Федоров Вячеслав Васильевич: другие произведения.

Прода "Багровые небеса"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Прода от 04 марта 2018 года

Система Вдовы, космическая станция "Цитадель". 2183 год н.э.

Спаси Господь! Еле ноги унес! Чтоб я еще раз согласился пропустить стаканчик с матриархом азари? Не бывать этому! В свое время прожил почти полгода с девушкой из эскорта. Не в обиду нормальным женщинам будет сказано, но моя бывшая подружка многим из них дала бы фору в плане ухода за телом, пластике движений и умении поддержать беседу на любую тему, не выглядя при этом полной дурой и не вынося мозг своему партнеру. Что, собственно говоря, и не удивительно, ведь она этим на жизнь зарабатывала. Но тут совсем другой уровень. Представьте себе сногсшибательной красоты стерву с семисотлетним опытом помыкания мужиками. Она вроде и не делает-то ничего, а ты уже сам из штанов готов выпрыгнуть! Наши, человеческие, женщины в плане красоты на взгляд озабоченных самцов одного с ними вида, ничем азари не уступят. Но это только полдела. Синенькие берут другим. Тем "арсеналом", что у них имеется с рождения, за долгие годы своей жизни они научились пользоваться в совершенстве. Все их вроде бы случайные позы, ужимочки, улыбочки и нежный говорок, отточены столетиями общения с возможными партнерами. Мне просто нечего противопоставить этому. Даже отчетливое понимание, что меня просто пробуют на вкус, проверяя на прочность и устойчивость, ничем не помогало. Чудом спасло только то, что я совершенно не желал оказаться постояльцем в уютной камере какой-нибудь жутко секретной лаборатории, куда бы меня, без сомнения, упрятали сразу после Объятий вечности с азари, в ходе которых матриарх вытряхнула б из моей памяти все, включая попаданство и послезнание. Как она может эту информацию использовать, я проверять не решился. Помочь этому миру я хочу, но уж точно не ценой своей жизни. Это настоящий Шепард был способен стать героем, а я им вовсе не являюсь, предпочитая жить по принципу: "после меня хоть потоп". Я хочу спасти свою жизнь и будущее, а не галактику! Когда одно другому не противоречит, то так тому и быть, а вот если нет.... Идите лесом!

Зато вопрос, кем являются азари, мужики они или бабы, решился сам собой. Мой "рабочий инструмент" еще ни разу меня не подводил! Сработал - значит, она! Женщина! Ну и что, что кожа синюшная, а вместо волос щупальца, все остальное, включая поведение, как у наших родных вторых половинок. Такие же милашки, вгрызающиеся в мозг бедного самца похлеще любого зомби из низкопробного ужастика. Только еще круче! У них совсем не забалуешь, чуть что, сразу биотической бомбой по сусалам, и в стойло! Нет, прав я был, когда говорил, что не нужны им ни флот, ни армия. Ты им и так все отдашь, еще и на коленях умолять будешь, чтоб взяли, да не побрезговали! В общем, дорогой попадун, вывод очевиден. Хочешь выжить - держись от азари подальше, и, ни в коем случае, не имей их в качестве врагов!

Неожиданная мысль заставила меня резко остановиться и почесаться в самом неприличном месте. Это он, мой "инструмент", там, в моем прежнем теле, меня не подводил! А здесь?! Вот помню, перед самым попаданством, был у меня разговор с папашей. Тот пожаловался, что не так давно ему в руки попалась одна книжка. Прикинь, говорит, сел читать фантастику. Нормальное такое чтиво, с хорошим языком и без особых ляпов. Уже почти треть осилил, и тут главный герой, взрослый семейный дядька с двумя детьми, внезапно встречает "его". Мол, всю жизнь чувствовал, что чего-то не хватает, а тут, увидев этого загорелого мальчика, осознал, как много времени потерял впустую.

Свят, свят, свят! От такой перспективы я даже за сердце схватился. Поймал себя на мысли, что проходящие мимо разумные, с опаской смотрят на непонятного мужика, судорожно крестящегося на воображаемую икону. Я уже собрался взять себя в руки, как меня догнала следующая гениальная мысль. Вспомнилось несколько книжек, в которых попаданец подселялся в женское тело или вообще в какое-нибудь чудо-юдо инопланетное. И, вот не поверите, как рукой сняло! Я вдруг понял, что у меня все хорошо! Я сохранил свою личность, добавив в копилку знаний множество новых навыков и умений, о которых не мог и мечтать раньше. Я в молодом, здоровом, сильном и красивом мужском теле, которое по своим возможностям на голову превосходит мое прежнее обиталище. Что еще нужно? О чем еще можно мечтать? Да, будь у меня выбор, я бы на такую рокировку не согласился, но сейчас, уже будучи здесь, вынужден признать, что все могло бы быть гораздо хуже. Ну, а то, чего не хватает, я возьму сам. Все возможности у меня имеются. И пусть, если для этого придется уничтожить каких-то там Жнецов и свору их подручных, на фоне других возможных "издержек" перемещения между разными вселенными - это такая мелочь!

За такими мыслями, я и не заметил, как добрался до здания Спецкорпуса. Хотя, называть этот огроменный комплекс помещений внутри Президиума Цитадели зданием, не совсем верно. Мы ж в глубине станции, какие тут могут быть здания? Отсеки или секции, как-то так, наверное. В общем, по своим масштабам штаб-квартира Специального Корпуса не уступала Башне Совета. Помимо служебных помещений, рабочих кабинетов, переговорных и конференц-залов, нескольких тиров и циклопических размеров холла с взводом секретарш за стойкой ресепшен, здесь даже музей был, который, между прочим, был открыт для свободного посещения. Из-за этого тут было довольно многолюдно, если такой термин вообще применим к шумному скоплению детишек всех мыслимых рас и народностей пришедших на экскурсию. Мелкие анархисты, точно так же, как и у нас на Земле, слушали своих учителей и воспитателей от случая к случаю, сопровождая все увиденное целым хором восторженных голосков, отчего в помещении стоял такой гул, как будто попал на станцию метро в самый час пик. Их не смущало даже несколько грозного вида охранников в форме СБЦ, которые, из-за наличия у них настоящего оружия, вызывали у малышей нешуточный интерес. Понятное дело, что моя персона, разодетая в парадную форму с кучей непонятных блестяшек на груди, привлекла к себе множество взоров, заставив почувствовать себя экспонатом упомянутого выше музея. И быть бы мне разобранным на сувениры, но, о чудо, секретарши меня мгновенно опознали и взяли в жесткий оборот, уведя из-под носа у расстроенной детворы.

Как оказалось, в штаб-квартире Спецкорпуса, почти как в Греции, есть все, за исключением самих спектров. Ну, да, мои коллеги по цеху оказались весьма занятыми ребятами, у которых не так много времени, чтоб тратить его на отсидку попачасов в офисной тиши. В лучшем случае, здесь одновременно находилось два-три разумных из числа моих новых сослуживцев. Это мне уже поведал Йондум Бау, к которому меня препроводили с ресепшена. Мы с ним расположились в одной из многочисленных переговорных, не то на третьем, не то на четвертом этаже. Черт его знает, если б не сопровождающие, я б в этой мешанине переходов, коридоров и бронированных гермодверей заблудился бы намертво. Кто так строит, а? Или они специально, чтоб враги, появись у них желание сюда пробраться, заблудились в этих катакомбах и померли от голода и жажды? А может и от старости!

Любопытный разговор получился, кстати. За чашкой шикарного кофе по-турецки, саларианец поведал мне массу интересных подробностей, о которых я раньше не знал или слышал мельком. Но для начала он мне вручил ... хм ... даже не знаю, как это лучше описать. Символ власти? Идентификатор? Удостоверение? Значок, как у американских шерифов? И да, и нет. Все в одном флаконе. Чудесный девайс, похожий на полицейский жетон из металлокерамики с серебристой эмблемой Спецкорпуса, который при этом является электронным удостоверением личности, цифровой подписью, ключ-картой для входа в штаб-квартиру и Башню Совета, индивидуальной банковской картой и еще незнамо чем. Все это хозяйство сурово замешано на мой геном, и защищено от подделки сложнейшей системой криптозащиты, над взломом которой придется попотеть даже лучшим хакерам в галактике. Это еще при условии, что у них будет нужное оборудование, цена на которое сопоставима со стоимостью тяжелого крейсера турианской постройки. В общем, от аферистов средней руки - это вполне надежная защита, а от серьезных игроков, вроде спецслужб любого развитого государства, не спасет вообще ничего. Вопрос только в том, сколько времени им придется на это потратить, но итог все равно будет неизменным. Увы, но в этом мире нет ничего абсолютного.

