Федоров Олег М.: другие произведения.

тетрадь шестая Дневник Тринадцатого Императора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не смотря на то, что уже Осень, успели сделать не мало. Это по моей оценке, а как одно будет покажет время. Некоторых детских болезней экономики удалось избежать. Будем надеяться, что с планами мы не ошиблись.


   Тетрадь шестая Дневник Тринадцатого императора
   (начало осени 1864 года)
  
   Историческая справка
   29 июня 1864 года прусско-австрийские войска возобновили наступление и к середине июля оккупировали всю Ютландию.
   Лишь к концу октября 1864 года конфликт был урегулирован полностью, и 30 октября в Вене был подписан мирный договор. Дания отказалась от своих притязаний на Лауэнбург, Шлезвиг и Гольштейн. Герцогства были объявлены совместными владениями Пруссии и Австрии, причем Шлезвигом отныне управляла Пруссия, а Гольштейном -- Австрия. Эта война явилась важным этапом на пути объединения Германии под гегемонией Пруссии.
   Всего было убито 2071 человек, ранено 6504, умерли от ран 1166, умерли от болезней 1295 человек.
  
   Название парусника Франция II
   Спуск на воду: 9 ноября 1911
   Основные параметры
   Тип парусного вооружения: пятимачтовый барк
   Материал корпуса: стальной
   Водоизмещение полное: 10.710 тонн
   Длина с бушпритом: 146,20 м
   Ширина (по КВЛ): 16,90 м
   Высота борта: 8 м
   Число парусов: 38
   Площадь парусов: 6.350 м«
   Остальные характеристики
   Скорость: 17,5 узлов-под парусами
   10 узлов-под двигателем
   Мощность двигателя: 2 в 900 л.с. (дизель)
   Судно использовалось для грузовых перевозок по маршруту Европа -- Новая Каледония. Корабль также был замечен в портах Австралии, Северной и Южной Америки. В основном перевозились руда, уголь и шерсть.
  
   Иван Степанович Хаминов (1817-1884)
   Тайный советник Иван Степанович Хаминов, знаменитый иркутский купец. После смерти он был удостоен высокой чести - погребен на паперти Харлампиевской церкви, "как строитель храма сего" (имеются в виду его большие пожертвования на церковь). На могильной плите надпись: "Аз воскрешу его в последний день. Иван Степанович Хаминов, родился 2 июля 1817 года, скончался 8 апреля 1884 года".
   По данным исследователей, у истоков пароходства по западносибирским рекам стоял иркутский купец 1-й гильдии Иван Степанович Хаминов (1817-1884). Его пароходы, баржи доставляли грузы и до Мачинской резиденции, и до резиденций по Витиму. Этот судовладелец доказал не только возможность развития пароходства, но и высокую его прибыльность.
  
   Яков Андреевич Немчинов (ок. 1802-1894) родился в семье тарского мещанина Андрея Семеновича Немчинова, жившего на Большой 3 улице. Начинал трактирным мальчиком и, переехав в молодые годы к родственникам в знаменитую слободу Кяхту, что на границе с Монголией, стал служить у кяхтинских купцов Колесова и Наквасина. Прошел все стадии становления предпринимательства: ходил в обозах, доставлял купеческие товары на Ирбитскую ярмарку и обратно в Забайкалье, служил старшим в обозе ("когтем"), завел собственное дело и очень быстро стал одним из чайных монополистов. Позже у него появились прекрасные дома в Кяхте и Иркутске, своя резиденция на Ленских приисках, пароходы, и, конечно же, все это при огромных по-сибирски капиталах. О них также сложено немало легенд. Сумма, называемая А.Ф. Палашенковым, мне представляется невероятной: 48 миллионов...
  
   Позднее еще один представитель многочисленного "клана Врангелей", крупный государственный деятель, тайный советник Егор Егорович фон Врангель (1827-1875) был избран последним председателем Главного правления РАК в период существования Русской Америки (в 1866-1867).[52] Именно ему выпала вскоре тяжелая участь: заниматься ликвидацией дел компании в Русской Америке, которую царские власти продали США 18(30) марта 1867 г.
  
   Тридцать вторая запись в дневнике ЕИВ Николая второго.
  
   Читаю газету, как приятно, вместо концентрированных сводок и отчётов, требующих принятия решений, просто полистать общедоступное ЧТИВО! Я немного лицемерю, даже в этой газетёнке я ищу, нет ли различий в ходе истории. Слава Богу, пока нет. Пруссаки бьют Датчан в заданном предыдущей историей темпе. Пусть пока, так и будет....
  
   Ещё в канун рождества 1863 года, мне Игнатьев сообщил, что очень ищут встречи с ЕИВ несколько Сибирских купцов. Они уже несколько недель в Питере, раздали немало денег, для организации такой встречи, но поскольку мы провели уже несколько антикоррупционных манёвров, все их потуги ни к чему не привели. Какие у вашего величества будут мысли по этому поводу? Мне было очень интересно, зачем я купцам понадобился. Я подумал, и предложил организовать встречу в Гатчине.
   Потом мы долго с Игнатьевым посмеивались. Оказывается, по той негласной Сибирской купеческой иерархии, что сложилась в их среде. Немчиновы и Хаминовы, впереди братьев Бутиных стояли. Вдруг они узнают, что те их обставили. Не просто обскакали, а с самим помазанником Божьим кумпанство составили Восточно-Сибирское товарищество, называется. Как такое, от молодых выскочек, стерпеть можно? Вот и прибыли оба купца справедливого решения испрашивать. Сидят и это всё мне излагают.
   Шибко мне такой подход не понравился. Взял я тогда кусок бумаги и вырезал из него примерный контур Западной Сибири, поглядывая на настенную карту мира. Потом купцам вопрос задал. Чьи купцы более умелые и сообразительные, наши или заграничные? Ответ был однозначен,- наши конечно. Сколько, по их мнению, за границей достойных купцов первой гильдии имеется? Торговые мужи, не чувствуя подвоха, посмотрев друг на друга, сказали, что точно не знают, но не менее десяти тысяч. Тогда я дал Немчинову кусок вырезанной бумаги и предложил приложить на карту Империи. Он как раз накрыл всю Западную Сибирь. Теперь вы господин Хаминов, пожалуйста, положите эту же бумагу на европейскую часть карты. Под злосчастной бумагой скрылась вся Европа и ещё кусочек Северной Африки.
   Видя некоторое изумление обоих искателей справедливости, я уже не на шутку рассердившись, начал их воспитывать:
   - Места вам мало?
   - Конкуренцию, видите ли, создают?
   - А на Север в Восточную Сибирь, на вечное поселение не желаете?
   Не ожидавшие такого оборота торговые мужи притихли и несколько съёжились. Я понял, что воспитательный процесс достиг цели и теперь можно их направить в нужное мне "русло". Да тут ещё оба купчины вдруг, как по команде, бухнулись мне в ноги с воплем, - "не губи Ваше Императорское Величество, бес попутал...."
   Приняв величественную позу, я чуть отвернулся, что бы не было видно моей улыбающейся физиономии. Выдержав паузу, и сделав вид, что сменил гнев на милость, я произнёс:
   - Дам вам шанс. Хотите торговать, хорошо. Хотите, кумпанство организовать будь, по-вашему.
   - Повелю я построить три больших торговых корабля, и отправим их в Русскую Америку, там конкурентов
   еще нет.
   - А что бы впредь думали, постройку и оснащение тех кораблей за ваш счёт определим, а торговцами своих сыновей пошлёте. Они чай посообразительней будут и чести русского купечества не уронят.
   - Чтобы вам сподручней было чайную торговлю вести, давайте чугунку построим. Инженеров и мастеров, грамотных я дам, с дороги той на 30-ть лет будет у вас преимущество.
   Потом была большая встреча Мельникова П.П, Штукенберга А.И., Журавского Д.И., Панаева В.А., Кёнига И.Ф. и постановка им задачи. Разработать проект, и построить Турксиб. ( Мельникову было дано указание. Ему и всем его соратникам, быть при параде, и всех орденах.). Купцы мои от такого обилия мундиров и регалий немного обомлели, но разума не потеряли. В момент сообразили, что хоть ЖД дорога и будет им давать на 30 лет, преимущество, но денег потребуется много. Очень быстро они собрали своих сибирских коллег и в результате, месяцем позже, было образованно новое товарищество "Сибирской железной дороги". Строить начали без промедления, благо трассу и проект взяли из ближайшего будущего!
   Было там, правда, два малюсеньких изменения. "В режиме литерного поезда, можно провезти груз габаритами три сажени в диаметре". Второе изменение, было в том, что дорогу я решил пустить прямиком с Нижнего Новгорода на Ижевск, потом на Екатеринбург, а уже от туда на Тюмень и далее по трассе Турксиба. Но о том позже.
  
   Прошёл уже почти год и Амосов Иван Афанасьевич, доложил о готовности барка, построенного для Сибирских купцов. За основу, я повелел взять проект Франция II, пятимачтовый барк, со стальным корпусом, водоизмещением 10.000 тонн, из новшеств добавил, только бульб Юркевича. Лишний узел в скорости, лишним не бывает. Вместо двух дизелей, велел установить две Вигрияновские паровые машины по 2000л.с. Такие суда имеют превосходные экономические показатели. Делают под парусами 15-17 узлов, а при безветрии под обеими машинами способны пройти 2500 миль, со скорость 14-15 узлов. Что ещё для "торговца" надо? Экономичность при доставке товара, она налицо. В 21-м веке, снова станут посматривать на парус, как экологически чистый тип двигателя, но об этом узнают со временем. (Барк имел ещё одно свойство, при попутном ветре, на обеих машинах, если надо убегать, мог развить скорость в 22 узла. Об этом знал его капитан, а остальным этого знать не надо). При спуске на воду для достройки на плаву, один барк нарекли, "Купец Немчинов", а второй "Купец Хаминов". Первый уже готовился к отправке в рейс, а второй будет готов через месяц. Оба крёстных отца парусных гигантов, напоминали индюков в брачную пору. Это обстоятельство было понятно. Ещё никогда суда, строившиеся в Питере, не носили купеческих фамилий.
   На борт помимо припасов были загружены товары, перечень которых рекомендовал я. Мне помог блокнот, с которого были скопированы перечни грузов отправляемых в Британскую Индию и Британскую Колумбию. Одновременно на барке разместилось четыре сотни казаков добровольцев, вызвавшихся осваивать Русскую Америку.
   Третий парусник был ещё в достройке, наречён он будет "Казачий атаман Ермак Тимофеевич", про него я потом отдельно напишу.
   На борту "Немчинова", находились и оба представителя от купеческих семейств. От Немчинова, которому Бог дал только дочерей, был зять Александр Иванович Котельников, а от Хаминова приёмный сын Найдёнов Иван Иванович. Оба были удостоены чести быть отдельно принятыми и разговаривать с ЕИВ. На этой аудиенции, я их немного прощупал и убедился в добропорядочности обоих. Затем я им вручил две книжицы, в которых описывался опыт колониальной торговли Британской империи за двести лет и велел внимательно всё изучить. Найдёнов, свободно владел Английским и Немецким языками, а Котельников хорошо понимал Китайский и немного Японский. Как совладелец компании, я потребовал по возможности ежемесячно отправлять мне подробные отчёты не столько о финансовой деятельности, сколько о том, что делается вокруг, что видно и что слышно. Отчёты направлять на фамилию Игнатьева, на конвертах ставить три буквы РАТ (Российско-Американское товарищество).
   Командиром судна "Немчинов", был назначен Назимов Павел Николаевич с 1858 по 1861 год, он был прикомандирован к русскому консульству в Хакодате, Япония. Хорошо знал возможный район плавания. Единственное, что его смущало, отсутствие формы на подчинённых и несколько непривычная, форма организации службы. Вся команда, 70 человек, была набрана по контракту. С Павлом Николаевичем я говорил, сам без обиняков и без стеснения. Рассказал о позиции Британии, об Американских корсарах-авантюристах и золотоискателях. Посоветовал, ружейные ящики всегда держать наготове, а шесть новеньких картечниц, что были погружены в разобранном виде на борт, при подходе к району плавания привести в надлежащий вид и потренировать команду. Что делать в чужих портах, какие, за кем и зачем вести наблюдения капитан хорошо знал, ещё по службе в Японии.
   Егору Егоровичу фон Врангелю, председателю правления РАК, было дано указание в торговые дела РАТ не вмешиваться, но всячески их деятельности содействовать. Последние несколько лет хозяйственная деятельность компании, была достаточно успешной, а экономические показатели так себе. Причина этого мне была абсолютно понятна. Морские капитаны, которые её возглавляли, хороши на море и в военных делах или ещё каких-то коллизиях. Торговать же подавляющее большинство из них не умело, их этому не учили, да и не требовалось этого от них. Своих, морских задач хватало.
   На основании этих соображений, я и создал вторую компанию, уже с чисто торгово-хозяйственными функциями. Во главе её стоят купцы, права и задачи оговорены "на берегу", а наши Российские купцы, чай не глупее Британских или Американских будут, и уж своего не упустят. И Найдёнов и Котельников прошли в Сибири хорошую школу борьбы за выживание, потому за судьбу РАТ я был относительно спокоен. На тех картах, что были вручены купцам и казачьим командирам, были указанны места поселений, выбранные с учётом почв и климатических условий. Не смотря на наличие больших запасов, задача продовольственного самообеспечения была поставлена первоприоритетной.
   В том, что к берегам Америки отправлялись торговые без вооружения парусники, был ещё скрытый смысл. Отправь я туда военные корабли, это сразу привлекло бы не нужное внимание, которое было преждевременно. О том, что корабли стальные, с водонепроницаемыми переборками, с приличными хоть и паровыми машинами, с военными капитанами и командами, на их парусах не написано.
  
