Фефелов Александр: другие произведения.

Глава 1. "Око Люцифера"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало романа. Чистовая версия


   Глава 1. "Око Люцифера"
   Деайним
   Рубиново-алое пламя мягко трепещет в очерченном золотистыми символами круге. Его отблески - единственное, что освещает погруженный в темноту зал.
   По законам Древних, которые до сих пор действуют в Мироздании, за хранение такого внешне невинного артефакта полагается развоплощение. Возможно, это и справедливо - ведь его создал лично Владыка Ада, сплетя частицу собственной Силы с шестьюстами шестидесятью шестью душами мертвых грешников. Но... мне все равно. Как-то так сложилось, что добро и зло для меня равно чуждые понятия, с легкостью способные подменить друг друга. Как-то одна знакомая монахиня сказала мне, что я духовный слепец, не различающий греха и благодати. Вероятно, она права, но... это не имеет значения. Тем более, что спустя несколько дней она погибла по собственной глупости. Поэтому "Око Люцифера" пылает передо мной, тщетно пытаясь коснуться моей безумной, умирающей души.
   Сегодня особая ночь. В Глубинах Бездны на Облачном покрове, который там заменяет небо, загораются черные звезды. Астрологи читают по ним судьбы, как раскрытую книгу, заклинатели призывают и подчиняют себе немыслимо могущественных созданий, мощь любых темных чар возрастает тысячекратно. И даже здесь, в невообразимой дали от Глубин, моя кровь Дракона Бездны чувствует сей звездный рассвет. Как же мне хочется сейчас оказаться на родине и купаться в искрящихся потоках изначальных энергий, но... шансы, что я доживу до этой счастливой ночи, ничтожны.
   Нет, мое тело столь же крепко и здорово, как и в час моего рождения, но душа... это особенность моего народа - лонгииров, которых многие называют Драконами Бездны, мы платим за каждое деяние, за каждую мысль частичкой себя. И если лонгиир сотворил слишком много зла, он утрачивает себя, иссыхает душой. И теряет вкус к жизни. Такова наша старость, агония нашего бессмертия.
   Я стал стариком в возрасте, который считается первым расцветом обычного лонгиира. Равнодушие вязкой пеленой все плотнее укутывает мой разум, пытаясь погрузить его вслед за практически угасшими чувствами в глубокий смертный сон. И я спешу закончить свои дела, прежде чем позволю себе сдаться небытию.
   Сейчас мне предстоит именно одно из таких неотложных дел. Оно наверняка отберет у меня еще одну, причем не малую, частицу оставшегося мне времени. Ну и пусть.
   Разум касается дремлющей "искры", и сплетенные в противоестественном слиянии саинтил, суинлен и ситайар - воплощения Изначальных Сил - Света, Тьмы и Сияния, вспыхивают ярким пламенем, обостряя чувства и одновременно слегка отстраняя от реальности.
   "Око Люцифера" обжигает положенную в него правую руку резкой болью, которая тут же сменяется онемением. В голову лезет множество практически не сформированных туманных образов, порождаемых дьявольским артефактом. Каждый из них обещает все, чем можно соблазнить любого разумного. "Око" поможет в любом деле - оно даст невообразимую власть, вечную жизнь, покорит сердце самой неприступной красавицы... или красавца, даже сделает тебя святым, если на то будет твое желание. Хорошая вещь, правда? Или не верите, что нет подвоха? Правильно не верите. Цена всего этого - прельстившийся становится марионеткой "Ока" и его создателя. Но есть возможность обойти ловушку. Собственно этим я сейчас и занимаюсь.
   Потоки Изначальной Силы стремительно свиваются в изящные многослойные узоры, стекающие по моей руке и тут же сгорающие в адском пламени "Ока". Проклятый талисман отчаянно сопротивляется непонятному для него воздействию, не понимая своим куцым псевдоразумом, что действует исключительно мне на пользу. Не замечая, что щупальца моей воли все сильнее и сильнее стягивают паутину Подчинения. Дьявольское творение невозможно поработить надолго, но мне этого и не надо.
   Я дождался, пока в языках пламени не начали мелькать черно - зеленые искры. И в тот же миг нанес по "Оку" предельно мощный ментальный удар, сминая всякое подобие сопротивления, погребая его псевдоразум своими мыслями. Теперь у меня есть пять минут, в которые талисман полностью находится в моей власти.
