)

  
  
   Клерки Сомерсет-Хаус вот уже в течение нескольких недель не рисковали уходить домой в четыре по полудни, как они это делали обычно. Причина была в том, что ожидалось невиданное ранее событие, прибытие на Уайтхолл в здание Адмиралтейства нового премьер - министра Великобритании Бенджамина Дизраэли.
  
   Первый Лорд Адмиралтейства Джордж Иоахим Гошен тоже готовился к этому визиту и заметно нервничал. Масла в огонь подливал Первый Морской Лорд - адмирал cэр Александр Милн, который был назначен на эту беспокойную должность.
   Причин для волнений было множество, но одна из них, пожалуй главная - была проста. Канцлерами Британского Казначейства успели побывать два непримиримых противника -- Дизраэли и Гладстон; и ни в чем они не были так схожи друг с другом, как в желании -- и способности -- снизить расходы, С 1861 по 1869 год британский военно-морской бюджет сократился, -- с 12.5 миллионов фунтов до 10.
  
   Теперь, после загадочного исчезновения Гладстона и воцарения "еврея Бени" (как называли за глаза) на политическом олимпе в ранге премьер - министра, никто во всём Royal Navy не мог сказать, к чему это приведёт. Несколько раз встречались Первый Лорд Адмиралтейства и Первый Морской Лорд и все-таки выбрали, как им казалось, разумную стратегию проведения этой встречи.
  
   Дело в том, что ещё с 9 декабря 1868, будучи Первым Лордом Адмиралтейства Хью Куллинг Эрдли Чайлдерс, находясь под финансовым "прессом Гладстона" надеялся прекратить пустую трату средств при помощи реформы Адмиралтейства, держа в своей голове не только эффективность, но и экономию. Но этим он только ухудшил положение вещей, двинувшись в неверном направлении: вместо того, чтобы развивать мозг Адмиралтейства, он сделал ему лоботомию.
   Еще до катастрофы броненосца "Кэптен", Чайлдерс уже был болен и морально и физически истощен тяжелейшей работой; такова была цена власти Первого Лорда. Смерть сына, ушедшего на дно вместе с "Кэптеном", стала последней соломинкой, и Чайлдерс ушел в отставку.
  
   Сейчас Джордж Гошен старался из всех сил исправить нанесенный урон, но скомпенсировать значительный 2,5 миллиона фунтов недостаток финансирования ему было не под силу, да и моряком в отличии от Чайлдерса он не был, хотя и являлся Первым Лордом Адмиралтейства. Хитроумный план Александра Милна, должен был привести финансирование Royal Navy к нужному уровню....
  
   "Лишних людей - клерков" на время визита премьера, к вящему их удовольствию, откомандировали в Сомерсет-Хаус, оставив в главном здании Адмиралтейства, только писцов (введённых в штат в 1866 году) и лиц участников совещания. Наконец подъехала карета Дизраэли и встреча началась.
  
   Не буду вас утомлять подробным, почти стенографическим отчётом об этом событии (несколько писцов находились на жаловании у Мезенцева) остановлюсь только на докладе адмирала Милна.
  

Британия

Франция

      --
   "Уорриор"
   "Глуар"
      --
   "Оушен"
   "Сюрвеллант"
      --
   "Блек Ирине"
   "Инвинсибль"
      --
   "Принс Консорт"
   "Валерьез"
      --
   "Дифенс"
   "Норманди"
      --
   "Каледония"
   "Беллиекез"
      --
   "Резистенс"
   "Сольферино"
      --
   "Ройал Оук"
   "Океан"
      --
   "Гектор"
   "Маджента"
      --
   "Ройал Альфред"
   "Альма"
      --
   "Вэлиент"
   "Куронь"
      --
   "Лорд Уорден"
   "Аталанта"
      --
   "Ахиллес"
   "Галуа"
      --
   "Лорд Клайд"
   "Армид"
      --
   "Минотавр"
   "Фландр"
      --
   "Зилес"
   "Рейн Блаиш"
      --
   "Эджинкорт"
   "Эроин"
      --
   "Рипалс"
   "Монкальм"
      --
   "Нортумберленд"
   "Гийень"
      --
   "Лаплас"
   "Жанна д'Арк"
      --
   "Беллерофон"
   "Магпаним"
      --
   "Энтерпрайс"
   "Прованс"
      --
   "Геркулес"
   "Тетис"
  
