Федоров Олег М.: другие произведения.

Тетрадь сорок восьмая дробь один Дневник Тринадцатого Императора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здравствуйте дорогие друзья! После полугодового перерыва, продолжаю выкладку текста. Читайте на здоровье! 07/07/2015 Добавил несколько строчек к основному файлу. текст от 16/07/2015 Доброго времени суток! Е.И.В. записал ещё несколько фраз в своём дневнике, хотя скорее всего, просто вклеил туда чужие записки. Текст от 27/07/15


   Тетрадь сорок восьмая дробь один Дневник Тринадцатого Императора
  
  
  
   Историческая справка
  
  
   Взятие Константинополя (13 апреля 1204 года) войсками крестоносцев было одним из эпохальных событий средневековой истории и имело далеко идущие последствия для всей Европы. Папа Иннокентий III в своем послании о крестовом походе обещал всем рыцарям, которые будут участвовать в войне за Святую землю, освобождение от налоговой повинности, списание всех долгов, сохранность и неприкосновенность имущества. Это послание привлекло огромное количество бедняков и должников, которые планировали поправить свое положение за счет похода.
   После захвата города начались массовые грабежи и убийства греко-православного населения. После взятия города началось массовое мародёрство. Около 2 тыс. человек было убито в первые дни после захвата. В городе бушевали пожары. В огне были уничтожены многие памятники культуры и литературы, хранившиеся здесь с античных времён. Особенно сильно от огня пострадала знаменитая Константинопольская библиотека.
   9 мая новым императором был провозглашён Балдуин Фландрский, что положило начало формированию целой плеяды "латинских" государств на захваченных крестоносцами территориях, хотя греческая знать на периферии империи не покорилась и продолжала борьбу.
  
   Вторично столица Византийской империиКонстантинополь, была захвачена турками-османами под предводительством султана Мехмеда II во вторник29 мая 1453 г. Это означало уничтожение Восточной Римской империи; последний византийский император Константин XI Драгаш пал в битве. Победа обеспечила туркам господство в бассейне Восточного Средиземноморья. Город оставался столицей Османской империи вплоть до её распада в 1922 году.
  
   Крепость Анадолухисары находится на анатолийском, или азиатском, побережье пролива Босфор и была построена османским султаном Баязидом I в середине 90-х годов XIV века в ходе его приготовлений к осаде Константинополя.
  
   Крепость Румелихисар расположена на западном, или европейском, побережье и была построена в 1452 году султаном Мехмедом II, использовавшим ее для успешной осады города в 1453 году.
  
  
  
   Двести пятьдесят седьмая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
  
   - Ваше Императорское Величество, докладывает Великий Князь Владимир....
  
   Такое обращение в устах моего младшего братишки одновременно означало и приветствие и вопрос. Приветственное обращение к старшему брату-самодержцу - это и без комментариев понятно. Вопрос же заключался в том, как себя держать и о чём можно говорить, а от чего лучше воздержаться.
  
   Повелительным жестом, сохраняя молчание, я отправил дежурного оператора в соседнюю комнату, абсолютно уверенный в том, что у дверей уже несёт свою вахту Барятинский младший, который никого и близко к ним не подпустит. Всё, теперь можно с братом говорить без помех.
  
   - Володя, в операторской кроме меня больше никого нет. Докладывай всё как есть!
   - Рад тебя слышать. Мы тут почти поголовно в грузчиков и биндюжников превратились. - Твои плавпирсы на базе "Эльпидифоров" с переменной дифферентовкой хороши, вот только скоростёнка у них маловата. При противном ветре к месту высадки они поздно добрались. Поэтому начали без них.
   - Как же вы тяжёлое вооружение десантировали?
   - Мы его на потом оставили.
   - Понятно.
   - Как только эти опоздавшие чёртовы железяки приткнулись к берегу да заякорились, начали выгрузку. - Сейчас под выгрузкой все семь "Эльпидифоров-П" используются, но работы ещё много.
   - Османы не беспокоят?
  
   - Нет их здесь никого. Тех, что ещё с ночи наблюдение обеспечивали, наши морпехи той же ночью извели, а других на подмену им почему-то не прислали. Странные у турок порядки, одним словом - "чужой монастырь".
   - Ты уверен, что о нашей высадке в Стамбуле ещё не известно?
  
   - Полной уверенности нет, но и серьёзного противодействия с их стороны не замечено. Кроме того, наши передовые дозоры перехватили двух генералов Абдул-Керим пашу и Осман-Нури пашу. Согласно приказа султана (точнее британского посла Эллиота) первый направлялся к Рущуку, а второй в Варну. Задание у обоих было примерно одинаковое, но не получилось.
  
   - О своём задании они сами тебе поведали?
   - Ну не напрямую конечно. Ты же знаешь мои познания в турецком. Ребята Черняева, перехватившие генералов, крепко с их охраной сцепились. Большая охрана у них была, с нашей стороны не обошлось без потерь, поэтому обоих немного в горячке боя помяли, вот они и "запели" едва только наш Бендевар им вопрос задал.
   - Бендевар - это посланец от сына Юнус-бека?
   - Да, в каждой группе есть несколько курдов, которые в спецшколе обучались, поэтому вопросы задавать и переводить ответы было кому. - Кроме этих групп больше никого и ничего подозрительного не замечено.
  
   - Понятно.
   - Была даже шальная мысль - не дожидаясь выгрузки бронеходов только на "ША-1", рвануть сразу в Константинополь.
   - Что за "ША-1" такие? Почему не знаю?
   - Это так бронетранспортёры ещё в Туркестане бойцы окрестили - "Шайтан арба", ну и номер один присвоили, уверены, что вскорости ещё что-нибудь новенькое появиться.
   - Надеюсь, мысль прогулки в Константинополь не в твоей голове родилась?
   - Каюсь, у меня тоже проскакивала, да вовремя твой наказ вспомнил.
  
   - Вот-вот, это хорошо! Ты ни в коем случае не должен забывать, что начали-то мы войну с султаном, а продолжать её придётся с моей тёщей. Со дня на день жду от них ультиматум. - Поэтому береги людей. Будут люди живы, а технику завсегда починим. На худой конец новую сделаем, лучше прежней.
  
   - Это я понимаю, потому и не поддержал инициативу, даже запретил некоторым думать об этом!
  
   - Ладно, ладно, Черняева не зря "ташкентским львом" окрестили, но ты его всё равно пока придерживай, в Стамбуле ещё тысяч десять султанской гвардии наличествует, а это не мальчики для битья, а воины от рождения. Без тяжёлой техники наступление не начинать, действовать строго по плану.
   - Никса, мне абсолютно ясно и понятно что это ещё не война, а только генеральная репетиция.
  
   - Ну, то-то же. Какие успехи у летунов?
   - Они на выделенном участке ковыряются. Бульдозером его разровняли, катками укатали, теперь полосы перфорированные выкладывают. Обещают, что завтра к утру будут готовы начать полёты.
   - Хорошо! Это большое подспорье воздушная разведка, я уж не говорю об остальном.
   - Да нам, в общем и дирижабля хватает с него тоже хорошо и далеко видно.
   - Володя.....!
   - Всё, всё не буду больше. План, подписанный монаршей ручкой старшего брата - закон.
  
   - Ладно, ладно не ёрничай. Что с турецкими крепостями Анадолухисары и Румелихисар на Босфоре?
  
   - Были они турецкими, теперь наши. Ночью на катерах подскочили морские пехотинцы. С дирижаблей воздушный десант сбросили, они ту немногочисленную охрану, что ещё бодрствовала, сняли. Турки на анатолийском берегу спали, нападения не ожидали. В знаменитых башнях вообще никого не оказалось. - Представляешь, эти громадины одним своим видом выказывающие серьёзную угрозу, пустыми стояли. В погребах даже зарядов не нашли, наши боялись, что какой-нибудь фанатик решит к Аллаху поскорее попасть, так что искали на совесть. - Короче, к рассвету повязали всех кто не сопротивлялся. Которые огрызались, тех постреляли. По утренней заре туда для усиления по батальону морпехов высадили. Тяжёлого вооружения бойцы не имеют, но гранатомётов и миномётов с припасами у них достаточно. Связь с ними постоянная, если что понадобиться, доставим без хлопот. Турецких боевых кораблей в Чёрном море больше нет.
  
   - Приятно слышать! Что у Никанова? Контакт с ним есть?
   - Там, слава Богу, всё точно по плану! Даже новолуние предусмотрено. Три подлодки уже на выходе из пролива, сейчас они на подходе к бухте. Головным - Павел Крузенштерн, он этим маршрутом уже ходил, остальные в кильватере. Ориентировка по трём синим огням. Павел Павлович даже пошутил: "...идём как в Севастопольской бухте на ученьях...".
  
   - Ну-ну, а с "шумовым" прикрытием как дела обстоят?
   - Эти сорвиголовы сразу тремя дюжинами представлены. Сейчас катера дрейфуют как раз на траверзе наших новых крепостей. Как сигнал от Никанова будет получен, так ровно через четверть часа они в "Золотом роге" такой тарарам устроят, что чертям тошно станет. Почти по Пушкину будет.
  
   - Смотрите аккуратно, главного чёрта надо целёхоньким вывезти.
   - Вывезут, если потребуется то и с диваном вместе, да ещё и гарем заодно прихватят.
   - Куда же они такую прорву народа денут? Нет уж, пусть лучше гарем в "Топкапы" остаётся.
  
   - Это я так, в шутку. Настроение у десантников отличное, все в бой рвутся
   - Я тоже шучу. - Ладно, пошутили и хватит. Эту ночь я, видимо, здесь проведу, так что держи связь с запасным командным пунктом. Помни, это только генеральная репетиция, главные события начнутся позднее. Думаю, что до подхода "Royal Navy" у нас в запасе три - четыре недели имеется. Будь осторожен! Удачи!
  
   - Спасибо, Никса, сделаем всё как договорились. Да, а как ты планируешь Барятинского старшего отметить? Крепостей - то у турок на Дунае больше нет.
   - Это пока большой секрет, но кое что по-братски шепну. - Как тебе понравиться его новая фамилия Барятинский-Задунайский?
   - Здорово звучит и с весьма "прозрачным" намёком!
   - Вот и хорошо, а остальное пусть пока секретом остаётся. До связи!
   - Удачи сэр, Чёрный Лентяй!
  
   Эта операция по взятии Стамбула, тщательно продуманная и многократно проигранная в Гатчине, часто не давала мне покоя. По большому историческому счёту это будет уже третий штурм Царьграда-Константинополя.
  
   Первый раз его разрушение и разграбление вдохновлял папа Иннокентий III. То фактически было сведение счётов между попами. Лидер католиков потребовал от остатков Византии восстановления церковной унии, что практически означало прекращение самостоятельного существования греческой церкви.
   Получив ожидаемый отказ, Иннокентий III определил превращение византийской столицы в цель похода крестоносного воинства. Крестоносцы решили штурмовать город со стороны Золотого Рога, у Влахернского дворца. Католические священники, состоявшие при войсках крестоносцев, всячески поддерживали их боевой дух. Они с готовностью отпускали грехи всем желавшим участникам предстоящего штурма, внушая воинам мысль о богоугодности захвата Константинополя.
  
   Четвёртый крестовый поход, когда просвещённые европейцы 13 апреля 1204 года основательно разграбили Константинополь и спалили его библиотеку, для себя лично я так и называл - "сведением счётов".
  
   Спустя почти шесть десятков лет, в 1261 г. в отсутствие венецианского флота небольшой отряд никейского императора  Михаила VIII Палеолога занял плохо защищённый Константинополь, формально Византия была восстановлена, но это была, конечно, уже не та Византия. 
  
   Через два века под предводительством султана Мехмеда II, творчески подошедшего к непростой задаче - штурму города крепости, Константинополь был взят  во вторник29 мая 1453 г. Ещё полтысячелетия он оставался столицей Османской империи вплоть до её распада в 1922 году. На эти исторические экскурсы, демонстрируемые "блокнотом", мне было наплевать. Для меня укреплённый город был прежде всего пробкой в "горлышке" Босфора, которую надо изъять и как можно быстрее.
  
   Когда я говорил брату, что у него в запасе есть три - четыре недели я, конечно, делал для себя "заначку" по времени, но вот на сколько, этого никто не знал.
  
  
   *****
   Есаул Иван Кравченко уже дано привык ко всяким неожиданностям, поэтому, когда его весной 1872 года вызвали к командующему десантными силами Империи Василию Александровичу Стеценко, он не особенно удивился, ожидая очередное срочное поручение.
   Немного смутило, что на входе в штаб он встретил много своих бывших учеников, которые, как было ему известно, проходили по ведомству генерала Рихтера. Пожав руки ближним и кивнув старым знакомцам, стоящим в отдалении, приёмный сын Владимира Кравченко вошёл в знакомое помещение за тяжёлыми дверьми. Снова удивившись необычно большому количеству народа, толпящемуся в вестибюле управления, он предъявил документы проверяющему и в сопровождении дежурного лейтенанта быстро поднялся на второй этаж, где, как оказалось, его уже ждал другой порученец. Вместе со вторым сопровождающим он вошёл в приёмную и без задержек был приглашён в кабинет Стеценко, тут многое стало понятным....
  
   В кресле командующего за его рабочим столом сидел государь-император Николай II, а хозяин кабинета примостился справа, там, где обычно сидели его посетители.
   Естественно, сработал условный рефлекс, есаул вытянулся и уже хорошо поставленным командирским голосом приготовился отрапортовать о своём прибытии, но был остановлен повелительным жестом и нейтральным вопросом монарха:
   - Здравствуйте! Присаживайтесь. Как здоровье Владимира Ивановича?
   - Здравия желаю! Спасибо, Ваше Императорское Величество! Отец поправляется и скоро сможет приступить к своим обязанностям.
   - Хорошо, Иван сын Владимира! Сам-то как себя чувствуешь?
   - Отлично, благодарю, Ваше Императорское Величество!
  
   Последнее было произнесено, пожалуй, несколько громче, чем следовало, поэтому последовало почти отеческое наставление, а не команда:
   - Спокойно, Иван, мы не на плацу, здесь и так всё хорошо слышно. Присаживайся напротив Василия Александровича, сейчас подойдут ещё несколько участников нашей встречи.
  
   Последние не заставили себя ждать. Вошедшего генерала Черняева в России все хорошо знали. В газетах и журналах, да просто в витринах военторгов, часто висели фотографии "ташкентского льва", зато лицо второго было мало кому известно. Капитан-лейтенантские погоны на его морской форме ни о чём не говорили Ивану. Только глаза и манера движения выдавали в нём опытного бойца.
  
   - Ну вот, все в сборе!
   - Владимир, у тебя всё готово?
  
   Оказывается был ещё один участник встречи, который находился в смежной комнате и настраивал проекционную установку. Ну, если великие князья работают за киномехаников, разговор обещает быть весьма интересным.
  
   - Господа, вы приглашены для обсуждения весьма секретного проекта. Поэтому никаких записей делать не следует. Всё, что вам будет сообщено, должно остаться только в вашей памяти.
  
   Эти вступительные слова государя, произнесённые спокойным вкрадчивым голосом, ещё раз подчеркнули необычайность и важность встречи.
  
   - В предстоящем штурме Константинополя возможны всякие случайные события, "на войне как на войне", всего не предусмотреть. Вашим заданием будет являться пленение султана Мурада V и оберегание его от всяческих превратностей способных нанести ему вред. Мы не сомневаемся в успехе предстоящих военных действий в кампании с турками, но, как известно, войны заканчиваются переговорами. Для этого нам нужен султан целый и невредимый, это и будет вашей главнейшей задачей.
  
   Вот так! Ни много, ни мало, взять и султана османов пленить!?! При всём моём уважении к Государю даже, пожалуй, преклонению, как перед определённой свыше святыней или символом державы эти его слова вызвали некоторое недоумение. Возможно что и у других, сидящих рядом, реакция на это высказывание была аналогичной и это отразилось на наших вытянувшихся физиономиях.
  
   - Вижу ваше недоумение на лицах и недоверие в глазах. Сейчас Великий князь Владимир Александрович изложит план проведения этой операции. - Повторюсь, никаких записей даже по выходу из этого кабинета, всё только на память!
  
   На память так на память..... доклад Великого князя Владимира, кстати, весьма содержательный и реалистичный, я приводить не буду. Напишу только, что теперь до весны 1873 года мы все "государевы узники", точнее, носители государственной тайны "узники" - это мы сами себя так называем. Ну а как иначе? Три сотни молодых парней, над которыми издеваются с утра до ночи их инструкторы, живём в глухом лесу, да ещё и без права переписки. После указанного срока те, которые живы останутся, вернуться к нормальной жизни. Если смогут, конечно.
  
   Что-то я подзадержался с писаниной, пора на занятия. Сегодня меня подвергнут новым мучительным испытаниям, будут с высоты сбрасывать. Говорят, что при Иване IV была на Руси такая казнь лютая. Как там на самом деле было, не знаю, но нас лично Великий князь Владимир "казнить" будет. Он обучал, ему и решать дальнейшую нашу судьбу....
  
   Ну ничего, зато если живым после этого прыжка останусь, завтра я ему такой болевой приём заверну - два дня кряхтеть будет. Вот ведь незадача, после завтра капитан-лейтенант Никанов нас под воду окунать планирует, придётся с местью повременить, а то как он тогда плавать будет?! Наши шутят: как цуценят от гулящей суки, только не в бочке, а в озере. Там воды прозрачнее, глубины побольше и с пирса хорошо видать будет, как мы под водой себя чувствуем.
  
   - .........................
  
   Интересно, сколько прошло времени с того примечательного совещания с участием Государя. Мне иногда кажется, что все мы уже долгие годы узники замка Иф. Даже изощрённая фантазия Александра Дюма - отца не могла придумать таких издевательств над несчастным Эдмоном Дантесом. Ежедневные интенсивные занятия превратили нас в какие-то странные механизмы, способные преодолевать любые препятствия и перемещаться по земле, по воздуху и под водой....
  
   Вот прошла команда и мы споро, по номерам, как на учениях выскочили на палубу подводного корабля и начали погрузку в надувные лодки. Наверху темень непроглядная. Высадку подгадали в новолуние, если бы не тренировки, ей Богу, уже несколько раз за борт можно было сверзиться. Пять "резинок", так мы называем наши кораблики, аки тати в ночи направились к чужому берегу. Как-то нас там встретят?
  
