Федосов Алексей Анатольевич: другие произведения.

Записки грибника 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.25*40  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    обновление от 02/12/2013

  
  - Князюшка как же? Неужто преставился?
  Пришлось вернутся.
  - Василий Иванович жив, но пока не здоров.
  Окинул взглядом представительную фигуру собеседника, молодого парня лет двадцати - двадцати пяти. Задержался на широких плечах и крепких предплечьях, туго обтянутых сукном, на добродушном лице, по которому широко разбежались рыжие конопушки. Парень точно будет - весельчак и балагур, таких девки любят.
  - Тебя как звать добрый молодец, - улыбнулся ему открытой доброй улыбкой.
  - Афанасий сын Никиты....
  - Ты откель такой будешь?
  - С Востряково приехал, староста наш меня на поклон к князю послал весть передать.
  - Это где ж такая деревня находиться?
  - Не деревня, у нас село, церковь ужо три года как каменную поставили....
  Афанасий вдруг смолк и с подозрением начал осматриваться вокруг. На суету у ворот, где мои ребята сдернули с телеги и, завалив управляющего в грязь, активно крутили руки ноги, упаковывая супостата.
  Мою персону, с наглой рожей стоящую на крыльце дома, Илью, окликнувшего меня из полумрака сеней.
   Чё ты варежку от удивления разеваешь? Нормально парни одеты, обычный камуфляж, осенний лес, простой и удобный, не стрелецкие же кафтаны носить, попугайской расцветки, тяжелые и неудобные
  - Э-э, а вы хто такие?- Напряженным тоном спросил, а сам по сторонам смотрит, прикидывает куды скакать и как бечь отсель, да тихонечко так назад отступать начал.
  - Друзья мы Василия Ивановича, приехали проведать болезного.- Отвечаю и поворачиваюсь к десятнику.
  - Что случилось, Илья?
  - Там.... - Он замялся и многозначительно мотнул головой - тебя, этот... зовет.
  Вопросительно глянул на десятника.
  Он пожал плечами: - Мне он ничего молвить не стал.
  - Афанасий! - Оглянулся на парня - пойдешь к князю?
  Тот не спуская с нас настороженного взгляда, кивнул.
  - Илья проводи ходока до Василия Ивановича, да присмотри за ним. - И пошел навестить курляндского соловья.
  
  - Ты хочешь мне что-то молвить?
  - М-м-м-
  - Ай, извини, забыл совсем,- вытащил кляп, - Осип тебе поклон передавал. Знаешь, на улице солнышко выглянуло, дождь кончился, к вечере совсем ведро будет. К завтрему подсохнет немного, земля не такая мокрая будет. Не понимаешь? копать понимаешь, легко будет, дурилка картонная. В тебе росту почитай - попытался перевести в аршины, запутался, плюнул и продолжил - метр семьдесят....
  Немец что-то пытался сказать из под ладони зажимавшей ему рот, да выходило как-то не разборчиво.
  - Молви давай.
  - Я вспоминай еще один человека.
  - Ты про Ефимку Носатого? - Назвал первое попавшее на ум имя.
  - Найн. Нет, то другой. Он приходиль вместе с Тимофей, но оставайся фсегда на дворе. Я вспоминай!
  - Иоганн, что ты мне по ушам елозишь?
  Подошел к оконцу и сдернул занавес, впуская свет в комнату. Пока Иоганн жмурился шагнул к нему и наклонился так что почти уперся в него носом.
  - Ты не немец, думаю, литвин али лях, для Ганса у тебя рожа неподходящая, слишком славянская.
  Брови, скулы, овал лица, но самое главное. Спеси в тебе.... Развяжи я тебе руки, ты бы меня одними зубами загрыз бы. Из тебя мил человек, шляхта великопольская прет наружу, словно дерьмо из бочки золотаря. Не хай живе польска от можи до можи. Польска не сгинела. Пес ты смердячий. Вечером станцуешь на колу, лично у князя добьюсь права самочинно тебя вздернуть.
  