Врубив глушилку, от которой мой инструметрон только жалобно пискнул и мгновенно потух, Йондум сразу заявил, что обсуждать здесь, во всем комплексе, какие-то серьезные вопросы не самая лучшая идея. По его словам, замысловатых систем слежения здесь не имеют только самые ленивые разведки, да и то, потому, что не сумели наскрести денег на билет для полета в систему Вдовы. Связанно это с тем, что создавая Специальный Корпус, Совет Цитадели хотел получить инструмент своей политики, а не еще один центр силы. Сплоченная и хорошо организованная спецслужба, с полномочиями вроде наших, могла бы поставить раком всю галактику, да так, что только чубы б трещали, а потому, имеется целая система сдержек и противовесов, призванная ограничить наше влияние. Для начала, Спецкорпус лишили собственных тылов. Обслуживанием штаб-квартиры и текущей писаниной занимается специальный отдел СБЦ, который нам напрямую не подчиняется. Кто и на каких условиях там работает, за какие заслуги устроился на такое шоколадное место - нам неведомо. Но очевидно, что, в лучшем случае, каждый второй получает еще одну нехилую зарплату, в зависимости от того, насколько богато ведомство, погоны которого он носит на самом деле. И будет хорошо, если такой дополнительный заработок он получает всего лишь от одного работодателя.

Но самым мощным сдерживающим фактором является отсутствие единого руководства Специального Корпуса. Его вообще нет. Все агенты СПЕКТР обладают равными правами, и не имеют полномочий без прямых указаний Совета отдавать приказы другому спектру или каким-либо образом контролировать его работу. По мысли основателей, которые все, как один, были выходцами из саларианской ГОР, Спецкорпус - сетевая структура, лишенная единого центра управления. Впрочем, сколько бы кто и чего не говорил, мол, так и задумывалось изначально, причиной такого спорного решения явился банальный страх. Разумный, который мог бы возглавить такую организацию, обладал бы просто фантастическими возможностями. Имея широчайшие полномочия, признаваемые всеми государствами пространства Цитадели, почти полную неподсудность и бесконтрольность, доступ к информации самого высокого уровня, рано или поздно, он бы подмял под себя всю возможную власть, включая сам Совет Цитадели. Советники и главы государств, при всех своих заслугах и опыте - такие же живые разумные, как и все остальные. Их можно убить, запугать, купить, уговорить, на худой конец, обмануть. Провернуть подобный трюк потенциальному главе Спецкорпуса, было бы если и не просто, то намного легче, чем кому-либо другому в обжитой вселенной. Решиться на такой шаг, собственноручно изготовив трон Теневого властелина галактики, так никто и не смог.

Все это я и так знал, но это оказалось лишь первым слоем головоломки. По словам Йондума, с течением времени и ростом числа спектров, выяснилось, что их работу должен хоть кто-то координировать. Хоть кто-то, обладающий специальными знаниями и навыками. Сами советники, которые этих спектров назначали и, по идее, должны были контролировать, время от времени менялись, так они еще и изначально мало что понимали в работе спецслужб. Даже разумные, вроде турианца Спаратуса, бывшие в прошлом генералами, не понимали специфики их работы и были просто не готовы к этому. Апофеозом стал почти анекдотический случай, когда два спектра, выполняя разные задания, устроили пострелушки с мини-войной, до самого последнего момента не зная, что играют в недетские игры друг с другом. Итогом стала гора трупов и мертвый спектр Совета, который так и не понял, что его заказал свой же коллега, руководствуясь самыми благими намереньями. Стало понятно, что дальше так продолжаться не может.

Вот так, само собой, в процессе естественной эволюции, в структуре Спецкорпуса зародилось нечто вроде совета старейшин. Йондум вообще использовал термин на неизвестном мне языке, который, с большой натяжкой, можно перевести на интерлингву*, как Ареопаг. В него входило двенадцать наиболее опытных и уважаемых спектров, выбираемых самими "старейшинами", если кто-то по какой-то причине выбывал из их числа. Внутри этого Ареопага, зародилась Большая тройка. Или просто Тройка, в состав которой вошли самые-самые, умелые и надежные, круче них только гора Олимп, по одному представителю от саларианцев, азари и турианцев. Официальных полномочий у этих структур как не было, так нет, и никогда не будет. На бумаге их вообще не существовало. Все исключительно на личной харизме и доверии коллег по работе. Но это только на бумаге. Совет Цитадели весьма внимательно прислушивался к их рекомендациям, всеми силами поддерживая авторитет зародившихся негласных структур. Например, именно по их просьбе, шестерых спектров сначала временно отстранили от работы, а потом, после тщательного расследования, лишили полномочий и предали тайному суду. Как вы понимаете, выход из такой конторы, как Спецкорпус, может быть только один - вперед ногами прямиком на кладбище. Что и было наглядно продемонстрировано.

* Интерлингва (не путать с земной Интерлингвой) - искусственный язык, разработанный азарийскими лингвистами примерно в 200-ом году до н.э. по земному летоисчислению. Является официальным языком делопроизводства и межвидового общения во всем пространстве Цитадели. Любое государство, желающее присоединиться к галактическому сообществу, обязуется организовать массовое бесплатное обучение интерлингве своих подданных. Язык удивительно прост и функционален, постоянно развиваясь на протяжении нескольких тысячелетий, а по своей красоте готов поспорить с лучшими образцами естественных языков, с легкостью удовлетворяя потребности даже самых взыскательных знатоков словесности. В отличие от многих решений Совета Цитадели, введение единого обязательного языка межвидового общения, оказалось чрезвычайно удачным, не вызывая сильного отторжения и противодействия. Внутри каждого вида существовали десятки естественных языков, тысячи наречий и диалектов. С появлением необходимости во взаимодействии с другими видами, у которых были те же самые проблемы, ситуация стала вовсе нетерпимой. Это самым негативным образом сказывалось, как на экономике, так и на политике, несколько раз едва не став причиной полномасштабных галактических войн, по чистому недоразумению, когда разумные, оперируя одинаковыми терминами, вкладывали в них совершенно разный смысл. К 2183 году, прочно вошел в обиход даже Альянса Систем, присоединившегося к пространству Цитадели всего несколько десятилетий назад. Абсолютное большинство земных высших учебных заведений перешло на преподавание специальных предметов исключительно на интерлингве. Законодательно национальные языки никто не запрещал и не ограничивал. Их по-прежнему изучают в школах, используют для повседневной работы местные органы власти, а в быту на них общаются рядовые обыватели, бережно сохраняя самобытность и особый национальный колорит. В личном общении между представителями разных рас, переход на национальный язык собеседника, считается проявлением особого уважения и доверия.

Но этим их негласная власть не ограничивалась. Внутри нашей организации существовал неофициальный рейтинг доверия и эффективности. Для свежеиспеченного спектра, вроде меня, он по умолчанию был равен единице. Именно от него зависело финансирование и сложность задач, для решения которых может быть привлечен тот или иной агент. По результатам выполнения каждого поручения, Ареопаг оценивал итоги работы, по своей воле повышая или понижая рейтинг доверия, что самым непосредственным образом сказывалось и на доступных финансовых ресурсах, и на важности и сложности последующих заданий. Тройка посвящалась Советом Цитадели во все тонкости текущего задания конкретного спектра. Именно она занималась координацией работы, чтоб бравые парни с большими пушками не постреляли друг друга, не разобравшись в сути проблемы. Именно они рекомендовали советникам, какой из их спектров лучше всего подходит для выполнения той или иной задачи. В общем, классическая дедовщина в самом рассвете сил. Но, черт возьми, хорошо, что есть хотя бы это!

