Федоров Вячеслав Васильевич: другие произведения.

Наш ответ Кейси Хадсону (рабочее)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Фанфик по вселенной Масс Эффект

Наш ответ Кейси Хадсону (рабочее)

Глава первая

Земля, Россия. Наши дни.

- Да Оль, привет. Угу. У меня все нормально. Где меня носит? Ты в окно смотрела вообще? Что не так?

Я удивленно посмотрел на лопату в руках, потом на чудовищную гору снега, под которой недавно была погребена машина.

- Шутишь? Я второй час свой драндулет откопать не могу! Надо было пораньше начать? Ну... Никто не совершенен, за исключением меня, пожалуй. А что случилось-то, начальник? В гробу я этих корейцев видел! Они мне еще вчера всю плешь проели! Может мне в их гостинице поселиться, чего мучиться-то? Этот нехороший человек, тот который Ван, позвонил мне полпервого ночи! Ему, видите ли, один из пунктов предварительного соглашения не ясен. Кстати, он прекрасно говорит и понимает по-русски! Не зря я тебе все ноги под столом отдавил... А куда ты без меня денешься, с подводной лодки? Ладно, я скоро буду.

Телефон - это предмет моей гордости и повод для зависти всех знакомых. А что? Ни у кого такой древности уже нет! Сейчас в почете "Айфоны" и прочее новомодное барахло, которое мне нафиг не нужно. Мой старик "Самсунг" верой и правдой отслужил уже лет десять, и прослужит еще столько же, если я его не потеряю. Зачем в телефоне нужна камера, если я ей никогда не пользуюсь, и даже не могу себе представить, для чего она может понадобиться? Покупать телефон ради дешевых понтов за большие деньги? Увы мне, сирому, лишен я этих предрассудков. Перед кем мне понтоваться? Перед клиентами? Так к нам люди с улицы не приходят. Только по рекомендации знакомых, которые их заранее предупреждают о ... хм ... некоторых особенностях конторы.

Вообще-то я юрист. Говорят, что даже хороший юрист, особенно для нашего не самого большого города. Но лавры Паши Астахова меня интересуют мало. Нет у меня желания покорять высоты карьерной лестницы. Мне и так хорошо. Денег хватает и на поесть, и на попить, и на погулять. Жены нет, детей завести не сподобился, хотя был бы и не против. Да нет же, не жены, а детей! Правда, до сих пор не представляю, как отделить одно от другого, и как мне в одиночку справляться с парой спиногрызов. Нет, не подумайте, я не голубой и не фригидный. Просто еще не нашел своей половинки, хотя попробовал уже немало... Может просто не везло, может у меня терпения не хватает. Кто знает? Душа человеческая - потемки. Вот я в них, в потемках этих, блуждаю уже почти тридцать лет. Вроде и не много, но уже и не мальчик.

Да будь проклят этот чертов снегопад! Это ж надо, уже март закончился, а весной даже не пахнет! За пару дней снега выпало больше, чем за всю зиму. И это в двухстах километрах на юго-запад от Москвы! Облачиться во что-то более подходящее для копки снежных траншей воображения у меня, разумеется, не хватило. Лезть пешком на седьмой этаж, особенного желания тоже нет. Ну и пусть. Настоящий мужик должен быть волосат, могуч и вонюч. Как минимум два условия сегодня я выполню. К тому же, в офисе должна быть дежурная рубашка и пиджак. Народ у нас общительный, пьющий, что сотрудники, что клиенты, так что лишние шмотки не раз спасали от конфуза.

Еще повезло, что с утра дворовую дорогу слегка почистил трактор. Неслыханная удача в наших местах, знаете ли. Обычно к нам тяжелая техника заглядывает через пару недель после снегопада. С чего бы вдруг такая удача? Догадки на это счет у меня есть. Не так давно во дворе появился новый "Лексус", с тремя "Т" в номерах. Видать какая-то шишка поселилась. Ну, хоть такая польза от солидного человека.

Хотя, поработав в правовом управлении городской администрации, я стал слегка по-другому смотреть на чиновников. По штату нас должно было быть двенадцать человек, но были месяцы, когда оставалось всего четверо, включая начальника. В первый же день работы, моя новая подчиненная вышла в отпуск на четыре недели, и я остался один, совершенно не разбираясь во внутренней кухне. Что тут можно сказать? К работе я человек привычный, но тут настал полный и всеобъемлющий амбец, если выразиться более-менее прилично. В одной руке мобильник, в другой городской телефон, оба звонят, не умолкая, в кабинете двое-трое посетителей, а на столе тридцать-сорок восьмидесятистраничных комплектов документов, стоимостью от пятисот тысяч до сорока миллионов каждый. Прием с десяти до двенадцати и с двух до пяти, и еще пяток совещаний, на которые ты приносишься выпучив глаза и опоздав минут на пятнадцать, совершенно не представляя, о чем оно, поскольку вопросом занимался совершенно другой человек, который сейчас незнамо где. Вернувшись с намыленной попой, зайдешь на минутку в соседний кабинет, где очумевшие девчонки разгребают метровую стопку ежедневной корреспонденции, не имея времени не то что написать грамотный ответ, а просто тупо расписать их исполнителям! Какая к дьяволу автоматизация и упрощение процедур? Кроме шуток, на каждом из комплектов документов, проходящих через меня, ставилось чуть больше тридцати подписей, включая четыре моих, и тьма печатей и штампов. Что самое удивительное, ни один из "подписантов" банально не имеет времени вникнуть в суть бумажки, которую только что подмахнул. Вы думали, страной правят Володя и Димон? Ничего подобного! Страной правят самые мелкие клерки, которые готовят всю эту прорву макулатуры, а серьезные дядьки в высоких кабинетах, практически наугад выбирают вариант решения проблемы из того, что им поднес этот самый клерк, совершенно не имея возможности досконально разобраться в сути вопроса. Так и живем. Одно слово, Россия!

Land Cruiser как всегда не подвел, заведясь с полуоборота. Вот ведь самураи технику штампуют. Машине уже восемь лет, а работает, как новая. Не гниет, панели не отваливаются. У моего бати одно время был Москвич "Святогор". Так вот, отцу пришлось уехать на полгода в Белоруссию, а машину оставили на открытой стоянке возле дома. Когда вернулся, пошел машину проведать, открыл дверь ... и все. В целом виде "Святогора" больше он не видел. Кузов сгнил начисто, держался только чьими-то молитвами. Видать отца ждал, чтоб помереть в его присутствии. После открытия двери, молитвы кончились, и капот буквально взлетел в воздух, вырванный с мясом распрямившейся пружиной подвески. С тех пор и я, и батя стали меньшими патриотами, предпочитая подержанные иномарки молодым "россиянкам".

Город стоял. В смысле, он и до этого дня как минимум девятьсот лет на этом месте располагался, просто именно сегодня к старинным зданиям, уже пару веков не двигавшимся с места, присоединилась длинная вереница машин. Включая мою. Стоило два часа копать яму в снегу, чтобы через триста метров встать в гигантской пробке? Не уверен, но, во всяком случае, мне тепло и сухо, в отличие от тех бедняг за стеклом.

Что еще о себе сказать? На самом деле, я всегда хотел стать военным. Да вот как-то не срослось. Когда была возможность выбирать, ума сделать правильный шаг не хватило. Думал это всего лишь юношеские мечты и, со временем, все пройдет. Увы, время катилось мимо с огромной скоростью, а мечта оставалась прежней. К сожалению, воплотить ее в жизнь уже не было никакой возможности. Пришлось довольствоваться тем, что доступно простому смертному. Я увлекся страйкболом и пейнтболом, ежемесячно спуская на снаряжение и расходники львиную долю дохода. Одно время даже по всяким чемпионатам катался, но мне не слишком понравилось, хотя результаты были не самые плохие. Просто в тот момент, когда хобби превращается в работу, оно перестает быть хобби.

Лет семь назад у меня появился хороший компьютер и проводной интернет, что добавило жизни новых красок. Наконец, я смог удовлетворить свое любопытство, с головой погрузившись в бездонную прорву материалов по военной истории. Больше всего мне была интересна тема Великой Отечественной войны в ее начальный период. Хотел для себя уяснить, как так получилось, что немцы дошли до Москвы и Сталинграда. Уж не знаю, насколько это закономерно, но в какой-то момент, желание впитывать чью-то мудрость сменилось настойчивым писательским зудом. Чукча из читателя превратился в писателя. В то время набирал популярность относительно новый жанр альтернативной истории, который позволял хоть как-то реализовать тот массив знаний, который в реальной жизни оказался никому не нужным, кроме меня самого. Оглядываясь назад, могу смело заявить, что это был весьма опрометчивый поступок. По мере написания книги, я с ужасом наблюдал, как псевдо история превращается в довольно скверную фантастику. Слишком мало было истинных данных, и слишком много домыслов и предположений. Беда в том, что взять недостающее просто неоткуда. Слишком многое оказалось утерянным безвозвратно, десятки раз переписанное в угоду настоящему моменту. Даже основополагающие знания, казавшиеся незыблемой истиной, при тщательном разборе оказались как минимум спорными. Что уж говорить о мелких деталях, из которых, в конце концов, и пишется целостная картина?

Пробка растянулась на несколько километров, поглотив в себе сотни автомашин и их водителей. Четырехполосное шоссе чудесным образом сузилось до трех, с двухметровыми сугробами на обочине. Особо нетерпеливые как всегда выезжали на полупустую встречку. Никакого желания повторять их "подвиги" у меня не было, хотя пешеходы, с легкостью обгоняющие застрявшие в пробке машины, напрягали несказанно. Ну, не люблю я бессмысленный риск. Если захочу покончить с собой, есть тысячи способов сделать это, не подвергая опасности жизни совершенно посторонних людей. Десять сэкономленных минут не стоят того, чтобы ради них угробить себя, машину и парочку случайных свидетелей. К сожалению, мое мнение разделяют далеко не все, о чем красноречиво свидетельствуют обгоняющие слева лихачи.

Не миновали меня и компьютерные игры. Нельзя сказать, что я был заядлым геймером, но несколько часов в неделю с удовольствием тратил на это общедоступное ныне развлечение. На свою голову показал бате известный многим аркадный танковый симулятор, и едва не лишился предка по мужской линии. Теперь, в какое бы время я не зашел в танчики, отец все время был онлайн. За полгода он сыграл вдвое больше боев, чем я за полтора. Меня воистину поражало упорство, с которым он пытался достичь вершин мастерства "танкового командира". Несмотря на позорные проигрыши, он продолжал утверждать, что еще пару тысяч боев, и скилл непременно прорежется! Ну да и флаг ему в руки. Мне интересовали в основном стратегии, где хоть немного работала голова, а не спинной мозг и копчик.

Но с месяц назад мне в руки угодило настоящее сокровище. Очередная попытка найти что-нибудь почитать, закончилась неожиданно успешно. Уже точно и не помню, но перейдя по одной из ссылок, угодил на страничку Самиздата, на которой безымянный автор разместил фанфик на трилогию компьютерных игр "Масс Эффект". Делать было совершенно нечего, и я решился прочесть, хотя совершенно не представлял ни жанра, ни, тем более, сюжета игры. Что ж, мне не жаль ни единой потраченной минуты. Первая часть и недописанный кусок второй, были проглочены от корки до корки той же ночью. Потом еще раз, следующим вечером, уже гораздо более вдумчиво. Достигнутый результат меня не удовлетворил, и тогда я решился пройти всю трилогию самостоятельно.

Наверное, я вам соврал. Я сожалею о том дне, когда зашел на ту страничку на Самиздате. Жил бы себе сейчас спокойно и горя не знал! А так... На четыре недели я буквально вывалился из обычной жизни, с головой погрузившись в приключения капитана Шепарда и его команды. Большинство моих бывших девушек рано или поздно говорили, что я бесчувственный болван. Так оно и есть в реальности. Но здесь что-то пошло не так. Что-то настолько зацепило в этой истории, что она никак не отпускала меня, как бы сильно я не старался ее забыть. Когда же, спустя столько времени, протащив капитана и его друзей через все передряги, мой игровой аватар наконец добрался до прозрачного мальчика где-то в глубинах Цитадели, моему возмущению не было предела! Несколько часов я сидел, тупо уставившись в пустой монитор. Что за бред, а? Кто догадался так жестоко пошутить над преданными поклонниками трилогии? Верните Шепа, пад..ы!!!

Трудно сказать, что именно так сильно запало в душу. Могу только добавить, что я был совсем не одинок. Фанатские сайты бурлили возмущенными воплями разгневанных игроков, требовавших и умалявших разработчиков придумать более вменяемый финал. Увы, все было напрасно. Команда создателей игры ушла в глухую оборону, оставаясь безучастной к мольбам страждущих. Неумелые попытки отдельных энтузиастов придумать альтернативное окончание, приводили к обратному результату. Горечь утраты чего-то очень важно становилась только ощутимее. Наверное, это глупо, воспринимать рисованных персонажей почти как живых людей, но именно это со мной и происходило. Больше всего мне было жалко, что такая прекрасная история закончилась столь быстро, и продолжения уже не будет. Ну как же так-то?

Хорошо, что современные технические средства сильно ограничены. Страшно представить, что бы было, если подобную историю воспроизвести в виртуальной реальности, подобной тем, что описаны в очень модном сегодня жанре ЛитРПГ. Думается, половина фанатов просто съехала бы с катушек, не в силах справится с эмоциями. Почему-то мне кажется, что день появления общедоступной технологии виртуальной реальности, станет первым днем заката человеческой расы. Слишком малое доступно обычному человеку в реальной жизни, и слишком многое возможно в мире виртуальном. Чтобы иметь силы вырваться из сказочного плена, надо обладать очень сильной волей. Многим захочется возвращаться в мир, где ты обычный офисный работник или продавец косметики, в одном из сотен дешевых бутиков, с зарплатой, которой хватает на квартплату, синтетическую жратву, которою едой назвать язык не поворачивается, и на китайские тряпки из неизвестных науке полимеров, что какой-то шутник назвал одеждой? Не знаю, я не пророк. Не любят у нас пророков. Да и я их не люблю, слишком часто их предсказания сбываются. Где-то в глубине души, хочется верить, что свою судьбу я выбираю самостоятельно, а не являюсь пешкой в чьем-то гениальном плане.

Мое внимание привлек приближающийся со стороны центра города тягач Iveco, тянувший здоровенный полуприцеп-цементовоз. Больной на всю голову водитель грузовика, разогнал многотонную машину километров до шестидесяти, игнорируя толстый слой снежной каши, скрывающий покрытое наледью дорожное полотно.

- Вот где, ети их мать, гаишник? А если...

Мысль оформиться до конца не успела. Впередиидущие машины начали движение, стремясь как можно скорее миновать опостылевшую всем пробку. Стоявшая передо мной древняя "четверка", доверху забитая каким-то домашним скарбом, немного замешкалась. В образовавшийся разрыв из второго ряда моментально втиснулся Лексус, в котором я с некоторым удивлением опознал соседа по двору. Кто именно сидел за рулем, понять было решительно не возможно. Стекло было наглухо тонировано зеркальной пленкой, вроде как запрещенной в наши странные времена. Кто бы там ни был, часовое стояние в пробке ему порядком надоело. Даже не пытаясь притормозить, чтобы хоть немного оценить обстановку, Лексус выкатывался на полосу встречного движения, обзор которой ему полностью перекрывала плетущаяся впереди пассажирская Газель.

Время уплотнилось. Я с ужасом наблюдал, как паркетник выезжает прямо под колеса цементовоза, прекрасно понимая, что ничего сделать уже не успеваю. И никто не успевает! Клянусь, я видел, как расширились от страха глаза водителя грузовика. Я буквально физически ощутил, как он вдавил в пол педаль тормоза, с невероятной скоростью выкручивая руль вправо. Но было слишком поздно. Тягач задел Лексус по касательной, но полуприцеп так быстро изменить траекторию движения не мог, по вполне понятным причинам. В одну секунду джип, весом в две с половиной тонны, смяло, как консервную банку. Три оси пятидесятитонного полуприцепа, доверху заполненного жидким бетоном, не заметили столько малого препятствия. Одновременно с движением вперед, цементовоз начало разворачивать перпендикулярно вектору движения, подталкивая задние колеса на встречку. Смяв и отбросив на вторую полосу стоявшую впереди "четверку", прицеп начал заваливаться набок, неотвратимо приближаясь ко мне.

-ЕБА...

Договорить до конца я не успел.

- ...ТЬ!!!

Во всяком случае, я не успел это сделать, в том месте, где находился мгновением раньше!

Вокруг была абсолютная и непроглядная темнота, предмет зависти любого негра. Все окружающие предметы исчезли. То есть вообще все. Руки вместо руля сжимали пустоту. Моя пятая точка вольготно разместилась прямо в воздухе. О том, куда делось днище машины, да и земная твердь под ним, я предпочитал не думать. Нащупать их ногами никак не получалось. Впрочем, проваливаться я никуда не собирался. Да и куда тут проваливаться? Нет здесь, походу дела, ни верха, ни низа. Здесь вообще нифига нет, кроме меня.

Убедившись, что непосредственная опасность миновала, я принялся судорожно ощупывать собственную тушку, прекрасно понимая, остаться целым и невредимым под колесами цементовоза весьма нетривиальная задачка. Боли я не чувствовал, руки-ноги на месте. Даже насморк, мучавший меня вторую неделю, бесследно исчез. Но больше всего меня беспокоило другое - я абсолютно не испытывал страха! На мой не искушенный взгляд, это было гораздо страньше, чем нахождение в непонятной пустоте. Единственным свидетельством пережитого ужаса была промокшая насквозь рубашка, и крупные бисеринки пота на лбу и висках.

- Вот уж не знал, что такой крепкий орешек.

В одно мгновение ситуация в корне изменилась. Прямо перед глазами, на удалении нескольких метров, появилась серая стена. Судя по всему, это был не бетон, а какой-то пластик или внешне похожий материал. Покрытие стены было испещрено странным узором из светящихся зеленых прожилок. Рисунок постоянно изменял форму и интенсивность окраса, не позволяя понять, что конкретно на нем изображено. Моя голова оказалась зафиксирована таким образом, что я мог смотреть только прямо перед собой. Каким образом мгновенно изменилось положение тела, я так и не понял. Секунду назад я сижу в позе орла над бездной, чпок, и я уже стою, ноги на ширине плеч, руки по швам. Пошевелиться я не мог, как не старался, свободно двигались только веки и глазные яблоки. Ну, хоть моргать я еще не разучился.

Мое порядком надоевшее уединение прервало появление двух весьма необычных фигур. Почему необычных? Как сказать, мне ни разу не доводилось видеть гуманоидов с треугольной головой и четырьмя глазами. Если бы не зеленые волосы на голове, вылитые протеане. А так, вообще не пойми кто. Ниже меня на голову, щупленькие, с трехпалыми ручками. На чертей совсем непохожи, равно как и на ангелов.

Некоторое время они молча меня рассматривали, после чего один из них повернулся к спутнику и, крайне недовольным голосом, заговорил на чистейшем русском:

- Послушай, зачем было столько спецэффектов? Обязательно было половину города разносить?

Второй удовлетворенно хмыкнув, произнес:

- Все должно было выглядеть натурально.

- Куда уж натуральней! Куча трупов, гора битых машин.

- Да успокойся ты. Какая разница, это же просто набор пик...

Встретившись со мной глазами, первый незнакомец жестом остановил словоизвержение второго.

- Он что, видит нас?

- Еще скажи, что ОНО нас понимает!

Тут я не выдержал и заговорил:

- Погоди немного, щас в чувство приду, посмотрим кто из нас ОНО, образина четырехглазая!

О, да. Я готов отдать все свои деньги, чтобы еще разок хоть мельком взглянуть на их испуганные рожи.

- ВЫРУБАЙ ЕГО...

- Стойте, уро...

Тьфу, мля. И, правда, вырубили. Да что б вас черти взяли! А поговорить?

Тут меня скрутила судорога, раздался громкий хлопок, и ярчайшая вспышка света ослепила даже сквозь закрытые веки. От нечеловеческой боли, я мгновенно вырубился.

Пробуждение было не из приятных. Меня мутило и звездолетило. Все тело сводило спазмами. Болела и протестовала против насилия каждая клеточка. Единственной радостью была твердая опора под ногами. Точнее под всей тушкой, поскольку я валялся на какой-то поверхности, распластавшись по ней во весь рост.

Где-то на грани слышимости, словно через несколько пуховых подушек, послышались звуки, отдаленно напоминающие человеческую речь. Невнятное бормотание довольно быстро превратилось во встревоженный женский голос, зовущий какого-то капитана. Я почувствовал, как меня ухватили за плечо, и начали судорожно трясти. Собравшись с силами, я, наконец, решился открыть глаза.

В нескольких сантиметрах от носа я с удовольствием разглядел женское лицо. Человеческое! Между прочим, очень симпатичное! Если бы не мое двусмысленное положение, то от поцелуя его никто не уберег!

Увидев, что я открыл глаза, девушка немного отстранилась. Однако трясти меня не перестала.

- Капитан? Шепард? Сэр, что с вами?

- Ох, мать... Да хватит меня трясти. И так тошно...

Лицо покраснело и отстранилось еще дальше. Тряска тоже прекратилась. Собравшись с силами, я приподнялся, и попытался сесть на попу. Кто-то очень услужливый пододвинул к моей спине стену. Спасибо тебе, мил человек! Век за тебя молиться буду. Заняв более удобное положение, я приступил к более детальному осмотру собеседницы. Нда, помимо обычного женского набора, весьма недурственного кстати, образ дополняла военная форма и берет поверх коротко стриженных рыжих волос. Покрой формы и знаки различия мне были совершенно незнакомы. Разве что нашивка, едва мелькнувшая на правом рукаве.

- Где я?

Сказать, что девушка удивилась - это покривить душой.

- На "Нормандии", сэр.

Совершенно искреннее удивление, сквозившее в словах и движениях молодой женщины, не позволили усомниться в правдивости ее слов. А вот удивлен ли я? Вот в чем вопрос!

- Отлично, а где "Нормандия"?

В голове крутились дурацкие воспоминания из моего детства. Помните: "Куда летим? В Аддис-Абебу. А где Аддис-Абеба? В Эфиопии. А где Эфиопия? Вокруг Аддис-Абебы!"

- Только что завершили прыжок в систему Утопии. Минут через тридцать будем возле Иден Прайм.

Чую я, что добром дело не кончится.

***

Система Утопии, фрегат ВКС Альянса "Нормандия" SR-1. 2183 год н.э.

Смешно. Пару минут назад я сделал то, что не смогли Жнецы и Коллекционеры. Я убил Джона Шепарда! И мне не понадобились огромные флоты и миллионные армии. Мое сознание просто растворило в себе его личность! Прости, капитан, по собственному желанию я бы никогда не сделал этого. За нас с тобой все решила пара уродливых тварей, с зелеными волосами. Но Шепард ушел не просто так. Как и полагается настоящему офицеру, он умер, сражаясь до последнего. В момент слияния сознаний, я почувствовал на своей шкуре, насколько сильна воля этого человека. Если бы у нас были равные условия, он раздавил меня, как букашку, неразличимую без электронного микроскопа. Увы, никаких шансов не было. Кем бы ни были эти пришельцы, они знали, что делали.

На этот раз не было никаких внешних эффектов. Ни хлопков, ни вспышек, ни судорог. Весь процесс занял считанные мгновения, зафиксировать которые вряд ли смогли даже новейшие измерительные приборы. Но так это выглядело для стороннего наблюдателя. Для меня же слияние растянулось на долгие годы, прожитые Шепардом до моего вторжения в его разум.

Я видел, как он в первый раз открыл глаза и впервые сказал "мАама". Я стал еще одним свидетелем гибели его родителей и похищения младшей сестры, едва не сойдя с ума от бессилия что-либо изменить. Наравне с ним ощутил вкус первого в жизни поцелуя, тут же схлопотав нокаутирующий удар от разъяренного брата своей избранницы. Вместе с ним, пошел в армию, пропахав на пузе половину учебного полигона на Титане. Горел в БМП на Элизиуме и в рукопашную дрался с впавшим в кровавую ярость кроганом. Я получил его опыт и знания, навыки и рефлексы. Мне досталось его тело и его разум. Прости еще раз, Шеп, такой участи не пожелаешь даже злейшему врагу.

Где-то глубоко-глубоко в недрах разума бился в теснинах и плескался через край первобытный ужас от осознания всего, что со мной случилось. Ему подпевал многоголосый хор тысяч и тысяч вопросов, на которые пока некому и некогда было отвечать. Кто бы ни подселил меня в тело капитана, времени на раздумье и рефлексию он совсем не оставил. Всего через каких-то полчаса Сарен и куча свихнувшихся гетов начнут атаку на Иден Прайм, уничтожая на своем пути всех органиков, не различая солдат, детей, женщин и стариков. И, слава богу! Еще несколько спокойных минут, и страх и отчаяние сомнут последние барьеры моего разума, превратив в безмозглое растение, пускающее слюни и ходящего по нужде в собственные штаны. Звучит кощунственно, но активные боевые действия, участником которых предстоит стать в ближайшее время независимо от желания - мой единственный шанс выжить и сохранить человеческий облик. Спасибо хоть на этом, уроды четырехглазые!

Хотя, нет. Есть еще кое-что, очень для меня важное. Я улыбнулся, с радостью вспомнив лицо бывшей девушки, когда заорал на всю квартиру: "Прикинь, Свет, Шепард оказался пидо..асом!!!". Нда, это так в духе современной мне Европы и Америки. Даже разработчики компьютерных игр не смогли избежать вируса безумия, завладевшего умами "западной" цивилизации. Как соотносятся слова о "Богом Избранных Соединенных Штатах" с действиями по легализации однополых браков? Не знаю, но сильно сомневаюсь в том, что это единственный путь, ведущий в светлое будущее.

- Капитан? Шепард, да что с вами?

- Со мной все нормально. Я справлюсь.

Без видимых усилий и напряжения я поднялся с порядком надоевшего пола, но мою собеседницу это не успокоило.

- У вас кровь из носа. Я сейчас вызову доктора Чаквас.

Девушка активировала инструметрон, намереваясь немедленно выполнить свою угрозу. Только этого мне сейчас и не хватало!

- Энсин, отставить, я вам приказываю! Со мной все нормально.

Впрочем, кровь, продолжавшая хлестать из носу, не разделяла моего оптимизма.

- Наверное, разбил, когда падал. Платка не найдется? Или салфетки?

Немного смутившись, молодая женщина, покопавшись в бездонных карманах флотского комбинезона, извлекла на свет божий ... хм ... прокладки. Ну да, самые обыкновенные женские прокладки.

- Простите, сэр, но...

- Да все нормально. Не все ли равно, чем такую рожу вытирать? - проговорил я, подмигивая девушке.

Ответом была шикарная улыбка в тридцать два белоснежных зуба, позавидовать которой могла любая голливудская актриса, потратившая половину заработка на стоматолога.

- Вы свободны, энсин. И, мда, эээ...

- Кармен, - девушка без особого труда распознала мой невысказанный вопрос.

- Кармен, спасибо за помощь. Надеюсь, этот инцидент останется между нами. Сейчас не лучшее время для визита к врачу. И еще. Это имя вам очень подходит!

Девушка прыснула в кулак, мгновенно покраснев до кончиков ушей, и, поспешно отвернувшись, буквально сбежала с места "преступления", одарив на прощание многообещающим взглядом, от которого мне тут же стало нестерпимо жарко чуть ниже пояса. Похоже, бравый капитан не терял времени до моего появления, влюбив в себя половину женской части экипажа. Но с этой, с позволения сказать, проблемой, я разберусь несколько позже. От такой мысли мне невыносимо захотелось сигануть в прорубь с ледяной водой, чтобы хоть немного утихомирить нежданно разбушевавшееся мужское естество. Видимо природа не стала экономить на либидо Шепарда, как и на все остальном впрочем! Что бы там не говорили специалисты, такое тело нельзя получить в спортзале или под скальпелем пластического хирурга, с ним можно только родиться, а потом тихо отойти в сторонку, не мешая природе сделать все остальное. Что ж, приданное мне досталось сказочное, осталось не растратить его по пустякам.

Инструметрон пискнул, уведомляя о срочном сообщении. Капитан желает видеть будущего СПЕКТРа в радиорубке. Пришло время открыть Шепарду правду об истиной причине визита на Иден Прайм. Жаль, придется потратить время на бессмысленные разговоры о давно известных мне вещах. А что делать? Не могу же я прийти к Андерсону и заявить, мол, извини, кэп, но я уже неоднократно слышал все, что ты хочешь мне сказать, и знаю историю на три года вперед! Я думаю, после такого заявления добровольный визит к психиатру самое безобидное, что может случиться. Проверять как-то не хочется.

Являться пред ясны очи начальства с разбитым носом и женской прокладкой в руке, насквозь пропитанной кровью, в мои планы так же не входило. Хорошо, что гальюн был всего в нескольких метрах дальше по коридору. К моему несказанному облегчению, он был абсолютно пуст, позволив без лишних глаз привести себя в относительный порядок. Мои планы на дальнейшую жизнь едва не рухнули, когда я впервые самостоятельно взглянул в зеркало. Впечатления, прямо скажем, незабываемые. Не то чтобы внешность Шепарда была отталкивающей, как раз наоборот, просто это была не МОЯ внешность, мать вашу! Не знаю, каких сил мне стоило не свихнуться прямо в этом милом туалете, а самое главное, я не знаю, откуда эти силы брались!

Когда я вошел в радиорубку Найлус и Андерсон уже были на месте, о чем-то негромко переговариваясь. И опять я не успел! Поговорить с турианцем наедине было жизненно необходимо. Для него прежде всего, учитывая тот факт, что по сценарию игры жить ему осталось каких-то пару часов.

- Сэр, лейтенант-коммандер Шепард по вашему...

Андерсон отмахнулся от моего доклада с выражением лица человека только что проглотившего целый лимон. Похоже, он принял излишне официальные слова, за продолжение вчерашнего разговора, когда Шеп без прикрас высказал ему все, что думает о присутствии СПЕКТРа-турианца на борту новейшего корабля Альянса.

- Капитан, оставьте эту показуху для более подходящей обстановки. У нас нет времени на красивые позы. Найлус, я думаю, будет лучше, если вы сами посвятите Шепарда в суть нашего задания.

- Разумеется.

По всем законам жанра я уже должен был валяться на полу, потеряв сознание от культурного шока. Как-никак, я впервые видел живого инопланетянина. Да еще какого! Турианцы здорово напоминали Кощея Бессмертного из старых советских мультиков, разве что не такие милашки. Правда, до этого были еще и зеленовласки-четырехглазые, но они не считаются, поскольку я был под их воздействием, начисто лишившем меня страха. А тут такой повод! Если бы не память и рефлексы прежнего владельца тела, меня бы точно кондратий хватил.

- Капитан, наверняка вы уже догадались, что это не обычный тестовый полет. Так и есть. Несколько дней назад группа ваших археологов на Иден Прайм обнаружила артефакт, предположительно протеанский. Руководством Альянса Систем было принято решение изучить его под контролем Совета Цитадели. Обеспечить полноценное исследование в условиях колонии не представляется возможным. Здесь слишком опасно из-за близости Систем Термина, нет нужного оборудования и специалистов. "Нормандии" необходимо обеспечить доставку артефакта на Цитадель, не привлекая излишнего внимания.

Самое удивительное, что Найлус говорил по-английски, очевидно пытаясь таким образом подчеркнуть свое уважение к собеседникам. Я вновь мысленно перекрестился. Вот был бы номер, когда Андерсон и турианец поняли, что капитан ни бельмеса не понимает на родном для него языке! А что вы думали? Я уже и не вспомню, когда у меня был последний урок английского! Кроме того, я не изучаю родную речь Белых Джентльменов по идеологическим мотивам. Если америкосам и их прихвостням-англичанам, что-либо потребуется от русских варваров, пусть они сами изыскивают способ общения!

- Но это не главное. Моя основная задача - увидеть вас в реальном деле, Шепард. Советом принято решение еще раз рассмотреть возможность принятия агентов-людей в СПЕКТР. Я рекомендовал вашу кандидатуру. Хочу лично убедиться, что моя рекомендация не была ошибкой. Иден Прайм будет первым из серии заданий, которые вы выполните под моим наблюдением. Исходя из их итогов, Советом будет принято окончательное решение.

- Коммандер, вы должны понимать, насколько это важно для человечества, - Андерсон не смог удержаться от реплики. - Людям жизненно необходимо иметь больше влияния на Совет. Человек в рядах СПЕКТР - большой шаг вперед в верном направлении.

Скорее всего, они оба ждали от меня каких-то слов. Желательно патетических. Увы, ничего похожего у меня в запасе не было. Спустя несколько секунд томительного ожидания турианец заговорил:

- У вас есть вопросы, Шепард?

Я повернулся к своему непосредственному начальнику и, вытянув руки по швам, произнес:

- Сэр, разрешите задать вопрос СПЕКТРу Найлусу?

Андерсон в сердцах сплюнул, явно не ожидая от меня такой реакции. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться и махнуть рукой, позволяя самостоятельно выяснять интересующие меня вопросы. Турианец же вообще не понял, что между людьми только что произошел безмолвный конфликт.

- Отсутствие полноценной десантной партии на борту тоже является частью задания?

Найлус оценивающее посмотрел на меня и, о чем-то на секунду задумавшись, проговорил:

- Это не моя идея, Шепард. Мы с вами солдаты, и прекрасно понимаем, что шутки со смертью на войне не уместны. У землян слишком плохая репутации в пространстве Цитадели и очень многих такая ситуация устраивает. Предъявляя к людям завышенные требования, Совет хочет обезопасить себя от критики, в тайне надеясь на вашу неудачу. Не стоит удивляться моей откровенности, капитан. Если я турианец и СПЕКТР - это еще не значит, что я одобряю все выкрутасы политиков. Что же касается численности десантной партии и многих других ... хм ... спорных обстоятельств, то это целиком и полностью на совести вашего командования.

Судя по выражению лица Андерсона, последняя реплика турианца стала для него откровением. Я заметил, как непроизвольно сжались его кулаки, больше присущие сержанту-десантнику, а не заслуженному офицеру Флота. Почему-то мне кажется, что после нашего возвращения, встреча с ними ожидает пару штабных крыс на Арктуре.

Совершенно не вовремя в наш разговор вклинился раздавшийся из динамиков взволнованный голос штурмана Прессли, в наше отсутствие оставшимся старшим офицером на мостике.

- Капитан, срочное кодированное сообщение с Иден Прайм. Зашифровано стандартным общевойсковым кодом. Длительность записи одиннадцать секунд, после чего передача прервалась. Содержимое сообщения сильно повреждено. На орбите планеты зафиксирована работа мощной станции РЭБ. Параметры станции не классифицированы. Все военные и гражданские каналы связи заблокированы. Командный пункт войск Альянса в Константе на связь не выходит. На низких орбитах планеты пассивными датчиками зарегистрированы множественные сигнатуры класса корвет и истребитель. Ускорение и параметры входа в атмосферу не соответствуют возможностям гражданских судов.

А вот и Сарен пожаловал.

- Выведите сообщение на обзорный экран.

Что конкретно происходило на записи, понять было очень сложно. Из-за активных помех, полученные данные были сильно повреждены. Пропали полностью или были серьезно искажены целые блоки данных, превращая и так не слишком четкую картинку в набор пикселей, периодически прерываемый полной потерей изображения или звука. Запись была сделана внутри помещения, загроможденного всевозможной аппаратурой, явно военного назначения. Кто-то громко кричал, причем разобрать что именно, было совершенно невозможно. За три секунды до конца сообщения, шум и крики перекрыл совершенно невероятный звук, отдаленно напоминающий вой сирены немецкого пикирующего бомбардировщика "Штука", хорошо известный мне по кадрам кинохроники времен Великой Отечественной. Но мощность его была неизмеримо выше. Полагаю, что у тех, кто находился вблизи от источника, просто полопались барабанные перепонки. Последним кадром были рушащиеся прямо на камеру бетонные перекрытия. Кто бы ни пытался предупредить нас об опасности, в живых его уже точно нет.

- Похоже, что ситуация осложнилось. Мистер Прессли, сколько до Иден Прайм?

- Двадцать три минуты, сэр. При учете сохранения прежней скорости сближения.

- Объявляйте тревогу. Я сейчас поднимусь на мостик.

Андерсон повернулся ко мне и Найлусу.

- Готовьтесь, господа, ваш выход.

Последние слова капитана потонули в реве баззеров тревоги и сирен оповещения. Механический голос ВИ дополнял картину локального апокалипсиса:

- Боевая тревога. По местам стоять, к бою готовиться. До герметизации десять минут.

В коридорах и отсеках корабля воцарился хаос. Топот множества людей, бегущих на боевые посты, перекрывался криками и отрывистыми командами. Кто-то прямо на ходу натягивал на себя части скафандра. В раздетом по пояс мужике, который едва не затоптал нас по пути в ангар, я с удивлением узнал старшего инженера Адамса. Неопытная команда, две трети которой впервые ступило на борт "Нормандии" за пару часов до этого похода, просто не успела освоиться на совершенно новом для них корабле. Хорошего в этом было крайне мало, особенно учитывая присутствие СПЕКТРа-турианца. Полагаю, что счет Андерсона к штабным стратегам на Арктуре вырос еще на пару порядков.

Аленко и Дженкинс уже были на месте, умело и быстро облачаясь в боевое снаряжение. Мы с Найлусом присоединились к общему веселью. Учитывая опыт и сноровку, доставшуюся мне от настоящего Шепарда, весь процесс занял не больше сорока пяти секунд. Обернувшись, я встретился с уважительным взглядом турианца, который еще не успел натянуть и загерметизировать перчатки. Один ноль, в пользу Альянса.

Мое внимание привлекла группа техников в гражданских скафандрах, неторопливо ползающая по боевой машине пехоты, занимавшей четвертую часть ангара. Немного поколебавшись, я направился к ним, жестом призывая старшего.

- Лейтенант-коммандер Шепард, командир десантной партии. Представьтесь.

- Старший группы заводских испытателей. Моя фамилия Шеер.

- Что с БМП? Почему машину сопровождают гражданские техники?

Заводчанин обернулся, цепким взглядом окинув мощную боевую машину.

- Два дня назад "Мако" выкатили из сборочного цеха. Это первенец. Никто не знает, как машина поведет себя во время эксплуатации. Испытания серийных образцов еще не проводили. Нас сорвали с мест прямо посреди рабочего дня, наобещав золотые горы после возвращения. Мы даже семьям сообщить не успели! А так, БМП в полном порядке: топливные элементы только что поменяли, боекомплект загружен, ядро протестировано, пушка и пулемет проверены. Бери, да стреляй, если вы, конечно, экипаж найдете.

- Я бы хотел поговорить с вашими людьми. Не возражаете?

Шеер неопределенно пожал плечами, прекрасно понимая, что от его согласия ничего не зависит. Впрочем, все остальные техники уже сами подошли к нам, не заморачиваясь на условности. Один из них, выйдя немного вперед, произнес:

- Что, капитан, хреново дело?

- Хреново, ребят. Совсем хреново. Несколько минут назад наша колония на Иден Прайм подверглась нападению неизвестного противника. Что там сейчас происходит, неизвестно. Связи с гарнизоном нет. Да и гарнизона этого, два батальона мотопехоты и эскадрилья истребителей на планету с четырехмиллионным населением. Мы единственные, кто может им помочь. Больше боевых кораблей Альянса в системе нет. У меня три человека подготовленных для наземных операций, включая самого. У СПЕКТРа своя задача, но, по мере сил, он нам поможет.

Посмотрев на взволнованные лица техников, я продолжил:

- В общем, вот так, мужики. Мне нужна БМП. С экипажем. Приказывать вам, я права не имею. Давить на жалость и сознательность, не хочу. Вы никому ничего не должны. Думайте.