  Я старался говорить спокойным тоном, хотя внутри кипел яростным огнем. Только сейчас мне стало понятно, что мне не нравилось в лекаришке. Ни какой немец не выучит русский язык так чтоб говорить на оборотах речи подсознательно, используя идиомы в прямой речи, ни будет правильно строить фразы. Иностранцы сначала проговаривают перевод у себя в голове и лишь потом озвучивают его. Задержка с ответами еще обуславливается подбором синонимов. Этот Иоганн прожил в России всего три года, а шпарил по русски не задумываясь, только лишь сознательно коверкал язык. Акцент у него, я бы сказал, немного странноват для немца. Пшеки шипят, Ливы присвистывают из-за буквы - С - в словах.
  Наверно у меня генетическая любовь к полякам, где бы ни увидел, готов давить прямо на месте.
  
  - Развяжи меня, хлоп и покажу тебе....
  Я отошел на шаг назад, хрен его знает чего у этой змеи на уме, возьмет да плюнет.
  Рассмеялся ему в лицо:
  - Что ты мне покажешь? Голую задницу? Мудями потрясешь?
  Подошел ближе, сумел увернуться от плевка в лицо и заткнуть пленнику рот кляпом.
  - А вот теперь, мой хороший, шутки кончились.
  Выдернул из его тела одну из иголок, ощупал плечевой сустав и с размаху вбил туда свое орудие пытки.
  Поляка выгнуло дугой, изо рта донесся глухой стон боли, лицо побелело и покрылось крупными каплями пота. Я стоял напротив и ждал, когда его перестанет трясти. Через пять минут он немного успокоился. Тогда легонько щелкнул по кончику иглы вступающей из плеча. Оп-па, смотри-ка, работает, подопечного скрючило.
  От дальнейшего развлечения меня отвлек шум в коридоре . Громкий топот, ругань, звук, словно упал мешок набитый чем-то мягким и тяжелым. Открылась дверь и внутрь комнаты заглянул один из стрельцов:
  - Федор....
   Я просто не успел заткнуть ему рот.... Оглядываюсь и смотрю в белесые от боли глаза поляка....
  Иду к двери и выталкиваю стрельца вон. Под стеной на полу лежит тушка управляющего, упакованная по всем правилам. Я присел перед ним, за волосы приподнял ему голову и взглянул в лицо:
  - Где кувшин с отваром, тебе его лекарь передал, я его у князя не видел?
  - Федор побойся бога, я ж не лекарь, откель мне сие ведомо....
  Я вытянул назад руку и бросил:
  - нож!
  Мне вложили в ладонь рукоять.
  Я прижал острие к щеке Осипа:
  - Где, я не буду долго ждать, подрежу тебе пятки и набью их конским волосом.
  - Христом богом молю, Федор, не ведаю об чем ты мовишь.
  Рывком перевернул Осипа на живот, приказал стрельцам - Держите крепко.
  Сел на пленного, прижав ноги к полу, ножом взрезал голенище правого сапога и, сдернув, отбросил прочь.
  Портянку использовали вместо кляпа, прервав поросячий визг, вырвавшийся из глотки управдома.
  Прижимаю ступню к полу....
  И отлетаю прочь, сопровождаемый воплем:
  - Ошалел Федор, на своих уже с ножом бросаешься. Ты что творишь.... - И добавил нечто трудно произносимое, видимо из татарского лексикона.
  Подхватываюсь с пола и вскакиваю на ноги:
  - Силантий ты чего приперся? Сидел бы с князем....
  - Так ты здесь Ваське всю дворню изведешь, злыдень. - Силантий настороженно рассматривал упакованного по всем правилам Осипа, осматривая всех остальных. Под его взглядом стрельцы отводили глаза и прятали взгляд. Тяжко им, новый командир и старый.... Была бы их воля, испарились бы без остатка и куда подальше.
  - Всю портить не с руки, а вот парочку, готов угрохать собственноручно. Митрофанович, а ведомо ли тебе.... - Я подошел и зашептал ему на ухо, выкладывая что успел вызнать.
  Всегда говорил и буду говорить - предки нормальные люди и соображают не хуже, а некоторые даже и получше моих свое временников.
  - - Молчи Федь, айда к Ваське, там ему молвишь, а я послухаю. Парни, ентого туда же.- Указал на Осипа.
  