С каноном игры вся эта ситуация имела мало общего. Как сейчас помню, сами разработчики "Масс Эффект" утверждали, что точное количество спектров и их имена не знает никто, кроме Совета Цитадели. Ага. Сейчас. О чем знают двое - знает и свинья, которой, в общем-то, на это наплевать. А тут совсем не двое. Одних советников три штуки, причем от разных рас. А ведь кандидатуры в спектры кто-то предлагает. Меня, например, рекомендовал дипкорпус Альянса и лично посол Удина, а уж кто ему в ушко нужное имя нашептал, то вообще неведомо. Сохранить инкогнито в таких условиях - вещь совершенно невозможная. Да и не нужно это. От нас другого ждут. Спектры - нечто вроде личных представителей Совета Цитадели, решающих проблемы на местах за счет своего авторитета, а вовсе не "Джеймс Бонды". Дуболомов, способных собственной тупой башкой проломить бетонную стену, в галактике и так хватает. Многие агенты последний раз собственноручно держали оружие лет двадцать назад, и уже забыли, с какой стороны к турнику подходить. Большинство - вполне публичные разумные, известные по всей обжитой вселенной, и не думающие скрывать свою причастность к Спецкорпусу. Никого, включая Совет, не интересует, как они будут решать поставленную задачу. Нам дали в руки почти неограниченные полномочия, а уж как мы ими воспользуемся - это наши проблемы. Критерий один: эффективность. Сделай работу быстро и качественно, а уж как ты это будешь обставлять, никого не волнует. Хоть голым на столе танцуй, раз надо, значит надо.

Кредитов на наши скромные нужды Совет Цитадели не жалел, что и не удивительно. Дать в руки разумным лицензию на убийство и не дать при этом денег? Ну, как знаете, тогда они их сами возьмут. У тех, у кого посчитают нужным. Не хотите? Тогда платите сами. Помнится, разработчики игры считали иначе. Готов признать, что в чем-то они были правы. Общаясь с ключевыми разумными, занимающими самые высокие посты, находясь в гуще событий, можно просто озолотиться, разыгрывая козырную карту инсайдерской информации. Это розовая мечта любого трейдера. Но вот беда, спектрам просто некогда этим заниматься. Вы уж сразу определитесь: либо бабло рубим, либо галактику спасаем. Нельзя быть наполовину беременным. В общем, зарплату мне положили такую, что приснопамятные часики Удины, на которые я облизывался с первой нашей встречи, я смогу купить с первой же получки. Штук десять. А может и поболее. Я честно попытался представить, куда можно потратить такие деньжищи, если не имеешь трех-четырех жен и дюжину любовниц. Так и не преуспел. Просто в голову ничего не приходило. Не могу сказать, что я был нищим, или даже бедным, но с малых лет привык довольствоваться малым. Деньги в таком количестве мне просто не нужны. В смысле, лично мне не нужны. Тут-то мне их будет куда потратить.

Но зарплатой дело не ограничилось. От щедрот Спецкорпуса, на осуществление профессиональной деятельности, мне выделялось ежемесячное финансирование. Я так прикинул, в первом приближении, на эти деньги вполне смогу содержать взвод десанта, не сильно напрягаясь при этом. А вот на хорошее снаряжение для них, уже придется подкопить. Как и в мое время, качественная снаряга стоит существенно дороже жизни простого солдата. Если вдруг в отведенную сумму я не уложился, есть возможность обратиться напрямую к Совету или к Тройке, попросив помощи. Могут дать, если посчитают аргументы убедительными. Йондум сказал, что такое хоть иногда и практикуется, но негласно осуждается всеми спектрами. Не принято. Крутись сам, как умеешь. Найди, роди, укради, на худой конец, попроси помощи у своего государства, но обращение к Совету или Тройке - это крайний случай. А еще тут не принято за деньги отчитываться. Вообще никак. Тебе по умолчанию верят на слово. Проверять начнут только в том случае, если под тебя всерьез взялись копать, но тогда уже вообще ничего не спасет. Грехов на каждом спектре столько, что если вдруг решишь за каждый клеймо на теле ставить, так может места не хватить.

Разговор как-то сам собой плавно скатился на личность Сарена. Йондум вручил мне чип-карту с личным делом и всей наличной информацией по делам Артериуса за последние несколько лет. Но саларианец сразу предупредил, чтобы на многое я не рассчитывал. В документальном виде существует лишь необходимый минимум, а все подробности дел сознательно не фиксируются. В отчетах обозначена только цель задания и итоговый результат. Все, что было в промежутке между этими событиями, сохранилось только в памяти узкого круга посвященных. Да и то, далеко не все, а только в касающейся их части. Связано это с тем, что подробности темных делишек Спецкорпуса, вроде разработки и заражения кроганов генофагом, лучше всего скрыть, полностью уничтожив всю сопутствующую документацию. А то, рано или поздно, на свет могут вылезти такие интимные подробности, вроде разработки аналогов генофага, действующих не только на кроганов, что кое-кого могут и публично линчевать. Или устроить вселенский Армагеддон, объявив всей галактикой войну расам-членам Совета Цитадели. Как бы меня от этого не коробило, но в душе я был согласен с такой постановкой вопроса. Меньше знаешь - крепче спишь.

Артериус всегда был не слишком общительным, и дружеских отношений почти ни с кем из Спецкорпуса не поддерживал. Ближе всех к нему был Найлус Крайк, которого он первым делом и пристрелил на Иден Прайм. Большинство остальных, в том числе и сам Йондум, чувствовали отчуждение с его стороны и особо к нему не лезли. Саларианец сказал, что кое-кто из спектров считал его ксенофобом, особенно в отношении рас, не входящих в Совет Цитадели. Каких-то четких подтверждений этому не имелось, но что-то такое чувствовали почти все, кто с ним общался. Вообще говоря, отношение к Сарену было двояким. Как к профессионалу, который брался за задачу любой сложности и решал ее быстро и эффективно, к нему относились с уважением, признавая одним из лучших спектров. Но червячок сомнения глодал. Очень многих смущали сопутствующие потери, которые сопровождали почти все его операции. Дважды, чтобы было беспрецедентным случаем, этот вопрос обсуждался Ареопагом на суде офицерской чести. Но оба раза, Артериус с легкостью доказывал, что выбранный им вариант действий был оптимален, а сопутствующие потери - минимальные из возможных. Но часть его коллег так и не успокаивалась.

На одном из последних заданий, Сарен столкнулся с отрядом террористов, захвативших химзавод, выпускавший какую-то жутко ядовитую дрянь, и взявших в заложники местный персонал. Около пятидесяти разумных разных рас, включая четверых людей. Турианец дал бандитам час, чтобы сдаться, а потом, подчинив себе несколько эскадрилий бомбардировщиков из планетарного гарнизона, выжег весь комплекс пятитонными ОДАБами, полив сверху реагентом, нейтрализующим действие химии. После такого выступления, там не то что террористов с заложниками, там микробов в живых не осталось. Только десятка четыре кратеров от взрывов и груда оплавленного щебня. Общественность была возмущена действиями спектра, и потребовала от Совета Цитадели разобраться в ситуации. Артериус в ответ заявил, что вести переговоры с террористами нельзя ни при каких условиях, заложников спасти было невозможно, а целенаправленный подрыв химзавода мог привести к экологической катастрофе планетарного масштаба. Тщательное многомесячное расследование показало, что он был прав. К моменту начала бомбардировки, все заложники были уже мертвы, зверски замученные захватившими их бандитами. Обвинения сняли, но Сарен стал среди спектров изгоем. Все были возмущены тем, что турианец даже не попытался спасти заложников. Он сразу списал их в потери, не сделав ни одной попытки не то что выручить из беды, а даже выяснить, где именно их содержат. Честно говоря, я был немного шокирован такими подробностями. Как к этому относиться, так и не решил, но именно в этот момент, четко осознал, насколько серьезный у меня оппонент. Он не испытывал ни жалости, ни сострадания еще тогда, не будучи под воздействием одурманивания Жнецов, а уж сейчас-то, для него чужая жизнь гроша ломанного не стоит. Если надо будет, он пожертвует вообще чем угодно. В отличие от меня, цена для него не имеет значения.

