Black Dragon: другие произведения.

Алые драконы Листа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошло около трёх лет с тех пор, как семья Узумаки нашла своё место в Конохе. Аина является Пятой Хокаге, Каномару возглавляет Корень АНБУ, почти полностью изменив подготовку бойцов, Наруто выбился в джонины и в Корне носит позывной "Лис". Остатки клана Узумаки остепенились в Конохе после того, как им предложили перебраться в деревню. Вот только спокойной жизни этой троице ещё долго не видать.

  Персонажи: Узумаки Каномару (НМП), Узумаки Аина (НЖП), Узумаки Наруто, канонные, пейринги - Орочимару/Аина, Каномару/Кин, Наруто/Хината, Саске/Карин, Джирайя/Цунаде
  Рейтинг: R
  Жанры: Гет, Джен, Юмор, Драма, Повседневность, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship)
  Предупреждения: OOC, Мэри Сью (Марти Стью)
  Размер: планируется Макси, написано 186 страниц
  
  ========== Часть 1 ==========
   В кабинете Хокаге как обычно кипела работа. Отчёты о миссиях, документы на подтверждение, договоры. Каждый день сюда возвращались команды, чтоб отчитаться о выполнении одного задания и получить новое. Конохагакуре процветала под руководством своего Хокаге - Узумаки Аины. Алая Принцесса железной хваткой выволакивала деревню шиноби из запустения, часто не без помощи АНБУ.
  
  
  
  Пятая Хокаге на мгновение прикрыла глаза, оценивая всё произошедшее за три года с того момента, как она заняла этот пост вместо Сарутоби Хирузена. А произошло очень многое. Шимура Данзо был прилюдно казнён за множество преступлений против жителей Конохи. Его Корень АНБУ перешёл под управление Узумаки Каномару - сына Хокаге. Аина прекрасно помнила, в какой он был ярости, когда узнал про методы обучения в Корне. В итоге вся система обучения кардинально поменялась, бойцы этого подразделения не были безразличными големами, а бывшие корневики не без вмешательства Наруто и самого Каномару сумели реабилитироваться и испытывать эмоции. Впрочем, кое-что осталось неизменным - Проклятые печати на языке каждого из членов нового Корня, которые устанавливали братья Узумаки, да основное рабочее направление. Корень по-прежнему занимался шпионажем, скрытными убийствами и заметанием следов.
  
  
  
  Митокадо Хомура и Утатане Кохару год назад скончались. Нет, их не убили прилюдно. Просто Аина привлекла двух шиноби Корня - Итачи и Кабуто - вручила им яд и отправила к старикам. Пятая не без помощи Хирузена лишила их незаконно приобретённых источников дохода, затем посчитала, что эти двое ей не нужны. На это ушло около шести месяцев, однако результат того стоил - фермы, предприятия и торговые пути теперь приносили доход в казну деревни, а не в карманы старейшин. В общем, Учиха и Якуши сработали чисто и тихо - оба старика на следующий день скончались от инсульта с разницей в полтора часа. А так как этот яд быстро распадался, определить истинную причину смерти Хомуры и Кохару не представлялось возможным. Ну кроме самих исполнителей, нынешней Хокаге и Орочимару, который и предоставил этот яд своей жене.
  
  
  
  Аина задумалась о своей семье. Сын возглавил теневую организацию Конохи, племянник-джинчурики полтора года назад получил звание джонина, сразившись с Какаши, и сейчас является одним из лучших шиноби Корня. Узумаки невольно усмехнулась - а ведь она не хотела отдавать Наруто в эту организацию, однако успокоила себя тем, что это скорее было из-за Данзо. А иронией стало то, что оба её ребёнка, которых она растила, стали шиноби Корня - один в начальниках, второй в сотрудниках. Про Орочимару отдельная тема - её муж возглавил научно-исследовательский отдел Корня. Его подопытными крысами становились преступники, которых ловили на территории страны Огня. Вот только она помнила случайно подслушанный разговор между отцом и сыном несколько месяцев назад.
  
  
  
  - Скажи честно, пап. - Каномару никогда не использовал к нему обращение "то-сан", как и к ней "ка-сан". - Каково это - вернуться в организацию, которая тебя подставила когда-то?
  
  
  
  - Было... странно. - раздался тихий шипящий голос саннина. - Будто в прошлое вернулся. Только осадок так и остался.
  
  
  
  - Проблемы от твоей работы на Корень будут, нет? - усмехнулся змеёныш, а Орочимару покачал головой.
  
  
  
  - Я работаю не на Корень. Я работаю на тебя. Это две большие разницы. - сказал он. - Корень изначально был создан Данзо и это всем известно.
  
  
  
  - Да, тут ты прав, извини.
  
  
  
  Аина усмехнулась - её всё равно потом обнаружили, ведь её сын являлся очень чувствительным сенсором и мог даже без собственного желания почувствовать других ниндзя, если не заблокировал способности. Главенство над возрождённым Корнем не мешало ему развиваться и дальше - его арсенал холодного оружия пополнился новым видом чакрумов. Три бритвенно острых кольца для метания и два кольца с пятью лезвиями на каждом и рукоятью для ближнего боя Каномару не прятал в печатях, а носил на себе. Пятилезвийные чакрумы-кольца покоились у него на спине, а обычные гладкие кольца - на правом бедре на трёх специальных креплениях. Аина долго думала, откуда Орочимару их вообще взял, чтоб 19 апреля подарить их отпрыску, затем махнула на это рукой.
  
  
  
  Через окно Пятая увидела, как Кин ведёт за руку маленькую черноволосую девочку, причём обе явно направлялись к резиденции. Хокаге улыбнулась при виде этой картины. Двухгодовалая девочка являлась дочерью Аины, а в связи с постоянной работой отца и матери Тсучи взяла на себя обязанности няни, когда братья не имели времени побыть с сестрёнкой. Кроху назвали Кагами. Лицом она пошла в Аину, а чёрные волосы и янтарного цвета глаза она унаследовала от отца, да и характер у неё был не "узумаковский", а более спокойный. Аине в последние месяцы приходилось оставлять обязанности Хокаге Хирузену, чтоб следил за порядком. Наруто и Каномару обрадовались появлению сестрёнки, даже бросили все свои дела, чтоб через окно больницы ввалиться в палату Аины и посмотреть на девочку. Даже у Цунаде не вышло их прогнать тогда - парни заупрямились и ни в какую не хотели уходить.
  
  
  
  - Йо. - на подоконнике появился Джирайя. В последние три года он не появлялся в Конохе, чему Наруто был не очень рад.
  
  
  
  - Какими судьбами, Джи-джи? - Аина оторвалась от воспоминаний и повернулась к нему.
  
  
  
  - Поздороваться зашёл. - широко улыбнулся тот. - А ты похорошела. Ну и кто у вас с Орочи появился?
  
  
  
  - "Ну да, когда ты уходил, я тебя обрадовала известием о своём положении. Тебе челюсть потом пришлось с земли поднимать." - подумала Узумаки и села обратно за стол. - Девочка. Кагами.
  
  
  
  - И как твои мальчишки отреагировали? - саннин всё же сменил подоконник на пол.
  
  
  
  - Чуть от радости по потолкам не бегали. - рассмеялась Пятая. - Ещё и разругались потом, кто из них будет лучшим братом. Пришлось по шишке каждому подарить, чтоб они остыли и помирились, а то один уже намеревался применить Расенган, а второй - Пылающий удар.
  
  
  
  - Весело тут у вас. - хохотнул жабий отшельник. - А как дела в деревне?
  
  
  
  - Реформы пока действуют эффективно, Коноха не бедствует, полиция функционирует нормально, тех старейшин больше нет. Инсульт, всё такое. - хитро улыбнулась Аина, прищурившись и изогнув левую бровь.
  
  
  
  - Жестокая ты. - Джирайя покачал головой.
  
  
  
  - Если бы я им сперва поочерёдно отрубила конечности, а потом бросила в вулкан, то это было бы жестоко. - отрицательно мотнула головой красноволоска. - А так комар носа не подточит. Подумаешь, два старых интригана умерли, возраст, сердечки слабые, то да сё.
  
  
  
  - И кого ты на их место взяла?
  
  
  
  - Шикаку и Хиаши. Они мужики умные, сообразительные, да и в курсе ведь, что я с момента получения титула Хокаге вытаскиваю Коноху из дерьма. - та сцепила перед собой руки в замок. - Тем более Хьюга только рад поменьше времени проводить в своём квартале - старейшины клана ему мозги через трубочку высасывают чуть ли не каждый день.
  
  
  
  Пока Аина рассказывала Джирайе о произошедшем за три года, в кабинет вошли и Кин с Кагами. Тсучи поздоровалась с Узумаки, а девочка побежала к матери. Джирайя отметил, что у Кагами жёлтые глаза, как у Орочимару, только зрачки были нормальными, круглыми да кожа не такая бледная.
  
  
  
  - Мама, ты обещала мне экскулсию по лезиденции. - надулась Кагами, обнимая мать за шею. Она не умела пока выговаривать букву "р". Та с усмешкой создала трёх теневых клонов и усадила работать с бумагами.
  
  
  
  - Спасибо, Кин. - поблагодарила она девушку.
  
  
  
  - Всегда пожалуйста. - улыбнулась та.
  
  
  
  - Пошли, егоза, покажу тебе резиденцию. Джирайя, не подпирай стену, пошли. - обратилась Аина к отшельнику. - Потом перед Цунаде ещё покажешься да навестишь тех братцев-кроликов. Они изменились с момента твоего ухода.
  
  
  
  - Пошли. - согласился жаб, после чего они покинули душный кабинет. Заодно он подумал, что всё же стоит наведаться на базу Корня и проведать Наруто - три года не виделся с ним. Джирайя знал, что Каномару возглавил Корень и завербовал в него много людей, в том числе отца и своего младшего брата, но всё же то место навевало не самые солнечные воспоминания.
  
  
  
  ***
  
  
  
  В некогда мрачных коридорах подземной базы Корня через каждые два метра находился светильник. Джирайя помнил, как три года назад небольшой элитный отряд проник сюда и устроил большую заварушку. Сейчас же это место снова ожило.
  
  
  
  - Каномару сейчас в тренировочном зале, спаррингуется с Наруто. - просветил саннина Саске. Жабий отшельник заметил, что на поясе у младшего Учихи находился меч.
  
  
  
  - А Орочимару? - спросил мужчина.
  
  
  
  - В лаборатории как обычно. - парень пожал плечами. - Ему новых подопытных прислали. Очередной сброд - шестеро нукенинов Камня и восемь простых бандитов. - Учиха произнёс это с явной злостью. - Поскорее бы они сдохли.
  
  
  
  На этих словах Джирайя похолодел - он думал, что с экспериментами над людьми покончено, и решил по этому поводу поговорить с Каномару. Саске привёл саннина в зал, где сражались оба брата, причём старший явно проверял способности младшего. Два маленьких дракончика - красный и чёрный - сидели в стороне и наблюдали за боем. Старший Узумаки пятилезвийным чакрумом-кольцом отбивал удары младшего брата - Наруто сражался клинком и иногда кунаями. Чакрум со свистом рассёк воздух - джинчурики увернулся и Расенганом нанёс удар по Каномару. Тот ушёл заменой - голубой шар из чакры разнёс тренировочный манекен.
  
  
  
  - Тебе стоит ещё поучиться у Забузы, отото. - с усмешкой выдал Каномару, повесив чакрум на спину.
  
  
  
  - Да ты ведь и швыряешься своими кольцами, аники! - шутливо возмутился Наруто, крутанув меч в руке и повесив его на спину. - Их попробуй отбей!
  
  
  
  Джирайя рассматривал своего крестника и долго не мог поверить, что это Наруто. Его волосы-ёжик стали заметно короче и прямее, одет он был в чёрно-оранжевый спортивный костюм, чёрный хитай на лбу и чёрные сандалии шиноби. На спине у него было крепление для клинка, на правой ноге подсумок. Что действительно осталось неизменным - его шесть полосок на щеках. Завидев постороннее лицо на базе, оба брата направились к нему.
  
  
  
  - Приветствую, Джирайя-сан. Чем обязаны визиту? - весело поинтересовался Каномару.
  
  
  
  - Привет, эро-саннин. Где тебя носило? - буркнул Наруто.
  
  
  
  - На миссии я был. За Акацуки следил. - ответил саннин, потрепав его по голове. - Решил навестить вас.
  
  
  
  - Что ж, идите за мной, поговорим. - старший Узумаки рукой поманил жабьего отшельника за собой. - Лис, Ястреб, найдите Куницу и можете быть свободны.
  
  
  
  - Хай. - одновременно отозвались Саске и Наруто и исчезли. Джирайя пошёл за Каномару, заодно подметив, что тот почти не изменился, только стал повыше ростом да небольшой шрам на шее получил. Узумаки привёл саннина в кабинет, ранее принадлежавший Данзо, теперь немного изменившийся в пользу красноволосого начальника. На широкой полке стоял террариум с белой змейкой внутри, на стене была нарисована красная голова дракона, пристально смотрящая на дверь, а в углу находилась лежанка для Хоноо. Дракончик уже лежал там.
  
  
  
  - Привет. - широко улыбнулся крылатый, обнажив все свои сто двадцать зубов.
  
  
  
  - Рад тебя видеть, Хоноо. - поздоровался Джирайя и сел на диван. Каномару расположился на соседнем.
  
  
  
  - Мой отец сейчас очень занят. - сразу просветил его парень. - Только завтра освободится.
  
  
  
  - Опять эксперименты над людьми? - саннин покачал головой. - В прошлый раз это обернулось побегом Орочи из Конохи.
  
  
  
  - Мы ему для опытов даём не ниндзя Конохи. - сердито произнёс Узумаки. - Наших не трогаем. Материалом являются ниндзя-отступники да различные бандиты-головорезы, а таковых в любой стране полно, появляются, как грибы после дождя. - раздражённо сплюнул он. - Но и в добыче у нас происходит отбор. Если нукенин стал таковым из-за подставы или тяжёлой жизни, чтоб просто тупо выжить в мире, то мы его отпускаем. Вы с подобными случаями знакомы, яркий тому пример - мой отец, которого крупно подставил Данзо. Преступников, которые стали таковыми только потому, что им захотелось адреналина, лёгких денег или просто веселья, мы обезвреживаем, запечатываем и отправляем в исследовательский отдел в качестве подопытных крыс. Такую мразь не жалко.
  
  
  
  - Это жестоко, Каномару. - сказал беловолосый, на что тот пристально посмотрел ему в глаза. Его сузившиеся до толщины нитки зрачки ясно говорили, что их обладатель зол. Ки он не выпускал, однако знающие люди в курсе, что если его змеиные зрачки почти незаметны на радужке, то всё, пора бить тревогу.
  
  
  
  - Жшшессстоко? - прошипел он, отчего жабий саннин решил, что возле него сидит Орочимару. - Последняя партия, которую доставили в лабораторию, уничтожила небольшой посёлок на границе со страной Воды. Они убили там всех взрослых, а детей изнасиловали. Всех. По-твоему, этот сброд заслуживает жизни? - он сам не заметил, как перешёл на "ты". - Наши ниндзя застукали их как раз за этим грязным делом. Итачи прямо порывался их на месте сжечь в чёрном пламени Аматерасу, как и Саске, Кабуто - расчленить на месте, даже бывшие подчинённые Данзо разозлились, а отправляли их в лабораторию с явным удовольствием.
  
  
  
  - Понял, молчу. - отшельник примирительно поднял руки. - Тут ты прав, таких не жалко убить.
  
  
  
  - Пусть помучаются в лаборатории. - остыл драконий жрец. - Простые бандиты будут яды есть-пить, чтоб мы знали, какой яд какие симптомы вызывает, а ниндзя, если выживут, будут тренировочными мишенями. Может, сменим тему?
  
  
  
  - Верно. - успокоился Джирайя. - Расскажи, что произошло в Конохе, пока меня не было.
  
  
  
  - Мама вам не рассказывала? - Каномару насмешливо приподнял бровь.
  
  
  
  - К ней пришли твоя подружка и твоя сестрёнка.
  
  
  
  - Ааа, ну тогда понятно, имото хоть и не Узумаки, но тоже может быть надоедой. Что ж, хорошо, тем более я в курсе, кто, когда, где и сколько раз чихнул в Конохе.
  
  
  
  За два часа Джирайя много чего узнал. Как оказалось, Каномару не только приобрёл новые чакрумы и научился ими владеть, но и обучился у Орочимару некоторым змеиным техникам да полностью исследовал печать на шее Саске, а результаты передал матери. Джуин, как выяснилось, действительно содержал чакру Орочимару и в случае его гибели змеиного саннина можно было воскресить с помощью этой печати. Аина очень сильно впечатлилась такой технике фуиндзюцу. Она наделяла владельца большой силой, взамен причиняя боль. Каномару даже пришлось снять ту технику, которой он запечатал джуин, чтоб Саске мог пользоваться этой силой. Также змеёныш рассказал, что Саске и Итачи обменялись глазами, чтоб получить Вечный Мангекё Шаринган и не терять зрение от использования техник Мангекё. Операцию проводила Цунаде, поскольку Итачи по-прежнему не особо доверял Орочимару. За последние три года не без помощи шпионов Орочимару в Коноху переселились все выжившие члены клана Узумаки, отчего пришлось сооружать клановый квартал для них. К этому занятию привлекли Тензо, так как он умел строить дома при помощи Мокутона. Дома Узумаки расположились вокруг особняка Четвёртого Хокаге, где проживали Наруто, Карин и троица Собаку но. Раса не раз посылал своих людей с требованием вернуть Гаару, Темари и Канкуро в Суну, однако каждый раз получал отказ, причём в очень грубой форме - ответ ему писала лично Аина, причём не стесняясь в выражениях. Да и сами подростки подсказывали Пятой, что где лучше написать. На этом моменте Джирайя, не стесняясь, хохотал, особенно когда Каномару ему пересказал письмо Аины Расе. Несколько Узумаки работали в полиции, кто-то в наставники пошёл, а кто-то занялся изготовлением и продажей взрывпечатей и запечатывающих свитков. Один Узумаки вообще в отдел пыток и допросов устроился к Ибики Морино.
  
  
  
  - А как так оказалось, что все эти Узумаки согласились переселиться в Коноху? - поинтересовался отшельник, вспомнив, что видел в деревне несколько ярко-красных голов.
  
  
  
  - Очень просто. - ухмыльнулся парень. - Им сообщили, что нынешней Пятой Хокаге является одна из двух внучек Шодай Узукаге и мастер фуиндзюцу, Узумаки Аина. Вот они и согласились. Заодно познакомились со мной, Карин-чан и Наруто.
  
  
  
  - А как дела у твоих ребят?
  
  
  
  - Нару уже полтора года как джонин и получает миссии ранга А и S, правда не один на них гуляет. Забуза его владению мечом учил. Саске получил двух учителей - моего отца и своего братца. Итачи учил его техникам Шарингана, а отец - владению Проклятой печатью неба и мечом.
  
  
  
  - Да, я видел у него катану. - задумчиво произнёс Джирайя.
  
  
  
  - Это не просто катана, это одна из копий меча Кусанаги, которым владеет отец. - усмехнулся Каномару. - Далека от точной копии, но смертоносность от этого не уменьшается. Утёнок ещё несколько техник Райтона на основе Чидори придумал. Экзамен на чунина прошёл почти без проблем, только нарвался на отравленное оружие какого-то марионеточника. С ним в команде были Сай и Карин.
  
  
  
  Каномару на минуту замолчал, вспомнив тот экзамен. В тот раз он лично отправился с командой, изменив облик, чтоб не узнали. Тогда участвовало ещё несколько команд из Листа. Сакура была в составе пятой команды, член которой погиб на миссии из-за того, что среди них не было толкового ирьёнина, способного распознать и извлечь яд. При встрече с Саске она с визгом бросилась ему на шею, однако мгновенно поругалась с Карин, посчитав её очередной соперницей. Сай же назвал розововолосую стервой, за что получил от неё по голове, красноволосой пришлось его лечить - спасибо урокам ирьёниндзюцу у Кабуто и Цунаде. Харуно не прошла экзамен, с командой вылетев ещё на втором этапе. Понятное дело, её тогдашние напарники по команде обозлились на Сакуру за проигрыш и обратились к Хокаге с просьбой сменить им третьего члена команды. После того случая Цунаде мучила куноичи на своих уроках, чтоб от той был толк.
  