  
   Глазам собравшихся была представлена большая таблица искусно нарисованная на нескольких листах "слоновой бумаги" и закреплённая на двух треногах.
  
   - Вот, сэр премьер-министр, какое соотношение по численности кораблей мы имеем на сегодня с нашим ближайшим соседом и извечным соперником. - Основная причина кроется в том, что Royal Navy регулярно недополучает необходимых средств на содержание и расширение своего состава.
  
   Наглядность представленного была потрясающа. У всех присутствующих, многие из которых достаточно хорошо знали состав флотов других государств, читался в глазах неподдельный интерес. В левом столбце таблицы названия броненосцев "Уорриор" и "Оушен" были прописаны отличавшейся по цвету тушью.
  
   Предводитель консервативной партии, многократно бывший канцлером Британского казначейства, человек который успешно провел билль об упразднении Ост-Индской компании и допущении евреев в парламент не мог не обратить внимания на это отличие цветов. Расчёт оказался верным, и ключевой вопрос был задан. Тут уж Джордж Иоахим Гошен явил всё своё красноречие. Впрочем, не буду приводить его выступление полностью, кратно оно сводилось всё к тому же - недостаточному финансированию Royal Navy.
  
   - С сожалением вынужден констатировать, что в отсутствии адмирала Горацио Нельсона, его любимое детище стало ветшать, а Франция, похоже, жаждет реванша за Трафальгар!
  
   Хотя тема Франции сейчас меньше всего интересовала Дизраэли, эта последняя фраза попала на благодатную почву, и премьер пообещал на ближайшем заседании парламента рассмотреть вопрос увеличения финансировании флота. После этого он задал вопрос, собственно ради которого и прибыл в Адмиралтейство.
  
   - Джентльмены, в сложившейся военно-политической обстановке крайне важно направить наши корабли в Мраморное море, чтобы поддержать пошатнувшийся трон Османской империи. Сколько вымпелов и когда наши друзья смогут увидеть из окон дворца Топкапы?
  
   Адмиралы, конечно, знали о череде переворотов у номинального союзника, но к такому решительному повороту в действиях Royal Navy, были не совсем готовы. Слово взял адмирал Александр Милн, смелый и сообразительный по натуре он первым понял, что вот сейчас будут выделены необходимые средства для его "ребёнка" и никакие решения парламента для этого будут не нужны.
  
   - Сэр, на флоте есть и адмиралы и корабли готовые выполнить любое повеление Её Величества. На Мальте можно сформировать эскадру, которую возглавит адмирал Горнби, но для этого потребуются деньги и время.
  
   - Деньги у вас будут, а время, время будет зависеть от военных успехов Турции, но в любом случае на подготовку эскадры к боевым действиям более четырёх, пяти недель рассчитывать не стоит.
  
   Несколько недовольных шепотков просочившихся к ушам Первых Лордов и премьера говорили, что это немыслимо малый срок, но грозный взмах руки Джорджа Иоахима Гошена, не дал им превратиться в членораздельное высказывание.
  
   - Флот Её Величества и план компании будут готовы к означенному сроку, сэр!
   - Это всё, джентльмены, благодарю вас до свидания.
  
  
  
   (Британское Адмиралтейство здание Уайтхолл, спустя час)
  
  
  
   В помещении, где только недавно было так людно остались двое. Один из них был адмиралом, а другой? Другой был политиком и финансистом, и ничуть моряком, но именно он являлся Первым Лордом Адмиралтейства.
  
