Фефелов Александр Васильевич: другие произведения.

Арноэдиад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Но, шелафи, неужели все настолько плохо? - Хуже, миۥэтарейф, многим хуже чем просто плохо. Эсмиена видит в будущем такое, что целыми днями плачет. Одаряющий Смертью говорит, что может вновь прозревать будущее, а это значит, что нас ждет такое количество смертей, что Элвер Теакат не будет успевать относить души к Престолу Всевышнего. И то, что он видит не радует даже его, чья суть - воплощение Смерти. - Опираясь на неизменный посох, он подошел к восточному окну, за которым в различных потоках времени / пространства скользили бесчисленные аппараты. - Прошло полвека с тех пор, как твой последний этарейф обрел Сокрытое. - Без всякого перехода поговорил он. - Ты вполне способна взять нового этарейфа.


Пролог

   Сквозь бушующее ненастье весенней непогоды каким-то чудом прорвался солнечный луч. Ласковый взгляд невообразимо далекого Риома мимолетно скользнул по лицу и исчез в мокрой от крови траве.
   - Будешь говорить, нелюдь? - Командир отряда трапперов был неподдельно серьезен, чем сильно отличался от своих парней, которые воспринимали происходящее только как неожиданное приятное развлечение.
   Какие только мысли не лезут в голову, в заведомо тщетной попытке отвлечься от боли в изломанном, прибитом к миаку теле. Эх, если бы это было его родное тело, закаленное могучими потоками Сил Бездны, тогда бы он показал этим выродкам из подзвездного мира, что такое на самом деле деми Эхес ура. Но его тело погибло, сожженное бурей междумирья, а чудом оживленное тело недавно умершего охотника попало в руки к этим садистам, глава которых узнал в нем тар?аргина - мертвеца, захваченного духом из Нижнего мира.
   - Буду. - Короткое слово дается с болью достойной Бала Тысячи мук аэтероса Йиссарила.
   - Кто тебя создал и сколько вас таких? - Мучитель подносит к избитому лицу пузырек с эссенцией сока миака. Нет, только не это... только не проклятое дерево...
   - Я один. - Крупные капли холодного дождя срываются с небес, но садистов и их жертву укрывает призрачное поле дарт - палатки. - И меня никто не соз-гха-гхадав...ал. Эт...хо получилось гха случ...гх... хайно. - Надо выдержать всего минуту, что бы скудные капли ахэор, еще не выпитые миаком и не ушедшие на слияние с телом, собрались в черно - серый узор разрушения. Он начал собирать его, когда понял, что живым ему из этой передряги не выбраться.
   - Ты хитер, тварь...но и на тебя найдется управа. - Эссенция миака, попав на лицо, мгновенно разъела веки и принялась за глаза. Волна непостижимой боли выгнула тело, ломая слишком хрупкие кости. Любая боль, хоть своя, хоть чужая усиливает выходца из Бездны. Любая, кроме той, что причиняет миак.
   "Я убью этих уродов. - Клянется себе молодой деми. - Убью, даже если это станет для меня билетом в Хайшант."
   Гнев и нерассуждающая ярость помогли ему сохранить смертоносный аркан в агонии неправильной боли миака.
   Командир, что-то сообразил и выхватил из ножен нож - эр-талисман, но было уже поздно...умирающий деми ощутил, как его пронзает проклятое лезвие и отпустил уже готовый узор "Поцелуя погибели".
   Мир потемнел и исчез в кроваво - серой вспышке высвободившейся Силы. Но на мертвых губах тар?аргина до конца играла жестокая улыбка, которую не смог скрыть даже ожог от миака. Ни один из его мучителей не избежал его предсмертной мести. Честь его рода была спасена.
  