  
  
  - Знаете, Джирайя-сан, я думаю, что седьмую команду пора снова обьединить. - произнёс Узумаки, глядя в потолок. - Из Корня я их не выгоняю, печати с них не убираю, просто я не Данзо, у меня другие методы работы. Пожалуй, переговорю с Какаши-семпаем на этот счёт.
  
  
  
  - Два джонина, опытный чунин и ирьёнин. Мощно. - одобрительно кивнул Джирайя. - Что ж, спасибо за беседу. Я пойду.
  
  
  
  - Ага. - кивнул тот. Хоноо прилетел на диван и там улёгся, подмяв под себя лапы и сложив крылья.
  
  
  
  - А ты изменился с нашей последней встречи, Каномару. - уже в дверях сказал саннин. - Повзрослел.
  
  
  
  - Должность обязывает. - усмехнулся тот. - Хотя иногда мне на это плевать и шутки да сильные удары от меня всё же летят.
  
  
  
  - Смотри, не стань таким, как Данзо. - предупредил его жабий отшельник.
  
  
  
  - Не стану. - хмыкнул тот, вспомнив кое-что.
  
  
  
  - Пап, можно одну просьбу?
  
  
  
  - В чём дело?
  
  
  
  - Ну... Если я начну превращаться в очередного Данзо, сделай милость - убей меня.
  
  
  
  - С ума сошёл - просить о таком?!
  
  
  
  - Я серьёзно. Поклянись. Я ведь куда опаснее этого маразматика.
  
  
  
  - Ладно... Обещаю... Но я не думаю, что это произойдёт, Каномару.
  
  
  
  - С чего ты взял?
  
  
  
  - У тебя для этого слишком доброе сердце.
  
  
  
  - "Да уж, доброе сердце." - подумал Узумаки, оставшись в кабинете один, не считая Хоноо и Кичи. Он не рассказал Джирайе, что взломал печать Восьми триграмм на Наруто, что позволило джинчурики и Лису действовать вместе. Курама сумел установить между братьями телепатическую связь, которой те иногда пользовались, и помогал джинчурики советами, иногда отпускал издёвки в адрес обоих Узумаки. Об этом не следовало знать никому постороннему, в курсе были лишь Саске и Гаара - Шукаку ни разу не мешал ему нормально спать и не давил на мозг, хотя от наличия Курамы под боком бесился и рычал. Все попытки подружиться он отвергал, на что Лис его назвал заносчивой задницей.
  
  
  
  - Не лезь к Шукаку, у него давно крыша течёт. - зевнул Хоноо.
  
  
  
  - Перестань читать мои мысли. - рассмеялся Каномару, почесав его подбородок, и покинул кабинет, прихватив дракончика с собой.
  
  ========== Часть 2 ==========
   Саске, Наруто и Карин (она и есть Куница) прогуливались по улицам Конохи - им сегодня дали выходной. Нынешние корневики только на миссиях становились опасными убийцами и шпионами, а в обычной жизни - просто подростками-ниндзя. Красноволосая куноичи невольно подумала о том, что с ней произошло на базе Корня. Каномару научил её правильно использовать сенсорные способности, сражаться в тайдзюцу и использовать некоторые техники фуиндзюцу. Предрасположенности к стихиям у неё не обнаружилось. К киндзюцу он её и не пускал даже, да девушка и не горела желанием. Также Кабуто и Цунаде её подтягивали в навыках ирьёниндзюцу - Карин, как оказалось, имела талант медика. Так что в Корне было четверо ирьёнинов - Кабуто, Орочимару (у того давно имелся ранг S, только специальность несколько иная), Хаку (хотя он больше по акупунктуре, противоядиям и лекарствам) и сама Узумаки.
  
  
  
  - О чём задумалась, сестрёнка? - из раздумий её вырвал голос Наруто.
  
  
  
  - Да о том, как изменилась моя жизнь. - призналась красноволоска, поправив очки. - В который раз благодарна Аине-сан за то, что забрала меня из Травы. Да и вам за поддержку.
  
  
  
  - Ты же член нашей семьи. - джинчурики по-дружески приобнял её за плечо. - Да и вон каких успехов достигла. Отличный сенсор-медик Узумаки, поддержка команды.
  
  
  
  - Спасибо, братец. - улыбнулась Карин. - Только твой старший брат просто изверг на тренировках.
  
  
  
  - Хех, знаю я. - тот, глупо улыбнувшись, почесал затылок. - На себе испытывал. Зато каков результат.
  
  
  
  Саске, молча шедший рядом с обоими Узумаки, иногда косился на Карин. В отличие от "тупых куриц", как он про себя называл своих поклонниц, эта девушка хоть и была с характером, как все Узумаки (хотя у Аины и Каномару характер намного хуже обычного), но не висла на шею Учихе. На экзамене на чунина она показала себя хорошо, как медик и сенсор, что не помешало ей поцапаться с Сакурой - в отличие от розововолосой Узумаки била куда быстрее и больнее, так что на третий этап Харуно пришла с тщательно замаскированным синяком под глазом - инцидент произошёл рано утром. Сай тогда благоразумно промолчал на этот счёт, хотя по большей части это из-за Саске, который жестами сказал ему "прикуси язык, если хочешь жить".
  
  
  
  Карин нравилась Саске, однако тот не знал, как с ней поговорить на эту тему. Да и она относилась к нему, как к другу и товарищу по команде - могла и ударить больно, если что, а потом лечить последствия своей вспышки гнева. В отличие от Сакуры, Карин относилась к роли ирьёнина спокойно, прекрасно зная, что без медика ни одна команда не будет полноценной. На третьем этапе она отказалась от боя, оценив свои возможности и подчеркнув свою принадлежность к ирьёнинам, а не силовикам.
  
  
  
  - Ушёл в себя, вернусь нескоро, да, теме? - дружеский тычок в плечо от Наруто заставил его очнуться. Его друг и соперник часто подшучивал над брюнетом, чем злил и одновременно веселил его. Знакомство с Девятихвостым в подсознании джинчурики чуть не обернулось трагедией - Лис ненавидел Шаринган, которым его дважды подчиняли. Ситуацию пришлось разрулять Наруто, который убедил биджу в том, что Саске не виноват в том, что случилось с Кьюби и что он является носителем этого додзюцу. Курама остыл, но настороженность не убрал.
  
  
  
  - "Помнится, я долго не мог поверить, что добе и его брат дружат с этим рыжим воротником." - про себя усмехнулся Учиха, вспомнив тот вечер, когда Наруто и Каномару решили познакомить его с Лисом, а вслух сказал: - Задумался, вот и всё.
  
  
  
  - Саске-кун! - послышался знакомый выкрик, от которого вся троица одновременно скисла на месте. Голос их бывшей сокомандницы парни везде бы узнали. Его обладательница приближалась к ним, держа в руке небольшую сумку. Сакура почти не изменилась за три года, разве что грудь у неё появилась (внезапно однако!) да ростом стала выше. Длинные розовые волосы спускались до середины спины. Куноичи мило улыбнулась Учихе и просверлила взглядом Карин, припомнив ей тот удар в глаз, на что та фыркнула, сверкнув очками.
  
  
  
  - Привет. - поздоровался с розововолосой Наруто. Та кивнула.
  
  
  
  - Что, розочка, пришла встречать обьект для поклонения? - ухмыльнулась Узумаки.
  
  
  
  - Заткнись! - разозлилась Харуно.
  
  
  
  - А то что? - не унималась красноволоска, заодно подойдя к ней на пару шагов. - Ты же ему интересна, как пещерная плесень.
  
  
  
  - "Она попала в точку." - промелькнула мысль у обоих друзей.
  
  
  
  - Много ты понимаешь, очкастая. - фыркнула Сакура.
  
  
  
  - Больше твоего. - Карин сложила руки за спиной и движениями пальцев показала обоим "топайте отсюда, пока есть возможность". Она знала о "любви" Наруто и Саске к этой девчонке, брат сам ей рассказал как-то. Ей стало даже жалко младшего Учиху - быть в команде с этим розовым чудом равноценно нервотрёпке. Джинчурики, скосив взгляд, заметил движения сестры, слабо дёрнул Саске за рукав рубашки и взглядом указал ему на крышу, затем беззвучно произнёс: - Валим.
  
  
  
  Вскоре оба парня были уже в паре кварталов от места стычки с Харуно, которая слишком поздно узнала, что на улице остались только она и её главная соперница. Сама Узумаки нагнала их только через полчаса, причём довольная.
  
  
  
  - Спасибо, Карин. - поблагодарил её Саске.
  
  
  
  - Не за что. - улыбнулась Узумаки, отчего у парня сердце ёкнуло. - Видели бы вы лицо этой курицы, когда она поняла, что вы удрали.
  
  
  
  - Эх, и почему судьба-злодейка не поселила тебя в Конохе с самого начала, Карин-чан? - протянул Наруто, отчего девушка взьерошила ему волосы на затылке. - Попали бы в одну команду ещё тогда.
  
  
  
  - Ну зато я сейчас здесь. Пошли. - куноичи потянула парней за собой в парк. Наблюдающий за ними Итачи отметил, что из этих троих вышла отличная команда, а Сакура явно будет лишней, о чём и решил сообщить Каномару. Сам глава Корня сейчас отрабатывал замахи сразу обоими пятилезвийными чакрумами. Всё же кольцеобразное оружие ему легче подчинялось, чем диски с лезвиями, которые он метал.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Сегодня где ночуешь? - поинтересовалась Карин у Наруто, когда уже наступила ночь.
  
  
  
  - Дома. - беззаботно ответил тот, запрокинув обе руки за голову. - Оба-сан через Хоноо мне сообщила, чтоб я присмотрел за имото. Кин-чан не может - ещё вечером на миссию ушла.
  
  
  
  - А, Кагами-чан? Милый ребёнок, кстати. - хихикнула куноичи. - Особенно когда что-то просит.
  
  
  
  - Ведётесь на приёмы двухлетнего ребёнка? - вклинился Саске.
  
  
  
  - Ну-ну, теме, я на тебя посмотрю, когда она применит против тебя своё оружие массового поражения под названием "щенячьи глазки". - по-лисьи ухмыльнулся Наруто. - Такому ребёнку купишь и мороженое, и данго и вообще прокатишь на шее.
  
  
  
  - Пф. - фыркнул брюнет.
  
  
  
  - Имото вечно либо меня, либо аники использует в роли лошади, только Кано-нии-сан времени почти не имеет. - добавил джинчурики.
  
  
  
  - Ну, на тренировках это не особо было заметно. - подметила Карин, когда вся компания возвращалась по домам.
  
  
  
  - Так он же создаёт теневых клонов. Кто спит, кто отрабатывает атаки чакрумами, кто следит за тренировками наших ребят, кто вообще тренирует, а сам нии-сан вполне себе может с Кагами-чан погулять. - протянул Наруто. - Не раз видел, как он катал её у себя на шее, но сегодня у него не выйдет. Он с Орочимару-одзи-саном на днях что-то по поводу клонов из крови говорил, но я не расслышал. В последние дни торчит у него в лаборатории.
  
  
  
  - "Хе, это очень трудная техника." - отозвался Лис, ухмыляясь. - "И древняя, кстати. Для создания такого клона требуются кровь и чакра оригинала, а также владение элементом Крови. У Каномару нет такой способности."
  
  
  
  - "Ты же его знаешь, Ку, он упрям, как стадо баранов и ослов вместе взятых." - хохотнул Узумаки.
  
  
  
  - "М-да, и точно - все Узумаки немного стукнутые на всю голову. Особенно вы двое." - хмыкнул биджу, улёгшись поудобнее и укутавшись в хвосты. Наруто давно изменил вид своего подсознания с канализации на поляну, освещение которой зависело от реального мира - ночью в подсознании тоже было темно и светилась луна на искусственном небе.
  
  
  
  - "Ну, кто не рискует, тот не ест рамен."
  
  
  
  Вскоре троица разделилась - Карин и Наруто отправились в особняк, а Саске к себе домой. Девочка не ложилась спать, дожидаясь старшего брата под присмотром Кураи - ей понравилась маленькая драконица. Как только оба Узумаки переступили порог, черноволосое чудо прибежало к ним.
  
  
  
  - Нии-сян, нее-тян! - воскликнула она, мигом оказавшись на шее Наруто.
  
  
  
  Маленькая но Хеби (фамилию ей дали отцовскую, поскольку внешне на Узумаки она не тянула) любила своих братьев и сестру, так что все давно перестали удивлятся тому, что те её часто катают на себе. А так как оба родителя были очень заняты, пусть потом и компенсировали это времяпрепровождением с дочерью, её няньками всегда становилось ближайшее окружение - Кин, Наруто, Карин, Анко, Шизуне (та вообще души не чаяла в девочке) или даже Хоноо и Кураи.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Утром к Наруто прибыл анбушник в маске сурка и сказал, что его ждут на седьмом полигоне, желательно вооружиться. Узумаки быстро оделся, позавтракал и помчался туда. Кагами он прихватил с собой - сестрёнка навязалась. На полигоне обнаружились Каномару, Саске и Какаши.
  
  
  
  - Нии-сян! - с улыбкой отозвалась Кагами, увидев змеёныша.
  
  
  
  - Что, егоза, нравится кататься верхом? - тот нажал на её носик и ловко переместил её с шеи Наруто к себе на плечо.
  
  
  
  - Привет, теме. - джинчурики стукнулся кулаком с Учихой. - По какому поводу собрание?
  
  
  
  - Мы ждём последнего члена сбора. - ответил Хатаке. Вскоре к ним прибежала Сакура (от автора: её одежда изображена на картинке в шапке).
  
  
  
  - Это она? - уточнил Саске, поглаживая рукоять Кусанаги.
  
  
  
  - Да. - кивнул Каномару.
  
  
  
  - Проверим наши навыки, чему вы научились за три года, и вашу работу в команде. - улыбнулся Какаши. - Цель - забрать колокольчики. - звякнул бубенчиками.
  
  
  
  - А... Эээ... - только и выдали все трое.
  
  
  
  - Будете работать слаженно и тупо не мешаться под ногами друг у друга - хорошо, ваша троица восстановлена. - вставил Каномару. - А дальше посмотрим. Член седьмой команды, не следующий этому простому условию, покинет команду и на его место придёт кто-нибудь другой, тот же Инудзука например.
  
  
  
  - Ты нас с теме выгоняешь из Корня? - Наруто, вытаращив глаза, недоумённо посмотрел на брата.
  
  
  
  - Размечтался. - ухмыльнулся тот. - Не выгоняю, расслабься, лисёнок, просто воссоединяю лучшую команду Конохи. Во время выполнения заданий будете получать параллельное от меня, ясно?
  
  
  
  - Хай. - кивнули парни, отлично знакомые с заданиями от начальника - то украсть важный документ, то убить какого-нибудь чиновника, то выпытать информацию любыми способами. Какаши прицепил колокольчики на пояс и сдвинул хитай с левого глаза, обнажив Шаринган.
  
  
  
  - И ещё, утёнок. - обратился Каномару к Саске. - Тебе особенно надо постараться в этом испытании. Мы с семпаем обьясним подробнее после его окончания. Три, два, один. - на последнем слове он исчез шуншином вместе с сестрой. Вся троица мгновенно покинула полянку, оставив Какаши в гордом одиночестве.
  
  ========== Часть 3 ==========
   - Как в старые времена, да? - усмехнулся Саске. Наруто после того, как вся троица собралась в кучку, установил барьер, скрывающий чакру, звуки и вообще присутствие ниндзя.
  
  
  
  - Точно, теме. - вторил ему Узумаки. - Ладно, у вас есть идеи, как добыть бубенчики?
  
  
  
  - Ты джонин, вот и думай. - фыркнула Харуно, на что парни сделали всеизвестный жест "рукалицо".
  
  
  
  - Если ты всё прослушала или не поняла смысл, напоминаю - это очередной тест на командную работу, идиотка. - прошипел Учиха. - Сделало нам начальство подарок судьбы, чёрт возьми.
  
  
  
  - Но Саске-кун, мы с тобой ведь... - попыталась проблеять розововолосая.
  
  
  
  - Звания сейчас роли не играют. - отрезал тот.
  
  
  
  - "Похоже, Цунаде ей не полностью выбила дурь из розовой башки." - насмешливо фыркнул Курама.
  
  
  
  - "Забыл сказать - не пытайтесь подставить её, иначе целый год на миссии ранга D будете ходить, и неважно, что ты джонин, а утёнок чунин." - раздался голос Каномару, которого подключил Лис. Наруто содрогнулся - опять полоть грядки, выгуливать собак, чистить помойки и так далее.
  
  
  
  - Спасибо, нии-сан. - едва слышно буркнул он.
  
  
  
  - А? - не понял Саске.
  
  
  
  - Брат сказал, что если мы ВСЕМ, - выделил слово. - составом не пройдём испытание, то год будем только ранг D получать и ходить грядки полоть.
  
  
  
  - Пфу! - сплюнул брюнет - птичка Обломинго почтила своим присутствием младшего из двух живых Учих Конохагакуре.
  
  
  
  - Это как он тебе сказал-то? - прищурилась Сакура. - Его же здесь нет.
  
  
  
  - Секрет. - ухмыльнулся Узумаки, однако постучал пальцем по лбу. Саске-то просёк, в чём дело, а куноичи не поняла и с фырканьем отвернулась. - Ладно, мы отвлеклись. Есть план?
  
  
  
  - Есть. - кивнул шаринганистый. - Слушайте сюда.
  
  
  
  Спустя полчаса Какаши попал под обстрел огненными шарами и огненными стрелами - Саске и Наруто применили техники Катона. Узумаки не зря тренировался в стихийных техниках - на Фуутон, Катон и пробуждённый Суитон приходилось по две-три техники. Выскочившая из кустов Сакура со всей силы ударила по земле рядом с Хатаке, вызвав землятрясение. Какаши едва ушёл от атак ребят и применил против них Огненный шар. Сусаноо Саске защитило всех троих.
  
  
  
  - Если мы начнём сражаться с целью вас убить, мы ведь действительно вас убьём, даттебайо! - выкрикнул Наруто, продемонстрировав светящуюся фиолетовым руку. Сакура собралась применить Скальпель чакры, а Саске - Чидори Эйсо.
  
  
  
  - Вижу, вы действительно набрались сил. - улыбнулся Какаши, заготовив Райкири.
  
  
  
  - Врассыпную! - скомандовал Наруто и троица прыгнула в разные стороны. Узумаки заодно создал пару сотен теневых клонов, напавших на Хатаке. Тот уворачивался от их атак и поочерёдно расправлялся с каждым, однако уходя из-под атаки Наруто, подменил себя одним из клонов. Впрочем он нарвался на Саске с его Кусанаги и старался не смотреть ему в глаза - знает ведь, что такое Мангекё Шаринган, да и не забыл, чем окончился его бой с Итачи три года назад.
  
  
  
  - Катон! Фуутон! Пламенный ураган! - вдалеке послышалось от Наруто и в Какаши полетел колоссальный Порыв ветра, усиленный огнём - этому трюку джинчурики обучился у Орочимару. Саске вовремя увёл Сакуру с пути поражения - техника испепелила траву и подожгла деревья, оставив на земле широкую борозну - Узумаки в этом бою не жалел чакры, итак запас большой. Какаши спасся, уйдя под землю. Наруто с ухмылкой применил технику Суитона и затопил поляну, пропитав всю почву водой и устроив болото, а Саске воткнул в землю меч и пустил чакру Молнии. Троице повезло, что они залезли на деревья, а Какаши не очень - всплыл лицом вниз.
  
  
  
  - Теме, а ты не переборщил? - Наруто озадаченно почесал макушку.
  
  
  
  - Вроде нет, я его не так сильно током шибанул. - Саске пожал плечами. Сакура помчалась к Хатаке проверить его самочувствие. Однако он с хлопком развеялся.
  
  
  
  - Сакура, сзади! - выкрикнул джинчурики. Харуно не успевала увернуться, пришлось обоим парням быстро мотать к ней. Наруто на бегу сложил печати и выпустил цепи из чакры. Сработало - цепи обмотали руку Какаши с заготовленным Райкири, а Учиха пустил по ним молнию. Какаши парализовало, чем Сакура воспользовалась и сорвала с его пояса колокольчики, после чего красноволосый поставил печать Паралича на бессознательного джонина.
  
