Федосеева Светлана Анатольевна: другие произведения.

Венец Ортана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга закончена, автор работает над ее редакцией.

  Книга закончена, но не вычитана и не отредактирована. Зато, полна приключений.
  
  
   Венец Ортана
  
  
   Меня зовут Оллаеле, Оллаеле Сатара. Это мое парадное имя. Оллаеле Сатара дочь Верховного Старца, правителя Агриайа. Вернее главы Совета пяти Галактик, главного законодательного органа данного галактического объединения. Я являюсь Старейшиной Совета Пяти Галактик, и если вы подумаете, что этот пост я получила благодаря отцу, то думайте себе на здоровье. В общем, это парадная сторона моей деятельности, как и парадное имя. А вот Сата Олстана, это совсем другое дело. Сата Олстана - действующий боец отряда особого назначения Каха. В этом слове зашифрована строка древнего мыслителя и воина. Это военное подразделение подчиняется только Верховному Старцу. Ни в одной базе данных нет информации о Каха, официально мы просто не существуем.
  
  
   1
  
  Я мирно дремала в кресле второго пилота, пока Эрторе, ведомый умелой рукой Милен, послушно выходил из подпространственного тоннеля в районе звездной системы Артикса.
   -Эрторе сури септома(название и код корабля) просит указать координаты посадочной площадки космодрома Сутар. На борту находится Старейшина Совета. - Милен произнесла все это ровным, без каких либо эмоций, голосом так, как обычно говорят диспетчера космодромов.
   Голос, ответивший ей с довольно большой задержкой, был против обыкновения чрезвычайно эмоционален.
   - Сутар просит Єрторе зависнуть над океаном в нулевой полосе. Требуется дополнительное время для выяснения нестандартной ситуации в связи с прилетом столь важной персоны.
   Милен проворчала себе под нос, что-то явно нецензурное. Она плавно, под углом ввела корабль в атмосферу планеты и, повинуясь диспетчеру вышки главного космодрома Артикса, заставила его зависнуть над океаном.
   - Милая девушка, разрешите узнать ваше имя. - Геллард, брат Милен взял переговоры с диспетчером на себя.
   - Это не предусмотрено протоколом переговоров, простите, но я должна передать информацию вышестоящей инстанции. От их решения будут зависеть мои дальнейшие действия. - Длинную тираду она выдала на едином дыхании. Девушка, судя по голосу, очень сильно волновалась.
   -Тиэре, я вовсе не хотел, что-либо нарушать, просто не могу понять, в чем проблема? Почему нас нельзя посадить, места достаточно. Сверху это хорошо видно и к тому же у вас очень приятный голос.
  Как мне нравиться этот бархат, в его голосе. Я открыла один глаз. Забавная картинка: двухметровый парень, что скрутился в кресле, каким то непонятным узлом, с загадочной улыбкой на смуглом лице, почти скрытым длинными черными волосами, нежным голосом поет сладкие песни невидимому диспетчеру вышки. Тиэре на межгалактическом, значит милая, и барышня, обязанная знать этот язык, в силу своей профессии, явно была польщена. Ее голос стал мягче, но нервные нотки, щедро сдобренные растерянностью, все еще доминировали.
   - Но вам по статусу должно быть предложено место перед главным терминалом, а через двадцать стандартных минут подойдет трансгалактический лайнер Треон. Он только что сообщил о выходе из подпространственного канала. И по контракту это его площадка, а улетит он только завтра.
   - Ну ..., вы нам эту престижную площадку предложили, а мы, неблагодарные, отказались. Девушка, посадите нас куда угодно, а потом докладывайте начальству. Идет? А то, негостеприимно получается, к вам Старейшина Совета пожаловал, а вы его подвесили.
   Гел забавлялся. Он вернул руки и ноги в нормальное положение. Ввел в компьютер, какие-то данные, тут же внизу экрана побежала строчка из знаков и символов. Я не читала, я снова закрыла глаза, я отдыхала. Несколько часов тому назад меня вытащили из серьёзной передряги и к тому же против моей воли. В свободное от основной работы время, я решила поиграть в кошки мышки с одним довольно симпатичным зейдом (пиратом) и он, до встречи с Гелом, искренне считал себя кошкой.
   - Эрторе сури септома, заходите на посадку северо-восток три пять девять. - Голос сурово-уравновешеный, видно девушка немного успокоилась и приняла решение. - Осторожно там острые скальные уступы. - И добавила уже тише. - Меня зовут Оффа.
   - Благодарю вас Оффа. - Голос Гела вежливо сдержан. - До встречи на Артиксе.
   Когда глаза закрыты, а слышны только голоса и звуки действительность воспринимается несколько иначе. Вот изящные пальчики Милен пробежались по кнопкам и клавишам панели управления. Вздрогнул корабль, словно сильный нервный хищник, плавно заскользил по заданной траектории. Сменяется ритм бортовых двигателей, они останавливаются, затихают, засыпают. Прекращается движение. Мягкие шаги, кто-то вошел, двое, короткий смешок. Нуарон Ти Арре или попросту Рон. Высокий красивый мужчина, с ослепительно белоснежной кожей и длинными серебристыми волосами. На изящном точеном лице огромные серые глаза, а в них бездна коварства. От кого же я это слышала? Не помню, но это наверняка была женщина. Он с Лелилаты, удивительной планеты, где алмазами устлана земля и пушистый аммиачный снег.
   -Вам удалось отвоевать место под Орланой (название звезды)? Если мне не изменяет память, именно так называют эту звезду артиксане. - Все также со смешком спросил Рон.
   - Рон, дружище, тебе как всегда удалось явится к концу сражения. - Гел повернулся вместе с креслом. - Думаю, в самый раз тебе в гости отправится да посплетничать всласть, Тес тебя это тоже касается.
   Тес, Берин Кертесо всегда искренне открыто улыбался, показывая великолепные зубы. Белая кожа, невероятной синевы глаза и копна светлых вьющихся волос делала этого двухметрового гиганта поистине неотразимым.
   - И где мы будем сплетничать? - спросил Рон.
   - А ты не догадываешься? - съехидничал Гел. - Соседка у Артикса всего одна. Сата, просыпайся, обеспечишь полную невидимость катера. Так как будто его совсем не существует - Добавил он уже тише.
   Я открыла глаза, лицо Гела было очень серьёзным.
   Да, вставать не хотелось, но деваться некуда. Насмешник Рон уже галантно протягивал мне руку, когда у Теса возникло желание, перекинуть меня через плечо и тащить в ангар, как жертву пиратского набега. Мысль, которую он не успел спрятать в глубинах подсознания, дала мне несколько секунд форы, и я, увернувшись от крепкой хватки Теса, протянула руку Рону, показав при этом язык. Краем глаза я увидела, как Милен театрально приподняла правую бровь. Я показала язык и ей.
   - Предлагаю устроить соревнование по бегу на пересеченной местности. Тот, кто придет первым получает три дня на разграбление планеты. - Сказала я, и так и не уточнив какой именно выпрыгнула из рубки управления через боковой вход.
   Миновав галерею и преодолев несколько ступенек, я оказалась в крестовине. Судя по звукам за моей спиной, Тес и Рон оказались не меньшими чем я любителями грабежа мирных планет. У меня всего пару секунд форы, а это слишком мало против такого бегуна как Тес, слишком мало. Он стремителен, несется огромными скачками. Я пришла второй только благодаря галантности Рона.
   Темная громадина ангара встретила нас гулкой тишиной. Тес, запрыгнувший первым, светлая дорожка побежала вслед за мною, потом за Роном. Втроем мы создали целый оазис света. (Разобраться с этим предложением)
   - И это Старейшина Совета пяти галактик, браво! Хоть бы первой пришли, леди Оллаель, все-таки положение обязывает.
   Ехидно-вкрадчивый голос принадлежал нашему кораблю, вернее бортовому компьютеру, составляющим единое целое. Мы зовет его Тор сокращенное от Эрторе ' владыка времени ', так называется наш корабль ну и соответственно его душа - бортовой компьютер. Он все видит и все про всех знает, иногда даже больше чем хотелось бы, к тому же педант, сноб и большая зануда.
   - Отстань Тор, у него ноги длиннее. Лучше готовь катер. - Я всмотрелась в темноту ангара. - Который из них?
   В глубине ангара появился светлый островок с катером в центре.
   -И не надоело экономить приятель? - Спросил Тес, направляясь к катеру.
   - Я действую по инструкции, а вы все отлично видите в темноте. - Тор либо обиделся, либо разыгрывал обиду, последнее, вероятнее всего.
   - Ладно, Тор, открывай люк. - Сказал Тес, направляясь к катеру. - Пожелай нам удачи, Ел.
   Я проследила, как Тес и Рон скрылись в катере, помахала им рукою, желая счастливого пути. Почти бесшумно включились антигравитационные двигатели, катер покрылся едва заметной голубоватой дымкой, поднялся, завис в полуметре от пола и исчез.
   - Браво, леди Оллаель, отличная робота! - Голос Тора прозвучал довольно искренне, без обычного сарказма. - Не хотите ли прогуляться?
   Часть стены отъехала в сторону, другая мягко опустилась на плиты космодрома. Я представила себе как, невидимый для людей и приборов катер, изящно вынырнул из корабля, стремительно набрал высоту и ушел в заоблачные дали. Колдовство рассеется только на подлете к Суране, соседке Артикса по звездной системе, и то если не возникнет непредвиденных ситуаций. Непредвиденная ситуация, потому и непредвиденная, что может возникнуть где угодно и когда угодно, но лучше не надо. Ой, как не надо, потому, что здесь, на Артиксе, нас ожидают сплошные непредвиденные ситуации. Эти мысли вертелись в моей голове, а на душе было тревожно скверно.
   - Малыш, возле открытого люка антиграв, кажется таможенник. Выйдешь к нему?
   - Хорошо Гел, а то я все думаю, чего это Тор предложил прогуляться. Кстати, попроси его смотреть в оба, мне тревожно, не могу обозначить более конкретно.
   - Хорошо с Тором я разберусь. А ты, на всякий случай, держись возле корабля.
   - А со мною леди вы уже разговаривать не желаете? - Ехидный голос бортового компьютера громким шепотом пронесся по ангару. - Так, через вторые руки распоряжение передаете.
   - Да ладно тебе Тор, это я так, возникло ощущение, а потом схлынуло. Вот к слову и пришлось. Не обижайся, лады?
   Молчание знак согласия решила я и направилась к трапу. - Эл, что там у тебя? - Голос Гела вывел меня из забытья. Мрачные мысли спрятались где-то неподалеку и уже не наседали на меня как прежде. Сделав шаг за пределы корабля, я подставила лицо теплому утреннему ветерку, который тотчас же начал шаловливо играть в моих волосах. Сиреневый рассвет захватил меня в свои призрачные объятья, принес запахи неведомых трав и цветов, разлился по всему горизонту розовато лиловыми сполохами.
   - Все в порядке Геллард, вижу таможенника. Кстати он на граве, не последняя модель, но все же. Богатая планета.
   Едва ступив на первую ступеньку, я услышала звонкий с хрипотцой голос:
   - Госпожа, примите мои уверения в глубочайшем к Вам почтении - Похожий на подростка таможенник, худой невысокий с болезненно бледным лицом, неимоверно коверкая межгалактический, без устали кланялся. - Таких высоких гостей может встречать только Вортер Муун - первый страж. Он будет здесь с минуты на минуту. От его имени я приношу глубочайшие извинения и уверения в непреднамеренности задержки. - Еще один глубокий поклон и таможенник застыл словно статуя, стараясь не смотреть мне с глаза.
   - Разрешите узнать ваше имя господин страж? - Я сошла с корабля, всегда приятнее общаться с более близкого расстояния. - Думаю, вам известны Уложения о таможенном контроле Совета?
   - Стен Туур, госпожа. - Легкий румянец выступил на его бледных щеках. - Младший помощник, - добавил он смущенно. - Мне известно, я не имею права Вас задерживать. Но... - В его глазах было столько мольбы - я прошу Вас, дождитесь первого стража.
   - Леди Оллаель конечно же уважит вашу просьбу юноша - Гел, неслышно спустившись по трапу легко коснулся моего плеча беря инициативу в разговоре на себя. - Более того, мы просим вас подняться на борт, и отведать фирго из Тургада. Смею вас заверить молодой человек, ничего подобного вы в своей жизни еще не пробовали. - Жест радушного хозяина, указующего на открытый люк корабля, дополнил его слова. Таможенник настороженно смотрел на того, кто назвал его юношей. На первый взгляд Гелард выглядел не старше самого Стена. Высокий, стройный, пожалуй, лучше сказать изящный, большие синие глаза, очень смуглая кожа и копна черных вьющихся волос. Одежда из тонкой черной кожи ещё более подчеркивала аристократичные черты и изящество движений хищника.
   На лице младшего помощника промелькнула целая гамма эмоций. Гелард всегда производит на людей неизгладимое впечатление. Они либо начинают его боготворить, либо боятся и люто ненавидят. И то и другое во многом зависит от его же желания или нежелания. Стен Туур был явно раздосадован. Рядом со смуглым уверенным в себе красавцем он выглядел хлипким нескладным подростком. В конце - концов, любопытство, усиленное желанием выполнить поручение начальника, пересилило нерешительность и страх перед высокопоставленными пришельцами.
   - Благодарю Вас. Это такая честь для меня. - Пролепетал таможенник, поднимаясь вслед за мной на борт Эрторе, восьмисот метрового крейсера среднего класса люкс.
   Миновав малую гостиную, предназначенную для официальных приемов, я повела гостя в нашу кают- компанию. Небольшую комнату, обставленную мягкими диванами, удобными креслами, приставленными к небольшим столикам с мозаичными столешницами, выполненными на планете Мирея, и множеством мягких пуфиков разнообразных форм и размеров. Кают-компания встретила нас дивными запахами свежемолотого фирго и сдобных булочек. Милен, изящная брюнетка с изумительно синими глазами на смуглом лице, разливала благоухающий напиток в небольшие чашечки - фирницы с замысловатым черным рисунком на красном фоне. С улыбкой она пригласила младшего помощника присесть. Паренек застыл и начал краснеть. Его лицо стало розовым затем ярко красным, и когда я решила, что сильнее покраснеть уже невозможно, он буквально запылал. Гел усадил его в кресло напротив Милен и, захватив две чашечки, опустился на пуфик стоящий у самой двери. Я устроилась рядом, справедливо решив, что одна из чашек предназначена мне.
   - Ещё одна жертва на алтаре красоты моей прелестной сестренки. - прошептал мне на ухо Гел. - Я попросил Тора сообщить нам о появлении достопочтимого Ватера Мууна.
   - Ты думаешь, он появится? - Так же тихо спросила я Гела.
   - Очень сильно сомневаюсь. - Гел вытащил из кармана мелкую монетку и хитро подмигнув, прошептал. - Спорим, ставлю на военных.
   Краем глаза, покосившись на монетку, я издала звук, выражающий призрение к такой мелочи и, вынув из кармана тестол, небрежно бросила: - Царедворец.
   - Царедворец в сопровождении военных, и вы не будете оставлять свои вещи во всех закоулках корабля - Вкрадчиво прошептал Тор. Его голос казалось, был везде, но слышали его только мы с Гелом.
   - С жуликами не спорю. - Тихо сказал Геллард, пряча монетку. - Ол, вынужден констатировать, что в нашем споре нет ни победителей, ни побежденных, а этот интриган хотел существенно сократить свои обязанности. - Сказал он, вероятно имея в виду Эрторе. Быстро поднявшись, Гел ушёл.
   Милен продолжала, улыбаясь разговаривать с гостем. Младший помощник явно взял себя в руки и, медленно потягивая фирго, говорил уверенно и пылко, чувствуя себя самое меньшее героем любовного романа. Я невольно прислушалась.
   - Лира четыре года была личной служанкой королевы, с того времени как Ташба, предыдущая служанка, вышла замуж и улетела с мужем на Картуну. Она хорошая девушка и королева к ней хорошо относилась.
   - И что же уволили безо всякой причины? - Милен выразительно посмотрела на меня затем на дверь. Я небрежно махнула рукой, мол, все в порядке.
   - Выходит что так. Стражники ее просто не пустили. - Наш немой диалог Стен Туур даже не заметил. - Сказали, что бы во дворец дорогу забыла, что таков приказ королевы.
   - Когда это произошло? - Неожиданно для себя спросила я. Младший страж удивленно повернулся. Казалось, до этого он даже не замечал моего присутствия. - Три месяца уже. Сразу после праздника Олуны. Королева в тот день даже в храм не пошла.
   - Ну и что, что не пошла? - Спросила Милен.
   - У нас поверье есть. - Стен Туур немного передвинул стул, так что бы видеть нас обоих, снова покраснел, но продолжил. - Если кто хочет найти кого-то утерянного, неважно как давно. Он должен десять ночей праздника, от восхода и до таянья Олуны, провести в её храме. - Как бы упреждая наши вопросы, он объяснил. - Праздник нашей любимой богини бывает раз в год. - И удивленно добавил. - Для Армины, это должна была быть десятая ночь. Это мне Лира рассказала тогда же, в праздничную ночь, а утром ее во дворец не пустили...
   В дверном проеме показался Геллард. Он осмотрел наши задумчивые физиономии, кивнул, указывая на дверь, и пропустил вперед Севара Теаваса. Тот подошел к столу, налил себе фирго и сел на один из пуфиков напротив младшего помощника. Стен Туур насторожился, разглядывая высокого крепкого темнокожего мужчину со спокойно - доброжелательными зелеными глазами. Милен поднялась первой, коротко кивнула таможеннику и вышла. Младший страж проводил ее взглядом до самых дверей и вздохнул с сожаленьем. Я улыбнулась. - Простите нас господин младший страж, что покидаем вас столь внезапно. Наше присутствие необходимо в рубке управления. Но оставляем мы вас в добрых руках. Поверьте, Севар замечательный собеседник, от него вы можете узнать немало нового и интересного. Думаю, мой уход, в отличии от исчезновения Миллен, младший страж даже не заметил. Я, со своими платиновыми волосами и холодными серыми глазами, так пишут поэты, похожа на королеву Урмии. Этой планеты никто в глаза не видел, но историй о ней сложено и за год не переслушаешь. Эта королева, встречает всех кто каким либо образом попадает на её холодную планету и кто на неё глянет, тот тотчас же превращается ледяную статую. И это еще не самая страшная история. Мягкое покрытие пола заглушило звук моих шагов. Стены коридора слабо светились, создавая атмосферу уюта, наш милый Тор еще тот романтик. Геллард ждал меня возле открытой двери лифта. Шахта лифта пересекала крестовину и заканчивалась в комнате под рубкой управления. Эта комната с низкими потолками, по контуру повторяла рубку управления и, благодаря обилию блестящих труб соединяющих пол с потолком, напоминала бамбуковый лес. Освещалась лишь небольшая площадка возле лифта и лестница, ведущая в рубку управления, все остальное пространство терялось во мгле. Мне всегда казалось, что в этой темноте прячется нечто загадочно-таинственное и невероятно интересное. Комната полная загадок... Ладно, оставим загадочные комнаты и закоулки корабля и перейдем к насущным проблемам и загадкам.
   Главная рубка восьмисотметрового крейсера класса люкс представляет собой четверть сферы весьма внушительных размеров. На огромные экраны обзора компьютер выдаёт полную картину происходящего не только снаружи, но и внутри корабля. На этих же экранах высвечивается вся поступающая информация. Кресла с панелями управления корабля расположены эллипсом по центру рубки, вдоль стен мягкие диваны. Все удобно, рационально и, как не странно очень уютно.
   Взглянув на экраны обзора, я не сразу поняла причину срочного сбора. Тор передал на экраны изображение всех возможных ракурсов космодрома Артикса. Справа над Эрторе черными полированными боками нависал трансгалактический лайнер Саоран, он почти полностью загораживал терминалы космопорта буквально прилепленные к прибрежным скалам. Дело в том, что для космодрома на Артиксе использовали огромный океанский залив, огражденный от ветров и волн кольцом отвесных скал. Он весь покрыт плитами таллара, прозрачными настолько, что можно увидеть проплывающую под ними рыбу. Странно, что таковая еще водится под толстыми плитами, едва пропускающими солнечные лучи и плотно подогнанными друг к другу. Вероятно, имеет место определенная мутация ведь космодрому без малого полтыщи лет. Слева и впереди, высились те самые отвесные скалы, к коим примыкала наша посадочная площадка. Сзади дышал в наши сопла латаный перелатанный бродяга космоса с явно пиратской мордой.
   -Пока только царедворец. - Ответил Гел на вопрос, который я еще не успела задать. - Военные подтягиваются.
   - Группа в камуфляже выстроились за Саораном. Только что закончились переговоры, в случае необходимости, они пройдут через вспомогательный трап на нашу сторону. - Тор показал нам небольшой отряд возле центрального трапа нашего соседа справа. - И, как бы упреждая наши вопросы, добавил. - Мы с Саораном, давние знакомые, один раз я его выручил.
   - Умница Тор. - Загадочно улыбнулся Гелард. - А теперь нам нужен соответствующий экипаж, желательно полный комплект: дежурные, постовые, просто идущие по пути следования гостя. Позови Рембара, пускай встречает.
   Рембар - мугд, правда, только наполовину, по отцу он третоаранин. Представьте себе трехметровый шкаф весь перевитый мускулами с тремя парами конечностей. Добавьте желто-зеленую кожу круглую лысую голову и огромные змеиные глаза. Он добряк интеллектуал, мечтатель и поэт, но об этом известно немногим, далеко не каждый захочет, а вернее сможет заглянуть ему в глаза. Первое же впечатление поистине неизгладимо. Остается только посочувствовать королевскому чиновнику. Ох, не нравится вся эта мышиная возня с использованием солдатиков. Что ж вы нам запоете господин хороший?
   Дверь рубки управления плавно отъехала в сторону, Рембар ввел гостя. Оторвавшись от созерцания космодрома во всевозможных ракурсах, мы с Гелардом переместили свое внимание на посетителя, чего нельзя было сказать о Милен. Она так и осталась сидеть в штурманском кресле невидимая для гостя.
  Крепкий худощавый с отличной военной выправкой мужчина был одет в совершенно новый темно серый костюм. Светло серый гольф, под длинным хорошо подогнанным по фигуре пиджаком, гармонировал со светло серыми глазами, но вступал в конфронтацию с сильно загорелым лицом и четко очерченными скулами. Остановившись, он поздоровался, слегка склонив голову. Окинув меня цепким взглядом, он обратился к Геларду, якобы сочтя его самой подходящей кандидатурой на роль Старейшины Совета. Он переигрывал, и это было отчетливо видно.
  - Арен Ди Вайк главный церемониймейстер двора, к вашим услугам Старейшина.
   - Должен вас разочаровать господин Ди Вайк. - Гел отвесил столь же церемонный поклон. - Гелард Да Ридас. Я всего лишь капитан этого корабля,... да и то временно. - Добавил он с улыбкой, и указал на меня. - Леди Оллаель Саттара.
  Казалось Ди Вайк на мгновение утратил свою невозмутимость.
  - Прошу меня извинить леди Оллаель, но столь юный и прекрасный образ не вяжется с такой ответственной должностью. - На этот раз он слегка склонил голову в мою сторону. - Тем не менее, я должен оговорить с вами протокол вашего приема во дворце королевой Арминой. И для начала мне хотелось бы увидеть что-либо, подтверждающее вашу особу и статус. Не сочтите это за оскорбление, но в свете происходящего ее высочество особо оговорила этот пункт.
   Последовала пауза, интересно чего он ждал. Что я тут же начну доказывать, я это я, или же выскажу бурю негодования по поводу подобной наглости. Ждал и разглядывал меня словно в прицел снайперской винтовки. Я улыбнулась и указала на кресло.
  - Прошу садится господин Ди Вайк, как гласит народная мудрость - в ногах правды нет. Фирго, или вы предпочитаете, что-нибудь экзотическое? Может быть Туамос? (Перебродившие плоды дерева тумо с планеты Круша. Экзотический и очень дорогой напиток, вызывающий контролируемые галлюцинации. Большое значение имеет правильная дозировка. В данном случае намек на неадекватное поведение. Любители данного напитка часто воспринимают желаемое за действительное. )
  -Фирго будет очень кстати. - Царедворец сел в предложенное кресло и спокойно произнес: - Я не сторонник экзотики.
  Мне даже понравилась его наглость. На самом деле права обязанности и статус старейшин очень четко оговорен в правилах, уложениях и законодательных актах, как самого Совета, так и всех планет в той или иной мере входящих в состав оного. И на подлете к Артиксу мы выполнили все формальности. На департамент внешних связей планеты пошел специальный кодированный сигнал, подтверждающий достоверность моей персоны, а также информация о том, что визит неофициальный. Следовательно, никакого протокола и пышных приемов в мою честь. Наш визитер не мог не знать об этом в силу своей должности. Как не мог не знать, моего пола. Или все-таки не знал. Я смотрела на него и молчала. Вошел Рембар с тележкой заполненной всякими вкусностями. Мысленно надев на него фартучек и кружевной чепчик, я немного подняла себе настроение, но тревога и предчувствие беды не исчезало.
  Мы с Гелом заняли кресла напротив гостя.
  - Как давно вы занимаете должность церемониймейстера?
  - Уже больше десяти лет ваша светлость.
   Ваша светлость. Если Ди Вайк знает что 'ваша светлость', то и все остальное ему должно быть известно.
   - Каким образом идентифицируется персона Старейшины? - Как бы, между прочим, спросил Гел.
   - С корабля, на котором прибыл старейшина, посылается сигнал на декодер в департаменте внешних связей. - Ответ Ди Вайка прозвучал, словно хорошо заученный урок.
  - И? - Гел слегка склонил голову, внимательно глядя ему в глаза.
  - Подтверждение не было получено. - Несмотря на категоричность ответа в голосе церемониймейстера чувствовалось сомнение.
  - Вы сами делали запрос в департамент внешних связей?
  - Простите, но какое это имеет значение? - Ди Вайк сделал несколько глотков душистого напитка. - Впрочем,... мне сообщила об этом королева, и я не вправе поддавать ее слова сомнению. Её высочество несколько обеспокоена неожиданным визитом.
  - И она поручила вам, во что бы ни стало, вывести самозванцев на чистую воду. - Подытожил Гел.
  - Ну, не в таких выражениях конечно. - Улыбнутся царедворец. - Но, по сути, все верно.
   - А вам не пришло в голову господин главный церемониймейстер, что никто при здравом уме не станет сообщать свой личный биокод по первому требованию неизвестно кого, прибывшего, к тому же без каких либо документов подтверждающих его особу? - Не без иронии спросила я.
  - И без приглашения. - Мрачно добавил Гел.
  - Разрешите принести вам свои извинения леди Саттара. - Ди Вайк поднялся и церемонно поклонился. - Возможно, ее высочество, ввели в заблуждение. Я немедленно отправляюсь в департамент внешних связей, чтобы лично все проверить. - И уже сделав несколько шагов, в сторону выхода он снова повернулся к нам. - Я прошу вас пока не покидать корабль.
  -У вас есть право отдавать подобные распоряжения? - Спросил Гелард.
  - Нет, поэтому я и прошу. - Ответил Ди Вайк.
  - Не спешите господин главный церемониймейстер. Вы находитесь на территории Совета, а это значит, покинуть корабль вы сможете лишь с разрешения капитана, то есть с моего разрешения. А я пока такового не отдавал.
  - Вы не имеете права меня задерживать. - Голос Ди Вайка отливал металлом.
  - Это вы не имеете милейший, однако, пытаетесь. А вот я, в отличие от вас, имею, и намерен им воспользоваться.
  - Вы угрожаете мне?
  - Ну что вы, я просто пытаюсь понять. На сытую благополучную планету, живущую за счет туризма, прибывает Старейшина Совета с неофициальным визитом. Ну, там, в гости к королю наведаться, ожерелья изумрудные прикупить, на пляже золотом повалятся. Одним словом, отдохнуть недельку другую за казенный счет. Леди, без проволочек выполнила все формальности, и что? Ей даже не разрешают выйти из корабля, ссылаясь на какие-то несуществующие препятствия. Что вы на это скажите господин главный церемониймейстер? Или все-таки не главный, а возможно и не церемониймейстер?
  - Вы намерены удерживать меня на корабле? - невозмутимо спросил Ди Вайк.
  Гелард улыбнулся и отхлебнул остывший фирго.
  - Ну что вы право, Рембар вас проводит.
   - Вы пытаетесь запугать меня, зачем? - Ди Вайк стряхнул головой, как бы пытаясь отделаться от навязчивых мыслей.
   Нельзя сказать, что Ди Вайк испугался, я бы сказала, что он немного растерян. Я так и не поняла, зачем он пришел. Задержать нас, слишком примитивное задание для такого неординарного человека. Что-то узнать, запугать? Его послали с какой-то целью, непонятной ему самому. И тот, кто послал его к нам, владеет магией или же имеет в помощниках мага, сильного мага. Его сила чувствуется даже в едва заметном магическом следе. Я бы, пожалуй, и не почувствовала если бы не эта легкая едва заметная растерянность. Но, свобода воли при этом полная. Забавно.
   - Господин Ди Вайк, для человека с вашим уровнем интеллекта, я уже не говорю о должности, судить о человеке лишь по внешности довольно странно. Рембар поэт, его книги издаются и переиздаются миллионными тиражами. Возможно, вам знакомы такие строки (дальше должно быть несколько строк которые подхватит Ди Вайк)
  - Это из 'Звездного ветра', у меня есть первое издание... - Задумчиво произнес Ди Вайк, возвращаясь к столу. - Забавно, но я был уверен, что Рем Бар давно почил. Последний романтик космоса, я всегда представлял его изящным юношей с печальными глазами. Пожалуй, я бы выпил, что-то покрепче, только без экзотики. - Добавил он с улыбкой.
   -Вы разочарованы господин Ди Вайк? - Спосила я не без иронии.
   - Ну что вы, я в восторге от возможности встречи.
   В это время вошел Рембар с подносом, и наш невозмутимый гость вскочил ему, навстречу пытаясь пожать все руки сразу. Порозовевший от крайней степени смущения поэт, поставил поднос на стол и сердечно обнял своего восторженного почитателя. Когда восторги улеглись Рембар, а за ним и Милен подсели к столу. Мы выпили доброго вина за здравие поэта 'последнего истинного романтика этого мира', как восторженно высказался Ди Вайк. Наступившая после этого пауза была длинной, но вот фанат романтической поэзии, окинув нас цепким взглядом, начал говорить:
   - Вы были правы в своих подозрениях, но лишь отчасти. Я служу королю и отвечаю за его безопасность, а также безопасность королевской семьи. Как видите, я не так уж сильно соврал, скорее, утаил правду. Более того, я знаю, что вы, действительно выполнили все формальности. Я проверил это перед тем как идти к вам. - Добавил он с улыбкой.
   - Тогда я не вижу причины для подобного поведения. - Пожалуй, мне и в самом деле стало интересно.
   - Видите ли, мне нужно было увидеть вашу реакцию на мою наглость. Я сейчас не склонен доверять кому-либо. - Он выдержал мой взгляд. - Король и его семья в большой опасности, а я не в состоянии помочь им сам. Мне нужна ваша помощь.
   Последнюю фразу Ди Вайк буквально вытолкнул из себя, и далась она ему очень не просто. И у друзей помощи попросить задумаешься, а тут совершенно чужие. Видно и впрямь все настолько плохо, что он готов схватиться за любую соломинку.
   - Видимо, господин Ди Вайк пора рассказать нам, если не все, то хотя бы то, что сами считаете нужным. В том числе о тех милых ребятах - Спокойно сказал Гел, указав на экран, где по-прежнему, в полной боевой готовности таился у борта Саорана камуфляжный отряд.
   Судя по тому, как быстро на экране появилась нужная картинка, Тор слушал наш разговор во все уши. От него и так не скроешься, мне даже иногда кажется, что он умеет читать мысли.
   - Егеря. - Удивленно произнес Ди Вайк. - Это серьезно. И давно они здесь?
   - Прибыли на семь минут раньше вас. - С улыбкой произнесла Милен. - В общем, мы предполагали, что это ваш эскорт.
   - Тогда скорее сопровождение. - С улыбкой ответил Ди Вайк. - Ладно, думаю что, несмотря на высокую дипломатическую миссию, вам часто приходится иметь дело с подобными отрядами и спецподразделениями. Поэтому не будем обращать на них внимание, по крайней мере, пока я не изложу вам свою версию того, что произошло во дворце. Официально я был в отпуске, летал на Шеэну подлечить расшатавшиеся нервы. На самом деле выполнял поручение его высочества весьма деликатного свойства. Говорить об этом я не вправе, к тому же, я думаю, не имеет никакого отношения к данной проблеме. Я отсутствовал немногим более трех месяцев. Прилетел вчера и первым делом отправился во дворец, куда меня не пропустила моя же охрана. Если быть абсолютно точным то не пустили к королю, сославшись на особое распоряжение ее высочества королевы Армины. Затем мне был вручен личный приказ короля, по которому я отстранялся от дел вплоть до его особого распоряжения. Принес мне этот документ, действительно подписанный королем, какой-то неприметный клерк, я даже не понял, откуда он появился и куда исчез. Я нигде не смог найти Турке Вара, моего заместителя. Его мать живет в Хануате, я осторожно расспросил ее, оказалось, Турк улетел на Ормокс со специальным поручением почти одновременно со мною. Его фон не отвечает и мне это очень не нравится. И главное никто ничего не знает и никто не хочет со мной разговаривать. Нет, они не грубят, просто все очень заняты, все спешат, и у всех нет времени. На первый взгляд все осталось по-прежнему, но это только на первый взгляд. Такое ощущение, что при дворе все обпились экзотическим напитком, тем самым, что вы предлагали мне. - Добавил он с грустной улыбкой. - Возможно, мой рассказ несколько хаотичен, но я пытаюсь ощущениями дополнить недостаток информации.
   - Не юлите Ди Вайк вываливайте все. - Сказал Гел разлив остатки вина по бокалам и, жестом, остановив попытку Рембара встать. - Облегчите душу, а то вы все вокруг да около.
   У Ди Вайка был вид человека стоявшего возле полыньи и готовящего совершить прыжок в холодную воду. Наконец он решился.
   - Короля Армакса больше нет.
   - Как нет?
   - Он умер?
   - Его убили?
   Кажется, подобного вопроса не прозвучало лишь из уст Гела. У него только слегка расширились зрачки. Сказанное Ди Вайком значило, что мы опоздали. Наша миссия закончилась, так и не начавшись, ведь мы летели на Артикс спасать короля.
   - Нет, он жив и, даже относительно здоров. - Вернул нам надежду Ди Вайк. - Я хотел сказать, физически. А вот психологически это бурка (плод дерева бура - аналогия с обозначением человека со стертой памятью - овощ). Он ничего и никого не помнит. Он даже меня не вспомнил, а ведь мы с ним вместе всю жизнь.
   Вероятно прочитав недоумение на наших физиономиях Ди Вайк обьяснил.
   Моя мама была кормилицей Армакса, мы с ним молочные братья. Вместе росли, вместе играли, вместе учились и даже влюбились вместе и в одну и ту же девушку. И вот после всего этого счастливый избранник Армины сидит в кресле, рассматривает свою коллекцию бабочек и раскачивается блаженно улыбаясь. Хорошо хоть слюни не пускает. - Добавил он в сердцах. - Я окликнул его по имени, он поднял голову и долго рассматривал меня. Но едва я начал говорить, как он, оглянувшись, вдруг замахал руками, словно настойчиво прогоняя назойливую муху. Даже несколько раз ударил по спине, при этом подталкивая к выходу.
   Сказав это, Ди Вайк замолчал. Затем встал и пробежался вдоль стены. Милен фыркнула и пригубила вино. Мы с Гелом, переглянувшись, последовали ее примеру. Рембар же использовал затянувшуюся паузу, чтобы сбегать за добавкой. Наконец Ди Вайк вернулся в свое кресло.
   Это я бурка, а не он. О Олуна, как же я не понял сразу, он толкал меня к входу в подземелье. Он сидел к нему спиной и не мог видеть, как я вошел. Не мог, но толкал прямо к статуэтке. И едва я успел выйти, как к нему кто-то вошел и что-то спросил весьма жестко, я бы сказал, повелительно. Я не остался, а возможно следовало бы послушать. Но теперь уж не вернешь. А сегодня, с самого утра, я удостоился аудиенции ее высочества. Меня весьма трогательно попросили помочь. Дескать, все вокруг болваны, а король просто в нервном расстройстве и он обязательно вернет мне должность, как только почувствует себя лучше. Да и сам я виноват, так надолго оставив своего короля. А тут еще самозванцы пожаловали и надо их срочно вывести на чистую воду. Ну и дальше в том же духе. В итоге мне поручили выяснить, и изобличить. Но самое интересное не это.
   - Господин Ди Вайк вы прямо как сундук с тройным дном. - Сказала Милен, подняв свой бокал.
   - Подозреваю, что четыре или пять. - Сказала я, повторив жест Милен. - Ваше здоровье Ди Вайк, кстати, это действительно ваше имя?
   - Присоединяюсь. - Поднял бокал Рембар.
   - Ну что ж хороший тост. - Сказал Гелард, осушив свой бокал.
   Выпив свое вино, Ди Вайк продемонстрировал нам еще одну улыбку из своей коллекции, на этот раз загадочную.
   - Это была не королева Армина.
   - Вы уверены? - С улыбкой спросила Милен.
   - Абсолютно.
   - Тогда кто же? - Спросила я .
   Меня начала понемногу раздражать манера гостя излагать события. Строго дозированные факты и ни одного лишнего слова. Это особый талант. Я иногда и сама грешу подобными разговорами, но никогда не замечала, как это может раздражать людей заинтересованных в определенной информации. Впрочем, очень часто раздраженные люди быстрее выбалтывают то, о чем ранее решили молчать. Не могу сказать, что мы о многом сообщили, но уж наша заинтересованность явно видна Ди Вайку невооруженным глазом.
   - Арсара, сестра Армины. Они близнецы. Об этом мало кому известно. Арсара всегда таилась, появлялась редко, ее визиты носили весьма кратковременный характер. По роду моей деятельности я обязан быть в курсе всех событий, особенно тех, что непосредственно касаются королевской семьи. Я даже несколько раз видел их вместе. Схожесть практически абсолютная, за исключением одной детали. У Армины очаровательная родинка у левой ноздри. - Ди Вайк поднял бокал и сделал несколько хороших глотков. - Пожалуй, это все что мне известно на данную минуту. Как видите, я готов к сотрудничеству, но прошу учесть, что я теперь без должности и без влияния, одним словом - изгой.
   - Ну не прибедняйтесь Ди Вайк. В королевские покои вы, каким-то образом проникли, и королева вас поручениями озаботила. - Не удержался от доли сарказма Рембар.
   - И сопровождение нешуточное, королевские егеря. - Подхватила Милен.
   - Да уж, с ними не пошутишь, разве что в кошки мышки поиграть, но не долго. - Не остался в долгу Ди Вайк.
   - Особенно в роли мышки, я полагаю. - Улыбнулась я в ответ.
   - И все-таки как вы попали в королевские покои? - Прервал шуточную пикировку Гел.
   Ди Вайк обвел нас внимательным пытливым взглядом.
   - Удивительно, я рассказал вам о том, что король болен, а королева совсем не королева, а вас интересует только то, как я проник в личные покои короля! Но почему?
   - Потому, что король Армакс попросил нас о помощи. - Просто сказала Милен.
   - Вас! Но каким образом?
   Нам все-таки удалось удивить Ди Вайка. И не просто удивить, казалось, он на несколько минут утратил всю свою невозмутимось.
   - Господин Ди Вайк, поскольку вы были с нами почти откровенны, мы просто обязаны ответить вам тем же. Если вы и вправду были настолько близки с королем то, наверное, слышали о его знакомстве с Верховным Старцем?
   - Я был с ним на Гормоне.
   Когда он это произнес и то, как он это произнес, вернуло меня на пятьдесят лет назад. Черно-красная планета стремительно приближалась. Космодром я отыскала лишь по остаткам маяков и буквально плюхнулась на его каттаровую (один из видов сверхпрочных материалов, что используются для покрытия космодромов на территории Совета) поверхность. Я не понимала, была ли это ночь или день, потому что всю планету заволокли тяжелые черные тучи. Это был дым от миллионов пожарищ. Уже давно отгремели взрывы, и казалось, вместе с дымом Гормону окутала зловещая тишина лишь усугубляемая одиночными сполохами огня.
   - Вы Дивай Карот, ведь так?
   - Вы правы леди Оллаель. Странно, но я только теперь вспомнил, вы были там вместе с отцом.
   - Не совсем, я прилетела за ним. Мне вас представили на космодроме перед самым отлетом, почти на ходу, поэтому я вас не сразу вспомнила.
   - Да, веселые были дни.
   - Но, почему Ди Вайк?
   - Так звал меня Армакс в детстве, все привыкли. Я и сам редко вспоминаю свое полное имя. (возможно в связи с получением дворянства?)
   - Я рад Ди Вайк что мы оказались в одной рубке ( выражение соответствующее 'плыть в одной лодке'), но теперь нам нужно скоординировать наши действия тем более что ребята за бортом начинают проявлять нетерпение. - Гел откинулся на спинку кресла и с большим вниманием смотрел на нашего неожиданного союзника.
   - Вы правы господин Да Ридас, сейчас не время для сентиментальных воспоминаний. - Ди Вайк встал и подошел к мониторам. Тор тот час же показал егерей со всех возможных ракурсов. - Здесь не меньше бура (приблизительно полторы роты). Думаю мне пора возвращаться, королева проявляет нетерпение. Ах да, вас интересует, как я проник в покои короля? Мне нужна карта Тиксаны. - попросил Ди Вайк
   - Весь город или определенный район? - Голос Тора звучал бесстрастно, с явно механическим оттенком.
   - Если можно район королевского дворца, и поподробнее.
   На центральном мониторе появился очень подробный план королевского дворца. Ди Вайк подошел поближе. Бегло взглянув на изображение, он тут же указал нужное место.
   - Вот здесь, рядом с дворцовой стеной, есть небольшой домик. Со стороны дороги его надежно укрывают деревья. - Тор послушно увеличил указанный квадрат. Это уже была даже не карта, а вид сверху. Не удивлюсь, если Тор успел 'познакомится' со спутником, в данный момент находящимся в нужной точке. Мы подошли поближе. - Открываете дверь, ключа у меня с собой нет, но думаю, для вас это не составит труда. За ней темный коридорчик, делаете два шага вперед, поднимаете правую руку, в стене есть небольшая ниша. В глубине этого отверстия рычаг в форме головы лошади, её нужно повернуть влево. Затем просто открываете следующую дверь. Если вы все сделаете правильно, то за ней откроется проход в подземелье. Спускаетесь вниз, затем идете прямо, никуда не сворачивая. Когда ход ощутимо сузится, ищете нишу справа, голову коня поворачиваете влево. Откроется винтовая лестница, она в толще дворцовой стены и довольно узкая. Подниматься придется долго, покои Армакса на четвертом этаже. Узкий и очень короткий коридорчик, ниша с правой стороны, голову коня влево и,... вы в покоях Армакса, вернее в его гардеробной, что примыкает к спальне. Да, с другой стороны каждой двери есть такая же ниша, но слева, а голову коня нужно поворачивать вправо.
   - Что это за район? - Спросил Гелард.
   - Дома в основном принадлежат дворцовой прислуге. Там пустынно, они редко бывают дома, разве что ночью.
   - А эта дорога, куда она ведет. - Спросила Милен, внимательно разглядывая изображение на мониторе. - Это, как я понимаю дворцовая стена.
   - Дорога огибает дворцовую стену и выходит к океану. Видите, вот здесь она вплотную подходит к стене и так до самого пляжа. Но вам лучше зайти со стороны города. Охрана там стандартная, бапы (слегка презрительное прозвище типа, наших ментов или копов) прогуливаются с часовым интервалом. Им достаточно внушить узнавание по типу 'а они живут здесь уже давно, только редко бывают'.
   - Вам знакома эта техника внушения? (добавить небольшие комментарии по повод этой техники)
   - На уровне дилетанта, но иногда она меня здорово выручала. - Улыбнулся мне Ди Вайк.
   - Что собой представляет королевский дворец, и где расположены королевские покои?
   - Пятиэтажный куб с внутренним двором на уровне третьего этажа, еще три этажа под землей. Подземные этажи это система карстовых пещер, огромный лабиринт, пределы которого известны немногим. Периметр дворца хорошо охраняем. Часть подземелья используется под хозяйственные нужды, как и первый этаж. Второй третий это парадные залы, гостиные, комнаты для гостей, большие и малые салоны, библиотека. Четвертый и пятый личные покои королевской семьи, комнаты наиболее приближенных. Личные покои каждого члена королевской семьи расположены на двух уровнях. Они соединены лестницами, как явными, так и потайными. Как правило, есть несколько выходов во внутренний дворик, представляющий собой сад с бассейном посредине. Этот внутренний дворик имеет селоновое (совершенно прозрачный и чрезвычайно крепкий материал?) покрытие с системой автономной вентиляции. Крыша представляет собой открытое пространство с клумбами, скамейками, столиками, шезлонгами и беговой дорожкой. Покои Армакса находятся в восточной части дворца. Охрана многочисленна, не потому что опасно, просто такова традиция. Прислуги, как вы понимаете тоже немало. Все этажи соединяются лестницами, лифтами, различными переходами. Одним словом лабиринт еще тот. Мы с Армаксом еще в детстве, после длительного изучения и компьютерного анализа, решили что архитектор, строивший дворец был душевнобольным человеком. Позже я понял, что он был гением.
   - Наверное, после того как вы обнаружили потайной вход?
   - Если бы только это. Когда весь этот кошмар закончиться, я лично проведу для вас весьма занимательную экскурсию. О Олуна помоги нам, не оставь в своих благодеяниях.
   - Простите, что вмешиваюсь, но егеря начали переправу. На всякий случай я усилил защиту.
   Интересно, почему при посторонних Тор всегда говорит так как, по его мнению, разговаривали древние машины. Подозреваю, своим четвертым глазом он просматривает старинные стереофильмы. А тревога все усиливается, что-то должно произойти, а мы даже из корабля выйти не можем. Такое ощущение, что нас специально опутывают липкой паутиной бездействия, затягивают время. А егеря очень быстро будут возле Эрторе. Ширина Суарона метров триста не более. Но, насколько я помню конструкцию корабля этого класса, просто так от борта до борта не пройдешь, значит метров семьсот восемьсот, не меньше.
   - Они преодолели половину пути. - Вкрадчиво со скрипом сообщил Тор.
   - Я должен их встретить. - Сказал Ди Вайк. - Леди Оллаель, леди Милен, господин Да Ридас, господин Рембар разрешите откланяться. Постараюсь объяснить ее величеству, что её, мягко говоря, ввели в заблуждение. И что вы, хоть и прибыли неофициально просите аудиенции их королевских высочеств. А поскольку ваш статус подтвержден, то не в моей компетенции задерживать вас на корабле. И еще запишите номер моего фона (мобильный телефон). - Ди Вайк продиктовал восьмизначный ряд цифр и поклонился. - Еще одно,я не говорил прежде, но меня чрезвычайно тревожит судьба принцессы Сетаны, дочери Армакса и Армины. Я нигде не смог её разыскать. Итак, я свободен?
   - Всецело господин Ди Вайк. - сказал Гелард.
   - Надеюсь на скорую встречу при более благоприятных обстоятельствах. - Ди Вайк отвесил полный достоинства поклон, затем обратился к Рембару - Окажите мне честь, проводив.
   Рембар улыбнулся, показав свои великолепные клыки, и первым шагнул к выходу. Ди Вайк незамедлительно последовал за ним.
   - Фу-у-у-у - Вырвалось у меня, едва Ди Вайк покинул рубку управления. - Не знаю почему, но он порядочно утомил меня. Удивительно, что отец отзывался о нем так тепло.
   Гел улыбнулся. - Неужели вам, госпожа старейшина не понравился столь рассудительный, я бы сказал, весьма положительный кавалер. Кстати насколько я понял, он холост.
   - Только вот сердце его весьма прочно заняла королева Армина. - Сказала Милен и при этом фыркнула словно кошка.
   - Настолько прочно милые дамы, что даже все ваши прелести не произвели на него совершенно никакого впечатления.
  - Я, конечно, понимаю огромную важность вашей беседы, но осмелюсь доложить, что Ди Вайк уже вышел из корабля и встретился с командиром егерей. - Тоном хорошо вышколенного дворецкого произнес Тор. - Не желаете ли, чтобы я включил звук?
   Уж будьте любезны, и не сочтите за труд. - В тон ему, высокопарно произнес Геллард.
   Мы опять обратили свои взоры к экранам обзора, где появилось увеличенное изображение Ди Вайка и молодого мужчины в хорошо подогнанном камуфляже. Его длинные волнистые светлые волосы были стянуты на затылке, голубые глаза смотрели прямо и бескомпромиссно, загорелая кожа на квадратном угловатом лице натянута так плотно, что можно изучать строение черепа. И голос у него такой же резкий с острыми углами гласных. Мы немного послушали их разговор в оригинале, на артикском, поскольку Тор начал давать перевод с небольшим опозданием.
   Они были если не друзьями, то очень хорошими знакомыми. Это было видно по открытым улыбкам и добродушной иронии.
   - Ты никак сменил нашивки Тарк?
   - Хоть место работы осталось прежнее. Давно вернулся?
   - Вчера.
   - Полагаю, тебя ожидало немало сюрпризов?
   - Что характерно, не одного приятного. Моя карьера придворного прервалась на самом пике, возьмешь к себе безработного и бездомного?
   - Э как ты хватил. Староват ты Див, для моего элитного подразделения, которое к тому же сильно уменьшилось со времени твоего отъезда, точно так же как и мои нашивки.
   - Задание? - Уже серьезно спросил Ди Вайк.
   - Арестовать самозванца и препроводить во дворец, личный приказ ее величества.
   - И что?
   - Что что, сейчас будем штормовать нодийца, для моих ребят это плевое дело. - Зло отшутился Тарк. - А может, потребуем добровольно сдаться?
   - Попробуй, ты у нас парень видный. - Улыбнулся Ди Вайк.
   Тарк внимательно изучающее посмотрел на Ди Вайка.
   - То есть это возможно?
   - Не исключено, особенно если попросить.
   - Как я понял старейшина настоящий?
   - Настоящая. Очаровательная юная леди с волосами, словно снег на вершине Тумо.
   - В тебе проснулся поэт Див. Ну и как будем просить?
   - Полагаю на межгалактическом.
   Гел окинул меня оценивающим взглядом, затем издал непонятный звук являющийся смехом или же его производным.
  - Ол, думаю пора внести коррективы в планы режиссера доселе нам неизвестного. Ты сама справишься? - Внимательно посмотрел на меня Гел.
   Милен снова фыркнула и вышла. Сегодня у нее это явно вошло в привычку.
   - Не беспокойся, я уже вполне взрослая. - Я улыбнулась Гелу. - Ты решил идти через потайной ход?
   - Не доверяешь Ди Вайку?
   - Не то чтобы. Он искренне предан королю и в основном говорил почти чистую правду, но что-то тревожит меня и с каждой минутой все больше. Это все так расплывчато и неопределенно, будьте осторожны.
   Гел приложил ладонь тыльной стороной ко лбу, знак открытости намерений и готовности к честным действиям, как приветствуют друг друга жители планеты Мюр(дать короткую характеристику), и вышел вслед за сестрой.
   Через насколько минут бесшумный, абсолютно невидимый катер покинет корабль и возьмет курс на северо-восток. Я тоже отправлюсь туда же, но под конвоем. Рембар конечно же не отпустит меня одну с младшим командиром. Что ж мы тоже возьмем грав, (на сленге так называют все машины снабженные антигравитационным двигателем) своим транспортом всегда сподручнее.
   Егеря уже закончили переправу сквозь Суарон и выстроились полукругом перед трапом. Ну что ж леди Оллаель, как говориться, ваш выход.
   - Тор, будь другом, передай Рембару, пускай подгонит мой грав к трапу.
   - Рембар просит передать, что одну он тебя никуда не отпустит. - Голос Тора был деловито вальяжен. - Стен Тур только что покинул корабль и сейчас двигается в сторону вокзала.
   - А где Севар?
   Тор промолчал, наверное, потому, что Севар тут же вошел в рубку и деловито опрокинул в себя содержимое бутылки. Затем он буквально упал на диван.
   - Одно могу сказать наверняка, мы прилетели не зря. - Тут Севар увидел егерей и громко присвистнул. - И давно они здесь?
   - Достаточно, я как раз собиралась арестовываться.
   - Неужели одна? - Спросил Севар, продолжая наблюдение за егерями. - Впрочем, можешь арестовываться, там командир симпатичный.
   - Если он тебе так понравился, могу уступить. Парик, плащ и вполне за меня сойдешь. - И добавила ехидненько. - Ну что согласен? Рембар уже ждет.
   - Ну что ты, у него столь проницательное лицо, сомневаюсь, что он согласиться на подделку. - Ухмыльнулся Севар и вернулся на диван, я села рядом с ним. - А может и вправду Ол, я пойду. Немного поколдуешь, никто и не заметит.
   - Нет, я сама пойду, а вы с Тором будете нас прикрывать. Кстати отколь уверенность в нужности нашего прилета? Гелларда встретил?
   - Милен, а затем и Геллард пробежали мимо меня, едва кивнув, и, как ты понимаешь, информацией поделиться не успели. Но, если убрать всю словесную шелуху с откровений таможенника, то получается, что с королевской семьей последние три месяца творится что-то неладное.
   - Неладное, это еще слабо сказано, мы тут с королевским посланником побеседовали по душам. Короче Тор тебе все доложит детально, а мне пора. - Я встала и решительно направилась к выходу, но, вспомнив о недоподслушаном разговоре, поинтересовалась.
   - Тор, может приятели еще, что интересное выболтали?
   - Нет, отвесили друг другу пару только им понятных шуток и распрощались. - Сухо доложит Тор. - Вы там аккуратнее, леди старейшина. - Добавил он, несколько секунд спустя. - Церемониальный плащ сложен в нише справа от аппарели ( люка?) Удачи.
   Церемониальный плащ, я о нем совсем забыла. Белоснежный, подбитый мехом низгу, мелкого хищника с планеты Зунага. Охота на него столь популярна, сколь опасна. Низгу живут и охотятся стаями, а значит, и защищаются коллективно. Несмотря не всю белоснежность плащ довольно трудно испачкать, возможно, именно поэтому он является символом непогрешимости власти старейшин.
  Я накинула плащ и ступила на ступени трапа. Сделала еще несколько шагов и остановилась, затем медленно подняла голову, и посмотрела на Тарка. В моих глазах было много вопросов и разжалованный, в младшие командиры, это прекрасно понял. Сначала он слегка побледнел, затем на щеках проступил едва заметный румянец и наконец, сделал несколько шагов в сторону трапа. За этим последовал полный достоинства поклон.
   - Арен Ди Тарк к вашим услугам госпожа старейшина.
   - Разрешите узнать цель вашего визита. - Я лишь слегка склонила голову. - Меня немного смущает наличие такого количества затянутых в камуфляж людей у трапа моего корабля. Неужели Артикс объявил войну Совету Пяти Галактик?
   - Ну что вы госпожа, это просто досадное недоразумение, вызванное недобросовестностью чиновников департамента внешних связей, я полагаю. - Румянец на щеках Тарка стал более заметен, но глаза были столь искренне полны раскаяния, что у меня пропало желание и дальше пугать его дипломатическим конфликтом. - Приношу свои искренние извинения. Но не могли бы вы нанести визит во дворец?
   - Под вашим эскортом, я полагаю? - Мой голос был полон нескрываемого сарказма.
   - Если, ваша светлость, не против.
   - А если против?
   Видимо это словесное расшаркивание было настолько не в характере егеря, что последний был готов плюнуть на все и убраться подальше от Эрторе и разозленной столь недоброжелательной встречей старейшины. Но военная выучка и самодисциплина одержали победу над столь малодушным желанием. Тарк согнул руку в локте и повернул открытую ладонь в сторону своих подчиненных, затем быстро подошел к трапу. Я жестом пригласила его подняться, пора было кончать затянувшуюся игру.
  - Я получил приказ арестовать вас, вернее не вас, а самозванца назвавшегося старейшиной. - Тарк опустил глаза, ему было ужасно неловко. Он был воином, а не фулатом (полицейским). Он умел идти по следу, находить в лесу человека и зверя, спасать людей и освобождать заложников. Он был егерем и очень многое умел, но он не был фулатом и чувствовал себя очень неловко, но он мужественно посмотрел мне прямо в глаза.
   - Я вынужден вас арестовать. - Легкая хрипотца и едва заметный румянец выдавали его волнение.
   - Как вы это себе представляете? - Я улыбнулась. - Возьмете штурмом Эрторе?
   - Думаю это нереально. - В широкой открытой улыбке был мальчишечий задор и вызов. - Поэтому я решил попросить вас...
   - Сдаться?
   - Удостоить меня чести сопровождать вас до дворца.
   Он был не так уж прост, этот приятель Ди Вайка.
   - Вы получили приказ доставить меня во дворец? - Тарк кивнул. - Конкретно меня или просто того, кто назовет себя старейшиной?
   - Было названо ваше имя. - Он помолчал немного. - Думаю королеве известно, что старейшина настоящий, поэтому, до выяснения обстоятельств вас будут держать во дворце.
   - А если все-таки, у вас удобная тюрьма?
   - Я вытащу вас из любых застенков, обещаю.
   Это было сказано так, что сомневается, не стоило, действительно вытащит. Он смотрел мне прямо в глаза и лишь едва заметный румянец на открытом загорелом лице выдавал его волнение.
  