  Комната, опочивальня, светелка, горенка, чуть не добавил усыпальница, личная спальня князя.
  Земля и небо в сравнении с тем, что было. Светло, уютно, воздух... хотя бы дышать можно. Больного на кровати видно. А было? Смрад, вонь, потемки, преддверие ада.
  Стрельцы споро поставили Осипа на колени, уткнув мордой в пол, напротив княжеского ложа.
  Силантий встал у изголовья, облокотившись на спинку.
  Туренин ощупал меня взглядом от пяток до маковки, хмыкнул каким-то своим мыслям.
  - Федор, ты почто грозишься Осипа живота лишить и по какому праву без моего ведома?
  Сморщившись от боли в ноге, приподнялся, чтоб лечь повыше на подушки.
  - Токмо заботой о твоем здоровье, Василий Иванович. Управляющий твой, Осип и лекарь иноземный, Иоганн, коего ты к дому своему приветил, сговорились тебя со свету изжить. Лекарь мази пустые готовил, а Осип отравою тебя опаивал. Сие зелие лекарю самозваному давал Тимофей Кочет с наказом, чтоб ты токмо его пил.
  - Тимошка?- Князь в сомнении приподнял одну бровь.
  - Да, так молвил этот коновал, коего я поспрошал малость.
  Ноздри князя раздулись и внешне спокойно, но было видно, дается это ему с трудом, спросил:
  - Да как ты посмел....
  - С твоего разрешения. Осмотрев тебя и снадобья кои он тебе для лечения готовил, могу молвить - сей лекарь в науке лекарской не разумеет. Ему даже нельзя доверить повязки накладывать, ибо не ведает что творит. Ежели бы я тебе её не снял давеча, ты бы князь мог и умереть. Мази, кои выкинул все, пустые, там жир барсучий, да сбор травяной от ушибов. А тебе надобно чтоб рану заживляло. Сюда должна дочка Силантия Митрофановича приехать она лучше меня поведает тебе, что там быть должно.
  - То верно Силантий? Давненько я Агрипину не зрел.
  - Федор за ней послал, она добрая знахарка. - Силантий отвечая, смотрел на меня.
  - Федька - Сиплым голосом окликнул меня князь, - а почто ты решил, будто меня извести хотят? Тимошку давно знаю, никаких за ним темных делишек не водилось допреж и не водиться.
  - Василь Иваныч, а знаешь что Тимофей Голтяевым служит? И не младшему, а старшему. Я туточки давеча на торгах поспрошал и в рядах с поговорил, послушал малость что молва народная говорит.
  Помнишь ли ты Заречного Кузьму Спиридоныча? Да хотя откуда тебе про него знать-то. Купчишка худородный, токмо от сохи ушел, деньжат скопил малость от боярина сваво откупился и родню близкую всю, забрав к нам в Москву на жилье приехал. Крепкий еще не старый мужик годков под сорок с хвостиком... ему было, молодшему сынку, последышу, пять зим всего. Жинка евонная, старших сыновей двое и дочери. Одна ужо замужем, на сносях была со дня на день рожать должна. Первого внука ждали... Через месяц опосля переезда Кузьму на подъезде к дому остановил стрелец и был разговор у них. О чем? То не ведомо. Поначалу мирно молвились, а потом собачиться начали и Кузьма, чего уж тут греха таить, в сердцах плеткой стрельца по хребту перепоясал. А через седмицу На подворье дом полыхнул в одночасье, а в нем все семейство заживо сгорело. Знаешь, как таво стрельца кличут?
  Взгляд Силантия мне очень не нравился, готов дырку провертеть насквозь, порывается спросить, но сдерживается, а князь зыркнув из под насупленных бровей хрипло спрашивает:
  - Ну? Кто таков?
  Я чуть улыбнулся:
  - Росту в том стрельце.... Повыше Силантия будет, на щеке, правой, ожог от пороха, на птицу похожий, что крылья раскинула по скуле от носа до уха. Волос на голове мало и жидко растут, плешь большая, под шапкой её прячет. Ежели про неё ему указать, сердиться стрелец безмерно.
  Дальше молвить али сам догадаешься?
  Силантий не выдерживает и, прищурившись ехидно, спрашивает:
  - Откель тебе-то сие ведомо?
  - А ежели вспомнишь, Никодим жалился что у его человечек пропал, каковой ему медь покупал да с нужными людишками сводил. То Прошка, покойного купца приказчик. Я с малыми там покрутился малость, поспрошал.... не для тайного приказа, для себя, старался.
  - Мне Никодим ничего не молвил об этом, - Силантий сокрушенно покачал головой.
  - Так и я ничего ему рассказать не успел, его в ополчение забрили, а мы токмо через две седмицы все и разузнали.
  - А мне почто ничего не....
  Я смущенно потер щеку:
  - Не сообразил как-то? Да и поход на носу был к нему готовиться на....
  И тут ловлю себя на мысли что раззявил варежку не там где нужно. Замолкаю и смотрю на своих собеседников, и те делают умный вид, будто и не слышали мою оговорку, про нашу вылазку к полякам.
  Взгляд князя ясный и чистый - словно у младенца, Силантий просто отвернулся.
  