   - Сэр Александр, вы и в самом деле считаете, что эскадра адмирала Горнби будет готова к отплытию в столь краткий срок, четыре-пять недель?
   - Как вам сказать, сэр Джордж, просто отсчёт недель мы начнём с момента получения финансирования.
   - А как же тогда быть с обещанием, данным Бене?
  
   Столь нелестное обозначение премьера должно было продемонстрировать Милну, что Гошен всецело ему доверяет, как человеку и опытному политику-флотоводцу.
  
   - Эскадру Горнби, мы начнём готовить уже сегодня, для этого будет достаточно вашего приказа, с весьма неопределённым содержанием. - Скажем таким: "...о некотором перераспределении очередности комплектования и снабжения с целью оптимизации расходов и экономии средств...".
  
   - Вот это да! Превосходная мысль! Такую бюрократическую конструкцию даже опытные клерки с большим стажем в Сомерсет-Хаус не сразу смогут составить.
  
   - Слова, слова, слова, но они нам дадут возможность подготовить корабли к переходу на Мальту с целью усиления имеющейся на ней эскадры. Несколько "старых калош" останутся у стенки без экипажей и не получив ни пенса на своё содержание, только и всего. Приём известный, применявшийся ещё Нельсоном. - К тому моменту, когда корабли будут почти готовы к выходу в море, появятся деньги обещанные премьер-министром, и мы заткнём все образовавшиеся дыры, зато время не будет упущено. - Признаться меня это не сильно беспокоит, справимся.
  
   - Тогда поясните мне "сухопутной крысе" - да, да не смущайтесь, я хорошо знаю, как меня называют за спиной, в чём причина вашего беспокойства?
  
   - Она проста, сэр, за последние десять лет британские верфи не построили ни одного боевого корабля для Российской империи, а ведь раньше их заказы составляли почти четверть наших мощностей. Это одна причина, а вторая заключается в том что мне совершенно не понятно австрийское фиаско от русских, после блистательной победы у итальянцев. - Хотелось бы обратить ваше внимание на то, что у нас нет данных об их потерях. - Утопить целый флот и не потерять ни одного корабля?! Так не бывает. Что-то здесь не то.
   - Да, действительно странно.
   - Позвольте ещё совет.
   - Да, да, конечно.
   - При встрече с Хью Эрдли Чайлдерсом, поинтересуйтесь у него судьбой броненосного шлюпа "Research", броненосного шлюпа "Enterprise" и броненосного корвета "Favorite".
  
   - Уважаемый сэр Александер, я это и так великолепно помню. - Эти суда были выведены из состава флота Её Величества, как не соответствующие по техническому состоянию современным требованиям. Экономия, по расчётам представленным Адмиралтейством, составляла несколько тысяч фунтов в год. Мне это доподлинно известно из первых рук, в это период я достаточно тесно сотрудничал с человеком с Даунинг-стрит 11.
  
   - Хорошо, сэр Джордж, оставим корабли в покое. - Коммандер Артур Уилсон и кэптэн Натаниэль Боуден-Смит, вам ничего не говорят эти имена?
   - Нет, впервые о них слышу.
   - А помните скандал с японцами? Тогда кто-то обстрелял их столицу - Эдо, кажется. Эти жёлто...ые макаки утверждали, что это сделали мы.
  
   - О, да, кажется, что-то припоминаю. Сэр Александр, я попрошу одного знакомого человека из МИДа дать поручение лорду Лофтусу, выяснить по подробнее, как там всё сложилось и в бывшей империи Габсбургов и в Японии.
   - Интересно подумал адмирал Милн, что за знакомый, который даёт поручения послам, но в слух он естественно ничего такого не произнёс, а напротив продолжил свои высказывания. - Во время войны с французами русский фельдмаршал после Бородинского сражения сказал: "... что если мы потеряем армию, то потеряем Россию..." и отвёл войска, от собственной столицы оставив её неприятелю.
  
