Федосов Алексей Анатольевич: другие произведения.

Записки грибника 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 5.62*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга вторая. Окончена.

   'Записки грибника 2'
  
  Лета ХХХ года, Июль 8 день
  - Федор,- Завопил с порога Мишка,- там тебя Деда зовет.
  
  'Вот, поди, разберись - кто именно, Силантий али Никодим.
  Этот стервец, малолетний поджигатель, обоих дедами зовет. Хотел его давеча выдрать, не дали, заступники хреновы, а он, между прочим, чуть конюшню не спалил. Упер пороха горсть, клок бумаги и соорудил взрывпакет, вместо запала, из сухой травы скрутил жгут. Запалил, отбежал за угол и ждет....
  Оно ж ни как, потухло. Расковырял дырку побольше, надергал сена, обложил, раздул тлеющий костерок.... Бабахнуло....
  Хорошо мужики рядом работали, сбили, занявшееся было пламя. Тлеющий гербарий забросило на крышу, а день между прочим ветреный, да и она, пока ещё соломой крыта.
  Изловить сразу не смогли, утек, а вечером поздно стало. Ещё и мне перепало,- мол, твой отрок, тебе и отвечать.
  А где он порох взял, ежели его у стрельцов, давно нету?- Значиться у тебя. Вина твоя, и посему, быть тебе Федька, битым.
  Никодим лыбиться, а Силантий, демонстративно, подцепил крюком рукав и как будто закатывает его....'
  
  - Так парни, думаю, что на сегодня все. Тихон, прибрать здесь, чтоб чисто было. - Два десятка молодых человек, из числа 'местных' жителей, отобранных исключительно по возрасту, заговорили между собой, вставая с лавок.
  
  'Целый месяц, близко не подходил к дневнику. За это время изрисовал кучу бумаг, один раз сорвал голос, почти седмицу молчал, подрался с одним местным пролетарием и заработал синяк в половину лица. Обзавелся персональной охраной....
  Но впрочем, по-порядку, пока ещё помню (даты из головы уже вылетели) хоть что-то.
  
  Буквально через день, после переезда, вызвал Антипа и Алекса с Димкой. Они добрались до деревни только к вечеру. Чтоб не терять времени, повел к стоящему под сколоченным наспех навесом, прессу.
  По пути к нему прошли мимо небольшой избы, склада. Там хозяйничал Клим, проводил учет, приемку и проверку первого заказа, который был сделан местным пацанам и девчатам. Для обработки деталей, после прессовки, на которых остаются заусенцы, облой и прочая ненужность. Ставить на эту операцию людей с напильником, не выгодно, дорого, да и не эффективно. Мне нужны камушки определенного размера и фактуры. Десять корзинок - одна денежка. В овраге, пыль столбом стоит, народ шуршит с самого утра. Я попросил Клима, набить пару ящиков, на куб каждый. Нет у меня наждачной бумаги, напильников столько не найду, а так ставим на козлы бочку с дверкой, засыпаем камни, детали, опилки, две шестеренки деревянные, рукоять и пару олухов, стоить это будет всего копейка в день, десять алтын в месяц. Деталей же они отшлифуют на десятки рублей.
  Здесь было и второе дно в этом деле, да им знать не положено. Песок, просеивают в одном месте, сито здоровое, с места на место, не потаскаешь, так что скоро появится нехилый запас просеянного песка для строительства или ещё для чего.
  Была у меня идея, мастера гончарного сюда притащить, да умерла из-за двух причин. Глины здесь нет, а во-вторых, он мне весь лес сожжет на фиг. Пусть уж лучше в своей слободе сидит. Дешевле из города, готовый товар привезти, иначе для кузниц угля не хватит.
  
  Димка, засранец, пятнадцатый год, а строит из себя, умудренного долгими годами жизни, мастера. Алекс стал ходить вокруг агрегата, словно кот вокруг плошки сметаны. Антип варежку раззявил, а этот ухарь даже глазом не моргнул. Ну, погоди, ухи по обрываю.... Ромео....
  - Федор это ты измыслил? - Отвлек Алекс, от мыслей на злобу дня.
  Кивнул ему.
  - Димка, ядрена морковка, подь сюды. - Позвал малолетнего задаваку. Когда он подошел- набросился.
  - Ты, прости господи, девке мозги запудрил? А почто мелочь косопузая, весточку ей не шлешь? И почему в таком разе, дома не был в воскресенье?
  - Мастер Алекс....
  - С ним я сам опосля разберусь, пока что с тебя, спрос. Слушай меня, чтоб завтра с самого утрева, как звонарь на колокольне, был дома. Усек? А пока что слушай....
  - Алекс, а почему отрок, дома не был? - Моя вторая жертва, сдала парня с потрохами....
  - Он сам не пошел.
  Чтоб не взорваться, глубоко вздохнул и медленно выдохнул, мысленно успокаивая себя. Совладав с собой, решил не заострять, собственно не свою проблему, да вот только девку жалко.
  Погрозил парню кулаком,- Так. Надеюсь тебе все понятно?
  Димка закивал, словно китайский болванчик.
  - Тогда начнем....
  Дальнейшее время, до сумерек, разбирали жертву технической неграмотности. Сняли маховик, вынули вал, а вот втулки закисли намертво. Разложили запчасти на дерюге. Разделив на пару кучек, нет, три получилось. Одна моя, вторая Алекса и третья, самая маленькая и самая нудная в работе, Антипа.
  Прежде чем они ушли отдыхать, раздал чертежи и последние напутствия с пожеланиями. Срок им дал месяц, ежели не сделают, зарплаты не будет, голый оклад.
  Отвесил Димке подзатыльник на прощание и отпустил отдыхать.
  
  Еще не рассвело, а моя 'поджарая фигура' уже тащилась на работу, спотыкаясь по дороге и чертыхаясь на каждом шагу, обходя стороной лужи, оставшиеся после ночного дождя. Тогда и появилась идея - замостить всю территорию заводика, доской али брусом....
  А что! Вполне реально, снизу смолой обмазать, чтоб не сгнило раньше срока, уложить на балки и песчаную подушку (!) Два зайца зараз умрут, один, с кочками фигочками, а второй грязи опосля себя не оставит. И будет как в рекламе - сухо и комфортно, а главное - ровно.
  Пилорама что напилит столько досок, будет.... Скорей всего к новому году.... В этом годе мне её не запустить, сначала надо денег заработать. Сегодня скажу мужикам, чтоб про олифили и переложили повыше от земли раму, брусья и прочие запчасти. Клим пускай пилы смажет и приберет подальше.
  
  Деньги, деньги, деньги.... Правы были Наполеон и Архимед - дайте Мне, точку опоры и Я, переверну мир.
  
  За сегодняшний день, кровь из носа, на работнички лома и лопаты, должны вырыть яму под фундамент для мотора, забутить камнем и залить известковым раствором. Не сделают, хрен им по морде, а не железные лопаты, отберу. Десяток деревенских, какие по здоровее, взяты землекопами с оплатой шанцевым инструментом коим сейчас работают. А ещё заступы, кирки, ломы....
  Каждый предмет заявлен в свою цену, и народ согласился отработать за лопату три недели. Была ещё одна штука, они её не раскусили, не знают, пока, да через седмицу, две, начнется сенокос, вот тогда у Данилы очередь будет. Стрельцам, что помоложе, наш кузнец, сделал косу-литовку. Они практикуются вдали от деревни, хочу для местных сюрпрайз устроить. Соревнование,- кто больше сена за час накосит. Победителю приз - коса и копейка.
  
  День до обеда пролетел в одно мгновение. Заметил только когда прибежал Мишка и позвал снедать. Отмахнулся от него, послал.... К лешему. Сам набросился на усевшихся, было в тенечек, мужиков.
  - Эй. Рябой с морды кривой, ты сюда что пришел, харю плющить, али работать? Чего расселись, подъем, ядрена кочерыжка, здесь вам не на печи, задницу отращивать. Надобно ещё здесь, здесь и здесь подкопать, чтоб глубже было.
  - Федор, побойся бога, дай продохнуть малость и так почитай без продыха с самого утрева, копаем.
  Подошел к говорливому, участливо обнял за плечо,- Устал, поди? Руки ломит, спину, тяжко тебе?
  Он кивнул, подозрительно покосившись на меня.
  - У тя, поди, детки малые есть?
  - Да.
  - И старики, у печи сидят.
  Он снова кивнул.
  - придешь вечером домой, они тебя спросят.... Тебя как звать?
  - Фролом, кличут....
  - Как оно там Фролушка, у нового хозяина. Дал он тебе денежку как обещался?
  А что ответит сын, своим родителям - старикам, что спал цельный день? И что за енто, погнали и деньгу не дали?
  Повернулся к бригаде,- Мужики, вы на Архипку Шадровитого, до потемок работали?
  Кто-то сказал - да. Кто просто кивнул.
  - А сколько грошей он давал?
  - Хорошо ежели сапогом по заднице не получишь....
   - Митяя хромого, помните мужики?
  - А тож.... Он тогда до города так и не дошел.... Зазря на Архипку кричал, что челобитную подать хочет.... А какой рукодельник.... Так, надобно было не кричать, а иттить в приказ....
  А он и пошел....
  Они разом заговорили, перебивая друг другу, потом вдруг затихли и уставились на меня.
  
  - Понятно - сапогом под зад. Наверно понравилось?
  Один, лысоватый мужичок, низкого росточка, машинально кивнул. Остальные на него зашикали, а стоявший позади, дал пинка и сдвинул шапку на глаза.
  - За - так. Работать нравится, а за деньги не хотим? Чего молчишь Фрол? Тебе, насрать на свою родню? Пусть они с голодухи пухнут, пока ты здесь спать будешь, так что ли?
  Ну чего язык в дупу засунул, молвить нечего?
  Выпрямился и оглядел народ, стоявший передо мной,- Так что делать будем, миряне. Гнать Фрола али нет?
  
  'Дальше я получил в морду, собственно, почему бы и нет. Люди ведь разные. Одного напугаешь, он голову в плечи вжимает и отскакивает, испуганно, ойкая. Кто-то просто замирает на месте, прикрыв ладошками рот и выпучив глаза. А вот мне досталась третья категория - Сначала бьет, а потом думает'
  
  - Не, надо, пущай остается....
  Разворачиваю Фрола лицом к себе, и кричу во всю луженую глотку - Раб....
  Окончание промычал на земле, где оказался после классического хука с левой руки. Хорошо еще упал, на мягкое, на кучу вынутой из ямы земли, да вот только лицом.
  Меня тут же поставили, на ноги, а Фрол бухнулся на колени и опустил голову, за общим шумом было не слышно, что он говорить, да и говорит ли вообще.
  - Фо ол.... Тьфу,- стал отплевываться от набившейся в рот земли,- мужики отпусти его.
  Пришлось крикнуть погромче, чтоб расслышали. Помогло, от него отступились, и все взоры обратились на меня.
  В черепке явственно что-то булькнуло, а в глазах сверкнула куча маленьких мошек и разбежалась в разные стороны.
  - Фрол. Ты чего молчишь, сучий потрох, ведомо ли, что с тобой будет?
  Он взглянул в глаза и с кривой усмешкой, хриплым голосом произнес,- батогами ....
  - Не е,- перебил его, присел перед ним на корточки,- хуже мил человек, гораздо.... Ты теперь десятником над ними будешь, за кажного отвечаешь. Слушай, внимательно, два раз молвить не буду. Яму сегодня доделать, камнем забить и известкой зальете. А завтра пойдете, ямы под столбы копать, что ограду держать будут. Сроку до конца месяца. Уяснил?
  Он кивнул. Я склонился к самому его уху и прошептал,- Ещё раз полезешь с кулаками, отведу на болото и пристрелю. Никто и знать не будет, куда ты сгинул.... А батогами бить не буду....
  Выпрямился, взял его под локоть и потянул вверх, помогая встать,- Давай десятник Фрол, приступай к работе.
  - Мужики, слушайте его как меня. Ступайте....
  Народ разобрал лопаты, ломы и тихо переговариваясь, побрел к злосчастной яме.
  Стоял и смотрел им вслед, погрозил кулаком обернувшемуся Фролу.
  Посмотрел, как ковыряют злосчастный фундамент. Опосля пошел домой, надо холодное приложить, уже ощущаю, как скула опухать начинает. Из еды в рот попало только молоко, жевать-то больно....
  
  'Как прикажете найти нормально человека на должность старосты, если старый собрал монатки и уехал со всем семейством в имение Архипа. У этого изба получше и в ней почище, да на подворье не полный бардак, как у некоторых. Скотина кое-какая есть и годов ему под тридцать. Посмотрю, как с артелью справиться, время ещё терпит, но уже нужен посредник между заводиком и деревней'
  
  День был испорчен и остаток провел в избе, лежа на топчане, с мокрой повязкой и медяком на ушибе, периодически меняя одно на другое. Хотел сделать кровопускание, чтоб синяка не было, да передумал.
  Не бритое лицо, фингал.... Добавить сюда треуголку, деревянную ногу и попугая на плечо. Ну, точно пират в отпуске.
  Смех смехом, а в скорости придется на большую дорогу выходить. И дело даже не в деньгах, они есть пока. Никодимовский источник меди, накрылся 'медным' тазом. Мужичку кто-то ножичком по горлышку и под мостки, с которых бабы белье полощут, засунули. Второго в разбойный приказ сволокли, проворовался. Купцы жмутся, а у англичан брать - дорого.
  В принципе, можно сговориться, с каким ни будь торгашом. Выйти ему навстречу, за пару дней пути до стольного града и забрать, сколько привезет.... Да вот стремно, что-то....
  
  Следующая неделя, пролетела, словно её и не было. Понемногу обживаемся. Собрал мотор, наладил валки, шлифовалку, компрессорную установку. Клим с помощью братьев, под чутким руководством Никодима, практически восстановили на новом месте, мастерскую. Думаю ещё день, два и начнем.
  Кажется, это была среда - выкладывал топку для нагрева горячего цилиндра.
  Уже на ночь глядя, пришла идея по поводу обогрева помещений. Там(!) было просто, водяной или электрический калорифер и вентилятор. Буду думать, как все это устроить здесь из подручных материалов. Заодно продумал схему ленты сборочного транспортера для конвейера и его конструкцию. Как же мне нужны доски....
  
  Клим с моей подачи, пошел по деревне, переписывать население, ребят определенного возраста.
  М-да. Думать надо, дебилушка, прежде чем мальца на такое дело направлять. Хорошо Силантий дал в сопровождение своего парня, а то, пол деревни точно в бега ударилась бы. Моего писарчука, благо хоть собаками не травили. Мужики ругаются, бабы плюются, дети плачут, ор стоит на все селение. Два деда, потом из меня компот, всю вторую половину дня, делали. Только к вечеру утихомирилось, опосля схода, на котором пришлось объяснять для чего это нужно.
  Была и приятная сторона, жителей оказалось на двадцать человек больше. Силантий услышав про это, покачал седой головой, буркнул что-то в усы и, склонившись к Никодиму, зашептал ему на ухо.
  Тот кивнул, и они сорвались, на ночь, глядя, умотали в город, оставив меня одного.
  Явились к обеду следующего дня, довольные как два кота, отожравшиеся на сметане. Собрали стариков, засели в нашем доме, выставив меня за дверь, и о чем-то перетирали с ними до самой ночи.
  На все мои расспросы, отвечали - потом.
  Спать пришлось на сеновале, благо лето на дворе. Спалось, правда, плохо, комары достали. Накроешься с головой,- жарко. Раскрылся,- жужжат и глодают, окаянные.
  Утром встал с больной головой, в волосы набился целый стог сушеной травы, глаза красные, как с похмелья и опухшие.
  - Красота, блин, неземная....- Ворчал, рассматривая себя в ведре с водой, что набрал из колодца, для умывания.
  - Федор, ты с кем там разговариваешь? - Спросил вышедший на крыльцо, Силантий.
  - Да из-за вас пришлось спать хер, знает где. Комары, живьем сожрали. - Зачерпнул из ведра пригоршню, холодной воды и плеснул в лицо. Прохлада принесла облегчение.
  - Силантий,- окликнул стрельца,- оно хоть того стоило?
  Он остановился в дверях конюшни, похлопал рукой по створке, медленно кивнул и скрылся внутри.
  Пошел за ним следом.
  Силантий выводил кобылу из денника, увидел меня и кивнул на хомут,- Давай помогай.
  Я снял со стены хомут, накинул на плечо, забрал уздечку, вышел во двор.
  
  - Силантий, о чем со стариками беседу вели? - Спросил его, накинув на конскую шею хомут и расправляя сбрую.
  - Пустое, Никодиму втемяшилось что-то в голову вот, и собрал их. - Говоря это, стрелец отворачивался, чтоб ненароком не встретится со мной взглядом.
  Я усмехнулся,- Ты хотя бы пуговку на воротнике расстегнул, легче будет.
  Он обернулся.- Зачем?
  - Силантий, седой как лунь, а врать не научился.
  Он посмотрел на меня, щека чуть дернулась, по лицу проскочило выражение досады,- слова чудные молвишь, Федор. Не пойму об чем ты речь ведешь.
  
  'браво. Вот старый мерин, сразу понимать перестал'
  
  Я наклонился, поднял оглоблю, зажал её под мышкой и стал подвязывать,- ладно, что уж там, можешь и не говорить.... От вас оно было бы интересней узнать, да я и так уже все прознал.
  Закончив, отряхнул ладони и повернулся к собеседнику.
  Силантий заинтересованно оглядел меня с ног до головы,- У ну кА, поведай.
  Я перешел ко второй оглобле, перехватил и принялся вязать, закончив, посмотрел на стоящего напротив стрельца,- разговор был о беглых, только вот о чем можно было со стариками так долго говорить....
  Тут мне в голову пришла другая мысль,- Они может и не беглые, дальняя родня, верно. В кабалу не записана, на своих землях сидели.... Ты с Никодимом в холопий приказ ездил, прознать надо было - писаны за кем отроки али нет. Зря, что ли писульки Климовы с собой брали. Сколько грошей там оставили? Да, бог с ними с деньгами.... Дьячок ваш знакомый молвил, небось - нет таких, ни за кем.
  Ты, наверно думал на них кабальную запись делать, а деды супротив были?
  - То Никодим хотел,- хрипло ответил Силантий. - Я ему только про Фимку напомнил, к нему опосля ездили.
  - А меня чего не спросили? Я бы и так все рассказал.
  - Никодим молвил - неча Федьке знать. Ты же не хочешь, чтоб холопы работали, а он людишек....
  
  'Тьфу ты, прости господи. Горбатого только могила исправит'
  
  - М-да, старого кобеля не отмыть добела. - Я всплеснул руками, хлопнув себя по бокам.
  - Силантий, а он не думал, почему именно сейчас, у нас столько народу появилось? Может потому что наши, деньги получают?
  Он почесал затылок и со смущенным видом ответил,- То так. Мне ребятишки молвили - мол, чужой народец объявился, на расспросы говорят что - родня. Мы с Никодимом хотели их турнуть из деревни тишком, да ты тут со своим парнем, чуть бунт не устроили. Думали, что они холопы беглые.
  Я похлопал по теплой лошадиной спине.- Куда ехать собрался?
  - В город....
  - Ну, езжай. Доброй дороги. - С тем и расстался с Силантием.
  
  'От два придурка. Сколько можно с обоими спорить?
  Меня местные опасаются, но не более, для них я такой же работяга, как и они. Со мной спорили, ругались, вон один даже, набрался смелости, по роже съездил. Разговаривайте с людьми, спрашивайте, думайте, смотрите, как они отвечать будут. Деревенские жители даже врать толком не умеют. Лжет и сам же улыбается и плечом подергивает. После пары попыток и одного показательного выступления со мной разговаривают, опустив глаза к земле. Ну, подумаешь, поймал на горячем местного пастушка. Пригнал коровку, а у неё вымя пустое. Хозяйка в крик. Парнишка клянется, что - нечистый молоко сцедил. Поговорил с ним и через пять минут рассказал, как дело было. По местным законам, малого могли побить и очень сильно, вороватых нигде не любят. Пришлось заступиться за него, в суповом наборе и то мяса больше. Теперь за мной хвостом ходит, божий человек. Думаю если сейчас выйду за ворота, где ни-будь в радиусе полусотни метров увижу белобрысую головенку на тонкой шейке, выглядывающую из кустов в ожидании, когда на работу пойду. Третий день за мной тенью ходит, встанет поодаль и стоит, молча, только зенками хлопает. Надо на него Мишку натравить, думаю, что они одного года рождения. Хотя это чадо такое худющее и маленькое, что определить истинный возраст довольно затруднительно. Надо будет сказать его тетке, чтоб племяша лучше кормила, кожа да кости, в чем только, господи, душа держится'
  
  Шел по двору и чувствовал спиной взгляд Силантия. Уже входя в дом, не выдержал, оглянулся. Он залез в телегу, разобрал вожжи и тронулся с места под звук скрипнувших колес.
  Я открыл дверь и шагнул внутрь. Надо завтракать и идти, день будет, утомительный. Собеседование проводить. Рекомендации типа - Иванко рукастый малый. Не говорят ни о чем. Мне нужны ловкие руки, умные головы, остальному научу сам, да и ребята помогут. Наверно ближе к зиме, если все хорошо будет, таким же образом и баб на работу подрядить. Они более усидчивые, чем мужики.
  
  С такими мыслями сел за стол, пододвинул к себе миску с кашей, взял ложку ....
  Встал из-за стола и пошел смотреть, где там, на улице, прячется моя белобрысая тень.
  Что и говорил - сидит под кустом сирени, ждет. Увидел меня и встал, наверно думая, что пойду куда.
   - Эй, божий одуванчик, иди сюда. - Позвал его. Он сначала оглянулся, высматривая кого зову, потом неуверенно ткнул ладошкой себе в грудь.
  - да, ты, иди сюда,- Махнул рукой, подзывая к себе ближе,- не заставляй кричать на всю улицу.
  Когда он подошел, спросил.- Есть хочешь?
  Парнишка сглотнул голодную слюну и, молча, кивнул.
  Я шагнул к нему, положил ладонь на плечо,- Пойдем кашу есть, пока не остыла. С молоком будешь али с мясом?
  Он снова кивнул.
  - Э, брат, так дело не пойдет. Что же ты молчишь то. Так я не узнаю, что из снеди тебе давать. Поди, верно, молоко любишь, а? Я тоже его уважаю, особенно если в печке потомить и с хлебушком потом, скушать. - И мы пошли домой.
  
  Посадил за стол, поставил перед ним миску и выложил запасную, деревянную ложку. Критично осмотрел, его едва видно над столешницей, а тощий какой - в щель под дверь пролезет. Поэтому положил в плошку, немного каши, залил молоком, отрезал и дал небольшой кусок хлеба.
  - Ешь. Только не торопись. Тебе, думаю, пока что много нельзя.
  Пока этот воробей, клевал- сидел и смотрел на него, размышляя.
  
  'История его маленькой жизни банальна для своего времени. Отец погиб за полгода до его рождения, в лесу придавило упавшим деревом. Была зима, сам выбраться не смог и замерз, хватились только на третьи сутки. По весне родился пацаненок. Мать только и смогла, что попросить сестру назвать сына в честь отца, потеряла сознание и через три дня преставилась от родильной горячки. Он оказался самым младшим и зачастую ему мало чего доставалось. У тетки своей детворы семеро и лишний едок хоть и был принят в семью, да без особого восторга. Видимо господь хранит это чадо, благополучно прожив до трех лет, ни разу серьезно не болел, хотя до года доживало только шесть из десяти младенцев. Едва научившись ходить, был предоставлен сам себе и мелким поручениям по хозяйству'
  
  Я умял свою порцию за пару гребков, запил, кружкой травяного настоя подслащенного медом и заел хлебом. Встал, забрал грязную посуду и отошел к печке. Рядом с ней стояла бадейка, в которой мыл миски. Провозился пять али десять минут и когда обернулся....
  Одуванчик спал, обнимая свою плошку с недоеденной кашей и держа в одной руке, надкушенный кусок хлеба, в другой крепко удерживал ложку. Он не выпустил её даже когда, переносил их на кровать, Алешку и его деревянное сокровище. Только заворочался на руках, устраиваясь удобней, и тихо невнятно прошептал,- та та.
  Уложил, подложив под голову, мягкую пуховую подушку, накрыл лоскутным одеялом и присел рядом на краешек кровати.
  Поправил непослушные волосенки, упавшие на лицо спящего ребенка. Вздохнул и решительно поднялся, надо идти, труба зовет.
  Старшая дочь, когда маленькая, такая же была, бегает - бегает, сядет за стол, съест две ложки супа и, только поспевай тарелку убрать, как уже спит.
  
  На половине дороги посетила мысль. Чадо проснется или кто придет, а меня нет....
  Остановился раздираемый на две половины - вернутся или на работу идти? Спасение появилось в виде бегущего по улице Мишки. Явно что-то натворил. Потому что за ним гнались двое деревенских пацанов. Увидел и бросился со всех ног ко мне, только не стриженые патлы развеваются. (Пора подстригать, наголо) остановился рядом, тяжело переводя дух, что не помешало, кстати, показать преследователям язык.
  - Ну, сказывай, что на этот раз сотворил? - положил руку ему на плечо.
  - да.... Ни чего.... - он выпрямился и посмотрел на меня, - хошь побожусь?
  - Я ещё с печки ни падал, чтоб тебе верить, все равно обмануть попытаешься. Так что за шкода такая, из-за которой пацаны, тебя как зайца гонят? - Кивком головы указал на остановившихся невдалеке и переминающихся с ноги на ногу загонщиков.
  - А ну их. Слово молвить нельзя, сразу как репей чипляются.
  - О чем спорили?
  - Да.... - Мишка махнул рукой и оглянулся.
  - А ежели у них спрошу? Позвать?
  Он как-то сдулся и сник, - Не надо.... обещал показать, как бомбошку сделать, а ...
  - А порох достать не смог? - Я довольно улыбнулся. После приснопамятного случая, накрутил хвоста всем стрельцам, обрисовав в картинках 'казни египетские' если все зелье не будет убрано под замок. Ну что ж предусмотрительность дает свои плоды.
  - Миша, посмотри мне в глаза. - Когда он исполнил просьбу, спросил, - Помнишь, я тебе говорил - что делать все это, будешь только под моим присмотром?
  Он опустил голову и кивнул.
  - А про наказание помнишь?
  Последовал новый кивок.
  - Повтори.
  - Седмицу быть подмастерьем, в кузне у Данилы.
  
  'Как - то, не помню точно, кажется через пару недель после переезда Данилы в деревню, он пожаловался, что ему не хватает рабочих рук. В первой попавшейся избе вызвал хозяина, спросил о сыновьях. Таковые нашлись. Возражений чтоб отдать их в ученики нашему кузнецу, не было. В кузне всегда есть чем заняться. Помочь ковать, качать меха, перебирать уголь. А так как, что-то делалось и для мастерской, нужно было пережигать кости, потом перемалывать, перетирать опилки, месить глину, лепить на оправке тигли. Дел, одним словом, непочатый край. Кузнец, несмотря на некоторую замкнутость характера, оказался хорошим учителем. По правде говоря, с некоторой толикой педантизма и занудности. Он мог часами говорить, абсолютно монотонно, не повышая голоса, одно и то же. Разъясняя, сколько и чего нужно смешивать для изготовления тигля или как правильно перемалывать шихту. Добиваясь от своих учеников полного заучивания того или иного действия.
  А мог при случае, нерадивому ученику, отвесить и подзатыльник. Хотя, туточки был у него в гостях, по случаю именин младшего сынишки. Так вот, дома это совершенно другой человек, дети из него веревки вьют. Давно уже, зная его педантичность, ради смеха, предложил на стене сделать щит, набить гвоздей и нарисовать силуэты инструментов. Обстоятельно обдумав мое предложение, он воплотил его в жизнь в своей домашней кузне, что с гордостью и продемонстрировал, а потом перенес и на основную работу. Глядя на него и Сидор с Никодимом, сделали на своих рабочих местах то же самое'
  
  - Так что прикажешь с тобой делать?
  И тут он отчубучил номер. Тоненько всхлипнув, шмыгнул носом, рукавом подтер несуществующие сопли. Поднял на меня взгляд и с надеждой в голосе спросил,- Простить?
  При этом состроив мою коронную морду 'шрэковского кота' Плагиатор!
   Это было настолько неожиданно, что я рассмеялся. А потом задумался, рассматривая мелкого подражателя, стоящего передо мной, сложившего лапки на животе и сделавшего волоокие глаза.
  - Черт с тобой, живи. Но есть одно но. Мишаня, ежели узнаю, кто мне поведает, увижу или прознаю о твоих подвигах, лично спущу шкуру. Сговорились? - надо идти .... надо поручить догляд за 'одуванчиком' Надо .... Проще в склерозник залезть и там глянуть что - Не надо.
  В хитрых глазенках вспыхнула маленькая искорка. Но я притушил её.- Пойдешь ко мне.... Стой спокойно, пока с тобой разговариваю. - Пресек его попытку, оглянутся на своих недругов.
  - Там в доме, на кровати спит 'одуванчик'. Алешка - пастушок,- Выставил перед собой кулак, - Только вздумай так его назвать, ухи враз откручу и на задницу пришью.
  - Как? - Он был самое искреннее удивление. Ню - ню....
  - Сам знаешь, как. Так вот. Его не будить, пусть выспится, потом накормишь, много ему каши не давай, пару ложек. Опосля придете ко мне.... - И тут меня клюнуло в седалище.
  - Ко мне приходить не надо. Идешь к его тетке, скажешь - Федор вечером придет. Мол, разговор есть. Усек? Опосля он ходит с тобой.
  Он кивнул. А я решил добить его.
  - Алешка наверно будет жить у нас. А так как он самый молодший среди вас, быть тебе ему наставником, а там глядишь и братом. Теперь ты за него передо мной отвечать будешь. Случиться что али набедокурит с тебя спрос. Ступай.
  
  'Вот это глазищи, в половину лица, рот приоткрыт, бровки поднялись домиком. Вот теперь удивлен по настоящему.... Иди радость моя, иди....
  Это тебе за плагиаторство. Лечение от личной безответственности - личная ответственность'
  Посмотрел вслед плетущемуся по дороге подростку. Вздохнул и пошел на работу.
  
  ***
  На широкой площади перед мастерской собралась немаленькая толпа, навскидку в ней было человек тридцать, сорок, а может даже больше и гудела, как пчелы в улье. По мере того как я подходил ближе, звук становился тише, а когда взошел на крыльцо и повернулся лицом к народу, наступила полная тишина.
  На меня смотрело множество глаз, в которых отображалось все, от надежды до простого интереса, отчаяния и безразличия. Кто-то из собравшихся очень хотел быть принятым на работу, а другой пришел за компанию с другом. Мелькнула мысль.
  
  'Никодима сюда надо. Чтоб сам все увидел, своими глазами, а не слушал потом сухой отчет стрельцов, сидящих на сторожевой вышке и заинтересованно рассматривающих сборище. Так ведь нет его, уехал'
  
  Прокашлявшись в кулак, поднял руку, привлекая все общее внимание,- Люди. Всей толпой в двери не переть. Входить по одному, когда выйдет другой. Поняли меня? Ежели войдут двое, выгоню обоих и на работу не приму. Понятно слово молвлю? Али стрельцов поставить надобно?
  Все молчат, только закивали отдельные болванчики, раз, два, три .... И еще пяток. Этих на хер.
  
  - Как звать?
  - Антошка, прозвище Томилко, Фомин сын, прозвище Тетеря.
  Я склонился над листом бумаги, записывая.
  - Грамоту разумеешь?
  - Да.
  - Счету обучен?
  - Самую малость.
  Кладу перед парнем бумагу, карандаш, - Пиши.
  Он не смело взял в руки свинцовый карандаш, - А что писать - то?
  
  ' А на самом деле что писать?' молча, посмотрел на свою первую жертву, а вслух, произнес,- Прошу, принять на работу.
  - А зачем?
  - Надобно так. - И до меня начинает доходить, что в одиночку, месяц колупаться буду.
  Выхожу на улицу, подзываю первого попавшегося на глаза пацана, - Найди, и позови сюда Клима. Будет спрашивать, скажи - Федор срочно зовет.
  'Этот счаз из гонца три души вытащит, прежде чем придет' - подумал, глядя вслед бегущему парнишке.
  Первая жертва собеседования сидела на лавке и корпела, выводя буквы, высунув от усердия язык и склонив голову набок. Когда я вошел, он даже не оторвался от своего занятия.
  Встал рядом. Пишет медленно, но без ошибок, тщательно выводя каждую букву. Закончив, аккуратно положил орудие труда, рядом.
  - Антон, расскажи, что ты умеешь делать?
  Он встал, подобрал свою шапку, положенную им ранее на край стола, смял и покрутил в руках.
  - Отцу с братьями помогаю. Могу скотину обиходить, землю пахать, в огороде....
  - А что сам умеешь али научился у кого.- Спрашиваю и понимаю бессмысленность вопросов. Они крестьяне, всё, что можно сделать дома - делают. А что нельзя - обменивают или выменивают. Натуральное хозяйство. Ясненько и понятненько.
  Он пожал плечами, переступил с ноги на ногу и только хотел ответить, да я задал другой вопрос.
  - А сколько у тебя братьев?
  - Шесть и две сестрицы, молодшие. - По его лицу скользнула улыбка.
  - Как их звать?
  - Анюта и Евдоха. - Вокруг глаз собрались морщинки, уголки губ приподнялись.
  - Любы они тебе?
  Он широко улыбнулся и кивнул.
  - Поди, шустрые?
  - Особливо молодшая, Анюта.
  - Ты среди братьев, старший или младший? - Я обошел вокруг стола и сел на табурет.
  Скрипнули дверные петли, обернувшись, увидел входящего в светелку Клима, махнул ему рукой, подзывая, - Ты куда запропал?
  Когда он подошел ближе, указал на стопку бумаги и прочие канцелярские принадлежности. - Садись, будешь обязанности дьяка, исполнять. Записываешь - как звать, прозвище отца, сколько в семье народу.
  Он кивнул и, усаживаясь на лавку, проворчал вполголоса,- За каким лешим, давеча....
  Я нагнулся к самому уху и спросил,- А ты, рыба моя, всех переписал? И даже чужаков? А вот они меня больше всего интересуют, хочу и не хочу, чтоб они здесь, у нас, работали. Понятно говорю?
  Выпрямившись, посмотрел в глаза стоящему напротив меня парню,- Антон, отвечай как на духу. Ты откель родом?
  На его лице не дрогнул ни один мускул, - Федор, вот те крест, здеся родился?
  Я еще немного по рассматривал его в упор, потом кивнул, соглашаясь,- Ну что же, так тому и быть.
  - Клим, задай ему пару задачек на сложение и вычитание, проверь счет от нуля до.... Сам придумаешь. Самое главное чтоб они писать и считать умели. А я пойду, разгоню половину на завтра, а то седня, до потемок торчать будем.
  Встал, оперся двумя руками о столешницу, - Антон, а ты лжу молвишь.... В нашей деревне нет таких дворов, где хозяин носит прозвище - Тетеря. Так что, мил человек, сказывай - кто ты и откуда.
  Он ещё некоторое время сопротивлялся, потом отвел взгляд в сторону, и по виску сползла капелька пота. Дрогнули пальцы правой руки, сильно смяв шапку.
  - Антон. Мне не любы две вещи, когда лгут и пьют без меры. - И задумался, рассматривая стоящего передо мной, крестьянского парня.
  - Вот он, - Указал на смотрящего, на нас, Клима,- давеча чуть не был бит, когда стал переписывать всех, кто живет у нас.
  - Клим. Глянь, там есть такое прозвище среди наших?
  - Нет.
  - Слышишь, Антон - нету.
  - Значиться не возьмешь?- Спросил он, глухим голосом.
  - Чужих, не возьму, а своих возьму.
  Он криво ухмыльнулся и посмотрел на меня,- Надобно в кабалу иттить, чтоб своим стать?
  - На хер идти надо. Вот пришел ты, взял я тебя, обучил, потратил время и деньги, а ты соберешься да и продашься боярину какому. Погрузишь свое барахлишко на телегу и уедешь, куда ни-будь. Кто у меня замес-то тебя, здесь работать будет?
  - Так я и молвлю....
  Я выставил перед собой ладонь, останавливая его,- Погодь. Ты всех знаешь?
  - Кого?- Он посмотрел на меня с самым простодушным видом.
  - Знаешь, знаешь. Собери мне всех. Хочу с вами, чужаками, отдельно поговорить.
  - А где ж я их найду?
  - Там же, где тебя нашел, на дворе. Давай на задах, за баней деда Филимона, через ополчаса.
  Он посмотрел на меня так, словно чего-то не понял.
  - У тебя корова в семье есть?
  Он кивнул,
  Ополчаса - столько мамка её доит. Понял?
  - Да.
  - Иди, буду ждать.
  Проводил взглядом уходящего Антона и, когда за ним закрылась дверь, повернулся к сидящему рядом со мной Климу,- точно такого прозвища у наших нет?
  Он на миг задумался, поджал губу и приподнял плечи,- А я уже и не припомню. Страху тогда натерпелся, когда бабы и мужики глотки драть стали, а самые ретивые за дубье схватились.
  - Сходи записи возьми, они у меня в избе, на верхней полке лежат. А я пока разгоню половину, спрошу - кто грамотный и считать умеет. Думаю, половина точно уйдет. Оставшиеся пускай напишут чего ни-будь и задачку решат.
  Клим встал, и мы пошли, на выходе придержал за плечо,- Ежели увидишь там мальчонку белобрысого и Мишку нашего, не удивляйся.
  Он оглянулся и коротко кивнув, шагнул в сени.
  
  Площадь встретила меня почти тишиной, легкий гул стих при моем появлении. С крыльца оглядел собравшихся и оставшихся. - Люди, седня буду молвить с теми, кто могет читать и писать. Кто не умеет, завтра приходи.
  - А завтрева, молвишь, что не надобно? - Спросил кто-то в полный голос.
  - А ты кто?
  Из задних рядов, раздвинув мужиков плечом, протиснулся кряжистый парень. Не доходя пару шагов до крыльца, остановился, снял с головы шапку и поклонился, - Федор я, сын Митрофана.
  - Тезка значит.- Я посмотрел на него. В сапогах, штаны заправлены в голенища, через расстегнутый на груди, коричневый кафтан, можно рассмотреть рубаху, чистенькая, но видно, что застирана. Поясок, плетеный, кожаный шнурок и начищенная медная пряжка.
  - А зовешься как?
  - Скорохват - Вдруг выкрикнул кто-то,- Все, что не узреет, норовит схватить. Что он, что братья евонные, одним миром мазаны.
  - А те завидки берут? - тезка резко развернулся, зло крикнул в сторону своего обидчика и ткнул пальцем,- Ты как был телепень, так и помрешь им.
  - А ну тихо! Эй, крикун иди сюда,- Рукой указал на место рядом с Федором.
  Вперед вышел мужичок небольшого росточка, тезке по плечо будет. Брезгливо глянув на соседа, снял шапку и поклонился. Хреновенькая у него одежонка. Заплатка на левом локте, сапоги доживают последние дни. Да сам мужик, не сказал бы что молодой, лет за тридцать будет.
  - Звать как?
  - Абрам сын....
  'еврей что ли?'
  Подумал, а вслух спросил,- Иудей? Выкрест?
  - Православный,- и размашисто перекрестился.- А роду русского. Дед мой, царство ему небесное, сподобил имечко такое дать.
  - Лучше бы он тебе....
  Дальше я не расслышал, да собственно и слушать не собирался. Мне вообще было непонятно что с ними делать. Но попытку надо было придавить на корню и с пользой для себя.
  Стою, смотрю на них.... Гусаки, блин, белый и серый....
  'Жили у бабуси два веселых гуся, один серый, другой белый.... О! придумал'
  Ситуация с образованием уникальная, писать умеют, но мало грамотных. Почитай только дьяки, монахи да писари по приказам, ну и за деньги на торгу можно было найти. А вот считать могут практически все, кто лучше, кто хуже. Эти двое, думаю, не есть исключение. Один хапуга, все в нору тащит, зазря, наш народ такие прозвища не дает. Второй.... А этот будет смотреть за первым, чтоб не воровал.
  - А не зазорно вам будет, мужики, пойти в обучение к отроку?
  - Каковскому? - Федор выставил вперед правую ногу, руку с шапкой завел за спину и гордо выпрямился. Абрам стоял, чуть согнувшись, слегка наклонив голову, и рассматривал меня. Внимательно слушая и пока не задавая вопросов. Стоящие вокруг селяне кто улыбался, следя за хоть каким-то развлечением в серой жизни деревни. Другие просто стояли и смотрели, тихо переговариваясь с соседями. Видимо делали ставки - кто придет к финишу первым. Фигушки, сегодня банк будет мой.
  - Таковскому. Климом его звать. Ведаете про такого?
  - А то, как же.- Федор поднес руку к затылку и стал, яростно скрести, толи думал, толи вшей гонял. Оглянулся на сельчан, словно искал у них поддержки. Посмотрел на соседа, скривил лицо и махнул рукой, делай, как знаешь. Абрам коротко улыбнулся, одними уголками губ, на его метания, коротко поклонился и ответил, - отчего ж не пойти, ежели прок будет.
  
  - Так тому и быть. Подойдет, ему про вас и поведаю. С ним обговорите, когда и где обучатся, будете, чтоб урона вашим хозяйствам, не было. А вот и он. - Я указал рукой на вышедшего из проулка, отрока.
  - Клим, - спросил у него, когда он подошел и встал рядом,- возьмешь в обучение,- кивнул головой на двух кандидатов.
  Он осмотрел их с ног до макушки,- Да.
  Мы поговорили ещё минут пять. Я предупредил ещё раз толпу, чтоб остались только ученые, а неучи шли до завтра. И побежал. Вот что за день.... К вечеру точно язык распухнет, и замес-то галстука будет....
  
  - Ну, здравы будем, люди хорошие. - Поздоровался с народом.
  'Вот вы, какие, северные олени'
  Чужаков набралось почти два десятка, точнее семнадцать человек. Кто-то стоял, опершись о стену покосившейся постройки, другие сидели на бревне. Несколько парней обступило Антона и, судя по донесшимся до меня репликам, сильно на него наседали, требовали объяснений. И все это на повышенных тонах. Хорошо хоть за грудки, парня не хватали. Мое появление осталось незамеченным и мне пришлось повторить приветствие громче и хлопнуть в ладоши, чтоб привлечь внимание к себе. В наступившей тишине подошел и встал рядом с Антоном, - Спасибо, что собрал.
  - Ребята, встанете так чтоб я вас всех видел, - Повернулся к одному, с рябым лицом, оставшемуся позади,- Терпеть не могу, когда за спиной торчат.
  Парень смутился, пригнул голову и, обойдя стороной, встал сбоку от основной группы. Я придержал за рукав, шагнувшего было к своим, Антона,- Здесь постой.
  Пару минут молча, изучал лица, кивнул своим мыслям и начал. - По моей просьбе, - Поднял палец вверх
  акцентируя внимание на слове, - вы собрались здесь. Зачем вас сюда позвал....
  Думаю что, он - Кивнул на соседа.- Уже поведал. Так ведь?
  Дождался ответных кивков и продолжил. - Здесь вас собрал, чтоб не было кривотолков и пересудов и чтоб с деревенскими не разругаться. А то пойдет молва - чужаков набрал, а своих по боку. Ну, да бог с ними, все равно обиженные будут.
  Заметил, как один из чужаков собрался перебить меня и выставил перед собой ладонь.- Дай договорю, а потом будешь слово молвить. Ему (указал на Антона) я уже говорил - что мне не нужна ваша кабала, а надобно, чтоб вы были вольными. Зачем и почему, надеюсь, он успел рассказать (опять ссылка на соседа) Говори уж, нетерпеливый ты наш, а то лопнешь ненароком.
  - Лжа это все. А тебе....
  - Ежели это ложь, зачем ты тогда сюда, пришел? А? Тебе-то, что здесь надобно? Парни посмотрите, у меня с собой есть мешок денег, чтоб их вам дать за вашу кабалу? - Распахнул полы кафтана. Явив свету рубаху и сбрую с двумя пистолетами. Они на миг замерли и отступили малость назад. Чуток всего на полшага. Я вытащил один и поднял дулом кверху,- Вот это пистоль. Чтоб не было всяких побасенок, сразу молвлю. Вот такое оружие здесь будем делать. Уяснили?
  
  'Один рабочий говорит другому,- слушай, ничего не понимаю. Какие не утащу детали из своего цеха детских колясок.... А как дома начну собирать, все одно пулемет получается'
  
  Повертел, показал со всех сторон и убрал на место. - Ну что, птица-говорун, дальше будешь молвить что - лжа это?
  Он усмехнулся уголком рта, отчего его лицо скривилось, - А на кой тебе вольные надобны? Ты же боишься - что продастся кто и уедет, а тебе убыток с того будет.
  - Боюсь. И поэтому хочу, чтоб вы со своими семьями, сюда переехали. Дома свои поставили и жили здесь.
  Он улыбнулся, торжествуя, и уже вскинул руку, чтоб изобличительно в меня ткнуть пальцем - А я что вам говорю.
  - Ты погодь.... Молви кА мне, для того чтоб в кабалу писаться, надобно у хозяина денег взять, верно это?
  Он кивнул, не отрывая от меня взора.
  - А как тогда называется - что хозяин вам плату за вашу работу дает, взамен ничего не требуя?
  - Поденщина?
  - Почти, но не так. С каждым будет уговор, что его берут на работу на целый год....
  Я оглядел стоящих передо мной людей, вздохнул и начал говорить....
  
  'Через год вас палкой отсель хрен выгонишь. Опять, двадцать пять, тридцать пять, сорок пять - Федор ягодка опять. Господи, как только у меня язык не отвалился в тот день. С перерывами в несколько месяцев, со всеми спорами с Никодимом и Силантием, сейчас с трудом выдержал этот заключительный этап марафона, чтоб не сорваться. Это не мой друг и компаньон, который пошипит, поворчит, а выслушает. Это люди готовые продать мне свои руки, но они хотят остаться свободными. Мне пришлось давать ответ чуть ли не за каждое сказанное мной слово, разжевывать. Блин, как только не подавился.... Уже почти под занавес, когда я, осипнув от бесчисленных повторов и ответов на разнообразные вопросы, на миг смолк, поднял руку чтоб утереть пот со лба. Заметил за спиной у допрашивающей меня гоп компании, Никодима и Силантия. Сколько они там стояли не знаю. Старый стрелец заметил мой взгляд, шепнул что-то на ухо меднику взял его за рукав и потащил за угол, пока другие не заметили и не обратили внимания. Никодим на секунду задержался, посмотрел мне в лицо, тяжелым насупленным взором, вдруг улыбнувшись, подмигнул и исчез за бревенчатой постройкой. Все произошло за пару, тройку секунд. Даже подумал - а не примерещились мне эти двое? Поздно вечером, когда бледная тень отца Гамлета наконец добралась до своего деревянного замка и посадила тощую задницу на жесткую лавку. Вы думаете, ей дали спокойно протянуть ножки на кроватке? А вот фигушки вам, с маслом. Два домашних тирана, стали терзать бедную душу, вытряхивая из неё последние остатки разума. Если бы не винус спириту-с, они схарчили бы меня без остатка. Под конец допроса, Никодим сказал что я - молодец. Делаю все правильно. Ур-ра!!! Блин. С ребятами договорился, ответ мне дадут завтра. Посмотрел в окошко, над темным лесом, нарисовалась узкая полоска света. Ночь заканчивается, так что уже сегодня. И пока не забыл, тетка дала добро. Малость покочевряжилась да согласилась.... '
  
  Кто сказал - что болтать не мешки ворочать? Тот сам болтун - собеседник. Проснулся с мутной головой, больным напрочь горлом, из которого вырывается только легкий сип, непохожий ни на один из звуков. Открываю рот, воздух выходит и все, дальше тишина. Глотать больно, шея под кадыком опухла. Сижу на кровати и как рыба, беззвучно разеваю пасть, это я так матерюсь.
  Все пропало, все что сможет, все пропадет.
  До сего момента не знал, а как вообще лечились местные?
  'В Москве там понятно, лекари есть, цирюльники за хирургов работают. Правда уж лучше застрелится, чем к ним под нож попасть. Анестезии нет, зубоволоки, дантисты по-нашему, зубья дерут на живую. Но есть аптека, в которой можно приобрести нужные лекарства. Травяные сборы, вытяжки, порошки настойки, микстуры и прочее. Когда впервые набрел на неё, встал с открытым ртом и долго рассматривал. По своей сути, это гомеопатическая аптека, открытая в тысяча пятьсот восемьдесят первом году напротив Чудова монастыря. По указу Ивана четвертого была утверждена аптекарская палата. В разговоре с 'провизором' выяснил поразительный факт, на дворе шестнадцатый век, а уже есть разделение медицинских профессий. Пока он перечислял их, я насчитал более десятка: лекари, дохтуры, зелейники, гравники, рудометы (кровопуски), зубоволоки, очные мастера, костоправы, камнесечцы, повивальные бабки.
  Зелейники лечили болезни травами, кореньями и другими снадобьями. Лекари имели лавки в торговых рядах, где продавали собираемые травы, семена, цветы, коренья и привозные лекарственные средства. Собственники подобных лавок изучали качество и целебную силу материалов, которыми они торговали. Владельцы лавок - врачи-ремесленники и травознатцы в подавляющем большинстве русские.
  А вот как таковых лекарей практиков немного и живут они в больших городах. Например, в Новгороде живет шесть лекарей, один доктор и одна лекарица, а в Пскове - три зелейника, зато в Москве
   при Стрелецком приказе открыта костоправная школа, а при Аптекарском приказе организована специальная лекарская школа. В царском указе писалось: 'В Аптекарский приказ брать в ученье лекарского дела стрельцов и стрелецких детей и иных всяких чинов, не из служилых людей'. Было набрано 30 учеников для изучения 'лекарского, аптекарского, костоправного, алхимистского и иного какого дела'. С лекарями ученики ездили на войну под Смоленск и Вязьму, ученики школы 'пулки вымали и раны лечили, и кости ломаны, правили и тому они лекарскому делу научены'. Окончивших школу направят в полки в звании подлекарей. В полках они должны будут зарекомендовать себя на практике, после чего Аптекарский приказ утвердит их в звании 'русских лекарей'. Так, готовятся первые кадры русских военных и гражданских врачей со школьным образованием.
  Сказать, что они плохо что-то знают или не понимают что лечат, значит совершить ошибку. В отличие от иностранных врачей схоластиков, наши, практики с многовековой историей уходящей своими корнями во времена Киевской Руси и Византии. Уже тогда, предки знали, как лечить легкие 'плюще', бронхи 'пролуки', сердце, печень 'естра', селезенку 'слезну' Могли подобрать лекарственные травы и составить действительно эффективное снадобье помогавшее больному. Нам твердили, что иноземцы привнесли культуру гигиены к нам. Хрен они принесли! Им до сих пор удивительно, как же так можно, каждую субботу в баню ходить и мыть руки перед едой.
  Утреннее умывание иноземца, в одну плошку налита вода. Моет голову, бреется, сморкается, отмывает ноги и подмывается. Все это в одном тазике на десять литров воды. На вшивую голову натягивает парик, посыпает его тальком и прочей дрянью, на шее висит блохоловка (кстати, будет распространена у аристократии в восемнадцатом веке), от него воняет застарелым потом и ещё херней всякой. Тьфу, я лучше с нашими мужиками общаться буду, чем с таким кавалером.
  Буквально в прошлом году, одна аглицакая гадюка приехала к нам как ботаник, и для него стало шоком в некоторой степени то что, цинга, мучавшая английских моряков и считавшаяся плохо излечимой, отлично лечится ягодой морошкой. Однажды попробовал березового сока, и был удивлен, своим хорошим самочувствием. Он вывез много семян трав, кустарников и черенки деревьев. Хочет строить у себя, на оловянных островах, ботанический сад. Знал бы ранее.... Кол с перекладиной он у меня увез бы в дупле.... Ворюга....
  
  Чем больше старался узнать и узнавал, тем больше становилось понятным, мы ни черта не знаем о наших предках.
  Я своими глазами видел поля на аптечных огородах, засаженные ромашкой, подорожником и другими лекарственными травами, разводимые знатцами для продажи аптекарскому приказу. Встречался с людьми, профессиональными сборщиками дикорастущих растений, помясами. Они получали из приказа списки нужных трав, а руководили ими назначенные лекари и лекарские ученики'
  
  ***
  Колеса постукивают о камушки, встречающиеся на дороге, телегу иногда потряхивает на мелких выбоинах, рессор нету, и пока что не будет. Кожаные, из-за их недолговечности, делать не хочу, а свободного железа пока что нет.
  Денег тоже нет. В кармане бренчит полтина мелочью и это все что у меня есть. Едем в Москву, я, Мишка и 'одуванчик' После того как вчера был решен вопрос с его теткой, он ни на шаг не отходит от меня. Вот и сейчас, сижу, управляю лошадью, а он пристроился, сбоку, тесно прижавшись. Ввиду моей временной молчаливости, Мишаня отрывается за двоих, трещит как сорока на заборе, тараторит без умолку. Рассказывает последние новости о своих похождениях за прошедшие сутки.
  - Оська в ручей свалился, поскользнулся на камнях и сел прямо на жопу. Как был в портах, так и плюхнулся. Сидит по шею в воде, в одной руке лукошко, а в другой пескарь, пойманный. И встать не могет, тама дно илистое, ноги скользят. Сидит значиться и орет. Корзинку бросить нельзя, рыба там у него ляжит. Достали его, а вода холоднющая, сидит на берегу, губы синие, а сам хорохорится - Я говорит, больше вас седня наловил.
  А ещё мы в лес ходили, токмо скучно там пока, ягода не созрела, грибов нету, а просто так....
  
  'Вот трепло малолетнее ....'
  
  Под звучный аккомпанемент из Мишкиных сплетен и моих горьких дум, добрались до усадьбы, к тому моменту, когда въехали в ворота, уши свернулись в трубочку и сползли в карманы, ехали всего ничего, а я уже готов пришибить эту птицу-говоруна. Думаете, по приезду от него избавился? Не угадали. Он оказался на редкость толковым переводчиком, моих сумбурных жестов и почти правильно трактовал, все кроме одного. Свирепого оскала и протянутых в его сторону рук. На это, гаденыш хихикал и говорил, что не понимает меня и, помолчав немного, добавлял - что ему надо идти, его, дружки ждут. Ему все развлекушечки, а мне что делать?
  Я его чуть не поколотил за то, как он описывал появление 'одуванчика' По его словам выходило, что я запугал мелкого до усрачки, околдовал и привязал к себе ни зримыми узами. Что его Тетка (Алешкина!) сама предложила отдать мне его, как только я переступил порог дома. И даже собрала в дорогу узелок с харчами и вещами.... Триндец тебе лодочник!
  Моя попытка отвесить подзатыльник и направить рассказ в правильное русло, была активно пресечена Марфой. Самому перепало полотенцем по шее. Все это происходило в доме, я сидел за столом в обнимку с киндером, наши хранительницы очага, вовсю шуровали у оного, готовя оздоровительные смеси, настойки и ещё кучу всякой всячины.
  Наконец Мишане заткнули варежку куском пирога и отправили за лекаркой Агрпиной, выходившей меня, год с лишним тому назад. А я, загнан на печь, накрыт одеялом и мне было велено, до прихода врача оттуда не слезать.
  В ожидании, время тянулось медленно и тоскливо и если бы не принесенные Машкой мои бумаги, то на моей могилке могла бы появиться эпитафия - 'умер от Тоски. Он её полюбил, и она ответила взаимностью'
  Через пару часов пришел, мой милый доктор, и вызволил из неуютного плена. Я был подвергнут осмотру.
  Нацарапала на листе бумажки список нужный трав, обстоятельно рассказала, что и как заваривать, запаривать и настаивать. На мои истошные телодвижения, Агрипина ответила парой слов - через день. Ласково провела рукой по небритой щеке и упорхнула, оставив мою тушку в руках двух домашних тиранов. Одна пожилая и все уже знает, а вот другая молодая, ничего не знает и не умеет. А тут такое учебное пособие в руки попало....
  А - я злой и кровожадный.
  Б - не прощу всех этих экзекуций.
  В - Надо будет, им какой ни будь подарунок купить....
  
  Как же все-таки чертовски хорошо, иногда поболеть, когда за тобой ухаживают.... Настойки, полоскания, теплое питье.... Настойки, полоскание. Прожарка в натопленной бане. Растирание, настойка, полоскание, питье....
  Обрядили, чуть ли не в тулуп, навалили поверх кучу всякого теплого тряпья, пару старых одеял точно разглядел у Мишки в руках. Напоили медом с молоком, задули свечу и велели спать. Что и сделал с превеликим удовольствием.
  Удовольствие лениво мурлыкнуло, свернулось клубочком на груди и уснуло.
  
  ***
  Два дня. Два дня жил жизнью сибарита, а потом в одночасье все кончилось. Хотя если быть честным, хотя бы перед собой, устал больше чем от работы. Когда расписана каждая минута, и ты знаешь всю последовательность до малейшего движения бровей и акцента в голосе, такой отдых становится каторгой.
  На третий день, проснувшись, раскашлялся, сплюнул комок мокроты на пол и выругался, вытерев рот рукавом исподнего. Встал с кровати и замер от понимания произошедшего. Я заговорил! Назвать полноценной речью это шепелявое шипение нельзя но.... Хоть что-то. Ура! Ура! Уря.
  Быстро оделся и побежал завтракать. На дворе все по-прежнему, ножки буша, пока что в комплекте со всем остальным, разгребают сено, рассыпанное у стога рядом с конюшней, выискивают зерна, семена и всякий прочий корм. Барбос лениво гавчет лежа в своей будке, по-моему, он даже не открывает глаза, только приподнял одно ухо. Мычит корова в хлеву, требует, чтоб пришли и подоили её, подошедшее молоко распирает вымя. Порося, взвизгивая, дерутся за остатки своей утренней кормежки. Телега, стоит у бревенчатой стены, краешек хомута выступает изнутри. Видимо, приехавший с утра пораньше Никодим, выпряг кобылу, отвел унутрь. Оставил конскую 'одежку' здесь, значится скоро поедет обратно.
  Пойдем, пошипим или пошепчемся, это уж как получится. На всякий случай сделал попытку заговорить. Получилось.
  ' - Интересно, Силантий с ним или на хозяйстве остался?' мелькнул в голове вопрос, когда я взялся за рукоятку на входной двери.
  'Посмотрим!' ответил сам себе и шагнул внутрь.
  
  Что и требовалось доказать. Оба здесь. Сидят рядышком, голубчики, и кашу трескают. На столе два кувшина, один с пивом второй с молоком. Молод ишшо Мишаня спиртное потреблять. Я остановился в дверях и недоуменно тыкаю пальцем в 'подлизу', потом указываю на кухню, скрытую за занавеской и мотаю головой. Он вздохнул с сожалением, забрал миску, сунул в зубы кусок хлеба, в другую руку взял свое молоко и умотал на женскую половину. Обойдя меня стороной. Я на нем отыгрывался за то, что было третьего дня, при удобном случае он поджопник получал.
  Перекрестившись на красный угол, прошел и сел на свое место. Марфа принесла чистую миску, ложку, поставила кружку. Маша принесла сковороду с ещё шкворчащим мясом, по-старорусски. Отбитый, посоленный и перченый кусок кладут на противень и в духовку, через десять минут достать, посыпать зеленью, репчатым луком. Полить сверху майонезом и обратно на полчасика. Эх. До картошки ещё целый год ждать ....
  У Никодима были такие глаза, когда он смотрел на эту процессию, как поднес ложку ко рту, так и сидел, смотрел во все глаза. Потом хмыкнул.- Пиво будешь?
  Я отказался. Из чугунка наложил в миску каши, добавил кусочки мяса, предварительно накрошив их ножом. Залил оставшимся на сковороде соком, чуть сыпанул перчика, самую малость, для запаха. Агрипина, категорически запретила - есть, пить, соления и маринады.
  
  Два прошедших дня, дали маленькую возможность, немного привести в порядок мысли и наметить кое какие планы. Жаль, что говорить не мог, теперь надо будет искать Агрипу .... В моей больной, и свихнувшейся от безделья, голове родился идиотский план по открытию в деревне фельдшерско-акушерского пункта.
  
  Перекрестился и взял ложку. Минут пятнадцать была тишина, изредка прерываемая стуком поставленной на стол кружки. А потом пришел 'одуванчик' и ни слова не говоря, залез на колени, поворочался, устраиваясь и замер, смотря светло-серыми глазенками по сторонам. Никодим, глянул, сначала хмуро, а потом.... Как же люди меняются, когда усталое лицо озаряет улыбка. Только что передо мной сидел, суровый муж, нахмуренный лоб, сведенные в раздумьях брови, а через мгновение он пропал и на его месте сидит добрый дедушка, с любовью смотрящий на внука.
  - Есть хочешь - Больше прошептал, чем спросил.
  Он отрицательно помотал головой.
  - Марфа! Подь сюды карга старая. - Никодим позвал жену, долил в кружку остатки пива и громко стукнул донышком кувшина об стол.
  - Я те счаз, кобель облезлый.... Постучи мне тута.... - Она вышла из-за занавески, держа в руках, испачканных мукой, обрубок бревна, по недоразумению называемый скалкой.
  - Чавой надобно?
  - Пива принеси....
  Она, поворачиваясь к мужу спиной, позвала свою помощницу.- Маша, пива мужикам принеси.- И скрылась за занавеской.
  Странно. Сегодня не выходной, да и скалка для выпечки хлеба не нужна.... Я не я буду, если к вечеру пирогов не будет. Встал и заглянул. Так и есть, Машка споласкивает в рукомойнике руки, чтоб налить кувшин, стоящий на полу рядом с ведром. А Марфа по уши торчит в бадейке с тестом.
  Вернувшись на место, усадил Алешку на мягкую подушку, сам сел рядом. Налил в кружку молока, теплого, томленого с кусочком масла и капелюшечкой меда для запаха. Поставил перед ребенком, отрезал хлеба. - Помнишь, я тебе говорил о вкусном молоке.
  Алеша кивнул головой.
  - Вот это оно. Пей, тебе понравится, только его надо с хлебушком, кушать.- И протянул ему кусок мякиша, корочку оставил себе.
  - Федор, женись ты на Анфиске, да заведи своих.... Никодим отхлебнул из своей кружки.
  Я пожал плечами,- Говорил с ней.... Не хочет она.
  - Это ж, как так?
  Я посмотрел ему в глаза.- Говорит, староват малость. Ей по моложе надобно. - И выставил перед собой ладонь.- Не хочу молвить об этом.
  Отпил из Алешкиной кружки глоток, смочить горло. Чтоб Никодиму услышать речи мои, мне пришлось напрягаться, и то получался полу сип, полу шип. Хотя если судить по его морде лица, все расслышал и понЯл.
  Ну вот, опять глотать больно.
  
  - Никодим, - Окликнул своего собеседника,- А что там с чужаками....
  Он склонился через стол, чтоб лучше меня расслышать. Потом откинулся на стенку, расправил усы,- Уговор они подписали, на цельный год. Но с одной оговоркой.
  Я вопросительно приподнял бровь, требуя пояснений.
  Он усмехнулся, - Вы мне с Силантием все уши прожужжали. Я тут покумекал.... Слышал как ты давеча с ними за банькой, разговоры молвил.... Боишься люд этот учить. В уговоре том полюбовно слова вписаны - Что ежели кто до сроку захочет в холопы писаться, то по сему уговору в кабалу к нам идет, на пять лет.
  - И все подписали? - Я обрисовал рукой круг и провел рукой в воздухе. Он кивнул, отпил из кружки, поставил на стол и стал вылезать из-за стола. Проводил его взглядом, пока он не вышел за дверь.
  Посмотрел на 'мелкого' он действительно самый маленький, со слов тетки, ему еще нет и пяти. От выпитого молока, на мордашке нарисовались шикарные, как у деда Никодима, усы и даже цвет одинаковый, белый.
  Я вздохнул с сожалением. Никодим, думает, что одержал маленькую победу, на самом деле для него это поражение. Все равно народу не хватает. Теперь его надо давить на двухсменку. Мне надобно чтоб народ, отработав на фабричке, шел на свои огороды и угодья. В противном случае, призрак коммунизма станет в полный рост. Мне нужно чтоб люди успевали здесь и чтоб у них оставались силы и время для своих нужд. И только так и ни как иначе.
  В самом большом, сейчас пустующем, цехе стоит приземистая деревянная конструкция подборочного транспортера. За ним спокойно может сесть двадцать шесть человек. Перед каждым будет нужное для этой операции, приспособление. Наборная касса для комплектующих, доска для инструмента. Подборочная лента, кожаная, обшита узкими дощечками, будет медленно двигаться мимо. Снимается заготовка, проводятся все нужные для этого поста действия, и возвращается обратно и так до самого конца. Там будет что-то типа поста ОТК и упаковки готовых замков в провощенную бумагу и укладка в ящики. Минимальное количество сборщиков - четыре человека. Больше можно, меньше нет.
  
  Скрипнули кожаные петли на входной двери (руки не доходят смазать) и бодрый голос Агрипины спросил,- Хозяева, есть кто дома?
  С кухни откликнулась Марфа.- Заходи.
  Лекарка вошла, склонив голову, а когда разогнулась, то увидела меня и ребенка, сидящими в обнимку за столом. По лицу скользнула мимолетная улыбка, она подняла пальцы ко лбу и, перекрестившись на икону, ушла на женскую половину. Простой сарафан, что-то похожее на жилет с двумя рядами блестящих пуговиц. Волосы забраны под простой белый платок. Одна рука свободна, в другой корзинка с туесками, свертками, кулечками. Эдакая аптечка на вынос, видимо принесла новую порцию 'гербария'
  Буквально через минуту она вышла уже с пустыми руками, подошла и села напротив. - Горло не болит?
  Я склонился вперед и поманил пальцем, когда она нагнулась, от неё одуряющее вкусно пахло разнотравьем, сказал, - Выходи за меня замуж.
  
  Агрипина медленно выпрямилась, села с совершенно прямой спиной. Внимательно всмотрелась мне в лицо и склонила голову немного на бок. Задумчиво, как будто разговаривая с собой, произнесла, - Вроде жара нет, лихоманки не видать, а Федор не в себе.... Рано он встал, ему еще надобно полежать малость.
  И взгляд у неё такой серьезный, под стать тону.... Да только вокруг зеленых глаз, собрались лучистые морщинки, говорящие о другом....
  
  - Федор, едрить твой корешок, ты со мной поедешь? Али тут.... - Высказался и замолчал, наш бодрый хозяин, увидев сидящую напротив меня Агрипину. Она повернулась и поздоровалась,- Здрав будь, Дядя Никодим, а я тетушке травок для болящего принесла.
  - Это надобно.... Агрипа. - Тон у него, вдруг стал язвенным,- А у тебя никаких таких, травок нету....
  Он прошел к столу, присел на лавку рядом с ней и ткнул пальцем в меня.- От ветра в голове у Федьки.
  - Как же, есть такие, от них правда, живот слабнет.- И на полном серьезе, стала перечислять. Я даже поверил сначала, пока не увидел, что она улыбается. Потом провернулась ко мне - Ну раз говорить начал, можешь ехать. Парнишку токмо здесь оставь, его малость полечить надобно.
  И протянула руки, чтоб забрать 'Одуванчика' Он слез с моих коленей на пол, подошел к ней и безбоязненно позволил ей, усадить рядом с собой, да еще и прижался к ней....
  Я попытался спросить,- Что с ним? - как ни странно, но она поняла, свистяще - шипящие звуки.
  - Догляд за ним плохой был, отощал малость, да слабоват он как-то, не по нраву мне это. Не сумлевайся, с ним все будет хорошо.
  
  С кухни вышла Маша, держа кружку, над которой поднимался пар. Пора пить очередную порцию 'отравы' если бы не мед, хрен бы, хоть глоток сделать смог. Такая горечь, несусветная. У меня от одной только мысли, скулы сводит и рот наполняется тягучей слюной.
  Вот блин, собака Павлова с её условно-безусловными рефлексами на кусок мяса. Уж лучше лимон целиком сожрать. Они (лимоны) на рынке есть, да вот цена, хуже любого кобеля кусается. Легче чеснока или клюквы наесться, прок тот же и дешевле в разы.
  Заглянул в кружку, Алешка не допил молоко, осталось немного. Забрал у Машки лекарство и под её присмотром, выпил и тут же потянулся за запивкой.
  Брр. У меня аж слезы навернулись.
  Все.... На фиг, к чертям собачим....
  Кто там у нас разорался или будет? - В деревню к тетке, в глушь, в Саратов ....
  'В деревню, В Глухово к Силантию, он добрый малый и у него всегда найдется пиво. Для молодой истерзанной души. А то вот здесь одни враги. С утра до ночи, с ночи до утра и только слышу голоса
  Лежи, молчи, и не вставай, под спинку положи подушку....
  Испей отвар.... Да повернись - ей богу, я положила целых две, нет три, столовых ложки меду....'
  
  - Федь, может, все-таки глотнешь пива,- Никодим кивнул на свою посудину. На его лице, было написано точно такое отвращение, как и на моем. Протянув руку, взял его кружку и выпил одним духом. Кислый напиток смыл с языка горечь от лекарства и вернул, почти нормальное расположение духа.
  Медленно выдохнул, блаженно прикрыл глаза и откинулся на бревенчатую стену, проконопаченную болотным мхом.
  'Надо досками обшивать, а то шею щекочет. И не поймешь кто....'
  Пока сидел и приходил в чувство, Агрипина с Алешкой ушла, и когда открыл глаза. Передо мной сидел только Никодим. И тот тянул лапы к кувшину с пивом, я отлип от стенки и молча, двинул по столу, свою кружку. Он налил мне и себе, чокнулись и выпили.
  - Ты когда поедешь? - Спросил его после того как вытер усы и короткую бородку. Уже второй месяц как отращиваю, достала хуже горькой редьки, особенно в первые две седмицы, так и казалось, что растет внутрь, морда лица отчаянно чесалась все это время. Или оставить? Иной раз лень по утрам бриться али не успеваешь.... Да было бы для кого....
  Никодим начал отвечать, да меня отвлекли. Агрипина вышла с женской половины, продефилировала к двери, открыла и вышла....
  
  'Мне кто ни будь, скажет, вот как женщины могут, ВОТ ТАК, себя подать....
  У меня там остался друг, старше меня и намного. Он всегда говорит,- Женщина, это Богиня'
  
  Сквозь мысли прорвался голос Никодима, о чем-то меня спрашивающий.
  - Извини, задумался.
  Никодим сердито оглянулся и повторил, недовольным тоном,- Ежели хочешь, то поехали. Мне еще надо в торговые ряды заехать, опосля с человечком одним, словом перемолвиться.
  Он встал, допил остатки пива в кружке и ушел. Через пять минут, за ним следом, вышел и я.
  
  ***
  В деревню, мы въехали, когда на небе зажглись первые звезды. И вот тогда, я смог разжать ладони, намертво вцепившиеся в рукояти пистолетов. Вот это скажу вам поездочка. Ночь, тьма непроглядная, с двух сторон поднимается стена совершенно темного леса. Ветер шелестит листвой, живность кричит на разные голоса, поскрипывают колеса, бухают копыта и сердце, лежащее под стелькой (почему-то) правого сапога, стучит с перерывами, в такт лошадиным шагам. Но, слава богу, добрались, целые и невредимые. Рассупонили кобылу, дежурным стрельцам оставили её прибрать, ну там протереть, напоить, накрыть попоной на ночь и задать корма, а сами пошли спать. Я даже есть не стал. Только и хватило сил до кровати добраться, по-моему, уснул в тот момент, когда ещё только садился....
  
  Пробуждение было....
  Мне сначала под нос сунули посудину с чем-то горячим, но жутко надоевшим и когда я, спросонья не поняв еще, где нахожусь, пробормотал.- Машка отстань, дай поспать.
  Гогот двух луженых глоток заставил широко открыть глаза и сразу проснуться. Рядом с кроватью стоял Никодим и протягивал кружку с опостылевшим за последние дни, отваром. Но с маленьким дополнением....
  Я ткнул в него пальцем,- Пиво?
  Он в ответ кивнул и протянул лекарство, - Опосля этого.
  Приняв посудину, залпом выпил. Потянулся за запивкой, мне вложили её в руку, и я стал смаковать, отпивая мелкими глоточками.
  - Федор, сидай, пожуем, что бог послал,- Позвал меня Силантий, сидящий за столом, уставленный мисками со стоящим посередине котелком и караваем хлеба, лежащим с самого краю.
  - Ну, и что нам бог послал?- Меня долго упрашивать не надо, умыться можно и потом....
  Капуста квашенная, чеснок маринованный, огурчики малосольные, колбаса сыро-сухо-копченая деревянная на ощупь и на вкус. Жареная курица, точней четвертинка, ибо другая часть весело хрустит косточками и хрящиками на зубах у Силантия. Тушеные овощи в чугунке, пахли очень вкусно. Дополняли картину три кувшинА, поочередно заглянул в каждый, пиво, пиво и молоко.
  - Ты как? А то бабы молвят, мол - Федьку бог покарал, за непотребство.... Мужики на тебя, есть такие, дюже злы, за то, что их отроков не взял, а чужаков приветил.... А ещё сказывали....
  - Силька, черт старый, дай ему поесть, ты с самого утрева, пасть не закрываешь, все жрешь....
  - А ты что каждый мой кусок считать будешь?
  - Да иди ты в жопу. На Федьку глянь. Его бабы там умучили.... Представляешь, приехал вчерась, а он как меня увидел, обниматься лезет....
  - Никодим, что ж ты лжу молвишь? Силантий не верь ему, кривда это. Нормально так встретились. Поручкались. Спросил у него - как ты поживаешь....
  -Ой, Федя, бреши да знай меру. Чтоб ты, да с Никодимом, да поручкался.... Да видать сильно тебя бабы, допекли - Силантий, посмотрел на меня, покачал седой головой и приложился к кружке.
  - Так я об том речь и веду.- Никодим стоял напротив и наливал из кувшина пиво.
  Я мысленно махнул на них рукой, накидал в миску всякой еды, оторвал последнюю ногу у курицы, отрезал здоровенный ломоть хлеба.... И треск за ушами, заглушил утренею перебранку старых друзей и переборку моих косточек.
  Сытно рыгнув, отодвинулся от стола, в малость осоловевшем состоянии, после вынужденной диеты за последние дни. И поэтому, немного упустил тему, которую мусолили два старых сплетника.
  - Силантий, а Федя наш, на твою внучку глаз положил. Он на неё так пялился, поначалу думал дырку в ней проглядит.
  От услышанного, мои уши встали торчком. - Это кто ж такая? - встрял в их разговор.
  И получил 'обухом' по темечку,- Агрипина, евойная внучка.
  Улыбающийся Никодим, указал на Силантия сидящего рядом со мной, - А ты не ведал?
  Мне только и осталось, развести руки. - А почему мне никто об этом не сказал? Силантий, а у неё муж есть?
  - Во, я про то и молвлю....- Никодим ткнул в бок, своего соседа.
  Ответить Силантий не успел, дверь без стука открылась, и на пороге появился Алекс. Из-за спины выглядывал Димка и думаю, не ошибусь, если и Антип здесь. Эта 'святая троица' по мою душу.
  От моей былой немоты, осталось легкая хрипота, и если не смачивал горло глотком воды или иным питьем, голос садился. Цапнул со стола кувшин с пивом и со словами,- Силантий, вечером не пропадай, про внучку обскажешь.- пошел к ребятам навстречу.
  Судя по отдельно взятым лицам, у двоих они точно довольные были, дело сдвинулось с мертвой точки и есть надежда, что удастся оживить, ржавый труп, стоящий под временным навесом.
  - Здрав будь. Алекс,- Димке кивнул, заглянул в сени.- Антип где?
  - С нами не пошел, у него там что-то плохо получается....
  - Ну и пошли туда, заодно и покажете, что сами сделали.
  Уже в дверях меня окликнул Силантий.- Федь, а Мишаня где?
  Я повернулся и ответил, - Там остался, - и мотнул головой в сторону города. Постоял минуточку....
  Ну, раз никому больше не нужен.... Тогда пойду.
  
  Пока шли, Алекс успел рассказать, что и чего они сделали и заменили. Дело оставалось за малым, дособрать и опробовать. Со слов ребят, выяснил, что Антип не может изготовить пресс-масленки. Не получается резьба и все. Сами стаканы и крышки есть, а вот крепеж....
  - он у тебя совета спрашивал?- Поинтересовался у Алекса.
  Он весело улыбнулся и махнул рукой,- Да ну его.... Смотрю, кругами ходит и молчит. Пытаю - что надобно али случилось что? Молчит. Я потом подсмотрел, когда давеча тут был, сидит горемыка на кузне у Данилы и напильником шоркает как заведенный, под нос себе чего-то бубнит. Потом разозлился и в горн забросил. Раз он такой, я даже заходить не стал.
  От таких слов, захотелось рвать и метать....
  В приподнятом настроении вваливаюсь в сарай, вижу Антипа, стоящего на прислоненной к чугунному боку станка, лестнице, и закручивающего что-то там, наверху.
  - Слазь чудо, любить сейчас буду, любовью трепетной и нежной - проворчал в полголоса и позвал, - Антип, ты все сделал?
  - А.... Федор,- Он в знак приветствия вкинул руку с зажатым в ней гаечным ключом,- обожди малость....
  И принялся шустро что-то накручивать, закручивать.
  Я подошел ближе, и придавил сапогом одну из ног лестницы, чтоб не поехала, Антип потянулся к дальней масленке. Вот из-за такой стремянки и был сделан насос, украденный какой-то сволочью. Лазить каждый раз наверх, можно только при выключенном приводе, в противном случае, можно получить по башке или рукам.
  Наконец, закончив закручивать, наш литейщик спустился вниз, в мои 'добрые и нежные объятия'
  - Голубь мой сизокрылый, поведай мне, дурню старому. Обчем мы с тобой речь вели, когда молвил, что тебе сделать надобно?
   - Напомни мне ...,- Я чуть согнулся и, приставив руку к уху, приготовился слушать.
  Он покаянно нагибает голову и подставляет шею.
  За спиной слышу Димкино фырканье, очень похожее на сдерживаемый смех, резко оборачиваюсь.
  Вот что значит, моя школа - смотреть в глаза с самым невинным видом. Я ему подмигиваю и грожу указательным пальцем.
  - А с тобой разговор будет особый, Ромео ты наш, не поротый. Я тут с твоей зазнобой, словечком перемолвился....
  - Федор, вот те крест.... - Вот теперь вижу, возмущен до глубины души и по-настоящему. А я ни с кем и не говорил вообще-то, но проверить, надобно....
  - Ладно, так уж и быть, поверю в последний раз.... Смотри у меня....
  - Алекс! А ты что стоишь, молчишь, слова доброго не молвишь? Али из тебя все клещами тянуть надо?
  Давай показывай, что у вас сделано....
  Он глянул на Димку, стоящего сбоку от него, чему-то своему усмехнулся, мимолетная улыбка скользнула по лицу, перевел взгляд и на меня смотрел, мастер, готовый ответить на любой вопрос.
  - Мы изготовили ....
  В течение часа они втроем, по очереди, навешивали мне на уши, отличные макаронные изделия, высшего качества. А потом я взял слово и каждому перепало, по самое не могу. По округлившимся глазам Алекса, ясно видел, что мужик гордится своей работой.... Ну вот такая я сцука. То, что они делали три недели, можно было изготовить за две. А нам, между прочим, этого монстра ещё перетаскивать, на его постоянное место жительства и проводить потом испытание. Надо будет подключать, холостой прогон, как минимум дня два, делать, чтоб стружка сошла и втулки притерлись. Ремни должны растянуться и осесть на шкивах, они у меня новые, только что шитые, не одеваные ни разу. На промежуточных валах, вкладыши не притертые, их под нагрузкой пробовать надо. А они что, шуток не понимают? Я же пошутил про месяц.... Правда, насчет зарплаты - здесь был серьезен как никогда....
  Крутится, и вертеться, пресс может - Это понял из всех клятвенных заверений.
  Объявил перерыв, для того чтоб собрать посильную помощь из числа новоявленных сотрудников (надо уж как ни - будь определиться с названием - фабрика, завод, мануфактура, мастерская.)
  
  Только часа через два, под стройные крики и вопли. Собравшись гурьбой, мы потащили, по уложенным бревнам, агрегат. Благо, перетаскивать не так далеко, всего метров пятнадцать, но с двумя поворотами. На такое зрелище собралась посмотреть вся деревня, в толпе видел даже пару любопытных коз, лениво жующих листья и мекающих.
  
  'Вспомнился почему-то фильм про Робинзона Крузо, итальянский.
  - Извините, извините, - пробирается на свое место.
  Наклоняется к вымышленному соседу.- Не подскажете о чем фильм?
  - О море!
  - Опять про море....'
  
  Хотел разогнать.... Махнул рукой, - пусть смотрят. Им этот сериал скоро снится, будет....
  Не спеша не торопясь, с чувством и толком, хреновина встала на отведенное для неё место. (Главкома послали на хер, когда попробовал командовать, вызвали Никодима, и он увел меня домой)
  Я весь извелся. Пару раз пытался вскочить и бежать, смотреть что там и как.... Никодим пообещал позвать стрельцов. Пригрозив - что свяжет и бросит в сарай, при этом заткнет рот, чтоб не орал.
  С горя сел писать. Начиркал две строки, бросил ручку на стол и заметался по избе. Опять сел. Ещё пара слов. Тигр в клетке, ведет себя спокойней чем я. Никодим встал и куда-то вышел. Через пару минут, я метнулся к дверям.... Обломись бабка.... Заперто!
  Убью старую заразу.... Только через два часа был отпущен под подписку о том, что не буду верещать, как свин не до резаный, ежели что не так сделано.
  
  С сердитым видом, пришел в цех, окинул начальственным взором, бедлам учиненный и не прибранный, искоса глянул на стоящее недоразумение.... И устроил разнос за неубранный мусор.
  Я уже говорил - кто я? Напоминаю, сцука!
  