  В голове начала формироваться, неясная пока, мысль
  Отряд стрельцов, без малого почти сотня человек, порох, в количестве достаточном чтоб вести маленькую необъявленную войну, продовольствие.... Несколько брошенных сгоряча вскользь слов да нежелание господина сотника называть спонсора.... Спешный отъезд из деревни сразу по возвращению.... Некоторая суета при сборах и нервозность Силантия по дороге сюда.... Конспираторы... средневековые. Бог с ними, это обождет пока.
  
  Неловкое молчание прерывает открывшаяся дверь и вошедшая в комнату Агриппина. Не вошедшая, а влетевшая словно метеор. Чуть ли не бегом она дошла до кровати, присела на край и со словами:
  - Дядечка, да как же так, что ж ты меня то не позвал, - упала ему на грудь и зарыдала навзрыд.
  Меня... как там будут писать опосля - поразила молония и, я застыл каменным истуканом, ошарашено переводя взгляд с одного на другого и потеряв при этом дар речи.
  Ни хрена себе мексиканский сериал....
  - Кхе, - прочистил горло - Силантий, а ты мне ничего не хочешь молвить, а?
  Тот одними губами прошептал:
  - Крестный....
  Положил руку Агриппине на плечо:
  - Эй, девка, хорош слезы лить попусту. Василию Ивановичу и так тяжко....
  Милка оторвалась от груди больного князя, ладошкой вытерла глаза
  - Да, да я сейчас... Федя, ты воды согрел?
  Меня спрашивала не любимая женщина, а врач.... Научил... на свою голову.
  
  Вечереет.
  Только недавно приехали, а вот уже и вечер наступил. В коровнике мычание и звон подойников, блеянье овец, загоняемых в загон, петух, гордо вышагивая во главе своего войска, иногда останавливается и, раскидав землю, курлычущим квохтанием подзывает кур, показывая на жирного земляного червя. На заднем дворе, дурниной заорал барашек и смолк, знать на ужин будет тушеное мясо, сдобренное пшеничной кашей с жареным луком и зеленью.
  
  Я сижу на крыльце, жадно вдыхая свежий воздух казавшийся сладким, после операции длившейся почти два часа. Ступню князю спасли (так милка говорит, я бы обождал пару дней, прежде чем давать такой оптимистический прогноз) отчекрыжили три пальца по самое не балуй и вычистили здоровенный гнойник окруженный омертвелой тканью. Этот горе лекарь своими мазями и занесенной грязью усугубил рану до невозможности, а добавить еще то что он не зная как перевязать перебитую вену, просто ставил тугую повязку....
  Мысли ленивыми зайцами скачут по пустым прериям мозга.
  Если честно, устал словно собака. Стоять в полусогнутом состоянии склонившись над раной, освещаемой свечами, то еще удовольствие. Надо следить, чтоб невольно добровольные помощники не осмолили словно барана меня или Агрипину али чтоб вообще пожар не устроили, запалив все и вся вокруг. Несколько раз капли расплавленного воска попадали мне на кисти рук, когда они были над раной. Аз Ер...БУКИ и прочие буквы славянского алфавита заставляли народ вздрагивать и держать светильники правильно.
  Поминутно отвлекаться, проверяя самочувствие князя. Хоть его и опоили маковым отваром он не уснул, но впал в кукую-то дрему, я побоялся давать много за один раз. Милка какими-то своими мазями обработала и натерла вокруг раны, от её действа, нога словно онемела. Резали минут десять, чистили примерно столько же. Больше времени ушло на подготовку. Обмыть, протереть, продезинфицировать, обработать инструменты, перенести больного на стол (ох и ругался князь по этому поводу) объяснить народу как и что нужно делать, выгнать лишних.... Последнее оказалось той еще задачей. Надежда на то что увидев рану и наши действия любопытные разбегутся, не оправдались. Мдя, а людишки здесь покрепче будут, не те в оставленном времени, которые при виде собственной крови, кувырк и с катушек долой. Эти же ещё старались через плечо заглянуть.... Пришлось просить Силантия выставить всех видаков на ... на двор, иначе я просто пристрелю первого же кто засопит мне в ухо. Милка меня поддержала (У Силантия от нашего единодушия, улыбка, ширше морды стала аж со спины видно как доволен, старый черт, а повернулся и виду не кажет)
  Мне на плечи опускается овчинная шубейка:
  - Простынешь. - Беру Агрипину за руку и нежно целую, прижимая к щеке, обнимаю за талию. Её пальцы ласково скользят по затылку....
  