Техники переглянулись. Никаких тайных жестов и перемигиваний я не заметил. Просто двое из них, в ответ на взгляд заговорившего со мной, утвердительно кивнули. Первый тут же обернулся, и произнес:

- Капитан, мы ведь не дети малые. Все понимаем. Да и послужить довелось не меньше вашего, - техник усмехнулся каким-то своим воспоминаниям. - Будет вам экипаж. Да не волнуйтесь, не подведем. На прототипах "Мако" не одну сотню часов накатали. Считай, своими руками его на колеса поставили. Грех такого красавца кому-то другому отдавать. Он как родной уже стал. Жалко.

Я рассматривал лица немолодых уже техников и никак не мог взять в толк, как так получилось, что всего три процента землян готовы служить в армии? Что нужно было сделать, чтобы убить в мужчинах один из основных инстинктов - защитника? Стоявшие передо мной ребята вовсе не показатель. Они явно бывшие военнослужащие, и, скорее всего, успели повоевать. Для них этот шаг очевиден, и его правильность не обсуждается.

Но они исключение. На Земле больше миллиарда безработных. Еще больше тех, кто официально живет за чертой бедности. Вся планета пестрит плакатами с призывами поступать на военную службу. Экстранет забит спамом от вербовщиков Альянса. За службу в армии платят отличные деньги, заработать которые на гражданке может только человек, получивший достойное образование. Дают кучу льгот и привилегий. Но, нет. Люди будут дохнуть с голода, гнить под забором, не имея крыши над головой, пойдут на панель и вступят в уличную банду. Но пойти в армию? Нет, что вы! Это совершенно невозможно! Зря Совет нас опасается, если не предпринять каких-то неординарных шагов, судьба человечества будет под очень большим вопросом.

- Как вас зовут?

Непринужденно улыбнувшись, техник закинул левую руку на голову, изображая несуществующий головной убор, а правой мастерски отдал честь, словно занимался этим большую часть жизни. Скорее всего, так оно и было.

- Первый лейтенант Андрей Кравченко, морская пехота. Старший уорент-офицер четвертого класса Хайнеман и мастер-сержант Саймс, сухопутные войска. В отставке, разумеется.

Козырнув в ответ, я с удовольствием пожал руки всем троим, признавая в них достойных представителей мужской половины человечества. Пусть "половина" - это слишком громкое слово, но пока остался хоть один, которому "не слабо", надежда еще остается.

- Аленко, у нас найдется снаряжение для лейтенанта и его людей?

- Не волнуйтесь, коммандер. У нас имущества на полнокровный взвод десанта. Не обидим бронекопытных. Вот только, как быть с гидросолдатом? Извини, брат, акваланга у нас не имеется.

Нехитрый армейский юмор здорово разрядил гнетущую атмосферу неизвестности. Я был очень благодарен Кайдану, взявшему верную ноту в разговоре с неожиданными помощниками.

Пискнул инструметрон, сообщая о срочном вызове от Андерсона.

- Слушаю.

- Шепард. Над зоной раскопок и Константой мощный слой облачности. Визуальное наблюдение невозможно. В данных условиях, использовать активные сканирующие системы слишком опасно. Пассивными датчиками обнаружены множественные источники теплового излучения. Там что-то горит или взрывается. Так что, обстановка на планете остается неопределенной. Неопознанные корабли идентифицировать так и не удалось. Из анализа данных, полученных пассивными системами наблюдения, можно предположить, что их функции и возможности сопоставимы с земными корветами и истребителями. Станция РЭБ, о которой говорил Прессли, находится на обратной от нас стороне планеты. Мы ее не видим. Но... Джон, ни с чем подобным мы ранее не сталкивались. Ее мощность просто невероятна. К тому же, ты не хуже меня знаешь, что ни одна из рас в пространстве Цитадели не обладает технологией блокировки сверхсветовой связи. Одно можно сказать точно - это не батарианцы.

- Дэвид, вы успели связаться с Арктуром?

Виртуальное изображение Андерсона посмотрело на меня как на убогого.

- Прости, это был глупый вопрос.

- Принимается. До того, как мы вошли в зону активных помех, на Арктур были переданы все имеющиеся данные. В систему Утопии направлена ударная группа Второго Флота. К сожалению, они будут здесь не раньше, чем через восемнадцать часов. Часов через восемь можно рассчитывать на помощь боевой группы коммодора Гарольда. Они на учениях относительно недалеко от нас. Но сил у него не много: носитель, четыре крейсера и два дивизиона фрегатов.

- Ясно. Каков план?

Андерсон на секунду замешкался, выводя на экран моего инструметрона виртуальную карту местности.

- Мы войдет в атмосферу в трехстах километрах севернее Константы. Опустимся ниже уровня наземных радаров и, используя рельеф, подойдем на расстояние двух километров от места раскопок. Ближе не получится, там местность ровная, как стол, и полно гражданских. Твою группу высадим вот в этой точке. Найлуса на полтора километра южнее.

- Андерсон, какой смысл распылять и так ничтожные силы?

- Спроси у него сам. Он мне не подчиняется, идиот чертов. У него, видите ли, задание Совета и он не собирается отказываться от его выполнения.

Было видно, как Дэвид едва сдерживает собственную ярость.

- Мы будем в районе высадки через семнадцать минут. Надеюсь, у тебя все готово.

Андерсон отключился, предоставив мне самому разбираться со строптивым турианцем. Разговор с Найлусом не задался с самого начала. Он не хотел слушать ни просьб, ни предложений. Мои доводы он просто игнорировал. В конце концов, я пришел к выводу, что он принципиально не желает идти с моей группой. Логика в этом была. Идти на боевое задание вместе с людьми, на планете которых режут гражданское население - верный способ нарваться на крупные неприятности. Одно дело - симпатизировать человечеству, а другое - умирать за его интересы. Героическая смерть явно не входила в планы турианского СПЕКТРа. Боюсь, что в этот раз он перехитрил сам себя. Ну, наше дело предложить...

Пока мы болтались в космосе, у меня не было времени подумать о том, что за тонким корпусом фрегата бесконечная черная бездна. Зато при входе в атмосферу, я ощутил все прелести космических полетов. Трясло так, что, попади язык между зубами, доктору Чаквас пришлось бы потратить уйму времени, чтобы пришить его обратно. Ощущение того, что от раскаленной плазмы за бортом тебя отделяет несколько сантиметров обшивки, прямо скажем, ниже среднего. Малейший сбой систем, и участь американских астронавтов с шаттла "Колумбия" нам обеспечена. В момент входа в атмосферу, космические корабли наиболее уязвимы для атаки противника. Одно единственное попадание может привести к практически мгновенной гибели судна вместе с экипажем. По нормативам Альянса, десант на планету с мощной системой планетарной обороны, считается удачным при потере до сорока процентов кораблей первой волны вторжения. Почему-то мне не слишком хотелось проверять такие умозаключения на собственной шкуре.

Но сегодня была не наша очередь умирать. "Нормандия" без проблем незамеченной добралась в заданный район. Потратив несколько секунд на высадку турианца, Джокер с заметным креном вправо стартанул к месту десантирования моего отряда. Здоровенный фрегат, превосходящий размерами любой летательный аппарат моего времени, с завидной легкость несся в нескольких метрах от поверхности. Через открытую аппарель смотреть на это было жутковато.

С трудом оторвавшись от незабываемого зрелища, я связался по индивидуальному каналу с Аленко.

- Кайдан. Присмотри за Дженкинсом. У него слишком много дури в голове. С таким настроем он и сам ни за грош погибнет, и нас с собой заберет.

В ответ лейтенант только кивнул, давая понять, что моя просьба услышана.

- Десять секунд до высадки.

- Ну что, орлы, зададим супостату? За мной!

***

Система Утопии, планета Иден Прайм. 2183 год н.э.

Джокер высадил нас у подножья холма, вместе со своими братьями-близнецами разделившего равнину на две неравные части. Именной за этой грядой "Нормандия" пыталась укрыться со стороны Константы, где наблюдалась максимальная концентрация противника. Лишь забравшись на его вершину, я смог в полной мере оценить задницу, которая нас поджидала впереди. Строго по-научному, данная местность характеризовалась как "равнинная озерно-лесная закрытая сильнопересеченная". Но это по-научному, на русском-матерном ей соответствовали совершенно иные эпитеты, приводить которые я не буду, из природной скромности. Равнина была изрезана оврагами и балками, мелкими озерами и руслами ручьев. Безрадостную картину дополнял мощный растительный покров, состоящий то ли из высокого кустарника, то ли из низкорослых деревьев. Отдельными островами возвышались рощи высоченных растений, которые согласно данным инструметрона, являлись ничем иным, как травой! Ну да, эдакая осока, высотой метров в тридцать.

В районе Константы, располагавшейся в четырнадцати километрах на северо-восток от места высадки, в небо поднимались плотные клубы черного дыма. Видимо, город горел, сильно пострадав от бомбардировок. Даже здесь были слышны отдаленные звуки канонады. Трудно сказать, шел ли там бой, или геты "просто" уничтожали инфраструктуру и гражданское население, с присущей всем синтетикам тщательностью. Уже сейчас можно уверенно сказать, что счет жертв и пострадавших в этой бессмысленной с военной точки зрения мясорубке, как минимум с четырьмя нулями. Но у гетов своя логика, понять которую способен редкий органик.

Место раскопа и базовый лагерь археологов с этой точки были не видны. Но на это я не рассчитывал изначально. Подробнейшие карты местности, обновляемые каждые пять планетарных суток, позволяли с точностью до миллиметра определить изменение местоположения камня, величиной с голубиное яйцо. Конкретно над этим местом спутник прошел тридцать шесть часов назад. Вряд ли за это время рельеф изменился сколь-нибудь существенно. Наличие такой подробной информации, позволило определить наилучшее место наблюдения, еще сидя в ангаре на "Нормандии". Слава богу, хоть об этой малости на Арктуре не забыли. Осталось дотопать туда ножками сквозь девственные "пампасы", по которым еще не ступала нога Белого Человека.

На практике все оказалось не так уж и сложно. Кроны многолетнего кустарника переплелись в плотный монолитный покров, препятствующий проникновению солнечного света. Вся растительность, оказавшаяся в их тени, попросту вымерла. Почва была усыпана толстым слоем прелой листвы, сквозь который не пробилось ни единого зеленого ростка. Те, кто бывал в еловых насаждениях, без труда поймут меня. Первое время мы передвигались с осторожностью, опасаясь, что геты могли заметить пролет "Нормандии". Минут через пятнадцать плюнули на это неблагодарное дело. Нет тут никого! Да и быть не может. У Сарена четкая цель, не так много сил и ОЧЕНЬ мало времени, чтобы отправлять боевые подразделения к черту на кулички. Здесь можно спрятать танковую дивизию, и никто ее не найдет, пока по чистой случайности не выйдет из дремучих дебрей к входу в штабную палатку.

Карта не подвела. Место раскопок было видно идеально, при этом мы оставались надежно укрытыми от визуального наблюдения. За двести лет с момента моего рождения, системы слежения и обнаружения совершили гигантский скачек вперед. По существу, основная задача боевых скафандров, в которые были облачены я и мои спутники, сводилась к экранировке всех мыслимых и немыслимых видов излучения, исходящих от человеческого тела. Идеальный вариант, когда солдата невозможно отличить от окружающей местности. Не увидеть, а распознать по косвенным признакам. Грубо говоря, противник, глядя в объектив тепловизора, не должен отличить человека от рядом стоящего дерева. Именно на это уходила большая часть энергии скафандра и вычислительной мощности его ВИ. Все остальные функции вторичны. Если вы видны за тридевять земель, никакая броня не спасет. В лучшем случае, противник просто убежит, заранее узнав о вашем появлении. В худшем, вас поджарят до того, как вы кого-либо увидите.

Раскоп представлял из себя рукотворную воронку, глубиной пятнадцать и диаметром около ста пятидесяти метров. На дне котлована были видны остатки некоего сооружения, напоминающего греческий амфитеатр. Оставалось только гадать, что за чудесный материал, способен сохранять неизменные свойства на протяжении пятидесяти тысяч лет. Даже от современных Шепарду мегаполисов, по истечении такого значительного времени, не осталось бы даже курганов, не говоря о каких-то целостных конструкциях. Возможности архитекторов протеан не просто превосходили известные какой-либо из рас пространства Цитадели, они стояли на принципиально ином уровне. А ведь для них эта постройка не была чем-то неординарным!

Центр котлована венчала монолитная плита в форме окружности. В полном соответствии со сценарием игры, она была пуста. Артефакта тут не было. Его вывезли задолго до нашего появления. На месте раскопок копошилось с десяток мобильных платформ гетов. И, разрази меня гром, если я понимаю, что они там делают! Повторюсь, артефакта протеан тут нет! Цель достигнута. Что им тут делать? Допустим, они устанавливают "зубы дракона" или закладывают взрывчатку. Вопрос, зачем? Зачем это делать, если в конечном итоге они собираются уничтожить весь прилегающий район атомной бомбой? Я не понимаю. И, скорее всего, не понимаю не я один. Это синтетики, логика которых принципиально отлична от человеческой. То, что кажется нам бессмысленным, для них является непреложной истиной в последней инстанции.

- "Нормандия", "Молот" на связи. Это геты. Артефакта нет. Выдвигаюсь в район лагеря археологов. Будьте готовы к ракетному удару по координатам раскопа.

Спрессованное и заархивированное до ничтожных размеров, мое сообщение единым миллисекундным импульсом отправилось на "Нормандию". Спустя несколько секунд пришел ответ, подтверждающий получение и готовность к поддержке моих действий. Абсурд. Мой скафандр, не говоря о фрегате, обладал новейшими системами связи, но даже с Аленко, который был в нескольких шагах от меня, я был вынужден общаться жестами. Такова расплата за технический прогресс. О чем говорит запеленгованный передатчик? Правильно! По его координатам находится штаб или, как минимум, один из командиров противника. Какова может быть реакция? Палить туда из всего, что есть под рукой! Штабы и офицеры противника - первоочередная цель любого солдата. Связь - это риск, но риск обоснованный. Не будь ее, моя группа осталось бы один на один с полчищами гетов.

По прямой до лагеря археологов было не больше семисот метров, но, из-за особенностей рельефа, он был скрыт от наблюдения. Ближайшая точка обзора, позволявшая без неуместного риска оценить обстановку, была почти в километре от нас. Ясно только одно - в том направлении что-то горит, причем горит нечто рукотворное. Характерная вонь горелого пластика подавляла все остальные запахи.

На этот раз мы передвигались значительно осторожнее. Противник был в непосредственной близости, превосходя нас числом и огневой мощью. У меня не было ни малейшего желания встречаться с ними. К сожалению, наши желания не всегда соответствуют реальности. Через чащу кто-то ломился. Нет, это не то слово! Слон в посудной лавке производил неизмеримо меньше шума. Готов побиться о заклад, что этот кто-то хорошо мне знаком. С другой стороны компьютерного монитора, разумеется. Эшли! Самое печальное в этой ситуации, что Уильямс бежала прямо на нас, не оставляя ни единого шанса уклониться от встречи.

Честно говоря, я тешил себя надеждой, что иду с некоторым опережением графика и по иному маршруту, чем это делал настоящий Шепард в компьютерной игре. Увы, это была иллюзия. Кто бы ни выдумал сценарий происходящего вокруг меня, возможности принципиального выбора ПОКА он мне не предоставил. Поймите меня правильно, я не испытываю неприязни к Эшли Уильямс, но ее спасение могло обернуться провалом всей операции. Понимаете, это в игре, после уничтожения нескольких дронов, геты спокойно продолжали заниматься своими делами. А здесь? Это игра? Сомневаюсь. Более того, конкретно в этот момент не имею ни малейшего желания проверять так это или нет.

И все же, Уильямс бежала. Бежала прямо ко мне, не оставляя никакого выбора. На принятие решения оставались считанные секунды.

- Кайдан, вяжем. Тихо и живьем.

Лейтенант кивнул, соглашаясь с моим решением. Мы синхронно сместились, заняв удобные позиции в зарослях кустарника. Дженкинс остался на подстраховке метрах в пяти от нас, контролируя пространство за спиной. Сама процедура "вязания" заняла не больше пары секунд. Уильямс бежала вперед, не разбирая дороги и не оглядываясь по сторонам. Моя подсечка стала для нее неприятным сюрпризом, осознать всю прелесть которого она даже не успела, поскольку ее голова встретилась с коленом Кайдана, закованным в броню боевого скафандра. После такого "свидания", не потеряет сознания разве что кроган.

Не тратя времени на разговоры, мы подхватили бесчувственное тело девушки, оттаскивая его в сторону от прогалины в кустарнике. К сожалению, скрыть следы нашего присутствия мы уже не успевали. Всего через несколько секунд появились преследователи. Можно сколько угодно говорить, что все дроны - тупые железяки. Что они не противники настоящему солдату. Возможно. Вот только я сильно сомневаюсь, что кто-либо из органиков смог бы за пару секунд осознать, что следы преследуемого им человека неожиданно разделились, проанализировать это и принять верное решение. Дроны смогли.

Но быстрая реакция их не спасла, да и не могла спасти. Что такое десять метров для автомата, эффективная дальность которого не меньше четырехсот? Ничто. Две очереди в упор, оборвали их бессмысленное существование, одновременно оповестив всех ближайших гетов о нашем присутствии. Оставалось дождаться их ответа.

Если бы геты задумали полноценное вторжение, то нас бы ждали большие неприятности. Но атака на Иден Прайм не была вторжением. Это была диверсионная акция, направленная на захват конкретного объекта. Как может повлиять потеря пары дронов в десятке километров от места основных событий на выполнение главного задания? Никак. Очевидно, что планируя атаку на планету, Сарен и геты обладали исчерпывающей информацией о силах, средствах и местах дислокации гарнизона. В противном случае, все небо было бы испещрено сотнями обломков их кораблей. Итог был бы прежним, только цена успеха неизмеримо выше. Однако, все говорит о том, что нападение было абсолютно неожиданным, молниеносным и сокрушительным. Что это означает? То, что ВСЕ, сколь-нибудь значимые, силы гарнизона были блокированы, связаны боем или уничтожены в первые минуты атаки. Оказать существенное влияние на ход сражения попросту некому. О том, что у Альянса имеются корабли, способные незаметно проскользнуть сквозь их системы обнаружения, они еще не знают. Кто может помочь одиночному солдату посреди непролазной чащобы? Только небольшая группа неожиданно смелых гражданских. Больше тут никого нет и быть не может. Опасна ли группа гражданских и одиночный солдат, только что потерявший всех своих товарищей? Возможно. Через пару дней, разобравшись в обстановке, используя знание местности... Угу. Нет никаких пары дней. Есть несколько часов, после чего геты покинут планету, оставив на месте столичного поселения пару радиоактивных воронок.

Как бы там ни было, реакции гетов не последовало. Во всяком случае, мы ее не заметили. И все бы хорошо, вот только Уильямс, вместе со скафандром, весила килограмм сто пятьдесят. Три мешка с картошкой, да еще и цепляется за каждый куст. Оттащив сержанта метров на триста, я решил, что с нас достаточно. Положив тело на землю, мы вкололи ей лошадиную дозу панацелина, рассчитывая на его чудодейственные свойства. Почему не сработала ее аптечка, и чем был занят ВИ скафандра, оставалось только гадать. Ширпотреб. Обеспечить массовую армию качественным снаряжением конечно можно, вот только делать это никто не будет. Зачем, если можно купить дешевый аналог и спихнуть его в дальний гарнизон, подальше от глаз большого начальства, положив разницу себе в карман. Это, братцы, не фантастика, это - реальная жизнь, в которой кушать хочется даже самому последнему чиновнику.

Надо понимать, что пробуждение Эшли было не самым приятным моментом в ее жизни. Очнуться одной посреди леса в окружении трех неизвестных военных, и все это после затяжного марафона по пересеченной местности с боевыми дронами гетов в качестве препятствий... Я бы заволновался. Впрочем, стальные объятья двух натренированных мужиков, усиленные экзоскелетом скафандров, не оставили ей особенно богатого выбора.

- Спокойно, сержант, мы свои. Успокойся ты, а то я тебя успокою! Лейтенант-коммандер Шепард, фрегат "Нормандия". Да уймись ты, мать твою. Хотел бы тебя шлепнуть, давно бы это сделал. Я что, сильно на гета похож?

Последний аргумент показался девушке наиболее весомым.

- Сержант Эшли Уильямс, командир отделения 212 взвода 43 отдельного мотопехотного батальона.

- Молоток, сержант, только что ты выдала все тайны, которые тебе доверило начальство. Да уймись ты, героиня хренова. Раньше надо было по сторонам смотреть и кулаками махать.

Под непроницаемым забралом боевого скафандра, различить эмоции Уильямс было нереально, но, скорее всего, она была на грани нервного срыва.

- Успокойся Эшли, мы и вправду свои. Извини, если обидел. Потом поквитаемся, обещаю. Мне нужна информация об артефакте, который откопали недалеко отсюда. Что с твоим подразделением? Что происходит в лагере археологов?

Девушка заметно расслабилась, оставив попытки вырваться из наших рук.

- Может вы меня, наконец, отпустите, раз такие хорошие парни?

- Давай ты еще минут пять полежишь и подумаешь, окей? Не хочу бегать за тобой по всему лесу.

Эшли хмыкнула, окончательно успокоившись.

- Вчера артефакт привезли и поставили в легкосборном ангаре на северной окраине лагеря. Что с ним стало сейчас, я не знаю. Шесть дней назад наш взвод перебросили на охрану археологов. Подробности мне неизвестны. Час назад напали эти твари. Большинство наших ребят погибли мгновенно.

Уильямс на секунду умолкла, пытаясь побороть боль от гибели близких ей людей.

- Они накрыли наши вагончики одной единственной ракетой. Одной! Я сама это видела. Там сейчас воронка метра три глубиной. Проклятые твари! Выжили только те, кто был в караулах. Потом прилетели десантные боты и эти чертовы дроны. Их было раз в десять больше, чем нас. А у меня даже гранат нет! Хорошо хоть термозарядов выдали. Половину боекомплекта! Мы пытались связаться с Константой, но они забили помехами все частоты. Заряды кончились минут через десять, я приказала отступать в лес. Самой себе. Все остальные погибли.

М-да, приемники термозарядов автомата и пистолета Эшли были девственно пусты. Воюйте за Родину, солдаты! ... Если найдете чем! Кто-то в высоких штабах на Арктуре очень крупно облажался. ОЧЕНЬ крупно. И я приложу все силы, чтобы выяснить, кто именно.

- Эшли, вспомни, были ли в лагере офицеры Службы Безопасности Альянса? Хорошенько подумай, они могли быть среди ученых.

Сержант надолго задумалась.

- Нет, сэр, если они и были, об их присутствии мне ничего не известно.

Все страньше и страньше. Но вслух я произнес совсем другие слова.

- Идти можете, а то мы вас приложили не жалеючи.

- И воевать смогу, если зарядов подкинете.

Я сейчас промолчу про крепкие солдатские головы.

- Подкинем. Для красивой девушки ничего не жалко.

Уильямс недовольно фыркнула, изображая негодование. Откуда я мог знать, что она красивая? Ну, помимо того, что я видел ее виртуальную модель в игре? Учитывая достижения современной Шепарду генной инженерии, встретить некрасивую девушку достаточно сложная задача. Надо быть очень "удачливым" парнем. Говорят где-то в дальних колониях и заповедных местах на Земле, есть целые общины, игнорирующие прогресс медицины и генетики. Мол, дело это не богоугодное, поскольку Господь создал человека по своему образу и подобию, стало быть, менять ничего не нужно, все и так идеально. Видать, с другими расами у него ошибочка вышла. Как по мне, так это чушь полная. Вместо когтей, зубов и теплой шерсти, Бог наделил людей разумом. Если с помощью этого дара человек придумал что-то, что может сделать его чуточку лучше, то почему нет?

От лагеря археологов мало что осталось. Относительно целыми выглядели три стандартных модуля первопоселенцев на северной окраине, да и те смотрелись не лучшим образом, сильно поврежденные в результате взрыва ракеты и последующей перестрелки. Сборный ангар, о котором говорила Эшли, внешне казался практически в идеальном состоянии. Разве что осколками поцарапало. Створки ворот были закрыты не полностью, оставляя узкую щель посередине. Но разобрать, что именно находится внутри, было абсолютно невозможно. Придется все же туда идти, иначе я потом никому не смогу объяснить, с чего вдруг сорвался в космопорт. Тьфу, млин, а так не хотел светиться раньше времени! Стоит гетам всерьез озаботиться присутствием боеспособного и агрессивного отряда, как от нас мокрого места не останется. Я бы на их месте вообще не заморачивался, пальнул бы по квадрату из главного калибра "Властелина", и адьес, капитан Шепард.

Мобильных платформ гетов в лагере не было. Зато я насчитал штук пятнадцать "зубов дракона" с нанизанными на них телами солдат и ученых. Времени с начала атаки прошло не так уж много, и полностью превратиться в хасков они не успели. Но я сильно сомневался, что даже в таком виде они не обратят внимания на наше присутствие. Оставлять этих тварей в живых никак нельзя.

- Боже, да они еще живы!

Эшли заметила, как шевельнулось одно из тел, насаженных на "зубы", и не смогла удержаться от возгласа.

- Ну, если считать живым существо, вся вода в котором замещена нанитами, то да - они живы.

Уильямс непонимающе уставилась на меня. Я едва удержался, чтобы не треснуть кулаком ей по шлему.

- Очнись, сержант! Пора бы уже и голову включить. Как долго проживет человек, которого проткнули насквозь трубой, сантиметров тридцать в диаметре? Это хаски, Эшли. Пушечное мясо гетов. Безмозглое полусинтетическое чудище, способное только убивать. Твоих друзей больше нет. Мне жаль.

Не хотел бы я быть на месте Уильямс. Поверьте, зрелище погибших товарищей, тела которых даже после смерти не оставили в покое, не самое приятное, что можно увидеть даже на войне. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы привести мысли и чувства в относительный порядок. Молодец, девочка, не каждый мужик так сможет. Она кивнула и отвернулась в сторону лагеря, продолжив наблюдение за противником.

Пора было что-то решать.

- Отряд, слушай приказ. Уильямс и Дженкинс, останетесь здесь, прикроете нас огнем.

Я вытащил из магнитного захвата свой "Хищник" и передал девушке. Не люблю я снайперских винтовок. Не мое это. Радует, что хоть не зря тащил. Надежда на встречу с Эшли, была единственной причиной, по которой я захватил с собой эту железяку.

- Справитесь, сержант?

В ответ девушка только кивнула.

- Хорошо. По моему сигналу начинаете отстреливать хасков. "Нормандия" нанесет ракетный удар по месту раскопок. Не хочу, чтобы нам ударили в спину в самый неподходящий момент. Будьте предельно внимательны. Следите за воздухом, геты могут выслать подкрепление. Они не должны свалиться нам на голову неожиданно. Мы с Кайданом проведем зачистку. Не жалейте зарядов. Хаски очень живучи. Лучше потратить лишнюю пулю, чем оказаться в лапах этих тварей. Даю три минуты на подготовку. Свободны.

На то, чтобы скрытно занять позиции поближе к лагерю археологов, у нас с лейтенантом ушло минут пятнадцать. Возможности хасков я представлял себе довольно смутно. Не хотелось рисковать, раньше времени обнаружив себя.

Пришел сигнал с "Нормандии", подтверждающий готовность к пуску ракеты.

- Огонь!

Мгновение, и тишину девственного леса нарушили едва различимые хлопки выстрелов снайперских винтовок. Мастерству наших стрелков можно было только позавидовать. Заранее распределив цели, они, как в тире отстреливали хасков, еще не успевших снять себя с "зубов дракона". Особенно эффектно смотрелись попадания "Богомола" Дженкинса. Тяжелая пуля, разогнанная массускорителем винтовки до сверхзвуковой скорости, буквально на куски разрывала тела не закончивших трансформацию хасков. Впрочем, особенного ума стрельба с двухсот метров по неподвижной цели не требовала. В этом и суть умений командира - создать наилучшие условия для своих солдат, заставив противника воевать по своим правилам.

Откуда-то с юго-запада послышался шелест приближающейся ракеты. Спустя миг в направлении раскопа раздался оглушительный хлопок, а еще спустя полторы секунды чудовищной силы взрыв. Если бы не фильтры боевого скафандра, мы точно оглохли. Но на нашу долю хватило и других впечатлений. Тряхнуло и подбросило вверх, как при мощном землетрясении. Довелось мне и такое испытать, еще будучи в собственном теле. Потом докатилась ударная волна, прижавшая верхушки высоченных кустов к самой земле, подняв в воздух тучи пыли и мусора. Вакуумная боеголовка, эквивалентом в девятьсот килограмм тротила, превратила место раскопок в кратер огнедышащего вулкана. Андерсон решил не мелочиться, гарантированно устранив проблему гетов в нашем тылу.

Вот только щедрость капитана "Нормандии" едва не вышла нам боком. Воспользовавшись секундным замешательством снайперов, оставшиеся хаски ломанулись толпой напрямую к их позиции, едва различимые за пылевой взвесью. Не будь нас с Кайданом, они бы успели проскочить открытое пространство и укрыться в зарослях. Но такого подарка мы им не предоставили. Фланговый огонь двух автоматов, прошелся по их рядам, как коса смерти. Картину разгрома дополнила туша хаска, поднятая в воздух биотикой Аленко. Со страшной силой лейтенант бросил его прямо под ноги бегущим синтетическим "зомби". Если это дьявольское отродье не подохло сразу, то целых костей у него точно не осталось.

Кстати говоря, Шепард тоже был биотиком. Причем невероятно сильным. Но у его дара была одна очень странная особенность. Он, а стало быть, и я, мог создавать поля эффекта массы не далее тридцати сантиметров от своего тела. Это отклонение было подвергнуто тщательному исследованию, доведя самого капитана до бешенства после почти трехмесячного пребывания под непрерывным надзором полусумасшедших ученых. Разумного объяснения этому феномену так и не нашли, что и не удивительно. Наука о биотике до сих пор остается не более чем шаманскими плясками с бубном возле языческого идола. Но странности дара, не мешали создавать вокруг тела биотический барьер совершенно невообразимой мощи. Если верить данным исследований, он был способен выдержать разовое попадание из 155мм пушки "Мако". Правда, от смерти это все равно не уберегло бы. Почему? Потому, что после такого попадания Джона ждал незабываемый полет, длиной метров в двадцать, после которого его пришлось бы отскребать от места приземления. Зато в ближнем бою Шепарду равных нет. Удары, усиленные биотикой, были воистину сокрушительны. В этом на собственном опыте убедился воитель кроганов, в буквальном смысле размазанный по переборке пиратского корабля, чьим капитаном он являлся по своей недальновидности.

Но использование биотики в современном бою крайне опасно. Это связано с внешними эффектами ее применения. Голубоватое сияние барьера или крохотные молнии, окружавшие биотиков в момент использования дара, были как красная тряпка для быка. Любой уважающий себя солдат, считал своим долгом немедленно выстрелить в том направлении. Даже громадная мишень на лбу, с гигантской неоновой вывеской "Стрелять сюда!", были менее вероятным способом схлопотать пулю. Слишком уж страшным противником мог стать своевременно необнаруженный биотик.

- Осмотреться!

- Чисто.

- Чисто.

- Противника не наблюдаю.

Выждав несколько секунд, мы с Кайданом двинулись вглубь лагеря, попеременно прикрывая друг друга. Я не жалел зарядов даже на контроль заведомо мертвых хасков. Еще не хватало, чтобы они "ожили" у нас за спиной. Лучше перебздеть, чем обос... Хм... Короче говоря, лучше не рисковать.

Если бы у хасков хватило ума укрыться в развалинах, и навязать нам ближний бой, вместо того, чтобы бежать в лоб на снайперскую позицию, с зачисткой лагеря могли бы возникнуть серьезные трудности. Уж больно много их было. К счастью, недостаток времени на трансформацию, не лучшим образом отразился на их мыслительных способностях.

Все уцелевшие жилые модули были вскрыты еще до нашего появления. Внутри мы обнаружили несколько обугленных трупов, непригодных даже для превращения в синтетических зомби. Все оборудование было приведено в полную негодность. Блоки памяти геты, скорее всего, забрали с собой. Ангар, где, по словам Эшли, некоторое время хранили артефакт, был абсолютно пуст. В полном соответствии со сценарием игры. Вот только ученых, которые сказали Шепарду о том, что его увезли в космопорт, тут не было! Передо мной в полный рост стала проблема, каким образом объяснить, почему я считаю, что искать маяк нужно именно там.

За своими тяжкими думами, я не заметил, как вышел в самый центр небольшой площадки перед воротами в ангар. Кайдан немного замешкался возле входа, что-то пристально разглядывая на земле. В этот момент эфир взорвался предостерегающими криками наших снайперов:

- Воздух!

- Дроны!

- В укрытие!

Никогда не знал, что умею так быстро бегать! Усилием воли окутав себя биотическим барьером, я гигантскими прыжками поскакал к ближайшему жилому модулю. Любой кенгуру удавился бы от зависти глядя на меня! Вот только вагончик был обращен ко мне тыльной стороной, не имевшей ни окон, ни дверей. Оббежать его по кругу я явно не успевал. Небольшой шанс на выживание оставлял только крохотный просвет между дном модуля и землей. Странно, что мы его раньше не заметили.

Боковым зрением я зафиксировал не меньше четырех дронов, летящих в нашу сторону метрах в десяти над кронами кустарника. Отставая на пару километров от них, со стороны Константы к лагерю приближалась большая черная точка. Десантный бот!

- "Нормандия" у нас...

Договорить я не успел. В том месте, где только что был корабль гетов, в небе скрестились два тонких фиолетовых луча, голубоватой вспышкой мигнул погашенный щит, и тут же расцвел огненный цветок взрыва. Андерсон и ВИ фрегата не лаптем щи хлебали, сдвоенным попаданием П.О.И.С.Ка разнеся бот на куски.

Мгновением позже я рыбкой нырнул в просвет под вагончиком, немыслимым образом извернувшись, ужом проскользнул в узкую щель, умудрившись ничем не зацепиться. В быстром темпе орудуя руками и ногами, я постарался заползти как можно глубже, надеясь, что с другой стороны есть лаз наружу. Увы, у моего убежища был единственный выход, через который я только что пролез. Больше того, я застрял!

Между тем на улице разгоралась нешуточная перестрелка. Автомат Аленко, успевшего укрыться за грудой контейнеров возле ангара, бил длинными очередями на расплав ствола. Выстрелы винтовок Уильямс и Дженкинса были не слышны, зато результат их попаданий оказался весьма громким. С незначительным интервалом послышалось сразу два взрыва, сопровождавшихся шумом падения. Прямо над моим укрытием, со страшным свистом пронесся какой-то объект, спустя миг врезавшийся в землю метрах в десяти от модуля. Автомат Кайдана сразу умолк. Вот и думай, что там случилось. То ли нашим крышка, то ли гетов всех побили.

Мои попытки высвободиться, наконец, дали ощутимые результаты. Я смог немного отползти назад, где было заметно больше места. Нужно было повернуться лицом к выходу, пока мне не отстрелили задницу! И я почти сделал это, когда всей кожей ощутил пристальный взгляд в спину. Мля, хаск! Черт, как я его сразу не заметил! Сказать, что я испугался - это серьезно покривить душой. У меня сердце остановилось от ужаса! Уже понимая, что, скорее всего не успеваю, я перекатился на спину и направил чудом возникший в руках пистолет в сторону врага.

- О Боже!!!

Как я успел среагировать, до сих пор понять не могу. Баба! То есть женщина. Живая!

- Ух, еп... онский бог!

- Мамочка, не надо!!!

Я пару раз глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Помогло не сильно, но у меня, наконец, хватило ума опустить пистолет. Отдышавшись, я заговорил, сам не узнавая собственного голоса:

- Я бы на вашем месте пошел в церковь и поставил свечку. Очень большую свечку. Пудов на пять. Не меньше!

- Что?!

- Я говорю, не бойтесь, мы свои. Лейтенант-коммандер Шепард, ВКС Альянса.

- О Господи...

- Вы мне льстите.

- Что?

В динамике шлема раздался голос Аленко:

- Шепард! Живой?

- Не дождетесь.

- Противник уничтожен, можешь вылезать.

- Кайдан, иди сюда, мне нужна помощь. Здесь выжившая.

- Иду.

Чтобы выбраться наружу, мне потребовалось несколько минут и моральная поддержка лейтенанта. Как я туда втиснулся, да еще и слету, остается загадкой. Пришлось снимать автомат, закрепленный в магнитном захвате на спине. Вместе с ним я никак не мог пролезть в узкую щель! Да, коктейль из страха, адреналина и желания выжить творит настоящие чудеса!

Вслед за мной из укрытия без труда выбралась женщина. На вид ей было лет тридцать пять - сорок. Короткие рыжие волосы, заплаканное лицо, вымазанное в саже и земле, неопределенного цвета комбинезон, прорванный во многих местах. На лбу здоровенная шишка, уже начавшая синеть. Но ведь жива!

- Будем знакомиться? Я уже представился, но могу повторить...

- Нет, нет. Не стоит, коммандер. У меня хорошая память.

- Итак, вы ...

- Доктор Уоррен. Саманта Уоррен. Я руководитель раскопок. Это лагерь археологов...

- Я знаю, доктор. Неделю назад вы откопали протеанский маяк. Боюсь вас огорчить, но вы там больше ничего не отыщите. М-да, если вообще сам раскоп сможете найти. Нас послали специально, чтобы забрать артефакт. Где он?

- Его увезли за пару часов до атаки гетов. Мы подготовили маяк к транспортировке, и отправили в космопорт. Я думаю, он еще на станции монорельса. Вряд ли его успели погрузить так быстро.

- Спасибо. Я сейчас вернусь, подождите немного.

Я отошел в сторону, чтобы надиктовать сообщение на фрегат:

- "Молот" "Нормандии". Обнаружил выжившую. Доктор Саманта Уоррен, руководитель раскопок. Артефакт отправлен на станцию монорельса. Это не вторжение. Геты ищут то же, что и мы. Противника не наблюдаю. Жду коробочку.

Подтверждение пришло секунд через двадцать. Я повернулся к Аленко и проговорил:

- Пусть Дженкинс и Уильямс сворачиваются. Через четыре минуты сбросят коробку. Мы уходим, нельзя терять времени.

Кайдан кивнул, и отошел в сторону.

- Саманта, у меня к вам еще вопрос. На раскопках были офицеры СБА?

- Нет, коммандер. Из Службы Безопасности со мной никто не связывался. Когда мы обнаружили маяк, я сразу же сообщила руководству своего университета. Через несколько часов приехали солдаты, оцепили зону раскопок и наш лагерь. Больше никого не было.

- Может кто-то из ученых?

- Нет, что вы. Своих сотрудников я знаю много лет. Со многими училась вместе. Знаете, в археологи идут люди с особым складом характера. Здесь случайных попутчиков не встретишь.

- Как много людей знает об артефакте?

- Трудно сказать. Никто не делал из этого секрета. Это же колония, Шепард. Здесь все друг друга знают. Если кто-то из моих людей рассказал об этом местным, считайте, что о находке известно всей планете. Доступ в зону раскопок ограничили, но контактов с жителями нам никто не запрещал!

- Хорошо, спасибо.

У меня слишком мало информации, чтобы сделать правильные выводы. Ясно одно, вся эта история с нападением на Иден Прайм насквозь шита белыми нитками. В руководстве Альянса сидит крот. Причем сидит где-то очень и очень высоко. И у него есть рука в СБА. Кто-то, кто в состоянии на значительный срок придержать информации о находке исторического значения. Лично я, даже представить себе не могу, как такое возможно технически.

Мои безрадостные размышления были прерваны пролетом "Нормандии". Джокер сбросил БМП с ювелирной точностью, доступной только настоящим асам своего дела. Хорошо, что этот парень работает на нас, а не на Жнецов с их прихвостнями. "Мако" плавно приземлился на все шесть колес в самом центре помеченной мной площадки. Мехвод боевой машины своим мастерством не уступал пилоту фрегата.