   - Эй, Дейм, тебе, что за красавица снится, так лыбишся? - Чей то веселый голос настолько неуместен в этом аду, что я даже не могу удивляться. Тело и Дар действуют быстрее, нежели еще спящий разум: тенью слетев со скромной кровати, я проснулся, обнаружив, что сжимаю в руках "Плеть Болиара".
   - Керт, что ты так кричишь? - Тяжелое видение с трудом отпускает из своих липких объятий. Очередное свидание с Ее Величеством Смертью не преминуло состояться. Атакующий аркан опадает в себя и впитывается мне в руку.
   - Как это, что я кричу? - Не наигранно возмущается мой ведомый. - Риом встанет через полчаса, а ты дрыхнешь, будто решил проспать собственную выпускную защиту. Вставай, слепец, труба зовет. Тебе еще собраться надо.
   - За слепца ответишь. - Сладко тянусь в кровати. - Кстати, не боишься, что наставники будут недовольны?
   - Тем, что я у тебя? - смеется, он забрался на мою подушку. Меня всегда завораживает его смех - красивый, бархатистый, искренний, его можно пить подобно старому чэйфу. Остаточные видения очередной пережитой смерти пугливо отступают, не в силах противостоять этому смеху. - Пусть сначала поймают.
   - Ну, вообще то, по канону предполагается, что ночь перед Защитой кандидат проводит в своей келье. - Машинально плету потоки саинтил, свивая их в эфалис - внешний щит, традиционно заменяющий в Келед?риоме одежду, и одновременно любуюсь своим ведомым. Керт происходит из народа лемур, небольших, с крупную кошку размеров, и роскошной гладкой меховой шубкой. У него она черно - рыжая, густая - загляденье. Но особенно в его внешности красиво то, чего у меня уже никогда не будет - глаза. Ярко синие, в моменты гнева, сияющие хищным красным светом.
   - Когда все что ты можешь - это с трудом провидеть, что будет в ближайшие пять минут, и то при условии, что никто не мешает..., а у тебя есть ведущий, который видит будущее не хуже сестры Эсмиены... - Керт фыркнул, мол, мог и сам до этого додуматься. - И вообще, где канон, а где мы?
   Еще больную со сна голову, пронзает острой болью. Реальность, видимая мной через скай - сенсоры, заменившие мне сожженные глаза, померкла, исчезнув в провидческом видении.
   "Керт лежит на холодной земле Нокенона, отчаянно пытаясь удержать потерявшие опору потоки ахэор.
   - Нет. - Не узнаю свой собственный голос, такая в нем боль. Проклятый Дар Видящего равнодушно транслирует мне подробности гибели моего лучшего друга.
   Парящий над Кертом кениш вновь раскрывает пасть, готовясь выдать очередной пожирающий жизнь крик.
   Я не выдерживаю. Плевать на все тайны! Они не стоят гибели ведомого. Тянусь к надежно скрытой от чужих глаз части моей искры и открываюсь Изначальному Источнику. Сдвоенный поток Сияния накрывает меня с головой, пронзая выжигающей болью и немыслимым наслаждением. Но сейчас не до этого. Сила складывается в видение - эвернайт и материализуется над кенишем, в километре от меня, погружая весь Нокенон в стазис..."
   Похоже, мне все-таки удалось удержать контроль над почти сплетенным эфалисом даже в трансе предвидения. Добавляю во внешний контур несколько прядей Кристалла и Пустоты - одежда готова.
   - Ты невозможен, Керт. - немного вымученно улыбаясь, я отстегиваю защелку на тонком ажурном браслете - блокираторе тайнозрения. Он не полностью отсекает меня от моих способностей ясновидца - как выяснилось это невозможно в принципе, но пропускает лишь сильнейшие из видений, или те, что особенно важны лично для меня.
   Морщусь от очередного за утро потока боли - волна неконтролируемых видений будущего \ прошлого \ вероятного привычна, но болезненна до тошноты.
   Сильные, но ласковые пальцы Керта ложатся мне на виски. Для этого мне пришлось вновь лечь на кровать. Мягкие, пульсирующие потоки целительного плетения приносят облегчение, снимают боль... и передают ее Керту. Я не протестую, ведь для него я сделал бы то же самое. И пытаюсь оседлать кипящую волну Предсказания.
   На линии судьбы Керта ощущалось некое препятствие, преграда. Это наставники Илл?дьентис, зная о моих способностях и нашей дружбе, заградили чарами возможность предсказывать о Керте, что-либо в ближайшие часы. Но эта защита несовершенна, хотя наставники и считают ее лучшей. Для меня она как десяток столбов среди степи - где хочешь там и проходи. Наставники об этом не знают, да и не надо им это знать. Меньше знают, дольше проживут.
   "...Едва Керт вышел на вечно зеленую траву Нокенона - арены, где проходит Защита, один из его противников сразу метнулся через все поле, разом развивая нечеловеческую скорость. Кандидат на одних рефлексах соткал абстракцию. Солнечные лучи перекрутила невозможная мощь сумеречных чар. Тысячи крошечных кристаллов - зеркал, с заключенными в них обломками лучей, роем метнулись вперед, окутывая собой боевого фантома - экзаменатора. За мгновение до того как чары Керта достигли его, экзаменатор успел обернуться в демоническую тварь.
   Из рук другого противника в небо вырвался золотой луч. Через мгновение щиты Керта поразили десятки "солнечных стрел", не давая отвлечься на разрушение волшбы, которую готовили объединившиеся в круг трое оставшихся экзаменаторов.
   Экзаменующие явно решили не перенапрягаться и атаковали по стандартной схеме при пятикратном превосходстве в силе - двое проводят мощные разноплановые атаки отдельно друг от друга, а трое готовят мощный аркан, гарантированно пробивающий обереги защищающегося.
   Усилив расползающуюся оборону до предела, Керт сплел три связанные друг с другом вероятностные абстракции. "Темный распад" разрушил плетение продолжающее извергать "солнечные стрелы", а "делящийся мираж Верроэса" ударил по почти освободившемуся демону - экзаменатору, разрывая у того обереги, круша кости и разум бесконечно размножающимися глифами искажения. Вложенная в "мираж" абстракция, напитавшись болью жертвы, "алмазным вихрем" обрушилась на защитные паутины круга трех. Алмазно-твердые осколки Земли, вплетенные в потоки Ветра и отравленного болью Духа, породили вероятностную аномалию, разрушившую больше трети защитного поля круга.
   Сам же Керт расколол вокруг себя время и метнулся вперед, на бегу творя воззвание к Делиферу. Губы лемура шевелились, шепча заклинание Обращения к Высочайшему, а его разум корчился в агонии внимательного взгляда кэлотара Владычицы Мрака. Тот рассмотрел предложенную жертву и счел ее достойной. К искре Керта из невообразимых глубин Эхес ура протянулся канал Силы.
   И в этот момент круг завершил свое колдовство. Пространство перед кругом смялось и выбросило в сторону бегущего в иновремени Керта щупальца гравии - темпоральной аномалии. Одновременно сзади пришел удар со стороны второго экзаменатора, расколовший аркан иновремени.
   Вокруг кандидата вскипел воздух. Абстракция "Небесный шелк", щедро запитанная, поступающей от Делифера ахэор, превратилась в ревущее полотно черно - голубого света, в котором бессильно растворялось любое колдовство.
   Он мог бы победить, окажись в его распоряжении всего пять дополнительных секунд. Он просто не успел. В действие вступила вторая половина аркана, сотворенного кругом. Из пространственной аномалии вырвался кениш и с ходу прошел сквозь "небесный шелк". Пожирающий жизнь крик твари сильно ослабил Керта и нарушил хрупкое равновесие его Дара и канала, по которому из Бездны поступало колоссальное количество энергии. Почувствовав слабину, ахэор начала стремительно распространяться по его гэемону, выдавливая из него жизнь, которую жадно пожирал кениш..."
   Я вынырнул из мрачного предвидения и потянулся вглубь себя, одновременно обнимая Изначальный Источник. Саинтил вошел в меня непререкаемой мощью, с которой невозможно бороться, но если признать его превосходство, то он сам с радостью отдастся тебе. И сразу же обнаружил рядом с собой суинлен, который выказывал притворную слабость, но подчинялся только тому, кто мог обуздать безумные вихри хаоса, бушующие в его глубине и не попасться в его сокрытые омуты. Противоположные стороны апейрона тут же схватились в вечной битве созидания. Это ощущение текущего в тебе апейрона невозможно не с чем сравнить, невозможно не чем описать. Каким образом можно объяснить это чувство полноты существования, чувство единства с мирозданием тому, кто никогда не переживал ничего подобного? Единственное, что отравляло мое наслаждение - это то, что я не мог зачерпнуть еще и ситайар.
   В глубине своего сознания я привычно нащупал нить, ведущую в никуда и никогда. И вплел ее в творимый эвернайт. Одна из базовых предпосылок пророчества изменилась и вместе с ней, по цепи, перестроилось и все пророчество. Это не было вероятностной магией, которую можно отследить. Я плохо понимал суть этой своей способности, что не мешало мне ее скрывать.
   На этот раз видение началось с точки, когда Делифер открыл Керту доступ к ахэор.
   "... Круг завершал свое колдовство. Пространство перед тремя экзаменаторами смялось и выбросило в сторону бегущего в иновремени Керта щупальца грави - темпоральной аномалии. Со стороны второго мага - одиночки пришел удар, который должен был смять, отпущенный за секунду до того, аркан, раскалывающий время. Следующий ход сделал уже Керт. Осев на задние лапки, он взметнул руки в жесте открытия Темных врат: большие пальцы рук перекрещены с безымянными, мизинцы свободны, средний и указательный вытянуты. Руки вскинуты над головой и перекрещены в запястьях.
   Аномалия докатилась до кандидата и растворилась в темно - красном сиянии, окружившем его. Сила ахэор спиралью обвила Керта и сотворила черную арку кошмарного портала, одни эманации от которого вызывали безотчетный ужас. Парень знал, что дорого за это заплатит, но сейчас его переполняло ощущение всемогущества. Повинуясь его воле, из арки врат вырвалось прозрачное, за исключением ярко голубых крыльев, существо.
   Танар?ри, порождение глубин Эхес ура, радостно встретил кениша на взлете, в смысле оторвал все отростки и сожрал то, что осталось. Потом темное существо исторгло странный импульс, поднявший в дисмериуме волну искажений, и с победным воем скрылось в портале. Арка, ведущая в Бездну, подернулась рябью и истаяла черным дымом. Экзаменаторы лежали на оставшемся от травы пепле, покрытые запекшимися ранами. Их обереги взорвались, когда танар?ри исказил дисмериум. А вокруг победителя сгущалось черно - багровое облако, состоящее из мириад мельтешащих искр. Делифер забирал свою плату. И кровавым ударом стер первого же мага, попытавшегося направить на Керта Силу..."
   Жуть. - Прокомментировал увиденное Керт. Его выразительная мордочка многое... выражала. - И это не изменить?
   - Другие варианты многим хуже. А мои способности в этой области велики, но не безграничны. - Я с улыбкой облегчения надел браслет. Оказывается отсутствие боли - это тоже наслаждение. - Иди, а то Глашатай уже через три минуты заглянет к тебе в келью. Спустя еще две минуты вызовут меня. - Что бы понять, как Керт исчез из моей кельи, мне пришлось обратиться к своему дару провидца. В чем моему ведомому не откажешь, так это в скорости передвижения,... когда он того хочет. Иногда на него находит, и он становится ленивее коалы.
   Вскочив с кровати, я щелкнул пальцами, отдавая приказ бытовым плетениям привести комнату и кровать в порядок. И стал прощаться со своей кельей, где провел последние четыре года. За полторы минуты до того, как ко мне вошел Глашатай, я подошел к скромной гвоздике, бережно укутанной в Сохранение. Единственной вещи, которая была здесь действительно моей. Не по букве, а по духу. Проводя пальцем по нежным лепесткам, я саркастически рассмеялся. Какая ирония, то, что сводит меня с ума, ежеминутно угрожая превратить меня в кровавое чудовище, - это единственное, что позволило мне противостоять магии моих учителей. Рен?диэс?лиор - магия древних лонгииров, основанная на втором канале к ситайару. Доставшиеся мне способности к нему оказались слишком велики для моей психики, но адепта Рен?диэс?лиора невозможно подчинить до конца, как невозможно и почувствовать, ибо Рен?диэс?лиор обладает совершенно уникальной способностью маскироваться под другие виды измененного апейрона.
   Я смог преодолеть арканы учителей и узнать их тайну. Не было никакой школы Силы на Эстиноре под названием Илл?дьентис. Илл?дьентис на самом деле оказался центром обучения будущих Эйваз Эстари - ордена чародеев Конклава Тейн?аль. А ученикам последней ступени блокировали часть памяти и отправляли на Эстинор - планету, которая была тесно связана Риомом, таинственной живой звездой. Излучения Риома закрепляли заранее произведенные в молодых кандидатах мутации.
   Неожиданная вспышка гнева окрасила мир в алый цвет. Рука сжалась вокруг гвоздики, а открывшего дверь Глашатая, затянуло в наполненное ужасом видение Ночи. На смену гневу столь же неожиданно пришло равнодушие. Смотреть на потерявшегося в призрачных тенетах растворяющего разум эвернайта Глашатая было... неинтересно. И я оборвал потоки Силы.
   - Говорите, Глашатай. - Мой голос огненным бичом обрушился на его обнаженное сознание. Бывает. Боль все - равно скоро оставит его. - Я поморщился от собственных мыслей. Если впереди у себя я предчувствую нешуточные перемены, это не повод срываться на человеке. Воздух, Вода и Прах слились в исцеляющий эвернайт. В наказание за несдержанность, я заставил себя испытать ту же боль, что причинил. Получилось слабенько. После того, что мне доводилось пережить в ночных кошмарах - это не боль. Но все-таки смирение плоти. И если такие вспышки продолжатся, то придется прибегнуть к смирению духа. Отсутствие контроля над собой - это позор для меня.
   - Кандидат Деймон, Совет призывает тебя на поле Нокенона предстать перед ним и защитить свое право на Силу. Каким будет твой ответ?
   - Я иду, во имя Творца и Силы. - Ритуальный ответ на ритуальный вопрос. К чести Глашатая, когда он спрашивал меня его, голос не дрожал.
   Из кельи я вышел, не оборачиваясь и судорожно сжимая в руке чудом уцелевшую гвоздику. По дороге к Нокенону мне не встретилось ни единой живой души. Так положено - никто не должен встретиться с кандидатом, приглашенным на защиту. В голове не было никаких мыслей, только обрывки видений будущего мелькали перед глазами.
   Я уже шел под трибунами Нокенона, когда жестокий приступ головокружения заставил меня схватиться за стену. Этого я не предвидел в будущем, поэтому, отчаянно пытаясь преодолеть слабость, попытался сплести защитный эвернайт и одновременно запустил автотестирование оберегов, которые почему-то не сработали при враждебной атаке. Но на смену темноте ко мне пришло ощущение истинного пророчества. Оно накрыло меня волной непререкаемой Силы. Его не под силу было изменить даже аэтеросам, я мог просто со стороны наблюдать то, что было уже предрешено.
   В последний момент я ощутил, какую-то провидицу и вместе с ней провалился в пророческий транс.
   - Шелафи Илье, ты чем-то встревожен. - Сен - чар Анилаир переливался цветами легкой тревоги за старого наставника. Он был древней легендой Эйваз Эстари, герайдом их ордена, но она никогда не испытывала в его присутствии робости. Неловкость была, когда она допускала серьезные ошибки, но робость никогда.
   - Да. - Они были в круглой комнате - башенке, с призрачными стенами и четырьмя мягкими креслами на небольшом возвышении. Зале бесед резиденции Эйваз Эстари в Кауэнте, столице Конклава Тейн?аль. - Я очень встревожен. Баланс Сил нарушился и пророчества обещают, что это только начало.
   - Но, шелафи, неужели все настолько плохо?
   - Хуже, ми?этарейф, многим хуже чем просто плохо. Эсмиена видит в будущем такое, что целыми днями плачет. Одаряющий Смертью говорит, что может вновь прозревать будущее, а это значит, что нас ждет такое количество смертей, что Элвер Теакат не будет успевать относить души к Престолу Всевышнего. И то, что он видит не радует даже его, чья суть - воплощение Смерти. - Опираясь на неизменный посох, он подошел к восточному окну, за которым в различных потоках времени / пространства скользили бесчисленные аппараты. - Прошло полвека с тех пор, как твой последний этарейф обрел Сокрытое. - Без всякого перехода поговорил он. - Ты вполне способна взять нового этарейфа.
   - Прости, шелафи, но я вполне ясно дала понять, что не желаю брать нового этарейфа. - Лицо и аура Анилаир хранили полное спокойствие, но внутри у нее все кипело. Пусть она очень любит и уважает своего наставника, пусть он стал легендой за сотни миллениумов до ее рождения, но всему должны быть пределы. Шомендани на ней сменил цвет с голубого на тесно - синий.
   - Ты не можешь забыть предсказание о твоем третьем ученике. "Воплощение древних Владык, с глазами, сожженными Огнем, и новой кайи, он будет избран нести бремя Решения. Луч в его руках оживет, неся смерть, его любовь его погубит. Любой его выбор в тот день станет проклятием".
   - Ци?лестирмей кар?доминат, акойрианис син ветаанн каваар эви кайи, р?кан девитейа ру идентиф - лин. Керт авэ хэ тейа?нест, лайс Элвер Теакат. Чи ариста мелтарин. А со?идентиф камен си орт калеф. - Повторила Анилаир на Сенд?тиар, языке на котором изначально прозвучало это пророчество. - Разве такое забудешь? - В ее голос и ауру прорвалась с трудом сдерживаемая горечь. - Эсмиена Истинный пророк, Она не ошиблась ни в одном своем пророчестве. Я уже пережила боль, когда мой первый этарейф оказался слаб и стал акуэтом. А уж то, что ждет того, кого я возьму своим третьим этарейфом... это слишком.
   - Увы. - Старик подошел к ней и посмотрел в глаза. Шести футов роста, он был некрасив. Седые волосы, шрамы на лице и руках, вместо глаз в глазницах вихри искр, сероватая пергаментная кожа... Его внешность навсегда была закреплена и сохранена карентом. Но его мудрость, доброта и могущество заставляли забыть о его физических недостатках в первую же минуту знакомства с ним. - Эсмиена уже указала на того, кто станет этарейфом твоим. Она сама хотела мальчика этого взять в ученики, но случайно вступила в общий транс с ним. Она была в Келед?риоме, а он на Эстиноре, но оба одновременно узрели они истинное пророчество. Ты его шелафи станешь. Сказать надо, не повезло тебе, мальчик довольно легко в дистинктив впадает, даром, что преобразование не завершил еще. - Когда мысли Илье были чем-то заняты он нередко переходил на такой архаичный слог, на котором говорили в древности. Это немало раздражало стремящегося идти в ногу со временем герайда.
   Неподдельное горе на миг затопило девушку, и лишь с большим трудом ей удалось овладеть собой. Ее судьба, ее проклятие все-таки настигло ее.
   - И еще. - Старый наставник немного помолчал, будто раздумывая стоит ли ей говорить об этом. - Он несет в себе часть памяти и матрицы сувэйба Лена Рейтиса рэ Кантриэля, носителя Караттера. Откуда это в нем нам неизвестно. Но он провидец такой силы, что Эсмиена уже сейчас считает его равным себе, только необученным.
   Анилаир была не на шутку удивлена, но тщательно скрыла это, немало, впрочем не сомневаясь, что шелафи ее притворство ничуть не обмануло.
   - Когда это выяснилось?
   - Через две недели после того, как его назвали учеником.
   - То, что он провидец - это как-то связанно с Рейтисом?
   - Кто его знает. Рейтис был а?нанкимелем, падшим, его возможности нам почти неизвестны. Они скрывались рэ Кантриэлями еще до его самоубийства. Но важнее иное - он вполне возможно новый носитель Караттера. Это может объяснить эти странности. Но я в это не верю... - Последние слова он сопроводил сен - чаром недоверия. И произнес их вслух и шепотом. После чего нанес завершающий удар по спокойствию Анилаир: - У мальчика полностью сформированный второй канал к ситайару и он умеет грамотно им пользоваться.
   - Как зовут моего нового этарейфа? - Сказать, что этого известия она не ожидала, значило промолчать.
   - Деймон а?Нелеарт. - Старик ехидно улыбнулся, увидев как разлетелась ее маска деланного спокойствия. - Спеши, ми?этарейф, Защита у мальчика заканчивается. И да пребудет с тобой Творец.
   Создав сен - чар прощания, Анилаир сотворила портал на свой личный руадолет "Ворон". На Эстинор можно попасть только через космос. Даже порталы сбоят, взрываясь от флуктуаций вероятности, неподдающихся никакому контролю. Впереди ей предстояло заново познакомиться с тем, кто когда-то спас ее на Лайтане, а ныне станет ее этарейфом.
   Едва ступив на борт "Ворона", Анилаир направила запрос Скай?историалу:
   "Полное досье на Лена Рейтиса рэ Кантриэля и Деймона а?Нелеарта. Данные и комментарий в контексте".
   Ответ, как всегда, пришел мгновенно. "Ворон" шел в сияющей бездне межреальности полностью самостоятельно, не отвлекая свою застывшую в трансе Эйваз Эстари. А та осмысливала и перепроверяла полученные данные.