  
  
  - Ох, моя голова. - простонал джонин, открыв глаза, однако пошевелиться не мог - печать Паралича ещё действовала.
  
  
  
  - Мы прошли? - весело поинтересовался Узумаки, а Харуно продемонстрировала колокольчики.
  
  
  
  - Да. - ответил пепельноволосый. - Ну вы сильны. А если бы это был не тренировочный бой?
  
  
  
  - Цукуёми. - ухмыльнулся Саске, сверкнув своим ВМШ.
  
  
  
  - Адские пути боли. - оскалился Наруто. - И чакра биджу.
  
  
  
  - Скальпель чакры. - добавила Сакура, покосившись на парней - те за последние три года не только стали сильнее, но и ожесточились.
  
  
  
  - За убийство шиноби своего селения их бы по головке не погладили. - отозвался Каномару с ветки дерева. - Саске, Наруто, хорошо сработали. Ошибки есть, не без этого. Утёнок, почему не было гендзюцу и техник Райтона? Это тебе не миссия-невидимка, где действовать надо тихо и быстро. Знаю, что ты привык, но порой приходится работать шумно и с огоньком. Лисёнок, ты в курсе, что твой клинок обоюдоострый? Почему ты не заставил семпая проявлять чудеса гибкости стриптизёрши? - на возмущённый взгляд Какаши он лишь отмахнулся. - Или фуиндзюцу? Всё, что ты сделал - скрывающий барьер да вон, паралич сейчас наложил. Да-да, Сакура-чан, я знаю эту технику барьера своего же клана, которой сейчас нагло пользуются другие шиноби. - язвительно сказал он Харуно. - Я почувствовал, как ваша чакра исчезла, вот и догадался. Про вашу сокомандницу вообще молчу - кулаками махать вы и сами умеете. Где Скальпель чакры, который используется боевыми ирьёнинами в качестве оружия? Что, присутствие Саске-куна крышу снесло? Ну так чинить пора.
  
  
  
  Кагами наблюдала за этим цирком с плеча старшего брата. Да, Каномару умел чихвостить и придираться не хуже матери. Конечно, в области, в которых он разбирался, как свинья в апельсинах, парень не лез, но вот что касалось фуиндзюцу, ниндзюцу, кендзюцу, тайдзюцу и немного ирьёниндзюцу (спасибо медикам в Корне), то там он находил погрешности. Девочка пристально разглядывала Сакуру, пока наконец не выдала:
  
  
  
  - Тётенька, а посему у вас такой лоб больсой? И волосы лозовые? На вас банка класки упала?
  
  
  
  У Сакуры от вопросов двухлетнего ребёнка задёргались оба глаза, Саске и Наруто зажали рты руками, пытаясь не заржать на весь полигон, Лис хохотал на всё подсознание джинчурики, вызывая у того мигрень, Каномару прикрыл рот ладонью с той же целью, хотя его плечи слегка подрагивали, а Какаши прикусил свою же маску, вот только глаз его выдавал с головой (глаз с Шаринганом он зажмурил).
  
  
  
  - "Ну мелкая даёт!" - не унимался хвостатый.
  
  
  
  - Устами младенца глаголит истина. - величественно произнёс Узумаки-младший, сдерживая хохот.
  
  
  
  - Заткнись! - взвинтилась розововолосая, замахнувшись на него кулаком.
  
  
  
  - Так, отставить мордобой! - крикнул старший Узумаки, снимая с Какаши паралич и удерживая кулак куноичи змеями из рукава своего плаща. Кагами же от реакции Сакуры смеялась - малышка уже проявляла вредность по отношению к некоторым людям, кроме семьи. Кьюби про себя подметил, что этот ребёнок ещё проявит себя в Академии, когда поступит туда через четыре года. Вся компания покинула полигон, попутно смеясь (кроме Сакуры, у которой рука не поднялась на девочку).
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Саске-кун, давай сходим куда-нибудь. - предложила Сакура, покраснев. Наруто с братом и сестрой ушёл на отчёт к Пятой, как только они вернулись в Коноху, а Какаши свалил, так что остались лишь эти двое.
  
  
  
  - Нет. - прилетел от него ответ. Учиха лучше предпочёл бы пригласить куда-нибудь Карин, но не знал, что ей нравится. А спрашивать у Наруто брюнет не особо хотел - ещё смеяться будет и вызовет желание пристукнуть одну красноволосую голубоглазую голову. В этот момент перед ними промчалась Карин, таща за собой какого-то парня - судя по красной шевелюре, тоже Узумаки.
  
  
  
  - Развелось тут Узумаки. - буркнула Сакура.
  
  
  
  - Смотри, не скажи то же самое при них. - фыркнул Саске. - Ты для них никто и звать тебя никак, прибьют и фамилии не спросят. Карин! - окликнул он девушку. Та резко затормозила, отчего тот парень чуть не сшиб её с ног.
  
  
  
  - А, привет, Саске. - поздоровалась она. - Чего хотел?
  
  
  
  - Куда так несёшься? - поинтересовался брюнет.
  
  
  
  - Акира свою младшую сестру потерял, раззвиздяй. - Карин отвесила тому подзатыльник. - Вот теперь бежим за ней.
  
  
  
  - Да я на минуту отвернулся. - обиженно пробурчал парень.
  
  
  
  - Твои проблемы, родственничек. - фыркнула Куница. - Пошли, пока не пришлось за ней аж в Лес Смерти мчаться, а то там полно хищных растений и животных - те же сороконожки габаритами с медведя.
  
  
  
  Акира побледнел, затем Карин его схватила за шиворот и утащила дальше. Его семилетняя сестра Акеми вечно сбегала, чтоб сунуть свой любопытный нос, куда не следует. Благо вход на базу Корня АНБУ она не нашла, да и сделать это было возможно только если ищущий разбирался в маскировочных барьерах и замках на основе чакры членов Корня.
  
  
  
  Тем временем Наруто, Каномару и Кагами явились в резиденцию Хокаге. Перед ними возле кабинета предстала картина маслом - из кабинета вылетает какой-то мужчина в богатой одежде и до стены едет на попе. Вся троица смотрела на него круглыми глазами и переглянулась между собой. А из кабинета раздался крик Аины:
  
  
  
  - Передай своему начальнику, что он не получит ни одного свитка! И что он своими предложениями может подтереться! Я не позволю, чтоб какие-то скользкие бюрократы потрошили клановые секреты!
  
  
  
  - "Аина в своём репертуаре." - хмыкнул Курама, наладив связь между братьями и собой.
  
  
  
  - "Как всегда." - мысленно вздохнул Каномару. - "Небось опять какие-нибудь шишки прислали посла с требованиями. Интересно, что на этот раз?"
  
  
  
  - "Давайте спросим." - предложил Наруто. Тот мужик встал, отряхнулся и последовал на выход, не забыв одарить братьев и сестру высокомерным взглядом а-ля "прочь с дороги, шваль", будто ничего только что не произошло. У обоих призывателей драконов тут же возникло желание дать ему хорошего пинка под зад, но они сдержались.
  
  
  
  - Ма, нашим жизням тут ничто не угрожает, мы можем войти? - поинтересовался змеёныш, заглянув в кабинет. Аина сердито сопела, как разозлённая драконица, прожигая взглядом стену.
  
  
  
  - Можете. - она глубоко вдохнула и выдохнула, успокоившись.
  
  
  
  - Что произошло, оба-сан? - спросил Наруто, осмотревшись - вроде всё в кабинете цело.
  
  
  
  - Богачи совсем обнаглели. Ладно ещё пытаться выкупить предприятия да торговые пути, которые буквально кормят деревню - с этим несложно разобраться, но это... Зла не хватает! - выплюнула Хокаге, стукнув кулаком по столу. - Кобаяси, Хаяси и Гото затребовали усиление своих домов и частных предприятий техниками фуиндзюцу и доступ к этим техникам. Мол, дайте нам ваши свитки, Узумаки-сама, а мы сами. Обнаглели вообще уже, сволочи. Похоже, некоторые важные шишки в стране Огня забыли, кто такие Узумаки и на что мы способны.
  
  
  
  - Кобаяси? - переспросил Наруто и повернулся к брату. - Нии-сан, вроде твой бывший сокомандник...
  
  
  
  - Рен Кобаяси, да-да. - тот закатил глаза. - В этой семейке есть шиноби, но гонору у них, будто они прямые потомки Рикудо Сеннина. Рен не исключение, так уж его разбаловали и воспитали. Так что делать с этими обнаглевшими богачами? Убить?
  
  
  
  - Пока нет, они ещё пригодятся. - отрицательно мотнула головой Аина. - Попытаются подкупить - АНБУ их вышвырнут, если я раньше не убью. Нет, с бюрократами, предпринимателями и прочей подобной шушерой можно говорить либо на их языке, либо на языке силы, это уже моё дело. Я не для того обогащала и восстанавливала давно разграбленную Коноху, чтоб какие-то вшивые землевладельцы скупили источники существования и развития деревни для получения дохода в свой карман. Будто бы мало мне прежних старейшин было.
  
  
  
  - Ну в случае чего пара личностей может по-тихому исчезнуть. - ухмыльнулся змеёныш.
  
  
  
  - Я знаю, в твоём подчинении очень много сильных шиноби, как и в моём тоже. Но как только у меня лопнет терпение, я направлю запрос в Корень. Так зачем вы пришли-то? - Узумаки сменила тему, погладив прибежавшую к ней дочь по голове и усадив её на колени. Всё же присутствие родных детей (Наруто всё же её племянник, которого она вырастила) действовало на Аину успокаивающе. Каномару предоставил ей подробный отчёт по той тренировке с Какаши. Пятая хмуро выслушала сына и вздохнула.
  
  
  
  - Хорошо хоть они в команде сработали. - сказала она. - Поставим на испытательный срок эту троицу. Две недели будут ходить на миссии. Если Харуно не поумнеет, я отчислю её из команды и приказом верну её в госпиталь, там от неё будет больше проку, а Цуна ошибок не прощает. Вместо неё будет другой ирьёнин для полноценной команды.
  
  
  
  - Это зависит от самой Сакуры. - отозвался Наруто, созерцая стоящий в углу кабинета красивый кактус с яркими красными цветами на стволе. Аина его год назад заказала, чтобы он негативную энергию впитывал, а таковой в помещении во время и после разговоров с бюрократами накапливалось весьма немало.
  
  
  
  - Ладно, у меня ещё работы накопилось. И ещё, Каномару - встретишь своего бывшего приятеля - передай ему, что его семейка допрыгается когда-нибудь. Такой "пуп земли" только позорит Коноху. - красноволоска ссадила дочь с колен. - Наруто, вашим командиром назначается Какаши - у тебя пока что нет опыта командования. Каномару, в Корне давай ему иногда эту должность в отряде. Через час зайдёте за миссией. И если Какаши опоздает, я лично ему всажу в филейную часть пять дротиков со слабительным.
  
  
  
  - Хай! - младший Узумаки прыснул со смеху.
  
  
  
  - "Ничего, ваш командир хоть кишечник почистит." - лениво протянул Курама.
  
  
  
  - "Ага, если и кишки заодно не потеряет при напоре." - отшутился Каномару. - "Деревня не забыла тот случай, когда мы с Саем за ним по всей Конохе гонялись, чтоб затащить в госпиталь на обследование."
  
  
  
  Как только ребята ушли, прихватив сестрёнку, а на их место примчалась Анко с немалой стопкой папок, Аина смогла наконец сосредоточиться на работе. "Ничего, я буду больше времени проводить с семьёй, когда отдам пост Хокаге Наруто." - подумала она. - "Он справится. Заслужил."
  
  ========== Часть 4 ==========
   Спокойное время окончилось, толком не начавшись. Ночью защитный барьер Конохи принял на себя серию взрывов и чуть не слетел. Реакция последовала незамедлительная - все корневики и прочие шиноби немедленно приняли боевую готовность, выйдя из состояния патрульных и наблюдателей. Бойцы Корня помимо белых фарфоровых масок на себе имели длинные чёрные плащи - опознавательный знак, отличающий их от простых АНБУ. Практически никто и подумать не мог, что эти ребята в обычной жизни вполне нормальные люди - такого встретишь на улице и не уличишь в убийстве или шпионаже - а на заданиях становятся хладнокровными шиноби.
  
  
  
  - Наверху. - Куница указала куда-то в небо. На большой птице висел в воздухе какой-то светловолосый парень. То, что он был в плаще Акацуки, уже насторожило защитников.
  
  
  
  - Они работают в паре, а не поодиночку. - сказал Ворон (Итачи). - Это Дейдара. Я его знаю. Значит, Сасори тоже должен быть недалеко.
  
  
  
  - Акасуна но Сасори? Известный марионеточник и мастер ядов? - уточнил Енот (Гаара), покосившись на брата, потянувшегося к марионетке на спине. - Это проблема.
  
  
  
  - Зови шефа, Ворон, а то он обидится за пропущенное веселье. - обратился к старшему Учихе шиноби в маске медведя (Забуза) с большим мечом на спине. Тот лишь призвал небольшого ворона и послал его в штаб, а обстрел барьера продолжился. Подрывник не жалел глины, впрочем ругательств тоже хватало - барьер от его взрывов лишь мерцал. Пока все занимались тем, что пытались угомонить жителей деревни, оба вида АНБУ покинули пределы Конохи.
  
  
  
  - Ого, нас вышло встречать маски-шоу, мм! - воскликнул блондин, безумно ухмыляясь.
  
  
  
  - М-да, похоже, людям сегодня не удастся выспаться. - недовольно протянул Ястреб.
  
  
  
  - Где Сасори? - спросил Ворон. Дейдару перекосило - этот голос был ему знаком.
  
  
  
  - Ты?! Предатель! - в Учиху полетели глиняные птицы. Весь отряд разделился. Наруто, оказавшись достаточно близко к нему, выдохнул в него большой огненный шар. Дейдара едва успел спрыгнуть с птицы, как та взорвалась.
  
  
  
  - Горючая глина?! А поумнее ничего не мог придумать, даттебайо?! - шутливо возмутился джинчурики. Так как внизу было много бойцов Корня, Дейдару быстро скрутили и обезвредили, он не успел даже запустить руку в сумку с глиной, так что сейчас покрывал матом своих пленителей, лёжа на земле - Корень не зря свой хлеб ест. А тем временем Каномару отыскал Сасори в лесу и сейчас с ним сражался, отбивая его атаки чакрамом-кольцом.
  
  
  
  - "Судя по чакре, первое - этот тип очень странный, его чакра очень слабо чувствуется, а второе - за нами наблюдают." - подумал Узумаки-старший. - "Причём чакра этого зрителя на вкус как дерево, только с... кровью. Интересно, кто это? Чакра похожа на ту, что у Тензо-семпая. Любопытно."
  
  
  
  - Неплохо. Из тебя получится превосходная марионетка. - произнёс Сасори, замахнувшись хвостом. Каномару, стиснув покрепче рукоять чакрама, нанёс по хвосту удар, отчего тот просвистел мимо головы змеёныша.
  
  
  
  - Опять явились за моим братом? - прошипел тот, сняв со спины второй чакрам и пустив по обоим огненную чакру - кольца с лезвиями засветились оранжевым свечением, накалившись, как в кузнице.
  
  
  
  - Если бы. Нам нужен Однохвостый. - безразлично ответил марионеточник. - Нам известно, что он покинул Суну и примкнул к Конохе.
  
  
  
  - На Суну мне откровенно чихать. - фыркнул глава Корня. - Их проблемы, не наши.
  
  
  
  - Где Однохвостый? - угрожающе спросил Сасори.
  
  
  
  - Иди на ***! - вот и весь ответ, последовавший от Каномару.
  
  
  
  - Тогда умри, сын Орочимару. - и в него полетел рой отравленных сенбонов. Узумаки ушёл заменой и помчался на марионеточника. Взмах чакрамом - оружие встретило преграду в виде хвоста, с конца которого капал яд. Вскоре к месту проведения боя прибыло пятеро корневиков - остальные отконвоировали Дейдару в Коноху. Благодаря Итачи и Орочимару, которые предоставили все известные сведения про Акацуки, все знали, кто это такие и что из себя представляют, так что допрос был бы бесполезен, а вот тюремные камеры в подземельях Корня не были переполненными - в основном там содержались будущие подопытные или просто отморозки, которых простая тюрьма боится.
  
  
  
  - Шеф, помощь нужна? - Медведь потянулся к мечу.
  
  
  
  - Нужно уничтожить это чудо с хвостом скорпиона! - процедил тот, удерживая чакрамами хвост и пытаясь не получить царапину - не хотел испытывать на себе яд марионеточника. - Это марионетка! Чакра чувствуется изнутри!
  
  
  
  - Так ты сенсор. - догадался Сасори. Ястреб применил Чидори Эйсо и уничтожил Хируко. Из обломков вылез сам Сасори в чёрном плаще.
  
  
  
  - Сюда бы бабушку Чиё. - задумчиво хмыкнул Канкуро. - Хоть внука бы своего увидела. Ей всегда было стыдно за деяния Сасори-сана.
  
  
  
  - Меня бабка не волнует. - усмехнулся Акасуна. Каномару резко кивнул и метнул в Сасори чакрум-диск. Однако, несмотря на то, что маленький белый трёхлезвийный чакрум впился прямо в висок на всю длину лезвия, нукенин по-прежнему остался жив и призвал марионетку Третьего Казекаге.
  
  
  
  - Нравится? Пришлось, правда, убить его, чтоб потом сделать из него марионетку, но это того стоило. - с этими словами Сасори заставил куклу выпустить ядовитый газ. Все корневики бросились врассыпную и издалека принялись атаковать нукенина. Все атаки принимал на себя железный песок из марионетки. Облако фиолетового дыма смело Порывом ветра Наруто и Ветряными лезвиями Темари.
  
  
  
  - Отвлеките его. - приказал Каномару, убрав кольца и высвободив из печати на поясе сзади большой чакрум. Приведя его в боевое состояние, он закрутил его в руке, как винт, и пропитал огненной чакрой. Мощный огненный шар от Саске врезался в стену из желеного песка, однако Узумаки секунду спустя после применения Учихой этой техники метнул чакрум. В итоге после снятия этого песчаного щита тело Сасори распилило на две части вместе с марионеткой Казекаге, причём диагонально, чудом не зацепив сердце. Летящий резак, спрятанный в хвосте огненного шара, он и не видел.
  
  
  
  - Мадаровы подштанники. - только и сказал Каномару, поймав свой чакрум, вернув его к себе при помощи нити чакры (Канкуро как-то подсказал идею с управлением оружием, как с марионеткой). А удивляться было отчего - крови-то у отступника не было, как и внутренних органов. Зато железа в нём было предостаточно - оружие высыпалось из обеих половинок. Края каждой из половин тела были обуглены. Для надёжности Момочи отсёк ему обе руки.
  
  
  
  - Так он сам кукла?! - офигел Наруто. - Как так, даттебайо?!
  
  
  
  - Думаю, отец захочет побщаться со своим бывшим напарником из Акацуки. - вздохнул старший Узумаки, убрав чакрум. - Пакуйте его и пошли отсюда. Стоп! - он резко повернулся влево. - Там кто-то есть. Я проверю, вы идите.
  
  
  
  - Хай. - корневики спеленали Сасори и куклу Третьего и исчезли, а Каномару шмыгнул к источнику странной чакры. Однако на месте уже ничего не чувствовалось.
  
  
  
  - "Но мне же не показалось." - нахмурился змеёныш, осмотревшись. Больше здесь нечего было делать, так что надо возвращаться обратно в Коноху.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Утро в резиденции началось для Аины очень весело - Каномару предоставил отчёт о пленных Акацуки.
  
  
  
  - Суна... - вымученно простонала Пятая, покачав головой и прикрыв рукой глаза. - Вечно у них какие-то бяки. Сами просрали стольких шиноби и ещё тявкают. Хоть теперь известно, что случилось с Третьим Казекаге.
  
  
  
  - Это ещё не всё. Я не указал в отчёте, но за нашим боем шпионили. - добавил змеёныш. - Я по чакре узнал. Вероятно, наблюдатель, но...
  
  
  
  - Что? - напряглась Аина.
  
  
  
  - Его чакра... Она на вкус как дерево с мхом и кровью. - огорошил её сын. - По первому могу сказать, что у Кота чакра почти идентична. Скорее всего древесный элемент, как у Первого Хокаге.
  