   - Что вы хотите этим сказать?
   - Мне кажется посылка лучших кораблей для спасения Турок, это ошибка. Если мы потеряем флот, то потеряем империю. Без большого мощного флота, мы просто не сможем её удержать от распада, не говоря уже об управлении.
   - Ах, сэр Александр, это уже политика, давайте оставим этот вопрос дипломатам.
   - Хорошо, сэр. Вы просили поделиться сомнениями, вызывающими моё беспокойство, я так и сделал. Извините, если что-то не так сказал.
  
   - Ну, что вы, что вы. Я очень ценю вашу откровенность, но поднятый вопрос действительно находиться не в нашей компетенции. Давайте, приложим все наши усилия, чтобы сдержать обещания данные премьер-министру.
   - Да, сэр, будет сделано сэр!
  
   Трансформация адмирала Александра Милна от человека разумного, к человеку подчинённому, была мгновенной и безукоризненной. Даже такой опытный чиновник как Джордж Иоахим Гошен, не обнаружил в ней ни грана фальши....
  
  
   Историческая справка
  
  
  
   Операция "Цимбрия" - название операции, которая могла бы стать очередным примером крейсерской войны на морских коммуникациях Британии.
  
   Код операции был присвоен по названию немецкого парохода "Цимбрия" ("Cimbria"), на котором в марте 1878 года в Северо-Американские Соединенные Штаты была отправлена специальная экспедиция, купившая на местных верфях три торговых судна ("Stat of California", "Columbus" и "Saratoga"), которые впоследствии были переоборудованы на верфях Крампа в крейсера "Европа", "Азия" и "Африка" соответственно.
  
   В экспедицию были отправлены 66 офицеров и 606 нижних чинов. По плану предполагалось закупить 12 пароходов, переоборудовав их в крейсера, чтобы парализовать британский торговый флот в Атлантическом океане. Командовал отрядом на переходе в США капитан-лейтенант Казимир Казимирович Гриппенберг.
   Командиров будущих крейсеров управляющий Морским министерством назначили заранее, ещё в Петербурге ими стали капитан-лейтенанты К.К.Гриппенберг, Ф.К.Авелан и Е.А.Алексеев. Руководство экспедицией поручалось "старшему из командиров -- Гриппенбергу, который должен был подчиняться Леониду Павловичу Семечкину по прибытии последнего в Америку".
  
   26 апреля на французском трансатлантике прибыли Л. П. Семечкин, лейтенанты А. Р. Родионов и А. М. Хотинский и поручик Корпуса корабельных инженеров Н. Е. Кутейников. Активная деятельность началась сразу же по прибытии руководителя.
   Уже спустя три дня, следуя наиболее убедительным в САСШ путём: дача взяток должностным лицам, им удалось за 400 тыс. долларов перекупить строившийся за 365 тыс. долл. на верфи "В. Крамп энд санз" в Филадельфии железный пароход "Стейт оф Калифорния" (крейсер N 1, позднее "Европа"). Следующие суда были куплены в течение двух ближайших недель.
   Из числа претендентов, обслуживавших срочное сообщение Нью-Йорк-Гавана, были выбраны два парохода. Один, "Колумбус", выстроенный у Крампа в 1873 г. и с 1874 г. перевозивший сахар, кофе и т. д. , был куплен у торгового дома "В. П. Клайд и К®" в Филадельфии за 275 тыс. долларов; другой, "Саратога", - у торгового дома "Д. Е. Уорд и К®" за 335 тыс. долларов.
   Оба судна считались одними из лучших по ходовым и мореходным качествам на линии. "Колумбус" получил обозначение "Крейсер N2". 29 мая 1878 г. номерным крейсерам присвоили имена: N2 назвали "Азия", "Саратога" же-- "Крейсер N3"-- стала "Африкой". Таким образом, стоимость трёх пароходов без переделок составила 1010 тыс. долл., другие источники говорят вообще о сумме в 860 тыс. долларов. Собственно переоборудование обошлось русской казне в 966.318 долларов 72 цента ("Европа" -- 269 тыс. 81,43 долл., "Азия" -- 372 тыс. 237,29 долл., "Африка" -- 325 тыс. долл.).
   Общие расходы на первые три крейсера, таким образом, составили 1.826,3 тыс. долларов. Проектные работы над четвёртым кораблём ведут свой отсчёт от первых чисел июня 1878 г., когда Семечкину ещё не было известно об итоговом превышении лимита выделенных средств.
  