------------------------------

   Я вышел на арену Нокенона ничего не видя. Сигналы от сенсоров Скайлира, заменивших мне глаза, не могли пробиться к аналитическому центру моего мозга, перегруженному фрагментами пророческого видения.
   Мои экзаменаторы учли горький опыт Защиты Керта. Ощущение смертельной угрозы заставило меня броситься в сторону и активизировать одну из защитных подвесок... Мир потек, будучи пронизан хаосом смыслов, всеразрушающим безумием, полностью подконтрольным мне. Их арканы растворились в моих чарах. Сил сражаться не было - пророчество выпило их полностью. Необходимо срочно завершить бой, иначе я просто отключусь. А на этот момент в моем арсенале осталось только одно оружие.
   Защелка браслета, вопреки обыкновению, поддалась легко. Выделив из волны предвидения, пять нитей судеб своих экзаменаторов, я вплел свое предзнание в тонкий, чисто ментальный эвернайт. Я еще ничего не видел, но благодаря искусству присутствия, смог ощутить, как все произошло.
   Экзаменующие маги выглядели устрашающе. Закутанные в блистающее великолепие защитных арканов, они с поразительной скоростью творили атакующие плетения, становящиеся воистину смертоносными под воздействием в "достроенной" их атрибутами реальности. А напротив них застыл трогательно беззащитный мальчишка, усталость которого была очевидна. Вокруг него затухали контуры хаотического эвернайта. Все говорило о том, что следующая атака станет для него последней. Но она не последовала... Распускающиеся феерические цветы боевых арканов застыли на середине формирования, а потом и вовсе опали в себя, потеряв связь со своими создателями. А те сначала напряженно застыли, а потом один за другим рухнули на траву Нокенона, рыдая в неожиданной истерике.
   - Ты защитил свое право на Силу и память. - Чужая мыслеречь легко преодолела мои щиты. - Вспомни себя.
   Я считал, что смог обмануть своих наставников и сохранить свои воспоминания. И только теперь понял, насколько сильно я ошибался. О нет, я смог вспомнить многое, очень многое, но самое основное осталось забытым.
   Поток вернувшихся воспоминаний освежающей волной пролился в мою память, одновременно с вернувшимся ощущением привычного могущества. Оказывается умные наставники, наши настоящие учители, а не эти эстинорские подделки, заблокировали нам еще и девяносто семь процентов Дара.
   Вместе с памятью и Даром, ко мне вернулось и осознание смысла происходящего. Гордо выпрямившись, (и стараясь не морщиться от головной боли), я прошел сквозь трибуны и встал возле сидящей в Кресле Выбора красивой девушки. Глядя на нее, я ощущал, как в ней течет и переливается Сила иной реальности. Она была андаином, Обладающей Сокрытым, и мне был знаком вкус ее арслета. Серебряный Смерч, что виделся мне во время недолгих Грез. Но я не помнил, где я встречал ее раньше. Может во время обучения в подлинной Илл?дьентис на Келед?Риоме или она случайно встретилась мне в одном из снов - смертей?
   Чуть сзади от и справа от меня, как и положено ведомому, встал Керт. Я преклонил колено перед Эйваз Эстари, выказывая покорность.
   - Меня зовут Тейя Анилаир рэ Таллисейн, Эйваз Эстари из Алого Круга. Я предлагаю тебе, Деймон а?Нелеарт, стать моим этарейфом.
   - Я согласен, но, Эйваз Эстари, у меня есть ведомый, за которого я в ответе.
   - Он будет обучаться вместе с тобой, дабы разделить твою судьбу, какой бы она не была. Согласен ли ты на это?
   - Да, Эйваз Эстари.
   - А согласен ли на это твой ведомый?
   - Я согласен разделить судьбу своего ведущего какой бы она не была. - Произнес ритуальную фразу Керт.
   - Да будет так. - Анилаир призвала свой арслет и на ее ладонях из солнечных лучей соткалась изящная чаша. - Испей от Вортала и войди в круг Защитников Истины. Испей и стань нам младшим братом. - Она встала с кресла и поднесла к моим губам легенду Келед?Риома - древний артефакт, который способен обращать учеников в андаинов, проводя их через таинственное преображение. Только один из двух получал Сокрытое и выдерживал его мощь. Второй оказывался слишком слаб для своей новой сути и становился акуэтом - укрощенным, андаином - рабом. Поэтому можно представить с какими чувствами я отпил прохладную, освежающую влагу из этой чаши. Наверно схожие ощущения испытывают короли Оверона, когда в начале ритуала коронации прыгают за короной через пропасть. В конце прыжка ждет или корона, или смерть. Она отняла чашу от моих губ и передала ее мне в руки. - Пусть изопьет из чаши твой ведомый, принимая от тебя Сокрытое или девермент. Помни, если ты окажешься слаб, то он разделит с тобой укрощение. - Тот, кто пил из чаши мог сразу же предложить испить из нее существу, с которым был связан Узами тандема, как ведущий. В этом случае ведомый, обретя арслет, становился вассалом своего ведущего. Керт отпил из чаши Вортала, не колеблясь ни мгновения. - Вы приняты в круг, я приветствую вас мой младший брат и его тень. - Чаша растаяла у меня в руках. В завершение ритуала, она создала печать из своего арслета и наложила на мой Дар. Теперь каждый андаин, да и просто сильный маг, который смог бы прозреть сквозь мои обереги, мог увидеть, что я ее ученик.
   - А теперь марш на руадолет. Полетим знакомиться.
  