  
   2
  
   Солнце поднялось уже довольно высоко, когда мой грав мягко опустился на небольшую лужайку перед парадным входом королевского дворца. Около нас тут же вынырнул розовощекий лысеющий колобок с оттопыренными ушами. Маленькие глазки были настолько глубоко посажены, что невозможно было рассмотреть какого они цвета. Во всем облике было что-то приторно сладкое и противно липкое. Кажется, дотронься и не отмоешься никогда.
   Тарк даже не пытался скрыть свою брезгливость.
   - Самый мерзкий тип на Артиксе. Он похож на фурбу, такой же противный и смертельно опасный в своем ядовитом коварстве. - Сказал он тихо и добавил. - Вы с ним осторожнее. Вот уже несколько месяцев он в фаворе
   Следовало расспросить Тарка более подробно, но колобок быстро перебирая своими короткими ножками, уже подбежал к граву и отвесил церемонный поклон. Тарк гибким, почти неуловимым движением перебросил свое тело через бортик антиграва, и поприветствовал колобка полным достоинства поклоном. Последний этого не заметил или сделал вид, что не заметил, как, возможно, не заметил того, что Рембар поднял грав на несколько сантиметров выше. Теперь колобку приходилось все время задирать голову, мне же оставалось смотреть на него сверху вниз. Покидать свой грав я не торопилась.
   - Мурдо Фурада к вашим услугам госпожа старейшина.
   - Итак, моя личность установлена и подтверждена господин Фурада? - спросила я, выждав соответствующую паузу. - Или меня подвергнут унизительному аресту?
   Мурдо Фурада нисколько не смутился, вероятно, был готов к подобной реакции с моей стороны. Розовые щеки, расплывшись в радушной улыбке, превратили и без того маленькие глазки в едва заметные щелочки. Тонкие губы сложились сердечком.
   - О, моя госпожа, простите нерадивых слуг, которые принимают за приказ любое случайно оброненное слово. - Царедворец отвесил поклон, довольно изящный, для его комплекции. - Ваш визит был столь внезапен, что мы невольно проявили растерянность, граничащую с недоумением. Что вероятно и послужило причиной всех этих весьма неприятных для вас событий.
   Я смотрела на него, не скрывая своих эмоций, и опытный царедворец безошибочно оценил всю их гамму. Удивительно, но и это его не смутило. Секунда, не больше понадобилась ему, чтобы стереть улыбку со своего лица, и еще секунда, чтобы перестроить линию разговора.
   - Ваша светлость разрешите проводить вас во дворец, где вы сможете отдохнуть с дороги и подождать возвращения ее величества. Королева Армина незамедлительно получила уведомление о вашем визите. Поверьте, она уже в пути.
   - В пути? - Мне даже не хотелось скрывать иронию в своем голосе. - И как долго она будет в пути? Вам не кажется милейший господин Мурада, что все это выглядит более чем странно?
   - Фурада, меня зовут Мурдо Фурада госпожа старейшина. - В голосе царедворца весьма явно обозначилась нотка обиды.
   - Фурада? А, ну, конечно же Фурада. - За спиной показала кулак открыто ухмыляющемуся Рембару. - Любезный господин Фурада, я, в растерянности, я просто не понимаю, что здесь происходит. Я прилетела, с неофициальным визитом, выполнив при этом все формальности, на планету входящую в состав Совета. И при всем при этом меня встречают как преступника?
   Не знаю, сколько еще времени я бы потратила на спектакль 'тупая блондинка в растерянности', а затем 'разъяренная блондинка' если бы не чувство тревоги. Я опаздывала. Куда и зачем не понятно, но мне следовало поспешить туда, куда меня так настойчиво подталкивали. Вернее толкал кто-то сильный и самоуверенный. В любом случае расклад он знал очень хорошо, он сам раздавал карты. Странное сравнение, вернее образ, но я верю образам, возникающим в моей голове, они редко бывают ошибочными.
   - Это просто недоразумение, поверьте, все виновные будут строго наказаны.
   Лепетанье колобка, словно дребезжанье трухи (кровососущее насекомое), вызывало желание убраться подальше.
   - Господин Фурада, вы совершенно правы, мне нужно отдохнуть. И, пожалуйста, во имя Олуны, не нужно никого наказывать.
   Мурдо Фурада открыл рот, пытаясь что-то сказать, а потом закрыл, так и не сказал ни слова.
   Он подготовился к длительным переговорам, с извинениями и дипломатическими расшаркиваниями. Наверное, поэтому ему просто не хватило слов. Я кивнула не менее удивленному Рембару и он мягко опустил грав почти к самой земле. Тарк еще раз продемонстрировал хорошую реакцию, мгновенно оказавшись рядом с машиной и подав мне руку, помогая сойти на мягкий травяной газон дворцового сада.
   - Простите госпожа старейшина, но грав нужно отправить на стоянку. Я сейчас позову прислугу. - Наконец-то нашелся колобок
   - Не стоит, Тарк, вы покажете Рембару место стоянки? - Левой рукой я дотронулась до правого глаза, что значило 'так нужно, действуем по обстановке' или же в более вольной трактовке 'В свободном полете'. - Господин Фурада, надеюсь, мой телохранитель будет ознакомлен с планом дворца и его разместят в моих апартаментах?
   - Непременно ваша светлость. Я лично обо всем позабочусь.
   Забота колобка очень сильно отдавала тюремным душком. Думаю, из него получился бы первоклассный надсмотрщик. Мы миновали роскошный дворцовый холл, и на лифте поднялись на четвертый этаж. Предназначенные мне комнаты были всего в нескольких шагах от шахты лифта, и весьма вероятно являлись частью королевских апартаментов. С поклонами и прибаутками Мурдо Фурада показал роскошную и, как ни удивительно, уютную спальню, гостиную, где мягкие диваны плавно перетекали в пушистые ковры, а занавеси создавали полумрак, все это нежно кремовое с едва заметными вкраплениями весенней зелени и золота осени. Ушел он вполне довольный собой, пообещав незамедлительно доставить сюда же Рембара. Робко постучав, зашла перепуганная, как мне показалось, девушка с подносом полным еды. В центре подноса возвышался прозрачный кувшин наполненный чем-то зеленовато-желтым. Аккуратно поставила поднос на столик, поклонилась и вышла, так и не сказав ни единого слова.
   Есть мне не хотелось, но я с удовольствием выпила жяюса, того самого, зеленовато-желтого. Я вспомнила, что этот напиток делают с плодов дерева жюс. Эти огромные деревья растут только на Артиксе, на других планетах не приживаются. Правда, я слышала, что какому-то садовнику с Туяры (Звездная система Куты, вторая галактика) все-таки удалось вырастить дерево. Он использовав, привезенный с Артикса грунт, но плодов он так и не дождался. Напиток очень вкусный сладкий с приятной кислинкой, но главное с невероятным омолаживающим эффектом. Конечно, одним глотком не обойтись, нужен целый курс, да и действует только свежеприготовленный. Впрочем, иначе его пить невозможно, поскольку спустя час сок превращается в уксус. Это еще одна статья доходов Артикса, есть даже специальные 'молодильные' туры. Многие приезжают с определенной цикличностью. Люди готовы на любые расходы, чтобы удержать исчезающую молодость. Напившись, я уютно устроилась на диване, обложившись подушками и подушечками всевозможных размеров, и стала ждать. Чего? Сама не знаю. Милен и Гелард на мой вызов не ответили, что само по себе было более чем странно.
   Шаги... где-то рядом, неуверенные, крадущиеся. Шелест открывающейся двери, шаг, еще шаг. Отражение в зеркале... эфемерное создание с огромными глазами и копной спутанных светлых волос.
   - Вы старейшина Совета?
   - Да.
   Эфемерное создание подошло поближе и превратилось в слегка перепуганную, но весьма решительно настроенную юную девушку, невысокого роста, худенькую и бледную. Огромные глаза были светло коричневыми с зеленоватым отливом. Светлые, спутанные волосы едва доставали до плеч.
   - Ой, а я вас знаю! - Весь облик девочки, ее звонкий солнечный голосок вызывали доверие и симпатию. - Вы Оллаель Саттара, дочь верховного Старца, я видела стерео у Тиа Стон. (Глянцевый журнал, дорогое издание. В переводе светская львица - если два слова, одно - сплетница.) Но там не писали, что вы старейшина. - Девочка забралась на диван, и устроилась напротив меня, прикрыв ноги подушкой.
   - Вероятно, там весьма подробно описывалось, как Зелена Итторе уронила на мое умопомрачительно дорогое, расшитое изумрудами, платье соус из зеленых побегов карува. ( растение типа бамбука, выпускает зеленые, очень острые и желтые, ядовитые побеги. Этот соус могут есть только коренные жители планеты Хамесса, где его и выращивают. Действие сродни кислоты.)
   - Ага, и о том, что от платья ничего не осталось кроме изумрудов, а вы покинули зал в одном белье, невозмутимо гордая. Неужели все так и было?
   - Ну не совсем конечно, но в общем можно и так сказать. - Я улыбнулась своим воспоминаниям. - Это длинная история, и я очень рада, что эти вездесущие журналисты ничего не раскопали.
   - Что-то ужасное? - Девочка даже поддалась вперед и приоткрыла красиво очерченный ротик. - Расскажите?
   - Возможно, когда-нибудь.
   - Да вы правы, сейчас не время. Скажите, вы прилетели из-за кольца?
   - Да. - Я удивленно посмотрела на девушку.
   - Это я передала его верховному Старцу через Элькао Серо. Я принцесса Сетана.
  О том, что передо мною принцесса Сетана дочь Армакса и Армины я поняла, как только она уютно устроилась на диване. Так свободно можно себя чувствовать только в родном доме.
   - Вы мне не верите? Я понимаю, от такой встречи кто угодно обалдеет.
   - Ну что вы принцесса бывало и похуже. Мы даже крейсер среднего класса пригнали для экстренной эвакуации. Тысяч пятдесят войдет, а если хорошо затолкать, то все шестдесят будет. - Добавила я невесело.
   - Пока нужно спасать только моих родителей. Вы уже слышали, что с ними случилось?
   - В общих чертах. Никто ведь сам толком ничего не знает, просто несколько человек поделились своими догадками.
   - Да, сейчас королевством заправляет моя тетушка. Меня она пока не трогает, а я стараюсь ей на глаза не попадаться. - Сетана грустно улыбнулась. - Это сейчас я такая умная, а поначалу пыталась всем доказать, что это не моя мама, а ее сестра. Так тетушка мне открыто заявила, что если не прекращу ее обличать, стану полной сиротой. Сначала пробовала отца расшевелить, но это оказалось совершенно бесполезно. Кроме бабочек его сейчас ничего не интересует. Про кольцо, подаренное Старцем, он мне в детстве часто рассказывал, и о том, что это знак опасности и просьба о помощи, если его вернуть прежнему хозяину. А Элькао Серо к отцу приехал, они с ним давнишние друзья, так его даже на порог не пустили. Сказали, что отец болен и никого не принимает. Вот тогда-то я о кольце и вспомнила.
   Чувство тревоги и опасности слегка приглушенные появлением гостьи внезапно усилились до предела, и кажется, начали зашкаливать.
   - Скажите принцесса, вы пришли сюда только представится и обрисовать создавшуюся обстановку или были еще какие-то причины? - Перебила я девушку.
   - Ой,...ну, конечно же! - Сетана вскочила с дивана. - Как я могла так заболтаться. Я же маму нашла, поэтому, услышав о вашем прилете и о том, что вас закрыли в покоях мамы, сразу же пробралась сюда. Это наше с мамой тайное место для посиделок. - Добавила она, увидев мое удивление. - Кроме меня и мамы об этом ходе никто не знает. Её закрыли в нижних подземельях. Меня туда раньше не пускали, мама категорически запретила, обещала сама все показать, когда двадцать пять лет исполниться. Ну, вот мне сегодня исполнилось, я и пошла с утра пораньше. - Девушка вздохнула и как-то грустно шмыгнула своим маленьким изящным носиком. - Только там парень здоровый как шкаф, бдит неусыпно. А потом услышала, как служанки о вас судачат.
   - А ты уверена, что это была твоя мама?
   - Они же совершенно разные не знаю, как их можно спутать.
   - Это ты о родинке?
   - Да нет, родинку и нарисовать можно. Просто для меня они совершенно разные. Ну, так что я иду переодеваться?
   Девушка была в коротком легком домашнем платьице и босиком и полна решимости.
   - Боюсь, мы действительно заболтались, и на переодевание нет времени. Куда ведет этот ход?
   - Мимо моей спальни в верхние подземелья.
   - У тебя ровно четыре минуты. Но сюда не возвращайся, жди меня возле входа в спальню. Время пошло.
   Принцесса буквально исчезла из комнаты. Я же вышла в коридор, где возле лифта все еще ждал Рембара услужливый Колобок.
   - Господин Фурада, я буду вам очень признательна, если до появления ее величества меня никто не побеспокоит. - Демонстративно зевнув, попросила: - Надеюсь, моего спутника вы устроите с надлежащим комфортом?
   - К вашим услугам госпожа старейшина. - Улыбка царедворца была сладкой до тошноты.
   Вернувшись в комнату, я трансформировала свой роскошный церемониальный плащ в скромный браслет и вышла через потайную дверь. Дверь, вернее деревянная панель плавно с тихим шорохом, стала на место, скрыв от чужих глаз направление побега. Ибо, как еще можно назвать моё внезапное исчезновение. Бедный Колобок, то-то её величество расстроится. Но тут уж я не виновата, каков привет, таков и ответ.
   Защелкнув браслет на запястье, я огляделась. В узком коридорчике, где толстый едва протиснется, а двое худых не разминутся, было довольно светло и легко дышалось. Отсутствовали и неприятные запахи, частые спутники потайных ходов. Гладкий камень, светло-коричневый с зеленоватыми прожилками, которым были облицованы стенки коридора, создавал ощущение густого темного леса. Ощущения совершенно не лишние, когда кое-кто не любит замкнутого пространства. Принцесса ждала меня всего в нескольких шагах. Она была все в том же платьице, только на ноги натянула удобные спортивные тапочки.
   - Не хотела заставлять вас ждать. - Тихо сказала она, как бы отвечая на мою невысказанную мысль. - Я пойду первой?
   - Да принцесса, и как можно быстрее. Только перед выходом притормозите, не забыв предупредить меня. Нам еще только разбитых носов не хватает для полного счастья. - Проворчала я тихо. - И еще... - Девушка, шагнувшая было вперед, обернулась. - В случае чего-то непредвиденного будет лучше, если вы окажетесь за моей спиной.
   Сетана кивнула и быстро пошла вперед.
   Метров через пять коридор закончился глухой стеной и круглым отверстием в полу. Принцесса, не останавливаясь, нырнула туда. Я вслед за ней. Винтовая лестница казалась бесконечной, что не удивительно, если учесть, где находятся апартаменты королевской семьи.
   - Принцесса, а вы часто пользуетесь этой лестницей? - Спросила я, чуть не наступив ей на платье.
   - Последние три месяца, почти каждый день, что бы лишний раз на глаза тетушке не попадаться. Хотя есть более удобный путь в королевский грот. Грузовым лифтом, а дальше потайным ходом в обход хозяйственных помещений.- Сетана легко прыгала по ступенькам, я по-прежнему старалась не наступить ей на платье.
   - Королевский грот?
   - Да, вы сейчас сами увидите там очень красиво. Мы с мамой часто сюда приходили полюбоваться на закат. Тут быстро темнеет, скалы очень высокие. Или поплавать. Но это больше с отцом мама не любит воды.
   - А почему только потайные ходы, а как же уборка, прислуга?
   - Туда только дедушке Сареду можно, а больше и не знает никто. Наверное. Это потайное место, там мама с папой познакомились.
   - И как же она там оказалась?
   - Мне это тоже было интересно, но мама обещала рассказать все, когда я выросту.
   - Так это верхние подземелья?
   - Это часть верхних подземелий, но только из королевского грота есть проход в нижние пещеры. Другого пути нет, ну, по крайней мере, я о нём не знаю.
   Она и в самом деле часто бегала этими ступеньками. Так уверенно она двигалась в глубоких сумерках подземелья. Да, именно подземелья. Ибо мы вышли из кирпичной шахты с бесконечными ступеньками и оказались просторной пещере. Ступеньки по-прежнему шли кругами, но увеличились в диаметре и стали более пологими. Наши шаги гулко отбивались под сводами пещеры. Воздух стал влажным, но очень свежим, с ярко выраженными нотками моря, водорослей и еще чего-то неуловимого и загадочного. Мы очень быстро оказались на каменном дне пещеры, где на совесть поработали океанские волны. Стены, пол и даже ступени были гладкими, как камешки на морском берегу. Наверно, их сделали очень давно, еще до того как сюда пришла вода. И даже сейчас океан был очень близко. Я чувствовала его дыхание, скрытую мощь, едва внятный голос. Пока я разглядывалась Сетана подошла к стене, на вид ничем не отличающейся от прочих, и приложила к ней обе ладони. Совершенно бесшумно часть стены выдвинулась вовнутрь и отъехала в сторону, открыв небольшой проход. Я шагнула туда вслед за ней, и буквально застыла от восторга. То, что открылось моим глазам, было воистину невероятно и прекрасно. Королевский грот оказался пещерой внушительных размеров, состоящей из эллипсов, овалов, и арок, в самых всевозможных сочетаниях и переплетениях. На славу потрудились волны, добавив еще большего очарования и какой-то завершенности этому чуду природы. Дно пещеры полого спускалось к воде. Волн не было, небольшая бухта, обрамленная высокими скалами, напоминала тихое озеро, мириады солнечных зайчиков плескались на его поверхности.
   - Сетана, это создано природой? - Спросила я, разглядывая причудливые линии и весьма необычную форму грота.
   - В основе, да. Но для придания окончательной формы приглашали мага специализирующегося на архитектуре и ландшафтном дизайне. Вот уж никогда не думала, что есть маги-архитекторы. - Сказала Сетана, оглядываясь. Затем громко крикнула: - 'Эмри суме Саред!'. - Гулкое эхо понесло голосок Сетаны во все уголки королевского грота, но так и вернулось без ответа. - Странно, он должен быть здесь.
   - Вы кого-то ищете принцесса?
   - Да дедушку Сареда. Я так надеялась, что он здесь, что он поможет нам. - Девушка беспомощно оглянулась по сторонам. Она все еще надеялась. - Может, я поищу его, а вы подождите здесь вот на этой лавочке.
   Было видно, что Сетана испугалась. Участилось дыхание, на коже проступили капельки пота. Я почти насильно усадила ее на лавочку и села с ней рядом.
   - Что вас так напугало?
   - Они его убили,... я знаю, ... я не хотела верить... - Она заплакала, сначала тихонько всхлипывая, а затем все громче, захлёбываясь горькими слезами. - Он любил меня, как свою собственную внучку... Он... рассказывал мне удивительные истории и... учил драться. Они убили его! Они и маму убьют!
   Девочка горько плакала, доверчиво прислонившись ко мне. Все напряжение и страх последних месяцев неудержимо рвались наружу. Я не торопила, ей необходимо было выплакаться, но мы опаздывали, мы снова опаздывали.
   - Ну что вы принцесса, успокойтесь. Поверьте, слезы плохой советчик в этом деле. Возможно, он просто пошел к себе отдохнуть, Ведь не в пещерах он живет, в самом деле.
   На мое удивление, вот что значит королевское воспитание, Сетана довольно быстро прекратила рыдать. Какое-то время она тихонько всхлипывала на моём плече, а затем, вытерев слёзы подолом своего платьица, решительно поднялась, и виновато улыбнулась.
   - Я не знаю, где он живёт. Я об этом никогда не думала. Он всегда был здесь. Но, наверное, вы правы леди Оллаэль, возможно я просто слишком долго боялась.
   - Да, но теперь вы уже не одна. Когда выберемся, я вас познакомлю с моим телохранителем. Кажется, это так называется. Я сначала возмущалась, когда отец попросил его сопровождать меня, а потом мы с ним подружились. Рядом с ним никто не чувствует себя одиноким, а еще он поэт. Ди Вайк назвал его последним романтиком космоса.
   - Ди Вайк вернулся? Вы с ним разговаривали? Он знает, что произошло?
   - Да, он искал вас принцесса, он очень волнуется за вас. Но сейчас нам надо спешить. Вы уже успокоились? Вы можете идти?
   - Да конечно, не знаю, что со мною происходит, это здесь, совсем рядом.
   Принцесса вытерла руками последние слезинки и быстро пошла в темноту ближайшей 'арки'. Темнота оказалась не такой уж тёмной, так поздние сумерки. Точно так же она приложила ладони к совершенно не примечательной стене. Только на этот раз проход открылся весьма неожиданно, то есть часть стены просто исчезла, открывая узкую щель. Я, конечно, люблю чудеса, но сейчас мне стало как-то не по себе. Сегодня день явно не задался. С первых минут на Артиксе меня не покидает чувство тревоги, совершенно мне не понятное. Я ничего не вижу и ничего не понимаю. Но знаю наверняка, нам нужно спешить, потому, что нельзя опоздать.
   - Принцесса, предельно внимательно и осторожно.
   Сетана обернулась, кивнула и тут же нырнула в проем. Я последовала за ней и мы едва не столкнулись лбами.
   - Ой, извините, я просто хотела предупредить, что здесь ступени,... точно такие же.
   Ступени действительно были один к одному, как те в первой пещере, только океан сюда не добрался. Грубо отесанные, они были отполированы только длительным использованием по назначению. Казалось, здесь прошли тысячи людей. А теперь и мы спускались в кромешную тьму, правда, недолго. По моим подсчётам метров на десять в глубину. Я хорошо вижу в темноте, но я не люблю пещер. Я вообще неуютно чувствую себя в замкнутом пространстве. Это не страх, отнюдь, но когда у меня есть выбор, я предпочитаю оставаться на поверхности.
   Пещера напоминала огромную шахту лифта и хранила следы человеческих рук. Так же как и арка входа, ведущего куда-то вглубь подземелья. Кто-то, в глубокой древности, предал ей почти идеальную форму и украсил замысловатым узором. Длинный коридор, метра три в ширину и столько же в высоту, в самой высокой точке. По форме он повторял арку входа, без единой трещины или углубления в стене, все сглажено и аккуратно выровнено. Укрыться в таком коридоре проблема. Впрочем, что весьма вероятно, первоначальное его использование, этого и не требовало. Торжественная темнота, гулкая тишина создавали соответствующий настрой. Я уже не сомневалась, что это культовое сооружение. Здесь тоже неуловимо чувствовалась близость океана, в свежести воздуха, в особенной дрожи камня под моими ногами.
   Сетана довольно уверенно шла вперед, возможно она тоже неплохо видит в темноте. Внезапно она остановилась, и, сделав несколько шагов в сторону, прислонилась к стене. Я повторила её маневр, и стала рядом.
   - Впереди свет. - Прошептала она мне на ухо. Но я уже и сама заметила жёлтоватое сияние. Кто-то шел в нашу сторону, и с каждым его шагом свет становился все ярче. Этот кто-то не таился, он чувствовал себя здесь полным хозяином. Я услышала голоса, говорили двое, мужчина и женщина. Сначала невнятно, но голоса, как и свет неотвратимо приближались. Я уже могу разобрать отдельные слова, и фразы на межгалактическом. Забавно, кажется, они говорят обо мне. Мужчина дает четкие инструкции тянуть время как можно дольше, а если будет нужно то и запереть меня, до поры до времени, для моего же блага. Женщина обещает сделать все возможное. У мужчины какой-то странный межгалактический, так разговаривали, наверное, не меньше чем тысячу лет тому назад. Что же это за ископаемое хотелось бы мне знать. Странные сравнения приходят мне на ум, очень странные...
   - Это Арсара моя тётка. - Услышала я шепот Сетаны. - Сейчас они повернут сюда и увидят нас.
   Я коснулась ее губ, призывая к молчанию, и набросила покрывало невидимости. На мгновение голоса и свет достигли своего апогея. Их было четверо: две, одинаковые женщины и двое мужчин. Сетана крепко, до боли, сжала мою руку. Впрочем, я и без этого поняла, что одна из них ее мать. Так мы и стояли, держась за руки, пока эта странная процессия не скрылась из вида. Впереди, судя по плачевному состоянию одежды, королева Армина. Вслед за ней внушительных размеров детина, явно исполняющий роль надзирателя, в руках он держал фонарь, распространяющий вокруг призрачное желтоватое сияние. Замыкали шествие Арсара и высокий мужчина неопределенного возраста с надменным лицом и повелительным голосом. Поравнявшись с нами, он на мгновение замер, но затем продолжил путь. Вскоре скрылись из вида, войдя в боковой коридор, пересекающийся с тем, по которому шли мы. Растворился в темноте свет фонаря, стихли, превратившись в невнятный шум, голоса, когда я, наконец-то сбросила покров невидимку. Призрачная серая дымка рассыпалась на темной каменной поверхности коридора.
   - Это была моя мама. - Едва слышно произнесла Сетана. Казалось, ей не хватает воздуха, и она могла лишь шевелить губами. - Это была моя мама...
   - Я поняла это, принцесса, а остальные?
   - Тетушка со своим главным советником. Он странный, редко бывает во дворце, все время носится где-то, на папином граве. - Очень тихо сказала девушка, все еще держалась за мою руку.
   - Он официально назначен советником?
   - Я и не знаю, а какое это имеет значение?
   - Если подумать, то никакого, просто он мне не нравится.
   - Мне тоже, но мы ведь пойдем за ними? - Судя по голосу, девушка сумела взять себя в руки.
   - Ну конечно, принцесса, только теперь впереди пойду я. И если что...
   - Я поняла, держаться у вас за спиной. - Она отпустила мою руку и опустилась на колено.
   - У вас что-то не в порядке с обувью?
   - Нет, все хорошо, просто подтянула застежки, чтобы не шуметь. Я готова, пойдем.
   В отличие от предыдущего, этот коридор был идеально квадратный. Гладкий, почти черный камень весь покрыт красными прожилками. Присмотревшись, я поняла, что узор нанесен краской. Тёмно-красные линии на черных отполированных плитах подогнанных так плотно, что стена кажется монолитной. Смелые росчерки тонких линий, создавали совершенство, завитки всех форм придавали легкость, а мастерство художника сделали узоры живыми. Жаль, что нет времени рассмотреть все подробнее. Чувство, что мы опаздываем, не покидало меня. Я практически перешла на бег, стараясь держаться ближе к стенам, Сетана дышала мне в спину. Молодчина, она двигалась легко и бесшумно. Непонятно только, куда они подевались, ведь не особо спешили. Мы, с нашей крейсерской скоростью, уже должны были бежать впереди. Что-то было не так. Тот высокий мужчина явно маг, и не слабый. Он почувствовал мою магию, возможно неосознанно, но все же что-то уловил, а не должен был. А вот я, возможно, чего-то не почувствовала, что должна была.
   Коридор, как показалось сначала, не был прямым, он плавно поворачивал вправо. Теперь понятно, почему они так быстро скрылись из виду. Вероятно ощущение того, что я опаздываю, очень сильно подгоняли меня. Я не успела притормозить, когда совершенно внезапно коридор закончился. Мы оказались в большом квадратном зале. Стены из того же черного камня, но красный рисунок обозначен чётче, исчезли растительные мотивы, он чем-то напоминал карту вселенной. Я не находила знакомых очертаний или обозначений но это определенно были галактики и звездные системы. Стены, пол и потолок сплошные звездные карты, удивительно! Зал был пуст, если не считать возвышения в центре, где стоял большой черный куб. Возвышение обрамляли ступени, все это было такого же черного цвета. Это впечатляло.
   - Что это? - Судя по этому восклицанию на Сетану тоже. - Прямо под дворцом такое чудо, никогда бы не подумала. Интересно, почему мама молчала об этом. И думаю не только об этом.
   Прикинув наш маршрут, я мысленно согласилась с Сетаной. Храм, а это без сомнения было культовое сооружение, находится прямо под дворцом.
   - Насколько я поняла принцесса, вы здесь не были?
   - Я пошла в другую сторону... там пещера... и клетка,... в которой они держали маму.... - Да нервы у бедной принцессы явно не железные. Я усадила ее на ступени, села рядом, и обняла, стараясь успокоить. Она плакала, уткнувшись в мое плечо, тихо и зло. Я молчала, что уж тут скажешь, я просто тихо гладила ее волосы и ждала, когда это море иссякнет. Нужно возвращаться обратно, мы явно пропустили поворот. Я пыталась рассмотреть храм, насколько мне позволяла плачущая принцесса. Проем, через который мы вошли, находился прямо передо мною. Справа и слева были точно такие же, вероятно еще один был за моей спиной. Нужно проверить все четыре, а уже затем вернутся, и поискать нужный поворот. Мои размышления прервал возглас Сетаны:
   - Я видела свет, вон там.
   Вон там было слева - мерцающее розовый квадрат проема в стене.
   - Как вы себя чувствуете принцесса? Пожалуй, вам стоит немного посидеть, а я проверю что там.
   - Нет, нет, иду с вами. Простите меня леди Оллаель, это больше не повторится. Просто я так долго была одна. - Шепотом взмолилась девушка. - Я буду держаться у вас за спиной, вот увидите, я не подведу.
   - Успокойтесь, хорошо? - Сказала я вставая.
   Она закивала, вскочила и ладошками растерла непослушные слезинки.
   Миновав массивный квадратный проем, мы вышли на небольшую площадку, обрамленную низким каменным парапетом. Две массивные лестницы, по обе стороны площадки, делали плавный изгиб и соединялись внизу, в одну широкую. Здесь царил красный цвет. Розовато светились стены огромной пирамиды, красные блики играли на гладком полу. Посредине пирамиды, прямо под ее верщиной, на возвышении стояли красные каменные кубы. Их было десять, полированные бока полыхали всеми оттенками кроваво красного цвета. Девять из них обрамляли площадку, оставляя открытым, ту сторону, что была обращена к ступеням. Десятый, был черного цвета с красным резным орнаментом, покрывающим всю его поверхность. Он находился посредине возвышения точно под вершиной пирамиды. Над каждым кубом свисали гроздья разноцветных нитей. Отсюда, с площадки, на которой мы с Сетаной затаились, стараясь дышать через раз, все это напоминало щупальца какого-то невиданного животного, раскрашенного во все цвета радуги и подвешенного к потолку. Они и шевелились как живые в руках Арсары, 'доброй' тетушки дрожащей возле меня принцессы. Казалось, они тянулись к ней, были рады ее прикосновениям, ластились и игрались как маленький пушистый котенок. Они были послушны ей, и она чувствовала себя здесь хозяйкой. Она была одна под разноцветными щупальцами неведомого существа. Движения Арсары завораживали как невиданный танец искусной танцовщицы. Во время этого танца, или вернее будет сказать, священнодействия она одну за другой соединяла нити или щупальца. Она стояла к нам спиной, и я не могла увидеть все, а тем более понять, что она делает. Как не могли увидеть нас те, кто стоял перед ступенями, ведущими на возвышение, туда к невиданным разноцветным нитям.
   Внезапно с вершины пирамиды на красно-черный куб ударил ослепительно белый луч. Коснулся его поверхности, завертелся, с каждой секундой увеличивая скорость и при этом увеличиваясь в диаметре. Вскоре центральный куб полостью скрылся в этом ослепительно белом сиянии, и движение прекратилось. Арсара повернулась к своим спутникам, ее голос был повелительно громким.
   - Возьмитесь за руки, станьте ближе друг к другу, вам нужно сделать шаг одновременно. - Это она произнесла торжественно на межгалактическом. И добавила тихо и зло. - Ши эра туэ рува мико ламе. Миа даме роене су.
   Армина вздрогнула, но послушно вложила свою руку в руку советника. Детина вцепился в его руку с другой стороны. Вместе они шагнули в белое сияние.
   Дальнейшие события развивались стремительно. Непонятно откуда на площадку выскочил высокий парень с длинными вьющимися волосами.
   - Мита Арсара хьюм табор кап? - Спросил он громко, но Арсара не стала отвечать, а просто со всей силы толкнула его в сияющий белый столб. И он исчез вслед за Арминой и советником.
   В это же время Сетана вскочила, и стремительно понеслась вниз. Я побежала за ней.
   Арсара заметила нас, когда принцесса преодолела последние ступени бесконечной лестницы. От неожиданности она на мгновение застыла, чем воспользовалась принцесса.
  Не останавливаясь, она влетела на возвышение и нырнула в белый столб. Я бежала вслед за ней и замешкалась только на секунду. Ровно столько понадобилось мне, чтобы оттолкнуть опомнившуюся тетушку.
  
  
  
   3
  
  
   (Возможно не ночь, а вечер, даже так сумерки? Нужно сократить пребывание на корстуме. Утром мы должны отправиться в дорогу. Все то же самое, но на все про в се только вечер и ночь.)
   Ночь. Две полные луны затмевают свет звезд. Под ногами отполированный камень отражает их призрачный свет. Теплый ветер напоен запахами неизвестных и в тоже время смутно знакомых трав, цветов, деревьев.
   Я не заметила момента перехода. Словно порог дома переступила. Из красноты пирамиды в неизвестную ночь на неизвестной планете. То, что я на другой планете сомнений не вызывало. Достаточно было просто поднять голову вверх, чтобы понять, я за пределами территории Совета. Я по памяти перебирала звездные карты, пытаясь определить точное местопребывание.
   Мои размышления прервал кто-то вцепившийся в меня с силой удава.
   - Леди Оллаель, я думала, вы уже никогда не придете! Мне было так страшно, а вокруг никого. - Сетана говорила так быстро, как будто боялась, перестань говорить и я исчезну бесследно. - И мамы здесь нет. Здесь вообще никого нет. И вас не было много, много часов. Я плакала, очень, очень долго, а вы так и не приходили. Стало совсем темно, а здесь как в том красном зале только без пирамиды сверху. Посмотрите те же кубы, такие же, как там в пещере.
   Я осторожно освободилась из судорожных объятий перепуганной принцессы, и усадила ее на ступени. Здесь и вправду все было, так как в той пирамиде: возвышение, обрамленное ступенями, девять каменных кубов по периметру возвышения, десятый вероятно в центре. Сейчас его не было видно, лишь призрачно белый столб уходил куда-то вверх, он был виден даже в лунном сиянии.
   - Сетана поверьте, я вошла сразу после вас, с интервалом не больше чем две три секунды. Когда вы переступили порог, здесь был день?
   - Да, было еще светло. Но недолго, это уже был вечер, наверное. А про какой порог вы говорите? Я не совсем понимаю.
   - Ну, назвала это так. Чем плохо? Портал, дверь, канал, как не называй сущность одна. Мы с вами сейчас за пределами Совета, ваше величество. Это даже не приграничье, это гораздо дальше.
   - Леди Оллаель, я прошу вас, не обращайтесь ко мне так торжественно. Зовите меня Сетаной, просто Сетаной, а можно Таной. Меня так мама зовет. Вы простите меня, что я так побежала, даже вас не предупредила. Я ведь, если вправду вас и не ждала вовсе. Тетя сказала, что я у нее в руках, поэтому мама должна слушаться того страшного человека. - Она все говорила и говорила. Нервное потрясение, страх, отчаяние, одиночество должны были выйти наружу, вылиться со словами, слезами. Я не перебивала ее, я просто сидела рядом, обнимая и согревая. - Я думала, если мама увидит меня, то поймет, что я свободна. И мы вернемся домой, вместе. Но я не успела, они уже ушли. Я ничего не понимаю, ведь, я очень быстро бежала, прошло меньше минуты. - Она несколько раз судорожно вздохнула и прижалась ко мне. - Холодно стало. - Уже спокойней сказала она. И добавила. - Зря я не переоделась.
   Я сделала теплое одеяло, и укутала принцессу.
   - Ой, как здорово, вы настоящий маг.
   - Да это впечатляет, особенно если очень холодно и вокруг нет магазинов и жилья. На самом деле, это очень просто. Используется готовая формула, тренинг для первокурсников.
   - И можно любую вещь?
   - Нет, конечно, одна формула, одна конкретная вещь. Так гораздо проще, не нужно каждый раз изобретать колесо.
   - То есть следующее одеяло ....
   - Будет точно таким же, до последнего атома. Если использовать ту же формулу. Что, если раскрыть секрет фокуса исчезает волшебство?
   - Но это же все равно магия? - жалобно спросила Сетана.
   - Конечно, годы учебы при наличии определенных способностей.
   - А у меня есть... способности?
   - Позвольте мне принцесса не отвечать на этот вопрос сейчас.
   Сетана разочаровано вздохнула и замолчала. Вскоре я услышала ее ровное дыхание, девушка уснула. Это хорошо, завтра будет трудный день, догонять всегда непросто, особенно без карты. Да что уж там карты, хотя бы приблизительного направления. Одним словом - пойди туда, не знаю куда.
   Но назад возвращаться нельзя, ни в коем случае. И дело не только в интересном временном парадоксе, секунды на Артиксе обернулись часами здесь. Теперь понятно, почему Арсара велела им взяться за руки и входить одновременно. Но, к сожалению понятно только это, все остальное остается тайной за семью печатями. Интересно, они так отчаянно тянули время, только для того, что бы успеть уйти на эту планету. Ладно, что гадать, все узнаем в свое время, если узнаем, конечно. А возможно и не узнаем, но .... тогда и не надо. Очень тихо. Совершенно невероятная и очень неуютная ночная тишина, даже ветер и тот где-то подевался. И вдруг, в этой неестественной тишине, я почувствовала движение. Что-то очень большое, гибкое и стремительно быстрое. Плавными, извилистыми движениями, сокращая и сокращая круги, оно приближалось. Тонкие щупальца мысли потянулись ко мне к Сетане, ощупывали, опутывали, изучали. Но эти касания были легкими, ласкающими. Словно большой пушистый щенок, дождавшийся хозяина, прыгает вокруг, играет, пытается лизнуть прямо в нос. Это нечто или некто был здесь хозяином и слугой одновременно. Странно, но присутствие кого-то, большого, и доброго дарило ощущение покоя.
   Я терпеливо ждала рассвета. Несмотря на то, что две луны давали достаточно света, а мои глаза хорошо видят даже в полной темноте, я не доверяю впечатлениям ночи. Только свет звезды поможет воссоздать полную картину окружающего и рассеять ночные миражи. Особенно здесь, на совершенно незнакомой планете.
   Незаметно для себя я задремала. Разбудили меня первые лучи звезды-солнца. Свет не рассказал ничего особо нового, просто расширил горизонты. Камень святилища оказался красивого серебристо серого цвета, с зелеными прожилками. Девять каменных кубов были изумрудными, десятый скрыт в призрачно молочном сиянии портала. Вокруг подножия пирамиды, расстилалась огромная зеленая лужайка, по периметру обрамленная деревьями. А дальше громоздились, касаясь облаков сияющие снежные вершины. - Ой, как красиво! - Сетана проснулась, но выпутываться из одеяла не спешила. - Где мы? А да, вы же говорили что-то о третьей галактике, или ее границе?
   - Думаю это гораздо дальше. Пора собираться в дорогу принцесса. Кстати ваше предложение, перейти на ты, принимается. Можешь звать меня Сатой.
   - А почему Сатой? Вы... ты же Оллаель.
   - Ну, это слишком торжественное имя, в дороге предпочитаю что-то, менее пышное. - Я встала и сделала реверанс. - Разрешите представиться Ваше величество, Сата Олстана.
   Сетана вскочила, и манерно поклонилась.
   - Очень рада знакомству. Для меня это большая честь, Тана.
   - Ну что ж Тана, с обувью у тебя еще так сяк, а вот платье... не совсем то, что нужно в дороге.
   - А ... можно такой же костюм, как у тебя - Сетана лукаво улыбнулась. - Мне всегда нравилась форма аерланов. (калтокийцы, наемники, офицеры, сейчас армия Ротолатоса)
   - Интересно, ты знаешь о калтокийцах? И даже о том какая форма у аерланов?
   - Папа рассказывал, и... я люблю древнюю историю. - Как-то виновато, наверное, из-за моей реакции, произнесла Сетана.
   - Древняя история... Ладно, форму мы соорудим, благо есть соответствующая формула, и рост у нас примерно одинаковый. Только это не совсем та форма... это ничего? - Спросила я с легкой насмешкой.
   - Мне нравиться именно эта. - Несколько растеряно произнесла Сетана.
   Вечно мои шутки не воспринимаются как надо. Как правило, все получается с точностью до наоборот. Вот и сейчас Сетана в растерянности, явно не поняла, что я собственно имела в виду. Но она не ошиблась мой костюм это и вправду производная формы джейров, командного состава калтокийской армии. Разве что знаки отличия отсутствуют, поскольку я не являюсь калтокийцем.
   Вскоре униформа из тонкой черной кожи лежала на ступенях. К ней прилагались полуботинки, легкие прочные очень удобные. Взвизгнув от восторга, девушка схватила обновки и скрылась за ближайшим каменным кубом.
   - Я вас настолько стесняю, принцесса? - Спросила я в недоумении.
   - Нет, нет, не вы! - Девушка смутилась и указала рукой на ближайший каменный куб. - Он!
   - Как раз он то, ничего и не видит. - Машинально успокоила я девушку, еще раньше, чем сама поняла, что происходит.
   Ой, как интересно. Я подошла поближе к указанному камню. Живое в не живом. Ай да принцесса! Странно, что я ничего не почувствовала. Впрочем, я была занята другим. И все же, это даже забавно. Еще сохранилась остаточная магия, след очень четкий, но слабый, прошло не меньше галактической минуты. Живое в не живом.
   - А почему он? А Тана?
   Девушка вынырнула из-за каменного куба уже в комбинезоне, но босиком. Удобно устроившись на ступенях, она удивленно посмотрела на меня.
   - А и вправду? Я даже не знаю, просто в голову пришло. Еще вчера, когда я кустики искала.
   - Ладно, Тана сиди там, где сидишь, и не мешай. И главное молчи, не окликай меня, что бы ни увидела. - Попросила я девушку. - Можешь поискать кустики, только далеко не уходи.
   Окончательно сбитая с толку Сетана смогла только кивнуть головой. Ее глаза, от удивления округлились и стали вдвое больше. Но я уже не обращала на это внимание.
   Заклятие поглощения. Тот, кто сделал это, очень силен и при этом достаточно смел и независим. Такое заклятие, довольно простое в исполнении, является, тем не менее, необратимым. Именно поэтому его применение возможно только в крайнем случае. Например, когда есть прямая угроза жизни и это единственное что может дать шанс на спасение. Я не думаю, что этот случай был крайним. Так, первое что пришло на ум, было сделано, возможно, даже автоматически. Не нравитесь вы мне господин советник, заранее не нравитесь. Не люблю бездумной жестокости. Обречь живое существо на прозябание в слепоте, глухоте и недвижимости при полном сознании. Такого даже врагу не пожелаешь.
   Не спеша, я проникла в сознание заключенного в камень человека. Он был на грани безумия. Осторожно, очень осторожно я внушила надежду. Я попросила не сопротивляться мне, а идти за мной. Идти той дорогой, которую я проложу.
   Разделить живое и не живое очень сложно. Еще сложнее разделить две, совершенно разных формы жизни. Этот камень оказался живым, впрочем, как и все остальные камни этого святилища, и он тоже страдал. Пускай его восприятия были иными, но он тоже чувствовал боль. Я заговорила с ним на языке Вселенной, и он отозвался. Они слушали меня и не препятствовали моим действиям. Бережно, атом за атомом я разделяла их тела, стараясь сохранить сущности. К счастью заклятие поглощения не было полным. Это было похоже на пирог с начинкой. Начинка, то есть человек был поглощен камнем лишь частично, что упрощало мою работу, но приносило безмерные страдания поглощенному человеку.
   Когда я открыла глаза, солнце уже стояло в зените. Вероятно, разделение заняло у меня довольно много времени, если судить по огромным, перепуганным и заплаканным глазам принцессы. Рядом со мной лежал обнаженный человек, свернувшись калачиком, он тихонько не то стонал, не то плакал. Я встала и укрыла его одеялом. После такого потрясения нужно время, что бы прийти в себя.
   Камень выразил благодарность, показав непонятные мне образы из своего прошлого. К сожалению это пока всего лишь картинка из утерянной книги. Прочитаешь книгу, а картинка дополнит и углубит ее содержание. Пока же я могла лишь выразить свое расположение и симпатию представителю неведомой мне цивилизации. Настолько же древней, как и сама вселенная.
   - Я испугалась. - Сказала Сетана. - Тебя заволокло плотным туманом и это длилось очень, очень долго. Эти часы показались мне вечностью.... Никогда не думала что я такая слабая и трусливая... а..., ведь все мои переживания ничто в сравнении с тем, что испытал этот человек. Лаорон, невероятно жесток,... а моя мама в его власти. Затем туман начал рассеиваться и я увидела, что вас двое. Это настоящее чудо! - Её тихий, спокойный голос не скрывал огромного внутреннего напряжения. - И не говори мне, что это фокус для новичков.
   - Не скажу. Более того, если бы советник использовал полную формулу заклинания, назад уже пути не было бы. Ему повезло. - Сказала я, рассматривая освобожденного из каменного плена. - Кстати, ты так и не ответила мне, относительно официального статуса советника. Ведь ты его имела в виду? Его зовут Лаорон?
   - Да, я несколько раз слышала, как к нему обращалась Арсара. Но советник... это я его так назвала. Он редко появлялся во дворце. Все время был в разъездах, тетушка тоже иногда с ним уезжала. Мне даже кажется, что она в него влюблена.
   - Странно, а почему ты думаешь, что это сделал он?
   - Сама не знаю, просто чувствую, что это так, и не могу объяснить, почему это так.
   - Хорошо объяснила, молодчина. Зато теперь я точно могу сказать, что магические способности у тебя есть, правда я никак не могу понять, в чем они заключаются. Ты загадка Сетана, самая настоящая загадка.
   - А это хорошо или плохо? - Спросила девушка, и я, наконец, увидела ее улыбку.
   - Там посмотрим. Судя по всему, нас ожидает долгое преследование, полное неожиданностей и опасностей. Вот придет в себя этот бедолага и двинемся. Кстати, как ботинки, не жмут?
   - Не жмут, они очень удобные. Костюм тоже прелесть, вот только есть очень хочется, а здесь даже жуков нет. А еще мне все время кажется, что за нами кто-то наблюдает. Но он не злой, а скорее наоборот, очень рад сто мы здесь. - Сказала Сетана. - Наверное, я все-таки не совсем нормальная.
   - Это потому, что есть хочется? - Засмеялась я.
   - Нет, потому, что огромные добрые щенки мерещатся. - Парировала девушка.
   - Ну, если только это, то я тоже его почувствовала. Даже ассоциации со щенком у нас одинаковые. Думаю, что здесь действительно есть хозяин, и к счастью мы ему нравимся.- Успокоила я девушку. - А, что касается поесть, сейчас соорудим. Только заранее прошу прощения за качество. Кулинар из меня никакой. Единственное, что могу обещать, нужное количество калорий. А кстати чего тебе хочется?
   - Ну, бутерброд с рыбой, например... ну и хорошо бы чашечку фирго. - Сетана посмотрела на меня. - Это не сложно? А еще хорошо бы чего-то сладкого.
   - И мне чашечку, если уж подают. - Услышали мы голос из одеяла. - Бутерброд может быть из чего угодно, и... сладкого тоже, пожалуйста. Кушать очень хочется, не ел целую вечность.
   Одеяло зашевелилось и село, показалась лохматая голова. Затем я увидела глаза, немного раскосые, большие, черные и блестящие. Удлиненный овал лица, который совсем не портил узкий длинный нос, большой умный лоб, чистая белая кожа. Симпатичный паренек нет, пожалуй, молодой мужчина. Здорово я ему прическу подпортила. То есть спасти удалось не много, и выглядело это довольно забавно, словно огородное пугало с торчащей во все стороны соломой - прической, только черного цвета. Нахал, сладкого ему подавай. Хотя если учесть, в какой переделке он побывал, то желание сладкого просто невинно. Я бы, лично предпочла что-то покрепче.
   - Варт, это ты? Что ты здесь делаешь? - Удивленно воскликнула Сетана. Она тоже рассмотрела каменного пленника.
   - Могу задать вам тот же вопрос принцесса. - Грустно улыбнулся тот, кого назвали Вартом. - Я попался под руку вашей тетушке, как самый глупый мальчишка. И она меня выпихнула сюда. А здесь меня сразу же запаковали в игуэху, - так, кажется, его зовут.
   - Кого? Камень? - Искренне удивилась девушка. - Он что живой?
   - Да принцесса они живые, все это сооружение состоит из живых существ, которые просто отличаются от нас. Обязательно займусь этой проблемой на досуге. Очень интересно. - Ответила я ей.
   - Вы его еще в гости пригласите, вон того с моими волосами. Десять лет растил. - Грустно произнес парень, ощупывая одной рукой голову, другой, поддерживая одеяло. - И, с моей одеждой.
   - Скажи спасибо леди Оллаель, что живой остался, дурачина. - Укоризненно произнесла Сетана. - Подумаешь десять лет, на Артиксе сейчас в моде короткая стрижка. Нашел о чем жалеть.
   Пока они спорили, я соорудила завтрак и одежду для парня, который так и не удосужился представиться. Еда была стандартная: каша, мясо и печенье. Несмотря на готовую формулу за вкус я ручаться не могла. Это было, безусловно, съедобно, но не всегда вкусно. Я пока так и не смогла разгадать, в чем секрет. Наверное, поэтому на привалах и пикниках чаще всего готовил Гелард. Это касаеться, как магической, так и обычной еды, приготовленной на костре. А вот фирго удалось на славу, так же как и сами фирницы - чашечки. Я и сама выпила с удовольствием.
   - Сата, спасибо это так вкусно. - Совершенно искренне сказала принцесса, быстро и при этом изящно орудуя ложкой. - А как же посуда?
   - Исчезнет где-то, через полчаса, вернее распадется на атомы. - Улыбнулась я девушке. - Так что ешь быстрее.
   Принцесса улыбнулась в ответ, значит, шутка почти удалась. Варт ел молча, я бы сказала сосредоточено-угрюмо. Он уже оделся, штаны, куртка из мягкой тонкой кожи и ботинки ему явно понравились. Да, и с размером я кажется, угадала. Одежда у меня всегда получается лучше, чем еда. Он так и не заговорил со мной, хотя, после такого испытания говорить не особо охота. Ему еще понадобиться немало времени, чтобы прийти в себя. Да и не досуг разговоры городить, солнце поднялось высоко, хорошо бы до заката хоть немного пройти.
   - Сетана мне нужна твоя кровь. - Вероятно, эта шутка мне не удалась. От неожиданности девушка вскочила, разбив при этом чашки, и застыла бледным изваянием. Даже Варт очнулся и насторожился.
   - Браво ребятки! Я что, по-вашему, похожа на вампира? - Спросило я, аккуратно поставив чашечку - фирницу на ступени. - Я имела в виду, несколько капель. Заклинание крови, так мы увидим, куда пошла твоя мама. Такие следы держаться на поверхности довольно долго. По ним мы также сможем определить временной интервал отставания.
   Бедная Сетана сначала побелела, потом покраснела, до самых ушей. Затем протянула мне руку и виновато произнесла:
   - Только ножа у меня нет, и даже булавки, разве что укусить...
   - Ты предлагаешь мне укусить тебя за руку? - Опешила я.
   - Да нет .... Я сама могу.... Если нужно. - Перепугано произнесла Сетана.
  Рядом с моей ногой жалобно всхлипнул Варт. Он, быстро одевшись и поев, снова укутался в одеяло. И теперь лежал, прислонившись к 'своему' камню. До этого я еще как-то сдерживала смех, но этот звук. Я захохотала. Смеялась я очень долго, настолько долго, что Варт, успевший славно похохотать вместе со мной и успокоиться, стал смотреть на меня, несколько насторожено. Точно так же, как и Сетана: сначала она сильно смутилась, затем присоединилась к нашему неудержимому веселью, и, наконец, отсмеявшись, начала смотреть на меня с некоторой опаской. Выглядели они очень мило и очень смешно. Но смеяться мне уже перехотелось.
   - Ладно, психологическая разрядка закончилась. - Сказала я, удобно устроившись между ними, на ступенях святилища. - Я потратила на вас очень много времени, молодой человек, не пора ли представиться.
   - Сата, я тебя не понимаю! - Удивленно произнесла девушка. - А как же мама, кровь?
   - Видишь ли, Сетана, такарим, или заклинание родства, лучше всего проводить на рассвете. А сейчас дело идет к закату. - Я улыбнулась девушке. - Я понимаю, что нужно спешить, что мы потеряли целый день, но бросить человека в беде я не могу, даже если он после и говорить с тобой не станет. - Я посмотрела на Варта. - А после подобного заклинания, вернее выхода из него, требуется время для восстановления. Особенно я беспокоилась за психическое состояние, но с этим, кажется все в порядке. Так что идти сейчас, принцесса, не рационально. Переночевать лучше здесь, ну а на рассвете в путь. Впрочем, Варт, к вам это не относится, дверь открыта, и вы, я так полагаю, можете в любой момент, вернутся на Артикс.
   - Я вам так не приятен? Я посмел, не бросится перед вами на колени и не рассыпаться в благодарностях! Вам так нужна моя благодарность за нормальный, человеческий поступок, что вы готовы унизить меня, предложив трусливое бегство?
   Он все еще был очень слаб, этот бедолага, а пылкая обвинительная речь отобрала последние силы. Он умолк, и укрывшись с головой одеялом, не двигаясь, лежал на теплых камнях святилища. Только тяжелое неравномерное дыхание говорило о наличии жизни в этом коконе.
   - Он что умирает? - Очень тихо спросила Сетана, с тревогой поглядывая на него со страхом и тревогой одновременно.
   - Нет, просто спит. Сейчас его дыхание выровняется, сон будет глубоким и спокойным, а утром все, что с ним произошло, станет призрачным воспоминанием. Так, то ли сон, то ли явь. Не волнуйся принцесса, с ним все будет хорошо. - Я удобнее устроилась на теплых, щедро нагретых солнцем, камнях. А между мною и Сетаной появилась серая дымка, заставившая девушку, нервно отодвинутся. Но когда на месте дымки появился вполне презентабельный торт и чашки и большой чайник, девушка придвинулась поближе.
   - Я, наверное, никогда к этому не привыкну. Но это так здорово. - Восторженно прошептала девушка, наливая горячий напиток из плодов туины в свою чашку.
  (Плоды кустарника, растущего на высокогорьях планеты Туфа. Хорошо прижился на планетах со схожими природными условиями но, в зависимости от состава грунта меняет гамму вкусов. Собранный на материнской планете с дикорастущих кустов, наиболее ценится гурманами.)
   - Ты сначала попробуй, и возможно твои восторги сразу поутихнут. - Улыбнулась я искреннему восторгу девушки.
   - Это неважно, ведь он сладкий и горячий, что еще нужно. А торт, всегда торт. - задорно добавила Сетана. - Та меня извини Сата, я,наверное, тебя совсем замучила своей импульсивностью и занудством, а тут еще Варт взбесился.
   - Ты его давно знаешь?
   - С детства, я очень любила с ним играть, он никогда не старался казаться взрослым. Помню, он посадил меня на плечи и побежал. Я хохотала, как сумасшедшая, просила бежать все быстрее и быстрее, ... что бы догнать ветер. - Взгляд девушки стал отсутствующим. Она пребывала где-то в далеком детстве. При этом она продолжала, есть торт, и запивать его чаем. - Я ведь совсем маленькая была, когда он уехал. Я так плакала тогда.... Мама сказала, что ему нужно учиться, но он обязательно вернется. И вот он вернулся.... - Задумчиво произнесла Сетана, словно подведя итог своим мыслям.
   Я попробовала собственное угощение. В общем, очень даже неплохо, особенно чай. Кажется, мне удалось воссоздать классический вариант вкуса и запаха. Очень даже недурно.
   - Очень вкусно, зря ты на себя наговариваешь. А такой чай я только раз в жизни пробовала. На дне рождения принца Широна, наследника короны Сурраны. - Как бы услышав мои мысли, сказала девушка. - А вот мама с папой его не любят. Я после этого, дружественного визита возможной претендентки в невесты, устроила им чаепитие. Решила ознакомить с новинкой, так сказать. Мне потом казалось, что я отравой их напоила. Нет, они не сердились, даже нахваливали. Но я то чувствую,... я хотела у мамы спросить, но потом решила, что не стоит. Такая мелочь, захочет, сама расскажет. Ну, надо же, совсем забыла об этом,... а теперь попробовала, и само в памяти сплыло.
   Мы ели торт, запивая его чаем и молчали думая каждая о своем. Звезда - солнце спускалось все ниже и ниже, постепенно погружая все видимое и невидимое пространство в фиолетовые сумерки. Показался один из спутников, приютившей нас планеты, бледный, полупрозрачный. Какой-то не выспавшийся, как шутливо заметила Сетана.
   Стало прохладние, и я соорудила еще одно одеяло для Сетаны, которая не замедлила вознести очередную хвалу магии, по типу: ну что же мы делали без всех этих чудес. Костер мы решили не разводить, во-первых, не из чего, во-вторых, понравиться ли это живым камням, а главное невидимому хозяину этих мест.
   Стемнело. Появился второй спутник, вероятно, мы попали сюда в полнолунье, причем двойное. Еще какое-то время мы лениво болтали о всяких пустяках, Сетана вспоминала свои детские шалости, я тоже рассказала о своих, особо вредных проказах. (возможно более подробно, один конкретный случай)
   Вскоре принцесса уснула. Я обошла святилище по периметру, решив пока не спускаться на землю. Кто знает, что может случиться, оставлять Сетану одну и даже с Вартом, мне не хотелось.
   Поставив защитный контур, я задремала, прислонившись к теплому камню. Летняя ночь коротка.
   Когда на востоке появилась алая полоска, я разбудила Сетану.
   ( Эту сцену сократить - только вечер и ночь, утром в дорогу!!!!!!!)
   Сетана открыла глаза и уставилась на меня с недоумением, затем, видимо вспомнив, где находиться, улыбнулась.
   - Пора, принцесса. Солнце встает. - Я помогла ей подняться, и мы вместе перешли на восточную сторону святилища. - Встань рядом, плечом к плечу. Дай мне правую руку и закрой глаза. А главное, что-бы не случилось, молчи и не шевелись.
   - Будет больно? - Спросила Сетана, протягивая свою маленькую, но крепкую руку с тонкими длинными пальцами.
   - Скорее неприятно. Да еще, возможно, ты увидишь свою маму, запоминай всё, что увидишь, важны малейшие детали.
  Я вытащила стилет из голенища. Такорим ор туршим оми ку тим, слова послушно возникали в сознании, нанизывались словно бусины на нитку, вились вокруг и закручивались словно змеи. Острый нож рассек тонкую кожу запястья. Ожерелье заклинанья закружилось с все нарастающей скоростью. Я поднесла руку девушки и припала губами к тонкой струйке алой крови. Кровь это, прежде всего информация: состояние организма, родственные связи, наследственные болезни. Мой мозг анализировал, запоминал, фиксировал. На моих губах соленый вкус крови.
   Теперь я знала, где искать Армину. Но теперь я знала не только это. Сейчас имело значение только первое, но пройдет время и то, неожиданное знание станет чрезвычайно важным.
   Края раны сошлись, не оставив следа.
   - Все, можешь открыть глаза. - Я погладила пушистые волосы Сетаны. - И как, страшно было?
   - Я видела маму, но там темно. - Девушка открыла глаза и оглянулась по сторонам. - Похоже на пещеру... и Лаорон... он убил... парня... с глазами змеи... - Она пошатнулась, я, подхватив ее, помогла сесть. Она дрожала всем телом. - У тебя получилось? Мы спасем маму? Он же не убьет ее? Он не....
   - Я вижу ее путь принцесса. - Я села рядом с все еще дрожащей девушкой и, обняла ее, успокаивая. - Теперь я знаю, куда они пошли, ну, по крайней мере, со следа мы уже не собьемся. Все будет хорошо, поверь мне, Тана... все будет хорошо. Буди своего друга детства, нам пора в дорогу.
   Девушка кивнула, но встать не успела. Перед нами возник поднос полный, судя по запаху, чего-то очень съедобного. Посредине стояли две, внушительных размеров кружки с фирго.
   - Это пирог с мясом туреса, мое фирменное блюдо. - Парень лукаво улыбнулся. - Обещаю кормить вас всю дорогу, если возьмете с собой.
   Пирог и вправду удался на славу. Я с удовольствием съела кусочек и запила душистым напитком.
   - Ну и как Сетана, мы берем его с собой? - Спросила я.
   - Я буду рада, если он пойдет с нами. - Сетана лукаво улыбнулась и добавила. - Он вкусно готовит.
   - Ладно, если на таких условиях.
  
   4
  
   Вокруг все было таким невероятно красивым: и лес, виднеющийся вдалеке, и горы и аккуратно подстриженный квадратный луг, обрамляющий святилище. И в то же время, все это вызывало какую-то непонятную тревогу. Впрочем, все это было вполне нормально. Совершенно незнакомая планета, непонятные действия человека со смутно знакомым именем Лаорон. Так бывает, пытаешься что-то вспомнить, кажется вот вот поймешь, почему все кажется таким знакомым. Но все ускользает от тебя непонятным образом. Куда он спешит, и зачем ему нужна королева. С тех пор как Эрторе совершил посадку на космодроме Артикса, возникает масса вопросов, но, к моему большому сожалению, все они остаются без ответов. Ладно, в конце концов, мы дойдем и во всем разберемся. Знать бы еще куда идти и в чем разбираться. Я поймала себя на мысли, что мне никуда не хочется идти, а тем более в чем-то разбираться. Я медлю, молча жду, когда закончат завтрак, так неожиданно встретившиеся друзья детства. Мы так далеко... Конечно, в конце концов, мой зов будет услышан Гелардом, Милен, или, что более вероятно, моим отцом. Он всегда слышит меня, на любом расстоянии. Я знаю, что он слышит, и, когда нужно всегда будет рядом. Мысль об отце подняла мое мрачное настроение до уровня, а зачем мне все это нужно? Что-то здесь было не так. Кто-то пытался навеять мне мрачные мысли, впрочем, нет, желание остаться здесь. Казалось, уйдешь и потеряешь что-то очень важное. Наваждение, да и только. Я встряхнула головой, стараясь таким нехитрым способом избавиться от странного наваждения. Конечно же, это не помогло, но зато позабавило и подняло настроение до уровня, будет так, как будет.
   Луг, обрамляющий святилище, казался бесконечным, деревья и снежные вершины, виднеющиеся вдалеке, недосягаемыми. Но идти было приятно и легко. Совершенно ровная поверхность, трава, то ли аккуратно подстрижена, то ли это такой низкорослый сорт. Причем второе более вероятно, поскольку за сутки, которые здесь длятся часов тридцать, мы не видели никого. Хотя и это ни о чем не говорит. Что за странные ощущения незримого присутствия. Хорошо, что пока это всего лишь ощущения. У меня нет никакого желания встречаться с хозяином этих мест.
   Ну что я все ною и ною, просто удивительное занудство и умопомрачительная лень.
   Это был сказочный лес, слишком красивый, что бы быть реальным. Огромные деревья, покрытые ажурной корой, по крайней мере, у меня создалось такое впечатление, утопали в изумрудном мху. И все, только деревья, подпирающие ветвями небо и ... мох. Очень мягкий, словно огромный пушистый ковер. Никакого валежника, мелких веточек и хиленьких, от нехватки солнечного света, цветов, ничего такого, только деревья и мох. И, что самое странное, идти очень удобно, словно по настоящему ковру.
   Идти пришлось недолго. Снова открылась поляна, залитая ярким светом щедрой звезды. Посредине высился огромный зеленый куб храма с узкой щелью входа. Храм был облицован зеленым со светло фиолетовыми прожилками камнем.
   - Скажите Варт, ведь вас так зовут? - Спросила я, не оборачиваясь. - Вам знакомы подобные комплексы?
   - Конечно, я же вагарра. - Улыбнулся Варт.
   - Вагарра? - отвлекшись от созерцания нежных переливов зеленого цвета на стене весьма необычного сооружения, я сосредоточила свое внимание на парне.
   - Сопровождающий жрицу. - Уточнил Варт.
   - Очень экономный язык. - Заметила я.
   - Есть такое. - Нахально парировал он.
   - Варт, не заставляйте тянуть с вас каждое слово, вы ведь прекрасно поняли, о чем я вас спрашиваю. По размерам и пропорциям, в общем, это напоминает храмовый комплекс на Артиксе. Только там он в толще скалы и радикально отличается по цветовой гамме, но возможно, это не существенно. Я ошибаюсь? А тут вы еще глубокомысленно и не без доли гордости называете себя коротким, но весьма емким, как выясняется, словом. И это в ответ на мой довольно простой вопрос. Подозреваю, что вы знаете гораздо больше и вполне способны, хотя бы частично удовлетворить мое любопытство. Отговорки по состоянию вашей психики не принимаются, вы себя прекрасно чувствуете. Итак, Вагарра, перед тем, как войти в это грандиозное здание я хотела бы получить кой какую информацию.
   - Мне тоже интересно. - Тихо сказала Сетана, пытливо глядя на Варта. До этого времени она не менее внимательно, чем я изучала неизвестный ей доселе образец храмового зодчества.
   - Предлагаю сесть. - Просто сказал Варт, указав на каменные кубы, обрамляющие поляну по периметру. Они походили на сильно уменьшенную копию храма такие же зеленые и квадратные.
   Я и Сетана устроились на одном из них, Варт сел на мох, упершись спиной в дерево прямо напротив нас.
   - Итак? Мы вас слушаем господин Вагарра. - Возможно, я слегка переборщила с сарказмом, на что парень только лукаво улыбнулся и продолжил паузу на целую минуту. Затем начал свой рассказ в очень спокойной повествовательной манере.
   - Я родился на Сартре. Возможно, вам это ни о чем не говорит, а меж тем это родная планета вашей матери, принцесса.... Моя мать была приближенной верховной жрицы богини Сартри и, именно ей было доверено воспитание её младших дочерей. Это были девочки близнецы Армина и Арсара.
   - Так ты рос вместе с моей мамой? - Удивленно спросила Сетана.
   - Нет, принцесса, я родился гораздо позже. Я не знаю, почему твоя мама сделала вагаррой десятилетнего мальчишку. Я никогда не спрашивал, а она не рассказывала. Решение всегда остается за жрицей. Но так случилось и я очень рад этому.
   - Сарти.... Это богиня звездных дорог, не так ли? Я что-то припоминаю, нити вселенной. Так это нити вселенной? Невероятно, .... Я была уверенна, что они уничтожены, какая-то древняя история с гибелью целой планеты.
   - Да это нити вселенной, вы совершенно правы. Что касается гибели планеты, то никогда не слышал ни о чем подобном. Для меня поклонение Сартри это основа существования моего народа. Так было испокон веков.
   - Как вы торжественно это произнесли Варт. Ладно, с подробностями пока повременим. Итак, нити вселенной существуют, более того они в рабочем состоянии. И этот комплекс являет собой единое целое?
   - Да, таких планет очень много, и везде корстум и сотум находятся рядом. Соблюдаются стиль построек пропорции и внутреннее убранство. И главное то, что внутри, а не то, что снаружи.
   - Но цвет камня?
   - Вероятно, тут важен не цвет, а структура.
   - То есть на всех планетах, где нити вселенной сохранились, есть подобные комплексы?
   - Да, с той либо иной степенью сохранности. Но я первый раз встречаю действующий корстум без внешней пирамиды. Думаю, что здесь только односторонняя связь. Если на Артиксе канал закроется, то вернутся назад, этим путем, будет невозможно.
   - Да, но тут наблюдается временная аномалия. И как долго канал остается открытым?
   - Половина стандартного часа. Это правило действует для всех корстумов без исключения.
   - Значит, исключения все-таки бывают. Прошло трое суток, а канал остается открытым.
   - Возможно оттого, что корстум разрушен. Трое суток?
   - После обряда крови я могу определить это довольно точно. Они провели в храме два стандартных часа. Зачем? - Спросила я, глядя в глаза Варту, и добавила Желательно без лирических отступлений.
   - Страж. - Ответил Варт. В его глазах прыгала, чертова дюжина бесенят. Но исчезла настороженность. Я почувствовала, что парень вдруг убрал все свои шипы. Я улыбнулась. Он улыбнулся в ответ и обьяснил: - Армина провела обряд вызова стража - кир мира сарти сур. Страж живет здесь с тех пор, как построен карстум. Он не может покинуть территорию святилища, но видит гораздо дальше, и может ответить на многие вопросы.
   - Ты можешь провести этот обряд? - Мое ты, было ответной реакцией на его доверие. Какие емкие слова вы и ты. На первый взгляд почтительно-вежливое, Вы - для меня, это всегда дистанция, ограждение. Ты - знак расположения доверия и симпатии. И Варт понял это.
   - Я нет, а вот Сетана сможет.
   - Я? - Удивилась девушка. - Но как?
   - Капля твоей крови. - Начал Варт, но Сетана возмущенно перебила его.
   - Опять кровь!? - Возмущенно воскликнула Сетана.
  - Всего одна капля, принцесса. - Невозмутимо продолжил Варт. - Должна упасть на алтарь под звуки колыбельной, которую часто пела вам твоя мама. Надеюсь, ты ее не забыла?
   - Как я могу. - Грустно улыбнулась девушка. - Мама всегда пела ее мне, сколько я себя помню.... А страж, какой он? И зачем он здесь?
   - Его никто не видел, но он везде. Без разрешения жрицы никто не может проникнуть сюда безнаказанно.
   - А мы?
   - Дочь жрицы, сама является жрицей.
   - Совершеннолетняя?
   - От рождения.
   - Но тогда почему...?
   - Все потом. Заходим, Сетана, с помощью Варта проводишь обряд. Мы должны знать, куда и зачем. Задача понятна? Кстати, этот милый пушистый щенок снующий туда-сюда, это он?
   - Да. - Ответил Варт слегка ошеломленно. - Но как...?
   - Все вопросы потом. Напомню вам друзья мои, что мы догоняем, с довольно большим отставанием. - Сказала я как можно мягче. - Думаю, у нас еще будет достаточно времени, чтобы обсудить все это.
   - А еще неплохо выяснить, где мы. - Добавил Варт вставая. Он протянул руку принцессе и помог ей встать. - Вы согласны ваше величество?
   - А еще неплохо всем перейти на более дружескую форму общения, и забыть о титулах и званиях. Ты не против, Сата? - Тихо спросила Сетана.
   - Я, целиком поддерживаю это предложение. - Мой словесный реверанс вызвал улыбки одобрения. - Ну что ж тогда, Варт ты заходишь первый, а я замыкаю шествие.
   Яркое солнечное утро сменилось зелеными сумерками храма. Шаги гулким эхом заметались по огромному каменному пространству. Галактики и гроздья звездных систем, неоново таинственно мерцали на стенах. Все вокруг было нереально зеленым. И только каменный куб, размещенный на небольшом возвышении в центре каменного сотума, кажется, так назвал его Варт, был таинственно черным.
   - Принцесса, станьте возле турунуса, так, что бы открытая дверь была справа от вас. Леди Оллаель, станьте напротив принцессы и дайте ей ваш нож.
   Варт произнес это негромко, но очень четко. Проследив, как мы заняли указанные места, стал между нами, напротив двери. Я протянула девушке свой стилет.
  Сетана недоуменно послушно взяла.
   - Осторожно, он очень острый. - Предупредила я девушку. Это был подарок отца. Оружие с неимоверно далекого прошлого - хищно острый и изящно безукоризненный. Я никогда не расставалась с ним, и крайне редко давала кому-либо, даже на короткое время. Девушка послушно кивнула и пытливо посмотрела на Варта.
   - Начинай петь точно так же как мама. После четвертой строфы уколи палец и урони каплю крови вот в это углубление. - Сказал Варт, указав на едва видимое углубление в центре каменного куба. - Затем верни нож хозяйке, протянув руку над камнем не прекращая петь. И помни, песня должна быть допета до конца, чтобы не случилось.
   Странное наставление, я бы сказала деловито напыщенное.
   - А возвращение стилета тоже имеет ритуальное действие? - Спросила я Варта с солидной долей сарказма.
   - Нет, просто я заметил, насколько неохотно вы его отдали, и решил максимально сократить расставание со столь дорогой вашему сердцу вещью. - Парировал Варт.
   - Один - один. - Суммировала я.
   Сетана не слышала нас. Она готовилась к чему-то, что было предопределено еще ее рождением.
   Это была странная и волшебная песня, что завораживала и звала. Непонятные слова неизвестного языка, перемежались с короткими прерывистыми звуками и паузами - мгновениями тишины.
   Тягучая капля упала на черный камень и превратилась в полноводную реку, что заполнила невидимый доселе резной узор. Это было удивительно красиво. Темно красный узор оживил черный камень, казалось, он пылал изнутри. Постепенно вспыхивали зеленым звездные пути изображенные на стенах. Зеленая россыпь галактик осветила все пространство храма, создавая иллюзию присутствия на звездных дорогах. Мне показалось, что я шагаю меж звезд. Сетана уже закончила песню и, судя по всему, пребывала в таком же завороженном состоянии. Варт же, вероятно неоднократно наблюдавший нечто подобное, был сосредоточено собран. Он ждал.
   Сосредоточенность Варта вернула меня с далеких галактик в храм на неизвестной планете. Я оглянулась, пытаясь держать в поле зрения максимально возможное пространство. Время застыло, ни звука, ни движения.
   Капля гулко разбилась на камне, шаги человека прожившего долгую жизнь, взгляд проникающий прямо в серце.
   - Дедушка Саред?!! Ой ... простите, я ошиблась. - Сетана, в два прыжка преодолев, метра четыре, а то и пять, резко притормозила, застыв перед человеком, появившимся неоткуда.
   Он был не так уж стар, ну, во всяком случае, на дедушку не тянул. Высокий, статный, молочно белые волосы, небрежно стянутые черным кожаным ремешком на затылке. Тронутое морщинами смуглое лицо, глаза, большие, слегка раскосые, черные.
   Я спустилась со ступеней жертовника, но держалась на расстоянии, Варт вообще не двинулся с места. Секунды, словно капли тишины, стекали ударами в висках. Сетана молчала, настороженно разглядывая незнакомца.
   - Я услышал твой зов жрица. - Он произнес это на классическом межгалактическом языке, очень четко, как бы пробуя каждое слово на вкус, и улыбнулся. Улыбка мне понравилась. В ней была и доброта, и радость встречи, а еще открытость и искренность.
   - Вы издалека так похожи на дедушку Сареда. - Сетана продолжала внимательно рассматривать того, кто назвал ее жрицей.
   Бедная девочка пыталась восстановить хоть крупицу уничтоженного детства. Думаю, она даже не услышала того, что сказал ей незнакомец. Ее губы дрожали, а в глазах заискрились слезинки. Нужно будет на досуге слегка подкорректировать ее нервную систему. Я подошла ближе к Сетане и стала за ее спиной.
   - Вы страж? - Спросила я напрямик.
   Но он не ответил, он смотрел только на Сетану и ждал.
   Надо признаться, что пауза показалась мне слишком долгой. Кто же он, этот страж? Я видела длинную вереницу даже не лет и не столетий, а тысячелетий. Тысячелетий.... Наверное, ему очень одиноко в этом зеленом сумраке, но он вынужден следовать правилам выработанном годами или вложенным в него его создателем, кто знает.
   - Сетана, что с тобой? Ты позвала стража и он готов говорить с тобой, только с тобой, от этого зависит судьба твоей матери. Ты должна взять себя в руки. В конце концов, ты же принцесса. - Я тихо зашипела ей на ухо.
   - Прости Сата. Я такая глупая трусиха. - Так же тихо сказала она мне, а затем громко обратилась к стражу. - Ты можешь говорить с моими друзьями?
   Страж склонил голову, выражая свое согласие.
   Со ступеней спустился Варт и стал за спиной Сетаны, я же вышла вперед и повторила свой вопрос. Он улыбнулся и заговорил:
   -- Я не сторож, в вашем понимании, а воплощение. Нити вселенной - это моя сущность. Наверное, это более правильное определение. Пожелание жрицы закон, потому, что я замок, а она ключ.
   - Это касается любой жрицы? - Спросила я.
   Страж кивнул.
   - То есть любая служительница культа богини Сартри может провести обряд и позвать Вас? И вы обязаны, ей подчинятся?
   - Жрица, а не просто служительница. - Сказал страж, пряча в уголках рта лукавую улыбку.
   - И в чем разница? - Спросила я.
   - Жрица носит в себе частицу богини.
   - То есть это особенности крови?
   - Не только. Частичка Сартри вплетена в каждую клетку жрицы.
   - Ген Сартри! - Воскликнула я, и мой голос улетел ввысь, разбившись на мелкие осколки, откликнулся со всех уголков храма.
   Когда-то, очень давно, мой учитель в качестве примера преступной безрассудности, рассказал о гибели целой планеты. Это было связано с культом богини Сартри. Жаль, что я не могу вспомнить подробно об этом разговоре. Да мой учитель любил говаривать о том, что в этом мире не бывает случайностей.
   - Наверное, правильнее будет сказать два, а иногда, чрезвычайно редко, три. - Перебил мои воспоминания страж.
   - Он передается только по женской линии?
   Я чувствовала, что что-то ускользает от меня, и никак не могла поймать свою мысль, ну хотя бы ухватится за ее хвостик.
   - Он передается всем детям. Но изначально служителями культа являются только женщины. Но вы ведь не это хотели спросить?
   - Недавно здесь провела обряд другая жрица. Какие вопросы задала она? - Спросила Сетана.
   - Она не о чем не спрашивала. Лишь попросила ответить на вопросы своих спутников. Вернее одного из них. Это страшный человек.... Я вышел на мысленное общение и спросил жрицу, нужна ли ей моя помощь, на что она ответила отрицательно. Да и не смог бы я ей помочь, этот человек очень силен, а моя магия.... она другая. Но я бы попытался, если бы она попросила.... Она боялась, но она должна была пройти этот путь. Я выполнил ее просьбу. - Страж грустно улыбнулся нам.
   - Что он хотел знать? - Поинтересовалась я
   Страж как-то странно внимательно взглянул на нас, но промолчал. Затем сказал:
   - 'Я хочу пригласить вас в дом жрицы. Там вы сможете отдохнуть и поесть. Нам нужно очень серьезно поговорить. Думаю, вы пойдете за ними?'
   Я кивнула. Страж шагнул в зеленый сумрак храма, и казалось, просто растворился в стене, обозначив путь. Я подошла ближе к стене и быстрее почувствовала, чем увидела квадратное отверстие впритык к стене. Ступеньки по кругу уходили вниз.
  Спускаясь по спирали сложно определить расстояние, на вскидку, получалось метра четыре. Спустившись, мы оказались в квадратном каменном коридоре. Камень был темно серым с зелеными прожилками замысловатого узора. Здесь царил сумрак - загадочный свет уходящего дня. Метров через двести ход раздвоился, резко забирая вправо. Страж двигался неуловимо быстро, но я видела его след и уверенно свернула. Сетана шла вслед за мной, замыкал Варт. Пройдя еще полсотни метров, я уткнулась в винтовую лестницу.
   Подъем оказался намного длиннее. Спираль монотонно раскручивалась, казалось, что никогда не закончится. Здесь, как и в подземелье царил сумрак, но по мере передвижения становилось все светлее и светлее. Еще несколько оборотов и я шагнула прямо в большую светлую комнату. Три стены занимали огромные, до пола, окна. Они открывали захватывающий вид на залитую солнцем долину в форме эллипса. Отвесные скалы охватывали ее с обеих сторон, закрывая от холодных ветров и жадных глаз. Дополнительным рубежом являлась река, которая падала с огромной высоты в месте, где смыкались две скалы, и разливалась двумя стремительными потоками, подмывающими скалы. В иных местах река и вовсе пряталась под камни. Река как бы обрамляла долину.
   Корстум и сотум размещались в самом центре долины. Сверху был хорошо виден газон прямоугольником обрамляющий храм и остов пирамиды. На остальной территории долины рос лес, не густой, но весьма живописный. Комната, в которой мы находились, была выстроена прямо на скале что, указующим перстом торчала недалеко от храма.
  Одна стена в комнате была каменная. Гладкий полированный темно серый камень оттенял белые стены и хорошо сочетался с темным цветом мебели. Я обошла комнату, погладила спинки кресел, приставленных к большому низкому столу, очень красивому, с темной полированной столешницей. Наверное, это было очень старое дерево. Оно росло сотни лет, знало засушливые и щедрые на дожди годы, когда выпускало новые ветви. А потом его спилили и распилили, умелый мастер сделал стол, оставив на столешнице всю историю жизни дерева.
   Я никак не могла понять, чего хочет страж. Он сидел в кресле, закрыв глаза и отрешившись от всего. Наверное, анализировал, соизмеряя возможную дозу информации. Я устроилась, напротив, в одном из уютных кресел и стала ждать.
   Сетана с Вартом изучали открывшуюся их взору долину, переходя от одного окна к другому, и что-то обсуждали вполголоса.
   На столе тем временем стало появляться угощение. Сначала стол покрылся белесой дымкой, а затем из нее как бы сформировались свежие румяные лепешки, молоко в узорчатом глиняном кувшине, фрукты на резном деревянном блюде. И тут же столом, как по волшебству возникли юная принцесса и молодой волшебник в процессе обучения. Запах свежих лепешек быстро отвлек их от созерцания ландшафта, не понадобилось и приглашения. Я наблюдала за тем, как они набросились на еду, и улыбалась. Подняв глаза на стража, я поймала его улыбку, но в ней была неуверенность и тревога.
   - Магия? - Спросила я тихо, желая возобновить разговор.
   - Немного. Женщины принесли, из ближнего поселения. Оставили угощение на священном камне у входа в долину. Они часто приносят моля богиню о заступничестве и добром совете. Иногда я помогаю им, когда могу, конечно. - Сказал он, возвращая своей улыбке былую безмятежность. - Но могу увы, немного.
   - Ну не прибедняйтесь господин страж, а кстати, хотелось бы узнать ваше имя. Или это является тайной? - Съехидничала я.
   - Нет, не тайна, мое имя - Теруаль.
   - Такое древнее имя! - удивленно сказал Варт, вытирая, молочные усы.
   - А что оно значит? - Спросила Сетана, не успев, как следует прожевать лепешку, отчего вопрос прозвучал несколько невнятно.
   - Преодолевший океан, ведь так Теруаль? Что с вами, вы не хотите говорить, не можете? Продолжила я свои попытки заставить стража говорить.
   Не могу понять почему, но Теруаль одновременно и тревожил меня и внушал спокойствие. Казалось бы два совершенно противоположных чувства, но тем не менее. Страж, напротив, был весьма сдержан и загадочен.
   - Да, так можно перевести на ваш язык мое имя. Я очень хочу вам помочь, но мне нужно немного подумать. Вы отдыхайте, впереди долгая дорога. - Сказав это, он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.
   Ладно, подождем. В том, что страж хотел нам помочь, я ни капли не сомневалась. От него исходила искренняя доброжелательность. Кивнув Сетане и Варту, что бы они продолжали завтрак, а может и обед, я решила последовать их примеру и перекусить перед дорогой. Молоко было очень вкусным, хлеб свежим, а фрукты сладкими. Что еще нужно путнику для полного счастья, ну разве определится, куда и зачем идти, в конце то концов.
   - Черный человек хотел знать, где находится туар ми карт.
   - Но ведь это только легенда. Туар ми карт не существует. - Взволновано произнес Варт.
   - На вашем месте юноша я бы не был столь категоричен.- Теруаль подарил нам свою неотразимую улыбку. - Мне очень нравится ваш язык, он слагается из многих наречий, и весьма информативен.
   - Вы правы Теруаль. Это 'межгалактический'. Он вобрал в себя многие языковые формы и служит основой общения на территории Совета Пяти Галактик. Но оставим досужие разговоры. Что такое Туар ми карт? - Спросила я.
   Варт было открыл рот, что бы высказать свою версию, но осекся под ироничным взглядом Стража.
   - Сартри, это еще одно имя Вселенной, ныне уже прочно забытое меж звезд. Конечно, на некоторых удаленных от центра империи планетах этот культ сохранился, но это лишь отголосок былого величия Нитей Вселенной. Не удивляйтесь, я знаю о Совете и о Мирах
  Нити' по-прежнему соединяют все уголки вселенной, я слушаю, анализирую..... Туар ми карт - это ключевой узел, корстум откуда открыт доступ на любую планету, входящую в систему Нитей. Тиар Ми Карт было всего восемь и только здесь на Шимитасу и еще на одой из планет, было два корстума. Это особенные планеты.... Но, увы, все они уничтожены Сартри. Я не буду рассказывать о причинах, это все еще слишком тяжело для меня. Когда-то давно я был Туар Ми Карт Шимитасу. - Как-то особенно проникновенно произнес Теруаль, и добавил: - Ныне он находится глубоко под водой. Мне неведом путь черного человека, но я знаю, что вы должны идти вслед жрице. Я дам вам карту,(!!!!!!!!!!!) но вам нужно следовать за ними. Не приближайтесь, но и не уходите далеко. Возможно, он знает иной, неведомый мне путь. Он знает, что Туар Ми Карт Шимитасу, стоял на скале вблизи ущелья Стримату, что пересекает южный хребет Мараишана. Это самые высокие и недоступные горы Шимитасу. (возможно это был остров ? нужно хорошо обдумать)
  
   ??????????????? Я так и не увидела, каким образом небольшой кусок пергамента оказался в руках Теруаля. (самая простая и весьма относительная карта ее кто-то? Ортан оставил страже на сохранение в общем переписать!!!!)
   - Смотрите, Туар Ми Карт, как и корстум в котором вы сейчас находитесь, отмечены зеленым крестом. Линия того же цвета указывает самый удобный и относительно безопасный путь. Если вам нужна более подробная информация, достаточно коснутся пальцами до нужного вам участка карты. - Неуловимое касание и карта, словно хамелеон поменяла рисунок. - Вы пойдете вдоль реки, там есть каменный колодец, возле водопада, внутри колодца каменные ступени, кольцами. Это единственный выход из долины, если вы не умеете летать, конечно.
   - Или не являетесь профессиональными альпинистами с полным запасом нужного снаряжения. - Добавила я.
   - Это планета с древними устоями. Такими они пришли сюда много тысячелетий тому, такими и остались во славу Сартри. - Тихо сказал Теруаль.
   - Это значит, в лучшем случае - лошадки?
   - Шамураны.
   - Ящеры?
   - Здесь доминируют рептилии.
   - Час от часу не легче. - Тихо проворчала я.
   - А кошки... здесь есть кошки? - Спросила Сетана.
   Ее вопрос прозвучал так жалобно, что вызвал невольную улыбку у всех.
   - Здесь есть кошки, госпожа, и весьма крупные. С ними можно подружиться, но их невозможно приручить и подчинить. Это удивительные создания, но, к сожалению весьма редкие. Из-за роскошного меха они стали желанной добычей для многих. Слишком многих. - Добавил он грустно. - Когда то давно у меня была такая пушистая подружка. Она всегда приходила ко мне, особенно после удачной охоты, и, умываясь, рассказывала о своих приключениях. А потом она пришла умереть. В боку торчало древко стрелы, шерсть слиплась, пропитавшись кровью.... Я похоронил ее на солнечной поляне .... Теруаль тяжело вздохнул и улыбнулся. - Извините одинокого стража за грустное воспоминание, одиночество - слишком тяжелое бремя. Храни вас Сартри на вашем пути.
   Мы покинули гостеприимное святилище на рассвете. Теруаль, заботливой тетушкой, собрал нас в дальнюю дорогу. Варт, в небольшом холщовом мешке нес солидный запас лепешек и сыра. Сетана, - одеяло, легкое теплое и пушистое, подарок Стража, ну и немного меда в кожаной фляге с широким горлышком.
   Я тоже уносила подарок в одном из многочисленных карманов моей униформы. Не люблю поклажи, лучше шагать налегке.
   Я думала, что Теруаль проводит нас. Проговорив всю ночь, мы расстались друзьями. Да именно друзьями. Бывает для того что бы знакомый перешел в разряд друзей нужно полжизни, а иногда достаточно нескольких часов.
   5
  