   В 1475 году Мехмед Завоеватель приказал соорудить на развалинах дворца византийских императоров новый дворец -- дворец Топкапы. Туда мы сейчас и направляемся. Дворец, естественно, охраняется, причём весьма серьёзно. Внутренняя охрана - это элитные бойцы султанской гвардии, выходцы из знатных семейств, кроме них имеются ещё и внешние сторожа, эти уже попроще происхождением, но тоже бойцы крепкие. Не знаю, как наши шпионы нашли слабинку среди них, но нашли человека, который преклонялся перед Салах-Ад-Дином, а османов считал поработителями и завоевателями. Сегодня его дежурство во внешней страже дворца.
  
   Строительство дворца Топкапы, Пушечные ворота, на месте дворца византийских императоров кроме политических выгод давало ещё и определенный выигрыш в строительных работах. Вот одним из них мы и должны были воспользоваться. Средневековые дворцы, замки, крепости всегда оснащались подземным ходом, по нему можно было бежать или, наоборот, отправлять лазутчиков в стан врагов.
   Имелся такой непременный атрибут и в Топкапы, точнее даже два, но один сильно пострадал в землетрясении 1509 года и потому не годился.
  
   В этот момент мы ещё не знали, что Омар, так звали курда, который должен был отпереть решётки, не смог подмениться и нас ждут неожиданности.
  
   Дважды мигнув синим фонарём, подождав и не дождавшись ответа, я принял решение высаживаться. Наш взвод идёт первым и наша сильно усложнившаяся задача - найти вход в дворцовые подземелья. Потом сигнал на другие лодки и наши силы утроятся. Вот и приметное строение на берегу, точнее, его силуэт на фоне одинокого дальнего факела, освещающего одну из стен дворца-крепости.
   Взмах руки в перчатке, ладонь её покрыта светящимся составом и мои бойцы замирают на месте, причём ухитряются занять позицию удобную для стрельбы, но вот только куда и по кому стрелять? Снова жест рукой и рядом со мной возникает тень нашего "Робин Гуда", кличка "Роб". Показываю жестом направление и "Роб" растворяется во тьме. Кличка дана ему не зря, с дистанции двадцать шагов он из духового карабина сбивает алтын. Внимательно прислушиваюсь, вот, кажется, раздался ожидаемый набор еле слышных звуков и почти сразу же рядом возникает "Роб". Теперь снова оговорённый жест и мы осторожно движемся дальше....
  
   Глинобитное строение, вроде бы вход во дворец можно было и получше оформить, но маскировка и обман зрения известны людям очень давно. Не обращая внимания на ветхость строения, стараемся определить, сколько человек находится внутри. Прислушиваемся, слышно только как плещется волна на берегу пролива да в кустах верещат цикады. Кажется, что нет ничего, что может нарушить покой этого места. Неужели и внутри никого нет? Странно, один страж не может охранять такой важный вход.
  
   Вновь язык жестов и Степан Подопригора, кличка "Мышь", осторожно направляется ко входу в "хижину". Нахожусь рядом, чтобы в случае чего прикрыть своего бойца. Буквально чувствую, как он достал из кармана маслёнку, капнул на петли и осторожно нажал дверь рукой. В сплошной темноте появляется едва видимый прямоугольник странного тёмно-кровавого света. Всматриваемся внимательнее, напрягая до предела зрение. Постепенно начинаем различать внутренние очертания строения, освещённого каким-то тусклым масляным светильником. Вдруг мешок, который лежит в стороне от входа, всхрапнул и перевернулся. Невероятная удача! Отработанное движение и "Мышь", зажав стражу рот, втыкает ему в сердце стилет.
  
   Искать входной люк в подземелье долго не пришлось, вероятно, им часто пользовались и вокруг ложной стены образовались хорошо видимые даже в темноте грязные пятна и подозрительные подтёки. Возможно, что слухи об изощрённых убийствах во дворце, когда трупы бесследно исчезают в море - это не выдумки.
  
   Осторожно приоткрываем ложный простенок и сразу же упираемся в металлическую решётку. Прутья толщиной в руку взрослого человека, добротная ручная ковка. Это даже не решетка, а скорее решётчатая дверь с ячейками, куда не просунет голову и ребёнок. Монументальное сооружение, хорошо смазанные петли, да иначе такую тяжесть и не провернуть, в ней весу пудов двадцать пять - тридцать.
  
   Мощные крепления рамы, не уступающие по толщине железнодорожным рельсам, уходят в основание прибрежной скалы, через которую проходит подземный ход. Да, такую решётку так просто не открыть. Где-то в глубине подземелья должна быть ещё одна такая же, возле которой тоже находятся стражники, а в простенке спрятаны бочонки с порохом.
   В случае опасности им достаточно поджечь фитиль и отбежать подальше. Подземелье будет разрушено, а враги надолго остановлены. В средние века препятствие непроходимое.
  
   Снова язык жестов и к нам протискивается Монгол, это наш "Вулкан", кличка "Вул". Слегка сгибаясь под тяжестью двух четырнадцатилитровых баллонов, этот крепыш быстро разворачивает свои приспособления. Поднимает глаза и смотрит на меня, ожидая команды. Жду, когда задрапируют вход, чтобы не был виден свет газорезки и делаю разрешающий жест.
  
   Кислородо-водородная горелка имеет существенное преимущество перед ацетиленовой. Это полное отсутствие запаха. В результате сгорания смеси, как нас учили, получается вода. Но преподаватели не учитывали того, что разрезаемый материал тоже может пахнуть, даже пованивать. Приходиться прерываться. Нельзя допустить, чтобы запах учуяли там дальше на втором посту. На наше счастье ночной ток воздуха направлен в нашу сторону. Полторы минуты и три толстенных прута перечеркнуты газорезкой. Начинаем двигаться дальше.
  
   Впереди "Роб" идет будто танцует какой-то танец, но я знаю, что его почти кошачье зрение позволяет ему видеть все неровности и своевременно обнаружить вторую пару охранников, которые наверняка не сидят без света. Туннель, по которому мы двигаемся, вдруг делается значительно выше. Своды полукруглые из нечётного количества каменных глыб, так строили в средние века, этой кладке явно несколько сот лет, похоже, что мы уже подобрались к внешней стене Топкапы.
  
   Издаю змеиное шипение, чтобы "Роб" был повнимательнее. Мой товарищ отмахивается, он уже и сам всё понял. Появляется новое неожиданное препятствие - в виде эха от наших шагов. Идущий впереди на мгновенье замирает и переходит на другой шаг. Вот так бесшумно, аккуратно, сначала на носок, потом на полную ступню. Моя обувь с сюрпризом, поэтому не позволяет так ходить, привычно перехожу на "гусиный шаг", сначала на пятку, а потом уже осторожно, чтобы не грюкнуло на ступню. Скорость движения резко замедляется, да и походка напоминает раскачивающихся сытых гусей. Делаю очередную отмашку светящейся перчаткой и почти в полной темноте на цыпочках мы медленно крадёмся вперёд.
  
   Вот световая полоска на спине "Роба" снова застыла, значит, он остановился. Я репетую эту остановку взмахом руки, и вся наша группа замирает. Всматриваюсь и то ли мне кажется, то ли действительно впереди виден неяркий свет. Глаза постепенно начинают различать розоватый колеблющийся прямоугольник прохода, вероятно это отсвет в туннеле от светильников стражей подземелья.
  
   Наш разведчик хорошо видит в темноте, доктора даже придумали специальное название для его глаз, точнее для такого зрения - скотопическое. Случайно кто-то из бойцов об этом услыхал и естественно, не обошлось без дружеских подначек. Сейчас никто об этом не вспоминает, но "Роб" с тех пор очень не любит докторов. Вот он делает несколько неслышных шагов вперёд и снова замирает. Снова движение, остановка, опять движение, вот он медленно поднимает свой карабин и застывает как изваяние.
  
   Не успеваю заметить момент его выстрела, точнее двух выстрелов, слышу только приглушённые хлопки и глухой шум от падения тел, звук, такой, как будто мешок картошки неаккуратно на пол поставили.
  
   Крадучись, не меняя шага подходим к решётке перегораживающей проход. Становиться понятно, что так старательно выцеливал наш "Робин Гуд". В туннеле имеется ниша, в ней на подставке висит огнепроводный шнур, а рядом масляная лампа. Теперь поперёк подставки лежит тело человека, который должен был поджечь шнур, но не успел. Интересно, как нашему стрелку удалось разглядеть всё это. На вопросы нет времени, "Вулкан" уже готовит свою газорезку и взглядом спрашивает моего разрешения на начало работы. Киваю в его сторону и вторая преграда через минуту - другую перестаёт существовать. Минуем "отпертую решётку" и останавливаемся, туннель сворачивает куда-то в темноту.
  
   Смотрю на часы. Всем участникам на "Новый год" были сделаны царские подарки, ручные часы со светящимися стрелками и циферблатом. Когда нам их вручали, было произнесено только одно характерное слово - "командирские"! Не смотря на все препоны, мы пока в графике.
  
   Только облегчённо вздохнул, как "Роб" обращает моё внимание на то, что сразу за поворотом подземелье разветвляется. Этой развилки на наших планах нет. Чёрт, как не хватает проводника. Интересно, что всё-таки с ним случилось. Приводим в порядок "охрану поста номер два", усаживаем тела в простенке, так что сразу и не определишь, что это трупы. В темноте подземелья при свете коптилок они очень похожи на дремлющих людей. Пока устраивали эти "муляжи", "Тол" уже успел повыдёргивать огнепроводные шнуры и отрезал от них большие куски, оставив короткие обрезки у простенка.
  
   Группе пришлось разделиться. Идём по старому, ещё византийцами строенному, туннелю, а несколько разведчиков двинулись по новому ответвлению. Не успели пройти и трёх десятков метров, как меня догнало сообщение: - "новый туннель перегораживает глухая металлическая дверь, за которой дальше хода нет, там склад". Прошу "Тола" установить возле этой находки несколько "световых растяжек" и снова уже все вместе продолжаем движение.
  
   Вот, наконец, и обозначенная на плане лестница, она выводит нас прямо в ..... помещения дворцовой кухни. Это не просто "кухня", это целый дворцовый комплекс сооружений, отведённый для мастеров кулинарии. Нас этот жертвенник чревоугодия привлекает тем, что его внушительная стена выходит наружу. Подкреплённая мощными контрфорсами, она не охраняется караулами, а все её десять труб отлично подходят для крепления штурмовых лестниц. Самое главное, что отсюда, минуя хорошо охраняемые "Ворота Счастья", по многочисленным переходам можно попасть во внутренние покои и гарем.
  
   Последняя дверь не издав ни звука тихонько отворилась, и наши разведчики начали контрольный осмотр помещений. Вообще-то повара начинали свою каторжную работу в пять часов утра. Специальный султанский чиновник строго следил за этим, но как говориться: "бережёного Бог бережёт"!
  
   Последнее кухонное помещение немедленно превращается нами в неприступную крепость. Как позже оказалось, этого можно было и не делать. Оно пользовалось дурной славой, здесь неугодную, надоевшую султану наложницу или евнуха могли умертвить лютой смертью - расчленить на массивном деревянном чурбане или сварить в кипятке. Потом, по пройденному нами пути, отправить бренные останки в вечное плавание по Босфору. Мы этого не знали и постарались сотворить укрепление на совесть....
  
   Путь наверх на самую крышу не занял много времени. Вот уже "Эф" или "Вольный Сын Эфира", как он сам себя называл, бодро отстучал нужный сигнал, а его напарники сбросили длинные верёвочные лестницы, которые тащили в тюках на спине. Ещё через полчаса наша штурмовая рота заняла исходные позиции и взяла внутренний или третий двор Топкапы под свой контроль. Теперь в дело вступят вторая и третья роты.
  
   Описывать ночной штурм - дело неблагодарное. Причина этого ограниченная - видимость, помнишь только, что делал сам, а все остальные события знаешь исключительно по рассказам друзей или пленных. Планов на эндерун (внутренние покои) у нас нет. Наш информатор там не бывал, поэтому идём по правилу лабиринта. Вот коридор разветвляется и нашей группе приходиться разделяться.
   Сразу же слышим слева негромкие хлопки, такие звуки издают револьверы, оснащённые глушителями. С кем там наши схлестнулись? Возможно, вступили в соприкосновение с охраной султана, а возможно с евнухами гарема. Продолжаем движение, так как шум стих и больше боевых звуков не слышно....
  
   Вот перед нами проход в большой зал и сразу же раздаётся громкая команда на турецком. Это они зря, потеряны драгоценные секунды, и мы успеваем рассредоточиться. Следующий за злополучной командой залп получается каким-то слабым, наши ребята, вооружённые короткостволом успели ополовинить охрану. Жаркой сабельной схватки на входе у покоев султана тоже не случилось. Это потом газетчики сами её придумают. Был примитивный отстрел мишеней, которые мешали идти к главной цели.
  
   Вот все шевелящиеся чужие тела закончились. Быстрые и частые контрольные выстрелы, чтобы не получить пулю в спину, и используя то ли скатерть, то ли покрывало, я закатываю в него мужчину среднего роста. Нет, не наобум, а предварительно сверившись с фотографией Абдул-Хамида II. Кто такой, спросите вы? Объясняю, пока мы готовились к проведению операции, у османов сменился султан. Мурад V оказался то ли алкоголиком, то ли наркоманом, то ли и тем и другим сразу, но нам на это наплевать. Тушку этого нового властителя надо доставить командованию в целости и сохранности, причём как можно быстрее....
  
   При отходе встречаю своих бойцов, многие ранены, но о безвозвратных потерях сведений нет, вижу, как бойцы посматриваю на часы, скоро здесь, да и не только здесь будет очень жарко....
  
  
   *****
  
  
   Известие, что султан Абдул-Хамид II находится уже в Босфоре на траверзе крепостей Анадолухисары и Румелихисар застало меня пьющим крепчайший чай из моего любимого агрегата, изготовленного в Туле. Братишка Владимир сообщил об этом факте с такой гордостью, как будто его бойцы пленили как минимум британскую королеву. Что мне оставалось ему ответить в четвёртом часу ночи? Поэтому, наверное, я только и произнес:
  
   - Поздравляю! Это большой успех. Готовь наградные списки!
   - Будут списки, это вопрос техники. Что, по плану нет изменений?
  
   - Нет! Всё по старому. Как только получишь донесение от Николая Дмитриевича Артамонова, начинай общий штурм. - Да ещё свяжись с Бутаковым и передай ему мою просьбу, чтобы с султаном на крейсере обращались корректно.
  
   - Будет исполнено, Ваше Императорское Величество!
  
   Мне даже показалось, что я услыхал, как Великий князь щёлкнул каблуками.
  
   - Володя, через час - полтора мы переберёмся в Питер. Я рассчитываю, что, как только утренняя депеша от Генри Эллиота из Стамбула попадёт в Лондон, к обеду в МИД или даже в Зимний дворец пожалует британский посол сэр Аугустус Вильям Фредерик Спенсер, лорд Лофтус и принесёт в красивой папочке со львами британский ультиматум по поводу Константинополя.
  
   - Так это же по твоему сценарию означает объявление нам войны?!
  
   - Совершенно верно, поэтому, не торопясь, добивай турок и готовься воевать с Британией. - Удачи, конец связи!
  
  
   Историческая справка
  
  
   Первые упоминания об Английском клубе в Москве датируются 1772 годом -- эта дата принята в качестве официальной даты рождения Московского английского клуба. С 1802 по 1812 год клуб арендовал дворец князей Гагариных у Петровских ворот. В 1831 году у клуба появилось постоянное помещение -- дворец графов Разумовских на Тверской улице. В конце XIX - начале XX века особняк перешёл в собственность клуба. В 1817 году норма числа членов клуба была снижена до 350 человек, в 1853 году -- повышена до 400. В 1850-е годы на вступление в клуб насчитывалось до 1000 кандидатов, которые занимали открывавшиеся вакансии по старшинству.
   До середины XIX века в клубе доминировали представители дворянских родов -- князья Юсуповы, Голицыны, Оболенские, Долгорукие и прочие представители поместного дворянства. Во второй половине XIX века изменился социальный состав клуба. Кроме аристократии в клубе появились представители буржуазии -- купцы, финансисты, промышленники.
   За время своего существования клуб трижды закрывался. В первый раз -- в 1798 году по указу императора Павла I (Санкт-Петербургский Английский клуб не был закрыт благодаря его члену - князю Петру Лопухину, в честь которого было учреждено звание "почётного члена"). В 1802 году после воцарения на престоле императора Александра I клуб был восстановлен. К концу того же года число его членов возросло до 600 человек.
  
  
   Николай Дмитриевич Артамонов (1840--1918) -- генерал от инфантерии, геодезист и картограф, начальник Военно-топографического училища, начальник Корпуса военных топографов (1903 -1911 гг.), член Русского астрономического общества с 1890 г., с 1909 г.- почётный член общества.
   Родился 26 октября 1840 года, происходил из дворян Московской губернии, сын обер-офицера. Рано потеряв отца, Атамонов был принял в малолетнее отделение Императорского воспитательного дома в Москве. Образование получил в в Александровском сиротском кадетском корпусе и после основной программы прошёл дополнительный курс наук в специальном отделении корпуса.
   16 июня 1858 года выпущен (с занесением его имени на мраморную доску) прапорщиком в 3-й гренадерский саперный батальон. 16 июня 1859 года произведён в поручики.
   Произведённый 16 апреля 1867 года в капитаны, Артамонов был командирован в Болгарию для проведения тригонометрических съёмок, а по возвращении из Европейской Турции 20 апреля 1869 года был назначен начальником Межевого отделения при Хозяйственном правлении Оренбургского казачьего войска.
   8 апреля 1873 года Артамонов получил чин полковника и назначен на должность штаб-офицера, заведующего обучающимися в Николаевской академии Генерального штаба офицерами.
  