   Игнатьеву, было дано поручение, организовать в прессе коротенькое сообщение, об отплытии парусника (без указания точного названия) вокруг мыса Горн, для доставки товаров и продовольствия в Ново-Архангельск. О том, что за новым кораблём наблюдали ещё внимательные глаза, я знал. Более того, сам организовал, дело так, чтобы хвалебная статья о постройке барков и их главном строителе Амосове, попала на глаза Российским миллионщикам: Абрикосову, Третьякову, Шустову и Елисееву. Приглашённые таким необычным способом купцы, подвоха не учуяли, и сейчас я ждал результат. Когда Володя, доложил, что прибыл Иван Афанасьевич, я даже обрадовался. После приветствия, мне было доложено, что господа заказали ещё два судна, что им была сделана подробная экскурсия с пояснениями. Корабль им очень понравился, новый заказ будет оформлен на неделе.
  
  
   Историческая справка

Телеграмма

ПОСЛАННИК В ВАШИНГТОНЕ Э. А. СТЕКЛЬ

МИНИСТРУ ФИНАНСОВ М. X. РЕЙТЕРНУ

   7/19 апреля 1867 г.
   Господин министр.
   В. пр-ву уже известно из моих телеграмм о заключении договора касательно уступки наших колоний и об одобрении его сенатом. Я посылаю его сегодня в С.-Петербург с первым секретарем миссии г-ном Бодиско.
  
   Князь Горчаков перешлет Вам, г-н министр, мои донесения, где я даю подробный отчет о переговорах.
   Дело завершилось быстро, несмотря на встреченные мною препятствия, из-за которых в какой-то момент заключение договора чуть было не сорвалось, притом весьма неприятным для нас образом, ибо отклонение этого акта сенатом было бы в глазах всего света проявлением неуважения к императорскому правительству.
   Из моего донесения Вы увидите, г-н министр, что в сенате существовала оппозиция не против договора, а против государственного секретаря. В. пр-ву известно, до какого ожесточения может дойти ненависть здешних политиков, и Вы можете представить себе, какие трудности мне пришлось преодолеть, чтобы добиться утверждения акта, под которым стояла подпись заклятого врага трех четвертей сенаторов.
   Я беру на себя смелость препроводить при сем две статьи из нью-йоркской "Tribune", печатного органа партии, занимающей господствующие позиции в конгрессе. Из них Вы увидите, каким яростным нападкам подвергся непосредственно г-н Сьюард и - косвенно - договор.
   Однако я не дал этим трудностям меня обескуражить. Я использовал все средства воздействия, которыми располагал, и прибег к помощи всех наших друзей, а их, как Вам известно, у нас немало в этой стране; в результате сенат не только не отверг договор, а, несмотря на свое враждебное отношение к г-ну Сьюарду, утвердил его почти единогласно, тридцатью семью голосами против двух. Это - новое свидетельство дружбы американцев к России.
   Мне было невероятно трудно получить семь миллионов двести тысяч долларов. Я постепенно добился от г-на Сьюарда шести с половиной миллионов, но идти [337] дальше он никак не желал; на какое-то время переговоры были прерваны, но я твердо стоял на своем, и в конце концов секретарь уступил.
   Надеюсь, что осуществление соглашения не встретит никаких затруднений. Эта задача выпадет на долю комиссаров, которых Вы назначите и которые отправятся на место вместе с американскими комиссарами, чтобы осуществить официальную передачу наших владений Соединенным Штатам. Им предстоит отделить государственную собственность от собственности частных лиц, принять меры к тому, чтобы облегчить возвращение в Россию тех, кто не пожелает остаться на уступаемой территории, посмотреть, не надо ли отправить на Ситку какое-то количество продовольствия на зиму 1867-1868 годов, наконец, урегулировать дела Компании, что, вероятно, будет не самой легкой задачей их миссии.
   Я прошу в. пр-во снабдить меня инструкциями по всем этим вопросам, дабы по прибытии комиссаров я был в состоянии оказать им всю зависящую от меня помощь. Возможно, в. пр-во сочтете нужным послать комиссаров незамедлительно. Двух-трех недель пребывания в Вашингтоне им будет достаточно, чтобы договориться с американскими комиссарами. Но им потребуется больше времени в Сан-Франциско, где находится центр деятельности Компании на тихоокеанском побережье и где нужно будет принять необходимые меры для закупки провизии, если это окажется необходимым.
   Мне представляется важным, чтобы лица, которым будет поручена эта миссия, непременно обладали практическим знанием английского языка. Я абсолютно беспомощен в финансовых делах и не стану даже пытаться высказывать в. пр-ву мое мнение о том, каков самый надежный и выгодный способ перевести семь миллионов из Вашингтона в Лондон. Наши банкиры в Нью-Йорке, г-да Шепелер и К®, прислали мне прилагаемое при сем письмо, где предлагают свои услуги для осуществления этой операции. Г-да Шепелер и К® являются нашими банкирами вот уже двенадцать лет. Во время Крымской войны они оказали мне услуги, когда речь шла о некоторых секретных расходах, которые мне в то время пришлось сделать. С тех пор им поручались все финансовые операции императорского правительства в Соединенных Штатах, и они всегда вели их в высшей степени добросовестно. Поэтому я осмеливаюсь рекомендовать их в. пр-ву, если сделанные ими предложения Вас устраивают. [338]
   Соблаговолите, г-н министр, принять заверения в моем высоком уважении.
   Стекль.
  
   АВПР, ф. РАК, д. 412, л. 66-70. Подлинник, фр. яз.
  
  
   Тридцать третья запись в дневнике ЕИВ Николая второго.
  
   Эту телеграмму я не искал. Да я, толком и не знал о ней, была правда в голове заметка о телеграмме, за которую заплатили почти 10.000 долларов, но текста я не знал. Сидел "советовался" с блокнотом по организации добычи полезных ископаемых на Аляске и случайно, во всяком случае, пока я в этом уверен, блокнот выдал мне её текст. Теперь ископаемые "закопались" и я думал в другом направлении.
   О продаже Русской Америки мы все знаем ещё со школы, кто в школе больше балбесничал, те знают об этом событии от группы "Любе".
  
   Не валяй дурака, Америка,
   Вот те валенки, мерзнешь, небось.
   Что Сибирь, что Аляска - два берега:
   Баня, водка, гармонь и лосось.
   Баня, водка, гармонь и лосось.
  
   Не валяй дурака, Америка,
   За морями скучаешь, поди.
   Что Сибирь, что Аляска - два берега:
   Бабы, кони, раздолье в пути.
   Бабы, кони, раздолье в пути.
  
   Много красной у нас материи,
   Всем рубахи пошьем вам, братва.
   Эх, корона Российской Империи,
   Екатерина, ты была не права.
   Екатерина, ты была не права.
  
   Не причастность Екатерины II к торговле государственным имуществом мне была хорошо известна, да и не дожила она до этого позорного акта. Тут другое, государственные чиновники высшего ранга, те которым я доверял ПРОЯВЛЯЮТЬСЯ!
   И снова Рейтерн, (первый раз на историю покупки имения его сестры, я закрыл глаза), и снова банки и ни какие-нибудь, а Британские. Россия у них получалась, как бабочка на предметном столике под микроскопом. Дальше Александр Михайлович Горчаков, барон Стекль его человек и без указания князя, он ничего делать не станет. Конечно, главная подпись во всём этом деле принадлежит Александру II, но я то уже хорошо знал "блудовскую" систему подготовки документов для высочайшего прочтения и потому на покойника не грешил.
  
   Давай разбираться!
   (Это копии документов из блокнота) Мои исходные данные для раздумий.
   Население Русской Америки, "кроме туземцев", разделялось на две категории: лиц на службе компании и работавших по контракту, подлежавших вывозу в Россию: колониальных граждан и креолов. Кроме того, в колониях проживали еще 4276 православных алеутов. В целом крещеное население Русской Америки оценивалось в 12 тыс. человек, из которых русских было не более 800 человек{1483}.
  
   ....Очевидно, например, что 5 млн. долл., на которые рассчитывали, и 7,2 млн. долл., которые получили, не могли быть существенным подспорьем при общих расходах России, превышавших 480 млн. руб. Вместе с тем, учитывая необходимость приобретения за границей в течение трех лет 45 млн. руб., о чем писал М. Х. Рейтерн царю осенью 1866 г., эта сумма могла представить определенный интерес.
  
   Кроме того, по поручению Рейтерна "директор государственного банка" (К. Дитеррех){1402} представил 8(20) декабря несколько важных документов, подписанных членом исполнительной части Главного правления РАК вице-адмиралом М. Д. Тебеньковым:
   1. Ведомость долгов РАК, подлежащих немедленной уплате, на сумму в 1 127 670 руб. {1403}
   2. Перечень имущества компании в колониях стоимостью в 1 747 652 руб. (кроме того, у РАК имелось еще несколько кораблей стоимостью в 479 612 руб.){1404}.
   3. Смету ее годовых доходов (720 250 руб.) и расходов (676 550 руб.){1405}.
  
   Директор государственного банка К. Дитеррех, обратил внимание, что "расходы исчислены в самом полном виде, а доходы -- в весьма умеренном". Будучи опытным финансистом, он оценивал перспективы компании на будущее достаточно благоприятно: "Из вышеупомянутой сметы я мог заключить, что... компания может существовать при благоразумных распоряжениях и коммерческих познаниях гг. членов правления, получая ежегодно дарованную оной правительством субсидию в 200 тыс. руб., без новых пожертвований со стороны правительства на будущее время, если какие-либо непредвиденные коммерческие или политические обстоятельства не будут тому препятствовать, и что доходы компании на будущее время могут превысить показанные в сметах суммы"{1406}. [434]
  
   Что-то здесь не то! Превышение доходов над расходами, почти 6.5%, не много, но до банкротства далеко. Будем дальше думать! Пока же наращивать экономику и другие мускулы, но так чтоб в глаза не бросалось. У меня в запасе два с половиной года, а там посмотрим. Надо будет ещё с дядей переговорить, мне пока его позиция до конца не ясна. В одном я не сомневаюсь, что его подкупить супротив интересов России НЕЛЬЗЯ!
  