   Триста секунд... вроде бы немного, как ни посмотри... невообразимое количество времени для того, кто больше трехсот лет готовился к свершающемуся ритуалу. Пламя "Ока" взрывается искрами, трепещет, рвется на волю. Но его смертоносные удары не достигают цели. А черно - зеленые искры моей магии стремительно множатся, сливаются в сплошные потоки, рвущие и поглощающие огненные языки. Я немного жалею, что не чаротворец - обладатель этого Дара наверняка бы увидел сейчас феерическое зрелище рождающихся и тут же умирающих пластов реальности. Мое могущество лежит в несколько иной сфере.
   Боль... всепоглощающая, бесконечная - она прорывает все щиты моего разума, когда демонический талисман находит виновника творящегося с ним бедствия. Безумная, оскверненная и такая желанная. Ведь она означает, что ловушка захлопнулась. Когда зло дьявольского творения почти стерло меня из реальности, на сцену вышли новые актеры - заключенные в глубинах моей черной души духи Бездны на несколько мгновений получают подобие свободы. И ослабленное, дезориентированное "Око" не справляется с целым сомном моих древних рабов. Черная зелень поглощает его окончательно, и пламя исчезает в удушливых клубах дыма. И моя боль тает, стремительно растворяясь в горячей, как сам ад, ненависти. Самом близком мне чувстве Люцифера. Тьма, поглотившая "Око", на несколько мгновений окутывает меня и бесследно исчезает. А я чувствую, как на моем лбу раскрывается третий глаз, видящий малейшие проявления Зла, их прошлое и будущее. Воистину, Сатана сотворил уникальную вещь, вложив в нее весь свой порочный и великий гений некогда первого ангела. Но у любого, даже самого совершенного творения, есть свои слабости - теперь, видя мир так, как его видит Владыка Ада, я могу утверждать это наверняка. И я ими воспользовался сполна, отобрав у Дьявола контроль над его творением.
   О, Эру Всевышний, теперь я понимаю, что за могущество таит в себе Преисподняя! Это... это настолько омерзительно... и прекрасно, что даже у меня, с рождения привычного к абсолютной власти, перехватывает дыхание, от одного осознания масштабов и сложности этой Силы.
   ***
   Темнота медленно отступает, освобождая все органы чувств от своей всепоглощающей пелены. Я не сразу сообразил, что лежу ничком на полу и у меня, до неприличия медленно, регенерирует рассеченная бровь.
   - Ну, что, страдалец, пришел в себя? - насмешливо - сочувствующий голос Скайлента ни с чем невозможно перепутать. Мой вечный спутник, симбионт - искусственный интеллект. Именно его речь я услышал первой - еще до моего рождения. Такие, как он, машинные разумы типа "Скай" вживляются в эмбрион каждого только зачатого лонгиира. И остаются с нами навсегда, разделяя даже посмертие.
   - Когда эта дьявольская штука малость помутила твой и без того не великий рассудок, - ага, значит, Скайлент не очень сердится, раз допускает обычные подначки. И то хлеб, - мне пришлось отключить тебя, пока ты совсем не сбрендил, - тшетш, убил бы того, кто научил Скайлента говорить на сленге, - а заодно объяснить штуковине, кто в доме хозяин. Ничего, быстро присмирела, стоило только пару раз врезать, понятливая дрянь.
   Да уж, Скайлент неисправим. Если ему что-то понравилось, то никакая сила в мире не заставит его отказаться от этого. И уж, конечно, не мои многократные просьбы. Понимаю, что это несусветная глупость, но я терпеть не могу лишний раз слышать подобного рода простонародность в использовании разных языков. Каждый раз, слыша сленг или простонародный говор, я вспоминаю те проклятые шесть лет после смерти любимого, что мне пришлось провести на одной всеми забытой планете среди самых низов местного общества.
   Началось все с того, что лишенный всех сил, с мощнейшими блоками, которые сделали меня даже физически слабее большинства мужчин тауленов - народа того мира, но при этом редкостно красивый по их меркам, беззащитный, чуждый, прекрасный и не способный даже умереть, я оказался лакомой добычей для мафиози. Три месяца сексуального рабства в подпольном гей борделе провинциальной столицы. Побег из нее с помощью одного клиента - Териса, симпатичного двадцати двух летнего мальчика, которого угораздило влюбиться с первого взгляда в раба - проститутку - меня. Сначала я был просто рад выбраться из этого уродства, где меня мог изнасиловать за небольшую сумму любой желающий, но потом... что изменилось, я так и не понял. Но в какой-то момент, через год жизни у него, я осознал, что не просто использую чувства парня, пережидая время, пока не истончатся блоки, расплачиваясь своим телом, но уже и сам не представляю жизни без него. Что послужило тому причиной, я не знаю до сих пор. Может, сыграла свою роль его универсальность в сексе, и я не только отдавался, но и брал? Или его терпение и нежность, вкупе с мягкой настойчивостью, растопили мое ядовитое ожесточение против парней - тауленов. Однако, как бы то ни было, но я к своему шоку понял, что сам влюбился в этого не похожего на своих сверстников интеллигентного смертного. Меня поразило не то, что он со мной условно одного пола. В конце концов, для моего народа однополые связи - норма, иначе и быть не может, когда на одну девочку приходится до двадцати четырех мальчиков. Даже то, что он смертный не было для меня чем-то противоестественным. Но тот факт, что мужчины - таулены редко доживали до сорока лет... понимать, что к этому времени я точно не успею ослабить блокировку сил в достаточной мере, чтобы хотя бы продлить ему жизнь - это оказалось настоящим адом. Впервые в жизни я - Вечный, бессмертное от природы существо понял, что такое время.
