Федоров Вячеслав Васильевич: другие произведения.

Прода "Багровые небеса"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Прода от 16 марта 2018 года

Глава пятая

Система Кносс, планета Терум. 2183 год н.э.

Всем мозги запудрил, щеки надул так, что чуть хлеборезка поперек не треснула, осталось дело сделать. Малость-то какая, право слово. Еще бы самому знать, как это все в реальность воплотить, вообще б мне цены не было. Ведь до смешного доходит. Всем грозно объявил, что "Нормандия" завтра в восемь утра уйдет в рейд. Уверено так, аж сам проникся. А куда она уйдет-то, мать ее ети?! Я не помню, куда лететь нужно!!! Да и не могу помнить, если разобраться. Память-то у меня не абсолютная, сколько бы я ни пыжился. Необходимое мне место фигурировало во всей многочасовой игре всего в одной миссии, в самом начале сюжета, а потом вообще ни разу не встречалось. И что? Я это помнить должен? Каким образом, я вас спрашиваю? Нет, подробности задания у меня в голове отложились, но только самые яркие, вроде Лиары ТCони застрявшей в каком-то защитном поле протеан. А дальше девственная чистота в пустой черепушке.

Вот и получилось, что вместо заслуженного отдыха, я все оставшееся до отлета время, пытался из себя выжать по капле хоть что-то, что поможет прилететь вовремя и в нужное место. При этом меня постоянно донимали штурмана, которым необходимо было курс прокладывать, ведь это не двух минут дело. Да еще Прессли с Адамсом, которым корабль надо к походу и бою подготовить, а часть вопросов без вмешательства капитана решить просто невозможно. К примеру, с нами трое инопланетников, которым нужно что-то есть и пить, где-то отдыхать и следить за гигиеной, им нужно оборудование и медикаменты, которых на складах Альянса на Цитадели просто нет. Их надо покупать. За мой счет, туда тебя через коромысло! Они ведь на довольствии Флота не стоят. Благо, что мои счета спектра уже разблокировали, и я смог спокойно оплатить все расходы.

Под утро, часов в шесть по станционному, в доки приперся сам Удина. Лично! Зачем? Не поверите. Привез новый скафандр для кварианки и гарантийное обязательство посольства Альянса на оплату всех медицинских операций, расходников и курса реабилитации, необходимых для полного выздоровления Тали. Притащился он совсем не просто так, от широты душевной. Это был демонстративный жест в сторону кварианцев, о котором они точно узнают. А если не узнают сами, так им помогут узнать. Уж посол-то об этом позаботится. Такой себе публичный знак благодарности за помощь с Сареном, и еще один штрих к общей картине будущих переговоров. Мол, мы - люди - не видим в них приживал и бедных родственников, а замечаем равных себе разумных, с которыми готовы договариваться без предварительных условий и уступок с их стороны. Вообще говоря, на самом деле, все было с точностью до наоборот. Мы видели в них именно приживал и бедных родственников, которых придется неопределенное время содержать за свой счет. Но вот их корабли и экипажи, которые умрут вместо нас.... Они были нужны. Нет никаких сомнений, что Коллегия адмиралов Мигрирующего флота очень хорошо это понимала или поймет в дальнейшем, но деваться-то им особенно и некуда. А вот обыватель должен находиться в мире розовых соплей, в котором добрейшей души люди-человеки протягивают руку помощи своим новым братьям. Как-то так.

Чуть погодя пришла посылка от азарийского советника. Целый контейнер, битком набитый какими-то приблудами для Лиары ТCони. Что там внутри, я не знаю. Не смотрел, да и не хотел смотреть. Не моя это работа. У меня для этого теперь специально обученные люди имеются. Целый экипаж молодых и здоровых дармоедов. И они за это зарплату получают. Совсем не маленькую, если уж на то пошло. Вот пусть и отрабатывают. Но, походу дела, Тевос мне не врала, когда говорила о своем тесном общении и дружбе с Бенезией. Иначе, с чего вдруг она так щедра в своем беспокойстве о судьбе ее дочери? Я ей только намекнул на возможные трудности у Лиары, а она сразу целый ящик с всякими "безделушками" прислала. Что-то мне кажется, что там полконтейнера одной помады и кремов для лица, рук, ног и все остального, до чего воображение дотянется.

Куда я вообще лететь собрался и почему такая спешка? Как куда? Вербовать Лиару ТCони, куда ж еще-то? А спешу потому, что у меня нет никаких временных ориентиров. Вообще никаких! В игре, кроме начального года событий, нет никакой привязки по времени. Нет четких данных, сколько часов, минут или секунд занимают перелеты и техобслуживание. В каком порядке проходить миссии и сколько времени это занимает. Прежде чем спасать дочурку Бенезии, игровой Шепард может выполнить десяток другой заданий и облететь полгалактики, а азари-археолог так и будет болтаться внутри непонятного защитного поля. От нее ровным счетом ничего не убудет. Даже штаны менять не придется. В игре таймер не тикает. А здесь? Что будет здесь? Если я сейчас вернусь на Арктур, возьму нормальную команду, хорошо подготовленную десантную группу с качественным вооружением, пополню запасы и подкручу все нужные гайки на "Нормандии", проведу несколько учений, потратив на все это три-четыре недели.... И прилечу как раз к разбитому корыту, возложить букетик цветов на могилку Лиары. Нет. Я так не хочу. Я пойду другим путем. Пусть у меня вместо десанта - два калеки и три хромых, а за пультами фрегата сидят полугражданские специалисты из команды испытателей. Пусть так, зато у меня есть послезнания.... В смысле, они должны быть.... Если очень глубоко покопаться.... Наверное....

Сидел я долго. Очень долго. Пытался вспоминать. Многозначительно чесал репу и задницу. Кряхтел и ковырял пальцем в носу. Выпил ведро кофе. Скурил пачку омерзительных на вкус сигарет, которую по сходной цене выкупил у боцмана. Потом пытался привязать игровые воспоминания к здешней реальности. Анализировал и делал выводы. Во всяком случае, честно пытался это изобразить. Получалось плохо, особенно после того, как кончилось действие стимулятора Чаквас. Как и обещала судовой врач, откат у препарата был весьма неприятным. Слабость, головная боль и тошнота, рассеянное внимание. Пришлось напрячь все остатки силы воли, чтоб добиться хоть чего-то внятного. И все же у меня получилось.

Что я помнил? Лиару в защитном поле. Дело происходило в какой-то шахте или пещере, точно не скажу. Там был лифт или несколько похожих лифтов. Какое-то горное оборудование и куча контейнеров. Помнил гетов. Много гетов. Всяких разных гетов, включая несколько штук их дурацких шагающих танков. Помнил крогана или нескольких кроганов, которые были заодно с синтетиками. С ними пришлось биться в финальной сцене. Что еще? Начало миссии было на поверхности планеты. Нужно было гонять на БМД, периодически отстреливая из пушки и пулемета лезших отовсюду гетов. Наверху было множество каких-то промышленных объектов. Трубопроводы и какие-то башни что ли, черт знает, что это такое. Несколько групп каких-то жилых модулей огороженных высоким металлическим забором. Вроде пустая информация, но это только на первый взгляд. Можно сделать четкий вывод: планета обитаема и достаточно развита в технологическом плане. Это уже много в моих-то условиях. Что дальше? Воды там не было - это точно. Но были какие-то озера. То ли кислотные, то ли лавовые. Не помню, хоть убей, но припоминаю, что заезжать в них на БМД было плохой идеей. Помню облака, то есть, на планете есть атмосфера. Но вот аватара главного героя бегает по поверхности в глухом шлеме и скафандре. Стало быть, атмосфера хоть и есть, но не пригодна для дыхания или опасна для человека. Все. Больше ничего из себя выдавить не сумел.

Были еще данные из университета Лиары. Там ее группа оставила сведения, что собирается вести многомесячные раскопки в скоплении Тау Артемиды. И все. Это все подробности. Археологи так беспокоились о собственном здоровье, что своим дражайшим коллегам по работе вообще ничего не сказали. Просто отличная информация, чего уж там, учитывая, что в этом скоплении несколько десятков тысяч звезд, имеющих планетные системы. Как раз к завершению нашествия Жнецов я их все и осмотрю.

Впрочем, не все так плохо. Большая часть систем находилась слишком далеко от ретранслятора, и их освоение было экономически невыгодно. В лучшем случае, там побывали беспилотные зонды дальней разведки, рыскавшие по вселенной в поисках планет-садов, пригодных для массового заселения без значительных сопутствующих затрат. Только это могло окупить дорогостоящий и длительный полет на собственных двигателях космического корабля. В относительной близости от ретранслятора было всего около трехсот планетных систем, большая часть из которых необитаема по самым разным причинам. Только сорок в той или иной степени были освоены или заселены, что сильно упростило мне задачу. Сопоставив данные из головы с этим списком, я выкинул большую часть, явно не соответствующих заданным параметрам, оставшись один на один с перечнем из шести названий. Не придумав ничего лучше, я вывел все данные по ним на экран головизора, пытаясь таким способом вызвать хоть какие-то ассоциации у себя в голове. Помогли не видеозаписи и красочные картинки с рекламой от вербовщиков первопроходцев, а тупая "медитация" на написанные крупным жирным шрифтом названия планет. Минут через сорок такого любования, я готов был поклясться, что нашел нужное решение.

Терум. Развитая добывающая колония в системе Кносс. Основана в 2167 году. Права на колонизацию изначально принадлежали Альянсу Систем, но, после целого ряда весьма мутных манипуляций, были выкуплены на девяносто девять лет группой компаний ПАО "Мечел". Постоянное население около тридцати четырех тысяч человек, но сильно колеблется в зависимости от численности вахтовых рабочих и инженеров. Столица и единственный купольный город на планете - Новый Екатеринбург. Войск альянса в системе нет. Охрану колонии осуществляет ЧВК "Соколы пустыни", за стыдливой ширмой которой торчат длинные уши русского ГРУ. Численность около трехсот штыков, плюс службы обеспечения и несколько отдельных специальных инженерно-технических подразделений. Тяжелой техники и средств огневого поражения не имеется, но пехота вооружена, оснащена и обучена чрезвычайно хорошо, ничем не уступая линейным подразделениям Корпуса Космической пехоты Альянса. Да чего уж там, положа руку на сердце, чевэкашники всерьез наших космопехов превосходят, так как на службу к ним идут совсем не с улицы, а как раз после службы в ККП, имея за плечами годы учений, тренировок и немалый боевой опыт.

Для защиты столицы колонии, ушлые дельцы выкупили по цене лома списанный турианский крейсер, скрутили с него многочисленные лазерные скорострелки и систему управления огнем, используя дармовую горнодобывающую технику, вмуровали всю эту радость в скальную породу, и накрыли щитами планетарного класса, подключив их напрямую к энергосистеме всего Нового Екатеринбурга. Чтоб продавить такую защиту, потребуется многочасовой обстрел главным калибром нескольких фрегатов, после чего от поселения и всей округи в радиусе пары десятков километров останутся только кучи оплавленной щебенки. Настоящий флот это никак не остановит, даже не задержит, а вот пиратам соваться сюда, смысла нет никакого. Грабить нечего. На руинах ничего нет, а просто так, без богатой добычи, убивать им лень.

На планете обнаружено огромное количество протеанских руин - остатки крупной и развитой в прошлом колонии, которые грабят и разбирают на сувениры все, кто только может дотянуться. Ученые годами льют крокодильи слезы, пытаясь заставить власти хоть как-то ограничить варварское потрошение наследия древней цивилизации. Ведь ворье не столько украдет, сколько разрушит и уничтожит. Политиканы два десятка лет дают эксклюзивные интервью, произносят громкие речи с трибун парламента, грозно потрясают талмудами бумаг на всяких согласительных комиссиях.... И ничего не делают в реальности. Воз и поныне там. Как грабили, так и грабят. Как рушили, так и рушат. Любителей старины утешало только одно: за тысячелетия забвения на геологически активной планете с атмосферой, большая часть древних руин и артефактов превратилась в труху, непригодную даже для изучения археологами.

Во всей картине меня смущало только одно. Колонисты, прошедшие специальный курс адаптации, вполне свободно могли там дышать, без помощи всякого защитного снаряжения. На планете было жарковато, учитывая среднегодовую температуру в 59 градусов по Цельсию, мерзко воняло тухлыми яйцами сероводорода, но жить было можно. Особенно, когда нет другого выхода. Все это не срасталось с моими воспоминаниями, в которых компьютерный Шепард бегал по улице в глухом скафандре. Хотя, бог его знает. Лиара вроде бы в этом протеанском поле висела, чуть ли не в купальнике и без кислородной маски. Только ведь это было внутри пещеры, у входа в которую, точно помню, был устроен воздушный шлюз. Не знаю. Не помню, хоть тресни.

