Федотов А.С.: другие произведения.

Закон Хильми. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    ЗАКОНЧЕН!!! Александр Кротов к сорока годам прошел огонь, воду и медные трубы. На этом пути он потерял любовь к людям, жалость, приобретя вместо них жесткий расчет и привычку смотреть на окружающий мир через прицел. К тридцатому году двадцать первого столетия в прошлом отлично подготовленный военспец отошел от дел, занявшись бизнесом. Однако жизнь тут же внесла свои коррективы и бывшему спецназовцу придется вспомнить все свои навыки, чтобы спасти попавшую в беду жену... ну и всю окружающую реальность заодно. Для этого нужно всего лишь отправиться на 20 лет "назад", перезаписав в свое же пятнадцатилетнее тело нынешнее сознание, и наказать команду не в меру властолюбивого ученого. Сложно? Ха! Для настоящих профессионалов такие преграды несущественны... Вот заглянуть в собственную душу и решить, на что ты готов ради победы, а на что нет, будет намного сложнее.

 

 "Индивидуальная система, работающая в среде с уровнем организации более низким, чем уровень самой системы, обречена: постепенно теряя свою структуру, система через некоторое время растворится в окружающей среде".                               

      

Генрих Хильми "Закон обеднения разнородного живого вещества в островных его сгущениях"


Пролог

Где-то на нашей планете. Вроде бы 2004 год

- Кротов!

Голос доносился как будто бы издалека, хотя Александр своим тренированным слухом уже определил, что говорящий находится где-то рядом. Возможно, даже наклонился над ним и ждет ответа. Впрочем, ему пока было не до таких мелочей. Гораздо больше его волновал тот факт, что к нему возвращались чувства. Если вы когда-нибудь отходили от наркоза, то вполне можете представить себе его ощущения. Тяжелыми волнами накатывала тошнота, а головокружение никак не давало сориентироваться в пространстве.

- Кротов! У тебя что, родители в школе давно не были?

Школа. Простое слово, несмотря на ужасное самочувствие, сыграло свою роль, запустив цепочку ассоциаций: Кристина, профессор Логан, перемещение в себя самого и, конечно, цель: группа Штопора. Именно ее предстояло опередить, а, по возможности, уничтожить...

- Кротов, если ты сейчас же не ответишь на мой ...

- Вопрос? - перебил он надоедливого собеседника.

Это могло прозвучать очень грубо, если бы голос Александра был чуть громче писка котенка. Но что прикажете делать, если тело едва живо после перезаписи психо-мотивационной-чего-то-там индивидуальной матрицы (сознания, проще выражаясь). Хорошо, что вообще выжил. Если быть откровенным, то шансы на такой исход дела были крайне невелики. Однако его это не особенно волновало. Привычка долго воевавшего человека: не беспокойся о том, что уже в прошлом. Несмотря на годы мира, такие установки не исчезают бесследно. Дышу, и славненько!

- Раз ты считаешь, что можешь спать на моих уроках, то ты наверняка скажешь, что обозначает только что упомянутый мной термин "диатеза".

Через туман в сознании начало пробиваться любопытство: не припомню, что бы этот термин проходили в рамках школьной программы, впрочем...

- Термин "диатеза" происходит от греческого слова diathesis, расположение. Это синтаксическая категория предиката, обозначающая соответствие между  участниками ситуации, которую обозначает предикат - семантическими актантами, и именными членами предложения, заполняющими валентности данного предиката - синтаксическими актантами, синтаксические роли которых выражены морфологическими или синтаксическими средствами...

С каждым словом голос Александра становился все крепче, а мысли яснее и логичнее. Он давно подозревал, что произнесение вслух всякой фигни помогает сосредоточиться. Может быть, он что-то и напутал, но уверенный тон сделал свое дело.

- Если не вдаваться в подробности, то диатеза, это лингвистическая категория залога.

Стало очень тихо. Оказывается, до этого в классе раздавались шепотки и даже смешки. Все правильно, в глазах окружающих Александр просто уронил голову на парту. Возможно, все решили, что он просто задремал. Да и "неблагозвучность" термина, делающая его похожим на название детской болезни, в пятнадцать лет еще может кого-то рассмешить. Теперь же заумный ответ заставил всех задуматься. И очень глубоко, судя по всему. В глазах учительницы было такое выражение, будто весь мир в одночасье рухнул. На лице читалась напряженная работа мысли.

 "Она никогда меня не любила, - внезапно развеселился Александр. - Откуда ей знать, что я закончу филфак, и в моем дипломе будет гордо красоваться слово "лингвист", а тренированная в "семинарии" память способна воспроизводить почти любой прочитанный текст. Да я и так вряд ли забыл бы этот термин, так как именно на нем я чуть не завалился на одном из экзаменов моей студенческой молодости".

- Я прав?

- Прав, - нехотя произносит Анна Сергеевна (вспомнил-таки имечко...). - Но один правильный ответ не закроет все твои двойки.

"Ну и ну! За что же она меня так ненавидит? - попытался припомнить Кротов, но быстро бросил это дело. - А, ладно, не так оно все и важно. Меня должно беспокоить другое. Кажется, способность связно мыслить медленно возвращается".

Перед глазами вихрем пронеслись события последнего дня.

 


Глава 1

Старый друг

1 сентября 2030 года

Сторонний наблюдатель, если бы он смог миновать два поста вооруженной охраны и сложную систему автоматической защиты, увидел бы в этом кабинете немало интересного. По стенам были развешаны самые разнообразные предметы, большинство из которых сложно было назвать обычными. Череп, когда-то принадлежавший быку, соседствовал с флагом одной из африканских стран - однодневок и развешанными повсюду необычными образцами холодного оружия. Тут же висело множество военных фотографий. На некоторых из них присутствовал коротко стриженый мужчина в военной форме. Иногда в руках у него можно было наблюдать ту или иную смертоносную игрушку из арсенала, что человечество веками создавало и совершенствовало с единственной целью - уничтожение себе подобных.

В тяжелом кожаном кресле за т-образным столом сидел тот же человек, что и на фотографиях, только лет на пять старше, что, впрочем, на нем мало отразилось, разве что взгляд стал чуть мягче, но все равно, казалось, просвечивал рентгеном все, что попадалось на его пути. Сам он выглядел спортсменом, но не "качком", а скорее хорошо тренированным. Кожа на лице выдавала бы в нем человека, который привык к любым климатическим условиям от жара пустыни до северных морозов, если бы не была покрыта столь нелюбимой авторами женских любовных романов щетиной. Звали его Александр Кротов.

В данный момент Александр занимался ничегонеделанием, или, как он сам это называл, свободными размышлениями. Мысли крутились вокруг двух тем: новенькой "Мазератти" и жены Кристины. Первую хотелось как можно скорее обкатать, а вторую задушить. Именно в таком порядке.

Машину доставили сегодня днем, и Александру хотелось поскорее сесть в мягкое кресло из светлой кожи, ощутить в руках рычаги управления этим чудом, способным легко взять планку в триста километров в час. Выехать из города, а там только ночная трасса и любимый советский рок. Однако этим планам мешала жена, которая почему-то считала, что видеться необходимо чаще, чем раз в трое суток.

"Зачем? - думал он. - Ведь, когда я служил, мы виделись два дня в неделю и были счастливы целых десять лет. Стоило мне выйти на гражданку, как все пошло наперекосяк. Кажется, именно это и называется "сломаться на бытовухе", или как-то так".     

Он коротко усмехнулся, вспомнив о своем "увольнении". Тот полковник долго еще не мог улыбаться, пока дантист не вставил ему протезы, вместо выбитых капитаном Кротовым зубов. Пришлось уходить. Хорошо, друзья в командовании помогли, и обошлось без трибунала. За пять прошедших с того дня лет Александр поднял свое информационно - аналитическое агентство, что позволяло не думать о деньгах. Однако с тех пор его семейная жизнь превратилась в ад. Наверное, никто и никогда не даст четкий ответ на вопрос о том, чего же не хватает этим женщинам.

Неизвестно, до чего бы дошли эти мысли, если бы в этот момент секретарша Ирочка не сообщила о том, что в приемной ждет посетитель. Александр мгновенно подобрался. Вообще-то подобная ситуация не была редкостью, но отсутствие сообщений от охраны говорило о том что гость оттуда. Было уже поздно и не хотелось никого принимать, но ничего не поделаешь.

- Пригласите. - Попросил он.

Голос не дрогнул, но рука начала плавное путешествие к ящику, в котором лежал пистолет. Впрочем, Александр тут же вернул ее в исходное положение. С ребятами оттуда бодаться не стоит.

- Ну, здравствуй, Крот. Вот какая у тебя нора. Интересно... - раздался веселый голос тогда еще полковника,  а ныне уже генерала Боголя.

- Здравствую, Балагур, и ты не хворай. Ты уж извини, что без чинов, но я нынче гражданский. - Моментально расслабился Александр и даже позволил себе скупую улыбку.

- А как же ваша любимая поговорка? Спецназ всегда остается спецназом. Так вроде?

- Ну, так времена-то меняются.

Несмотря на легкий тон разговора, Кротов внимательно изучал лицо старого товарища и командира, на котором, как всегда, светились веселые глаза и добрая улыбка. Вот только он помнил его и другим. Машиной, кидающейся на вражеский летающий танк со связкой гранат или тенью, бесшумно снимающей часовых. Многие поплатились за то, что купились на его образ этакого добрячка - идиота. Генерал был дьявольски умен, и сейчас вряд ли явился просто поздороваться.

- Надо поговорить, - подтвердил его мысль старый вояка. - У меня.

***

Есть такие помещения, к которым подходит только определение "казенное". Это совсем не обязательно прикрученный к полу стул и стол. Скорее сама атмосфера места, где угрюмые дядьки занимаются серьезной работы. Конторы умудряются выдержать свой стиль, даже если располагаются, как в данном случае, в сверхсовременном развлекательном центре. Вроде бы обычный офис, но мало кто из побывавших здесь "простых смертных" уносит с собой приятные воспоминания об этом месте. Вот и у Александра на душе было неспокойно.  И дело тут совсем не в антураже. Ему приходилось видеть места и похуже, как и сидеть за столом для допросов. По обе стороны. Проблема была в том, что Балагур никогда не гнал панику без действительно веской причины. На его лице все так же играла веселая улыбка, но выражение глаз, вернее тот мельчайший оттенок, который могли  заметить только очень хорошо знающие старого генерала люди, свидетельствовал о некой растерянности. А это было намного хуже (Александр знал это по собственному опыту), чем откровенная паника. В машине Боголь молчал, как Зоя Космодемьянская на допросе, а это значило, что говорить он предпочитает только в защищенном месте. Тоже не самый приятный симптомчик. У человека, отдавшего много лет определенному роду деятельности, вырабатывается особое чутье. Именно оно сейчас подсказывало бывшему капитану Кротову, что пришло время действительно больших неприятностей. "В прочем, - тут же одернул он себя. - Я давно не на службе, и даже старый друг не может требовать от меня услуг".

- Готов слушать? - От напускной веселости генерала не осталось и следа. Моментально. Будто маску сняли.

- Готов. Однако сразу предупреждаю - я пасс. - Ответил Александр.

- Не уверен.

"Значит, у старого пройдохи есть что-то в рукаве. - Мелькнула быстрая мысль. - Что-то ты такое знаешь... Но почему обращаешься ко мне? Я был лучшим. Когда-то. Но сейчас я, пусть и держу себя в форме, но все равно сильно уступаю "строевым" спецам. Так почему, черт тебя дери, ты пришел ко мне?"

- Я хочу, - продолжал тем временем Боголь, - предложить тебе отправиться в прошлое.

Александр молчал.

- В случае успеха ты спасешь вероятность, и ... - генерал помолчал, пытаясь подобрать слова. - Свою жену.

"Что за бред ты несешь? Какая, к черту, вероятность, какое прошлое, - мысли Александра быстро сменяли друг друга. - Но Кристина... Боголь никогда не бросал слов на ветер и не пугал зря, а значит..."

- Что за..?!

Старый друг немного помолчал, давая Кротову, который и сам уже понял, что зря повысил голос на генерала, время собраться с мыслями и успокоиться.

- Что ты знаешь о профессоре Альберте Логане? - Спросил он наконец.

- Изобретатель темпорального...

- Проще! - перебил Боголь.

- Машины времени.

Агрегат с длиннющим заумным названием, которое тут же вытеснил более короткий и емкий термин "машина времени", был изобретен в 2005 году. Случайно. Молодая помощница профессора Логана уронила что-то на плату установки для наделения алмаза какими-то особыми свойствами. Камень, лежащий на лотке, неожиданно исчез на несколько минут. Путем последующих экспериментов удалось выяснить, что он переместился в будущее. Когда время "догнало" алмаз, он вновь появился на лотке. Более точной информации нет. Вообще. Все засекречено наглухо. Несмотря на то, что факт существования прибора признали в 25 году третьего тысячелетия, единственным его реальным применением было использование генерируемых установкой полей для лечения некоторых неизлечимых ранее видов рака. Больше Александр ничего не помнил, о чем и доложил (да, уже доложил!) генералу.

- Это то, что известно всем. Теперь подробнее: имя Логана было раскрыто после его смерти, но о его помощнице нет никакой доступной информации. Между тем, ее звали, Липина Кристина...

"Твою мать...", - простонал про себя Александр.

- ...в замужестве Кротова.

- Что ей угрожает? - голос пока оставался спокойным.

- Ничего. Ее уже нет. Застрелена  4 июня 2005 года.

- Как?!

- Так. - Сегодня генерал отличался каким-то особенно непробиваемым цинизмом. - Неизвестный застрелил ее на следующий день после того, как она своей "случайностью" переместила камень в будущее.

- Тогда на ком же я женат? - кривую ухмылку удалось выдавить с большим трудом.

- Ни на ком. Взгляни на свой паспорт. - Посоветовал Боголь.

Александр лихорадочно вырвал несчастный документ из кармана. Едва не порвав, раскрыл его.  Штампа не было! Это был точно его паспорт: вот знакомые следы от дождя, а вот эта клякса осталась после того, как он неудачно положил в карман "подтекающую" ручку, но штампа не было! Равно как и следов его уничтожения. Если бы перед ним стоял кто-то дугой, то сомнениям не было бы конца, но генералу Кротов поверил сразу же.

- Что за ..., ...? - очень спокойно спросил он.

- Это искривляется вероятность. Кто-то убил ее в прошлом, а настоящее реагирует на это событие.

- Но как же я тогда могу помнить ее? Во всех подробностях. Цвет глаз, тепло рук и... как?!

- Инерция мышления. Оно изменяется гораздо медленнее материального мира. Через день - два ты бы ее забыл. Совсем. - Ответил генерал. - Кстати, заметь, ты бы не обратил на это внимание, если бы я не напомнил: ты должен был уже начать волноваться, ведь ты опоздал на два часа, а она все еще не оборвала твой телефон.

"А ведь он на сто кругов прав!" - Впрочем, Александр уже поверил другу на слово и не нуждался в доказательствах.

- Так что для большинства людей реальность изменится незаметно. Ты же не заметил изменения паспорта и исчезновения Крис.

- Так что, черт возьми, вообще произошло?  - почти спокойно поинтересовался Кротов.

- Сегодня был атакован Институт Изучения Темпоральных Явлений. Нападавшие захватили терминал и отправили группу в 2005 год.

- Но ... ведь перемещать можно только неорганические предметы, верно? - казалось, все эмоции отошли на второй план. Кристина, как бы он на нее иногда не злился, была ему единственным близким человеком. - Эксперименты с живыми существами закончились плачевно, насколько я знаю.

- Сегодня был открыт набор настроек для перемещения биологического материала. В том числе и людей. Через час после удачных испытаний ученый, открывшая их, была убита. Мне жаль, но это была Кристина.

- Но... - Александр уже пребывал в некоторой растерянности от услышанного. - Как она могла умереть дважды?!

- Сейчас две вероятности переплетаются между собой. Именно поэтому ты еще помнишь Кристину, а твой паспорт уже нет. Сейчас у власти уже некий Штопоров Иван Андреевич. Бывший директор ИИТЯ. Многое можно натворить за 25 лет, если имеешь хорошую команду - о ней позже, - кучу денег, знание о грядущих событиях и власть над временем. - Тут генерал позволил себе короткую усмешку, вот только веселья в ней не было ни на грамм.

- Что должен сделать я? В Институт, я так понимаю, сейчас даже мышь не проскочит?

- Верно, - генерал чуть запнулся. - Но вот если переписать твое сознание в прошлом...

Перезапись сознания в твое же тело, находящееся в прошлом, вообще-то возможна. С недавнего времени. Теоретически. Вот только эта процедура имела два существенных недостатка: во-первых, девяносто процентов добровольцев погибло еще при переносе, а во-вторых, новое сознание стирало, убивало старое, тем самым становясь для тела инородным, и отторгалось. В результате чего никто "счастливчиков", уцелевших при переносе, не прожил дольше года. Про такие мелочи, как то, что перезапись никогда не велась дольше, чем на две минуты назад, Александр даже и вспоминать не стал. Еще один нюанс заключался в том, что возможное время прибытия зависело от стольких условий, что осуществить точную "наводку" почти не представлялось возможным. 

Видимо сомнения так четко проступило на лице Александра, что генерал поспешил его успокоить:

- Наши аналитики рассчитали, что тебя можно будет "десантировать" 2 сентября 2004 года. Час икс настанет 3 июня 2005 года в 12:58:45 по данным лабораторного журнала, которого, кстати, у диверсионной группы нет. Тут ты впереди. За час икс принимается время, когда Кристина отправит камень в будущее. Машина должна быть завершена. То есть ты "высадишься" девятью месяцами раньше. Да, это риск... Но аналитики утверждают, что у тебя есть 20-процентная вероятность на выживание и выполнение задания. Оно, кстати, попутно заключается еще и в том, чтобы достать чертежи или образцы схем генерирующих Р-поле, сопутствующее переносу.

- Это то самое поле, которое лечит рак?

- Да, некоторые его виды. Машину времени просто уничтожь. И вот что, - тут генерал опять запнулся. - Не сможешь достать схемы - уничтожай вместе с агрегатом. Понял?

Александр вспомнил, что старый друг сам лечил рак, и если не будет схем... Об этом лучше пока не думать.

- В случае успеха можешь считать, что этой вероятности никогда не было. Время вернется на круги своя, и твое сознание переместится обратно в твое тело в тот момент, когда вероятность начала меняться. Ты спокойно закончишь рабочий день и поедешь обкатывать свою "Мазератти"

Александр горько усмехнулся.

- Я согласен.

- Отлично. - Генерал опять позволил себе улыбку, на этот раз мягче. - Сейчас подойдет консультант по научной части.

***

Научный консультант оказался маленьким сухоньким человеком средних лет. Больше всего ему подходило определение "ученый - ботаник". На такие мысли наталкивали его очки, ранние залысины и некая неприспособленность к жизни во взгляде наивных глаз. Впрочем, в своем деле он был действительно хорош: быстро и понятно разложил ситуацию перед Александром. В его изложении она выглядела так:

- Существует наша вероятность, мы ее называем основным временным потоком. От нее произошло отклонение, образовавшее побочную вероятностную ветвь. Кстати, момент отклонения не совпадает с моментом захвата Института, а начинается 4 июня 2005 года, после того, как группа, переместившаяся во времени, обнаружила себя, начав активные действия. А именно с убийства помощницы Логана Липиной Кристины Андреевны 1988 года рождения. За ним последовала череда убийств, в том числе и автокатастрофа, в которой, якобы случайно, погибает Логан. Ну, а дальше... - "Ботаник" чуть помолчал, подбирая слова. - Представьте себе, что у вас есть машина времени набор настроек открытых Липиной ("Кротовой", - глухо прорычал себе под нос Александр), большие деньги и знания о будущем. Учтите, что любую ошибку можно исправить, просто чуть отступив по оси времени чуть назад. Теперь вы можете вообразить нынешнее... - Тут он опять чуть запнулся. - Сейчас: Штопоров Иван Андреевич, руководитель и идейный вдохновитель временных диверсантов, за 25 лет стал самым влиятельным человеком на Земле. Как-то так.

Александр подошел к окну, и несколько минут молча смотрел на веселую толпу перед развлекательным центром. Люди улыбались, шутили, веселились, просто наслаждались жизнью и последними по-летнему теплыми деньками.

- Почему никто ничего не заметил? - Спросил он наконец.

- Все просто. Генерал, послушайте, вам тоже будет интересно. - Одернул "ботаник" Боголя, который чересчур внимательно изучал носки собственных ботинок. - Обычный человек возьмет в руки вечернюю газету, и прочитав про "всенародно любимого правителя" не отвергнет информацию, ведь сама реальность, простите за пафос, будет подсказывать ему, что все так и есть. Вот если бы он точно был уверен, что все не так, и сила убеждения была бы достаточно сильна, то какое-то время он бы видел все изменения. Но через некоторое время его сознание все равно изменится, и он примет новую реальность.

- То есть, - перебил Александр, - если бы я весь день не провел в одиночестве в своем кабинете, а потом послушал бы чуть - чуть радио, то я бы и не вспомнил, что у меня есть жена? Объясните, я что-то не совсем...

- Конечно. Слышали когда-нибудь о законе Хильми? Вот как? Нет, генерал, сами вы это слово. Я и так стараюсь быть проще. Так вот, это закон гласит, что система с более высоким уровнем организации, чем у окружающей ее среды, с течением времени растворяется в этой самой среде. То есть, например, если мы посадим одного воспитанного ребенка к группе хулиганистых детей, то вскоре он скатится до общего уровня, а не наоборот. Теперь яснее? Сознание - более сложная структура, чем реальность. Именно поэтому оно и может на нее влиять. Однако реальность в данном случае будет играть роль окружающей среды.  Это, кстати, объясняет, почему она уже изменилась, а мы еще нет.

- Вы хотите сказать, ээээ... - начал Александр.

- Можете называть меня просто доктор.

- Так вот, доктор, вы хотите сказать, что если мы забаррикадируемся в этом кабинете, то не изменимся?

- Реальность - это ВСЕ, что нас окружает. Даже воздух. Просто меняться мы будем дольше, вот и все.

- Сколько у нас времени, Док?

- Предпочитаю все-таки "доктор". Что-то около сорока часов, я думаю, но реально есть всего лишь часов шесть. Потом нам будет сложно разграничить реальности.

- Ясно. Известно, сколько человек было в диверсионной группе?

Как ни странно, на вопрос ответил доктор, а не генерал.

- Известно. Семь человек: Штопоров, пять бойцов и пси-про.

Александр от души выматерился. Боголь и "ботаник" не мешали ему выплескивать свои эмоции, лишь сочувствующе молчали. Участие в деле аналитика класса "пси-про" усложняло операцию в разы. Еще пять лет назад о таких людях никто ничего не слышал. Сегодня без них не могла обойтись ни одна армия мира. Гремучая смесь из психолога, аналитика и стратега, помноженная на сверхмощный тренированный интеллект и заправленная железной логикой. Один такой специалист может с высочайшей точностью рассчитать поведение как различных социальных групп, так и отдельного индивидуума. При постоянном снабжении подробной и оперативной информацией такой человек превращается в грозное оружие и вопрос национальной безопасности для государства. Хорошо, что их крайне мало. Далеко не каждый способен пропустить через себя гигантский поток информации и не сойти с ума. Плохо то, что они вообще существовали.

- Наш пси-про считает, что акция не была подготовлена заранее - Добавил генерал. - Так что шансы все-таки есть. До того как изменения реальности стали катастрофическими, мой человек успел сообщить мне, что, судя по показаниям приборов, группа "десантировалась" 30 августа 2005 года то есть за 3 дня до часа Х...

- Подождите, - вмешался Александр. - У нас есть "псих"? Где он?

- Здесь. Тот самый "ученый - ботаник", во взгляде которого вы разглядели неприспособленность к жизни. - Ответил доктор.

Укусил-таки. Александр только крепче сжал зубы. Он прекрасно знал, что читать мысли не под силу никому, но так ли важно: роются у тебя в башке, или математически высчитывают вероятность (тьфу ты, опять это слово!), с которой в данный момент времени у вас в голове вертится именно эта мысль. Результат-то один.

- Не всегда. - Ответил на непроизнесенные вслух мысли доктор. - Вы неплохо держитесь. С вашего позволения, инструктаж проведу я.

Кивок Александра и генерала получился почти синхронным. Это действительно было разумнее всего.

- Итак, - начал доктор. - Вот основные выкладки. Первая: захват машины готовился с момента основания Штопоровым института. То есть, лет двадцать. Однако в момент, когда настала пора действовать, они оказались не готовы. Бывает. Растерялись. Именно это и дает нам шансы. Вторая: диверсионная группа три дня никак себя не проявляла. Я делаю вывод, что это время было потрачено на рекогносцировку. Так как в деле замешан пси-про, следует ожидать, что была проведена поверхностная информационная проверка всех родственников, друзей и знакомых Логана и Ли... простите, Кротовой. В том числе и "вероятностные", то есть те, кто будет относиться к этому кругу в будущем, они не будут исключать хоть и призрачную, но все-таки существующую угрозу перехвата. Кстати, "вероятностным", к которым будете относиться и вы, будет угрожать уничтожение при любом отклонении от их предполагаемой психосоциальной модели.

- То есть? - заинтересовался генерал.

- Возьмем нашего уважаемого Александра. Ему придется соответствовать модели "пятнадцатилетний школьник". Для него нормально пробежаться с пивком по девочкам, но совсем нестандартно, если он вдруг начнет предсказывать будущее или объяснять местным спецслужбам понятие "пси-про", которое тогда и не существовало. Если такие факты выясняться, то будет выслана группа для уничтожения объекта допустившего отклонения. Ясно?

- Да. - Однозначно, сегодня генерал и Александр били все рекорды по синхронности. Доктор усмехнулся и продолжил дальше.

- Из всего вышесказанного следует, что вам, Саша, придется девять месяцев вести жизнь пятнадцатилетнего школьника со всеми вытекающими.

- ...!

- Раскрываться можно только если стопроцентно доверяете человеку. А лучше не раскрываться вообще! "Круги на воде" тоже достаточно легко отслеживаются. Что еще?

- Снаряжение.

- Достанете на месте. При перезаписи нельзя взять с собой ничего материального. Мы снабдим вас информацией по спортивным результатам, резким скачкам биржевых котировок и тому подобное. Применение этой информации найдете сами. Надеюсь, вы тренировали память, и владеете самогипнозом?

Александр скорчил мину, которую можно было расценить и как "да", и как "в гробу и белых тапочках я видал таких умников". По крайней мере, так показалось генералу. Доктор хоть и усмехнулся, но не стал акцентировать на этом внимание.  

- С основным разобрались, - Заключил  Док. - Теперь  давай о частностях.

***

Этим местом не интересовались даже бродяги: слишком далеко от города. Да и вряд ли нашлось бы, чем поживиться в обнесенном серой бетонной стеной с зелеными воротами, на которых были нарисованы серп и молот (эмблема давно канувшей в небытие империи), военном городке. Казалось, только чудо спасло его от сноса. Однако пассажиры черного джипа, медленно подъезжавшего к песчанке, ведущей к воротам, считали иначе. 

- Итак, бойцы на внешнем посту ограничатся только визуальной проверкой документов. У меня остались еще, - тут генерал позволил себе грустную усмешку. - Со времен прошлой реальности. Каким бы бредом это не звучало. Вряд ли изменения физического уровня были столь сильными, чтобы внешний вид пропуска стал другим.

- А если изменился? - уточнил Александр.

- Неизбежный риск. - Отрезал Боголь.

- Так вот. Солдаты не рискнут проверять генеральские корочки и допуск сканированием. Местный этикет, можно сказать. Как я уже говорил, ограничатся тем, что просто сверят фото на удостоверении с моим лицом. Нарушение вообще-то, но сейчас это играет нам на руку. Вот датчики электронной идентификации "свой - чужой" автоматической системы защиты представляют собой серьезную проблему, так как мои документы в системе уже... или еще? А, не важно. Не зарегистрированы, в общем.

"Да, - подумал Александр. - Шпарит, будто лекцию читает. Годы преподавания в "семинарии" не прошли даром. Раньше, хоть он и был классным волкодавом и лидером, выражение собственных мыслей давалось ему куда сложнее. Если, конечно, не считать мат".

- Я могу провести вас через служебные помещения прямо к установке, необходимой нам для переноса твоего, Саш, сознания, - продолжил генерал, не подозревая, насколько только что поднялся в глазах бывшего подчиненного.

- Там что, нет систем электронной проверки доступа?

- А зачем? Эксперименты не проводятся уже очень давно. Причина тебе известна. Стопроцентная смертность "подопытных". Проблемы могут начаться, если ее переместили в хранилище. Туда придется прорываться с боем, ясно?

- А как собираетесь выбраться оттуда вы после моей отправки? - спросил новоиспеченный подопытный.

- Никак, - отрезал Боголь. - Если ты справишься, то этого "сейчас" не произойдет вообще. А если нет, то нас казнят как шпионов. Думаю, что проникновение на территорию Медицинского Исследовательского Центра, принадлежащего службе государственной безопасности, будет расценено именно так. Так что кончай корчить из себя мученика, и просто сделай дело.

На несколько секунд в машине повисло напряженное молчание, затем Александр произнес, предварительно убедившись, что Док полностью поглощен расчетами на заднем сидении, и ничего, кроме ноутбука, ему в этом мире не надо:

- Балагур, давай на чистоту, ты зачем во все это залез? Со мной все ясно. У меня жену убили. Дважды. Такого я не прощу никому (на этом месте он признался себе, что немного  лукавит. Дело вовсе не в мести. Просто он любит ее. Такой вот вечно крикливой дурой. Все равно любил.). Доку ты попросту приказал, или надавил... Не знаю. А ты за что дерешься?

- Может, мне не хочется жить в реальности и знать, что она неправильная, не настоящая.  А кичливый урод у власти добыл свое место кровью и обманом. Не думал об этом?

У Кротова от такого наивного пафоса даже зубы заныли.

- Чушь. Как разведчик, ты не можешь не знать, что почти каждый, находящийся у власти, шел к этому месту через обман, а порой и через трупы. Может, конечно, и не совсем каждый, но не может тебя это расстроить. Ты слишком много видел. Да и сколько скелетов в шкафу лежит у тебя, мне и представить страшно. Не корчи из себя святого. Что касается нереальности... Так ведь ты забыл бы об этом. Физический мир, по словам дока, почти не изменился. Печник остался печником, слесарь слесарем, а генерал, стало быть...

- Только не я. У Штопорова ко мне личный счет. Как-то мне пришлось допрашивать его, боюсь, не совсем гуманно... Короче, не забудет.

Александр чувствовал, что старый друг не договаривает. Если сказать совсем честно, то генерал врал. Счеты счетами, но очень сомнительно, что из-за такой ерунды, как давний допрос, будут ликвидировать или смещать с должности кадрового разведчика такого уровня. Вот сделать большую бяку, чтоб на всю жизнь запомнил, это сколько угодно, но подрывать работу сложной и четкой, а оттого порой и хрупкой, машины разведки, удаляя одного из самых толковых руководителей, решится только мальчишка или глупец. Ни тем, ни другим Штопоров не был. А жаль ("Кстати, а откуда я вообще что-то знаю о Штопорове? Видимо, начинает прорываться новая реальность"). Впрочем, он всегда уважал чужую тайну. Генерал на его стороне? Вот и здорово. Какими бы мотивами он при этом не руководствовался.

Впрочем, раздумывать над этой загадкой времени уже не осталось. Джип остановился у ворот и просигналил. Дверь начала открываться почти сразу. Пассажиры даже не успели пробежать глазами надпись, намалеванную на воротах белой краской: "Заглуши мотор! Документы к досмотру". Тут же появились два солдата. Одеты они были кое-как, форма на них весела как на вешалках и была мятой как из... простите, отвлекся. Создавалось впечатление, что эти два "воина Отчизны" неделю не просыхали. Однако не смотря на их якобы нетвердую походку, тренированный глаз сразу отмечал, насколько профессионально и слаженно они двигались. Ни один из них не отвел ствол автомата от салона джипа ни на миг. Холодные глаза этой парочки наблюдали за пассажирами с цепкостью опытных волкодавов.

- Ваши документы, - обратился старший из них к Боголю, безошибочно опознав в нем главного, несмотря на гражданскую одежду.

Тот молча протянул ему пластиковый прямоугольник с фотографией и парой голограмм. Впрочем, Александр был уверен, что начинка у него куда хитрее. Через пару секунд документы были возвращены владельцу.

- Проезжайте, товарищ генерал.

"Военный городок", выглядевший таким непрезентабельным снаружи, внутри оказался сверхсовременным научным центром с очень серьезной системой охраны. Правда, оценить все это великолепие можно было только спустившись под землю. Что дерзкая троица и сделала. Сзади сопел  "сопровождающий", приставленный уже при внутренней проверке. Он не удивлялся, почему маршрут его "подопечных" пролегает таким кружным путем (старались не нарваться на сканеры автоматической защиты), но палец с курка не убирал. Двигался он так, чтобы постоянно держать всех троих в поле зрения, и, в случае необходимости,  достать одной очередью. Наконец, они вышли к помещению, где должна была храниться установка. Комната была пуста.

- Значит хранилище. - Вздохнул генерал.

Путь до спецхрана оказался неблизким. По подсчетам Александра - что-то около трех километров. За все это расстояние они ни разу не поднимались на поверхность. Несколько раз гас свет, и сворачивать приходилось по командам сопровождающего, на которого теперь легла еще и роль проводника. Он, кстати, не пользовался никакими средствами, чтобы видеть в темноте. Вот что значит профессионал с отличной памятью и слухом. Всего они шли около часа. Наконец коридор расширился, и из полумрака вынырнула дверь с табличкой "Хранилище".

У дверей спецхрана стояли два охранника. Между ними стоял терминал электронной идентификации. Эти уже и не думали прикидываться лопухами. Два здоровенных лба с повадками уверенных в себе профессионалов. Александр ни на секунду не задумывался. А зачем? Просто тому, кого он оценил как менее опытного, в лицо полетела связка ключей. Одновременно с этим, второй получил кулаком в висок. После чего перехватил руку первого солдата с разбитым ключами лицом, тянущуюся к тревожной кнопке, и парой нехитрых движений отправил отдыхать вместе с товарищем. Убивать их смысла не было. Враги не они. Судя по удовлетворенному сопению генерала за спиной, "конвоир" тоже не побеспокоит их выстрелом в спину. 

***

Теперь, когда на плече ощущалась привычная и такая приятная тяжесть автомата, Александр чувствовал себя куда увереннее. Солдаты были споро транспортированы за угол, в одно из технических помещений, и вряд ли обретут способность двигаться раньше, чем через полчаса. Сейчас все зависело от того, как долго отсутствие поста и исчезновение "сопровождающего" останется незамеченным. Странно, при такой совершенной системе охраны в коридоре просто обязаны были быть камеры, но тревога еще не была объявлена. Тут возможны два варианта: во-первых, тысячи камер огромного исследовательского комплекса не могут быть под постоянным контролем операторов. "Человеческий фактор" всегда оставался узким местом, что в защите, что в нападении. Тут ничего не менялось со времен каменного века. Второй же вариант был более прозаичен, но и более вероятен. Операторы, наверняка, занимались чем-то весьма далеким от их прямых обязанностей. Фигней страдали, проще говоря. Все-таки русская армия, даже в лице элитных частей, не смогла избавиться от раздолбайства, свойственного нашему менталитету испокон веков. Вокруг столько охраны и прочих войск, так чего полошиться-то?  Другой вопрос, что радиопроверка всех постов тут наверняка есть. Уж этой предосторожностью никто пренебрегать не будет, будьте уверены. Вызовут пост по рации, и, не получив ответа, моментально кинут все силы на подавление возмутителей спокойствия. Благо, деваться им вроде бы некуда. Теперь многое зависело от интервала контрольного выхода в эфир и времени, прошедшего с момента последней отсечки.

Рация, предусмотрительно захваченная генералом во время обыска тел, пока признаков жизни не подавала. Стоит ли говорить, что нервы у всех троих были натянуты до предела. Однако не "звенели" и не "шалили". Все-таки на счету каждого из них не по одной кризисной ситуации.

Наконец, нужное помещение было найдено. Сам агрегат оказался не таким уж и грандиозным сооружением, как представлял Александр. Всего лишь кресло окутанное проводами.  Заметив его скепсис, доктор произнес:

- Механическая часть конструкции очень проста. Ты садишься в кресло. В кровь начинает вводиться токсин. Через некоторое время ты умираешь. Вот эта штука, - Док показал на колпак, похожий на те, что одевались на голову преступникам, прежде чем их поджаривали на электрическом стуле (ассоциации Александру не понравились). - "поймает" твое сознание, и отправит его в нужную нам точку времени и пространства. Понимаешь? Хорошо. Самое сложное в этом деле, это рассчитать координаты нужной нам точки по множеству параметров. Нам ведь нужно отправить тебя не только в нужное время, но еще и именно в твое тело! А оно, что характерно, постоянно перемещается в пространстве. Вся память моего лэптопа,  а это сто двадцать терабайт, забита этими координатами и расчетами траекторий. Сам понимаешь, никто не смог бы проделать эти расчеты, даже имея под рукой всю мощь нашего вычислительного центра, кроме спеца пси-про высочайшего уровня. - Закончил Док не без оттенка гордости. Законной, надо сказать гордости.

То, что доктор перешел на "ты" порадовало Александра. Не стоит "выкать" человеку, которого через несколько минут собираешься отправить на смерть. Это может его несколько нервировать. Так что он решил пересмотреть свое, изначально не самое лестное, мнение о докторе. Тем более, интонации превосходства и зазнайства, поначалу проявлявшиеся в тоне пси-про, куда-то исчезли. Общаться с ним стало намного приятнее.

- Садись в кресло. Я за... - Ожившая рация, одновременно с сигналом тревоги не дали доктору закончить фразу. - Началось!

Под завывания сирены, рядом с которой любая пожарная сигнализация казалась детским лепетом, из рации неслись приказы личному составу: "Тактические группы, готовность номер один. Явиться с оружием к входу в спецхран для дальнейшего инструктажа. Охране принять боевую готовность!"

Васильковые глаза генерала стали спокойными, как небо в майский денек. Он как-то устало вздохнул, снял куртку, и расстелил ее прямо на полу. После чего лег сам и поудобнее пристроил автомат. Три полных "рожка", которыми его "проспонсировала" та же охрана, он пристроил прямо перед собой. Генерал готовился драться всерьез. До конца. Вот только в глазах у него, Александр только что заметил, все четче проступала какая-то растерянность.

- Его старая память потихоньку адаптируется под новую вероятность, - прошептал док на ухо Александру. - И Бог знает, что именно заложено в его новой памяти. Вполне возможно, что он начнет палить по нам. Так что пристегивайся поскорее. У нас мало времени.

Александру тоже не хотелось, чтобы настолько опытный волкодав как генерал, неожиданно превратился во врага. Он, не теряя времени, забрался в кресло и начал бороться с ремнями фиксаторов на ногах.

В этот момент заткнулась тревожная сирена, и одновременно с этим событием раздались первые выстрелы. Звук упавшего за спиной тела в сочетании с глухим рыком генерала подсказал Александру, что Боголь пока на их стороне. Криков раненых не было. Совсем. Генерал экономил патроны. То есть бил наверняка.

Александр был уже полностью привязан к креслу. Док возился с последними проверками и настройками аппаратуры и, судя по его раздраженному чертыханью, что-то поправлял прямо "по ходу пьесы". Оптимизма это, надо сказать, ничуть не прибавляло. За его спиной неожиданно настала тишина.

Нападавшие, похоже, решили перегруппироваться и временно отступили. Генерал использовал это время для того, чтобы заменить израсходованный наполовину "рожок". Его он положил чуть в стороне от остальных, чтобы не перепутать с целыми, но в случае необходимости он был под рукой. Впрочем, это было не более чем проявлением оптимизма. Старый вояка уже прекрасно понимал, что возможность еще раз перезарядить оружие ему уже не дадут.

- Послушай, Александр, - очень серьезно начал доктор. - Для твоего тела вся процедура пройдет безболезненно, но сознанию все равно предстоит испытать шок смерти. Большинство твоих предшественников погибли оттого, что не смогли перенести этого шока. Я могу посоветовать тебе только одно: попытайся сосредоточить всю свою волю на одной цели. Тогда шансы пережить "прыжок" у тебя будут чуть выше. Ну и... это... молись, если умеешь. Удачи.

Александр расслабился, закрыл глаза и попытался выполнить тренинг, которому его научил один старый, много воевавший и выживший, а оттого мудрый прапор. Он говорил:

-Если впереди невыполнимая, как тебе кажется, задача, или предстоит броситься в последнюю атаку, то постарайся просто расслабиться и отрешиться от всего. Когда у тебя это получится, то сосредоточься на вопросе о том, что же самое дорогое для тебя. Не надо думать о вариантах, только вопрос.  Пусть подсознание само подскажет тебе верный ответ. Потом, когда ты полностью сосредоточишься на этом понимании, представь, что у тебя хотят это отнять. После чего смело кидайся хоть к дьяволу в пасть!

Старый прапор был не чужд "красивостей", как он сам это называл, но дело свое знал туго. Именно поэтому совет запомнился, и, надо сказать, не раз выручал Александра. Вот и сейчас звуки вокруг затихать и отдаляться. Клацанье клавиш, по которым со страшной силой лупил Док, мат генерала, способный восхитить иного сердце филолога и звуки боя уплывали куда-то далеко-далеко. Александру вспомнилось как он, лежа на диване, наблюдал за прибирающей квартиру Кристиной.  Она подошла к нему и стала что-то говорить, но он не слышал ее голоса. Гораздо интереснее было наблюдать за ее лицом. Шутливо нахмуренные брови, и мягкий взгляд карих глаз. Кажется, она обвиняет его в том, что он бездельник. Она шутит. Она прекрасно знает, что он очень устал после двухнедельной командировки. Куда он тогда ездил? Неважно. Главное, что Она дома. И Она рада его видеть. Тем временем в него летит подушка. Он отбивает ее небрежным взмахом руки. Он не сердится, а продолжает смотреть в эти теплые карие глаза. Глаза цвета его личного счастья. Они хотят отобрать у него это счастье. Злость накатывала тяжелым валом. Да он скорее лично перехватит каждому из них горло, чем отдаст Ее!

Волна ярости захлестнула сознание. Вся сущность Александра требовала только одного: уничтожить всех, кто вздумал причинить вред Кристине. Его Кристине! И хрен он позволит себе сдохнуть раньше, чем она будет в безопасности.

Сквозь красную пелену, застилавшую глаза, Александр видел, как Балагур перестал стрелять, застыв с недоуменным выражением лица. Через секунду его автомат вновь начал подниматься, но уже в сторону Дока. Тот охнул, но не растерялся, а быстрым движением выкинул в сторону генерала руку с пистолетом. На этом моменте начал действовать токсин, и зрение оставило его. Раздался выстрел.

Если бы Александр мог проанализировать ситуацию, то его бы интересовали два вопроса: откуда у Дока пистолет, и чем окончилась эта дуэль. Поразмыслив, он бы нашел ответ на первый вопрос. Доктор, скорее всего, "снял" оружие с кого-то из солдат, когда они оттаскивали их от входа. Второй, увы, остался бы без ответа. Но его это не интересовало. Сознание было мобилизовано только на одну цель. Спасти Кристину. Все остальное потом.


Глава 2

Начало пути.

"А про третий путь не скажу ни слова:

Он у каждого свой - раз и готово...

О том, как всё просто знают телефона провода.

Этот третий путь будет всем всегда-всегда...

Всегда-всегда... Всегда-всегда... Всегда-всегда... Всегда..."

Люмен "Три Пути"

- Саня. Кротов, блин! - раздался резкий голос над ухом.

Похоже, он немного задремал, так как все еще находился не в лучшей форме. А учительница, разобидевшись на глупую шутку, не стала его будить. Поднимать голову со сложенных на парте рук не хотелось, но ответить все же придется.

- Что ты хочешь? - спросил он спокойным голосом, не предпринимая никаких попыток поднять голову или, хотя бы, открыть глаза.

- Братан, урок кончился! Русичка уже свалила. Круто ты ее уделал... Харэ спать! Курить пошли.

Александр, до сих пор не поднимая глаз на говорившего, пытался вспомнить, кому принадлежит этот голос. Бесполезно. Слишком много лет прошло. "Почти двадцать пять, однако" - беззвучно ухмыльнулся он. 

- Рота подъем! - говорящий хлопнул по спине Александра ладонью.

Никогда, слышите, никогда не пытайтесь повторить подобную глупость в домашних условиях. Вне дома, впрочем, тоже не стоит. Бить расслабленного разведчика-оперативника с боевым стажем в полтора десятка лет, это, знаете ли как-то... У них же все на вбитых реакциях основывается. Хотите экстрима? Лучше попробуйте броситься с зубочисткой на вражеский БТР, или попытайтесь лбом свалить Пизанскую башню. Я хочу сказать, что в мире существует множество более безопасных занятий, чем бить по спине бойца уровня Александра. Годы войны и нескончаемая череда операций в "мирное" время давно убедили его в том, что сначала лучше довериться рефлексам, ну а уж потом разбираться, что там, да как. Естественно, предварительно супостата надо отскоблить от стенки или иной поверхности, по которой его эти самые рефлексы размажут. Иногда закрасить бывает намного легче, чем отодрать. Этому психу еще повезло. Он даже не успел удивиться, как оказался на полу с вывернутой рукой, зажатой в железном захвате, и перехваченным горлом.

"Ну, - подумал Александр. - Все не так плохо. Жив, по крайней мере, остался. Стоит следить за собой. Но как-то уж совсем неожиданно. Кто, кстати? А... Так это Серега Черный. Можно еще чуть подержать, пусть подумает над своим поведением."

Через несколько лет Серж и Александр должны были стать друзьями, а их вечное соперничество перерасти из "холодной войны" в обычное дружеское состязание. В школе же в это время они были уже не врагами, но еще и не приятелями. Частенько, в те времена, могли и подколоть друг друга чем-нибудь. Порой достаточно жестко. Но не это повлияло на решение Кротова чуть подольше не снимать захват. За две недели до начала всех событий он здорово проигрался Черному в покер. Играли не на деньги, но самодовольная рожа последнего до сих пор стояла у него перед глазами. Немного достал. Бывает.

- Ты это чего?.. - Были первые слова еще не пришедшего в себя после такого кульбита, Серого.

Тут стоит отметить, что потрясенным выглядел не только он. Весь класс во все глаза смотрел на разыгравшееся представление. Никто не успел "поймать" момент, когда дремлющий добродушный одноклассник превратился в бешенного терминатора. Броска, что естественно, учитывая подготовку иных присутствующих, тоже никто не заметил. Для них все произошло слишком быстро: хлопок, и вот уже Черный корчится в захвате на полу.

- Рефлексы. - Спокойно сказал Александр, помогая подняться слегка помятому однокласснику.

- А...

- Кто-то вроде бы хотел идти курить? - все тем же тоном спросил он.

Секунду в глазах Сереги стоял невысказанный вслух вопрос, но он лишь потряс головой, и сказал:

- Пошли. Что у тебя сегодня?

"Ах, да. - Александр начал прохлопывать собственные карманы. - Я не я, если не найду тут того, о чем сейчас думаю. Ага! Так и есть в заднем кармане джинс. Что там у нас? "Мальборо-лайт". Я сегодня, по-видимому, богатый. "Мажорю". - Вспомнил он подходящее слово, часто употребляемое в этом времени.

- Богат. - Отреагировал Черный. - Угостишь?

Вообще-то курить Александр бросил лет двадцать назад, и, по своему обыкновению, если уж что-то делал, то делал наверняка.

- Забирай всю.

- Так она же даже не распечатанная. - Удивился Серега.

- Знаешь, у меня почему-то возникло ощущение, что мне это больше не понадобится.

Насмешливое выражение неоднократно бросавшего курильщика, знающего цену таким обещаниям, явственно проступившее на лице одноклассника, Александр предпочел не заметить.

На улице толпу школьников встретил по-летнему теплый сентябрьский денек. Несмотря на это "путешественнику во времени" было крайне неуютно. Каждый миг казалось, что вот сейчас кто-нибудь ткнет пальцем с криком "кто ты, самозванец?". Мгновенье проходило, но все было в порядке. Школьный народ задавался только двумя вопросами: "почему не куришь?" и "что за фигня была на перемене?". Это они про бросок, дошло до Александра. Черт, скромнее надо жить. Часа не прошло, а уже отметился! Александр мог долго выговаривать себе, была у него такая привычка. Если бы его размышления не прервал приятный, но резкий голос:

- Слышь, придурок, повытрепываться захотел? С нами уже и покурить западло? Смотри, тебе ж еще с нами долго учиться, ...!

"Девять месяцев максимум!", - усмехнулся он про себя. Наташка. Даже не оборачиваясь уже можно было сказать, что за его спиной стоит девчонка с неплохой фигуркой и характером холодной стервы. Во время учебы война с ней длилась каждый день. Без ее утреннего приветствия "Сашка - ...!", где многоточие заменяло какое-нибудь не слишком приятное слово, в школе он чувствовал себя потерянным. Забавный факт, чем лучше у нее было настроение, тем более обидные выражения она употребляла.

Повернувшись, Александр, как и ожидал, увидел рыжеволосую девушку с симпатичным лицом и  двумя хвостиками. Ей такая прическа шла. Если кому-то не нравилось, то когти она пускала в ход без предупреждения и каких-либо угрызений совести. Два серых глаза с зеленым отливом, которые можно было назвать красивыми, если бы не излучаемые ими холод и презрение, внимательно смотрели на него и ждали ответа.

- Знаешь, - наконец произнес Кротов. - Сегодня я немного не в форме, поэтому пропущу твою беззубую шпильку мимо ушей, рассматривая это, как очередную глупость с твоей стороны. А не курю я просто потому, что считаю, что ничего хорошего мне это не дает. Ты, впрочем, можешь оставаться при любом мнении. Не настаиваю. Вопросы? Нет? Я рад. Свободна.

Александр ожидал жесткого ответа. Ну ладно, хоть какого-то ответа, но она молча отвернулась. Он украдкой улыбнулся, вспомнив, что в школе был очень стеснительным и скромным молодым человеком. Ну что ж, все как в рекламе шоколадок: "шок - это по-нашему!"

***

Домой после уроков идти не хотелось, поэтому Александр просто слонялся по улицам, вспоминая, как выглядел город тех лет ("Этих лет!" - жестко оборвал он сам себя). Его восхищало все: чистый воздух, отсутствие пробок и подразделений войск специального назначения на каждом углу. Можно было просто гулять и думать о своем. Более детальный план действий он решил оставить на завтра, когда голова будет соображать чуть лучше, а сегодня можно просто предаться свободным размышлениям. 

Только когда стало совсем темно, он повернул в сторону дома. Сразу в прихожей произошло столкновение с матерью:

- Ты где был? - грозно спросила она, едва он переступил порог дома.

Он постарался ответить очень спокойно, используя умиротворяющую технику гипноза:

- Гулял.

- В такую темень?!

Что ж, серьезный гипноз удавался Александру, как он считал, не всегда. Если быть объективным, то почти никогда. Те речевые и интонационные приемы, которыми он владел, могли "подтолкнуть" собеседника к нужному решению, но не мгновенно сменить материнский гнев на милость.

- А уроки когда делать будешь? - продолжала возмущаться матушка, уже скрываясь на кухне.

Так бывшему спецназовцу и бизнесмену, прошедшему множество боев, как с оружием, так и с ручкой в руках, впервые пришло в голову, что выполнить нынешнее задание будет намного сложнее, чем предполагали Док с генералом.

"Сколько там осталось? - подумал он, уже падая на подушку. - Девять месяцев минус один день".

Это была его последняя мысль перед тем, как он провалился в глубокий сон.

***

Против всех ожиданий, ночь прошла довольно спокойно. Наверное, сказались усталость и напряжение прошедшего сумасшедшего дня. Как всегда, Александр открыл глаза ровно в шесть утра. Какой сегодня день недели? Вчера он решил просто отдохнуть, ничем не забивая свои мысли. После такого стресса вроде как и не грех, верно? Сегодня со свежими силами стоит подумать над тем, как жить дальше. Кротов закрыл глаза и в пятнадцать минут набросал первые наметки плана дальнейших действий, по привычке ничего не записывая на бумаге, всецело полагаясь на свою память.

Первым пунктом Александр отметил мероприятия по приведению тела в порядок. Не то что бы ему для выполнения задачи были необходимы огромные мышцы, но вот выносливость и дыхалку подтянуть стоило. Это не так сложно, надо всего лишь бегать или плавать почаще.  Еще одна серьезная проблема заключалась в резком изменении габаритов и параметров его тела: вес, рост, длина ног и рук, гормональный баланс и даже моторика. Это было уже действительно плохо. Все навыки в рукопашном бою и прочих искусствах, зависящих от ловкости тела были утрачены до того момента, пока он не привыкнет к новому телу. В принципе, если позаниматься акробатикой, то они восстановятся буквально в течение месяца. Просто нужно как можно больше двигаться, чтобы мозг привыкал к новому телу.

Задачей номер два Александр счел решение проблемы финансирования и технического снабжения операции. По понятным причинам что-либо из будущего, в отличие от того же Штопорова, он взять не мог. Как и обещал Док, светлая ему память (Александр оценивал его шансы в дуэли с генералом как очень незначительные), его снабдили кучей самой разнообразной информации обо всем, что могло касаться его задания. От краткого досье на все более ли менее значимые фигуры в самых разнообразных сферах до результатов спортивных состязаний и информации о скачках акций на Токийской бирже. Довеском шли просто интересные факты из жизни 2004 и 2005 годов, которые могли использоваться  Александром для достижения цели. Проблема же была в том, что за то короткое время, оставшееся у него до "перезаписи", он не мог полностью усвоить весь материал. Если бы он прочитывал хотя бы каждый десятый лист, подсунутый ему доктором, то ему не хватило бы и недели, чтобы все запомнить. Естественно, он поступил по-другому: просто пробегал глазами все листы с информацией. На каждый тратил не более секунды. Зато теперь, с помощью самогипноза, он смог вспомнить любую страницу. Однако то, что эта информация находилась в его голове, вовсе не означало, что он владел ей. Необходимо было ее впитать, то есть прочитать по памяти.

Целью номер три Александр определил задачу по вербовке "своего человека" в одной из бандитских структур. Кто-то должен размещать ставки, играть на бирже, заниматься закупкой снаряжения и оружия. Нужно, чтобы кандидат клюнул на легкие деньги. Был достаточно умен, чтобы не пытаться прикончить, выследить или сделать еще какую-нибудь пакость в адрес курицы несущей ему злотые яйца (особенно, если курица продемонстрирует, что умеет неплохо защищаться). 

Посмотрев на часы, Александр обнаружил, что сейчас 6:15 четвертого сентября две тысячи четвертого года (и так знал), суббота (а вот это важно) Вроде по субботам не учились? Не вспомнить. Когда как. "Ну и фиг с ними со всеми. Если что, то я взял выходной по состоянию здоровья. - Решил Александр. - Психического".

Стараясь не шуметь, он выбрался на кухню. Однако не смотря на ранний час, она уже была занята матерью. Александр пожелал ей доброго утра и сел за стол.

- Доброе. - Ответила она. - Что так рано вскочил?

Александр почесал нос, и ответил:

- Да так. Мам, ты не в курсе, у меня есть в чем бегать?

- Что, бегать по утрам решил? - удивление проступило на ее лице слишком явно.

- Что-то вроде того.

- Сейчас посмотрю.

Двадцать минут спустя Александр уже наворачивал круги на ближайшем школьном стадионе. Это занятие совсем не мешало ему думать, скорее наоборот, прочищало мозги. Мысли были достаточно просты: "каким должен быть "свой человек" в бандитской структуре?".  Да, именно в криминальных кругах стоило искать кандидатуры. Многое придется делать в обход закона. Итак, этот человек, в первую очередь, должен обладать очень большими амбициями, которые на своем месте ему не удовлетворить, а для перехода на следующую ступень требуются деньги. Очень большие деньги. Во-вторых, он должен быть умен ровно настолько, чтобы в точности исполнять рекомендации Александра, не пытаясь на него давить. Еще о нем должна быть достаточно обширная информация в его памяти, чтобы этого кандидата легче было убедить сотрудничать. Впрочем, последнее дело техники. Главное - найти нужного человека.

Мысленно перебрав несколько досье, Александр нашел идеальный вариант. Раков Иван Дмитриевич, 1971 года рождения, холост, детей нет, на данный момент нигде особо не засвечен. Держит район (разумеется, через цепочку подставных лиц), из тех, что почти в каждом городе называют "индустриальными". Местное гетто, если быть проще. Имеет свой бизнес, который свой пик уже пережил. Для его поддержания на плаву нужны деньги. Большие деньги. Взять их неоткуда. Лелеет сумасшедшую мечту "подмять" под себя город. Огромные связи, в том числе и в МВД, и госструктурах. Ну и решающий кирпичик: про него и его банду в "картотеке" Александра было достаточно данных, чтобы без проблем убедить его сотрудничать.

Вернувшись домой, Александр опять столкнулся лоб в лоб с матерью.

- Неужели правда бегал? - Удивилась она. - Сигаретами вроде не пахнет.

"Ну да, - развеселился он. - Был такой момент. Использовал я как-то пробежки в качестве повода для первой утренней".

- Бросил. - Лаконично ответил он.

Выражение ее лица заставило Александра надолго задуматься о том, как просто порадовать родителей. И о том, почему нам никогда не приходит это в голову, пока мы молоды.

***

В остальном остаток выходных прошел, не принеся ощутимой пользы, кроме ежедневных тренировок. Так что Александр употребил его на изучение информационного массива в своей голове. Ракова в городе пока не было, так что его вербовка откладывалась на неопределенный срок. Зато понедельник начался довольно весело. Первой, кого он встретил в школе, по закону подлости (или Мэрфи, если вам так больше нравится), оказалась Наташка в окружении подружек.  Она радостно поприветствовала его:

- Сашка - ...!

И стоит, ждет, зараза, когда он смутиться. Не тут-то было. Состроив дебильно-радостную рожу, Александр закричал на весь коридор:

- И тебя с праздничком, ...! - Кротов давно понял, что лучшая защита, это зеркальное отражение приемов атакующего. Особенно, если имеешь дело с такими стервами. И уже тише прибавил, обращаясь к ее подругам. - И вам привет, девчонки.

Кажется, им хватило. Пробормотав что-то среднее между "привет" и "пошел ты", они отправились дальше. Настроение неуклонно поднималось.

Откуда-то сбоку вынырнул Серега:

- Привет. Этого она тебе точно не простит.

Александр выразился коротко и ясно, от всей глубины русской души и хорошего настроения в том смысле, что ему без разницы.

- Понял. Но смотри. Я тебя предупредил. - Все-таки высказался Черный.

На русском языке Анна Сергеевна опять пристала с несчастной "диатезой", говоря о каких-то неточностях в его прошлом ответе. Чтобы моментально пойти на попятный, ей хватило всего одного вопроса:

- Простите, Анна Сергеевна, вам выходные понадобились на то, чтобы понять, что я имел ввиду в пятницу, или чтобы посмотреть значение термина в словаре?

Как он и полагал, ответом на эту реплику была тишина. Он не считал, что заходит слишком далеко, так как до сих пор помнил, как он сдавал ей выпускной экзамен по русскому языку.

На очереди был английский язык. На нем Александр вел себя относительно спокойно. Разве что развлек одноклассников своей версией исполнения песни "Irish drinking song"[1].

Уже после уроков Кротов задумался, почему его так тянет на что-нибудь активное. Спокойно сидеть на месте почти не удавалось. Он привык быть честным с самим собой. Его немного беспокоило то, что тело требовало какого-то выхода бушующим эмоциям. Похоже, в том, что пятнадцатилетний возраст считается самым "бешеным", виноват не только разум, но и тело. Чем это обусловлено Александр даже не заморачивался. Просто принял как фактор, который надо учитывать, пожал плечами и пошел дальше, напевая песню, с таким успехом исполненную на уроке английского:

We'll drink, and drink, and drink, and drink, and drink, and drink and fight!
We'll drink, and drink, and drink, and drink, and drink, and drink and fight!
And if I see a pretty girl, I"ll sleep with her tonight!
We'll drink, and drink, and drink, and drink, and drink, and drink and fight!

***

Три дня отдыха, которые Александр себе позволил, прошли. Пора было приступать к активным действиям. Тем более, что по имеющимся разведданным, Раков вернулся в город. Возможно, некоторые могут счесть, что распитые вместе с "младшими быками" из бригады вышеупомянутого человека несколько бутылок водки не являются надежным источником информации. Но другой покамест не имелось. Приходилось работать с тем материалом, что был в наличии. Из того потока пьяного бреда, что вылилось на многострадальные уши Кротова, можно было вынести немало интересного. Например то, что у Ракова есть своя штаб-квартира. Находится она где-то в центре (Александр даже знал где именно, но там всегда ошивалась куча охраны. Ее, конечно, можно и положить, но тогда склонить кое-кого к сотрудничеству будет намного сложнее). А вот то, что, по словам "торпед", Барракуда каждый четверг посещал любовницу, было очень интересно (ребята, которые будут через двадцать пять лет собирать досье на Ракова, были классные спецы, но всего знать не могли даже они). Пожалуй, это был неплохой шанс.

Правда, тут тоже имелись свои минусы в виде двух "бодигардов": Пуха и Штакета. О них тоже в будущем аналитики генерала узнали немало. Если в двух словах, то Пух был огромным, неповоротливым и тупым. Силой, правда, обладал феноменальной. Штакет же был полной его противоположностью: бывший "погранец", умен, быстр. Долгое время изучал карате и джиу-джитсу.

Судя по всему, господин Раков рассчитывал, что нападавшие сначала попытаются нейтрализовать огромного и неповоротливого (бесполезного, одним словом) Пуха, тем самым дав время Штакету подготовиться к контратаке. В принципе, идея не столь уж нова, но работает до сих пор. Уже одна эта информация стоила того, чтобы потратиться на несколько пузырей, но эти братки рассказали еще немало интересного.

Заводилу, крепыша с поросячьими глазками, все называли Томом. Говорил в основном он, остальные изредка поддакивали:

- Ты... эта... слушай, кароче. Штыкет вабще богд... бодга... как ты там говорил?

- Бодигард.