  
   Фаврикодоров Константин Николаевич, 1834 года рождения. Грек по национальности, православный христианин и истинный патриот России К.Н. Фаврикодоров участвовал добровольцем в Крымской войне 1853--1856 гг. Храбро сражался на бастионах Севастополя и за проявленное мужество был награжден Георгиевским крестом четвертого класса и серебряной медалью.
   На войну с Турцией Константин Николаевич тоже отправился добровольно, но на сей раз в строевую часть не попал. Поскольку Фаврикодоров имел средиземноморский тип лица, прекрасно говорил по-турецки и отлично знал мусульманские обычаи; ему предложили стать разведчиком....
   Информация, доставленная турецким торговцем Хасаном Демерджи-Оглы (рабочий псевдоним Фаврикодорова), сыграла ключевую роль в плане русских войск по разгрому группировки Осман-Паши под Плевной.
   Он не получил ни ордена, ни медали. Вместо награды полковник Н.Д. Артамонов выдал разведчику следующий документ:
   "Во время служения Константин Фаврикодоров исполнял честно и добросовестно по мере сил и возможностей возложенные на него важные поручения, рисковал жизнью, подвергался лишениям при исполнении своих обязанностей и оказал русской армии услуги, в особенности имевшие большое значение во время осады и взятия плевненских укреплений.... Удостоверяю моей подписью с приложением моей печати. 2 мая 1879 года".
  
  
   Двести пятьдесят восьмая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
   Пока добирались до столицы мне удалось немного поспать, и в Зимнем дворце я уже выглядел достаточно бодро, хотя чувствовал себя несколько помятым.
   Время шло, минутная стрелка на больших часах в кабинете исправно накручивала свои обороты, а сами они также исправно отбивали каждый её полный круг. Телеграфная связь Стамбул-Лондон на целый час была восстановлена, причём Артамонов подтвердил передачу депеши от Генри Эллиота в Лондон, а лорд Лофтус за весь день так и не показался ни в МИДе, ни в Зимнем дворце....
  
   Оставалось ждать. Блестяще выстроенная операция требовала для своего продолжения только одного: ноты-ультиматума от правительства Великобритании. Неужели я ошибся в расчетах и торгаши меня переиграли, всё тщательно взвесили, посчитали и решили не связываться с этой непонятной, способной ответить "непредсказуемой глупостью" страной? Впрочем, цитатой по поводу "глупости" Бисмарк ещё не разродился и надеюсь, он эту фразу не произнесёт и в будущем.
  
   Заканчивались четвёртые сутки этой давно запланированной войны. Наши войска под командованием фельдмаршала Барятинского успешно развивали наступление, хотя движение войск в основном осуществлялось в походном порядке. За сутки его механизированные дивизии практически не встречая сопротивления, продвигались на семьдесят пять - восемьдесят километров. Основные силы турок были истреблены ещё в "неприступных" крепостях, а мелкие отряды жестоко уничтожались болгарскими ополченцами.
  
   Если в той истории болгарин Христо Ботев - поэт, не имевший никакого военного опыта, вместе с выпускником Николаевского юнкерского пехотного училища лейтенантом русской армии Николой Войновским (из Габрова) командовал только одним отрядом из 276 человек, который высадился с прибывшего из Румынии по Дунаю парохода "Радецкий" близ Козлодуя, на северо-западе страны. Им противостояла регулярная турецкая армия, численностью около двух батальонов под командованием Хасана Харе Bay. В результате серии стычек отряд был разбит, а герои погибли.
   Сейчас дюжина таких отрядов с нашими военными советниками и современным вооружением эффективно действовали против остатков османского воинства. Несколько веков турецкого владычества сделали их чрезвычайно нетерпимыми не только к "башибузукам", но и к своим соплеменникам, которые сотрудничали с османами.
   Венета Везирева приехала из Румынии и обрела вторую специальность. Если тогда она была только другом и музой поэта, то сейчас она носит форму сестры милосердия, утешает, лечит и облегчает страдания бойцов в его отряде.
   Естественно, что всё что происходит на тех территориях мгновенно становиться известно полковнику Артамонову. Николай Дмитриевич руководит всей разведкой на территории Болгарии. Выбор оказался чрезвычайно удачным, пригодился и его опыт картографа, и материалы лекций, посвященных обзору турецкого театра войны. Сейчас батальон "Новгород" (аналог "Бранденбурга") видит всех и вся, часто даже то, чего турки сами о себе не знают.
  
   Интересно, нет ли каких новостей? Ну - ка, что там у моего адъютанта нового появилось?
   - Владимир, новостей нет?
   - Нет, Ваше величество, всё по-прежнему.
  
   Снова приходиться ожидать. Вспоминаю, как пять лет назад в Гатчине состоялось встреча, положившая начала нашему диверсионно-разведывательному подразделению. Спусковым крючком послужили слова Фридриха III о притеснении этнических немцев в России, тогда-то и прозвучало ключевое слово "Бранденбург".
  
   О подразделении "Бранденбург - 800" в моём времени было написано необычайно много, но в основном уже после войны, что и не удивительно. О разведчиках обычно пишут только эпитафии, а о проведённых ими операциях вообще предпочитают умалчивать. Ту сумятицу, разлад, отсутствие связи и беспорядок в войсках, которые были внесены этим полком, а с 1943 года дивизией, трудно переоценить, а уж тем более нельзя недооценивать.
  
   В предстоящей войне с Турцией необходимость в создании аналогичного полка мне была очевидна, оставалось только найти его командиров, поставить задачу, обеспечить ресурсами как техническими, так и людскими, что являлось в это время, пожалуй, самым трудным.
   Помог запрограммированный случай. Однажды в 1868 году Сабуров, в отсутствие Милютина, принёс для вынесения окончательного вердикта финансовый документ из военного ведомства, на котором значилось столько резолюций, что само его содержание трудно было рассмотреть.
  
   - Андрей Дмитриевич, что это? Неужели вопрос оплаты командировочных стоимостью в двести рублей надо выносить на государственный уровень?
   - Ваше Величество, вы третьего дня говорили мне, что вам очень нужен человек для шпионской работы в Османской империи на территории Болгарии. Думаю, что лучшего кандидата для этого не найти, тем более этот капитан только что оттуда вернулся.
   - Запросите у министра его личное дело.
   - Уже сделано, Ваше Величество, вот оно.
  
   Ай, яй, яй, как я лопухнулся и как мог забыть. Ведь когда-то же читал о фотографии российского разведчика в облачении женщины-мусульманки. Глянул в сторону тоненькой папки, хотя уже наверняка знал, что на ней написано. Крупными буквами штабными каллиграфами было аккуратно написана фамилия Артамонов Николай Дмитриевич. Остальное, начертанное штабным писарем на титульной странице канцелярского скоросшивателя, меня уже не интересовало.
  
   - Андрей Дмитриевич, вы незаменимый человек. Постарайтесь на завтра, нет, на послезавтра пригласить этого офицера сюда в Гатчину, естественно, в мою берлогу. Ни в коем случае не в Большой дворец.
   - Будет исполнено, Ваше Величество.
   - Да и вот ещё что, Игнатьева и Мезенцева тоже сюда, но на пару часов по времени раньше, чем этого капитана.
   - Всё будет исполнено, как вы сказали, Ваше Величество.
  
   Только захлопнулась дверь за Сабуровым, как мой блокнот радостно засветился и заморгал зеленоватыми буковками. Тема повествования "блокнота" и документы в лежащей передо мной папки вначале были почти тождественны, только папка в силу временного несовпадения содержала далеко не всё, что было и что предстояло свершить этому замечательному офицеру.
   Хрестоматийная история о том, как в 1867 году Россия предложила Турции совместный проект по "измерению дуги меридиана от г. Измаил до о. Кандаи", вошла, по моему, во все учебники. Реакция месье Буре в разговоре с Фуад-пашой, законсервированная в музейном архиве в том времени, весьма известна и мне хорошо понятна.
  
   После той первой встречи состоялось ещё несколько, уж очень необычные задачи для 19 века стояли перед вновь образованным подразделением, хотя разведка существует столько же времени, сколько существует человечество. Называлась она по-разному, но суть всегда была одна.
   Для подготовки нужных специалистов также, как и в той истории, использовалось Николаевское юнкерское пехотное училище, хотя Никола Войновский оказался в его стенах почти случайно, сейчас там целенаправленно готовились кадры будущих разведчиков-диверсантов. Переводить это училище в Одессу, что было сделано в той истории, я, наверное, не буду.
   Здесь возможно сыграла свою роль находка, сделанная на бумажных терриконах рубероидного завода в средине 60-х годов уже 20-го века. Называлась она песенник и далее следовало название училища. Читать текст с непременными "ятями" было не интересно, но вот один весёлый куплет юнкеров крепко засел у меня в памяти:
  
   Если б гимназистки по небу летали,
   Мы бы юнкера летчиками стали,
   Лейся песнь моя, юнкеровская,
   Буль, буль, буль бутылочка казённого вина.
  
   Николаев более тихий и спокойный город чем Одесса. Училище, которое готовит специалистов тайного профиля, будет в нём более уместно. Сейчас там учатся не только болгары, но и другие народности, находящиеся под гнётом враждебных нам государств....
  
   Когда Великий князь Владимир два дня назад доложил о полной готовности его десантной группировки к штурму Константинополя, то прежде чем получил моё благословление, я ознакомился с краткой справкой о состоянии дел, составленной полковником Артамоновым!
  
   Уже потом началась интенсивная бомбардировка города с дирижаблей, особенно в районе расположение казарм султанской гвардии, потом артподготовка, а только после этого шумного и дымного концерта в город вошли десантники. Вошли - это не совсем правильно. К городу они подъехали, да и на самых окраинах, там, где могли пройти "Бронеходы" старались ног не утруждать. Человек к хорошему привыкает быстро и наши десантники это мгновенно поняли.
  
   После всех этих "песнопений и концертов" стало ясно, что больше не могло состояться сеанса связи Лондона с посольством, да и вообще комплекс зданий в "городе неверных" перестал существовать. Ещё сутки на левом берегу залива слышны были выстрелы, это остатки из отборных отрядов турецких гвардейцев пытались штурмовать Топкапы. Нет, не для того чтобы освободить "луноликого". Многие из баши и беев хорошо знали, что за "Воротами Приветствия" или Баб-ус-селям во втором дворе помещалась не только канцелярия дивана, но и казна, видимо, они очень надеялись, что им удастся ей поживиться....
  
   Постреляли, постреляли и растворились те, которые были поумнее, поняли, что уже не до казны, а те, которые упорствовали, так бы и остались лежать под его стенами, но похоронные команды из многочисленных пленных уже вторые сутки трудятся, не покладая рук. Допустить заразные заболевания летом, в большом городе, доктора категорически мне не советовали. Теперь они руководят работами по очистке Царьграда от заразы.
  
   У наказного атамана Терского казачьего войска графа Михаила Тариэловича Лорис-Меликова тоже всё идёт по разработанному плану. Что же это я Михаила Тариэловича по старинке величаю? Ныне он командующий Кавказским фронтом, да вот и папка с последними сведениями с этого направления. Надо бы в неё внимательно глянуть, но не хочется. Жду, жду известий из Лондона и визита их посла.
  
   Вместо ожидаемого сигнала о визите лорда Лофтуса мой адъютант бодро доложил о звонке Мезенцева, который состоялся минуту назад.
  
   - Хорошо, Михаил, соедините, пожалуйста, меня с ним.
   - Здравия желаю, Ваше Императорское Величество! Поздравляю с большим успехом!
  
   "Недремлющее Око Империи" уже естественно был осведомлён о пленении Абдул-Хамид II-го, но вероятнее всего звонил по другой причине.
  
   - Слушаю вас внимательно, Владимир Павлович, думаю, что есть дела более важные, чем поздравление монарха, хотя бы одним из первых.
   - Да, Ваше Величество, прослеживается необычное оживление, я бы даже сказал необычное поведение как членов Московского Английского клуба, так и среди некоторых завсегдатаев Санкт-Петербургского Английского клуба.
  
   - В чём же состоит эта необычность?
   - После того, как по нашему плану на короткое время была восстановлена телеграфная связь Стамбул-Лондон, а позже связь Лондона с Санкт-Птербургом и Москвой, из упомянутых клубов срочно выехала группа лиц, в том числе и находящиеся под подозрением в шпионаже британские дипломаты.
  
   - Уважаемый Николай Владимирович, и куда же они все направляются?
   - По располагаемым нами сведениям сюда, в Гатчину.
   - Ну, что же, очень хорошо! Меньше работы будет у наших адвокатов и дипломатов. Уничтоженные с оружием в руках на территории чужого государства.... - Вводите в действие для МВД и службы Рихтера соответствующий план. Цвет опасности - "КРАСНЫЙ"!.....
  
  
  
  
   (Варна, особняк Мустафы-паши, командира Турецкой Черноморской эскадры)
  
  
   О Аллах, как сильно крутит ногу, наверное, завтра снова будет меняться погода. Проклятый русский этот капитан "Флоры", шайтан его забери. Это он виноват в том, что куском перебитой снасти с "Фейзи-Бахри" почти двадцать лет назад ему так сильно перепало по ноге. Хотя, если бы не та встреча могло, бы случиться что-нибудь и похуже. Многие его знакомцы закончили свой жизненный путь в огне Синопа, когда Нахимов-паша устроил там свой знаменитый погром.
   Спустя несколько лет британец Адольф Слейд - Мушавер-паша на службе султана передал ему для ознакомления русские журналы, попавшие к нему неведомым кружным путём. Тогда-то Мустафа узнал, что его обидчик, бывший капитан "Флоры", а в последствии капитан второго ранга, командир линейного корабля "Ростислав", кавалер ордена Святого Георгия за номером 9030 - Скоробогатов Антон Никитич погиб пятого октября 1854 года при обороне Малахова кургана. Ядром ему оторвало обе ноги и от тяжелейшей раны он скончался. Да, достойный был противник, пожалуй, хорошо, что его уже нет на этом свете....
  
   Командир турецкой черноморской эскадры перевернулся на другой бок. Шайтан забери всех этих урусов, да тут ещё и солнце палит нещадно, душно, даже в адмиральский час заснуть не удаётся. На самом деле Мустафе не давала заснуть и никак не выходила из головы эта непонятная выходка русских с разбрасыванием листовок о начале штурма Варны. Что это? Неужели за это время они стали так сильны, так уверенны в своём могуществе, что могут себе позволить знаменитое "Иду на Вы"?
  
   Старый, опытный морской волк он, конечно, подмечал изменения, происходящие у своего беспокойного соседа. Да и по занимаемой должности приходилось достаточно часто знакомиться с донесениями от турецких, греческих и даже египетских купцов о необычных безрангоутных быстроходных кораблях, которые не извергают клубов чёрного дыма из своих труб. Но кто же верит торговцам? Тем не менее, все полученные сведения он аккуратно пересылал в Стамбул главнокомандующему флотом - адмиралу Хасану Хюсню-паше.
  
   Ещё при старом султане Абдул-Азизе он не раз заводил разговор с Хасаном о необходимости создания специального подразделения для наблюдения за русским флотом на Чёрном море. Командующий каждый раз в различных вариациях отговаривался одной и той же фразой об отсутствии средств.
  
   - Дорогой Мустафа эфенди, денег едва-едва хватает на заказ новых кораблей у наших друзей англичан. Если же не будет кораблей, то никакая разведка не будет нужна, она нам не поможет.
  
   В соседней комнате раздались шаги. По слегка шаркающей походке паша сразу узнал своего адъютанта. Интересно, а ему-то что надо?
  
   - Заходи, эфенди, я давно ещё в коридоре услыхал твои шаги. Что случилось?
   - Возвратился авизо, который доставляет почту и приказы на наши корабли из самой столицы.
   - Ну и что там в столице? Они что, там снова передрались? Или опять новую войну замышляют?
   - Нет, Мустафа-паша, с ними пока всё хорошо, а их замыслы нам не ведомы.
   - Тогда что привело тебя сюда старого прохиндея?
   - Прошлый раз вы мне говорили, что в Стамбуле, в разговоре с Хасаном Хюсню пашой, вам не хватило дагерротипа новых кораблей урусов.
  
   Немного наморщив лоб, Мустафа-паша припомнил тот давний разговор и беседу со своим верным Абдуллой по возвращению в Варну, но решил пока не говорить ему об этом. Пусть сам расскажет, что он задумал.
  
   - Что-то не могу вспомнить, что я тебе говорил.
   - Вы, уважаемый Мустафа эфенди, пожелали заполучить дагерротип новых русских кораблей, чтобы показать его в Стамбуле командующему флотом.
   - Ну?!
   - На броненосце "Fethi Bulend" я отправил одного такого специалиста, который в Стамбуле должен был пересесть на фелюгу контрабандистов и в районе Батума сделать нужные вам снимки.
   - И что, он уже вернулся из Батума?
   Паша даже рассмеялся, хотя понимал, что это может обидеть адъютанта.
  
   - Нет, просто ему необыкновенно повезло, когда корабли были на траверзе Кильёса, из укромной бухточки выскочил небольшой русский военный корабль. Мой посланец успел его запечатлеть новой британской камерой. Потом, когда русские убрались, он на борту "Fethi Bulend", продолжил плавание, но позже перебрался в Стамбул, попал на наш авизо и сейчас он здесь, эфенди.
  
   Видимо, наши дела действительно не блестящи, если уже на входе Босфора ночуют русские корабли как у себя в спальне, подумал паша.
  
   - Да, кстати, удалось тогда утопить этого нахала?
   - Нет, по нему несколько раз стреляли, но он развил невозможно высокую скорость и скрылся.
   - Ладно, давай показывай дагерротипы.
   - Они ещё не совсем готовы, эфенди, чтобы их посмотреть надо пройти в специальную лабораторию.
   - Хорошо, пойдем, посмотрим.
  
   Полчаса по полуденной жаре, проведенные в порту, стоили того. Мустафе-паше фотограф - мадьяр продемонстрировал при специальном красном освещении три великолепных по качеству, а главное по композиции снимка нового российского корабля, который легко вспарывал воды Чёрного моря, уходя от грозных противников. Пигмей против великанов, а сумел уйти из-под самого носа!
  
   - Абдула, не удалось выяснить, что он делал в бухте?
   - Нет, эфенди! Прямого приказа не было, а капитаны торопились в Стамбул. Адмирал Хасан Хюсню-паша не любит ждать.
   - Да, это так. Когда можно будет забрать эти отпечатки?
   - Через час полтора они будут полностью готовы.
  