  
   "Ворон" был рад. Он был рудолетом - Духом проклятия - могущественнейшим боевым ассишейдом своей госпожи. Он в одиночку мог гасить и возжигать звезды, обращать вспять астральные Реки Мощи и создавать микровселенные. Но все это было предназначено лишь для одного - служения Госпоже. Его мощнейший киберинтеллект был готов совершить, что угодно лишь бы Ей было хорошо. А сегодня у нее был праздничный день: она взяла этарейфа. Пусть она и боялась, что совершает ошибку, но для любого Эйваз Эстари новый этарейф - это всегда большая радость. Слишком мало Учеников Илл?дьентис доходит до последней ступени обучения. И далеко не все дошедшие способны стать этарейфами. И наконец только половина выживших этарейфов не ломаются и становятся Защитниками Истины.
   Я не понимал, как мне удается считывать поверхностные мыслеобразы руадолета. В Илл?дьентис, еще до того как нам заблокировали память, все говорили, что это доступно лишь немногим тиар?андаинам.
   У тебя безумно мощный и разносторонний Дар. - Увлекшись этой загадкой, я не почувствовал, как ко мне подошла моя шелафи. Или она, скорее всего, просто не захотела, что бы я ее ощутил. Здесь реальность подчинялась ей, и любой чужой Дар был бессилен ей противостоять. - Но разум явно от него отстает. - Это еще почему? Прочтя недоумение на моем лице, она вздохнула и пояснила: - Сбрось эту маскировку, она больше не нужна. - В ее голосе звучало чисто женское недовольство.
   "Ворон" сбросил мне точечный сен?чар, дескать, в этом убогом облике я позорю Госпожу. Я мысленно поблагодарил Создателя, что не умею краснеть. Действительно получилось крайне глупо.
   Встав из удобного кресла, я мысленной командой запустил трансформацию, с отвычки занявшую секунды три. Безвидная дымка сокрыла обычную человеческую фигуру, а, рассеявшись, открыла мой истинный облик.
   Гуманоидное тело шести футов роста, аристократическое лицо с тонкими чертами. От левого виска до шеи идет татуировка из трех скрещивающихся черных полос, сияющая внутренним светом перламутровая кожа, глаза и переносица навсегда закрыты отзеркаливающей полосой хатира, скрывающей неизлечимый ожог. Волосы до плеч, они обладают собственным характером: избирательно остры как бритва, могут стать ядовитыми и способны отделяться от тела, что бы убить неугодного хозяину. Заостренные уши. На плечах мелкая чешуя, доходящая до локтей и сбегающая по позвоночнику. За спиной дымка энергетических крыльев. Узкая, длинная кисть, у основания которой три прилегающих к руке щупальца, заканчивается пятью четырехфаланговыми пальцами, поверх ногтей которых могут появиться энергетические когти, на локтях прилегающие к телу когти. На каждом предплечье темный рисунок - спящие энергетические щупальца, способные сложиться в псевдоруку. Остальное осталось скрыто тонким слоем непрозрачного тумана.
   Анилаир надела мне на правую руку веревку - атрибут каждого этарейфа и накинула мне на плечи серую пелену - еще неинициированного шомендани. Сервент потек по мне, приветствуя меня, подстраиваясь под мои требования. Через пару секунд он оформился в обычное одеяние этарейфов: водолазка, джинсоподобные штаны, сандалии и свободный плащ с капюшоном. Я немедленно отдал приказ плащу исчезнуть... до времени.
   - Так, этарейф, тебя в порядок привели. Теперь будем знакомиться заново. - Заново? Что она имеет в виду? - Что предпочтешь, что бы я сейчас просканировала тебе память или лучше это сделать, когда прилетим?
   - Сейчас, шелафи, я не люблю затягивать такие вещи. - Усталость, преследующая меня после каждого истинного пророчества, с удвоенной силой обрушилась на меня. Поэтому я не смог полностью скрыть свою нелюбовь к подобным сеансам. Уловив это, она понимающе улыбнулась. И откуда у меня это ощущение, что я ее знаю уже очень давно? Мне не вернули часть памяти? Или здесь, что-то иное?..
   Не дожидаясь напоминания, я снял психощиты, и подавил естественную защиту разума. Теперь в нем смог бы читать даже лишенный всякого подобия Дара разумный. Шелафи сразу же свила паутину из Духа и Земли, закрывающую нас от всего мира. Теперь даже "Ворон" и Керт не могли ничего ощутить из того, что здесь происходило. То, что этарейф решается открыть своему шелафи должно оставаться сугубо между ними.
   Я отстраненно следил за ходом чтения. Ссадина на коленке, когда я в два года упал с первого в своей жизни тха?арши; оглушительный мысленный шум, который не могли заглушить никакие талисманы и арканы; предсказание о смерти троюродной сестры - она погибла при набеге работорговцев, которые украли меня самого; рабство у Кейоши; первые заклятия энунции; пилотирование, спасающее от полного безумия; кровавая ярость, обернувшаяся сотнями изувеченных трупов; смертный приговор и побег; новое рабство; учеба в Илл?дьентис; безумный поход по огненной аномалии... Видения сливались, причиняя боль, будя в душе чувства, которые были мною загнанны в самый далекий уголок души. Только выдержка выпускника Илл?дьентис не дала мне опять сорваться в бездну безумия.
   - Вот и все. - Мне показалось, что прошли века, пока шелафи оставила мой разум. - А ты не так прост, как кажешься, ми?этарейф. Два участка памяти у тебя заблокированы настолько хорошо, что не будь ты в моем руадолете, я бы даже не поняла, что они вообще существуют. - Несмотря на усталость, меня это заинтересовало. Про одно место я знал встреча с Владыкой Огня, а вот откуда взялось второе пятно? - Да, кстати, нужно снять последнюю блокировку с твоей памяти. - Ее арслет коротко коснулся моего разума и исчез, оставив меня наедине с последним фрагментом заблокированных воспоминаний.
   В знойном воздухе Висета повисло предгрозовое напряжение. Оно было настолько отчетливым, что даже будучи истерзанным болью от еще не завершенного наказания, мальчишка своим чутьем уловил предстоящее коренное изменение вероятностей ближайшего будущего. Подняв голову, он посмотрел на толпящийся на рынке народ.
   Девушка, так похожая на жителей его родного мира, одним ударом когтистой руки, уложила его хозяина на песок. Порезанная рожа рабовладельца греет душу наказанного раба. Но на смену злорадству тут же приходит ужас:
   - Что она делает? - Ее же казнят за ранение коренного висетца. Забыв о своей боли, мальчишка начал шептать слова единственного знакомого ему Напева Смерти:
   - Ла? йиласстрийе аф кен?риллис ней?шми л?лал?л?леас... - одновременно со словами с губ срываются резонирующие не - слова энунции, а разум декламирует третью, скрепляющую строфу. Нужно во что бы то не стало защитить эту девушку. Он просто не сможет видеть смерть еще одной соотечественницы от рук этих уродов. "Помоги ей и она сможет тебя научить. - Вкрадчиво шепчет чутье провидца. - Она поможет тебе развить твой Дар". Но рабу сейчас не до него... Он ускоряет Напев, спеша завершить его до того, как заголосит магическая сигнализация.
   Его помощь не понабилась. Там, где только, что стояла девушка возник серебряный смерч. Стремительно ринувшись вперед, смерч обрушил на надсмотрщиков и торговцев рабами всепожирающие серебряные вихри. От прикосновения колдовского серебра распадались в пыль рабские цепи и адские пыточные машины, стоящие на этом рынке на каждом шагу. Исцелялись раны и болезни рабов, правда, некоторых из них тоже убила колдовская мощь андаина, ведь никем иным не могла быть эта девушка - смерч. Слишком хорошо он помнил тот особенный привкус Сокрытого, который снился ему в еженощных кошмарах.
   - Деймон, как же ты похудел.- Смерч вновь стал девушкой, хотя серебряные вихри все еще продолжали распространяться по обреченному рынку. Теперь он узнал ее - это была та девушка, которую он год назад вытащил из под жертвенного ножа на Лайтане...
   - Почему у меня забрали память о тебе? - Этот вопрос был риторическим. Я и так знал ответ на него, но она его повторила:
   - Никто из учеников Илл?дьентис не должен рассчитывать на особое отношение. Если бы ты помнил все, тебе было бы тяжелее адаптироваться, ведь ты на самом деле совершал подвиги во имя Тейн?аля. Когда ты герой, а к тебе относятся как к обычному школяру, это очень сложно принять. Такое может травмировать неподготовленную психику, поэтому и была введена практика избирательной блокировки памяти вплоть до окончания обучения. - Она виновато улыбнулась. - Ты ведь не сердишься на нас, на Эйваз Эстари?
   - Нет, конечно, Ани. Ты позволишь опять называть тебя так? - Я улыбнулся в ответ, загоняя легкую обиду в самый темный уголок души. В конце концов, как бы то ни было, но именно Эйваз Эстари вытащили меня из рабства и обучили меня всему, что я знаю.
   - Конечно называй. Если честно то официоз уже успел достать меня по самое не могу. Она весело, как в старые времена, рассмеялась. - Будешь пить барсьет?
   - О чем речь? - Я, в притворном изумлении, сложил крыльевые когти в знак вопроса и переплел щупальца левой руки в знак согласия. Как же приятно вновь полностью владеть своим телом, вспомнить навыки телесного языка.
   Мы прошли через созданный "Вороном" портал и оказались в неком подобии малой столовой.
   Анилаир собственноручно разлила ри?сет и поставила передо мной вазу с одной из самых дорогих в Ойкумене редкостей - черным барсьетом. Моей слабостью. Вообще люблю барсьет, а вот черный, да еще растворенный в ри?сете в пропорции 1:4... неземное блаженство. Анилаир только улыбалась, глядя, как я растекаюсь от удовольствия.
   Умение правильно пить ри?сет - это настоящее искусство. Сначала наливают ри?сет в фужер, читают про себя краткое благословение и касаются Дара, пытаясь через него прочувствовать растворенные ри?сете чары. Потом кладут первый кубик барсьета и направляют в фужер толику Духа, или Пустоты, по желанию, тогда вкус будет несколько отличаться. После чего кладут второй кубик и берут фужер в обе руки, согревая ри?сет ладонями и давая разойтись барсьету. И только после этого медленно пьют, смакуя каждый глоток. Выпив первую половину напитка, съедают специальную маленькую вафлю с эйвари. Этот яд в сочетании с барсьетом дает уникальный эффект. Полностью восстанавливаются силы, резко обостряются магические и мыслительные способности. Побочным эффектом является всплеск неконтролируемого желания. Поэтому в этот раз мы обошлись без эйвари.
   Краем сознания я дотянулся до Керта. Тот свернулся клубком на огромной подушке и целиком ушел в свои грезы. Это особенность всех Вечных и их сервентов. Смертные спят, что бы восстановить свои силы, Вечные же грезят, уходя в иллюзорно - реальный мир своих не всегда контролируемых видений с несколько иной целью. Долго обходясь без грез, можно потерять выдержку, перестать отличать свои грезы от реальности, что, если учитывать мощь нашего Дара, чревато повреждением самой ткани реальности. Все это может привести даже к безумию - ведь Универсум очень не любит, когда над ним откровенно издеваются и способен очень больно отплатить за бессмысленное унижение.
   То, что я увидел в ближайшем будущем, Керта меня успокоило. Я хуже провидел линию его жизни из-за нашей связи ведущий - ведомый. Это слабое место моего дара провидца - чем больше я связан с кем бы то ни было, тем мне сложнее читать его судьбу. Порой это доставляет неудобства. Но то, что он спит - это очень хорошо. Ему надо отдохнуть.
   - Тебе тоже. - Рука Анилаир коснулась моих волос. Те были способны разрезать катрий, но под ее рукой были подобны нежному шелку. - Я разбужу вас, когда мы пребудем. Откинувшись на спинку кресла, я ощутил как преобразовалась реальность и я оказался в спальне. И почти сразу же уснул.

-----------------------------------

   ГЛАВА 1 "Вежливость и дипломатия по оверонски"

Когда враг думает, что ты

у него в руках - тогда и надо

наносить удар. Ни в какое другое

время он не бывает настолько уязвим.

(Пролог к книге "Война, любовь и дипломатия".

Автор неизвестен. Приблизительно датируется

7517 годом до Единения конклава Тейн?аль).

   "До сих пор историки спорят можно ли называть провал дипломатического визита Анилаир Эстари в Оверон началом Нирнаэт Арноэдиад. Это действительно спорный вопрос, но никто не может отрицать, что именно этот эпизод, затерявшийся на фоне гораздо более масштабных событий, сыграл важную роль в последнем перераспределении сил перед большой войной". (Алисия Фарез "Нирнаэт Арноэдиад. Том 2. Начало войны".)