- Тьфу, заумь. Охранник, кароче, классный. - Рассказывал Том, тщетно стараясь сфокусировать взгляд на Александре. - Спокойно с пятидесяти метров в пачан из-под сиг лупит. Тока он эта... параноик, вот!

- В смысле? - удивился Александр. - Ты же говорил, что боец он крутой?

- Да ты не понял, пацанчик! Он ствол всегда носит здесь, - крепыш хлопнул себя по боку. - Заряженный. Патрон всегда в стволе и все такое. Это чтоб мочить можно было любого, кто че-то против босса имеет, ясно? Крутой он, внатуре!  Он мне свой ствол давал заценить. Этот... как его?... ну, дойчей фирма... группа такая есть еще.

-ППК? Вальтер ППК[2]? - наугад ляпнул Александр, подумав, что это не совсем удачный выбор для профессионала.

-Точна! Он. Сечешь, смотри! Подрастешь, так может я к себе в бригаду и возьму!

- Я подумаю. - Пообещал он, и поспешил откланяться. Тем более, все необходимое он уже выяснил.

На улице стемнело, но Александр все равно решил возвращаться домой через стадион. Так показалось ближе. Когда он уже подходил к противоположным от входа трибунам, чтобы перебраться через забор и оказаться в своем дворе, дорогу ему преградила явно недружелюбная компания. Внимательно приглядевшись, он различил лицо Наташки и еще нескольких человек из параллели. Все они, насколько он помнил, славились любовью к выпивке и драке. Лица у парней были довольные и приветливые (Александр ни на секунду не обольщался насчет этих улыбочек - будут бить.), а Наталья наоборот, казалось, задумалась о чем-то важном.

Кротов сделал еще несколько шагов и молча остановился в трех метрах от компании. Первыми тишину нарушили парни. Один из них (Ёж, кажется) начал разговор:

- Ну, привет - привет! Как жив - здоров? Сейчас будешь хуже! Ты чего до Натки докопался?

Александр поднял одну бровь, и, всем своим видом выражая вежливое удивление и заинтересованность, перевел взгляд на чуть смутившуюся девушку.

- Да, ладно, ребят, я с ним в школе сама поквитаюсь. Да и не докапывался он особо. Так, мелочи. Пошли лучше пивка еще возьмем. Я угощаю! - Она, похоже, изо всех сил пыталась разрядить обстановку. Вот только парням хотелось подраться. Причина уже не имела значения. Они попросту задвинули ее подальше за спины, а Ёж продолжил искать поводы для наезда:

- Слышь, а Черного-то ты че заломал? Бей своих, чтобы чужие боялись, да? С нами не прокатило, а ты попал!

Взгляд Александра стал опасно спокойным. Ему как-то резко надоел весь этот глупый фарс, но ответил он достаточно спокойно:

- Слушайте, хотите бить - бейте. К чему все эти прелюдии. Заканчивайте уже со своим словесным онанизмом.

Ёж, похоже, не терпел насмешек над собой. Как-то нелепо подпрыгнув, он попытался нанести удар рукой "с налету". Александр не стал уклоняться или отступать. Напротив, скользящим движением он сократил дистанцию до минимума. Уперся согнутыми руками, все еще находящемуся в отрыве от земли Ежу в грудь, и резко распрямил их. Эффект превзошел все ожидания. Обратно он летел недалеко (все ж таки это тело не обладало былой силой), но удачно. В падении он зацепил кого-то из своих друзей, образовав на земле кучу мала.

Александр не стал задерживаться и досматривать цирк до конца, просто пошел дальше. Его не пытались остановить. Пока.

Он прекрасно понимал, что рано или поздно с этой братией необходимо будет что-то решать. Сами они не успокоятся. Простое физическое насилие не вариант. Через десять минут вся школа будет знать о его способности побивать десятерых прошлогодним номером журнала "Нэшионал Географик". Нужно решить вопрос не только качественно, но и тихо. Как быть? Ответ пришел сам собой: необходимо убедить Ежа (вспомнить бы еще как его зовут в миру), без него никто в открытое противостояние не сунется. Александр решил, что решение этой проблемы потерпит несколько дней, пока имелись дела поважнее.

***

Следующее утро началось со звонка Черному:

- Здоров, Серега!

- И ты не хворай. Чего так рано людей беспокоишь? - отозвался сонный голос из трубки.

- Помощь твоя нужна. У тебя вроде валялась где-то пневматическая копия "Макара" и наплечная кобура к нему?

- Ну. - Все так же недовольно протянул Черный.

- Мне он нужен. Вместе с тобой.

- Еще чего? - кажется, одноклассник был недоволен подъемом в шесть утра гораздо больше, чем поначалу казалось Александру.

Впрочем, как действовать в этой ситуации он помнил:

- Пиво. Много.

- Понял. Буду. - Так же лаконично ответил тот. - Жди через полчаса.

Через двадцать пять минут относительно бодрый одноклассник позвонил в дверь.

- Кого мочить будем?

- Никого. - Ответил Александр взвешивая на ладони новенький МР-654 К[3]. - Одевай кобуру.

- Зачем?

- Тренироваться будем.

Александру не давало покоя то, что его тело еще не восстановило прежнюю ловкость. Фокус, который он решил продемонстрировать Ракову, не вызвал бы затруднений, будь он в своем настоящем теле. Нынешней оболочке он пока не очень доверял. Потому и решил провести генеральную репетицию перед престу... ну, назовем это представлением.

Серега надел кобуру, вложил в нее пистолет. Сверху Александр заставил его надеть куртку. После чего постарался выхватить у него оружие так, чтобы он не успел ничего предпринять. Всего-то и надо просунуть руку Черному за пазуху, скинуть фиксатор, и выхватить ствол. На словах все очень просто. На деле же все несколько сложнее.

С первой попытки у Александра получилось не очень аккуратно, но он пробовал еще и еще, пока результат не показался неплохим даже ему, а Серега даже не замечал рывка до момента, когда ствол уже упирался ему в живот. Тогда он попросил Черного двигаться в разных направлениях, чтобы смоделировать все возможные ситуации. За этим занятием пролетело еще три часа. И только когда у него стало получаться обезоружить противника из любого положения так, что он просто не успевал среагировать на нападение, тренировку было решено прекратить. Конечно, школьник и "погранец" разные категории, но все же в завтрашнем успехе он был полностью уверен.

- Забудь. Начисто. - Попросил он Серегу. - Я же, со своей стороны, помогу твоей памяти с помощью пива. Идет?

Какое-то время Александру казалось, что будущий друг сейчас начнет спорить, но тот лишь задумчиво пожал плечами:

- Идет. - Несмотря на сосредоточенный вид, обещание прозвучало твердо. Значит, за него он мог не волноваться. Есть еще такие люди, для которых данное слово не пустой звук.

- Тогда после школы по пивку и оформим. - Продолжил Кротов.

- А может вместо?

- Не стоит. Проблем потом не оберешься.

- Что-то не припомню, чтобы тебя это раньше волновало.

Александр на это только пожал плечами.

После школы, как и было обещано, Александр отправился с Серегой на стадион. Они расселись на трибунах, наслаждаясь хорошей погодой. Пиво, сок (Кротов, к бескрайнему удивлению одноклассника, предпочел что-нибудь безалкогольное) и закуску разложили прямо на скамейках.

Не смотря на столь мирное времяпровождение, лицо Черного отображало серьезную внутреннюю борьбу. Наконец он решился задать вопрос, который, судя по всему, не давал ему покоя несколько дней:

- Сань, скажи, че за чертовщина с тобой творится?

На лице Александра не дрогнул ни один мускул. Напротив, оно олицетворяло саму невинность.

- Ты о чем?

- Ты стал другим. Не изменился, а именно стал другим. Ладно, я еще могу понять твою внезапную тягу к спорту. Полезно, в конце концов. Пить бросил? Ну... допустим, хотя я не припомню, чтобы раньше ты упускал возможность пропустить стакан другой, верно? Неожиданно бросаешь курить. Все само по себе неплохо, но не бывает так, чтобы человек, без видимых причин так сразу менял всю свою жизнь. Кстати, заметь, я даже не упоминаю про то, что ты постоянно путаешься в мелочах и прочие странности.

Александр просто пожал плечами, и Серега продолжил:

- Я еще и не начинал говорить о сегодняшнем. Кстати, я не один замечаю, что с тобой что-то не так.

Это уже было интересно!

- Стоп. С этого момента поподробнее.

- Да та же Натаха! Заметил, она тебя сегодня даже не обматерила? Да и вообще, держится как-то настороженно.

- Это все? - уточнил Александр.

- Остальным пофиг. В шутку говорят, что ты взрослеешь. Учителя так вообще нарадоваться не могут.

- Даже русичка?

- Ну... в мире не бывает совершенства. - Протянул Черный.

- Ясно. - Отсмеявшись, ответил Александр. - Хочешь совет? Забудь ты обо всем этом. В мире столько интересных вещей, на которые бы действительно стоило обратить внимание, а ты на всякой фигне циклишься.

- Мне считать это дружеским пожеланием? - уточнил Серега.

- Ага. Твое здоровье.

- И твое.

Остаток вечера прошел спокойно.

Уже ложась спать, Александр подумал о том, почему не рассказал Черному всю правду. Все равно, кому-нибудь довериться придется. Нужен помощник, хотя бы затем, чтобы прикрывать его перед одноклассниками, хоть как-то объясняя все странности, которые его окружают. Да и попросту тяжело, когда даже не с кем поговорить. Кротов находился здесь несколько дней, но он уже достаточно сильно устал от необходимости контролировать каждое свое действие. Нужна была психологическая разрядка. Так почему не Серега? Вроде отличный парень. Если что-то пообещает, то обязательно сдержит свое слово, но... Почему-то Александр не считал его тем человеком, перед которым стоит полностью раскрыться.

 Серега примет правила игры и будет следовать им неукоснительно. Но в том-то и весь вопрос, что для него это все будет игрой. Необходим был человек, который бы понимал, что все это реальность, а не плод воспаленного воображения, и осознавал ответственность за последствия в случае провала. Такого человека поблизости не было, поэтому пока приходилось действовать в одиночку.

Александр вздохнул, и еще раз мысленно прошелся по всему плану вербовки Ракова. Правок, вроде, не требовалось. Он выбрал достаточно авантюрный вариант, но именно такие планы чаще всего и срабатывают. Тем более энергия, бушующая в молодом теле, требовала выхода. Он не видел причин отказывать себе в удовольствии чуть-чуть поиграть с объектом.

Еще с института у него осталась привычка высыпаться перед экзаменом или контрольной. То, что он собирался сделать завтра, мало походило на академическую проверку знаний, но все же являлось своего рода экзаменом. Проверкой его рефлексов, силы, ума и выдержки. Поэтому Александр закрыл глаза и расслабился. Армейские рефлексы не подвели, и он почти мгновенно уснул. Завтрашний день обещал быть тяжелым. 


Глава 3

Где раки зимуют

"Когда в товарищах согласья нет,

На лад их дело не пойдет,

И выйдет из него не дело, только мука.

Однажды Лебедь, Рак, да Щука...

Иван Крылов "Лебедь, щука и рак"

Телохранители Ракова не ждали от окружающей среды никаких сюрпризов. Только так можно было объяснить отсутствие у них интереса ко всему, что происходит вокруг. Иначе они бы уже давно обратили внимание на щупленького паренька, второй час провожающего каждое их движение внимательным взглядом.

Этим пареньком, как легко догадаться, был Александр. Он уже давно ждал, пока Барракуда наиграется с любовницей, и соизволит выйти из подъезда. Ну а пока его гораздо больше интересовала его охрана. Если быть более точным, то конкретно Штакет.

В настоящее время "браток" (назвать его телохранителем язык не повернулся после того, как Александр увидел, насколько халатно он относился к охране объекта, впрочем, второй был намного хуже) и не подозревал о столь пристальном внимании к своей персоне. Он спокойно расхаживал вдоль припаркованной напротив подъезда новенькой черной БМВ - семерки, попивал пивко и изредка бросал короткие реплики Пуху, который не пожелал вылезти из кондиционированной прохлады салона под не по-осеннему палящее солнышко.

Еще через двадцать минут случилось то, чего Александр столько ждал. Штакет, наконец-то, скинул куртку, чтобы оценить ущерб, нанесенный ей удачно пролетавшей мимо наглой птицей. Всего на полминуты, но Кротову этого хватило, чтобы он успел разглядеть все, что хотел.

Самым узким местом плана Александра было то, что он не знал, какого типа кобура у Штакета. Если чуть точнее, то его интересовало расположение кнопки фиксатора, удерживающего ствол в кобуре. Во время атаки у него будет всего несколько мгновений, чтобы лишить противника оружия. Это возможно (не зря же столько тренировался!), но только при условии, что он будет знать, с какой стороны находится кнопка. Справа или слева. Всего два варианта. Если ошибиться, то на исправление промаха уйдут лишние секунды. В данном случае это очень много. За это время даже эти бодигарды доморощенные успеют собраться и понаделать в нем дырок в количествах, ну никак не совместимых с долгой и счастливой жизнью. Теперь он знал, как именно будет работать, а это уже половина успеха.

Тем временем громила Пух начал цепляться к проходившим мимо людям. Благоразумно не выходя из машины, кричал им что-то малоприятное, лицам мужского полу предлагал разобраться "здесь и сейчас, кто из нас, в натуре, круче". Разве что стволом не махал, и на том спасибо. По лицу Штакета ясно читалось, что он категорически не одобряет действия коллеги, но выступать с замечаниями он не стал.

"Правильно, - мысленно усмехнулся Александр. - На роль большой жирной мишени сами искали идиота. Будь он чуть поумнее, наверняка бы догадался, как примитивно вы его подставляете в качестве живого щита. Какой он интересно по счету? А ты, Штакет, все живешь и здравствуешь. Потому-то ты и молчишь сейчас, давая этому придурку строить из себя невесть что".

Все это ужасное ребячество было оборвано внезапно завопившим сигналом вызова рации. "Братки" выслушали короткие команды, после чего отправились от машины к подъезду. Невероятно, Александр усмехнулся, но они даже не стали проверять подъезд. Просто встали по обе стороны железной двери и стали ждать появления начальства. Будь Кротов киллером, их босс не дошел бы до первого этажа живым. Впрочем, положить его вместе с охраной тоже не представляло для него большого труда. Вот только ему он нужен был не только живым, но и готовым к сотрудничеству. Тут Александр решил положиться на одно из самых сильных человеческих чувств - любопытство.

Он встал со скамейки в тот момент, когда Раков появился в дверном проеме. Перекинув ветровку в левую руку, Кротов пошел ему на встречу. Штакет шел справа от босса. Это сильно облегчало задачу. Когда до Барракуды  с охранниками  осталось несколько шагов, Александр отвел левое плечо назад, как бы давая пройти всей честной компании. Однако посторонился он так, чтобы места разминуться все равно чуть-чуть не хватило. И (вот чудо!) Штакет тоже отвел левое плечо назад. Обходя неожиданное препятствие, Штакет на секунду оказался лицом к лицу с Кротовым. Это была роковая ошибка, которую последний тут же использовал.

Как всегда, в момент активных действий все посторонние мысли, звуки и другие отвлекающие факторы как бы отдалились на второй план. Осталось одно - цель. На одном выдохе Александр начал движение. Правая рука мгновенно оказалась за бортом куртки Штакета. Большим пальцем он скинул фиксатор, удерживающий ствол в кобуре. Далее Кротов совершил одновременно три действия: выхватил ствол, отпрыгнул назад, и накинул куртку на руку с оружием. После завершения прыжка, он оказался прямо перед Раковым. Тот удивленно вскинул глаза, как и Пух, он еще не понял в чем дело. Разобраться в ситуации ему помог резкий выдох Штакета:

- ...! - взгляды второго охранника и босса переместились на него, это дало Александру дополнительные мгновения, чтобы нагнать на лицо маску спокойного безразличия. - Ствол выхватил, ...!

Как подтверждение его слов щелкнул предохранитель спрятанного под курткой пистолета. Теперь все взгляды переместились на Кротова, который держал у бедра смертоносную игрушку. Для прохожих все выглядело совсем невинно: стоят четыре человека, обсуждают что-то. Барракуда первым пришел в себя. Жестом остановил тянущегося за стволом Пуха, который еще не понял, что его "достанут" гораздо быстрее, чем он прикоснется к оружию.

- Молодой человек, я надеюсь, в ваших действиях есть смысл?

В этот момент Александр готов был расцеловать Дока и всю команду, готовившую досье на Ракова. Он вел себя как и ожидалось: не гнал панику, не пытался "быковать", а быстро понял, что ситуации достаточно сложная и лучшим выходом будет диалог.

- Конечно, - безмятежно ответил ему Кротов. - Мне необходимо поговорить с вами.

- Вам не кажется, что добиться встречи можно было и менее радикальным методом?

Александр, наконец, увидел в его глазах криминального деятеля искру удивления. Хорошо. Он ответил, не меняя тона:

- Меня бы в жизни не допустили непосредственно к вам. Дело бы застопорилось на уровне ваших помощников. Между тем, то, что я хочу обсудить с вами, является важным как для меня, так и для вас. Тем более, необходимо, чтобы вы отнеслись ко мне серьезно. Если вам сейчас ничуть не любопытно, зачем я все это провернул, то моя игра закончена, так и не успев начаться. Но, - тут Александр сделал рассчитанную паузу. - Если мне удалось вызвать у вас интерес, то я склонен оценивать шансы достичь своей цели как весьма неплохие.

- Удалось, - сказал Раков уже совсем спокойным голосом. - Чего вы хотите?

Черт! Быстро же  он пришел в себя. Надо в будущем быть с ним поосторожнее.

- Как я уже сказал, просто поговорить. Ну а теперь гвоздь программы, - объявил Кротов. - Я возвращаю оружие законному владельцу.

Действительно, сделав неуловимое движение, он протянул пистолет уже рукоятью вперед все еще потерянному Штакету. Повинуясь кивку шефа, тот убрал оружие под пиджак.

- Ну, молодой человек, садитесь в машину. Я собираюсь на хоккей. Если вы за время матча не убедите меня в ценности вашей жизни, я с вами поступлю по закону военного времени, которое вы объявили, угрожая мне оружием. Не обессудьте. - Не смотря на вежливый и спокойный тон, шуточками тут и не пахло.

- Конечно! - "вспомнил" Александр. - Ведь сегодня Кирил, ваш племянник, играет в составе "Оружейника" против "Сталеваров". Об этом я и хочу поговорить.

В машине Александр предпочел ничего серьезного не обсуждать. Впрочем, на Ракова, надо отдать ему должное, это никакого впечатления не произвело. Пялился себе в окно с безмятежным лицом, будто каждый день подростки "делают" его охрану и, угрожая оружием, предлагают переговоры. Развязать язык собеседнику он даже не пытался. Мол, время я тебе дал, а уж как ты его используешь - твое личное дело.

Кротов тоже не чувствовал себя бедным родственником. С самого начала нагло развалившись почти на все заднее сиденье, едва не стесняя хозяина машины, с интересом рассматривал салон "семерочки". Вся дорога прошла в полной тишине. Даже охранники примолкли, хотя им, судя по всему, это было совсем несвойственно.

Местный дворец спорта не производил никакого впечатления. Вообще. Уныло и пусто. Гораздо больше этому месту подошло бы название барак спорта. Или ангар. В фойе Александр купил себе колы (хотелось чего-нибудь покрепче, но позориться перед Барракудой, если вдруг продавщица начнет выяснять, сколько ему лет, и не маловат ли он для крепких напитков, было совсем некстати). После чего они отправились занимать места на трибунах.

Все-таки он абсолютно правильно просчитал Барракуду: единственным его серьезным недостатком было любопытство. Не таким этот человек был безразличным, каким хотел казаться. Наконец он не выдержал:

- Молодой человек...

- Александр, - представился Кротов.

- Александр, вам не кажется, что пора начинать разговор? Матч скоро начнется, а я бы хотел все-таки посмотреть игру.

- Конечно, - ответил Александр. - Давайте начнем с того, что я выскажу несколько предположений, а вы подтвердите или опровергнете мои слова. Хорошо?

Раков неопределенно пожал плечами:

- Не обещаю.

- Иван Дмитриевич, вам надоело мелко плавать. Вы хотите подняться выше. Район, это конечно хорошо, но город-то куда лучше. Я прав?

Пауза. Лицо Ракова моментально застыло, превратившись в неприятную маску. Александр счел это положительным ответом.

- Отлично. Едем дальше. Уже несколько месяцев вы набираете людей, отслуживших в частях особого назначения, маскируя это под создание новой охранной фирмы. Параллельно вы зондируете почву в политических кругах. Вам интересно, как отнесутся иные ключевые фигуры к смене власти города. Кому-то это на руку, а кому-то и нет. Последних надо переубедить. Верно?

Усмешка, кивок, который мог обозначать как согласие, так и просто предложение продолжать дальше. Александр в этот момент подумал, что если Ракова не получится убедить, то уже сегодня он точно не жилец. Слишком ему не понравилась осведомленность какого-то малолетки.

- Замечательно. Однако вы не можете толком экипировать ваших людей, не смотря на всю вашу любовь с неким генерал-майором, фамилию я опущу. О более мелких, но порой не менее полезных связях даже не заикаюсь. У вас не хватает на это денег. Кстати, на то, чтобы убедить или заткнуть иных ваших оппонентов там, тоже нужны деньги. Без них кое-какие люди в правительстве и администрации ни в коем случае не закроют глаза на ваши грехи, которые обязательно появятся, когда вы будете смещать тех, кто сейчас правит бал. Вам назвать их фамилии? Нет? Ну ладно. Резюмируя, можно сказать, что у вас великолепные связи и высокая цель, но большие проблемы с финансированием. Я прав?

Тут Александр, похоже, перегнул палку. Наверное, не стоило произносить речь с легким насмешливо - покровительственным оттенком. Он почувствовал и, кажется, разозлился.

- Слушай меня, сопляк, ты чего хочешь? Только коротко!

На лице Александра не дрогнул ни один мускул. Ответил он подчеркнуто спокойным голосом:

- Знаете, я все-таки предпочитаю, чтобы ко мне обращались по имени. А насчет краткости... что ж, будь по-вашему. Мне нужны ваши связи. - Кротов решил бить в лоб. - Я пока не представляю, какие именно, но уже сейчас могу сказать, что с действующим законодательством уживаться они будут не всегда. Я бы даже сказал, что вовсе наоборот. Вполне возможно, я позвоню посреди ночи и попрошу килограмм героина. Что характерно, он должен оказаться у меня. И быстро.

По мере того, как Александр произносил свою речь, брови Барракуды ползли все выше и выше. В конце же он просто... расхохотался! Смеялся он долго. От души. Пока, наконец, не нашел в себе силы спросить:

- Всего-то? А у тебя найдется, чем подкрепить свою просьбу?

- Конечно. Я готов помочь вам стать "серым кардиналом" города. Финансированием и информацией.

Это заявление вызвало еще больший приступ хохота:

- Знаешь, Саня...

- Александр. - Жестко, но не агрессивно отрубил Кротов.

- Хорошо. Пусть так. Александр, ты меня развеселил. Я даю тебе тридцать секунд, в течение которых ты можешь уйти без последствий. Даже искать не буду. Пшел вон.

Естественно, он не двинулся с места, наблюдая за начавшейся игрой. Табло гласило, что матч длится уже третью минуту. Он отлично знал (спасибо, Док!), как и с каким счетом, закончится матч. Еще раз вознесся благодарность аналитикам Боголя, которые не поленились (или не поленятся) снабдить результаты игр минимальными комментариями, он повернулся к Ракову, и сказал:

- Ровно в пять тридцать две будет забит первый гол в ворота "Оружейника". Забьет четырнадцатый номер.

Барракуда на это заявление только хмыкнул. Александр же молча следил за игрой. Один из нападающих "Оружейника" как раз в этот миг завладел шайбой и рванул к воротам противника (на часах пять двадцать одна). Но защитники противника не зря ели свой хлеб, игрок был грубо остановлен, а шайба направлена в сторону ворот "Оружейника". Где-то на середине поля ее подобрал четырнадцатый номер из команды "Сталеваров" (пять двадцать пять, Раков напрягся). Прорыв ему удался значительно удачнее, чем несколько секунд назад его коллеге. Удар по воротам и... шайба отлетает отбитая вратарем (пять тридцать, Барракуда победно вскидывает кулак, сердце Александра отправляется к желудку). Нападающий не растерялся и в падении подтолкнул шайбу в сторону ворот. Ровно в пять тридцать две взревела сирена, объявляющая об открытие счета. Болельщики "Сталевара" вскочили с мест с криками приветствия, а игроки бросились обнимать нападающего с номером четырнадцать на спине.

Барракуда с любопытством взглянул на Александра:

- Забавно. Хочешь убедить меня, что ты экстрасенс? Прости, но эта случайность ничего не доказывает.

- Нет, я не экстрасенс. Возьмите это. - Александр достал сложенный в несколько раз тетрадный листок, почти полностью исписанный от руки. - Я знаю, что вы недавно завели себе несколько финансовых аналитиков. Можете не отвечать. Я не спрашиваю. Это утверждение. Тут кое-какая информация о скачках цен на некоторые ценные бумаги, и кое-что еще. Отследите. На обратной стороне написан номер телефона. Через неделю жду звонка.

Раков перестал улыбаться. Лицо его покраснело, а голос зазвенел металлом:

- Прости, - произнес он с нескрываемым сарказмом. - Ты мне приказывать будешь, что делать, а что не делать с этим клочком туалетной бумаги? А скажи теперь ты, что мне мешает прострелить тебе коленные чашечки, предварительно заставив сожрать эту, с позволения сказать, писульку?

Угроза не подействовала. Александр все так же мирно произнес:

- Любопытство. Вы проверите мои слова из чистого любопытства. В вашем случае это именно порок. Знаете, почему я выбрал именно это день для знакомства...

Раков только хмыкнул.

- ... с вами?...

- Ты действительно считаешь, что угрозы оружием, отобранным у моих же охранников, можно назвать "знакомством"?

- ...Потому что, - невозмутимо продолжал Александр. - Финал этого матча будет неожиданным, я бы даже сказал непредсказуемым. Вы сами все увидите. Сейчас я расскажу, как все произойдет. Досмотрите все до конца. Убедитесь. Потом, возможно, вы все-таки решите отдать этот листок на проверку и найдете время позвонить мне через неделю. Поверьте, у нас найдется, о чем поговорить.

Закончив свою речь Александр встал, и направился к выходу. Раков проводил его очень задумчивым взглядом, вздохнул и перевел взгляд на поле. Бумажку он решил пока не выбрасывать.

***

Неделя прошла не то чтобы очень спокойно, но, по крайней мере, без неприятных сюрпризов и потрясений. Александр счел это хорошим признаком. Все шло по накатанной колее: перепалки с Натальей (раз от раза становившиеся все интереснее), наезды Ежа с товарищами (тут без изменений, ибо, как говорилось в одном старом фильме, если человек идиот, то это надолго), уроки и тренировки. За всей этой "текучкой" четверг наступил совершенно незаметно.

Александр как раз возвращался из школы в компании одноклассников, когда его застал звонок Ракова. Этот номер он знал, хотя Барракуда, впрочем, без особой в том уверенности, считал его секретным. Кротов позволил трубке издать еще несколько трелей, после чего ответил:

- Да, Иван Дмитриевич, я вас слушаю.

- Добрый день, хотел поговорить с вами.

-Вы, кажется, уже перешли на "ты". Пусть так и будет. Мне тоже надоело "выкать". Не против? Я так понимаю, этот звонок обозначает, что ты хочешь встретиться? - первым подал пример Кротов.

- Верно.

- Где?

- Вышлю машину. Где ты сейчас находишься?

Пока все складывалось просто замечательно. Раков был согласен на встречу. Судя по голосу, он прекрасно понимал, какие выгоды сможет поиметь с Александра. Конечно, на условиях взаимовыгодного сотрудничества.

Машина пришла минут через десять. Не BMW, правда, а всего лишь Волга. Кротова это нисколько не задело. Он прекрасно понимал, что это не попытка оскорбления, а просто ближайшая к его местонахождению машина. В данном случае комфорт был принесен  жертву оперативности. Впрочем, как он убедился, салон в машине был явно неродной. Что-то он не припоминал в штатной комплектации немаленького телевизора, хорошего кондиционера и (ого!) даже небольшого минибара. Звук двигателя и мягкость хода явно свидетельствовали о том, что техническая часть тоже подвергалась немалой переработке. За рулем, вынужден был признать Александр, сидел ас. Так ловко лавировать в вечернем весьма плотном потоке мог только водитель очень высокой квалификации. Потратив пять минут на его изучение, Кротов пришел к выводу, что трюк с пистолетом, с успехом прокативший со Штакетом, с этим человеком не прошел бы.

"Интересно, - подумал Александр. - Есть ведь у Ракова отличные кадры. Какого черта он таскает за собой этих двух придурков? Друзья детства или дальние родственнички? Ой, вряд ли. Скорее притворяется слабой фигурой, в команде которой сильных игроков нет, пряча в рукавах неплохие тузы. Оно и правильно, наверное".

Как ни странно, ответа на этот вопрос не нашлось даже в "архиве" (так он решил называть массив информации, собранной ребятами Дока). Значит, не так оно все и важно.

Водитель, тем временем, петлял так увлеченно, будто хотел помешать Александру запомнить дорогу. Или, что вернее, проверял, нет ли хвоста. Наконец, он заехал в частный сектор. До изменения законодательства, когда все эти старые деревянные дома начнут сносить, освобождая место под высотки, было еще далеко, так что некоторые из них еще сохранились. Для порядка он поплутал еще минуты три. После чего остановился у одного из самых невзрачных домиков. Это было двухэтажное деревянное сооружение. Бревна давно почернели и начали гнить, дверь, казалось, готова развалиться от малейшего дуновения ветерка, ну а окна решился бы открыть только садист, любой другой человек попросту не решился бы подвергать дышащую на ладан раму таким испытаниям. Александр никогда бы не подумал, что штаб-квартира одного из криминальных воротил выглядит столь непрезентабельно. Впрочем, усмехнулся он, наверняка потому она и находится именно здесь.

Изнутри домик походил на военную ставку какого-нибудь маршала. Все достаточно дорого, но до той грани, когда роскошь мешает функциональности не доходило. Комната охранников была снабжена здоровенной "плазмой" в полстены, небольшим холодильником, и даже кушеткой. Остальные комнаты он рассмотреть не успел. Кстати, при ближайшем рассмотрении  дверь оказалось железной, к тому же еще, похоже, бронированной. Окна были пластиковыми, да еще и с тем хитрым остеклением, что не пропустит внутрь ни одну гранату, оставив ее снаружи. Шанс получить снаряд в окно из чего-нибудь компактного, типа одноразового гранатомета "Муха"[4], тоже был минимален. Кто-то с умом подошел к выбору места. Секрет стен Александр разгадать не успел. Появился хозяин дома.

- Еще раз добрый вечер. Интересный у тебя домик. С секретом.

- Какой резон мне сейчас светиться? Вот настанет время, тогда кое-кто сильно удивится. Если успеет. - Раков выдержал небольшую паузу. Следя за впечатлением, которое произвели его слова. - Давай к делу. Откуда у тебя эти данные. Мои аналитики клянутся и божатся, что предугадать эти события было невозможно, даже имея в своем распоряжении ресурсы самых серьезных спецслужб. В то, что ты с легкостью влияешь на события во всем мире, я не верю. Иначе игра становится такой сложной, что просто не имеет право на существование. Итак, меня интересуют два вопроса: кто ты такой, и откуда информация?

Александр мысленно еще раз поздравил себя. На этот раз он тоже не ошибся в Ракове. Тот предпочел бить в лоб. С таким будет легче договориться. Естественно, он не позволил ни одной мысли отразиться на своем лице. Ответил Кротов абсолютно нейтральным тоном:

- Оба останутся без ответа. Всю "официальную" информацию обо мне, уверен, ты проштудировал от и до. Добавить к ней нечего. Ну а насчет других сведений... ну какая, в сущности, разница, если все это работает на тебя? Ты наверняка уже успел убедиться в ценности предоставляемых мной данных и немало снял денежек. Иначе ты бы просто не позвонил.

Барракуда усмехнулся:

- Ты переводишь тему. Откуда мне знать, что ты не ментовский казачок засланный, или, что еще хуже, работаешь на моих конкурентов?

Александр вернул ему усмешку:

- Хотя бы потому, что я выдал тебе в письме кое-кого из казачков, как ты выражаешься, которые уже были в твоей структуре. Ну а насчет конкурентов... ответь, на черта им ковать тебе бабло?

Раков задумался. Надолго. Потом почесал подбородок и произнес:

- Почему ты пришел именно ко мне?

- Потому что ты подходишь по всем параметрам. У тебя есть связи, желание действовать, но нет денег. К тому же мало кто сделал бы ставку на столь темную лошадку как я. А ты сделаешь.

- Уверен? - нахмурился Барракуда.

- Да. - Просто ответил Кротов.

- Согласись, трудно доверять человеку, когда не знаешь его мотивов. - Задумчиво произнес Раков, глядя ему прямо в глаза.

- Согласен. Однако боюсь, что это будет входить в твой неизбежный риск. Иными словами предлагаю поверить мне на слово, как бы наивно это не звучало.

- Хм...

- Тем более, что некоторые твои партнеры остались очень недовольны тобой после последней сорванной появлением СОБРа сделки. Лысый, например. Если ты не найдешь деньги, чтобы расплатиться, то будут неприятности. Нет, конечно, ты с ними разберешься, но потеряешь былое доверие кое-кого из власть имущих. А оно тебе совсем некстати. Верно?

- Откуда ты... - Барракуда слегка растерялся, но быстро взял себя в руки. - Действительно. Не вижу смысла отрицать. Что ты хочешь от меня? Поговорим о процентах - паях?

- Давай. Мне будет нужна часть денег. Когда мне понадобятся суммы, и какими они будут, я не знаю. Но вряд ли ощутимыми, по сравнению с теми доходами, которые ты будешь иметь.

- Все так просто? - Раков поднял одну бровь.

- Нет. У меня есть несколько условий. Во-первых, и это самое главное, полная конфиденциальность. Никто не должен заподозрить меня в связи с твоими успехами. Во-вторых, никакого контроля за моими действиями, или, не дай бог, слежки. Ну и наконец, в-третьих, гарантируешь, что в случае, если мне придется достать черта лысого из-под земли, ты приложишь все усилия, чтобы мне помочь. Разумеется, если это будет в твоих силах. Только учти, что ты можешь, а что нет, я знаю едва ли не лучше тебя.

- Что это может быть? - все-таки уточнил Барракуда.

- Оружие, в небольших количествах. Пара подержанных машин. Поддельные документы. Возможно, какое-то снаряжение. Некоторые ваши технические возможности. Ну и если просто у меня будут неприятности, то я буду рассчитывать на твою поддержку.

- Это мелочь, по сравнению с возможными доходами.

- Верно. - Подтвердил Александр. - Тебя это настораживает? У меня просто пока другая цель, и то, что я перечисли для меня сейчас важнее, чем вес всего этого в алмазном эквиваленте. Конечно, я мог бы сам "реализовать" эти знания. Да и обладая большими деньгами оружие добыть вопрос техники. Но мне надо провернуть все так, чтобы даже при очень тщательной проверке на меня не легло и тени подозрений. Понимаешь? Скажем так: я, как и ты, готовлю кое-кому сюрприз, и какое-то время должен оставаться в тени.

Раков еще некоторое время сомневался, но доводы Александра сделали свое дело. Сделка была заключена. Теперь можно было вздохнуть спокойно. Барракуда, помимо всего прочего, был из тех людей, кто обладает "обостренной честью" (не самое полезное при его положении качество). Правда, понимал он это по-своему, и иногда он мог чуть поступиться и с честью "ради общего блага", но если уж что обещал, то ему можно было верить безоговорочно практически во всем.

Домой Кротова доставила та же "волжанка". Он чувствовал приятную усталость после выигранной словесной дуэли. Единственная мысль омрачала его радость. Раков наверняка решит приставить к нему "негласную охрану", несмотря на просьбу этого не делать. Если это так, то с этим нужно будет разобраться. Завтра же.

***

Предчувствие Александра не обмануло. К сожалению. Выйдя следующим утром из дома, он почти сразу обнаружил слежку. Путем нехитрых наблюдений удалось установить, что "ведут" его аж три человека. Было бы лестно, если бы "топтыжки" хоть чуть-чуть скрывали свое присутствие. Видимо они считали, что школьник, которого начальство почему-то приказало сопровождать, их и так не заметит. Им же хуже.

Не подав виду, что происходит что-то из ряда вон выходящее, Кротов направился в сторону школы. Естественно, не забывая поглядывать по сторонам. Мало ли кто еще нарисуется. Нет, их только трое. Двое из них выдвинулись на некотором отдалении вслед за ним. Третий обнаружился через две минуты на синем "Опеле". Несмотря на то, что водитель старался держаться поодаль, Александр заметил его, когда тот нырнул под кирпич, чтобы продолжить преследование.

"Нет, - решил Александр. - Так дело не пойдет. Уговор есть уговор. Придется научить этих ребятишек играть в простую, но жесткую игру, под названием "отвалите, сам дойду!". Иначе совсем обнаглеют. Не похожи что-то они на спецов рукопашного боя, а значит, пока живем".

Судя по всему, преследователи решили, что он направляется прямо к школе. По крайней мере, машина ушла в том направлении. Будет ждать неподалеку, чтобы отрапортовать начальству. Двое за спиной, однако, никуда не делись. Кротов пока и не думал их разубеждать в своей безобидности. Шел себе, фальшиво, но с чувством насвистывая какой-то веселый мотивчик.

Неожиданно Кротов нырнул в арку, ведущую в лабиринт захламленных дворов. Тут и рота может месяц оставаться незамеченной, не говоря уж об одном человеке совсем не богатырского сложения. Он быстро преодолел метров пятнадцать до ближайших ржавых гаражей и занял позицию для наблюдения за аркой.

Оба преследователя появились одновременно. Окинули одинаковыми взглядами открывшееся пространство, и, после короткого совещания решили разделиться. За то короткое время, пока эти двое бились над сложной задачей "кто куда пойдет", Александр успел неплохо их изучить. Оба были невысокого роста, крепкие, с одинаковым выражением лиц, и внимательных глаз. Будто в одной мастерской по образцу ваяли. Разве что у одного из них волосы были немного светлее. Его Кротов окрестил Блондином, второго Брюнетом.

Блондин выдвинулся в сторону его укрытия. Отлично. Именно его Александр решил вывести из игры первым. Тем более он услышал, как тот довольно громко говорил у арки о каком-то "сопляке". Зря он так. Далеко "топтун" не ушел. Только до края гаража, где его уже с нетерпением ждали. Вряд ли он успел заметить момент, когда из-за стены гаража ему на встречу метнулась ладонь Кротова. Ее ребро попало куда надо. В кадык. Удар был всего лишь шоковым, так что преследователь просто упал на колени, не получив тяжелых увечий. Второй удар был куда серьезнее. Направлен он был в шейные позвонки. Тоже не особо сильный, но нанесенный умелой рукой. Какое-то время за Блондина можно было не волноваться.

Наскоро обыскав тело, Александр разжился ПММом[5] и рацией "Беркут - 803М"[6]. Неплохо. Пистолет он оставил на месте. Не хватало еще милиции попасться. А вот рацию взял с собой, нацепив ее на ремень. Шнурок гарнитуры он оставил просто болтаться поверх футболки. Теперь есть шанс быть в курсе дел "топтунов", если у них вообще приняты радиопереговоры. Как показывает практика, несмотря на все плюсы и преимущества, которые дает дистанционное общение при слежке, в большинстве случаев, у людей подобного калибра рации используются как средство передачи анекдотов.

Брюнет, после недолгих поисков, обнаружился метрах в тридцати от места столкновения с Блондином. Он даже не прилагал никаких усилий к поискам Кротова. Напротив, стоял и курил у подъезда, глядя на один из балконов. Александр поднял взгляд вверх, и увидел, что тот наблюдает за девушкой, одетой в чисто символическую маечку. Она как раз докуривала свою сигарету.

Так как "топтун" стоял лицом к дому, Александру даже не пришлось особо стараться, чтобы зайти ему в спину незамеченным. Дождавшись, пока девушка выбросит окурок и отвернется, чтобы скрыться в своей квартире, он бросился вперед. Левой рукой он толкнул бывшего преследователя в спину, придав ему ускорение в сторону подъезда, а второй рукой пригладил его "Беркутом" по затылку. Двести пятьдесят грамм веса "сухой" рации плюс двести двадцать грамм веса восьми "пальчиковых" батареек дали неплохой суммарный эффект. Брюнет был вырублен мгновенно и качественно. Осталось только оттащить тело к входу в подвал и спрятать его под лестничный пролет. Теперь необходимо разобраться с водителем "Опеля".

В это время девушка по имени Мария остановилась на балконе, решив посмотреть, стоит ли еще внизу симпатичный молодой человек, который так откровенно на нее пялился. Однако ее ждало разочарование. Внизу никого не было. Только из подъезда выходил паренек, державший в руке какой-то продолговатый темный предмет. Дальнейшее ее уже не интересовало. Вздохнув, она зашла в квартиру и присоединилась к мужу, смотрящему свой любимый футбол.

Как Александр и предполагал, "Опель" обнаружился недалеко от школы. Все внимание водителя было приковано к центральному входу.

"Меня ждет, - с неожиданной для себя самого злостью подумал Александр. - Сверну тебе сейчас шею, будешь знать, как за школьниками гоняться".

Так как водитель отвлекся, Александр не прячась, подошел сзади к машине. В салоне играла музыка. Достаточно громко, чтобы можно было попробовать открыть заднюю дверь. Есть! Дальше Кротов, не мудрствуя лукаво, попросту открыл дверь и сел прямо за водителем.

- Спокойно. Тебе в спину смотрит ствол твоего блондинистого дружка, - начал он. - А я только и жду повода, чтобы нажать на курок. Поблизости никого нет, музыка играет, так что никто ничего не услышит. Ясно?

Тот застыл. Однако трусом он явно не был, дураком тоже, так как почти сразу ответил, изучая Александра в зеркало заднего вида:

- А ты хоть представляешь кто мой шеф?

Кротов только усмехнулся:

- Догадываюсь. Только он далеко, а я очень близко. И к тому же злой до ужаса. Поэтому пока ты работаешь на меня.

Видимо что-то в голосе Александра подсказало водителю верное решение не спорить:

- Понял. Че хочешь?

- Набери номер шефа, и дай мне трубку. Не сложно, верно? И еще раз душевно прошу, не надо давать мне повода натворить глупостей.

Водителю просьба совсем не понравилась, но он безропотно достал телефон, и, изо всех сил стараясь не делать резких движений, набрал номер.

- Готово.

Александр переключил телефон на громкую связь. Ответа ждать долго не пришлось:

- Что, Свист, делать нечего или с парнем что-то не так?

Как и предполагал Кротов, обладателем голоса был Барракуда. Он тут же внес ясность в ситуацию:

- Иван Дмитриевич, не волнуйся, со мной все отлично. Чего не могу сказать о двух третях твоей группы наружного наблюдения. Блондин и Брюнет отдыхают без сознания, а водиле я пообещал наворотить кучу непредусмотренных природой дырок, никак не способствующих активному долголетию, если он только шелохнется.

Раков молчал, оценивая ситуацию, поэтому Александр счел возможным продолжить:

- Тебе не кажется, Иван Дмитриевич, что кое-кто грубо нарушает один из базовых принципов нашего с тобой соглашения.

- Я подумал, что небольшая охрана... - начал он.

- ...Тем более, если я о ней не узнаю, верно? - продолжил Кротов.

- Да. - Барракуда не казался хоть сколько-нибудь смущенным.

- Послушай меня. Кажется, вчера я не достаточно хорошо объяснил, почему я настаивал на полной конфиденциальности. Только для начала попроси своего парня прогуляться. Громкая связь. Услышит.

- Действительно, Кирилл, пройдись.

- Но...

- Живо.

Короткий и емкий приказ шефа подействовал. Незадачливый Кирилл вышел из машины. Александр переключил режим разговора на нормальный, и продолжил:

- Как думаешь, ты один хочешь, чтобы деньги, которые можно на мне сделать достались именно тебе? Еще несколько людей знают о моем существовании. Как думаешь, они с тобой прибылью поделятся? Что-то сомневаюсь. Поэтому я и настаиваю на полной конфиденциальности. Пока они не знают, кто я такой, но в том, что я есть они не сомневаются. И ищут, - продолжал врать Александр. - Ты же светишь меня больше, чем волочащийся парашют Штирлица из анекдота. Поверь, как только они меня вычислят, ты останешься с носом. Да еще, возможно, и прибьют. Так, на всякий случай. Подумай, какой я интерес представляю для тех же госструктур. Ну, мы друг друга поняли?

- Поняли. Тем более ты, похоже, сам можешь о себе позаботиться.

- Вот именно. - Согласился Кротов. - Кстати, тебя ждет очередное письмо. Проверь электронную почту.

- Откуда ты... впрочем, ясно. Сейчас.

Кротов только усмехнулся.

-  До новых встреч. - Попрощался он и дал отбой.

Выйдя из машины, Александр отдал рацию и телефон водиле, вместе с конкретными указаниями, где искать его менее удачливых товарищей. После чего вежливо откланялся. Если он хоть чуть - чуть разбирался в людях, то проблем с Раковым больше быть не должно.

Глава 4

Наташка

"Морская черепашка

По имени Наташка.

С очками из Китая,

Такая вот крутая".

Натали "Черепашка"

Хорошо, когда все в жизни идет своим чередом. Это в юности нам нравится делать что-то сумасшедшее, уходить из дома и веселиться до упаду. С возрастом ценности меняются, и вот для нас уже становится главным стабильность и, по возможности, покой. Никто не говорит, что жизнь становится скучнее. Нет. Ведь, если есть желание, то ее можно наполнить самыми разнообразными и интересными событиями. Все зависит от нас самих. Но вот ощущения той детской безбашенности уже не вернуть. Как бы мы не старались отрешиться от действительности в редкие часы досуга, нас все равно гнетет гора проблем. Мы не можем попросту забыть, что завтра нам надо рано вставать, чтобы идти зарабатывать деньги. Поэтому мы отстраняем очередной бокал, не давая себе полностью отдаться отдыху, и начинаем планировать завтрашний день. То есть, у нас еще есть время отдохнуть, но мы уже мыслями в работе. На место молодежного угара приходит порядок. Его степень каждый выбирает для себя сам. Кто-то просто привыкает вставать утром в одно и тоже время, а кто-то не может даже сходить в туалет, не сверившись со своим внутренним расписанием. Александр часто размышлял на эту тему. По его мнению, он находился где-то посередине между двумя этими группами. Начиная со школы, он приучил себя вставать в один и тот же час. Институт заставил придерживаться жесткого графика, так как у Кротова всегда было множество увлечений, и, чтобы хватало времени хотя бы на половину дел, ему приходилось тщательно планировать свое время. Армия наглядно доказала полезность и необходимость как графика, так и планирования. А служба в разведке научила с уважением относиться даже к секундам. Порой именно от них зависела человеческая жизнь. Однако он находил удовольствие не только в соблюдении собственного графика, но и в его нарушении. Ведь каждый знает, как приятно иногда задвинуть все дела и посвятить время себе любимому, или хотя бы просто поспать.

Александр поднял голову с подушки и открыл глаза. Такие абстрактные размышления приходили ему в голову именно в такие предрассветные часы. В остальное время он старался не давать им воли. Кротов усмехнулся, вспомнив, как его отучали в армии от таких заумствований. Офицеры и сержанты считали (и Кротов сейчас был с ними абсолютно солидарен), что хорошему солдату и грамотному спецу, такие размышления совсем ни к чему, и придумывали кучу способов выбить все лишние мысли из головы невовремя философствующих салаг. Способы эти, увы, далеко не всегда отличались гуманностью, так что наука запомнилась. На этом он моменте Кротов решил, что отведенное на пустые размышления время он уже исчерпал, пора было приступать к разминке. Для Кротова зарядка никогда не была просто набором физических упражнений. Это больше напоминало ритуал, во время которого он готовился к встрече нового дня и настраивал все мысли на рабочий лад. Без нее он чувствовал себя очень неуютно.

Через час Александр вышел из дома в отличном настроении и двинулся в сторону школы. Причина такой веселости была одна, но веская. Жизнь пока не преподносила никаких сюрпризов. С момента памятного дня, о котором у Блондина и Брюнета остались очень плохие воспоминания, прошло уже два месяца. Еженедельно Кротов отправлял ему очередную порцию данных. Себе он брал около одной сотой процента от каждой сделки. Иногда меньше. Все равно для школьника выходило очень неплохо, а внезапное появление у него крупных сумм вызвало бы лишь ненужные подозрения, которые сильно бы осложнили ему жизнь.

На данный момент Барракуда получил заказ на несколько пакетов фальшивых документов на разные имена. В каждый из них входили все так необходимые человеку бумаги: от свидетельства о рождении и паспорта, до водительских прав и лицензий на огнестрельное оружие. Так как подделка должна быть высочайшего качества, чтобы даже самая тщательная проверка не нашла к чему придраться, то и времени на все про все требовалось достаточно много. С нуля фактически создавалась новая личность. Каждая со своей историей в виде штрафов, историй болезней, отметок об образовании и прочими "следами жизнедеятельности". Нельзя сказать, что задача была очень сложной, скорее муторной. Нужно было внести информацию о новом человеке в кучу баз данных. Подчас самых серьезных контор. Причем подчас постфактумом. Про цену такой работы даже и думать не хотелось. Скорее всего, все остальное снаряжение, включая оружие и машины, не будет столь затратным. Впрочем, на этот счет Александр не волновался, пусть Раков платит. Все равно в плюсе останется, да еще и в каком!

Он шел уже по школьному стадиону, когда заметил парней Ежа. Видеться с этими подонками совершенно не хотелось. Лучше сделать крюк и обогнуть эту сомнительную компанию. Лишний раз Александр решил не подставляться. Он уже развернулся, чтобы поискать более спокойный путь, когда услышал за спиной короткий женский вскрик. Обернувшись, он увидел упавшую Наташку. Над ней возвышался ранее незамеченный Еж. По раннему времени он был уже (или еще?) весьма навеселе. Его дружки стояли неподалеку. У многих на лице читалось отвращение, но перечить лидеру не рискнул никто. До Александра донеслись слова:

- Ты че, ..., этого... защищать еще будешь?! Или ты, ..., решила, что можешь просто так указывать мне, что я должен делать, а что нет? Я ж тебя прям здесь ...!

Умом Кротов прекрасно понимал, что лучше всего сейчас было бы просто уйти и не светиться. Какие там рыцарские порывы, если от тебя зависит судьба целой вероятности, но сидевший внутри офицер, да и просто человек, никак не позволяли пройти мимо. Приняв решение, он, более ни секунды не колеблясь, решительно направился к месту действия.

Кротов подошел очень вовремя, еще пара секунд, и перехватить кулак, летящий в лицо привставшей Наташки, он бы не успел. Сейчас же Еж корчился на земле, а Александр, стиснув его руку в болевом захвате, изо всех сил заботился, чтобы ему было не слишком там комфортно. Его компания находилась на почтительном расстоянии, так как в ответ на первую же их попытку ринуться вперед, он чуть усилил нажим на заломленную конечность. Полный боли и ужаса крик вожака заставил их отпрянуть не хуже, чем горящая ветка диких зверей. Девушка же просто сидела на еще свободном от снега асфальте, обхватив колени обеими руками. Она не плакала, а просто сидела и молча смотрела в одну точку.

- Слышь, - прохрипел Еж. - Да ты в курсе вообще, с кем мы работаем?

"Ну вот, - с тоской подумал Александр. - Еще один "работающий". Почему у таких подонков фраза, начинающаяся со слов "да ты хоть знаешь...", повторяется через раз. Далее идут варианты от "кто мы такие", и до "да я с самим президентом за одной партой сидел". Кто мне только таким образом не угрожал. Зато какими пацифистами все сразу становятся, когда их бить начинаешь, словами не передать".

- И с кем же? - нейтрально спросил он. Не то чтобы ему был важен ответ, сейчас было важно начать диалог. Как вариант пробираться через горы покалеченных тел. На это Кротов пойти не мог. Хотя бы по соображениям секретности. Но хотелось до жути.

- Мы под Томом ходим, а тот под Барракудой. Понял, ...?!

Александр вместо ответа два раза съездил Ежу по почкам. Несильно. Только в целях профилактики глупостей и проявления интереса последнего к русскому языку. Там столько хороших и красивых слов, а этот ... как выражается, е-мое?!

- Вызывай. - Ответил он, не меняя тона.

Толпа, как и Еж, пришла в замешательство. Как правило, одного имени, произнесенного вслух, хватало, чтобы у оппонента пропало желание продолжать конфронтацию. Не сработало. Кротов помнил крепыша, у которого он, кстати, и выуживал информацию о Штакете, Пухе и любовнице Ракова, что в конечном итоге и обеспечило успех всей операции. Том не показался ему совсем уж законченной сволочью. Если не будет пьян, как в прошлый раз, то... возможны варианты. Вообще-то, Александр так до конца не поверил, что кто-то куда-то будет звонить. Вмешивать таких людей в мелкие разборки было однозначно себе дороже. Слишком вероятен шанс, что приехавшая тяжелая артиллерия не оценит масштаба твоих проблем. Скривит лицо, как бы говоря "и ради вот этого ты меня вытаскивал из теплой постели?", сядет обратно в машину и уедет досыпать. А то и вообще откажется вмешиваться. Может получиться конфуз. Особенно если ты перед звонком сообщил пятерым амбалам, кем именно ты их считаешь, усомнился в их ориентации, перечислил все мерзкие привычки, которые, на твой взгляд, должны у них иметься и прошелся по всей родословной. Не поймут.

Александр ошибся. Том приехал минут через тридцать, привезя с собой подкрепление в лице двух здоровых ребятушек весьма неинтеллигентного вида. Чтобы никто уж точно не усомнился в их намерениях, все трое держали в руках сложенные телескопические дубинки. Ко времени их приезда на стадионе воцарилось некое подобие равновесия. Наташка была усажена на скамейку, где Кротов пытался определить, сильно ли ей досталось, а толпа, во главе с Ежом, просто следили, чтобы "попавшие" ни в коем случае не улизнули до приезда вызванного рефери. Близко они не приближались.

Первые слова, приехавшего Тома, были приветствие Ежу и вопрос:

- Так, блин, кто тут тронул моего племяша?! О, Санек, - увидел он Кротова. - Здорово, что ли. Откуда тут?

Кажется, факт их знакомства очень не понравился кое-кому из присутствующих. Хотя, вполне может быть, что причина, по которой часть собравшихся, из задних рядов, резвенько  направились в сторону выхода со стадиона, была совсем иной. На лице Ежа тоже не выражалось былой уверенности в исходе спора.

- Так я повторяю вопрос, - продолжал Том. - Какого лешего тут творится?

Еж начал понимать, что все идет совсем не так, как он планировал. Поэтому поспешил перехватить инициативу. Орал что-то не вразумительное и бестолково махал руками в сторону обидчика. Единственное относительно осмысленное предложение, которое Александр разобрал, было таким:

- Так, в натуре, мы тут терли с пацанами, а он подвалил и махаться начал! Вон мне руку чуть не сломал. Пацаны докажут!

Том посмотрел на брызгающего слюной племянника в мятой грязной одежде и кучку его соратников, из тех, что еще не сбежали, потом перевел взгляд на совершенно спокойного Александра, и сжавшуюся на скамейке девушку. После небольшой паузы он резко, но не слишком агрессивно бросил в сторону Кротова:

- Твоя версия.

Александр решил не размениваться на долгие речи, и ответил очень лаконично:

- Девушку травили. Толпой. Собирались бить. Вписался.

Все-таки Кротов был прав. Не был он полным отморозком, да и не держались такие у Ракова. Так что через секунду Еж уже был на земле, очень занятый попыткой остановить льющуюся из носа кровь. Том же, потирая кулак, обратился к Александру куда более спокойным тоном:

- Шел бы ты отсюда. Девчонку тоже забери. А я тут еще пообщаюсь кое с кем по-родственному.

Никаких причин спорить у Александра не было. Поэтому он решил последовать разумному совету.

Они отошли уже на приличное расстояние от места побоища, которое наверняка устроил Том, когда к Наташке вернулась способность говорить:

- Спасибо. - Сдавленно произнесла она. Похоже, слова пока еще давались ей с трудом.

Александр пожал плечами:

- Не за что. Тем более, я, кажется, догадываюсь, какого именно "..." ты защищала.

Та повторила его жест:

- Вот и я о том же! - удивительно, с какой скоростью она приходила в себя, вот уже и дерзить начала, да и нагловатые искорки в глазах стали потихоньку возвращаться. - Значит, мы квиты.

Впрочем, буквально через секунду добавила она уже куда более спокойным тоном:

- Нет, правда, я тебе очень благодарна, а хамлю, чтоб быстрей в себя прийти.

Александр, не выдержав, расхохотался. Дальше некоторое время шли молча. Он думал о своем, а Наташка беззвучно шевелила губами. Кротов немного умел читать по губам, но после первой же понятой им фразы решил это дело прекратить. Не должны девочки знать таких слов. Ну да сегодня можно. Пусть разрядиться.

Мысли Александра крутились в основном вокруг Ежа. Если быть чуть точнее, то он размышлял, не проучить ли этого подонка самому, не полагаясь на науку Тома. Раз уж решил поднять руку на девушку, то теперь от него можно ожидать всего. Черт возьми! Теперь девчонку от себя далеко отпускать нельзя.  Отомстят. Еж не простит ей позора перед своим "стадом", хотя она, собственно, ни в чем не виновата. Но достать ее гораздо проще, чем Кротова.

Он был так занят своими мыслями, что не сразу заметил, что Наташка уже некоторое время толкает какую-то речь:

- ...ты? Эй, ты меня не слушаешь?! - возмущенно спросила она.

- Слушаю, конечно! - не менее возмущенно ответил он, хоть и проиграл по части искренности. Что поделать, ни один мужчина на земле, даже если он законченный псих-самоубийца, не ответит на этот вопрос положительно. Есть множество менее мучительных способов прервать свое земное существование.

- Так вот, - продолжила она. - Я от тебя уже черт знает сколько жду ответа на вопрос "кто ты?".

Первую секунду Александру показалось, что он ослышался или неправильно ее понял, но она тут же развеяла все сомнения:

- Да, ты не ослышался, Я спросила именно "кто ты?". Не "что с тобой?", а конкретно "кто ты?". Несколько месяцев уже с тобой что-то творится. Понимаешь?

- Не очень, - разговор начинал его веселить. - Но продолжай.

- Знаешь, наверное после того как я тебе все выскажу, ты вызовешь санитаров, но меня уже все достало. Просто хочу понять, кто ты такой. Смотри сам: ты резко меняешься, но стараешься притворяться самим собой. Будто второй ты не хочет, чтобы все о нем знали. Скажи, тебя инопланетяне часом не похищали?  - неожиданно закончила свою скомканную фразу Наташка.

- Вот как... - протянул он. - И в чем же выражается этот второй?

- Когда ты думаешь, что на тебя никто не смотрит, у тебя взгляд меняется. Становиться жестким и холодным. Гвозди можно забивать. Движения становятся абсолютно другими. Будто ты на них экономишь.

 - Еще. - Потребовал Кротов. Он больше не скрывался. Был самим собой.

-  Вот, опять этот взгляд! - воскликнула она.

- Продолжай. - Не дал сбить себя с толку Александр.

- Помнишь тот случай с яблоком? - спросила она, после небольшой паузы.

- Напомни.

- Тогда парни дурили, а ты разговаривал с историчкой. - послушно напомнила она.

Кротов помнил этот случай. Он разговаривал с Ольгой Владимировной, учителем истории, а парни игрались с яблоком, перебрасывая его друг другу. В один момент кто-то из них кинул яблоко в товарища, но не попал. Оно летело прямо в голову Александру. Если бы он заметил его чуть раньше, то наверняка успел бы среагировать. Но, к сожалению, время на раздумья у него не было. Тело среагировало гораздо быстрее разума. Вместо того, чтобы якобы случайно качнуться назад, пропуская его мимо головы, или хотя бы просто позволить яблоку ударить ему по голове, он неуловимо быстрым движением его поймал, вызвав тем самым бурю восторга своей реакцией (большинство, по правде говоря, больше склонялись к версии о везении Кротова). Короче, опять засветился. Вот и не прошло незамеченным событие.

- А помнишь воздушный шарик, который Серега рванул у тебя за спиной, - Продолжила она. - Когда ты дремал за партой? Любой нормальный человек хотя бы вздрогнул, схватился за сердце, вскрикнул... да что угодно! А ты что сделал?

"Да уж, - подумал Александр. - Вряд ли тогда кто успел заметить, как я оказался не за партой, а в двух метрах перед полностью готовый к бою. Но ведь я даже не ругался тогда. Почти. По крайней мере, все ушли на своих ногах".

- Кстати, ты на фига себя тогда по боку хлопал руками? прям как пингвин... - вдруг поинтересовалась она.

"Что-что... автомат рефлекторно искал, вот что. Хорошо, что хоть это от тебя ускользнула, а то был бы мне сейчас допросец. - Про себя усмехнулся он".

Из остальной части рассказа Наташки Александр сделал вывод, что она чуть ли не с первого дня его "появления" заподозрила, что что-то не так. Моментально заметила изменившуюся моторику, взгляд, речь и еще кучу мелких деталей, о которых он даже не задумывался. Только не могла облечь смутные ощущения в конкретную форму. Больше всего ее пугало то, что это новый "Кто-то" пытался вести себя как обычный Сашка Кротов. Остальные ничего не замечали, и она попыталась убедить себя, что ей все это кажется. Старалась забыть об этом. Но живой нрав сыграл с ней в этот раз злую шутку. Она не могла не замечать всех окружавших его странностей. Бросил курить, пить, занялся спортом, поумнел, заговорил на иностранных языках (вернее запел, но все-таки!). Для нее возникал только один вопрос: что происходит? Школьный народ тоже слегка удивился, но тогда она сама выдвинула версию, что, наверное, у него просто появилась девушка. Зачем это сделала, она не смогла бы объяснить даже самой себе, однако всех такое объяснение устроило. Но Наташка на этом не успокоилась. Женское любопытство вообще притча во всех языцех. Именно тогда она пообещала себе глаз с него не спускать, пока не поймет причины всех странностей.