   Собственно рассвет только едва обозначился скупыми алыми сполохами на сером небе. Далеко, за синими горами, вставало солнце.
   Миновав ровный газон, обрамляющий святилище мы углубились в лес. Едва заметная тропинка вела в сторону реки. Шум, производимый несущимся потоком, был красноречивее любого указателя. Сначала нужно дойти до водопада. По словам стража это займет не более часа. Все правильно, святилище должно быть ближе к людям. А вот в верховьях реки, если верить все тому же источнику, на сотни километров ни одного человека. Туда даже охотники не хаживают.
   Я возглавляю процесию, за мною плетётся дремлющая Сетана, спящий Варт - замыкающий. Хорошо хоть тропинка ровная, а то эти двое давно бы себе носы разбили, и ноги переломали, лечи их потом. Лес чистый, ни тебе бурелома не валежника, только огромные деревья и мягкий мох. Заботливый страж навел идеальный порядок на вверенной ему территории, интересно, как выглядит берег, наверняка он и его причесал.
   Берег быстрой горной реки был совсем рядом - нагромождение камней всевозможных размеров и конфигураций. Сама река неудержимо неслась вперед, кружась в диком танце водоворотов, рассыпалась на валунах мириадами сияющих бриллиантов. Сетана наконец то проснулась и балансируя на валунах подобралась к воде, умылась, и окатила водой Варта. Мне тоже досталось, уже от обоих, проснувшихся.
   Мы прошли вдоль реки не больше сотни метров, когда стало понятно, что впереди водопад. Земля, вернее камни слегка вибрировали под ногами. Шум водного потока усилился до торжественного марша всепобеждающей силы природы. Сетана и Вард побежали вперед, что бы воочию воззреть это удивительное чудо природы. Звучит патетически, но что поделаешь, я люблю воду, и могу смотреть на нее часами. И не важно, течет ли она мирно и плавно, или бурно извергается, это никогда не надоедает. Тем более если это так красиво.
   За многие столетия неудержимого стремительного падения река вымыла горные породы, оставив по обе стороны зубчатые бастионы скал. Я вскарабкалась вверх по камням, и, найдя удобный выступ, взглянула вниз. Долина лежала как на ладони. Узкая, голубая лента реки, то почти полностью скрывалась в густом лесу, покрывающем долину, то извивалась, как змея, искрясь на солнце. В лесу прятались различные строения. Встречались они часто, но было в них что-то странное и от того непонятное. По форме долина напоминала лодку. Она расширялась от водопада, отвесные скалы расступались, а затем опять сходились, где-то далеко, и едва различимо.
   - Интересно, там еще один водопад? - Непонятно кого спросила Сетана, а возможно это был чисто риторический вопрос. - Сата, а отсюда видно, куда пошла мама? - Этот вопрос уже имел конкретного адресата, то есть касался непосредственно меня.
   Я огляделась, след вел влево, четко просматривался метра на четыре, дальше терялся.
   Это с этой точки, нужно идти и никуда он от нас не денется, в смысле след.
   - Как, по-твоему, Сетана, я похожа на караха? (крупная хищная птица, высматривает мелких грызунов с большой высоты)
   - Ну не обижайся. - Виновато пробормотала Сетана продолжая любоваться долиной. Она то и дело дергала Варта за рукав, указывая на что-то вызвавшее у нее особый интерес. Далее следовало бурное обсуждение. Они толкали друг друга, что-то втолковывали, перебивали и снова толкали. Я не разделяла их восторга. Незнакомая долина незнакомой планеты скорее внушала мне опасение. Красота так же часто бывает обманчивой, как и покой. Особенно если твои спутники почти дети.
   Я решила дать им возможность полюбоваться пейзажем и проверить, куда ведут следы королевы. Сначала, едва проглядывающаяся среди камней тропинка вела вдоль 'крепостной стены', дальше, петляя меж камней, она провела к огромному круглому отверстию в скале. Я подошла ближе и осторожно взглянула вниз. Глубоко внизу отсвечивало синим, возможно, что это подземное озеро. Следы вели вниз, в темноту пещеры.
   Звучит загадочно, я бы сказала таинственно, это все еще была территория храмового комплекса, подвластного хозяйственному стражу. Лестница была вырезана в скале и полого, по спирали спускалась вниз. Камни некогда гладкие и отполированные тысячами ног паломников густо покрывала пыль веков.
   - Осторожно, камни скользкие, а пыль коварна. - Предупредила я юных путешественников.
   Забавно, что судьбе было угодно отправить меня путешествовать со столь юной, и, соответственно неопытной командой. Но за свою, довольно длинную жизнь я заметила, что никогда и ничего не бывает случайно.
   Цепочка четких следов отпечатанных в пыли, три человека, женщина и двое мужчин. Мы идем вслед за ними, мы отстаем уже почти на три дня. (По земным меркам, сутки здесь 38 часов, я специально использую земную систему измерений) Я спускаюсь первой, за мной Сетана, Варт замыкает. Лестница уходит вниз, раскручиваясь по спирали. Мы завершаем уже второй виток во тьму. Звучит весьма поэтично, но для меня тьмы не существует. Я ночной хищник ориентируюсь даже в кромешной тьме, но вижу по-другому, меняется восприятие, цвет, трудно объяснить. Я настороже.... На всякий случай я привязала к себе Сетану и Варта магической веревкой.
   - Сата, нам еще долго спускаться? - Голос Сетаны дрожит, то ли от страха, то ли от возбуждения. Скорее последнее, она храбрая девочка.
   Третий виток....
   - Не волнуйтесь ваше величество, я уже вижу дно этой каменной бочки. - Почти торжественно произносит Варт. - Кажется там внизу озеро.... Точно вода.
   Он видит ..... у мальчишки серьезный магический потенциал.
   Четвертый....
   Мне хочется послать Теруаля ко всем хронам вместе взятым. ( соответствует к чертям) Хотя, ведь это все сделано для почитателей богини Сарти. Поднимаясь к святилищу, паломники видят божественный свет, а уходя от богини, погружаются во тьму... что-то в этом роде, тьфу ты ступенька, камень расшатался.
   - Сетана, Варт, осторожно здесь камень поврежден.
   Пятый....
   - Варт, я открыла страшную тайну, у этой лестницы нет конца. Это ловушка, мы будем вечно кружить здесь.... до самой смерти, наверное. - Громко шепчет Сетана. - Мы уже под землей, даже водопад не слышен.
   Секундная пауза, очевидно, соответствует расшатанной ступеньке.
   Возможно, мы действительно уже под землей, тихо как в колодце, водопад ощущается лишь едва заметной дрожью под ногами. А озеро, на дне каменного колодца, недобрый, черный, глаз, испытывающий души тех, кто прошел по нитям вселенной. М-да поэтично
   Шестой виток, мелкий, мягкий песок под ногами, оставляются четкие отпечатки. Сетана топчется на месте, запрокинув голову вверх. Интересно, что такое она там увидела. Происходящее начинало забавлять меня. Самое смешное, что королева не ступала на этот песок, на него уже давно никто не ступал. Я настолько увлеклась каменным колодцем, что пропустила поворот, или вход в другую пещеру. Ай да Теруаль, ай да затейник. Пока человек к храму доберется, не раз и не два задумается о своем, сокровенном. А затем и о богине, с благоговением. Да уж смешно до слез.
   Высоко над головой синел лоскуток неба.
   - Что ты высматриваешь там наверху Сетана? - Не выдержала я.
   - Звезды.- Сказала Сетана и грустно улыбнулась. - Когда я была маленькой, то верила, что опустившись на дно колодца, можно увидеть звезды. Даже днем. А сейчас я узнала, что это неправда. Грустно.
   - Ага, а еще грустно, что твоей мамы здесь не было. - Наверное, моя улыбка была еще менее веселой. Хотя, я не понимала причины собственной хандры. Ну, промахнулись, вернемся назад и снова возьмем след.
   Вероятно, Сетана подумала о том же.
   - Значит нужно немного подняться. - Спокойно сказала она и направилась к злополучным ступеням.
   - А где Варт? - Спохватилась я.
   - Не знаю. Сказал, что обойдет озеро. Я хотела с ним, но вспомнила о звездах. Как ты думаешь Сата, здесь можно кричать?
   - Не знаю, наверное, не стоит. - Сказала я, внимательно изучая следы Варта.- Пойдем за ним, далеко он уйти не мог.
   - Темно очень. Кажется небо над головой, но так далеко, что ничего не видно. - Проворчала Сетана. - Может все-таки позвать, только тихонечко?
   Она уже успела прилично подняться, и вниз спустилась неохотно. Было заметно, что и ей место не особенно нравиться.
   - Если хочешь, подожди меня здесь. - Предложила я девушке.
   Дальнейшие действия Сетаны точно соответствовали прогнозируемой реакции на подобное высказывание. Она не только очень быстро преодолела разделяющее нас расстояние, но и заверила меня, что готова идти со мной даже в кромешную тьму. Мне не хотелось расстраивать девушку, но я прекрасно видела, что Варда нигде нет. Возможно, он зашел за лестницу, отсюда этот участок пещеры не просматривался. В любом случае нужно идти вдоль берега, сократить дорогу не получалось. Разве, что проплыть метров двадцать, вдоль лестницы. Короткий вскрик и тихий всплеск заставил меня оглянуться. Сетана исчезла.
   Перебор. Ну и что нырять вслед, или подождать пока придут за мной? Ни Сетане, ни Варту ничего плохого не сделали. Я настроилась на них и почувствовала восторг и счастье, а сначала был страх, который очень быстро прошел. Так, небольшая вспышка. Нет, прыгать не буду, лучше обойду, как собиралась озеро, посмотрю.
   Не успела я сделать несколько шагов как из тени, обрамляющих озеро скал, вышел страж.
   Не беспокойся, жрица и юный Вагарра в безопасности. - Сказал он, приглашая идти за ним, и тихо добавил. - Нам нужно поговорить.
   Я последовала за ним, не задавая вопросов. Вероятно моя догадка о том, что пещера священна, была правильной. А в таких местах лишних разговоров не говорят.
   Под лестницей оказался большой арочный проем, шириной метра три не меньше, усилился шелестящий шум падающей воды, запах чистой влаги холодил лицо. Но Теруаль повел меня по узкой каменной лестнице куда-то вверх в толщу горы. Королева здесь не проходила, но у меня не было смысла не доверять стражу. Все эти лестницы переходы и тоннели живо напомнили мне подземелье под королевским дворцом на Артиксе. Этакий типовой проект храмового комплекса. Ни дать ни взять работа одного архитектора.
   Пещера, в которую привел меня Теруаль, была прямо под водопадом, прозрачные шумные струи служили ей одной из стен. Страж облюбовал плоский камешек, сам сел и меня пригласил. Я, не церемонясь, устроилась рядом.
   - У меня к тебе просьба, госпожа.
   - Не называй меня госпожой, Теруаль. Для тебя я просто Сата. - Сказала я тихо, и добавила, увидев его попытку возразить. - Я так хочу.
   - Пожелание жрицы, закон для стража. - Улыбнулся Теруаль.
   - И в чем же состоит твоя просьба страж?
   - На той скале жертовник Сартри. - 'Та скала' выступала из каменной гряды, словно клюв хищной птицы, парящей высоко над долиной. - Сейчас там молится девушка, ей нужно помочь. Это очень серьезно, очень. Мне же дальше этой пещеры мне дороги нет. - Было видно, что Теруаль чувствовал себя крайне неловко. - Я знаю, вы спешите...
   - Жрица всегда должна прислушиваться к пожеланиям стража. - Сказала я, доверительно похлопав его по руке. - Мы спешим, но это еще не причина, что бы отказать в помощи.
   - Что-то произошло с ее женихом, и виновен в этом человек, которого вы преследуете. Подробности узнаешь у девушки и, главное, обязательно расскажешь все на обратном пути. - Добавил страж, с легким оттенком грусти в голосе.
   - Скажи, а почему ты думаешь, что она станет говорить со мной, а тем более доверит судьбу жениха.
   - Давай подождем. - Улыбнулся страж и указал на стену противоположную от водопада.
   - Что нас ждет страж? - Задала я, чисто риторический вопрос внимательно рассматривая ничем не приметную, на первый взгляд, стену.
   - Дорога. - Последовал лаконичный ответ. - Не хочу смотреть сквозь время, не люблю.
   - Я тоже. Да что там будущее, я даже с координатами определиться не могу, а ведь я неплохой штурман.
   - Тут я тебе тоже не помощник. - Начал было страж, но в этот момент луч солнца пробился сквозь струи водопада, упал на стену, и я увидела себя.... Мне так показалось в первую минуту. Присмотревшись, я поняла, что схожесть относительна, но первое впечатление было ошеломляюще. У девушки, нарисованной на стене, как и у меня, были серые глаза и белые, отливающие серебром волосы. Одетая в прозрачно-прозрачное платье, раскинув руки как бы желая обнять и успокоить, она шагнула мне навстречу.
   - Сарти?
   - Да, этому рисунку тысячи лет. Я часто прихожу сюда в этот час утра. Я был просто поражен, увидев тебя. Вы с ней и вправду очень похожи. - Грустно сказал страж, неотрывно наблюдая, как вслед за лучом исчезает? изображение богини. - Я подумал, что она вернулась. Похожее изображение богини есть в храме, там внизу, в долине. За века храм обветшал, но хвала Сартри выстоял, и богиня, по-прежнему улыбается рассвету. Когда-то там был большой и шумный город. Важные сановники, купцы, толпы паломников. А какими нежно розовыми на рассвете казались белые храмы и дворцы, и как они сверкали под полуденным солнцем. - Страж тяжело вздохнул и замолчал.
   - Так, с девушкой все понятно, а где мои 'детки'? - Спросила я, чтобы хоть как-то отвлечь стража от грустных мыслей, понимая, что пришло время прощаться.
   - Внизу, плещутся в озере. За тысячелетия вода выбила в твердой породе каменную чашу. Очень живописное местечко
   - А странное озеро в каменном колодце, священно? - Спросила я, понимая, что пришло время расставанья. Жаль, такой товарищ в дороге, находка.
   - Там живет грокхи, он охраняет вход к святилищу. Увидишь, забавное создание, пожалуй, мы с ним похожи.
   - Это он утащил моих друзей?
   - Да озеро соединено с каменной чашей. Тебе туда, там тропинка между сталактитами, не ошибёшься. - Улыбнулся Теруаль, и буквально расстаял в воздухе. - До встречи, жрица. - Словно шелест сухих листьев в осеннем лесу.
   - До встречи, страж.
  
  
  
   6
  Едва обозначенная тропинка очень скоро вывела меня к узкой щели выхода. Вход, он же выход был весьма искусно скрыт. Если не знать, что он там есть, не найдешь. Я на всякий случай обозначила для себя ориентиры. Здесь, на скале росли огромные невиданные никогда прежде деревья. Их толстые корни не смогли пробить твердую породу и расползлись во все стороны, стараясь максимально использовать тонкий слой почвы. За столетия неудержимого роста корневая система деревьев превратилась в плотный бугристый ковер, поросший серо-зеленым мхом с едва заметными маленькими беленькими цветочками. Водопад был слева, он громко пел свою песню. Я уже сделала несколько шагов в его сторону, когда услышала совсем другую песню. Протяжно - торжественный напев отдавал такой тоской, что был сродни пению волчицы, утратившей своего друга. Это могла быть только та девушка, о которой просил страж. Она принесла дары богине и теперь пела тоскливую просьбу-молитву.
  Вселенная совершенна, как в целом, так и в каждой ее частичке в отдельности. И этот кусочек неведомого мне мира отражал красоту вселенной. Несколько шагов и огромные деревья расступились, обнажив небольшой каменный уступ, паривший над долиной. Четыре больших каменных куба, обрамляли небольшую площадку каменного выступа, правильным квадратом. Знакомый зеленый узор змеился по серым камням. Пятый каменный куб был поставлен посредине квадрата. Камни были огромны, не меньше двух стандартных метра высотой. Тот, то стоял посредине имел не больше полуметра, на его поверхности стоял кувшин и, горкой лежали лепешки. Вокруг жертвенного камня, танцевала девушка шиитаска. Аккомпанементом ей служила тоскливая, грустная молитва богине звездных дорог. (определиться с названием планеты)
   Наверное, когда-то очень давно племя шиитасов поплутав нитями вселеной, пришло на эту планету, да так и осталось. Что заставило тех, далеких странников покинуть приветливо-родную планету и искать иные миры. Голод, родовая вражда или чувство вины перед сородичами? Да, эта загадка неразрешима, впрочем, кто знает, иной народ сохраняет живые воспоминания о весьма далеком прошлом. Особенно о такой далекой родной планете. Но если это изгнание, за какой либо проступок, то на память предков надеяться не приходиться. Впрочем, бывает по всякому, да и зачем гадать, спустимся чуть пониже, в долину и все узнаем. Шиитасу необычный народ и столь же необычна их родная планета, вернее три планеты. Все три имеют одно и то же название с небольшими приставками: Шиитасу Шиэро, Шиитасу Митаре и Шиитасу Тусад. То есть синяя, зеленая и желтая, какая из них является колыбелью Шиитасу до сих пор неизвестно. Есть много версий и каждая может оказаться верной. Что ж возможно здесь память предков может оказаться крепче и завеса древней тайны приоткроется. Да, осталось только мечтать о раскрытии загадки планетарного масштаба.
   Шиитасы очень красивы, по крайней мере, с моей точки зрения. Официально они относятся к гуморальному типу, две пары конечностей удлинённое туловище и слегка удлинённая голова. Хотя, внешне гораздо ближе к плародоидам, о чем весьма красноречиво говорит не только умопомрачительной красоты 'змеиная' кожа, но и строение внутренних органов. Но, в отличие от плародоидов, они теплокровны, так что для них, надо бы выделить отдельный подвид - пламогуморов. Шикарная идея для выступления на Сутакомской конференции. Кажется, в этом году она пройдет на Пайре. Как забавно, бросить жирную косточку идеи ученым грукам (птица по форме ближе к гусю, но по размерам - к страусу, одомашнена, и практически всеядна, хотя предпочитает растительную пищу на вид очень важные напыщенные и самовлюбленные именно от их внешнего вида и пошло их сравнение с учеными мужами). Интересно схватят или не схватят. Но до Пайры далеко, и для начала неплохо было бы определиться с координатами. Ладно, координаты подождут. Игра в богиню тоже отменяется, но схожесть, это нам на руку. Значит и одежду менять не нужно.
   Я вышла на открытое пространство и, не таясь, пошла вперед. Ветер дохнул мне в лицо прохладой и тут же принялся играть с моими волосами. Девушка так была увлечена магией танца-просьбы, что заметила меня, только тогда когда я подошла на расстояние вытянутой руки. Удивление на мгновение превратило девушку в статую, затем она упала на колени, и низко склонив голову, протянула ко мне руки ладонями вверх. Я подошла ближе и положила на ее ладони свои руки. Касание ладонями обычный знак приветствия у шиитасов. Правда сейчас это знак особого расположения и дружбы. В ритме больших городов осталась лишь открытая ладонь поднятой руки.
   - Ширесте - встань. - Шиитаский язык очень красив и необычайно своеобразен.
   Девушка подняла голову и грациозно медленно поднялась с колен. На меня смотрели большие янтарные глаза с узким, змеиным, зрачком. Нежно-салатовая чешуйчатая кожа с едва заметным светло-коричневым рисунком покрывала совершенное тело. Волосы, собранные в тугой узел на затылке отливали зеленью. И хотя это были не совсем волосы, вернее совсем не волосы, все равно девушка была удивительно красива. Короткое платье из мягкой кожи, перехваченное в талии ремешком и бусы из мелких ракушек завершали приятный образ.
   - Ту а мир те Сартри? Меа эрре сууба теркан - Ты позвала Сартри? Она попросила меня помочь тебе. - Мне показалось, что девушка меня просто не понимает, такое удивление отражалось в ее глазах.
   - Эрти Сартри мие кен? - Так ты не Сартри? - Спросила она удивленно и как то разочаровано.
   - Так тебе помощь нужна или богиня?
   Нет уж барышня, богини вы сегодня не получите. Нет у меня ни времени, ни желания спектакли разыгрывать, у меня черный человек убегает вместе с ее величеством Арминой, а еще ребятки с грокхом заигрались. Ну что ж вы девушка опять застыли как изваяние, пора уж как то определиться.
   - Мне... помощь.... Очень. (Серо.. Серо то ками... сампо ) - Произнесла она немного растеряно, и тут же переспросила: - Но, ты и вправду можешь мне помочь?
   У шиитасов нет обращения 'Вы', вместо этого используются приставки выражающие почтение, уважение или же полное презрение, это сложно выразить в русском языке, поэтому я буду использовать обращение 'Ты'
   - Постараюсь. Меня прислал страж, он живет там, на горе. Он услышал тебя и попросил меня помочь.
   - Да я слышала о страже, но думала что это сказки для детей. Но откуда он знает про меня?
   - Думаю, он знает каждого в долине, просто не может спуститься. Сама Сартри оставила его стеречь свою обитель.
   - Это значит, что тебя прислала сама Сартри?
   - Наверное, можно и так сказать. Рассказывай.
   Мы сидели рядом, прислонившись спиной к теплому камню. Она говорила, долго я слушала, внимательно. Если вычленить все шиитаские языковые изыски, проблема заключалась в следующем. Дешера, именно так звали мою новую знакомую, этой ночью должна была окончательно закрепить союз с парнем по имени Шетар. Насколько я поняла, здесь свадебный обряд проходит в два этапа с интервалом в год. Сначала в Шеми кар Сартри (Белая ночь Сартри ) происходит своеобразное обручение, когда юноша просит, сначала у самой девушки, а затем и у ее родителей, позволение на одевание ножных браслетов. Если все выразили свое согласие, публично, то избранник торжественно защелкивает браслеты на лодыжках избранницы. Опять же в присутствии большинства жителей селения. Как правило, договариваются предварительно, но эффект неожиданности всегда возможен. После публичного оглашения помолвки они вольны жить вместе, но все зависит от обоюдного согласия. Через год в ночь, соединяющую любящие сердца (Шиму Сурам) навсегда (кира меу) парень одевает девушке браслеты на руки, и этим как бы окончательно, опять-таки публично, закрепляет союз. И только после этого они могут зачать ребенка, к слову сказать, шиитасы контролируют зачатие, это умение заложено в их геномах. Но дело совершенно не в этом. Шетар, по причине совершенно неизвестной Дешере повел нашего колдуна и королеву к шемир арш сута. В переводе на межгалактический, это может звучать, как дорога в никуда, но полагаю, местные жители вкладывали в эти слова, куда большее значение. Судя по всему место запретное, но поскольку девушка в подробности не вдавалась, то я так и не поняла почему. К слову сказать, о черном человеке он сам же ей и рассказал, забежав на минутку, предупредить. Вернулся он только на следующий день. В три часа пополудни, появился на главной площади и вел себя так, словно увидел селение и его жителей первый раз в жизни. Сам же был, словно после серьёзной драки, рубашка грязная, местами порванная, лицо и руки в пыли. Он покорно пошел за Дешерой в их дом, коротким движением головы отказался от предложенной еды, и тот час же уснул, устроившись прямо на полу. А вечером в их дом пришли шеркти (стражи - выборная должность). Оказалось, что в лесу, недалеко от селения нашли мертвую девушку. Дешере так и не узнала подробностей, она была сама не своя, услышав ужасные обвинения, выдвинутые ее любимому. Как бы в забытьи она наблюдала, как шеркти уводили его. Она не пошла к мароту (административному главе города, духовная власть принадлежала жрецу шамроту) потому, что знала насколько это бесполезно, более того, запрещено. Если кто-то обвинен, то снять это обвинение может только общественный суд шаморот. И нельзя своими расспросами, стенаниями и просьбами влиять людей, которые должны принять решение, непредвзято пребывая в душевном равновесии. Было еще темно, когда она вышла из дома. Знакомыми тропинками добралась до священного места. Когда-то прабабушка научила ее древнему обряду - зову. Этот обряд был тайным знанием их семьи и передавался по женской линии. Прабабушка строго настрого приказывала не тратить зов попусту.
   - Наверное, поэтому страж услышал твой зов. А когда суд?
   - Сегодня, в полдень, когда светило полностью откроет глаз. Но рассвет уже наступил, и надежда меркнет.
   - Поэтично. Но надежду терять рановато. Бороться нужно до конца, поверь моему опыту. А если сам постараешься, то и боги на помощь придут. - Резюмировала я свое короткое выступление.
   - Есть только одна истинная богиня. - Вдохновенно, нараспев произнесла девушка. - И имя ее Сартри, прародительница всего сущего - Сартри меа самео терро. - Только она смогла бы забрать любимого из селения и перенести сюда. А ночью мы вместе бы ушли в шемир арш сута. И никто нас бы не нашел, никогда.
   - Так ты для этого выполнила обряд зова?
   - А что еще можно сделать?
   - Это значит, что ты сама не веришь в его невиновность?
   Девушка посмотрела на меня как то затравлено и покачала головой.
   - Теперь я ни в чем не уверена. Он слишком сильно изменился.
   - Ладно. - Решительно начала я, поднимаясь с теплого камня. - Я конечно не Сартри, но попробую во всем разобраться, и помочь, по возможности. До города далеко? До суда успеем?
   - Если пойдем сейчас, северным склоном то успеем. - Дешера нехотя поднялась и посмотрела на меня жалобно, словно обиженный ребенок, которому так необходимо утешение.- Только там лестница осыпается хоть и каменная. Спускаться нужно очень осторожно.
   - Внизу возле водопада мои друзья, они пойдут со мною.
   - Это как раз по пути. Но ты уверена, что стоит туда идти? Я не хочу смотреть на его смерть.
   - А что другого наказания не бывает?
   - За смерть только смерть.
   - Ну а если он не виноват? - Вероятно, в моем голосе читалось легкое раздражение, потому что девушка склонила голову и несколько секунд внимательно изучала узор на камне.
   - Я не могу идти на суд, да и нельзя, как и его родным, таков обычай. Мы только можем присутствовать на казни. - На едином дыхании произнесла Дешера, продолжая изучать серо-зеленые узоры. Это признание далось ей очень трудно, не знаю почему. Возможно, здесь имеют место определенные религиозные запреты.
  - Хорошо, а мы имеем право присутствовать на суде? Да, если вы приглашены совершеннолетним жителем города и в его сопровождении. Прошептала девушка
   по-прежнему не поднимая глаз.
   - Дешера, если есть хоть малейший шанс его спасти, его нужно использовать. Пойдем, попробуем решить этот юридический казус по дороге.
   - Я не смогу смотреть на его смерть. - Шиитаска буквально закрылась от меня этой фразой. В ее устах это звучало как заклинание. Она застыла, словно изваяние и, казалось, никакая сила не могла сдвинуть ее с места. Все правильно, если я не богиня, то и помочь не в состоянии.
   - Дешера, укажи на любой камень.
   Шиитаска подняла голову и посмотрела на меня с недоумением. Затем оглянулась и указала на осколок скалы, весьма приличных габаритов, что спокойно почивал возле тропинки не одну сотню лет. Его бока покрылись мхом, а сверху, вырос небольшой куст.
  Не знаю, что она подумала, выбирая камешек, но когда осколок начал медленно подниматься, девушка упала на колени, низко склонив голову.
   Всю дорогу к водопаду Дешера молчала. Она невозмутимо наблюдала бурную радость Сетаны и напускную невозмутимость Варта, а также мое весьма бурное знакомство с гроки.
   Увидев меня, он громко чихнул, и тотчас скрылся под водой. Затем последовали воздушные пируэты и мириады брызг, что упали на нас солнечным дождем. У меня сразу поднялось настроение, Сетана весело смеялась, и ее смех был подобен серебряным колокольчикам, всегда мрачный Вард улыбался. Маленький дракон с Мудраны и вправду чем-то неуловимо напоминал стража. И лишь юная шиитаска, пребывала где-то очень далеко от солнечного дождя.
   Каменные ступени, несомненно, знали лучшие времена. Отполированные тысячами ног паломников они не смогли противостоять времени и потихоньку ветшали, крошась и рассыпаясь. Нога то и дело находила пустоту вместо твердого камня. К тому же кое-где лестница была мокрая. Рядом продолжала падать вниз горная река. Здесь оказалось не один, а сразу два водопада, этакий живописный каскад. Сетана и Вард замыкали шествие, они буквально сползали вниз, поддерживая друг друга на особо сложных участках. На втором повороте Дешера, она шла впереди меня, не удержалась и проехалась на спине, преодолев разом целый пролет. Я едва успела поставить магическую сетку.
   - Благодарю тебя госпожа. - Едва отдышавшись, сказала девушка. - Прости, что не поверила тебе сразу, в гордыне отказалась от помощи. Прости, просто я почувствовала себя обманутой, и мои глаза ослепли. (То ре напорте мире откаперо) Я с благодарностью принимаю твою помощь.
   Изящно склонив голову, она протянула мне салатовую ладошку.
   С трудом, но без приключений, преодолев мокрые, рассыпающиеся ступени, мы вышли на дорогу, что сразу нырнула в лес. Дорогой ее назвала шиитаска, как по мне больше чем на тропу выложенную белым камнем. Впрочем, это не так уж важно, главное она ведет в нужном направлении.
   - Дешера, это единственная дорога к жертвеннику? - В моем представлении этот аварийный объект явно не вязался с рассказом стража о частых посещениях жертвенника местным населением.
   - Нет, есть другая, идти далеко, по южному склону. А тут давно никто не ходит, опасно. Но иначе не успеть. - Добавила она, упреждая мой вопрос.
   Дорога вскоре привела нас к большому белому зданию, украшенному колонами, придающими ему легкость и законченность. Кроме того, получилась отличная галерея для прогулок и философских бесед. Вполне возможно именно для этих целей оно и было построено тысячи лет тому, когда здесь был большой, шумный и прекрасный город. И вот сейчас здесь собирались потомки тех, кто населял белоснежный город, что бы осудить и убить. Хотя вряд ли это потомки, скорее наследники. Ладно разберемся, для начала, виновен или не виновен, это главное, ну а дальше по обстановке. И тут меня озарило.
   - Я знаю, как заставить их выслушать меня.- Сказала я, остановившись возле ступеней, что вместе с колонами опоясывали все здание, сначала на межгалактическом, а затем перевела на шиитаский.
   - Что ты задумала, Сата? - Улыбнувшись, спросила Сетана.
   - Ребятки, я вам ничего не успела рассказать, дорога была слишком сложной и не располагала к разговорам, а сейчас и подавно некогда. Будем играть богиню Сартри, заглянувшую на суд. Ваша задача держаться за моей спиной, что бы ни случилось, только за спиной. Объяснения потом. - Сказала я, посмотрев на уже было открывшую рот Сетану. - Задачу поняли? - Ребятки дружно кивнули и тут же заняли указанную позицию.
   - Дешера! - Продолжила я на шиитаском. - Они поверят, что я Сартри?
   - Думаю, да.
   - Во что одета богиня, та, что нарисована в храме?
   - Сияющая одета в голубое платье.
   - Отлично! А о том, что ваша семья владеет зовом в городе известно?
   - Да, старейшине рода.
   - Чудненько, значит так, ты позвала и я пришла. Какие то особые требования к торжественному появлению Сартри имеются?
   - Существуют различные сказания, но она всегда приходила неожиданно и по-разному, один раз вышла из камня, в другой из воды.
   - Отлично. - Прервала я размышления шиитаски. - Сейчас я исчезну и появлюсь в центре зала. Там как, центральная часть понижена или повышена?
   - Понижена. Скамьи поднимаются вверх, есть четыре входа, этот центральный.
   - Правительство, где расположено? От нас справа слева?
   - Справа.
   - Дешера, когда я возникну посреди зала, и ликование народа пойдет на спад, выходи, и становись за моей спиной. Держись справа и немного позади меня, почуешь неладное, коснись плеча.
   - Сетана, Вард, ждете здесь, когда Дешера подойдет ко мне, вы сделаете, так как я вам сказала. - Перешла я на межгалактический, и тут же мой черный комбинезон превратился в нежно-голубое платье, что вызвало некоторое колебание в душевном равновесии шиитаски. Дешера от неожиданности отпрянула в сторону, но взяла себя в руки, и застыла в центральном проходе, ребятки стали позади нее.
   Появление 'богини' в голубом сиянии шелков, в центре зала, вызвало определенное замешательство, плавно перетекшее в массовое коленопреклонение. Шиитасы низко опускали головы и протягивали мне руки ладонями вверх. Лишь один человек, как ни в чем не бывало, сидел на скамье, совершенно безучастно - Шетар. По мне так больше всего он напоминал заблудившегося ребенка. Все интересно, все нужно рассмотреть и осознать.
   Поприветствовав невесть откуда взявшуюся 'богиню', люди, как ни в чем не бывало, заняли свои места и приготовились к судебным прениям.
   Зал был заполнен до отказа, сидели даже на ступенях между трибунами. Нас посадили на почетные места напротив обвиняемого и Совета состоящего из восьми глав родов. Как я потом узнала, председатель Совета - марот - избирался ими между собой, раз в год тайным голосованием. Шиитасы охотно потеснились. Моя 'свита' их тоже не смутила. Варт сел позади меня, Сетана слева, Дешера, соответственно справа. Молодцы, точное выполнение инструкций помогает избежать множества неприятностей, особенно если инструктаж проведен правильно.
   Как то неожиданно, как бы неоткуда, в центре зала появился мужчина средних лет, о чем свидетельствовали габариты и весьма внушительная мускулатура. Молодые шиитасы, причем это касается и девушек и юношей, очень миниатюрны. Он был одет в кожаные штаны и тунику без рукавов. Кожа светло оливковая с черным змеиным узором. И голос густой с бархатными нотками. Шиитасы красивый народ, но и это слишком круто для судейского чиновника. Как оказалось, я ошиблась, меня приветствовал Тукмару, как мне шепотом объяснила Дешера, шамрот - жрец Сартри. Как на меня для жреца он слишком похож на воина. Тукмару повернулся в сторону нашей делегации и отвесил полный достоинства поклон, высказав сожаления, что появление столь дорогой гостьи омрачено убийством. Но он понимает, что только наказание виновного может служить причиной моего появления. Жрец изящно нанизывал слова, словно жемчужины на шелковую нить, так гладко и ровно скатывались они с его уст. Сообщив, в четвертый раз, как он рад моему внезапному появлению, он упомянул о том, что вечером состояться массовые гуляния в мою честь. Затем, отвесив еще один поклон в мою сторону, начал судебное разбирательство.
   - Сата, а кто это? - Услышала я шепот Сетаны.
   - Жрец, я потом все объясню.
   Сетана кивнула и принялась внимательно рассматривать зал, Варда я не видела, но судя по всему, он тоже услышал. Дешера застыла, словно в оцепенении и смотрела только на своего избранника, я же полностью погрузилась в судебные прения. Разбирательство началось с опроса свидетелей. Перед тем, как выслушать очередного свидетеля жрец приблизительно на минуту соединял с ним свои ладони. Затем следовал легкий поклон на четыре стороны: в первую очередь совету, а затем по часовой стрелке всему честному миру.
   Получалось, что Шедара застали прямо на месте преступления. Три свидетеля видели, как он сидел возле бездыханного тела девушки по имени Шахара, а увидев их, встал и неспешно ушел.
   - Мокрый он был, и Шахара тоже. Он ее из реки вытащил, след остался, и глядел он на нее больно уж жалостливо. А когда я его окликнул, то на меня он совсем по-другому посмотрел. А может и не на меня, он как то сразу на утес смотреть стал, да так внимательно. - Высокий ладный парень, светло сиреневый с сероватыми разводами, пытался вспомнить все детали увиденного, не особо заботясь о форме изложения.
   - Перед тем, как уйти, он как-то особо внимательно посмотрел на утес Ожидания (Кушо амерти тапи), я проследил за его взглядом, там что-то было, словно тень промелькнула. - Парень нервно потер виски. Этот свидетель был светло зеленый, словно весенняя трава на солнышке. - Да еще он не весь был мокрый, только штаны, туника сухая, но порванная.
  Третий свидетель был худенький, небольшого роста с голубовато-серой кожей и огромными желтыми глазами на изящном лице, уже не подросток, но еще не мужчина.
   - Мне показалось он, только и ждал пока кто-то придет, не хотел оставлять Шахару одну. Шетар не убегал, ушел не оглядываясь. И вообще он странный какой-то стал. Вон и сейчас, смотрит на всех, словно впервые увидел.
   Жрец, бесстрастно выслушав свидетельства очевидцев, и обратился к присутствующим:
   - Мы выслушали очевидцев. Возможно, кто-то может рассказать что-либо, дополнив рассказанное?
   Зал молчал, активно так молчал. Кто-то тихо перешептывался с соседом, кто-то вздыхал, кому-то явно тяжело было сидеть на одном месте. Этот кто-то все время вертелся и громко сопел за моей спиной. Выждав несколько минут Тукмару продолжил.
   - Я прошу выйти к нам Шегора Аро.
   Вперед выступил высокий, темно-серый шиитас, и положил свои изящные руки, на открытые ладони жреца. Меня поразило его лицо, кости черепа плотно покрывала кожа, усталые веки прикрывали светло салатовые, словно выцветшие глаза. Шегоро был еще не стар, и удивительно красив, невероятной внутренней красотой. Казалось, что он излучает свет и тепло, и это чувствует каждый, кто окажется с ним рядом. Сложив руки на груди, он склонил голову, приветствуя людей собравшихся в зале. На мгновение мне показалось, что я уже видела его когда-то давно. Но где и когда?
   - Это наш лекарь - Прошептала Дешера.
   - Я осмотрел Шедару и с полной уверенностью могу сказать, что девушку столкнули со скалы, что и послужило причиной ее смерти.- Очень четко выговаривая каждое слово, произнес лекарь.
   По залу гулким эхом пробежал ропот недоумения, и как то быстро угас. Жрец о чем-то пошептался с членами совета, затем подозвал доктора, и переговоры продолжились. Стало очень тихо. Дешера нервно заерзала на жесткой скамье. Мне не хотелось нарушать совещательную тишину, оставалось только подождать дальнейшего развития событий. Интересно, почему сообщение доктора так всех взволновала? Полетела к шогам стройная версия убийства?
   - Сата, произошло что-то непредвиденное? - В создавшейся тишине шепот Сетаны на межгалактическом, прозвучал неожиданно громко. И тотчас же все внимание зала переключилось на нас. Принцесса смутилась, и замолчала. Я похлопала ее по руке, успокаивая, и тут же поймала пристальный взгляд обернувшегося в нашу сторону лекаря. Это было похоже на резкий выпад опытного фехтовальщика. Одно движение один взгляд, и потенциал противника считан. Я, как опытный боец, встретила взгляд, лекарь сдался первым. Впрочем, переговоры вскоре завершились, и лекарь занял свободное место на скамье, слева от нас. Я продолжала мучительно вспоминать, где я могла видеть столь аристократичного лекаря. Жрец возобновил опрос свидетелей.
   В течении последующего часа, путем очень умелого и целенаправленного выпытывания, выспрашивания, сравнения показаний и элементарного анализа множества народу была доказана полная невиновность Шедара.
   Горная река, двойным каскадом спустившись со скалы, на большой скорости огибает селение с востока и устремляется дальше, желая поскорее попасть в следующую долину. Скала Ожидания отделяет от нее небольшой ручеек, который тот час же теряется среди деревьев. Основной поток омывает скалу Ожидания слева. Он бурный стремительный, с множеством порогов и пенных круговоротов. Скала, словно киль корабля разделяет пространство таким образом, что ключевой точкой является деревня. Чтобы спуститься со скалы ожидания и дойти до того места где нашли убитую девушку потребуется не менее часа. При этом нужно сначала спуститься в селение, перейти мост, а затем пройти вдоль реки не менее полутора километра по пересеченной местности. Другого пути просто не существует. Уже после суда у меня была возможность исследовать эту местность, очень дико и живописно.
   Подруга убитой девушки рассказала, что полдень Шахара еще собирала ягоды в лесу возле скалы ожидания. В это же время Шедара видели возле Жалевой излучины, недалеко от места, где его и обнаружили возле мертвой девушки в четверть первого. В общем, он ни как не мог сбросить ее со скалы, потому, что в это время находился совершенно в другом месте. Больше того, он вытащил девушку из реки, о чем свидетельствует ее мокрая одежда. А поскольку там мелко, то это вполне объясняет, почему сам парень был мокрый только наполовину. Конечно при условии, что упала она недалеко от берега. Впрочем, это уже не имеет особого значения.
   Мне показалось забавным столь точное определение времени, но потом я узнала, что 'Древние', именно так величали шиитасы тех, кто построил их город в незапамятные времена, оставили какой-то прибор, четко выбивающий часы и получасы. Звук был негромкий, но достаточный, а главное его слышали по целой долине. Так что не удивительно, что все так точно определялись со временем.
   Тщедушный паренек, что сидел за моей спиной и все время громко и сердито сопел, очень авторитетно заявил, что Шедар сумел приручить сишура.
  (огромный летающий ящер, что-то среднее между драконом и птеродактилем. Сишуры практически не приручаемы, известны лишь единичные случаи приручения. Очень редко встречаются в природе, небольшая популяция осталась на Шиитасу 2 )
  Это и позволило ему, дескать, находиться в нескольких местах одновременно. Своим заявлением вызвал дружный смех всего зала и множество весьма едких замечаний. Шедара оправдали, без каких либо возражений, как со стороны совета, так и со стороны зала. Ну что ж сишуры тут, судя по всему не водятся.
  
   7
  
   Не люблю, когда меня окружает толпа. Особенно толпа почитателей. Вот они сгрудились вокруг, подходят все ближе, рассматривают. Сетана все плотнее прижимается ко мне, а Варт шепчет на ухо, что пора делать ноги. Нет, парень, ноги мы делать не будем, негоже богине поддаваться мелкой панике и сбегать от своих же ревностных почитателей. Которые, к тому же жаждут чуда.
   - Спокойно, ребятки, без паники. Закройте глаза, и не открывайте, пока не скажу.- Едва слышно произнесла я, улыбаясь особо ревностным почитателям, на расстоянии вытянутой руки. - За мной передвигаемся по прежней схеме. - Сетана вцепилась мне в руку и зажмурилась, ну что ж, думаю Варт тоже не глухой.
   То, что произошло дальше, думаю, лучше всего смотрелось с галерки. С платиновых волос богини побежали голубые искры, они стекали вниз к ногам, затем плыли вверх, создавая рисунок в виде множества спиралей. Богиню окутали мириады голубых искр, пребывающих в постоянном движении. Скорость и количество быстро увеличивалась. Вскоре, даже самые ревностные почитатели отступали, уступая место голубым искрам, таким ярким, что окружающим меня людям уже приходилось прикрывать глаза, чтобы хоть как-то лицезреть сияющую, в полном смысле этого слова богиню Сартри. Кстати одно из имен богини звездных нитей, именно Сияющая.
   Отступили не все, передо мной стоял невысокий темноволосый мужчина, коренастый, мощный. Цвет кожи словно расплавленный свинец, с четким черным рисунком. Преклонив колено, он протянул ко мне открытые ладони, глаза у него тоже были подобны расплавленному свинцу.
   - У меня осталась только одна надежда, Сияющая. - С мольбой в голосе произнес молодой шиитас. - Даруй моей жене возможность зачать и выносить ребенка.
   Возможно, совет Варта делать ноги, не так уж и глуп. Люди по-прежнему жаждут чуда, но уже отнюдь не иллюзорного. Странный взгляд у этого лекаря, где же я могла его видеть. Жрец застыл словно изваяние, мой он служитель или чей? А если служитель, то должен опекать начальство. Да что ж они все застыли, даже почтенные главы родов и те вон рты открыли от удивления. Можно пообещать и уйти, можно то оно конечно можно, но к сожаленью халтурить я не могу.
   - Позови свою жену.
   Он мгновенно выпрямился, и рванул к выходу. Я же добавив голосу повелительных ноток, попросила всех присутствующих удалиться. Увидев недоумение в глазах почтенных 'старцев', я заверила последних во всенепременном присутствии на вечернем банкете. А еще я попросила остаться лекаря и жреца.
   Когда толпа окончательно рассеялась, лекарь вдруг зааплодировал, нарочито громко я бы сказала задиристо.
   - Браво леди Оллаель, если бы не знал вас лично, то сам бы поверил в чудесное появление Сартри меа самео терро.
   - Мы знакомы? - Сказать, что я была удивлена, это значит не сказать ничего. Это ж надо забраться за пять галактик от дома и в первой же деревне быть узнанной. Его межгалактический был безупречен и изящен, впрочем, как и он сам. Наверное, мое удивление читалось на моем лице весьма отчетливо.
   - Вы не узнали меня, госпожа Старейшина. - Грустно улыбнулся лекарь. - Такого просто нельзя забыть, я же отдавил вам обе ноги на том балу, что давал мой отец в честь вашего визита. Неужели я так сильно изменился?
   Хорошо, что я сижу, не то впору бы свалиться в самый заурядный обморок от запредельного удивления. И вправду не понимаю, как я могла его забыть. И не потому, что его портрет был наклеен на каждый подходящий столб, не только на территории Совета, но и на всех тедролах самых глубоких зейдовских тылов. А потому, что Меа Шарегор Аро Арре ор Шегорро, старший наследник старшего рода Шегорро, пропавший в необозримых космических далях лет этак пятьсот тому, был моим другом. Отправной точкой нашей дружбы послужило, как раз маленькое курьезное происшествие, следствием которого явилась испорченная туфелька. Официант с полным подносом, в самый неподходящий момент поскользнулся на гладком паркете бальной залы, задев при этом жену посла с Шумы Векта, стоит заметить весьма габаритную особу. На траектории ее падения оказались мы со старшим наследником. Шарегор сумел удержать всех в вертикальном положении и, тем самым предотвратить политический конфликт. Ведь жена посла была, к тому же дочерью правителя Шумы Векта, особой весьма амбициозной и скандальной.
   - Меа Шарегор Аро Арре ор Шегорро, старший наследник старшего рода Шегорро, вы наговариваете на себя, ваше величество, вы лишь задели краешек моей туфельки. - С этими словами я подошла и обняла его. Было радостно, что здесь, в необозримых далях космоса я нашла того, кого безуспешно искала на протяжении столетий, утратив последние надежды, и ужасно горько, что мой друг провел столько лет вдали от родины и семьи.
   Идиллию воссоединения старых, добрых друзей начисто разрушил серебристый голосок Сетаны.
   - А я о вас фильм видела, совсем недавно вышел. Правда там имя другое и титул рангом пониже, но я читала в ТиаСтон, что именно вы являетесь прототипом этого героя.
   - Точно, крутой боевик, там такие стереоэффекты.... - Радостно заверил Вард.
   - Столько лет прошло, а в этом мире ничего не изменилось, даже ТиаСтон и тот выходит. - Улыбнулся Шерегор, он усадил меня на лавку, не отпуская моей руки, и сам сел рядом. - Говорите фильм точно обо мне барышня? Ну и кто самый главный злодей?
   - Ваш дядя, он бы и власть захватил, если бы его не убили. - Ответил вместо Сетаны Варт.
   - Дядя, ну да, кто бы сомневался, уж он-то не упустил такой возможности, боюсь даже спрашивать, что с моими родными. - Нарочито равнодушно произнес Шарегор, он не решался даже взглянуть на меня, только нервно поглаживал мою руку.
   - Он и в самом деле умер, давно, почти сразу после твоего исчезновения Шагор.
   - Шагор, так ты сократила мое слишком длинное имя, тогда, в прошлой жизни. И как именно он умер? - Голос спокойный, я бы сказала равнодушный, а вот бедная моя рука, словно в тиски зажата, вот это дружеское рукопожатие.
   - На охоте, упал с шикса и шею сломал. ( Шикс - ящер, издавна используется как средство передвижения, травоядный, передвигается на задних лапах, передние вспомогательные, бегает быстрее лошади и более выносливый. При нынешнем уровне развития Шиитасу - средство для развлечения состоятельных шиитасов. Условно разумный, для приручения требуется мыслеконтакт, привязан к одному хозяину )
   - Неужели все так тривиально просто?
   - Об этом ты спросишь своего отца, мне известна только официальная версия.
   - Значит, не все просто, как же он не уберег младшенького? - Теперь в голосе Шагора преобладала горькая ирония, но железная хватка рук немного ослабла. В зале было очень тихо, и детки и жрец, ловили каждое наше слово. С них можно было смело писать аллегорическую картину 'удивленное любопытство'. А я смогла подумать над тем, что говорить, и чего говорить не стоит.
   - Он искалечил твоего брата. - Мне было страшно произносить эти слова, но и молчать я не могла. Собравшись с силами, я выдохнула: - 'Элголум тулле'.
   Невинное словосочетание 'прикосновение бабочки', в моих устах прозвучали как смертный приговор. И Шагор отлично это понял. Это под силу лишь очень искусному магу, магу врачевателю. Достаточно немного закупорить один из тонких сосудов головного мозга, уменьшив приток крови к одному из участков головного мозга. Причем очень важно правильно высчитать величину тромба, что абсолютно индивидуально. В противном случае шиитас, а это применимо только к данному народу, либо умрет сразу, либо проявиться соответствующая симптоматика, а значит раннее выявление и лечение. Изменения вначале совершенно незаметны, но годы спустя, срабатывает запущенный механизм самоуничтожения и человек превращается в овощ.
   - Ну и кто же эти прекрасные молодые люди, Ол? - Улыбнулся Шагор. Он не хотел говорить о брате, пока не хотел. Зная старшего наследника, я не стала продолжать больную для него тему, и просто представила своих спутников. И тут меня ожидал еще один приятный сюрприз, ибо тукмару, жрец Сартри, оказался сыном Шагора. Он представил его просто, но не без гордости.
   - Шарут Кром Арре, в свете последних новостей, младший наследник дома Шегорро.
  Я приветствовала младшего наследника по всем правилам дворцового этикета, изящно, снизу вверх, поднеся ладони на уровень его груди. Улыбнувшись, жрец коснулся их своими ладонями.
   - Ну что ж дворцовый этикет выдержан, теперь позвольте мне огорчить вас леди Оллаель, ибо ваш авторитет богини, находиться под большой угрозой. - Тихо произнес Шагор. Это было сказано так серьезно, что мы с Шарутом разомкнув ладони, тот час же уставились на лекаря с видом крайнего удивления, Сетана и Варт были похожи на наши эмоциональные зеркальные отражения.
   - Что еще за новости, Шагор?
   - Спешу сообщить, что сей час сюда явиться счастливый обладатель твоего обещания, вместе со своей женой, конечно. - Торжественно провозгласил старший наследник.
   - Ну и в чем подвох? К чему такая ирония, или же ты жаждешь моего позорного разоблачения?
   - И вправду отец, я думал ты рад нашим гостям. - Межгалактическому младшего наследника явно не хватало практики.
   - Не обращайте внимания Шарут, мы слишком давно знакомы, с вашим отцом, и насколько я помню, это его обычная манера общения. - Заметила я, выразительно посмотрев на Шагора.
   -Раскаиваюсь, но проблема и вправду очень серьезная. - Шагор протянул мне ладони, я накрыла их своими ладонями. Заключив мир, лекарь тут же схватил меня за руки и потащил наверх, в самый темный угол, затем усадил на скамью и сам плюхнулся рядом. При этом царственным взмахом руки, вот что значит воспитание, дал понять, оставшимся в круге света, что их присутствие при нашем разговоре нежелательно.
   - В свете последних событий это весьма щепетильный вопрос. Ты слышала о шето тошоро? - зашипел он мне в ухо.
   - Белый шепот, странное словосочетание. И что это значит? - Я слегка отстранилась от Шагора. Как быстро величавый лекарь превратился
   - Первично, название весьма редкого дерева с Шиитасу Митаре. Оно может расти сотни лет, но стоит ему зацвести... в общем, когда созреют плоды, дерево умирает. Среди шиитасов есть подобная болезнь, вернее даже не болезнь, а определенные изменения на клеточном уровне, которые носят наследственный характер. Женщина, выносив плод, умирает, ее организм работает только на воспроизведение потомства, не оставляя никаких ресурсов на собственное восстановление. Ученые тщательно подошли к изучению данного явления, раскрыли механизмы, но не причины мутации, и только, женщины продолжали умирать. Тогда проблемой занялись чиновники.
   - Ну и что тут щепетильного? - Спросила я, уже нервничая в ожидании появления проблемной пары. Тут бы коротко изложить суть проблемы, а не пересказывать историю развития медицины на Шиитасу.
   - Подожди, не перебивай, у нас мало времени. - Прошипел он мне в ухо. - Если хочешь знать это вообще совершенно секретная информация.
   - Так вы выдаете государственные секреты ваше величество, вот так сходу первому встречному.
   - Не хохми, времени нет, лучше слушай дальше. Мутации проявлялись исключительно у женщин. Число смертей стремительно возрастало. Ученые просчитали, что вскоре это может приобрести катастрофические масштабы. Был проведен референдум???, по результатам которого приняты весьма серьезные законы. Такие женщины лишились права рожать. Более того, вообще иметь потомство. В результате у носительниц мутации возникали проблемы с созданием семьи. Частичным решением проблемы стало создание братства суррогатных матерей. - На секунду он замолчал, как бы собираясь с силами, затем продолжил. - Наш дом всегда был чист, от каких либо мутаций и это служило дополнительным аргументом при выборах правителя, именно из нашего дома.
   Я смотрела на него, на то, с каким запалом он излагал мне суть проблемы, в его понимании, конечно. Казалось, Шагор разом помолодел лет на двести, и снова стал похож на принца оттоптавшего мне ногу на том балу. Тот бал.... Как же хорошо, что он нашелся.
   - Ол, ты совсем меня не слушаешь.
   - Извини, задумалась. Так мужчины вообще не причем, ил в их ДНК это никак не проявляется?
   - В том то и дело, что не проявляется. Это проявляется в потомстве, то есть если рождается девочка. Но я думаю, и это не только мое мнение, что носителями являются именно мужчины.
   - Шагор, о чем ты сейчас беспокоишься?
   - Мой сын.... его мать умерла родами..... он носитель, и уже не сможет наследовать старшую власть. - Эти простые слова стоили ему неимоверных усилий. Вероятно, проблема и впрямь была очень серьезной. Но мне совершенно не хотелось углубляться в нее сейчас. Взяв его за руку, я сказала как можно мягче.
   - Давай будем решать проблемы по мере их возникновения, ведь пока еще ничего не известно наверняка.
   - Но я наследник и я знаю, поэтому просто обязан уведомить Совет Трёх.
   - Послушай Шагор, сейчас, в данную минуту, ты ничего не должен. А что касается дальнейшего, то до Шиитасу еще добраться надо это, во-первых. Во-вторых, насколько я помню, в вашем роду девочки большая редкость, и в третьих на этой планете, с ее-то уровнем развития никто не заподозрит наличие соответствующе оборудованной лаборатории, следовательно, ты изначально не можешь знать, является ли он носителем. Из этого следует: подождем до рождения наследницы, а потом уж будем докладывать, или не будем докладывать, короче там видно будет.
   - Но я врач! - Уже менее патетично произнес старший наследник.
   - Напоминаю без соответствующей лаборатории. Ну, скажи, неужели шиитаски умирают только от мутаций?
   - Возможно, ты и права. - Задумчиво произнес он, поцеловав мне руку. - В любом случае я подумаю над этим. Но что будем делать с Шекорой?
   И тут меня обуял праведный гнев.
   - Ну ладно, я была неосмотрительна, давая обещание. Но ты мог хоть как то вмешаться. Или все еще сомневался, а не богиня ли? Нет, тебе хотелось увидеть, как я буду выкручиваться? - Наседая на опешившего лекаря, я как то вдруг вспомнила, как все было. - Стоп, я же ничего не обещала, просто попросила прийти с женой. Фу-у-у, совсем вы меня запугали господин лекарь. Давай ка покажи, как образец, здоровой клетки и мутировавшей. И не смотри на меня удивленно, не забывай, я много о тебе знаю, в том числе и о магических способностях.
   - Весьма скромных, нужно сказать. - Резюмировал лекарь, хитро улыбнувшись, в любом случае было видно, что и его попустило.
   Как оказалось проблемы возникли из-за одной, недоразвитой, хромосомы. Шагор честно выложил всю известную ему информацию, наглядно, в картинках. От этого мне стало как то совсем грустно, но, кое какие идеи все-таки возникли. Я уже было открыла рот, чтобы хоть частично их озвучить, но тут же закрыла. То, что находиться на грани закона, старшему наследнику лучше не знать. В данном же случае предполагается разом нарушить около двух десятков законов Совета, причем в двух прецедентах предполагается смертная казнь. Но до Совета далеко, а статус-кво богини не может пострадать, ни в коем случае. Приняв довольно нелегкое решение, я мило улыбнулась Шагору.
   - У тебя есть что-то похожее на больницу, я имею в виду стационар?
   - Ну, что-то есть, дальше что? - Удивленно произнес Шагор.
   - А дальше встречаем Шекору с мужем, и вы, старший наследник, подыгрываете мне, не задавая вопросов. Поверь, чем меньше ты знаешь, тем спокойнее ты будешь спать.
   - Обижусь!
   - Мелко, не конструктивно. Ну, правда Шагор, это очень опасно, и не только в плане жизни и смерти пациента, но и в плане нарушения всех мыслимых и не мыслимых законов. Я просто не хочу, что бы ты знал об этом, так будет лучше.
   - Не доверяешь?
   - Оберегаю. И давай не будем больше об этом, пожалуйста.
  Он больше ничего не спросил. Понимающе посмотрел на меня, заверил, что сделает все, что я попрошу. Затем встал и, не дожидаясь меня, пошел к весьма оживленно болтавшей компании. Обиделся все-таки, ну и ладно, на обиженных воду возят (придумать нечто похожее). Но и я тоже хороша это даже не авантюра, а чистейшей воды сумасшествие. Ладно, кто не рискует... ну, в общем, тот не рискует.
   Мои размышления прервало появление Шекоры с мужем. Красивая пара, серый свинец его кожи выгодно подчёркивал ярко зеленый рисунок на салатовой коже его маленькой изящной жены. Выждав, пока они намного отдышались, было видно, что супружеская чета, если не бежала, то передвигалась мелкими перебежками, явно боясь опоздать на прием к Сартри, я выплыла им навстречу, как и положено богине, в голубом сиянии. План дальнейших действий еще не успел до конца оформиться в моей голове, как пришлось его срочно менять. В зал заседаний ворвалась Дешера.
  
  
   8
  
   Первое что бросилось в глаза, алая полоса на салатовой щеке девушки. Потом уже стало очевидным и обморочное состояние и страх буквально застывший в ее янтарных глазах. Платье разорвано, по количеству листиков и травинок, застрявших в ее волосах, вполне можно было изучать растительность долины, а исцарапанную шею больше не украшали затейливые бусы.
   - Помогите, спасите Шедара. - на большее у девушки просто не хватило сил. В изнеможении она буквально стекла на пол, потеряв сознание.
   Кивнув принцу, и по совместительству лекарю, что бы он занялся Дешерой, и, отметив краем глаза, как возле нее засуетилась вся честная компания, я подошла к Шекоре.
  Молодая женщина, едва живая, от волнения, протянула ко мне свои тонкие ладошки. Я накрыла их своими ладонями, успокаивая. Какие уж там церемонии. Проигнорировав коленопреклоненное приветствие ее мужа, я повела ее к скамейке и усадила возле себя. Затем приказала ее мужу занять место по другую сторону лавки. Помолчав минуту, как бы желая подчеркнуть торжественность момента, я сказала:
   Ты можешь иметь ребенка, Вселенная даровала тебе счастье дать начало новой жизни, но его первый вдох станет твоим последним.
   - И ничего нельзя изменить? - В глухом голосе шиитаса появились нотки страха.
   - Ну почему, есть несколько путей изменить назначенное. Проще всего, и, на мой взгляд, это самое разумное решение, попросить женщину уже благополучно принесшую в этот мир новую жизнь, выносить вашего ребенка. Я могу сделать так, что это будет именно ваш ребенок.
   - Это как креки (птица, что-то типа кукушки), подкинувшая свои яйца в чужие гнезда. - Почти шепотом произнесла враз поникшая женщина.
   - Ну, в общем, сравнение не совсем удачное, растить вы его будете сами. Есть еще одна возможность изменить предназначенное Великой матерью. - Торжественно произнесла я, но увидев, как огонек надежды разгорается в зеленых глазах молодой женщины, продолжила. - Вот только, ты Шерера,(уточнить имя) обретя возможность принести в этот мир дитя и вырастить его, можешь оставить в прошлом все свои чувства и привязанности. Я не уверена что смогу сохранить вашу любовь. - Добавила я уже тише.
   Шерера молчала, время от времени тихо всхлипывая. Ее муж, имени которого я так и не узнала, тоже молчал, уставившись в одну точку. Да уж помогла богиня, что и говорить. Но, по крайней мере, я предложила им на выбор три варианта решения проблемы, и весьма сомневаюсь, что настоящая Сартри сделала бы больше. Что и говорить, наблюдать эти тягостные раздумья молодой четы мне совершенно не хотелось.
   - Вы знаете, где лекарь оставляет тех, кому и в ночи нужна его помощь? - Спросила я их. Угрюмый кивок Шедары послужил мне достаточным ответом, поэтому я продолжила. - Сейчас вы пойдете туда и будете ждать меня. Подумайте о том, что я вам сказала, у вас будет достаточно времени для принятия решения.
   Когда они ушли, я подошла к Дешере. Девушка все еще лежала на каменном полу, но уже пришла в себя и пыталась рассказать, о том, что с ней произошло.
   Как только прозвучал оправдательный приговор, и началось массовое паломничество к 'богине', Шедар покинул зал. Причем, настолько быстро, что Дешера, как ни старалась, не смогла его догнать. Заметила только, что он пошел в сторону обрыва, и решила идти за ним туда, где вчера погибла девушка. Она почему-то была уверена, что встретит его именно там. И встретила, только не жениха, а полукровку Грушара, того, что на суде говорил о летающих ящерах с Шиитасу.
   Что и говорить, не зря он мне сразу не понравился. Межрасовые браки среди шиитасов весьма редки. И вот парадокс, что касается внешних данных, то гены шиитасов практически всегда доминантны. Но в личностных характеристиках природа неизменно дает маху. В большинстве случаев проявляются наихудшие черты характера, зависть, злость, подлость, и предательство, чаще всего в превосходной степени. Сами шиитасы в этом вопросе весьма деликатны. Дети, рожденные от смешанных браков, с самого рождения находятся под неусыпным наблюдением целителей. Только целителям под силу, если не полностью, то хотя бы частично сгладить эти противоречия. Часто на это уходят долгие годы, и при этом никто не может гарантировать положительный результат. При этом, ни при каких обстоятельствах не допускается оскорбления личности. Это касается всех общественных уровней, без исключения. И в то же время, стоит заметить, что полукровка (Грешем), в устах шиитаса худшее из возможных ругательств.
   Видимо сочтя самочувствие Дешеры вполне удовлетворительным, Шагор (уточнить имя лекаря) помог ей подняться, и усадил на лавку. Девушка благодарно улыбнулась.
   - И что там делал Грушар? Не в его обычае передвигаться столь быстро. - В нарочито равнодушно произнесенных фразах Шагора чувствовалось скрытое волнение.
   - Это он столкнул Кешану (уточнить имя убитой девушки)
   Он и меня столкнул, я чудом за дерево уцепилась, Грушар как увидел, что я жива, то начал камни бросать, Я уже готова была ступить на дорогу, ведущую к Сартри, - Девушка закрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов, затем продолжила. - Потом на краю обрыва появился Шедар. Не знаю, что там меж ними произошло, но Грушара я больше не видела. Да и Шедар едва помог мне выбраться и тут же ушел. Хотя знаете, это уже не мой жених, он совершенно чужой человек. - За этим последовало несколько глубоких вдохов и выдохов. Дешера взяла себя в руки и сделала неожиданное заявление. - Он взял то, что ты прячешь за алтарем Сияющей, лекарь.
   Когда шиитасы волнуются, окрас их кожи становится ярче, я бы казала насыщеннее. Увидев эбеновую кожу старшего наследника я поняла, что дело дрянь.
   - Кто, Шедар?
   - Да нет же, Грушар.
   - Дорогая, а откуда ты знаешь, где я храню свои вещи? - Вкрадчиво поинтересовался Шагор.
   - А помнишь, десять лет тому назад, в день ушедших по дороге Сартри, ты выпил много шарги (алкоголь типа самогона). Я видела короткую палку в твоих руках. Я видела, как ты превратил камень Грожги в пыль. Такие же палки были в заплечном мешке. Грушар спрятал его среди камней, на ягодной поляне. Думаю, Кешана погибла потому, что увидела мешок и то, что в нем находилось. Я его нашла случайно, ну и открыла, конечно. А он сразу набросился как вонючка груки, (для сравнения ближе всего гиена, но это ящер, и в момент нападения выделяется очень вонючее вещество, сильный едкий запах на короткое время действует как слезоточивый газ) думаю, он следил за мною еще с дома собраний.
   С каждым словом, произнесенным Дешерой, кожа Шагора становилась все темнее и темнее. Мне даже показалось, что она приобрела синеватый оттенок. Еще бы, судя по описанию это боевые лазерные трикты Тер Бидо, (многофунциональны автоматы снабженные лазером, разобраться) неслабо для дикарей заиметь парочку. С такими палочками устроить смену любой правящей династии раз плюнуть. Я заметила как на лице его сына (заменить именем) сквозь тревогу проглядывалась легкая ирония. Младший наследник узрел в своем идеальном отце, человеческие черты - это тоже надо, особенно наследнику правящего дома. Сеттана и Варт сидели в стороне любопытно - безучастные, вследствие незнания языка и непонимания происходящего. Представляю то количество вопросов, на которые мне предстоит ответить.
   - О, сияющая и несущая семена жизни Вселенная, Гришар тоже это видел? - Голос старшего наследника стал подозрительно похож на рык.
   - Все видели, мы играли там в прятки. - Как то смущенно произнесла Дешера.
   Основательно посиневший Шагор схватился за голову.
   - От этих стикхи (маленький грызун, осень любит сладкие фрукты, ради них может прогрызть дырку даже в тонком железе, в данном случае имеет место бытующее, на уровне поговорки сравнение) никуда не спрячешься. Ладно, насколько я понял, вы проследили за мной до самого тайника. - Дешера кивнула, подтверждая догадку старшего наследника. - Ну и что, он забрал свой мешок?
   - Я не видела. Я как отдышалась, бросилась искать Шедара. Забежала на поляну, мешка там уже не было. Я хорошо смотрела, все камни обшарила. А тогда к лабиринту пошла, меня ноги, словно сами понесли. Увидела, как Шедар вошел в лабиринт, закричала, а он даже не обернулся. Я тогда сразу к вам побежала. Кроме вас мне никто не поможет. - Как то жалобно закончила свой рассказ Дешера, и стало тихо. Пауза затянулась, старший наследник сидел, уставившись в одну точку.
   - Шарут не знаешь где сейчас Эрто терсей ( буквально смотрящий на дорогу). - Резко и без каких либо объяснений спросил Шагор.
   - Вечером праздник, скорее всего в доме жены.
   - Его нужно найти, и как можно быстрее. Так что бегом к его жене, причину выдумай попроще, паника нам ни к чему. Да и лишние свидетели не нужны. А мы вместе с богиней идем к лабиринту, будем ждать тебя там. По дороге заглянем в сторожку.
   Выслушав отца, Шарут тот час же ушел.
   - Молодые люди. - Перешел Шагор на межгалактический. - Вам лучше подождать нас здесь.
   - Я пойду с Сатой. - Тихо, но непреклонно заявила Сетана.
   - Моя вторая специализация боевая магия. От меня будет гораздо больше пользы, если я пойду с вами. - Нахохлился Варт.
   - Я с вами пойду. - Практически одновременно с ними сказала Дешера.
   Я по-прежнему не вмешивалась, ждала, что скажет Шагор. Как бы там ни было это его территория.
   - Хорошо. Идем все вместе. - Как то неожиданно легко согласился старший наследник. - Я впереди, Оллаель замыкает, Варт правый фланг, девушки в центре. Держаться всем вместе, заданный порядок, по возможности не ломать.
   Повторив все это для Дешеры, на шиитаском, Шагор поднялся с лавки и весьма решительно направился к выходу.
   - Как вы считаете, господин старший наследник, а не пошарить ли нам в том тайничке, за алтарем? А то с голыми руками и на ТерБидо, как то не вдохновляет. - Произнесла я как можно громче. Шедар обернулся.
   - Не вижу смысла идти к тайнику. Там было всего-то три тербидо да два Крага. Думаю, он забрал все.- И добавил уже с улыбкой. - Так ты идешь, или здесь останешься, светлейшая?
   - Такое приглашение растопит сердце даже королевы Урмии. Так говорите только два Крага, ваше высочество? - Не без ехидства переспросила я, меняя голубое великолепие платья на удобство черной формы. Увидев это, Дешера вздрогнула, и тут же отвела глаза.
  