  Я его когда ни будь, убью. Пришибу эту старую сволочь на месте, лично и сей момент. Весь кайф обломал, скотина.
  - Да что ж тебе надобно то! - Почти срываясь на крик, оборачиваюсь к Силантию, старательно кхекающему, стоя за моей спиной.
  - Феденька, мил человек, подь сюды, - Манит меня рукой, отступая во мрак сеней.
  Встаю и иду к за ним. Он ведет меня по запутанному лабиринту и я, поняв куда(!) мы идем, пытаюсь его обогнать. Он придерживает меня за рукав:
  - Не спеши... ужо не надобно.
  Через пару минут мы входим в кладовую.
  Погибших в огне видел, даже помогал выносить, с месяц жареное мясо в глотку не лезло. Утопленников, свежих правда, откачивать приходилось, а вот удавленника первый раз вижу. Неприглядная картина скажу вам.... А насчет шнурка шутил....
  Обошел вокруг тела, обвисшего на импровизированном кресте.
  Силантий молча, наблюдал за моими заходами. Я намотал уже три круга, остановившись за спиной
  покойника, поворачиваюсь к Силантию и начаю разводить в недоумении руками, уже хотел открыть рот в свое оправдание, когда одна маленькая деталь попалась на глаза.
  На концах шнурка не было кокетливого узелка, а был простой, затянутый до упора. Зову Силантия и когда он подходит, наклоняюсь и шепотом объясняю, в чем дело.
  .... Я шнурок обмотал так, чтоб между ним и шеей спокойно входило три пальца и узел пребывал таким, что его можно было очень быстро развязать, дернув за конец. Мне надо было с минимальными повреждениями добиться правды, а не убивать в чужом доме, чужого мне человека, хоть он и законченная сволочь. Князь сам должен его решить судьбу.
  Я подробно описал что и как делал. Силантий хмуро меня выслушал, осмотрел все оставленные на теле следы. Синяки от ударов, торчащие пока еще из ран иглы. И задал сакраментальный вопрос:
  -Ежели не ты его жизни лишил, тогда кто?
  Я пожал плечами: - Не знаю.
  Был бы градусник, можно измерить температуру тела и высчитать, во сколько удавили бедолагу.
  - Иваныч сильно лаяться будет?
  Силантий пожал плечами,- да нет, не шибко. Он его сам кончить хотел.... Так ты ....
  - Да уперся он мне в сраку этот лях...
  - Надобно Ваське молвить.... Да он опосля вашей лечебы сам не свой.
  - Силантий.... - мне на ум пришла одна идея, и я зашептал деду на ухо....
  Он меня слушал, не перебивая, только под конец высказал пару ценных замечаний, я согласился с его доводами.
  - Илья, подь сюды бисов сын.
   - Звали Силантий Митрофанович, - Потом дверь закрылась, и что говорил сотник десятнику, осталось тайной, я шел уговаривать Агрипину.
  
  Вечер того же дня, если быть более точным, за полночь.
  Полная луна сияет на небе, под ногами хрустит изморозь покрывшая еще зеленую траву белой ледяной коркой. Холодно, черт возьми. Я поддернул сползающую с плеча овчинную безрукавку, наброшенную поверх исподней рубахи и заторопился в теплое нутро жарко натопленного дома.
  - Силантий, - Позвал сотника с задумчивым видом, сидящего за столом и размышляющего над кружкой с пивом. Столешница, сделанная из толстых сосновых досок, завалена разгрызенными кусками рачьих панцирей, увы, креветок нет и приходиться довольствоваться тем, что есть. Ловкости, с которой однорукий старик с ними расправляется, можно только позавидовать. Немного не эстетично, но зато пока я разбирал на запчасти одного рака, Силантий успевал прикончить двух, сплевывая шелуху на стол.
  - Чего тебе бисов сын?
  - Помниться ты обещал мне поведать - как орда....
  - Да помню я, помню - Силантий выбрал очередную жертву, положил перед собой и четким, годами отработанным ударом, расколол ракообразному бедолаге панцирь. Зубами выдрал кусок мяса, прожевал и запил добрым глотком пива.
  - Давай ужо спать. Устал, уж больно день длинным был.
  Увидев, что я начал вставать с лавки, усмехнулся и кивнул на угол, там стоял здоровый словно мамонт, сундук: - Мы с тобой здесь почивать будем.
  Сказано непререкаемым тоном.
  