На некоторое время воцарилась хрупкая тишина. Александр переваривал свежие новости, а Наташка, похоже, жалела о своей несдержанности. Мало ли какая реакция последует в ответ на ее слова. Тут не угадаешь. Но уж больно ей хотелось понять, даже не что происходит, а скорее, не сошла ли она с ума. Остальные ведь ничего необычного не замечают.

К этому времени Александр уже проанализировал поступившую информацию. Мысли его теперь шли следующим порядком: все равно мне необходим помощник, так почему бы и не Наташка? Что там у нее в плюсах? Умна,  в достаточной степени стервозна. Значит, наверняка, железно придерживается своих внутренних принципов (вывод не однозначный, но Александр внутренне уже принял решение, просто ему были необходимы оправдания перед самим собой). Ярко выраженных минусов он вспомнить не мог (такой мелочи, как ежедневные стычки в течение последних лет пяти, начавшиеся с момента его прихода в новую школу, он почему-то значения не придал).

Если бы у него была возможность спокойно поразмыслить, то, возможно, Наташка так и осталась в неведении, но он уже очень устал от необходимости притворяться абсолютно перед всеми. Контролировать каждый свой вздох, чтобы не дай бог кто-нибудь что-нибудь не заподозрил. Все это сильно давило на психику. Был необходим некий громоотвод, а она все равно не отстанет, пока не докопается до сути.

- Знаешь, - задумчиво произнес он. - Ты присядь. Разговор затянется надолго.

***

Разговор оказался действительно долгим, и, после часа сидения на скамейке, было решено его продолжить у Александра дома. Кротову впервые за несколько месяцев удалось пообщаться с кем-то нормально. Не скрывая, кто он есть, не играя на публику. Немногим дано понять, насколько порой приятно быть самим собой. К сожалению, многие люди проживают всю свою жизнь, но так и не успевают пережить этого замечательного чувства. Только их гнетут не обстоятельства, а они сами загоняют себя в сеть интриг, лжи и лицемерия. Живут не своей жизнью, а той, которой они должны жить по своему или по общественному мнению. Все эти слова никоим образом не могут передать этого счастья - просто быть собой. Вот и сейчас Александр просто физически ощущал, как с каждым словом из него выплескивается усталость, напряжение и боль. Боль за Кристину, Боголя, и даже оставшегося когда-то там Дока. Если ты не терминатор, а живой человек, то тебе попросту необходимо, чтобы порой кто-то просто выслушал, пусть даже он ничего не скажет, но сейчас-то он здесь, Переживает твой рассказ вместе с тобой. Поэтому Кротов не стал ничего скрывать касаемо своей жизни в прошлом, но практически ничего не говорил о своих делах и планах сейчас.  Мало ли. В предательство он не верил, но... береженого Бог бережет. Немало способствовало рассказу то, что Наташка обладала удивительным даром слушать. Поверила она не сразу, но Александр наугад включил футбольный матч  и предсказал его исход. Очень подробно. Ей хватило.

Рассказывая свою историю, Александр не уподоблялся базарной бабке, готовой выболтать всю свою жизнь первому встречному. Ему действительно был необходим помощник. В данном случае рациональнее было открыть правду, чем придумывать какую-нибудь "легенду", рискуя в любой момент запутаться во вранье. Он начал рассказ с момента, когда к нему в офис пришел старый генерал. После того как он закончил, на него обрушилась лавина вопросов. Довольно интересных, кстати. Глупыми вопросами, в отличие от большинства людей, окажись они в ее ситуации, она не грешила. Разве что кроме первого:

- Так ты получается, женат? - удивленно протянула она, сразу как Кротов закончил свой рассказ.

- Да. Уже полтора десятка лет как. Это если смотреть с моей точки зрения, или женюсь через десять лет, если смотреть с твоей.

Минуты две она молчала. Первое слово, которое она смогла выдавить из себя, действительно неплохо описывало создавшуюся ситуацию:

- О-хре-неть. - протянула Наташка с непередаваемыми интонациями. Надо будет ей на театральный посоветовать поступать, а не на факультет рекламы и PR. Хотя там ее навыки, наверное, тоже лишними бы не оказались.

Потом опять замолчала, думая о чем-то своем. За то время, что она переваривала поступившую информацию, он успел заварить чай. Отвлекать Наташку в данный момент вопросами о количестве сахара в чае он не стал, а просто сыпанул ей "сладкой смерти" на глазок. Вышло что-то около полутора ложек. Наконец она очнулась:

- Слушай, я ведь тоже смотрю фантастику. Фильм еще назывался так...Что-то там с громом связано[7]... А может, я и путаю, ну да пофиг. Суть в том, что мужик какую-то букашку в прошлом, а будущее чуть не развалилось к чертям. Помнишь?

Александр смутно припоминал что-то подобное. И следующий вопрос мог предположить заранее:

- Так получается, ты не можешь увидеться со своей женой, или ее знакомыми... Да вообще с людьми, которые находятся с ней в контакте? Ведь она может не изобрести машину времени... бред! Но суть ты уловил.

- Ага, понял, - ответил он. - Мелкие и непрямые измененные факторы сама вероятность просто снесет силой инерции. Законы физики еще никто не отменял. Так что, я могу даже поболтать с ее друзьями или она может мельком заметить меня в толпе. Влияние на ее мысли будет нулевое. Если воздействие будет недолгим. А вот с ней разговаривать не стоит. По тем же законам физики это будет слишком сильное влияние на ее сознание. Вероятность "прогнется", и "случайность", создавшая машину времени может не случиться. Прости за тавтологию. Впрочем, проверять все это на практике я не собираюсь. Это не сложно, так как сейчас она живет в пятистах километрах от нас. В первый раз в нашем городе она побывает лет через двадцать со мной.

На некоторое время комната опять погрузилась в тишину. Правда, ненадолго.

- Черт!! - Крик Наташки обрушился на барабанные перепонки Александра, буквально подбросив его на диване.

- Какого... - начал он, но тут же был прерван гневным восклицанием.

- Ты меня угробить решил?! Ты сколько сахара туда бухнул?!!!

Под причитания о том, насколько вреден этот продукт, была организована новая чашка чая. После чего девушка продолжила бомбардировать его вопросами.

- А зачем этому твоему Штопрову вообще захватывать машину времени сейчас? Ведь там у вас он директор института, в котором находится машина времени. Я ничего не упустила?

- Верно. - Согласился Александр. - Вот только ты забываешь, что он был лишь администратором. Владели установкой шишки из правительства. Ему удалось десантироваться вместе со своей группой в прошлое только потому, что считалось, что живую материю перемещать нельзя. А ему хочется владеть  агрегатом. В моем времени это невозможно. Слишком многие знали о проекте. Поэтому он хочет захватить машину времени сейчас. Сразу же после ее создания.

Помолчав мгновение, он добавил:

- Раз я переместился по оси времени раньше, чем группа Штопорова, то я мог бы помешать созданию установки. А что? Приехал. Расколошматил образец. Сжег документацию. Или просто 10 минут поболтал с женой. По расчетом пси-про, этого бы было достаточно, чтобы с 99-процентной уверенностью сказать, что машина создана не будет. Это бы сразу сняло все вопросы. Не было этих скачков во времени, убийств и прочего. Жаль нельзя...

- Ну а ты-то сюда как попал? - спросила Наташка, проигнорировав последнее высказывание Кротова. - Ты же говорил, что в будущем этот ваш Штопоров все подходы к этому вашему институту перекрыл?

- Эээ... Понимаешь, есть еще один способ перемещений, вот только им почти не пользуются. Вернее, совсем не пользуются.

-Почему?

Может быть не стоило говорить Наташке правду, но что-то в этот день Александра пробило на откровенность. Он честно ответил на этот вопрос. Не скрывая минусв и побочных эффектов.

- То есть жить тебе осталось максимум год? - с ужасом переспросила она.

- Уже меньше. - Честно подтвердил Александр. - я тут уже пару месяцев... Хотя поначалу было тяжело к этому всему привыкать. Ну да человек существо такое... Ко всему привыкает.

Он старался говорить легким тоном, но если честно, то на душе у него скребли кошки, и стало достаточно тоскливо. Он не любил об этом думать, и сейчас не совсем понимал, зачем был настолько откровенен с девушкой, которая еще недавно была его... оппонентом во всем (ну не врагом же ее назвать!). Видимо, ему было страшно гораздо сильнее, чем он сам был готов себе в этом признаться. Одно дело пуля на войне. Раз и готово. А попробуйте жить, зная, что каждую минуту тело готовиться к тому, чтобы отвергнуть разум.

- Ничего, - продолжил он. - Если я справлюсь, то этого всего вообще не случится, так как машина времени не будет изобретена.

Некоторое время опять слушали тишину. "Мент родился" - тихо прокомментировала Наташка. Александр не раз слышал это выражение, но так и не понял, как соотносятся сотрудники правопорядка с молчанием. Впрочем, каких еще выражений ждать от человека, долгое время находившегося в компании людей типа Ежа. Наконец она попыталась сменить тему, видя, что ее слова задели собеседника за живое:

- Так получается, что даже если ты грохнешь машину времени, возможность перемещаться останется. Брррр. Райский подарок для террористов. - От перспектив межвременного терроризма Наташка пришла в настоящий ужас.

- Не волнуйся, - поспешил успокоить ее Александр. - Эта технология тоже основана на разработках Логана и Кристины. Не будет машины времени, не будет и "временных террористов".

Кротов был доволен. Наташка, будучи достаточно сообразительной девушкой, сразу оценила, насколько опасно появление подобных технологий на рынке (а это рано или поздно случается со всеми разработками. Пример: атомная бомба, которыми в его "родном" времени уже владеют даже беднейшие африканские государства), а значит, прекрасно поняла всю серьезность ситуации.

- А почему бы тебе не найти сейчас этого своего генерала? - неожиданно спросила она. - Может он бы тебе помог?

- Интересный вопрос, - задумчиво ответил Александр. - Я думал над ним. Он сейчас в СВР[8] служит, насколько я помню. Так что не найду я его сейчас.

Тут Кротов мгновения помолчал, и продолжил:

- Да и если найду, то, скорее всего, он мне не поверит. Ну а заодно и пулю мне в лоб пустит. Так, для душевного спокойствия.

На несколько секунд повисла тишина. Каждый думал о своем.

- Один не справишься. Кто-то должен прикрыть твою задницу. - Прервала она его мрачные размышления. - Что от меня требуется? 

***

С тех пор, как Наташка начала помогать Кротову, жизнь последнего резко изменилась. В лучшую сторону. Теперь Александру не приходилось прилагать никаких усилий к дезинформации общества. Она отлично справлялась и без него. Не курит и не пьет? Я запретила. На футбол не пошел? Был со мной, или ты имеешь что-то против? С чего это я за него говорю? На правах его девушки, теперь он со мной, так что отвалите. И так по всем пунктам. Если кто и посчитал Кротова подкаблучником, то вслух он этого высказать не решился. Нафиг надо связываться с этой мегерой, есть в жизни дела и поприятнее. Да и он сам при первом же намеке на этот вопрос пообещал отвинтить голову любому, кто хотя бы косо посмотрит в сторону Наташки. Только сейчас Александр начал понимать, насколько тяжело было держать школьные слухи под контролем. Да и не очень, чего уж греха таить, у него это получалось.

Их роман носил фиктивный характер. Единодушно было решено, что так будет удобнее всего для дела. Поначалу эта новость народ просто потрясла. Александр усмехнулся, вспомнив, как к нему подошел шокированный Черный:

- Слышь, Сань, тут новость по школе идет. - Со смехом произнес он.

- Какая? - поинтересовался Кротов. Не то, чтобы ему было особенно интересно, но правила вежливости требовали спросить.

- Наташка тему новую выдумала! - сказал он и уставился на Александра в ожидании нового уточняющего вопроса. Вид у него при этом был как у фокусника, собирающегося достать из шляпы кролика на радость детям.

Не дождался. Кротов просто стоял и ждал, когда Серега наиграется с театральными паузами, и наконец, приступит к сути. Тот, видя безразличие товарища, думал уже было обидеться, но вспомнив, что именно он хотел ему сообщить, решил с этим повременить.

- Она утверждает, что встречается с тобой! - выдал он с видом триумфатора. Однако на Александра это впечатления не произвело. Он просто приподнял одну бровь, как бы спрашивая: "и это все?".

-Ты, кажется, не понял, что я тебе сказал. - Продолжил он, не увидев ожидаемой реакции. - Она. С тобой. Встре-ча-ет-ся!

Кротов улыбнулся:

- Спасибо. Я в курсе, что обозначает это слово. Так же в курсе, что она со мной встречается. Это вся новость?

Кажется, Черному стало резко нехорошо:

- Ну и ну. Кто бы мог подумать... - только и пробормотал он тогда.

Александр до сих пор с удовольствием вспоминал проступившее на его лице выражение безграничного удивления.

Впрочем же, абсолютно верно говорят, что как только уходят одни проблемы, тут же им на смену приходят другие. После разноса, устроенного Томом, Еж временно притих. Не было больше стычек в узких школьных коридорах, никто не пытался толкнуть его локтем, даже что-нибудь обидное в спину крикнуть он не решался. Вот только в глазах у него мелькало такое бешенство, что Александр решил не оставлять Наташку одну ни на миг. Благо с этим проблем не было, благодаря их "легенде".

Правда, поначалу были небольшие проблемы с самой Наташкой. Ей не терпелось куда-то бежать, что-то делать, и сворачивать какие-то непонятные горы. Каждый день она заводила одну и ту же волынку:

- Сколько можно сидеть на одном месте и бездействовать? Мы твою жену будем спасать, или нет? - и тому подобное. Проблем со словарным запасом у нее не было, так что Кротов каждый день слышал новую версию вопроса "чо сидим?".

- Сколько понадобится, столько и будем ждать, - отвечал он раз за разом. - Я, кажется, уже объяснял, что мне сейчас дергаться нельзя.

В ответ она обычно лишь поджимала губы, но со временем, как и рассчитывал Кротов, успокоилась. Чтобы хоть как-то компенсировать ей те затраты сил, что понадобились для "укрощения" школьного народа, он пообещал ей, что возьмет ее с собой, когда поедет готовить родной город Кристины к небольшой войне. Было необходимо выполнить ряд задач по материально-техническому обеспечению предстоящей операции. Ни на что серьезное он ее, естественно, брать не собирался.

Наташка, казалось, была удовлетворена отведенной ей ролью в будущей операции. Под пули лезть она (и на том спасибо!) не рвалась. Хотя, тут дело могло быть просто в том, что Александр счел неразумным просвещать ее в подробности планируемой эскапады. Просто сказал, что отправится "спасать свою жену". О том, что в списке снаряжения, заказанном Барракуде, присутствует несколько единиц огнестрельного оружия, он благоразумно умолчал. Как, собственно, и о самом Ракове.


Глава 5

Беда откуда ждали.

"Кто виноват, скажи-ка брат,

Один женат, другой богат,

Один смешон, другой влюблён,

Один дурак, другой твой враг?

...

И меркнет свет и молкнут звуки,

И новой муки ищут руки,

Если боль твоя стихает,

Значит будет новая беда."

Воскресенье "Кто виноват?"

 Очень свежая мысль, что жизнь человека похожа на зебру: полоса черная, полоса белая. А через некоторое количество повторений цикла наступает жо... кризис. Причем последний наступает неожиданно, но, тем не менее, оттуда, откуда ждали. Вспомним Штопорова. Тот тоже почти двадцать лет готовился к захвату установки, но момент действия растерялся. Допустил кучу ошибок, вот и дождался Кротова на свою голову. Ну хорошо, еще не дождался, но стоило бы ему уничтожить агрегат для перезаписи сознания, и преследование стало бы невозможным. А так понадеялись на старое русское авось, успокаивая себя тем, что раньше это никому не удавалось, и пожалуйста. Сам дал противнику шанс на победу.

Люди не учатся на чужих ошибках. Никогда. Только собственные разбитые коленки дают нам бесценный опыт. И это правильно: что может знать тот дядька, дающий нам свои добрые и хорошие советы о том, что для нас будет лучше? Правда, иногда мы все-таки жалеем об этом. Вот и Александр потом оправдывался перед собой, что всего предусмотреть невозможно, да и долгое время они себя никак не проявляли. Но... обо всем по порядку.

Несколько месяцев, до самого начала марта, жизнь у Александра текла спокойным ручейком. Как говорится, случались маленькие пакости, маленькие благости. Все обязанности взяли на себя другие люди. "Школьные" проблемы взяла на себя Наташка. Как эта хрупкая девушка смогла с этим справиться, Кротов не знал. Но факт остается фактом. Неприятностей с этого направления не было вообще. То ли она очень качественно всех там запугала, то ли он стал аккуратнее. Раков уже приготовил документы и теперь занимался оружием. Так же Барракуда расстарался насчет машины, и теперь в снятом гараже Александра дожидалась не новая, но все еще очень бодрая серебристая "Импреза" семи лет от роду. Зарегистрирована она была на некоего Николая Николаевича Светлова. Так же у него на руках находились две доверенности на фамилии Степанова и Круглова. Пакеты документов на все вышеперечисленные лица находились у Александра в тайнике, срочно оборудованном у него в комнате. Для каждой личности создавался свой образ таким макаром, чтобы на фотографии Александр был узнаваем, но найти его по ней было бы крайне затруднительно. То есть, если в руках у, допустим, милиции, окажется паспорт Степанова, то по вклеенной фотографии опознать не получится  ни Кротова, ни "Круглова" со "Светловым".  Какими методами пользовались мастера, он не знал, но результат был очевиден. Самой машиной в скором времени тоже должны были заняться ребята из одного хитрого автосалона. Конечно, никто не будет встраивать ей в фары гранатометы - огнеметы, превращая ее в броненосец. Зачем? Просто после осмотра, и замены всего, что им покажется подозрительным, некоторые люди будут отвечать за ее исправность в течение гарантированного срока (пять месяцев, в случае Александра). Машину иногда перебирали чуть ли не по винтику, но после выполнения всех работ клиенты могли быть уверены, что она их не подведет в самый ответственный момент. Стоила такая услуга дикие деньги, но и отвечали за качество механики головой. Клиентура была соответствующей. Заказ самого Александра выполнять бы не стали ни за какие вознаграждения, а вот Барракуде отказать не смогли.

В общем, все были заняты делом. Один Александр проводил свои дни практически в праздности. Четыре часа тренировок в день не в счет. Ему доставляло удовольствие совершенствовать свои и без того смертоносные навыки. Однажды его застукала мать, когда он практиковался с оружием. Суть тренинга заключалась в том, что он в движении молниеносно выхватывал из кобуры пневматику Черного, приводил оружие в боевую готовность, наводился на цель и ... повторял все заново, доводя движения до автоматизма. Она посмотрела на него несколько мгновений, после чего сказала:

- Ты боевиков насмотрелся, сын?

Александру ничего не оставалось, как смиренно ответить:

- Да, мам, я хочу стать таким же большим и сильным как Ван Дам! - самое сложное было сохранить каменное выражение лица.

- А почему не как Том Круз или Джеки Чан? - уточнила она таким тоном, что Кротов, казалось, видел, как она размышляет, не вызвать ли кое-кому неотложку.

- Да потому, что в первом случае меня все травили бы "коротышкой", а во втором случае "обезьяной". А оно мне надо? - с серьезно - дебиловатой миной спросил он.

- А Ван Дама не травят? - спросила ошарашенная мать.

- Травят, - как можно серьезнее ответил он. - "Жан Жмот Вам Не Дам". Вот только вслух об этом никто не говорит, у него пистолет есть!

На том разговор и закончился.

Вот так вот благостно и протекала жизнь Александра в течение долго времени. А потом настала та самая ... Кризис. Первый месяц, после столкновения на стадионе с Ежом, он очень внимательно наблюдал за ним. Было от чего волноваться. Поговаривали, что тот связался с наркотиками, и, что гораздо хуже, с теми, кто ими торгует. Потом несколько месяцев о нем ничего не было слышно. Александр чуть успокоился. И вот он снова начал задираться. На Кротова Еж пока нарваться не решился, а вот на Наташку наехал, поймав ее в школе после уроков:

- Слышь, коза, ...! Стоять, я сказал, - крикнул он, видя, что девушка даже не повернула головы в его сторону, угрожающе добавил. - ..., тебе ...! Ты поняла?

Закончить свою прочувствованную речь ему не удалось, так как Наташка, девушка, надо сказать, довольно импульсивная, решила толкнуть свою. Она говорила тихо, но долго. Лица окружающих вытягивались все больше с каждым ее словом. Если бы Александр услышал этот образец ораторского искусства, достойный того, чтобы занять свое почетное место в словаре русского мата, то его сердце лингвиста наверняка бы дрогнуло от умиления. Когда она замолчала, несколько секунд вокруг стояла полная тишина. Все переваривали только что услышанный монолог. Потом грянул общий взрыв хохота. Последним дошло собственно до объекта сего гениального произведения довольно традиционного для России жанра. Он покраснел, и начал бессвязно орать какие-то маловразумительные угрозы:

- Ты меня еще попомнишь, ...! Я теперь на таких людей работаю! Тебе и твоему (тут Еж в очень матерной форме намекнул на Александра) теперь точно ...!

- ...! - бойко ответила Наташка одним словом, имея ввиду, что плевать она хотела на его слова. После чего девушка развернулась, и попыталась уйти. Через несколько шагов Еж догнал ее, и, грубо схватив за руку, развернул к себе лицом. Сказать, правда, ничего не успел, так как та, недолго думая, ответила ему приемом, явно созданным высшим разумом в наказание за все грехи мужчин. Проще говоря, ударила коленом в пах. После чего объяснила поверженному противнику, чем конкретно она не довольна:

- Будешь знать, козел, как руки распускать. Женщины такого не прощают. Хотя... - задумчиво протянула она. - Тебе-то, наверное, уже все равно. Девушка тебе отныне не светит! Ну, разве что чисто платонические отношения.

 В ответ донеслась настолько грязная брань, что дослушивать она не стала. Пошла дальше по своим делам.

Позже Александр спрашивал себя, почему все эти события не заставили его предпринять ответных действий раньше. Наверное, его успокоил тот факт, что после этого случая Еж опять примолк на долгое время. Кротов подумал, что хоть этот урок его чему-нибудь научил. Как показало время, он оказался не прав.

Расплата за невнимательность застала Александра с Наташкой в самый неподходящий момент, когда они возвращались домой из школы. Настроение у обоих было приподнятое. Кротов, например, опять сегодня проверял учительницу русского языка на профпригодность. Хоть школу посещать его и обязали обстоятельства, но ведь никто не запрещал там чуть-чуть повеселиться, верно? Тем более, что большую часть времени он вел себя паинькой. Когда становилось совсем невмоготу, или скука грызла особенно жестко, он начинал рисовать присутствующих.  Через месяц подобной "терапии" получаться стало вполне сносно. Не раз в школьных коридорах слышался хохот, вызванный шаржами Александра. Наташка, шагающая рядом, радовалась победе в какой-то олимпиаде. По какому предмету он так и не понял, так как от переполнявших ее чувств она объяснялась очень сбивчиво и тараторила как пулемет, но эта победа давала ей шанс поступить в московский университет почти без конкурса.

Идиллия была прервана неожиданно и грубо. Сопровождаемая визгом шин и тормозов из-за угла вылетела зеленая "копейка". Она была настолько грязной, что ее натуральный цвет только угадывался по нескольким чистым пятнам. Номера, конечно же, замазаны глиной до полной нечитабельности. Стекла были затонированы до непроглядной черноты, так что разглядеть водителя не было никакой возможности. Однако Кротов уже видел где-то этот характерный самопальный передний бампер. Где-то близко... Возле школы? Твою державу, да ведь это же... Еж твою за ногу! Сделав небольшой крюк, машина развернулась и понеслась прямо на них.

Как всегда в момент  опасности, все мысли резко вылетели из головы Александра, уступив место вбитым в подсознание рефлексам. Молниеносно развернувшись к весело щебечущей Наташке, которая все еще продолжала что-то рассказывать, он, словно в замедленной съемке увидел, как застывает на ее губах улыбка, а в глазах отображаются понимание и ужас перед несущейся на встречу кучей металла. Его тело, само приняв единственно верное решение, моментально отшвырнуло девушку на траву, а само распласталось в прыжке в противоположную сторону как раз вовремя, чтобы пропустить несущуюся машину мимо. К счастью, она никого не зацепила. Именно на этом моменте мозг Александра включился в работу, анализируя создавшееся положение.

Наташка от толчка Кротова улетела достаточно далеко, но уже поднималась на ноги. "Копейка" как раз заканчивала полицейский разворот.

"На второй заход не пойдет, - подумал Александр. - Слишком мало место для разгона".

Водитель, по-видимому, был абсолютно согласен с Кротовым, но вместо того, чтобы дать по газам, как тот в тайне надеялся, остановился и вышел из машины. В руках у Ежа был пистолет. 

За те несколько секунд, что понадобились Ежу, чтобы подойти к ним, Александр еще раз мысленно прогнал всю ситуацию. Она, надо заметить, была весьма неприятной. Этот придурок с пистолетом неплохо все рассчитал, и поймал их в тот момент, как они шли между строительным забором и жилым домом. Подъезды дома выходили на другую сторону, так что здесь было очень безлюдно. Даже если и кто-то случайно сюда забредет, то, не иначе как из врожденной деликатности, предпочтет побыстрее покинуть место событий, чтобы предоставить им самим решать возникшие разногласия. Хорошо, если милицию вызовет, но те тоже весьма... деликатны. Так что рассчитывать приходится только на себя.

Похоже, Еж прекрасно понимал, в какой ситуации оказались Александр с Наташкой, и это доставляло ему немалое удовольствие. Наркотики придавали ему уверенности в себе, а Ахмед с радиорынка за совершенно смешную сумму раздобыл для него старенький потертый ПМ[9]. Судя по цене, он был уже где-то "замазан", и не одна жизнь оборвалась с помощью этого оружия. Но Ежу было все равно. Он давно хотел отомстить этому выскочке за позор перед своими людьми. Ну и Натка поплатиться за свой пинок!

- А ну лежать, ..., или ща вас ... тут! ...? Быстро на землю, ...! - первым делом заорал подошедший Еж.

Правильно, в общем-то, оценил Александр, только вот одежду марать ему было совсем не охота, но ничего не поделаешь. Вздохнув, он аккуратно прилег на живот, постаравшись выбрать участок почище. Краем глаза Кротов наблюдал, как Наташка в трех метрах от него делает тоже самое. Выражение ее лица было такое, будто она отказывала очередному надоедливому ухажеру, как бы говоря "до чего вы все меня достали". Кажется, она пока еще не поняла всей опасности ситуации. Но... у нее было такое лицо! Он не выдержал и хихикнул.

- Ты че, ..., еще тут, ..., ржать будешь? Да я тебя, ...,  на ... щас ...! - продолжал выкрикивать Еж. - А ты, ..., догонишь еще, с кем связался!

"Похоже, он не в себе, - подумал Александр. - Под дозой, что ли? Не зря же люди говорят... Если был бы нормальный, вряд ли стал бы давить машиной. Даже дети знают, что это не гарантирует результата, даже если ты все-таки умудришься сбить свою жертву, что уже само по себе является непростой задачей. А ведь ты нас, дружок, мочить, похоже, собрался".

Наконец, и до Наташки дошло, что человек перед ней не в себе. Его глаза горели каким-то фанатичным огнем. Будет убивать, поняла она. Девушку затрясло.

- Да я вас, ..., щас ... как хочу, поняли? Ты, ..., и ты, ..., щас слезами умоетесь, ...! - продолжал бушевать Еж. Казалось, что он так увлекся описанием того, что собирается сделать с Кротовым и Наташкой, что уже забыл о том, зачем все это затеял.

Александр заметил, что Наташка медленно передвигается, пытаясь дотянуться до бутылки из-под шампанского дрожащей рукой.

"Славься Россия, страна валяющихся арматур и бутылок! - совсем некстати всплыло откуда-то в мозгу Кротова".

У нее были все шансы, так как Еж не мог держать взглядом сразу обоих. Сейчас он смотрел только на Кротова, оставив Наташку совершенно без внимания.

- Ты эти монологи из плохих книжек взял? - спросил он, пытаясь отвлечь Ежа от девушки. - Не... Скорее из тупого американского кино, читать ты вряд ли умеешь! Тупой больно.

- Ах, ты, ... ! Можешь ... сколько угодно! Все равно тебе ... . - с яростью набросился тот на Кротова. - Где теперь все твои понты? Че не ...? А, жить хочешь? Поздно, ты уже труп! Тебе ...!!!

Своего Александр добился, Еж потерял к Наташке всякий интерес, только вот во что это обойдется лично ему? С каждой секундой глаза этого наркомана становились все более бешенными, он орал всякую бессвязную чушь, махая пистолетом в разные стороны. Наверное, он даже сам не понял, почему в какой-то момент раздался выстрел.

Александра спасло лишь то, что Еж держал пистолет "по - рэперски". Если сложно представить, то посмотрите кино про "южного централа"[10]. Поймете. Из такого положения сложно прицелиться, даже если стоишь к человеку почти вплотную. Пуля прошла на пять сантиметров выше головы Кротова.

Тут же раздался еще один звук, только он был более глухим. Это брошенная Наташкой бутылка попала Ежу точно в затылок. Тот рухнул как подкошенный. А она замерла, с все так же вытянутой рукой, в ужасе от своих действий. В глазах девушки стояла паника. По расчетам Кротова, скоро истерика должна будет прорваться наружу. Хорошо бы к этому времени оказаться подальше от этого места.

Александр поднялся и подошел к телу, чтобы проверить наличие пульса. Этот поддонок был жив, хотя и находился в глубокой отключке. Сотрясение гарантированно. В этот раз он решил оружие не бросать. Аккуратно, чтобы не оставить отпечатков пальцев, он поднял пистолет с земли и положил его в свой рюкзак. После чего подошел к уже стоявшей на ногах Наташке.

- Не волнуйся, жить будет, - произнес он, заметив, с каким страхом девушка смотрит на тело. - Идем отсюда. Быстрее. С этим подонком я разберусь уже завтра, а сейчас ходу!

Видимо, Наташка уже плохо воспринимала происходящее. На его слова она не обратила внимания. Все так же стояла и смотрела на распростертое перед ней тело. Тогда он подошел к ней, взял за руку, и, едва ли не силой, повел прочь от места неудачного покушения.

Только через несколько часов Александр смог спокойно устроиться в кресле и приступить к проработке плана противодействий неким отдельно взятым представителям семейства ежовых. Позади осталась долгая истерика Наташки, которую он попросту залил водкой. Сам он решил пока не злоупотреблять. Многие психологи, наверное, нашли бы кучу  возражений против таких методов "лечения", но те варианты, которые Кротов применял в подобных ситуациях к бойцам своего отделения (на войне и не такое случается) были слишком жестоки для девушки, а других он не знал. Сейчас она уснула на диване, благо сегодня квартира была пустой. Мать Александра решила навестить кого-то из дальних родственников. Вряд ли в ином случае он смог бы ей внятно объяснить, кто эта девушка в абсолютно невменяемом состоянии. 

Сейчас его мучила проблема чисто морального плана. В той вероятности, которую он считал родной, этих событий не было! Насколько он помнил, Еж, перебесившись сколько положено, увлекся футболом. Вроде даже играл где-то профессионально. Потом открыл свою спортивную школу. В общем, стал достойным членом общества. Сейчас же все пошло наперекосяк. Он пытался убить Александра с Наташкой. Видимо, присутствие Кротова сильно влияет на всех, кто находиться поблизости. В данном случае, в худшую сторону. Можно сколько угодно спорить о том, что человек, это свой осознанный выбор, но факт остается фактом. Стоит ли говорить, что Александра это совсем не радовало.

С другой стороны, он слишком через многое прошел в этой жизни, чтобы подобное хоть как-то повлияло на его дальнейшие планы. Да, тяжело. Да, горько. Но такова жизнь. Спишем в запланированные потери, как бы цинично это не звучало. В конце концов, Кротов примирился со своей совестью под предлогом того, что он здесь как раз для того, чтобы этой вероятности не случилось вообще. Так что нужно не ныть, а довести дело до конца. Это лучшее, что он мог сделать для Ежа. А для этого необходимо немедленно заняться обеспечением собственной безопасности.

Приняв решение, Александр усилием воли отогнал от себя дурные мысли о том, сколько еще людей пострадает, пока он добьется своей цели. Теперь Кротов был настроен только на работу. Потянувшись, он взял со стола телефон, и набрал номер Ракова. Несмотря на поздний час тот ответил почти сразу:

- Ну, здравствуй, полуночный представитель дьявола. - Видимо, у кого-то было отличное настроение.

Александр против воли усмехнулся:

- Хм, почему "полуночный" я, кажется, догадываюсь. С "представителем" и "дьяволом" чуть сложнее.

- Ну а откуда ты черпаешь свои сведения? - тем же тоном продолжил Барракуда. - Мне вот в голову пришла мысль о дьяволе. Такой уж важной шишкой я себя не считаю, так что, скорее всего, ты представитель.

- Значит, на самого я не тяну? - весело переспросил Кротов, но тут же вспомнил о цели своего звонка. Его голос моментально стал серьезным. - Ладно, замнем для ясности. Мне действительно нужна твоя помощь.

Раков моментально собрался, и внимательно выслушал рассказ Александра. Суть  проблемы он не понял:

- Так в чем же дело? Давай я отдам приказ на его устранение, да и все.

- Не получится, - с сожалением ответил Александр. - Если сам Барракуда или кто-то из его людей начнет решать проблемы простого школьника, то очень многие заинтересуются, а что это за человек такой, что за него заступаются такие видные силы. Этот инцидент моментально станет достоянием общественности. Пусть и в очень специфическом кругу. Тем не менее, допустить этого нельзя.

После небольшой паузы Раков произнес:

- Возможно, ты и прав. Решать тебе. Дай секунду подумать... Скорее всего, этот твой Еж работает на Беса. Этот хмырь наркотой банчит. Выше он бы просто не поднялся. В общем, это не мои люди. Ты же знаешь, что я с наркотой не связан (почти правда, в общем-то). Я могу узнать точно, на кого он работает, и за какие такие заслуги. - Тут он коротко усмехнулся. - Вот ведь коллизия. Передавить всю их структуру дело одной минуты. И никто против слова не скажет. Вместо этого запускаю подобную мелочь в разработку. Смешно. Когда тебе нужна информация?

- Два часа назад. - Ответил Кротов.

- Хорошо. Что-нибудь еще? - уточнил Барракуда.

- Да. Мне нужна пара грамм порошка. Ты понял какого.

- Хорошо. Это все?

- Все. - Подтвердил он.

- Хорошо. Я перезвоню тебе через час. Жди. - Сказал Раков и дал отбой.

Александр положил трубку в карман и опять погрузился в раздумья.

- С кем ты разговаривал? - донесся встревоженный голос с кровати.

"Ничего себе! - подумал Кротов. - Я-то думал, что после такого стресса до утра-то она точно пропит. Крепкая девчонка".

- Друг. - Ответил он вслух.

- Он поможет? - в тихом сонном голосе отчетливо проступала надежда.

- А как же! - преувеличенно бодро соврал он.

"Слава богу, она не слышала весь разговор, а то было бы сейчас вопросов про героин... - устало подумал Александр."

"Ну и за каким чертом ты врешь? - подумала Наташка. - Зачем тебе порошок?"

Видимо что-то все-таки отразилось на ее лице, так как Александр тут же произнес:

- Вижу, что ты услышала гораздо больше, чем мне бы хотелось. Верно? - устало спросил он.

- Ну а врать-то зачем? Тебе ведь предлагали сейчас помощь. Почему отказался? Гордость взыграла? - тихо произнесла она.

- Да, мой друг предлагал свою помощь, - спокойно объяснил Кротов. - Но принять ее равносильно вывешенному флагу с надписью "Штопров, я здесь!". Так что придется справляться самому.

- А справишься? - спросила она.

- Конечно. - Поспешил успокоить ее он. - Не волнуйся, уделаем мы этого любителя гонять без прав.

Они еще какое-то время разговаривали, пока Наташка не уснула. Тогда Александр взял телефон и вышел на балкон.

Кротов любил наблюдать за ночными городами. У каждого из них свой характер. Странно, он так давно здесь, в своем родном городе, но так и не удосужился выйти поздороваться с ним ночью. Решив, что пора исправлять ошибку, он некоторое время просто дышал свежим и чистым ночным воздухом, пытаясь понять настроение города. Затем он подключил к телефону гарнитуру, и настроился на любимое радио. "Наши" как всегда не подкачали, включив одну из самых лучших песен русского рока:

К берегу спешат пароходы,

К берегу бегут поезда,

Hо закрыты все замки и засовы -

Hа берег наступает вода.

Несмотря на поздний час, на улицах кипела своя жизнь. Светофор весело подмигивал в такт мотиву. Компания припозднившихся забулдыг возносила все новые тосты за свой, только им понятный, повод. А может, пили, и вовсе обойдясь без такового. Но даже они не кричали, а гармонично вписывались в ночную симфонию.

Лязгнут золотые ворота

Чей-то голос скажет: "лети!"

Hадпись на дверях туалета:

"Будешь на Земле - заходи".

В немногих окнах все еще горел свет. Откуда-то издалека донесся резкий звук автомобильного клаксона, но даже ему было не суждено разрушить хрупкое очарование ночи. Александру в голову неожиданно пришла мысль о том, почему нас так сильно тянет к краям крыш, и заставляет перегибаться через перила балконов. Наверное, мы все когда-то умели летать. Вот и стремимся с тех пор к прекрасным забытым ощущениям.

И когда вода отступит назад

Берег выйдет и откроет героя

Берег выйдет и откроет врага

Их по-прежнему останется двое.[11]

Александр сел на перила балкона и свесил ноги вниз. Под ним сейчас было пять этажей. Не так уж и много, чтобы по-настоящему прочувствовать всю силу и мощь высоты. Но вполне достаточно, чтобы просто хоть на миг закрыть глаза и почувствовать себя свободным.

Берег встретит героя

Берег встретит врага

Нас всегда было двое

А теперь только я.

С последним аккордом песни Александра будто вернуло обратно в реальный мир, но уже отдохнувшим и готовым к действию. После подобной релаксации, как правило, ощущался небывалый прилив сил. Но почему-то Кротов прибегал к ней довольно редко.

Вообще, с радио у него было вязано несколько ритуалов. Например, лет в пятнадцать (то есть примерно в это время) он верил, что если настроиться на определенную волну и задать Великому Эфиру (название собственного сочинения) вопрос, то в следующей песне будет содержаться подсказка или даже прямой ответ. Конечно, это была большей частью шутка. Ради интереса он даже придумал особый ритуал для выбора радиостанции, но сейчас его уже не помнил. Столько лет прошло.

В этот момент в кармане зазвонил телефон, уже полностью привязывая Александра к грешной земле. Он еще раз кинул взгляд на открывшийся вид, после чего нажал кнопку приема.

- Все готово, - произнес в трубке голос Ракова. - Скажи, куда тебе привезти порошок и папочку на Беса?

Начиналась работа.

***

Ночь встретила Александра почти полной тишиной. Подумать только, всего за полчаса все звуки исчезли как по волшебству. Разбрелись по домам даже любители выпить в чужих дворах. Что уж говорить о гражданах, предпочитающих считать себя добропорядочными. Кротов шел на встречу с человеком Ракова, наслаждаясь этой почти непостижимой, и такой необычной для города тишиной.

Молодого человека, описание которого Барракуда передал по телефону, он узнал метров за тридцать. Но разглядеть, что он вооружен, удалось всего лишь метров за пять. Конечно, парень не выставлял пистолет на всеобщее обозрение, но понимающий человек легко мог опознать кобуру под светлым пиджаком. Несмотря на то, что оружие пока покоилось в кобуре, Александр напрягся, ведь кажущееся спокойствие связника (про себя он решил называть посланца Ракова именно так) могло перейти нападение в долю секунды. По некоторым признакам Кротов определил, что перед ним, если и не профессионал, то уж, по крайней мере, точно не лопух, а пистолет Ежа покоился на дне рюкзака. Достать его не было никакой возможности, по той простой причине, что рюкзак остался дома.

Как-то сами собой в голове всплыли слова Ракова о том, что он уж почти готов показать "кое-кому кузькину мать". А не придет ли ему в голову теперь, когда все уже почти готово, избавиться от лишнего свидетеля. Да еще и "проблемного" к тому же.

"Надо будет, если выживу, конечно, - подумал он. - Как-то убедить этого воротилу в своей полезности, а то мало ли..."

Очень хотелось развернуться, и быстро раствориться в темноте, но "связник" уже заметил его. Александр был как на ладони. До любого укрытия было слишком далеко. Доберешься только в виде дуршлага с девятимиллиметровыми отверстиями. А получать пули в спину хотелось гораздо меньше, чем получать ее вообще. Хотя какая, казалось бы, разница.

Вся его короткая душевная борьба внешне никак не проявилась. Александр не позволил себе ни на секунду сбиться с шага, или еще как-нибудь показать свою неуверенность. Наконец, он подошел к "связному" на расстояние вытянутой руки и остановился. Вблизи он оказался еще моложе. Всего лишь на несколько лет старше биологического тела Кротова (то есть, как минимум, лет на двадцать его младше, если смотреть, так сказать, ширше).

- Доброй ночи, - вполне вежливо начал разговор он, - Я от Ивана Дмитриевича. - Он просил передать вам это.

В карман Кротова перекочевал небольшой пакетик с белым порошком, за который почти в любой стране мира полагается приличный срок, а кое-где даже "усекновение главы". Так же он получил небольшой файл с несколькими машинописными листочками. То тут, то там попадались пометки, сделанные от руки. Видимо, создатели этого мини-досье очень торопились.

- Спасибо. - Произнес он и попытался углубиться в записи.

Но не тут-то было. Молодой человек уходить не торопился. Чуть помявшись, он сообщил:

- Иван Дмитриевич сказал, что я поступаю в ваше полное распоряжение.

- Спасибо, - произнес Кротов, - но помощь не потребуется.

- Мое дело предложить. - Спокойно ответил тот. - До свидания.

"Скоро начнет светать, - прикинул Александр. - Надо бы поторопиться!"

Быстрым шагом Кротов направился в сторону дома. Войдя в квартиру, он первым делом направился к своему рабочему столу, не тратя время на то, чтобы разуться. Убедившись, что Наташка все еще мирно спит, Александр приступил к изучению добытого Раковым материала.  Первым делом он достал из файлика последнюю страницу. Предчувствие его не обмануло. Именно на ней обнаружились несколько строчек, наскоро накарябанных руки, которые можно было назвать ученым словом "резюме":

"Никому не принадлежит. Наркоту берет у Беса (см. стр. 2). Помогать ему не будет никто. Короче говоря, можешь делать с ним что хочешь. Адреса, пороли и явки на стр. 1. Удачи!"

"Ух ты, - удивился Кротов, - Никак, сам Раков расстарался для меня. Значит, со счетов пока не списывают".

 Александр не стал больше терять ни минуты. Время поджимало все больше. Очень быстро проверив, не забыл ли чего важного, он вышел из квартиры. За спиной его болтался рюкзак, на дне которого, погребенный школьным хламом в виде учебников и тетрадок, лежал пистолет.

Путь до цели был достаточно близок. Всего-то около километра. Это расстояние он предпочел преодолеть бегом. За это время он успел продумать план действий до мельчайших деталей.

У подъезда Александра встретило препятствие, имевшее вид железной двери с кодовым замком, что было довольно странно, так как в эти годы железные двери еще не были здесь так распространены. Это где-то через год - полтора сложно будет найти подъезд без железной двери. Замки в массе своей, правда, будут устанавливаться не кодовые, а под магнитный ключ, который, в свою очередь, через десяток лет сменит биометрический идентификатор.

Все это, конечно, просто замечательно, но конкретно сейчас этот допотопный замок очень мешал Александру. Мимо этой преграды необходимо было пройти очень тихо, дабы ни в коем случае не побеспокоить сон обывателей, среди которых, как известно, очень много потенциальных "жалобщиков". Свидетелей, проще говоря.

Он стоял, мысленно перебирая варианты, а внутренние часы безжалостно отсчитывали время до восхода солнца. Можно, конечно, поиграть в скалолаза, но есть несколько минусов. Во-первых, лезть придется до четвертого этажа, так как до третьего решетки. Во-вторых, придется бить стекло, а шуметь в данный момент не стоит. Наверное, в конце концов, он бы все-таки прибег к этому небезопасному способу, но тут его рука случайно скользнула по ряду выступающих кнопок замка. Некоторые были чуть заметно продавлены! Минута на изучение, и пожалуйста!

Дверь поддалась неожиданно легко. Похоже, жильцы очень гордились своей "железкой", редкой пока еще в этом районе роскошью, и регулярно ее смазывали. Аккуратно придержав дверь, чтобы она не хлопнула при закрывании, он устремился к лестнице. Поднялся Кротов всего на два пролета. Обычно именно там в типовых пятиэтажках располагаются почтовые ящики. Осмотревшись, он заметил в темноте (в России лампочки в подъездах вообще долго не живут) старую батарею. Именно за нее и отправился пистолет с отпечатками пальцев Ежа. Затем Александр достал из кармана пакетик с "порошком" и аккуратно просыпал половину около батареи. На этом этап номер один можно было считать законченным.

Посмотрев, достаточно ли для его целей "порошка" осталось в пакетике, Александр поднялся на четвертый этаж, где остановился около двери под номером двенадцать. На него грустно смотрела старая железная дверь, покрытая неровным слоем синей краски. Больше всего Кротова заинтересовала замочная скважина. Довольно большая, под толстый длинный ключ, и, что самое главное, сквозная. Замечательно. Как правило, при такой скважине, обязательно ставят вторую дверь, чтобы избежать сквозняков, но Кротову опять повезло. Было довольно тепло, и дверь, при проверке (один взгляд в скважину) оказалась незапертой.

Бесшумно Александр поднялся на пролет выше. Здесь он повел себя достаточно странным, на взгляд стороннего наблюдателя, образом - выложил всю свою наличность на подоконнике. Ему была необходима самая новая банкнота. Наконец он выбрал подходящую, достоинством в пятьдесят рублей. Действуя почти с хирургической точностью, Кротов насыпал на ее край остатки "порошка". Затем, стараясь не просыпать ни крошки, начал сворачивать купюру в трубочку. Все, самое сложное позади. Осталось только спуститься обратно к двери Ежа, и, приставив получившуюся "трубочку" к замочной скважине, резко в нее дунуть так, чтобы вся "начинка" оказалась в квартире.

Выйдя на улицу, и отойдя на безопасное расстояние, Александр первым делом сжег пятидесятирублевку. Теперь осталось только сделать один анонимный звонок в очень страшную структуру под названием "Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков", больше известную в народе как госнаркоконтроль, и, проявив свою гражданскую сознательность, сообщить, что "по такому-то адресу, кажись, злоупотребляют". Вот теперь можно дышать спокойно.

Этим утром Еж проснулся от настойчивого стука в дверь. Как у многих наркоманов, у него была легкая форма паранойи, что никак не способствует здоровому и крепкому сну. Родители уже ушли на работу, так что открывать, кроме него было некому. Примерно минуту помучившись, он понял, что нежданные гости уходить никак не собираются. Пришлось вставать. На какое-то мгновение его посетило смутное чувство, что лучше бы ему остаться в постели. Последнее время такие опасения довольно часто преследовали его, когда он слышал стук в дверь, телефонный звонок или просто громкий хлопок, так что обращать внимание на дурное предчувствие он не стал.

- Кто там? - недовольным голосом крикнул он, подходя к двери.

- Соседка я! Мария Петровна! Что ж ты, ирод, делаешь-то! Честных людей по утрам топишь!!

Он моментально опознал по голосу соседку снизу. Еще бы! Эта истеричка, по мнению Ежа, каждый день устраивала ему концерты. О том, что обычно люди плохо относятся к грохочущей музыке и звукам пьяных оргий до четырех часов утра, он как-то не задумывался.

- Слышь, ты, ... старая!... - начал он, открывая дверь.

Договорить ему не дали рослые дядьки в камуфляже, вооруженные короткоствольными автоматами.

- Лежать! Мордой в пол, ...! - прогремело со всех сторон.

Еж был моментально скручен, и уложен на пол. При первом же намеке на вопрос "какого ...?!", он получил пинок по ребрам. Больше глупых вопросов не возникло. Через пять минут была организована служебная собака, которая тут же ударилась в дикий захлебывающийся лай. Оперативники тут же приступили к обыску. Очень скоро им удалось найти несколько тайников с такой химией, какую самый прожженный  адвокат за таблетки от кашля выдать не смог бы.

"Удачный рейд, - размышлял капитан Усаченко, возглавлявший всю операцию. - Да еще и ствол в подъезде нашелся. Будет чем перед начальством козырнуть, а то в последнее время что-то... Эх! Надо не забыть сверить отпечатки, кстати. А то мало ли..."

Факт участия в проверке анонимного звонка ОМОНа объяснялся очень просто. Не далее как вчера вечером начальство изволило устроить не слишком усердному капитану Усаченко Л. С. дежурный втык. Так что к "анонимке" последний отнесся со всем вниманием. Если пустышка, то начальство убедится, что он все-таки хоть что-то делает, а если нет, то и того лучше!

***

Домой Александр пришел, когда за окном уже вовсю светило солнце. Ему просто захотелось прогуляться. В это время года самое приятное время в сутках было между четырьмя и пятью часами утра. Пока пусты улицы непроснувшегося города, а воздух, еще не загаженный автомобильными газами и поднятой пылью, свеж и тих. Кто-то считает, что в городе не увидеть настоящего рассвета. Это не так. Александр встретил восход солнца на школьном стадионе. Когда же день полностью вступил в свои права, он встал и направился в сторону маленького круглосуточного магазинчика, все еще не вытесненного огромными супермаркетами, за свежим хлебом. Возвращаясь, он отрывал куски еще теплого хлеба и отправлял их в рот. Много ли человеку надо для счастья? В этот момент ему казалось, что нет. Почему-то в этот момент ему подумалось, что эпоха супермаркетов напрочь убила свежий хлеб на прилавках.

Когда он зашел в квартиру, Наташка все еще спала, свернувшись калачиком на диване. Кротов посмотрел на нее несколько секунд, после чего направился к креслу. Сон пришел почти сразу.

Проснуться пришлось через несколько часов. Была у Александра одна интересная особенность: он чувствовал, когда рядом с ним кто-то просыпался, его глаза моментально открывались сами собой.  Даже если человек находился в другой комнате. Притом, если он решал спать дальше, сон приходил мгновенно, и больше он на этого человека не реагировал, пока не просыпался следующий. Ощущения не подвели его и на этот раз. Как только Наташка начала продирать глаза, еще толком не решив, вставать ей, или завалиться спать дальше, его организм моментально среагировал на внешний раздражитель.

- Проснулась? - потянувшись, громко поинтересовался он.

Странно, но организм чувствовал себя совершенно выспавшимся, даже чуточку "недопереспавшим". Посмотрев на часы, он обнаружил, что уже почти час дня. Он проспал почти шесть часов! Для Александра это была нечто из ряда вон, так как просыпался он обычно очень рано. Если же ему не удавалось выспаться ночью, то, как правило, приходилось ждать следующей. День, считал он, создан для выполнения текущих задач.

- Доброе утро! - поприветствовала его Наташка. - Боже! Рань-то какая! Я спать!

- Ага, сейчас! - в тон ей ответил Кротов. - Живо на кухню! Там найдешь свежую булку. Сооруди каких-нибудь бутербродов!

- Но... - хотела по привычке начать возражать она.

- Живо.

Видимо, сказано было убедительно, или, что вероятнее, Наташка еще не совсем проснулась. Однако, стукнув руками по подушке, и состроив гримасу, она все-таки встала, и пошла, как говориться, куда послали. Судя по всему, чувствовала она себя гораздо лучше, чем вчера. Верно говорят: утро вечера мудренее.

Ровно через двадцать минут (именно столько понадобилось Александру на душ, а Наташке на приготовление завтрака) они уселись на кухне, разлив в чашки ароматный чай. Первой беседу начала девушка:

- Что-то я вчера расклеилась, но сегодня полный порядок. Что с Ежом делать будем? Совсем ведь слетел с нарезки, ...! Теперь не отстанет, пока нас с тобой не закопает. - Похоже, вчерашний страх сегодня казался ей чем-то далеким и нереальным. Как следствие заработала голова, и вернулась прежняя легкая развязность.

- Успокойся, амазонка, - ответил Кротов. - Все что необходимо уже сделано. Теперь он нас долго не побеспокоит, а тем временем, глядишь, и вероятность изменится.

- Когда успел?! - с удивлением спросила она.

- Ночью, - тем же тоном ответил он. - Пока кое-кто давил подушку, некоторые занимались обеспечением нашей безопасности. Во как завернул! Вах!

До конца ее убедить не удалось. Долго она еще выспрашивала, что именно случилось с Ежом.  Ответа Наташка так и не дождалась.

- Ты что, грохнул его?! - спросила она, но заметив выражение Александра, решила резко передумать. - Поняла. Сглупила. Исправлюсь.

На некоторое время она замолчала, но как всегда, ее терпения надолго не хватило.

- Ну ты и бяка! - не выдержала она. - Мог бы и рассказать, а то вдруг буду стрематься каждого куста, или это нанесет непоправимую травму моей хрупкой девичьей психике?

Кротов несколько ошалел. В ежедневных словесных перепалках, длившихся не один год, он наслушался всякого, но "бяка"... Минуты две ему понадобилось, чтобы вдоволь нахохотаться.

- Ну ты выдала... - утирая выступившие от смеха слезы, произнес он. - Ладно - ладно, травмированная ты наша, смотри местные четырехчасовые новости. Все вопросы отпадут.

Кротов был уверен, что в их относительно тихом городке поимка наркоторговца, да еще и незаконно хранящего оружие в доме просто обязана была стать местной сенсацией. И дело было даже не в том, что наркоторговцев и прочего преступного элемента было мало. Просто успехи милиции в борьбе с ними оставляли желать много лучшего. Именно поэтому сотрудники правопорядка никогда не упускали случая превратить даже самый незначительный успех в маленькую акцию саморекламы. Затевая такое активное действие по изменению вероятности, Александр нисколько не боялся засветиться. Вряд ли пси-про Штопорова будет тратить драгоценное время на проверку всех местных новостей и сличение их с прошлой вероятностью. Проверяться будут конкретные люди, а не события в целом. Хотя... Даже если и обнаружат несоответствие, то с Кротовым эти события связать никак нельзя. Не убивать же всех "вероятностных" друзей и родственников Крис, в самом деле. Максимум, что может случиться, будет усилена бдительность диверсионной группы с помощью строгого внушения. Но это не сильно повлияет на планы Александра. Как он тогда считал, в группе лопухов нет, так что и так никто не будет щелкать клювом.

На Наташку эти слова произвели прямо-таки магическое впечатление. Она побледнела, но сказала достаточно твердо, хоть и нарочито грубо:

- Так ты все-таки завалил этого козла. Туда ему и дорога.

- Я его не убивал, - спокойно ответил он. - Однако, как я уже пообещал, какое-то время он нам досаждать не будет.

Ага! Грубость грубостью, а с облегчением все-таки вздохнула, хоть и старалось сделать это незаметно.  Чай допили молча, а еще через несколько минут Наташка начала собираться восвояси. Проводив ее, Александр тут же набрал номер Ракова. На этот раз ответа пришлось ждать долго.

- Доброго утра. В курсе твоих ночных подвигов. - Первым делом сообщил тот.

- И тебе доброго. Каковы последствия?

- Начнем с результата. Обнаружен ствол с отпечатками пальцев этого твоего... Как там?...

- Не важно. Дальше. - Отрезал Кротов.

- Ствол "засвечен". Висит на нем едва ли не десяток трупов. Даже если ему и удастся доказать свою непричастность к этим убийствам, что вполне возможно, так как впервые ствол наследил в начале девяностых, то статья за незаконное хранение все равно по нему плачет. Где он вообще достал этот раритет?

- Да хрен его знает. Не отвлекайся, пожалуйста! - уже взмолился Кротов.

- Хорошо, постараюсь. Собака, натасканная на наркоту, в квартире, говорят, просто захлебывалась...

- Кто говорит? - уточнил Александр.

- Да "знакомый" капитан. Очевидец так сказать. В общем, собака лаяла, но на конкретное место не указывала. Ее реакцию сочли достаточно веским основанием для обыска. В итоге, найдены около десятка "нычек". Там была дурь. Много. Разная. Кстати, ты не в курсе, зачем ее могли завернуть в грязные рубашки? - полюбопытствовал Раков.

- Нюх собаке отбивали. - На автомате ответил Александр.

- Ну-ну. Еще один момент. К удивлению оперов, ствол в подъезде тоже собака нашла. Но на оружие ее не натаскивали. Вот такие пироги.

"Значит, не зря "порошочком" присыпал. - Про себя ухмыльнулся Александр".

- Дальше. - Вслух попросил он.

- А что дальше? Даже при очень хорошем адвокате несколько лет он тебя не побеспокоит. Железно. Все его дружки и "боссы" стараются держаться от него подальше. Этот ваш... а, ладно, в общем, парень он уже оказалось совершеннолетний, так что впаяют ему по полной. Тебе ничего не угрожает.- Ответил Барракуда. - Живи спокойно.

- Ясно. - Задумчиво протянул Александр. Совершеннолетний значит... Сколько же раз он на второй год оставался?

- Счастливо, в общем, у меня еще дела. - Раков, не дожидаясь ответа, повесил трубку.

Уже через пару часов Кротов смотрел выпуск новостей, где молодая ведущая старательно расписывала доблесть правоохранителей, повязавших опасного преступника скрывавшего, нарушавшего, употреблявшего, распространявшего и прочее, прочее, прочее. 


Глава 6.

Предатель.

"Жизнь беспокойной у него была,
Ведь там, где войны, там его дела.
Но, споткнувшись раз,
И не выполнив приказ,
Клятву позабыл!
Он в ночи дал знак,
Чтобы цель увидел враг.
И всех погубил!"

Эпидемия "Звон монет"

Если человек долгое время занимается каким-нибудь делом, то у него вырабатывается особое чутье, профессиональный нюх. Любой желающий стать действительно хорошим специалистом в своем деле, это чутье в себе холит и лелеет. Крепкие же профессионалы, не важно, в какой области, ему просто безоговорочно доверяют.  Повар, например, под воздействием порыва, может сыпануть в блюдо соли вместо сахара, изобретя тем самым новое яство, которое будет долгое время предметом поклонения местной богемы, пока кто-нибудь умный, или, что чаще, хитрый, не раскроет не такой уж и сложный секрет. Тогда блюдо станет доступно всем. Ну а до того времени будет исправно наполнять карман мастера, просто доверившегося своим ощущениям. Конечно, чутье не гарантирует постоянных успехов и вечного приятного шелеста зеленых бумажек в кармане. Но тот же повар все равно будет прислушиваться к своему внутреннему голосу, даже при таких житейских обстоятельствах, как отмерка количества кофе в свою собственную кружку. Просто потому, что привык. Пусть даже сам он не в полной мере это осознает.

Александр своему чутью верил. Оно не раз позволяло выбираться ему живым из таких переделок, что кое-кто даже потихоньку называл его заговоренным. Во всяком случае, в те моменты, когда он выбирался целым и относительно невредимым из очередной передряги, он благодарил небо не за свои рефлексы и тренированную реакцию, именно за то неуловимое чутье, в очередной раз спасшее ему жизнь, и, конечно, за удачу, так как считал, что это две стороны одной и той же сущности. Себя, считал он, слишком хвалить не стоит. Запросто можно загордиться, и перестать адекватно оценивать реальность. А это очень скользкая дорожка, в чем уже убедилось немалое количество людей.

Последнее время на душе Александра было неспокойно. С одной стороны, все шло по плану. Вокруг тишь да гладь такая, что впору забыть не только о какой-то там группе Штопорова, но и самой вероятности. Единственное, что поддерживало его в постоянной готовности, и давало сил жить дальше, это воспоминание о Кристине. С другой стороны, что-то в последнее время "жмет моторчик", волнуется.

Не смотря на то, что к своим ощущениям Кротов относился очень серьезно, волноваться о том, что ему в данный момент не угрожает, он не привык. В такие моменты Александр предпочитал действовать, не дожидаясь, пока неприятности превратятся в действительно насущные проблемы. Раз за разом он мысленно анализировал создавшееся положение, но непринятых сюрпризов пока не обнаруживал. Однако давящие ощущения не проходили.

Загадка разрешилась неожиданно легко во время планового созвона с Раковым. После установки на мобильный Кротова специальных устройств, исключающих любую возможность прослушивания, они общались по телефону раз в неделю. Примерно в середине разговора Кротов понял, что не давало ему покоя несколько дней:

- ... машины идеальное. По-поводу оружия тоже можешь не волноваться. Все будет готово в срок. Хотя ты и задал не самую простую задачку, Эдик справится...

- Это Камолов который? - уточнил Кротов, не упускавший возможность продемонстрировать Ракову свою осведомленность. В порядке профилактики возможности совершения глупостей последним, так сказать.

- Да, тот самый. - Спокойно ответил, привыкший к таким "демонстрациям", Барракуда. - Так мы об...

- ...! - неожиданно эмоционально прервал его Александр. - Еще в первом письме, которое я вручил тебе на стадионе, я черным по белому написал, что Эдуард Павлович Камолов работает не только на тебя. Проще говоря - пре-да-тель! Так скажи мне, какого? ...

Эдуард Камолов, или, как его называли в определенных кругах, Кремень, был правой рукой Ракова. Вместе они начинали "работать" в лихие девяностые, вместе строили бизнес в смутные нулевые. Однако в "архиве" Кротова было указано, что примерно в это время Камолов начал работать на Бекетова Евгения Юрьевича, так же известного как Брикет. Главного конкурента Ракова. Именно по указке Бекетова, Камолов стал доносит на Барракуду "куда следует", сиречь в родимые органы правопорядка. При нынешних обстоятельствах, правда, Ракову ничуть не опасных, но сам факт, что его правая рука работает на конкурентов, нисколько Александру не нравился. Тем более, что Эдуард занимается его заказом. Конечно, на счет Кротова и его роли в успехах Барракуды его никто просвещать не будет, но все-таки...