По-хорошему, вопрос решался за пару часов. Надо просто выйти на связь с руководством колонии, и запросить у них интересующие меня сведения. Не могла же группа археологов копаться на планете вообще без разрешения и уведомления ее владельцев? Такого быть просто не может. Там целая куча бюрократических заморочек с правами собственности на найденные артефакты. Черным копателям до этого дела нет, а с настоящих ученых три шкуры спустят, заставив писать бумажку по случаю каждого чиха. Так всегда и бывает, от законов частенько страдают не столько преступники, сколько законопослушные граждане, но от этого все равно никуда не деться. Анархия - много хуже любого порядка, даже самого абсурдного. Уж мне-то, как выходцу из бурных российских девяностых, это известно, как никому другому.

Но "звонить" на Терум я попросту боялся. Все дело в жнецах. Их технология - одурманивание, позволяет подавлять волю и брать под контроль даже сильнейших разумных, что и случилось с Сареном и Бенезией. Эти подконтрольные, в свою очередь, обзаводятся обширной сетью осведомителей и агентов влияния, которые и не знают вовсе, что работают на жнецов. Геты и сам "Властелин" - высокоразвитые синтетики, и на Иден Прайм мгновенно доказали, что все наши системы шифрования и кодирования для них пустой звук. Они с завидной легкостью вскроют любые системы защиты информации. После моих выступлений в Совете и раскрытия Сарена, как и игровой Шепард в игре, я привлек к себе пристальное внимание "Властелина" и его подручных. С большой долей вероятности, они внимательно следят за всеми моими действиями. Что если они узнают о моем повышенном интересе к Лиаре ТCони, и это вынудит их ускорить проведение операции по ее захвату или уничтожению? Что если я сам спровоцирую их на опережающие действия? Я, кстати, так и не понял, что они вообще от дочери Бенезии хотели? Убить? Но зачем? Она же ничего не знает. Или знает? Или опасаются, что с ее помощью можно как-то повлиять на ее мать? Но как, ведь матриарх уже одурманена, и свой разум просто не контролирует. Жнец читает ее мысли, как открытую книгу, и может вмешаться в ситуацию в любой момент, едва почувствовав угрозу. Непонятно.

В общем, после долгих раздумий, я решил не рисковать. Уж лучше промахнуться, прилетев не по нужному адресу. При всех моих опасениях не успеть, я все же уверен, что некоторый запас по времени у меня был. Нужно умело его использовать, заранее не привлекая лишнего внимания к своим манипуляциям. На связь с колонией я выйду только уже будучи на орбите планеты. Так будет безопаснее.

- Шесть. Пять. Четыре. Внимание! Два. Один. Выход....

Полет до системы Кносс занял больше двух суток. Несколько последовательных прыжков через ретрансляторы, а потом длительный полет на своих движках уже непосредственно на место. Сейчас "Нормандия" вывалилась с сверхсвета, продолжая активно тормозиться одним лишь ядром. "Тантал" работал на оптимальном для сохранения маскировки режиме, оставляя фрегат практически незаметным для любых систем слежения.

- Дрейф восемнадцать тысяч....

- По курсу чисто.... Пятисекундная сфера - чисто....

- Фиксирую сигнал приводных маяков Терум-альфа, Терум-бета, Терум-гамма.... Прием сигнала устойчивый....

- Десятисекундная сфера - чисто....

- До точки Терум-Q семьдесят восемь световых минут.... Нужна коррекция курса....

Атмосфера в БИЦе деловая и сосредоточенная, но напряжение чувствуется даже через динамики скафандра. Все заняты делом. Летят десятки докладов от всех постов и служб, в четком порядке очередности, предусмотренном Уставом. Никаких лишних слов и шуточек. Никаких отступлений от кодовых фраз и обозначений. За все инструкции многократно оплачено кровью. Это ногами по ребрам вбито под корку каждого космолетчика еще взводными старшинами в учебке. Все доклады проговариваются голосом, по внутрикорабельной связи на командной частоте, хотя прямо сейчас в этом нет никакой нужды. Вся информация выведена непосредственно на мой шлем, создающий иллюзию виртуальной реальности. Перед моими глазами все необходимые данные в виде удобных таблиц и графиков, и я могу в нужный момент перехватить контроль над любой системой фрегата, лично подменив оператора.

- Фиксирую работу систем контроля пространства.... Триангулирую.... Источник неподвижен относительно Терума ... на поверхности геоида ... три и два километра северо-восточнее Нового Екатеринбурга.... Работает радар, ладар, лидар.... Классификация.... Системы турианского производства ... с вооружения сняты. Это местные, параметры соответствуют справочнику....

Для успокоения совести я жду еще минут пятнадцать. С каждой минутой напряжение спадает. И мое, и экипажа. Информации наших систем слежения, работающих в пассивном режиме, накапливается все больше и больше. Система Кносс пуста, как кошелек честного человека. Нет ни одного корабля. Ни гражданских. Ни военных. Какая-то активность замечена лишь на самом Теруме, но она не превышает обычные показатели. Люди просто работают, даже не догадываясь, что за ними наблюдают. Мы успели.

- Экипаж, внимание! Отбой тревоги. Готовность два. Вахтенной и дежурным службам заступить по-походному.

Я повернулся к старпому, сидящему в противоперегрузочном кресле слева и чуть сзади от меня. Видеть и слышать он меня никак не мог. У него в шлеме такая же виртуальная картинка, как и у меня, а через откачанную атмосферу можешь хоть обкричаться, все равно никто не услышит. Но сила привычки - это сила привычки. Почти инстинкт, от которого невозможно избавиться. Хочешь что-то сказать, смотри на собеседника, и все тут.

- Прессли. Продолжать движение согласно утвержденного плана. Без моей прямой команды, никаких переговоров в эфире. Никаких активных систем поиска. Никаких дополнительных маневров. Продолжать торможение только ядром. Ясно?

- Так точно. Капитан, вынужден напомнить, резерв по статике тридцать шесть процентов. Без разрядки ядра мы из системы не уйдем. Если....

- Я знаю. Выполняйте приказ. Я буду у себя в каюте. Без меня ничего не предпринимайте.

Отношение ко мне команды, было, скажем дипломатично, натянутым. Они прекрасно понимали, что моих знаний для управления фрегатом недостаточно. Как десантника и спектра Совета, они меня уважали без всяких скидок. Заслужил, еще прежний Шепард. Шлейф подвигов за ним такой тянется, что завидно становится. Но как командир корабля, я был никто, и звать меня никак. Авторитет придется завоевывать, трясясь над каждой капелькой в отдельности. Никакого другого выхода у меня нет. А пока буду слушать: "вынужден напомнить, капитан". Ничего. Потерплю, если для дела нужно.

- Внимание, экипажу. Накачка атмосферы через пять минут. Даю обратный отсчет....

Зачем я пришел в каюту, сам себе ответить не смогу. Крутит всего, не пойми, по какой причине. Тяжело. Давяще. Муторно на душе. Физически я успел полностью восстановиться и отоспаться, а вот морально.... Сказывался "подарочек" от долбанного маяка протеан, закачавшего мне в мозг всякую гадость. Всю дорогу снился жуткий фильм ужасов, в котором жнецы страшно резали всех, кто им попался под руку. Кругом перекошенные рожи хаскоподобных тварей. Все горит и взрывается. Кучи растерзанных трупов. Кровища по колено. Мольбы и отчаяние самих протеан, кто пока еще остался жив. Такая каша, хоть вешайся. Да еще накатило моих собственных воспоминаний. Все родные, все друзья, вся жизнь осталась там. Не понять даже, где там-то, мать его? В другой вселенной? Как представлю, что больше никого из них не увижу, руки трястись начинаются, а на глаза слезы наворачиваются. Нет. Не такой жизни я себе хотел.

Даже не заметил, как каюта наполнилась атмосферой, а ВИ скафа призывно пискнул и мигнул зеленым цветом, делая утверждение о выравнивании давления и пригодности для дыхания воздушной смеси вокруг. Неохотно отстегнул шлем, безразлично бросив его на кровать. Пахнуло прохладой, озоном и свежестью весеннего леса. Системы жизнеобеспечения работают, как часы. Все в порядке. Все хорошо. Или нет?

Зачем мне они? Зачем мне эти инопланетники? Зачем мне Лиара ТCони со своими проблемами? Зачем нужен кроган и турианец, головы которых - родной дом для всех тараканов вселенной? Зачем я ищу встречи с другими игровыми спутниками Шепарда? По многим из них дурдом плачет, или рыдает взахлеб камера в тюрьме особо строго режима. Что мне нужно от них? Правильно ли я поступаю?

Нет. Дело не во мне. Не в моих светлых чувствах и теплых воспоминаниях. Я не испытываю иллюзий на их счет. Не жду безответного обожания и преданности до гробовой доски. Все это осталось там - в примитивной игре с черно-белыми героями. Все мечты закончились в тот момент, когда по мне начали стрелять. По-настоящему. Боевыми патронами, а не пикселями на компьютерном мониторе. Как только ж..па почувствовало жесткое сиденье десантного отделения БМД, все иллюзии мгновенно испарились. Здесь могут убить. Навсегда. Жахнуть из пушки, да так, что мокрого места не останется. И не только по мне. Любого вокруг, даже самого нужного персонажа, могут уничтожить. Нет никаких вторых шансов. Кнопка "Загрузить последнее сохранение" тут не предусмотрена.

Все упирается в жнецов. В их одурманивание. Они могут взять под контроль любого, даже самого близкого тебе человека, а этот любой может завербовать кого угодно. Любым способом: от запугивания, до подкупа. Я не могу никому верить, кроме тех, кто в игре доказал свою искренность. Кроме тех, кто делом показал свою лояльность и непреклонную волю. Их так мало. Всего пара десятков разумных. Но это те - единственные, к кому я могу без опасений повернуться спиной и доверить серьезное дело. Я не выбирал их. Так совпало. У меня просто нет других вариантов, и я не имею права разбрасываться столь ценным ресурсом. А ведь есть еще "Цербер" и СБА, во взаимоотношениях которых сам черт голову сломит. Кто из них кому подчиняется, и подчиняется ли вообще, понять можно с большим трудом и допущениями. И что же вы думаете, они не попытаются подсунуть первому спектру-человеку своего агента? Мне надо команду набирать и десантную группу, а у меня поджилки трясутся, как представлю, какой выводок шпионов всех мастей мне подсунут в экипаж. А куда деваться-то? А Левиафаны? Да-да, остатки тех самых идиотов, что изобрели жнецов, которые истребили сначала их самих, а потом устроили затяжную резню в пару миллионов лет по всей галактике. У них ведь тоже есть агенты, ведь технологию одурманивания синтетики содрали с их природных способностей. Две их марионетки прямо сейчас сидят в ангаре моего фрегата. Мехвод и оператор-наводчик БМД. Они явно попали под влияние их артефакта. Чудесной синей сферы, рядом нет, я в этом уверен, левиафаны не могут управлять ими напрямую. Именно по этой причине я и не удавил их по-тихому где-нибудь в сортире. Но какие закладки им в башке оставили, можно только гадать. В любой момент, у них в мозгах может что-нибудь замкнуть, и они пойдут крошить всех вокруг, абсолютно не заморачиваясь последствиями своих действий.

- Капитан, необходимо ваше присутствие. Чрезвычайная ситуация.

- Я сейчас буду.

Проблемы. Так и знал. Чувствовал. Не зря беспокоился и спешил. Честно говоря, мне даже легче от этих слов стало. Так хоть какая-то определенность. Сейчас разберемся, что там случилось. Вообще, мне даже на мостик-то подниматься не нужно. Я могу получить всю информацию и управлять кораблем, хоть занимаясь спортом в ангаре, хоть сидя верхом на унитазе в личном гальюне. ВИ фрегата без разницы, куда транслировать данные, а инструметрон или шлем скафандра спроецируют нужное изображение. Но в БИЦ все же удобнее и привычнее.

Вбежав на мостик, я сходу плюхнулся в капитанское кресло, на одних рефлексах защелкивая замки страховочных ремней противоперегрузочного комплекса. Магнитные захваты хороши, но в случае потери энергии, при первом же маневре с бездействующей системой гравитационной компенсации, меня либо размажет по посадочному ложементу, либо выкинет в полет до ближайшей переборки, как из катапульты.