  ***
  Следующие два дня, слились в один. Раскочегарили мотор, навесили приводные ремни и помолясь запустили эту чертову страхолюдину. Антип получил задание, сделать комплектующие детали для насоса, поддона, как сделать трубки, натурный макет из глины, слепленный на коленке и пожелание - чтоб ноги его здесь не было, пока вся эта механизма, не будет готова. И ещё кучу всяких добрых слов. Пресс масленки хороши, для хорошо выточенных, отшлифованных и подогнанных втулок, для нас они сейчас бесполезны и даже вредны. Жидкая смазка вымывает стружку, а густая графитка не дает ей выхода. Вот и приходится через каждые полчаса останавливать и проворачивать на пол оборота, выдавливая грязную смазку, свежей, а так как масленки маленькие по объему.... Можете представить весь процесс воочию? Я уже начал волноваться, что запасы иссякнут раньше, чем все это закончится.
  Но, ура, ура, все обошлось. После седьмой набивки, проверка показала, следов бронзы нет, во всяком случае, невооруженным глазом, не видно.
  Настал черед проверить творение Алекса и Димки. Если сейчас получиться.... Значит быть замкам мушкетным, а нет.... даже думать не хочу....
  С час монтировали просечку, готовили железные полосы. Хочу опробовать сразу два способа, горячий и холодный. Начали с первого. Давит нормально, детали выпадают одна за другой и, кажется что без особого усилия. Но.... После шести штук, остановил испытание и прикоснулся к штампу, хотел.
  Сильно нагрелась, зараза. Боюсь что для этого варианта, способ не проходит, пока не придумаем охлаждение.
  Отошли с Алексом в сторонку, позвали меньшого и устроили мозговой штурм. Я предложил переделать все заново. Дан, стал сопротивляться. Говоря - что не знает как можно сделать, внутренние каналы, не потеряв, целостности конструкции (это я так понял из его получасовой лекции)
  Димка, предложил обмотать медной трубой, одеть сверху дополнительную защиту и прокачивать воду.
  Пока обсуждали, штамп остыл и настал черед второго способа....
  Зря они меня не послушали. Дядька Федор, ерунды не предложит. Штамп сказал - кранк, и приказал долго жить. Но самое обидное, на одиннадцатой детали.
  Я лично не сильно огорчился, а наоборот был даже этому рад. Уж лучше сейчас. Время ещё было не позднее, парни собрали монатки и укатили в город.
  У меня же выдался свободный вечер. Провел с толком и чувством, полночи просидел в ночном вместе с мальчишками, приставленными к нашим лошадям. Даже уходить не хотелось.
  
  Маленький костерок в ямке, бросает в небо крохотные искорки. Они взмывают в темное небо, и гаснут на половине пути, но самые сильные и смелые летят выше всех и пропадают в небесной вышине.
  Стреноженные кони, выщипывают траву, объев пятачок перед собой. Нелепо ковыляют чуть вперед и, наклонив морды к земле, срывают зеленые побеги травы, покрытые капельками росы.
  Старший из мальчишек, кажется Петром зовут, дает команду и из костра начинают выкатывать клубни....
  У меня чуть сердце не зашлось, думал, выкопали мою картошечку. Оказалась репка, самая обычная репа, только запеченная на угольях, а потемках, так похожа....
  Поблагодарив, гостеприимных мальчишек за предложенное угощение. Со своей стороны выложил немного колбасы и окорок с хлебом. Вода под боком, ручеек журчит в маленькой рощице....
  Старший, Петр, поделил харч на всех, разложил на листьях лопуха и, оглядев собравшихся, скомандовал,- Налетай.
  Дождался когда все возьмут и только после этого забрал оставшуюся пайку. Вопросительно посмотрел на меня и кивнул на еду - А ты чего не берешь?
  - Ешьте. Я чуток попозже буду. - Подумал немного и нагнулся к нему.- Отдай мелким, я скоро домой пойду, а вам ещё до утра здесь быть.
  Ничего не сказав в ответ, кивнул. Подтащил лист поближе, достал засопожник и за два взмаха поделил на четверых.
  У меня было какое-то умиротворенное состояние. Ночь. Костер. Черное небо с яркими звездами, усеявшими весь небосклон. Кто-то из мальчишек затянул вполголоса песню, другие подхватили....
  Грустная, о том, как вои на битву с ворогом ходили.
  После окончания наступила звонкая тишина, прерываемая треском костра, да невдалеке, жеребец, приподнял голову, тревожно осмотрелся по сторонам и шумно выдохнул, фыркнул.
  Я сел, протянул руку к куче валежника и подбросил в костер, немного сухих веток. Они вспыхнули ярким пламенем, осветив детские лица....
  Настроение было.... Минорное....
  Ой, то не вечер, то не вечер,
  Мне малым-мало спало-ось,
  Мне малым-мало спало-ось,
  Ох, да во сне привиделось...
  Мне малым-мало спало-ось,
  Ох, да во сне привиделось...
  
  
  ***
  'Утро красит вредным цветом, стены древнего кремля, просыпается с рассветом, наша славная страна' - Я стоял перед зеркалом и брился, мурлыкая под нос песенку.
  'Кипучая, могучая.... ты самая любимая.... Тра- та - та, тра - та - та. Та - та - та....'
  Блин. Забыл слова, помню только мотив.
  Прикольно бриться, намыливая лицо мылом и скоблить опасной бритвой. Это целое искусство, можно ненароком и пол щеки смахнуть. Сколько раз резался.... Помню, после первого раза, когда вышел к людям, Никодим даже пивом поперхнулся, когда меня узрел. Он потом цельный день пытал - с кем я подрался?
  Но думаю, подтекст был таков - И кто победил?
  
  На этот раз процедура прошла без кровопролития и за завтраком никого не напугал. Уже под самое окончание, поторопился, и чай попал в другое горло и я раскашлялся. Сижу на лавке стучу себя кулаком в грудь. Пытаюсь продышаться, ажно слезы на глаза навернулись. Когда полегчало. Начал собираться.
  
  'Сегодня первое занятие в клубе веселых и находчивых. Что такое клуб, ребята не знают, а вот под хохмить или подшутить друг над дружкой, это у них легко. А находчивые какие....'
  Занятый мыслями на автомате оделся и уже стоя на пороге, попрощался.
  Закрыл дверь и до меня доходит. Что, спросил Силантий. - Кто такой Есаул?
  Остановился.... Раскинул мозгами и с матюгами возвращаюсь обратно.
  - Силантий, старый ты хрыч, а мне мог словечко молвить, а?
  Игнорируя мою возмущенную тушку, пыхтящую, словно самовар и разозленную до крайности. Он, как ни в чем не бывало, поворачивается к Никодиму. - От глянь на него - бранится, хулу молвит. Другой бы спасибо сказал, а этот....
  Махнул на меня рукой.- Иди чадо, свет не засти.
  Я развернулся и, уходя со всей дури, хлопнул дверью.
  Всю дорогу кипел от злости. Не знаю, кто за мной подсматривал, присматривал, но он явно рисковал нарваться на пулю. Давние события приучили - при явной угрозе, стрелять первым. Здесь нет статьи о превышении прав на самооборону.
  Одним словом я пришел в не лучшем расположении духа, остатки злости будоражили кровь.
  Не доходя, десятка шагов до территории заводика, углядел стрельца. Подозвал к себе. Он подошел такой вальяжный, весь из себя, манерный.
  - Как звать,- хмуро спросил у него.
  - А те зачем?
  Это лицо видел пару раз, оно из нового пополнения. Ещё не обтертое, не оструганное, не отшлифованное, проще говоря, бревным-бревно. Ну, мил человек, прости, ежели сможешь.
  - Зачемкать, мамке своей будешь, сопля. Пистоль достал к осмотру. Быстро, ядрена вошь! - Я рявкнул на него в духе сержантов, вплотную, правда, подходить не решился.
  Парнишка, аж вздрогнул, от моего рыка и попробовал покобениться малек. - А ты кто такой....
  Договорить не дал.- Тот, на чьи деньги, ты рожу разедаешь.
  
  'Времена веселые, ох какие веселые, ухо востро держать надобно. Он все-таки попытался и решил, что половчей будет. А вот хренушки тебе по толстой морде.... А чтой мы с лица сбледнули.... или может ствол лобик жмет?'
  
  - Это не ты вчера за мной подсматривал? Погоди, не молви ничего.... Ты в роще сидел?
  Нет? У меня за спиной был? Нет? тебя там не было? Да! Тебя там не было. Но ты знаешь, кто там был? Молчи, не говори.... А.... Ведомо тебе! Степан молчун? Нет?
  Я посмотрел за его плечо, по улочке, в нашу сторону бежали стрельцы.
  - Аврамка добрыня? Артюшка бессонко? Нет? Не они? Силантий? Умница ты моя, что ж ты дурашка кочевряжишься? А ты сам поведать, хочешь.... Ну....
  - Герасим и Панкратка....
  Послышалось или нет. Скорей всего показалось, что за спиной скрипнул песок под кожаной подошвой. Начал поворачиваться, отступая на шаг в сторону....
  Свет погас!
  
  'Вот спрашивается - какая такая муха в копчик укусила? Ну и что с того, что Силантий охрану приставил.... А может все проще? Крыша съехала на нервной почве? Или я отмазку ищу....'
  Такие мысли пришли в голову, когда очнулся. Лежу на лавке, затылок отваливается вместе с черепом. В пустой тыкве грохочут тамтамы. Думаю, ни за что не догадаетесь, чью милую.... Лицо, узрел, придя в себя. Не угадали. Это был не Силантий и не наш хозяин, Никодим, а тот бедолага стрелец, на котором решил сорвать злость. С трудом повернул голову, и спросил скрипучим голосом.- Так как, тебя звать?
  Он сидел за столом и что-то вырезал ножом. Услышав мой голос, он взял кружку, подошел и напоил.
  - Ивашко, Лукьянов сын.
  - Ваня.... Извини, что попусту лаяться начал - попробовал сесть. И тут ждала, неприятная новость. Связан и привязан к лавке, да так умело, что не могу пошевелить ни рукой, ни ногой.
  - И что это за херня?
  - То Силантий велел....
  Я скрипнул зубами от злости, но промолчал. Не стал комментировать. Хотя слов и мата предостаточно, чтоб выразить искреннее спасибо, за столь благоразумный поступок.
  - Развяжешь? Али за Силантием пойдешь?
   Молчком, присел на корточки, и я почувствовал, как освободились руки. - Ноги сам ослобонишь. - Отошел на пару шагов назад. Между прочим. Положил руку на рукоять пистолета....
  Пока я возился с узлом, в сенях хлопнула уличная дверь, и послышались людские голоса.
  Первым вошел старый сотник, следом, Никодим и пара стрельцов.
  Я так понимаю, что это два кренделя, которые пасли меня вчера. Как их? Герасим и Панкрат!
  Силантий, подошел и бросил на стол мою сбрую с пистолетами и, сел на лавку. Парни остались в дверях, перекрывая пути отступления. Никодим (вот ещё одна старая лиса, знал и молчал) Встал в угол под образами. И наступила тишина, мне показалось, что слышу мышей, копошившихся под полом.
  Посмотрел в лица собравшихся персонажей и широко улыбнулся.- Парни, а как давно вы за мной ходите?
  Я намеренно игнорировал отцов-командиров, с ними и так все ясно. Могу предположить, что Дедушка Никодим спонсировал данное дело, а Силантий подобрал людей. И если бы не его сегодняшний прокол.... Даже и не знаю, проведал бы, что под колпаком хожу.
  Они сначала посмотрели на них и только после начальственного, одобрям-с. Один, кажется Герасим, открыл рот.- С самой пасхи, нас ....
  Я остановил его, подняв ладонь. Повернулся и мрачным взглядом окинул сначала медника, потом сотника.- Ну, вот что вы за люди такие?
  Встал с лавки, подошел к столу и забрал свое оружие. Накинул ремни на плечи, застегнул пряжки, проверил, как вынимаются пистолеты. Через плечо бросил.- Ваня, армяк мой где?
  Через минуту мне его опустили на рамена. Поблагодарил. Повернулся к охранникам, - обождите на мостках, перекинусь парой слов и пойдем. У меня дел не впроворот.
  Когда за ними закрылась дверь.... Нужно было все-таки отослать на улицу....
  Если удалить мат и выкинуть прочие бранные слова, останутся одни междометия. Нормативной лексики, кот наплакал. Больше всего досталось мне. Я отбивался, но был повержен, вдвое превосходящими силами противника. Им легко, их мама здесь родила, и они половину моей ругани пропускали мимо ушей. Зато припомнили все косяки и непотребства, угрожающие.... Правильно мыслите!
  Благосостоянию Никодима. Это его идея. Я еще проясню этот вопрос, почему так долго телился.... Хотя и здесь все понятно. Пошли крупные траты и без меня это выброшенные на ветер деньги.
  Но сказать, могли? У меня чуть крыша не съехала от раздумий всяких.
  Первый раз видел Силантия в ярости. Из-за Ванечки, которого я, с его слов, - запугал до икоты. Слово за слово и еще минут двадцать, ебуки летали по избе, выбивая пыль между половых досок и обрывая лохмотья паутины, развешанной по углам. Как только постройку по бревнышкам не раскатили....
  После того, как остыли и перестали плеваться ядом, пошел нормальный разговор. В итоге, охранников у меня стало трое и очень настоятельная просьба, поберечь ребятишек.
  Ну, и что мне с ними делать?
  
  Парней нашел на улице. Ванька сидел на заваленке, подставив морду под солнышко и зажмурившись, грелся. Еще два оболтуса, уселись на обрубок бревна, в тенечке, под стеной покосившегося сарая и тихонько переговаривались. Только сейчас обратил внимание, во что они одеты. Все стрельцы ходили по деревне в форменных кафтанах, а эти двое в крестьянских армяках, на головах дурацкие суконные колпаки и оба, вдобавок ко всему, бородатые.
  Окликнул.- Айда за мной,- и шагнул с крыльца.
  
  Придя домой, забрал ружье, патроны и мы ушли в овраг, на дворе захватили пару чурбаков, в качестве мишеней. До обеда развлекался стрельбой из костолома. Могу сказать, что уверенно попадаю, на трех сотнях метров в середину ростовой мишени. С полтоса, с трех выстрелов выношу яблочко у грудничка.
  Ходили к болоту, искал место, где можно пострелять на максимальную, да нет ничего, все заросшее чахлым кустарником и дистанция в ряде случаев не больше двухсот метров. С горя завалил кабана, бедолага выскочил из зарослей буквально в двух десятках шагов. Даже не хрюкнул. Пришлось рубить волокушу и тащить пару верст до деревни. Умотался физически, зато, шарики и ролики в голове устаканились, и встали на отведенные для них места.
  
  Лета ХХХ года, Июль 7 день
  Вчера весь день, дрессировал будущий работников. Разбирали и собирали замки. Нарабатывали моторику пальцев и мышечную память. Они отвертку, первый раз в жизни увидели, только вчера утром. Кисти трясутся, пальцы дрожат, болты из рук выпадают.... А то, боевая пружина, вдруг с веселым звяканьем взмывает под потолок и где-то тихонечко приземляется. И все два десятка здоровый парней, стоят на мысочках, замерев на месте и, кажется даже не дышат. Пока виновник лихорадочно ищет пропажу. Смех и горе в одном флаконе.
  
  Ненавижу Силантия! Честное пионерское!
  Я же с ним вечером так и не поговорил. Он запряг телегу и уехал в город. Вернулся только на следующий день к обеду и не один. Привез 'подлизу' и....Агрипину. Вот так, ответил на мою просьбу рассказать о ней. Типа - на, разговаривай, а мне не досуг с тобой лясы точить.
  Не - на - ви - жу!
  
  
  Лета ХХХ года, Июль 8 день
  
  - Федор, Федор,- Завопил с порога Мишка,- там тебя Деда зовет. Прокричав послание, посыльный испарился раньше, чем я успел расспросить.
  Посмотрел на своих учеников и вздохнул про себя.
  - Так парни, думаю, что на сегодня все. Тихон, прибрать здесь, чтоб чисто было. - Два десятка молодых человек, из числа 'местных' жителей, отобранных исключительно по возрасту, заговорили между собой, вставая с лавок.
  Собрал свои бумажки.... Обрастаю канцелярией, хоть бери и секретаршу заводи....
  
  'Марья Никаноровна, подготовьте доклад по производству в третьем цеху. Да. Пока не забыл, напомните бухгалтерии, что мне нужен отчет за третий квартал'
  
  Середина лета. Полдень. Солнце, взобравшееся на самую верхотуру, жарит со страшной силой. На небе ни облачка и за последние две недели не было ни одного дождя. Как и предрекали местные аксакалы, ручей в овраге почти пересох, осталось маленькая ниточка шириной с ладонь. Этой воды едва хватит, чтоб напоить десяток коней или один раз полить огород. Вчера с Никодимом бродили в этих местах. Во исполнение указа царского - Об устройстве колодезей в Белом Каменном городе и за городом, для пожарного времени.- Искали место для копания оного.
  Я предложил выкопать прудик. А что, двойная выгода, запас воды на всякий случай и карасей можно запустить. Думаю, местная детвора, быстро это место для своего отдыха приспособит.
  Никодим сначала возмущенно глянул на меня, а потом задумался....
  
  Иду по пустой улочке, никого не видно, кто на сенокосе, кто по избам, от жары попрятался.
  Сворачиваю в проулок.... Ба.... Да у нас гости.... Ворота нараспашку, на дворе видно несколько лошадей и пару человек. Сердце тревожно екнуло да успокоилось.
  В одном из чужаков признал знакомую фигуру и через десяток шагов убедился, что не обознался. Один из прибывших, Панас, помощник и подручный, Архипа Шадровитого, бывшего владельца это деревни.
  Мишаню пришибу, когда ни-будь, то языком молотит, не остановишь, а то вдруг сама лаконичность.
  
  - Здрав будь, Панас. - Поздоровался с вышедшим из конюшни казаком - Хотел спросить, где брат, да на ловца и зверь бежит. На звуки моего голоса из темного провала ворот показался Григорий.
  - И тебе не хворать.
  - Вы одни али с Архипом? - В ответ последовал кивок в сторону дома. Старший из братьев подошел к лошади стоящей у стены и стал развязывать узлы на веревке, удерживающие вьюк. Скинул поклажу на землю, взял за недоуздок и повел вглубь двора, там, на задах, спокойно мог разместиться табун.
  
  Когда староста уехал, мы заняли его подворье под свою штаб-квартиру.
  Дошел до дома, поднялся по скрипучим ступенькам на крыльцо и вошел внутрь.
  
  Здорово живешь. Пока я в поте лица трудюсь. Отдельно взятые морды, прохлаждаются в тиши и неге. Чтоб я так жил. На столе, рыбка белая, мясо жареное, овощи тушеные, бутыль темно-зеленого стекла с чем-то вкусным. Огурчики (чуть не добавил - помидорчики) мелкие, пупырчатые, прямо с грядки, зеленуха.
  - Ого, что за пир?- Невольно вырвалось у меня при виде всего этого великолепия. - Здравствуй Архип.
  Я подошел к нашему гостю, сидящему на почетном месте, под образами и протянул руку.- Какими судьбами, да в наших краях?
  Поздоровавшись, сел напротив. Никодим из бутылки налил, в подставленную кружку, что-то красно-тягучее. М - м. пахнет вкусно. Пряный запах, хорошего вина.
  Краем глаза уловил недовольную гримасу проскочившую на лице Силантия?
  - Ну что опять не так делаю?- Набросился на стрельца.
  - Да все.... Токмо прежде чем с гостем здоровкаться. Надобно поклон положить всем.
  - А тебя, я с утрева видел, с Никодимом недавно только расстались, а вот Архипа, почитай месяца три не видал. - Обратил взор на улыбающегося гостя.
  - Не обращай внимания. Я с его внучкой встречаюсь, вот он меня каждый раз теперь мордой тыкает, ежели что не так делаю. Думаю не по нраву ему, что у неё такой муж будет.
  - Ой, Федька.... - Силантий покачал гривой седых волос.- Ох, все Агрипе про тебя поведаю...
  - Доносчику, первый кнут.... Жалуйся. Она тебе все равно не поверит. - Отбрехивался, а сам тем временем, вытряхнув огурцы из плошки, набивал её съестным припасом. Отхватил шмат рыбки, бросил на кусок хлеба, положил рядышком. Натаскал мяса, разбавил овощами, накрошил зелени. Поднял свою кружку,- Дед. Давай потом доругаемся, у нас ещё вся жизнь впереди. Архип, за твое возвращение, за то, что все живы и здоровы. - Приподняв посудину, отсалютовал гостю и выпил.
  Посмаковал винцо, пахнет лучше, чем на вкус. Но и не скажу, что уж совсем плохое. На любителя.
  Встав из-за стола, пошел в свой закуток, из закромов родины, была извлечена на свет божий заветная скляночка с настоечкой. Вернувшись обратно, разлил всем по чуть-чуть, попробовать.
  Никодим подозрительно заглянул в кружку, нюхнул, пригубил саму малость, только губы смочить. Силантий внимательно следивший за манипуляциями своего друга, сделал тоже самое. И теперь они сидели и смотрели на меня вдвоем, нет втроем, Архип не стал пробовать.
  Эх, темнота. Когда узрел в торговых рядах эту специю. Вопрос о деньгах даже не стоял, купил сразу четыре фунта.
  - Федь это что такое? - Никодим показал на кружку.
  - Это называется водка, анисовая. У меня там еще на лимоне настаивается скляночка. Ну что, пробуем? - И лихо опрокинул в рот содержимое своей посудины.
  'Черт, спирта перебухал, крепковато получилось'
   Пока я тайком смахивал слезу, мои сотрапезники маханули свои дозы и на меня смотрели три истуканчика, тушканчика. Замерли, словно байбак у своей норки и боятся пошевельнуться, только глазки, мокро так, отсвечивают.
  Архип медленно выдохнул, ладонью стер слезу с бороды,- Крепка, однако.... Протянул руку, взял щепотку капусты, забросил в рот и стал медленно жевать.
  Я решил не отставать и принялся энергично закусывать.
  Несколько минут в избе стояла тишина, прерывая только чавканьем и стуком ложек по мискам.
  На мое предложение повторить, последовал вежливый отказ, от уважаемого гостя, свирепый рык от стрельца и уклончивое - Опосля, - Никодима.
  
  'Была бы честь предложена. Такое дело надобно пить из рюмок, дозами по двадцать - тридцать грамм и чуток подогреть, тогда букет раскрывается. Пить водку в охлажденном состоянии нельзя она просто воняет спиртом и не более того. Может построить заводик и начать гнать водку? Нет уж, и так страна заработала статус самой пьющей державы, хотя те же англы, выжирают на душу населения больше чем русские. Про страну скотов разговор особый, там не алкаши только те, кто в пеленках....'
  
  Когда миски, доски которые были вместо блюд, опустели я как самый младший. Собрал все в кучу, отнес в уголок и опустил в бадейку, тряпкой смахнул сор и крошки со стола. Оставил кружки, бутыль, кувшин с пивом и посудину с нарезанным хлебом и кусочками рыбы. Это чтоб разговор на сухую не шел.
  
  Налил себе из самовара стоящего у печи, травяного настоя, из туеска, под пристальным взглядом Никодима, зачерпнул меда и, размешивая маленькой ложкой (на заказ сделали для меня) вернулся за стол. Отпил немного, поставил. - Вот теперь можно и о делах поговорить. С Чем, пожаловал?
  
  Архип не торопливо выпрямился, сел на лавке ровно Одну руку положил на бок или бедро (с моего места не видно) словно подбоченился, другой подкрутил усы.
  - Мастер Федор....
  Я вскинул руку, прерывая монолог восхваления,- Просто, Федор. Эй, вы куда....
  Окликнул встающих из-за стола Никодима и Силантия.
  - Архип к тебе приехал, а не за самоварами. Так что тебе и речи вести, а мне они без надобности. Пойдем Силька, не будем мешать.
  Я проводил взглядом двух предателей, покинувших поле боя и оставивших меня одного.
  
  'Что-то мне тон не понравился, коим Никодим слова говорил. Только через пять минут до меня дошло, ревнует.... Ревнует к тому, что делаю.... От жучара, я тебе устрою, день ДДТ.... А может придумать,
  что ни-будь такое или эдакое ....'
  
  - Извини Архип, что вот так.... - Я неопределенно махнул рукой. - А забудем. Ты мне поведай, как пистоли себя вели? Много ли осечек было? Патроны не отсырели?
  - Чудной ты человек, Федор, словно не от мира сего.... - Он усмехнулся, пожал плечами, словно человек, не знающий с чего начать.... Налил немного вина в кружку, отпил глоток, потом костяшкой пальца, долго разглаживал усы. По лицу скользнула кривая усмешка.
  - Вот уж не думал, что.... - замолчал, искоса глянул на меня и отвернулся вполоборота.
  - Что хлопу, спасибо говорить придется?
  Он отмахнулся от меня как от надоедливой мухи,- О другом молвлю. Пока ехал сюда, заглянул в имение, староста сказывал да ему не поверил, а я тут своими очами узрел.... Эк вы тут все.... - И широко развел руками.
  Я смутился малек,- Есть такое дело....
  - Какое?
  - Это присказка у меня такая. О заводике потом поговорим. Пистоли то как себя вели?
  -Нормально. Стреляли без осечек, один раз правда у Григория патрон пшикнул и пуля не вылетела. Так он открыл, гыльзу вынул, другую воткнул и пальнул. Одно плохо, единожды забыл на ночь убрать, так под утро от росы отсырели, бумага размокла, испортились заряды.
  
  'Над этой проблемой сломал голову, да не по одному разу. Не знаю пока, как добиться влагостойкости'
  
  - Была у нас стычка с ляхами, гарно пистоли стреляют, только вот жалко, что не далече. Пришлось близко подпускать, стрелить по разу и за сабли браться, вот ежели можно было, несколько раз подряд, не заряжая.... Взгляд стал мечтательным и одновременно с хитрым таким прищуром.
  
  'Может наган сделать? Уменьшить калибр до десяти миллиметров, гильзу оставить картонную, донышки такие, запросто сможем штамповать, обжимку переделать, пуля минье, нарезов шесть штук, сдвижной барабан....
  Токарный, фрезерный, расточной, плоскошлифовальный и еще куча станков на - Й. заканчивающиеся.
  Хотя идея давно в воздухе витает. У нынешних пистолетов есть одно неоспоримое качество, останавливающий эффект. Даже если пуля не пробьет стальной нагрудник, запреградное действие ещё никто не отменял, особенно при стрельбе в упор. Только вот скорострельность, хромает....
  А какая она, скорострельность? А фиг знает, никогда не проводил такого теста.... Надо будет испробовать ....
  Ага, одна попробовала, семерых родила....'
  Я мысленно перевел дух и постарался сосредоточиться на том, что говорил гость.
  
  А он как назло замолчал, в раздумье, разглядывал меня в упор, не отводя взгляда.
  Грешным делом, неуютно как-то стало, словно первогодку на утреннем разводе. Рука сама потянулась к верхней пуговке, застегнуть, опустил на половине дороги, почесал грудь.
  - А что замолчал-то.... - Изобразил на своей физиономии само радушие и интерес.
  - Да не слухаешь ты, у тебя очи як у Грицко стали, когда вин о бабах думает....
  
  'Это было к концу моего первого года жизни здесь. Однажды, сидя за дневником, поймал себя на мысли, что не помню как пишется слово. Память словно ножом отрезало. На ум приходили только старорусские аналоги.... Тогда очень сильно испугался.... Стало очень страшно.... Терять себя. Мой язык, мой словарный запас и лексикон, все это связывало меня нынешнего - со мной прошлым.
  Показалось, что с утратой этой последней нити, растворюсь в серой безликой массе людей окружающих меня в жизни и быту. В какой-то мере спасение, пришло со стороны детей, взятых в семью на воспитание. Все получилось как бы само по себе. Я очень старался сдерживаться, да шила в мешке не утаить. Слово здесь, там, за обедом, на работе, в поле. Неосторожная брань.... Дети как губки, впитывают все, кто-то хорошее, другие - плохое.... Очень выручили технические термины. Все это привело к тому, что я общался с ними, практически не ощущая разницы в столетиях разделяющие нас. А вот с взрослыми.... Медник и стрелец, два сапога на одну ногу, когда им нужно, понимают все. Хотя иной раз на мордах написано - что ни хрена они не понимают. А вдругоряд, ей богу, пришибить готов - моя твоя не понимай. На разных языках молвим сплошные -Ино Ижно Ись Ить Ишь Ипеть
  Я опосля того, как срочную отслужил на Украине, всего два года, потом пять лет - гыкал. Среда обитания, страшная штука. Исподволь, потихонечку, тихой сапой, выбивает из мозгов мало используемые слова и обороты....
  Сижу, перечитываю и прихожу в тихий ужас, уже и писать так начал....'
  
  Слушаю, слушаю,- постарался уверить его как можно искренне, а чтоб скрыть смущение потянулся за бутылкой с вином.
  Архип тряхнул гривой, с проседью, каштановых волос, подставил свою кружку и продолжил.
  - Вечером, мы снова пошли на тот хутор.... Да только.... Надо было их всех оттудова забрать. Пока мы днем в лесу отсыпались, нагрянули ляхи. В поисках еды, перевернули и вытряхнули все до последней крошки. Не пожалели даже старую кобылу, прирезали и увезли.
  На скулах вздулись желваки, взгляд потемнел и стал вопрошающе обиженным. Потом он отвернулся и стал смотреть на стену.
  
  Странно было видеть такое у человека прошедшего огонь, воду и медные трубы. Со слов деревенских, Архип крепко держал их в руках, пресекая на корню любую попытку к самовольству. А может дело в другом....
  
  Наступила гнетущая тишина. Через некоторое время, Архип, залпом осушил кружку, рукой смахнул капли вина и продолжил глухим голосом, иногда смолкал и только тяжко вздыхал.
  - Деда, за то, что слово поперек молвил, повесили на воротах, жинку евонную, бабку старую, зарубили. Детушкам малым, головенки об угол печки поразбивали.... Брали за ножки да с размаху.... Кто постарше, тех с собой увели....
  Ты мне обскажи Федор, рази так можно? Что ж они за звери лютые? Что творят нехристи, словно татарва какая.
  Мы когда прознали, в догон бросились, пока светло было. А через десяток верст, заметили воронье, над оврагом.... Они все там лежали....
  Надругались над ними, замучили сирот, опосля, как скотине какой, горло перехватили....
  
  Он ещё долго говорил, живописуя бесчинства творимые поляками и литовцами, в приграничных землях. Под этот грустный рассказ и на помин душ усопших, мы укушались до ризоположения.
  
  Лета ХХХ года, Июль 9 день
  
  Сегодняшнее утро началось с кувшина рассола. Поставленного с громким стуком на стол, явно недовольным, чем-то, Силантием.
  - А можно по тише?- Я со стоном обхватил многострадальную голову руками. Внутри мерно бухали цепы, коими черти горох молотят.
  -Я б тебе её, вообще открутил ... (тра -та -та) ты чего вчера так нализался? Мы с Никодимом пришли, а вы с Архипом лыко не вяжете. Захожу, ты рядом с лавкой спишь, шапка твоя на столе, Архип что-то ей доказывает.
  Я сел на кровати, свесив босые ноги, дотянулся до источника живительной влаги и отпал только когда опустошил половину. Поставил обратно, обхватил гудящий череп руками и замер, боясь, пошевельнутся.
  Силантий многозначительно хмыкнул, потрепал по плечу и вышел, бросив на последок, - С тобой Никодим хочет словом перемолвится.
  Моих сил хватило только сделать намек - что понял и услышал. Сколько так просидел, не знаю.
  Не нужно было мешать пиво с вином ....
  
  Никодима нашел в мастерской, он давал ценные указания работникам.
  - Звал? - спросил у него, когда освободившись, хозяин полез за чем-то под верстак.
  От выдержка у человека, даже не вздрогнул, медленно повернулся и осмотрел меня с ног до головы.
  -Нравлюсь? - поинтересовался у него.
  Он кивнул,- Хочу запомнить напоследок. Еще раз подкрадешься тишком - зашибу. - И показал руку с зажатым в ней молотком.
  Весомый аргумент....
  - Извини, не со зла. Силантий сказал - что я нужен тебе....
  Никодим кивнул головой, нагнулся и убрал на место орудие труда, а когда выпрямился, то просто махнул в сторону двери рукой - пойдем, мол.
  Далеко не ушли, завернули за угол, присели на оставшееся после строительства, треснутое вдоль аж до середины, бревно.
  Усевшись, он похлопал по дереву рядом с собой - садись, дескать, ближе. Снял шапку, тыльной стороной ладони вытер пот и пятерней прошелся по седым волосам. И все это молчком, спокойно и размеренно. Нагнувшись, сорвал травинку и, прикусив на удивление крепкими белыми зубами, начал.
  - Сказывай Федор, что с тобой происходит? Ты ж как пес цепной на всех бросаешься, мужики на тебя жалобу молвили - ходит, рычит, как токмо еще не покусал.... Мож табе бабу, надобно? Так поезжай в город.... Чего башкой трясешь, словно мерин?
  - Это кому я соли на хвост насыпал? - попробовал отшутиться, ан нет....
  Никодим поморщился,- Не о том молвишь. Я тебе намедни сказывал о Вараве?
  - Это, которого под мостки спустили?
  Никодим слегка наклонил голову, - Ты вот парней набрал, учишь.... А гроши.... Когда начнем оружье делать? Моя кубышка почти пуста, скоро нам нечего будет людям давать....
  - Совсем ничего?
  - Самая малость, пуда на четыре....
  
  'Четыре пуда, это с одной стороны много, с другой, продержимся на плаву, месяца два, не более. За это время должна быть готова первая партия, иначе.... А вот об этом, лучше не думать. И надо искать другого поставщика. Черт. Что там, что здесь, медь стратегическое сырье, а здесь вдобавок и эквивалент денег. В принципе можно доделать те самовары что в работе, и закруглится с этим делом, начать потихоньку сборку замков.'
  
  - Давай тогда, доделаем то, что есть.... а я.... Я с утрева возьму народ и начну потихоньку....
  - Это не все новости,- Никодим как-то уж, обреченно вздохнул. Со злостью выплюнул изжеванную травинку. - Ляхи на Москву походом идти задумали.
  В недоумении смотрю на него,- Ты шутишь?
  - Господь с тобой, надобно мне таким шутковать. Пока кто-то почивать изволил, с приказу гонец был.... - И Никодим замолчал, задумавшись.
  - Не томи. Что молвил?
  - А то.... С малым нарядом к войску пойду.... Пока что к Можайску, тама воевода Федор Бутурлин со товарищем Дмитрием Леонтьевым, по государеву указу рать собирают.
  
  Мне в голову пришла совершенно дикая мысль, и я её озвучил. Чем вызвал неподдельное изумление у своего собеседника,- А какой год на дворе?
  А ничего так вид. Круглые глазки, открытый рот и полная оторопь. Медник даже не сразу нашелся, что ответить на этот собственно простой вопрос. Я его прекрасно понимаю, если бы меня кто на улице спросил, тоже удивился бы. Его ответ порадовал.
  - Допился! - его заключение по моему вопросу, было безапелляционно.
  Я поморщился от несправедливого обвинения, но продолжал настаивать - Так все-таки?
  - Июля девятый день одна тысяча шестьсот семнадцатого года от рождества христова.
  
   Вот что хреново, так это у нас в стране с историей о плохих событиях. Хорошо у нас в школе учитель отличный был, его только спроси.... Он весь урок будет рассказывать не по теме.... Кое-что запомнил.
  Первого декабря (по старому стилю) тысяча шестьсот восемнадцатого вблизи Троице Сергиевского монастыря было заключено перемирие между враждующими сторонами. Подписано в деревне Деулино что находится в трех верстах от монастыря, откуда и получило свое название
  За отказ от Московского престола, речь посполитная сохраняла земли занятые ею с тысяча шестьсот девятого по тысяча шестьсот восемнадцатый год, а именно города Смоленск, Дорогобуж, Стародуб, Серпейск, Себеж, пригород Пскова Красный, Вележ, Невель, Почеп, Перемышль - Рязанский, Торопец, Чернигов и Новгород Северский. Таки образом, Россия теряла примерно двести пятьдесят километров западной приграничной полосы, которые по перемирию закреплялись как польско - литовские территории. Это уже правомочно приближало западную границу Московского государства к столице.
  Всему этому предшествовала. Какая-то странная, мышиная возня, а не война. У противоборствующих сторон не хватало людей и средств. Что те, что другие, не раз находились на грани краха и, только чудо, спасало от полного разгрома. Судите сами.
  Уже в тысяча шестьсот четырнадцатом году, разоренная смутой и войнами с Речь Посполитой и Швецией, Россия и Польша воюющая на два фронта ( Московским государством и Османской империей), истощенные до придела стремились к заключению мира, но тогда переговоры, проводившиеся чуть меньше года "при посредничестве имперского посла Хайделя фон Рассенштейна", не привели к миру.
  К тому времени король польский Сигизмунд III еще надеялся на благополучный исход конфликта. На это надеялись и польские магнаты, и несмотря на огромные затраты согласились на продолжение войны. Оба противника начали вновь готовиться к борьбе. Весь тысяча шестьсот шестнадцатый год прошел в приготовлениях. В июле того же года, через месяц после провала переговоров, Сигизмунд III Ваза, Король Польский и Великий Князь Литовский, наследный король Шведов, в Варшаве собирает Сейм. Который постановил - отправить в поход на Москву войско под предводительством королевича Владислава, что бы он занял положенный ему по договору московский престол.
  На следующий год в апреле тысяча шестьсот семнадцатого года королевич Владислав начал движение к Луцку, где должна была собраться армия. В августе тысяча шестьсот семнадцатого года поход начался, а уже в начале сентября польское войско достигло Смоленска.
  За два осенних месяца поляки в городе пополнили запасы продовольствия и увеличили войско несколькими отрядами смоленских дворян, соединились с литовским гетманом Хадкевичем. Заняли Дорогобуж, где добавилось еще несколько сотен русских дворян, казаков, стрельцов, чудом овладели брошенной войсками Михаила Федоровича Вязьмой и готовились к броску на Можайск.
  На этом удача закончилась. В ноябре поляков настигла неудача, посланные в крепостицу возле Можайска два отряда, чтоб следить за русскими, были разбиты внезапной атакой казаков и татар, проведенные местными крестьянами. Здесь стоит отметить один факт, что в это время на территории государства Московского, находились отряды лесовиков польских шляхетских отрядов, которые терроризировали наши западные земли....
  
  - К Можайску говоришь? Иди спокойно, ляхи его не возьмут, правда штурм будет, но отобьетесь. Ты тама уж постарайся, королевича Владислава пришиби из пушки своей. А хочешь я тебе ружье свое дам?
  - Да ну его, сопрут в неразберихе, а ты меня опосля поедом сожрешь.... Начавший было отвечать Никодим замолчал. Немного подумал и спросил с подозрением в голосе,- откель тебе сие ведомо?
  - Ты о чем?
  - Что ляхи город приступом брать пойдут, а не возьмут....
  - Молонья меня в детстве стукнула, две седмицы без памяти провалялся. - И криво усмехнулся.- С тех самых пор, иногда такое чудится.... Ажно самому страшно деется.
  
  Единственный кому я не смог солгать, был отец Серафим. Он долго молчал, не перебивая. Потом задал несколько вопросов и сказал на прощание - 'прости господи чад твоих не разумных, ибо не ведают, что творят'
  
  Думаю, что Никодим не поверил мне или.... Скорей всего его уже терзали другие заботы. Ибо выслушав весь мой бред, он согласно кивнул и заговорил. Первое имя запомнил, на третьем задумался, а после пятого потащил Никодима домой. У меня голова не дом советов, запоминать на слух всех его деловых партнеров к коим я могу обратиться, ежели возникнет надобность, какая. Бывших пушкарей не бывает, вот и нашего хозяина поверстали в преддверии войны. Через две седмицы отправляется обоз, и он отбывает вместе с ним, вот и стремился передать дела в мои руки. Слушая наставления и поучения, вспомнил - поляки дойдут до Москвы и, даже будут штурмовать ворота белого города. Им дадут отпор, но вот сил, чтоб разбить, увы, не будет. Вспомнилась ещё одна не менее важная деталь, лагерь оккупантов будет находиться в Тушино. И это, черт возьми, не есть гут.
  
  До самого вечера, носился как укушенный. Осмотреть местность, для создания линии обороны (на всякий случай) там же наткнулся на Силантия и мне посоветовали не совать свой нос, куда собака.... Провести инвентаризацию наличных запасов, пороха, свинца, железа, бумаги и прочих прелестей, для выделки патронов. Зная, что ляхи сильны конницей, озадачил Данилу на выделку 'чеснока', уж лучше сейчас начнет, чем когда поздно станет.
  После обеда, залез в свою кубышку и пересчитал наличность, девяносто три рубля с мелочью. Вся моя заначка на второй мотор. Назавтра с самого утра поеду в город, докупать медь, не найду в слитках, скуплю все подсвечники на торгу.... Нужен еще порох и свинец и стволы, листовое железо.... Отправил гонца в город, предупредить ребят, чтоб не пропадали. Надо срочно изготовить новый штамп, донца для патронов делать. На старый надежды мало, он уже на ладан дышит. И пару, нет лучше три, четыре обжимки для запрессовки колец в донца. Все лекала и шаблоны для костолома были давно готовы и ждали своего часа, единственно, что будет новое в нем, это не нарезной ствол, времени не хватит, чтоб его изготовить и заметно короче. Блин! Чуть не забыл, еще воск нужен и побольше. Чтоб патроны не размокали, гильзу после сборки натирать снаружи воском на приспособлении. Одеваем на деревянную оправку, зажимаем, окунаем суконку в расплавленный воск и с силой втираем. И ещё, мне были нужны люди, немного человек двадцать, а может и поболе. Силантий ничего не ответил по нашим охранникам, а вот если они уйдут.... Тема неприятная и лучше озаботится сейчас, чем потом нежданно остаться с арсеналом и голым седалищем. Вот допишу и пойду терки устраивать. Надо заодно узнать, он то как, сам на войну не собирается? Бумагу, купить, чуть не забыл.
  Оправка для намотки заготовок была сделана, в виде полого, сегментированного на восемь частей цилиндра с центральной вставкой. Из-за этого готовые гильзы получались слегка ребристые. В целях экономии, надо попробовать уменьшить количество слоев, правда станут одноразовыми.... Да и хрен с ним, лишь бы донышко не отрывалось, когда стреляную из ружья доставать буду. А вот на счет того чтоб они были короче.... Надобно провести эксперимент.
  
  Отложил в сторону изгрызенную самописку, еще раз перечитал написанные строки. Зевнул, аж скулы свело, задул свечу и завалился спать.
  
  Лета ХХХ года, Июль 10 день
  
  Всю прошедшую ночь, снилась какая-то херня - кто-то, куда-то за кем-то бегал, одним словом полная ерунда. Перечитал писанину. Не будем пороть горячку (она пока что ни в чем невиновата) время, можно сказать что вагон и маленькая тележка. Планы скорректируем маленько - выпуск самоваров сокращаем вдвое, изготавливаем дополнительные оснастки и начинаем массовый выпуск патронов. На это дело отряжу мелкого и его брата Сашку, дам им в помощь человек пять, восемь, может меньше.
  Димка, Алекс и я, начнем работы по железу и подготовке к производству ружей. Антип и выделенные ему бойцы, работает чисто по меди, катает листы и плющит олово, штампует донца и чашки для капсюлей. Сборку и запрессовку последних, буду делать сам, по мере надобности. Когда освободится Сидор и его люди.... Думаю, должны будут появиться первые образцы на сборку. Ружье самое простое, однозарядная переломка, двенадцатого калибра. Твою мать!! Приклады! Тьфу ты, господи.... Не забыть антабки и погонные ремни.... Или просто веревок навязать?
  
  - Федор, ты чего там бормочешь? - Спросил Силантий и с завыванием зевнул вовсю пасть, почесывая при этом, поросшую седыми волосами, грудь. - Сидай к столу, а то опять молвишь, что я все сожрал.
  - Ой, да то было то, один разок всего....- Я закрыл тетрадь и убрал в папку, тряпочкой вытер перо у самописки. Если не протереть, сложновато потом расписать. Закончив, сложил писчее барахлишко в деревянный сундучок и закрыл на ключ. Нажал две секретные кнопочки, теперь мое бюро можно только разбить.
  - Война не началась, а у нас уже есть нечего,- Произнес я, подойдя к столу. Каша, молоко и хлеб. М-да.
  Силантий только плечами пожал, наворачивая пшенку из глиняной миски.
  Перекрестившись, присел на лавку напротив стрельца и взял в руки ложку....
  
  После того как поели, собрал посуду и отошел к рукомойнику. Мою плошки, а сам не знаю с чего разговор начать. Да видно Силантий о том помышлял и мнительностью не страдал.
  - Федь. Ты чего вчера чего такого Никодиму наговорил? - И уточнил, - Про Можайск.
  - Только то, что ляхи, город не возьмут, будет пара приступов. Но их отобьют, королевича Владислава поранят. Поляки захотят подкоп подвести под стены, пороху наложут и взорвут.... Да только не выйдет у них, сотню людишек у них каменьями побьет насмерть, да раненых бессчетна будет. Испужаются вороги и оставят город в покое. - Весь этот монолог произнес на одном дыхании, намывая и вытирая посуду, расставляя на полках, а когда повернулся....
  Меня встретил тяжелый взгляд из под густых бровей и долгое молчание. Я успел вернуться к столу, сесть на лавку, налить горячего отвара из стоящего на углу, самовара и даже отпить пару глотков, когда мой собеседник очнулся от дремы или раздумий.
  - Откель тебе сие ведомо? - Глухим, и даже немного надтреснутым, голосом спросил Силантий.
  - Я много еще чего ведаю.... Молонья меня в детстве стукнула, две седмицы без памяти лежал, - Слово в слово повторил вчерашнюю отмазку. Фиг их знает, о чем они говорили.... - Сам мне говорил - что я бываю как не от мира сего.
  Наклонился к нему через стол и тихим шепотом продолжил,- Я вижу, словно в тумане.... Люди в жупанах и латных нагрудниках бегут с лестницами к стенам града ....
  Наших людишек, крестьян, они ведут казаков через лес, в обход кордонов польских и как оные вои, крушат ворогов и гонят их прочь.... А еще врата в белый град Московский и стрельцов огненным боем татей на землю повергающих.... Татьбу учиненную ляхами на земле нашей.
  С каждым моим словом, Силантий бледнел прямо на глазах, а потом сдался, отвел взгляд в сторону и перекрестился, бормоча,- Свят, свят, свят....
  Так мне ж мало, мне другое надобно, свое добро.... Наше добро, сберечь и планы у меня свои....
  - Спрос у меня есть к тебе Силантий - те робята что службу у нас несут, здесь останутся али их в приказ и пойдут они как все со своими полками?
  - Сразу не смогу молвить, надобно в приказную избу съездить, со стариками словом перемолвится. А на кой тебе это надобно?
  - Оборонится от ворогов, тати через год, здеся шастать будут, как у себя в огороде. Да и еще десятка два, а, то и три, надобно.
  Вот теперь сказать, что он удивлен, значит промолчать. - Федя.... Кхм - кх... Ты это.... Малость того....
  И я выложил перед ним главный аргумент, - хочу обучить их огненному бою, по новому, с моими ружьями и пощипать ляхов следующей осенью. На охоту хочу сходить, на похохликов польских, им урон нанести и всей рати убыток будет. Все что у них возьмем, то наше будет. Вот и нужно мне два десятка, для этого дела, так как Силантий Митрофанович, найдутся охочие людишки?
  Завис! Дед завис капитально, я минут пять ждал, потом еще паток.... Так и не дождавшись ответа от абонента, стал собираться. Дорога в город хоть и не дальняя, но дела все-таки лучше делать с утра.
  Когда я выходил, Силантий с задумчиво рассматривал конопатку между бревен, вылезающую уже клоками. Немного постоял на пороге, не дождался ничего, надел шапку и ушел.
  ***
  Силантий окликнул, когда я уже вывел бабая из конюшни и садился в седло.
  - Федор, постой. С тобой поеду.- Проговорил он, на ходу просовывая искалеченную руку через рукав.
  Пришлось слезать и распрягать мерина. Обиделся, пришлось давать взятку, идти в дом за хлебом и солью. Иначе, этот вымогатель, ни в какую не хотел заходить в телегу. Только минут через сорок, мы смогли выехать со двора.
  
  Довольный бабай, сожравший почти половину буханки, изредка оглядывается назад и фыркает, намекая на дополнительное угощение. А вот фиг тебе по толстой роже - взяточник, особо крупных размеров. Рядом сопит стрелец, все продолжая о чем-то думать....
  Хотя похоже созрел .... От того что он спросил, впору самому подвиснуть, придумывая ответ.
  - А немало будет, двунадесять стрельцов то, может поболе надобно?
  
  'Три десятка есть.... еще два.... Такое количество ружей смогу сделать за три месяца, наверно, и обеспечить патронами. А вот больше.... Хотя если предлагают больше.... Может, стоит поднапрячься? Вся эта афера, а по-другому не мог назвать, будет за мой счет и на мои деньги.... И в случае неудачи.... Мне просто оторвут голову, доблестные поляки, но это правда максимум, а вот минимум, это откат на позиции двухлетней давности. Голая жопа, пустые карманы.... Рискнуть?'
  
  - Я оружия на полусотню, полгода делать буду (здесь слукавил, увеличив срок вдвое, тьфу, тьфу) Ежели народу больше будет, боюсь не совладать. А мне ж придется еще их строю учить, правильному....
  Силантий сморщился, словно съел кислое яблоко,- Не о том молвлю.
  - Об чем тогда?
  - Я о том, что ежели пойдешь ворога 'щипать' маловато стрельцов будет.
  - А.... Вот ты о чем. - И я полез чесать затылок. Разогнав все, что там было и не было, ответил.
  - Думаю, что хватит. Ежели у них мои ружья будут, каждый стрелец по огневому бою, будет стоить пятерых, а то и семерых.
  - Так-то оно так, а вот к обозу людишек приставить надобно?
  - Силантий, а на хрена ты мне своих дедов втюхиваешь? Вы что не навоевались? Башка у всех белая от седины, а иные уже и желтеть начали от старости и все туда же.... Сам, поди, над ними старшим встать хочешь? - Я даже обернулся через плечо и посмотрел на стрельца. Силантий Митрофанович, тебя я, как раз хотел просить, чтоб ты за деревней присмотрел, чтоб не случилось чего.
  - Федька, пошел ты в жопу. С меня Никодим слово взял, что догляд мой за тобой будет.
  - Ага, и это правильно.... Чаво? - До меня дошла суть его ответа. Я натянул вожжи, останавливая мерина и, повернулся к Силантию.
  - Вы и здесь за моей спиной - без меня, меня женили?
  Он в ответ пожал плечами, склонился чуть в сторону, посмотрел мне за спину,- Поехали, осталось самая малость, а то мне ещё надобно....
  
  Бедному бабаю, перепало поводьями по толстому крупу, эта сволочь в ответ, со всей дури залепил копытом в доску, на которую упирались мои ноги, да так что она треснула, ругнулся на своем лошадином и бодро затрусил по направлению к городу.
  
  'Бесполезно! Наверно их проще пристрелить, вот два.... Деда! На мою голову'
  ***
  
  Деревянные колеса выстукивают по бревенчатой мостовой, выбивая остатки души и отбивая задницу. Терпеть не могу ездить сюда, а приходится. Мать вашу за ногу, уж лучше бы брусчатку положили, чем этот дровяной 'асфальт' Слава богу, осталось совсем чуть - чуть проехать по Рожественской улице до переулка в Кузнецах. В самом начале, небольшой, всего шестнадцать на четыре сажени, двор пушечного кузнеца Родки Васильева . Фанат своего дела, его легче застать в пушкарском приказе, чем дома. Он, один из немногих, с кем я сдружился, особенно после того как испытали клиновой затвор. Родька потерял покой и сон, пытаясь приспособить его к своим поделкам. Я ему сто раз объяснял, да он слушать не хочет, что на большие пушки, а он по ним работает, надобно другой затвор.... Как об стенку горох.
  Все равно мимо еду, вот решил зайти, проведать - как он там, почитай с весны не виделись.
  Давеча ездил на кукуй.... Иноземцы одно слово, а здесь все по-нашему - основательно и по-русски. Не дом, а мини крепость, забор сажени полторы высотой, ворота, только тараном выломать можно. И злющий кобель, привязанный к будке, стоящей рядом с калиткой. Так чтоб, ежели чужак войдет, цапнуть мог, али шугануть, гостя незваного. Да я своим был здесь и слово заветное знал, как только вошел, со всей дури залепил в оскаленную морду сапогом и ласково попросил не гавчить. Пес меня признал и приветливо помахал хвостом.
  Скрипнула входная дверь и на крылечко вышла Василиса, Родкина жена - Доброго здравия, Василиса. А хозяин где?
  - Та гдешь ему быть, в кузне ошивается, как с утрева ушел, так тама и сидит чисто бирюк какой. Намедни пришла к нему, снедать звать, а он дурниной верещит - воротину закрой, света напустила. А на кой он в потемках сидит, в печь железку засунул, зенки свои выпучил и смотрит, смотрит.... Я ему - Родя, я рыбки пожарила.... А он матерится, как татарва некрещеная....
  
  Я слушал, кивал и поддакивал ей в нужный момент. Спросил как дети, поинтересовался здоровьем предков, дед в прошлый раз болел - а сейчас как? Как в огороде и на наделе дела, не посохла рожь, не побило ли градом в грозу, что была в прошлое воскресенье. На все получил обстоятельный ответ и был отпущен. Хорошая женщина Василиса, токмо занудная немного да бесхитростная. Дай бог здоровья ей и её детям.
  
  Чтоб не ломать мысок сапога, подобрал полешко, лежавшее невесть зачем, рядом со стеной и замолотил в дверь, громко рявкнул в щель - пожар!
  Внутри что-то загрохотало и упало с шумом и звоном, створка распахнулась, и на улицу выскочил хозяин. Всклокоченная борода, воинственно торчит, рукава серой, с угольными пятнами на груди, рубахи, закатаны по локоть, через прожженную дыру на портах, видны голые ноги. - Где горит?
  - Здорово Родька, - И улыбаюсь во все тридцать зубов.
  - Тьфу на тебя скаженный, ты что ж творишь (вычеркнуто цензурой) А? Отматерившись и обложив меня по матушке, бабушке и остальным родственникам, Ухватил за рукав и затащил внутрь, не забыв по ходу дела, прикрыть створку и подпереть чурбаком.
  Внутри было очень дымно и смрадно, воняло сгоревшим углем и пережженным железом и вдобавок ко всему, темновато. Единственным очагом света, была россыпь багряно светившихся углей и непонятного назначения деталь. На дубовой колоде, стянутой несколькими рядами колец, стояла наковальня с отбитым рогом. Пара клещей, глядя на которые невольно вспоминаешь дантистов, маленький поводырь, не большого размера молоток, коим кузнец показывает молотобойцу, куда надо бить. Березовая рукоять кувалды, чернела угольной грязью, тут же, притулившись с одного бока, с другого стоял чуман полный, как мне показалось, масла. Засунул палец и понюхал - за неимением горничной, подойдет и служанка. Конопляное, чистейшее.... Вот варвар. Хотел ему об этом сказать да передумал. Не поймет что здесь другое масло нужно. Только лишний раз из души три души вытянет, выясняя подробности.
  Присел на чурбачок, стоявший у верстака в качестве табурета, стараясь не зацепить кучу железного хлама, опасно свисающего с края.
  - Родька, чего спросить хочу, Ждановский стволы кует?
  - Не.... Помер он, Анну вдовицей оставил, вчерась похоронили. - И перекрестившись, повернулся ко мне спиной, ухватился за приводной рычаг от мехов и силой качнул. Всхлипнул кожаный клапан, засасывая вовнутрь порцию воздуха и мощно выдохнул. От чего в горне вспыхнули маленькие искорки и тусклые угли, ярко засветились.
  - Вот жисть какая.... Давеча ко мне приходил, - Оглянулся через плечо,- на ентом самом месте сидел. Сказывал что покупателя нашел.... А вечером Анюта прибежала, сама не своя, грит - помер. Сказывала - повечеряли, вышел на крылечко и упал замертво. Она его нашла, только когда коз доить пошла, вышла из дому, а он ужо остыл. Чудно, лицом синий, а губешки белые.... Федь, сходи к Аньке, может и не успела она его рукоделие отдать.... А тебе сколько надобно? Сколь брать будешь? Вдовицу не обидишь?
  - Родя, ты уж или дело делай, али со мной речи веди. У тя вон, железяка ужо скоро расплавиться.
  - Ах ты.... я чтоб.... да вот тебя.... - Почти голыми руками, схватил какую-то щепку и смахнул детальку в бадейку, коротко пшикнуло и под крышу взвилась струйка ароматного дыма.
  
  Я заинтересованно ждал продолжения, а Родька наоборот, стал сворачиваться. Ох уж мне эти доморощенные экспериментаторы. Я еще не настолько старый и глупый, чтоб не узнать в 'утопленнике' приводную рукоять от клинового затвора, только уменьшенную в десяток раз. Он что решил это, приспособить к пищали? Флаг ему подарю и барабан в придачу, если получится из этой мортиры стрелять с рук без сошки. Пока я на минутку отвлекся, это чадовище решило протиснуться мимо меня и зацепило пирамиду барахла, наваленную рядом со мной на верстаке. Куча пришла в движение и с грохотом обрушилась, попутно стукнув меня по спине и какая-то хреновина, довольно больно ударила по ступне, скатилась и мелодично звякнув, остановилась у колоды. Я набрал полную грудь воздуха, чтоб выказать свое отношение ко всему этому.... Да только слова замерли в груди, а воздух вышел вздохом восхищения. Тоненький лучик света, пробивавшийся сквозь щель в двери, высветил стальную трубу, примерно в аршин длинной.
  - Родя, дверь открой,- попросил, замершего на месте кузнеца.
  - Что случилось Феденька, тебя куда стукнуло....
  Договорить не дал, не повышая голоса, спокойно попросил еще раз. Видимо что-то было такое в моем тоне, которое заставило его заткнуться и открыть дверь настежь. Передо мной лежала обточенная труба, приподнял и заглянул внутрь.... И тут, почти хорошо. Толщина, на глаз около шести миллиметров. Сердце дрогнуло и замерло....
  - Родя, отвечай как духу, откель у тебя это? - Я поставил её вертикально перед собой, готовый моментально убрать в сторону, если он захочет отнять её у меня.
  Хозяин этого бедлама, почесал в затылке и наморщил лоб в попытках вспомнить. Это ему не удалось, он развел руками и закрутил башкой. - Не ведаю. А могет это.... - И вскинул вверх палец с траурной каймой вокруг ногтя,- Енто Ждановский. Вот те крест, его рук дело.... Он когда пришел, поставил рядышком с собой, кувшинчик выставил, я сбегал за ....
  - Ты чего с ним пил?
  - Не, так токмо губы смочил, а он самолично выдул всю корчагу и уполз к себе
  - Значится не твоя? - качнул трофеем.
  - Моя!
  - А Хрен тебе по толстой морде, отнесу к Анне и спрошу....
  - Полтину давай....
  - О... л что ли совсем? Упер и краденное продаешь.... Ай, не хорошо.... Родя.... - Я укоризненно закачал головой. - Пятак могу дать. И только по тому, что уважаю тебя.
  - Да кто скрал? У меня в кузне ляжит....- Он начал вроде переходить на повышенно визгливый тон, но закончил довольно спокойно, - Две гривенных накинь и по рукам....
  - Гривна и не боле....
  На его морде светилась жадность и он отрицательно помотал головой,- Три.
  - Гривна и алтын.... - И я с показным равнодушием, поставил трубу к стене и стал вставать, давая понять, что торговаться больше не намерен.
  - Пять алтын и по рукам? - С надеждой спросил Родька.
  Я остановился напротив, смерил его взглядом.... И согласился, на три алтына и две деньги и протянул руку. Он открыл рот вроде что-то сказать, да передумал.
  В итоге я купил то, что хотел, а он поимел свой гешефт на чужой работе. Опосля еще поговорили ни о чем, он пересказал несколько мелких слухов и небылиц.
  У пушечного извошика, Карпунки Агапова, битюга, конокрады со двора свели, тех татей так и не споймали.... А у звонаря, Данилки Ондреева, жинка двойню родила, девку и пацана....
  На пустое место пушкарское, что боярина князя Олексея Сицкого. Поставил избу евонных человек, конской мастер Киприянко Еремеев. Дрянной муж, даром, что в хлопах ходит, нос дерет, что твой воевода.... Ну, а свежие сплетни о работе, заняли основное повествование.
  
   На пушкарском дворе спокойная размеренная суета, народ шуршит в поте лица своего. Отливают полковые пищали длиной по три аршина и семь вершков и надобно таких много. Народу нагнали, не протолкнуться. Все четко разделено. Одни готовят макету, другие льют, третьи ствол высверливают и наводят марафет, зачищают от окалины, облоя, зачеканивают каверны и иной брак. В лафетной мастерской такое же разделение труда, каждый трудится только над своими деталями, по чертежам, кои предоставили три штатных чертежника. Весь процесс построен на детальном разделении труда, что дает право, считать московский пушечный двор, централизованным мануфактурным предприятием, способным за короткие сроки выпускать большое количество однотипного вооружения. В тысяча шестьсот шестьдесят четвертом изготовят шестьдесят полковых пищалей, через семь лет еще столько же. Потом поступит заказ уже на сто таких орудий.
  В целях повышения скорострельности и дальнобойности были созданы казнозарядные и нарезные пищали. Мастер Иванов вылил две скорострельные пушки и шесть полковых пищалей по три гривенки ядром, по два аршина длиной. Позже они будут приняты на вооружение полковой артиллерии регулярной армии. Другой мастер, Осипов, изготовит тридцать две скорострельные пушки и к ним сто восемьдесят вкладных картузов, медных. Ими будут вооружены галеры Азовской флотилии. И маленькое дополнение, наши мастера, вовсю использовали железные, многоразовые формы для отливки ядер, в то время как Франция все ещё использовала глину....
  
  Слушать Родьку можно часами, эта птица говорун, еще та.... Ему хорошо, он дома, а мне еще.... Ох. Лучше и не думать об этом. Распрощался с гостеприимным хозяином и его супругой, выпил на посошок ковшик кваса (вырви глаз) и дальше пошел пешком, ведя мерина под уздцы. Половину дороги размышлял что лучше, сразу к Анне завернуть али опосля, после того как к её соседу зайду, Матвею кузнецу. Победил здравый разум, мотаться взад вперед по проулку с телегой.... Не есть гут.
  
  Анна оказалась дома. На дворе меня встретила худощавая стройная женщина лет тридцати в черном платье и платке, повязанном по самые брови. Поздоровался с ней, выказал свое уважение к усопшему и спросил - не может ли она продать мне последние поделки своего мужа. В маленькой, чистенькой мастерской (!!!) на полке лежало два десятка стволов. Я даже не торговался, почти, скинул только треть от того что она спросила и без разговоров полез за кошелем. Уже на выходе усмотрел еще две таких же трубы, поперву показалось что это бревна.... Токмо зачем их в тряпки мотать, лениво поинтересовался - а что это? Она развернула, и я стал бедней еще на один рубль. Пока перетаскивал покупку в телегу, отобрал один самый качественный, отлично изготовленный ствол. Завернул его в тряпицу и положил рядом с собой. Расплатившись, забрался в телегу, разобрал вожжи и.... Попросил Бабая ехать дальше. ВОТ СУКА! Он на мою ласковую просьбу, приподнял хвост и выдал целую кучу каштанов, после чего, гордо вскинув голову, потащил воз со двора.
  До Матвеева двора добрались за пять минут и, здесь сегодня ждал первый облом. Никого не было дома, пес гавчил минут десять, но никто не думал открывать. В последний раз, пнув ворота, забрался в свой транспорт и отбыл. Мне еще по плану шесть адресов посетить надо, и это без учета торга, там могу застрять капитально....
  Домой мы добрались, когда на небе зажглись первые звезды. Под вечер, бабай с трудом переставлял ноги, так же как и я, умаявшись за этот 'короткий' летний день.
  
  На мой стук из дома вышел Никодим и открыл ворота, Силантий, факелом посветил, чтоб я поставил телегу на свободное место и распряг мерина. Наскоро обиходив своего товарища по сегодняшнему (честно скажу) нелегкому дню, поставил в стойло. Задал сена и от души сыпанул в кормушку, его любимого овса, потрепал по холке и отправился ужинать.
  Думаете, дали спокойно отдохнуть? Хрен там, знал бы, лучше бы в деревню поперся, на ночь глядя, в лесу на поляне переночевал бы.... Гадские деды, они видите ли, проводы затеяли, им собутыльника не хватало и лишней пары ушей, до которых нужно донести кучу ценных указаний. Одно радует, Никодим деньжат подбросил. После того как узнал, что я оставил в городе почти двадцать пять рублей.
  
  Ничего лишнего, покупал только самое нужное. Стволы для пищалей - восемьдесят семь штук. Отложенный и завернутый в чистую тряпицу образец, очень помог торговаться. Стоило только развернуть, положить перед собой и попросить оценить, в большинстве случаев, вопросы и жалобы на плохую жизнь, заканчивались, не успев родиться. И только три были нарезные....
  Железо листовое - десяток. С трудом подобрал нужную толщину, перелопатил чуть ли не пол сотни листов. Проволока стальная в бухте - одна. (кузнец баил - туточки десять аршин, проверять на стал) Ртуть - два килограмма. ( остаток дома грамм двести) Кислоты серной взял шесть корчаг.
  Берковец ваты хлопковой. Армянина, довел до слез, придираясь к каждой песчинке, веточки и иной мусоринке, но товар достался изумительной чистоты. Три трубы по аршину длиной. Если удачно пройдет, то в моем распоряжении.... Лучше не загадывать, промерю, а там видно будет.
  Из заначки, что в окрестностях деревни закопана, надо будет достать с десяток заготовок. Из них будем штамповать детали.
  Штуку небеленого полотна. Заехал к красильщикам и с час, на пальцах объяснял, какой мне нужен рисунок на всем этом. Чуть не подрался из-за сроков.
   - Матицу новую делать.... Попробовал вякнуть главный моляр. Я глубоко вздохнул и пояснил - Не надобно мне так, возьми кисть и малюй в три краски, желтую, зеленую и коричневую. Как тебе угодно будет. Понял?
  Теперь на меня смотрели шесть бараньих глаз.... В душе обругавшись на них и обложив по матушкам и бабушкам, попросил показать, где они красят тряпье. Жаркое место, скажу вам, и довольно сырое. Длинный стол, на него натягивают полотно. С торца садится мужик, перед ним подушка с краской, обмакивает штамп и ставит оттиск по меткам, прихлопывая рукой сверху. Чтоб лучше пропечаталось.
  Я взял кусок тряпки, засунул его в ведро с зеленой краской и шваркнул на стол. Схватил кисть, окунул в коричневую и несколькими штрихами нанес разводы, а желтой просто окропил, чтоб получились пятна, размером с пятак. Указал на это творение - Вот так мне надобно.
  Дальше был процесс согласования цен. Здесь я плавал как цветок в проруби. Но думаю, что не прогадал....
  Бочонок сырой нефти, достался вообще за пару копеек. Два кренделя уперли, думали, что вино, сунулись, а там.... Обломинго, только черный, а не розовый. И тут я.... Выручил алканавтов.
  А вот меди удалось купить всего пяток килограммов и тот весь в поделках - котелки, ковши, пара подсвечников, с десяток ложек (одной такой можно вместо кистеня пользоваться) и другой утвари кухонной.
  Забрал зараз всю бумагу, какая нашлась. Обычно покупал нерезаные листы размером с сито, а тут выгреб все под остаток, даже четвертушки. Кои народ брал письма писать. После моего ухода, халдей прикрыл лавочку и ушел домой. Пополнил запасы клея - кошелки наверно хватит, а нет, так в деревне пошукаю, наверняка у кого ни будь есть заначка.
  Воск и восковину - за всем этим пришлось побродить на торгу, но набрал сколько надо. Сукно, кожа, маленький рулончик войлока на пыжи....
  Вставленные в глаза распорки уже не помогают, лучинки с хрустом ломаются, и я засыпаю, уткнувшись мурлом в бумаги....
  
  Очнулся где-то посреди ночи, лежа в кровати. Попробовал перевернуться на другой бок и, рука уткнулась в чье-то, очень горячее бедро, переходящее в восхитительную ножку.... исследование закончилось упругой грудью....
  
  
  Лета ХХХ года, Июль 11 день
  
  Когда с рассветом, продрал опухшие со сна очи, обнаружил что лежу в кровати один одинешенек. В первый миг даже сомнение появилось - а не приснилось ли мне? Но от подушки вкусно пахло, милым сердцу разнотравьем, неистребимым запахом любимой женщины.... Я откинулся на спину и, на лице расплылась довольно - идиотская улыбка.
  
  Дверь распахнулась, от легкого постукивания сорок безразмерно растоптанного сапога и в дверном проеме нарисовался дедушка Силантий, собственной персоной. Мне иногда кажется, что в моей коморке по углам стоят видеокамеры. Этот гад всегда появляется ровно через тридцать секунд после того как я просыпаюсь.... У него нюх так развит что ли?
  - От ты.... (он ласково назвал меня козлом, это если примерно перевести дословно) Пошли кашу трескать, тебя Никодим видеть хочет....
  Я как был голяком так и встал с ложа, прошел к своему тазику для умывания, над которым висел кусок отполированной до зеркального блеска, бронзовой пластинки. Ботва на голове всклокочена и торчит в разные стороны. Борода висит неопрятной сосулькой, белки глаз, вроде как красные и веки опухшие....
  Силантий неопределенно хмыкнул и вышел. А все что я смог сказать, было, - Охереть, не встать....
  Налил воды из кувшина и принялся приводить себя в порядок.
  
  - Чего звал,- Я с хмурым видом уселся на лавку, на свое место. Пододвинул котелок и набросал в миску каши.
  - Поешь сначала, потом речи вести будем. - Никодим отпил из кружки глоток и, поставив её на стол, ладонью вытер усы.
  Скромненький завтрак, молока нет, хлеб черствый, масло отсутствует, и пустая гречка в глотку не лезет. С трудом запихнув в себя пару ложек, решительно отодвинул плошку.
  - Ну.... Чего надобно?
  - Э.... Ты почто Силантия обидел?
  Если бы не сидел, то пришлось бы искать, куда зад приплюхнуть. В удивлении открыл рот и вопросительно посмотрел на своего компаньона.
  
  Он удовлетворенно крякнул и приступил к распиловке, доступно и удобно сидевшего бревна под именем Федор. Занимался вдумчиво, изредка поправляя разводку на пиле. Надпилив в одном месте. Переворачивал и приступал в другом, очень скоро я был ободран (словесно) до полного не узнавания и мое чучело под именем - Буратино, можно смело вывешивать на огороде взамен тамошнего. Вялые попытки, что-либо вякнуть, мяукнуть, а под конец разделки, просто пискнуть, пресекались решительно и довольно жестко. Поняв что от трепыхания нет ни какого толка, под конец экзекуции сидел, сложив лапки на коленках и с видом прилежного ученика, внимал изрекаемую мудрость. Только вот мой мучитель, как-то нервно себя ведет, каждый раз на дверь оглядывается. Стало понятно, когда скрипнули петли и Никодим стремительно изменил тему для разговора. Все встало на свои места, в комнату вошел Силантий. Глянул на стол, скривился, не заметив кувшина с любимым напитком, - Федор, ты, когда обратно поедешь. - Отщипнул кусок от каравая и, закинув в рот, принялся жевать.
  От взгляда Никодима было можно прикурить, мне даже захотелось потрогать затылок - не тлеет там ли там, что ни будь?
  - Да прям сейчас. - Встал из-за стола, отвесил поясной поклон Никодиму и пошел к выходу.
  Уже закрывая за собой дверь, услышал риторический вопрос стрельца,- Это чтой с ним такое?
  
  Обратная дорога заняла немного времени, правда, пришлось сделать небольшую остановку. На половине пути мерин встал посереди тракта, опустил голову к земле и задышал так, как будто проскакал десяток верст полным галопом, хотя шли шагом. Это он так показывал, что у него закончился бензин, в виде двух кусков ржаного хлеба с солью, съеденный им перед выходом из дома. Пока я скармливал ему очередную пайку, Силантий сбегал в кусты, откуда вернулся с довольным видом. Потом и я посетил придорожное заведение - два нуля, мальчики направо, ну девок с собой не брали. Оправившись, забрался в телегу, мерин проводил меня взглядом, оглянулся и, поняв, что больше ничего не светит, тяжко вздохнул, и мы поехали дальше.
   - Федь,- окликнул меня, пристроившийся рядом с бочонком нефти, Силантий. - Я туточки побалакал маненько с кем надобно.... Те отроки, что у нас есть, они останутся, ежели и уйдет то, дай бог, двое трое. Можно позвать еще тридесять человек, все справные. - Высказавшись замолчал. Я оглянулся, он сидел, надвинув шапку на глаза, и задумчиво жевал травинку.
  - И это все?
  - И так вельми, ежели вдругоряд еще позвать.- И как-то безразлично пожал плечами....
  - Силантий.... - позвал стрельца и когда он обратил на меня свое внимание, продолжил.
  - Я туточки подумал над словами твоими, кои ты молвил, когда в город ехали....
  
  'на самом деле они только сейчас пришли в голову. Отказываться от возможности иметь крепкий тыл, честно говоря - глупо'
  - Ну....
  - Силантий Митрофанович,- Я оседлал кривую козу и решил на ней подъехать к стрельцу.- Возьмешься обоз собрать крепкий?
  - На кой? Мы ж старики, из нас песок сыплется. Нас можно, токмо зимой на улицу выпускать, чтоб улицу протрусить....
  - Силантий.- Подпустил в голос сарказма,- кто б молвил.... Кто Глашку давеча на конюшне прищучил?
  Так песочил, так песочил, что бедная баба на карачках от тебя уползала....
  - Брехать ты здоров Федя, ижно когда ж такое было?
  - Третьего дня, ужо под вечер.... Как раз, эвон мерина с пруда вел, подхожу значиться и слышу вздохи, я потихонечку....
  - То не она, то другая была .... - Тут он встрепенулся,- Так это ты, лешак, дровницу развалил? - И соскочил с медленно едущей телеги.
  - Силантий, вот те крест, то не я, - И на всякий случай перекрестился, то он, - и ткнул пальцем в бабая.
  - Так ты ж его привел, - и Силантий ловко отвесил подзатыльник.
  Потом мы переглянулись и весело заржали в две глотки, вспомнив одно и то же - стремительно убегающую женскую фигуру, подобравшую юбку выше колен (уж очень высоко) и сверкая в наступающих потемках, молочно белыми ляжками....
  
  Только минут через десять мы смогли спокойно продолжить разговор, не прерывая его дружным фырканьем и гоготом.
  - Так что ты про обоз молвил? - Спросил Силантий серьезным тоном.
  - Надобно не боле пяти телег, чтоб все крепкие были и одвуконь. По людишкам, нужон человечек, что знает дело кузнечное, с собой горн возьмем походный, малый. Чтоб ежели что, оружье подправить али еще что. Шатров, палаток с собой не берем, шалаши ставить будем ибо кочевать придется много. Как добычи наберем, часть стрельцов обратно поедет. - Силантий кивал на каждое слово, соглашаясь.
  - Есть одна беда, конница поместная, что по государеву приказу в городах стоит, токмо только против татарвы сильна, а вот супротив полков иноземных, ничего поделать не могет. Те стрельцы, что со мной,- Покосился на шагающего рядом с телегой Силантия и поправился,- с нами пойдут, учить буду строю немецкому.
  
  'Чему учить? Прослушал видеокурс о подготовке снайперов как наших, так и трофейный фильм вермахта. О правилах маскировки и действий на поле боя и устройство засад. Было очень интересно найти ряд совершенно одинаковых способов и обнаружить подобное у англосаксов. Ну, уж чего - чего, а в полевое сражение даже с парой сотен вступать, не намерен, так, куснуть из-за угла, хапнуть и деру'
  
  - Это поможет с панами на равных биться, а жолнежей и прочих солдат.... Не соперники они нам будут - И поправился,- ежели их немного будет.
  - Сейчас как битва идет.... Станут два войска перед другом, одни пеши, други коны.... Ты вот сотником был.... Супротивник скачет на тебя, а ты глотку дерешь, вдоль строя стрельцов бегаешь - Стоять ребятушки, стоять. Ждешь, когда ворог ближе подойдет, шагов за сто до них, кричишь - пали. И бабахаете в белый свет как в копеечку. Опосля за бердыши хватаетесь и здесь ужо, кому как на роду писано, кто от пули свинцовой падет, иной от сабли вострой. А надобно по-другому битву вести, издалека по ним стрелить, не допущать чтоб поляки на тебя наскочили. Сбивать с коней, и с моим оружьем так и будет, оно чаще стреляет и точней. Те три десятка что пойдут, будут силой большой, словно три сотни в поле вышли. Вот так Силантий Митрофанович.
  Завтра надо будет мне Клима в город отправить, одну хитрую штуку забрать. Тебе первому покажу, ино получится как надо.
  - А вот ежели ляхи.... - Силантий, молча выслушавший весь мой спич, решил задать вопрос. Я ему ответил. За разговорами незаметно добрались до взгорка, а от него было уже рукой подать до дома.
  
  До обеда того же дня.
  
  Добравшись до места, мы вздохнули с облегчением, а уж как был рад мерин. Чуть ли не вприпрыжку ломанулся на двор, после разгрузки у амбара во владениях Клима. Свалив все перед воротами, сказал ему, чтоб все записал и разложил. Особливо попросил не убирать трубы, пусть с краешку полежат, укушу чего ни будь, приду и заберу.
  
  Примерно через пару часов, когда я после вкусной трапезы выполз на двор, навстречу попался Клим.
  Окликнул, - Как дела завхоз?
  Он остановился напротив, заложил руки за спину, качнулся с пятки на носок....
  
  ' блин.... Счаз гундеть начнет'
  
  - Федор, я что, так и буду только булыжники, да гвозди пересчитывать?
  - Нет.... Хотя и это дело нужное.... - К заднице подкралась идея и клюнула в седалище. - Я переговорю с Силантием, пусть он к тебе стрельца пришлет, кого по сметливей. Мне скоро недосуг будет в город мотаться, за всяким барахлом. Даю тебе гроши, список чего нужно, ну и куда ехать, с кем уговор имеется и задаток вручен. Приходишь, называешься, я людям ужо молвил, кто замес-то меня к ним приходить будет, проверяешь и расплачиваешься. Ежели на торгу надобно, что взять, то....
  
  Тут меня перебил его недовольный голос - Федор....
  
  - Ладно - ладно, знаю, что здесь мне уже у тебя учиться пора.... И в кого ты такой уродился?
  Он развел руками и улыбнулся. Отчего его лицо преобразилось, и предо мной оказался лопоухий, весь в конопушках, пацан, а не угрюмая, всем недовольная личность.
  - А можно я со мной Тимоха поедет?
  Я наморщил лоб, пытаясь вспомнить имена стрельцов - не помню. - Кто таков?
  Клим оглянулся и махнул рукой, подзывая неприметного мальчишку топтавшего невдалеке от нас.
  Он подбежал, остановился напротив, сдернул шапку и поздоровался,- Доброго дня, господин Федор.
  За что тут же, схлопотал леща от Клима,- Просто Федор, ежели не хочешь под жопу пинка получить.
  Я сделал вид что так и надо.- Грамоте обучен?
  Дождался ответного кивка и посмотрел на своего завхоза, он меня понял правильно.- Уже три седмицы как буквицы, тобой начертанные и цифирь арабскую учим, действо пока токмо сложение и вычитание.
  Видимо что-то в моей роже ему не понравилось и он стал оправдываться,- Ты же сам молвил - кого найдешь, бери.
  И ткнул пальцем в Тимофея.
  - Клим указывать перстами, не есть правильно,- Попенял своему парню.
  - Тимоша, сей отрок молвил о деньгах кои ты за свою работу получать должен? - Не успел тот открыть рот, как выступил Клим,- За что?
  - Тимофей, отойди подальше и постой в стороночке. - Я смотрел в спину уходящему подростку и тихо злился, не на Клима, на самого себя. Со всеми перипетиями, забросил все, что только можно было. Вот пень....
  - Клим, поведай мне, почему работным людям, надобно деньги платить за труд?
  - Ну.... Наверно чтоб исполняли добро и без нареканий....
  - А еще зачем?
  Поджав нижнюю губу и приподняв плечи, Клим беспомощно развел руки в стороны.- Не ведаю.
  - Радость моя, людей к тебе приходящих, во первую голову они хотят ведать - сколько денег им будут давать, а вдругоряд ужо сама работа. Хоть дерьмо бочками возить будут, ежели плата достойна.
  Помнишь я тебе сказывал - сколько людишек потребно, для нашей мастерской?
  Он кивнул давно не стриженной головой,- Да.
  - Вот тебе задание, думаю что за седмицу напишешь. Сколько человеков надобно, кто, чего делать будет, и какую плату ты им положишь. Завтра в город поедешь, пройдись по лавкам, поспрошай народ, посмотри.... Уяснил?
  -Угу,- Ответил довольно угрюмо Клим.
  - Тогда пошли, а то вон твой протеже, весь издергался....
  -А кто это такой?
  - так зовут человека, тебе нужного, за которого ты просишь, а слово то фряжское,- Приобнял за плечо и мы двинулись к ожидавшему нас Тимофею. Парнишка на самом деле волнуется, вон как свой чепчик в трубочку скатал, последние соки из него выдавливает.
  Остановившись напротив, я придержал Клима рядом с собой.- Тимоша, Клим тебе через седмицу молвит, - И крепко сжал ладонь, удерживая на месте дернувшегося отрока, - какову плату ты получать будешь. Сейчас ступай к амбару и исполняй дело тебе порученное.
  Он кивнул, открыл рот, видимо хотел что-то спросить, но передумал. Я посмотрел вслед уходящему пацану. Подождал немного и спокойно сказал, глядя в серые глаза, - Клим, есть такая поговорка - хорошо там, где нас нет. Так вот, я хочу, чтоб это - там - было здесь. Иди и не забудь, вечером жду тебя, мне надобно знать чего и сколько у нас осталось и что надо докупать.
  Взъерошил лохмы и отпустил чадо. Посмотрел вослед еле плетущемуся по пыльной дороге парню, вздохнул и пошел искать Силантия.
  