Барракуда в возможность предательства своего первого помощника верить отказывался. Напрочь. Вот и сейчас он принялся защищать своего "друга":

- Да с чего ты взял подобную чушь?!! - не менее эмоционально, чем недавно Александр, ответил он.

- Да оттуда же, откуда и всю остальную информацию, на которой ты, кстати, сделал неплохие бабки! - в тон ответил Кротов.

- А я понятия не имею, откуда ты берешь эти сведения, так что, уж извини, со своими друзьями буду разбираться сам. - Уже спокойнее ответил, взявший себя в руки, Барракуда.

- Но... - попытался возразить Кротов.

- Послушай меня! - перебил его снова начавший заводиться Раков. - Тебе не кажется, что ты суешь нос не совсем в свое дело, а? Это моя организация, и управлять ей буду я, а не кто-то другой, пусть и умеющий делать деньги из воздуха, понял?! Хотя постой, как раз таки не умеющий. Так что если этому кому-то  и дальше нужна моя помощь, то пусть он не суется куда не следует!

- Хорошо. - Ответил Александр, понявший, что собеседник уперся рогом. - Давай замнем тему. Что мы как дети прямо...

- Да уж... - усмехнулся тот. - Так о чем шла речь? Ах да...

Он еще какое-то время говорил, расписывая сложности, с которыми он столкнулся, выполняя заказ Александра, но тот его уже не слушал, размышляя о своем. Поняв, что разговор как-то не клеится, вскоре дал отбой и Раков.

"Если Камолов начал работать на конкурентов Ракова еще до моего появления, то картинка вырисовывается, прямо скажем, хреновая. - Думал про себя Александр. - Наверняка Брикет уже заинтересовался успехами своего врага. Так что скоро Кремень получит задание выяснить первопричину. Хм... Ну по крайней мере то, что я еще жив говорит о том, что Раков действительно держит факт моего существования в секрете даже от самых близких помощников. Но как долго тайна сможет оставаться тайной? Ну и, конечно, как скоро наступит, попросту выражаясь звездец, и  за всеми за нами придут? Вот два основных вопроса на данный момент".

Результатом размышления стало решение попытаться выяснить, насколько далеко зашел Камолов в своих заигрываниях с Брикетом. Нельзя сказать, что Кротов рассчитывал на какой-то результат, но сидеть на месте уже попросту надоело.

- Ой - е! - выдохнул Александр. - Ну почему опять все придется делать самому?

Риторический вопрос, как ему и полагается, остался без ответа.

***

Александра уже давно успел достать этот незаметный, ни на что не претендующий дворик, на созерцание которого он потратил два часа своей жизни. Созерцать, по правде говоря, было нечего. Разоренная детская площадка, надписи на стене трансформаторной будки, сообщавшие, что Цой жив, Зенит - чемпион, Маринка плюс Олег равно любовь, ну а некий Виталик - ..., да и все, пожалуй. Даже вечно ругаемые поклонники граффити не добрались еще до этих унылых стен, ну а может просто решили, что тут даже они бессильны перед скукой и унынием этого места. Единственная целая скамейка располагалась так, что Александр заметил ее только на двадцатой минуте пребывания в этом скучном месте, а ведь он на наблюдательность никогда не жаловался. Более того, это было частью его профессии.

Слежка за "кремниевым" Эдиком продолжалась уже второй день, не принося, правда, никаких результатов. Вот и сейчас Кротов дожидался, пока тот соизволит покинуть грязный неприметный подъезд ничем неприметной пятиэтажки, куда он прибыл без малого два часа назад. Самое неприятное заключалось в том, что возможно именно в этот момент в недрах этой бетонной коробки, так похожей на десятки других, находящихся рядом, планировали устранение Александра, свержение Ракова, или просто передавали материалы соответствующим органам, а он никак не мог подтвердить или опровергнуть эти версии. Не хватало чисто технических возможностей. Здорово, когда есть возможность попросить Ракова отправить людей проследить за тем-то и тем-то. Еще лучше, находясь на службе у государства разведчиком в немалых чинах отдать соответствующий приказ людям, которых устав заставит подчиниться. Эти точно сделают все как надо, используя весь арсенал специальных средств, придуманных человечеством именно на такой случай. Сейчас же приходилось рассчитывать только на себя. Единственное, чем располагал Александр, это самодельный жучок, вместе с батареей вмещавшийся в спичечный коробок. Ловить сигнал мог любой, кто настроит свой приемник на нужную частоту в радиусе действия передатчика. Конечно, не спец-"пылинка" с уникальным приемником кодированного сигнала, но хоть что-то. Сие творение кустарного творчества предполагалось поместить Камолову в машину. Пока случая не представилось. Да и не так часто пользовался Эдуард автомобилем. С его взрывным характером (за что его порой за глаза называли "Кресалом") непросто было усидеть на месте, так что передвигаться он предпочитал на своих двоих, или на машинах, дежуривших на подхвате во всех районах города. Только для "барракудовских" ребят, что характерно. Правда, за те дни, что Кротов наблюдал за ним, он предпочитал пользоваться услугами обыкновенного такси. Опасается наблюдение со стороны собственной бригады, или попросту надоели вечно молчаливые короткостриженые ребята с повадками и глазами профессиональных убийц?  Неизвестно.

После того разговора, когда Александр обвинил Эдуарда в предательстве, на технические и людские ресурсы Барракуды рассчитывать было бесполезно. Даже если он и выделит людей, то ему все равно доложат, за кем ведется слежка. А портить отношения с Раковым при данных (да и вообще любых) обстоятельствах не стоило.

Еще одна проблема заключалась в том, что Эдуард был предателем в той вероятности, на которую воздействие Александра не распространялось, а в этой мог и не быть. Вдруг сейчас, видя набирающего силы Ракова, он решит, что выгоднее сохранить верность одному хозяину. Вот так вот. Все чаше Александр убеждался, что чем больше он воздействовал на эту вероятность, тем менее точным становился "архив". Нет, это не касалось, например, токийской и нью-йоркской бирж, там все оставалось по-прежнему, а вот поведения соседа "дяди Паши", после разговора с Кротовым, предсказать было практически невозможно, так как под влиянием новых факторов он мог принять другое решение или другой вариант действий. Как-то так. Но пока остается вероятность предательства, тем более такая высокая, необходимо было действовать. Пусть даже он устранит угрозу предательства, нанеся вред невиновному в этой реальности человеку. Ведь она все равно исчезнет, уступив место настоящей. От этой мысли было недалеко до другой, более циничной и подлой: "все дозволено!". Александру эта идея не понравилась. Она пугала. Именно поэтому он и следил за Эдуардом, не решаясь на его физическую ликвидацию.

"Ну, раз такой жалостливый, - зло оборвал Кротов свои же мысли. - То сиди вот и гадай: сдал - не сдал!"

За всеми этими размышлениями незаметно пролетело еще полчаса. У Александра даже начали потихоньку слипаться глаза. Странно, но мало кто может уловить момент, когда мозг начинает отключаться. Вот, вроде, сидишь еще вполне себе бодрый, а уже через секунду удивляешься, откуда взялась эта тяжесть в веках, и когда успел выпасть телефон из разжавшихся пальцев.

Словно каким-то образом почувствовав, что его очень ждут, Эдуард наконец-то показался в дверях подъезда. Кротов начал торопливо приводить себя в норму, чтобы продолжить преследование, но судьба распорядилась иначе. К подъезду подъезжало такси, так что слежку можно было прекращать. Была у Эдуарда такая традиция, раз уж вызвал такси, то ехать нужно только домой. По-крайней мере так считал его брат-алкоголик, который, увидев пузырь, готов был разболтать всему миру все, что угодно, даже не поинтересовавшись, а кто, собственно, этот молодой человек, задающий довольно странные вопросы. Не самые, скажем так, достоверные сведения, учитывая, что в последнее время он все чаще пользоваться услугами такси, но других не было, как и машины на подхвате, готовой продолжить преследование. Это все и решило.

Александр медленно встал, потянулся, и уже собирался отправиться домой, как взгляд его зацепила одна маленькая деталь. Почти сразу за такси выезжал красный "Лансер Еволюшн", дав форму "девятке" с шашечками в несколько десятков метров.

"Ничего, - устало усмехнулся себе под нос Александр. - Там односторонка, деваться "девятине" некуда. Догоня... Стоп, так это же мой объект!"

Тренированная память мгновенно отреагировала на это событие. Кажется, сегодня эту машину Кротов уже встречал. И не раз.  

 "Забавно... - проводил он машины задумчивым взглядом. - Так у меня конкуренты. Ну... ведут неплохо, вот только с тачкой лишку дали. На "Еволюшене" светиться будут, яки три тополя на плющихе. Кто они? Явно не госструктура, те никогда бы не взяли красную приметную тачку... А, ладно! Фиг с ними со всеми. Все равно сейчас не догнать, так чего париться? Так, сейчас спать".

Наличие новых "конкурентов", Александр не счел убедительным доводом, чтобы прекратить слежку.

На следующий день Александр с самого утра занял наблюдательную позицию за столиком в кафе. Отсюда было прекрасно видно подъезд Эдуарда, и подходы к нему. Тот соизволил выйти из дому только в начале одиннадцатого. За это время было выпито немало чашек кофе, и съедено два завтрака. Кофе, кстати, Александр не любил, но, во-первых, это классический напиток шпионов всех мастей, а, во-вторых, ничего другого в ассортименте сего едального заведения не наблюдалось. Эдуард появился вовремя, а то официанты уже стали подозрительно поглядывать на засидевшегося клиента, но тот постоянно что-то заказывал, пусть и по мелочи, да и других клиентов рядом не наблюдалось, так что на Кротова просто махнули рукой.

Тем временем Эдуард, какое-то время постояв в нерешительности, словно выбирая способ доставки себя любимого на работу, направился на стоянку к своей машине.

"Черт возьми!.. - Мысленно ругался вскочивший с места Кротов. - Не мог, что ли, пешком пройтись? Гоняйся теперь за тобой!"

Задержавшись лишь для того, чтобы оставить на столе несколько немаленьких купюр (кто его знает, сколько придется торчать в этом кафе в следующий раз?) Кротов вышел на улицу. Ему повезло. Недалеко было припарковано такси. Водитель дремал в салоне, прикрывшись от солнца газеткой.

- Привет, родной! - резко крикнул Кротов, подбежав к открытому окну. - Сколько за час просишь?

- Полторы сотни устроит? - спросил заспанный таксист, оказавшийся довольно молодым парнем. Ненамного старше Кротова в его нынешнем теле.

- Устроит, - нетерпеливо ответил Александр, залезая на заднее сидение, - только надави на тапочку, душевно тебя прошу, и давай во-о-он за тем "Мерседесом". Только на глаза ему постарайся не показываться.

Неизвестно, что по этому поводу подумал парнишка-водитель, но все-таки мягко тронулся с места вслед за набирающим скорость "Мерином". Правда, через пару кварталов Кротов понял, что машину пора менять. Слишком топорно вел себя мальчишка на дороге.

"Нет, все-таки судьба сегодня точно на моей стороне, - подумал Кротов, заметив еще несколько такси около старого рынка. - Хранит кого-то Бог".

Тем временем обе машины встали на светофоре. Не тратя времени на объяснения с водителем, Александр кинул на переднее сидение сто пятьдесят рублей и пулей вылетел из машины. Пригнувшись так, чтобы Эдуард не смог заметить его, Кротов добежал до облупившихся павильонов.  На площадке стояло три машины: "Нексия", какой-то "Опель", и старая "Жигули" шестой модели. Как всегда в таких ситуациях, Александр доверился своим инстинктам. Они, инстинкты, почему-то положили глаз на "шестерку". Уже подходя ближе, он понял, что не ошибся. Машина была ухоженной, да и включенный двигатель работал очень тихо и ровно.

- Сколько в час? - крикнул он стоящим неподалеку водилам, указывая пальцем на "шаху".

- Сотка! - ответил неказистый на вид мужичок, окинув запыхавшегося Кротова взглядом из серии "все видел, все знаю".

- Идет! Поехали!

Уже в салоне, после того, как Александр объяснил водителю суть вопроса, тот, почесав затылок, и глянув на "Мерседес", сказал:

- Платишь как за три часа в любом случае.

- Хорошо. - Ответил Кротов. - Только побыстрее бы, побыстрее!

- Не торопись, шпана, я сорок лет за рулем, куда он денется!

Через некоторое время Александр убедился, что насчет сорока лет водитель, похоже, не сильно преувеличивал. После чего откинулся на заднее сидение, и попытался расслабиться, насколько это возможно в творении отечественного автопрома.

Как и большинство таксистов, дядя Саша, как он сам представился, любил поболтать. Однако учитывая тот факт, что "Мерс" из виду не терялся ни на секунду, а истории были интересными, Кротов в этом проблемы не видел. Тем более шел уже третий час их совместного "катания". Где только они за это время не побывали. Видимо, у Эдуарда сегодня был действительно насыщенный день: он то и дело делал остановки то у банка, то у магазина, то у огромного (по меркам этого города и времени) бизнес - центра. Впрочем, нигде больше чем на тридцать минут он не задерживался. Сопровождать его смысла не было. В таких местах элементарно "потерять" объект, или "засветиться" самому. Тем более, сам Эдуард простачком не был, и уж как-нибудь да проверялся. Поэтому Александр предпочитал оставаться в машине дяди Саши и слушать очередную порцию историй о его молодости и былых временах, когда таксистом работать было гораздо выгоднее.

Единственным местом, где Александр все-таки решился сопровождать Эдуарда, стал авторынок. Ну не за запчастями же он сюда приехал, в конце концов! Тем более, что одним из пунктов сегодняшнего маршрута был шикарный "мерседесовский" сервис - центр. Кротов вел его до самых ворот одной из "шиномонтажек", которых на территории рынка насчитывалось штук пять. Дальше преследование пришлось прекратить, так как сразу за скрывшимся в темноте ремонтного бокса Эдуардом, появились два дюжих хлопца и закрыли ворота. Потратив минут пятнадцать на изучении местности, и убедившись, что продолжать слежку невозможно (вернее возможно, но очень высок риск "засветиться"), Александр вернулся к машине. Дядя Саша как раз в это время снимал желтый таксистский фонарь с крыши машины. Заметив Кротова, тот сразу спросил:

 - Ну что, тезка, дальше едем?

- Не, - протянул Кротов (была у него привычка подстраиваться под манеру разговора собеседника). - Подождем. А вы, дядь Саш, не знаете, чей это автосервис, с покосившейся вывеской.

- Автосервис! - рассмеялся тот в ответ. - Ну, ты и выдал... Дыра это, а не автосервис. Вроде как Кнуту принадлежит.

- Угу, - согласился Александр. - А кто это?

- Да уж лучше тебе и не знать. Гнилой человек. Все запчасти почти ворованные, а уж сколько он с меня за ремонт содрал в прошлом году, так это вообще...

- А под кем он ходит? - перебил Кротов словоохотливого таксиста.

- Не связывался бы ты. К чему тебе... - взгляд дяди Саши на мгновение стал серьезным.

Кротов вопросительно поднял бровь

- Да вроде из брикетовских ребят, поговаривают... - сдался дядя Саша.

- Ясно. - Пробормотал Кротов.

Он хотел спросить что-то еще, но вопрос так и остался невысказанным. Метрах в двадцати от них на стоянку заруливал знакомый красный "Лансер".

- А вот и конкуренты, ну-ну... что вы тут забыли? - тихонько выдохнул он.

Несмотря на то, что вопрос был чисто риторическим, дядя Саша все-таки ответил:

- А... так ты их знаешь?

- А? - переспросил немало удивившийся Кротов. - Простите, не понял?

- Так они ж за нами полдня катаются. - Спокойно ответил тот.

"Кажется, рановато расслабился, - подумал он. - Вот уже и не замечаем ни хрена под собственным носом, да?"

Кротов был слегка раздосадован. Обычно слежку он замечал почти сразу, а тут вот едва ли не спал, в прямом смысле этого слова. Ладно, было бы не так обидно, если бы просто не заметил профессионалов на незнакомой машине, так ведь этих он ожидал увидеть, и на профи они никак не тянули. Со стыдом вспоминались лица инструкторов. Кротов примерно представлял, что бы он услышал, окажись они рядом.

- Нет, - наконец ответил он вслух. - Я их не знаю, но теперь просто мечтаю познакомиться с ними поближе.

Дядя Саша только крякнул в ответ на такое заявление.

- Смотри только, не заиграйся. - Тихо произнес он через несколько секунд.

Александр удивленно на него посмотрел. Раньше он никак не выражал своего отношения к действиям Кротова. Дядя Саша, перехватив его взгляд, лишь пожал плечами.

- Не волнуйтесь, - сказал Александр, опять переводя взгляд на "Лансер". - Не заиграюсь.

"Черт бы побрал эту моду на тонировку!" - подумал Александр.

Из-за затемненных стекол никак не удавалось разглядеть, что происходит в салоне японской машины.

- Как бы вас получше рассмотреть-то, гаврики? - пробормотал он себе под нос.

Как будто услышав его слова, дверь машины распахнулась ("Праворульная. - Тут же отметил Кротов"). На свет божий выбрался незнакомый молодой, лет двадцати пяти, парень. Больше всего ему подходило определение "качок".

"Так-так, - думал Александр. - "Адидас" ты уже перерос, вон, "Пуму" напялил. Хорошо хоть не с туфлями, а то бывают среди вашей братии и такие кадры. Кроссовки фирменные, отсюда видно. И судя по всему, наплечная кобура.  Да, верно, вон как оттопыривается. Ты что, туда ТТ[12] загнал, что ли? Короче, считаешь ты себя крутым бандитом, на всех остальных не смотришь, ну и хорошо. Значит, в сторону "шестерки" тебе вообще западло посмотреть будет, ни говоря о том, чтобы присматриваться к "экипажу". Нашим легче. Ага! А у тебя там кто-то еще в салоне. На улицу не выходит, но дымок-то сигаретный видно".

- Барракудовский мальчик. - Флегматично произнес за его спиной дядя Саша.

- Что?! - Александр едва не подпрыгнул на месте. - Откуда вы знаете?

- Так рази ж я не таксист? - спокойно задал ответный вопрос тот. - А город у нас, сам знаешь, маленький.

"Ну да, - мысленно согласился Кротов. - Так и есть. Тут даже школьники разбираются "кто под кем" и "кто есть ху", что уж говорить о таксистах. Такая скорость распространения информации не снилась даже журналистам".

- А вот машинка-то не его, не его... - задумчиво продолжил тот, не подозревая о мыслях Кротова. - У нас тут недавно мужики терли, что кто-то из раковской верхушки себе "Еволюшн" прикупил, а этот... тьфу! Шестерка.

"Вот-вот, как всегда лучше всех осведомлены о делах города именно они. Хоть справочник открывай "Кто есть кто по версии таксистов". Всяко интереснее и точнее каких-нибудь изданий типа "все о городе", - едва ли не философская мысль промелькнула в мозгу Александра".

Вслух же он произнес следующее:

- Дядь Саш, а вы не помните, чья именно это машина? 

- Нет, не вникал в разговор тогда.

- А выяснить не могли бы? - вкрадчиво произнес он.

- Вообще могу, конечно... Только это... Парень ты вроде небедный, а там где сходятся вместе барракудовские и брикетовские ребята, порой бывает, что и стреляют. Понимаешь?

- Пять счетчиков. - Спокойно ответил Александр.

- По рукам. - Ответил тот. - Запиши тогда пока мой мобильный. Завтра узнаю об этих ребятках все, что смогу.

Через минуту они уже выруливали со стоянки. Теперь Кротова куда больше интересовал хозяин "Лансера". Ведь он явно следил за Эдуардом, а не обеспечивал его безопасность. Что там, у Барракуды, творится? Почему его люди шпионят друг за другом? Все это станет ясно завтра. Поэтому сегодня можно передохнуть, уступив "эстафету" неизвестному единомышленнику. Который, кстати, кем бы он ни был, действует через голову Ракова. А когда людей объединяет одна и та же цель, и одни и те же трудности, они всегда найдут общий язык. Кротов закрыл глаза, улыбнулся, и расслабился.

Впрочем, спокойная жизнь, как оно всегда и бывает, продолжалась очень не долго. Ровно до порога его собственного дома, где его встретила разгневанная мать.

- Ты где шатаешься?! Из школы звонили! Мало того, что ты эту вашу... как ее... ну русский у вас ведет которая,  достаешь, так ты еще и в школу ходить перестал! В чем дело?!!

Вечер будет долгий, понял Кротов.

Буря утихла примерно часа через три, и он смог наконец-то лечь спать.

***

Не зря гласит старая добрая поговорка, что утро вечера мудренее. Вся усталость прошлого дня (а особенно вечера) отошли куда-то на второй план.

Кротов как раз вылеживал в кровати (завелась у него такая нехорошая привычка в последнее время), когда его застал звонок дяди Саши.

- Але, парень, не спишь уже? - бодрым голосом спросил он.

- Как можно, дядь Саш, ведь такое на дворе утро... раннее. - С удивлением закончил Александр, кое-как фокусируя заспанный взгляд на часах. Стрелки показывали половину шестого.

- Ну, тогда доброго утра. Узнал я про того красавца на "Лансере". - Произнес тот.

- И вам того же! - автоматически пожелал Кротов. - Так кто он?

- Он принадлежит Юре по прозвищу Штакет. Это...

- Знаю. Помню. Встречались. - Перебил его Александр. Впрочем, ему было не до тонкостей этикета, да собеседник на них и не настаивал. Мысли его крутились вокруг одного вопроса:

"Зачем телохранителю Ракова, а вернее даже ... как бы его назвать-то... - тут Кротов чуть запнулся. - Ординарцу? Референту? Да как ни назови... на кой ляд ему следить за его же правой рукой? Забавно".

- Аууу... - донеслось из трубки. - Есть кто живой?

Похоже, дядя Саша уже довольно продолжительное время пытался достучаться до Кротова, но тот слишком далеко ушел в свои мысли, и на внешние раздражители не реагировал.

- Прошу прощения, задумался. - Вежливо ответил он.

- О, очнулся! Так я о чем?... А! Тебе сегодня машина нужна?

- Да... Да! - Кротов еще не совсем отошел от своих размышлений. - Давайте встретимся через полчаса у "Крокодила"?

"И чему только в России памятников не ставят. - Мысленно ухмыльнулся он".

- Хорошо. Буду. - Лаконично ответил дядя Саша и дал отбой.

Сорок пять минут спустя они уже завтракали в том самом кафе напротив подъезда Эдуарда. К сожалению Александра, никаких заметных изменений в меню не наблюдалось. Зато от вчерашней подозрительности и неприязни официанта не осталось и следа. Их встретили с таким радушием, что Кротов моментально принялся вспоминать, а сколько же, собственно говоря, денег он вчера здесь оставил. Судя по почти искренней улыбке официанта, немало. Подумав немного, Александр решил, что в этом особой беды нет. Проблем с деньгами пока не наблюдается, а сколько еще ему придется использовать это кафе в качестве наблюдательного пункта неизвестно. Раков не прекращал выплачивать Александру процент с каждой сделки, становившийся, правда, с каждым разом все меньше. И дело тут было вовсе не в жадности Барракуда. Александр не брал больше определенной суммы, чтобы избежать вопросов. Но и того что брал, хватало бы с головой не только на одного "школьника", но и на небольшую семью, чтобы жить ни в чем себе не отказывая.

Создавалось впечатление, что сегодня Эдуард решил поспать подольше. Выходные он не признавал, зато вполне мог проспать до трех часов дня. "Лансер" тоже пока не появлялся. От скуки Александр уже успел пару раз сыграть с дядей Сашей в города. Оба раза позорно продул, но результат был закономерным, так как победитель сознался, что закончил географический.

Эдуард вышел из дома, когда Александр был готов уже отпустить машину, так как времени было уже около двух. Дядя Саша сразу же был отправлен к "шестерке" припаркованной неподалеку, а Александр в темпе выдвинулся на стоянку. По дневному времени охраны быть не должно, можно попытаться подбросить в машину самопальный жучок, корпусом которому служил спичечный коробок.

Есть такой сорт курильщиков, которые терпеть не могут запаха сигарет и не допускают его появления возле себя (парадокс, но факт!). На счастье Александра, Эдуард относился именно к таким людям. Стоит ли говорить, что в машине он не курил. Вообще. Это породило у него достаточно обычную и распространенную среди людей такого сорта привычку. Перед тем как сесть в машину и отправиться по своим делам, он предпочитал выкурить сигаретку. Чтобы было веселее, он включал какую-нибудь музыку. Что характерно, окно или дверь оставались открытыми, для лучшей слышимости. Именно это Александр и собирался использовать.

Кто обратит внимание на худого ссутуленного подростка - "неформала"? Мешковатый балахон с накинутым поверх кепки капюшоном, потертые джинсы и сбитые кроссовки. Вот вам и секрет невидимости в условиях города. Никто даже и не взглянет в вашу сторону, так как таких тут бродит огромное количество. Вот и Эдуард не обратил на него никакого внимания. Скользнул взглядом и забыл. Его гораздо больше волновал вопрос, не съездить ли ему до автоцентра, подкачать колеса. Если бы ему в голову взбрело повнимательнее приглядеться к сгорбленной фигуре, то он бы заметил как незнакомец, сделав неуловимо быстрый жест рукой, отправил что-то очень напоминающее спичечный коробок в короткий полет, закончившийся где-то в районе заднего сидения его "Мерседеса". Но он не следил. Поэтому не удивился, увидев, как через десяток метров фигура выпрямилась, расправив плечи, а походка с шаркающе-плетущейся сменилась на стремительно-грациозную.

Кротов же, вполне довольный проделанной работой, через две минуты сидел в машине дяди Саши. Тут его ждал небольшой, но очень неприятный сюрприз.

- Как это в машине нет радио? А это что тогда?! - резко спросил он, указывая на магнитолу.

- Ну, так, - ответил тот. - Диски играет, кассеты крутит, а радио я просто не озаботился. Надо было подключать антенну, а мне было лень.

Причина возмущения Александра становилось понятной, если разобраться в принципе действия жучка. Он не стал паять отдельное приемное устройство. Это было сложнее, да и сам "жучок" пришлось бы утяжелять, а он и так был не маленький.  Поэтому устройство просто передавало сигнал, который можно  было "поймать" с любого приемника в радиусе от тридцати до пятидесяти метров. Тот факт, что кто-то еще сможет "поймать" сигнал, Александра не волновал по двум причинам. Во-первых, мало кто пользуется настройкой приемника постоянно, а сигнал можно было найти, только сканируя эфир. Как правило, любимые станции забиваются на определенные "кнопки", чтобы не искать их каждый раз заново. Ну, и, во-вторых, даже если кто-то услышит происходящее в машине Эдуарда, то ничего не поймет, поморщится, и переключится на другую станцию.

- Блин! - наконец произнес он. - Ладно. Тогда просто не теряйте его из виду, что-нибудь придумаем. Вы не знаете, где поблизости можно приобрести радиоприемник?

- Не знаю. Не помню я по дороге таких магазинов. Да и этого, на "Мерседесе", ты подождать попросишь, пока ты по магазинам бегаешь? - чуть угрюмее обычного ответил дядя Саша.

- Блин! - Еще раз с чувством выдохнул Александр.

- О! - через несколько минут произнес старый таксист. - А вот и твои друзья!

- Это "Лансер", что ли? - удивленно переспросил Кротов. - Где?

- Да вон же.

- Угу. Вижу.

- Так может они и поделятся приемничком - то. - Угрюмо пошутил дядя Саша.

Кротов внимательно смотрел на него несколько секунд, прогоняя перед внутренним взором возможные варианты действий, после чего удивленно произнес:

- Знаете, а ведь и впрямь, именно они со мной и поделятся! Отпускайте "Мерседес" и пристраивайтесь к "Лансеру". Как можно ближе.

- Но... - хотел было возразить тот.

- "Мерс" все равно никуда не денется. Они же тоже его ведут. И вообще, помните замечательную присказку - "клиент всегда прав!". Сделайте, пожалуйста, то, о чем я прошу.

- Что ты задумал? - спросил дядя Саша, заходя "Лансеру" в хвост.

- На следующем светофоре попробую уговорить их поделиться приемничком. Все как вы и советовали. - Усмехнулся Кротов.

- Так я ж пошутил! - оторопел тот.

- А я нет! - без улыбки ответил Александр.

Два светофора пришлось пропустить. На первом сигнал был готов вот - вот смениться на желтый, так что Кротов не стал рисковать, а во втором случае их оттеснили довольно далеко от "Лансера" какие-то подростки на чадящей "копейке". Зато на третьем светофоре все сложилось как надо. От "Лансера" их отделяла всего одна машина, и табло под светофором показывало, что у Александра есть порядка тридцати секунд на выполнение всего, что он задумал.

- Все. Пошел. - Резко выдохнул он, и, рванув дверь "шестерки", выскочил наружу.

- Ни пуха, парень... - только и произнес дядя Саша, глядя на захлопнувшуюся дверь.

Александр, конечно, его уже не услышал. От задней двери "шестерки", да передней пассажирской "Лансера" необходимо было пробежать десять метров. Он преодолел их в мгновение ока. Правда, за это время он успел подумать, что если дверь заблокирована, то это поломает все его планы. Проверять это случая не представилось, гораздо проще было вообще не открывать дверь, а запрыгнуть в открытое окно ногами вперед, что он и сделал. Этот трюк отлично получался даже в его "настоящем" теле, куда более крупном, чем нынешнее, так что проблем не возникло. Водитель даже не успел сообразить, как именно на пассажирском сидении появился парень, одетый в какие-то несуразные шмотки.

На секунду в машине возникла тишина, тут же сменившаяся азартной возней. Водитель сориентировался моментально, и, не дав Александру объяснить цель своего появления, рванул из кобуры пистолет. В следующее мгновение он отлетел куда-то на заднее сидение, выбитый ударом Кротова. Все это заняло не более секунды и потонуло в яростном реве собравшегося Юры - Штакета:

- Стоять! Замереть обоим!

Оба противника непроизвольно замерли, оценивая ситуацию, которая, надо сказать, была достаточно забавной. Кротов уже успел зажать в своих пальцах кадык противника, но еще не успел надавить как следует. Тот, в свою очередь, левой рукой пытался сбросить захват Александра, а правой тянулся куда-то под сидение. Что-то там да было припрятано.

Сейчас же противники застыли друг напротив друга. Каждый разглядывал соперника даже не злым, а скорее удивленным и понимающим взглядом. Рефлексы у обоих сработали гораздо быстрее мозга.

- Стоять! - еще раз громыхнул под ухом голос хозяина машины, но в этом уже не было необходимости. Конечно, если будет дан приказ, то водитель моментально снова кинется в бой. Однако сейчас он с удивлением и любопытством рассматривал подростка совсем небогатырского сложения, который смог оказать ему не слабое сопротивление. Да еще и оружие у него, бывшего бойца ВДВ, выбил. Однако, водитель почему-то не чувствовал злости на Александра, тем более шеф смотрел не укоризненным, а скорее сочувствущим взглядом.

Медленно, стараясь не провоцировать противника на новые демонстрации своих сил и способностей, они осторожно убрали руки друг от друга.

- Славик, веди машину! Зеленый вон уже. А ты объясни, какого хрена ты тут делаешь? - уже спокойней произнес Штакет.

- Добрый день всему честному собранию, крепко жму горло и все такое прочее! - адреналин от схватки все еще бурлил в крови.

- Прекрати паясничать! Я тебя помню. Ты меня, уверен, тоже, так что, еще раз прошу, объясни, какого ... ты забрался в мою машину?

- Прошу прощения, - повинился Александр. - Адреналин.

- Я жду. - Уже теряя терпение, прорычал Штакет.

- Ага. Ну, тогда давай к сути. Я думаю, что у нас с тобой одна и та же задача. - Произнес он, указывая пальцем на мелькающий впереди зад "Мерседеса".

- А с чего ты взял, что он меня интересует? - Спокойно спросил тот. Возможно, чуть более спокойно, чем того требовала ситуация.

- Я в этом абсолютно уверен, - почти так же спокойно ответил Кротов. - Так как в нем находится некий Эдуард Камолов, более известный тебе как Кремень.

- Ну и? - еще равнодушнее, хотя казалось, что дальше уж некуда, спросил Штакет.

Кротов внимательно посмотрел на него, после чего сказал:

- Это, как ты знаешь, правая рука некоего Ракова Ивана Дмитриевича. Такого тоже не знаешь?

Штакет хмуро молчал.

- Так вот, ты зачем-то за ним следишь. Вот только не надо меня сейчас убеждать, что ты обеспечиваешь его безопасность и все такое прочее! - быстро произнес он, глядя на собирающегося перебить его собеседника.

Штакет закрыл рот, жестом предложив Александру продолжить.

- Раз ты его преследуешь, значит, в чем-то подозреваешь, верно? Можешь не отвечать. Позволь мне еще чуть-чуть поиграть в предположения. Когда ты пошел со своими предположениями к Ракову, он тебя попросту послал, велев заняться чем-нибудь более полезным. - Произнес он.

- Да откуда ты знаешь, что Иван... - начал было Штакет, но Александр его моментально перебил:

- Да потому что он сказал мне то же самое несколько дней назад! Итак? - спросил Кротов.

- Что, "итак"? - угрюмо спросил тот.

- В чем конкретно ты его подозреваешь? - уточнил Кротов.

Сейчас он почти наяву видел, каким путем идут мысли у Юры - Штакета. Самым первым он вспомнил и принял к сведению факт, что после их первого знакомства мальчишку должны были найти через недельку где-нибудь с проломленной башкой, а он вот жив. Сидит тут, ишь как сверлит насмешливым взглядом. Да и с Барракудой он, похоже, общается на равных. Любого другого закопали бы за одно прямое предположения об измене Эдуарда...

Штакет молчал минут семь, обдумывая ситуацию. За это время Александр уже успел поболтать со Славиком, который, казалось, совсем не обращал внимания на странность ситуации. Впрочем, Кротов ни на секунду не сомневался в том, что если сейчас Штакет отдаст приказ свернуть ему шею, то его улыбчивый собеседник отправиться выполнять поставленную задачу. Потом возможно даже пожалеет, что не успел дослушать анекдот, но вот колебаться не будет ни секунды.

- Хорошо. - Решился он наконец. - Раз уж такое дело... Меня зовут Юра.

- Приятно. Меня зовут Александр. - Ответил Кротов, протягивая руку.

- Если вкратце, то у меня есть подозрение, что Эдуард куда-то сливает информацию о Ракове. Вообще-то прямых доказательств нет, но вот свербеж в районе копчика... Короче, он постоянно интересуется не тем. Ты, вообще, к предчувствиям  как? - спросил он.

- Отношусь с уважением, - заверил Александр. - И всегда прислушиваюсь.

- Это хорошо. Недавно сорвалось несколько крупных сделок. Ясно, что есть предатель где-то вверху. В то же время Эдуард взял кое-какие бумаги у наших бухгалтеров, через несколько дней они всплыли у ментов. Один бухгалтер тоже... всплыл. В пруду. Я узнал об этом случайно. После этого случая я стал внимательно к нему присматриваться. Было еще несколько похожих ситуаций. Когда Эдуард слишком "удачно", так сказать, попадал в кадр. Вот собственно и все.

- Понятно... - протянул Александр. - У меня есть основания полагать, он действительно сливает кое-какие данные компетентным органам. Делает он это по указке некоего Бекетова Евгения Юрьевича.

Глядя в непонимающее лицо собеседника, Кротов счел нужным добавить:

- Ты его, скорее всего, знаешь под прозвищем Брикет.

Вот это он понял очень хорошо, только по-своему:

- Ты уверен? За такие слова шкурой отвечают.

- На девяносто процентов. Но только потому, что на сто процентов я не уверен, что я это я. Прости за тавтологию. Проблема в том, что доказательств нет. Только, как ты говоришь, свербеж. - Ответил Александр.

- Так ты говоришь, что свои подозрения Ване ты докладывал? - как-то очень устало спросил тот.

Александр угрюмо кивнул.

- И? - все же решил уточнить Юра.

Кротов только развел руками.

Несколько минут в машине стояла тишина. 

- Хорошо, - наконец сказал Юра. - Давай попробуем прищучить гада. Я так понимаю, ты за этим и пришел? Предложить... хм, ну назовем это... партнерство?

- Я просто подумал, что два человека, имеющих одну и ту же проблему, всегда смогут договориться. - Ответил Александр, потянувшись к магнитоле.

- Вообще-то, я музыку как-то не очень... - пробормотал Штакет, заметив его движение.

- Эта тебе понравится. - Заверил его Кротов.

Через несколько секунд слон "Лансера" заполнил искаженный помехами, но явственно различимый голос Эдуарда. Похоже, он с кем-то говорил по телефону:

- ... шло, Вань, я сделаю... Да!... Ну может еще и заеду сегодня... Куда?... К тебе на доклад?... Во сколько?

- Так это же он с Ваней! - удивленно произнес Юра.

Кротов только кивнул.

- Буду... - тем временем продолжал ничего не подозревающий Эдуард. - Попробую... А он?... Ну давай тогда, до связи... Угу, тебе того же... Давай.

Какое-то время стояла тишина, после чего из динамиков донеслось неразборчивое шипение Эдуарда: "Блин. Баран тупой! ... !". Впрочем, кем именно Камрлов считает Ракова, догадаться было не сложно.

- Ух ты, как тебе это удалось? - удивленно поинтересовался Юра.

- Чуточку знаний по электронике, паяльник, плюс ловкость рук, и никакого мошенничества! - ответил Александр.

- Ладно тебе, Акопян[13]! - добродушно прервал тот. - Я думаю, пора подключать людей. Хватит в игрушки играть.

- Почему ты не сделал этого раньше? - удивленно спросил Кротов.

- Они и на других фронтах нужны, но два - три человека я под это дело выделю. Как ты делаешь этот фокус с радио? Покажи еще раз!

 Александр не стал дожидаться, пока явятся "сменные гончие". Вместо этого он просто вышел на ближайшем светофоре и отправился домой, взяв с Юры обещание, поделиться результатами "оперативных мероприятий". Даже нельзя сказать, что дальнейшие действия Штакета были ему особенно интересны. Его задачей было просто осложнить жизнь Эдуарда и привлечь внимание Ракова, или кого-нибудь из его ближайшего окружения к его неблаговидному поведению, а не играть в героя - одиночку, строя из себя невесть что. Задачу свою можно считать выполненной. Конечно, полностью устраняться от процесса не стоит, но... Если быть уж совсем откровенным, честным, да и попросту циничным, такого зубра как Барракуда даже государственные структуры валят годами! Александру было важно, чтобы тот продержался две недели, пока не выполнит оставшуюся часть заказа, а там хоть не рассветай. Это если смотреть на дело с точки зрения необходимости и голого расчета. В жизни, как правило, все несколько сложнее. В конце концов, Раков был не самым плохим человеком, и не раз помогал Кротову, так что теперь помочь ему в ответ было просто... делом чести!

Странно, будь Александр в своем теле, ему бы вряд ли в подобной ситуации пришло на ум слово "честь", а если бы и пришло, то вызвало бы, скорее всего, только смех. Какая такая честь может быть там, где задеты серьезные интересы?! Видимо, взросление, это не только развитие головного мозга, а еще и что-то в самом теле человека. В этом возрасте (вернее сказать, в теле этого биологического возраста) большая часть цинизма, скепсиса, да и что уж греха таить, попросту черствости (а что вы еще хотите от оперативника - разведчика) куда-то испарилась. Конечно, он прекрасно понимал, что ради цели не остановится не перед чем, но ... что-то изменилось. Наверное, в первый раз он осознал это в тот момент, когда полез спасать Наташку от Ежа сотоварищи. Прошлый Александр прошел бы мимо, успокоив совесть тем, что, во-первых, у него куда более серьезная задача, а, во-вторых, вероятность все равно должна измениться, и этого событие не произойдет. В какой-то книге Александр давным-давно прочитал, что психика - это случайный нарост на железах внутренней секреции. Сейчас он был готов полностью с этим согласиться. Так возникла одна очень простая мысль, которая все чаще и чаще посещала его по ночам: ему все меньше хотелось становиться самим собой. Неважно, чем это вызвано, химией организма, окружением, или случайным поворотом колеса фортуны, но именно сейчас он ощущал себя человеком больше, чем когда-либо. И больше всего ему хотелось оставаться им всегда. Если бы не Кристина, то на вероятность можно было махнуть рукой. Кроме жены его никто в оставшемся в прошлом-будущем мире не ждет, разве что "Мазератти", но ей абсолютно все равно - кто в данный момент за рулем. А что? Найти Кристину, познакомиться... Про то, что тело в любой момент может начать отторгать разум он в этот момент как-то не думал.

Александр остановился и помотал головой, будто изгоняя непрошенные идеи из своего сознания. Такие грустные мысли посещали его нечасто, и надолго не задерживались. Чтобы не происходило вокруг, необходимо сохранять оптимизм, считал он. Постояв две минуты, глядя на солнечное весеннее небо, он зашел в подъезд уже полностью пришедший в себя, и готовый к любым поворотам судьбы.

Покой продолжался, как ему и положено, недолго. Этим же вечером произошло событие, от которого он едва не поседел. Снова. Виновницей переполоха в этот раз (и не только!) оказалась Наташка. Александр еще в школе подозревал, что когда-нибудь именно она сведет его в могилу. В этот раз предположение едва не стало явью.

В этот день человек Ракова передал Александру небольшую, но тяжелую сумку с заказанным ранее оружием. На следующий день он планировал перевезти ее на съемный гараж, где уже две недели стояла соскучившаяся по движению "Импреза". Пока же Кротов принес сумку домой. Стрелковое оружие он решил проверить позже в лесу, благо почти все оно было снабжено приборами бесшумной стрельбы. Сейчас же он достал из бокового кармана две оборонительные гранаты "Ф-1"[14] и развлекался тем, что перекрашивал одну из них в черный цвет. Вторая уже стояла на столе с намалеванным белым крестом на черном фоне[15]. Рядом лежали документы на каждую, свидетельствующие о том, что это вовсе не грозное оружие, а всего лишь безобидное учебно-тренировочное пособие. Вообще-то, Александр сомневался, что они ему понадобятся, но даже без гранат оставшегося оружия, будь оно обнаружено милицией, вполне хватит на пожизненный, в его случае, срок. Ну, а раз уж все равно, то с гранатами как-то оно привычнее.

Именно в этот момент в дверь позвонили. Кротов вздохнул, но прятать свои "произведения кустарного искусства" не стал.

На пороге стояла Наташка:

- Привет! Чет тебя в школе не было давно. Вот, решила заглянуть проведать.

- Ясно. Польщен, ты проходи, чего стоишь? - пригласил он.

- Да я ненадолго. - Сказала она, но все-таки разулась, и прошла вслед за Александром в его комнату.

- А это что? - спросила она, беря в руки одну из гранат. - Ой, мажется! - тут же воскликнула Наташка и разжала пальцы.

Конечно, Александр прекрасно знал, что без запала граната не взорвется, даже если упадет с куда большей высоты, но осознание этого факта пришло в тот момент, когда тело уже распласталось в прыжке через всю комнату. Он поймал гранату у самого пола, в прыжке сбив с ног кое-кого не в меру любопытного, а коленом здорово приложившись об угол стола.

Некоторые психологи считают, что негативные эмоции, агрессию и прочие стрессы не стоит держать в себе. Лучше давать им иногда выплескиваться наружу. Александр находился тут уже несколько месяцев, а избавиться от негатива, не считая пары драк, которые и драками-то назвать сложно, никак не представлялось случая. Что ж, таких больших перерывов делать нельзя, верно? Много нового узнала о себе в тот вечер Наташка от сжимающего в кулаке ребристый корпус гранаты Кротова.

Кстати, между делом Александр отметил один интересный факт: женщины намного более восприимчивы к коротким логическим объяснениям, чем мы, мужчины, о них думаем. Когда Кротов наконец-то отвел душу, пройдясь по поводу глупости некоторых присутствующих, хватающих незнакомые предметы, он наконец-то смог внятно объяснить причину своего недовольства всего одной фразой:

- Граната "Ф 1". Оборонительная. Применяется только из укрытия, так как радиус поражения осколками около двухсот метров. 

Вот теперь ее, что называется, проняло.

- Так какого ... ты ее раскидываешь где попало?! - наконец завопила она.

Тут Александру сказать было нечего. Сорвался. Бывает. Наташке, правда, было все равно. Она с ужасом смотрела на злополучную гранату, зажатую в кулаке Кротова.

В чувство приводил чаем. Литром.

Глава 7

Город N

"Коли ты, князь, собирай полки,
Выйди на свет, подыми хоругви.
Коли ты брат нам - там наше место,
Где запылают костры на дорогах".

ЛЮБЭ "Варяжская"

Дорога. Такое короткое слово, но почти у каждого в душе оно вызовет свой отклик. Одни вспомнят бессонные, заполненные разговорами и алкоголем ночи в купе поездов дальнего следования. Другие поморщатся, снова припомнив упавший на ногу чемодан, придирчивого таможенника или наглого гаишника, почти прямым текстом вымогавшего кровную "пятихаточку". Третьи же снова ощутят на лице жар пустыни или ледяные ветры Гренландии. Каждому, как говорится, свое. Лишь самые бесчувственные или ленивые кивнут головой в сторону ближайшего укатанного в асфальт куска земли.

Александру, как по долгу службы, так и по живости характера, довелось посетить множество самых удивительных и опасных уголков нашей планеты, так же как испытать самые подчас неожиданные способы доставки себя любимого до этих мест.  Ему случалось участвовать в десантах, как воздушных, так и морских, сплавляться на рафтах по бешенным горным рекам, и даже кататься на велосипеде до соседних (и не только) городов.

Однако, если кто-нибудь взял бы на себя труд спросить, о чем он думает, когда слышит слово "дорога", то Александр бы в первую очередь вспомнил о тех часах, которые он проводил в тряских автобусах, преодолевая  сотни километров, отделявших его родной город от Перми. Города, где он учился и встретил Кристину. Как-то так повелось, что Кротов никогда не добирался туда на поезде. Молодость не терпит бесцельной потери времени, а по железной дороге добираться приходилось в два раза дольше, чем на автобусе.

Весь путь занимал около шести часов, и половина дороги представляла собой сплошные колдобины. Зимой в салоне автобуса было всегда слишком холодно, а летом слишком жарко. Кресла просто поражали своей жесткостью. И все равно, эти часы Александр вспоминал  теплотой в сердце, так как все неудобства пути скрашивались либо ожиданием встречи с друзьями, если он ехал учиться, либо ожиданием встречи с родными, если он возвращался домой.

Вот и сейчас Александр с удовольствием наблюдал за клубами пыли, вылетающими из-под колес автобуса и радовался встрече с почти позабытым городом. Настроение было просто замечательным. Вроде бы и не ждет там никто пока, но все равно здорово будет встретиться с местом, где прошли самые веселые годы его жизни. Вдоволь налюбовавшись на скучные и однообразные, но, тем не менее, кажущиеся такими родными, пейзажи, Кротов решил, что неплохо было бы вздремнуть, но...

- Долго еще? - почти капризно протянула сидящая на соседнем сидении Наташка. Ей путь не доставлял никакого удовольствия.

"Ну все, проснулась, - усмехнулся про себя Кротов. - Поспишь теперь!"

- Кстати, а в какой город мы вообще едем-то? - спросила она.

- А ты на автобусе не прочитала? - удивленно спросила он.

- Не успела. - Покраснела Наташка. - Спешили же! А раньше как-то не спрашивала.

"Ну еще бы, - мысленно усмехнулся в про себя Кротов. - А если бы кто-то еще дольше собирался, то вообще пришлось бы следующего автобуса ждать".

- Пермь. Мы едем в Пермь. - Ответил вслух он, глядя в окно.

- Вот как... Пермь значит... - непонятно протянула она.

Александр перевел взгляд на задумавшуюся Наташку.

- Букву "р" в слове "Пермь" произносить надо мягче. - Усмехнулся он.

- Что?? - удивленно переспросила Наташка.

- Что слышала. Астионим[16] так произносится... Ну... Название города. Будто после буквы "р" тоже стоит мягкий знак. - Улыбка на его лице стала шире.

- Но... Даже по телевизору... - попыталась возразить та.

- Неправильное произношение. Просто поверь, а не то начну грузить громоздкими определениями и непонятными словами. Сама взвоешь.

Та лишь помотала головой:

- Спасибо, мне уже хватило. Верю. - Пробормотала она и уставилась в окно, думая о чем-то своем.

- Вот. А то местные за москвичку примут! - наставительно поднял палец он.

Убедившись, что Наташка не собирается начинать дискуссию по этому поводу, Александр снова повернулся к окну. Наверное, сейчас было не лучшее время для отъезда, но было необходимо подготовить кое-какие гаджеты к следующему приезду, чтобы преподнести Штопорову пару сюрпризов, когда наступит час "Х". Не говоря уж о таком святом деле как рекогносцировка. С Эдуардом проблем быть не должно. По крайней мере, он на это очень надеялся.  Возможно, брать Наташку с собой было не самой лучшей идеей. Но, во-первых, он обещал, а, во-вторых, она просто уперлась рогом. Поеду с тобой, и точка. Даже не смотря на все заверения, что едет он туда не развлекаться,  будет скучно. Хочу с тобой, вот и весь ответ. Кротов смирился.

- Слушай, давно спросить хотела, да что-то повода не было, ты где вообще служил-то? - через какое-то время опять пристала с вопросами она.

- Ну все, отоспалась, теперь начнешь с вопросами приставать. - Усмехнулся он. - Не отстанешь ведь?

Та только помотала головой.

- Сколько мы там едем уже? - спросил Кротов.

- Три часа примерно.

- Ладно, время есть. Слушай сказочку, только потом я отправляюсь спать, и ты мне не мешаешь. Идет?

- Валяй! - ответила заерзавшая на месте Наташка.

- Итак, в не таком уж и далеком ...

- Будущем! - тут же вставила Наташка. - Давай без мишуры!

- ... прошлом, - как ни в чем ни бывало, продолжил Александр. - А именно 18 июля 1980 года был сформирован отряд особого назначения "Каскад" КГБ СССР. Основная боевая практика подразделения проходила в Афганистане. "Каскад" состоял из отдельных боевых групп примерно по тридцать человек в каждой. В большинстве своем это были офицеры. Каждый из них обязан был владеть каким-либо языком восточной группы, любым известным (а порой совсем даже и не очень) холодным и огнестрельным оружием, высокими навыками в рукопашном бою, диверсионной деятельности и многими другими не менее важными умениями. Если упрощать, то это были едва ли не лучшие из лучших в своем деле.

- Ты служил в этом "Каскаде"? - нетерпеливо спросила Наташка.

- Дослушай. "Каскад" был основан за восемь лет до моего рождения и сменен отрядом "Омега" за пять. Так что я никак не мог служить в нем. Мне продолжать?

- Прости, - покаялась она, - больше не буду.

- Итак, как я сказал, бойцы были великолепные. Задачи перед ними ставились соответствующие: организация и проведение акций по устранению самых опасных полевых командиров, сбор сведений для нанесения авиационных ударов. Они провоцировали столкновения между моджахедами, придерживающимися различных религиозных верований, устраивали засады, минировали вероятные пути отхода противника, устраивали диверсии, накрывали трассы, используемые для снабжения бандформирований. Одна из самых известных операций была проведена "Каскадом - 4" совместно с подразделением отряда "Кобальт" 7 июня 1982 года.

- Ты даты наизусть учил, что ли? Как по книжке шпаришь! - ехидно уточнила Наташка.

- А то! Историю нашего "предка", так сказать, должны были знать все в обязательном порядке. Продолжим. Тогда большая группа бандитов, а некоторые придерживаются мнения, что это были переодетые пакистанские солдаты в составе двух рот, попыталась захватить крупный районный центр Кандагар. Спецам удалось рассеять силы противника и предотвратить захват. Русский спецназ в том бою потерял одного человека, двенадцать были ранены. Бандиты потеряли убитыми сорок пять человек.

- А как это... - заикнулась было она, но тут же смолкла под взглядом Александра.

- Сейчас объясню. На одном из первых уроках в "семинарии", нашей спецшколе один из преподавателей рассказал нам эту же историю. Почти слово в слово. Когда он закончил, то кто-то спросил его, а причем здесь мы. Тот ответил, что рассказал эту историю для того, чтобы мы поняли, каких высот должны добиться, и какие цели будут ставиться перед нами. Только через несколько месяцев я узнал, что почти каждый отряд "спецов", коих к моему времени останется совсем немного, берет за пример какое-либо подразделение прошлого, стараясь возродить его дух. Считается, что это дает мощную мотивацию. Нас так и называли за глаза - "Каскад", хотя ни в одном документе это название ты не встретишь. Также ты нигде не найдешь номер отряда, носящего это название. Нас как бы не было, понимаешь? Не будет, вернее...

- А расскажи что-нибудь про ваше подразделение. - Тихонько попросила Наташка.

- Не могу. Даже сейчас. Про "Каскад" я тебе рассказал, чтобы ты могла себе представить, чем мы занимались. А про то подразделение, в котором я служил, я не скажу даже под пытками. - Улыбнулся он. Вот только тон его совсем не располагал к веселью.

- Вот как... - пробормотала она.

- Ты удовлетворена? - спросил он.

- Да...

- Ну, в таком случае, я спать. До Краснокамска меня не беспокоить!

 ***

Шел уже второй час их пребывания в Перми. Город встретил их легким моросящим дождем. Сейчас же погода выправлялась, и кое-где среди туч пробивалось солнышко. Позади осталась блиц экскурсия по центру города и поход в одну из любимых Александром в студенческие годы пирожковых. Сейчас они как раз подходили к местному футбольному стадиону. Наконец Наташка не выдержала:

- Ты же говорил, что мы будем тут заниматься серьезным делом, а мы просто гуляем.

- Мы ждем, пока чуть просохнет. - Спокойно ответил он.

- Зачем?

- Я хочу познакомиться с одним человеком, - произнес Кротов. - Он поможет мне сойтись с другими нужными людьми.

- А погода - то тут причем? Сейчас нельзя пойти познакомиться? - уточнила Наташка.

- Нельзя. Я понятия не имею где его сейчас искать. - Сознался он.

Сказать, что Наташка удивилась, значит ничего не сказать. Александр несколько секунд позволил себе насладиться растерянностью, явно проступившей на ее лице, но объясниться предпочел до того, как она откроет рот, так как подозревал, что может услышать о себе много нового и малоприятного.

- Увидишь. Сейчас немного просохнет, дожди сегодня обещали только в первой половине дня, и он придет. - Произнес он.

- Куда придет?

- Видишь те дворы? - кивнул он на площадку между несколькими многоэтажками.

- Ну и? - не поняла она.

- Сегодня суббота. - Ответил он. - Как просохнет, соберутся в футбол играть. Они и так почти каждый день тут, ну а в выходные-то точно выползут.

- Как-то не слишком убедительно. В смысле, не самый надежный способ искать человека. - Протянула Наташка.

- Не скажи, - произнес Кротов, еще раз окидывая взглядом площадку, - у них тренировки пропускать не принято.

- Так твой друг спортсмен? - уточнила она. - А то я сразу представила себе такого уголовника.

- Ну, что-то типа того, - усмехнулся Александр. - Увидишь!

- Кстати, а чего не на стадионе играют? - спросила вдруг Наташка.

- Да кто ж их на "Звезду" пустит? - удивился он. - Так собираются. Пошли, посмотрим, что там с площадкой.

При ближайшем рассмотрении Кротов решил, что часа через два - три здесь будет достаточно сухо, чтобы Рустам, его товарищ в университетские годы по разгрому всех местных баров, все-таки приехал "поиграть в футбол", как они это понимают. 

- Что ж, пошли пока поищем место под ночлег. Время есть.

Решить вопросы размещения им удалось минут за сорок, сняв на ночь однокомнатную квартиру. Вышло ненамного дороже, чем в дешевой гостинице, которые Александр очень не любил. Покончив с этим делом, он решил, что пока ехать к стадиону рановато и предложил сходить в кино, чтобы не терять времени зря. В ближайшем к "месту встречи" кинотеатре ничего стоящего не показывали, но больше идей как убить время не возникло, и они все-таки сходили на какой-то фильм. Первые минут двадцать Александр честно пытался понять суть происходящего на экране, но вскоре это дело бросил за очевидной бесполезностью. Наташке вроде бы понравилось, и ладно. Когда они вышли на улицу, солнце уже садилось.

- Ну что, перекусим? - спросил Кротов.

- А ты не боишься, что упустим твоего друга? Темнеть скоро начнет! - удивилась Наташка.

- Друга, - усмехнулся Александр. - Я с ним вроде как пока и не знаком. По крайней мере, в этой реальности точно.

- Мда? - удивилась она.

На некоторое время она крепко задумалась. Минут на пять. Не меньше. Через некоторое время лицо ее расслабилось. Она улыбнулась, видимо придя к какому-то внутреннему решению, и сказала:

- Знаешь, ты псих. Пошли, перекусим. - Удовлетворенно озвучила она свой вердикт, и первой пошла в сторону ближайшего кафе.

Александр на это заявления лишь пожал плечами. Ну и где тут логика?!

На "перекусить" у них ушел еще час. В этот момент Кротов решил, что Рустам уже должен быть там, где он предполагал его встретить, и они отправились в сторону стадиона.

Во дворе их ждал неприятный для Наташки сюрприз. Кротов-то как раз прекрасно знал, что он здесь увидит. Вокруг футбольной площадки расположились человек пятьдесят крепких парней не самой мирной наружности. Кое-кто из них носил спортивные костюмы, но в основном они были одеты достаточно обычно - джинсы - футболки. Их роднили только сбитые кулаки и синяки на лицах. Среди них было несколько девчонок. Кто-то пил пиво, несколько человек, разбившись на пары, дрались. Видно было, что они не стремятся покалечить противника, а просто отрабатывают навыки рукопашного боя. На самой площадке человек десять (девять, отметил про себя любивший точность Кротов) собирались погонять мяч. Как раз сейчас они решали, кто в какой команде будет. Похоже, уровень игроков был примерно равным, и оставаться в меньшинстве ни одна команда не желала.

Наташка выглядела несколько удивленной, если не сказать больше.

- Это ты вот их вот искал?! - прошипела она.

- Ну да, - спокойно ответил он. - Кстати, я тебя сразу предупреждал, что еду я сюда не отдыхать.  Если не хочешь идти со мной, то можешь отправляться спать. Я надолго. Ключи отдам. Как проехать объясню.

- Ну уж нет, - усмехнулась она. - Но ты уверен, что тебе нужны именно они. Может, сходим к местному клубу библиофилов или шахматистов?

Александр не стал отвечать, просто развернулся и направился к площадке. Обойдя двух сцепившихся крепышей, он подошел к рослому парню с мячом. Надо сказать, Наташку это не очень обрадовало: большинство людей обошли бы этого бритоголового качка, одетого в джинсы и спортивную кофту, десятой дорогой. Кротову же, казалось, все нипочем.

- Привет, ты Руста не видел? - спросил он.

Тот развернулся к нему. Опа! Какая встреча.

- Привет Хруст, не узнал сразу! - сказал он, протягивая руку, и от всей души надеясь, что правильно вспомнил прозвище. Имя он вспомнить даже не пытался. Здесь они были не в ходу, да и видел он его от силы раза два.

- Привет, слуш, а ты... - начал он, пожимая протянутую руку.

- Крот, - поспешил подсказать Александр, - Мы с тобой как-то после матча бухали в "горохе". Там еще Седой был, Ряба, Сат...

Вот тут он ничем не рисковал. В этом баре отмечалась почти каждая победа или поражение местной команды. Ну а перечисленные личности практически оттуда не вылезали, и пили столько, что можно было называться хоть их лучшим другом. Если, исключительно по какому-то роковому расположению звезд, сегодня они в трезвой полосе, и находятся здесь, то, скорее всего, "признают" Александра, так как большинство своих "друзей" - собутыльников они вспоминают только в момент, когда они подсаживаются за их любимый столик у окна.

- А! Блин, вспомнил! Чет я сегодня... - обрадовался Хруст.

- Бывает, не парься! Так Рустам где? - спросил Кротов.

- Да, вроде, обещал подкатить, но сказал, что попозже будет. Ждать будешь? - спросил он.

Александр задумался. С одной стороны Хруст тоже вполне способен свести его с нужными людьми. Проблема в том, что о нем Кротов, в отличие от Рустама, почти ничего не знал. В конце концов, решил он, пару часов можно и подождать. Если что попробуем поработать с Хрустом.

- Да, подожду.

- Отлично. Играть будешь? Нам человек нужен. - Спросил Хруст.

- Я не один, - кивая на Наташку, сказал Александр. - Так что...

- Да не, ты играй, если хочешь. Я не против. - Тут же отозвалась она.

- Девчонки! - крикнул Хруст нескольким девицам, собирающимся открыть "полтораху" с пивом. - Тут надо девушку моего друга развлечь! Угостите ее пивком, а пока мы сыграем!

В общем-то, за Наташку можно было больше не беспокоиться. С Хрустом не спорят. Никто. Очень не совместимое со здоровьем занятие. Если уж он сказал, что она "девушка друга", то проблем у нее не будет. Смертников и камикадзе тут нет. Вот только...

- Не волнуйся, мы поладим! - тряхнула она головой, и, продемонстрировав ангельскую улыбку, отправилась в сторону девчонок.

- Какая девушка... - протянул Хруст. - Ну че, ты за нас. Наши без футболок. Раздевайся и вперед!

Матч был жесткий. Соперники играли грубо, в полную силу. Даже против Александра, несмотря на то, что он выглядел младше остальных. Впрочем, им очень скоро пришлось убедиться, что самый младший вовсе не значит самый слабый. Грубой физической силе он противопоставлял ловкость. Ну а когда его совсем уж достал нападающий противника, то он с удовольствием "случайно" зацепил его локтем по зубам. Претензий не было. На земле тоже пришлось пару раз побывать. Когда на тебя налетает туша килограмм этак в сто, никакая подготовка не спасет. Законы физики отменять его в спецшколе не учили. Кротов не был слишком умелым игроком, но тут тоже не чемпионы мира собрались. Тем более в нападение он не рвался, вполне комфортно чувствуя себя в полузащите. "Этот бешеный малолетка", как дружески называли его соперники, не подпускал никого к своим воротам.