   Следующие пятнадцать лед стали гонкой со смертью. Терис смог закончить шестилетнее обучение в престижном университете, с моей помощью, найти хорошую работу, и мы вырвались из низов общества в относительно приличный средний класс. Я в совершенстве изучил местное барное дело и стал хорошим барменом, что позволяло не сидеть у него на шее. И все это время искал средство продлить ему жизнь до тех пор, пока ко мне не вернутся силы. Последние три года я отчаянно боялся уснуть, страшась, что он умрет, пока буду спать, хотя сон в том состоянии мне был необходим, как и смертным.
   Мне не повезло. Терису было тридцать восемь лет, когда он впал в кому и через трое суток умер, не приходя в сознание. Обычная смерть для его народа. Моя жизнь, еще неделю назад полная надежды и тихого счастья, в одно мгновение стала серой и пустой. Утратившей все краски. Как можно выразить это безумное ощущение, когда даже слезы не приходят на помощь, и хочется выть от отчаяния, потому что понимаешь - его НЕТ, он ушел, и вам уже никогда не встретиться. Даже после смерти, ведь смерть не властна надо мной.
   Я впал в апатию и даже не стал спорить, когда его двоюродная сестра выгнала меня из купленной нами вдвоем квартиры. Закон был на ее стороне - однополые связи и союзы по местному праву не преследовались, но и не имели юридической силы. Завещание же Териса, отдающее наше жилище мне, его корыстной родственнице удалось оспорить - ей пошли навстречу, потому что у нее было семеро детей. Взамен мне дали комнату в коммуналке в неблагополучном районе.
   Там я и провел проклятые шесть лет среди тех, кого кроме как быдлом и назвать не могу - ограниченные, не видящие дальше своего носа серые индивиды, совершенно не способные использовать свой ум для чего-то стоящего. И с тех пор у меня сленговые и простонародные словечки и обороты стали прочно ассоциироваться с самой больной потерей в моей жизни.
   - А потом, когда к тебе пришел Рейтис и подарил призрачную, почти невозможную надежду, что Териса получится воскресить, ты пошел за ним, как привязанный, - непривычно задумчиво прокомментировал мои мысли Скайлент, - ты же понимаешь, что даже при самом удачном раскладе, шанс вернуть любимого не очень отличается от нуля?
   - Знаю, - странно вести этот разговор с тем, кто знает наперед мои ответы, - но это одно из немногого, ради чего я еще живу.
   - Если эта надежда умрет, то тебя не спасет от смертного сна даже долг, которому ты предан с момента зачатия, - печально констатирует Скайлент.
   Я молчу. Мне нечем опровергнуть эти полные горькой правды слова.
  
   Скайлент Все-таки Ден решился вживить в себя дьявольское творение. Не самое радостное событие - слишком дорого ему это далось. А он и так всего в шаге от того, чтобы его основная личность, то, что собственно он сам и есть, навсегда погрузилась в подобный смерти сон.
   Порой я готов проклясть Рейтиса, старшего брата моего симбионта. Именно он - безумный провидец, разработал этот совершенно сумасшедший план, исполнению которого уже много веков подчинена жизнь Деайнима, Тиа и еще трех десятков лонгииров.
   Я вновь и вновь пересматриваю файл с записью того рокового разговора. Пытаюсь понять, был ли хоть один шанс убедить Деайнима отказаться от предложения его брата.
   "То, что ты предлагаешь - невозможно, - первая реакция Тиа крайне скептична. - Хотя бы потому, что все эскерты надежно спрятаны и защищены.
   Рей, однако, лишь насмешливо улыбнулся:
   - О, да. Столь мощные и загадочные талисманы, естественно, спрятаны в самых неприступных цитаделях Мироздания.