   Надпись на стене: "Долой короля - предателя, даешь свободу!!!!".
   Толпа не меняется, где бы она не была и из кого бы она не состояла. - С отвращением подумал этарейф. - Всегда ведет себя как стадо овец, и способна только разрушать.
   Вообще все вокруг было загажено до невозможности, хотя со времени отвода королевских войск прошло всего четыре часа. Опьяневшие от безнаказанности "цивилизованные" оверонцы даже сумели отключить оконные и дверные энергопакеты, к управляющим блокам которых теоретически невозможно подобраться без знания паролей. И естественно начались грабеж и бессмысленные разрушения. Толпа не меняется, ее интеллект на порядок ниже, чем у самого тупого индивида в нее входящего.
   Боевые роботы маркиза Аласора не вмешивались в царящую анархию. Они заняли правительственные здания (несусветную дикость с точки зрения жителя Тейн?аля, в котором весь административный комплекс подобного уровня заменяла интеллектронная программа в ТЕРАИНе), а также стратегические склад - заводы и казармы.
   Уровень шума вокруг превысил все разумные пределы. Что-то взрывалось, горело и выло, а в нескольких местах не дезактивированные охранные системы перевели энергетические щиты в боевой режим, которые сейчас мародеры пытались взломать.
   - Ничего интересного, везде одно и то же. - Слепой юноша - лонгиир небрежно тасовал колоду тайорет. Одновременно десяток его проекций исследовал захваченные бунтовщиками миры. - Но я предвижу отблески большой беды, которая вырастет из этого мятежа.
   - А поточнее, Деймон. - Сереброволосая девушка стремительно развернула сен - чар нетерпения.
   - За ними стоит сила способная противостоять сильнейшим боевым арслетам Эйваз Эстари. И когда мятежники достигнут цели и возьмут королевский дворец, падет древняя защита и эта сила придет в действие. Таково видение. Мне кажется, что эта сила стремиться добраться до чего-то спрятанного от нее. И если она это сделает,... подождите... - Слепец резким движением отстегнул с правой руки ажурный браслет. - Спрятанное надежно защищено, и попытка взлома защиты спровоцирует вероятностный шторм в центре Дайра. Треш, дальше не вижу, этот урод закрывает весь обзор, кайфанта шеррак. - Зло выругался этарейф. - Представляете, шелафи, его арслет настолько необычен, что я даже не могу понять, как обойти его защиту от провидцев.
   - Значит так, я отправляюсь с дипломатическим визитом к маркизу, со мной идет Керт... Тихо, Деймон. - Начавший разворачиваться сен - чар протеста, опал сам в себя. - Я знаю, что как воин ты сильнее своего ведомого, но для тебя есть иная работа. Ты уже видишь, о чем я говорю? Вот и прекрасно. Я пока не могу понять, что именно происходит и ты одна из двух самых важных ниточек к установлению Истины. - Керт вспрыгнул на плечо девушки, и та сотворила прямой портал.
   - Шелафи, если наткнетесь на митмакема в темно - фиолетовом плаще, бегите от него со всех ног. Он скрутит вас и не заметит. - Впервые за все это время провидец прибег к вербальной, а не телепатической речи. И не сопроводил слова сен - чаром.
   - "Ворон", все данные о передвижении Керта и шелафи выводи на пятый си - контур. Приготовь контакторы к дальней связи, ориентировочно с Пределами, а я отправляюсь в Зал вероятности. - Сбросив телепатические команды руадолету, этарейф прошел через любезно открытые "Вороном" врата.
   Сила течет в нас, мимо нас и среди нас. Мы ее порождения и ее автономные модули, способные менять направление и значение ее течений. Мы ее часть и одновременно нечто большее, нечто способное к самостоятельности, иная грань веашару - Смысла. Мы часть Силы и часть друг друга, но одновременно каждый из нас - это нечто обособленное, уникальное в своем роде. Я уникален, но уникальностью обладает и любое другое движение Силы, так чем же отличаюсь я и подобные мне? Тем, что нам дана возможность пойти против течения Силы и изменить ее под себя. - Древняя, как сам разум литания Осознания обратного выбора не была рекомендована Эйваз Эстари для очищения сознания, но Деймону нравилось читать ее. Она была необходимым для него предупреждением об опасностях главного соблазна обратного нимиля - стремлении властвовать над всеми и над всем.
   Зал вероятности был громадным помещением, напоминающим храм с высоким куполом посередине. Весь интерьер был выдержан в сине - золотых тонах. И в самом центре, где порой разворачивались дивные магические узоры, ныне сиял, окутанный сорока эфемерными сен - чарами, столб призрачного света. Каждый сен - чар имел свой неповторимый цвет, свое значение. Вместе же они образовывали интеллектронную систему, по мощности превосходящую на порядки лучшие стационарные девайсы Оверона.
   Этарейф на ходу сбросил плащ, который растаял, не долетев до пола, и вошел в свет.
   Если посмотреть из Вечности, то окажется, что будущего нет, как нет и прошлого. Есть нестойкое сплетение событий, которые происходят в данный момент или могли бы произойти. Более важные события определяют бытие менее важных, а некоторые из них настолько фундаментальны, что выстраивают для своего проявления все предшествующие события, которые имеют к ним хоть малейшее касательство.
   Это аксиома провидцев - будущее может точно так же определять прошлое, как прошлое определяет будущее.
   Завершив короткую медитацию, Деймон обратился к той части себя, что могла видеть реальность не во времени, а в Вечности. Его Дар многократно обостренный пребыванием в специальном атрибуте руадолета, начал разворачивать свои крылья, что бы воспарить в обожженных ложью небесах будущего.
   Свет вспыхнул неистовым сиянием сверхновой, фигура провидца таинственным образом истончилась и темным вертикальным зрачком проступила сквозь свет. В центре Зала вероятности теперь пылало сияющее око, чей взор пронизывал мироздание вне времени и пространства.
   И смотрело оно только в одну точку, туда, где таинственная сила спрятала элементы будущего. И его было невозможно обмануть, запутав в миражах. Их враг видимо об этом знал... потому и поставил каменную стену.

-------------------------

  
   - Столь стандартный модуль для приема на астральной станции не удержит Эйваз Эстари, если ей вздумается напрямую вмешаться в события. - Скептически проговорил маркиз.
   Старый эдайн продолжил заниматься своей малопонятной работой на голографическом терминале. Он даже не повернул головы к своему высокородному покровителю. Но и полностью его игнорировать не стал.
   - Это стандартный модуль, - он интонацией выделил слово "стандартный", придав ему насмешливый оттенок, - заклят силой, которой я служу. И не одно существо не способно существовать, полностью лишившись Равновесия. Даже столь пропитанное нечестием как эти ложные защитники истины.
   - Даже если вам и удастся задержать андаина, это не к чему не приведет. Более того, ей на помощь могут придти сильнейшие члены ее ордена.
   - Могущество Равновесия безгранично. - На этот раз сектант обернулся к собеседнику и так посмотрел на него, что тот невольно отшатнулся в безотчетной попытке скрыться от этого леденящего взора. - А вот ваша твердость духа вызывает у меня сильные сомнения. - Он всегда предпочитал говорить такие вещи прямым текстом. Что неимоверно бесило утонченного интригана маркиза. Но сейчас он просто испугался своего фанатичного союзника. Не оставалось не малейшего сомнения, что тот уничтожит любого, кто станет на пути его божества.
   - Я прикажу своим войскам атаковать дворец. - Оправдываться перед этим существом бессмысленно... и унизительно. Поэтому маркиз предпочел уйти от скользкой темы.
   - Идите, маркиз, я позабочусь, что бы нечестивица не доставила вам неудобств. - Глава Слуг Равновесия мгновенно исчез в колдовском импульсе телепортации.
   - Неудобств!.. Ха, да она может раскатать нас в тонкий блин...
   - Жаль, что вы настолько маловерны, маркиз. - Прошелестел из ниоткуда голос сектанта. Аласор содрогнулся от суеверного ужаса.

----------------------

(Десятью минутами позднее, в том же модуле).

   - Маркиз приносит свои извинения, за то, что не смог встретить Вас лично и оказать Вам почести достойные высокой Эйваз Эстари. - Фемдроид - мажордом буквально расстилалась ковриком от избытка подобострастия, не зная как еще больше выразить почтение важной гостье. Но Анилаир видела под ее медовой лестью яд более смертельный, нежели легендарный кирл - анкешид. Хотя казалось, что в этом модуле все безопасно и стандартно, да и ситуация не представляла из себя ничего принципиально нового... за исключением странного поведения элей. Почему эти мирные существа заблокировали систему Оверона?
   - Когда маркиз сможет встретиться с нами?
   - Никогда. - Простейший голографический экран развернулся возле двери, явив старого... мертвеца в фиолетовом плаще. Да, этот старик был митмакемом и одновременно проводником, чьей то иной воли. - Во имя Равновесия и Его Силой я удаляю тебя из мироздания. - Вокруг ощутившей угрозу Анилаир, сокрушительным цунами поднялся ее арслет. Сама реальность потекла, изменяясь под воздействием Сокрытой силы, сошедшей в мир с немыслимых вершин. Но на пути Серебряного Смерча встал иной арслет, еще более могущественный и намного лучше приспособленный для боя. Он не проявил так же ярко свою сущность, но в распространение воли Анилаир закралась ошибка, и оно потеряло равновесие. Процесс стал быстро развиваться и, в конце концов, полностью парализовал все проявления арслета Эйваз Эстари, и аккуратно усыпил саму Анилаир, а заодно и Керта. Пролившийся с потолка свет унес незадачливых дипломатов неизвестно куда.

------------------

   Развязка была столь стремительна, что Нет?-тонар, Око провидца, начавшее изучать вражескую защиту, болезненно дернулось от неожиданности. Противник сумел сохранить в тайне свой замысел до последней секунды. Но, проявив себя, невольно приоткрылся перед пытливым взором. Нет?-тонар, с мощнейшим провидцем в качестве "сердца" не прощал ни малейшей оплошности. Ухватив за кончик нити, он уже не отступился.
   Око полыхнуло сине - белым беззвучным взрывом. Черный зрачок подернулся мутной пеленой и мертвенно застыл, точь в точь, как глаза обычного человека, когда тот глубоко "уйдет в себя".
   "Так, значит, господа хорошие, вы идеально замаскировались и обманули даже меня. Вы победили, но для этого вам пришлось проявить себя... - Оператор Нет?-тонара не мог испытывать чувств, но по грани окружившей его пустоты скользнула дрожь азарта. - Если вы, точнее ты, сделаешь, что-то плохое этим пленникам... тогда я припомню весь арсенал забав коришти, благо я познал его на своей шкуре".
   Рен?диэс?лиор соткался внутри Ока в изломанную трехмерную тень. Нет?-тонар еще раз полыхнул и вновь неподвижно затих, подобно пауку на охоте. Тень исчезла в глубине зрачка. Смертельно опасная охота началась. "Ворон" на орбите довел мощность стандартных боевых щитов до 105 %, за счет включения резервных систем.
  