  Нашел, на свою голову.... А.... Фиг с ним, расскажу....
  Нашего начальника службы охраны обнаружил в избе, отведенной под казарму. Он был немного занят, вставлял фитиль парочке нерадивых стрельцов. Спокойно, без крика, практически не матерясь, используя идиомы только для связки слов, медленно нагибал солдатиков. Из услышанного разговора уяснил, что одно чудо спало, разомлев на солнышке, а второе чадо было евонным десятником.
  Прохаживаясь перед своими жертвами, господин бывший сотник, заложил искалеченную руку за спину, а во второй, была небольшая деревяха, больше всего похожая на весло для каноэ.
  Парни стояли по стеночке. Временами, пытаясь слиться с оной, когда мимо носа пролетала веселка, палка для перемешивания опары.
  Он был так увлечен этим занятием, что я целых две минуты мог лицезреть данное действо....
  С гордостью скажу, благодаря долгим годам супружеской жизни и многолетним тренировкам по уклонению от неопознанных летающих предметов домашнего обихода. Я сумел своевременно убрать лицо и захлопнуть дверь, перед тем как в неё врезалась импровизированная дубинка.
  -Старый, ошалел что ли? - от возмущения, поперхнулся и пустил петуха.
  Створка тихонечко приоткрылась,- А те рази стрельцы, не казали....
  Я открыл рот и захлопнул, стали понятны телодвижения и протянутые в мою сторону руки.
  А колотуха приподнялась и, с тихим треском опустилась на мой лоб, зубки лязгнули и я сел на задницу.
  Над головой раздался рев, а иначе этот окрик не назовешь, с улицы в сени вбежали стрельцы, подхватили под белы рученьки и выволокли вялую тушку на двор. Усадили под стенку в тенечке и чей-то участливый голос произнес,- От торопыга, поделом тебе....
  Я конечно не злопамятный, просто память у меня хорошая.... Читать умею, писать.... И говорить кажется не разучился - Чиряк Ты Силантий, на волосатой жопе! - пробормотал в полголоса, ощупывая черепушку, хорошо хоть шапку снять, не успел, не то был бы похож на единорога.
  Чья-то рука толкнула в плечо,- Испей - И под нос подсунули ковшик с водой.
  Сделав пару глотков, вернул благодетелю посуду, откинулся на теплые бревна, сдвинул шапку на глаза.
  Что-то мне херово как-то да подташнивает.... С чего бы?
  Сидеть и ничего не делать.... Такое блаженство. Кажется, даже задремал, немножко. Из благостного состояния, вывел шлепок по подошве левого сапога. Потому что правая нога была согнута в колене и на ней лежали сцепленные пальцами, ладони.
  - Эй, птица сизокрылая, не рано ли гнезда вить начала?
  - Силантий, я тебя тоже люблю,- Ответил и лишь только после этого открыл глаза и сдвинул шапку на затылок. От яркого света и резкого движения, вдруг резко замутило и, все что успел, склонится на левый бок, как меня вырвало.
  Послышался резкий окрик, меня подхватили за ноги и за руки и понесли (почему-то мордой вниз)
  
  'башка у меня слабая, из-за моих постоянных контузий случаемых ввиду любимого занятия. Теперь день два буду как бревно - нетранспортабелен. Бля гадом буду, ежели не отплачу тем же, моему горячо любимому наперснику'
  
  Дома сгрузили тушку на кровать, перевернули носом к потолку и оставили в покое. При сотрясе, для меня лучшее лекарство сон, что и сделал.
  Разбудили меня, непонятные звуки, похожие на мокрые шлепки и невнятно шипящая ругань. Приоткрыв один глаз, осторожненько поворачиваю голову и наблюдаю картину - Иван грозный лупит своего сына.
  
  Моя радость, даром, что росточком еле достает деду до плеча, охаживает его мокрым полотенцем, шипя при этом разъяренной кошкой. А он, перед которым сегодня двое ребят чуть в портки не напрудили, с улыбкой на губах стойко переносит все это. Мне даже его жалко стало, честное пионерское. Али мужская солидарность взыграла?
  - Агрипа, пожалей деда, не со зла он, я сам виноват.... Под горячую руку попал.
  
  Да уж, скажу честно, любимая женщина врач, это круто, а если еще и средневековый.... Мои слабые протесты отметены в сторону, было заявлено, что я ничего не понимаю. Насильно впихнули в руки чашку какого-то горячего отвара, обмотали голову мокрым, прохладным полотенцем и заставили выпить всю эту горечь до дна. Силантий вроде как сунулся поближе, так на него так шикнули. Что бедолагу сдуло в другой конец избы, где он присев на колченогий табурет, сидел как пай мальчик и боялся лишний раз вздохнуть. Следующим, кому перепало от разозленной фурии, был мой завхоз. С ним обошлись по человечески. Она как раз пролетала мимо двери, когда та раскрылась и, буркнув свое обычное - здрасти,- вошел Клим. Его, молча, направили восвояси, а когда он не понял, помог животворящий пинок чуть ниже поясницы и святые слова в сопровождение. Он проникся и больше не ломился в палату для больных, как медведь на пасеку. Чуть приоткрыл створку и в щелочку спросил - когда ему можно будет придти.... Я даже вздрогнул от сдвоенного шипа двух больших аспидов, свивших гнездо у моей кровати. Вот что за отрава была в чашке? Она утром перечислила, но мне это не о чем.
  Под сладкую музыку перебранки деда с внучкой, отъехал в царство морфея.
  
  Лета ХХХ года, Июль 12 день
  Про вчерашний день сказать собственно не чего. Тупо проспал. В редкие периоды бодрствования, пытался выудить из поставленных раком мозгов, хоть какие крохи информации, полезные для себя. Что-то удалось почти целиком, а часть просто жалкие обрывки какие-то, даже не смог вспомнить, где читал и кто автор....
  'Строевой устав конницы ркка за тридцать восьмой год, очень актуально. Как раз в тему. Осталось только найти пару тысяч рублей на коней и можно создавать эскадрон. Тьфу. Ну, не горячись....
  Кое-что из него можно будет взять чисто познавательно для себя. Мы, потомки, мотопехота и давно уже привыкли измерять марши в пройденных за день сотнях, если не тысячах, километров. А передвижение на лошадях обусловлено кучей разных факторов. Я лично не знал, оказывается, лошадка должна работать также как и человек, не более семи - восьми часов в сутки, все оставшееся время у неё отдых. За это время можно проехать при скорости восемь километров в час, порядка шестидесяти верст. А если надо пройти сотню, то идти можно не более двух суток подряд и потом устраивать полноценный отдых равный пройденным дням. Если же при очень больших переходах конные части и принуждены делать остановку. Последняя должна быть не менее четырех - пяти часов, чтобы напоить и выкормить лошадей, считая один - два часа на отдых до водопоя, пол часа - час на водопой и еду и не менее двух часов отдыха после еды. Очень важной сноровкой для всех конных зато является требование последний километр перехода совершать пешком, отпустив подпруги у лошадей и тем производя им выводку.
  
  Опыт последних войн окончательно подтвердил, что войска, имеющие в своем составе большое количество молодых, девятнадцати и двадцати летних юношей, или старше тридцати пяти - сорока лет, отличаются низкой способностью к маршам. Так, в мировой войне скорость марша пехоты составленной из людей всех возрастов, обычно не превосходила три с половиной - три километра в час. Переход в пятнадцать, двадцать километров при движении на позицию для смены, оказывался столь тяжелым для юношей, что старым солдатам приходилось разбирать и нести на себе вооружение и снаряжение некоторых из них.
  Поэтому назначать сразу большой переход не втянутым войскам значит заведомо надорвать часть солдат и лишиться их навсегда. Недостаток питания негативно сказывается на скорости движения. Следует иметь в виду также, что настроения людей на марше имеют и свои особенности, с которыми надо считаться. Первый вопрос, который, прежде всего, задает боец, это - сколько итти и будет ли встреча с противником. Отсутствие ответа на эти вопросы само по себе уже угнетает бойца, понижает его настроение, внушает мысль, что начальство само не знает, куда и зачем ведет.
  Передний дозор, боковое охранение, неподвижное ....'
  Мозг отключился с короткой вспышкой боли. Уже за полночь меня разбудили, влили внутрь полведра отравы.... Последнее что помню, ласковые пальцы перебирающие волосы....
  
  Лета ХХХ года, Июль 13 день
  Ежели кто помнит.... Пятница.... тринадцатое....
  Проснувшись на рассвете, с удивлением обнаружил, что чувствую себя, хорошо. Обычно вылеживался около недели, а тут.... Свежий воздух, здоровое питание, сумасшедшие старики с бейсбольными битами в руках. В памяти всплыла картинка, наезда Агрипины на Силантия и мне стало весело. Сходил на двор, оправился, опосля умывался, брился, приводил себя в порядок. А потом пришло мое чадо, проверить своего болящего. С ходу получил пистон, уложен в кровать и под милое сердцу, щебетание дождался приготовленного завтрака. Уже после него, насильно (шантажом) загнан в кровать, в руки дали кружку с очередным пойлом и заставили пить. Судя по запаху, то было нечто отличное, не вчерашнее. Пока она мыла посуду, выливала грязную воду из лоханки и носила свежую с колодца, я немного так взбодрился, и меня потянуло на поговорить.
  Собственно весь этот разговор начался с одной маленькой просьбы. Попросил помочь скомплектовать аптечки, Индивидуальную полевую, которую возьму с собой и фабричную, чтоб была. Со второй все ясно и понятно, пусть свои веники хоть в бочках хранит. А вот на личной и споткнулись, знаете на чем? На бинтах. Она долго не могла понять - зачем оно мне надо, пришлось рассказывать.
  Марли как таковой нет, есть нечто подобное, но жутко дорогое, да и редко бывает, провозят самый мизер. Видимо такая ткань не пользуется здесь спросом. Вата, хлопковый сырец, не обработанный, врачами не используется, они предпочитают корпию. Надерганные из лоскутов нити, смотанные в клубок. Берут все подряд, ладно бы постирали или еще как обеззаразили, так щиплют. Обычно берут льняное полотно, изредка, что ни-будь хлопчатобумажное, режут на ленты и сматывают в рулоны. Так они могут пролежать и день и два, а то и больше, безо всякой упаковки. На поле боя или уже в стане, будут рвать исподнее, хорошо, если перед сражением чистое одеть успели....
  
  Так вот, предложил нарезать бинтов из полотна, шириной в ладонь и длинной аршина два, полтора. Подумал немного и кивнул сам себе, соглашаясь с тем, что помнил. Таковых рулончиков по два нарыло с собой плюс запас и нз, округляем, получилось сто пятьдесят штук. У милки глаза на лоб полезли от такой заявки. - Зачем столько? - красивые бровки изогнулись в недоумении.
  Я усмехнулся, - это еще не все. Подай.... Доску хлебную дай, четвертушку бумаги и нож.
  Пока она ходила, уселся поудобней, привалившись спиной к стене, подложил подушку, все мягче будет.
  Положил доску на колени и за пару минут вырезал развертку упаковки для лекарственных трав.
  Агрипа стояла рядом ,внимательно следя за моими руками и пояснениями и лишь когда было готово. спросила. - На кой, я кульков наверчу.... Из остатков бумаги, лихо скрутила фунтик.
  Ловко, ничего не скажешь. Только, радость моя, слово компактность тебе похоже неизвестно.
  - За печкой, на полке, пустой туесок из-под соли стоит, тащи сюда. - Она пошла, я решил - раз в погреб упала, достань огурчиков....
  - Захвати еще бумаги и по больше. - Жаль клея, не было, оглянулся, на столике в изголовье, на дальнем углу стоит огарок свечи.
  Пока потрошил принесенную посудину, удаляя дно, попросил запалить свечку и ткнул ножом указывая место. Обушком выдавил линии сгиба и придал жертве прямоугольную форму, подогнал на место и закрепил воском, донышко. Если не трогать и не шибко сильно тискать, сойдет за учебное пособие.
  - Вот, - поставил перед собой это сооружение на доску - у кого больше пакетиков влезет тот и победил. Верти свои кульки токмо по честному, они такие должны быть, будто ты туда столько ложить будешь, сколько для больного приготовила.
  Она кивком согласилась с условиями и высунув от усердия кончик языка, между коралловыми губками....
  (думаем о деле) лихо начала крутить кульки. После второго задумался, после пятого остановил,- Э.... Постой, так Милка моя, не пойдет. - Жульничать начала, в мизинец фунтики у неё....
  - Что такое? - сама наивность, а глаза.... Хитрющие....
  - давай свой сбор, коим меня поишь, токмо на один раз запарить.
  Агрипа принесла свою медицинскую кошелку, из мешочков накидала на доску, передо мной, 'пирамиду хеопса' Я посмотрел на это великолепие и указал пальцем на кучу шибздиков ей наверченных. Она попыталась запихнуть пихуемое в невпихуемое. Обломилось. Проворчала себе под нос что-то - о чертях глазастых. В мгновение ока, навертела десяток побольше, засыпала в один из них кучку гербария. В коробушку влезло всего семь. Метнулась к полке, притащила ступку и пестиком, быстренько превратила травку в пыль, зеленоватого цвета. Результат увеличился до пятнадцати. В раздражении дунула на выпавшую из под платка, прядку волос,- Так тебе надобно?
  Пока она развлекалась, я замерил глубину коробочки и спокойно нарезал прямоугольных заготовок, залепил шов, пересыпал содержимое из кулька. У меня получилась овальная трубочка, растер восковую обмазку, периодически подогревая над свечой.
  За моими манипуляциями внимательно следила Агрипа и незаметно для неё, вошедший в избу тихой мышкой, Силантий. (Угу, Малюсенькая такая, на шесть пудов весу)
  Закончив приготовление, стал давать пояснения,- В сравнении с твоими кульками, моих пакетов будет в два раза больше. Жаль, краски нет, а то красный пакет, кровь затворить. Зеленый, чтоб рана не загноилась, желтый от боли, синий еще от чего ни-будь....
  Надобно чтоб такие коробушечки у кажного стрельца на поясе были, а в нем два бинта, присыпки на рану и шнурок кожаный, кровь остановить и от боли пакетик. На поле боя думать и искать некогда, достал рулончик, зубами бумагу порвал, шнуркой руду унял и повязку наложил. Ежели сразу все сделать, то жить будет и даже без увечий, если повезет. Но сильно туго вязать нельзя ибо....
  По лицу Агрипы скользнула гримаса типа - Это знаю.
  Я сменил направление своих рассуждений.
  - Пока вспомнил, из бараньих кишок, надо ниток понаделать, иголку кривую .... Агрипа, мак нужно купить, отвара с него наварить и по склянкам разлить.
  - На кой тебе зелье сонное?
  - Если раненому дать испить, то он уснет и боли не почувствует, когда ты ему руку али ногу зашивать будешь.
  Дальше она спросить не успела, за её спиной (Я видел) кто-то вздохнул и произнес,- Федор, так ещё и лека....
  Договорить ему не дала внучка, взвизгнув от испуга, она ломанулась прочь от кровати, опрокидывая все на своем пути. Еле-еле успел поймать свечку и задуть, на всякий случай. Отскочившая в другой конец комнаты девушка, оглянулась, увидела деда, и разозлилась не на шутку. Так бы и наступил последний день Помпеи, да судьба смилостивилась над стрельцом и прислала еще одного, нет двух посетителей. Они, сами того не знаю, спасли от расправы старого стрельца. Надо будет ему намекнуть, что Димке по малолетству еще рано, а мне и Алексу, вино не повредит.
  - Доброго здравичка,- Поздоровался Алекс, переступая порог нашего дурдома номер шесть (изба и, правда, шестая с краю) а когда выпрямился, притолока то низкая, узрел пред собой злобную фурию со скалкой в руке.
  - Ты кто таков и что тебе здесь надобно, немчура....
  - Я дан, но не есть немец,- Блин, оказывается, если Алекса шугануть у него акцент прорезается. Бедняга оторопел от такой встречи и даже отступил на шаг назад. Наступив при этом Димке на ногу, тот зашипел от боли и толкнул наставника вперед. Агрипа видя, что на неё надвигается незнакомый мужик, замахнулась своим оружием. Силантий успел перехватить руку, не дал свершиться злодеянию - Агрипа погодь, не буйствуй
  Я поддержал его, - то ко мне.... Я себя уже лучше чувствую, ты просто.... - Что уж у неё там у неё переклинило.... Но досталось всем.
  - Да что вы, мужики вообще понимаете? - Моя радость в своем возмущении была похожа на богиню.
  ( утром перечитал, хмыкнул и оставил как есть)
  - Вам только кому под юбку залезть, да сопатку расквасить.... - Фыркнула, остановилась напротив кровати и уперла маленькие кулачки в бедра. Щеки раскраснелись, глазки блестят....
  'Что не может радовать, то, что не надо жрать помаду и слизывать поцелуями тонну штукатурки.... А то, что осталось.... Довольно недурно на вкус.... Тьфу. Блин. Не туда понесло, это же совсем из другой оперы, как ни-будь и до неё доберусь....'
  - как зима придет, опосля кажного воскресенья, рожи в порядок привожу. Приползает, глазки заплыли так, что токмо щелочка малая осталась, нос как репка, с два моих кулака, губищи словно оладушки, на подбородке лежат. Иной бы горевал, а ентот, лыбиться во всю щербатую пасть, как же - слободских с поля погнали,- Она спародировала бас неизвестного героя.
  - Федя! Дай зарок, что не пойдешь по зиме на Москва реку, а не то к другому уйду.
  - Милка моя, да куды мне итить-то? - я развел руками.
  - Эт сейчас.... Побожись.
  - Вот те крест.
  - Дед,- повернулась к Силантию,- у тебя вино есть?
  - А.... Э.... Да! - Вот сколько не смотрю на такое, всегда ловлю кайф. Человек, от имени которого, наша банда головорезов дрожит мелкой дрожью и мочится в штаны, мечется по избе в поисках спрятанной им заначки....
  - Этому не давать,- Указала на меня пальцем,- тебе седмицу пить нельзя. - И вдруг подмигнула....
  Громогласно высказавшись, Агрипа поправила на голове платок, подтянула узел и, подхватив стоящую рядом с кроватью кошелку, стремительной походкой прошла через толпу мужиков, как ледокол сквозь льдины.
  Димка замешкался и был удостоен короткого рыка в свой адрес. Отпрыгнув к стенке, аж перекрестился, и я по губам прочитал - 'Спаси и сохрани что Машка не такая....'
  На пороге Агрипа вскинула маленький кулачок и погрозила, всем собравшимся.- У - у, кобели клятые....
  Когда за ней закрылась, в избе воцарилось молчание, только Силантий, отклячив сухопарый зад, увлеченно ковырялся в огромном сундуке окованном широкими железными полосами. По характерному стуку и позвякиванию стало понятно - где он хранит заначку, под шматьем прячет.
  - Дим, Алекс, есть будете? - Спросил у ребят, сам сидел на кровати, опустив босые ноги на пол, потянулся за портами.
  Мелкая (по возрасту) наготовила жрачки на роту солдат, каша, кура, яичница на сале с луком, в два десятка штук, зеленуха с огорода, огурцы свежие, хлеба не початый каравай.
  Через пять минут после озвученного приглашения, было слышно только чавканье (Придется поучить Димыча хорошим манерам) и хруст куриных косточек.
  Я за компанию поклевал немного, запивая все отваром. Милка сказала,- Три раза в день.
  Как скажете мэм, токмо медком молодым сдобрим, чтоб не так горчила.... Уже под самый занавес, пришла вчерашняя жертва, Клим. Не обращая внимания на Силантия, как на самого старшего и даже не поздоровавшись (у кого он только таких манер набрался, сукин сын, покажите мне.... В меня пальцем не тыкать) хорошо хоть шапку снял, подошел к столу, - Жрем значиться? Пока я загибаюсь под гнетом....
  - Клим, ядрена кочерыжка, не маячь, садись на лавку и помолчи немного, эвон огурец пожуй.... Чутка позже поедешь.
  - Силантий, надобно одного, а лучше парочку, твоих дармоедов (он скривил лицо) что пострахолюднее, нашему завхозу.... Заведующий хозяйством,- Дал пояснение на невысказанный вопрос.
  - В сопровождение дать, он ишшо дитя малое (Теперь еще этот морду воротит) с ним ни кто словом молвится не захочет али обидеть захотят. Чтоб шугануть там, заступиться, помочь одним словом, найдутся такие?
  Он на миг задумался и кивнул, - Цельных трое. С оружьем посылать?
  - Пожалуй.... Да, так даже лучше будет.
  Встал из-за стола, достал из бюро папку со списками и чистыми листами бумаги. Протянул Климу один, со списком лиц и адресов, второй пустой,- Сюда будешь писать чего и сколько взять сейчас надобно. Записывай, вата - Еще один берковец привезешь, ртуть на торгу поищи, ежели нет, пройдись по златокузнецам у них спроси, может, кто продаст. Сколько будет, всю бери. Кожи, десяток шкур воловьих али коровьих. Адресок шорника тебе дал, к нему свезешь, вот писулька для тебя, чего и сколько пошить нужно. Не потеряй, там выкройка внутри. Да погоди, успеешь еще прочитать. Вот с толку сбил. А вспомнил.... Заночуешь дома, раньше, чем завтра к вечеру тебя ждать не будем. На заднем дворе, за классом, на сарае, здоровый бак и под навесом куча глиняных горшков.... Короче все, что там есть, вези сюда. Вот теперь отправляйся.
  Клим собрал бумаги, аккуратно сложил, свернул, убрал в загашник. Встал и пошел, уже в дверях, вспомнило чадо,- А деньги?
  - Ты так быстро побежал, так я подумал - у тебя есть и тебе не надо. - С улыбкой протянул ему кошелек.
  Клим вернулся, забрал гроши и вышел вместе со стрельцом. Проводил их взглядом и, дождавшись, когда закроется дверь, обратил свое внимание на Димку и Алекса.
  - птички мои, лесные, у нас наступает самое тяжкое время. То что было до оного дня, так, детский лепет. Надобно, за два месяца оборужить пять десятков стрельцов, это ежели по малому брать, а так, настраивайтесь на сотню. Даю вам полторы седмицы, чтоб сделали вот такое. - Из под кровати вытащил сколоченный из тесаных досок ящичек, вынул из него обжимку под патроны. Собрал и водрузил на стол.
  - Нужно еще девять штук. Алекс!
  - Да Федор.
  - Говорю лично тебе, размеры не должны отличаться ни на йоту. Чтоб не было вопросов, это для изготовления гильз. Ежели Ваши поделки, - Выделил словом.- Будут отличаться от моей, нам всем придется очень плохо. Особенно мне....- Добавил вполголоса, залезая в заветную папочку разыскивая лист с чертежом деталей для 'костолома' Переломку решил не делать, с длинным стволом при отпущенной защелке, будет следовать резкий клевок вниз, балансировать, задачка еще та будет, а укорачивать.... Не хочу дальнобойность терять. Мне не меньше сотни метров прицельную и убойную на трехстах надо.
  - А вот ты где.- Достал нужное, развернул и сдвинул по столу, чтоб ребята могли рассмотреть.
  В три головы склонились над ним, я стал давать пояснения, что и как, и какие приспособы нужно будет сделать. Сразу отмел Димкино предложение использовать пресс, он там просто не потянет, свернем нахер ему 'башку' и всех делов. На нем будут делать донца и кольца для патронов. После обсуждения, решили попробовать запустить штамповку пяти деталей, на горячую в два, три удара....
  А вот чтоб гнуть затворную коробку.... Здесь Алекс подсказал идею. После некоторого обсуждения решили так и сделать. Времянка, железное днище у бадейки, два столба, свободно падающий груз, емкость набиваем каменьями. Внизу папа- мама.... Шарах.... Берегите уши, так это все называется. Медленно, но можно лошака приспособить. Пусть через шкивы вверх тянет. Я прикинул, сколько народу надо, вышло три человека вместе с коноводом. Самое главное эту херню можно поставить где угодно, хоть на улице, там даже удобней будет. А рядом можно горн приспособить, походный.
  На чистом листе нарисовал от руки дополнение к валкам, два диска, чтоб нарезать медную ленту требуемой ширины. Здесь вопросов не возникло.
  Своеобразный мозговой штурм, затянулся до обеда и даже пришедший Силантий не испортил праздник торжества технической мысли, даже наоборот, разбавил.... Выставил на стол бутыль зеленого стекла, полную вина.
  - Снедать пора, механики,- В его устах это звучало довольно иронично в сравнении с Никодимом у коего он и подхватил это словечко. Мы свернулись потихоньку, очистили поляну. Димку как самого младшего, заставили мыть грязную посуду, оставшуюся после завтрака, стрелец растопил тем временем печурку и разогревал сковороду для яичницы. Алекса отправил на огород за зеленью, а сам стал нарезать хлеб.
  
  В советские времена будут писать - Обед прошел в теплой дружеской обстановке. Или встреча....
  
  - Алекс, - остановил я его, когда они уже попрощались и собирались уходить,- Обдумай возможность того, чтоб сюда переехать. Пока только мастерскую перевези, опосля и женку. Здесь безопасней будет, чем там, - кивнул в сторону города.
  - Скоро война начнется с поляками.... Подумай. Ну, пращевайте мужики, жду вас через седмицу. Да, Антипу передайте - чтоб завтра с утрева здесь был. Очень нужон, во как - Провел черту поперек шеи.
  
  Когда они ушли, Силантий намылился следом. Я придержал его за рукав. - Погодь, словом перемолвиться надобно.
  Дед вернулся и сел за стол, я напротив. Из самовара, плеснул в кружку чуток теплой воды, разбавил медом, отпил глоток и отставил в сторону.- Силантий я туточки.... (мысль дернулась и сбежала)
  С силой потер виски, вроде помогло.- Могет ли пушкарь Никодим, отряд собрать и послать его воевать ляхов?
  - Нет, токмо роду дворянскому сие позволено - иметь дружину свою.
  'О чем-то таком я и думал'
  - А ежели Шадровитый молвит - что сей отряд евонный?
  - А прознает кто? Не сносить ему головы.
  - Он еще из поместья не уехал?
  Силантий пожал плечами, простучал короткую дробь. Решительно встал и вышел. Сквозь закрытую дверь слышен был приглушенный голос, он кому-то отдавал приказ. Вернувшись обратно, сел на свое место, попутно наведавшись в заначку. Поставил перед собой корчагу с пивом, налил немного в кружку.
  Смахнул с усов пену и доложил.- Гонца отправил. Токмо вот, когда Архипка до нас доберется....
  Я отмахнулся,- Пустое. Пусть хоть через седмицу приедет, самое главное - чтоб согласие дал.
  Ты мне вот что обскажи, что из добычи с ляхов взять можно? Оружье, утварь походную, запасы, припас огневой. Могет пушки какие....
  Он пожал плечами, на миг задумался и выдал. - Коней с них взять можно, строевой он дорого стоит, до ста рублев.
  
  У меня в голове защелкал калькулятор, вычисляя искомую цифру нужную для того что бы нам встать на ноги. На круг, все про все - пятьсот рублей и половинку на всякий случай. Если мы наберем достаточное, количество хороших лошадей, табун получается не очень большой. Голов на сорок - пятьдесят. Сможем довести. А сбывать где и кому?
  Задал вопрос Силантию, он усмехнулся.- Курочка в гнезде, яичко в....
  Я отмахнулся и перебил.- Чем с людьми расплачиваться, кои с нами пойдут?
  - Лошадками и отдашь. На одной едет, вторую за собой ведет. - Я согласно кивнул и озвучил еще один вопрос.
  - А что Архипу предложить? За оружье одно он нас не поведет, надобно что-то другое....
  - Приедет у него и спросишь.
  - Так, ладно. Силантий, можешь помочь?
  - Это смотря что....
  - Можешь пороха достать, десять пудов?
  Высказывать просьбы и пожелания надо аккуратно, а то можно лишиться боевых товарищей, еще до битвы. Бедолага аж поперхнулся от такой заявки. Прокашлявшись впал в глубокую задумчивость из которой вышел не скоро.
  
  Все патроны будут снаряжены моим порохом, а вот на мины и прочие бабахи, нужно ружейное зелье.
  У него зерно мелкое и состав другой, нет у меня пушек, где требуется медленное горение, вспышка надобна. Бамс - и отскребывайте эскадрон поляков с вековых сосен.... Пехота в этой войне, сборная солянка со всей матушки Европы. Ляхи с трудом наберут одиннадцать тысяч уродов, с которыми Владислав выползет из своего логова. Стояние под Смоленском, потом трудная зима, дезертирство, не выплата жалования, едва не развалит этот сброд на составные части. Чтоб они не разбежались, Владислав соберет их всех в одну кучу и будет охранять ....
  Где и когда в войско придет жалование? На этот вопрос я не знал ответа....
  
  Силантий зашевелился, - Мне на две седмицы уехать придется, так что токмо через месяц будет.
  Я прикинул - Июль заканчивается, конец августа начало сентября.... В самый притык....
  - Хорошо. Пусть будет так. А по деньгам как?
  Он озвучил сумму, и я крякнул от досады. М-да, кто говорил, что война дешевое удовольствие и срезал заявку на два пуда.
  Посидели, поболтали ни о чем, о погоде, о природе и видах на урожай. Кстати как там моя картошка поживает? Надо будет наведаться на делянку.
  Силантий ушел по своим делам, а я сел рассчитывать боекомплект на одного стрельца. Попутно в голову пришла мысль о тренировках, надо будет учить людей стрелять из нового оружия, нужно стрельбище.... Мотаться каждый раз за пяток верст от деревни, только время терять. Надо в окрестностях пошариться, может еще, какой овраг рядышком есть. Сделал зарубку для памяти.
  Клим должен привести крашенное полотно для маскхалатов, пойду с бабами договариваться чтоб пошили. Шорник, патронташи на сорок патрон, делать будет с дополнительным клапаном, защитой от воды и еще однорядку на десяток, это уже к ложу крепиться, чтоб выстрел под рукой был.
  Почесал ручкой за ухом, и хочется и колется, не надо, а придется, не собирался, да вынудили....
  Написал заголовок - План тренировок.... В раздражении бросил ручку на стол.
  Какой, к чертям собачим, план - через два месяца начнется осень с её непогодами. Физическую подготовку - выкидываем. Все что будет это пара забегов и все. Рукопашку и так знают. Ориентирование на местности - это мне придется за ними хвостом ходить, без карт и компаса только что до сортира дойду и то если он во дворе. Огневая подготовка - приемы стрельбы, основы скоростной зарядки, обслуживание. Ставим галочку. Минно-взрывное дело - это только сам, если не подберу пару толковых парней. Маскировка и организация засад, проведение разведки (в моем понимании) - довольно сложно объяснить стрельцам, зачем надо красить морду зеленой краской и сбривать бороды (дай господи шанс остаться в живых, после такого кощунства), отказаться от своих кафтанов и надевать непонятное тряпье. Есть задумка, надеюсь, сумею убедить.
  Прочитал куцый список.... Впал в меланхолию, черную и тоскливую.... Для того чтоб из нынешних стрельцов сделать боеспособное подразделение надобно не меньше полугода. В глубине души, теплилась маленькая искорка надежды, что лучшее по своим характеристикам оружие, знание некоторых моментов истории, позволит избежать крупных неприятностей. Я уже для себя решил - бить, все что шевелиться, что уже не шевелиться, растормошить и пристрелить. Хочу сохранить как можно больше доверившихся мне людей, да так чтоб они остались на зиму в моих цепких лапах для дальнейшей тренировки и обучения. Я прекрасно понимаю, даже имея сотню человек под ружьем, я не смогу выиграть войну.... А вот нагадить Владиславу по самое - не балуй, в моих силах.
  
  Лета ХХХ года, Июль 14 день
  С утра ломал голову, мне нужен простой в изготовлении инерционный взрыватель ударного типа. Память услужливо распахнула свои закрома, вывалив ворох совершенно бесполезной информации. Вот и валялся на кровати - перебирал варианты, забраковывая один за другим. У этого токарных работ не меряно, в другом количество комплектующих зашкаливает за все разумные пределы, в третьем дефицитные материалы, детали и для того чтоб их изготовить, сначала новые станки сделать....
  Во взрывателе должно быть, не более трех - пяти составляющих, возможность собрать в любой кузнице из того что есть под рукой.
  Я уже решил плюнуть на все это, как до меня дошло, кто я. Кретин!
  Из всех видов взрывчатки в наличии только черный порох и мой самопал, а для них нужно открытое пламя, огонь, искра.... Но, ни как не детонация. И башка сразу выдала искомое - взрыватель от финской дымовой минометной мины в нем действительно всего четыре детали, корпус, боек, пружина и предохранительная чека из медной проволоки. У этой конструкции есть важный фактор, нет резьбовых соединений, и поэтому он может быть помещен в корпус снаряда. Исключается возможность попадания влаги вовнутрь и порчи боеприпаса.
  Как ужаленный вскочил на ноги, под кроватью есть мешок, в котором валяются всякого рода неудачные образцы. Высыпал на пол и, покопавшись в куче железно-медного хлама, нашел искомое, пару бракованных металлических гильз для костолома. Быстро собрался и на радостях, насвистывая, что-то бравурное пошел в кузницу.
  
  За пару часов собрал два прототипа, надо проводить испытание....
  Очень, скажу вам, технологичная вещь. Корпус, можно согнуть из тонкого железа, прямоугольной формы, придать такую же и бойку, отлитому из чугуна, легко. Вставляем ответную часть с капсюлем и запалом, разместив между ними небольшую пружину. Фиксируем предохранительной проволокой. Взрыватель готов.
  Зажал в кулаке и силой стукнул донышком о наковальню, перевернул и повторил. Как сладкая музыка, послышался хлопок капсюля. Разобрал, осмотрел, вместо меди можно опробовать сталистую или иную перекаленную железяку, а то и вообще деревяшку взять дубовую. Суть такая, в момент выстрела боек сдвигается вперед, ломая, обрубая, обрезая предохранительную проволоку и в полете удерживается на месте пружиной. При попадании в цель, снаряд тормозится, а 'ударник взрывного дела' продолжает свой короткий полет и накалывает капсюль.
  Бум.... вдоль дороги мертвые с косами стоят.... И тишина....
  
  Был бы у меня тол, аммонал, тетрил, сколько бы вопросов отпало само собой. Увы, увы, увы.... Черный порох, хорошая шняга, ежели из фузеи какой, по туркам стрелять, кирпич чугунный через стену перебросить.... А вот для гранат и снарядов, силенок маловато, нет он рвет их но как-то мягко, а снаряжать моим.... Дорого. Ну, где мне взять золотую серединку, если я ни разу не химик. Эх, где ты, два метилбензол тринитротолуол?
   Если железную полосу смотать в рулончик.... Не пойдет, местное взрывчатое вещество, очень гигроскопично, если удастся сохранить, то уж во время боевых действий точно промокнет.
  Значит корпус литой с одним отверстием. Заглушка резьбовая, с трубкой взрывателем соединенная в одно целое, вкручивается в корпус, смола выступает как герметик. Внутрь не забыть уложить несколько матерчатых пакетиков с крупной солью.
  
  Размышляя, ходил из одного угла кузни в другой, не обращая внимания на то, что творилось вокруг.
  Так могло продолжаться долго, да видно Даниле надоело, что я мешаю работать. И он выпроводил меня прочь,- Федор, мальчонка прибегал, тебя Антип ищет.
  - Где?
  - Пацан? Так убег ужо.
  - Антип!
  - А, так этот малахольный у тебя в избе сидит.
  Я мысленно взвыл.... Вспомнив, что оставил на столе свою папку.... - Твою мать.... - разродился матом и со всех ног бросился домой.
  
  Антип сидел на завалинке рядом с крыльцом, подставил лицо солнцу и блаженно сощурился. Когда моя тень упала на него, он приоткрыл один глаз и, вскочив на ноги, сдернул с головы свой дурацкий колпак.
  - Я тебя поискал и не нашел,- он виновато развел руками, - Пацан какой-то мимо пробегал, упросил тебя найти, весточку передать.
  - Пойдем в избу....
  
  - Ты чего такой заморенный? - Спросил у него перебирая листы из папки.
  Он отмахнулся, - чтой - то спалось плохо, да встал рано.
  - Как дочка?
  В этот раз пауза была чуть дольше,- Хорошо.
  Я посмотрел на него внимательней, мешки под глазами, осунувшийся, белки глаз красноватые,- Давай сказывай, что случилось?
  - Дочка заболела, огнем вся горит, токмо воду пьет, не есть ничего.
  - Давно?
  - Да уж седня, третий день как пошел.
  - Тогда так, быстро поведаю, что надобно сделать и езжай домой. Только прежде заедешь к Никодиму, спросишь у Марфы - где Агрипину найти, она дюже добрая лекарка. Меня дважды на ноги ставила. Молвишь ей - что прошу дочурку твою полечить.
  - Благодарствую Федор, - И дернулся встать с лавки, поклон отбить. Остановил мой кулак и слова сказанные,- Погодь, излечит, тогда и скажешь. Давай к делу.... Да садись ближе, не укушу.
  Он пересел ближе и задал первый вопрос.- Умеешь из чугуна лить али только из меди?
  Антип неопределенно пожал плечами и неуверенно кивнул.
  - Перестань сопли жевать, да али нет?
  - Да, батя колокольцы отливал, но дюже....
  Я отмахнулся,- Потом про батю молвишь. Смотри сюда. Выложил перед ним лист бумаги с рисунком гранаты.
  
  'Да у меня нет тола, аммонала, сраного динамита и того нет, будем юзать черняшку. Во времена испанской войны у повстанцев случился напряг с взрывчаткой, и они стали снаряжать пустые корпуса гранат черным порохом. С немецкой стороны претензий не поступало. Порох рвет корпус более мягко в отличие от тротила с его высокой бризантностью, превращающий чугун в мелко-дисперсионную пыль и кучу мелких осколков не способных пробить ватник в трех метрах. Зона сплошного поражения останется прежняя, а вот количество поражающих элементов убойного веса, больше на пять - семь процентов, чем у традиционной взрывчатки'
  
  - Сделаешь? - На листе было изображение лимонки в натуральную величину и в разрезе. В последний момент изменил размеры в сторону увеличения на пару сантиметров. Пусть будет чуток побольше.
  Он полез чесать затылок (многим это помогает принять решение) и потом согласился, потянулся забрать чертеж....
  - Погодь,- Выложил еще два на три изделия. Проставил номера и подал литейщику,- Сначала этот, потом второй, а вот здесь.... тут надобно изготовить модель и приехать сюда, мне не досуг заниматься. Делаешь каждой по пять штук и через седмицу, чтоб был здесь. Вот тебе деньги, ежели не сможешь сам - найми, найди, сговорись, но через семь дней жду.
  Через половину часа, после того как я ответил на пару десятков вопросов и нескольких пояснений, Антип отчалил домой.
  Выпроводил за ворота, вернулся в избу, растопил печурку.... Собрался и ушел. В причинном место сидело шило, свербело и чесалось словно наскипидаренное. Понесло меня к старосте. Прояснить вопрос о полигоне, то бишь овраге, чтоб был не далее версты от деревни. Таковой имелся, но был чуток маловат, полста саженей в длину и десяток ширины при этом не прямой, а извилистый и по дну протекал ручей.
  Я решительно забраковал этот вариант.
  - Федор, - Староста сидел на лавке под образами и усиленно раздумывал, что выявлялось почесыванием подбородка. - А ежели в двух?
  - В двух? - переспросил и задумался. Далеко в своих поисках я не заходил и по окрестностям не шатался. Та поляна была скорей экспромтом.
  - А дорога, тропа туда есть али прокладывать надобно?
  - С версту по лесу надобно идти.... телега пройдет.- Успокоил он меня,- а вот как к болоту выйдем, вдоль него, топко будет - токмо пешим ходом.
  - А другому не подойти?
  - Тогда все три наберется.- Староста равнодушно пожал плечами, явно не понимая пока сути вопросов. Песчаный карьер, усиленно разрабатываемый местными, начинался сразу за околицей в сотне метров от ближайших домов. Я, конечно, могу плюнуть на все и на всех, и устроится здесь. Так бы и сделал. Да, блин, воспитание не позволяет, ну и самому грохот под боком на фиг не нужен.
  - Фрол, ты кажется, не совсем понимаешь чего мне нужно, зачем и для чего, - И в двух словах нарисовал перспективу непрерывного грохота стрельбы проверяемых ружей и испытаний всяких прибабах.
  После пояснения дальнейших перспектив и рассуждений о том, как будем жить дальше. Искомое место нашлось и всего-то в половине версты. Спросил у него - а почему сразу не сказал?
  - Так, это, три зимы назад, тама ветром деревьев много повалило.... Не проехать.
  -Фрол.... Я подпер щеку рукой, ласково смотря в глаза.
  Он сначала сидел спокойно, а потом заерзал, отвел взгляд в сторону,- Что Фрол? Там работы на цельную зиму и то ....
  -Фрол, мне не нужна сейчас дорога и тропа сойдет, ежели по ней лошадь можно провести. Собирайся, покажешь. - Я встал, надел шапку и собрался было выйти во двор.
  - Федор, а может по снедаем, опосля сходим?
  - На ночь глядя? Нет уж, идем сейчас и без разговоров. - И пошел к выходу.
  
  Примерно через час, мы добрались, и показанный овраг меня удовлетворил по всем параметрам. Сухой, длинный, я насчитал около пятисот шагов, достаточно глубокий и прямой, с шириной два десятка саженей. Немного усилий по расчистке, вырубить подрост спалить сушняк и можно сказать что, ну просто идеальный полигон. Не поленился, прошел до самого конца, взобрался наверх и прошел вперед метров четыресто и вышел на край болота. На обратном пути, трассировал тропу зарубками на стволах, следя за тем, чтоб получалось не слишком извилисто, а пару мест, сохранил специально. После некоторой доработки, можно будет разместить посты охраны. Остальное оставлю Силантию, пусть сам расставляет секреты и пикеты. Знать о том, что здесь делается и как вообще стреляет новое оружие, пока что рановато. Один чудак, таскающийся со своими пистолетами, это так. Местная достопримечательность, а вот слух о целом отряде с такими пищалями может вызвать кучу совершенно не нужных разговоров. После зимы, весной, когда мы вернемся.... Надеюсь, мертвецы не слишком разговорчивы?
  
  Лета ХХХ года, Июль 20 день
  За прошедшую неделю я выходил их химической избы, только пожрать и вечером, когда на улице темнело и становилось невозможно работать. Помещение разделено надвое, в одном стоит вытяжной шкаф, сундуки, они же склад реактивов, небольшой столик и табуретка. В углу бочка для воды. Во второй комнате, механическое оборудование, пресс для запрессовки состава и закупорки капсюля оловянной фольгой. Небольшая мешалка из дерева - бочонок с крышкой и ручкой. Валки, обшитые кожей и верстак, стоящий на самой середине. За эту седмицу я нахерачил около пятидесяти тысяч капсюлей. Можно было бы сделать больше, но приходилось все делать самому. Заряжать банки смесью, ставить в шкаф, следить за реакцией, промывать, качать насос сушилки, перебирать. Смешивать готовое с порохом (который к стати закончился) набивать доску вручную заготовками, наносить состав. Прессовать, упаковывать по туескам и коробушкам, пересыпая опилками, обмазывать воском. Нет у меня слепоглухонемых людей, коим мог бы доверить процесс полностью, поэтому рутиной занимался сам, а все остальное, почти, что не опасное, доверил Сашке с Климом. Первый занимался перегонкой сосны, второй хлебной браги и очисткой, а если надобно, вторичной переработкой спирта.
  
  Добровольная каторга на сегодня брала выходной, ожидался приезд Антипа с его поделками. Шило воткнутое, не потеряло своей остроты и сейчас. Вскочил с кровати и, толком не поев, ломанулся на околицу, встречать. На полдороги дошло, не гоже генералу бегать. Если командующий бегает в военное время - это может вызвать панику. Перешел на степенный шаг, вышагивая по стрит как турист, крутил головой осматривая наши с Никодимом владения. Как же я оказался прав! Уже сейчас, спустя всего полтора месяца после начала работ, видна разница. По моим записям, на разного рода выплаты, было потрачено девятнадцать рублей десять алтын и две денежки. Селение преобразилось, стало больше скотины, одних овец купили полсотни голов, куры, гуси, утки верещат на каждом подворье. Появилось две лошади и еще одна корова, боров и три свиноматки. Откуда знаю? Да они сами рассказывают и у меня пока что глаза целы. Вот иду и думаю - зачем я завтракал, если мне уже предложили крынку молока с хлебом, овечьего сыра, вареных яиц пяток и даже куриную полть.
  И народ уже не такой угрюмый, который видел полгода назад, в глазах светятся искорки и улыбаться больше стали. Оборотная сторона медали тоже есть, общество в лице стариков, приходило к Никодиму и просило избавить от одного семейства. Склочные, вороватые людишки, любители выпить на дармовщинку и очень скандальные.... Такие в семнадцатом, комиссарами станут. Силантий собрал свою банду и отработал тактическое занятие - Эвакуация населения из зоны воздействия оружия массового поражения. Избушку раскатили по бревнышкам на дрова и сейчас там пустое место, я его застолбил за собой, Алекса поселю, пусть покажет местным, как надо жить. Будущее подворье ему понравилось, обещал по весне перебраться. Семейку вывезли на дорогу, отпиночили, главе всучили грамотку и отправили на все четыре стороны. Это я упросил, Никодим продать их хотел....
  
  Примерно месяц назад, оправдалась еще одна моя надежда. Ребятня, собиравшая в лесу хворост, узрела чужаков и сообщила в первую голову, стрельцам из дежурной смены. Для благополучного исхода оказалось достаточно, всего лишь демонстрации силы, трое парней прошлись по краю деревни дозором, а еще одна пара, как бы случайно, появилась на крышах, держа в руках дымящиеся фитили.
  
  Навстречу мне ползет телега, пока еще далеко и поэтому не видно - кто там. Присел на валун у края дороги и пожалел, что отказался от всех угощений. Нужно было молоко оставить, с хлебом.
  Когда транспорт, дополз, увидел что за рулем сидит Фрол и светится довольной рожей, а в подводе лежала целая куча бревен, явно недавно напиленных.
  Я вскинул руку в классическом жесте автостопщиков. Сработало. Лошадка остановилась. Староста степенно (Блин, мне еще учиться и учиться) сошел(!) подошел на положенные уставом три метра и поклонился, сняв с головы шапку. Одергивать не стал, он не входит в круг близких мне людей.
  - Доброго дня, Федор.
  - Здрав будь Фрол, - поздоровался и .... Жив в каждом из нас барин Некрасов.- Откуда дровишки.
  Ответ убил на месте, да так, что я расхохотался, не обращая внимания на полное недоумение на лице Фрола.
  -Из леса вестимо.... Братья видишь, рубят, а я вывожу....
  Он попытался еще чего спросить. Но я не смог ответить, просто махнул рукой - проезжай.
  
  Антип прибыл, когда уже все жданки были прожданы и надежды маленький оркестр, заиграл минорное произведение композитора Шопена.
  - Тебя где черти носили? Я ужо хотел в лапоть накласть да за тобой послать. Сделал что просил?
  От его последующих действий, потерял дар речи и выпал в осадок. Этот хрен морковкин, соскочил с телеги, сдернул с головы свой дурацкий колпак, грохнулся на колени и уткнулся мордой в дорожную грязь, - Спасибо тебе Федор, спас кровиночку мою, от смерти неминуемой.... Помогла Агрипина, выходила дочку....
  Он еще чего там завывал, да я и половины не расслышал. Плюнул с горя - хоть кол на голове теши, один хрен не выбьешь из него папочкино воспитание. Подошел к вознице, - насколько сговорились?
  - Две полушки,- лениво ответил молодой парнишка, лет пятнадцати.
  - Вот тебе алтын, встань здеся, в деревню не ходи, все равно стрельцы не пустят. Захочешь испить али коня напоить. Молви им и воды принесут.
  Подошел к Антипу, стоящему до сих пор на коленях и почувствовал исходящий от него запах сивухи. У меня с души упал камень, но в тоже время разозлился. Пинком поднял, стараясь бить не слишком сильно, и погнал домой. Верней до ближайшего подворья, где сдал вышедшему из дома хозяину, - облей водой из колодца. Я сейчас вернусь. Сходил забрал два мешка поклажи, на которые указал возчик, на обратном пути, подобрал промокшего насквозь Антипа.
  Так мы и шли, мой литейщик от края, до края, двигаясь исключительно зигзагом и я с двумя мешками за спиной, очень похожий на вьючного осла. Когда амплитуда размаха, дважды привела к падению, один раз в канаву (благо сухая) во второй, навернулся в заросли лопуха. Оттуда вылез увешанный репьями, словно собака. Пришлось повторить водную экзекуцию второй раз и не ограничиваться парой ведер, в итоге на него вылили пять. И дальнейший путь, больше напоминал бег трусцой, но по все той же диагонали. Падений больше не было, и мы смогли добраться до нашего дома без приключений.
  Вместо того чтоб идти всего десть минут шли полчаса! Вот гоблин!
  В избе, заставил Антипа переодеться во все сухое, отвел в сени и на куче мягкой рухляди (Все не доходят руки выкинуть, а вишь ты пригодилось) уложил спать. До вечера еще есть время, за копейку возница подождет, а этот пущай поспит. Из его бреда понял буквально следующее....
  Агрипина в полном смысле слова вытянула девочку с того света. При этом обложила молодых родителей таким набором бранных слов, что Антип даже не рискнул мне пересказать - мол грешно так лаяться. А когда выяснилось кто вообще такой Антип для семьи, ему еще в душу перепало, маленькой кулачок въехал в солнечное сплетение и выбил дух, а женке отвесила затрещину. Это он мне поведал шепотом, почему-то испуганно посмотрел при этом на дверь.
  
  В первом мешке лежало десять штук гранатных корпусов. Разложил на столешнице перед собой в ряд.... Просил пять, а почему в два раза больше? По очереди взвесил на руке каждый или мне показалось или на самом деле они отличатся по весу. Вспомнил свои ощущения первого знакомства с настоящей эфкой. У этой корпус больше из-за этого хват другой. Не важно, местным как раз будет, у них лапа здоровей моей раза в два. Присмотрелся внимательней и нашел различия - у одних стенки толще и качество лучше. И что мне думать? То, что предо мной работа двух мастеров, ясно и понятно. И даже кто форму готовил. В принципе вопрос понятен, но цену вопроса смогу выяснить только когда чадо проспится. Отложил на потом и с замиранием в сердце полез во второй мешок. Те же самые десять штук. Форма вытянутой дыни, с одного конца потолще с другого заканчивается странным выступом. В тупой стороне отверстие, промерил его и остался доволен, соответствует. Штучная работа, а вот какова будет поточная точность? Во загнул....
  
  Данила долго не мог понять - зачем и для чего нужна трубка с дырками да еще, чтоб были в указанных местах. Мне лень было, да и не хотелось и сейчас не имею желания говорить, боюсь спугнуть, боюсь, что не получится....
  С первой половиной работ он справился легко, изготовить широкие кольца, сварить кузнечной сваркой и разогреть, установить на посадочные места. И все это под моим свирепым надзором и кучей вопросов сопровождающих каждое движение. Когда он все сделал, я немедленно уволок поделку и спрятал у Клима на складе. Вес вырос практически вдвое, но это не страшно, возить это должны на подводе.
  Со вздохом сожаления убрал 'дыньки' в мешок, еще две детали осталось подождать до полного завершения.
  
  Последним, выудил берестяную коробушку перетянутую веревкой из мочала. Внутри укупорки находились три глиняных модели выстрела из подствольника. Я недолго выбирал аналог, брать за основу американскую гранату не стал из-за медной гильзы, к ней всегда можно вернуться. Наша она более подходит.
  В моем варианте калибр увеличился до пятидесяти семи миллиметров, что поделать, такой диаметр у трубы оказался. Из полутора метров, ровными оказалось сантиметров пятьдесят, все остальное косое, кривое и во вмятинах. Как далеко будет забрасывать? Какая отдача? Если честно, есть еще один момент, который до сих пор не решил, герметичность пускового заряда. Буду думать.
  Взял одну эфку, закрыл дверь на замок и пошел снаряжать, зуд в заднице, понимаешь....
  
  ***
  Сначала мой путь лежал в кузню. Прошелся разверткой, первым метчиком и чистовым закончил нарезать резьбу под запал. На все про все ушло минут десять. В хим избе выскреб последние крошки пороха, обобрал все сусеки. Заткнул деревянной пробкой и, насвистывая что-то бравурное, пошел к песчаному карьеру. По пути навестил Клима, позаимствовал клубок бечевы, с отдачей.
  Придя на место, привязал веревку к кольцу, другой конец к палке, разогнул усики.... Размахнулся и бросил как можно сильней и дальше. В верхней точке чека выскочила, мне даже показалось, что услышал хлопок капсюля на всякий случай начал отсчет - и раз, и два.... Черный мячик упал на дно, а я присел на всякий случай. И три, и четыре, и пять.... Проскочила неприятная мыслишка - а вдруг не взорвется?
   И восемь, и девять, и десять.... Я заволновался, но продолжал считать. Представил себя со стороны - сидит дядька на краю обрыва, бормочет что-то себе под нос и загибает пальцы. Наконец на цифре пятнадцать - послышался глухой хлопок. Выждал пару секунд встал на ноги, отряхнулся и стал сматывать бечеву. Надо вернуть иначе Клим съест без соли, да и под честное пионерское брал.
  Спустился вниз, осмотрел место подрыва, нашел несколько крупных кусков, вбитых в песок взрывом. Побродил вокруг, может еще, чего найду, но скоро понял, что это все херня и надо готовить полноценные испытания с мишенями, подсчетами.... Всю обратную дорогу мне не давала покоя непонятная задержка взрыва, на испытаниях все образцы взрывателей исправно срабатывали на седьмой секунде, плюс минус одна. Единственно, что пришло на ум - отсырели, набрали влаги.... Вполне возможно, хоть они и упакованы в бумагу промазанную воском.
  ***
  - Эй, алкаш, ядрен папуас. Вставай, рыба моя.... - Я сдернул с Антипа старый полушубок, которым он укрылся с головой.
  Он поджал ноги, правой почесал левую, скрестил руки на груди и свернулся эдаким эмбрионом.
  Оглядевшись, я подобрал кусок веревки и от души перетянул по откляченному заду. Антип ойкнул и подскочил как ужаленный, держась за ушибленное место.
  - Антип, мать твою, тебя жена с дочкой ждет, а ты туточки дрыхнешь.... - Рявкнул и отступил назад.... На всякий случай.
  Жертва ошалело крутила головой, опершись рукой на стену.- А где это я? Федор?!
  - Нет, бледная тень отца Гамлета. Давай собирайся, тебя подвода ждет.... Он счаз уедет и ты пешком пойдешь, семнадцать верст шагать.... - Его шмотки высохли на солнце, я собрал и принес ему. - Одевайся.
  Через десять минут удалось пинками выпроводить Антипа из дома. Придав нужное направление поджопником, отправил восвояси с напутственным словом,- Видеть тебя не хочу.
  Как мне надоели все эти поездки и то, что основная и нужная часть людей живет у черта на куличиках. Были бы деньги, поставил избы и пусть здесь будут, под боком.... Задрало на хрен.
  До вечера еще было далеко, и после обеда ушел делать порох, его скоро понадобится много....
  
  Лета ХХХ года, Июль 23 день
  С утра развлекался на кузнице, доводя Данилу до состояния белого каления. Я ему, блин, дальтонику устрою поход по святым местам, если он мне испортит еще одну заготовку. Мне нужно в торец дырчатой трубы запрессовать патрон. Необходимо сделать всего две лапки, подпружинить, насадить на ось два рычага соединенных полукружьем с зубцами и готово. Не выходит у Данилы каменная чаша....
  Незадолго до обеда удалось создать шедевр средневекового творчества. Теперь злюсь по другому поводу. Нет у меня точечной сварки и, никогда не будет. Пока кузнец обедал, я занимался онанизмом, трахал свой мозг в попытке придумать, что ни-будь путное. Бездумно перебирая лежавшие на верстаке железки, согнул пару полосок и сложил вместе....
  Когда Данила вернулся, я увлеченно наяривал молотком по последней заклепке и азартно матерился - сбитый в кровь палец, болел. Дальнейшее, было делом техники, разогреть, на оправке придать нужный диаметр, снова в горн вынуть через пять минут и, опустив на посадочное место, остудить в бочке с водой.
  
  С гордостью осмотрел поделку и с психом зашвырнул в угол.... Слишком много времени ушло на одну единственную штуку. Даже если поставить резак гильотинного типа для нарезки заготовок, разбить процесс на отдельные операции, получу другую головную боль - экономическую. Дополнительным людям надобно платить.... Тратить оставшееся дни на автоматизацию не хотелось - Я был полностью уверен, что оружие, для которого это делается, не удастся привезти обратно. Скорей всего его придется бросить или спрятать до лучших времен. И уверенности, что оно вообще будет стрелять, так как надо, а не разлетится на куски при испытании, так же не было.
  
  Кузнец проводил взглядом улетевшую работу, равнодушно пожал плечами и взялся за рычаг мехов.... Выделку противоконных мин я не отменил.
  
  Делать здесь мне было больше нечего, и я пошел к себе с одним единственным желанием - надраться до поросячьего визга, состояния не стояния. Надо мной постоянно довлела одна и та же мысль - не успеваю.... Не успеваю к нынешней осени, а к следующей уже будет поздно. Завтра (как я на это надеялся) должны приехать ребята и привезти все, что они сделали за эти две, проклятые богом, недели. И завтра же, должен появится Силантий с порохом и людьми. Для стрельцов выделил последний из построенных сараев, планировал организовать там литейку, но пока что побудет казармой. Свободные руки были и внутри помещения поставили нары, отгородили угол для оружейки с толстой массивной дверью и огромным амбарным замком. Наготовили тюфяков, набитых соломой, печник сложил в углу маленькую печку. Всего я мог принять полсотни человек, при желании можно возвести второй ярус и еще человек сорок запросто поместится. В помощь к поварихе нашелся еще пяток желающих подзаработать. Выкопали и отгородили плетнем сортир на пяток посадочных мест....
  
  Умылся после работы и переоделся. Накрыл стол нехитрой снедью, немного огурцов, квашенной капусты, хлеба, кусок солонины порезанной на порцайки, собственно и все. Из своей заначки достал настойку на березовых почках, с весны стоит. Сделал маленький бутерброд, накатил дозу. Перекрестившись на образа, взял в правую руку стакан, в левую закуску, коротко выдохнул....
  В закрытую на засов дверь, бухнули чем-то тяжелым, помянули всех чертей и меня до кучи. Ну, вот что за день такой - даже выпить спокойно не дают, но, кажется, догадываюсь, кто это может быть.
  Среди моих знакомцев только у двоих был явный южнорусский говор. Да уж, не поминай нечистого всуе, он явится. Если Панас с Григорием здесь, то и Архип где-то поблизости.
  
  - Здрав будь Федор,- Архип шагнул внутрь, остановился на пороге, снял шапку и перекрестился на красный угол.
  - Заходи,- указал рукой на стол, - может, перекусишь с дороги?
  - Благодарствую, - ответив на приглашение, он прошел и сел на лавку, положив рядом шапку.
  Я поставил перед гостем миску, даскан,- Извини, что так мало, не ждал гостей. - Налил немного настойки в его посудину. Поднял свою, - С приездом.
  Выпили, закусили, чем бог послал и после краткого молчания Архип спросил. Да такое что мне захотелось пойти и найти - кого убить и крови напиться....
  - Слухи до меня дошли - походом на ляхов идти хочешь, так ли это?
  - Вот народ, порты снять не успеешь.... Да. А кто тебе сие молвил?
  - Нашелся один....
  -Блин, оборву ему все, что выше колен болтается.
  Архип пригладил усы, хитро прищурился и спросил, - Возьмешь с собой?
  
  ' -Уходят прочь сомненья и печали - кто это сказал? А-а не важно.... Покочевряжиться али не стоит....' решил, что не стоит. Крыша, имя и время для легализации нашего неформального воинского формирования, как раз подходящее. Надо только обговорить условия и закрепить грамотой. Так оно будет спокойней всем, мне в первую очередь.
  Я кивком дал согласие и задал встречный вопрос,- А ежели испрошу об одной услуге....
  - ?! - Архип приподнял бровь.
  А меня вдруг заклинило, не мог правильно сформулировать просьбу, верней она была только в моей транскрипции. Мысленно плюнув и чертыхнувшись, изложил, как мог,- Как ты знаешь, у меня здесь живут стрельцы. Они охраняют деревню и нас всех здесь живущих, отгоняют чужаков и в случае чего могут дать отпор (Еще какой) Но вот беда, свою дружину могут иметь только бояре, да князья, простому пушкарю Никодиму ....
  Как отговорка для всех - стрельцы здесь живут у сродственников, якобы, но ежели найдется какой дотошный дьячишка.... Нас с Никодимом взгреют так, что мало не покажется. Если надобность возникнет....
  Архип, судя по всему, понял сразу, на его губах заиграла легкая улыбка и он, склонив голову набок, с любопытством вслушивался, во весь этот бред, какой я ему несу.
  Под его молчаливое одобрение я залился соловьем, расписывая перспективы обоюдовыгодного сотрудничества. Он внимательно выслушал и заговорил, уточняя детали. И я был готов аплодировать за метаморфозы, что произошли на моих глазах. Из доброго дядюшки, пришедшего с протянутой рукой, превратился в расчетливого делягу. Для начала он прекратил улыбаться, исчезли морщинки вокруг глаз, а скулы стали более очерченными. Он еще какое-то время по - рассматривал меня в упор, потом сел прямо и, рисуя волнистые линии на столе, заговорил.
  - Эх, Федор.... Сразу видно, что не русский ты человек. Нашим-то оно всем известно - что по уложению о службе дворянской, кажный помещик с десяти дворов крестьянских, это сто четей землицы, должон выставить в поход одного холопа, конного. Сколько молвишь у тебя стрельцов?
  - Два десятка....- И тихо добавил,- еще три придет. - Мое настроение начало скатываться к отметке, первая доза, запить горечь неудачи.
  - Во сколько! - он поднял вверх указательный палец. - А у меня всего поместья и вотчины четыресто девяносто пять чети, крестьянских и бобыльских дворов пятьдесят. Значится, выставить на смотр государев могу, пятерых, конных на добрых меринах и оружных, с пищалями долгими. Токмо.... Нету у меня ничего.... Бобылям, что и рады бы со мной пойти, токмо пешими идтить придется, на службу кошевую, с рогатинами да топорами. И збруи для них никакой не найду, даже шишака завалящегося. Землицу мужики на себе пашут, ледящие меренцы не у всех есть....
  
  Мое настроение рухнуло ниже плинтуса в стремлении закопаться еще глубже. Не успело. Видимо на моей роже отобразилась вся гамма разочарования от неудавшегося плана....
  - да погодь ты, убиваться раньше времени. Ежели нас (это - Нас, мне очень понравилось) спрашать будет - кто мы и откуда, слово молвлю - что вы охочие людишки казацкие. Глядя на Грицко с Панасом, кажный так и удумает. Надобно будет людишкам, кои придут, казать, чтоб платье стрелецкое в поход не брали, как есть, в домашней одеже идти надобно.
  
  'Дельная мысль и как это я сам до такого не до тумкал?'
  - За науку спасибо тебе. - Разлил по маленькой и, решительно заткнув флягу пробкой, убрал с глаз долой, подальше от соблазна. Почему-то мне казалось, что сейчас нужна трезвая голова. И в неё пришел вопрос, вежливо постучался и попросил его озвучить,- Архип ты тут говорил - конь, конь добрый, а разве это.... - И заткнулся под весело-задумчивым взглядом. Вот так между делом, спокойненько сдать себя, добавив еще один кирпичик в копилку непонятность, каковая у Архипа была наверняка, ежели он мне сразу выдал - кто я и что....
  Снисходительным тоном мне была прочитана лекция - Боевые кони. Конь добрый, конь, мерин добрый, мерин, меринок и меринец отличаются друг от друга и весьма ощутимо. Бабай например, проходит по высшей категории для меринов. Ежели не был выхолощен, стал бы высшего сорта. В распределении по рангам принимается во внимание все, пол, возраст, здоровье (определяли государевы коновалы) внешний вид, оснащенность (типа чтоб подковы были соответствующие сезону) Честно скажу, что в лошадях могу определить только кобылу и жеребца, все остальное для меня, китайская грамота. Но нахвататься умных слов.... Пригодиться. Когда рассказчик пошел на второй заход, решил перевести беседу в другое русло.
  Я здесь еще не нанимал дворян на службу, работу, так разговоры вел, но там была позиция прямо противоположная.
  - Архип, молви - что ты хочешь за службу свою,- Ну их нах с этикетом, достали уже кривотолки и намеки.
  Он приосанился, ладонью расправил усы, нахмурил брови и, придав лицу, подобающее моменту выражение, изрек,- Да ничего мне не надобно. Какову долю дашь, такова и будет.
  Вот гад, теперь я должен дать столько, чтоб он посчитал, что это нормально и нет урона его дворянской чести. И мне на ум пришел его рассказ о службе....
  - Десяток коней, пять пищалей, сабли и збруя для холопов твоих и все что Грицко с Панасом на ляхах возьмут.
  - То не мое, то парней добыча, - поправил меня Архип и замолчал, продолжая, между прочим, сидеть с подобающим лицом.
  - Даже не проси, ружей для холопов не будет. - Как можно тверже высказался, утащил с миски огурец и откусив половину захрумкал.
  Он молчит, а я ни хрена не понимаю - что еще надо предложить? На вопрос - Деньги?
  Отрицательно покачал головой и, на губах скользнула легкая улыбка.
  ' Гадский папа, ему еще и весело....'
  А он уже улыбается широкой улыбкой, следя за моими потугами и, тут до меня доходит! То, что предлагал ранее принято, но это не ему лично, а его холопам и братьям.
  - Ружье? - Спрашиваю в надежде что угадал. И не ошибся в своем предположении.
  - Такое же, как у тебя, - следует уточнение.
  - Именно такое, врядли, а вот подобное.... - И пояснил, - Из моего можно только пулей стрелять, а из того что дам, и дробом и картечью.
  Теперь он задумался, вояка с хозяйственником спорят - одному одно надо, другому другое. И чему будет отдано предпочтение? С огромным отрывом, первым к финишу пришел хозяйственный человек, ура товарищи. У меня с души упал камешек, стволы есть, подобрать качественный, не проблема - нарезных всего три и в ближайшие дни будет готово еще два. Так вот они забронированы для будущих снайперов. Не дам!
  Я подсластил пилюлю, да так, что они все, стали моими лучшими друзьями,- В походе будешь брать столько, сколько надобно будет, а когда возвернемся.... Кажный месяц по двадцать пять штук, пока оружье не сломается, условие токмо одно, стреляные гильзы взад вертаешь. И еще одно, для пистолетов сии патроны не подойдут, слишком сильные. Согласен ли ты на такой подарок?
  Он даже не задумался, протянул руку, и мы скрепили уговор рукопожатием. О грамоте на этот момент, даже и не вспомнил....
  Дальше я совершил святотатство, залез к Силантию в заначку и выудил кувшинчик красного вина, который мы с Архипом благополучно удавили. Шлифанули - дверной, пробойный, косячный, стременной копытный седельный и маленькую рюмочку на посошок....
  Последнее что запомнил за этот вечер - довольная рожа Григория, как он ставит даскан на какую-то клюку и протягивает мне. Беру, опрокидываю в себя и вижу.... Небо.... Тучки куда-то летящие.... Ворон.... И крепкие натруженные руки бережно поднимающие меня и как я плыву, плыву, плы.... ву.....
  
  Среди черного омута сна почему-то запомнился один момент. Разговор с моим невропатологом, Людмилой Сергеевной, она укоризненно качала головой и приговаривала,- Федя, Федя, всего пятьдесят грамм. - И показывала маленькую хрустальную рюмку.... Интересно, это к чему?
  
  Лета ХХХ года, Июль 24 день
  К чему весь этот сон, понял на следующий день. Я не мог, не то, что ходить и наклоняться, лежал с трудом. Ибо стоило закрыть глаза, как вселенная начинала тихонечко раскручиваться, с каждым оборотом набирая скорость.
  Решил вышибать клин клином, и только со второй попытки смог запихнуть в себя пятьдесят граммов настойки. Немного полегчало, запарил милкины травы, выхлебал целую кружку и отправился спать на сеновал. Там забрался в самый дальний угол, зарылся в душистое сено и уснул. Зря я так поступил....
  Проснулся от того что какая-то нехорошая личность, довольно больно засадила палкой в бок. Я заворчал спросонья, а когда это повторилась - обложил по матушке и послал к лешему. Этот кто-то, обрадовался такому обращению и с радостными криками убежал. Вернулся минут через десять с толпой таких же оголтелых поисковиков. В итоге, я был вытащен из берлоги и препровожден пред светлые очи Силантия. Он устроил головомойку, приказал вылить на меня пару ведер воды, потом я был загнан в дом, где дали полотенце и велели переодеваться. Де жавю! Может мне это все снится?
  
  Реальность сидела за столом и жрала кашу, мою между прочим.... Силантий ткнул пальцем в лавку и что-то промычал с полным ртом. А у меня кусок в глотку не лезет. Отрицательно помотал башкой, и рухнул ничком на кровать. Только смежил очи....
  - Федор!
  - Что тебе надобно старче?- Спросил голосом золотой рыбки. Да стрелец видимо не смотрел мультик и даже книжек не читал.
  - Сидай на лавку, неча кверху каком, брюхо пролеживать. - Хлопнул ладонью рядом с собой.
  Когда я, скрипя костями, словно старая развалина добрался до места, он коротко глянул,- Чавой вы с Шадровитым упились так?
  - Давай потише, орешь как труба иерихонская, в голове словно черти в колокола звонят.... Архип пришел и согласился пойти с нами.... Совет дал и сказал - слово замолвлю ежели кто спрашать будет. И еще, предложил всех стрельцов из мундиров вытряхнуть и в гражданку одеть.- Закончил я, зевая во всю варежку и закрывая глаза. В чувство привел вопрос, полный недоумения.
  - Из чего вытряхнуть и во что нарядить? Федька молви по русски, я твои слова тарабарские, ни черта не понимаю.
  'Да все ты понимаешь старый пень, когда тебе надо'
  - Кафтаны стрелецкие здесь оставить надобно, не гоже в них на ляхов ходить. Ты людей привел?
  - Пять.... Последовала пауза в которую я вставил свои три копейки.
  - Всего - то? А молвил - Три десятка,- дальше я услышал такое, что у меня сразу прошла головная боль, открылись глаза и, началось сильное заикание.
  - Я те счаз в лоб как дам, чтоб старших не перебивал. Пять десятков и через седмицу еще три.
  Я выпрямился на лавке до стойки - смирно. Открыл рот, закрыл, вытер внезапно набежавшую испарину,- Ч-чего?
  - Чаго слышал.... И бросил на стол ложку, раздраженно между прочим. Встал из-за стола залез в свой сундук, вынул, до боли знакомый кошель и шваркнул на стол предо мной, - Забирай, не понадобилось.
  - Это что, пороха, не будет что ли?
  - Ужо сгрузили и Климу ключи отдали. - Под пороховой склад, была выделена старенькая банька, стоявшая на отшибе, в паре сотен метров от деревни, на берегу небольшого ручейка.
  - А это тогда что такое? - Приподнял звякнувший медью кошель.
  - Деньги.
  - А откуда порох?- Я тупил по черному.... А Силантий, как мне кажется, надо мной просто издевается.
  - Дали.
  - Кто?
  - Молвил тебе ужо.
  Я задал другой вопрос,- Сколько пороха привез?
  Тут он первый улыбнулся за все прошедшее время,- Пятнадцать пудов. - Улыбка поблекла и с грустью в голосе добавил.- Заместо того что бы денег взять, дали полусотню юнаков, за долю от добычи. Ну и до места обоз довести надобно было, татей даже разок шуганули, они нас с купцами спутали.
  - И где эта банда? - Спросил догадываясь что услышу в ответ.
  - Так ты же все приготовил, тама они и сидят. Тебя ждут.
  - А кто ими командует, - Глянул на Силантия и поправился,- старшинствует?
  И услышал ответ, от которого пожалел что родился.- Ты!
  Моя голова отказывалась, что-либо понимать и начала тихо-тихо поскуливать, требуя дать обезболивающие. Хрен тебе во всю лысину....
  - Силантий, ты поехал за порохом. Так?
  - Да.
  - Ты за каким-то чертом, наплел там незнамо чего и тебе всучили полусотню. Так?
  - Нет.
  - А как оно было? - Задал вопрос и отправился к кадушке с остатками капусты, цедить лекарство.
  - Тя в роду в пытошной никто не служил?
  - Силантий, у меня и так башка ни чего не понимает, так ты еще всякое спрашиваешь. Не было таких.
  - Я мне видится что были.... Со стариками словом перемолвился, со своими, бывшими....
  Ополовинив кружку, живительной, кисло-соленой влаги. Почувствовал себя чуток бодрей, и даже туманная пелена на мозгах приподнялась.- То, что ты был сотником, мне ведомо, не ведомо токмо одно - сколько у тебя друзей, которые по первому твоему слову, людишек тебе дают.
  - В Живых осталось (он так и сказал с большой буквы) сотни две будет.... А что так?
  - И сколько из них сотниками, десятниками служит и думаю - что есть голова полковой.... Кто ты Силантий?
  - Стрелец, войска московского. - Я посмотрел на него и в его честные правдивые глаза.... Махнул рукой. - Не хочешь молвить, ну и хрен с тобой. А вот ежели кого побьют до смерти, как с этим быть? А это война, такое зараз может случится.
  - По воле своей идут и господа нашего, Иисуса Христа, остальное все в руциях божьих.
  - Не разбегутся твои юнаки по домам, как только ляхов завидят?
  - А это как учить будешь.
  Уел Силантий, слов нет одни слюни. Допил остатки из кружки, поставил на стол.- Пойдем, глянем на наше воинство.
  - Ну, что ж пойдем. Смотрю, ожил маненько?
  - Мне бы не сдохнуть до вечера, а там, в храпово поеду.
  - Куда ты столько спишь?
  - Про запас, в походе некогда будет.
  ***
  
  Когда мы вошли в казарму (думаю словечко скоро приживется) нас встретил негромкий гул голосов переговаривающихся парней. Кто-то сидел на нарах, кто-то спал. Некоторые собрались кучками и что-то тихо (как им казалось) обсуждали. На нас не обратили никого внимания, потребовалось простоять минут десять, прежде чем нас заметили, и лица всех собравшихся повернулись в нашу сторону.
  Силантий скомандовал, - Айда на двор и подымите засонь, а то проспят царство небесное.
  Мы вышли и стали ждать пока народ мелкими группками выходящий, соберется в нестройную толпу. На лице Силантия было такое выражение, словно лимон сожрал, вместе со шкурой. Как я его понимал, и мне стало жалко себя.... Склонился к стрельцу.- Силантий, а можно я пристрелю кого ни-будь?
  - Не пока не надобно, вот чуток опосля, а хотя вон того, рыжего, можешь стрелить.- Кивнул головой на рыжеватого мальчишку лет семнадцати, пытающегося втиснутся между двумя здоровенными лбами, они со смешками отпихивали его.
  Мне надел этот половой беспредел. Достал пистолет и выстрелил, целясь у них над головами, пуля прожужжали довольно низко, и с глухим шлепком врезалась в бревенчатую стену.
  Спокойно перезарядил оружие, не убирая в кобуру, пошел вдоль этого подобия строя. Меня провожали разные взгляды от испуганных до заинтересованных. Даже пара безразличных попалась (надо Силантию сказать - чтоб поговорил с ребятишками) Дошел до угла казармы, из плетня выворотил кол и, пятясь задом начертил жирную линию на земле. Закончив - отбросил деревяшку и отряхнул руки.
   Остановившись напротив середины, молча, оглядел всех (Твою мать, в армии у меня отделение было в двадцать раз меньше)
  - Я сейчас буду спрашивать, в ответ не галдеть, не кричать, токмо помалкивая поднимать руку вверх.
  Меня все поняли? - в ответ послышался легкий гул.
  - Вот и ладно. У кого отец пушкарь и кто с пушками обращаться умеет?
  Поднялось семь рук. Шесть, один крендель схохмил и вытянул две веточки.
  - Эй ты, ты что глухой? Али свосем не меня не понял. Я те русским языком молвил одну руку тянуть, а ты?
  Звонкий мальчишеский голосок ответил, - Так у меня батя пушкарь и учил из пушки стрелять.
  - А ну подь сюды.- ткнул пальцем перед собой. Ленивой, даже можно сказать, вальяжной походкой, чадо вышло из строя и не спеша подошло. Встал в стойку раздолбая. Руки за поясом, одна нога отставлена в сторону.
  Я вытащил пистолет, направил в грудь и выстрелил. Меня за плечо ухватила цепкая лапа Силантия и развернула,- Федор ты охерел совсем?
  - Успокойся. Пуля кожаная, зашиб маненько, а так сейчас очухается. Вот как знал, что это понадобится, снарядил пару патронов вываренными в масле чурбачками и минимальной навеской черного пороха. Почти как настоящий бабахнуло. Смотри, как у всех рожи вытянулись и даже дышут через раз.
  Силантий придвинулся вплотную и выдохнул в лицо, - Ну, ты и гад. Упреждать надобно.
  - Так я же тебя спросил - кого можно пристрелить?
  Ответить он не успел, за спиной послышался протяжный стон. Я обернулся, отрок сидел на земле и ощупывал грудь, кривясь от боли. Скорчив свирепую рожу, стремительно шагнул вперед и подсунул под нос ствол, пахнущий сгоревшим порохом, - Я те тварь не мамка и не батька, как пса шелудивого пристрелю и на болоте прикопаю. Когда зову, подбегать должон, и стоять, как стрельцу положено.
  И зарычал - Понятно скотина? - Сам смотрел на стоящую толпу. Прониклись. Не было никакого шевеления, просто монолитная стена, какая-то. Наклонился, ухватил за шкирку и потянул вверх, поднимая на ноги. - Стань в строй.
  Пацан шатаясь пошел на свое место и с людей прошло оцепенение, послышались гневные выкрики, строй зашевелился и .... Мне пришлось достать второй пистолет и вторично выстрелить в воздух. Сделал вперед один шаг, поднимая заряженный пистолет на уровень глаз, потом опустил.- Я хочу токмо одного, чтоб вы все вернулись домой живыми и по возможности здоровыми. С целыми руками и ногами и главное что голова осталась на плечах, а не была срублена каким ни-будь паном. Для этого надобно сделать только одно. Воспринять мое обучение. Ежели скажу нырять в навозную яму - прыгаете. В болоте половину дня пролежать, посреди лягушек и пиявок - лежите. Скажу ползти - ползете. Молвлю молчать - молчите. На войне токмо один командир, быть может. Вороги уже идут на землю нашу, польские тати грабят и жгут дома, угоняют людей, продают их иудеям, а те туркам. А вы здесь носы воротите .... - Я пушкарь и батя мой пушкарь. Гороха обожрался - пушкарь, - постарался придать голосу как можно больше сарказма, - бздит по ночам, а ему мерещиться, что из пушки стреляет....
  
  Дальнейший опрос на предмет выявления нужных людей прошел как по маслу. Выходили из строя чуть ли не строевым шагом, отвечали четко и без запинок. Под занавес, расставил людей по группам вдоль начерченной линии. У меня получилось; Пушкарей - шесть человек. Лесников - охотников, два десятка.
  Выявил одного, который бывал на пороховой мельнице, сапером будет. А вот те, которые флегматично - спокойно стояли и смотрели, набрал десяток, будущих снайперов, если не ошибся.... Оставшиеся будут простой пехотой. Пока занимался сортировкой, в голове крутились слова из мультика про маугли.- и как они не разорвали меня на сотню маленьких медвежат.... Хотя это мне еще предстоит.
  Расставил людей по командам и назначил десятников, каждому выдал по два значка. Простой медный прямоугольник с цифрой посередине с припаянной английской булавкой. Первый надобно прицепить на грудь, а второй.... С каждым был один и тот же вопрос - А зачем вешать на шапку сзади? А за тем, - следовал ответ,- Что в бою командир впереди идет, а со спины все одинаковые. - После такого пояснения следовало глубокомысленное - А- а.... И подходил следующий.
  Думаю достаточно доходчиво пояснил новоиспеченным десятникам, - за каким хером на земле эта линия. Посмотрю, как завтра будет.
  Последним были артиллеристы, они стояли маленькой группкой в одну короткую шеренгу. Я прошелся вдоль строя остановился напротив своей бывшей жертвой. - Сказывай, чему тебя отец учил.
  Мне как-то Никодим поведал порядок заряжания, как наводить надо и палить из медного монстра.
  Парень, потирая ушиб, при этом морщился, довольно толково рассказал - что и как нужно сделать.
  'Эх, паря, после моей пушки, ты из своей, в жизни стрелять не захочешь'
  Мне понравилось толковое пояснение, и я протянул ему два жетона, - Держи, пушкарь, - вложил в подставленную ладонь.
  Самое последнее напутствие было кратким,- В деревне не буянить, морды крестьянам не бить, ежели кого поймаю за этим. То вон там,- указал в сторону,- в трех верстах болото.... Глубокое. Где харчеваться будете, покажут. Кроме как в отхожем месте - по кустам не ссать и не срать. Ежели кого увижу, накажу.
  
  Пока разбирался со всей этой толпой. Силантий ходил за мной следом и, мне как-то не досуг было, даже простым словом перемолвится с ним. Когда тихо переговаривающаяся толпа стала разбредаться по двору. Я повернулся к стрельцу. Хотел предложить сходить выпить пивка, а то действие рассола закончилось еще час назад и череп начинал глухо потрескивать, разваливаясь на пару половинок. Увидел его ошалелое лицо и даже встревожился,- Силантий ты, это, чего такой?
  - Откель тебе все это ведомо?
  - Пошли пива попьем, а то у меня башка прямо здесь отвалится от жопы. Хочешь меня по частям нести? Нам надо еще Фрола найти....
  - А этот тебе зачем?
  У моего протеже и стрельца отношения не сложились - бывает. - Надобно ему сказать - чтоб дров на кухню Глашке привез, ей таперича вон насколько рыл готовить надо.
  Старосты дома не оказалось. Передал послание жене с наказом - что завтра проверю, ежели что буду ругаться. Долго и со вкусом.
  По пути домой зашел к Климу, отдал кошель с деньгами, кои вернул Силантий и велел завтра ехать в город. Нужна соль - мешка хватит. Десятка три или четыре овец, десяток свиных туш, гречки пару пудов и на остальное пшеницы с рожью, горохом и прочей снеди, каковая долго сможет лежать.
  - Помнишь к мастеру ездил, который стволы винтовальные делает?
  - Супротив красных ворот?
  - Да. Он должен к завтрему был еще сготовить, заберешь все и спросишь - оправку.
  Уточнили пару моментов, добавили в список пару продуктов, Силантий напомнил, и отчалили восвояси.
  Уже на выходе вспомнил еще про одну вещь,- Клим, зайди к Агрипе, она тебе посылку для меня передаст.
  