  
  
  - Странно. - нахмурилась Хокаге. - И что дальше?
  
  
  
  - Когда я прибыл на то место, откуда ощущал эту чакру, то ничего не почувствовал, будто источник огородился от моего восприятия и переместился оттуда. Поиск ничего не дал. - Каномару сцепил руки за спиной. - Но кто бы это ни был, он очень умело скрывается, быстро покидает место и не лезет в бой.
  
  
  
  - Не нравится мне это. - протянула Узумаки. - Надо будет ещё раз перечитать ту информацию, которую нам предоставили Орочи и Итачи. Вполне может быть, что это тоже был член Акацуки. Ну и переговорить с ними по этому поводу и поделиться подозрениями - они в этой кухне месяцами и годами варились. Выясни у них всё и передашь мне отчётом.
  
  
  
  - Ясно. - Каномару быстрым шагом покинул кабинет, только красный хвост прощально махнул в дверях. Аина задумалась - а если бы барьера не было, тогда что, тот подрывник убил своими взрывами мирных жителей и разрушил дома? Несомненно. А то и хуже - ядовитые сенбоны и газ не менее опасны, чем взрывчатка в руках чокнутого пиротехника. Про Сасори она слышала - парень ещё в Третьей Мировой отличился со своими смертоносными ядами, Цунаде не раз спасала жертв этого парня. Да что там - Узумаки своего раненого сокомандника к ней лично тащила, чтоб та вывела яд. Ночное проишествие не прибавило ей радости - пусть ничего такого особо страшного не произошло, но Акацуки с их задачей поймать всех биджу будто всегда носили с собой мрачное настроение.
  
  
  
  Наруто же утром зашёл за Кагами, на сей раз ночевавшей у родителей, и повёл её на прогулку. Карин с утра отправилась на миссию, Саске тоже, так что джинчурики был в гордом одиночестве. На время - на улице он встретил Хинату с её сокомандниками. Акамару радостно тявкнул, чем испугал Кагами - ведь щенок вырос в здоровенную белую псину.
  
  
  
  - Не бойся, Акамару добрый. - Киба потрепал пса по загривку. - Привет, Наруто.
  
  
  
  - Видеть рад я тебя. - в своём репертуаре отозвался Шино.
  
  
  
  - Привет, ребята, привет, Хина-чан. - поздоровался парень с восьмой командой.
  
  
  
  - Привет, Наруто. - Хьюга покраснела.
  
  
  
  - Эй, а кто это с тобой? - поинтересовался Инудзука.
  
  
  
  - Это моя младшая сестрёнка, Кагами-чан.
  
  
  
  - Здластвуйте. - пискнула желтоглазая. Акамару её обнюхал и ткнул носом.
  
  
  
  - Погладь его, не бойся. - дружелюбно оскалился собачник. Девочка неуверенно потянула ручку к морде пса и осторожно погладила. Тот завилял хвостом.
  
  
  
  - Класивый. - улыбнулась она.
  
  
  
  - Киба. - простонал Наруто, сделав фейспалм. - Имото ведь теперь от Аины-оба-сан и Орочимару-одзи-сана не отстанет, пока они ей щенка не подарят. А в том, что она их уговорит своим просящим взглядом, я не сомневаюсь.
  
  
  
  Акамару радостно гавкнул, ниндзя рассмеялись, а хитрая малышка теперь точно знала, что попросит у отца с матерью. Белый пёс ей понравился, пусть и испугал поначалу. Её внимание привлёк какой-то камешек, лежащий на земле в нескольких шагах от неё. Внезапный звук падения по земле и плач Кагами привлёк внимание четвёрки.
  
  
  
  - Смотри, куда несёшься, Конохамару! - выкрикнула рыжеволосая девочка с двумя хвостиками, пытаясь успокоить плачущую девочку. Вышеупомянутый парнишка сам сидел на земле и потирал подбородок. Второй мальчик в очках неодобрительно смотрел на Сарутоби.
  
  
  
  - Имото! - рядом с ней появились Наруто и Хината. Хьюга проверила Кагами и принялась лечить - она получила сильный ушиб.
  
  
  
  - Я не виноват, что тут на дороге эта мелкая!.. - Конохамару проглотил слова, как только увидел, кто ещё подбежал к ребёнку. - Братик Наруто?
  
  
  
  - Конохамарррру... - прорычал джинчурики, от злости его зрачки вытянулись, хоть радужка не покраснела. Сарутоби сглотнул - таким он никогда не видел Узумаки. - Немедленно извинись перед моей сестрой!
  
  
  
  - Так это твоя сестрёнка, братик Наруто? - поинтересовалась Моеги.
  
  
  
  - Да. - кивнул тот. Кагами уже перестала плакать, хотя на щёчках остались мокрые дорожки от слёз, и сжимала в руке тот самый камешек - гладкий и бледно-жёлтый.
  
  
  
  - Эй, придурок, либо кончай носиться, как на пожар, либо носи очки, если не видишь ничего впереди себя! - отозвался Инудзука, а Акамару согласно гавкнул. Конохамару понял, что повозмущаться не получится - тут из присутствующих ниндзя бесклановыми являются лишь Удон с Моеги. А клановые ещё и наследниками являются. А в девочке, которую он сбил, явно угадывались черты Аины - осталось лишь цвет волос сменить на красный, а глаз - на фиолетовый, и тогда практически одно лицо.
  
  
  
  - Эмм... а кто она вообще? - спросил генин, встав с земли.
  
  
  
  - Дочь Хокаге она. - невозмутимо ответил Шино. Вот тут Сарутоби понял, что попал - Аина за такое по головке не погладит, а скорее оторвёт эту самую головку вместе с позвоночником, а ведь эту женщину уважает его дедушка. А если ещё вспомнить, кто отец девочки... Парнишка сбледнул с лица - репутация всех троих учеников Хирузена была известна всей Конохе, особенно что касалось одного из них - бледнокожего со змеиными глазами, в которого старший сын внешностью пошёл.
  
  
  
  - Ой... - только и промямлил генин.
  
  
  
  - Большой "ой". - ухмыльнулся Киба.
  
  
  
  - Простипожалуйстаяневиделчтотысиделанадороге! - выпалил скороговоркой Конохамару, в красках представив, что с ним сделают Аина, Орочимару, Каномару, его собственный клан и клан Узумаки за дочь своей химе. Наруто остыл, его звериные зрачки вернулись в норму, да и присутствие младшей сестры и любимой девушки мешали ему от злости запустить огненным шаром в генина.
  
  
  
  - Нии-сян. - девочка дёрнула брата за рукав его оранжево-чёрной куртки.
  
  
  
  - Ещё раз извините, пожалуйста, Конохамару. - вздохнула Моеги.
  
  
  
  - Повезло тебе. - хмыкнул Абураме.
  
  
  
  - Иди отсюда. - буркнул Узумаки. Сарутоби и след простыл, Удон и Моеги тоже побежали за ним, попрощавшись с наследниками кланов. Наблюдавший за эти издалека Эбису - сенсей той троицы - подметил, что Наруто не такой уж и монстр - то, как он сердечно благодарил Хинату за лечение сестрёнки и обнимал Кагами, уже говорило о том, что демон на такое не способен. Киба и Шино разбрелись, перед этим Инудзука буквально приказал Наруто не обижать Хинату, к которой относился, как к сестре. А Узумаки и Хьюга, прихватив Кагами, отправились гулять.
  
  ========== Часть 5 ==========
   Сегодняшнее проишествие с участием Конохамару не укрылось от Аины. Как только команда генинов во главе с Эбису явилась в кабинет Хокаге, то тут же почувствовала на себе испепеляющий взгляд обманчиво мило улыбающейся Пятой и чёрную ауру, заполонившую помещение. Одной Анко было нипочём - она знала, что у Узумаки уши есть везде, так что случившееся с Кагами но Хеби утром не было секретом от Митараши. Девушка с ухмылкой стояла возле стола, всем своим видом показывая "хана вам, мелкие".
  
  
  
  - За миссией явились? - ласково прошипела Хокаге, отчего генинов пробрала дрожь. Ей АНБУ доложили о случившемся, так что порыв оторвать мальчишке голову сменился дачей очень и очень грязной работы, да и то это из уважения к Сарутоби Хирузену она сдержалась.
  
  
  
  - Д-да, Хокаге-сама. - пролепетала Моеги. Конохамару же прикусил язык, понимая, что одного не того слова хватит, чтоб его вообще вернули в Академию в начальную группу и не позволили выпуститься из неё вообще. Если не хуже.
  
  
  
  - Вот свиток с заданием. - она положила небольшой рулончик на стол. - Если Конохамару-кун убрал с глаза бельмо, не позволяющее ему хорошо видеть, вы быстро с этим справитесь и останетесь чистыми.
  
  
  
  - Э?.. - только и выдавил тот, круглыми глазами посмотрев на Узумаки.
  
  
  
  - Мальчик мой, то, как ты чуть не убил мою дочь, запнувшись об неё, как о дорожный камень, наблюдали АНБУ, причём Корень тоже. - оскалилась та. - Тебе повезло, что девушка Наруто, Хината-чан, является ирьёнином и вылечила её. Не советую тебе показываться на глаза моему старшему сыну, а то он как минимум открутит тебе уши. А в том, что он об этом вскоре узнает или уже узнал, не сомневайся. У вас три секунды, чтоб отправится на задание, или я вам параллельно всучу ещё десяток ранга D. Три, два...
  
  
  
  Вся команда вылетела из кабинета, не в силах больше созерцать разьярённую Хокаге - то, что она не орала на ребят и их сенсея, неизвестно где шлявшегося в тот момент, не означало, что она спокойна - в воздухе буквально витала убийственная Ки, а сам воздух был горячим, всё же стихия Огня у Аины была очень хорошо развита. Заглянув в свиток, все трое скисли, как молоко на солнце.
  
  
  
  - Это всё из-за тебя, Конохамару! - возмутилась Моеги. - Догонялки ему подавай! А теперь неизвестно сколько мы будем получать эти отвратительные задания!
  
  
  
  - И что там такое? - поинтересовался тот.
  
  
  
  - Вычистить канализацию, залатать трубы и убрать... кхм, отходы. - ответил Удон, поправив очки.
  
  
  
  - Ужас. - поморщился внук Третьего.
  
  
  
  - Сам виноват. - фыкнула рыжеволосая. - Пошли что-ли?
  
  
  
  - Угу. - обречённо кивнул внук Третьего Хокаге. Грязная работа его не прельщала, но выбора особого не было. Попытайся он возмутиться - Аина выдала бы их команде ещё более отвратительное задание, хотя куда дальше-то?
  
  
  
  - Весьма изощрённое наказание. - хихикнула Анко, глядя на закрытую дверь, за которой скрылись детишки и их наставник, и отчётливо слыша возмущения детишек.
  
  
  
  - Я его буду посылать на миссии ранга D, пока мне не надоест. - Узумаки откинулась в кресле. - Хирузен-сама был и является видной фигурой в Конохе, но это мелкое недоразумение его заслуги никоим образом не касаются, так что пусть не выпендривается. Я об успехах Конохамару-куна слышала - по большей части он хвастунишка и весельчак-проказник. Ничего, пусть опустится до уровня простых людей на работе по чистке канализации и загонов.
  
  
  
  - А миссия по поимке Торы? - поинтересовалась девушка - эта адская кошка являлась кошмаром всех генинов, так как заставляла тех побегать, кусалась и царапалась.
  
  
  
  - В следующий раз, когда Тора сбежит, пусть они же снова её и ловят. - хмыкнула Аина. - Хотя, будь я кошкой, то тоже бы от такой хозяйки, как Шиджими-сан, удрала.
  
  
  
  На этой весёлой нотке Пятая вернулась к работе. Команда Эбису ушла выполнять задание, по пути ноя о том, что в канализации отвратительно, и в очередной раз обвинив Конохамару в том, что им досталось такое задание из-за его невнимательности. Сарутоби невольно подумал, что ещё легко отделался, но вот встречаться с Каномару не горел желанием - уж лучше чистить трубы, чем икать потом от страха, а ведь у парня Ки не слабее, чем у Аины. И это он ещё не догадывался, что есть и другие способы поселить страх - та же экскурсия в тюрьму или лабораторию, где полки украшены банками с органами.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Есть предположения? - Каномару обвёл взглядом Итачи и Орочимару. Он рассказал им о той странной чакре, которую ощущал на месте боя с Сасори. Обоих акацушников скрутили и посадили в казематы Корня - этот элемент подземной базы остался неизменным, разве что его расширили. Дейдара плевался в Итачи и проклинал его, на чём свет стоит (естественно, самому Учихе было наплевать). Сасори же склеили его половинки кукольного тела, только руки-ноги не приделали во избежание проблем да железо вытащили. Яд с хвоста Хируко отправился в лабораторию.
  
  
  
  - Зетсу, больше некому. - сказал Итачи. - Это существо в Акацуки играет роль шпиона и чистильщика - убирает трупы с места убийства.
  
  
  
  - Точнее - сьедает. - со смешком подметил саннин. - Он каннибал.
  
  
  
  - Понятно, почему у его чакры был привкус крови. - хмыкнул Узумаки, присев на край стола.
  
  
  
  - Я не имел возможности его изучить, поэтому не знаю, почему его чакра, как ты выражаешься, на вкус как дерево. - добавил змей. - Однако это наводит на определённые размышления. Ведь единственным обладателем Мокутона являлся Первый Хокаге.
  
  
  
  - Учитывая, что ты не побрезговал добыть части его тела, я не удивлюсь, что кто-то поступил также. - покосился на него гений клана Учиха. - В общем, Зетсу главный шпион Акацуки. Выглядит, почти как человек. Одна половина его тела чёрная, вторая белая, причём у каждой свой характер, также он имеет воротник в виде челюстей мухоловки. Учитывая твои подозрения, Каномару, можно предположить, что он тоже обладатель Мокутона, но свои способности он при мне не демонстрировал. Да и вообще никому не показывал.
  
  
  
  - Тёмная лошадка значит. - нехорошо усмехнулся Узумаки. - Любопытно. Узнать больше о нём мы сможем только в случае его поимки.
  
  
  
  Небольшой совет из трёх человек в итоге решил, что стоит усилить патрули и привлечь сенсоров - не хватало, чтоб Зетсу снова сюда пришёл, как к себе домой. Помимо всего прочего змеиный саннин отпросился на днях навестить одно из своих убежищ - по его словам, там находился один весьма интересный парнишка и девушка со стихией Кристалла. Каномару согласился отпустить его через пару дней, выделив ему сопровождающих - Кабуто, Забузу и Хаку. Сам Узумаки в раздумьях уставился в потолок, когда остался один. Мало ему этого Зетсу, ещё и утреннее проишествие с Кагами его выбесило. Ки парня тогда распространилось на всю базу Корня, когда ему доложили о произошедшем. Впрочем, известие о том, что Хината вылечила травму девочки, успокоило Каномару.
  
  
  
  - "Мелкий, лучше тебе не попадаться мне на глаза ближайшие два месяца, а то я злопамятный." - подумал змеёныш.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Вечером Наруто, проводив Хинату до ворот кланового квартала Хьюга, по пути домой встретил Кимимаро - только что парень вернулся с миссии. Последний Кагуя, кстати, тоже жил с Аиной и Орочимару, так как своего дома он не имел, а те его усыновили, отчего парень обрёл семью. Настоящую, а не ту, которая у него раньше была. Его родной отец его боялся и держал в клетке, а клан только воевать любил, что привело к тому, что от него остался лишь сам Кимимаро.
  
  
  
  - Нии-сян! - воскликнула Кагами, улыбаясь ему.
  
  
  
  - Привет, Кимимаро. - весело поздоровался Наруто.
  
  
  
  - Привет. - улыбнулся тот - для него всё ещё немного непривычно видеть людей, кому плевать на его силу и которые видят его душу. - Давно вы тут гуляете?
  
  
  
  - Да практически с утра - у меня сегодня выходной. - усмехнулся Узумаки. Мимо прошла команда Эбису после миссии, все грязные от макушки до пят. От всех троих исходило такое канализационное амбре, что Кимимаро, Наруто и Кагами зажали носы, впрочем как и остальные прохожие.
  
  
  
  - "А Аина не поскупилась на наказание." - хохотнул Кьюби, подперев лапой голову. - "Они ведь, судя по направлению, утром в резиденцию бежали, да и время подходящее."
  
  
  
  - "Тётушка может мстить по-разному - либо физически, либо морально." - ухмыльнулся Узумаки. - "Жаль немного Конохамару, но он сам виноват - под ноги и на дорогу надо смотреть."
  
  
  
  - "Зная твою тётю, эти трое ещё долго будут ходить на подобного рода задания." - насмешливо фыркнул Лис.
  
  
  
  - Что такое, Кагами-чан? - удивлённо подметил Кимимаро, заметив, как его сводная сестрёнка спряталась за ногу Наруто и не сводила глаз с Конохамару. Наруто вкратце пересказал ему утреннее проишествие. Кагуя мгновенно переменился в лице, что не укрылось от главного виновника, и, глядя ему в глаза, вырастил из руки несколько костяных лезвий.
  
  
  
  - Я же извинился. - мяукнул Сарутоби, мгновенно забыв, что от него несёт.
  
  
  
  - Ещё бы ты не извинился. - ровным тоном произнёс Кимимаро. - Я сводный старший брат Кагами-чан. Ещё раз произойдёт нечто подобное - тебе несдобровать. Надеюсь, урок усвоен?
  
  
  
  - Да-да. - генин закивал болванчиком, после чего беловолосый убрал устрашающие кости.
  
  
  
  - Вот и хорошо. - мягко улыбнулся он, что не помешало стаду мурашек пробежаться по спине Конохамару. Вся троица генинов быстро ушла, поняв, что у Кагами ведь есть ещё один защитник с очень странной и пугающей способностью.
  
  
  
  - Нии-сян, посли домой. - попросила Кагами.
  
  
  
  - Конечно. - кивнул Кагуя.
  
  
  
  - Пока, нии-сян. - девочка помахала рукой второму брату.
  
  
  
  - До завтра, имото, пока, Кимимаро. - попрощался Наруто. Когда те ушли, ему на плечо уселась Кураи.
  
  
  
  - Тебя вызывают в штаб. - произнесла драконица. - Поторопись.
  
  
  
  Узумаки, используя шуншин, чкурнул на базу Корня. В тренировочной оказались Сай, бывший подчинённый Данзо, которого звали Кеншин, и сам Каномару, остальные были на заданиях. Как оказалось, поступили сведения о разграблении гробниц недалеко от Храма Огня и Хокаге собирает команду для расследования этих проишествий. Все трое корневиков отправляются в составе этой самой команды на расследование, поскольку эта миссия настораживает самим фактом расхищения гробниц.
  
  
  
  - Наткнётесь на того, кто это устраивает - убейте или обезвредьте. Желательно второе, но это уже как получится. - ухмыльнулся змеёныш. - Отправляйтесь к Хокаге.
  
  
  
  - Хай. - одновременно сказали все трое и исчезли. Глава Корня вздохнул - это задание очень плохо пахнет и дело отнюдь не в трупах, которые были в гробницах. Кому понадобились тела и для какой цели - непонятно, но с этим необходимо было разобраться побыстрее.
  
  ========== Часть 6 ==========
   Группа из пяти ниндзя направлялась к гробницам. Помимо Наруто, Сая и Кеншина в команде также были Ямато и Сакура. Члены Корня были облачены в чёрные плащи с капюшонами. Тензо периодически косился на них, но ничего не говорил. Наруто же по пути вёл мысленный диалог с Лисом.
  
  
  
  - "Думаю, мелкий, тебе стоит выбить у братца выходной на тренировку." - рыкнул биджу. - "Будем учиться обьединять нашу чакру."
  
  
  
  - "А что это даст, Ку?" - поинтересовался Узумаки.
  
  
  
  - "Не знаю, я никогда не обьединялся с предыдущими носителями, поскольку всегда был прикован." - фыркнул Курама. Джинчурики, знавший о его положении, мысленно послал ему ощущение почёсывания по загривку.
  
  
  
  - "Прости, запамятовал. И всё же было бы интересно узнать, что произойдёт."
  
  
  
  - "По идее мы с тобой сможем действовать, как единое целое, а твои навыки и способности увеличатся в разы. Но сперва надо попробовать обьединиться, а для этого придётся снять печать."
  