   Так что история "Забияки" началась исключительно благодаря инициативе Л. П. Семечкина. Перерасход по завершении работ на первых трёх крейсерах выяснился, но N4 был уже спущен на воду.
  
   Узнав о намерениях русских, англичане тоже стали скупать пароходы через своих торговых агентов в Америке, но время было упущено, кроме того, американские судовладельцы, повинуясь закону рынка, резко подняли цены на свои корабли.
  
  
  
   Двести пятьдесят шестая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
  
   Операция "Цимбрия" - код, взятый по названию немецкого парохода "Cimbria", который в той истории 1 апреля 1878 года, имея на борту наших моряков, вышел в море со специальным заданием под флагом Германии. Это же название я присвоил аналогичной своей усовершенствованной разработки, которая по ряду объективных причин началась несколько раньше.
  
   Судоходная компания "Уилсон & Чэмберс", которая тогда, в другом времени, в 1867 г. обремененная непомерными долгами свыше ё500.000, пошла с молотка, также распродала свои клипера. "Тайпинг", "Серика", "Ариэль", "Cap Ланцелот", "Титания", "Лаалу" и ещё с десяток менее известных судов поменяли своего владельца. Искусные изделия британских корабелов Генри Трслфолла Уилсона и его партнера Джека Пинкелтона перешли в собственность ... сына одного моего соратника, только об этом никто не знает. У него они тоже надолго не задержались, нынче их владельцем является малоизвестная фирма, которая в свою очередь является совместной компанией сразу нескольких стран.
  
   Чтобы кораблики стали более экономичными и надёжными, пришлось побеспокоить старину Уильяма Крампа. В другой реальности его верфи и завод на окраине Филадельфии (штат Пенсильвания) "Чарльз Уильям Крамп и сыновья", тоже оказывали услуги российскому флоту. Первый пароход по русскому заказу, "Камчатка", был построен в Нью-Йорке еще в 1841 году. Конечно же самым известным их изделием стал "Варяг", заложенный 10 мая 1899 года, который в январе 1901 года вошёл в состав русского Военно-морского флота.
   В этой реальности все купленные чайные клипера пошли по проторённой дорожке, только без слов "русский заказ". На них уменьшили высоту рангоута и установили по паре мощных 600-т сильных болиндеров, это конечно не "летающие - П", да этого и не надо, правда механизмы по уборке - постановке парусов скопированы с легендарной серии. Этим корабликам уготована другая судьба, возможно не менее громкая, впрочем, это будет зависеть от поведения наших "заклятых друзей", а пока они успешно возят боливийскую селитру, медь, олово и серебро по всему миру, естественно в первую очередь во Владивосток.
  
   "Боливийскую" я написал не по ошибке, в этот период ещё не было войны между Чили и Боливией за обладание богатыми месторождениями этого сырья. Это там, в том времени, в 1879 году Чили при поддержке (я бы сказал понукаемая Великобританией) начала боевые действия против Боливии, имевшей тогда выход к Тихому океану в области Антофагаста.
   Поэтому нынче из боливийских портов Антофагаста и Мехильонес вывозятся селитра и серебро, как вы уже догадались, в основном в нашу сторону, но часть наиболее крепких кораблей регулярно огибает негостеприимный мыс на юге Америки и отмечается в европейских портах. Эти парусники не имеют отличительной окраски "Flying P" и вообще стараются быть как можно более незаметными, это тоже часть моего дьявольского плана. "Тайпинг", "Серика", "Ариэль", "Cap Ланцелот", "Титания", "Лаалу" уже миновали мыс Горн и находятся в Бискайском заливе. Ладно, пока хватит об этом....
  