Рустам подъехал через три часа. За это время Александр успел доиграть матч, и даже неплохо отметить победу. Наташка оказалась права, она действительно быстро сошлась с местными девчонками. Даже чересчур сошлась. Столько пить ей не следовало. Но она все-таки была в сознании, лишь слегка утратила координацию движений, так что он решил не "возбухать" по этому поводу. Тем более, если вспомнить, что он сам творил в ее возрасте... Сейчас она подремывала, уткнувшись в плечо Кротова. Мда, давно он так не отдыхал и был даже немного расстроен быстрым приездом Рустама, но ничего не поделаешь. Пора работать. Александр встал, чуть отодвинув Наташку, которая тут же задремала на плече у кого-то из своих новых подруг, потянулся и принялся изучать друга своей безбашенной молодости.

Рустам выглядел чуть моложе, чем его помнил Александр. Но черные короткие волосы, вечная щетина и спокойный взгляд чуть раскосых глаз, придававших его облику нечто восточное, остались все те же. Как и вечные свободные джинсы и балахон. Его телосложение можно было с полным правом назвать хрупким. Вот только никто не рисковал делать это вслух, а те, кто решались очень об этом жалели. Как говорится, боксера может обидеть каждый. Гораздо сложнее успеть извиниться. А он этим видом спорта занимался очень долго и упорно, пусть и выступать ему доводилось только в легком весе.

***

Когда в "семинарии" Александр изучал нелегкое искусство коммуникации и допроса, толстый добродушный дядька инструктор, психолог с тридцатилетним стажем, рассказывал, что любого человека можно убедить в чем угодно. Стоит только сыграть на его желаниях, дав только тень намека на их исполнение, позволив ему дальше обманываться самому, и он становится мягкой глиной в ваших руках. Нельзя сказать, что Кротов был мастером этой науки, но общие приемы все-таки помнил.

Разговор длился минут двадцать. Александр не стал юлить, а сразу сказал, что ему необходимо найти человека, обладающего весом в городе, и имеющим возможность помочь Александру людьми и техникой (ну не было у него времени решать такие вопросы самому).

- Зачем тебе это? - сузил газа Рустам.

- Тебя это волновать не должно. Сделаешь, получишь приличное вознаграждение. - Ответил Александр.

На лице Рустама отобразилась нешуточная работа мысли. С одной стороны деньги нужны всегда, но кто знает этого паренька. Откуда он? Почему пришел ко мне? Наконец, он решился высказать свои подозрения вслух:

- Извини, конечно, но откуда мне знать, что ты не мент, а?

- А что, похож? - удивленно поднял брови Кротов.

- Да хрен тебя знает... Вот о знакомствах моих выспрашиваешь... Тем более, я не совсем понял, кого именно ты хочешь найти.

- Ну, знаешь ли, - ухмыльнулся Александр, - давай сыграем впрямую. Совсем-совсем без намеков. Ты прекрасно знаешь, что твой друг Ильдар...

- Не знаю такого! - тут же открестился тот.

- ... Так вот, я не спрашиваю. Я говорю. Твой друг Ильдар, которому ты загоняешь угнанные тобой машины, за которые платит он, надо сказать, до обидного мало, вполне подходит под мое описание, верно? - Кротов усмехнулся, заметив как растерялся Рустам: о знакомстве с этим человеком он предпочитал не распространяться даже среди своих. - Тебе рассказать о том, за сколько ты толкаешь ему свои тачки, или когда вы в последний раз в бане парились? Или нет! Есть идея получше. Давай я расскажу о тебе, чтобы ты понял, насколько серьезно мы подходим к изучению людей, с которыми собираемся работать.

- Мы?! Кто это мы? - переспросил еще не убежденный Рустам.

- Я и моя... ну, назовем это фирмой. Или компанией. Не имеет значения. Единственное, что тебе нужно знать - мы хорошо платим тем, кто нам помогает. Запомни это.

При слове "платим" Рустам заметно оживился, хотя и постарался не показывать своих чувств. Видимо, оно ассоциировалось с большими деньгами гораздо больше, чем слово "вознаграждение". Было у него в жизни всего два бзика, но по своей силе они тянули на весь десяток. Во-первых, он был одержим идеей заграбастать как можно больше денег. Украсть, угнать или провернуть какую-нибудь аферу - все шло в ход. Самое странное, что при этом с друзьями он был всегда честен в финансовых вопросах. Во-вторых, он был одержим теорией мирового заговора. Масоны, тайные общества, интриги... Стоит ли говорить, что некая неизвестная компания, якобы знающая о нем все, его очень заинтересовала.

- Ну и? - насмешливо приподнял он бровь. - Что же ты такого обо мне знаешь?

Александр вздохнул и начал говорить, используя все доступные ему коммуникативные приемы, помогающие убедить человека в искренности своих слов. Он рассказывал о родителях Рустама, с которыми в прошлой вероятности был знаком лично. О его старшей сестре, с которой был знаком намного ближе, чем тот предполагал. Кротов вспоминал все, что сам Рустам рассказывал ему о себе и своей жизни. Видимо, этого оказалось вполне достаточно, чтобы тот убедился в мощи организации способной выяснить о человеке даже такие детали.

- Ну, вот вроде бы и все. Разве что забыл добавить: у тебя большая родинка под левой лопаткой, которую ты ненавидишь всю свою жизнь. - Закончил Кротов свой рассказ. - Учти, мы даже не запускали тебя в серьезную разработку. Эти данные наши аналитики собрали буквально за несколько часов. Как считаешь, будь бы я ментом, стал бы я подмазываться к тебе и Ильдару при таком уровне информированности? Ну?

Похоже, Рустама удалось полностью убедить. Он уже представлял себя в рядах... неважно каких!  Главное, могучих и непобедимых. Ну, и деньги, конечно, не последний довод. Однако вопросов от этого меньше не стало.

- А почему именно я? - задал он вполне разумный вопрос.

Александр как-то не успел подумать над столь естественным оборотом событий, но моментально начал импровизировать:

- Тут есть две причины: во-первых, соваться к Ильдару без поручительства кого-то из своих попросту неразумно. Согласен со мной? - дождавшись кивка, Александр продолжил. - Ну, а вторая причина заключается в том, что ты нам гораздо интереснее в плане долгосрочного сотрудничества. Что скажешь?

Вот теперь Рустам действительно выглядел человеком, чьи мечты в одночасье сбылись. Ему давно казалось, что он избранный, и кто-нибудь когда-нибудь это обязательно оценит. Лет через пять вся эта дурь выветрится у него из головы, но пока его иллюзии были достаточно сильны.

- Можешь считать это дело своим пропуском в наше братство. Я должен говорить о секретности или и так понятно? - спросил Александр.

- Да чего уж там, - отмахнулся тот, полностью погруженный в свои мысли о деньгах и власти. - Понимаю!

- Кажется, плохо. - Очень серьезно произнес Кротов, используя легкие гипнотические нотки в своем голосе.

Рустам удивленно поднял взгляд.

- Отнесись к этому серьезнее. - Продолжил он. - Вопросы безопасности для нас являются приоритетными. Если возникает угроза, мы принимаем меры. Это ясно?

Последний вопрос прозвучал очень зловеще, хотя Александр, казалось, никак не выделял его интонациями. Старый инструктор мог быть доволен своим учеником. В глазах Рустама появилась легкая тень страха. Похоже, слово "меры" он прировнял к слову "ликвидация". Ну и Бог с ним. Парень и так замкнутый, а так вообще никогда об этом не заикнется. Он быстро поборол свои страхи, рассудив, что он-то точно никого сдавать не собирается, а значит, причин для волнения у него нет. Дойдя до этого вывода, и немного успокоившись, он продолжил бомбардировать Кротова вопросами.

- Послушай, как только присоединишься к нам, ты получишь ответы на все свои вопросы. Но пока ты на испытательном сроке, извини. Могу только сказать, что недовольных среди нас нет.

Сделав небольшую паузу, Александр не смог удержатся, глядя на счастливую рожу старого-нового друга, и зловеще добавил:

- Уже.

У Рустама был такой вид, будто его ударили сзади мешком по голове. Кротов не смог сдержать смеха.

- Да не волнуйся ты, это просто шутка. Просто сделай дело как надо, и все будет хорошо. Ясно? И еще одно: Ильдар мне нужен завтра.

На этом они и распрощались. Рустам предпочел сразу уехать, как он выразился "по делам", а Александр вернулся обратно к костру, где разливалась уже черт знает какая по счету полтораха. Надо же когда-то и отдохнуть.

До места ночлега они добрались далеко за полночь. Кротову просто захотелось прогуляться пешком, ну и Наташка тоже не была особо против предложения подышать свежим воздухом.

- Слушай, а откуда он вообще знает серьезных людей? По-моему, настоящие "крутые" смотрят на такую молодежь с пренебрежением. - Спросила Наташка, повалившись на диван. Обувь она снять не потрудилась.

- М? - удивился Александр. - А с чего ты взяла, родная, что я ищу здесь каких-то "крутых"?

- Ну хватит! - засмеялась она. - Вот только дуру делать из меня не надо, ладно? Что я, не понимаю, что простых "дядь Вась" ты искать не будешь. Тебе нужен кто-то влиятельный из ментовской, бандитской или политической тусовки. Вот я и обозвала их всех "крутыми". Я права?

Александр удивленно на нее посмотрел. Он никак не думал, что в таком, скажем так, не совсем трезвом состоянии она способна анализировать ситуацию. Правда, она тут же развеяла все сомнения:

- Я это сразу поняла, как ты сказал, что хочешь, чтобы этот твой... ну, друг который, познакомить тебя с кем-то там должен был. - Почти не запинаясь, произнесла он.

 - Давай-ка мы не будем касаться этого вопроса, хорошо? Меньше знаешь - лучше спишь. Поэтому лучше сменим тему.

Впрочем, похоже, последних слов она уже не услышала, так как уже сладко посапывала в подушку. Александр же решил, что ночь еще долгая, можно и прогуляться до берега Камы, например. Прекрасное место, если не считать огромную концентрацию парней, предпочитающих спортивные костюмы и легкие заработки. Отнесем на счет местного колорита.

Вернулся он часа через три. Свернувшаяся калачиком, Наташка спала в той же позе, как и до его ухода. Обувь она так и не сняла, а значит, не просыпалась. Ну и хорошо, завтра предстоит тяжелый день, придется много ходить пешком, так что лучше выспаться. Несмотря на эту мудрую мысль, сам Александр заснул очень не скоро, так как на него тяжелым валом накатила ностальгия по старым временам. Он усмехнулся, вспомнив, что слово "ностальгия" обозначает только тоску по родине, во всех остальных случаях оно является нарушением литературной нормы. Ему, как лингвисту, не стоило об этом забывать. Впрочем, через минуту он решил, что прошлую вероятность можно считать родной, а следовательно в какой-то мере он был прав... Когда же Морфей все-таки согласился принять его в свою страну снов, ему снились сцены из прошлой, почти позабытой вольной жизни. Это было прекрасно.

***

Утро выдалось тихим и безоблачным. Несмотря на то, что Александр спал всего лишь пару часов, встал он бодрым и прекрасно отдохнувшим. Наташке пришлось несколько хуже. Все-таки выпила она накануне достаточно много. Впрочем, после холодного душа, и она смогла оценить все великолепие солнечного весеннего утра.

Еще через час, потраченный на завтрак и водные процедуры, они вышли на улицу. За квартиру Кротов расплатился накануне, так что никаких причин появляться здесь снова у них не было. Рустам позвонил еще полчаса назад, однако спешить не хотелось, так как билеты домой они взяли на вечер. Времени было предостаточно

Между тем, по дороге до места встречи, назначенного Рустамом, Наташка испытала небольшое потрясение. Дело было в том, что здесь движение транспорта по дорогам очень сильно отличалось оттого, к чему она привыкла в родном городе. И суть тут даже не в плотности потока, а в самом стиле вождения местных "шумахеров". Больше всего ее поразил случай, когда водитель автобуса, на котором они ехали, решил объехать "пробку" по встречной полосе, перепрыгнув через трамвайные пути. Она ошарашено смотрела, как стоящие в заторе автомобили остаются позади, и даже шикарные лимузины, вроде новеньких "Порше" и "БМВ", стоят в общей "очереди", а водитель ржавого корыта, лишь по недоразумению названного автобусом, нагло проигнорировав правила дорожного движения, рванул дальше.  Забавное ощущение, по встречке обгонять "Мерседес", цена которого приближалась к стоимости небольшого самолета. Для общественного транспорта, курсировавшего в их родном городе, отклонение от маршрута было почти невозможным событием, а здесь водители порой срезали путь даже через дворы, и спокойно могли пропустить пару остановок.  По крайней мере, Кротов помнил не один такой случай.

- Слушай, водитель псих, по ходу. - Ошарашено пробормотала она, повернувшись к Александру.

Тот лишь усмехнулся, вспомнив свое состояние, когда первый раз на его памяти, автобус решил срезать поворот через заправку. Помнил он также и комментарий своего знакомого, местного жителя, по этому поводу:

- Ты еще не ездила по пробкам с местными таксистами! - улыбнулся он Наташке. - Не волнуйся, скоро такого насмотришься, что таким мелочам просто перестанешь удивляться. 

Та лишь недоверчиво покачала головой и снова уставилась в окно. В остальном путь прошел без особых происшествий.

Первым, кого они увидели, покинув автобус, был Рустам. Видок у него был не очень. Видимо, этой ночью поспать ему не пришлось.

- Доброго, - поприветствовал он Александра, и покосился на Наташку. - А это...

- Со мной. - Ответил Александр на невысказанный вопрос.

- Что ж, рад познакомиться, - сказал он и, не дожидаясь ответа, продолжил - Ильдар тебя примет. Но не факт, что поможет. Уламывать будешь сам. Идет?

- Вполне. - Согласился Кротов, протягивая ему небольшой бумажный пакетик.

Взвесив на руке полученный конверт, Рустам, по-видимому, остался доволен. По крайней мере, лицо приобрело удовлетворенное выражение. Александр не сомневался, что заглянув внутрь, он тоже не будет разочарован. Кто знает, когда понадобиться помощник, так что Кротов решил не экономить.

До "резиденции" Ильдара пришлось добираться еще около получаса пешком. Она представляла собой достаточно большую автомобильную мастерскую, огороженную бетонным забором. По периметру была натянута колючая проволока. Похоже, она была еще и под напряжением, машинально отметил Кротов. В центре стоял здоровенный ангар, откуда виднелись вспышки сварки, и слышались звуки "болгарки". Чуть в стороне располагались несколько боксов. Перед одним из них над побитой "Маздой" колдовала бригада техников. Судя по всему, здесь еще готовили в продажу подержанные (а скорее угнанные) автомобили, так как напротив боксов были выстроены ровными рядами несколько десятков самых разнообразных образцов четырехколесной нечисти.

Рустам провел их прямо к центральному ангару. Пройдя в приоткрытую массивную железную дверь, они лоб в лоб столкнулись с парой верзил, несомненно, выполняющих здесь функцию охраны. Больше всего они напоминали сбежавших из ближайшей колонии рецидивистов. Возможно, так оно и было.  Неподалеку на цепи сидел здоровенный афганец. Увидев незнакомых людей, он мигом бросился в их сторону, но тут же сник под взглядом одного из охранников.

- Вам кого? - попытался вежливо произнести обладатель самого зверского выражения лица. Получилось не очень. Видимо здесь их основными задачами было все-таки пресекать и не пущать, а вежливость тут была совершенно не причем. 

- Серж, ты че, глаза потерял? - естественно, переговоры взял на себя Рустам. - Мы к Ильдару.

- А, Руст! - обрадовались они. - Проходи!

Всей компанией они двинулись дальше. Поднявшись по железной лесенке на второй этаж, они прошли прямиком к одной из комнатушек, которой кто-то постарался придать вид офисного помещения. В приемной их задержала молодая миниатюрная блондиночка, попросившая Рустама с Наташкой подождать здесь. На аудиенцию (она так и сказала - аудиенция!) приглашался один Александр.

Первое связное впечатление, которое Кротов смог сформулировать при виде Ильдара, можно было описать двумя словами: он большой. Комплекция и восточные черты лица делали его похожим на борцов сумо.

- Садись. - Предложил хозяин кабинета, указывая на противоположную сторону огромного письменного стола. - Рустам попросил выслушать тебя. Что ты хочешь?

- У меня заказ на пару машин. - Произнес Александр, откровенно изучая собеседника.

- За этим необязательно было обращаться ко мне, дорогой. - Справедливо заметил тот, чуть сузив глаза. Видимо, это должно было обозначать некоторую степень удивления.

- Не совсем. Мой заказ будет не совсем обычным.

- Вот как... - протянул Ильдар. - Давай обсудим.

Минут пять Кротов потратил на то, чтобы объяснить свою просьбу. Выслушав, Ильдар расплылся в улыбке. Суммой заказа он остался доволен.

- Это все, что ты от меня хотел? - гораздо более дружелюбным тоном произнес он.

- Нет, еще мне понадобятся местные номера. Тоже не совсем обычные.

- Кажется, я понимаю, о чем ты. - Задумчиво протянул тот. - Это обойдется тебе в кругленькую сумму.

- На этот счет не волнуйся, - успокоил его Александр. - За мной не заржавеет.

Минуты две что-то посчитав на калькуляторе, Ильдар назвал конечную сумму своих услуг. По подсчетам Кротова накрутил он себе процентов двести чистой прибыли, даже учитывая нестандартность заказа. О чем тут же и сообщил своему собеседнику.

- Впрочем, - тут же добавил Александр. - Меня эта сумма вполне устраивает. С тебя доставка до места, которое я назову. Идет?

Ильдар молча кивнул. Кротову на миг показалось, что его взгляд стал еще чуть задумчивее.

- Что ж, тогда договорились. Заказ должен быть выполнен до конца мая, тогда же я сообщу, куда доставить машины, и переведу вторую половину денег. Договорились?

- Эээ, - протянул глава местных угонщиков. - А тебе не кажется, что...

- Не кажется, - жестко отрезал Александр. - Даже если я не переведу тебе вторую половину суммы, то ты все равно останешься в жирном плюсе. Вторая половина суммы будет гарантировать выполнение заказа. Но если ты решишь, что меня можно просто так опрокинуть...

Некоторое время оба собеседника ломали друг друга взглядами. Больше даже из спортивного интереса. Наконец Ильдар сдался:

- Будь по-твоему. Но я не смогу начать, пока не будет переведена первая часть. - Спокойно произнес он.

- Понимаю, - так же спокойно ответил Александр. - Как ты понимаешь, таких денег у меня с собой нет. Напиши номер счета. Через два дня они будут у тебя.

- Что ж, - согласился он. - Пусть будет так. Я так понял, это не вся твоя просьба?

- Да, - подтвердил Кротов. - Есть кое-что еще.

- Хорошо. Подожди минутку. Лена! - произнес хозяин кабинета в селектор. - Оформи мне пятьдесят грамм чего-нибудь покрепче. Ты будешь?

Александр отказываться не стал.

- Тогда принеси лучше бутылку. Армянского. И закуску какую-нибудь. Так что тебе еще нужно? - опять перевел взгляд на Александра Ильдар.

- Люди.

- Хм... Тут, прости за любопытство, я вынужден уточнить, а зачем? - нахмурился тот. - Сам понимаешь, своих людей я подставлять не буду.

- Понимаю. - Ответил Кротов. - Они нужны мне только для организации наблюдения за одним человеком. В мясорубку я их толкать не собираюсь. Сделаешь?

- Много народу тебе нужно?

- Реши сам. Я хочу, чтобы они дали ответ на один простой вопрос: кто еще "ведет" определенного человечка. Вот и все. Никаких столкновений я не предвижу. В случае, если обстановка будет накаляться, твои парни уходят, считая свою задачу выполненной. Не слишком сложно, да?

- То есть тебе просто надо будет вычислить, кто еще... эээ, присматривает за твоим человечком?

Александр кивнул.

- Хорошо. На это я еще могу пойти, - согласился Ильдар. - Но еще раз хочу предупредить, если у твоего человечка начнутся какие-нибудь неприятности, на моих парней можешь не рассчитывать ни за какие деньги. Я такими делами не занимаюсь. Могу посоветовать другого человека, который предоставит тебе боевую бригаду. Хочешь?

- Нет. Мне вполне хватит твоих людей. - Отказался Кротов. - Я не собираюсь устраивать бойню. Только наблюдение. Справятся?

- Справятся. У меня есть несколько бывших офицеров разведчиков. Сам  понимаешь, лучше всегда быть заранее в курсе всех возможных неприятностей. Уж что-что, а наружку-то они установить сумеют.- Задумчиво произнес его собеседник. - Знаешь, я все-таки надеялся, что ты согласишься на другую бригаду. Ну что ж... обещал так обещал. Сделаю!

В этот момент зашла секретарша Леночка, неся в руках поднос с коньяком и фруктами.

- Ну а теперь давай о деталях.

Некоторое время, они еще обсуждали отдельные спорные моменты заказа, не забывая отдавать должное отличному армянскому коньяку, а через полчаса разошлись, полностью довольные друг другом.

***

Несмотря на то, что Ильдар поднял их статус до положения гостей, до выхода их все равно проводили пара бритоголовых крепышей. Рустам предпочел задержаться. Ну и ладно, свою задачу, на данный момент он выполнил. Оказавшись на улице, Наташка тут же поддалась главной женской страсти - принялась задавать вопросы.

- Ну как там?

- Да все замечательно. - Ответил Кротов. - А что могло пойти не так?

- Ну, не знаю...

- Ладно, поставим вопрос по-другому: если бы что-то могло пойти не так, то тебя бы я с собой точно не взял. - Ответил он, переведя взгляд с рядов колючей проволоки, венчающих забор мастерской Ильдара, на Наташку. - Вопросы?

Наташка по тону все-таки поняла, что на какое-то время Кротова лучше оставить в покое, и замолчала. Он был ей крайне признателен за проявленную деликатность. Сейчас его волновал всего один вопрос: стоит ли съездить к школе Крис, осмотреться на местности, или это может подождать до следующего приезда. С одной стороны, глупо соваться в бой без предварительной разведки, с другой же стороны, достаточно высок шанс случайно попасться ей на глаза. А  проверять реальность на прочность Кротов не испытывал ни малейшего желания. Но опять же, школа была единственным местом, где ее можно было со стопроцентной вероятностью достать, не считая, конечно, дома. Не смотря на то, что во время часа Х летние каникулы у школьников будут в самом разгаре, Кристина все равно будет там появляться.  Каждый год она подрабатывала вожатой в школьном лагере. Уж эти-то ее рассказы он помнил. Тогда она хотела стать преподавателем. Следовательно "за" все-таки больше, а значит...

- Пошли до бешеной коробочки! - бодро сказал он, идущей рядом Наташке.

- Чего?

- До автобусной остановки, говорю, пошли. Прокатимся до школы моей жены.

- Как звучит-то... - едко прокомментировала она. - Между прочим, это уголовно наказуемо! Вот тебе сколько лет? А девочка еще школьница.

- А ты не зубоскаль! - в тон ей ответил Александр. - Заодно и поедим. Помню я в том районе одно неплохое кафе.

- Да у тебя на каждом углу выскакивает что-то вроде "а вот здесь...", или "помню, как мы...". - Снова подколола она.

- Доживешь до моих лет - поговорим, малолетка! - добродушно отмахнулся он.

- Я давно спросить хотела, - неожиданно серьезно начала она. - А какая я там, в будущем?

- Извини, тут не могу ничего ответить.

- Но почему?! - резко спросила она. - Ты прям как Эммет Браун[17]: "Никто не должен знать своего будущего! Иначе произойдет разрыв пространственно-временного континуума, и вся вселенная погибнет!" Не доросла еще, или что?!!

Наташка так удачно изобразила сумасшедшего ученого, персонажа одного из любимых Александром фильмов, что тот невольно расхохотался. Наконец, когда он немного успокоился, то смог выдавить из себя следующее:

- Все намного проще, - все еще борясь со смехом, произнес он. - После школы я уехал сюда учиться. Потом долго мотался по свету, так что...

- Проще будь! - недовольно буркнула Наташка, все еще немного дуясь.

- Да я попросту не видел тебя после школы, вот и все. Так что понятия не имею, что ты и как ты. Извини. - Уже совсем отойдя от смеха, закончил он.

Несколько секунд она молча шла рядом, после чего негромко рассмеялась.

- Вот значит как. Я, значит, прогуливаюсь тут с человеком из будущего, а он, гад, значит, даже не догадался там о моем здоровье справиться! Вот и гадай теперь, как там бедная я...

- Действительно забавно. - Согласился Кротов.

- Так он еще и смеется, гад! - выкрикнула она, одновременно пытаясь ударить его в живот. Не дотянулась.

До автобусной остановки они так и не дошли. По дороге общим решением было принято вызвать такси. Во-первых, в городе все равно пробки, ну а во-вторых, заинтригованная Наташка хотела испытать на себе манеру вождения местных таксистов. Им повезло. Водитель оправдал все их ожидания, так что из машины кое-кто выходил слегка покачиваясь. Кротов же наоборот, был в восторге от бешеной гонки по перегруженным улицам, устроенной лихачом-таксистом.

- Зачем ты попросил этого психа подождать? - был первый ее вопрос, когда они отдалились на достаточное расстояние, чтобы водитель не мог их услышать. - Я к нему в машину больше не сяду!

- Сядешь. Иначе мы просто не успеем на автовокзал. - Спокойно ответил Кротов. - Я так понял, местная манера вождения пришлась тебе по душе?

- Еще как! Не видишь, еле живая стою? - попробовала улыбнуться она.

Кротов про себя сделал отметку, что зря он чуть переплатил водителю, попросив его показать все свои способности. На обратном пути надо попросить его вести машину чуть-чуть аккуратнее.

- Останься пока здесь, а я пойду, осмотрюсь. - Вслух произнес он.

- Неа, я с тобой! - тут же подскочила она.

- Ты же только что еле живая была? - ехидно осведомился Кротов.

Та лишь помотала головой, всем своим видом показывая, что она в полном порядке, и полна сил как никогда.

- Ну, тогда в путь, мой верный Санчо Панса[18]!

Школа располагалась во дворах. С одной стороны, за местным стадионом сплошной стеной разрослись гаражи. Вот он идеальный путь отхода... если, конечно, провести тут пару дней, выбирая, запоминая и оттачивая маршрут в этом лабиринте, где даже при дневном свете можно качественно напороться на какую-нибудь торчащую арматуру. Однако, при ближайшем рассмотрении выход оказался только один, и тот легко блокировался. Не пойдет. Надо искать что-то еще.

Через час у набродившегося по местным дворам Александра оформился четкий план действий на случай, если Кристину придется перехватывать у школы.  На этом моменте можно было возвращаться к ждущему их такси, но... Кротову хотелось хотя бы одним глазком взглянуть на свою жену. Конечно, он прекрасно понимал, что это глупо, и самым лучшим решением было бы уйти как можно дальше отсюда, не подвергая риску все, ради чего он здесь. Вот только мы не всегда поступаем так, как велит нам холодный расчет. Именно поэтому, отойдя так, чтобы его не было видно от входа в школу, он ждал конца урока.

- Откуда ты знаешь, что у нее последний урок? - проявила редкую проницательность Наташка, догадавшись, почему они задерживаются.

- Прости? - переспросил он.

- Прощаю! Ну, в смысле, ты ведь жену ждешь, откуда ты знаешь, что она сейчас выйдет на улицу? Может, у нее еще будут занятия, или...

- День солнечный, - перебил Александр. - Наверняка выйдет подышать свежим воздухом между уроками. Она вообще не очень любит замкнутые помещения.

- Понятно, - протянула Наташка. - Тогда, конечно, подождем... Да, кстати, ты так и не сказал как ее зовут, а то мне надоело уже говорить "твоя жена" или еще что-то вроде того. Или это военная тайна?

- Да ты, вроде, раньше как-то и не интересовалась. - Вздохнул Кротов. - Кристина. Для друзей Крис.

- Ясно. Буду знать.

Александр лишь пожал плечами. В этот момент до них донесся далекий отзвук школьного звонка.

Первыми на улице оказались курильщики. Выйдя на воздух, они сразу устремлялись за угол школы, чтобы выкурить заветную сигарету, о которой мечтали последние сорок минут.

"Вот ведь забавно, - некстати мелькнула мысль у Кротова. - Студенты должны быть в два раза здоровее школьников, раз они курят через полтора часа, а эти после каждого урока. Интересно, а министерство образования это учитывает?".

Затем стали появляться и просто любители свежего воздуха. Эти уже не стремились в тень, отбрасываемую школой, так ненадежно укрывшую курильщиков, а наоборот, старались расположиться где-нибудь на солнышке. Наконец, когда Александр уже совсем отчаялся ее увидеть, появилась Кристина.

Знакомые до мельчайших деталей черты лица остались прежними. Карие глаза все так же мягко смотрел на окружающий мир, а широкая улыбка не сходила с  ее лица ни на секунду. Волосы были завиты, и некоторые пряди слегка осветлены. Такой прически в будущем Александр не видел никогда. Ей гораздо больше шел собственный темный цвет волос, да и с завивкой она предпочитала не связываться. Но все равно, это была его Кристина.

- Где она? - нетерпеливо спросила Наташка, заметив, как изменилось выражение лица Александра.

- Вон там, возле входа. - Ответил он, не отводя взгляд от своей жены.

- Хм, это кудрявая которая? - как-то грубовато переспросила она.  - Нууу, как тебе сказать... Симпатичная... Даже очень. Вот только на твоем месте я бы намекнула ей не краситься под блондинку, да и прямые волосы пошли бы ей куда больше. - Ехидно закончила она.

 "Блин! - про себя выругался Кротов. - Вот и расслабился на секунду! Заполучил фашист гранату?"

- Так, быстро развернулась и потопала к машине. - Строго произнес он.

- А ты заставь! - насмешливо произнесла она.

- Не понял. Это что, ревность? Марш к машине. - В голосе Александра зазвенел металл.

На это она ничего не ответила, лишь гордо вскинула голову, и, не забыв презрительно фыркнуть на прощание, отправилась ждать в указанном месте.

 Александр же развернулся обратно и еще несколько минут наблюдал за тем, как Крис болтала со своей подружкой Женей (вот уж кто Кротова действительно недолюбливал, на что он отвечал ей полной взаимностью). Затем, с некоторым усилием отведя взгляд, тоже направился к такси.

Наташка стояла, облокотившись на капот старой "десятки". Выглядела она слегка смущенной.

- Слушай, извини, я что-то заприкалывалась, - были первые ее слова, когда Александр подошел к машине. - Устала, наверное, сегодня. Ходили много.

- Все нормально. Замяли. - Произнес он. - Ну что, нагулялась? Поехали домой?

- Поехали! - с облегчением выдохнула она, почувствовав, что Александр на нее не злится, даже не возмутившись по поводу давешнего таксиста. Видимо, действительно чувствовала себя виноватой.

До автовокзала добрались без приключений, да  водитель в этот раз вел поспокойней. Ну, по крайней мере, лицо Наташки больше не становилось зеленовато - салатного оттенка, как в первую поездку. Хотя она по-прежнему сидела, вцепившись в ручку так, что у нее побелели костяшки пальцев. Похоже, после всего пережитого, она еще долго будет косо смотреть на всех таксистов.

Обратный путь тоже не преподнес никаких сюрпризов (ну и слава Богу, впечатлений за сегодня и так хватило!), так что уже через несколько часов Александр брел по улицам родного города по направлению к дому. Путь был не близким, но хорошее настроение не располагало к сидению в душной коробке трамвая. Хотелось пройтись. Казалось, будто весь мир состоит из тишины и  покоя. Вот тут-то жизнь и сочла нужным внести свои коррективы.


Глава 8.

Немного о борьбе с грызунами.

"Наклонилось вдруг небо ниже, и пошёл стучать дождь по крышам..."-

ну что за страна, все стучат, даже дождь!

Владимир Бирашевич (Falcon)

Александр давно подозревал, что все неприятности случаются тогда, когда ты меньше всего их хочешь видеть. Быть может, ты даже к ним полностью готов и справиться с ними не составит никакого труда. В любой другой момент они бы послужили лишь поводом чуть поразмяться, но вот сейчас... Нет, конечно, ты с ними в конце концов все равно разберешься, но ради этого придется вылезти из теплой кровати, закрыть интересную книжку на самом кульминационном моменте или просто вернуться с небес на землю, отложив какую-нибудь занятную идею на потом, и заняться рутинной работой. Вот в такие секунды, когда ты понимаешь, что все равно встанешь и начнешь решать накопившиеся вопросы, но еще не откинул одеяло, не отложил книгу, и не расстался с мечтами о более светлом и справедливом мире, где с небес на землю не бросают, возникает желание, чтобы неприятности оказались серьезными. Это, в некотором роде, оправдывает тебя перед самим собой. Не ради ерунды покой был прерван, а ради серьезного дела.

Примерно такие мысли вертелись в голове Александра, наблюдающего как "девятка" цвета мокрого асфальта завершает довольно рискованный разворот, видимо кому-то было все равно, заденет он стоящие рядом машины и ограждения или нет. Секунду назад водитель резко дал по тормозам, заставив Кротова поморщиться от визга стираемых колодок, из салона выбрался довольно здоровый детинушка, тут же целеустремленно направившийся к Александру, а машина пошла на классический полицейский разворот, способный украсить иные боевики. Конечно, оптимист мог бы предположить, что водитель машины просто забыл дома что-то очень нужное, а крепыш пройдет мимо,  стремясь как можно быстрее добраться до ларька с сигаретами.  Вот только Кротов был реалистом, предпочитая, как говориться в старом анекдоте, видеть и туннель, и идущий на встречу поезд. Тем более еще через мгновение он узнал идущего на встречу человека. Это был улыбчивый Славик, водитель Юры - Штакета.

Первая мысль, мелькнувшая в голове Александра, была предельно проста: будут убивать. Под легкой ветровкой Славика безошибочно угадывался пистолет. Да и правая рука была напряжена, и согнута в локте, чтобы удобнее было выхватить оружие. Вот только слишком уж он нервничал. Будь его целью простое устранение Кротова, на лице не было бы столько эмоций. Да и взгляд скользил по сторонам, будто высматривая неведомую опасность.

- Привет, Сань. Как сам? - спросил он, подойдя на расстояние вытянутой руки. - Тут такое дело, надо поговорить. Садись в машину.

Как раз в этот миг "девятина" поравнялась с Александром. Тот, недолго думая, сел на заднее сидение. Логика была проста: хотели бы убить - убили бы сразу. В салоне его ждал сюрприз. Рядом с ним сидел Штакет собственной персоной.

- Добрый вечер!... Ого! - Александра вдавило в кресло ускорением. - Движок явно не штатный. Что происходит? "Лансер" побил?

- На меня объявлена охота. - Без приветствий начал тот.

- Кто объявил? - тут же посерьезнел Кротов.

- Наш общий знакомый с повадками крысы. - Зло бросил он сквозь зубы.

- Серьезно, - оценил Александр. - А Раков что по этому поводу говорит?

- Ничего не говорит. Он со вчерашнего дня улетел отдыхать.

- А позвонить? - спросил Кротов, уже понимая бесполезность своего вопросы. Барракуда хотел пять дней провести в тишине и покое и поэтому попросту отключил телефон. Был у него такой бзик - раз в год-другой он позволял себе отрешиться от всего на несколько дней. Его номер был только у одного человека - Эдуарда. Любому желающему связаться с Раковым приходилось доказывать неотложность вызова лично Камолову, а тот уже решал, соединить или нет. На данный момент все нити управления структурой Барракуды находились в его руках. Номера для экстренной связи не было. Просто никто не предполагал, что Александру может что-то срочно понадобиться. 

- В общем, у меня осталось два человека, Славик и ты.

Кротов вопросительно поднял бровь.

- Да, ты тоже с нами. Видимо тебе стоит кое-что рассказать. Видишь ли, я у Вани что-то вроде референта, или даже, вернее сказать, что-то вроде доверенного лица, а не охранник, как многие думают ("Тоже мне, удивил! - подумал Кротов.). Знают об этом не многие. Эдуард в их числе. Он приехал ко мне в офис сразу же после отлета Вани. Задавал вопросы. Разные. Помимо всего прочего, интересовался неким Парнем. Это прозвище, похоже. Ваня при мне тоже несколько раз упоминал некоего Парня. Ни имени, ни возраста, ничего. Раньше я как-то не задумывался, а тут... Короче, сдается мне, что Парень, это намек на возраст, понимаешь? А я знаю не так много людей, которые после того, что сделал ты, оставались целыми и невредимыми. Так что, вывод, как говорится, напрашивается. Все, конечно, вилами на воде писано, но если этот Парень имеет к тебе хоть какое-то отношение, то ты согласишься мне помочь, так как у Эдуарда сейчас две задачи: уничтожить меня и разобраться с Парнем.

- Допустим, проникся, - задумчиво ответил Александр. - Что ты от меня хочешь?

- Так вот если бы я знал, - развел тот руками в ответ. - Смотри сам, ты угрожаешь Ване оружием и остаешься в живых. В лицо заявляешь ему, что его правая рука предатель, и снова выходишь сухим из воды. Ну... хотя бы советом поможешь, ежели чего. Что-то ты такое знаешь. Обвинил же ты тогда эту крысу в измене... Идет?

- Договорились. Вот только твои выводы насчет Парня... Не высказывай их больше нигде, хорошо? А то решит кто-то, что в них есть хоть капля истины - проблем не оберешься! - кто именно не оберется проблем, Александр решил не уточнять. Судя по взгляду Юры, тот все понял правильно.

- Идет. Тем более если ты действительно имеешь с ним что-то общее, то от тебя стоит держаться подальше. А то еще сам Ваня уберет, а оно мне, сам понимаешь, совсем ни к чему. Просто сейчас я борюсь за жизнь, так что хватаюсь за самый призрачный шанс. Давай так решим, тебе просто не хочется, чтобы кто-то узнал о Парне. Хорошо? - как-то слишком серьезно проговорил Юра. Похоже, в иерархии Ракова знать лишнего не полагалось.

- По рукам, - кивнул Кротов. - А теперь, будь добр, объясни мне, с каких таких хороших он вообще за тобой охотится?!

 - Да, наверное, с этого стоило начать. - Согласился он. - Дело было так...

Если вкратце, то Юра сдержал свое слово и отрядил несколько человек на слежку за Эдуардом. Как и предполагал Александр, "Лансер" действительно был очень приметной машиной, так что через некоторое время они где-то засветились. На одном из перекрестков "Мерседес" Камолова свернул в какие-то спальные дворы. "Гончие", естественно, последовали за ним. Там их уже ждали три бойца из личной охраны Эдуарда. В считанные секунды "Эволюшен" превратился в решето. Водитель и специалист по системам дистанционного наблюдения погибли. В них опознали людей Штакета. Через полчаса Эдуард приехал к нему в офис, где произошел разговор, который Юра пересказал Александру, убеждая его сотрудничать. Сразу после ухода Камолова в офис ввалились два бойца со стволами наперевес. Вот только Штакет уже понял, куда ветер дует, и успел спастись бегством, покинув офис через окно.

- Дела. - Александр не стал тратить свои силы на громогласное выражение своих эмоций, хотя создавшееся положение вполне заслуживало пары - тройки крепких выражений. - Что ж. Похоже, мы теперь с тобой в одной связке. Как взять Эдуарда я примерно представляю, но вот как доказать, что он предатель... Тут надо думать. Ты же понимаешь, что если мы просто его устраним, то Барракуда нас самих закопает. Доказательства должны быть не просто железными, а железобетонными.

- Ну, у меня есть кое-какие идеи на этот счет, надо только кое-что проверить. Ребята, пусть земля будет им пухом, успели мне кое-что передать по рации до того как... - тут он споткнулся, помолчал секунду, и неуклюже закончил. -  В общем, мы еще побарахтаемся.

- И что же это? - заинтересовался Александр.

- Сначала все проверю, - уклонился Юра от ответа. - Не хотелось бы внушать ложные надежды. А как ты собираешься его достать? Он сейчас покруче президента охраняется.

- Сам к нам придет, - не стал скрытничать Александр. - Мы ему такую наживку подкинем, что без штанов прибежит. Ну а уж твоя задача выбрать такое место, чтобы охрана нас не побеспокоила. Сделаешь?

- Сделать-то сделаю, - пробормотал Юра. - Вот только что за наживку ты собираешься ему подкинуть?

- Я? - удивился Кротов. - Нет, это сделаешь ты. Пообещаешь, что сольешь ему Парня.

- Ага! Щаз! Так он и побежал. Я же сказал, он только хочет выяснить о нем побольше, ну а там уж решать, что и как. Нет. На это наш Эдик не клюнет.

Александр дал собеседнику полностью высказаться, после чего возразил:

- Да, именно так, побежит! - весело сказал он. - Именно без штанов, сверкая ягодицами. Поверь на слово. Ты ему такую информацию скинешь, что Парень для него станет задачей номер один. Он ведь жадный, Эдик ваш?

- Не наш! - с гневом обрубил Штакет. - Еще какой.

- Если он почует запах очень больших бабок, то может забыть про осторожность? - спросил Кротов.

- Ну... вообще-то он не раз так уже попадал, - задумчиво ответил Юра. - Вот только запашок должен быть очень уж явным.

Александр мысленно усмехнулся. Согласно "Архиву" Эдуард действительно несколько раз здорово прокалывался из-за своего взрывного характера. Создавалось впечатление, что, если выразиться помягче, у него не всегда хватало терпения все тщательно обдумать, если он чувствовал запах легкой наживы. Обычно сдерживающим фактором был более спокойный и уравновешенный Барракуда, почему он, собственно, и был главным.  Однако сейчас он далеко, да и не пойдет Эдуард к нему за советом, так что... есть шансы. Есть.

- Будет. - Пообещал Кротов.

Александр еще раз мысленно прошелся по только что накиданному плану и остался им полностью доволен. Во-первых, давно пора было устранить Эдуарда, что само по себе немаловажно. Во-вторых, не в меру догадливый Юра убедится, что ставки настолько высоки, что за Парня тот же Раков просто раскатает любого по асфальту. Это заставит его держать язык за зубами. Он и так болтать не должен, раз дослужился до своего, так скажем, поста, но лучше перестраховаться.

***

На следующий день, несмотря на все события предыдущего, Александр все-таки решил пойти на уроки. Дело было даже не в том, что у него и так было много пропусков, из-за чего неизбежно страдали отношения с матерью и учителями. Кое-как примирял ситуацию тот факт, что оценки у Кротова были неплохие (даже по русскому языку!). Просто ему была противна сама мысль сидеть полдня дома, и, звеня нервами, ждать пока Юра проверит информацию, переданную погибшей группой наблюдения. Гораздо проще было находиться в школе, в полуха слушать молодую (и симпатичную) учительницу по английскому языку, перешучиваясь с Серегой, сидящим за его спиной. Наконец, совсем обнаглев, он полностью развернулся к Черному, и, уже почти не скрываясь, продолжил разговор.

- Наташка рассказала, что вы в Пермь ездили? - спросил тот.

- Да, - согласился Александр. - Неплохо отдохнули, кстати.

Скрывать поездку он даже не собирался, так что Наташка получила отличную возможность похвастаться перед подругами проведенными выходными.

- А про каких фанатов она девчонкам все уши прожужжала?

- Знакомые мои. Классные ребята. На Наташку произвели неизгладимое впечатление. - Ухмыльнулся Кротов.

- Понятно. А Таксист кто такой? - неожиданно спросил Серега.

- Не поня... А! - вспомнил Александр. - Прикололся я над ней чуток. Похоже, ей понравилось.

- Еще как! - расхохотался Черный. - Слышал бы ты, в каких выражениях она про него рассказывает!

- Да, мне таки пора писать книгу "Как довести до белого каления самую отъявленную стерву"... - начал он, подмигивая повернувшейся к нему Наташке.

- Саша! - прозвучал у него над ухом раздраженный голос Эллы Андреевны. - Может, поделишься со всеми своими литературными планами?

Лицо Черного моментально приняло непонимающе - извиняющееся выражение. Наташка уткнулась носом в его плечо и тихо хихикала. Кротов же, повернувшись к учительнице, с достоинством ответил:

- Если настаиваете, Элла Андреевна. Я думаю, трудом всей моей жизни станет книга под названием "Александр Кротов - Пуп Земли, или почему данное утверждение не является плодом гипертрофированного самомнения последнего, а всего лишь фундаментальным фактом, таким же, как земля, вода, огонь, воздух и гравитация". Коротковато, конечно, но над формулировкой я еще поработаю.

Когда он закончил, то обнаружил, что в классе наступила почти полная тишина. Черный удивленно таращился на Александра. Наташка качала головой, с таким видом, будто Кротов расхаживал в буденовке по Берлину времен Великой Отечественной. Остальные тоже не отставали, так или иначе выражая свое удивление. Элла Андреевна просто стояла с крайне удивленным видом, что-то прикидывая в уме. Глядя на все это, Александр стал понимать, что где-то что-то сделал не так. Он быстро прокрутил в памяти последние события, но не нашел в своих действиях состава преступления. Только через полминуты до него дошло, что вопрос о литературных планах учительница задала на английском языке, желая продемонстрировать, что кое-кому этот самый язык не плохо бы и выучить. Кротов же, увлекшись разговором с Серегой, на автомате ответил ей на том же наречии. До этого он старался своих лингвистических талантов не демонстрировать, не считая распевания пахабных песенок.

- Эээээ, то есть я хотел сказать, что ни слова не понял. Может, перейдем на русский? - спросил несколько растерявшийся Кротов на родном языке, безуспешно стараясь делать вид, что ничего особенного не произошло.

Ситуация мгновенно разрядилась взрывом общего хохота. Только Наташка, скорчив зверскую гримасу, грозила ему кулаком. Ее можно было понять. Расхлебывать ситуацию, объясняя одноклассникам, что это было, придется ей.

- Может, еще и на немецком заговоришь, полиглот недоделанный? - зло спросила она когда все вернулись к своим делам, а учительница попыталась продолжить урок.

- Может, и заговорю, языка берез и осин ценительница ты наша! - тут же бодро ответил он на языке Шиллера и Гёте.

Хорошо, что английский был последним уроком, а не то Александру пришлось бы целый день выслушивать упреки в свой адрес. На выходе Наташка попыталась устроить разнос, но его спас случай. Как только они вышли на улицу, Кротов сразу заметил серую "девятку", скромненько припарковавшуюся через дорогу от школы.

- Молчать! - умудрился рявкнуть он, не меняя выражение лица, на собиравшуюся разразится гневной речью Наташку. - Опасность. Идешь прямо, меня не знаешь. Даже не смотреть в мою сторону!

Он очень надеялся, что у нее хватит ума послушаться. Пусть они со Штакетом и временные союзники, но Кротову совсем не хотелось давать Юре понять, что у него вообще есть какие-либо привязанности. Захват заложников, как средство убеждения оппонента, был придуман не вчера, а цели у двух столь непохожих людей могут и разойтись.

Судя по удаляющемуся цоканью каблуков, она послушно отходила в сторону. Ну и хорошо. Александр успел сделать еще пройти еще несколько метров, прежде чем сзади к нему подошел Славик, и, легонько ткнув кулаком в спину, произнес:

- Машину видишь?

- Вижу. А я что, уже под конвоем? - спросил Кротов, мельком убедившись, что Наташка все так же удаляется от места действия. Правда, один обеспокоенный взгляд, брошенный в их сторону, он все-таки перехватил.

- Да не. Шучу я так! - жизнерадостно сообщил Славик, и, обогнав Александра, двинулся вперед.

- Дошутишься как-нибудь. - Проворчал ему в спину Кротов.

В машине, как и ожидалось, они ехали втроем. Славик, как обычно, за рулем, а они с Юрой на заднем сидении. Первым заговорил Штакет:

- Сегодня обыскивали "Лансер". Жуткое зрелище. Эта крыса не удосужилась осмотреть машину, так что записи "гончих" у нас.

- Что за записи? - спросил Александр.

- Несколько звуковых файлов на деке спеца по прослушке. Одна из них крайне занимательна. - Ответил тот, не сводя взгляда с Кротова.

- Ты давай не тяни. - Возмутился он. - Рассказывай толком. Где, что и как.

- Короче, за десть минут до... инцидента, группа успела передать мне сообщение. Они подслушали разговор Бекетова с нашим скользким Эдиком. В расплывчатых фразах наш крысеныш предлагал ему часть территорий и активов Вани. Вот так вот.

- А что он хочет взамен?- поинтересовался Александр.

- Контроль над остальной структурой. - Равнодушно ответил Юра. - Естественно, под протекторатом Бекетова.

В салоне повисла тишина. Кротов оценивал новую информацию и корректировал начальный план с учетом новых факторов. Тем временем машина выехала из города. По обеим сторонам дороги виднелись только дачи и огородные массивы. Проехав еще несколько километров, Славик свернул на проселочную дорогу. Через три минуты они остановились возле недостроенного дома. Собственно, стояли только стены. И, судя по всему, очень давно. Вокруг, насколько хватало взгляда, не было ни души.

Все втроем они вылезли из машины. Славик достал из багажника несколько пустых бутылок и направился в поле. Кротов со Штакетом пошли в сторону дома. Первым заговорил Александр:

- Достаточно ли этой записи для того, чтобы убедить Барракуду? - спросил он.

- Нет.

- Но?

- Что но? - переспросил Юра.

- Твой тон предполагает, что есть какое-то "но". Я слушаю. - Сказал он, наблюдая, как метрах в двадцати пяти от них Славик устанавливает бутылки на земле.

- В этом разговоре они договорились о встрече на сегодня. Примерно сейчас они должны были уже начать.

- Надеюсь, твои люди справятся. - Правильно понял его Александр.

Тем временем Славик вернулся к машине и, достав из багажника армейский вещмешок, направился к ним.

- Держи. - Протянул он мешок Кротову.

Аккуратно засунув руку внутрь, Кротов достал тяжелый двадцатизарядный АПС[19]. Александр улыбнулся ему как старому знакомому. Несмотря на то, что в конце пятидесятых производство этих машинок было прекращено, а начиная с восьмидесятых, от него стала отказываться и армия из-за его внушительного веса и весьма громоздких габаритов, пистолет Стечкина представлял собой отличный образец стрелкового оружия. В этом времени его еще активно использовали некоторые подразделения МВД (ОМН, например). На Украине он все еще состоял на вооружении некоторых специальных частей. Александру АПС выдавали в учебке, а намного позже он приобрел такой же для своей частной коллекции.

- Знакомо? - спросил Юра, глядя на реакцию Кротова.

- Встречался. - Лаконично ответил тот, взвешивая на руке килограммовую дуру. Обойма все еще находилась в мешке.

- Бутылки видишь? - спросил Штакет. - Объяснить, что делать?

Тот предпочел не отвечать. До цели двадцать семь с половиной метров, оружие ухоженное, так что... Три выстрела прогремели с интервалом в секунду. Бутылки остались стоять на месте.

Штакет разочаровано взглянул на Александра:

- Ничего, потренируешься еще перед акцией.

Славик же наоборот, хлопнув его по плечу, весело произнес:

- Неплохо! Тем более из незнакомого оружия.

Юра непонимающе уставился на них. Кротов лишь сделал приглашающий жест в сторону импровизированных мишеней. Подойдя ближе, Штакет расхохотался. У каждой было аккуратно отстрелено горлышко.

- Что ж. Стрелять ты умеешь. Я бы так не смог. Хотелось бы снабдить тебя чем-нибудь покомпактнее, но с оружием у нас сейчас проблема, так что придется довольствоваться этой машинкой. Теперь давай поговорим о том, как будем брать Эдика. Так говоришь, у тебя есть план?

 - Ну, слушай...

На то, чтобы объяснить весь план Штакету ушло пятнадцать минут. Теперь он задумчиво курил. То, что он услышал от Кротова, означало либо очень высокую степень доверия, либо пулю в спину.

- Рискуешь. - Бросил он в сторону Александра.

Тот лишь пожал плечами:

- Не в первый раз. Теперь ты понимаешь, почему должен похоронить само воспоминание о Парне?

- Да. - Медленно кивнул тот. - Теперь многое становится ясно. Ты только Ване не говори, что рассказал мне об этом, иначе он, чего доброго, меня на всякий случай просто пристрелит, чтобы не проболтался.

Александр удовлетворенно кивнул. Теперь Штакет прекрасно понимал, насколько высоки ставки и будет молчать. Конечно, через некоторое время ему может прийти в голову попробовать продать эту информацию кому-нибудь заинтересованному лицу. Однако этот вариант был маловероятен. Ему было гораздо проще остаться с Раковым, который в скором времени должен был подмять под себя город. После устранения Эдуарда он наверняка станет его правой рукой. На этот раз официально.

- Ну что, - весело спросил Александр, картинно взмахнув пистолетом. - Сделаем гада?

Юра, все еще пребывающий в оцепенении от полученной информации, только кивнул.

***

Уже через час Александр подходил к дому, наслаждаясь мелким моросящим дождиком. У подъезда на скамейке сидела Наташка. Судя по тому, что она уже успела изрядно вымокнуть, сидела давно.

- Жив? Все в порядке?! - на Кротова тут же просыпался шквал вопросов.

После долгих заверений, что с ним ничего не случилось, она спросила:

- Это что за громила был?!

- Славик. - Лаконично ответил он.

- Какой еще, ..., Славик?! - взорвалась она. -Тебя уводят какие-то типы... Да я чуть пол города, с ментами вкупе не подняла! Предупредить не мог, что все с тобой в порядке?!

Александру стало стыдно. Он хотел хоть как-то объясниться, но...

- Дурак! - выкрикнула она и, развернувшись, пошла прочь.

Когда Кротов на следующий день позвонил Наташке, та все еще немного злилась, но, по крайней мере, извинения выслушала и обещала перестать дуться. В течение ближайших лет десяти. Как бы то ни было, думать об этом времени уже не было. Пора было собираться на встречу с Юрой.

У подъезда его ждала неизменная "девятина" (адрес им, кстати, никто не сообщал). Вот только Штакета внутри не было.

- Босс будет ждать на месте. - Сообщил Славик, вдавливая педаль газа в пол.

До места в этот раз они доехали очень быстро. Через сорок минут Кротов уже стоял перед знакомым остовом недостроенного дома. Внутри на этот раз появился раскладной столик, на котором находились ноутбук, пара бутылок из-под пива, спутниковый телефон и полная пепельница. Сам Юра расхаживал вокруг и, судя по всему, мерил шагами расстояние от стены до стены.

После обмена приветствиями Штакет указал на ноутбук:

- Прослушай открытую запись. Примерно минуты с десятой.

Заинтригованный Александр подошел к компьютеру и, найдя нужный момент, включил динамики погромче.

- ... ало быть, ты все-таки хочешь избавиться от Барракуды, да? А ты пр... - донесся необычайно четкий голос, принадлежащий, судя по всему, принадлежащий Бекетову.

Если кратко изложить итог, который подвел Александр после прослушивания всей записи, то его можно охарактеризовать двумя словами: Эдуарду звездец. Он наговорил столько, что на три расстрела ему точно хватит. Осталось только привести вынесенный приговор в исполнение.

- Вот так как-то. - Пробормотал Юра. - Приступаем к рыбалке?

- Ну, давай, - согласился Кротов. - Закидывай наживку!

Чуть поколебавшись, Штакет взял в руки спутниковый телефон. Набрав номер, он произнес:

- Алло, Эдуард, ты?

По возникшей паузе Кротов определил, что Камолов не сразу узнал звонившего.

- Да Юран это. Не помнишь, к кому три дня назад бойцов посылал, что ли? - тут же подтвердил  догадку тот.

Снова возникла пауза. Глядя на сморщившееся лицо Штакета, можно было смело утверждать, что его узнали, и сейчас Эдуард грозил ему всеми существующими карами. Сдержаться было нелегко. Юру так и подмывала выплюнуть в трубку пару ласковых, но он пересилил себя.

- Тебе не интересно узнать, зачем я звоню? - уточнил он.

Этот вопрос, похоже, пока в голову Эдуарду не приходил, и сейчас на том конце трубки повисла тишина.

- Ага! Я рад. - Видимо, ответ был утвердительным. - Я хочу купить свою жизнь.

Еще несколько секунд стояла тишина. Юра напряженно слушал ответ, после чего заговорил:

- Я-то как раз могу предложить неплохую цену - голову Парня. Вместе с туловищем, конечно.

На том конце провода, очевидно, заинтересовались столь странной "комплектацией", так как тот сразу продолжил:

- Да потому, что Парень имеет ценность только в живом виде.

Александр молча наблюдал за ним, стараясь угадать, что сейчас говорит ему Камолов.  Судя по выражению лица иных присутствующих, ничего хорошего.

- Вот как? - протянул Штакет в трубку. - Эдик, ты баран! А ты никогда не задумывался, откуда у Вани появилась такая мощная финансовая поддержка? Неужели не заметил, что как только мы впервые услышали о Парне, бабки потекли к нему рекой, а? Не сопоставил два события? А откуда тогда у него такие бабки?

Опять наступила тишина. Юра напряженно вслушивался в трубку. Наконец, лицо его разгладилось, и он с облегчением проговорил:

- Ну, вот видишь? Ладно, лучше поздно, чем никогда. Теперь слушай факты. Первый: Парень появился одновременно с бабками, вернее он и есть источник бабок. Второй: сейчас он у меня. Третий: имея такие бабки... - тут он выдержал грамотную паузу. - Можно и не делиться с Брикетом.

Теперь на лице Штакета играла удовлетворенная улыбка. Что бы ни происходило на том конце провода, реакция собеседника ему нравилась. 

- Что значит, откуда знаю, - уже весело ответил он. - А разведка на хрена придумана? Теперь понимаешь, насколько я нужный кадр? Но на самом деле все намного проще: мне не нужно высокое место в твоей структуре. Все чего я хочу, так это жить спокойно, чтобы меня никто не трогал. Вот и  все.

На этот раз пауза длилась минуты три. Наконец Камолов на что-то решился.

- Условия... - протянул Юра. - Я передаю тебе Парня, а ты оставляешь меня в покое. Не так уж много я прошу, согласен?

Глядя на довольное выражение лица Штакета, можно было с уверенностью сказать, что ответ был утвердительным.

- Тогда я позвоню тебе вечером, и мы договоримся, где ты получишь Парня. До связи. - Произнес он и дал отбой.

- Ну? - тут же спросил Александр.

- Не слышал, что ли? Он согласен. Условия встречи обсудим вечером, -  просто ответил он.   

- Не растреплет своим помощникам и так далее? - на всякий случай спросил Александр, хотя значения это уже не имело.

- Шутишь? Да этот за копейку удавится, а уж делиться с кем-то деньгами... Он себе скорее пулю в лоб пустит.

Некоторое время Юра курил, а Кротов наслаждался привезенной Славиком пиццей. Через пару минут к нему присоединился и Штакет. Судя по тому, как он налетел на визитную карточку итальянцев, впервые за несколько дней у него прорезался аппетит.

В этот момент Эдуард Камолов размышлял. Еще полчаса назад у него было нервозное настроение. Причина была в Штакете, этом долбанном Ванькином мальчике на побегушках. Непонятно, как он ушел от Вовы с Рамилем, но факт остается фактом. И вот, наконец, он выходит на связь. Сам. Предлагает сделку. Парня в обмен на жизнь. Да пошел он! Парня забрать надо, а потом... Пусть только появится!

 Второй звонок Штакета застал Эдуарда по пути к машине.

- Ну что, родной, - весело прозвучал его голос из трубки. - Давай через тридцать минут на двадцать восьмом километре Северного шоссе.

За такое "панибратство", Эдуард снес бы голову любому, но, вспомнив, что его собеседник и так уже почти труп, он решил не заводится.

- Хорошо. Я буду. До свя... - закончить ему не дали.

- Подожди! - перебил Штакет. - Что ты торопишься, как на первой бабе? Если увижу больше одной машины - сваливаю. Надеюсь, это понятно? Кстати, если сделка сорвется, то сразу по возвращении Ваню будет ждать запись твоего последнего разговора с Бекетовым. Так что давай без глупостей.

Эдуард остановился, слушая короткие гудки. ...! В голове крутились, сменяя друг друга, множество вопросов. Откуда он может знать о разговоре с Бекетовым? Опять разведка донесла? Теперь вариантов нет, решил он, Штакета надо мочить, ну а Парня прихватить с собой. Действительно, очень уж странное совпадение, что он появился около Ракова одновременно с бабками. Ну, ничего! Из него все можно будет выжать с помощью профессионалов соответствующего профиля, кем бы он там ни был!

Через двадцать пять минут Эдуард сидел на заднем сиденье своего "Мерседеса", мчавшегося по Северному шоссе. Он был здорово раздражен. Все этот козел учел, подобраться к ним незаметно невозможно. Еще одна проблема заключалась в том, что в этом районе от шоссе отходило множество ответвлений в сторону придорожных деревень. Ну а там, в лабиринте проселочных дорог, их и рота не найдет. Значит, мочить надо сразу.

Эдуард на секунду отвлекся от своих мыслей и посмотрел в сторону сидящих впереди Вовы и Рамиля. Хорошие боевики. Да и зуб на Штакета имеют. За тот провал им здорово досталось. Сделают все как надо. Эта мысль его слегка успокоила.

Примерно через три минуты впереди вспыхнули автомобильные фары. Оказалось, что до них осталось всего-то метров пятьдесят.

- Тормози. - Сказал Эдуард водителю. - Как только Парень окажется в машине, убейте остальных. Пошли!

Выбравшись из салона, они не спеша направились в сторону стоящей у обочины машины. Навстречу им, так же не торопясь, двинулись три силуэта. Разглядеть их было невозможно из-за слепящего света фар Когда до них оставалось метров двадцать, Эдуард разглядел, что Парень, совсем еще молодой мальчишка, шел впереди. Его руки были сведены за спиной. Справа, отстав от него на шаг, шел Штакет. Слева их прикрывал один из его людей. Покопавшись в памяти, Эдуард даже вспомнил, что его вроде бы зовут Славик. Или как-то так. Абсолютно случайно Камолов пересекся взглядом с Парнем, почему-то в эту секунду он ощутил неясный укол страха. Впрочем, тут же вспомнив, что у Рамиля под плащом припрятан ментовский АКСУ[20] со сложенным прикладом, да и у Вована ствол наготове, Эдуард снова успокоился.