  
   9
  
   Вопреки моим ожиданиям Шагор, обогнув скалу ожидания, повел нас вдоль ручья, что сразу после водопада отделялся от основного русла. Звонкий ручеек бежал по дну узкого ущелья, густо заросшего разнообразной растительностью. Хорошо утоптанная узкая тропинка не давала возможности двигаться сообразно требованиям старшего наследника. Мы шли гуськом, друг за дружкой, Шагор впереди, я замыкаю шествие. На душе было как то не по себе, тербиды и краги хоть и устаревшее но очень серьезное оружие. Они до сих пор находятся на вооружении армий многих планет. А тут в руках неумелого и вероятно озлобленного парня с весьма опасными планами.
   Тропинка вскоре вывела к месту слияния основного русла с нашим ручейком. Немного дальше, вымыв в основании скалы отверстие в форме арки, река снова падала вниз, куда-то в глубину горы. Мы перешли ручей вброд, и вышли к небольшому дому, словно прилепившемуся к скале. Как оказалось, это был дом Эрто терсея. Это не имя и не титул, это своего рода наследственные функции. При рождении он получал имя, как и все шиитасы, но после смерти отца он становился Терсеем, и уже никто не вспоминал его прежнего имени.
   Здесь же, в нескольких метрах от белоснежного домика находился вход в лабиринт. Шагор не пошел проверить есть ли смотрящий на дорогу дома, отмахнулся, мол, тогда бы сам вышел. Но я настояла, и мы пошли туда вместе. Дом внутри выглядел намного больше чем снаружи. Очень просто обставленный, дом в то же время был не лишен элегантности. Обойдя дом, и на всякий случай, проверив окрестности, мы пошли к лабиринту. Уютно устроившись на прогретых полуденным солнцем камешках, стали ждать жреца, который должен придти вместе с смотрящим на дорогу. Как объяснил Шагор, без него нет смысла соваться в лабиринт.
   - Скажи Шагор, а зачем тебе надо было в белый день разносить этот несчастный камень? Заметь, я не спрашиваю, зачем приносить в мирное селенье с патриархальными устоями два тербидо. - Тихо спросила я старшего наследника.
   - Все в этом мире весьма и весьма относительно, да ты сама это отлично знаешь. - Улыбнулся Шагор, подставляя лицо солнечным лучам. - Это мирное, как ты выразилась, селение пока еще защищают горы, ключевое слово, пока. Вот я и подумал, что неплохо будет иметь что-то серьезнее арбалета, так, на всякий случай. А камешек этот давно мне надоел. Он загораживал дорогу, там до тропинки всего то метров двадцать, а обходить два километра, не меньше. В общем, все довольно логично, кроме этих пострелят норовящих появиться в неподходящем месте в неподходящее время.
   - Да и кое-кто немного переборщил с веселящими напитками.
   - Я любил свою жену... жаль, что ты не пришла на пару сотен лет раньше. Возможно, и у Шалены был бы шанс. Кстати, расскажешь, что ты там удумала?
   - Может быть, и расскажу, но позже. Сейчас меня интересует психологическая характеристика вооруженного до зубов полукровки.
   - Несколько раз в год за стеной - Шагор, легким поворотом головы указал направление. - Проводятся большие ярмарки. Терсей проводит желающих участвовать в торгах сквозь лабиринт, ну и соответственно назад. Мать Грешема похитил сакх - это племя пришло на эту планету где-то на столетие позже шиитасов, попытались с ходу оттеснить их с нажитого местечка и получили серьезный отпор. Они заняли соседние долины, но и сегодня считают, что вправе занять наши земли. Пытаются использовать любой подходящий момент для восстановления справедливости. Но речь сейчас не о том. Девушку украли и сделали рабыней, держали на цепи. В общем, это все что я знаю, она никому ничего и никогда не рассказывала об этом. Несколько лет спустя она пришла к входу в лабиринт с маленьким ребенком на руках. Терсей пустил их хоть и говорил мне потом, что ничего путного из мальчишки не получится. Я с большим вниманием отнесся к этим словам, поэтому уделял немало времени Грешему. Возможно, мне удалось бы смягчить многие неровности его характера, если бы его любила мать. Нет, по-своему она хорошо о нем заботилась. Мальчишка всегда был сыт и чисто одет, у него были игрушки, но и только. Она не смогла простить ему рабства, он был его вечным напоминанием. Моими стараниями к нему неплохо относились дети и взрослые, но при этом, никто не любил. Представляешь, какая это трагедия для маленького человечка. И вот теперь имеем то, что имеем. Даже неосознанно Грешем ищет любви, думаю, он согласен даже на ее иллюзию под дулом тербидо. - Шогор на мгновение умолк разглядывая скалу ожидания, а затем указал на ее вершину. - Вон смотри, мой постреленок коленца откалывает вместе с Терсеем. После лабиринта это начало дороги к храмовому комплексу. Видишь тот же дизайн каменных ступеней, что и возле водопада, только в обрамлении перил. Вот по этим перилам они и съезжают, словно не в меру расшалившиеся подростки.
   Теперь было хорошо видно насколько долог и извилист путь к богине. Не знаю, что собой представляет лабиринт, но ступени, в какой-то мере мне испробовать удалось. Для получения общей картины то, что мы прошли, следовало умножить надвое. Ступени причудливо огибали величественную, словно киль древнего корабля скалу. В первое мгновение мне показалось, что Шарут с Терсеем падают. Но вот один из них сделал резкий поворот и падение, на грани самоубийства, продолжилось. Они так красиво падали, такими изящными пируэтами меняли направление движения, что в какой-то миг захотелось повторить это изящное скольжение. Судя по всему, они используют определенной формы доску. Ну не на попе же они съезжают, в самом деле. Оглянувшись, я увидела, как мечтательно смотрит на своего сына Шагор. Подозреваю, он и сам не прочь спуститься со скалы подобным способом, а может время от времени, особенно когда никто не видит. Но сильнее мальчишечьего задора, была гордость за сына.
  - У тебя замечательный сын. - Сказала я, вкладывая в эту коротенькую фразу все свое восхищение сыном друга.
   Шагор улыбнулся.
   - Да, замечательный. И сейчас меня тревожит, как он воспримет огромные густозаселенные пространства Вселенной после замкнутости этой долины. Высокий статус нелегкое бремя.- Шагор замолчал, так и не озвучив свою мысль до конца.
   Да и не зачем, я отлично его поняла. Власть, это серьезное испытание и тяжелое бремя. Мне ли не знать это. А тут еще эта проблема с наследственностью. Желая оторвать его от тяжких дум, я спросила:
   - Это традиционные забавы местных подростков, или метод спускания пара пришельцами?
   - Просто попытка забыться в ожидании вестей от команды. - Грустно протянул старший наследник. - Представляешь, они взяли с меня клятву, что не покину долину, и не буду подвергать свою жизнь опасности пока не появиться возможность, наверняка, вернуться на Шиитасу. Формально я не нарушал клятву, просто часто гостил у хорошего человека и доброго друга. - Шагор хитро улыбнулся и подытожил. - И, к счастью, тут никто не играл в прятки.
   В лабиринт мы вошли вчетвером. Варт получил приказ охранять девушек и не геройствовать под дулом тербидо. Умный парень, он сразу понял, что его главная задача, не мешать. Сетана лишь кивнула и села возле Дешеры. Последняя выслушав Шагора, не посмела возражать.
   Лабиринтом начинался, грандиозный храмовый комплекс посвященный богине звездных дорог - Сартри. Кстати это одно из имен Вселенной, что пришли к нам из далеких, забытых времен. Тот же серый камень, тот же зеленый рисунок не то вкрапленный, не то нарисованный. Странно когда начинаешь всматриваться в хитросплетение зеленых линий, то начинаешь замечать разнообразные образы, а то и вполне читаемые символы. Разглядывая замысловатые узоры, я заметила маленькую зеленую улитку, которая не вписывалась в общий стиль линейного рисунка. Она была нарисована на уровне вытянутой руки, то с лева, то справа по ходу коридора, и, что самое интересное точно указывала нужные повороты . Возле шестой улитки я остановилась и позвала Шагора, и естественно на мой зов пришли все. Наибольшее впечатление улитки произвели на Терсея, особенно когда эти маленькие значки вывели нас прямиком к выходу, ну или входу, это уж с какой стороны смотреть. Итак, кто-то, вероятнее всего Грешем, отметил маршрут. Оставалось выяснить только одно, сумел ли он открыть дверь.
   Как оказалось, не сумел, более того, забрав чужую жизнь, он не сумел сохранить свою. Грешем сидел, упершись в каменную дверь, глаза открыты, все лицо перекошено, словно перед смертью ему пришлось столкнуться с чем-то поистине ужасным. Тут же у его ног лежал мешок, из которого стыдливо выглядывали стволы тербидо. В нескольких шагах, точно так же прислонившись к серому в зеленых узорах камню, сидел Шедар. Он спал сном счастливого ребенка, на его лице явственно читалось невинность и
  умиротворение.
   - Надеюсь, этот день завершиться свадебной церемонией, а не похоронным шествием. - Произнесла я нарочито равнодушно, возвращаясь к Грешему, в надежде понять, что послужило причиной его смерти.
   - Нет человека, нет проблемы?
   - Ты читаешь мои мысли Шагор. Мне кажется, что его матери, да и всему селению не нужно знать, что произошло на самом деле. Пускай она думает, что ее сын ушел, иначе слишком много придётся объяснять, и не только ей.
   - А что произошло на самом деле? - Спросил Шарут с небольшой ехидцей в голосе. - И кто, по-вашему, убил Шахару?
   - В каждом селении должны быть свои тайны и неразрешенные загадки. Оллаель права, будет лучше, если Шарут просто исчезнет. - Шагор положил руки на плечи сыну, внимательно вглядываясь в его глаза. - Так будет лучше для всех.
   Мы говорили на межгалактическом, и, ничего не понимающий Терсей только, вертел головой, наблюдая за нами и внимательно вслушивался в звуки совершено непонятной ему речи.
   - Ну, хорошо, а куда мы его денем? Не выбрасывать же его по ту сторону лабиринта.
   - Вот тут ты прав Шарут, выбрасывать не стоит. - Задумчиво произнес Шагор.
   - Выбрасывать, конечно, не стоит, а вот похоронить за стеной, если там есть мягкие породы вполне возможно. - Дальше я перешла на шиитаский потому что мне надоело наблюдать как Терсей активно крутит головой, пытаясь хоть по интонациях понять о чем мы говорим. - Только сначала доктор проверь, действительно ли он мертв.
   - Я уже проверил, он абсолютно и безвозвратно мертв. - Шарут отвесил мне изящный придворный поклон, и сложил руки на груди. - Какие будут твои дальнейшие распоряжения о Сияющая?
   - В таком случае доктор, вооружайся. Терсей, открывай двери, Шарут, ты на подхвате.
   Младший наследник посмотрел на меня несколько скептически, затем послал немой вопрос отцу, на что тот только улыбнулся и пошел к мешку за тербидо. Шарут раздраженно пожал плечами, но промолчал. Ох уж эти амбиции правящих персон, ладно молод надеюсь, пройдет время поумнеет, гены у него хорошие. Терсей ничему не удивлялся, и не возражал. Просто приложил свою ладонь к небольшому каменному выступу, что находился в метре над головой сладко спящего Шетара. И тотчас же внутри стены что-то негромко щелкнуло, и толстые каменные плиты бесшумно разъехались в стороны. Для меня так и остался загадкой принцип действия механизма древних. Зато осталось не с чем несравнимое ощущение сказки и волшебства. А вместе с тем и понимание скепсиса Шагора по поводу места для захоронения. Почти с порога лабиринта начинался воздушный каменный мост, парящий на огромной высоте над озером. Озеро, круглая каменная чаша, как сомкнутые ладони сказочного великана под прозрачными струями хрустально чистых вод, ниспадающих и громогласных. Справа, по ходу моста стена пещеры открыта, в форме арки. Сам мост упирался в каменный бок пещеры и переходил в тропинку, плавно поворачивающуюся влево, и исчезающую за стеной. Все это каменные арки создавали ни с чем несравнимое ощущение чуда.
   Это ощущение исчезло, как только из-за поворота тропинки показался шиитас, а следом за ним целая толпа преследователей. В оценке ситуации ошибиться было весьма сложно. Особенно, когда беглец натужно ковыляя, приблизился к мосту, то и дело нервно оглядываясь, а из толпы, в его сторону полетели камни. Он едва успел доковылять до середины моста, когда Шагор, бесцеремонно оттолкнув меня в сторону, бросился ему на помощь. Преследователи ступили на каменный мост, когда Шагор подхватил худое изнеможённое тело в жалких лохмотьях. Перекинув руку неизвестного странника себе на шею, он быстро потащил его к входу в лабиринт. Старший наследник действовал быстро, но, к большому сожалению, камень оказался быстрее. Брошенный умелой рукой он настиг беглеца. Тело в руках Шагора обмякло. Удар был так силен, что Шагор пошатнулся, и едва не полетел в пропасть. Его чудом успел поддержать Шарут.
   - Они понимают шиитаский? - Спросила я Терсея, что все это время не отходил от меня, в то же время внимательно наблюдая за толпой. - Они очень агрессивны, или можно достучаться до рассудка?
   - Отлично понимают и к тому же трусливы. - Смотритель лабиринта был не многословен.
   Впрочем обстановка требовала не разговоров, а действий. Поскольку Шагор вместе с сыном уже внесли серьезно раненого беглеца в лабиринт, а преследователи преодолели половину моста. Ну что ж дорогие гости, теперь мы будем играть по моим правилам.
   Совсем немного колдовства и вот уже самые ретивые преследователи застыли, с ужасом наблюдая, как мост буквально растворяется в воздухе. Возле меня, сжимая в руках тербидо, появился Шагор. По округлившимся глазам я видела, насколько впечатлило его это зрелище. Что уж говорить о неискушенных в чудесах поселянах.
   - Прикрывай, если что, уходи и закрывай лабиринт. - Попросила я старшего наследника, мало надеясь на то, что он меня послушает, в двух последних пунктах.
   Конечно, мы вполне успевали отгородиться от толпы каменной дверью лабиринта, но стоит попытаться загасить конфликт в зародыше, иначе в дальнейшем он может вылиться в настоящую войну. А это значит, в данной ситуации, разобраться, что послужило причиной, воззвать к здравому рассудку, удивить или уж напугать, в крайнем случае. Порядок предлагаемых способов воздействия может чередоваться в зависимости от обстановки. Поэтому, очередной раз, поменяв черную униформу на голубое платье богини звездных дорог, я ступила на невидимый мост.
   Странное ощущение, когда ты стоишь на огромной высоте, и под твоими ногами нет никакой опоры. Забавное зрелище, когда самые смелые, те, что еще минуту назад так лихо вскочили на мост, теперь осторожно сползали с него на четвереньках.
   Я вышла на середину моста и стала, давая возможность весьма возбужденной толпе хорошенько меня рассмотреть, то есть в надежде, что возбуждение плавно перетечет в любопытство. Да и просто рассмотреть объект переговоров. Судя по тому, что мне рассказывал Шагор, они относятся к племени сакхов. Это, конечно, мне ничего не говорит. На первый взгляд, четко выраженный гуморальный тип. Низкорослые ширококостные кожа желтая, по крайней мере, в сумраке пещеры, глаза раскосые. Круглые они какие-то, словно шарики наполненные жиром. Ладно, отбросим вполне оправданную, в данной ситуации неприязнь, и будем начинать спектакль, а для пущего эффекта добавим голубого свечения и немного откровенного фейерверка в виде пляшущих вокруг меня звездочек.
   - В чем его вина, добрые люди? - Спросила я негромко, четко выговаривая каждое слово.
   Толпа заволновалась, я бы сказала, пошла рябью и вытолкнула вперед невысокую худенькую женщину.
   - Вот ее мужа убил. - Голос из толпы неприятно резанул уши. Я так и не поняла, почему, но просто противный и все тут. Наверное, проблема в подсознательном восприятии. Маленькая женщина вздрогнула, бросив в сторону взгляд полный ненависти. Значит, в этом мы с ней солидарны, уже неплохо для начала.
   - Да, убийство это серьезный повод для преследования. Здесь есть свидетели убийства? Кто из вас это видел?
   Шед,(имя одного из злых духов древних верований Грапхи, на этой небольшой планете они не таясь живут среди людей. Эго коварство стало нарицательным, как и имя. ) это начинает походить на банальное следствие. А два судебных разбирательства в день явный перебор. Вернусь, обязательно попрошу солидную денежную компенсацию за ненормированный рабочий день. Вдова убитого пошатнулась и сделала шаг вперед, явно кто-то толкнул ее в спину. Не удивлюсь если обладатель мерзкого голоса.
   - Ты видела, как он убивал твоего мужа?
   Женщина коротко кивнула.
   - Он задушил его железной цепью. Закрутил ее вокруг его шеи и держал, пока мой муж не перестал дергаться. - Тихо и очень спокойно объяснила она.
   - Ты видела это своими глазами?
   Она кивнула и посмотрела мне прямо в глаза, выдержав мой взгляд.
   - У него на руках кандалы и обрывки цепи. - Донесся из-за моей спины голос Шагора. - Это мой штурман, Ол.
   - Он задушил его той цепью, что сковывала его руки? - Спросила я и сделала шаг навстречу в сторону преследователей
   Женщина снова кивнула, а по толпе пробежал тихий ропот.
   - Как давно твой муж заковал его в цепи?
   - Год назад добрая госпожа. В ту ночь мой муж задержался на кузнеце. Шакх пришел в сумерках, ворота уже были закрыты, а в кузнеце горел свет. Мой муж открыл ему дверь и позволил остаться на ночь. Когда Шакх уснул, он связал его. Он приковал его цепями к мехам, что раздували огонь в горне. Он его бил, часто, не велел кормить.
   - Она врет, себя выгораживая, а брата моего оговаривает. Неверную жену наказать хотел да любовник жизни его лишил. Вот как все было, что ж вы ей верите пришлой колдунье. - Заорал оппонент, аж по ушам резануло, и пожаловал на передний план. При этом он больше обращался к сородичам, умышленно, я бы сказала, показательно меня игнорируя.
   Я не знаю этого языка, воспринимаю на смысловом уровне, так что мой перевод основан, в основном, на эмоциональном восприятии. Пока слишком мало данных для более детального анализа, в котором я, к тому же не вижу смысла. Если честно, то не хочу разбираться в обычаях, верованиях, укладе жизни. Достаточно просто погасить конфликт. Судя по реакции толпы, на данном этапе он практически исчерпан. Странно, что у меня постоянно идет восприятие этих людей, как весьма многочисленное вероятно собралось все селение, но большинство остаються за скалой. На переднем плане находятся самые резвые селяне. А родственник впереди всех, со своими мизерными претензиями.
   Не в меру агрессивный родственник 'невинно' убиенного вдруг задергался, и принялся интенсивно почесываться, при этом подпрыгивая то на одной, то на другой ноге. Моя маленькая месть показалась мне весьма забавной. Мелковато конечно, особенно для мага моего уровня, зато действенно, пару часов почесухи ему обеспечено. Очень уж неприятный человечек. Все в нем как то слишком: слишком толстый, можно сказать, круглый, слишком мясистый нос, слишком маленькие глазки. По всем параметрам очень омерзительный тип.
   - Итак, мирного путника, что спешил встретиться со своей богиней, насильно задержали и заставляли, против его воли делать тяжелую работу. При этом его регулярно избивали. Когда он, защищая слабую женщину, убил мучителя, его стали преследовать и, в конце концов убили. - Подытожила я показания свидетелей - Ну, фактически одной свидетельницы. Показания родственника потерпевшего я не взяла во внимание, в виду заинтересованности оного в дискредитации жены покойного Толпа ахнула, маленькая женщина побледнела. - Вы и сейчас считаете его виновным, добрые люди?
   На некоторое время мой вопрос буквально повис в воздухе. Затем толпа зашевелилась и выпустила на передний план очередного круглого человечка. Он вежливо поклонился и начал говорить, на ломаном шиитаском.
   - Ты права госпожа, он всего лишь защищал свою жизнь. По закону, принятому нашими предками с незапамятных времен, путнику, спешащему к тебе, не может быть причинен вред. Но и наша вина небольшая, по незнанию. Мы мирное селение и не хотим никакой вражды. Как и прежде путник, спешащий к порогу твоего дома, госпожа, будет нашим гостем. Я буймен, люди выбрали меня управлять этим селением. Мое слово, это клятва, произнесенная от имени всех живущих под тенью твоего великого дома.
   - Да будет так. - Выдохнула я с облегчением, не желая более никаких разбирательств. - И помните, я читаю в ваших сырцах, и буду следить, чтобы клятва осталась нерушимой.
   Буймен поклонился, народ последовал его примеру. Затем зашевелился, разом заговорил, и постепенно схлынул. Видно было, что сложившаяся ситуация всем была в тягость. Почесываясь, 'бедный родственник' сверкнул на невестку ненавидящим взглядом и, стараясь не смотреть в мою сторону, вслед за соплеменниками скрылся за скалой. И только маленькая женщина осталась неподвижной, при этом она с тоской смотрела на открытый лабиринт, куда унесли беглеца.
   - Он действительно умер? - Спросила она, как то судорожно вздохнув.
   - Как тебя зовут? - Спросила я взволнованную женщину.
   - Фрея, госпожа.
   - Красивое имя, что оно значит?
   - Ночной цветок, госпожа.
   - Пойдем со мной Фрея, посмотрим, как себя чувствует Шакх. - Сказала я, протянув руку. Увидев, как она с опаской посмотрела на невидимый мост, просто рассыпала на нем мириады звездочек, обозначив тем самым его контуры. - Не надо бояться, Фрея мост остался на месте, просто его не видно.
   С опаской, поминутно оглядываясь, маленькая женщина пошла вслед за мной к входу в лабиринт.
   Каменная дверь с тихим шорохом закрылась за нашими спинами.
   Я похоронила Грешема тут же, в одном из тупиковых коридоров лабиринта. Использовала заклинание поглощения, то самое, что и неуловимый черный человек при встрече с Вартом. Шарут творил молитву, в извечном обряде прощения и прощания, провожая усопшего пока камень поглощал бренные останки человека, так и не нашедшего свое место в жизни.
   Наблюдая за погребением, я вдруг поняла, что Шедар тоже стал жертвой заклинания поглощения. Только вот что в него впихнул наш неуловимый черный человек, все еще оставалось для меня загадкой.
   Я не стала задерживать Шагора, понимая его волнение. Раненого нужно было как можно скорее доставить в больницу. Только попросила Терсея вернуться за мною спустя час. Нужно было без свидетелей разобраться с Шедаром. Почему без свидетелей, я и сама не знаю. Просто сложилось вдруг пленение Варта в камне, заклинание, доведенное до автоматизма, удар на отмах, не раздумывая. К слову сказать, черного человека, больше никто в селении не видел, иначе бы предупредили марота, главу города, которого я и в глаза не видела, да и Шагора, он тут у них, словно серый кардинал, ну мне так показалось.
  Не думаю, что он таился, если разрешил Шедару предупредить невесту. А так, поздний вечер, что-то или кто-то появился неожиданно, удар на автомате. И риторический вопрос: что же у тебя внутри паренек?
   Это была некая сущность, дух. Что он из себя представляет разобраться я не успела по той простой причине, что он исчез едва я успела отделить последние атомы.
  
  
  
   Я осталась в лабиринте одна, вернее с Шедаром, но его можно не брать в расчет, по причине полной 'отключки'. Я отправила всех, попросив Терсея вернуться за мною спустя час.
   Когда камень поглощал Грешема, я вдруг вспомнила Варта. Это не такое простое заклинание, а советник использовал его на автомате. Возможно, и тут мы имеем нечто подобное, только это явно не камень. Живое, но явно бестелесное, какая-то сущность, сгусток энергии. Остается надеяться, что формула использована такая же как и для Варта, а это значит, поглощение происходит не сразу. Но уже прошли сутки, и неизвестная сущность серьезно проявила себя, убив Грешема. Не знаю, сколько прошло времени, пока я отделила последнюю крупицу сознания неизвестной мне сущности. Это нечто мгновенно исчезло, ничего не сказав и даже не поблагодарив. Впрочем я отлично его понимаю, ни с того ни с чего тебя запаковывают в человеческое тело, и нет никакой возможности его покинуть. Какая психика это выдержит. В отличии от неизвестной сущности Шедар не подавал никаких признаков жизни. Терсей сидел недалеко от меня и дремал. Вот умница, не зря в нем есть крупица древних. Что не говори, а умение не мешать это великое искусство.
   Шедар очнулся спустя полчаса. Долго оглядывался, пытаясь понять, где он находиться, Несколько минут разглядывал меня, затем увидел Терсея. Вид хорошо знакомого человека успокоил парня.
   - Как я тут оказался? Ничего не помню, я был возле шамир эр сута, провожал черного человека (Мааре шарг ). Дверь открылась, а дальше не помню. - Парень потер глаза, наверно в надежде, что все это ему сниться. - Я что сам сюда пришел? - Он снова принялся разглядывать меня. - Я вспомнил, ты нарисована на стене, в храме, ты Сартри, богиня звездных дорог. Я сплю, наверное, раз ты живая.
   Он не спрашивал, он просто вспоминал и, пожалуй, был уверен, что увидел перед собой именно богиню. Только вот во сне или наяву, так и не понял, ну и ладно объяснять не буду.
   - Пойдем, тебя ждет невеста, она очень волнуется. - Сказала я и протянула парню руку.
   - Расскажите мне, что произошло. - Как то жалобно попросил Шедар. - Мне кажется, что я сделал, что-то очень нехорошее. Но ничего не помню, туман в голове.
   - Дешера все тебе расскажет, поднимайся. Кстати, ничего плохого ты не сделал, можешь не беспокоиться, а все остальное не имеет значения, главное все живы и здоровы.
   Мне совсем не хотелось, что-либо объяснять.
  Когда мы вышли из лабиринта, солнце уже коснулось своим огненным краем далеких снежных вершин, предвещая скорые сумерки. Сетана и Варт и Дешера терпеливо ждали нашего возвращения. Они сидели рядышком, на каменной скамье, недалеко от входа в лабиринт. Дешера заметила нас первой, вскочила, в доли секунды преодолев то небольшое расстояние, что разделяло ее с женихом, гибкой змеей обвилась вокруг него и застыла, не проронив ни слова.
  
   10
  
  
  Симпатичная супружеская пара решила ограничиться суррогатным материнством. Я просто счастлива этим решением. Не спорю, я была готова рискнуть, как ученому мне был бы очень интересен этот эксперимент. Но если уж быть совсем откровенной они приняли единственно правильное решение, и думаю не без помощи Шагора.
   - Мне нужна твоя помощь. - Задумчиво произнес Шагор, наблюдая, как обнадеженные супруги покидают больницу. - Мне срочно нужна твоя помощь.
   - Штурман?
  - Ему нужен сон и хорошее питание, в общем, этим мои рекомендации, как врача, и ограничатся.
   - А камень?
   - Камень? А что камень? Удар был сильный, но пришелся в плечо. Как следствие внушительных размеров гематома на спине. Что касается обморока, то это следствие полного физического истощения. Но выглядело все очень натурально, и могу только констатировать, что ты весьма умело, использовала создавшуюся ситуацию. - Шагор улыбнулся, но как-то очень грустно, затем последовал тяжелый вздох. - Нет, все гораздо серьезнее, мой отец умирает.
   Я вспомнила, насколько сильна у шиитасов связь между родителями и детьми. Они чувствуют физическое и эмоциональное состояние друг друга даже на значительных расстояниях. Но, здесь, это слишком далеко даже для шиитаса с магическими способностями.
   - Портал открылся. - Сказал Шагор, словно мои мысли прочитал. - Я чувствую, он отчаялся и не хочет бороться. Если отец узнает, что я жив, это придаст ему сил и желания противостоять болезни.
   - И чем я могу помочь?
   - Видишь ли, я не могу сейчас покинуть селение, сама понимаешь. В том числе и твои обещания по искусственному оплодотворению. А вот сына я могу отправить немедленно. Но он никогда не покидал пределов этой долины. А что такое развитые планеты...
   - Можешь не продолжать, младшему наследнику требуется свита?
   - Ну, хотя бы одно сопровождающее лицо.
   - И путем нехитрых размышлений напрашивается только одно подходящее лицо.
   - Вы читаете мои мысли леди Оллаэль.
   - Боюсь, что парень будет не в восторге.
   - При ваших выдающихся дипломатических способностях.
   - Грубая лесть на меня не действует.
   - Богиня, я же действую в ваших интересах. Ну, в общем, чтобы не было никакого урона божественной репутации. - Начал он свою речь в обычной своей шутливой манере, но, тут-же перешел на серьезный тон. - Поверь Ол, я бы не торопился, но счёт идет на секунды. Я бы хотел, что бы Варт сопровождал Шарута до Шар Су Горан эрте (название главной резиденции правителей - дворцового комплекса на Шиитасу 1). Да и на первых порах неплохо было бы, что бы он остался с ним на Шиитасу. Письма к отцу я уже подготовил, а для тебя бумагу, перо и чернила.
   - Бумага и чернила, какая прелесть.
   - Заметь собственного приготовления, пришлось заново налаживать производство. - Не без гордости произнес Шагор.
   Я написала короткие записки Рембару и Севару, с указанием, что послание может быть прочитано любым членом экипажа Эрторе. Не особо вдаваясь в подробности, дала четкие указания, что в первую очередь касались младшего наследника и его дальнейшего препровождения к дедушке. Ну и добавила пару слов о себе любимой.
   Варт сдался не сразу. Потребовалась массированная психологическая атака троих, быстро сообразив, что к чему, ко мне с Шагором присоединилась Сетана.
   И уходил, коротко попрощавшись, зло, не оборачиваясь. Шарут напротив то и дело оглядывался, растерянно, прощаясь со своим прошлым, навсегда.
  
  
   Заканчивался день веселым праздником в честь богини Сартри. Оказывается, нас угораздило явиться в день весеннего солнцеворота, вернее ночь, ибо основное празднество приходиться именно на ночь. Для богини, так неожиданно явившейся на собственный праздник, соорудили трон. Он стоял на небольшом возвышении, и мне было хорошо видно всю площадь, тем более что именно я была основным зрителем, и передо мной разворачивалась чудесная картина праздника. Веселые песни сменяли протяжные, сложный узор обрядового танца перерастал в безудержный веселый пляс.
   - Нам будет трудно без него. - Было непонятно, спрашивает Сетана, или просто размышляет вслух. - Все-таки с парнем спокойнее, меньше приставать будут. К тому же он маг, хоть и не доученный.
   Принцесса сидела, обхватив колени, у подножия моего импровизированного трона.
   - Думаю, мы справимся, принцесса. - Сказала я, желая приободрить девушку.
   - Конечно, справитесь, две вполне взрослые девушки дадут фору любому парню. - Заявил Шагор, усевшись по другую сторону трона.
   Сетана улыбнулась, и тут же неистовый хоровод подхватил ее и повлек за собой.
   - А ведь и вправду, я эгоистично лишил вас мужской поддержки. Может выделить парочку ребят покрепче, в сопровождение? - Как бы, между прочим, спросил Шагор.
   - Ты меня первый год знаешь, господин старший наследник?
   - Да не первый, а вдруг бы согласилась. - На мою кривую ухмылку, Шагор сказал уже серьезнее: - Я бы и сам с тобой бы пошел, но ведь не возьмешь?
   - Даже не надейся, лучше скажи кто у вас такой искусник по украшениям, весь вечер глаз не могу оторвать, или все старинное.
   - Леди Оллаель, думаю, ваша любовь к украшениям войдет в легенды. - Патетически произнес Шагор. Наши взгляды встретились, он отвернулся первым, помолчал немного, разглядывая танцующих девушек, затем, хитро прищурился.
   - А искусник имеется, обещаю к твоему возвращению подготовить полный комплект традиционных украшений гомтар сабы (девушки на выданье), глядишь, и на твоей свадьбе погуляем.
   - Хор мир терра беше (тот, кто надеться веселит свою душу). - Вспомнила я шиитаскую поговорку.
   Я прекрасно понимаю его волнения. Меня саму с момента приземления на Артиксе, не покидает чувство тревоги, непонятной и навязчивой словно нищие на ступенях святилища Грокшада ( отличаются особой наглостью)
   - Успокой свою совесть Шагор. То, что Варт ушел, это даже лучше, меньше объектов опеки. Тебе ли не знать, что такое начинающие маги, те же подростки, сила уже появилась, а вот применять ее целесообразно и вовремя еще не появилась. Тут бы за принцессой уследить.
   - Тебе виднее. Но если с моей совестью мы разобрались, может быть, скажешь, что собиралась делать с Шекорой?
   - Это не моя тайна, пойми. - Я посмотрела на Шагора, но он вдруг заинтересовался танцующими девушками. - Я обещаю, что получу все допуски, и приеду на Шиитасу. - Девушки полностью захватили внимание старшего наследника. - Как только твоя невестка понесет малыша, позови, я приду...
  
   11
  
   - Пожалуй, стоит сделать привал. - Эта здравая мысль пришла мне в голову, когда принцесса третий раз, споткнулась на идеально ровном, гладком каменном полу.
   Сетана тут же вытащила одеяло, расстелила его около ближайшей колоны и, легла, не проронив не слова. Вскоре я услышала ее ровное дыхание, девушка крепко спала. Я сделала то же самое, то есть легла рядом, но сон не шел, и я рассматривала убегающие вдаль колоны. Совершенно одинаковые, украшенные причудливыми капителями расположенные друг против друга с интервалом шесть метров они казались исполинами, держащими на своих плечах, тяжелый каменный свод. У меня появилось стойкое ощущение, что древние мастера, сделав камень пластичным, специальными клише просто сделали оттиски колоны и свода в форме идеальной арки на протяжении сотен километров. А пол, это вообще чудо, гладкий идеально ровный и отполированный, было бы светлее, наверное, в него можно смотреться как в зеркало. Совершенно нет пыли, и свет, рассеянный, словно сумерки в дождливый день, но вполне достаточный, чтобы видеть окружающее пространство. Интересно для чего все это было сделано. Вероятнее всего, какой-то скоростной транспорт доставлял паломников к храмовому комплексу. Особенно мне понравился вход, стоит встать на квадратную каменную плиту возле скалы, как открывается проход внутрь горы. Каменная плита углубляется, и расходиться в стороны, совершенно бесшумно. Проем достаточный, для трех человек, чтобы войти одновременно. От скалы до первых домов селения ведет каменная дорога, время почти не испортило ее, спустя тысячелетия она по-прежнему ровная и гладкая.
   По этой дороге Шагор провел нас до самой двери, снабдив полезными советами и котомкой набитой едой. Со вздохом я приняла поклажу понимая, отбиться не удастся, придется нести, благо за плечами, а не в руках. Мы попрощались коротко 'без слез', как выразился старший наследник, и расстались, с надеждой на скорую встречу.
  Забавно, что сцена расставания в который раз предстала перед моими глазами во всех подробностях. Такая неожиданная была встреча с давно потерянным другом, так быстро промелькнул насыщенный до отказа событиями день, и тут же расставание.
   Монотонное передвижение по ровной поверхности, как то расслабляет, разговоры иссякают как ручейки засушливым летом, то и дело предаешься воспоминаниям, ну и размышлениям, конечно, о сложностях жизни. Все три дня мы пытались домыслить, куда и зачем мрачный маг потащил бедную королеву. Шагая по бесконечному коридору, мы с Сетаной, то и дело, выдвигали самые фантастичные версии. Но фактов было слишком мало, что существенно влияло на качество анализа.
  
  
   - Спииишшшь? - Голос, словно шорох желтых листьев под ногами, прилетел неоткуда.
   - Сплю. - Ответила я шороху, попутно сканируя пространство.
   - А почему говоришшшшшь? - В голосе шороха явно читалось недоумение.
   - Так это я во сне, ты же мне снишься! - Я старалась говорить тихо, не желая разбудить Сетану.
   - Абсурд! - Заявил шорох. Странно, но только сейчас до меня дошло, что на межгалактическом.
   - Согласна.
  - Я поблагодарить хотел.
  - А так это ты в мальчишке сидел. - Осенило вдруг меня.- Ну и чего тебя туда понесло?
  - Разве ж я по своей воле. - Грустно зашелестели листья, прямо у моих ног.
  - Ну да ты просто мимо пробегал.
  - Я кашд - Как-то виновато прошелестели листья, но в то же время не без скрытой гордости. Возможно данное имя, или название подобных сущостей были ответом на поставленный мною вопрос, но вопреки чаяньям шороха, мне он ничего не сказал. Кашд, что-то знакомое из древней мифологии. Я перебирала в голове все, что созвучно названному имени, и безрезультатно. Мне явно не хватало исходной информации. К тому же я устала, не так сильно как Сетана, конечно, но все же срочно требовался отдых. Наверное, я слишком долго пыталась вспомнить, что ощутимо ранило эго моего собеседника, листья зашелестели угрюмо, я бы сказала, обиженно. Но, право не могу же я знать все, а могу и забыть.
   - Ну и чего так громко шелестишь? Девушку разбудишь, подожди-ка. - Вдруг меня осенило. - Это что-то очень древнее, я всегда считала, что сказка. Ты, кажется, поедаешь души убийц?
   - Только если они получают удовольствие от убийства. Ты вот тоже убивала, да только по необходимости, когда по-другому никак нельзя, я это чувствую. - Едва слышно прошелестел Кашд.
   - Значит не сказка, надо же. Так это ты колдуном вздумал полакомиться? Лихо. А он значит, недолго думая, впечатал тебя в парня? А с нами, зачем собрался? Только если можешь без шелеста, как-то уж больно грустно становиться, словно жесткой щеткой по оголенным нервам.
   - Я и мысленно могу. - Голос был тихим, на этот раз его источник находился прямо возле уха. - Я его ждал, много много лет.
   - А конкретнее?
   - Это сложно объяснить, но я должен пойти с вами.
   - Но мы ведь не просто идем мы догоняем, я даже не знаю, где мы находимся и куда идем. Я не знаю, куда идет тот, кого мы догоняем. - Мне было забавно спорить с шорохом. - Как видишь, я объясняюсь так же непонятно, как и ты, но в отличие от тебя честно.
   - Я тоже не обманываю, если возьмешь с собой, расскажу, длинная дорога будет время.
   - А почему я должна тебе верить? Зачем мы тебе, сам ты догонишь его быстрее, в чем причина столь странного, я бы сказала навязчивого желания?
   -Это не так просто объяснить. - Замялся мой собеседник, секунды капали вокруг него словно звонкий дождик, пока он не выдавил из себя: - Я не могу один..... нужен рядом человек, иначе никак.
   -Тогда понятно. - Хоть одна слабина загадочного шороха это уже что-то. - И на какое расстояние ты можешь отойти..... от человека?
   - День пешего пути, и это если совсем нельзя иначе, а так лучше рядом.
   - Не густо.
   - Вот и я о том, ну что возьмешь с собой, или прогонишь?
   - Возьму только, чур, без вранья и уловок.
   - Согласен.
   - Тогда ты в карауле, а я посплю немножко.
   - Доверяешь?
   - Послушай. - У меня как то пропало желание язвить и морочить голову, ну или что там у него вместо головы. - Если я согласилась, значит, поверила, конечно, не до конца, но это все что могу предложить. Хочешь, оставайся, не хочешь, проваливай, но дай поспать.
   - Ты спи, я покараулю, да и нет тут никого, я людей..... если бы было, что сразу почуял....
   Что-то он еще бубнил и шелестел. Я засыпала под осенний желто-оранжевый хоровод.
   - Мне приснилась мама. - Послышалось из-под одеяла. Вечером девушка так плотно закуталась в одеяло, что теперь ей стоило немалого труда из него выпутаться. - Мы сидели на берегу, ну в том гроте и разговаривали.
   - О чем? - Спросила я, помешивая в котелке, овощное рагу. Все это, и котелок, и рагу, и костер было создано магией, но огонь согревал, а еда была горячей, и надеюсь вкусной. Девушка вчера толком не ела, уснув на голодный желудок, так недолго с ног свалиться. Впрочем, вчера она именно свалилась.
   - Я не помню, но о чем-то хорошем, и море было таким ласковым. - Вздохнула девушка, окончательно выбравшись с одеяла. - А еще ты с кем-то разговаривала, ... и ... сухие листья, много сухих листьев,... странный сон.
   - А вот это как раз не сон. - Сказала я, водрузив перед принцессой котелок. - Ешь пока горячее. - Добавив к столу лепешек сыру и фруктов, из подарков Шедара я с удовольствием наблюдала, как принцесса набросилась на еду. - На десерт пирожное и фирго.
   - Ты меня балуешь. - Девушка улыбнулась.
   - Сначала попробуй. - Я улыбнулась. - Может это наказание?
   - За то, что я медленно хожу? - Улыбнулась мне в ответ девушка.
   - За то, что молчишь, когда устаешь. Давай договоримся, устала, говори, не старайся идти из последних сил.
   - Ты же шла.
   - Да, но я не подвержена усталости, так как ты. Я не человек. - У Сетаны было настолько удивленное лицо, что я невольно улыбнулась. И предваряя ее вопрос, пообещала. - Ну не совсем человек. Расскажу, потом, если будет настроение. А пока я хочу, чтобы ты уяснила следующее: мы вышли на очень длинную дистанцию, чтобы преодолеть ее потребуется немало сил, которые нужно расходовать весьма бережно. Не важно, что они опережают нас, до финиша еще ой как далеко. Вот твое фирго. Как рагу?
   - Соли маловато, а так очень вкусно, а где обещанное пирожное?
  На некоторое время лакомство полностью поглотило внимание принцессы, возможно она просто обдумывала мои слова. Мне же не хотелось думать об этом, я просто наслаждалась горячим и сладким напитком.
   - С добрым утречком! - Сказали мне прямо в ухо. От неожиданности я едва не поперхнулась. Сетана, держа на весу остатки пирожного, завертела головой в поисках источника звука.
   - Лучше бы ты шелестел. - В сердцах сказала я. - Сетана, прошу любить и жаловать, мой вчерашний собеседник. Кстати как вас представить господин Шорох?
   - Она, что меня слышит? Она же человек! - Удивленно зашелестело по гладкому камню тонеля.
   - А что такого, я же слышу?
   - Ну,.... ты сама сказала,.... что не человек. - Ехидненько зашелестело рядом со мною. - А вот она меня слышать не должна.
   - Хватит разводить демагогию, должна, не должна. - Разозлилась я, на велеречивую субстанцию. - Слышит же.
   - Кто это? - В голосе Сетаны удивление смешалось с возмущением с примесью некоторой доли нервозности. Как следствие она рассыпала вопросы щедрой горстью. - Откуда он тут взялся? Он не опасен? Что ему от нас надо? Он здесь живет, или за нами идет?
   - Десять минут на сборы. - Жестко оборвала поток вопросов. И добавила примирительно: - Все обсудим в пути.
  
   Данный путь однообразен до умопомрачения. Стройный ряд колон, гладкий камень, едва различимые звуки.
   Шорох высокопарно потребовал именовать его Кашдаром, но после весьма длительных переговоров милостиво согласился на Дар, подспудно выражая свое недовольство тем, что так скоро его все окружающие будут слышать. Причины столь бурной реакции по такому ничтожному поводу я так и не поняла. По мне так даже лучше, никому ничего объяснять не надо, все и так все слышат. Не смотря на некоторые странности Дар, оказался интересным собеседником. До вечера мы уже в подробностях знали историю его жизни. После рождения, этого момента он совершенно не помнил, очень долго жил в камне. Как он выразился, был с ним единым целым. Он мог покидать его, но не долго, в радиусе это составляло полдня пешего хода, как он сам выразился. Ему поклонялись, приносили в жертву плоды и мелкую живность, иногда, как особое лакомство, в его понимании, приводили убийц. В общем, такая жизнь его вполне устраивала, я бы даже сказала, нравилась. Камень стоял на перекрестке дорог, возле небольшого капища. Каждая из четырех дорог вела к селению. Четыре раза в год жители четырех селений собирались возле священного камня для торжественных песнопений, восхваляющих Дара. Затем, после соответствующих ритуалов и приношений, начинался веселый праздник. На длинных, красных скатертях раскладывалось угощенье. Каждая хозяйка старалась приготовить самое вкусное блюдо, судя по всему, имел место конкурс, о котором Дар, в силу своей незаинтересованности, попросту забыл. Подозреваю, что на этих праздниках знакомились потенциальные женихи и невесты, а также оговаривались браки. В общем, это уже мои догадки, Шороха это мало интересовало. Были и праздники у каждого селения, в отдельности, возле того же камня. Но, как закономерность, все хорошее имеет свой конец. Как-то с теплыми весенними ветрами пришло поветрие. Вслед за болезнью нагрянула война, как следствие начался голод. Жалкая горстка уцелевших после всех этих напастей, ушла, спасаясь. Камень остался лежать на перекрестке, теперь уже едва заметных дорог. Думаю, умирающим было не до поклонений, тут бы поесть.
   А затем дороги исчезли под плотным ковром травы. Да и сам камень, вместе с капищем едва проглядывались сквозь буйную поросль. Год проходил за годом, век за веком, и ни одна человеческая нога не ступала на пышный, травяной покров. Кашдар умирал. Ему казалось, что камень постепенно поглощает его. Редкие прогулки уже не радовали, а лишь добавляли тоски и отчаянья. Интересно как энергия воспринимает эмоции.
   Его спас маг, Дар называл его Шакрас, что на языке его родины значит, спаситель. Шакрас сумел разделить камень и сущность. Насколько это сложно, я ощутила по тем невероятным усилиям, что понадобились для выполнения подобной задачи. Стоит отметить, что подобные существа весьма загадочные, до сих пор толком не изученные, в виду их большой редкости на развитых планетах. Нормальные ученые не спешат на опасные своей непредсказуемостью окраины галактик за ценными сведеньями. Для этого нужны настоящие фанатики своего дела, в хорошем смысле этого слова. Я так и не добилась ответа на вопрос, что 'спаситель' делал в такой нелюдимой местности. Впрочем, думаю, Дару об этом попросту не сообщили. (развить тему как он оказался возле входа на дороги)
  
   Вечер. В вечных сумерках понятие весьма условное, но я стараюсь придерживаться смены дня и ночи. Она не вняла моим просьбам, останавливалась только по моей команде, перекус, короткий отдых, и снова в путь, до изнеможения. Но я уже на чеку, Сетана даже смогла поужинать, перед тем как уснуть. Дар двигался по собственному плану, он, то убегал вперед, на разведку, то предавался воспоминаниям, то монотонно удивлялся, и как это Сетана его слышит. Несмотря на непонятные стенания Шерох и принцесса в короткое время подружились, и часто о чем-то тихо переговаривались.
   Несколько дней спустя дорога привела нас 'в никуда'. То есть к обвалу, где я смогла частично удовлетворить свое любопытство по поводу транспорта курсировавшего здесь тысячелетия тому. Осколок прошлого был прочно зажит меж каменных глыб. Он попал не в то время и не в то место, а людям было не до того. Что жалкая горстка людей по сравнению с гибелью цивилизации. Потому как, будь все в порядке, тоннель бы запросто восстановили, а так древнее транспортное средство навсегда осталось зажатым в каменных тисках. Серебристая поверхность, обтекаемые формы, отсутствие окон и дверей, на первый взгляд, по крайней мере. А внизу, на огромной глубине едва слышно шумит вода. Подземная река, не иначе, единственный выход, и... следы королевы Армины,... на самой кромке, у пропасти.
   - Что там Сата? Что ты там увидела? - В голосе девушки главным аккордом звучит тревога. - Мамины следы? Ее сбросили вниз, да? Ну не молчи!
   - Да Сетана ты права, здесь ее следы обрываются. Думаю, они каким-то образом спустились, или попросту прыгнули вниз. Дар! Ты можешь посмотреть, что там?
   - Уже.
   Не знаю почему, но разговор с Кашдаром почти всегда сопровождался шорохом осенних листьев.
  
  
   - Ну и?
   - Река, быстрая, есть только одно узкое место, но вы маленькие пройдете, дальше водопад и небольшой морской залив. - Лаконично отчитался Дар.
   Если рассуждать логически, то, судя по следам, они именно прыгнули. В любом случае стоит поискать спуск, вдруг можно осторожненько и бочком в холодную воду. Но холодная вода, не самое страшное, замкнутое пространство вот что вызывало во мне протест, очень сильный протест, надо заметить. Был один неприятный случай, оставивший неизгладимый след в моей памяти. Это еще не панический страх, но и не так уж далеко от него.
   - Я боюсь! - Тоненький голосок Сетаны прозвучал в унисон моих мыслей. Не хватало еще одной клаустрофобии на нашу мини поисковую группу.
   - Боишься замкнутого пространства, или плохо плаваешь? - Нарочито деловито поинтересовалась я.
   - Я темноты боюсь. - Почему-то шепотом произнесла Сетана, и добавила, словно оправдываясь. - С детства.
   Я не стала уточнять, когда это детство, в ее понимании закончилось, и честно призналась, что тоже... боюсь. После этого мы обе замолчали, нарочито внимательно разглядывая темную пропасть, и вздыхая в унисон, пока не выдержал Шорох.
   - И долго вы будете так стоять?
   - Мы боимся темноты. - Задумчиво произнесла Сетана.
   - Ага, подтолкнул бы кто. - Шутливо подытожила я. И тут же ощутила сильный толчок в спину.
  
   12
   Вода была очень холодной. Стекая каплями, из подпиравших небо ледников, бесконечно блуждая мрачными подземными лабиринтами, она оглушила, завертела, закружила и потащила за собой с невероятной скоростью. В мультфильмах герои, которые попадают в подобную ситуацию, неизменно получают удовольствие от подобной прогулки. Мое стремительное движение каменным руслом очень мало походило на мультяшный вариант. От множественных ударов спасало только силовое поле спешно натянутое на тело, что-то наподобие скафандра. Впрочем, мое тело и так не являлось проблемой, регенирирую я достаточно быстро, да и болевой порог на уровне условного сигнала. А вот Сетана подвергалась весьма серьезной опасности. Она тоже упала в воду, я отчетливо слышала удар, но потеряла ее в стремнине и водоворотах. Я должна ее увидеть, хоть на миг, без зрительного контакта наложение защиты невозможно.
   - Найди ее Шорох, слышишь меня, найди. Если принцесса погибнет, тебе тоже не жить, слышишь. - Я в отчаянии пыталась перекричать несущуюся с неимоверной скоростью реку.
   - И что ты кричишь, силы тратишь, впереди она, ты не догонишь. Вкрадчивый голос прямо у моего уха только добавил злости на зловредную сущность. Ну, ничего, убить я его успею, теперь пускай помогает.
   - Ты еще поумничай подарочек, и я начну шутить по настоящему, и поверь, мои шутки тебе не понравятся.
   - Так ты шутила? - Недоуменно прошелестел Дар.
   Вероятно, сущность активно перебирала в уме последствия своей очень вольной трактовки моих слов, потому как пауза сильно затянулась. За это время я попыталась максимально увеличить и до того невероятную скорость передвижения по каменному руслу. Все было тщетно.
   - Сейчас выскочишь на поверхность, дальше водопад, может мельком, и увидишь. - Вкрадчиво предположил Кашдар.
   И я увидела ее, благо солнце садилось и не слепило глаза, всего лишь на миг, перед падением, но и этого было достаточно, чтобы плотный энергетический кокон принял в себя тело принцессы. Попутно я соединила наши коконы и тут же почувствовала мощный рывок. Речка, вырвавшись из каменных тисков, буквально выплюнула меня. Вылетев, я потянула за собой Сетану, и так, несколькими рывками, мы приземлились, вернее, приводнились на небольшом расстоянии от водопада. Нас доставали отдельные струи, мириады брызг обволакивали призрачной вуалью, и отлично была видна вся мощь реки извергающейся из каменного чрева.
   Сетана не подавала признаков жизни, покачиваясь на водной ряби словно поплавок. Солнце уже садилось. В несколько рывков я подплыла к ней и, увидела слабую улыбку, успокоилась. Жива, это главное, а все остальное починим, как только доберемся до берега. Только вот где он, этот самый берег?
   Я огляделась. Дар сказал бухта, и очевидно, очень хорошо закрытая бухта, только скалы вокруг. Никакого волнения, так легкая рябь, да и то больше от водопада. Пожалуй, по форме бухта ближе всего к эллипсу. А скалы, высоченные и, на первый взгляд, совершенно неприступные. Со вторым взглядом вышла незадача. Солнце спряталось, молниеносно втянув свои лучи куда-то за горы, и бухта погрузилась в фиолетовую темноту.
   - Там костер, он вдруг появился, странный какой-то. - Почему-то шёпотом сказала Сетана. - Костер, как разгорается, то маленький сначала, а этот вдруг целиком вспыхнул.
   - Синяков и шишек много? - Этот вопрос интересовал меня гораздо больше чем непонятный костер. Да и к тому же, после такого стресса вполне можно увидеть то, чего на самом деле не было. - Ушибы, раны?
   - Нет, ничего серьезного. Знаешь, я упала с такой высоты и даже удара не почувствовала. Когда неслась в темноте, меня швыряло во все стороны, я думала, что это все, конец моего пути. А потом этот огромный водопад, а я словно на воздушном шарике полетела. Колдовство? А как ты смогла колдовать, на такой скорости? Это Дар нас столкнул, правда? И, вообще ты как? - На одном дыхании прошептала принцесса.
   - Все хорошо. - Успокоила я девушку. - А костер и вправду странный. Но выбирать не приходится. Ты как плыть можешь?
   - Думаю, что смогу. Я чувствую себя шариком, что болтается на воде. Может, стоит это снять?
   - Это, это энергетический кокон. Не волнуйся, он меняет свои параметры в зависимости от вида движений, а плыть так и вовсе поможет. Попробуй, тебе понравится. А, кстати, по поводу Дара, ты абсолютно права.
   - Ну, я же не специально. - Жалобно простонал Кашдар. - Я помочь хотел.
   Мы плыли к костру, к единственному, видимому во тьме ориентиру. Я держалась берега, что представлял собой стену отвесных скал. В темноте расстояния кажутся обманчивыми, и плыть пришлось довольно долго. Звезды усыпавшие небосвод разгорались все ярче, высоко над скалами проявился едва заметный и почти прозрачный тонкий серп первого спутника планеты. Совсем скоро появится второй и тогда станет еще светлее. Хотя сейчас это не имеет никакого значения.
   - Смотри Сата, как ровно горит костер, он совершенно не меняется. Мне как то не по себе и совершенно не хочется туда плыть. - Сказала Сетана, когда мы сделали очередную передышку.
   Я себе сделала заметку на память, и теперь строго фиксировала нагрузки. Не хватало еще, чтобы ребенок окончательно выбился из сил. То же самое касалось и питания, как минимум трехразовое с короткими перекусами.
   - Можем переночевать на плаву, утром осмотримся. - Предложила я. Этот вариант тоже вполне приемлем, энергетические коконы позволяли. Принцесса замолчала, обдумывая мое предложение. Отличное качество для будущей королевы, думать. Покачиваясь на мелкой ряби, я разглядывала залив. Второй спутник планеты уже показался на небосводе, и освещение, для меня, стало вполне приемлемым. По всему периметру залив окружали отвесные скалы, и только там где горел 'странный' костер, обозначалась узкая полоска берега. Там же множество домов прилепились к прибрежным скалам. Но нигде, ни одно окно не освещалось, только костер на берегу оживлял угадывающуюся во всем облике поселения, безлюдность. И Сетана была абсолютно права, костер был не такой.
   - Девушки, а что вы к берегу не гребете? Там пустынно, старушка на берегу костер развела, обогреетесь. - Прошелестело рядом.
   - Ты уверен, что кроме старушки, там никого нет? - Спросила я велеречивую сущность.
   - Ты уварена, что костер и старушка настоящие? - Вторила мне Сетана.
   - Костер, как костер - греет, старуха сидит возле него - греется, что еще? - Прошипел Дар, словно воды на раскаленную сковороду налили.
   - Ладно, давай поплывем. - Решилась Сетана, хотя я видела ей не по себе. - Я замерзла, а огонь он и есть огонь.
   - Ну, вот это как раз и не проблема, одежду я тебе высушу, и горячего чаю сделаю...
   - Я понимаю, но ты ведь мои страхи чувствуешь. Ты же маг, и сумеешь нас защитить, так чего мне боятся, за твоей спиной. А на берегу костер, и старушка. Что плохого она нам сделает.
   - Это ты кого сейчас уговариваешь, принцесса? Хотя, может ты и права, на суше, конечно удобнее, ну а костер странный, так может хоть теплый. - Рассуждала я, вслух подбадривая Сетану и понемногу загребая к берегу.
  В полной тишине наше движение по водной поверхности бухты создавало странные звуковые эффекты. Всхлипы, шаги босых ног по мокрому полу, чавканье и стенания. В общем, хороший набор для фильма ужасов, где главный герой, а еще лучше героиня, в полной темноте слышит массу непонятных и неприятных звуков. А, поскольку бухта представляет собой практически замкнутое пространство. То звуки, издаваемые нами, вступают в резонанс с горами, окружающими бухту, и при этом многократно усиливаются, превращаясь в нечто ужасающе мистическое. Сетана даже начала оглядываться, ища источник стенаний. А вот старушка напротив, даже головы не повернула, словно не живая. Стоп. А живая ли?
   Старушка была мертва, мертва уже давно, и костер, как ни странно, тоже. Я не стала его трогать, зажгла настоящий рядом. Мы обсушились и поели. Все это время, Сетана настороженно поглядывая в сторону неподвижно сидящей женщины, столь же неподвижного костра пыталась наводящими вопросами прояснить ситуацию. Но как можно объяснить то, что сам не понимаешь. Я честно призналась девушке, что нахожусь в таком же недоумении как и она сама, и это не смотря на все мои познания в магии. И также безапелляционно заявила, что принцессе абсолютно не стоит, ни о чем беспокоится, и хорошенько отдохнуть. Вскоре Сетана, завернувшись в любимое одеяло, уснула, подставив спину теплому дыханию костра, к моему великому облегчению оставив все расспросы на потом. Нельзя сказать, чтобы я слукавила, самое большее не сказала всей правды. Просто то, что я чувствовала, нужно было проанализировать. А для этого просто необходимо было оглядеться, пройтись по периметру и осмотреться. Что я и сделала, предварительно надев на Сетану мощный энергетический кокон. Да еще и морок навела, в виде камушка, так, на всякий случай.
   Город тоже был мертв, полностью, не осталось даже насекомых. Мертвые дома, словно ракушки, облепили крутой склон, и равнодушно взирали на меня своими пустыми глазницами - окнами. Я бродила узкими улицами, что словно ручейки сбегали вниз к пристани. Когда-то это был красивый белоснежный город. Повсюду на стенах еще видно было остатки штукатурки и покраски. А внутри тлен и кости, в каждом доме, на улицах, и возле мертвого источника, огромное количество человеческих костей. Весь город умер и, судя по всему практически единовременно. На войну не похоже, ни стрел, ни пуль, ничего, что говорило бы о наличии военных действий, никаких следов на стенах домов. Еще одна странность в том, что я не нашла не одного скелета животного, а обошла я немалую территорию. И еще присутствовала аура магического воздействия, проклятия, если обозначить более точно, с немалым сроком давности. Поблуждав еще намного, и не обнаружив больше ничего интересного, я спустилась к морю. Старушка по-прежнему не подавала, простите за каламбур, признаков жизни. Она, казалось, неотрывно всматривалась вдаль. Все вокруг было тихо, как то слишком тихо, даже Шорох, по своему обыкновению, не шелестел под ухом, и это настораживало.
   Все изменилось в единый миг. Старушка оглянувшись, вполне осознанно посмотрела на меня и, улыбнулась. Улыбка была, как ни странно, доброй.
   - Здравствуй деточка. Садись поближе к огню, ночь холодная.
   Я поняла ее, понятно одна фраза слишком мало для анализа, но это без сомнения миэтельская языковая группа. Миэтелла центральная планета очень древней империи Миэтте гур окиелле Эллеолла (любимая дочь Вселенной). Даже на сегодняшний день она сохранили свое влияние на значительную территорию, и входит в Союз пяти галактик на правах автономии. Миэтельская лингвогруппа является одной из составляющих межгалактического языка. Ну что ж тем легче нам будет общаться с местным населением.
   - Спасибо. - Я присела возле костра, напротив ее. - И вправду холодно.
  Мы сидели молча, бабушка словно ждала чего-то, она то и дело оглядывалась на мертвый город. Вскоре с той стороны началось активное движение. Я не оглядывалась, смотрела на старушку. Та, словно только заметив мое внимание, хитро подмигнула и заговорщицки прошептала:
   - Ты главное с места не вставай и подружку свою не буди, пусть спит, так спокойнее будет. Им-то сюда ходу нет, не люблю я их голод ненасытный, всех кто приходят, извести норовят. Но они только до рассвета бушуют. А мы тут посидим, поговорим. Ты с другого берега пришла, небось, много интересного знаешь.
   - И что всех путников неосторожных поедают? Много людей сюда приходит?
   - Не то чтобы едят, но жизнь выпивают без остатка. Им тогда кажется, что они оживают. - Старушка опустила голову. - Жаль мне их да что поделаешь.
   - Но вы же... - Вырвалось у меня.
   - Уже давно, тогда еще жил город, дети смеялись, и корабли стояли в гавани. Я с детства любила наблюдать за кораблями. Когда они поднимали паруса, отправляясь в дальние страны, мне так хотелось плыть вместе с ними. А когда замуж вышла и детки пошли, я и не видела их вовсе, разве когда мужа провожала, а потом сыновей. А когда их море забирало, то и вовсе их начинала ненавидеть, старалась и на море не смотреть, без лишней надобности. Хоть как не посмотришь когда оно повсюду. А уж когда младшеньких провожала, пообещала им, что непременно их на берегу встречать буду и днем и ночью. Сказала, что все ночи напролет костер жечь буду. Так и умерла на берегу у костра, и хоть добрые люди косточки мои схоронили, не могу уйти не дождавшись. Уж больно крепко я тогда пообещала. Они молоденькие совсем были, может и живы еще, может, и дождусь их, у костра сидючи. Вот только жаль корабли, уже не надувают паруса в дальние страны уплываючи, да что корабли, никого в живых не осталось, и гавань перекрыта. Там посреди прохода трехмачтовый затопили, чтобы никакой корабль больше не вошел и не вышел. Страшное то время было, я-то все видела, все время здесь сижу. - Старушка замолчала и оглянулась, прислушалась к ночным шорохам, улыбнулась каким-то своим мыслям, затем непонятно откуда взявшейся палкой пошевелила угли костра. Костер тут же стал ярче, веселее заплясали языки синеватого пламени. Заговорщицки подмигнула. - Уже спускаются, но ты не бойся, нету им сюда ходу, ты главное не пугайся. Ну, так вот, как то пришел в нашу гавань корабль, с кожаными парусами. Да, большой корабль, трехмачтовый с красными кожаными парсами. Он ночью приплыл, тогда на берегу долго гадали, как он сумел ночью в гавань войти. А на том корабле только один человек был, странный человек, можно сказать паренек, молодой совсем. Его речи никто понять не мог. А ведь в нашей гавани народ все странствующий и многие языки понимающий, так с детства были приучены. Да и корабль незнакомо строенный, не такой. У нас то гавань очень удобная, бурю переждать, там, воды еды прикупить, хорошего лоцмана для дальнего пути нанять. Да и мастера у нас тут жили больно искусные, которые украшения дивные горазды были делать. Других таких в целом мире не сыщешь. А еще камни в горах добывали, теперь уж и забыли поди, а может боятся, но сюда редко кто заходит, разве что с гор спускается. Вишь только на корабле приплыть можно. Ну так вот, тот моряк, а может и не моряк, но просил корабль не трогать, а только как буря утихнет, а тогда море и вправду разыгралось, он сам де его уведет дальше. На мигах, конечно объяснял, но все понятно было, и без слов. Уйдет де на всех своих красных парусах. Да только мужички то наши больно жадны оказались. По виду как бы, не поняли, и тут же разграбили корабль, что им один хлипкий парень. Даже паруса ободрали. Хорошо выделанная кожа в наших местах всегда ценилась. Я хорошо помню, потому, как парень просил, говорил, что беда большая от их жадности будет, очень большая беда. Никто его не слушал, никто, а ведь понятно было и без слов. Я слышала как один, из тех, кто грабил, своей зазнобе сказывал. Он к тому времени уже шибко жалел о том, что сделал. Шибко жалел...
   Старушка замолчала, устало склонив голову на плечо. Казалось, она находится где-то очень далеко, куда унеслась вслед за своими мыслями. Мне было очень интересно узнать, что произошло дальше, но отвлекать бабушку от ее мыслей я не стала, захочет сама расскажет. Меня гораздо сильнее тревожило появления большего количества нежити, энергетических сгустков, эманаций не живых людей. Они то, конечно не живые, но уж больно резво они собираются вокруг нас, тянут руки в безмолвной попытке преодолеть некий барьер обозначенный светом призрачного костра. На всякий случай я подтянула одеяло вместе с принцессой к себе поближе. Девушка что-то пробормотала, но хвала Вселенной продолжала крепко спать. А не живые жители мертвого города все уплотнялись, создавая непроходимое кольцо, не только для них самих, но и для нас. Не то чтобы я испугалась, но становилось как то не по себе, наблюдая напирающую толпу нежити. Как там старушка говорила, выпивают, чтобы почувствовать себя живыми. Ну-ну, а вот о магическом воздействии, причем очень сильном она как то не удосужилась вспомнить. Впрочем, может, просто еще не успела. А тот юный моряк, в одиночку приведший корабль ночью в тихую гавань, весьма возможно был магом. Не по силам это простому человеку. И теперь вопрос, что в приливе гнева вытворил неведомый маг с корыстолюбивыми жителями портового города? Вопрос конечно интересный, но стоит ли его разгадывать, может просто дождаться утра и уйти, оставив не живых горожан с их неразрешенными проблемами. Что бы они и дальше поедали усталых путников, пардон, выпивали.
   - Сата, мне здесь не нравится. - Едва слышно прошелестело у моего уха. Оказывается подарочек, может и тихонечко общаться, если припечет.
   - Мне тоже, но до утра уйти не получится, так что будь рядом, если что прорываемся все вместе. И еще, постарайся не тревожить нашу спящую красавицу без надобности.
   - Ага, пускай спит. А что это с бабушкой, второй раз умерла?
   - Это кто такой прыткий, уж и задуматься на минутку нельзя, сразу кричит, померла! - Нарочито сварливо, заявила пришедшая в себя старушка.
   - Да я, пошутил просто, извините, если обидел. - Дар произнес эту фразу на межгалактическом, но старушка его поняла.
   - То-то же, нельзя на старую женщину напраслину возводить. - Она лукаво улыбнулась. - Вишь, все тут, все до единого пришли. Теперь так и будут до восхода вокруг меня топтаться. Ты, может поспать хочешь, так ложись, я покараулю.
   - Спасибо за заботу, но спать мне не хочется. Вы лучше расскажите, что дальше было, ну с тем кораблем под красными парусами.
   А, ну да, с красными, а то как же, помню. - Бабушка пошевелилась, устраиваясь поудобнее, подбросила, что-то невидимое в костер, от чего он сначала померк, а затем разгорелся с новой силой. - Пока он их просил, ну портовых наших, тех, кто пришли на корабль, то они просто отмахивались, как от дзеки. (кусачая муха) А как отпихнуть попытался, в трюм не захотел пустить, так избили, до полусмерти. Ногами били.... И он исчез. Лежал на палубе и становился все прозрачнее и прозрачнее пока вконец не исчез. Я слышала, как они смеялись, рассказывая про это, собравшимся на берегу зевакам. А потом, исчезли птицы, как то разом все, до единой. Никто толком и не приметил, когда это началось. Затем стали уходить крепхи (большие черные псы) и саблики с турканами (крупные и мелкие кошачьи), даже крипхи, свары и марки (мелкие грызуны) исчезли начисто. Вся домашняя живность передохла. Я не живая и то не по себе было, а что уж о живых говорить, они так и вовсе в ужасе были. Дети и те на берегу бегать играть перестали, женщины на закате больше не собирались токсу (травяной чай) выпить и посудачить. Город словно вымер, и только мужчины все чаще и чаще собирались и пытались решить, что делать, как жить дальше. Самые молодые да смелые уплавали прочь из города. Вскоре не одного корабля в бухте не осталось. Пробовали уходить через горы, но многие возвращались, куда там с малыми детками, не пройти. Голод начался, хоть и запасливы наши женщины, всякое бывало, вот и старались, чтобы в подвалах не убывало, а все запасы не бесконечны, коли, подвозу нету. К нам уж тогда корабли перестали заходить, плохие новости быстро дорогу находят, это хорошие долго плутают. - Бабушка в очередной раз вдохнула и пошевелила угли костра. Я думала она опять замрет, блуждая в собственных мыслях, но она продолжила. - Но самое страшное началось, когда начали умирать дети. Они не болели, нет просто не просыпались. День и ночь над городом не смолкали крики и стенания, страшная песня горюющих женщин. Именно тогда я впервые услышала о сундуке. Помню толпа горожан требовала, что бы краух (выборная должность бургомистр) вернул его на корабль с красными, вернее уже ободранными парусами. Тот долго мялся и отнекивался, было видно, что ему очень не хочется с ним расставаться. Он поминал, что честные горожане де помнят, что сундук пустым был, и забрал он его по праву. Поднялся гомон, кричали женщины, толпа становилась все теснее. Стали кричать, что в сундуке было что-то нечистое, что ветер поднялся, когда его открыли, и недобро всем сделалось. Не смог краух долго людям перечить, не одной семьи горе не минуло, а он то бездетным был. Самые отчаянные начали грозить публичной казнью нашему бургомистру. Я видела, как сундук несли к пристани. Весь блестящий, как есть, из золота, украшенный самоцветными каменьями. Он так сверкал, что слепило глаза, мне-то уже все равно, но люди прикрывали глаза. Рассказывали, что на корабле их тот парень исчезнувший встретил, он плакал, горько плакал. Не грозил, не ругал их непутевых просто стоял, смотрел, как они сундук то в трюм заносят, и плакал. А ночью он увел корабль из бухты, да недалеко, прямо у входа затопил. Верхушки его мачт только недавно исчезли в море, а так-то хорошо их видно было. Да все равно припозднились они. Вскоре и девушки с парнями засыпать стали навсегда, все начисто. А как до старших дело дошло, то первым карах умер. То не сразу поняли, он то вечером к морю вышел, странный такой, и ровно шел, а словно не видел никого, а как его остановить кузнец захотел, так карах его обнял крепко и уже никто не смог их друг от дружки оторвать. Так и упал кузнец замертво, а на другой вечер они уже вдвоем к морю вышли. Только теперь уж люди убегать стали, но никто не убежал. И в домах, подвалах запирались, и трупы на кострах сжигали, ничего не помогло, вскоре в городе только нежить и осталась. Днем то оны где то прячутся, а чуть ночь настанет, выползают из всех щелей, голодные, рыщут. А как кто сюда зайдет, так все на него набрасываются. Вот и сейчас собрались, поживится. - Она весьма воинственно погрозила, собравшимся возле костра пупыристым горожанам палкой, той самой, что угли в костре помешивала. Странная палка непонятным образом, в нужный момент появлялась в ее руке.
   - А тот парень, на корабле, что с ним случилось? - Фраза далась непросто, хоть слова и знакомы, да не все, и фонетическая структура немного отличается. Но все же понятно и объяснится хоть частично но можно.
   - А... не знаю может сгинул вместе с кораблем, я его не видела. Да я то и вовсе его не видела. Сижу здесь, жду сыновей да слушаю. На берегу можно много чего услышать.... Раньше можно было услышать. - Поправилась она. - Теперь то тишина и шуршание по ночам, только, как в открытом море волна поднимается, так словно музыку слышу. Маяк вон старый рассыпался совсем, как теперь сыновья путь отыщут, хотя что уж тут... - Бормотала она все тише и тише. - Его то и зажечь больше некому, некому вход в бухту расчистить, некому фонари на берегу зажечь. Бедные сынки как же вы путь к дому отыщите...а и дому то нету , что же я бедная тут столько лет сижу.....ну да пообещала .... А как пообещала то нужно дождаться.... - Она что-то еще приговаривала но уже так тихо, что и слов не разобрать, а затем и вовсе замолчала углубившись в свои мысли и застыла словно изваяние.
   Да ужжжж.... - многозначительно зашелестел дар. - Может на девчонку чары, какие сонные наложить, а то не дай грамхи (вероятно какие-то духи, кашдар отказался объяснять кто они, но часто их поминал) проснется. И так нервная о матери горюнится, а тут такое. Нехорошее место, недоброе, смерть, одна смерть кругом.
   - Это ж твоя еда, или я ошибаюсь?
   - Я падалью не питаюсь. - Обиженно прошелестел Дар.
   - Ну ладно, я просто спросила. Не могу же я все знать о твоих вкусах.
   - Да ладно, просто мне страшно. Тут есть что-то такое, что и меня съест, не поморщившись. Только оно еще далеко.
   - Оно?
   Кашдар прошелестел что-то неопределенное.
   - Тогда держись рядом не отдаляйся ни на шаг, ну или как ты там определяешься с расстояниями, иначе просто не успею тебя защитить. И следи за Сетаной.
   - Понял. - Лаконично ответил Дар.
   - Вот и чудно, что ты такой понятливый, я сейчас осмотрюсь что и как, а ты от тела ни на шаг, если что, кричи, громко кричи.
   - Сделаю, все сделаю, не беспокойся. - В шелесте подарочка проскакивали нервные нотки, но выбирать мне не приходилось. Бабушка по-прежнему пребывала в плену собственных мыслей. Оставив частичку себя следить за ситуацией, так на всякий случай, я в своем большинстве отправилась на разведку. Пробравшись сквозь плотное кольцо страждущих, я не почувствовала ничего необычного. В общем, все это было необычно, но я подразумеваю фон магического воздействия. Не то чтобы он был нулевым, но вполне в приделах природной нормы, ну и такой легкий налет, как я уже вспоминала весьма давнего магического проклятия. Его, пожалуй, и в расчет брать не стоит. Может какому-то начинающему магу ногу на пристани отдавили, или счет за проезд предъявили очень уж неадекватный, чего в жизни не случается. По ходу сканируя окружающее пространство, я пыталась найти хоть какие-то ассоциации, отголоски событий моего не бедного на события прошлого. Я вспоминала все, что я читала, видела, или слышала, и не находила аналогий. Все взрослые жители портового города превратились в энергетические сгустки, причем очень агрессивные, поглощающие любые виды жизненной энергии. Неожиданно я отчетливо увидела, что неживые жители мертвого города не самостоятельны. От каждого сгустка отходит своеобразная полая труба. Вероятно, именно таким образом происходит откачка энергии от потенциальных доноров к неопределенной мною сущности, обозначенной Даром, как 'оно'. Все эти шланги гибкими лентами уходили куда-то вверх, в хитросплетение узких улочек. Где-то там, в закоулках белесых домиков, прятался тот, кто поглощал всю эту энергию. Кто-то вечно голодный, ненасытный, алчный. Я медленно и осторожно приближаюсь к этому 'нечту', уничтожившему белоснежный портовый город. Я хорошо ощущаю голод, огромный голод, голод, которому нипочем уничтожить не только город, но и все население планеты. Это еще за счастье, что бухта перекрыта, что выхода нет, иначе, уже все побережье состояло бы из мертвых городов, а возможно не только побережье. Эх, поговорить бы с тем пареньком...., но обследовать корабль времени нет. Вообще нет времени, этого энергетического людоеда нужно срочно уничтожить. Дождаться утра, и по-тихому уйти, сейчас, размечталась ты, однако дорогая, размечталась.
   Оно почувствовало меня, вернее еду, огромное количество жизненной энергии. Я еще не могу определить его точное местонахождение, где то там в лабиринтах узких улиц, в пещере, под домом, что использовалась хозяевами дома, как подвал. Это картинка стоит перед моими глазами, я чувствую его, мы чувствуем друг друга. Я должна подобраться как можно ближе, я должна уничтожить это всепожирающее нечто. Мне хочется верить, что тот молодой маг остался жить. Он сделал все, чтобы предотвратить зло, ослабленный сдерживанием ненасытного монстра, он не смог сопротивляться корыстолюбивой толпе. А люди они везде люди, и если на корабле нет хозяина, с увесистой палкой, то можно безнаказанно прибрать к рукам чужое добро. Ну а градоначальник, в силу своих полномочий отхватил самый жирный куш. Старушка сказала, что дети и молодежь просто уснули, они не стали поставщиками, потому, что очень вкусно и чудовище не могло вовремя остановится, поглощая долгожданную еду. Что уж теперь гадать главное уничтожить. Я чувствовала это нечто уже очень близко. За моей спиной теперь уже маячила нежить. Белесо прозрачная, с черными провалами глазниц, словно отростки щупалец, невидимого монстра, пока еще невидимого. Интересно, может ли оно передвигаться самостоятельно, или это зависит от степени его насыщения. Я уже вижу его очень отчетливо. Белесо-прозрачная масса заполняет все пространство пещеры. Где-то внутри непонятной мне субстанции то и дело рождаются импульсы, чем-то сродни коротким вспышкам молний. Я уже вижу вход в его логово, большой красивый дом, скорее всего он, принадлежит, вернее теперь уже принадлежал бургомистру. Это конечно, только догадка, но почему бы монстру не обосноваться там, куда его так любезно доставили. Количество нежити вокруг меня сгущалась с каждой минутой, они окружали, казалось, большая рука сейчас схватит и поволочет прямо в рот своему хозяину. Стоп, ха они связаны, а это значит то, что пошло в одну сторону может пойти в обратную сторону. Я перемещаюсь немного в сторону, и легко перетекаю в одну из нежитей. Канал открыт, я начинаю перекачку энергии на грани своих возможностей. А они далеко не максимальны, особенно если учесть, что мне пришлось разделится, в буквальном смысле этого слова. Он уже понял, проанализировал. Его сопротивление было настолько сильным, что порою казалось, еще немного, и он сожрет меня целиком, включая ту часть, что осталась сидеть у костра. Большой проблемой является то, что я не могу поглощать эту энергию, я сбрасываю ее, она буквально льется из меня, стекает полноводной речкой вниз, к морю. Море поглотит эту энергию, растворит в своих необозримых глубинах. Жаль я бросила только беглый взгляд на карту подаренную стражем святилища Сартри, возможно мы вышли на берег океана, что вообще было бы здорово. Океан может поглотить бездну энергии. Сейчас я напоминаю себе механизм для перекачки воды из одного резервуара в другой. О, как они зашевелились, эти неживые жители мертвого города, какая рябь прошла по их белесым полупрозрачным телам. Не получите, ни капли не получите, вам пора уходить, мертвое должно умереть, для того чтобы где-то во Вселенной, возродится вновь. Тот, во тьме пещеры, терял силы с каждой минутой, съеживался, скукоживался, и уже не мог сопротивляться мне. Уничтожить, я должна его уничтожить, что бы это ненасытное чудовище больше никогда не уничтожало людей. Те, кто посадили его в сундук, не смогли этого сделать, у них просто не хватило сил. Интересно куда они его везли, где собирались спрятать. Неважно, все это сейчас, неважно. Пожалуй, мне стоит использовать одну, очень строго засекреченную магию. Я стремительно приближаюсь и заключаю монстра в силовое поле. И, уже внутри его, уничтожаю связь между атомами, и тут же убираю соловое поле. Все это я проделываю максимально быстро. Атомы мелкими шариками и быстрыми мошками разлетаются, разбегаются, тают в пространстве. И монстр исчезает, остатки его энергии тонким ручейком сбегает в море. А вот неживые жители остались стоять возле меня едва различимой белесой массой. Шланги привязки исчезли и они, разом утративши хозяина, утратили и саму цель своего дальнейшего существования. А это тоже проблема, и в данном случае, моя проблема. А это значит, что их нужно похоронить причем, желательно всех сразу. А очистить город от того количества костей, судя то тому что я видела, будет ой как не просто. Это нам не то, что на день, на месяц работы. Яму в скале долбить, или как? Интересно, каким образом у них тут хоронить полагается, вернее полагалось. Размышляя над этим непростым вопросом я, в сопровождении нежити вернулась в свое тело. И, вероятно в пылу бурных споров с собой любимой, последнюю фразу произнесла вслух. Чем вернула в реальность всезнающую старушку.
   - Там наверху есть пещера, там и складывали. В простынку заворачивали, в смолу с трухана (дерево, что-то наподобие нашей сосны) опускали и складывали в самый дальний угол пещеры. Они и ныне там лежат, снизу самые давнишние, давно уж сами на дерево высохли. А сверху посвежее, но тоже, поди, одеревенели. Времени много прошло, я уж сидеть здесь устала.
   - А моряков у вас как хоронят, вернее хоронили? - Спросила я в надежде на то, что с представителями подобной профессии в большинстве известных мне миров поступают подобным образом. Конечно, бывают исключения, а так не хотелось бы. Захоронение вещь серьезная, и насколько я успела уяснить, за годы странствий, от сохранения традиций очень многое зависит.
   - В море, деточка, где ж их еще хоронить. А здесь у нас в каждом роду моряки в сродственниках имеются. Только как же их собрать все косточки? - На удивление быстро уловила суть моей мысли старушка. Да непростая старушка, весьма вероятно, что при жизни у нее был неплохой магический потенциал, ключевое слово был. Грустно, в этом городе все в прошедшем времени.
   Ты что их хоронить собралась? - Удивленно зашелестел Дар.
   Он уже, весьма сдержано, выразил свою радость по поводу моего благополучного возвращения, и теперь ему не терпелось узнать, что же произошло в городе. А я не спешила рассказывать ему о сражении, я размышляла о том, как очистить город от его бывших жителей, быстро и надежно. Особенно если учесть, что эти самые бывшие, окружили нас плотной, склизкой, призрачно - белесой массой. На большее они уже не способны, как тени.
   - Главное принцессу не разбудить. - Шелестел под ухом Кашдар.
   Он вообще с момента моего воссоединения жался ко мне, как испуганный щенок.
   - Слушай подарочек, а с чего это ты так озабочен покоем принцессы?
   - Мне от этих мертвецов плохо, я же все их мысли слышу, только представь себе. А если еще принцесса психовать начнет, боюсь, не выдержу.
   - Понятно, а я то, думаю, что это ты так о Сетане заботишься, трепетно, а ты просто нервишки свои бережеш.
   - Ну чего ты так, девочку тоже жалко, зачем ей все эти страхи. Ну и что ты там придумала? - Перевел Кашдар стрелки. - Их же так оставлять нельзя. Хоть и не упыри, но уж больно их много, кто знает, чего они там вместе удумают, со временем.
   - Сама знаю. Интересно, сколько еще до рассвета?
   - Уже скоро деточка, скоро солнышко взойдет. А шепелявый прав, их бы похоронить, по-хорошему. Глядишь, и люди в город вернутся, и сыночки мои. Может, и я тогда отдохну, а то уж больно тяжело тут сидеть, устала я ждать то, ой как устала.
   - А где вас похоронили бабушка?
   - Да вот тут, под камешком, косточки мои сложены. Камешек, на котором сижу, аккурат над моею головою положенный.
   - А вы хотите здесь остаться, или чтобы я вас в море, вместе со всеми, схоронила?
   - Как знаешь деточка, может и вправду в море лучше, с сынками может, встречусь.
   С 'сынками', этого тоже проблема, впрочем, вполне разрешимая. Я подошла и села рядом со старушкой, по виду, я неизмеримо старше ее, даже не на столетия, на тысячелетия, но я выгляжу, как юная девушка, и так меня воспринимают окружающие. Даже эта давно умершая женщина, которая видит много больше иных, и то больше опирается на визуальные ощущения. Что за дурные мысли лезут в голову в такой момент. Бабушка или девушка, какая, в конце концов, разница. Сыновья, родственная связь, попробуем поискать их. Связь между матерью и ребенком сродни витому металлическому канату, свитому из тысяч проводков. Разорвать такую связь неимоверно трудно. Мне нужно сейчас найти этих сыновей, их матери пора уходить, но пока они не встретятся, это невозможно. Вот он этот канат, толстый, прочно свитый, и, несмотря на прошедшие годы все еще довольно прочный. Он уходит куда-то в горы. Я следую за ним, жаль, что при этом не видно местности, по которой передвигаешься. Я приготовилась к дальнему путешествию, а оказалось, что ее сыновья живут совсем недалеко от мамы, в селении на побережье, сразу за горным кряжем, что острым носом вытянулся далеко в море. Да напрямик, наверное, рукой подать, а вот по морю, дня два не меньше, быстрого ходу под парусом. Они живы, и это очень хорошо, мать сможет спокойно уйти, зная, что оставляет их в добром здравии. Возраст их, конечно, весьма преклонный, лет пятьсот, не меньше. Вероятно, наша давно умершая знакомая родила их в весьма приличном возрасте. Еще ночь, они спят, и это хорошо, легче будет установить контакт. Я не знаю, о чем они разговаривали, я просто ждала, когда они закончат, и я смогу завершить эту тяжелую ночь апофеозом очищения. Я ждала, попутно уточняя для себя самой все детали плана по упокоению невольной нежити. Я ждала, и просматривала набережную в поисках следов королевы, не находя их. Тот, кто вел их, знал не только зачем, но и куда, то есть он уже ходил этими тропами. Вероятнее всего он создал лодку и, не заходя в порт, вывел ее в открытое море, следуя дальше по курсу. И теперь возникает вопрос, а что делать нам, тоже создавать лодку и догонять? Мы уже отстаем дня на четыре. Боюсь, что сутки, потраченные на решение проблем Шагора, еще нам аукнутся. Но что жалеть о том, что ушло, лучше подумать о том, что сделать.
   - Спасибо тебе деточка, теперь можно и отдохнуть. Какие у меня внуки славные, да и правнуков уже пятеро. Хорошо, что сынки сюда не плыли, добрые люди рассказали им про то, что померла их матушка, что нехорошая нынче наша гавань, вот они в Крумере то дома построили, жен нашли да детушек нарожали. Славные у меня сынки, ох и славные. - Мечтательно произнесла довольная старушка. Тетерь, хоть и в море, но, если можно, оставь все как есть. - Женщина улыбалась и молодела на глазах. Вскоре перед нами стояла юная и очень симпатичная девушка.
  Я выполнила ее просьбу. Посоветовав Кашдару, держатся ко мне как можно ближе, я накрыла периметр особо прочным силовым полем. Это поле запросто могло выдержать и землетрясение, и квантовый взрыв и гигантское цунами. Сразу после этого над городом поднялась огромная волна. Но вся эта масса морской воды не обрушилась на город сверху, уничтожая, нет, она стекала по склону, вымывая из домов всю скверну. Вода аккуратно вымывала человеческие останки и уносила их в море. Силовой купол прозрачный но, не смотря на то, что мы пребывали в самом центре событий, рассмотреть в этом водовороте, что либо, не представлялось возможным. Да я и не пыталась, просто сидела и ждала. Кашдар с бабушкой тоже не нарушали торжественности момента. Спустя час вокруг нас не осталось ни одного призрака, и я прекратила подачу воды. А, когда она перестала над нами бурлить и стекла в море сняла защиту.
   Ночь светлела, на востоке постепенно разливалось сияние. Утро пахло морем, чистым прозрачным морем, что мелкой рябью плескалось у наших ног. Зашевелилась, просыпаясь Сетана. Кашдар выкладывал свои особо насущные проблемы, но я не слушала его, я размышляла о том, что делать дальше. А старушка, вернее, теперь уже девушка, все еще сидела у костра и мило улыбалась всем, не спеша уходить. Пока Сетана умывалась, я приготовила завтрак, по ходу объясняя, что ее мама вместе с советником, вероятнее всего поплыла морем, в неизвестном направлении. Рассвело, при свете дня хорошо была видна и бухта и вымытый мною город. Казалось, большой мокрый кот пристроился на теплых камнях, чтобы высушить шерстку. Пока он серый, но как подсохнет, станет белым и пушистым. Странные у меня возникают ассоциации, иногда даже сама удивляюсь собственной фантазии. Во время завтрака мы, с принцессой и Кашдаром на межгалактическом, бурно обсуждали сложности предстоящего путешествия. Преображенная в девушку, бабушка внимательно слушала, пытаясь вникнуть в не совсем понятную ей речь.
   - Морем вам долго, волна поднялась. - Как бы размышляя, произнесла наша не живая соседка, когда мы ненадолго смолкли. - Я вас в Крумер по горной тропе проведу.
   Больше всех удивилась, что и не удивительно, Сетана, она буквально подскочила на месте и уставилась на девушку с живейшим интересом.
   - А вы уверены, что они поплыли именно туда, а не в другую сторону?
   - Вежливо поинтересовалась Сетана. Благо язык в общем то понятный, отличия конечно существенные, но приспособится недолго.
   - А тут поблизости других портов нет. На многие грады (1,5 км.) неприступные скалы, что в одну, что в другую сторону. А у тех, что маму твою увезли, только легкая лодка, на ней далеко не уйдешь. Вам нужно в Крумер, и, как можно быстрее. Скоро начнется сезон летних штормов, и тогда вам из банки не выбраться. - Коротко по-мужски подытожила бывшая старушка. - Там, и о маме своей расспросишь.
   - Так вы их видели? - обрадовалась Сетана.
   - Да, три солнца тому мимо проплыли. Трое, два мужчины и женщина.
   Да, как то уж очень старушка изменилась, только что образ девичий, а манера говорить мужская, да и слова совсем другие.
   - Что-то тут не так. - Зашелестело мне прямо в ухо, как бы подтверждая мои сомнения. - Как то очень сильно она изменилась.
   Девушка, бывшая ранее бабушкой ничуть не смутившись, услышав довольно громкий шепот Кашдара. Ее образ стал поддергиваться рябью, расслаиваться, расплываться. Минуту спустя на месте девушки уже сидел худощавый паренек. И только улыбка у него была по-прежнему хорошей, искренней.
   - Извините, я думал, так будет проще с вами общаться. Но, касаемо Крумера, это серьезно. Я тут пока зост был жив, хотя слово жил для нежити не совсем подходящее, бродил вокруг, скуки ради. И совершенно случайно открыл проход через горы. Там в нескольких местах небольшие обвалы, но пройти можно.
   -Так вы мертвый, ну в смысле неживой? - Удивленно спросила Сетана.
   - Увы, принцесса. - Грустно улыбнулся молодой человек. - Простите, если невольно вас напугал.
   - Мне жаль. - Торопливо, словно извиняясь, произнесла Сетана.
   - Вы тот волшебник, что был на корабле с красными парусами? - Догадалась я.
   - Да, и, к сожалению действительно неживой, в смысле мертвый. Но помочь вам могу, правда, советую поспешить. У меня осталось не так много времени, что бы отдать свой долг уничтожившей монстра. - Сказав это, молодой мужчина низко поклонился мне.
   - Я ему не доверяю. - Прошелестело мне в ухо. - Не нравится он мне, с чего бы это вдруг такая доброта.
   Я отмахнулась от суетливого шелеста. Это был выход, не самый лучший, потому что снова в пещеры, а то и под землю, но таким образом можно если не догнать, то существенно уменьшить разрыв во времени между нами и плененной королевой. В том, что парень искренен я не сомневалась, я это видела, в отличии от надоедливого Кашдара. Вот уж никогда не думала, что духа можно напугать до такой степени.
   - А мне он нравится. - Задумчиво произнесла принцесса, старательно укладывая нехитрые пожитки в мешок. - Очень жаль что умер.
   Объект наших обсуждений сидел у исчезающего костра с едва обозначенной улыбкой на тонком, красивом лице, и терпеливо ждал, когда же ми придем к консенсусу.
   - Идти долго? - Спросила я.
   - За день доберетесь. - Словно размышляя, произнес парень. - Часов восемь десять, в зависимости как быстро вы будете идти. Там есть сложные участки.
   - Сата, давай уже пойдем, там мама. - Нетерпеливо произнесла Сетана, она была уже собрана и готова в дорогу, Кашдара о готовности можно было не спрашивать.
  