   - Но это не помешает нам забрать их, когда придет время, - вступил в разговор до того молчавший Лейс - близнец Рейтиса, - мы создали тринадцатый эскерт и универсальный ключ доступа ко всем остальным.
   - Что вы сделали?! - семеро собеседников близнецов в едином порыве вскочили со своих кресел. Их Скаи напряженно просчитывали, чем чревато столь невероятное известие.
   - Считается, что секреты Наследия эйдорханов невозможно раскрыть. Они были слишком иными даже для других Изначальных. Другая логика, непонятная магия, кажущиеся бессмысленными технологии и мистические практики. Мы - лонгииры, творения эл'рнэ, нам присуща во многом логика наших создателей. Поэтому даже мы пользуемся лишь жалкими крохами из великого Наследия, - мыслеформы Рея излагали всем известные прописные истины, но собеседники не спешили останавливать рассказчика, справедливо полагая, что эта преамбула для чего-то нужна. - Но одно общее с эйдорханами у нас есть - они, как и мы, страшатся плена Небытия. Плена, в котором пребывает вся эта раса с самого крушения империи Риксанеда. Вчетвером - я, Лейс, Лессандре и Кеннет смогли разработать и провести ритуал призыва Тени эйдорхана. После мы не раз повторили этот опыт, с помощью призванного усовершенствовав обряд. И, в конце концов, смогли получить знания о эскертах и их создании. Так что мое предложение вполне реально, мы на самом деле способны его реализовать.
   - Ты уверен, что это не ловушка погибших Изначальных? - Ристарм, самый старший из присутствующих Драконов Бездны, как всегда, предпочитал перестраховаться и учесть самые худшие варианты развития событий.
   - Уверен, - в голосе вновь вмешавшегося в разговор Лейса зазвучал металл, - не забывай, что мы оба эдинали Риксанеда и его память - это наша память. А он был единственным, кто смог договориться с эйдорханами.
   - Это я помню, - не стал сдаваться Ристарм, - но если есть хоть малейший риск мести со стороны погибших Изначальных, то стоит сначала сто раз подумать, прежде чем пользоваться столь щедрыми дарами.
   - Не тревожься, - по губам Рея вновь скользнула насмешливая улыбка, - до того, как мы активируем эскерты, на всех эйдорханов ляжет печать абсолютной покорности. Она станет частью их личности навсегда. Они согласились на это.
   Очередную шоковую новость присутствующие приняли уже почти смиренно. Сказанное близнецами сильно пошатнуло их привычную картину мира".
  
   Безумный замысел, исполнение которого обманет саму вечность и уничтожит большую врагов расы Драконов Бездны. Но перед этим ввергнет Мироздание во всеуничтожающую войну, предвестники которой уже очевидны.
   Ради этого Рейтис сотворил самый непростительный для лонгиира грех - покончил с собой, обрекая свою душу на существование в виде мелких фрагментов, погруженных в бесконечный кошмар. После самоубийства дракон не может вернуться ни в мир живых, ни в мир мертвых. Но этот безумец, еще при жизни заслуживший неофициальный титул Лорда Клинков, обещал, что возродится в нужный момент. Интересно, как у него это получится.
   Но важнее всего то, что во исполнение этого замысла, медленно теряет себя мой симбионт. Убивает свою душу осознанно и безжалостно. А я НЕ ХОЧУ ТЕРЯТЬ того, кто является смыслом всего моего существования.
   У меня есть всего один крохотный шанс приостановить гибельный процесс саморазрушения моего симбионта. Шанс неверный, рискованный... но другого у меня нет. Вот только, если Ден узнает о моей роли в предстоящем пробуждении Керуэя... мне он жизни не даст. Но лишь сирена способен привести его хоть немного в порядок.
  
   Деайним
   Немного болит голова, но это вполне нормально после вживления активно сопротивляющегося талисмана такой мощи и опасности. Можно сказать, что я еще очень легко отделался. Сейчас "Око" спит, скованное враждебной ему новой средой обитания. О нем пока можно не тревожиться. Но и без него хватает проблем... И важнейшая среди них - эйриасы, так называет себя созданная мной и моей сестрой гуманоидная раса разумных, которая больше известна другим народам, как огры. Мои самые любимые творения. Двухметрового роста, с классическими чертами лиц, тысячелетним сроком жизни и мощнейшим для большинства смертных гуманоидных рас Мироздания Даром. А так же рядом других красивых сюрпризов, вроде боевой трансформы ауры, возможности создавать астральные проекции и вечной реинкарнации.