   Историческая справка
  
   Павел Михайлович Третьяков (1832--1898) -- российский предприниматель, меценат, собиратель произведений русского изобразительного искусства, основатель Третьяковской галереи. Павел Третьяков родился 15 (27) декабря 1832 года в Москве, в купеческой семье. Получил домашнее образование, начал карьеру в торговле, работая с отцом. Развивая семейное дело, Павел вместе с братом Сергеем Михайловичем (1834-1892) построил бумагопрядильные фабрики, на которых было занято несколько тысяч человек. А в 1866 году в Костроме заработало главное промышленное предприятие братьев Третьяковых, основа их будущего финансового могущества - "Товарищество Большой Костромской льняной мануфактуры". Фабрика, где 748 человек работали на 4809 веретенах, со временем превратилась в крупнейшее в мире предприятие по переработке льна. К концу века она давала столько льняной ткани, сколько выпускалось во всей Западной Европе.
   Собирательством Павел Михайлович так увлекся, что уже к 1860 году дом Третьяковых в Лаврушинском переулке был увешан почти сотней картин. Скоро насмешки художников, над хлопковым королём, сменились обожанием. Подружиться с меценатом в кругу живописцев считалось большой удачей. У своих друзей Третьяков иногда покупал даже еще не написанные картины, то есть заранее платил за работу. Будучи самым активным из московских покупателей живописи, Павел Михайлович превратился в человека, который уже мог диктовать свои вкусы. И он диктовал их со все большей смелостью.
  
   Первое дефиле в сегодняшнем смысле этого слова провела в 1905 году в Лондоне дизайнер по имени Люсилль (Lucille). Она возвела в своем ателье маленькую сцену, разослала приглашения клиенткам и устроила целый парад манекенщиц, сопровождавшийся музыкой. И ее старания оправдали себя на все сто - за полгода объем заказов вырос в два раза.
   Неудивительно, что показы мод с участием живых моделей пришлись публике по вкусу и привлекли интерес прессы. Так, показ Американской Ассоциации Дамских Портных (American Ladies` Tailors` Association), состоявшийся в 1910 году в нью-йоркском отеле Астор (Hotel Astor), удостоился аж 128 строк в The New York Times, причем 68 из них были посвящены описанию того, что делали и как выглядели модели, и какой эффект они произвели на присутствующих.
   Первое упоминание о модельном бюро, датированное 1915 годом, историки моды обнаружили в Соединенных Штатах. Примерно в то же время мадам Люсиль, открывшая свой Дом моделей в Лондоне в 1890 году, устроила в Нью-Йорке шоу с участием 150-ти манекенщиц, по масштабу вполне сравнимое с современными показами. Чарльз Ворт стал первым европейским модельером, который начал демонстрировать свои авторские коллекции на девушках-моделях. В 1911 году эту идею развил известный дизайнер Поль Пуаре, который организовал тур по городам Европы со своей командой манекенщиц.
  
   Лев Иванович Иванов-- русский артист балета и балетмейстер. Лев Иванов родился 18 февраля (2 марта) 1834 в Москве. Воспитывался в Театральном училище. Когда М. И. Петипа назначили балетмейстером, Иванов занял его место первого мимика и танцора; позже был режиссёром и вторым балетмейстером. Лучше всего ему удавались характерные танцы, особенно итальянские и испанские. Он поставил множество балетов (некоторые из них -- вместе с М. П. Петипа). До конца жизни оставался приверженцем строго классической школы и противником вошедшей в моду эквилибристики.
  
   Тридцать четвёртая запись в дневнике ЕИВ Николая второго.
  
   В Третьяковской галерее в Москве, я побывал примерно лет через сто, после описываемых событий. Впечатлений было много, и каких! Потому для своего очередного проекта выбор кандидата, я произвёл без помощи моего "молчаливого друга".
   Будучи в Первопрестольной по делам электрическим, я решился на экспромт.
   - Володенька, а не заехать ли нам в Лаврушенский переулок? Таким полу вопросом, полу утверждением велел я своему адъютанту изменить маршрут движения коляски.
   Спустя ещё минут сорок, мы прибыли. Казачки мои переодетые в гражданское платье, выглядели вполне. Хотя, как они себя чувствовали, судить не берусь. Ну да, что тут поделать? Служба есть служба.
   Заходя в особняк и приветствуя хозяина, я извинился за неоговоренный визит, произнеся сакраментальную фразу о "незваном госте, который хуже....".
   Представьте, что к вам вдруг, ни с того ни с сего, заглянул президент страны, или премьер министр, на худой конец. Ваши ощущения? Видимо так, сначала чувствовал себя и хозяин дома, но купец есть купец. Он быстро въехал в ситуацию, и дальше, мы уже на равных продолжили наш разговор. Сначала обо всём ни о чём, а потом, что бы выиграть время, я попросил показать мне его картины.
   Ещё с час мы кружили по дому, и я второй раз в жизни смотрел на сокровища "Третьяковки". Это была Россия, схваченная кистью в свои самые разные жизненные моменты и по существу и по форме неподражаемые. Потом мы побаловались чайком с очень вкусными пирожками, и я задал вопрос хозяевам дома. К этому моменту приехал уже и Сергей Михайлович, младший брат Павла Михайловича.
   - Господа, а не хотели бы вы заняться ешё и пошивом верхней одежды? Причём не только ширпотребом, а и элитарной её частью. Для чего организовать и построить дома "Моделей", но не только в Москве, а и в Европейских столицах?
   Мне не понадобилось долго объяснять преимущества такого вида бизнеса. Всё схватывалось на лету! В ваш дом вхожи многие талантливые художники. Таланты у всех различны, но некоторым не составит труда сделать несколько штрихов, которые потом только останется реализовать в ткани. Здесь конечно нужен свой художник-модельер, но я почему-то уверен, что вы такого тоже найдёте.
   А изюминкой "Дома Моделей", мы сделаем живой показ произведенной продукции. Вещи будут демонстрироваться не на вешалках, а на живых людях, МАНЕКЕНАХ и МАНЕКЕНЩИЦАХ! Для первого представительства, а начинать надо только в Париже, я попрошу содействия нашего дипкорпуса, а дальше уже у вас будут спрашивать "Чего'с изволите"!
   Для большей помпезности мероприятия, я даже согласен на монаршье представительство в этом виде бизнеса или акционерной компании или, какой-то ещё финансовой организации. В этом деле, от меня кроме, представительства, особой пользы не будет. Тут нужна ваша купеческая предприимчивость и солидарность до некоторой степени.
   Модели, должны демонстрировать не только платья. На них должны быть шляпки, перчатки, пояски, сапожки. Да, Да! Именно сапожки, с каблучком, с вышивкой или тиснением и яркой веселой расцветкой. Возможны зонтики, кружева, пуговицы и прочие женские мелочи. Особливо на меха и их комбинации напирайте. В вашей среде есть люди, которые все эти вещи выпускают, и они будут рады показать свои изделия в Европе. А уж продавать там готовые изделия дело зело выгоднее, чем сырьём торговать. На первых порах, я помогу с помещениями, а дальше сами раскрутитесь.
  
   После некоторой паузы, младший Третьяков спросил:
   - Ваше величество, а зачем Вам всё это беспокойство, все эти хлопоты и порой несуразицы?
   Наверное, настоящий, ЕИВ Николай II, на такой вопрос бы вспылил, хлопнул дверью, но я же не совсем настоящий. Потому я ничего этого не сделал, а спокойно изложил своё виденье вопроса.
  
   - Мы, как великая держава, сильно отстали в своём экономическом развитии. От отсталости в экономике зависит и всё остальное. Развитие экономики, сильно тормозило крепостное право, теперь оно отменено. С выкупными платежами, тоже практически покончено. Для развития нужны, новые технологии. Теперь они есть. Для их внедрения необходимо повысить грамотность населения. Соответствующее постановление об образовании выпущено и финансированием обеспечено. Дальше для развития экономики надо вкладывать деньги, а денег пока в казне недостаточно. Их едва хватает на строительство дорог, образование, медицину, связь, новое оборудование, армию, флот. В державе ещё есть деньги, они у вас, у купцов, банкиров, промышленников. Наибольшая скорость оборачиваемости капитала, где? В лёгкой промышленности. Значит, развивая её с помощью государства, определяя ещё не занятые "ниши", можно получить значительный дополнительный приток капиталов в страну. Вот КАКОЕ МОЁ беспокойство!
   - Я очень рассчитываю на вас господа, на вас, на найденовых, на шустовых, на рябушинских, на сорокоумовых, на абрикосовых на елисеевых и на многих, многих других.
   После моего краткого, но эмоционального выступления, возникла пауза. Затем Павел Третьяков, высказал своё сомнение. Сумеем ли мы в Европе, свои МОДЫ диктовать? Младший, от возражения старшему воздержался, а просто стал в слух, строить планы захвата рынков лёгкой промышленности Европы. Ладно, у него получалось. Сначала я подумал уж не "Нью-Васюки" ли это, но по деловым возражениям старшего решил, что нет. Потом оба брата заспорили. Модельных девушек, кто учить будет, как ходить, как смотреть, как присесть, как повернуться и как обернуться. Тут я включился в разговор и порекомендовал им танцора из театра Льва Ивановича Иванова. Хватит ему вторым балетмейстером прозябать. Пусть себя в другом амплуа попробует. Предложение приняли и начали дальше обсуждать детали.
   Я, сославшись на позднее время откланялся. Володя, слегка задремавший в кресле, мгновенно пробудился. Через три четверти часа, мы уже были на месте. Через месяц состоялось учреждение нового акционерного товарищества "Русская красавица". Догадайтесь, кто председатель? Ни за что не догадаетесь!
   Когда господа учредители нового общества, (Третьяковы, туда собрали не менее дюжины купцов первой гильдии), уж очень возжелали чего-то такого имперского на его гербе, мне в голову пришла мысль. Луиза! Ну и что, что из Британии. Она Российская императрица! Так и было решено! Теперь моя благоверная председатель правления АТ "Русская красавица"!
  
   Историческая справка
   Дела Алтайские
   19 февраля 1861 года - В России отменено крепостное право. Мастеровые Алтая в том числе Барнаульского сереброплавильного завода 1,2 тыс. чел., были освобождены от крепостного права.
   Летопись города Барнаула. С. 70.
   Также и в Сузуне отменены принудительные отработки крестьян и мастеровых.
   19 февраля 1861 года - население города Барнаула составляло 11846 чел.: мужчин - 5901, женщин - 5945. По сословному составу:
   дворян - 47;
   духовенства - 88;
   почетных личных граждан - 13;
   купцов - 157;
   мещан - 1066;
   дворовых людей - 123;
   военного сословия - 1256;
   "инородцев" - 112;
   иностранцев - 28
   Горная промышленность, являвшаяся главной отраслью экономики округа, вступила после 1861 года в полосу кризиса. С отменой крепостного права все заводы стали убыточными, а время для переоснащения заводов механизмами и паровыми машинами на европейский лад было уже потеряно. Новых инвестиций не предвиделось. С начала 1870-х годов стала неудержимо нарастать убыточность заводов, и к концу века почти все они были закрыты.
  
   Торговый оборот сузунской никольской ярмарки составил 475 тысяч рублей.
  