Распрощались вполне довольные друг другом, крепко пожав руки. За все время разговора, Йондум ни разу не выказал признаков неуважения или раздражения, был предельно вежлив, предупредителен и, как мне показалось, честен. На вопросы отвечал хоть и кратко, но очень обстоятельно, не пытаясь что-либо утаить или обойти вниманием. Мне показалось, что расследование в отношении Сарена он считал закономерным, и выгораживать его, ссылаясь на мнимую "корпоративную этику", вовсе не собирался. Он намекнул, что некоторое время, будет чем-то вроде моего куратора, который, не вмешиваясь в мои дела и методы, будет внимательно за мной присматривать. Как он сказал, у некоторых разумных, даже таких уникальных, как все кандидаты в СПЕКТР, после получения столь обширных полномочий, периодически сносило крышу от вседозволенности. Часть из них кидалась вершить правосудие направо и налево, припомнив все своим прежним обидчикам. Совет и Ареопаг должны были убедиться, что со мной не произойдет того же. Спорить с таким утверждением было бессмысленно, я сам понимал его правоту. Много раз я лично был свидетелем, как сильно меняет людей власть и богатство. Дорвавшись до новых, недоступных ранее, возможностей, многие кидались во все тяжкие, мстя, унижая и издеваясь над всеми, кого считали менее удачливыми. Могло ли такое случиться со мной? Сложно сказать, подозреваю, что могло бы. Дело-то ведь в чем, я сам, своими силами и умениями, до таких высот, как спектр Совета, никогда бы не добрался. Не тот я человек. Не сумел бы, не хватило пороху. Тут надо быть действительно уникальным. А нагрузка и ответственность рассчитана именно на них - на уникальных разумных, до которых мне, как от Москвы до Китая на корячках. Тут что угодно может случиться.

К этому моменту действие стимуляторов почти закончилось. Вновь накатила усталость и апатия, бороться с которой сил почти не осталось. В голове была такая мешанина, что найти и ухватить дельную мысль, было почти невозможно. Но деваться было некуда. Сегодня необходимо закончить массу дел, отложить которые до лучших времен, никак нельзя. Именно сейчас, и именно сегодня. Завтра - будет поздно, а чем может обернуться промедление, я уже испытал на себе, когда ползал на коленях возле тела раненой кварианки. Слава Богу, она хотя бы жива, а ведь могло бы быть намного хуже. В общем, за такими мыслями, я и сам не заметил, как вышел из штаб-квартиры и, по неведомой прихоти усталого мозга, зарулил в сквер возле памятника Ретранслятору.

Из состояния грогги меня с некоторым напряжением воли вывела довольно необычная картина. Дело в том, что сам, своими глазами попаданца, я еще ни разу не видел ханара вживую. Здоровенная летающая медуза, окутанная едва заметным мерцающим полем эффекта массы, была не тем, что можно было просто проигнорировать. Уж больно зрелище необычное. В какой-то степени, даже пугающее, настолько чуждо оно для простого разумного, не привыкшего к экзотическому виду инопланетников. Особенно таких, как это тентаклевое чудище розового цвета. Некоторое время я молча стоял и смотрел, прислушиваясь к его странному говору, искусственно синтезированному синхронным переводчиком. Ханар о чем-то спорил с двумя офицерами СБЦ, которые взяли его в полукольцо, пытаясь оттеснить в сторону от центра парковой дорожки. Через пару минут такого действа, в моей усталой голове щелкнул какой-то переключатель, и перед глазами всплыла похожая сцена из первой части игры. Ого, сам того не желая, я случайно натолкнулся на одно из "канонических" событий. Поначалу, мне остро захотелось просто пройти мимо, такую злость и раздражение вызвало очередное напоминание о том, что моя жизнь по-прежнему в полной власти неведомых сил, настойчиво и неуклонно гнущих свою линию, в чем бы она не заключалась. Но потом, я поостыл, и решил опробовать в деле свою новую игрушку - ксиву-вездеход от щедрот советников. Почему нет, ведь надо с чего-то начинать?

- День добрый. Спектр Совета Шепард. Проблемы, офицеры? - я подошел вплотную и вытащил свой значок.

Оба турианца повернулись и окинули меня недоуменным взглядом. Надо отдать им должное, удивление не заставило их пренебречь своими непосредственными обязанностями, отточенным за годы работы движением, они быстро мазнули по моей фигуре сканером служебных инструметронов. И замерли, на несколько секунд впав в ступор. Мало того, что встретить на улице спектра - это само по себе редчайшее событие, даже перед главным входом в их штаб-квартиру, в двух шагах от Башни Совета, так еще и сам агент Спецкорпуса - человек. Поверить в такое было крайне сложно, но их сканер твердил об обратном, заставляя заржавевшие шестеренки в их головах крутиться с утроенной скоростью. Наконец, один из них, судя по нашивкам - старший по званию, очнулся, и заговорил.

- Добрый день, спектр. Поступило несколько жалоб на шумное поведение в зоне отдыха. Вот, отрабатываем.

- И, как успехи? Это кто, - я кивнул в сторону ханара. - И что ему нужно?

Турианец немного помялся.

- Да сами понять не можем. Говорит, что проповедник. Только у него разрешения нет. Да и нельзя тут публичные проповеди устраивать. Здесь разумные отдыхают, а он шумит, пристает к прохожим. Чего от них хочет, сам объяснить толком не может, - он на секунду замолк, над чем-то раздумывая. - Или мы не понимаем, что он пытается нам сказать. Это же ханар, его речевой синтезатор не передает эмоций. Не поймешь, то ли он шутит, то ли серьезно говорит.

- А вы у него документы-то проверили? - задал я наводящий вопрос.

- Первым делом. Все по инструкции, - мне показалось, что турианец даже немного обиделся. - Все в полном порядке. Личность установлена. По полицейским базам данных, претензий к нему нет...

Я еще раз посмотрел на летающую медузу. Понять, что оно думает, было совершенно невозможно.

- Вот что, офицеры. Забирайте-ка вы его в участок, там и разберетесь. Нечего обывателей смущать.

- Да вроде как и не за что. Шуметь-то он шумит, но границы дозволенного не переходит...

Я прервал турианца, явно не желавшего связываться с серьезным разбирательством.

- Вы по правилам можете его задержать на трое суток - до установления личности. У меня, как у спектра Совета, возникли сомнения в подлинности представленных им документов. Забирайте его в участок, офицеры, там и разберетесь. Документы отправить на экспертизу, и проверить самым тщательным образом. А пока будете проверять, вызовите психолога и специалиста-теолога. Пусть они разберутся, что именно он тут проповедует. Да пусть по итогам составят бумагу, опасны его речи или нет. Кто знает, к чему он тут призывает? Вам же потом легче будет. В следующий раз, будете знать, как поступать с такими же "проповедниками".

- Но ведь это ханар! Они безобидны...

В разговор вступил второй турианец, молча стоявший все это время.

- Послушайте, офицер. Может для вас это будет в диковинку, но я на таких "мирных проповедников", только бородатых, насмотрелся до одури. Он-то сам, может и безобиден, а вот до чего могут додуматься его неуравновешенные последователи, неизвестно никому. Вы слышали, о чем он тут говорил? Нет? Не поняли? А, между тем, он сказал, что его народ создали и возвысили некие Вдохновители. Я так понял, он протеан имеет в виду. Но, офицеры, про нас-то с вами, он ничего подобного не сказал. Нас, людей, турианцев, азари и прочих, никакие Вдохновители не создавали. А значит, что? Значит, одному из его последователей может прийти в голову, что раз нас не создавали их кумиры, значит мы - существа неполноценные. А давайте-ка мы их в жертву принесем, какому-нибудь Кришне? Обвяжется бомбами, пойдет и взорвет какой-нибудь детский сад. Или школу. Думаете, так не может быть? Может, офицеры. Очень даже может. Такие отморозки несколько веков держали в страхе всю Землю. Жертвы десятками миллионов исчисляются. Да и сейчас еще рецидивы бывают. Так что, берите-ка вы его под белы ручки, если их найдете, и тащите в участок...

- Ты неправ, человек.

Медуза, наконец, решила подать голос.

- Может быть, ханар. Может быть. Я буду рад ошибиться. Но, в любом случае, тебе это послужит уроком на будущее. Пришел в чужой дом - живи по его законам. В следующий раз, когда решишь читать свою проповедь, хорошенько подумай, где это уместно, а где нет. А пока, посиди в участке и подумай над своим поведением. Может быть, поймешь, что уважать должны не только твои права, но и ты сам должен уважать права других. Особенно здесь, перед Башней Совета Цитадели.

Я перевел взгляд на задумавшихся турианцев.

- Офицеры, хорошенько разберитесь и выясните, как он сюда попал. Почему попал именно сюда. Сдается мне, прийти сюда его кто-то надоумил. Кто-то решил попиариться на небольшом скандальчике. Так что, всех, кто придет к нему на выручку, тщательно фиксировать, доподлинно установить личности, выяснить у них, кто и зачем их к вам направил. Откуда узнали и почему решили помочь. Ясно? Все материалы подшить к делу этого ханара, и переслать в штаб-квартиру Спецкорпуса на мое имя. Если будут проблемы с начальством или журналистами, валите все на меня, пусть идут по тому же адресу. Только вежливо. Там найдут способ со мной связаться. Договорились? Может вам приказ письменный написать?