- Уоррен. Поймите меня правильно, я не могу взять вас с собой. Это слишком опасно. Оставить с вами одного из своих людей, я тоже не могу. Вам придется самостоятельно добраться вот до этой точки. Здесь вас сможет подобрать наш корабль. Вот вам пистолет и пару магазинов. Против гетов он не поможет, но от диких зверей в случае чего отобьетесь. Простите, но больше ничем вам помочь не могу.

- Что вы, коммандер. Я уже взрослая девочка. Справлюсь. И ... спасибо, что не успели выстрелить!

- Будьте осторожны.

В этот момент меня оглушил устрашающей силы рев. Стоя лицом к БМП и всему остальному отряду, я не мог видеть того, что творилось в небе над космопортом. Зато отчетливо видел отвисшую челюсть доктора Уоррен. Если честно, я сильно сомневался, стоит ли мне оборачиваться.

- Мать твою...

Вот уж не знал, что всегда уравновешенный Аленко способен на такие эмоции.

Все, что я видел до этого, меркло перед открывшимся зрелищем. В космопорте садился Жнец! Из-за плотной облачности, рассмотреть его приближение заранее было невозможно. Мы не могли видеть, как он из маленькой точки, едва различимой на небосклоне, по мере приближения к поверхности медленно рос в размерах, пока не превратился в двухкилометровый сверхдредноут. Для нас это выглядело иначе. Из густых облаков, больше похожих на вспененное бурей море, показались гигантские щупальца, вслед за которыми медленно и величественно выплыло массивное тело "Властелина", напоминающее громадного кальмара. Картина была настолько сюрреалистична, что выбила из колеи даже бывалых солдат.

- ЗАПИСЬ! Включайте запись! Андрей, врубай регистратор ОЭПС! БЫСТРЕЕ!

Кравченко уставился на меня непонимающим взглядом, а потом буквально провалился в командирский люк БМП. Спустя несколько мгновений, все датчики оптико-электронной прицельной системы "Мако", возможности которой многократно превосходили аналогичные системы наших боевых скафандров, подобно губке начали впитывать бесценную информацию о параметрах Жнеца. В топку артефакт! За такую запись Хакет лично расцелует мои грязные булки!

- Уоррен, немедленно уходите отсюда!

Женщина посмотрела на меня совершенно ошалевшими глазами. Ох, как я ее понимал! Мне пришлось сильно встряхнуть впавшего в ступор археолога, чтобы смысл моих слов, наконец, дошел до ее сознания. По-детски всхлипнув, она развернулась и побежала в сторону холмов. Надеюсь, что с ней все будет в порядке.

С трудом дождавшись посадки "Властелина", я гаркнул во всю мощь своих новых легких:

- Уходим! По машинам!

И первым прыгнул в тесное нутро десантного отделения БМП.

- Кравченко! Гони на станцию монорельса. Здесь одна дорога, не промахнешься! Жми на всю железку!

Едва нога Аленко, шедшего замыкающим, коснулась пола боевой машины, "Мако" рванул вперед, ускоряясь с каждой секундой. Слава богу, люки можно было закрыть дистанционно.

- Шепард, по дороге туда езды минут двадцать! Если пойдем напрямик, будет вдвое короче!

- А не убьемся? Это тебе не на Титане по метановым озерам глиссировать!

- Обижаешь, коммандер. Нашему малышу здешняя растительность не помеха.

- Давай! Только учти, Шумахер, угробишь подвеску, на своем горбу нас потащишь!

В динамике ТПУ послышался задорный смех командира бээмпэшки. Вот уж не думал семикратный чемпион мира по Формуле-1, что спустя столько времени его имя станет нарицательным.

- Держитесь крепче. Щас немного потрясет!

Вы когда-нибудь бывали внутри стиральной машинки? Работающей. Теперь я понимаю, как чувствуют себя штаны внутри барабана, крутящегося с бешеной скоростью. Удовольствие ниже среднего. Намного ниже! Мако несся через кусты как взбесившийся носорог, оставляя за кормой широченную просеку. Иногда, рыкнув ракетными ускорителями, боевая машина совершала умопомрачительные прыжки, сходу преодолевая широкие овраги и балки. В такие моменты, я особенно сильно жалел о плотном завтраке Шепарда. Вход фрегата в атмосферу, казался безобидным детским развлечением. Если бы не прочные ремни безопасности и страхующие магнитные захваты, десантное отделение превратилось в подобие миксера, в котором нам была уготована участь измельчаемых продуктов.

- Кравченко. Высадишь нас вот в этой точке. Сам займешь позицию на противоположном фланге. По моему сигналу поддержишь огнем. Без команды ближе, чем на сто метров, к станции не подходить. Понял? Продумай маршруты отхода, возможно, придется уносить ноги!

- Понял. У вас минут пять, не больше.

Я подключил к трансляции остальных членов отряда:

- Отряд, слушай сюда. У нас мало времени, придется рисковать. Действуем по старой схеме. Выходим на точку, наблюдаем десять минут. На зачистку идем я и Аленко. Эшли, Ричард. Вы наши глаза, уши и основная ударная сила. Наша с лейтенантом задача заставить противника проявить себя, ваша - уничтожить. Что бы ни случилось, артефакт необходимо найти. Не получится у нас, закончите вы. Если геты готовы ради него разнести полпланеты - значит, это очень важная штука! Вопросы есть? Вопросов нет! Готовьтесь.

Главную космическую гавань Иден Прайм изначально строили с большим заделом на будущее. Идеальные условия планеты-сада гарантировали колонии неуклонный рост населения и его потребностей. Линия монорельса, кольцом опоясывая громадную площадь космопорта, должна была обеспечить быструю доставку пассажиров и грузов к главному терминалу, в непосредственной близости от Константы. Но сейчас возможности комплекса не использовались даже на четверть. Большая часть посадочных площадок и линейных терминалов монорельса постоянно пустовала, лишь изредка посещаемые обслуживающим персоналом. Как назло, нужная нам станция относилась к активно используемым местными жителями.

С нашего импровизированного наблюдательного пункта, открывался ужасающий вид на разгромленный космопорт. Ближайшие посадочные площадки были в буквальном смысле завалены горящими обломками уничтоженных кораблей. Гражданских кораблей! Сотни взорванных и искореженных остовов транспортов, лихтеров, шаттлов и прочей портовой мелочи. О том, сколько людей могло здесь погибнуть, я даже не пытался представить, но, что разговор должен идти о тысячах, совершенно очевидно. Всего в десятке километров от нас, прямо в центре этого "кладбища", гигантской колокольней возвышался Жнец. К нему ежесекундно подлетали десантные боты гетов, по очереди втягиваясь внутрь громадного живого корабля. Завораживающая картина катастрофы, постигшей Иден Прайм, заставляла в страхе сжиматься сердце, подавляла волю и желание сражаться.

Сама станция представляла из себя прямоугольную открытую бетонированную площадку длиной метров сто и шириной двести. По большей части, она была пуста, лишь с десяток крупногабаритных контейнеров были расставлены на значительном удалении друг от друга. В самом центре, неподвижными статуями замерли два автоматических погрузчика. На восточной окраине, к площадке примыкало двухэтажное здание, больше всего похожее на стеклянный куб. Видимо, линейный диспетчерский пункт или что-то похожее. Удивительно, но стеклянные стены практически не пострадали. О присутствии гетов, напоминало только десяток "зубов дракона", с насаженными на них телами хасков, и два обугленных трупа возле входа в здание. Особой пикантности придавал мертвый турианец в боевом скафандре, очень сильно похожий на знакомого хитрожопого СПЕКТРа.

- Твою мать.

- Шепард, это же Найлус?

- А кто еще, Кайдан? Награда нашла героя.

- Как он сюда попал раньше нас?

- Очень просто. Шел сюда с самого начала, не сворачивая и нигде не задерживаясь.

- Но откуда он мог...

Аленко умолк, так и не закончив фразу. Несмотря на непрозрачное забрала шлема, я был уверен, что в этот момент он смотрит на меня. Очень пристально смотрит.

- Джон, во что мы ввязались?

- Можно подумать, нам оставили выбор. Я знаю не больше твоего, Кайдан. Но я тебе гарантирую, что найду того, кто знает, и спущу с него шкуру.

- Оставь мне кусочек.

- Не сомневайся.

Блин, как все ясно и просто было в компьютерной игрушке. Этот плохой, этот хороший. Здесь враг, там друг. Не знаю, где я сейчас, но на сказку это похоже меньше всего.

- Коробка, "Молот" на связи. План меняется. Присутствие противника минимально. Идем сами. Оставаться на месте. Без приказа в бой не вступать. Будьте готовы поддержать колесами.

Присутствие в пределах прямой видимости двухкилометрового живого сверхдредноута, здорово напрягало. Стоит ему посчитать, что выстрел по наглому отряду обойдется дешевле, чем возможный урон от наших действий, и от станции останется только кратер, до краев заполненный расплавленной породой. Где-то в нем будут и наши молекулы, вот только мне от этого не легче. Надеюсь, у "Властелина" есть более важные занятия.

Сам захват и зачистка станции больше походили на избиение младенцев. Мы с Аленко не сделали ни единого выстрела, кроме контрольных. Всех хасков перестреляли снайперы, не оставив им ни малейших шансов. На более-менее открытом пространстве, эти твари не представляли угрозы для хорошо вооруженных солдат. К тому же, мы атаковали первыми, сразу нанеся им существенные потери. Пристрелить одиночного "зомби", бегущего по голому полю - задачка для новобранца, впервые взявшего в руки оружие.

Тело СПЕКТРа лежало лицом вниз в луже собственной крови. В затылке Найлуса было лишь небольшое входное отверстие, зато верхняя половина черепа полностью отсутствовала. Абсолютно целый шлем, зажат в левой руке, ясно давая понять, что в момент выстрела на голове турианца его не было. Оружие надежно зафиксировано в магнитных захватах со свежими термомагазинами в приемниках. Складывалось впечатление, что за все время пребывания на планете, СПЕКТР не сделал ни единого выстрела.

- Вот тебе задачка, лейтенант. Судя по степени трансформации хасков, станция захвачена не меньше часа назад. Если верить инструметрону, Найлус мертв уже минут двадцать-двадцать пять. То есть, когда он сюда пришел, хаски здесь уже были. "Зубы дракона" торчат на самых видных местах, и не заметить их невозможно. Геты даже не пытались их спрятать. При всем при этом, следов активной перестрелки не видно. Хорошо, пусть так. Но турианец убит не хасками, а одиночным выстрелом в затылок, при этом его оружие убрано в захваты, шлем снят, а щит отключен. Вопрос: как такое может быть?

- Вопрос риторический?

- Да нет, это констатация фактов.

Наш диалог прервал раздавшийся в динамиках голос Уильямс:

- Здание. Первый этаж. Движение. Цель одиночная.

Вот я тупой! Расслабился. Хасков, видите ли, пострелял. Прогулку в центральном парке, млять, устроил. Надо же быть таким идиотом, чтобы вылезти на открытое место, не проверив все возможные укрытия!

- Стоп. Это человек.

Ух, второй раз за день чуть не подстрелили, притом, что серьезного боя еще и не было. Слишком много ошибок.

- Не стреляйте, я человек!

- Стоять. Руки!

- Что?

- Медленно подними и покажи руки. Вот так, молодец. Теперь повернись кругом. Подойди ближе. Кайдан, проверь его.

Мужчина лет тридцати. Давно небритое лицо и маленькие бегающие глазки. На голове дурацкая зеленая шапочка, натянутая до самых бровей. Одет в рабочий комбинезон, далеко не первой свежести. Пауэлл! Жив, курилка.

- Ты кто?

- Я тут работаю. Моя фамилия Пауэлл. Вы пришли нам помочь?

- Где артефакт?

- Какой артефакт?

- Здоровенная непонятная штука, которую привезли с самого утра вон из того леса!

- Ах, этот. Перед самой атакой его погрузили на платформу монорельса, но увезти не успели. Потом пришли геты и турианец. Ну, тот, который пристрелил вон того.

- Здесь был второй турианец?

- Ну, да. Они знали друг друга. Тот, который мертвый, называл второго Сарен, а тот его в ответ Найлусом обозвал. Они о чем-то говорили пару минут, потом второй пристрелил первого, когда тот повернулся к нему спиной. Одним выстрелом полбашки снес!

- Что было дальше?

- Ничего. Живой турианец и геты сели на платформу с этой древней штуковиной, и уехали в сторону главного терминала. Все.

Я подошел к нему в упор, и приставил пистолет к голове.

- А вот мне кажется, что не все! Расскажи-ка мне, земеля, а как это геты тебя не нашли?

Аленко было дернулся, пытаясь меня остановить, но замер на полпути, видимо что-то поняв.

- Начинай говорить, у тебя не так много времени.

- Что говорить-то?!

- Все говори.

- Ну, мы... Ну, я... Я спал, когда напали эти уроды! Под зданием есть подвал, мы с ребятами спим там в обед. Ну, не только в обед...

Кайдан решил вмешаться:

- А как ты мог видеть турианца? Как ты услышал их разговор?

- Над входом в диспетчерскую скрытая камера с микрофоном. Чтоб начальство на голову неожиданно не свалилось.

- Запись! У тебя есть запись?!

- Какая запись, парни? Изображение и звук выведены на старый терминал. Мы его лет пять назад с шаттла аварийного скрутили. Зачем записывать? Мы ж не извращенцы какие-то. Вот и все дела!

Похоже, мужик не понял, что шутить я не намерен. Пришлось надавить стволом на его тупую голову.

- Не все, Пауэлл. Объясни, почему тебя не смогли обнаружить боевые сканеры гетов? Для них полметра бетона не преграда, а ты мне про какой-то подвал лопочешь. Он экранирован? Зачем? Ты не понял, придурок, у тебя на глазах замочили СПЕКТРа Совета. Да, того самого турианца. Будешь упираться, промоют мозги и все узнают сами, но ты превратишься в растение. Уяснил?

- Д-да, уяснил!

- Тогда почему я не слышу ответа?

- Я контрабандист! Подвал хорошо экранирован, мы прячем там товар, пока за ним не приедут!

- Вот теперь я тебе верю. Еще вопрос. Можно узнать, куда делась платформа с гетами и Сареном?

- Легко. В здании, прямо напротив входа, табло. На нем каждая отмечена. У вашей двадцать первый номер.

- Умница, дочка. Вставай, тебе ждут великие дела.

Оставив Аленко на страже пленника, я вошел внутрь здания, намереваясь воспользоваться диспетчерским табло. Пауэлл не соврал, я легко нашел нужную нам платформу. Она стояла на следующей станции, всего в трех километрах от нас. Минут десять езды на БМП. Я уже почти вышел на улицу, когда округу в очередной раз огласил громовой рев Жнеца. Черт его знает, зачем он это делает, но звучит очень внушительно. Влекомый любопытством, я ускорил шаг, намереваясь лично разобраться в обстановке. Похоже, "Властелин" собрался улетать.

И тут до меня, наконец, дошел весь ужас сложившейся ситуации.

- Уильямс, Дженкинс, немедленно сюда! БЕГОМ! Кравченко, мне нужна БМП. Гони, родной. Быстрее! Аленко, хватай этого урода, он пойдет с нами.

- Я никуда...

Слегка прикоснувшись к шее Пауэлла, лейтенант вырубил решившего не вовремя проявить характер контрабандиста. Подхватив обмякшее тело подмышки, мы сломя голову побежали на край площадки. Наперерез нам, из леса на скорости выскочил "Мако", бешено вращая башней в поисках цели. В ушах звенели мат и хриплое дыхание Эшли, у которой не вовремя заглючило виртуальную тангенту передатчика. Вот уж не знал, что женщины умеют так искусно ругаться!

В десантное отделение мы влетели следом за телом Пауэлла, заброшенным внутрь, как куль с мусором. На то, чтобы надежно закрепить его на сидении, ушло гораздо больше времени. Жаль было бы так глупо потерять ценного свидетеля. В тот момент, когда внутрь бэмэпэшки влетели наши снайперы, мы еще пристегивали на нем последние ремни. Зачет по бегу на сто пятьдесят метров с препятствиями, сержант с капралом сдали на пять с плюсом.

- Андрей, гони вдоль линии. Нам нужно на следующую станцию! Быстрее, мужики!

Тяжелая боевая машина рванула с места не хуже гоночного автомобиля. Мы с Аленко едва успели втиснуться на сиденья и активировать захваты. В противном случае, нас ждали незабываемые впечатления при встрече головы с бронированным бортом.

- Что случилось-то, командир?

- Геты улетают!

Ответом было гробовое молчание.

- Ну как же вы не понимаете?! Их корабль спустился в атмосферу, чтобы как можно быстрее забрать десант. Если они забрали десант и улетают, то это значит, что цель операции достигнута! А какая у них цель? Долбанный протеанский маяк, за которым мы гоняемся полдня! Его увезли со станции всего двадцать минут назад. Я не знаю, что за информация содержится в этом артефакте, но из-за нее сегодня погибло очень много людей. Если мы позволим его увезти, их смерти будут абсолютно напрасны! Я понимаю, что шанс ничтожен, но мы должны хотя бы попытаться!

Я замолчал, пытаясь понять настроения солдат. Бесполезно, из-за непрозрачных забрал шлемов, рассмотреть лица было не возможно.

- Есть возражения?

В динамике ТПУ раздался хриплый голос Кравченко:

- Какие возражения, Шепард? Эти уроды убили кучу людей, а мы спокойно их отпустим? Ну уж нет!

- Тогда слушай приказ, отряд. На разведку времени нет. Придется атаковать сходу. Андрей, открываешь огонь, как только заметишь противника возле станции. Ни в коем случае не останавливаться, пока не подберешься вплотную к площадке. Попробуешь укрыть машину за контейнерами или еще где, но дай нам время на высадку или немного замедли движение, чтобы можно было спрыгнуть на ходу! Дальше по обстановке. Штурмовая группа. Действуем парами. Аленко с Уильямс. Дженкинс со мной. Пробиваемся к зданию диспетчерской и занимаем ее. Ну, а дальше... Если что, отходите в лес к лагерю археологов. Вопросы есть? Может у кого-то есть идеи получше?

Динамик ТПУ вновь заговорил смеющимся голосом Кравченко:

- Отличный план, коммандер. Давно я так не веселился. Ты напоминаешь мне моего первого ротного.

- Ну и как он?

- Никак. Он на своем "Гризли" протаранил не успевший взлететь пиратский транспорт. От него только пряжку от ремня нашли, зато батаров человек пятьдесят с собой забрал. Тот еще был отморозок!

- Молодец, умеешь подбодрить.

Ребята дружно заржали, хоть немного отвлекаясь от предстоящего боя. Но надолго расслабиться не получилось. Уже через несколько мгновений раздался первый выстрел из пушки "Мако".

С помощью инструметрона, я подключился к ВИ бронемашины, получив возможность видеть тоже, что и ее командир. Скорее всего, "Властелин", не желая слишком долго оставаться на планете, в крайне уязвимом для космического корабля положении, подобрал далеко не весь десант. Несколько отрядов гетов еще оставалось в этом районе. Над станцией в нескольких метрах над землей, зависло два бота. Обломки еще одного, уже успели упасть метрах в тридцати севернее терминала. Грозные в своей родной стихии, они были абсолютно беззащитны возле земли. Саймс, как на учениях, всаживал им в борта один снаряд за другим. Понимая всю безнадежность ситуации, боты прекратили прием десанта и попытались на малой высоте уйти в сторону леса, надеясь укрыться в складках местности. Но у нашего оператора-наводчика было свое мнение на этот счет. Один из них взорвался в воздухе, пролетев всего метров тридцать. Второй, получив прямое попадание в один из двух маршевых двигателей, загорелся и, резко изменив направление движения, врезался в опору монорельса. Присутствие в этом районе бронетехники, оснащенной 155мм пушкой, оказалось для гетов полнейшим сюрпризом.

Уже не опасаясь обнаружения, Андрей врубил активные системы сканирования. Теперь мы видели во много раз дальше и четче, но и сами стали заметны не хуже новогодней елки посреди пустынной площади. Тактическая карта пополнилась десятками новых отметок, большинство из которых были далеко от нас, и не представляли непосредственной угрозы. Но и без них проблем было достаточно. Станция кишела мобильными платформами гетов, их было не меньше взвода. Тут же забубнил механический голос ВИ, озвучивая наиболее опасного, по его мнению, противника:

- Вправо, тридцать градусов. Удаление девять тысяч. Цель групповая, скоростная, низколетящая...

Бросив бессмысленную теперь конспирацию, я вышел в эфир прямым текстом:

- "Нормандия", нужна немедленная поддержка. Очистите воздух над тринадцатым терминалом. Дэвид, не дай им подбросить подкрепление! У нас очень жарко!

- Принято.

Между тем, наша БМП подобралась вплотную к станции, продолжая вести непрерывный огонь из пушки и пулемета. Не останавливаясь "Мако" протаранил хлипкое внешнее ограждение и, резко повернув вправо, сбросил скорость, давая нам время на высадку. Не раздумывая, мы выскочили наружу, на ходу выпрыгивая из бортовых люков десантного отделения. Через секунду, боевая машина рванула вперед, опалив землю пламенем ракетных ускорителей, взмыла на десятиметровую высоту, в полете проскочив простреливаемое пространство между контейнерами. Приземлившись на передние колеса, мехвод круто принял влево, мгновением позже выскочив за пределы площадки, где лоб в лоб столкнулся с большой группой гетов, бегущих к лесу. Увеличив газ до полного, многотонная бэмэпэшка вломилась в самую гущу их строя, наматывая на толстенные полимерные шины искусственную плоть врага. Крупнокалиберные пули башенного пулемета на куски разрывали тела синтетиков, собирая свою собственную обильную жатву.

Грузовая площадка станции возвышалась бетонным монолитом на полтора метра над уровнем земли. За ее основанием, мы были укрыты не хуже, чем в окопе полного профиля. Контейнеры, двухъярусными штабелями по восемь-двенадцать штук в каждом, громадной буквой "П" окаймляли периметр терминала, оставляя по центру большое пустое пространство. Аленко и Уильямс заняли позиции на месте высадки, ведя огонь в промежутке межу ящиками. Мы с Дженкинсом побежали в сторону линии монорельса, пытаясь охватить гетов с левого фланга.

Сейчас синтетики платили огромную цену за свою беспечность. Посчитав, что все силы гарнизона уничтожены или деморализованы, они не удосужились выставить даже наблюдателей. В результате, сумасшедшая атака одиночной БМП, застала их врасплох в момент посадки в десантные боты. Причем о нападении они узнали после того, как на голову посыпались обломки их кораблей. Все тяжелое вооружение было погружено в первую очередь, и теперь догорало вместе с их эвакуационным транспортом. Автоматы и винтовки были абсолютно бессильны против брони и щитов "Мако", безнаказанно расстреливавшего врага прямо в укрытиях. Тонкие стенки грузовых контейнеров не были серьезной преградой на пути тяжелых пуль крупнокалиберного пулемета, не говоря уж о снарядах пушки.

Дела добровольных помощников Сарена стали совсем плохи, когда мой отряд взял их в три огня, охватив с флангов и фронта. Штук десять мобильных платформ, попытались перебежать по открытому пространству, чтобы занять позиции в здании диспетчерской, но, под сосредоточенным огнем четырех автоматов, они не смогли преодолеть и двадцати метров. Остальным мы не давали шевельнуться, частой стрельбой прижимая к укрытиям, пока наша БМП не заходила к ним в тыл, в считанные секунды превращая гетов в кашу из синтеплоти. Из-за глупейшей ошибки врага, наша самоубийственная лобовая атака на превосходящие силы завершилась полным истреблением обороняющихся, больше смахивающим на убийство.

В качестве вишенки на торте, нас поджидал артефакт протеан, спокойно стоявший в самом центре контейнерной площадки. Оставалось надеяться, что взрывы и перестрелка не нанесли ему критических повреждений. Больше всего маяк был похож на четырехметровую копию "Бурдж-Халифа", в мое время бывшего самым высоким небоскребом на Земле. Заметным отличием были только темно-серый цвет и тысячи зеленых прожилок, переплетавшихся в причудливый геометрический узор.

- Раньше эта штуковина выглядела по-другому.

От раздавшегося за спиной голоса Эшли, я чуть не подпрыгнул на месте, на секунду забыв о том, где нахожусь, заворожено рассматривая древнее приспособление.

- Что?

- Я видела его в лагере археологов. Артефакт выглядел иначе. Никаких зеленых прожилок не было.

- Близко не подходите.

В динамике скафандра раздался голос Аленко:

- Шепард, тебе стоит взглянуть на это.

Я подошел к лейтенанту, суетящемуся возле трехметрового металлического ящика в нескольких метрах от нас.

- Что у тебя?

- Это бомба Джон. ОЧЕНЬ большая бомба.

Дождавшись писка анализатора инструметрона, я смог лично убедиться, НАСКОЛЬКО она большая. Все тело в одно мгновение покрылось липким холодным потом, несмотря на титанические усилия климатической системы скафандра. В метре от меня лежало термоядерное взрывное устройство эквивалентной мощностью в пятьдесят мегатонн! В далеком 1961 году в Советском Союзе взорвали почти такую же бомбу - знаменитую "Кузькину мать". Шар взрыва достиг диаметра в четыре с половиной километра, в сорок шесть раз превысив размер шар от взрыва "Толстяка", не оставившего камня на камне от Нагасаки. Ядерный гриб поднялся на высоту шестидесяти семи километров. Сейсмическая волна трижды обогнула планету, а звуковая была ощутима в восьмистах километрах от эпицентра. Если эта штука рванет, от столичного города Иден Прайм останутся только воспоминания. Про нас я вообще молчу.

Пересохшими губами, я с усилием выдавил из себя:

- Отключить сможешь?

- Попробую, но я советую тебе начать молиться, Шепард. В конце концов, обратиться к богу никогда не поздно. Если у нее есть дистанционный взрыватель, то...

В этот момент заорал Дженкинс:

- Уильямс, стой! Куда ты!

Но для предостережений было слишком поздно. Эшли парила над землей, охваченная зеленоватым силовым полем, исходящим от маяка. На раздумья оставались считанные мгновения. Еще немного и протеанский артефакт поджарит этой дуре мозги. Громко ругаясь матом, я разбежался, и со всей пролетарской дури впечатался в девушку, откинув тело на несколько метров в сторону. Вот только ее место внутри силового кокона пришлось занять самому!

Глава вторая

Открытый космос, фрегат ВКС Альянса "Нормандия" SR-1. 2183 год н.э.

Боже, когда же это кончится! Я схожу с ума от этой чудовищной резни. Лучше уж сдохнуть, чем видеть такое безумие. Сколько разумных уничтожили эти твари? Миллиарды? Триллионы? Дети, старики, женщины. Для них нет никакой разницы! Мы расходный материал. Ресурс, для развития свихнувшейся машины. Будь проклят этот артефакт. Он передает не только образы, но чувства и эмоции! Это невыносимо. Безысходность, страшная в своей неизбежности. Животный ужас преследуемых и истребляемых. Паника. Боль. Снова ужас и безысходность. Бред полоумного маньяка, воплотившийся в реальности. Гибель могучей цивилизации, железной рукой правившей галактикой тысячелетиями. Ярость и бессилие мужчин, неспособных защитить своих близких. Решимость солдат, готовых сражаться до конца. Отчаяние офицеров столетиями не знавшей поражений армии. И тысячи, сотни тысяч, миллионы смертей! Жестоких и бессмысленных убийств безоружных и беззащитных. Господи, если ты есть, как ты мог допустить ТАКОЕ???

Их надо остановить! Истребить этих ублюдков всех до единого! Живые машины? Разумные? Тварь, способная на такое зверство, не может быть разумной!!! Вставай, хватит прохлаждаться! Нужно вырваться из этого безумия. Ну же! Ну! Просыпайся!!!

- Уильямс, держите его! У него шок!

- Ну и силища! Шепард, успокойтесь. Вы в безопасности. Это лазарет "Нормандии".

- Коммандер, вы меня слышите?

- Ох, блин. Говорите тише, доктор. Башка трещит, как после недельной пьянки. Ох...

Я попытался обхватить голову руками, но ничего не вышло. Две женщины повисли на мне, как на турнике, пытаясь удержать от падения с кушетки.

- Можете отпускать, я в порядке.

- Сейчас станет легче. Я дам вам обезболивающее. Лежите спокойно, Шепард. Вы можете быть свободны, сержант.

- Так точно, мэм. Я зайду позже.

Через пару минут мне действительно полегчало, боль ушла, а в голове заметно просветлело.

- Сколько я был в отключке, доктор?

- Больше двух суток. Мы уже начали терять надежду, коммандер. Я использовала все доступные средства, но ничего не помогало. Мы попросту не знали, от чего вас лечить. У вас нет ни внешних, ни внутренних повреждений. Все показатели в пределах нормы. Я бы сказала, они идеальны, настолько, насколько это вообще возможно. Единственное беспокойство вызывала необычная активность мозга - аномальные бета-волны. Так же я отметила у вас больше быстрых движений глаз - обычных признаков интенсивного сновидения. Такое впечатление, что вы спали и видели сон.

Похоже, маяк подействовал на меня гораздо больше, чем на компьютерного Шепарда. Возможно, что это последствия моего вселения в разум капитана.

- К сожалению, это был не сон, доктор. Это послание протеан. Вот только я не могу понять его смысла. Это видение какой-то войны, дополненное эмоциями очевидцев событий. Я чуть с ума не сошел от этого. Жуткая бойня, совершенно бессмысленная. Их кто-то истреблял с невероятной жестокостью. Полчища каких-то тварей, здорово смахивающих на хасков, но имеющих другое строение тела. И еще сотни громадных кораблей, похожих на тот, что садился на Иден Прайм.

- Но как это возможно? Протеане исчезли пятьдесят тысяч лет назад, а гетам не больше трех веков! Они просто не могли видеть друг друга. Это бессмыслица.

- Спросите что-нибудь полегче, Кэрин. Возможно, что все гораздо сложнее, чем кажется. Геты могли найти древние технологии или даже целые корабли, и использовать их в своих целях. Возможно со временем, содержание послания станет более четким.

- Это необходимо включить в рапорт, коммандер.

- Безусловно, доктор. Я хочу ошибаться, но вероятно именно из-за этой информации погибло так много наших людей.

- Их могло быть гораздо больше, если бы не вы.

- Бомбу обезвредили?

- Не только. Отступая, корабль гетов выпустил несколько ракет с ядерными боеголовками. К счастью, запуск был произведен с большого расстояния и "Нормандия" успела их перехватить.

- Что с моими людьми? Они в порядке? Что с Эшли, ведь она тоже была под воздействием маяка?

- С ними все хорошо. У механика-водителя БМП небольшое сотрясение мозга - ударился головой о приборную панель. Ничего опасного, он скоро поправится. Если не считать разбитого носа и многочисленных ушибов, сержант Уильямс абсолютно здорова. Никаких видений у нее не было. Вы вовремя ее оттолкнули, Джон. Учитывая ее моральное состояние после гибели всех сослуживцев, она могла не пережить того же, что и вы.

- Тогда что она делала в лазарете спустя двое суток после завершения операции?

- На всякий случай, я держу ее под наблюдением. Вдруг последствия контакта с артефактом скажутся несколько позже?

- Конечно, Кэрин, вы правы. Я вам благодарен за заботу о себе и своих людях. А что с маяком? Его успели эвакуировать?

В душе я надеялся, что он мог остаться целым. События уже сильно отличались от тех, что были в игре. Почему нет? Надежда, конечно же, не велика, но вдруг?

- Увы, коммандер. После взаимодействия с вами, маяк разрушился. Вероятно, что-то вызвало перегрузку его систем. Или же он был неисправен заранее. Теперь этого уже не узнать. Его обломки собрали с большой тщательностью и доставили на "Нормандию". Может быть, какую-то информацию удастся восстановить, но, по словам доктора Уоррен, шансы на это не велики.

- Она в порядке?

- Саманта? Да, с ней все хорошо, не считая ушибов и царапин. Удивительно крепкая женщина! Она сейчас на корабле, возится с остатками артефакта. Замучила весь экипаж, заставляла ребят, чуть ли ни с микроскопом по земле ползать, собирая мельчайшие кусочки. Таких людей трудности только закаляют.

Двери лазарета распахнулись, и в помещение вошел Андерсон. Капитан выглядел неважно, видимо последние события отняли у него много сил и энергии. Приветственно кивнув доктору Чаквас, он заговорил донельзя усталым голосом:

- Очнулся? Как ваш пациент, доктор? Разговоры ему не повредят?

- Физически, он в полном порядке. Но я бы не рекомендовала длительного общения.

- Я учту это. Спасибо, Кэрин, я бы хотел поговорить с ним наедине.

- Разумеется, капитан. Если понадоблюсь, я буду в кают-компании.

Дождавшись ухода судового медика, Андерсон продолжил:

- Хреново выглядишь, Шепард. Как будто неделю по всем кабакам Арктура гулял.

- Я и чувствую себя так же. Да и ты не лучше смотришься. Последний раз спал часов пятьдесят назад?

Судя по его тону, былые разногласия остались в прошлом. Совместные испытания здорово сближают, оставляя за бортом все наносное. Вымучено улыбнувшись, капитан заговорил вновь:

- А что поделать, служба. Это ты дрых двое суток, а командиру корабля - это недоступная роскошь.

- Стареешь, Дэвид, годы уже не те. Расслабился. Потерял форму. Заматерел.

- Ну, это мы еще посмотрим, кто из нас расслабился. Ладно, шутки в сторону...

- Подожди секунду. Объясни мне одну вещь. Почему мы не преследуем гетов? Мы могли сесть им на хвост и навести на них ударную группу Второго Флота. Только не пойми меня неправильно, я не сомневаюсь в твоей храбрости и навыках командира, но, согласись, это выглядит странно.

Андерсон устало пожал плечами, и уселся на соседнюю кушетку.

- Какие обиды, Джон. Ты говоришь очевидные вещи. Мы пытались, но ничего не вышло. Этот корабль гетов - нечто невероятное. Его двигатели обеспечивают ускорение вдвое больше, чем наши. И это в сравнении с новейшим фрегатом Альянса, едва сошедшим со стапеля! Вдумайся, Шепард. Двухкилометровый корабль с чудовищной массой покоя выдает ускорение большее, чем крохотный фрегат, где все принесено в жертву максимально быстрому набору скорости. Ничего похожего у нас нет, даже приблизительно. К тому же, они ясно дали понять, что наши системы маскировки для них не помеха. После того, как мы попробовали их преследовать, нас мгновенно обнаружили и все время сопровождали потоком направленного излучения. Их системы наблюдения многократно превосходят все, что нам известно.

- В общем, все плохо?

- Все ОЧЕНЬ плохо, Шепард. На Иден Прайм громадные жертвы среди мирного населения. По предварительным оценкам, погибло не меньше тридцати тысяч человек. Десятки тысяч раненых. Гарнизон практически полностью уничтожен. От двух полнокровных батальонов мотопехоты осталось в живых не больше двадцати человек, и среди них нет ни одного офицера. Колония чудом спасена от полного уничтожения с применением оружия массового поражения. Артефакт разрушен. Убит СПЕКТР Совета. Это катастрофа, Джон.

- Этот идиот погиб по собственной глупости! И ты, и я предупреждали его заранее! Он не послушал. К тому же, обстоятельства его смерти крайне подозрительны. У меня сложилось впечатление, что о нападении гетов Найлус знал заранее! Какого черта он поперся на эту станцию? Откуда он мог знать, что артефакт находится там? Почему геты и хаски не тронули его, хотя их там было полно? Или ты всерьез веришь, что такой опытный оперативник не заметил целую толпу врагов, которые даже не пытались прятаться? Кто был тот второй турианец, и почему он стрелял ему в спину? Заметь, не геты, а еще один турианец, которого синтетики опять-таки не трогают!

Андерсон нахмурился и, отвернув голову в сторону, негромко проговорил:

- Это не нашего ума дело, Шепард. Здесь замешана политика. Мой тебе совет, изложи свои сомнения в рапорте, и забудь об этом.

- Вот уж нет! Когда дело касается людей, за безопасность которых я отвечаю, это именно мое дело.

- Остынь, Джон. Все гораздо сложнее, чем ты думаешь. Этот Сарен... Я знаю, кто он такой. Как и Найлус, он СПЕКТР Совета. Один из лучших их агентов. Легенда Специального Корпуса. Я знаком с ним лично - беспринципный ублюдок, готовый пойти на любые сопутствующие жертвы ради выполнения задания.

- И что ты предлагаешь?

- Ничего. По приказу командования мы летим на Цитадель. Необходимо доставить тело Найлуса и свидетеля его убийства. Альянс официально предъявит обвинения Сарену, потребует его ареста и предания суду. Совет обязан вмешаться в ситуацию. Против человечества совершен акт агрессии, с применением ядерного оружия. Они не могут оставить это без внимания.

- Я бы на твоем месте не был столь уверен в этом.

- А я и не уверен! После того, как они практически в открытую сталкивают нас лбами с Батарианской Гегемонией, надеяться на их помощь глупо. Но это не говорит о том, что мы должны игнорировать легальные рычаги воздействия на галактическую политику. Совет лишь кажется монолитным, но, на самом деле, это не так. Неприязнь к людям - это едва ли не единственное, что их объединяет. Мы можем сыграть на их противоречиях. Кстати, объясни мне один момент. С чего ты решил, что это не вторжение и геты ищут именно маяк?

- Дэвид, а еще говоришь, что не постарел. Это же очевидно. Силы, задействованные гетами в атаке, просто ничтожны для полномасштабного вторжения. Для захвата и контроля планеты нужно гораздо больше солдат. Вся орбита должна быть забита войсковыми транспортами, не говоря уж о боевых кораблях. Или ты думаешь, будто бы они планировали, что наш флот останется в стороне от схватки, и вместо посылки подкреплений будет мирно дремать возле Арктура? Выходит это не вторжение, а что-то вроде акта устрашения, крупной провокации или скрытой за масштабным нападением диверсионной акции. Как только я увидел толпу гетов возле раскопа и лагеря археологов, я сразу понял, зачем они здесь. Для чего еще посылать столько солдат бог знает куда? Ты сам прекрасно знаешь, что во время атаки, все действия подразделений тщательно спланированы и расписаны едва ли не по секундам. В такой момент ни один грамотный командир не позволит отвлекать значительные силы от своих главных целей. Это может привести к большим потерям и полному провалу всей операции.

Андерсон вновь безнадежно вздохнул.

- Да, примерно тоже самое я сказал Хакету. Кстати, Старик хотел поговорить с тобой лично, как только ты очнешься.

- С чего вдруг такая честь простому коммандеру?

- Не прибедняйся, Джон. Не простому, а кандидату в СПЕКТРы. К тому же, после Элизиума ты у нас герой Альянса, икона, мать твою. Твоя физиономия глядит со всех плакатов. Эдакий супергерой без страха и упрека.

- А по мне, так очень даже неплохо смотрится. Особенно та смазливая девица у меня на руках!

- Тьфу, на тебя. Что за человек такой? Я ему серьезные вещи говорю, а он...

- Тогда не будем терять времени! Где мои вещи?

- Ладно, ты пока одевайся, а я выйду на связь с Арктуром. Чтоб через пятнадцать минут был в радиорубке!

- Так точно, капитан!

Я был очень рад, что нашел общий язык с Дэвидом. С таким человечищем лучше дружить. Как там говорил Дженкинс: "Если он переплавит все свои ордена, то сможет отлить свою статую в полный рост!". Выходит, что за внешностью образцового офицера и командира, скрывается хороший товарищ, а, возможно, и друг.

Я едва успел к назначенному сроку. Доктор Чаквас была крайне недовольна моим пренебрежением к ее рекомендациям. Пришлось задействовать все свои таланты лицедея, чтобы она всерьез не затаила на меня обиду. В конце концов, она едва ли не на пинках самолично выгнала меня из лазарета, в шутку обозвав симулянтом и бездельником, без зазрения совести пользующимся ее материнскими инстинктами. В радиорубку я уже бежал, вызывая недоуменные взгляды всех встречных и поперечных. Как выяснилось, зря. На связь адмирал вышел только спустя двадцать минут, после моего прихода. Что поделать, большой начальник, большие дела, и очень мало времени. Дождавшись соединения, Андерсон вышел из отсека, сославшись на кучу неотложных дел. Впрочем, я был уверен, что об этом его заранее попросил Хакет.