  Когда уже свеча была затушена, а в избе воцарился мрак, Силантий пожелал мне спокойной ночи:
  - Еще успеете намиловаться.... - и хихикнул противно - Внучок.
  
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь день 29
  
  Кажется, я еще жив, даже самому верится в это с трудом. Никогда не пробуйте спать в детской кровати, кровати размером для ребенка. Спать, свернувшись калачиком на сундуке, боясь лишний раз перевернуться с боку на бок. Вот под утро и вертанулся... мордой на скобленые доски пола, в аккурат лицом на сапоги.
  Лежу в позе морской звезды, и встать не могу, все тело затекло, руки ноги не шаволятся.
  Над столом приподнимается лохматая спросонья голова Силантия, спавшего на лавке:
  - Федь раз ужо проснулся, подай воды испить.
  Все что смог, невнятно выругаться.
  Родственную пикировку прервал шум в сенях, потом дверь в дверь забарабанили чем-то тяжелым и голосом одного из стрельцов завопили:
  - Силантий Митрофанович, Федор!
  - Ты ишшо рогами дверь вынеси, короста.- Проворчал Силантий, - Федь открой ему, не то с петлями в избу войдет, телепень.
  Растрепанный стрелец в камзоле воняющем гарью и перепачканным сажей лицом ввалился вовнутрь.
  - Беда, Силантий Митрофанович, на подворье у князя Василия, за полночь пожар случился.
  Дед сел на лавке почесал, заросшую седыми волосами, грудь, зевнул и спросил:
  - А с князем что?
  - Слава богу, токмо конюшня да сарай сенной загорелись, на дом не перекинулось.
  Людишки дворовые не пострадали, Силантий Митрофаныч, лишь когда пожар то потушили, оказалось что ключника княжеского, Осипа нигде сыскать не могут, да и лекаря иноземного, который с Федором словом молвился, тоже нету. А по свету, в угольях на пожарище их и нашли. Оську токмо по сапогам и опознали, а лекаря по крестику иноземному.
  Князь наш. Василий Иванович, божьей помощью не пострадал, кланяется за Агрипину Дмитревну и просил его проведать через седмицу, как рана подживать учнет.
  Нарочный посмотрел на меня:
  - Федору велено в пояс поклониться.
  И чумазое чудо согнулось в поклоне, коснувшись рукой пола.
  - Федор, глянь там ничего не осталось? Плесни гонцу чарку за весть добрую.
  
  Когда за стрельцом закрылась дверь и стихли шаги. Силантий взглядом указал на свою кружку.
  Вытер усы, откинулся на стену и, глядя на меня задумчиво, проговорил:
  - Как же вы там во лжи погрязли.... Но как?
  
  Как, как - кверху каком - как. Прочитай пару сотен детективов и к окончанию третьего десятка уже можешь назвать - кто, когда, зачем, почему и с какой целью, еще только прочтя первые двадцать страниц. Свеча, горсть пороха, кувшин с любым маслом, разложить участников действа согласно сцене и вперед к победе коммунизма. Так что, во сколько было запланировано, во столько и занялось. Денники закрыли на сухие тонкие веточки, ворота в конюшню просто прикрыты, да и лошадей всего пяток. Лошадок я люблю, они вкусные....
  Василий Иванович давно хотел на усадьбе переустройство навести, а туточки такая оказия.
  Самое трудное, отняло час жизни и вагон истрепанных нервов, уговорить двух этих людей исполнить мой план в том виде как предложил. Дед с князем - умные, смелые, беспощадные ко врагу и достаточно великодушные, могут простить своих недругов и даже сохранить им жизнь. Мое предложение повергло обоих в шок, но не столько оно, а сколько желание скрыть все следы и выдать все произошедшее за несчастный случай. ВВ хотел ключника оставить в живых и поспрошать об прочих темных делишках, творимых за его (княжеской) спиной. Но быстрый обыск Осипа и его клетушки выдал на гора почти две сотни рублей серебром и кучку золотых побрякушек с камушками, среди которых князь с изумлением увидел пропавший три года назад перстень - печатку. Василий Иванович психанул, Оську оттащили в угол и удавили. Один из княжеских парней мне опосля поведал - за тот розыск была нещадно бита вся дворня, а малого одного через седмицу схоронили....
  Поэтому в душе ни одна струнка не дернулась, когда эта сволочь ногами, обутыми в добротные сапоги, по полу сучила....
  