- Не стоит, спектр. Мы по инструкции обязаны вести запись. Этого будет достаточно. Благодарю за помощь.

Турианец вежливо кивнул в мою сторону, выражая признательность. Как мне показалось, вполне искренне. Но тут мне в голову пришла гаденькая мыслишка.

- А у вас там случайно элкоров задержанных нет?

СБЦешник посмотрел на меня каким-то странным взглядом.

- Случайно, есть. Вечером доставили. Говорят, актер какой-то. Только какой актер может быть из элкора? Странно как-то. Его друзья из местной богемы, их вместе с ним доставили, накормили какой-то травой. Как они сказали, для расширения сознания. Но что-то пошло не так. Они говорят, с дозировкой ошиблись. Ее нужно по паре веточек есть, а он целую кастрюлю умял. В общем, сознание у него так сильно расширилось, что он разнес половину апартаментов, а их самих чуть в пол не втоптал. Еле утихомирили. На них, на элкоров, станнеры не рассчитаны, слишком уж они большие, пришлось его транквилизатором для крупных животных глушить. Перестарались немного, он уже часов десять спит, как убитый. А зачем он вам?

Ого, вот и еще одна знакомая личность повстречалась.

- Вы ему в камеру этого проповедника подселите. Пусть ему свои проповеди читает. Это будет любопытно.

Представив себе такую картину, я аж хрюкнул от удовольствия. Разговор двух существ, не способных выражать эмоции понятным друг другу способом, считающихся нуднейшими собеседниками во всей галактике, обещал быть весьма забавным. Готов поспорить, что его запись могла бы стать хитом Экстранета, и разойтись на мемы и цитаты, войдя в мировую сокровищницу ржачных моментов. Похоже, турианцы это тоже поняли.

- Как скажете, спектр, к элкору, так к элкору.

И понятливо подмигнул мне.

- Удачи, офицеры. Мне пора идти.

С трудом добравшись до своего фрегата, я первым делом поплелся в медотсек. Оба доктора уже освободились, успешно завершив операцию, но выглядели так, что краше в гроб кладут. Эти бесконечные дни вымотали не только меня. Обменявшись дежурными приветствиями, я заставил Чаквас вколоть мне самый сильный из ее стимуляторов, чтоб хоть немного прийти в чувство. Для вида повозмущавшись, Кэрин пошла мне навстречу. Уж не знаю, что она там сделала, я почувствовал только слабый укол чуть ниже правого уха, но минут через пять, я уже был полон сил и энергии. Правда, докторша сказала, что откат будет болезненным. Часов через пять, меня ожидает слабость и головная боль, избавиться от которых будет не так просто. Только обреченно махнув рукой, я пошел искать Андерсона.

Дэвид уже с нетерпением поджидал меня на мостике. Здесь же собрались все офицеры и значительная часть экипажа, все остальные слушали общекорабельную трансляцию. Стало тесно, как в кабинке переполненного лифта. Системы вентиляции справлялись с трудом, и в отсеке сразу стало душно. Народ шепотом переговаривался, недоумевая, зачем их собрали вместе. От этого "шепота" уже в двух шагах было ничего толком не слышно. Андерсон молодецки цыкнул, и вокруг мгновенно наступила звенящая тишина. Экипаж весьма уважал своего командира, и, игнорировать его распоряжения, не смел, исполняя их со всей положенной спешкой и не показным рвением. Он не стал испытывать их терпение, просто зачитав вслух приказ о моем назначении, а потом, молча пожав руку, самолично повесил мне на шею капитанский ключ. Люди вокруг были в ступоре, искренне не понимая, как такое могло случиться. Дэвид немного развеял их недоумение, сказав, что переходит на дипломатическую работу, а капитан Шепард, то есть я, удостоился высочайшей чести, став первым в истории спектром-человеком. Задача экипажа и фрегата, оказать мне всю посильную помощь. Для большинства - это стало откровением. Они об этом не знали, ведь "солдатское радио" еще не успело сработать должны образом. На меня уставились, как на неведомую зверушку, переоценивая заново. Это было неприятно, скажу я вам. В какой-то момент, почувствовал себя бактерией под микроскопом. Мерзкое чувство, как будто голым стоишь посреди улицы.

Все должно было быть не так. Здесь должны были быть командир дивизиона и командир бригады. Это они должны были зачитать приказ и представить экипажу нового капитана. Те, в свою очередь, должны стоять в стройных шеренгах, на плацу, одетые по первому сроку, с лихим видом внемля мудрым речам родного начальства, а потом изобразить грусть от расставания и радость от обретения. Но у меня, как всегда, все через одно место. Я уже привык, чего уж там. Дэвид не стал затягивать явно неприятное ему действо, а потому, коротко попрощавшись, он сказал несколько напутственных слов, поименно вспомнив нескольких самых активных залетчиков, отечески погрозив им пальцем в назидание, чем несколько разрядил гнетущую обстановку, после чего передал слово мне.

Растекаться мыслью по древу, я не стал. Не видел смысла. Просто, без всякого пафоса, сказал, что впереди экипаж "Нормандии" ждут очень серьезные трудности, намного превышающие опасность полетов на экспериментальном фрегате, проходящем испытания. Никто из них, стоящих здесь, на такое не подписывался. Сразу после экстренного задания, отложить которое нет никакой возможности, фрегат пойдет на Арктур, где экипаж будет переформирован и пополнен до штатной численности. Все, кто не желает продолжать службу в таких условиях, получат другие назначения, без всяких последствий для карьеры. Еще раз повторил, что никто из них на такую опасную работу заранее не соглашался. Мне нужны только добровольцы, осознающие всю сложность ситуации и готовые рискнуть. Остальных никто осуждать не посмеет. А кто посмеет, тому я лично башку откручу, чтоб другим неповадно было. Тем, кто останется, Альянс обещал повышенную оплату. Существенно повышенную. Но, насколько эти деньги стоят дополнительного риска, решать только им самим. После чего, грозно сдвинув брови, я распустил задумавшихся людей.

Быстро набрав нужные номера на инструметроне, я связался с Гаррусом и Рексом, которые так и продолжали сидеть на фрегате, находясь в подвешенном состоянии, не зная итогов переговоров с Советом. Сказав, что я о них не забыл, попросил подождать еще немного, после чего смогу с ними обстоятельно поговорить и решить все накопившиеся вопросы. Разобравшись с этим, я поспешил в капитанскую каюту, где меня дожидался Дэвид. Зайдя внутрь, я застал его сидящим за рабочим столом, безмолвно перелистывающим какие-то старые фотографии на личном планшете. Повернувшись в мою сторону, он только кивнул, жестом указав на стоящий рядом стул. Сказать, что Андерсон был подавлен, это всерьез покривить душой. Он был раздавлен. Идя сюда, я раздумывал над тем, что ему сказать, хоть немного утешив. Но здесь, сейчас, я понял, что ничего не могу. Даже слов правильных подобрать. У мужика, целиком отдавшего себя флоту и кораблям, ради них забывшего о личной жизни, стойко переносившего все навалившиеся испытаний, только что рухнула вся жизнь. Все, к чему он стремился годами. Эта должность военного атташе, для него хуже тюрьмы и каторги. Страшное наказание, которое он ничем не заслужил. Тот, кому вообще пришла в голову эта идея, либо полный идиот, либо садист, обрекший боевого офицера на тихую и мучительную смерть в затхлой тиши пыльной конторы. Чем я мог его утешить? Да ни чем. Только хуже станет.

Расстегнув мундир, Дэвид достал из внутреннего кармана небольшую фляжку. Открыв ящик в столе, вытащил на свет крохотные стопочки из полированного металла. Разлив по ним одуряюще пахнущий коньяк, он, все так же молча, предложил выпить. Хлопнули, не чокаясь, как на поминках. Не знаю, как он, а я даже вкуса не почувствовал, настолько гадостно было на душе, хотя напиток явно был великолепного качества. Помолчали, думая каждый о своем. По идее, мы сейчас должны составить и подписать кучу бумаг. Облазить весь фрегат, сверяя ведомости. Но я сразу ему сказал, еще до выступления перед экипажем, что ничего этого делать не буду. Подпишу то, что он мне сам даст. Тот вариант, что посчитает нужным и правильным. Я ему полностью доверял, а такие проблемы, как у обычных капитанов, которых за недостачу какого-нибудь стула с инвентарным номером затаскают по интендантам, заставив писать тонну оправдательной макулатуры, мне точно не грозят. Просто пошлю их на йух, и мне за это ничего не будет. С моими полномочиями, я могу пойти в посольство Альянса, и лично пристрелить Удину, а меня даже задержать права не имеют. Чтоб меня к ответственности привлечь, нужно будет убедить в моей виновности всех трех советников, что само по себе нелегкая задача. А уж вступать в конфликт со спектром Совета из-за какой-то фигни, не будет никто, за исключением совсем тупых бюрократов, забывших, как бычки в глазах шипят. Но этих только могила исправит.