  В этот вечер так и не удалось попить пива в тишине и спокойствии. Подходим к воротам нашего двора, у меня слюни как у собаки Павлова, по земле волочатся в предвкушении. Берусь за створку, тяну на себя, она открывается....
  - Здрав Федор. - Жизнерадостно здоровается Алекс, снимая с телеги мешок.
  - И тебе не хворать. Ты один приехал?
  - Нет, Дмитрий где-то здесь был,- И начинает оглядываться по сторонам.
  - А что здесь?- Киваю на мешок.
  - Да так, барахлишко. Али ты ужо забыл?
  - Да помню. Все сделали?
  Он улыбается,- А то ж.
  - Показывай.
  Он откладывает свой мешок, берется за рогожный куль. Ножом режет завязки, разворачивает и начинает показ. Силантию все наши побрякушки до лампады, его хватило на пять минут и он растворился в вечерних сумерках с тихим ворчанием. Через некоторое время и мы подтянулись в избу, наполнив её звяканьем перекладываемого железа. Стрелец пару раз звал за стол с немудреной закуской, да куда там.... Пока не наигрались и я не прищемил себе палец, только тогда пошли умываться. Скромную закуску разбавила снедь, собранная в дорогу женой (правильная женщина, не только закусь но и кувшинчик вина был)
  На улицу опустилась ночь, мы запалили подсвечник на три свечи, водрузили на середину стола и устроили совет в Филях.
  На ближайшие дней пять, а может и все десять, занять толпу оглоедов нечем и я попросил Силантия озадачить их делом. Овраг, будущий полигон, требует некоторой доработки. Объяснил, что требуется, дед согласно кивал, не забывая, однако, прикладываться к корчаге. Попросил еще раз максимально точно промерить длину.
  - На работу ставь не всей толпой, а....- И осекся под насмешливым взглядом Силантия.
  Я смутился, махнул рукой, - Извини, яйца курицу не учат.... - Он в ответ медленно опустил веки, допил остатки, поставил посуду на стол и с удовольствием рыгнул, - Пойду почивать, а то завтрева раненько вставать надобно....
  Уже в дверях, остановился на пару слов,- Это самое, не засиживайтесь, подыму, как сам встану. - И закрыл за собой дверь.
  Проводив взглядом уходящего стрельца повернулся к ребятам.
  - Алекс, столбы, как мы тогда считали, вкопали, вокруг поставили стенки плетеные, из камней горн сложили, так что можете завтра начать собирать пресс. В помощь пятеро парней будет, чего тяжелое таскать, принести, отнести. Только ты один будешь.
  Тебе Дмитрий другое поручение, заберешь у Клима со склада стволы, токмо постарайся пораньше встать, ему в город ехать. Все промерить и разложить на кучки - в дело сразу пойдет, расточить можно, слишком большие и дерьмо. Три винотовальных смотреть очень и очень внимательно, Клим еще к вечеру привезет парочку, заберешь. Опосля идешь к Даниле и с ним навариваете на отобранное каморы. Понятно?
  - А ежели с винтовыми что не так будет?
  - Найдешь меня, будем вместе думать. Смотри, чтоб прямые были.... - И погрозил кулаком. - А не как в прошлый раз.
  - Ой, да то было-то всего разок.
  - Этот - разок - мог стрельцу жизни стоить. Вахлак ты Димка, токмо о бабах думаешь? Как Машка поживает?
  - Нормально,- И расцвел в улыбке.
  - Блин, нахватались словечек каких не надобно, иди уж спать....
  - Пойду, пройдусь, гляну как тут все.... Тебе поклон от Алешки и Мишки. Баба Марфа грозиться отправить их сюда, допекли её своими проделками.
  - Это что ж такое они учудили?
  Вставший из-за стола Димка сел обратно, налил отвара из самовара и, отпивая маленькими глоточками, поведал нехитрую историю.
  - Помнишь Гошу, жеребенка? Какой-то большой дядька начал учить его садится на зад по-собачьи. Думая, что никто про это не проведает, делал это вечерами, в тайне ото всех. Но как ему показалось - ученик плох и он забросил это дело.
  - Там другая причина.- Я проворчал вполголоса.
  Димка пожал плечами. - Может быть.... Так вот.
   - Жеребенок рос, рос и вырос. Стал молодым коником из него сделали мерина, и стал он трудится наравне со своей мамашкой. Возил Марфу на торг и обратно, добрый коник, ласковый.... Был.
  Надо же было такому случиться, с деревни вернулись два.... Два добрых молодца, малый и чуток поменьше. Мерин жил счастливо, тихие поездки, шагом, не торопясь, и не надрывая свои лошадиные силы. Знаешь, что они устроили в первый же день после твоего отъезда?
  - Откель?
  - Гошу токмо подковали и надобно было перед как выезжать, бабки обматывать, коняшка - то кривоногая, засекается. Этих двоих отправили на двор, чтоб дома не крутились под ногами, а в качестве наказа, поручили у мерина почистить. Кто кого уговорил - молчат. Вывели из стойла, накинули попону, недоуздок и на речку отправились. Хватились обормотов токмо к вечеру, когда пошли скотине корм задавать. Только за ворота, а они тут как тут, навстречу идут. Пацанята и Гоша между ними вышагивает. Бабке и невдомек глянуть внимательней. Токмо утром поняла, когда Никодим ор устроил - Кто? Да Чего? Почему у мерина бабки посечены и не залечены.... Да еще и холка сбита!
  Виновников долго и не искали.... Младшего веником отшлепали, а вот тому который постарше, вожжами перепало.
  Добрые они, Мишка с Алешкой, да злопамятные. Федор не скажешь в кого?
  - Поговори мне еще....
  - Так и я о том же. Через две седмицы. Когда все и думать забыли и у всех, всё и вся зажило. Собрался Никодим с Марфой на торжище, запрягли Гошу, уселись на телегу и уехали. Да только недалече, до первого перекрестка. Остановились там зачем-то - толи ехал кто, толи спросил, кто чего - встали одним словом. Когда надобно дальше-то ехать, разобрал Никодим вожжи, прихлопнул слегка и говорит - Но-о....
  
  До меня дошло, я сначала фыркнул, а когда представил себе все это воочию, заржал.
  - Да. Гоша сел на задницу. Но это еще не все. На крики и брань Никодима, он прижимает уши и скалится как собака.... Спереди не подойдешь - страшно, а сзади не достать, оглобли размахнуться не дают. Вокруг народу собралось,- когда еще диво такое узреешь. Общими усилиями подняли коника на ноги, а как дальше ехать? Никодим взял мерина под уздцы так до торжища и вел, боялся слово какое молвить, опосля обратно....
  Долго гадать не пришлось - кто тать. Их даже не делили, рядышком положили и хворостиной пригладили. Два дня тихо и спокойно было, а на третий день Марфа пошла курей кормить. Заходит в птичник, а куры в рядок лежат, головами крутят и квохчут. Малых спрашают - зачем ноги, курям, нитками обмотали? Отвечают, это у них игрище такое - в татей и казаков.
  - А ты откуда знаешь?
  - Зашел Машу проведать, а тут как раз крики на дворе....
  
  - Думаю, на сегодня хватит, давай спать. Димка чеши на сеновал, я спробовал седня, еще тепло не замерзнешь. А ты Алекс, пока в сенях переночуешь.
  Крайняя мысль была - а на кой мне столько пороха....
  
  Лета ХХХ года, Июль 25 день
  Пустой день, бестолковый. Половину потратил на расстановку и отладку приспособлений, инструктаж и непрерывное метание вдоль рабочих мест.
  - Федор, подь сюды у меня тута....
  Конечно блин, будет - тута. Перепутал рукоятки, сначала эксцентрик развел, опосля пытается в гильзу вдавить. Так оно же не лызе....
  Одно чадо забыло кольцо вложить, одну и ту же гильзу, мусолит пол часа, уже чуть не плачет, - Ну, ни как.... Не держится клятая....
  Еще у нашего народа дури до фига. Сказано - опустить до упора. Пальцем показал - где он, этот самый упор. Нет, упор оказывается - столешница верстака, рычаг согнули под углом девяносто градусов. Пришлось разбирать пресс, осматривать внутреннюю часть.
  Не спорю, работа монотонная и нудная, самому не нравится. Но, зачем же, ломать оборудование. Отправил парня к Даниле, пусть сам с ним разговаривает и уговаривает починить.
  Потихоньку, полегоньку, все началось получаться, и к обеду было готово три сотни пустышек. Изначально была идея, все делает один человек. Поразмыслив, разделил на две операции - сборка и снаряжение. Ну, её.... От греха подальше.
  В избе отгородили угол, поставили два столика, между ними перегородку. Один человек вставлял капсюль, навеску пороха и пыж, подавал соседу. Тот заканчивал сборку, добавлял пулю, запрессовывал. Почему так - на втором посту было открытое пламя горелки, подогревающей воск, которым запечатывался патрон. Высокие табуреты со спинками и мягкими подушками и два окошка естественного освещения забранные стеклом. Была еще одна промежуточная операция, её пришлось вводить по результатам боевых испытаний. Натирание картонных заготовок воском, но это делали, пока они были простыми втулками. Пробовал по-другому и обнаружил - развальцовывается посадочное гнездо донца и капсюль выпадает.
  
  Вроде со скрипом, остановками и простоями, дело налаживалось, после почти месячного перерыва, тихой, спокойной жизни. Будем считать - в этом году отпуск, отгулял.
  ***
  На перекус пошел проведать Глашу. Старосте, жинка передала мои пожелания, на дворе у стряпухи, суетилась пацанва, разбирая сваленные дрова (колотые!) и складывая в поленницу.
  - Глаша, - спросил у поварихи, усаживаясь за длинный обеденный стол.- Фрол, когда привез,- указал на кучу.
  - А вот, тока - тока, как уехал, молвил - еще одну до вечера подвезет. Говаривал - ежели надобно еще будет, парня прислать. - Поставив предо мной миску с кашей, не отошла по своим делам, осталась рядышком, переминаясь с ноги на ногу и не решаясь заговорить.
  -?! - Посмотрел на неё.
  - Мучица заканчивается и соли надобно, а то вон, Фрол молвил - едоков, эвон скока добавилось.
  - Скоро Клим приедет, привезет. Я ему укажу - а ты, ежели что надобно, сразу к нему, он привезет, али даст, ежели у него в амбаре есть.
  Поклонившись, повариха ушла. Доев свой обед, пошел искать старосту - где помощники?
  Он клятвенно пообещал к вечеру найти.
  Поверю, на ужин зайду - проверю.
  На обратном пути побывал у Алекса, посмотрел на его мучения. При опускании груза, идет перекос, и удар приходится не всей плоскостью, а чуть-чуть под углом. Посоветовавшись, решили переделать направляющие втулки, малость длинней, сантиметров на десять и соорудить небольшой раструб для лучшего скольжения.
  ***
  Стрелец- охранник, пропустил внутрь патронной избы. Тихо, народ пока еще не пришел с обеда. Пройдясь по рабочим местам, осмотрел, что успели наковырять, на первый взгляд - вроде ничего, на мои поделки похоже. Прошел в отгороженный угол, сел на табурет и вытащил из плетеного короба, стоящего на полу рядом, первую заготовку.... Проверил наличие пороха в дозаторе, провернул, отмеряя навеску. Наживил капсюль, вставил в приспособление, задвинул до упора. Переставил в следующее и всыпал порох, пыж, пулю....
  Когда ребята вернулись, я успел наклепать с два десятка штук, не спеша, не торопясь.
  
  Остаток дня провел, вышагивая, словно надзиратель, пятнадцать шагов до стены столько же обратно, на половине остановится на пару минут, многозначительно хмыкнуть и следовать дальше. Зато как оно стимулирует....
  Скучно и тоскливо.
  Немного разнообразия добавил Димка. Пришел с железякой, ни как не мог определить в какую кучу пихать, занятная вещица. Я их не смотрел, брал, что дают и складывал в телегу, вот и результат. Ствол тридцати четырех миллиметров от роду. Нормальных намерил около шести десятков, на расточку еще два с копейками, две дурынды и полный хлам ни на что не годный.
  - Ну, Дим не скажи, обрежем, и ракетницами будут.
  - а с этим что? - чуть не заехал мне по носу дурной железкой, выкладывая на верстак.
  Осмотрел - ровный, рассверленный, обточенный....
  
  'Убью уродов, все гавно под шумок сплавили, наведаться, в гости что ли? А - а.... сам виноват. Заготовку для затинной пищали всучили и куда Бабай смотрел....'
  - Отдай Климу обратно, пусть припрячет до лучших времен.
  - Как скажешь, - И Димка убежал, таща на плече ломик нехилых размеров. Точно в потемках подпихнули....
  ***
  Вечер оказался более приятным. Я распустил своих работников, объявив - рабочий день окончен. На завтра назначил старшего, выбрал самого (на первый взгляд) толкового, не все же мне у них над душой стоять. Отправил их по домам, а сам пошел глянуть как дела у Алекса. Я бы сказал, что даже очень неплохо. Довел до ума агрегат, и я поспел как раз вовремя. Он вынул первую деталь из формы, бросил в бочонок с водой. Один из парней, клещами выудил оттуда и положил на стол, где она лежала слабо дымясь. Алекс взял в руки шаблон и принялся проводить измерения. Это не заняло много времени, он поднял на меня взгляд,- Вот здесь,- постучал пальцем по углу,- немного сточить надобно. А так все ровно.
  Я взял в руки, еще теплую поделку, штангелем замерил размеры, проверил соосность отверстий - норма.
  - Блин, Алекс, я с костоломом неделю возился, сгибая и высверливая, а тут бац и готово.
  Засунули в горн еще одну заготовку, и пока помощник качал меха, мастер осмотрел штамп, смахнул, только ему видимую грязь и пылинки.
  - Алекс, как думаешь, за сколько дней сделаешь сотню штук?
  -Ну, ежели не заберешь, - кивнул на парней, тянущих вверх груз, - за седмицу управлюсь.
  - Побойся бога, четыре дня не больше. Сначала наштампуй отверстия, опосля пусть гнут. Мы с тобой завтра пойдем пресс мучить, а Димку сюда поставим, дам бабая в помощь. Нечего ему жопу наедать, пусть потягает, оставим двоих, остальные с нами пойдут.
  - а не справиться?
  - Дерьмово учил! Давай заряжай, вроде нагрелась.
  Алекс клещами подхватил разогретую до красна, заготовку, вставил в форму, чуток подровнял и отступив на шаг дернул за рычаг. С шумом упал массивный груз, брызнула окалина. Помощники ухватились за канат, приподняли разновес и зафиксировали, довольно просто, подставив снизу упор.
  Короткими ломиками, больше похожими на фомки, отжали верхнюю часть, и мастер вынул отштампованную деталь.
  - Больше трех - четырех нельзя, сильно нагревается, сломаться может.
  - Так пусть остужают, вон воды сколько....
  - Расколем....
  - Ни хрена с ней не будет. Возьми воду разведи щелоком и поливай. И так через раз, нагревается не очень сильно и остывает быстрей.
  - Так-то оно так, боюсь за пробойники, они сломаться могут.
  - Починишь. Закругляйся, пойдем, поедим, чего бог послал.
  
  Дорога домой проходила мимо казармы, толпа разномастных мужиков и ребятишек, затихла при нашем появлении, проводила взглядами и зажужжала словной пчелиный улей.
  - Ежели мы с тобой Мастер Алекс, плохо сделаем, то кто-то из них, сгинет за зря. - Умею, блин создать нужный настрой. Алекс всю оставшуюся дорогу, молчал, о чем-то размышляя.
  За ужином, впервые за весь день встретил Силантия.
  - Здорово старче.
  - А в лоб? Ты чего такой веселый? - Стрелец сидел в одной исподней рубахе. На столе малость закуски едой и не пахнет.
  - Дед, а у нас пожрать, совсем ничего нет?
  - Так я с ребятками у Глашки поел.
  - Алекс, посмотри на него, наелся, сейчас напьется, а нам с тобой одна капуста достанется.
  - Федя, я те чай не вьюнош с чугунками бегать. Молви стрельцам, зараз принесут.
  Пришлось так и поступить. Через полчаса мы наслаждались пшеничной кашей с мясом, кипяток у нас был свой.
  Сначала приполз Димка, а за ним следом Сашка и Клим.
  - Сань проведал своих? Как Мишка поживает?- Отхлебнул из кружки и чуть не ошпарил язык, самую главную деталь моего организма.
  Он мрачно кивнул,- Забери ты Мишку оттудова, пока усадьбу не спалил, Христом богом прошу, пущай здесь будет.
  Я выпрямился и сел на лавку с ровной спиной.- Это что он там еще учудил такого?
  Сашка сморщился как от зубной боли.- Да не нашу.... И добавил тише,- отцовскую.
  - Опосля молвишь что там стряслось. Завтрева с утречка на выделку патронов, я седня там цельный день пробыл. Вроде закрутилось, завертелось, но глаз, да глаз надобно. Так что туда идешь.
  - Хорошо, токмо ежели Клим.- Он подбородком указал на парня, сидящего напротив, - поедет в город, пущай привезет братана.
  'Эту термоядерную бомбу, лучше держать подальше....'
  - Давай ты, потом расскажешь, что у тебя там стряслось, и мы решим чего делать. - С нажимом в голосе повторил свою просьбу.
  Сашка в ответ кивнул, посидел с нами еще немного, послушал и ушел. Я проводил его задумчивым взглядом....
  - Клим, чего у него случилось? - Спросил у завхоза, а он только плечами пожал - не знаю мол.
  - Хорошо. Как съездил? Стволы привез? Продукты Глафире отдал? Сколько денег осталось? - Вопросы из меня посыпались с пулеметной скоростью.
  - С чего начинать?
  Я показал ему кулак,- А то ты не знаешь?
  - Стволы забрал, токмо не два, а четыре и ....
  - Точно они винтовые? А то мне тут подсунули от пищали затинной пару штук, теперь не знаю чего с ними делать.
  - Глянул внутрь и даже пальцем пощупал. - Клим улыбнулся.
  - Тогда ладно. Хлеб, соль, мясо....
  - Старосте отдал....
  - Понятно.
  - Денег осталось три рубля.
  - Хреново. Сколько за харч отдал на круг?
  - Рубль с полтиной, десять алтын и две деньги, за твое железо еще рубль с четвертью.
  - Не твое, а наше. Наверно завтра придется.... - Меня перебил Силантий.
  - Федор, туточки это, самое, мужики завтра будут. Ты же все Климу, эвон отдал, а ежели он уедет....
  - Погодь, какие мужики?
  - Сам молвил - обоз собери крепкий.
  - А на кой они сейчас здесь нужны али они ужо со своих наделов урожай собрали? - замолчал, глядя стрельцу в лицо. Он тоже ни говорит, ни слова, а я вдруг, начинаю чувствовать себя маленьким мальчиком, под ласковым взглядом из под мохнатых бровей.
  - Ты чего всю свою пенсию притащил?
  -Кого!?
  Отмахнулся и скривил губы, лихорадочно раздумывая.
  'Кто может спокойно уехать из семьи в преддверии самой главной работы года? Только её основатель, патриарх, глава - Дед - одним словом. И эта компания старперов свалится на мою голову завтра и что мне с ними делать?'
  - Хорошо. У меня к тебе пара вопросов. Сколько их? - Немного помолчал, формулируя вопрос, - И кем они были в войске стрелецком.
  - Как и уговаривались, пятеро. - И простецким тоном закончил,- десятниками.
  - Силантий я тебя убью на месте прямо и сейчас. Вы с Никодимом давным - давно все порешили.... - Я прервал свое выступление, глянул на Клима. Он спокойно встал, улыбнулся,- Только не сильно убивайтесь, а то кто мне завтра молвит, ехать али нет.
  Мы, я и Силантий в один голос рявкнули,- Брысь мелочь пузатая.
  Потом слово взял Силантий, нехорошее, скажу вам слово. - Феденька, а чтой ты вечером, не зашел, не проверил, как поручение твое сполнено?
  - А.... У.... - И смолк, хлопая зенками, сказать то собственно и нечего.
  - Вот и я об том же. Сотник с тебя, как из дерьма пуля для пищали.... Правильно Клим молвил - твои железки. Вот он снеди привез, токмо это сейчас людишек накормить. Чего и сколько с собой взять надобно, чтоб нужды не было? Про припас оружейный и зелейный.... Туточки да, ведомо тебе. Давеча такой птицей заливался, я грешным делом, думал соловей, оказалась ворона. Вот вчера все правильно сделал. Словом со стрельцами перемолвился, на дело каждого поставил, а далее что? Бросил как слепых щенков и убежал милые сердце железки перебирать. А ты ружьишко свое не жалей, дай воям, пусть по разу кажный стрельнет, будет им ведомо какое оружье получат. Они половину дня ворчали - на кой эти бревна таскать? А Федя пуп у Глашки греет.... - Он слегка хлопнул по столешнице ладонью.
  - А ты возьми да приди и поведай им - зачем это надобно!
  
  Он ворчал долго и со вкусом, перебирая все мои грехи за прошедший день. Откуда ему это все известно? Да рядом со мной постоянно находятся две моих тени, то ли охрана, то ли сторожа....
  За всеми разборками забыл спросить Клима - свиные туши привез?
  Силантий выдохся минут через сорок, закончив тем - что таких как я ни в коем разе еще нельзя допускать до воинства. Я за словом в карман не полез, ответил тем же, что - мол, стрельнете по разу и в штыковую пойдете с криками - ура. Что им всем удовольствие доставляет, топорами махать. Хлебом не корми, дай токмо супостату головенку отчекрыжить. Узнал, что у меня морда в молоке и молод ишшо поучать, как с ворогами биться надобно. Разбежались по углам, чуток посидели, остывая, иногда свирепо переглядывались. Потом выпили мировую и спокойно обсудили дела наши скорбные. В своем роде молодежь, дрыхнущая в казарме, имеет некоторый военный опыт - строй удержат. Но чтоб нормально стоять супротив конницы польской, надобно чтоб стрельцов под сотню было и то, ежели тех ляхов полусотня будет. Опять разругались.... Снова мирились....
  Я хотел снайперов отдельной командой водить, а он видел их застрельщиками. Доказывал - что они больше принесут пользы, если по краям позиции будут, он их в строй ставит....
  Говорю - боковой дозор должон быть, на смех подымает - могет они еще лопухи по кустам собирать будут, зад подтирать. Спорить и доказывать человеку, провоевавшему без малого или с ним, полсотни лет - безнадежное дело. У него свой собственный, наработанный опыт, а за моей спиной знания мировых войн и туева куча локальных конфликтов. Разошлись спать, оставшись каждый при своем мнении. Ему проще, у него завтра резервы подойдут. Блин, такие же упертые....
  
  Лета ХХХ года, Июль 26 день
  После завтрака выполнил слово данное Силантию, рассказал - что за хрень они копают и для чего это все нужно. Но слушали в пол уха. Большую часть времени перешептывались, толкали дружку в бок и показывали на меня пальцами. Уж очень им было любопытно - что это такое, висящее у меня на плече прикладом вверх. Про пищаль новую угадали сразу, а дальше разговоры зашли в тупик и на двух носильщиков тащивших два внушительных мешка, внимания уже не обращали. В центре внимания был я, ружье и моя новая одежка.
  Утром, пошли с Силантием подымать народ. Часть людей, уже стояла рядом с казармой, травила какие-то байки и когда я вышел в своем прикиде (почувствовал себя клавкой шифер) вдруг стало тихо.
  А потом.... Потом эти свиньи заржали....
  Ой, ой, ой. Я человек не гордый перетерплю, а вот вы потом за мной табуном ходить будете, жеребцы стоялые.
  После того как все собрались, была моя пламенная речь о труде на благо родины. Ответил на пару вопросов и первые два с половиной десятка ушли кушать. К тому времени, когда они вернулись, я был общупан со всех сторон (единственно, что не обнюхали), каждый считал своим долгом, измерить глубину носовой скважины, подойти ко мне и спросить - почем матеряльчик брали? Глубокомысленно пощупать и потереть между пальцами. А потом все пошло по второму кругу.
  Для меня эта прогулка на полигон была вторая, нет, правильней будет все-таки первая. В тот раз это был простой овраг. Относительно много успели сделать. Расчистили тропу, спрямили где только можно было. Подсыпали землей глубокие ямы, перекинули пару мостков, петляла она правда здорово, но это я сам настоял, чтоб так было. А вот сам овраг, преобразился кардинально, середину, которую давеча видел заросшую кустарником, проредили практически до самого конца, прорубив туннель шириной в два десятка метров. Стволы деревьев, какие покрупней, свалены беспорядочной кучей у дальнего откоса, мелочевка разложена с краю.
  
  'Ну и как потом свинец собирать прикажете?'
  
  - Чего рыло воротишь?- Силантий до селе наблюдавший за мной, решил заговорить. Видимо ждал похвалы. А вот (добрый я и совершенно не злопамятный) хрен ему по мохнатой морде.
  - Вон те деревья, надобно было стенкой сложить, а не сваливать кучей.
  - А на кой это надобно....
  Говорить ему про экологию, она для него пустой звук, а вот когда в кошеле бренчит, более доходчиво.
  - Кажный по разу стрельнет,- Мотнул головой на толпу парней,- Четыре фунта свинца, вон туда и улетят. Почем свинец нынче? А мальчишки за копейку, пусть половину да наковыряют и принесут. Вот так.
  Ответить ему не дал людской говор, они как заволновались и, расступившись, пропустили Клима и двух его помощников, тащивших какую ту ерундовину, замотанную в рогожу. Абрам и Федор опустили ношу на землю, и первый стянул с головы шапку, утер мокрое от пота лицо,- Ох и тяжела девка.
  Силантий обернулся ко мне. - Что за девка?
  - Клим, бечевы хватит?
  - Должно....
  - Ежели нет, сам там сядешь. Тащи вон туда, считай шаги, твоих должно быть - Прикинул его росточек,- триста пятьдесят. - На круг должно получиться около двухсот метров. Дистанция конечно не запредельная, для меня. Но я сам, дальше сотни еще не стрелял из костолома, не обгадится, ненароком. Мужики вскинули на плечи свой груз, и пошли вслед за Климом. Я вроде бы начал считать....
  Да сбился на третьем десятке, из-за кучи добровольных счетоводов. Начавших вдруг комментировать каждый шаг и чуть ли не делать ставки - Попаду я али нет. И виной тому огромное, по их понятиям расстояние.
  
  'Человечество, со времен изобретения каменного топора, стремилось убраться от своих противников как можно дальше. Дротик, копье, праща, лук, арбалет, шаг назад аркебуза и стремительные скачки вперед, мушкет, винтовальное ружье.... Винтовка, такое название официально появилось в словаре у Русских военных в тысяча восемьсот лохматом году, стала венцом развития дальнобойного оружия. Учтите, я говорю, о личном оружии пехотинца, а не ракетах, пушках и пистолях.
  И знаете в чем парадокс? Все эти ухищрения привели к тому, что полоса отчуждения, нейтральная земля между сражающимися, увеличилась всего до ста метров. А всю вторую половину двадцатого века еще сильней будут сокращать и эти метры, стараясь выйти к противнику как можно ближе. Но это уже разговор о другом оружии. Так вот, винтовки переживут все издевательства и всякого рода модернизации, типа автоматики и останутся на службе, будучи востребованными и по сей день'
  
  Выйдя на нужное место, Клим оглянулся и поднял руку. Я сделал отмашку в сторону, выставляя мишень по центру. На то чтоб установить, потребовалось несколько ударов кувалдой, для того чтоб вбить штыри. 'Железная дева' стандартная ростовая мишень у амеров.
  Клим подвязал веревку, и степенно вышагивая, пошел обратно. Я ему что говорил? Коротка кольчужка оказалась. На полторы сотни хватило его клубка. Он привязал конец к подобранному на земле суку и ушел в сторону с линии выстрела, схоронившись в кустах.
  
  'Надо окопы копать, для дежурных по мишеням. И подумать о беспокойном хозяйстве Семибабы'
  
  На фоне коричнево-зеленоватых стволов деревьев, белое пятно выделалось очень четко....
  
  Я подорвался, когда на улице была темень и только узенькая полоска светлого неба грозила рассветом.
  Бедный Клим поначалу даже и не въехал - что же я от него хочу. Но теперь вижу, потрудился на славу.
  
  Костолом мной пристрелян на сто метров, хотя на рамке прицела есть отметки двести, тристо и четыресто метров. Ну, последняя цифра была больше для понтов, чем действительность. Негде и искать поляну достаточных размеров, не то что в лом, просто было пока что ни к чему. Меня всегда интересовало только одно - сработает как надо или нет.
  Выставил прицел, из кармашка вынул один патрон и зарядил винтовку. Подтянул ремень и перекинул через локоть, сел на землю. Поерзал устраиваясь удобнее. Навел оружие на мишень....
  'На сотню, пуля уходит вниз на палец, и половинку вправо'
  Определил мнимую точку прицеливания, выдохнул и плавно потянул спусковой крючок. Отдача мягко толкнула назад, легкий дымок от выстрела быстро развеялся. До нас долетело звонкое - бамс, мишень качнулась и упала.
  Мгновения стояла мертвая тишина, а потом она разорвалась ревом полусотни глоток.
  А я смотрел как маленькая фигурка, ухватившись за деревяшку, поднимает 'железную деву' на ноги.
  'Флажки нужны. Так и подстрелить недолго....'
  Я оглянулся, поманил пальцем одного бойца, а когда он подошел, - Будешь? - и приподнял винтовку.
  Его только и хватило, молча кивнуть. Народ, заметил, что я отдаю оружие и замолчал, хотя послышались едкие замечания в адрес стрелка.
  Я встал и повернулся к столпившимся стрельцам, - Отойти на два шага назад и не напирать. Сейчас все по очереди выстрелят один раз. Меня все слышат - Пришлось повысить голос - Или мне кое-кому надо в голову пулю всадить? - Вот так гораздо лучше. В наступившей тишине вернулся к добровольцу и кратко объяснил, как надо целиться. Он понятливо кивнул, хлопнул его по плечу, - Целься и пали.
  Отошел назад и встал у него за спиной.
  Он немного повошкался, устраиваясь, замер и выстрелил. Мишень чуть качнулась и осталась стоять.
  Он обернулся, и на меня посмотрели глаза, полные какой-то детской обиды - целил, целил, а она не упала....
  - Когда стрелял, слишком сильно дернул за крючок, конец ствола приподнялся, и ты почти промазал, самый край зацепил. Ежели это ворог был, то поранил бы его. А так молодец. Как звать?
  - Авдеем.
  - Ступай Авдей, моего парня смени. Прежде чем, после выстрела выходить. Смотришь сюда, на меня, рукой махну, идешь и за веревку тянешь. Понял? Ну, иди тогда.
  Обернулся - Кто следующий?
  
  Через три часа ошалел от беспрерывной канонады, на задворках мелькнула мысль о берушах, постучала по темечку и забилась в самый уголок, плотно зажав руками уши. Когда все закончилось, забрал мешок со стреляными гильзами, распрощался и ушел. Предварительно мы с Силантием оговорили, что надо доделать, а что исправить.
  Ворчал всю обратную дорогу - То что, стреляли все, а ружье чистить мне и вдобавок спалили десятую часть дневной выработки. Отдельно в кармане лежали два патрона, капсюль не сработал, трижды пытался и ни фига. Дома разберу и посмотрю, есть одно подозрение....
  
  Вспоминая довольных стрельцов, невольно мрачнел. Нарезных винтовок, очень мало, их ждет разочарование, когда получат на руки гладкоствол с прицельной дальностью в сотню и это если повезет. Стрелять тяжелой свинцовой пулей на такое расстояние, это целое искусство. Обычная дистанция составляет пятьдесят, семьдесят метров. Но есть один плюс и довольно ощутимый, скорострельность, в сравнении с нынешними мушкетами и пищалями раз в четыре. Надеюсь.
  Хотя с другой стороны, ежели сорок человек влупят залпом с десятка метров, девяти миллиметровой картечью.... Тушите свет сливайте воду, это будет похоже на выстрел из пушки в упор. Но так близко подпускать к себе ляхов, самоубийство. Остается только засада.
  Другая засада, в городе Москва, на всю столицу всего один достойный мастер, который может делать качественные стволы. Есть еще трое, нет уж, увольте, только на самопалы у них брать. Сами изготавливать мы могли бы не ранее, чем на следующий год, после запуска второго движка. Так нет же, приспичило полякам в войну поиграть. Им хиханьки, а у меня все планы коту под хвост.
  Спокойненько начали бы клепать замочки для мушкетов, опосля приклады добавили, а потом и стволы добавились. У- у с-суки.
  
  Видимо последнее я произнес вслух, потому что Алекс, сидящий за столом напротив, поднял голову от миски и спросил. - Кто?
  - Что кто?
  - Суки.
  Я отмахнулся, - Пустое. У тебя как дела? - И зачерпнул каши.
  - Два пальца поменял, сломались. Но не от перегрева, думаю это железо дурное такое. - Повозил ложкой по краю миски, - Ты прав оказался, ежели так делать, быстрей выходит, думаю, завтра опосля обеда начну гнуть коробки, там ужо все проще.- Откусил кусочек хлеба и принялся за еду, тщательно все пережевывая.
  - Только не торопись, нам дерьма токмо не хватает....
  Дальше разговоры шли ни о чем, о погоде, о природе и бабах, куда ж без них....
  
  После обеда распотрошил оба патрона и был очень неприятно удивлен. В капсюле оказался чистый порох. Надо смотреть миксер, где там может, чего зависать. Недолго подумал и пришел к выводу - что отследить, из какой это партии, невозможно. Вся эта лажа, только моя. Надо тщательно следить за смесью.
  Чтоб поднять себе настроение пошел к Даниле в кузню. Вчера Клим привез последние недостающие части для миномета, опорную плиту и нижнюю часть с шаром на конце.
  Жаль, что Ждановский так не вовремя помер, три трубы, что я купил у его вдовы, были разного размера от шестидесяти девяти до сорока с копейками миллиметров. Вот из самой большой и удалось сварганить чудо средневековой инженерной мысли в одном экземпляре. Когда мотался, словно цветок в проруби, покупая стволы, по кузницам. Показывал и спрашивал - сможет, кто такое сделать.... В ответ обычно видел почесывание бород, ушей, затылков и отрицательное мотание голов. Никто не взялся.
  Обработать ствол, усилить в слабых местах накладками с этим наш кузнец справился на ура. Споткнулись с ним на треноге. Винтов с достаточным шагом у нас нет, а вертикальную регулировку производить надо. В итоге у нас получилась чудная конструкция в виде буквы - А. с пропущенной чуть ниже перекладины трубой, в которой через каждый сантиметр просверлены сквозные отверстия. На вставляемой штанге так же есть одно отверстие. Они совмещаются и фиксируются хитрым болтом, с выпадающей пластиной, она проворачивается поперек и штифт уже не выпадет самопроизвольно.
  На стволе, ближе к треноге, будет закреплена стрелка с табличкой в градусах.... Ну собственно и все, что смог сотворить из прицельных приспособлений.
  С минами вопрос решился, хвостовая часть крепится на горячую и фиксируется шпилькой. По прикидкам внутрь трех килограммовой дуры, хватит и трехсот граммов пороха, чтоб её разорвало. Основной метательный заряд начну с трех грамм, а там видно будет. Только вот опять вылазит вопрос - где и как на дальность проверить....
  Вот делаю, а сам думаю, за каким оно надо? Где и как его использовать в партизанском рейде, при скоротечной схватке. Мне что надо будет специально шугануть ляхов, чтоб они в деревне засели, а я бы их оттуда выкуривал? Бред.
  
  Я не поленился, сходил за Климом и мы взвесили. Были подозрения, но вот чтоб так.... Ствол при длине аршин с половиной весил четырнадцать килограммов, двунога без малого еще двенадцать и опорная плита выдала рекордный результат, восемнадцать кило. Охренительно, калибр шестьдесят девять (чуть меньше) класс легких минометов, а по весу чуток недобрал до восьмидесяти двух миллиметрового 'подноса' Ну ничего, в пушкари подобрались крепкие ребята. Как ни-будь утащат.
  На ум пришла идея - выдам кожу, дратву и задачу и пусть сами себе шьют вьюки для переноски.
  Озвучил завхозу такое предложение, он принял его на ура и ушел готовить нужные материалы.
  - Федор,- окликнул кузнец, вытирая руки о фартук,- а этот твой самовар....
  У меня открылся рот от удивления - вот народ, любит у нас давать меткие прозвища.
  - ....далече стрелять сможет? Давай спробуем?
  - так его надобно в овраг тащить....
  - А на кой, эвон ворота откроем, и прямо отсюдова и стрельнем.
  Здесь нужно небольшое пояснение, кузница находилась на окраине деревни, чтоб мастер не мешал жителям своим перезвоном. Сразу за оградой из жердей рос чахлый кустарник и, буквально в полусотне метров, начиналась заболоченная земля.
  - А потеряем снаряд, что тогда делать?
  - Дивно как назвал - снаряд. А почему так?
  - Потому что с порохом будет, снаряжать его надобно перед выстрелом.
  Данила согласился с таким пояснением, опосля подошел к стоявшему миномету, чуть присел. Обхватил руками и, крякнув от усилия, оторвал от земли и мелкими шажками потащил к выходу. Там аккуратно поставил. - Тяжела, пушечка.
  А мне только осталось, что пойти домой и принести три мины. Они уже были подготовлены, внутрь для балласта насыпан песок, ввернута заглушка и вставлен патрон.
  Когда вернулся, мне очень понравилась предусмотрительность Данилы, он в своих запасах нашел три железки длиной по полметра и сейчас как раз вбивал в землю последний, через отверстие в опорной плите.
  - А ты зачем это сделал?- Спросил у него, опуская на землю корзинку с минами.
  - Так видел, как пушки стреляют, их назад так кидает, что бревна в землю вкопанные как щепки ломает. Подумалось что и туточки, такое может быть. - Данила опустил на землю полупудовую кувалду.
  Мне понравилась предусмотрительность кузнеца. Попросил дать мне нежный молот на пару килограммов и когда закончим, заберу эти штыри, они войдут в снаряжение.
  Достал дыньку из кошелки, осмотрел и уложил на дерюгу. На глазок выставил угол и направление миномета, подальше в болото, в сторону от людей. Хоть и болванка, но если по черепу стукнет, придется на погост за ноги тащить.
  - Ну что, Данила, с богом? - перекрестился, поднял мину и решительно опустил внутрь. Зашипел сжимаемый воздух, проходя мимо обтюрирующих колец на корпусе. Опосля раздался легкий хлопок, из ствола появился столб дыма.... Мина приподнялась над стволом, словно нехотя перевалилась через край и, махнув оперенным хвостом, упала на землю к моим ногам.
  Сконфуженно улыбаясь, оборачиваюсь и начинаю хохотать в полный голос. С Данилы можно было писать картину - у ребенка отняли конфету. Такая обида и разочарование....
  - Федор.... - Все что он и смог сказать, вытянув перед собой руки.
  - То был самый слабый, я так и думал....
  'да ни чего ты не думал, понадеялся на авось....'
  Вытащил из 'плетеной укупорки' следующую жертву.
  В этот раз дыма вырвалось больше, мина пролетела два десятка шагов и упала у самого забора. Это гораздо лучше но.... Мне совершенно не нравился столб пороховых газов, появляющийся до вылета мины из ствола, а не после. Из того что я видел все происходит именно так. Вывод неутешительный - слишком большой зазор.
  Третью мину привязал за стабилизатор и стал потихоньку опускать в ствол - Что и требовалось доказать. Дерьмо он и в Африке гавно.
  - Ты чего лаешься?
  - Проверять сначала нужно было, прежде чем Антипке работу задавать.- Хмуро ответил кузнецу, перебирая в голове варианты исправления. На ум пришло только одно - пластиковые обтюрирующие кольца как у амеров. Ну, это пустяк, что нам стоит, завод по производству пластмассы построить -как два пальца об угол.
  Проблем было две, даже три. И самая главная из них, ваш покорный слуга, торопящийся как голый в баню. Снял размер для мины с задней части ствола, не промерив тщательно середину. Да и сама мина, думаю, меньше будет. Я же тогда, просто радовался, что это есть и насколько помню, замеры снял только с посадочного места под взрыватель, он меня больше всего занимал....
  
  Сидим с кузнецом на завалинке, разговаривать совсем не хочется. Я расстроен до глубины всех печенок и зол на себя. Хотя и злится собственно не стоит, сами минометы проходили просто как оружие и конструктивные особенности со всеми хитростями, вроде, как и не нужны. А видишь кАк - оно повернулось.
  
  Красное солнце окунулось в белое облако, что медленно плывет над самой кромкой леса. Еще светло, но от деревьев в нашу сторону уже тянутся узкие полоски наступающей темноты. Сначала опустятся сумерки, а потом, словно кто-то наверху выключит рубильник, недовольно ворча под нос, - Спать, бесовы дети, - наступит ночь. Зажгутся звезды, засияет луна, стихнет ветер.
  Вдалеке замычала корова, призывая свою хозяйку на вечернюю дойку. В воздухе запахло сгорающими в летних печурках и очагах, дровами.
  - Данила у тебя кожи кусок найдется?
  Он не открывая глаз, почесал щеку.- Где то была, а на кой она тебе?
  'Шнурков хочу нарезать и удавиться....'
  - Одна задумка есть, пойдем, поможешь пока светло. - Решительно встал и направился воротам в кузницу.
  
  Острым ножом, нарезал кусок кожи, на тонкие полоски положил в кувшин с отбитым горлышком и поставил рядом с угольями в горне. Данила готовил маленькие проволочки, поминутно спрашивая - что я придумал такого. Отмалчивался, помешивая варево щепкой. Когда мне показалось что оно готово, сдвинул подальше от огня. Выудил одного кожаного червяка, накинул на мину. Сделал один оборот, обрезал, шилом проколол отверстие на концах и скрепил. На второй таких ремешков сделал два, ну и три на последней. Подвесил за оперение ближе к теплу, для просушки.
  - Вот теперь можно и домой,- Проговорил, отряхивая руки от сора и грязи. - Идем Данила мастер? Пивом угостишь, а то Силантий все выжрал и дома ничего не осталось.
  - Пойдем, кажись, где-то было - И кузнец потянулся к ведру, чтоб залить горн.
   - Оставь. Пусть кожа высохнет.
  - Не можно очаг без досмотру оставлять. - Данила воспротивился идее оставить тлеющие угли в горне. - Да оно и так высохнет, ночи еще теплые.
  -Гаси, да пошли.
  Аккуратно затушив, мы с кузнецом вышли, плотно закрыв за собой створки и навесив в пробой массивный замок.
  
  Лета ХХХ года, Июль 27 день
  Заночевал у Данилы, а чего-то засиделись, заболтались и мне стало лень тащиться на ночь глядя, через всю деревню. Зато выспался от души. Когда выполз с сеновала, солнце уже стояло довольно высоко. Гостеприимного хозяина не было, ушел работать. В избе, на столе под рушником с вышитыми красной нитью петухами, обнаружился кувшинчик молока, извечная каша и хлеб.
  
  'Остался маленький пустячок, подождать два месяца, потом один год и у меня будет достаточно картошки, для того чтобы засадить большущее поле. Только вот решу вопрос с сохранностью урожая, так сразу и займусь. Еще бы хорошо было, маслица подсолнечного, увы, сей цветок пока до Москвы не добрался. Может в Голландию смотылять? - 'Здрасте и кто туточки у вас семушками торгует? А это вы, двести килограммов братец отвесь.... Не ведомо что такое килограмм, да вы дикий человек, уважаемый' Привезу и стану монополистом масляным. Если растение приживется в Подмосковье....'
  
  Приятные мысли о продуктовом изобилии прервали на самом интересном месте. Дверь открылась и вошла целая делегация из Силантия, кучи мужиков в стрелецких кафтанах и Клима.
  - Вот ты где.... Всю деревню на уши поставили, разыскивая, а он сидит, и как ни в чем не бывало, кашу жрет.- Силантий как обычно, сама любезность. Может же когда захочет приятного аппетита пожелать.
  - Ты почто, вахлак не молвил, что к Даниле пойдешь? - остановился напротив, снял шапку и рукавом утер пот со лба.
  - Выспаться захотел, от твоего храпа стены трясутся, так и кажется - что изба по бревнышку раскатывается. - Честно ответил. Так ему не по нраву, шипит как змей, только что ядом не плюется.
  - Говорено было Никодимом - 'быть на виду и шкод никоим образом не чинить'
  
  А еще мне не понравилось быть как на витрине, десяток глаз рассматривали самым беззастенчивым образом, разве что не раздевали, чай не девка.
  - Силантий, хорош бухтеть, говори - зачем искал? - Я конечно не злопамятный, просто записал, чтоб не забыть, как меня поимели в разнообразных позах, притом два раза переворачивали....
  - Чавой?
  - Хреновой! Молви, что надобно.- Отпил немного молока из кувшина. Поторопился, две струйки стекли по усам и упали на грудь, намочив рубаху. Раздраженно бухнул донышком о стол, чуть не расколотил посудину вдребезги.
  Стрелец обернулся, подал какой-то знак и мужики молча, вышли, забрав с собой нашего завхоза. Как успел заметить он собственно первым и ломанулся на волю.
  Когда дверь закрылась за последним, Силантий положил свою шапку на край стола и пятерней пригладил растрепанную прическу, - Федя ты почто злой такой?
  - Пушка не стреляет.... Силантий мне лжу молвит.... Денег нет....
  Жучара, что хочу то и слышу, салдофон хренов, дай только с новой цацкой потешкатся. При слове пушка - у него стойка стала как у легавой на боровую дичь. Лапу поднял, морду вперед вытянул и только кончик хвоста, чуть подрагивает.
  - Какая пушка? - Голосок как у батюшки, елейный насквозь. Может посторониться, пока не забрызгал?
  - Простая.... - Мне расхотелось, что-либо говорить, накатила волна апатии, и захотелось, чтоб на месте этой старой, хитрой сволочи, сидела его внучка....
  Наверно что-то у меня на лице отобразилось. Силантий вдруг выпрямился, расправил плечи, как-то подобрался и посмотрел с такой властностью во взгляде, что мне захотелось стать в стойку. Приложить руку к несуществующему козырьку и гаркнуть во весь голос - 'Слушаюсь господин генерал'
  - Сопляк, да ведомо тебе, сколько людишек, твоему слову поверило и моему? - На самом деле из его предложения только одно слово и было нормальное. Остальное обычный мат, сказанный раздраженным до крайности человеком.
  - Ежели ты своим не дорожишь....
  - Прости.
  - То я.... -Запнулся на мгновение и закончил спокойным тоном. - Молви, что у тебя стряслось.
  Коротко описал суть проблемы, не вдаваясь в технические детали. Он не поверил в предполагаемые ттх (солдат он и есть солдат) переспросил с сомнением в голосе.
  - А рази такое может быть, чтоб три отрока на себе таскали.... Без лошадей и людишек обозных.... А припас огненный как?
  - Да что тебе на пальцах буду молвить, пойдем, сам все увидишь. - И стал собираться.
  
  ***
  Силантий обошел вокруг миномета, покачал за ствол, попробовал приподнять одной рукой. И покачивая головой, подошел ко мне. Я мастерил, стоя у верстака, из подручных средств приспособление для замера внутреннего диаметра ствола, мрачно размышляя о перспективах кастрации. Укорачивать не очень то и хотелось, дальность выстрела упадет, а с другой.... Нет у меня прицела, чтоб научить людей стрелять с закрытых позициям на версту. Все что будет, белая полоса по стволу, отвес позади миномета и две вешки впереди, створ для ориентирования направления. Шкала, маркированная шагами для определения расстояния. И все.
  - Эта твоя труба....
  - На пушку не похожа.- Закончил его мысль.- Дело не в ней, а в ядре, снаряде. - Отложил поделку в сторону взял в руки одну мину. Незнакомые стрельцы, чуток поодаль стоящие, подошли ближе и то же стали слушать.
  - Ты видел и не раз как пушкари из своих пушек стреляют? Ежели у града стену сломать, ядро каменное берут али чугунное, по войску картечью вязаной, когда оно близко подойдет. Это ты и сам ведаешь. А вот что делать ежели он сидит за горой? - Задал вопрос.
  В обход идти.... Не всегда такое можно, река, болото мешают.... И наверх не взойдешь, крепко ворог сидит с пищалей метко стреляет.... Ну я не конный, но думаю, что пока лошади заберутся, всех воев перебьют.... - И завертелся ужом, отвечая на кучу вопросов, посыпавшихся со всех сторон. Скромная фигурка Клима, появившаяся в дверях, была практически спасением. Махнул рукой подзывая.
  Он, протиснувшись мимо обступивших меня мужиков, поставил на верстак коробочку из бересты.
  Не торопливо снял крышку, вынул патроны, покрутил в пальцах, и отложил. Пододвинул мину и стал вынимать стреляную гильзу. В это раз решил не мудрить с маленькой навеской и сразу вставил восьмиграммовый заряд, снарядил заодно и вторую, с двумя кожаными кольцами. Совместными усилиями, агрегат вытащили на улицу и установили, к деревне задом к лесу передом. На всякий случай отогнал всех на десяток шагов, практически за угол, оттуда и выглядывали любопытные лица.
  
  'Радость моя, если сейчас обгадишься, с тобой и знаться никто не захочет'
  
  Опустил мину в ствол и пригнулся. Бдам -с. С каким то железным лязганьем над головой прозвучал выстрел. Опорная плита дрогнула и сдвинулась в бок, снизу выплеснулись маленькие струйки пыли и заклубились в воздухе.
  
  'Долбо.... Кретин. Беруши - придумали глухие трусы'
  
  Словно сквозь вату, слышал гомонящих вокруг меня людей. Когда над ухом взрывается что-то, ощущения довольно неприятные.... Через пару минут маленько отпустило и я смог начать отвечать.
  - Не ведаю куда улетела.... Нет, не зашибет.... не взорвется.... Хочешь знать? Иди и найди, она может в болоте утопла.... Силантий, давай отвезем в овраг и там испробуем.... Нет, здесь не буду.... Да она каждая гривенник стоит.... Да!
  
  Раскрутили еще раз стрельнуть, двое стрельцов ушли за телегой, почему-то на себе тащить, никто не захотел.
  По пути на полигон, забежал домой, захватил взрыватели, порох и пару гранат, на всякий случай.... Если уж устраивать презентацию, так по полной. Добраться удалось всего лишь до выезда из деревни, а дальше все-таки пришлось тащить на руках, заодно продемонстрировал разборку.
  
  Молодежь дорубила остатки кустарника, собрали все в одну большую кучу и сожгли. Овраг, некогда бывший чуть ли не мусорной свалкой (на мой взгляд), преобразился, теперь это была почти ровная поляна. Появление странной процессии вызвало неподдельный интерес, особенно после того как всю толпу попросили (странные у мужиков способы выражать свои 'просьбы') После сборки выгнал 'добровольных' помощников, снарядил мину. Вставил патрон, отмерил порох и вкрутил взрыватель.
  С того места откуда собрался стрелять до крайнего рубежа мишеней, тристо метров. На глазок выставил угол возвышения, миномет к земле крепить не стал, выстрел всего один будет. И дай бог, чтоб удался.
  Потом петь будут - 'бросил взгляд тверезый, блин, в последний раз'
  Опустил мину в ствол.... Жаль, что нельзя узнать результат первого выстрела, найти что-то на болоте без миноискателя, не реально. Даже если она просто перелетела кусты, растущие за забором....
  Грохнуло, если судить по моим отбитым барабанным перепонкам, разницы ни какой нет. А вот окончание.... Столб разрыва поднялся, потом точно измерю, примерно на двухстах пятидесяти.
  Или я оглох окончательно или.... Да нет слышу как ветер шумит в ветвях березы. Оборачиваюсь и вижу что они, молча, смотрят на мою шайтан - трубу. Для них это, сейчас что-то непонятное.... В их понятии пушка - это ржущие от натуги лошади, матерящиеся от злости и усталости мужики, вцепившиеся из последних сил за колеса, выталкивая бронзового монстра в гору.
  
  Мать твою.... Сюда бегут.... На всякий случай отошел и встал с краю, пусть руками трогают, понюхают, даже лизнуть разрешаю. Дождался Силантия с его свитой, и мы пошли смотреть результат. За нами увязалось еще человек десять.
  
  Плохо. Очень плохо. Отвратительно, на земле небольшая воронка и маленький отвал выброшенной взрывом земли. Это говорит о том, что мина сначала углубилась и только потом взорвалась. Надо переделывать запал - укорачивать, ставить другой капсюль и использовать бумажную трубку, так огонь быстрей дойдет до основного заряда и воспламенит его. Мне нужен осколочный снаряд, а не фугасный. Жаль что отверстие маловато, можно было бы порох вставлять сразу в мешочках, а не засыпать. Пересыпающийся порошок плохо действует на балансировку мины, чем это грозит, могу только догадываться.... Как вариант - при максимальных углах, она просто не перевернется и упадет хвостом вниз. Сделать самоликвидатор? В принципе реально, огнепроводная трубка, горящая фиксированное время, зажигается от патрона и при падении на грунт воспламенят основной заряд. Риск подрыва в стволе.... Затяжной выстрел из ружья двенадцатого калибра в состоянии убить стрелка. Может и кирпич с крыши упасть.... Под богом ходим.... Что завтра будет, нам не ведомо. Точно могу сказать, только одно - ежели две мины в трубу не загонят, жить будут.
  Осталось найти малость деньжат, вставить фитиль Антипу и запустить процесс....
  
  - Федь, а Федь.... Федор твою мать, оглох что ли? - Силантий пихнул меня кулаком в бок,- еще есть?
  - Есть, но не дам. На них пацаны учиться будут.
  - Да я не про то. Как далече твоя труба кидать могет?
  
  'А правда на какое расстояние, сможет улететь эта дыня? У амеров от двух с половиной, до трех с копейками летает. А не развалится самовар от полного заряда в сорок граммов пороха'
  
  - Две версты, может меньше, может больше,- Пожал плечами. - Разброс будет слишком большой.
  И пояснил, - Между точками разрыва будет слишком велико расстояние. Мишень может не попасть под накрытие. - По выражениям мохнатых лиц понял - говорю на китайском языке.
  Объяснил еще проще.- Одна бабахнет здесь, вторая у околицы, а третья вообще за деревней.... - Добавил ложку меда к их разочарованию,- не успеете прочесть 'отче наш' как она (она - пушка) выстрелит тридцать раз. - Прихвастнул малость, дай бог, половину необученный расчет сможет запулить.
  Если вернуться живыми и захотят остаться, я из них за зиму таких минометчиков сделаю.... На тысячу шагов будут в кошелку попадать, с первого выстрела.
  - Поэтому надобно ближе подкрадываться, на версту али половину и оттудова стрелить.
  - Сколько людишков для неё надобно?
  - Ежели на себе тащить придется - то пятеро, в телеге возить - трое....
  - А что так, по-разному выходит?
  Я расписал штатное расписание на расчет. - Трое носят сам миномет, двое снаряды, если телега есть тогда двоих не надобно.
  Силантий мотнул гривой седых волос, подзывая 'свиту' что-то им коротко сказал и четверо стрельцов весело, с матерком. Поминая - ять и буки - через слово, просто таки набросились на толпу, словно овчарки согнали стадо в некое подобие строя, из которого пинками выгнали намеченных мной артиллеристов и послали в нашу сторону. Остальных погнали прочь к выходу с полигона.
  Пушкарей, пятого стрельца, Силантий поставил пред мои очи. Прошелся вдоль куцего строя, скривился как после горсти клюквы и коротко бросил, - Учи. - Заложил руку за спину и неспешным шагом, отправился в деревню.
  - Силантий, погодь.- Окликнул его.
  Он вытащил искалеченную руку из отворота кафтана, помахал обрубком и даже не обернулся.
  - Да постой же ты, черт сивый. У меня еще одна новинка есть. - Он остановился и так же спокойно пошел обратно.
  Остановился напротив, - Мефодий, почему отроки ворон считают?- Спросил с интонациями доброго дедушки, да только стрельца и пацанов, словно ветром сдуло.... вместе с минометом.
  Проводил взглядом, повернулся ко мне.- Молви.
  
  'О-х.... т-ь не встать. Спокойно, неторопливо, лениво, тихим голосом, два слова.... Да уж из меня командир как из навоза пуля.... Пугачева петь будет - Настоящий полковник.... Кто же ты на самом деле?'
  
  Я вытащил из кармана не заряженную гранату и подал ему.
  Он осмотрел, покатал на ладони,- Что такое?
  - Граната, внутрь сыплем порох....
  Он насмешливо продолжил,- дроб али пули свинцовые, дырку затыкаем, и фитиль вставляем, запаливаем и в ворога кидаем....
  Подкинул и поймал, покачал, словно взвешивая, - Полфунта будет, с порохом фунт. Мелковата твоя граната. - И протянул её мне обратно.
  От его тона.... Честно скажу, обидно стало.... За себя. - Силантий, у тебя что, совсем крыша - ку-ку?
  Удивить, нахамить и завладеть вниманием, не понял ничего и на всякий случай обиделся, уж больно тон был насмешлив. - Ну, молви.... Чадо.
  - Маленькая, да удаленькая,- я присел на корточки, отмерил и всыпал навеску пороха внутрь, из кармана достал запал, ввернул.
  - Вот теперь, ежели дернуть вот за это колечко и бросить, она взорвется.
  С её помощью можно сделать так, что тати, каковые за тобой по лесу идут следом, сами гранатку взорвут. Урон себе нанесут - кого побьет, иных покалечит, глядишь, и отстали. Можно швырнуть так, что она над главами разорвется, али под ногами и откинуть не успеют. Воды не боится, можно рыбу в озере глушить, в дождь, снег, жару, холод (ну ты и сказочник Федя!). На две сажени вокруг себя кого не пришибет, тому увечье нанесет. (Сие испытание еще не проводил)
  - Дай, - И властно протянул руку.
  Я вложил в раскрытую ладонь, ребристую тушку,- Зовется сия штука, ЭФ один.
  - Чтой название странное,- крутил теперь внимательней рассматривая предохранительную скобу, разогнутые усики чеки и само кольцо, отрезанный от пружины и спаянный, кусок.
  - По имени моему, звать меня - Федор.
  - Ну кА, подмогни, Федька дерни за кольцо.
  - Э.... Отдай, я сам покажу.
  - Цыть у меня.... А ну тяни, давай, а не то, эвон Мефодию кликну....
  - Давай подальше отойдем. - Позвал его за собой. Мы удалились шагов на сорок, когда я остановился.
  - Дай гранату, - И улыбнулся, первый раз за весь день.- Отдам, вот те крест, токмо покажу, как правильно держать надобно.
  Подробно объяснил, показал, даже пару раз вложил в его лапищу свое детище. После того как пошел на второй круг - понял, пора закруглятся.
  - Так, держи крепче, - Разогнул усики и выдернул чеку.- Бросай как можно дальше и пригнись к земле.- Напомнил ему.
  - Не учи батьку, сыновей делать - Силантий размахнулся и захерачил гранату метров на пятьдесят. Через пяток секунд послышался тугой хлопок и над местом подрыва вспух дымный шар. Что-то цвиркнуло в недорубленных кустах и на землю неспешно упала ветка с двумя листочками.
  - Не так чтоб.... - Силантий посмотрел на меня.... - И сколько такая стоит? - Спросил и, не дожидаясь ответа, зашагал смотреть результат.
  
  'Не так что бы очень, но так уж и быть.... Сколько стоит.... Жучара! Привык кирпичи кидать в килограмм весом.... Хм, неплохо шестьдесят шагов без одного. Это считай сорок с лишним метров на круг выходит. Граната нынешних времен, представляет собой полый шар, набитый порохом и картечью, с коротким фитилем. В принципе сама по себе задумка, как раз для уровня техники данного века. Только вот недостатков два, тяжелая, а фитиль враг мог выдернуть, затушить или просто откинуть гранату в сторону. И все это сводит на нет, боевые свойства оружия'
  
  Походили, посмотрели, нашел большой фрагмент корпуса, грамм на двадцать, кусок от запала и больше ничего на глаза не попалось.
  Обратно шли в молчании, атаман думу думал, о чем свидетельствовали нахмуренные брови и перекатывающиеся желваки на скулах. Остановились на половине дороги, - Сколько денег надобно, чтоб у кажного стрельца по две гранаты были?
  - Семь рублей и полтина.
  - Это почем же штука - то?
  - Два алтына было, седмицу назад.
  Силантий крякнул от такой цены и яростно зачесал бороду. Потом видимо решился.- Вечером денег дам.
  - Не торопись, у меня осталось всего сорок штук запалов, а их здеся никто делать еще не могет.
  
  Как же приятно когда 'зеленая подруга' навещает других. И хочется и колется и мамка не велит....
  - Федя,- Ласково попросил Силантий.- ты ужо постарайся, старика уважить.
  - Три седмицы не раньше, сорок отдам сразу.... Надобно будет завтра Клима в город отправить, пущай Антипу наказ передаст. Митрофаныч, а может и на снаряды для пушки деньжат найдешь?
  В ответ приподнялась лохматая бровь.
  - Тридцать.... Пять....- Советский принцип - проси больше, все равно на.... хутор пошлют.
  - Двадцать!
  - Тридцать пять!
  - Пятнадцать и пошел на хер, у меня мошна не казенная.
  
  'Что и требовалось получить - денег на сто пятьдесят мин. Чтоб тебя, на чем я их возить буду, это.... Четыресто восемьдесят килограмм чистого чугуна, без пороха, тридцать пудов....
  И тут моя жаба удовлетворенно икнула,- уташ-шим.
  А в голову пришла еще одна мысль,- Гранатомет на пятьдесят семь миллиметров, этот как его....
  Блин не помню, но точно знаю, что есть, будет, такая приблуда и спецов. Полтинник калибр, на сотню с лишним гранату кидает осколочную. Таких могу сотворить цельных два. Один чуть длинней, другой по короче, переломка, взвод при открывании ствола, передняя рукоять, постоянный прицел. Трубчатый приклад с пружиной для амортизации отдачи. В принципе сделать можно. А вот с гранатой придется помудрить, тут нужна гильза....'
  
  - Чего еще удумал? - Силантий толкнул меня в бок и пошел вперед.
  Пожал плечами и двинулся следом.- Оружье что гранатой стрелять сможет.... - Договорить не успел, уткнулся носом в широкую спину остановившегося стрельца. Силантий медленно повернулся.
  - А ты не лжу молвишь? Побожись.
  - Вот те крест.- Размашисто перекрестился. - Через три седмицы.... Думаю, шагов на двести стрелить будет. - И поправился, наткнувшись на недоверчиво насмешливый взгляд,- Хорошо, на сто.
  Он покачал головой и зашагал прочь размашистым шагом.
  
  'да уж, сей прожект за свои бабки.... Ладно хоть на все остальное выцыганил....'
  И припустил следом, квакающие в животе кишки не лучший друг для молодого (!) здорового организма.
  
  На половине дороги отстал. Мы догнали медленно плетущихся несунов, с трудом пробирающихся по извилистой тропе с разобранным на части минометом.
  - Мефодий, погодь чуток. Куда вы его тащите?
  - Силантий молвил - на кузню отнесть, пущай там стоит.
  -!?- так ничего и не придумав что сказать в ответ, подобрал отвисшую челюсть и плюнув с досады поторопился за ушедшим вперед стрельцом. Али его уже стоит звать - Господин сотник? Не, обожду, шея чай своя, не чужая....
  
  ***
  Заканчивается июль, последние жаркие денечки стоят. Деды, местные, молвят - скоро дожди пойдут, ежели больше седмицы лить будут, жито зальет.
  Как успел убедиться, местная метеослужба работает четко, без сбоев и неверных прогнозов. Все что говорят на следующую неделю, сбывается на все сто прОцентов.
  Спросите у какого-нибудь древнего аксакала - что и как. Я заинтересовался и в ответ услышал - Смотри, как воробьи в пыли плещутся, словно в луже.... Утречком, раненько еще до свету стань и глянь на росу - ежели на песчинки похожа али совсем нет, день сухой будет. В горошины собралась - к вёдру.... С полуночи ветер над лесом дует, верхушки гнет, жди, через три дня на четвертый, дождь зарядит ....
  Гуси гогочут, утки крякчут, пес хвостом нос закрывает.... А по мне какая разница, на чьи ворота соседский кобель лапу задрал....
  Обидел дедушек, они со мной с месяц не разговаривали, плевались и уходили. Пришлось мириться, итогом стало нравоучение на тему - молодость есть порок, но проходящий. Но с тех пор, сводки погоды получаю регулярно и в срок.
  
  Надо придумать, чем занять.... А чего я собственно беспокоюсь, у них вон кучу командиров нагнали....
  Мастер - десятник может сказать Силантию....
  Вот не понимай черта в суе, он и явится. Стоит на крылечке и рукой машет. Позвал, а сам не дождался в избу вошел. Ну и хрен с тобой, золотая рыбка. Я что вьюноша по первому взмаху на полусогнутых бегать, надо, подождет. И свернул в сторону двух нулей на задворках, заросших огромными листами туалетного папира. Оправившись, поплескался у колодца, смывая грязь, набравшуюся за половину дня проведенного на полигоне и в кузне. Утерся подолом рубахи и, накинув кафтан на плечи, соизволил пойти в дом.
  - Федь, бабы к обедне быстрей собираются, чем тебя со двора дождаться.
  - Что тебе надобно старче? - Спросил, усаживаясь за накрытый, между прочим, и довольно нехило, стол.
  - А в лоб?
  - А за что?
  - Федька, неча кобениться....
  - Так я ничего такого не молвил. Спросил токмо.
  - Тебе деньги не надобны?
  -А что ж ты сразу не сказал, я бы бегом бежал....
  -Могет мне на лобном месте, криком кричать - Федька, дуй ко мне, я те гроши щас дам.
  - Я пришел, деньги давай. - Протянул раскрытую ладонь.
  Силантий скрутил из трех пальцев кукиш, плюнул на него и воткнул в подставленную ладошку.- Опосля, сначала трапеза. Я те ждал, таперича ты обождешь.
  Хотел ответить, отвлек скрип петель открывающейся двери. Нарисовался один из 'обозников' Иона кажется. Снял шапку, перекрестился на образа, низко поклонился и остался стоять на месте.
  - Проходи, Иона, свет не засти. Остальные где?
  - Идут, - Проворчал стрелец, усаживаясь на лавку. - Отроков токмо утихомирят....
  И пояснил на молчание Силантия, - бузить удумали.
  Морщины на лице старика разгладились, глаза сузились, от чего выражение стало хищным,- Сколько?
  - Трое.
  - Ну?
  - Как завсегда, опосля посмотрим, а то и ....
  - Нет!
  Я крутил башкой со скоростью метронома - тик-так, тик-так. На миг даже мелькнула мысль - при таком темпе голова отвалится раньше, чем пойму, о чем речь идет.
  Силантий обратил на меня взор,- Молчи.
  
  'Как там у этой, блин не помню.... Во! Алиса. Чем дальше - тем страншее и страншее.... А может это не её слова?'
  
  Махнул рукой, - да ну вас с вашими тайнами.- И потянулся к еде. Навалил в миску тушеных овощей, накрошил мяса, отрезал ломоть хлеба и принялся уплетать. Хотят разговоры говорить, дело ваше, а у меня окромя молока с кашей с утра маковой росинки во рту не было. И ту доесть не дали....
  
  'Самоликвидатор, хм. Вещица скажем нужная, того что мину или гранату кто-то сможет повторить, не боюсь. А вот то, что она просто упадет как кирпич и не взорвется, это плохо. К чертям собачим, Алекс освободиться, дам ему задание. Патрон для токарного станка. Пусть на досуге поразмыслит - как это можно соорудить, если что, подскажу.... Надо модифицировать взрыватель, боек сделать двух сторонним. Рассчитать длину запала.... М-да. Это увеличит длину, минимум в два раза.... И пока не забыл, винты нужны с плоской резьбой для винтового пресса....'
  
  Пока расправлялся с обедом, незаметно подошли и оставшиеся члены команды Силантия, совет 'пенсионеров' был в полном составе. После утоления голода, инстинкты самосохранения чуток приутихли, язык приобрел свободу и замолотил, сам не зная чего, наверно искал приключения на задницу.
  
  - Парни, про Силантия мне ведомо, а сами-то воевали, али токмо девок на сеновале щупали?- С прищуром оглядел собравшихся стрельцов. Наблюдать за пестрой компанией одно удовольствие....
  
  'ё- Никодим, да они как гусаки.... Как вы их только различаете. - На мой взгляд, отряд стрельцов только что прошедший мимо, и те, что стояли в карауле были из одного полка. Ан, нет. Никодим указал пальцем за спину, - Енти, из пятого полка Федьки Александрова, а вот это воронье из одиннадцатого, Давыдки Воронцова. У них платье разное и шапки.... А ты Федь, часом не ослеп?
  - Буду я картузы разглядывать, а что до ферязи, там и там она красная, а сапоги, если уж на то пошло, у всех желтые....
  - Да них шапки разныя, у тех темно-серая, а ентих коричневая!
  Я оглянулся и посмотрел в след уходящим стрельцам. Пожал плечами и фыркнул в сомнении - Фиг его знает, может и так.
  В результате, была прочитана коротенькая лекция (как раз до дома хватило) на тему распознавания стрельцов с поименным перечнем всех деталей одежды, упоминанием имен полковых командиров'
  
  Не скажу, что я стал экспертом в этом деле, но навскидку уже мог сказать - кто откуда. Сидящая напротив меня компания отличалась, и сказал бы, довольно сильно. Кафтан, темно-зеленый - почти как у полка Афанасия Левшина, разница в оттенке. Серый подбой, красные петлицы - такого сочетания не припомню и что меня больше всего поразило, совершенно черные сапоги, у прочих были цветные.
  
  За них ответил Силантий.- Федор, пиво будешь, - И с любезным оскалом (при желании можно принять за улыбку) сдвинул кувшин в мою сторону. Усы у него намокли и обвисли, это делает его немного похожим на моржа, чья шкура испещрена множеством шрамов.
  Беру посудину за узкое горлышко. В подставленную кружку, льется тонкая струя напитка, я смотрю сквозь упавшую на глаза челку, на сидящих напротив стрельцов.
  Мефодий, спокойно равнодушно обгладывает мосол, доставая узким ножом костный мозг. Иона даже не поднял глаз от миски. Лениво ковыряется, выискивая вкусные кусочки и, по одному отправляет их в рот, тщательно пережевывает. Трое других, чьи имена мне еще не известны, ведут себя схожим образом. Но у всех сидящих за этим столом (окромя меня) есть схожая черта. У всех крепко сбитые фигуры, одинаковая стрижка, масть, скупые экономичные движения....
  Раньше Силантия шибко не рассматривал - крепкий дед, всяко бывает, хорошо сохранился.... А вот сейчас, на фоне пришлых.... Блин, если бы не рука калеченная, она чуть по суше будет, один в один как эти 'обознички'
  - Благодарствую Силантий Митрофанович, дай бог тебе многие лета, - Малость юродствуя, моя жопа отправилась за счастьем.- Сподобился сиротинушке, милостыньку подати.
  Ранее бывало, просишь сокола нашего ясного - Силантий во имя Христа дай испить из тваво кувшина напитка богом данного. А он молвит - рылом не вышел.... Силантий ты почто мне лжу сказывал? - Закончил довольно серьезным тоном, глядя прямо в глаза.
  - Я? - Он благодушно улыбается, - Когда?
  - Это кто? Обозники? - широким жестом показываю на стрельцов.- Дай то бог, ежели они знают с какой стороны бочку с зельем взять и как на телегу закинуть. Зато у всех повадки матерых душегубов, отправивших к праотцам не одного ворога.
  Тишина. Полнейшая тишина, не прерываемая ни единым звуком. Послушал её немного и продолжил, не дождавшись ответа на свой вопрос.
  - Тогда спрошу вас, господа возничие. Что надобно наперед грузить еду али зелье?
  - Федя, помолчи чуток,- дедушка проснулся и высказал свое слово.
  - А рази, я не могу спрошать у честных людей? Или им чтоб ответ молвить твое указание надобно?
  Думается мне, что кажный, не один десяток годков пищаль на плече таскал и не один фунт пороховой гари снюхал.- при этих словах, на лицах стрельцов замелькали улыбки.
  
  'О-о. Каменные истуканы имеют что-то человеческое....'
  
  Придал своей физиономии, дикое выражение, словно в голову ударила желтая кровь с аммиачным запахом. Оставалась только зарычать и набросится на соседа, вставая с лавки. - Ты че скалишься?
  Он скривился в усмешке, бросил короткий взгляд на деда и сдвинулся в сторону.
  На этом все и закончилось, Силантий отпил глоток из кружки, поставил на стол,- Федь, из тебя скоморох пустяшный, зазря токмо людей обижаешь. Илья тебе слова плохого не молвил, а ты как пес цепной на него бросаешься, да только зла в тебе нету. Сядь уж, горе луковое. Лучше парням покажи гранатку, кою с тобой в овраге взорвали.
  Купил меня с потрохами, о своих цацках могу трендеть, хоть целый день. Достал и выложил на стол пустой корпус, который тут же пошел по рукам, а я пустился в разглагольствование по поводу применения. На заданные вопросы ответил практически честно, утаив только парочку приемов - таких как бросок с задержкой. Поубивают себя к чертовой бабушке, а меня виноватым сделают. Да и состав замедлителя требует доработки и проработки отдельных частей, чтоб начать делать их в неограниченном количестве. Там глядишь, и сами додумаются.
  
  Когда трапеза была практически закончена (да все давно уже сидели и переговаривались, лениво допивая напитки, кому что налили)
  Силантий решительно разогнал служивых,- Так хлопцы, пора и честь знать, отроки чай заждались.
  Парни быстренько собрались и потянулись в сторону двери, последним потащился и ваш покорный слуга. Попытался.
  
  'А вас Штирлиц, я попрошу остаться'
  Нечто подобное услышал, когда уже взялся за ручки двери, чтоб прикрыть её за собой. Вернулся, повинуясь молчаливому указанию, сел на лавку. Сижу, жду, когда господин сотник соблаговолит собраться духом, ибо вид у него, какой-то смущенный, или это так кажется....
  Решился сам помочь,- Силантий, ведомо мне, что ты был сотником одно время, а где не знаю.... С Никодимом знаком.... Его спрашивал, где вы дружбу свели, на тебя кивает - надобно будет, сам молвит....
  Он встал из-за стола, сходил к своей заначке принес пузатую бутыль темно-зеленого стекла, заткнутую обернутой в тряпицу пробкой и залитую воском. Ни говоря, ни слова откупорил, разлил по кружкам тягуче красного вина. Одну сдвинул в мою сторону, вторую взял сам, отпил глоток, отставил.
  - Никодим молодец и Марфа под стать ему буду, справная баба. Ежели упомнишь, мы с тобой тогда токмо свиделись и тати на двор влезли....
  - Да, помню. Мне еще тогда по хребту сильно перепало и черпушку разбили.
  Он кивнул на мои слова, продолжая,- опосля, тебе Никодим быль сказывал о том, как Марфа ему жизнь сберегла. Вот тогда мы и встретились в первый раз. Я ужо сотню водил. Без малого на тех землях, верой и правдой почти сорок годков, тропы лесные, овраги да все там исходил, истоптал. Даже пришлось, почитай лето и зиму, головой отвечать за Сенецкую засеку. Это сейчас там тишь да глад, да Литва в соседстве, а тогда....
  
  [ - Митрофаныч, а скажи нам - Ежели, татарин какой али ногаец, на стену полезет, что делать должон? - Вопрошающий старик, опоясанный наборным поясом с саблей, ладонью оправил коротко стриженную бороду и посмотрел на стоящего перед ним отрока. Десятник Яков, всех называл по отчеству, родовитые бывало ворчали, а потом привыкали. Кряжистый, большой силы человек, всегда спокойный и миролюбивый, с мещеряны был родом. Вывести его из себя могли всего две вещи - незнание очевидного и вороги, ежели случалось, что вторые попадались, лучше было стоять позади, чем мешаться под ногами....
  
  Когда Силантий первый раз попал на заставу, его определили в десяток лесной стражи, им одного не хватало. Ребята все молодые бесшабашные, озорные.... Ходили тайными тропами, татей смотрели, ежели нужда была, гонца слали. С ними пробыл всего ничего, самую малость, три дня. А потом, крымчаки прорвались через засеку и, собрав полон решили уходить через их заставу. Его как самого молодого, вперед послали, упредить, а сами спину его держали.... Они все там остались, навсегда....
  
  Стремительно проносятся низко растущие ветви деревьев, и приходится низко нагибаться к лошадиной шее, чтоб не быть сбитым на землю. Уже дважды спас щит, перекинутый на спину, в нем торчат стрелы, с белым гусиным оперением. Пробили насквозь и острый наконечник одной из них, разодрал кафтан, исподнее и сумел добраться до тела. От чего на правом боку мокро и с каждым конским скоком седло начинает противно хлюпать. Оторвались совсем недалеко, когда пал мерин скачущего последним стражника, не выдержало видимо сердце али стрела достала. Молча ткнулся мордой в серую землю, перевернулся разок и замер, выставив вверх копыта с истертыми подковами. Парня выкинуло из седла и со всего размаху приложило об узловатые корни, торчащие тут и там. Он так и не встал, оставшись лежать на месте изломанной куклой. Задерживаться нельзя, уже слышен шум погони. Десятник утер рукавом, мокрое от пота лицо, прохрипел,- Айда, ходу. И вновь впереди узкий, извилистый, зеленый коридор из кустов, стремительно уходит назад. На одной из развилок они разделились, на короткую тропу, ведущую к заставе, ушли четверо, уводя за собой татар. Оставшиеся двинулись по длинной, что идет в обход оврага, через болото. По ней редко ходили, мокрая топкая болотина, проваливается под ногами коней, и они вынуждены идти шагом. На перепутье, десятник остановился и поднял руку, вслушиваясь в звуки леса. Постояв так, совсем немного, решительно свернул на узкую тропку уходящую в чащу. Придержал своего мерина и когда Силантий подъехал ближе, остановил,- Не гоже тебе с нами идти, ступай, довези весть....
  
  Опосля ему рассказали.... Они успели, с наскока ударили в спину, опрокинув, стоптали сразу троих татар и прорвались к своим друзьям, прижатым около большого дуба на огромной поляне. Враг растерялся, и они, зарубили еще одного. Подобрали тех, у кого убили лошадей и начали уходить....
  Не смогли, усталые кони с двойной ношей, быстро выдохлись и через версту их нагнали, обошли и зажали в неглубоком овражке ....
  
  Весточка пришла вовремя, поднятая по тревоге сотня, встала на горячий след и, растрепав по пути чамбул оставленный задержать погоню, догнала уходящую орду. Полон в тот раз отбили, людишек возвернули по родным местам. Силантий, потерял много крови и два месяца, до самой зимы, шатался словно неприкаянный....
  Снег выпал в тот год рано, уже в первых числах октября легкий морозец сковал льдом неглубокие лужицы. Пожухлая трава по утрам серебрилась льдистыми иголками изморози, таявшими под лучами дневного солнца, если ему удавалось пробиться сквозь низко плывущие облака. А еще через седмицу, на место побитых стрельцов, да детишек боярских другие новики пришли....]
  
  
  - Поставили меня в десяток острожный, как сейчас упомню, Яковым ево звали, могутный муж был. Его через пять годов татары на стене из луков постреляли. Дотошный, совсем как ты, в кажну дырку залезть норовит....
  
  [ Криком караул кликать, в колокол набатный стучать.
  Десятник довольно улыбнулся, - А вот лестницу ужо подставили тати и лезут.
  - Надобно лестницу в бок валить, чтоб она, падая, другие сбила.
  - Почему набок?
  - Так легшее....
  - А за каким лешим, чадо мое бородатое, седни от себя толкал? Тебя почитай, словно ежа, ногаи стрелками истыкали. Помер ты поутру от ран тяжких, надобно службу заказывать, батюшку просить молебен прочесть - о невинно убиенном отроке Силантии сыне Митрофановым, а детишкам.... - Последовал широкий взмах рукой, на скалившихся в усмешке парней,- Тризну справить, помянуть безвременно усопшего воя....]
  
  - По сию пору помню свою сказку первую, кою писал по наущению Якова - Он поднял взгляд к закопченному потолку.
  - От сизого болота, речка Вырка сия довольно мелкая, посередь полтора аршина, ширину будет семь саженей, течет в глубоком овраге. Правый склон высок и порос лесом, левый же низок, с него к воде пройти можно. Промоина та с половину версты тянется, на берегах кусты растут и дерева, берега топкие, мест для ночлегу нет. Далее через версту падь в одну сажень....
  Тут он остановился, потер лоб и смущенно улыбнувшись, сказал,- От, запамятовал....
  
  [- Силантий, я ж те, прости господи, - Яков отступил на шаг и опустил саблю,- молвил не раз - когда ударил, поддерни на себя, а ты что творишь? Сабелькой словно дрыном машешь.
  - Как батя с дедом учили.- Силантий смахнул со лба капельки пота.
  - Батя с дедом,- Ворчливо повторил Яков. - Токмо мечом так бьются, откель ты такой выискался на мою голову. - Решительно воткнул оружие в землю и ушел, размашисто шагая, в сторону ближайших построек. Скоро вернулся, держа в руках старый чекмень. Подвязал за ворот к слеге, чтоб висел словно чучело. Удовлетворенно осмотрел и подозвал Силантия. - Сруби рукав, словно это татарин.
  Силантий встал напротив, примерился, покачал саблей, взмахнул.... Халат отшатнулся как живой, дернув ватным плечом и, насмешливо закачался, совершенно целый, если не считать старых дыр, из которых клочьями лезла серая вата.
  - Посторонись,- Яков встал на его место, примерился, сабля со свистом описала серебристый полукруг. Рванина чуть дернулась, и срезанный рукав упал на землю. Десятник подцепил кончиком и поднял. - Понял как надобно?]
  