Между ними оставалось метров десять, когда Парень споткнулся о собственную ногу и, чертыхнувшись, начал падать. Все взгляды на секунду сошлись на нем. Именно в этот момент Штакет со своим Савиком синхронно выхватили пистолеты. Еще через миг зазвучали выстрелы. Однако Эдуард как завороженный наблюдал за Парнем. Вместо того, чтобы растянуться на асфальте, он ушел в кувырок. Выпрямился мальчишка уже со здоровенным стволом в руке. На этом моменте к Камолову вернулась способность двигаться и он тут же потянулся к кобуре, краем сознания уже понимая, что противник все равно успеет раньше. Неожиданно в этот клубок мыслей жестко вмешалась какая-то неведомая сила, швырнув Эдуарда на асфальт.

Последнее, что он увидел сквозь пелену шока, сползающую на глаза, были три тени, приближающиеся к нему в свете фар стоящего за их спиной автомобиля.

- Не грохнул? - резко спросил грубый мужской голос.

- Неа, - чуть развязно ответил второй, более мягкий голос. - Бил в руку.

- Ну ладно тогда...

На этом моменте сознание оставило Эдуарда.

***

После ночной операции они снова вернулись в полуразрушенный дом, где вот уже полчаса Александр наблюдал, как Юра допрашивает Камолова. Нельзя сказать, что он совсем ничего не добился. Эдуард уже не играл в молчанку как раньше. Вот только рот он открывал с единственной целью - высказать Штакету пару ласковых. Кротов пока не вмешивался. Ну, отведет его напарник душу, пару раз въедет кое-кому по зубам. Ничего страшного ведь не случится.

- Ты, ..., подо всем подпишешься, понял?! - орал Штакет. 

По мнению Александра, ни в криках, ни в паре затрещин, отвешенных Эдуарду, смысла не было. Но вот накипело у человека. Юре было необходимо выплеснуть эмоции, прежде чем начнется настоящий разговор.

Наконец, утомившись, Штакет вышел на улицу покурить. Кротов кивнул Славику, чтобы тот не спускал взгляд с Камолова и вышел следом.

- Молчит. - Сквозь зубы бросил Юра.

- Вижу, - спокойно ответил Александр. - Ты успокоился?

- Что?.. А... Да. - Уже относительно нормальным голосом ответил Штакет. - Что делать будем? Сам понимаешь, времени у нас совсем немного.

- Есть идейка, - протянул Кротов нарочито скучным голосом. - Только ты реши, справился ты со своими психами или нет. Если еще не до конца, то иди ему еще пару плюх отвесь. Во время разговора я хочу видеть тебя собранным и бесстрастным. Сможешь?

Штакет, резко развернувшись, схватил его одной рукой за воротник. Александр молча смотрел ему в глаза.

- Ты что, машина что ли?! - орал Штакет. - Нас сегодня могли в асфальт закатать! Этот ... мог, понимаешь?!!

- Понимаю. - Так же спокойно ответил Александр, не делая попыток освободиться. - Так ты готов работать или будешь дальше... успокаиваться?

Юра молчал, глядя на него как на сумасшедшего. Наконец, в его взгляде стало порезаться что-то вроде понимания. Он разжал пальцы и уже тише произнес:

- Извини, мне не часто приходится работать в поле.

Александр только кивнул:

- Понимаю, ты немного нервничаешь. Однако сейчас нам необходимо разговорить Камолова. Ты готов?

Тот еще секунду посмотрел на Александра, после чего слегка кивнул.

- Тогда пошли. Сейчас диалог буду вести я.

Вернувшись в комнату, Александр окинул привязанного к стулу Эдуарда долгим изучающим взглядом. Тот выглядел совсем неплохо, учитывая дырку в руке и разбитое лицо. Секунду полюбовавшись работой Юры, он подошел к нему и самым дружелюбным тоном спросил:

- Воды не желаете?

Тот удивленно уставился на Кротова. Несколько секунд Камолов изучал его немигающим взглядом, после чего разразился длинной тирадой, требуя развязать руки, отпустить его и пойти вместе со Штакетом в выбранном им направлении.

- Что ж... Я не гордый. - Ответил он. - А воды я вам все-таки дам. Разговор у нас будет крайне серьезный.

С этими словами Александр прошел в другой конец комнаты и налил в бумажный стаканчик минералки. Вернувшись, он поднес питье ко рту Камолова. В этот раз тот капризничать не стал, а выпил все до дна.

- Так-то лучше. - Заключил Кротов. - Теперь скажите, вы ничего не хотите мне рассказать?

- Слышь, мальчишка, да тебе ... - Эдуард опять разразился красочной тирадой.

- Я могу подождать, - заверил Александр. - У меня времени навалом. А вот вам скоро снова захочется пить. Возможно, есть. А может быть, даже и в туалет. Да и медицинская помощь вам не помешает. Ну, а если на вас это не подействует и вы не станете чуть более сговорчивым, то... Я придумаю что-нибудь еще. И уж поверьте мне, фантазии у меня куда больше, чем у Юры.

Похоже, спокойный тон сделал свое дело. В глазах Эдуарда появилась тревога. Он не понимал происходящего. Какой-то мальчишка смеет с ним так обращаться. Тем не менее, почему-то стало гораздо страшнее, чем при "разговоре" с упомянутым Юрой. У этого парнишки в глазах была ледяная пустота. Никаких эмоций. Вообще. Такой не станет орать или бить по лицу, но, в случае необходимости, спокойно, без лишних эмоций, намотает кишки на люстру.

- Слышь, малолетка, я еще не одного толкового вопроса не слыхал. Че тебе надо? - выплюнул Камолов.

- Вот это уже разговор, - улыбнулся Александр. - Я хочу знать, как связаться с Ваней Раковым.

Эдуард лишь расхохотался.

- Да пиши, - облегченно произнес он. - Тебя ж потом и зароют.

Александр спокойно достал ручку и старый потертый блокнот из рюкзака.

- Говори.

Записав продиктованный Эдуардом номер, он заметно повеселел.

- Ну, - произнес он. - Теперь я тебя ненадолго оставлю.

Лицо Эдуарда непроизвольно дернулось.

- С этим что ли?! - кивнул он на сидевшего в уголке Юру.

- Да, - спокойно ответил Александр. - Но ты не волнуйся. Он будет вести себя хорошо. У тебя на сегодня другая программа.

Вот это заставило его поволноваться по-настоящему.

- Ты что делать собираешься? - спросил он, стараясь, чтобы его голос не отображал и тени эмоций. Получилось не очень.

- Ничего. Сейчас ты просмотришь несколько видеозаписей. Поразмыслишь над ними, а Юра отправится со мной, раз он мешает тебе думать. Вот только учти: вон тот парень, - короткий кивок в сторону Славика. - С удовольствием сломает тебе шею, если ты дашь ему хоть малейший повод. У него в расстрелянной твоими людьми машине друг погиб. Так что будь умницей, прослушай записи и хорошенько подумай над ними. Возможно, когда я вернусь, у нас с тобой будет интересная тема для разговора. Понял?

Александр самолично сходил до машины и принес сумку с ноутбуком. Проигнорировав стол, он поставил компьютер на картонный ящик так, чтобы Эдуард без труда мог разглядеть происходящее на мониторе. После чего включил первую запись.

- Наша телекомпания желает вам приятного просмотра. - Улыбнулся он удивленному пленнику.

Оказавшись на улице, Юра первым делом потянулся за сигаретами. После нескольких затяжек он отрешенно произнес:

- Ловко. Чувствуется опыт.

Александр лишь пожал плечами.

- Что ты ему включил? - поинтересовался Штакет.

- Все, что у нас есть. Видео со встречи с Бекетовым. Записи телефонных разговоров. Ну и так, по мелочи. - Ответил он.

- Интересная мысль, - с сомнением произнес Юра. - Ты думаешь, что он нюни распустит и во всем сознается?! Да как бы ни так...

- Подожди. - Спокойно прервал Котов словоизлияние Штакета. - Ты действительно полагаешь выбить из него признание?

- Ну а как еще?!..

- А зачем? - так же спокойно спросил он. - Насколько я помню, наша цель убедить Барракуду в его предательстве, а вовсе не заставить его во всем сознаться, верно?

Несколько секунд длилась тишина.

- Да как ты можешь быть таким спокойным, - наконец, не выдержав, взорвался Штакет. - Ты что, не понимаешь, что на кону стоят наши жизни?!

Александр невесело усмехнулся:

- Мне тоже страшно, а такое, как ты выразился, "спокойствие", всего лишь индивидуальная реакция на стресс.

- Как и любовь к заумным фразам! - подколол Юра.

Теперь Кротов усмехнулся чуть веселее:

- Именно так! А теперь перестань трястись и дай мне свой телефон.

- Держи, - удивленно ответил Штакет, протягивая потертую трубку. - А твой где?

- Деньги кончились. Положить забыл. - Чуть смущенно ответил он, набирая только что полученный номер.

Барракуда не зря возглавлял одну из самых крупных криминальных структур города. Несмотря на все свое недовольство, вызванное неожиданным звонком, услышав голос Александра, он моментально понял, что дело серьезное.

- Ну, здравствуй, - немного угрюмо поздоровался он. - Надеюсь, ты не хочешь сказать, что ты Юрку моего грохнул и теперь звонишь с его телефона?

Кротов против воли хохотнул:

- Да нет, с ним все в порядке. Рядом стоит.

- Ну, а что тогда?

- Да даже не знаю, как начать... - почему-то именно в этот миг Александра пробило на смех, видимо нашло выход напряжение, скопившееся за ночь. - В общем, мы тут вместе с Юркой Камолова пытаем.

Кротову все-таки не удалось совладать с голосом, безудержный хохот рвался наружу.

- Ты там чего, обкурился что ли? - подозрительно спросил Раков.

- Ни в коей мере, - серьезно ответил почти успокоившийся Кротов. - У тебя рядом есть компьютер?

- Ну да, есть тут какой-то...

- Я тебе выслал кое-что на почту. Ты посмотри. Потом перезвонишь.

- ...! - высказал свое мнение о происходящем Барракуда и дал отбой.

- Что ты ему выслал? - спросил отправивший в полет очередной окурок Юра.

- Все то же самое, что сейчас смотрит Эдуард, плюс логично изложенные наши с тобой соображения.

- И?..- поинтересовался Штакет.

Александр лишь пожал плечами. Сейчас оставалось только ждать.

Звонок раздался минут через тридцать.

- Он еще жив? - устало спросил Барракуда.

- Да, конечно. - Ответил уже полностью пришедший в себя Кротов. - Сейчас дам трубку.

Развернувшись, он прошел в комнату, где Эдуард досматривал очередной файл.

- Это Раков. - Вкрадчиво произнес Александр, поднося трубку к его уху. - И он только что просмотрел все это.

- Ваня,  это не то, что думаешь, - истерично закричал Камолов в трубку. - Он меня заставил!

На секунду повисла тишина, после Эдуард продолжил упавшим голосом:

- Они сказали, что убьют меня, если я не помогу им. Да... Документы... Ментам и...

Похоже, все-таки сказалась сильная потеря крови. Иначе бы он еще долго сопротивлялся. А может быть, все просто произошло слишком быстро: вплывший невесть откуда убойный компромат, звонок Ракова, осведомленность противников. Возможно, он просто не успел оценить ситуацию. Как бы там ни было, сейчас Камолов кололся как сухое дерево, объясняя своему уже бывшему другу, почему именно он его продал. Александр не слушал, ему было все равно. Он все еще держал трубку около уха Эдуарда, но в суть не вникал. Гораздо интереснее было наблюдать за восходом солнца.

Через два часа Кротов ехал в ставшей уже привычной "девятке", но в этот раз за рулем он сидел сам. Восстановленный во всех правах Штакет вызвал людей Ракова, а Славик, как верный телохранитель, остался с ним. Попасться гаишникам Александр не боялся. Не так-то и много их по раннему времени, ну а если все-таки остановят, то в подавляющем большинстве случаев хватит одного звонка того же Юры. Нарушение секретности, конечно, но он слишком устал, чтобы ждать, пока за ним приедет вызванная из города машина.

Сейчас он просто наслаждался прекрасным утром, ровным гулом двигателя и ветром, врывающимся в приоткрытое окно. 

" Кажется, если потороплюсь, - мысленно прикинул Кротов, нажимая на педаль газа. - То еще вполне успею заехать в пекарню за горячим хлебом".

Повинуясь желанию водителя, "девятка" начала стремительно набирать скорость. Казалось, даже она рада включиться в погоню за свежим хлебом.


Глава 9

В путь

"...Спрячь за решеткой  ты вольную волю

Выкраду вместе с решеткой....

 

Выглянул месяц и снова

Спрятался за облаками

На пять замков запирай вороного

Выкраду вместе с замками

 

Знал я и бога и черта

Был я и чертом и богом

Спрячь за высоким забором девчонку

Выкраду вместе с забором"

Роберт Рождественский "Спрячь за решеткой ты вольную волю..."

 

Ремонт этого междугороднего шоссе закончили только в этом году. Вот уже несколько месяцев местные чиновники клялись и божились, что теперь оно соответствует всем мыслимым и немыслимым европейским, штатовским, еврейским и даже уругвайским стандартам. Неизвестно, насколько это заявление соответствовало истине, но на взгляд Кротова, второй час обкатывающего полученную от Ракова "Субару", получилось неплохо. Не Европа, конечно, но... Сто восемьдесят километров приличной дороги, советский рок и два с половиной литра под капотом. Александру, всегда умевшему ценить мгновения покоя, казалось, что большего для счастья в данный момент и не надо.

Наконец-то все было готово, и через три дня он собирался отправиться в Пермь. Кротов перевел взгляд на часы. 11:11 утра 28 августа. По его лицу пробежала легкая усмешка. Когда-то в детстве он считал, что увидеть одинаковые цифры на часах к удаче. Пусть так, сейчас даже такая поддержка не помешает.

Нельзя сказать, что Александр особо волновался перед часом "Х". Скорее, ему хотелось приблизить момент, когда можно будет начать действовать. Девять месяцев ожидания - с ума сойти можно! Что, кстати говоря, совсем не пустые сова. Похоже, что тело все-таки начало отвергать сознание. Уже начались первые приступы, когда тело переставало слушаться на несколько мгновений. Это случалось уже несколько раз, но, тем не менее, Кротов не стал волноваться по этому поводу, как и делиться своими проблемами с Наташкой или с кем бы то ни было еще. Он даже не думал об этом. Зачем? Похоже, что он уже просто привык к мысли, что это рано или поздно случится. Так что когда случился первый "приступ", он даже не удивился, а просто как-то механически отметил - "началось", и забыл об этом. Стоит ли тратить время на то, что не в силах изменить?

Легкое движение руля, и машина резко вильнула, объезжая кучку битого стекла, судя по всему, бывшего когда-то бутылкой из-под пива. "Импреза" слушалась идеально. Не зря Барракуда расхваливал своих техников.

Отметив про себя, что люди, выкидывающие на дороги бутылки ... и ..., Александр снова мысленно прошелся по всему списку дел, которые необходимо было завершить до отъезда.

"Итак, - перечислял он, краем глаза наблюдая, чтобы стрелка спидометра находилась хотя бы чуть ниже отметки в 160 километров в час. - Снаряжение готово. Барракуда сумел найти весь список. Это хорошо. Транспорт готов. "Субару" в порядке, а об остальном позаботится Ильдар. Что еще? Документы! Хм... Конечно, Барракуда божится, что они непробиваемые, но... Сейчас проверим!"

Александр прекрасно помнил, что через десять километров расположился стационарный пост ДПС. Вот он, отличный способ проверить, насколько бумаги "непробиваемые". Скинув скорость до ста десяти, он продолжил движение. Результат оказался вполне закономерен: через минуту, после того как в окне промелькнуло серое здание поста, Александр обнаружил, что за ним гонятся. "Водитель серебристой "Субару", немедленно прижмитесь к обочине!" - надрывался мегафон патрульной машины. В планы Кротова никак не входило состязаться с представителями закона в скорости, так что он, как почти законопослушный гражданин, остановил "Импрезу" у обочины.

Экипаж ДПС остановилась чуть поодаль. Резко распахнулась передняя пассажирская дверь, и из салона явно пережившей свои лучшие времена "десятки" выпрыгнул краснощекий усатый сержант, тут же почти бегом направившийся к машине Александра.

- Добрый день, - вежливо поздоровался Кротов. - Я что, ехал слишком быстро?

- Летел ты слишком низко, парень. - Угрюмо выдавил сержант бородатый анекдот.

Похоже, он ожидал разговора на повышенных тонах с наглым лихачом или зажравшимся мажором и готовился дать достойный отпор. Теперь же ему пришлось проглотить вертевшиеся на языке резкие слова.

- Сержант Вершинин. Ваши документы, пожалуйста.

Наблюдая, как Кротов роется в бардачке, сержант все-таки не удержался и уже куда более спокойным тоном пошутил:

- Вот смотрю я на вас, лихачей, и думаю, что не те три буквы у меня на форме намалеваны. ПВО писать надо было.

- Ну, так зачем же дело встало, - в тон откликнулся Александр, протягивая документы на имя Круглова Семена Викторовича. - Краска есть. Сейчас и намалюем.

- Ага, раз я не летаю, то никто летать не будет. Гнал-то так чего? - уже совсем добродушно поинтересовался гаишник. - На пожар спешил?

- Да не, - протянул Кротов голосом полным досады. - Просто за спидометром не уследил. Шоссе новое, так что скорость не чувствуется. Я вообще думал, что километров восемьдесят иду.

- А... понятно! Тоже любитель "на глазок" ездить. Ну ладно, раз остановил, то проверить документы все-таки надо. Согласен?

Кротов, именно ради этого и затевавший весь сыр-бор, согласно кивнул.

- Нам новую компьютерную систему в машину поставили, так что это быстро.

- Играешься? - подколол с улыбкой Александр.

- А то как же. - Подтвердил сержант. - Надо уметь получать удовольствие от мелочей. Согласен? 

- Еще как! - вполне искренне подтвердил Кротов.

- Тааак... - протянул через пару минут неловкого тыканья по клавишам Вершинин. - Не первый раз, похоже "на глазок" ездишь! Вон у тебя аж два предупреждения, а так ничего. Водишь аккуратно... Ладно, забирай документы. Ну и все, счастливого пути. Иди, как говориться, и больше не греши!

- И тебе того же! - улыбнулся Александр, пряча во внутренний карман документы.

"Что ж, - мысленно усмехнулся он. - Похоже, Барракуда не подвел. Документы в порядке. Хорошо... Вот черт! - оборвал собственную мысль Кротов, глянув на часы. - В школу же опаздываю, а до города еще километров пятьдесят! Да и с Наташкой обещал встретится".

Усмехнувшись тому, что такие мысли его вообще волнуют, Александр бросил машину в полицейский разворот и рванул в сторону родного города. Все-таки привычка не опаздывать на занятия (если, конечно, вообще собираешься на них появиться!) как-то незаметно укоренилась в мозгу. Еще бы! За девять-то месяцев.

До города Александр добрался минут за двадцать. Машину пришлось бросить двора за два до подъезда Наташки, чтобы не делать крюк. От закатывания глаз и обвинений в опоздании его спасло только то, что она сама вышла с задержкой (женщины ведь не опаздывают!) в пятнадцать минут.

- Привет! Ты опоздал. - Были первые ее слова.

- Блин. Ты-то как узнала? - удивился Александр.

- А у меня в эту сторону окна выходят. - Улыбнулась Наташка. - Как тебя увидела, так и вышла.

- Прости. - Покаялся он. - Не подрасчитал время. 

- Да ладно, бывает! - похоже, у нее было замечательное настроение. - У нас скоро контрольная по алгебре зверская. Готовишься?

Александр удивленно на нее посмотрел.

- Ну а что? Ты же в школу все-таки ходишь.

- Я в любом случае через три дня уезжаю. - С усмешкой ответил он. - Ну а там, как бы ни случилось, мне все равно будет не до школы. Так что от контрольной я себя самовольно освободил.

За разговором они дошли до оставленной Александром машины.

- К жене едешь? -  уточнила она.

- Ну а к кому еще? - поинтересовался Александр, щелкнув сигнализацией.

"Субару" поприветствовала хозяина серией мелодичных гудков.

- Так я хотела...Уау! - Наташка прервалась на полуслове. - Твоя?

- Ага. Хочешь прокатиться?

- Спрашиваешь... - восхищенно протянула она. -  Поехали!

Пока Кротов лавировал во дворах, Наташка сидела молча. Однако как только они выехали на дорогу, она тут же продолжила прерванную мысль:

- Я хотела спросить, а меня ты с собой не возьмешь?

- Нет.

- Но почему? - удивилась она. - Я ведь тебе помогала!

- Потому что. - Хладнокровно ответил он. - Помнишь, когда мы выходили от Ильдара, я сказал тебе, что если бы что-то могло пойти не так, то я бы тебя просто не взял с собой?

- Ну. - Угрюмо подтвердила она.

- Так вот. - Продолжил он, не меняя тона. - В этот раз что-то пойти не так может в любую секунду. Понимаешь? В любую.

- Да что может пойти не так-то? Ты просто собираешься выручить свою жену. Ведь так? - спросила она, внимательно всматриваясь в его лицо.

- Так. - Подтвердил Кротов. - Вот только для этого мне, вполне вероятно, придется отправить на тот свет несколько человек. Вопросы?

Наташку замолчала. Некоторое время она смотрела на проносящиеся мимо машины.

- А это обязательно?

- Что именно? - уточнил Кротов, уже думавший совсем о другом.

- Убивать людей. - Тихонько произнесла она.

- Да как тебе сказать, - протянул он язвительным тоном. - Я бы не хотел. Проблема в том, что они собираются убить мою жену. И из кожи вон, сволочи, вылезут, стараясь, чтобы ни один гад, вроде меня, им не помешал.

На этот раз Наташка молчала куда дольше, после чего как-то неуклюже спросила:

- Так значит... тебе приходилось?... - Она не произнесла слово "убивать", но он и так все прекрасно понял.

- Я долго служил в самых разных точках нашей планеты. Воевал... несколько раз. - Угрюмо буркнул он. - Думай сама.

- Извини. - Еле слышно произнесла она.

- Да все в порядке. - Раздраженно дернул плечом Кротов. - Только давай сменим тему.

Почти до самого конца пути в салоне повисла тишина.

- Машину оставим здесь. - Произнес Александр, останавливаясь во дворах, расположенных недалеко от школы.

- А почему далеко так? - удивилась Наташка.

- А ты хочешь объяснять одноклассникам, откуда у меня тачка? - насмешливо поинтересовался он.

- А тебе уже не все равно?

- Неа, - ответил Кротов. - Маскарад надо держать до последнего! Пошли в школу.

Первым уроком стоял так нелюбимый Александром русский язык. И пусть Анна Сергеевна давно перестала привязываться к нему, а он в, свою очередь, не пытался больше проверить ее на профнепригодность, сидеть на уроках русского и литературы было попросту скучно. Ее речь мало кто смог бы назвать внятной. Про объяснения материала лучше даже не заикаться. Его не было! А ведь им еще и этот новомодный ЕГЭ сдавать, пожалел он одноклассников. Хотя... Как помнится, его мало кто сдавал в школе. Многие предпочли сделать это в университете, пройдя дополнительный курс подготовки у репетиторов.

Александр еще раз обвел взглядом класс, и, вздохнув, открыл блокнот, чтобы набросать очередной шарж на кого-нибудь из присутствующих. Но спокойно порисовать ему не дали.

- Все равно я хочу с тобой. - Неожиданно ткнув его локтем, прошептала Наташка.

Кротов не ответил, набрасывая первые контуры карикатурного силуэта, должного в конце концов оказаться Анной Сергеевной.

- Ты меня не слышишь?! - совсем уж сильно толкнула его она.

Александр молча смотрел на испорченный рисунок. От толчка дернулась рука, и теперь весь лист был перечеркнут жирной синей линией. Несколько секунд он потратил на выполнение дыхательных упражнений, призванных успокоить организм, чтобы не отвесить кое-кому подзатыльник. После чего очень спокойно ответил:

- Я, кажется, уже сказал тебе, что нет, ты со мной не поедешь.

Наташка, надувшись, отвернулась. Однако Кротов чувствовал, что не убедил ее и тема еще всплывет не раз, и даже не два. Но сейчас об этом думать не хотелось. Он только легонько пожал плечами, будто отвечая невидимому собеседнику, перевернул страницу блокнота и снова принялся за рисунок.

***

"Человек - единственное животное, способное краснеть. Впрочем, только ему и приходится. Марк Твен". - Эта мысль крутилась в голове Александра с самого утра. Не то, чтобы ему было особо стыдно за содеянное, но некий душевный дискомфорт все же ощущался. Чуть подумав, он вспомнил другой перевод твеновского афоризма: "человек - единственное животное, которое краснеет, или, при определенных обстоятельствах, должно краснеть". Вот так было бы точнее.

Сегодня утром Кротов даже не мог с точностью сказать, кто первый вчера прервал разговор поцелуем: он или Наташка. Все получилось само собой. Способность хоть что-то соображать вернулась только к утру, которое наступило до обидного быстро. До сих пор в ушах стоял спокойный, можно даже сказать взвешенный голос:

- Ты не волнуйся, я все понимаю, ты женат, и уже сегодня поедешь к жене. Так что давай сейчас я пойду домой, а когда днем приду тебя провожать, сделаем вид, что ничего не было. Идет?

Нет, Александр святым никогда не был и за пятнадцать лет брака, десять из которых он провел в разъездах, случалось всякое. Но тогда хотя бы перед самим собой всегда находились хоть какие-то оправдания. От извечного "то, о чем она не узнает, ей не повредит", до "а сама-то... и далее по тексту". Сейчас же, при желании, можно было найти кучу отговорок, вплоть до того, что в этой вероятности они вообще пока не женаты, и, если ему все удастся, то всего этого вообще не случится.  Однако именно теперь желания оправдываться как раз и не было, а на сердце было как-то... неспокойно.

"Человек - единственное животное, способное краснеть, и единственное животное, которому это надо". Вот теперь совсем правильно.

Вздохнув, Александр откинулся головой на кресло, закрыл глаза, расслабил все мышцы тела и ровно на полторы тысячи ударов сердца изгнал из головы все мысли. Вообще все. Этот не самый сложный, на первый взгляд, тренинг он практиковал уже больше 20 лет. Когда он снова открыл глаза, то был бодр и собран.

Место старта экспедиции, которую с большим правом следовало бы назвать эскападой, находилось среди гаражей. Большинство снаряжения, равно как и машина, хранилось именно там.  Александр прибыл на место встречи за час до оговоренного с Наташкой срока, чтобы собраться заранее. О том, сколько вопросов обрушится на его уши в случае, если она увидит, например, плохо упакованный АКМС[21], даже думать не хотелось. Поэтому к ее приходу все было сложено, проверено и перепроверено, а Александр даже успел разжиться кое-чем перекусить в ближайшем магазине.

Наташка появилась с пятиминутным опозданием как раз в тот момент, когда Кротов приканчивал вторую булку и первый пакет молока.

- Привет. - Издалека махнув рукой, поздоровалась Наташка. - Собрался уже что ли?

- Пывет. - Попытался поздороваться он с набитым ртом.

- Прожуй сначала! - рассмеялась Наташка. Видимо, вид давящегося Александра был забавен.

Справляясь с куском булки, Кротов внимательно посмотрел ей в глаза. Никаких следов напряженности или обиды он там, к счастью, не заметил. Проглотив, наконец, злополучный кусок он сказал:

- Привет. Как видишь, собрался. Осталось только чуть разобраться с альпинистским оборудованием в гараже, и можно отправляться.

- А на кой тебе, прости, альпинистское-то оборудование?! - поразилась она.

- Да на всякий случай. Знаешь, сколько раз нужно было, а не было. Тем более места много не займет. Всего-то тридцать метров веревки, система-"беседка", инварь-"восьмерка", пара карабинов[22]... Короче, немного!

- Ну, смотри. А чего с ним разбираться, если немного? - на всякий случай уточнила она.

- Да, веревку надо смотать, да и так, по мелочи... а что? - настороженно спросил Александр.

Судя по всему, Наташке в голову взбрела какая-то идея. По крайней мере, ее лицо показалось Кротову крайне подозрительным, хотя он и сам бы не смог объяснить почему. Интуиция, если хотите.

- Да нет, - быстро произнесла она. - Я так, просто. А ты точно меня с собой не возьмешь?

- Блин, Наташ, ну я, кажется, уже объяснил, - раздосадовано произнес Александр, из головы которого тут же вылетели все остальные мысли. - Что в этот раз не на прогулку еду. Так что давай закроем тему. Хорошо?

- Хорошо! - как-то слишком легко согласилась она.

Кротов, которого она последние дня два буквально замучила просьбами взять ее с собой, удивленно на нее посмотрел. При прощании он ожидал гораздо более долгих уговоров.

- Ладно. Удачной тебе поездки, а я побежала! - весело прокричала Наташка и, быстро поцеловав его в щеку, бодро зашагала к выходу из гаражей.

Александр только проводил ее задумчивым взглядом. Что-то странное творится, вроде сама хотела проводить, а тут сбежала, так толком и не попрощавшись. Да еще и воодушевленная такая. Неспроста все это, ой, неспроста... Не то, чтобы он рассчитывал на долгую и сентиментальную сцену расставания, но все-таки.

Еще раз взглянув на угол гаража, за которым только что скрылась Наташка, Кротов отправился сворачивать веревку. Все действо заняло минуты три. После чего он последний раз обвел взглядом стены бокса, припоминая, не забыл ли чего важного, и отправился к машине.

Первые часа два пути прошли спокойно: ровная дорога и тихие звуки инструментальной музыки из динамиков. Почти все это время Александр лениво размышлял о том, что могла задумать эта несносная девчонка. Очень уж не понравились ему ее выражение лица и та поспешность, с которой она сбежала. В конце концов, он решил выбросить эти мысли из головы, потому что все равно вряд ли еще раз увидится с ней в этой реальности. Вот только покой был, как водится, недолгим. Внезапно его мысли прервал громкий резкий звук, исходящий откуда-то с заднего сидения.

Все последующее произошло  в считанные секунды и основывалось только на вбитых за годы тренировок рефлексах. Александр резко нажал на тормоз. После чего, не дожидаясь полной остановки машины, левой рукой нащупал фиксатор водительского кресла, а правой выхватил из-под сидения компактный ПСС[23]. Следующим движением он резко оттолкнулся ногами и, не тратя времени на то, чтобы отстегнуться, вместе с креслом отъехал до упора назад, одновременно выбрасывая руку с пистолетом в сторону предполагаемого источника шума.

Секунд десять он не шевелился, оценивая создавшуюся ситуацию. После чего разразился длинной матерной тирадой. Тупорылый ствол пистолета смотрел точно в центр Наташкиного лица.

Минут через пять, когда Александр выматерился от души, машина была отогнана на обочину, а Наташка переместилась на переднее пассажирское сидение, разговор возобновился:

- Ты что тут делаешь? - глухо прорычал Кротов.

- С тобой еду! - нагло ответила она, глядя прямо ему в глаза.  - Понял?

Ну и что с такой делать? Обратно возвращаться времени нет. Через два с половиной часа он должен был встретиться с людьми Ильдара на границе области. Опаздывать было никак нельзя. По договоренности, если Кротов не приезжает во время, "связники" сразу же покидают место рандеву и в силу вступает план "Б". Конечно, если это все-таки случится, ничего фатального не произойдет, однако могут возникнуть некоторые осложнения, которых он бы предпочел избежать.

- Твою державу! - протянул Александр. - Ты поаккуратнее будь в следующий раз. А если б пристрелил?

Похоже, Наташке эта мысль в голову пока не приходила. Теперь она с опаской смотрела на лежащий на приборной панели пистолет, о котором кое-кто уже успел напрочь забыть.

- Как в машину-то забралась? - поморщился он, снова убирая пистолет под сидение.

- Я... - она на миг запнулась. - Да я за угол зашла, дождалась, пока ты уйдешь, и забралась между сидениями. А на пол спальник постелила. У тебя лежал тут, свернутый. Как-то незаметно задремала. Ну а потом чихнула случайно. Вот так.

 - Блин. - Александр видел, что она прекрасно понимает - нет сейчас у него выбора, и он возьмет ее с собой. - Ладно, хрен с тобой, золотая рыбка, не высаживать же тебя здесь.

Лицо Наташки моментально просветлело.

- Вот только учти, раз ввязалась - будешь помогать! - заверил он. - Под пули я тебя, естественно, не погоню, но сумки тебе потаскать придется. Ясно?

- Ага. - Без всякого трепета согласилась та, приводя себя в порядок.

Вот ведь дрянная девчонка, прекрасно видит, что он уже не сердится, и внаглую этим пользуется. Хоть бы капля стыда в глазах проскочила.

 - Ладно, юмористка, живи пока. - Буркнул он.

- Спасибо! - улыбаясь, поблагодарила она. - А пистолет настоящий?

- Еще какой. - Подтвердил Кротов.

- Посмотреть дашь?

Александр со вздохом залез рукой под сидение и достал пистолет. Выщелкнув обойму, и удалив патрон из ствола, протянул его Наташке.

- У, всего шесть патронов. - Разочаровано протянула она, разглядывая обойму в его руке. - А почему так мало?

- Тебе бы и одного хватило! - огрызнулся Кротов, но, взяв себя в руки, все же объяснил. - Тут спецпатрон СП-4 с отсечкой пороховых газов прямо внутри гильзы. Он больше обычного.

- Чего? - не поняла та.

- В этом пистолете используется специальный патрон. Он больше обычного, поэтому в обойму входит только шесть штук. Зато ствол почти бесшумный. Ясно?

- Так понятнее! - согласилась она. - А то отсечка каких-то там газов... Будь проще, и люди к тебе потянутся.

Почему-то именно в этот момент Александру захотелось отвесить кое-кому подзатыльник. Возможно, даже и не один. Однако каким-то чудом, стиснув зубы, он все-таки сдержался, мысленно отметив лишь, что подобное желание возникают у него все чаще и чаще. Вместо несостоявшейся экзекуции он молча завел машину и вырулил на шоссе. Времени до встречи оставалось в обрез.

Вряд ли бы Кротов сейчас признался хотя бы самому себе, но где-то очень далеко внутри он был рад, что Наташка сейчас с ним.

***

До места встречи они добрались вовремя, хоть и впритык к дедлайну. Остановившись на обочине, рядом с достаточно приличной еще черной "БМВ" пятой серии, Александр несколько раз мигнул дальним светом и стал ждать. Буквально через мгновение двери машины распахнулись, и из салона выбрались два угрюмых крепыша. Не тратя времени на приветствия один из них присел возле капота, а второй, обойдя машину, скрылся за багажником.

- Что... что они делают?! - удивленно спросила Наташка, глядя, как один из качков возится возле переднего бампера.

- Номера меняют. - Объяснил Кротов. - Сиди спокойно.

Кажется, у Наташки было в запасе еще куча вопросов, но под взглядом Александра она благоразумно решила с ними повременить.

Молчаливая парочка справилась минуты за три. Так же, не обращая внимания на пассажиров "Импрезы" встали, и, не глядя в сторону "Субару", двинулись к своей машине, закинув старые номера в багажник "пятерки". Водитель "БМВ" не стал тянуть резину и машина сорвалась с места в то самое мгновение, как за вторым качком закрылась дверь.

Подождав, пока машина скроется из вида, Кротов вышел на улицу осмотреть результат работы. Наташка тоже выбралась из машины и с любопытством уставилась на номера.

- Ну и зачем спешили? - удивилась она. - Ты на месте не мог номера поменять?

- Видишь ли, - объяснил Александр. - Если нас бы остановили в нашем городе или даже регионе, то хватило бы одного звонка моим знакомым, чтобы гаишники тут же взяли под козырек и отпустили машину. Здесь такое не прокатит. Другое ханство.

- Другое что? - удивилась она.

- Ханство, графство, княжество. Называй это как хочешь. В каждом регионе свои маленькие князьки, которые правят бал на четко ограниченной территории. У соседей их голос уже не будет иметь решающего значения, понимаешь? - дождавшись кивка Наташки, Кротов продолжил изложение собственных взглядов на жизнь. - Конечно, если сильно прижмет, то мои знакомые окажут помощь и здесь, но времени пройдет пока договорятся. А у нас его нет. Хотя бы потому, что если нас остановят те же гаишники и им взбредет обыскать машину, то у нас будет минуты две-три, чтобы дозвониться до человека, который посоветует им этого не делать. Вот так как-то.

- А что, если нашу машину все-таки обыщут? - с искренним любопытством уточнила она.

- Меня посадят по статье 222 УК РФ[24]. Надолго. Хотя бы потому, что у меня под сиденьем лежит пистолет, разрешенный к ношению только представителям самых серьезных ведомств. - Задумчиво сказал он, разглядывая новые номерные знаки.

Про свою судьбу Наташка не стала ничего уточнять. Ну и славно. Александр продолжил осмотр, но к чему бы придраться так и не нашел. Люди Ильдара свое дело знали. Номера выглядели так, будто стоят тут уже, по меньшей мере, пару лет. Никаких отпечатков пальцев вокруг рамки, и даже налет грязи казался равномерным. На всякий случай он решил все равно прокатиться чуток по пыли, чтобы уж наверняка скрыть все возможные следы вокруг новых номерных знаков. Береженого, как говорится, Бог бережет.

- Ладно, - наконец заключил он, явно довольный результатами осмотра. - Остальное обсудим по дороге.

- А ты думаешь, что с местными номерами будет больше шансов, что тебя не остановят? - спросила Наташка, как только они выехали на трассу. - Или тебе просто старые надоели, и ты решил внести некоторое разнообразие?

Александр, вздохнув, чуть убавил музыку и ответил:

- Это не совсем обычные номера. Был тут один очень высокопоставленный чиновник краевого масштаба. В общем, пришла ему как-то в голову замечательная мысль: а не завести ли мне для своей семьи и ближайших друзей специальную серию номерных знаков, чтоб уж точно никто не тронул. Сказано - сделано. Так что теперича мы вот в родственники к нему угодили. Сейчас, насколько помню, он уже ушел на федеральный уровень, но машины с номерами этой серии до сих пор ни один гаишник остановить не рискует. А если, исключительно по ошибке и тормознет, то тут же с извинениями отпустит. Намного надежнее, чем "блатные" и "фсбэшные" номера. А стоит эта услуга так дорого потому, что Ильдар умудрился их почти легально оформить.

Наташка помолчала мгновение, переваривая новость о неожиданном "родстве", после чего восхищенно выдохнула:

- Продуманно!

- А то как же! - согласился Кротов.

До города они добрались относительно спокойно.  Даже гаишники не дали им возможности проверить надежность новой "крыши". Разве что Наташка, корень всех бед, умудрилась сцепиться языками с продавщицей в придорожном кафе. В остальном все прошло гладко.

Как и в прошлый раз, проблемы с жильем решились в мгновение ока, стоило только Александру предложить двойную цену за аренду. Правда, хозяйка жилплощади, ушлая тетка, тут же заявила, что квартира сдается минимум на месяц. Ну, он и заплатил за месяц. А Наташку, которая все порывалась выяснить отношения с этой "барыгой", как она моментально окрестила хозяйку, он успокоил, сказав, что запаса денег, отведенных на операцию, хватит, чтобы даже купить эту квартирку. Что, в общем, было правдой. Ему очень не хотелось, чтобы что-нибудь сорвалось из-за такой глупости, как нехватка денег. Благо, проблем с ними не было, так как на общем фоне заработков Ракова те суммы, что он брал для оплаты услуг Ильдара и взял с собой сейчас на текущие нужды, казались ведром в море.

 - Ну, в таком случае, поехали по магазинам. - Обрадовала собравшегося отдохнуть Кротова Наташка.

- Зачем?! - с искренним изумлением вытаращился тот.

- Мне нужна как минимум зубная щетка, умывальные принадлежности, а раз у тебя бабок до кучи, то и сменная одежда не помешает. Я же ничего с собой не взяла. - Как само собой разумеющееся пояснила та.

Только что растянувшийся на диване Александр тяжело вздохнул, прикидывая, сколько еще раз он пожалеет о том, что взял ее с собой.

- А сама не справишься? - с робкой надеждой спросил он.

- Так я ж тут не знаю никог... Подожди! Я девчонкам позвоню, они явно лучше знают, что здесь и как.

- Это каким девчонкам? - подозрительно уточнил он.

- Да фанаткам тем, кому же еще? - вопросом на вопрос ответила она.

- Хорошо. Только постарайся не напиться, и... - Александр на секунду запнулся. - Надеюсь, ты понимаешь, о чем стоит говорить с ними, а о чем вовсе даже и не обязательно?

- Да знаю - знаю, не гунди! - отмахнулась та.

Выдав ей одну из карточек и отправив в магазин с наказом купить на обратном пути что-нибудь поесть, Кротов отправился поспать. На вечер у него были планы.

Проснулся он по сигналу внутреннего будильника ровно через два часа. Наташка пока не вернулась, но беспокоиться по этому поводу ему не хотелось. Девочка уже большая - разберется! Около получаса ушло на контрольную проверку снаряжения, после чего Кротов оделся, и вышел на улицу. Мельком глянув на машину, припаркованную во дворе, и нащупав в кармане брелок сигнализации, он решил, что лучше пройдется пешком. Благо времени было хоть отбавляй, и можно было не спешить. Если честно, то и дел-то особых на сегодня никаких не было, просто хотелось пройтись, впитать атмосферу города.  Что-то подсказывала ему, что уже завтра времени на прогулки у него не останется, так что надо было использовать момент.

Неспешно дойдя до одной из центральных улиц, он зашел в магазинчик, специализирующийся на продаже радиостанций, эхолотов, раций, и прочей подобной дребедени, рассчитанной на рыбаков и охотников. Раньше, когда Александр думал, что работать придется в одиночку, он не видел нужды в радиосвязи. Теперь же, на всякий случай, решил закупить пару раций. Внимательно осмотрев весь ассортимент, он остановился на двух "Беркутах - 803М". "Именно такой я вырубил одного из "близнецов", когда Барракуда решил навязать мне негласную охрану", - с неожиданной ностальгией вспомнил Кротов.

 Остаток вечера он провел и вовсе бездарно, занимаясь делом, которое, можно было с полным правом назвать фигней. Однажды Александр наткнулся (или еще только наткнется, если смотреть с этой временной точки) в одном модном журнале на статью, в которой описывалась Пермь. Авторы того опуса безрезультатно искали в центре города самые обычные пельмени. Их поиски так и не увенчались успехом. Вот и Кротов, некстати вспомнив о том забавном эксперименте, решил найти хоть одно заведение, в меню которого было бы включено это блюдо. Побродив по центральным улицам больше часа, он нашел несколько итальянских и японских ресторанчиков, пяток кафе, две или три кофейни, пирожковую, несколько закусочных типа "МакДака", который обошел этот город стороной, блинных, и десяток разнокалиберных пивных. Вот только исконно русского блюда так нигде и не нашел. Вместо этого пришлось довольствоваться пиццей и кактусовым чаем.

Последним пунктом программы на вечернюю прогулку стал поход в бильярд. Александр не сомневался, что Наташка рано не появится. Ну а если же, по каким-то причинам, она и придет раньше, то у нее есть второй комплект ключей, так что на улице не останется. 

Наконец, довольный спокойным вечером в частности и жизнью в целом, он вернулся на съемную квартиру. Только войдя в коридор, Кротов моментально понял, что Наташка уже вернулась. Вернее сказать - почувствовал. Запах пива буквально пропитал воздух квартиры.

Зайдя в комнату, он ожидал увидеть все что угодно, вплоть до распростертого по полу тела, но реальность превзошла все ожидания. Наташка была трезва. Глядя на экран телевизора вполне осмысленным взглядом, она неторопливо уничтожала содержимое полулитровой бутылки. 

- Так, а чего здесь пахнет как на пивном заводе? - на всякий случай спросил он.

- Да я бутылку вторую разбила. Твою. - Уточнила она, с внезапно проснувшимся педантизмом. - Так что, если тоже хочешь пива, дуй в магазин.

- Да нет, спасибо. - Усмехнулся он. - Я лучше чайком побалуюсь. Ты на завтрак что-нибудь купила?

- Да, там на столе стоит. - Махнула она бутылкой в сторону кухни.

Зайдя на кухню, Александр тихо рассмеялся. Весь стол был завален разнокалиберными пакетами из магазинов одежды, обуви и чего-то еще непонятно-женского, в чем не один мужчина ни в жизнь не разберется ("Все верно, - подумал он. - Сам сказал: ни в чем себе не отказывай"). Небольшой пакет с продуктами обнаружился под столом. Даже не заглядывая внутрь, он мог с уверенностью сказать, что в магазин утром придется сходить самому.

***

Как Александр и предполагал, то, что Наташка назвала завтраком, вряд ли могло насытить хоть кого-нибудь крупнее тушканчика. Нет, возможно, женщинам привычно начинать день с маленького стаканчика йогурта и одного не особо крупного банана. Пожалуйста. О вкусах, как говорится, не спорят. Вот только сам он считал завтрак самой важной трапезой и всегда старался есть плотно. "Что ж, - мысленно решил Кротов. - Семь бед - один ответ. Где-то я тут неподалеку кафе неплохое видел".

Примерно через час, покончив с завтраком, Александр решил устроить военный совет. Для себя план действий он набросал уже давно. Теперь оставалась чем-нибудь занять Наташку. Почему-то ему казалось, что если ее предоставить самой себе, то она таких дел натворит, что расхлебывать заваренную ею кашу потом придется очень долго, и, что характерно, именно ему. Конечно, самым лучшим вариантом было бы отправить ее утренним автобусом домой. Вот только услышав про это, она устроила такой скандал, что Кротов начал справедливо опасаться, как бы временные соседи милицию не вызвали. Тогда он просто решил завалить ее кучей, в общем-то, не особо нужной, но, по крайней мере, безопасной работы. 

- Так, дорогая, слушай разнарядку на сегодня. Сейчас отправишься в библиотеку, мне нужен полный список местного истеблишмента. Понятно? Просмотри несколько подшивок газет за этот год. Это важно. Особое внимание на крупных милицейских чинов, руководителей ГИБДД, ФСБ, если найдешь... В общем, задача ясна? К каждому имени добавь точную должность и небольшой комментарий. Сейчас я подброшу тебя до библиотеки, вечером заберу.

- Ясно. - Дисциплинированно ответила она. - А что будешь делать ты?

- Да прокачусь по делам. Еще надо заехать к Ильдару побеседовать. Рутина, короче.

- Договорились.

Через полчаса, высадив Наташку около библиотеки, он отправился на встречу с Ильдаром. В этот раз охрана пропустила его без всяких вопросов, а секретарша Леночка даже благосклонно улыбнулась, прежде чем проводить его к боссу.

Разговор состоялся за тем же столом, что и в прошлый раз, вот только от алкоголя оба решили отказаться в пользу чая.

- Ну, здравствуй, Александр. Как поживаешь? Все ли у тебя в порядке? - поприветствовал его хозяин кабинета.

- И тебе доброго дня. - В тон откликнулся Александр. - Дела у меня отлично. А как твои?

- Тоже идут. - Ответил Ильдар, сделав чашкой чая движение, больше всего походившее на поднятие тоста. - Твой основной заказ готов. Не желаешь взглянуть?

- С удовольствием. Однако сначала я хотел бы обсудить результаты наблюдения за объектами.  

- Сразу берешь быка за рога? - усмехнулся хозяин кабинета. - Что ж, может оно и правильно. Я в твоем возрасте, наверное, таким же был.

С кряхтением поднявшись из шикарного кожаного кресла, он подошел к сейфу, установленному в углу комнаты. Набрав длинную комбинацию ("1-2-6-8-4-9-3-5-6-2-1-3-4-7-3-2-4-6. - Машинально отметил Кротов. - Видимо, ничего важного там не хранится, раз он настолько беспечен".), Ильдар извлек из недр сейфа тоненькую папочку.

- Полный отчет или выжимку? - спросил он, забираясь обратно в кресло.

- Выжимку сейчас, отчет с собой. - Кротко ответил Александр.

- Самое основное. Наблюдение ведется уже два дня. Только вчера вечером за обоими объектами обнаружилась вторая слежка. Липиной упали на хвост в 17:10, Логану в 17:41. Ведут не профессионалы, моим ребятам без труда удается оставаться незамеченными. Оба объекта постоянно ведут по два человека. Кстати, мои люди утверждают, что хоть "наружка" из них и паршивая, но боевики они неплохие.  Учитывай. Теперь самое интересное. Все они вооружены. Ребята выяснили, устроив якобы случайный наезд. Вот только класс оружия им установить не удалось. Это довольно странно, учитывая, что все они люди бывалые. Ладно, не установить конкретную модель, но чтобы не определить даже тип...

- Описание прилагается? - уточнил Кротов.

- Конечно. Один из них достал что-то очень напоминающее обычный "Глок"[25]. Вот только там, где у обычного пистолета виден конец ствола, установлено нечто вроде светодиода. Говорит о чем-нибудь?

- Нет, - соврал Александр, вспоминая характеристики боевых тетанайзеров[26]. - Такие игрушки мне решительно незнакомы.

Некоторое время Ильдар не сводил внимательного взгляда с задумавшегося Кротова. После чего пожал плечами, по-видимому, совершенно справедливо рассудив, что конфликтовать с этими ребятами не ему, а совать нос в чужие дела... Спасибо, своих проблем хватает.

- Ну, хорошо, держи полный отчет группы наружного наблюдения. - Вздохнул хозяин кабинета, и первым направился к выходу из кабинета. - Теперь пошли, посмотрим на твой заказ. 

Выйдя из ангара на улицу, Ильдар повел Александра к боксам, где, судя по всему, проводилась "предпродажная подготовка" машин. Исходя из специфики места, здесь в эту услугу включались перебитые номера, удаление маркировок и идентификаторов со всех узлов, снятие блокировок, а так же прочие не совсем законные опции.

Миновав стройные ряды уже ждущих покупателя автомобилей, они прошли к самому дальнему боксу. Заказ Кротова стоял отдельно от остальных машин. По кивку босса двое работяг скинули чехол, укрывающий от любопытных глаз представительский "Мерседес - пятисотку". Ильдар гордо смотрел на результат труда своих людей. Машина представляла собой точную копию служебного транспорта начальника областного ГИБДД. Учтена была каждая мелочь. Даже пропуск в администрацию, закрепленный на лобовом стекле имел те же номера, что и оригинал. Скопированы были и несколько едва заметных царапин на заднем бампере.

- Отлично. - Выдохнул Кротов. - То, что мне нужно.

- Я рад. - Ответил Ильдар, и, помявшись немного, все-таки предупредил. - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Александр лишь пожал плечами. "Мерседес" нужен был ему для разовой акции. Шансы "сгореть" были минимальны, так как согласно "Архиву", хозяин оригинала на две недели улетел в жаркие страны провести очередной отпуск. Делиться своими мыслями Кротов, конечно, не стал.

- Отлично. - Еще раз оценил он работу. - Ты знаешь, где и когда должна находиться эта машина. Ключи я заберу сейчас.

Повинуясь очередному властному жесту Ильдара, те же труженики автомобильного промысла снова накрыли машину чехлом.

- Заказ, как видишь, я выполнил. Теперь давай поговорим о второй части суммы.

- Конечно. - Спокойно произнес Кротов. - Нужно только пройтись до моей машины.

"Субару" Александра была припаркована метров за пятьдесят от въезда на территорию базы Ильдара. Увидев, что босс собирается на выход, тут же, как из-под земли за их спинами выросли два охранника. Он так и не смог определить, появились ли они по сигналу шефа, или ситуация была штатной и не требовала дополнительных команд. Впрочем, это было не важно.

Приблизившись к своей машине, Кротов щелкнул брелоком сигнализации, заставляя открыться крышку багажника. Собственно, в самом багажнике почти ничего и не было, кроме небольшого бумажного свертка, упрятанного в небольшой тайник, коих, надо сказать, в этой машине насчитывалось немало. Именно его он и передал Ильдару. Чуть надорвав упаковку, тот ухмыльнулся и передал сверток своему охраннику, сказав, что посчитает потом.

- Без проблем. - Отреагировал Александр. - Ну, тогда счастливо! И не забудь доставить машину на место.

Глава местных автоугонщиков только кивнул, и, сделав знак своей охране, направился в сторону своей резиденции.

Проводив задумчивым взглядом удаляющиеся фигуры, Кротов завел машину. Чуть поразмыслив, он развернулся и выехал на шоссе, ведущее в город. До библиотеки, где он оставил Наташку, было не так далеко, но продираться придется через перегруженный в час пик центр, так что выехать стоило заранее.

К закрытию читального зала он не опоздал. Правда, ради этого пришлось чуть погонять по встречной полосе и тротуарам. Как ни странно, Наташка была на месте. Обложившись газетами, она заняла один из самых дальних столиков и сейчас что-то сосредоточенно записывала в общую тетрадь.

- Все чудесатей и чудесатей, сказала Алиса. - Пробормотал он себе под нос и уже громче обратился к погруженной в работу девушке. - Привет, не превратилась еще в книжного червя?

Она вздрогнула, будто очнувшись от какого-то наваждения.

- Привет, чего ты так быстро? - поинтересовалась она.

- А ты на время давно смотрела? - с любопытством спросил Кротов.

- Ох, ничего себе я посидеть! - воскликнула Наташка. - Ты-то свои дела сделал?

- Конечно. Поехали отсюда, по дороге расскажу.

Предложение было принято с энтузиазмом.

Вечер Александр провел, изучая полный отчет групп наружного наблюдения. Помимо докладов в папке обнаружилось несколько цветных фотографий. Пока засветились только четыре человека из семи. Пси-про, сам Штопоров, и, похоже, его телохранитель оставались в тени, предоставив выполнять грязную работу "шестеркам". Еще одно интересное наблюдение, сделанное Кротовым на основании отчета, говорило о том, что, несмотря на отличную экипировку, подготовка боевиков оставляла желать лучшего. Если двое из четырех "засветившихся" еще как-то тянули на профессионалов, то оставшиеся производили прямо противоположное впечатление. Создавалось ощущение, что Штопоров в спешке доукомплектовал готовую слаженную боевую группу еще двумя людьми. Единственный вопрос - зачем?

Впрочем, поразмышляв минутку, и поставив себя на место противника, Александр нашел приемлемое объяснение этой неувязке. Они слишком долго ждали, пока, наконец, будет найден комплект настроек для перемещения людей во времени. Первые годы, наверняка, были в постоянной боевой готовности. Через пять лет их бдительность должна была ослабнуть. Через десять лет сойти на нет. Ну, а через двадцать никто, скорее всего, уже и не ждал, что когда-то эти самые настройки будут открыты. Команда и снаряжение были готовы, но уже скорее по привычке, чем по необходимости. И вот, в решающий момент настает пора действовать. Времени в обрез. Из готовой команды рядом единицы, остальные в отпусках-отгулах. Кто был под рукой, того и взяли. Может быть такое? Да запросто!

"Что ж, - решил Кротов, закрывая глаза и откидываясь на спинку стула. - Если все так, то это облегчает мне задачу. Вот только рассчитывать на легкую победу особо не стоит. Костяк команды все равно не лопухи, так что повозиться в любом случае придется".

Пораскинув мозгами еще минуту, Александр пришел к самому логичному в его ситуации решению - пошел спать. Тем более, что уже завтра возможны первые столкновения с противником и неплохо бы быть в форме.


Глава 10

День "X". Кристина.

"Сотни чужих крыш.
Что ты искал там парень?
Ты так давно спишь.
Слишком давно для твари.
Может пора вниз?
Там где ты дышишь телом.
Брось свой пустой лист.
Твари не ходят в белом".

Агата Кристи - БИ-2 "А мы не ангелы"

В это утро Кротов проснулся очень рано. Даже не раскрыв глаза, он сразу вспомнил, что сегодня за день. Именно сегодня Кристина откроет эти злополучные настройки. Именно сегодня ему предстояло увести из-под "колпака" Штопорова свою жену и, по возможности, профессора Логана. Если представится случай. Проблема была в том, что Александр прекрасно представлял себе, насколько сложно будет спасти обоих. Как только кто-то из них окажется в безопасности, второго тут же схватят. Слово "выбор" становится действительно страшным, если речь идет о человеческой жизни. Однако если жизнь заставляет, то... что ж, Бог ему судья, но Кротов свой выбор сделал.

Правда, у Логана тоже имелся небольшой шанс. Согласно лабораторному журналу, каким-то чудом раздобытого Боголем, Кристина совершит свое злополучное открытие сегодня в 12:58:45. Как Александр, при помощи Наташки, выяснил накануне, в половину третьего ей необходимо быть в школе. У нее сегодня был последний звонок. Странно, что его празднуют во второй половине дня, но... такое событие она не пропустит. Именно там он и собирался дать бой следящим за ней бойцам. Тут он был в выигрышном положении, так как не боялся, что "топтуны" попробуют перехватить Крис раньше. Они знают, что открытие должно произойти сегодня, но не знают когда, так что до завтра ее не тронут. Тем не менее, Штопоров, не говоря уж о его пси-про, сразу все поймет, когда Александр начнет действовать. Логана тут же перехватят. Однако не убьют сразу, так как им все равно нужно узнать, где хранится вся документация, пароли от компьютеров, управляющих установкой, и многое другое. Конечно, можно повозиться с расшифровкой самим и, обыскав всю лабораторию, найти бумаги и все необходимое. Вот только на это нужно время. А именно его-то им как раз и не хватает. Ведь кто-то в курсе их планов и уже начал действовать, а значит, в любой момент к установке может нагрянуть кто угодно. От местного спецназа до местных же бандюков. Кто его знает. Именно поэтому они будут действовать елико возможно быстро. Для этого Логана оставят в живых. По крайней мере до того момента, пока он не расскажет все, что им нужно. Александр ни на минуту не сомневался, что под пытками он сломается быстро. Хотя, вполне возможно, они используют и более гуманный метод: вколют какой-нибудь скополамин[27] или его химический аналог, и привет. Как ни верти, Логан долго не продержится. Действовать придется быстро.

Впрочем, есть еще один вариант. Насколько Александру удалось выяснить, сегодня Логан участвует в какой-то конференции. Длится она до шести часов. Очень сомнительно, что его будут брать при свидетелях. Тогда милиция в любой момент сможет нагрянуть к нему в лабораторию, что опять же никак не вяжется с планами Штопорова. Брать его будут на выходе или, что вернее, где-то около выхода, чтобы снизить вероятность появления лишних свидетелей. Если к тому моменту Кристина будет в безопасности, то вполне можно будет попробовать отбить его еще до того, как он попадет к ним.

Из всего вышесказанного Александр сделал для себя три вывода. Во-первых, Кристину надо будет быстро убедить, что лично он ей зла не желает, что бы она спокойно отсиделась в безопасном месте. Во-вторых, Логана надо брать сразу после того, как Крис окажется в безопасности. Чем скорее, тем лучше. Ну и, в-третьих, если не получится отбить, профессора необходимо уничтожить. Жестоко, конечно, но это даст чуть больше времени, чтобы перехватить бойцов Штопорова в самой лаборатории. Отсюда вытекает еще один вывод: нужно вывести из строя всех противников, чтобы не усложнять себе жизнь, если придется вести бой в лаборатории.

Только после того, как в голове выстроился четкий план действий на день, Кротов, наконец, открыл глаза. Однако вставать не спешил. Тем более, что сделать это было не так то легко. Мешала голова Наташки, мирно покоившаяся на плече Александра, и ее рука, устроившаяся у него на груди. Неизвестно почему, но вины перед Крис он больше за собой не чувствовал. В конце концов, он с ней даже пока не знаком, и, если все сложится неудачно, то вряд ли сможет познакомиться. У них просто не будет на это времени: убьют либо его, либо ее, либо все произойдет само собой, и через считанные недели Александра просто не станет. Если же все получится, то этого сейчас попросту не произойдет... тьфу, ..., хватит думать, прыгать надо!

Аккуратно приподняв руку Наташки, Кротов все-таки умудрился выскользнуть из кровати, не разбудив девушку.

В его планы входило тихонько одеться и, как бы это не смахивало на пошлую мелодраму, по-тихому улизнуть из квартиры. Вчера Наташка весь вечер непрозрачно намекала (читай: ставила перед фактом), что сегодня поедет вместе с ним, куда бы он ни направился. К сожалению, замысел успехом не увенчался. Поймали Александра уже на выходе из квартиры:

- Таааак... - протянула она тоном жены, застукавшей благоверного с любовницей. - Ты куда собрался?!

- Туда. - Кротко ответил он, завязывая шнурки разношенных кроссовок.

На какое-то мгновение, за которое Александр даже успел поверить, что удастся уйти без скандала, повисла тишина. Правда длилась она недолго. В течение последующих полутора минут бушевала такая буря, какой Кротов в жизни своей не видел.  Закончила же свою почувствованную речь Наташка совсем просто:

- Если ты меня не возьмешь с собой, то я тебе прямо сейчас рожу так располосую, что на фоне красных плакатов незаметен будешь! Маскировку, ..., обеспечу!

Через полтора часа, из которых добрый час был потрачен на скандал, Александр выруливал из двора. Язва рыжеволосая сидела рядом и выглядела вполне довольной, чего нельзя было сказать о хозяине машины.

- Да не волнуйся ты, - обратилась она к нему примерно минут через пятнадцать. - Ты же не собираешься там войну гражданскую устраивать. Так что плохого в том, что я с тобой прокачусь?

"Блин! Да как она не понимает, что именно этим я и собираюсь заниматься ближайшие несколько часов?" - в очередной раз мысленно спросил себя Кротов о том, о чем за сегодняшний день уже раз пятнадцать сказал вслух. Наташка просто отказывалась в это верить. Она спокойно, пусть и после некоторых убеждений, приняла на веру, что Кротов совершил путешествие во времени. Даже поверила в то, что он женат. Однако просто отказывалась принимать тот факт, что Александр способен убить кого-то. Пусть и ради спасения своей жены. Ну а собственную смертность она по молодости лет еще не осознавала. Интересно, всем ли людям, едва перешагнувшим восемнадцатилетний порог, кажется, что они бессмертны? Слишком давно это было. Не вспомнить.

- Пока остаешься в машине, но как только станет опасно, ты свалишь на квартиру и будешь ждать меня там. Идет? - зло спросил он, заруливая на стоянку перед зданием, где располагалась лаборатория Логана.

- Идет! - тем же тоном ответила Наташка.

- Замечательно, - уже бесстрастно заметил он, включаясь в работу. - А сейчас сидишь тихо как мышка и мне не мешаешь. Цель: темно-синий "Опель".          