  
  
  - "Обращусь к нии-сану, он поможет." - решил Наруто. Разговор скруглился вовремя - команда прибыла к гробницам. На первый взгляд всё было тихо и спокойно, хотя ощущения из категории "ночью на кладбище с воронами" присутствовали. Пятёрка разделилась для поисков. Каждый осмотрел по ряду могил, но ничего не нашёл.
  
  
  
  - И кому понадобилось мародёрствовать в гробницах? - про себя поинтересовалась Харуно.
  
  
  
  - Некоторые могилы пусты. - отозвался Сай. - Это скорее незаконная эксгумация.
  
  
  
  - И кому понадобились трупы? - буркнул Наруто, осматривая пустой гроб.
  
  
  
  - "Сзади." - предупредил его Курама. Джинчурики быстро ушёл шуншином с точки и вовремя - туда, где он стоял, врезалась приличных размеров волна из воздуха. Как оказалось, её запустил странный парень в одежде монаха.
  
  
  
  - А ну прочь от могилы, ублюдок! - выкрикнул он. - Тебе мало было тела?!
  
  
  
  - Ты о чём? - отозвался красноволосый.
  
  
  
  - Меня не проведёшь! Это ты похитил тела!
  
  
  
  - Чего?! Тебя что, в детстве башкой вниз роняли?! - вот теперь Наруто взбесился - он терпеть не мог пустых обвинений, тем более в свою сторону.
  
  
  
  - "Наруто, я в этом парне чувствую свою чакру." - уведомил его Лис.
  
  
  
  - "Что?" - удивился Узумаки. - "Он тоже джинчурики?"
  
  
  
  - "Скорее псевдоджинчурики. В нём лишь частичка моей чакры. Уж не знаю, как она оказалась в нём, но кто-то явно побывал на месте боя Минато и Кушины со мной." - ответил рыжий. - "Советую вам забрать этого парня с собой в Коноху."
  
  
  
  - "Дай угадаю, Ку - ты хочешь вернуть себе эту самую частичку своей чакры." - мысленно усмехнулся Наруто.
  
  
  
  - "Читаешь мысли, мелкий." - ухмыльнулся биджу, потянувшись, как кот. Джинчурики тем временем увернулся от очередной техники парня и перешёл в контактный бой. Впрочем его клинок тут же был заблокирован странным металлическим когтем на руке противника. Внезапно от него к Наруто потянулась лапа из чакры, тот еле успел отпрыгнуть, запечатать клинок и сложить печати.
  
  
  
  - "Катон: Огненный шар!" - мысленно произнёс он название техники, после чего в того полетел огненный шар. Затем Наруто создал десяток теневых клонов, те в свою очередь стали формировать Расенган. Однако бой быстро прервался.
  
  
  
  - Немедленно прекратите! - властный голос монаха заставил парня замереть и повернуться к нему. Возле мужчины стояла и вся команда расследования помимо сопровождающих-монахов. Наруто лишь с хмыком развеял клонов и направился к команде.
  
  
  
  - Ты что тут устроил, Узумаки?! - взвинтилась Сакура.
  
  
  
  - Да-да, вали всё на меня, Харуно, Мадару тебе в бабушки. - фыркнул Наруто. Кьюби от этих слов неприлично заржал на всё подсознание носителя, в красках представив своего главного врага в кресле-качалке, в очках на носу, со спицами и клубком ниток да в домашнем халатике и тапочках.
  
  
  
  - "А что я такого сказал, Ку?" - недоумевал джинчурики, морщась от головной боли, вызанной гоготом биджу.
  
  
  
  - "Мадара... Бабушка... Ой не могу! Пхахаха!" - выдавил рыжик. На ум Узумаки пришла картинка с вышеупомянутым видом шаринганистого основателя Конохи, вот только Курама от этого ещё больше заржал - фантазия отразилась в подсознании.
  
  
  
  - Я думал, что это тот, кто разграбил гробницу. - тем временем оправдывался парень.
  
  
  
  - Сора, эти шиноби пришли расследовать эти расхищения. - укоризненно покачал головой Чирику - так звали того монаха. В конечном итоге было принято решение отправиться в Храм Огня, а то нахождение на кладбище не способствовало нормальному разговору. По пути Наруто периодически косился на Сору, думая, каково ему было жить с частью чакры Лиса в себе.
  
  
  
  ***
  
  
  
  В храме Наруто понял, что у парня жизнь явно была не сахар - он видел, как другие монахи косились на Сору. Причём Узумаки эти взгляды были очень знакомы - ненависть, презрение, страх. Всё то же самое, что он в детстве видел в глазах жителей Конохи. И это его злило. "Он же не виноват, так какого чёрта?!" - мысленно возмущался красноволосый.
  
  
  
  - "Привыкай, жалкие людишки всегда будут боятся и ненавидеть всех и всё, что намного превышает их по силе или уму, вместо того, чтоб найти общий язык и наладить контакт." - фыркнул Курама. - "Такова жизнь."
  
  
  
  - "Это же неправильно, Ку." - помрачнел Наруто.
  
  
  
  - "Ты свою родимую расу не изменишь, зря силы и нервы потратишь. Истинные демоны всегда встречаются именно среди людей. Тебе ли не знать, мелкий?"
  
  
  
  - "Эх, знаю я. Но всё равно это возмутительно."
  
  
  
  - "Добро пожаловать в реальность."
  
  
  
  Пока у Наруто с Курамой шёл мысленный диалог, остальные узнали от Чирику, что похищенные тела принадлежали членам Двенадцати защитников Даймё. Узумаки позже нашёл в храме Сору - тот тренировался с монахами, применяя техники Фуутона. Джинчурики подметил, что его собственные приёмы отличаются от тех, которые он сейчас видит. Вскоре его нашёл Ямато и отвёл в сторону.
  
  
  
  - Наруто, есть разговор. - начал тот. - Ты слишком часто уходишь в себя. Это ненормально. Будто биджу пытается с тобой говорить.
  
  
  
  - А он и говорит. - хмыкнул парень, догадавшись, в чём дело.
  
  
  
  - Ты хоть понимаешь, как это опасно? - нахмурился анбушник.
  
  
  
  - Не опаснее летящего вам в лоб куная. - бросил Наруто. - Всё нормально.
  
  
  
  - Я серьёзно. Не разговаривай с Кьюби.
  
  
  
  - А я по-вашему шутки шучу, даттебайо?! - рассердился Узумаки. - Не ваше дело, с кем я болтаю в своём подсознании. Если надо что - поговорите с моим непосредственным начальником. Только сомневаюсь, что он вас с подобной просьбой не пошлёт куда подальше.
  
  
  
  - "Молчи, тупица!" - взвыл Лис.
  
  
  
  - Если что - сам справлюсь с Кьюби. - добавил красноволосый, поняв, что ляпнул лишнего. - Благо меня научили контролировать силу. А вам говорю - не лезьте. Я пошёл.
  
  
  
  С этими словами Наруто развернулся и покинул общество Ямато. А вот тому как-то не хотелось идти на разговор к Каномару - змеёныш и правда может послать куда подальше открытым текстом, чем полностью отличался от предыдущего главы Корня. Их разговор слышали монахи, отчего Узумаки словил на себе несколько неприязненных взглядов, но предпочёл их игнорировать. Ему было абсолютно не до них.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Спокойствие закончилось слишком быстро - некоторые гробы начали движение в неизвестном направлении, за ними помчались все пятеро шиноби и Сора. Попытки остановить гробы ни к чему не привели, оставалось лишь преследование. Путь привёл их к скале, на которой стояло четверо незнакомых людей. Внезапно каждый из преследователей оказался отрезан друг от друга, поскольку очутились в лабиринте из земли.
  
  
  
  - Просто отлично. - простонал Наруто и исполнил Технику призыва, вызвав Кураи - для гиппогрифа тут было слишком узко. - Посмотри сверху, пожалуйста, где здесь выход и где находятся остальные.
  
  
  
  - Хорошо. - кивнула драконица и стрелой взлетела ввысь. А вот джинчурики не успел сделать и шага, как перед ним оказалась молодая девушка с длинными рыжими волосами и весьма откровенном наряде.
  
  
  
  - Ммм, какой красавчик. - промурлыкала она. - Даже убивать жалко.
  
  
  
  - Ещё кто кого. - усмехнулся Узумаки и запустил в неё огненным шаром. Та увернулась и помчалась к парню. Оба сошлись в тайдзюцу, однако противница через пару секунд отскочила и сложила печати. В Наруто полетело большое торнадо из лепестков. Он поспешно достал запечатывающий свиток и едва успел его применить - техника всосалась в свиток и исчезла.
  
  
  
  - Фух, чуть не влип. - облегчённо выдохнул он и создал десяток клонов. Каждый из них применил Ветряные лезвия, а оригинал использовал Огненное дыхание, усилив ветряные режущие потоки. Огненное марево было видно даже издалека.
  
  
  
  - Стихия Ветра значит. - протянула Фука, появившись сзади Наруто - как оказалось, она слилась со скалой и покинула опасную зону. - Совместно со стихией Огня. Горячий парень. Мне нравится.
  
  
  
  - Простите, у меня уже есть девушка. - отозвался Узумаки, мгновенно отпрыгнув от неё и запустив сразу несколькими сгустками из воды. Девушка ответила ему несколькими огненными шарами, которые при столкновении с водными пулями образовали пар. В следующую секунду Узумаки пришлось уходить от большой волны воды, при этом выдув мощный Порыв ветра. Оказавшись на земле, он извлёк из печати клинок и наставил его на противницу.
  
  
  
  - Не будь таким злым. - улыбнулась та. - Тебе какой поцелуй - обычный или французкий?
  
  
  
  - Никакого не хочу. - отнекался джинчурики.
  
  
  
  - И всё же я настаиваю. - внезапно его тело парализовало, а меч выпал из руки.
  
  
  
  - "Ку, что происходит?!" - запаниковал джинчурики.
  
  
  
  - "Техника паралича. Она тебя обездвижила одним взглядом. Погоди, сейчас помогу." - рыкнул Девятихвостый, а Фука тем временем подошла к Наруто.
  
  
  
  - Обожаю людей с чакрой Ветра. - промурлыкала она. - Хотя и другие стихии тоже ничего. - после этих слов она его поцеловала прямо в губы.
  
  
  
  - "Ксо, она высасывает чакру!" - Узумаки снова ударился в панику, чувствуя, что чакра его покидает. - "Ку, спаси! Караул!"
  
  
  
  - "Не ори. Посмотрим, как ей понравится чакра демона." - ухмыльнулся Курама, посылая свою чакру в тело носителя. В итоге Фука стала поглощать чакру биджу. Естественно ей это аукнулось - такого страха она никогда раньше не чувствовала, её саму скрутило, а тело Узумаки покрыла оранжевая чакра биджу.
  
  
  
  - Ч-что эт-то? - дрожащим голосом спросила она, сидя на земле. - Эта чакра... Она ужасающа.
  
  
  
  - Тебе не повезло с противником! - выкрикнул Наруто, уже несясь к ней с заготовленными в правой руке Адскими путями боли, а в левой руке он держал свой клинок. Меч он приставил к её горлу, а светящуюся фиолетовым свечением руку положил ей на солнечное сплетение.
  
  
  
  - Может чуть повыше, ммм? - та через силу улыбнулась, однако мгновенно это выражение лица сменилось гримасой боли пополам с шоком. Всё её тело пронзила жгучая адская боль, по коже расползлись вязи символов, наглядно показывающие местоположение каналов чакры и Тенкетсу. На весь лабиринт раздался пронзительный женский крик боли. Как только противница упала на землю, Наруто убрал оружие, а его покров исчез.
  
  
  
  - "Ну и дамочка." - выдохнул он, затем достал свиток и запечатал её, после чего покинул место боя, призвав небольшого гиппогрифа и использовав его в качестве воздушного транспорта - из-за боя места образовалось достаточно для призыва более крупного животного. Драконица вернулась и сообщила о местонахождении остальных членов команды. Вскоре прибыли монахи во главе с Чирику, чем отпугнули расхитителей могил. Команда шиноби с Сорой воссоединилась. Монахи, Сай, Сакура и Ямато отшатнулись, когда рядом приземлился гиппогриф с Наруто на спине. Узумаки поклонился ему, после чего животное ответило тем же и исчезло обратным призывом.
  
  
  
  - Что это? - первым отмер Тензо.
  
  
  
  - Один из моих призывов. - развёл руками красноволосый. - Гиппогриф.
  
  
  
  - Невероятно. - прошептал один из монахов.
  
  
  
  - Думаю, к одной дамочке, если она очнётся от болевого шока, будет множество вопросов. - Узумаки продемонстрировал свиток с запечатанной Фукой.
  
  
  
  - Так это её крик раздался на пару километров? - догадался Сай.
  
  
  
  - Ага. - кивнул джинчурики. - Чувствовать действие Адских путей боли не самое приятное времяпрепровождение. Эй, Сай, а что это с тобой? - кивнул на руку, которую корневик прижимал к себе.
  
  
  
  - Кажется, перелом. - ответил он, потерев здоровой рукой затылок. - В том лабиринте было полно ловушек.
  
  
  
  - Уходим отсюда. - скомандовал Ямато, после чего все покинули этот лабиринт. По пути Сора косился на Наруто и не верил, что он сумел обезвредить и поймать одну из расхитителей гробниц. Ему самому выпало столкнуться со странным беловолосым человеком, который всячески старался его взбесить и обьяснил, зачем ему тела защитников Даймё. Псевдоджинчурики взялся за правую руку и прикрыл глаза - запечатанная сила была велика.
  
  
  
  - "Смотри, чтоб Хината не узнала о твоём поцелуе." - ехидно напомнил Лис своему носителю, отчего того передёрнуло.
  
  
  
  - "Ку, напомни мне потом вымыть рот с мылом и попросить у кого-нибудь пожевать жвачку, ладно?" - буркнул тот. Конечно, Хината не могла ему выбить Тенкетсу, она слишком добрая и мягкая, а вот Хиаши... Да и джинчурики просто не хотелось расстраивать свою девушку, тем более это его поцеловали, чуть не высосав чакру, а не он сам полез.
  
  
  
  - "Напомню, герой-любовник."
  
  
  
  - "Курама!"
  
  
  
  - "Я уже несколько сотен лет Курама."
  
  
  
  - "Рыжая язва."
  
  
  
  - "Зато радуйся, что первый поцелуй у тебя был с Хинатой два года назад, а не сейчас с этой жуткой леди."
  
  
  
  В подобном ключе и прошёл весь обратный путь Наруто до Храма Огня. Однако на сей раз Узумаки делал вид, что не ловит ворон, так как итак пропалился перед Ямато. Хорошо хоть о его взаимоотношениях с Лисом знают лишь Каномару, Гаара и Саске. Что ни говори, а Наруто не представляет свою жизнь без этого язвительного девятихвостого мехового коврика.
  
  ========== Часть 7 ==========
   В Коноху вся команда возвращалась пополненной - монахи с ними отпустили Сору. Наруто перед отправкой отправил к брату Кураи с сообщением о том, что с ними в деревню придёт псевдоджинчурики Лиса, что обязательно должно заинтересовать Каномару. Сам Узумаки-старший в это время от нечего делать сидел на полу в архивах и читал страшные сказки, коими являлись довольно старые отчёты о приобретениях покойных Кохару и Хомуры на чужие деньги и распродажи имущества Учих при живом-то наследнике этого клана.
  
  
  
  - "М-да, а ведь именно такие сведения я и добыл когда-то в бытность АНБУ." - со смешком подумал змеёныш. - "А меня ещё интересовало, откуда у этих сморчков деньги на особняки и дорогущую жрачку. Как хорошо, что старик Третий на бумаге присвоил особняк одзи-сана и отдал его Наруто, а то те двое и тот дом вместе со складом техник пустили бы с молотка, обменяв на деньги. Хм, может мне, когда надоест руководить Корнем, заделаться торговцем информацией?"
  
  
  
  - О чём задумался? - внезапно над головой Каномару раздался знакомый шипящий голос - змеиный саннин собирался отправиться в путь только через два дня, к тому времени можно было нормально подготовиться.
  
  
  
  - Яйкс! Да Мадара подери твою бабушку через пятое колено в ухо Шукаку! - парень аж подпрыгнул на месте на метр в высоту от неожиданности и больно шлёпнулся на задницу. - Папа! Я чуть Бомбу Биджу не родил!
  
  
  
  - Не ругай мою бабушку. - ухмылялся Орочимару - его эта ситуация рассмешила.
  
  
  
  - А ты не подкрадывайся! - надулся тот, что выглядело довольно забавно.
  
  
  
  - Ну так о чём ты тут думал, сидя на полу?
  
  
  
  - О том, какую информацию я когда-то нарыл про покойных старикашек. Сижу тут, страшные сказки читаю. Представляю, каких усилий стоило маме вернуть здание Управления полиции в собственность Конохи и клана Учиха в частности. Я ведь осматривал тот дом, чтоб дать обьективную оценку ему и внести предложения насчёт ремонта. - Узумаки передёрнуло. - Притон для проституток какой-то, бррр, пришлось огнём прополоскать изнутри для дезинфекции и привлечь рабочих для обширного капремонта. Как вспомню тот ярко-розовый кошмар с ядрёно-красной крышей и кислотно-зелёными оконными рамами, то аж на "потошнить" тянет.
  
  
  
  - Три года работы не прошли даром. - хмыкнул саннин, подняв с пола какую-то запыленную папку. - Теперь хоть полиция возрождена.
  
  
  
  - Ага, а госпиталь новый построили, как и общежитие, и тот старый квартал. - добавил Каномару. - Права была крёстная - проще снести и построить новое здание по всем необходимым стандартам. Нет, мне никогда не понять тех престарелых го***нов. Похерить Управление, запустить до заплесневения госпиталь, где спасают жизни шиноби, и общежитие, где проживают ветераны и некоторые генины, только для того, чтоб самим жить в роскоши? Самим хорошо жить, а на деревню глубоко по**й? А квартал Учиха? Все дома сдали под аренду для всяких шлюх да пьянчуг, а наследника, чтоб не пикал лишний раз, подговорили отправить в какую-то сраную однокомнатушку. Нет слов, одни матюки, вставки да запятые. - сплюнул Узумаки. - Как старик Третий вообще на такое согласился - ума не приложу.
  
  
  
  - Не вороши прошлое, сын, только нервы себе испортишь. - осадил его Орочимару. - Аина ведь с боем отбирала все эти здания для их восстановления, помнишь?
  
  
  
  - Помню, она тогда ещё призвала Фудо и Касаи из Казанхоору для пущего устрашения. - хохотнул красноволосый. - Стариков инфаркт чуть на месте не застукал, жаль, что этого не произошло. Я ведь был тогда в кабинете Хокаге. Мама тогда буквально отобрала у них деньги и пригрозила смертной мучительной казнью, если от них хоть один вяк послышится.
  
  
  
  - Кстати, мне вот интересно. - прищурился саннин. - А вы с Наруто-куном над ними в детстве шутили?
  
  
  
  - Нуууу... - протянул тот, потерев затылок и сконфуженно улыбнувшись. - Хе-хе... Было дело. Мне тогда было десять, а Нару семь. Мама в тот день вернулась домой злая, как Кьюби - старики ей опять на мозги капали по поводу должного воспитания отото. Ну мы с Нару ночью взяли взрывпечати, коробочки и отправились мстить.
  
  
  
  - И в чём заключалась ваша месть? - поинтересовался змей.
  
  
  
  - Братец должен был установить взрывпечати в канализации под домом Хомуры, а я - устроить пакости в резиденции в кабинете Кохару. Ну так - кнопки на кресло положить, взрывпечать с вонючим газом подсунуть под стол, тараканов и навозных мух запустить в кабинет, те ещё жужжащие бомбовозы, кстати, собачьи какашки на порог подложить, чтоб та потом на них наступила. Детская шалость, зато действенная. Я для того случая специально намучился с ловлей насекомых да поиском перчаток. - улыбнулся Каномару. - В общем, бабка утром так материлась на всю резиденцию, что у всех уши в трубочку сворачивались, а все АНБУ ржали, как лошади, наплевав на все правила. Дед тоже показывал чудеса владения обширным словарём мата после взрыва канализационных труб под его же домом. Вонь стояла жуткая, аж на пол-Конохи. Для ремонта припахали всех генинов, что тогда находились в деревне.
  