  - Я токмо через седмицу догадался, как надобно сабельку держать.- Стрелец нацедил из бутылки немного вина, отставил в сторонку, взял в руку кружку,- Добрый десятник Яков был, пусть земля ему пухом будет. - Медленно выпил и стряхнул последние капли на пол.
  После некоторого молчания, когда каждый думал о своем, он продолжил,- Через семь годков, собрали нас, сколько можно, оставив кажного десятого и, пошли воевать татар ногаев с турками.
  В лето 7080-го июля в 26 день приходил крымской царь на Русь с великим войском. И на Молодех сеча свершилась, и войска его побито бесчисленно. Князь Михайло Воротынский с нами был, гуляй городище, ставил. В передовом полку воевода князь Дмитрий Хворостинский со товарищи налетел на орду и побил у них людишек знатно. И царь послал нагайских и крымских татар с царевичи на помощь двенадцать тысяч, и мчали они детишек боярских, дворян со стрельцами до самого города гуляя. И князь Дмитрий с полком своим поусторонился города гуляя направо, и в те поры князь Михайло велел нам, стрельцам, из пищалей стрелять по татарским полкам, а пушкарям из большого наряду из пушек стрелять.
  В том бою многих татар побили, но и нам досталось на орехи. - С этими словами Силантий выставил искалеченную руку.
  - Из трех тысяч стрельцов, живых осталось один с полусотни, а не пораненным, из сотни. Не один ни ушел, все остались на поле том, сложили свои головы. Не приведи господи, такое еще раз увидеть....
  
  [- Идут! - Пронесся над полем крик и подхваченный многими голосами, словно птица пролетел над построенными в длинные ряды, полками. Стрельцы принялись раздувать фитили, те, у кого потухли, прижигали у соседа и, раздувая щеки, дули изо всех сил на слабый тлеющий огонек. Забегали десятники, полусотники и сотники, раздавая на бегу зуботычины нерадивым, шутками и прибаутками взбадривали воинов. Послышался чей-то вскрик. Силантий обернулся и успел увидеть как Яков, бьет в ухо стрельца, молодого парня, токмо в прошлом году пришедшего. То сковырнулся на землю, но был вздернут на ноги за ворот кафтана, поставлен в строй, соседи всунули в руки упавшую пищаль. - Сыпь на полку зелья.
  Посмотрел на судорожные попытки снять с берендейки натруску, сорвал с него, подсыпал, сколько нужно и вложил в руку. - Держи, не теряй.
  Поднял с земли шапку, пару раз стукнул себя по ноге, стряхивая налипшую грязь, аккуратно одел парню на голову. Подправил чуток, опустив на одно ухо, отчего вид у стрельца стал подобающим. - Ты милай не боись, мне самому страшно.... - Повернулся к своему десятку, окинул взглядом серьезные лица, - Да где ж мы их хоронить то будем? Пошто морды такие кислые, словно клюквы нажрались, али не лупили мы татарву почем зря?
  С поля, от реки, послышался гул. Прослужив уже достаточно, Силантий не мог его ни с чем перепутать, так звучали тысячи конских копыт. Он подобрался, уложил на воткнутый бердыш пищаль, крепко держа его за древко левой рукой. Вжал приклад в плечо, чтоб не выбило отдачей и замер, моля только об одном - лишь бы фитиль не погас.
  Из-за леса, показались первые конные, по знаменам распознали своих, кои ушли вдогон и, нагнав войско вражеское посекли сторожевой полк. Теперь они шли обратно, ведя за собой погоню. За две сотни шагов, они поворотили лошадей влево, уходя в сторону и открывая своих преследователей.
  - Целься.... - Все словно замерло.... Пригнувшись к холкам маленьких лошадок, ощетинившись тысячами копий, на них надвигалась неисчислимая орда. Рядом кто-то охнул, поминая пресвятую деву богородицу, кто-то злобно матерился.... За спинами, из гуляй города, словно неведомые чудища, рявкнули пушки большого наряда, выбрасывая сизые клубы дыма и дроб свинцовый. С пронзительным свистом, картечь ударила в надвигавшуюся лаву, разрывая на части, убивая и калеча все вся на своем пути. Прорубила широкие просеки, выбив сотни наездников из седел и опрокидывая лошадей оземь. В ответ послышался жуткие крики и завывание врага продолжающего во весь опор мчаться на укрепления.
  Когда осталось двести шагов, раздалась долгожданное - Пали!
  
  Силантий нажал на курок, и зажмурился, оберегаясь, тлеющий фитиль опустился, уткнувшись в горку пороха. Последовала яркая вспышка, мелкие, горящие порошинки разлетелись в разные стороны, одна самая злая ужалила в щеку. Отдача мягко толкнула в плечо, и тяжелая пуля улетела навстречу с врагом. На своем коротком пути она встретила только лошадиную голову, со всей силы врезалась в неё, разорвала на части и расплескала содержимое черепа во все стороны. Ноги убитого животного подломились, и туша рухнула на землю, калеча своего наездника не успевшего выдернуть ноги из стремян и соскочить на землю. Хотя это все было бы бессмысленно, не успел всадник помянуть Аллаха, как в спину с размаху ударило копыто, выбило дух. Сверху пал еще один конь, затрещали сломанные ребра, разрывая легкие и выходя наружу. И одним ногайским воином стало меньше.
  
  Густое облако порохового дыма окутало строй стоящих стрельцов.
  - Заряжай,- крикнул Яков, яростно шуруя шомполом в стволе, трамбовал всыпанную навеску зелья, выхватил из сумки пулю, зажал в зубах. Полез за пыжом, куском просаленной кожи. Обернул, опустил в дуло, несколькими сильными ударами осадил на место. Положил пищаль на бердыш, насыпал затравку, раздул фитиль, поправил, чтоб он точно попал куда надо, оглянулся на свой десяток. Почти все, будучи опытными стрельцами, справились наравне со своим командиром, молодой парнишка немного замешкался, но вот и он готов.
  - Целься.... - Все замерли на мгновение.
  - Пали....
  Одновременно заревели пушки, разрывая нападающих на части. Залп проделал огромные бреши, но не сбили пыла нападающих, изрядно поредевшие татары врубились в ряды стрельцов....]
  
  - Мы стояли в третьем ряду и успели еще разок стрельнуть, прежде чем до нас добрались вороги.
  Опосля бросили мы пищали на землю и взялись за бердыши....- Силантий замолчал, уставившись невидящим взглядом прямо перед собой.
  
  [ Отшатнулся от летящего в грудь копья, и с широкого размаха, чуть присев, подрубил ноги коню. Тонко заверещав раненое животное рухнуло, упавшего всадника ткнули подтоком в спину. Снова замах, удар по древку, отбить в сторону, перевернуть и проносящийся мимо татарин сам себе выпустил кишки, располосовав брюхо. Что с ним было дальше, смотреть некогда. Из облаков дыма один за другим выезжают враги и, каждый норовит приложить чем-нибудь стрельца. В дело идет все, остро заточенные сабли, топоры, копья, кистени....
  Болит спина, плечи, из рассеченной брови струится кровь, заливая правую половину лица. Рукава разодраны лохмотья, а ноги скользят по раскисшей земле.... Надо стоять.... Упадешь - умрешь.
  Для Силантия, да и не только для него, все слилось в одну нескончаемую череду ударов отбитых и пропущенных. Медленно шаг за шагом они отступали под натиском, нагромождая перед собой вал из трупов.... А потом усталость взяла свое....
  Свалив очередного коня, провалился вперед на выпаде и, татарская сабля скользнула по древку бердыша....]
  
  - Даже понять ничего не успел, как меня ужо с ног сбили. Пытался встать на карачки.... Очнулся в потемках, наши ходят живых ищут. Я лежу, пошевелится не могу, рук и ног не чую. Токмо что смог, голос подать. Опосля в обозе, коновал, сунул в зубы деревяху, двое за плечи держат, а он отрезал кисть, она на жилах болталась. Культю чистой тряпицей замотали, вина зелена глотнуть дали....
  Почитай седмицу мы просидели, жрать нечего, овес токмо был, да лошадок пораненных резали. Благо хоть воды вдосталь. В субботу татары с коней сошли и пешими на нас пошли. Первый раз диво такое зреть сподобился. Я к култышке кинжал ремушками подвязал, саблю в правую руку.... Не единожды вспомнил в тот день десятника сваво ибо только его трудами жив остался. Татары смогли дойти до стен гуляя, через верх вервицы свои кидали с крючьями, руками погаными расшатывали бревна. Одного срубишь, а на его месте ужо две хари визжат и копьями грозят, в бойницу суют, достать пытаются.... Опосля, когда кончилось все.... В иных местах, где пушек не было, по трупам до середины стены встать можно было.... Руки, пальцы, головы ведрами собирали и земле предавали....
  Пока мы секли татарву, князь воевода Михайло поднял полк большой и долом обошел ворога, обождав немного со всего наряду пушки стреляли. Из гуляй города, князь Дмитрий собрал всех кто мог оружье держать, немцев наемных, стрельцов и напустился на татар. Поле красное стало, в небо дым сизый от зелья сгоревшего, клубами подымается.... И крик велик стоял. И разгромили мы войско татарское, побегли они от нас....
  Славу кричали, молебен благодарственный опосля отслужили и службу в память погибших воев. Три дня убитых земле предавали. Нечисть побитую в овраг сволокли и там засыпали, чтоб зазря не смердели.
  За ту битву, за службу ратную получил землицы надел....
  
  - Силантий, но землю дают только тем дворянам, кто службу ратную несет. Мне Шадровитый так сказывал. - Я не утерпел и перебил его рассказ.
  - А я и сейчас служу и помру на службе той.
  - И где?
  - Да почитай годков пятнадцать как головой хожу над детишками боярскими кои на засеки служить приходят.
  - Так ты выходит пограничник?
  - Федька.... Найдешь же ты слово правильное - пограничник. Служилый по границе.... Верно, граничные мы людишки, вместе с воеводой, что государем поставлен, чинить препятствия разным татям лихим да татарам, ежели они хотят на нашу землю прийти за полоном.
  - Так это что получается, - я немного обескуражено смотрел, на сидящего передо мной старого стрельца и только после его рассказа, понял, что это за люди, кто эти десятники в непонятных кафтанах,- парни, твои что ли?
  Он просто кивнул.
  И у меня потихоньку, медленно, отвисла челюсть, и глазки поползи с насиженных мест, стараясь забраться как можно выше на лоб.
  Его рассмешила моя удивленная физиономия, - Рот закрой, не то ворона влетит.- Сказал, вставая со своего места. Плеснул немного вина по кружкам, заткнул бутыль и отнес в заначку.
  - Что дальше делать будем Федор?
  - Гад ты Силантий, - проворчал, прежде чем вылить в рот дозу вина.
  - Вот те нати, сызнова собачится.
  - А ты тоже хорош гусь.... Я роду племени подлого.... Разок токмо сотником меня ставили.... Завистники службу нести не дали.... Ты почто меня к Архипу отправил? Сам же можешь отряд вести, а мне сговариваться с ним пришлось, я ему теперь оружье отдать должон....
  - Нет меня здесь, Феденька и отроков что в сарае сидят, тоже нет. Я в поместье своем, болезнью липкой болен, лежу, рукой ногой пошевелить не могу. Старый я, неровен час, как вдруг помру, парни сподобились меня на богомолье в дальний монастырь повезти. Здесь в деревне на постой остановились, худо вдруг мне стало.... - Произносил это все с таким достоверным видом и подобающим лицом, на миг даже поверил ему. Потом не сдержался и улыбнулся
  - Врешь как сивый мерин и не краснеешь. (Хотел добавить про уши и лапшу.... Не поймет) А порох тогда откуда?
  От ответа захотелось заржать,- Оно тебе надобно? - настолько современно (по моим меркам) прозвучал. - Есть и есть, пользуйся, пока дают.
  Пожал плечами в знак согласия. Да вот только голова от языка, давно живут отдельным домом,- А кто тебе там жить мешает? Может его.... Таво.... Ну на ловлю поехал, кабан там задрал али медведь порешил. В баньке со товарищи угорел, опились хмельного да уснули, а оно возьми да займись от искры на пол упавшей. Могет на него тати напали, он серебром хвастался в кабаке, они доглядели и.... кистеньком по головушке и шапка горлатная не спасла.... Слуга какой....
  - Федя, побойся бога, это ж грех какой на душу брать, не можно так. Не тать он, все-таки какой.
  - А тропить тебя словно зайца, можно? Силантий, есть поговорка хорошая - нет человека, и он жить не мешает. (Пришлось переиначить) Да застрелите вы его при первой же заварушке на засеке и дело с концом.
  - Хватит Федя попусту языком молоть, надобно дела делать. - Сказал, хлопнув ладошкой по столу, и вставая, добавил тише, - удумаешь невесть что.
  Да вот тон его, задумчивый, мне очень по нраву пришелся.
  
  Лета ХХХ года, Июль 30 день
  
  Утро как утро, нормальное теплое утро середины лета. Проснулся вроде бы рано, а на двор вышел.... Ан нет, сплю до хрена и маленький вагон в придачу. Есть такое дело, а ежели еще вечером засидеться до первых петухов, то сам себе удивляюсь, что вскочил в такую рань. Народ уже копошиться и гоношится по своим нехитрым крестьянским делам. С крыльца видно как проехала скрипучая телега с двумя человеками. Пробежала стайка ребятишек, это могу точно сказать - на пруд за карасем, один несет на плече свернутый бредень, а у двоих в руках деревянные бадейки с веревочными ручками. Буквально следом за ними, в туже сторону, две девчушки лет пяти - шести, ухватившись за лыковую вервицу тянут блеющую дурниной козу. Чего упираться, дура костлявая, там трава сочнее.... Одна из пигалиц, нагнувшись, подобрала с земли корявый сук и со всего размаху треснула по тощему заду рогатой товарки, и сопроводила сие действие хлесткой тирадой, в которой только две буквы были приличными.
  Вот мерзавка - воскликнул в восхищении от мастерского загиба и, спустившись с крыльца, пошел на конюшню проведать свое транспортное средство. Нет, ехать никуда не собирался, ходить за ним есть кому. Так, проведать посмотреть, себя показать....
  Через полчаса возвращаюсь обратно, потирая укушенную филейную часть и матерясь не хуже той девицы. Бабай скотина копытная, отомстил за то, что я его неделю не выгуливал, оборзел мерин.
  Я ему - здравствуй бабаюшка, как поживаешь.... А он мне круп показывает.
  Почистил стойло (в кои века сподобился) принес воды, задал сена, поставил в уголок ведерко с его любимым овсом. Потрепал по холке и уже почти вышел, когда почувствовал за спиной движение и потом резкую боль в ягодице. С проклятием отскочил, разворачиваюсь, чтоб дать отпор, а он стоит с таким обиженным видом и тянется ко мне....
  Приласкал, поговорил с ним немного, извинился, что не могу долго с ним быть. Он все понял и я был милостиво отпущен восвояси. Так что я больше злился на себя, чем на мерина, он-то, в чем виноват?
  
  Который раз хвалю сам себя и глажу по голове - Идея с централизованным питанием классная вещь. Экономит кучу времени и оставляет время для размышлений. Вот и сейчас Глафира поставила на стол предо мной миску с едой, а мысли ползут в неизведанные дали....
  Бдзамс - бдзынь,- Чтоб тебя.... Словесный пируэт, выданный юношеским, начинающим ломаться голоском выдергивает из туманной дымки и возвращает к реальности.
  Смотрю через плечо, это Симка, младший сын поварихи отличился. Она видимо попросила его переставить, передвинуть котел с водой для щей, а это непутевое чадо грохнуло его оземь. Стоит мокрый с головы до ног и материться. Матерился, у Глаши не забалуешь, фонтан сквернословия мастерски заткнут затрещиной и добрыми словами,- Я же те рукосуй, что молвила - Задвинь его. А ты, за каким лешим его таскать удумал? Что мамка, я те дам мамка,- И прекратила дискуссию шлепком мокрой тряпки по костлявой спине.
  - Ставь на огонь и неси воды. Токмо котел ополосни сначала, горе ты мое луковое. - Отрок подхватил котел с земли и поволок к колодцу, поставил на небольшую лавочку рядом с ним и вылил первое ведро.
  Толи криво стояло, али еще что, когда он отвернулся, коварная железяка сползла и упала точно на донышко, вода плеснулась вверх и окатила несчастного по второму разу. Опять крик, вопли....
  Глядя на сие действо, в голове забрезжила слабенькая идейка и, пока доедал завтрак. Она вполне созрела и стала нарезать круги, требуя воплощения. (Странно как, идея рождается в голове, а болит потом попа)
  
  Возвратившись домой, поковырялся в куче кухонной утвари и выволок на свет божий, чугунный котел литров эдак пять, может даже и больше. Прихватил запал, клубок бечевы и пошел на кузницу к Даниле. По пути забрал с килограмм картечи, наглым образом экспроприировал, три кило пороха, в патронной избе. Парни проводили меня заинтересованными взглядами, а от стрельца из охраны просто отмахнулся.
  Кузнец сначала никак не мог понять - зачем портить такую хорошую вещь и даже отыскал среди хлама почти такой же, только с трещиной на боку. Я умею иногда быть настойчивым и, поворчав еще немного для приличия, Данила запалил горн. Пока он готовил инструменты, занялся полезным делом, колотил второй чугунок на кучу мелких осколков. Закончили почти одновременно, он приклепывать две изогнутые пластины для крепления, я готовить сечку. Перемешал ее со свинцом и увязал в плотный тючок, пороховой заряд пересыпал в шелковый мешок(не пожалел свои старые трусы на это дело), уложил на дно мины. Сверху расположил свое народное творчество. Вытряхнул кульки на верстак и попросил кузнеца сделать еще одно отверстие, на этот раз для крепления запала. Хрень полная. Торчит прыщ на ровном месте того гляди обломаешь ненароком. Дальнейший осмотр расстроил - для таких вещей нужен взрыватель другого типа. У этого слишком длинная предохранительная скоба и при выдергивании чеки будет цепляться за корпус. Пришлось уродовать хорошую вещь. Начал сборку - порох, картечь, тряпичная прокладка, сухой песок, крышка прикручена проволокой к котелку. На крышке были сделаны подмастерьями насечки, чтоб разрыв произошел в нужном направлении, должна будет открыться шестью лепестками, почти как ромашка.... А что так и назовем - Ромашка.
  Выпросил две прямые железяки непонятного назначения, вставил в приклепанные петли и отошел в сторонку посмотреть на дело рук своих. Будьте нати, прошу любить и жаловать мина направленного действия из подручных материалов. Почти красиво, если бы не уродливый прыщ торчащий из задницы. Чем больше смотрел, тем больше мрачнел. Такую штуку надо рвать бикфордом или на крайний случай стопином, первого нет второй есть. И снова минусы. Давно уже решил для себя, что никакого открытого огня не будет, воду с небес и лужи на земле, еще никто не отменял.
  Здесь по уму провода нужны и запал электрический. Провод не проблема, накатать можно хоть пару километров. Изоляция тоже возможна, смола и бумага. Батарею из чего делать, не собирать же вольтов столб в цать килограммов веса. Был бы цинк, давно уже эту проблему решил или на крайняк магнит какой ни какой. Конденсатор сделать хоть сейчас могу из оловянной фольги, а вот чем его голубчика зарядить? Во. Это и есть главный вопрос.
  
  {Хоть бери и делай багдадскую батарейку.... А вообще-то это мысль. Для тех, кто не знает, загадка древних, глиняный кувшинчик грамм на тристо объемом, центральный штырь из железа, второй медный, заливалось все виноградным уксусом. Современные ученые сорвали голоса, пытаясь перекричать, друг друга, доказывая каждый свою версию, что это такое и для чего оно надо. Договорились до того что это нечто лечебное, но большая часть все-таки сходится во мнении что это батарейка. Что они могли бы сказать пропади им руки элемент типа три А. Некто умный покрутил бы в руках засунул в ноздрю и сказал с важным видом - раствор минеральных солей сбалансирован таким образом, что благотворно действует на слизистую оболочку, снимая посттравматический эффект после ушиба. Способствует ускоренному заживлению мягких тканей. Или насморк лечит, а может и геморрой, если вставить правильным концом....
  Нашли наши мудрецы это, построили аналог, получили электричество и ломают мозг - для чего оно надобно. Одна здравая мысль проскочила - использовали для гальванопластики. Но там споры пошли, маленькое напряжение, всего один- два вольта. Да что она может....Люди вы что охренели, предки не такие уж.... Плохие были, если до такого дотумкали. Если уж сделали одну. Нет, если уж вы нашли одну, это не значит, что это было изготовлено в единственном экземпляре. Всего одна найдена, все остальное утрачено за давностью лет. Отсутствие соединительных шин из сплава свинца и олова говорят,(есть следы) что это могло соединяться в большие батареи с очень большим напряжением, вполне достаточным не только, чтоб мухлевать с серебром покрывая его золотом. Провода не нашли, сопутствующего оборудования.... Отговорка мягко говоря не ахти. А это ничего, что медь и железо в то время были дефицитом и эквивалентом денег. У нас в глубинке не то что проводов, столбов из под них не найдешь. Зато теперь можно смело утверждать - Россия настолько велика и необъятна, требуется много лет для электрификации. Воров идущих следом за монтажниками, не останавливает ничто, ни дождь и ветер, ни высокое напряжение.... Древнюю проводку просто напросто растащили и переплавили в нужные вещи.
  Хотят проверить подлинность древней утвари на предмет подделки. Господин Архимед уже бегал по городу в чем мать родила, именно из-за того что нашел способ - как отличить золото от серебра и вывести на чистую воду вороватых продавцов ювелиров из славного города Багдада. Вам уже не надо повторять его подвиг.
  Багдад, Сиракузы.... Средиземное море, белые пляжи кварцевого песка, кучи водорослей выброшенных на берег, высушенных и потом сожженных на кострах. По одной из легенд именно так было открыто стекло. Здесь не хватает еще одной страны. Археологов и Египтологов до сих пор волнует вопрос - как можно было расписать стены и потолки фресками, не закоптив их факелами, светильниками и прочим, дающих открытое чадящее пламя. Вроде как нашли некое подобие рисунка, якобы изображающее лампу....
  И начинают жаться как телка перед первой дойкой. А может это и не то.... А вот и не похоже....
  Просто подумать слабо? Древние поняли причину появления стекла. Отработали примитивную и довольно сложную систему очистки стекольной шихты от примесей и научились изготавливать предметы. Так что могло помещать соединить эти две вещи - Багдадскую батарейку, Египетское стекло и сделать лампочку. Источник электричества есть, материал для колбы, есть. Подобрать уголь или нечто иное, которое может достаточно долго светиться в вакууме лампы.... Думаю, смогли бы.}
  
  А вот если сбацать из кувшина литра на три, нечто подобное, завернуть спиралью, отперфорировать катод и анод, для лучшего прохождения жидкости, и с десяток соединить в батарею. Какое напряжение можно получить? Как долго будет держать заряд? Сделать электрозапал легче легкого, витая серебряная проволочка в пороховой мякоти, а может и, медной обойдусь.... Черт, не электрик я ни разу. Знаю, что оно живет в розетке и бегает по проводам и если засунуть ножницы в розетку, будет маленький бум с большими искрами. Омы-фигомы, квадраты-фигаты, амперы и вольты.... Господи расплодили нечисти.... Точно знаю одно - при последовательном соединении, дурь возрастает.
  
  - Ты чего нечистого поминаешь? - Тихо спросил Силантий, появившийся как тот черт, которого не надо поминать в суе.
  - Задумка есть одна, боюсь, что помешать может,- Хоть и вздрогнул. Но постарался удержаться, чтоб не дать по любопытной сопатке, выглядывающей из-за плеча.
  Да он уже не слушал, обошел стороной и рассматривал стоящий на верстаке образец минно-взрывного творчества - Федор и ко.
  - Нравиться? - С некоторой толикой гордости за свою работу, спросил у него.
  - Федор, а за каким лядом, ты хороший котел спортил?
  - Ничего не испортил, - Обижено засопел и стал куском ветоши стирать сбоку мины грязь. - Это супротив ляхов али другой вражьей живности, ставишь у дороги, бабах и все, иди, собирай барахлишко.
  Айда, вон туда.- Кивнул в сторону джунглей растущих за кузницей. Там уж точно никого не будет и не надо мишени готовить, по сбитым ветка и сучьям можно будет определить эффективность. И не дожидаясь согласия, выкрутил взрыватель и поднатужившись ( килограмм десять точно стала весить) взял в охапку и потащил к загородке. ( вторую надо в половину меньше делать, с такой ерундовиной по лесу не набегаешься) Перелез через оградку и топая как слон углубился в чащу. Мне нужен крепкий ствол и небольшая полянка. Сухая трава шуршит, под ногами хрустят сучья, с треском обламываются ветки, а упертый носорог прет на пролом невзирая ни на что. Впереди нарисовалась маленькая полянка, вроде как подходит. Пару саженей длиной и в одну шириной, пара осинок сросшихся вместе. То что дохтур прописал. Установить мину, ввернуть взрыватель и отойти, разматывая бечеву, дело трех минут.
  Веревки хватило на тридцать метров, присел на корточки, оглянулся на своих невольных ассистентов, - Силантий, Илья, вы бы пригнулись, стоите как.... В последний момент протянул конец деду.
  - Дергай, чего уж там.
  Он даже не задумывался и не спросил ничего, дернул со всей дури, аж на зад опустился. Открыл рот чтоб поздравить меня, как рядышком (относительно) глухо рявкнуло и на нас сверху посыпалась листва и мелкий сор. Отряхнулись и пошли посмотреть, что и как. Я иду позади, у меня почетная миссия, шнурок смотать. Клим же не даст второй, занудит но не даст. Когда добрался, они уже были на противоположной стороне полянки, она ощутимо раздвинулась. Котел выдержал и был целым, можно по второму разу снаряжать.... Хрен там, под копотью не видно, когда перевернул, вот она трещина.
  Вот зараза. Закончив рассматривать, расстроено поворачиваюсь, чтоб заценить - что здесь картечь настригла по кустам. Хм, довольно ничего я бы сказал. Градусов так сто шестьдесят по фронту и на глубину сажени четыре и по высоте.... На метр выше стоящего в самом конце просеки Силантия будет. Вон обернулся, машет.... Чего они там увидели?
  
  - Твою мать.... - А что еще можно сказать, рассматривая ногу, обутую в истертый лапоть торчавшую из под груды наваленных веток, срубленных чугунной сечкой. В четыре руки.... пять, Силантий тоже внес свою лепту, откинул пару сучьев, откопали мужика. Да уж, досталось бедолаге по самое не балуй, вся грудь разворочена, а вторая нога перебита в двух местах, кровищи натекло.... Меня пробил холодный пот. Хиханьки хаханьки, а вот жмурик, свеженький.
  - Илья, глянь, может у него туточки лежка где была.- Силантий послал стрельца осмотреть окрестности. А сам даже не поморщившись принялся шмонать. Улов не богатый - медный крестик на шнурке, источенный до некуда засопожник, мошна с полтиной денег, с виду похожая на костяную иголку какая то штучка и собственно все, что нашел стрелец. Я присел рядом. Совершенно машинально приложил два пальца к шее, проверить пульс. Увы. В двух шагах под мусором заметил шапку. Ее сорвало с головы и закидало опавшей листвой, полез за ней.
  Не достать, оглядевшись, выбрал подходящую ветку. Оборвал сучки, листья и потихоньку подтащил находку ближе. Пока я лазил по кустам, Илья вернулся с добычей. Принес обычный сидор, мешок с привязанными за углы веревкой, делаешь петлю, накидываешь на горловину, и примитивный рюкзак готов. Распотрошили - хлеб, кусок сала в тряпице, пара луковиц, пяток зубчиков чеснока, соль с черными крупинками перца и собственно ничего боле не нашли. Я стою рядышком, а эти двое не успокаиваются, продолжают чего-то искать. - Силантий, чего вы там копаетесь, это беглый на Волгу шел, - И добавил уже про себя - ' Да не дошел'
  - Нет, соглядатай это - Не поворачиваясь ко мне, ответил дед, продолжая потрошить одежку, а вот Илья протянул руку, - дай.
  Отдал ему свою добычу и он ощупав ее радостно осклабился и жестом фокусника из под отворота вытащил кусок бересты и протянул Силантию. Тот близоруко щурясь и шевеля губами прочитал . Встал на ноги, убрал находку в свой кошель. - Илья, останься здесь, я ребятишек пришлю, этого прикопайте али в болотине утопите. Как сделаете, не мешкай, бегом на двор.
  - Пошли Федор.
  
  Мы уже подходили к казарме (идти всего пять минут) когда Силантий задал мучивший его вопрос,- ты почто его за выю хватал?
  - Ежели здесь перстами коснутся, то почуешь, как жилка бьется - Показал на себе, где надо пульс искать. Удовлетворив свое любопытство, стрелец прибавил шагу, и мы на третьей скорости подлетели к казарме. Притормозили на пару командных рыков и умчались дальше, на свое подворье, оставив позади бегающих тараканов. И поехали к сторожке, сунулся было следом, да вовремя вспомнил о последствиях, остановился у колодца. Вернулся к воротам и присел на бревнышко. Не ведаю как насчет мордобоя с кровопусканием, не видел - не знаю, но то что избушка вспухла от внутреннего взрыва и с крыши посыпалась солома, могу смело утверждать, да так оно и было. Через секунду, со стуком распахнулась дверь, смазанные от ускорения силуэты охранников просвистели мимо и на бреющем, топоча по утоптанной земле сапожищами, умчались в сторону кузницы.
  От созерцания этого действия оторвал окрик.- Федька, чума на твою голову, иди сюда.
  - Иду, иду, чертова перечница,- проворчал вполголоса, преувеличенно тяжело оторвал зад от нагретого места и лениво потащился через двор.
  Хотел воды напиться, - Да идиш ты скорей, в избе напьешься,- Дед, чуть ли не приплясывает от недержания.
  
  Говорил пеньку старому, - надобно округ деревни на двадцать саженей все вырубить и очистить.
  - На кой, на сухой траве татя далече слыхать, как он скрадывается.
  
  Подошел ближе и был огорошен его заявлением. - Я с робятами на седмицу отъеду. Этих, - последовал кивок в сторону казармы,- за болото выгони, пущай там посидят. Ты им токмо еды подвези, али сами вечером придут. Но здесь их быть не должно без меня. И старосту сваво не посылай, нет у меня к нему веры. Когда оружье будет?
  - Патроны есть, а к твоему приезду.... Думаю десяток, может и более, будет.
  - Что так мало....
  - Плотники ложи не дают, медленно делают. Завтра Клима к ним пошлю.... А.... Этих тоже забираешь? - кивнул на избу-сторожку.
  - Нет, эти засранцы здесь останутся. Я у них токмо пистоли заберу и это, патронов дай кажному по десятку.
  - А не мало будет, возьми двадцать. Они же еще из них не умеют стрелять,-
  - Чай не на войну едем, хватит и.... - Немного смущенно попросил, - ты это, в сундучок доложи малость.
  В караулке моими стараниями был сооружен здоровенный комодище, в одной половине лежали боеприпасы, в другой пистолеты, третью планировал под гранаты с отдельной коробочкой для запалов.
  - Сколько?
  - Почитай половину....
  - Хрена вы повеселились и когда только успели....Хорошо.
  Дальше стало не до разговоров, во двор въехали стрельцы, и закрутилась круговерть сборов. Действуя слаженно и организованно (мастерство не пропьешь) они принялись навьючивать запасных лошадей вьюками, эдаким аналогом дежурного чемоданчика. Минут через тридцать маленький отряд, в шесть человек и четырнадцать лошадей, был готов к выдвижению.
  Инструктирование занимало все это время и, у меня даже голова вспухла, от обилия всяких премудростей.
  - Ты токмо с дьяками не ругайся ежели какие сюда нагрянут.... Препятствий не чини, показывай все что надобно будет....
  И все остальное в том же духе. Под конец выдали кожаную сумку,- Федор, туточки грамотка на землю, на людишек кои здесь живут....
  Ежели со мной что случиться.... Пущай они у тебя будут, Никодиму передашь, а на словах....
  Ладно, сам ему поведаю при встрече. Агрипу не забижай, смотри мне,- И в нос уперся не хилых размеров кулак.
  
  Без гиканья и свиста молодецкого, на рысях, из деревни уезжала моя крыша, самая натуральная и настоящая. Я успел одним глазком заглянуть в грамоту....
  
  Лета ХХХ года, Август 14 день
  
  Все прошедшее время можно описать одним словом, как генерал Гюрго писал в своем дневнике на острове святой Елены - Скука! Скука! Скука!
  
  Первая неделя прошла тоскливо, доделывали недостающие части, отлаживали штампы и подгонке того что изготовили. Когда решил, что можно начинать, собрал народ и целых три дня трахали одно и то же ружье, разбирая и заново, по очереди, под моим не спящим оком, собирая. Дело до шло до зуботычин и пинков густо приправленных матом. Одного бойца пришлось пристроить к другой работе, руки кривые, из причинного места растут, поставил наподхват - отнеси, принеси, положи, ступай.
  За прошедшую седмицу на сегодняшний день нам удалось собрать четырнадцать ружей. Вины ребят в этом не вижу, опыта у них еще маловато, я как мог, помогал. Проблема деревянных деталей довела до создания цельнометаллического монстра. Хотя вся деревня, мужская часть и делала грубые заготовки прикладов, вытесывая из березовых чурбаков, приготовленных к сожжению в печах, решил испробовать.
   Рамочный приклад, пистолетная рукоять, фигурная скоба рычага для перезарядки, цевье из перфорированного железа, в итоге вылилось в шесть с половиной килограмм веса. Отстрел производился на станке, по пять зарядов разной мощности. Первый же выстрел с рук показал, прицельная линия завышена. Пришлось из подручных средств, прямо на полигоне мастерить упор под щеку. Балансировка оставляет желать лучшего, длинный ствол и легкий приклад ощутимо тянут оружие вниз. Долгое удержание на прицельной линии невозможно, опорная рука быстро устает и начинает подрагивать, как следствие промахи на большую, до ста метров, дистанцию. Попробовал стрелять с бердыша, было бы хорошо, но лезвие закрывает половину обзора. Пришлось вернуться к сошке, с неё результат приятнее, семь из десяти в грудную мишень.
  
  Все ружья этим утром были переданы Заболотным сидельцам, по пятьдесят патронов на рыло с задачей, дальнейшей пристрелки. Назначил крайнего, вызнал - уметь ли он писать и считать. Расчертил лист примитивной таблицей и пояснил для чего в каждой графе надо ставить черточку или галочку. Напомнил - что все стреляные гильзы должны быть собраны и отданы мне лично в руки.
  
  Выдал поручение, а сам ушел на кузницу к Даниле, он всю неделю занимался тем - что валял и к стенке приставлял. Раскатывал в листы медь, пробивал отверстия, сворачивал в спираль - готовил анод/катод для батарейки уксусной. Я перед этим обобрал всю деревню, собрал все более-менее похожие друг на друга кувшины, критериев было два, одинаковая высота и горловина, собрать удалось двадцать три штуки, больше не нашлось. Вся добыча была снесена к Даниле и составлена в уголочке. Отобрал шесть самых-самых и с ними начали работать. Выточили из липы пробки и сварили в конопляном масле, на всякий случай. Сегодня кузнец должен был закончить сборку, последней штуки. Пойду, испробую одну штуку, по случаю удалось купить сурьмяной краски. Когда-то на глаза попадался состав - свинец, олово и сурьма.
  У этого сплава повышенная жесткость и пониженная температура плавления, а вот соотношения не помню.... Эх, надо было учить матчасть.... Уже по дороге посетила мысль - попробовать отлить пули? Надо обдумать....
  
  - Данила, привет. - Поздоровался, едва переступил порог, бревенчатого сарая, некогда бывшего конюшней и только с нашим приездом, перестроенным под новое назначение.
  - Парни как жизнь молодая?- Приветствовал его подмастерьев.
  Младший кивнул головой в знак того что услышал, а старшой даже не заметил мое появление, усиленно крутил рукоять привода ручного валка, прокатывая медную заготовку на проволоку. Её потом еще отжигать надо будет, чтоб от наклепа избавится. Снял с себя кафтан, повесил на вбитый в щель деревянный колышек, закатал рукава у рубахи. Из под верстака достал рогожный мешок с сухой смесью песка и глины заготовленной заранее, отсыпал немного в черепок. Плеснул чуток воды из ведра и стал размешивать.
  
  Сначала хотел сделать перемычки постоянными, но по здравому размышлению, оценив трудозатраты, передумал. На ум пришла здравая мысль о замене электролита, попытался высверлить в одном из кувшинов отверстие для слива.... Хороший был кувшин. Проще открутить две гайки, вынуть пробку и спокойно можно обрабатывать, промывать, размывать.... Проводить техосмотр будет легче, потому что ворочать батарейку в полтора пуда весом, когда она будет залита....
  Ящик, мама не горюй, самую тонкую доску взял, (какая нашлась) три сантиметра толщины, шесть кувшинов обернуты в тонкий войлок, пустоты между ними засыпаны мокрыми опилками и утрамбованы, чтоб ничего не болталось и не шевелилось. Таскаем по кузнице вдвоем, поднимая и держась за ручки, прибитые как у носилок, с боков. Укупорка, мать её... - может фанеру придумать, все чуток легче будет.
  
  Когда смесь стала равномерно влажной, выложил в подготовленный ящик, разложил макеты, утрамбовал и поставил сохнуть, в тепло поближе к горну. На глазок, в железный черпак накидал свинца олова и сурьмы, последней совсем немного, всего щепотку. Поставил на угли и взялся за приводную веревку от меха. Через пять минут смесь расплавилась, перемешал очищенной от коры веткой. На скорую руку соорудил формочку, на земляном полу, вылил сплав. Выждал чуть-чуть, облил водой, чтоб остыло. Попробовал резать ножом, чистый свинец и образец. Особой разницы не наблюдаю.... Подумал и махнул рукой на все эти эксперименты.
  Думаю, за сегодня они закончат, осталось всего две пробки доделать. Сборку буду проводить дома, что-то меня гложут смутные сомнения в эффективности этого девайса. Поставлю в сенях, рогожкой прикрою, и пущай оно стоит. Я ужо местечко приготовил....
  
  - Федор, а правду мужики молвят - ляхи нас воевать идут?- Данила спросил, не поворачивая головы и даже не отрываясь от пробивания отверстий в медном листе. Словно сам с собой разговаривает. Если по имени не назвал, даже отвечать не стал бы. На риторический вопрос обычно следует риторическое молчание или глубокомысленное пожимание плечами и хмыканье - и не говори кума у самой муж пьяница....
  - Идут.... Не сидится аспидам дома.... Суки драные.- Выругался со злобой. Столько планов псу под хвост.... - Данила, ты как думаешь - у нас хватит земли, чтоб их всех здесь похоронить?
  - Оврагов в лесу много, да болота бездонные.... Меня с собой возьмешь? - Я оглянулся на него. В руке пробойник, в другой молоток, приставил к разметке - стук и готово. Вытащил, сдвинул заготовку, наложил острие на метку - стук. Видимо заметил мой взгляд и посмотрел мне в глаза. Серьезно так....
  Я вздохнул,- Нет, ты здесь останешься. Твоя война будет вот в этих стенах, - обвел рукой кузню.
  - Останешься за старшого, будешь за Димкой смотреть, чтоб он за нами не увязался. Оружье чинить, вон.... Медь плавить кою привезем, в листы катать и патроны делать.
  - Ты Антипку поставь....
  - Молодой еще, за ним самим глаз да глаз нужон. Он такого понаделает, за месяц не разгребешь. И телепень он.... Долго думает. - Начал я наговаривать на парня. Он в сущности неплохой, им бы с Данилой подружиться.... Но что у них взаимная любовь с первого взгляда возникла, было видно сразу. Один раз подсмотрел, в городе еще, как они меж собой разговаривают. Молодой не нашел ничего лучшего как начать поучать старого, как правильно тигли в горне расставлять - мол они с папенькой так не делают....
  Не вмешался бы вовремя и евоные папенька с маменькой зря старались....
  Данилу не поучать надо, а доказывать или просто выдавать четкие инструкции и тон другой выбирать надо. Я Антипу мозг на место поставил - тут не семья, чтоб спорить и оспаривать, сказано - делай, или молчи в тряпочку.
  - Тогда, этого, немца поставь. Димка твой, ему токмо в рот не заглядывает.
  - Данила, я не красна девка, чтоб меня улещивать молвлено - тебе, нет.
  - А ежели чего там поломается?
  - Если там сломается, приеду и тебе здесь башку сверну.... Договорить не успел, перебил знакомый голос, прозвучавший за спиной.
  - А я подмогну.... - Сказал Силантий, входя в кузницу. - Здрав будь Федор и ты, Данила. Говорено тебе, так не перечь.
  Стрелец прошел мимо меня остановился на напротив кузнеца, с интересом посмотрел на его работу, качнул гривой седых волос,- Рукодельный ты мастер. Жалко будет ежели тебя лях какой, али литвин саблей порубит. Умеешь с сабелькой али только с дрекольем? Можешь из пищали стрелить? Ты на Федьку не смотри, отвечай как на духу.... О, то тоже.- И наставительно поднял к верху палец.
  - Федор, пойдем,- Стрелец кивнул в сторону ворот,- опосля свои побрякушки заберешь.
  ***
  Мы неспешно шли по улочке в сторону нашего дома.
  - Силантий! Обещался через седмицу вернутся, а сам токмо сегодня явился.
  - Надобно было.... - Силантий остановился, повернулся ко мне, на скулах вздулись и пропали желваки, черты лица разгладились. - Что про пищали молвишь?
  - Полтора десятка есть и думаю что за две седмицы всех оборужим. - В душе надеялся, что дней за десять управимся.
  - Долго. Скоро дожди начнутся.
  - Силантий,- Решил задать вопрос, мучивший две недели,- А кто тот мужик был?
  - Соглядатай, меня высматривал.... - Стрелец поднял вверх голову прищурившись, посмотрел на синие небо и высоко плывущие облака,- Пойдем, неча туточки стоять. - И зашагал дальше, явно не желая разговора на скользкую для него тему.
  
  Я остановился в распахнутых настежь воротах,- Чтоб вас всех перевернуло два раза.... - Только и смог что выругаться.
  С утра еще чистый двор, сейчас усеян конскими каштанами и похож на минное поле, установленное пьяным сапером. Легкий ветерок гоняет пучки сена, словно перекати поле, собирая в кучки, лежащие вдоль забора, клочья золотистой соломы под стеной конюшни. Несколько телег, распиханные по разным углам, даже еще не разгруженные, укрыты рогожей и перетянуты веревками.
  Пробормотав что - Любопытство не порок, а средство к существованию. подошел посмотреть.
  Ничего интересного, мешки с пшеницей или рожью, кажется, еще горох нащупал и что-то на рис похожее. Не, это овсянка сэр.
  - Ты чего поклажу, словно девок щупаешь? - Вышедший с конюшни стрелец был незнаком. - Ступай отседова .
  - Охренел. Это мой дом!
  - А.... Так это ты, Федором будешь? Силантий Митрофанович про тебя сказывал. - Перехватил по ухватистей охапку соломы и ушел, свернув за угол бревенчатой постройки.
  Я только руками развел - твою двадцать....
  ***
  
  - Силантий, во что двор превратили? Обосрали все, что только можно, а меня, так чуть не турнули....
  Остановился на пороге пылая праведным гневом по поводу беспредела устроенного на улице.
  Он бросил короткий взгляд в мою сторону, кивком головы указал на лавку и, отвернулся к собеседнику, который что-то ему говорил.
  - Хорошо, так и сделаешь, но чтоб через седмицу был здесь.- Невзрачного вида мужичек, встал, поклонился и вышел. В дверях он оглянулся, и я перехватил его любопытный взгляд.
  Уместив свое седалище на произведение местных умельцев, поставил локти на стол и положил подбородок на сцепленные пальцами, ладони. - Рассказывай, как съездил?
  Он отмахнулся, - Хорошо.... Молвишь, остатним стрельцам, токмо через две седмицы получиться оружье дать?
  - Угу. Силантий.... - Договорить не дали, в распахнувшуюся дверь вошел парень, которого ставил старшим на стрельбище. Снял шапку, поклонился и перекрестился на образа. Не одевая головного убора, спросил у меня, - Куда мешок положить?
  - В сенях оставь, рядом с мостками, заберу опосля. - Ответил и махнул рукой.
  Он кивнул и переступил с ноги на ногу. - Это, Федор, там два самопала твоих не стрелют.... Нет по разу стрелили.... Эти.... Ну как их....- На лице нарисовались муки вспоминания того, чего забыл, как называется.
  - Гильзы? - пришел на помощь.
  - Да. Гыльзы. Петька Ворнин, молвил, что еле-еле запихнул унутрь эту самую гыльзу. Стрелил раз, хотел снарядить, за ручку, на кою ты сказывал, потянул, она сначала не давалась, так он сильней надавил.... Ты уж, не обессудь, силушкой его господь не обделил да вот умишка пожалел, поломал оружье тобой сделанное, а другой, Ивашко Голявин, будет. Они слово твое на дворе ожидают. - И замолчал, ожидая, чего я скажу.
  Глянул на Силантия. Сидит как вождь краснокожих, с непроницаемым лицом, только вокруг глаз собрались хитрые морщинки и левая бровь приподнялась. Всем видом своим, как бы говоря - И....
  Удрученно вздохнул и обратился к стрельцу, - Пошли смотреть, чего там - не стрелит.
  
  Бегло осмотрел ружья и на первый взгляд, даже могу сказать, какая ять - виновата. У этой яти только девки на уме, пока одна правда, но это дело такое, молодое ....
  Гильза после выстрела расширяется и для того что можно было её спокойно вынуть, камора должна быть конической. (Потому что сделать гильзы конусными, не смог) Дима должен был откалибровать все стволы по шаблону и пройтись разверткой, похоже, что это сделано не было.
  Удрученные парни стояли рядом, заинтересованно наблюдая за тем, как я разбирал ружья. Когда сказал - что вины за ними нет, повеселели. Отправил их с глаз долой, чтоб над душой не стояли, сам же пошел устраивать разбор полетов, с громом и молниями. По дороге остановился на минутку, еще раз осмотрел эти изделия ширпотреба и зашагал дальше. Распаляя себя всеми мыслимыми карами, какие вспомнил, кои обрушу на нерадивую голову, которая ствол соединила с коробкой не тем концом....
  
  Лета ХХХ года, Август 21 день
  'Мальбрук в поход собрался'
  Скрипят колеса телег нагруженных разнообразной кладью выше некуда. Ворчат люди, помогая лошадям затаскивать неподъемную тяжесть на маломальский подъем. Земля, истоптанная в пыль, сотнями прошедших до нас людей и животных, клубится в воздухе, оседая на лицах и одежде, скрипит на зубах. Не спасает даже полотняный намордник, скрученный из чистой тряпки и повязанный на манер ковбойского платка. Люди как обезьяны, сначала оборжали и обсмеяли всего с ног до головы, а через пару часов половина нашего отряда щеголяла в таком украшении. Глаза слезятся, но хотя бы можно спокойно дышать, а не заходится в судорожном кашле, поминутно сплевывая сгустки вязкой грязи, набравшиеся во рту.
  Наш отряд в полторы сотни человек уже третий час ползет со скоростью беременной черепахи по смоленскому тракту. Проводник, мужик непонятных лет с пегой бороденкой, одетый в драный зипун и в неизменном вязанном колпаке серого цвета, вышагивает рядом с кобылой Силантия. Они ведут какую-то беседу, верней наш старый сотник его спрашивает, а тот отвечает, иногда жестикулируя одной рукой, в другой у него посох, хорошо просушенная сучковатая палка. Серовато белого цвета с утолщением на навершие, в два аршина высотой и немного сужается к низу. Думаю, ежели таким дрючком по хребтине перетянуть, точно каликой станешь али калекой, а при удаче можно и мозгами пораскинуть.
  Вот опять ветер поменялся, теперь дует в лицо, сгоняя дорожный смог в конец обоза, и кто может, ускоряя шаг, пополз вперед. Судя по всему, скоро должна появиться большая поляна или выйдем, к какому ни будь ручью. Третьего дня мы потеряли полдня, переходя один такой брод. Ширина в два воробьиных прыжка, полметра воды и метр жидкой, липкой грязи. Первые две телеги еще как-то прошли, а третья стала на середине, ни вперед, ни назад. Добавили двух лошадей, сняли половину груза, только тогда смогли вытащить с божьей помощью и русского мата. Потом ободрали ближайшую рощу, срубив под корень, практически весь подрост и кустарник, настелили гать. Я попытался давать советы Силантию - послать часть стрельцов помочь возчикам. В ответ получил взгляд, красноречиво сказавший все о моих умственных способностях, а на словах посоветовали, яйцу не учить курицу - как высиживать яйца.
  У меня теперь четыре персональных тени, сотник перед выходом добавил еще двоих. Не знаю, что он им наговорил, но я чувствую себя арабским шейхом под домашним арестом, вечером за пайкой сходить не дают, в кусты под конвоем. Отдельный шалаш для меня любимого ставят, а сами на улице спят.
  Нормальные ребята, только вот, глаза у них хоть добрые, да взгляд безразличный.... Так смотрят на скотину перед тем как забить. Разговаривают с тобой, едят из одного котелка, пьют воду из твоей фляги, а потом достают засопожник и вскрывают становую жилу на горле.... Бр-р. Страшновато как-то от такой опеки....
  Попробовал поговорить с Силантием на эту тему и получил лаконичный ответ - надо было дома оставаться. Попытался возмутиться, в итоге два цербера подхватили под белы ручки и уволокли к месту ночевки. Посадили на чурбак, всучили миску с кашей и ласково попросили, - не будит лихо - пока спит и тихо. Излил свое недоумение на их головы, с таким же успехом мог лаятся с бетонным столбом, если бы таковые здесь были. Из четверых только один охранник чуть улыбнулся, пробурчал нечто не вразумительное и отошел в сторонку, оставив меня пыхтеть в одиночестве. Наутро Силантий ласково попросил не доставать ребят, а то меня скрутят и отвезут обратно, благо еще далеко не отъехали.
  Выказав это, мой 'господин' величаво удалился. Принял совет к сведению и молчал целых три дня. Только по сторонам смотрел, компромат копил.... Как там говорили - имеющий ухи да услышит имеющий очи да узрит. Насмотрелся всякая дурь в голову поперла, вначале....
  
  Все не так делают, абсолютно. Я же кто? Дитя своего века, века великого гугла. Нахватавшись верхушек считаем себя гениями логистики, стратегии и тактики. С умным видом разглагольствуем на разных форумах - вот предки тупые, так не надо было делать, а вот так и так, но вот так будет лучше. Насмотримся китайских и американских боевиков и на полном серьезе начинаем верить в то, что кун-фу - самая лучшая школа рукопашного боя и что катана самый лучший меч за всю историю человечества. Только почему-то все забывают, о том, что азиаты проиграли европейцам ВСЕ войны. Вдаваться в подробности не буду, упомяну всего две вещи, масса тела воинов противоборствующих сторон и количество букв/звуков в отдаваемой команде.
  Великий меч катана, один из мифов об этом оружии гласит - готовый меч проверялся на телах казненных преступников, самым лучшим считался тот, который разрубал пять трупов, уложенных штабелем. Господи и кто в это верит.... Знаете, сколько весит нож для гильотины? А ведь он должен сделать один единственный рез, в самой узкой части человеческого тела. Попробуйте разрубить свиную тушу мечом или саблей с одного удара.... Можете сослаться на эффектные кадры, когда мастер рубит циновку, разделяя её на три части. Да вас дурят в полный рост. Циновка свернута в тугой рулон и совершенно сухая и из чего сделана.... Из тростника, легкого пористого материала. Надо взять самый обычный хворост. Желательно чтоб он был сырой, сделать вязку такой же толщины и помахать ножиком переростком. Хрен чего получиться. Вам не хватит, ни веса оружия, ни скорости, чтоб перерубить мишень пополам. Оружейники Испании и Дамаска добились выдающихся результатов в создании оружия, не отставали от них и наши предки. Я не говорю, что катана плохой меч, он хороший, даже отличный, но для своей страны и своей воинской школы, и если сопоставить европейский и японский стиль боя, последние будут в проигрыше. Девяносто процентов ударов катаны рассчитаны на рубящее - режущий удар и только десять на колющую атаку. Тактика применения европейского меча, а потом и сабли, распределяет удары равномерно.
  В чем-то может я и не прав, относясь предвзято к оружию самураев и восхваляя свое оружие. На своем острове они лучшие, так пусть там и останутся, ибо на материке им нет места.
  
  На одной из ночевок подбил своих сторожей показать воинское искусство владения саблей (эту приблуду только дети не таскают) Сначала отказывались, ссылаясь на усталость, некогда мол - поперву надобно ночлег обустроить. Дожал. Мой очередной словесный наезд, прервал скрежет вынимаемой из ножен сабли. А ничего так, довольно острая железяка. Правда малость неприятно, когда острие в сантиметре от кончика носа раскачивается, а с противоположной стороны ехидный голос чего-то спрашивает.
  А советчики, мать их за ногу, рекомендации выдают и комментируют....
  - Семен, да ткни ты его разок, замордовал он ужо, горше редьки, язык его поганый.
  - Не, лучше ухи подрезать....
  - Ноздри вырвать и на лбу - вор начертать....
  - Так он же не тать какой....
  - Да на татя не похож, за то повадки как у пса бешеного, всякого покусать норовит....
  
  Отбил лезвие в сторону, стукнув ладошкой по тупой стороне.- Только этим и можешь хвастаться? Себе в дупло засунь и там ковыряйся, придурок. Те слабо будет вот эту жердину с одного разу смахнуть, али сабля те нужна, чтоб порты не потерять или от собак отбиваться, когда с посиделок ночью возвращаешься?
  Сделал вид что задумался. Потом выставил перед собой указательный палец и покачал им,- Мне ведомо зачем тебе сабелька. Ты когда до ветра ночью ходишь, с собой берешь, от мышей отбиваться они в потемках дюже страшно пищат. А то пойдешь пописать, заодно и покакаешь....
  - А ты за мной, доглядывал что ли? - Семен упер саблю в землю и гордо выпятил грудь.- Да я пятерых татар ей срубил....
  - Ну да, ну да, догнал и порубил. - Я потянулся к костру, подобрал маленький сучок, тлеющий с одной стороны. Подул на него, чтоб разгорелся и бросил в сторону стрельца, метился при этом в грудь. Семен, не ожидавший от меня такой пакости, взмахнул левой рукой, пытаясь отбить уголек. При этом видимо хотел отшагнуть в сторону, да вот сабля помешала, запуталась промеж ног и парень с размаху сел на задницу, эдакой раскорякой. Народ заржал. Ничто так нас не радует, как всякого рода нелепица случающаяся с друзьями.
  Налившись дурной кровью, Сема вскочил на ноги и замер на месте, наткнувшись взглядом на дуло двадцать пятого калибра.
  - Федька, сучий потрох, убери пистоль. - В круг света от горящего костра, шагнула знакомая фигура сотника и остановилась напротив,- Тебе сколько раз говорено было....
  Я, молча, поднял пистолет в темное небо и нажал на спуск. Курок сухо щелкнул, но выстрела не последовало. Выставил вперед левую руку и разжал кулак, на ладони тускло блеснул медным донцем, патрон.
  - А ну пошли прочь отсель....- Силантий произнес это в полголоса, я бы сказал спокойным тоном, а вот народ, словно ветром сдуло. Только что рядышком стояли, глазом моргнул и уже нет никого.
  Сотник сел рядом со мной, поднял с земли пруток, по шурудил в костре, сдвигая к центру откатившиеся веточки и мелкий сор. Подбросил в огонь несколько еловых веток. Сначала поднялся ароматный дым, а потом с веселым треском, ввысь, разбрасывая искры, взвилось пламя. Старый стрелец задумчиво посмотрел на танцующие язычки, оранжево-красного огня.
  - Тебе чего надобно? Ты пошто как пес на ребят кидаешься?- Силантий повернул голову и посмотрел на меня.
  - Обида гложет,- Я нажал на рычаг, ствол откинулся. Вставив патрон в патронник, зарядил пистолет, задумчиво покрутил его, осматривая со всех сторон, потом убрал в кобуру. И с самым честным лицом уставился на своего собеседника.
  Он усмехнулся,- И кто ж тебя обидел, сиротинушку.
  - Так ты самый и есть.
  - Я! - Силантий рот раскрыл от изумления. Бровки домиком, серые, еще не утратившие своего цвета глаза, словно два блюдца, артист, ей богу артист. Мне до него как до Пекина согнувшись.
  - Нет, я! Кто тебе сказал, что ляхи войной пойдут, а? Ты ж не поверил мне, но в Москву на ночь глядя, поехал, дружков своих пытать. Я как проклятый в этой мастерской с утра до ночи торчал, парням жизни не давал и что толку. Ружей понаделали, а добрый дядька Силантий не разрешил из них стрелять - Негоже, припас жечь попусту, надобно для ратного дела сберечь. Твои ли это слова?
  Молчи уж, - Махнул на него рукой.
  - я в двух шагах от тебя стоял и сам это слышал. А ведомо ли господину сотнику, что у него половина стрельцов глаза при выстреле закрывает? - Обернулся через плечо к палатке стоящей поодаль и крикнул, - Илья! Окороков, хрен не русский, ружье мое принеси.
  - На кой тебе оружье? Кого стрелить собрался? Так ежели очи не закрывать, их огнем побить может - Силантий потер правую щеку, покрытую синими оспинками от пороховых ожогов.
  - Да никого, хочу, чтоб оно у меня под рукой было. - Зарядил 'костолом' и поставил рядышком, в доступности.
  - Силантий вот ты сказывал - что тебя учили саблей биться. Было такое?
  - Ну, так оно.... - Стрелец ответил и кивнул, подтверждая свои слова. - Не одно лето ушло....
  - И не в обиду тебе будет сказано - хорошо рубишься, рази до седых мудей дожил,- Я продолжал давить на нашего командира. - Так что же ты своих ребятишек на сабли польские, словно скотину на убой, ведешь. Сам сдохнешь, да и черт с тобой, значит дерьмовый ты сотник. - Последние слова я прошипел ему на ухо, ткнувшись носом в висок.
  Он отшатнулся, окинул злым взглядом,- Федька, ты это.... Говори да не заговаривайся, а не то....
  Я сел на свое место, - это ты, верно, молвишь - не мне. Небось ужо за все грехи, перед Николой угодником, свечку затеплил?
  - Да ежели бы ты не копался, мы бы на две седмицы раньше бы вышли....
  - Здорово живешь! Силантий ты с больной головы на здоровую не перекладывай. Я тебе еще, когда говорил - что с походом надобно обождать, пока все стрельцы с ружьями управляться не научаться
  Тебе же шлея под хвост попала - завтрева по свету выходим. Ну вышли, ну идем. И далече нам еще шагать?
  - Федор, уймись.... И тут старый пердун проговорился - Через три дня нас должны встретить и до места проводить.
  - И кто эти добрые самаритяне?
  - Тезка твой Федька Ухов. У него недалече от Смоленска именьице небольшое....
  Услышав это, я аж взвился - Силантий, да ты в своем уме? Да больше половины смолян дворовых к ляхам переметнулась и на Москву с Владиславом пошли, и ты от такого человека руки ищешь....
  Подскочил и забегал по освещенному костром пяточку, бессвязно матерясь сквозь зубы и размахивая руками.
  - Сядь ушлепок, не мельтеши. - Грубые слова, сказанные спокойным, усталым голосом, остановили мою беготню. Силантий кряхтя поднялся, - Федька никогда вором не был и землю честно заслужил, а вот кто ты такой....
  Он недобро глянул, нахмурив лохматые брови,- Я пока не ведаю. Но мы скоро с тобой перемолвимся, верно Федор?
  И не дожидаясь ответа, пошел прочь. На границе света и тьмы остановился, не оборачиваясь, произнес,- С утрева, оперед как в дорогу дальше пойдем, ко мне придешь, надобно тебя на службу ставить, не то с жиру бесишься. Понял меня? - И исчез в ночной темноте.
  
  Лета ХХХ года, Август 23 день
  
  - Твою мать.... Силантий сука старая.... Ох, бля.... - Я слез с мерина и замер в раскоряченной позе не в силах унять дрожь в ногах и совершенно не чувствуя собственного зада, отбитого и стертого (думаю до крови) за целый день проведенный в седле. Я не профи, да у меня есть собственное средство передвижения, но поездки на пару верст это ерунда. Еще в прошлой жизни мне пришлось один раз проехать за сутки около полутора тысяч километров без остановок, всего раза четыре останавливались на пописать. Так вот ощущения те же.
  Руки ноги не шевелятся, а мне еще Бабая обиходить надо. Ковыляя на полусогнутых с зависть смотрю на ребят. Бодры, веселы, шуткуют и словно мимоходом расседлывают своих коней, складывая седла и барахлишко у костра, кстати и над ним, уже в подвешенном котелке, закипает вода. Проходя мимо, заглянул. С поляны, на которой остались стреноженные на ночь кони, возвращался, ориентируясь на вкусный запах. Утром дали сожрать только плошку мутной болтушки, по правде говоря, приправленной бараниной и с большим куском мяса белого медведя, а так за весь день не было и крошки во рту. Кусок хлеба с огурцом, съеденные на ходу, это не еда.
  Десятник, падла двугорбая, все ворчал, - Хорош жрать, по сторонам лучше смотри.... Молчи....
  Так весь день и пробыл в передовом дозоре, авангарде, мать его за ногу, голодный и холодный....
  
  Утро началось скажу вам, за темно, солнце еще не встало, когда охранники пинками подняли мою тушку и под белы рученьки поставили пред ясны очи нашего отца командира. Тот оглядел с ног до головы, посмотрел на рожу неумытую. - Поедешь с передовым десятком, ступай. - И отвернулся к своим клевретам и стал что-то с ними обсуждать.
  Я постоял пять минут в ожидании и не получив больше ни каких указаний побрел к себе. Там только что и успел, наскоро перекусить, как прибежал молодой парнишка и стоял над душой пока я собирался и чуть ли не пританцовывал от нетерпения.
  Десятник поставил нас по местам, рассказал в двух словах, что я должен буду делать, ежели на нас тати какие нападут али ляхи и велел без его разрешения с места не сходить.
  Так и мы ехали целый день. Трое впереди, за ними отстав на пару десятков метров девять человек, и еще трое плетутся позади в переделах видимости, охраняя наш тыл.
  
  Дорога, то расширяется, то сужается, извиваясь зеленой змеей среди высоких и густых зарослей кустарников. Я крутил головой стараясь рассмотреть все вокруг. Но очень быстро однообразная растительность приелась и уже через час стало скучно
  Мои спутники, в отличие от меня, судя по всему, скукой не страдали, одни смотрели направо, другие налево и даже не отвлекались на всяких мелких пичуг порхающих через дорогу. Изредка кто ни будь из едущих впереди поднимал вверх руку и тогда вся наша маленькая колонна останавливалась и ждала пока спереди не дадут отмашку. Когда в первый раз так встали, было интересно, на десятый даже не стал хвататься за рукоять пистолета и так понятно, какой ни-будь пень увидели али зверье, какое. И все это молча, под шелест листьев, свист ветра в ветвях деревьев и мягкий стук копыт по серой лесной земле.
  Попробовал заговорить, спросить хотел уже и не помню чего, как получил ощутимый тычок в бок да змеиное шипение десятника в ухо. Хотел возмутиться.... Не дали.... С другой стороны подъехал Илюха и посоветовал молчать в тряпочку. Пришлось заткнуться.
   Бабай скотина и тот выступил против меня, повернул голову, посмотрел внимательно и ехидно всхрапнул.
  Какое же это мутное занятие, высматривать всякое подозрительное и не забывать принюхиваться, а ежели учую запах дыма то не орать во всю глотку и не тыкать пальцами в сторону, а тихонечко сообщить всем кто рядом едет, идет.
  Скучно это все. Если засада будет и врагов будет достаточно, нам даже пернуть не дадут, прихлопнут разом. Ради собственного успокоения полез копаться в собственных мозгах, авось всплывет чего интересного, может, и поделюсь с десятником, чем ни-будь новеньким.... Если он хорошенько попросит конечно. После некоторых размышлений и неглубоких археологических раскопок по новому взглянул на построение и то - Как мы идем и что делаем.
  
  До сегодняшнего дня, все что происходило, воспринималось несерьезно, как-то по детски. Ну, собралась толпа небритых мужиков, ну пошли куда-то.... Ночевки в лесу, обед у костра при свете луны или это уже ужин был.... Первые дни сотню раз пожалел, что с собой нет фотика.... Турпоход блин, однако....
  Подспудно, в дальнем уголочке подсознания, притаился крохотный червячок и пытался вякать иногда.
  Но я его не слышал и не слушал, даже когда он вопил в полный голос. Я не чувствовал леса, опасности от него исходящей, для меня это простой поход, словно по грибы собрался. Не было ощущения, что на войну идем, но была уверенность, что нам никто и ничто не помешает.
  
  Так вот, сравнив увиденное с тем, что когда-то было вычитано, пришел к выводу - мне нечего предложить, все, что делает десятник, сделано правильно и дальнейший разговор, вечером у костра подтвердил мои предположения. Трое стрельцов едущих впереди это потенциальные смертники у них одна единственная задача - выстрелить, крикнуть, хрюкнуть, любым способом дать знать, что на них напали. Если в засаде сидят шиши какие, которым пофигу кого грабить, эту троицу вырежут в течение пяти минут. Может, повезет, и мы подоспеем вовремя.... Но дорога петляет и к поворотам приходиться практически подкрадываться.
  На основную группу малочисленный враг не будет нападать, но все равно хорошего мало, если перебьют передовой дозор, мы должны остановить предполагаемую погоню, связать боем. А вот задача тех, кто идет позади, проста до жопы, при первом же выстреле они должны развернуть коней и во весь опор нестись к основному отряду, идущему в половине версты позади. Там уже наш отец родной, батюшка Силантий, решать будет, отдать воронам на поклевание али на выручки прийти.
  
  Лета ХХХ года, Август 24 день
  
  Спал плохо, жутко болела спина и её продолжение. Любая попытка перевернутся во сне, приводила к тому, что я открывал глаза и скрипел зубами, чтоб не застонать от боли в натертой заднице. Как итог, тяжелая полудрема с короткими провалами в беспокойный сон и невыносимо длинная ночь.
  Окончательно решил просыпаться, когда яркие августовские звезды на темном небе, стали бледнеть, предвещая скорый рассвет.
  Подбросил немного сушняка на угли тлеющего костра и когда огонь разгорелся, занялся сменой повязок наложенных на мои боевые раны. Все таки моя милка умничка, как в воду глядела, в аптечке собранной лично для меня, нашелся туесок с мазью как раз для таких дел. По закону подлости я её засунул на самое дно своего рюкзака но, слава богу, нашлась пропажа. Уже заканчивал, осталось только порты натянуть да в сапоги обуться, когда рядом послышался шорох. Резко обернулся и, сплюнув, выругался,- Илья, я тебе, когда ни-будь, точно башку прострелю. Чего крадешься?
  Он остановился, посмотрел себе под ноги,- Да я всегда так хожу. Как тятя в детстве приучил....
  - А, ладно, садись, раз пришел,- Хлопнул ладошкой по бревну, - Чего надобно?
  Он не последовал моему совету, а остановился напротив, снял с головы шапку и, пригладив рукой лохматые вихры, спросил. - Федор, возьми меня к себе в ученики.
  У меня от такой заявы фигурально отвисла челюсть, а из рук выскользнул сапог и упал на землю, в немом удивлении, смотрел на детинушку, бывшего всего па пару пальцев ниже меня, и ждал продолжения.
  
   Такому хрен подзатыльников надаешь, как бы самому не перепало....
  
  Боец помялся немного. - Хочу оружье научиться делать, каковое ты для стрельцов удумал.
  Я натянул последний сапог, встал, притопнул, чтоб ноге удобней стало. Расправил рубаху, поправил упряжь - одним словом тянул время. Из котелка стоящего рядом с костром налил в кружку теплого отвара, отпил глоток.
  - С железом работал? - остановился напротив кандидата и стал рассматривать его в упор.
  - Нет, но у меня батя бондарь и пока меня в стрельцы не отдали, он многому успел научить.- Илья стоял с виду спокойно и голос не дрожал, а вот руки, шапченку-то тискали и пальчики подергивались....
  Я отхлебнул из посудины, посмаковал, отпил еще один глоток, потом с огорченным видом кивнул на кружку, - Хороший взвар получился, токмо вот меду маловато положил, горчит чуть. Не ведомо кто это так расстарался?
  - То Роман, седня его очередь была.
  - А не ведаешь, что за травы, он в котел положил?
  - Нет, не ведаю, - Илья пожал плечами. Потом улыбнулся, - он их по всему лесу собирает, мы в походе бывало мимо пройдем, а он кажну былинку подбирает. Как его черед кашеварить, так котел и мыть не надо, до чиста вычерпывали.
  - А давно его знаешь?
  - Седьмое лето кончается.
  - Откуда родом будешь?
  - Каширского уезда деревня Малая, тама у меня вся родня живет.
  Я допил остатки, вытряхнул остатки на землю и повесил кружку на рогульку, воткнутую рядом с кострищем. Забрал ружье и вернувшись сел на свое место. Положил костолом на колени и стал его разбирать, отсоединяя ствольную коробку от ложа. Через пару минут закончил. Взял баклажку со смесью керосина с маслом и принялся наводить марафет. Парень стоял, не подавая внешних признаков недовольства, ожидая мое слово и, дождался....
  Не поднимая головы, словно весь погруженный в работу, я надраивал и так чистое ружье. Через десяток минут кропотливой неспешной работы, оторвался на пару слов, - Илья, что тебе еще Силантий велел?
  - Ничего, - с удивлением в голосе ответил стрелец.
  Я поднял взгляд, всматриваясь ему в лицо. Хрен его знает, вроде не врет.... А если и врет, что я потеряю? Да уже собственно ничего. Тут мне в голову пришла мысль, - Ты у сотника давно служишь?
  - Ужо пять лет миновало.
  - Мы с тобой люди подневольные, как Он скажет, так и будет. Испроси у него разрешения и приходи с его словом. Ступай.
  Илья согласно кивнул, надел шапку и ушел. Проводил взглядом и лениво размышляя, вернулся к своему занятию.
  Одно из двух, если он человек Силантия, вернется с положительным ответом, ежели нет, не придет вовсе.... На всякий случай надо будет поинтересоваться у нашего господина сотника, давал ли он добро и с какими словами к нему Илья подкатил. Заодно разузнать, когда моя ссылка кончиться.
  Хотя и так все понятно. Старик обиделся и пока еще дорога спокойная, надумал сделать жизнь своего мастера ещё более приятной. Если не доходит через верх - вбивают через низ.
  
  Лета ХХХ года, Август 25 день
  
  Давным - давно слышал анекдот про индейца. Он только на пятые сутки заметил, что четвертой стены у сарая нет. Так вот я, этот самый краснокожий с красной рожей и есть.
  
  Днем встретили обоз, идущий от Смоленска на Москву. Ребята из передовой тройки дали знать, что все нормально и когда мы добрались, они уже вовсю вели разговоры, выспрашивая последние новости.
  Здесь нет СМИ и всяких вездесущих корреспондентов. Благодаря купцам, новости потихоньку ползут от села до села, от города до города. Вот и едут с ними также писульки и письма, кои народ просит своей родне передать, раз оказия подвернулась, а вот государственные указы и приказы возят стрельцы.
  Десятник рыкнул на парней и те ломанулись вперед, освобождая место для нашей группы, сам же спешился и завел разговор с предводителем, довольно тощим мужиком, одетым немногим лучше, чем сотоварищи.
  Хотел уже проехать дальше но, услышав разговор, придержал мерина.
  - Люди молвят, ляхи в Смоленск пришли, так оно али нет?
  - Седмицу как вышли, никаких ворогов в граде не было. Хотя на торгу народ шептался - мол, поляки скоро придут. Но когда уходили, на стенах все покойно было, в набат никто не бил.
  Десятник вдруг оглянулся, бросил на меня короткий взгляд и, отвернувшись, стал выспрашивать купца - не шалил ли кто на дороге, не встречал ли лихих людишек, где какие трудные места, каким бродом шли.... Тот отвечал подробно, сыпал названием местечек и деревень с селами, именами, прозвищами.
  
  Только я уже не вслушивался, погруженный в свои мысли, пытаясь вспомнить, когда это успел сказать Силантию о том, что поляки в начале сентября войдут в Смоленск и почему именно об этом забыл.
  После некоторый раздумий пришел к выводу - что ничего про это событие никому не говорил и ни с кем не обсуждал. Либо наш Сотник предвосхитил события, выводя отряд на место заранее, либо он уже знает - где и как идут ляхи и когда они будут в городе. В этом случае он прав, а я же заигрался со своими железками.
  Вот блин, ученый, на всю голову - знания, знания - ими еще надо уметь распорядиться. М-дя.
  
  Лета ХХХ года, Август 27 день
  
  На штурмана не потяну, но по лесу хожу без компаса и по моим скромным прикидкам мы ушли от Москвы километров на двести, таким темпом нам шагать еще не меньше недели, прежде чем доберемся до конечной цели. Но сегодня с утра мы изменили направление, и пошли практически на север.
  На дневке спросил у десятника, в ответ он пожал плечами - Силантий Митрофанович велел. - И полез ложкой в котел с кашей. Прожевал, сплюнул на траву мелкую косточку.
  - Федь, спроси у него сам, мне велено было свернуть, я свернул. Ешь давай, не то голодным останешься.
  - Скажи хотя бы, как деревня та зовется.
  - Не ведаю.
  - Не знаешь, али молвить не хочешь? - Была моя очередь лезть в котелок и скрести по стенкам. Черпать из середины и вылавливать мясо считается дурным тоном, вот и загребаешь сначала кашу, а все остальное потом.
  - Оно тебе надобно? - Не поворачивая головы, лениво спросил десятник, следя за порядком.
  - Так может и Петруха проведать хочет, - Я ткнул облизанной ложкой в сторону рыжего, словно солнышко парня, сидящего напротив.
  - Его дело телячье, обосрался и стой. Куда полез.- Прикрикнул на худенького парнишку, пытавшегося под наш разговор ухватить кусок мяса, думая, что командир не заметит.
  Этот и еще двое таких же доходяг всегда ехали последними, да таких надо откармливать с полгода прежде чем на дело брать.
   Сказал об этом и то что услышал в ответ, заставило задуматься.
  Вы когда ни-будь видели профессиональных жокеев? Скелет, обтянутый кожей в полтинник живого веса и то после завтрака. Лошадь под таким задохликом работает практически не уставая, и выдает максимальный результат. Так вот эта троица была штатными гонцами, и служили уже пятый год.
  - Да ты Федор не смотри на них так жалистно, ежели под ним конь падет ранее, чем он до заставы доберется, почитай, татары зазря десяток дозорный вырезали и в степь ушли с полоном.
  - А что бывало так?
  - Ранее бывало.... - Десятник достал из котла кус мяса и, подложив под него кусок бересты, ловко кромсал ножом, разделяя на более-менее, одинаковые пайки. Ссыпал обратно, перемешал с остатками каши.
  - Добирай, - Кивнул одному из задохликов
  Все зачерпнули по разу и ужин на этом кончился.
  
  Лета ХХХ года, Август 28 день
  
  Я немного втянулся и к вечеру уже не валился с копыт беспомощной тушкой. Наши полтора десятка были единственными, окромя конечно нашего сотника, которые передвигались верхом. Остальные шли пехом, на своих двоих. Силантий всячески меня избегает с тех пор как загнал на передовую. На ночевках пару раз его издали видел, даже взглядами встретились, он хмыкнул и с довольным видом отвернулся, черт старый.
  Вот сегодня и устрою ему блиц допрос с пристрастием, колени вроде не трясутся и задница поджила, сижу почти нормально. Это я так думал. Обошел все становище, а деда так и не нашел. Поспрошал, народ плечами пожимает, говорит - только что здесь был. Посидел с парнями у костерка, поболтали, я все башкой крутил, тщетно, так и не дождавшись, ушел к своим (!)
  
  Посреди ночи проснулся от того, что мне закрыли рот ладонью и на ухо прошептали,- лежи тихо, кто-то чужой рядом ходит. Понял?
  Я угукнул придушенно и кивнул головой, ладонь исчезла, как и её владелец и с тихим шорохом растворившийся в ночной темноте.
  Лежу с открытыми глазами и пялюсь в кромешную тьму. Небо заволокло тучами, луны нет, костер давно погас, только угли рдеют рубиновыми искорками. Вслушиваюсь. Щебечут какие-то пичуги, очень далеко про ухала толи сова, толи филин. Совсем уж не знаю, что за тварь такая, но довольно близко протрещала короткая дробь по стволу дерева, словно пьяный барабанщик взял аккорд.
  Вслушиваюсь до звона в ушах, всматриваюсь в темноту до рези в широко открытых глазах. Перестал пялиться через костер и отвернулся в другую сторону. На черном фоне, серыми кляксами выделяются кусты, растущие на краю поляны, кажется там, отхожее место выкопали.
  Простая яма и стопка листьев лопуха, заботливо уложенная в стопочку. Мне их поутру по всему лесу искать что ли?
  Тихо. Даже как-то очень и слишком тихо. Я конечно не дитя природы как стрельцы, но к птичьему щебетанию и порханию привык. Давно уже заприметил, народ здесь не такой как мои бывшие соплеменники, во всяком случае, в разных пташек каменьями не кидается, и спортивных охот не устраивают. Тварь божья - пущай летает.
  
  Так вот этих ночных летунов нету. Недавно еще крутились поодаль, слышно было, как крыльями вспархивают, а вот раз и не стало, как отрезало.
  Парни Силантия ушлые,таких на мякине не возьмешь, на ближних подступах к поляне был раскидан мелкий сушняк, в траве не видно, а в ночи слышно за десяток шагов. Эдакое малозаметно препятствие с шумовым оформлением.
  И вот слышу как в поганых кустах, едва слышный хруст.
  Хрст. Пауза, словно крадется кто-то, настороженно, сделает шаг и стоит, ждет.
  Во опять, тот же самый звук.... Только уже ближе....
  Толи туча поредела или глаза адоптировались со страху, но в кромешной мгле, я вдруг разглядел черное пятно на темном фоне, медленно двигающееся в мою сторону. Воображение тут же дорисовало недостающие детали и стало казаться, что это некто ползущий на четвереньках, даже разглядел блеск ножа зажатого в зубах. Вот тать остановился, тяжко вздохнул и опять пополз в мою сторону.
  Количество белого и коричневого адреналина зашкалило, кровь уже кипит, пульс такой, что руки трясутся как с похмела, но голова мыслит абсолютно ясно. Парадокс.
  Щелчок взводимого курка заставляет тень остановиться и замереть на пару мгновений. Когда по моим прикидкам осталось пяток шагов, шепотом говорю - Стой, пся крев. Не то выстрелю.
  В ответ слышу невнятное ворчание. На секунду задумался стрелять или не стрелять, а тать уже вот он, прямо передо мной и недолго думая нажимаю на спуск. В полнейшей тишине выстрел звучит как взрыв бомбы и, при вспышке вижу оскаленную медвежью пасть. Через мгновение над поляной разноситься рев раненого хищника. С противоположной стороны доносится ржание перепуганных лошадей стремящихся убраться подальше, громкие крики людей.
  Все это звучат как бы вдали и ко мне не имеют отношения. Я же вижу только пятно, и с каждым мгновением оно становится больше.... Вскидываю второй пистолет ( не помню как он у меня в руке оказался) и стреляю, целясь в середину пятна. Через мгновение, сверху рушится тяжелая туша и прижимает к земле. Нос, рот, забиваются вонючей шерстью и совсем невозможно дышать. Зверь бьется в конвульсии, а мне кажется, что он начинает драть мое бренное тело на части. У меня падает планка и я начинаю орать дурным голосом. Сучить ногами, махать свободной рукой, нанося удары бесполезные удары, зажатым в ней разряженным пистолетом.
  Тяжесть вдруг исчезает, чей-то сапог, заботливо наступает на руку и глаза видят свет горящего факела и нескольких стрельцов, молчаливо стоящих вокруг.
  Потом как-то все очень быстро закрутилось и в какой-то момент обнаруживаю себя сидящим у костра с кружкой, пахнущей отнюдь не вином. Передо мной стоит Силантий с довольной рожей и скалится ехидной улыбкой. Не понятно, что его радует, что я жив или мой помятый прикид доставляет ему такое веселье.
  Поставил посудину рядом с собой, раскинул руки, словно хотел обнять его, - Силантий, пес смердячий ты за каким хреном на меня эту зверюгу натравил? - высказался и понимаю, что пьян в стельку. Одной выпитой кружки первача хватило, чтоб окосеть. Икнув, извинился.
  Трясущейся рукой поправил челку и замечаю что ладонь вся в крови, а так как боли не было, решил, это звериная.
  - Парни! - Крикнул ребятам, крутившимся неподалеку, - Дайте воды морду лица умыть.
  Сотник рявкнул, меня подхватили под белы ручки и потащили к ручью. Где-то через пол часа, наплескавшись по самое не балуй, чуток протрезвевший и мокрый как мышь, был препровожден на поляну. Силантий и мой нынешний командир стояли чуть в стороне от костра и вели разговор. Медвежью тушу оттащили к ближайшему дереву, подвесили, и стрелец, раздевшись по пояс, обдирал добычу.
  Сотник увидел меня и махнул рукой подзывая.
  - Федор, будем дома, пойдешь в церковь и поставишь свечку, видимо бог тебя хранит,- Это ж надо, прямо в сердце попал, да еще в потемках.
  