   13
  
  И словно не было моря солнца и белоснежного города прилепившегося до скалы. Мы снова шли по бесконечной галерее со штампованными колонами. Здесь все похоже, и не похоже одновременно. На полу, словно серый ковер лежит толстый слой пыли. Ощущение, что звук наших шагов множится, и разносятся по всему коридору на многие километры вперед. Единственно, что скрашивает нам монотонность пути это Скавел, так представился нам наш новый не живой знакомый. Он рассказывает нам историю появления монстра у водах Белой бухты. Так она значилась на морской карте, по которой шел молодой волшебник триста двадцать лет тому назад.
   - Я с Гармарашаны. - Начал свой рассказ наш проводник оглянулся, но заметив, что мы продолжали топать, как и топали, не останавливаясь, улыбнулся и продолжил. - Вы, наверное, издалека, если не слышали о моей родине. Это далеко отсюда, на востоке. Там море такое синее, что не рассказать словами, а горы закрывают небо и расчесывают облака. Леса зеленые и густые, с огромным количеством дичи. Крестьяне никогда не знавшие недостатка в земле, благоденствуют. Ремесленники искусны, и торговля процветает. Правители мудры и справедливы. Такой я помню мою родину. Не спорю, картина слишком уж пасторальная, но я был молод, и часто не видел недостатков в совершенной картине моего бытия. Мой отец был придворным лекарем, я родился и вырос во дворце. Я играл с наследным принцем и принцессами, когда мы все были маленькими. Со временем я официально был назначен товарищем наследного принца. Мы вместе учились, охотились, ухаживали за девушками. Я понемногу учился искусству врачевания у отца. Понемногу, потому что приходилось почти все время быть рядом с принцем. Даже, несмотря на хаотичность моего обучения, отец говорил, что у меня настоящий талант. Хорошее было время. А потом принц заболел, внезапно и совершенно непонятно. Помню, мы с отцом отходили от него ни на минуту, перепробовали все возможное и не возможное тоже. Мой товарищ угасал на глазах, казалось, жизнь просто вытекает из него тонкою струйкой, безвозвратно. Ждали придворного мага, который как раз оказался в отъезде, по поручению короля, стоит сказать. Как же все обманчиво в этом мире, как наивны мы бываем порой. Впрочем, не будем забегать вперед, любой рассказ должен держать интригу как можно дольше, так учили нас на уроках изящной словесности. - Скавел замолчал, но продолжал шагать, словно размышляя говорить, или не говорить дальше, затем продолжил свой рассказ. - Маг опоздал, всего на час. Странно все были уверены, что он наверняка бы помог, все, в том числе и я. Но только не отец, он то, как раз не верил, сейчас я знаю это наверняка, а тогда даже не слышал его. Я видел только его, сиятельного придворного мага Сортуса Великолепного, и от всей души винил короля, что тот услал его в самый неподходящий момент. Я был уверен, что позови он его раньше, тот бы успел и спас моего лучшего друга. Я был уверен, что смерть наследника это и ошибка моего отца, как слишком самоуверенного врача. Как оказалось, так считал не только я один. Каким же я был глупцом.
   Сказать, что в словах мертвого мага чувствовалась горечь и раскаяние, это не сказать ничего. Да, у него было вполне достаточно времени на полный анализ ситуации. Как же страшно вот так застрять между мирами, в связке с жутким монстром. Наблюдать, как умирает все живое вокруг, капля за каплей песчинка за песчинкой вытекают человеческие жизни из ткани бытия. В таком состоянии трудно сберечь разум, а не то, что поумнеть. Что ж молодому волшебнику это удалось, думаю, при жизни у него были не дюжие способности. Как жаль что не состоялись такие замыслы вселенной, а может это и была основная миссия его жизни, кто знает, только Великая. Кажется, я выпала из рассказа Скавела, пока размышляла над превратностями судеб.
   - Сортус Великолепный спас моего отца от смерти, но не от изгнания. Тогда я был ему благодарен за это, я стал его учеником, а это все равно что рабом. Принималось только полное и безоговорочное подчинение.... Но я был молод, и я был благодарен.... Тогда он и вправду казался мне великолепным, самым лучшим волшебником из всех волшебников мира. И не важно, что для меня весь мир умещался в королевском дворце, а также паркам и садам, окружавшим его. - Сквел улыбнулся своим воспоминаниям. - Можно сказать, что я жил как и прежде. Отъезд родителей, моя мама решила последовать за отцом, справедливо считая меня достаточно взрослым, не особо повлиял на меня. Мама оставила меня на попечение моей няни, как и наш старинный особняк, к счастью не конфискованный короной. Так что моя одежда всегда была чистой, постель мягкой, а на столе ждала вкусная еда. Не думайте, что я не скучал по родителям. Временами такая тоска накатывала, что собирался в дорогу, к ним. Но Сортус всегда был начеку. И мне оставалось только ждать, когда вырасту, когда стану настоящим магом, когда заслужу у короля прощения моего отца. Сортус всегда говорил, что только от меня, от моего усердия зависит, вернется ли мой отец из изгнания, увижу ли я свою мать.... Им даже писать было запрещено. Так продолжалось много лет. Я учился и жил надеждой. Глупо конечно, я понимаю, сейчас я многое понял, у меня было много времени на раздумья.
   Я видела со спины, как он поежился и передернул плечами. Как же порой трудно простить себе самому, пожалуй, другим простить гораздо легче.
   - Только много лет спустя я узнал, что мои родители были убиты в дороге. Они даже не добрались до Соуарехи (долины отшельников) - где жили все те, кому не нашлось места в королевстве. Это далеко на севере, где редко светит солнце, где морозы бывают даже в летние ночи. Мне никто ничего не сказал. Король вообще мало с кем общался после смерти сына, даже с дочерьми. Мне же всегда хотелось иметь сестренку, поэтому я со всех сил старался окружить маленькую одинокую принцессу, заботой и вниманием. Ее мать умерла родами, а старшая сестра вышла замуж и стала королевой Тарканы. Значительное расстояние и обязанности королевы не позволяли ей частое посещение отца и сестры. Если уж совсем откровенно, то она и замуж вышла, чтобы уехать из дома, какие уж тут частые посещения.
   Я искренне считал, что должен заменить маленькой принцесе брата, коли уж мой отец не сумел сохранить его жизнь. Так я и жил, день за днем, год за годом, и не замечал, как 'Великолепный' прибирал к рукам власть в королевстве. Думаю, что не только я, мало кто это понимал, даже в королевском дворце. На первый взгляд все было так, как надо. Король сидел на троне и правил, принцесса росла, и ей уже начинали подыскивать жениха. Народ жил вполне прилично, в первую очередь, как ни странно благодаря зосту. Зост был своеобразным орудием влияния, страшилкой для соседей. Их пугали уже давно, так давно, что уже никто не был уверен, существует ли этот монстр на самом деле, но по старой памяти все еще опасались, и не решались нападать. А вот короли Гармарашаны владели достаточно полной информацией о зосте, и поэтому благоразумно использовали его только в качестве устрашения. И все было хорошо, пока Сортус Великолепный, не решил разыграть свою собственную партию, а я был его главным козырем. Жаль, что я так поздно это понял.
   Наш, не совсем живой проводник, не развлекал нас рассказом, отнюдь, он каялся. И не важно, что мы ничего не слышали о его родине, о событиях, вероятно достаточно громких, чтобы слухи разошлись по всем обитаемым землям. Мы нужны были, чтобы выслушать его покаянную исповедь. Он не ждал прошения, нет, ему нужно было покаяние. Высказать то, что накопилось за века, поделится сомнениями, и, как ни странно надеждами. Мы молчали, все, включая Шороха, дружно шагали, внимая покаянию.
   - О зосте, как обычно слышали все, но никто не знал, что конкретно он собой представляет. О чудище любили рассказывать старики в харчевнях, после доброй кружки карете (слабоалкогольный напиток), так сказать, передавая молодежи свой богатый опыт. Кумушки на закатной поре, когда работа в доме уже закончена. Каждый приукрашал эти рассказы согласно своей фантазии, так что перлы встречались и вовсе несусветные, впрочем, некоторые очень близко подходили к реальной, и в самом деле очень жуткой картине. Что уж говорить о напуганных соседях.
   - А как он появился в вашем королевстве. - Спросила Сетана, все это время очень внимательно слушая рассказ. И как следствие, довольно часто спотыкалась на ровном месте.
   - Точно не знаю. Все что связано с зостом, окутано легендами и страшными тайнами. В одной древней книге рассказывается, что в незапамятные времена все земли принадлежали одному королевству, и правил один король. Тогда люди умели летать к звездам, и ездили на повозках без шимуранов. И однажды звездный корабль прилетел только с одним человеком, все остальные остались среди звезд. Да и тот умер, едва корабль опустился на землю. Там было написано, что они нашли где-то среди звезд драгоценный сундук, весь украшенный многоценными камнями, и забрали его с собой, как диковинку. И больше ни один корабль не полетел к звездам, потому, что не осталось никого на всем белом свете. Там было очень точно описано то, что произошло здесь, в солнечной бухте, только бухту я закрыл, и дальше это не пошло. Тогда же умерли все. Как рассказывается в книге, о том, что произошло узнала Та, что держит в руках все нити, она запечатала чудовище в сундуке и спрятала глубоко под землей, а затем открыла ворота и впустила сюда своих детей страждущих новых земель. И постепенно различные племена заселили все королевства, они привели с собой животных и птиц, тогда то и появились шимураны, не знаю, откуда их привели, но они очень хорошо служат людям. А подземелье обнаружил прапрадед нашего нынешнего короля, вернее, его придворный маг. Думаю, он прочитал книги древних, и начал целенаправленные поиски, кто уж теперь узнает. Хорошо хоть не воспользовался, обстановка была самая подходящая, соседи буквально озверели, каждый норовил оторвать кусок побольше. Официально, был заключен мир на веки вечные без указания причин. А неофициально, это мне уже Сортис рассказал, маг без лишнего шума, объехал всех соседей и переговорил с верховными магами. Старые книги у всех нет нет, да и сохранились, а уж о зосте и о последствиях его разгула, все, кто магией занимался, были хорошо осведомлены. Вот так и сохранили королевство в неприкосновенности. Это уж дальше все в народ пошло, да слухами обросло, ну как обычно бывает. Сортис повел меня в подземелье, когда я стал совершеннолетним, и мне исполнилось двадцать восемь. Помню, мы спускались вниз бесконечно долго, казалось каменным ступеням, бесконечным переходам, и каменному лабиринту не будет конца. Было очень холодно, казалось, холод заползает под одежду, проникает в кровь и расплывается по всему телу. Никогда не думал, что под королевским дворцом столько всего спрятано. Сортису пришлось показывать мне этот путь трижды, прежде чем я запомнил его. У меня отличная память, но как только я спускался вниз, я едва мог припомнить дорогу, а уж назад возвращаться, так и вовсе мукой казалось. Я просил учителя не заставлять меня спускаться туда каждый день, тем более что смысла, по моему разумению в этом совершенно никакого не было. Я всего лишь должен был посидеть четверть часа на полу, выложенном желтым кирпичом. Но Сортис каждый раз находил нужные слова поощрения ли, принуждения ли, и я шел, как неразумная скотина на убой. И так день за днем, много дней подряд. Сортис прекратил заниматься со мною, он не давал мне новых книг, а только требовал, требовал, требовал.... Каждый раз он провожал и встречал меня, и каждый раз был подробный допрос; что видел, что слышал, что чувствовал, не приходили ли ко мне странные сны? Я и вправду стал очень плохо спать. Мне то и дело снились страшные картины смерти. Как будто я ночь за ночью наблюдал за тем, как вокруг меня умирают дети, старики, мужчины и женщины. Если честно, то я и сейчас затрудняюсь ответить, зачем он все это делал. Возможно, пытался приручить монстра, а может просто разбудить его, кто теперь узнает.
   Мы шагали быстро, забывая об усталости, стараясь не отставать. Рассказ заинтересовал нас всех троих, судя по блестящим глазам Сетаны и отсутствию характерного шелеста. А рассказчик говорил тихо, не особо заботясь быть услышанным. Вот и приходилось, то и дело, догонять призрачного проводника. Несколько раз мы пытались остановить, окликнуть его, но он уже не слышал нас, а говорил, говорил, говорил...
   - Все изменилось, когда маленькая принцесса выросла и влюбилась в принца Аризана, сына короля Гардрана. И хотя Сортис всячески препятствовал этому браку, оба короля одобрили союз своих детей. Тарсия была счастлива, я был счастлив за нее, я радовался вместе с ней. Надо сказать, что Аризан мне очень понравился, несмотря на весьма нелесные отзывы о нем Сортиса. Странно, кажется именно тогда, впервые, его мнение так и не стало моим. Свадебные торжества прошли незаметно, для меня. Посещения Зоста отбирали все силы, а маг становился все требовательнее. К моему глубокому облегчению маленькая принцесса простила меня, к тому же теперь, у нее появился любимый человек, и все свое внимание она отдавала ему. На первых порах все оставалось по-прежнему. Изменения проходили исподволь, незаметно, но неотвратимо. Для моего учителя стало весьма неприятной неожиданностью, когда власть подобно прозрачным струям реки ушла из его рук, в руки принца.
   - И тогда он разыграл свой последний козырь? - Скорее констатировала, чем спросила я.
   - Не сразу, но да.
   Как ни странно услышал меня наш проводник.
   - Он воспользовался им тогда, когда стал вопрос о новом верховном маге. У принца Аризана была своя кандидатура на этот пост, его друг и учитель. Король с удовольствием подтвердил это назначение, думаю Сортис ему самому изрядно надоел. Своими вечными наставлениями советами и откровенным занудством, впрочем, прикрытым легким флером заботливости о государе и государстве. А я все еще был слеп. Я так привык подчинятся его каждому слову, что порой даже не задумывался зачем я это делаю, я просто выполнял, и выполнял. Поскольку новый верховный маг где-то задержался, то Сортису разрешили до его приезда оставаться во дворце и выполнять обязанности верховного мага. После этих выборов, он разбудил меня, сразу после полуночи. Мы вместе, спустились в подземелье. Кирпичная кладка уже была разобрана, а двое слуг Сортиса в изнеможении лежали у стены и тяжело дышали, словно рыбы, выброшенные на берег. Бесконечно длинными коридорами мы несли тяжелый сундук поднимая его все выше к солнцу, к людям. Мне и сейчас страшно, когда я вспоминаю ту ночь. А тогда я двигался словно сомнамбула, я просто подчинялся приказам учителя и верил, что поступаю правильно. Дорогою он говорил, что принц хочет увезти зоста в свое королевство и тем самым лишить мою страну многовековой защиты. Что только так можно спасти королевство от грядущей войны. Спрятать, как можно дальше от принца и, его ставленника, нового верховного мага. В общем, с большими предосторожностями сундук погрузили на трехмачтовый ковет 'Стремительный'. Еще до рассвета мы покинули порт, и, на всех парусах устремился в открытое море. Совершенно обессиленных слуг, выбросили в море, даже не удосужившись проверить, живы ли они. Небрежное движение руки бывшего верховного мага и тихий всплеск за кормой, вот и все что от них осталось. Мы плыли на юго-восток. Я не знаю, куда и зачем, маг со мною не делился. Он вообще ни с кем не разговаривал в эти дни, только отдавал приказы капитану корабля. Как то вечером один из его слуг, охранник кажется, а может он совмещал и то и другое, неважно. В общем, он выпил лишнего, сказалась тревога последних дней, или я его так сильно раздражал. В конце концов, это не важно, важно то, что он весьма красочно рассказал мне о том, как, по приказу верховного мага Сортиса Великолепного убил моих родителей. И не только это...
   Увлеченные рассказом мы не сразу заметили обвал. Мы, это все, вместе с неживым магом, который, как ни в чем не бывало, продолжал движение, и уже почти скрылся с наших глаз, так что окончание фразы мы не услышали. Несколько минут мы стояли перед завалом, застыв словно изваяния. Молчали все, даже шелест. Думаю, он просто отправился на разведку, вернее надеюсь. Возвращаться назад не хочется, это еще один день отставания.
   - Прошу прощения. - Маг внезапно возник перед нами. - Вот тут справа, вы вполне протиснетесь. - И первым проследовал в короткий, но весьма узкий лаз. Мы естественно следом, протиснулись. Сначала боком, затем на четвереньках, местами пришлось ползти подобно червякам, со скоростью десять сантиметров в полчаса. Моя клаустрофобия дошла до критической точки и вырубилась, наверное, нервная система отказалась адекватно реагировать на подобное безобразие. Меня порадовала Сетана, без стонов, без жалоб, без каких либо нервных выпадов, она продолжала настойчиво пробираться вперед. Бедная девочка еще и меня пыталась поддерживать. Зато совершенно не подавал признаков жизни вечно шелестящий Дар. Неужели он застрял, зараза.
   Дальше был тот самый тоннель с бесконечными колонами. Мы буквально вывалились в него, с высоты четырех метров. Хорошо хоть наш неживой друг вовремя предупредил. Падать с такой высоты, да еще вниз головой, я вам скажу удовольствие гораздо ниже среднего, даже с моими возможностями к регенерации. Что уж говорить о Сетане. Я едва успела схватить ее за ногу, после неожиданного предупреждения мага.
   Короткий привал
   - Сетана это не обсуждается. Обед и отдых.
  И вот девочка покорно жует, рагу моего изготовления. Искренне надеюсь, что оно съедобно. Что, впрочем, весьма сомнительно. Глядя на нее, у меня создается стойкое впечатление, что принцесса пережевывает клей. Поэтому я стараюсь не смотреть. Я пью фирго и слушаю продолжение рассказа неживого волшебника. Что ж интересный рассказ приправляет даже самую безвкусную еду.
   - Я не знаю, что нашло на Геркаса (слуга Сортиса), но в тот день он был не просто болтлив, казалось, он хочет разом выплеснуть из себя всю, копившуюся годами мерзость. И эта мерзость имела имя Сортис, Сортис Великолепный. Ничтожный человек, рвавшийся к беспредельной власти, жалкий фокусник под флером всемогущего мага.
   Это по его приказу, Геркас, заставил влюбленную в него горничную подсыпать медленно действующий яд в кувшин с родниковой водой, обычно стоявший у изголовья кровати принца. А потом удушил, бедную девочку. Моих родителей, вместе со слугами убили на первом же привале, тщательно скрыв все следы злодеяния, подручные Геркаса. Но самое страшное, что именно я был, хоть и косвенно виновен в их смерти. Я был нужен Великолепному, потому что потенциально был очень сильным магом. Потенциал без необходимых знаний, легко управляемый и контролируемый. Он прекрасно все просчитал, и не учел лишь одного... - Скавел снова замолчал, мне даже показалось, что он прислушивается к чему то, или кому то находящемуся очень далеко.
   - Ну и чего же он не учел, Скавел? - Спросила принцесса, покончившая с рагу, и теперь с удовольствием потягивавшая горячий фирго. - Что одних магических способностей слишком мало, нужны еще и знания?
   - И это тоже госпожа, но главное, что его верный пес Геркас, захочет жить, и увидев как умирает экипаж 'Стремительного' (название корабля) украдет у него защитный амулет. Меня спасло только то, что моряков хоронят в море, ну и тех, кто находится на корабле естественно. Души тех, кого поглотило море, не доступны зосту. Я успел шепнуть оставшимся в живых матросам, кого конкретно они должны благодарить за смерть экипажа. Поэтому, когда черные воды Моря морей сомкнулись над мертвым Сортисом, за ним последовал и его живой пес Геркас. На корабле все были напряжены до предела, а убийца моих родителей не ожидал нападения. Помню он долго изрыгал проклятия вослед идущему на всех парусах корвету. Последнего моряка, он был коком, я выбросил за борт когда в нем еще теплилась жизнь. Решил подстраховаться, ведь и сам могу ослабеть и тогда, тогда у зоста останется шанс приобрести послушного слугу. Была мысль выбросить сундук в море, но что-то останавливало. Я не был до конца уверен в силе влияния на монстра соленой воды. Возможно, только значительное расстояние не давало возможности зосту использовать умерших как собственное войско по тотальному уничтожению всего живого. А вдруг он бы поставил бы себе на службу всех морских монстров. Я оказался слишком невежественным для решения подобной задачи. - Грустно подытожил наш неживой друг. - Кроме всего прочего я ничего не знал о планах Сортиса. Чего он добивался, ждал ли его кто-то на далеком берегу. Неделю, не меньше, я потратил на тщательный обыск корабля. Затем, не менее тщательно, изучил все карты и записи которые мне удалось обнаружить, и особо те, что имелись в багаже Сортиса. В общем, собрав воедино все свои скудные знания, я решил плыть на Храксард. Я вспомнил рассказ смотрителя маяка. Мы тогда с принцем выехали на прогулку, и как раз поднялись на высокий мыс, далеко высунувшийся в море, словно окаменевшее чудовище вглядывающееся вдаль. Его так и называли Хракс, чудовище, на закате казалось, что оно буквально пожирает солнце. В тот день была буря, а принц хотел увидеть бурю воочию, почувствовать всю ее мощь. Не помню почему, но тогда, для нас очень важно, было улизнуть от охраны. В общем, когда мы, вдоволь налюбовавшись огромными волнами, решили вернутся, то обнаружили, что буря вовсю бушевала там, где еще утром была тропа. Не особо огорчаясь мы постучали в неприметную черную дверь западного маяка.
   Это был очень старый маяк, помню он так натужно, по-стариковски, скрипел под напором ветра, что казалось вот-вот рассыплется. Смотритель, старый моряк, избороздивший все моря и океаны, накормил нас нехитрым ужином и рассказал немало интересных историй. Я тогда несколько раз поднимался посмотреть, не потух ли огонь в большой кованой чаше на верхней площадке маяка. Меня тогда очень поразил рассказ о маленьком скалистом острове среди бескрайнего океана, где капитан оставил поднявшего мятеж боцмана. Кажется, это была его личная просьба, он использовал призрачный шанс, взамен неминуемой смерти. Но это так, детали, безлюдная скала постеди океана вот что стало моей целью. Спрятать монстра, как можно дальше от людей, вдали от морских путей, на куске скалы, посреди бескрайнего океана.
   - И снова планы поломала буря? - Спросила принцесса.
   - Да принцесса, я чудом ввел корабль по неизвестному мне фарватеру, в ближайшую бухту. Чудом.... - С горечью повторил Скавел, и добавил. - Лучше бы я разбился о скалы.
   Да это было бы лучше. Тогда сундук был бы навечно похоронен в море, и уже никогда бы и никому не причинил вреда, и белый город бы жил. Но я не хочу говорить этого бедному Скавелу, он и так пожертвовал своей жизнью, так пусть хоть не считает что зазря. Эх попался бы мне этот Сортис Великолепный, еще бы раз убила.
   - Скавел, ты все сделал правильно, и думаю, что теперь, ты сможешь, спокойно уйти. - Сказала я, подойдя поближе к парню, и ко второму завалу.
   - Ага, только сначала скажи это крампам - Истерично зашипело мне прямо в ухо. (теплокровные на шести лапах, передвигаются по любой поверхности, хищники)
   - Скажи-ка мне Подарочек, а ты-то чего всполошился. Крампы уж точно энергетическими сущностями не питаются. - Спросила я Кашдара, густо приправив свой голос ехидством. При этом я тщательно сканировала пространство, и укутывала нас с Сетаной энергетическими коконами, так, на всякий случай.
  - Зато они мясом питаются. И что мне теперь, навечно здесь с ними остаться? - Прошипел Дар.
  - Значит, о себе любимом сокрушаемся, ну, ну. - Констатировала я.
  - Извините, я как то не подумал об этой опасности, ведь они меня никогда не трогали. - Виновато - встревожено произнес наш неживой проводник.
  - А кто они такие крампы? - задала здравый вопрос Сетана.
  Пока Скавел пространно описывал внешний вид и повадки мелких хищников, я, слушая вполуха, создала вокруг нас еще один барьер, так, на всякий случай.
   - А чем они питаются, ну кроме усталых путников? - Второй здравомыслящий вопрос задала уже я.
   - Вообще-то крампы всеядны, а эти, рыбой, наверное, ну и все что попадется в море. У них тут много выходов к морю, сытые, нападать не должны. Да и завал недалеко, один град не больше, просто спокойно идем, не делая резких движений.
   Наш проводник, не снижая темпа, двигался вперед, мы с Сетаной старались не отставать. Я видела, что девушке страшно по настороженно-брезгливому выражению ее лица. Но она продолжала идти вперед, стараясь не смотреть под ноги. В таком темпе мы преодолели километр. Принцесса немного расслабилась, что было слышно по ее дыханию. Да и Кашдар уже не так истерично сообщал мне новости о передислокации крампьего войска. Если сказать коротко, они нас окружали, благо только с одной стороны. Впереди их не было, и я ускорила темп передвижения, при этом контролируя передвижение принцессы, готовая в любой момент перехватить ее и тащить вперед. Защита защитой, а кто ее знает, как она на грызунов сработает. Как бы там ни было, первую потерю понесли трампы. Какой то особо резвый крампенок попал под ноги принцессе. От его пронзительного писка, все пространство подземного тоннеля пришло в неудержимое движение. Казалось, сам тоннель пошел волнами, и двинулся вперед, одним слитным движением. Первой не выдержала Сетана, она завизжала, не хуже того, что попал ей под ноги, и побежала вперед. Ошарашенные визигами, что прозвучали практически одновременно, мы устремились за ней. Даже не живой маг, которому уж точно ничего не угрожало, и тот поддался панике. Что уж говорить о Подарочке, истерично шелестевшем мне прямо в ухо о мерзких тварях, и о том, что я слишком медленно бегаю.
   Нас окружили еще до того как мы, в рекордные сроки, добежали до второго завала. Хорошо, что у Сетаны началась паника. Она мчалась, не обращая внимания на грызунов, что постепенно заполнили все видимое и, подозреваю, невидимое пространство. Они копошились вокруг нас, то и дело, попадая под ноги, и проявляли немалое рвение, пытаясь отхватить от нас хоть кусочек. Хорошо, что у сетаны началась паника: мы буквально нырнули в узкий лаз на уровне среднего человеческого роста, вслед за нашим проводником. Как ни странно грызуны за нами не последовали, они остановились в метре от завала, словно наткнулись на невидимую стену, о чем мне доверительно прошелестел в ухо Кашдар. Хорошо, что у Сетаны паника: я едва успевала ползти за ней каменным лабиринтом, что пронизывал завал, словно червоточина яблоко. Моя клаустрофобия не успела даже сообразить, что собственно говоря, происходит, как я вслед за принцессой вывалилась на небольшой каменный уступ, паривший над бездной.
   - А эти крампы за нами не побегут. - Спросила Сетана, отряхивая пыль со своей одежды. При этом она как то нервно оглядывалась, словно в ожидании следующей волны мелких и настырных грызунов. Убедившись в отсутствии крампов, девушка вдруг заметила бездну, разверзшуюся у ее ног, и даже присела от неожиданности. - Что это?! Как же дальше? Мы же летать не умеем!
   В огромной каменной пещере было достаточно светло благодаря отверстию в потолке. Почти правильный круг красиво обрамляет кайма из кустов с крупными белыми и красными цветами. Тихо журчала вода, скатываясь по камням. Внизу, прямо под отверстием, словно его отражение, отсвечивает синевой круглое озеро. О существовании древних дорог напоминал лишь едва обозначенный остов колонны, некогда удерживающий ее на своих плечах.
   Да, господин Скавел, о таком сюрпризе вы нас почему-то не упредили, когда обещали вполне приемлемую дорогу? - Это была скорее констатация факта, чем вопрос, но все же, в ожидании ответа, мы с Сетаной разом посмотрели на нашего давно почившего проводника.
   - Я подумал, что спуститься вниз вполне по силам той, что смогла уничтожить зоста. - Ничуть не смутившись, произнес Скавел. Затем улыбнулся, грустно и очень по-доброму. - Здесь в стене скрыта дверь, думаю, ты сможешь ее открыть. Там внизу тропинка, выложенная крупными камнями, она приведет вас в город. Прощайте, и доброго пути, да сбережет вас Сартри от всех невзгод.
   После этих слов Скавел начал таять, словно туман, под утренними лучами солнца, вскоре остались лишь глаза да улыбка.
   - Доброго пути.... - Только и смогла прошептать я, глядя в печальные, тающие глаза, того, кто отдал свою жизнь во имя спасения жизни на этой планете. - Доброго пути....
   Дверь открывалась простым нажатием. В тишине щелчок открывающегося замка, был подобен выстрелу, с глушителем. Если судить по простоте открытия, то дверь аварийная. Любое, даже случайное нажатие непроизвольное касание, открывало дверь, скрытую в монолитной скале. Серый, но не пыльный пол лифта, тихое шуршание и едва уловимое движение, легкий толчок, касание. Двери не было, просто открытый проем, но едва мы вышли..., в общем, обернувшись, увидели лишь монолитную стену. И никакие нажатия, касания и даже магия не действовали. Шемир арш сута, дорога в один конец, звучит мистически, и где-то даже жутковато, а по сути, просто аварийный выход.
   - Не нравится мне здесь. - Зашелестело прямо в ухо. - Здесь смерть, везде, смерть.
   Хорст, и все его ядовитые волосы (Древнее божество с планеты Критау, коварное и пакостливое. Его волосы источают психотропный яд, искажающий восприятие окружающего пространства. Подобное восклицание вошло в межгалактический, вместе с некоторыми морфологическими схемами, и идиомами критакского ) Расслабилась, даже не удосужилась просканировать пространство, как же озеро, тропинки, водопадик, все так, по-домашнему мило. А Сетана уже еле видна в сумраке пещеры, естествоиспытательница. Нельзя мне расслабляться, нельзя доверять пасторальным видам. Мы, в автономном плавании, и здесь, априори, не существует безопасности. Не существует и все тут. Я несколько раз окликнула девушку, но безрезультатно. Ее фигурка еще мгновение тому четкая, вдруг начала поддергиваться дымкой, превращаясь в туманное облако. Прямо как давеча наш не живой проводник. Еще несколько мгновений и дымка стала таять. Я бежала вслед принцессе и понимала, что не успеваю. Я не знала, что именно я не успевала, но понимала что это очень серьезно, очень.
   - Кашдар попроси ее вернутся, немедленно, если еще не поздно. - Запоздало сообразила я, воспользоваться помощью подарочка.
   Кашдар не откликнулся, вероятно, уже было поздно. Надеюсь, что он сейчас рядом с Сетаной. Надеюсь, и если это так, то мне бы очень хотелось знать, где именно они вместе находятся, и как туда добраться. Единственным вариантом, пришедшим мне на ум в сложившейся ситуации, было повторить весь путь Сетаны. Пойти вслед за ней и надеяться, что со мною случится то же, ну или занесет туда же.
   Тропинка вокруг озера была крупными плоскими камнями и пребывала в отличном состоянии. Само озеро было больше похоже на бассейн. Идеальный круг, низкий, практически вровень воде, каменный бортик. Разделено на три сектора ступенями, хорошо просматриваемыми в прозрачной темной воде. На дне, меж ними круглая площадка, едва просматривается. Озеро и тропинку обрамляла невысокая, но очень густая живая изгородь в виде кустов с роскошными белыми и красными цветами. Кусты были аккуратно подстрижены, ни одной лишней веточки. И запах, пьянящий, настырно-завораживающий, гадкий, по большому счету. Это ощущение я отнесла на счет плохого настроения и продолжила исследование. По тропинке давненько уже никто не ходил, это если судить по толстому слою пыли. Я очень четко видела следы Сетаны, так же как и место где они обрывались. Никаких размытостей и непоняток, вот здесь человек есть, а дальше исчез. Я обошла озеро несколько десятков раз, чередуя направление движения, в различных комбинациях. Безрезультатно, все это было совершенно безрезультатно. Единственно, что меня тешило, Кашдар рядом с принцессой, но это так мало, так ничтожно мало. Никогда себе не прощу эту беспечность, пусть минутную, но она стоила жизни.... О Сарти, тебя взываю, не дай погибнуть этой милой девушке, она только начинает свой жизненный путь, и может свершить множество добрых дел. Не дай потеряться среди мириад миров. Возьми ее под свою длань, приведи к родному порогу.
   Минутки утекали, словно струи воды меж пальцев. Чуда не случилось, богиня не вняла моим молитвам. Да и не ждала я мгновенного чуда, просто очень хотелось, что бы Сартри взяла девушку под свою опеку.
   Отыскав удобный камешек, я, устроившись удобнее, попыталась найти в своей, довольно таки обширной памяти, что-либо подобное. Деталь, намек, хоть что-то, хоть самый маленький зацеп. Поняв тщетность своих усилий не нашла ничего лучшего, как отправится в город, и попытаться хоть что-то разузнать о подобном феномене. На всякий случай я оставила записку Сетане, огромный дымчатый транспарант, хорошо просматриваемый со всех точек огромной пещеры. Лаконичная надпись на родном языке Сетаны гласила: 'ушла в город, вернусь, жди. Сата'.
  