Так и не произнеся ни слова, я ушел, оставив его одного, собирать немногочисленные вещи. Проходя мимо, слегка придержал его за плечо, коротко кивнув, получив в ответ такой же мрачный взгляд и желваки на заострившемся лице. Все было ясно и так, без ненужных междометий. Выйдя из каюты, я немного постоял, успокаивая мысли, а потом неспешно пошел в ангар, где меня дожидались оба инопланетника. Спустившись вниз, я увидел картину, которую никак не ожидал. Сбоку от БМД, окружив ящик из-под противотанковых ракет, собралась небольшая, но шумная толпа, плотным кольцом обступившая крогана и турианца, азартно режущихся в ... шахматы. Я даже глаза протер кулаками, пытаясь избавиться от наваждения. Но картина никуда не делась, а только дополнилась подбадривающими репликами болельщиков, увлекшихся зрелищем не хуже самих игроков. Если от турианца я еще мог такого ожидать, то увидеть крогана, играющего в шахматы - это... Даже не знаю... Не могу слов подобрать. Как увидеть медведя, декларирующего стихи Пушкина! А он, похоже, еще и выигрывал! Да, чудны дела твои, Господи. По всему видать, впереди меня ждет еще масса похожих открытий. Так глядишь, Сарен в итоге женщиной окажется. Да не просто женщиной, а похищенной сестрой Шепарда! Почему нет, я уже и не такое видел.

Понаблюдав несколько минут, убедившись, что Рекс действительно вчистую обыгрывает Гарруса, виртуозно управляясь своими огромными лапищами, с легкостью переставляя крошечные для него фигурки, я рыкнул на весь ангар, привлекая к себе внимание. Народ подобрался, и начал бочком просачиваться к выходу, а я придал им ускорения, разогнав весь "клуб юных шахматистов", попросив покинуть ангар даже экипаж БМД и сопровождавших техников. Дождавшись, когда за последним из них опустились створки гермодвери, я заговорил, обращаясь к оставшимся инопланетникам.

- Вопрос улажен. Совет рассмотрел найденные доказательства. Наши действия признаны правильными и обоснованными. Претензий к вам больше нет. Все обвинения сняты, вы можете спокойно покинуть фрегат, никто не будет вам препятствовать.

Я задумчиво осмотрел своих нежданных помощников, так сильно выручивших меня всего несколько часов назад. Уходить они не торопились, чего-то ожидая. Хотя, перед кем я ломаюсь-то? Очень даже понимаю, почему они не спешат.

- Меня назначили спектром Совета, и поручили найти и уничтожить Сарена. Я не буду скрывать, задача очень сложная. Почти невозможная. И мне нужна любая помощь. Чего вы стоите в бою, я уже видел. И оценил. Вы можете уйти, прямо сейчас, я не стану вас останавливать. Или...

Я на секунду умолк, выдерживаю паузу.

- Или что, Шепард? - первым среагировал кроган.

- Или у меня для вас будет предложение. Не для вас двоих, а для каждого из вас по отдельности.

Опять небольшая пауза, взятая на осмысление.

- Так что? Вам интересно выслушать мое предложение?

- Почему нет, я готов тебя выслушать, человек.

Огромный ящер, глядя на миниатюрного в сравнении с ним турианца, утвердительно кивнул.

- Тогда решайте, кто будет первым. Второй пусть подождет за дверью. Заодно придержит всех, кто на входе.

Переглянувшись, оба, не сговариваясь, сжали руки в кулак и разыграли безмолвную партию во всем известную с детства считалочку. Правда, откуда о "камень, ножницы, бумага", знают инопланетники, я так и не понял. Видимо, очень удобная штука оказалась, раз ее с удовольствием взяли на "вооружение". Победил турианец, на что Рекс только ощерился в улыбке, явив миру огромную пасть, полную острых зубов, от вида которых у меня волосы на спине зашевелились. Неопределенно хмыкнув, он двинулся на выход, а я, дождавшись щелчка автомата блокировки гермодвери, обернулся к пока еще не бывшему СБЦешнику.

- Гаррус. Я знаю, что в свое время, ты хотел стать спектром Совета. Это так?

- Да. Но откуда тебе это известно? Об этом кроме меня разве что пара разумных знает, - он был искренне удивлен моей неожиданной осведомленностью.

- Это неважно. Никак не влияет на дело. Впрочем, если тебе станет легче, я знал об этом еще при нашей первой встрече. Там, в Башне Совета, когда на тебя ругался Паллин. Но, оставим это, сейчас имеет значение другое. Ты все еще не передумал и по-прежнему хочешь стать спектром?

Турианец задумался на несколько минут. Я его не торопил, давая время подумать.

- Сложно сказать, Шепард. Раньше, я был молод. Молод и глуп. Все виделось в другом свете. Я просто не понимал многое из того, что очевидно сейчас. Работа в СБЦ - для меня в тягость. Да ты и сам это понял, иначе б не завел этот разговор. Писать все эти бумажки, впустую тратить столько времени, глядя, как подонки творят полный беспредел, а потом дорогие адвокаты с легкостью вытаскивают их из любой передряги. Да. Смотреть на это - очень сложно. Смотреть, видеть и при этом продолжать верить, что в этом мире еще осталась справедливость. Это тяжело. Очень тяжело. Но такая ответственность... Не знаю, Джон, готов ли я к такому...

Турианец умолк, а я наблюдал, как в его душе мечутся расстроенные чувства.

- Гаррус. Да или нет. Решайся. Я хочу предложить тебе стать оперативником спектр. Мне нужна твоя помощь. Сегодня, сейчас. Завтра уже будет поздно.

Вакариан не верящим взглядом уставился на меня.

- Ты серьезно, коммандер? Ты предлагаешь мне - турианцу, стать оперативником у агента человека? У первого спектра-человека? Хорошо, подожди. Постой! Я признаю, что разногласия наших рас и для тебя и для меня - пустой звук. Все давно былью поросло, а мы с тобой просто солдаты. Обычные разумные, которым насрать на шашни политиканов. Но, Джон, откуда такое доверие? Мы с тобой едва знакомы. Я первый раз тебя увидел меньше суток назад, а ты предлагаешь мне стать твоим оперативником?

Гаррус был прав. Каждый агент СПЕКТР, а именно так правильно звучала моя новая должность, имел право вербовать оперативников. Столько, сколько считал нужным, и на что денег хватало. Проблема была в том, что за все их действия, ответственность будет нести сам агент-наниматель. То есть, грубо говоря, если турианец кого-то там пристрелит, посадят не только его, но и меня. Причем, если степень его вины будут тщательно изучать, соизмеряя с ней адекватность наказания, то мне сразу впаяют на полную катушку, назначив максимальный срок, предусмотренный законом. Это очень рискованный шаг, и спектры крайне редко на него идут, предпочитая использовать обычных наемников или временно подчиняя себе военных или других силовиков.

- Гаррус, да или нет. Честно тебе скажу, прямо сейчас, я не могу объяснить тебе причину моего поступка. Но она есть, а решение не является спонтанным. Могу сказать только одно, это не какая-то интрига, которая должна опозорить тебя или твой народ. Камня за спиной я не держу, ты в этом сам убедишься, если согласишься на мое предложение.

Турианец все еще не верил, продолжая бороться со своими опасениями.

- Что будет входить в мои обязанности? Зачем я тебе?

Вздохнув, всем видом показывая свое неудовольствие от его нерешительности, я ответил.