  Лета ХХХ года, Август 30 день
  Дошли до деревни. Имение!
  Блин, ну у нас и государство. Познакомился с тезкой. В одном из налетов татарской банды, Федор отличился, сумел со своим десятком задержать чамбул у переправы до подхода подкрепления, когда пришла подмога, на ногах осталось всего полтора человека, сам десятник да гонец, вернувшийся обратно, остальных кого побило, кто раненый под кустом лежал.
  За сие дело, дали ему двести чатей земли и деревеньку в десяток дворов. Мужик чуть ногу потерял, чудом выжил, полгода скакал на костыле, а с него уже требуют, чтоб сам был и еще двоих привел, конно и оружно и все справное должно быть. Ежели не явится сам, на свое место должон холопа прислать. Это пол беды, на десять дворов ни одного бобыля, не будешь же отца семейства на войну отправлять, так ведь даже мужика справного не найдешь, одни старики да бабки.
  Одна лошадь, Федору принадлежит, одна корова да два десятка овец. Денег чтоб купить жито на семена, нет....
  Федорово подворье чуть получше, чем у остальных, отличие в заборе, он по привычке деревянный поставил. На границе то по-другому нельзя, татрва пришлая, быстро к рукам приберет.
  Пока сюда шли, в голове пару раз мелькал вопрос, за каким хреном, на такую ораву, столько продовольствия тащим за собой. А это оказывается Силантий, решил поддержать бывшего подчиненного, и устроил ему босяцкий подгон, почти тонну зерна привез. Две телеги сгрузили в амбар.
  Думаю что к завтрему вечеру, все это разойдется по сусекам и захоронкам, устроенным во всяких потаенных местах.
  
  Лагерь поставили в березовой роще, в сотне саженей от деревни. За ней сразу начинается болото, достаточно топкое, пешему пройти почти нельзя, что уж там про конного говорить, с другой стороны прикрывает общаковое поле, порезанное на клочки наделов и само поселение, в котором на подворье хозяина устроен наблюдательный пункт. А мне так не по нраву, как в мешок забрались. Высказал свое фи, Силантию. Он не пожалел десять минут своего времени, отвел за дом и показал на здоровенную кучу плетеных из ивняка полотен, длинной в пару саженей и шириной в одну, сложенных стопками.
  - Вот Федь и займись делом. Тезка провожатого даст, тот укажет, где на болоте островок есть, вот до него гать и уложишь. Подойди к Ионе, молвишь - что я велел людишек тебе дать. Ступай. Сроку тебе три дня.
  
  Проводник появился приблизительно через час, мы только - только успели перехватить, что бог послал.
  Им оказалась девчушка лет десяти, в сером застиранном сарафане, русые волосы прикрыты белым платком и что меня больше поразило, босиком. В городе, да и в нашей деревне народ всегда ходит в какой ни-будь обувке, сапогах или на худой конец в лаптях, а тут вот так....
  - А ты чего босая? Ногу поранишь об камень али об сук какой, болеть же будет.
  - Тятя молвил, что вам болото наше показать надобно, а тама мокро, лапотки разваляются сразу, лучше уж босяком иттить.
  - Так ты хоть опорки какие намотала бы, тютя матютя.
  - А нету,- Сверкнул белозубой улыбкой, весело ответила Дара. Об этом она сообщила с важным видом, добавив, что хоть и полное у неё имя Дарья, да привыкла откликаться на первое, так её дома зовут.
  Пришлось лезть в мешок со шматьем, у меня там заготовки для носков лежали, и выделить этой пигалице одну пару. Потому что смотреть на это босоногое чудо, как-то... зябко.
  Ночи уже холодные, Ильин день прошел и по поверьям после него купаться уже нельзя, а нам еще завтра поутру в болотной жиже вошкаться, блин.
  Аборигену с косичкой видимо все по фиг, ухватила подарок и, краснея от смущения, поблагодарила. Насильно всучил кусок вареной баранины с горбушкой ржаного хлеба и отправил восвояси.
  хххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх
  
  Лета ХХХ года, Август 31 день
  - Вот отседова и до той кочки, - Грязный палец с обгрызенным ногтем вылез из ноздри, где искал, по всей видимости, золото тамплиеров, и указал нужное направление, - мелко, мне до колен, маненько не достает....
  - Э-э. Куда полезла - Остановил я проводницу, придержав за рукав, чадо решило лезть в болото и тащить нас за собой. - Стой здесь и никуда не ходи, мне еще не хватает, чтоб ты в этой болотине утопла.
  - Малой, - повернулся к стоящему рядом стрельцу, - Зови сюда народ и пусть херню плетеную, сюда тащат. Отсель гать класть почнем.
  
  Местечко и вправду укромное, густо заросшее кустарником и на берегу небольшой пятачок чистой земли. Метрах в двадцати, плотная стена камыша рогоза с протоптанными аборигенами, даже знаю кем, едва заметными тропинками, насчитал шесть таких ходов. Если верить старожилам, опрошенным вчера вечером, за живой изгородью в паре сотен метров, островок и довольно вместительный. В прошлые годы, можно было дойти, не замочив сапог, но последние года выдались погаными, долго шли дожди, лета были сырым, осени с ненастьем и снежные зимы, привели к тому, что болото стало увеличиваться и перешеек затопило. Прошедший лет пять назад ураган, словно по заказу уложил деревья так, что конному сюда пробраться ни в какую, только пешим, ну, а этим таких сюрпризов можно напихать....
  Есть у меня одно нехорошее предчувствие, седалищный нерв свербеть начинает, а так бывает только в преддверии большой, тяжелой и довольно грязной работы. Гадом буду, дорогой дедуля придет и скажет - что теперь все добро, нажитое непосильным трудом, для оберега от татей, надобно перетаскать на остров.
  
  - Дядька Федор, - Дарья дернула за рукав, отвлекая от раздумий,- Тятя вчерась маманьке молвил - Воевода пришел, чтоб шишей разогнать. Это правда?
  - Кривда, - И улыбнулся - А что сильно докучают?
  - Да, нет,- Девчушка дернула плечиком, поправила выбившиеся из под платка волосы,- тятька мой их не любит. Он и еще дядька и евонные братья, весной в соседние городище пошли. Так шиши словно тати какие, обобрали их, тяте по шее надавали, а Горластому, так, вообще карачун пришел, побили его сильно. Две седмицы пролежал в лежку на лавке не вставая и помер вконец. К нам они сюда не ходют, зимой одни пришли толпой да их....- Дарья вдруг замолчала, бросила на меня какой-то испуганный взгляд и быстренько сменила тему.
  - Ну, где они тама...., - Она закрутила головой, усиленно высматривая ожидаемых носильщиков.
  - А что везли то?
  - Рядно в городище, что мамка с тетками за зиму наткали.- Дарья глянула на меня и снова отвернулась.
  - А много?
  - Не, не очень, тятька думал на жито сменять....- Она вздохнула, рукавом мазанула по сопливой сопатке, подбирая мокроту под носом, - Тятя Федору Матвеичу пожалился.... Да куда там.... Пока с поля вернулся, пока коня седлал, татей и след простыл.
  - Погодь, ты же сказала - что шиши напали....
  - Ну да, токмо и смогли на версту от деревни отъехать, как из кустов полезли злыдни. Дядьку Горластого, он с первыми телегой шел, по голове кистенем шарахнули. Лошадку под уздцы и с дороги поворотили, а остальные на мужиков бросились. С дрыном супротив рожна.... Побили наших, крепко побили....
  И закончила свое повествование с горьким вздохом,- Фроську жалко.
  - А это кто?
  - Да лошадка, что тати свели, - И шмыгнула носом.
  - А зимой что случилось? - Ленивым голосом спросил у Дарьи, словно меня это не интересовало, еще и отвернулся в сторону, чтоб не смущать пристальным взглядом.
  - Да и не было ни чего, ляпнула, не подумавши - с досадой в голосе ответила дара
  -Не было так и не было. - Согласился с ответом. Да и расспрашивать стало некогда, в кустах послышался треск и с шумом и матюгами на полянку выбрались первые носильщики.
  Работа закипела.
  До стены рогоза гать выстлали за десять минут, да там и так пройти можно но ребята посоветовали - сейчас уложить, опосля снять, чтоб след скрыть.
  Так по мне стадо слонов в три десятка голов вытопчет все на хрен. Ладно им видней.
  
  После укладки первой части, вместе Дашкой прошли по настилу до зарослей камыша, метров двадцать и за ним начиналась самая настоящая болотина, с кочками, окнами стоялой, коричневой воды и редкими кустами чахлого ивняка. На ровной как стол поверхности я лично не углядел никаких признаков, что могли бы указать на заветный остров.
  - И где наша земля обетованная? - Спросил у малолетнего Сусанина, осматривая окрестности.
  - А вон тама.- Грязный палец с траурной рамкой вокруг ногтя указал, приблизительно на одиннадцать часов.
  Всмотрелся, даже попробовал привстать, насколько это возможно стоя на зыбкой почве, вытягивая шею. Ничего, все тот же унылый пейзаж.
  - Не врешь? По-моему нет там ни хрена.
  - Яго не видно с берега, надобно на дерево лезть.
  - Мне еще по деревьям лазить не хватало, - проворчал вполголоса, - Ладно, веди, показывай дорогу.
  
  Через час, когда мы вернулись обратно, мокрый и грязный с ног до головы, промахнулся мимо кочки и рухнул ничком в яму, заполненную болотной жижей, смело мог подтвердить, с берега остров не видно.
  Разношерстый кустарник, растущий причудливо разбросанными группами, уже через полсотни метров совершенно скрыл береговую линию и только по верхушкам берез и сосен можно догадаться в какую сторону надобно идти, чтоб выбраться, из этого чертова места.
  Идеальное убежище если бы не проводник, я бы не в жизнь не догадался бы о том, что буквально в сотне метров может кто-то прятаться. Небольшой, буквально сто на тридцать метров островок, находился в самой гуще растительного лабиринта. Не зная направления можно было выйти на настоящую топь и оттуда возврата, уже не было. Кроме вездесущего ивняка здесь ничего не росло, местные давно уже по вырубали все деревья, площадка довольно сухая и что меня порадовало больше всего, так это наличие двух десятков березовых и сосновых стволов, заботливо сложенных на полянке и укрытых корьем. Десяток полуразвалившихся шалашей, мусорная яма, кострище, выложенное явно принесенными, с большой земли, камнями и прочие мелкие следы пребывания тут людей подтвердили мысль о том, что местные прятались здесь от не прошеных гостей.
  Хорошее место, но для всего отряда явно маловато будет, схрон, тайную базу, еще куда ни шло, а вот для все нашей банды, мало, а ежели нужда припрет (тьфу, тьфу, тьфу!) добавятся местные, стоя спать придется.
  
  Когда взад вертались, с завистью смотрел на эту козу, прыгающую с кочки на кочки. Из прошлой жизни вспомнился анекдот.
  - Папа иди сюда, здесь по горлышко.
  - Ну, ты сравнила.... Где твое горлышко, а где мое.
  В пигалице, на первый взгляд, дай бог полтора пуда будет. Она по болоту аки посуху идет, а я по колено проваливаюсь с моими восьмью десятками килограммов.
  На сушу выбрался злой как черт, обматерил всех кто попался под руку, раздал ценные указания и ушел переодеваться в сухую одежку. Простуды мне для полного комплекта не хватает.
  За этим добропорядочным делом меня застал гонец, доходяга с конного десятка.
  - Федор, тебя сотник зовет,- завопил он с порога, - молвил, чтоб ты поспешал неме....
  Запулил в него сапогом, жаль промахнулся, снаряд в печатался в притолоку, рядом с его головой. - Срань ты не умытая, тебя что, стучаться не учили?
  Надо ж было этой нечисти именно сейчас припереться , токмо исподнее скинул, а он тут как тут, под дверью стоял что ли, извращенец.
  Курьера словно ветром сдуло, видимо не попутным, выскакивая в сени, он что-то там зацепил, судя по грохоту.
  Прислушался. Вроде тихо. Не спеша натянул кальсоны и, поддерживая их рукой, выглянул за дверь. Никого нет, только какая-то утварь деревенская разбросана по мосткам, посыльного и след простыл.
  ***
  - Феденька,- Не люблю, когда Силантий так говорит, слащаво-приторно и смотрит, эдаким
   добрым дедушкой, так и хочется закрыть глаза и почувствовать, как мозолистая рука скользит по голове, приглаживая не покорные вихры. Главный российский театрал еще скажет свое бессмертное - Не верю.
  У меня уже выработался стойкий иммунитет на такое обращение, ибо гадом буду - старая сволочь придумала какую ни-будь пакость в духе господина сотника - круглое носить, квадратное катать.
  Что было проделано неоднократно за прошедшее время. Ну, скажите, зачем пересчитывать припас на пятый день похода? И зачем проверять телеги кои еще даже не распечатывали со дня выхода.
  При таком обращении, взбрыкивать начинаю, огрызаться, а ему , с моей колокольни так видится, подобное нравиться. Как в поход двинулись, ни дня не прошло, чтоб этот черт однорукий не доставал меня. Как его стрельцы терпят?
  - Феденька, а скажи-ка мне мил человек - гать готова?
  - Когда уходил, там оставалось десяток саженей застелить.
  - А почто ушел, ежели такая малость осталась?
  - Промок и замерз ....
  - Другие значится, могут в болоте вошкаться, а Феденька у нас замерз значиться....- Пальцы на руке сжались в кулак и Силантий опершись на костяшки начал вставать с лавки.
   Ну все, пора отключать слух и начинать размышлять о чем ни будь своем, девичьем, Господин воевода выходит на тропу войну, это как минимум на пол часа. Спорить бесполезно, один раз попробовал, опилки сыпались в два раза дольше и были гораздо крупнее....
  На всякий случай сделал морду тупого солдафона и, поедая начальство глазами, ушел в себя. Изредка выныривая, чтоб не потерять нить рассуждения босса, а то можно невпопад кивнуть не там где надо и получить звездюлей, мешок и маленькую тележку.
  
  Мысли лениво бродили, перекладывали сухие портянки и развешивали портки на просушку, левый сапог надо было отдать ребятам, пусть подошву перешьют, а на правом набойку где-то потерял, надобно исправить. Да и вообще за прошедшее время пообносился, давеча вон на локте клок выдрал.
  
  Поднял голову и вставил свои две копейки маленький червячок сомнений, глодавший мозг в дни, когда было время задуматься - А что я говорил? Зачем тебе это все? Дым тлеющего костра, разъедающий глаза.... Спать на лапнике, постеленном на мокрую после дождя землю, укрывшись от мороси куском кожи, и свернувшись клубочком, иначе, либо ноги, либо голова промокнут. Ходить по нужде с ружьем, оглядываться по сторонам и прислушиваться. Не дай бог, зверье, какое выскочит.... Двуногое....
  А дома ....
  Теплая кроватка, милка под бочком, льняная простыня, подушка, пером набитая, одеяло ватное, банька....
  
  - Федька! - прорвался сквозь завесу голос недовольного Силантия, - Эй, Митроха, стукни по загривку ентого супостата.
  Не успел, я и мяукнуть, как кулак заехал под ребра. Блин! Ну зараза твою мать....
  - Ты чавой дерешься?- Развернулся к стрельцу, намериваясь дать сдачи, тот отступил на шаг назад - Чаво, чаво - чавочка с хвостиком. - Сотник казал....
  - А скажет в колодец прыгать - сиганешь не думая? - не дав договорить, попер на бедолагу буром.
  
  Первое время после своего попадания сюда мое поведение соответствовало тому какое принято в оставленном будущем - Здравствуйте - Спасибо - Дайте пожалуйста - Не будет так любезны.... Вежливость принятая там в общении с незнакомыми людьми - обращение на ВЫ, здесь смотрится довольно дико. Тыкают все, молодые старым, юноши девушкам, мужики бабам.... Первое, что с меня слетело, словно шелуха с семечки, это привычка обращаться на - вы. Меня просто не понимали и даже оглядывались, думали, что у них кто-то за спиной стоит. Здесь другие атрибуты - равный с равным разговаривает спокойно, держит себя степенно, Но стоит только обратиться к стоящему выше по иерархической лестнице как человек уже всем своим видом показывает уважение и чем выше статус, тем ближе к земле склоняется вопрошающий.
  В начале своего пути, больше молчал и смотрел по сторонам, наблюдая, как общаются между собой люди на Рогачевском торжище, вот тогда и выбрал для себя манеру поведения, определявшую МОЙ статус.
  
  - Федор, а ну стой, вражья сила, не то.... - Начал грозным тоном Силантий но, не договорив, осекся и замолчал, устремившись взглядом за мою спину. Я оглянулся.
  Опершись рукой на косяк, другой придерживая разодранный, со следами крови кафтан, стоял мальчишка гонец, - Наших побили у Вороней пади, - Прохрипел и ничком рухнул в избу.
  
  ***
  - Тс-с! Тихо! Слухай! - Десятник прошипел полузадушенной змеей и, вскинув вверх руку замер, превратившись в одно большое ухо.
  Я послушно замер. Ни хрена не слышу. Через пару минут в башке противно запищало, словно кто-то поднес микрофон к колонке и окончательно оглох, даже свое тяжелое дыхание слышу с трудом.
  Десятник повернулся, снял шапку с головы и, вытерев мокрое от пота лицо, довольно осклабился,- Туточки они, бисовы дети. Осип и ты Мирон, с Федором побудьте. - Распорядившись, он посмотрел на меня и каким-то жалистным тоном продолжил,- Федь не ходи туда, побудь здесь с парнями.... А не то воевода мне уд на лоб натянет, ежели с тобой случится что.
  Перекрестился, натянул на голову свой дурацкий колпак, по недоразумению называемый шапкой, шагнул и растворился в подвядающей зелени боярышника.
  За дисциплину, Силантию надо поставить пять с кучей плюсов. Я только собрался шагнуть следом, как мне на плечи легли две лапки, размером думаю, с седло моего бабая и добродушный голос посоветовал обождать - маненько. Не дай бог такое предложение услышать темной ночью в переулке, отдашь все и даже портки с исподним скинешь....
  Пока дергался, пытаясь вырваться, подползли еще две тени из числа приставленных ранее, обступили со всех сторон и я оказался в коробочке. А через полянку в направлении, куда ушли мои попутчики, бесшумно ступая, прошло еще десятка полтора стрельцов.
  Ожидание продлилось недолго, с той стороны куда учапал народ послышался слитный залп, истошный крик смертельно раненого человека и опять наступила полная тишина.
  
  На дне неглубокого оврага, среди листвы журчит тоненькая струйка воды. Хотелось напиться, да одна дохлая морда испоганила её своей тушкой, рухнув поперек. Невдалеке у почти погасшего костерка уютно расположилось еще четыре аборигена.
  Я с шумом втянул воздух сквозь сжатые зубы задерживая дыхание и нервно сглатывая слюну, двенадцатый калибр в голову это круто....
  
  ***
  Свеча высоко подпрыгнула, завалилась на бок и погасла, погрузив избу в темноту, только в красном углу под святым ликом чуть теплится маленький огонек крохотной лампадки.
  В наступившей темноте шипение аспида показалось бы ангельским пением, только не проникновенно ласковый тон Силантия, - Феденька, ежели еще слово поперек молвишь....
  Прошуршав по столу рукавом старик подобрал огарок , с кряхтением поднялся с лавки, перекрестился, пробормотал едва слышно, - Прости господи, - и запалил фитиль от лампады.
  - В холодную посажу, на седмицу, на хлеб и воду, ежели за ум не возьмешься....
  
  Я в кои века решил проявить благоразумие, молчал как юный ленинец на допросе в гестапо. Да ну его к чертям собачим, первое, что сделал этот гад, когда в лесу встретились, съездил мне в ухо, а парням и того, от буйного сотника на орехи перепало, по возвращению выдрали всю команду. Чует седалище, быть мне под конвоем пока домой не вернемся. Хотя.... С него станется, могёт и отправить, завтра
  А что такого сделал? Подумаешь, оказался чуток расторопней своих охранников . Пока они сопли жевали да вокруг гонца суетились. Выскочил во двор, благо лошадку посыльного еще не рассупонили, запрыгнул в седло и дал газу, то бишь каблуками по ребрам своему скакуну. На выезде из деревни облаял десятника и мы толпой, в пять человек на трех конях, ломанулись на выручку. Мне премию давать надо за такое быстрое реагирование.... А в качестве благодарности получил в ухо.... Тьфу на вас два раза.
  Знаете, как здесь тревогу объявляют? Думаете, висит железяка с привязанной колотушкой и стоит дежурный, чтоб оной стучать в набат? Салом по губам не хотите? Глухая деревня, здесь ножи по наследству передают, один топор на десяток дворов. Если повесить что-то металлическое и не выставить охрану, можно даже об заклад не биться, утром, дай бог чтоб веревка на месте осталась.
  В годы бытия в цивилизованной эпохе, мне на глаза попалась газетная заметка.
  Один умелец уволок с родного толи предприятия, толи крейсера, корабельный ревун и приспособил, рядом с входной дверью. Надо же было такому случиться, забрался к нему в дом воришка....
  Печальная история, домушник на кладбище отправился, помер мужик от разрыв сердца, а находчивому умельцу дали условный срок, за кражу госимущества.
  Во времена застоялого социализма при каждой школе работали разнообразные кружки и детишечки проводили свой досуг очен-но разнообразно. В один из зимних вечеров далекого детства, под чутким руководством наставника мы осваивали.... Хрен его знает, не помню точно, но что-то связанное с электричеством и электромагнетизмом. Мотали на гвоздь проволоку под монотонный бубнеж учителя, объясняющего для чего это нужно и где это применяется.
  Слово за слово из завалявшейся консервной банки, как сейчас помню, 'кильки в томатном соусе' соорудили сирену. Простенькую такую, на девять вольт всего, она еле-еле мявчила, надо было прислушиваться чтоб вообще что-то услышать. Но мы были горды собой и полны творческого энтузазима и во все уши слушали разглагольствования нашего трудовика (трудные были времена, но за кружок шла доплата) и мотали на не выросшие усы.
  Ну, так вот. Возвращаясь с занятий пытливый ум малолетнего вундеркинда, словно губка впитавший в себя информацию, искал ответы на вопросы. А что если.... А можно ли сделать так.... А попробовать....
  День был пред выходной и дитятко придя домой начало искать практическое решение своих раздумий.
  За основу был взят и разобран старый трансформатор в пустую сердцевину, плотно утрамбованы гвозди, и шляпки слегка обработаны напильником. В качестве резонатора малолетний стахановец взял банку из под томатной пасты, может, кто помнит, в совковое время были такие, пяти килограммовые бочонки. К первому вечеру основная конструкция была практически собрана.
  Уже когда чадо ложилось спать, на ум пришла одна идея, точней вопрос - что произойдет, если будет возможность изменять внутренний объем?
  Воскресенье было загружено семейно-общественным трудом и до своего изобретения удалось добраться только вечером. Оставшееся до сна время было потрачено на разработку электрической схемы, включавшей латер, пару концевых выключателей, найденных у отца в ящике с запчастями и неведомо как там оказавшиеся, изготовлением ручки для переноски и всякой мелочи.
  
  Утро, противное холодное утро, противной холодной зимы. Ночью шел снег. Все деревья стоят в белых меховых шубах, а двор устлан еще пока белоснежным нетоптаным ковром. Редкие следы ранних пташек, затемно уехавших на работу, соседей, виднеются на снегу. В приоткрытую фрамугу слышно как дядя Вася из соседнего подъезда заводит свой старенький 'запорожец' Заведет, прогреет, заглушит и пойдет с мужиками пить пиво и рассказывать, как вчера ездил на рыбалку и поймал здоровенную щуку. К вечеру она станет размером с акулу, а к пятнице подрастет до кита. Тихий безотказный дед, он частенько катал ребятню по двору, а когда ремонтировал машину вокруг него обязательно крутилась стайка добровольных помощников, исправно подающих требуемые ключи и восхищенно слушающих его мастерские рассказы о рыбалке. Через три года его не стало, пьяный подонок на самосвале выехал на встречку....
  Наверно у многих из нас, живших в том дворе, с тех пор и осталась любовь к рыбалке и 'горбатым запорожцам'
  
  Первые два урока физ-ра, можно смело прогулять по справке - освобождению, тетка постаралась для любимого племянника. Школа тех лет, это не нынешние, неприступные крепости с многочисленной охраной и камерами видео наблюдения, утыкавшие каждый укромный уголок школьной территории. Тогда можно было приходить в любое время и двери пребывали в открытом состоянии.
  Сразу и честно скажу, ничего такого я не задумывал.... Оно само все так получилось.
  После завтрака и настойчивых пинков старшей сестрицы, был изгнан из теплого дома и направлен в сторону храма науки стоящего в двух сотнях метров от двери подъезда.
  Свою поделку забрал с собой чтоб (честное пионерское) показать трудовику и вместе провести испытание (ну и похвастаться хотелось)
  Школа.
  В коридорах и вестибюле стоит оглушительная тишина.
  Из-за закрытых дверей учебных классов, доносятся едва слышные голоса учителей, раскрывающие непутевым чадам тайны мироздания.
  Одинокое чудо стоит и чешет затылок, читая объявление о том, что сегодня уроков труда не будет.
  Правую руку оттягивает сверток с агрегатом, а душу гложет азарт испытателя. Прикидываю, где можно найти розетку и подключиться. По всему выходит, надо идти на второй этаж.
  Короткими перебежками пробираюсь до места назначения.
  Хорошо тут, тихо спокойно.... В гулкой тишине, через неплотно закрытую дверь туалета, слышны звонкие капли, с четкостью метронома, срывающиеся с плохо закрученного крана.
  
  Кап. Кап.
  
  Пауза.
  
  Кап. Кап.
  
  С легким шорохом разворачиваю упаковку и готовлю 'адскую машинку' (насколько это правдиво узнал буквально через пять минут)
  Вставляю вилку в розетку и включаю тумблер на латере, загорелась зеленая лампочка, аппарат готов к работе. Поднимаю свое тварение с пола и нажимаю кнопку....
  
  Розовая птица с горбатым клювом танцует брачный танец!!
  Ни - че - го! Встряхнул. Не работает! Со всей злости наподдал коленкой по самодельному трансформатору, и случилось чудо.... Заработало!
  Оглушительную тишину школьного коридора разорвал рев голодного и очень раздраженного динозавра от которого зазвенели стекла.
  Звук был настолько низкий, что заложило уши и как показалось, завибрировали все кости, залязгали зубы, а волосы просто встали дыбом.
  Цель достигнута. Но в программе испытаний еще не выполнены два пункта. Исправляемся, увеличиваю напряжение и, потянув за рычажок, пристроенный сбоку, изменяю внутренний объем....
  И падаю в бездну....
  Такого я не испытывал в своей недолгой жизни еще ни разу. Умирать умирал, дважды тонул, откачивали. Ничего интересного там нет, мокро и темно, а тут, словно раскаленный гвоздь вогнали в затылок, от него вниз по хребту пробежала волна обжигающего огня. От чего все тело выгнуло, руки разжались, этот чертов механизм грохнулся на пол и заткнулся. Наступила благословенная тишина....
  
  Дальнейшее описывать не интересно. Вопли учителей, крики одноклассников, ругань директора и завуча. Я хотел только одного, побыстрей оказаться дома. Горячая волна, окатившая с головы до пят, закончилась в мочевом пузыре....
  
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь 1 день
  Ура! День знаний!
  Силантий свет Митрофанович, долгих ему лет жизни, снизошел и объяснил мне, сирому да убогому, свои замыслы. Стратеги блин. Он да его штаб из таких же пеньков облезлых, коих он возницами в обоз пристроил, разработали план. У нашей банды, какая задача? Поправить свое материальное положение за счет врага, разжиться лошадками. Идея здравая. Строевой мерин, ежели его продать даже за полцены, позволит мне содержать двадцать человек в течение года. Позволит решить проблему с транспортом и значительно повысить уровень благосостояния в отдельно взятой деревне.
  Только вот подход к исполнению у нас разный. Сотник всю свою жизнь татар по степи да буеракам гонял. Не спорю столько лет быть на передовой, остаться в живых при этом.... Снимаю шляпу.
  Что-то из его объяснений понял и согласился, но все-таки я дитя своего века и мыслю немного другими категориями, войны какие знаю, они другие, более масштабные и более сложные. А здесь все чуток проще. Как наступает средневековая армия? Это колонна войск, идущая по дороге к главному городу страны и встающая лагерем на больших полях. По обеим сторонам от основной армии, на расстоянии в пять - десять верст идут фуражиры, они обдирают найденные селения под ноль, выгребая все, что смогут найти. Охраны у них обычно от полусотни до сотни солдат и обоз из десятка телег, зачастую реквизированных в тех же деревнях. Получается, что ширина фронта составляет где - то от десяти до двадцати верст.
  
  Фридрих Великий в будущем скажет - Я не могу носить свою армию в кармане. Она должна что-то есть.
  Ученые - диетологи подсчитают количество калорий потребное мужчине, занятому тяжелым физическим трудом, а война похлеще, будет.
  Нынешний рацион довольно громоздкий и беден в плане ассортимента, не молотое жито, квашеная капуста, брюква, репа, огурцы соленые из мяса доступно то, что удастся реквизировать у населения и на всех его обычно не хватает. Даже в обеспеченных европейских армиях в мирное время были не боевые потери из-за скудного питания. А про военные действия и говорить не приходиться. Тот же Наполеон тому пример. Нарвался на тактику 'выжженной земли' и потерял четверть армии, прежде чем сумел догнать русских у Смоленска.
  У солдата или правильней все-таки называть воина, всегда должна быть еда и только потом оружие и боеприпасы. Именно так и в таком порядке. Многие, прочитав эти строки, фыркнут с усмешкой - легко обладать послезнанием. И ошибутся, это личный опыт, опыт прожитых лет.
  Можно отказаться от табака, вина, не пить пиво. Но человек это жвачная скотина, она целый день что-то жует, пирожок, булочку конфету, сникерс хреникерс. Проведите над собой опыт, откажитесь от еды на три дня, из питья должна быть, не соленая и не сладкая вода. Вреда это не принесет, только здоровей станете. Самый эффект наступит на третью ночь, когда вы во сне будете гоняться за котлетой с ножом и вилкой, а она рычит на вас и гавкает.
  Голод, самое смертоносное оружие. Тихо и незаметно он выкашивает целые страны и что для него жалкая горстка людей случайным образом собранных вместе под знаменем короля. Голод превращает вышколенные, дисциплинированные армии в толпу, с которой противнику справиться гораздо легче, чем воевать с сытым врагом.
  Я предложил, не спеша, не торопясь, тихой сапой удушить польских фуражиров. Наших сил достаточно чтоб приголубить сотню, а при удачном раскладе так и пара может попасть под раздачу. В стратегии и тактике стрелковый подразделений может, я и не разбираюсь, но устроить засаду со всеми атрибутами не известными еще здесь, в моих силах. Да и вообще, за каким чертом надо было тащить сюда столько пороха и прочих моих игрушек?
  
  Все можно сделать в два этапа. Первый нанести максимальный урон войску польскому, заминировать путь продвижения на всем маршруте и последовательно взрывами нервировать противника. Выработать стойкий рефлекс минобоязни, ну, чтоб не расслаблялись. Уничтожил бы все мосты, сделал непроходимыми броды, засеяв их 'чесноком' уничтожал патрули. Думаю, что полусотня конников против нас не будет иметь никаких шансов. (Кстати, а вот и лошадки) Пара пропавших сотен отучит от высылки маленьких групп. Постоянный прессинг до распутицы. Возвращение, небольшой отдых пополнение припасов, экипироваться в соответствующие цвета и по устоявшемуся насту, на санях в путь. ( Может лошадей перекрасить в белый цвет?)
  Миномет подойдет против зимних квартир, беспокоящий обстрел с дальней дистанции, город цель большая, в нем поляков больше, чем тараканов за печкой, разброс не будет играть особой роли. Мины - ловушки. Сани, брошенные якобы из-за убитых, павших лошадей, нагруженные мешками с пшеницей, на дне заряд в полсотни килограммов пороха в чугунной оболочке. Взрыватель нажимного действия, при снятии груза, произойдет взрыв. Есть надежда, что притащат в лагерь и там начнут разгружать....
  Была когда-то ещё идея, мина со счетчиком. Механический привод - одна шестеренка, храповик, вал, шток, возвратная пружина и мембрана из кожи, оклеенная всяким мусором для маскировки. Десять раз наступили, одиннадцатому .... Не повезло....
  
  Обчество предложило свернуть язык трубочкой, засунуть в гузку и подудеть. - Без сопливых, мол, обойдемся.
  Да здравствует автократия, самая автократичная автократия на земле. Чтоб я ещё хоть раз о чем-то разговаривал с этими баобабами.... После знание! Да нахер оно здесь кому нужно! Меня даже слушать не хотят....
  - Никшни, пока....
  - Федор помолчи....
  - Федь не можно так....
  - Пасть закрой сопляк, ты как со мной разговариваешь....
  - Феденька, иди, проверь пищали свои, коими ты стрельцов оборужил....
  
  Чуть не расшибив лоб о низкую притолоку, в бессильной ярости выскочил из избы, с треском закрыв за собой дверь. На миг остановился на крыльце оглядел двор и со всех ног ломанулся к своему дому.
  Надо срочно, что ни-будь сломать или... морду набить, кто под руку подвернется.
  Дальнейшее было как в тумане. Помню, как был в доме, брал ружье, гранаты за каким-то чертом прихватил, кидал в мешок еду. И все это сопровождалось безудержным рычанием и бессмысленными матюгами. Затем бородатые и бритые лица стрельцов.... Чужие ладони на моих плечах и вырывающие из рук оружие....
  
  С шумным плеском на лицо вылился поток воды, мгновенно намочив с головы до ног, даже в сапогах болото захлюпало.
  Доброе лицо со свежим бланшем под левым глазом склонилось надо мной и участливо спросило, дыхнув чесночным перегаром, - Ишшо добавить али как?
  - Нет, не надо. - Я сидел на земле у колодца в луже грязной воды, а вокруг стояли стрельцы, с веселым интересом взирающие на очередное укрощение 'бешеного'
  Как случайно узнал, такое прозвище мне дали парни, еще в первый день знакомства.
  - Тебе помочь. - Спросил стрелец и протянул руку. Я отбил её в сторону, сам встал на ноги и побрел домой. Переодеваться.
  
  Я знаю много. Очень много. Просто гений по меркам нынешнего времени. Только вот парадокс, никто гения слушать не хочет, когда он начинает совать свой умный нос в дела, где правит бал личный опыт предков. Как с техником и механиком со мной никто не спорит. Слушают прописные истины (для двадцатого века) словно молитву читаю с амвона. Стоило только заикнуться, что Владислав в деревне Деулино подпишет мир с Москвой и этого допустить нельзя ибо этот мир плохой и отдадим двадцать девять городов ляхам....
  Даже Силантий посмотрел на меня так, словно первый раз увидел.... Нехорошо так посмотрел.... А остальные словно с цепи сорвались. Я вдруг в одночасье стал польским шпиеном и предателем земли русской и меня надобно прикопать за околицей в назидание потомкам.
  Заикнулся про террор в отношении панов командиров.... Лучше бы я молчал....
  Блин, в отряде три винтаря с прицельной дальностью в полверсты. Да можно было бы такую сладкую жизнь устроить полякам, они за ограду лагерей выходили бы не меньше чем в сотню рыл.
  Пострелять издалека, выманить отряд и завести его на минное поле али в засаду, э-эх....
  Не помню, кто сказал, - врага можно оставить за своей спиной, только его предварительно надо убить.
   - Нет, ядрена кочерыжка, невмочно так с ворогом поступать, ибо нет чести в такой победе.
   Тьфу, на вас, пеньки замшелые.
  
  Переодевшись в сухую одежду, покопавшись в закромах, накрыл стол, чем бог послал. Вышел в сени. Там на лавке у двери сидела моя 'тень'
  - Пошли, поедим что ли и это... остальных позови.
  Он сидел, молча, и смотрел на меня, не делая никаких попыток подняться с места.
  - Вот те крест, - Я перекрестился,- ни куда не уйду. - С этими словами повернулся и ушел обратно в дом.
  Ужин был в самом разгаре, когда чуть слышно скрипнули деревянные петли и в комнату вошел сотник.
  Остановившись на пороге, он оглядел нашу веселую компанию, и дугой выгнув бровь, спросил - Здесь всех кормят али нет?
  Один из охранников, его Андреем кличут, подхватился со своего места, - Садитесь, Силантий Митрофанович, откушайте с нами.
  - Федор. Ты чего такой смурной? - Силантий сел, пододвинул к себе доску с накрошенной бараниной, выбрал кусок и, закинув в рот, стал жевать, не сводя с меня пристального взгляда.
  - Надраться хочу, а нечем, у тебя вино есть? - В заначке есть спирт, для медицинских целей, но брать его не хотелось.
  - Что так?
  -А.... - Я покрутил рукой в воздухе.- Перегорело все, не хочу даже слово молвить об этом.
   Ответил не поднимая взгляда от миски, выискивая кусок мяса попостнее. Краем глаза заметил, как Силантий мотнул башкой, один из парней сорвался с места и исчез. Пока он ходил, над столом повисла тяжелая тишина, прерываемая только чавканьем. Эх, учить и учить предков культуре поведения за столом. А что идея, может преподать им правила этикета? Ага. Только сначала самому вспомнить, как правильно есть птицу, вилкой и ножом или руками?
  Вернулся гонец, с довольной рожей поставил на стол баклажку. Наивный. Думал им что обломиться. Угу, и даже два раза дадут пробку понюхать. Сотник кивком головы выпроводил всех моих гостей, вон. И сам. Сам!! Налил мне, полную кружку, отличной медовухи. Я бы не сказал, что в отряде сухой закон, вино есть, и народ его пьет, но в жутко разбавленном виде. (Все-таки приучил пользоваться кипяченой водой) Отчего напиток становился кисло-жутким на вкус, но хорошо утолял жажду и самое главное, с него нельзя было обосраться. Тьфу, тьфу, тьфу. Я мысленно погладил себя по темечку, проблемы с диареей пока нас миновали. В отрядной аптечке, что занимает телегу, целый мешок с травяным сбором, супротив этой болячки, милка моя постаралась.
  В мозгу шевельнулась и утухла мысль - ботулизм. Заманчиво.... Вонюче, но заманчиво.... Да ну на хер, сами перетравимся.
  Силантий поднял кружку, - За что пьем?
  Я вытер губы, поднял свою посудину, немного промолчал и сказал, - А чтоб все враги передохли, - за два глотка осушил до дна.
  Забористая штука до Никодимовской ей конечно далеко, но тоже хороша. Отломив кусочек хлеба начал жевать перебивая вкус. Силантий занюхал рукавом.
  - Федь, а что ты давеча молвил про то, что мы с ляхами, мол, замириться должны. Откель тебе это ведомо.
  - Так я тебе сказал - молонья в детстве стукнула....
  Силантий разлил еще по одной, поднял свою - Будем....
  Я отпил половину и поставил кружку на стол. Ножом отмахнул горбушку и стал сооружать бутерброд.
   ' Эх, сюда бы помидорчика с майонезиком'
  Да настолько увлекся этим делом, что пропустил половину слов сказанных Силантием, услышал только окончание, переспросил, - Чего молвишь? - И откусил от трех этажной конструкции.
  Сотник ладонью разгладил усы, отодвинул свою кружку в сторону и чуть прищурился, отчего взгляд стал пристально острым.
  - Я на своем веку, семерых в степи похоронил, своими руками обмывал и в чистое одевал. Насмотрелся что молонья с человеком деет. Иные как головешки, словно их на костре смолили, а у тебя, - Он ткнул меня пальцем в грудь,- шкура целая, чистая, шрамов.... Только один на пузе и есть.... Чудной такой.... Не как у всех.
  Он говорил глухим голосом, в паузах, гулкая тишина болезненными толчками отдавалась в висках, распугивая суматошно скачущие мысли.
  
  Когда в первый раз попал в баню с Силантием, меня поразило наличие просто огромного количества шрамов, из-за которых старый сотник походил на леопарда. Я тогда даже как-то возгордился, тем, что такой.... Целый что ли. Ан вон как оно....
  Инстинкты! Мать их за ногу, через колено два раза. Пока башка думала, правая рука соскользнула со стола и потихоньку поползла к кобуре, лежавшей рядом на лавке.
  Разум очнулся, когда передо мной на столе материализовался кинжал. Видел как-то раз, как Силантий овцу разделывал, да ловко так, и то, что одной кисти нет, не помеха и с одной рукой за пять минут управился.
  
  Я выставил пустые ладони перед собой и медленно опустил руки на стол. Нашел с кем тягаться.... У него личное кладбище с пять футбольных полей, и каждого второго убил вот такими ковырялками....
  - А что ты проведать хочешь? Правду молвил, вот те крест, - И я перекрестился, сложив пальцы щепотью.
  Он сделал глоток из своей кружки, - Федор, а почему ты по греческому обычаю крест кладешь, тремя перстами?
  - А.... А.... - И захлопнул пасть. До Никоновского раскола туева хуча лет. Когда на воскресную службу ходил, всегда помнил что надо делать и, глядя по сторонам, крестился как и все, двумя перстами, а тут.... Привычка, машинальное действие повторяемое с детства и впитанное в кровь с молоком матери. Пальцы складываются сами.
  А он сидел напротив с легкой ироничной улыбкой на губах, смотрел на мои душевные мытарства и ждал моего ответа.
  Пауза затягивалась. Я как рыба, выброшенная на берег, молча разевал рот и.... В кои века не знал что сказать. А голове шла переборка вариантов ответов.
  Запрос - да\нет - нет.
  Запрос - да\нет - нет.
  На лбу капельками выступили бисеринки пота, а кончики пальцев стали подрагивать мелкой дрожью.
  Силантий прервал тягостную тишину, махнул рукой,- Да крестись ты как хочешь. Токмо поведай мне, откель тебе сие ведомо.
  -Что?
  Он поморщился, словно съел нечто горькое,- Федь не зачинай сызнова. Про задумки твои воинские.... Может в землях аглицих и такое есть. Пистоль твоя скорострельная да пищаль.... Ты как не от мира сего. Одежку тебе бабы шьют чудную, не видал такую нигде более, исподнее - так срамнее токмо голышом ходить. Помниться как ты не в себе был, после того как татей жизни лишил. Тебе дюже страшно было от содеянного. В церковь опять же не каждый день ходишь. А про то что ты прав оказался, когда о ляхах казал, так и молвить не хочу. Вот и любопытно мне стало, откуда ты родом, Федор? Откуда тебе все ведомо?
  Силантий вдруг улыбнулся хитрой улыбкой и добил окончательно, - Внучка сказывала, что ты и милуешься не так как мужики наши.
  Здравствуй осадок, я твой друг, подвинься, вместе лежать будем. Ну, Милка....
  Пытаясь выиграть время и, хотя б немного прийти в себя, потянулся за своей кружкой.... Увы.
  Не дал взять.
  - Ты мне на трезвую голову молви, опосля допьешь, - И качнул кувшин.
  - Дай глотну, а то в глотке пересохло,- Я прохрипел и протянул руку за посудиной.
  Отпил глоток, потом еще один, маленький глоточек, покатал его на языке, растягивая время....
  А пропади оно все пропадом
  Я поставил локти на стол, сплел пальцы лодочкой и положил на них подбородок. Малость помолчал и начал свою вторую исповедь.
  - Меня зовут Федор, так нарекли отец с матерью. Родился в славном городе Москва в тысяча девятьсот....
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь 2 день
  Весь день, нет-нет да ловил на себе внимательный и слегка задумчивый взгляд Силантия.
  Расстались мы уже под утро. Кувшин к тому времени давно опустел и даже был выжат насухо, а ребята два раза ставили небольшой походный самовар. Мы вдвоем сожрали, всю мою медовую заначку.
  Культурный шок? Да хрен его знает. По лицу сотника, изрезанного глубокими морщинами и шрамами, ничего не понятно, каменная маска. Волосья из бороды и маковки не драл, по углам с криками и воплями не шарахался. Сидел и слушал. Внимательно слушал. Изредка задавая наводящие вопросы, если что-то было непонятно. Иногда приходилось прибегать к ручке и рисовать на бумаге всяческие предметы, когда уже просто не хватало слов. Была у нас в детстве, в школе развлекалочка, из двух листов мультик делать. Развеселил. Улыбнулся старик.
  Мой рассказ о культуре, досужем отдыхе сытых людей его не заинтересовал. От этого он отмахнулся, лишь только проворчал вполголоса,- лицедеи в почете, - и криво усмехнулся, мотнув седой головой. Слово за слово и незаметно перешли на военную тему. После пары моих ответов, состоящих в основном из междометий, Силантий вынес вердикт, как припечатал, хорошо еще морду не скривил, - так ты рукодельник, как Никодим.
  И в глубине глаз, на самом донышке, мелькнули искорки - штафирка ты, сермяжная. Вот откуда идет нелюбовь военных к гражданским, след тянется из седой древности.
  Когда небо серым рассветом подернулось, добрались и до Владислава с его Московским походом. Увы, ничего нового к тому, что сказал ранее, добавить не смог. Так, несколько мелких деталей.
  
  ***
  Тот же день.
  - Федя, зачем это,- Герасим стоял передо мной, держа в руках балахон, а я в это время ковырялся в мешке, выискивая коробочку с краской для морды лица.
  - Это не твой размер, возьми другой, а этот отдай Панкрату, он подохлей тебя будет.- И снова нырнул в бездонную пропасть кучи вещей.
  - А вот ты где.... - С этими словами нашел искомую коробушку под исподним. Надо же, в круглом мешке и за угол закатилась.
  
  Утром, опосля ночного разговора, я подкатил к сотнику с предложением, Силантий сначала посмотрел пристально, покусывая седой ус, а потом дал добро, на то чтоб я и моя охрана, сходили потренироваться в стрельбе.
   - Ишшо десяток Илюхи Окорокова возьми, им наука впрок пойдет.
  - Тогда уж два давай....
  - Одного хватит.... - Подумал немного и добавил, - ступай, опосля видно будет. И это.... Не постреляй ребятишек.... - Поднял со стола лист и, отставив от себя подальше, стал читать, подслеповато щурясь.
  - А какой.... - Я осекся под насмешливым взглядом сотника. Быстренько закруглился и побежал собираться, пока начальство не передумало. Не то пошлет.... болото гатить....
  Ну да зрение у нас нормальное, только руки короткие....
  
  - Я енто одевать не буду,- Послышался позади меня голос. Оборачиваюсь, так и есть. Самый старый из теплой компашки моих 'теней' - Иван. Ему далеко за тридцать, в прошлом году женил старшего сына, а после похода собирается выдать дочь замуж. Уже перед самым выходом, ему из деревни передали весточку, родилась внучка. Славно отметили, ножки обмыли на пять с плюсом.
  
  До девятисотых годов, это которые с тысячи начинаться будут, армии похожи на стаи разноцветных попугаев. Синие, белые, красные, зеленые, желтые.... В мундирах присутствует вся палитра. Наглы даже прозвище получат - раки, из-за мундиров красного цвета. Считалось, что на красном кровь менее заметна и это не так деморализует солдат, а то, что их становиться видно невооруженным глазом за три версты.... Это дело десятое. Вид солдата должен внушать врагам страх, а своим уважение.
  Чем чаще стали стрелять ружья, тем быстрей и глубже стала закапываться 'царица полей'
  Русским генералам понадобилось проиграть войну японцам, чтоб отказаться от темного низа и белого верха и переодеть армию в хаки.
  Здесь и сейчас все войны идут в полный рост, стенка на стенку. И до передвижений на пузе еще не дошли. Я расспрашивал, в крайнем случае, могут к вражескому часовому подползти, а вот целенаправленно воевать лежа, такого нет.
  
  - Не хочешь.... - Я задумался на мгновение и, улыбнулся,- Ну и не надо, Вань, так пойдешь.
  
  ***
  
  Мы шатались по лесу почти час, прежде нашли относительно приличную поляну. В меру ровную и даже почти не заросшую кустарником. Наверно чей-то бывший надел земли, некогда расчищенный от леса, он отработал свое и был заброшен своим хозяином. Навскидку до ближайших деревьев, стоявших сплошной стеной на дальней стороне поляны, было метров сто с хвостиком. Когда шли сюда, народ балагурил, подсмеиваясь надо мной и ребятами, изощряясь в словесности - кикиморы да лешаки и нечисть, самые ласковые слова, прозвучавшие в нашу сторону. Я только посмеивался и поправлял мешок, висевший за моей спиной.
  В пострелушках, затеянных мной была только одна причина. Вместе с моим 'костоломом' было всего три винтаря на весь отряд, остальные ружья, классический гладкоствол. Нужны еще два снайпера или хотя бы достаточно метких стрелка, чтоб попасть в ростовую фигуру под названием 'всадник на лошади' и хотя бы не подстрелить коня. Знающие и умеющие ходить по лесу и скрадывать дичь и чтоб были не новобранцы, а служилые люди. Силантий сначала скривился на эту объяву, но потом расщедрился и отвалил с барского плеча этот десяток, сказав, что они самые опытные. Пока что кроме зубоскальства, ничего особенного не заметил.
  
  - Илья, - Окликнул десятника,- отправь пару человек сделать затесы на деревьях, мишенями будут. Да поставь часовых, не дай бог, кто подкрадется, пока мы здесь развлекаться будем.
  Пока Илюха бодрым голосом раздавал ценные указания, я с ребятами отошел в стороночку , чтоб не путаться под ногами у занятых делом людей. Вытряхнув из мешка захваченную из дома одежку, принялся не спеша переодеваться.
  Судя по тому, что гомонивший за моей спиной народ притих, нужного эффекта почти достиг. Подмигнув слегка оторопевшим охранникам ( они еще не видели меня во всей красе) покопавшись ( надо нормальный рюкзак пошить с карманами) в долбанном сидоре, достал заветную баночку, маленькое зеркальце и стал наносить боевую раскраску. Накрасился за тридцать секунд.
  Встаю и медленно поворачиваюсь, раскидывая в стороны руки, в стиле ' я черный прыщ на голой заднице, я ужас летящий....'
  В наступившей тишине было слышно, муху бьющееся в паутине, на дальнем краю поляны....
  Стрекотание хромого кузнечика, ждущего свою лягушку, медленно подбирающуюся к своей жертве....
  Кто-то из стрельцов даже сел на жопу, после того как оступился, отшатнувшись от меня любимого.
  А потом эти сволочи заржали словно жеребцы перед случкой, распугав своим гоготом всю лесную живность.
  Блиин, ненавижу оказываться в дураках, особенно когда прав.
  Я глубоко вздохнул, припоминая все матерные слова из своего лексикона.... Медленно выдохнул и сам рассмеялся. У- у аспиды окаянные....
  Смейтесь ироды, смейтесь, вот ужо я погогочу в полный голос, когда вы на пузе сто метровку ползти будете....
  С правой стороны, туда ушли несколько стрельцов посланных десятником, раздался громкий крик и вслед за ним по лесу прокатилось гулкое - Ба-Бах....
  
  ' -Судя по звуку, это не моя работа, мои тявкают резко и звонко, а это херь влепила так влепила. Эдак гавкать может только пищаль или что-то ей подобное.
  Это была первая мысль, которая пришла в голову, а вторая была....
  - Всё бля, триндец, откувыркался ежик на кактусе, теперь Силантий точно домой отправит, была у него такая идея.
  - Проку от тебя Федька, как с козла молока, токмо и жди, какую напасть сотворишь, надобно тебя домой возвертать от греха подальше. - И глазки такие добрые - добрые....'
  
  Вся эта гадость вспомнилась пока на четвереньках (споткнулся, подбирая мешок с припасами) добирался до ближайшего дерева. Плюхнувшись на пузо, взвел курок и осторожно выглянул из-за ствола.
  Позади слышу приглушенный голос Ильи, раздающего команды и треск сухих сучьев под подошвами сапогов, разбегающихся по местам стрельцов.
  Оглядываюсь назад. Вот она, местная специфика, Герасим в полный рост стоит за соседним деревом и с недоумением смотрит на мои телодвижения.
  - Федь ты чего разлегся-то? - И делает круглые как у филина глаза.
  М-да, для него, привыкшего и умеющего воевать холодным оружием с детства, мое положение кажется нелепым и смешным.
  Ответить не успеваю, с треском и матюгами метрах в десяти от нас, на поляну вываливаются из кустов посланные ранее стрельцы и, топоча как лоси, вовремя весеннего гона, бегут в нашу сторону.
  Один успел на ходу крикнуть, - Ляхи... Много.... - И скрылся среди листвы.
  
  Сунулся за ним следом и чуть не получил в лоб прикладом.
  - Илья, мы почитай до места дошли, как вдруг по правую руку, оленуха с детенышем от нас в сторону прыснула. Маклуха эвон за ней побег. Да токмо повезло дурню, об корягу запнулся да на пузо упал. Пока поднялся, она успела сажен на тридцать уйти. Он тока встал, а тут из кустов как грохнуло.... Ну и наповал ....
  - Кого Маклуху?
  - Да не, олешку. То поляки и кажись немцы с ними.... - Парень стянул с головы свой малахай и вытер им потное лицо
  - Не ошибся,- Десятник стоял перед ним и заряжал ружье.
  - Не по нашенски белькотали. Ляхи когда шипят их через раз, да понять можно, а энти - гыр да быр.
  Того что стрелял, по плечу хлопали, граяли - гад, гад.
  - Может - гут - Хорошо?- Спросил я у бойца.
  - Ага, так и было.
  - Много татей видел?- Десятник уже начинал злиться, - от ты щегол грязно-жопый, двух ляхов узрел, и полны портки наложил.
  - Да как можно Илья? Опосля того как немец из кустов вышел на прогалину и пошел добычу зреть, за ним вослед ещё пятеро, что ругали али как Федор молвит - хвалили.
  Илья сделал шаг, дал подзатыльник, мнущему в руках шапку стрельцу и прорычал, - Ляхов много видел али тебе поблазнилось и ты баишь невесть что. У-у шкода....- Потянулся отвесить второго леща.
  
  Бери этот десяток, они самые опытные.... как же.... На те боже - что нам не гоже. Ну Силантий, ну пройдоха
  
  - Маклуха, - Десятник окликнул стоящего поодаль стрельца, утирающего полой кафтана, перепачканное землей лицо.
  - Немцев семеро, трое из них с пищалями у остальных палаши и кинжалы на поясах. Ляхов видел девятнадцать, все огнебоем оборужены и сабля у кажного. Токмо думаю, больше их, над кустами концы пик виднелись. - И добавил после непродолжительной паузы, - Много.
  Илья посмотрел на стоящего перед ним стрельца, - Внял Данилко, что во первую голову молвить надобно? - И оглянулся на меня.
  Я помотал головой и пальцами сделал - ножки. Мол - надо когти рвать отсель. Да и лапища, одного из охранников, размером с седло для пони, придавившая плечо и не двусмысленно намекала. Не пойду сам - понесут.
  Илья озвучил мои мысли вертевшиеся на кончике языка. Отход на пару сотен саженей в сторону деревни и смотрим. Если пойдут на нас, гонца Силантию упредить наших, откатываемся дальше и ....
  Десятник назвал пару парней, которые должны были, с песнями и плясками, увести противника за собой. Если поляки просто мимо пойдут, пусть уходят.
  Хороший план, благоразумный. Но вот моя задница, не может и дня прожить без приключений. Уговорил, чтоб остаться одним из наблюдателей. На это предложение Илья коротко переглянулся с моими 'тенями' пожал плечами и согласно кивнул головой.
  Хотелось своими глазами посмотреть на тех, кого видел только на картинках и музейных стендах.
  Посмотрел.
  
   Хм, люди как люди. Одеть в джинсу, побрить, постричь и не отличишь от поляков, с которыми познакомился в Варшаве, где был с туристическим визитом. Паны вообще интересные люди.
  Мы с ребятами зависли в кабачке, а чего-то так нормально пиво пошло.... Поляки сначала косились на нашу компанию. Кто-то из наших что-то ляпнул, ему ответили - Курва.... пся крев....Москаль....
  Пока эти два 'горячих финских парня' мерились интеллектом и плющили сопатки, я подсел к мужику своих лет, спокойно с эдакой легкой улыбкой, взиравшему на драчку. Его звали Марек, и он довольно сносно говорил по русски. Слово за слово, перескакивая с темы на тему, мы проболтали весь вечер.
  Ближе к закрытию кабака, когда наш общий градус превысил норму, и стало штормить даже сидя,
  Марек, уже довольно пьяненький, вдруг посмотрел мне в глаза и абсолютно трезвым голосом, с какой-то злостью, сказал, - Такое королевство просрали, - И грязно выругался.
  А через три года, точно также, уже матерился я.... распалась Российская империя.
  
  А дальше случился казус. Мы, я с ребятами, оставил с десятком Ивана (переодеваться надо было)
  отправились назад. Залегли по кустам и поляков по головам считаем, бдим - одним словом.
  И тут двое не в меру любознательных немца, забрели на делянку, с которой мы ушли, буквально за пять минут до них. Тощие, кожа да кости, ходячий суповой набор, не идут, попутный ветер несет, а одеты.... Даже затруднюсь описать точно. Шорты, пошитые, на пять размеров больше чем нужно нормальному человеку, подвязаны на уровне колена в своеобразную такую оборочку. У одного кафтан, (пиджак, лапсердак какой-то) хрен этот фасон поймешь, нежно василькового цвета, у другого светло-салатовый. Башмаки из грубо выделанной кожи с бронзовыми пряжками и у обоих на ногах фиолетовые чулки с кокетливо подвязанным бантиком из цветной материи, чуть ниже коленки. Из оружия, мушкет, узкий длинный кинжал в ножнах, перевязь с натрусками и пороховницей - у каждого.
  Так бы они и прошли мимо, хоть я и облизывался на мушкеты (захотелось подержать в руках, пострелять....)Но пришлось отвесить щелкана своей зеленой жабе, не вовремя подавшей голос - уходят золотые погоны и просто смотреть.
  Так вот, бредут себе доходяги по поляне, смотрят под ноги - может чего съестного найдется. Авось ежик из кустов выскочит, да и заяц сойдет.
  Один из них вдруг нагибается и зовет второго, - Ганс иди ко мне, - и протягивает что-то на ладошке.
  Фриц берет и начинает рассматривать - патрон, посеянный каким-то растяпой стрельцом.
  Отполз назад, подозвал стрельцов, - Надо брать немцев, но так чтоб не пикнули.
  Приятно смотреть на работу профессионалов. По шуршали кустами, привлекли внимание 'дичи' и скрутили. Правда, когда в темпе вальса притащили на место, оказалось, что наш Андрюша, бугай чертов, ненароком свернул одному трофею, тощую шею. При этом стрелец оправдывался, - а чо он такой хлипкай? Я токмо раз и тюкнул по маковке, - и машет перед моим носом своей кувалдой, по недоразумению прозываемую - кулаком.
  Если меня кто ни будь, спросит - а зачем вообще нужен был язык, если из немецкого знаю только хальт да хенде хох.
  Не знаю! Хотя.... Это жаба, стерва зеленая, виновата!
  Пленный меня не видел, ему сразу заткнули рот и натянули шляпу на глаза. И вот картина.
  Немец сидит у березы со связанными сзади руками, крутит башкой и что-то мычит, пытаясь выплюнуть кляп, скрученный из моей старой портянки. Три стрельца стоят и смотрят на меня, а я разглядываю жмурика. Бледное лицо, струйка крови, натекшая из уголка рта.
  И тут меня в седалище клюнула жареная перепелка. Срезаю ветку, ошкуриваю и выстругиваю два маленьких таких зубика, как у графа Дракула. Пачкаю кровью подбородок, вставляю в рот 'протезы' присаживаюсь перед немцем на корточки и даю отмашку снять с Ганса шляпу.
  Он сначала заморгал от перехода с полной темноты к свету, потом его взгляд сфокусировался на мне любимом. Зрачки расширились, суматошно перебирая ногами, попробовал отползти, уперся спиной в березу, вдруг протяжно икнул и запрокинул голову назад. Я сначала подумал, что он сомлел.
  Пощупал пульс.... и со злости сплюнул на землю.
   - Сдох, зараза. - Посмотрел на стрельцов. - Что делать будем?
  Они переглянулись между собой и Андрей, сняв с головы шапку, почесал затылок.
   - Федь, я чуть в штаны не наложил, на тебя глядючи.
  
  Пока разбирались с этими двумя, основной отряд скрылся в лесной чаще. До того как отвлекся, насчитал семьдесят семь человек, вместе с этими. Может их, и больше было.... Мы с краю сидели.
  Всю обратную дорогу, пупырчатая подруга пищала от удовольствия, крепко сжимая в своих маленьких лапках трофейные мушкеты. (Ей по приколу, а плечи-то у меня болят)
  На задворках деревни, устроил шмон, на наличие боеприпасов, победителю приз - лопата и два покойника которых требуется похоронить. Хоть и немцы, но негоже человека без погребения оставлять.
  Обладателем супер-приза становиться, Маэстро Туш, стрелец Да-ани-ила.
  Этот придурок расстегнул клапан на патронташе и не закрыл его. Один патрон нашли немцы (на свою беду) а вот где еще один, предстоит выяснить завтра.
  
  Уже поздно вечером, опосля ужина (и естественно, доклада биг боссу) засел, разбираться с новыми игрушками.
  Внешний вид на четверочку тянет, лакировка деревянных частей испорчена многочисленными царапинами. Приклады довольно длинные, в передней части усиление из медной полосы, есть затыльник, вроде даже как стальной. Ствол хвостовиком вставлен в приклад и закреплен тремя болтами с нижней стороны, внутри чистые (насколько видно) а вот оксидировка(!) снаружи слезла и есть легкая ржавчина. Спусковая скоба латунная(!), курок железный. Замки тугие, винты на зажимах, кремень держат крепко, в поясной сумке нашелся десяток запасных камней. Прицел простейший, постоянный. По весу.... По весу, думаю полегче пищали будет, но тяжелей моего костолома. Калибр точно не скажу, так как пуля от моего оружия не подходила, была чуть больше, на глаз около миллиметра.
  Мушкеты с первого взгляда, да и со второго тоже, выглядят довольно технологично, чувствуется рука не мастера, но хорошего производства. Со вздохом полез за инструментом.
  Через час разогнул уставшую, от долгого сидения в согнутом положении, спину. Вывод не утешительный. Это заводская вещь, изготовленная по шаблонам и лекалам с применением хорошего инструмента и оборудования, а это может значить только одно, за этим оружием стоит государство. На замочной доске стоит клеймо - широкая стрела перечеркивающая аббревиатуру В.О. и еще несколько значков на прикладе, под шомпольной трубкой и на тыльной части ствола. (Авторский произвол, данная система клеймения ружей появиться в Великобритании через сто лет)
  И тут мне стало тоскливо, аж до жути захотелось выпить и чего ни-будь покрепче, чем тот компот, что был налит в мою кружку, стоящую на краю стола. Из походной аптечки достал флягу со спиртом, накатил дозу и за неимением кипяченой воды, разбавил холодной заваркой.
  Бр-р, от омерзения передернуло, ну и пойло ....
  Пятьдесят грамм немного прочистили мозги и чуток подняли настроение.
  
  В любом оружии есть своя прелесть, некий шарм предельной лаконичности, эдакой хищной красоты. Можете фыркнуть со смехом и недовольством в голосе сказать. - Но оно убивает.... Создано нести смерть....
  Статуэткой изготовленной великим мастером можно вышибить мозги не хуже чем булавой или простой дубиной. И это как-то не мешает всем восхищаться гениальным творением.
  
  Я сидел, опершись спиной о бревенчатую стену, проконопаченную болотным мхом, босые ноги приятно холодила легкая прохлада, идущая от земляного пола и маленькими глотками пил разбавленное вино, тусклый свет горящей свечи, закрепленной на поставце для лучин, играл бликами и отражался на металлических частях ружей.
  Тихо и незаметно морфей принял меня в свои объятия, снился мне отнюдь - не рокот космодрома....
  
  '- Они попались, поверили - что у меня слабый фланг и уходят, - Наполеон наблюдал в подзорную трубу, русские и австрийские войска потоком спускающиеся с Праценских высот.
  Взвился дымок, ударила батарея, над Аустерлицем вставало солнце, началось сражение.
  Прозвучал короткий приказ, гонец вскочил на коня и умчался. Корпус маршала Сульта, выступил вперед и, рассекая фронт союзников, сокрушает на своем пути слабое сопротивление, стремительным броском начинает подниматься на оставленные высоты.
  В подзорную трубу видны плотные войсковые колонны, медленно и неотвратимо, словно горный поток, они накатываются на противника стоящего в редких батальонных каре, ощетинившись штыками. В небо поднялись клубы порохового дыма. Падают фигурки убитых, но, несмотря на потери, солдаты продолжают маршировать под мерный рокот барабанов.
  Союзники не выдерживают и начинают отступать.... Наполеон сильно сжал подзорную трубу. Странно отходят, оставляя на своем месте непонятные укрепление похоже на редут, но слишком маленькие, они не способные вместить в себя достаточное количество солдат.... не видно жерл пушек.... Русские.... Они остановились и приготовились дать бой.
  Пехота Сульта только на мгновение замедлила шаг.... Золотые орлы гордо реют под лучами восходящего солнца, неся на своих крыльях отблеск грядущей славы Франции.
  Колонны остановились, по неслышимой из-за расстояния команде, перестроились и приготовились к атаке. Маленькая фигурка офицера, стоящего рядом с одним из батальонов, вскидывает руку и....
  На высоте раскрылись врата ада. Странные укрепления расцвели пульсирующими бутонами ярко красного огня, окутались густыми клубами дыма и пыли, вздымающимися в небеса.
  В мгновение ока первые ряды были скошены, словно гигантская коса прошла по французской пехоте.
  Наполеон в недоумении оторвался от окуляра подзорной трубы, оглянулся на свою свиту, а когда снова посмотрел на поле битвы....
  Уцелевшие бежали вниз по склону, а войсковые колонны остались лежать на месте стройными рядами, там где их застала неведомая смерть.
  Под легким ветром рассеялся туман войны и над Праценскими высотами гордо развевался штандарт русской гвардии'
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь 3 день
  
  - Господи, дай сил, не сдохнуть, не опохмелившись.- С этими мыслями с трудом разлепил опухшие ото сна глаза. Во рту ночевал гусарский полк и, кажется, вместе со своими лошадьми. Почмокал губами и кажется,...они успели сделать переход на полсотни верст. Шея затекла от неудобной позы, ребра болят от того что кружка, которую держал в руке, выпала и закатилась под бок. Хорошо хоть вино допить успел. Кряхтя и охая, словно старая развалина, сел на сундуке и обхватил руками гудящий котел по недоразумению названный головой. Заветный кувшин стоял на углу стола и манил к себе, словно измученного жаждой путника, источник живительной влаги, а я сидел и тупо смотрел. Может он сам в руки прилетит? Жаль такого чуда еще не дождался ни один начинающий алкаш. Позади кувшина на столе лежала фляжечка, а пробка, между прочим, отдельно. Аккуратно почесал в затылке,- Это ж когда я успемши....Тут блин, грамм двести было....
  Трясущимися руками нацедил половину кружки вина, вылив все до последней капли из трехлитровой посудины, поднес к губам. Резко шибануло спиртовым духом (вот ты где спиртик) Стараясь не дышать, влил адскую смесь в себя и замер, стараясь не шевелиться. Прижилось....
  Добрался до лежанки, положил голову на подушку. Черти молотящие горох, стали стучать тише.... Тише.... Я блаженно закрыл глаза и провалился в темную бездну без всяких сновидений.
  
  Ближе к вечеру того же дня.
  - Хоть топор вешай. Иван, буди этого горького пьяницу, не то всю ночь колобродничать будет. - Смутно знакомый голос с командирскими нотками пробился сквозь серую пелену сна.
  - Встаю. Да встаю уже, не тряси, последние остатки души вытрясешь,- Пробурчал, приоткрывая один глаз и рассматривая склонившегося надо мной стрельца. Как только он отвернулся и отошел, я перевернулся на другой бок и потянул одеяло, накрываясь с головой.
  Голос рыкнул. Одеяло полетело на пол, в меня вцепились четыре руки и, не обращая внимание на слабое трепыхание поволокли на улицу. Тушку бережно опустили рядом с колодцем, слегка придержали, чтоб не убег и приступили к водным процедурам. После третьего ведра, вылитого за шиворот передо мной появилось милое лицо старого сотника.
  Я так обрадовался его приходу, - С-сил-лант-тий с-сука, - что начал объясняться ему в своей любви.
  - Раз лаяться начал, очухался. Тащи его в избу. - Что и было исполнено быстро и качественно
  Усадив меня на лежанку, стрельцы испарились, оставив один на один с Силантием.
  Он прошел к столу, сел на лавку, не обращая внимания на мое копошение и матерное бормотание, стал вводить в курс дела. После первых слов я сам заткнулся и растопырил уши на максимум.
  - Доглядчики, коих я разослал по округе, вернулись. В Щупарню, это деревушка на три дома в десяти верстах отсель, на запад, заходили ляхи....
  - А те коих мы давеча в лесу повстречали?
  - То на Бражино пошли
  - Деревня далече от нас? - Я помолчал немного и спросил, - А твои доглядчики верно знают сколько поляков туда пришло?
  - Четыре сотни пешцев и, - Он сделал многозначительную паузу, - тристо душ казачков.
  (Авторское отступление, казаки гетмана Сагайдачного и поляки соединилась под Москвой)
  - Ого.
  - Вот тебе и ого.... Ежели сунулся бы на немцев, там бы так и остался.
  - Была охота их пощипать, да только слишком близко отсель мы были. Уйти бы ушли, да вот куда тати пойдут, вот это вопрос, да и патронов с собой мало было, всего по два десятка. Это на пять минут пострелять, опосля по лесу хоровод водить? Не туточки надобно их прижать крепко, а потом добить что останется. И казаков слишком много, весь табун, а это не менее пяти сотен голов, мы просто не сможем увести.... Эта орава такую просеку вытопчет, что злые казачки через день будут здесь придя во след за нами. Ежели всех с собой не заберем, они деревенских на колбасу пустят, но дознаются - кто мы и откуда пришли. Стрельцы правильному бою необучены, ежели сунемся в открытую, больше половины побьют, - Я рассуждал, расхаживая по избе, одновременно вытирая голову полотенцем. Закончив, повесил на плечи и повернулся к сотнику. Он сидел, молча слушая мой монолог.
  - Врагов слишком много, - И горько усмехнувшись, пошутил, - очень большую яму копать придется, и то боюсь, все не влезут.
  - Ну и сука ты Федька,- Вдруг с какой-то злобой произнес Силантий и грохнул кулаком по крышке стола
  Вздрогнув от неожиданности, отступил на шаг назад,- Э-э, Силантий Митрофанович, за что такая ласка?
  - А ты почто мне ваньку валял с лета? А? Я тебе людишек привел, а ты с ними разок стрельнул и в своих мастерских пропадал с утрева до вечера, а теперь жалишься - стрельцы негодные....
  Меня прорвало, все, что подспудно копилось, выплеснулось наружу, и я заорал на Силантия. - Да я бл.... эти сраные ружья делал.... Чтоб.... Эти еб.... стрельцы могли из них стрелять нормально....
  - Да ты почто моих людишек блядуешь? Ушлепок! ....! - Глотка у старика .... Командирская.
  Мне вдруг расхотелось мериться 'авторитетом', и спросил самым обычным голосом. - Пиво будешь?
  Он по инерции рявкнул. - Да! - И добавил спокойным тоном,- Наливай.
  Потом спохватился, - Откель у тебя пиво?
  - Да нету его, сам уже вкус забыл. Может чайку?
  Он скривил морду лица.- Водой кишки полоскать? А.... - расстроено махнул рукой, - Покличь там робят, пущай самовар вздуют.
  (Дальнейшие события сдвинуты на месяц и представляют собой авторский вымысел. Перехваченная грамота, реальный документ)
  Через полчаса на столе исходил паром, заварочный чайник, распространяя аромат свежезаваренного чая. На доске навалена горсточка печенья, засушенных до каменной твердости коврижек с прослойкой из уваренной, до густого состояния, кислой малины, глиняная миска с остатками меда, размазанными по донышку. Пока суть да дело, Силантий сидел с видом индейского вождя, а когда все было готово. Достал из-за пазухи, свернутую в рулон грамоту и бросил передо мной.
  - По ихнему разумеешь? - Взял печенюгу и не размачивая откусил кусок.
  Разворачиваю: Przez szlachecką Podskarbiyam Korony i Litwy, wysłać naszą wiadomość, tak by pieniądze jak można płacić przychylność i lojalność z ...
  Пять минут пялюсь на текст с видом умного барана, пытаясь вычленить хоть что ни-будь разумное среди кучи завитушек украшающих буковки и понимаю всего несколько слов - Коронный, Литва, Владислав. - Буквы так сложились, но чтоб понять оставшийся текст, ума уже не хватает.
  - Ну, и что это? - Аккуратно положил документ перед собой в развернутом виде, придавив уголки подручными средствами.
  - Не нукай, не запряг еще. Стрельцы доглядчики, коих я послал к Вязьме....
  
  - Разведчики,- Перебил сотника. Он отмахнулся от меня, как от осенней мухи.
  - Доглядчики.... И не перечь мне, а то молвить не буду. Углядели, как шиши на тракте, не доезжая до города несколько верст, разбили обоз польский. Там свалка была, но ляхи отбились, посекли татей, да сами урон в людишках поимели. Побили, да и бог с ними. Пока выжившие ходили промеж возов и добивали пораненных татей, из березовой рощи выехали ещё полтора десятка ляхов, было видно, что они едут издалека, усталые лошади шли шагом, опустив головы почти до земли. Поначалу хотели мимо проехать, но выжившие с обоза, окликнули их, те ответили.... Мои доглядчики в десятке саженей от них сидели, в кустах затаились.... Один ляшскую речь понимает ....
  Силантий замолчал, видимо, припоминая, что ему поведали, потом, вспомнив, продолжил.
  - Ляхи обмолвились - дескать, гонец из Варшавы, пан, хер его знает как зовут. Обозный тоже что-то в ответ прошипел и просил помощи. Тот, первый, сначала покобенился малость, но опосля десяток оставил, помочь побитым обоз поднять, а вот пятеро остатних поспешили к городу....
  - И твои разведчики, догнали их и отняли у них грамотку.... - Не вытерпел, уж больно нудно и долго....
  Однако сотник не обиделся на очередное прерывание своей речи.
  - Отняли, - подтвердил спокойным голосом, - пяток разов стрельнули и отняли.
  - Погодь, у твоих ребят, ружья, что ли были?
  - Нет, Феденька, из палки стрелили, в лесу дрючок срезали, ляхам показали, они от смеха и передохли....
  Я их что, с голой жопой на догляд отпускать должон? Пищали у них с собой были и пистоль у кажного.
  Поляки в обход леса поехали, а мои хлопцы напрямки.... Самую малость чуть не успели, у гонца лошадь захромала, пока они заводную переседлали, туточки им карачун и пришел. Уж очень они удачно на поляне лесной стали, да и местечко тихое, с тракта не шибко видать. Так что прибытку у нас девять лошадок, три пищали аглицких и четыре пистоля. А барахлишко прочее, робятки себе на дуван забрали.
  
  Мне удалось сломать ровно пополам одну печенюху и, опустив в кружку с кипятком довести до приемлемого состояния. Умеют бабы вкусности готовить, вроде ничего сложного, а ты ж смотри, два месяца и не испортилось. Мазанул кусок медом и отправил в рот. - Филантий так фто там пифано?
  Силантий отпил глоток чая из своей кружки, скривился словно от уксуса, выплюнул напиток обратно в посудину, а содержимое выплеснул на пол. - Ганька! Иди сюда холера ходячая.
  Скрипнули петли, и в дверь просунулась голова местного мальчишки, взятого сотником себе в помощники - денщики.
  - Звали, Силанть Митрофаныч?
  Силантий бросил ему ключ (размером с меч кладенец),- Корчагу из сундука принеси, - и когда подросток почти скрылся из виду, крикнул в след,- Да запереть не забудь.
  Ворчливо добавляя под нос,- а не то ходют тута разные.... опосля кувшинЫ пропадают.
  Я прожевал кусок, - Силантий, так что там писано?- повторил свой вопрос.
  Он гордо молчал, барабаня пальцами по крышке стола. Пожав плечами, ваш покорный слуга принялся уничтожать жалкий запас продуктов находящийся в доме. Завтрак проспал, обедом не покормили, на полдник кирпичи пересушенные, того гляди последние зубы об них поломаешь. Поскреб по сусекам, нашлось - солонины шмат, половинка каравая ржаного, пяток огурцов и головка чеснока. Окинул взглядом все это великолепие.... как раз под водочку.
  
  Надобно чтоб графинчик с холоду был, запотевший. Должон постоять немного и когда начнет слезой истекать по граненому боку. В рюмочку, небольшую, грамм на двадцать не более, налить. Вилочкой наколоть кусочек балыка, белого, астраханского. Откусить самую малость, только для вкуса, разжевать и проглотить. Другой рукой, поднести рюмку к губам и крошечными глоточками, выпить, чтоб ощутить острую прохладу, стекающую по языку. Потом положить в рот остатнее и не жевать, а выдавливать сок из кусочка и лишь когда привкус заканчиваться начнет, вот только тогда и можно будет прожевать и проглотить. Откинуться на стуле, опершись на спинку, прикрыть глаза на пару мгновений и подождать чуть-чуть.... Ледяная волна, прокатившись по пищеводу, ухнет в желудок, отчего приятная прохлада охватит все тело.... Не надо торопиться.... Еще одно мгновение обождать.... И вот оно! Огонь! Неистовый огонь пожара, разгорающийся внутри....
  И только теперь можно, склониться над тарелкой, вдохнуть чудесный аромат тройной ухи, зачерпнуть ложкой янтарного бульона и....
  
  - К-хе, к-хе. Федька, ну и рожа у тебя... словно у кобеля на суку течную. к-хе, к-хе. Глаза шалые и слюни по всей морде.... - Силантий рассмеялся, дребезжащим смешком, запрокинув назад голову.
  
  А я вдруг увидел, насколько он стар, наш несгибаемый сотник. Сухая морщинистая кожа на шее, впалые щеки, заросшие седой бородой, выступающие скулы....И живые, ярко горящие, темно коричневого цвета, глубоко посаженные глаза, внимательно наблюдающие за мной из под мохнатых, черных бровей.
  Такие не умирают в постели, окруженные толпой родственников, рыдающих у смертного одра в ожидании кончины патриарха, чтобы тотчас начать грызню за наследство. Этот будет лезть на рожон, подставляя голую грудь под вражеский клинок. Первым выходить на поле боя и последним уходить с него не щадя жизни за други своя. И пусть банально звучит фраза, но это про него - Отец солдатам.
  Если мою ругань стрельцы воспринимали спокойно - небрежно, собака лает - ветер носит, то одна единственная попытка пошутить по поводу сотника, едва не стоила мне разбитой морды.
  Они просто вдруг разом замолчали, лица у них словно закаменели и, оскалившись, точно стая волков, сделали шаг в мою сторону. Все что успел, сдернуть шапку и покаянно склонить главу - каюсь, бес попутал.
  
  - Митрофаныч, я жрать хочу....- Последние слова произносил, с урчанием вцепившись зубами в кусок солонины.
  -Ну, поешь, токмо не обляпайся....- Скрипнула дверь и появился гонец, прижимая к груди, небольшую глиняную бутылку с залитым сургучом горлышком. Я сделал стойку, навострив уши и на всякий случай, словно ненароком сдвинул свою кружку поближе к Силантию, одним глотком допив остатки чая.
  Он только усмехнулся, заметив нехитрый маневр. Аккуратно сбив сургуч, кончиком кинжала подцепил и вытащил пробку. Шумно понюхал аромат напитка, довольно крякнул, - Э-х, хороша....
  Налил в свою кружку, и довольно демонстративно, заткнул пробку обратно и отставил бутылку на другой край стола, подальше от меня. Откинулся назад и с видом сибарита стал отхлебывать вино (черт, а вино хорошее, запах уже дошел и до меня)
  - Так, значится.... - он небрежно махнул посудиной, содержимое плеснуло, стукнулось о край и несколько рубиновых капель, сорвались, блеснув кровавым отблеском, они упали на стол.
  У меня от возмущения пропал голос и все что я мог, это вытянуть руку в сторону бутылки, и не связано промычать.
  - Тебе Феденька нельзя, ручки дрожать с перепою будут, - Отпил маленький глоток, закатил глаза от удовольствия и сжалился. - Ладно уж, налей, токмо маненько.
  Запах - обалденный, внешний вид - великолепный, вкус .... Я с трудом пропихнул в себя кислющее сухое вино и на вопрос - понравилось? Вымученно улыбнулся и кивнул - да.
  - Еще будешь? - Силантий сама доброта.
  Отрицательно помотал головой, - Опосля.
  На глаза попалась лежащая на углу стола грамота. - Силантий, а что в грамотке этой пишут.
  Переложил её поближе к сотнику.
  Он скосил глаз на писульку, сделал глоток и небрежно отмахнулся, - А пустое....
  