   Ещё не ясная, не до конца сформировавшаяся и оформившаяся мысль появилась в голове у паши. Чуть позже она выкристаллизовалась в распоряжение:
  
   - Подготовь приказ командиру авизо! Через два часа быть под парами, мы идём в Стамбул! Всё равно адмирал без флота, без кораблей здесь в Варне ничего не стоит. Там в столице, возможно, удастся хоть что-то выяснить.
   - Будет исполнено, эфенди.
  
   Через два часа, как и было приказано, маленький быстроходный посыльный кораблик с адмиралом и его людьми на борту, несчадно дымя, бежал по направлению к столице Османской империи....
  
   Вот так, сам того не ведая, Мустафа-паша "освободил" из-под домашнего ареста адмирала Хасана Хюсню-пашу и два немолодых опытных капитана, посоветовавшись и посетовав о сложившейся ситуации в Стамбуле, решили идти на Крит. Там, согласно последних приказов, должна была находиться объединённая турецкая эскадра. Решение, безусловно, разумное, ибо принимать участие в грозных событиях, происходящих в бухте "Золотой Рог", маленький, практически невооружённый пароходик не мог. Оставалось только спешно ретироваться....
  
   Расстояние от Стамбула до Ираклиона 453 мили, авизо, способный идти со скоростью 13 узлов, должен был добраться до цели примерно через полтора суток. Несмотря на присутствие на борту двух адмиралов, штурман доложил об этом событии вероятностным предложением. Что поделать, все моряки на всех без исключения флотах немного суеверны....
  
   Адмиралы на мостике корабля всегда нервируют своим присутствием вахтенных и, естественно, капитана, поэтому Мустафа-паша предложил своему спутнику:
  
   - Хасан эфенди, предлагаю воспользоваться заслуженным отдыхом.
   - Спасибо, дорогой Мустафа. Я уже достаточно насиделся дома, поэтому пока останусь на мостике.
   - Ну а я спущусь вниз, опять сильно крутит ногу, шайтан её забери.
   - Без неё, поверьте, будет ещё хуже.
   - Да конечно, но уж очень сильно она меня беспокоит.
   - Отдыхайте, уважаемый Мустафа эфенди, если появятся новости, вас непременно предупредят....
  
  
  
   (Записки капитан-лейтенанта Андреева П.П. )
  
  
  
   Лежавший в моём командирском сейфе документ, согласно полученного приказа, был вскрыт по прибытию и что же? Внутри оказался ещё один конверт, который надлежит распечатать только по получению специального сигнала. О содержании мы, естественно, гадали и ждали всяческих сюрпризов, но, к счастью, пока не дождались.
  
   На этом небольшом островке в Северном море, полном флотских новинок, появившихся в последние десятилетие, кроме радиомаяка оказалась современная военно-морская база с чудесными людьми, великолепными условиями проживания и фантастическим оборудованием. Наш дружный экипаж, почитай, попал на отдых. Даже "Проницательный" целую неделю провёл в сухом доке, где его корпус был весьма тщательно обследован.
   Командиром этой ВМБ являлся Владимир Павлович Верховский, потомственный моряк, сын отставного  капитан-лейтенанта Павла Михайловича Верховского. В свои молодые годы он уже успел повоевать в "Крымской компании", участвуя в обороне Кронштадта от возможной атаки англо-французской эскадры. Сейчас в звании кавторанга ему приходиться руководить таким непростым объектом.
  
   - Как, Владимир Павлович, назад на корабли не тянет? - спросил я его, когда мы расположились в гостеприимной кают-компании морского клуба.
   - Не отказался бы я от такой должности, но сам Государь император меня сюда определил, значит я здесь нужнее.
   Позже мы ещё несколько раз встречались в клубе, но наша размеренная жизнь - учебные походы, стрельбы и опять походы была прервана малюсенькой депешей, полученной по эфирной связи. Там всего-то и значилось четыре слова: "Вскрыть конверт номер два"....
  
   *****
  
   Уже сутки как мы миновали Гибралтар, идём, можно сказать крадёмся, курсом на Корсику. Стараемся избегать маршруты торговых кораблей, петляя при возможной встрече с ними как лесной зверь, не придерживаясь "торных дорог", если это выражение применимо к морю. Из-за этих шараханий почти полутора тысячемильный маршрут увеличивается процентов на двадцать пять - тридцать. Похоже, что это штабными адмиралами учтено, потому что в приказе означена встреча с кораблём обеспечения в бухте Аяччо....
  
   Аяччо вошёл в состав Франции только в 1768 году, несмотря на то, что здесь родился Наполеон I и даже прожил около десяти лет. Живописная бухта с впадающей в неё речкой Гаронна и, естественно, порт, который мы практически не увидели. Виноват всё тот же приказ, по которому мы входили в порт ночью, а к утру наш славный "Проницательный" было не узнать так преобразила корабль маскировка.
   Ошвартовались мы у дальнего причала, да ещё нас от городских зевак прикрывало непонятное строение, густо заплетённое диким виноградом. Правда из-за этого зелёного прикрытия города мы тоже не видели. Пять тысяч жителей Аяччо абсолютно не интересовало то, что стояло в одиночестве где-то вдалеке. Они уже насмотрелись на фантастическое сооружение причальной мачты дирижаблей у развалин замка Кастельвеккио, видели эти воздушные корабли, поэтому обычные суда их мало интересовали.
  
   Гораздо сильнее интерес местных жителей проявлялся к причалу, примыкающему к набережной, где каждое утро рыбаками прямо с многочисленных лайб продавалась свежайшая рыба, пойманная несколько часов назад и прочие морские деликатесы.
  
   Наше одиночество длилось недолго. Очень скоро мы получили эфирное сообщение о прибытии корабля обеспечения и фрегата "Флора". Если первого мы ждали с нетерпением, то второе судно вызвало массу вопросов. Историю битвы этого фрегата с тремя турецкими пароходами все моряки знают хорошо, но сейчас, в век пара, появление парусного фрегата так далеко от дома вызывало у многих недоумение.
   Каково же было удивление команды, когда вместо белого облака парусов и стройных обводов фрегата мы увидели зелёную рощу посреди странной формы корабля без парусной оснастки, идущего, судя по отсутствию султана чёрного дыма под такими же двигателями, как и наш родной "Проницательный".
  
   Встреча моряков вдали от родного дома - это всегда событие. Не стала она исключением и в нашем случае. Молодой старший лейтенант - командир этого странного корабля сразу после швартовки прибыл к нам на борт с пакетом приказа. В приказе значилось, что капитан "Флоры" Скоробогатов Никита Антонович вместе с означенным кораблём поступает под моё командование для выполнения специальной задачи. Всё хорошо, но только о самой задаче пока не было сказано ни одного слова....
   После положенных представлений состоялось наша "экскурсия" по незнакомому судну. Даже не знаю, как точнее о нём написать. Оно оказалось не одно. Мало того, что его корпус состоял из двух половинок, корабелы называют такую конструкцию катамаран, так ещё у него на палубе размещались малые катера числом двенадцать единиц. В районе миделя были смонтированы подъёмно-спусковые устройства и всё это вкупе, накрытое маскировочной сетью, и создавало впечатление зелёной рощи посреди моря.
  
   Наши люди достаточно предприимчивы, если им не мешать. Не стали исключением и строители причальной мачты, которые за два года успели не только мачту возвести, но и приличный офицерский клуб построить. Короче, через день все собрались там, чтобы отметить радостную встречу земляков вдали от родины....
  
   *****
  
   В этом месте повествования Андреева я прерву описание встречи на чужбине наших моряков и напишу несколько слов о кораблях - транспортировщиках торпедных катеров или минных транспортах, как их называли британцы, а по сути являвшихся лихтеровозами, только вместо лихтеров на борту находились катера.
  
   После первого такого корабля, "Великого князя Константина", у британцев уже в 1878 году появился носитель минных катеров "Гекла", потом в 1889 году более совершенный катамаран "Вулкан", который в разных ипостасях служил до 1955 года.
   (Не путайте его с "Вулканом", введенным в состав ВМС Германии в 1908 году, как спасательный корабль подводных лодок Кайзеровского флота)
   Не отставали от англичан и французы, построившие "Ла Фудр" на десять катеров и итальянцы, которые в 1880 году спустили на воду носитель малых кораблей "Италия".
  
   Используя идею Степана Макарова о доставке торпедных катеров в район боевых действий на борту корабля, обладающего большей мореходностью и автономностью, мы построили "Флору", на вооружение которой находилась сразу дюжина ТК-183 - "москитов", способных очень крепко ужалить любой корабль противника.
  
   Ну а дальше, как всегда, случился небольшой казус, который я оставил без последствий. Чиновник в Морском министерстве, не зная, к какому типу отнести новое судно, (документацию он, видимо, не удосужился прочесть), отнёс его к классу фрегатов. Вовремя вспомнив о бое нашего фрегата с тремя турецкими пароходами, я повелел окрестить корабль "Флорой".
  
   Позже Краббе по моей просьбе поднял архивы, где и отыскали дело кавторанга Скоробогатова. По тем данным нашли его сына, который пошёл по стопам отца. Просмотрев характеристики Никиты Антоновича, определили его на Ладогу, а спустя два года, как лучшего по результатам испытаний, назначили командовать этим катамараном.
   Вечером за рюмкой чая, отмечая свершившиеся события и приёмку нового корабля, сидя в моём кабинете с дядей Константином Николаевичем, и уже отсмеявшись и промокнув салфеткой глаза от слёз, решили классификацию "фрегат" не менять. Пусть будет для наших недругов неприятным сюрпризом. Хотелось мне ему на "закуску" рассказать анекдот "о паровозе и АПЛ", но его рассказывать рановато, время не пришло.
  
   *****
  
   Встреча моряков и к ним примкнувших прошла в дружеской тёплой обстановке. В сочетании с жарким климатом острова и отсутствием даже малейшего ветерка мы буквально поплыли в собственных мундирах. Самые умные, а это безусловно мы с Никитой, рванули поближе к морю, там всё-таки комфортней, да и вода всегда прохладней воздуха.
  
   - Как вы считаете, Павел Петрович, долго нам здесь "загорать"?
   - Не думаю, Никита Антонович, не думаю. Скоро, очень скоро, да вы и сами газеты читаете, будет очередная война с Турцией. За османов вступиться Британия и всё это, как я понимаю, случиться в этом году.
   - Да, уж эту турецкую пробку в Босфоре давно пора выбить.
   - Турецкая она только номинально, вспомните Крымскую войну. Кто только на стороне турок в ней не участвовал?! - немцы, сардинцы, швейцарцы. Даже казацкий легион под трофейными знамёнами Запорожской сечи, доставленными из Стамбула, принёс присягу султану Абдул-Меджиду I, это притом, что их единоверцами торговали на базаре в Синопе. А что по этому вопросу писал герцог Аргайл?
   - Вы об этом шотландце?
   - Да, о нынешнем министре по делам Индии.
   - Я это высказывание не читал, напомните, пожалуйста, если вас не затруднит.
   - Всёго я процитировать естественно не смогу, память не позволит, но вот заключительную часть надо каждому моряку выучить наизусть. Слушайте:
   "....Если Россия добьется суверенитета над этой областью (Босфор, Дарданеллы) в добавление к тому, чем она уже владеет, Черное море превратится в русское озеро, Дунай станет русской рекой, а некоторые богатейшие территории Восточной Европы и Западной Азии предоставят России неисчерпаемые источники как людских ресурсов, так и денег и кораблей. В этом случае, принимая во внимание также преимущества уникального географического положения, Россия обретет непомерную власть над всей Европой".
  
   - Они, похоже, помешались на этом вопросе - власть над Европой. Нам-то зачем она нужна?
   - Ну, это мы так считаем, а они по-другому думают. - Опять же, если вернуться к недавним событиям, то война велась не только в Крыму. - Бои шли на Дунае, вдоль персидской границы, на Кавказе. Крупные морские сражения велись на Балтийском море. Британцы сожгли наши беззащитные города и посёлки на Белом и Баренцевом морях, а объединённый франко-британский флот совершил нападение на Петропавловск-Камчатский.
  
   - Так это нам опять со всей Европой воевать придётся?
   - Нет, Никита Антонович, сейчас другая ситуация, да вы и сам изменения видите. Где мы сейчас находимся?
   - Французы поняли, что от Восточной войны выгоды получила только Британия, а им достались только слава, гора трупов, более трёхсот тысяч и финансовые потери. Да и делить нашим странам нечего.
  
   Два капитана надолго замолчали, продолжая свою прогулку вдоль берега. Паузу прервал младший Скоробогатов.
  
   - Павел Петрович, а вам уже доводилось торпеды в бою использовать?
   - Да был один такой случай. Я чуть было не ослеп от взрыва, такой силы он был.
   - Так это вы детище британских верфей "Махмудие" упокоили?
   - Да, только по официальной версии у него котлы взорвались, а наши торпеды здесь не причём.
   - Понимаю, однако, вся Батумская морская - пограничная стража об этом случае с восторгом говорила, сейчас это скорее секрет Полишинеля.
   - Пусть так, но распространяться не стоит.
  
   - Да я и не собирался, это только так, - для себя. У меня на борту дюжина катеров, вооружённых такими самодвижущимися минами. Каждая из них способна отправить на дно любой броненосец. - Вот только что с командой его потом делать, как поступать? На броненосце больше чем полтысчи душ, на катер их не возьмёшь, пропадут в море-то.
   - У меня по этому поводу случился интересный разговор. Как-то меня спросили, сколько лет потребовалось для моего обучения, прежде чем я стал моряком. Ну, я прикинул, получилось что-то около пятнадцати. Меня поправили, повелели добавить время практических плаваний, получилось, знамо дело, больше.
  
   Павел Петрович откашлялся, взмахнул рукой, словно оступившись на песчаном берегу, и продолжил:
  
   - Следующий вопрос был: сколько времени требуется для постройки корабля? Я естественно спросил, какого типа. Тогда мой собеседник сам ответил. Он сказал, что даже время постройки броненосца не сопоставимо со временем подготовки морского специалиста высокого уровня.
  
   - Ну и что, что дальше было?
   - Дальше? Дальше, было сказано что война с Британией - это война на уничтожение, если судить по их действиям и на нашей земле, и в других странах.
   - Ну, это понятно, они со времён Ивана IV на наших землях всегда так поступали. Нет свидетельств, нет и событий!
   - Вот, вот. После этого уже в виде устного приказа я получил категорическую команду: "Вытаскивать из воды только тех, кто может дать сведения полезные для продолжения операции, остальных вручать в руки провидения". Более того, Он повелел мне в приватных разговорах не стесняться и продвигать эту точку зрения.
  
   - Ужасно! Но рассуждения верны, не подкопаешься. Сплошное насилие!
   - Да, мой друг, война это насилие, причём в официальном определении, данным генералом Карлом фон Клаузевицем так и звучит: "Война -- это насильственное действие, направленное на подчинение противника своей воле". - Кстати, властители всего мира давно усвоили эту истину.
  
   Потянулись дни, заполненные боевой учёбой и тем, что называют сплавыванием команды. В основном отрабатывалось взаимодействие между нашим разведчиком, судном обеспечения и многочисленным семейством фрегата "Флора". Идиллия вблизи Лазурного берега продолжалось несколько месяцев, как вдруг пришёл приказ, вскрыть пакет номер три....
  
  
  
   (Кабинет Е.И.В., Зимний дворец, Санкт-Петербург)
  
   Только собрался чуток отдохнуть, чайку хлебнуть, слышу сквозь неплотно прикрытую дверь приёмной знакомый дядин голос, но там, похоже, дуэт, кажется вторым номером идёт Попов, хотя возможно что и первым. У Константина Михайловича Станюковича есть чудесное описание с натуры этого боевого адмирала: "....во время вспыльчивых его припадков, когда адмирал, случалось, бушевал наверху, топтал ногами фуражку и прыгал на палубе, словно бесноватый, грозя повесить или расстрелять какого-нибудь мичмана или гардемарина, которого через час-другой звал к себе в каюту и дружески угощал".
   Да, да не удивляйтесь эта "зарисовка" сделана в то время, когда уважаемый Андрей Александрович, командовал эскадрой Тихого океана, во главе которой в 1863 году пришёл в Сан-Франциско, в период Гражданской войны в САСШ....
  
   Так, есть минута, другая пока адъютант сделает ассаже пришедшим, и чуть позже размеренным голосом доложит о визитёрах, постараюсь спрогнозировать, чего они хотят. Хотя, "к бабке не ходи", раз здесь Попов да ещё с дядей, то разговор пойдёт о кораблях. Вспомнил, кажется это тот проект на базе "Капитана Кушнаренко", который в этом мире предвосхитит "Дредноут". Всё ясно, будут просить деньги. Интересно дяде уже известно, сколько золота вывезено из Стамбула? Если брат Володька по-родственному открыл ему эту тайну, то придётся маневрировать.
   Ну, вот дверь открылась, Барятинский младший доложил о "дорогих гостях", я естественно кивнул, мол, пусть заходят, раз пришли, нет, не с бухты-барахты в распорядке дня они значатся. На правах хозяина первым приветствую вошедших.
  
   - Добрый день господа! Прошу вас присаживайтесь вот сюда к малому столику, здесь вам будет удобней.
  
   На самом деле это даёт мне двойной выигрыш, солнышко из окна падает в этот уголок и хорошо освещает предложенное гостям место, не сомневаюсь, что разгляжу любые ухмылки и перемигивания на этих хитрющих физиономиях, если они будут. Во-вторых, сейчас я попрошу адъютанта подать напитки. И мне за счёт времени посетителей, удастся выпить чаю....
   Успел засечь время, чаепитие длилось двенадцать минут и благополучно закончилось.
  
   - Слушаю вас господа?!
  
   Похоже, всё-таки первую скрипку играет дядя. Он начинает с поздравлений и восхвалений. Это конечно приятно, если не знать подоплёки визита. Они представители морской касты, им нужен супер - броненосец. Не скрою, державе он тоже понадобиться, но сегодня я не собираюсь раскрывать перед присутствующими свои тайные задумки, под этой броненосной вывеской или соусом (кому как больше понравиться) я планирую внедрение в производство новых технологий. Точные станки, мощные редукторы, новые котлоагрегаты, да и быстроходные турбины, наконец, чтобы использовать двухполюсные генераторы. О разработках по системам управления, которыми занимается Давыдов и его "институт", хотя такого термина ещё нет в обиходе, я и не говорю! Только по этим причинам дальнейшего двойного использования всех этих разработок, было дано Высочайшее Соизволение на финансирование и начало работ....
  