- Что там?

Доклад начал Прессли.

- Две минуты назад одновременно пропал сигнал приводных маяков Терума. В системе начала работу чрезвычайно мощная станция РЭБ. Параметры работы и принадлежность классифицировать пока не удается. Частоты световой связи забиты активными помехами. Частоты СС-связи блокируются неизвестным способом. Сигнал постоянного канала "Экстранета" сначала начал терять часть информационных пакетов, а потом просто пропал. Вместо него пустота, нет даже наведенных шумов, что невозможно само по себе. Все это сильно похоже на то, с чем мы встретились на Иден Прайм, капитан.

Твою мать. Неужели сюда прилетел сам "Властелин"? Если это так, то никаких шансов на спасение Лиары у меня нет.

- Триангуляция завершена. Источник помех обнаружен.... Цель подвижная, высокоскоростная.... Вектор движения.... Цель замедляется....

- Сопровождаем системами визуального наблюдения. Есть изображение....

ВИ фрегата начал формировать объемную картинку неопознанного объекта. По мере того, как накапливались данные, из размытого пятна, она превращалось во все более четкую 3D-голографию, обрастающую все новыми подробностями.

- Ну? И что это такое?

В паре предложений трудно описать увиденное. Картина совершенно невероятная и непривычная. Представьте себе темно-фиолетовое тело гигантской осы, у которого оборвали все ножки и крылышки, повернули головой назад, вставив в попу вместо жала пучок ракетных ускорителей, выпускающих ярчайший раскаленный шлейф длинной в несколько десятков километров. Огромный корабль развернулся и летел кормой вперед, производя активное торможение маршевыми двигателями. Несмотря ни на что, у меня отлегло от сердца. Кто бы это ни был, это точно не жнец. Слава Богу!

- Здоровый....

- Длина около четырехсот двадцати метров.... Ширина по миделю около семидесяти метров....

- Двигатели - антипротонные.... Большой тяги.... Активны три группы по две установки.... Это боевой корабль.

- Уточняю вектор движения.... Активное торможение в точку Терум-Q по вектору движения цели.... Расстояние до точки определенности двадцать две световых минуты.... Скорость - 0,7 С.... Замедляется....

По мере поступления данных напряжение в БИЦе нарастало. Люди чувствовали, что впереди ждут испытания. Кто бы ни был на этом корабле, летя с дружественными намерениями, активные помехи не ставят.

- Что с опознаванием?

- Идентифицировать цель не удалось. В справочниках действующих флотов не значится. Программа опознавания дает девяносто восемь процентов вероятности, что таких кораблей не строилось ранее, и нет в постройке сейчас.... Корабельная архитектура не типична для рас пространства Цитадели....

- Это гет, - озвучил я напрашивающийся вывод.

- Судя по размерам, не меньше тяжелого крейсера.

По размерам - да, похож на тяжелый крейсер. Но дело в том, что это корабль синтетиков. Им не нужны системы жизнеобеспечения. Их потребности в личном пространстве минимальны. Им не нужна вода и еда. Камбуз и зоны релаксации. Не нужна боевая рубка, резервные посты управления и широкие проходы с коммуникационными тоннелями. Иными словами, геты в тот же объем, что и у органиков, могут впихнуть гораздо больше смертоносного металла, чем мы. То, что у нас выглядит, как тяжелый крейсер, в их исполнении может оказаться дредноутом второго класса или малым носителем. Или вообще, тяжелым десантным транспортом. Мы ни черта о них не знаем.

Что делать? Если у экипажа могут быть иллюзии, то мне-то понятно, зачем они сюда прилетели. Им нужна Лиара, и совершенно неважно, зачем именно. Не знаю, будут ли они уничтожать колонию, скорее нет, чем да, но, так или иначе, стабилизировав орбиту, они высадят десант. Сколько боевых платформ может нести корабль такого размера? Понятия не имею. Много. Очень много. В любом случае намного больше, чем шесть бойцов и БМД моей десантной группы. Пока эта бандура висит на орбите, даже если каким-то чудом мы сумеем перебить их десант, никаких шансов на итоговую победу у нас нет. В любой момент они смогут подбросить подкрепление, а, в крайнем случае, сравняют все с землей из главного калибра. Выход только один. Корабль гетов необходимо уничтожить. Но как??? У меня разведывательный фрегат, а не дредноут! В открытом бою он меня на тряпки порвет, даже не вспотев. Что делать?

Воевать. А не ныть.

- Старпом, тревогу, - не дожидаясь реакции, я переключился на другие задачи. - Штурманская. Начать расчет маневра. Даю вводные: сближение с целью Один-гет в точке равновесия Терум-Q до рубежа торпедной атаки с удаления в три световых секунды. Скорость сближения: максимальная в режиме предельной маскировки. По завершению атаки быть готовым к немедленному спуску в атмосферу планеты с максимально допустимой перегрузкой. Гет сбросит десант. Мы должны уничтожить его раньше, чем они поймут, что их базовый корабль уничтожен.

На командной частоте тихо. Голосовые фильтры отсекают даже прерывистое дыхание взволнованных людей. Я буквально чувствую, как ко мне потянулись мысли десятков разумных. Липкий страх и оцепенение, вперемешку с азартом и уверенностью в собственных силах. Дикий коктейль, способный снести башню любому.

- Ракетно-артиллерийская. Торпедные аппараты с первого по шестой и с седьмого по двенадцатый к бою изготовить. Главный калибр к бою изготовить. Батареи ПОИСК к бою изготовить. На расчетном рубеже атаки, быть готовыми дать залп по цели Один-гет всеми стволами в режиме перегрева.

Шестеренки еще не отлаженного до блеска организма боевого корабля продолжали крутиться. На посты уже успели прибежать и включиться в работу поднятые по тревоге члены экипажа, дополнив своими умениями возможности дежурной вахты.

- Экипаж, внимание. Системы по списку номер один перевести в режим маскировки. Время исполнения пять минут. Старпом, обратный отсчет.

Огромный корабль быстро готовился к бою. Суеты почти нет. Все, так или иначе, знают, что нужно делать. Второстепенные системы фрегата переводят в режим минимального потребления энергии и излучения. Сразу после единственного импульса корректировки курса, "Нормандия" превратится в полную невидимку, летя в пространстве лишь по инерции с отключенными двигателями. Как пуля или кирпич, брошенный с крыши девятиэтажки. Только намного быстрее. Обнаружить нас в таком режиме почти невозможная задача. Мы ничего не излучаем. Не даем блика и вспышек. Все тепло поглощает и временно аккумулирует хитрая система холодильных установок.

- Мы будем атаковать? - Прессли связался со мной на личной частоте, отсекая наш разговор от лишних ушей. - Но они еще ничего сделали. Постановка помех - это еще не атака. Что, если это не геты? Мы атакуем, даже не запросив их намерений?

- Конечно, это не гет. Это передвижная лавка флориста. Везет подарки на восьмое марта. А помехи поставили, чтоб сюрприз удался. Очнись, Чарльз, маскировка - наша единственная надежда на выживание. Как только мы выйдем в эфир, запросив его принадлежность и намерения, то тут же потеряем эффект внезапности. Они изготовятся к бою, даже не видя нас. Пока геты не знают о наличии боевых кораблей в системе, у нас есть единственный шанс нанести первый сокрушительный удар по противнику. Если они узнают о нашем существовании, никаких шансов выполнить задание у нас не останется.

Прессли помолчал пару секунд, и задал следующий вопрос.

- Что будет, если не удастся уничтожить гета с первого захода?

- Ничего. Для нас - уже ничего, старпом. Будем надеяться, что спасательная команда найдет от нас хоть что-нибудь, что можно будет похоронить. Если мы не уничтожим его сразу, эта махина разорвет нас на клочки. Ни о каком втором заходе речи быть не может. Или пан, или пропал. Других вариантов вообще нет.

Все именно так. Все крейсера по своей природе - уничтожители фрегатов. Они специально созданы для борьбы с такими, как мы. Никаких шансов на победу в открытом бою у нас нет и быть не может. Это не под силу даже дивизиону обычных, не разведывательных фрегатов, вооруженных и защищенных гораздо лучше, чем "Нормандия". Только удар из-за угла, больше никаких вариантов. А отступить я не могу. И выполнить задание, не уничтожив гета на орбите, тоже не могу. Выбора нет.

Время как будто остановилось. Тянулось медленно и неспешно, просачиваясь сквозь плотную вату наших напряженных нервов. Все расчеты произведены. Корабль полностью изготовился к бою. Экипаж готов выполнить четко очерченную последовательность команд. Гет приблизился к Теруму, и полностью остановился, зависнув на синхронной орбите почти в трех с половиной тысячах километров на северо-запад от Нового Екатеринбурга. Сбил несколько коммуникационных спутников и успокоился. Атаковать колонию он не стал. Местные силы самообороны тоже ничего не предпринимали, затихнув, как мыши под веником. Хотя мы ясно наблюдали, что их батареи скорострелок приведены в боевое положение, а щиты активированы. Джокер произвел последнюю корректировку нашего курса, ювелирно отработав минимальным импульсом "Тантала". Все. Больше ничего сделать мы не можем. Следующая остановка - рубеж атаки.

Я ушел с мостика, отправившись в ангар. Делать в БИЦ мне было больше нечего. За главного остался Прессли, а я пошел к своим десантникам, которые давно подготовились к неизбежной высадке. Быстро нацепив все, что причиталось на мою долю, мы всей нестройной толпой полезли внутрь БМД. Закрепившись на все возможные застежки и захваты, отсек погрузился в гудящую тишину. Вот теперь точно все. Сделать вообще больше ничего нельзя. Через несколько минут мы либо все погибнем, либо чуть позже придется вступить в отчаянный наземный бой с многократно превосходящим противником.

Через некоторое время от гета отделились десантные боты, отвесно падая в атмосферу прямо под своим носителем. У меня в душе все похолодело. Ботов было четыре! Спаси Господи наши грешные души. В каждой из этих лоханок, сидит не меньше взвода синтетиков. Рота. Больше ста тридцати активных штыков. А нас шестеро. По двадцать штук на каждого. Если фрегат не сможет нас эффективно поддержать огнем, то.... Это даже не смешно. Боевые платформы гетов ничем не уступят лучшим солдатам Корпуса Космической пехоты, а в оснащении их превзойдут. Из нас шестерых, в выучке и мастерстве с ними поспорим разве что я, Гаррус и Годзилыч. Остальные, в лучшем случае, им равны. При таком соотношении в численности, мы не продержимся и десяти минут. Задавят, как тараканов.

Боты резко замедлись у самой поверхности. Наши челноки на такие маневры просто не способны. Десанту все кости переломает, ядро слишком слабое для таких выкрутасов. Из них, как горох, посыпались боевые платформы гетов. Много. Десятки. Точнее было не рассмотреть, и так системы визуального наблюдения работали на пределе возможного. Два бота, вместо пехоты синтетиков сбросили по две здоровенных хреновины, которые после приземления сами собой разложились в шагающие танки. Геты веером разбегались в разные стороны, обеспечивая контроль периметра. Закончив высадку, челноки синтетиков на малой высоте ушли в сторону, выйдя из опасной зоны, зависнув в районе ожидания, готовые через десяток секунд забрать десант или поддержать его огнем. Через несколько мгновений внизу начался бой. С кем они там воюют, было совершенно непонятно. Мы ничего там не видели. Скалистый обрыв, изрезанный многочисленными изломанными трещинами. Метров на двадцать пять-тридцать под ним, довольно большая и относительно ровная площадка, усыпанная россыпью камней и обломков, на которую и произвели высадку синтетики. Больше там ничего нет. Ни построек. Ни следов какой-то жизнедеятельности. Ответных выстрелов мы вообще не видели, да и геты потерь не несли, быстро продвигаясь в сторону отвесно нависающей стены обрыва. И исчезали. Через какое-то время примерно оттуда повалил густой и жирный черный дым.

Я свернул виртуальные окна, сосредоточив внимание на своих спутниках. Что они чувствуют? Тоже, что я? Боятся? Трясутся? Наверное. За непрозрачными забралами не разглядеть. Ноги Дженкинса отбивают чечетку. Парень очень волнуется. И это нормально. Эшли похоже молится, сложив руки в знакомом всем жесте. И это тоже нормально. На войне как-то очень быстро все забывают, что когда-то были атеистами. Аленко создал на ладони микроскопический голубой биотический шарик, и неотрывно смотрит на него. Или нет, не видно же. Турианец и кроган показательно спокойны, но внутри ящера я ощущаю бурлящую темную энергию. Он готовится к битве. Настраивается. Лишь в нем я могу быть полностью уверен. В бою Рекс не подведет.