  
   14
  
  
   Я быстро дошла до Крумера, странное название для города, в буквальном переводе - приклеенный. Тропинка нехоженая, по дороге никого не встретила. Значит, к пещере народ не ходит, ну, не толпами, и не по пустякам, это уж точно. Что это запрет, или страх, или же и, то и другое? Именно это нам сейчас и предстоит выяснить. Нехоженая каменная тропинка, что от выхода с пещеры, тонкой змеей извивалась меж камней, вдоль береговой линии, привела меня на набережную. Тропинка продолжила свой извилистый путь, а я осталась. По моему глубокому убеждению, здесь, на узкой каменной полоске пляжа, стоило весьма внимательно осмотреться. Сосредоточие большого количество лодок, всех размеров и конфигураций, на столь незначительной площади, как правило, предполагает не менее значительное количество народа, владеющего всевозможной, а подчас жизненно важной информацией. Для начала натянула на себя 'личину узнаваемости'.
  Теперь, тот, кто меня видел, был уверен, что знаком со мною, или уже не раз встречался. Мне улыбались, приветливо здоровались, спрашивали о здоровье матушки. Что ни говори, а приятно чувствовать себя своей в совершенно незнакомом городе. С языком повезло, не придется изучать в спешном порядке, та же производная от миэтельского.
  Итак, обозначим, мне нужен маг, священнослужитель, учитель истории, или любопытная старушка. Старичок тоже пойдет, главное, чтобы руки не распускал. Какие глупые мысли клубятся в моей голове, в столь серьезный момент. Как не удивительно, но первым попался именно старичок. Он уютно устроился посреди хаоса сеток, бочек, ящиков, и, прислонившись спиной к обломку скалы, грелся на солнышке, вернее сладко спал. При ближайшем рассмотрении оказалось, что старичок, совсем не старичок, а даже очень молодой мужчина с длинными не то белыми, не то седыми давно не мытыми волосами. Измученный и осунувшийся, он, словно побитая собака, поскуливал и, время от времени нервно дергался. При этом руки и ноги как бы существовали отдельно от туловища, и, соответственно подергивания выглядели как-то жутковато. Весь остальной люд, пребывал в постоянном движении, то есть что-то делал или куда-то шел, в общем, был занятой. Останавливать, кого либо, не хотелось, как и отрывать от работы, поэтому я решила, начать расследование с грязного паралитика. Почему, сама не знаю. Он явно не вписывался в начерченную мною же схему поиска. Но, что-то заставило меня остановиться, и рассмотреть его внимательней. Возможно потому, что его одежда, на первый взгляд, изорванная и грязная, изначально была не просто дорогой, а роскошной, сшитой отличным мастером, и расшитой драгоценными камнями. А возможно то, что от парня не исходил, столь характерный для подобных субъектов, неприятный, я бы подчеркнула отталкивающий запах. Если подитожить, он попросту не вписывался в окружающее его пространство. Все это вместе взятое делало его номером один в моем списке кандидатов на собеседование. Еще были три дородные тетки, чистящие рыбу на краю набережной, используя большой плоский камень, как стол. Они громко и весело обсуждали всех, кто проходил мимо, не забывая поминать их родственников друзей и знакомых. Следовательно, степень их осведомленности о жителях города близка к абсолютной. Снующие вокруг разносчики воды, и различной снеди, тоже без сомнения, являются кладезю всевозможной информации. Итак, после непродолжительного размышления, мой выбор был сделан в пользу дергающегося в конвульсиях белобрысого оборванца. Хотя тетки, выглядели не в пример перспективнее.
  Я не стала его будить просто села рядом, и стала ждать, когда он заметит мое присутствие. После всех этих мрачных подземелий и ночных карательных операций, что буквально преследовали меня последние дни, так приятно было просто несколько минут посидеть, нежась под теплыми солнечными лучами. Попутно я решила осмотреть берег на предмет следов королевы. Она прошла здесь совсем недавно, и, очевидно села в лодку. Следы вели в сторону моря, маловероятно, что Армина решила искупаться прямо на многолюдной набережной, или побродить по берегу. А на рейде нет ни одного корабля, плохо, опять опоздали.
   - Мне уйти? - Не открывая глаз, спросил парень.
   - Зачем? - Искренне удивилась я.
   - Ну, возможно вам хочется полюбоваться морскими пейзажами, подышать морским воздухом. А жалкий оборванец помешает остроте восприятия. - Паренек буквально выплевывал эти слова вежливо и презрительно в одночасье. При этом стало понятно, что миэтельский, не его родной язык.
   - Есть хотите? - Я решила что играть в экивоки, в данной ситуации просто глупо.
   - Ну, если дама столь откровенна то, пожалуй, и я проявлю недозволенную этикетом вольность. Более того, приму столь оскорбительное для меня предложение с благодарностью.
   Он был совсем юным, и глубоко несчастным. И явно не отсюда, такие милые грассирующие звуки не присущи миэтельской языковой группе.
   - Тут рядом есть что-то приличное, с хорошей кухней.
   - В приличное, меня не пустят. - Грустно сказал паренек. - Меня уже и в самые дешевые не пускают.
   Да, голод, слишком серьезный противник, тут мигом растеряешь все великосветские привычки.
   - Тогда я не буду принуждать вас быть свидетелем возможных конфликтов, неизбежно возникших вследствие попытки удовлетворения наших невинных желаний, идущих в разрез с желаниями хозяев, как приличных так и не приличных заведений. - Выдала я, подражая его вычурному языку. - А еда созданная магией пойдет?
   - Ну, если быть уж совсем откровенным, я съем все что предложите, ну кроме сапог, их бы я с удовольствием надел на ноги. Поверьте, сударыня, все эти камешки совершенно невыносимы.
   - Боюсь, вся моя стряпня, будет на вкус подобна этой столь вожделенной вами части туалета. - Смеясь, произнесла я, устраиваясь удобнее, так чтобы между нами было достаточно места для тарелок и тарелочек с моими кулинарными изысками.
   То, как он ел, еще раз убедило меня, что передо мной не ряженый в чужие лохмотья, поднабравшийся вычурных выражений, а подлинный аристократ. Парень был очень голоден, он съел все, до последней капельки. Пожалуй только железные клещи воспитания не позволили ему в моем присутствии вылизать тарелки. А когда эти самые тарелки начали таять, провожал каждую с неимоверным сожалением.
   - Не сочтите мой вопрос за оскорбление, но как вы докатились до такой жизни сударь?
   - Это все мой дядя. Как это не странно прозвучит, сударыня, но перед вами принц Армерианы, Горор Таарс Кемар. И спустя двадцать три дня, я должен вступить в права наследования, и стать полноправным королем Америаны.
   - Но ваш дядя, который очевидно является регентом, решил оставить престол для себя?
   - В точку, сударыня, и если я не явлюсь до этого срока, то утрачу свои права на престол.
   - Завещание отца?
   - Дедушка постарался. Отец почил, когда я еще был в колыбели. Да и матушки я совсем не помню. Говорят, она очень любила отца.
   - Надо полагать и тут дядя подсуетился?
   - А знаете, мои размышления привели меня к тому же результату, благо времени на это у меня, в последнее время, было предостаточно. Меня удивляет, что он не приказал меня не убить, и не продал в рабство. Его люди просто бросили меня здесь, на краю земли. Камни с моего камзола оборвали, сволочи, полагаю по собственной инициативе. Да, да сударыня понемногу осваиваю лексикон отбросов общества. - Словно нерадивый ученик требовательному учителю словесности, ответил он на мою улыбку. - Хорошо хоть пуговицы оставили, а то уже давно с голоду умер.
   - То есть, если я правильно поняла, я застала вас в момент прощания с жизнью?
   - Как ни прискорбно это осознавать сударыня, но вы и вправду спасли меня от голодной смерти. Следовательно, теперь я всецело в вашем распоряжении. - Несколько патетично произнес знатный оборванец. И, лукаво улыбнувшись, добавил. - Только после десерта.
   Справедливо решив, что такая улыбка вполне стоит не только чашечки фирго и хорошего куска торта, я тут же сотворила и то, и другое.
   - И давно вы осваиваете лексикон отбросов общества?
   - Сегодня, ровно тридцатый день. - Не задумавшись ни на секунду, выдал принц, и, заметив мое удивление, тут же объяснил. - Я делаю зарубки, как на необитаемом острове. Тут мой дядя все очень точно рассчитал. Меня привезли с последним кораблем, перед граммадой. (Сезон летних бурь в районе узкого пролива????, что не дает возможности плыть к другим портам. )Вижу удивление в ваших глазах, вы не знаете что такое граммада?
   - Понятия зеленого не имею Кемар. Кстати, обратившись к вам по имени, я не слишком оскорблю ваши чувства принц? - Спросила я потягивая ароматный напиток.
   - Так странно, а ведь вы мне поверили. - Паренек вдруг сбросил всю свою дурашливость и его глаза стали очень серьезными. - Вы первая в этом городе поверили мне. Простите, представившись я не расслышал вашего имени.
   - Это потому, что я не назвала его. И я только что пришла в этот город.
   - Но, как это может быть. Последний корабль бросил свой якорь неделю назад. И на нем не было пассажиров. Никто, кроме капитана не покинул корабль.
  - Я пришла другой дорогой.
  - Но другой дороги нет, кроме..... - Он вдруг как-то странно взглянул на меня. - Вы пришли с пещеры?
   - Да. И в этой пещере исчезла моя подруга. Она буквально растворилась в воздухе, когда решила осмотреть озеро. И теперь я очень хочу узнать, что за странный огонек загорелся в ваших глазах, когда вы поняли, что я была в пещере. Итак?
   - Я все расскажу, но сначала я хотел бы услышать ваше имя.
   - Сата. Сата Олстана.
   - Зовите меня Кемар, впрочем, вы уже меня так назвали. И если вы не против, я бы хотел перейти на ты.
   - Принимаются, оба пункта. Так что там с пещерой?
  В два глотка покончив с фирго, Кемар поднялся, и весьма изящно протянув руку, помог подняться мне.
   - Мы должны спешить. Я все объясню по дороге, вернее расскажу то, что мне известно. Все остальное расскажет Итонара. Полагаю, посуда растает, как и предыдущая? - Непередаваемо царственным тоном заявил Кемар. И совершенно плебейским способом потащил меня за собой, куда-то наверх, в хитросплетение узких улочек Крумера. Он передвигался необычайно быстро. Его тело, казалось, просто перетекало из одной точки пространства в другую. Мне понадобилось некоторое время, чтобы приноровится к его темпу.
   - Это что? - Весьма невыразительно спросила я.
   - Техника Отаркасер, тайное учение нашего рода, используется для бесконтактного боя, а я приспособил еще и для разминки. Благо за мной не очень то и наблюдали. Дядюшка, опять же, втайне полагаю, весьма надеялся, что меня какой-то добрый человек прирежет, по доброте, душевной.
   - А кто учил? - скорость явно повлияла на мою лаконичность, но ничуть не помешала принцу отвечать весьма детально.
   - Дед, после смерти родителей, он вплотную занялся моим воспитанием. Это был лучший период моего детства. Мы с ним столько бегали и прыгали, что я совершенно не чувствовал нехватки в сверстниках. Мы играли и дурачились, охотились на трухов (грызуны, типа сурикатов, живут в горах, весьма трудно поймать), высоко в горах. Выплывали в море на небольших парусных лодках, и, поймав ветер, плавали наперегонки. - После этих слов Кемар как-то грустно задумался, что совершенно не повлияло на его скорость. Мне уже стало казаться, что этот сумасшедший бег, мелькание домов, и огромное количество пробегаемых нами узких кривых улиц никогда не закончится, когда парень остановился перед неприметной дверью. Дерево, из которого была сделана дверь, было не просто большим, оно было огромным. Это я к тому, что дверь была изготовлена из одной доски. От времени она почернела, и от этого рисунок годовых колец стал более четким и рельефным. Я люблю такие вещи, на первый взгляд старые, отслужившие немало лет, и даже грубые. Но в тоже время есть в них какая-то особая прелесть и невысказанная загадка.
   Полюбоваться дверью мне не дали, сразу потащив куда-то вниз в недра, не то дома, не то пещеры, не того и другого вместе. В данном случае в пещере под домом была оборудована огромная кухня. Кое-где виднелась кладка, как бы придавая бесформенности пещеры, некую прямолинейность, столь характерную для человеческого жилья. В пещерной кухне вовсю кипела работа. Ревело пламя очагов, куда чумазые мальчишки яростно с помощь мехов закачивали кислород, при этом ловко подбрасывая куски чего-то бурого и бесформенного, несомненно, являющегося топливом. Носились поварята, царственно раздавали распоряжения повара. В общем, все кипело и бурлило в казанах, вертелось на вертелах, и вкусно шипело на сковородках. Мой спутник, не обращая совершенно никакого внимания на все это кухонное великолепие, вот что значит хорошо накормить человека, ловко маневрируя, притащил меня в сырой и темный угол подземелья.
   Там, едва различимая после яркого солнечного света, сидела тоненькая, хрупкая девочка, с огромными синими глазами на прозрачном личике. Казалось, дорогую фарфоровую статуэтку одели в грязные лохмотья, и заставили чистить грязные овощи в самом темном углу кухонной пещеры.
   Отвечая на мой невысказанный вопрос, вернее вопросы, принц зашипел мне прямо в ухо.
   - Это Итонара, ее нужно незаметно забрать отсюда, она тоже пришла с пещеры. Ты маг, ты сможешь это сделать? Я уже пытался, но меня чуть не убили.
   - Хорошо. - Теперь уже я зашептала ему в ухо. - Бери ее за руку и уводи. Уходите к пещере, я вас догоню. Все понял?
   Парень кивнул, и тут же подхватив девушку на руки, все в той же секретной фамильной технике, переместился к выходу. Никто не воспрепятствовал, потому, что никто этого не увидел. Никто не увидел, потому что я так захотела. А на камешке, еще целый час, будет уныло восседать фарфоровая статуэтка в жалких нищенских лохмотьях, и чистить овощи.
   Я догнала его уже на дороге, ведущей в пещеру. Вернее он ждал меня перед входом. Сидел на камне, все еще держа на руках хрупкую фигурку, и что-то говорил, с легкой улыбкой на лице. Девушка тоже улыбалась, грустно, очень грустно. В ее огромных глазах солнечными зайчиками плескалась любовь. Легкими, едва заметными движениями она то и дело касалась лица и волос принца.
   - Я рассказал Ито, что твоя подруга исчезла возле озера. - Сообщил Кемар, едва увидел меня на каменной тропе. - Теперь она сможет вернуть в свой мир, а то уже совсем умирать собралась. Знаешь, я ведь хотел ее с собой забрать, это пока думал, что у меня есть все шансы успеть, что есть время. И с кухни просил уйти, работу искал, но что я умею...... А, она умирает, здесь умирает... в нашем мире.
   Девушка улыбнулась, взглянула на меня и кивнула. Это длилось всего лишь мгновение, но она успела передать такое количество информации, о себе, о своем мире, что даже мой мозг слегка ошалел. И это чудо чистило овощи в темном подвале, это эфемерное создание переносило голод, издевательство обнаглевших от вседозволенности самцов, и даже побои. Убила бы, а возможно и убью, если встречу.
   - Их уже нет в живых. - Итонара явно прочитала мои мысли. - Я не смогла простить.... Ведь это касалось многих девушек. - И я увидела грязный притон, этакую перевалочную базу, где содержали рабынь, до отправки их будущим хозяевам. И смерть хозяина притона, и его подручных. Этих смертей было так много, что девушку стали боятся, не смотря на доказательства ее непричастности. Единственное место, где она смогла работать за еду, была кухня публичного дома, принадлежавшего любовнице главы города.
   - Меня никто не стал бы задерживать, просто Кемар решил избежать каких либо проявлений негатива, направленных в мою сторону. К сожалению именно проявление злости, зависти, жадности, и всего подобного забирают мою жизненную энергию.
   - И ее осталось так мало, что и малейший всплеск негатива может быть смертельным для Итонары. - Подытожил принц, вставая, и все еще держа девушку на руках. - Пойдем, как только она вернется домой, твоя подруга вернется к тебе.
   - А что же ты не проделал все это раньше, ну, не поменялся б с ней местами, чтобы она вернулась? - Не удержалась я от вполне закономерного вопроса.
   - Думаешь одна такая умная? - Не то обижено, не то зло заговорил Кемар. - Местные ведь сюда ни ногой, место проклятое. На нас уже косится недобро стали. Итонару и так убийцей все считают, а тут еще и в проклятую пещеру зачастили. Да что там говорить. Кружился я тут, и вдоль и в поперек, до моего королевства добраться можно было, если бы по суше. И ничего, никому я не нужен. Тут, наверное должно многое сойтись. - От волнения парень то и дело глотал мысли, выдавая на гора только их обрывки. Но я поняла, я прекрасно его поняла. Да и как не понять, достаточно было взглянуть на этих двоих, чтобы понять - они любят, искренне и наперекор всему. И эта любовь огромна, как вселенная, и так же непостижима.
   Обмен состоялся, как и все непостижимое совершенно буднично. Кемар до последнего надеялся, что не расстанется с любимой. Он медленно и осторожно, словно по тонкому льду пошел вдоль озера, не выпустив из рук Итонару. Мгновение, и вот он уже беспомощно смотрит на свои пустые руки, оглядывается, пытаясь осознать неотвратимость происшедшего. Мне показалось, девушка буквально растаяла. Пожалуй, это наиболее подходящее определение тому, что я увидела.
   Спустя полчаса появилась Сетана. Все это время мы с Кемаром, молча сидели на камне и наблюдали за озером, и тропинкой вокруг озера. Вернее наблюдала я, а он просто сидел рядом, и односложно отвечал на мои вопросы. После третьей безуспешной попытки, хоть как-то определить состояние отчаянно влюбленного принца, я тоже замолчала. Не смотря на то, что смотрела я весьма внимательно, все равно пропустила момент появления принцессы. Ну и везет же мне нынче на коронованных скитальцев, вернее некоронованных. Мои дальнейшие размышления прервал дикий, оглушающий визг, и перекрывающие кислород объятия Сетаны.
   Мы решили переночевать в городе, тем более, что Сетана теперь была при деньгах, которыми ее снабдила заботливая матушка Итонары. Женщина, судя по восторженным откликам Сетаны, состоящая из одних достоинств, причем достоинств этих было преогромное количество. Я выслушала пространный рассказ о том, как ее встретили, накормили, напоили, и спать уложили. Последнее, как то не совсем вязалось с коротким временным отрезком пребывания девушки в ином мире. Хотя, может это он здесь короткий, а там, и на поспать хватило. Я слушала Сетану вполуха, размышляя о граммаде. Слово, такое грохочущее и раскатистое, означало ни мало, ни много, как сезон летних бурь.
   Насколько я поняла, из тех коротких, обрывочных фраз брошенных Кемаром. И какие же это должны быть бури, чтобы суда вообще прекратили движение, и еще, почему корабль пришел за советником, в разгар этого самого сезона.
   - Хоть посплю в кровати. - Мечтательный голос Сетаны и несоответствие информации заставили меня на миг вынырнуть из раздумий.
   - Ты же уже спала, сама рассказывала. - Вклинилась я в разговор сиятельных наследников.
   - Увы, только легла, как раздался страшный переполох, заставивший меня вскочить, с этой самой кровати. А дальше меня начали суматошно собирать в дорогу. Кстати. - Девушка лукаво улыбнулась. - У меня столько вкусностей, что на еду несколько дней тратиться не придется. А твое фирго, ну просто верх совершенства.
  - Из этого следует, что все остальное просто дерьмо. - Нарочито обижено произнесла я.
   Ничуть не смутившись, Сетана подошла ближе, крепко обняла меня, и замерла. Объятия длились не меньше минуты, затем, приподнявшись на цыпочки, заглянула мне в глаза, и поцеловала. Кемар смотрел на нас, и на его губах, на всем лице, постепенно проявлялась такая робкая улыбка, что мое мнение о парне в очередной раз поменялось. Вернее добавились дополнительные штрихи, к портрету наследника престола Армериалы. А еще я поняла, что, и это очень вероятно нам придется сделать небольшой крюк.
   Мы остановились на ночь в самой роскошной, с точки зрения жителей Крумера, гостинице. Это если учесть, с каким благоговейным видом нам на нее указывали встречные, отвечая на наш вопрос о самой лучшей. Заняли две смежные комнаты, ужинали в нашей с Сетаной комнате. Во первых потому что она побольше, к комнате нашего принца больше всего подходило определение коморка. Во вторых Кемар, напрочь отказался спускаться в общий зал, мотивируя наличием вкусностей с родины любимой девушки. Подозреваю, что в данном случае немалую роль сыграло плачевное состояние платья его высочества. Вкусностей он не получил, поскольку заботливая женщина снабдила нас в первую очередь концентрированной и сублимированной едой, где-то на месяц, с расчета на троих человек. Надо же, и Кемара посчитали, как ни странно, а значит.... Впрочем, какая разница, ничего это не значит. Конечно, выбираться будем вместе, а там, дальше по обстоятельствам. Мы заказали морепродукты, теплые лепешки, масло каких-то местных млекопитающих, поставляющих молоко в данной гористой местности. Масло было свежее, слегка подсоленное и красиво растекалось на поджаристых лепешках. Еще мы заказали вино, красное и густое, слегка горьковатое, и просто благоухающее летней свежестью. В целях экономии фирго и десерт были в моем исполнении. Наследнички так дружно хвалили мою стряпню, что я даже заподозрила какой-то подвох. После того, как сама попробовала, решила, что таким образом они пытаются высказать благодарность, но после первых, робких намеков Сетаны, стало ясно - поддабриваються. Быстро же они спелись наследнички.
   О том, что я видела следы Армины, я рассказала вскоре после встречи, и теперь девушка, была счастлива, тем, что ее мама жива. Да далеко, да с нехорошими людьми, но жива, а это значит, мы ее найдем и выручим...но вот если бы еще помочь принцу Кемару.... После энного намека я пообещала подумать, а еще пообещала даже не думать, если меня попросят об этом еще раз. В общем, вечер прошел весьма приятно в шутливых изложениях дорожных приключений Сетаны и Кемара, сказать проще они болтали, а я думала. Время от времени я задавала интересующий меня вопрос Кемару, в надежде, что он хоть что-то узнал о городе за месяц проживания, в оном. После третьего, или четвертого вопроса, принц с принцессой потребовали своего участия в моих нелегких размышлениях. Тогда я попросила принца, нарисовать карту. Объяснив, что он должен начертить все, что он помнит из географии, и даже то, что не помнит. Парень попросил бумагу карандаши, а еще 'тортика и фирго'. Затем с воодушевлением принялся за работу, то и дело, переговариваясь с Сетаной. Устав от бессмысленных размышлений я решила провести разведку боем. Заручившись обещанием моих сиятельных спутников, не покидать пределы комнаты, я, так, на всякий случай закрыла периметр. Теперь кроме меня никто не мог не зайти, не выйти из комнаты. А то кто знает, что им на ум придет, когда с картой разберутся. Надо же, как быстро они подружились, и главное понимают друг друга, это я о языке. Ладно, пускай играют, а мы пока прогуляемся. Я имела в виду подарочка, который появился чуть позже Сетаны, и уже успел прошелестеть мне все уши пространными рассказами о мире Итонары. Он увязался за мною, нахально игнорируя просьбы присмотреть за Сетаной. Он мотивировал это тем, что с принцессой он провел достаточно времени и теперь хотел бы сопровождать исключительно мою персону. Махнув на все его доводы, я попросила не шелестеть, без особой нужды и смотреть в оба, ну что там у него вместо глаз. Я решила начать с торговой площади, она же ратушная. Двухэтажный пряничный домик с двумя изящными башенками, был резиденцией главы города. Должность выборная, как я поняла, есть еще и городской совет. Город живет из добычи и экспорта драгоценных камней. И живет весьма неплохо, если учесть существование некой формы демократии. Впрочем, все это совершенно не важно. Важно то, что мы должны покинуть Крумер, максимально быстро. Напротив пряничного домика небольшое кафе, или бар, в общем, кабак, как оказалось. Но спокойный, и относительно уютный. Все чинно потягивали какой-то мутно коричневый напиток из стеклянных бокалов. В общем, богатый городок. И что я себе заладила о богатстве, что меня так на нем зациклило. Стоп. Должен быть флот, не может не быть флота у такого богатого города. Присев за крайний столик я бросила монетку, спасибо матушке Итонары, и тут же передо мною появился стеклянный бокал, а монетка исчезла.
   - Слушай, они тут совершенно сумасшедшие, все говорят только о каких-то сергарах! - Едва слышно прошелестел Кашлар. - Судя по описанию похожи на драконов. Правда я понял, разумные или нет. Но людей не трогают это точно.
   Я прислушалась к разговорам, потягивая вполне приличный слабоалкогольный напиток с ярко выраженной фруктовой ноткой. Как оказалось, проблема была не в самом появлении драконов - сергаров, к этому тут все привычные. Проблема была в нарушении сезонности вылета, в том, что они появились на месяц раньше, чем обычно. Ну что ж, тем лучше, значит, мы тоже полетаем, немножко, не вызывая ни у кого подозрений. На этой положительной ноте я вышла на улицу и начала спускаться вниз. Очень скоро я поняла, что улица мне попалась очень уж строптивая. Она никак не хотела спускаться вниз, к морю, а все петляла и петляла меж приземистых домиков, огражденных высокими белыми стенами. При этом улица неотвратимо забирала вправо, не желая, ни выравниваться, ни сокращаться, ни заканчиваться. Меня это позабавило и я, незаметно перешла на бег. Бег он сродни полету, такой же стремительный и завораживающе пластичный в повторяющихся движениях, в размеренности темпа, и ощущении. Но, любая, даже самая длинная улица, в конце концов, заканчивается. Миновав очередной поворот, я выскочила на берег моря, и застыла. Уже взошла первая луна, и в ее призрачном сиянии стали видны мачты больших кораблей и лодок поменьше. Целый лес, таинственный и загадочный. Это был небольшой залив, который врезался глубоко в скалы, и огибал город полумесяцем, как выяснилось позже. Когда я приняла свою вторую ипостась и поднялась к облакам. Моя вторая сущность это дракон, вернее дракониха, серебристо белая, в масть, или платиновая, как кому больше нравится. И, поскольку это моя сущность, трансформация занимает считанные секунды.
   Полет, это тоже ритм, размеренные и слаженные движение крыльев. Воздушные потоки, которые подхватывают тебя, кажется, за миг до падения. Ветер, поющий тебе свои песни. Ладно, оставим лирику и займемся географией. Несколько взмахов крыльями я поймала восходящий поток и устремилась вверх. Мне хотелось охватить большую территорию, и сложить для себя более подробную карту местности. С высоты, обозреваемый участок суши напоминал голову собаки, которая не только пасть открыла, но еще и язык свесила. Этот 'язык' разделял глубоко врезавшийся в сушу залив на два узких пролива. И что неприятно, 'свешивался язык' в нашу сторону. Именно там, скалы, словно загибаясь, оставляя узкий проход. Именно там, при выходе из этого узкого пролива сейчас бушевала стихия. Я спустилась ниже, и прошлась вдоль береговой линии. Вывод крайне неутешителен, скалы, вдоль всего побережья, высокие и неприступные. Словно какой-то великан причудливо разрезал горный кряж, используя ориентиром самую высокую точку. Город только один, Крумер. Все остальное видимое пространство - горы, горы, и только горы. Разбавляли пейзаж снежные вершины, изящной линией подчеркивающие всю масштабность горного кряжа. Тот другой, мертвый город, названия которого я не запомнила, а может просто не услышала, был в более выгодном положении, благодаря широкому свободному выходу в океан, или море. Впрочем, если судить по величине залива, больше походившему на море, вероятнее всего, именно океан. И все те же отвесные скалы по всей береговой линии. Кошмар! И тут меня осенило, получалось интересное несоответствие. Каким образом Лаорон с королевой оказались в Крумере. По всему есть проход в толще скал, другого объяснения просто не вижу. Правда, пока от этого озарения, толку никакого. И еще, я забыла о том, что предаваться размышлениям во время полета по неизведанной территории чревато последствиями. О чем мне тотчас же напомнили. Заходя на посадку, я едва успела увернуться от гарпуна. Вот она, причина бурных обсуждений преждевременного вылета сергаров. Бедные крумеряне, к охотничьему сезону не успели как следует подготовится. Ну, охотнички попадетесь вы мне, одними царапинами не обойдется, гарантирую.
   Я не решилась сделать еще один круг над городом. Только обошла, в человеческом виде естественно, сонную пристань, и встретившись с недремлющим сторожем, согласилась выпить кружечку горячего ситня (слабоалкогольный напиток пьется только горячим). Он рассказал мне о красивом особо крупном белом сергаре, летавшем нынче над самым городом.
   - Вот стервец, а прежде они никогда не решались. Хлопцы, даже старую катапульту из лодочного сарая достали, и быстренько подладили. Все остальные то в горах, там сподручнее, а что бы вот так белый, да над городом. - Разглагольствовал, захмелевший сторож, подливая мне горячего ситня. - Никогда такого не было, поверь крошка, не к добру это, чтобы белый, да над городом. - Еще минута и его размышления по теме драконоведенья резко оборвались и, судя по громкому храпу, переросли в здоровый сон.
   Запив 'крошку' остатками, скажем очень даже неплохого, как бишь там его, ситня, я ушла, старательно прикрыв двери сторожки. Голова была совершенно пустая, особенно по поводу того, как выбраться,
  из-под 'языка собаки'. Двоих я не унесу, тяжело и далеко, слишком далеко, даже для моей второй ипостаси. Это если не брать в расчет хлопцев с катапультами. Не сомневаюсь, теперь они будут начеку денно и нощно. Судя по весьма пространным, ведь в его глазах я была местной, разглагольствованиям сторожа, сергары занимали весьма важную нишу в жизнеобеспечения города. Причем в ход шло все, до последнего атома. Кажется, даже его экскременты использовались то ли на лекарство, толи на удобрения. А может и на то и на другое. Я не расспрашивала. Меня интересовало, как выбраться из этой 'ловушки' и, как можно быстрее. И, если подытожить услышанное, то альтернативы терпеливому ожиданию просто не существовало. В гостинице была полная идиллия, принц с принцессой сладко спали по своим комнатам. На столе, меня ожидало возмущенно - волнительное послание от принцессы и, весьма толково нарисованная карта, от принца. Разглядывая ее, я подумала о том корабле, пришедшем, или ушедшим не в сезон. Ладно, оставим сон принца безмятежным. В конце концов, корабль мог ждать где то неподалеку, да и на то что- пройти залив требуется немалое время, там триста стандартных километра, а может еще и с приличным хвостом. Но, если Лаорон не испугался граммады, то и я смогу расчистить для корабля ровную дорожку. Значит, нужен корабль, и не только. Тогда возникает второй вопрос, как добыть корабль, с командой и капитаном? При этом, желательно не особо вдаваться в подробности, о том кто мы и куда направляемся. То есть согласились плыть вслепую черте куда, полностью доверившись незнакомым людям. Зашибись. Ладно, утро всегда более проницательное, чем вечер, а пару часов сна мне явно не помешают. Мне повезло, все детали предстоящей операции сложились где-то на грани сна и бодрствования. Идея была совершенно безумной, но вселяла некоторую надежду на удачный исход.
   На рассвете я постучала в дверь резиденции бургомистра и потребовала срочной аудиенции. Заспанная служанка испуганно таращилась на таинственную меня, полностью закутанную в черный плащ с капюшоном, так что даже носа не было видно. После того, как я вторично повторила свою просьбу она убежала, не забыв, при этом, захлопнуть дверь прямо перед моим носом, который так хорошо прятался в темни капюшона. Дверь открылась четверть часа спустя, когда я уже собиралась постучать в нее более настойчиво. Та же самая служанка поклонилась мне, и отступила в сторону, как бы показывая, что я могу войти. И я вошла.
   Ближе к вечеру, я, по-прежнему закутанная в черный плащ, в сопровождении моих сиятельных спутников взошла на борт трехмачтовой 'Красотки'. Корабль принадлежал самому градоначальнику, и капитаном на нем был его племянник. Он то, с благословления дяди и возглавил экспедицию. Матросы, под нецензурную лексику в экстренном порядке разворачивали паруса. При этом они с опаской посматривали на нашу троицу. Принцесса по-прежнему была одета под аэрланов, просто сверху набросила легкий плащ. Весна здесь в полном разгаре, но по вечерам еще прохладно. Если судить по карте хранителя святилища Сартри, мы находились в средних широтах. Принца мы тоже приодели, не так роскошно как его светлость привыкли, но зато удобно и тепло, а главное не ободрано. Принц выразил свое глубокое удовлетворение своим внешним видом и был полон благодарности двум милым дамам, которые снизошли до его жалкого, в данной ситуации, существования, а главное пообещали содействие и посильную помощь. Выслушав его несколько высокопарную фразу, мы одновременно несколько скептически улыбнулись, пожали плечами, и отправились закупать провизию в дорогу. Хоть нам и обещали полное содержание, но свое лишним не будет. Концентраты, в виду их малого веса, мы решили оставить для пешего передвижения. Нас разместили в капитанской каюте со всеми возможными удобствами. Мы с Сетаной на широкой кровати, вот интересно, зачем капитану такая кровать в одиноких странствиях, а Кемар на топчане за ширмой. Кашдар, который, неотступно и практически молча, сопровождал меня последние сутки, теперь важно и многозначительно шелестел, рассказывая Сетане о 'наших' с ним приключениях. Кемар его не слышал, и настороженно подозрительно поглядывал на Сетану, разговаривающую саму с собой.
  Я же, когда город Крумер исчез с горизонта, а ветер наполнил паруса и погнал корабль вперед к граммаде, попросила Подарочка быть на чеку, и уснула, оставив все объяснения с Сетаной и Кемаром на потом. При этом приказала принцу с принцессой без меня на палубу не соваться. Сказать, что я не доверяла капитану и иже команда с ним это не сказать ничего. Но до Селди - языка, как назвали пролив, местные жители было еще три дня ходу. А там граммада, и без меня они в океан не пройдут, еще дней сорок. Так что можно поспать в относительной безопасности. Подарочек обещал бдеть безустанно, и даже по моему пробуждению выдать мне характеристики настроения членов экипажа 'Красотки'.
   Последующие три дня я почти безвылазно провела на палубе. Моя мрачная фигура, завернутая в плотный черный плащ, вызывала ужас в бывалых моряков, да что там, у самого капитана. О чем не промедлил сообщить мне Кашдар. Еще бы, город, который был страшилкой нескольких поколений жителей Крумера. Город, поглотивший десятки тысяч жизней. Гавань, которой можно пользоваться круглогодично, невзирая на граммаду, был свободен. Наконец-то свободен, и трудно даже представить выгоду, того, кто первым войдет в бухту. Это и было предметом моего торга с градоначальником. Надо отметить, что этот маленький, кругленький, лысый 'добрячёк', охватил всю суть проблемы молниеносно. Второй раз повторять не пришлось. Корабль тоже был снаряжен в рекордные сроки. По договору 'Красотка' должна была максимально быстро доставить нас в Глагатию, ближайший город порт лежащий в десяти днях пути от Селди. Это максимум того на что согласился после длительных переговоров градоначальник. В этом он был непреклонен, как скалы окружающие Крумер. И если откровенно, то я на большее и не надеялась. Правда я не была уверена, что капитан, едва только минует граммаду, выполнит свое обещание и повернет на юг, а не на север. В лучшем случае выкинув нас за борт. О худшем думать не хотелось. В конце концов, у них отличная фора, дней десять, не меньше, а с магом связываться всегда опасно, как я позже выяснила, капитан это знает, в смысле что опасно. Принц с принцессой беззаботно наслаждались плаваньем. Кемар в новой одежде, вымытый и отъевшийся, а главное преисполненный надеждой, занять престол, оставленный ему дедом, галантно ухаживал за Сетаной, развлекая ее рассказами о своих злоключениях и приключениях. Кашдар бдил, время от времени докладывая о том, что уже всему экипажу известна 'тайна', и что все преисполнены надеждой на хорошую, поживу, это после моей то, генеральной уборки. Представляю, какое разочарование их ждет.
   Силу граммады мы почувствовали задолго до подхода к проливу. По мере того как истощался 'язык' все очевиднее проявлялся характер негодующего океана. От огромных отвесных скал обрамляющих залив остались лишь невысокие скальные образования, едва сдерживающие мощь граммады. Сетана съязвила, сказав, что скалы напоминают ей пасть дряхлого дракона, у которого все клыки изъедены кариесом. Кстати у океана не было собственного имени, просто 'хомерату', в вольном переводе, очень большая вода. А что, все правильно, вода и вправду немаленькая, даже на картах Кемара. Я конечно согласилась помочь 'бедному', в интерпретации Сетаны принцу, добыть корону. Ее даже не смутило, то, что для этого придется сделать небольшой крюк.
   -Ты же маг, я читала. Один из величайших магов Совета. - Полушёпотом молила меня принцесса. И добавляла, скороговоркой. - А потом мы быстро догоним маму.
   - У 'Тиа стон' полагаю. - Иронично переспросила я.
  Ничуть не смутившись, принцесса состроила столь умилительную рожицу, что я невольно улыбнулась, и пообещала подумать. Кемар же был согласен на все и заявил, что если у нас де нет возможности ему помочь, то он просто обязан, как мужчина и принц сопровождать двух юных дам в их опасном путешествии. Короче, просто так не отвяжется, это я поняла. Легче помочь и свалить, быстрее, пока не отблагодарили.
  Благо, плыть нам пока в нужном направлении.
   Граммада, это нечто совершенно невероятное. За всю свою жизнь, а живу я уже немало лет, я не видела ничего подобного. Огромные волны с невообразимым грохотом накатывались друг на друга. Они разбивались на волны поменьше, закручивались в причудливые водовороты, и снова набрасывались друг на друга. От этой неистовой схватки содрогалось все пространство. Разглядеть какую либо закономерность, или уловить хоть какой-то ритм, мне не удалось. На огромном водном пространстве царил хаос.
   - Здесь два течения сходятся, обычно они ровнёхонько друг возле дружки плывут, в разные стороны, конечно. А вот на эти сорок дён, как с ума сходят. - Важно заметил капитан, искоса на меня поглядывая, словно стараясь рассмотреть, что же там прячется под черным капюшоном. Ведь на корабле никто, кроме Сетаны и Кемара не знал, кто я, не знали даже то, что я девушка. Все видели высокую, статную фигуру, а с глубины темный капюшона, слышали глухой низкий голос. Я стояла рядом с ним и прикидывала, какой участок нужно 'усмирить', чтобы корабль, прошел граммаду, и вышел на большую, но спокойную воду. - Словно мальчишки драчливые тешатся, силой меряясь. - Добавил кормчий. Он стоял за штурвалом, и был натянут словно струна у виалы (инструмент, сродни арфе только меньше). Он не верил мне, но он верил капитану, и только это заставляло его стоять у штурвала и вести корабль вперед, не взирая на граммаду.
   - Господин кормчий, позвольте вас спросить, сколько раз вы проходили этот пролив, в хорошую погоду, естественно? - Спросила я.
   - Как стал у штурвала, в год по два раза. А годов с тех пор прошло немало. - Не оборачиваясь, зло пробормотал кормчий.
   - По ориентирам, или приборам?
   - И то и другое, но больше по скалам конечно. Вон тот сломанный зуб видите, это почитай и есть главный ориентир. - 'Сломанный зуб', то есть скала со сломанной верхушкой, немного отступала от скальных пород справа, по курсу 'Красотки'. Как раз напротив кончика 'языка'. - Вот аккурат между этими скалами, посередке пройти нужно. Веревок двадцать будет, а там на две веревки (?) вправо, и вдоль берега, так до самой Глагатии (город порт южнее на побережье) и дойдем. Нас по Картану (теплое течение вдоль побережья) вынесет. Ну, правда, я в граммаду не плавал никогда, но говорят, это только Селди языком играет, дальше оно все, как обычно. - Угрюмо сосредоточено объяснял кормчий. - Вы уж там господин волшбуйте быстрее, еще две веревки и разнесет нашу 'Красотку' по дощечкам.
   - Идите по своим ориентирам господин кормчий, за мной дело не станет. - Затем обвела взглядом экипаж, вывалившийся на палубу в полном составе. Все они, намертво вцепились, кто во что горазд, в глазах ужас, губы беззвучно двигаются, молитву читают, наверное, а может и ругаются, не важно. И произнесла громко, так громко, что мой голос, громовым раскатом, прокатился по всему кораблю. - Хотите жить молчите, нет удержу, засуньте в рот кляп. Это всех касается. - Добавила я многозначительно посмотрев на капитана. Он выдержал мой взгляд, и держался на диво важно и спокойно, но в глазах плескался тот же ужас, что и у всей команды.
   Я, особо не заморачиваясь, создала огромный силовой кокон, с кораблем по центру. Одна половина его была в воде, вторая над водой, и расширила его до периметра граммады. Визуально это выглядело величественно. В одно мгновение, впереди корабля появилась полоска спокойного моря. А вокруг неистовствовала стихия. Огромные волны то и дело набрасывались на купол силового поля. Штурмовали его словно отряд послушных зомби, странные иногда приходят ассоциации. Словом зрелище было, весьма грандиозное. А уж как проняло команду, вместе с капитаном. Ужас в глазах остался, поменялся фактор его вызывающий. И теперь все внимание сосредоточилось на моей скромной персоне. Только, кормчий неотрывно смотрел вперед, и невозмутимо вел корабль по видимым только ему ориентирам. Разрядила обстановку, как ни странно Сетана. Она засмеялась звонко и солнечно, словно серебряный колокольчик и громко захлопала в ладоши. И все скованные ужасом, живые статуи, вдруг ожили, заговорили все разом, словно торговки на людном базаре. Это длилось недолго, короткая команда капитана, и все моментально вернулись к своим обязанностям. Палуба опустела.
   Мы прошли половину пути. Об этом мне сообщил кормчий. Он, после прохода граммады, частенько заводил со мною беседы устраиваясь на ящике, возле дверей выделенной нам каюты. Где я, после прохождения граммады проводила все время, и день и ночь. Он рассказывал о своих приключениях, когда он еще молодой и глупый отправился в дальние страны. Он был отличным рассказчиком, и частенько к нам присоединялись немало народу охочих послушать байки Камдара Омра, так звали кормчего. Капитан хмурился поглядывая на нашу компанию, на море было спокойным, а небо синим, и он молчал. А я буквально впитывала бесценную информацию, собранную боцманом за многие годы странствий. Города и страны, обычаи и нравы, люди. Огромное количество названий, имен и характеристик бережно складировались. Весьма интересны были и комментарии слушателей. Ночью, когда все, кроме вахтенных засыпали, я проводила анализ того услышала за день, включая доклады Кашдара. Пока все было спокойно, если кто и жаждал выбросить нас за борт, или продать, то планы свои держал при себе. Капитан, тот вообще держался особняком. Большую часть дня проводил на капитанском мостике, наблюдая за морем, и корабельными работами. Довольно часто я замечала, как его взгляд надолго останавливался на мне. Ни в какие разговоры он не вступал, приказы отдавал отрывисто, и максимально лаконично. Кашдару капитан не нравился, но еще больше ему не нравился кок. Каждый раз он настаивал на проверке еды на предмет наличия ядов. И я проверяла, тут же перед дверью каюты, дальше еду из моих рук принимал Кемар.
   День ночь, день ночь, день ночь... шаги.
   - Ваша милость, вы совсем не отдыхаете?
   - Вам, как я погляжу, тоже не спится, почтенный Камдарм?
   - В моем возрасте сны слишком быстро уходят, освобождая место размышлениям.
   - Ну что ж, с удовольствием составлю им компанию.
   - Кому, ваша милость?
   - Размышлениям, господин кормчий, вашим размышлениям. Присаживайтесь, вместе скоротаем предутренние часы.
   Привычно устроившись на ящике, кормчий вытащил трубку. Не спеша набил ее пахучей смесью. Зажег и долго дымил, выдавая время от времени звуки сродни покрякиванию. Я молчала.
   - Знатно волшбуете милсдарь, ох и знатно. Никогда в жизни такой волшбы не видел, а повидал я немало, вы уж поверьте старику. Видел я однажды, как волшбуна на цепь посадили. - Я насторожилась. - Есть такая трава, шибко дорогая, но если ее даже малым дымком пустить, то никакой волщбун сопротивляться не сможет. А уж, сколько за такого волшбуна выручить можно, тут уж и сосчитать трудно. - Кормчий выпустил аккуратное колечко дыма, и замолчал.
   - А в твоей трубке, уважаемый, нету часом такой травки?
   - Как не быть есть, конечно. Дорогая травка, немало камешков за нее уплачено. От нее у волшбуна ноги не ходят, ослабление на ноги большее начинается, а волшевать он по-прежнему может. - Разглагольствовал, весьма довольный собой, кормчий. - Вы не думайте милсдарь, мы ваших деток отпустим, досочку в море кинем и направление укажем, боги помогут, выплывут.
   - Ну а если я ваш корабль по досочкам разметаю, выплывите, а, господин капитан. - Ласково спросила я. - Правда с направлением тяжело, не ведаю, куда досочкам плыть, то. Капитан все это время прятавшийся за углом, подошел ближе. Было видно, что каждый шаг дается ему с огромным трудом.
   - Ну, так, дымок то разный бывает, от этого милсдарь ты и голову сейчас утратишь. - Ответил за капитана кормчий. - Ты давно уж этот дымок вдыхаешь, вот почитай с самой граммады будет. Ты на капитана не смотри, он как кукла градоначальником поставлена, более для красы, нежели для дела. Ну и опять же для сестры любимой, все-таки дите к делу приставлено, и опять же под приглядом.
   Для красы, ну это он сильно преувеличил, по его личику крампы всей стаей пробежали, да еще и за нос укусили, не раз причем. Ладно, не об этом сейчас, зрители собрались и жаждут. Ну-ну, будет вам представленье.
   - И клетку железную уже подготовили? - Спросила я, по-прежнему не подвижная.
  Принц с принцессой крепко спали, одетые. Они были готовы, в любой момент вскочить, и отправится в путь. И это был не тот сон, которого хотел кормчий, не от его снадобья. Они спали потому, что этого хотела я. И я же могла их мгновенно разбудить. И ходу еще полусуток, не меньше.
   - А то, как же, подготовлена, да еще какая. Сам градоначальник предоставил, из своих запасов. В ней, когда то, знатный волшбун целый век вековал. Так и помер. - После этой фразы, произнесенной с соответствующей патетикой, последовал скорбный вздох. Далее была выдержана весьма длинная пауза, по всем законам театрального искусства. Затем, сделав пару затяжек, весьма довольный собой кормчий продолжил развивать мысль. - Так вы не беспокойтесь милсдарь, ждет вас клетка, даже помытая. Ну а как же, мы люди не злые. Понимаем, конечно, негоже вам в грязной то клетке, обитать. Знатный вы волшбун, ох и знатный. Мне таких еще, встречать не приходилось.
   - Верно, таких вам никогда не увидеть, тем более в клетке, милсдарь. - Поризнесла я нарочито спокойно. - Вы как трубочку докурите, уважаемый, ступайте к штурвалу. Как я полагаю до Галагатии уже рукой подать, так вы нас, уж будьте любезны, доставьте, как обещались. А я, так и быть, забуду о травке душистой, и отпущу вас с миром, возможно. Если без фокусов, с вашей стороны.
   - Ну, вы это не подумавши, баете. Вы же теперича без движения пребываете, а нас много, цельная команда почитай без дела, мается. Мы вас враз милсдарь до клеточки доставим. Вы и волшбонуть то не успеете, как в клетке окажитесь. - Не менее спокойно возразил мне кормчий.
   Было видно, что трава и на него действует. Только по-другому, как наркотик успокаивающе, расслабляющее. О чем говорила блаженно - довольная полуулыбка полуухмылка. Он даже не заметил, что вся его бездельная команда застыла изваяниями. И то, что корабль пошел гораздо быстрее, при спущенных парусах. А если быть точной, то он, в буквальном смысле этого слова, парил над водой, на приличной крейсерской скорости. Я уже больше часа вела корабль, вдоль берега придерживаясь заданного кормчим расстояния. К сожалению, карта у меня была весьма примитивная, и рассчитать путь полностью, я не могла. ????? карта данная мне стражем??????
   - Вы уж господин Камдар, не обессудьте. Но вам придется, как бы тягостно это не было, выполнить взятое на себя обещание. - Сказала я, вставая и одновременно сбрасывая плащ. Затем я нарочито медленно сделала несколько шагов по палубе, и резко обернувшись, посмотрела на кормчего. Сказать, что он был удивлен, это не сказать ничего. Его глаза буквально вылезли из орбит, и он стал похож на мерзкого пугу (земноводное типа лягушки, но гораздо уродливее). - Итак, что скажете, уважаемый? И, думайте быстрее, иначе "Красотка' ляжет на дно, вместе с экипажем. - Добавила я жестко.
   Следует заметить Камдар Орм, достойно принял поражение. Покряхтев, он нарочито с трудом поднялся, и не глядя на меня, пошел на капитанский мостик. Я встала за его спиной, сделав штурвал послушным ему, готовая в любой момент перехватить бразды правления.
   - Это ж надо, даже меня провели. - Шелестел прямо в ухо возмущенный подарочек. - Так затаились, что и мысли у меня не возникло. А ведь он убивал, и не раз, но по необходимости, не для забавы. Не любит он убивать, не по нраву это ему. Поэтому и смог сокрыть.
   - Кашдар, да не расстраивайся так, я ведь тоже ничего не почувствовала, хоть и должна была. А он видно тертый калач, знает, что с магами держать ухо востро надо, вот и старался.
   Камдар прислушивался, пытаясь уловить смысл разговора, и при этом оглядывался, надеясь увидеть моего собеседника. Наконец он не выдержал.
   - Милсдарыня, позвольте спросить, на каком языке вы изволите объяснятся? Уж больно мудрёно глагольствуете. Не иначе с морскими духами. - Подобострастно, со слащавыми нотками заговорил кормчий.
   - С ними господин Камдар, в самую суть зрите дражайший. И они мне тут сообщают, что пора выбираться из течения.
   - Ну, это они со своей горки окрестности озирают. А как с моей так еще сотню веревок (около двух километров) нам вместе с Картаном (название течения) путь един. Вот поглядите вперед милсдарыня, вдалеке приметная скала к морю наклонилась, и верхушечка сломана. Как только вровень с ней встанем, так и начнем потихоньку выбираться на спокойную воду. Там уж и до Галагатии три сотни веревок, не более, будет. Жаль милсдарыня, что вы сразу свой лик нам не явили.
   - А то что, сразу после граммады за борт выбросили, а поняла, сначала изнасиловали всей командой, а затем уж за борт. - Зло бросила я.
   - Ну право, вы уж нас за таких страшных злодеев держите. Мы ведь люди мирные, торговлей помышляем, чтобы деткам на пропитание, а женке на платьишко.
   - И клетку вы тоже, по доброте душевной, на борт погрузили?
   - Да кабы знал я, что вы ведовница.... - Казалось кормчего ничуть не смутили мои обвинения. - А так, дело житейское, хороший колдун в хозяйстве завсегда пригодится.
   - А ведовница, значит, не на что не годится? - Не скрывая иронии спросила я.
   - А вот зря обиделась, милсдарыня. Сразу видно, нездешняя вы. Кто ж ведовницу тронет? Их сама Вегуда (богиня)защищает. Кабы мы сразу о том прознали, то и удумать такое не могли. Выполнили бы свое обещание в точности. А так Вегуда теперь нам век этого не простит, уж и не ведаю, вернемся ли домой. - Грустно сказал кормчий.
   Рассвело. Кемар с принцессой появились на палубе.
   - Мы проспали что-то интересное? - Спросила Сетана, разглядывая застывший в произвольных позах экипаж. Ветер ворошил ее светлые волосы, создавая причудливый ореол вокруг ее сосредоточенного личика.
   - Это они проспали, а мы выспались. - Авторитетно заявил Кемар, по-хозяйски обходя палубу. - Леди Сата, вы, похоже, ночью захватили корабль. Так может сразу в Армериану. Тут всего-то дней пять ходу. Так я даже успею на коронацию.
   - И вправду Сата, давай поплывем на родину Кемара. Мы ему немножко поможем, а он, как коронованный монарх, снарядит для нас корабль. - Нежно вопросительно, проворковала Сетана. И уже серьезно, на межгалактическом. - Ты ведь знаешь, куда стремится Лаорон?
   - Весьма приблизительно дорогая, весьма приблизительно. - Задумчиво проронила я на межгалактическом. А задуматься было о чем.
  С одной стороны конечно проще, вот так без пересадки, но не верю я кормчему, а моих знаний об этой местности не достаточно, чтобы его контролировать. Но с другой стороны со знакомым врагом, оно как-то спокойнее. Да и слово они свое нарушили, теперь и мне можно.
   - Милсдарыня, ежели вы надумали плыть в Армериану на Красотке, то это вы зря. - Авторитетно заявил Камдар Орм. - Запасов у нас маловато для такого перехода. От голода может и не погибнем, а жажды уж точно не миновать. Мы ведь думали в Галагатии прикупить того сего, для обратной дороги-то.
   - Господин кормчий! - Начала было я, но тут услышала громкий шелест:
   - Влево!!!!
  Не раздумывая, я резко отступила в сторону. И тут же мимо меня пронесся кормчий, весьма виртуозно спикировав с мостика в воду.
  Корабль шел на приличной скорости, поэтому пришлось действовать мгновенно. Я захватила кормчего силовым лассо и оставила на некоторое время барахтаться за бортом. За это время мы провели небольшое собрание, на котором было принято единогласное решение плыть в Армериану. Если у меня и были какие-то сомнения то, после попытки моего устранения, они полностью исчезли. Я велела Кемару провести полый осмотр всех трюмов корабля, а Сетане продуктов и воды. Шелест, на всякий случай, должен присмотреть за обоими. Озаботив моих спутников, я неспешно обошла палубу, сканируя попутно жизнедеятельность экипажа. Затем поднялась на мостик и еще некоторое время наблюдала за прожорливыми птицами, то и дело пикирующими в воду за добычей. Затем опустила очи долу и полюбовалась причудливой игрой света в прозрачной, едва волнующейся морской воде. Под плескание волн выслушала доклад Кашдара, который уже обшарил корабль на предмет затаившихся заговорщиков. Он торжественно заверил, что все члены экипажа под моим неусыпным контролем, и 'деткам' ничего не угрожает. И только затем неспешно принялась вытягивать из воды зловредного кормчего.
   Он молчал. Опустил голову и молчал. Старый мокрый измученный.
   - Зачем? - Спросила я.
   Он поднял голову и посмотрел на меня.
   - Вегуда, она мстить будет. Ей непременно нужно ведовницу отдать. - Сказал он просто. Исчезли слащавые подобострастные нотки, и взгляд стал настороженный.
   - То есть убить? - Уточнила я.
   - Нельзя убивать.
   Странное верование у нашего кормчего. Убивать нельзя, а выбросить за борт, словно шелудивого кутенка, можно. Лично я не вижу никакой разницы
   - А, так я вас не правильно поняла, любезный. Оказывается, вы меня искупать хотели, перед тем как прощения попросить. - Не скрывая сарказма, спросила я.
   - Зря ты его вытащила. - Услышала я вкрадчивое шелестение. - Эх, жаль, не могу я его...
   - Съесть? - продолжила я невысказанную мысль подарочка. Как оказалось неправильно.
   - Я не ем людей! - Если судить по тональности шелеста, Кашдар явно на меня обиделся. - Напоминаю, я поглощаю души тех, кто убивает ради убийства.
   - А если я очень попрошу? - Ехидно спросила я
   - А ты не проси. - Не менее ехидно прошелестел Подарок.
  Поскольку я говорила громко и на понятном языке, то Камдар Орм уже не просто насторожился, он испугался, но виду не подал. Сел, вытянув ноги и облокотившись на перила, обрамляющие капитанский мостик. Смотрел на меня прямо, бесстрастно.
   - Убивать будете, али духам морским, на съедение отдадите, милсдарыня?
   - Еще не знаю. Подумать нужно. - Произнесла я спокойно, глядя ему в глаза. - Времени у нас много, до Армерианы путь неблизкий?
   - А дорога вам ведома? - На мгновение из его глаз вынырнула этакая хитринка, и тут же спряталась за напускным равнодушием.
   - Поэтому вы и живы до сих пор, любезный господин Камдар.
   - Да что с ним панькаешься, вон уже скалу видно, во всей красе, с верхушкой сломанной. - Нахально прошелестело у моего уха.
   - Слушай, подарочек, ты определись со своими желаниями, а если помочь не можешь, то хоть не паникуй мне прямо в ухо. Пойди лучше посмотри, чем там детки заняты. - Я говорила тихо и спокойно, но в мыслях уже прикидывала, как бы урезонить зарвавшуюся сущность. Навскидку выходило, что никак. Но, как я уже сказала кормчему, время у меня есть.
   - Как может ходить тот, у кого нет ног. - Ворчливо прошелестел Кашдар.
   Сказать точно, что он ушел выполнять мое поручение, по причине полной его невидимости, я не могла, но с меня достаточно и тишины.
   - Ну, так что господин кормчий? - Продолжила я толи допрос толи переговоры. Кормчий с достоинством выдержал мой пристальный, и весьма недружелюбный взгляд. Затем опустил голову на сложенные на коленях руки, и застыл, вероятно, в раздумьях о превратностях пути в Армериану. Я не торопила его. Пускай подумает, хорошенько подумает о превратностях встречи с ведовницей. Как ни странно, думал он не долго.
   - Будет вам Армериана, но только с уговором. - Кормчий поднял голову, и зловредная хитринка уже вовсю плескалась в его черных глазах.
   - Согласитесь, любезный, не в вашем положении диктовать условия.
   - Оно, конечно, правда ваша, милсдарыня, но ежели вы не согласная, то можете отдать меня морским духам на съедение, мне все едино.
   Теперь настала моя очередь подумать.
   - Да засунь ты его в клетку
   - А, может, ты заткнешься?
   - Грубо!
   - Сударь, ваша болтовня весьма пагубно действует на мое ангельское терпение. Так пойдет?
   - Да ладно, уже и сказать ничего нельзя. - Обиженно шелестел Кашдар. - С твоими детками все в порядке. Завтрак приготовили и лопают в свое удовольствие.
   - Кашдар, хватит обижаться, лучше помоги, в мыслях покопайся.
   - Не могу, амулет у него больно хитро сработан, закрывает начисто. - Вполне миролюбиво зашелестело у моего уха. - Это-то меня и злит. Он же весь обвешен амулетами, как сарга (дерево плоды похожи на яблоки, весьма неприхотливо, хорошо плодоносит) агами (название плода сарги). Странный тип, не верю я ему.
   - Я тоже. И, тем не менее, заходить в Галагатию, искать другое судно, морока еще та. Думаю, там тоже сволочей хватает, еще неизвестно на кого нарвемся. При всех раскладах выгоднее плыть прямо в Армериану. Опять же на коронацию можем опоздать, тогда вообще смысла такого путешествия не вижу.
   - Правда твоя, но я от него ни на шаг не отстану, никакие амулеты не помогут.
   - А вот за это спасибо. Кстати, я тебя еще не поблагодарила за спасение от экстремального морского купания.
   - То-то же, а то кричит, ногами топает, нет, чтоб прислушаться к умному слову.... - Нарочито важно зашелестел Кашдар.
  Но я уже не слушала его
   - И каково же ваше условие?
   - В Армериане есть храм Вегуды. Он древний, очень, у нас бают, что Вегуда именно там и обитает. И только там богиня нас, людей, услышать может.
   - Ну и?
   - Вы погодите милсдарыня, дело то уж больно деликатное спеху не любит. Я вас до самой столицы Армерианской доставлю, в целости и сохранности. А вы, за это, вместе со мною в храм пойдете, скажете пред ее ликом светлым, что зла на меня более не держите, что прощаете. А еще, вместе со мною, примете приговор, что его пресветлая нам с вами вынесет. Ибо не бывает так, что только един виноват. Вина каждого смертного только богиней посчитана, быть может. - Кормчий замолк и некоторое время внимательно разглядывал носки своих сапог. Затем вздохнул и посмотрел на меня пытливо, с затаённою надеждой. - Ну, что на это скажете, милсдарыня ведовница?
   - А в чем подвох? - Спросила я прямо, не вдаваясь в экивоки да реверансы.
   - В горы нужно подниматься. - Так же прямо ответил он. - Три дни, да и то при хорошей погоде, вгору карабкаться, тайными тропами в ущелье заветное пробираючись.
   Ну, что за планета такая заморочная. Как шаг вперед так сразу три в сторону, а то и вообще кругами ходить приходится. Странно, что чувство тревоги напрочь исчезло. Как только прошли портал, никакой тревоги я больше не чувствовала. Следовательно, все идет как надо.
   - Хорошо, но сначала коронация.
   - Согласен. - С улыбкой протянул открытую ладонь кормчий.
  В этой улыбке не было триумфа, скорее облегчение, словно человек получил отсрочку казни. Что ж это за богиня такая грозная?
  
  
   15
  
  Уже три дня я не вижу берега. Кормчий ведет себя весьма прилично, ну скажем поползновений на мою жизнь или свободу я не наблюдаю. По его просьбе я разбудила большую часть экипажа, остальных он назвал ненужным балластом и приказал сложить в чулане. Как ни странно в состав балласта вошел и капитан, при этом ормчий даже не поинтересовался, собираюсь ли я их будить вообще. Похоже на это ему было совершенно наплевать. Зато много рассказывал о храме, и о трудностях пути, искусно обходя саму персону богини. Я так и не добилась, за что она ответственна и почему ее мести так боится Камдарм Орм. Ладно, потом разберемся, будет время на привалах, между трудностями, которые так красочно описывает кормчий. Была еще одна странность, в том, что я так быстро согласилась на это путешествие. Я была уверена, что это путешествие необходимо в первую очередь нам с Сетаной. Странная планета, странное путешествие, словно сон осенней ночью под завывание ветра.
   - Вы вот милсдарыня прынца в Армериану везете. А может он вам врет, а вы его на трон армерианский посадите, самозванца значится. - Затеял неспешную беседу Камдарм Орм на исходе четвертого дня.
  Я молчала, интересно, к чему он вдруг заговорил о Кемаре. Особенно если учесть что я ничего не говорила ему о цели нашего посещения Армерианы. Нужно заметить, что предмет треволнений кормчего по мере приближения к родине становился все мрачнее и мрачнее, и даже Сетане уже не удавалось, как раньше, заставить его улыбнуться, да и просто поговорить. При этом он почти не уходил с палубы, словно хотел первым увидеть родной берег. Сетана была с ним, только время от времени шла на кухню, откуда возвращалась с подносом полных вкусностей, которыми пыталась накормить Кемара и меня. Я же не покидала капитанский мостик, впрочем, как и кормчий. Правда, ему, в отличии от меня все таки требовался регулярный отдых. И он спал здесь же на мостике, завернувшись невероятно пестрое одеяло.
   - А скажите-ка любезный, а вам, откуда про прынца то известно?
   - Ну, так, у каждой твари по два уха то имеется.
   - Это ж надо, как вы обеспокоены будущим Армерианы.
  Не знаю, до чего бы мы с ним договорились бы в итоге, если бы по всему кораблю не прокатилось тревожное:
   - Корабль по правому борту!
  Три по три удара корабельного колокола, и вот уже на палубу высыпала вся бодрствующая команда.
   - Милсдарыня, вы это притаитесь пока, но ежели что не жалейте никого, море, оно жалостливых не любит.
   - Может остальных разбудить?
   - Не, не стоит, от них пользы никакой, а вот урон немалый может быть.
  Улыбнувшись, я надвинула капюшон, опустив его пониже.
   - И прынцам своим прикажите в каюте закрыться, не дай Вегуда, под стрелы детей посылать.
   - Что-то вы любезный крайне непоследовательны. То утопить хотели, а теперь вот о жизни печетесь. - Не скрывая ехидства, спросила я кормчего. Но тот только отмахнулся, пристально вглядываясь во все сгущающиеся сумерки, что быстро обволакивали чужой корабль, скрывая его от наших глаз. Все молчали, и в этой тишине, дуэт едва покачивающегося корабля, и мерно бьющихся о его борта волн звучал настораживающее и загадочно.
   - Там только один человек, в клетке. - От неожиданного и громкого шелеста у самого уха, я даже подскочила, что не преминул заметить кормчий. А Кашдар, как ни в чем не бывало, продолжал докладывать. - Глубоко в трюме, скоро потонет, вода прибывает. Корабль поврежден, команда едва ли спаслась, так как шлюпки на местах и закреплены.
   - Господин кормчий, прикажите спустить шлюпку, там человек в клетке, если не вытащить он погибнет, корабль получил пробоину. Команда исчезла, возможно, все погибли. - Попросила я.
   - Морские духи нашептали? - С хитрым прищуром спросил кормчий.
   Я промолчала. - Темнеет быстро, надо утра ждать. А до утра он может потонуть, или нас отнесет в сторону. Даже не знаю милсдарыня, что тут поделать. Никогда не слышал, чтобы кто ночью на другой корабль переправлялся, да еще волшбуна из клетки вызволял. Это ж чистая смерть.
   Ну, конечно же, корабль, железная клетка, умирающий мужчина. Маг! Ему нужно помочь, только вот мне с корабля идти нельзя, не верю я никому, а меньше всего кормчему. Но могу связать два корабля и осветить все вокруг.
   - Прикажите спускать шлюпку на воду. Будет вам свет. А с волшбуном я сама разберусь.
   - Оно то, конечно, да. Но это когда его на Красотку доставят. А до того он сам с нами разберется. Ведь если клетку то открыть, заговоренную он силу свою назад получит. А злобы у него, поди, не на один десяток Красоток, накопилось. Вот и подумаешь, а не дождаться ли утра, а там глядишь и помер уже. Опять же поживится, поди, есть чем.....
   Кормчий не закончил, во все сгущающихся сумерках, он еще смог разглядеть выражение моего лица. Это заставило его мгновенно закончить разглагольствования и тотчас же приказать спустить шлюпку на воду. Как ни странно, и вопреки страхам кормчего, нашлись желающие посетить неизвестное судно. Сработала жажда наживы и вера в могущество ведовницы, мое, то есть. Мы с кормчим с высоты капитанского мостика наблюдали, как светящаяся лодка отделилась от сверкающей огнями Красотки, и взяли курс на тонущее судно. Я, не мудрствуя лукаво, сделала каждого, кто спустился в шлюпку источником света, причем сияние распространялось неравномерно, более усиливаясь спереди. Так же как и огни Красотки более освещали путь к тонущему судну. Я попросила Кашдара сопровождать исследовательскую группу, и, по возможности успокоить мага, справедливо рассудив, что если маг настоящий, то непременно должен услышать нашего подарочка.
   Опасения кормчего были совершенно напрасны. Маг настолько ослабел, от голода и жажды, что уже не имел сил для сопротивления, а может просто понимал, что это единственный путь к спасению. Здоровый детина перекинув его через плечо, спустился, а затем и поднялся по веревочной лестнице. Затем аккуратно положил у моих ног жалкий ворох грязной одежды. Так же аккуратно на корабль передали множество вещей с покинутого командой судна. Заминаясь, кормчий попросил не снимать освещения, по его словам уж больно богатая добыча, грех терять потому, как все равно на дно пойдет. Я кивнула, соглашаясь. Кашдар шелестел мне над ухом, что он, де уверен, неизвестный маг его услышал, хоть виду и не подал. Маг, а это действительно был маг, теперь я это очень хорошо чувствовала, представлял собой безвольную куклу, плотно завернутую в грязное тряпье. Волосы, паклей падали на серое, изнеможенное лицо.
  По моей просьбе мага занесли в выделенную нам каюту и положили на мою кровать. Принц с принцессой получили неоднозначный приказ не только позаботиться о маге, но и по возможности не оставлять его не на минуту одного. Кашдар должен был все объяснить и успокоить. Я же поднялась на капитанский мостик и наблюдала за снующей сюда туда шлюпкой.
   - Сата он пришел в себя. - Кемар по-кошачьи, неслышно поднялся на капитанский мостик. - Мы напоили его бульоном.
   - Откуда здесь бульон?
   - Это с запасов, что принесла Сетана, ну из пещеры.
   - Молодцы.
   - Знаю, это Сетана, она вспомнила. Я принес воды, может какая одежда есть? То тряпье, что было на нем уже ни на что не годиться. И еще, Сата, мне страшно, очень страшно. Я долго думал, ну как я жил. И знаешь, я один, совершенно один.
   - Кемар, так не бывает. Мы еще поговорим, все обсудим. Но сейчас тебе нужно идти к Сетане, Нельзя оставлять ее, и мага, вы должны быть вместе.
   - Да, тот человек, маг, сказал, что нельзя доверять никому здесь, на корабле. Может он бредил, не знаю.
   - Нет, не бредил, я тоже чувствую опасность, но она пока не обозначена, неясна. Сейчас все заняты, мародерствуют. Так что запаситесь продуктами, водой, и закройтесь на засов. Никому кроме меня не открывать. Ясно?
   - Да Сата, я все понял. - Кемар растаял в темноте.
   - Кашдар! - Мысленно позвала я подарочка. - Присмотри за детками и с магом постарайся поговорить. Любая, опасность, даже подозрение на опасность, докладывай. Хорошо?
   - Хоорроошо! - Громко прошелестело у моего правого уха. - Чего ты так боишься?
   - Если бы я знала, Кашдар, если бы я знала....
   Светало. Корабль тихо покачивался на волнах, и при этом скрипел, словно рассказывая что-то, а может, жаловался, кто знает. Утомленный ночным мародерством или грабежом, уж и не знаю как назвать эту операцию, принесшую немалый доход, экипаж мирно почивал. А на восходе уже пускал первые ростки дивный алый цветок - солнце. Сейчас эти ростки были едва заметны, но ночная тьма уже отступала, перед их пока неуловимым, но неудержимым в своей мощи буйством.
   - Оресто. - Тихо произнес маг приветствие, давно исчезнувшего народа. Он сидел на ступенях, что вели на капитанский мостик. Прислонившись к перилам и подставив бледное лицо первым утренним лучам. Прекрасный образный язык древнего народа, сохранили маги. Он лег в основу тайного языка магов высшего круга посвящения. И это приветствие служило своеобразным паролем.
   - Хортум теро. - Произнесла я ответную формулу.
   - Меня зовут Ортан. - Маг слегка наклонил голову.
  Я молчала, затягивая паузу, разглядывая его. На вид молод, что не удивительно, ведь маг высшего круга может выглядеть так, как он сам того хочет. Волосы длинные, серые, связаны на затылке. Лицо худое, бледное, с заострившимися скулами. Красивым не назовешь, но, такое раз увидев, уже не скоро забудешь. Ну, это все что мне удалось рассмотреть, поскольку, все кроме головы изящно окутывал темно серый плащ. Стоп, сказала я сама себе, Ортан!
   - Тот самый!?- Невольно вырвалось у меня.
   - Тот самый. - Он еще раз склонил голову, и улыбнулся, грустно и, пожалуй, немного лукаво. - А ты, Оллаеле, Оллаеле Саттара. Я видел тебя на каргане (собрание высших магов) в Сагоро (город на Камартане звездная система Така, пятая галактика, малонаселенная планета прекрасный климат, тайная штаб квартира высших магов) Я не мог отказать Старану, (глава каргане) мы с ним старые друзья, но присутствовал тайно, сидел за решеткой.
  (среди высших магов обращение на 'ты' норма, возможно потому, что в дреградаре , послужившем основой тайного языка, нет обращения 'вы')
  
   - Помню помню, изящные решетки закрывающие вентиляцию, а на деле, деле значит, специальные кабинки для тайных гостей. Удобно. А знаешь, Ортан, что самое забавное? Я даже не знаю, где нахожусь, но встретила давно утерянного друга, и легендарную личность, которая, к тому же, знает меня.
   - Да странные встречи нам посылает Сияющая. (одно из имен Вселенной) Лично я ей безмерно благодарен за это. - Задумчиво произнес Ортан, затем посмотрел мне в глаза и мягко, как то доверчиво, улыбнулся. - А тебе я безмерно благодарен за свободу.
   - Я рада, что смогла помочь. - Буркнула в ответ, опустив, при этом, глаза. Я и сама не понимала причин нахлынувшей вдруг неприязни. Ну не все у человека получается, ну так и сама ж не без изъянов. Мало ли людей из-за меня сгинуло. Пускай и не специально, ведь всегда хочется как лучше, а получается, как всегда.
   - Леди Сетана поведала мне о ваших поисках. Позволь сопровождать вас, позволь помочь. - Тихо попросил Ортан, он словно почувствовал мое смятение и постарался перевести разговор в другую плоскость.
   - А если я скажу, нет?
   - Я буду просто идти следом.
   - К чему такое самопожертвование?
   - Это скорее исправление ошибок. В данный момент наши цели практически идентичны.
   - А подробнее?
   - Ну скажем, мы преследуем одного и того же человека. Он ищет кое- что, что ему не принадлежит. И это кое- что находиться здесь, хотя правильнее сказать, что здесь находиться дверь. И эту дверь, по его мнению, может открыть королева Армина.
   - Подожди, дай сама догадаюсь. Венец, ты говоришь о венце Ортана! Невероятно, так он существует!? - Слова помимо моей воли буквально вылетали из моего горла.
   - Увы. - Грустно улыбнувшись, подтвердил мою догадку маг.
   - Почему, увы? Это же невероятное, уникальное творение. - Продолжала я выплескивать свой восторг.
   - Да, но оно принесло столько горя и страданий.
   - Но ведь не сам венец, а человек, который им владел. - Я быстро перебирала у голове обрывки информации, связанной с историей Венца.
   - Подожди, так Лаорон...
   - Его настоящее имя Старкар. - И как бы упреждая дальнейшие расспросы, с грустной улыбкой добавил. - Тот самый.
   - Невероятно. - Только и смогла произнести я.
   - Знаешь, что удивляет меня? - Спросил, и тут же добавил с улыбкой. - То, что ты еще не утратила способность удивляться.
   Не могу сказать, что эта улыбка растопила мое сердце, но желание хамить исчезло, я была готова для конструктивного разговора. А обсудить предстояло многое.
   Пока экипаж, убаюканный Ортаном, мирно почивал, а Красотка на всех парусах летела к берегам Армерианы, мы устроили совместный завтрак - совещание. У нас был роскошно сервированный стол, и очень вкусная еда. Скажу без обиняков, у Ортана получалось вкуснее, все, даже фирго. Было очень кстати то, что Ортан не раз плавал по этому маршруту. Конечно, сидя в клетке, но емут я доверяла больше чем кормчему. Так что у нас было достаточно времени для разработки стратегических планов. Первая задача, посадить на трон Кемара. После всех подсчетов получалось, что завтра ровно в полдень он должен вступить в храм верховного божества, который находиться в столице Армерианы городе Смерино, если он не придет, его, еще трижды будут окликать глашатае, а дальше, если последний не явиться в течении часа, настанет звездный час дяди. но это все так детали. Храм находиться на скале, как выразился принц, парящей над городом, но и это не главное. Главная проблема, с точки зрения Кемара, в том, что к храму ведет только одна дорога, и все подступы легко блокируются. Это значительно усложняет задачу.
   - Я ни на секунду не сомневаюсь, что дядя на три ряда перестрахуется. А к моему стыду я был слишком беспечен, и не обзавелся сторонниками. Мне вообще казалось, что дед будет всегда.
   - Я уже говорила, что так не бывает. Подумай хорошенько, кто из твоего окружения хорошо к тебе относился?
   - Или к кому хорошо относился ты? - Задумчиво произнес Ортан. - В конце концов, молодой человек, возле вас обязательно сформируется круг лиц, которые по тем или иным причинам не хотят видеть на троне вашего дядю. Следовательно, группа поддержки, теоретически, при любых обстоятельствах, обязательно сыщется. Конечно, еще предстоит разобраться в том, кому можно доверять. Ведь мы не знаем насколько ваш дядя успел их запугать, а возможно, и уничтожить. Но и это сейчас не главное. Принц, на службе вашего дяди имеются маги?
   - У деда были, вернее, был, один, негласно. Официально он был советником. Насколько я знаю, магия у нас не запрещена.
   - Значит есть. - Сказала я.
   - Да, но маг высшего круга едва ли ему по карману. - Задумчиво произнес Ортан.
   - А тем более два. - Подхватила Сетана.
   - Там ход есть, тайный, до самого храма. - Послышалось из-под одеяла. Я хохотала, долго, и от души. Вероятно, мой смех был весьма заразителен, поскольку охватил всех, кроме недоуменно взирающего на нас кормчего.
   - Вы посмейтесь, конечно, оно и полегчает. А то вы, все разом, как тетива скрученная, да натянутая. Это вы зазря меня сейчас-то милсдарыня опасаетесь, я ведь клятву именем богини запечатал. А в храм богини я вас отведу, и летать не нужно, так дойдем по ступеням.
   - А с чего это вы любезный черпаете свою уверенность. - Спросила я, вытирая слезы, выступившие от неуемного смеха. - Туда в первую очередь стражи понаставят. Да господин кормчий, давненько меня так не удивляли.
   - И как же вам удалось от сонных чар защититься? Да, пожалуй, и меня удивил, наш славный кормчий. - Ортан улыбался, и эта улыбка очень ему шла.
   - Есть у меня одна вещица, от волшевания защищает. - Кормчий выбрался из-под одеяла. - От деда мне досталась.
   - А что ж от моих чар не отвратила?
   - Шнурок перетерся, я ее в карман положил, а самая сила, когда возле души подвешена. А меня гордыня моя подвела, думал, что все знаю, все умею, да что там говорить, обидел видать Вегуду, вот она и послала мне испытание.
   - Так что там с ходом? Мне дед ничего такого не рассказывал, даже легенды подобные не слышал. И в хрониках упоминаний нет. - Взволновано заговорил Кемар.
   - Ваши хроники для всех мудрствуещих писаны, а я вам о великой тайне глаголю.
   - И ты решил, такую великую тайну открыть первым встречным?
   - Не так ты все понимаешь, ведовница. Ты решилась ступить на путь испытаний ведущих к дому Вегуды. Тебе я могу открыть эту тайну, а более никому.
   - А он дело говорит. - Начал рассуждать Ортан. - Принцу можно глаза завязать, если так уж важно сохранить тайну. Вы втроем в храм пойдете тайным ходом, а мы с Сетаной вместе с гостями, прибывшими на коронацию, наверх поднимемся.
   - Согласен. - Важно произнес кормчий. - И нечего меня сейчас страхами пугать, все выполню, как сказал, я именем богини клятву помощи запечатал, вдругорядь повторять не буду. - Вероятно, мое недоверие к его словам огромными буквами было написано у меня на лбу, что и возмутило невозмутимого кормчего. Ничего потерпит, я от него больше терпела.
  
  
   16
   Подземный ход представлял собою целую галерею соединенных между собой пещер. Впереди с факелом уверенно пробирался кормчий. Я шла за ним, стараясь не выпускать из виду. Это было довольно сложно, поскольку приходилось буквально тащить за руку Кемара, предупреждая о возможных препятствиях. Ему было трудно, он, то и дело спотыкался, норовя и украсить свое почти коронованное лицо ссадинами и кровоподтеками. Кормчий, очень тщательно проверил, хорошо ли наложена повязка, на глаза принца. При этом он ворчал, что принц теперь знает слишком много, для непосвященного. Я его понимаю, ведь зная город, и точку отправления, вполне можно определить, где находиться вход в подземелье, даже если идешь с завязанными глазами. Подозреваю, что мы немало пропетляли по городу, прежде чем, войти в нужную дверь. Я предложила Камдару Орму снять повязку с глаз принца на время пребывания в пещере. Как выяснилось, кормчий был страшным формалистом во всем, что касалось Вегуды, поэтому мое предложение было отвергнуто весьма категорично. Ну что ж, полагаю, дорога к трону неизгладимо запечатлеться в памяти нашей, пока не коронованной особы в болезненных синяках и ссадинах.
  Этот день был сплошное препятствие, начиная с раннего утра.
   Ортан разбудил экипаж, вернее ту часть оного, которая была необходима, чтобы, ввести Красотку, в бухту, вокруг которой раскинулась Смерино, столица Армерианы. Бухта была, вот уже несколько дней, как перекрыта наглухо. Ждали только какого-то особо важного гостя, только его видимо и разрешалось пропустить. Понадобились совместные с Ортаном усилия, дабы убедить экипажи кораблей перекрывших вход в бухту, что мы и есть те самые важные гости. А также убедить весь город, вернее ту его часть, что отвечала за порядок в порту, и пару десятков зевак, что мы тут давно стоим. Далее действие экипажа едва не послужили к нашей дальнейшей дискредитации. Все бодрствующие, за исключением кормчего, тот час же затеяли торговлю. Думаю, желая как можно быстрее сбыть с рук товар, добытый путем мародерства. Они буквально вывели из себя торговцев всех рангов, у которых жажда наживы, не на жизнь, а на смерть сражалась с желанием воочию лицезреть восхождение на престол очередного короля.
   Как же я люблю эти южные приморские города. Они словно стекают с горы, неудержимо устремляясь к морю, и останавливаются почти у кромки прибоя, словно очнувшись от безудержного желания опуститься в морские глубины. Жаль мало зелени, это вносит диссонансную ноту в весьма гармоничный пейзаж. Но любоваться пейзажем было попросту некогда. Время поджимало, как никогда. Больше всего меня удручало то, что пришлось разделиться. Не то, чтобы я не доверяла Ортану. Просто у меня было такое чувство, словно отправляю с чужим человеком собственного ребенка. За время нашего путешествия я успела здорово привязаться к маленькой принцессе. К тому же я отвечала за нее не только перед Армаксом, но и перед великим Старцем. Хотя, пожалуй, личностные симпатии были все же на первом месте. Ортан вместе с Сетаной должны были найти воспитателя Кемара. После длительных раздумий принц сумел назвать только одного человека, которому смог бы довериться, да и то с оговоркой. В оговорке значились бесчисленные детские шалости, которым он то и дело досаждал своему воспитателю. Далее нужно было уговорить придти его на коронацию, даже если он на нее ранее не собирался. Экипаж же должен был неотлучно находиться на корабле, готовый в любой момент поднять паруса на Красотке. Кормчий по цепочке передал приказ общего сбора, и сообщил недовольной команде, что без сожаления оставит в порту любого, кто покинет корабль без его позволения. Сетане, пришлось поменять форму аэрланов на длинное приличествующее моменту платье знатной девушки. Около часа я потратила на то, что бы создать истинное произведение искусства, из небесно-голубого шелка и бриллиантов. Ортан, не менее роскошно одевал будущего короля Армерианы. Довольные своим успехом, мы одновременно улыбнулись, посмотрев друг на друга. У него приятная улыбка, подумалось мне тогда. И, положа руку на сердце, я была рада, что в нашей девичьей компании появился мужчина, еще и маг к тому же. Опытный маг, подумала я вспоминая Варта, и его не желание оставлять нас с Сетаной самих. Перед лицом немыслимых трудностей и опасностей. Так он тогда сказал помниться. Надо же двадцать дней прошло, а кажется что вечность. А вот с платьем я, пожалуй, перестаралась, но переделывать не буду, уж больно красиво получилось. Зато теперь никакой стражник не усомниться, что перед ним настоящая знатная дама. Ему даже в голову не придет потребовать приглашение. Любой будет ошеломлен сиянием бриллиантов. Зевакам же все равно под плащом не видно. Надо обязательно зафиксировать формулу. При случае может пригодиться такое моментальное превращение, а еще соорудить платье попроще, так, на всякий случай. В общем, настроение с утра у меня было решительно- деловое. Проводив взглядом растворяющиеся в толпе фигуры в серых плащах, я вздохнув последовала за ворчащим кормчим. Битый час мы блуждали узкими улочками, затем нырнули в темную подворотню и подошли к почти невидимой двери. Почти невидимой это потому, что ее и дверью то нельзя было назвать, так нагромождение гнилых досок. Но на самом деле это была гениально крепкая конструкция.
   - Мы не опаздываем? - спросил Кемар, очередной раз споткнувшись. - Мы уже целую вечность слоняемся в этой кромешной тьме. Я, по крайней мере, в совершенно кромешной.
   - Ничего светлость, потерпишь, ежели вашим величеством стать желаешь. - Буркнул кормчий. Он внезапно остановился, и внимательно слушал, как бы в ожидании разрешения, предписывающего двигаться дальше. Нам же с принцем ничего не оставалось, как ждать. О чем я не преминула шепотом объяснить последнему. И вдруг все окружающее нас пространство начало рассыпаться. Рассыпаться в буквальном смысле этого слова, на атомы. Как же страшно это смотрелось. Словно карандашный набросок стирают резинкой. Только это, увы, не набросок это здания, окружающий ландшафт, люди. Вот у дородной женщины исчезают ноги, она видит это, ее лицо искажено ужасом, диким ужасом. Она кричит, беззвучным криком, ее горло уже не в состоянии поддерживать необходимую струю воздуха, тела уже нет. Только глаза наполненные ужасом, но вскоре и они исчезают, рассыпаются.... Все это время в моей голове проносились биллионы мыслей, но, ни одной рациональной. Я не знала защиты от этого оружия. Как же хорошо, что принц не видит всего этого. А Сетана и Ортан, они уже должны были быть в храме. Я же чувствовала, не хотела отпускать, надо было настоять. И тут же подумалось, а вдруг не успели, не пришли вовремя в храм. Может благодаря тому, что пошли другой дорогой, они как раз и спасутся. Мы стоим на ровной площадке, и над головой вовсю сияет солнце. Словно большая глыба масла под горячими лучами истаяла огромная скала. Тысячелетия она доминировала над этим ландшафтом, и исчезла в практически единый миг. Да что скала, еще немного, и мы тоже исчезнем, рассыплемся звездной пылью. Нас накрыло таким плотным куполом, что вырваться из под него даже мне не по силам. В отчаянии я создала огромный бункер. Эта формула прочно засела в моих мозгах благодаря множественному повторению. Но боюсь, это только замедлит агонию. Что-то громко кричал принц, судорожно дергая мою руку, не отпуская ее ни на миг. Как хорошо, что он ничего не видит, в который раз подумала я. Внимательно следил за происшедшим на удивление спокойный кормчий. Ждал, чего? Я тоже ждала. Ждала, когда снова засияет над моей головой дневное светило, когда исчезнут все краски и звуки, когда исчезну я. Я слушала как, шурша, сплетаются насмешливые секунды в плотный венок минут. Один второй, третий, и ничего, совершенно ничего не происходит.
   - Во имя Пресветлой, что происходит? - Принц, сорвал с глаз повязку, и теперь нервно озираясь, словно пытался рассмотреть, что-то, в полной темноте. - Сата, ты здесь?
   - Да, Кемар, я рядом.
   - Почему ты молчишь?
   - Нечего говорить.
   - Я так и знал, мы заблудились. - Нарочито весело произнес принц. Причем, это было утверждение, а не вопрос. - К гракхам эту коронацию, я иду с вами.
   - Не так быстро ваше почти величество. Ты выживи, сначала. - Сказал кормчий. - Думаешь, удастся схорониться? - Это уже ко мне. - Или пора просить Вегуду принять мою душу в своих чертогах и измерить праведность пути пройденного.
   - Не знаю.
   - Эй! Вы о чем!? О чем сейчас говорите? Чья погибель?
   - Наша. - Просто ответил Камдарм Орм. - Разве не слышишь, как она медленно подползает к нам, змеей всепожирающей. Как камень под ней рассыпается, так и мы рассыплемся в прах, и опадем пред троном Великой.
   - Сата, о чем он сейчас, почему прахом!? - Закричал мне в прямо ухо принц. При этом он так сжал мою руку, что мне и самой захотелось крикнуть. Но, жуткое эхо, родившееся от его вопля, заставило меня умолкнуть. А солнечный луч, пробившийся сквозь шестиметровый слой сверхпрочного бетона, так и вовсе пригнуться, поближе к земле. Крякнув, лег на пол кормчий. Именно пол, поскольку бункер это не только стены, но и пол и водоснабжение и освещение. Освещение я специально не включала. Хотела видеть, когда в конец истощиться стена. Камдар Орм лежал, закрыв глаза, его губы беззвучно шевелились. Вероятно, молился своей загадочной Вегуде. Это хорошо, нам любая помощь сейчас на вес золота, особенно если учесть, что от бункера уже осталось лишь воспоминание. Если можно считать воспоминанием ровную линию среза стен шириной в шесть метров. Я тоже легла на пол, Кемар лег возле меня, и продолжал держать меня за руку. Он уже ничего не спрашивал, просто лежал и смотрел в небо, все крепче и крепче сжимая мою руку. Боли я не чувствовала. Мысль о том, что совсем скоро я перестану быть, делало меня нечувствительной к внешним раздражителям. Даже космос, со всеми его опаснейшими излучениями и отсутствием воздуха, мое тело могло легко выдержать, просто превратившись в капсулу. И в этой капсуле я могла бы пребывать бесконечно долго. То есть, теоретически я бессмертна и могу существовать в любой среде. Но сейчас все вокруг меня просто рассыпается на атомы, а это значит, что я тоже рассыплюсь. И мое тело в виде атомов, а может и нейтрино, будут бесконечно долго блуждать Вселенной. Хотя, что тело, тело можно создать заново. А вот выдержит ли моя душа, не разлетится ли моя сущность на мелкие осколки. А еще я думала о Сетане и, как ни странно, об Ортане. Удивительно, но я всегда представляла его себе глубоким старцем с косматой седой гривой и безумным взглядом убийцы. Человек, уничтоживший свою родную планету, что может быть безумнее. Правда, когда начинаешь копать глубже, все оказывается не столь просто, но достаточно драматично, и главное гораздо интереснее. Странные мысли посещают меня перед смертью. Нет, чтобы отца вспомнить, и сестру с братом названых, да поблагодарить Вселенную за милости ниспосланные. Тьфу ты, этот кормчий своими диалектизмами даже на мою крепкую психику произвел впечатление. Хотя ниспослано мне было немало, надо сказать.
  А может еще пару бункеров, и один в один, глядишь, и не хватит силенок продолжать в том же духе. У меня бы точно не хватило. Как же я не почувствовала мага такой силищи. Ну, ну, какая бы силища у него не есть, а если выживу, то всенепременно под светлые очи старца представлю. Если это человек и маг, а если природная аномалия, но тогда почему я не о чем подобном не слышала. А может это только на этой планете бывает, а тут уж точно все, что не есть, быть может.
   - И долго вы еще так лежать собираетесь? - В голосе Ортана звучала тревога, прикрытая флером шутливости.
   Я открыла один глаз, уровень стен бункера, вернее того что от них осталось практически не изменился, с того момента как я погрузилась в предсмертную медитацию. Это хороший знак, поэтому я открыла второй глаз. Ортан уже был рядом, он быстро поставил меня на ноги и теперь энергично стряхивал пыль.
   - Хватит меня выколачивать, я не ковер.
   - Ты уверена? Лично я нет, ты так живописно покрывала этот серый цемент.
   - Что произошло? - Тяжело поднимаясь с пола, спросил кормчий.
   - Не знаю, но, боюсь у будущего короля не осталось конкурентов. Да и знати тоже значительно поубавилось. - Нарочито весело произнес Ортан.
   - Ваше величество, с вами все в порядке? - Суетился вокруг Кемара тощий старик, в богатой, но слегка великоватой ему одежде.
   - Со мной все в порядке учитель Кертос, не беспокойтесь. - Принц, вернее уже практически король, вежливо отстранил от себя суетливого старичка и настороженно посмотрел на меня. Я, конечно, вполне понимала его нервозность, неуверенность и даже страх, но в данный момент ничем помочь ему не могла. Меня хватило только на улыбку, хочется надеяться достаточно оптимистичную.
   - Мы с Сетаной немного опоздали, уговаривая почтенного господина Кертоса посетить коронацию. - Сказал Ортан, глядя как радостно вопящая Сетана бросается в мои объятия. - Что и спасло нам жизнь.
   - Право же, я просто замешкался, приводя в порядок надлежащее платье. - Смущенно оглядываясь на принца, произнес учитель.
   - Не важно, главное все вы живы и невредимы. - Сказала я, осматривая стены уже заполненные людьми. Все они рассматривали нас с превеликим любопытством.
   - Я чуть не умерла от страха, когда увидела, как тает храм и гора. Я молилась Стерегущей в пути (одно из обращений к Вселенной). Молилась, чтобы вы не успели. Было так страшно, думала сердце остановиться. - Тараторила Сетана, крепко прижимаясь ко мне. Она дрожала всем телом. Бедняжка, представляю, что ей пришлось пережить.
   - Так мы были под храмом, когда все это началось? - Спросил Кемар, стараясь говорить спокойно, как надлежит настоящему королю, дабы не порождать паники в сердцах подданных. Тьфу ты, влияние кормчего на мой язык заметно возрастает. А впрочем, какая разница, главное, как я сказала, все живы и невредимы.
   - Да, вы оказались прямо под храмом, но хвала всем богам мира остались живыми. Мы же с Сетаной и господином учителем наблюдали за этим зрелищем с галерки. Поэтому хорошо видели, как тает храм и гора.
   - Представляешь Сата, все растаяло, как мороженное на солнце. - Вставила Сетана.
   - У меня, конечно, были немного другие ощущения, но, в общем, и это сравнение вполне подходящее. Я не почувствовал магии, вот что странно.
   - Значит, мы имеем дело с оружием?
   - Значит. - Задумчиво пробормотал Ортан. - И это очень, очень плохо.
   - Да, особливо ежели, ни единого слова не понимаешь. Все здесь в волнениях, так хоть бы молвили по-человечески. - Очень в тему возмутился Камдарм Орм.
  Надо же, я и не заметила, как перешла на межгалактический.
   - Вечно приходиться за вас всю работу делать. - Прошелестело у меня в ухе. Это было так неожиданно, что я пошатнулась и чуть не плюхнулась на пятую точку.
   - А конкретнее? - Выдохнула я.
   - Справа дите невинное палочкой забавляется, погляди ка внимательней. Это и есть ваше оружие.
  Да зараза диалектизмов даже Подарочка проняла. Ортан в мгновение ока был рядом с ребенком. Люди как то посторонились и отошли. Ласково поговорив с малышом, он благодарно принял из его рук небольшую серебряную палочку и тут же вручил ему что-то в яркой обертке.
   - А тот, кто этой палочкой попользовался.... - Грустно взохнул прямо в ухо Кашдар. - Оказался очень невкусным, жаль. Надо было попробовать, сначала.
   -Во во а мы бы его поспрашивали, может чего и узнали, полезного. - Прошипела я.
   - Да не было в нем ничего полезного, только зависть, да злость. - Спокойно прошелестел подарочек.
   - Но кто-то, же ему оружие дал, с какой целью? - Уже не на шутку разозлилась я.
   - Сейчас не время, Оллаель. Нужно закончить с коронацией. - Мягко прервал меня Ортан.
   - Во дворце и поговорим. Здесь, как то, слишком много народу. Может, у кого-то еще такая палочка припрятана, кто знает. - Хриплым шепотом произнес Кемар.
   - От такого во дворце не спрячешься. - Грустно сказала Сетана. Она все еще крепко обнимала меня, словно боялась, что исчезну, стоит ей разжать руки.
   - Как же вы его короновать то собрались, у него и короны нет. Все как есть растаяло. - Резонно заявил кормчий.
   - Ну, это не самое страшное. - Сказал Ортан.
  Забавно как он быстро принял на себя командование, а у меня не возникло ни малейшего желания перехватывать инициативу. И я согласна корона, это меньшая из насущных проблем.
   - Ваше величество! Ваше величество! Как же я рад вас видеть в добром здравии. Ваш дядюшка сказал, что вы погибли во время морского путешествия. Пусть память о нем вечно останется на пути Сияющей.
   Сквозь толпу к нам пробирался мужчина. Весь такой блестящий и круглый, как колобок. Только этот колобок, в отличии от сказочного собрата имел тонкие ножки и лысую голову, буквально сияющую под полуденным солнцем.
   - Ваше величество, что же вы, право, поприветствуйте ваш народ. Народ беспокоиться, когда властитель безмолвствует. - Прошептал запыхавшийся колобок, застыв перед Кемаром в глубоком поклоне. - Простите, ваше величество, но корона пропала и мне нечего возложить на вашу августейшую голову. А без этого коронация, как бы, не совсем коронация. - Отвесил еще один поклон колобок, и застыл, словно уродливое и нелепое изваяние, увидев сверкающий бриллиантами и изумрудами венец, в моих руках. Я и сама удивилась, а Ортан лишь задорно подмигнул. Кемар как то брезгливо поморщился, мне показалось, что он даже отступил на шаг, подальше от сияющего толстяка. Но при этом поднял голову и, улыбнувшись, поприветствовал собравшийся народ.
  Церемония коронации была великолепна. Остов моего бункера, словно огромный амфитеатр, вместил массу зрителей. За весь город не поручусь, но процентов девяносто присутствовало. Принц Горор Таарс Кемар опустился на одно колено, преклонив голову, а принцесса Сетана возложила ему на голову корону. В это время солнечные лучи залили впадину и принц, вернее ужу король, в сиянии драгоценных камней поднялся с колен, и поприветствовал свой народ. Ликования народа были столь бурными, что попросту оглушали. Король повернулся к Сетане и галантно поцеловал ей руку. Принцесса изящно поклонилась, чем вызвала новый взрыв ликования. Затем наступила полная тишина и Кемар произнес речь, обещая своим поданным мудрое и справедливое правление.
  Поздним вечером, оставив изрядно клевавшую носом Сетану, под охраной короля мы с Ортаном прошлись по городу. Кормчий еще раньше отправился на корабль, напомнив в который раз, что ждет нас на рассвете.
  Ночь накрыла город плотным черным покрывалом с мириадами звезд. Неспешно одна за другой выплыли спутники планеты, и город наполнился загадочным сиянием, с густыми пятнами фиолетовых теней. Под ногами чувствовалась легкая вибрация.
   - Шторм. - Ответил на мой невысказанный вопрос Ортан. - К утру должен утихнуть. Видела, как кормчий нервничал, это он шторм учуял.
   - Знаешь, я уже жалею, что согласилась идти к Вегуде. Лаорон и так нас уже на несколько дней опережает. Я боюсь, мы можем не успеть.
   - Такие обещания никогда не даются просто так. Кто знает, что принесет нам встреча. - Задумчиво произнес Ортан, разглядывая рисунок на стене дома. Странный рисунок. На первый взгляд детские каракули, но если приглядеться внимательней, то линии начинали едва заметно двигаться. Здесь чувствовалась магия, низкого уровня, но очень позитивная. Все эти линии действовали на прохожих, посылая им легкий импульс умиротворения, счастья, довольства бытия.
   - Хорошая работа. - Улыбнувшись, сказал маг. - Заметила, там есть второй слой, рассевает внимание?
   - Ага, дом как бы исчезает с поля зрения. Что мы ищем, Ортан?
   - Ты мне скажи? Я просто гуляю.
   - Думаешь, принцу ничего не грозит? - Снова эта неясная, словно едва обозначенный на холсте мазок, тревога.
   - Он теперь король, Олла. Теперь он сам заботится, о благе народа, и о своей безопасности. - Ортан как то устало опустился на скамью. - Иначе он не будет королем.
   - Согласна. - Я опустилась рядом с ним, и с удовольствием облокотилась на невидимую мягкую спинку созданную Ортаном.
   Небольшая скала была превращена в обзорную площадку. О чем говорил низкий каменный парапет и широкие каменные скамейки, поставленные так, чтобы созерцать и любоваться городом и гаванью.
   - Красиво.
   - Согласна.
  
  
  Мы покинули гостеприимный королевский дворец на рассвете. Еще свежо было в памяти праздничное ликование толпы. Дорога во дворец, и благоухающие белые цветы, что сыпались на нас с окон домов Пиршество, что последовало после приема знати и послов. Тех, кто в силу тех или иных причин опоздал в храм и остался в живых. Человек, что быстро сориентировался в обстановке и успел организовать коронацию, был каким-то дальним родственником молодого короля, и, как ни странно, внушил мне доверие. Думаю, пост министра ему обеспечен, а может и премьер министра. Он уже отдал приказ на арест колобка, столь театрально явившегося пред светлые монаршьи очи. Как оказалось, он не менее деятельно участвовал и в операции по отправке принца к берегам Крумера.
   Обход города ничего не дал в плане расследования по факту применения оружия массового уничтожения. Никаких следов остаточной магии, никаких зацепок, словно и не было страшной трагедии. Город, ужаснувшийся гибели сограждан, тайно, порадовался юдоли знати 'пусть гракхи вечно клюют их изнеженную плоть'. Это проклятье часто срывалось из уст людей, которых мы расспрашивали. Мы с Ортаном обследовали металлическую трубку, на которую указал Кашдар, как на оружие вызвавшее распад на атомы немалого куска суши с прилегающими строениями. И пришли к весьма неутешительным выводам в плане простоты его применения. Одно было понятно, для производства требуется маг очень высокого уровня, и не менее высокого уровня технологии. Ортан сказал, что вероятность базы высокотехнической цивилизации на этой планете ровна нулю. Информация в виде сказок и легенд всегда найдет выход в народ. И моряки, в этом плане наиболее информированный народ. Следовательно, вещь импортная, и, как минимум, имеет место разовое посещение планеты космическими кораблями. Ладно, хватит строить домыслы. Вернусь, доложу отцу. Дело тянет на серьезное расследование.
   Гавань проснулась гораздо раньше нас или вообще не спала, и встретила нас по-деловому, хотя и немного суетливо. Его величество лично провожал нас со своей малочисленной свитой, на которую он то и дело косился, и при этом тихо ворчал. Его ворчание слышали только мы, и оно сводилось к следующему: 'Какого гракха мне нужна была эта корона'. Я шла молча, а вот Ортан напротив не оставлял надежды внушить ему параллель от мудрого правителя до благосостояния народа. Сетана тоже, со своей стороны, говорила о доброте и огромной ответственности правителя перед народом, за судьбу вверенной ему страны. Скажу сразу, она сама в это верила, искренне, учили будущую правительницу весьма хорошо.
   - А что скажешь ты, Сата? - Несколько задиристо спросил Кемар.
   - Что пойти с нами было бы проявлением трусости и малодушия, со стороны вашего величества. Вы выбрали более сложный путь, и я горжусь, что мне выпала честь способствовать вашему восшествию на престол. И я надеюсь, что мы и впредь останемся добрыми друзьями.
   - И вы приедете меня навестить, потом, когда отыщите маму Сетаны? - В голосе, юного короля чувствовалась горечь расставания.
   - А вот это я вам обещаю ваше величество. Возможно не все вместе, но мы обязательно навестим вас. - Я от всего сердца обняла Кемара и даже поцеловала, по-дружески в лоб.
   Роскошная королевская лодка уже ждала у причала, чтобы отвести на корабль. Я первая взошла на нее, за мной последовал Ортан, напоследок крепко пожав королевскую длань. Древний жест открытости и дружбы смотрелся очень трогательно. Сетана же просто обняла, и поцеловала Кемара, прошептав на прощанье слова дружбы. Затем резко отстранилась и запрыгнула в лодку. Юный король еще долго стоял на причале и махал нам на прощанье рукой.
   - Он сказал, что нас всегда будет ждать корабль. - Задумчиво произнес Ортан.
   - Ага, готовый к отплытию. Мне он это тоже сказал.
   - А мне, что на нем будут шелковые паруса. - Мечтательно произнесла Сетана, теснее прижавшись ко мне. При этом она куталась в теплый плащ, совсем не лишний для прохладного утра.
   - Корабль это хорошо, а то всякое может случиться, с нашим-то кормчим, лучше всегда держать ухо востро, можно получить нож в спину в самый неподходящий момент. - Проворчала я, устраиваясь удобнее.
   - Этот может, только мы ему не позволим. - Весело сказал Ортан. - Как думаете, принцесса?
   Принцесса в ответ только улыбнулась.
   - Вы только в разговорах храбрые да спорые, а как до дела, так Кашдар. - Прошелестело прямо в ухо. Ну как этому несносному подарочку вечно удается застать меня врасплох.
   - Я уж думала, ты решил остаться. - Ехидно сказала я, отмахиваясь от него как от надоедливой мухи.
   - Да я думал, только куда ж вы без меня, пропадете. - Громко нахально прошелестел подарочек.
   - Дружище, ты даже не представляешь как ты прав. Нам всем нужно быть предельно внимательными и осторожными. Верить никому нельзя, и в этом плане Кашдар, ты можешь оказать нам неоценимую помощь. - Ортан говорил это важно, я бы сказала торжественно. Но вся его патетика была столь густо припудрена иронией, что даже подарочка проняло.
   - Всему есть цена. - Прошелестел он возмущенно. Но дальше тему не развивал.
   Мы говорили на межгалактическом и было забавно наблюдать, как гребцы подсознательно напрягают слух, пытаясь уловить хоть одно знакомое слово. Дюжие парни слажено опускали весла в воду, каждым гребком приближая нас к ' Красотке'. Нам предстояло несколько часов плаванья, затем корабль останется нас ждать в какой-то тайной бухте, так сказал кормчий, а мы поднимемся в горы. Нам предстояло лично встретиться с любимой богиней Камдара Орма. Дернуло же меня за язык пообещать ему это. Впрочем, Ортан прав еще неизвестно, что принесет нам эта встреча.
  