- Коммандер.

- Адмирал.

- Шепард, я бы хотел услышать ваше мнение о событиях на Иден Прайм.

- Сэр, вы хотите услышать мое официальное мнение?

- Если бы я хотел убедиться в ваших талантах политика и словоблуда, я бы прочел ваш рапорт, как только вы соизволите его написать. Мне нужно мнение заслуженного офицера, который был непосредственным участником событий. Я не могу принять решений, основываясь только на сухих отчетах и данных экспертов. Не буду скрывать, коммандер, у меня есть определенные сомнения в их достоверности.

Представляю, что сейчас творится в высоких штабах на Арктуре, если Хакет пошел на беспрецедентный шаг, признав перед собственным подчиненным, что сомневается в данных официального расследования. То, что после событий на Иден Прайм полетят головы больших начальников, было очевидно. Вся интрига состояла в том, насколько больших. Похоже, Старик закусил удила, не желая оставлять последствия на волю случая. Еще бы, Альянс прилюдно получил громкую пощечину, последствия которой будут сказываться долгие годы.

- Благодарю за доверие. Сэр, что касается моего мнения, то я считаю последние события катастрофой, с масштабами которой мы еще не встречались. Причем, на мой взгляд, катастрофой рукотворной. Я считаю, что столько тяжелые потери необъяснимы без масштабного предательства или, как минимум, вопиющей некомпетентности.

- Поясните подробнее.

- Хорошо. Начнем с того, что на эвакуацию ценнейшего артефакта посылают один единственный корабль, который даже не успел пройти полного цикла испытаний. Экипаж набран с бору по сосенке, за несколько часов до выхода в поход. Я не подвергаю сомнению их личные качества и компетентность, но на то, чтобы группа людей стала полноценным экипажем, действующим как одно целое, потребуются долгие месяцы совместных тренировок и учений. Для охраны и сопровождения маяка на фрегате имеется десантная партия всего из трех подготовленных к наземным операциям солдат, причем один из них не обладает боевым опытом. На корабле так же есть новейшая БМП, но она, как и фрегат, не прошла полного цикла испытаний, не имеет экипажа и сопровождается гражданскими техниками.

Я на секунду прервался, собираясь с мыслями:

- Сэр, обнаружение подобной находки на Марсе подтолкнуло развитие науки и техники на столетия вперед, поднеся на блюде действующую технологию межзвездных перелетов. Я не понимаю, как обнаружение артефакта ТАКОЙ важности могло пройти мимо Службы Безопасности Альянса. Я специально интересовался этим фактом, мне это сразу показалось подозрительным. Ни на фрегате, ни в зоне раскопок представителей СБА никто не видел. Я не понимаю этого. На Иден Прайм должна была быть вся элитная 101-ая дивизия в полном составе и с тяжелой техникой, а на орбите висеть Второй Флот, вплоть до последней баржи, а лучше еще и Третий. На всякий пожарный случай! Мало ли что! Вместо этого на охрану маяка выделяют два взвода колониальной пехоты без бронетехники и тяжелого оружия. По словам сержанта Уильямс, у них даже гранат не было!

Я замолк, пытаясь хоть немного успокоиться. Не хватало еще на Хакета матом наорать. Это был бы номер.

- Конечно, все эти факты по отдельности можно списать на халатность или на некомпетентность отдельных людей. Если бы не одно "НО". Характер атаки на нашу колонию, ее стремительность и чрезвычайная эффективность, говорит только об одном - геты обладали исчерпывающей информацией обо всех силах планетарной обороны. Об их составе, численности, вооружении, дислокации и возможных действиях при отражении нападения. Их план наверняка учитывал возможность случайного появления одного или нескольких кораблей Альянса, но они действовали столь уверенно, как будто знали, что никаких значительных сил, способных им помешать, в этом районе нет. Это возможно только в одном случае - геты взломали наши военные коды!

И сам ужаснулся тому, что только что произнес. Если бы геты прямо сейчас начали масштабное вторжение, то для землян это обернулось страшными и, скорее всего, невосполнимыми потерями. В этом случае, гибель тридцати тысяч колонистов, показалась бы ничтожным фактиком, на фоне возможного полного военного поражения Альянса. Что в этом случае произойдет с мирным населением, прекрасно иллюстрирует недавнее нападение на Иден Прайм.

- Но и это еще не все. Вы прекрасно понимаете, что значительную часть подобной информации вообще невозможно получить с помощью взлома компьютерных сетей. Это реально только при помощи разветвленной сети шпионов и агентов влияния, внедренных в ближайшее окружение самых высокопоставленных военных и гражданских руководителей Альянса. В свою очередь, мы о гетах не знаем ровным счетом ничего. То есть, вообще ничего, не говоря уж о каких-то важных с военной точки зрения данных. Сэр, разведка полностью опростоволосилась. Будь моя воля, я бы послал в подарок директору СБА пистолет с единственным патроном. Если у него сохранилась хоть капелька офицерской чести, он знает, что с ним делать!

Если честно, я с трудом сдерживал себя, чтобы не наговорить совсем уж больших гадостей. Хотя и этого уже более чем достаточно, чтобы кого угодно, невзирая на былые заслуги, сослали в самый дальний гарнизон, крутить хвосты белым медведям. Оставалось надеяться, что Хакет услышал именно то, что хотел услышать.

- Спасибо за откровенность, коммандер.

Адмирал на секунду прервался, и, слегка прикрыв веки, продолжил чуть более официальным тоном:

- Посол Удина настоял, чтобы вы присутствовали на встрече с Советом, в качестве очевидца событий. Хорошенько подготовьтесь к ней, нельзя допустить еще одной осечки. Мы слишком долго почивали на лаврах после Войны Первого Контакта. Еще одной ошибки нам не простят.

Понимая, что отступаться уже не имеет смысла, я решил воспользоваться создавшимся положением:

- Сэр, разрешите обратиться с просьбой? Это необходимо для будущей встречи с Советом.

- Что вам нужно, Шепард?

- У меня есть теория, относительно нового корабля гетов. Это связано с информацией, которую я получил при контакте с маяком протеан. Для ее проверки мне необходимы все возможные данные о дредноуте синтетиков, которые удалось собрать в ходе атаки на Иден Прайм. Ведь не одни же мы догадались вести запись? Уверен, должно быть что-то еще. Я отдаю себе отчет, что выхожу за рамки своих полномочий, но это необходимо для дела.

По ходу моей речи, суровое лицо адмирала, испещренное глубокими шрамами и морщинами, становилось все более веселым. Мне на секунду показалось, что он готов засмеяться.

- А вам палец в рот не клади, Шепард! Оттяпаете по самое плечо. Вы меня не разочаровываете.

Сменив тон на официальный, лучший флотоводец Альянса проговорил:

- Хорошо, коммандер, вы получите доступ к нужной вам информации. Я дам соответствующие распоряжения. Удачи. Хакет, конец связи.

Не дожидаясь ответной реакции, он отключился, оставив меня наедине с собственными мыслями и сомнениями. А этого добра у меня накопилось вагон и маленькая тележка. Хотя, нет. Не маленькая, а большая. Тележища! Это не вооруженные силы, а богадельня какая-то! В мое время, даже в разрушаемой на протяжении двадцати лет Российской армии, за такие дела слетели бы погоны половины Генерального штаба. И дело не только в атаке на Иден Прайм. Хватает и других ... хм ... странностей.

Я был поражен до глубины, когда благодаря памяти Шепарда познакомился с процедурой перехода через ретранслятор. Признаться, у меня даже ругательных слов не нашлось, чтобы передать все мои ощущения. Что там такого страшного? Боевые корабли Альянса осуществляют межзвездный переход без объявления тревоги и занятия экипажем боевых постов. В момент завершения скачка, судно проявляется в точке назначения с относительной скоростью "Ноль". Относительно принимающего ретранслятора, разумеется. Для военных кораблей норма дрейфа при переходе составляет от тысячи пятисот до трех тысяч километров, относительно все того же принимающего ретранслятора. Для космических сражений, это даже не пистолетный выстрел, а рукопашная. Так что же тут такого ужасного? Если бы геты оставили хоть один, самый завалящий, кораблик вблизи ретранслятора, облако космической пыли, бывшее некогда фрегатом "Нормандия" и его экипажем, давно бы рассеялось по просторам звездной системы. Расстрел в упор неподвижной цели, команда которой мирно дремлет в собственных кубриках, занятие, безусловно, увлекательное, но не продолжительное.

В порядке вещей считается идти в бой, не откачивая атмосферу и не надевая скафандры. Глупая бравада, чреватая ничем не обоснованными потерями и преждевременной гибелью корабля. Наследие древних флотских традиций, когда офицеры и адмиралы не желали покидать ходовой мостик и укрыться в боевой рубке от града снарядов и осколков, предпочитая дурацкую смерть своим непосредственным обязанностям. И плевать им было, что после гибели командиров корабль вмиг потеряет боеспособность. С тех пор прошли века, а дураки остались прежними. Капитан Андерсон был редким исключением, лишь подтверждавшим унылое правило. Одного понять не могу, как Альянс сумел оказать достойное сопротивление Турианской Иерархии, каждый житель которой повернут на военной службе? Загадка.

- Во я попал-то, блин!

Хорошо было придуманному мной герою, которого я отправил в Советский Союз образца 1940 года, товарищу Сталину глаза открывать на суть бытия. Тот хоть за Родину воевал. А я? Где я есть-то хоть? В мега навороченном ремейке компьютерной игры Масс Эффект? В будущем? В параллельной вселенной? А может я вообще в коме!? Лежу весь переломанный в больничной палате, и вся эта катавасия мне только снится? Хотя, если выбирать между смертью под колесами цементовоза, существованием овоща, до конца жизни прикованного к кровати, и попаданием в компьютерную игрушку, я без сомнения выберу последнее. Уж лучше жить так, чем вообще никак.

Стоило на секунду задуматься над своими проблемами, как я вновь ощутил волну первобытного ужаса, накатывающуюся из глубин измученного сознания. Слишком много событий для простого человека. Ведь я не герой, а обычный парень, со своим набором тараканов в голове. Одно дело - жать на три кнопки, сидя перед монитором, на котором бессмертный набор пикселей левой ногой крошит всех, кто лично ему не симпатичен, а другое - ползать на корячках под настоящими пулями инопланетных страшилищ, в перерывах между рутинным завоеванием галактики, норовящих подорвать лично тебя ядреной бомбой. Что-то я не вижу волшебных кнопочек "Сохранить" и "Загрузить". И, надо признать, это здорово нервирует.

Стоп. Если я сейчас начну жалеть себя, и позволю взять верх эмоциям, то, вместо встречи с Советом Цитадели, меня в ближайшем будущем поджидает уютная комната с мягкими стенами, по соседству с очередной реинкарнацией Наполеона или Ленина. Кампания, безусловно, оригинальная, но в смирительной рубашке я им даже руки пожать не смогу. Нужно срочно заняться делами, чтобы голова была забита работой, а не жалостью к самому себе.

Могучим усилием воли затолкав поглубже в черепушку свои страхи, я вышел из радиорубки и поплелся на нижнюю палубу. Нужно поговорить с людьми, благодаря которым я выбрался с этой чертовой планеты. В конце концов, они не виноваты, что в Шепарда вселился непонятный мужик то ли из далекого прошлого, то ли из параллельной вселенной. Надо хоть пару слов сказать, а то какой из меня отец-командир, если проблемы подчиненных мне не интересны?

Отряд в полном составе тусовался в ангаре, изображая кипучую деятельность по чистке и ремонту снаряжения, но с первого взгляда было заметно, что это не более чем профанация. Завидев меня, они засуетились и без лишнего рвения вытянулись по стойке смирно, на что я только досадливо махнул рукой, давая понять, что время парадов еще не настало. Единственным исключением был Аленко, вся фигура которого олицетворяла олимпийское спокойствие и готовность к немедленным действиям. Как всегда. Создавалось впечатление, что этого парня вообще ничем невозможно смутить.

- Как дела, Кайдан?

Пожав протянутую руку, лейтенант заговорил, заметно уставшим голосом:

- Если ты обо мне, то я в порядке. Бывало и хуже. А вот Дженкинс и Уильямс явно раскисли.

- Вижу. Вспомни себя после первого боя, а потом прикинь, что пару дней назад сожгли твой родной город и убили всех сослуживцев. Прости, что-то я не то говорю. Знаешь, я рад, что ты с нами. Один, с двумя необстрелянными солдатами, я бы там не выжил.

- Угу. Осталось понять, почему вообще так получилось.

- Я работаю над этим вопросом. И не только я. Только что говорил с Хакетом, он настроен очень серьезно. Похоже, Старик всерьез решил тряхнуть это сонное царство. Остается надеяться, что царство не тряхнет его самого. Было бы жаль, правильные адмиралы редкость в нашей конторе.

Аленко неопределенно пожал плечами:

- А что делать, другой-то у нас нет.

- Вот тут ты прав. Другой у нас действительно нет. Н-да, и спасибо, что вытащил меня оттуда.

- Ну, твое тело мешало собирать обломки артефакта. Пришлось передвинуть.

И сам же первый улыбнулся, довольный своей шуточкой.

- Вот и верь потом людям. Ладно, хорош глумиться. Не знаю, в курсе ты или нет, мы летим на Цитадель. Возможно, придется сопровождать до посольства Альянса этого придурка Пауэлла. Есть вероятность, что его могут прихлопнут по дороге, хотя вряд ли, конечно. Слишком уж явный намек на ценность его показаний. И все же, мы должны быть готовы ко всему. Короче, чтоб через десять часов все были в полной боевой готовности. И чтоб снаряжение блестело, как котовы яйца! Выдай нормальную снарягу Уильямс, а то выглядит как бедный родственник. Понял?

- Так точно.

- И займи ты их чем-нибудь, Христа ради. Пусть хоть устройство БМП изучают, что ли, а то на их кислые физиономии смотреть противно.

В ответ Кайдан едва заметно кивнул и улыбнулся еще шире, давая понять, что начальственная мудрость впитана до последней капли. Оставалось только восхищаться его умением минимумом действий передать целую кучу эмоций. Скрытую подколку я благоразумно решил не замечать.

Дженкинс забился в самый угол ангара, разложив свое снаряжение на двух контейнерах из-под какого-то оборудования. Мое приближение он даже не заметил, полностью поглощенный своими мыслями. Двумя руками облокотившись на крышки ящиков, капрал невидящим взглядом уставился в корабельную переборку, мысленно оставаясь где-то очень далеко от этого места.

- Ричард? Ты как, в порядке?

- Простите, сэр, я вас не заметил.

За время моей отключки с Дженкинсом произошли разительные перемены. Вместо нетерпеливого и уверенного в себе солдата, по молодости лет рвущегося к героическим подвигам на благо Человечества, передо мной стоял уставший и угрюмый тип, с потухшим взглядом и темными кругами под глазами. Мятый берет и отросшая щетина, могли навести на мысль, что не так давно он приложился к бутылке, но в условиях небольшого военного корабля с совершенно незнакомым экипажем, это было абсолютно нереально. Во всяком случае, перегаром от него не разило.

- О родных что-нибудь успел узнать?

- Нет, сэр. Геты разрушили в Константе большую часть коммуникационных узлов и сбили почти все спутники связи. Там сейчас никого не найдешь.

- Не переживай, с ними все будет хорошо.

Ричард на секунду отвел взгляд и тихо произнес:

- Я не беспокоюсь. Рядом с нашим домом нет никаких важных объектов, а отец - достаточно умный человек, чтобы понять, когда и куда нужно бежать.

- Тогда в чем дело?

Некоторое время в нем явственно боролись сомнения, наконец, приняв какое-то решение, Дженкинс резким движением подхватил лежавший на контейнере шлем, и протянул его мне, заранее повернув правой стороной. Впрочем, брать его в руки было не обязательно. Мне хватило мимолетного взгляда, чтобы понять, что от неминуемой смерти капрала спасло только чудо. Прямо возле виска, была прочерчена глубокая оплавленная борозда - след от задевшей по касательной пули. Еще пару миллиметров и ... все.

- Ясно...

Покрутив в руках, я аккуратно положил шлем на место, переключив все внимание на своего подчиненного, надеясь понять, что творится у него на душе.

- Послушай, Ричард, по-хорошему, я сейчас должен подбодрить тебя. Сказать, что ты отличный солдат, что прекрасно держался в бою, что нереально везучий сукин сын, родившийся даже не в рубашке, а в бронежилете, и все такое прочее. Но я не буду этого делать.

На несколько мгновений я замолчал, собираясь с мыслями.

- Поздравляю, капрал, двое суток назад закончилось твое детство. Угу, и нечего так на меня смотреть, я еще не выжил из ума, и прекрасно помню, сколько тебе лет. Нет, я не об этом. Я говорю о том, что обстоятельства заставили тебя снять розовые очки, наглядно продемонстрировав истинное лицо войны. Вспомни наш первый разговор, когда ты так забавно рвался в бой, надеясь поскорее стать героем. Вспомнил? Разницу чувствуешь, между тем, что было тогда, и что есть сейчас? Согласись, издалека все виделось иначе. Среди сослуживцев Эшли, той самой, что стоит у нас за спиной, наверняка было много хороших солдат, прошедших неслабую подготовку. Как видишь, это им не помогло. Хватило одной ракеты, чтобы они все погибли, несмотря на свои навыки и умения. Звучит банально, но главное отличие ветерана от новобранца - это осознание собственной смертности. Вот только не думай, что это избавит тебя от страха. Слава богу, это не так. Это лишь позволит идти в бой, руководствуясь разумом, а не эмоциями. Если, конечно, ты сможешь пережить то, что случилось с тобой на Иден Прайм. Сможешь - станешь настоящим солдатом, который даже писаясь в штаны от ужаса продолжает делать то, чему его учили, а не лежит на дне окопа, в обнимку с собственной винтовкой, в тот момент, когда его товарищи поднимаются в атаку. Ну, а если не сможешь, то... То в армии нужны разные люди, найдется место и таким. Должен же кто-то и на берегу штабы охранять и водку кушать?

Я неторопливо перевел взгляд на Кайдана, прислушивающегося к разговору, стоя на некотором отдалении от нас. Глядя ему в глаза, я продолжил, обращаясь к Дженкинсу:

- Ну, а пока ты еще член нашей команды, придется запомнить простое правило. Разрушение твоей родной планеты и вывод из строя командира, не повод для того, чтобы выглядеть как горький пьяница. Слышишь меня, Аленко? Еще раз такое увижу, неделя чистки гальюнов вам обеспечена. Обоим! Капрал, даю пятнадцать минут, чтобы привести себя в порядок, надлежащий солдату Альянса. Время пошло. БЕГОМ, млять!

Дженкинс прямо-таки испарился из ангара, провожаемый веселым взглядом Кайдана. Даже увесистый кулак, направленный в его сторону, в качестве дополнения к моему праву отдавать приказы, ничуть не ухудшил настроение лейтенанта. Молодец, так и надо. Я уверен, с этим парнем мы прекрасно сработаемся.

В поисках более легкой жертвы для своих командирских замашек, мой взгляд остановился на сержанте Уильямс, старательно изображавшей из себя предмет интерьера в противоположном конце отсека. Увы, человек-невидимка из нее совсем никудышный, а вовремя спрятаться она не догадалась. После сцены с Ричардом, девушка как-то не горела желанием со мной разговаривать. А куды ты денисся с космического корабля?!

- Отлично выглядите, сержант. Следы былых сражений украшают солдата.

В ответ Уильямс злобно сверкнула своими прекрасными глазищами. Выглядела она и впрямь феерично. Обтягивающая футболка выгодно подчеркивала верхнюю часть выдающихся женских прелестей, а мешковатые штаны не могли скрыть все остальное. Если бы не громадный фиолетовый синяк, размером в добрую половину лица, так хоть прямо сейчас на конкурс "Мисс вооруженные силы".

- А вот это ты зря, Эшли. Думаешь, командир-самодур решил покуражиться над младшим по званию? Мелко копаешь. Я, конечно, и командир, и самодур, но подобные нехитрые развлечения мне не слишком интересны, во всяком случае, прямо сейчас. Так уж случилось, что на время ты стала частью моей команды, и я должен понять, что ты из себя представляешь как человек. Нужна проверка на вшивость, если угодно. И пока ты ее не проходишь. От тебя мне нужен боец и товарищ, а не интимные услуги. Ты служишь не первый год и должна понимать, когда можешь быть женщиной, а когда обязана быть солдатом. Пока я этого не вижу.

Девушка явно растерялась, совершенно не готовая к такому развитию событий.

- Простите, сэр, я...

- Готов списать твою реакцию на переживания о погибших сослуживцах. К сожалению, я слишком хорошо понимаю твои чувства. Но дальше спуска не будет. Вы хорошо проявили себя в бою, сержант, но если хотите большего, придется многому научиться. Например, выполнять приказы командира. Эшли, черт тебя возьми, ведь я тебя предупредил, не подходи близко к артефакту! Какого хрена тебя туда понесло? Понимаю, никто не знал, что может случиться, но я тебе ясно дал понять: "Не лезь к этой штуке!". Ты хоть понимаешь, что бы произошло, если воздействие маяка оказалось сильнее? Что если бы мы все попали в это силовое поле? Кто бы обезвредил бомбу? Молчишь?

На Уильямс было жалко смотреть. Мои слова многотонными плитами падали на ее плечи, не оставляя ни единого шанса уйти от ответа.

- Простите, сэр.

- Не прощу, Эшли. И словам не поверю.

Я на мгновение умолк, тяжелым взглядом окидывая собеседницу.

- Но я дам тебе еще один шанс, ДЕЛОМ доказать, что это было досадное недоразумение. Один шанс, Уильямс. И не вздумай упустить его. Тогда я по-настоящему обижусь. А когда я обижен, могу и по сопатке двинуть, не глядя на то, что ты женщина. Усекла?

- Да.

- Не слышу!

- Так точно, сэр!!!

- Ну, хотя бы громкий голос у тебя есть. Свободны, сержант.

Прикрыв глаза на выходку девушки, мало сочетающуюся с ее званием, я переступил через свое отношение к воинской службе. Если бы это был кто-то другой, я, не тратя времени на разговоры, списал его на берег с волчьим билетом. Ее глупость и недисциплинированность могли стоить жизни тысячам людей, и уже стали причиной уничтожения артефакта, ценность которого невозможно даже представить. Чтобы спасти ее прекрасную попку от трибунала, придется врать и изворачиваться целой куче хороших людей. И мне в том числе!

- Свирепствуешь?

Я поднял глаза и встретился с ехидным взглядом Кравченко. Улыбнувшись, я с удовольствием пожал протянутую руку бывшего лейтенанта. Вот уж к кому у меня нет никаких претензий!

- Присядем? - он жестом указал на один из контейнеров в дальнем углу ангара.

- Подожди секунду. Надо твоих орлов отблагодарить.

Понимающе хмыкнув, Андрей, засунув два пальца в рот, оглушительно свистнул.

Вы смотрели советский мультик про Вовочку и двоих из ларца одинаковых с лица? Помните, как они лихо из своего сундука выпрыгивали? Лица у Хайнемана и Саймса, разумеется, были совсем не одинаковые, но из БМП они выскочили, едва ли не быстрее тех двух дуболомов. Тут надо понимать, что подобный навык и слаженность не рождаются на голом месте. Надо десяток лет покататься в металлической консервной банке, которая после удачного выстрела в одну секунду может превратиться в крематорий и братскую могилу экипажа. Смело могу сказать, что шансы отделаться всего лишь обгоревшими булками, у этой парочки были гораздо выше, чем у многих и многих других.

Дождавшись, пока к ним присоединился Кравченко, я вытянулся по стойке смирно и вскинул руку в воинском приветствии.

- От лица командования операции, за проявленное мужество и профессионализм, достойный всякого подражания, экипажу БМП объявляю благодарность. Буду лично просить о представлении всего экипажа к государственным наградам. От себя лично хочу добавить... Если бы не вы, парни, мы бы там все и остались. Вместе с бомбой. Спасибо, мужики!

- За Альянс!

Вот такие дела. Вместо военных, которых кормит и поит государство, тратя на их содержание громадные бабки, приходится говорить спасибо гражданским людям, которые рисковали своими жизнями вместо тех, кому это положено по долгу службы. Что ж, тем искреннее моя благодарность и тверже рукопожатие.

- Ну, а теперь, можно и поговорить.

С удобством разместившись на крышке контейнера, я повернулся к Андрею и заговорил по-русски:

- Рассказывай.

- Что рассказывать?

- Как до жизни такой дошел? Что такой спец делает на гражданке?

Лицо Кравченко вмиг посмурнело.

- А сам-то как думаешь?

- А что тут думать-то? Бабы или водка?

- Да уж. Не я первый, не я последний. То и другое в большом количестве.

Андрей на несколько секунд задумался, вспоминая не самые приятные моменты своей жизни.

- В общем, не поделили мы кое-кого с одним ... уродцем. Я еще выпивши был, немного. Хотя, кому я сказки-то рассказываю? Пьяный был в стельку. Этот уже давно за моей девушкой втихаря таскался, а тут, как назло, на глаза угодил. Думал, я отрубился и не вижу ничего. Я глазки-то продираю, а он... И драки, толком не было. У меня рука тяжелая, я его один раз всего приложил. Кто ж знал, что он такой хлипкий?

Кравченко инстинктивно потер здоровенный волосатый кулачище.

- Короче говоря, папаша его оказался большой шишкой на Арктуре. Еще повезло, что были не на службе и одеты не по форме. Через день с меня погоны сняли и уволили из рядов, за несоответствие моральному облику офицера Альянса, но хоть под трибунал не отдали. Но этим показалось мало. Судили гражданским судом, и дали семь лет за хулиганство и нанесение тяжких телесных повреждений. Потом гражданский иск на компенсацию морального вреда и возмещение ущерба. Последние штаны сняли. Черт с ними, с деньгами - дом с молотка продали, а он у нашей семьи считай сто пятьдесят лет уже. До сих пор отцу в глаза смотреть стыдно.

Странный человек. На семь лет в тюрьму угодил, но сожалеет не об этом, а потерянном родовом гнезде, и о том, как стыдно после такого смотреть в глаза Бате. А ведь я сам точно такой же!

- Отсидеть успел всего три года, но и этого хватило, на всю оставшуюся жизнь. Веришь, негра увижу, сразу за электрошокером тянусь. Не люди они. Батары и то лучше. Ладно, черт с ними... Друзья меня не забыли, порекомендовали конторе, в которой сейчас работаю. Им как раз нужны были лучшие спецы, и, желательно, обязанные по гроб жизни. Я оказался идеальным кандидатом. Дали на лапу, кому следует, через неделю уже вышел по УДО. Ты даже не представляешь, Шепард, что там творится. Конкуренция на оружейном рынке просто бешенная, и производители готовы жо..у на британский флаг порвать в погоне за совершенством своей продукции. За каждую ничтожную мелочь, которую простой солдат и не заметит никогда, идет настоящая битва. День и ночь работают тысячи людей, чтобы тщательно продумать каждую малюсенькую деталюшку. Если испытателю, вроде меня, не понравится расположение какой-нибудь кнопки или индикатора, в момент разберут и перепланируют половину машины. Знаешь, иногда я даже рад, что угодил в тюрягу. Если бы не она, не видать мне этой работы. Никогда еще не чувствовал, что мои знания и опыт так востребованы.

При этих словах, глаза Андрея заблестели лихорадочным огнем увлеченного своим делом человека, получающего от работы не только деньги, но море положительных эмоций и моральное удовлетворение.

- Завидую. А с девушкой что?

Кравченко опять посмурнел.

- А что с ней будет? Живет себе спокойно. Вышла замуж. За того козла.

- Логично. Радоваться надо, Бог тебя отвел от такой женщины. Еще легко отделался.

- Да я рад. Только иногда кулаки чешутся.

Пару минут помолчали, вспоминая собственные ошибки. Причем, я вспоминал и свои, и Шепарда, удивляясь их идентичности, особенно в отношении прекрасной половины человечества.

- А ребята твои откуда?

Бывший лейтенант некоторое время молчал, невидящим взглядом уставившись в корму БМП.

- Не поверишь, Джон. Больше двух лет с ними знаком, а так толком ничего о них и не знал до последнего времени. В личном деле одни непонятки. Даже наши безопасники ничего конкретного сказать не могут. Нашей конторе их порекомендовал кто-то из очень больших верхов. Чуть ли не из руководства СБА. Таким не отказывают. Из них самих слова не вытянешь, только отшучиваются. В досье значится предпоследнее место службы, а потом на три года они, вроде как, исчезли совсем, после чего всплывают уже в нашей конторе. Дело темное, но мне пофигу было, работают отлично, а мне больше ничего от них и не нужно.

Андрей задумчиво вздохнул, и продолжил:

- Пару месяцев назад ко мне приехал старый товарищ. С училища не виделись. Пошли в бар, а там эта парочка. Хорошо посидели, выпили, как следует, а когда домой пришли, Макс мне рассказал одну интересную историю. Несколько лет назад, его роту занесло на одну из наших новых колоний. Учения какие-то крупные были. На всей планете не больше тысячи гражданских, так что у вояк над душой никто не стоял, развернулись на полную катушку. И вот, однажды ночью, всю его кодлу поднимают по тревоге и отправляют на поиски трех БМП из 97-ой пехотной бригады. Они тоже в учениях участие принимали, но, в расчетное время, в назначенный район почему-то не вышли. Нашли быстро, но не всё и не всех. В трех километрах от их планового маршрута, нашли огромную пещеру. В ней, в двухстах метрах от входа, стоят две бэмэпэшки. Черт его знает, зачем они туда полезли. Но это полбеды. Люки задраены изнутри, а людей нету. То есть, вообще нету, ни внутри коробок, ни в пещере. Даже следов нет. И машины третьей нет. Короче, перетряхнули всю планету, народу нагнали кучу, задействовали Флот. Толку ноль. Как сквозь землю провалились. Нашел Макс, совершенно случайно через две недели поисков в трехстах километрах от пещеры. На самом видном месте, где уже десять раз все просканировали флотские и на пузе пропахали наземные поисковики. Вскрыли БМП, а там десяток свеженьких трупов и все кровищей залито. Самое интересное, что они сами друг друга перебили. Прикинь, десяток опытных солдат одновременно сошли с ума и перегрызли глотки своим товарищам. Не шучу, именно перегрызли. Но это еще не все, в трехстах метрах от машины нашли двух выживших. Угадай, кого?

- Твоих?

- Угу. Организмы сильно обезвожены и истощены, но никаких внешних или внутренних повреждений. Санитар им вколол панацелин, и те сразу очухались. Вот только не помнят ничего, что случилось с ними за последние три года. Вообще ничего. Вот такие пироги с котятами, Шепард.

- А дальше что?

- А что дальше? Приехали эсбэшники, забрали этих гавриков, собрали со всех свидетелей кучу подписок и свалили. А через полгода Хайнеман и Саймс всплыли в у меня.

- Ну тебя к черту, мазута! Наговоришь всяких ужасов, потому неделю спать не будешь!

И засмеялся, прекрасно понимая, что выходит не слишком искренне.

- Пойду я от тебя, надоел уже, со своими байками. У меня еще работы по горло.

- Ну-ну. Слушай, командир, а откуда ты так по-русски шпрехаешь?

- Военная тайна! Потом как-нибудь расскажу, если захочешь. Мне пора идти.

Мне и правда давно было пора заняться делом. Совет не будет ждать, пока я соберусь с мыслями и улажу все свои проблемы.

***

Система Вдовы, космическая станция "Цитадель". 2183 год н.э.

Как бы ни были совершенны голографические технологии, они не способны в полной мере передать величие открывшейся мне картины. Глядя на искусственное изображение, невозможно ощутить истинного масштаба столь поразительного сооружения. Размеры Цитадели просто потрясали воображение. Фантастическая мегаконструкция, по форме напоминающая циклопических размеров цветок, способна повергнуть в шок и трепет любого, даже самого искушенного, зрителя. Десятикилометровый Стенфордский тор Президиума, скреплял воедино пять колоссальных "лепестков" жилых секторов, каждый из которых длиной в двадцать пять и шириной в пять километров. Изменяемая геометрия, позволяла, в случае военной угрозы, сложить пятиконечную "звезду" станции в замкнутый цилиндр длиной в сорок четыре километра, практически неуязвимый для современного оружия. Тринадцатиметровая обшивка из неизвестного материала и мощнейшие поля эффекта массы, невидимой пеленой надежно укрывавшие древнее сооружение, способны долгое время выдерживать обстрел из самых мощных орудий, когда-либо построенных известными расами. Пятикилометровая космическая станция Арктур - вершина инженерной мысли человечества, смотрелась поделкой неумелого ремесленника на фоне шедевра истинных мастеров своего дела.

- Внимание! Приготовиться к стыковке. Вахтенный инженер, доложить о готовности маневровых двигателей.

- Есть готовность!

- Палубной команде по местам швартовки стоять! Опробовать связь с мостиком. Проверить работу швартовых генераторов. Боцман, доложить по готовности!

- Связь установлена. Все системы работают в норме.

- Швартоваться левым бортом!

Прошло больше двух столетий с того момента, как корабли перестали быть только средством передвижения по водной глади, но ритуалы и традиции, корни которых затеряны в дремучем прошлом, тщательно сохраняются, едва заметно изменяясь в угоду времени и технологиям. За этот опыт человечество заплатило огромную цену, потеряв при стыковке десятки кораблей, долгие годы слепо полагаясь на, казалось бы, совершенные системы бортового виртуального интеллекта. Но те времена давно минули. Сейчас все стыковочные операции многократно дублированы и вручную контролируются швартовыми партиями, действия которых отработаны до мельчайших деталей. Никто не хочет глупой смерти в двух шагах от пристани. Принцип, компьютер - выполняет, человек - отдает приказы и контролирует, стал аксиомой, которая исполняется неукоснительно. Именно сочетание органик плюс виртуальный интеллект оказалось наиболее продуктивным. В век космических путешествий друг без друга мы стали неполноценны.

Бросив последний взгляд на громаду космической станции, я развернулся и пошел в сторону ангара. Необходимо отдать последние распоряжения своим подчиненным. Хорошо хоть не придется сопровождать Пауэлла. За ним обещали прислать отделение морских пехотинцев с десантного корабля-дока, временно задержанного на Цитадели специально для охраны ценного свидетеля. Теперь, чтобы добраться до него, Сарену придется взять штурмом войсковой транспорт с батальоном десантников на борту. Увы, у меня и моей группы работы от этого не уменьшилось.

- Кайдан, у меня не слишком хорошие предчувствия. Мы двумя ногами влезли в навозную кучу, и я пока не готов оценить ее размеры. Но, судя по вони, она очень большая, и совсем свежая.

- Это уж точно.

- Наземной группе корабль без моего приказа не покидать. Я понимаю, что увольнительную вы все заслужили, но... Подготовь снаряжение для штурма помещений. Только штурмовые щиты не забудь. Почему-то мне кажется, что очень скоро они нам понадобятся.

Аленко пристально посмотрел мне в глаза.

- Все так плохо, Шепард? Устраивать войну на Цитадели - не самая лучшая идея.

- В том-то и вопрос, что нас спрашивать не будут. Не хочу встречать ежа голым задом.

- Это понятно.

- Ну, а раз понятно, так готовься. Мне пора, Андерсон не любит ждать.

Я ничуть не соврал лейтенанту. Предчувствия у меня были самые отвратительные, и, что самое печальное, к известным мне по игре событиям они никак не относились. Нутром чую. У меня частенько такое бывает, когда подсознание обходными путями пытается указать на совершенную ошибку. Не раз это чувство спасало меня от крупных неприятностей, но еще чаще, я окунался в них с головой, вовремя не разобравшись, в чем причина беспокойства. Похоже, сейчас был как раз такой случай.

Масла в огонь подливала невозможность облачиться в защитное снаряжение. Без уже привычного боевого скафа, я чувствовал себя словно голый в толпе ... хм ... мужчин нетрадиционной сексуальной ориентации. Пренеприятнейшее ощущение, скажу я вам! Да и парадная форма офицера флота Альянса, мне категорически не нравилась. Слишком много золота и всякой мишуры. В мое время, так облачались самозваные генералы и полковники в многочисленных банановых республиках Латинской Америки и Африки. Не хватает только сонма орденов и медалей, золотой кольчугой укрывающих всю грудь, и, за отсутствием свободного места, плавно переходящих на спину и пятую точку. На их фоне совсем не маленькая орденская планка Шепарда смотрелась, прямо скажем, не очень. Зато все настоящие и не за красивые глаза дадены! Хорошо хоть вместо фуражки, больше похожей на шако немецкой жандармерии, офицерами моего ранга допускалось ношение пилотки, привычной мне с самого детства. Ну да, когда мелкий был, на даче, вместо панамки, бегал в пилотке, целый воз которых натащил запасливый дед на случай очередной войны или еще какого-нибудь катаклизма. Да и офицеры флотского десанта, к немногочисленной касте которых принадлежал Шепард, предпочитали носить именно ее, желая таким нехитрым способом выделиться из общей массы комсостава ВКС, к которым относились с некоторым пренебрежением. Впрочем, это была обоюдная нелюбовь, в какой-то мере сознательно культивируемая высшим военным руководством. Конкуренция, млин, и корпоративная гордость! Но об этом позже, в перипетиях организационной структуры и традиций Альянса без бутылки очень сложно разобраться, если вообще возможно.

- А ты не торопишься, Джон.

Было заметно, что Андерсон сильно нервничал, предчувствуя крайне неудобные вопросы со стороны Совета. Даже парадная форма, безукоризненно подогнанная по его фигуре, не могла до конца скрыть последствия нескольких бессонных ночей.

- Удина и так на нас всех собак спустить хочет, а ты даешь ему еще один повод для придирок.

- Ничего, больше ждал, меньше осталось. Кроме того, мы еще никуда не опаздываем. Извини, мне надо было отдать последние распоряжения своим людям. У меня очень плохие предчувствия, Дэвид, хочу быть готовым к любому развитию событий.

Капитан внимательно посмотрел мне в глаза, и проговорил тихим, но удивительно спокойным, голосом:

- Значит, не у меня одного кошки на душе скребут?

- Угу, не только.

- Я запретил все увольнительные для экипажа, хотя, сам не знаю, зачем это нужно.

- Правильно. Ничего, пару дней посидят на корабле, не сломаются. Послушай, а что там с Пауэллом?

- Не бери в голову. Я отдал распоряжения Прессли и Аленко. За ним скоро придут. Пошли, посол догадался выслать за нами аэрокар. Вот уж не ожидал такой предусмотрительности от этого сноба.

- Готов поспорить, ему это даже в голову не пришло. Скажи спасибо его помощникам.

Весь полет до посольства Альянса, мы провели в полной тишине. Я даже не смотрел по сторонам, полностью поглощенный своими мыслями. Только легкий толчок от приземления, заставил меня вернуться в реальность, прервав на полуслове один из возможных вариантов выступления перед Советом. Осталась сущая мелочь. Всего-то и нужно, чтобы моим мнением кто-то поинтересовался, что само по себе вовсе не гарантированно. Кто я, а кто советники?

Удина был в бешенстве, с сумасшедшей скоростью расхаживая по собственному кабинету, подобно запертому в клетке голодному льву, перед самым носом которого положили целую гору свежего мяса, но забыли открыть дверцу. На наш приход он не обратил ни малейшего внимания, полностью поглощенный своим монологом с голограммами членов Совета. Обличительная речь сопровождалась отчаянной жестикуляцией и потрясающей мимикой, которой мог позавидовать даже хорошо известный в мое время актер Джим Керри. Трудно поверить, что человек с таким темпераментом, мог пройти так далеко по дипломатической лестнице. Скорее всего, это была одна из его масок, искусством быстрой смены которых должен в совершенстве владеть любой политик. Однако на его собеседников вся эта экспрессия не оказывала ровным счетом никакого влияния. С отсутствующими выражениям лиц, они дослушали посла Альянса, и, в издевательски вежливой манере, послали его на три веселых буквы, ясно указывая на незавидное место человечества в галактической политике.