   Ди?аватар трехмерной тенью спрыгнул в земляной люк. Туманные крылья потеряли прозрачность и стали казаться более материальными; пальцы всех четырех рук: двух материальных и двух энергетических, сложились, образуя мистические символы. Что-то здесь было не так. Неправильные линии камня подземелья были какими-то перекошенными, словно...- ди?аватар застыл, подбирая определение. - Словно изломанные тяжелой агонией трупы. Еще один факт в уже почти полную копилку подозрений.
   Ди?аватар осознал изменение в обстановке за полторы секунды до того, как они начались. Бездна времени для существа его класса. Вокруг него вспыхнуло призрачное сияние дефлектора, и он сорвался с места. Он еще успевал на всем протяжении пути своего полу-полета - полу-бега создавать модульные арканы познания. Рисковать, познавая творящиеся вокруг изменения напрямую..., для этого он был слишком умен. Сила, которая заставляла местный камень течь и сминаться, пытаясь поймать в ловушку обнаруженного шпиона, не была даже энигмой его врага. Так, сигналка, совмещенная с несложной ловушкой, что бы заставить лазутчика потерять время. Силу же своего врага Основа ди?аватара мог себе представить лишь очень отдаленно. Но одно он знал точно - она громадна и способна без особого труда его уничтожить.
   Камень тек подобно воде, угрожая утопить в себе незваного гостя. В то же время более тонкое воздействие медленно, но верно прорезало дефлекторное поле. Но повелитель этой ловушки не желал уничтожения "посетителя". Ему нужно было понять, что тот из себя представляет. Это внешне ничем не проявилось, но было очевидно для Основы - провидца.
   Ди?аватар сбросил все защитные оболочки. И из него хлынула незримая волна, при прикосновении которой затронутую вещь охватывало призрачное сияние. Каменная ловушка покрылась неподобающими в таком месте веселыми бархатцами и легкомысленными ромашками, а заодно перестала течь. Но не эти эффекты были главным - ди?аватар вышел точку, где вся мощь вражеской защиты была бесполезна против пронизывающего взгляда Нет?-тонара.
   Используя свое творение в качестве точки фокуса Деймон смог отсканировать базовые константы проявления чужого арслета.
   "Разрушитель Равновесия! Невозможно".
   Ди?аватар распался, но этарейф не питал ложных надежд. Его заметили и теперь не дадут так просто уйти.
   - "Ворон", срочно контакт с Лэйкарном Эстари. Высший приоритет.
   - Все каналы связи забиты помехами. В астрале буря мощностью 38 баллов по сорока балльной шкале Кара. Вероятность атаки равными нам силами 79%. - В сен - чаре "Ворона" ощущалась тревога. - Перехожу в твое подчинение, но беру на себя право самостоятельно вести бой. Идет?
   - По рукам. - Нет?-тонар погас и из него бегом выскочил запыхавшийся парень. В его руках возник плащ - мантия. - Нас атакует один из слуг Ресталя Нейта. Уходи в атмосферу, полная маскировка. - Щелчком пальцев, сотворив врата, он прошел к командному пункту. - Интересно за, что меня подвесят, когда мы вернемся на Келед?Риом? "Ворон", четыре выстрела сентарами по Дворцу и этим координатам. Вся ответственность на мне.
   - Но, Деймон, погибнут...
   - Нет, иччи твою птичку, никто не погибнет, если положить выстрелы ровно. Заодно трансгрессируй меня туда. После этого прорывайся в Пределы и мчись к Лэйкарну. Эсмиена Эстари сможет провидеть, где мы, но у нее нет достаточной боевой мощи, чтобы выстоять против Повелителей небытия.
   - У тебя есть план действий?
   - Он в этом сен - чаре, отдашь его Лэйкарну Эстари. И напомни ему, что Эсмиена Эстари должна лишь следить за нами, но ни в коем случае не участвовать в освобождении пленников. Действуй!
   Незримая громада руадолета вошла в атмосферу и выстрелила одним из сентаров главного калибра. Четыре раза за четверть секунды. Королевский дворец, астральная станция - штаб мятежного маркиза, половину западного материка и Центр межпланетных перемещений накрыли сложно структурированные аномалии, каждая из которых несла в себе энергию десятка звезд. Все энергетические и вероятностные щиты не просто не смогли ничего сделать - они вообще не заметили этой атаки. Каждый из зарядов выстрела не использовал и тысячной доли процента своей мощности для произведенных ими разрушительных изменений. Вся оставшаяся энергия пошла на глобальное изменение психофизических констант. Теперь, даже столь могущественный андаин, как Разрушитель Равновесия Нейт, не смог бы в этих областях с помощью двеомера обнаружить, кого бы то ни было.
   Высадив ученика своей госпожи, руадолет ринулся сквозь планету, одновременно выстраивая посреди астральных возмущений свой Путь - тропу - микровселенную, которая лишь частично сопряжена с базовой реальностью Мироздания.
   Навстречу ему медленно вырастала призрачная громада, призванного из глубин Бездны, наарбо. Адская тварь, размером с планету - сверхгигант, и в ней андаин. Схватка таких противников могла отправить Дайр в небытие. В таинственных высотах Казуала, там, где настоящий дом Сокрытых Сил, там одна из них стронулась с места, своим движением изменяя саму суть вероятностей. Наарбо совершил то, что было бы невозможно не вмешайся арслет - ворвался на Путь "Ворона". С того, что твари условно заменяло морду, скатилась тонкая пелена, обернувшаяся крылатой энигмой. Путь взорвался, выбрасывая руадолет в реальный мир. Но в ролиум вылетели семнадцать руадолетов. Каждый из них был абсолютно реален и даже андаин не смог бы сказать, что кто-то из них подделка.
   Даже андаину, вкупе с наарбо пришлось потратить почти час, что бы уничтожить шесть руадолетов. И то ценой потери наарбо. А одиннадцать потрепанных, но уцелевших Духов проклятия сами собой рассыпались мириадами невозможных в вакууме искр. Серебряный Смерч слишком любила своего "Ворона", что бы оставить его без защиты. Ворон отвлек внимание и просочился в случайно оставшуюся щель в блокирующем его аркане. Догнать беглеца было нереально. И андаин, предвидя гнев хозяина , доложил о своем провале. К его изумлению Разрушитель Равновесия едва обратил внимание на его доклад. Он даже не стал наказывать провинившегося, что было нехарактерно для грозного Ресталя.
  
   Коришти - раса, произошедшая от людей. Каждый из коришти живет в личном энергоинформационном полиморфном коконе. Бывшие ученики древних лонгииров, за спасение которых те отдали жизнь своей расы. Унаследовали от своих учителей Кодекс боли, согласно которому всякий, кто желает быть признанным самостоятельным существом должен уметь терпеть определенный для него уровень боли. Они превратили пытки в высокое искусство, испытать которое на себе можно лишь, в случае если тебя признали достойным этого или если ты предъявил претензию на принятие в народ коришти. В последнем случае это неофициально называется "забава для дураков - кэммити ворг", ибо мало кто из испытуемых способен на прохождение через боль достойную коришти.

Глава 2 "Alone"

Одиночка, каким бы сильным он не был, не способен вечно противостоять равной ему по уровню организации. Рано или поздно он совершит ошибку, и организация сломит его сопротивление.

   ("Война, любовь и дипломатия". Фрагмент из главы 2 (название главы не сохранилось). Автор неизвестен. Приблизительно датируется 7517 годом до Единения конклава Тейн?аль).
  