   Кажется, восхваления закончились, и Константин Николаевич перешёл к цели визита - броненосцу. Интересно, они мгновенно поменялись ролями, и теперь партию ведёт Андрей Александрович.
  
   - Так, так хорошо. Покажите-ка мне, пожалуйста, сетевой график работ по "Адмиралу Сенявину".
  
   Шуршание добротной чертёжной бумаги и уже на большом столе лежит развёрнутая программа работ с указанием этапов выполнения. Отмечаю про себя, что проектные работы в графике, а работы на стапеле начнутся только после пересечения вертикальной линии, на которой начертано "начало финансирования 2-й этап" и сделана надпись "копия верна и.т.д.". Это Е.И.В. когда-то Сам написал прямо на листе, тогда ещё было много неясностей и не определённостей. Главное не было в тот момент денег на такие работы.
  
   - Господа, до начала стапельного периода ещё год и три месяца.
   - Ваше Императорское Величество, но министр финансов в приватной беседе дал понять что в связи с военными действиями бюджет будет урезан, в том числе и по этому кораблю.
   - Безусловно, Рейтерн финансист отменный, но за это время многое может измениться. Так что давайте подождём, и не будем нарушать собственными руками начертанный план. До свидания господа!
  
   Да, да я пока не могу ничего определённого людям обещать. Для нас сейчас главное это текущий вопрос, а как с ним получиться, время покажет. Конечно, хорошо бы иметь такой кораблик с орудиями футового диаметра и стволами длинной с телеграфный столб, но пока мы со всеми врагами должны справиться и без них. "Адмирал Сенявин" это перспектива и "толкач", как для флота, так и для промышленности.
  
   Слышу трель телефонного звонка, потом быстрые шаги, секундой позже Володя заглядывает в кабинет и произносит только одно слово: - Мезенцев?
  
   - Переключи его, пожалуйста, на меня через полминуты.
   - Здравия желаю Ваше Величество.
   - Добрый день Николай Владимирович. Есть новости?
   - Да Ваше Величество, прошу меня принять в удобное Вам время. Лучше будет для дела, если мы обсудим новости не по телефону.
  
   Придётся опять обедать здесь, будет воркотня со стороны маман, ну да отбрешусь, война, самодержец я или нет, в конце-то концов.
  
   - Жду вас через час Николай Владимирович.
   - Благодарю, Ваше Величество. До свидания.
  
   Мезенцев, как всегда, вошёл секунда в секунду.
   - Присаживайтесь, слушаю вас.
   - Ваше Императорское Величество, я бы ещё раз хотел поговорить об Английском клубе.
  
   Опять этот Английский клуб. Ещё Павел Первый его пытался прикрыть, но сразу всех прихлопнуть не получилось, потом видимо в государственных заботах позабылось, ну а потом.... Короче, когда Александр I, из рук негодяев получил скипетр и корону, то он и вовсе отменил отцовские начинания.
  
   Очень точно ещё в 50-х годах 19 века охарактеризовал это "новообразование" на теле России, Михаил Николаевич Загоскин: "...в Английском едва ли наберется человек десять англичан". Зато, какие ушлые это были англичане?! В более поздние времена их должности назывались: третий секретарь посольства, советник по культуре и.т.п. Бал в этой некоммерческой организации правили старшины. Они были выборными, и сия процедура всячески рекламировалась, но естественно под "большим секретом".
  
   По словам одного из старшин имелись в клубе и "патриотические наклейки", как позже выяснилось, так здесь титуловались весьма порядочные люди, хорошо известные в России. Существенно повлиять ни на что это не могло, т.к. их можно было пересчитать по пальцам одной руки при общем количестве членов только Московского клуба около пятисот.
   Кстати, тот самый старшина, который вещал о наклейках, позже в беседе с одним из коллег по ремеслу, поднял их уровень до "патриотических афиш". Ещё выше определить сию меру ему не удалось, по причине несчастного случая. Упал, поскользнувшись на парадной лестнице собственного особняка, и свернул шею. Выборы нового старшины были сверх демократичны и прошли в лучших британских традициях.
  
   Только после этого внедрения, служба Мезенцева узнала, что это за клуб. Нет, не подумайте совсем плохо о его членах, они просто фрагменты многозвенной ширмы и большинство из них ни о чём дурном даже не догадываются.
  
   Стать членом модной организации мечта очень многих. Один из избранных счастливцев напечатал на визитных карточках: "Андрей Андреевич Мухоморов, член Английского клуба"! По свидетельству все того же Загоскина были и такие, которые разделяли свою жизнь на четыре главные эпохи: "...рождение, производство в первый офицерский чин, женитьбу и поступление в члены Английского клуба".
  
   В этом просвещенном 19 веке средства связи ещё не получили своего всеобъемлющего развития а шпикам и шпикухам, агентам и агентессам необходимо где-то встречаться со своими связными. Клуб для этих целей со своими традициями оказался местом идеальным, хотя женщинам в него вход запрещён. С этим небольшим неудобством приходиться мириться, тем более что время "Мата-Хари" ещё не пришло.
  
   Уподобляться Павлу I я не стал, хотя надо признаться руки чесались. Подробно охарактеризовав деятельность этой организации Игнатьеву с Мезенцевым, я поручил им разработать соответствующие мероприятия и на сегодня наиболее одиозные и наименее бросающиеся в глаза члены клуба находятся "под колпаком". Попали туда и сотрудники фирмы "Вогау и К". Они не были членами Английского клуба, но часто с ними встречались.
   На этой разработке мы серьёзно потеряли "темп". Позже выяснилось, что это проделки всё того же Вильгельма-Иоганна-Карла-Эдуарда или, если вы не забыли, человека более известного под именем Вильгельм Штибер. Мезенцев, когда мне об этом докладывал, даже кулаки сжимал, что ему совершенно не свойственно.
  
   - Николай Владимирович, вы не слишком волнуетесь?
   Этот простой вопрос казалось, заставил руководителя СБИ расслабиться и только после этого он продолжил свой доклад.
   - Нет, Ваше Императорское Величество, мой прусский, простите, германский коллега уже реабилитировался.
   - Что же такое одиозное он свершил?
   - Документальных подтверждений у нас естественно нет, но сегодняшней ночью сгорел особняк Герсона фон Блейхрёдера. Сам банкир получил тяжёлые ожоги и находится при смерти. Я и наши аналитики считаем, что это результат действий организации Штибера.
   - Что так, или между ними чья-то "чёрная кошка" пробежала?
  
   - Нет что Вы, Ваше Величество! Мы чтим заключённую между нашими странами "Петербургскую военную конвенцию"! (В том времени она была заключена на несколько лет позже). Здесь на лицо явное пересечение интересов. Ещё семь лет назад Герсон Блейхрёдер создал свою частную разведывательную службу, и ему удалось получить конфиденциальную информацию о плачевном состоянии австрийских финансов, что убедило руководство Пруссии в неспособности Австрии вести длительную войну.
  
   - Продолжайте, продолжайте, пожалуйста, это весьма интересно.
  
   - В ту войну с Австрией агентство Штибера, да и сам он ещё бегали в "коротких штанишках" на уровне войсковой разведки, тогда как люди Блейхрёдера уже вели стратегическую игру, кстати, Бисмарку это было очень хорошо известно. Сейчас, когда после объединения Германии еврей Герсон Блейхрёдер получил государственную должность "тайный советник по коммерции", зависть, элементарная зависть сделала Штибера его злейшим врагом.
  
   - Вы считаете этого достаточно?
   - Могу добавить, что после получения приставки "фон" Герсона фон Блейхрёдера, несмотря на его выдающиеся заслуги перед Германией, все равно не стали принимать в высшем обществе.
   - Пожалуй, я с вами соглашусь. Есть ли ещё какие-то новости?
  
   - По людям из Вашего перечня есть краткое газетное сообщение: "В Саусси графство Гемпшир после студенческой вечеринки на дуэли, погиб Хьюстон Стюарт Чемберлен (Houston Stewart  Chamberlain), сын покойного адмирала Чемберлена".
  
   - Хорошо Николай Владимирович, спасибо. Держите меня в курсе расследования по поводу всех этих событий.
   - Будет исполнено, Ваше Императорское Величество!
  
   Вот так новость! Предтеча Национал Cоциализма Стюарт Чемберлен убит на дуэли. Этот британец, которого позже назовут "английский перевертыш" почил в бозе. Я то считал, что это рассчитанный британско-иудейский вброс нацистской идеологии на благодатную немецкую почву. Ладно, остаётся ещё профессор нордической теории и придётся напрячь аналитиков. Пока удовлетворимся притчей: "Всё что не делается, всё к лучшему".
  
   - Удалось определить поточнее, куда направились завсегдатаи клуба?
   - Да, Ваше Величество, здесь они ничего нового не придумали, кроме того, как повторить операцию по десантированию всякого отребья на нашу территорию в районе Паланги.
   - Если я вас правильно понял, это повторение неудачного польского десанта 1863 года?
   - Совершенно верно, Ваше Величество, видимо прошлый конфуз их ничему не научил.
   - Вы, знаете Николай Владимирович, это даже к лучшему. Сегодня Балтийский флот без особого труда отправит на дно все их суда и судёнышки, даже если их будут прикрывать "дяди из Роял Нэви". Нашим людям меньше будет работ по захоронению мятежников во избежание распространения заразы.
  
   - Да, Ваше Величество, командующий Балтфлотом, когда ещё на учениях прошлого года узнал о подготовке возможного десанта сказал примерно тоже самое. Да и дезинформация о состоянии "Укрепрайона Петра Великого" прошла на ура! "Крестник" сообщил, что планы укреплений, скопированные Оомом, с указанием на то что орудия являются деревянными макетами, вызвали иронические улыбки на острове и высказывания типа "ах эти хитрые, коварные дикари азиаты"....
  
   - Скажу вам по секрету, что эти "деревянные макеты" не дают покоя не только "друзьям", но и нашим уважаемым корабелам. Утром у меня были дядя и Андрей Александрович. Они оба очень хотят установить эти девятисот тонные орудийные башни на хорошо бронированный кораблик и создать нечто неординарное!
  
   - Сколько же это судно будет стоить?
   - Очень много, около двадцати миллионов. Определённого ответа я им не дал, не смог ответить, на такой простой вопрос. Схитрил, ушёл от вопроса, сославшись на график работ, пока Рейтерн не сверстает бюджет, придётся им подождать.
   - Ваше Императорское Величество, а те тридцать "монгольских" миллионов, о которых вы говорили, в новом бюджете планируются?
   - В макете они есть, но предметно по этому вопросу поговорим позже.
   - Мы пока продолжаем операцию "Богдо гэгэн", но уже скоро пять лет как его никто не видел, это может вызвать определённые сложности и напряжённость.
   - Наместника в Урге вы заменили, "наставников" упокоили. Что ещё может нам помешать?
   - Контролёр из Поднебесной и всевозможные слухи.
   - Понимаю, но вам тоже придётся подождать.
  
   Мне правда и самому было бы очень жаль потраченных впустую усилий по подмене Агваанчойжинванчугпэрэнлайжамц (Богдо гэгэна VII) на нашего человека, есть и резервный вариант финансирования, но об этом пока рано....
   Пора возвращаться к первоначальной теме разговора.
  
   - Ну, что же, Николай Владимирович, сейчас я позвоню Краббе и прикажу ему вскрыть соответствующий конверт. Каким временем он располагает?
   - Абсолютно точно это нам не известно, но по сведениям "Крестника" от трёх до четырёх недель.
   - Думаю, это более чем достаточно.
  
   Звонок морскому министру был краток. Единственное отступление от сценария было связано с тем, что Константин Николаевич отсутствовал на месте и я попросил Николая Карловича Краббе проинформировать о ситуации Генерал-адмирала самостоятельно. После этого снова обратился к Мезенцеву.
  
   - Ну а что нового поведаете по поводу визита лорда Лофтуса?
   - Ждём его выезда. Дальше всё будет по сценарию. Судя по активности всех известных нам членов клуба, как Московского, так и Санкт-Петербургского, думаю, завтра он пожалует к вам с нотой.
   - Журналисты предупреждены? Как они? Готовы разнести новость по всему миру?
   - Да, всё и все готовы, осталось дело за малым.
   - Да, да "Уж полночь близится, а Германа всё нет"!
   - Уверен что завтра лорд будет в Зимнем.
   - Хорошо, будем ждать. До свидания.
  
   Как я провёл эту ночь? Абсолютно спокойно и даже очень хорошо выспался. После утреннего моциона чувствовал себя вообще великолепно. В приёмной меня ждали Сабуров с Барятинским, а в кабинете мой любимый крепкий чай.
  
   - Добрый день господа. Сегодня мы переместимся в большую приёмную. Там за портьерами будет много людей, но вас это совершенно не должно смущать. Всё должно происходить как обычно.
   - Ваше Величество, а как быть с графиком приёма?
   - Перенесите всех на завтра, послезавтра, да вам самому виднее. Все серьёзные и нужные люди в случае чего воспользуются телефоном, а позже вы с Володей утрясёте новый график.
  
   Только я произнёс эти слова, как словно в отместку, зазвонил прямой от Мезенцева.
   - Добрый день! Слушаю Вас Николай Владимирович.
   - Здравствуйте, Ваше Величество.
   - Лорд одевает парадный мундир со всеми регалиями.
   - У вас, что прямо в его кабинете сидит агент?
   - Нет, не в кабинете, а в соседнем строении, правда, достаточно далеко. Мы используем армейскую стерео трубу, через которую ведётся наблюдение.
   - Хорошо! Начинайте спектакль. Главный герой скоро должен появиться на сцене. Мы с Барятинским-младшим переходим в парадную приёмную....
  
   Ну, вот наконец-то! За гобеленами скрывается пишущая братия. Тут и маститые "акулы пера", и "рыбы прилипалы" и просто начинающие борзописцы, такие как основатель жанра жёлтой прессы Джозеф Пулитцер. Есть представители и "старого" и нового "света", на привилегированном положении естественно сотрудники Бернхарда Вольфа из будущего "Континенталь телеграфен компани" и агентства "РЕЙТЕР" Пауля Юлиуса Рейтера (Исраэля Бер-Йошафата). Все тщательно проинструктированы о правилах поведения и соблюдении тишины. Они, затаив дыхание, ждут, не дождутся обещанных сенсационных НОВОСТЕЙ!
  
   Самого Лофтуса служба наружного наблюдения сопровождает от самого дома. Нет, я, пожалуй, неправильно написал, в данном случае служба не наблюдает за лордом, а скорее расчищает ему путь и заодно присматривает, как бы кто не обидел ненароком. Движение в Питере конно-автомобильное ещё весьма сумбурно. Очень часто лошади и авто не понимают друг друга, а точнее водители кобыл и авто.
  
   Наконец посланец Альбиона появляется в парадной приёмной. Описывать эту формальную нудно-торжественную процедуру нет желания. Смотрите новостные телеграфные ленты, читайте газеты....
  

*****

  
   Хотел несколько листков бумаги сэкономить да чуток времени, но не получается. Если опустить эти эпизоды в Зимнем дворце, многое непонятно будет. Хотя бы вкратце о моём ответе на британскую ноту-ультиматум упомянуть стоит.
   После напыщенных слов лорда Лофтуса о роли Британии, о демократии, о демократических ценностях и прочей белиберды, прозвучали классические предложения, что для обеспечения этих самых ценностей в Балтийское, Белое и Чёрное моря будут направлены корабли Её Величества, которые обеспечат поддержание этих самых ценностей....
   Вот так под весьма популярными словосочетаниями нам фактически была объявлена война. Но дипломаты никогда не говорят всё до конца, как впрочем, им, наверное, неизвестны слова - "нет и да", поэтому, обращаясь уже в сторону "гобеленов", я сам произнёс это страшное слово, а дальше объявил о введении военного положения во всех приморских губерниях Северных территориях и округах Дальнего и самого Дальнего Востока.
   Затем, после секундной паузы, которая должна была подчеркнуть мои раздумья, (хотя всё было отрепетировано заранее) заявил об аннулировании ранее заключённых соглашений и договоров. Дальше - классическая концовка. Посланнику Альбиона и его сподручным было объявлено, что их время пребывания на территории империи ограничено 24-мя часами.
   В этот момент "диспетчер", незаметно стоявший в глубине зала, отёр лоб платком, этим движением он показал, что время вышло. Я кивнул в ответ и по этой моей безмолвной команде тяжёлый шторы раздвинулись, окна раскрылись и до нас донеслись, нет, не донеслись, а буквально оглушили звуки артиллерийских залпов с Петропавловской крепости. Это был салют в честь победы над Османами!
   Такое же празднично-торжественное действо происходило во всех губернских городах и также сопровождалось пальбой из орудий. А вечером, вечером были организованы весёлые застолья, балы и традиционные народные гулянья по всей нашей необъятной империи.
  
   Я тоже погулял, точнее - "повосседал", выступая почти что в роли "свадебного генерала" в самом начале этого буйства эмоций и всплесков радости, перемежающихся тостами и здравицами. Стараясь не налегать на горячительные напитки, Е.И.В. в очередной раз просчитывал в уме предстоящие действия и возможные ответные ходы многочисленных противников. Это было замечено императрицей
   - Дорогой, как ты себя чувствуешь?
   - Чудесно, милая, даже можно сказать распрекрасно!
   - Никса, я конечно верю твоим словам, но не совсем, мне кажется что-то тебя беспокоит?
   - Да нет, всё в порядке, всё очень хорошо, просто задумался на минутку...
  
   Поразмыслить было над чем, перечень наших городов и крепостей, пострадавших в Крымскую войну от действий Британского флота и их союзников, был "отпечатан" в моей голове огненными буквами:
   - Одесса, Очаков, Евпатория, Севастополь, Бердянск, Геническ, Мариуполь, Ейск, Темрюк, Таганрог, Керчь, Кинбурн, Бомарсунд, Кола, Петропавловск-Камчатский, и венчал этот список супер "военный объект" - Соловецкий монастырь.
  