Смачно плюнув в том направлении, где только что были голограммы советников, Удина обернулся и, наконец, соизволил нас заметить. При этом его лицо приобрело совсем уж кислое выражение.

- А вот и наши герои пожаловали! Андерсон, зная вас, я сильно удивлен, что вы не притащили с собой половину команды. Это было бы в вашем стиле. Хорошо, что вы не забыли Шепарда. Хотелось самолично взглянуть в глаза человеку, благодаря которому пошли насмарку годы трудов дипломатов.

- Посол, вы же знаете, что это не его вина. Побоище на Иден Прайм устроили геты и Сарен.

Удина презрительным взглядом окинул Дэвида с ног до головы.

- Неужели? На нашей колонии погиб один из лучших агентов Совета, причем, едва ли не единственный, что относился к людям без предубеждения. Вы не смогли прикрыть ему спину, несмотря на то, что прекрасно знали, насколько это важно для будущего всего Альянса. Вместо этого вы прикрываетесь какими-то бумажками, указывая на то, что это целиком его вина. Андерсон, не мне вам объяснять, СКОЛЬКО может стоить международный престиж Державы. Вы ДОЛЖНЫ были использовать все доступные и недоступные средства, чтобы прикрыть Найлуса! Но это еще не все. Уничтожен артефакт, огромной ценности. Причем он уничтожен в тот момент, когда уже находился в наших руках! Из-за вашего недосмотра, Шепард! И во всех наших бедах мы обвиняем еще одного СПЕКТРа Совета, предоставив в подтверждение своей версии смехотворные доказательства. Вы хоть понимаете, как это выглядит со стороны?

В душе я признавал правоту его слов, но это было уже слишком.

- Мне плевать, как это выглядит со стороны, посол. Вы всерьез думаете, что единственный фрегат и семеро солдат, четверо из которых оказались там по чистой случайности, могли что-то изменить? Может, мне Найлуса на цепь посадить надо было? Он ведь СПЕКТР, и не подчиняется нашим приказам! Или мне надо было выделить людей для его охраны? Так у меня не было этих людей! Может, надо было плюнуть на выполнение основного задания, прикрывая задницу этого турианца? Так мы бы сгинули, вместе с ним, после того как геты спокойно рванули свою чертову бомбу! На Иден Прайм погибли тысячи людей, а вы тут пляски на их костях устраиваете!

- Шепард!

Но Удина властным жестом остановил Андерсона, явно не ожидавшего от меня такого перла. В одно мгновение, с лица посла сошла маска зажравшегося бюрократа, открыв нашему взору совершенно иные грани личности этого, без всякого сомнения, неординарного человека. И в этих гранях, обуревшему от безнаказанности чиновнику, места предусмотрено не было.

- Я не думаю, коммандер, а констатирую факты. И я не клоун, чтобы устраивать перед вами цирковое представление с шутками и танцами. Иногда, для блага большинства, приходится жертвовать очень многим. Вы, как боевой офицер, должны понимать это как никто другой. Мне искренне жаль наших солдат и колонистов, но, в следующий раз, когда будите принимать подобные решения, хорошенько подумайте об их последствиях. От нашего влияния на Совет зависят жизни и судьбы сотен миллионов землян, но сейчас, мы стоим на грани потери авторитета, который накапливали десятилетиями. Я очень надеюсь, Шепард, что на Иден Прайм вы сделали правильный выбор, за который не придется расплачиваться нашим потомкам.

Несмотря на откровенно хамское начало разговора, глубоко в душе я был вынужден согласиться с Удиной. С его колокольни события выглядели несколько иначе.

- Надеюсь, мы поняли друг друга?

Дождавшись моего утвердительного кивка, посол, бросив мимолетный взгляд на дорогущие механические часы, стоимость которых была сопоставима с годовым жалованием Шепарда, заговорил абсолютно спокойным голосом, как будто ничего и не случилось:

- До встречи с Советом еще два часа, так что у нас есть время обговорить кое-какие тонкости. В ваших отчетах сплошная канцелярщина, замешанная на военной терминологии. Мне, как человеку сугубо гражданскому, понятно далеко не все. Шепард, подождите нас в приемной. И не вздумайте никуда уходить, не хватало еще опоздать из-за всяких глупостей.

К сожалению, у меня не было возможности поступить так же, как сам Удина несколькими минутами ранее. Хорошенько взвесив все "за" и "против", я пришел к убеждению, что плевать в живого посла Человечества было бы не совсем уместно, хотя очень хотелось. Жаль, был бы он голограммой, я бы точно не удержался!

Поначалу я думал, что за два часа ожидания свихнусь от скуки. В приемной даже секретарши не было, на домогательства к которой, я готов был пожертвовать свободное время! Приставать к ее виртуальному аналогу как-то постеснялся. Черт его знает, на что оно запрограммировано? Но потом мой взгляд остановился на панорамном окне, полностью занимавшем одну из стен комнаты. Подойдя к нему вплотную, я просто выпал из реальности, уставившись жадным взглядом неотесанного деревенщины на фантастическую картину Президиума Цитадели.

Кто бы ни был строителем это чуда, он явно превзошел сам себя. Чтобы создать на космической станции целую экосистему со своим озерами, фонтанами и парками, надо приложить колоссальные усилия, потратить уйму времени и ресурсов. Настоящий шедевр проектировщиков, дизайнеров, флористов и скульпторов. Разум в очередной раз бросил вызов стихии, создав искусственную реальность, готовую поспорить с лучшими из творений Природы. Наверное, я был бы не прочь пожить здесь какое-то время. Было бы классно: встать с утра пораньше, выйти на собственный балкон, сладко потянуться и, сев в плетеное кресло, любоваться голограммой голубого неба, на фоне которого спешат по своим делам разноцветные аэрокары. Н-да, а потом из комнаты выходит прекрасная секретарша, вся такая полураздетая и с ледяным коктейлем в руках...

Тьфу, млин! Опять начинается! Вот жеж угораздило в такого кобе.. ... хм ... любителя женского пола вселиться. Понятное дело, мужик молодой, видный, но нельзя же об этом думать большую часть времени?! У меня и так дел по горло, а приходится тратить уйму усилий, чтобы не сорваться галопом за первой встречной юбкой! Ужас какой-то! Вообще говоря, настоящий Шепард тоже был малость посдержанней, но в том-то и соль, что совсем малость. А тут еще, походу дела, те, кто меня в него вселил, что-то напутали, наделив ну прямо-таки ужасающей тягой к прекрасному! Брома что ли нажраться, а то ведь такими темпами может и планку сорвать в самое неподходящее время?!

Короче говоря, следующие полтора часа вместо скуки превратились в настоящую каторгу. Я заставил себя наблюдать за парочкой элкоров, о чем-то мирно беседовавших в саду под окнами посольства. Уж эти слоноподобные уроженцы Декууны не вызвали у меня никаких эротических фантазий. Хотя... НЕТ, не вызывали!

Интересная раса. Самое удивительное, как они умудрились самостоятельно в космос выйти, имея такое специфическое строение тела? Сами посудите, как можно собрать что-то сложнее каменного рубила, если у тебя пальцы толщиной в руку взрослого мужчины-человека? Или у них, как и в СССР времен распада, все самое большое: и балет, и микросхемы? Это сейчас у них есть совершенные станки и ВИ, которые ими управляют. А раньше, на заре их космической эры? Как, имея возможность одновременно использовать только ОДНУ переднюю конечность, можно собрать космический корабль? Это еще не говоря о том, что их родная планета вчетверо массивнее Земли. На Цитадели, в условиях силы тяжести, близкой к земной, эти милые создания весят "всего" под пять центнеров, а у себя дома - без малого две тонны! И это только сам космонавт! А ведь ему еще скафандр нужен и система жизнеобеспечения. Это какой же мощности должны быть двигатели и объем бака с топливом, чтоб вывести элкора на орбиту планеты? Чудны дела твои, Господи.

- Шепард! Вы оглохли или вам нужно особое приглашение? Нам нельзя опаздывать. Не стоит злить Совет по пустякам.

Все-таки Удина - сноб и порядочная скотина. Хоть для политика эти качества едва ли не самые главные, в обычной жизни они доставляют окружающим массу неудобств. Вот чего он на меня взъелся? Сам ждал до последнего, а теперь на меня всех собак спустить хочет? Урод!

Не став вступать в бессмысленную перепалку, я поплелся вслед за послом и Дэвидом, которые продолжали о чем-то разговаривать, не обращая на меня внимания. Сам путь до Башни Совета не занял много времени. Да и не мог занять, учитывая, что посольство Альянса располагалось буквально в сотне метров. Интересно, во что земным налогоплательщикам обошлась аренда помещений в самом престижном месте посольского квартала Президиума? Думаю, на эти деньги можно было построить еще одну "Нормандию", а то и две. Впрочем, в политических игрищах понты - дороже денег. Раса, претендующая на место в Совете Цитадели, просто не может себе позволить не тратиться на имидж.

За время этой короткой прогулки, я успел получить массу впечатлений. Увы, далеко не все из них были приятными. Больше всего удивило почти полное отсутствие землян, а так же неприкрытое пренебрежение и даже ненависть, с которой на нас смотрели встречные прохожие. И эти люди обвиняют Цербер в ксенофобии и расизме? Да не смешите меня! Причем, контраст с жилыми секторами Цитадели, где проживали обычные разумные других рас, был разительным. Ничего подобного в среде "простых смертных" не наблюдалось. Память Шепарда, доставшаяся мне в награду, так же твердила, что инопланетники в целом терпимо относились к людям. Разумеется, о горячей любви разговора не шло, но среди массы других рас нас особо не выделяли. Однако здесь, в том месте, где собрались "сливки" галактики, все было иначе. Очень многие власть имущие, считали людей выскочками, не заслуженно получившими свой кусок галактического пирога. Тут и без нас было тесновато. А уж когда человеческие торговцы и промышленники начали безудержную экономическую экспансию, число наших "друзей" мгновенно увеличилось на порядок. Стремительно забравшись на сцену, мы двумя локтями распихивали местных старожил, которые уже давно поделили все самые вкусные плюшки. А тут вдруг резко пришлось подвинуть попу. Серьезно так подвинуть. Первая эйфория от появления новой "отсталой" цивилизации, способной стать сырьевым придатком и рынком сбыта для залежалого товара, быстро сменилась разочарованием, а затем и ожесточением. Люди не только не потеряли свое, они еще и откусили немалый кусок чужого. И продолжали грызть дальше. Конечно, все это заставило прежних хозяев галактики смотреть на нас с особой "любовью и вниманием". Ничего, ребят, жнецы и геты научат вас Родину любить! Во всяком случае, тех, кто переживет знакомство с ними.

Сама башня Совета Цитадели весьма сильно отличалась от того, что было реализовано в игре. Собственно, как и все остальное, начиная от внутреннего устройства "Нормандии" и заканчивая строением тела турианцев, особенно в их филейной части. Дизайнеры BioWare сумели передать лишь общую концепцию этого мира, огромного и многообразного, в отличие от узких рамок примитивной компьютерной игрушки. С другой стороны, имея на руках технологии начала 21 века, сделать даже такое - большое достижение. Я бы не смог, в чем честно себе и признавался.

Кстати, я, наконец, выяснил, что попал не в будущее своего мира. Как я это сделал? Нет ничего проще. Активировал инструметрон, вышел в Экстранет, зашел на сайт Биоваров, контора которых живет и здравствует по сей день, и внимательно изучил все разработанные ими игрушки. Так вот, Масс Эффект среди них не было! Был какой-то другой проект, немало нашумевший в свое время, учитывая тонны странниц фанатской литературы и рисунков, благополучно переживших своих создателей и поклонников лет на сто-сто пятьдесят. Базы данных местного Интернета, были настолько обширны и глубоки, что мне удалось найти информацию даже о себе прежнем! Погиб под колесами цементовоза в тот же день и час, что и я ... хм ... настоящий, наряду с еще четырьмя жертвами той страшной аварии. Интересно, другие погибшие тоже сюда попали или умерли окончательно? Может их сознание тоже к кому-то подселили? Бегло пролистав известные мне этапы земной истории, я пришел к выводу, что попал почти в точную копию моего мира, единственным отличием которого является отсутствие компьютерной игры! Вот и не верь потом в множественность вселенных.

Перед входом в Малый зал Совета, нас уже ожидала прекрасная секретарь азари. Именно Секретарь, а не секретарша, потому как в ее манерах и осанке чувствовались десятки поколений аристократов самой высшей пробы. Уж не знаю, была ли вообще у азари аристократия, но конкретно для этой представительницы ее бы стоило придумать. Слегка склонив голову в приветственном поклоне, она пропела воистину ангельским голосом:

- Рада приветствовать вас, Посол. Совет примет вас и ваших спутников в ближайшее время. Я немедленно уведомлю о вашем прибытии. Прошу вас, немного подождать.

При этом девушка царственным жестом указала на удобные с виду диванчики, стоявшие недалеко от входа в Зал. Ну, или женщина, а может и вообще бабуля, черт их разберет, они в семьсот лет выглядят, как вчерашние школьницы!

Не успел я толком усесться и насладится божественным зрелищем инопланетной красавицы, как двери Зала бесшумно распахнулись, и на сцену ворвались новые персонажи турианской наружности. Оба были одеты в парадную форму офицеров Службы Безопасности Цитадели, причем, судя по количеству галунов и нашивок, один из них был в очень больших званиях. Пройдя всего несколько шагов от входа, он порывисто обернулся, и, вперив своим костистым пальцем в слегка приотставшего спутника, зашипел кипящим от ярости голосом:

- Вакариан! Сколько раз я просил вас не лезть к Совету со своими домыслами?! Сколько?!! А что сделали вы?!

- Прямых доказательств у меня нет, но совокупность косвенных...

- Вздор!!!

Турианец рубанул рукой воздух с такой силой, что, попадись под нее человеческая голова, разлетелась бы, как гнилой арбуз.

- Вздор, Вакариан! Вы несете чушь! Сколько раз я предупреждал, что если вы готовитесь предъявить обвинения столь высокопоставленным лицам, тем более СПЕКТРу Совета, ваши доказательства должны быть НЕОПРОВЕРЖИМЫ и ОДНОЗНАЧНО свидетельствовать о его виновности!!! Понимаешь ты это или нет?! Гаррус, сколько раз я тебе говорил, что здесь не армия?! Что здесь НЕЛЬЗЯ действовать такими же методами, что и в окопах на передовой?! Чего ты добился? Мы выглядели посмешищем в глазах Совета! Расследование закрыто по его прямому указанию, а этот подлец Сарен, вновь вышел сухим из воды! Теперь, даже получи мы твердые доказательства его вины, нам просто не поверят! Вот цена твоей прямолинейности!

Похоже, Вакариан конкретно достал своего шефа. Как бы подтверждая мой нехитрый вывод, тот безнадежно махнув рукой, начал отворачиваться тут же упершись взглядом в три любопытных рожи. За несколько секунд на его лице проскользнул целый букет чувств и эмоций, положительных среди которых не было. Явственным усилием воли, справившись с мимолетной слабостью, турианец сумел изобразить некое подобие приветственной улыбки, и проговорил:

- Посол Удина.

- Директор Паллин.

После чего оба скуксили такие лица, что даже последнему дуболому стала понятна их давняя и взаимная "любовь".

- Капитан Андерсон. Рад встрече. А это, видимо, герой дня, коммандер Шепард? Очень рад, что могу лично выразить признательность тому, кому обязан всем этим переполохом.

От такого наезда покоробило даже Удину:

- Вы не ошиблись, директор? Благодарить надо гетов и одного известного вам турианца.

- Неужели?

Главный безопасник Цитадели раскатисто рассмеялся.

- А вы оптимист, посол. Как у вас говорится, блажен, кто верует. Желаю удачи! Она вам понадобится.

Не переставая смеяться, турианец развернулся и зашагал в сторону лифтов. А вот второй все еще пребывал под впечатлением от начальственного разноса, потеряно замерев в центре холла. Терять свой шанс, а потом полдня искать Гарруса по всей Цитадели, я был не намерен, а потому уверенной походкой направился прямо к нему.

- Офицер Вакариан? Коммандер Шепард, ВКС Альянса. Извините, я стал невольным свидетелем вашего ... хм ... разговора. Вы расследуете дело СПЕКТРа Сарена Артериуса?

- Расследовал. Дело закрыто.

- Не спешите с выводами, Гаррус. Как закрыли, так и откроют. Если у вас есть время, я бы хотел поговорить, после встречи с Советом. Думаю, нам есть, что сказать друг другу.

После недолгих колебаний, турианец согласно кивнул головой, и проговорил:

- Хорошо, коммандер. Давайте обменяемся контактами. В конце концов, хуже уже все равно не будет. Звоните в любое время. Удачи вам.

Распрощавшись с Вакарианом, я задумался над тем, как его угораздило стать следователем СБЦ? Ведь не его это. Явно. Прямой, как стрела. Компромиссов не видит и не желает на них идти. Не понимает, что при этом делает только хуже. Ему бы не сыскарем, а штурмовиком в спецподразделения СБЦ податься. Там все просто, на кого пальцем ткнут, тот и преступник. Никаких сомнений и интриг. Круши вражьи морды и дело с концом. Вопрос не в том, что Гаррус тупой, просто у него мозг иначе устроен. Вырастили его таким. И нечего против своей природы идти, от этого только хуже бывает.

- Посол. Совет ожидает вас и ваших спутников. Пожалуйста, пройдемте.

Давно пора! Хочу лично посмотреть им в глаза и задать пару-тройку неудобных вопросов. Чтоб булки не расслабляли!

***

Система Вдовы, космическая станция "Цитадель". 2183 год н.э.

Первое, что пришло мне в голову: "Если это Малый Зал, то каких размеров Большой?". Тут можно полк разместить с полным комфортом, да еще и места для сушки портянок на всю толпу хватит! Особенно поразила стена, которая отделяла зал от приемной. Снаружи она смотрелась монолитом из какого-то металлизированного полимера серебристого цвета, а изнутри оказалась прозрачной! Настолько прозрачной, что вокруг нее возвели специальные поручни, чтоб увлекшиеся спорами посетители не сошлись с ней в лобовом столкновении. Допустим, кроган после этого только нос почешет, а какой-нибудь саларианец может и копыта откинуть. Уж больно они хлипкие, во всяком случае, на вид.

Архитектор, который проектировал это помещение, явно не был человеком. Или слегка не в себе, потому, что нагородить такое, нормальным людям в голову точно не придет. Сами советники, стояли на специальном помосте в центре зала, который больше всего напоминал доску, с которой на пиратской шхуне сбрасывали на корм акулам незадачливых пленников. Точно такая же, располагалась напротив, но ниже метра на два, так, что даже самый маленький член Совета свысока взирал на самого рослого просителя. Особый цимес этой городушке добавлял тот занимательный факт, что под "досками", простиралась бездонная пропасть метров в пятьсот глубиной, на дне которой были отчетливо заметны пролетающие аэрокары. А перил не было! Другой вопрос, что с даже упав в нее, разбиться было невозможно. Поскольку Зал Совета располагался точно на оси вращения станции, и центробежная сила не могла создать нужное притяжение, здесь работали стационарные установки искусственной гравитации, настроенные особым образом. Шагнув с "доски", можно было пролететь максимум метров десять, а потом просто зависнуть в воздухе, пока за тобой не придут спасатели или врачи из психбольницы. Чтобы избежать совсем уж досадных недоразумений, помост советников отгородили прозрачным полем эффекта массы. Память Шепарда услужливо подсказала массу баек из Экстранета, в которых толпа диванных знатоков соревновалась в остроумии по поводу мощи этого барьера. Большинство сходилось на щите крейсерского класса. Чтобы пробиться через такое препятствие, главному калибру "Нормандии" потребовалось бы с десяток прямых попаданий. Ну, а если фрегата у вас под рукой не имеется, а пожать советникам ручку очень хочется, то можно рвануть ядерную бомбу на пару мегатонн. Говорят, помогает.

Удина не стал затягивать со вступительной частью. Едва произнеся положенные дипломатическим протоколом приветствия и заверения, он обрушился на Совет с обвинениями в бездействии и игнорировании просьб Альянса о совместных действиях по пресечению агрессии гетов. Пустился в пространные рассуждения о солидарности органических рас перед лицом угрозы вторжения синтетиков. Вскользь упомянул брошенных Советом на произвол судьбы кварианцев, для которых восстание гетов едва не закончилось полным истреблением. Настаивал на налаживании взаимодействия и обмена информацией между спецслужбами. Несколько раз плюнул в сторону Батарианской Гегемонии, просто так, из любви к искусству. После того, как он плавно свернул к разбору личности Сарена Артериуса, по знаку азарийского советника Тевос, в зале появилась голограмма СПЕКТРа-предателя. Совет дал ему возможность лично послушать, какие обвинения против него выдвинуты, и опровергнуть их. Но до этого дело так и не дошло. Сдали нервы у турианского представителя Спаратуса.

Пока Удина вещал, я внимательно наблюдал за советниками. На их лицах, даже учитывая сложность понимания мимики инопланетных рас, было отчетливо заметно раздражение и безразличие к просьбам и аргументам человеческого посла. И я прекрасно понимал, почему. Все дело в том, что просьб и требований у людей была масса, а вот аргументов и доказательств практически нет. К тому же, инопланетники вовсе не горели желанием умирать за интересы Альянса. Если бы не дипломатическая выдержка и такт Тевос, которая дважды сумела легким касанием руки остановить турианского советника, речь Удины оборвали бы гораздо раньше.

- Довольно, посол! Мы слышали достаточно для того, чтобы принять решение. Ваши обвинения в адрес СПЕКТРа Артериуса - несостоятельны. Вы поставили под сомнение репутацию одного из лучших агентов Специального Корпуса, на основе показаний мелкого жулика! Слово уважаемого члена общества, чья преданность Совету доказана множеством боевых операций, в которых он рисковал собственной жизнью, против слова преступника! Понимаете ли вы всю смехотворность и оскорбительность ваших обвинений, посол? О, нет, разумеется, ваш свидетель не врет! Проверить это не составило труда. Но, господин Удина, вы забыли добавить, что в ходе первого же допроса выяснилось, что он не в состоянии отличить одного турианца от другого! О чем мы вообще тут говорим, если представители вашей расы не могут различить даже особей одного с вами вида? Как бишь их там, китайцы, которые для вас все на одно лицо? По голосу опознать тоже не получается, поскольку он искажен несовершенной аппаратурой. Вы знаете, дорогой посол, сколько в галактике турианцев по имени Сарен? По официальной статистике, доступной любому пользователю Экстранета, их около сорока тысяч! И на основании вот этого, вы хотите привлечь к суду СПЕКТРа Совета?!

Конечно же, Доннел Удина не был дураком. Он прекрасно понимал это изначально. Но у него работа такая - с умным лицом пороть всякую чушь, если это необходимо для блага человечества. А вдруг прокатит? Всякое может случиться. Сарен мог перейти дорогу не только людям, и помощь могла прийти с совершенно неожиданной стороны. Не пришла.

- Может ли Альянс рассчитывать на помощь в борьбе с гетами?

В дело вступил молчавший ранее представитель саларианцев Валерн:

- Совет считает инцидент на Иден Прайм - внутренним делом Альянса Систем.

- Инцидентом?! Тридцать две тысячи погибших разумных Совет считает всего лишь инцидентом?!

На этот раз возмущение Удины было не наигранным. Да и мое тоже. Цинизм, конечно, дело хорошее, но у всего должен быть предел. Он и был, вот только для землян и их оппонентов его значения сильно разнились. В подтверждение этого, в дело вступила тяжелая артиллерия в лице азарийской представительницы. Несмотря на формальное равенство советников, азари всегда были самыми равными, на протяжении всей истории существования Совета Цитадели оставаясь своего рода старейшинами, авторитет которых значил очень многое. Заметную роль играла и личность Тевос. Матриарх азари была фантастически красива и умна, а ее бархатный голос оказывал на мужчин и женщин других рас практически гипнотическое воздействие, заставляя даже прожженных политиканов жадно ловить каждое слово. Когда ей или ее соплеменникам что-то было нужно, она просто приходила и брала, и никто не мог сопротивляться ее воле. Ситуацию спасало лишь то, что цивилизация азари долгое время находилась в состоянии равновесия, скорее даже стагнации, и их желания были не велики. Все, что им нужно, они уже давно взяли, никого не спрашивая.

- Вы не ослышались, посол. Совет считает события на Иден Прайм инцидентом и внутренним делом человечества. У нас есть основания предполагать, что агрессия гетов была спровоцирована действиями террористической организации землян - Цербер, которая уже успела прославиться на всю галактику своей нетерпимостью к другим расам. Альянсу следует более внимательно следить за своими подданными. Рано или поздно, их ксенофобия может привести к гораздо более печальным последствиям.

Последний гвоздь в крышку гроба "солидарности органиков", взялся вбить Спаратус:

- Мы не виноваты в том, что армия и флот Альянса оказались не в состоянии защитить свои владения. Мы не виноваты в том, что человеческие лидеры ведут безответственную политику, идут на поводу у популизма и демагогии, оставляя своих колонистов беззащитными перед возможным нападением. Ведь это уже не первый инцидент, приведший к большим жертвам, не так ли, посол? Как видим, со времен побоища на Мендуаре и так называемого Скиллианского блица, ничего не изменилось. Человеческие колонии по-прежнему защищены явно не достаточно. Так чего же вы хотите от нас, если сами не желаете ничего делать? Когда вы в следующий раз придете просить Совет о новой планете для колонизации, мы напомним вам о сегодняшнем дне. Не сомневайтесь.

Вот об этом и предупреждал Удина, говоря о потере авторитета. Разоренная колония и тысячи жертв, станут лишь орудием в руках бесчестных конкурентов. Когда речь идет о месте под солнцем, никто не будет страдать сентиментальностью. Наоборот, на костях ваших погибших спляшут победный танец, и будут упоминать о былом унижении при каждом удобном случае. Посол скрежетал зубами, но возразить ничего не мог. Аргументов у него не было. Видя некоторое замешательство Удины, в разговор решил вмешаться капитан "Нормандии":

- Ну, а как быть с информацией из маяка протеан? Ведь коммандер Шепард...

- Капитан Андерсон, какая неожиданная встреча.

Голограмма Сарена Артериуса изогнулась в издевательском поклоне.

- Занятно. Сразу два неудачливых кандидата в Специальный Корпус в одном месте и в одно время. И снова во всех бедах винят кого угодно, но только не себя. Чем я вновь не угодил вам? Вы уже повторяетесь, Дэвид. На этот раз вы решили отомстить мне при помощи показаний мелкого воришки и страшных снов землянина? Забавно. Очень забавно. Что вы придумаете в следующий раз?

Чувствуя, что Андерсон сейчас взорвется и наговорит много лишнего, о чем в дальнейшем придется жалеть не только ему, я слегка придержал его за руку, а потом мягко оттолкнул в сторону, выйдя на передний план.

- Прошу прощения за вмешательство. Уважаемый Совет, я имею официальное поручение военного командования Альянса донести до вашего сведения ранее не озвученную информацию, которая может существенно повлиять на исход дела. Это не займет много времени.

Для советников моя просьба оказалась несколько неожиданной. Они пребывали в полной уверенности, что им известен полный расклад. Не менее удивленными выглядели Дэвид и Удина. Они попросту не знали о моих договоренностях с адмиралом Хакетом. Выдержав небольшую паузу, Тевос посмотрела на саларианского представителя, который, после недолгих раздумий, одобрительно кивнул. В ответ Спаратус только недовольно развел руками, как бы говоря, мол, что с вами поделаешь, раз вам так хочется, давайте потратим еще немного времени на бесполезные препирательства.

- Совет готов вас выслушать, коммандер. Надеюсь, ваша информация действительно ценна.

Вот и хорошо. Наконец, у меня появился шанс осознанно повлиять на ситуацию, спрыгнув с тех рельс, что были уготованы судьбой настоящему Шепарду. Если у Удины доказательств было маловато, то у меня они имелись. Жаль только, что не так много, как хотелось бы.

- Благодарю. К сожалению, то, что СПЕКТР Артериус так дипломатично назвал страшным сном землянина, не моя выдумка и не последствия тяжелой травмы. Артефакт протеан, который принято называть маяком, не что иное, как один из элементов коммуникационной системы погибшей цивилизации. Один из ее немногочисленных остатков. Это нечто среднее между хранилищем данных, роутером и терминалом публичного доступа к аналогу нашего Экстранета. Трудность заключается в том, что коммуникационные технологии протеан развивались иначе, чем наши. Они пошли по пути усиления техническими средствами своих природных способностей. Ни одна из ныне живущих рас не обладает чем-то похожим. Наши ученые просто не осознавали принципиальную возможность подобного, а потому и не вели исследований в этом направлении. Протеане были способны, без применения специальных устройств, одним лишь касанием, передавать предметам своеобразный слепок своих воспоминаний, включая чувства и эмоции передающего. Тот, кто просматривал этот слепок, получал возможность воспринять информацию как бы от лица разумного - непосредственного участника событий. Чтобы лучше понять, как это работает, представьте себе воспоминания дреллов, как известно обладающих абсолютной памятью, которые можно целиком передать собеседнику посредством Объятий вечности азари. Как вы понимаете, неподготовленный органик не способен выдержать такой чудовищный объем информации и эмоциональный всплеск от ее передачи. Чтобы получить данные из артефакта, без критических последствий для центральной нервной системы, его необходимо особым образом активировать и применить специальный адаптер. Геты и загадочный турианец по имени Сарен, знали об этом. Им без труда удалось активировать маяк и воспользоваться частью его функций. К счастью для нас, устройство протеан сильно пострадало от времени, и, по всей видимости, нападавшим не удалось извлечь все необходимые им сведения. Однако, это не помешало запрограммировать артефакт таким образом, что первый, кто решился подойти к нему достаточно близко, был бы гарантированно уничтожен мощнейшим выбросом информации. Мозг просто не выдержит такого напряжения. Мне и сержанту Уильямс, удалось выжить лишь по счастливой случайности, поскольку удар пришелся по нам двоим, его мощности оказалось недостаточно. После информационной атаки, сработала вторая часть программы гетов, которая дестабилизировала работу энергетического источника артефакта, что привело к его полному уничтожению.

Я сделал секундную паузу, чтобы проследить за реакцией Артериуса. Пока ему удавалось искусно скрывать свои эмоции. Его фигура излучала спокойствие и уверенность в своей безнаказанности.

- Самым важным для нас результатом является осознание того факта, что ВСЕ ранее найденные аналогичные артефакты протеан, на самом деле содержат гораздо большие объемы данных, чем считалось ранее. До этого момента, наши ученые смогли обнаружить и расшифровать лишь ту часть информации, что была специально адаптирована для рас, не обладающих природными возможностями создателей маяка.

Первым понял чрезвычайную важность моих слов Валерн. В этом нет ничего удивительного. Разум короткоживущих, в сравнении с остальными расами, саларианцев, был заточен под принятие быстрых решений по крупицам информации. Именно поэтому, они были прекрасными аналитиками и спецагентами.

- Коммандер, вы уверены? Если вы правы в своих предположениях, это станет важнейшим открытием за последние несколько сотен лет. Но почему сержант Уильямс попав под воздействие маяка не получила тех же воспоминаний, что и вы?

Тевос и Спаратус полностью превратились в слух. Несомненно, они понимали, что если мои слова окажутся правдой - то тряхнет всю галактику. Хорошенько так тряхнет, до самых печенок. Трудно даже представить, информация о каких технологиях и событиях содержатся в артефактах. Если всего лишь малая часть данных, позволила десятку цивилизации обрести технологию межзвездных перелетов, то нет никаких сомнений в том, что оставшаяся будет не менее ценной. Удина и Андерсон были удивлены ничуть не меньше. Они вообще оказались в дурацком положении, узнав информацию чрезвычайной важности в числе последних.

- Отсутствие видений у сержанта Уильямс легко объяснимо. Когда я оттолкнул Эшли от артефакта, он только начала закачку данных в ее мозг. Хм... Как бы попроще объяснить... Представите себе, что вы скачивали информацию с Экстранета и соединение внезапно оборвалось. Сержант получила больший объем данных, но маяк не успел их активировать. Или инсталлировать, если для вас так понятнее. Мне же досталась малая часть, включая, если так можно выразиться, файлы запуска. Как я уже говорил ранее, эта случайность спасла нас обоих. Что же касается уверенности в моих словах, то ее разделяю не только я. Альянс уже создал специальную научную группу для исследования данного феномена. Моя группа на Иден Прайм, вела запись всех событий, включая инцидент с маяком. В момент контакта с артефактом, за ним вели наблюдение в активном режиме сканеры двух боевых скафандров и БМП. Обширный объем информации дали медицинские обследования нас с сержантом Уильямс. Теперь, когда мы знаем принципиальную возможность подобного способа передачи данных, разработка нужной технологии - лишь вопрос времени. Насколько большого, я не знаю. Все в руках наших ученых.

Я ничуть не лукавил. Будь у нас чуть больше времени до вторжения, эта технология позволила бы всем расам сделать качественный технологический рывок. Увы, жнецы ждать не будут. Чуть больше чем через три года, орда свихнувшихся машин придет нас убивать. И этой орде нет никакого дела, успели мы разобраться, как работают протеанские артефакты, или нет.

- Альянс передаст Совету собранные данные, коммандер?

Тевос попыталась перевести разговор в практическое русло, оторвав всех нас от бесплодных мечтаний.

- Я не уполномочен вести подобные переговоры. Однако, учитывая, что мне позволено было донести эту информацию до уважаемых советников, подобное развитие событий более чем вероятно. Думаю, это могло бы стать предметом для переговоров.

Неожиданно, я заметил, как шевельнулась голограмма Сарена. Похоже, до него дошло, что он может стать разменной монетой в намечающемся торжище. Ничего, сейчас я тебя вообще в асфальт закатаю, сволочь!

- К сожалению, маяк и протеанские технологии, не самая большая проблема. Наша главная проблема вот это.

Я сделал шаг вперед, и активировал небольшой голопроектор, интегрированный в инструметрон. Перед взором советников предстала трехметровая вращающаяся проекция Жнеца. Надо отдать должное Шепарду, хоть он и не был транжирой, но уж если покупал какую-то вещь, непременно брал дорогую и качественную. Сейчас это играло мне на руку, поскольку аналогичными возможностями обладали далеко не все коммуникационные устройства. Не тащить же мне на заседание стационарный проектор?

- Это пространственная модель корабля, атаковавшего Иден Прайм, построенная на основании информации, собранной моим отрядом, записей датчиков "Нормандии" и ряда других источников. Все эти данные были переданы для обработки и анализа "Newport News Shipbuilding" - крупнейшей верфи Альянса Систем и основного разработчика крупных боевых кораблей. В оценке данных были задействованы ведущие инженеры и мощнейший в своем классе ВИ-проектировщик. Пока анализ поверхностный, в их распоряжении было слишком мало времени, но наши инженеры сделали далеко идущий вывод. С использованием известных технологий и материалов, существование подобного корабля - невозможно. Неизвестный дредноут, а наши аналитики считают, что это именно линейный корабль, обладает колоссальными размерами. Больше двух километров в длину и около трехсот пятидесяти метров в диаметре, в самой широкой части. Из боевых кораблей всех известных рас, с ним сопоставим лишь азарийский линкор "Путь предназначения", среди гражданских судов имеются и заметно более крупные экземпляры, но боевой ценности они не имеют. Массу покоя определить не удалось, поскольку нет ни малейшего представления, из каких материалов он построен, но на основе его объема и ряда других показателей, эксперты пришли к нескольким выводам. Как вам известно, крупные корабли всех рас пространства Цитадели, хоть и имеют возможность в критической ситуации входить в верхние слои атмосферы, для посадки на планеты не предназначены. Их конструкция просто не выдержит подобных нагрузок. Но для дредноута гетов - это не преграда. Анализ траекторий и скорости взлета и посадки показывает, что повторить подобное не в силах даже наши крейсера новейшей постройки. Специалисты верфи провели теоретическое моделирование корабля, обладающего похожими характеристиками, но созданного по имеющимся технологиям и из существующих материалов. Главный вывод - он просто не помещается в заданные объемы корпуса. Наш корабль был бы на треть больше, втрое массивнее "Пути предназначения", а энергетическая и двигательная установки, способные придать ему возможность садиться на планету, минимум в шестнадцать раз должны превосходить по мощности аналогичные устройства на новейшем турианском дредноуте типа "Неукротимый". Приблизительную цену подобного чудовища, удалось подсчитать лишь в первом приближении, но уже сейчас очевидно, что она сопоставима со стоимостью постройки целого флота.

Советники прониклись. Особенно Спаратус, который в прошлом был боевым генералом.

- В шестнадцать раз? Невероятно. Просто невероятно.

- Согласен с вами, невероятно. Однако, я видел этого монстра собственными глазами, так же хорошо, как вас сейчас. И это далеко не все его сюрпризы. Дредноут синтетиков во время атаки не применял свое вооружение, поэтому о его характеристиках приходится лишь гадать. Но во время посадки на планету, нам удалось замерить интенсивность защитного поля. Его щит способен выдержать одновременный бой с двумя линкорами Альянса типа "Килиманджаро". Проблема в том, что мы не знаем, предельные это значения или нет. Возможно, его силовой барьер еще мощнее, чем мы думаем, но даже этих знаний достаточно, чтобы понять, для его гарантированного уничтожения, необходимо не меньше трех-четырех дредноутов наших рас. Увы, даже это еще не все. Нами зафиксирована работа станции РЭБ колоссальной мощности. По всей видимости, она расположена именно на этом корабле. У нас нет ничего подобного даже в проекте. Вам уже известно, что синтетики использовали технологию блокировки сверхсветовой связи, принципиальную возможность которой отрицают все современные ученые. Оказалось, что их системы слежения превосходят все, что у нас имеется. Новейшая маскировка "Нормандии", которую мы сами толком обнаружить не можем, для них вовсе не помеха. Укрыться от сканеров синтетиков удалось лишь в атмосфере планеты. Попытка преследования привела к удручающему выводу, что столь массивный корабль, обладает в космическом пространстве динамическими характеристиками, сходными с нашими новейшими крейсерами. Наш фрегат едва поспевал за ним, а в гонке на большие расстояния, он бы без труда оторвался. При таком постоянном ускорении, наш запас топлива был бы израсходован всего за пару суток полета. Все эти факты говорят, что тот, кто способен построить подобный корабль, в техническом и научном плане на порядок превосходит все расы пространства Цитадели.

Совет пребывал в задумчивости. Совсем недавно они чувствовали себя вершителями судеб вселенной, а тут вдруг оказалось, что существуют те, кто плевал на все их решения. Просто потому, что у этого неизвестного, есть большой-большой дредноут, который может безнаказанно разнести в щепки целый флот, а у них такой игрушки не имеется.

- Кстати, наши эксперты подметили одно странное обстоятельство. Большой корабль, атаковавший Иден Прайм, буквально напичканный чудесными технологиями, резко выделяется на фоне остальных гетов. Боевые платформы синтетиков, уничтоженные моей группой, практически идентичны тем, что участвовали в Утренней войне. За двести лет с момента ее окончания, они почти не претерпели изменений. Их стрелковое оружие и средства связи, хоть и совершенные, но не имеют решающего преимущества. Дроны лишь немного превосходят свежие земные разработки. Десантные боты выполнены из известных нам материалов. В них нет ничего сверх необычного. Просто новое и качественное оружие и системы. Не более того.

- И о чем это говорит? К чему вы клоните, Шепард? - в голосе Валерна послышались нотки раздражения.

- Да, о чем угодно. Начиная с того, что дредноут - их новейшая разработка, имеющаяся в единственном экземпляре. Что это может быть древний корабль, который геты попросту нашли и используют в собственных целях. А может это вообще не их линкор. Мы же не видели, кто там за пультами сидит. Может это их неизвестные нам союзники?

- В ранних отчетах, вы утверждали, что в ваших видениях фигурирует большое количество таких кораблей и хаски. Вы настаиваете на этом? - раздражение Валерна явно усилилось.