  Я сначала согласился, но потом задумался, щелкнул пальцами и, поднял перст указующий к низкому потолку, вспомнил - Владислав! Да уж прав сотник - с выпивкой надо завязывать. Забыл, как зовут главного врага, это же его имя мелькало среди завитушек.
  Цапнув в руки грамоту, стал искать в ней поляка, но на глаза попалось другое слово.
   - Силантий, а кто такой.
  И по слогам прочитал.
   - Под - скарб-иум.
  Сотник выпрямился, поставил кружку на стол, тыльной стороной ладони вытер усы от вина. Подумал немного и, взяв в руку бутылку, ответил:
  - Казначей.
  Этот старый садист, неторопливо, словно издеваясь надо мной, тоненькой струйкой влил вино в кружку. Взял ее в руку и пригубил, потом облизнул губы:
   - А пишут, в сей грамотке, что на прошедших днях уже послана часть денег из короны, а большая сумма....
  - Старый черт! И ты молчишь?- Я вскочил на ноги и, едва не опрокинув стол, заметался по избе, лихорадочно собирая вещи, не зная, за что хвататься. Толи портки в мешок пихать, толи исподнее.... Схватил грязные портянки, лежавшие под топчаном....
  - Эй, скаженный, ты куда?
  Я уселся обратно на лавку и, перегнувшись через стол, почти уткнулся носом в его лицо, лихорадочно зашептал, боясь, что он перебьет, не даст сказать.
  - Силантий. Надо развед.... Тьфу, доглядчиков выслать.... На Смоленский тракт.... Надо, чтоб они....
  При этом размахиваю зажатыми в кулаке тряпками, словно Ленин кепкой на броневике у финского вокзала.
  Стрелец брезгливо отвел мою руку в сторону, - Ты мне в морду не тычь. А ну - сядь на место! - Мои душевные метания прервал командный голос сотника и металлические нотки, проскочившие в нем.
  И вдруг Силантий перешел на проникновенный шепот, - Федька, дурень, ежели казну повезут, там ляхов будет до жопы, не меньше пяти хоругвей, да пехоты сотни две, ежели не более....
  - Да херня это все....- Ответил ему, понизив голос до минимума.
  - Это ты херню несёшь. Мы токмо нос из леса покажем, как нас на колбасу порубят....
  - Силантий, у нас столько пороха.... Да я взорву их всех к такой-то польской матери, они со страху усруться.... Помнишь, одну штуку, что у Данилы за кузнецой бабахнули, тогда еще мужика-соглядая по кустам размазало? Ежели хоть день будет и место где.... Ты разумеешь? Там гроши повезут, не лошадей, не сраные мушкеты, за кои мы живот подставлять должны.... За один раз.... Навалимся....
  -Скорей уж нам наваляют, - проворчал Силантий и потянулся за своей бутылкой.
  Я это пойло точно пить не буду.
  Мне захотелось ответить окончанием из анекдота - а нам-то за что? Передумал, не поймет. Продолжил гнуть свое
  - Надобно овраг большой найти, чтоб в него все вся охрана с казной вошла. Только они дойдут до выхода, я порох взорву. Тех, кого не побило, сверху дострелим....
  Сотник поднял на меня ошалелый взгляд, - Федька, тебя не молонья, а береза по голове стукнула, в два обхвата да по темечку попала. Нет. Не пойдем.
  Метнувшись к загашнику, вытащил пару листов бумаги, взял карандаш. Вернувшись обратно, сдвинул все барахло на край стола. Разложился. Под заинтересованным взглядом собеседника набросал эскиз мины.
  - Смотри ,Силантий, вот это.... - Мысленно перекрестившись, начал объяснять устройство МОНки и её ттх. Через пять минут меня перебил недовольный голос:
  - Так ты мне про эту бомбу, - и он ткнул узловатым пальцем в рисунок, - ужо молвил, я Федя, ишшо из ума не выжил.
  - Да?- Смущенно спросил и полез чесать затылок,- Ну, извини, запамятовал.
  Но нужно было ковать железо, пока кузнец трезвый. Переворачиваю лист и на обратной стороне начинаю чертить схему минного закладки, со всеми секторами и зонами поражения и чем больше двигался карандаш, тем ниже падала кривая моего энтузазима. Количество мин начало расти в геометрической прогрессии.
  
  Чтоб плотно закрыть колонну, у меня получилось.... Последний подсчет, ставлю точку.... Запасов пороха, хватит ровно на то, чтоб гарантированно накрыть только половину. Это же порох, не тол, он слабенький и его, поэтому, больше надо закладывать. Но за тех, кто попадет под накрытие, могу ручаться .... Посчитаем, картечь свинцовая.... Сечка чугунная.... Галька и прочие камушки.... Прочий железный хлам.... Эх, шрапнельки бы бросить, десяток выстрелов....
  Был случай в первую мировую, британский командир увидел как немецкая конница строится для атаки, заказал с ближайшей батареи обстрел, шрапнелью. Те ответили - йес сэр и дали всего два залпа. Правда пушки были сто пять с копейками, или было три залпа.... Роту, которая осталась от полка немецких кавалеристов, отправили в тыл на переформирование.
  
  А если по каравану нанести два удара? Первый в лесу. Упавшее дерево, лучше ель или сосна, отличный поражающий элемент. Задача насколько возможно, проредить конницу, надо спешить латников и чем больше будет раненых, тем лучше. Это заставит, может быть, я надеюсь на это, встанут лагерем.
  Если поляки пойдут на это, тогда - минометный обстрел, не вести же мины обратно. Окружаем стан кольцом и отстреливаем всех гонцов. Из трех винторезов устраивая райскую жизнь командному составу. Ну, это тем, кто больше всех руками машет. Провоцируем на вылазку. Ложное отступление, выводим на огневую засаду и почти в сотню стволов гасим всех, кто дернулся. О, ежели это конные будут, так можно будет и лошадками разжиться....
  Пупырчатая подружка, подала голос:
  - И в самый решительный момент по радиосвязи вызвать штурмовики, а там и бэтеры подойдут.... с бортов сыплются десантники.... Кр-расота! Все коники наши будут.
  И я понял, пора закруглятся, меня понесло.... Так недолго и подхода днепровской флотилии дождаться.
  
  Силантий с интересом следил за моими подсчетами,- Эт ловко ты цифирь складываешь. А ребятишек ентой грамотке учишь?
  Я кивнул, - Да.
  Продолжая расчеты. Фигово получалось. Как с той шкурой - можешь сшить три шапки, а можно четыре .... Нет, лучше пять. А, ладно, давай семь....
  К сожалению, порох не пластичен, порошок, ему не задашь нужную конфигурацию, а это минусы и очень существенные. Подвел черту и озвучил результат.
  - Силантий мы,- Посмотрел на него и исправился, - Я могу, собрать еще пять штук вот таких.
  Указал на рисунок мины, лежавший на столе.
  Он откинулся на стенку, поерзал плечами устраиваясь, отпил глоток вина из кружки, поставил на край стола,- Федор, мне туточки советовали, не слушать тебя, молвят что ты - вздор несешь. Ежели на твое оружье глаза закрывают.... А вот то, что ты, харю словно баба красишь.... - обвел пальцем вокруг лица.
  - С нечистым водишься и в лешака перекидываться могешь....
  От удивления только смог выдавить возмущенное. - Я!? Силантий, вот те крест,- размашисто перекрестился.- Ни в жисть, врут супостаты, оговаривают токмо из зависти.
  
  И тут на огонек заскочила одна идейка, побродила по гулким залам черепной коробки, позвала подружек и устроила веселую дискотеку, наяривая какой-то мотив на барабанный перепонках
  Я досадливо поморщился, от этого бедлама.
  
  Сотник отмахнулся от моего возмущения, - Сам ведаю - брешут. А вот то, что ты новиков путаешь, мне ужо не по нраву.
  - Не понял. Это кого я успел попутать и главное когда? - Изобразил на физиономии удивление. Хотя.... Догадывался. После неудачных стрельб, я всю обратную дорогу рысил рядом с десятком, изредка забегал вперед, прятался, а когда подходили ближе, пугал. Вставал в полный рост, и говорил,
   - Ба-бах, еще один убит.
  После этого нырял в кусты и спешил забежать вперед, чтоб заныкаться, и это не было моей самодеятельностью. Когда стало понятно, что опасность миновала, я отозвал десятника Илью в сторону и объяснил - что хочу. Он согласился. Ну умолчал я. Ну и что? Голову теперь за это снимать?
  Подумаешь, провернул рекламную компанию.... Так они слово такого еще не знают и, да и знать не надобно.
  
  - Енти гаврики, со всей деревни собрали дерюгу, а кому не хватило, мешки с обозу поперли и пошили себе такое же непотребство, что у тя эвон в углу лежит. Да ладно бы эти обалдуи, ссыкуны малолетние....
  - А десятник, Илья-то куда смотрел?
  Силантий хлопнул себя ладонью по ляжке, - Так и Илья умудрился от них не отстать. Да еще плат бабий на бошку нацепил.... павой по двору ходит.... жопой крутит.... Тьфу, срам один.
  
  Когда меня ребята спросили, по поводу банданы. Дал вводную, самому зубоскалистому, - У тебя рана на руке, вот отсель и досель. Останови руду, не то помрешь.
  Сам стал вести счет. На тридцати объявил, - умер ты братец, мужики за попом пошли, отходную заказывать.
  - А сам-то? Али токмо языком болтать могешь?- Послышались реплики из обступившей нас толпы.
  Пожал плечами, сдернул повязку с головы и за пару секунд соорудил жгут. - Вот теперь можно и к лекарю. А руды малую толику потерял.... - Снял косынку и повязал на место.
  - А зачем морду в грязи извазюкал?
  - А это у Ильи пытайте, он скорей ответ даст. - Перевел стрелки на десятника, он, кстати, был чуть ли не единственным, кого не смутило мое крашеное лицо.
  На том и разошлись по своим делам, я с трофеями разбираться, а они .... Да уж, плодотворно поработала молодежь....
  
  - Силантий, - Я смущенно почесал кончик носа, - сей плат нужон, ежели, не дай бог, ворог подстрелит, али тать порежет. Руду унять, рану перетянуть, чтоб до костоправа дойти можно было.
  Он отмахнулся от объяснений, - То и так ведомо, мои ребята на поясе вервицу носят для ентого. Ты сходи и сам погляди. Ступай, ступай ....- И царственным жестом отправил в сторону двери.
  На двор так и так надо было, выпитое настоятельно просило показать местные достопримечательности, прогуляемся, совместим полезное с приятным.
  
  Если бы вышел без предупреждения - уписался бы на пороге, не дойдя до отхожего места. По двору расхаживала, сидела, занималась какими-то делами, а кое-где даже дремала, накрыв шапкой лицо, толпа леших разнообразных форм видов и расцветок. Им только кикиморы для полного комплекта не хватает. И во главе это лесного воинства самый главный лешак, Илья свет батькович.
  
  М-да. Не ведаю, из каких заначек он вытащил сей предмет, но банданой это назвать затруднительно. Это какая-то женская шаль, и кажется, чуть ли не плюшевая, да еще и с бахромой. Но в цвет, зеленая с маленькими золотистыми кисточками на уголках. А что? Довольно прикольно, Илюха накрутил её на бошку словно чалму, ему нужно поменять лохматку на халат, ятаган на бок и с криком - Аллах Акбар, идти пугать ляхов на тракте под Вязьмой. Хм-м, они же с турками воюют.
  Облом-с господин десятник, не светит вам халявная работенка пугалом, вакантные места уже заняты.
  Я просочился за сарай, сделал свои дела и с огромным облегчением на душе, пошел к колодцу помыть руки. На половине дороги меня заметил десятник, лениво поднявшись с чурбака, шагнул на встречу.
  Столкнулись как раз посередь двора у колодца.
  - Слей на руки, - качнул деревянное ведро, висевшее на журавле эдакой здоровенной слеге, с противовесом в виде обрубка бревна, на противоположной стороне.
  Под тонкой струйкой воды ополаскиваю руки, - Илья, а за каким, ты это хрень на голову намотал?
  Мне Силантий сейчас всю плешь проел.
  Он махнул рукой,- А.... Вшей извожу, бабы настой сварили....
  Вот так, а ларчик просто открывался.
  Мой дед рассказывал о народном способе - мочишь тряпку керосином, наматываешь на голову, поверх еще одну, подождать малость и все - насекомые сдохли. Воняешь потом как нефтебаза, зато эффективно.
  Не поминай черта всуе, он явится. Наш отец командир выплыл на крыльцо, прищуренным взглядом окинул воинство, набившееся на двор, хотел что-то сказать, но передумал, порысил в место, куда короли пешком ходят.
  Через пять минут с довольным видом вернулся. Подошел к нам с десятником, остановился напротив, качнувшись с пятки на мысок, уставился на нас с задумчивым видом, внимательно разглядывая, переводя взор то на меня, то на Илью. Чуется, какую-то пакость задумал.
  - Илья, - Сотник обратил свое внимание на десятника,- возьмешь ли в обучение новика Федора?
  Тот разгладил не существующие усы, выпятил грудь колесом и, выставив немного правую ногу вперед, засунул большие пальцы рук за пояс, - Ежели на то будет твое повеление.... Можно. Отрок добрый, на придумки разные сметливый. Давеча вот свою хламиду показал, с пятка шагов не видно, ежели бы лосем по кустам не скакал.... Можно рядом пройти не заметить.
  Силантий задумчиво осмотрел меня с ног до головы (чувствую себя экспонатом на выставке народного творчества) и, не отрывая взгляда, кивает головой.
  - Илья, головой за него отвечаешь. Учи уму разуму, но смотри, чтоб жив остался.
  - А ежели....
  - Вразумляй как других новиков.
  Я только башкой кручу, слушая этих двоих. Постепенно смысл до меня доходит и, даже не знаю что лучше, радоваться или плакать? Но тут Силантий добивает контрольным выстрелом.
  - Пойдете на тракт Смоленский.... поглядите, что там. Это Федьке надобно, - перевел стрелки сотник.
  Илья согласно кивнул и только спросил, - сколько людей брать?
  И очень удивился, услышав лаконичный ответ, - Всех.
  
  Здесь надо дать маленькое пояснение. Понятие десяток не говорит что в десятке - десять человек.
  Это название учетного воинского подразделения. Под командой десятника может быть до двух десятков бойцов сразу, а может быть всего два или три солдата и пока он жив десяток числится под его именем.
  Так вот, у Ильи сейчас в строю двадцать три стрельца вместе с ним, четвертая часть всех наших сил.
  Сказать что новики необстрелянные, нельзя так уж прямо, каждый уже успел отмотать по два и боле лет на засечной полосе. Все попробовали чужой крови и пролили свою. Но вот с точки зрения нашего господина сотника, мы (наверно могу так говорить) грязь, и тлен под его стоптанными в хлам сапогами, ничего не умеющие делать салаги.
  
  - Завтрева по утру, чтоб ноги вашей здесь не было.- Отдав последнее ценное указание, Силантий двинулся прочь со двора, оставив нас с десятником переглядываться в удивлении, от такого решения начальства.
  - Это чего с Митрофанычем случилось,- Илья повернулся ко мне, одновременно махнул рукой кому-то из стрельцов, подзывая к себе.
  - А я почем знаю, какая шлея под хвост попала. Давно просился отпустить с доглядчиками....
  - Михась, - Перебил меня Илья, обращаясь к подошедшему стрельцу - бери народ и веди со двора. Спозаранку велено идти.... кто колобродить будет вечорой.... Ступай.- И погрозил кулаком.
  - А я тут в голову никак не возьму, - Десятник всплеснул руками от возмущения, - Чего это Силантий Митрофанович велели у тебя на дворе быть? Эвон оно как....
  - Федор, это не про ту писульку, что Третьяк Корнилов со товарищи, давеча с ляха снял?
  Колхоз - красный лапоть, а с другой стороны запрета на подобные разговоры не было.
  - Она самая. - Замялся говорить про то, что там написано или нет? А с другой стороны, чего скрывать, все равно все наружу вылезет. Тем более Илюхе, рано или поздно, но придется поведать об небольших возможных изменениях наших планов.
  - В ней много чего писано:
   Наклонился к его уху и прошептал, - С Кракова, деньги везут наемникам Владислава, много.
  Улыбка слетела с его губ, он резко повернулся и посмотрел мне прямо в глаза, - Побожись.
  Выполнить просьбу Ильи не успел.
  Створка ворот затряслась от молодецкого пинка подкованным сапогом, и до боли знакомый голос произнес, - Эй, господар, відкривай!
  Приютил один раз заяц лису.... Опосля бомжевал по углам у родственников.
  - Федор ты ждешь кого? - На лице десятника появилось легкое недоумение. По округе разбросаны секреты столько дней жил тихо, спокойно. И тут такое.... Ворота средь белого вечера ломают.
  - Я, кажется, знаю, кто это может быть. - Хлопнул Илью по плечу и пошел открывать ворота.
  
  Вот уж кому не пропасть, так это господину Шадровитому со товарищи, щірим хохлам Панасу и Григорию.
  Распахнул обе створки настежь, и три всадника и одна вьючная лошадка въехали на двор. Остановились у сарая, который на моем подворье был вместо конюшни, спешились.
  После взаимных приветствий, дружеских объятий и похлопываний по спине, гости дорогие быстренько рассупонили транспорт, и мы всей гурьбой пошли в избу.
  Панкрат, самый молодой стрелец из моих охранников, метнулся за Силантием, упредить, мол - гости прибыли. Да сарафанное радио и поставленная служба ужо сообщила, и не успел гонец закрыть за собой дверь, как на пороге нарисовалась знакомая фигура.
  Следом за ним подтянулся генералитет из обозного штаба, еще народишко подгреб. Скоро на дворе вовсю полыхал костерок, прогорая на угли. Рядом крутились Панас с Григорием, разделывая тушку небольшого кабанчика, себе на беду, нам на радость, перебежавшего дорогу. Сунулся было помочь, сидеть в одной избе со старперами невмоготу, но был культурно послан пешим маршрутом,-, москалі не вміють смажити свинку, у них з нэи тільки підошви для чобіт добре виходять.
  Нарезав с десяток кругов и успев надоесть поварам, настороженно следившим за моими передвижениями (подумаешь - с пяток советов дал), вернулся в дом.
  Тут веселье было в самом разгаре, Шадровитый вещал новости, словно диктор с радио, монотонно и торжественно иногда сбиваясь на вокзальные объявления Дамочка, я таки вам третий раз повторюю, поизд на Одесу вже пишов, але особисто для вас, мадам, це НА ХЕРсон
  попутно разговляясь красненьким.
  Когда все было пересказано и разобрано по косточкам, подоспело мясо, вкусные запахи уже и в дом заползти успели. Собравшиеся отдали должное жаркому, и очень скоро останки бедного порося были снесены в мусорную кучу, вино допито, и народ после начальственного рыка, разошелся.
  За столом остались Силантий да Архип Шадровитый, тихо переговаривающиеся о каких-то своих делах.
  Слушать их.... У меня личных забот хватает, собрать барахлишко, проверить оружие, сходить на 'болотный склад' за патронами и прочими игрушками для взрослых мальчиков.
  О, кстати! Со склада и начну, пока светло, не то в потемках на болоте по кочкам скакать - себе дороже.
  Нищему собраться - подпоясаться. Через пять минут бодрым шагом шагал на окраину деревни, там Илья со своими стрельцами, квартировал в старом сарае для сушки снопов.
  А ничего так домик, такие опосля дачники строить будут, дешево и сердито. Подклеть, рубленые из тонких бревен стены, крытая тесом крыша - в теплое время жить можно.
  Десятник обнаружился за обителью, вправлял на место мозг какому-то растрепе, подошел ближе. Ба, да это старый знакомый, Данила, почетный могильщик и раздолбай по совместительству.
  Через три минуты, я и еще пяток выделенных стрельцов, уже шагали по тропинке вьющейся среди кустов и выводящей в место, откуда начиналась гать до острова.
  
  Уже в сумерках, вернулись обратно, с трудом переставляя ноги и сгибаясь в три погибели от тяжелой ноши. Оставив Илью разбираться с амуницией и боеприпасами, убрел к себе.
  На ночном небе уже взошла луна, когда я добрался до лежанки.
  Мысленно пробежал список уложенного в сидор имущества.... Вроде бы ничего не забыл.
  Сон уже накатывался, и вдруг вспомнились слова Фридриха Энгельса, которые он еще скажет:
  В ранцах убитых русских солдат можно было найти, - только краюху хлеба, завернутую в чистое белье, головку лука.... и патроны, много патронов....
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь 6 день
  
  Дождь, мелкий нудный дождь.
  Он идет уже третий день, иногда заканчивается и, кажется, что уже распогодилось и в просветах мелькает яркое пятно солнца. Но из серых туч, похоже, что они цепляются за верхушки деревьев, вдруг начинает сыпать мелкой пылью и в воздухе повисает туман, да такой, что через пять метров очертания предметов расплываются.
  Вчера вышли к тракту и за весь день наблюдений, по дороге проехал всего один отряд верховых, человек сорок и больше никого до самого вечера, пока не собрались и не ушли. Все словно вымерли.
  Переночевали в глубоком овраге, а рано утром пошли в сторону Смоленска, попутно осматривая места на предмет организации засад. Одно нашлось буквально через час ходьбы и как показалось с первого взгляда вполне подходило.
  Ложбина промеж двух холмов, один довольно с довольно крутым склоном. По дну, разделяя лощину пополам, протекает ручей в метра полтора шириной.
  Но тщательный осмотр, показал, увы, место не приемлемо.
  Можно устроить засаду, но, до ближайшего леска, полверсты заболоченного и поросшего ивняком поля, пешим да и конным, по этим кочкам пробираемся с трудом и в случае чего, быстро не уйдешь.
  Остается только один путь для отхода - тракт.
  Мелькнула мысль о подвижной засаде. Прикинул и рассмеялся её полной несостоятельности, от нас будут шарахаться все и даже поляки, настолько внушительно это должно смотреться. Но такой ход можно и нужно отложить в памяти, авось пригодиться.
  После короткого совещания двинулись дальше и через пять верст, нашлось то, что нужно.
  Сосновый бор. Вековые деревья, стройные, совершенно ровные, тянули свои кроны вверх на десятки метров. Через несколько десятилетий такие леса станут называть мачтовыми, и они будут строго охраняться государством.
  Место для засады, словно специально создано самой природой, практически ничего добавлять не надо, только расставить мины, проложить провода, выкопать окопы.
  Придется поломать голову, чтоб объяснить, для чего нужно лезть в них. Хотя.... Надеюсь, с этим проблем не будет, Илья должен знать, что при осадах крепостей сапа копается и вообще земляных работ не меряно.
  Я облазил все, перемазался, как свинья, но остался доволен выбранной позицией.
  Дорога проходит через туннель образованный растущими соснами и есть два шикарных дерева необъятного размера в обхвате, как раз запереть вход и выход, а так же возможно установить несколько зарядов наверху. Последующие после взрыва разрушения, вызовут падение крупных веток и, если повезет, всей кроны целиком, и это, кстати, будет желательно, снизит подвижность конницы практически до нуля.
  Надо постараться, чтоб как можно больше врагов умерло сразу, иначе нас порвут на клочки.
  У моих планов был еще один пунктик, который надо будет обсудить с Ильей - выживших после нападения быть не должно. Можете это называть, как вам будет угодно - шиза, паранойя, бзик или нечто иное....
  
  - Но я так хочу! - Ответил на возражение Ильи, смотря прямо ему в глаза. Он две минуты сопротивлялся, а потом отвел взгляд в сторону. Помолчал немного и опять стал возбухать.
  - Не можно так....
  - Ну почему? Почему они могут приходить к нам сюда, на нашу землю и делать все что захотят, а мы должны их в жопу за это целовать. - Я всплеснул руками, выражая свое недоумение.
  - За полон, можно взять выкуп....
  - Илья, - Я приблизился к нему вплотную, практически коснувшись кончика его носа,- да что ты возьмешь с нищих немцев и голожопых поляков. У них если и есть что ценного, так это непомерное самолюбие да гонор - Польска не сгинела, а москали все быдло и место им в ярме.
  - Да ежели мы такое сотворим, в полон, попадать нельзя будет, ни кому из русских, ляхи нас за это на кол сажать будут. - Десятник начал злиться, на лице выступили красные пятна, ноздри раздулись.
  - А ты хочешь жить вечно?- Я улыбнулся ироничной улыбкой.
  - Да! - Рявкнул он в запале и продолжил чуть тише:
  - И хочу детей вырастить и внуков нянчить тоже хочу....
  - Да? А как же те, кого поляки жизни лишили? Они тоже хотели детей родить, внуков потешкать, а вместо этого в овраге гниют.... Потешились с ними..., опосля, словно это овцы, а не люди, глотки им перерезали. Ты Шадровитого поспрошай.... поспрошай и он тебе поведает, что узрел однажды в одном селенье после прихода фуражиров польских.
  И тут уже я сорвался на крик,- Они ребеночка махонького.... они его взяли за ноги и об угол печной.... Плакало дитя ночью....
  Схватил Илью за грудь и рывком подтянул к себе поближе и выдохнул прямо в лицо,- Да их за такое, на месте резать надобно, всех до единого.
  Он задушено прохрипел,- ослобони, бешенный,- без успешно пытаясь вырваться.
  Я отпустил, ладошкой разгладил помятости на кафтане, - Извини Илья. Давай закончим этот разговор, тяжко от него как-то....
  
  Зачерпнул из котла взвар из каких-то трав, стрельцы больше моего знают, что можно в лесу есть, а чего нельзя. Вот и надергали по дороге, что под руку попало. Я признал только малину да гриб березовый, прочее.... А прочее - надо сначала местный диалект выучить. Чернушка, серянка, дристун и еще пара вульгарных названий, не к столу о них вспоминать. А на вкус.... Кисленько так и слегка вяжущий вкус, жажду хорошо утоляет. Поутру, остатки стрельцы разольют по флягам.
  
  Десятник, молча, встал и ушел на другой конец стоянки, рыкнув по дороге на одного из своих подчиненных за какую-то провинность. Проводил его взглядом. Ничего злей будет.
  Стал устраиваться на ночь. Легкий шалаш из еловых ветвей, наброшенных на каркас из сучьев, попона, закрывающая вход, подстилка из лапника и вроде как комфортно. Иногда редкие капли падают за шиворот или на лицо, но это пустяки. Переночевать можно, ну и ладно....
  Затеплил коптилку.
  Это глиняная плошка, вроде такой зажигают как лампады под иконами, залитая воском вместо масла и с толстым фитилем внутри, в сравнении с обычной свечкой, горит в два раза дольше. Фитиль это лебединая песня. Когда заказывал проволоку, сразу договорился и мне намотали катушку с волос толщиной. Бабы никак не могли взять в толк - зачем в ткань вплетать жилку медную, да еще через одну нить на утке и в основе. Зато получилось на славу. Слегка коптит, но светит ярко, и самое главное, фитилек не выгорает очень долго.
  Поставил перед собой и усевшись по удобней и занялся расчетами. Через некоторое время разогнул затекшую спину. Протер слезящиеся от напряжения глаза и тихо выругался. Получалось, что мне для полного счастья не хватает маленького пустяка, трех мин, чтоб гарантированно перекрыть участок дороги в сотню метров. Из деревни, когда мы уходили, я забрал две заготовки, какие сумел выкупить у аборигенов за сумму равную четырем новым котлам, одна была уже снаряженная и ждала своего часа во вьюке на запасной лошади. В отряде у нас есть одна посудина подходящего размера, но лишать народ горячей еды и питья.... Этот вариант на крайний случай. Из готового у меня есть гранаты, много, пятьдесят штук, пока их стрельцы таскают, но если понадобятся, заберу. Они относятся к ним с опаской и ,думаю, будут рады избавится.
  Точно! Гранаты могут пойти на подрыв деревьев....
   С одной стороны ствол подрубаем на треть, а с противоположной плотно приматываем гранату.....
  Надо проверить опытным путем, а то засветит мне же по кумполу, придется пожертвовать парочкой для науки.
  Полез в сидор за калькулятором, нужда заставила, пришлось делать, не на пальцах же считать. Под руку попался кошелек со звякнувшими в нем деньгами. Взвесив на ладони мошну, задался вопросом, а сколько будет весить добыча?
  Защелкал косточками, перекидывая слева направо и обратно. Цифра получилась чисто умозрительная взятая с потолка, однако все равно впечатляла: двести пятьдесят килограмм плюс минус пуд, полтора.
  Отложим на потом.
  Надо решать текущую задачу. Накинул плащ, прибрал барахлишко в мешок и пошел искать отцов командиров, надо посоветоваться - что делать?
  
  Десятника нашел у костра, он сидел и с угрюмым видом слушал рассказ Архипа. Когда подошел, Илья мрачно посмотрел на меня и отвел взгляд в сторону.
  Я поздоровался,- Здорово живете. Пустите к костерку кости погреть, а то так есть хочется, что переночевать негде.
  Немудреная шутка вызвала улыбку на их лицах. Архип хлопнул ладонью по бревну рядом собой:
  - Сидай.
  - Грицко! Відріж смальца Федору з цыбулей, розумиешь, чоловик голодный.
  И протянул флягу.
  Хотел отказаться, но передумал и правильно сделал. Вино оказалось нормальным, не тот сушняк, которым меня потчевал Силантий.
  Пока с аппетитом вгрызался в кусок сала, Архип и Илья тихо переговаривались, изредка бросая взгляды в мою сторону. Закончив трапезу, пересел ближе и вкратце обрисовал нарисовавшуюся проблему.
  С имуществом десятка, Илья попросил обождать, - ежели не добудем, возьмешь.
  Архип просто указал пальцем на запад, самую темную сторону небосклона, - Там, в восьми верстах отсель, будет Путьково.
  Показывает мне за спину. - А там Вешки и за ними Лукино, а ежели на развилке взять по правую руку как раз выйдешь к Сомово.
  - Сколько верст? К вечеру успеем вернуться? - Вопросы из меня посыпались как из рога изобилия.
  Архип приложился к фляжке, тыльной стороной ладони вытер несколько капель вина оставшихся на усах и начал подробно объяснять. Постепенно в разговор втянулся и десятник Илья.
  Под занавес решили выходить с утра, затемно, в этом случае можно было успеть смотаться туда и обратно.
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь 7день
  Здесь птицы не поют, деревья не растут и только мы плечом к плечу.... Бредем как ежики в тумане.
  Морось, сыпавшая сутки, ночью закончилась. Тучи ушли, оставив после себя яркое от звезд небо, а утро преподнесло сюрприз. Мга, настолько плотная, что на расстоянии вытянутой руки не видно кончиков пальцев. Свет костров разожженных в лагере, едва просвечивался красными бликами, выход отложили и стрельцам разрешили поесть горячего. Только с началом рассвета, когда поднявшийся ветерок разогнал муть, отряд выступил в путь.
  
  В который раз проклял текущую действительность - карт местности, как таковых не было, нет, и не будет еще очень долго, а те, что потом появятся, у врага будут лучше, чем в нашем родном государстве. Все странствия осуществляются по принципу П.Н.П. (палец небо потолок) куда дует ветер и ведет Иван Сусанин, то бишь проводник. На наше счастье, Шадровитый покуролесил в этих местах еще прошлой весной и сейчас довольно уверенно вел вперед.
  По внутренним часам мы шли недолго, часа три, когда наш полупроводник решил сделать привал.
  Отряд остановился на опушке леса, Шадровитый спешился, присел пару раз и поспешил отойти в сторонку, выпитое на завтрак попросилось наружу.
  Илья дал команду, стрельцы выделенные стоять на страже, заспешили на свои места, коноводы нашего маленького обоза из шести лошадок, решили подкормить своих питомцев и напоить, оставшиеся занялись обустройством стоянки. Огня не разжигали, но холодный перекус из сала и хлеба, всегда под рукой.
  
  - Вот здесь, ежели пойдем туда, - Архип указа направо,- то через пяток верст будет Сомово.
  - А там,- Жест в противоположную сторону, - десяток верст с гаком пожалте, Вешки, от них еще восемь и Лукино, довольно большое село, там даже церковь есть.
  Я сел на корточки, очистил землю от сора и, подобрав веточку, начертил приблизительный план.
   Здесь одна деревня, а здесь вторая.... Если пойдем так.... А ежели вот так.... Итог, хрен мы к вечеру вернемся
  - Архип, а рядом еще какие ни-будь поселенья, есть? Не то мы просто не успеем вернуться обратно. Сможем только в Сомово сходить и все.
  Он стоял рядом с задумчивым видом и смотрел сверху вниз на мои художества. Потом присел рядом и добавил два крестика. - Я сам не был, но слышал как в разговоре с Лукинским старостой, мужик молвил - что он из этих мест. Давай пойдем в Вешки, а сами будем по сторонам смотреть, ежели с тракта съезд будет, на него и свернем.
  - Пойди туда, не знаю куда....
  - Неведомы мне эти мызы.- Он виновато пожал плечами, выпрямился, отряхивая ладони от налипшего сора.
  - А мне тем более .... Веди.... Водитель.
  - Илья, а ты чего молчишь? - Обратился к бывшему рядом соратнику.
  Десятник скорчил гримасу и сплюнул на землю,- Моё дело телячье, обосрался и стой. Куда скажете, туда и пойдем.
  - А все-таки?
  - Ежели предложу обратно идти? - Он вопросительно поднял бровь.
  Я сделал отрицательный жест.
  - Так про то ж и молвлю,- Илья улыбнулся, - когда идем?
  Вместо ответа я встал, ногой затер наши художества, - Сейчас. Как говорят мудрецы - дорогу осилит идущий.
  И мы разошлись по своим местам собираться, подогнать народ, и очень скоро опять двинулись в путь.
  
  На одной из ночевок, сидя у маленького костерка, разожженного под навесом, мы с Ильей делились опытом, он жизненным, а я книжно-киношным.
  Выдвинутое мной предложение, чтоб впереди шел передовой дозор, было воспринято спокойно.
  Десятник выслушал мои разглагольствования с легкой усмешкой и благосклонно кивнув головой, и пояснил,- мы также на кордоне в дозор ходим, иначе ногаи быстро вырежут.
  ***
  
  А дорога серую лентою вьется....
  Уже который час шагаем по лесной дороге, размеренно и неспешно. За спиной глухо ступают обозные лошади, тихо переговариваются стрельцы, легкий ветерок шумит среди листвы.
  Илья решил не терять время даром и продолжить мое обучение лесным премудростям.
  Он шел впереди, вдруг остановился и когда я поравнялся с ним, придержал за рукав:
  - Обожди.
  Когда мимо нас проследовал обоз, он присел на корточки и, сломанной заранее веточкой, указал на отпечаток сапога на влажной земле.
  - Что ты можешь сказать об этом следе.
  - А ничего что мы посередь дороги расположились? Тут, молвят, давеча ляхов видели.
  - Верно, этого добра здесь хватает. Али ты стрельцам не веришь? - Илья приглушенно свистнул и из кустов на дорогу вышли два стрельца. Он махнул им, и они исчезли среди зелени.
  - Федор, Федор,- Десятник укоризненно покачал головой,- Все, что я тебе давеча молвил, в одно ухо влетело, в другое вылетело. Не крути башкой, нет тут из чужих никого. Попрятались.
  Молви давай. Кто прошел? Куда? Спешил али нет? С поклажей али без оной?
  И поспешай, а то далече уйдут, бежать придется, чтоб догнать.
  
  Я стал рассматривать отпечаток сапога. Подумал немного, вспоминая, что было мне поведано и начал отчет,- След равномерный, мысок и каблук пропечатаны одинаково - человек не торопился. Глубина небольшая - идет пустой или с малой ношей. Прошел вроде как мужик, бабы не косолапят, а ентот мысок внутрь вывернул. Ты сказывал такой след у тех, кто сызмальства на лошадях ездить привык.
  Пошарил взглядом выискивая второй отпечаток, не нашел и сдался, - Все боле не ведаю что молвить.
  Илья покачал головой,- М-да. А когда мужик здесь прошел?
  Почесав в раздумье затылок, выдвинул версию,- Вчера?
  Глянул в лицо молчавшему десятнику и, злясь, пробурчал,- не ведаю я.
  Он вздохнул и менторским тоном начал пояснять, - Смотри, след ровный, края не оплыли. Вода что в каблуке скопилась, мутная....
  - так вчера дождь был.
  - Тогда бы земля размытая была бы, и края оплыли бы, а так за ночь подсохнуть успела. И ежели водица в следе грязная, означает недавно прошел, а вот чистая, значится путник, был тут вчера вечером, после дождя.
  Ну. Про чувяк и лапоть молвить не надобно? Али повторить?
  - Не надо.
  -Пойдем тогда, пока наши ушли недалече.
  
  Скорым шагом припустили вдогонку и, когда обогнали лошадей, нагруженных вьюками, пошли нормально.
  - Ежели торопится кто, след получается.... - договорить десятник не успел, подбежавший стрелец проговорил, запыхавшись:
  - Ляхи на дороге .... конные, много.... с полверсты до них, лошади идут шагом.... меня упредить послали.
  Илья свистнул, привлекая внимание отряда, и громко крикнул, - Айда с дороги, уводи лошадей подальше и не дай бог, заржут, я те яйца обстругаю тупой косой.
  На тропе прокатилась волна суетливого движения. Затрещали ветки кустов, ломаемые нашим обозом, и - через пару минут - никого не видно. Только один дуб стоит посередке и варежкой хлопает в раздумье - умные налево, красивые направо. А куда ж ему, добру молодцу, двигать?
  Потом все-таки решил, что быть на линии огня как-то неправильно и ломанулся вслед за всеми. Поспел вовремя, десятник раздавал команды и стрельцы шустро ныкались, занимая позиции. Мне выделили пенек, из-за него просматривался краешек стежки - дорожки, и велели не высовываться.
  Улегся, зарядил винтарь, просунул ствол между ветками молодой поросли, растущей перед моим укрытием, стал ждать.
  Нет ничего хуже - ждать и догонять. Терпения пролежать неподвижно хватило ровно на одну минуту. И началось.... Тут надо почесать, там лесную тварь, не вовремя на щеку усевшуюся, прихлопнуть, пониже поясницы поскрести.... Именно сейчас приспичило и так засвербело в носу.... Аж слезы навернулись на глаза. Пришлось сдергивать шапку с головы и, уткнувшись в неё, чихать.
  Обернувшийся Илья погрозил кулаком и, проведя характерным жестом поперек горла, указал пальцем на меня.
  Понял. Молчу. Не шевелюсь.
  Послышался тихий свист - идут.
  Взял ружье наизготовку, прицеливаясь туда, откуда может показаться враг. Ждем-с.
  Ни черта не видно.
  Кто там едет? Сколько их едет?
  А впрочем, что я себе голову забиваю? Такая война не мое призвание, она вообще не мое дело, пусть Илюха командует.
  Сквозь шелест ветра в ветвях берез послышался глухой звук - мерный стук копыт по утрамбованной земле.
  Пригибаю голову и стараюсь не смотреть на выезжающих к засаде поляков. Илья, когда объяснял премудрости лесные, говорил - не смотри на татя пристально, он как зверь тебя учует и бросится
  Это потом, когда все кончается, мы становимся умными....
  А сейчас я, не отрывая взора, смотрю на едущего первым поляка. Он сидит на коне с грацией прирожденного всадника, вольготно расположившись в удобном седле (мне до таких высот.... Эх, ни когда не научусь) Лицо круглое, молодое, нос с легкой горбинкой и полные, слегка припухшие, губы под тонкой щеточкой усов. Густые брови, почти сросшиеся на переносице, и темные, смолисто-черные глаза.... На голове шапка с синим верхом и красной опушкой, сбоку торчит перо какой-то птицы. Лях едет и спокойно осматривает придорожные кусты, поляну, медленно проплывающую мимо, уходящую вдаль дорогу.
  И тут наши взгляды встретились....
  Он вскинул руку, указывая на меня, и открыл рот, чтоб закричать ....
  Отдача мягко толкнула в плечо, а глазастого юнца ударом тяжелой пули опрокинуло на круп, он только и смог всплеснуть в воздухе руками и кулем свалится под копыта своего коня. И даже металлический нагрудник не помог - свинец и не заметил преграды на своем пути.
  Со стороны стрельцов послышался нестройный залп из двух десятков стволов, гулким эхом прокатившийся под кронами деревьев. Послышалось испуганное ржание коней и несколько лошадей с пустыми седлами, взбрыкивая на ходу, проскакали мимо меня. Закричали люди, вразнобой грохнуло еще несколько выстрелов и наступила тишина.
  Послышался командирский свист, и тропа наполнилась радостными голосами стрельцов. Вслед убежавшим лошадям пробежала пара человек и скрылась за поворотом.
  Я сидел на своем пеньке, в обнимку с ружьем, и пытался унять дрожь в коленях. Не от страха, от избытка адреналина, но трясло, словно осину на ветру. Боялся. Если встану и пойду - будут бегать и скакать, крича при этом всякие глупости. Лучше уж здесь, на коряге, пережду когда отпустит.
  Не ребята, стреляйте сами, мне бы просто взорвать али спалить чего, мину поставить, бомбу на коленке слепить. Оно как-то спокойней выходит. Есть время все обдумать, взвесить, а тут....
  Нет, я не спорю, надо уметь стрелять и во врага, а не только по банкам в тире.
  Некстати вспомнилось, Силантий говорил: - Эх, Федька, Поставь свечку в церкви, выпей зелена вина своего и завались Милке под бочок, а дурное из головы выброси....
  Помолчал немного и добавил глухим голосом: - Иначе самого вороги порешат.
  Конец душевным метаниям положил десятник, он подошел, остановился напротив, качнулся с пятки на мысок, правую руку заложил за пояс, а левой похлопал меня по плечу.
  - Ты зачем стрелил так рано?
  - Поляк первым ехавший, меня увидел и уже кричать хотел, вот я его и....
  Илья переспросил, с удивлением в голосе: - Узрел? Так ты ж влежку лежал. Ежели бы я....
  Пришлось перебить и виноватым тоном покаяться: - Я глазами с ним встретился, тать меня посередь куста и разглядел. Вылупился я на него, словно юнак на титьки девичьи....
  Он покачал головой:- Плохо, да впредь умней будешь, а пока горевать не стоит.... Немцев....
  - А рази это не ляхи?
  - Двое али трое, остатние немцы как есть, восемь их было
  Зеленое недоразумение подняло голову и спросило с недоумением:- И на них потратили два десятка патрон?
  Озвучил этот вопрос и получил развернутый ответ: - пораненых добили. Немчура, который последним ехал, прыткий оказался, сбежать хотел, с коня сиганул рыбкой и в кусты, да так там и остался.
  
  На дороге вовсю шел праздник мародера - весело, с шутками и прибаутками, народ потрошил наемников.
  Снимались сапоги, вытряхивались котомки, мешки и всяческие сумки, пристегнутые к седлам. Один кадр, ухватившись за штанины, стаскивал с трупа портки.
  Но что меня порадовало больше всего, мой поляк лежал смирно и не пытался никуда убежать. Я хихикнул нервным смехом:- а этого чего пропустили?
  - Так это.... Его ты застрелил....
   - И что?
  - Как чего, а сапоги....
  - Илья! Бл.... Я покойников с детства боюсь, тем более таких свежих. Только пистоль с мушкетом возьму да порох, остатнее парням отдай.
  - И саблю?
  -Её тем более - я быстрей себе кровь пущу, чем ворога зацеплю. И не смотри так, учится рубить саблей не буду. Поторопи этих мародеров, думаю надо рвать когти отсель, пока нас здесь за шиворот не взяли.
  Когда стрелец отошел, добавил ворчливо:- Это вам мясникам не привыкать, всяческим железом махать.
  Мода нынешняя - классная штука: внутренних карманов нет, только накладные, и то не везде. У данного индивидуума наблюдается только пояс и небольшая сумка, подвязанная кожаными ремешками. Стараясь не касаться тела и не смотреть покойничку в лицо, срезал ножом обнаруженный трофей. Расстегнул на груди, и снял перевязь с мерками для пороха и кармашками для пуль.
  За спиной послышался топот копыт. Оглядываюсь на звук, это стрельцы догнали и ведут за собой сбежавших коней.
  - Ермолка, нагнали коников?
  - Та они дурные, через кусты бросились, а поводья на сук намотало, добро хоть недалече убегли....
  Переговариваясь, они вели свою добычу мимо меня и я обратил внимание на одного мерина - как раз на нем и ехал покойный лях. Вытянутая, сухая морда, белый ромб на рыжей шкуре посередке лба и правое ухо обрублено наполовину.
  -Ну-ка, погодь, мил человек, - остановил стрельца и, подойдя ближе, зашел на правую сторону. Так и есть. Из большой кобуры, пристегнутой к седлу, торчала рукоять длинноствольного пистолета со здоровенной круглой блямбой противовеса.
  Когда достал, то не поверил своей удаче - это была модель с колесцовым запалом, много о ней слышал и, наконец-то, узрел воочию.
  Засунул пистолет себе за пояс, хлопнул коня по крупу и отпустил коновода: - Все. Иди.
  Понукаемые зычным голосом десятника, стрельцы суетливо потащили тела убитых наемников в кусты, подальше от дороги. Из леса выводили лошадей нашего обоза. Отряд собирался следовать дальше.
  Я вернулся к своему мешку, подобрал, закинул на плечо, на другое повесил ружье и двинулся к голове колонны - пора уходить отсюда и, чем быстрей это сделаем, тем лучше для нас будет.
  На скорую руку замели следы, присыпали опавшей листвой лужи крови, и тронулись в путь.
  
  Через версту, навстречу отряду выехал Архип Шадровитый, он уехал с утра пораньше, на разведку, и вернулся с хорошей новостью:
   - Впереди развилка и от неё до хутора совсем недалече. Но сдается, нет там никого. Скотина не мычит, дымы над избами не курятся, людишек не видно....
  - А может они тебя узрели, и попрятались?- с сомнением в голосе спросил Илья.
  - Так близко не подходили, издалече смотрели, чтоб не спугнуть. Заедем? Али мимо пройдем?
  И оба посмотрели на меня.
  Я пожал плечами, - Нет, мимо проходить не будем, авось найдем, что нам нужно.
  ***
  Ветер разогнал низкие тучи и на небе, в разрыве облаков, засветило яркое, по-летнему теплое солнце.
  Прикрывшись рукой от яркого света, бьющего в глаза, наблюдал за парой наших казаков, осторожно подъезжающих к хутору. Прав был Архип, селение выглядело заброшенным. Покосившиеся плетни, вокруг заросших сорной травой огородов, просевшие крыши на низких домиках, наполовину врытых в землю.
  Обернулся к десятнику: - Айда туда, думаю прав Архип - нет тут никого. Поехали.
  Прижал каблуками конские бока и обученный мерин двинулся шагом вперед. Как законный трофей мне его уступили без разговоров. Боевая лошадка - я насчитал на её шкуре, три шрама: два длинных, видимо резаных на боках и крупе, и один - звездочкой, от пули - на плече.
  Всей толпой (отрядом нашу банду можно назвать с большой натяжкой) лезть не стали и Илья с основным составом остался в березовой роще, за околицей поселения, дожидаться нашего возвращения.
  Ну, а мы с проводником, бодрой рысью, по заросшей травой дороге отправились в неизведанное. По крайней мере, для меня.
  
  М-да, такая (!) нищета.... Я заглянул ради любопытства в одну.... Один.... Одно жилище, по другому 'Это' назвать нельзя. Земляные, утоптанные до состояния каменной твердости, полы. Все внутреннее убранство деревянное, но больше всего поразило кострище, обложенное камнями, прямо посередине дома и - абсолютно черный, закопченный до свисающей бахромы из копоти, потолок.
  Григорий с Панасом успели прошерстить все укромные, с их точки зрения, уголки и стащить в маленькую кучку найденное барахлишко, а вид клепанного из полос котла, лежавшего поверх всей груды радовал больше всего.
  Как они умудрились это сыскать? Тайна, покрытая мраком, наверно у всех казаков есть нюх на разные клады. На мое удивление, они только загадочно улыбались и разводили руками.
  
  Основное потрясение меня ждало на дальнем конце этого забытого богом и людьми селения. В маленьком сарайчике обнаружил наковальню из булыжника, по типу гранитного, а клещи - из оленьих рогов сделаны, и молот каменный. Когда такое(!) увидел, натурально выпал в осадок. Ничего не тронул, как зачарованный ходил по этой кузнице, и было такое чувство, что попал в каменный век - там даже горн в виде очага на земле, а вместо мехов, кожаный мешок какой-то.
  Судя выщербленному валуну и обгорелым кончикам 'клещей', все в рабочем состоянии, и подернутые налетом свежего пепла угли подтверждали это. Тихонечко прикрыл за собой дверь, когда выходил, и аккуратно подпер её валявшимся рядом на земле дрыном.
  А вдруг хозяева вернутся?
  ***
  В эту несчастную деревню, с громким названием Вешки, мы все-таки попали, добрались наконец-то. И в ней нас встретило такое же, вполне привычное, отсутствие людей, но с одним отличием, нет даже с двумя. Первое нас повстречало разбросанными костями, белевшими в траве у скособоченного тына, а второе весело скалилось, свисая с кола, вбитого в землю рядом с крыльцом, во все свои три зуба.
  Домов здесь больше и почему мы поехали вчетвером, один господь бог знает. Вроде бы тихое место, покойно как на погосте, птички щебечут, ветерок лениво качает верхушки деревьев. Основную дорогу пасет Илья со стрельцами. Лепота.
  И как гром среди ясного неба, окрик Панаса:- Федор, ховайся, ляхи едут.
  А я только- только начал потрошить местную достопримечательность- кузницу, и на тебе, гости пожаловали.
  - Много? Далече? Успеем уйти? Да откуда они вообще взялись, сволочи! Где они?
  Вопросы посыпались из меня со скоростью пулеметной очереди. Вот тут и сказалось различие в опыте, вечных военных, казаков, и рекрутируемых только на войну, стрельцов.
  - Трое, только из леса выехали. А зачем? Давай поймаем их, да испросим.
  - Верно молвишь Панас. - Подошедший Архип, весело оскалился: - Возьмем их по-тихому....
  Федор, - он окинул меня взглядом, задержавшись на перемазанных в саже руках: - посмотри там - может найдешь что накинуть на себя, кузнецом будешь. А вы....
  Он быстро распределил ребят по местам и в двух словах объяснил мне, что я должен делать и куды бяжать.
  
  - Hej, to ty jesteś, czy co, kowal będziesz?
  Обернулся на окликнувший меня голос. Стоят голубчики. Молодые, здоровые, о таких ещё говорят - кровь с молоком. Один, небрежно постукивает плеткой по голенищу желтого сапога.
  Второй скривил морду лица, будто ему отдавили самое ценное. А вот третий, бывший позади всех, не понравился вовсе. И без того узкие губы сжаты в тонкую линию, немигающий взгляд серых глаз, кажется, готов просверлить лишнюю дырку в моем брюхе.
  - Нет. - Отворачиваюсь и начинаю поправлять веревочную вязку, на которой висит стремя. Крестьянская лошадка, щеголяющая обновкой в виде седла из сложенного в несколько слоев войлока, меланхолично оборачивается и смотрит удивленным взглядом в мою сторону.
  - Kłamiesz, pies....
  - От собаки лесной и слышу,- И добавляю пару слов на великом и могучем. Не оборачиваясь, ответил в полголоса, но так, чтоб расслышал только он.
  И слышу рев оскорбленного до глубины души шляхтича, да скрежет вынимаемой из ножен сабли.
  Пора делать ноги, свою часть плана выполнил.
  Сдергиваю, обрывая веревочные подвязки, старый кожаный фартук кузнеца, позаимствованный полчаса назад. Кидаю на землю, нагнувшись, проскакиваю под лошадиной шеей, со всех сил бегу вперед и заворачиваю за угол, полуразвалившейся сараюшки, в которой была деревенская кузница.
  - Федір, сюди... - Махнул рукой Панас, выглядывающий из-за сломанной телеги, нагруженной сеном.
  Разбрызгивая грязь, пробегаю по луже и успеваю за пару секунд до преследователей. Достаю пистолеты и взвожу курки
  - Почекай, спробуємо по тихому,- Панас выглянул на мгновение из-за укрытия и спрятался.
  
  Заметил одну особенность, в момент опасности Архиповские парни напрочь забывают русский и понять их бывает довольно трудно.
  
  - Грицько з Архипом почнуть, а ми допоможемо.... ты здесь побудь.
  Ответить не успел. Послышался топот бегущих следом людей. Через мгновение звучит залихватский свист. Панас подхватывает свое копьецо и выскакивает навстречу противнику.
  Чуть присев, ловит древком рубящий удар, отводит его в сторону, бьёт ногой в живот, опрокидывает своего противника на землю, и тут же добивает. А вот желто-сапожный поляк отбил натиск Архипа с Григорием, отскочил назад и прижался спиной к стене кузницы.
  
  - Федір, третій втік - Слышен крик, перекрывающий шум драки.
  
  Твою мать .... Наш третий 'друг', который сразу мне не понравился, увидев, что произошло с двумя первыми, ломанулся прочь со всех ног к стоящим поодаль коням.
  Выдергиваю из-под сена 'костолом' и бегу, но не за ним. Чтоб ляху удрать, ему надо добраться до лошадей, а потом еще по улице проскакать до околицы, а это метров двести. Мне напрямки - полсотни всего. Да вот только мой забег происходит на поле поросшему не скошенной травой. Бегу, выдирая сапоги из раскисшей после недавнего дождя земли, и обрывая зеленые побеги. Кажется, успел. Дорога просматривается на полверсты и беглеца не видно.
  За спиной слышу приглушенный расстоянием хлопок и, тут же громкий крик раненого человека.
  
  'Охотнички, блин. По-тихому, по-тихому....'
  
  Укладываю ствол на развилку ивовых веток, взвожу. Слева слышен нарастающий звук топота копыт, из-за кустов выскакивает всадник, низко пригнувшийся к холке, он яростно настегивает лошадь.
  
  'Один выстрел, один труп.... Один выстрел.... О....дин....'
  Задерживаю дыхание и тяну спусковой крючок. Отдача мягко толкает в плечо, из дула вылетает облачко дыма, на миг скрывающее цель. Когда оно рассеялось, с моего места никого не видно.
  Дергаю за рычаг, ловлю стреляную гильзу на лету и сую в карман. Вставляю новый патрон.
  Что попал, знаю точно, с полусотни метров пулю кладу в яблочко, размером с пятак. Взял винтарь наизготовку и пошел глянуть на добычу. Целился в коня, так что, возможно 'язык' еще живой, если шею не свернул. Легкое облачко пыли, поднятое падением всадника, уносится прочь под дуновением ветерка, открывая взору тушу убитого мерина, руку, вскинутую в приветственном жесте....
  Сизое облако вспухает на срезе дула пистолета и глухой удар в грудь сбивает меня с ног. От неожиданности заваливаюсь навзничь и слышу удовлетворенное бормотание поляка.
  Труп коня задергался, это лях яростно вырывался, пытаясь вытащить придавленную лукой седла ногу.
  А я валялся на спине и шипел, словно болотная гадюка, ощупывая себя в поисках раны. Под руку попался правый пистолет, его рукоять разлохмачена попаданием пули и раскололась вдоль. Если бы не она, этот урод прострелил бы мне печень....
  С воплем:
   - СУКА!
  Вскочил на ноги и, в несколько гигантских шагов подскочил к противнику. Он попытался сопротивляться, даже ткнул в мою сторону кинжалом, за что получил прикладом в лоб.
  Ухватив за плечи, рывком выдернул из под убитой лошади, перевернул на живот и быстренько, его же поясом, связал руки. Привел в чувство, поставил на ноги - не тащить же мне его обратно на себе, пущай шагает.
  Настырный гаденыш. Не успев выпрямится, хотел меня забодать, получил коленом в морду, а после того как упал, был жестоко отпиночен. Всю обратную дорогу вел себя как шелковый, только испуганно озирался и каждый раз вздрагивал, когда взглядом натыкался на мою угрюмую рожу. Адреналин кончился, я шагал на автопилоте, хотелось прилечь и маненечко отдохнуть, печень просто отваливалась.
  -Случилось что?- спросил меня вышедший навстречу Архип, глядя на мою скособоченную фигуру.
  Я показал расколотую пулей рукоять пистолета и рассказал как было дело.
  Он коротко присвистнул:- Хранят тебя боги, Федор.
  Схватил за шиворот мою добычу и поволок за сарай. Я сначала пошел следом, но передумал. Смотреть, как поляка потрошить будут.... Ну их. Лучше пойду, доделаю то, что помешали гости незваные, соберу барахло, какое в кузнице нашел. Мусор с примесью металла, куски шлака, запрятанные под кучей золы пара прутов железа, половинку мешка нагреб все-таки.
  
  Стена, построенная из тонких сосновых бревен, да еще со щелями, заткнутыми вываливающимся пересохшим мхом, имеют плохую звукоизоляцию. И все, что происходило на улице, было слышно внутри во всех подробностях.
  Глухие шлепки ударов, короткие вскрики, невнятное, злое бормотание пленного поляка, переходящее в истошный крик, заткнутый, по-видимому, тычком в зубы. После этого на короткое время наступила затишье, а затем все началось сначала. Размеренный голос Архипа, задающего вопросы, и надрывные, полные боли, ответы поляка.
  А потом все разом стихло и мне, вдруг, примерещилось журчание ручейка....
  
  Закинув на плечо мешок с собранным хабаром, поспешил на улицу. Стреноженная лошадка никуда не делась, отковыляла чуток подальше от непонятных людишек и продолжила свое занятие, поедание подножного корма. Закидываю ей на спину поклажу, иду еще за одним тюком. Навстречу, из-за угла выворачивает Архип, оттирая на ходу руки сорванной травой.
  - Анджей его звали. Так вот, пан Анджей молвил, что ждут хоругвь королевских латников. Они должны были еще седмицу назад прийти, а их все нет. Слухи ходят - недалече от Смоленска, столкнулись шиши с ляхами
  Шадровитый плюнул на маленькое пятнышко крови, обнаруженное на пальце, стер пучком травы и отбросил в сторону. Вдруг улыбнулся:- Эти недоумки приняли их за охрану обоза, ну и навалились всей толпой....
  - И большая толпа водилась?
  Архип мотнул головой в сторону - Этот молвил, полтора десятка на березах да осинах поразвесили вдоль тракта, да волкам на поживу в овраг сволокли столько же, а сколько сбежало, то одному богу ведомо.
  - Немалая ватажка ....была....
  - Ага, да атаман дурной. Это ж надо было, без догляду, сломя голову, на солдат кидаться....
  За разговором, я снял путы с лошадки, потянул за недоуздок, сплетенный из конопли, и мы неторопливо покинули селище, уводя двух трофейных коней нагруженных барахлишком.
  
  На поляне, в лесочке на краю селенья, нас ждал остальной отряд. Коротко рассказав Илье о стычке и полученные от пленного данные, быстро собрались и выступили. Идти еще несколько верст до следующего хутора, уже не надо, все, что нужно найдено и даже с небольшим перевыполнением. Теперь осталось унести ноги из этого поганого района. Враги здесь, не пуганные, шастают как у себя дома....
  Пока их было мало.... Но искушать судьбу и ждать нечто большое.....
  И как-то не лежала у меня душа идти дальше, уж очень не хотелось.
  
  Как банально не будет звучать фраза, но....
  'Скрипит потертое седло и ветер холодит, былую рану....'
  Седло, на самом деле старое и затертое до безобразия, на нем видны следы многочисленных ремонтов.
  А вот вечерний ветерок приятно остужает испарину, выступающую на лбу при резких движениях. Синячище, размером с суповую тарелку, закрыл правый бок и, кажется, стремиться заползти на спину. Так мне кажется, ибо все, что успел, это на пару минут задрать рубаху и быстро глянуть - что там?
  Радует, что ребра целы, могу глубоко вздохнуть и резко выдохнуть. Но, от греха подальше, на первой же остановке, попросил стрельцов и мне помогли наложить тугую повязку.
  Теперь двигаюсь с грацией робота - поворачиваюсь всем торсом, не нагибаюсь, а приседаю и шарю перед собой рукой в поисках упавшего ножа.
  ***
  Полная луна, забралась на самую верхотуру и весело скалиться оттуда, заливая мертвенно бледным светом лесные стежки-дорожки. Зрелище ночного леса....
  Если бы мне не было так х.... плохо, наверно оценил бы красоту по достоинству. Все приобрело, четкие грани и нет полутени, есть свет и тьма.... Чернильная темнота леса перемежается серебреными лучами, расплывающимися в туманной дымке, поднимающейся от разогретой за день земли.
  Когда заорал филин, я чуть в портки не наложил с перепугу, а мерину - хоть бы хрен по деревне, дернул обрубленным ухом, да всхрапнул (наверно, выругался на своем, на лошадином). Встряхнул гривой и зашагал дальше, как ни в чем ни бывало.
  Бесплотными тенями скользим по лесным тропам - легкий шорох одежды, позвякивание амуниции и тяжелая поступь нагруженных лошадей выдает в нас людей, а не лесных призраков.
  Я даже задремал и ненадолго провалился в бездну сновидения....
  И снился мне бронежилет, да так явственно, что почувствовал на плечах его тяжесть, ощутил под рукой все изгибы и влажную поверхность(!)
  Когда очнулся, первая мысль была - надо протереть, не то заржавеет.
  Потом понял, что наглаживаю сам себя, а мокро, так это роса выпала. Ночной воздух просто напоен влагой и, от этого похож на густой кисель. Старики говорили - ежели такое, то быть вёдру.
  С шумом втянул в себя лесные запахи....
  
  Пряно-влажный аромат прелой листвы - в нем чувствуется легкая примесь грибного запаха и еще чего-то таинственного, непознанного.
  В темноте послышался стук кремня, посыпались ослепительно белые искры.... Красный свет факела разорвал ночную темноту.
  Все очарование закончилось и пришли суровые будни. Чья-то грубая рука хлопнула по ноге и хриплый голос одного из стрельцов, ласково ссадил меня с мерина:- Федор, слазь, ужо приехали.
  Тяжело слез с седла, едва успел цапнуть свой мешок с барахлом, и верная коняшка исчезла в темноте, уведенная прочь.
  Спросил у первого попавшегося - где Илья?
  Движением руки был послан по маршруту: - Туды пошел....
  Они чего все совы да филины и видят в темноте? Я пока добрался, чуть лоб не расшиб о внезапно выросшее на пути дерево, и пару раз запнулся о торчащие из земли корни.
  Расположившись на бревне у костерка, горевшего в яме, засмотрелся на огонь....
  На это можно смотреть вечно....
  Мне всучили в руки кружку с горячим отваром, ломоть серого, ржаного хлеба посыпанного крупной солью и кусок вареной оленины.
  Спать расположился тут же у костра, на лапнике, подложив под голову мешок и укрывшись попоной.
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь 8день
  
  Разбудили меня, можно сказать - нежно.
  Архип постучал по пяткам, мыском своего сапога:- Федор, жрать будешь?
  - А что, уже дают? И чем кормят раненых?- Спросил, не открывая глаз, да еще постарался, поплотней укутаться в импровизированное одеяло.
  - Давно, ужо все поели, один ты спишь словно сурок. А пораненным березовую кашу дают. - со смешком в голосе поставил передо мной плошку, наполненную, судя по долетевшему запаху, овсяной кашей с мясом. Подлый желудок заурчал сердитым котом.
  Проворчал вполголоса: - Вставайте граф, вас ждут великие дела.
  Сел, протер опухшие со сна глаза и, зевнув во всю широту души, потянулся: - С добрым утром, Архип.
   - И тебе не хворать.- Подобрав с земли сучок, он шерудил в кострище, что-то выкатывая из него.
  Сначала подумал - картошка, ан нет. Он ловко откатил камешек в сторонку и слегка стукнул по нему.
  Над поляной потек восхитительный аромат свежезапеченого мяса.
  Я невольно сглотнул слюну и Архип, заметив это, снисходительно спросил:- будешь?
  В ответ подставил плошку с кашей, куда он и переложил мясо.
  Первые несколько ложек были съедены в полном молчании - блаженствовал. Либо так проголодался, либо это так на самом деле вкусно....
  - Архип, а где Илья?
  - Спишь долго. Он еще затемно, стрельцов отрядил в наряд на дорогу и дальний дозор. Скоро ужо должен возвернуться.
  Закончив завтракать, пошел совершать утренний моцион. Опосля была перешнуровка моей тушки - повязка за ночь ослабла, обработка синяка настойкой бодяги и утяжка. Немного посидели с Архипом, поболтали о всякой всячине и разошлись по своим делам.
  
  Я сидел на разостланной на земле попоне и, матерился сквозь зубы, снаряжал мины. Несмотря, что большая часть работы была сделана еще дома, вещица все-таки трудоемкая и нудная, а я сгибаюсь с трудом.
  Из-за кустов, с поляны по соседству, слышался веселый перезвон - это выделенные мне в помощь стрельцы, со слезами на глазах, портили шикарные вещи. Стальные нагрудники, снятые с убитых немцев, должны были быть расплющены и из них будут сделаны крышки на котлы. У одного из гансов в мешке нашли даже обрывок кольчуги, невесть каким образом туда попавший. Дрянные ножи, прутки из сырого железа, сломанное оружие - рубилось на мелкие кусочки.
  В пылу разрушительной деятельности даже попробовал собрать медные монеты у стрельцов, дабы использовать их в качестве картечи. После непродолжительных дебатов, был послан десятником заниматься общественно полезным трудом и не смущать молодые, неокрепшие, умы всякими глупостями.
  Весь металлический хлам укладывался поверх мешочков с порохом, накрывался куском кожи, поверху шла крышка из нагрудника. Вся эта конструкция, стягивалась проволокой и обмазывалась смолой.
  Все наличные запасы денег, как ни ворчал Илья и присоединившийся к нему Архип, я все-таки изъял. Пришлось пообещать каждому, под честное пионерское, что верну в двойном размере. Богатенькие буратины, цельный килограмм в карманах таскали, так что последняя мина получалась денежная, в прямом смысле этого слова. Польские злотые и немецкие талеры соседствовали с русскими рублями. Монеты между собой склеил смолой и уложил плотными рядами. Вот уж кому-то повезет....
  А где прикажете, посредине этих смоленских джунглей, найти россыпь галечника для картечи?
  
  Вот что за жизнь такая? С утра согнутся не мог, теперь разогнутся. Кряхтя, словно старый дед, прибрал за собой инструменты, остатки пороха.... Осталось килограмма три.
  Какой-то остаток, ни рыба ни мясо, ни туда ни сюда-а....
   - О! - Я поднял палец кверху.- У нас остался резерв ставки главного командования, отрядный котелок.
  На ум пришла совсем дикая идея: состряпать из котелка - гранатомет. А что? Может и сработать.
  На донышко кладем вышибный заряд, накрываем куском деревяшки со сквозным отверстием, через него проходит проволочный крюк, за который цепляем предохранительные кольца всех гранат. Надо будет предварительно запал обрезать, на мгновенный взрыв, иначе выкинет их вверх, а взорвутся на земле. Ежели укоротить, как раз будет. Выбросило, сдернуло чеку, отскочила скоба, хлопнул капсюль, загорелись остатки дистанционной трубки - вспышка и воспламенение основного заряда.
  По времени выходит секунда - полторы, как раз хватит, чтоб гранаты закинуло на три метра.
  На это безобразие нужно-то всего грамм тридцать, сорок пороха.... И куда девать остатние три кило? Оставим, на всякий случай.
  
  -Федор и не проси. - Илья сидел в обнимку с котелком и смотрел на меня, словно я враг народа.
  - Илья, ну будь человеком, отдай, на благое дело прошу. Я его на дороге прикопаю, может и целым останется.
  - Уйди, ирод. Который раз молвлю - не дам. Ты, эвон осемь штук спортил, еще и этот удумал.... Иди отсель. А завтра с утра, что жрать будешь? Дулю с маслом и шиш в прикуску?
  
  Да уж, это я как-то не подумал. Война войной, а обед-то, по распорядку.
  - Все, убедил, не кипятись, не то пар из ушей пойдет. Не дашь, так и не надо. Сейчас поем, возьму ружье и пойду на дорогу. Остановлю, какой-нибудь обоз, убью всех людишек, собак, кошек, перестреляю всех коней, возьму у них гребаный котел и подарю тебе, мой друг Илья.
  Десятник поставил предмет моей 'тайной страсти' рядом с кострищем, вытер испачканные руки о портки. Знаком подозвал одного из стрельцов, случайно оказавшего поблизости, забрал у него ружье с патронташем и перекинул через плечо: - А чего ждать-то, айда....
  - Э-э. Я голодным на татьбу не хожу. Пока дядя Федор трудился в поте лица, его даже ни разу поесть не позвали.
  - От вы гляньте на него.... А кто тебя два раза звал:- Феденька, пойдем, кашка готова.
   А что ты в ответ молвил? Я таких слов и не ведаю, а кои ведаю, повторить срамно.
  На лице Ильи была написана вселенская обида, а в глазах жгучее желание, прийти вечерком, и чтоб под запись, услышать все заново....
  Я встал и поклонился в пояс, - Прости за ради Христа, господин десятник, бес попутал. Дюже голодный был.
  - Кто? Бес али ты?
  - Тьфу на тебя, Илья, ты как Агрипина к словам чипляешся. Слово молвить нельзя попусту, враз все повернет к своей выгоде.
  Дяденька, покорми сироту, сирую да убогую,- И скорчил свою коронную рожицу из Шрека.
  Илья склонился к костру, откинул накрывавший котелок кусок коры, поднял и протянул мне:
  - Токмо котел верни, да помыть не забудь.
  Я одной рукой принял посудину, вторая уже тянула из-за голенища сапога, ложку, завернутую в чистую тряпицу, а задница опускалась на обрубок бревна.
  
  Маловат котелок, пять гранат не войдут, только три.
  Дурацкие мысли в голову лезут.... Нет бы подумать о возвышенном.... Желудок сытно мурлыкнул и зашептал на ухо, - А вот сейчас, спою.
  Облизав ложку, аккуратно завернул и убрал на место. Потянулся с грацией сытого кота, но, увы, спать нельзя. Надо идти на тракт, разводку делать, провода закапывать, места под мины определять, себе огневую позицию готовить.
  
  ***
  - Здесь будет город заложон, - Пробормотал вполголоса чью - то патетическую фразу, осматривая выбранное место, поплевал на ладони и начал копать.
  
  Пан Анджей сказал много и ничего. Воинский конвой это или отряд, идущий на пополнение армии Владислава? Если конвой, то может и везти часть денег, а если нет.... А если нет, полякам не повезло, попадут под раздачу. Точно. Полякам.... Можно ли доверить сопровождение казны наемникам? Я бы, лично, их на пушечный выстрел не подпустил. Не думаю, что подскарбий глупый человек и, наверно, назначил проверенных людей, иначе, Радомский казначейский трибунал снимет голову на раз. Можно ли принять за факт - это везут жалование наемникам? Если добавить оговорку пленного про королевских латников.... С некоторой долей сомнения, можно. Хоругвь может иметь в своем составе от ста до двухсот всадников. При сотне состоят также обозные слуги, которые обслуживают повозки с запасами, копьями, порохом, провизией и прочим хабаром. Таких повозок, обычно двуконных, может быть не одна или две, но гораздо больше. Ездовой должен уметь готовить еду, добывать продукты и заниматься ремонтом поврежденного снаряжения. И могут не только коням хвосты заносить, часть из них, точно знает - с какой стороны надо держаться за саблю или куда в мушкете сыпать порох. Сюда можно смело добавить еще с полсотни человек пехоты, не будут же родовитые паны нести охрану табуна своих коней и лагеря и прочие черные, с их точки зрения, армейские работы.
  Хотя, при наличии обозников....
  Блин, мало точных данных, одни рассуждения, гадание на кофейной гуще.
  Но обслуга представителей казначейства, по логике, должна быть....
  А чего я себе голову забиваю всякой ерундой? Придет обоз, вот тогда и будем парить мозг, а пока надо яму копать.... Чтоб все гады в неё влезли.
  
  Под лезвие лопаты попал очередной корень, хорошая штука саперная лопатка, в два взмаха перерубил и продолжил копать дальше. Стрельцы - практичный народ с хозяйственной жилкой, покрутив в руках, вынесли вердикт - вещь конечно стоящая, но в хозяйстве ненужная.
  Ну, вот и все, закончил.
  Через еще не опавшую листву куста дикого боярышника просматривается дорога, все две с лишним сотни метров, вплоть до поворота. Мины мои не заводские, рассеивание у них чертовски большое, а действие самодельной картечи наподдается, хоть каким-то ни было, расчетам.
  Поэтому гарантировать могу только метров десять, на таком расстоянии, если не картечь, то взрывная волна точно покалечит крайних всадников.
  О! Филин заухал и стрелец из-за дерева машет веткой. Опять кого-то черти несут....
  Достали уже, не тракт средневековый, а автобан какой-то, с регулярностью в час какая-нибудь сволочь пылит по дороге. Шастают как у себя дома - туда, сюда, туда, сюда....
  
  Поздно вечером, уставший как две собаки, перемазанный сосновой смолой, землей и еще хрен знает чем, но - по самые брови, вернулся в лагерь, едва волоча ноги. Долго и нудно оттирал руки и отмывал лицо.
  Когда мне сунули плошку с кашей, так едва не уснул над ней.
  Всё, абсолютно все, пришлось делать самому, даже залезать на две сосны. Прикидывал - как они упадут после подрыва, ну никак не получалась, чтоб было правильно. Пришлось поработать белкой-лесорубом, лезть на самую верхотуру, обвязывать вокруг ствола веревку, перекидывать на соседнюю сосну. Спустится с этой, вскарабкаться на ту, поработать немного топором, подвязать вервицу. Ни в жизнь не полез бы, но больно удобно эти два дерева стояли - пышная крона обоих гарантировано накрывает кусок дороги. После такого, ни о какой атаке со стороны конницы можно не беспокоиться.
  Сейчас посижу немного, отдохну, и надо сделать последнее на сегодня. Отвезти батарейку, если хватит времени, собрать и залить уксусом.
  
  Звезданутое небо сияет мириадами звезд, рассыпанных по черному ковру космоса. Неуловимо для глаз, мелькнула крохотная искорка метеора....
  Поворчал немного для приличия, пока разбирался со спальным местом. Улегся, спину греет ласковое тепло, исходящее от углей костра, а лицо холодит прохлада ночного леса. Спать.... Спать....
  
  Мамина ладошка нежно проводит по щеке, приглаживает непослушный со сна вихор. Она так низко наклонилась, что маленькая прядь волос щекочет мне ухо. И я слышу её ласковый шепот: - Феденька, просыпайся, в школу пора. - целует в щеку....
  - Ты глянь как лыбится, даже будить жалко. Федя, просыпайся.- Меня как кутенка, за шкирку, приподнимают и трясут.
  Опущенная голова вяло болтается, сил сопротивляться совсем нет, с трудом открываю глаза.
  В красном свете костра видны фигуры людей и две из них, теребят меня.
  - Что надобно?
  - Ляхи встали на ночевку в десяти верстах отсель.- Узнаю голос Архипа.
  - И что? Они сегодня целый день по тракту шатались толпами. - Я туплю по-черному, мозг спит.
  На голову неожиданно льется поток холодной воды, ледяные струйки скользят по шее и затекают за шиворот. Пытаюсь вырваться и начинаю материться.
  Илья, узнал в потемках по голосу, дает совет Архипу:- Отпускай, кажись, проснулся.
  - Нельзя без этого? - Стаскиваю с себя мокрую рубаху и замахиваюсь на Илью, облить меня - его рук дело:
  - У-у, антихрист.
  - Доглядчики пришли, коих я посылал, молвят - ляхи становище в десяти верстах от нас поставили.
  Вспоминаю виденные фильмы и наобум задаю вопрос,- А возка, целиком деревянного, там случайно нет? И, чтоб, у него дверка была позади и с окошком зарешеченным.
  Они переглянулись. Илья пожал плечами, - Сказывали, возов двуконных, беленой дерюгой крытых, почитай - два десятка. И телег, простых, с пяток будет.
  - А что телеги везут? - Илья меня не расслышал, ибо я в этот момент копался в своем мешке, выискивая сухую одежку.
  Я повторил, он почесал в затылке, - Федь, я тебе стрельцов приведу, их и пытай.
  И, с этими словами, растворился в ночной темноте.
  - Федор, а на кой тебе ведать про телеги? - Спросил Шадровитый.
  - Архип, из Кракова оказия едет к Владиславу - что нужно для воинства? Зелье да свинец. Сколько пороха можно положить на телегу?
  - Пудов пятнадцать, не боле, иначе лошадей заморишь.
  - Свинца, думаю, столько же. - Я подсчитал результат,- Получается восемьдесят пудов пороха или столько же - но свинца. Но полагаю, что все-таки зелье, оно быстрей кончается.
  Я натягивал через голову рубашку и пропустил очередной вопрос от Архипа.- Извини. Не слышал. Ты чего спросил?
  - Подумаешь, зелье везут али свинец....
  Я перебил его,- Ежели в него случайная пуля попадет, или не дай бог, граната - убьет всех, кто окажется ближе сотни саженей.
  В темноте послышался хруст сухих веток под подошвами сапогов, в круг света вошли двое. Десятник и стрелец, среднего росточка, на голове надета шапка - 'пирожок', из-под которой торчать два ярко малиновых уха - лопуха.
  - Федор, вот тебе Гришка, он в доглядчиках был и все тебе сам обскажет.
  - Илья, не в службу, а в дружбу, скажи ребятам, чтоб начали грузить лошадей.
  Он улыбнулся, - уже. Короб с кувшинами и уксусом забираешь? Брать бережно, аки младенца....
  Я над этим ящиком трясся, словно кащей над златом. На испытаниях батарея исправно зажигала запал на трех сотнях метров самопальных проводов и лишиться сейчас хотя бы одной банки, довольно рискованно, а вдруг - не сработает?
  - Гриша, - Похлопал по бревну рядом с собой, - присядь. Не люблю так разговаривать.
  Дождался когда он, сняв с головы шапку и судорожно зажав в кулаке, сел в напряженной позе, словно кол проглотил.
  - Я спросить хотел.... - начал расспрос добродушным тоном.
  
  Когда, приблизительно, через половину часа вернулся Илья, мы сидели с Гришей и довольно спокойно беседовали. Я узнал, что хотел и, даже, немного больше.
  На двух подводах везли свинец, это если судить по виду груза, плоская поверхность едва выступает над низкими бортами. Плотно укутана дерюгой и перевязана веревками. Три оставшиеся, про них мог сказать с полной уверенностью, везли порох. А что можно возить в бочках? Вино? Вино никто не будет оставлять на отшибе лагеря, ближайший костер разожгли в полусотне метров и часового выставили. Вот уже и некоторая определенность появилась.
  Поляков Григорий рассмотрел и смог описать во всей красе и лицах. По описанию, из которого, понял с пята на десята, надето на них: железный шлем-мисюрка, стальной нагрудник, металлическая чешуя, закрывающая плечи и руки. Поверх доспехов наброшены шкуры и у всех разные, много волчьих, есть медвежьи, а у двух особо богатых, даже имеются тигриные. Из оружия: сабли, пики, мушкеты (обозвал пищалями) щиты. Спросил о пистолетах, в ответ стрелец пожал плечами:- не разглядел - далече до ворога было. И, пожалуй, самое главное - верховых они насчитали восемь десятков, может и чутка поболя будет. Так же есть пехота, этих они посчитали точно - полусотня.
  Уже когда закончил расспрос и я отпустил парня, он отошел на пару шагов остановился, потер лоб, словно вспомнил что-то - вернулся:
  - Федор, когда обоз на поляну выехал и возы в круг стали ставить, - Он замялся.- Мне привиделось, что пешцы сами по себе идут, - он окончательно смешался и замолк.
  - Это как так?
  - Сначала ляхи на поляну из леса вышли и только опосля того как последний воз в круг стал, подводы подъехали и с краю стали. Немцы шатер обособливо становили и свой костер жечь начали, и к соседям не ходили.
  - Ступай. - отпустил стрельца заниматься общественно - полезным делом.
   - Илья,- обратился к десятнику - Архип еще не убежал на поляков смотреть?
  - Да, нет, вон со своими о чем-то молвит.
  - Зови его сюда, надобно обдумать - что делать будем.
  Время поджимало, поэтому пошли сами.
  - Архип, отойдем на пару слов, - Я довольно бесцеремонно перебил его разговор с парнями.
  - Чего надобно? - С недовольным лицом откликнулся тот.
  - Я смотрю, ты на войну собрался? - Кивком головы указал на пистолет и лежавший под ним патронташ.
  - А чего просто так порты просиживать, пойду, посмотрю - кто к нам в гости пожаловал?
  - Так и я про тоже. Мы с Ильей хотим....
  - Грицко, Панас, погуляйте пока. - Архип царственным жестом указал на попону рядом с собой:
  - Сидайте.
  Дождался когда уселись:
  - Сказывайте.
  Мы с десятником переглянулись, и он кивнул мне - говори.
  
  Минут за десять я рассказал все, что узнал от разведчика, и высказал свои предложения. Архип слушал внимательно, не перебивал, Илья сидел рядом, изредка кивая в знак согласия. Потом были непродолжительные жаркие дебаты. В основном, они касались тактики. Я настоятельно просил, даже требовал, после подрыва мин обождать некоторое время, чтоб рассеялся дым, они хотели сразу с криками 'ура' идти в штыковую. Я предложил закидать пехоту гранатами, меня послали к черту.
  - Сам кидай, тебе ведомо как, вот ты и швыряйся ими.
  Сошлись на том, что последнюю мину, ставить буду в крайний момент, а к стану поляков выедет разведчик и посмотрит - как они пойдут. Потом поспорили кто: где, какую позицию занимать будет. Пришлось, чуть ли не на спичках, тянуть жребий (Архипу с Ильей) Мне-то по барабану, я себе уже окоп отрыл. Поговорили о людях. Здесь банковал Илья.
  Расклад получился такой. Я, мои стрельцы и еще троих дает десятник, держим голову колонны. Архип, казаки и пятеро стрельцов - по центру. Илья с пятнадцатью парнями наваливаются на хвост.
  Я еще раз предупредил - до взрыва мин головы от земли не отрывать, и пообещал:
   ежели кого пришибет али поранит - поубиваю лично. Сначала долго стреляем и только после этого идем вперед. Начало атаки Архип дает свистом.
  Илья уточнил у меня детали и ушел оправить стрельцов приглядеть за поляками да прислать мне людей на подмогу. Я собрался отправиться на дорогу расставить мины по местам, установить батарею и залить её уксусом, пусть заряд набирает.
  
  Надо её вообще переделать. Вернусь, закажу гончарам квадратные банки, так будет более компактно, прослойку сделаю из войлока. Анод, катод отперфорирую для повышения площади соприкосновения кислоты с металлом. Это все должно будет уменьшить габариты и вес в сравнении с прототипом, раза в три точно, при сохранении текущей мощности. Понадобится или нет этот девайс, это дело десятое, пусть будет.... О, мысль проскочила, собрать штук двадцать в единый блок, сделать трансформатор и соорудить точечную сварку. Ствольные коробки собирать.
  ***
  И летит маленький комарик, и в руках его горит крошечный фонарик
  Луна, как будто специально, спряталась за тучу, а темень - стала хоть глаз коли. Сел прямо на землю и сижу, жду, когда эта звезда вампиров включится вновь, с тоской смотрю на небо в обнимку с десятикилограммовой миной. Меня начинает пробирать дрожь, от ночной прохлады. Я снял с себя исподнюю рубаху, нацепил на шест, отдал одному из стрельцов, вон чудо, стоит на дороге, отсвечивает. Вот на это белое пятно и ориентируюсь, устанавливая мины. Слава богу, это последняя.
  Смотрю вверх - темное пятно тучи медленно сползает с лунного диска.
  Всё. Установил. Теперь подсоединить провода и засыпать листвой для маскировки. Чуть ли не бегом выхожу на дорогу и, дрожа от холода, быстро переодеваюсь.
  Смотреть следы, которые натоптали .... А, темно, не видно. На всякий случай запрягаемся со стрельцом в работу, словно два дворника машем березовыми вениками. По ходу дела, из фляжки делаю маленький глоток настойки спирта на малиновых листьях. Для профилактики. Через сотню метров согрелся и пробило на 'хи-хи'. Два кренделя, во мраке ночи, во вражеском тылу, лесную дорогу подметают....
  Но половине пути до лагеря, стрелец не выдержал.
  - Федор, а зачем мы тракт мели?
  - Ты по дороге сапожищами топтался? Вот мы эти следы и ....
  Он меня перебил. - Да там этих следов, словно блох на собаке. В день, почитай, обоза два, а то и три проходило.
  Или мне кажется, или на самом деле светлее стало - это мои уши запылали после его слов.
  