   Возникновение Екатеринбурга связано в нашей уральской летописи с именем первого русского историка В. Н. Татищева -- этот последний выбрал и место для города, и служил для него как бы крестным отцом.
   Средний Урал не отличается высотой, и на самом перевале почти встречаются две большие реки -- Исеть и Чусовая. Вот в этом пункте Татищев и наметил будущий город, благо под руками был широкий и дешевый водяной путь.
   Но в мае 1721 г. последовал от берг-коллегии отказ, и Татищев должен был приостановить работы.
   Правда, Татищеву в это время было не до нового завода, потому что в своё короткое пребывание на Урале он успел поссориться с всесильным тогда заводчиком Акинфием Никитовичем Демидовым и должен был отправиться для объяснений в Петербург. Это было в 1722 г. Чтобы разобрать ссору Татищева с Демидовым и привести в порядок горнозаводские дела, Петр I отправил на Урал устроителя Олонецких заводов генерала Геннина. Этот немецкий генерал был редким птенцом орлиного петровского гнезда -- деятельный, преданный и в высшей степени честный.
   Прежде всего, он разобрал ссору Демидова с Татищевым, а затем осмотрел заводы и вполне одобрил план Татищева. Таким образом судьба Екатеринбурга была решена. Весной 1723 года работа закипела: для постройки нового завода и крепости на р. Исети были вытребованы из Тобольска всякие мастера -- плотники, столяры, кузнецы, слесаря, каменщики и целый полк солдат. Деньгами потребовалось 30 тыс. рублей, кроме того, на подмогу будущему заводу-крепости были приписаны пять ближайших крестьянских слобод.
  
   Осенью 1824 года, именно 25 сентября, Александр I приехал в Екатеринбург, -- императорский маршрут шел с южного Урала.
   Узнав, что Верх-Исетский завод доведен до своего настоящего совершенства простым кричным мастером, государь пожелал с ним познакомиться лично -- это был знаменитый Григорий Федотыч Зотов. Он был крепостным на яковлевских заводах и из простого кричного мастера дошел до звания главного заводского управляющего, что само по себе представляло выдающееся явление. В течение 20 лет своего управления Верх-Исетскими заводами Зотов настолько поднял их, что они давали своему владельцу, корнету Яковлеву, 3 миллиона ежегодного дохода.
   -- Любезный Зотов, скажи мне истинную причину, -- говорил, между прочим, государь, -- почему мои заводы здесь вообще гораздо хуже частных заводов и в особенности Верх-Исетского?
   -- На казенных заводах много начальников и заводские люди в большой нужде, -- отвечал Зотов, -- ибо задельная плата весьма недостаточна... А у нас на заводе начальник один, хорошо знает каждого рабочего, знает его нужды и способности, и задельная плата вдвое больше, чем на казенных заводах.
  
   8 (19) октября 1722 года считается датой основания Нижнего Тагила, когда на Выйском заводе была получена первая продукция -- чугун. Основан династией Демидовых, которым до революции и принадлежали Тагильские заводы. В это время мировую известность получает тагильский металл, отмеченный штемпелем "Старый соболь". Существует легенда, что тагильский металл использовался при возведении Статуи Свободы в Нью-Йорке[3] (якобы изначально тагильское железо было продано французскому покупателю, который, в свою очередь, купленный металл отправил на выплавку статуи).
   Бажов не оставляет без внимания также не менее важную заслугу Демидовых - это уже Акинфия, который сказочно быстро по условиям того времени (по словам писателя, "без телефона, без машинистки, без почты и железных дорог") сумел развернуть металлургическую промышленность на Урале. Этот энергичный заводчик за свою жизнь построил и пустил в глухомани, свыше двадцати заводов. А Нижнетагильский по домнам вышел на первое место в Европе для своей поры. И важно, что по качеству железо Демидова вышло также на первое место.
  
   "Челя?ба" восходит к башкирскому слову "Сил?бе", то есть "впадина; большая, неглубокая яма". В 1736 году, 13 сентября полковник А. И. Тевкелев[7][8] "в урочище Челяби от Миясской крепости в тридцати верстах заложил город"
   20 июня 1742 года немецкий путешественник И. Г. Гмелин составил первое описание крепости: "Эта крепость также находится на реке Миясс, на южном берегу, она похожа на Миясскую, но побольше и окружена только деревянными стенами из лежащих бревен. Каждая стена имеет примерно 60 саженей. Она заложена вскоре после Миясской крепости, а имя получила от ближайшего к ней, находящегося выше на южной стороне реки леса, по-башкирски Челябе-Карагай."[13]
   В 1743--1781 гг. -- центр Исетской провинции; в 1774 году благодаря действиям воеводы А. П. Верёвкина, выдержал осаду пугачёвцев, однако в феврале 1775 года пугачевцы взяли город. В освобождении города помог прибывший с подкреплением генерал И. А. Деколонг. В 1781 году Челябинск сначала был отчислен к Пермскому наместничеству Екатеринбургской провинции, а потом к Уфимскому. 6 июня 1782 года указом русской императрицы Екатерины II был утверждён герб уездного города Челябинска Оренбургской губернии Уфимского наместничества. В верхней части щита располагается уфимский герб, а в нижней навьюченный верблюд, в знак того, что через город проходили торговые пути.
   С 1804 года Челябинск -- уездный город Оренбургской губернии.
  
  
   Тридцать пятая запись в дневнике ЕИВ Николая второго.
  
   Наконец-то стали возвращаться мои посланники. Первым обернулся Константин Павлович Поленов, он побывал на Урале и на Алтае.
   По Уралу в его отчете, первоприоритетным стоит Екатеринбург. Там есть заводы требующие модернизации. Там есть старые специалисты и молодёжь, которая железным мастерством интересуется. Надо менять управление и большую часть управляющих. Об этом Поленов говорил извиняющимся тоном, но те примеры, которые были приведены, говорили, что там не просто плохо. Там ОЧЕНЬ плохо. Остальные четыре крупных центра, казённые заводы которых были исследованы: Нижний Тагил, Пермь и Челябинск примерно в таком же состоянии.
   Константину Павловичу, были отданы "мои резервные" пять инженеров, двенадцать паровых машин и миллион рублей, на модернизацию завода и постройку мартеновских печей. Прокатные станы решили пока не трогать, только заменить привод с водяного на паровой. Прокат заданного мной электротехнического железа производиться. Процент брака приемлемый, не более пятой части. Первые полторы тысячи пудов, по зимнику будут уже в Москве.
   Мне показалось, что Поленов ещё что-то не договаривает, и я спросил его об этом. Оказалось он смущался своей рекомендацией. Надо бы в Екатеринбурге институт открывать, да не только по металлургическому профилю. Он сможет специалистов для всего Урала готовить. Я сделал себе пометку.
   По алтайским заводам дело совсем плохо. После закона, приписанные рабочие с заводов не то, что ушли. УБЕЖАЛИ! Так "хорошо" там работалось! Теперь много труда понадобиться, что бы дело наладить. Большая часть из тех, кто по моложе да покрепче на золотые прииски подались, а те, что остались в хлебопашцы. Мне между Уралом и Алтаем не разорваться. Решили с Алтаем, до прихода туда чугунки повременить. Но ведущих специалистов уже на Урале начинать присматривать, для реконструкции Алтайских металлургических предприятий. Пусть там пока химики поработают. Ничего, долго они в одиночестве не останутся.
  
   Через три дня прибыла группа Кокшарова Николая Ивановича. Не буду повторяться, в Волго-Камском регионе было тоже самое. Отличались, лишь комплексы мер, да и то в основном технологиями. Так захотелось завыть в ГОЛОС, только бесполезность вытья и остановила. Поблагодарил я своих гонцов и дальнейшими их планами поинтересовался. Особого желания работать в обследованных регионах никто не проявил.
   Киреевскому Илье Васильевичу, было поручено далее следовать в Барнаул, брать там под начало молодых выпускников ИКГИ и начинать производство высочайшим указом определённое.
  
   Сабуров подготовил указы о награждении моих "инспекторов" орденами и денежные вознаграждения не забыл. Эх! Всё бы так легко решалось! Это я про указы.
  
   Вытребовал я в Питер Бенардоса Николая Николаевича, очень беспокойный молодой человек, но чертовски талантлив. Пока в Измайлово ВЭИ строится пусть ка в Нижний, на Сормовский завод прокатится.
   Задачу я ему поставил, ВНИМАТЕЛЬНО изучить паровую машину Вигриянова. На его несколько недоумевающий взгляд, мол, не знаю я такой машины, я ответил, что это русская продвинутая конструкция, которая Джеймс Уаттовской 200% форы даст.
   Дальше в нескольких словах я объяснил своему тёзке, что несколько лет назад француз Этьен Ленуар, создал самодвижущуюся коляску с двигателем внутреннего сгорания. Я не предлагаю ему изобретать коляску, но на основе двигателя Вигриянова с внешним источником тепла, создать аналогичный, но работающий на керосине по внутреннему циклу. ДВС, - так короче. Объяснять второй раз не пришлось, был задан только один вопрос, когда можно будет ехать.
   Я оглянулся на Володю, он ответил, что документы, письмо Афанасьеву и командировочные уже оформлены. Бенардос, поблагодарил и откланялся. Потом мы случайно узнали, что уже на следующий день вечером, он был в Нижнем.
  
   Сейчас ещё один учёный принят будет, у меня к нему тяжёлый разговор, но и характер у него тоже не лёгкий. Если вы читали историю физики, то уже догадались, что это Столетов Александр Григорьевич. Только не путайте с Николаем Григорьевичем, это его брат. Ему задание я по позже дам.
   Если вы помните, то Столетов работал в лаборатории Кирхгофа, а я вызвал его в Москву, да ещё повелел за строительством ВЭИ приглядывать и за доставкой туда оборудования. После аккуратных, чистеньких улочек Гейдельберга, строительная площадка энтузиазма не вызывает. Но так для дела надо. Больше никого нет. Вот потому и приглашён он на аудиенцию. Я ему и конверт с заданиями приготовил.
   Разговор длился уже более часа, я рассказывал о будущих исследованиях, о задачах, которые будут решаться в ВЭИ и благородной работе по подготовке молодых специалистов, но отклика в собеседнике не чувствовал. Тогда поменяв тактику я сказал:
   - да что же это всё я да я говорю. У вас, верно, тоже есть, что изложить?
   Мой собеседник, посмотрел на меня, подумал о чём-то и вдруг спросил:
   - а верно говорят в медицинской академии, что вы свою кровь в Ленца вливали?
   Я опешил. Вот зас-цы. Потом понял, что это виноваты научные контакты и успокоился.
   - ну, было такое, два раза делали прямое переливание крови. Плох был Эмиль Христианович, да и не молод он уже. В крови, человека есть такие частицы антитела называются, они помогают организму со всякими хворями справляться. Группы крови у нас одинаковые, я достаточно молод и у меня эти самые "антитела", ещё и Ленцу кровь поправить могут. Теперь ему значительно лучше, но климат Питера, на Московский сменить придется.
   Столетов с минуту помолчал, поблагодарил за аудиенцию, пообещав выполнить все порученные задания, со всей тщательностью и был отпущен. Мне показалось, что он будет р а б о т а т ь!
  