   Война привела не только к потере Черноморского флота, но и к крайнему расстройству финансовой системы Российской империи, мы потратили на войну 800 млн. рублей, Британия -- 76 млн. фунтов. Всё это я хорошо знал, а сейчас раздумывал только об одном: не сильно ли жёсткий ответ подготовлен нами для островной империи.
   Нет, её лордов, банкиров и прочих я во внимание не брал. Но в предстоящих боевых действиях в первую очередь пострадают военные моряки и многочисленные специалисты, без которых корабли - груда железа и дерева, а пушки не более чем большие круглые тяжёлые куски металла. Причём это произойдёт под всякими благородными лозунгами о защите отечества от азиатских варваров, хотя на деле это будет всего лишь защитой интересов всё тех же лордов, банкиров и иже с ними власть предержащих....
   Врядли кого-то из наших подданных, кроме нескольких сотен ярых англофилов привлекут туманные долины Уэльса, горы и скалы Шотландии, полные привидений из-за многочисленных убийств родовые замки аристократов, переведенные на древесный уголь Шервудские леса, да и вересковый мёд вместе с можжевеловой самогонкой с рекламным названием джин не заинтересуют наших казаков. Всё это было мне понятно, но как объяснить это подданным Её величества?...
  
   Решив, что всё-таки "...утро вечера мудренее", я всецело отдался празднеству!
  
  
  
   Двести пятьдесят девятая запись в дневнике Е.И.В. Николая Второго
  
  
   Историческая справка
  
  
   Блаженный Пий IX (лат. Pius PP. IXитал. Pio Nono; в миру Джованни Мария, граф Мастай де Ферретти; 13 мая 1792 года, Сенигаллия -- 7 февраля 1878 года, Ватикан) --Римский Папа с 16 июня 1846 по 7 февраля 1878 года. Вошёл в историю как Папа, провозгласивший догмат о непорочном зачатии Пресвятой Девы Марии и созвавший I Ватиканский Собор, утвердивший догматическое учение о безошибочности Римского первосвященника. С 1868 года страдал рожей и от открытых язв на ногах. C 1877 года из-за болезней прекратил служит ежедневную мессу. Скончался 7 февраля 1878 года в 5.40 утра от приступа эпилепсии. Его тело первоначально было захоронено в Гроте святого Петра Собора святого Петра, позднее 13 июля 1881 года его останки были перенесены в римскую базилику Сан-Лоренцо-фуори-ле-Мура.
   Его Высокопреосвященство кардинал Джакомо Антонелли (итал. Giacomo Antonelli; 2 апреля 1806, Соннино, Папская область -- 6 декабря 1876, Рим, Итальянское королевство) -- итальянский куриальный кардинал. Про-генеральный казначей Апостольской палаты ad beneplacitum Sanctitatis Sua с 11 июня 1847 по 10 марта 1848. Государственный секретарь Святого Престола с 10 марта по 3 мая 1848 и 6 декабря 1848 по 6 ноября 1876. Префект Апостольского дворца с 1 ноября 1848. Кардинал-дьякон с 11 июня 1847, с дьяконством Санта-Агата-алла-Субурра с 14 июня 1847. Кардинал-дьякон с дьяконством Санта-Мария-ин-Виа-Лата с 13 марта 1868. Кардинал-протодьякон с 13 марта 1868.
  
   Иезуиты, или Орден Иезуитов -- мужской монашеский орден Римско-католической церкви, основанный в 1534 году Игнатием Лойолой и утверждённый Павлом III в 1540 году. Официальное название -- Общество Иисуса (лат. Societas Jesu), также Орден св. Игнатия (по имени основателя).
   Иезуиты сыграли большую роль в контрреформации, активно занимались наукой, образованием и миссионерской деятельностью. Члены Общества Иисуса наряду с тремя традиционными обетами (бедности, послушания и целомудрия) дают и четвёртый -- послушания папе римскому "в вопросах миссий". Девизом ордена является фраза "Ad majorem Dei gloriam" ("К вящей славе Божией").
   Петер Ян Бекс (нидерл. Peter Jan Beckxфр. Pierre-Jean Beckx8 февраля 1795, Фламандский Брабант -- 4 мая 1887Рим) -- генерал Общества Иисуса (иезуиты), двадцать второй по счёту глава ордена и четвёртый после его восстановления в 1814 году. В 1842 году переехал в Рим, где несколько лет углублял образование, изучая каноническое право.
   В июне 1853 года на Генеральной конгрегации ордена Петер Ян Бекс был избран двадцать вторым генералом ордена вместо Яна Ротана, скончавшегося за месяц до этого. Тридцатилетний срок Бекса на посту генерала ордена, стал третьим по продолжительности в истории иезуитов. В 1883 году Бексу было 88 лет, 30 из которых он провёл на посту генерала Общества. Период правления Бекса пришёлся на бурные события второй половины XIX века, сильно изменившие ситуацию в Европе и в Католической церкви. Во многом благодаря его грамотному ИЕЗУИТСКОМУ руководству.
  
  
   Деяния, о которых мы не знали.

(Ватикан - Кастель-Гандольфо) 

   На Апеннинском полуострове жарко. Солнце палит нещадно даже в Ватикане - резиденции римского первосвященника. Видимо поэтому предусмотрительный, осторожный и опытный политик Джакомо Антонелли распорядился отправить своего "шефа" - Блаженного Пия IX в его летнюю резиденцию Кастель-Гандольфо. Чего тут было больше? Заботы о больном человеке, страдающем от приступов эпилепсии или опасений за свое место рядом с ним и степень влияния - сейчас уже не столь важно.
   Здесь, на берегу озера Альбано в маленьком дворцовом скверике, построенном ещё в XVII веке в тени раскидистого платана государственный секретарь Святого Престола тихим вкрадчивым голосом что-то читал Первосвященнику. В руках Антонелли держал папку для докладов, изредка перелистывая страницы толстого документа. В глазах Джованни Мария блестели слёзы. О чём же шла речь? Что бы вы думали?
   В толстой кожаной папке с золотой тиснёной надписью лежал текст, написанный Вильгельмом и Якобом Гримами и озаглавленный авторами как "Гензель и Гретель".
   Впрочем, для человека страдающего приступами падучей, другие тексты подчас были просто недоступны. Вот к большому дереву, под которым были установлены кресла чтеца и слушателя, приблизился моложавый аббат и жестом что-то показал секретарю. Спустя четверть часа убаюканный Пий IX уже почивал в своих апартаментах, а под платаном состоялся новый разговор, но уже не в сказочном, а вполне реальном исполнении.
  
   "Первая скрипка" по-прежнему принадлежала государственному секретарю, а слушателем на этот раз был не кто-нибудь, а генерал ордена Общества Иисуса. В миру его чаще называли орденом Иезуитов. Эти двое знали друг друга давно и успешно сотрудничали уже не одно десятилетие.
  
   - Что сообщают ваши "миссионеры"?
   Под этим благовидным термином понимались разведчики ордена. Попытка Петера Яна Бекса начать от Адама была сразу же резко прервана Антонелли.
   - Нет, это всё известно, сейчас меня прежде всего интересует Россия?
   - В этой стране после воцарения молодого государя стало очень трудно работать, буквально не на кого опереться. Мы, было, возлагали определённые надежды на графа Шувалова, а он исчез при невыясненных обстоятельствах. Позже - на г-на Скальковского, но Константин Аполлоноффич находится под следствием и врядли выйдет на свободу. В "клубе от кальяна" почти все старики поумирали, а само это образование исчезло.
   - Ищите лучше и обязательно найдёте недовольных нынешним положением дел.
   Сопение Яна Бекса было прервано вкрадчивым вопросом Государственного секретаря.
   - Вам знакомо выражение "пистолет Казарского"?
   - Ну как же, как же, да я и самого Казарского видел, когда он был в Лондоне в 30-м году на юбилее короля Вильгельма IV. Британские моряки тогда устроили ему шумную встречу.
   - Интересно, а вас каким ветром в Лондон занесло?
   Государственный секретарь с подозрением покосился на генерала иезуитов.
   - Я же там несколько месяцев учился.
   - Ах, да, да припоминаю.
   - А вам известно как закончился жизненный путь этого капитана?
   - Нет, монсеньёр, но с удовольствие выслушаю ваш рассказ.
   - Я напомню эту историю отнюдь не бескорыстно, ОЧЕНЬ надеюсь, что она Вам кое что подскажет и поможет найти нужную опору в той далёкой полуварварской стране....
   Сделав ударение на слове "очень", Антонелли начал рассказ.
  
   В очередной русско-турецкой войне 29-30 годов два больших турецких корабля не смогли совладать с русским бригом под командой этого человека. Видимо, и русским крепко досталось, раз капитан положил в крюйт-камере заряженный пистолет. Последний оставшийся в живых член команды должен был взорвать судно, чтобы оно не досталось туркам. Выучка и Фортуна оказались на стороне русских.
   Царь Николай I приказал наградить весь экипаж корабля, а капитану Казарскому в герб специальным указом был добавлен пистолет. Вскоре он уже командовал 60-ти пушечным фрегатом "Тенедос" и состоял в свите самого государя-императора.
  
   Уловив некоторое недопонимание в глазах генерала иезуитов, государственный секретарь продолжил повествование.
  
   - Извините за столь долгое вступление, но без него будет не совсем понятна соль моего рассказа.
   - Ну, что вы, монсеньёр, я очень внимательно слушаю.
   Весной 1833 года уже в ранге флигель-адъютанта на Черное море для проверки подготовленности к экспедиции тыловых контор флота был откомандирован из Петербурга капитан I ранга Александр Иванович Казарский. Работая в Одессе, он вскрывает ряд крупных хищений и недостач. Затем переезжает в Николаев, где также видит воровство, но спустя всего лишь несколько дней внезапно умирает от отравления мышьяком.
  
   - А что же русский царь так и оставил всё без последствий?
   - Нет, почему. После невнятного заключения, сделанного людьми всемогущего Бенкендорфа, он перепоручил это Меншикову с преинтереснейшей резолюцией. "Меншикову. Поручаю вам лично, но возлагаю на вашу совесть открыть лично истину по прибытии в Николаев. Слишком ужасно. Николай". Мы располагаем копией факсимиле этого документа. Как видите, в этой стране всегда можно найти нужных людей, которые станут вашей точкой опоры.
   Заметив подходящего к ним молоденького аббата, несущего охлаждённые напитки, Антонелли резко сменил аргументацию, не меняя темы разговора.
   - Хочу напомнить вам изречения мудрого Сунь-Цзы:
   Из кого вербуются "внутренние шпионы"? "Среди чиновников противника есть люди умные, но потерявшие должность; есть люди, провинившиеся в чем-либо и подвергшиеся за это наказаниям; есть любимцы, жадные до богатства; есть люди, поставленные на низшие должности; есть люди, не выполнившие возложенных на них поручений; есть люди, стремящиеся приобрести более широкое поле для приложения своих способностей, пользуясь несчастьем других; есть люди, склонные к хитрости и обману, двоедушные. С такими людьми надлежит тайно вступить в шпионские сношения, щедро одарить их, привязать их к себе и через них узнавать о положении в их стране, разведывать о планах против себя, а также заставлять их сеять рознь между их государем и его вассалами".
  
   Когда "посторонние уши" удалились, Джакомо Антонелли внезапно и резко разразился массой вопросов в адрес генерала иезуитов.
   - Почему до сих пор не установлено постоянное наблюдение за князем Сан-Донато? - Этот молодой Демидофф уже дважды имел продолжительные аудиенции у короля Виктора-Эммануила. - О чём они говорили? Почему этот Демидофф так быстро сменил Киев на Рим? - И почему, за какие заслуги, в конце концов, молодой государь-император разрешил ему принять титул князя и даже пользоваться им в России?
  
   - По поводу князя Сан-Донато могу только сообщить, что он приехал в Италию не один. С ним приехали несколько молодых людей. Очень возможно что он пользуется их услугами так же, как вы используете молодого служителя, только что бывшего здесь.
   Государственный секретарь спокойно проглотил этот намёк, тем более, что этим грешили многие священнослужители и не только в Ватикане. Скрывать от Яна Бекса очевидное смысла не имело, слишком хорошо они знали один другого, но в своём ответе он не удержался от ответной шпильки.
  
   - Ну что же, попробуйте поработать с прибывшими молодыми людьми, возможно здесь у вас лучше получится.
   - Будем стараться ваше преосвященство, будем стараться....
  
   Два старых хрыча, встретившись взглядами, улыбнулись и рассмеялись, за долгие годы работы они знали о друг друге столько, что могли бы без малейшего затруднения написать автобиографию собеседника. Затем Ян Бекс продолжил тему "пистолета Казарского".
  
   - Не в оправдание, а исключительно для информации о наших трудностях рассказу вам продолжение истории капитана Казарского. Покойная императрица Евгения случайно подслушала беседу Наполеона III с одним из его генералов. Он ставил ему в пример этот случай.
   - Интересно, весьма интересно.
   - Молодой император не поленился, (или ему подсказали злопыхатели) разыскал где-то в архиве письмо купца Василия Коренеффа, которое было адресовано ещё Николаю I. В Николаев была направлена группа опытнейших следователей и спустя несколько месяцев начались аресты, причем, не взирая на давность событий, чины и заслуги.
   - Вот даже как?
   - Да, а несколько месяцев назад там же в Николаеве на новых верфях были спущены сразу два корабля "Капитан Казарский" и "Бриг Меркурий".
   - А кого Наполеон ставил в пример?
   - Не кого, а что? Дело в том, что оба судна были построены на деньги, отошедшие в казну в результате следственных мероприятий.
   - Но это же больше миллиона золотых рублей!? Да, монсеньор, умеют в России воровать, не будь она такая богатая, давно бы уже пошла по миру....
   Оба церковных служителя не сговариваясь, отхлебнули из своих бокалов по глотку кьянти и поудобнее уселись в креслах. Образовавшуюся паузу снова прервал Бекс.
  
   - Мы завтра же, нет, даже сегодня займёмся и князем и его окружением.
   - Да, да, чем скорее, тем лучше и передайте вашим людям, что ежели придётся пойти на крайние меры, то Его Святейшество снимет грех с их души....
  
   После отъезда главного иезуита государственный секретарь взял со стола маленький серебряный колокольчик и по скверику разнёсся мелодичный перезвон.
   - Слушаю вас, ваше преосвященство.
   - Здесь в Кастель-Гандольфо,  в гостинице "Альбано", остановился контр-адмирал Вакка, поезжайте туда и привезите его. Адмирал предупреждён и ждет нашего посланца.
   - Будет исполнено, ваше преосвященство.
  
   Спустя полчаса, которые Его Высокопреосвященство кардинал Джакомо Антонелли - Государственный секретарь Святого Престола провёл в раздумьях, иногда улыбаясь своим мыслям, прибыл новый командующий итальянского флота вместо снятого с должности адмирала Карло ди Персано.
  
   - Добрый день, ваше преосвященство!
   - Рад вас видеть, адмирал! Теперь надеюсь, вы верите в предзнаменования?
   - О, да, особенно высказанные Вами, монсеньор.
   - Ну так вот, теперь когда вы убедились, что Он Сам руководит нами (было только непонятно, кого Антонелли имел ввиду - Господа Бога или короля Виктора-Эммануила II) послушайте что вам предстоит в ближайшем будущем.
   - Я весь во внимание, монсеньор.
   - Три броненосца "Ре д'Италия", "Ре ди Портогалло", "Аффондаторе" с группой вспомогательных судов на днях получат приказ - совершить дружественный визит на остров Мальта.
   - Вы поведёте корабли через Тирренское море, через Мессинский пролив и сделаете остановку в Кальяри. Там вас будут ждать дальнейшие инструкции.
   - Но это изрядный крюк, Ваше преосвященство.
   - Не волнуйтесь, в порту Кальяри наш человек обеспечит вас углём, водой и продуктами. Уже оттуда вы двинетесь на Мальту.
   - Позволено ль мне будет узнать главную цель "дружественного" вояжа?
   Антонелли на мгновенье, задержавшись с ответом, продолжил.
   - На переходе Кальяри - Мальта вам надо будет перехватить одну яхту и обеспечить ей встречу с Нептуном. Остальные, уже уточнённые данные, вы узнаете на Сардинии. Здесь нет недоверия, просто сейчас нам самим ещё многое неизвестно.
   - Благодарю за оказанную честь, монсеньор, всё будет исполнено как должно.
   - Да, уж постарайтесь, пожалуйста, сын мой, от этого успеха и в вашей судьбе будет многое зависеть.
  
   Государственный секретарь Ватикана был хорошо информирован о том, что костяк итальянского флота составляют выходцы из Сардинии и что они жаждут реванша за поражение при Лиссе. Контр-адмирал Вакка не менее хорошо знал кому обязан своим назначением и о том что станет вице-адмиралом, только если выполнит поручение Святого Престола. Рыбак видел рыбака как водиться издалека....
  
  
   (Штаб Бомбейской эскадры)
  
  
   Контр-адмирал Артур Камминг - командующий Бомбейской эскадрой Её величества напряжённо размышлял. Предметом его раздумий была давняя депеша, полученная из Лондона с припиской от вице-короля Индии "Для исполнения". Его совершенно не смущало то, что документ был подготовлен канцелярией уже почившего премьер-министра. Гораздо больше опытного военного моряка беспокоили сжатые сроки, масштаб предстоящей операции, а главное - трудно предсказуемые последствия.
  
   Камминг был смелым и предприимчивым морским офицером, прошедшим несколько войн и захватившим множество вражеских судов (эта выписка из его характеристики одновременно говорила о многом, но далеко не о всём). В молодости с неполным взводом моряков на малом катере ему удалось захватить большой корабль работорговцев, тогда же он познакомился с "волшебством" клерков от адмиралтейства, которые в документах представили это как обычную рейдовую операцию. Во времена Восточной войны в Балтийском море на своём фрегате он без единого выстрела захватил Либаву и восемь российских торговых судов в качестве призов. Позже адмирал тщательно изучил многочисленные документы и опыт покойного лорда Реглана по организации крупной десантной операции той войны на Чёрном море, где он успел побывать, командуя броненосцем "Glatton".
  