  
  
  - Вас наказали? - змей представил ту картину, отчего его самого на смешок пробило.
  
  
  
  - Ну, мама лишила нас рамена и сладкого на два месяца и под домашний арест посадила, вот и всё. - развёл руками парень. - А так она была довольна тем, что мы всё это провернули, не попавшись никому. Ну или нас предпочли не замечать, ведь некоторые АНБУ, те же Волк или Голубь, например, сами терпеть не могли этих сморчков - небось припомнили какие-нибудь старые мозоли, по которым те прошлись. Вообще порча канализации для нас с братишкой была чуть ли не обыденным делом - то пробьём трубу, то закупорим, то отходы перенаправим в дом, чтоб потом в туалет неповадно было ходить. Правда, потом сами отмывались от запаха - всё же там внизу не фиалками пахнет, так что этакие вещдоки нас выдавали. Иногда нас Учихи прямо в Управлении отмывали, чтоб мама нам вообще уши не открутила.
  
  
  
  - Весело вам было. - горько усмехнулся змей.
  
  
  
  - Да ладно тебе, зато мы каждый угол в Конохе знаем и физподготовка у нас отменная. Тем более селение явно проектировали в состоянии "стёкл, как трёзвышко", раз тут лабиринты сплошь и рядом, врагу заблудиться тут - раз плюнуть. - Каномару собрал все папки в стопку и вернул обратно на полку. - Так что мы, так сказать, запутывали своих преследователей и сами удирали. Я ещё как-то сделал копию карты Конохи, когда в библиотеке сидел, так что мы редко когда попадали в тупик. Везде есть плюсы.
  
  
  
  - Ну да, ну да. - задумчиво пробормотал саннин. - Но порой хочется вернуться в прошлое и исправить свои ошибки.
  
  
  
  - Прошлого не вернёшь, придётся жить настоящим и смотреть в будущее. - поучительно изрёк Каномару, отчего змей потрепал его по макушке. - Пап, мне не пять лет! - возмутился парень.
  
  
  
  - А мне всё равно. - усмехнулся тот и покинул архивы.
  
  
  
  - Всё равно ему. - буркнул Узумаки, распустив волосы и пригладив их, затем снова связав резинкой - за последние годы его ярко-красный "водопад" отрос ниже пятой точки и на удивление вовсе не мешал парню сражаться и бегать-прыгать по крышам, как бешеный кенгуру. Прилетевшая Кураи предупредила его о возвращении брата и псевдоджинчурики Курамы, отчего тот собрался и покинул архивы - пора встречать братца и посмотреть на новоприбывшего, заодно подумать над тем, как забрать у него чакру биджу и переместить в Наруто.
  
  
  
  ***
  
  
  
  В кабинете у Пятой царило напряжение. Ямато сдал отчёт Аине, Сая сразу по прибытии отправили в госпиталь. Каномару, тоже присутствовавший в помещении, просканировал Сору, вызвав у того простое неудобство от того, что его рассматривают. Монах слова "чего пялишься?" проглотил, как только увидел Узумаки, и поверил интуиции, которая на полную громкость вопила "молчи и не рыпайся!", а змеёныш же окончательно убедился в том, что в парне чакра Курамы.
  
  
  
  - Что скажешь насчёт этого мальчика, Каномару? - обратилась к нему Аина.
  
  
  
  - Что сказать... - хмыкнул тот. - Я чувствую в нём чакру Кьюби, но не большой обьём, скорее остатки, не имеющие своего разума. Не знаю, чем руководствовался тот, кто провёл запечатывание этой чакры. Хотел получить ходячее оружие? Что ж, у него получилось.
  
  
  
  - Её можно извлечь из Соры? - прямо спросил Наруто, отчего вышеупомянутый поперхнулся воздухом. Сакура же после новости о том, что Сора тоже носитель Кьюби (как она решила), чуть в обморок не грохнулась - она наслышана о мощи Девятихвостого.
  
  
  
  - Можно, только после этого его к ирьёнинам отправим в гости. - усмехнулся Каномару. - Извлечение чакры биджу это тебе не пять мисок рамена слопать.
  
  
  
  - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. - нахмурилась Пятая.
  
  
  
  - Не беспокойтесь, Хокаге-сама, знаю. - змеёныш повернул к ней голову. - Лис - джинчурики, если вернуть биджу эту часть его чакры, он станет сильнее. А этот парень станет свободным от этой демонической чакры.
  
  
  
  - Прими все необходимые меры предосторожности. - напоследок сказала Хокаге. - Так... Лис, ту захваченную тобой дамочку отправь к Ибики, а то он заскучал у себя в отделе. Каномару, забирай этого парня с собой на базу и проверь печать, которая держит чакру Кьюби, потом можешь приступать к делу.
  
  
  
  - Сокол, возвращайся на базу, передай Кабуто и Орочимару, чтоб были готовы - у нас псевдоджинчурики в деревне и будет проведено перезапечатывание. - приказал старший Узумаки Кеншину. Тот кивнул и исчез. Сора, до сих пор не верящий в происходящее, пошёл за Каномару. Его могут избавить от этого чудовища, просто перезапечатав чакру. Но вот то, что эта чакра уйдёт к настоящему носителю биджу, его напрягала - Наруто ему не показывал покров из чакры Лиса, так что он ещё не верил, что тот и есть джинчурики, носитель могучего монстра.
  
  
  
  Узумаки-старший перед тем, как привести Сору на базу Корня, поставил ему на лоб маленькую печать, отчего тот потерял сознание. Что ни говори, а местонахождение штаба всегда держалось в секрете ещё при Данзо и эту черту Каномару сохранил. Так что парнишка отправился туда в отключке. Змеёныш принёс его в лабораторию на обследование. Оно длилось около получаса, к тому времени и Наруто явился из отдела допросов. Саннин с помощником не вмешивались, всё же у младшего змея побольше навыков с печатями и сканированием - сенсор и мастер фуиндзюцу всё же, да и он сам их попросил не мешать и не помогать.
  
  
  
  - Если мне попадётся тот умник, который запечатал в парне чакру Ку, я ему глаз на жопу натяну и моргать заставлю. - прошипел Каномару, закончив с обследованием печати и чакры, и прибавил ещё пару слов из словаря заправского сапожника.
  
  
  
  - А в чём дело? - поинтересовался Наруто, сняв капюшон с головы.
  
  
  
  - Чакра запечатана в правую руку этого твоего Соры. Это первое. Второе - его тело слишком слабое для мощи Лиса. - повернулся к нему брат. - Из-за того, что Ку самый сильный из биджу и его чакра наиболее жгучая и ядовитая, только Узумаки могут быть его носителями.
  
  
  
  Кабуто и Орочимару явно не понимали, почему Каномару называет Кьюби Ку, однако тот и не собирался ничего обьяснять.
  
  
  
  - К тому же, он относительно недавно использовал чакру Лиса. Это видно по состоянию печати и по самой СЦЧ. А третье - печать очень легко взломать, для Узумаки это всё равно, что плюнуть на землю. - змеёныш указал на печать на руке Соры. - Чего говорить про не-Узумаки. Конечно, если специально не искать печать, то никто и не подумает о том, что она вообще есть.
  
  
  
  - Ты вроде собирался избавить его от чакры Кьюби. - напомнил ему отец.
  
  
  
  - Да, точно, я ещё успею обругать того идиота. - тот хлопнул себя по лбу. Сора тем временем очнулся и, обнаружив себя лежащего на столе и без верхней одежды, тут же собрался дать дёру. Не вышло - его с двух сторон связали змеями Орочимару и Каномару. Кабуто проверил печати на стенах лаборатории. Наруто тем временем покрылся оранжевой чакрой Лиса, чем ввёл Сору в шок.
  
  
  
  - Я джинчурики Девятихвостого. - улыбнулся Узумаки-младший. - Я знаю, каково это, когда тебя ненавидят.
  
  
  
  - Заберём у тебя чакру Лиса, отдадим биджу и гуляй на все четыре стороны. - фыркнул змеёныш. - Ты и без неё силён, а она тебя разрушает, тем более не имея ни зачатка разума. Так что лежи и не дёргайся, если не хочешь, чтоб тебя просто вырубили. Кстати, процесс будет болезненным.
  
  
  
  Якуши этот жирный намёк заглавными буквами без труда понял и пошёл за обезболивающим, а парня уложили обратно. Каномару начертил у него на груди печать и приказал брату положить на неё левую ладонь, не убирая покров. После того, как юному послушнику вкололи всё содержимое шприца, глава Корня вскрыл печать на его руке. Сору дугой выгнуло от боли, его крик раздался на всю лабораторию, змеиному саннину пришлось его удерживать на столе.
  
  
  
  - "И это при полном шприце с обезболивающим." - подумал джинчурики, глядя на Сору.
  
  
  
  - "Да, моя чакра для него ядовита." - согласился Курама, забирая свою чакру. - "Ммм, я чувствую, как часть моей силы возвращается ко мне."
  
  
  
  - "Круто."
  
  
  
  После передачи чакры Сора просто отрубился, так что Наруто и Каномару оставили его на попечительство Кабуто и Орочимару - с такими медиками парень должен быстро придти в норму. Братья отправились на разговор с Лисом в кабинет главы - туда без разрешения никто итак не ходит. Старший заодно порылся в памяти, как проводится Переселение духа. Сам Лис же чувствовал себя, как человек после чашки бодрящего кофе. Часть его силы вернулась к нему. Вернее, её ему вернули.
  
  
  
  - "Всё же не все людишки являются дерьмом." - подумал биджу. Уже в помещении Каномару начертил кровью нужный круг с символами, проткнув руку маленьким чёрным чакрумом.
  
  
  
  - Готово. - поморщился он. - Начнём.
  
  
  
  Оба брата снова оказались в подсознании младшего, но на сей раз не блуждали по полузатопленным коридорам, а сразу появились перед решёткой. Курама вальяжно разлёгся на полянке, распушив все хвосты.
  
  
  
  - Ку, мне кажется, или ты стал чуть больше? - присмотрелся к нему Наруто.
  
  
  
  - Точно. - ухмыльнулся тот. - Не верю, что говорю, но спасибо вам обоим.
  
  
  
  - Не за что. - улыбнулся Каномару.
  
  
  
  - М-да, вам осталось лишь вернуть мне мою Инь-чакру и я тогда вас вообще расцелую, разрешу погладить и покатаю на себе. - захохотал Лис.
  
  
  
  - Ты о чём? - не поняли братья.
  
  
  
  - А, да, я же вам не говорил. Минато разделил меня на Инь и Янь-чакру. Это было больно, кстати. - фыркнул биджу. - В общем, светлую половину он запечатал в тебя, Наруто, а тёмную забрал с собой к Шинигами. Намикадзе сильный шиноби, раз сумел отсрочить свою смерть после использования Шики Фуин.
  
  
  
  - М-да, вот только встаёт вопрос - как забрать твою вторую половину у Шинигами? - змеёныш почесал затылок. - Не идти же к нему в гости и с порога заявить: "Привет, Шинигами, мы за Инь-чакрой Курамы, отдавай нам", нет?
  
  
  
  - Чего не знаю, того не знаю, мальчики. - загадочно протянул рыжий. Те переглянулись - у них появилась ещё одна новая цель. Вот только они не знали, как им достать вторую половину чакры Лиса. После того, как старший Узумаки прервал технику и вернулся в своё тело, Наруто взял его за раненую руку и пустил чакру биджу. Рана быстро затянулась - всё же Курама умел не только калечить, но и лечить. На сегодня важные дела были окончены, так что оба разошлись - джинчурики убежал на поверхность искать Хинату, а змеёныш ушёл тренироваться - двойной удар чакрамами у него всё ещё получался не очень хорошо: вечно то недостаточно глубокие порезы на манекене, то они криво режут, то он сам слишком медленно атакует.
  
  ========== Часть 8 ==========
   День прошёл весело. Для Наруто и Каномару. Первый отправился на свидание с Хинатой, второй оттачивал навыки владения чакрамами. Всё же диски с лезвиями он практически с детства учил метать, а кольца у него появились лишь два года назад. Над Сорой хлопотали Кабуто и Орочимару, так что ближе к вечеру парень пришёл в себя и его отпустили на все четыре стороны - вырубили, вынесли с базы на свежий воздух и там уже сплавили на руки АНБУ. Вот только позже оказалось, что послушник не умеет общаться с людьми, так как поцапался с Кибой, Акамару и Чоджи. Разнимать всю компанию пришлось пробегавшему мимо Акире Узумаки - парень в тайдзюцу собаку сьел, хоть и не такую большую, как Гай и Ли. Всю потрёпанную компанию нашли Асума, Шикамару, Наруто и Хината, затем все пошли в кафе.
  
  
  
  Каномару, закончив с тренировкой, принялся медитировать. Конечно, ему не всегда нравилось это ничегонеделанье, так как он всегда был шебутным, но пользу приносила, а разгонка чакры по каналам лишней не бывает. Заодно он вспомнил, как выяснял свои стихии. Первая бумажка мигом вспыхнула и рассыпалась пеплом, а вторая промокла насквозь не хуже туалетной бумаги. Тогда Узумаки не знал, что у него есть третья стихия - Фуутон, а только после того, как возглавил Корень, проверил себя на наличие третьего элемента. Бумажка разрезалась, пусть и не полностью. А так как он не знал ни одной техники Ветра и не развивал в себе эту стихию, то и не пользовался ею, хотя его Огненный шторм навеивал подозрения на наличие Фуутона, заставляющегося пламя двигаться в форме смерча. А ведь этой технике его обучил Касаи.
  
  
  
  - "Да ну его, мне и водички с огоньком за глаза хватает." - решил Узумаки. - "Тем более огонь - моя практически родная стихия."
  
  
  
  Закончив с медитацией, Каномару покинул базу. Ему не нравилось постоянное нахождение в подземельях, так что он очень часто выбирался на поверхность. Солнце уже частично скрылось за горизонтом - вечер. Хоноо, с хлопком появившийся из пустого места рядом со змеёнышем, сел ему на плечо и сложил крылья. Дракончику оказалось банально скучно и одиноко что в Казанхоору, что на базе, а Широтсуме перестала с ним общаться, лишь сказав напоследок: "грядёт буря и сейчас не до отношений".
  
  
  
  - Интересно, что за бурю она имела ввиду. - хмыкнул Каномару.
  
  
  
  - Не знаю, она перекрыла доступ в своё сознание. - буркнул Хоноо. - Но в последнее время все касты зашевелились, даже двухцветные драконы вылезли из Раздвоения. Как бы новая Война Драконов не началась, хотя к этому всё идёт.
  
  
  
  - Что за Война Драконов? - поинтересовался Узумаки, игнорируя прохожих на улице.
  
  
  
  - Она произошла двадцать тысяч лет назад, драконы тогда дрались друг с другом, потом только мир наступил. - стал рассказывать рептилоид. - Когда-то существовал план под названием "Хрустальная долина", прекрасное место, только оно было проклято и теперь это одно большое кладбище драконов и ни одной живой души, только призрачные да костяные драконы там гуляют. Нежить в общем. С ними контракт не заключишь, увы. Все нынешние Древние тогда заключили союз, поскольку касты отличаются лишь цветом чешуи да способностями. Но в этом случае будет скорее обьединение каст и выступление против общего врага.
  
  
  
  - Против какого врага? - насторожился красноволосый, сиганув на крышу ближайшего дома.
  
  
  
  - Помнишь, я говорил, что пять тысяч лет назад красные драконы стали вымирать? Такими темпами наша каста исчезнет уже черед десяток-другой тысяч лет. Кто-то или что-то истребляет нашу расу, поэтому созывался Совет. - обьяснил Хоноо. - Все те годы мы обезопасивали себя и другие касты, но не искали проблему. Об этом обмолвился Бронехвост, но больше я ничего ни у кого не узнал. Могильщики бросили свои обязанности ухаживать за кладбищами и в последние два месяца прочёсывают все планы обитания.
  
  
  
  - А они пробовали проверить Хрустальную долину? - предположил Узумаки, на что Хоноо странно на него посмотрел, подёргивая кончиком хвоста. - Просто если вы ищете проблему там, где живёте, стоит поискать там, где никто не додумается вас увидеть.
  
  
  
  - А просто так ни один дракон не уйдёт в мёртвые земли с риском стать закуской для обитающих там призраков. - тихо добавил дракончик. - Точно! Я обязательно передам это Совету, пусть пошлют разведчиков в Хрустальную долину.
  
  
  
  - А они к тебе прислушаются?
  
  
  
  - Обижаешь. Я Хранитель, так что на том кладбище точно устроят проверку.
  
  
  
  - Понял, молчу.
  
  
  
  Хоноо вернулся в свой план, а Каномару уже было собрался уйти домой - пока он болтал с дракончиком, уже стемнело - как вдруг увидел Сору, который мчался со стороны резиденции Хокаге, а за ним бежал Наруто. Старший Узумаки решил проверить, в чём дело, и тоже поспешил к ним. Оказавшись возле Соры, он частично парализовал его и схватил за шиворот.
  
  
  
  - Он совершил нападение на оба-сан. - на одном дыхании выдал джинчурики.
  
  
  
  - Жить надоело? - бывший анбушник тряхнул послушника. - Маме хватит одного удара, чтоб убить тебя при помощи фуиндзюцу.
  
  
  
  - Пусти меня. - зашипел тот. - Я убью эту женщину. И Асуму тоже.
  
  
  
  - Мою мать ты хрен убьёшь, так что не надейся. - фыркнул Каномару. - Она тебя в первую же секунду боя скрутит в баранку и лишит всей чакры. А Асума-семпай-то в чём провинился?
  
  
  
  - Он убил моего отца. Они оба были Шугонин Джуниши.
  
  
  
  - Полагаю, семпай подробнее расскажет, а за нападение на Хокаге ты получишь наказание. - ухмыльнулся старший Узумаки и создал теневого клона. - Посидишь немножко под замком, авось мозги прочистятся. Нападать на химе клана Узумаки, ну не идиот ли, а?
  
  
  
  Клон утащил Сору на базу Корня, а Каномару сделал фейспалм. Только его ещё интересовало, кто подбил парня на это самоубийство и откуда он знает про гибель отца. Хотя и сам старший Узумаки не знал почти ничего про Двенадцать защитников Даймё, да и не особо интересовался этим. Решив, что Асума сможет дать ответы хотя бы на некоторые вопросы, он принялся искать Сарутоби, благо Наруто подсказал, где тот может быть.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Опять ты?!
  
  
  
  - Принесла нелёгкая.
  
  
  
  Такой обмен любезностями возник, как только Кобаяси Рен и Узумаки Каномару столкнулись на улице. Воистину "Земля круглая, скоро увидимся". Пару секунд оба злейших врага сверлили друг дружку взглядами, а Наруто не мешался, буквально чувствуя, как между ними пробегает молния. Беседа с Асумой много не дала - он действительно убил своего бывшего друга, поскольку оба оказались по разные стороны баррикад. Рен в конце концов ушёл, презрительно фыркнув напоследок. Попытка толкнуть Каномару плечом ни к чему не привела - вместо этого Кобаяси сам едва не грохнулся на землю.
  
  
  
  - Бесит. - только и прошипел Каномару и, ускорив шаг, направился к воротам. В памяти всплыл один инцидент в Академии, после которого фиолетововолосый мальчишка официально прописал умного и нелюдимого (а друзей у него в Академии не водилось ни одного, так что взаимопомощью никогда не пахло, оттого и излишняя самостоятельность появилась - приходилось полагаться исключительно на себя) змеёныша в персональные враги.
  
  
  
  Урок в Академии по рукопашному бою проводился во дворе. Дети были уже как раз в том возрасте, когда можно было проводить спарринги, так что этот урок в тайдзюцу для них был первым. Ученики столпились возле сенсея, а тот обьявлял пары. Сразилось уже четыре двойки.
  
  
  
  - Кобаяси Рен против Узумаки Каномару. - обьявил чунин.
  
  
  
  - Ха! - ухмыльнулся Рен, стукнув кулаком в ладонь. - Я тебя сделаю, ужик.
  
  
  
  - Да-да, не сомневаюсь. - фыркнул змеёныш.
  
  
  
  - Поговори мне тут!
  
  
  
  - А ты тут не главный!
  