- Приготовиться к маневрированию....

- Боевая тревога. Атака, атака....

Все. Господи спаси. Господи оборони. Вот дурак-то, даже молитвы не знаю ни одной. Так и помру неучем. Ты уж там посодействуй, Боже, я ж искренне. От души. Ну и что, что не знаю нужных слов. Ведь это просто набор звуков. А нам с тобой посредники не нужны. Ты и без них меня поймешь, так ведь?

Двенадцать дезинтегрирующих торпед одновременно покидают торпедные аппараты. Их маршевые двигатели еще не активны. Два резких последовательных маневра, и "Нормандия" выходит на параллельную с ними траекторию. Зажигание. Резкий рывок и смертоносные сигары устремляются к цели. Фрегат сотрясается от парного залпа главного калибра, система гравитационной компенсации не справляется с нагрузкой. Через полторы секунды еще такой же рывок. И еще.

У гета было семь секунд. Всего семь секунд, чтобы обнаружить "Нормандию" и торпеды, понять, что происходит, активировать оборонительные системы и вывести щиты на полную мощность. Выдвинуть из глубины корпуса башни скорострелок и открыть ответный огонь. Они почти успели. Еще две-три секунды и его системы ПРО вцепились бы в нас мертвой хваткой, не дав ни единого шанса прорваться внутрь охраняемого периметра. Но этих секунд у них не было.

Первыми в громадную тушу крейсера синтетиков вцепились фиолетовые лучи восьми парных батарей лазерных скорострелок ПОИСКа. На пистолетной дистанции, вроде нашей, их залп обладал чудовищной мощью, сравнимой с попаданием главного калибра. Минуя кинетические щиты, они гигантским плугом вгрызались прямо в корпус гета, оставляя глубокие оплавленные борозды. Через мгновение цели достигли первые две болванки ГК, разогнанные масс ускорителями почти до световой скорости, с ходу врубившись в кинетический щит. А за ними еще. И еще. А потом цели достигли все двенадцать торпед. Гетам не удалось сбить ни одной. Мы подобрались слишком близко, достигнув полной внезапности, не дав им ни единого шанса.

Это было страшное зрелище. Завораживающее. Само пространство вокруг крейсера синтетиков подернулось рябью. В черной пустоте космоса пошли концентрические волны пространственно-временного разрыва, чудовищным языком слизывая и разрывая все, до чего смогли дотянуться. Надувшись, как мыльные пузыри, распухнув до двухсотметровых размеров, двенадцать нарывов одновременно запульсировали, создавая в кажущейся пустоте новые ассиметричные центры массы, хаотично перемещающиеся в замкнутом объеме. А потом рвануло. Произошла аннигиляция новообразований, одномоментно высвободившая невероятное количество энергии. Вспышка света на несколько мгновений стала самым ярким объектом, затмив даже светящийся диск колоссальных размеров планеты.

- Множественные попадания.... Цель поражена.... Цель уничтожена.... Распадается....

- Связь восстановлена.... Станция РЭБ отключилась.... Депеша на Арктур ушла....

Ликование. Все молчат, занимаясь своей работой. Тишина в эфире. Но оно летает в воздухе. Которого нет. Сквозь вакуум откачанной атмосферы оно льется из наших душ. Мы выжили! И победили! Пока не всех. Но самый опасный враг уже повержен. Почти мгновенно и безответно. Не сделав по нам ни одного выстрела. Не нанеся никакого урона. Но расслабляться рано.

Фрегат продолжает движение, на большой скорости входя в верхние слои атмосферы планеты. Заработали все четыре маршевых антипротонника, сходу выйдя на критические режимы нагрузки, начав экстренное торможение. Гудит "Тантал", потребляя мегаватты электроэнергии из термоядерных реакторов. У него много работы. Малейший сбой, и нас всех, вместе с кораблем, размажет чудовищной перегрузкой. Заработала наша станция РЭБ, пытаясь заглушить переговоры синтетиков. Геты уже поняли, что из ленивых охотников, они превратились в гонимую жертву. Но понять, что вас вот-вот начнут убивать - это мало. Нужно еще решить, что делать и как спасаться. А как быть с десантом? Бросить и уходить? Попытаться забрать? А может прыснуть в разные стороны, забыв обо всем на свете, лишь бы спасти собственную шкуру? Геты рациональны, и ценность своей жизни понимают очень хорошо. Они готовы умереть, но вовсе не спешат это делать.

Забрать десант боты не решились. Не увидеть камнем падающий на них фрегат, только что разнесший на молекулы их носитель, они не могли. Надеяться, что он даст им спокойно сделать свое дело, было бы вершиной кретинизма, взобраться на которую геты просто не смогут при всем желании. Медленно набирая скорость, они начали разлетаться в разные стороны. Так у них был хоть какой-то шанс на спасение. Хотя бы теоретический.

Да не было у них никакого шанса. Мы были слишком близко, имея преимущество в скорости и высоте, а огневая мощь "Нормандии" достаточна, чтобы вести одновременный огонь по нескольким целям. Спустившись до шестидесяти километров, фрегат задействовал все те же восемь парных батарей лазеров ПОИСКа, способных стрелять в носовой проекции. Их энергии оказалось вполне достаточно, чтобы поджарить десантные боты синтетиков за каких-то пять-шесть секунд. Вот и все. Как там Федор Федорович Ушаков сказал: "Все, нет боле флота турецкаго". Турецкого-то уж точно давно нет, а вот гетов мы сегодня знатно причесали. Ни одного корыта целым не оставили. Только вот не в коня корм. "Властелину" плевать на потери своих миньонов.

Пришла наша очередь. Продолжая бешеный спуск, фрегат приближался все ближе и ближе к поверхности. Двухсотметровой отметки мы достигли чуть в стороне от места высадки гетов, километра два на юго-восток. Сработала магнитная катапульта в ангаре, запустив снаряд из БМД и его начинки прямиком через открытую аппарель. Нас повело в сторону сильной перегрузкой, а потом желудок взлетел к горлу, панически реагируя на отвесное падение боевой машины. За несколько метров до поверхности, заработали тормозные ракетные ускорители, потянув наши кишки в обратном направлении. Жесткое касание, которое не смогли полностью компенсировать ни ядро, ни торсионы подвески, ни толстенные полимерные шины. Еще полсекунды, и натужно завыли двигатель и генератор, разгоняя бээмдэшку, чудесным образом преобразив замершую мишень в подвижную огневую точку.

"Нормандия" продолжила полет, через несколько секунд зависнув прямо над местом недавнего боя. У синтетиков не осталось средств поражения, способных навредить боевому кораблю. Для гетов настал заслуженный час расплаты. Лазерные скорострелки застучали короткими яростными импульсами, мгновенно уничтожив все четыре шагающих танка. Деться им было просто некуда, и их участь была неизбежна. А вот пехота сумела найти хоть какие-то укрытия, расползаясь по всем закоулкам и промоинам. Помогало это мало. Системы слежения у фрегата очень мощные, а ВИ способен мгновенно обработать и просеять колоссальные объемы данных. Продлив свои искусственные жизни на секунды, конечной участи они избежать не могли.

Метров за двести пятьдесят до зоны высадки синтетиков, БМД резко остановился, выпустив нас наружу. Сгруппировавшись в колонну по два, мы двинулись следом за боевой машиной, укрывшись за ее высокой кормой. Броня медленно ползет вперед, обшаривая поисковыми системами все подозрительные объекты. Пару раз рявкнула пушка, следом стукнуло несколько очередей башенного пулемета. В кого они стреляли, я так и не понял, на тактической карте враждебных отметок так и не появилось. "Нормандия" выкосила все, что было на поверхности, не оставив нам даже на закуску. Метров за пятьдесят до площадки, мы разошлись веером, и, заняв удобные позиции, начали наблюдать за ситуацией. Соваться на открытое пространство пока было слишком опасно. БМД, немного задержавшись, продолжила медленное движение вперед.

Только здесь, непосредственно на месте, стало понятно, что именно тут случилось. За массивным скальным козырьком скрывался черный зев огромной пещеры, рассмотреть который сверху было невозможно. Метров на сорок левее него, впритирку к скалам, располагался лагерь археологов. Несколько стандартных модулей первопоселенцев, скомпонованных в единое целое. Это они коптили жирным черным дымом, сильно пострадав от перестрелки. Сверху вся конструкция была накрыта активной маскировочной сетью, удивительно точно имитирующей окружающий пейзаж. Именно по этой причине мы ничего и не заметили без применения активных систем сканирования. Стоила такая "сеточка" запредельных денег, и откуда она взялась у "рядовых" археологов, было совершенно непонятно. Никакого движения вокруг не было. Даже трупов не видно. Залп ПОИСКа настолько мощный, что попавших под выстрел синтетиков в буквальном смысле испарило, не оставив и следа их существования.

- "Нормадия", "Молот" на связи. Сколько гетов вы поджарили?

- Секунду.... Не считая танков, двадцать два точно.

- Ясно.

А остальные-то где? Тут их еще штук сорок должно быть, если не больше. Под землю полезли или по округе разбежались? Блин, даже и не знаю, что хуже.

- Кравченко. Все внимание на вход в пещеру. Сможешь вплотную подойти и закрыть проход силуэтом?

- А в борт ракет не нахватаю?

- Они за учеными пришли, а не с танковой дивизией воевать. Зачем им гранатометы противотанковые?

- Логично. Но танки-то они с собой притащили. Ладно, сейчас сделаем. Ждите.

Башенный пулемет разродился длиннющей очередью прямиком в черноту прохода. Стены тоннеля заискрили от рикошетов и попаданий. Резкий рывок, и БМД приблизилось вплотную к пещере, повернувшись к нам левым бортом. Башня задергалась в поисках цели, а спустя пару секунд вновь застрекотал пулемет.

- Дженкинс, Уильямс. Останетесь тут, прикроете нас огнем. Гаррус со мной, Аленко с Рексом. Парами на зачистку, интервал десять метров, перекатами, по одному слева справа вперед. Марш!

Пусто. Пятнадцать минут потрачено, а результат ноль. Никого. Внутри жилых модулей четыре дымящихся трупа. Двое азари, саларианец и турианец. Убиты выстрелами в затылок. Перед смертью, синенькие устроили гетам "похохотать". Три легких платформы, спрессованы в причудливый шар мощным биотическим полем. Но на наш век синтетиков еще хватит. Спасибо и на этом.

- Надо вниз идти.

- Их слишком много, Шепард. Под землей у нас нет никаких преимуществ. Эти выкидыши варренов задавят нас числом, - открывшаяся перспектива взволновала даже крогана, за столетия забывшего, что такое страх.

Выбор-то у нас есть? Будь на месте гетов десант органиков, с большой долей вероятности, его остатки сдались бы в плен. Шансов у них нет никаких. Мы контролируем орбиту и поверхность. Кораблей у них не осталось. Помощи ждать неоткуда, а вот к нам-то она точно подойдет рано или поздно. А вот как поступят синтетики? Причем, подконтрольные Жнецу, для которого их жизнь не стоит ничего? Что если они, несмотря ни на что, продолжают выполнять задание, и прямо сейчас рыщут по подземельям в поисках ученых?

- "Нормандия", что там местные?

- Сложно сказать, капитан. Похоже, они нам не верят. Я плохо понимаю по-русски. Что-то про вашу маму говорят. Скорее всего, ругаются. Простите, сэр....

Чо, бля??? Ругаются? Я вам покажу, суки, как ругаться нужно!

- А ну-ка включи запись, сынок. Дядя Джон скажу им пару ласковых.

И я сказал. Ух, как я сказал, да на Великом и Могучем! Все, что накопилось за эти безумные дни. Все, что держал в себе, боясь произнести вслух. Хотел казаться культурным человеком. Какой вздор! Нутро-то не переделаешь! Петровский загиб говорите? Большой и малый? Это позапрошлый век, ребятки! Прогресс на месте не стоит. Где наш великий предок, а где мой район из девяностых? Это две больших разницы.

- В общем, перешлешь им эту запись, а на словах добавишь, что за отказ в содействии спектру Совета, завтра у их вшивой конторы, заодно с нанимателями, отзовут лицензии. А со знатоком чужих мамок, я лично воспитательную беседу проведу, - задумчиво почесав шлем, я добавил. - И это, если запись в Экстранет утечет, башку откручу, усек, оператор? И им передай.