   Ясную солнечную погоду неожиданно сменила бурная, но короткая весенняя гроза. Ветер с моря нагнал тучи, которые разродились дождём с ветвистыми молниями, после которых если грохнуло где-то рядом остаётся специфический запах озона, воспринимаемый большинством людей как свежесть.
   Сейчас придёт венценосная супруга и мне предстоит сложнейший разговор, надо будет просветить женщину, воспитанную в духе викторианской морали о некоторых особенностях поведения китайской императрицы Цыси, получившей при рождении прозаическое имя Юй Ланьхуа и её верном слуге Ли Ляньине.
  
   При всех дворах китайских властителей последние пять тысяч лет жили евнухи. Как бы правители не назывались "великий хан" или "император", какая бы династия ни правила в Китае - при правителе содержался целый круг мужчин, лишенных мужского естества. Называли их тоже по-разному - стражи храма, привратники, чиновники внутренних покоев, а некоторых позднее просто "серыми кардиналами".
   Чтобы попасть в их число, надо было пройти весьма болезненную и опасную операцию, которая имела три разновидности: мужчина лишался и полового члена, и яичек; мужчина лишался только полового члена; мужчина лишался только яичек. После операции туго спеленатого в зоне паха пациента заставляли ходить несколько часов, только потом разрешали лечь, пить не давали не менее трёх суток. Если всё-таки он после этого выживал, то о нём сообщалось начальству в уезд, чтобы имя оскоплённого внесли в списки для подачи в императорскую канцелярию.
  
   При дворе китайской императрицы Цыси таких деятелей было более четырёх тысяч. Нет, вы только представьте себе, чуть ли не целая дивизия евнухов и все они есть и пить хотят. Мало того ещё и взятки берут, причём немалые. Структура у них тоже почти как в армии, такие же группки - взвода объединённые в кланы - батальоны. Все стремятся на самый верх, поближе к императору, то бишь к императрице - "нефритовой орхидее". Там на самом верху властвует самый, самый приближённый к царственному телу евнух Ли Ляньин.
   Высокий по китайским меркам, человек крупного телосложения. Почти стальные, в прямом и переносном смысле челюсти, рельефный нос, внимательные, колючие глаза, губы, больше подходящие африканцу и выступающий вперёд подбородок придавали его лицу и всей фигуре особую выразительность, не хватало только одной малюсенькой детали, которая обычно скрыта под одеждой.
  
   Зачем я всё это описываю? Сейчас поясню. Когда раны у скопца заживали, то для мочеиспускания внутрь вставляли серебряную трубочку или бамбуковую, ибо не всем серебро было по карману. После открытия Америки искусственный член стали изготавливать из каучука. Вот об этом-то предмете мне и предстоит вести разговор с благоверной. Теперь сопоставьте воспитание в викторианском духе и предмет беседы. Что-то она запаздывает, пора бы ей уже быть?
  
   Только подумал, как раздалась специально сконструированная трель звонка. Этот звук ни с каким другим я никак ни при каких условиях не смогу перепутать.
  
   - Добрый день, дорогая, внимательно тебя слушаю!
   - Никса, милый, я задерживаюсь. Мы тут у Дагмары разбираем эскизы нарядов для сестёр милосердия. Это такая важная работа, что оторваться ну никак невозможно.
  
   Захотелось сказать что нибудь резкое, война уже идёт, а они только сейчас о нарядах начали размышлять. Форма для санитаров уже давно в армии. Но разве можно так отвечать жене-императрице?
  