Аккуратно припарковавшись так, чтобы не терять людей Штопорова из виду, но в тоже время оставаться относительно незаметным, Александр объяснил:

- Вот они, мои заклятые друзья.

Какое-то время Наташка разглядывала двух мужчин, прогуливающихся вокруг указанной Кротовым машины. По внешнему виду они ничем не отличались от тысяч им подобных.

- А ты уверен, что это именно они? - робко уточнила она.

Ей они казались обычными людьми.

- Уверен, - спокойно ответил он. - Кто еще будет неотступно следить за обычной девчонкой без малого трое суток? Да и боевые тетанайзеры, насколько помню, были только изобретены в 2015 году. В двадцатом их впервые поставили на вооружение некоторых спецслужб.

Наташка только приподняла бровь.

- Взгляни, - посоветовал он. - Тот, что сидит в машине крутит фиговину, похожую на пистолет, в руках. Видишь? Так вот это и есть тетанайзер.

- А что за фигня, этот твой тента... как там его? - спросила она.

- Тетанайзеры, - поправил Александр. - Это такая штука... блин. Даже не знаю, как тебе объяснить. Ты в фильмах, особенно американских, никогда не видела такой штуки, выстреливающей двумя проводками, по которым затем пропускается ток?

Даже на собственный взгляд объяснение показалось глупым и путанным, но как еще объяснить абсолютно несведущему человеку? Кротов старался использовать слова попроще. Тем не менее, Наташка радостно кивнула:

- Видела! У них такими штуками от маньяков отбиваются!

- Точно! - удовлетворенно кивнул Александр. - Так вот, то, что показывают в фильмах, это нелетальное, то есть не приводящее к смерти, электрошоковое оружие самообороны. Теперь представь ту же фигню, только роль проводков выполняет ультрафиолетовый лазер.  Внешне боевой тетанайзер похож на игрушечный пистолет, поэтому вон те ребятки его особо и не прячут.

- А обычный пистолет не проще взять? - подумав, спросила она.

- У тетанайзера есть несколько преимуществ. Во-первых, он почти бесшумен. Во-вторых, одного блока питания достаточно, чтобы он мог служить неделю. Ну и, наконец, последнее. В нашем времени тетанайзер не является нелетальным оружием. Скорее даже совсем наоборот. При минимальном заряде у жертвы только сводит мышцы и наступает моментальный болевой шок. Вот только почти никто на минимальную мощность оружие не ставит. Не для того изобретали. Попадание боевого заряда в любую часть тела смертельно. Нервная система попросту не выдерживает болевого шока. Человек погибает мгновенно, даже не успев осознать, что с ним случилось. - Хмуро объяснил Александр.

- Веселые у вас там ученые! - прокомментировала Наташка. - Хорошо, что у нас до такого пока не додумались.

- Додумались. - Со вздохом произнес Александр. - Сам принцип и опытный образец изобретены еще в 1999 году. Вот только тогда образец весил с пол центнера, и его приходилось устанавливать на бронетехнику.

- Почему тогда сейчас их не используют?

- Весь вопрос упирается в источники питания. В нашем времени изобретены сверхмощные аккумуляторы специально под это дело. Одна обойма тетанайзера может сутки питать не особо крупный жилой район, если брать в расчет это время, или небольшой дом в моем "родном" времени. Вот так-то. Есть еще вопросы?

- Нет уж, - заявила Наташка. - Про такое будущее лучше не знать.

- Эт-точна! - Согласился Кротов, вновь переводя взгляд на ошивающуюся недалеко от института, где располагалась лаборатория Логана парочку.

- Ладно, - сказал он через некоторое время, заводя машину. - Поехали отсюда.

- А... - начала было Наташка, кивая в сторону бойцов Штопорова.

- Пусть пасут, - отмахнулся Александр, выруливая на дорогу. - Все равно отбивать ее придется в другом месте, а мне надо еще подготовиться.

- Знаешь, Наташ, - начал он через несколько секунд раздумья. - Ты ведь не собираешься уходить отсюда, верно?

Та только кивнула, постаравшись вложить в этот жест всю свою решимость.

- Что ж... - протянул он. - Тогда у меня будет для тебя задание.

Ее лицо моментально просветлело. Надо сказать, что Кротов принял это решение не без внутренней борьбы, но раз уж от нее никак не избавиться...

- Поехали, - уже полностью смирившись с присутствием Наташки, произнес он. - Устроим гадам небольшой сюрприз!

***

Александр присмотрел эту крышу давно, еще во время первого приезда. Пятиэтажный п-образный дом как нельзя лучше подходил для его целей. Отсюда была прекрасно видна школа Крис, и без проблем простреливался весь двор. Все пространство перед подъездами, которое Кротов так опрометчиво окрестил двором, гораздо больше заслуживало определения свалка, так что желающих заглянуть сюда было немного и, что самое главное, его не было видно с оживленной улицы, пролегавшей с другой стороны дома. Прямо под его позицией пролегала арка, разделяющая два здания, что тоже имело свои плюсы.

Еще раз поднеся бинокль к глазам, он бросил взгляд на вход школы, сразу обнаружив Наташку. Александр очень надеялся, что ей хватит ума сделать все так, как он сказал, а не демонстрировать не ко времени свои поистине неисчерпаемые креативные таланты.

Не далее как пятнадцать минут назад он наставлял ее, как вести себя в любой ситуации, которая может встретиться при выполнении его задания. Она стояла, слушала, кивала головой и, Кротов очень на это надеялся, принимала к сведению.

Выдав ей рацию, которая тут же исчезла в необъятных недрах не столь уж большой сумочки, он попросил ее связываться с ним только в самом крайнем случае. Задача Наташки была достаточно простой. Подойти к Кристине и любыми средствами (у него была заготовлена пара неплохих вариантов, как это сделать, но она только отмахнулась, заявив, что справится сама) заманить ее в тот самый неприметный дворик. Если же что-то пойдет не так, то она должна немедленно (он специально произнес это слово несколько раз) покинуть место действий. Любым способом.

Еще миг он позволил себе понаблюдать за ней, после опустил оптику, решив, что пора и самому подготовиться к встрече дорогих гостей. Поставив бинокль прямо на низенький кирпичный парапет, он начал расстилать тот самый серый спальник, на котором когда-то спала в его машине Наташка. Как только с этим нехитрым делом было покончено, Александр взял моток веревки, и отправился на противоположный край крыши. Подойдя к ограждению, он бросил взгляд вниз. Слева простиралась людная шумная улица, а прямо перед ним было достаточно тихо. Захламленный пустырь, разделявший небольшой гаражный кооператив и дом, с крыши которого сейчас обозревал окрестности Кротов, очень странно смотрелся в городе, где за каждый метр боролись частные автостоянки. Его "Субару" скромненько приютилась метрах в пяти прямо напротив выхода из арки.

Убедившись, что внизу все по-прежнему в порядке, Александр начал привязывать конец веревки к железной скобе, торчавшей прямо из стены. Проверив узел, а заодно и саму скобу на прочность и, сочтя их достаточно надежными, он положил оставшийся моток на краю крыши. После чего уселся прямо на парапет и одел "обвязку".

Затем, вернувшись обратно к спальнику, он достал из винтовочного чехла немного потертый на вид, но все еще безотказно надежный АКМС, с уже накрученным прибором бесшумной стрельбы. На этом моменте приготовления можно было считать оконченными. Теперь оставалось только ждать.

Снова взяв в руки бинокль, он безошибочно выцелил Наташку,  уже занявшую свою позицию на перилах у входа в школу. Она совсем не казалась напряженной, но по некоторым признакам наметанный глаз моментально определил, что она на сто процентов собрана. "Молодец, - мысленно похвалил он, наблюдая за ней еще какое-то время. - Может, я действительно зря волновался, когда отправлял ее туда?".

Чуть подумав, Александр лег на спальник и с головой накрылся второй половиной. Автомат он положил себе под бок. До ожидаемого приезда Кристины оставалось еще сорок минут.

***

Наташка стояла и слушала Кротова уже добрых пятнадцать минут. Ей не нравился грязный темный дворик, который одноклассник (учимся же вместе!) выбрал для каких-то своих дел. Хоть бы объяснил подробно, так не ведь... "Что ж, - решила она про себя. - Сейчас потерпим, но потом надо не забыть стрясти с него какую-нибудь компенсацию за работу в антисанитарных условиях".

Как раз в этот момент Сашка втолковывал ей ее задачу:

- Запомни, -  каким-то очень серьезным, никогда не слышанным ранее голосом говорил он. - Ты должна просто привести Кристину к машине. Видишь арку? Я машину оставил там. Она не заперта. Добегаете до нее и садитесь внутрь. Ждете меня. Ясно?

"Как с дитем малым разговаривает!" - мысленно возмутилась она, но вслух ничего не сказала, резонно опасаясь, что он действительно, как не раз уже обещал, отправит ее домой.

- Понятно, - с готовностью кивнула Наташка. - Приведу во двор. Проходим в арку. Садимся в машину. Ждем тебя.

Кротов резко  оборвал свою речь и подозрительно уставился на нее, словно пытаясь определить, издеваются над ним или нет. После чего, так и не придя к однозначному выводу, произнес:

- Слушай, это может быть действительно опасно, - совсем серьезно произнес он. - Так что если что-то пойдет не так... Хоть что-нибудь, немедленно беги оттуда подальше. Дальше решать проблему буду я. Понятно?

- Да ясно, не парься! - как можно проще ответила она, желая показать, что ничего не боится и со всем справится.

Ему это почему-то очень не понравилось. Мгновенно оказавшись прямо перед Наташкой, он схватил ее за плечи, и довольно жестко встряхнул.

- Какого черта?! - прошипел он у самого ее лица. - Ты думаешь, мы в игрушки здесь играем?! Может, тебе лучше сразу на квартиру вернуться или подождать меня в машине?!

- Да что с тобой? - спросила она в ответ, удивленная подобной горячностью редко проявляющего эмоции Сашки.

- Волнуюсь я за тебя, - как бы себе под нос проговорил он. - Плохая была идея брать тебя с собой.

Минут пять понадобилось Наташке, чтобы убедить его, что ничего страшного не случится, и она справится. Наконец, он все-таки кивнул, хоть и сделал это не так уверено, как ей хотелось бы. В глазах все еще заметно тлела искра сомнения. Чтобы разрядить обстановку, она попробовала сменить тему разговора:

- А что собираешься делать ты?

- В смысле? - переспросил Сашка.

- Ну, приведу я твою Кристину во двор, а дальше-то что? - конкретизировала вопрос Наташка.

- Увидишь, - пообещал Кротов, улыбнувшись. - Просто запомни, что бы ни происходило вокруг, бежишь к арке. Остальное предоставь мне.

 Почему-то в этот момент кое-кому стало от этой улыбки очень не по себе. Так должны улыбаться тигры, перед тем как вцепиться в горло добычи. Ну, по крайней мере, думать о том, чтобы немедленно отправить ее домой, Сашка думать перестал. Уже плюс.

Внимательно приглядевшись к однокласснику, Наташка только сейчас заметила те изменения, которые произошли с ним буквально за последний час: чуть прищуренный хищный взгляд, жесткая линия губ, стремительные скупые движения, холодный блеск глаз. Будь он зверем, сейчас наверняка бы припадал к земле и бил по бокам хвостом, в любой момент готовый порвать кого угодно. Охотничий азарт буквально сочился из него, что совсем не мешало ему полностью держать себя под контролем. Некогда добродушный тихоня Сашка теперь превратился в какую-то боевую машину, чьей единственной задачей было достижение поставленной цели, не взирая ни на какие преграды. Это было страшно.

Проведя в сумке какие-то серьезные изыскательные работы, Сашка выудил на свет какой-то темный продолговатый предмет.

- Держи! - протянул он Наташке тот самый предмет, оказавшийся рацией. - Со мной связываться только в самом крайнем случае. Теперь давай подумаем, как ты убедишь Крис пойти с тобой...

Уже спустя несколько перечисленных вариантов, она точно знала, что с этой задачей ей придется разбираться самой, так как от него ничего путного не дождешься. Сразу виден человек, ничего не понимающий в женской психологии. И как его жена в будущем терпит?

- Так, достаточно! - наконец не выдержала она. - Я сама придумаю. Тут от тебя толку мало.

Какое-то мгновение, Кротов выглядел ошеломленным, но уже через миг немного натянуто рассмеялся:

- Верно. Справишься?

- Да без проблем! - заверила она.

- Тогда вперед! - просто развел руками он.

Какое-то время Наташка стояла,и смотрела на него, стараясь не показывать своих истинных эмоций. Ее одноклассник и первая любовь, уже был в каком-то своем, далеком от этого, мире, просчитывал какие-то дальнейшие шаги. Резко подавшись вперед, она поцеловала его, стараясь вложить в это действие все те противоречивые чувства, что не давали ей покоя последние несколько недель. После чего развернулась, и уже не оглядываясь, отправилась к школе, где учится, черт бы ее побрал, его жена.

***

С самого начала все пошло не по плану. Если верить часам, то Кристина должна уже быть здесь. Судя по тому, что Наташка, насколько он разглядел в бинокль, уже начала украдкой поглядывать на свои часы, она тоже заметила неладное. Уже несколько раз ее рука начинала движение к сумочке, где лежала рация, но она одумывалась и продолжала терпеливо ждать. Хотя, судя по жестам, нервничала она с каждой минутой все больше и больше.

"Неужели я где-то ошибся? - промелькнула в мозгу не самая веселая мысль. - Исправлять что-либо уже поздно. Но ведь я же видел фотографии с ее последнего звонка там. Так что здесь она должна появиться".

Рассуждения рассуждениями, а сердечко-то екает. Александр испытал непередаваемое облегчение, когда увидел выбирающуюся из такси Кристину. Одета она была празднично, но не в платье, как большинство уже собравшихся на линейку старшеклассниц, а в черные брюки и белую рубашку на выпуск, поверх которой была накинута легкая курточка из коричневой кожи.

Тут же от толпы отделился какой-то парень, и, подойдя к Кристине, поцеловал ее. У Кротова непроизвольно сжалась рука на цевье все еще лежавшего под боком автомата. Конечно, он предполагал, что в это время она могла с кем-то встречаться. Приглядевшись, он даже вспомнил лицо парня, несколько раз попадавшееся ему на старых фотографиях Крис. Однако знать и видеть, как он только что убедился, далеко не одно и то же.

Усилием воли он заставил себя разжать кулак и выровнять дыхание. Еще через несколько мгновений пульс снова пришел в норму. Уже более спокойным взглядом Александр следил, как парочка, обнявшись, подходит к небольшой кампании.

Окинув внимательным взглядом окрестности школы, он почти сразу обнаружил брошенный недалеко от входа в школу "Опель". Пустой. Оглядев еще раз толпу, он нашел обоих преследователей. Первый стоял в толпе родителей и учителей, чтобы не терять объект наблюдения из виду. Второй же обосновался недалеко от входа в школу, совсем рядом с Наташкой, на которую, кстати, время от времени бросал заинтересованные взгляды. Та вела себя самым естественным образом: просто игнорировала его. Кротову, как он не присматривался к ней, не удалось разглядеть признаков беспокойства. Вот это настораживало.

"Помни, это все не игра, - втолковывал он ей буквально час назад. - Если убьют, то убьют по-настоящему. Самое опасное для тебя сейчас, это поверить в нереальность происходящего. Такое иногда случается. Накатывает ощущение, будто ты бессмертный, пули пройдут мимо, а враг не сможет нажать на курок. Как следствие, потеря бдительности и, зачастую, просто перестаешь адекватно оценивать ситуацию. Будь осторожна, любая ошибка сегодня может стать для тебя последней".

Выслушать-то она выслушала, а сделать решила по-своему. Сейчас она привстала со ступенек и по дуге стала приближаться к Кристине. Боевик Штопорова проводил ее долгим взглядом.

"Засветилась! - пронеслась мысль в голове Кротова. - Хрен поймет, то ли выдала себя чем-то, то ли просто понравилась. Ясно одно: ей сейчас нельзя к Кристине. Надо дать отбой".

Однако когда Александр попытался протянуть руку за рацией, то обнаружил, что она его не слушается.

"...! - мысленно завопил он, однако вернуть контроль над телом это не помогло. - Приступ! Только не сейчас!"

Постепенно тело снова начало понемногу слушаться. Как будто преодолевая незримое  сопротивление, он все-таки дотянулся до рации, сжал в руках пластиковый корпус, и... положил на место. Приступ длился всего мгновение, но те секунды, когда он еще мог предупредить Наташку, уже ушли. Теперь придется действовать исходя из новой ситуации.

Придвинув поближе автомат, он снова поднес к глазам бинокль. Как раз в этот миг Наташка что-то втолковывала Кристине, отведя ее на небольшое расстояние от недоумевающих друзей. Та выглядела озадаченной. Но уже через несколько секунд она усмехнулась и двинулась к своей компании. В этот  миг Наташка, судя по всему, крикнула ей что-то еще. По крайней мере, Крис вздрогнула, и направилась обратно к своей странной собеседнице. Некоторое время, судя по яростной жестикуляции, та ей что-то горячо втолковывала.

Завороженный этой картиной, Александр все равно краем сознания успел отметить момент, когда один из боевиков дал знак второму и стал неуклюже продвигаться сквозь веселую, частично пьяную, толпу школьников. Да уж, солдаты может они и неплохие, но в толпе себя вести явно не умеют.

Кротов прекрасно понимал, что он просто меняет позицию, чтобы быть поближе к объекту наблюдения, но Наташка решила иначе. Уже не скрываясь, она указала Кристине на приближающегося боевика. Верно говорят, что нет более жалкого зрелища, чем преследователь, застуканный своей жертвой. От неожиданности тот остановился, а рука непроизвольно дернулась за борт куртки. Кристине этих доказательств вполне хватило. Она тут же дернулась в сторону, но была остановлена твердой рукой Наташки.

"Боже, - молнией пронеслось в голове Кротова. - Что они творят?!"

Девушки не переходя на бег, но и не мешкая, стали выбираться из толпы. Что-то крикнул Кристине ее парень, но, заметив двух мужчин, грубо прокладывающих себе путь сквозь толпу, не сводя недоброго взгляда с беглянок, благоразумно решил заткнуться.

"Хорошо хоть не бегут, - пронеслась молниеносная мысль в голове Александра. - Вряд ли их будут убивать прямо на оживленной улице. Только доберитесь до двора!"

Наташка с Кристиной быстро шагали по улице, приближаясь к повороту во дворы. Дистанция между ними и  преследователями была около пятнадцати метров и неуклонно сокращалась. Кротов взял в руки рацию и, стараясь говорить спокойным голосом, произнес:

- Все в порядке, только доберитесь до двора. Как только свернете за угол, бегом к машине, ясно?

Не снижая скорости, Наташка вытащила из сумки рацию и ответила:

- Ясно. Но...

- Никаких "но"! - рявкнул он. - Сворачиваете за угол, и бегом! Об остальном позабочусь сам.

- Сделаем! - отозвалась она с вымученной бодростью.

Александр отложил бинокль в сторону, все равно через несколько секунд они попадут в "мертвую зону", где он не сможет за ними наблюдать, а когда окажутся во дворе, их будет прекрасно видно и без оптики.

Медленно выдохнув, выравнивая дыхание, Кротов положил на лежащий перед ним кирпич (чего только не найдешь на русских чердаках) маленькую прямоугольную брезентовую подушечку (чего только не найдешь в его карманах), набитую песком. Сверху на нее легло цевье автомата. Оставалось только ждать.

Первой из-за поворота появилась Кристина. Почему-то уже без куртки. Еще сам не зная почему, Александр насторожился - ему очень не понравилась эта деталь. Сразу за ней появилась Наташка с накинутым на голову капюшоном кофты, натягивающая на себя кожанку Крис. 

Кротов понял все, но только крепче сжал зубы. До рации уже не дотянуться, так как для этого надо выпустить из рук автомат. Но кто тогда прикроет девчонок? Остальное он видел как в замедленной съемке и не раз после спрашивал себя, а мог ли он тогда поступить по-иному, и все изменить? По всему выходило, что нет. Вот только легче от этого не становилось. 

Справившись с курткой, Наташка сунула рацию в руки Кристине и, махнув рукой в сторону машины, резво побежала через двор. Крис не стала стоять на месте и тоже рванула в указанном направлении. В этот момент во дворе появились боевики Штопорова.

Будто почувствовав что-то, Кристина оглянулась, бросив взгляд в сторону Наташки. Та не оборачиваясь бежала в сторону подъездов. Наверное, она так и не успела понять, что именно произошло. Вряд ли она успела почувствовать, как в центр спины вошел заряд из тетанайзера, выпущенный одним из преследователей, через секунду застреленным Александром. На мгновение все замерло.

Второй противник, совсем еще молодой парень, ошарашено переводил взгляд с тела Наташки на своего напарника, скомканной куклой лежащего в луже собственной крови. Похоже, его не предупредили, что придется убивать молодых девушек. Александру было все равно. Вторым прицельным выстрелом в голову он прервал затянувшиеся размышления боевика, отправив его вслед за своим товарищем.

Нельзя сказать, что горе помутило его разум, или как там еще пишут в романах. Нет. Он автоматически зачехлил автомат и еще раз, не торопясь, по въевшейся в кровь привычке, проверил, не оставил ли он каких-нибудь следов. Вот только, казалось, что все чувства куда-то испарились, а в груди образовался какой-то холодный ком. Сейчас он действительно был только машиной. Именно такой, какой и должен был быть с самого начала. Кинув последний взгляд вниз, перед тем, как покинуть позицию, он поднес рацию к лицу:

- Иди к арке. Синяя машина. Садись. Жди. - Сказал он каким-то чужим, неестественно спокойным голосом.

Кристина, замешкавшаяся от ужаса, встрепенулась и побежала к машине.

Александр как будто со стороны наблюдал за тем, что делает: подходит к краю крыши защелкивает в карабин веревку, делает шаг в пустоту и, отталкиваясь от стены, спускается вниз. 

Все так же механически он выщелкнул веревку из карабина, подошел к машине, бросил на заднее сидение зачехленный автомат, параллельно убедившись, что Кристина уже в машине и даже успела пристегнуться. После чего открыл дверь и, сев в машину, завел двигатель.

- Подожди! - оклик Кристины заставил его на секунду замереть. - А мы эту, рыжую, не ждем?

Ничего не шевелилось в душе. Не было никаких эмоций. Только пустота.

- Она мертва, - ровно ответил он не дрогнувшим, но все еще неживым голосом.

- Да нет же! - яростно возразила она. -  Я все видела, он только пистолет поднял. Выстрела не было. Я же видела...

Последнюю фразу она произнесла очень тихо. Ей хотелось придумать рациональное объяснение тому, что она видела: розыгрыш, постановка, все что угодно. Она не хотела признаваться себе, что и эта странная нагловатая незнакомка, все же чем-то вызывавшая симпатию, и преследовавшие их мужчины были мертвы. Хотя краем сознания она уже понимала, что все это настоящая жестокая реальность, а вовсе не плод ее воображения.

- Я тоже. - Не глядя на нее, ответил Кротов, выруливая на проспект.

***

До съемной квартиры добрались без осложнений. За всю дорогу ни Александр, ни Кристина не проронили ни слова. Даже когда Кротов остановился в небольшом почти заброшенном гаражном массиве и молча указал ей на дверь, она, не удивившись, покорно вылезла из автомобиля. Создавалось впечатление, что на какое-то время она просто "перегорела" и уже не была способна испытывать хоть какие-то эмоции. Так же безучастно Крис наблюдала за тем, как он, открыв один из гаражей, выгнал на свет представительский "Мерседес", достал из багажника какой-то сверток и, оставив его в салоне "Субару", вернулся обратно. Даже увидев, как машина, на которой они только что приехали, моментально вспыхнула как факел, она не проявила никаких признаков волнения. Все  так же безропотно дала усадить себя на заднее сидение нового автомобиля и не заговаривала до самого конца пути. Александр списал все на шок. Свои собственные ощущения он предпочел не анализировать, решив, что для этого еще будет время.

Войдя в квартиру, он тут же потащил Кристину в ванную, даже не позволив ей снять обувь. Буквально силой Кротов затолкал ее в душевую и включил холодную воду...

Около часа понадобилось Кристине, чтобы прийти в себя. Позади осталась истерика, во время которой Александр очень пожалел, что не озаботился купить водки или хотя бы валерьянки заранее. Наконец, она задала тот самый вопрос, ответ на который он так долго и тщательно готовил:

- Кто ты? Кто это были вообще такие?! Почему они охотились за нами?! Объясни!

Набрав в легкие побольше воздуха, он начал свой рассказ, до поры, до времени умолчав лишь о некоторых моментах, пока решив не упоминать про тот резонанс, который ее открытие вызовет в будущем. К деталям он решил подводить ее постепенно. Кристина всегда умела слушать, так что Кротову удалось договорить до конца, не отвлекаясь на второстепенные детали, но как только он закончил говорить, на него градом посыпались вопросы:

- Так ты говоришь, что ты мой муж из будущего. Я ничего не путаю? - дождавшись кивка, она продолжила. - А ты лечиться не пробовал?! Я бы тебе очень рекомендовала не затягивать!

- А почему тогда за тобой охотились? - нейтрально спросил он.

Кристина всегда была сообразительной девушкой, поэтому он предоставил ей самой делать выводы, подталкивая ее в нужном направлении наводящими вопросами. Надо сказать, она вполне оправдала его надежды и, послушно переключившись на другую задачу, начала анализировать ситуацию.

- А может, это за вами охотились, а?! За тобой, и этой... рыжеволосой, а? Что скажешь? - почти прокричала она.

- Скажу,  что эту рыжеволосую зовут... - тут он запнулся на секунду, но тут же продолжил. - Звали, я хотел сказать, Наташей. Советую запомнить это имя. Она сегодня спасла тебе жизнь. Ценой своей. Ты не задумывалась еще, зачем она отобрала у тебя куртку?

Лицо Кристины дернулось в гримасе. Она все поняла, но Александр продолжал:

- Поэтому в нее и выстрелил первой, - жестко закончил он. - Думали, что это ты.

- Но погнались же они за мной только когда появились вы! Что скажешь?

- Так и есть. Просто не появись мы, они бы убили тебя чуть позже. Они не знали, когда именно ты сегодня совершишь свое открытие, - последнее слово Александр почти выплюнул. - Как только эти уроды поняли, что Наташа знала о них, они сразу начали действовать, так как либо машина времени уже создана, либо уже не будет создана. Во втором случае тебя стоит убрать обязательно, а в первом та... на всякий случай.  

 

- Хорошо! Допустим! - выкрикнула она. - Но как это доказывает то, что ты мой муж, а?!

Вот об этом вопросе Александр совсем не задумывался. Уж свою-то женщину, с которой прожил пятнадцать лет, он знал. Так что найти слова, способные убедить ее, не составило большого труда. Через несколько секунд она вскинула руки и крикнула:

- Хорошо, сдаюсь! Ты мой муж. Но почему? - наконец задала она вопрос, волновавший ее больше всего. - Почему они хотели убить меня?!

- А ты сегодня ничего не особенного не делала? - спросил он, глядя прямо ей в глаза.

- Да что, например?! Ты говоришь о том

- Например, сегодня на твоих глазах исчез алмаз, а затем снова появился. Верно?

На ее лице читалось такое потрясение, что Кротов сходил за стаканом воды для нее.

- Так вот что произошло. Я думала, - тихо прошептала она, послушно сделав большой глоток. - Что просто столкнула его с лотка. Я сегодня уронила планшет на включенную установку. Полыхнуло. Камень исчез. А потом он снова оказался на лотке. Я думала, мне показалось.

Кротов присел рядом с ней.

- Нет, тебе не показалось. Ты отправила его в будущее. Путешествовать по оси времени можно в обе стороны, но...

Теперь уже полностью, ничего не скрывая, он рассказал все, что знал об изобретении машины времени, о том, как к нему пришел генерал и рассказал о ее смерти, как он жил все это время, и многом другом.

Выслушав до конца, она закрыла и, помотав головой, тихонько произнесла:

- Быть этого не может.

- Пойдем, - пригласил Александр поднимаясь. - Кое-что покажу.

Пройдя в соседнюю комнату, он кивком указал ей на письменный стол. Там в беспорядке лежали фотографии Кристины, Логана, боевиков и скрепленные листы отчета "наружки". Какое-то время она в нерешительности перебирала фотографии, после чего взяла в руки отчет и погрузилась в чтение.

Кротов ей не мешал. Он задумчиво рассматривал оставленную на столе тетрадку: на обложке был изображен красный зайчик, жующий, почему-то фиолетовую морковку, а между листами была заложена изгрызенная в задумчивости ручка.

Осторожно взяв ее в руки, Александр открыл страницу. Внутри ровным аккуратным почерком были записаны имена, звания, должности... Какое-то время он просто смотрел на ровные ряды строчек, после чего осторожно, словно боясь, что она рассыплется, положил тетрадь на место и повернулся к Кристине.

Видимо, Кротов простоял так все же немного дольше, чем ему показалось, так как, к тому моменту как он очнулся, Крис уже закончила читать достаточно объемный отчет и теперь смотрела на него.

- Ладно, слушай внимательно: я не верю ни одному твоему слову, но раз у меня нет другого объяснения происходящего, будем считать, что все на самом деле так, как ты сказал, - произнесла она. - Что мы будем делать?

- Ты ничего, - глухо ответил Александр, которому было абсолютно без разницы в данный момент, во что она верит, а во что нет, лишь бы слушалась и не наделала глупостей. - А мне надо перехватить Логана и разобраться со Штопоровым.

Какое-то время она молча смотрела на него, после чего тихо спросила:

- Ты считаешь себя виноватым в ее... в том что произошло?

- Да. - Кротов сам не понимал, почему вообще позволил себе разоткровенничаться. Все-таки пока, как бы странно это не звучало, она была ему почти чужим человеком.

- Ты мог спасти ее?

- Нет. - Почему-то севшим голосом ответил он.

- Тогда в чем дело? - продолжала она.

- Я мог не брать ее с собой, отправить домой, пристегнуть наручниками к батарее здесь... все что угодно! Но я взял ее с собой. Почему? Не знаю. Но это только моя вина. - Наконец озвучил он вслух то, что грызло его с того самого момента, как он отправил ее к этой злополучной школе

На несколько минут повисла почти полная тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов, висящих на стене.

Минут пять понадобилось Александру, чтобы прийти в себя и полностью настроиться на работу. Он запретил сейчас себе думать о смерти Наташки. Да, он виноват. Да, поступил глупо, однако сейчас надо собраться. Лучшее, что он мог сейчас для нее сделать, так это довести дело до конца, выправив тем самым реальность, в которой все рядом с ним пошло наперекосяк.

Приняв решение, Кротов больше не сомневался. Взгляд обрел былую уверенность, приправленную немалой толикой здоровой ярости. Кто-то изначально сделал очень большую ошибку, создав ситуацию, когда у него не осталось выбора, кроме как идти напролом к своей цели. Теперь он собирался доказать им это.

- Впрочем, ты знаешь, - произнес он, обращаясь к притихшей Кристине. - Ты сможешь кое-чем помочь.

- Хорошо, что я должна делать?

- Сейчас ты расскажешь мне все, что знаешь о Логане: его привычки, взгляды на жизнь, характер, и прочее. Только просьба: не пытайся думать что важно, а что нет. Ладно? Рассказывай все, а я потом сам разберусь.

Кристина уложила в свой рассказ в пятнадцать минут. В нем было немало интересного. Например, по ее словам выходило, что своих детей Логан не имел, поэтому в своей молодой помощнице души не чаял. Это сильно облегчало задачу. 

- Так, тормозни, - остановил он ее, когда счел, что изложенной информации ему вполне достаточно. - Возьми со стола ручку и листок бумаги. Можешь взять листок из отчета. Теперь пиши: "Альберт Как-его-тамович, со мной все в порядке...".

Когда Кристина закончила, Кротов взял в руки получившуюся записку, перечитал ее еще раз, хмыкнул и спрятал листок бумаги в карман.

- Спасибо. - Поблагодарил он, доставая из внутреннего кармана телефон.

Набрав по памяти номер (ну не полагался он на внешние носители, в том числе и электронные записные книжки), он произнес  трубку:

- Здравствуй, Ильдар. Дай мне связь с командиром группы, ведущей Логана.

Через три минуты после разговора неплохой, на его взгляд, план был составлен.

- Слушай, а почему ты просто не наймешь людей, чтобы расправиться с этим Штопоровым, - спросила Кристина, неслышно подойдя сзади. - Насколько я поняла, проблем с деньгами у тебя нет.

- Нет, - согласился Александр. - Вот только он может предложить им намного больше, чем я. Что стоят деньги по сравнению с властью, которую может дать контроль над временем?

Та только помотала головой, признавая аргумент.

Уже чрез пятнадцать минут он сидел за рулем "Мерседеса", направляясь в сторону местного технического университета, расположенного на одной из центральных улиц города. Именно его организаторы выбрали местом проведения конференции с таким заумным названием, что Кротов даже не попытался его запомнить. Сложность состояла в том, что у главного корпуса было многолюдно всегда, не говоря уж о том, что конец этого мероприятия выпадал на час пик, когда народу возле института будет как кильки в банке. Почти все дороги в этом районе будут забиты. Отходить придется через дворы. Тут тоже крылись свои подводные камни. Каждый рискнувший свернуть с пестрящего витринами и свежевыкрашенными фасадами центрального проспекта, попадал в унылые дворы, где напороться на какой-нибудь тупичок или перегороженную дорогу было проще простого. Пешком из них выбраться не составляло никакого труда, а вот выехать на машине было гораздо сложнее.

Тем не менее, Кротов решил, что этот вариант будет оптимальным. Машину он оставил возле одного из подъездов, постаравшись поставить ее так, чтобы какой-нибудь особо умный, или, что вернее, наглый водитель при всем желании не смог блокировать ему выезд.

Взглянув на часы, Александр обнаружил, что до конца конференции осталось сорок минут. Десять из них он потратил, прикидывая маршрут отхода. Наконец, убедившись, что сможет свободно выехать на параллельную улицу, он направился к университету.

Пройдя мимо центрального входа, он бросил в урну небольшой сверток, раздобытый еще до его отъезда Раковым.

Времени вычислять агентов Штопорова не было, поэтому он прямиком отправился в сторону старой, но не раздолбанной еще "Тойоты", где разместилась группа наблюдения Ильдара.  


Глава 11.

День Х. Логан.

"Смелые мысли играют роль передовых шашек в игре:

 они гибнут, но обеспечивают победу".

Иоганн Вольфганг Гёте

Ожидание действия, на взгляд Александра, было одним из самых противных видов времяпровождения. Если впереди ждет что-то не слишком приятное или напротив, какое-либо ответственное дело, то большую часть нервов и душевных сил ты измотаешь именно на этом этапе. Кротов накрепко запомнил это еще во время учебы в школе и университете. Перед экзаменами он тратил большую часть сил и энергии еще до того как садился за стол к экзаменатору. При таком раскладе нервных клеток сгорало намного больше, чем ситуация в целом того заслуживала. Но тогда он ничего с собой поделать не мог. Немного проще смотреть на вещи получилось научиться только на старших курсах. Конечно, сейчас Александр почти всегда держал свой разум под железным контролем и не позволял себе терзаться попусту, однако и его томило ожидание появления Логана.

Конференция затягивалась уже на полтора с лишним часа. Судя по нескольким машинам с опознавательными знаками СМИ (Кротов насчитал аж шесть машин только телевизионщиков), а так же толпившимся в холе (по словам бойца "наружки", находившегося внутри здания) операторам и фотографам, не говоря уж о прочих журналистах - корреспондентах, ожидание обещало быть долгим. Немного успокаивал тот факт, что конкуренты из бригады Штопорова тоже нервничали. Их "Волга" с тонированными стеклами стояла всего лишь в десятке метров от "Тойоты" Зоркого Ока, лидера группы наблюдателей Ильдара. Однако если люди Ока никак не выдавали своего нетерпения и не позволили противнику себя обнаружить, то эти "наблюдальщики" вели себя прямо противоположным образом. Вернее, один из них. Крепыш за рулем не поддавался нервозности напарника, уже несколько раз выскакивавшего из салона размять ноги. Его Александр оценил как более опытного и про себя отметил, что здоровяка придется убрать первым. В мозгу некстати промелькнула мысль, что ему повезет больше. Отправится на тот свет, даже не поняв, что послужило тому причиной. Второму выпал несчастливый билет - успеет сообразить что к чему, перед тем, как отправится вслед за своим товарищем.

- Сборище закончилось. - Вклинилась в размышления Александра лаконичная фраза Ока.

Кротов, выныривая из своих мыслей, обернулся к невозмутимому человеку, сидящему за рулем. Его внешность как нельзя лучше подходила для той работы, которой он занимался. Даже опытному взгляду разведчика было сложно найти в его облике хоть какие-то отличительные признаки. Одет он был в серую футболку и светло-серые штаны. В таком наряде было элементарно затеряться в любой толпе.

- Шейх сообщил, что вся эта мозговитая бражка в коридор вывалились. Их сейчас журналюги окружили, так что минут десять еще есть, - невозмутимо пояснил он, имея ввиду бойца, находящегося внутри здания.

- Понятно, - откликнулся Кротов. - А там никого подозрительного не трется? Уточни.

Кинув несколько реплик в рацию, Око ответил:

- Там столько народу толпится на выходе, что даже с танком в кармане элементарно затеряться можно.

- Ясно, - ответил Александр, окидывая взглядом вход в университет. - Вот ведь блин!

Если разобраться, то причина возмущения Кротова становилась вполне понятна. Между их машиной и входом толпилось огромное количество людей: расходились по домам участники и гости конференции, сворачивали свои камеры операторы и фотографы, уже отснявшие необходимый материал, толклась толпа студентов, вышедших покурить между парами или ожидающих автобуса, который должен был отвезти их до студенческого городка. Короче, народу была тьма. Впрочем, поразмыслив мгновение, он тут же нашел в этом кучу плюсов, которые можно будет использовать, если чуть-чуть скорректировать первоначальный план действий.

Неожиданно "Волга" с преследователями тронулась с места, и, проехав немного, встала прямо напротив выхода, отделив толпу и здание университета от Александра. Боевик, которого он счел менее опытным, тут же попытался выбраться из машины, но после окрика товарища, вернулся на место.

Несколько секунд Кротов хмурился, оценивая новую позицию, но, в конце концов, пришел к выводу, что и теперь все сложилось не так уж плохо. "Волга" встала к ним левым боком. Вся правая сторона оказалась заблокирована ограждением стоянки.

"Так-так, похоже, "салага" будет встречать Логана у входа, - мысленно проиграл ситуацию Кротов. - Водитель вряд ли покинет автомобиль. Судя по тому, что он не трется где-то поблизости от профессора, а пока спокойно, ну, или почти спокойно сидит в машине, они здесь не одни. Что было бы вполне логично, учитывая уничтоженную группу, о которой они уже должны знать, и сбежавшую Кристину. Кто-то у них еще и внутри есть, но сейчас его не вычислить. Неужели исполнительная тройка, во главе со Штопоровым, решила, наконец, проявить себя? Ладно, черт с ними пока. Встретимся еще. Сейчас главное вывезти отсюда Логана".

Рука непроизвольно легла на рукоятку ПСС, покуда спокойно лежащего в кармане. Кобуру Александр надевать не стал, в отличие от пистолета, избавиться от которого при определенной сноровке можно в мгновение ока, ее так легко не скинешь. Вторую обойму он тоже решил оставить в бардачке "Мерседеса". Вряд ли у него будет время сделать хотя бы шесть выстрелов. Не говоря уж о том, чтобы перезарядить оружие. Не справится с противниками двумя-тремя выстрелами в первые секунды боя и даст втянуть себя в перестрелку - он труп. Это только в фильмах героям удается лихо тратить обойму за обоймой, которые иногда кажутся просто бездонными, или стрелять из двух дробовиков с вытянутых рук, укладывая врагов штабелями десятками и сотнями. На деле все намного прозаичнее. На каждый выстрел и перезарядку тратятся драгоценные секунды, дающие противнику время для того, чтобы сориентироваться и прихлопнуть тебя. Выстрел из дробовика с вытянутой руки - почти гарантированный перелом конечности, ну, или уж во всяком случае идиоту, попробовавшему выполнить такой трюк, еще долго будет не до того, чтобы сделать подобную глупость еще раз. А два профессионала, пусть одного из них Александр оценил  не очень высоко, остаются двумя профессионалами. Как ни крути - очень точно гласил старый (по меркам Кротова, конечно) рекламный лозунг. Про то, что где-то рядом ошивается Штопоров, его телохранитель и пси-про, боевые способности которого пока остаются загадкой, он даже не стал пока думать. Не до того. Расклад мог сложиться в пользу Александра только при очень быстром исполнении его плана. В противном случае опомнятся, и толпой задавят. Даже если учесть, что Штопоров, по информации генерала, не боец, а пси-про достаточно редко тренируют как солдат, остается еще телохранитель, а значит, против него, возможно, будут работать не два, а целых три профессионала, если он задержится хотя бы на мгновение. Это очень много. Разведчик эффективен только до того момента, пока остается незамеченным. После обнаружения, убить его не сложнее, чем любого другого человека. Кроме того, стоило учесть тот факт, что любой из них может пристрелить Логана, как только поймет, что захват провалился. А его бы желательно перехватить живым. Было у Кротова к ученому несколько вопросов.

"Хреново, - мысленно оценил расклад сил Александр. - Но бывало и похуже".

Тем временем у одного из боевиков Штопорова окончательно сдали нервы. Он вышел из машины и стал ходить из стороны в сторону. Водитель, судя по силуэту, видневшемуся через тонированные стекла, даже головы не повернул сторону в сторону разболтавшегося напарника.

"Очень выдержан и опасен, - дополнил свое первоначальное мнение о водителе Кротов. - Ему же хуже".

Тем временем уже две машины, принадлежавшие местным телеканалам, покинули стоянку. Значит, скоро должен был появиться и профессор. По крайней мере, Александру очень хотелось бы в это верить.

Зоркое Око тут же подтвердил его догадку:

- Наблюдатель докладывает, что объект уже у выхода. Разговаривает с кем-то.

Тут же водитель "Волги", до половины опустив стекло, что-то сказал, обращаясь к своему напарнику. Тот сбился с шага, кивнул и торопливо направился к выходу. Сидевший за рулем человек еле заметно покачал головой и стал следить за дальнейшим развитием событий, предоставив Александру лицезреть свой гладко выбритый затылок до тех пор, пока вновь закрывшееся слегка тонирваное стекло не превратило его в неясный силуэт.  

- Отбой, - неожиданно сообщил Око. - Объект направился в восточную часть здания в сопровождении коллег.

Александр, усмехнувшись, наблюдал, как человек Штопорова с глупым видом топчется у входа. Помявшись несколько минут около дверей, и, по-видимому, не получив никаких приказов, тот так и не решился зайти внутрь, оставшись ждать объект на улице.

Снова потянулись долгие минуты ожидания. Наблюдатель внутри молчал. Зоркое Око тоже не спешил поддержать Кротова дружеской беседой. Отрешившись от всего на свете, он разглядывал группу симпатичных, по-летнему не обремененных одеждой, студенток, круживших вокруг синей "Мазды", стоящей неподалеку. Александр его не винил. Со своей задачей он отлично справился, а воевать в обязанности наружки не входило. По договору Око и его люди покидали место действия сразу же, как только Логан окажется на улице. Так что на их помощь рассчитывать не приходилось.

Секунду полюбовавшись открывшимся зрелищем, Александр, не без некоторого усилия над собой, перевел взгляд обратно на сидящего в "Волге" боевика. Тому уже надоело разглядывать незадачливого коллегу и теперь он обводил ленивым взором окрестности, не обделяя вниманием и присутствовавших барышень.

"Блин, - невесело усмехнулся он про себя. - Похоже, я здесь один работаю".

- Включи, что ли радио пока, - обратился Кротов к Оку. - Наше что-нибудь.

Тот, не оборачиваясь, молча, протянул руку к магнитоле, и  уже через секунду слон наполнил тихий голос Зои Ященко:

Он родился и вырос в этих славных широтах,

Где в порожние щи добавляют остроты,

Где сидят между стульев, где плюют в свой колодец,

Где толкают на паперть своих богородиц,

 

Где в остывших стаканах осколки печали,

Где вином провожают и солью встречают,

Там, где дважды заходят в постылую реку,

Там, где в каждой деревне и Голгофа, и Мекка.

 

Но у него есть ключ из пепла...[28]

 

Правда, в полной мере насладиться песней Александру не удалось. Помешал искаженный помехами голос, донесшийся из рации Ока, произнесший всего одно слово:

- Идут.

***

Кивнув Оку, Кротов выбрался из машины, тут же начавшей плавное движение в сторону выезда со стоянки. Впрочем, Александр уже не обратил на это внимание, сосредоточенный только на движении к своей цели. Гораздо больше его занимала моментально изменившаяся обстановка. Вот так всегда: прикидывал, рассчитывал, и все равно приходится импровизировать.

Боевик, ждавший около дверей, скрылся в здании. Скорее всего, получил сообщение от кого-то внутри. Значит, исполнительная тройка пока предпочла остаться в тени, доверив другим таскать для себя каштаны из огня. Водитель перестал изображать из себя незаинтересованное лицо и теперь не сводил цепкого, различимого даже сквозь затемненное стекло, взгляда внимательных глаз с территории стоянки, привычно стараясь выявить любую вероятную угрозу. О причине такой бдительности можно было только догадываться: то ли Штопоров в красках живописал своим людям, что случилось с первой группой захвата, то ли просто водила был битый волчара, предпочитающий не полагаться на извечное русское "авось", а полностью контролировать ситуацию от и до. Александр решил, что второе вероятнее, и... увы, куда неприятнее.

Последний штришком, или, в данном случае, последним гвоздем в крышку его гроба, было то обстоятельство, что сзади, буквально метрах в трех, его догоняла та самая компания студенток из "Мазды", за которой с таким вниманием наблюдал Око. Итог: времени на обходные маневры нет, так что приходится идти в лоб, да еще и эти некстати подвернувшиеся дуры точно поднимут крик, если он начнет действовать прямо на их глазах, а патронов всего шесть... О том, что это, в общем-то, нормальная реакция для любого человека, на глазах которого кому-то сносят башку, Кротов как-то в этот момент не подумал - немного не до того было.

Александр ни на секунду не позволил себе сбиться с шага, несмотря на то, что положение было далеко не из лучших. Он уже даже ни о чем не волновался. С каким-то тупым безразличием он глядел на становящуюся с каждым шагом все ближе машину. Вообще-то, оставался еще один козырь, до поры до времени надежно припрятанный в рукаве, однако предназначался он второму боевику, и использовать его пока было рано, но если иного выхода не останется...

Казалось, что взгляд водителя как в замедленной съемке скользнул по нему, повинуясь силе инерции, вильнул дальше... и через секунду вернулся к Александру. Заметил!

Странно, но чудеса, каким бы глупым это слово ни казалось в данных обстоятельствах, все же случаются. В этот раз чудо соизволило принять образ трехлетнего кудрявого малыша, державшегося за руку своей мамаши. В тот миг, когда во взгляде боевика подозрение сменилось пониманием, в руках ребенка лопнул самый обыкновенный воздушный шарик. Верно говорят, что к подаркам небесной канцелярии надо быть всегда готовым. Взгляд водителя вильнул буквально на миг. Однако Кротову хватило и этого мгновения, чтобы сыграть по своим правилам. Рука Александра, мгновенно скользнув в карман куртки,  привычно нащупала пистолет. Чуть вытащив его наружу, чтобы достаточно большая гильза спецпатрона ушла в сторону, а не осталась в кармане, он сделал всего один выстрел прямо сквозь подклад куртки. До машины оставалось всего 7 метров.

Все произошедшее уложилось в два удара сердца. Как и следовало ожидать, шум проспекта скрыл почти беззвучный выстрел, а отлетевшую гильзу если кто и заметил, то не предал этому значения, по крайней мере, воплей и криков слышно не было. Когда Александр позволил себе выдохнуть и вернуться в реальный мир, то обнаружил, что никто разыгравшегося боя не заметил: все также щебетали о чем-то своем за спиной почти догнавшие его девчушки, беззаботно болтали студенты, курили у крыльца отработавшие свое корреспондент. Значит, он сработал чисто. Казалось, аккуратная незаметная дырочка в боковом стекле "Волги" появилась как будто ниоткуда, а водитель запрокинул голову назад просто для того, чтобы отдохнуть. Пятно крови в области сердца на фоне темной рубашки через тонированные стекла рассмотреть было практически невозможно. Вот только расслабляться было рано. Именно этот момент выбрал второй боевик, чтобы появиться в дверях учебного корпуса. Под руку он почти тащил профессора Логана.

Как всегда, в непростые моменты, Александр предпочел действовать по первому наитию. В тот момент, когда он начал резкий разворот к догнавшей его компании, он даже до конца не представлял, что именно собирается делать.

- Привет! - резко выдохнул он, обращаясь к первой попавшейся девушке, на которой сфокусировался взгляд. - Помнишь меня?

- Привет-привет, - с некоторым трудом выдохнула она, держась за сердце. - Извини, что-то я... сразу... не могу вспомнить.

Кротов окинул взглядом компанию, прикидывая, как их можно будет использовать дальше, впрочем, не забывая держать в поле зрения волокущего профессора к машине перехватчика. Его темноволосая собеседница была не единственной, кого немного, ну, назовем это "удивило", происходящее.

"Все верно, про себя подумал он, - вот идешь так, никого не трогаешь, а тут к тебе какой-то тип с бешенными глазами оборачивается, и резко так: "привет!". Сам бы я ему, пожалуй, еще и по роже съездил. Мда... Ну простите, адреналин! Я ведь тоже не железный".

- Отлично! Больше поводов познакомиться! - вслух, не снижая напора, произнес он, и, протягивая руку, добавил. - Саша.

- Аня... - дрогнувшим голосом ответила собеседница.

- Телефон! - все тем же приказным тоном продолжил он. -Запиши!

Девушка послушно полезла в сумочку. Кротов только усмехнулся. Вообще-то нельзя сказать, что он пользовался бешеной популярностью у противоположного пола. Но, видимо, свое дело сделал тот самый адреналиновый напор. Бросив мгновенный взгляд в сторону противника, он решил, что тот подошел недостаточно близко. Боевику до машины осталось дойти восемь метров через толпу. Рано ходить с козырей.

- Вот, - донесся откуда-то слева женский голос. - Держи. До встречи!

В попытках рассчитать оптимальный момент для начала перехвата, Кротов успел напрочь забыть о стоящей перед ним девушке. Теперь он с искренним непониманием уставился на прямоугольный кусочек картона в своих руках. Аня же с товарищами, развернувшись, зашагала прочь.

"Сейчас, - снова переключив внимание на более насущные проблемы, сминая в кармане пачку из-под сигарет вместе с расположенным в ней одноразовым передатчиком, подумал Александр. - Ну, сволочи, побегаем!".

Получив радиосигнал, сработала заложенная в урне, возле входа в университет, дымовая шашка. Площадь перед центральным входом моментально заволокло дымом. Паники не случилось, но небольшая смута имела место быть.

Боец, ведущий Логана, повел себя именно так, как рассчитывал Александр. Расталкивая толпу, он ринулся к машине. Только открыв заднюю пассажирскую дверь машины, он заметил оказавшегося совсем близко Кротова. От неожиданности он даже выпустил руку профессора, и сразу же потянулся за борт куртки.

Александр же громко крикнул, глядя мимо него, стараясь перекричать шум толпы:

- Аня, ты в порядке?!

- В порядке! - крикнула та и тут же отвернулась, стараясь поднять споткнувшуюся подругу.

Вот тут-то и совершил свой последний промах боец Штопорова - слегка расслабился, услышав голос девушки, и отвел взгляд, очевидно решив, что паренек просто спешит на помощь своей подружке.

Кротов терять времени даром не стал. Так же, практически не доставая пистолет из кармана, он выстрелил противнику в живот. После чего, мгновенно оказавшись возле сложившегося пополам боевика, сильным тычком помог ему влететь в салон машины. Контрольный выстрел он произвел чисто автоматически.

- Добрый день, Альберт Сергеевич, - почти спокойно обратился он к застывшему Логану. - Нам лучше покинуть это место как можно скорее.

В ответ профессор промычал что-то нечленораздельное.

- Если вы интересуетесь, можно ли мне доверять, - уточнил Александр, волоча профессора за собой. - То прочтите вот это. Только, пожалуйста, очень вас прошу, на ходу!

Трясущимися руками профессор развернул помятый тетрадный лист:

- "Альберт Как-его-тамович...", - дрожащим голосом начал читать он, видимо, Крис еще не полностью отошла от шока, когда писала эти строки, а проверять отчество Александру даже в голову не пришло. - Так ведь это же от Кристиночки!

Какое-то время он на ходу разбирал торопливо написанные строки, после чего воскликнул:

- Она пишет, что я должен идти с вами!

У Кротова запаса душевных сил и терпения хватило только на то, чтобы кивнуть.

- Да отпустите же вы мою руку! Я сам пойду, молодой человек, только вы мне потом все объясните! - лекторским, слегка надменным тоном заявил он и бодро засеменил вперед.

Александру ничего не оставалось, кроме как, покачав головой, последовать за ним.

***

Выходя в этот день из дома, профессор Логан не ждал от окружающего мира никаких сюрпризов. Предстояло всего лишь посетить одно скучное мероприятие, где одни болваны будут хвастаться перед другими болванами ничего не значащими "открытиями", и можно будет вернуться к себе в лабораторию. Не то, чтобы профессор считал себя умнее других, и ни в грош не ставил своих коллег, просто его присутствие на этом мероприятии было делом вежливости. Несколько часов жизни придется потратить на попытки попросту не уснуть, а это немного раздражало. Однако ничего не попишешь.

Как Логан и ожидал, ничего интересного за все время сборища (назвать эту болтологию более достойным словом у него язык не повернулся) не произошло. Но времени, чтобы всем накричаться друг на друга все равно не хватило. Пришлось ждать, пока заядлые спорщики не устанут обвинять друг друга в пристрастии к лженауке, непрофессионализме, и даже ереси. Как же, ведь следующее сборище не скоро, как можно упустить шанс наговориться впрок. Сам профессор с гораздо большим удовольствием провел бы это время в ставшей почти родной лаборатории, наблюдая за начатым еще утром экспериментом. Буквально час назад его помощница сообщила ему по телефону о том, что при последнем запуске установки приборы зафиксировали появление чего-то необычного. Хотелось как можно скорее окунуться с головой в работу над новым феноменом.

"Ну, ничего, - успокоил себя старый профессор. - Кристиночка сама проследит за ходом эксперимента и занесет все результаты в лабораторный журнал. Умница девочка".

Позевывая, Логан попытался сконцентрировать свое внимание на длящейся уже бог знает сколько речи коллеги. Однако сосредоточиться на словах оратора никак не получалось. Ибо тот имел удивительный дар излагать свои мысли настолько занудно, что мало кто мог дослушать до конца даже короткий анекдот в его исполнении, не говоря уж о... о чем он там кстати?

Стараясь не слишком сильно вертеть головой, он бросил несколько осторожных взглядов по сторонам, и тут же посмеялся над собственной деликатностью. Большинство занималось своими делами: кто-то с головой ушел в новомодный сотовый телефон, кто-то, уже не стесняясь, в голос разговаривал с соседями, ну а один почтенный господин и вовсе читал книгу, близоруко щурясь из-за недостатка света.

Наконец все закончилось. Однако и теперь выбраться из здания университета было не так-то легко. Несмотря на то, что ничего интересного на этой, с позволения сказать "научной конференции", не произошло, охочие до новостей "акулы пера" были уже тут как тут. Стараясь окупить время, потраченное на ожидание конца сборища, журналисты с жадностью набрасывались на каждого участника, стараясь выжать хоть что-нибудь, что потом можно было бы превратить в очередную сенсацию местного масштаба.

С превеликим трудом удалось увернуться от двух молодцев, пытавшихся разузнать побольше о новых научных открытиях, великих тайнах вселенной и его личном взгляде на внешнюю политику Уганды. Впрочем, спокойно уйти все равно не удалось. Уже совсем недалеко от долгожданной свободы руку крепко сжали тонкие пальчики. Обернувшись, он увидел молодую девушку, с горящими фанатичным, как ему показалось, огнем глазами.

- Пожалуйста, задержитесь на секундочку, - щебетала она. - Мне просто нужен небольшой комментарий. Кто если не вы сможет объяснить нашей аудитории, что сегодня здесь произошло?!

Предусмотрительно не снимая железной хватки с его руки, девчушка (кто бы мог предположить в ней такую силищу!) потащила профессора подальше от толпы, чтобы спокойно взять интервью. Тут же, как по волшебству, появились два оператора, фотограф, и пяток корреспондентов с протянутыми в его сторону диктофонами.

"Кажется, это надолго...", - успел тоскливо подумать профессор за секунду до того, как на него обрушился шквал самых разнообразных вопросов.

Отдуваться пришлось минут пятнадцать, через которые чувствующий себя выжатым лимоном профессор смог, наконец, переадресовать очередной заданный вопрос удачно подвернувшемуся коллеге. Пользуясь тем, что репортеры жадно набросились на нового респондента, Логан самым бессовестным образом незаметно покинул место действия.

Пытаясь больше не попадаться на глаза ни журналистам, ни коллегам, он быстро зашагал в сторону выхода, надеясь, что уж в этот-то раз удастся, как выражается Кристиночка, смыться окончательно.

Не тут-то было. Прямо у самой двери его перехватил старый знакомый и потащил в сторону буфета. В любое другое время Логан был бы рад неожиданной встрече, но сегодня он уже слишком устал от общения и жаждал только одного: как можно скорее оказаться в тишине и покое родной лаборатории.

Хорошо еще, что старый приятель, минут через десять вялой беседы, сумел оценить ситуацию и поспешил откланяться. Логан, посидев минутку собираясь с мыслями, снова предпринял попытку вырваться на улицу, надеясь, что уж в этот-то раз точно никто не помешает.

Какое-то время ему везло. Успешно избежав столкновения со все еще мучившими отдельных его коллег репортерами, вымртанный профессор почти добрался до выхода.  Им уже стали потихоньку овладевать грезы о любимом кресле за рабочим столом и чашке крепкого кофе, как в его уютный внутренний мир, куда он стал потихоньку уходить, грубо вмешалась какая-то внешняя сила, моментально выдернувшая замечтавшегося ученого обратно в грешный мир.

Логану понадобилось несколько секунд, чтобы успокоить сердцебиение и разобраться в происходящем. Причиной его экстренного выхода из мира грез в грубую реальность оказалась чья-то мускулистая рука, с силой сжавшая его плечо. Какое-то мгновение он пытался разобраться в том, что происходит, но незнакомец предпочел сам разъяснить ситуацию.

- Слушай, морда ученая, - яростным шепотом прошипел он. - Я тут не шутки шучу с тобой, понял? Дернешься, пулю отхватишь. А ну марш за мной!

В качестве доказательств серьезности своих слов незнакомец чуть отогнул полу куртки, чтобы профессор разглядел торчащую из кобуры рукоятку оружия. Одним движением странный человек свернул запястье Логана так, что тут чуть не потерял сознание, и потащил свою жертву к выходу на улицу. Сил не хватило даже на то, чтобы позвать на помощь.

Резкая боль в руке мешала профессору проанализировать ситуацию. Попытавшись сбросить захват потной руки незнакомца, Логан получил чувствительный удар по почкам. Больше таких попыток он решил пока не предпринимать. На миг в голову пришла мысль, что он даже не сможет потом заявить в милицию. Все произошло так неожиданно, что он не успел даже толком разглядеть лицо нападавшего. Впрочем, еще через секунду в голову пришла более грустная мысль о том, что случая добраться до милиции ему может и не представится.

Гораздо позже Логан так и не смог вспомнить, как его вытащили на улицу и отконвоировали к машине. Когда способность хоть как-то оценивать ситуацию вернулась, то профессор обнаружил, что находится на стоянке перед университетом. Местность вокруг была затянута дымом. Со всех сторон слышались вскрики и громкие голоса. Бандит чуть ослабил захват, чтобы открыть дверь припаркованной прямо у входа машины. Вот сейчас его запихнут в машину и все...

Неожиданно пальцы захватчика разжались. Сам он резко развернулся, одновременно запустив руку за борт куртки, где у него, Логан помнил, был спрятан пистолет. Рефлекторно проследив за его взглядом, профессор обнаружил, что тот не сводит холодного взгляда с приближающегося к ним подростка лет шестнадцати. Тот, с озабоченным выражением на лице шел прямо на них. Взгляд преступника, казалось, с каждой секундой становился все более пустым и холодным. Мальчишка же, не ведая о грозящей ему опасности, вытащил из кармана руку. Разбойник (а кто еще это может быть?) медленно потянул из кобуры пистолет.

"Сейчас пристрелит мальчишку!", - промелькнула мысль в голове профессора.

Логан крепко зажмурил глаза, чтобы не видеть, как этот маньяк убьет ни в чем не повинного парня.

- Аня, ты в порядке?!! - раздался совсем рядом молодой звонкий голос.

- В порядке! - крикнул в ответ женский голос откуда-то из-за спины.

Выстрела все не было. Через мгновение старый профессор решился открыть глаза. Если бы он сделал это на три секунды позже, то смог бы избежать многих кошмаров, которые будут навещать его еще несколько месяцев. Но ему не повезло. Он очень отчетливо увидел, как расслабился успокоившийся бандит. Губы его прошептали какое-то слово. В это миг какая-то сила сложила его пополам. Тот самый мальчишка, непостижимым образом оказавшийся рядом, точным ударом отправил его в салон машины. Не теряя ни секунды, парень выхватил из кармана пистолет. Навел его на лежащего на заднем сидении человека. Пистолет дернулся, но выстрел не грохнул. Парень взглянул на дело рук своих, кивнул, и ... спрятал пистолет обратно в карман.

Только сейчас до Логана дошло, что последним словом бандита стало слово "параноик".

Тем временем мальчишка уже закинул в салон ноги мужчины и прикрыл дверь. В данный момент он осматривался по сторонам. Убедившись, что никто ничего не заметил, он повернулся к профессору. Его взглядом, казалось, можно забивать гвозди.