  На бивуаке у костерка, горевшего в ямке обложенной камнями, мне всучили в руки кружку с горячим пойлом, а в зубы дали кусок хлеба с салом.
  Появилось стойкое чувство, как у бомжа, который пошел в туалет вешаться, а нашел полбутылки водки, чинарик и бутерброд с сыром - жизнь налаживается.
  Не заметил, как задремал, очнулся от толчка в плечо:
   - Федор не спи. В костер свалишься, лучше приляг.
  - Я не сплю, не сплю, задумался малость.
  - Ну-ну, только храпел ты, словно Ларя Иванов.- Стрелец, меня разбудивший, весело хмыкнул.
  -Он так завозит, ажно клопы разбегаются.
  Вдруг засуетился и, вставая, произнес:
   - Вон черти аспида несут, видимо, по твою душу.
  Оглядываюсь, пытаясь в сумраке наступающего утра разглядеть змею, и вижу Архипа с Ильей. Рожи у обоих донельзя серьезные, что-то стряслось.
  Десятник не обратил внимание на мое предложение присесть, сразу начал говорить.
  Поляки свернули лагерь и выступили, на этом хорошие новости заканчивались, дальше начинались неприятные. Вперед ушел дозор и в нем около десятка человек. Это тоже можно пережить.
  А вот чертова пехота со своими телегами идет позади с отставанием в пару сотен саженей, чтоб не глотать пыль и не плестись за конскими хвостами. Я зло выругался и пнул ни в чем не повинное бревно и зашипел от боли в отбитом пальце. Классическая задачка про двух зайцев - и кого теперь бить, кого отпускать? А некого - что первые, что вторые - саблезубые. Навалишься на колонну - пехота на хвост соли насыплет. Отпустить поляков.... Слишком жирно на полсотни стрелков мины тратить, да и вернувшаяся конница нас с лесным гумусом перемешает.
  Выложив новости, отцы-командиры со скорбным видом стоят над душой, молчат и ничего не советуют. С Архипом все ясно, у него личная вендетта к полякам, им платить по счетам еще долго.
  Илья.... Никто из его стрельцов не обязан рисковать головой ради моих амбиций.
  - Чего молчим, словно язык проглотили? Будем бить ляхов, али пущай едут своей дорогой?
  Спросил, больше обращаясь к десятнику, чем к Шадровитому.
  Илья пожевал ус, отпустил, пригладил ладонью и выдал. Да так, что я чуть не сел на землю от удивления.
  - Да мочить этих козлов надобно, об чем тут молвить.
  Я скрыл улыбку, уважительно наклонив голову, и немного помолчал, собираясь с мыслями.
  - Тогда делаем так. Архип, не зазорно тебе будет, ежели я....
  - Федор, не зазорно, это твоя придумка, и все, что молвишь, сполню.
  - Ладушки, умер дед на бабушке. Архип, возьмешь с собой еще двоих стрельцов, вам надобно будет передовой дозор кончить. Только просьба будет, не старайтесь сохранить лошадей.... Пешему от конного - и я осекся под насмешливым взглядом старого вояки. Взор в сторону не отвел, а, наоборот, усилил напор и выиграл эту маленькую битву. Архип отвернулся и, пожав плечами, кивнул, соглашаясь с моими словами, но пробурчал что-то невразумительное.
  Я продолжил давить:
  - Я прошу - просто перестреляйте их и все. Сразу после того, как позади вас на дороге бабахнет, конные сгрудятся в кучу, будут успокаивать перепуганных лошадей и только опосля помчатся назад смотреть - а что там стряслося. Ни раньше, ни позже стрельбу не начинайте, побьют вас. Ваша сила в первом залпе, чем больше сшибете, тем быстрей остатних добьете.
  
  А взгляд-то изменился, вроде как с уважением смотрит. Мысленно перекрестился - одного, кажется, убедил. Хотя тут не креститься надо, а голову пеплом посыпать, даже моих отрывочно - киношных знаний хватит, чтоб сделать элитную команду диверсантов, способную свести на нет любые попытки поляков нормально воевать на нашей земле. Впереди зима со всеми прелестями холодного времени года и больших куч замерзшей воды. Команда лыжников-биатлонистов перестреляет издалека отряд любой численности без потерь со своей стороны. Когда снег коню по брюхо, какой же дурак пойдет в атаку на противника, который, при первом же поползновении, просто отходит чуть в сторону и не прекращает обстрела. У Ковпака (точно не уверен, может, это Федоров) был случай во вторую мировую - пулеметчики прижали к земле роту немцев. Любая попытка подняться в атаку перечеркивалась парой коротких очередей, и очередной герой возносился в католический рай. Через восемь часов партизанам осталось только собрать имущество замерзших напрочь супостатов. На улице было минус двадцать градусов.
  Увы, не мои это люди, не мои....
  
  - Илья, - обратил свой взор на десятника,- У тебя работенка не из легких будет. Ежели пешцы захотят ляхам помочь и вперед по тракту к обозу кинутся, вот тогда и начинай стрелять.
  - А побегут?
  Я пожал плечами. Поведение врага.... А хрен его знает, может, в них сыграет обычная алчность - перебить нападавших и пошарить в чужих карманах. Наемники, одно слово.
  И были у меня на этих ребят свои планы....
  - Будем надеяться, что нет. Илья. Ваши ружья можно заряжать, лежа на брюхе, а пищаль - только стоя, и стрелять вы можете в два раза чаще. Вовлеки пехоту в перестрелку и просто перестреляй.
  Постарайтесь остаться живыми, умрете - сюда лучше не возвращайтесь.
  - А ты сдюжишь?- Спросил Илья.
  - После взрыва, ляхам не до меня будет, а там уже и Архип придет.
  
  ***
  Переменчива осенняя погода - вчера светило солнце, а сейчас все затянуто плотной серой пеленой, стелющейся над самыми верхушками вековых сосен. В воздухе ощутимо пахнет влагой, возможно днем погода испортится и пойдет дождь. Бабье лето закончилось и наступает осень, со всем своим очарованием и капризами. Настроение .... Да собственно - никакого, грустно и тоскливо. Капризная тетка - совесть, притихшая было, вдруг решила напомнить о себе. Пришлось давить в зародыше, пока самоедство окончательно не снесло крышу, и так шифер шуршит временами....
  Выручили, как ни странно, поляки. Передовой дозор нарисовался на дороге во всей красе и блеске. Считаю и тихо матерюсь, - этих гадов четырнадцать рыл на пять человек Архипа.
  - Господи, помоги ему сладить там, а здесь у меня все получится.
  Учитывая прошлую ошибку, сажусь на дно своего окопа и превращаюсь в одно большое ухо. Слышу поступь коней, позвякивание колец на удилах, бряцанье оружия, глухие голоса и жизнерадостный смех.
  Когда все стихло, осторожно выглядываю и вижу спины удаляющихся поляков. Снова наступает тишина. Резкие порывы ветра шумят среди ветвей деревьев, сухо шелестит неопавшая листва....
  Тревожное ожидание заканчивается, показалась колонна.
   - Мать моя женщина!- Такую ораву конных вижу в первый раз и это производит.... Да, это производит впечатление!
  Тракт наполняется гулом голосов, лязгом железа. Конь одного из всадников вдруг заржал и пошел боком, наездник, откинувшись в седле назад, натянул удила, заставляя лошадь переступать мелкими шагами. Соседи что-то ему громко советуют, а он весело скалится в ответ.
  До вешки, обозначающей крайнюю мину, десять саженей....
  Пять....
  Меня колотит нервная дрожь, пот заливает глаза, суетливо смахиваю с ресниц соленые капли.
  Четыре....
  Три....
  Вздрагиваю от неожиданности. С правой стороны доносится глухой хлопок гранаты, тут же - второй.
  С проклятиями хватаю подрывную машинку и заполошно начинаю крутить рукоять, замыкая контакты.
  Закладывая уши, рванули основные заряды, посылая на дорогу тучу картечи и, тут же сверху, добивая выживших, обрушились срубленные взрывами гранат деревья. Широкая, разлапистая крона сосны сработала словно мухобойка, накрыла за один раз пять или шесть всадников, гарантированно ломая руки, ноги и вышибая дух. Густая пелена пороховой гари накрыла все непроницаемой пеленой.
  Но вот истошные крики раненых людей, вопли (!) побитых лошадей скрыть не могла. Почему-то захотелось заткнуть уши и спрятаться, словно нашкодившему пацаненку.
  С левой стороны злобно рявкнул залп ружей, приглушенный расстоянием. Вот и у Архипа началась своя война. А мы ждем....
  Дождались.
  Из серого марева, бешено вращая глазами, выскочила лошадь. Неслась она прямо на мое укрытие и тащила за собой убитого всадника, зацепившегося ногой за стремя. Хватаю сидор со своими цацками, ружье и выскакиваю наружу, успел в последний момент. Эта дурища влетает в окоп и начинает судорожно биться, пытаясь выбраться. Копыто, размером с хорошую тарелку сверкая новенькой подковой, просвистело довольно близко от лица.
  Рядом раздает выстрел, еще один и еще, а с Илюхиной стороны пока тихо. Может пехота, решила уйти?
  Пороховой дым поднимается вверх, открывая заваленную трупами людей и коней дорогу.
  А вот и первый клиент - вижу, как один из недобитков поднимается. Прячусь за ствол дерева, взвожу курок, ловлю мушкой середину груди, нажимаю на спусковой крючок. Поляк опрокидывается на спину.
  Еще один поднимает голову и тут же опускает обратно, только уже с пулей в черепе, пробитый шлем с веселым звоном слетает с башки.
  О, совсем целенький лях с пистолетом в одной руке и саблей в другой, имея явно нехорошие намерения, идет.... Хотел идти. Откуда-то сбоку прилетел злой кусочек свинца, и несчастный, пораскинув мозгами, прилег отдохнуть.
  Высматриваю следующих поляков, а мозг анализирует ситуацию. Картечь снесла ближайшую к обочине шеренгу, на её месте настоящий фарш из конины, людей и элементов доспехов. Так и хочется похвалить себя, любимого, за удачное расположение мин, еще бы картечь нормальную, а не этот мусор....
   В воздухе начинает распространяться запах бойни, свежепролитой крови и нечистот. Спереди выживших нет, а вот в середке, придавленной рухнувшими верхушками сосен, вижу какое-то шевеление.
  Еще один счастливчик? Отдача толкает в плечо, ловлю стреляную гильзу, вставляю новый патрон.
  В обозе перепуганные лошади устроили форменный погром, бросились в разные стороны, обрывая постромки и опрокидывая возы. На дороге огромная куча-мала из людей, коней, сломанных оглобель, перевернутых шарабанов, и вся эта масса шевелится в безнадежной попытке удрать.
  Издалека плохо видно. Но, кажется, там нашелся один герой или не шибко умный. Он встал в полный рост и выстрелил из своей аркебузы наобум в сторону леса. В ответ прилетевшие пули отбросили бедолагу на парусиновый тент опрокинутого на бок возка и он сполз по нему, пачкая ткань своей кровью.
  Вижу нескольких возчиков, во всю прыть бегущих к спасительным, так им кажется, кустам. Добежал всего один. Еще двое бросились прочь прямо по дороге, назад, туда, откуда приехали....
  Вы еще кипятите белье? Тогда мы идем к вам....
  Куча перепутанных ветвей зашевелилась и из неё появляется окровавленная рука, держащая пистолет.
  Хлопает неприцельный выстрел. Словно черт из табакерки, выскакивает разъяренный лях и тут же заваливается навзничь.
  Стрельцы помнят инструктаж, близко не подходят, прячутся за деревьями и отслеживают любое шевеление, всаживая одну, иногда и две пули в подозрительные тела.
  Стрельба со стороны дозора стихла. Одно из двух: или Архип ухлопал поляков, или ляхи прикончили Шадровитого и с минуты на минуту будут здесь. Смещаюсь таким образом, чтоб видеть дорогу и не поворачиваться к недобиткам спиной. Перезаряжаю оружие и прячусь под корнями здоровенного выворотня, опрокинутого прошлогодним ураганом дерева.
  Только подумал: было бы неплохо, чтоб пехота ушла, как раздается слитный залп из мушкетов и ему отвечает частая стрельба стрельцов.
  Вдруг все резко обрывается и наступает тишина. Она длится всего пару минут, а потом все начинается заново. Но, в этот раз перерыва нет, а интенсивность еще более возросла. Наверно, зря я раздал перед боем все патроны, какие были. Даже мелькнула мысль: с таким азартом они перебьют все, что шевелиться, а что не шевелиться, расшевелят и пристрелят.
  М-да, война у Ильи - в самом разгаре....
  Но если судить по звукам, наши все-таки побеждают, стреляют чаще, а мушкеты отвечают все реже и реже....
  Из-за поворота конь выносит всадника, не доскакав с полсотни метров, останавливается, и наездник, приложив руку ко лбу, высматривает, что здесь твориться.
  Встаю в полный рост - это свои, архиповский хлопец, Панас.
  Следом за ним, лошади выносят еще четверых и они скачут ко мне. Наши и, слава богу, все живы.
  Спешились.
  Григорий любовно поглаживает приклад:
  - Гарный самопал.
  Архип выражает свои чувства более бурно, со всей дури хлопает меня по плечу:
  - Они так и не поняли, от чего умерли....
  
  Странная война. Привычка полагаться на холодное оружие послужила причиной смерти многих выживших после взрывов. Для того, чтоб оказать сопротивление, надо подойти и ударить саблей.... Но здесь все было по-другому, выстрел - и тяжелая пуля ставит крест на любой попытке сопротивления. Взрыв на обочине сродни по своему эффекту залпу картечи из пушки. Этот вид боеприпаса прослужит долгую службу и до появления пулеметов будет самым эффективным средством борьбы с наступающей пехотой и кавалерией. И в истории военного дела есть масса примеров, когда один единственный выстрел поворачивал ход битвы в обратную сторону.
  
  Надо идти и заняться грязной работой. Зачистка.
  На дороге лежит, придавленное убитой лошадью, тело. Стреляю, пуля срикошетировала от нагрудника, поляк дернулся и со стоном открыл глаза. Вытаскиваю пистолет и стреляю в черепушку - отмучился, бедняга.
  Оборачиваюсь на спутников. У стрельцов глаза, словно плошки, Архип безмятежно спокоен, только склонил голову набок и с любопытством наблюдает за мной. Два казака, даже не раздумывая - правильно или неправильно - подобрали с земли копья. Панас подошел к следующему ляху, примерился, и с мерзким хрустом вогнал наконечник в горло.
  Со стороны обоза вдруг послышались громкие голоса, брань. Крики прерываются выстрелом, тут же следует второй, третий. Слышу приглушенный расстоянием вскрик боли, вспыхивает яростная перестрелка.
  Спешим с Архипом туда, по широкой дуге выходя в тыл. Три гаврика устроились за поваленным деревом. Тощий хлюпик, весь взъерошенный какой-то, заряжает мушкеты, яростно орудуя шомполом, и подает двум другим защитникам бастиона.
  Я пристрелил заряжающего, Архип свалил второго, широкоплечего, тот падает ничком и не шевелится, а последнего, бросившегося бежать, прикончили стрельцы.
  Наступает тревожная тишина, нарушаемая стонами недобитых поляков и раненых лошадей.
  Ничего не слышно и от Ильи. Отогнал пехоту?
   - Э - эх, рацию бы сюда.... Половину речи посполитной отдам. - пробурчал, загоняя новый патрон в патронник.
  - Чего тебе надобно? - Архип перезарядил свое ружье, не отрывая взгляда от разгромленной колонны.
  - Посыльный нужон, узнать как дела у десятника. Слышишь.... Тихо-то как....
  Он повернулся ко мне, - Федор, а ты страшный человек.
  - Вот те раз, это с какого перепугу ты так решил?
  - Придумки твои.... Не от бога....
  - Ой, кто бы молвил-то, а давеча пану Анджею кто глотку перехватил? Я, что ли?
  - Не об этом речь веду. Там - он судорожно мотнул головой, - все было, как ты обсказал. Ляхи сбились кучей, разворачивая коней, а мы стреляли в них и они ничего не могли нам сделать. Оружье твое....
  Он не договорил, перебил залихватский свист, громкий крик - ура и вопль во всю молодецкую глотку.
  - Федор! Федор!
  Выглядываю из-за дерева, на дороге стоит Илья и призывно машет рукой.
  Оборачиваюсь к Шадровитому,- Пошли.
  
  Мы бредем по лесной поляне, под сапогами хрустят опавшие сучья, прошлогодняя хвоя устилает землю плотным серым ковром. Идем молча, говорить не хочется. Я устал морально и физически. Тяжкий груз неопределенности, давивший на меня все эти дни, стал чуток легче, но все равно пока что лежит на моих плечах. Надо теперь суметь уйти живыми и сохранить трофеи.
  Я шагаю чуть впереди, Архип - на шаг позади, храня молчание. Когда до тракта осталось пройти всего несколько шагов, он кладет руку мне на плечо, останавливает. Обходит и встает передо мной, загораживая собой ото всех. Чуть склоняется, как будто хочет сказать нечто важное....
  И вдруг начинает падать на меня, хватает за плечи, а из уголка рта выплескивается струйка крови.
  Я подхватываю ставшее неподъемно тяжелым тело и, не удержав, опускаю на землю.
  И вижу довольный оскал на окровавленном лице поляка, и руку с опущенным пистолетом, из ствола которого еще вьется тоненькая струйка дыма.
  К нам бросаются стрельцы. Я кричу, останавливая одного из них, вскинувшего вверх саблю:
   - Нет!!
  Подхожу ближе и носком сапога откидываю в сторону оружие, присаживаюсь перед врагом на корточки.
  Булькая кровавой пеной, поляк что-то говорит, а я не понимаю, да и не хочу ничего понимать. На душе пусто....
  Словно со стороны вижу себя.
  Правая рука медленно откидывает полу кафтана, другая рука тянет из кобуру пистолет и приставляет ко лбу врага, большой палец взводит курок, а указательный давит на спусковой крючок.
  Едва успеваю закрыть глаза, как в лицо брызгает теплым....
  
  Возвращаюсь к Архипу. Он лежит на земле, кафтан расстегнут, исподняя рубаха разрезана ножом, над ним склонились Григорий с Панасом. Руки у них в крови, а на лицах скорбь и растерянность.
  Григорий поднимает голову, видит меня:
   - Прямо в сердце попал....
  Кто-то подходит сзади и кладет мне руку на плечо. Сердито скидываю и оборачиваюсь.
  Илья. Вот уж кому не пропасть.
  Хватаю его за грудки, притягиваю к себе и шиплю ему прямо в лицо:
  - Если сейчас на дороге останется хоть один недобитый поляк, я тебя сам пристрелю.
  Отталкиваю и отхожу в сторону, присаживаюсь на поваленное дерево, недобрым взглядом наблюдая за зачисткой. Через десять минут все было кончено.
  Все это время десятник топтался рядом, хмуро разглядывая пистолет, который я держал в руке. Когда послышался голос одного из стрельцов, сообщающий что все сделано, подзываю к себе Илью.
  - Сказывай, что у тебя там было.
  Из его рассказа выходило, что пехотинцы, когда услышали взрывы, остановились. Сбились кучей как стадо баранов и уже хотели податься в бега, когда их капитан ударом кулака отправил в нокаут самого крикливого, толкнул короткую речугу и, построив людей, скорым шагом поспешил к лесу на выручку.
  Их подпустили поближе и встретили залпом в упор. Стрелки ответили. Стрельцы отошли назад и рассеялись, как им было велено. Прятались за деревьями, дождавшись, когда враг подойдет ближе, стреляли - кто с колена, а кто и лежа. Но все равно избежать потерь не смогли, принесли обратно четверых убитых и трех раненых, еще двое могут ходить сами. Немцев (а это оказались наемники) насчитали в лесу сорок четыре трупа. Сколько смогли удрать - неведомо. Все подводы захвачены и вот-вот должны подъехать, на первый взгляд, в них порох и свинец.
  - Надеюсь, оружие все собрали? - С нажимом в голосе спрашиваю десятника и получаю утвердительный ответ.
  - Илья, отправь людей пару человек туда и туда,- указываю направление,- чтоб за дорогой смотрели.
  Не хочу, чтоб нас здесь прищучили. Остальным - поднять возы, перепрячь лошадей, собрать оружие и все что можно.
  И добавил, вставая на ноги. - Пускай поторопятся.
  
  ***
  Скрипит кожа рассохшегося от старости седла, корноухий мерин флегматично ступает по влажной лесной земле. Я еду в гордом одиночестве, впереди, на лихом коне. Пустота, поселившаяся в душе после смерти Архипа, не рассеялась, а забилась в уголок, затаилась, ждет своего часа. Стрельцы стараются лишний раз не попадаться мне на глаза, не перечить, и больше молчат, чем говорят. Над отрядом реет похоронное настроение. Пару часов назад, на краткой остановке надо было лошадей осмотреть, запрячь заново, если нужно, я едва не пристрелил одного говорливого и слишком веселого. Успели руку подбить. Пуля только снесла шапку с его головы, не задев придурка. А не хрена со мной спорить и учить, как мне жить. Идиот.
  Из двух десятков возов смогли поднять половину. Собранным оружием, барахлом, набранным в оставшихся возах, доспехами, снятыми с убитых, забили их так, что пришлось подпрягать еще по одной лошади, и все равно обоз еле плелся.
  Мрачно оглядываюсь назад. Ну, ни стоит все это дерьмо шести человеческих жизней. Один из раненых умер, пуля пробила ему грудь по касательной, видимо, сломала ребро, а эти коновалы таскали его как мешок с картошкой, и осколки порвали легкое. Второй под вопросом, ранение в живот, на вылет, но, может и оклемается. Третий через пару недель будет танцевать, только сначала должен поставить богу свечку размером со свою ногу. И смех, и грех, а не ранение. И не повезло Данилке Офонасьеву.
  Пуля прошла в аккурат рядом с мошонкой, вырвала кусок мяса из ляжки и только чудом не задела артерию. Вот это чудо теперь ни ходить, ни верхом ехать не может, лежит на куче барахла в последнем возу и стонет. Надо пообещать сделать из него хорошего танцора, но плохого отца.
  Возница с последней телеги призывно машет рукой. Останавливаюсь на обочине, пропуская караван.
  - Чего хотел молвить? - мрачно интересуюсь, когда он подъехал.
  - Федор, за нами едет кто-то. Сам не видел, а вот кобылка его учуяла,- Он слегка тряхнул поводьями:
  - Да и слышалось мне, будто жеребчик всхрапнул, а ему словно храп пережали, у ей течка....
  Словоохотливый парень продолжал говорить, а я уже глядел назад на дорогу. Чем дольше смотрел, тем увереннее было чувство, меня кто-то рассматривает через оптический прицел не хорошим взглядом.
  - Заряди ружье и держи под рукой, - Оборвал я рассказ парня и погнал коня вперед. Каждому из тех, кто сидел на возах, я приказывал быть готовым к бою.
  Догнал десятника, едущего верхом на пегой лошадке, - Илья, накрути хвоста народу. Следят за нами, на душе тяжко.
  Пришпорил корноухого и погнал его вперед. По дороге задержался, слазил в один из возов, собирал нужное барахлишко. Догнав первую подводу, слез с коня и подвязал поводья, чтоб шел следом. Ослабив вязку, вытащил один из бочонков с порохом, засунул в кожаный мешок, он туда влез с трудом. И, прежде чем завязать горловину засыпал все трофейные пули от мушкетов в промежуток между деревом и кожей. Буравчиком, используемый местными умельцами в качестве сверла, проделал отверстие в бочонке. Разобрал одну из гранат: вывинтил взрыватель и укоротил запальную трубку. Сделав все приготовления, опять сел на коня и отправился вперед в сопровождении двух стрельцов - присмотреть место для сюрприза нежданным попутчикам.
  Через версту такое нашлось. Лесная дорога вывела нас на берег не широкого, всего пару метров, ручья.
  Слева и справа густые заросли какой-то колючей гадости не позволяли обойти переправу стороной, и преследователи, ежели они есть, волей неволей просто обязаны здесь пройти.
  Переехав на противоположный берег, спешился. Дождался когда подойдет обоз, забрал бочонок и все сопутствующее. Указал стрельцам на росшую неподалеку березку, метра четыре высотой.
  - Срубить.
  А сам стал прикапывать бочонок, чтоб стоял устойчиво. Дождался когда проедет последняя телега и велел положить дерево так, что тащить можно, только на себя. Подвязал веревку к кроне и стволу, второй конец - к чеке запала, ввернутого в бочонок. Присыпал все это художество опавшей листвой.
  Последний раз оглядел место - вроде ничего, народ здесь еще не пуганный и подвоха в лежавшей на земле ложке не увидит, а зря.... Мины-сюрпризы как раз и призваны, чтоб отсеивать умных от жадных.
  Ну, это будет следующим этапом, ежели не поймут намека. А пока шестнадцать килограмм пороха и три сотни (навскидку) мушкетных пуль ждут своего часа.
  
  В тишине и спокойствии (скрип колес просто достал!) проехали версту, когда за спиной раздался грохот взрыва, многократно усиленный лесным эхом. Конь подо мной вздрогнул, вскинул голову, испуганно заржал и попытался сорваться с места. Пришлось, разрывая удилами губы, сдерживать его.
  - Илья - крикнул десятнику - не хочешь со мной съездить? Нет? Тогда ищи место - на дневку встаем.
  Разворачиваю мерина, кричу Силантьевским стрельцам: - Айда за мной! - И бью каблуками лошадиные бока.
  С некоторыми предосторожностями, как оказалось излишними, вышли к покинутой давеча переправе.
  Куста, под которым стоял бочонок, нет, вместо него яма - заполняемая водой. Березка тоже отсутствует, посередине ручья лежат в обнимку безголовый жеребец и некое чмо в нагольном полушубке, порванным в клочья, на ветвях висит нечто осклизло фиолетовое, кровавые ошметки разбросаны по округе, ногу, обутую в лапоть, отбросило далеко в сторону. Пищаль, с расколотым вдоль прикладом, воткнулась в илистое дно ручья. Еще пара относительно целых трупов валяется чуть дальше по тропе на том берегу. Навскидку, думаю, что человек пять, а может шесть, здесь было.... Вот вы какие товарищи шиши, лесные разбойники, местные революционеры, робин гуды хреновы.
  Жалости к погибшим нет, жалко пуд пороха, тут можно было обойтись парой килограммов или вообще одним.
  Панкрат сдвинул на затылок шапку и восхищенно присвистнул:- Эк их.... Разметало.
  Разворачиваю мерина, делать здесь нечего:
  - Парни, едем обратно.
  Оглядываюсь через плечо в последний раз, окидываю взглядом место лесного побоища.
  
  ***
  Десять трофейных возов стоят на лесной поляне, образовав широкий круг. Подводы с порохом и свинцом поставлены в середине. Сразу последовали возражения.
  -Так не можно ....
  Конечно не можно, если оставлять все как есть. Приказал разобрать подводы и переложить весь груз заново. Зачем хранить яйца в одной корзине? У меня их теперь пять. Порох уложен на дно, сверху накрыт свинцовыми слитками. Чтоб взорвать все это хозяйство, потребуется выстрел в упор, пожар (на всех! телегах одновременно!) или должна прилететь трассирующая пуля. Последнее - из области фантастики будет, пока сам не сделаю, а первые два не дадут сделать сторожа.
  С помощью великого и могучего вбил в голову Ильи знания о часовых, подчасках и правилах караульно-постовой службы, ор стоял на всю поляну. Стрелецкая вольница....Блин....Не зря Петр разогнал эту пародию на войско, я их скоро отстреливать начну. Вот вернемся, клянусь, обязательно прикончу пару особо ценных кадров. ( Если Силантий разрешит)
  Задрали, на ясное внятное распоряжение, тридцать три вопроса : а зачем? почему? ежели так....
  
  'Эх, была бы денег тьма, купил бы деревеньку и трахал ополчение помаленьку'
  А что, устроить всеобщую воинскую повинность, зимой все равно дел нет никаких. Валяться на вонючей печи и нюхать смрад от коз, овец и телят можно и в воскресенье. Заодно с помывкой в баньке, будут трудиться над увеличением народонаселения в отдельно взятой деревне.
  Научить стрелять всех - от мелких пацанов с девчонками, до стариков и старух, чтоб любой тать, ворвавшийся в дом, получал в брюхо заряд свинцовой каши из обреза и больше не просил добавки.
  Мечты, мечты,
  Где ваша сладость?
  Где ты, где ты....
  
  Передо мной сидит, морда бородатая, и скалится во все свои тридцать зубов. Смешно, видите ли, десятнику наблюдать за тем, как я злюсь. Махнул рукой на него. Чем больше общаюсь, тем крепче уверенность, дрессировать надо молодых.
  - Илья, там осталось чего пожрать, али все смели подчистую? И, пока ем, поднимай народ, уходим. Домой хочу, нам пройти всего ничего, а мы здесь вошкаемся.
  
  ***
  Скрип да скрип....
  Скрип, скрип, хрясь.
  Ось на одной из перегруженных подвод ломается и колесо, ехидно покачиваясь, укатываться в кусты.
  По обозу проноситься зычное - Сто-ой!
  Экипаж боевой машины с матюгами вылезает из кустов малины, куда умудрились скатиться с накренившегося воза.
  - Федор, - окликает меня Илья:- тут недалече местечко есть. Пока эти обалдуи починят, можно будет на ночевку стать.
  Не каждая поляна в лесу может служить пристанищем. Должно быть, как минимум, одно условие - чтоб рядом была вода. Сено, овес, ячмень, что-нибудь из этого у обозников обязательно бывает. На крайний случай сойдет и подножный корм - трава.
  У нас с собой было все, и, если поляна подходит размерами и в состоянии вместить весь наш табор, пусть располагаются, все равно я в этом полный ноль.
  Я тупо засыпал, были бы спички - наверно вставил бы в глаза. Не сплю уже больше суток и держусь исключительно на одной злости.
  Место нормальное - с одной стороны стоит густая поросль молодых елок, они растут так густо, что пробраться через это крупно-заметное препятствие без топора и по-тихому, не получится. Треск веток в ночное время и мертвого подымет. Об остальных направлениях я позабочусь.
  Топором нарубил маленьких колышков, заострил, нарезал бечевы, двух метровыми кусками, взял полтора десятка гранат и, обойдя лагерь по дуге, понаставил растяжек в разных местах.
  - Илья - Я нашел десятника у одного из возов, где он копался в трофейном мешке с продовольствием - Там, там и вот там ходить нельзя, пришибет к чертовой матери, а ежили кого неразумного поранит - сам добью.
  Сижу у костра и жмурюсь, как отожравшийся на хозяйской сметане котяра - дым попал в глаза, а поменять место просто нет сил. Вот сейчас съем последний кусок окорока, поджаривающийся над углями, и поползу спать.
  Давно себе говорил, и буду говорить: планировать что-либо заранее, здесь - пустая трата времени.
  Потянулся за шампуром, когда в поле зрения нарисовалась пара сапог и, рядом с ней, еще одна встала.
  Поднимаю голову и вижу: стоят в полусогнутом положении два казака и, со смущением на лицах, мнут в руках шапки.
  Увидев, что я их заметил, отвешивают синхронный поклон (тренировались, что ли?)
  - Садитесь - в ногах правды нет, а разговаривать, задравши бошку, не люблю.
  Дождался, когда умостят свои задницы на подтащенном бревне:
  - Сказывайте, голуби, за каким чертом я вам понадобился.
  Они переглянулись и Панас, пригладив буйную шевелюру ладонью, решился:
  - Федір, візьми нас у свои хлопи.
  Я откинулся назад, опершись спиной о колесо:
  - Насколько мне ведомо, вы Архипу, пусть земля ему будет пухом, не холопами служили. Так почто вам ко мне в кабалу идти?
  - То так - Смотрит исподлобья - Архип про тебя молвил.... что ты.... хлопов....
  - Панас, Григорий - прерываю поиск слов - У вас была какая грамотка, что вы Шадровитого холопы?
  Переглядываются: - Нет.
  - Ежили, спрашивал вас кто об этом, что молвили?
  - То у господаря.
  - Так и молви дальше.- Глаза уже просто закатываются под лоб....
  После моих слов наступила молчаливая пауза, они ждали продолжения, а я, кажется, все-таки уснул.
  Сработал выключатель.
  Щелк.
  Темно.
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь день 10 (в дате не уверен)
  
  Серый сумрак предрассветного утра едва сменил угрюмую черноту ночи, когда я продрал свои очи
  Так и хочется добавить - косые, увы - всего лишь опухшие со сна.
  Как уснул, так меня и оставили, только прикрыли меховой накидкой из какого-то зверя, чтоб не замерз.
  Над поляной разносится храп спящих людей, подчасок, укутавшийся в трофейную шубу, бродить тенью отца Гамлета возле возов. Еще один стрелец, смешно отклячив тощий зад, туго обтянутый портками, раздувает угли в кострище. Сизый дым вьется всё гуще и вот вспыхивает крохотный язычок пламени. Мгновение поколебавшись, огонек находит кусочек бересты, скручивает её в кольцо и поджигает. Кашевар начинает подкладывать мелкие веточки, сухие травинки. Когда я вернулся из кустов, под котлом яростно бушевал огонь. Стрелец обернулся на шум шагов, узнал меня и улыбнулся:- Снедать будешь? Туточки с вечера немного каши осталось, - протягивает котелок.
  Забрал, отхожу к своему месту, усевшись на шкуру, приступаю к утренней трапезе.
  Закончив, отношу пустую посуду обратно, получаю на обмен кружку с горячим чаем, ломоть хлеба с куском меда в сотах. Королевский завтрак.
  А если покопаться среди трофеев, может и кофе найдется? Я бы не отказался от черепушечки литра на полтора с молочком и пенкой. Сглотнул слюну да пошел пить китайский чай, заедая его литовским медом.
  
  - Доброго утречка - с неподражаемым украинским говорком здоровкается Панас, усаживаясь рядом.
  - Федор....
  - Панас, позови Гришу, чтоб язык зазря не чесать, обоим сразу молвлю - перебил явное продолжение вчерашней оперы. Я, хоть и усталый был, но отсутствием памяти не страдал.
  Казак отошел к месту ночлега, послышалось шебуршуние, приглушенный голос и через пару минут оба были передо мной.
  - Сколько Архип вам денег давал? - был мой первый вопрос.
  Они переглянулись, и Григорий озвучил сумму.
  Я мысленно крякнул. Дела у Шадровитого были, честно говоря - не ахти. Три рубля в год... на двоих.... да награбленное - пардон, добытое в бою. Не густо.
  Сделал самое честное лицо, с подкупающими интонациями в голосе спрашиваю:- Сколько вы хотите за службу?
  И вижу полную растерянность на физиономиях. Такого они, судя по всему, еще в своей жизни не встречали. Чаще хотят дать меньше, чем больше.
  Пожалел, прервал их мучения:- Платить буду по два рубля, - ну сука я еще та, выдержал паузу и закончил:- в месяц. Но, если узнаю, что воруете или кого-то убьете, без моего ведома - выгоню к чертям собачим.
  Они согласно закивали головами с довольными улыбками, которые несколько поблекли после моих заключительных слов:
  - Всё добытое у врага.... даже деньги - отдаете мне.
  Григорий вскинулся было что-то сказать, но заткнулся от тычка локтем в бок и согласно закивал.
  Панас так же согласился. Отпустил восвояси переваривать условия найма.
  Я посмотрел им вслед: на год деньги найду, а дальше видно будет. Сумма, предложенная каждому, превышала зарплату десятника дворянской конницы в два раза. Но я видел казаков в деле, и заполучить двух профессиональных солдат для меня - большая удача. Чуток доучить саперному делу, вооружить моим оружием и они дадут фору любому десятку, а то и двум, хоть стрельцов, хоть немецких стрелков. Да приодеть их подобающим образом надо будет.
  Улыбнувшись своим мыслям, переоделся и пошел снимать растяжки. Пока вел переговоры, лагерь проснулся, народ начал ходить и - не дай бог, кто забредет, куда не надо.
  
  Вернулся через полчаса с мешком полным гранат, колышков, смотанной бечевой. Больше всего при разминировании раздражало, веревка за ночь разбухла и узлы не развязывались.
  К черту, вернемся домой, заставлю Антипа наделать корпусов по типу мины 'ПОМЗ' - она как раз для минных заграждений, ставится на растяжку, тратить гранаты на установку сторожевых заграждений не рационально - приходится укорачивать огнепроводную трубку, после такой операции взрыватель становится мгновенного действия. В этот раз я этого не сделал, но случаи бывают разные.
  
  Десятник, с помятой после сна рожей, сидел у костра в одних подштанниках и зашивал разодранные на заднице порты.
  - Это как тебя угораздило? - присел рядом с ним на бревно.
  Илья обмотал нить вокруг иголки, затянул узел и, перекусив нитку зубами, сплюнул ворсинки:
  - с воза спрыгивал и за край зацепился.
  Встряхнул, расправляя штанины, критично осмотрел:- до дому доеду - и стал одеваться.
  - Илья, сколько нам еще плестись?
  - Ежили на прямки и обоз бросить - к вечеру дойдем - задумчиво провел по бороде рукой: - Туточки до тракта верст шесть будет, да по нему три проехать надобно, опосля направо вертать и там рукой подать.
  - Тогда получается, что мы тракт ночью проезжать будем?
  Стрелец кивал в такт моим словам.
  - Когда немцев ободрали, пулелейки в какой воз побросали?
  Илья изобразил на лице интерес:- На кой они тебе?
  - Раздашь стрельцам на дневке, надо пуль наделать - и много. Как с тракта свернем, подарки хочу оставить....
  - Федь, не надобно, уж больно они у тебя громкие.... злить медведя рядом с пасекой - можно без ульев остаться.
  'Резон в его словах есть, как есть и желание продолжать сыпать соль с перцем под хвост Владиславу'
  Я мотнул головой, соглашаясь с его словами: - Панас с Гришей теперь мне служат, учить мне их надобно - мотнул гривой давно не стриженых волос, пятерней пригладил челку - Так мы на тракте только приглядим, а как ты с обозом свернешь, от тогда и поучимся.... Ляхи будут али прочие тати, так судьба у них такая.
  И я мрачно оскалился, изобразив улыбку графа Дракулы, обнажив великолепную пару белоснежных клыков.
  Илья вздрогнул и сплюнул:
  - От чтоб тебя.... Прости, господи, с роду матерно не ругался. Федя....
  Пока он подобрал слова, я успел встать и отойти на пару шагов и продолжения уже не слышал.
  
  Мои стрельцы....
  Я даже в мыслях их так называю, хотя - какие они мои? Просто это люди, приставленные к моей персоне с определенным заданием - не дать вляпаться в очередную беду. Они ни разу не пытались отговорить от участия в вылазках. Но при любом конфликте или даже намеке на проблему с участием стрельцов, за моей спиной вырастали четыре мрачные фигуры.... И, почему-то чаще всего от них доставалось именно мне.... Это Иван тогда спас придурка, успел подбить руку. Он мне еще потом целую лекцию прочитал о взятии греха на душу.
  У каждого свои тараканы в голове: у кого они богу молятся, у других баб коллекционируют и оклеивают картинками череп изнутри. А я своим дал карандаши и они теперь целыми днями рисуют....
  За все-то время, которое парни со мной возятся, успел обучить их ускоренной перезарядке пистолета, разучить некоторые знаки из арсенала будущего спецназа. Они же успели нахвататься моих словечек и идиом, используемых мной в разговоре, и с успехом применяли их. Плохое всегда очень прилипчиво....
  Поэтому, когда я покрутил над головой кистью руки, выставив указательный палец вверх, они без разговоров стали седлать лошадей и готовиться выступать в путь.
  За спиной был слышен бодрый рык нашего командира, суета и ругань стрельцов, заводящих лошадей в оглобли. Обоз готовился к отбытию.
  
  - Парни, - окликнул свое небольшое воинство, привлекая внимание:- В нашем полку пополнение - два добрых казака решили присоединиться к нам. Как их зовут, сами знаете, называть не буду. Так что они теперь.... - чуть запнулся и продолжил дальше - вместе с нами против ляхов воевать будут.
  Корноухий после ночного отдыха был в веселом настроении и попытался надуть брюхо, когда я стал подтягивать подпругу. Пообещал пустить его на колбасу. Он повернул голову, посмотрел на меня большим фиолетовым глазом, фыркнул и улыбнулся, приподнял верхнюю губу, обнажая крепкие, большие зубы.
  Панкрат, со свойственной молодым людям прямотой, посоветовал дать пинка мерину, а не слово молвить скотине. Подъехал ближе и хотел уже стукнуть, как корноухий развернулся с грацией змеи и укусил его за ляжку чуть выше коленки. Потом повернулся обратно, дал мне затянуть ремень и застегнуть его как положено.
  Когда я закончил, он положил голову мне на плечо и слушал выговор:- Ну, вот зачем ты его тяпнул? А вдруг он заразный? У тебя теперь живот болеть будет - с этими словами достал из кармана кусок хлеба, присыпанный крупной серой солью:
   - на вот, полечись и больше не смей кусать всякую гадость.
  От моих слов стрельцы расхохотались, громче всех веселился сам потерпевший.
  
  ***
  Полтора десятка возов и подвод, набитых воинским хламом (некоторые панцири похожи на дуршлаг и годны только на переплавку, но Илья настоял на том, чтоб забрать и этот утиль), медленно, со скоростью беременной улитки, ползут по узкой лесной дороге. Заросли орешника тут настолько густые, что в некоторых местах ветви на верхушках переплелись между собой, образуя своеобразный туннель. Несмотря на утро, здесь царит полумрак, мелкие пичуги порхают с ветки на ветку, перелетают через дорогу, одна - особо бесстрашная или совсем безбашенная уселась на затянутый рогожей воз, поскакала по нему, клюнула веревку и упорхнула.
  
  Как-то вокруг благостно и покойно, словно нет войны. Даже ребята притихли - не слышно обычного балагурства, безмятежно покачиваются в седлах в такт лошадиных шагов.
  Расслабился и я....
  
  Порох как взрывчатка не устраивает меня никоим образом: боится влаги, слеживается, прессованные шашки горят, но не взрываются, фугасные свойства нормальные, а вот бризантные хуже некуда, боится открытого огня. Список можно продолжать , порох это вынужденная мера, а при уровне моих знаний - сплошной детский сад. (только ресурсы зря трачу)
  А для стрельцов - совсем наоборот, минная война для них - это новинка сопоставимая.... даже не знаю с чем. Завалить один махом больше сотни поляков и потерять так мало народу, это подвиг сравни чему-то героическому, и они никак не могли взять в толк - с чего я рычу как собака.
  Да с того, что потери должны были быть в два раза меньше, я надеялся обойтись вообще без убитых.
  На нашей стороне были два фактора - неожиданность и мощь первого удара, да скорострельность ружей. Увы - увы, если первое сработало 'на все сто', то отсутствие навыков владения и необученность тактике привела к потерям. (Поздно посыпать голову пеплом) По результатам расспросов выяснил - все погибшие были убиты на открытом месте в момент перезарядки, стояли в полный рост, а дистанция боя в лесу составляла метров двадцать, а временами еще меньше.
  Вернемся к пороху. Мой самодельный пироксилин или нечто ему подобное, исправно сгорает, выталкивая пулю, и одновременно выжигает изнутри ствол. Знания химии у меня несколько в другой плоскости, я знаю, чего не хватает, но не знаю из чего и как их добыть, вот такой парадокс.
  Могу наладить производство тринитротолуола, только где взять толуол? Могу сделать пикриновую кислоту она же мелинит, она же шимоза, проблема та же - фенол. Добывать из шелка? Это даже не смешно. Динамит... Возможно, если бы не одно 'но', эта взрывчатка не была принята на вооружение по причине - при замерзании она опасна больше саперам, чем врагу. Вот так.
  Изготавливать прессованный пироксилин - прямой путь отправиться к праотцам, не настолько чисты мои химикаты, да и не знаю технологии.
  Но отказываться от идеи использования динамита не хочу. Для его производства требуется глицерин, побочный продукт мыловарения. Есть еще одно вещество - стеарин, а это - свечной материал. Исходное сырье - животный жир, из оборудования: печи для приготовления щелока, мыловаренные котлы, формы для разливки. Механизации минимум, все делается вручную.
  Есть у меня на примете парочка работников, они в помощниках у завхоза ходят - Абрам и тезка мой Федор, кличут 'Скорохватом'. Один - весь правильный из себя, а второй все под себя гребет и тоже по-своему прав. Ну, зачем, скажите на милость, на задках огорода корыто старое валяется. Ежели трещину заделать и, вот здесь, ремушком перетянуть, так и скотине сойдет - корм наваливать.
  А Клима над ними старшим поставлю, надо парню свое дело поднимать, вот с этого и начнет.
  Котлы закажем, за деньги их сделают в лучшем виде и даже привезут. Основной забой скотины - осень, конец октября-начало ноября, сговорится с крестьянами на покупку сала....
  В городе куча мясных лавок и у всех есть отходы: свиное идет на шпик, а вот бараний и говяжий жир нам сойдет и, даже если он будет не первой свежести - ничего страшного, мы все переработаем.
  Единственное условие - отселить подальше, к болоту .... Иначе местные и меня сварят.... Живьем.
  Считаем: сруб, котлы, кирпичи, известь, работа, закупка первой партии жира - рублей в пять все хозяйство обойдется. Зарплата с прибыли.... О! Пока вспомнил - дистиллятор, это чтоб эфирные масла для ароматических присадок сами гнали.
  Представил: банное мыло с запахом пива и соленой рыбы.... Убью на месте.
  
  Так, мысли словно блохи, опять ускакали не в те края.
  Динамита известно более ста сортов и разновидностей и, даже с моими скудными ресурсами, вполне
  по силам изготовить один из них: нитрированная древесина, селитра и сам нитроглицерин.
   Мне попадался на глаза способ и довольно простой, чтоб повысить морозостойкость, по правде говоря, не намного. Можно попробовать.... Ох ,не люблю я эту дрянь, в силу личного любопытства( и на спор) схимичил на свою голову, точнее - на ногу.... Уронил пузырек с десятью граммами готовой нитрогадости на каменный пол, так после этого, в течение года осколки выходили. Молодой был, дурной, энтузиазм так и пер во все щели....
  
  Это мне так казалось - что народ расслаблен....
  Глаза стрельцов цепко следят за каждой пролетающей птицей, а руки лежат на поясе, рядом с кобурой.
  
  До опушки, где будем отстаиваться днем, добрались без приключений. Расставили возы, лошадям ослабили подпруги, накинули на морды торбы с овсом и над поляной стоял веселый хруст.
  Стрельцы тоже решили не отставать и вот уже роются в мешках с едой.
  - Илья, поставь часовых, прихватят ненароком нас здесь - гавкнуть не успеем. - Я собрался сходить в места не столь отдаленные и проходил мимо.
  Ответный взгляд десятника был достаточно красноречив и без всяких слов говорил - Иди куда идешь....
  Не дождавшись внятной ответной реакции, мысленно сплюнул. Злиться бесполезно, они считают, что одной ногой уже дома. По словам того же десятника, пройти надо всего полтора десятка верст.
  Крыша над головой, нормальная пища, горячая баня, чистое исподнее - что еще надо солдату для счастливой жизни?
  А вот и заветные кусты.... Оглядываюсь, сверкать голой задницей на виду всего обоза - не есть гуд
  Отошел еще на пару шагов, утоптал высокую траву, чтоб не мешалась, и потянулся за завязками на портах....
  С громким треском ломаются сучья, вверх взлетает листва и лошадиная грудь сбивает меня с ног. Кубарем отлетаю в сторону, чудом не попав под копыта. Перед лицом вижу высверк стали и легкое, практически нежное, касание груди. Конь проноситься дальше, а я лежу на спине и жду боли. Охлопываю себя, смотрю на ладони - крови нет, но кафтан разрезан до самой кожи....Со стоянки слышны звуки выстрелов, крики и истошные вопли раненых и убиваемых людей, лязг клинков, конское ржание. Грохнул взрыв гранаты (Это кто же сподобился?) треск выстрелов усилился.
  
  На опушке кружит круговерть. Чужие всадники, верхом, пытались достать саблями стрельцов, те отбивались всем, что попалось под руку, прятались под телеги. Над телегой вспыхнуло облачко порохового дыма и один из налетчиков рухнул вместе с конем. Десятник яростно рубится сразу с двумя нападающими. Стрелка достали, ткнув под лопатку, кафтан окрашивается кровью и тело валится под копыта коней.
   Выстрелом в спину убиваю соперника Ильи, второй на миг растерялся и пропустил удар в голову.
  Рядом грохочет взрыв, осколки со свистом проносятся мимо. Я кричу вместе со всеми и стреляю, стреляю, стреляю.... Сумасшедшая лошадь со сдвинутым на бок седлом проносится мимо, едва задев, но этого хватило и меня сбивает с ног. Теряю один из пистолетов, второй разряжен, в суете, не глядя, тяну из патронташа патрон, загоняю в ствол и навскидку стреляю. Картечь (мать твою!) с глухим визгом бьет в конский бок. Мерин встает на дыбы, всадник, бросив саблю, отчаянно пытается удержаться, но конь опрокидывается навзничь. Даже отсюда расслышал хруст ребер.
  Вижу, как стрелец отбивает ружьем сабельный удар, перехватывает за ствол и обрушивает приклад на вражеский череп. Вражина падает замертво, а оружие разламывается напополам.
  Нажимаю на курок, осечка. Заметивший это противник с яростным оскалом на морде бросается на меня, и я бегу от него, спотыкаюсь о труп и падаю. Рядом звучит выстрел, мне на спину падает тяжесть, я рычу от злости, изворачиваюсь и начинаю бить, невесть как оказавшимся в руке, ножом.
  Всё, шторка упала, дальше только обрывки....
  .... опрокинутая на бок телега, чуть поскрипывая, медленно крутиться колесо....
  .... лошадь, с окровавленным боком, и седлом, сбившимся на живот, пытается встать на ноги, падает, и каждый раз утыкается мордой, в красную от крови траву....
  .... Кострище со сложенной шалашиком растопкой и подвешенный на слеге котлом, полным чистой воды....
  .... Стрелец лежит на спине, запрокинув одну руку за голову, вторую положив на грудь, кажется, что он спит....
  .... Ствол пистолета вспыхивает облаком дыма, и маленькая фигурка падает бесформенной кучей....
  
  Хлесть!
  По лицу разливается тепло и боль от пощечины, слышу голос.
  - Федор ты как, живой?
  Фокусирую взгляд, вижу перед собой сидящего на корточках Герасима - видок у парня еще тот. Ему в сагах о вампирах только сниматься, 'оскар' точно будет - за лучшую мужскую роль первого плана.
  - Чуть жив. Кажется, меня пропустили через мясорубку.- Ищу патроны, но их нет, расстрелял все двадцать штук, которые таскаю с собой. Надо вставать и разыскивать сидор, в нем запас.
  - А наши живы?
  Герасим усмехается:
  - Живы. Токмо Ваньке плечо прострелили и Андрейке по руке полоснули - и, упреждая следующий вопрос, продолжил: - С казачками тоже порядок. Ежили б не они, нас бы там всех и покрошили на окрошку.
  - А чего это? - делаю жест перед лицом.
  - Лях сапогом раскровянил - облизывает опухшие губы и сплевывает на траву розовую слюну: - собака.
  Поднимаю бровь и вопрошаю: - И?
  - Задавил....
  Встаю на ноги и от увиденного хочется взяться за голову и материться, материться, материться....
  На опушке царит хаос. Лошадей мы не распрягали и, когда началось побоище, они заволновались, а после взрыва гранат - рванули в разные стороны, опрокидывая возы, ломая оглобли, себе ноги и обрывая постромки. Некогда чистая поляна превратилась в филиал скотобойни: усеяна телами и залита кровью убитых людей и коней.
  Вместо этого тихо вздыхаю:
  - Илюху не видал? Надеюсь, он живой?
  - Живой, живой, сюда идет.
  Оборачиваюсь: перешагивая через трупы, опираясь на саблю, к нам брел десятник. Половина лица залита уже запекшейся кровью, левая рука безвольно висит. Кафтан разодран да изрезан в клочья, одного рукава нет. Но вид довольно бравый, а на физиономии светится довольная улыбка - отбились.
  Дать тебе в морду.... Ну уж нет, пусть Силантий с вами сам разбирается.
  Мы с Герасимом поспешили ему навстречу.
  
  ***
  Нас, относительно целых и не очень, осталось тринадцать человек всего, остальные мертвы.
  Положили восемнадцать лиц неопознанной национальности. А как сказать точней, если эти жмурики одеты словно толпа бомжей с площади трех вокзалов. Кто во что горазд: русско, польско, татарско и хрен его знает какие одежки, морды от чисто европейских до откровенно узкоглазых с легкой желтизной, бородатые и без оной. Пистолеты, сабли, железные нагрудники - но не у всех, некоторые вообще с голой грудью на пули бросались. Одно слов - сброд.
  Воевали мы, как выяснилось после блицдопроса нескольких раненых и не успевших удрать, с лисовичками пана Чаплинского сопровождавшими фуражиров (даже указали направление, где их оставили). Панас, с Григорием и Андреем, сразу же отправились туда. Но никого не застали - видимо, уцелевшие успели сообщить о неудаче и обозники дружно сбежали, бросив пару телег и одного одра. Еще из пленных вытрясли инфу, услышав которую я сел на пень и задумался. Разбитый отряд шел к нашей деревне и выжившие представляют прямую угрозу для нас. Зная мстительность поляков, не имея возможности скрыть следы прохождения нашего обоза, можно с уверенностью сказать - они непременно заявятся. И вряд ли их визит будет дружественным. Когда это будет? День туда, день на сборы, день обратно - так что, через трое суток можно начинать ждать гостей.
  Бросать все и мчаться в деревню с предупреждением? Отправить гонца и попросить Силантия прислать людей в помощь?
  Первый вариант отверг, даже не озвучивая - не для этого мы пришли сюда.
  А вот второй вполне живой. По времени это займет, туда и обратно, часов шесть, тридцать с лишним верст по лесным дорогам, это не по трассе на авто ехать. Если сотник пришлет, хотя бы десяток, нам его хватит за глаза.
  
  - Илья, дай пару человек, каковые могут в седле держаться,- Окликнул десятника, смывающего кровь с лица.
  - На кой они тебе?
  - Хочу послать к Силантию, пусть подмогу пришлет. Сам видишь, нас слишком мало, на все возы народу не хватает, а бросать ничего не хочу.
  Он помолчал немного и замедленно кивнул, - Илейку отправлю, да Гришку Маркова, они дорогу хорошо ведают, быстро обернуться.
  - Пусть возьмут с собой еще по две сменных лошади.
  - Иван, - позвал стрельца, с невозмутимым видом тащившего убитого поляка за ноги подальше в лес:- седлайте коней и ведите сюда.
  
  Вскоре, после краткого инструктажа, гонцы отправились в путь, а мы заниматься тяжелым физическим трудом. Нам требовалось поднять на колеса и привести в божеский вид телегу. Сдвинуть возы в круг, собрать разбежавшихся лошадей и трофеи, во множестве разбросанные вокруг.
  
  Вечер того же дня
  Сижу у маленького костра, обжариваю над углями кусок сала, рядом в маленьком котелке, закипает вода.
  
  Если выберусь живым, а я выберусь обязательно (цыганка в детстве нагадала) поставлю две жирные свечки и четыре своему святому покровителю. Дважды меня за сегодняшний день сбивали конем. Располосовали на груди кафтан и только слегка поцарапали кожу, еще нашел три(!) дырки от пуль, на рукаве, плече и порты на бедре прострелили гады. И последнее на сегодня было, когда поднимали телегу....
  Это не лошадь, этот терминатор с копытами умудрился перевернуть повозку, сломать ось, дышло, порвать кожаные постромки, запутаться в обрывках и чуть не удавилась на перевернувшемся хомуте. Я таких экземпляров здесь еще не встречал. На что мой Бабай, здоровая сволочь, но этот - просто монстр. Копыто размером с мою голову, я макушкой едва достаю до холки. Таких описывают как рыцарских коней, но все нынешние, коих видел и ездил, потомки степных, низкорослые, сухие, рассчитаны на скорость, а не таскать тяжести. Меня животные любят, с любой скотиной нахожу взаимопонимание через пару слов или пинков, ежели зверь тупой и злобный.
  Подхожу, глазки волоокие, мокренькие, слезка стекает по рыжей шкурке, выражение на мордочке невинной испуганной овечки. И я повелся. Эта зараза клыкастая, с бивнями размером с мой указательный палец, держит губки бантиком....
  Провожу рукой по морде рукой, ощущаю дрожь, мне кажется бедная животина испуганна.
  Шепчу на ухо всяческие глупости и пытаюсь перевернуть хомут. О, это произведения искусства, размером с колесо от Белаза, хрен так провернешь на шее диаметром в обхват моих рук. И все это попытался сделать стоя перед тварью, а не сбоку.
  Слышу чавкающий влажный звук, это открывается пасть монстра, обнажая желто-белые клыки (показалось с перепугу) И предельно нежно, словно легкий поцелуй, весь этот смертельный набор опускается мне на шею и ласково прикусывает, наступив при этом копытом на ногу, думаю, чтоб не сбежал. Я забыл, как надо дышать. Все что смог сделать скосить взгляд в сторону и прошептать - просипеть полузадушено:- Я же тебе помочь хочу, зараза....
  И тут слышу гомерический гогот видевших все это стрельцов, разного рода реплики и советы.
  Потихоньку высвобождаюсь, на загривке шерсть стоит дыбом, мочевой плещется под горлом, отступаю на шаг назад. И тут до меня доходит, что говорили советчики.
  Я обнимался и миловался с кобылой. Им весело, а меня мама родила, я чуть в штаны не напрудил с перепугу....
  Застолбил лошадку за собой, мне такой тяжеловоз сгодиться, надо будет подобрать жеребца ей под стать....
  
  Бросаю в кипящую воду щепотку заварки, малиновых листьев, брусничный лист, сдвигаю с жара в сторону, накрываю куском коры и оставляю настаиваться. Кладу жареное сало на хлеб, подсолил и откусываю и жмурюсь от удовольствия.
  
   Для полного счастья разогнать бы к чертовой матери все эти лошадиные жопы и морды стоящие в паре метров и жующие овес с ячменем. Не знаю что им там в торбы по насыпали, а кому не хватило мешков, прям перед мордами, на землю, щедро ссыпали из ведра.
  Общая численность конского населения в нашем таборе достигла шести десятков голов и это без учета отправленных с нарочными к Силантию.
  Я не крупный специалист и мало что понимаю в шаманских плясках, особенно когда знатоки начинают водить хороводы вокруг лошади, заглядывая в глаза, щупая бабки, оттягивают губы и смотрят зубы.
  
  Особо продвинутые твердят - сап прямой, едва вздернут, седло прямое, пахало куцее - обходят округ лошадки, мелким, семенящим шагом приседая и вставая на цыпочки.
  Ей, богу, тушинский авто рынок.
  - Дарагой, слюшай, - и начинает перечислять - литые диски, молдинги, магнитола цифровая....
  - Сколько машина прошла?
  А он как заученную мантру твердит - литые молдинги, диски цифровые, магнитола....
  
  Так на мой не искушенный взгляд, лошадок двенадцать, стоят приличных денег, в общей массе они смотрятся как феррари среди жигулей, оставшиеся - добротная тягловая скотинка с одинаковым успехом способная ходить под плугом или тащить нагруженный воз. Отберу самых здоровых животных и сдам в аренду своим деревенским с рядом условий. Как-то, приплод мой, на время что нужно работать по моим заданиям, будут получать плату или минус от аренды, цену положу минимальную.
  
  Вытер жирные руки о ляжки, по моим расчетам ждать подмоги еще час - полтора, а учет он и в Африке учет, достал блокнот и изучаю записи, расшифровывая скоропись сделанную наспех. Вношу исправление и дополнения.
  Пупырчатая подруга заезженной патефонной пластинкой, со всеми шорохами и скрипами иглы по винилу, повторяет за мной, иногда снисходя до восторженных воплей или кривила морду - фи, гадость: - мушкеты, добротные, немецкой работы - тридцать восемь штук.
  Мушкеты аглицкие - сорок штук.
  Пищаль московская ...
   - и нечего кривить рожу, нет в тебе духа патриотизма, дурра зеленая.
  - Да посмотри, верста коломенская, ствол в раковинах, разгар внутри, замки разболтаны,
  курок плоский, непрочный, винт слишком слабый, а шлиц слишком узкий для отвертки.
  - Никшни, не мешай, не то пойду мешки с овсом считать.
  - Молчу, молчу.... А все равно свейские лучше аглицких.... Ай....
  Отвесил ей мысленный щелчок по любопытному носу и продолжил:
  - Восемнадцать штук.
  Четыре мушкета неопознанные, но есть подозрение - шведская работа.
  Найден подсумок, один всего, а в нем три патрона бумажных и это точно свеи навертели.
  Пулелейки, разные, подбирать под оружие надо - сто пятьдесят семь штук.
  Есть подозрение, что часть от пистолетов будет, стрельцы все в одну кучу свалили.
  Пистоли, весь ассортимент, каковой есть на данный момент - кремневые, колесцовые, несколько фитильных. От простых, крашеных краской, до пары богато разукрашенных инкрустацией и накладками из серебра. Всего в наличии - семьдесят четыре штуки.
  Доспехами, целыми и не очень забито два воза, ежели считать по тушкам, с кои они сняты, получилось восемьдесят семь комплектов.
  Седла, уздечки, чепраки, попоны и прочая конская сбруя занимает три воза под самую крышу
  Нашли и оприходовали шесть походных кузниц, переносной горн, мехи, молотки, кувалды, клещи.
  Все забрали с собой, в хозяйстве пригодиться, в крайнем случае, продадим.
  Еще три повозки набили одеждой, мягкой рухлядью, сапогами, ремнями, отрезами тканей. Котелки, котлы, миски, кружки, поварешки, все летело без счета. Оставленные на месте разгрома обоза, тарантасы, были ободраны по самое некуда, с двух даже сняли колеса и со всех содрали тенты, в пути всяко может случиться.
  Два оставшихся загрузили конским топливом, мешками с ячменем и овсом, туда сложили всю найденную провизию и кули с мукой, пшеницей, рожью.
  Не знаю как с честностью у стрельцов, но все ценности, найденные на поляках, были собраны и сданы десятнику. Подсчитаны, ссыпаны в кошели и припрятаны до лучшего времени - возвращения домой.
  Получилось: сто восемьдесят два талера взяли с немцев, шестьсот тридцать злотых с ляхов.
  Золотых и серебряных перстней, колец, цепочек и прочей ювелирки, набралось грамм тристо.
  Серебряную посуду нашли только в одной повозке, в деревянном сундучке, оббитом железными полосами, и украшенным бронзовыми накладками по углам, было её килограмма четыре - четыре с половиной.
  Три кубка, четыре стопки, вместимостью каждая граммов на сто, одно большое блюдо со сценой охоты на оленя (если судить по ветвистым рогам) посередине. Четыре тарелки с чеканным орнаментом по краю, столько же ложек, размером с хорошую поварешку и вилки с витиевато сделанными рукоятями из кости несчастного животного (какого не понятно) если их насадить на древко, можно смело использовать вместо остроги или гарпуна. Жаль, не было супницы, а то решил было, что это стервиз средневековый.
  Горсть камней наскребли со всех, от красненьких до зелененьких, я в них разбираюсь, как свинья в апельсинах.
  И это было не все, шесть возов, в которые просто кидали все навалом, не были обысканы со всей тщательностью.
  
  Время за приятным занятием пролетело, словно одна минута и я был рад услышать голос нашего сотника. По-честному, он звучал как-то странно и больше походил на мычание.
  Я бы на его месте то же впал бы в ступор, одно дело слышать, другое, видеть своими глазами.
  Довольно большая опушка леса, буквально забита конями, повозками, среди которых бродят вновь прибывшие стрельцы, по-хозяйски похлопывая по лошадиным бокам и заглядывая внутрь возков и восхищенно цокая языком.
  Когда мы встретились, на моем лице сияла широкая улыбка, я не скрывал радости по поводу его появления здесь. Потом были объятия, похлопывание по спине, его вопросы мои ответы. После приезда Силантия, на душе стало как-то спокойно и уютно, а когда его командирский голос зазвучал над поляной и, все вокруг закрутилось, завертелось, успокоился окончательно, пришла уверенность - теперь все будет хорошо.
  
  Наши кони шагают рядом, мой корноухий пытается заигрывать с мерином сотника, но тот не обращает внимания, наклонив голову, шагает по лесной дороге.
  Я только что рассказал о возможной угрозе со стороны лисовичков, коих мы побили давеча. Силантий выслушав меня, погрузился в раздумье, я грешным делом решил, что он уснул, настолько затянулось молчание. Сфинкс очнулся, повернул голову и спросил:
  - Ежели не придут?
  - Если не придут, седмицу отдохнем и домой двинемся. А на всякий случай.... Слушай, что я придумал.
  Следующие полчаса ездил по ушам, в красках описывая, что нужно делать и как.
  Он выслушал, хмыкнул в усы:
  - Лисовики, по дорогам не ходят, они напрямки через лес идут. Ты их в одном месте ждешь, они в другом кажутся от так.
  - Так они ж в болото упрутся, по закраю пойдут и все равно в загон влезут, а чтоб через лес не перли, деревьев навалить, как у вас на засеке. Конный не пройдет и ладно, пешими они нам не страшны, издалече постреляем. У нас ружей столько, что всех деревенских мужиков оборужим, на крыши домов посадим, пусть по ворогу оттуда пугают. Мало будет, бабам пищали раздадим.
  Силантий посмотрел на меня - как рублем одарил:
  - Молвишь тоже - бабы с оружьем - и покачал седой головой.
  Но идея видимо ему понравилась. Когда он так склоняет башку, чуть на бок и, прищуриваясь, смотрит как бы вдаль, мне становится понятно - обдумывает.
  О! Все взвесил и разложил по полочкам:
  - Федька, ты еще молви - отрокам пищали дать.
  - И им тоже - отвечаю без тени улыбки - они, чем хуже? Пусть всем миром от татей отбиваются ежели только твой, Федька Ухов, кобенится не будет - не можно смердам оружье давать
  Передразнил владельца деревеньки.
  - Я ему враз рога отшибу - Силантий помолчал немного и добавил - как удумал, так тому и быть.
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь день 21
  
  Грязь, похожа густую сметану, налипает на подошвы сапогов пудовыми гирями, и норовить стянуть обувь с ног. Колеса похожи на глиняные диски, повозки измазаны по верхушки тентов, а мы все, люди и лошади, напоминаем ожившие статуи китайского императора.
  Природа как с цепи сорвалась. Дождь льет, не переставая, иногда чуть стихает, но проходит совсем чуть-чуть и припускает вновь. Поливает утром, днем капает, вечером моросит, ночью барабанит по парусиновой крыше и с рассветом все начинается по заведенному порядку.
  Наш караван прополз всего пять верст и встал на ночной отдых, вымоталась все, кони тянущие нагруженные повозки, стрельцы, чуть ли не на руках, вынесшие на небольшой взгорок половину обоза.
  Первая часть проехала и перетерла в жижу весь грунт, вот и пришлось рвать пупок, ребятам и зверятам. Нет бы, погоде испортиться на неделю позже, так на тебе.... Застала на середине пути.
  
  С навеса, натянутого на оглоблях, срываются вниз редкие капли воды. Уставший народ сидит у костерка и тянет к огню озябшие руки. Просушится возможности нет, просто негде и в целях профилактики мы пьем неразбавленное вино, а некоторые балуются спиртом, но в меру, только чтоб не простыть. Все разговоры о тепле, о баньке, о жарких объятиях жен и подружек, прерываемые изредка взрывами смеха после удачных шуток. Мужики они.... Они и здесь мужики, все те же разговоры и те же шутки.
  Ставлю кружку с горячим напитком на землю рядом с собой, достаю свой дневник, надо записать последние события, пока свежи в памяти.
  
   Боя как такового не было, была бойня. Но обо всем по порядку.
  На военном совете каждая мелкая вошь попыталась гнуть свою линию и возбухать, но были успокоены Силантием, от его тихого, спокойного тона, заткнулись самые горластые и даже выслушали мое предложение. Нет, ретивый нашелся, а как же без оппозиции, без неё ни как.
  Сотник дослушал все возражения, согласно кивая на каждое сказанное слово, опосля озвучил всего две цифры:
  - Там, - он мотнул гривой седых волос - ляхов и немцев было семнадцать с половиной десятков у Федьки - три. Побили у него осемьнадцать человек, а ворогов он положил всех.
  Грохнул кулаком по столу, так что кружки попадали и рявкнул на моего оппонента,- Пасть закрой, очесок собачий, не то сам пойдешь топором махать и туда, куда я укажу.... Понял меня?
  Все вздрогнули, а Федька Ухов побледнел. Метнул в мою сторону взгляд полный злобы, сглотнул и замедленно кивнул.
  'Вот так и наживают врагов'
  
  В лесу по периметру поля устроили завал, свалив на проходимых местах деревья, перекрыв, таким образом, все тропки, открытым осталась только дорога, по которой мы пришли.
  За последующие три дня я спал всего часа четыре от силы, крутился юлой, стараясь успеть сделать, все что задумал.
  Лисовики пришли на пятый день, когда напряженное ожидание стало спадать, примчался высланный загодя наблюдатель с сообщением - идут.
  Это не отряд хоть как-то сорганизованных поляков, бандиты они и есть бандиты. Улюлюкая, с громкими криками, свистом, они выскочили из леса и погнали коней к деревне. Но тут их ждал небольшой облом. Они попали в эдакий своеобразный загон, перегороженный в конце баррикадой. По всей территории, на тщательно выверенном расстоянии, стояли безобидные с виду стожки сена в пару метров высотой. Когда отряд остановился, а особо ретивые спешились и бросились разбирать завал, я замкнул цепь. Одновременный подрыв двенадцати мин снаряженных полновесной картечью и двумя килограммами пороха каждая, убил все, что там было.
  Людей, коней и даже мошкары стало меньше. Выжило несколько человек, но ненадолго, они развернули коней и поскакали к лесу. Навстречу им из кустов вспыхнули маленькие облачка дыма, и они все попадали на землю.
  На лугу, горело разбросанное сено, стонали недобитые бандиты, очумелыми метеорами носились выжившие лошади, ржали раненые кони.... Война-с....
  
  Черт, когда я подберу нормальную развесовку пороха для мин, когда снаряжал, казалось мало, теперь вижу, много.... Слишком много, для того чтоб ухлопать двадцать семь чело... тварей, хватило бы и трети от общего количества. В лесу были обстоятельства, а здесь? Ну и за каким я пустил по ветру, аж полтора пуда (!) Я его ненавижу, терпеть не могу этот черный порох. Много, мало, хватит не хватит, сухо, сыро....
  Для меня это сражение окончилась, когда крутанул рукоять, замыкая контакты. Мне даже встать из окопа не дали, крепкие крестьянские ладони легли на плечи, а Иван зачитал мои права и обязанности:
  - Силантий не велел.
  И дальше как воды в рот набрал, вот как хочешь, так и понимай. Наверно будем сотника ждать, пока он с поля вернется. Чтоб время даром не терять, принялся разбирать свою адскую машинку.
  
  Пятым чувством (жопой) почуял когда подошел Силантий, на лице хмурая задумчивость.
  - Погуляйте малость хлопцы - Отправил стрельцов подальше от нас, а сам присел на корточки, отчего мы оказались практически вровень.
  - Федь, у вас Там - выделил слово - всегда Так воюют? - Спросил тихим голосом, внимательно всматриваясь мне в лицо.
  Я не отвел взгляда и без слов просто кивнул.
  Он вздохнул, посмотрел на поле, на копошащихся там людей:
  - Меня впервые жуть пробрала....
  Я стоял, не шевелясь и не дыша.
  - Видел, как из пушки стреляют, но многие остаются живы.... Как ворота в крепостице порохом рвали....
  Но вот чтоб.... три десятка.... будто муху прихлопнул
  Он качнул головой и передернул плечами, будто ему стало зябко:
  - Ты один такой к нам пришел?
  Я разлепил слипшиеся губы:
  - Да.
  - Ну, дай то бог, чтоб сие так оказалось.
  Больше ничего не сказал, встал и ушел. Я смотрел ему в спину, провожая взглядом.
  
  В Тот день, я ни стал расстраивать старого кавалериста повествованием о судьбе конницы.
  Участь её печальна. Порох называют убийцей рыцарства, кольт - великим уравнителем, а пулемет - могильщик. С каждой войной, от битвы к битве стратегическая роль конницы падала, в конечном итоге, лошадь стала средством доставки солдата на поле боя и только.
  Можно понять Силантия, он настраивался на бой, а тут - бум и все. Враги мертвы, война окончена.
  А где же воинская доблесть, блеск клинков и звон булатной стали?
  
  - Эй, бездельники - окликнул стрельцов, стоящих кучкой неподалеку - шагайте сюда. Я один все не унесу, и мне еще провода сматывать.
  
  Где-то через час, вернулся домой. Когда я просил к вечеру истопить баню, на меня смотрели с недоумением - вроде как, третьего дня мылся. Надавил авторитетом.... Силантия и вот теперь, собрав чистое бельишко, иду париться.
  Вернулся и застал полный дом народа решающего насущный вопрос - что делать с лошадьми, делили мои трофеи. Сначала возмутился, но мне напомнили, что трудились всем миром и лошадки, стало быть, теперь общественные. Поинтересовался о количестве, мне ответили что, относительно целых четыре штуки, а еще пять можно поставить на ноги, хоть оныя и пулями посечены.
  Не подумав, ляпнул, ерунду несусветную:
  - Да пустите их на мясо, чего голову ломать - вытирая волосы полотенцем, озвучил свое предложение
  В избе наступила гробовая тишина. Её нарушил Силантий, хымкнув, ласковым голосом произнес:
  - Феденька, ступай-ка ты отсель, покедова тебя самого....- и выразительно так... посмотрел.
  Лошадь в крестьянском хозяйстве была всегда самым главным, вторым по значимости шла корова и дальше весь остальной скот. Поэтому её холили и лелеяли, тряслись над ними. Тут я со своим предложением. Упс.
  Юркнул за занавеску, отделяющую закуток у печи, тут стояла моя кровать, и затаился там.
  Немного темновато. Запалил свечку, достал записи, 'калькулятор' и занялся подсчетами.
  Бубнеж голосов сначала отвлекал, а потом я увлекся настолько, что прозевал момент, когда все стихло и гости разошлись. Азартно щелкаю косточками, двигаю их налево, направо, беру ручку и записываю получившуюся сумму в нужную графу на разлинованном листе бумаги. Откладываю самописку, веду пальцем по строке, нахожу цифру и, обнулив счет, набираю заново.
  - Я тебя уже давно знаю и каждый раз не перестаю удивляться - раздается над ухом тихий голос Силантия - То ты мастер, пришедший к Никодиму с голой задницей. Он концы с концами еле сводил, но послушал тебя и копейка в мошне зазвенела. Вроде бы простоватый ты с виду и добрый, а зело бешеным бываешь ежели, что не по твоему нраву делают, но людишки к тебе так и тянутся. Не стрелец, ибо науки воинской не ведаешь.... Да вот опосля похода твоего так ужо не разумею. Другорядь купец ты, счету и грамоте обучен, чудной какой-то, но цифирь кладешь справно и молвишь верно.
  Федор, каким зельем ты опоил холопов моих, что они на коленях просили отпустить их к тебе на службу?
  Заметив, что я открыл рот для ответа, он поднял руку, останавливая готовые сорваться слова:- Обожди, еще не все молвил. Я не ведаю, кто тебя к нам послал, господь бог или сам диавол. - помолчал собираясь с мыслями продолжил:
   - Внучка моя, Агрипина.... Она все кто у меня есть, остатнюю родню, бог забрал, кого лихоманка извела иные сами померли, прочих тати и татрва поганая измучила. Она просила отдать её за тебя, люб ты ей.
  Да вот, не хотел я тогда. Зрел в тебе босяка, голытьбу подзаборную, смерда. А теперь не разумею, может ты обскажешь как быть?
  - Отдай Агрипу за меня замуж, буду холить, и лелеять, а по воскресеньям носить на руках.
  - Тьфу, на тебя, короста - Он взмахнул рукой, привычно прижимая покалеченную к животу - с ним как с человеком, а ему все бы только посмеяться над стариком.
  - Силантий Митрофанович, я прошу руки Вашей внучки - вставать на колено я не стал, а просто постарался сохранить на роже достаточно серьезное выражение.
  Он изогнул бровь, на лице появилась насмешливое выражение:
  - С родом дворянским хочешь породниться?
  Не успел я вякнуть хоть что-нибудь, как меня фактически женили.
   - Как она молвит, так и будет - и вытянув шею посмотрел мне за спину с любопытством в голосе поинтересовался - Что это?
  - А - а. Считаю, за сколько добычу продать сможем.
  - Ну-ка, подвинься - решительно толкнул меня в плечо, усевшись цапнул листы с записями, с близоруким прищуром, на вытянутой руке посмотрел на них, отдал обратно - Молви давай, а не то карябаешь словно курица лапой.
  То что это написано на новорусском его не смутило, все равно сослепу не разглядел.
  - Ежели четыре лошадки Федьке отдадим, из тех, коих сегодня взяли, то....
  - Уд ему собачий под хвост, а не лошадок, пущай пораненных выхаживает, ему они и достанутся, и то жирно.
  - Тогда будет их у нас, без малого, сотня голов. Как уж ты их делить будешь - мерины строевые, кони добрые, меренки, мне не ведомо, но себе хотел бы отобрать и оставить с два десятка лошадок.
  И заторопился договорить, видя, что он хочет перебить меня:
  - Своим деревенским раздам, а они мне опосля за них деньги отдадут. Не все же мне на Бабае дрова из леса возить да в телегу запрягать.
  Силантий согласился:
  - Твои кони, делай что хошь. А какие по уговору отдать надобно, завтра смотреть будем и дуванить.
  - Про дуван, мы с ляхов и седла забрали с упряжью, как с ней быть?
  - А ни как, уговор токмо о лошадях был - Силантий хмыкнул - можешь по рублю дать им - подумал немного и закончил мысль - и то много будет.
  - А кто помер, их долю кому? Не по-людски будет, они головы сложили....
  - Отдельно, я сам опосля отдам.
  Помолчали немного и продолжили, обсуждение трофеев с оценкой. В некоторых итоговых суммах пришлось урезать осетра. Мушкеты посчитал в фунтах и приблизительно перевел цену в рубли, сотник назвал более реальную цифру. В итоге на треть в минус ушло. Талеры со злотыми меняют по весу, а рубль тяжелее будет. С камнями, сотник молвил - сам не ведает, но у него есть на примете, к кому обратиться.
  Все исправления вносятся в графы, звонко щелкают косточки калькулятора, и вот я озвучиваю итог. Мы взяли трофеев, без учета отданных лошадей, на восемьсот рублей, точней семьсот девяносто три.
  На самом деле сумма будет еще меньше, потому что часть вещей не будет продана, а роздана стрельцам, с которыми я эти дни воевал, бок обок. Я так хочу, так и будет.
  Когда заявил об этом Силантию, он только одобрительно посмотрел и ничего не сказал.
  Он уже собрался уходить, я вспомнил и спросил о парнях:
  - Отпустишь ребят ко мне?
  Сотник остановился на пороге и не оборачиваясь ответил:
  - Отступного с тебя возьму, да пускай идут с миром.
  - И много, того.... отступного?
  - Я думать буду - наклонил голову перед низкой притолокой и вышел.
  
  Закрываю записную книжку и тру уставшие от напряжения глаза. Теперь понятно почему все переписчики были близорукими. С такого освещения совсем ослепнуть можно. Костер давно прогорел и светился жарким, мрачно - красным мерцанием. Вокруг раздавалось сопение уставших за день людей.
  Тогда последние строчки на сегодня и все.
  Днем, когда наш доблестный отряд карабкался на местные Гималаи, случайно оказался рядом с Силантием.
  Напомнил о цене вопроса.
  Получил ответ - А по пять рублей с каждого и забирай. Грамотки, домой приедем, отпишу.
  Я честная Маша, прикидываю - пять на четыре - двадцать, вполне разумная цифра.
  Соглашаюсь и, разворачивая корноухого чтоб отъехать, слышу - Федь, а ты всех берешь?
  Вертаюсь обратно:
  - Силантий, а твоих тут сколько?
  Чуть не подавился слюной, когда он сказал:
  - Восемнадцать душ будет - В его взгляде проскакивает искорка понимания, и он заливается веселым смехом. Насмеявшись и утирая слезу, спросил - А ты, думал, что токмо про тех молвил, что к тебе приставил?
  Я с трудом сглатываю возникший в горле комок и киваю тупой башкой. За прошедшие дни я так и не удосужился поговорить с народом, узнать, что почем, куда и как....
  С усилием отодрал от горла цепкие лапки зеленой подруги, чуть не задавила стерва пупырчатая.
  Вымученно улыбнулся:
  - А-а, давай всех, раз сами хотят.
  Уже убирал книжку в мешок, когда на ум пришла шальная мысль - Силантий за Агрипиной должен будет дать приданное....
  
  Лета ХХХ года, Сентябрь день 27
  Мы вернулись!!!
Оценка: 5.62*41  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Женский роман) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | В.Крымова "Самый желанный " (Любовная фантастика) | | С.Суббота "Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон" (Юмор) | | Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Юмор) | | А.Емельянов "Играет чемпион 3. Go!" (ЛитРПГ) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"