  
   17
  
  
  Уходя в горы, я разбудила весь экипаж, включая капитана. Кормчий был против этого, но мне не хотелось оставлять их состоянии сна. Если не вернусь на корабль, они умрут. А я не уверена, что вернусь, что мы вернемся. Да и не хочу я возвращаться.
   Третий день пути был самым трудным. Мы поднялись на высоту не менее четырех километров над уровнем моря. И сейчас пробирались едва заметной тропкой покрытой снежным настом. Ортан наколдовал нам с Сетаной специальную обувь с металлическими зацепами. Но идти все равно было очень трудно. Я то и дело вспоминала свой любимый антиграв. Он управляется ногами и дает возможность парить в воздухе бесконечно долго. Ладно, сколько не поминай мед, а сладко не станет, нужно двигаться вперед.
   - Тебе не кажется, что он дорогу не знает? - Мы много разговаривали с Кашдаром в пути. Он рассказывал о своих приключениях, о людях, чьи души поглотил. Во время этих разговоров у меня всегда было ощущение прогулки в осеннем лесу на Энкастью, моей родной планете. Когда яркие краски покрывают листья, упоительно кружащие хороводы вместе с прохладным осенним ветром. В один из таких моментов он весьма четко показал мне лицо человека что отдал, вместе с оружием, приказ на уничтожение главного храма Смерино. Одно, из последних воспоминаний убийцы, теперь у меня есть хоть и эфемерная, но ниточка.
   - Он там никогда не был, Кашдар. Идет по карте или описанию, я не спрашивала.
   - Так он нас далеко заведет.
   - Уже жалеешь, что не остался?
   - Я и не собирался оставаться. Я вообще теперь к тебе привязан.
   - Ну, ты меня обрадовал, подарочек!
   - Да не бойся, мешать не буду, просто буду близко, по-другому теперь не могу. - Обиженно прошелестел Кашдар. Пожалуй, я переборщила с сарказмом.
   - Не обижайся, на самом деле я очень рада, что ты с нами, со мной. Мы еще с тобой отправимся к далеким берегам в океане Вселенной. Познакомлю тебя с Эрторе, думаю, вы друг другу понравитесь.
   - А кто он? - Сменил гнев на милость Кашдар.
   - Бортовой компьютер.
   - Я не знаю кто такой бортовой компьютер.
   - Вот познакомишься, и узнаешь.
   Вскрик, и Сетана полетела, вниз, не удержавшись на узком карнизе. Хвала Стерегущей в пути, Ортан сумел ловко подхватить ее силовым полем, своеобразным страховочным канатом. Что-то я совсем расслабилась, иду, словно на прогулке, с Кашдаром болтаю. Сама не заметила, как переложила все обязанности по охране и обеспечению, на Ортана. Давненько со мною подобного не случалось, да и не случалось вовсе, разве что в глубоком детстве. Сама себя не узнаю, неспроста все это, может чары. Ортан подтянул Сетану на карниз, и как то странно посмотрел на меня. Я так и не поняла, чего было больше в этом взгляде, теплоты, понимания, или искренней симпатии. А может назвать все это одним словом и принять как должное. Нет, это невозможно, мы знакомы всего несколько дней. И, в конце концов, ветер снег в лицо глаза слезятся, чего только не померещиться в ранних сумерках. Я подошла к Сетане и помогла ей отряхнуть снег с плаща, сказала несколько ободрительных слов, и, мысленно пообещала себе больше не спускать с нее глаз. Кормчий все это время нервно топтался на месте, но молчал. Я же, нарочито громко сказала, что пора искать место для привала. Неожиданно для себя я отметила, что впереди на тропе начинает проявляться силуэт. Сначала призрачный, словно сотканный из хоровода снежинок, очень быстро приобрел четкие очертания, и ступил нам на встречу.
   - Приветствую вас путники, на пороге чертогов Вегуды Справедливой. - Голос, хоть и тихий, но глубокий, с легкой хрипотцой, завораживал. Легкий поклон в нашу сторону, как дань гостеприимства, и, отрывисто, словно брошенный снежок. - Следуйте за мной.
   И мы последовали. Все оказалось гораздо проще, чем я ожидала. Узкая щель входа в пещеру. Блуждание каменным лабиринтом, очень простым. Забавно было наблюдать, как наш провожатый наматывает круги, долго и старательно, пытаясь внушить невероятную сложность пути к Вегуде. На Кормчего кажется подействовало. Его грубоватое лицо светилось от благоволения, или мне показалось, в лабиринте темно. Выйдя из пещеры, мы еще долго спускались узкой тропинкой в долину, зажатую меж двух скал. Небо было чистое, засеянное мириадами звезд. Взошли обе луны и залили все пространство призрачным, серебристо-малиновым светом. И речку, бегущую меж валунов, у нее был такой звонкий голос как у веселой сельской певуньи. И густые заросли деревьев на ее берегах, и странное сооружение из белых камней на высокм мысе. На Пайре галерея Радклифа, с удовольствием выложила бы за подобный пейзаж немало сотен тысяч тестолов. Но до Пайры, как и до галереи, еще топать и топать. В который раз, мысленно помянув кормчего недобрым словом, я, оглядев нашу группу и удостоверившись, что все в порядке продолжила спуск.
   - Сетана, ты как? - Спросила я тихо.
  Девушка шла впереди, и я по ее движениям видела, как она устала.
   - Выдержу. - Выдохнула Сетана одно единственное слово.
   Да выдержит, я нисколько не сомневалась, она хорошая девочка. Меня удивляло другое. Она очень спокойно восприняла наше посещение Вегуды. Я даже Ортану предложила продолжать путь самому и не ждать меня. Самому догнать Лаорона, или Старкара, как там его зовут на самом деле. Предлагала им отправиться вдвоем с Сетаной. Это ж надо насколько я доверилась едва знакомому человеку с весьма скандальной репутацией. Но они отказались, весьма решительно, надо заметить. И оставалось лишь гадать, что же принесет нам встреча с неведомой грозной богиней. Спуск завершился, и теперь мы ступали хорошо вымощенной дорожкой, проложенной вдоль горной реки. Снова пещера, но тут уже чувствовалось дыхание жизни и домашний уют. Все чисто, пол ровный, никаких острых камней. В общем, по-хозяйски, и со вкусом. Дальше за массивной деревянной резной дверью, вполне обычный коридор, и комната, вернее несколько комнат с удобными кроватями. Имелся и туалет, наш проводник объяснил нам правила пользования. Имелась и душевая кабинка, и пушистые полотенца, и хорошо накрытый стол. Проводник, пожелав нам спокойной ночи, напомнил, что аудиенция состоится завтра, а пока мы можем умыться с дороги, поесть и хорошенько отдохнуть. Чем мы и не преминули воспользоваться, особенно душем, мужчинам долго пришлось дожидаться своей очереди. Очень забавно было наблюдать за кормчим, за его реакцией на все эти блага цивилизации. Ему стоило немалого труда сходить в туалет прямо около кровати.
   - Негоже это в горнице оправляться, да еще и в чертогах самой Вегуды. - То и дело повторял он, не решаясь войти в туалетную комнату.
   Не знаю как, но Ортан уговорил Камдара Орма посетить туалет и душ. И как результат полный восторг от всех этих благ цивилизации. Кормчий как ребенок, получивший волшебную игрушку, то и дело заходил помыть руки, при этом замирал, любуясь переливами мыльных пузырей, и спускал воду в туалете. Меня же эти блага цивилизации только насторожили.
   Я уже дремала, когда кто-то вошел в комнату, и склонился надо мной. Я открыла глаза. Рядом с кроватью стояла женщина, с ног до головы закутанная в легкое покрывало. Убедившись, что я проснулась, она показала мне знак молчания, затем, 'следуй за мной'. Подобные знаки использовали спецподразделения войск Совета. Впрочем, эти знаки довольно распространены и среди мирных граждан, так что выводы делать рано. Но знаки, и санузел, вкупе, уже говорят о многом. Женщина привела меня в небольшую комнату с мягкой мебелью и обилием подушек. Удобно устроившись, она указала мне на диванчик напротив. Некоторое время весьма внимательно меня разглядывала, затем вздохнула и сняла с головы покрывало.
   Я смеялась, долго. Этот смех был, на грани истерики. Из глаз выступили слезы, а я все никак не могла успокоится.
   - Не вижу ничего смешного. - Словно раздраженная кошка фыркнула женщина. Мой самый закадычный враг, на протяжении уже не одного столетия. - Я думала ты обрадуешься, все-таки знакомый человек, а ты тут истерики закатываешь.
   - Ты не поверишь, уже третий, третий знакомый. Или второй. Потому что второй знал меня. А я его не знала, только слышала. - Говорила я, вытирая слезы. - И знаешь, что самое смешное Вергада? Я даже не знаю, где нахожусь.
   - Давай выпьем. - Предложила Вергада Дегуна, а я знала ее именно под этим именем, и улыбнулась, заговорщически.
   - А давай. - Согласилась я.
   - Так это ты Вегуда? - Спросила я после того как на столе появилась третья бутылка вина, местного, если судить по запыленности и отсутствию этикеток. И закончились обычные застольные разборки, ты как и, а ты помнишь.
   - Нет, не я. - Глядя на меня сквозь вино в высоком бокале, и слегка растягивая слова произнесла Вергада. - Но я за нее.
   - Объясни.
   - Помнишь тот прием на Пайре, где ты, со злости наложила на меня свою 'личину'?
   - Смутно.
   - Значит не помнишь. Ну и ладно. Знаешь, я тут многое передумала, благо времени в избытке.
   - Да? И к какому же выводу ты пришла?
   - Что для тебя, я не существую..... А еще, что такой дурры во всех пяти галактиках не сыскать.
   - Конструктивно.
   - Издеваешься? - Как то грустно подытожила Вергада.
   - Вергада, а ты что обо мне постоянно думаешь? - Вопросом на вопрос ответила я. За время нашего в Вергадой знакомства ее заморочки и постоянные придирки надоели до зеленых треухов ( аналог до чертиков). Каждый прием, а встречались мы только на подобных мероприятиях, и то если мне не удавалось найти подходящую причину для отказа, заканчивался скандалом с истериками. Чего хотела Вергада, так и осталось для меня загадкой. И разгадывать эту загадку не хотелось даже сейчас. Вергада была дочерью главы Совета Пайры Омлоса Дегуна, что давало ей право, так она считала, на некоторую фамильярность в общении со мною. Не то, чтобы это меня устраивало, но дискутировать на эту тему с Вергадой весьма сомнительное удовольствие.
   - Раньше, да. Но последние лед десять, очень редко, и с грустью. Сейчас я понимаю что дико тебе завидовала. Эта зависть съедала меня без остатка. Как же я мучилась, тебе даже в страшном сне такое не приснилось бы. Представляю, как тебе это все надоело. Мои вечные склоки, наговоры, скандалы.
   - Ты про подставы забыла.
   - Было, что уж тут, поделаешь, прости, если сможешь, конечно.
   - Я подумаю. Так что там с тем приемом?
   - Я уже и сама не помню, что такого тебе наговорила, но разозлила, сильно. Настолько, что ты наложила на меня заклятие.
   - Личины, дальше? - Велеречивость Дегады начинала меня раздражать, невзирая на количество выпитого.
   - Не поверишь, но я была счастлива. Ты сразу исчезла, а мне достались все возможные почести, комплименты, льстивое нашептывание. В общем весь комплект внимания, который, как мне казалось, ты вечно у меня отбираешь. Глупо, знаю, отца жалко. При всем огромном объеме работы и ответственности еще и мои выкрутасы терпеть. - Вергада налила себе, и мне плеснула, выпила и продолжила. - В какой-то момент возле меня появился суперкрасавец.
   - Я фыркнула.
   - Нет, действительно. Высокий, мускулатура даже сквозь одежду видна, волосы до плеч светлые, волнистые. Глаза темно-синие, как озера в Сиратонской долине. - Судя по легкому придыханию в конце каждой фразы, барышню так и не отпустило. В смысле чувство, глубокое.
   - А зовут этого красавца Сердон Стеб.
   - Ты с ним знакома?
   - Нет, не доводилось, просто вспомнила кое-что. Продолжай.
  Вергада посмотрела не меня, как то подозрительно, но комментарий не последовало, и она продолжила рассказ.
   - Да ты права, это был Сердон Стеб. Я не знаю, что ты там о нем слышала, захочешь, сама расскажешь. Это был волшебный вечер. Мы танцевали и танцевали, за спиной я постоянно слышала шепоток восхищения. Я буквально купалась в нем. Сердон нашептывал мне комплименты. Сначала украдкой, едва касаясь щекой моих волос, затем его губы коснулись моей шеи, он обнимал меня все крепче, а его голос растекался по моей душе сладкой патокой. Где то, на задворках моего затуманенного сознания, время от времени проскальзывало сомнение в правильности моего поведения. Но тщетно, меня несло как корабль с поднятыми парусами в бурю, и не было никакой возможности их свернуть, и выровнять курс. Да. - Вергада, отсалютовав мне бокалом, буквально вылила себе в рот его содержимое. - Я знаю о чем говорю. Я смотрела буре в глаза, и слышала хлопанье оборванных парусов. И меня несло как этот корабль, очарованную темными омутами глаз.
   - Вергада, да тебе любовные романы писать надо. - Не выдержала я.
   - Уже написала, десять, вернусь домой издам. - Буркнула Вергада. - Ладно, не перебивай, слушай дальше.
   - Только без патетики, если можно.
   - Это уж как получится. А ты не изменилась, такая же зануда.
   - Просто не люблю любовных романов.
   - Твои проблемы. - Бросила короткий смешок Вергада, и продолжила. - Идиллия длилась десять дней, ровно столько, сколько держалась 'личина'. Ты бы видела глаза Сердона, узревшего меня настоящую. Выражение его лица вообще описать не берусь. Кажется я не уродлива. Может и не красавица, но вполне нормальный человек. Но он смотрел так, как будто увидел граппу (земноводное, размером с кошку, покрыто наростами и шипами. 'Страшнее граппы' идиома, устоявшееся выражение обозначающего крайнюю степень уродства) в своей кровати. К тому времени мы уже давно покинули пределы Совета, и держали курс на тедрол Фрико, где Сердон должен был 'сбросить груз'. Он очень спешил, но тем не менее потратил несколько дней, чтобы выбросить меня на ближайшей планете, обругав при этом, щедро используя нецензурную лексику. Некоторые идиомы я вообще слышала впервые. - Короткий смешок. - Ну что, я достаточно кратко изложила?
   - И как ему удалось склонить тебя к побегу из родительского дома?
   - Легко. Но рассказывать не буду, тебя замутит от эпитетов и метафор.
   - Пожалуй соглашусь, меня уже мутит от наших обильных возлияний. Ты хоть бы закусь какую выставила.
   - Обойдешься. Я знаю что еда тебе не очень то и нужна.
   - Да, я смотрю ты и вправду интересовалась моей жизнью. Еда, это да,
  но я говорю о закуске, разницу чувствуешь?
   - Ну ты же можешь, что-то наколдовать, так не хочется топать на кухню, а Крекке спит. - Умоляющие нотки в голосе Вергады были с едким пьяным привкусом.
   - Да, не так уж и много ты знаешь.
   - Это ты о чем?
   - Моя магическая стряпня почище любой отравы будет. Ладно, уже никто не колдует, и никуда не идет. - Заявила я, и вывела алкоголь из организма. Хорошего понемножку. Никогда не нравилось состояние алкогольного опьянения. Но так хотелось скинуть с себя нудное не покидающее меня ни на минуту чувство тревоги, хоть на короткое время. Вот только, напившись я почувствовала его еще более остро. Крек, побери все это приключение.
   - Ол, с тобой все в порядке? Помощь нужна? - Голос Ортана легким ветерком коснулся моего сознания.
   - Все в порядке, отдыхайте. - Отправила я ветерок назад.
   - Ты сказала Фрико? Точно помнишь?
   - Леди Оллаеле, я конечно придурошная, что неоднократно вам доказывала, но это касается только вашей великолепной персоны. Во всем остальном мои мозги вполне нормально работают.
   - Ну не во всем, если взять во внимание Сердона Стеба.
   - Тут я тоже из-за тебя пострадала. Без 'личины' наш достопочтимый зейд никогда не осчастливил бы меня своим вниманием.
   - Ладно, принимается.
   - Он говорил со своим помощником. Вернее помощник выговаривал ему за внеплановую остановку на Пайре. - Моя правая бровь поползла вверх. Вергада улыбнулась. - Да, я подслушивала, ну и что. Услышала свое, прости, твое имя, и не могла удержаться. В общем, у них был срочный груз. Этот груз должен был быть доставлен на Фрико. За невыполнение или опоздание была предусмотрена крупная неустойка. Ну это так в нескольких словах. В этом контексте и прозвучало данное название. Но больше ничего не знаю. В последующие полчаса, Сердон увидел мою истинную физиономию, разразился нецензурной лексикой в неимоверном количестве, и невзирая на не менее вычурную фразеологию помощника, сделал крюк и высадил меня на Фаруду. Да знаю, пишу, саму иногда тошнит.
   - Да ладно, на самом деле твои эпитеты и метафоры выразительны, и весьма забавны. Что касается тедрола, то теперь его местонахождение можно вычислить, или хотя бы попытаться вычислить. А вот Сердон Стеб полег в неравном бою, как и вся его команда. - Да зря я это сказала, вон, у глазах Вергады уже заплескались целые озера слез. - И не надо на меня так смотреть. Я к этому никакого касательства не имею. Просто расследовала дело, и корабль проходил как улика.
   - Но почему? - Сквозь слезы, только и смогла произнести Вергада.
   - Корабль обнаружил патруль. Без единого повреждения, с мертвой командой на борту. Причины их гибели пока не установлены. Идет следствие.
   - Идет следствие. И это все, что ты можешь сказать...он умер, и только идет следствие.
  Я села рядом с моим закадычным врагом. Обняла, и тихо укачивала, как маленькую девочку, потерявшую свою любимую куклу. По сути она и была маленькой девочкой. Насколько я помню, ее мать пропала во время путешествия, еще до того как девочка вышла из младенческого возраста. Вечно занятый отец окружил ее няньками, гувернантками и учителями, рассудив, что этого вполне достаточно для жизни девочки. Точно так же как и роскошных нарядов и балов, для девушки. Вот и выросла девочка недолюбленой. Я с благодарностью вспомнила своего самого любимого отца, который всегда находил для меня время. Помню как после какого-то детского фильма я решила что моя кукла тоже умеет летать. Взобравшись на самую высокую башню нашего дома на Энкастью, я выпустила ее из рук и стала ждать когда она налетается. Я ждала долго, но кукла так и не вернулась ко мне. Вся в слезах я побежала к отцу. Я попала на заседание совета Старейшин. Помню отец, улыбнувшись, сказал что небольшое внеплановое выступление юной леди было весьма кстати, но будет мне весьма благодарен если я сейчас пойду и подожду его в своей комнате. Он пришел и мы вдвоем отправились на поиски куклы. Кукла была благополучно найдена. Я получила утешение и, весьма четкие инструкции по кукольным полетам.
   - Да ладно, ты не думай, я и влюбится, то толком не успела, просто как то это все неправильно. - Сказала девушка вытирая слезы.
   - А ты случайно, не знаешь, что за груз он должен был доставить?
   Вергада посмотрела на меня и рассмеялась. Это был хороший смех, поэтому я тоже улыбнулась.
   - Я не знаю, что они везли. Как ты понимаешь моя голова была занята другим. Но это что-то не было большим. Мне разрешалось бродить повсюду, и я с уверенностью могу сказать, что корабль шел пустым, и на максимальной скорости. Я понимаю ты можешь не верить моим суждениям, и я это заслужила. Все знают меня как неуравновешенную истеричку. На самом деле я вполне успешно руководила несколькими торговыми компаниями. Так что о перевозке грузов я знаю не понаслышке, поверь. И какого я перед тобой оправдываюсь. - Зло подытожила Ввергала, и влила в себя еще один бокал вина.
   - Не обижайся. Тут так все запутано. Я все время чувствую, что опаздываю, и при этом не знаю куда. Так что взять тебя с собой я не могу. Но буду помнить, где ты и заберу при малейшей возможности.
   - Я и не прошу. Я обещала Вегуде, что дождусь ее здесь. И буду ждать.
  Ты главное отцу расскажи. Скажи, что вернусь, что прошу прощения, что люблю его. Лет этак через пятьдесят.
  - Что ж, еще пару лет могу спокойно посещать официальные приемы. - Улыбнулась я и встала, желая закончить разговор. И уже на пороге вспомнила о кое каких событиях касающихся непосредственно Вергады. - Кстати, твой отец женился, у тебя есть брат.
  Мы еще поболтали, минуту другую и раскланялись. Остаток ночи я провела анализируя ситуацию, на основе всех известных мне фактов. От Вергады, как всегда, никакого толку, и больная голова, с похмелья. Это ж надо проболтать полночи и, никакой полезной информации. Незаметно для себя самой, я уснула.
   Я предстала пред светлым ликом богини последней. В круге, едва обозначенном узором каменного пола. В призрачных потоках неизвестно откуда струящегося света. Напротив меня Вергада, в кресле на небольшом возвышении из нетесаного камня, неподвижна с отсутствующим взглядом, словно тряпичная кукла.
   - Я рада тебе, дитя Вселенной. - Произнесла Вергада торжественно. Ее губы двигались, но голос, этот голос был не ее. Впрочем что тут удивительного, ведь мне вчера четко дали понять что Вергада лишь своеобразный ретранслятор, и только. Вероятно она и сама не слышит и не помнит, что произносила.
   - Приветствую тебя Вегуда. - Я склонила голову в знак уважения. А вот интересно она меня видит?
   - Ты хочешь меня о чем-то спросить, или у тебя есть ко мне просьба?
   - Ни то, ни другое, богиня. Прости, не знаю как к тебе обращаться.
   - Просто, по имени.
   - Я пришла сюда потому, что дала обещание.
   - Да, Камдарм Орм мне все рассказал весьма подробно. Он полон раскаянья, и понесет наказание, если тебе это интересно.
   - Нет. Пустое.
   - Он и вправду сильно обидел.
   - Обида, смешное слово, и смешное чувство. Он просто хотел посадить меня в клетку, у них здесь обычай такой. А потом просто убить, опять же обычай. За что обижаться? Это его мир. Но я дала обещание.
   - Хорошо, я поняла. Пообещай мне выполнить мою просьбу и я укажу тебе самую короткую дорогу.
   - И мне не придется возвращаться на корабль раскаявшегося в своих грехах кормчего?
   - Нет.
   - И это не задержит меня в дороге больше чем на один день?
   - Да.
   - И это очень опасно?
   - Не для тебя.
   - А для моих спутников?
   - Нет, если ты будешь рядом.
   - Тогда я согласна.
  
   18
  
  И снова древняя дорога стелиться нам под ноги. Вокруг нас привычный полумрак, полное отсутствие пыли и звуков. Если не считать шороха издаваемого Подарочком. Впрочем его комментарии весьма забавны.
  
  Мы идем быстро, почти не разговаривая, делая иногда по сорок километров в день. Это придел Сетаны. Бедная девочка падает как подкошенная и сразу засыпает, даже на коротких остановках. Ест неохотно, долго мусолит ложкой, ковыряясь в тарелке. Ее уже не радует даже сладкое. Только фирго она глотает литрами. Но на наше с Ортаном предложение замедлить темп, однозначно отвечает отказом. Иногда, пытаясь хоть как то поднять девушке настроение мы подначиваем ее на тему предсказания Вегуды. Она обещает рассказать свое в обмен на наше. Самое интересное, что при этом мы, не сговариваясь молчим. Мне Вегуда тоже поведала информацию весьма личностного характера. И делиться этой информацией мне не хочется ни с кем. Странная богиня и весьма странная, или лучше сказать, загадочная.
   Камдарм Орм даже не попрощался. Он первым пошел на собеседование и больше его никто не видел. Вергада тоже не пришла пожелать мне счастливой дороги. После аудиенции я покинула пещеру, воспользовавшись единственным, открытым каменным проходом, что вел в небольшую комнату где меня уже ждали Ортан с Сетаной, тут же лежали их рюкзаки. Едва я вошла, как часть стены отъехала в сторону, и нам ничего не оставалось как шагнуть в рассеянный свет древней дороги.
   Сегодня Ортан смастерил весьма качественную иллюзию костра, я сделала шезлонги, романтично. Сетана запинаясь попросила кровать. Как же я раньше не подумала, на удобной кровати девочка отдохнет гораздо лучше.
   - Нам нужно поговорить. - Ортан посмотрел на Сетану, как бы желая удостоверившись что девушка спит.
   Я фыркнула, но промолчала. Как же кто-то решился на откровения. Да давно надо было поговорить, еще когда в дорогу напросился. Но это не важно, как гласит народная мудрость, лучше поздно, чем никогда.
   - Твой скепсис мне понятен, но поверь, когда тебя предают, и недруги, и друзья ты становишься очень недоверчивым.
   - Извини Ортан, я не хотела тебя обидеть.
   - А ты и не обидела, просто объясняю, почему так долго молчал. Ты ведь, наверняка слышала о Старкаре. Это закрытая информация, но тебе по статусу положено знать подобные вещи.
   - Да я читала о империи, созданной на западных рубежах Совета. Старкар преуспел в собирании планет, да что там говорить даже планетных систем. Для устрашения соседей, и собственных подданных, было уничтожено несколько весьма перспективных планет, и кажется одну планетную систему. Как ему удалось создать оружие подобной силы до сих пор остается загадкой. На расследование мощи невесть откуда взявшегося агрессивного соседа были брошены лучшие силы, заметь Ортан, я практически цитирую секретный отчет. В общем, все как всегда разведка, спецназ, десант. Но вдруг все закончилось. Старкар исчез, достойные приемники передрались, но взять власть так никому и не удалось. Стремительность распада новоявленной империи была подобна вспышке сверхновой.
   - Это тоже цитата с отчета?
   - Нет, это моя собственная, и весьма вольная интерпретация оного. Кстати эта информация есть и в школьных учебниках некоторых планет, правда весьма расплывчато, несколько известных фактов и мораль.
   - Ну что ж, мораль в этом вопросе очень важна. Твой рассказ весьма сжат, но в общем все правильно. А оружие.... - Ортан с шумом вдохнул в себя воздух. - Оружие это прибор созданный мной для ноль переноса, человека в любую точку Вселенной.
   - Венец Ортана. - Выдохнула я.
   - Наверное я должен чувствовать гордость.
   - Так это правда, что из-за венца погибла твоя родная планета? - Не удержалась я от вопроса.
   - К сожалению.... Но это долгая история, расскажу под настроение.
   - Подожди, я думала что венец, как то косвенно послужил причиной гибли твоей планеты, а выходит....
   - Это его побочное действие. Я не хотел, нечаянно получилось, но Старкар использовал именно эту особенность венца. И, к несчастью, он хорошо знает как управлять этой разрушительной силой.
   - То есть ты не знаешь?
   - Все же это мой прибор. Не поверишь я создал его, чтобы отыскать свою утраченную любовь. Вложил в него все знания всю душу. - И добавил как то грустно. - Конечно, я знаю как им управлять.
   - Ты забрал у Старкара венец, и тем самым способствовал распаду империи? - Вдруг нашло на меня озарение.
   - По сути, да. Можно сказать я способствовал как ее рождению, так и ее гибели. - Ортан сделал глубокий вдох, словно перед прыжком в холодную воду, и продолжил. - Дело в том, что Старкар мой ученик. Да, да, и очень способный ученик, пожалуй даже способнее учителя. Но его магический дар ничтожен перед его честолюбием и жаждой власти. Я слишком поздно это понял. Сперва думал, что это просто болезнь роста. А потом он просто научился скрывать свой нрав. В общем, когда Старкар украл у меня Венец, я наконец прозрел. Ну не глупец, а? Тогда мне удалось не только забрать Венец, но и самого Старкара запереть на планете где никогда не садятся космические корабли. Я воспользовался Нитями Вселенной. Выбрал самую нехоженую тропу. И закрыл дверь с его стороны, но это не помогло. Сестра Армины открыла дверь, и выпустила зло. Представляю какой яд влил он в ее душу. Она и так не образец добродетели, но отдать ему на растерзание сестру.... Старкар нашел достойную подружку.
   - Ты путешествуешь по Нитях Вселенной? То есть являешься носителем гена Сартри?
   - Полным, оба мох родителя были носителями.
   - А это имеет какое-то значение?
   - В данном случае, да. Я спрятал Венец, в туар ми карт, меж двух миров. Открыть эту дверь и пройти по этой нити может лишь полный носитель гена Сартри.
   - Как ты?
   - Как я , или как Сетана.
   - Сетана? То есть и король и королева являются носителями, только половинчатыми?
   - Армина, да, а вот Армакс, не знаю, может и полный. У Сетаны потрясающие способности. Хорошо, что Тетушка об этом не знает а значит и Старкар. Знание о нитях Вселенной уже давно являются тайной служителей Сартри. Их осталось очень мало, но они есть и обладают немалым могуществом. Люди вообще очень любят тайны, ты не находишь?
   - Да есть такое. Так значит что мы имеем. Ты спрятал венец между двумя точками нитей Вселенной. Вход находиться на этой планете, в затопленной пирамиде - Туар ми карт. И теперь Старкар хочет вернуть венец. А где выход?
   - Ты не поверишь! - Хохотнул Ортан, но как то густно, я бы даже сказала саркастично..
   - Артикс? - Снишло на меня озарение. - И выход из тюрьмы Старкара там же?
   - В точку. Это моя ошибка, признаю. Мне показалось очень забавным оставить один единственный проход, который находиться под хорошо охраняемым королевским дворцом. Причем проход в одну сторону. Я даже и подумать не мог что появиться королева со злобной сестрой близнецом, ее полным антиподом.
   - И эта сестрица будет шастать везде где ей вздумается? Подожди, так выход с Туар ми карт, тоже там же?
   - В том то и дело, что нет. Под дворцом так, просто периферийный полустанок. И вот это меня очень более всего страшит.
   - А подробнее?
   - Ты слышала о Хануате?
   - Я там бывала.
   - Ну да изумруды, как же я забыл? - Ортан улыбнулся, хорошо так улыбнулся, искренне. - Прости, просто, я подумал что тебе очень пойдут изумруды.
   - Итак, город на побережье, большого залива, высокие скалы, белый песок пляжей. И что? - Мое негодование буквально растаяла под его улыбкой.
   - Туар ми карт находится прямо под Хануатой. В толще скалы. И вот теперь представь что сделает мой ученик, окажись в его руках венец.
   - Он уничтожит Хануату. - Выдохнула я, представляя себе масштаб возможного разрушения. Все правильно, ему нет смысла возвращаться назад, очень долго и хлопотно.
   - А вы хоть знаете, что тащитесь прямо в зубы дракону. - Зашелестели в моем ухе сухие листья. Нет ну надо же, вечно он меня врасплох застает, который раз я подпрыгивала от неожиданности.
   - Дракон? - Бровь Ортана удивленно поползла вверх. - Но тебя Сата это не удивляет. Или я ошибаюсь.
   - Тише вы, девочку разбудите. И далеко он, этот дракон?
   - Завтра к вечеру дойдете. - Прошелестел Подарок. - А ты кого решила ему скормить чаровника или принцессу?
   - Тебя, чтобы не пугал меня своим шелестом. Ортан, мне не хотелось вам говорить раньше времени, но я несу послание Вегуды, тому самому дракону. За это она и путь указала, и дверь открыла.
   - Ага, чтобы дракона накормить. - Возмущенно шелестел Кашдар.
   - Кашдар, не переживай ты так, все-таки рядом с тобой маги, и не самые слабые.
   - Ортан, он же не за нас, за себя переживает. Мы с ним связаны, и если меня дракон сожрет, то бедный Подарочек там и останется, около моих бренных останков, в виде драконьих фекалий.
   - Вот оно что, а я-то думал кашты способны испытывать хоть какие-то чувства кроме страха и голода. - Высокомерно и пренебрежительно произнес Ортан. А в его глазах плескались озорные бесенята.
   Как мне показалось, раздавшийся вслед за этим шелест был полон смущения.
  - Это не просто дракон, это аргорд, и там его кладка.
   Вот это была новость!
   - Кашдар, а ты уверен, что это аргорд? - Вкрадчиво поинтересовался Ортан.
   - Откуда ты знаешь, что это именно аргорд?
   Мой вопрос прозвучал практически одновременно с вопросом Ортана.
   - А что ж вы про кладку не спрашиваете? - Ехидно прошелестел Подарочек.
   - До этого тоже дойдет. Так откуда?
   - Шакрас, мы вместе с ним уже были здесь, давно, тогда и аргорд был другой. Тот весь черный был, а этот серебряный с черными подпалинами. Мне еще тогда Шакрас сказал, что аргорды это тайна Вселенной.
   - Да, тайна это хорошо. Хотя, здается мне, для серебряного кашта, того, что в черных подпалинах, мы уже давно не тайна. По этому поводу предлагаю выпить. - Сказал Ортан, доставая пыльную и облепленную паутиной бутылку из воздуха. - Таринское, двадцатилетней выдержки. Формулу разрабатывал будучи сильно под хмельком, вдохновенный неимоверной жаждой. Получилось, ну в общем сама оценишь. Столик, возник целиком, вместе с горящими свечами, и двумя прозрачными бокалами, на тонких ножках. Вино было великолепно. Тонкий аромат купающегося в лучах теплого солнца винограда, едва уловимые нотки горячего ветра прилетевшего с далеких земель, и горьковатой травы, растущей рядом, на склоне холма. Запахи удивительной Тарины, купающейся в лучах щедрой звезды.
   - Все хотела спросить, как ты оказался в той клетке? Если тебе неприятно, то можешь не отвечать. Просто, ну не знаю, как то все это не вяжется. А еще, откуда Старкар знает где искать венец. Он идет так уверенно, словно был здесь.
   Ортан молчал пристально разглядывая свой бокал.
   - Ты можешь не отвечать, сейчас. Я понимаю иногда очень сложно объяснить, даже очевидное. А иногда просто не хочется обсуждать, кажется, что даже язык поворачивается с трудом.
   Ортан опустил бокал, и теперь так же внимательно разглядывал меня. Наши глаза встретились, и жидкий огонь побежал по всему моему телу. Наверное я покраснела.
   - Какой же вы в сущности ребенок леди Оллаэль. - В голосе Ортана появилась ласковая хрипотца, по-другому я просто не могу это описать.
   - Видимо очень любопытный. - Я смутилась, что было мне совершенно не характерно.
   - Это хорошо.... - Улыбнулся Ортан. - Я, конечно расскажу, не сейчас, позже. Знаешь, что обидно, это все моя вина, я о том что сейчас происходит. Я заслужил эту клетку, каждый год проведенный в ней заслужил. Обо мне рассказывают страшные вещи, но поверь, я гораздо хуже. Сияющая подарила мне могущество, а я, оказался всего лишь человеком, одержимым манией величия. Если бы ты знала столько ошибок я наделал. Прошло столько лет, а старые грехи все не отпускают меня. А ведь надеялся, что больше из-за меня никто не пострадает.
   Горькая складка очертила губы мага. Резким движением он влил себе в рот остатки вина, и опустив голову.
   - Ну и чего пристала к человеку. Ему и так плохо. - Тихо зашелестело возле моего уха.
   Вот вредный Кашдар вечно подкрадывается незаметно. Но он прав, хватит расспросов, скоро утро. Мне вдруг ужасно захотелось прикоснутся к его лицу, погладить серые волосы, связанные в небрежный хвост. Что за глупые мысли приходят в голову после бессонной ночи и бутылки таринского. Почувствовала пристальный взгляд Ортана, только не хватало чтобы он прочитал мои мысли. Я подняла голову и наши взгляды встретились.
   - Что уже утро? Пора вставать? Я так здорово выспалась. Надо было давно попросить у вас кровать. - Бормотала Сетана потягиваясь.
  Оцепенение спало. Ортан занялся завтраком, и фирго. Я поднялась, сделала несколько упражнений. Подумала, что надо брать себя в руки. Впереди длинная дорога, на носу встреча с драконом, кстати нужно Сетану предупредить. Ну нельзя так реагировать на мага. Но, надо признаться за те многие годы, что я топчу дороги Сияющей, первый раз ощущаю нечто подобное, и это чертовски приятно. Словно легкий утренний ветер с моря. Краем взгляда поймала взгляд Ортана, улыбнулась Надо же теперь он опустил глаза, смущается словно девица на выданье.
   Мы двигались, как всегда, на гране возможностей Сетаны. Вопреки нашим ожиданиям, весть о встрече с аргордом девушку обрадовала. Отвергая мрачный шелест, Кашдара, принцесса была уверена, что дракон совершенно безопасен. Звездный дракон был совсем близко. Я это чувствовала, его мощь его несокрушимость. Но не это занимало мои мысли. Весь день я так старалась вести себя как обычно, что меня уже начали спрашивать все ли со мною в порядке. Я улыбнулась и заверила всех что пребываю в добром здравии и отличном расположении духа. Мне не поверили но спрашивать перестали, и на том спасибо. После обеда, когда принцесса уснула на полчаса, а подарочек умчался куда-- то по своим делам, Ортан сел возле меня. Не как обычно, весело плюхнувшись рядом, рассказывая очередную шутку. Он аккуратно опустился на камень, сохраняя дистанцию.
   - Извини. - Еле слышно прошептали его губы.
   - За что? - Как можно равнодушно произнесла я.
   - Веришь? Не знаю. На всякий случай, вдруг ты обиделась. Может я тебя смущаю? Сказать поправ-де я и сам смущен без меры. Давно не испытывал ничего подобного. И мне это очень приятно. Впервые за многие, многие годы чувствую себя живым. - Последняя фраза прозвучала в устах древнего мага весьма мечтательно.
  Я просто улыбнулась и промолчала. Ортан подвинулся, осторожно взял мою руку и поцеловал. Мы сидели молча, рядышком, маг держал мою раку в своих руках. Было удивительно хорошо. Мою руку он отпустил только тогда, когда проснулась принцесса, но сначала нежно прикоснулся к ней губами. У меня по всему телу побежали мурашки, приятные такие, нежнощекочущие. Не знаю как Ортан, а я чувствовала себя школьницей, пришедшей на свое первое в жизни свидание. Да уж, эта планета не поскупилась на сюрпризы.
   Аргорд был огромен, и поистине великолепен. Словно текуче живое серебро принявшее форму идеального дракона. По телу аргорда струились ручейки серебряного огня, каждое его движение порождало мерцание, отражающееся на стенах огромной пещеры причудливыми тенями. Сама пещера, больше всего напоминала мне большой зал древнего замка. Не хватало лишь камина, свешивающихся с потолка флагов, и длинного пиршественного стола посредине. И картина была бы полной. Свет мягко струится сверху, из отверстия в потолке пещеры, достаточно большого, чтобы выпустить дракона.
   Мы заходили осторожно медленно. Впереди Ортан, за ним Сетана я замыкала шествие. Дракон внимательно следил за нашим передвижением, но никак не реагировал, делал вид, что спит. Но я отлично видела, что один его глаз немного приоткрыт.
   - Давно у меня не было гостей.- Мелодичный голос зазвучал у меня в голове. - Приятно, у вас нет мыслей об убийстве. Я рада вам. И тебе маленький суетливый дух я тоже рада.
   Мы поклонились в ответ на приветствие.
   - Мы здесь по поручению Вегуды. - Начала я вполне уверенно, стараясь не допускать в голос предательской дрожи. - Она просила передать тебе. - Дальше я старательно воспроизвела ряд бессмысленных, для меня, звуков, что являлись посланием богини.
   Мне показалось, или аргорд, вернее аргорда, улыбнулась.
  - Тебе не показалось маленький дракон. - В голосе звездного дракона, что ненавязчиво звучал в моей голове, проскользнула легкая ирония, не знаю как еще описать эти ощущения. - Я очень давно жду вестей от Вегуды. Смею заметить, она выбрала достойный посланников.
   - И что, теперь вы нас съедите? - Неожиданно спросила Сетана. В тишине пещеры ее голос был похож на серебряный колокольчик. Аргорда повернула голову и внимательно посмотрела на нас.
   - Я не ем маленьких принцесс! - Услышала я насмешливый голос. - И маленьких драконов тоже. - Еще несколько секунд пошло на сканирование Ортана. - И глупые, страшащиеся собственной тени маги мне тоже не по вкусу.
   - А чем же вы питаетесь? - Недоуменно переспросила Сетана.
  На меня словно обрушилась каменная лавина. Понадобилась целая минута, чтобы сообразить, что мадам аргорд хохочет, просто смеется, громко и с удовольствием.
  - Деточка, не беспокойся, чтобы жить мне вполне достаточно света, что его щедро дарят звезды. Но это большой секрет.
  - Ну правильно, пускай бояться, так спокойнее. - Серьезно сказала Сетана. - Но вы знаете, все думают что вы, это только красивая сказка.
   Следующий камнепад был вполне ожидаемым.
  Мы задержались у гостеприимной леди аргорд до утра. Привычный бивак дополнили настоящим костром. Аргорда удобно устроилась возле него, забавно сложив лапы. На эти лапы она положила голову и теперь мечтательно щурилась наблюдая то за нами, то за игрой пламени. Ужин щедро сдобрили таринским, даже Сетана пригубила глоточек. Предложили и агрогде, но она вежливо отказалась. Мы разговаривали обо всем. О путешествиях среди звезд, о планетах, обычаях и верованиях людей живущих в самых отдаленных уголках Вселенной. А еще о путешествии великого правителя с волосами, словно серебро и великого Каагерна, аргорда из аргордов. Аргорда даже упомянула о маленькой девочке, которую отыскал Каагерн на краю Вселенной. При этом она лукаво посмотрела на меня. Да все верно, я уже слышала эту историю от своего отца, правителя с волосами словно серебро. Я улыбнулась аргорде, в ее глазах мелькнул ответный огонек симпатии и понимания. Она долго расспрашивала о нашем путешествии, выясняя малейшие подробности. Этот разговор помог мне и самой выяснить немало. Например почему Старкар знал где искать. Оказалось все до банальности просто. Ортан повторился. Когда то давно они вместе прятали венец меж двумя пирамидами Туар ми карт. Я понимаю Ортан сделал ставку на то, что Старкар не станет искать там, где один раз уже было спрятано, что он не сможет выбраться из тюрьмы организованной для него Ортаном, не является носителем гена Сартри. Но он не учел что ученик успел неплохо изучить учителя. Старкар, хоть и шел на удачу, но весьма уверенно, с приличной форой. А что будет, когда он поймет, что королева не может связать нужные нити. Сетана присела перед моим креслом на корточки
   - Он убьет маму? - Спросила принцесса, едва сдержав рвущийся из горла схлип.
  Молодец девочка, даже не обладая всей информацией она поняла главное. Осознание неудачи может заставить Старкара обрушить свой гнев, на королеву.
   - Не бойся детка, спасем мы твою маму. - Голос аргоды был успокаивающе нежен. - Вы готовы отправиться сейчас, когда ночь укрыла землю звездным покрывалом. Мы полетим к берегу, возле которого, в толще воды покоиться Туар ми карт. - И добавила обозрев наши удивленные физиономии. - Заодно и крылья разомну, а то засиделась.
   Теперь я знала как отец путешествовал вместе с драконом драконов.
  В месте где шея аргорды соединялась с туловищем было уютное углубление, где без труда поместилось трое человек. Здесь было тепло и уютно, здесь были видны звезды, особенно когда аргорда со старта сиганула в стратосферу. По большому счету, весь наш полет состоял из взлета и посадки. Расстались мы добрыми приятелями. Пожелав удачи, аргорда пообещала, что придет на помощь, если мы действительно будем в том нуждаться. Не уточнив правила вызова. Непостижимым образом звездный дракон оказалась на расстоянии километра от нас, обалдевших, и расправив крылья взмыла в ночное небо.
   - Кто нибуть хочет фирго? - Спросил Ортан. - Или сразу ныряем?
  
   19
  
  Забавно получаться, еще утром я размышляла как мы будем добираться, сколько времени нам на это понадобиться, где искать корабль, а тут хлоп, и мы уже на месте. И решать нужно совсем другие задачи. Я внимательно оглядываюсь, ищу следы королевы. В такой темноте их было бы очень четко видно. Но их нет, а это значит, что либо Старкар еще не добрался, либо они подплыли с моря. В любом случае определить есть ли они на дне моря ни я ни Ортан не можем. Светало. На востоке линию горизонта обозначила тонкая красная полоска. Теперь даже Сетана видела высоту берега. Ту высоту которую и ей придется преодолеть в свободном падении. Никто не будет искать пологий спуск, да и нет тут его на многие километры. Отсюда хорошо видно причудливо изрезанный высокий белый берег.
   - А мама, ее следы есть? - Тихо, почти шепотом спросила Сетана.
   - Нет, но они могли высадиться прямо с корабля.
   - Думаю, мы первые, и не мешало бы нам этим воспользоваться. - Ортан произнес это так же тихо, как и Сетана, словно боясь разрушить предрассветную тишину. При этом он очень внимательно разглядывал берег. - Ориентиры, за тысячу лет здесь мало что изменилось, и все же. Нам надо пройти еще метров пятьсот, в ту сторону. - Он указал на юго-восток. - И будем прыгать. Только вот возможно я сначала сам попробую?
   Его голос прозвучал как то нерешительно и слегка подозрительно, для меня, по крайней мере. Какие-то гадостные мысли тихо заползли в душу и отравили всю красоту окружающего мира, и чистоту зарождающегося утра.
   - Ортан, ты хочешь взять венец и исчезнуть? - Спросила я без экивоков. - Теоретически ты имеешь на это полное право, поскольку он принадлежит тебе, но королева, что он сделает с ней если не сможет получить желаемое?
   - Он убьет маму?
   Ортан бесконечно долго смотрел на нас с принцессой. И в его глазах было столько боли, что мне стало стыдно.
   - Оллаель, почему ты так решила? Я думал, ...я надеялс... не важно.... Но ты Оллаэль, почему? - Он махнул рукой как то совсем обреченно и отвернулся.
  Мне было стыдно. Я совершенно не понимала почему меня понесло. Пожалуй одной из причин было сверхскоростное передвижение к заданной точке. Я реально не знала, что делать вот сейчас, в этот момент. Мы не разу даже не обговаривали, не составляли план действий непосредственно Туар ми карт. То есть номинально план конечно был. В нем было три пункта забрать венец, вызволить королеву, вернуться на Артикс.
   - Ортан, прости, но нырять будем вместе, и не потому что я не доверяю. Просто, нам нужно держаться вместе, я это чувствую. И спешить нужно, он уже там.
   - Он убьет маму. - То и дело повторяла Ветана. Ее кожа побледнела до белизны, на лбу выступили капельки пота. В переливах восстающей звезды они казались кроваво красными. Это невероятное зрелище привело меня в чувство. Я хорошенько встряхнула принцессу и, глядя ей в глаза пообещала, что приложу все усилия. Что ее семья будет жить, и мама и папа. Не знаю, что подействовало, мои обещания или интенсивная тряска, но принцесса вышла из ступора. Я обняла ее и долго гладила по голове неся всякую околесицу, и выдавая кучу различных девчачьих обещаний. Если она эту чушь запомнит и попросит исполнить.... Б-р-ррррр. Но я готова. Я всегда исполняю обещания, или просто не даю их. Я и сейчас мысленно их дозировала.
   - Я бы тоже не отказался от успокаивающих объятий, только трясти не надо. - Лукаво улыбаясь одними глазами, произнес маг. Я благодарно улыбнулась ему.
   А Сетана, вывернувшись из моих объятий, подошла к Ортану, заглянула ему в глаза, и, скорчив умильную рожицу, обняла.
   - Умилительно, конечно. - Прошелестело мне в ухо, заставив буквально подскочить от неожиданности. - Но ваш Старкар уже внизу, изо всех сил пытается проникнуть в пирамиду.
   - А мама?
   С мамой, как раз, все в порядке. - Деловито прошелестел подарочек.
   - И что будем делать? - Вопрос, естественно, был мой.
   - Будем нырять, вместе. - Ответ принадлежал Ортану. - Действуем по обстановке. Но, и это очень важно, я впереди, принцесса, вы держитесь у меня за спиной. Что бы не случилось, и это приказ. Я сейчас поставлю вам блок, никто, кроме нас с Сатой не сможет услышать ваши мысли. Сата, ты, естественно, нас прикрываешь.
   - Согласна, я сделаю Сетане силовой кокон, воздуха хватит часов на десять.
   - В карсте воздух есть, но нужно сделать зарубку на память, девять часов.
   Мы не прыгали, аккуратно спустились по дуге, и вошли в воду. Я и на себя натянула кокон, так облегченный вариант. Не люблю холодной воды. А еще связала нас с принцессой, и тут же почувствовала подсоединение Ортана. Спускались мы медленно, по широкой дуге. Ортан увлекал нас за собой в темные холодные глубины, сулящие массу неведомых опасностей. Вертикальная стена скал, опустившись в море, превратилась настоящее произведение искусства. Кто бы не сотворил это чудо, он явно был в авангардистском настроении. Скалы высокими пиками поднимались с дна, под различными углами, кое где цепляясь друг за друга, а где-то переплетаясь в немыслимых изгибах и изломах. Хотелось задержаться, сделать фото, в различных ракурсах. Я и сделала, парочку, что смогла. Мои замирания в момент запечатления шедевра раздражали Ортана, вынужденного тянуть нас с Сетаной за собой. Он то и дело оглядывался пытаясь понять, что происходит. Естественно, он же был здесь и не раз, он все это видел. И если бури восторга и присутствовали, то уже давно схлынули без следа. Петляя среди этого гигантского каменного леса Ортан увлекал нас все глубже и глубже словно намереваясь добраться до его корней. И это было неимоверно интересное путешествие. Я делала фото с интервалом в десять секунд, что либо, да получиться. До корней мы так и не добрались. Обогнув очередную скалу, мы оказались перед отверстием, рваные края которого, отлично вписывались в окружающий пейзаж, это я об авангарде. Тоннель, скрывающийся за рваными краями входа, напротив, был идеально гладким. Что указывало на его искусственное происхождение. Кто его сделал? Ортан? Возможно и так. Ну вот, опять пещера. Кстати, пещера была совершено сухой, не смотря на ее глубоководность. Вот так, тоннель заполнен водой, а дальше плюх и сухо. Силовое поле легко пропустило нас, при этом вместе с нами не проскочило ни капли воды. Явно работа не Ортана. Такое даже мне далось бы со скрипом, особенно на столь длительное время. Сетана фыркнула у меня за спиной и тут же по инерции вывалилась вперед. Ортан дернул ее на себя, посмотрев на девочку драконьим взглядом, что она тут же перебазировалась за его спину. Я, как и было приказано, замыкала. Как же быстро перебрал на себя командирские обязанности 'опальный' маг. Ортан снял с себя кокон, я тоже. А вот Сетану я так и оставила в коконе силового поля, так, на всякий случай. И связку я тоже оставила, только удлинила, тоже, на всякий случай. Приняв все меры предосторожности, я обратила внимание и на пещеру. На всякий случай поставила на видео, кто знает, что произойдет. Как фото, так и кинокамера были вмонтированы в браслет. Специальное приспособление стабилизировало угол и наклон фокуса до приемлемого. В общем картинка, как правило получалась не плохая. А иногда случались просто убойные кадры. А еще я подумала, что наше путешествие больше напоминает экскурсионный маршрут, подземные красоты (название планеты?). Ведь мы за эти месяцы, под землей провели гораздо больше времени, чем на поверхности.
   - Он уже внутри, пытается открыть проход. - Едва шевеля губами и на грани моей слышимости произнес Ортан. - Прикрывай мне спину, и молчи, пожалуйста. Главное молчи. Молчи сколько будет можно.
  Повернувшись он внимательно посмотрел на принцессу и приложил указательный палец к своим губам. Сетана закивала, показывая что все поняла.
  Узкая и очень длинная прорезь портала встретила нас полной тишиной. Ничто не нарушало эту тишину, она поглощала даже звук наших шагов.
  Камни из которых был построен корстум, вернее туар ми карт был бело фиолетовым, вернее фиолетовый с белыми прожилками. Очень красиво, надо заметить. Вероятно камень все-таки имеет значение, везде использовалась, одна и та же порода. Имели место небольшие различия по структуре, ну и цвету конечно. По структуре плотности и другим показателям ближе всего эта порода напоминала мрамор. Забавно иду можно сказать на смертный бой со злодеем, а думаю из чего построены пирамиды. Сетана вон тоже восторженно оглядывается, даже глазки загорелись от любопытства. За время нашего путешествия я все ее взгляды выучила. Портал, на первый взгляд прорезающий всю пирамиду, внутри все время понижался, и на выходе приобрел вполне стандартные очертания. Внутри все тоже возвышение, столбы, гирлянды светящихся лиан спускающиеся откуда-то с центра пирамиды, и люди. Бледная измученная королева, надменный Старкар, и крепыш, да все в сборе. Благо внутренняя колоннада по периметру пирамиды тоже присутствовала. Она то и укрыла нас. Отсюда хорошо было видно как королева раз за разом безуспешно пыталась открыть портал. С каждой неудачей Старкар становился бледнее, гримаса на его лице не обещала ничего хорошего. Вдруг он прислушался, по птичьи склоняя голову то в одну то в другую сторону. Затем внимательно, словно сканируя, обвел пространство пирамиды. Взглянул на своего слугу, тот кивнул и неожиданно легко, как для его габаритов двинулся в нашу сторону. Я застыла. Как он мог пробить мою защиту, невероятно, невозможно. Или не пробил? Я взглянула на Ортана, встретила его взгляд, и знак молчать.
   - Что бы не случилось, тебя здесь нет. - Это был не шепот, это была мысль, узко направленая, мольба. Его глаза умоляли поверить. Наваждение. Я кивнула. Он тут же вышел из укрытия и ступил навстречу слуге ученика.
   - Вот уж не ожидал что ты настолько предсказуем, учитель. - В голосе Старкара триумф и сарказм присутствовали в равных пропорциях.
   - Я тоже рад тебя видеть, ученик. - Голос Ортана спокоен.
   - Вот только не надо! Вот этого радостного! - Взорвался Старкар. - Да ты меня всегда ненавидел! Я был сильнее и талантливее, всегда! И ты, ты это знал, даже когда говорил о любви, сострадании, радости, ты лгал и ненавидел. - Старкар злобно выплевывал слово за словом. Казалось источник его злобы настолько полноводен, что не иссякнет никогда. Минута следовала за минутой, а он все выталкивал из себя все новые порции ненависти, зависти, обиды и, как это ни странно полной безысходности. Странная реакция для человека уверенного, что все козыри в его руках. Маленький недолюбленый мальчик, а не грозный правитель империи, пусть и павшей. Но это не делало его менее опасным. Сейчас я была благодарна строителям пирамиды создавшим ажурный узор на парапете огибавшем балюстрадой весь периметр пирамиды. Эти прорезы в бело фиолетовом камне давали возможнось не выдавая себя видеть все что происходит в центре. Сетана тоже прильнула к прорезам и, почти не диша следила за матерью. Королева уже оставила попытки соеденить Нити Вселенной в нужный узел и стояла, наблюдая за тем что происходит на авансцене. А там продолжал неистовствовать Старкар. Его речь стала нечленороздельной и больше напоминала скулеж барка (животное типа гиены только больше по размерам, очень коварное, когда ему грозила опасность он начинал скулить и метаться, пока его замороченый противник соображал что делать тот нападал.) Да и поведением он тоже здорово на него походил, вероятно зная это и слуга и Ортан просто наблюдали не делая резких движений, не провоцируя. Скулеж закончился так же внезапно, как и начался. Старкар, словно наткнувшись на стену и хорошо приложившись головой, очнулся. Он окинул вполне осмысленым взглядом всех присутствующих.
   - Снова спасаеш мир, учитель? Мир не стоит твоих усилий. Он уже предал тебя и предаст снова. Мир не хочеть знать спасителя, он предает его анафеме. - Все это Старкар произнес как то устало, констатируя факты, мне неизвесные, но весьма значимые для Ортана. По крайней мере по мнению ученика.
   - Мне нравиться его спасать и при этом оставаться неизвестным. Что хорошего когда каждый норовит заглянуть тебе под одеяло и снять штаны. Мне гораздо больше нравиться быть никому не известным странником. В этом есть своя прелесть, ты не находиш, Старкар. - За всей этой нарочито спокойной перебранкой явно скрывалась какая то игра. Ортан напоминал мне большую кошку, на вид такую спокойную милую и пушистую, но готовую в любой момент выпустить острые когти и вырвать сердце.
   - Да, только ведь слава стелиться за тобой грязным серым покрывалом, худая слава убийцы. И ты не странник ты беглец. Вечный беглец от самого себя. - Не менее вальяжноно произнес Старкар.
   Ого, да наш советник тот еще поэт оказываеться.
   - Твоя правда, ученик. Но что поделать, худая слава что бешеная лошадь, не догониш не остановиш.. Добрая же что древняя старуха с клюкой без помощи добрых людей и с места не двинеться. Но я не в обиде.
   - А я в обиде. Особенно на тебя училель, в большой обиде.У меня было достаточно времени, что бы ее выростить и выпестовать. Благодаря тебе учитель.
   - Ну что ж, длительные размышления делают нам философами, ты не находиш?
   - Только не меня учитель, только не меня. А сам ты чем занимался все эти годы? - Нарочито небрежно спросил Старкар.
   - Я стал философом, ученик.
  Старкар удивленно поднял бровь. Но промолчал внимательно разглядывая Ортана.
   - Все это пустое. Мне нужен венец учитель, и ты мне его достанешь, ведь так? Иначе....
   - Ты убьеш королеву как же иначе.
  Сетана громко охнула, посмотрела на меня виноватыми глазами и тут же вышла из укрытия.
   - Так так, и кто же тут у нас, да никак маленькая принцесса. Вот уж кого не ожидал увидеть. Учитель ты все таки меня удивил. Идите к нам маленькая леди, вашей маме наверняка не терпитьс вас обнять.
   - Ты это Сата только не дергайся. - голос в моей голове был едва слыгшим. - Если что надо принцессе или чаровнику передать то я могу. Этот пучеглазый меня не почует. Это ж надо меня в мальченку запечатать. Жаль не по зубам он мне, а вот слуга, так это в любой момент, только скажи.
   - Хорошо. - Мысленно ответила я и продолжила наблюдение. Справедливо рассудив, что все эти разговоры могут только помешать.
  Сетана аккуратно огибая слугу и господина подбежала к матери и крепко прижалась к ней обхватив руками. Королева плакала и гладила светлые, уже прилично отросшие волосы принцессы. Она что-то шептала ей на ухо и улыбалась сквозь слезы.
   - Это все? Или стоит tot поискать. Арон посмотри, может там еще кто прячется.
   Арон послушно потопал ко мне, и естественно никого не нашел.
   - Боюсь спросить каким чудом вы познакомились? А, я понял, это вы прятались в коридоре, Повезло, а ведь заподозрил, вот бы тогда разобраться. - Разглагольствовал Старкар, по-кошачьи осторожно кружась вокруг Ортана, видимо обдумывая свои дальнейшие действия.
   - Да, мы! - Задорно известила его Сетана. - И Варта тоже мы из камня освободили! Вернее Ортан освободил.
   - Надо же все время мне на пятки наступали а я и не заметил. И как же этот мальчишка за вами не увязался? Ладно.... - Вдруг остановил сам себя Старкар. Вероятно приняв решение. - Если не может мать пусть попробует дочь. Нет дорогой учитель, оставайтесь на месте. Поверьте, вам лучше держаться на расстоянии. Ведь вы не хотите чтобы кто-то из этих милых дам пострадал. - Он, небрежно махнул рукой в направлении Армины и Сетаны. - Но если тебе все равно, что ж сильнейшего определит поединок. Итак что скажете учитель?
   - Для меня важно чтобы милые дамы не пострадали, ни физически не морально. - Спокойно, словно магическую формулу, произнес Ортан.
   - Ну и прекрасно. - Заметно оживился Старкар и подошел к Сетане, при этом стараясь не потерять из вида Ортана. Слуга тоже держаться меж господином и его учителем, немного сбоку но все же. Конечно случись что против мага ему не выстоять, но вовремя поднять тревогу слуга вполне способен. Мне же оставалась роль наблюдателя. Хотя, если взглянуть на проблему с другой стороны то я подобна тузу в рукаве. Главное вовремя выкинуть.
   Принцесса под руководством матери аккуратно соединяла нити в тяжелый узел. Мгновение и узел окутался бело серебристым сиянием. Из этого сияния вверх и вниз ударили лучи определяя портал перехода.
   - Принцесса сейчас вы достанете мне венец. - Торжественно произнес Старкар, затем тональность его обращения резко сползла до панибратства и угроз. - Ищи в цветовых разводах, не спеши, тебе это позволено, Слишком долго задерживаться не советую можно остаться там навсегда. Найдешь, жди меня на той стороне, и без фокусов детка. Надеюсь все понятно?
   - Да. - Коротко кинула Сетана. Открыв портал она снова вернулась в объятия матери.
   - Тогда чего ждем ваше высочество? - Советник отвесил шутовской поклон.
   Девушка поцеловала мать, шепча ей слова ободрения и надежды. Затем гордо вскинув голову обдала Старкара таким презрением, что тот на мгновение опешил. Он как то странно дернулся, но тут же презрительная улыбка как маска легла на его лицо. А Сетана шагнула в портал. Он выждал минуту затем указал на портал Армине, та послушно выполнила приказ. Бедная королева страшно подумать что ей пришлось пережить в этом путешествии. И тут же вошел сам. Вслед за ним попытался прошмыгнуть слуга, но не тут-то было. Короткий приказ, едва уловимое движение руки и Арон застыл статуей в шаге от портала.
   - Сата иди сюда. - Он обернулся и нервно провел по волосам. - Кашдар проверь что там, я хотел сказать пожалуйста. Только быстро, у нас мало времени. Глупо получилось, не хотел чтобы он видел принцессу. Ладно, что том Кашдар?
   - В храме их нет. - Прошелестели сухие листья. - А можно мне этого, давно не ел.
   - Да на здоровье. - Отмахнулся Ортан. - Пойдем. - А это уже мне.
  (описать переход или здесь или первый)
  На Артиксе туар ми карт был сделан из серебристо-черного камня.
  Я первый раз видела подобное чудо, блистающий серебром камень с тонкими черными прожилками которые смотрелись как сплошной узор. Мне захотелось потрогать и рассмотреть внимательней, но Ортан тащил меня к выходу на ходу накидывая покров невидимости на обоих.
   - Ты должна любой ценой защитить Армину и Сетану. Он не может держать такую защиту долго. Он ждал меня и приготовился, сейчас получив венец.... Он очень тщеславен и себялюбив. Надеюсь он немного расслабиться. Как бы то ни было я должен забрать венец, даже ценой собственной жизни. Но чужими жизнями я платить не намерен. Действуем по обстановке, я очень на тебя надеюсь. Он остановился за шаг до выхода, обнял меня крепко, крепко. Потерся щекой об волосы, и тот час, со вздохом, отпустил. И ничего не сказав шагнул к выходу.
  
  
  
  
  
  
   20
  
  .
   - Принцесса с матерью в двух шагах справа. Чаровники друг против дружки, и тот противный уже корону на голову напялил. И мысли у него нехорошие. Чую беда будет. - Зазвучал в моей голове шелестящий голос.
  Я выглянула наружу. Действительно, Сетана с Арминой жались к стене в двух шагах от выхода.
   - Кашдар, скажи принцессе чтобы шли с матерью внутрь пирамиды.
  Принцесса услышала, на мгновение обернулась, оценивая обстановку, шепнула матери. Но едва она попыталась сделать шаг как раздался голос Старкара.
   - Не советую, стойте там где стоите. - прорычал Старкар и резко выбросив руку произнес заклинание.
   Армина и Сетана в мгновение ока оказались впечатанными в камень, только лица остались на поверхности. Я похолодела от ужаса, но сдержала порыв бежать и выручать. Попросила Кашдара успокоить, сказать что мы рядом и поможем. Надеюсь он не наговорит глупостей, не напугает еще больше.
   Понадеявшись на благоразумие подарочка, я, все свое внимание сосредоточила на магах, что начали с простой и незатейливой игры - гляделки. С особым интересом я рассматривала пресловутый венец, коий послужил причиной множественных неприятностей царствующей четы, и моего длительного путешествия по горам и подземельям. Ничего примечательного, надо сказать. Золотой обруч, покрытый тонким узором с вкраплениями драгоценных камней, и большой камень в центре.
   Старкар и Ортан стояли друг против друга, пространство вокруг них вибрировало и сгущалось. Серую грозовую тучу, что окутала их, то и дело пронизывают электрические разряды. Частота разрядов возрастала с каждой секундой, вспышки от разрядов отлично освещали пещеру. Маги, напротив, были скрыты густой темно-серой пеленой. Я наблюдала за отблесками боя. Вмешиваться сейчас нерационально, остается только наблюдать чем все закончиться. Туча рассеялась так же быстро как и появилась и открывшееся, мне очень не понравилось. Старкар сумел связать Ортана самрой (заклинание обездвиживания)
  Он активизировал венец, то что происходило очень напоминало события недалекого прошлого в ? Каменная стена таяла, и вот уже половина пещеры исчезла и засияло лазурью небо. Хануата, за этой стеной была Хануата, и сейчас, прямо на моих глазах она исчезнет. Этого допустить нельзя. Но едва я сделала шаг, как освободился Ортан и накинулся на Старкара. Они качались по полу пещеры, а сама пещера продолжала таять. (Сетана выскочила потому что Старкар попытался ударить мать). Я вышла из укрытия и освободила королеву с принцессой. Благо это не было заклятие слияния, иначе пришлось бы провозиться гораздо дольше. Но и так у меня на это ушло минут десять, а то и все пятнадцать. Отправила их в храм с твердым приказом залечь на галерее и не высовываться. Попросила Кашдара проконтролировать. А вот с Ортаном все было гораздо сложнее. Маги сцепились столь плотно и двигались так быстро что вклиниться с каким либо заклинанием было просто опасно. Оставалось наблюдать. А пещера продолжала таять на глазах. Вероятно Старкар запустил механизм уничтожения, а Ортан не смог ему в этом помешать. Я видела как маг то и дело тщетно пытался сбросить венец с головы ученика. Я попыталась остановить повальное рассыпание свободных атомов, но получила лишь змеиный взгляд Старкара. Теперь он видел меня, знал что я есть но знал ли кто я. Впрочем это не так уж и важно. Ужасно было наблюдать как исчезает белоснежный город, растворяется в мириадах атомов и молекул. Город полный взрослых и детей, а еще туристов со всех развитых планет Совета. И среди этих туристов очень много детей. Наблюдать и не иметь возможности исправить что либо. А маги продолжали борьбу уже на физическом уровне. Они наносили друг другу удары ногами руками и даже головой. То и дело сцеплялись в безудержных попытках нанести друг другу смертельный урон. Пещера, в которой мы оказались теперь больше всего напоминала террасу над морем. В какую сторону не посмотри бесконечная скальная береговая линия, синее море и лазурное, без единого облачка, небо Хануаты.
  Пещера исчезала, и маги имели все шансы полететь вниз с огромной высоты. У меня замирало сердце каждый раз когда они в пылу боя очень близко подходили к обрыву, еще немного и падение будет неизбежно. Вот только чье?
   В пылу боя Старкар неосторожно повернулся ко мне спиной и тут же получил весьма серьезный удар. Удар, который должен был обездвижить его на полчаса, действовал только несколько секунд. Казалось эти несколько секунд форы должны помочи Ортану сгруппироваться и нанести несокрушимый удар, но увы контратаку провел Старкар, и практически выбросил Ортана за пределы твердого пространства. Я замерла и приготовила ' лассо', готовая в любой момент подхватить и вытащить. Странно как время умеет растягиваться или сужается тогда, когда этого совсем не нужно. Ортан удержался за ровный край каменного обрыва и сгруппировавшись одним рывком выбрался на край обрыва. Не гася затраченную анергию он бросился на уже порядком уставшего ученика стараясь содрать с него венец. Старкар встретил удар и тут же ударил сам с такой силой, что Ортан полетел вниз с обрыва. Я бросилась к обрыву раскручивая энергетическое лассо стараясь подхватить мага, не дать ему упасть, и разбиться на скалах. Но Старкар перехватил мое лассо и захлестнул на острый обломок скалы. Улыбаясь нагло и уверенно он ударил меня 'молотом'. Меня буквально припечатало к основанию пирамиды. Отдышавшись я приготовила 'клещи', и уже концентрировала силы стараясь максимально усилить заклинание как улыбающийся Старкар исчез. Подбежав к обрыву, я увидела как он спокойно идет по золотому пляжу. Он словно спиной почувствовал мой взгляд, и не оборачиваясь, поприветствовал меня, используя движение которое так часто используют коронованные особы приветствуя ликующую толпу. Я посмотрела вниз, там сломанной куклой лежал маг. То что я почувствовала в этот миг сложно передать словами. Я встретила человека который мог бы стать мне близким. Мы уже почувствовали это притяжение, предвестника более сильного чувства. И вот сказка закончилась даже не начавшись. Я не могла дышать, не могла думать, казалось на душу упал огромный камень и теперь он давит на нее всей своей огромной мощью мешая думать и дышать. Я посмотрела как уходит Старкар, там в десятке метров его уже ждал двухместный антиграв. Сейчас он исчезнет, а на границах империи погибнут миллионы и возникнет новая сатрапия. Старкар очень силен, я не могла не признать этого. Он обыграл меня по всем статьям и забрал уже ставшего мне близким человека. Я смотрела как он идет и слезы застилали мне глаза, я смотрела как навстречу ему бежит Милен, и понимала, что она не успеет. Почему она не взяла антиграв? Почему, ведь она не успеет, не успеет, не успеет. Как горько было это осознавать. И тут огромный белый дракон камнем упал с неба и одним неуловимым движением содрал с головы Старкара венец, и нанес столь несокрушимый удар что ученик чародея черной тряпкой упал на белый песок пляжа некогда окаймлявшего город Хануату. Кричала Милен, то и дело оборачиваясь к кому то кого я не видела. Она использовала 'силки', чтобы доставить не в меру ретивого советника лжекоролевы к месту заключения, я Видела Ортана, я видела белого дракона, я видела себя. А значит мне надо возвращаться. Приняв решение я побежала, нужно было успеть покинуть Артикс до закрытия прохода, до того как будут развязаны нити вселенной. Уже на ходу я крикнула Сетане, что опасность миновала, и они могут выйти. Сама же на последних секундах прыгнула в столб серебристого сияния посреди пирамиды. На другой стороне столб исчез, едва я вынырнула из него. Теперь мне предстояло длинное путешествие назад.
   - Ты это, шустро бегаешь чаровница, но от меня не спрячешься. - Ненавижу Кашдара вечно он шелестит невпопад. И вот пора уже привыкнуть, и никак.
   - Зря беспокоишься Подарочек, мы бы и на той стороне встретились.
   - Ты небось о белой драконице говоришь, ты потому вернулась, чтобы двое вас в одном месте не оказалось?
   - Ну да, что-то типа того. И что теперь вплавь или полетим?
   - Да успеешь ты еще налетаться, - Авторитетно заявил Кашдар. - Там наверху корабль. Кормчий уже не первый час палубу шагами меряет, тебя дожидаючись.
   А вот это уже интересно. Я и не чаяла еще с господином Ормом свидеться, только и вздохнула с облегчением когда он не попрощавшись восвояси отправился. Ан нет, оказывается он получил очень четкие инструкции от Вегуда, во искупление грехов, так сказать. Я окинула взглядом туар ми карт, удивляясь мастерству древних мастеров. Попутно сканируя и делая фото. Прошла тоннелем и неторопливо, попутно разглядывая и снимая на видео каменный лес, поднялась на поверхность. Кашдар не обманул, в нескольких десятках метров, от того места где я вынырнула болталась 'Красотка'. Услышав знакомый скрип мачт и бортов я улыбнулась.
  