Теоретически, я мог прямо сейчас рассказать Совету, что ждет нас в будущем. Что этот дредноут, не имеет никакого отношения к гетам. Что это Жнец, собственной персоной, один из тех свихнувшихся машин, что каждые сорок тысяч лет вырубают под корень всю разумную жизнь в галактике. Угу, а через пять минут, сюда придут люди в белых халатах и наденут на меня смирительную рубашку. Ну уж нет! Не привык я голой грудью на амбразуру кидаться. Вот гранатомет найду, тогда и поговорим!

- Советник, вы же знаете, какой стресс пришлось испытать моему организму после контакта с маяком? С уверенностью я могу утверждать лишь о тотальном геноциде протеан. О том, что их истребили военными методами. Видения множества кораблей и хасков, могут быть наложением моих воспоминаний о недавнем бое на информацию из артефакта, которые приобрели столь причудливую форму.

Мои слова его немного успокоили.

- Возможно, зерно истины в этом есть, коммандер. Многие руины протеан содержат отчетливые следы интенсивных боевых действий. Но кто мог уничтожить триллионы разумных, государство которых раскинулось по всей галактике? Чья военная мощь была так велика? И куда они бесследно исчезли вслед за протеанами, вообще не оставив после себя никаких археологических памятников и артефактов?

Насчет того, что жнецы не оставили никаких следов, я бы мог и поспорить. Особенно, если знать, что внутри такого следа, в сорок четыре километра длинной, мы сейчас и находимся, а построенной ими транспортной сетью, тысячелетиями пользуются все разумные расы в галактике. Только кто же мне поверит, если все наши яйцеголовые, в один голос утверждают, что "Цитадель" и ретрансляторы массы построили протеане?

- Несколько минут назад, вас ничуть не смущало, что, по словам наших ученых, могучая цивилизация, заселившая сотни звездных систем, попросту вымерла за ничтожный промежуток времени. Или перешла в другое состояние, в кавычках. Эмигрировала в иную галактику или измерение. Если это допустимо для одних, то почему запрещено для вторых? В чем разница?

Возражений на эту тираду саларианец не нашел.

- Если вы не против, я продолжу? Мало иметь хорошие корабли и передовые технологии. Нужно обладать решимостью и желанием их использовать. И геты доказали, что такие качества у них имеются. Их не смущает даже применение оружия массового поражения. Аналитический отдел штаба флота Альянса подготовил предварительный анализ атаки на Иден Прайм. Он свидетельствует, что главной и единственной целью нападения синтетиков, являлся протеанский артефакт. Все остальные действия нападавших, были предприняты, лишь с целью скрыть их истинные намерения. И им почти удалось это сделать. Лишь по счастливой случайности, благодаря которой там, в нужный момент, оказалась "Нормандия", мы хотя бы знаем, ради чего едва не уничтожена целая колония. Если бы не наш фрегат, все улики бесследно испарились в огне ядерного взрыва. Наши аналитики так же утверждают, что геты не искали именно этот маяк. Они искали артефакт с определенными свойствами. Находка на Иден Прайм, была первой за последние несколько десятилетий, в которой фигурировало работающее коммуникационное устройство протеан. То, что она случилась именно на человеческой планете - лишь случайное стечение обстоятельств. Нет никаких сомнений, что будь маяк обнаружен на планете, допустим, Турианской Иерархии, планета с находкой была бы тут же атакована.

- Вы не можете утверждать подобного, Шепард! - Спаратус был явно раздосадован моим сравнением.

- Неужели? А вы можете утверждать обратное, советник? Не питайте иллюзий. Гетам зачем-то нужно коммуникационное устройство протеан, и они пришли за первым, что было найдено, не оглядываясь на последствия своих действий. Если бы подобный корабль атаковал одну из ваших дальних колоний, от нее остались бы точно такие же руины, как от Константы. Конечно, если совершенно случайно, рядом не оказалось бы трех-четырех линкоров с эскортом. Какова вероятность подобного совпадения, решать вам. Если исключить божественное вмешательство и магию, то она где-то в районе ноля целых, ноля в периоде.

Турианец, конечно, был зол, но возразить по существу ничего не мог. Факты были слишком наглядны и очевидны.

- Мы подошли к очень важной проблеме - мотивам гетов. Альянс привлек к изучению данной проблемы самых уважаемых специалистов в области логики искусственного интеллекта. Как и все ранее озвученные, в связи с недостатком времени, их выводы поверхностны и не полны. Однако, они на удивление единодушны. Дело в том, что, даже получив свободу воли и способность мыслить, ИИ, при принятии решений, не руководствуются чувствами и эмоциями. Они исходят из фактов и вероятностей. Такой проблемы, как непродуманные и скоропалительные решения, принятые в угоду чьим-то амбициям, желанию отомстить или обогатиться, и так далее, для них не существует в принципе. Для нас это означает, что атака на Иден Прайм была результатом осознанного и тщательно взвешенного выбора гетов. Другими словами, атаковав земную колонию, они НЕ могли не понимать, что их агрессия может вызвать войну с объединенными силами всех органических рас, как это уже было во времена нашествия рахни. Так почему же они все-таки решились на атаку, коль скоро опасность большой войны на истребление так высока? Почему они пошли на применение силы, даже не попытавшись договориться? На самом деле, ответов не так уж и много. И все они довольно безрадостны для нас. Первый и самый очевидный - их военная мощь настолько велика, что они нас попросту не боятся. Всех нас вместе взятых. Второй - информация из маяка протеан, в случае попадания в наши руки, несет угрозу для их существования. Настолько серьезную, что для обладания ей, они не остановились перед угрозой тотальной войны. И третий вариант - кто-то другой, неизвестный нам, несет для гетов еще большую угрозу, чем наши объединенные силы, и, без данных из артефакта, устранить эту проблему они не могут. Какой из ответов больше по душе - личное дело каждого, но все они несут угрозу для наших рас. Мы должны понять, что геты приняли решение, и будут выполнять его любыми средствами, не останавливаясь перед гибелью тысяч органиков.

Уж не знаю, насколько советники мне поверили, но то, что они эти слова услышали и запомнили, я видел очень отчетливо.

- Возвращаясь к анализу атаки на Иден Прайм, следует отметить еще один крайне важный вывод наших аналитиков. Целый ряд фактов и событий, однозначно указывают, что геты взломали наши военные коды и имеют возможность получать информацию напрямую из военных сетей. Уважаемый советник Валерн, вы не проконсультируете нас, насколько сложно осуществить подобное, ведь ваша раса признанный лидер в этой области?

Моя маленькая лесть очень понравилась саларианцу, и он ответил практически без промедления:

- Смотря каких кодов, коммандер. Их оперативный взлом и чтение сообщений вообще невозможен. Даже на расшифровку информации, зашифрованной простейшими кодами, применяемыми военными, может потребоваться от пары часов до нескольких суток. Существует набор шифров, взлом которых, без знания нескольких ключей, способа шифрования и специальной аппаратуры, принципиально не возможен. Без этих составляющих, зашифрованное сообщение представляет собой бессмысленный набор символов, а иногда даже отдельных молекул, атомов или кварков. Я ответил на ваш вопрос?

- Благодарю. Да, вы ответили на мой вопрос. Таковы технические возможности наших рас. А вот геты считают иначе. Наши аналитики уверены, что синтетики способны оперативно взламывать коды и читать сообщения едва ли не раньше нас. Или у них заранее имеется все то, о чем вы сказали ранее. И ключи, и способы шифрования, и специальная аппаратура. Это и целый ряд других обстоятельств, указывает, что у гетов имеется обширная сеть шпионов и агентов влияния, которые занимают существенное положение в иерархии наших государств. Именно наших, а не только Альянса. Было бы наивным предполагать, что у синтетиков имеется разветвленная разведсеть у людей, которые появились в пространстве Цитадели всего несколько десятилетий назад, и ее нет у саларианцев и азари, с которыми они находятся на грани войны почти два столетия. Так что, знайте, они взломали и ваши коды, а их агентура сидит и в ваших начальственных кабинетах.

Я повернулся к турианскому представителю, и демонстративно осмотрел его с ног до головы.

- Уважаемый советник Спаратус, после всего, что вы здесь услышали, ответьте для себя на один вопрос. Что говорит официальная статистика Экстранета, по поводу того, как много турианцев по имени Сарен, знакомо со СПЕКТРом Найлусом. Настолько близко знакомо, что опытный оперативник, в боевой обстановке, в условиях непосредственного соприкосновения с противником, счел возможным выйти из укрытия, подойти к нему вплотную, перекинуться парой фраз, после чего снять шлем, отключить щит и повернуться спиной? Чтобы тут же получить пулю в голову! А ведь есть не менее интересные вопросы, которые Альянс даже не ставил на повестку дня. Почему агент Специального Корпуса, увидев загадочного Сарена, который к тому моменту стоял в окружении толпы гетов, устроивших резню на человеческой колонии, десятка трупов людей, насаженных на Зубы дракона, не открыл огонь на поражение, не запросил подкрепления и не послал ни единого сообщения на "Нормандию". Вместо этого, он спокойно вышел ему на встречу, чтобы поприветствовать и перекинуться парой словечек, как будто в нескольких километрах от него не гибли сотни мирных колонистов.

Обиделся? О, да, я очень надеюсь, что он обиделся. А ты что же думал, морда турианская, я тебе так просто прощу унижение посла Человечества? Моего Посла! Что посеешь, то и пожнешь! Не я это начал.

- Давайте подытожим. Итак, органическая раса подверглась немотивированной агрессии гетов. Выбор в качестве объекта нападения земной колонии, был лишь совпадением. Атаке могла подвергнуться планета любой расы, на которой был бы обнаружен особый артефакт протеан. Нападение было совершено с применением оружия массового поражения и повлекло большие жертвы среди мирного населения. Нападавшие действовали осознанно, целеустремленно и решительно. Их атака была великолепно организована и подготовлена. В ходе открытого боевого столкновения, было выявлено подавляющее техническое превосходство синтетиков по целому ряду направлений. Противник обладает обширной агентурной сетью и техническими средствами разведки, позволяющими получать оперативную информацию из первых рук и даже влиять на принятие решений. Поскольку артефакт оказался поврежден, и гетам не удалось получить нужные им данные, есть все основания предполагать, что нападения будут продолжены в дальнейшем. Все эти обстоятельства, несут значительную угрозу для всех рас пространства Цитадели, и требуют немедленных мер реагирования. Я так же уполномочен уведомить Совет, что Альянс Систем не намерен скрывать от общественности все обстоятельства атаки на Иден Прайм. Как вы понимаете, это может вызвать массу неуместных вопросов со стороны независимых СМИ. И прежде всего о бездействии Совета.

- Вы нам угрожаете? - голос Тевос буквально пылал гневом. Впрочем, мне показалось, что он был наигранным.

- Угрожаю? Нет, что вы. Я лишь предполагаю, как ситуация может развиваться в дальнейшем. Нам угрожают геты и их чудовищный дредноут с целым ворохом новейших технологий. Нам угрожает запрет Совета на разведоперации за Вуалью Персея. Нам угрожает то, что мы ровным счетом ничего не знаем о противнике, который запросто может вырезать целую колонию и взорвать в ее центре атомную бомбу. Ведь мы не имеем ни малейшего понятия, сколько таких линкоров имеется у гетов. Один? Десяток? А может их пару сотен? Нам угрожает то, что несколько дней назад, мы даже не подозревали, что кто-то из органиков контактирует с гетами. Что их агентура сидит в наших штабах и роется в секретных документах. А я не угрожаю. И Альянс не угрожает.

Похоже, Тевос услышала то, что хотела. Я предлагал ей торг, а не загонял в угол. И азари мой жест оценила.

- Чего вы хотите от нас, Шепард?

- Я? А что может хотеть от Совета Цитадели неудачливый кандидат в Специальный Корпус? Я, как и миллиарды разумных во всей галактике, жду от своих лидеров ответственных решений, продиктованных ситуацией. Но это я, а Альянс свои требования озвучил раньше.

На несколько минут в зале повисло молчание. Советники о чем-то тихо шептались и переглядывались. Сарен испепелял меня тяжелым, как гранитная скала, взглядом. А за спиной, подобно грозовой туче, нависал Удина, у которого к не в меру разговорчивому коммандеру, появилась масса неотложных вопросов. Наконец, советники что-то решили, и Тевос заговорила своим волшебным голосом:

- Совету необходимо время для принятия решения. В заседании объявляется перерыв. Посол, вас и ваших спутников, я попрошу подождать в приемной.

Чинно раскланявшись, мы двинулись на выход. Едва переступив порог, я почувствовал на своем локте руку Удины.

- Шепард, почему мне не сообщили все эти данные? Как это понимать? Мне не доверяют?

Я лишь устало махнул рукой.

- Бросьте, Доннел. Вы задаете вопросы не тому человеку. Адресуйте их тем, кто принимает решения. Адмиралу Хакету, например. Это его епархия. Если хотите знать мое мнение, то вам просто не успели все это передать и объяснить. Мы работали несколько суток в тесном взаимодействии. Последние данные с верфей, поступили за несколько минут до того, как мы с Дэвидом поехали к вам на встречу. Просто я был в теме, а вы нет. Отложить заседание Совета мы были не в силах. Короче, действовали по обстановке, как это предписывает Боевой Устав.

Посол заложил руки за спину и о чем-то задумался.

- Вы сильно рисковали, Шепард. Совет не привык, что его загоняют в угол. Впрочем, надо отдать вам должное, вы очень изящно вывернулись.

Я уселся на первый попавшийся диванчик, и с удовольствием вытянул слегка затекшие ноги:

- Если бы я мог передать, хотя бы часть того, что этот проклятый маяк закачал мне в голову, вы бы поняли, что такое настоящий риск. А так...

- К черту!

В отличие от нас с Удиной, Андерсон выглядел бодрым и одухотворенным:

- Ты проехался по ним катком, Джон. Они даже вякнуть ничего не сумели! Я доволен! Ох, как я доволен! А Спаратуса вообще мордой в парашу окунул! Век его побитую рожу не забуду!

Посол наигранно закатил глаза, как бы говоря, фи, опять вояки со своим казарменным юмором, а мы с Дэвидом разразились смехом на пару минут.

- Если Совет поможет нам несколькими эскадрами, мы так по гетам вмажем, что они надолго забудут дорогу к нашим колониям!

Доннел с какой-то жалость в глазах посмотрел на капитана "Нормандии":

- Никакого удара не будет.

- Как не будет? Почему?

- Из-за батарианцев, разумеется.

Андерсон растерянно уставился на нас обоих. Эх, Дэвид. Ты отличный малый. Прекрасный солдат и капитан. Твое место на мостике корабля или в окопах. А здесь тебе делать нечего. Сожрут с потрохами. Политика - не место для идеалистов и мечтателей с взором горящим. Вы либо потеряете все, не в силах противостоять бесчестным интригам, либо ввергните нас в страшную войну, упершись рогом в свои идеалы.

Пытаясь загладить неловкую ситуацию, я попытался ответить на его вопрос, как можно более мягко:

- Послушай, все очень просто. Мир между нами и Батаринской Гегемонией, находится в шатком равновесии. Батары хотят, чтобы мы ушли из Скиллианского предела, который они считают своей исконной территорией, а люди наоборот откусить еще больше. И продвигаются все дальше и дальше с каждым годом. Единственное, что останавливает батарианцев от военного решения проблемы - наш флот. Он превосходит их числом и качеством. Но не намного. Любая наша боевая операция, способная привести к большим потерям в крупных кораблях, может вывести ситуацию из-под контроля. Они ударят в спину, понимаешь? Не упустят своего шанса. А ты предлагаешь втянуться в войну с гетами? Ты в курсе, как они поступили со своими создателями-кварианцами? Хоть они не смогли или не захотели преследовать их корабли с беженцами, всех, кто остался на планетах и станциях, они полностью истребили. И детей, и женщин, и стариков. Всех. И ты предлагаешь усугубить конфликт с таким жестоким противником, имея флот батаров в тылу? Нам с тобой сейчас в пору пойти в церковь и молить Бога, чтобы какой-нибудь идиот на Арктуре, не догадался помахать шашкой. Да, и куда ты бить собрался? Послать флот туда, не знаю куда, чтобы нарваться на десяток таких же чудовищ, как на Иден Прайм? Мы ведь даже убежать от них не сможем!

Андерсон понуро молчал, переваривая новый для него пласт информации. Удина же наоборот разулыбался и с подколкой в голосе проговорил:

- Шепард, вам все же всерьез стоит задуматься о карьере политика. Мне кажется, говорить у вас получается лучше, чем стрелять.

Я судорожно перекрестился, и замахал руками:

- Ну уж нет! Увольте меня! Я лучше под бомбами посижу, чем в этом террариуме киснуть. Не мое это. Необходимость и желание - разные вещи. Пусть каждый занимается своим делом, я своим, а вы своим.

Нашу светскую беседу прервало появление секретаря Совета. Советники решили не замыливать вопрос и договорились довольно быстро. За несколько минут в зале ничего не изменилось. Те же лица, те же "доски", та же пропасть под ногами, и даже голограмма Сарена была на месте, продолжая сверлить меня взглядом, полным ненависти и презрения. Вперед, как обычно, когда требовалось придать словам больше весомости, вышла Тевос:

- Совет принял решение. СПЕКТР Сарен Артериус, расследование, по факту вашего возможного участия в нападении на человеческую колонию Иден Прайм, будет возобновлено. Вам надлежит, в течение семи стандартных суток начиная с этого дня, пребыть на Цитадель для дачи показаний. Так же, начиная с этого дня, на период расследования, вы будите ограничены в перемещениях в пределах предоставленных вам апартаментов, а ваши полномочия агента Специального Корпуса приостановлены до его завершения. Вам так же будет запрещено пользоваться средствами связи и общаться с кем-либо, кроме следственной группы. Если по истечении установленного срока, вы не прибудете на "Цитадель", ваша вина будет считаться доказанной, со всеми вытекающими последствиями. Вы свободны, мы больше не задерживаем вас.

Сарен так и не соизволил произнести ни единого слова, не удостоив советников даже прощальным кивком. Зато он одарил меня еще одним очень многообещающим взглядом, после чего просто отключился от связи. Между тем, Тевос продолжила:

- Для расследования всех обстоятельств дела, будет создана специальная следственная группа, при участии представителей и технических специалистов Службы Безопасности Цитадели и всех заинтересованных сторон. К вопросам о принятии агента-человека в Специальный Корпус Тактической Разведки и об оказании военной и иной помощи Альянсу, Совет вернется сразу же по завершении расследования и оглашения его официальных результатов.

Азари сделала небольшую драматическую паузу и завершила:

- Решение оглашено и вступает в силу немедленно. Подробности будут в ближайшее время переданы посольству Альянса через Секретариат. На этом заседание завершено. До свидания, господа.

Ну, что же? Бой был тяжелым и не принес абсолютной победы. Но история этого мира уже свернула с накатанной колеи. Оставалось лишь толкать тяжеленный воз наших проблем в нужном направлении. В нужном МНЕ направлении. А пока мне пора идти. Как можно быстрее идти, ведь под угрозой жизнь как минимум троих очень нужных мне товарищей.

Глава третья

Система Вдовы, космическая станция "Цитадель". 2183 год н.э.

Эта гонка со временем меня порядком утомила. С первых мгновений попадалова, я беспрерывно куда-то бегу, стреляю, доказываю, собираю информацию и вещаю с трибуны. Меня хотят взорвать ядерной бомбой, спалить мозги древним артефактом, свалить вину за чьи-то ошибки и объявить сумасшедшим. А ведь я не супергерой! В душе я обычный русский интеллигент провинциального розлива. Интеллигентишко! Я хочу выпить водки, предаться рефлексии и поплакаться в жилетку! И чтоб внутри жилетки было женское тело, с большими ... эээ ... Короче, вы поняли. Если кто забыл, я, вообще-то, помер, а мою тушку закопали почти сто пятьдесят лет назад! Как по мне, это более чем весомый повод нажраться до изумления. Я даже поспать толком не могу! В башке такая мешанина, что стоит закрыть глаза, и мой детский садик в XX веке, плавно перемещается на военный полигон Титана в веке XXII, по которому носится озверевшая толпа хасков и мирно пасутся стада Жнецов. Чтобы заснуть, я пью какую-то белесую гадость, со вкусом банана и засохшего дерьма мамонта, после которой остается ощущение, что спать не ложился вовсе.

Вот только кто же мне даст передышку? Слишком много событий спрессовано в небольшой промежуток времени. Слишком многое зависит от этих первых дней. Слишком много нужных мне разумных находятся в опасности. Слишком много получается этих "слишком", чтобы просто взять и отойти в сторону. Конечно, можно бросить все и попытаться спрятаться, рассчитывая, что на мой век хватит. Наверно, если бы я поверил в это, хоть на секунду, то так и поступил. Ведь я не искал приключений на свою пятую точку. Они меня сами нашли! Семья, друзья, возможность заниматься любимым делом - вот предел моих мечтаний. Спасать галактику от взбесившегося искусственного интеллекта, я предпочел бы лежа на диване с книгой в руке. Вот такой я малодушный субъект. К тридцати годам розовые мечты об эпических подвигах, плавно свернули на рутину и обычную жизнь ничем непримечательного человека. И не могу сказать, что меня это не устраивало. В какой-то момент пришло понимание, что лучше быть серой личностью, чем мертвым героем. Нет, это вовсе не значит, что я стал трусливо бегать от проблем. Это значит, что я перестал сам себе их создавать. Во всяком случае, старался.

Но здесь... Куда бежать? Где прятаться? И как вообще можно прятаться, когда истребляют твой народ? Все же, инстинкт защитника из мужчины вытравить довольно сложно. Да, страшно. Да, умирать не хочется. А что делать? Если не ты, то сначала убьют тех, кого ты испугался защитить, а потом и тебя. Это если ты сам тихо не удавишься за первым поворотом, сгорев от стыда и угрызений совести. Так что, остается одно - бороться до последнего.

- Это слишком долго.

Я смог собраться с мыслями только выйдя из Башни Совета. Как раз в сквере, напротив памятнику ретранслятору. До этого мы шли молча, размышляя каждый о своих проблемах, а потому мои слова стали для Удины неожиданными. Он резко остановился, и шедший следом Андерсон едва не врезался ему в спину.

- Что долго?

- Вся эта волокита со следственной группой, займет слишком много времени. Пока все соберутся, пока договорятся, пока поделят полномочия. Сарен не будет ждать. Он начнет заметать следы, пока мы будем выяснять, кто из нас самый главный. Уверен, он уже это делает.

По лицу Доннела было заметно, что он со мной согласен, но он бы не был Удиной, если бы не вставил свои пять копеек:

- А что вы, собственно, предлагаете, Шепард? Действовать в обход решения Совета? Вы же сами их битый час убеждали поступить именно так. А теперь хотите крутиться у них под ногами? Вам что, своих проблем мало?

- А это и есть моя проблема. Давайте начистоту, посол. Вам нужен СПЕКТР-человек или нет? Или вам нужны дебаты еще на пару лет? Они их вам организуют, будьте уверены. Если свой агент в Специальном Корпусе человечеству все же нужен, я вам его обеспечу. Поймите, чтобы решить этот вопрос в разумные сроки, Альянсу нужен громкий успех. Если именно нам, точнее мне, как кандидату в СПЕКТРы, удастся разоблачить Сарена, а значит и автоматически подтвердить, что вражеская агентура забралась в святая святых, в тайны Совета Цитадели, это станет последней соломинкой, что сломает хребет верблюду. Им некуда будет деваться.

Удина несколько мгновений тщательно пережевывал губы, раздумывая над моими словами:

- Я повторю свой вопрос, Шепард. Что вы хотите от меня? И откуда столько уверенности? Я вам его обеспечу! Слишком много пафоса, коммандер. Раньше вы избегали подобного. Что изменилось за последнее время? Раз вы хотите самостоятельно заняться расследованием, я не буду вам препятствовать. Но, я хочу услышать лично от вас, что своим рвением вы не сделаете только хуже. И вообще, вам опять что-то известно, о чем не знаю я? Что вы за моду такую взяли?

Доннел, ты даже не представляешь, насколько прав в своем предположении. К счастью для тебя, эти знания останутся только моей ношей, до тех пор, пока у меня не найдется неопровержимых доказательств.

- Посол, давайте оставим наши разногласия в стороне от этого дела. Оно слишком важное и щекотливое, чтобы ставить друг другу палки в колеса. Уверяю, тут и без нас найдется масса желающих заняться этим вопросом. Я хочу вам сказать, что у меня имеется несколько зацепок, которые позволят разоблачить Артериуса. Конечно, если эти зацепки окажутся стоящими. От вас мне нужно всего две вещи. Мои люди, и чтобы мне не мешали хотя бы пару дней. М-да, самое главное, мои люди нужны мне в броне и с оружием, и я знаю, что вы можете это устроить.

От такого заявления, глаза Удины едва не вылезли из орбит:

- Да, вы с ума сошли, Шепард! Вы что, войну здесь устроить собрались? Вы хоть понимаете, о чем просите? Паллин только и ждет повода, чтобы закрутить гайки еще сильнее. А вы что? Что вы собрались делать? Нас и так едва терпят на Цитадели. Дайте им малейший повод, и их карманные СМИ устроят настоящую травлю человечества!

- Давайте обойдемся без драматических отступлений. Если я прошу вас помочь с оружием и снаряжением, это вовсе не означает, что я буду разгуливать по Цитадели в боевой броне, с гранатометом за плечами. Это означает, что если вдруг мне потребуется силовая поддержка, она будет у меня под рукой, а не намертво застрянет на таможне, пытаясь втолковать чиновнику, что их командира вот прямо сейчас убивают. Вы же не будите уверять, что подручные Сарена вооружены лишь благими намерениями и крестом животворящим? Или думаете, что нам поможет СБЦ и лично директор Паллин? Да, они с большим удовольствием пришлют венок на мои похороны. Но чтобы помочь Альянсу? Не смешите меня. К тому же, своим людям я могу доверять, чего нельзя сказать о местных правоохранителях. Я точно знаю, что мои мне в спину не выстрелят, а эти... Я не уверен. Совсем не уверен. Если уж агент Специального Корпуса оказался предателем, то в СБЦ они один на одном сидеть должны, от тесноты страдая. А у меня из оружия только кулаки и вот это...

Не слишком задумываясь, как это будет выглядеть со стороны, я мгновенно окутался биотическим барьером. От неожиданности Удина подпрыгнул на месте, а проходящая мимо парочка саларианцев, от страха едва не сиганула в ближайший фонтан. М-да, это я погорячился. Кто ж знал, что они такие нервные?

- Простите, посол. Я не хотел вас напугать. Это больше не повторится. И еще. Даю вам гарантию, что если не случиться чего-то экстраординарного, мои люди борт "Нормандии" не покинут. Буду пытаться справиться своими силами. Ну же, Доннел, решайтесь. У нас есть шанс, давайте не будем его упускать!

Молчание дипломата затянулось на несколько минут. Удина боролся с раздражением и обидой, пытаясь поставить здравый смысл выше собственных амбиций и переживаний. В конце концов, ему удалось смирить гордыню и принять взвешенное решение:

- Хорошо. Не могу сказать, что вы меня убедили, но дорогу осилит лишь идущий. Повторю вам еще раз, что мне это не нравится, и, в другое время, я бы ни за что не пошел у вас на поводу. А сейчас... Хорошо, я готов рискнуть. Надеюсь, вы оправдаете мои надежды, коммандер. А что касается ваших людей, на время пребывания "Нормандии" на Цитадели, их припишут к охране посольства. Шепард, я очень надеюсь на ваше благоразумие. Не подведите меня!

Не прощаясь, Удина развернулся и зашагал в сторону посольства Альянса. А я остался один на один с Андерсоном, который судя по накалившемуся от напряжения воздуху, прямо-таки жаждал задать мне массу вопросов. Обломится, у меня совсем другие планы.

- Джон, что вообще происходит? Я не узнаю тебя. Ты сегодня сыплешь сюрпризами, как из рога изобилия. С каких пор ты стал знатоком международной политики? Зачем тебе оружие и кого ты хочешь пристрелить? Почему я, твой непосредственный командир, узнаю обо всем последним? С каких пор ты стал разбираться во вражеской агентуре лучше, чем оперативники СБА?

Я в сердцах сплюнул, и едва удержался, чтобы не послать его на все четыре стороны. Остановился лишь в самое последнее мгновение, понимая, что уж кто-кто, а Андерсон точно не является причиной моих бед и мучений.

- Дэвид, ты прости меня. Я должен был тебя предупредить заранее. Но этого заранее у меня банально не было. И сейчас нет. Я тебе обещаю, как только сам разберусь во всей этой катавасии, ты будешь первым, кому все подробно объясню. У меня уже мозги плавятся от всего этого. Мне надо идти. Поверь, это очень срочно. Ты потом поймешь, почему именно. Просто, пока знай, что Хакет дал добро на мое участие в расследовании.

Было видно, что Андерсон все еще злится, но уже заметно меньше, чем раньше.

- И куда ты сейчас?

- Помнишь того офицера СБЦ, что распекал Паллин? Он расследовал дело Сарена и что-то накопал. Хочу посмотреть, что именно. Если хочешь, можешь пойти со мной?

Дэвид только безнадежно махнул рукой.

- Хочу! Но не могу. Ты сам это знаешь. Это тебе позволено заниматься тем, что хочешь, а у меня корабль к бою и походу не готов. У нас до сих пор еще не все оборудование смонтировано и налажено. Все, я ушел. Удачи тебе, Шепард!

Оставшись в одиночестве, я, наконец, смог вздохнуть с облегчением. Последние несколько часов буквально выжали из меня все соки. Самое печальное, что все основные события только начинаются. Чтобы хоть немного прийти в себя, я уселся на ближайшую скамейку, и минут пять просидел с закрытыми глазами, попытавшись выкинуть из головы все посторонние мысли. Получалось не очень. Поняв, что расслабиться так и не получилось, а время начинает поджимать, я активировал инструметрон и связался с Аленко.

- Кайдан, слушай меня внимательно. Я договорился с Удиной, что вас пропустят на станцию с оружием и снаряжением. Твоя задача, как можно быстрее уладить все формальности и ждать моей команды в пятиминутной готовности. Я не шучу. Если надо, пару суток будешь сидеть. А ты думал, жалование просто так платят? Напоминаю еще раз, подготовь снарягу для штурма помещений. Все, до связи.

Едва отключив лейтенанта, я тут же принялся названивать Вакариану. Он долго не отвечал, но, в конце концов, вызов принял:

- Слушаю.

- Гаррус Вакариан? Это коммандер Шепард, мы сегодня встречались возле Зала Совета. Вам удобно разговаривать?

- Да, я помню. Не то, чтобы очень удобно, но я вас выслушаю.

За кадром было слышно, как мимо турианца с характерным свистом пролетел грузовой аэрокар.

- Гаррус, вы наверно еще не в курсе. Расследование в отношении Сарена Артериуса возобновлено. Правда, я не уверен, что его дело вновь попадет именно к вам. Точнее, я уверен, что оно точно больше к вам не попадет.

- Вот как. Хм... Пусть уж лучше так, чем вообще никак. Так что же вы хотите от меня, Шепард?

- Информацию. Всю, что вы готовы мне раскрыть. Если вы не против, давайте встретимся и поговорим в спокойной обстановке?

- Да, я не против.

За кадром послышался отдаленный грохот, а потом целая тирада трехэтажного мата. Похоже, турианец был где-то в доках, или какой-то погрузочной площадке.

- Я говорю, я не против встретиться. Но сейчас у меня есть неотложное дело...

- Гаррус, вы меня не поняли. Если я прав, у нас очень мало времени. Я готов подъехать туда, куда вы скажете. Прямо сейчас.

По ту сторону инструметрона, вновь что-то упало, с характерным звоном разбитого стекла, а я всерьез задумался над тем, что там работает кто-то из моих соотечественников. Уж больно "образно" выражался.

- Вот идиоты. Ой, простите, Шепард. Это я не вам. Хорошо, я не против. Давайте так. Мне сейчас нужно зайти в одно место. Ловите адрес. Я буду там минут через десять, сразу заходите внутрь. Там и поговорим. Извините, мне надо отключиться, а то они друг друга поубивают.

Пока я ждал аэротакси и добирался до указанного Вакарионом места, у меня появилось немного времени подумать над парочкой важных вопросов. Прежде всего, меня волновало, попал ли я в тот самый мир, где события развиваются в соответствии с канонами игры. Может здесь, идентичны только стартовые условия, а все остальное будет развиваться по иному сценарию? Все же, отличия весьма заметны. Пусть, они не меняли сути вещей, но внешние атрибуты и куча мелких, а когда и крупных, нюансов, существенно влияли на мое восприятие этой вселенной. Взять ту же "Нормандию". Внешне - вроде как и похожа, а внутри - все совершенно иначе. Вместо фантазии дизайнера - голый прагматизм проектировщика. Изнутри корабль больше напоминал подводную лодку из моего времени. Тесные кубрики экипажа, узкие проходы, отвесные лестницы, нагромождение труб и кабелей, едва прикрытых легкосъемными щитками для быстрого доступа в случае аварии. Никаких излишеств, все принесено в угоду функциональности. Чем меньше внутренний объем, тем меньше общая масса конструкции и внешние габариты, а значит, в корабль сложнее попасть, у него меньше инерция, что равнозначно хорошей маневренности, и для его разгона требуется менее мощный двигатель, занимающий еще меньший объем и потребляющий еще меньше топлива. "Меньше" и "менее" - тут главные приоритеты. Отдаленное сходство с игровым аналогом, имели только БИЦ и ангар для наземной техники. И, конечно же, "Нормандия", по своим боевым характеристикам, серьезно уступала любому обычному фрегату, спроектированному для классических боевых действий. Ведь это специальное судно для разведки и скрытного проникновения. Несмотря на множество новейших технологий, примененных при ее строительстве, инженеры не смогли компенсировать громадные объемы и массу, которые заняли системы маскировки. Чтобы впихнуть все необходимое оборудование в стандартные габариты малого боевого корабля, пришлось пожертвовать очень многим. И, прежде всего, вооружением и средствами защиты. Иными словами, космический бой для нее - резко противопоказан. Максимум, на который была способна "Нормандия" - это навязанный противнику скоротечный бой из засады, где наш корабль, за счет совершенных средств маскировки, может нанести первый разоружающий удар по ничего не подозревающему врагу. Но если этот первый удар он перенес и сохранил боеспособность - можете смело оплачивать свои похороны, это не будет напрасным переводом денег.

Если по поводу первого вопроса я мог лишь гадать на кофейной гуще, то ответ на второй был полностью в моих руках. Суть простая. А что, собственно говоря, делать дальше? В смысле, вообще? В какую сторону грести? Пока некое подобие плана у меня существовало лишь на ближайшее время. Надо было любыми средствами спасать игровых спутников Шепарда, жизнь которых сейчас находилась под угрозой. А вот что с ними дальше делать? Тут, конечно, многие фанаты игры возмутились бы. Мол, чего ж тебе еще надо, собака? Разработчики предоставили тебе аж три варианта концовки, с кучей вариаций. Что тебе не хватает? А вот не нравятся они мне, эти окончания. И дело даже не в том, что в большинстве вариантов главный герой, стало быть, я, отдает бога душу. Просто, я не хочу превращать органиков в полусинтетическую бурду, с неизвестными последствиями. Нет ни малейшего желания становиться самым главным жнецом. И уж совсем не охота, уничтожать к чертовой матери всю электронику и транспортную сеть из ретрансляторов, отбросив все цивилизации в каменный век. Все это, конечно, эпично, но чудовищно глупо. Вы сами-то подумайте. Пришел враг, убил миллиарды разумных, разнес сотни планет в пух и прах, и вот вы, собрав в кулак последние силы, теряя друзей и остатки здоровья, прорываетесь к заветной красной кнопке, которая остановит весь этот ужас. И что же? На сцене появляется главный злодей, в обличии прозрачного мальчика из видений Шепарда, и начинает парить вам мозги. Ты, говорит, выбирай, родной, из того, что "Я" тебе предложу. Можешь так, можешь вот так, а можешь и эдак. Ты, главное дело, верь мне, все будет хорошо. Будешь ты главным жнецом, рулить нами, как душе твоей угодно. Что пожелаешь, то и исполним. Угу, все так и будет, не сомневайся. А можешь, скрестить ежа с ужом, дабы навеки прекратить распри ненужные. И всем хорошо будет. И тебе. И мне. И всем остальным, чье мнение мы спросить забыли. Ну, а ежели мысли твои полны злодейством страшным, можешь всех нас в ад отправить, вместе с половиной тех, кто еще выжил в этой мясорубке. А ретрансляторы, атомные станции, города и звездолеты, восстановят твои потомки. Лет через двести. Или триста. Как карта ляжет. Но тут есть нюанс, через несколько веков благоденствия, обязательно найдется идиот, который решит устранить проблему искусственного разума, создав самый мощный из них. И все вернется на круги своя. Выбирай, не мешкай! М-да, и я такой, развесив уши, принимаю его предложение. Не дождетесь!

Мои тяжкие думы прервались самым неприятным образом. Едва аэротакси стало заходить на посадку, я сразу почувствовал неладное. Все дело в том, что адрес, который назвал Вакариан, принадлежал какому-то небольшому медицинскому учреждению. И, будь я проклят, если я не знаю, кто владелец этой халупы с Красным Крестом над входом! Сразу посмотреть, куда позвал меня Гаррус, я как-то не догадался. Просто ввел адрес в маршрутизатор такси, и полетел. На свою голову! Забыл, что заседание Совета продлилось гораздо дольше, чем в игре. Если это богадельня принадлежит Хлое Мишель, то там внутри сейчас минимум три отморозка с оружием, которые собираются пристрелить хозяйку и залетного офицера СБЦ. Ну, а если я совсем уж опоздал, то там вообще парочка остывающих трупов! Как быть?! Ждать помощи слишком долго, пока она придет, их могут просто убить! Да и глупо, может это лишь мои домыслы, а внутри турианец спокойно разговаривает со своим старым приятелем. И тут врываемся мы, с большими пушками, и матюгами укладываем всю публику мордой в пол! Значит надо идти самому и прямо сейчас. Только, как, если у меня оружия нет? Эх, где наша не пропадала! Авось, кривая вывезет!

Дальше события развивались с головокружительной быстротой. Едва аэрокар коснулся поверхности, я выскочил наружу и, со всей возможной скоростью, метнулся к главному входу. Перед самой дверью, рухнул на колени, окутался биотическим барьером и с силой приложил ладонью по сенсорам электронного замка. Дело в том, что застигнутый врасплох противник, как правило, первый выстрел делает на уровне собственных глаз. Что поделать, так уж устроен мозг почти всех органиков. Я надеялся, что это даст мне лишнее мгновение, чтобы оценить обстановку. И не зря!

Сразу за дверью, всего в полутора метрах от меня, стоял какой-то мужик с пистолетом, направленным точно в центр прохода. Я успел заметить его расширившиеся от удивления зрачки и искривившийся от напряжения рот, готовый вот-вот разразиться предостерегающим окриком, после чего, в сантиметре над моей головой, пролетела первая пуля. А вот второй выстрел он сделать не успел - в дело вступили рефлексы настоящего Шепарда, отточенные годами тренировок и схваток с реальным противником. Прошло всего мгновение, а я стоял уже вплотную к нему, намертво зафиксировав руку с пистолетом, буквально в десяти сантиметрах левее и выше своей головы, а правое колено уже подлетало к его гениталиям. Страшный удар, и его пальцы начинают разжиматься, роняя пистолет прямиком в мою правую ладонь, а сам страдалец начинает оседать на пол. Э, нет, так дело не пойдет! Рывок, и мужик крутанулся вокруг своей оси, а его правая конечность прижата к спине на уровне лопаток, надежно зафиксированная болевым приемом. Под треск рвущихся сухожилий, у меня появилось мгновение, чтобы немного осмотреться.