  - Тебе еще налить али завтракать пойдем.
  Силантий отлип от стенки, отрицательно мотнул башкой, - Айда пожрем, да ехать надобно.
  - Я с тобой или....
  - Нужон ты мне, как собаке пятая нога, ступай куда те надобно.
  - Спаси тя бог Силантий Митрофанович за доброту твою и ласку,- Произнес я с сарказмом и согнулся в дурашливом поклоне. За что был наказан, недоеденный рак, брошенный умелой рукой, больно стукнул по загривку.
  
  Марфа Никитична и Машка расстарались, на столе места пустого нет, все заставлено плошками, горшочками, мисками. Соленья маринады, мясо двух сортов, хлеба целый каравай на доске лежит, а по середь большой глиняный котел с гречневой кашей паром исходит. Парни наши за столом сидят слюни пускают, без нас не начинают.
  Силантий перекрестился, на правах старшего, сел на главное место во главу стола под образами. Я скромно пристроился рядышком, поближе к свининке и чесночку соленому, а хлеба, Илюха уже отхватил от краюхи горбушку и рядом положил. Пенный напиток, шипя и пузырясь, разливается по кружкам.
  Я потянулся за куском. Силантий стукнул меня по руке:
  - Молитву прочти.
  Коротко вздохнув, начал....
  
  Сыто отдуваясь, отваливаюсь от стола.
  - Силантий, у тебя деньги с собой есть?
  Дед догрыз куриную косточку, бросил на стол - Тебе много надобно?
  - Рублей десять....
  С непередаваемым японским акцентом Силантий переспросил, - Сикока, сикока - у него даже разрез глаз стал дальневосточным, - Ты, что решил торжище купить?
  - Да, нет, мне....
  - Нет.
  - Жаль.
  - Три рубля есть.
   - Давай, хоть столько. Домой доберемся, отдам.
  
  Надо заканчивать с этим детективом, но для этого надо сначала найти своих хохлов. Я их отпустил когда до дома оставалось всего ничего и они сразу умотали, правда адресок оставили где их искать. Встретиться с резидентом, так в шутку называю предводителя ватажки из пяти пацанов промышляющих на торгу. Не думайте о них ничего плохого, они не воришки, упаси бог. Онуфрий сколотил что-то вроде бригады - принеси, подай. Познакомились довольно прозаично. Накупил всякой всячины столько, что рук не хватает донести до саней, остановился у одной из лавок на передых и кулики перевязать, чтоб несть удобней стало.
  - Дядька, те помочь? - Послышался за спиной задорный окрик за спиной.
  Оборачиваюсь. Стоит рыжее чудо в старом, драном в клочья, овчинном тулупе на голове облезлый заячий треух и улыбается весь рот. Глядя на его усыпанную конопушками рожу у самого на лице расплылась улыбка.
  - А силенок хватит? - Оглядываю довольно щуплую фигуру новоявленного помощника.
  Вместо ответа он коротко свистнул, и рядом с ним материализовалось еще четверо, таких же субтильных личностей доходного вида.
   - Тя как звать герой?
  - Онуфрием, тятя нарек....
  - А отца кличут как?
  - Те зачем?
  - Ты случаем не иудейской породы будешь, на вопрос спросом отвечаешь?
  - Не, православные мы. - И этот 'Гаврош' московского разлива сорвал с головы шапку, повернулся в сторону ближайшего храма и перекрестился.
  - Тятю Сидором звали.
  Я усмехнулся, - Онуфрий Сидорович, а вы седня снедали? А- а .... Давай хватай барахлишко и айда со мной.
  Марфа только руками всплеснула, когда мы всей толпой завалились в дом, но быстро пришла в себя и взяла в свои руки бразды правления. Хлопцы были умыты, усажены за стол и накормлены, так по мимо этого она еще умудрилась им тормозков насобирать, хлеба с мясом, зеленухой и солеными огурцами.
  Пока мы с торга до дому ехали, я разговорил Онуфрия.
  Твою ж дивизию мать!!
  Парню двенадцать, а стоит отвернуться и кажется, разговариваю со своим ровесником, так спокойно и рассудительно отвечает на заданные вопросы. Имеет свою(!) точку зрения и отстаивает её.
  Предложил поработать на меня, он и его ребята мотаются по всей Москве и если будут проходить мимо - оставлять весточку для меня.
  Нет, что ты, упаси бог от такого. Никакого криминала одна чистая экономика. Маленький пустячок, вам нужно будет узнать - сколько стоит свинья живая, туша, полутуша на разных концах города. Цены на зерно, крупы, масло, яйца да мало ли чего еще мне понадобиться, ежели надумаешь, вечерком забегай, словом перемолвимся.
  Зачем? Да вот семья у меня большая, родни еще больше, ежели я с пуда муки выиграю алтын, то с десяти это три гривенника будет.... Сколько кур купить можно? О - о. То тоже.
  