   - Да, да, ненаглядная, конечно. Когда освободишься, позвони.
   - Никса, Никса, подожди, а у меня для тебя пренеприятная новость. Гофмейстерина графиня Протасова была в гостях у графини  Блудовой, та ей под большим секретом рассказала, что слышала от портнихи, как жена лорда Лофтуса утверждала, что если русские войдут в Константинополь, то Британия пошлёт туда свой флот и объявит войну России.
  
   Вот так через жён многое тайное становиться явным. Для меня впрочем это давно не секрет, да и наши МИД-овцы о таком варианте развития событий все уши прожужжали. Поддерживая шутливый тон, продолжаю:
  
   - Ну что ты, дорогая, зачем нам ссориться с твоей мамой (термин "тёща" в наших разговорах мной полностью исключён из обращения) из-за какой-то Турции. Не волнуйся, тебе это вредно. Жду звонка, крепко целую в обе щёчки.
  
   Намеренно аккуратно, чтобы не разбить аппарат вешаю трубку, не дожидаясь ответа. Всё-таки и у моей выдержки есть пределы. Придётся этот разговор провести в другом месте и в другое время. Ладно, не буду уподобляться британскому послу и объяснять по телефону супруге, что первая волна десанта на мысе Кильёс уже высадилась.
  
   - Володя, соедините, пожалуйста, меня с Мезенцевым.
   - Слушаюсь, Ваше Величество.
  
   Через несколько минут разговариваю с главным злодеем империи, если не считать меня номером первым, конечно. Но это кому как больше нравиться.
  
   - Николай Владимирович, здравствуйте.
   - Здравия желаю, Ваше Императорское Величество.
   - Отправляйте подарок и начинайте операцию "Нефрит". Императрица пока не в курсе, но вечером я её обязательно просвещу, всё объясню и покажу с примерами.
  
   Весёлое "хрюканье" на том конце провода говорит, что "главный жандарм" всё понял правильно и операция начнётся без промедления.
   Специально изделие, называемое в том, другом времени вибратором, в царственной упаковке нефритового ларца будет отправлено в Поднебесную как подарок от одной императрицы другой. Более скромный, стальной, со специальным секретным замком ящичек с батарейками для этого устройства тоже пойдёт по тому же адресу.
   По существующей традиции все подношения в Поднебесной проходят только через руки главного евнуха. Для него даже составлена специальная инструкция на родном языке как устанавливать и менять батарейки. Где их брать? Он далеко не дурак, сам догадается. Прогневить "орхидею", главный развратник и взяточник убоится, а уж через него наши сотрудники уберут с дороги ненужных людишек с мерзкого острова, которые присосались к правящей династии. Заодно прощупают почву по поводу Внешней Монголии. Смогли же предки в той истории прибрать к рукам Порт-Артур всего за трёхмиллионную взятку, а тут всего ничего - триста тысяч человек населения, из которых чуть ли не половина буддистские монахи. Вот какая коварная у меня задумка....
  
   Теперь бы стакан чайку. Сам, никому не поручая, это такой вид отдыха, завариваю крепчайший чай. Несколько минут блаженства и почти бегом под Арку Генштаба в "диспетчерскую".
  
   Сводка, ну наконец-то полная сводка по Варне. В 1829 году эту крепость уже штурмовали войска моего деда. Тогда нам противостоял двадцатитысячный гарнизон и двадцатипяти тысячный корпус Омера-паши. Сейчас благодаря "успешной работе" британской разведки там было сосредоточено ещё на двадцать тысяч человек больше, итого около семидесяти тысяч.
  