  
  
  - Тихо! - прикрикнул на них учитель. Оба мальчика вышли на площадку, сверля друг друга взглядами. Напомнив им правила, чунин дал отмашку. Рен сразу понёсся на Каномару, занеся руку для удара. Тот ушёл из-под атаки и ударил соперника по плечу, затем подножкой уронил его на землю. Откашлявшись, Кобаяси снова пошёл в атаку, а Узумаки уклонялся от ударов и в конце концов ударил его в живот, затем отскочил на шаг и, быстро встав на руки, исполнил вертушку. Рена ударом в грудь отбросило за пределы области спарринга.
  
  
  
  - Победил Узумаки Каномару. - обьявил чунин, глядя на злого, как Кьюби, Рена и сидевшего на корточках ухмыляющегося Каномару, пытавшегося игнорировать ноющие руки - всё же он ещё не так давно изучил этот приём и только что провёл испытание.
  
  
  
  - Ах ты урод змееподобный! - вскипел Кобаяси.
  
  
  
  - Ага, я виноват в том, что ты продул. - язвительно произнёс тот, направляясь к одноклассникам и не смотря на него. - В отличие от тебя, я дома тренируюсь, а не цветочки нюхаю.
  
  
  
  - "А по вечерам и ночам шалости на пару с Нару устраиваю, хи-хи." - заодно подумал мальчик. - "Мы вроде собирались густо намазать клеем дверные ручки у соседки и подложить вонючки в кабинет тому старикашке в очках в резиденции. Хм, маловато будет, надо ещё что-нибудь придумать."
  
  
  
  - Ты ещё пожалеешь, урод! - донеслось ему в спину.
  
  
  
  - Подкрепи свои намерения, мышонок! - тот показал ему язык, оттянув вниз левое нижнее веко, тем самым взбесив одноклассника. От нападения на него Рена последнего за шиворот удержал учитель. После этого случая Кобаяси не упускал случая побить Узумаки, хотя вскоре стал получать сдачи в виде взрывпечатей и синяков, а пару раз даже полкласса отдирало его пятую точку от стула вместе со штанами - неумирающая шутка с клеем перекинулась и на Кобаяси.
  
  
  
  - Нии-сан! - Наруто догнал брата и пошёл рядом. - Не злись.
  
  
  
  - Убил бы, так проблем потом не оберёшься. - фыркнул тот. - Я чуть в Боевой режим не перешёл, чтоб эмоции заглушить. Самое интересное - Рен такая скотина только когда я рядом, ну или кто-то, тесно связан со мной. То, что он ещё жив, доказательство того, что он к нашей Хокаге не лез со своими тараканами.
  
  
  
  - И что с ним делать будешь? - поинтересовался джинчурики.
  
  
  
  - Нуууу... - внезапно ухмыльнулся он, покрутив в пальцах извлечённый из печати кунай. - Он слишком уж расслабил булки, стоит ему напомнить, отчего от нас с тобой вся деревня когда-то выла волками. Устрою ему что-нибудь неприятное, а то в спарринге убью ненароком.
  
  
  
  - Пхи. - Наруто прыснул в кулак. - А ничего, что ты вроде как высокую должность занимаешь, аники?
  
  
  
  - И что, мне теперь вечно изображать серьёзного дядю да руководить отрядом элитных убийц? Нееее, не устраивает. - тот покачал головой. - Шутки вообще вещь вечноживущая. А по поводу семейки Рена - они итак нарываются на проблемы, так как не привыкли видеть вместо добродушного дедушки Третьего железную женщину Пятую Хокаге. Да, они старое уважаемое семейство, однако одно дело - гордиться этим, а совсем другое - мнить себя центром вселенной, будто без них мир на куски развалится. Семейства Хаяси и Гото того же поля ягоды.
  
  
  
  За этим разговором братья не заметили, как пришли к воротам деревни. Каномару всегда нравилось посидеть на них и поразмыслить о чём-нибудь своём, правда такое не часто случалось - миссии да тренировки мешали. Однако его интуиция возопила "проверь местность, проверь местность!", так что пришлось частично снять блок. Результат его не порадовал - Коноха с приличной областью были охвачены каким-то барьером. Впрочем Печать Разрушения работала с любым барьером, так что для Узумаки это не было помехой - продырявил и пошёл.
  
  
  
  - На нас напали! - примчался какой-то чунин.
  
  
  
  - Нару, предупреди Хокаге об этом. - мигом собрался Каномару. - А с тебя подробности.
  
  
  
  Выяснив, что нападавшими являются ожившие мертвецы, Узумаки-старший помчался за гонцом. Тот не обманул - защитники сдерживали натиск шиноби-зомби. Змеёныша передёрнуло от отвращения - он даже свою технику превращения человека в ходячего мертвеца не особо любил, только там процесс приходилось воочию наблюдать, а то, как жертва гниёт изнутри и кожа с неё лоскутами свисает и отваливается... зрелище не для слабонервных.
  
  
  
  - Так, защита, а ну живо ко мне! - рявкнул он, складывая печати. - Катон: Огненный шторм, обширная версия!
  
  
  
  Большую площадь накрыло огненным торнадо, который выдул старший Узумаки, сжигая всех мертвяков. После этого вся компания разделилась на помощь другим защитникам. Каномару вколол стимулятор и снова просканировал большую область. Найдя несколько отдельных источников чакры, связался с Наруто через фуин-передатчик - заменитель обычной рации.
  
  
  
  - Нару, делай, что хочешь, но вытащи хоть кого-нибудь из деревни на бой. - сообщил он. - Ты знаешь Печать Разрушения, так что продырявишь барьер, которым тут деревню опечатали.
  
  
  
  - Понял. - и связь прервалась. Сам змеёныш отправился к единственному источнику чакры, оставшемуся вдалеке - остальные находились довольно близко к Конохе.
  
  
  
  - "Опять я словлю откат от этого стимулятора." - недовольно подумал он по пути, почесав место укола на шее.
  
  ========== Часть 9 ==========
   Пока защитники Конохи разбирались с напавшими, Каномару мчался к отдалённому источнику чакры. Им оказался мужчина с белыми волосами и шрамом на лице. Заметив Узумаки, он достал посох и приготовился к бою.
  
  
  
  - Ты ещё кто? - прищурился он. Каномару остановился на ветке соседнего дерева.
  
  
  
  - Тебе это так важно? - фыркнул змеёныш, приготовив к бою чакрамы. - Ну Узумаки я, джонин Конохи.
  
  
  
  - Скоро твоя драгоценная Коноха перестанет существовать. В стране Огня должен быть лишь один правитель - Даймё. Хокаге здесь нет места.
  
  
  
  - А это не тебе решать. Даймё управляет страной, Хокаге стоит во главе военного селения. И всё так и останется.
  
  
  
  Из речи мужчины Каномару догадался, что он причастен к нападению. Оба вступили в бой, однако на деревьях было мало места, так что перешли на землю. Узумаки уворачивался от атак посохом и блокировал чакрамами удары. Только это длилось недолго - беловолосый отскочил от него подальше, после чего его посох удлиннился и превратился в цепь, которая полетела к Каномару. Тот набросил чакрамы на руки и создал теневого клона перед собой, который и принял удар цепи на себя и исчез в облачке.
  
  
  
  - Я не позволю тебе уничтожить Коноху. - прошипел змеёныш, складывая печати.
  
  
  
  - Ты лишь жалкая помеха на моём пути. - фыркнул тот, пустив в посох чакру Фуутона. От десятка огненных стрел он увернулся и снова перешёл в ближний бой. Каномару пришлось снова отбивать его удары, пропитав чакрамы огнём. Отскочив подальше, он сложил печати и направил на Фуридо вскипячённую волну воды. Горячий пар от кипятка даже у самого Узумаки вызывал не самые приятные ощущения, хотя в сравнении с температурой в Казанхоору это ещё было прохладно.
  
  
  
  - Кеккей генкай? - удивился Фуридо, еле ушедший от атаки.
  
  
  
  - Нет, простое смешение в нужных пропорциях. - ухмыльнулся змеёныш. - Интересно, как же ты намеревался уничтожить мою деревню, учитывая, что там проживает клан Узумаки, а Хокаге является мастер фуиндзюцу? Твои атакующие силы уже наверняка разбиты в пух и прах, а барьер без пропуска не пройдёшь.
  
  
  
  - Хм, так вот почему мои люди не смогли попасть в деревню. - нахмурился тот.
  
  
  
  - Ты идиот, раз решил напасть на Коноху, которую охраняют не хуже, чем скряга свой сундук. У нас всё же военное селение, а не туристический комплекс.
  
  
  
  - Против техники Лимелайт ваша защита бесполезна.
  
  
  
  - Не трынди. Ты недооцениваешь защитников Конохи. Фуиндзюцу: Удушающая темница!
  
  
  
  По земле быстро поползли вязи символов. Фуридо, заметив их, принялся уходить от них, затем стал вращать посох, наслав на Каномару мощный вихрь. Удирать пришлось уже красноволосому, прервав технику. Узумаки уже надоело играть в кошки-мышки с этим типом, так что он активировал Каменную кожу и Притупление боли - эти два джуина ему на короткое время дадут прочную защиту на случай, если его припечатают по хребту или голове. В Боевой режим он не соскальзывал лишь потому, что печать ела слишком много чакры, а ведь он чакроёмким Огненным штормом недавно уничтожил большой отряд зомби. Атаку со спины он не проворонил - увернулся.
  
  
  
  - Я сенсор. - фыркнул Узумаки. - Внезапная атака не поможет.
  
  
  
  - Да когда ты сдохнешь, щенок? - процедил Фуридо.
  
  
  
  - Когда в Суне выпадет снег. - парировал тот. Ему хотелось взять этого типа живым, так что Огненный шторм и Связующую цепь он забраковал - техники слишком смертоносны. Убрав чакрамы в печати, он извлёк из наручей ассасинские клинки. Ему нужен был ближний бой, чтоб зацепить противника. Вот только у Фуридо он заметил боевой коготь на руке и догадался, что тот тоже так просто не сдастся. Оружие обеих сторон вскоре скрестилось, аж искры летели. Каномару чуть не проворонил атаку посохом и едва успел пригнуться - положение у него было не ахти.
  
  
  
  - Заканчиваем цирк. - прошипел он и нанёс скользящий удар по Фуридо, затем отскочил. Тот поморщился от боли - чиркануло его по груди сильно.
  
  
  
  - И это всё? - ухмыльнулся он.
  
  
  
  - Не мечтай, террорист неудавшийся. - усмехнулся Узумаки, убрав лезвия. - Я полгода назад подхватил привычку использовать вместе с этими ножиками яды, которые мой отец создаёт. Паралич, упадок сил, удушение и тому подобная петрушка. Мои лезвия смазаны паралитиком, так что ты скоро даже мизинцем ноги пошевелить не сможешь. Конечно, можно было с тобой не играть, а сразу сжечь, не выдавая себя - Связующая цепь довольно убийственна - я всё же драконий жрец и огонь моя родная стихия, но мне было интересно посмотреть, на что ты способен.
  
  
  
  - Яд? - у Фуридо округлились глаза - тело быстро переставало его слушаться.
  
  
  
  - Учитывая, что мой отец - змеиный саннин Конохагакуре, для него яды это практически родная область. - хмыкнул Каномару. - Не сомневаюсь, что ты слышал про Легендарную Троицу. А теперь ты отправишься со мной. С твоими дружками наверняка уже разобрались, благо у нас полно высококлассных шиноби.
  
  
  
  Призвав большую синюю змею (ту самую, которая помогала Каномару в бою с Данзо), парень связал пленника леской, перекинул на туловище рептилии и сел сам - слабость из-за отката от стимулятора уже начала давать о себе знать. Змея укоризненно пошипела на Узумаки и поползла в сторону деревни. А Наруто тем временем возвращался обратно в Коноху вместе с Итачи и Асумой - воскрешённые защитники Даймё были уничтожены, а остальные члены команды Фуридо - убиты (Фуен угодила в Цукуёми Итачи, после чего ей в реальном мире просто перерезали горло, а Фудо не повезло столкнуться с Тензо и Наруто - один поймал его при помощи Мокутона, второй убил при помощи Адских путей боли).
  
  
  
  ***
  
  
  
  По прибытии Каномару его проверила Цунаде. Выписав ему словесных люлей за использование стимулятора, отправила домой. Парень не противился Сенджу, так что последовал её настойчивой просьбе (которую сверху украсил кулак блондинки, кстати). Отчитаться перед Хокаге он решил завтра - как раз успеет выспаться. Пленника змея доставила к резиденции, а там им занялись АНБУ. Узумаки, как только вернулся в дом, сразу отправился в свою комнату на втором этаже и, не раздеваясь, бухнулся на кровать да так и уснул через несколько секунд. Кин осуждающе покачала головой на это, хотя и понимала, что это действие отката от стимулятора, которые Каномару повадился принимать перед каждой заварушкой. Да и к тому же змеёныш был третьи сутки на ногах и не спал, так что такое поведение ему было простительно.
  
  
  
  - Перестань себя загонять, Каномару. - вздохнула Тсучи. Подойдя к нему, она сняла с его головы протектор и положила на стол, а то Узумаки поутру обзаведётся красным следом на лбу от отдавливания. Сев рядом на край кровати, она погладила спящего по плечу и задумалась. Девушка почти не видит его. Да, она в курсе, что он руководит сильной организацией и это требует времени, сил и нервов, но часть её говорила "нельзя же так постоянно". Её рука скользнула на волосы Каномару, заплетённые в хвост.
  
  
  
  - Такое чудо, когда спишь. - усмехнулась Кин, перебирая ярко-красные пряди. В такие моменты змеёныш действительно напоминал безобидного подростка, если не знать, что этот самый "подросток" чакрумом распилит противника пополам, поджарит до горелой корки или скормит змеям. Если захочет, ведь часто он просто играет с противниками и проверяет их способности. Сонливость взяла своё, так что брюнетка легла рядом с ним.
  
  
  
  Утром Каномару проснулся от луча солнца, бьющего через окно ему в глаз. Его протектор обнаружился на столе, а его хозяин точно помнил, что не снимал его, так что пришёл к выводу, что это сделала Кин - куноичи ведь жила здесь. При мысли о ней Каномару стало паршиво - он не уделяет достаточно времени девушке да и вообще почти не появляется, при этом он восхищается выдержкой Тсучи - другая бы давно бросила такого бойфренда и нашла себе другого. Часы показывали одинадцать утра. "Ничего себе поспал. Хотя оно и понятно - трое суток без сна, стимулятор да напутствие крёстной." - подумал змеёныш, потянувшись - его принадлежность к змеиному клану наделила его хорошей такой гибкостью тела, так что при потягивании назад он легко в колесо свернулся. Однако внизу он почувствовал два источника чакры - один принадлежал Кин, а другой...
  
  
  
  - "Приехали. Что здесь понадобилось Джирайе-сану?" - подумал Узумаки, приводя себя в порядок. В гостиной он обнаружил обоих. Причём Кин отчего-то покраснела и теперь старательно отводила взгляд, что-то пряча за спиной и делая вид, что обижена.
  
  
  
  - О, с добрым утром! - поздоровался жабий саннин.
  
  
  
  - И вам здрасте. - кивнул Узумаки, при этом заплетая волосы в высокий хвост. - Чем обязаны вашему визиту?
  
  
  
  - Ну я решил дождаться, когда ты проснёшься, а то ночка сегодня вышла насыщенная. - хохотнул тот. - Так как ты начальник Орочи, я хочу отпросить твоего подчинённого на вечер.
  
  
  
  - Что, посиделки саннинов устраиваете? - хмыкнул змеёныш. - Да на здоровье. Отец только завтра уйдёт из Конохи.
  
  
  
  - Зачем? - посерьёзнел беловолосый.
  
  
  
  - Да он хочет пройтись по своим базам. - отмахнулся тот. - Может прихватить кого хочет с собой сюда, не знаю. Сегодня я, так и быть, выпишу ему выходной, а то засиделся он в лаборатории.
  
  
  
  - Спасибо. - вмиг повеселел Джирайя.
  
  
  
  - А чего это Кин красная, как томат? - прищурился красноволосый. - Признавайся, извращенец, что ты ей сказал?
  
  
  
  - Извращенец? - не поняла Тсучи.
  
  
  
  - По борделям гуляет, за девушками на горячих источниках всегда подглядывает, литературу с пометкой 18+ пишет. - по пальцам перечислил Каномару.
  
  
  
  - А, да, вспомнила. Ещё тогда подумала, что это случайность. - брюнетка снова покраснела, но уже от возмущения - вспомнила, как была в составе женской группы, поймавшей Джирайю. Больше всего ему доставалось от Аины. Цунаде его потом лечила, а избиение начиналось по новой, пока отшельнику не удалось удрать.
  
  
  
  - Вот-вот.
  
  
  
  - Ну... хе-хе. - жаб почесал затылок, глупо улыбаясь. - Ты читал мои книги?
  
  
  
  В ответ он получил весом в пару центнеров скептический взгляд от Узумаки. Единственная книга от Джирайи, которую он прочитал - "Повесть непреклонного Ниндзя", экземпляр которой лежал на книжной полке в доме - Кушина как-то дала сестре почитать. И то еле осилил - ведь у него было три главных занятия: тренировки, учёба и ночные шалости на пару с Наруто. На чтение книги времени не было, а потом ещё и миссии прибавились к списку обязанностей мальчика. Именно это он и озвучил жабьему саннину.
  
  
  
  - Как по мне, ваш первый труд куда лучше нынешней... кхм... экзотики. - кашлянул Узумаки.
  
  
  
  - Ну он не продавался, вот и забросил. - развёл руками саннин. - В общем, я твоей девушке дал кое что почитать, авось вам обоим пригодится информация из неё. - ухмыльнулся он. Кин протянула Каномару кислотно-оранжевую вырвиглазную книжку с пометкой 18+.
  
  
  
  - Эээ?.. - у парня задёргался глаз.
  
  
  
  - Вы оба уже в таком возрасте, когда о детях пора задумываться, а вас воспитывали в стиле "шиноби - оружие деревни". - нравоучительно произнёс Джирайя. - Так что почитайте, вникнитесь, а я пошёл.
  
  
  
  И ушёл из дома, оставив обоих ребят одних, причём у обоих едва пар из ушей не шёл. Конечно он прав - Каномару и Кин уже давно встречаются, оба вышли из подросткового возраста и обоих обучали, как преданных ниндзя. Вот только их работа всё портила - Тсучи ведь не ушла на гражданку и ходила на миссии, а Узумаки вообще днями пропадает на базе Корня и ночует дома раз, иногда дважды в неделю.
  
  
  
  - Да какого биджу он вообще лезет не в своё дело? - возмутилась Кин и ушла наверх. Каномару открыл книжку на случайной странице, тихо присвистнул и, закрыв, положил на диван.
  
  
  
  - М-да, а ведь Какаши-семпай тащится по этой писанине. - промолвил он. - И Кин это читала? Приплыли. Тц, блин, ввёл меня в искушение, изврат.
  
  
  
  Решив, что лучше всего будет отвлечься от содержания "Тактики флирта" тренировками и попытками выпереть своего отца из лаборатории вечером, Узумаки на скорую руку сделал себе завтрак и умчался из дома. До резиденции он предпочёл добираться пешком, так как ветер, бьющий в лицо, мог его немного остудить.
  
  ========== Часть 10 ==========
   В резиденции Каномару застал свою мать за отчётом о допросе. Там же в кабинете находился и Ибики, причём явно чем-то недоволен. Змеёныш попросту влез через окно, а не вошёл через дверь.
  
  
  
  - Спасибо, Ибики. - кивнула Аина. - Девчонку отдашь Корню, пусть определят в камеру, а Казуму в тюрьму на пожизненное.
  
  
  
  - Да, Хокаге-сама. - в глазах Морино явно читалось облегчение, хотя на лице ни мускул не дрогнул. Каномару, встретившись с ним взглядом, кивнул и вызвал Итачи. Ворон не заставил себя ждать - уже через несколько секунд появился из шуншина рядом с Узумаки. Выслушав короткое распоряжение, ушёл с Ибики, а Каномару спрыгнул с подоконника.
  
  
  
  - Дверь для кого придумана? - вздохнула Пятая, убрав отчёт в папку.
  
  
  
  - Привычка. - пожал плечами парень.
  
  
  
  - М-да, в АНБУ что-ль тебе это привили?
  
  
  
  - Что, у Ибики-сана проблемы?
  