Сама клиника, оказалась совсем крохотной, и состояла всего из двух небольших комнат. Сразу за входной дверью, располагалось что-то вроде приемной и зала ожидания, с несколькими удобными диванчиками, парой стенных шкафов и журнальных столиков. От кабинета врача, и, по совместительству, осмотровой и хирургической, ее отделяло здоровенное панорамное стекло, специально замутненное примерно до уровня головы среднестатистического человека. Дверь туда была открыта, и находилась возле левой стенки, прямо напротив выхода на улицу, где я и скрутил первого из своих противников. Между тем, обнаружился второй желающий получить по шее. Батарианец стоял прямо за проходом во вторую комнату, одной рукой удерживал симпатичную рыжеволосую женщину, прикрываясь от кого-то в глубине помещения, а другой уже наводил на меня пистолет. Это он зря! С такого расстояния, а тут было не больше пяти метров, Шепард не промахивался никогда.

Прикрываясь от батара едва трепыхающимся телом бандита, я плавно нажал на спусковой крючок. Первый же выстрел, вскрыл его правую руку с пистолетом, как остро отточенный скальпель. Но он даже не успел заорать от боли, когда получил еще около десятка попаданий, большая часть из которых пришлась в голову. Беда современного оружия в том, что пуля обладает большим бронепробитием, но, за счет небольшого размера, крайне малым останавливающим действием. То есть, противник гарантированно будет прошит насквозь, но остановится и помрет далеко не сразу. Для скоротечных боев в застройке и окопах, это имело очень большое значение. В результате, приходилось компенсировать этот недостаток большим числом попаданий. Это сыграло со мной злую шутку. Пистолет оказался незнакомой гражданской модели, с термозарядной клипсой, рассчитанной всего на десять выстрелов. И все их я выпустил в батарианца, чтобы гарантированно вывести его из игры.

Всю тяжесть своего положения, я осознал в тот момент, когда над мутной частью стекла показался красноватый костяной гребень. Кроган! Мать, без оружия и брони, эта ящерица-переросток порвет меня, как тузик грелку! Никакая биотика не поможет, тем более, такая ущербная, как у меня. Уж не помню, были ли тут по игре батарианец, но вот этой миниатюрной Годзиллы, точно не было. А вы говорите, канон! Покрытие на стекле не давало рассмотреть подробностей, но силуэт был виден довольно отчетливо, как и нечто вроде дубины в его лапищах. Дробовик или автомат! И что делать? Ломиться через дверь? Да он из меня решето сделает, пока я добегу до него от поворота!

Все эти умные мысли не заняли и секунды. Рефлексы и опыт Шепарда продолжали свою убийственную работу. Короткий удар рукояткой пистолета в висок, и первый противник отправляется в страну вечной охоты, с осколками черепной коробки в мозговом веществе. Мощнейший пинок левой ногой, и его, уже мертвое, тело отправляется в недолгий полет в соседнюю комнату, сослужив мне последнюю службу, отвлекая внимание ящерицы. А я уже разгонялся, намереваясь добраться до крогана прямо через стекло! Оставалось надеяться, что оно будет не слишком прочным. Иначе, конец мой будет не долгим, но мучительным.

Укрыв голову локтями, и выстави вперед пистолетную рукоятку, зажатую обеими ладонями, я оттолкнулся изо всех сил и вломился в надвигающееся препятствие. В последнее мгновение, я усилил толчок биотикой, вложив в него всю свою ярость. Честно говоря, подобного результата я не ожидал. Усилие оказалось настолько мощным, что мой прыжок больше походил на полет ядра, выпущенного из осадного камнемета. Ничего подобного человек, не обладающий даром биотика, повторить не смог бы ни при каких обстоятельствах. Прошив толстенное противоударное стекло, как лист гнилой бумаги, я кометой, мерцающей синеватым светом биотического поля, врезался в крогана. Сильнейшее столкновение, сшибло зазевавшуюся ящерицу с ног, но полет остановить не смогло, протащив меня и двухсоткилограммовую тушу мини Годзиллы еще метра три, пока его башка не встретилась с противоположной стеной комнаты. Впрочем, чтобы убить этого монстра, самой природой созданного для рукопашных поединков, удара головой о металлическую преграду было маловато. Ящер был ошеломлен, но вовсе не повержен. Мне оставалось только одно - бить в единственное место, уязвимое для моих рук. Усевшись на нем верхом, я, сложив пальцы щепоткой, со всей силы ударил в ничем не защищенные глаза! Рев обезумевшего от боли крогана был настолько силен, что у меня едва не лопнули барабанные перепонки. Я лишь чудом успел уклониться от его лапищ, готовых порвать на тряпки своего мучителя. Перекатившись влево, я уже судорожно шарил руками по полу, пытаясь найти хоть что-то, чем можно замочить эту взбесившуюся тварь, когда его голова буквально взорвалась от выпущенного в упор заряда дробовика. Гаррус был жив и не терял времени даром. И это было очень хорошо, потому, что я, увлекшись схваткой с ящерицей, не видел никого и ничего вокруг. Если бы в комнате был еще один бандит, я был бы уже мертв.

Перевалившись на спину, я с облегчением выдохнул и простонал:

- Вашу мамашу, ...лять! - после чего, грязно выругался.

Откуда-то справа послышался звук падающего тела. Это доктор Мишель, с ног до головы забрызганная кровью и мозгами батарианца, отправилась в спасительные объятья обморока. С левой стороны послышалось кряхтенье и клекочущий голос Вакариана.

- Кому рассказать, никто не поверит! Эффектное появление, ничего не скажешь.

Турианец привстал на корячках и подполз поближе ко мне:

- Ты как, коммандер? Живой вообще?

Я кое-как себя ощупал и осмотрел. Кроме неглубоких порезов и кучи синяков, все было цело.

- Хрен его знает. Вроде все на месте. Ты сам-то как?

- Пару ударов прикладом я переживу. Ну, ты даешь, Шепард! Я даже понять ничего не успел, когда какая-то штуковина вылетела прямо из стекла и снесла этого верзилу! А это, оказывается, был ты!

Я со стоном приподнялся и привалился к опоре врачебного кресла:

- Это что за типы? Чего хотели? Извини, я у них спросить не успел, они сразу стрелять начали.

Гаррус нервно рассмеялся.

- Да, есть тут один ублюдок. Фистом зовут. Это его шестерки. Ничего серьезного раньше за ним не числилось. Так, мелкий рэкет, вымогательства, скупка краденного и сутенерство. Говорят, раньше был одним из информаторов Серого Посредника. Серьезного криминала до этого за ним не числилось.

Турианец снова закряхтел и придвинулся к стене:

- Это и странно. Раньше его люди никогда бы не решились на убийство офицера СБЦ. А тут... Мне мой агент в доках рассказал, что прошел слушок, будто бы Фист ушел под кого-то крутого. Мутит серьезные дела. Чуть ли не контрабандой оружия занялся. И указал на одного волуса, который, я точно знаю, в свое время оказывал услуги нашему общему знакомому. Угадай, какому?

- Сарен, кто же еще.

- Верно. А еще он рассказал, что сегодня утром по станционному в доках была перестрелка. Кого-то вроде даже пристрелили, только не ясно кого. А потом появились люди Фиста и начали расспрашивать о раненой кварианке. Чуешь, куда ветер клонит?

Во рту стоял какой-то гадостный привкус, то ли касторки, то ли еще какой-то дряни. И когда я только успел ее хлебнуть?

- Тут особого ума не надо. Ты пошел проверить ближайшие больницы. И пришел сюда. А за что они тебя убивать-то надумали? Ну, пришел. Ну, расспрашивал. Чего тут страшного-то? За что убивать?

Похоже, Гаррус немного смутился.

- Понимаешь, тут такое дело... Я ведь раньше них пришел. Как раз до сути добрался, а тут эти вламываются. Они, видимо, не ожидали тут офицера СБЦ увидеть. Ээээ... В общем, у нас возникли небольшие разногласия...

- Ясно. Слушай, надо бы спасенную в чувство привести, а то помрет еще.

- Не бери в голову. Я уже нажал тревожную кнопку. Сейчас тут будет целая толпа...

Я не на шутку взволновался:

- Погоди, а они нас не пристрелят, на радостях?

Турианец непонимающе уставился на меня, а потом вдруг резко засуетился:

- М-да, об этом я как-то не подумал. Сейчас все уладим!

Как потом оказалось, штурмовой бот с группой быстрого реагирования СБЦ на борту уже подлетал к месту перестрелки, намереваясь сходу вступить в бой. Гаррус едва успел убедить диспетчера, чтобы он остановил настроившихся на суровое рубилово спецназовцев. И, слава Богу. Во время не подготовленного штурма, нас запросто могли пристрелить, посчитав угрозой. Попробуй, разбери, кто внутри свой, а кто враг. Рожи-то у всех одинаковые!

Пока Вакариан вел переговоры с начальством, я поднялся с пола и заковылял в сторону лежавшей в стороне женщины. Видок у нее был потрясающий. Вся в крови и каких-то ошметках, да еще и упала прямиком в темно-красную лужу, растекающуюся из-под мертвого батара. С трудом наклонившись, я быстро осмотрел Хлое на предмет внешних повреждений. К счастью, она абсолютно не пострадала, разве что получила серьезную психологическую травму. А кто бы ее не получил, если в пяти сантиметрах от вашего тела, разнесли на молекулы голову разумного, секунду назад обещавшего вас пристрелить?

Последнее, что я успел сделать, это поднять ее с пола и переложить на кушетку, после чего в помещении стало слишком многолюдно. Меня взяли в плотный оборот парамедики, прибывшие на место перестрелки едва ли не быстрее СБЦшников. Что тут сказать, к людям этой опасной профессии, я с большим уважением относился еще будучи в своем теле в XX веке. Каждый раз они лезли в самое пекло, с риском для себя, оказывая неотложную помощь попавшим в беду людям. Спустя полтора столетия, ничего не поменялось. На смену своим дедам, в темно-синих тужурках с надписью МЧС, пришли их потомки, такие же безбашенные парни и девушки, готовые рискнуть своей жизнью, чтобы на пару мгновений раньше оказаться возле раненого, дав ему еще один микроскопический шанс на спасение.

Меня быстро просветили каким-то хитрым прибором-анализатором, сделали несколько инъекций и обработали порезы прозрачным гелем, мгновенно остановившим и так слабое кровотечение. Буквально на моих глазах, ранки начали затягиваться розоватыми рубцами, которые, судя по памяти Шепарда, должны были полностью исчезнуть через пару суток не оставив ни малейшего следа. Закончив с неотложными процедурами, фельдшер накинул на меня термодеяло и принялся что-то записывать на своем планшетнике. За одеяло стоило сказать отдельное спасибо, поскольку начался отходняк, и меня ощутимо колотило от озноба. Эффект от мощного вброса адреналина заканчивался, наступало время расплаты за обострившиеся чувства и ускоренную реакцию.

Поблагодарив врача, я переключил свое внимание на Мишель, которую уже привели в чувство и усадили на кушетке, начав дотошное сканирование тем же прибором, что и меня несколькими минутами ранее. Судя по ее расфокусированному взгляду, она пребывала в глубоком стрессе от пережитого. Сам не ожидая того, я поймал себя на мысли, что в последнее время на моем пути попадается слишком много рыжеволосых женщин. Видимо, это была какая-то модная тенденция, так как изменение цвета волос занимало всего несколько минут и стоило сущие копейки, не нанося при этом никакого вреда человеку. Странно и очень непривычно было и то, что в пределах прямой видимости постоянно находилась хоть одна симпатичная девушка, вызывавшая у меня неподдельный интерес. В своем прежнем теле, я вовсе не был уродом и пользовался определенным успехом у женской половины человечества. Ничего запредельного, но меня все устраивало. Другой вопрос, что из этой половины, меня интересовала лишь микроскопическая часть. Разумеется, я никогда не позволял себе хамского отношения к женщинам, тем более к тем, что обращали на меня внимание, но дистанцию держал уверенно. А здесь, генетика, пластическая хирургия и косметология, явно сделали огромный шаг вперед, на несколько порядков превзойдя свои аналоги моего времени. Впрочем, Хлое совершенно точно не была их продуктом. Ее красота не была такой яркой, как у Эшли Ульямс, но от этого не становилась менее притягательной. Скорее наоборот, я испытывал слабость к спокойной, естественной и гармоничной женской красоте, предпочитая ее ярким блондинкам и брюнеткам, с модельной внешностью и в кричащих одеяниях от лучших модельеров. Женщина должна быть ухоженной, а не холеной. Создавать вокруг себя ощущение тепла и уюта, а не бешеной скачки верхом на противотанковой мине. Яркий представитель этой школы покорительниц мужских сердец, сидел всего в нескольких метрах от меня. Помятый вид с забрызганным кровью медицинским халатом, скрыть это были не в силах. Будь у меня немного времени, и хоть какая-то уверенность в завтрашнем дне, я бы точно не прошел мимо такого подарка судьбы.

- Ты как, Шепард?

Вакариан подобрался ко мне настолько бесшумно, что я даже вздрогнул от неожиданности. Неуместное в других обстоятельства "ты", после пережитого потрясения, воспринимались совершенно обыденно и естественно. Почему так происходит - пусть объяснят профессиональные психологи, а сейчас, этот турианец, которого десять минут назад я вживую увидел второй раз в жизни, был мне намного ближе десятков людей, которых я знал многие годы.

- Все нормально. У меня крепкая шкура.

Я оторвал свой взгляд от Хлое, и посмотрел на Гарруса:

- Ты успел что-то узнать у докторши?

Турианец немного повременил с ответом, о чем-то раздумывая:

- Только то, что несколько часов назад, у нее была девушка-кварианка, с огнестрельным ранением правой руки.

- Ее надо срочно опросить. Девчонке грозит серьезная опасность. Если шестерки мелкого бандита с легкостью решились на убийство офицера СБЦ, это не может быть рядовой разборкой.

- Ты прав. Пошли, попробуем.

Парамедик выслушав нашу просьбу поговорить с пострадавшей, только досадливо махнул рукой, продолжив свое дело, давая нам полную свободу действий. И я не замедлил воспользоваться его щедростью:

- Доктор, расскажите нам о кварианке. Как давно она тут была? Серьезно ли ее ранение? Кто в нее стрелял? Может быть, вам известно что-то об ее дальнейших планах? Понимаете, девушке грозит серьезная опасность. За ней охотятся бандиты, из тех, что едва нас не убили. Помогите нам ее спасти.

Мишель едва заметно вздрогнула, вспомнив о недавней перестрелке, но довольно быстро взяла себя в руки:

- Она просила называть ее Тали. Совсем молодая девушка. По человеческим меркам, ей не больше семнадцати-восемнадцати лет. Совсем еще ребенок. Она была тут примерно три часа назад. Ее рана для человека совсем не опасна. Так, касательное ранение в правое предплечье. Просто царапина. Но для кварианца, даже микроскопическое повреждение может стать смертельным. Пуля повредила ее защитный костюм, и, хоть девушка быстро залила его герметиком, инфекция наверняка проникла в организм. Вы сами знаете, в доках полно всякой гадости. Я сделала ей несколько инъекций антибиотиков и провела обработку раны в вакуумной камере. По-хорошему, ей необходимо наблюдение в стационаре, как минимум на несколько дней. Но она решительно отказалась, сказав, что очень спешит.

Голос Хлое был удивительно нежным и ... хм ... Даже не знаю, как описать. Доверительным, что ли? С ней хотелось говорить. Хотелось рассказывать ей свои тайны. Я был очарован этой женщиной, и, похоже, что Тали тоже подпала под ее обаяние.

- Под конец, она разоткровенничалась. Попросила помочь выйти на Серого Посредника. Знаете, у нас как-то не принято обсуждать такие темы, но... Я решила ей помочь. Понимаете, она была такой милой и совершенно не разбиралась в наших реалиях. Я не могла не помочь ей! Однажды, совершенно случайно, я слышала, как один из моих клиентов упоминал о том, что на Посредника работает Фист. Это такой скользкий тип, которому принадлежит ночной клуб "Логово Коры". В нашем районе он известен почти каждому.

Мы с Гаррусом переглянулись:

- Постойте, доктор, вы отправили девушку к Фисту?

- Ну, да. А что в этом плохого? Ведь я не сделала ничего противозаконного!

Хлое с вызовом посмотрела мне в глаза, от чего я немедленно покрылся испариной. Да, что за фигня! Это женщина, которую я вижу всего несколько минут, уже вьет веревки из капитана Шепарда! Из героя всех времен и народов!

Похоже, Мишель почувствовала, что бравый коммандер Альянса, с целым иконостасом орденских лент на груди, смотрит на нее не только, как на ценного свидетеля. Она тут же покраснела, и отвела взгляд в сторону. Но тут идиллию прервал Гаррус, явно не прочувствовавший момент:

- Доктор, те трое, что хотели нас убить, это люди Фиста! Они искали кварианку или тех, кто с ней общался! А вы направили девчонку прямо в их логово! Почему вы не сообщили СБЦ о том, что к вам обратился пациент с огнестрельным ранением?

- О, Боже! Но откуда я могла знать? Я ведь просто врач, а не офицер СБЦ! Боже, что я наделала!

Слова Вакариана стали для женщины тяжелым ударом, но способности к самозащите не сломили. После секундной слабости, она собралась и кинулась в контратаку:

- А почему я должна была сообщать о ранении, офицер? В каком законодательном акте об этом сказано хоть полслова? Эта девочка совсем не похожа на закоренелого убийцу! О чем мне было сообщать СБЦ? Вы же знаете, как ваши коллеги обращаются с кварианцами! Ведь вы их презираете, и не скрываете этого! Ее бы затаскали по судам, без надежды на справедливое расследование!

Слова Мишель не на шутку разозли турианца, о чем наглядно свидетельствовали трепещущие от ярости мандибулы:

- Какие законодательные акты?! О чем вы вообще говорите, доктор! Какие суды? К вам поступила молодая девушка, почти ребенок, с огнестрельным ранением! А вы? А вы...

- Что я? Что? У нас тут подобное почти каждый день случается! Бандиты, бордели, драки! В рабство людей похищают! На каждом шагу! Вы ничего не делаете с этим! Теперь еще и вину на других свалить пытаетесь, защитнички!

Балаган, вот-вот грозивший перерасти во что-то более серьезное, пора было прекращать.

- Хватит!!!

От моего командирского рыка проняло всех находившихся в комнате. Гаррус и все еще находившиеся здесь спецназовцы, которые и так, то и дело уважительно поглядывали на человека, голыми руками забившего крогана, вытянулись по стойке смирно.

- Вы сейчас все грехи друг другу припомните со времен Мамаева побоища! Мы здесь для дела, а не для выяснения отношений!

- Какого побоища? - турианец явно не был знатоком русской истории и фольклора, впрочем, как и Хлое.

- Тьфу, млин! Мамаева! Да, какая, к черту, разница? Доктор, что конкретно вы сказали Тали, и как давно это было?

Уставившись на меня глазами кота в сапогах из мультика про Шрека, докторша заговорила голосом несправедливо обиженной девочки-подростка:

- Я ей рассказала про Фиста, и посоветовала идти в "Логово Коры" после одиннадцати вечера по станционному времени. Этот прохвост бывает в своем ночном клубе только ближе к ночи. Об этом здесь знает каждая, простите, собака. Кварианка ушла от меня часа полтора назад. Это все, что я могу вам сказать. Вам, коммандер, а не этому грубияну!

- Вообще-то, этот грубиян, и вам, и мне жизни спас. Вам следует об этом помнить, доктор.

Видя, что перебранка готова вспыхнуть вновь, я ухватил Гарруса за локоть, и отвел на пару метров в сторону:

- Что делать будем? Если кварианка туда сразу не пошла, то время еще есть.

- А что тут думать, Шепард? Пойдем и разнесем этот гадюшник! Тем более, у нас, наконец, появился для этого отличный повод.

Турианец был слишком раздосадован своей стычкой с Мишель, чтобы трезво смотреть на ситуацию:

- Угу, и вспугнем Тали. Я думаю, вряд ли она сунется в место, где кишат офицеры СБЦ, только что разнесшие весь клуб в мелкое крошево. Ты сам головой-то подумай? Если она умудрилась до сих пор не попасть в руки агентов Сарена, то девчонка не такая уж и наивная, как пыталась показаться докторше. Она наверняка где-то рядом и наблюдает за ситуацией. Если мы ее вспугнем сейчас, у нас не останется зацепок и придется потратить недели на ее поиски на гигантской станции. И совсем не факт, что мы найдем ее первыми.

- Ты прав, коммандер. Прости, я потерял контроль над собой. Настоящего солдата это не красит.

- Брось, я все понимаю. Как думаешь, там есть поблизости камеры видеонаблюдения?

Турианец с видимым удовольствием произнес:

- Не просто уверен, я точно знаю, что они там есть. И их много. Но доступ к этой системе есть только из офиса СБЦ. К тому же, там есть ряд тонкостей...

- К черту тонкости! Ты можешь к ней подключиться или нет?

Гаррус раскатисто рассмеялся:

- Я не могу.

И заржал еще громче. После чего поднял указательный палец кверху и, шепотом заговорщика, произнес:

- Но, я знаю того, кто может! Правда, придется ехать в офис и купить кое-что сладенькое...

- Так чего ты мне мозги полоскаешь?! Поехали!

Я взял турианца в охапку и, под его усилившийся смех, потащил к выходу. Напоследок, я окинул Хлое прощальным взглядом, с сожалением отметив, что женщина о чем-то разговаривал с парамедиком, не обращая на меня никакого внимания. Перед дверью на улицу, я все же задержался возле журнального столика, на котором стояла подставка с целой кипой визиток клиники. Сунув в карман небольшой кусочек пластика, я подумал о том, что ведь не всю же жизнь мне за жнецами и гетами бегать? Когда-то ведь все это кончится, и я стану обычным человеком, который хочет жить нормальной жизнью. С нормальной девушкой, а не спецагентом! Так почему не с этой? Попробовать-то можно?

***

Система Вдовы, космическая станция "Цитадель". 2183 год н.э.

Главный офис Службы Безопасности Цитадели встретил нас неприветливо. А если сказать по-честному, он просто не обратил на наш приход никакого внимания. Ему и без нас хватало забот. Гигантская станция, на которой проживали миллионы разумных всем мыслимых рас и народностей, отвлекала на себя все силы местных правоохранителей. От мелкой бытовухи, с семейными разборками и поножовщиной, до стычек между бандами, не поделившими территорию в глубинах Жилых секторов, в которых использовалось настоящее боевое оружие военных модификаций, вплоть до пехотных огнеметов. Разгребать эти авгиевы конюшни приходилось тем самым ребятам, что сейчас суетились вокруг нас. Сотни офицеров СБЦ рылись в бумагах, вели переговоры и спешили по своим, известным только им, делам. Непрерывно звонили десятки стационарных визоров и наручных инструметронов. В огромном зале стоял напряженный гул множества голосов, всех возможных тональностей: от злости и раздражения, до задорного хохота и даже песен. В самом центре помещения, в окружении небольшой группы гогочущих поклонников, выводил свой замысловатый танец настоящий земной шаман! С бубном!

- Весело тут у вас.

- И не говори. Кто в СБЦ служил, то в цирке больше не смеется.

К слову сказать, я был ничуть не удивлен, что турианцу известны человеческие идиомы и специфические термины. В отличие от массы фантастических книг и фильмов, в реальности люди начали свою экспансию на просторах галактики не десятками огромных кораблей-колонизаторов и тысячами утлых лайб торговцев и авантюристов. Едва отгремели последний залпы Войны Первого Контакта, расталкивая друг друга, на оперативный простор вырвалась толпа дорвавшихся до новой необъятной аудитории артистов, тружеников пера, рабов кисточки и прочих индивидов, не желающих работать головой и руками. Земное искусство мгновенно и прочно вырвало из жадных лап конкурентов свой заслуженный кусок, продолжая неумолимо заглатывать еще и еще, не успев толком переварить уже съеденный. Наш фольклор и изощренные ругательства, нашли в инопланетниках искушенных ценителей и уверенных пользователей, гармонично дополнив и освежив уже приевшиеся выражения и обороты. Редкая идиллия, скажу я вам.

- Пошли, нам надо наверх.

Гаррус ухватил меня за рукав кителя, и потащил куда-то вглубь строения. Спустя сотню метров извилистых коридоров, парочки переполненных залов и трех лестничных пролетов, мы остановились перед массивной гермодверью с табличкой "Сектор К". Какой-то шутник приклеил чуть ниже листок пластика, с изображением черепушки с костями и надписью "Не влезай - Убьем!".

- Слушай, Шепард. Ты, это... Наши айтишники народ своеобразный. Хм... Очень своеобразный. Ты лучше молчи, от греха подальше. Ладно?

- Не вопрос. Только когда убегать надо будет, ты сразу знак подай.

- Договорились.

Собственно, берлога типичных программистов никак не изменилась за прошедшие полтора века. Не помогла даже свежая кровь инопланетников. Да, и не могла помочь, ибо образ оказался интернациональным и вневременным. Все тот же патлатый мужик с изможденным лицом мученика за веру, с бледной кожей, не видевшей солнечного света несколько месяцев, с красными, как у рака глазами, сидящий в скрюченном состоянии в необъятных размеров кресле на колесиках, в окружении гор мусора, грязных чашек из-под кофе и бескрайних стеллажей, заваленных старым компьютерным "железом". Разве что эта, была очень большой, с легкостью поглотив в своих бездонных недрах многие десятки особей этого особого подвида органика разумного.

Пройдя несколько метров вглубь зала, Гаррус задержался возле одного из закутков, внутри которого окопался колоритного вида саларианец. Честно говоря, даже шаман, которого мы видели на входе, был увешан меньшим количеством побрякушек, а его одежда казалась более приспособленной к реальной жизни.

- У себя?

Обладатель кольчуги из множества значков и непонятного вида висюлек, с видимым усилием перевел на турианца свой мутный взор. Потребовалось несколько томительных мгновений, чтобы в его глаза промелькнула искорка понимания, а лицо изобразило подобие улыбки. Вообще, судя по моим ощущениям, Вакариан оказался весьма заметной фигурой в Службе Безопасности. Почти все встречные, давали понять, что с ним знакомы. Многие относились с явным уважением, немалая часть с интересом, а кое-кто и с откровенной враждебностью. Не было только безразличных.

- Привет, пропащий. У себя. Злюююющая!

Офицер СБЦ бросил на меня неуверенный взгляд, и проговорил слегка подрагивающим голосом:

- Совсем злющая? Или, как обычно?

- Уж неделю тебя добрым словом поминает.

Саларианец громко рассмеялся, а Гаррус, словно уменьшившись в размерах, поплелся дальше по коридору. Мой жизненный опыт буквально вопил, что дело тут явно не в программистах. Намечалось нечто вроде семейной сцены.

Не знаю, как он ориентировался в этих катакомбах, но спустя минуту мы добрались до входа в небольшую комнатку. Судя по тому, что все остальные работники этого заведения располагались в общем зале, внутри обитал кто-то обличенный начальственными полномочиями. Не успел Гаррус протянуть руку к сенсорному замку, как дверь распахнулась самостоятельно, открыв нашему взору фигурку миниатюрной турианки. Я, как и прежний Шепард, с трудом мог оценить, насколько она красива для представительницы женской половины своей расы, но то, что девушка неординарная, было ясно с первого взгляда. К тому же, стиль "милитари" был ей явно к лицу. Светло-коричневые бриджи, были заправлены в футуристического вида черные сапоги, скрывшие от нескромных взглядов изящные ножки своей хозяйки примерно до уровня колен. Из-под коротенькой куртки серо-стального цвета, с накинутым на голову огромным капюшоном, открывался замечательный вид на тонкую талию, едва прикрытую темной майкой. Все это великолепие было обильно снабжено кармашками, подвязками и ремешками, давая возможность спрятать от посторонних глаз любое количество полезных штуковин. Картину дополняла воинственная поза и полный неприкрытой угрозы взгляд.

- Какая встреча. Офицер Вакариан, собственной персоной! Чем обязана визиту столь высокого гостя? Дайте угадаю? У вас ко мне неотложное дело?

Учитывая, что Гаррус был ростом заметно ниже среднего представителя своей расы, а женщина еще меньше, смотря на нас обоих снизу вверх, то разговор про высокого гостя обещал быть забавным. Вот только турианец моего веселья явно не разделял, виновато потупив взгляд и замямлив что-то невразумительное.

- Шэди! Ну, что ты...

- Что я? Договаривай, Вакариан!

Мой новый друг завис еще на несколько секунд, после чего, собравшись с силами, продолжил более уверено:

- Прости, а? Ты же знаешь, что у меня много работы! И я...

- Что ты? У тебя так много работы, что ты пропал на целую неделю?! Не нашел минутки, чтобы позвонить? А сейчас, как только тебе что-то от меня потребовалось, ты опять пришел со своими друзьями! Чтобы мне было стыдно на тебя ругаться в их присутствии!!! Ты трус, Вакариан! Если я тебе больше не нужна, так и скажи об этом! Зачем морочить голову бедной девушке?

- Но ты мне нужна, и я не морочу тебе голову!

Атмосфера явно накалялась, и разговор переходил на повышенные тона:

- Эээ-ммм... Я буду рядом.

Не дожидаясь ответной реакции, я просто отошел в сторону. Лезть в отношения между мужчиной и женщиной - самое последнее дело. Только хуже сделаешь, да еще и виновным тебя назначат. Ну уж нет, пусть сами разбираются! Воспользовавшись растерянностью турианца, не ожидавшего от меня такой подлянки, Шэди ухватила его за грудки и втащила внутрь комнаты, тут же захлопнув гермодверь.

Слава богу, звукоизоляция здесь на уровне. Нет никакого желания слушать их разборки. Хотя, я был рад, что Гаррус оказался не такой букой, как в игре. Там у него с женщинами как-то не очень было, только с пинка главного героя начинал шевелиться. Эдакий борец за правду и справедливость, без страха, упрека и вредных привычек. А на деле оказался таким же живым разумным, со своими причудами и проблемами. И это очень хорошо, потому, что идейных борцов я стал побаиваться еще в своей прежней шкуре. Невозможно предсказать, когда у них в мозгу переклинит, и они начнут цитатами классиков сыпать, пытаясь тебе всякую дурь втолковать. Будет хорошо, если они только словами ограничатся, а то ведь могут более серьезный финт отмочить. Мне сюрпризы не нужны, уж больно задачка стоит неподъемная.

Пока турианцы мирились, я боролся с невероятно сильным желанием выкурить сигарету. Тяга была просто невыносимая. Прежний Шепард никогда не курил, считая это глупой тратой времени, в чем, несомненно, был прав. А вот я таким правильным взглядом на жизнь похвастаться не мог. Курил, как паровоз, начиная еще с колледжа. Здесь мое тело никотином отравлено не было, но память я притащил с собой из XX века, включая весь набор воспоминаний о вредных привычках. И разум начал тело побеждать, тем более, что аргументы "за" были, как никогда, весомы. Медицина ушла далеко вперед, раз и навсегда решив вопрос с выводом из организма всякой дряни, так что, курить можно было абсолютно не опасаясь за собственной здоровье. И, чует мое сердце, скоро я поддамся на эти уговоры.

- Шепард! Ты где?

- Наговорились?

Вакариан виновато улыбнулся:

- Извини. Я иногда забываю, что она бывает очень вспыльчивой. Пошли быстрее, я все уладил.

Девушка сидела прямо на рабочем столе, закинув ногу на ногу, и слегка откинувшись назад, опираясь руками на массивную столешницу. Ее взгляд внимательно изучал меня, гораздо пристальней, чем любой анализатор.

- С каких пор ты стал водить дружбу с офицерами флотского десанта Альянса?

- С тех пор, как он спас мою задницу, голыми руками убив трех бандитов, включая крогана с дробовиком.

Турианка недоверчиво уставилась на меня, как бы проверяя на прочность версию Гарруса.

- А ведь я вас знаю. Вы лейтенант Шепард? Вы отличились во время Скиллианского блица? Точно! Вашими фотографиями в героических позах завален весь Экстранет!

- Лейтенант-коммандер.

- Поздравляю. Награду вы заслужили. Но своему фотографу денег больше не платите. Не умеет он снимать хорошо. Какая-то пошлость каждый раз получается.

Вакариан вновь виновато улыбнулся, и поспешил прервать поток женских откровений:

- Шепард, познакомься. Шэди Найлз. Лучший из известных мне специалистов по ВИ и коммуникационным сетям. Хакер, если по вашему.

Не успел я открыть рта, как девушка порывисто встала, и, подойдя вплотную к турианцу, уперлась ему в грудь маленьким изящным пальчиком:

- Я лучшая, Вакариан! Вообще лучшая, а не только среди тех, кого ты знаешь! Запомни это хорошенько!

Так же порывисто отстранившись, она развернулась к нам спиной, и, плавно покачивая бедрами, направилась к противоположной стене, до самого потолка обвешанной десятками работающих терминалов ВИ.

- Так что же вы от меня хотите?

- Шэди, нам нужен доступ к нескольким видеокамерам, и записи с них. Если они есть, конечно.

- И всего-то? Давай адрес. Так-с, сейчас посмотрим. Есть доступ, и есть записи. Вам за какое время-то нужно?

Я подошел ближе и внимательно вгляделся в монитор:

- Подожди секунду. Внутри камеры есть?

- Есть, но их система замкнута и автономна. Подключиться к ней физически не возможно.

- Планы помещений? Схема электропитания? Сможешь их обесточить, если потребуется?

Пальцы девушки запорхали по виртуальной клавиатуре с совершенно невообразимой скоростью:

- Вот вам планы. Вот схема. Могу прямо отсюда отключить, хоть весь квартал. Хм. Интересно. У них излишне мощная проводка. Даже на пике потребления, ее резерв перекрывает расход втрое. Странно.

- Весь квартал отключать не надо. На план масштаб добавь, ничего не понятно. Во, так лучше. Резерва мощности электросети хватит для питания стационарных стрелковых турелей?

- На парочку - точно хватит. А может и больше. Все зависит от модели.

Я внимательно изучал план ночного клуба, прокручивая в голове варианты штурма. Предполагать, что после перестрелки в клинике, Фист встретит нас хлебом и солью, было бы наивно.

- Давай записи посмотрим. Думаю, за последние три часа будет достаточно.

За окрестностями ночного клуба, вело наблюдение сразу две камеры, дававшие картинку в высочайшем разрешении. Одна обозревала площадку возле главного входа, вторая полностью просматривала проулок, в котором был запасной технический выход. Я уж хотел было удивиться такой удаче, но Гаррус быстро расставил все по своим местам. Злачные места, вроде этого, были источником постоянной головной боли для СБЦ. Конфликты с серьезными последствиями случались здесь едва ли не ежедневно. Качественное видеонаблюдение, давало возможность оперативно выявлять зачинщиков и привлекать их к ответственности. Периодически, камеры находили и уничтожали, но сервисная служба быстро устраняла неполадки, не допуская длительных перерывов в работе.

Первые странности начались примерно на двадцатой минуте записи. Пришлось остановить и просмотреть в нормальном режиме. Дело в том, что в дневное время, этот район довольно пустынен, посещаемый лишь редкими случайными прохожими, а клуб, хоть и работает, но посетителей практически нет. Все было именно так, пока одновременно со всех выходов не ломанулась целая толпа. Причем, было видно, что они не слишком рады тому, что вынуждены уходить. Прокрутив запись немного вперед, мы поняли, в чем дело. За несколько минут до этого, на стоянке перед "Логовом Коры", приземлилось сразу три аэрокара, из которых вылезли двенадцать субъектов, самого подозрительно вида, и уверенно направились внутрь бара. Именно после их прибытия начался исход.

- Похоже, Фист что-то почуял. Или мы чего-то не знаем. Иначе, зачем он вызвал своих людей в дополнение к и так не слабой охране, и разогнал посетителей с персоналом?

- Похоже. Давай дальше посмотрим, может что прояснится?

Турианец оказался прав. Всего через десять минут записи, на ту же стоянку приземлился аэрокар, с опознавательными знаками СБЦ. Два офицера, после недолгих переговоров, со всем возможным почтением усадили на заднее сиденье огромного крогана, до их прибытия о чем-то говорившего с несколькими охранниками клуба. Гаррус попросил Шэди приблизить изображение, после чего почти сразу же нервно рассмеялся:

- Хана Фисту. Допрыгался.

- С чего ты взял?

- Оооо! Это отдельная история. Очень занимательная. Видишь вот этого ящера-переростка? Это местная легенда - Урднот Рекс. Боевой мастер кроганов, и один из самых известных охотников за головами в нашей галактике. Я не шучу, поверь мне. Что самое интересное, этот Рекс, фигурирует почти в каждом деле, так или иначе связанном с устранением разумных, чем-то не угодивших Серому Посреднику. Вот так придет, постоит возле входа, поговорит с охраной, а потом жертву находят в луже кровищи, в окружении горы трупов из его шестерок, с проломленной головой или разделанного, как на скотобойне. Никаких особых доказательств его вины найти так и не смогли, но если увидишь крогана рядом, можешь смело заводить дело о массовом убийстве с особой жестокостью. Да и, надо признать, что доказательств никто особо не искал. Во-первых, характерно, что все убитые, как на подбор - редкостные ублюдки. Во-вторых, в СБЦ, знаешь ли, осталось маловато желающих вмешиваться в дела Посредника. Слишком уж много тех, кто пытался, и чья карьера или жизнь резко и скоропостижно прервалась.

С доводами Вакариана было сложно поспорить. Серый Посредник был удивительной и невообразимо могущественной организацией, позиции которой в этот момент были незыблемы. Это крупнейшая в своем роде частная наднациональная разведывательная сеть, не контролируемая ни одним из правительств, основным доходом которой является торговля информацией. Об ее истоках нет вразумительных данных даже во всезнающем Экстранете. Большинство диванных экспертов, сходится во мнении, что изначально это был проект спецслужб одного из крупных государств. Какого именно, мнения знатоков разделились практически поровну. Но это и не важно, потому, как к тому моменту, когда его создатели осознали, какого монстра породили, сделать с ним что-либо оказалось уже невозможно. Все, кто пытался вмешиваться, либо в скором времени умирали от разных причин, либо рушились с политического олимпа, заваленные мегатоннами страниц убойного компромата. В конечном итоге, дураки и герои просто перевелись, предпочитая не обращать внимания на эту скользкую тему, тем более, что Посредник палку не перегибал, а плюсы такой организации уже успело почувствовать множество власть имущих.

- Ты хочешь сказать, что кто-то из людей Фиста узнал Рекса, и не придумал ничего лучше, как сдать его в СБЦ? Так что ли?

Мы мельком переглянулись и дружно заржали, понимая всю абсурдность ситуации, когда бандит пытается спастись от другого бандита, прибегнув к помощи правоохранительных органов. Отсмеявшись, я попросил Шэди прокрутить запись еще дальше. Долгое время не попадалось ничего интересного. Редкие прохожие на улице, не менее редкие завсегдатаи, пришедшие промочить горло в неурочное время, пару раз кто-то выходил из клуба подышать воздухом или позвонить. Где-то на полуторачасовой отметке записи, с черного входа вышла знакомая уже троица. Та самая, что пыталась нас убить в клинике Мишель. Еще за десять минут до этого, на стоянку приземлился спортивный аэрокар, в кричащей желтой окраске. Из него выскочил плотно сбитый крепыш, в белых брюках и гавайской рубашке.

- Вот он! Это Фист. Выходит, он уже внутри. Смотри, как торопится. Чуть шею себе не свернул на ступеньках!

Наблюдая за суетящейся фигуркой на экране, у меня начало зарождаться какое-то недоброе предчувствие:

- Слушай, давай еще отмотай назад. Не нравится мне это.

Увы, на этот раз шестое чувство меня не подвело. Это стало ясно, как только в дверях клуба возникла фигурка девушки в необычном защитном скафандре. Я едва сдержался, чтобы не заорать матом. Сильно повезло, что передо мной не было стола, а то бы я его расколол от злости, со всей души рубанув кулаком.

- Твою мать!!! Это она! Тали уже была там!

- Может это и не она, а другая кварианка.

Я посмотрел на Гарруса с легким недоумением:

- Ты шутишь? На всю Цитадель дай бог десяток ее соплеменников наберется. Женщин из них от силы треть. И ты думаешь, что две из них в одно и то же время оказались именно возле "Логова Коры"? Нереально. Никогда в такое совпадение не поверю. Это она. И она уже поговорила с Фистом!