- Так точно, сэр!

- Вот и ладушки.

БМД продолжал периодически постреливать внутрь пещеры. Движения там никакого не отмечалось, но для профилактики это было полезно, чтоб в дурные головы плохие мысли не приходили.

- Надо идти вниз, ребят. Там наша цель. Задание нужно выполнить. Время ждать помощи, у нас нет. Геты продолжают выполнять задачу, и сколько еще разумные внизу смогут оставаться в живых, нам неизвестно. Немного, это точно. Они ведь гражданские. Серьезного оружия и снаряжения у них нет. Так что....

- Надо, так надо.

За всех ответил Рекс. Может, кто и сомневался, что и не удивительно, но перечить Годзилычу никто не решился. Дураков-то не было. То, что кроган вообще жив, после семи столетий сражений, давало ему непререкаемый авторитет, без всяких дополнительных стимулов. Ни у кого из нас такого опыта и безграничного везения просто не было.

Из БМД вытащили два штурмовых щита, доставшихся мне и крогану. Вся группа сменила состав вооружения, оставив бесполезные внутри снайперские винтовки. Я, Рекс и Аленко взяли по револьверному гранатомету, дополнив комплект пистолет-пулеметами. Кайдан ухватился за рюкзак с двадцатью килограммами взрывчатки в брикетах и охапкой взрывателей. Эшли и Ричард обзавелись ручными пулеметами, повесив за спины по четыре тубуса с РПО. Гаррус, вдобавок к штурмовой винтовке, нацепил мобильную станцию разведки, с двенадцатью миниатюрными летающими дронами. Все дополнительно обвязались мотками прочных альпинистских тросов, с десятком карабинов на каждого. Боеприпасами нагрузились так, что еле с места сдвинулись. Даже жратвы взяли, хрен знает, насколько велики эти подземелья, и как долго придется по ним блуждать. Сканеры фрегата не давали точной картинки, но ясно указывали, что под нами громадная сесть либо пещер, либо искусственных тоннелей, уходящая на несколько километров вглубь породы.

Перед самым входом, я остановился, и вновь связался с кораблем:

- "Нормандия", что там местные?

- Через сорок минут будет их ГБР. Просили узнать, почему вы сразу не сказали, что дело такое срочное? Вашу почтенную матушку они случайно перепутали с женой их радиста, за что просят извинений. Сейчас, я записал.... Вот.... "Бес попуталь", простите сэр, я не знаю, что это значит, они опять перешли на русский.

- Вот гондурасы.... Ладно, потом разберемся. Передай им, что мы идем вниз. Пусть догоняют. На всех перекрестках будем оставлять маяки. Лови код ответчика. И пусть поторопятся, если дорожат своей работой.

Бросив прощальный взгляд на клонящуюся к закату звезду, двинулись перекрестясь. Поначалу шли совсем медленно, я сильно опасался мин и растяжек. Потом плюнули. Специального саперного снаряжения у нас все равно нет, а геты вряд ли взяли с собой на высадку запас противопехотных мин. Растяжку обнаружат дроны или наши сканеры от скафандров. Во всяком случае, я на это надеялся. Впереди группы, на удалении метров сорок, летели наши малыши-соглядатаи. Пара этих незаменимых помощников, бесшумно передвигалась уступом, метрах в десяти друг от друга, чтобы их не накрыли одним взрывом или очередью. Мы сами шли двумя тройками, держась ближе к стенам. Я и Рекс шли первыми. За мной, с интервалом в пять метров, Дженкинс и Гаррус. Вслед за кроганом Эшли и Аленко.

Наверное, когда-то очень давно это и правда была естественная пещера, но потом к ней явно приложили руки разумные. Ее расширили, увеличив диаметр примерно до десяти метров. Срубили все крупные выступы, оставив при этом отчетливые следы горнопроходческого оборудования. Пол выровняли, и сейчас он был завален слоем мелкого рыжего песка, гранитной крошки и пыли. По центру тоннеля была хорошо укатанная колея, с многочисленными отпечатками ребристых шин. Видимо, археологи использовали для поездок квадроциклы, несколько обгорелых остовов которых активно коптили возле их лагеря. Пещера с небольшим уклоном уходила глубоко в толщу планеты, почти без изгибов и резких перепадов высот, не оставляя ни нам, ни гетам никаких укрытий. Мы прошли не меньше полукилометра, при этом опустившись почти на пятьдесят метров, прежде чем появились первые признаки какой-то активной деятельности.

Наши беспилотники влетели в довольно большой полукруглый зал, когда-то очень давно бывший накопительной площадкой перед входом в бункер. Прямо посреди него лежали две огромных створки древних гермодверей, каждая толщиной почти в полтора метра. Кто и каким способом их сюда вытащил, и зачем вообще это сделал, я представлял себе с трудом. На беглый взгляд, каждая такая "дверца" весила несколько сот тонн. Просто так, от нечего делать, такую операцию не провернуть. Причем, одна из створок была изогнута, как будто ее накалили, а потом продавили внутрь чем-то вроде тарана. В любом случае, кто бы это ни был, случилось это очень и очень давно. Тысячелетия назад. Все следы былых событий уже в землю вросли.

На посадочных местах от старинных гермозатворов, не так давно кто-то смонтировал новенький воздушный шлюз. Простейшая типовая конструкция, широко распространенная в среде первопроходцев, завсегдатай почти всех молодых колоний. Сейчас он был безжалостно взорван, вскрытый направленным взрывом, как консервная банка. Произошло это совсем недавно, может минут сорок назад. Еще толком пыль не осела. Геты, больше просто некому. Видимо, ученые успели его заблокировать, а синтетики, особо не заморачиваясь, просто взорвали всю конструкцию.

Полное отсутствие противника уже начинало всерьез напрягать. Идем уже черте сколько, а вокруг никого так и не увидели. Ни живых, ни трупов, ни каких-то следов схватки. Только голые стены и песок под ногами. Если б не колея от квадроциклов, я б вообще не поверил, что тут хоть кто-то есть. А уж когда увидел картинку с камер дронов, что пролетели за взорванный шлюз, вообще за голову схватился. Прямо за ним начинался широченный тоннель, уходящий куда-то в неведомые дали четко на северо-восток. И от него в стороны разбегались десятки ответвлений. Твою мать, тут город целый! А у нас карты нет и шесть солдат в группе. Да тут вообще никого найти невозможно. Годами бродить будешь, до посинения, так никого и не встретив! Да еще за каждым углом может быть засада. Куда идти-то хоть?

По следам. И от шин, и от толпы гетов, которые и не пытались скрыть своего пребывания. Как будто стадо бизонов пробежало. Удивительно, но в этой мешанине, сканеры скафов легко распознали следы кроганов. Как минимум троих. В группе Лиары их точно не было, так что, они пришли с синтетиками. Я только головой кивнул от досады, многозначительно переглянувшись с Рексом. Мало нам гетов было, теперь еще и эти танки ходячие. Если они еще и биотикой владеют, вообще дело швах. Только если в лоб ракетой РПО шандарахнуть, может и поможет.

Боевой порядок пришлось слегка подправить. Гаррус поднял в воздух все двенадцать беспилотников, два из которых последовали на некотором удалении за нами, хоть как-то прикрывая тылы, а остальные разлетелись по боковым тоннелям, в попытке вовремя обнаружить засаду или обход по флангу.

- Контакт, - резкий голос Гарруса заставил всех вздрогнуть.

Я и сам это видел. Иконка головного дрона мигнула и погасла, обозначив его уничтожение.

- Вот твари. Первой очередью срезали.

Турианец не скрывал своей досады. Впрочем, мне тоже было жаль ценного имущества. Особенно здесь, в глубине подземелий, где взять новый просто негде.

С того момента, как мы миновали взорванный шлюз, прошло больше двадцати минут. А мы все шли и шли. А тоннели все ветвились и ветвились. Многие из них были завалены естественными обвалами, возможно, взорваны. Многие заканчивались тупиками. Еще больше упирались в обширные сводчатые помещения, заваленные оплывшими кучами, свалявшимися в монолит из ржавой трухи, бывшие когда-то каким-то оборудованием. Сейчас даже с помощью специальных приборов, вряд ли можно понять, что это было в древности. Слишком много времени прошло, и слишком сильно пострадали артефакты.

Геты нашлись в одном из боковых тоннелей, укрывшись за несколькими завалами из современных на вид контейнеров и обломков породы. Нас явно ждали, хорошо подготовившись к бою. Что было дальше за ними, рассмотреть не удалось, беспилотник сбили слишком быстро.

- Сколько их там?

- Двое, как минимум. Какие-то новые. На записях с Иден Прайм я таких и не видел.

Я внимательно всмотрелся в размытие изображения, с каждой секундой покрываясь холодным потом.

- Джаггернауты. Или вообще праймы.

Увидев непонимание в глазах спутников, растолковал поподробнее.

- Это настоящие солдаты гетов. Специально созданные для боя мобильные платформы. Хорошо защищены и намного подвижнее. Все, что мы раньше видели - это фактически их рабочие, взявшие в руки оружие. Те цветочками были, а это ягодки.... В наших ягодицах....

Надо как-то вперед двигаться, только вот как? Они за поворотом тоннеля, сидят на подготовленных позициях. Перед ними метров двадцать открытого пространства, без единого укрытия. Туда бы пальнуть из РПО, только они первому, кто высунется, сразу голову отстрелят. У них тут все пристреляно. Да и непонятно, сколько их там на самом деле. Если их там штук двадцать, они нас в ответку на салат покрошат.

- Так, Аленко, слушай сюда....

Подготовка заняла несколько напряженных минут, в течение которых мы распределяли роли и избавлялись от лишнего снаряжения. По сигналу готовности, в проход полетело сразу восемь дымовух, которые после детонации создали непроницаемую для глаз и сканеров подвижную преграду. Особого преимущества нам это вроде как и не давало, геты все так же могли стрелять, но вот делали это уже не прицельно, непосредственно не наблюдая цели, чем существенно снизили для нас опасность быть подстреленными. Этого мы и добивались. Выждав пару мгновений, из-за угла выдвинулся Рекс, прикрывший собой нашего биотика, которому требовалась прямая видимость для манипуляций с темной энергией, сходу словив с десяток попаданий на штурмовой щит. Через секунду, Кайдан создал здоровенный шар сингулярности, перегородивший собой почти весь проход. Из-за своих размеров, биотическая техника была не такой сильной, как в идеальном исполнении. Уж точно не смогла бы затянуть в себя мобильную платформу гетов. Но этого и не требовалось. Подобно невиданному ранее пылесосу, сингулярность втянула в себя все частицы взвеси из дымовух, по внешнему виду превратившись в натуральную клубящуюся черную дыру, после чего на большой скорости устремилась в сторону вражеских позиций. Едва достигнув первых завалов, она взорвалась красочной голубоватой вспышкой, расплескав по позициям гетов старательно собранную "угольную пыль" от гранат.

Пока синтетики искали укрытия от биотической техники, которая при таких размерах, будь она исполнена в полную силу, могла рвануть так, что сдуло бы их всех вместе с контейнерами, моя тройка перебежала через открытое пространство, встав за другим углом тоннеля. При этом мне чуть булки не отстрелили. Чертовы машины не забывали стрелять даже в такой ситуации. Но через пару мгновений им стало совсем не до этого. Я, Кайдан и Рекс разрядили в их сторону по целой кассете из своих гранатометов. Восемнадцать гранат от подствольника, в фугасном исполнении. Гаррус пальнул в глубину прохода выстрелом РПО, позаимствованным у Дженкинса. А те, в свою очередь, открыли массированный огонь на подавление из двух ручных пулеметов. Под прикрытием всех этих событий, на позиции гетов влетели два наших беспилотника, отчаянно маневрируя на скорости под самыми сводами искусственной пещеры. Мы, наконец, получили точные данные о силах противника. Полдела сделано.

- Пулеметчики, продолжать огонь! Рекс, Гаррус, Аленко, броском вперед, за мной!

Это было какое-то безумие. План был другим. Изначально мы хотели медленно продвигаться вперед, постепенно выдавливая гетов с удобных позиций. Но это бой, а не учения. Всего не запланируешь. Увидев, что нам противостоят всего около десяти мобильных платформ, причем парочка уже только в переплавку годится, а остальные явно дезориентированы нашим массированным огнем, я решился на внезапную атаку. Одним броском. Сблизиться сразу, преодолев под прикрытием пулеметов опасное открытое пространство.