   Бомбардировка крепости с дирижаблей началась около десяти утра. Большая часть болгарского населения, предупреждённая накануне, покинула город. Хотя крепость отделяют от города около версты, жертвы среди мирных жителей не желательны.
   Первую бомбу объёмного взрыва сбросили в девять пятьдесят утра. Бррр.. страшно подумать, что творилось в стенах крепости. Неправильный многоугольник стен, высотой местами достигающий двенадцати метров, ограждал защитников крепости от врагов. Вот в этом-то полузамкнутом пространстве одна за другой с небольшим интервалом взорвались четыре объёмных заряда. Стены - защитницы только усилили поражающий эффект.... Первую бомбу заправляли и подвешивали к гондоле носителя сразу пятьдесят человек.
   (Если верить Лесли Гроувзу, то это в два раза больше, чем количество яйцеголовых, которые готовили а-бомбу "Малыш" на острове Тиниан, сброшенную бомбардировщиком Б-29 "Энола Гей" 6 августа 1945 года на Хиросиму).
  
   После бомбардировки результативность десанта нашей морской пехоты на Варну превзошла все самые смелые ожидания. Крепость пала, не сделав ни одного выстрела, да и стрелять там уже было некому. Варненский порт захвачен практически в неповреждённом рабочем состоянии. Небольшую перестрелку на его территории в расчёт можно не принимать. Модернизированный "Великий Князь Константин" уже разгружается на причале захваченного порта.
  
   Всё это я уже отлично знал по частичным докладам, поступавшим в "диспетчерскую". Теперь самое важное - как развивается десантная операция на мысе Кильёс. Сейчас там ещё нет серьёзных батарей и укреплений, зато есть удобные бухточки с песчаным дном. Глубины тщательно промерены нашими судами, неприятных сюрпризов не ожидается.
  
   - Добрый день, господа! Все сидите, сидите, пожалуйста! Не надо рапортов! Что нового по Кильёсу?
   - Ваше Императорское Величество, первая волна....
   - О первой волне я информирован. Что сейчас там происходит?
   - Не могу сообщить ничего нового. Временно не работает аппаратура эфирной связи. Была гроза и она повреждена. Её обещали наладить, но.... вот пока есть свежие данные по Кавказскому направлению.
   - Хорошо, спасибо! Как восстановят связь - сообщите, пожалуйста, дежурному генерал-адъютанту.
   - Слушаюсь, Ваше Императорское Величество.
  
   Вот всегда так. Нет, не потому, что Кавказское направление меня не интересовало, оно приоритетно, но именно сейчас десант в тридцати километрах от Стамбула важнее. Дожидаться, пока определят неисправность и исправят радиостанцию у меня бы просто не хватило терпения. Поэтому для водителя, адъютантов и конвоя прозвучала краткая команда:
  
   - В Пулково!!!
   Там была установлена мачта и самый мощный в мире передатчик эфирных сообщений. Ещё примерно через час бешеной гонки по улицам засыпающего Питера, потом по новенькому Пулковскому шоссе и мы, разбрасывая во все стороны брызги от прошедшего дождя, которые искрились в свете электрических фар, а не калильных керосиновых фонарей вскочили в расположение необычной воинской части. У неё не было открытого названия, а вместо него был только шестизначный номер.
   Устав от постоянного произношения одной и той же команды "Отставить", миновав череду постов, наконец прошли в аппаратную и я, обратившись к дежурному оператору, протянул ему короткую записку, которую сопроводил словами:
  
   - На этой частоте постоянно передавайте одно и тоже обращение, пока не получите ответа.
  
   Несмотря на некоторое смущение и волнение от присутствия высочайшей особы, молодой лейтенант споро установил верньеры на делениях, указанных на клочке бумаги, и в эфир полетело сообщение:
  
   - "Айвенго, вызывает Чёрный Лентяй".
  
   Оно было повторено не один десяток раз и я уже буквально физически ощущал чувство отупения и неприязни у оператора, как вдруг из небольшого динамика раздался хорошо знакомый и немного взволнованный Володькин голос.
  
   - Сэр, Чёрный Лентяй, Айвенго слушает вас!
  
   После такого необычного вступления последовало сделанное деловым тоном нормальное обращение:
   - Ваше Императорское Величество, докладывает Великий Князь Владимир....
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.92*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"