   Да, в той войне британцы доставили в Россию около двухсот тысяч человек, но тогда десантировались в большинстве кадровые королевские войска, основу которых составляли валийцы, шотландцы ну и конечно же англичане. Сейчас согласно диспозиции его боевые корабли и транспорты (бывшие суда Вест-Индской компании) должны были взять на борт "толпу дикарей". Почти тридцать тысяч сипаев и гуркхов необходимо высадить на побережьи Ирана чтобы не дать русским окончательно осесть в "горле" Персидского залива. Тут было о чём поразмыслить.
   Пятьдесят семь транспортов или "купцов", как называли их военные моряки и два десятка боевых кораблей Бомбейской эскадры, должны были осуществить задуманное.
  
   - Да они перетопят друг друга от постоянных столкновений ещё не дойдя до цели. - Идти ночью придётся с полной иллюминацией, иначе вообще никто не дойдёт до берега. - Красивое зрелище, напоминающее большой город, движущийся по морю. - А, не приведи Господь, шторм?! - Высаживаться надо будет на необорудованное побережье, даже если русские их не ждут и не окажут значительного сопротивления и здесь часть судов обязательно потеряем.
   Эти мысли беспокоили контр-адмирала и не давали ему спокойно спать уже несколько месяцев. Свои сомнения (написанные сухим языком морской диспозиции) адмирал изложил в секретном послании вице-королю и теперь ждал от него ответа.
   Время для ожидания ему, как ни странно, подарил индус, зарезавший вице-короля Ричарда Бурка во время его поездки на Андаманские острова и те самые войска, которые предстояло перевезти в указанный район. Причина такого щедрого "подарка" была тривиальна. К указанной в приказе дате в Бомбее собралось едва ли четверть означенного воинства и примерно половина "купцов". Невесёлые мысли адмирала были прерваны его адъютантом, точнее, его деликатным стуком в дверь кабинета.
  
   - Да, да, войдите.
   - Сэр, шифрованная телеграмма из Шимлы.
   - Расшифровали?
   - Да, сэр.
   - Райен, зачтите текст, пожалуйста.
   - К вам командируется Чарльз Макгрегор (тчк) Обеспечьте встречу (тчк)
   - Когда она была отправлена?
   - Три дня назад, сэр.
   - Идиотизм, телеграммы "ходят" со скоростью конного экипажа.
   - Отправьте коляску с охраной на вокзал для встречи Макгрегора.
   - Уже сделано, сэр. Поезд из Тханы приходит вне расписания, поэтому я заранее отправил встречающих.
   - Благодарю, Райен, чтобы я без вас делал?
   - Не стоит, сэр, это моя работа.
   - Интересно, какой ответ приготовил нам Фрэнсис Нейпир, исполняющий обязанности нового вице-короля Индии.
  
   Артур Камминг не сомневался, что посланец Нейпира везёт приказы и дальнейшие инструкции применительно к сложившейся ситуации. Начальник разведки индо-британской армии, шотландец по происхождению, Чарльз Меткальф Макгрегор был знаковой фигурой в Британской Индии и его приезд означал только одно: предложения Камминга получены и, как минимум, прочтены. Дальше строптивому адмиралу следует или подавать в отставку (без положенной пенсии), или действовать в строгом соответствии с новыми директивами привезенными Макгрегором....
   Наконец посланная коляска подкатила к зданию штаба эскадры и из неё вышли незнакомый джентльмен в гражданском платье и виденный несколько раз в резиденции вице-короля Индии хорошо знакомый в лицо, военный.
   После положенных приветствий и представлений он без обиняков заявил Каммингу.
  
   - Сэр, как вы думаете, сколько времени продержится вице-король в своей резиденции в Шимле, если ваши корабли заберут три четверти воинского контингента с территории этой страны?
   - Сэр, я солдат и моё дело выполнять приказы, а не раздумывать на тему как их обойти.
   Макгрегор и Ний Илеяс незаметно переглянулись, и начальник разведки продолжил начатый разговор.
  
   - Тем не менее, вы представили в канцелярию сэра Френсиса очень содержательный документ на эту тему.
   - Если вы о моей записке, то там не было ничего по поводу положения вице-короля, а только беспокойство о судьбе флота и успехе высадки десанта.
   - Не скромничайте, сэр. Все мы отлично понимаем, что не будет флота - не будет и империи, которую этот флот охраняет и поддерживает.
   Легкий стук в дверь адмиральского кабинета и в дверях появился смуглый слуга, а следом низенький столик с прохладительными напитками. Расставив на его лакированной поверхности красивые фужеры, человек с поклоном в сторону адмирала удалился.
   - Представленный вами документ был тщательно проанализирован и мы также пришли к выводу, что диспозиция и приказ бедного графа Мэйо несколько не соответствует сложившейся на сегодня ситуации.
  
   После этих слов Макгрегора Артуру Каммингу даже дышать стало легче. Не часто, ох как не часто в канцелярии вице-королей обращают внимание на "сомнения" адмиралов, даже изложенных на бумаге.
  
   - Вот совместный плод нашего творчества и ваших сомнений. Прочтите этот документ, а мы пока отведаем этой соблазнительной жидкости, а то, по правде говоря, моё горло давно пересохло и в нашем предстоящем разговоре может отказать повиноваться.
   Командующий Бомбейской эскадрой взял в руки протянутый конверт с документом и углубился в его изучение. Через несколько минут он оторвал взгляд от бумаг, глянул на собеседников и спросил.
  
   - Значит ожидать помощи от вице-адмирала сэра Чарльза Шэдвелла и кораблей Китайской станции мне не следует?
   - Да, сэр. У них будет другая, но очень похожая задача.
   - Уж не собираются ли наши умники высадить десант жёлтозадых обезьян на остров Эдзо, для чего использовать корабли адмирала Шэдвелла.
   - Вот видите Ний, что я вам говорил, адмирал Камминг сразу догадается, где могут оказаться корабли Китайской флотилии, если их не придадут для обеспечения десанта в Персидском заливе.
   - Уважаемый сэр Макгрегор, а разве я вам сильно возражал?
   Давний дорожный спор двух коллег от разведки прервал вопрос моряка.
   - Джентльмены! Здесь в этой диспозиции много пропусков и нет подписи. Что это означает?
   Макгрегор доверительным тоном произнёс:
   - Это говорит о том, что вице-король Индии, сэр Фрэнсис Нейпир, 10-й лорд Нейпир, 1-й барон Эттрик всецело вам доверяет и поручает в кратчайшие сроки доработать этот документ и заполнить все пустующие места, а мы с сэром Ний Илеясом, будем вас только консультировать по некоторым политическим вопросам, если они возникнут. Также нам поручено скрепить эту бумагу своими подписями, после того как она будет окончательно доработана. Об этом есть отдельный рескрипт!
  
   - Благодарю вас, джентльмены, за доверие и лестные слова, но в каком объёме я могу корректировать представленный документ?
  
   - В очень незначительном, сэр Камминг, в очень незначительном. Здесь уже учтен тот момент, что высадка в районе Бендер-Аббас не оптимальна и не решает поставленные задачи. Поэтому конечной целью вашего путешествия определена Басра. Далее, на острове Кешм в Ормузском проливе русские строят свою военно-морскую базу, надо будет походя с ними разобраться, да так, чтобы они об этой своей стройке навсегда забыли.
   Небольшая пауза, возникшая после перечисления основных задач предстоящей операции, была прервана адмиралом Каммингом.
  
   - Безусловно, высадка десанта в любимом порту Синдбада-Морехода намного лучше, чем высадка на необорудованное побережье, но до него ещё надо добраться, а кроме того, такое количество разных судов в капризном Шатт-эль- Арабе на слиянии двух рек, с их течениями мелями и прочими сюрпризами....
   - Это уже чисто ваша задача, как лучше организовать и обеспечить высадку в Басре, зато мы избежим множественных дипломатических неурядиц с шахом Насер-Аль-Эддином, высаживаясь в гавани Бендер-Аббаса.
   - Какие силы мне будет позволено привлечь к операции?
  
   - Любые корабли, которые находятся под вашим командованием, включая Аденскую эскадру. Армия, которую вам следует высадить в Басре, будет насчитывать 10887 европейцев и 21089 туземцев, вот из этого и следует исходить.
   - Великолепно, джентльмены, треть воинства белые, это во многом меняет дело. Поставим их надсмотрщиками над "дикарями", организуем группы застрельщиков с выплатой премиальных и заставим этот цветной сброд делать то, что предписано вице-королём.
   - Надеюсь, сэр, вы обратили внимание на то, что помимо десанта вам поручается общее командование всеми силами экспедиции, пока не прибудет эмиссар из Лондона, которому вы передадите под командование все сухопутные войска.
   - Да, джентльмены! Единоначалие - это единственный способ избежать разброда и шатания в критических ситуациях. Ничего другого за всю свою историю человечество ещё не придумало.
   Во время этой реплики адмирал с тоской вспомнил "клерков-волшебников" от Адмиралтейства и подумал, что ему в очередной раз придётся таскать каштаны из огня, чтобы очередной баловень судьбы смог устроиться получше. Естественно в слух ничего подобно произнесено не было, житейская мудрость и опыт категорически "возражали" против этого.
  
  
   (Штаб Бомбейской эскадры, час спустя)
  
  
   Разведчики всех стран и всех мастей всегда желают оставаться людьми-невидимками, если они не выполняют специальной миссии. Поэтому на всё время подготовки экспедиции за ними были закреплёны в правом крыле здания штаба флота отдельные кабинеты, в которых они и разместились.
   Не успел ещё индус шотландского происхождения или скорее шотландец индийского происхождения окончательно устроиться на новом месте, как раздался стук в дверь и прибывший с ним адъютант доложил о визите Ний Илеяса.
  
   - Добрый день, сэр. Вы по мне не соскучились?
   - Что вы, сэр.
   - Я зашел, чтобы отдать проигранные десять фунтов. Вы оказались правы, Камминг мгновенно догадался, куда пойдут корабли адмирала Чарльза Шэдвелла.
   Макгрегор довольно улыбнулся и, чуть задумавшись, произнёс.
  
   - Вы знаете, Илеяс, я бы даже не удивился, если бы он сказал, что Шедвелу предстоит решить в Шанхае задачу аналогичную его задачке на острове Кешм. Слишком хорошо адмирал знает повадки наших власть предержащих и имеет большой негативный опыт от общения с Адмиралтейством.
  
   - Да, меня до сих пор смущает это пожелание нового премьера. Это политически не дальновидно. Русская миссия расположена совсем рядом с Французской миссией. Мало того, рядом строится здание Германской миссии. Кто может поручиться за то, что корабельные ядра не повредят эти строения?
   - Вы правы, сэр, но это воля вице - короля, продиктованная всё тем же премьером. Здесь мы бессильны, ибо просьба с Даунинг стрит для него равнозначна его приказу для нас.
  
   - Интересно было бы посмотреть на реакцию нашего адмирала, когда он узнает, что два парохода - фрегата Мадрасской флотилии из состава бывшего флота Ост-Индской компании секретным приказом вице-короля (конверты задания вскрыть в море) направлены в экспедицию к северной оконечности Австралии.
   - Да, сэр, слухи о существовании большого острова севернее Австралии постоянно поддерживаются купеческими судами, а раз так, то надо постараться навсегда закрепить эти земли за короной. - Неважно, первыми мы там появились или нет. Думаю, что огневая мощь двух кораблей Её величества вполне обеспечит наш приоритет первооткрывателей.
   Налив охлаждённого сока в сразу же запотевшие красивые фужеры зелёного стекла, Макгрегор озвучил то, на что не решился Ний Илеяс.
  
   - Так то это конечно так, но обилие и частота конфликтов с Российской империей чревато перерастанием "Большой игры" в большую войну.
   - Думаю, что они не рискнут связываться с нами из-за какого-то островка, да ещё в такой дали от метрополии.
   - Здесь вы не совсем правы, сэр. Если мы взглянем на карту, то сразу увидим, что территория Британии отстоит гораздо дальше, от мыса Йорк, чем дальневосточные города северных варваров.
   - Пусть так, география всегда была вашей сильной позицией, сэр Макгрегор, но если мы успешно решим задачу в Персидском заливе, то остальное просто окажется призом победителя!
  
  
   (Флоренция, вилла Сан-Донато)
  
  
   Симпатичная блондинка, с несколько более широкими плечами чем положено эталону женской красоты и узковатой нижней частью что пониже спины, крутилась перед большим зеркалом, рассматривая своё покрасневшее лицо.
  
   - Кот, скоро ты там? Как долго ещё будешь танцевать у этого отражателя?
   - Не Кот, а Констанция и не у отражателя, а у зеркала. И вообще, Бак, не мешай наводить камуфляж, князь с княгиней сегодня едут в Рим на важную встречу, а у меня лицо после эпиляции никак не придёт в норму. Придётся опять спецпудру использовать.
   - Константин, ты бы лучше оружие проверил, чем перед этим своим зеркалом крутиться.
   - Оружие я проверяю в первую очередь, да по-другому в этом балахоне и не получиться. Вот посмотри.
  
   Взору Бака предстала изящная женская ножка в новомодных нейлоновых чулках с широкими подвязками, за которыми крепились смертоносные стальные изделия.
   - Ты бы ещё повыше юбку задрала, бесстыдница...
   Дурашливым голосом, имитирующим говорок графини - старой карги из соседнего имения, проблеял штабс-капитан Дмитрий по кличке Бак.
  
   - Господа, общая готовность через восемь минут, сопровождение осуществляем с размещением по схеме один.
   Это из соседней комнаты донёсся голос командующего этим весьма необычным подразделением.
  
   - Вечно ты, командир, не даёшь бедному стражу полюбоваться прелестями нашей красотки. Тебе-то хорошо, а каково мне на запятках?! Вечно приходиться пыль глотать, да слюни пускать пока вы там прохлаждаетесь.
   - Не прохлаждаемся, а работаем, не покладая рук. Думаешь просто определить, что из разносолов на блюдах и тарелках есть можно, а что снабжено изрядной долей мышьяка. Проглотит наш подопечный князюшка порцию отравы и всё, с приветом, ни один врач не откачает, и операция провалена. Здесь в Италии мышьяк используют уже не одно столетие, набрались опыта, не то что в кофе, даже в пирожные закладывают так, что не подкопаешься и индикатор незаметно не всунешь - всё на виду.
   - Да уж и на занятиях слушали и учебники читали, знаем'с, не впервой'с.
   - Князь насчёт пирожных предупреждён. Он всем своим друзьям и знакомым уже неоднократно объяснял, что у него от них живот пучит, и доктора их потреблять не рекомендовали категорически.
  
   - Отцы иезуиты умеют и другие яды использовать, пирожные - это ерунда, говорят в 1600 затёртом году одному герцогу кто-то из семейства Медичи умудрился в куриное яйцо отраву вложить, вот это виртуозы.
   - Бак, перестань сочинять, в куриное яйцо мышьяк не всыплешь.
   - А я и не сочиняю, нам на занятиях преподаватель о герцоге Медичи и его отпрысках рассказывал, вот оттуда я эту историю с яйцом и взял.
   - Если ты помнишь, то я за соседним столом сидел. О Медичи и не только о них историй много было, но о яйце ничего не говорилось.
   - Ну вот, хотел вас подбодрить анекдотом о тупом грузине перед серьёзной операцией, а ты опять всё испортил.
   - Отставить трёп! Все в инструкторскую.
  
   Просторное помещение в мезонине виллы Сан-Донато было многофункционально, о чём его проектировщик Джованни Баттиста Сильвестри - архитектор Уффици даже не подозревал. Успешно перестроенное, превращенное в инструкторскую, тренировочный зал и наблюдательный пункт, оно выполняло ещё одну важную функцию. В дальнем конце зала за фальшивой стеной была устроена выгородка, в которую входил толстенный кабель "молниеотвода". Надо ли говорить о том, что находилось в той выгородке, если туда кроме князя имели право входить только два человека.
  
   - Господа, напоминаю всем! Сопровождаем объект во время поездки в Рим, размещение по схеме один.
   - Вахмистр Деревянко, напомните нам, пожалуйста, что это означает.
   - Слушаюсь, ваше благородие. - Движение с размещением по схеме один предусматривает обеспечение безопасность объекта при длительных загородных поездках....
   Благополучно пересказав достаточно длинную инструкцию и ничего не упустив, вахмистр замолчал, ожидая замечания или одобрение.
   - Добро! Выдвигаемся, время вышло.
  
   К вышедшему на парадное крыльцо виллы князю легкой танцующей походкой подошёл секретарь доложил о готовности к поездке и о том, что кухонная утварь, мягкая рухлядь и кое - что из мебели уже благополучно доставлено в недавно приобретённый новый дом в Риме.
  
   Ещё через несколько минут Елена Петровна Демидова - Сан-Донато, урождённая княгиня Трубецкая, со своим сиятельным супругом князем Сан-Донато - Павлом Павловичем Демидовым в сопровождении секретаря, фрейлин, и прочего люда выехали в шикарной, запряжённой шестёркой рысаков карете Петербургской фабрики Неллиса, на большой приём по случаю дня рождения Виктора Эммануила II. Позже планировались многочисленные встречи с деловыми людьми Апеннинского полуострова, и только через неделю князь собирался вернуться во Флоренцию.
  
   Княжеский поезд из трёх карет двинулся на выезд на знаменитую дорогу Рим-Флоренция покрытую на некоторых участках камнями, выложенными ещё рабами Рима. На запятках, как им и было положено, находились два лакея в ливреях вышитых цветами из герба князя. Впереди ехала карета с гардеробом княгини, а позади скакало двое всадников в опереточных костюмах мадьярских гайдуков. Вообщем, шуму и гаму, а также зевак, вышедших спозаранок поглазеть на княжеский поезд, было достаточно.
  
   Никто и не заметил, а если и заметил, то не обратил внимания на почтовый дилижанс скромной серой окраски, выехавший на ту же дорогу четвертью часом ранее парадного княжеского выезда.
  