- Слева, блять!!! Гранатами! Кайдан, заткни проход сингулярностью! Да слева, куй мамайский....

Каша гребанная. Добежали почти мгновенно, чего тут бежать-то, метров двадцать всего, а потом лоб в лоб столкнулись с гетами. И мы, и они не ожидали такого близкого контакта. Я-то думал, что они начнут отступать вглубь пещеры, чтоб избежать лишних потерь от огня наших гранатометов, без труда разбросавших их легкие укрытия. Но синтетики решили иначе. К обоюдному охренению. Дело в нашу пользу решил кроган и его опыт. Заревев во всю луженую глотку, он что-то такое сделал, дунул, плюнул, весь замерцал синим огнем, после чего на огромной скорости, как несущийся на всех парах бронепоезд, выставив вперед свой штурмовой щит, врубился в самую гущу растерявшихся гетов. Двоих из них он просто подмял под себя, расплющив, как тараканов тапок. По инерции двигаясь дальше, он, проломил собой стенку одного из контейнеров, провалившись внутрь. Это его и спасло. Синтетики опомнились, и начали стрелять. По мне!!!

Но у меня-то щиты были, и штурмовой, и кинетический, да еще и биотический барьер. Сразу такого слона не завалишь. А ведь я еще и стрелять умею. Не хуже Кайдана и Гарруса, которые присоединились к общему веселью. В общем, разошлись, как в американских кино. Это когда негры палят друг в друга в упор из десятка стволов, а по итогу часовой перестрелки - один раненый. Да и тот палец сломал, когда им в жопе ковырялся. Теперь сидим за кучами хлама, в десятке метров от противника. Бросаем друг в друга гранаты. Кайдан огрызается сингулярностями. Эти козлы опять сбили оба наших дрона, подстрелив их без особого напряга, несмотря на все маневры. Вот удивительно, в меня с пары метров не попали, а тут белке в глаз, шкурку не попортив.

Контейнер с кроганом внутри продолжал реветь и трястись, как припадочный. Разъяренный великан кого-то там рвал на клочки. На мои призывы по рации, он вообще никак не реагировал. Похоже, что Годзилыч впал в кровавую ярость - вечное проклятье ящеров. Чего с ним теперь делать-то? В таком состоянии, он теперь и для нас опасен не меньше, чем для противника.

Подтянулись наши пулеметчики, уже успевшие сменить термоклипсы. Я успел зарядить полкассеты в гранатомет, а Гаррус вынул чеки сразу из четырех лимонок. Жахнули одновременно. Похоже, что у гетов к этому моменту просто кончились гранаты. Это мы нагрузились, как мулы. Знали, куда идем. А они ученых резать шли, а не с армией воевать. Короче говоря, задавили мы их огневой мощью. Взрывы выгнали их из укрытий, а наши пулеметчики покрошили их в упор из двух стволов. Да еще и Кайдан своей биотикой добавил. Ушел только один. Ну, как ушел, он спрыгнул вниз. Куда? Да кто ж его знает? Оказывается, геты окопались на площадке перед шахтой лифта, дно которой вообще не просматривалось, а дальномер моего скафандра, вместо точной цифры, показывал погоду в Антарктиде. По всему видать, бой дался мне гораздо тяжелее, чем я пока еще осознал. Системы хорошей брони, вроде моей, очень надежны, и просто так из строя не выходят.

Так и не поняв, что стало с последним синтетиком, я отошел от лифта, направившись в сторону контейнера с кроганом.

- Рекс? Рекс, ты жив там? Это я, Шепард. Ты там как?

- А? Что? Громче говори, плохо слышу. Оглох маленько.

Еще б ты не оглох. Ревел-то как потерпевший! Удивляюсь, как мы-то не оглохли. Впрочем, скафандр ящера выглядел помятым, может просто динамики сбоят? Кстати, что-то многовато тут запчастей от гетов валяется. Одних голов четыре штуки насчитал. Подняв с пола странно выглядящую конечность, с присосками на каждом из четырех пальцев, я недоуменно уставился на Годзилыча.

- Это кто? Ты откуда их взял-то?

- Они внутри были.

О как! Засадный полк значит. Молодцы, не ожидал. Не, но я-то хорош. Вот уж, воистину, дуракам везет. А если бы кроган не проломил стенку контейнера? Ведь это почти случайно произошло. Несколько моих ошибок, помноженных на ведро адреналина, самоуверенность и азарт схватки, невероятную везучесть Рекса, и, как итог, обнаруженная и уничтоженная засада гетов. Так бывает вообще? И этим вопросом задается человек, который из-под колес цементовоза переместился в реально воплощенный мир компьютерной игрушки? Попаданец, ты сейчас серьезно?

И тут рвануло. Да как рвануло! На мгновение пол ушел из-под ног, заходив ходуном с чудовищной амплитудой, с легкостью побросав нас всех на землю. С потолка посыпались большущие куски скальной породы, один из которых, размером с пианино, чуть меня не раздавил, упав в нескольких сантиметрах от головы. Все пространство заполнилось песчаной пылью, намертво забившей сенсоры приборов ночного видения и сканеров. Не видно ни зги. Что-то заухало, зарокотало, а потом, с противным металлическим скрежетом, рухнуло где-то совсем рядом. Спасибо скафам и их фильтрам, что хоть не оглохли.

- Все живы?

- Что это было? Все целы? - голос Эшли дрожал от пережитого ужаса.

- Шепард, геты взорвали шахту лифта!

Слова Гарруса прозвучали, подобно грому. У меня сердце остановилось от ужаса. Проклятые твари нашли выход! Сообразили, как избавиться от назойливых гостей. Их заслон не сумел нас остановить, а может они изначально на это не рассчитывали. И они просто взорвали проход на нижние этажи, отрезав себя от преследователей, а нас от искомой цели. Пока мы будем искать обходной путь, не имея карты, или разбирать завалы, они найдут и убьют всех, кто еще сумел от них прятаться. А потом уйдут по этим гребанным лабиринтам, выбравшись на поверхность где угодно. Сомневаться, что у этих многокилометровых катакомб есть запасные выходы, будет только самый наивный человек. Что же делать? Опять я обгадился, да? Как тогда, с кварианкой? А как все хорошо начиналось. Крейсер завалили. Гетов накрошили....

- Завалено полностью. Видно совсем плохо, но завал очень большой. Тут без тяжелой техники не управиться. Да и с ней, не факт, что вообще получится. Тут в любой момент все обрушиться может. Надо потолок подкреплять. Уходить надо, Шепард. Того и гляди все нам на головы рухнет.

Я медлил. Честно говоря, я вообще был неадекватен в этот момент. При всех "подарках" от прежнего Шепарда, внутри я остался все тем же гражданским парнем из дремучего прошлого, совершенно непривычным к таким ярким событиям. Из глубины души накатывало отчаяние, пополам с самобичеванием и осознанием собственной никчемности и ничтожности. Так можно было далеко зайти.

- Капитан, тут труп саларианца. Взгляните.

Я встрепенулся, судорожно хватаясь за любое событие, способное отвлечь меня от переживаний. Побежал, спотыкаясь, в сторону отметки Дженкинса на тактической карте. В дальнем от центрального прохода углу, незамеченный в пылу схватки, не задетый боем и взрывом, оказался небольшой закуток, с трех сторон укрытый стенами пещеры. Перед входом в него, чуть в стороне валялся перевернутый квадроцикл, без пары передних колес. Внутри лежал облаченный в инженерный скафандр труп саларианца. Меня чуть не вырвало от открывшейся картины. Бедняге всерьез досталось. Кто-то обладающий невероятной силой, вырвал у него обе руки, а потом почти срубил голову. Ужас. Кто вообще на такое способен? А главное, зачем с такой жестокостью? Пристрелил и все, зачем такое зверство?

- Кто ж его так? - остальные были шокированы не меньше меня, особенно Эшли, не сумевшая сдержать собственных эмоций.

- Шепард, взгляни, тут какой-то терминал. И он работает.

Вакариан, за годы работы в СБЦ насмотрелся на всякие трупы. Иная пьяная драка на вид как бы ни страшнее будет. Алкаши друг друга ножами кромсают за милую душу. Устроят резню, почище Куликовской битвы, хоть святых выноси. Настрогают друг друга на мелкую соломку, потом выжившие спокойно продолжат пьянку, да еще и улягутся спасть в лужу натекшей кровищи. Сам такое видел, когда практику в институте проходил. В общем, турианца такими вещами не проймешь. Пока мы рефлексировали, он внимательно осматривался по сторонам. Не удивительно, что он первым обратил внимание на терминал визора военного образца, закрепленный прямо на стене.

- Похоже, это внутренняя связь. Смотрите, вон кабели куда-то вниз уходят.

С первых минут на планете, мы пытались связаться с учеными. Фрегат призывно вопил на всех частотах, внимательно слушал эфир чувствительными сенсорами. Ничего. Тишина. Никто не отвечал. После увиденного здесь, под землей, это и не удивительно. На такой глубине, под десятками метров породы, напичканной разными металлами, поймать какие-то сигналы крайне сложно, как и передать их. Археологи пошли другим путем. По всей видимости, они протянули по подземелью кабельную связь, расставив в ключевых местах стационарные визоры. Наверное, они еще и как роутеры работают.

- Эшли, попробуй с кем-нибудь связаться. Может, ответят?

Я был готов ухватиться за любую соломинку, даже самую тонкую. Предположить, что после всех событий еще остался хоть кто-то, кто сидит возле подобного терминала, лично я мог с трудом. Или нет? Ведь они надеются на помощь. Ждут, что кто-то может прийти и выручить их. Ведь был же у них какой-то способ запросить помощь в колонии? Тогда получается, что они как раз и должны сидеть возле одного из таких терминалов.

- Кто там? Мак, это ты? Профессор, вы живы?

Уильямс вообще успела нажать всего пару кнопок, а визор почти мгновенно ожил, разродившись пулеметной очередью женских причитаний. Или не женских, а азарийских, что, собственно, равнозначно.

- Мы из Альянса. Военные. Пришли вам на выручку. Капитан Шепард, фрегат "Нормандия". С кем я говорю?

Я решил не козырять своей принадлежностью к СПЕКТР. Все же, еще почти никто не знает, что у человечества появился свой агент Спецкорпуса. Это может вызвать нежелательную реакцию, осложнив переговоры. Из визора послышалось сопение, а потом приглушенные переговоры. Изображение так и не появилось, был только голосовой канал.

- Чем докажите, что вы не с этими уродами?

Они что там, совсем из ума выжили от страха? Какие доказательства, мать вашу? Может мне им еще и хрен в окно просунуть, чтоб убедились, что я мужик, а не железный дровосек из фильма ужасов?

- Вы там что ... блять, совсем охренели? Какие доказательства? Тут геты кишат повсюду! Они взорвали шахту лифта! Мы не можем к вам пробиться, у нас нет карты этих е..учих подземелий. Как спуститься вниз? Пока мы тут языком чешем, они к вам подбираются!

- Русские? Это точно не геты, Элана. Машины таких слов-то и не знают. Да и постесняются произносить....

- Вы мне еще лекцию о грехопадении прочитайте! Где вы и как к вам пробиться?

На том конце провода опять зашептались, продолжив переговоры только спустя десяток секунд.

- Допустим, мы вам поверили. Что вы хотите?

Нет, точно умом тронулись!

- Что я хочу? Домой, к маме я хочу! Борща хочу, а потом водки напиться и в баню с бабами! Вы вообще жить хотите или нет? Где геты, они близко от вас? Непосредственная опасность есть?

- Они совсем рядом, в соседнем зале. Между нами только гермодверь и стенка. Скажите, профессор Виран с вами? Вы нашли его?

- Саларианец? Он мертв. И все, кто был наверху, тоже мертвы. Мне жаль.

В динамиках послышались всхлипы и приглушенные причитания.

- Богиня, за что нам все это? Чем мы тебя прогневили?

- Ау, дамочка, я все еще здесь, а геты за стеною. С кем я говорю вообще? Вам есть куда отступить?

- Элана. Элана Шаади. Я ассистент профессора Вирана. Была. Нет, капитан, нам некуда уйти. Здесь нет другого выхода. Мы пытались от них спрятаться, но они идут за нами, как привязанные. Как будто знают, куда мы направляемся. И, похоже, у них есть карта тоннелей.

Как привязанные? Находят? Как тут вообще кого-то можно найти? Жучек? На ком-то из них передатчик? А как он через такую толщу земли сигнал передает?

- Лиара ТCони с вами? Спросите, есть ли у нее с собой какие-то вещи, что подарила мать? В них может быть встроен маячок, по нему вас и находят.