   21
  
   - Вот и свиделись, господин кормчий. - Сказала я поднявшись на борт брошенной мне веревочной лестницей. - Позвольте спросить, что привело вас в эти воды? Смею добавить весьма вовремя.
   - Вегуда, госпожа волшбовница (?). Кто как ни моя пресветлая госпожа. Она мне наказала не прощаясь возвращаться к кораблю и плыть вот на это самое место. Она точно его указала цифирью. У меня прибор есть мудреный, вот по нему и плыли. - Рассказывал Камдар Орм. - Вегуда велела везти тебя в бухту заветную, и даже обещала задержать грамаду, до той поры пока на место не прибудем. Она сказала что это плата за то, что тебя до места доставлю. Ну так что волшбовница, поднимать паруса, или как?
   - А припасов на обратную дорогу хватит?
   - А то как. Я к королю Кемару заглянул, поведал ему что и как Вегуда наказала, а он приказал наши трюмы пополнить так, чтобы в обе стороны провианту хватило.
   - Поднимайте паруса господин кормчий.
   Я не видела как опустились паруса забирая ветер, как грузно развернулась Красотка приседая на волнах, как исчез на горизонте берег. Я спала. Спала спокойно, не опасаясь подвохов и неприятностей со стороны экипажа. Спала так долго, что кормчий решился разбудить меня, для начала деликатно постучав, а затем уже грюкнув пару раз от души. Мне отвели ту же каюту, вернее ее так и оставили за мной. Каюта была в пристройке на корме и дверь ее выходила прямо на палубу. Мне это особенно нравилось. Не знаю почему, но я очень не люблю зловонных корабельных трюмов. Даже если они и не были таковыми, в смысле зловония, я все равно чувствовала себя неприятно. Сразу начинался зуд во всем теле и резко портилось настроение. Странно но трюмы космических кораблей порою тоже весьма далеких от совершенства, в плане санитарии, не вызывали во мне подобной реакции.
   - Я уж забеспокоился не приключилось ли чего недоброго. Вы уж простите старика, но так и от голода помереть недолго. - Задорно говорил кормчий скрывая свое смущение от того что он так грубо побеспокоил протеже всемогущей Вегуды. Как-никак она сама проезд оплатила, и надо сказать весьма щедро. Не забыть бы поблагодарить при случае.
   Тут же на палубе мне быстро организовали столик с нехитрой но очень вкусной едой. Я не знаю чье это было мясо и чье молоко. Какая разница, главное очень вкусно. Лепешки были еще горячими, тушеное мясо плавало в подливе умело приправленной специями, пальчики оближешь. Кормчий охотно составил мне компанию. В общем трапеза прошла в приятной дружелюбной обстановке.
   Корабль уже десятый день шел на всех парусах, чему способствовали погода и ветра. Они без устали гнали Красотку в нужном направлении, вдоль берега, не приближаясь к нему но и особо не отдаляясь. Берег был то белою полоскою то серою дымкою, то горными кряжем, то криками птиц.
   - Скоро поворачивать. Мы сейчас на юг плывем, а завтра, поутру на сход солнышка начнем поворачивать. Вот тут то и тебя волшбуница попрошу ухо держать востро. Здеся река в море имеется. Бывает она ленивая да спокойная, легко проскочить можно, а вот если поиграть ей вздумается, то тут только держись. И время сейчас такое что она игривая да беспокойная. Как женка какая, что к полюбовнику собирается. А полюбовник у ней буйный, он аккурат у длинного носа резвиться. Ну в общем ежели еще и ветер поднимется, так помоги нам всем Вегуда.
   - Да ты просто поет, кормчий. Так говоришь у длинного носа нас может поджидать шторм?
   - Да не наверняка а точно. Это для него самое время и есть. Ни один капитан при уме не пойдет сейчас этим путем.
   - Ни один?
   - А нам по-другому нельзя, иначе не успеем. Мы теперь должны вместе с бурей песни петь, и молиться, что бы отпустила нас по добру по здорову.
  Хоть и был кормчий как всегда многословен, и расцвечивал свою речь цветисто и вычурно, но не шутил и не балагурил. В его голосе чувствовалась нешуточная тревога.
   - Я потому этот разговор с тобой завел, что только на тебя надежа. Тогда ты граммаду легонько прошла. Но граммада это дите малое, ежели поровнять с танцем полюбовником около длинного носа.
  Длинным носом кормчий называл узкую скалу на два десятка километров выступающую в море, аккурат в самой выступающей точке континента название которого я не запомнила. Мы благополучно миновали его частично древними дорогами частично на спине дракона, который так быстро двигался, что рассмотреть что-либо не было никакой возможности. Я лично почувствовала только взлет и посадку.
  Я хорошо поняла все намеки кормчего, не желающего просто попросить. Все вот так да около, да на тебя вся надежа. А не просил, значит и платить не нужно, он же просто так поговорил, а ты Сата хочешь, делай выводы, а хочешь не делай. Камдарм Орм что хороший, что плохой а не меняется.
   Но в одном он был прав, граммада детский лепет перед тем что предстало пред нашими глазами при подходе к длинному носу. Еще на рассвете небо было ясное и солнце словно умытое. Море нежно жалось к бортам корабля, ласкалось как малый кутенок. По мере приближения к 'длинному носу' ветер набирал силу с каждой минутой. Он надувал паруса играя с флагштоком, поднимал волну вызывая попеременно, то килевую, то бортовую качку. Временами мне казалось, что качает одновременно взад вперед, влево вправо, а еще вдоль да поперек. Но это были даже не цветочки, так побеги. Вскоре неба уже не было видно вообще. Кругом были только волны, причем никакой системы в их движении мной не наблюдалось. Возможно она и была, но толку в подсчетах. Корабль вертело, раскачивало в разные стороны и трясло. Сначала мелко, но затем амплитуда начала увеличиваться до нетерпимого максимума. Экипаж пребывал в крайней степени нервного напряжения. У некоторых отдельных членов экипажа начала провялятся элементы паники. Несколько человек, в том числе и горе капитан уже привязали себя к мачте и истово молились. Остальные худо-бедно продолжали выполнять приказы невозмутимого боцмана. Он стоял на мостике, крепко держал штурвал, и время от времени поглядывал в мою сторону. Проверял не проснулась ли моя совесть. Но она, моя совесть, пока спокойно отдыхала. Я же, в отличии от нее была заворожена картиной, что во всю ширь раскрывалась перед моими глазами. В общем я включила и видео и фотосъемку в автоматическом режиме и наслаждалась бурей. Причем наслаждалась настолько явно, что взгляд кормчего буквально сочился гневом вполовину с укоризной. И непонятно чего в этом взгляде было больше гнева, или укоризне. Ветер усиливался, на игры влюбленных течений пришел полюбоваться ураган. Чем он хуже, ему тоже поиграть захотелось. И вот тут то и началась главная веселуха. Ветер неимоверной силы поднимал тонны воды на огромную высоту, и тут же бросал обратно. Но столь простая игра ему вскоре наскучила. Волны стали причудливо закручиваться норовя втянуть корабль, в темные глубины океана. Впервые я видела боцмана таким, ну не то что бы перепуганным, а сосредоточенным только на одной единственной цели, спасти корабль, выжить. Он уже не обращал на меня свой пытливый взор в надежде что я вдруг сотворю чудо. Он выгнал горе капитана и теперь стоял на мостике, сам один против сурового океана. Не знаю что на меня нашло, но я не могла пошевельнуться глядя прямо в глаза океану. И это далеко не метафора. Я видела эти глаза. Они добродушно, с какой-то скрытой насмешкой наблюдали за потугами боцмана взобраться на волну, последнюю, самую высокую, и самую крутую.
   - Волшбовница, че застыла, помоги. Ведь потонем же, не выдюжим! - Громко, стараясь перекричать ураган попросил Камдарм Орм.
   Ладно просьбы я уважаю, и выполняю иногда, если захочу. В глазах океана заплясали смешинки. Не знаю почему я решила, что это океан, вероятно меня потрясла огромная мощь этого невероятного существа. Мы разговаривали, вернее говорил он, а я слушала.
   - Да помоги ты им, жалко что ли? Сама на этой посудине болтаешься. - Зашелестело мне прямо в ухо. Вот только его с наставлениями мне и не хватало.
   А схватка Красотки с 'девятым валом' продолжалась, причем, явно не в пользу последней. У меня появилось ощущение что волна вырастает по мере продвижения по ней корабля. Что-то кричал кормчий, но я не слышала его за шумом урагана, или просто не хотела слышать. Впрочем как и настырно шелестящего в моем ухе подарочка. Я наслаждалась ураганом и смотрела в глаза океана, до тех пор пока не умолк голос и не исчезли глаза. Только тогда я очнулась и поддержала корабль одним рывком бросив его на гребень волны, откуда он благополучно соскользнул вниз на практически ровную гладь океана. Небо в считанные минуты очистилось от серых туч, выглянуло солнце.
   - Умеешь ты отомстить чаровница. - Только и сумел сказать кормчий бессильно опускаясь на отполированные доски капитанского мостика. - И поделом мне. - Эту фразу он сказал очень тихо, но я услышала. Мы посмотрели друг на друга. Мы улыбнулись друг другу. Мы поняли друг друга.
   Дальше плаванье потекло не то что бы безмятежно, но относительно спокойно. Мы пережили еще парочку штормов, но не сильных, так покачало немного, и один штиль. Вот это я вам скажу испытание не для слабонервных. Я проснулась от того что движение прекратилось. Корабль замер, ни ветерка ни малейшей ряби, яркое солнце, небо чистое без единой тучки на горизонте. В общем я проснулась, выслушала расстроенного кормчего, вот актер, он бы еще слезу пустил для полноты, картины. Ему повезло, не люблю когда транспорт какой бы то ни был стоял на месте. Болтанка, ускорение, подпространственные прыжки, да что угодно только не недвижимость.
  Я взглянула на кормчего, на его полные мольбы и немого укора глаза и, нарочито величественно кивнула, пряча зловредную улыбку. Висящие, словно мокрое покрывало паруса, наполнились добрым ветром, и Красотка весьма бодро двинулась в нужном направлении. Всеобщий вздох облегчения послужил наградой, за мои старания. Наверное он был слышен даже на берегу. Этот берег был невидим, но я его чувствовала, он близко. А кормчий знал наверняка и его команда знала, дом совсем близко. Они приосанились, все чаще на лицах появлялись улыбки, капитан поднимался на мостик, и кормчий его не прогонял. А когда граммаду обогнули, так и вовсе возрадовались, плечи расправили, барыши в уме стали подсчитывать. Вероятно слишком уж расслабились, а море-океан такого не прощает. Шторм в эпицентре которого мы оказались, нужно сказать совершенно неожиданно для всех включая и кормчего, явно был старшим братом того, что мы встретили на длинном носу. Корабль вертело, швыряло и подбрасывало. Нужно сказать что это описание весьма блеклое по сравнению с тем что происходило вокруг нас. Все мои попытки удержать корабль на плаву были тщетны. И силовой кокон не решил проблемы. Красотка то и дело норовила завалится на бок, в чем ей здорово помогали паруса. Их просто не сумели снять, слишком быстро налетел шторм. Кто мог, попрятался в трюме кто-то привязался к мачте. Я видела как судорожно шевелятся их губы в немой молитве. Кормчий не молился он вцепился в штурвал и при особенно крутых кренах изрыгал проклятия. Ладно, хоть корабль не развалиться, подумала я
   - Ага так целиком на дно и пойдет. - Ехидно прошелестело в моем ухе. - Ты еще вреднее чем я чаровница.
   - А ты как думал, подарочек, в сказку попал? - не менее ехидно подумала я. - Ладно твоя взяла, самой это безобразие надоело. Да и крылья размять надо.
   - Ты чё сдурела, они же увидят!?
   - А ты чё предлагаешь? Мне легче корабль на плаву удержать чем этот шторм усмирить! - Возмутилась я против наглости кипешующей сущности.
   - Они ж тебя убьют, арбалетов у них хватит. - Уже спокойнее зашелестел Кашдар. - Да я не только о себе и о тебе же беспокоюсь.
   - А ты потише беспокойся. - Посоветовала я подарочку и стала пробираться к кормчему.
   Добравшись до капитанского мостика и вцепившись в штурвал я проорала в ухо кормчего что сейчас превращусь в дракона, и если хоть одна сволочь выстрелит то корабль спасать не буду. Зрачки Камдара Орма расширились, то ли от удивления, то ли от ужаса, но он судорожно закивал то ли соглашаясь, то ли обещая.
   Трансформация прошла быстро, почти незаметно для человеческого глаза. Почти, потому как если на капитанском мостике, совершенно неоткуда появляется дракон внушительных размеров, не заметить этого невозможно. Преодолевая ураган я выровняла Красотку. Захватив корабль, с помощью магической формулы в так называемые силки я потащила его подальше от урагана. Приходилось преодолевать невероятной силы ветер, каждый взмах крыла требовал неимоверных усилий. Было мгновение когда хотелось бросить Красотку ко всем гракхам вместе взятым. И это желание было настолько сильным, что его услышал Кашдар, и зашептал:
   - Близко, уже совсем близко, только разик крыльями взмахнуть.
  Следует заметить, что он не врал, ну скажем, не совсем врал, крыльями еще ого го как пришлось махать, но в целом и вправду скоро ураган превратился в ветер. Самое приятное что ветер наполнил паруса и погнал корабль к таким желанным для всех берегам. Благополучно миновали 'узкий порог', а затем и 'широкий порог', мы на всех парусах вошли в бухту. ?????? Кормчий объяснил, что когда то в далекие времена, этот проход перегораживали поднимая толстую, перекинутую от берега до берега веревку. Но сам де он в это не верит, больно хлопотное это дело. Вот цепь это да, да только где ж ее такую взять. Кормчий весело болтал и краем глаза на меня погладывал. Команда наводила порядок на палубе и тоже косилась. Я их понимаю, такое зрелище не каждый без урона психики выдержит. Ну извините оправдываться и расшаркиваться не буду, думайте что хотите.
   - Они все тебя боятся. Даже кормчему не по себе. - Прошелестело мне в ухо, тихо так прошелестело, вежливо.
   - Да я смотрю подарочек ты и сам испугался, смирный стал.
   - Да нет, настроение у всех такое, перепуганное, вот я и набрался страшилок.
   - Убить меня им еще в голову не пришло, часом?
   - Есть такое, у некоторых. А вот кормчий думает как бы тебя спровадить по добру по здорову. А то не приведи Вегуда руки у кого возьми и зачешись за арбалет схватиться. - В шелестении Кашдара чувствовался сарказм.
   Ну и ладно, прибыли пора прощаться.
   - Легкой тебе дороги волшбовница, хороших людей встретить. Нас не забывай, зла не держи, может еще и свидимся когда. Ты нам добром за зло отдала, за это тебе земной поклон. - Кормчий смахнул кулаком невидимую слезу, на мгновение показал открытую ладонь солнцу, затем прижал руку к груди, и низко поклонился. Хотел обнять, но не решился, я сама обняла его и поцеловала в щеку.
   - И тебе удачи кормчий, может и вправду еще свидимся.
   Белоснежный город выглядел очень красиво, чтобы жить ему не хватало только людей. И вот я привела их, чтобы наполнить город гомоном, смехом и криками детей, воркованием девушек, залихватскими заигрываниями парней и солеными шутками бывалых моряков. Я привела ему жизнь. На всякий случай, для очистки совести, проверила не таит ли город опасности, и взмыла в небо. Сделала прощальный круг. Моряки как завороженные смотрели на мои пируэты, и только кормчий махал мне рукой, прощаясь.
  
  
  
  
  
  Дальше мой путь лежал на северо-запад, туда, где снежные вершины гор кутались в серые облака. Я отдохнула немного на высокогорье, в пещере среди острых пиков окрестных гор. Превратилась в человека, я активизировала плащ старейшины, и закутавшись в него спокойно уснула. На следующий день к вечеру, стараясь не попадаться на глаза шиитасам я появилась в селении. Шагора я нашла почти сразу, и к моему глубокому удовлетворению он был полностью собран и раздавал последние распоряжения. Вместо себя он оставлял штурмана, того самого, что мы спасли от толпы возмущенных поселян. (??)За время моего отсутствия штурман, едва выкарабкавшийся из объятий смерти, успел жениться, и как мне успел шепнуть Шагор, скоро станет папой.
  Ожидали ребенка, от суррогатной матери и мои протеже, обратившиеся с прошением. Сидя на моей, драконьей шее Шагор делился со мной новостями.
   - Никогда не думал что прокачусь на ее светлости верхом. - Со смешком заметил принц. - Представляешь, как мне будут завидовать.
   - Разве что на том свете. - Прошипела я.
   - Ладно напугала, раскаиваюсь, буду молчать даже под пыткой.
   - То-то же. - Примирительно фыркнула я и плавно опускаясь на теплые плиты перед алтарем с нитями вселенной все еще связанными в узел перехода. Едва видимый, при свете дня он серебрился у основания камня и растворялся высоко в небе.
   - Рад видеть вас!
   - Приветствую тебя страж.
   - Принцесса? С ней что-то случилось?
   - С ней все в порядке страж. Она уже дома, с мамой.
   - Значит вы нашли ее, - скорее констатировал чем спрашивал страж.
   - Да.
   - Но почему ты вернулась?
   - Чтобы успеть страж. Я должна успеть. - Наверное последнее я сказала больше для себя. Я даже Шагору ничего не рассказывала, так выдала несколько пожеланий в поведении на возможной все еще враждебной территории.
  Страж попрощался со мною и с принцем пожелал нам удачи и гладкой дороги. Под его добрые пожелания мы по очереди и с максимально коротким интервалом шагнули в призрачный узел нитей Вселенной.
  
  
   22
  
  
  В храме никого не было. Злобная сестра королевы по какой-то причине отсутствовала, к моей вящей радости. Не буду скрывать но мне очень хотелось ее прибить. За чудесный город на берегу океана, за тысячи тысяч уничтоженных жизней. А потом перед Сетаной оправдывайся, какая-никакая а тетушка. Мы бежали коридорами украшенными дивной зеленоватой серой каменной вязью на максимальной скорости. Я возвращалась по нашим с Ортаной следам. Каменный зал где слышно море, винтовая лестница, узкий коридор тайного хода. Велеречивого придворного тоже не было, наверное увязался за своей госпожой. Мы воспользовались лифтом, на который нам указала перепуганная горничная. Почему я решила что она горничная одним гракхам известно. Грав был на месте как и последний романтик космоса. Оказалось он уже успел посадить сына Шагора на тот самый лайнер из-за которого нам не предоставили приличного места. На мой удивленный взгляд он ответил что ему просто повезло, капитан был его старым знакомцем. Так что лайнер задержался на две галактических минуты и подобрал вельможного пассажира и его спутника на взлете. Я видела как разглаживается скорбная складка у губ Шагора. Его сын на пути к родному дому и он не один. Юный маг выполнил свое обещание, и это хорошо, очень хорошо.
   Поэт гнал грав к Хануате на максимальной скорости. Я рассказывала о наших с Сетаной приключениях, стараясь быть максимально краткой. Я сотворила фантом Старкара, чтобы с высоты грава мы сумели его найти среди скал. Я спешила, хоть и знала что успею, я это видела своими глазами. Но кто знает... кто знает.
   Вид отвесной скалы и аквамариновой воды океана на месте белоснежного города потряс меня до глубины души. Да знала, да видела, но это как дотронутся до открытой раны. Как бы ни аккуратно работал самый искусный врач, но все равно больно. Я во все глаза высматривала Старкара. Да вон он нарочито неторопливо шествует по белому песку, рукой царственно машет. Краем глаза отметила себя белобрысую на каменном карнизе и Ортана, ломанной куклой, застывшего среди камней. Я просто упала вниз вминая ненавистного советника в песок и сдирая с него венец.
   Держала, пока не подбежала Милен с Гелом. Старкар был крепко связан заткнут кляпом, подозрительно напоминающим грязный носок. Интересно где Гел его взял, посреди пляжа, впрочем как и веревку. Хорошую такую веревку, из сыромятной кожи.
   Взмах моих крыльев поднял тучу песка. Милен выдала длинную фразу состоящей из нецензурной лексики по крайней мере трех планет. Гел кричал мне что-то, но я уже не слышала его, я искала Ортана. Я хорошо помнила, что он упал рядом с каменной нишей на камни, что свалились на белый песок, не выдержав давления напирающей отвесной скалы. Но его не было, я делала круг за кругом и не находила его.
   Спустилась рядом с Милен, быстро завершила трансформацию.
   - Ты здесь мужчину не видела, высокого, со светлыми волосами?
   - Нет. Здесь никого нет, даже тел не осталось. Чистое оружие, никаких улик.
  - Ты не поняла, он упал на скалы, вон оттуда - я показала каменную нишу откуда осторожно выглядывала Сетана. Она увидела меня, начала махать рукой, крича и показывая что-то за своей спиной. Я добежала до грава Старкара, и оседлав его взмыла в небо. Зависнув на уровне ниши я увидела Армину на коленях перед телом Ортана. Ее губы что-то беззвучно шептали, а руки легкими бабочками порхали вдоль тела мага.
   - Он живой Сата! Ты его спасла!
  Вот так новость, интересно когда успела. Неважно, главное спасла.
  Я аккуратно ввела грав в каменную нишу, стараясь никого не задеть. Подошла к Армине, просто посмотреть что и как. Ее сейчас трогать нельзя. Нельзя прерывать обряд такой древний, как сама вселенная. Обряд возвращения. Глаза королевы закрыты, губы беззвучно произносят только ей ведомую молитву-заклинание. Где она сейчас, по какой дороге идет, в каких невероятных далях ищет душу мага. А может уже нашла, и уговаривает вернутся, кто знает. Я опускаюсь на колени напротив Армины и подхватываю слова молитвы-заклинания, я стараюсь повторить звук в звук, стараюсь не сбиться с ритма, не обращать внимания на слезы, заливавшее мое лицо. Соленые капли то и дело норовили затечь мне в рот, добавляя горечи. Впрочем вскоре я уже ничего не чувствовала. Я шла посреди огромного пространства заросшего пожухлой травой и редким кустарником по заброшенной каменистой дороге. Дорога была пуста. Мрачно-серое небо наполнено влагой до такой степени, что в любой момент может разразиться невероятной силы ливнем. Попытки принять ипостась дракона провалились. Впрочем, как и любую другую. Магические силы здесь не действовали. Вздохнув, я пошла по дороге. Я не размышляла правильно ли выбрала направление, я шла, шла все быстрее, потом перешла на бег. Бежать было сложно. Сопротивление воздуха возрастало по мере прибавления скорости. Хотелось взлететь, подняться высоко, высоко и увидеть его. Сейчас главное найти, догнать, а там уж я сумею уговорить вернуться... ко мне. Или не ко мне но вернутся. Его время еще не наступило, он слишком рано решил уйти, слишком рано.
   Я не сразу его увидела. Он лежал на обочине, в пыльной траве не подавая признаков жизни. Лежал и бездумно смотрел в небо, серое дождевое небо.
   - Зачем ты пришла? - спросил он равнодушно, словно его на самом деле это и не интересовало, просто надо было что-то спросить.
   - А зачем ты ушел?
   - Не знаю - равнодушно ответил он - увидел дорогу, пошел вперед, устал, вот лежу.
   - И что дальше?
   - Дальше пойду, отдохну немного, и пойду. А ты зачем?
   - Тебя искала.
   - Нашла?
   - Не знаю. А ты как думаешь?
   - Не знаю.
  Ортан сел, взял мою руку. Повернул ладонью, коснулся губами, очень нежно.
   - Я любил тебя.
  Его голос звучал так же равнодушно.
   - Любил?
   - Да, как только почувствовал. Еще не видел, а уже любил. Ты моя мечта. Я буду помнить...
   Он не успел договорить, потому что я от всей души врезала ему в челюсть.
   - Ол, ты чего дерешься? - возмутился колдун, хватаясь за пострадавшую часть лица и оглядываясь по сторонам. Где мы?
   - Не знаю, может тот свет, а может предбанник к нему. Еле догнала тебя. Давай поднимайся, пошли назад.
  Ортан послушно поднялся сам и протянул мне руку, помогая подняться.
   - Ничего не помню. Нет, помню как дрался со Старкаром. Мне показалось он убежал?
   - Не от меня. - Я тоже поднялась и теперь пыталась понять в какую сторону нам идти.
   - Так я умер?
   - Только попробуй.
   - Ты пошла за мной? Значит тебе не все равно?
   - Конечно мне не все равно. Я своих никогда не бросаю.
   - Я не о том, - Ортан взял меня за руки и подтянул к себе на максимально близкое расстояние. - Ты ведь понимаешь о чем я?
   - Да.
   - Что да?
  Теперь в интонации мага густо вплеталось что-то мне до конца непонятное: нетерпение, затаенный страх, надежда.
   - Все да. Пойдем, а?
   - Сата, очнись, ну же, Сата!
  Меня трясли и причем весьма интенсивно. Скажу больше с двух сторон. Второй была Милен, первой, то есть более настойчивой - Сетана.
   Я открыла глаза и увидела что Ортан внимательно смотрит на меня. Я улыбнулась и коснулась его щеки, вложив в этот жест всю свою нежность. Он потерся щекой о мою руку, закрыл глаза, и... уснул.
  Я обернулась, и улыбнулась Сетане ее маме и конечно же Милен.
   - Я так соскучилась, - и видя как брови Милен удивленно поползли вверх, объяснила - Год вас не видела, да и Сетану полгода.
   Количество удивленных увеличилось.
   - Расскажу позже, надо забрать отсюда Ортана и надежно закрыть Старкара.
  - Того самого Старкара? - переспросила Милен.
  - Того самого сестричка, - ответил за меня Гел, входящий в пещеру. - Предлагаю найти более удобное помещение для воспоминаний в приятной компании. И обеспечить нормальные условия для больного, - добавил он переводя внимательный взгляд с Ортана на меня.
  
  
  
   23
  
  Это был очень длинный день. Длинною в год, для меня по крайней мере. И он подходил к концу.
  
  
  Старкар, со всеми возможными предосторожностями был изолирован на борту Эрторе. Сестру королевы искали весьма тщательно, но пока безрезультатно. Слишком много секретов хранил дворец, и слишком мало было людей которым эти секреты можно было доверить.
  
  Мы собрались в обеденной зале дворца, где за доброй едой поделились впечатлениями, сопоставили факты и разработали стратегию дальнейших действий по восстановлению порядка.
  
  В отличи от нас с Сетаной, то что произошло с Милен и Гелом и приключениями назвать можно было с большой натяжкой. Это если судить по озвученной ими версии. Некоторые нестыковки говорили о том что все было не так просто, но будет рассказано позже без свидетелей в лице королевской семьи. К слову сказать король был в добром здравии и присутствовал на нашей импровизированной конференции. Так же как и Стен Тур, стоящий за его спиной. По каким-то только ему понятным причинам он отказался сесть за стол. Шагор успел связаться с отцом и теперь с удовольствием общался с людьми из 'большого мира', как он сам выразился. Ортан, по его же словам, преотлично себя чувствующий, больше отмалчивался, отвечая лишь на прямо поставленные вопросы. Армина и Сетана сидели рядышком тихо переговаривались и лишь время от времени вступали в общий разговор. Кашт тоже получил приглашение и время от времени шелестел мне на ухо свои едкие замечания. Поняв что его слышат почти все стал более сдержан в выражениях, но не замолчал.
   - Мы вошли в лабиринт, следуя указаниям Стена Тура вышли прямо к королевским покоям. - С аристократической небрежностью повествовала Милен, потягивая густое красное вино из королевских подвалов. К слову сказать вино было отменное. Легкая фруктовая нотка и удивительная свежесть послевкусия. - Точно так же мы вышли... и доставили его величество на борт Эрторе. Собственно все. На борту мы сумели снять заклятие и максимально ослабить действие препарата, которым его величество пичкали не один месяц. Его величество при этом весьма загадочно улыбался и не менее загадочно молчал время от времени кивая, как бы подтверждая сказанное.
  Я же отлично помнила, что все мои попытки связаться с ними потерпели полное фиаско, следовательно было что-то о чем я узнаю позже. Дальше рассказывала я. Сетана и Кашдар дополняли мой рассказ своими характеристиками тех или иных событий. Ортан молчал, но его ироничная улыбка переходящая в ухмылку все время сбивала меня с мысли. Так и хотелось подойти схватить за шиворот и хорошенько встряхнуть, а еще больше хотелось обнять...
  Рассказ, невероятно сжатый вызвал немалую бурю эмоций, и породил море вопросов, на которые не всегда были ответы. Немалое удивление вызвало чудесное возвращение принца Шагора. А у меня опять появилось странное чувство что я что-то упускаю, что опаздываю, что не успеваю. Что-то в этом стройном хоре всеобщего ликования по поводу благополучного завершения очень сильно отдавало фальшью, или кто-то? Я еще раз осмотрела всех сидящих за столом. Что-то не давало мне покоя, как заноза, только... И внезапно я поняла Стен Тур так и не подошел к Рембару. Рембару, который все время держался как можно ближе ко мне, как бы говоря, что еще раз уйти из-под его надзора мне не удастся. Рембару последнему романтику космоса, вызвавшего поистине бурю радостного ликования у поклонника его поэзии Стена Тура, буквально пару часов назад, по местному времени. Я отлично помню как светились от восторга его глаза.... А вот теперь стоп, улыбаемся, мягко стелим ткань рассказа и...
   - Милен, присмотрись к Стену Туру, он не тот, кто приходил к нам утром. - Я соприкасаюсь с ней мыслями, для других, даже самых сильных магов это совершенно незаметно, не зря же мы столько тренировали эмпатические разговоры. Это умение уже не раз нас выручало.
   Взгляд Милен шаловливый как у кошечки пробежался по собравшимся за столом.
   -- Господин Стен Тур - капризно выпячивая нижнюю губку проворковала она - а не почитаете ли вы нам стихи Рембара. В вашем исполнении они звучат неимоверно сексуально.
   - Думаю сейчас не время для стихов, - надменно холодно произнес Стен Тур. - Тем более сексуальных.
   Он так и не покинул свое место за стулом короля.
   - Ну не скажите, иногда поэзия здорово помогает понять, что ты за человек.
   Милен встала и любуясь бокалом, вернее алой жидкостью, что играла во всех его гранях не хуже драгоценного камня приблизилась к Стену Туру. Одно едва уловимое движение, и царедворец застыл изваянием. Все это произошло так быстро, что большинство сидящих за столом даже не поняли, что что-то произошло. Гелард одним прыжком преодолел разделяющее его со Стенном Туром расстояние, и моментально наложил на него магическую сеть. Теперь он будет пребывать в магическом сне пока Гелард, именно он и никто другой, ее снимет. Мгновение и силуэт Стена Тура поплыл на глазах превращаясь в Арсару. Гел внимательно поглядел на сестру королевы но будить ее не стал. Он окинул взглядом всех присутствующих и уже собирался что-то сказать как в зал ворвались Рон и Тес. По-иному обозначить их стремительное появление было просто невозможно.
   - Король! Полная изоляция! Немедленно! - прокричал Рон подбегая к Армаксу на ходу разворачивая магическую сеть.
  Тес быстро подскочил с другой стороны. Но увы, они опоздали. Магическая сеть накрыла пустое кресло.
   - Всем оставаться на месте. - Глосс Гела в этот момент был подобен грому.
  Его приказ был выполнен и все застыли словно изваяния. Я и не пыталась нарушить приказ Геларда поскольку была увлечена наблюдением, если это можно так назвать. Едва Рон произнес первое слово, как фигура короля пошла рябью как вода в озере под воздействием ветерка. Затем силуэт поплыл и начал исчезать. Причем это произошло так быстро, что мне пришлось приложить значительные усилие, чтобы разглядеть детали. Интересно неужели Эрторе и все маги вкупе не смогли распознать гостя. Я уже не вспоминаю о Геларде с Милен. Что-то здесь здорово не так. Несколько часов, а столько событий. Только мне кажется что пора со всем этим разобраться.
   - Тес, Рон, в чем проблема, коротко!
   - Он пригрозил Мелаэ полным уничтожением, требовал две сотни килограм сетория.
   - Сеторий говоришь? Интересно, очень интересно. Двести килограм? -задумливо произнес Гел. - И на Мелаэ, иметься такое количество сетория?
   - Имеется. - Улыбнулся Рон.
   - Его величество Карат сим Ротам, принял нас весьма радушно. Мы вместе с ним наблюдали за гибелью Хануаты, и комментариями оного события лично его величеством Армаксом. Король требовал немедленной поставки сетория, или же Мелаэ исчезнет вслед за Хануатой. Надо отметить, что Кират держался мужественно, чего не скажешь о королеве Сире. Я не могу ее винить все-таки шестеро детей. Какая мать такое выдержит. Она потребовала от мужа немедленной отправки сетория на Артикс. Вот тогда в ее речах и сплыл рудник Карпоале, и восемьдесят процентов содержания в руде. Король Мелае Карат сим Ротам сразу же сказал что рудник то только что открыт, и еще нужны дополнительные исследования чтобы предоставить отчет Совету. В общем правительство Мелаэ в панике и просит помощи обязуясь в предельно короткие сроки передать все данные о руднике Совету Пяти Галактик.- подытожил Сет.
  
  
   Геллард многозначительно хмыкнул. В зале было очень тихо и его хмыканье получилось довольно громким. Нужно сказать что новость о таком руднике сама по себе была чем-то из ряда вон выходящим. Сеторий очень редкий и, соответственно чрезвычайно дорогой метал, который используется в электронике, в производстве бортовых компьютеров, а также в новейших видах очень серьезного оружия. Продажа сетория идет на граммы. Все рудники подотчетны Совету, более того его добычу контролирует сам Верховный Старец. Пяти процентное содержание в руде дает две тысячи процентов рентабельности, а тут восемьдесят. И ни Совет ни Старец, понятия не имеют о существовании рудника Карпоале на Мелаэ. А это уже очень серьезно, в плане очень серьезных санкций для короля Карата сим Ротама.
  - Я попрошу всех успокоиться и продолжать ужин. С вашего разрешения мы вас ненадолго покинем. Настоятельно попрошу не покидать столовую. Рембар ты отвечаешь за их безопасность! - Спокойно сказал Гел. Он посмотрел на меня затем на Милен, и стремительно покинул столовую. Я поднялась, краем глаза фиксируя перепуганные глаза Армины и Сетаны. Утешать и успокаивать будем позже. Сейчас не время утешений, сейчас время действия. Вопросительный взгляд Ортана, не нужна ли мне его помощь. Я отрицательно покачала головой и последовала за Гелом с Милен.
   - Это тагорки, - как всегда неожиданно зашелестело у меня в ухе когда мы шли по безлюдному коридору дворца. Ох уж этот подарочек! - Он привязан к Арсаре, из дворца не выйдет, пока не поменяет носителя.
   - Стоять! - неожиданно даже для себя самой произнесла я вслух.
  Гелард и Милен остановились и вопросительно посмотрели на меня, вероятно они не услышали подарочка.
   - Это тагорки, он привязан к Арсаре, но может поменять носителя в любой момент. - повторила я. - По какой-то причине он не смог привязаться к королю Арсар, не дался.
   - Его надо его найти, как можно быстрее, - в раздумьях произнес Гелард. - Тагорки, насколько я помню для подсоединения нужна добрая воля. Не важно каким образом он уговорит или запугает, но согласие носителя является обязательным условием. А вот покинуть носителя он может самостоятельно.
   - Но существовать самостоятельно он не может, значит срочно должен найти другого носителя. Подарочек! Каков возможный радиус его удаления от объекта? - Спросила я Кашдара.
   - Не больше километра, - прошелестела сущность, но как то очень уж неуверенно.
   - Кашдар, ты чего-то недоговариваешь?
  Я уже чувствовала, кучу неприятностей.
   - Это может быть любое животное, вообще любое живое существо.
   - Девочки вы возвращаетесь в столовую. Успокойте их величеств, попробуйте расспросить королеву о ее жизни до замужества. Не могу понять, но чувствую что ноги растут еще оттуда. Короля найду сам. - бросил он, и быстрым шагом отправился в сторону королевских покоев, как мне сообщила Милен, улыбаясь.
   - Ол, не спрашивай, думаю с его величеством все в порядке. Пошли допрашивать королеву. Знаешь, давно у меня не было такого длинного полного событий дня.
   - Да, но у тебя не было дня, длинною в год. - Сказала я.
   - Да, такого еще не было, но какие мои годы. - Сказала Милен направляясь в столовую.
   В столовой было тихо. Сетана что-то рассказывала матери, а та улыбалась внимая ее рассказу. Ортан разговаривал с Шагором. Рон ,Тес и Рембар (Тавас) ужинали не забывая следить за дверьми. Здесь же присутствовали еще несколько человек из нашей команды, они аккуратно упаковывали тело Арсары в специальный футляр, который здорово смахивал на гроб. Основное назначение этого футляра была транспортировка раненых на большие расстояния. Тело прочно фиксировалось и человек засыпал, избегая ненужных страданий и неудобств присущих каждому перемещению. Удивительно спокойная атмосфера. Ага, Ортан подмигивает, значит его работа. Что ж наверное так лучше. Я тихонько подсела к Сетане, улыбнулась королеве.
   - Вы нашли Армакса? - Спросила она тихо.
   - Гел обязательно его найдет Ваше величество. - Так же тихо ответила Милен. Она подошла и села рядом с королевой. - Не беспокойтесь.
   - Странно, но я не беспокоюсь, все понимаю но как то отстраненно. Думаю это ваш друг колдует. - Королева улыбнулась мне. - Думаю он прав, мы слишком устали и лишние волнения не нужны. И все же я хотела бы понять, что происходит?
   - Вот и давайте разберемся. Думаю начать следует с вас ваше величество. Вы ведь знакомы с тем кто выдавал себя за вашего мужа. В ваших газах я видела страх, но вы не были удивлены. Итак, возможно пришло время все рассказать?
  Королева тяжело вздохнула, опустила глаза. Секунда сбегала за секундой, но она молчала. Видимо собираясь с мыслями, потому что когда она подняла голову на ее лице уже не было растерянности, ее сменила решительность.
   - Моя хорошая, - начала говорить королева. Она подвинула стул ближе к дочери и обняла ее. - Чтобы ты сейчас не услышала, знай одно, ты для меня дороже всех на свете, я люблю тебя.
   Вступление мне не понравилось, подозреваю Сетане тоже. Она мягко освободилась с материнских объятий.
   - Мама ты о чем?
   - Просто выслушай. - увидев как народ начал подтягиваться к нам жаждущим получить ответы пускай и не на все вопросы произнесла Армина. - Думаю мне не нужно просить здесь присутствующих держать мой рассказ в тайне. Я не боюсь огласки, но она может повредить родным мне людям. Да вы правы леди Милен, эта история началась еще когда я была подростком. Моя мама, была верховной жрицей храма Шаркари посвященной Сартри. Этот храм издавна был сосредоточием власти Сартри, что распространялась на несколько весьма обширных королевств. Моя мама принимала королей как своих подданных. Нет, она не страдала тщеславием, она и вправду по статусу была выше этих королей. Она была очень красивой, и любимой. Мой отец был простым жрецом. Все что он умел это любить мою маму, так она мне говорила. При этом она всегда мечтательно улыбалась. Он и нас любил, играл с нами учил нас. Это были лучшие годы моего детства, рядом с мамой и папой. А потом пришел черный человек... Это я сейчас понимаю, когда стала взрослой и могу проанализировать события тех дней. Он пришел, как странник, остановился в гостевом доме для бедных. Там мог жить любой и платить столько сколько мог. Считалось что никто не станет обманывать богиню. Он не платил, а работал. Чинил окна и двери, рубил дрова, топил печи на кухне. Помню как повариха хвалилась своей подружке, дескать такого помощника послала сама богиня. Вот только в одном плох, взглядов ее призывных не понимает, жаловалась она. Я тогда не поняла о чем она, а в памяти осталось. Потом он стал младшим жрецом, помню что все время чистил подсвечники в храме. Я тогда часто там бывала, мне нравилось рассматривать фрески повествующие о жизни богини. Один раз поймала его взгляд, внимательный и недобрый. А потом случилось несчастье. Во время большой мистерии одна из статуй упала прямо на отца. Помню мама склонилась над ним, я подбежала и Арсара. Он смотрел на нас с такой любовью. Прощался... Эту любовь я так и ношу в своем сердце. Мама очень сильно горевала. Дни и ночи проводила в храме перед статуей богини. Даже не знаю что она просила. Ее губы все время что-то шептали, но так тихо что никто не мог разобрать. Я тоже молилась, просила послать маме душевный покой. Мне так ее не хватало в то время. Казалось она забыла о нас с сестрой. Словно во сне выполняла свои каждодневные обязанности верховной жрицы. Участвовала в мистериях. В то время мы с сестрой начали путешествовать. Это было так ново и захватывающе, что мы просто пропустили момент когда мама влюбилась в черного человека. Странно, что я продолжаю называть его черным человеком, когда у него есть имя, и даже не одно. Тогда его звали Хварад. Это была не настоящая и больная любовь. Не знаю какие силы он задействовал но он подчинил маму полностью. Она стала послушной куклой в его руках. Впрочем как и моя сестра. Все это я поняла гораздо позже, уже став королевой и.... прослушав курс лекций по психологии в столичном университете. Помню как на меня косились все студенты, на первых занятиях. Потом они привыкли и мы даже подружились. Армакс и то время от времени участвовал в студенческих посиделках. Это было хорошее время. - Голос королевы потеплел, в нем явно чувствовались мечтательные нотки. - В молодости мы часто бываем слепыми и глухими.... А жаль... Впрочем все это не важно. Хварад жаждал власти, полной и безраздельной. Власти над королями, над всей планетой. Со временем храм, и без того не бедный стал самым богатым и могущественным. А моя мать почиталась не меньше чем богиня. Я знаю ей это нравилось, мою сестричку бесило, а народ? Да кто будет спрашивать народ. Я почти не бывала дома. Мне нравилось путешествовать. А мой вагарра, который по штату обязан оберегать и сдерживать порывы, частенько пренебрегал своими обязанностями, поскольку сам был большой любитель шастать по мирам. Не могу сказать, что моя юность была несчастной, наоборот я делала то что хотела. Никто не контролировал меня не спрашивал куда я пойду и когда приду. А все мои желания как то платья, украшения или тагриская кобылица удовлетворялись без лишних вопросов. Я была богата и свободна как ветер. Что еще нужно в юности, мне так точно этого хватало для полного счастья. А потом я встретила Армакса. Сначала, пока об этом не узнала моя сестричка все было прекрасно. Мы встречались на берегу, там под дворцом. Гуляли по мирам, разговаривали.... Я не о чем не думала, ничего не загадывала, ничего не планировала. Я просто была счастлива. А однажды Армакс не пришел на встречу. Мы не виделись уже дней десять когда моя сестричка огорошила меня новостью о своем скором замужестве с королем Армаксом. Я была раздавлена этим предательством. Не выходила из своих покоев много дней, а потом решила пойти, попрощаться. Он ждал меня на берегу. Он долго всматривался в мое лицо, а потом спросил, шел ли дождь, в нашу первую встречу. Я ответила что ничего не омрачало сияние двух лун. Помню он обнял меня крепко, крепко и сказал, что никогда не отпустит. Мы поженились очень тихо на следующий же день, а спустя месяц специально для жителей устроили официоз и закатили грандиозную гулянку. Меня никто не искал, вообще. Сестричка сама себя подставила, причем очень глупо. Она прыгнула в его кровать и форсировала события, уверенная что он уже не отвертится. Не буду это пересказывать мне до сих пор неприятно. Но, спустя девять месяцев она родила девочку. Тебя Сетана, прости возможно нужно было рассказать тебе раньше. Но ты для меня дороже всех и ты моя т только моя девочка.... Кроме того именно ты являешься наследницей трона, а не мой сын, твой сводный брат. Моя сестра очень жестоко отомстила мне. Она появилась во дворце под утро. Пришла вместе с Хварадом. Начались схватки, я не успела позвать врача и прислугу. Хварад принял роды. Меня словно связали и засунули в рот кляп. Я была совершенно беспомощна, не могла позвать на помощь. Это было так страшно, что даже воспоминания вызывают ужас. Они ушли с моим сыном и оставили мне дочку. Тебя, моя Сетана. С тех пор я ищу его. Я согласилась на все требования Хварада лишь бы они не причинили вреда моим близким. Впрочем от меня требовалось лишь связать нити. К сожалению больше я ничего не знаю. Я пришла и была готова помочь, но меня посадили в клетку и держали там много дней. Я только надеялась на то, что Арсара не будет вредить собственному ребенку, я молилась... это все что я могла.... А дальше вы знаете...
   - Ваше величество, вы случайно не знаете зачем ему сеторий? Спросила я.
   - Не знаю, я слишком давно не была дома. Но точно знаю, что это Хварад. У него тысяча личин, и никто не знает его истинного лица. Но есть одна примета... Кем бы он ни был у него на лбу всегда есть рог. Он маленький, его за волосами трудно разглядеть. Поэтому он всегда носит на лбу повязку, или головной убор, какой либо. Я узнала об этом случайно. Увидела его выходящим из реки в укромном местечке которая я и сама облюбовала для купания. Я буквально влетела в эти кусты, на ходу стягивая платье. Он был нагим, волосы были мокрые и рог отчетливо виден. Помню он был очень недоволен, возможно его неприязнь началась именно с того памятного случая. А потом я случайно посмотрела как он прятал в тайник книгу.
   - И ты конечно же ее достала и прочла, да мама? И кто меня ругает за излишнее любопытство?
   Армина улыбнулась и обняла дочь, радуясь что та все правильно поняла и продолжала считать ее матерью.
   - Я просто знаю какие бывают последствия, и делюсь опытом. Да я прочла ее. Там было описание подобных существ. Именно существ, ибо он не человек, он только подселяется в человеческие тела и порабощает их.
   - Их называют тарагорками?
   - Не совсем, но очень похоже - тарагоками, правила прочтения, переводчики, кто знает, но думаю и то и другое название той самой сущности. В той книге описывались многие сущности. Но рог есть только у тарагорков. Больше ничего не помню, впрочем.... Там было, что-то важное.... Сейчас... попробую вспомнить.
  Королева сосредоточено замолчала, а мы не стали допытываться понимая, вспомнит - расскажет.
   - А вот интересно, а про меня там тоже писали? - прошелестел Кашдар. На это раз он не застал меня врасплох, я уже несколько минут ждала подобного вопроса.
   - Мы потом королеву об этом спросим, ладно подарочек, обязательно спросим.
   - Я знаю зачем ему сеторий. - неожиданно для всех произнес Ортан. Когда то читал, очень давно. Тарагорки сами по себе порождение сетория. На той планете, откуда их изгнали, по-другому я это просто не могу назвать это действие. Там они жили в пещерах где выходили жилы этого минерала. Сейчас эта планета полностью выпотрошена, там не осталось ни грамма сетория. А тарагорки разлетелись по всей вселенной. Но для воспроизведения им нужен этот материал в довольно больших количествах. Вот он и хочет создать для себя подобную пещеру, хочет иметь потомство.
   Как же все просто, все ради воспроизведения рода. Столько смертей и разрушений ради одного маленького тагорки. Хотя это справедливо, их выгнали с родного дома. Жизнь за жизнь, все как всегда. Наверное подобные мысли посетили всех присутствующих поскольку минута молчания памяти тагорков как то затянулась. Некоторое оживление внес десерт, настроил все разговоры на мажорный лад.
   - Интересно, а как он узнал о сетории? Такая серьезная комбинация. Маленький принц, простите ваше величество, то есть он планировал это уже много лет. - Задумчиво произнес Рон.
   - Вероятно он чувствует сеторий. И возможно его розработка началась с его подачи. Мы имеем сложную комбинацию не с одним дном. А вот Старкар, я не совсем понимаю зачем он был ему нужен. Неужели все дело в запугивании. Или мы просто еще не все знаем. - Не менее задумчиво сказал Рембар.
   - Старкара нашла Армина, случайно. Гонимая завистью она металась по мирам в поисках большой и чистой любви. На ту планету она попала случайно. Она сама мне рассказала. - Произнесла Армина.
   - Старкар сразу понял, что у него появился шанс выбраться. Конечно ему понадобилось время чтобы снять все зацепы. Но он умеет обаять женщину. - Заметил Ортан.
   - Особенно если женщина хочет, чтобы ее обаяли. - Прошелестел подарок, на этот раз не в ухо.
   - А Хварад услышав от Арсары о ее находке, и сопоставив факты сразу включил бывшего диктатора в свой план. - Высказала свои предположения Милен.
   - А тот, в свою очередь, желая получить поддержку рассказал о венце, или же подтвердил его реальное существование. А главное возможность его достать и тем самым посеять грандиозный скандал. - Добавила я.
   - Предварительно посеяв страшные разрушения. - Подытожила Милен.
   - И ты так никогда не видела своего сына, мама? - Едва слышно произнесла Сетана.
   - Увы. Я даже не знаю жив ли он. Я молюсь Олуне.
   - И эта молитва должна была стать завершающей?
  Вспомнила я рассказ таможенника.
   - Да, но не стала.
   - Ничего мама, мы начнем сначала, мы найдем моего брата, вот увидишь. Теперь я с тобой, и папа, и - Сетана подняла на меня глаза полные мольбы - нам обязательно помогут, вот увидишь.
  Она прижалась к Армине и крепко обняла ее.
   - Да конечно милая, мы обязательно поможем. - Я провела рукой по волосам принцессы, успокаивая и вселяя надежду.
   - Вот только сначала нужно найти Тарагорку. Это я так напоминаю, время то идет. - Едва слышно прошелестело мне в ухо.
  Да, теперь когда все пазлы сложились в одну нелицеприятную картинку, поимка Хварада была не менее важной чем поиск исчезнувшего короля.
   - Ну хоть покажите этот артефакт. Мое любопытство уже зашкаливает. - перебил мои нелегкие размышления Рон.
  Народ сразу оживился, всем вдруг захотелось увидеть венец.
   - Вот он! - Ортан держал на вытянутых руках тонкий серебристый ободок с большим зеленым камнем по центру. - Я хочу подарить его той что прошла следом лунного дракона, вам леди Оллаель.
   - Думаю вы ошибаетесь достопочтимый колдун. Венец вы отдадите мне!
   Все обернулись на голос звучавший равнодушно и надменно. Мужчина в ливрее лакея, крепко прижав к себе принцессу приставил к ее горлу тонкое жало стилета. Он медленно пятился то и дело оглядываясь и вскоре его спина была прижата к стене.
   - Один неверный шаг и всеми любимая принцесса умрет.
  Краем глаза отметила размытую фигуру Шагора. Переходит в невидимый спектр, если я увидела то тагорки тоже. Плохо.
   - Повторяю для ящериц, один неверный шаг.... Ну я жду.
  Агор вернулся в свою привычную форму, но продолжал двигаться, теперь даже я не вижу просто знаю.
   - Зачем вам венец? - Я повернулась лицом к тарагорки и сделала шаг навстречу. Краем глаза отметила как в мою сторону сделал шаг Ортан.
   - Правильно колдун, еще несколько шагов в мою сторону и принцесса получит шанс на спасение. Главное чтобы венец впереди тебя шел.
  Казалось, что время остановилось. Все кто находился в комнате словно окаменели. Жили только глаза, и невозможно было описать ту бурю эмоций которую они выражали.
   - Он как человек убить легко, только сбежит сразу. Связать надо. - Тихо прошелестело в моей голове. Легко ему сказать, связать. Стоп, он же не маг, влез в шкуру человека стал так же уязвим как человек, и навыки соответствующие, мышечная память так сразу не переделаешь. Ортан сделал еще шаг в мою сторону.
   - Колдун, ты не балуй, коли желаешь, чтобы девчонка выжила. Не балуй кому сказал!
   Кричит! Боится? Ничего в этом теле сделать не может? Ну убить во всяком случае точно сможет. Шаг.
   - И ты тоже девка не балуй.
  Шаг.
  Шагор уже точно не один шаг сделал. Я уже и не вижу его. Милен тоже выпала с моего поля зрения.
  Шаг.
   - Так все колдун одень венец на девку пускай она ко мне его принесет. Да только девка гляди руки при себе держи.
  Шаг в сторону Ортана. Маг улыбнулся, мне, едва заметно, одними глазами. Если не знаешь то и не поймешь, что это улыбка. И не спеша, торжественно поднял венец над моей головой. Я смотрю в его глаза и понимаю что тарагорки никогда не получит Венец Ортана.
   - Э милок а погодь я передумал!
  Поздно, венец уже лег на мою голову.
   Того что произошло дальше не ожидал никто кроме Ортана. Он-то наверняка хотя бы догадывался, если судить по улыбке. Мне стало так хорошо, словно вместе с родными, на теплой солнечной поляне волшебного леса, в детстве. ?????? Поскольку сама я ничего не увидела, то пишу со слов Милен и Сетаны. После того как Ортан возложил, иначе не скажешь, венец меня окутало серебристое сияние. Началось все с головы и постепенно разрасталось до внушительных размеров. Это длилось минуту не больше, но Сетана была уверена, что не меньше получаса. Она меня уверяла что это было настолько волшебно, что она даже не уловила момента, когда Хварад перестал ее держать. Милен напротив, увидев, что начинается светопреставление и все смотрят на меня, постаралась схватить тарагорки, но увы. Он быстро понял, что венец ему уже не светит и воспользовался тушкой маленького домашнего мита (грызун, хищник, ценный мех. Легко приручается.)
   - Вот зараза ушел! Второй раз ушел! - с досадой произнесла Милен.
  Ее слова, вернее интонации с которыми эти слова были произнесены, вывели меня из состояния эйфории.
   - Кто ушел?
   - Тарагорки ушел.
   - А вот это плохо, очень плохо.
  Гелард входил в зал вместе с королем, и вероятно услышал о чем говорили мы с Милен. Армина и Сетана бросились к Армаксу. Да хоть тут все нормально закончилось.
   - Сата, а где венец? - Милен подошла ко мне и провела рукой по моим волосам. - Ортан, может ты объяснишь что произошло?
  Ортан пожал плечами.
   - Я сам до конца не понимаю, но он теперь навсегда с леди Оллаель, и достать его никто и никогда не сможет. Зато она сама может пользоваться им в полной мере.
   - Например уничтожать не понравившиеся ей планеты? - Полушутливо произнес Гелард. - Хороший подарок любимой девушке.
  При этом он так выразительно посмотрел на Ортана, что последний не на шутку смутился. - Итак король нашелся, семья воссоединилась. Арсара и Лаорон схвачены. Я связался со Старцем и рассказал о сеттории. На Мелае уже летит команда Крапина (одно из элитных подразделений быстрого реагирования подчиняющихся непосредственно старцу.) Карат сим Ротама предупрежден о группе Крапина. Королева получила заверения в том, что ситуация полностью под нашим контролем, а вы упустили главного фигуранта.
  - Зато мы выяснили зачем ему сетторий в таком количестве. - Милен быстро обрисовала ситуацию Гелларду. - Это версия Ортана, и думаю он прав, все складывается в логическую схему. Теперь бы еще понять как его найти. Если он не может без носителя, а человек в этом плане наиболее для него удобен, он будет его искать. Что уж там наобещает, но всегда найдутся алчущие больше того чем имеют, и настолько безголовые, чтобы отдать свое тело. - Милен посмотрела в на тело слуги безжизненно привалившиеся к стене.
   - Он жив. - Сказал Ортан. Он проверив пульс на шее слуги и добавил. - Пока жив. Пульс очень слабый, как любят говаривать медики - нитевидный.
   - Ему нужен сеторий. - Предположила я. - Он точно без носителя не может передвигаться? Подарочек тебя этот вопрос тоже касается, что-то ты подозрительно молчалив.
   Кашдар не отозвался, и мне это не понравилось. Очень не
   Понравилось.
   - Я позову его. - Сказала Армина. - Если пообещать ему свободу он придет. Ведь Арсара ему недоступна, и сейчас только я могу для него связать нити вселенной. А взамен он должен рассказать мне о сыне, жив ли и где он его запрятал.
   Мы все смотрели на Армину, на ее полные мольбы глаза.
   - Конечно Ваше величество. - Ответил ей Гелард.
   - Благодарю вас. - Сказала королева. Она попросила нас отойти от нее сделав круг диаметром в четыре метра. Затем точно в центр круга положить полуживого слугу чьим телом тарагорки уже успел попользоваться и громко позвала:
   - Хварад! Тебя зовет Армина. Я готова помочь тебе.
  Было очень тихо. Я бы даже сказала торжественно тихо. Все ждали. Я подумала что это самый лучший выход из ситуации. Даже если мы его поймаем, что весьма не просто в силу его природы, вернее нашего незнания его природы, то что с ним делать дальше? Держать в энергетическом коконе, уничтожить? Как? А если потребуется суд. По законам какой планеты его судить. Ведь Армина даже не знала где находиться ее родная планета, а Ортан весьма плохо помнил местонахождение уничтоженной планеты тарагорков. Мои размышления прервал мита неизвестно как появившийся перед королевой. Он внимательно посмотрел на Армину и кивнул. Еще минута и слуга начал подниматься. Я, хоть и очень внимательно наблюдала за невесть откуда взявшимся зверьком, но момента перехода не заметила.
   - Я слушаю тебя дочь Маргары.
   - Я хочу знать где мой сын?
   - А что я получу взамен?
   - Свободу!
   Я не сразу поняла, что тарагорки хохочет, не смеется, а именно хохочет.
   - Я и так свободен дочь Маргары.
   - Что же ты хочешь Хварад?
   - Ты свяжешь для меня нити Вселенной. - Он повернулся к Геларду. - А вы дадите мне уйти по звездному пути.
   - Я свяжу для тебя Нити, Хварад!
   - Я не буду препятствовать этому Хварад! - Торжественно, как бы подражая интонациям королевы произнес Гел.
   - Я отдал твоего сына Арсаре.
   - И что она с ним сделала?
   - Я не спрашивал.
   - Он жив?
   - Я клянусь Тарги, божеством моего утраченного мира, что ничего не знаю о твоем сыне дочь Маргары. Тебе нужно задать этот вопрос своей сестре.
   - Я верю тебе Хварад, и выполню обещанное, немедленно.
  Мы с Милен сопровождали королеву в подземный храм. Гел остался с королем и принцессой. Ортан и Шагор тоже пытались составит нам компания, но я попросила их остаться.
  
   24
  
  Дорога в святилище Сартри отличалась только тем что в грот мы спустились лифтом, а дальше подземелье, зеленые лабиринты переходов, храм богини звездных дорог. Хварад шел впереди за ним Армина, Милен замыкала шествие. Мы двигались молча. Тон задавала королева, она была собрана и напряжена, как туго натянутая струна.
  Так же молча мы с Милен стали по обе стороны Хварада, пока Армина связывала нити вселенной открывая дверь на звездные дороги.
   - Ты выбрала самую безлюдную планету дочь Маргары?
   - О да, Хварад, но я не так жестока как ты был ко мне. Это прекрасный, хоть и безлюдный мир, а самое главное там ты сможешь растить своего малыша.
  Королева произнесла это сосредоточено, и в то же время равнодушно, продолжая колдовать над нитями. Еще мгновение и алтарь охватило серебристое сияние. Хварад сделал шаг, затем оглянулся, внимательно осмотрел нашу троицу, усмехнулся, и решительно шагнул в неизвестность.
   - Ваше Величество, а откуда вам известно, что там есть сеторий? - Спросила королеву Милен.
   - Вспомнила когда обдумывала на какую планету его отправить. Он же, когда мы с Арсарой стали путешествовать нитями Вселенной, показал нам этот минерал, и опросил осматривать определенные ландшафты. Дал точное описание возможных спутников минерала. В общем он уже давно в поисках. А эту планету я не так давно нашла. Получается мозг сам обработал все увиденное и сохранил информацию. Помню, тогда, где то на краю сознания появилась мысль выторговать эту планету, или обменять на сына. А потом забылось.... Вспомнила только сейчас. Странно. - Королева замолчала, задумавшись.
  Мы не спешили, не отрывали ее от раздумий. Захочет сама скажет, или спросит. В любом случае нам следовало подождать пока портал закроется, так что время терпит.
   - Скажите, а я могу поговорить с сестрой? Она ведь еще во дворце?
   - Думаю нет, сейчас она на Эрторе, но мы с удовольствием составим вам компанию.
   - Да, я сейчас же попрошу Рембара подогнать грав. Думаю лучше всего прямо сюда, к гроту? - Я нажала пару кнопок на коммуникаторе.
   - Благодарю. - Очень тихо сказала королева.
  Я была ужасно рада ступить на борт Эрторе, о чем не преминула сообщить.
   - Приветствую тебя Тор, я соскучилась.
   - Я наслышан о ваших приключениях, леди Оллаель. Добро пожаловать на борт Эторе. - Голос и интонации бортового компьютера были как всегда подобраны соответственно моменту. Сейчас он больше всего напоминал хорошо вышколенного дворецкого, встречающего долгожданного хозяина, зараза.
   - Сегодня на борт была поднята лечебная капсула. Где ты разместил ее? - Без экивоков спросила Милен.
   - Второй уровень, Сита си 111. - Голос был насквозь механический, даже немного отдавал ржавчиной.
   - Спасибо старина. Ты дверцу за нами прикрой и никого не впускай. Милен уже прошла к лифту и теперь поджидала меня и королеву замешкавшуюся разглядывая оригинал Сакиро. (художник)
   - Это же золотой период. Невероятно, такое чудо здесь на космическом корабле... - Восторженно произнесла Армина и смутилась подумав, что это, по большому счету это вовсе не ее дело.
   Мы добрались до сита си 111, и Милен, остановившись перед закрытой дверью спросила королеву:
   - Вы хотите поговорить с ней наедине?
   - О нет, ни за что. Пожалуйста.... я бы хотела, чтобы мы... я.... Вместе с вами.
   - Хорошо Ваше Величество. - Мягко произнесла Милен. - Мы войдем вместе.
   - Да. Пожалуйста. И называйте меня по имени. Я Армина, просто Армина. - Королева дрожала всем телом.
   - Успокойтесь Армина, мы с удовольствием вам поможем. - Сказала я обнимая ее за плечи и открывая дверь камеры.
   Контейнера, в котором переносили Арсару уже не было. Арсара лежала на откидной кровати и спала. Вернее хотела чтобы мы так думали. Она уже пришла в себя и успела сделать определенные выводы. И конечно же она понимала всю тяжесть своего положения. Я чувствовала ее страх.
   - Арсара, проснитесь. - Тихо но твердо произнесла Милен. - Мы хотим задать вам несколько вопросов.
  Сестра королевы продолжала прикидываться спящей, почти не реагируя на наше присутствие. Почти, потому что дрожь она унять не смогла.
   - Сестра, я знаю что ты не спишь.
   - Пускай она уйдет. - Арсара резко поднялась и села на кровати. - Я не хочу говорить с ней.
   - Не вам здесь диктовать условия Арсара. Вы обвиняетесь по многим уголовным статьям Кодекса Совета. Слишком многим. И только мы можем ратовать на смягчение наказания ссылаясь на добровольное сотрудничество.
  Арсара окинула нас всех недобрым взглядом, и опустила голову. Некоторое время она прилежно изучала свои туфельки от Севара (самый дорогой модный бренд)
   - Что вы хотите знать? - Спросила она спустя минуту.
   - Где мой сын? - Голос Армины был буквально нашпигован едва сдерживаемой яростью.
  Арсара медленно подняла голову. В ее глазах зажегся едва заметный огонек триумфа.
   - Я не понимаю о чем ты.
   - Ах ты не понимаешь харкура драная! (зверек типа крысы водиться исключительно на помойках). - Рявкнула королева. - Твой дружек Хварад тоже не понимал, и, как ты думаешь где он сейчас?
   - И где же? - Медоточиво сладким голосом произнесла Арсара.
  Да ее голос был спокоен, но сама она умирала от страха. Что ж, поединок только начался, а Армина не так проста как может показаться на первый взгляд.
   - Он запаян в контейнер из маролита ( сверхпрочный метал с малой проводимостью? уточнить), если вам это что-то говорит. - Милен говорила это спокойно, я бы сказала бесстрастно. - Этот контейнер будет отправлен в тюрьму на Мартесерме (Тюрьма для особо опасных преступников, построена на безжизненной планете. Полностью контролируется войсками Совета, не было ни одного побега.)
   Да о маролите Арсара явно не слышала, а вот о тюрьме знает. Страх буквально заплескался в ее глазах.
   - Вы отправитесь ту да же. - Подытожила я.
   - В контейнере? - Попыталась острить Армина.
   - Если ее величество пожелает... - Милен обернулась к королеве.
   - На ваше усмотрение леди Милен, думаю это не столь существенно.... Впрочем лучше в контейнере.
   - Что ж думаю нам здесь больше нечего делать. - Милен сделала несколько шагов в направлении двери. - Ваше величество у нас есть великолепный фирго, из Тургада, и орехи с Екти, согласитесь ли вы составить нам с леди Оллаель компанию?
   - Леди Милен, с большим удовольствием. - Королева была хорошим игроком. Она сладко улыбнулась сестре и последовала за Милен.
   - Подождите! - Не выдержала Арсара. - А я?! Что будет со мной!?
   - Разве вы не слышали, вас отправят В тюрьму на мастесерме, в специальном контейнере.
   - А суд, как же суд?!
   - В случае совершения массового убийства свыше миллиона человек, я как представитель совета имею право выносить вердикт без судебного разбирательства.
   - Но это не я! Приказ отдал Хварад, а Старкар... он получил венец.... Он вообще хотел всю планету уничтожить. Я не хотела.... - Армина закрыла лицо руками и заплакала. Мы терпеливо ждали пока ее слезы иссякнут. - А если я расскажу где Марис?
  Я видела как на мгновение расширились глаза Армины. Она открыла рот, и тут же закрыла его. Все это время я стояла в углу камеры, ближе к выходу. Предполагалось, что я выйду последней. Королева не оборачивалась к сестре, она смотрела на меня и в ее глазах застыла мольба. Милен, которая обернулась выслушивая признание Арсары, тоже видела глаза королевы.
   - Я не торгуюсь с убийцами. - Произнесла она четко выговаривая каждое слово, игнорируя ужас в глазах королевы.
   - А если я буду помогать в расследовании? Есть же какие-то законы. Ну если человек раскаивается. Леи Оллаель, вы же Старейшина. Вы должны соблюдать законы.
   - Я вам ничего не должна, и помнится мне, вы сомневались в моей легитимности.
   - Я продала его Сумеру на Триши. Год тому он был жив. Сумер приблизил мальчишку, относиться к нему как к сыну. Вернее относился, как к сыну. Я уже год там не была, за это время могло что угодно случиться.
  Я быстро прокручивала в голове полученную информацию. Триши, что-то знакомое, но это точно не территория Совета. Весьма сомнительно, что Арсара сама знает где это. Значит остается только....
   - Назови соединение! - Едва сдерживая ярость спросила Армина.
   Арсара посмотрела на нее вызывающе, облизала губы, и улыбнулась, недобро так улыбнулась, хищно.
   - Арсара, мы ведь и без вас найдем эту планету, поверьте. С нашими возможностями это не сложно, но тогда и ваша судьба.... - я говорила лениво равнодушно. - Меня уже интересовать не будет. Решайте Арсара. Но решайте быстро. Не испытывайте моего терпения.
  Краем глаза отметила как Милен сдержала попытку Армины что-то сказать сестре. Она не должна почувствовать нашу заинтересованность.
   Найти планету и мальчика только по названию и имени, ну не то что невозможно, но весьма и весьма сложно. Минута молчания тянулась часом ожидания. У меня в голове тикали часики древности 'тик-так тик-так'.
   - Ну хорошо, я скажу - и выдала длинный ряд слов, ничего для нас с Милен не значащий. Но по тому как жадно слушала ее королева, весьма информативный. - Сумер живет в городе, в двух километрах на запад от 'Сосредоточия нитей'. Немного удачи сестренка, и, возможно ты найдешь своего ублюдка, живым. - Последние слова Арсара ядом выплюнула в лицо сестры, подошедшей к ней ближе и затаив дыхание ловящей каждое ее слово.
   - О, не сомневайтесь мы с большим удовольствием пройдем нитями Всленной вместе с вашей сестрой. И поверьте мы умеем уговаривать. - Лениво, словно потягивающаяся кошка, проворковала Милен.
   - Ваше высочество, я надеюсь, для блага вашей сестры, - Я выразительно посмотрела на съежившуюся, под моим взглядом, Арсару. - Она назвала вам правильный адрес?
   - Это несомненно адрес, а вот правильный ли он.... Я не знаю, нужно проверить. - Сказала Армина. И добавила твердо - Как можно быстрее.
  
  
  
  
  Эпилог
  
  - И где ты нашел короля, Гел? - Спросила потягивая столетнее гренское. (фиолетовое вино, с высокогорных виноградников Гренары.).
   Когда мы, то есть я, Милен, Геллард, Рембар и конечно же Подарочек уютно расположились капитанской рубке и тихо разговаривали под едва слышимый шум двигателей Эрторе.
  - В одном кабачке на Пайре. - Гел отсалютовал мне бокалом наполненным по самые края и с видимым удовольствием сделал несколько хороших глотков. - Будет время обязательно вернусь на Хануату. Король сказал что могу в любое время и сколько угодно исследовать его дворец.
   - А это секретер с многими секретами и потайными ящиками. В общем все как ты любишь, малышка. - Со смешком сказала Милен.
   - Да я поняла уже, Но Пайра?
   - У того кто строил дворец отменное чувство юмора. Я в этом кабачке никогда не был, кстати ратское там отличное, надо будет зайти по случаю. В общем мы с Милен где то не там повернули и неожиданно для себя попали на Пайру. Король сам был весьма удивлен этим. Говорил, что столько лет не знал о таком отличном местечке. В общем после того, как мы подлечили Армакса на Эрторе я их вместе со Стен Туром туда отправил, так, на всякий случай. И как видите не прогадал.
   - Да уж если не знали король с королевой, то никто больше не знал, или знал?
   - Думаю никто. Туда кроме королевской семьи и Стена Тура больше никому доступа не было. - Задумчиво произнес Гел, разглядывая звезды сквозь бокал наполненный фиолетовым вином. - А вообще странная история, странная планета, и еще Нити Вселенной. - Геллард поерзал в кресле устраиваясь поудобнее и тоже закрыл глаза.
   - Я когда понял что ты опять от меня сбежала, весь этот дворец обошел, и никаких загадок. - Рембар полулежал в мягком кресле закрыв глаза. - Кстати я из того слащавого типа вытряс немало информации, и него тоже не было никаких соображений куда ты подевалась. А из всей этой истории, для меня, самое яркое впечатление это глаза Армины, когда она обняла своего сына.
   - Да уж, девушки все очень оперативно организовали. Я даже и не понял куда меня тащат, пока в пустыни не оказался. - Не открывая глаз произнес Геллард. - Сказать по правде меня эта история утомила. И этот женский секретер с тройным дном и многими скрытыми ящичками.... А поход за принцем это вообще нечто из ряда вон выходящее. Не думал что будет так сложно.
   - Да, и если бы не Ортан, красивой сцены со счастливой матерью просто не было бы. - Тихо сказала я, и сделала добрый глоток вина.
   - А куда он подевался, твой Ортан? - Тихо спросила Милен, покосившись предварительно на Геларда.
   - Он не мой.... - Так же тихо, почти шепотом произнесла я в бокал. - Он сказал что хочет провести Шагора. Они очень подружились во время блужданий по Триши. Я даже не знаю зачем Шагор пошел с нами, ведь его отец очень болен и ждет его.... А Ортан, после того как отдал мне венец, очень странно себя вел. Я ведь его на Энкастью пригласила .... А он поблагодарил, вежливо, очень сдержано.... сказал что возможно, и ... буквально сбежал от меня. Впрочем, от меня все мужчины сбегают. По крайней мере те, от которых не убегаю я.
   - Может испугался, что ты убежишь первой. - Зашелестело у меня в ухе. Зловредный подарочек сумел-таки застать меня врасплох. Отделаться от него я так и не сумела. Он заявил что покинет меня только при определенных условиях. Каковы эти условия он так и не уточнил. Наверное после того как окончательно сведет меня с ума своим шелестением.
   - А венец? - Милен не стала уточнять но я и так поняла ее вопрос.
   - Не знаю как это объяснить, но мы с ним одно целое. Он словно для меня был сделан, словно были учтены все параметры, причем настолько идеально.... Я и не чувствую его, но стоит мне о нем подумать, как я могу мгновенно переместиться в любую точку вселенной.
  - И уничтожить любую планету? - Милен произнесла эту фразу спокойно и как-то даже небрежно. Но я почувствовала хорошо скрываемую тревогу.
  Я пересела на диванчик где сидела моя самая лучшая подруга, моя сестра, мой самый родной человек, не считая отца и Геларда. Я крепко обняла ее и прошептала так, что только она могла услышать.
  - Я не изменилась.
  
  
   Черновик закончен 31 мая 2016 г.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"