   Убедившись, что мое появление в этом мире не искажает истории, я решил провести более глубокий эксперимент. Покопавшись в блокноте, наряду с фамилией Попова, я нашёл ещё одну. Лачинова Дмитрия Александровича, (не путайте с Николаем Александровичем) это его младший брат. Чистоту эксперимента я решил не очень-то соблюдать, но то уже по другим понятным причинам. Для Российских просторов связь, вещь крайне нужная, а её-то у меня пока не было. Забавы с телеграфом и телефоном не в счёт. Молодой человек, который сидел передо мной, только что вернулся из Германии (пока ещё Пруссии) и думал, что начнёт свою деятельность в Лесном институте преподавателем физики в новом 1865 году.
   Через несколько часов нашей беседы, у него уже не было иллюзий на этот счёт. Начал я с того, что содержание нашего разговора секретно. Потом прошёлся по азам радиотехники, затем по радиотехническим приборам и устройствам. Изложил свои планы создания РТП в России. Завершил я свой экскурс в радиотехнику тем, что все эти чудеса, поручаются к изготовлению ЕМУ, Лачинову Дмитрию Александровичу. Сказать, что кандидат обомлел, я не могу. Всё излагаемое воспринималось с пониманием, и это было хорошо видно. Потому я сразу вручил ему план и порядок действий, подъёмные и пригласил через Володю, трёх дядек.
   - Теперь уважаемый Дмитрий Александрович, это ваши постоянные сопровождающие. Они, конечно, меняться будут, но поскольку вы носитель больших секретов Российских, этого дело требует. Сначала едете в Тулу. Познакомитесь там с телефонных дел мастерами. ЛЮДЕЙ у НИХ не сманивать! Материалы для вас и ваших работ полезные вам доставят. Потом дорога ваша в Гусь-Хрустальный проляжет. Там стекольных дел мастера. Они вам колбы делать будут и другие стеклянные изделия. Для вас они специальное стекло варить выучились. Затем на место вашей постоянной дислокации в Зеленоград. Города там пока нет, но несколько зданий и мастерских для ваших занятий и проживания уже присутствуют.
   Вам отдаю трёх выпускников ИКГИ, это всё что сейчас у меня осталось. Берегите ребят. По ночам читайте документы, что я вам тут приготовил. По утрам учите ваших сотрудников, без них вы сам ничего серьёзного не сделаете. Весной и летом 65 года приедете в Питер и уже самостоятельно будете себе людей присматривать. Только аппетит не нагуливайте, людей мало, проблем много!
   Будущий Зеленоград рядом с Николаевской ЖД находиться, что весьма важно для наших дел. Место чудесное, но глушь гарантированная. Кроме ваших сотрудников, мастеров и казачков, рядом на десять вёрст никого и ничего. По весне, к вам гости будут. Там на горушке радио мачту поставят. Горушка та высотой саженей 75-80 будет, так себе холмик, на него мачту и установят, небольшую 30 саженную. Это для ваших антенн основание будет. Домик под мачтой построят и службы нужные. Оборудование для них думаю, не раньше осени только будет, ну да время покажет.
   Поезд С.Петербург Москва, теперь, как бы на разъезде, каждый день на минуту на вашем полустанке останавливаться будет. Весной там ЖД ветку прямо до вашего поселения проведём и провод телеграфный. Пока же всю почту сдавать и получать через казаков будете, что бы на это своё время не тратить. Вроде бы всё. Желаю УДАЧИ!
   На этих достаточно оптимистичных словах мы и расстались.
  
   Историческая справка
  
   Остров Э?зель, северная граница Рижского залива. В административном отношении входит в состав уезда Сааремаа. Побережье острова, длиной 1300 километров изрезано далеко выдающимися в море полуостровами и окружено маленькими островами (около 600). Полуостров Сырве выдаётся на 30 километров в Рижский залив и заканчивается в самой южной точке архипелага, в деревне Сяяре. Ландшафт Э?зель в основном равнинный, самая высокая точка -- холм Раунамяги высотой 54 метра, находящийся возле Кихельконна на западе острова. Как и материковая Эстония, остров покрыв большим количеством лесов, которые составляют до 40 % его площади. Крупнейшими озёрами являются Суур Лахт (эст. Suur Laht Большой залив), Муллуту Лахт вблизи Курессааре и Каруярв (эст. KarujДrv Медвежье озеро) вблизи Кярла. Геологический интерес представляет добываемый в каменоломнях возле Каарма доломит.
  
   Остров Даго (Хийумаа) в течение 1563--1721 годов принадлежал Швеции и в течение долгого времени являлся важным центром шведской культуры. К концу 18 века население составляло около 2 000 человек. Примерно половина из них по приказу императрицы Екатерины II в 1781 году была депортирована на Украину. Те, кому удалось выжить в пешем переходе через Москву на Украину, основали село Старошведское (швед. Gammalsvenskby). Остров неплодороден, сложен главным образом известняками и морскими отложениями антропогена. Почвы щебнистые и песчаные. Имеются сосновые леса, а по берегам заросли тростника.
   Основные отрасли -- рыболовство и рыбопереработка, земледелие, скотоводство. Рыболовецкий порт, находится примерно в 10 км. к северу от города Кярдла.
  
   Моон (эст. Muhu) -- третий по величине остров Эстонии после Сааремаа и Хийумаа общей площадью 198 км«. Является частью Моондзунского архипелага Балтийского моря. До моонзундского сражения на нем и соседних островах располагались морские и сухопутные силы Российского флота, были построены береговые батареи. Как и соседние острова, Муху малоплодороден, так как сложен главным образом известняками и морскими отложениями антропогена. Почвы щебнистые и песчаные. Имеются сосновые леса, а по берегам заросли тростника. Основные хозяйственные отрасли -- рыболовство и рыбопереработка, земледелие, скотоводство.
  
   Михаил Самойлович Эсмонт 1830-- русский контр-адмирал, герой Севастопольской обороны. Родился 20 февраля 1830 г. Службу начал 20 июня 1846 г. юнкером Черноморского флота и до производства в мичманы плавал на бомбардирском судне "Перун" и корабле "Три Святителя". Произведенный 3 апреля 1846 г. в мичманы, с переводом в Балтийский флот. 15 апреля 1856 гола произведен был в лейтенанты. По окончании Севастопольской кампании, Эсмонт до 1867 года плавал на транспортах: "Феодосия", "Днепр", "Килия", "Дунай", на корвете "Волк", шхуне "Дон" и пароходе "Четырдак". Произведенный 1 января 1867 года в капитан-лейтенанты, он до 1873 года находился при черноморском экипаже в Николаеве и с 1869 года заведовал пароходом "Алушта".
  
   Тридцать шестая запись в дневнике ЕИВ Николая второго.
  
   Я, ещё в 1863 году решил построить два непотопляемых Авианосца. Нет технологии здесь не причём. Да и самолёты у меня ещё несколько лет не просматриваются. Мне надо перекрыть подходы к Питеру, а на флот денег нет. Вот и нашёл я себе "забаву" и головную боль. А что бы над ИЕВ не смеялись сделали всё не спеша и аккуратно. Ещё в 1781 году, Екатерина II, обиженная на постоянную утечку информации в Швецию и поступление контрабандных товаров, повелела очистить от нерадивых подданных Эзель и Даго. Мне осталось только завершить начатое в 18 веке.
   Посоветовавшись с Игнатьевым я принял решение, о переселении на острова казачков с Дона и Кубани. Дальше уже с атаманами Войсковыми говорили. Судили-рядили и вот какое решение приняли. Поэтапно в течении нескольких лет партиями по несколько тысяч человек переберутся все желающие. Это в основном безземельные или малоземельные служивые, кто на Дону да на Кубани к разделу пирога не успел.
   Этими силами будет обеспечена пограничная стража и рабочие руки обоих авианосцев. Ожидалось, что к 1866-67 годам на островах будет сосредоточенно 6-7 тысяч человек. Это без флотских специалистов, которые будут батареи ставить и портовые сооружения обслуживать.
   Чтобы казаки обжились и обустроились им выделялись денежные кредиты, земли по 25 десятин, лесу на постройки, а в Дании скот породистый был куплен. Лошадки родные с собой были привезены. Над всем этим благополучием ПРОЖЕКТ был повешен. С одной стороны, что бы не скучали, а главное дело делали. Где батареи сооружать, где дороги, а где длиннющее поле ровнять, да ещё огромные сараи, стоить которые не по Русски, как-то АНГАРАМИ называются.
   Над двумя этими "кораблями" и ещё одним малым островком Мооном, поставил я командиром Эсмонта Михаила Самойловича, хватит на всяких скорлупках да пароходиках плавать. Присвоил я ему капитан-лейтенанта и поручил командование сразу двумя "авианосцами". Задача для боевого энергичного офицера была ясна. Обосноваться надолго и перекрыть подходы недругов к нашим берегам. Особенно продумать противодесантные средства. Остальных проектов из блокнота я накопировал с избытком. Хватило бы сил и средств их реализовать. Были ему, ещё даны привилегии, набрать по своему усмотрению экипаж управления в 70 человек, это первая. Вторая, состояла в том, что разрешалась ему на островах производства открывать и торговлю вести, не в ущерб делу естественно. Из состава сил Балтийского флота были переданы семь стареньких канонерок вместе с экипажами, да шесть грузовых шхун. Это всё что я смог наскрести.
   Сегодня почти год уже прошёл, а я даже и не удосужился поинтересоваться, как там дела? Вопрос заданный Краббе по этому поводу в тупик его не поставил. Сухопутный адмирал, бодро изложил, что на островах делается, чего и сколько специалисты флота построили. Некоторая неувязка с численностью населения вышла, по его данным на ТРЁХ островках более 10 тысяч человек оказалось. Ну да это не важно, там и тридцать тысяч прокормятся.
  
   Историческая справка
  
   На вооружение французской армии в 1866 году, была принята новая нарезная винтовка Шасспо 1866 года, карибра 11,43 мм., весом 4,6 кг., прицельной дальностью стрельбы 1200 метров, которая превосходила в несколько раз по многим характеристикам прусскую игольчатую винтовку Дрейзе 1849 года.
   Англичане подсчитали, что их каски снизили потери убитыми на 12 %, а ранеными на 28 %. Доля ранений головы в общем числе ранений снизилась с 25 % до 3 %. Аналогичные результаты получили французы со своей "каской Адриана".
  
   В 1915 г. русский военный атташе во Франции полковник граф А. А. Игнатьев доносит в Петроград о ценном нововведении во французской армии и настаивает на немедленном введении касок в русской армии. С большим трудом ему удается добиться от российского командования согласия заказать 1 миллион касок для русской армии. К концу 1915 года "каски Адриана" попадают на русский фронт. Их отличие от французских только в том, что на передней части помещен рельефный русский двуглавый орел.
  
   Один из разработчиков новой каски, М. И. Корюков вспоминал впоследствии:
   "Работу принимала комиссия, которую возглавлял Семен Михайлович Буденный. Он внимательно осмотрел изготовленный сотрудниками лаборатории шлем и ...взялся за шашку. Удивленный выбором оружия, я усмехнулся. Заметив это, Семен Михайлович пояснил, что шашкой хороший кавалерист разрубает врага от плеча до пояса, -- пуля такой силы не имеет. Конечно, Буденный был опытный "рубака", и клинок из закаленной златоустовской стали, подаренный ему рабочими, был сильным испытательным оружием в его руках. Но тут, если можно так выразиться, коса нашла на камень. Свистнул рассекаемый шашкой воздух -- и тут же звякнул шлем. Буденный с удивлением осмотрел место удара: "Скажи, пожалуйста, ему хоть бы что!", и он взялся за наган. Стрелял Семен Михайлович сначала с двадцати пяти метров, затем -- с десяти, почти в упор. После каждого выстрела шлем подскакивал, пули рикошетили, и я очень боялся, как бы они не попали в Буденного. За судьбу шлема я был спокоен и не волновался. "Молодцы! -- сказал, наконец, маршал, -- хорошо поработали"."
  
   (СШ-40)" уже летом 1940 г. в массовых количествах стал поступать в войска. Однако первые поставки были произведены еще в 1939 г. Шлем изготавливался из стали намного лучшего качества, чем та, из которой изготавливался СШ-36, его вес составлял 1250 грамм, толщина стенок 1,9 мм.
  
   В каске обр. 1940 года Красная Армия провоевала всю войну. Силуэт бойца в этом шлеме стал символом Великой Отечественной войны, "войном-победителем". Эта же каска без каких-либо значительных изменений состоит на вооружении и в современной Российской Армии. Подшлемник, установленный на шлемах выпущенных до 1942 года имел купольную форму, изготавливался, как правило, из ткани (так же подшлемник мог быть изготовлен из кожи, кожзаменителя или вощеной ткани), обрамленной в нижней части полоской кожи или кожзаменителя и имел купольную форму. На шлемах изготовленных примерно с 1942 года устанавливался новый тип подшлемника, который представлял собой три лепестка, из искусственной кожи или вощеной ткани. С обратной стороны к лепесткам подшлемника крепились амортизационные подушечки, набитые ватой. Каждый из лепестков крепился к поверхности шлема с помощью двух клепок. В верхней части лепестки подшлемника скреплялись шнуром. Замена подшлемника была вызвана невозможностью использовать шлем с купольным подшлемником в зимнее время, так как его конструкция не позволяла надевать шлем на теплый головной убор. Такую каску с шестью клепками иногда называют СШ-42.
   В послевоенные годы было много предложений по усовершенствованию шлема, однако ничего значительного сделано не было, только в комплект каски стал дополнительно входить чехол из сетки или маскировочной ткани различных окрасок.
  