- Лиара? Лиара с нами. Она возле двери. Баррикаду строить помогает. Маячок у нее? Но зачем? Она что, заодно с гетами?

- Тьфу, млин. Да нет же! Она ни в чем не виновата. Маячок ей подсунули, она о нем не знает.

- Теперь это уже не имеет значения, все равно нам отсюда никуда не уйти. Позади геты, впереди завал....

Настроения у них там похоронные. Что и не удивительно.

- Как долго вы продержитесь? Дверь надежна?

- Дверь-то надежна, еще протеане строили. Сорок тысяч лет простояла и еще столько же простоит. Она толщиной в полметра. Геты пытались ее взорвать, но ничего не получилось. Похоже, у них нет хорошей взрывчатки. Но, капитан, прямо за дверью наше бурильное оборудование. Оно собрано и почти готово к работе. Мы собирались на неделе пробить проход на нижние уровни, вот и подготовились.

Плохо дело. Буры сейчас нечета тем, что были в мои времена. Как только синтетики его включат, время пойдет на минуты. Пятнадцати-двадцатиметровую стенку они минут за пять просверлят. Все зависит от состава грунта. Тут вроде полно металла вокруг, но надолго их это все равно не задержит. Две-три лишних минуты, и все. Итог все равно один. Нам еще повезло, что геты скорее всего израсходовали всю взрывчатку на подрыв шахты лифта. Очень уж им не понравилось наше "выступление" на поверхности.

- Как можно спуститься вниз? Здесь есть еще проходы? Как мне пройти к вам? Карта у вас есть? Без нее мы заблудимся, и не успеем к вам на помощь.

- Проходов вниз много. Мы знаем о семи, комплекс-то огромный, но близко к вам только один. Это шахта аварийного воздуховода. Метра два шириной, легко можно пролезть. Но учтите, там очень высоко, а скобы трапа совсем сгнили. Да и стенки лучше не трогать, могут обвалиться. Пересылаю вам карту, у гетов-то она все равно есть, хуже не будет. Пометила нас зеленым, синтетики в соседнем зале, я его красным выделила. Может еще где-то, мы отсюда не видим. Поспешите, думаю, у нас совсем мало времени.

- Самое время вспомнить молитвы. Да из тех, что посильнее. Можете прямо сейчас начинать, а мы побежали. Удачи вам, Элана, она нам всем очень понадобится.

До воздуховода было не так уж и далеко, но, точно не зная, что он тут имеется, на поиски несколько дней можно было потратить. Собрав брошенное перед штурмом снаряжение, мы добежали до места минут за десять. И замерли возле края колодца, вглядываясь непроницаемую тьму древнего подземелья. Судя по карте, до дна было не меньше двухсот метров. А наша цель, как назло, в самом низу. Троса у нас впритык хватит, причем, на страховку совсем не останется. У меня от такой перспективы чуть желудок через "выходное отверстие" не вывалился. Я панически боялся высоты!

- Я первый пойду, - молчание нарушил кроган. - Если подо мной не обвалится и не оборвется, то вы-то точно пройдете.

Я согласно кивнул головой. Чем меньше разумных увидят мои колебания, тем лучше. Уж очень позориться не хочется. Не уверен, что я сразу, без раздумий, смогу шагнуть в этот проклятый воздуховод.

Подготовка к спуску заняла минимум времени. Бой в горах и высотных зданиях - важнейшая часть боевой подготовки. Без элементарных навыков альпинизма, тут вообще делать нечего. Сейчас почти все бои в трех плоскостях идут, без тросов, блоков и карабинов - как без рук. Шумно выдохнув, бросив на нас прощальный взгляд, Рекс шагнул в пустоту. Ожидание затянулось на несколько минут. Мы молчали, стараясь не отвлекать крогана от опасного предприятия. Наконец, трос дважды дернулся, а потом заметно ослабил натяжение.

- Я внизу, - направленный луч радиопередачи без помех пробился на мой приемник. - Гетов нет. Будьте осторожны, не хватайтесь за скобы трапа, они полностью сгнили. Там, метров на пятьдесят ниже вас, несколько колец колодца почти разрушены. Лучше их не трогать. Пропрыгивайте.

- Ясно. Ты там не шуми пока. Скоро будем.

Первой пошла Уильямс, легко, без всяких раздумий шагнув за бортик. Ричард немного замешкался, но быстро пересилил себя. Кайдан и Гаррус справились с задачей без видимых затруднений. Турианец даже напевал себе под нос что-то жизнеутверждающее. Я остался один. С трясущимися поджилками, обливаясь литрами холодного пота. Не задумываясь над последствиями, я отключил всю связь. В топку все, уж лучше пропустить что-то важное, чем позорится, выдав свой страх трясущимся голосом и паническим матом.

- Господи, за что мне все это? Где я так нагрешил? Да пропади все пропадом!

Сделав над собой титанической усилие, я все же решился, ухнув вниз, как мешок с картошкой. С перепугу забыл все, чему Шепарда учили. Первым делом с размаху приложился шлемом о противоположную стенку, да так, что в глазах потемнело. Трос натянулся, опасно заскрипев, едва не соскочил с блока. От рыхлой стены отвалилось несколько здоровенных кусков. Вот честно, чуть в штаны не нагадил от страха. Потом дело кое-как наладилось. Я слегка успокоился, начав уверенный спуск. На середине пути уже вполне освоился, только колотящееся в районе горла сердце, напоминало о пережитом недавно ужасе.

- Шепард, чего не отвечаешь? Ты чего так долго? - в голосе Гарруса сквозило искренне удивление.

- Карабин закусило. Пришлось отстегиваться.

Я сначала вообще ничего не понял, связь-то обратно забыл включить, а забрало было закрыто, отсекая все посторонние шумы. Пока сообразил, чего вдруг турианец взялся беззвучно трясти головой, секунд десять прошло. Ладно, будем считать, что мне поверили. А что мне еще говорить-то было? Сознаваться? У меня и так голос дрожал, что я с трудом пару слов из себя выдавил. Включив климатическую систему скафа на принудительную вентиляцию, я сделал несколько глубоких выдохов. Вроде отпустило, хотя ноги продолжали дрожать.

- Геты где?

- Вокруг пусто, а дальше мы пока не лезли. Тебя ждали, - ответил Вакариан.

- Все готовы? Боевой порядок прежний. Вперед, бегом!

И мы побежали. Осторожно, но уверенно. Теперь, имея карту и точные данные о местонахождении цели, мы могли позволить себе такую роскошь. Судя по плану, до нужного там ответвления главного тоннеля, было метров семьсот по прямой. Но тут еще изгибов куча. В общем, время уходило с пугающей быстротой. Связи с учеными у нас нет, так что, что там у них творится, можно только гадать. Пока, вроде, тихо. Стрельбы и взрывов не слыхать, что несколько обнадеживает.

- Контакт! Вот твари, опять дрон сбили!

Да что ж такое-то? Опять чертов поворот, и опять геты в укрытиях. Сколько можно? Синтетики обнаружились метров за двести до убежища ученых. Между нами было два зала и три перехода, в которых и "окопались" треклятые машины. Мы столкнулись с их арьергардом, занявшим удобные для обороны позиции, укрепив их подручными средствами, вроде кусков скал и куч металлического мусора, в которое превратилось древнее оборудование.

- Дубль два? Повторяем фокус возле лифта?

Куда там! Классическая ситуация: "Федя, я поймал медведя!". Кто кого поймал, вопрос интересный. Нас-то всего шестеро, а их там, как голых в бане. У них на каждого из нас по пять стволов, а может и больше. Да еще и кроганы эти. Ведь они точно там, внутри, готовятся к прорыву в последнее убежище ученых. Что делать-то? В лоб их точно не взять. Тут перестрелка на полгода обеспечена, пока боеприпасы у всех не кончатся. Или танки не подойдут. Они за это время через ядро планеты насквозь просверлятся. Археологам точно хана. Млять, что делать? Думай, голова, картуз куплю!

- Шепард, смотри сюда.

Рекс сделал небольшую пометку на тактической карте, выделив коридор, идущий параллельно тому, в котором засели геты. Он резко отворачивал в сторону, всего в нескольких метрах от второго зала, где находился проходческий щит и основные силы синтетиков.

- Можно тут перемычку взорвать, прямо к ним в гости пожалуем.

- А если своды обрушатся? Сами себя похороним. Стенка толщиной метра три, взрыв мощный потребуется.

- Риск, конечно, есть, - ящер развел руки в стороны. - Но он намного меньше, чем если мы попробуем пробиться в лоб. Там у нас точно нет никаких шансов. Я сам заложу заряды. Поверь, я делал это много раз, Шепард. Вряд ли среди людей найдется сапер, с большим опытом подрывных работ, чем у семисотлетнего крогана. Если все правильно рассчитать, тем, кто будет за стенкой, придется туго. Их каменной крошкой и взрывной волной хорошенько обработает. А тут и мы нагрянем.

Риск был невероятно велик. Комплекс древний, как дерьмо мамонта. Все подкрепления давно исчерпали запас прочности. Если что-то пойдет не так, нам всем конец. Дай бог через пару лет откопают, если вообще кто-то такой глупостью озадачится. Так ведь и это полдела. Гетов внутри слишком много. Кого-то из них точно посечет осколками и приложит взрывом, но многие останутся боеспособными. Если быстро разберутся в ситуации, и попрут разом, нас просто задавят числом. Как и в том случае, если мы начнем пробиваться в лоб. Но так мы хоть имеем возможность быстро контакт разорвать, а после взрыва начнется, считай рукопашная. Тут уж без вариантов, либо мы их, либо они нас. Никто не уйдет.

- Поступим так....

Снова надоевшая эпопея с переодеванием. Вся группа начинает судорожно избавляться от лишнего снаряжения, безжалостно отбрасывая в сторону все, что может помешать выполнению задачи. Прихватив рюкзак с взрывчаткой и детонаторами, в темноту тоннеля убегают кроган и турианец. Мы остаемся здесь, возле заслона гетов. Наша задача устроить здесь как можно больше шума, создавая видимость подготовки атаки с этого направления. В дело идет все, что у нас под рукой. Повторив трюк с сингулярностью и "угольной пылью", мы выиграли пару мгновений, чтобы высунуться из-за угла, начав массированный обстрел позиций противника. Два барабана из револьверных гранатометов отстреляли в белый свет, как в копеечку. Нам много и не нужно, только заставить их пригнуть головы, спрятавшись в укрытиях. Пулеметы строчат неумолкая, сейчас Дженкинс отбросит наполовину использованную термоклипсу, уйдя в преждевременную перезарядку, а Уильямс продолжит обстрел. Меняясь по очереди с Аленко, отстреливаем куда-то в сторону врага все семь оставшихся выстрелов РПО. На позициях синтетиков сейчас сущий ад, но если у них хоть один убитый или пострадавший, нам неизвестно. В тех тучах пыли, что сейчас там, по другую сторону прицела, ничего не может понять даже сверхбыстрый ВИ боевого скафандра.

Нам дико везет. Огонь гетов серьезно ослаб, но не прекратился вовсе. Нас спасает только одно - у них нет тяжелого оружия! Будь у них пара подствольных гранатометов, нас бы уже от стен отскребали. Их стрелковое оружие, хоть и мощное, но одним попаданием наши кинетические щиты пробить не может, чем мы и воспользовались на полную катушку. Но синтетики и не думают впадать в панику, они продолжают бороться. Все это время, они не оставляют попыток забросать нас гранатами. Слишком далеко, да и размашистый прямой бросок мы им сделать не даем, не позволяя поднять головы. Все, что прилетает к нам достаточно близко, Кайдан с легкостью отбрасывает назад своей биотикой. Аж зависть берет, с моей кастрированной "магией" такого не провернешь.

- Тридцать секунд!

Пошел обратный отсчет перед подрывом перегородки. Из темноты на нас выбегает Гаррус - он останется здесь, вместе с Эшли, продолжив интенсивную перестрелку, до последнего мгновения поддерживая в гетах уверенность, что атака начнется именно здесь. А мы втроем, бежим до условленного места, где нас уже поджидает кроган. Именно здесь, максимально близко к месту закладки, чтобы не потерять ни единой секунды драгоценного времени, мы и переждем подрыв.

- Пять. Четыре. Три. Два. Подрыв....