   Ирония судьбы - для своих детей я - самый кошмарный демон. Это долгая история, но в результате так сложилось, что моя сестра - Тиа Алесса стала их благой богиней, Великой Матерью, покровительницей праведных усопших, а мне достался удел владыки Санлукара: ада - чистилища, где страдают, в ожидании реинкарнации, грешные огры. Но при этом мне же молятся все инквизиторы эйриасов, ведь в их обязанности входит защищать наш народ от чуждого вредоносного влияния, а кто лучше бога - демона способен узреть зло в чужом сердце? В логике ребятам не откажешь. Мне приносят ритуальные жертвы в тайных святилищах, причем обязательно живыми разумными.
   Но вся темная сторона религии моих детей, все то, что связано со мной, является сакральной тайной, в которую запрещено посвящать не эйриасов. Единственное исключение - кайтэны, коты - гуманоиды, остатки расы, которых сестра подобрала в их гибнущем мире. Они присягнули нам на верность и имеют общую веру с ограми. И такое же посмертие. Они верят в нас и после смерти попадают к нам. Чтобы спустя тысячу лет, а то и раньше, вновь оказаться в мире живых. Мире, по которому я до сих пор скучаю... мечтаю в него вернуться. А это нереально, пока не найду возможности убраться вместе с сестрой и вассалами с проклятой планеты.
   Но это все лирика и дело будущего, которое, может быть, никогда и не настанет. А вот настоящее... оно не радует. Да, эйриасы и кайтэны смогли в короткий срок захватить целый материк и создать на нем империю. Благодаря сплоченности, талантам и грамотной политике, ими сформированы мощнейшие армия и флот, опирающиеся на первоклассную экономику и поддержанные магами и жрецами. Но вся сила без остатка расходуется на противостояние главной болезни этого мира - слугам Пустого Света, которые здесь тесно срослись с рядом подразделений господствующей религии планеты и потому особенно могущественны и опасны.
   Даже мне порой приходится вмешиваться в войну, рискуя нарушить тайну своего присутствия в этом мире. Но по-иному невозможно - за спиной своих клевретов стоит враг, Сила которого в чем-то превосходит даже мою - Посланник Пустого Света Деджах. Старая живучая и изворотливая тварь, вырвавшаяся тысячи лет назад из устроенной мной ловушки, в которой погибли трое таких, как он. И явилась на Риом, неся сюда волю своего омерзительного хозяина. А тшетшев Изначальный - творец этого мира, едва не стерший меня и Тиа, стоило нам только приблизиться к его владениям, вообще не обращает внимания на делишки Деджаха, что вообще-то очень не похоже на него. Еще один повод для тревоги, будто их без того мало.
   Сейчас у моих детей огромные проблемы. Инициированная Деджахом ересь проповедника Мерка разрушает основную религию Риома в самой цивилизованной, западной части Тамилана - крупнейшего в мире материка. Там быстро разгорается религиозная война, не вмешаться в которую империя огров просто не может. Ведь если Деджах получит то количество верующих, что потенциально способна дать ему меркианская ересь - он сможет воплотиться, и тогда шансы на выживание эйриасов и кайтенов станут близки к нулю. Но при этом правители вынуждены выделять изрядные силы и средства на борьбу с ересью и сепаратизмом среди покоренного населения Западного материка, где раскинулась наша империя. И по первому требованию рейдачаров - магов - жрецов бросать отборнейшие войска для закрытия обнаруженных Светоносных разрывов - ран на ткани мира, через которые Деджах старается перебросить в реальность частицы своей Силы.
   Нет, правители империи эйриасов не ропщут. В конце концов, это уже не первый мир, где огры создают империю, предназначенную для войны. Но оценивают ситуацию, как критическую. И считают, что все станет на грань катастрофы, если активизируется хотя бы еще одна из трех оставшихся определяющих ситуацию в мире основных сил. Только они не знаю, что уже все Силы активизировались. И те, что по отношению к этому миру можно называть божественными, и самые обычные - силы смертных. Я уверен, что если творец этого мира промедлит еще хотя бы пару недель, то его творение спасти сможет лишь прямое вмешательство Эру Илуватора. В ином случае жить этой планете не более пары лет - грядущее великое противостояние уничтожит ее. И у меня всего пара задач - гибель Риома не должна стать смертью для меня, сестры и наших подданных, это раз; эта самая гибель не должна принести никакой пользы для Пустого Света, а если получится, то будет для этой мерзкой Силы страшным поражением, это два. Ради этого я пойду на все. Ведь такова сейчас моя роль в великом плане, разработанном Рейтисом. Единственном, что у нас осталось. Ведь наша раса просто не переживет его провала и исчезнет, как исчезли некогда всесильные эйдорханы.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"