   Коридор, в котором его высадил руадолет, был слегка оплавлен на потолке, да еще в нескольких местах дрожали едва заметные прозрачные рои алькази. Если не считать перекрученных до изумления информационных полей, то более ничего не напоминало, что это место подверглось воздействию одного из самых ужасных видов вооружения в Ойкумене.
   - Мы еще посчитаемся, враг мой. - Змеиный шелест пронизывал голос слепого юноши. Ажурный браслет на этот раз расстегнулся с трудом. Но на этот раз этарейф не допустил волны видений до своего рассудка. Ему сейчас необходимо не пророчество, а чувство направления.
   "В глубине этого мира таится великая боль". - Прошелестел на грани восприятия Скайлир.
   - Я это чувствую. - Ученик Анилаир достал из нагрудного кармана рубашки цветок гвоздики. - И мой путь ведет туда. В сердце этой боли сокрыто нечто, за чем охотится враг Тейн?аль. Мой враг.
   Коридор был странно пуст. Даже без подсказок Дара, Деймон ощущал неправильность обстановки. Ну не может быть в королевском дворце таких ... таких ... - он даже не мог сразу подобрать определения. Просто в коридоре не было никаких украшений, даже обоев не было. Одни едва окрашенные белым стены.
   "Здесь поработал энигматический далеарт. Реальность могла претерпеть некоторые изменения". - Предположил Скайлир.
   - Нет, здесь чувствуется затаившаяся угроза. - Он провел пальцами по стене. - Если я пойду дальше, то меня схватят мятежники. - С его руки в потолок взлетели десятки тончайших нитей, каждая из которых была способна выдержать вес слона. Зацепившись за потолок, нити сократились, в буквальном смысле прицепив своего создателя между двумя лампами.
   Ну же, идите. Я жду вас, вас ждет великая награда. Радость превыше всего, что вы можете вообразить. Нет, сообщать о своем решении проверить этот коридор не надо. А то вдруг там никого не окажется. Зачем зазря тревожить свое начальство, тем более что у него и так много проблем с этими странными союзниками. На вас же начальство и оторвется. Но проверить коридор нужно обязательно и именно сейчас. Награда слишком велика. И столь близка. Нужно идти, идти немедленно. Вдруг кто-то другой заглянет в этот коридор раньше вас и получит всю награду. Бегите, спешите ко мне, пока еще есть время. Спешите... спешите... спешите... спешите...
   Завороженные еле слышным, неотличимым от их собственных мыслей, призывом сидящие в засаде боевики маркиза - мятежника бросились в коридор. Власть гипнотического шепота над ними оказалась столь велика, что они не смотрели по сторонам. А их враг легчайшим движением своего Дара сотворил несложную иллюзию вооруженного мужчины, еще больше запутывая несчастных вояк в туманных сетях самообмана. Вся магическая защита, что установили на них слуги Разрушителя Равновесия, осыпалась с них, ибо они перестали быть для нее точкой опоры. Теперь мятежники оказались полностью в его власти. Он не стал использовать тонкие плетения Принуждения. Незачем оставлять лишние следы своего присутствия, когда можно обойтись легким внушением.
   Спрыгнув на пол, этарейф подошел к запутавшимся в собственных грезах солдатам. Те трепали несчастную иллюзию и возбужденно обсуждали, какую награду они получат за поимку важного преступника. Ни одному из них не только не пришло в голову сообщить командованию об инценденте, они даже не замечали, что их руки спокойно проходят сквозь пленника. Поддавшись чуждой воле, они утратили способность здраво размышлять.
   Тонкие нити, что помогли Деймону спрятаться на потолке, мягко опустились на завороженных, проскользнули к каждому из них в рот и, пронзив небо, разместились в мозге.
   - Идите и поднимите переполох. - Чутье провидца заставило юношу указать на одного из своих новых рабов. - Ты пойдешь со мной. - Шомендани услужливо потек, преобразуясь в стандартную форму армии мятежного маркиза. А заодно покрыл лицо хозяина тонкой прозрачной маской, которая слегка исказила черты его лица. И тут же с радостью впитал в себя эмообраз благодарности от молодого хозяина. - Пошли служивый, нам тут задерживаться некстати. - По пути он начал пролистывать память раба - солдата на предмет полезных сведений. Тех было на удивление мало. Солдаты маркиза - мятежника, все кто не был искусственно создан, все они были брошены на патрулирование захваченных крыльев королевского дворца. Но ни один робот или чар не был в этом патруле.
   Что они хотели этим добиться? - Быстрым шагом перемещаясь по запутанным коридорам дворца, Деймон задавал себе этот вопрос. Поведение врага было слишком странным, что бы счесть его случайностью. - Что за сведения заставили Аласора принять такое решение еще до того, как руадолет выстрелил по планете. Почему так важно, что бы только рожденные были в этом патруле? - Но чутье Видящего пока молчало. Хотя... - этарейф еле заметно улыбнулся. - Это молчание говорило о том, что разгадка этого ребуса слишком близка к его персоне. Ведь его Дар замолкал лишь в двух случаях.
   - Повелитель, впереди усиленная группа патруля. - Не переставая идти, раб - солдат попытался поклониться, но остановился, повинуясь легкому жесту своего господина. Он не испытывал того преклонения перед своим пленителем, что испытывали жертвы Принуждения, но не мог никоим образом предать последнего или ослушаться его воли.
   - Они знают, что целое подразделение покинуло свой пост. Раз они не пытаются выйти на связь, значит, они понимают, что дело нечисто. - Мысль - приказ взорвался в головах рабов: - В атаку. - Шомендани опять потек, приняв форму синего бархатного плаща с капюшоном. Захваченный общим приказом, пленник выскочил из-за поворота и бросился на своих недавних сотоварищей. Бластерный огонь разнес треть коридора, пока одержимого не убили, спалив три четверти его тела. И тогда из-за угла вышел Деймон. Двухмерный клинок эскерта покинул ножны - кариа. Сумеречный рубин в его основании сиял, поглотив души погибших.
   - Сдавайтесь, я не хочу вас убивать. - Он предвидел, как ему ответят, но сделал обреченную на провал попытку избежать кровопролития. В ответ командир патруля - псайкер - криокинетик обрушил на него волну шестисот градусного мороза.
   - Ниэннах, оторо. - С характерным щелчком установился контакт с Ниэннах - Книгой тысячи тысяч слов, обеспечивающей действенность особых заклинаний тех, кто был ей посвящен. Она многократно увеличивала силу энунции.
   - Эскеййя ла минастере авонт. - Этарейф выбросил вперед левую руку, игнорируя вражескую атаку, не способную пробить его даже не активизированную защиту. Плетения - обереги осыпались с мятежников, будто листья по осени. - Кайяр феа авенант. - Второе заклятие изолировало их души от тел. Плазменные заряды прошли мимо молодого чародея. - Кансамиррейя алосте довремени, кдаст хи алосте жиа Ал-лал-сорриа. Довреме э аст. - Глаза новых пленников подернулись кровавым туманом. Подпав под власть могущественных заклятий, они стали крайне опасны.
   Поправив плащ, провидец свернул в боковой коридор и одним ударом эскерта рассек магическую ловушку на маленькой дверце для слуг. Ему не было нужды открывать дверь - он просто прошел сквозь нее.
   - Ксан?фаджастиййа. - По двери пробежали алые блики смертельного заклятия - ловушки.
   - Ты хоть знаешь куда идешь? - Поинтересовался Скайлир.
   - Ты знаешь, что нет. Но скоро здесь будут Слуги Равновесия. И их господа. - По хатиру, скрывающему выжженные глаза прокатилась световая волна. - Я в ловушке... и она захлопнулась в тот момент, когда шелафи захватили. Треш, она ведь даже не смогла оказать особого сопротивления. Против такого я еще долго буду бессилен.
   - У тебя есть выход. - Спокойно ответил Скайлир. - В моих блоках долговременной памяти хранится описание - пророчество на девяносто семь целых и четыре десятых процента соответствующее сложившейся ситуации.
   - Я знаю. - Этарейф мысленной командой открыл кодовый замок на двери, ведущей на площадку для лифтов. На удивление, но его никто не ждал. - Но это не выход. - Сорвавшиеся с пальцев нити за пяток секунд раскурочили блок контроля на лифте, а также стоящую на нем систему оповещения об использовании. После чего услужливо распахнули двери. - Через четверть часа противник разрушит прикрывающий нас далеарт. Он это и сейчас может сделать, но он то же знает это пророчество и надеется, что я его исполню. Но его ждет сюрприз...
   Тета-лифт с громадной скоростью сорвался с места. Начальная перегрузка вдавила юношу в пол, но автоматически включившиеся антигравитаторы быстро стабилизировали обстановку.
   "Скайлир, на выходе начнется". - Равнодушие в сен - чаре предупреждения.

-----------------------

   - Владыка, системы слежения в пораженных областях уничтожены на девяносто девять процентов. В том числе все, что установили правоверные. Все поисковые арканы и техника ломаются, едва их активируешь. - В ментальном посыле Главы Слуг Равновесия было безысходное отчаяние - они подвели Святого Провозвестника Равновесия, не смогли послужить ему, так как это единственно подобает. И, по мнению сектанта, отныне даже смерти они не заслуживали, кому нужны жалкие предатели и неумехи. Больше всего на свете он боялся двух вещей: того, что они подведут Святого Провозвестника и того, что тот скажет, что они ему не нужны.
   - Ничего страшного, сын мой, Равновесие тебя не винит. Твоих сил было недостаточно, что бы остановить распространение энигматического далеарта. Я позабочусь об этом препятствии. Поэтому возложи свое упование на Равновесие и исполняй свое предназначение. Твоей новой задачей будет пленить нечестивца, который проник в королевский дворец. Пленить, но не убить, он слишком важен для замыслов Равновесия. Для выполнения этой миссии Равновесие посылает к тебе одного из Осененных Его благодатью. Служи ему с тем же усердием, что служишь Равновесию.
   Глава Слуг затрепетал от радости - они не подвели Равновесие. Святой Провозвестник на них не гневается, более того Он даровал им награду превыше любого ожидания - их в бой поведет один из Осененных, тот, кто стоит лишь двумя ступенями ниже самого Святого Провозвестника. Отблески благодати Осененного коснутся его и братьев, за такое не жалко отдать и свою ничтожную жизнь.

-------------------

   Сплетать эвернайт портала, находясь при этом в несущемся через подпространство тета-лифте, занятие не из приятных. Практически полное отсутствие возможности установить стабилизирующий врата пространственный якорь, внеплановые энергетические всплески, кроме того, судя по всему тета - лифту не помешал бы капитальный ремонт. Мистическая защита дворца была сорвана залпом - далеартом, поэтому молодому колдуну удалось завершить свое дело. Вокруг него взвился магический вихрь портала.
   Черная бездна безумия оказалась так близка - растревоженная психическим напряжением болезнь разума медленно подкрадывалась к ограждающим ее магическим барьерам. Поэтому призвать ее не составило труда. В портал шагнул Деймон а?Нелеарт, а вышел сумасшедший, окутанный вихрями своей силы и провидящий будущее так далеко и четко, как никогда бы не сумел, находясь в здравом рассудке. Ценой за это стала временная утрата собственной личности.
   Он переместился в Галерею Монархов, где висели коронационные портреты всех ста сорока шести королей Оверона, включая ныне правящего Киррана Амхорта Второго. Эта галерея своеобразным мостиком связывала между собой северное и восточное крылья королевского дворца Хтортар.
   Мятежники, охраняющие галерею, умерли, даже не успев осознать присутствие кого-то постороннего. В обломки порушенной атакой руадолета защиты и сотворивший эти разрушения далеарт вплелись неясные, едва связанные между собой потоки апейрона. Любой чародей, увидев их, сказал бы, что их создатель ничего не смыслит в благородном искусстве лай?тес - плетении арканов. И лишь тот, кто проходил обучение в Келед?Риоме, смог бы узнать их сокрытое значение.
   Кроме того, сумасшедший этарейф с помощью своих атрибутов разбросал пару десятков смертоносных плетений - ловушек. Достав из специальных рукавных ножен инкрустированную мифрилом и ренсором палочку лагирта, он своими любимыми нитями располосовал трупам стражников вены. Текущий через лагирт апейрон растянул их кровь по всей галерее сверкающими алыми нитями, "украсив" портреты монархов Оверона. Был ли смысл в этом деянии, этарейф не знал, но его безумному воображению это весьма понравилось.

---------------------------

   - Он там. - Осененный благодатью Равновесия показал рукой на Галерею Монархов. - И он готов к бою.
   - Мы готовы умереть ради Равновесия. - Страстно заверил Осененного Наставляющий в Равновесии - второй после Главы Слуг Равновесия в этой секте. Когда-то он был не наследным принцем Оверона, но сейчас, стоя в священном для любого члена королевской семьи месте - капелле святого Амхорта, что в северном крыле Хтортара, он не испытывал ни малейшего благоговения. Служение Равновесию выжгло из него преклонение перед старыми святынями.
   - Что ты сказал? - Рассеянно переспросил Осененный.
   - Мы готовы умереть ради Равновесия. - Повторил сектант.
   - Конечно, ведь больше ни на что вы и не годитесь. - Проговорил Осененный. И равнодушно добавил: - Да и я, как выяснилось, тоже.