- Прямо сейчас у нас есть срочное задание. Как ты уже видел, экипаж фрегата не укомплектован. Надежной десантной группы у меня фактически нет. И взять ее на Цитадели за такой короткий срок, мне просто негде. Мне нужны только те разумные, которым я могу верить. Сейчас, кроме тебя и еще нескольких, под рукой у меня никого нет. А действовать нужно сейчас. Время уходит слишком быстро. Так что, прямо сейчас мне нужны твои способности, как бойца спецподразделения. Придется повоевать. Но в дальнейшем, после того, как мы вернемся на Арктур, у тебя будет свое задание, и ты будешь работать автономно от основной группы. Такой ответ тебя устроит?

- Вполне.

Турианец еще немного подумал, а потом, яростно махнув рукой, решился.

- Я согласен. Кровью надо подписываться?

- Нет, кровью не надо. Крестик поставишь, ты ж у нас неграмотный, раз тебя кроган в шахматы разделал!

И мы синхронно заржали, сбрасывая накопившееся напряжение. Отсмеявшись, я, бросив быстрый взгляд на таймер инструметрона, продолжил.

- Завтра в восемь утра по станционному, "Нормандия" уйдет в рейд. Если к этому времени тебя не будет на борту, ждать не будем. Пока, можешь быть свободен. Полагаю, у тебя еще есть дела на Цитадели.

- Конечно. До завтра, Шепард, и не надейся, что я не приду, - турианец весело щелкнул мандибулами.

- Ладно-ладно, верю. Иди, только позови Рекса. Да, и постой там на входе. Никого не пускай, чтобы тут не происходило. Понял? Давай, действуй, шахматист...

Если в согласии Вакариана я был уверен почти на сто процентов, особенно после штурма "Логова Коры", то вот разговор с кроганом вызывал у меня заметные опасения. Нет, ящер хочет пойти со мной. В этом я уверен. Но проблема в том, что у него свои мотивы для такого поступка, делиться которыми он не спешит. А мне это не нужно. Мне нужно совсем другое.

- Рекс.

- Шепард.

Внезапно я осознал, что план переговоров, который я подготовил заранее, совершенно неуместен. Все не то, и все не о том. Нужно совсем другое. Не то, что я планировал заранее. Я заметался в разбегающихся мыслях, пытаясь ухватить нужную, а ящер, похоже, понял это по-своему, решив первым начать разговор.

- Ты хочешь предложить мне работу, я тебя правильно понял, капитан?

Сделав над собой заметное усилие, я собрался с мыслями, и ответил.

- Не совсем. Я хочу предложить тебе нечто другое. Совсем другое.

На несколько секунд возникла неловкая пауза.

- Что ж, ты меня заинтриговал, я готов тебя выслушать, человек. Время у меня есть.

- Я начну издалека.

Ящер только широко развел в стороны свои лапищи, полностью отдавая мне инициативу.

- Скажи, если бы тогда, полторы тысячи лет назад, восстание кроганов увенчалось успехом, а Совет проиграл бы войну, этот разговор, который мы ведем сейчас, он мог бы состояться? Подожди. Ответь мне. Если бы тогда, двадцать шесть лет назад, возле ретранслятора триста четырнадцать, Альянс столкнулся не с патрулем турианцев, а с флотом кроганов, чтобы стало с человечеством? Ответь, Рекс, только честно.

В ангаре повисла тягостная тишина. Я ждал, а ящер боролся сам с собой.

- Мы бы не остановились. Скорее всего, человечество было бы истреблено.

Это делало ему честь. Он не стал юлить, ища сиюминутную выгоду, а ответил так, как считал правильным. Выждав небольшую паузу, я продолжил.

- Рекс, я знаю, что ты ищешь Сарена. И я знаю, зачем ты его ищешь.

Кроган мгновенно подобрался, изготовив свое массивное тело к резкому и убийственному броску. Я почувствовал, как внутри него забурлила темная энергия биотического поля. Он был готов к бою, да не словесному, а самому что ни на есть настоящему. Смертному.

- Хочешь меня остановить?

- Нет.

Мой ответ его совсем не успокоил. Скорее, наоборот. Он накручивал себя все сильнее.

- Нет, Рекс. Я не буду тебя останавливать, - я сделал крохотную паузу, чтобы ярче подчеркнуть следующие слова. - За меня это сделают другие.

Кроган сбавил обороты, поняв, что драться с ним я вовсе не собирался.

- Кто?

- А давай подумаем? Вместе подумаем?

Я отошел чуть назад, и сел верхом на ящик, на котором они совсем недавно играли в шахматы с турианцем.

- Рекс, с того дня, как саларианцы заразили вас генофагом, прошло полторы тысячи лет. Полторы тысячи. Ты понимаешь это? За это время человечество прошло путь от варварства до межзвездных перелетов. Что случилось, Рекс? Твоя раса сама строила космические корабли. Осваивала планеты. Да, ваша наука была не так развита, как у тех же азари. Ну и что? Полторы тысячи лет, Рекс! А каждый кроган может прожить почти тысячу! За это время, каждый из вас, действуя в одиночку, мог лично, своими руками и умом, разработать лекарство от любой болезни. Ты меня понимаешь, кроган? Как это возможно, мать твою?

Ящер молчал, не понимая, что я хочу от него услышать.

- Ты не задумывался над этим?

Большой, сильный, умный и преданный. Мой будущий друг. Он не понимал этого. Не понимал, что я хочу от него.

- Хочешь, я скажу, что будет после того, как ты найдешь Сарена и получишь от него лекарство от генофага?

Рекс подавлено молчал.

- Ты вернешься на Тучанку, бросишь вызов вождю клана Урднот и победишь в поединке чести, заняв его место. Ты сумеешь остановить бессмысленные убийства и договоришься с женскими кланами. Ты подаришь своему народу лекарство. Спасешь своих детей, дав им надежду на будущее.

Ящер смотрел на меня не отрываясь. Жадно ловил каждое слово.

- А через несколько месяцев, тебя убьют. Твой брат, тот самый упертый идиот Урднот Рив. Или не он, а кто-нибудь еще. Близкий к тебе. Или не очень. Зарежет во сне. Отравит. Взорвет вместе с твоим родовым бункером. Не важно. Ты умрешь. Так или иначе.

Он не понимал. Не верил.

- А еще через какое-то время, кроганов вновь заразят генофагом. Или чем-то еще хуже. Ты меня понял?

Рекс дернулся, как от удара под дых. Он был в бешенстве.

- Вам не дадут подняться с колен. Вам не дают это сделать полторы тысячи лет, уничтожая всех, кто пытается изменить ситуацию. Это делаем мы - СПЕКТР по приказу Совет Цитадели. Нас для этого создали. Понимаешь?

Небольшая пауза и снова в атаку.

- Полторы тысячи лет, Рекс. За это время, даже среди вас неоднократно появлялись те, кто мог побороть генофаг. Были ученые. Были вожди. Рождались те, кто имуннен к генофагу от рождения. Их всех уничтожили, кроган. Многих из них вашими же руками. Ты сам видишь результат. Твой народ двумя ногами в могиле. И продолжает ее копать все глубже и глубже. Если ты этого не поймешь, ты будешь следующим. Пополнишь вековую статистику новой единичкой.

Он был страшно зол. Ярость лилась через край неудержимым потоком. Сжимал и разжимал свои огромные, как гидравлические ножницы, кулачищи. Такой сильный и большой, надежный, как скала, он ничего не мог сделать. Его народ умирал. Умирал давно и мучительно. Он хотел помочь. Бросил на это всю свою жизнь. Отдал все. Рисковал всем. И ничего не мог. Ничего. Все бесполезно. Он и так это понимал. Давно понимал, но сейчас услышал от спектра. От одного из тех палачей, что мучают его народ полторы тысячи лет.

- ЧТО ТЫ ОТ МЕНЯ ХОЧЕШЬ???

От переполнявшей его ярости и отчаяния, он проглатывал часть окончаний.

- Зачем ты говоришь мне это? ЧТО ТЕБЕ НУЖНО?

Прости меня, Годзилыч, нет у меня другого выбора. Мне нужно было настроить тебя на нужный лад, а для этого пришлось тебя выбесить, надавив на самые больные мозоли. Ты простишь меня. Потом. Если мы выживем и победим. Я это знаю.

- Ты ошибаешься насчет Сарена. У него нет лекарства. Да, те, кто стоит за ним, могут с легкостью его разработать. Их возможности невероятны. Вашу вековую проблему они могут решить походя, потратив минимум сил и времени. Но они не будут этого делать. Их цель в другом, а на пути к ней, вы станете помехой.

Я расставил руки в стороны, как бы показывая, что у меня нет воображаемого оружия.