   В 1856 году в Лондоне, в Вольной русской типографии Герцена, вышел очередной выпуск журнала "Голоса из России" со статьей уездного предводителя дворянства Чичерина "О полковых командирах и их хозяйственных распоряжениях". Автор писал о казнокрадстве командиров полков Русской армии: "Каждый старается достигнуть ... звания [полкового командира] не потому что оно доставляет возможность быть полезным отечеству, -- а потому что оно дает почет и материальные средства жизни. Полковой командир ... часто накопляет себе значительный капитал, который обеспечивает будущность его семейства". Схема до удивления проста: отсутствие централизованного обеспечения продовольствием компенсировалось выдачей наличных денег командиру полка для закупки продуктов для нижних чинов; этими суммами фактически распоряжался выбранный офицерами полка квартирмейстер, который мог закупать по бросовым ценам некондиционные продукты, указывая в отчетах высокие цены, а разницу делил с полковым командиром. Да и при отпуске в роты и эскадроны муки и крупы полковой квартирмейстер всегда имел "частичку в свою пользу".
  
   Так, 14 июня 1905 года из-за отказа от обеда, приготовленного из протухшего мяса, на эскадренном броненосце русского Черноморского флота "Князь Потемкин Таврический" вспыхнуло восстание. Матросы перебили наиболее ненавистных офицеров, арестовали остальных и подняли красный флаг.
  
   В 1908 году патентное ведомство Российской империи выдало "Патент на привилегию 12256" подполковнику Антону Турчановичу, жителю местечка Жмеринка Винницкого уезда Подольской губернии. В соответствии с практикой патентного дела того времени, документ свидетельствовал, что "военно-походная кухня-самовар", или "универсальный переносный очаг", описанный Турчановичем в "прошении на изобретение" от 8 марта 1904 года, является изобретением и не имеет аналогов. По свидетельству командира 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка, кухня Турчановича, имея очень простую конструкцию и малый вес, позволяет приготовить всего за четыре часа борщ, кашу и чай на роту солдат (на 250 человек -- по штатному расписанию стрелковой роты военного времени). Это изобретение сразу заметили английские, французские, немецкие, австрийские и другие военные агенты (атташе), прикомандированные к полевой русской армии в Маньчжурии, -- всего 27 представителей различных стран.
  
   Антон Федорович Турчанович (1854--1943), из дворян, прослужил в Русской армии 40 лет. Начал службу рядовым в 1875 году, первый офицерский чин прапорщика получил в 1878 году во время Русско-турецкой войны 1877--1878 гг. В отставку вышел в 1915 году, имея чин полковника. За годы службы и время боевых походов награжден орденами и медалями, в том числе орденами Св. Владимира 4-й степени с бантом, Св. Анны 2-й и 3-й степеней, Св. Станислава 2-й и 3-й степеней, солдатским Георгиевским крестом
   4-й степени. Умер талантливый изобретатель на 90-м году жизни в городке Брацлав (Немировский район Винницкой области).
  
   Военные министры разных стран уделяют внимание совершенствованию служб тыла, как стали называться со времен Второй мировой войны интендантские службы. В частности, в Советском Союзе в августе 1941 года было создано главное управление тыла Красной армии. Утверждаются положения о военном хозяйстве служб тыла, имеющем всего три направления: 1) снабжение и военное хозяйство, 2) финансовое хозяйство, 3) медицинское обслуживание. В первом направлении четыре службы: а) служба снабжения горючим (горючее, склады, бензовозы); б) служба продовольственного довольствия (продовольствие, склады, кухни); в) служба вещевого довольствия (обмундирование и снаряжение, склады, ремонтные мастерские); г) квартирно-эксплуатационная часть (казарменный фонд и мебель, тепло- и водоснабжение, ремонт).
  
   В Россию блеск и роскошь военной формы приходят с реформами Петра I. Поначалу офицерская форма новой русской регулярной армии ничем не отличалась от солдатской. Потом, чтобы выделить командиров, ввели первый знак отличия - офицерский шарф, позаимствованный у шведов. Это была полутораметровая шелковая лента цветов российского флага (белый, синий, красный) с золотыми или серебряными кистями на концах.
   Первыми его примерили офицеры Семеновского и Преображенского полков в 1698-99 годах, а затем переняла вся армия. Шарф полагалось надевать на правое плечо и завязывать концы узлом у левого бедра. Однако русские офицеры, привыкшие к кушакам, стали обертывать знак своего отличия вокруг пояса - так и в бою было удобней.
  
   Послепетровская эпоха ознаменовалась удивительным фактом: в то время как Россия вела наиболее значимые войны, обмундирование русской армии дало серьезный крен в сторону декоративности в ущерб удобству. Может, это объясняется тем, что во главе страны стояли женщины? Уж они-то знали, что красота требует жертв. Мужчины же активно сопротивлялись, свидетельством чему служит "Записка об одежде и вооружении войск", составленная светлейшим князем Григорием Потемкиным, отлично разбиравшимся в тонкостях амуниции. "Одежда войск наших и амуниция такова, - писал Потемкин, - что придумать почти нельзя лучше к угнетению солдатов, тем паче, что он, взят будучи из крестьян в 30 почти лет возраста, узнает узкие сапоги, множество подвязок, тесное нижнее платье и пропасть вещей, век сокращающих". Между тем "красота одежды военной состоит в равенстве и в соответственности вещей с их употреблением".
  
   К 1762 году по расцветке погон стали различать принадлежность солдата к определенному полку, а по форме - отличать солдат и офицеров. Погоны продержались до октябрьской революции 1917 года, потом на несколько десятилетий сошли с исторической сцены, уступив место красноармейским ромбам и шпалам в петлицах, а в 1943-м снова вернулись и благополучно пребывают по сей день.
  
   Русские офицеры тех лет, - не те, кто красовался на столичных парадах, а те, кто "сделал" турецкий поход, - в один голос говорили о несовершенстве обмундирования и предлагали разнообразные изменения, как правило, в сторону упрощения. Мнения ветеранов после окончания войны были приняты во внимание, и русская армия получила форму, в которой впервые в военном деле XIX в. был максимально учтен боевой опыт.
  
   ....для солдат известен случай, когда зимой на Шипке в пластунскую команду (разведчикам) 94-го пехотного Енисейского полка выдали шапки и рукавицы, "без которых пластунские поиски невозможны".
  
   Война 1877-1878 гг. заставила сделать неприятное наблюдение: светлое (яркое) обмундирование выделяет воина и привлекает к нему прицельный огонь. Один казачий офицер вспоминал: "Во время дела я заметил, что казаки от меня сторонились и смотрели на мое приближение неохотно. Вахмистр, к которому я обратился за объяснением, передал мне, что, так как я один был в белой гимнастической рубахе, тогда как другие были в мундирах, то я вызывал на себя выстрелы неприятеля и тем навлекал их на соседей".
  
   Однако участники войны заявляли: покрой на крючках не только экономичен и удобен, но и обеспечивает "отсутствие блестящей цели" в виде ряда пуговиц. В результате в 1881 г. не только мундир, но и солдатская шинель получила застежку на крючках (и сохранила ее вплоть до 1994 г.).
  
   Менялись тактика и стратегия войн, появлялись более разрушительные виды оружия, и военная форма приспосабливалась к новым условиям. Яркие цвета, блестящие ремни и околыши, золотое и серебряное шитье остались только в парадных вариантах, а на поле брани воцарились хаки и камуфляжные пятна.
  
   "Новая форма для российской армии, разработанная модельером Валентином Юдашкиным, - пишет "Таймс", - будет сочетать как имперские традиции, так и традиции советского прошлого. Все это вместе должно показать мощь России".
  
   Тридцать седьмая запись в дневнике ЕИВ Николая второго.
  
   Продолжаю демонстрировать свою прозорливость окружающим. Собрал в Гатчине "мальчишник", на него пригласил массу народа. Начал от дяди и закончил Третьяковыми и Рябушинским. Рейтерн и Горчаков не приглашены. В двух верстах от дворца, я о большом дворце говорю, есть приятная рощица с небольшим секретом. Секрет тот состоит в неброской постройке красного кирпича пристранной конструкции. Так не поймёшь, толи сарай, толи амбар, толи длиннющий забор с крышей, многие учитывая его полутора верстовую протяжённость именно забором и сочли. Саженях в тридцати от того забора, по ближе к дворцу, стоят несколько накрытых столов, а поряд с ними несколько казаков суетятся, шашлыки делают.
   Ешё чуть поодаль, у сооружения формой малый вигвам напоминающего, стою я, - ЕИВ. Прямо передо мной на длинных лавках сидят мои приглашённые. Погода изумительная и мошки почти нет. От столов, что поодаль и от шашлыков дух такой, что некоторые слюной захлёбываются.
   Дабы избежать несчастных случаев, утопления от слюноотделений я решил начать:
   - Уважаемые господа, как уже многим вам известно, во Франции к принятию на вооружение нарезная винтовка господина Шасспо планируется. Калибром 4.5 линии, с прицельной дальностью стрельбы около, 500 саженей. А что у нас в России господа Милютин и Барятинский предложить могут?
  
   - Не обижайтесь и не напрягайтесь, пожалуйста, я и сам хорошо знаю, что у нас есть на вооружении у пехоты. Положение со стрелковым вооружением мы поправлять будем и в самое ближайшее время.
  
   - Посмотрите, пожалуйста, на этот документ. Ему уже скоро десять лет стукнет. Да, да не удивляйтесь, это произведение господина Герцена, того самого, что в Лондоне обитает и достаточно часто, полезные мысли вслух высказывает. Мне так, во всяком случае, кажется. Здесь статейка, уездного предводителя дворянства Чичерина "О полковых командирах и их хозяйственных распоряжениях". Со времени нашего конфуза Крымского в этой части, мало что изменилось.
  
   - Теперь прошу всех за мной, вот к этой двери, пожалуйста.
   Все вошли за мной в помещение Императорского тира, так я тот "забор" про себя величаю. В предбаннике стояли несколько кукол-муляжей в форме Российских пехотных войск, а рядом ещё несколько таких же, только в странных на первый взгляд пятнистых форменных одеждах.
   На столах были последовательно разложены несколько металлических котлов. От голого металла, ничем не окрашенных, до обернутых сетью на подобие рыболовной и в цвет хаки окрашенных.
   - Их можно руками трогать и даже примерить на голову.
   С этими словами, я ловко подхватил каску с камуфляжной сеткой на верху и водрузил её на главу помазанника Божьего. Жаль, зеркала нет, наверное, хорошо получилось. На лицах моих гостей удивления не просматривалось. Наоборот, на лицах военных виделось если не обожание, то уважение. Дядя, так прямо сиял! Ему эта демонстрация, видимо нравилась.
   - Теперь будем в стрельбе упражняться.- Дал я команду.
   В тире было оборудовано, восемь стрелковых мест. Пострелять выразили желания не все, да это и понятно, хотя я знавал купцов, которые со снайперами потягаться могли. Сначала стреляли по куклам в обычной форме. Затем по куклам в камуфляже и со шлемами на головах. Потом считали попадания, записывали их на бумажки. Два часа в тире, непрерывно стояли пальба и грохот. После я всех к выходу пригласил.
  