- Как, если он приехал спустя двадцать минут после ее ухода? Может она просто зашла уточнить у охраны, когда будет хозяин заведения?

- По визору. Зашла в клуб, поговорила с кем-то из охранников и ее связали с боссом, ведь наверняка он давал своим людям ориентировку на нее. Они ее сразу узнали.

Вакариан на несколько секунд задумался:

- Тогда почему ее там не взяли? Сразу?

- Откуда я знаю? Фисту могли изначально поставить задачу только на поиск информации, а не на устранение.

- Что-то не вяжется. В клинику Мишель они явно шли убивать. Непонятно, если девчонку отпустили, тогда почему решились на убийство Хлои?

Я уже готов был уступить аргументам Гарруса, когда меня, наконец, озарило. От досады я со всей силушки богатырской, треснул себя ладонью по лбу:

- Вот я дурак. И как я сразу не понял? Ведь сам всю эту кашу заварил! Совет возобновил расследование! По времени все сходится. Сарену ведь прямо в глаза об этом сказали. Он понял, что на этот раз за него взялись всерьез, и начал жестко рубить хвосты. До этого, они хотели решить вопрос с кварианкой без лишнего шума, прихлопнув ее в каком-нибудь укромном месте. Вот и отпустили, еще не зная, что обстоятельства изменились. А потом пришел приказ Артериуса - зачистить всех свидетелей. Вот они и поперлись в клинику, где столкнулись с нами. Получается, остается всего три варианта. Либо Фист назначил ей встречу якобы с агентом Серого Посредника, где Тали будет поджидать группа ликвидаторов. Либо она уже передала ему все, что имела. Либо девчонка не сможет с ним поговорить, поскольку этот гад испугался Рекса, и заперся в своем клубе с кучей охраны в обнимку. При любом раскладе, его надо срочно брать и вытрясать все, что знает. Иначе, мы можем потерять последнюю ниточку!

Турианец раздумывал недолго, согласно кивнув, он проговорил:

- Убедил. Надо брать. Я сейчас свяжусь с начальством, и договорюсь насчет спецназа.

Я едва успел остановить его:

- Ты что? Какое начальство? Какой спецназ? А если среди них будет человек Артериуса? Они Фиста при штурме замочат, и плакала наша ниточка. Нельзя ни в коем случае никому ничего говорить!

Неожиданно для меня, Гаррус вспылил. Похоже, этот бесконечный день вымотал не только меня.

- А что ты предлагаешь, Шепард?! Вдвоем на двадцать вооруженных отморозков войной пойти? Ведь у тебя даже оружия нет! Я не трус, но и не самоубийца! А ведь ты предлагаешь именно изощренный способ суицида! Если уж тебе так неймется, пойди за угол и застрелись! Чего время тянуть?! Результат будет такой же, только помучаешься меньше!

Отбрил, ничего не скажешь. Поставил на место зарвавшегося попаданца, потерявшего берега из видимости. Ну, да мы не лыком шиты!

- Не кипятись. Все не так плохо, как ты думаешь. У меня на фрегате трое хорошо подготовленных десантников, в боевой броне и с тяжелым вооружением...

- И они смогут пройти с ним на станцию, минуя таможню?

- Если не могли, я бы не предлагал. На нашей стороне выучка, техническое превосходство и фактор внезапности. В конце концов, он же не ждет, что его забегаловку будет штурмовать армейское подразделение? У них ведь наверняка только легкое вооружение и бронежилеты. Так что, про суицид ты малость загнул. Все не так плохо.

Вакариан надолго погрузился в раздумья, шевеля мандибулами от напряжения. В душе он понимал, что я, в общем-то, прав, но лезть в атаку на противника, имеющего четырехкратное превосходство в живой силе - это вам не фунт изюму. Для меня принять подобное решение, грозившее большими неприятностями, было не так уж и сложно. Просто я-то знал, насколько плохо все может закончиться. А он всей серьезности положения еще не осознавал. Тем не менее, взвесив все за и против, турианец согласился, за что получил от меня плюс сто к репутации за полную отмороженность и готовность подписаться на любое безумие!

- Ты прав. У нас просто нет выбора.

Неожиданно, в разговор вмешалась Шэди:

- Мальчики, вы сейчас серьезно? Вы, правда, собираетесь впятером атаковать двадцать бандитов?

Не сговариваясь, мы синхронно кивнули, уподобившись китайским болванчикам.

- Вакариан, я всегда знала, что ты ненормальный. Но чтоб такое?

- У тебя есть лучшее предложение?

- Нет, но...

Вместо ответа, турианец подхватил девушку на руки и бережно усадил на ближайший стол. Приблизившись вплотную к ее лицу, он несколько секунду вглядывался в ее большущие черные глаза.

- Со мной все будет хорошо, малышка. Ты мне веришь?

- А у меня есть выбор?

Чтоб не смущать народ, я отвернулся и отступил на пару метров вглубь комнаты. Возня и шептание в том углу продлились не больше минуты, после чего за спиной раздался усталый голос Гарруса:

- Я готов, Шепард.

Окинув взглядом его повседневную форму офицера СБЦ, способную уберечь владельца разве что от удара ножом, я, с сомнением, поинтересовался:

- У тебя посерьезней костюмчик найдется?

- Все в служебной машине. Не волнуйся, там еще много чего полезного.

- Хорошо. Шэди, сбрось нам, пожалуйста, план клуба, и оставайся на связи. По команде обесточишь все помещения. Ты же говорила, что это возможно?

Девушка просто кивнула в ответ и подошла к стенду с мониторами. Уже через пару секунд пискнул мой инструметрон, оповещая о наличии нового сообщения. Интересно, как она это сделала, если я ей свой идентификатор не говорил?

Впрочем, времени на достойную оценку способностей турианки, у нас уже не оставалось. Коротко попрощавшись, мы бегом направились к аэрокару Вакариана, оставленному на стоянке возле офиса. На ходу я умудрился связаться с Аленко, засыпав его десятками распоряжений. Лейтенант не терял времени даром, и хорошо подготовился к моему звонку. Ему потребовалось всего несколько уточнений, чтобы немедленно включиться в работу. Сошлись на том, что встретимся на укромной площадке, в паре кварталов от "Логова Коры". Он заверил, что будет там не позднее, чем через двадцать минут.

Уже перед самым выходом, мы нос к носу столкнулись с тем самым Рексом, что упаковали СБЦшники возле клуба Фиста. Здоровенный ящер, стоял, скрестив лапы на груди, в окружении трех коллег Вакариана, с непроницаемым лицом выслушивая их претензии. Я остановился, и придержал за руку турианца:

- Гаррус, тебе боевой мастер кроганов не нужен?

- Зачем он тебе?

- Шестым будет.

Мой новый знакомый только обреченно махнул рукой:

- Давай. Все это и так сплошная авантюра. Одной больше, одной меньше, какая разница?

- Отвлечь своих сможешь? Я с Рексом сам поговорю.

- Не проблема. Ты же видишь, они сами не знают, как от него избавиться!

Турианец оказался прав. Ему потребовалось меньше минуты, чтобы мы остались с ящером наедине, если так можно выразиться про большущий зал, битком набитый народом. Некоторое время ушло на игру в гляделки, что, учитывая монструозные размеры и суровый вид моего оппонента, уже было непростой задачкой. Попробуйте выглядеть брутальным мужиком, когда рядом стоит настоящая машина для убийства, пудов пятнадцать весом, притом, что ты четко знаешь, что за его плечами минимум семьсот лет непрерывной войны. Если и существуют более весомый повод для ужаса, то он мне неизвестен. Немного удивив меня, ящер заговорил первым:

- Что тебе нужно, человек?

Голос у него был под стать внешности. Пробирал, как говорится, до костей.

- Ты.

Рекс оглушительно рассмеялся, заставив всех окружающих в ужасе отшатнуться:

- А это не слишком много?

- Хм. Если ты не против, я расскажу тебе одну коротенькую историю, а потом ты сам ответишь на свой вопрос? Хорошо?

Я даже не успел испугаться за тот ничтожный промежуток времени, что потребовался крогану, чтобы приблизиться ко мне вплотную. Склонив голову до уровня моих глаз, он прошипел:

- Попробуй удивить меня, мягкотелый.

Честно сказать, будь я прежним парнем из ХХ века, после такого начала разговора, мне пришлось бы сменить подштанники. Уж больно Рекс был убедителен. А так, ничего, даже не поморщился, что ящер явно заметил и запомнил.

- История совсем коротенькая. Однажды, офицеру Альянса и его другу из СБЦ, срочно потребовалось поговорить с одним скользким типом, любящим спортивные аэрокары желтого цвета и гавайские рубашки. Да вот беда, этот нехороший человек, заперся внутри своего ночного клуба, собрав туда всю охрану. Времени у них было немного, а силенок маловато. Всего пятеро бойцов, включая их самих. И вот идут два друга, думают, как лучше дело сделать, да самим головы не сложить, а навстречу им боевой мастер кроганов. И знают они, что тот же скользкий тип, нужен и воину тому великому, ибо послан он прежним хозяином нехорошего человека, дабы наказать того за предательство. И все бы хорошо, им бы договориться, силы объединить, да вдарить вместе, чтоб у врага никаких шансов не было. Но не хочет храбрый сын Тучанки голосу разума внять. Хочет в одиночку предателя покарать, со всем его воинством великим.

Ящер хмыкнул, и, подражая моему голосу, проговорил:

- А не боится тот офицер спину свою воину незнакомому подставлять?

- Ну, как же не боится. Ведь не дурак тот офицер был. Но что ж поделать, когда времени мало совсем.

Рекс немного отодвинулся, и, чуть подумав, произнес:

- Красиво излагаешь, человек. Я прям заслушался. И какова мораль этой истории?

- А мораль простая. Если бы кроган был умен, он нашел того офицера и его друга на стоянке аэрокаров, где они его поджидали время малое. И согласился бы офицер принять помощь воина умелого, но с условием, что тот будет приказов слушаться, и не убьет предателя, пока его не допросят. А то ведь возьмут типа того скользкого, да упрячут в камеру темную, где воитель тот вовек до него не дотянется, долг свой не исполнив.

Не говоря больше ни слова, я пошел в сторону выхода, увлекая за собой турианца, который стоял чуть в стороне и не слышал нашего разговора.

- Что, не согласился?

- Посмотрим. Подождем на улице.

Я оказался прав. Ждать пришлось совсем не долго. Ящер не стал долго раздумывать, и решил воспользоваться моим предложением. Подойдя к нам вплотную, он, указывая лапищей на мою грудь, прорычал:

- Коммандер, скажи, а вот такие нашивки в магазинах продаются?

- В сексшопе брал вместе с кителем, по два кредита за штуку.

Кроган едва не оглушил нас своим смехом.

- А ты веселый малый, человек. Люблю таких. За завтраком!

- Так ты согласен или нет? Меня время поджимает. Свои условия я озвучил. Фист не должен погибнуть, пока мы его не допросим. После этого, можешь делать с ним все, что захочешь. Мне его судьба не интересна.

Немного помявшись, гигант изрек:

- Враг моего врага - мой друг. Я согласен, человек. Но...

- Да-да, я знаю. Если обману, ты меня найдешь и накажешь. Давай этот момент опустим, нет времени воду в ступе толочь. Броня, оружие есть?

- Найдется.

- Тогда давай адрес и залезай на заднее сиденье.

Свою лежку кроган оборудовал всего в одном квартале от места встречи, которое мы изначально задумывали, в дешевой съемной квартире на самых задворках обитаемой части станции. Чтобы не бегать с места на место по десять раз, я просто связался с Аленко и назвал новые координаты. Уже через пятнадцать минут вся импровизированная штурмовая группа была в сборе, активно изучая план помещения. Пока мы с Рексом и Гаррусом облачались в броню и подгоняли снаряжение, я попутно объяснял, что именно каждому предстоит делать. Особых возражений не поступило, зато была масса уточнений и дополнений. На их утряску и разъяснение ушло еще минут десять, после чего, наконец, пришло время действовать. Уже второй раз всего за несколько часов, мне предстояло сунуть голову в пасть дракона, только на этот раз помимо своей жизни, я рисковал еще и чужими. Надеюсь, на том свете мне зачтется, что посылая других в самое пекло, я не прятался за их спинами.

Два наших аэрокара зависли в пятистах метрах над "Логовом Коры", ожидая условленного момента. Как только на таймере обратного отсчета единичка сменилась нулем, обе машины начали стремительный спуск на предельных для них десяти G, с каждой секундой становясь на девяносто восемь метров ближе к поверхности. На двухстах метрах, синхронизированные автопилоты начали запрограммированный ранее маневр, подводя ведомые им аппараты как можно ближе к назначенным точкам высадки. Возле самой земли, скорость падения резко замедлилась, снизившись до нуля в метре над покрытием улицы. Упрощая нашу задачу до предела, умный компьютер заранее открыл боковые дверцы, так удачно откидывающиеся вверх. Еще мгновение, и наша дружная компания уже, что есть сил, бежит к входам в ночной клуб. Кроган и турианец - к техническому, мы вчетвером - к главному. Чуть обгоняя остальных, впереди несутся Гаррус, Дженкинс и Уильямс, держа в каждой руке по два продолговатых брикета с вышибными зарядами. Им на пятки наступает оставшаяся троица, на ходу перевешивая на спину массивные прямоугольники штурмовых щитов.

Десять секунд с момента высадки, и взрывчатка установлена на створках гермодверей, которые бандиты наивно посчитали серьезной преградой. Едва ВИ моего скафа получает подтверждения от подрывников, что они покинули опасную зону, проходит сигнал синхронного подрыва. В этот момент происходит детонация вышибных зарядов, рассчитанных на гарантированный взлом бронированных переборок боевых кораблей толщиной до полуметра. Утлые дверцы, подобно невесомым пушинкам, срывает с направляющих вместе с немалыми кусками стены, и, с волной направленного взрыва, проносит метров пятнадцать, превращая обломки в подобие бульдозера, сминающего все на своем пути. В это же мгновение, Шэди вырубает электропитание, погрузив все помещение в кромешную темноту. А вслед за этим, в образовавшиеся проломы влетает двенадцать светошумовых гранат, установленных на максимальную мощность. Это дьявольское изобретение, взрывается в два приема. Сначала детонирует небольшой пиропатрон, подбрасывающий боевую часть на полтора-два метра над поверхностью, где срабатывает основная начинка, заливая огромный объем нестерпимым светом и звуком. В военном исполнении, этот боеприпас создает звуковое давление в пределах шестисот децибел и генерирует световую вспышку до семидесяти миллионов свечей. Любой органик, не имеющий современных средств защиты с мощнейшими светофильтрами и шумоподавителями, будет гарантированно выведен из строя, превратившись в обезумивший от боли кусок слепого и глухого мяса.

Вслед за гранатами, пришла очередь штурмовых пар. Впереди щитоносец, который в нашем случае еще и биотик, окутанный голубоватым ореолом биотического поля. Вслед за ним, положив левую руку на плечо впередиидущего, синхронно движется напарник. Момент входа в пролом - самый опасный. Фигуры штурмующих отлично видны в дверном проеме, залитом уличным светом. В лобовой проекции мы практически не уязвимы, поскольку штурмовой щит, в дополнение к слоям броневого композита, снабженный собственным генератором поля эффекта массы, и способен с пяти метров выдержать прямой выстрел из ручного пулемета. А вот сбоку, кроме скафа и его экрана, нас больше ничего не прикрывает. Если нам сейчас дадут втянуться внутрь и рубанут перекрестным огнем с флангов, то в проходе мгновенно образуется завал из четырех мертвых тушек.

Но организованного сопротивления мы не встретили. Его попросту некому было оказывать. По всему залу в разных позах валялось, ползало или корчилось в муках больше десятка оглохших, ослепших и контуженых органиков. Наш первый удар был страшен, одним махом выведя из строя большую часть бандитов, разом похоронив все надежды на удачный для них исход боя. Не встречая противодействия, мы быстро миновали опасный участок, попарно смещаясь вдоль стен. Какое-то подобие отпора, попытались изобразить лишь два крогана и саларианец в легком бронескафе устаревшей конструкции. В момент подрыва гранат, они успели среагировать и укрыться за массивной барной стойкой. Вся троица серьезно пострадала, но зрение сохранили и в панику не ударились. Впрочем, это им не помогло. Дистанция боя была не больше десяти-пятнадцати метров, оптимальная для того, чтобы четыре наших пистолет-пулемета, создали настоящее море огня, моментально заставив их спрятаться. Как раз для того, чтобы через несколько секунд получить на голову две серии из двух осколочных гранат, превративших грозных противников в мелко нарубленный фарш. Зрелище совсем не для слабонервных, скажу я вам.

Дальнейшая зачистка скатилась к банальному убийству. Нас было слишком мало, чтобы надежно контролировать все помещения, и позволить себе такую роскошь, как недобитый враг за спиной. Может кого-то это и покоробит, но меня в тот момент интересовала только сохранность моих людей, доверивших мне свои жизни. А падаль, что валялась сейчас на полу в лужах крови, пусть пожалеет кто-то другой, кого они не успели прирезать в ближайшей подворотне.

- Шепард, у нас проблемы! Здесь пара легких турелей. Головы не дают поднять!

Голос турианца был сильно возбужденным.

- Ждите нас. Мы почти закончили. Вперед не лезть!

- Принято.

Еще раз окинув взглядом разгромленный зал, я убедился, что больше никаких особых угроз не предвидится.

- Аленко, Уильямс. Останетесь здесь. Сюрпризы нам не нужны. Дженкинс, за мной! Марш!

Проход в служебные помещения, располагался сразу за барной стойкой, как раз возле самой страшной мясорубки. Мне стоило больших усилий, чтобы сохранить самообладание, проходя возле обезображенных трупов, разорванных на куски наступательными гранатами. А вот Ричард не вытерпел. В последнее мгновение откинув забрало, его буквально вывернуло наизнанку. Похоже, такой чудовищной картины ему видеть еще не доводилось. Да о чем я вообще говорю?! Я сам-то никогда такого кошмара не видел, и видеть не хотел! Если бы не память и рефлексы реального Шепарда, меня бы прибили еще на Иден Прайм!

Я пошарил взглядом по бару в поисках воды. Ничего похожего не обнаружилось, а устоявшие на полках бутылки, особого доверия не внушали. Черт его знает, что там за пойло? Может оно только для турианцев, а человек от него мигом кони двинет? В прибор ночного видения особо надписи на этикетках не почитаешь, как не старайся. Хорошо, что рядом обнаружилась раковина и рабочий кран с водой. Наполнив пивную кружку до краев, я протянул ее Ричарду. Бедняга был мне очень благодарен за это.

Времени оставалось все меньше и меньше. С минуту на минуту, здесь должна была появиться целая толпа СБЦшников, которым будет вовсе не до разбирательств, что за народ разнес нафиг "Логово Коры". Хоть Гаррус и обещал, что сумеет их остановить, особой уверенности в этом не было. Ухватив Дженкинса за шкирку, я потащил его вглубь служебных помещений, с запозданием подумав о том, что здесь мог уцелеть кто-то из бандитов, всадив нам в упор заряд из дробовика. Уже после первых метров я понял, что волноваться не о чем. Кроган и турианец повеселились здесь на славу, без особых изысков забросав все опасные места гранатами и прошив очередями пистолет-пулеметов, благо, что тех и других они набрали выше башки.

- Дженкинс, к задней двери, рысью! Ну, что тут у вас?

Вакариан кивнул в сторону бокового коридора, ведущего к кабинету управляющего.

- Хитро придумано. Помнишь, тот коридор заканчивается Т-образным перекрестком?

- Давай глянем на схеме. Угу, вот он. С другим пересекается, из которого проход в кабинет.

- В его окончаниях на потолке турели стоят. Получается, чтоб к двери подойти, надо от угла этого коридора два метра под огнем пробежать.

М-да, задачка. Забыв о том, что на мне шлем, я попытался почесать затылок, в чем явно не преуспел. Не знаю, кто надоумил бандитов, но турели они поставили очень грамотно. Чтобы по ним выстрелить, придется высунуться из-за угла, сразу попав под перекрестный огонь пулеметов. Тут никакой щит с биотическим барьером не спасет. А от гранат толку не много. Шар взрыва небольшой, а осколки для них почти не опасны.

- Постой. Мы же свет отрубили. У них заряд только в накопителях остался, а их надолго не хватит. Надо как-то вынудить их ВИ стрелять непрерывно.

- Как? Мы едва ноги унесли. Если б не биотика Рекса, там бы и легли.

- Дымовухи остались? Давайте все сюда.

Взяв в руки все четыре дымовых гранаты, в народе метко прозванных "черной дырой", я выдернул чеки и, с рикошетом от противоположной стороны коридора с турелями, закинул по две штуки под каждую установку. Дальше случилось именно то, на что я и рассчитывал. При детонации, "дымовуха" создавала плотное облако черной взвеси, наглухо блокировавшей все оптические и радиодиапазоны. Иными словами, их сенсоры перестали что-либо видеть. Туповатый ВИ турелей, не придумал ничего лучше, как заблокировать охраняемый проход сплошным морем огня, разразившись непрерывными очередями. И все бы у него было хорошо, если б не отключенное питание. Секунд через тридцать, заряды его накопителей исчерпались, система перестала охлаждаться, и пулеметы заклинило. Такой нехитрый трюк Шепард подсмотрел во время прохождения курса спецподготовки по программе N7. Вот и пригодилась чья-то солдатская смекалка.

Не дожидаясь моей команды, Рекс подошел по очереди к каждой установке, и без видимых усилий просто вырвал их из креплений, еще раз поразив меня богатырской силой ящеров. Дальше было дело техники. Хлипкую дверь в кабинет подорвали слабеньким вышибным зарядом, чтоб, не дай Бог, не поцарапать ценные тушки тех, кто укрылся внутри. Парочка светошумовых внутрь, с регулятором на минимальной мощности, только чтобы ухо пощекотать и прослезиться. Следом дверной проем полностью заполняет туша прикрытого штурмовым щитом крогана, способная деморализовать противника одним фактом своего существования.

- Не стреляйте! Я сдаюсь!

Хозяин кабинета оказался в одиночестве, явно не ожидая столь скорого штурма.

- На пол, ..ука! Лег на пол! Быстро! Руки за голову, ноги раздвинь!

Чтоб Фисту думалось быстрее, я прошелся по его ребрам ударом ноги.

- Что вам нужно? Кто вы такие, мать вашу?!

Пришлось доходчиво объяснить товарищу всю глубину его заблуждений. Как только извилистая политика партии была усвоена в полном объеме, со всеми уточнениями и комментариями, настала моя очередь задавать вопросы:

- Слушай меня внимательно, козел безбородый. Ты умудрился перейти дорогу все спецслужбам галактики. Твой хозяин - Сарен, замешан в нападении на Иден Прайм и спутался с гетами. Чтобы добраться до его секретов, из тебя выпотрошат все, о чем ты знал или только догадывался. Если потребуется, будут медленно резать на куски или промоют мозги, сделав из тебя растение. После чего, ты исчезнешь. Забудь о судах и адвокатах. Их не будет. И тебя не будет. Ты уже труп. Весь вопрос в том, как много тебе будут задавать вопросов, и как долго ты будешь мучиться, на них отвечая. Я спрошу тебя только об одном, и, обещаю, что ты умрешь быстро. Поверь мне, я делаю тебе большое одолжение. Надеюсь, мы поняли друг друга?

Для надежности я пнул его еще разочек, но это было лишним, поскольку "клиент" полностью созрел. Сплюнув остатки зубов и кровавую юшку, Фист молча кивнул в ответ. Похоже, он прекрасно понимал всю безвыходность своего положения, и то, что спасенья нет. Думаю, попади я в аналогичную ситуацию, тоже выбрал бы быструю смерть. Особенно после того, как из памяти Шепарда узнал о том, какие "затейники" работают в Службе Безопасности Альянса. Гестапо - институт благородных девиц в сравнении с этими палачами.

- Кваринка. О чем вы с ней договорились?

- Она просила свести ее с Серым Посредником. Просила о личной встрече с ним. Эта дура даже не понимала, что такое Посредник, и что встретиться с ним невозможно. Я не стал ее разубеждать. Сделал так, как мне приказали. Назначил ей место встречи, где ее будет ждать группа зачистки.

- Адрес, время, когда назначена встреча? Быстро!

Неожиданно, Фист рассмеялся, тут же зайдясь в кровавом кашле.

- А тебе это не поможет, ублюдок! Все равно не успеешь. Осталось минут семь, не больше, а до места добираться не меньше пятнадцати.

- Координаты, быстро!

Удивив меня, живой покойник не стал запираться, спокойно ответив на мой вопрос. Все это время, он продолжал улыбаться, а из его глаз текли настоящие ручьи слез пополам с кровью. Осознать всю никчемность прожитой жизни лишь стоя двумя ногами в могиле, оказалось очень тяжело. Слишком тяжело и слишком поздно, чтобы что-то изменить. Я не стал затягивать с данным ему обещанием, растягивая бесполезные уже муки совести и раскаяние предателя, менявшего своих хозяев, как перчатки. Получив, все, что мне было нужно, я коротко кивнул Рексу, и отвернулся. В последнее мгновение, я успел заметить, как закованный в броню кулак крогана, со страшной силой опустился на голову Фиста, сплющив ее, как пустую картонную коробку. Смерть была мгновенной, хоть этот урод ее не заслужил.

Гонки со временем и смертью продолжились, не желая сбавлять темп и давать хоть секунду на передышку. Повинуясь моему приказу, весь отряд сломя голову бежал к аэрокарам, забыв о всякой осторожности. Времени на безопасность не осталось совсем. Выскочив на улицу, я сильно удивился, что тут до сих пор не было ни единого офицера СБЦ. Вообще никого. Может случайных свидетелей бойни смутила машина Гарруса, раскрашенная в сине-белые цвета Службы Безопасности, а может надрывно хрипящие динамики системы голосового оповещения о чрезвычайной ситуации, оравшей на весь квартал о проведении спецоперации. А может, всем было просто плевать, что происходит в ночном клубе. Факт в том, что никто не сообщил о перестрелке властям, что было для нас несомненной удачей.

С какого-то момента, все происходящее отодвинулась куда-то на задворки сознания, как будто вокруг был сон, а я наблюдал за всем со стороны. Я по-прежнему отдавал приказы, мы куда-то летели, потом бежали по бесконечным техническим тоннелям станции. Вокруг были мои ребята, они о чем-то говорили, спрашивали меня, я даже что-то отвечал. Но все это время я думал совершенно о другом, делая все остальное на автопилоте. Я облажался! Едва увидев место встречи, назначенное кварианке, я понял, что мы не успеем. Что бы мы ни сделали, нам не успеть! Слишком далеко. Я, вашу маму, облажался! Все мои послезнания оказались пшиком. Знание будущего едва позволяло поддерживать темп настоящего Шепарда, а первое мое вмешательство тут же закончилось трагически. Маленькая песчинка моей самодеятельности, намертво заклинила многотонный механизм исторической последовательности. Что будет дальше? Что еще я не успею? О чем забуду? Кого потеряю? Сколько раз моего аватара убивали в игре? Сколько раз приходилось загружать старые сохранения, чтобы избежать уже совершенных ошибок? Здесь нет ничего похожего. Здесь реальность. Здесь трупы не исчезают через пару секунд, а запах крови так силен, что выворачивает наизнанку. Здесь нет второй попытки. Есть только тонкая цепочка событий, которую я умудрился порвать первым же касанием.

Мы почти успели. Еще хоть пару минут, и все бы было хорошо. Но этих минут у нас не было. Благодаря мне! Завернув за очередной поворот, мы нос к носу столкнулись с тремя саларианцами в легких бронескафах, склонившихся над телом девушки, изломанной куклой валявшейся у них под ногами. Они даже не успели понять, что умерли, размолоченные в труху слитным залпом шести пистолет-пулеметов. Краем сознания, я еще успел удивиться, почему эти ослы не выставили охранения? Но потом все встало на свои места. Тали оказалась крепким орешком, успев укокошить двоих нападавших, вынудив их командира позвать на помощь всех остальных. Подойдя к телу кварианки, я опустился на колени, сняв и отбросив в сторону шлем. В голове была абсолютная пустота, а голоса моих спутников слышались, как будто они говорили через подушку. Я смотрел вперед, и не видел ничего перед собой, лишь краешком сознания отмечая, как возле Тали суетятся Уильямс и Аленко.

- Коммандер! Шепард! Да, что с вами?!

Эшли подползла ко мне на корячках, и начала трясти, пытаясь возвратить в реальный мир своего командира:

- Она жива, слышишь! Жива она! Но ей нужна помощь! Да очнись ты!

Жива? Как жива? С такими ранениями выжить невозможно!

- Скафандр! Она еще жива за счет своего защитного костюма! Там мощнейшая система жизнеобеспечения. Он остановил кровотечение и обколол ее панацелином! Но этого мало! Ей срочно нужна помощь настоящего врача! Что нам делать? Да очнись ты!

Отстегнув перчатку скафа, сержант со всей силы отвесила мне пощечину, оставив на щеке мгновенно покрасневший отпечаток своей ладони. Помогло. Давно бы так! Мне, вдруг, стало нестерпимо стыдно за свою слабость. Да, облажался! Ну и что? Ведь я живой человек, а здесь совсем не компьютерная игра. Здесь рядом люди, которые доверились мне, и я не имею права их подвести! Свои сопли буду жевать потом, оставшись в гордом одиночестве, не смущая других своим ничтожеством.

- Все, все! Я понял. Сейчас.

Усилием воли, собрав в кучу растекающиеся мысли, я начал быстро соображать. Везти Тали в больницу было невозможно. Мы просто не сможем ее там защитить, а местному персоналу нет никакой веры. Ее просто убьют там, а мы ничем не сможем помочь. Значит надо доставить ее в единственное надежное место - на "Нормандию". Но есть проблема. У Чаквас может просто не быть нужного оборудования и препаратов, ведь у кварианцев совершенно другая биохимия. Наш доктор может банально не иметь нужной квалификации, что оказать всю возможную помощь. Значит надо найти того, кто эту помощь оказать может, и ему можно доверять. И такой человек у меня есть!

- Аленко, Дженкинс! Ищите носилки!

Активировав инструметрон, я начал судорожно названивать корабельному медику. Слава богу, она ответила почти сразу:

- Кэрин. Это Шепард. У нас большие проблемы. Тяжело ранен ценный свидетель, и мы не можем отвезти его в местную клинику. Примите это, как данность. Это молодая девушка-кварианка, примерно семнадцати-восемнадцати земных лет, характер ранений...

- Джон! Остановись! У меня нет нужных лекарств, я просто не смогу...

- Сможешь! Тебе доставят все, что ты попросишь, и даже больше. Тебя должно беспокоить только одно - она должна выжить! Любой ценой! Слышишь? Любой! Если потребуется, я притащу тебе за шкирку, хоть весь Совет Цитадели, в полном составе и парадном облачении, но девушка ДОЛЖНА выжить! Сейчас с тобой свяжется мой знакомый врач - доктор Хлое Мишель. Ей ты можешь полностью доверять. Только ей, и никому больше! Поняла?

- Так точно, коммандер! Что с ранениями? Каков характер?

Я повернулся к Эшли, которая внимательно слушала наш разговор, и отрывисто бросил:

- Уильямс, что там?

- Минно-взрывная травма с множественными осколочными ранениями тела, поверхностное огнестрельное ранение в правое плечо, открытый компрессионный перелом левой локтевой и лучевой костей, раздроблено левое запястье, внутреннее кровотечение в брюшной полости, большая кровопотеря. Это только основные. Скафандр разрушен во многих местах, его системы почти исчерпали свой ресурс.

- Все слышали? Будьте готовы. Сейчас с вами свяжутся.

Отключив Чаквас, я начал звонить Мишель.

- Ну же, отвечай, туда тебя через коромысло!

Инструметрон победно пискнул, и передо мной появилось чем-то недовольное изображение докторши:

- Шепард? Что вам нужно? Мне сейчас не очень...

- Очень! Слушайте меня и не перебивайте! Вы сейчас все можете, доктор! Кроме вас просто больше некому! Кварианка, та самая, что была у вас днем, она тяжело ранена, и умирает. Ей нужна немедленная помощь. Везти в обычную больницу нельзя, ее там просто убьют. Я сейчас доставлю девчонку на свой фрегат, но нашему медику нужна ваша помощь! Хлое, мне просто больше некому довериться. Если вы нам поможете, поверьте, вы получите очень достойную награду от Альянса...

- Какая награда, Шепард?! Человек умирает! Это мой долг! А вы совсем не похожи на глупца, способного на дурацкие шуточки. Что я должна сделать?

- Я перешлю вам контакты нашего медика. Свяжитесь с ней, ее зовут Кэрин Чаквас. Оно все объяснит. Если потребуется, мои люди заберут вас...

- Сама доберусь, не маленькая. Я немедленно с ней свяжусь. До скорой встречи, коммандер!

Сообщение я отсылал уже на бегу. Дженкинс и Аленко не придумали ничего лучше, как выломать с мясом крышку от какой-то электрощитовой, и уже успели уложить на нее кварианку. Дальше начался сумасшедший забег, а потом и не менее безумный полет, в котором турианец умудрился разогнать свое корыто почти до шестисот километров в час! Аэрокар грохнулся с небес прямо возле таможенного терминала в доках, едва не протаранив защитное ограждение. Следом за ним, не менее эффектно, приземлился второй, заставив в ужасе разбегаться очередь перед КПП. Нам попытались преградить дорогу шибко ретивые таможенники и примкнувшие к ним офицеры СБЦ, но четыре пистолет-пулемета, направленные в их сторону, зверская рожа крогана, в сочетании с нашей закопченной и залитой кровью броней, быстро заставили их передумать. Уже на финише роль последнего барьера решил изобразить Андерсон. Похоже, он хотел сказать мне пару ласковых слов. Или не пару, а пару сотен. Но это не имело значения, поскольку весь его боевой настрой мигом испарился, как только он сумел оценить наш внешний вид и состояние раненой девушки. Он просто молча отошел в сторону, а потом пошел вслед за нами в недра фрегата.

- Аленко! Выставить пост перед медотсеком! Посторонних не пускать, ни при каких обстоятельствах! В случае возникновения угрозы, разрешаю открывать огонь на поражение! Исполнять!

- Ты совсем с ума сошел, Джон? - капитан "Нормандии" подкрался незаметно.

- Ты что творишь? Звонил Удина, он едет сюда. Рвет и мечет. И, знаешь, на этот раз, я с ним полностью согласен. Ты сошел с ума, и тебе придется привести очень серьезные доводы, чтобы сохранить голову и погоны на плечах. Я жду ответа, лейтенант-коммандер Шепард!

Если он думал, что я вот прямо сейчас вытянусь перед ним по стойке "смирно", то он серьезно ошибся. Сейчас я был не в том состоянии, чтобы изображать из себя исправного служаку, лихого и придурковатого.

- Может ты и арестовать меня прикажешь? А, Дэвид?

- Если потребуется, прикажу.

Мы уставились друг на друга, изобразив самые зверские рожи, на которые только были способны. В этот момент, и он, и я понимали, что еще немного, и мы вцепимся друг другу в глотки. И я уступил, понимая, что Андерсон в своем праве, а я совсем забурел и потерял чувство меры.

- Давай так, капитан. Сейчас придет Удина, и, как только он перестанет орать, я все поясню. Тебя устроит такой вариант? Поверь, у меня есть все нужные аргументы.

Подумав несколько секунд, Дэвид неохотно кивнул, и молча отошел чуть в сторону. А я, наконец, с большим удовольствием уселся прямо на палубу, привалившись к переборке. Как по команде, моему примеру последовала вся моя группа, которая вовсе не собиралась никуда уходить. На ногах остался только бедняга Дженкинс, назначенный на пост возле входа в лазарет. Ничего, он молодой, ему полезно! Впрочем, спокойно передохнуть нам не дали. Примчался посол, и устроил жуткий скандал. Наверное, его вопли были слышны даже на улице, сквозь все звуконепроницаемые переборки и слои бронированного композита. Выдыхаться он начал лишь минут через пятнадцать, к тому моменту уже дважды обстоятельно разобрав строение органа, который заменяет голову коммандеру Шепарду, сексуальные предпочтения все моих родственников, общий тупизм вояк, в особенности флотских дуболомов из десанта и прочие занимательные вещи. Поняв, что таким способом он никакой реакции от меня не добьется, Доннел решил сменить тактику.

- Почему вы молчите, Шепард?

- Жду.

- Чего ждете?

- Когда вы наговоритесь и будете в состоянии услышать мой ответ.

Удина в сердцах сплюнул, изобразив искренне разочарование моими умственными способностями, но продолжать мастер-класс боцманского ораторского искусства, в исполнении умудренного жизнью дипломата, больше не стал.

- Я вас слушаю, коммандер.

- Та девушка в медотсеке, которую вы так опрометчиво назвали бродяжкой, единственная дочь одного из пяти Адмиралов Мигрирующего Флота Рафаэля Зоры. Чтоб вы больше не допускали досадных неточностей, я назову ее полное имя - Тали Зора вас Нима нар Райя. И я настоятельно рекомендую хорошенько его запомнить. Если вы вдруг подзабыли, я вам напомню, уважаемый посол, что Коллегия Адмиралов находится во главе крупнейшего в галактике флота, из пятидесяти тысяч кораблей. Думаю, это уже более чем достаточный повод, чтобы относиться к ней с подобающим уважением.

Было видно, что Удину мои слова поразили. Собственно, с обалдевшими лицами стояли все присутствующие в отсеке, включая Вакариана. Минуту назад, они были уверены, что я спасал важного свидетеля и носителя информации. И это было абсолютной правдой. Но тут вдруг выяснилось, что кролики - это не только ценный мех. Угу. В них еще и мяса много. Диетического.

- Я вам обещал доказательства вины Сарена. Мы их добыли. Скажите спасибо той же девчонке в лазарете. Если она выживет, конечно. Я удовлетворил ваше любопытство, посол?

Я почти не соврал Доннелу. Доказательства нашел не я, а лейтенант Аленко. Рюкзачок Тали валялся в нескольких метрах от нее, со срезанными осколками гранаты лямками. Двумя лямками, черт возьми! В нем мы нашли кубический футляр из какого-то металла, а внутри которого хранился непонятный девайс, весь из себя электронного вида. Если я ничего не перепутал - это и есть модуль памяти гетов. В переводе на доступный язык, шарообразная фигня с кучей проводков - не что иное, как мозги гета.

- И в чем они заключаются?

- А вот это мы скоро узнаем. Гаррус, ты не сможешь договориться с Шэди, чтобы она прибыла на "Нормандию" и помогла нам разобраться? Лучший хакер, как-никак.

- Нет проблем. Сама прибежит, как только услышит, что есть шанс покопаться в грязном бельишке СПЕКТРа Совета.

- Так я удовлетворил ваше любопытство, господин Удина? Я и мои люди можем быть свободны? Как только расшифровка информации будет завершена, я немедленно сообщу об этом.

Потратив некоторое время на раздумье, дипломат проговорил уже вполне доброжелательным голосом:

- Надеюсь, Шепард, на этот раз вы соблаговолите передать мне всю информацию ДО того, как нам придется изъясняться с Советом. И не сомневайтесь, коммандер, вам придется ЛИЧНО доказать советникам, что разнести половину Цитадели было действительно необходимо. А сейчас, можете быть свободны. Ведь вы не против, капитан Андерсон?

Господи! Неужели этот проклятый день, наконец, подходит к концу? Или на мою голову падет еще какое-нибудь несчастье? Например, адмирал Хакет, который прямо-таки жаждет узнать, какого хрена я начал пороть отсебятину и играть в героя, решив в одиночку перебить всю агентуру Артериуса? Или еще что-нибудь или кто-нибудь! Ну, а пока желающих нет, я пойду и выкурю ту саму сигарету, о которой мечтал последние несколько часов. И черт с ними, с легкими! Такими темпами, я помру здоровым гораздо быстрее!



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"