- Мне нечем тебе доказать это. А в тот момент, когда такие доказательства у меня появятся, ты мне будешь не нужен.

- Так чего ты хочешь?!

Ящер немного успокоился. Сказывался его огромный возраст и накопленный опыт.

- У меня нет лекарства, Рекс. Но я знаю того, кто может его разработать. И у меня есть план, как сделать так, чтобы вас при этом не уничтожили окончательно.

- С чего вдруг ты решил нам помочь? Зачем тебе это?

Я только отрицательно покачал головой.

- Помочь? Я не собираюсь тебе помогать, кроган. Я собираюсь помочь себе. Своей расе и своей Родине. А твой народ может мне в этом помочь, сполна расплатившись за излечение от генофага.

- У нас ничего нет. Ты сам это знаешь. Нам нечем тебе заплатить, кроме...

Тут до него дошло, заставив скривиться в ощутимом спазме отрицания.

- Тебе нужны солдаты.

- Верно. Мне нужно много солдат, Урднот Рекс. И ты мне их дашь. Больше того, ты сам пойдешь со мной.

Кроган задумался, переминаясь с ноги на ногу.

- С чего ты взял, что я тебе поверю?

- А у тебя что, выбор есть? - мне даже не пришлось имитировать удивление. - Иди, куда хочешь, я тебя не держу. Ищи сам Сарена. Или кого другого. Уговаривай их разработать вакцину. Выясняй, что они от тебя за это попросят, а потом ищи, где это взять и как расплатиться. И почаще оглядывайся по сторонам. Чтоб тебя не прирезали свои же соратники. Хочешь идти этим путем? Нет проблем, дверь вон там.

Я указал на аппарель ангара. Кроган обернулся, долго вглядываясь в закрытую створку.

- Мне нужны гарантии.

- Какие гарантии, Рекс? И ты, и я каждый день под пулями ходим. Меня за последнюю неделю столько раз убить могли, что я уже со счета сбился. Я предлагаю тебе сделку, кроган. Никаких бумажек. Никаких подписей. Никаких печатей. Твое слово и мое слово. Больше ничего. Это все, на что и ты, и я можем рассчитывать.

Ящер медлил, раздумывая над моими словами.

- Условия?

- Я нахожу того, кто может вас вылечить. Договариваюсь с ним. Всеми доступными мне силами, помогаю тебе стать вождем. Нет, не так. Помогаю тебе стать единственным вождем. Снова не так. Ни Совет, ни Альянс, ни другие крупные государства, не будут разговаривать ни с какими вождями. Я помогаю тебе стать главой государства. Как уж ты себя там обзовешь...

- Деспот...

Я немного подбавил огоньку, прибавив громкости своим словам.

- Да хоть Пахан или Батька! Как не назовись, лишь бы сути соответствовало! Не важно. Я помогаю тебе стать главой государства, а ты в ответ берешь на себя определенные обязательства. Первое. Ты жестко, раз и навсегда, уничтожаешь на корню клановую систему. Удивлен? А зря. Эта гадость тянет вас на дно тысячелетиями. А заодно, ваши тупорылые вожди, устраивая мелкую возню в своей обгаженной песочнице, выталкивая с родной планеты молодых кроганов, гадят всей галактике, настраивая против вас даже тех, кто вам сочувствует. Ты уничтожишь это. Раз и навсегда. Если надо будет, всех их к стенке прислонишь, невзирая на былые заслуги. Действуешь максимально решительно и жестко. Другого языка вы все равно не понимаете. Второе. Ты берешь "Кровавую стаю" под полный и безоговорочный контроль. Давишь на корню любое проявление своеволия ее командиров. Третье. Ты вернешь всех кроганов на родные планеты, а тех, кто не согласится вернуться, объявишь вне закона. Самых буйных, у кого чешутся кулаки, и свербит в одном месте, сольешь в "Кровавую стаю", пусть послужат твоим интересам, а не сдохнут ни за грош где-нибудь в вонючей заднице вселенной. Четвертое. Государство кроганов обязуется подписать договор, по которому оно, на неопределенное время, лишается права иметь военный флот и всю инфраструктуру, необходимую для его строительства. Контроль ваших систем в этот период будет осуществлять Флот Цитадели. Ты и все авторитетные кроганы, публично принесете клятву "на костях предков", что исполните этот договор. Всех, кто не согласен с этим, ты объявишь вне закона, и уничтожишь. Сам. Пятое. Вы не попросите о новых планетах для колонизации, до тех пор, пока не вернете к нормальной жизни те, что превратили в загаженные свалки. За те годы, Рекс, за полторы тысячи лет, вы могли просеять весь песок на Тучанке вручную, посчитав каждую песчинку. Но вы ни черта не сделали, продолжая жить верхом на гнойной помойке. И ты изменишь это, или не получишь новых планет никогда. И последнее. Ты дашь мне солдат. Столько, сколько мне потребуются. И ровно тогда, когда я попрошу. Время начнет тикать с завтрашнего дня. Вот мои условия. Думай.

Я откинулся назад, почувствовав полное опустошение. Согласится Рекс или не согласится, для меня это не имеет значения. Да, у меня есть план. Он появился сам собой, оформившись в нечто целостное и конкретное. Кроганы играли в нем существенную роль. Но, если они откажутся, ничего критического не случится. Я справлюсь и так. Без них. Не буду темнить, я ведь боюсь их, этих грозных ящеров. Они опасны. Очень опасны. А помогать им еще опаснее. В том состоянии, что сейчас находится их общество, они представляют угрозу для всех. Генофаг - страшная штука. Много страшнее, чем полный геноцид. Но эта дрянь нас всех спасла. И интриганок азари, и хитрожопых саларианцев, и воинственных турианцев. И нас. Людей. Если бы не он, на Земле сейчас была бы тишина. Кладбищенская.

- С чего ты взял, что я вообще смогу добиться того, что ты здесь описал? Это задачи на многие десятилетия. Ты так веришь в мои силы? С чего вдруг? Чем я это заслужил?

- Ничем. Я и не верю. У меня просто выбора нет. Ты сам это скоро поймешь, если пойдешь со мной. И никаких десятилетий у нас нет, кроган. Я не зря про часики сказал. Они уже тикают. И нам осталось совсем немного. Всем нам.

- Ты что-то увидел в том артефакте?

Умен Годзилыч, понял, откуда ноги растут, хотя впрямую о маяке ему никто не рассказывал.

- Да. Но доказательств у меня нет. Я знаю, где они есть. И я их добуду. С твоей помощью, или без нее.

Ящер долго молчал. Я на него не смотрел, тупо уставившись взглядом в заднее колесо "Мако". Стимулятор продолжал действовать, без устали отдавая телу нужную энергию. Но на душе было пусто. Я все сказал. Слов уже не осталось. Эмоции все выгорели. Я хочу спать. Чтобы от меня все отстали. Хочу заснуть, и проснуться у себя дома. В родном городе. В своем мире, и в своем времени. Забыть всю эту хрень, как страшный сон. И никогда больше не вспоминать. Да кто ж мне даст-то?

- Шепард. Твои условия, я готов признать их справедливыми. Это много лучше того, что есть сейчас. Но я не привык бросаться своим словом. Что будет, если я дам тебе обещания, но не смогу их исполнить. Не хватит сил. Ведь такое может случиться. Что будет тогда?

- Как что? Ты умрешь, до конца пытаясь исполнить данное слово. Разве нет?

Огромный ящер ощерился в улыбке, вновь явив миру свою акулью пасть, наполненную острыми зубами.

- А ты точно не кроган?

- Рекс. Люди - очень молодая раса. Мы еще не стали одним народом, хоть вы этого и не замечаете. Среди нас множество тех, кто очень похож на вас. Такие же дикие и необузданные, с кучей предрассудков и замшелыми традициями. Найти с ними общий язык бывает очень сложно. Сложно, но можно. Рядом с ними можно жить, а иногда и доверить спину. Это тяжело и опасно, но, зачастую, у нас просто нет другого выбора. Мы привыкли к этому. Так что, никакого секрета тут нет. Так ты согласен?

Годзилыч шумно выдохнул, как будто готовясь нырнуть с головой в бурный и непредсказуемый поток.

- Согласен.

- Тогда, добро пожаловать в команду, Урднот Рекс.

И я протянул ему руку, втайне надеясь, что он мне ее не расплющит от избытка чувств. Сделал ли я ошибку? Не знаю, это только время покажет. Но я хотя бы попытался.



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"