   На поляне, где перед стрельбами происходила встреча, стояли несколько необычных конструкций на колёсах, от которых вкусно пахло, и из которых шёл дымок. Осматривайте, пожалуйста, это военно-полевая кухня. За четыре часа, она вполне способна "накормить" роту по военному времени развёрнутую. В первой щи приготовлены, а во второй каша гречневая.
   - Теперь всех за стол прошу.
   Отведав щей и каши, дядя захотел сказать тост. Я это понял и мгновенно, как из-под земли, вокруг столов возникло по четыре человека, с запотевшими графинчиками. Что было в графинчиках догадайтесь сами... Потом были шашлыки, потом было объявлено, что записи на бумажках посчитаны и результаты оглашены быть могут.
   Результаты были предсказуемые. Каски защитили от ранения в голову. Попаданий в куклы без камуфляжа было больше на 14%.
  
   По результатам "мальчишника" были приняты решения:
   - О введении полевой формы в Российской армии.
   - Об ограничении доступа зарубежных граждан (военных атташе) на ряд заводов и фабрик.
   - О введении защитных касок СШ-42 и ОБЯЗАТЕЛЬНОМ их ношении при боевых действиях и маневрах.
   - О введении в армейские структуры учебных рот ПОВАРОВ и полевых кухонь.
   - О сознании главного управления тыла Российской армии, со всеми его механизмами и службами.
  
   - Господа Рябушинский и Третьяковы, как вы способны будете армию в полевую форму переодеть или нам её у Британцев заказывать надобно?
   Поддел я "своих" купцов.
   - Знамо дело переоденем, и кредит под такое дело беспроцентный откроем, не сумлевайтесь Ваше Величество. Только выкройки и количества укажите, да ещё раскраски какие надобны.
  
   "Задержавшимся" Игнатьеву и Барятинскому, после того как все разъехались, была продемонстрирована ещё одна стрельба.
   На расстоянии одной версты, в том же самом тире был установлен, манен в положении лёжа. Рассмотреть его было можно, только в зрительную трубу, любезно предложенную моим последним гостям. Потом, была показана винтовка, со зрительной трубкой над прицельной планкой. Винтовка была магазинного типа, незнакомой конструкции, калибром три линии. Есаул Кравченко, взял винтовку, тщательно прицелился и пятью выстрелами подряд нанёс манекену пять попаданий.
   Чья это конструкция спросил Барятинский?
   - Это наша ТРЁХЛИНЕЙКА, новая Российская винтовка магазинного типа. Жаль только, что патронов ещё маловато, а то бы уже в войска её можно было внедрять. Пока только десяток образцов сделали, да патронов несколько тысяч.
   - Как заводы реконструируем, так в серийное производство пойдут и винтовки и патроны. Но ещё года два ждать прийдёться. Особливо патронов.
   - Хороша винтовочка, спасибо Вам Ваше Величество, за армией задержки не будет.
   В голосе Барятинского слышались волнительные вибрации.
   - Нет, дорогой Александр Иванович! СПАСИБОМ вы не отделаетесь!
   Я старался придать своему голосу шутливые нотки.
   - От вас я теперь изменения в уставах, уложениях и наставлениях требовать буду, а также введения в солдатскую экипировку, одного очень важного предмета. Который "Лопата малая штыковая" называться должен.
   Затем, Я обратился к Игнатьеву.
   - Николай Павлович, что бы труды господ Герцена и Чичерина в туне не пропадали, проведите, пожалуйста, совместно с Александром Ивановичем, внутреннее расследование о хозяйственных злоупотреблениях в прошлой войне. Всех замешанных генералов в отставку, полковников туда же, с подлецами чином поменьше внимательней разберитесь. Лучшее для них место обитания Север Восточной Сибири. Или принудительные работы на строительстве железных дорог в том же регионе, можно несколько южнее. Про особо выдающихся, не грех и утечку в прессу допустить.
  
   Историческая справка
  
   Яков Аполлонович Гильтебрандт (1842--1915) -- российский флотоводец, адмирал.
   Был членом комиссии по пересмотру Морского устава 1885 г., разработавшей новую редакцию 1899 г. (действовал до 1914 г.); комиссии, разбиравшей бой в Желтом море 28 июля 1904 г.; председателем следственной комиссии по выяснению обстоятельств Цусимского боя.
  
   Стреловидные снаряды в эпоху дымного пороха
   Документальные подтверждения о употреблении стреловидных снарядов для ствольного огнестрельного оружия относятся к 1588 году -- в переписке сэра Френсиса Дрейка с Тайным советом есть заказ, в котором последний заказал сэру Дрейку 200 стрел к мушкетам с пробками (род поддона) для них. Стреловидные снаряды для специальных длинноствольных мушкетов (называемых "карриер"), употребляемых только во флоте, назывались кворрелами ("guarreaux").
  
   В 1861 году Британская империя была на море слабее соседней Франции, ее вечной соперницы. Но она очень быстро наверстала упущенное, и уже в 1870-х годах англичане построили два корабля типа "Девастэйшн" -- первые океанские броненосцы, у которых уже не было парусов, а орудия главного калибра располагались в отдельных башнях на палубах.
  
   Британские премьеры любили повторять, что у Англии нет ни постоянных противников, ни постоянных союзников, а есть только постоянные интересы. На деле это означало постоянное стравливание европейских государств между собой, чтобы они не могли препятствовать планам английского мирового господства.
  
   Если в 1814 г., разбив Наполеона I руками русских, Англия немедленно вступила с союз с Францией против России, то в 1856 г., разбив русских в Крыму руками французов, Англия немедленно начала военные приготовления против Франции. Франция приняла вызов и в марте 1858 г. заложила мореходные броненосцы{37} "Глуар", "Инвинсибль", "Нормандия" и "Куронь". Первые три имели деревянный корпус, а "Куронь" -- железный. Толщина броневого пояска составляла 110-120 мм. За ними последовали броненосцы "Маджента", "Сольферино" и др.
  
   Историк Паркс характеризует ситуацию в британском Адмиралтействе как "морскую панику 1858 года". Действительно, вся армада британских линейных кораблей ничего не смогла бы сделать с четырьмя французскими броненосцами. Британское Адмиралтейство начинает лихорадочно строить свои броненосцы. [192]
  
   В мае и октябре 1861 г. закладываются два огромных по тем временам броненосца -- "Уорриор" и "Блэк Принс" -- водоизмещением по 9210 т. Средняя часть борта их железных корпусов имела пояс из 114-мм брони на 460-мм тиковой подкладке. Машина мощностью 1250 номинальных л.с. позволяла развить на первом испытании 14 узлов, а на втором -- 13,6 узлов. "Уорриор" был введен в строй 24 октября 1861 г., а "Блэк Принс" -- 12 сентября 1862 г.
  
   Адмиралтейство решило и в строительстве броненосцев придерживаться "two power standard", т.е. иметь двукратное превосходство над самым сильным флотом в мире. Поэтому в мае 1861 г. было принято решение о переделке в броненосцы строившихся на стапелях деревянных линейных кораблей.
  
   Деревянные линейные корабли "Принс Консорт" (до смерти мужа королевы Виктории назывался "Трайомф"), "Каледония" и "Оумен" были переделаны в броненосцы. Корпус от уровня верхней палубы до отметки 2 м ниже ватерлинии полностью покрывался железом толщиной 75-114 мм, водоизмещение было доведено до 6830 т. Машина мощностью 1000 номинальных л.с. допускала ход до 12,5 узлов. "Принс Консорт" был введен в строй в апреле 1864 г., "Каледония" -- в июле 1865 г., а "Оумен" -- в июле 1866 г.
  
   Новые Броненосцы имели водоизмещение 9188 тонн, длину по корпусу -- 87 метров, ширину -- 19, осадку -- 8 метров, две машины позволяли кораблям развивать скорость до 13 узлов (24 км/ч). Дальность плавания составляла 4700 миль (8700 километров), на вооружении были четыре 12-дюймовых (305-мм) нарезных орудия в двух башнях (бронирование -- 380 миллиметров на башнях, 300 -- по броневому поясу и 76 -- по палубе). Проект оказался настолько хорош, что на протяжении 15 лет эти броненосцы были самыми мощными боевыми кораблями в мире и дали старт новой гонке военно-морских вооружений, так называемой броненосной лихорадке.
  
   ...чуть позже в моду стали входить и относительно малокалиберные, но очень скорострельные патронные 152-мм пушки, которые использовали выстрелы в виде гильзы и впрессованного в нее снаряда, делавшие до 6--7 выстрелов в минуту. Так, 152-мм пушка Канне с длиной ствола 45 калибров, принятая на вооружение русского флота в 1891 году, делала за четыре минуты до 30 выстрелов, тогда как 305-мм орудие главного калибра за то же время успевало выстрелить лишь один раз (при этом масса их установок различалась в 15 раз).
  
   К тому же прицельная дальность стрельбы 152-мм пушек оказалась не меньше, чем у 305-мм орудий главного калибра. Да и меткость стрельбы у наводимых вручную 152-мм орудий на ближних дистанциях была повыше, чем у пушек большого калибра, имевших несовершенные гидро- или электроприводы. Итогом стало стремление вооружать броненосцы 152-мм артсистемами, которые размещали по бортам кораблей: в 1890-х годах типовое артиллерийское вооружение броненосца включало четыре 305-мм орудия в носовой и кормовой бронированных башнях и до двенадцати орудий калибра 152-мм -- в бортовых башнях или казематах
  
   В ракетно-артиллерийском КБ полигона Пенемюнде PeenemЭnde-Heeresversuchsanstalt к концу Второй мировой войны немецкий конструктор Гесснер (Hanns Gessner) сконструировал серию стреловидных оперённых снарядов индекса PPG (PeenemЭnder Pfeilgeschosse)[1] к гладкоствольным стволам калибра 310 мм фирм "Крупп" и "Ханомаг", устанавливаемым на лафете 28-см сверхдальнобойной железнодорожной установки К5(Е). 310-мм осколочно-фугасный стреловидный снаряд индекс Sprenge-Granate 4861 имел длину 2012 мм и массу в 136 кг. Диаметр тела стрелы составлял 120 мм, количество перьев стабилизатора -- 4 шт. Начальная скорость снаряда 1420 м/c, масса разрывного заряда 25 кг, дальность стрельбы 160 км. Снаряды применялись против англоамериканских войск в боях у Бонна.
  
   Не попавший в цель БОПС, имеющий малое аэродинамическое сопротивление, способен улететь на расстояние от 45.0 до более 50 км от дульного среза орудия. Диаметр тел БОПС без оперения колеблется от 40 мм в старых моделях до 22 мм и менее в новых перспективных БОПС с большим удлинением. Удлинение БОПС постоянно увеличивается и составляет от 10 до 30 и более. Скорость БОПС также ограничена величинами в интервале 1500--1800 м/с и зависит от конструкции артиллерийских орудий и боеприпасов к ним.
   Согласно опубликованным данным, увеличение удлинения полётной части до значения 30 позволило повысить относительную толщину пробиваемой гомогенной катаной брони RHA (отношение толщины брони к калибру пушки) до значений: 5 в калибре 105 мм, и 6,8 в калибре 120 мм.
  
   В 1942 г, фирмой "Рейнметалл" было создано зенитное орудие GerДt 65F калибра 152 мм с гладким коническим стволом и стреловидным оперённым снарядом, имевшим начальную скорость в 1200 м/c. Досягаемость такого снаряда по высоте достигала 18 км. Это орудие стало прототипом в процессе конструирования гладкоствольных пушек и стреловидных оперённых подкалиберных снарядов для противотанковых и танковых пушек в СССР.
  