----------------------------

   Деймон стоял в центре галереи, контролируя стационарный портал и оба входа. Окна затянули вязкие тени - отблески порождения Варпа, которому безумец пообещал сегодня много сладкой крови.
   Враги появились из всех трех входов - в отличие от этарейфа, атакующие считались далеартом врагами и не могли использовать перемещение.
   - Я ждал вас. - Голос молодого рыцаря - мага выражал... восторг. И невозможную ненависть. Лагирт перечеркнул пространство перед ним, и воздух взорвался от столкновения его защитного аркана и атакующих потоков Слуг Равновесия. Одиннадцать высших магов секты слаженно работали, пытаясь прощупать защиту врага Равновесия. Осененный пока не вступал в бой, ограничиваясь наблюдением за своими слугами.
   Кольца серого дыма обрели материальность и темными змеями впились в щиты Слуг Равновесия. Глаза изображенных на портретах королей медленно наливались багрянцем. Этарейф не сдвинулся с места, но его магия разъяренной гидрой металась по всей галерее, перехватывая и возвращая обратно "подарки" от противников, а заодно творя не совсем понятную волшбу.
   Слуги Равновесия были в некоторой растерянности. За все время существования их учения ни один чародей не мог противостоять атаке более чем трех братьев высшего посвящения одновременно. Исключения составляли только вирт?ари, но этот-то задохлик никак до вир?ари не дотягивал. И, тем не менее, относительно спокойно выдерживал атаку одиннадцати сильнейших братьев. Преодолевая искажения и бредовые видения, которыми враг Равновесия смущал их умы, братья создали общее защитное поле и двинулись вперед, продавливая извращенные безумием паутины - эвернайты. И почти сразу один из них попал в несложную, но роковую ловушку. Отбив огненное видение нечестивца, Слуга Равновесия не распознал вплетенного в него деси - мелкого и пакостного духа, не способного самостоятельно сильно навредить,... но зато вполне способного пропустить через себя закапсулированную варп - сферу. Несчастного мага - жреца разорвало изнутри взрывом хаоса. А их враг выхватил эскерт и бросился вперед.
   Уклоняясь от молний, многоцветных искр и столбов черноты, - всех этих проявлений могущественных чар, этарейф с эскерта и лагирта разом метнул длинные полосы искрящегося тумана, вмиг проевшего в общем защитном поле Слуг Равновесия изрядную дыру. Общий щит рухнул, единовременно потеряв слишком много связующих нитей. И нечестивый враг Равновесия активировал одно из своих конвертированных плетений, распарывая границы отделяющие Хаос от всего Сущего. За его спиной разверзлась призрачно - алая рана на теле мира и из нее, подобно трупному червю выскользнул кифранг - порождение варпа. Крылатое серо - алое создание с перекрывающим шум битвы воем бросилось на охоту.
   В планы Осененного и его хозяина не входил прорыв хаоса в центре Дайра. Поэтому главная ударная сила Слуг Равновесия, пусть еще и не учувствовавшая в сражении, оказалась ненадолго отвлечена на закрытии межмирового пробоя.
   Этого времени этарейфу и его помощнику вполне хватило, что бы навязать бой на своих правилах. Они действовали единой командой: кифранг пробивал щит и кидался на прочих противников, пока Деймон не расправлялся с не готовым к схватке на эскертах Слугой Равновесия. После этого кифранг быстро добивал раненную жертву, тем самым, забирая обещанную плату, после чего цикл повторялся. Что бы товарищи намеченных к уничтожению Слуг не вмешивались, парень активировал все заранее разбросанные ловушки, а заодно использовал пару своих подвесок из тех, что помощнее.
   Слуги Равновесия быстро сориентировались и разбились на четыре слаженно работающие пары. От выбросов силы, укрепляющие и защитные плетения на стенах, расплавились вместе с тем, что должны были защищать. И на головы сражающихся нежданно негаданно обрушилась крыша. Первыми на это среагировали Слуги Равновесия. Слаженный выплеск энергии и крыша исчезает во вспышке дематериализации. А вместе с ней и один отвлекшийся Слуга, случайно проглядевший подленькую вероятностную ловушку и потерявший из-за нее щиты в момент "пробивной" атаки кифранга.
   Наконец Осененному надоело смотреть, как умирают, безо всякого толку старшие маги секты. Мощный энигматический аркан раскрылся над сражающимися, составленным из беснующихся потоков связанного ветра, бутоном розы. Кифранг отлетел в сторону будто собачонка, которой жестокий хозяин дал пинка. "Роза смерча" подавила проявление любой чужой магии в этом районе. И Деймон оказался практически беззащитным против вирт?ари. В его арсенале еще не было арканов способных изменить ход схватки. В одночасье отрезанный от большей части сил, и не способный навредить врагу тем, что осталось. Вдобавок Осененный заставил выйти его из транса безумия, просто создав соответствующие критические условия. Следующая атака прошедшего в разрушенную галерею Осененного выбила из рук ученика эскерт и лагирт, а заодно и парализовала его. Под воздействием арслета сама реальность текла, став послушным пластилином в руках вирт?ари. Замерцали серой пеленой разрушенные стены, пелена тысячами нитей рванулась вверх, сплетаясь в крышу,... через минуту Галерея приобрела тот же вид, что был до сражения.
   - Ты поможешь моему повелителю. - Мысленный шепот Осененного был почти нежным. - Для тебя нет иной судьбы.
   Откуда-то из складок своей одежды вирт?ари достал пузырек с радужно - синей жидкостью внутри. Он подошел к лежащему на полу Деймону и опустился перед ним на колени. Раскупорил пузырек и влил его содержимое в рот неспособному сопротивляться этарейфу. В то же мгновение и пленник и его пленитель закричали от невыносимой боли. Между ними возник молниевый разряд, Сфера призрачного пламени охватила вирт?ари и начала по молнии перетекать в юношу. Взрывная волна выбила едва восстановленные окна.
   Это длилось меньше минуты, но обоим участникам эта минута показалась вечностью. А потом из дай?тэн пришел страшный удар полностью разрушивший так помогший Деймону далеарт. Разрушения были настолько обширными и глубокими, что далеарт не смог сопротивляться изъявшей его из пределов мироздания воле.
  

Глава 3

   Громадный флот из нескольких сотен кораблей шел в безвременьи Междумирья. В нем не было ни единого корабля, который бы не принадлежал Эйваз Эстари. Орден Защитников Истины исполнял первый постулат своего устава: "все члены Ордена - братья и сестры, ибо мы дети Ордена". Никто, даже союзник Эйваз Эстари - Конклав Тей?аль, не знал ничего о существовании у Защитников Истины такого количества боевых кораблей. Но сейчас Орден был готов раскрыть эту тайну ради спасения своих. Кроме флота, на помощь попавшим в беду, отправились своим ходом девять вирт?ари, из числа сильнейших членов Ордена. Среди них был герайд Эйваз Эстари - Илье андаин Искр, Лэйкарн Одаряющий Смертью, Кансомиэр Владычица Безысходности и другие. Никого, не предупредив, Эйваз Эстари начали крупную войсковую операцию, и им было наплевать на неизбежные политические осложнения. Общее руководство операцией осуществляла Тиррайсэн андаин Призрачной Земли и глава алой кайсет Ордена, по совместительству. Всего в операции участвовало примерно четыре сотни вирт?ари и семнадцать тысяч иных разумных. Это была практически беспрецедентная, по мощности участвующих в ней сил операция мирного времени. Даже для военных действий... такое количество вирт?ари редко участвовало даже в генеральных сражениях межгалактического масштаба.
  

Глава 4.

   - У нас осталось мало времени, этарейф, как бы смешно это не звучало из моих уст. - Деймон приподнял голову, услышав, что обращаются к нему. Деймон? - Это мое имя? - Всплывшее в памяти слово причиняло острую боль, разламывающую душу.
   - Вижу, ты уже пришел в себя. - Продолжил говорить незнакомец. - И похоже даже понимаешь меня, не смотря на дикую дезориентацию.
   Кто он?... Кто я?... Что со мной?... Убить... смерть вернет ясность разуму... нет, лучше монограмма "анарри", я не хочу никого убивать... никого... кроме своего собеседника... он соперник... тшетш, о чем я думаю?
   - Я смотрю на тебя и не понимаю, куда делся мой вечный соперник, которому я так завидовал,... который выигрывал у меня в четырех из пяти партий,... но я помню, как ты умело наносил своим... нашим врагам удары в спину. И я помню, чем для Искануса закончилось его предательство. Поэтому, я позволю развиваться событиям так, как ты им предначертал. Но сделаю все, что бы обеспечить себе безопасность. И напоследок, мне понравилось видеть тебя побежденным и только одно удержало меня от того, что бы переиграть все в свою пользу: я не уверен, что этот мальчишка на самом деле ты. О, я знаю, что ты никогда не лжешь, но ты всегда оставляешь себе запасной выход. Поэтому, иди и дерзай, я сделаю то, о чем ты меня просил.
   - Сложно оставаться собой, преступая запреты? - Неожиданно для себя полу - простонал полу - прошипел юноша. Это показалось таким естественным.
   - Ничуть. - Отрезал его "собеседник". Но Деймон знал, что тот лжет. Чувствовал его ложь, как иные чувствуют запах разложения. Запах, к которому невозможно привыкнуть, даже если обонять его из года в год.
   - Лжеш-шь. - Боль туманила рассудок, еле удерживающийся на грани падения в безумие. - Предавая других, предаешь себя.
   - Только не в этот раз! - Нейта начал злить этот странный разговор.
   - Вспомни слова нашего шелафи: "только тот, кто победит меня получит власть над Кругом". Повелителя Измены не одолеть предательством.
   Незнакомец с отвращением покачал головой, и склонился над этарейфом. Забросил его на плечо.
   - Никогда не понимал, как в тебе одновременно уживаются логика и безумие. Я сделаю так, как мы договорились, рехт с тобой.
   Юноша слабо улыбнулся. Ему было хорошо, не смотря даже на ранения и усталость. Странно, но он доверял Нейту, хотя их соперничество вошло в легенды Круга. А тот, почему-то не мог предать его. Редкостный случай в рядах адептов Обратного нимиля.
   Их связали огненные тени Эскаллеора - мертвого мира, который убило то зло, что позднее стало его арслетом. Тогда двое мальчишек, им было то всего по паре десятков эризов, сошлись в смертельной схватке. И бессмертный лонгиир впервые не смог одолеть ровесника. Для того эта битва тоже стала потрясением, ведь он тоже не смог добиться успеха. А потом пришло подлинное Зло с большой буквы. Зло достойное Хайшанта - легендарного ада. И двое врагов стали соратниками, даже больше чем просто соратниками. Хотя Нейт в этом никогда не признается. - Печально и с изрядной долей сарказма, подумал Деймон.
   Парня немного удивляли мысли и воспоминания, которые возникали в его мозге, но он не чувствовал в происходящем фальши. У него будто отключилась привычная критичность мысли. И он решил пустить все на самотек.
   - Я последую твоему плану. Только, чур, меня не проклинать, если перемудришь сам себя. - Разрушитель Равновесия по мальчишески усмехнулся и легким движением руки сотворил сиреневый вихрь. В который и швырнул Деймона. - Счастливо, Рей. Успехов.
   Все затянула тьма, и этарейф благополучно потерял сознание.
   ----
  
   - Господин, почему Вы отпустили его? - Из теней полуразрушенной галереи соткался образ очень крупного восьмихвостого лиса. На рыжей морде Разрушитель Равновесия легко читал изумление.
   Губ Нейта коснулась жестокая и немного безумная улыбка:
   - Ты, лис, должен бы понимать это лучше других...
   - Как лиса машет хвостом, отводя охотников на ложную тропу, так и Вы действуете, Господин... - Лис с еще большим уважением склонил мудрую голову, не понимая, что означает яд в улыбке его союзника.
   Ты не прав, старый хитрец, охотник здесь я. - Нейт сместил свое восприятие реальности, ускользая в арайделинг Воды, облачаясь в невозможно реальную маску духа этой великой Стихии. Он так и не стал доносить последнюю мысль до лиса. Потому, что никогда не верил никому из союзников.
   ---
  
   Эскаллеор... Огненные тени, таящиеся среди мертвых руин громадных городов некогда великой цивилизации, невидимые призрачные вихри Зла, парящие в черно -- сиреневых небесах и молниями срывающиеся в охотничьи пике, едва почувствут добычу... сама реальность Универсума переродилась вокруг уничтоженного неудачным экспериментом мира.
   Все эти знания сами собой возникали в разуме

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"