  Через два дня меня позвали - к тебе пришли, с того вечера и началось наше плодотворное сотрудничество.
  Сейчас под рукой у Онуфрия шесть бригад по три человека в разных районах города и я держу руку на пульсе цен всех основных торгов и воскресных ярмарок.
  Получив своевременно сообщение, что такой-то купец собирается отправляться домой, перековал коней, закупил овса и сена супротив обычного. Понятно, человеку надо сбыть остатки товара, а тут я весь из себя да на белом коне и весь в белом - шутка. Зачастую такое знание позволяет ломать цену на треть, а иногда и в половину.
  Меня интересует все, так думает Онуфрий, и я его разубеждаю - где спрятать дерево как не в лесу.
  Железо, медь, олово, чугун, кожа, сушеное дерево и еще некоторые вещи, и материалы которые не могу воспроизвести у себя на заводике, покупаю на стороне. Как-то прикинул затраты и получилось в месяц на одном только продовольствии сэкономил до восьми рублей, супротив обычной траты.
  По договоренности с Онуфрием, половина этой суммы выплачивается ему лично в качестве премии.
  - А ежели ты обманешь?
  -Зачем? Я и так могу тебя обмануть в любой момент, скажу - сработали плохо, разницы нет и, денег не будет. Тока молви мне - зачем мне сие?
  Потихоньку полегоньку особенно пронырливых перенаправил на сбор информации по людям. Сначала по купцам, которые хотели в нашей с Никодимом лавке взять товар в кредит, а после и по конкретным лицам.
  - Федор, а на кой тебе надобно.... - мой главный сыщик замялся подбирая слова, не нашел и окончательно смолк но не отводя в сторону вопросительного взгляда.
  Я глубоко вздохнул и медленно выдохнул.
  - Онуфрий сын Сидора по прозвищу Хват. Сирота, отец помер от лихоманки пять лет назад, простудившись после того как спас провалившегося под лед чужого ребенка. Мать пережила отца на два года, замерзла зимой буквально на пороге своего дома, не доехав всего пару сотен саженей до околицы деревни.... Есть два младших брата и сестра, в которой он души не чает и при каждом удобном случае балует её разными вкусностями и подарками. В одиночку ведет хозяйство раз за разом отказываясь от помощи дядьки со стороны матери....
   Спасенную девочку зовут Аня ей сейчас десять лет, и она собирается выйти замуж за одного рыжемордого, но жутко симпатичного ей парня.
  Дальше рассказывать али этого достаточно?
  
  Вся эта банда обходится в два десятка рублей. Этих денег не жалко, если надо, готов платить и буду, вдвое или трое больше. Кадры, вот что самое ценное, остальное пустая суета - легкий ветерок.
  Верные стоят денег, умные и верные стоят больших денег, а обученные умные и верные - бесценны.
  Война идет. Война прошла. Мир пришел, торговля ожила....Во все времена всегда и всюду достоверная информация, полученная своевременно, правила бал и приносила значительные дивиденды.
  Многие помнят и знают про Ватерлоо триумф Англии и поражение Франции и немногие ведают, что за этим сражением внимательно наблюдали специальные люди. У них была одна единственная задача - донести до своего руководства правдивую информацию максимально быстро. Итогом стала крупная афера на английской бирже, принесшая разорение сотням вкладчиков и приличные дивиденды организаторам.
  
Оценка: 7.25*40  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"