  
   *****
  
   - Пепино, ты опять чего-то нажрался, сколько можно портить воздух?
   - Ничего кроме монастырской бобовой похлёбки в рот не брал. Разве ж я виноват, что кастелян очередного своего родственника на кухню пристроил.
   - Вечно у тебя всё не как у людей, наверное опять небось две порции сожрал, утроба твоя ненасытная.
   Раздавшийся характерный звук и затем очередная порция ругательств и препирательств двух монахов, засевших в кустах недалеко от дороги, была прервана цокотом копыт и грохотом ободов оббитых железом колёс почтового дилижанса.
   - Что-то почтовики сегодня раненько в Рим двинулись. Еще и колокола не звонили, а они уже в дороге.
   - По утренней прохладе приятней ехать, да и лошадям легче эту колымагу тянуть. Вон как рессоры прогнулись, небось, ещё и несколько неучтенных пассажиров взяли. - Смотри, смотри, они и заводных коней взяли, никак разбогатели наши почтари.
   - Взяли не взяли, не наше дело, деньги лишними не бывают. Ты лучше за дорогой посматривай не пропустить бы нам нужную карету.
   - Да разве её пропустишь. Она цугом в три пары пронесётся, и нет её.
   - Вот и надо на "лысом" холме моментом дымный костёр запалить.
   - Запалим, хворост уложен, смолой и маслом полит, останется только "шведскую спичку" поднести и полыхнёт наш сигнальный костёр как миленький.
   - А не подведёт твоя спичка?
   - Что ты, что ты. Настоятель когда нас обучал, сказал, что этот швед Йохан Лундстрем, который на спичку патент взял, удостоился большой золотой медали на Всемирной выставке в Париже.
   - Интересно, а как много золота в той медали? Сколько же она стоит?
  
  
   *****
  
   На опушке рощи рядом с дорогой Рим - Флоренция расположилась живописная группа вооруженных людей, собравшихся явно не на пикник или для любования природой в этот ранний час. Одетые частью как сицилийские крестьяне, частью как пастухи с того же острова, они, похоже, недавно закончили завтрак. В воздухе ещё сохранялся аромат чесночной похлёбки, но половина из них уже поочерёдно демонстрировала старшему свои лупары. Эти обрезы старинных охотничьих ружей, предназначенные для защиты стад овец от волков и получившие своё название от итальянского (lupu) -- "волк", частенько использовались для сведения счётов между людьми. Остальные были вооружены ножами в большинстве своём из переделанных сельскохозяйственных орудий.
   Вот к человеку, который проверял вооружение, подбежал молодой парень и что-то быстро проговорил, почти прошептал, отчаянно при этом жестикулируя, видимо, чтобы компенсировать недостаток громкости высказывания.
  
   - Сеньоры! Получен сигнал от наблюдателей с холма, всем приготовиться! - Помните, живыми нам нужны только князь и его секретарь. Всех остальных на небеса... - Да, о лошадях, о лошадях не забудьте, иначе обоих пленников до самого моря потащите на своём горбу!
   Десяток "солдат" со своим capodecina (десятником) решением consiglieri (советника) временно переименованных в "лесных братьев", рассыпались за поворотом дороги. Трое направились к подпиленному дереву у проезжей части, а остальные залегли в ближайших придорожных кустах.
  
   На участке древней дороги, видевшей на своём веку много смертей и крови, стало тихо, а в кленовой роще, где спрятались злоумышленники, даже птицы замолчали....
  
   *****
  
   Обычные почтовые дилижансы, сновавшие в это время по дорогам Европы, славились духотой своих внутренностей, а для некоторой части пассажиров являли опасность выпасть прямо по дороге, не доехав до пункта назначения. Виной тому были откидные сиденья, крепившиеся к дверцам кареты - стоило запорам ослабеть, как она открывалась и несчастный оказывался снаружи....
   Представитель этого транспортного семейства, двигавшийся сейчас по дороге Рим-Флоренция, внешне был не отличим от своих собратьев, правда, внимательный взгляд знатока отметил бы некоторые его странности, но и то для этого надо быть специалистом и очень присмотреться.
  
   Вахмистр Деревянко, вооружённый биноклем, обеспокоено покосившись на очередной столб дыма, поднявшийся неподалёку от дороги, когда они миновали её изгиб, доложил об этом старшему группы.
   - Ваше благородие, слева опять дым. Судя по скорости его появления после нашего проезда это сигнальный костёр запалили.
   - Да, похоже, в этой поездке нас плотно сопровождают. Интересно, кто же это?
   - Ваше благородие, вы только дозвольте, мы их мигом спеленаем и поспрошаем, если надо то и с пристрастием.
   - Не вахмистр, нет. Они ничего вам не скажут, просто потому что не знают. Их задача проста - увидел-поджёг, большего им знать не положено, а сейчас время дорого.
   - Всем приготовить оружие, вероятно нападение из засады, работаем по обстоятельствам, без команды. Скорее всего, вон из-за того поворота нас атакуют.
   - Да, местечко удобное.
   - Но и нам видно, что оно удобное, не так ли? Эй, "Возницын", осади - ка лошадок и смени аллюр так, чтобы к тому месту шагом выйти.
   - Слушаюсь, ваше благородие.
  
   Тяжёлая карета дилижанса замедлилась и четыре пары внимательных глаз сосредоточили своё внимание на повороте дороги. Падающее поперёк пути дерево заметили почти одновременно. Не доезжая двадцати сажень до рукотворного препятствия, карета остановилась. Дальше действовали, так как отрабатывали на ученьях, в далёких родных лесах.
  
   Расположившийся на запятках справа Бак заученным движением послал в придорожный кустарник гранату, затем вторую. Теперь справа какое-то время должно быть чисто! Надо быстро соскочить на землю и пока вероятные противники оглушены взрывами, добить тех, кто не представляет интереса или наоборот, вытащить одного - двух, из которых ещё можно выжать информацию. Слева за дорогой хлопнуло несколько "знакомых" выстрелов - это, похоже, его пластуны обнаружили ещё одну группу бандитов. Не отвлекаться, всё внимание на заросли кустов, назад можно не оглядываться, его спину надёжно прикрывает второй, в паре они работают уже не один месяц....
   Картина, представшая глазам штабс-капитана, откровенно его разочаровала. Достаточно было только увидеть вооружение нападавших времён Крымской войны, чтобы сразу понять - информацией здесь не пахнет. Обыкновенные наёмные убийцы из местных крестьян, возжелавших заработать. Хотя возможно их старший что-то знает.
   Старшего или десятника отличала от остальных только более чистая и аккуратная одежда, точнее, бывшая некогда чистой и аккуратной. Сейчас бы этого никто не заметил. Экспресс - допрос особого результата не дал. "Язык" знал только то, что пленников необходимо доставить в рыбацкую деревушку на берегу и это всё.
  
   - Прибираемся. Ничего не брать, трупы расположить так, чтобы имитировать драку. Полиции этого будет достаточно, карабинеров не заинтересует, а мафии мы глаза всё равно не закроем, если это только мафия, а не кто-то ещё, за ними стоящий....
   - Ваше благородие, раненых нет, повреждений нет, всё прибрано, можно двигаться.
   - Благодарю за службу! Задёрнуть шторы камуфляжа! Продолжаем движение!
   - Есть продолжать движение.
  
   Как на театральных подмостках движется занавесь по окончанию пьесы, та и по бортам необычного транспортного средства скользнули шторки - занавески с гербами и карета издали снова стала похожа на экипаж князя Сан-Донато. На встречу охраняемому выезду на заводной лошади помчался казак, чтобы доложить о том что дорога свободна и можно продолжать путешествие.
  
   *****
  
   Не сильно нахлёстывая животное, чтобы оно не перешло в галоп и вторая группа успела рассмотреть, кто скачет им навстречу, посланец "передового дозора", поравнявшись с княжеской каретой, осадил своего скакуна и оказался у открывающейся дверцы почти одновременно с секретарём спрыгнувшим на землю.
   - Ваше благородие, впереди была засада. Препятствие устранили, можно ехать дальше. Имею записку от их благородия для его светлости.
   - Хорошо, давай её сюда.
   - Ваша светлость, здесь красивая местность, не желаете ли немного размяться.
  
   Князь, который прислушивался к разговору с самого его начала, быстро соскочил из экипажа, не дожидаясь, пока будут откинуты ступеньки-лесенки.
   - Милейший, что там написал наш штабс-капитан?
   - Одну минуту, ваше сиятельство.
   За эту минуту двое собеседников успели удалиться от кареты на добрых полтора десятка саженей, и теперь их разговор можно было разве что прочесть по губам, если бы кто-то из присутствующих владел этим искусством. Развернув рулончик записки, секретарь прочёл князю короткое послание Бака.
  
   "Господа, засада уничтожена без потерь. По моему глубокому убеждению, это только первое небольшое прощупывание наших возможностей. В засаде были крайне неумелые люди, которых вероятно наняли за умеренную платы и дали задание нас перебить по древнему разбойному плану - с поваленным деревом времён Робин Гуда. Уверен, что подобное обязательно повториться более подготовленными бандитами с лучшим снаряжением и в более выгодном для убийц месте.
   Прошу, ваше сиятельство, отнестись серьёзно к этому предупреждению и отдать распоряжение к переходу на повышенную готовность по критерию "красный цвет" опасности".

= Бак =

   Лихая витиеватая роспись единым росчерком венчала это предупреждение.
  
   - Ваше сиятельство, я целиком и полностью согласен с этим сорви - головой, уж если Дмитрий почувствовал неладное - к его словам надо обязательно прислушаться.
   - Да я и сам это понимаю, но что мне сказать княгине? Ей сейчас совершенно нельзя волноваться!
   - Если позволите, ваше сиятельство, я бы посоветовал отправить её в Неаполь, а оттуда пакетботом в Марсель и далее в Санкт-Питербург. Пока она туда доберётся, весна вступит в свои права, и болотный климат нашей столицы ей не повредит.
  
   - Так-то оно так, но на королевском приёме надо обязательно присутствовать с жёнами. Не воспользуются ли наши недруги древними рецептами Борджия или Медичи.
   - Ваше сиятельство, на этот случай в нашем снаряжении предусмотрена специальная накладка на живот, имитирующая беременность. Это даст вашей жене возможность под указанным предлогом отказаться от большинства кулинарных шедевров, которые ей будут предлагать.
   - Это удачная мысль. Но бедная моя Леночка, как она будет переживать и волноваться. Сразу после окончания этого визита отправлю её в Россию, там у неё две сестры, они и успокоят и скрасят дни в моё отсутствие.
   - Значит, решено, Ваше сиятельство?
   - Да, наш ангел-хранитель, решено!
  
   Через минуту - другую княжеский поезд как ни в чём не бывало, исполняя повеление Е.И.В., катил по дороге Флоренция - Рим на встречу с новыми врагами и опасностями....
  
  
  
   (Рим, дворец Квиринал, кабинет Виктора Эммануила II)
  
  
   Построенный неподалёку от мавзолея династии Флавиев дворец Квиринал, похоже, впитал в свои стены и фундаменты их кровавые призраки с извечной подозрительностью и несносными характерами. Видимо, поэтому Виктор Эммануил II не жаловал этот дворцовый комплекс своей особой любовью, хотя с 1871 года эти здания волею всевышнего стали его официальной резиденцией.
   Сейчас, когда требовалось принять судьбоносное решение в предстоящих политических манёврах, а возможно и военных баталиях, король пригласил сюда премьер-министра Италии.
  
   - Ваше королевское величество, по вашему приглашению прибыл Джованни Ланца.
   - Хорошо, пусть войдёт.
   - Добрый день, Ваше королевское величество!
   - Добрый день, добрый день, сеньор Ланца, рад вас видеть в добром здравии.
   - Благодарю вас, Ваше Величество!
  
   Небольшая пауза, возникшая после официального приветствия, говорила о том, что король всё ещё колеблется и не принял окончательного решения. Это было странно для человека исключительной храбрости, не раз доказанной в войнах с Австрийской империей. Премьер министр решил не перебивать раздумий монарха и тоже поддержал паузу. Наконец, Виктор Эммануил заговорил.
  
   - Уважаемый сеньор Ланца, нам необходимо принять очень важное решение. Вблизи наших границ серьёзно запахло порохом. Безрассудные действия султана, понукаемого Британией и желание Российского императора кардинально решить вопрос с Черноморскими проливами неизбежно, и в самое ближайшее время приведут к столкновению.
   - Совершенно с вами согласен, Ваше Величество!
   - Нам надо определить, какую из сторон мы поддержим, чтобы не оказаться в проигрыше, а желательно что-то по возможности и выиграть в этом, длящемся уже несколько столетий, конфликте.
   - Ваше Величество, после того как лорд Пальмерстон вкупе с Джоном Стюартом Миллем и Британской Ост-Индской компанией организовали большой мятеж в Индии, который получил название Восстания сипаев, когда мусульманам сказали, что патроны смазаны свиным салом, а индусам сказали, что коровьим. Они добились избавления от империи Великих Моголов и прямого управления Индией. - Сейчас похожая ситуация разворачивается здесь в Средиземноморье. Мне кажется, нам надо ещё немного подождать, а позже примкнуть к победителю.
   - Но не будет ли слишком поздно?
   - Наша страна находиться практически в средине предстоящих событий и если не считать Греции, то мы первые и самые нужные всем союзники. Базы на нашем побережьи станут неотразимым козырем в предстоящих морских баталиях.
   - Вы говорите только о морских сражениях, а как же битвы за города, крепости и проливы?
   - По нашему мнению их просто не будет, точнее, будут мелкие стычки, но русские сметут султанскую армию как хорошая хозяйка сметает веником скопившийся за день мусор. Думаю, что Барятинскому потребуется для этого не более месяца.
   - Но здесь в Средиземноморье господствует флот Её величества. Британия никогда не допустит сюда другие военные корабли, с появлением Суэцкого канала Средиземноморье стало кратчайшим путём к её любимой сокровищнице.
   - Совершенно верно, но и у русских за прошедшие десять лет произошли огромные изменения с составе флота. Хотя нам это и неприятно, стоит вспомнить Лис и наше поражение при этом острове. Они же разделались с Тегетхофом чуть ли не походя, не потеряв ни одного корабля. Лучшее, что мы можем сделать, это очень внимательно присматриваться к ситуации, а когда "весы" качнутся в определённую сторону, примкнуть к победителю!
   - Вы знаете, эту же точку зрения имеет князь Сан-Донато. Не совсем в том плане, что мы оговаривали сейчас, но его рекомендации воздержаться от необратимых действий и подождать - полностью совпадают с вашими выводами.
   - Простите, Ваше Величество, не за этот ли совет два месяца назад на него было совершено покушение?
   - Весьма вероятно, но покушались на него не единожды. Первый раз это произошло, когда он ещё только находился на пути в Рим, готовясь к той памятной встрече на большом приёме. Второе покушение, которому случилась масса свидетелей, произошло уже здесь, в этом дворце на балу по случаю моего юбилея. Нам с трудом удалось замять тот дипломатический инцидент.
   - Да, газеты об этом случае писали целую неделю! Никого из организаторов так и не нашли?
   - Да, мне даже пришлось заменить префекта римской полиции, но всё было бесполезно.
   - Ваше Величество, а вам не кажется, что с этим случаем связаны ещё как минимум два происшествия?
  
   Смелый человек и король одновременно, внимательно всмотрелся в своего собеседника и решил что будет лучше для всех, если он сам продолжит эту небезопасную речь, начатую его премьер-министром.
  
   - Те происшествия, которые произошли через несколько недель, некоторые газеты пытались связать с событиями в Квиринале, но у них ничего не вышло. Если там действительно накануне видели женщину похожую на фрейлину княгини Сан Донато, то куда она исчезла? Кроме того князь спустя три дня после бала отбыл во Флоренцию, а несчастье случилось гораздо позже. - Конечно, странно, что два пожара произошли так последовательно и что в обоих пострадали такие уважаемые лица, мир их праху. Но теперь у папы Пия IX новый Государственный секретарь Святого Престола, а у Общества Иисуса новый генерал, а что было, то прошло.
   - Да, да, Ваше Величество, что было, то прошло!
   - Благодарю вас, сеньор Ланца! Мы так и поступим. Проследите, нет, лично проконтролируйте, пожалуйста, чтобы флот не покидал причалов без нашего прямого приказа. Вообще, на эти месяц - полтора запретить военным кораблям все выходы в море.
   - Будет исполнено, ваше Величество!....
  
   После отъезда премьера Виктор Эммануил задумался.... У иезуитов отличная охрана, а у Джакомо Антонелли на службе были специально обученные телохранители.... Ничего им не помогло.... А у меня, у меня по сравнению с ними охраны почти что и нет. Они уже в лучшем мире, а с нами ничего дурного не произошло....
   Похоже, этот русский князь или его люди сумели всё выяснить, до всего докопаться и вернуть должок.... Ведь если газеты правы? ....
   Тут уроженца Сардинии, первого короля объединённой Италии, озарило! До него дошла простая истина. Несмотря на участие в Восточной войне со стороны Италии 15 тысячного корпуса под командой генерала Ментевеккио, русский император не считает его врагом, а как минимум предлагает мир! Боже, как правильно мы поступили!
  
   Да, действительно абсолютно правильное, судьбоносное решение для Италии было сегодня принято в стенах Квиринала!!!
  
  
  
   (Гатчина, "Глиняная берлога" Е.И.В.)
  
  
   Симпатичный офицер в парадной форме, широкоплечий и настолько гладко выбритый, что даже следы от усов или бородки не просматривалось на его щеках, скромно стоял в группе молодых офицеров, приглашённых в Гатчину для награждения. Чуть поодаль находилось несколько людей постарше с усами и бакенбардами в ранге высокопревосходительств. Во главе этого блестящего золотом, каменьями наград и сапогами общества в качестве распорядителей и ассистентов Е.И.В. вращались сразу два сиятельства.
   Канцлера, их сиятельство графа Игнатьева все приглашённые знали очень хорошо, как впрочем и второго графа, возведённого в это достоинство лишь недавно - грозного главу службы безопасности империи, их сиятельство графа Мезенцева. Никого из посторонних в малом Гатчинском дворце не было, да и быть не могло, потому что Е.И.В. награждал сотрудников СБИ, о которых посторонним знать не положено....
   - ...........
   - Константин Иванович Голицын за блестящее проведение спецоперации награждается орденом святого Владимира второй степени с мечами и бантами и денежной премией в сумме.......
  
   Сумму Бак прослушал, как впрочем, и все участники той незаурядной операции "Благоразумие", когда тебе ещё нет тридцати, пенсия, полагающаяся к ордену, да и денежная премия как-то не очень существенны. Зато Владимира личным решением Государя Императора, сразу второй степени - это здорово.......
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Х.Хайд "Кондитерская дочери попаданки"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"