   Гладкий ствол менее подвержен эрозии пороховых газов, а его срок службы примерно в два раза выше, чем у нарезного. Здесь также стоит отметить, что при высоко интенсивной стрельбе ствол быстро нагревается, вследствие чего, прогибается, что приводит к повышенному рассеиванию снарядов. Главный плюс - это то, что производство гладкоствольных пушек обходится дешевле. В то же время гладкоствольные орудия не лишены недостатков, главные из них связаны с боеприпасами. Номенклатура снарядов к таким пушкам более ограниченная, чем к нарезным, между тем, я не считаю это такой уж большой проблемой, хотя снаряды гладкоствольных орудий для стабилизации траектории имеют оперение, что на 8-10% снижает массу взрывчатого вещества.
  
  
   Тридцать восьмая запись в дневнике ЕИВ Николая второго.
  
   (Это поздняя реконструкция, когда у меня уже СЧВ прорезалось.)
   Из Питера с грузом продовольствия для поселений в Русской Америке вышел барк "Купец Хаминов", что бы обогнув мыс Горн, через пол года достичь цели. Капитан корабля, очень молодой человек, недавний выпускник Морского корпуса, но уже совершивший свою первую кругосветку Гильтебрандт Яков Аполлонович. Он как раз и был на вахте. Эти датские проливы, требуют пристального внимания, а судно хотя и парусник, но водоизмещения значительного. Да ещё встреча с ЕИВ накануне отплытия. Разговор о важности миссии и ценности груза. Несколько сотен казаков на борту. Слов нет, люди дисциплинированные, ответственные, но к морской болезни податливые. Правда, уже почти все стали себя лучше ощущать. Всё это, вносило некоторое беспокойство. Опять же отлично подобранная команда, но без формы. Непривычно как-то. Да ещё встреча на Мадейре с каким-то каботажником "Глория", у него ещё часть груза добрать надо.
  
   Ночью, в Марселе (порт на Юге Франции) шла загрузка старенького пароходо-фрегата "Глория", он частенько бывал в районе Лазурного побережья. На этот раз грузили длинные деревянные ящики, окрашенные в непонятный цвет. Ящики стояли на причале рядом, складированные штабелями вдоль пирса. Как загрузили две сотни ящиков первого штабеля, устроили перекур. Затем всё повторилось и ещё две сотни похожих ящиков перекочевало в трюм торгаша.
   Документы были оформлены и судно, отвалив от причала начало своё движение в сторону Гибралтара. Где-то там за Геракловыми столбами надо встретиться с парусником со странным названием "Купец Хаминов". Что за парусник? Войдёт ли в него груз, всё-таки четыре сотни ящиков. Груз то серьёзный. Две тысячи винтовок господина Шасспо и три миллиона патронов к ним. Старый контрабандист немного волновался. Через три дня вблизи Мадейры встреча. Точку встречи он всегда выбирал сам. Выбирал с учётом опыта, нюха и чего-то ещё, что обеспечивало везение.
  
   Штурман "Глории" разбудил своего капитана, как было договорено за два часа до полуночи. Судно уже подходило к району встречи, а в этих водах всё возможно. Торговые пути пролегали значительно южнее, ближе к Канарским островам. Была объявлена повышенная готовность, впрочем, все и так хорошо знали свои места и обязанности. На Норде мелькнул огонёк, потом ещё раз. Минутная пауза и снова два мигания. Дав ответный сигнал, двинулись в сторону условных огней. Через час с четвертью, стала проявляться тёмная громада парусника. Я-то волновался, насчёт груза, да в это судно три "Глории" поместится и ещё место останется. Странные эти Русские, но люди хорошие и платят хорошо. Как таким не помочь? Перед рассветом, пожелав друг другу счастливого плавания, суда разошлись. Каждый своим курсом.
  
   Осеннее утро в Питере, не самое приятное время года. Ба! Да я проспал! Вот не задача, вместо шести утра, уже почти восемь. Что за сон странный, какой-то приснился. Всё вроде, как на яву. Действующие персонажи все знакомые и вполне реальные. Только с десяток дней назад мой (наш) второй барк пошёл на Аляску. Ладно, потом будем разбираться. Сейчас быстро зарядка, душ.
   Где там самовар, что-то его не слышно. Не выкипел бы, нет, всё хорошо, угли вовремя закончились, новых подкинуть. Теперь подождать. Ну, вот и чай поспел!
   Пьём чай. Смотрим поминальник. Дел не в проворот....
   Ого, уже почти десять.
   Вот уже и Сабуров и Володенька.
   - Доброе утро господа!
   - Что там у нас на сегодня? Андрей Александрович?
   Мгновенная заминка Сабурова, и я понимаю, что что-то или кто-то мешает ему распланировать день. Он для меня с некоторых пор, почти как открытая книга. Да и не только он. Кажется, я уже знаю, что сейчас будет сказано. Записываю одно слово... переворачиваю бумажку надписью вниз.
   - Ваше Императорское Величество, тут Григорий Иванович Бутаков, он очень просит об аудиенции.
   Переворачиваю бумажку, на ней скорописью карандашом корявая надпись Бут...Интересно?!
   - Проси, всегда рад таких людей видеть!
   Через несколько минут мы уже беседуем в моём кабинете.
   - Что вас так встревожило, дорогой Григорий Иванович?
   Беспокойный адмирал, рассказал, что получено сообщение от военно-морского атташе, французы ввели в состав флота новый броненосец "Сольферино", а в Британии спущен на воду броненосец "Каледония", ожидается его вступление в строй в июне 65 года. Я перевел дух. Ну, слава Богу, значит, пока ничего серьёзного не случилось. Эти супердорогие мастодонты моим планам не угрожали.
   Потом Бутаков говорил о серьёзном артиллерийском вооружении этих кораблей, о мощности их машин, о суммарном залпе и ещё о чём-то, что так нравиться военным....
   Заметив отсутствие интереса на моём лице, он вдруг остановился и замолчал. Я тоже молчал, потом взял чистый белый лист бумаги, сел рядом с адмиралом и стал считать:
   Стоимость брони, стоимость орудий, стоимость, стоимость, стоимость и.т.д. Подведя черту под длинной колонкой, я поставил итоговую цифру 25.000.000 рублей.
   - Нет у нас столько денег в бюджете. Если брать кредиты, то цифра 25, превратится в цифру 30. Но и это ещё не всё. Нам надо закупать 80% вот из этого столбика. Это значит, что деньги эти пойдут на развитие экономики наших "друзей", а мы опять в интересном положении окажемся.
   - Что же делать?
   Произнёс Григорий Иванович, совсем потерянным тоном.
   - А давайте ещё раз на Ладогу проедемся и ещё в одно место. Прямо завтра с утра и рванём!
   Так и договорились.
  
   Теперь другие государственные дела, я часто их игнорировал, но были такие вопросы, где уже одного Сабурова, было не достаточно. Надо бы ему титул какой-то организовать. Это ещё позволит немного МОЕГО времени сэкономить. Надо с маман посоветоваться.
  
   Утром, мы с Бутаковым были уже на заводе в Сестрорецке. Александр Павлович Горлов и Аксель Вильгельмович Гадолин "колдовали" возле своего детища, шести дюймового орудия, построенного по чертежам (орудия GerДt 65F калибра 152 мм с гладким коническим стволом образца 1942 года), отредактированными с учётом несколько другого назначения. Снаряды для него делались в другом месте. Башенный конструктив, стоящий рядом, сразу выдавал будущее применение всего сооружения.
   - Вот второй, экземпляр к отправке на полигон готовим, завтра первые стрельбы намечены.
   Рапорт Горлова был сух и лаконичен. Было видно, что оба офицера устали, но детищем своим довольны, что-то завтрашние стрельбы на Волковом поле покажут.
   Мы с адмиралом осмотрели смертоносное изделие, при этом Григорий Иванович, старался увидеть всё и расспросить сразу обо всём. Два часа длилась эта "экзекуция", пушкари уверенно отвечали на все вопросы, а когда разговор зашёл о дальности стрельбы, прозвучали цифры, которые повергли Бутакова в лёгкий ступор.
   - 250-300 кабельтовых?
   Ещё раз переспросил он, потом посмотрел на меня и закончил осмотр.
  
   Потом мы долго ехали на Ладожский полигон. К вечеру, добрались до первых его строений. В окошках некоторых зданий горел свет. Сильнее всех светилось сооружение опытового канала для протяжки моделей. Туда и направились. Иван Афанасьевич Амосов, там "пускал" свои кораблики. Рядом с ним был Кутейников Николай Евлампиевич и ещё несколько человек, по виду студенты старшекурсники. Яркие керосиновые лампы с отражателями, закреплённые на стенах давали приличное освещение. В самом дальнем углу бассейна я заметил, аккуратно свернутые постельные принадлежности, свидетельствующие, о том, что некоторые тут и ночуют.
   Исследуемая модель, с помощью трос-протяжки, буксировалась по всей не малой длине бассейна, а динамометр на лебёдке фиксировал усилие. Точнее массу усилий снимаемых в каждом опыте. От скорости, от волнения, от загрузки и чего-то ещё, что я уже и не упомню.
   Тут снова проявился адмирал. Он в силуэте протягиваемой модели моментально разглядел военное судно. Профессионал, есть профессионал.
   Мы со всеми поздоровались, чем правда немного повергли в шок студентов, но они быстро пришли в себя. Видимо разговоры о частом посещении полигона ЕИВ имели место быть. Теперь они сами стали тому свидетелями.
   Потом Бутаков стал расспрашивать Амосова, о характеристиках будущего корабля. Всё было хорошо и интересно, пока не стали разбираться с усилием на динамометре. На вопрос Григория Ивановича ему, что-то ответил Николай Евлампиевич (я стоял достаточно далеко, потому не расслышал), что-то о масштабном факторе. Меня уже стала утомлять дотошность "беспокойного адмирала", завтра ещё предстояли стрельбы, а потом снова дворцовая рутина. Потому я и предложил заночевать прямо тут, а уже утром ехать на стрельбы.
  
   Стрельбы на Волковом поле. Когда-нибудь, повелением ЕИВ, а может просто велением души и сердца, воздвигнем здесь монумент. Пока же Петровское детище ещё по своему прямому назначению послужит. Как назло видимость упала до четверти версты, но ветерок обещал, что она со временем улучшится. Только вот, сколько для этого ждать надобно будет?
   Чтобы не мешать, мы с Григорием Ивановичем решили прогуляться. Отошли далеко, за разговором и не сразу заметили, как ветерок разогнал мряку, и стало проглядывать солнышко. Мы пошли обратно и успели как раз вовремя. Начальник полигона, мне как старшему по званию, отдал рапорт и пригласил пройти на наблюдательную вышку. Мы её из-за тумана сразу и не заметили. Теперь хорошо стали видны новые постройки полигона. Но нас интересовали стрельбы.
   Снизу доносились команды, что-то выкрикивали дальномерщики, потом прошла команда в укрытие, потом после короткой паузы раздалось БУ-БУ-Х! Это оперённый снаряд на скорости 3М пошёл к цели, сразу многократно преодолев звуковой барьер. Стреляли долго и судя по всему успешно. Снаряды ложились кучно, дистанция на ослабленном заряде составляла 150 кабельтовых. На полную дистанцию на Волковом поле стрельнуть было негде. Точнее, стрельнуть-то можно, но снаряды будут лететь прямо в Ладожское озеро. Полигон надо удлинять!
   Довольные мы ехали обратно. Дорогой в Питер обговорили многочисленные вопросы, потом разговор неожиданно свернул на прививочную кампанию во флоте от Оспы, Григорий Иванович, рассказал о тропической лихорадке, которая свирепствовала где то в Индо-Китае и другую "заразную" тему.
   Уже подъезжали, когда я чётко сформулировал мысль.
   - Лихорадка опасная болезнь. Температура у заболевшего растёт, достигает критической, после чего наступает, как правило, летальный исход. Броненосная лихорадка, также опасна для государственной экономики, как тропическая для людей. СТОИМОСТЬ ОДНОГО БРОНЕНОСЦА превышала ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ миллионов рублей.
   - Кажется этого типа лихорадки, которая усиленно распространялась военными атташе Франции и Британии в начале 1860-х, России удалось избежать.
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"