Долбануло. Нет, вру. Ебануло. Вот так больше на правду похоже. Меня отбросило от стенки, как невесомую куклу. Из прохода полыхнуло огнем, вынося ударной волной тучи пыли и обломков скалы. Похоже, что меня здорово контузило. С трудом поднимаюсь на ноги и хватаю штурмовой щит. Надо бежать, что есть сил, пока геты еще не опомнились.

- Вперед!!!

Ору дурным голосом, выскакивая за угол. Впереди меня уже бежит Рекс. Я его не вижу. Все заволокло пылью, забив все сенсоры и бинокуляры ПНВ. Вместо этого, у меня на стекле забрала, проецируется виртуальная картинка из всей информации, что сумел просеять ВИ. Основа для нее создана заранее, из пересчитанной карты археологов. Только вот она была верна еще до подрыва. А сейчас под ногами горы битых камней, которых совершенно не видно. Несколько раз оступаюсь и падаю. Похоже, что не только я. В эфире слышан пахабный мат в исполнении Аленко. Только кроган молчит, как партизан. С разбегу ударяюсь в стену, на ощупь, ища проделанный проход. Мне в спину кто-то врезается, скорее всего, Дженкинс. С трудом пробираемся в пролом. Пыли и здесь полно. Слева что-то или кто-то горит, давая неприятный блик на прибор ночного видения. Ни черта не видно. Стрелять нельзя. А нужно!

Сектора обстрела мы заранее распределили, решив начать обстрел с дальних от нас окраин подземного зала. Только этого мало. Мы друг друга не видим! Не знаем точного местоположения. Прямо передо мной сейчас может стоять кроган, по которому я вполне могу пальнуть в упор из гранатомета. Слева вижу трассеры пулемета. Это Дженкинс. Вспышка справа. А вот и Рекс - это засветка от выстрела его гранатомета. Начинаю стрелять сам, за шесть секунд выплевывая все гранаты. Выбрасываю его нахрен. Время на перезарядку все равно нет, мы на это и не рассчитывали.

Посреди зала Кайдан начинает создавать огромную сингулярность. Она должна втянуть в себя пыль и газы. Становится хоть что-то видно. Продолжаем интенсивно палить по углам. Результата по-прежнему не видно. Тут возле моей головы начинают свистеть пули. Геты опомнились и начали стрелять в ответ. Причем, они нас видят, а мы их нет. Пытаюсь укрыться за щитом, но ответный огонь синтетиков все нарастает. Пули десятками стучатся о бронированную плиту передо мной. Краем глаза фиксирую, как за спину мне отпрыгнул Ричард, спасаясь от усиливающегося обстрела. Внезапно из бокового прохода, с той стороны, где засел арьергард гетов, выбегает сразу десяток мобильных платформ, сходу вступая в бой. Нас спасла только отменная реакция Аленко, который мгновенно сориентировался и бросил в синтетиков распухший от пыли пузырь сингулярности.

- Отходим! Рекс назад!!! Обратно в проход!

Все. Мы завязли. Хорошо, если нам еще дадут отступить. А если нет, сейчас все тут ляжем. Гетов слишком много. Нашей огневой мощи явно не хватает, чтобы заткнуть все их огневые точки. Вижу, как кроган начинает медленно отходить назад, прикрывшись штурмовым щитом. За ним пытается укрыться Кайдан, но получается у него хреново. Его биотический барьер то и дело полыхает от попаданий. Начинаю сам пятиться назад. Обстрел усилился многократно. Пули стучат, как град по шиферу. Как мне еще ничего не отстрелили, остается только удивляться. Упираюсь спиной во что-то твердое. Это Ричард, он то ли не понял, то ли не расслышал приказа. Уже хочу заорать, но тут преграда исчезает, и я делаю немного резкий шаг назад. Нога упирается в какое-то препятствие, а я уже перенес на нее часть веса. Как глупо, а? Оступиться и упасть посреди боя. Начинаю падать на спину, не имея никакой возможности исправить положение. Это конец. Подняться мне не дадут.

Приземлился на задницу, перелетев через преграду, о которую споткнулся. Еще в полете попытался хоть как-то прикрыться штурмовым щитом, бросив все таящие силы на усиление биотического барьера. Это даст мне пару секунд, но не спасет. Даже сейчас, сидя на жопе, продолжаю стрелять из пистолет-пулемета в сторону врага. Если не попаду, так хоть напугаю. Пули свистят все ближе и ближе. Пора прощаться с жизнью. Я и так уже слишком задержался на этом свете. Пора и честь знать.

Все меняется в одно мгновенье. Шепард много раз видел в записи действия десанта азари, но только сегодня довелось посмотреть на синеньких вживую, а не с экрана. Это страшная сила. Пугающая. В одну секунду помещение наполняется сразу несколькими мощнейшими биотическими техниками. Чудовищной силы "толчок", сбивает с ног всех, кто еще стоял на ногах, одновременно сдувая пыль гигантским ветрогенератором. Вслед за ним распухают сразу четыре гигантских шара сингулярности. Прямо сквозь узкое отверстие между ними протискивается артиллерийский залп биотической бомбы, которая разбрасывает подкрепление гетов, как кегли, попутно переломав их как соломенных куколок. Параллельно полу, примерно в полуметре над поверхностью, на чудовищной скорости проносится обжигающая голубая плеть биотического бича. Я своими глазами видел, как он срубил башку одной из платформ гетов.

И это даже не десант!!! Это всего лишь археологи! Да, каждой из них лет по сто-двести! Но они всего лишь гражданские! У них не слаженное подразделение, спаянное в единое целое годами совместных тренировок и боевых операций. Это сборная солянка из глубоко мирных разумных, когда-то давно получивших основы военной подготовки. А как же тогда воюет их десант??? Какие к черту кроганы? Какие к дьяволу геты? Если синенькие на кого-то обидятся и всерьез, без дураков, возьмутся за оружие, я за жизни этих дураков ломаного гроша не дам. Они всех нас, одновременно, на ссаные тряпки разорвут.

Тут я почувствовал, как меня со страшной силой потянули назад, ухватив за специальную лямку на разгрузке, специально пришитую на случай волочения раненного.

- Шепард! Очнись, отступаем! Быстрее! Эти дурные бабы сейчас и нас под орех разделают!

Это Рекс верно подметил. Не дай бог им под горячую руку попасть! С грехом пополам заползли за угол, укрывшись от гнева азарийских воительниц. А в зале творился кромешный ад. Все гремело, тряслось и сверкало. Выжить в этом апокалипсисе было невозможно, а уж победить тем более. Неожиданно на нашем канале заговорил чужой голос.

- Десантники Альянса, это Элана Шаади. Вы где? Мы бы не хотели вас случайно зацепить. Отзовитесь.

- Тут мы. За проломом от взрыва. Еще двое дальше вперед по главному тоннелю. Будьте внимательны, с нами кроган и турианец. Не стреляйте без разбора.

- Кроган и турианец с десантом Альянса? Что за чушь? Вы нас разыгрываете?

- Блять, какой розыгрыш? Мы что, стену взорвали и гетов накрошили, чтоб вас насмешить?

Тут я поймал себя на мысли, которая уже долго подспудно волновала меня. Осмотревшись вокруг, я забеспокоился еще сильнее.

- А где Ричард?

- Ты что, не видел?

- Видел что?

Я непонимающе уставился на Рекса и Аленко, повернувшихся в мою сторону. Кроган щелкнул замками на шее, убрав в чехол на спине бронированное забрало. На меня в упор уставилось два желтых глаза.

- Ричард мертв, Шепард. Ты споткнулся об его тело.

- Как...

Как же так? Ведь мы победили? Гетов больше нет. Все закончилось! Вот Лиара за углом! Вот остальные археологи. Они живы. Мы победи, черт возьми!

- Ричард мертв, Джон, - в разговор вступил хриплый голос Аленко. - Я сам видел, как ему голову оторвало. Только брызги полетели. Ты бы видел свою спину, она вся в его крови. Засветка на тепловизоре до сих пор есть. Он не мог выжить капитан. Это невозможно. Когда ты стрелять перестал, мы думали, что и ты ... убит. Рекс хотел вытащить твое тело, а ты сразу зашевелился.

От судьбы не уйдешь, так ведь? Я сумел вытащить его с Иден Прайм, где он должен был погибнуть по "канону". Он выжил во время штурма "Логова Коры", прекрасно отработав в группе. Здесь дошел почти до конца, и погиб в самый последний момент, за шаг до победы. Не верю. Не хочу верить.

- Элана? Вы там закончили? - я не узнал свой каркающий голос.

- Да, можете выходить. Мы уже видим ваших товарищей в главном тоннеле. Только лучше по одному выходите. Да и оружие опустите.

- Хорошо.

Мне сейчас не до споров было, кто и чего опустить должен. Я поспешил к пролому, не чувствуя под собой ног. Царящий в зале хаос меня просто поразил. Жуткий погром. Нагромождение осколков скал, металла, кусков от гетов, разорванные тела трех кроганов в луже натекшей крови. Какие-то причудливо перекрученные конструкции, и куча хлама, оставшаяся от бурильной установки.

Тело Ричарда мы искали несколько минут, обшарив все закоулки. Ребята присоединились ко мне в поисках, передвигаясь по залу бесшумными тенями. Археологи собрались в центре, наблюдая за нами издалека, не понимая, что мы делаем. Никто из нас им ничего не сказал, молча продолжая свои поиски. Я заметил торчащую из каменного завала руку первым, за пару мгновений до крогана. Извлечь тело оказалось совсем непросто. Мои надежды рухнули, так и не обретя никакой опоры. Дженкинс несомненно был мертв. От головы осталась только нижняя челюсть, а все остальное было изломанно так, как будто нашего товарища пропустили через дробильный аппарат.

- А где ваши люди, капитан?

Я недоуменно посмотрел на подошедших ближе ученых. Их было двенадцать. Саларианец, два турианца и азари. Хороший размен, Ричард. Так ведь, парень? В другой реальности они все погибли. Спаслась только Лиара. Разница между мирами только мы с тобой. А без тебя я бы сюда и не добрался. Это оказалось под силу только нам. Всем вместе. С твоей помощью. Без тебя мы бы не справились. Так что, будь уверен, это ты их спас. Их жизни, в обмен на твою. Согласен?

- Этого парня зовут Ричард Дженкинс. Запомните это. Он спас ваши жизни сегодня.

Я повернул голову в сторону археологов.

- Мои люди все здесь, стоят и лежат рядом с вами. Больше никого рядом нет.

Шлемы почти у всех ученых давно были сняты. Они прошли адаптацию и могли дышать без них. Это позволило легко рассмотреть их неверящие лица.

- Вы пробились к нам вшестером? Через всех этих гетов?

Верю, не верю, какая разница? Итог все равно не изменишь.

- Где Лиара ТCони?

- Я здесь, - произнесла одна из азари, стягивая с головы шлем.

Я так и подумал. Что ж, она действительно выделялся из толпы. Это надо признать. Первым бросалось в глаза невероятной стоимости снаряжение. Ее скафандр, представлял собой некую промежуточную модель между гражданскими и военными аналогами. Эксклюзивный товар за баснословные деньги. Его делают индивидуально для каждого клиента. Такой в магазине не купишь. В руках у девушки был компактный пистолет-пулемет Heckler & Koch немецкого производства. Да-да, вы не ослышались. Его сделали люди. И стоит эта модель, примерно как все наше оружие вместе взятое.

Но это все мишура и погремушки. Из толпы ее выделяло другое. Мы все были грязные, как черти. И я, и мои спутники, и остальные археологи. Усталые, помятые, с согнутыми спинами и опущенными головами. А она нет. Нет, понимаете? Она стояла с прямой спиной, расправив плечи и высоко подняв голову, открыто и честно глядя прямо мне в лицо, своими огромными синими глазищами. Она устала, как и все. Бежала в бой впереди всех, я видел это сам. Видимо, работала, наравне со своими товарищами строя баррикаду. Но осталась чистой. Обстоятельства ее не прогнули. Она была сильнее их.

С трудом отведя взгляд, я потянулся в карман разгрузки, достав на свет серебристый жетон.

- Спектр Совета Цитадели Джон Шепард.

Я перевел взгляд на тело молодого парня, лежащее на полу. Ты умер не зря, Ричард. Слышишь? Не зря! Я тебе обещаю, мы их всех уничтожим. Сотрем из этой реальности, даже памяти не оставив. Я отомщу. И за тебя, и за себя, и за того саларианца с вырванными руками и полуотрубленной головой. Эти твари ответят за все.

С неожиданной для самого себя яростью, я развернулся к девушке и рубанул с плеча короткую фразу:

- Лиара ТCони. Вы пойдете со мной.



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"