- Добрый день, Альберт Сергеевич, - с удивительным в этой нелепой ситуации спокойствием произнес он. - Нам лучше покинуть это место как можно скорее.

Это стало последней каплей для престарелого профессора. Сил хватило только на то, чтобы промычать в ответ что-то невразумительное. Парень что-то продолжал говорить, но мозг отказывался воспринимать хоть что-либо. Наконец молодой человек не выдержал, взял его под руку и потащил сквозь относительно пришедшую в себя толпу.

Руки неожиданно нащупали сложенный вдвое листок бумаги. Несколько секунд ушло на то, чтобы понять, что парень предлагает прочитать ему какое-то письмо. Абсолютно автоматически профессор развернул и пробежался глазами по ровным строчкам письма.

Еще раньше, чем пришло осознание написанного, он узнал почерк Кристиночки. Бросив удивленный взгляд на молодого человека, Логан углубился в чтение. Записка состояла всего из нескольких строк.

"Альберт Какеготамович,

Со мной все в порядке. Предъявитель этой записки - друг.

Пожалуйста, идите с ним. Он привезет вас в безопасное ме-

сто. Объясню все позже.

Кристина"

Короткий текст оказал на профессора неожиданно сильный эффект. Способность мыслить вернулась. Мозг начал анализ ситуации.

"Похоже, когда Кристина писала этот текст, была не в себе, - думал Логан, рассматривая уже чуть мятый листок. - Об этом говорит и странное обращение вместо отчества, и совсем не свойственный ей лаконичный стиль речи. Зато такой стиль, судя по всему, очень даже свойственен этому молодому человеку. Ишь, как вышагивает, да по сторонам зыркает! Отсюда делаем выводы: Кристина у него. Если он задумал недоброе, то... Что можно сделать?... Бросить Кристиночку в беде никак не возможно. А если он все-таки друг, то приведет к Кристине. В любом случае выбора нет. Придется ехать".

- Она пишет, что я должен идти с вами! - воскликнул он вслух, надеясь, что получится создать у собеседника впечатление, что перед ним круглый лопух, помешанный на своей науке.

Парень только возвел глаза к небу, всем видом показывая, что его все это его вообще уже порядком достало. То, что молодой человек способен хоть на какие-то человеческие эмоции (пусть это и будет раздражение) очень обрадовало Логана. Неприятно иметь дело с бездушной машиной.

- Да отпустите же вы мою руку! - приберегаемым для нерадивых студентов тоном то ли попросил, то ли приказал профессор. - Я сам пойду, молодой человек. Надеюсь, что вы действительно сможете все объяснить!

Приятно, когда последнее слово остается за тобой. Некоторые даже уверяют, что от этого становится чуточку легче.

***

Удар сотряс машину как раз в тот момент, когда Кротов решил, что они в безопасности. Несколько долгих секунд он боролся с управлением, выравнивая потерявший управление автомобиль. Что-то вопил на заднем сидении Логан, но у него не было времени, чтобы посмотреть как там у него дела.

"Вопит, значит жив!", - подумал Александр, решив, что пока на этом вопрос можно считать исчерпанным.

Гораздо больше его внимание занимал "Ниссан Патрол", неожиданно пристроившийся за "Мерседесом" Кротова. Именно он и стал причиной удара. Судя по всему, джип вылетел с одной из перпендикулярных улиц. Впрочем, и об этом думать пока было рано.

Только выровняв машину, которую от удара вынесло на противоположный тротуар (избежать столкновения со встречным транспортом удалось лишь по чистой случайности), он позволил себе заняться анализом ситуации. Выводов получилось количеством ровно три штуки. Первый: если бы Кротов, каким-то десятым чувством не заподозривший неладное, не нажал на газ за секунду до столкновения, то удар пришелся бы ровно по центру правого бока автомобиля, и последствия могли бы быть куда более плачевные. Второй: наезд не случайный, так как возможностей избежать столкновения было хоть отбавляй. Ну и третий, самый важный в его ситуации вывод, заключался в том, что водитель обнаглевшего "бегемота" пристроился в развороченный хвост машины Александра, и явно хотел о чем-то побеседовать.

- Что это было?!! - заорал сзади ошарашенный профессор

- Нас хотят убить, - спокойно ответил Кротов. - Кстати, вот вам и информация к размышлению: мне вы нужны живым, а вот им, похоже, уже совсем даже и не очень.

- Кто это?! - уже на грани истерики выкрикнул не совладавший с нервами Логан.

- Вы уж выберите, Альберт Сергеевич, - не оборачиваясь, бросил Александр. - Мне с вами - сейчас объясняться, или вы согласитесь чуть-чуть подождать, пока я разберусь с этими ублю... Вот, сволочь!

Последнее высказывание относилось к водителю "Ниссана". Вылетев на тротуар, он попытался обойти их справа.

- Ну, с нами такие шутки не проходят, - сквозь зубы процедил Кротов, резко уходя влево, прямо сквозь встречный поток в один из боковых проулков.

"Патрол" тут же заметно отстал. Движение в проулке было достаточно плотное, так что сократить дистанцию у водителя джипа не было никакой возможности. Теперь он просто старался не отстать еще больше, и не потерять беглецов из виду.

- Вот ведь... - негромко произнес нехорошее слово Кротов, наблюдая в зеркало заднего вида за плетущимся вместе со всеми "Ниссаном". - Ведь выследили же как-то. Через семь кварталов достали... Телефон!

- Что?! - переспросил ошарашенный профессор.

- Телефон, - повторил Александр. - Ваш сотовый телефон! Живо, дайте его мне!

Заполучив аппарат, он, недолго думая, попросту выкинул его в окно.

- Зачем?! - у Логана от возмущения аж затряслись губы. - Там же столько важных телефонов, да и ...

- Молчать! - рявкнул в ответ Кротов. - Я вот все думаю, каким таким образом эти гаврики так лихо нас вычислили. Вывод один: только через ваш телефон.

На какое-то время в салоне установилась тишина.

- Впрочем, возможно, они нас догнали и случайно, - через пару мгновений чуть смущенно пробормотал Александр. - И протаранить нас они решили спонтанно. Бывают в жизни совпадения. Но все равно. Так будет лучше.

В любом случае никакого чувства вины за испорченную технику он не испытывал. Телефон Кристины Кротов отключил сразу же после того, как сжег "Субару". Взамен он выдал ей для связи один из своих запасных аппаратов, про телефон Логана он просто забыл.

- А отключить-то просто нельзя было? - с горькой иронией произнес профессор.

- Да я, видите ли, нервничаю немножко, - в тон ему ответил он. - Не сообразил...

- Как я вас понимаю...

Александр едва заметно усмехнулся. Он был рад, что профессор очнулся и даже предпринимает попытки шутить (или язвить?), и что его не придется долгое время приводить в себя как Кристину. Это сейчас было бы совсем некстати.

Тем временем поток машин стал редеть, а это значит, что вскорости бешеный "Ниссан" получит возможность маневрировать. Этого Кротов допустить не мог. Открыв бардачок, он достал мигалку, и через несколько секунд, в сопровождение сияния проблескового маячка, начал продираться сквозь становящийся все более редким затор. Надо сказать, за рулем джипа тоже сидел не лопух. Оторваться на хоть сколько-нибудь значительное расстояние не получалось.

- И что вы собираетесь делать? - раздался за спиной взволнованный голос Логана, который уже, кажется... начал  входить во вкус?!!

- Не зна... а обратимся-ка мы к нашим доблестным органам.

- Как скажете, молодой человек! - раздался ехидный голос за спиной.

" А! - сообразил Александр, - похоже, что он просто такими шуточками со стрессом борется. Ну и бог с ним! Лишь бы еще час пробыл во вменяемом состоянии, а там хоть не рассветай!"

Кротов не шутил. Он на самом деле собрался воспользоваться помощью органов правопорядка. Только для его целей подходил далеко не каждый их представитель. Поэтому, завидев вдалеке пост ГИБДД, он снизил скорость, разглядывая скучающих у дороги сержантиков. Те, конечно, проявили некий интерес к несущемуся со спецсигналом "Мерседесу", но той реакции, при которой можно было бы воспользоваться их помощью, Александр не заметил.  Так они миновали еще два поста, снова оказавшись в центре города. Здесь преследователи вели себя поаккуратнее: грубо правил дорожного движения не нарушали, на таран идти не пытались, а просто прилепились как лист к чему-то там за их машиной, выжидая удобный момент для атаки.

Странное равновесие продолжалось довольно долго. Кротов колесил по центральным улицам города, стараясь вспомнить, где именно во времена своей юности он напарывался на засевших в засаде гаишников, но ему пока не везло. Верно говорят, когда они нужны, их не дождешься. "Ниссан", казалось, принял правила игры, не пытался атаковать, но и не отставал. Куда, мол, ты денешься с подводной лодки.

- Послушайте, может, вы пока начнете объяснять, а что собственно происходит? - подал сзади Логан.

- Не думаю, что это лучшее решение, - вежливо ответил Александр. - Гораздо логичнее будет, если мы все-таки сначала доберемся до безопасного места. К тому же, я хочу, чтобы Кристина вам кое-что рассказала, прежде чем говорить начну я. Так вам будет намного легче принять историю, которую я собираюсь вам преподнести. Поверьте, она стоит того, чтобы чуть-чуть подождать.

- Но... - профессор немного замялся, но все-таки переборол себя, и задал вопрос, который, по всей видимости, уже давно не давал ему покоя. - С Кристиночкой-то все в порядке?

Кротов полуобернулся к своему пассажиру, и очень серьезно произнес, используя легкие гипнотические вибрации голоса:

- Поверьте, любого, кто хоть пальцем тронет мою же... Кристину, я лично в порошок сотру. За ее безопасность можете не волноваться. Давайте доедем до места назначения, и мы вместе все вам объясним. Хорошо?

- Вот как... - еле слышно пробормотал сзади профессор. - "Мою", значит... Что ж, будем надеяться, вы действительно сможете все объяснить. Оба.

Ответа на эту реплику не последовало.

- Так что вы все-таки делать собираетесь? - зашел с другой стороны Логан. - Они не отстают.

- А делаю я следующее... - договорить он не успел.

Незаконченная фраза повисла в воздухе, так как Александр заметил на другой стороне дороги то, на что уже почти перестал надеяться. Двое гаишников (наконец-то!) проявили необходимую для осуществления его плана реакцию. Они встрепенулись, узнав машину начальника областного ГИБДД, и вытянулись в струнку. Один даже приложил пальцы к форменной фуражке. Не тратя времени, Кротов вдавил педаль газа в пол, вылетая на встречную полосу. Кое-как разминувшись со встречной машиной, он резко затормозил около экипажа ДПС, едва не сбив одного из сержантов.

Пока они не пришли в себя, он молниеносно стянул с себя цветастую куртку (а что, по-вашему, стоило надеть, чтобы не выделяться среди студентов?), придававшую ему молодежный вид, и, оставшись в обычной черной футболке, выскочил наружу. Не давая никому опомниться, он заорал голосом десантного сержанта:

- Бойцы! Нападение на генерала! Задержите их любым способом! Родина вас не забудет! - махнул он рукой в сторону чуть отставших преследователей.

Хотя при его комплекции и гладком юношеском лице все это смотрелось достаточно комично, они не стали задавать вопросов.

Александр же не стал тратить время на пояснение обстоятельств, а опрометью бросился обратно к "Мерседесу". Ему вдруг в голову пришла достаточно интересная мысль, ранее его не посещавшая: у сотрудников ДПС нет и быть не может серьезного вооружения. Но может хоть как-то подсобят...

Через минуту он убедился, что красно-синих маячков сзади не видно, а вот "Ниссан" тут как тут.

- Не получи...? - хотел спросить профессор но не успел.

Тяжелый "Форд" экипажа ДПС смел "Патрол" с дороги, буквально впечатав его в витрину стоящего у проезжей части магазина. Патрульная машина, по-видимому, описала небольшой крюк, и протаранила джип преследователей так же, как некоторое время они пытались протаранить "Мерседес" Кротова. Надо ли говорить, что маневр им удался куда лучше, хотя Александр четко видел, что молодой сержант, находившийся за рулем, вовсе не хотел становиться камикадзе, а попросту не смог справиться с управлением.


Глава 12.

Вечер Х. Штопоров.

"Выбор ясен - он теперь за мной,
Все сомнения за моей спиной.
Я изгой - пути мне нет туда,
Но даёт шанс беда!


Враги в нашем доме
Земля в муках стонет
Убийца на троне -
Он зло во плоти.
Война на пороге,
Увы, мы не боги,
Назад нет дороги -
Туман впереди!"

Эпидемия "Час испытания"

Разговор длился уже около часа, а Кротов пока даже близко не подобрался к главной теме беседы. Как истинного ученого Логана в первую очередь заинтересовала история с исчезающим алмазом. В который раз он заставлял Кристину описывать все  произошедшее снова и снова, пока, наконец, не вмешался потерявший терпение Александр:

- Все это, конечно, замечательно, - прервал он уже уставшую Кристину. - Но, боюсь, что я здесь как раз для того, чтобы никто не узнал о результатах эксперимента, и не смог их повторить.

- Что вы имеете ввиду?! - возмущенно воскликнул профессор. - Я полжизни убил на то, чтобы руководство призна...

- То, что я уничтожу вашу лабораторию, - любезным тоном пояснил Александр. - И почти все результаты вашей работы в этом направлении вместе с ней.

Пока ошарашенный Логан хватал губами воздух, всем своим видом демонстрируя, что ничего более кощунственного он в жизни своей не слышал, Кротов продолжил:

- А вы расскажете мне, где найти все документы, схемы и прочее, касающееся ваших экспериментов.

- З-з-зачем?.. - заикаясь, выдавил профессор. - Я не...

- Чтобы я точно ничего не пропустил, - все с той же милой улыбкой ответил Кротов. - Вы ведь жить хотите? А чтобы Кристина осталась жива-здорова?

- Объяснитесь! Вы же сказали, что не причините ей зла!

"Молодец, профессор, - мысленно отметил Кротов. - В первую очередь не о себе думаешь. Большой тебе плюс".

- Вот, кажется, я и завладел вашим вниманием, - вслух произнес он. - А то вы так углубились в разговор с Кристиной, что даже позабыли о событиях сегодняшнего дня. Сейчас мы обсудим все произошедшее и я расскажу вам маленькую историю, которая произойдет, если мир узнает о вашем изобретении.

- Каком изобретении? - взял (ну или почти взял) себя в руки Логан.

- Вы, Альберт Сергеевич, изобрели то, что можно назвать машиной времени. Поздравляю. У вас в лаборатории уже готовый образец. Дело осталось за малым - вычислить настройки частоты Р-поля, чтобы перемещаться во времени.

- Какие еще такие настройки? - скептически буркнул профессор.

- Вы не слишком верите в мои слова? - уточнил Кротов. - Понимаю. Вот только хочу обратить ваше внимание на тот факт, что моя история пока остается единственной версией, объясняющее все происходящее. Или есть варианты?

- Ну ...

- Так я продолжаю?

- Прошу вас. - Помолчав, предложил Логан.

- Благодарю. Так вот, - продолжил Александр. - Насколько я понимаю, вся проблема при перемещении во времени упирается в то, чтобы верно настроить частоту Р-поля, которое сопутствует процессу перемещения. Если настройки не верны, то объект, оказавшийся внутри поля, подвергается различным... даже не знаю, как эти явления назвать-то... воздействиям, что ли. Например, во время одного из запусков тридцатикилограммовый камень сжался до размеров горошины, не утратив при этом первоначального веса. Как это случилось, не смог объяснить никто. Про то, что случилось с сусликом, когда попробовали ввести в поле живой организм, я вообще рассказывать не хочу... Первые настройки для перемещения будут открыты вами, Альберт Сергеевич, только через пару лет. Настройки для перемещения людей, откроешь еще через восемнадцать лет ты, Кристина. В общем, если говорить очень упрощенно, то я жил как раз лет на двадцать впереди вас.

- Бред! К чему это все?! - не выдержал профессор. - Не понимаю, зачем я вообще все это слушаю!

-  Я веду к тому, что на данном временном отрезке появились люди, которые знают верные настройки, - спокойно отреагировал на это Александр. - Машина им очень нужна, а вот вы совсем наоборот. Вы, ученая братия (наконец, и у него сдали нервы), хоть можете себе представить, что сможет натворить человек, завладевший вашим изобретением?! Особенно если учесть, что сейчас, в этом самом времени, о нем никто не знает. Кстати, вот вам и ответ на вопрос, почему вас хотят убить: если изобретатели агрегата погибнут, то никто никогда об их открытии не узнает.

- Но зачем нас убивать? - спросила Кристина.

Кротов посмотрел на нее с жалостью, но, все же, сделав скидку на возраст, ответил:

- На тот момент, когда меня десантировать в это время, лидер боевиков, захвативших агрегат, и... - тут Александр на мгновение запнулся, но тут же продолжил. - Убивших вас, стал самым влиятельным человеком в России. Этаким всенародным диктатором. Что по сравнению с этим стоят несколько человеческих жизней? В моем времени уже слишком многие знают о вашем изобретении. Поэтому те, кто сегодня охотился на вас, и пытаются захватить установку сейчас, пока ни одна живая душа не подозревает о том, что путешествовать во времени вообще возможно!

- То есть нас хотят убить? - помолчав, уточнил Логан.

- В моем времени убили. - Не стал кривить душой Кротов.

- Когда?

- Если бы все шло так, как шло, то через несколько часов с этого момента, - Александр не хотел об этом говорить, но...

- Так я... через несколько часов мы умрем?! - с ужасом спросила Кристина.

- Нет, если ты заметила, то временной поток, или, как мы ее называем, основная вероятность изменилась.

- То есть?.. - попыталась уточнить Крис.

- Кажется, я понимаю, - первым ответил профессор. - В прошлой вероятности не было вас?

Не совсем точно, но Александр ради экономии времени решил не спорить:

- Верно.

- Так кто же вы? - поинтересовался Логан, похоже решивший принять объяснение Кротова без споров.

- Ее муж. - Кивнул на Кристину Кротов.

- Мда?.. - удивился профессор. - Но вы так молоды... На вид вам можно дать лет пятнадцать, а Кристине должно быть в то время около тридцати пяти...

- Тридцать шесть. На момент моего отправления Кристине должно было быть тридцать шесть лет. А мне тридцать пять. Я на год младше.

- Но... - Профессор посмотрел на него с удивлением. - Если я вас правильно понял, то... Как тогда? Неужели в будущем победили старость?

 - Очень просто, - скучным голосом ответил Александр. - Это тело принадлежит этому времени, а сознание нет. Долго объяснять.  Да и теорию процесса я знаю не настолько хорошо, чтобы рассказать понятнее. И вообще... может, к основной теме вернемся, а?

- Ну... хорошо. Хотя... ну, ладно. Тогда такой вопрос есть. Вот вы сказали, что уничтожите почти все результаты мое работы, верно? - уточнил Логан. - То есть что-то вы хотите сохранить, так?

- Да. Мне нужны схемы, генерирующие само Р-поле, - кивнул Александр. - Без самой установки оно не представляет опасности, и может быть полезно.

- Р-поле? - переспросил задумавшийся профессор. - Но я понятия не имею, что это такое!

- В смысле?

Сказать, что Александр был удивлен, значит ничего не сказать.

- Я не понимаю, о чем вы говорите. Я понятия не имею, что такое Р-поле. Готов предположить, что это тоже мое открытие, вот только никакого поля во время экспериментов зафиксировано не было. Иначе я об этом знал!

- Прошу прощения, но... Вообще-то было кое-что похожее - задумчиво произнесла Кристина. - Перед тем, как исчез алмаз, приборы действительно зафиксировали появление чего-то необычного. Возможно, это и было ваше Р-поле? Помните, я вам говорила, профессор?

- Возможно. Вполне, - как всегда в минуты задумчивости Александр начал изъясняться короткими рубленными фразами. - Перенос без поля не возможен. Алмаз исчез. Значит оно.

Минуту стояла тишина. Каждый думал о своем. Профессор, судя по его бледному потерянному лицу, прощался со славой великого ученого. Кристина старалась не мешать размышлять Александру, а сам он вспоминал все, что знал об поле. Наконец Кротов, очнувшись от раздумий, произнес:

- Да, это должно быть оно. Итак, задача: мне нужна схема того, что генерирует Р-поле. Или образец. Это возможно?

- Я думаю, что это поля является побочным действием диффу... (тут Кристина употребила такое длинное и запутанное словосочетание, что Кротов моментально окрестил эту штуку "фигней", даже не пытаясь вникнуть в название).

- Этот ваш диффу... фигня ваша является частью установки? - уточнил он.

- Не совсем, - минуту подумав, ответил Логан. - Если я правильно понял, чего вы от нас хотите, то отвечу так: если вы изымите диффу... ("Да елки палки! - про себя поразился Александр. - Неужели нельзя придумывать названия чуть проще? Зато теперь ясно, кто придумал официальное название агрегата"), и уничтожите остальную установку и техническую документацию, то восстановить ее по этой детали будет невозможно. Вы это хотели узнать?

Похоже, даже профессор смирился с необходимостью уничтожения своего изобретения, однако в глазах его стояла такая скорбь, будто Александр задушил его ребенка.

- Не волнуйтесь, без лавров вы не останетесь, - успокоил Кротов Логана. - В будущем с помощью Р-поля будут лечить некоторые виды рака. В моем времени вы с Кристиной, а медицинское применение поля открыла именно она, были широко известны именно благодаря этому изобретению, так как машина времени хоть и была великим научным открытием, но все же оставалась изобретением относительно бесполезным для широких масс. До последнего времени.

- Правда? - уточнил немного воспарявший духом профессор.

- Правда-правда. А теперь расскажите, как мне найти диффу-как-его-там?

- Это лучше спросить у Кристины, - переадресовал вопрос Логан, и добавил: - А все-таки жаль, что никто не узнает об этом. Такое открытие!

- Как это никто? - вмешалась Кристина. - Мы же знаем!

Кротов решил просто промолчать.

***

На часах высветилось ровно 00.00, когда Александр остановился около небольшого мрачного здания, ранее принадлежавшего какому-то богом забытому научно-исследовательскому институту, где работал профессор, ныне отданному на откуп частникам. Тем не менее, Логан предпочел пока не переносить лабораторию, а заплатить арендную плату новому хозяину, и не дергаться с насиженного места. Его эксперименты не были  признаны руководством переехавшего института перспективными, так что профессору разрешили остаться, тем более аренду он платил сам, что для института оборачивалось прямой экономией. В итоге все остались довольны.

Вздохнув, Александр приблизился к центральному входу. Над дверью пришлось поколдовать с отмычкой. У настоящего профи этот простенький (относительно!) механизм отнял бы максимум несколько секунд, а вот Кротову пришлось честно пыхтеть минут пятнадцать, пока не раздался долгожданный щелчок открывшегося замка. Бесшумно приоткрыв дверь, он тенью проскользнул внутрь.

Привыкнув к полутьме помещения, Александр огляделся по сторонам. Пост охраны, распложенный на входе, естественно, был пуст. В этом он даже не сомневался, ровно, как и в том, что на втором и третьем этажах посты так же пусты. Когда идет игра с такими ставками свидетелей не оставляют. Внимательно осмотрев будку, в которой, по штатному расписанию, должны были находиться охранники, Кротов нашел что искал - небольшую подпалину на поверхности стола. Такую мог бы оставить прошедший мимо цели заряд тетанайзера. Боевой заряд тетанайзера.

Секунду подумав, он еще раз осмотрелся, после чего сел за стол, и углубился в изучение содержимого ящиков. В этом не было ни необходимости, ни логики, ни смысла. Явного смысла. Александр попросту тянул время, давая боевикам возможность заметить его, и предпринять ответные шаги. В то, что его могут убить, он не верил. Просто потому, что Штопоров обязан был попытаться выяснить, кто же так старался помешать ему все это время, почему он это делал и кто действует с ним заодно. В данном случае уничтожать диверсанта было бы верхом глупости.

Наконец, он услышал то, чего так ждал. В дальнем конце коридора послышались тихие шорохи, будто кто-то очень старался действовать бесшумно, но у него никак не получалось. Кротов, не подав вида, закончил обыскивать ящики стола, и переключился на систему видеонаблюдения, стараясь при этом производить достаточно шума, чтобы люди Штопорова смогли приблизиться к нему на дистанцию, достаточную для захвата. Если "заметить" их раньше времени, то они могут от неожиданности отправить его на тот свет, а затем уж вспомнит о том, что вообще-то неплохо было бы его допросить.

Прошло уже около минуты, а "нападающий" так и не предпринял никаких активных действий. Александру становилось все труднее изображать увлеченность камерами так, чтобы это не вызвало у прячущегося в тени человека подозрения. Однако тот не спешил. Видимо, он хотел некоторое время понаблюдать за ним. Это было, во-первых, совсем некстати, а во-вторых, достаточно глупо. Ведь другого столь удобного расклада для захвата может и не представиться.

"Что-то здесь не то, - подумал Кротов, наклоняясь к нижнему ящику стола. - Какой-то уж больно нервный наблюдатель попался. Сопит так, что его даже отсюда отчетливо слышно. Но... телохранитель Штопорова должен быть профессионалом. По крайней мере, так считал генерал. Не пси-про же за мной послали. Хотя..."

Александр на мгновение замер, старательно прислушиваясь. Даже зная, что надо искать, он далеко не сразу уловил то, что хотел. Через сопение первого оппонента еле  распознавалась едва различимая поступь человека, почти бесшумно продвигающегося от конца коридора. Другого конца коридора. Вот эти звуки, а вернее почти полное их отсутствие, выдавали в двигавшемся человеке мастера определенного рода.

Кротов наклонился чуть ниже, во-первых, давая нападающему простор для действия, а во-вторых, скрывая волнение. Свою шею подставлять под удар всегда неприятно. С одной стороны, все конечно просчитано, а с другой ... да хрен его знает, как все обернуться может.

Наконец, раздался негромкий оклик:

- Эй ты, медленно и без глупостей повернись ко мне, - раздался за его спиной негромкий, какой-то текучий голос. - Руки держи на виду. Не выпрямляться.

Подняв руки, не пытаясь выпрямить спину, Александр медленно повернулся.

- Голову ниже! - продолжал сыпать командами тот же голос.

Краем глаза Кротов успел рассмотреть, что с ним говорил худощавого телосложения человек. У него были длинные светлые волосы, а покрой облегающей одежды намекал на то, что это может быть и женщина. О том же говорили и мягкие черты лица и мелодичный голос. Однако прояснить этот вопрос полностью не получилось, так как разглядеть больше из неудобного положения было нереально.

Тетанайзер боевик неопределенного пола держал очень грамотно. У Александра не было не малейшей возможности дотянуться до оружия противника, зато сам он (а может и сама?) мог контролировать каждое его движение.

- Встань. Повернись, - раздались очередные команды. - И постарайся не делать резких движении. Ради своего же блага.

Кротов с удовольствием выпрямил спину, и с интересом оглядел своего оппонента. Все-таки он оказался мужчиной, хотя черты его лица трудно было назвать мужественными.  Это избавляло Александра от ряда колебаний чисто этического характера (они бы не помешали делу, но женщину убивать было бы неприятнее).

Тем временем противник сам с не меньшим интересом рассматривал Кротова. В глазах его было некоторое удивление. Впрочем, оружия он не убрал, все так же цепко ловя каждое движение своей цели.

- Мальчик, ты кто такой? - наконец очень мягко поинтересовался он.

Александр молчал изучая противника. Вывод напрашивался неутешительный: с этим кадром придется повозиться.

- Я могу спросить и грубо, - добавил боевик. - И тогда ты точно расскажешь мне все, но вряд ли тебе понравятся мои методы получения информации.

- Меня зовут Александр, - еще секунду помедлив, ответил Кротов.

- Неплохо для начала, - кивнул тот. - Что ты здесь делаешь?

- Воспитанный человек, прежде чем как задавать вопросы, представился бы сам.

В глазах державшего его на мушке человека мелькнули искорки смеха, и он ответил:

- Изволь, малыш, меня зовут Валентин. Теперь расскажи мне, что ты тут делаешь.

- Я собираюсь уничтожить машину времени, - с любезной улыбкой ответил Александр.

Если боевик и удивился, то прекрасно сумел скрыть свои чувства.

- Я же говорил! - раздался грубый голос из коридора.

Кротов повернул голову на звук, и увидел огромного детинушку, выходящего из коридора.

- Я же сразу предупреждал, что это перехват, - пробасил качок, останавливаясь рядом с Валентином. - А вы сомневались.

Александр молча осмотрел новое действующее лицо. Человек перед ним был огромен. Бугры мышц легко различались даже сквозь плотную рубашку. Череп его был обрит, а лицо имело такое выражение, что им вполне можно было бы пугать в цирке не только дошколят, но и людей куда более позднего возраста.

- Че ты с ним цацкаешься? - продолжил здоровяк. - Пристрели его. Это перехватчик. Он бы тебя убил не задумываясь. У меня до сих пор рука ноет после его ментов-камикадзе!

Валентин только хмыкнул:

- Александр, ляг на пол. Медленно.

Кротов подчинился. Спорить в его положении было бы хоть и интересно, но отнюдь не умно.

- Обыщи его, - мягко предложил компаньону Валентин. - Тщательно.

Судя по тому, как детинушка резво и без споров отправился выполнять распоряжение, он уже пытался качать права, или даже применить к субтильному напарнику силу. Александр мог даже предположить, чем это закончилось.

Тем временем по телу Кротова неумело, но старательно шарили руки пси-про (а кто это еще мог быть?).

- Ох, ни хрена себе! - воскликнул он через секунду.

Из сумки на поясе были извлечены две гранаты, запалы к ним нашлись в нагрудном кармане. ПСС был найден во внутреннем кармане. Так же был найден закрепленный на лодыжке нож. Бритву под напульсником здоровяк не заметил.

- Интересное решение, - еще более вкрадчивым голосом прошептал Валентин, рассматривая одну из гранат. - Под учебные замаскировал, чтобы милиция не остановила?

- Чтобы самому не так страшно таскать эти штуки было, - не менее любезно ответил Александр. - Психика детская она знаете ли... Так оно как-то покойнее, в общем. Вы бы еще в заднем кармане джинсов посмотрели.

Повинуясь кивку Валентина, здоровяк извлек из указанного места свернутые в несколько раз бумаги.

- Что это?

- Паспорт на учебное пособие "Граната Ф1", - ответил пси-про усмехнувшись. - Подделка, конечно.

- Умно! - прокомментировал Валентин.

Александр вежливо склонил голову, и улыбнулся, что было не так-то легко сделать лежа на полу под прицелом хоть и разговорчивого, но все же противника. Тем временем Валентин все с тем же веселым любопытством гранаты. Это очень не понравилось Кротову. Не любил он таких весельчаков. Шутят, улыбаются, но в тоже время способны тебя на лоскуты порезать.

- Ну ты, ****, ответишь, за наших ребят! - зло рявкнул, наклонившись к Александру пси-про, кривя свое и без того не самое приветливое лицо.

"Пугаешь, конечно, - про себя оценил Кротов, старательно делая вид, что ему очень страшно. - На самом деле ты давно просчитал всю картину. Сейчас тебе интересны детали. Вот она болезнь всех пси-про. Вы терпеть не можете, когда что-то остается для вас неизвестным".

Похоже, что этот аналитик был далеко не самого высокого класса. Иначе вопросы ему задавать бы не пришлось. До того же Дока ему было как до Китая неудобным ходом. Хотя, если бы на его месте был бы Док, то Александр уже общался бы с ангелами. Ну, или с чертями, если бы небесные весы решили, что в своей жизни он сделал больше плохого. Самому ему второй вариант казался куда более реальным.

- Кончай актерствовать, Коля, не видишь, на него не действует, - пресек его театрализованное представление Валентин. - У тебя неплохо получается, но...  Так, а ты медленно и печально поднимайся на ноги.

Кротов с сожалением прекратил ломать комедию, поняв, что ему не верят.

- Иди вперед! - похабно ухмыляясь, сделал приглашающий жест рукой пси-про.

Александр не успел сделать и пяти шагов, как на него обрушилась темнота.

***

Когда сознание вернулось к Александру, он обнаружил, что лежит на голом полу. Руки были стянуты за спиной. Попробовав незаметно пошевелить ногами, он убедился, что нижние конечности тоже крепко связаны. По боли в затекших запястьях Кротов определил, что без сознания он находился довольно долго. Получить хоть сколько-нибудь внятное представление об окружающем его пространстве было достаточно затруднительно, так как глаза Александр благоразумно решил пока не открывать, равно как и каким-либо другим способом демонстрировать, что он уже пришел в себя. 

Из-за необходимости притворяться, единственным способом получения информации об окружающей среде оставался слух. Прислушавшись, Кротов определил только одного человека. Метрах в четырех от него кто-то копошился с бумагами. "Понаблюдав" таким образом за окружающим миром секунд сорок, Кротов пришел к заключению, что с бумагами копался, скорее всего, пси-про. Этот вывод он сделал, основываясь на громком сопении, которое было прекрасно различимо даже через шорох бумаг. Именно оно выдало здоровяка в коридоре перед постом охраны.

"Один есть, - про себя отметил Александр. - Где же остальные? Валентин, скорее всего, где-то недалеко. Сам бы я, по крайне мере, если бы сразу не пристрелил такого подозрительного кадра как я, то глаз бы с него не спускал точно... Чееерт... Как же голова болит. Сильно он меня. За мной должок. Так, продолжаем. Если пси-про возится с бумагами, то это наверняка и есть лаборатория Логана. Значит, и Штопоров где-то рядом. Так не пора ли часом в себя прийти?"

- Так, красно солнышко, открывай глазоньки, - произнес над его ухом вкрадчивый голос Валентина. - Реснички-то дергаются. Пришел в себя уже.

Александр открыл глаза и осмотрелся. Увиденное полностью совпало с его домыслами. В противоположном углу здоровяк пси-про разбирал шкафы, и ничего больше его пока не интересовало. Валентин стоял прямо над Кротовым, глядя на него сверху вниз. Ну а тот, о ком Александр последние месяцы думал чаще всего (не считая Кристины, конечно!), обнаружился на одном из стульев, стоявших неподалеку, и с интересом глядел прямо на него. Кротов ответил ему тем же. Больше всего Штопоров походил на преподавателя литературы для самых маленьких детишек или педиатра: ленинская бородка, добрый прищур умных глаз, и понимающая улыбка. Даже из того неудобного положения, в котором прибывал Кротов сразу бросалось в глаза, что человек этот небогатырского сложения, да и ростом не баскетболист. Больше всего ему подходило определение "Айболит". Для полноты образа не хватало только медицинской шапочки с красным крестом и белого халата.

- Доброй ночи, молодой человек, - произнес он неожиданно сильным, глубоким голосом. - Рад, так сказать, наконец-то встретится лицом к лицу. А то вы нас знаете, а мы про вас нет. Нехорошо получается. Так как вас зовут?

Некоторое время Александр молчал, изучая обстановку. Если верить описаниям Логана, это безусловно была его лаборатория.  Достаточно большое помещение было почти полностью заставлено столами, на которых находились инструменты, компьютеры, части установки, а то и просто хлам виде конфетных оберток и коробок из-под пиццы. Установка, по рассказам профессора, должна быть где-то за его спиной. 

Штопоров терпеливо ждал, пока пленник налюбуется помещением.

- А что, еще не доложили? - наконец удивленно поднял брови, убедившись, что агрегат на месте, Кротов.

- Саша, я просто пытаюсь быть вежливым, - ответил тот. - Или вы предпочитаете пообщаться с Николаем?

Пси-про, услышав свое имя, на момент отвлекся, чтобы послать Александру агрессивную усмешку, но тут же вернулся к своему занятию.

- Уж лучше с ним, чем с Валентином, - вежливо кивнул Кротов. - Впрочем, я тоже пока настроен на мирную беседу. Так почему бы вам не предложить мне присесть. Лежа на полу разговаривать неудобно. Да и от стакана водички я бы не отказался. А то знаете, как-то во рту сушит. У вас интересные методы приглашать людей на беседу.

Одновременно со светской болтовней Александр пытался определить, как именно связаны его руки. Как оказалось, его запястья стянуты чем-то вроде нейлонового хомута (строители их еще "стяжками" называют, и используют для скрепления кабелей).

- Валик, посмотри, пожалуйста, куда можно усадить нашего юного друга, - произнес Штопоров, обращаясь к своему телохранителю. - А вот без водички, увы, придется потерпеть. Мы ее, извини, не захватили. А что до наших методов... - Тут он задумчиво погладил свою бородку, и сменив тон на задушевно-доверительный произнес, наклонившись к пленнику. - Так ведь вы, Саша, людей моих поубивали. Какого вы приглашения после этого ждали?

В этот момент Валентин вернулся с табуреткой, принесенной из угла лаборатории. После того, как Александр уселся, тот продолжил.

- Итак, расскажите мне, кто вы такой.

Александр молча улыбнулся, как бы говоря, что секреты так легко не сдает.

- Ну что ж... Валентин!

Телохранитель не заставил себя ждать. Уже через мгновение Кротов оказался на полу, корчась от непереносимой боли. Штопоров внимательно наблюдал за происходящим. На лице его играла все та же добрая улыбка.

- Ну что же, - добродушно произнес он через некоторое время. - Продолжим! Валентин усади его. А вы, Саша, ответьте мне на всего на два вопроса: как вы здесь оказались, и кто вас послал.

Александр попытался ответить не менее любезной улыбкой, но, по его собственному мнению, вышло не очень. Мешала боль во всем теле. Валентин постарался на славу.

- Может еще одну маленькую порцию боли? - как бы задумавшись, произнес Штопоров. - Нет, видимо на вас это не действует. Тогда поговорим как взрослые люди. Попробуем заключить сделку. Вы мне рассказываете все, что я хочу знать, а я, в свою очередь, предложу вам работу. На меня, естественно. Раз вы знаете о машине времени, то должны понимать, какие перед вами в этом случае откроются перспективы. Николай уверяет, что скорее всего, вы прибыли из будущего. Однако, Саша, при вас не было найдено ничего из нашего времени. Мы предположили, что вы перезаписали свое сознание в это тело, верно?

Кротов медленно кивнул, прислушиваясь к мягким шагам Валентина, прохаживающегося за его спиной.

- Тааак... - протянул Штопоров. - А кто вас послал?

- Никто, - глухо ответил Александр. - Я действовал в одиночку.

- Врете, - мягко протянул Штопоров. - Если бы вас никто не послал, то вы ни за что бы не заметили, ничего необычного, и ваше сознание изменилось бы вместе со всеми остальными. Но вы знаете о прошлой вероятности, а это значит, что вас сюда отправил кто-то знающий о моем плане. Итак, я конкретизирую вопрос: Боголь или Док?

Кротов смог сохранить бесстрастное выражение лица. Что-то подобное он и предполагал. Слишком уж неубедительным был ответ генерала, когда Александр спросил его, почему он во все это ввязался. Теперь все встало на свои места.

- Ага! - воскликнул Штопоров. - По лицу вижу, что эти имена вам знакомы. Вы, наверное, считаете их борцами со злом, то есть мной. Этакими рыцарями добра, верно? Так вот вам новость: вся эта операция была разработана лично генералом Боголем, а информационное обеспечение подготовил Док. Что вы на это скажете?

Посмотрев на Кротова несколько секунд, и не дождавшись никакой реакции, он продолжил:

- Балагур вышел из дела. За час до начала операции. Он попытался нас остановить, но не успел. Почему он это сделал мне, скорее всего, расскажете вы. А если нет... то и Бог с ним. Гораздо больше меня интересует другое. И на эти вопросы, я вам обещаю, вы, Саша, мне ответите обязательно. Ну вот, я и выговорился, теперь буду слушать. Ваша очередь рассказать, кто вы такой, и почему генерал послал именно вас.

- Почему он вышел из дела? - проигнорировал его вопрос Александр.

Секунду помолчав, Штопоров все-таки решил ответить:

- По-моему, ему не понравился список имен, подлежавших ликвидации. Там всего восемь человек. Почему-то их устранение его... смутило. Теперь ваша очередь ответить на мой вопрос.

- Конечно, - легко согласился Кротов, нащупывая тонкое лезвие под напульсником. - Как вы верно догадались, послал меня генерал, операцию просчитывал Док. Всего делов-то.

- Почему генерал выбрал именно вас?

- Под руку, наверное попался, бесстрастно пожал плечами он.

На самом деле он догадывался, почему генерал мог отказаться от участия в операции. Очень давно, когда Александр делал свои первые шаги в выбранной профессии, ему довелось спасти жизнь жене тогда еще капитана Боголя. В тот зимний день он получил приказ довезти Светлану Боголь до какого-то санатория. На ледовой переправе случилась авария. Машина провалилась под воду. Каким-то чудом, Кротову удалось тогда вытащить свою пассажирку из воды. Это встало ему в тяжелое воспаление легких. Когда через несколько недель он вышел из больницы, то узнал о своем переводе в отдел Боголя. Там он и прослужил до самого увольнения. Мог ли генерал в память о старой дружбе отказаться отправить на тот свет жену своего боевого товарища? Александру очень хотелось верить, что да. Хотя у него могли быть и другие причины. Кто знает. Впрочем...

- Чье имя в этом списке не так понравилось генералу? - спросил он вслух.

- Хм, ну что ж, - ответил Штопоров. - Ты не ответил на вопрос, кто ты такой, и меня все еще это интересует. Ответ за ответ. Идет?

- Идет.

- Липина Кристи... Что за?!!...

Кротов услышал все, что хотел. Резким движением он опрокинулся назад, затылком нанося удар в пах остановившемуся за его спиной Валентину. Судя по тяжелому вздоху, он удачно попал. Упав на спину, Александр подтянул ноги к груди, и одним движением перебросил из-за спины связанные руки перед собой. Уже окатываясь в сторону, он, ударил ногами по табурету, на котором только что сидел, отправив его в полет куда-то без малого вроде бы относительно в сторону бывшего директора института.

Ему повезло. Летящий табурет выбил стул из-под Штопорова, а сам несостоявшийся властелин мира упал, ударившись виском об угол находившегося неподалеку стола, на котором Логан хранил какие-то инструменты. Смерть наступила мгновенно, но Кротов этого уже не видел, занятый освобождением конечностей от стягивающих их хомутов.

***

Несколько мгновений Александр судорожно пытался дотянуться до лезвия, закрепленного на запястье, однако руки были связаны с умом. После пары неудачных попыток, это занятие пришлось прекратить, так как Валентин уже начал приходить в себя, и потянулся за тетанайзером, да и опешивший поначалу пси-про наконец-то начал понимать, что диспозиция изменилась, и тоже потянулся за висевшим на поясе оружием. Действовать пришлось быстро. Ударом ноги Кротов опрокинул стоявший ближе всего стол. В воздух взметнулись листы бумаги, и какая-то канцелярская дребедень. В этот миг раздался звук электрического разряда.

При всех достоинствах тетанайзеров, был у них один существенный недостаток. Пробить преграду в виде старого деревянного, сделанного еще в советские времена, стола заряд уже не мог, в отличие от той же, безнадежно устаревшей, по меркам родного времени Александра, пули.

На некоторое время наступила тишина, позволившая Кротову внимательно оглядеться по сторонам. Раз уж тут столько канцелярских принадлежностей, то и... Есть! Под кучей рассыпанных карандашей виднелся обыкновенный нож для бумаги. Быстрым движением Александр выдвинул лезвие во всю длину, и стал перерезать стянувший руки хомут. Это заняло несколько секунд, и стоило ему нескольких глубоких порезов на запястьях. Для того, чтобы освободить ноги потребовалось еще мгновение. Покончив с этим делом, он замер, прислушиваясь.

Надо сказать, что окружающие звуки были не совсем обычными для данной ситуации. Кротов был готов услышать разряды тетанайзеров, приближающиеся шаги и даже звук падения где-нибудь неподалеку его же собственной гранаты. Однако то, что он мог уловить, больше всего походило на... спор. Злым шепотом пси-про что-то яростно доказывал Валентину.

"Ни хрена себе, - пронеслось в голове слегка опешившего Александра. - Че там творится?  С ума они, что ли, там посходили? Или ловушка?"

Подумав мгновение, Кротов решил, что даже если это и ловушка, то все равно надо попробовать использовать момент. Не теряя времени, он рванул в сторону установки. Сделав прыжок, почти невозможный из его положения, он добрался до столов, на которых разместилась машина времени, однако дальше действовать пока не спешил. Стараясь не делать резких движений, Кротов поднял голову из своего укрытия. Теперь от противников его отделяла конструкция одного из блоков технического сооружения. Валентин обнаружился на другом конце лаборатории. Оружие было у него в руках, но он всем своим видом показывал, что использовать его не собирается. Николай же, находясь метрах в двух от уже экс телохранителя Штопорова, напротив явно выражал желание пристрелить Александра. Причем сделать ему это явно хотелось лично, но он, как и рассчитывал Кротов, боялся повредить агрегат.

- Может быть, мы обсудим создавшееся положение? - своим мягким голосом предложил Валентин.

Николай резко обернулся к нему. На лице его застыли ярость и удивление.

- Ты с ума сошел?! - прошипел он. - Прикончи этого сопляка, и машина наша!

До Александра начало потихоньку доходить, почему медлит Валентин. Однако необходимо было убедиться:

- Что со Штопоровым? - спокойно спросил он. - Мертв?

- Не знаю, - ответил Валентин. - Я проверю, если никто не против.

Ситуация создалась и впрямь щекотливая. Александр не мог уничтожить установку потому, что необходимо было сначала достать схемы генерации Р-поля, а его противники не решались на активные действия потому, что он мог разнести агрегат. Сам Кротов решил, что это достаточно забавно.

Тем временем бывший телохранитель проверял наличие признаков жизнедеятельности своего бывшего нанимателя. Через несколько секунд он выпрямился и констатировал:

- Мертв.

- А настройки для перемещения знал только он? - вкрадчиво уточнил Александр.

Лицо Николая исказила жуткая безумная гримаса:

- Ах, ты ...! - проревел он, вскидывая тетанайзер.

Раздался звук разряда, тут же сменившийся грохотом каких-то инструментов, опрокинутых уже безжизненным телом пси-про. Валентин же опустил тетанайзер, и тем же тоном произнес:

- Теперь мы можем поговорить.

- О чем? - вежливо спросил Александр.

- Как ты понимаешь, - не стал ходить вокруг да около Валентин. - Машина времени без настроек - всего лишь несколько десятков килограмм электроники. Бесполезной электроники. Поэтому мне надо решить, как жить дальше. Что ты хочешь с ней сделать?

- Уничтожить, - ответил Александр, почувствовав, что сейчас лучше говорить правду, так как любую ложь этот волкодав почувствует. - Предварительно забрав кое-какие схемы.

- Что ты ожидаешь от своих действий?

Кротов пожал плечами:

- Док считал, что эта вероятность, образованная вашим перемещением исчезнет, основной временной поток восстановится, и мы будем жить так, как если бы машины времени не было.

Валентин молчал около минуты, после чего произнес:

- А память?

- Неизвестно, - задумчиво ответил Александр, не раз размышлявший над этим вопросом. - Вполне возможно, что и сохранится. Кажется, я понял, что ты хочешь мне предложить. Ты же прекрасно понимаешь, что твоя игра была рассчитана только на победу. В случае проигрыша генерал будет преследовать тебя всю твою оставшуюся жизнь, а ты не хочешь провести остаток дней в бегах. Тем более, от него не особо и побегаешь. Так что этих самых дней у тебя останется крайне немного.

- Верно, - согласился Валентин. - Но я вполне могу разнести агрегат вместе со всеми схемами просто из вредности. Мне уже, в общем, уже вроде как и все равно, верно? А вот тебе эти схемы, кажется, очень нужны.

Александр склонил голову в знак согласия.

- Я бы предпочел договориться, - невозмутимо продолжил тот. - Если память сохраниться, то я хотел бы, чтобы генерал оставил меня в покое. Взамен я отдаю свое оружие, и не мешаю тебе в дальнейших действиях. Идет?

Некоторое время Кротов обдумывал ситуацию, затем произнес:

- Положи тетанайзер на стол, и отойди к стене.

Валентин молча положил оружие на край стола, затем развернулся, и пошел к стене.

- Руки на стену, - продолжил Александр.

Как только приказ был выполнен, Кротов сделал несколько шагов до стола, и взял в руки тетанайзер. Подумав секунду, он подошел к Валентину, и с удовольствием саданул рукояткой ему по затылку.

- Я же говорил, что припомню, - удовлетворено буркнул он себе под нос. - Скажи спасибо, что не убил.

На всякий случай, он решил проконтролировать результат. Переведя регулятор мощности в положение "Оглушить", Александр выпустил заряд в тело бывшего врага. Теперь полчаса о нем можно было не беспокоиться.

Пистолет, гранаты, и остальные вещи, конфискованные при обыске, обнаружились на одном из столов, рядом с кипой листов, которые Николай отложил как нужные.

Чтобы вытащить нужные схемы, оттащить тело Валентина к посту охраны на первом этаже, и собрать в кучу всю техническую документацию понадобилось около двадцати минут. Сложив все необходимое в сумку, Александр поджег все документы и чертежи в мусорной корзине, после чего оставил гранаты, предварительно выдернув обе чеки, прямо во внутренностях установки, и быстро покинул помещение. Через несколько секунд за его спиной два взрыва слились в один.

Ну вот, теперь, когда сумка с генератором Р-поля спрятана недалеко от здания, где произошли все ночные события, и Кристина знает, где ее искать, пришло чувство победы. Не эйфория, или хотя бы радость, а просто знание того, что он победил. Вот только...

Когда-то давным-давно, чуть больше девяти месяцев назад, Кротов спросил у Дока, что будет, как только он уничтожит установку. Тот не смог дать точного ответа на этот вопрос. Только предположение. Сейчас Александру пришла в голову одна очень интересная мысль: сам он должен исчезнуть из этой реальности, но она-то будет продолжать жить. Возможно, там, в будущем, все уже совсем по-другому. А вдруг там...

Додумать эту мысль ему не дало обрушившееся из ниоткуда ничто, смявшее и поглотившее его сознание.


Эпилог

"Мне видится -
Все будет хорошо.
Мне снится,
Что он ее нашел, единственный,
Надолго вдвоем, переживем.
Мы все переживем.
<...>
Пусть пройдет много лет,
Но, а пока творит этот свет,
Я люблю, а значит плакать тоже буду.
Буду жить
За все, что не сбылось - сбудется,
Сердце не судится
С тем, кто в нем оставил след".

Руслан Курик  "Пока творит этот свет"

Открыв глаза, Александр долго не мог понять, где находится. Повернувшись на кровати, он некоторое время рассматривал силуэт спящей жены. Кристина мирно посапывала. Ну, хоть ее не разбудил. Последнее время Кротов иногда начинал метаться во сне.

Причиной нарушения его покоя были странные сны, которые приходили к нему по ночам вот уже несколько недель. Они были настолько яркими и реальными, что отличить, где фантазия, а где явь было практически невозможно. Вот и сегодня ему в который раз снилось, что он лежит на какой-то крыше. В руках как-то очень привычно лежит автомат. Довольно странное чувство, учитывая, что боевой автомат ему довелось только несколько раз подержать во время службы в армии, да и там он казался ему крайне неудобной штуковиной. Во сне же оружие лежало в руках как влитое. Он полностью собран и готов к бою, знает как себя вести, и ничуть не нервничает. Нервы натянуты, но скорее от готовности к действию, а не от страха. Ожидание длится довольно долго, но вот из-за угла дома выбегают две девушки. Вернее даже будет сказать две девочки. Одна из них очень похожа на Крис. Вторая тоже кого-то очень сильно напоминает, но вот кого... Кого-то очень знакомого... Такие характерные рыжие волосы... Нет, не вспомнить. Тем временем девушки пробегают дальше вглубь двора, а он все еще держит под прицелом угол дома. Появляются двое мужчин. У одного из них в руках виднеется оружие. Краем взгляда он видит, что девушки разделились. Одна из них бежит по направлению к нему, а вторая, рыжеволосая, к подъездам дома напротив. Правда, рыжих волос уже не видно, они скрыты капюшоном. Сердце екает, автомат чуть уводит в сторону. Сам не зная почему, он понимает, что что-то идет не правильно. Совсем неправильно. Секунда уходит на выравнивание прицела. Этого времени хватает вооруженному мужчине на то, чтобы выстрелить в спину рыжеволосой девочке. Взмахнув руками, она падает на асфальт. Ее тело не успевает коснуться тротуара, как пуля, выпущенная из автомата в его руках, входит точно в центр лба стрелявшего человека. Никаких эмоций. Только пустота. Настолько тяжелая, что становится почти невыносимой. Не рассуждая, он стреляет во второго мужчину, который растерянно переводит взгляд со своего друга на убитую девушку. Видно, что он сам ошарашен случившимся, но через долю секунды пуля прерывает его размышления. Как автомат он-во-вне поднимается на ноги, ловко, но как-то механически зачехляет оружие, подходит к краю крыши, не глядя прицепляет к поясу веревку и спокойно, будто делал это тысячу раз, шагает вниз. В следующую секунду Александр проснулся в холодном поту. На то, чтобы выровнять дыхание ему потребовалось несколько минут.

Слава богу, такие сны приходят все реже и реже. Поначалу они мучили Кротова каждую ночь. Потом кошмары стали сниться все реже, и стали какими-то менее четкими, размытыми что ли. Последний раз подобный сон приснился ему восемь дней назад. Тогда он вел машину. "Мерседес", судя по значку на руле и характерному салону, а его все пытался догнать огромный черный джип, пока его не самого не протаранила машина ДПС. Бред, в общем. Такого в жизни не бывает.

- Опять сны? - раздался рядом сонный, чуть хриплый ото сна голос Кристины. - Что на этот раз?

- Да нет... - попытался отвертеться он, но Крис, приподнявшись на локте, смотрела ему прямо в лицо. - Да, опять крыша.

Он никогда не умел ей врать.

- Что именно?

- Какие-то две девчонки бегут. Одну из них убивают, а я хладнокровно расстреливаю убийц. Так странно... Не похоже на сон. Все так, будто я действительно был там.

- Это сон, всего лишь сон, - ласково проговорила она, наклонившись к его уху. - А ты помнишь, что завтра у Наташи годовщина свадьбы? - Кристина явно пыталась отвлечь его от грустных мыслей. - Вот завтра после моего интервью и поедем выбирать подарок, хорошо?

- Да, сколько же можно давать этих интервью?! - в шутку воскликнул Александр. - С тех пор как ты изобрела эту штуковину от рака ты только их и даешь!

- Потерпи, - мягко произнесла она. - Не все же тебе по ящику светиться, господин советник президента!

- Да уж, - улыбнулся он. - Кто бы мог подумать еще лет пять назад, что Боголь будет баллотироваться... Вот ведь как оно вышло.

- Вы ведь давно с ним знакомы?

- Лет двадцать. Еще с тех пор, как я только делал первые шаги в юриспруденции. Он меня тогда на работу первым принял... Давно это было.

- Кстати, забыла сказать, на автоответчике сообщение было от какого-то Ежа, - вдруг вспомнила Кристина. - Просил напомнить, чтобы ты не забыл про завтрашний вечер, а я... Но ведь мы все равно завтра к Наташе...

Кротов перебил ее тихим смехом.

- Ты что, по голосу не узнала? - спросил он через несколько секунд. - Это же Андрей. Муж Наташки!

- Ааааа, - успокоено протянула она. - Не узнала...

- А все-таки интересно, - заметил он посерьезнев. - К чему снятся эти сны? Я слышал, что сновидения, это наши подсознательные желания, но мне как-то никогда не хотелось с автоматом по крышам носиться. Что-то я не припомню за собой желания быть героем.

- Спи давай, - мягко сказала ему Кристина, запуская руку ему в волосы. - Не припомнит он...

Какое-то время Крис массировала ему голову, пока дыхание Александра не превратилось в сонное сопение.

- Зато я помню, - еле слышно прошептала она в подушку, устраиваясь рядом.

Он этого уже не слышал. На этот раз ему снилось что-то доброе.

 

 

Ижевск 2011

 

Спасибо за помощь в работе над книгой моей семье, Екатерине Петрушковой и Александру Головизнину за идеи.

 



 

[1]Песня: Irish Drinking Song (As Far As I Know). Группа исполнитель: DropkickMurphys

 
[2]Walther PPK - немецкий самозарядный пистолет. Разработан в 1931 году как облегченная модель Walther PP. Калибр: .22LR, 6.35mm auto (.25 ACP), 7.65x17mm Auto, 9x17mm (.380 ACP)(в зависимости от выпуска). Длина ствола: 154 мм. Емкость магазина: 7 патронов.
 
[3]Пневматический пистолет Макарова MP-654K - газобаллонный аналог боевого пистолета Макарова. 
 
[4]Реактивная противотанковая граната РПГ-18.Калибр: 64 мм.Длина: 705 ммв походном положении, и 1050 мм в боевом.Вес: 2.6 кг.
 
[5]ПММ - Пистолет Макарова - Шигапова модернизированный. Калибр: 9x18 ПММ. Длина: 165 мм. Вес без патронов: 760 г. Длина ствола: 94 мм. Емкость магазина: 12 патронов.
 
[6]Беркут-803М - портативная радиостанция. Одна из самых мощных из серийно выпускаемых переносных cb (27 МГц) радиостанций в мире.
 
[7]"И грянул гром" - снятый по мотивам одноименного рассказа Рэя Брэдбери фантастический фильм. Дата выхода: 2005 год. Режиссер: Питер Хайамс. Сюжет: В 2055 году путешествия во времени становятся прибыльным бизнесом. Любой имеющий деньги может отправиться в прошлое, чтобы поохотится на динозавров. Однако каждый турист должен соблюдать три правила:ничего не оставлять после себя, ничего не брать с собой, и ничего не менять в прошлом. Однажды с одной из групп случается нештатная ситуация. Вернувшись домой, туристы обнаруживают, что мир изменился до неузнаваемости. Вскоре путешественники выясняют, что причина происходящего в убитой в прошлом бабочке. Команда туристов отправляет командира экспедиции обратно в прошлое, чтобы он не допустил этого убийства, и тогда будущее станет таким же, как и было до этого, и люди не будут ничего помнить о происшедшем.
 
[8]СВР РФ - Служба внешней разведки Российской Федерации. Основной орган внешней разведки Российской Федерации.
 
[9]ПМ - самозарядный советский пистолет. Разработан конструктором Николаем Фёдоровичем Макаровым в 1948 году. Калибр: 9x18мм. Длина: 161 мм. Вес без патронов: 730 г. Длина ствола: 94 мм. Емкость магазина: 8 патронов.
 
[10]"Не грози южному централу, попивая сок у себя в квартале" - американская молодежная комедия.
 
[11]Песня "Берег". Группа-исполнитель: "Наутилус Помпилиус".
 
[12]ТТ - советский пистолет. Разработан на Тульском Оружейном заводе легендарным русским оружейником Федором Токаревым (отсюда и название "Тульский, Токарев"). Калибр: 7.62x25мм (7.63мм маузер). Длина: 116 мм. Вес: 910 г. Емкость магазина: 8 патронов.
 
[13]АмаякАкопян - советский и российский актёр, артист цирка. Заслуженный артист России. Иллюзионист. Часто в своих выступлениях обыгрывал эту фразу.
 
[14]Ручная противопехотная оборонительная граната "Ф 1". В просторечии "Лимонка". Из-за большого радиуса разлёта осколков подходит только для применения из укрытия.  Вес: 600 грамм.
 
[15]Такую цветовую маркировку имеет учебно-имитационная Ф-1 (УРГ), полностью повторяющая по весу и форме свой боевой аналог.
 
[16]Астионимы - класс топонимов, обозначающие название городов. Существует так же урбанонимы - названия внутригородских объектов.
 
P.S. Не забываем, что Кротов лингвист. А каждый лингвист любит поиздеваться над "непосвященными" ввернув какой-нибудь заковыристый речевой оборот. Проверено.
 
[17]Доктор Эммет Браун, он же Док - главный герой фантастической трилогии "Назад в будущее", снятой Робертом Земекисом в 1985-1990 годах.
 
[18]Санчо Панса - оруженосец дон Кихота, главного героя романа "Хитроумный гидальго Дон-Кихот Ламанчский" испанского писателя Мигеля де Сервантеса.
 
[19]АПС - автоматический пистолет Стечкина. Разработан в конце 1940-х годов конструктором Игорем Яковлечем Стечкиным. Принят на вооружение Советской Армии в 1951. Калибр:9x18 мм ПМ. Длина:225 мм. Вес без патронов:1220 г. Емкость магазина:20 патронов. Скорострельность: 600 выстрелов в минуту.
 
 
 
 
 
[20]АКСУ (АКС-74у) - автомат Калашникова складной укороченный. Разработан в конце 1970х годов на базе автомата АК-74. Калибр 5,45x39 мм. Длина: 735 мм. Длина со сложенным прикладом: 490 мм. Длина ствола: 210 мм. Вес без патронов: 2,71 кг. Емкость магазина: 30 патронов. Скорострельность: 650 - 735 выстрелов в минуту.
 
[21]АКМС - автомат Калашникова модернизированный со складным прикладом. Калибр: 7.62x39 мм. Длина: 870 мм. Длина ствола: 415 мм. Емкость магазина: 30 патронов. Скорострельность: 600 выстрелов в минуту.
 
 
 
[22]Скалолазное оборудование.
 
[23]ПСС - бесшумный пистолет ПСС "Вул". Разработан в период с 1979 по 1983 год для вооружения КГБ и военной разведки. Отличается компактными габаритами, которые достигаются за счет использования специального патрона СП-4.Калибр:7.62x41мм СП-4. Длина:170 мм. Вес:850 г с патронами. Емкость магазина:6 патронов.
 
 
 
[24]Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.
 
[25]Глок (Glock GmbH) - австрийская фирма - производитель оружия, основанная в 1963 году.
 
[26]Тетанайзер - дистанционное электрошоковое оружие, в котором электродами служат лазерные лучи УФ-лазера, ионизирующие воздух.
 
[27]Скополамин - азотосодержащее органическое соединение растительного происхождения. Содержится в растениях семейства пасленовых. В начале 20 века использовался как "сыворотка правды".
 
[28]Песня "Ключ из пепла". Группа-исполнитель: "Белая гвардия".


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Ю.Меллер "Опустошенный север" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | Р.Свижакова "Если нет выбора или Герцог требует сатисфакции" (Любовное фэнтези) | | Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"