  
  
  - Как сказать... В отчёте это не указано, но та рыжая девица, которую приволок Наруто, в открытую флиртовала со всеми допросниками. В том числе и с Ибики. - усмехнулась женщина. - Вела себя так, будто у неё СЦЧ в полном порядке, а сама она в борделе находится. Все нервы истрепала всему отделу, её уже хотели прибить к чёртовой матери и выдать за несчастный случай.
  
  
  
  - То-то физиономия у него была довольная, когда он услышал твоё решение по её поводу. - ухмыльнулся змеёныш. - А что за Казума? Вроде Асума-семпай вчера говорил что-то про типа с таким именем.
  
  
  
  - Твоя беловолосая добыча. Иноичи покопался в его памяти и узнал, что этот Казума был одним из Шугонин Джуниши и отцом того паренька, Соры. - Хокаге сцепила перед лицом руки в замок. - Пожалуй стоит им предоставить пару минуточек разговора, прежде чем отправить этого террориста в тюрьму да обвешать подавляющими печатями.
  
  
  
  - Знаете, Хокаге-сама, я думаю, Асума-семпай тоже не откажется с ним побеседовать. - задумчиво протянул Каномару. - Где сейчас пленный?
  
  
  
  - В камере, в отделе Ибики. Я выдам пропуск, только пусть Асума ко мне зайдёт. - кивнула Аина. - Кстати, а как неудавшийся убийца себя чувствует? - хитро прищурилась она. - Я, по-моему, ему ребро сломала на рефлексах, когда он при использовании элемента неожиданности вышиб окно в кабинет и напал на меня.
  
  
  
  - Он у нас на базе. Подлечат и отпустят. - усмехнулся змеёныш, перенеся вес на правую ногу, отведённую назад. - Нару за ним потом погнался, а эти двое на меня позже нарвались.
  
  
  
  - Хорошо. Может хоть мозг у него прочистится. Кстати, у меня тут миссия завалялась. - она достала листок с заданием. - Нужно по-тихому устранить Кадо Хаяси.
  
  
  
  - Что, достал? - насмешливо поинтересовался глава Корня, взяв бумажку и прочитав содержимое. - Хм, м-да, а родственнички не пылают любовью к нему.
  
  
  
  - Утром ко мне пришла его дочь и заявила, что её папаша палкой тревожит гнездо шершней. Девочка говорит, что Кадо очень сильно зол на мой отказ дать ему свитки с техниками фуиндзюцу и в ближайшее время собирается нанять кое каких людей.
  
  
  
  - Догадываюсь, каких именно. - фыркнул Узумаки. - Ну-ну, флаг ему в руки и ветер в спину - клановое хранилище в нашем квартале под десятикратной защитой, его наёмников попросту перебьют.
  
  
  
  Каномару не шутил - после возведения квартала Узумаки все свитки из хранилища Аины и подвала в особняке Четвёртого перекочевали в новое, расположенное отдельно. Сама Пятая и наносила защитные фуин на стены хранилища. Только змеёныш умудрился и их "взломать" - исключительно для себя, знания лишними не бывают.
  
  
  
  - Ага, а вот его семейке как-то не улыбается потом становиться врагами Конохи. По счастью его брат и дочь адекватные люди, жена же тупо смотрит ему в рот, как говорится, а остальные просто идут за вожаком, как стая шакалов. В общем так, лучше подавить зародыш в корне и убрать его с дороги. Это надо провернуть тихо и незаметно. Заодно отыскать документацию Хаяси по всем его сделкам, договорам и тому подобное.
  
  
  
  - Сделаем. - зловеще ухмыльнулся Каномару - наконец есть возможность избавиться хоть от одного обнаглевшего предпринимателя. Забрав листок с миссией, он покинул кабинет Хокаге. И как всегда через окно, не забыв, кстати, покоситься на пять ярких жёлтых нарциссов в вазочке на столе - это были любимые цветы Аины, а о своих предпочтениях она почти никому не рассказывала.
  
  
  
  - "Небось отец преподнёс." - подумал парень, удаляясь от резиденции.
  
  
  
  ***
  
  
  
  На улице Каномару подкараулил неприятный сюрприз - возле стоящей около цветочного магазина Кин ошивался Рен и что-то ей говорил. Узумаки скрутило чувство ревности, вот только ему пришлось быстро прятаться - Кобаяси легко мог его заметить. По счастью Тсучи игнорировала надоедливого парня, что-то спрашивая у Ино. Но вот когда тот нагло обнял брюнетку (хорошо хоть за плечо, а не за талию, хотя Узумаки в обоих случаях был готов прикопать бывшего сокомандника, еле выбившегося в чунины, где-нибудь в Лесу Смерти), терпение змеёныша лопнуло.
  
  
  
  - Привет, Кин. - поздоровался он с девушкой, появившись из шуншина сзади этой "парочки". Та ему улыбнулась, а вот от Рена послышался скрип зубов. На его испепеляющий взгляд Каномару не обращал внимания.
  
  
  
  - Что ты здесь делаешь? - процедил Кобаяси.
  
  
  
  - Не поверишь - живу, хожу, бегаю, миссии раздаю да воздухом дышу. - язвительно ответил красноволосый. Кин тем временем сбросила с плеча руку Рена и попросила Ино завернуть ей мяту и ромашку.
  
  
  
  - Эмм, кажется, они вот-вот начнут друг другу физиономии бить. - Яманака указала на Каномару и Рена, вокруг которых начала витать убийственная аура.
  
  
  
  - Это двое - злейшие враги. - вздохнула брюнетка, заплатив и убрав пучок в сумку.
  
  
  
  - Каномару-сан ведь тебя приревновал. - хитро улыбнулась блондинка - то, что Узумаки встречается с бывшей куноичи Отогакуре, не было для неё секретом. - Это же очевидно.
  
  
  
  - Эй, хватит, вы тут ещё мордобой устройте. - Кин вмешалась в неначавшуюся перепалку между парнями. - Спасибо, Ино.
  
  
  
  - Ладно, не будем сегодня драться. - протянул Кобаяси и, подойдя к ней, обнял её сзади, вот только через секунду лежал на земле, поскуливая и держась за пах - куноичи резко согнула ногу в колене, нанеся удар назад. Каномару зажал рот рукой, тихо фыркая со смеху.
  
  
  
  - Прости, рефлекс. - ухмыльнулась она. - Бубенчики целы? Да? Тц, жаль.
  
  
  
  - Сука. - прошипел чунин сквозь зубы, однако тут же ощутил холодное прикосновение трёх сенбонов к шее - как раз в области нахождения сонной артерии.
  
  
  
  - Не называй меня так. - медленно проговорила Кин.
  
  
  
  - Реееен-чан. - с издёвкой протянул Узумаки. - Ты, кажется, забыл, кто ты и кто мы. У тебя не та весовая категория, чтоб оскорблять клан Узумаки и тех, кого мы приняли в свои ряды. А ещё раз полезешь к моей девушке, я тебя живьём закопаю где-нибудь, перед этим немного потрепав. Простой яичницей всмятку ты не отделаешься. А теперь извини, мы откланяемся.
  
  
  
  Уходя с Кин, Каномару украдкой взглянул на цветы, которые продавали Яманаки. Его взгляд зацепился за яркие красивые цветы в горшочках - красные, фиолетовые, бело-голубые, розовые, белые. И все имели ярко-жёлтую серединку и своими соцветиями напоминали зонтики. Примулы. "Хм, интересно. Думаю, стоит сделать Кин подарок, а то чувствую себя последней сволочью." - подумал он. - "Хотя цветы в вазочке недолговечны, так что не подходят. Похоже, я буду спрашивать совет у Ино-чан, у неё вся семейка - цветоводы и явно в цветах разбираются куда лучше."
  
  
  
  ***
  
  
  
  Поздно вечером Каномару отправил Итачи на миссию по устранению Кадо и добыче информации, а своего отца буквально выпер из лаборатории, дав ему выходной. Его это не слишком обрадовало, но железный аргумент "маму для этого дела привлеку", которым его со смаком припечатали, помог в выпровождении. Кабуто, казалось, даже вздохнул с облегчением - ему никак не удавалось убедить змеиного саннина сделать хотя бы небольшой перерыв, а Аину и Каномару он не хотел лишний раз дёргать.
  
  
  
  - И как тебе это удалось? - тихо поинтересовался Якуши у Узумаки, на что тот ухмыльнулся.
  
  
  
  - Нефиг было заводить себе подружку из Узумаки. - хохотнул он. - Тем более ту, которая обучала Кровавую Хабанеро. В результате он в нашей семейке единственный спокойный человек. С нами лучше по-хорошему, это все знают. Кстати, а до возвращения в Коноху он тоже днями сидел у себя в лаборатории или ещё где?
  
  
  
  - Да. - согласно ответил медик. - Часто потом выходил оттуда похожим на сбежавшего из морга пациента, а мне приходилось лечить его.
  
  
  
  - Н-дя, одержимость это не есть хорошо. - змеёныш почесал затылок. - Придётся тормошить его и так, и этак. Ладно, пошли отсюда, тут местечко не самое весёлое, а мне ещё с Кин надо встретиться.
  
  
  
  - "И подгадить Рену." - мысленно добавил он.
  
  
  
  - Интересно. - усмехнулся Кабуто. - Ты три года назад отобрал её у нас и потом влюбился. Мы такой хороший расходный материал потеряли. Эй, спокойно, я пошутил! - он, примирительно подняв руки, отошёл от Каномару, у которого на виске даже вена вздулась от злости, прилюдно разминавшего до хруста кулаки.
  
  
  
  - Ну-ну, сссмотри у меня, а то дажшше крёссстная не откачщщает. - по-змеиному прошипел он, его зрачки максимально сузились.
  
  
  
  - Больше не буду. - нервно усмехнулся пепельноволосый. - Честно.
  
  
  
  - Ладно, считай - верю.
  
  
  
  Оказавшись на улице, Узумаки исчез в шуншине. В первую очередь его ждало задание "отомстить Рену Кобаяси". Опускаться до мордобоя или убивать он его не собирался, а вот устроить бессонную ночку и даже не одну - легко. Днём он под хенге сходил в аптеку и позже порылся в ядах в хранилище. Через пару часов работы он получил гремучую смесь из сильнодействующего слабительного и лёгкого неопасного яда, вызывающего зуд, головокружение и слезотечение. "Хе, кто-то проведёт ночку в обнимку с туалетными журнальчиками, сидя на белом друге и блюя в белую подругу (раковину)." - пакостно ухмыльнулся змеёныш. Смазав пять маленьких дротиков толщиной с карандаш получившейся отравой светло-коричневого цвета, он спрятал их в печать на руке - там яд хранился дольше. Остатки он упрятал подальше от любопытных глаз. Так что сейчас Каномару искал Рена в Конохе, задействовав сенсорику. Искомый обьект нашёлся в парке. По прибытии оказалось, что фиолетововолосый со злости метает камни в пруд и матерится сквозь зубы. Можно было различить слова "змеиный ублюдок", "девка", "иголки" и "заполучу её".
  
  
  
  - "Ну-ну, мечтать не вредно." - скептически посмотрел на него Узумаки, спрятавшись на дереве, и метнул в него все пять дротиков. Два попали в правое бедро, три в правое плечо - чунин был в жилете, так что целиться в туловище было бесполезно. Из-за болотного окраса и небольшого размера Рен их не увидел, когда они, сделав дело, упали в траву. Через два часа его ждёт неприятная неожиданность в виде лёгкой чесотки и желания сходить в туалет, а позже симптомы лишь усилятся.
  
  
  
  Сделав пакостное дело, Узумаки отправился за Кин. По дороге встретил Асуму - джонин днём ведь повидался со своим якобы покойным другом. Только Каномару присутствовал при беседе между отцом и сыном. Выражение лица Казумы после известия о том, что в Соре нет чакры Кьюби - извлекли и передали Наруто сразу после прибытия в Коноху - он не забудет никогда. Мужчина чуть не матерился на Хокаге, главу Корня, настоящего джинчурики и всю Коноху одновременно. Сора потом лишь дал ему по морде за испорченное детство, сломав ему нос, извинился за нападение на Аину и покинул деревню, отправившись повидать мир.
  
  
  
  - Ну что, пойдём? - из раздумий его вытащил голос Тсучи. Он, как оказалось, уже прибыл к своему дому.
  
  
  
  - Пойдём. - согласился Узумаки. Сейчас можно было и забыть о работе и надоедливом Рене и сводить девушку в кафе. Тем более он сам себя отпустил с работы - имеет право на отдых.
  
  ========== Часть 11 ==========
   На следующий день Каномару по возвращении на базу получил три новости от Кеншина. Первая - Итачи предоставил отчёт о выполненной работе коллеге, а тот передал его начальнику. Всё сделано чисто и тихо - Кадо мёртв, все его бумаги у Хокаге. Главу семьи Хаяси ночью отравили быстро распадающимся ядом при помощи шприца, так что обследование трупа укажет лишь на крохотную дырочку от иглы на шее. Теперь главой там станет брат Кадо - Мамору. Вторая - Орочимару, Кабуто, Хаку и Забуза утром покинули базу Корня. Так как Узумаки сам же и отпустил этих четверых, то ничего не сказал по этому поводу. А третья... Змеёнышу захотелось сделать фейспалм. Наруто, как оказалось, пришёл в тюремный блок и сейчас разговаривал с Дейдарой. Вернее - до сих пор.
  
  
  
  - "Саске и Карин на миссиях в стране Земли, песчаная троица разбирается на границе с Ветром, Сай в больнице. У меня остались лишь бывшие слуги Данзо, а их шестеро и все, блин, присматривают за деревней." - по пути подумал Каномару. - "Ну Итачи ещё есть и Наруто, ясен дятел. Маловато как-то, нужны ещё люди."
  
  
  
  - Да сам подумай, даттебайо! - послышался голос джинчурики. - Кому ты там нужен-то?! Сам сказал - в Акацуки тебя силой завербовали, а в Камне ты террорист-нукенин!
  
  
  
  - А я ненавижу, когда меня заставляют что-то делать, мм! - на такой же громкости вторил ему подрывник. - Старик задолбал своим "не делай так, не делай этак", а у вас тут этот ублюдок Итачи со своим Шаринганом, мм! Я уж надеялся, что больше его не увижу, да!
  
  
  
  - Что у тебя, что у Лиса пунктик по поводу Шарингана. - простонал младший Узумаки.
  
  
  
  - "О, моя родственная душа обьявилась." - хохотнул Курама, подперев морду лапой и распушив хвосты. - "Может мы и подружимся на этой почве, хе-хе."
  
  
  
  - Ну и чего вы тут разорались на всю тюрьму? - сзади него раздался голос брата. Как оказалось, дверь камеры была открыта, но проход был заблокирован барьером, чтоб заключённый не удрал. Хотя сидящий на полу блондин сейчас скорее напоминал обиженного чем-то подростка, чем нукенина - о последнем свидетельствовал лишь перечёркнутый протектор Камня на лбу. Плаща Акацуки на нём не было, как и кольца. А уж его сумки с глиной тем более.
  
  
  
  - Да мы просто разговариваем. - усмехнулся джинчурики.
  
  
  
  - Ага, вижу. Точнее - слышу. - язвительно ответил змеёныш, уперев руки в бока. - Ты чего вообще сюда попёрся, братишка?
  
  
  
  - Он мне мозг выносит, да! - возмущённо выдал подрывник, на что Каномару насмешливо фыркнул. - Не смешно!
  
  
  
  - Я предлагал ему стать шиноби нашей деревни. - надулся Наруто.
  
  
  
  - Ты хоть представляешь, какой это геморрой для нашей Хокаге? - хохотнул Каномару. - Коноха скоро станет приютом для нукенинов из разных деревень. Сначала Забуза и Хаку, потом Гаара с братом и сестрой, а теперь ещё и этот парень из Ивы. Хоть табличку на воротах вешай: "Уважаемые отступники, предлагаем вам официально стать шиноби нашей деревни. Зарплата и жилплощадь прилагаются." Звук есть, Туман и Песок тоже, хоть коллекционируй отступников, как фантики.
  
  
  
  - У вас тут прям бестиарий какой-то, да. - буркнул Дейдара. - Как в Акацуки.
  
  
  
  - Добро пожаловать в дурдом. - со смехом развёл руками старший Узумаки. - Которым заправляют члены клана Узумаки. У нас походу талант окружать себя разномастными людьми из разных деревень. Впрочем у вашего лидера явно тоже - отец на вас много чего накопал когда-то. У вас там коллекция побольше нашей.
  
  
  
  - Слушай, а чего тебя вообще из Ивы выперли? - поинтересовался у него Наруто. И тут того понесло, причём конкретно. Нукенин ругал, на чём свет стоит, своего бывшего сенсея, Цучикаге, за то, что тот не признавал его взрывное искусство и не позволял ему полностью раскрыть свой потенциал, костерил жителей Ивы за то, что те презирали его и называли уродом, при этом показав рты на своих ладонях, и с явным удовольствием рассказал, как с воздуха забросил Ивагакуре своими бомбами и потом улетел. Закончив возбухать (монолог блондина наполовину состоял из явно откуда-то выученного мата), Дейдара стал ждать вердикт обоих Узумаки.
  
  
  
  - Н-да уж, приехали тележки. - хмыкнул Каномару, прислонившись к стене камеры. - Мы, конечно, можем тебя отпустить на все четыре стороны, только куда ты пойдёшь? Сцапают и убьют. Думаешь, на тебя никто не найдёт управу? Не надейся.
  
  
  
  - Пфф, что вы, что Акацуки - выбора не даёте, мм. - надулся подрывник.
  
  
  
  - Ошибаешься. - посерьёзнел змеёныш. - Мы даём тебе выбор. Вариант первый - присоединяешься к нам и получаешь гражданство, крышу над головой, звание генина-чунина-джонина, на что ты там тянешь по силам, и возможность послать Цучикаге на три весёлых буквы. Тем более Пятая раздражена присутствием его людей на территории страны Огня. Вариант второй - уходишь отсюда и делаешь, что хочешь, хоть устраивай бомбардировку на границах стран, хоть музей скульптур из глины открывай.
  
  
  
  - Почему не убьёте? - тот покосился на Наруто.
  
  
  
  - Ну ты показался мне забавным. - беззаботно ответил младший Узумаки.
  
  
  
  - Чего?! - вспылил подрывник.
  
  
  
  - Дейдара, у тебя случайно в родственниках Узумаки не затесались? - рассмеялся старший из братьев. - А то уж больно ты вспыльчивый, как и мы.
  
  
  
  - Эээ... А... - блондин, мягко говоря, прифигел, его правый глаз задёргался.
  
  
  
  - Подумай до вечера, времени полно. - пожал плечами Каномару. - Захочешь уйти - свободен, как нукенин, захочешь остаться - свободен, как официальный шиноби скрытой деревни.
  
  
  
  - Да и к тому же у тебя будет не одна возможность устроить кучу взрывов. - весело добавил Наруто, сцепив руки за головой. - Классная, кстати, получилась у тебя птичка тогда.
  
  
  
  - Ты мне её взорвал, да! - снова рассердился тот.
  
  
  
  - Не хотелось стать жертвой, Дей, уж прости.
  
  
  
  - Дей? - удивился террорист - его так никто не называл.
  
  
  
  - Имя у тебя длинное, а это сокращение очень даже ничего. Но если не хочешь, чтоб тебя так называли... - пожал плечами джинчурики.
  
  
  
  - Нет, я... Меня так никогда не называли, только полным именем. - признался нукенин.
  
  
  
  - Ну нас иногда называют сокращениями, хотя часто мы слышим свои полные имена. - сказал змеёныш. - Меня зовут Узумаки Каномару, некоторые обращаются ко мне Кано.
  
  
  
  - А я Узумаки Наруто, меня иногда называют Нару, хотя таковых мало. - отозвался Наруто.
  
  
  
  - Ну ладно. Я Тсукури но Дейдара. - решил представиться блондин.
  
  
  
  - Вот и познакомились. - носитель Кьюби хлопнул того по плечу.
  
  
  
  - Вечером мы сюда ещё раз придём, потом я сообщу Хокаге о твоём решении. - кивнул глава Корня.
  
  
  
  - А ты что, имеешь какие-то полномочия, мм? - скептически посмотрел на него Дейдара.
  
  
  
  - Кроме того факта, что я управляю организацией, в составе которой находится тот самый бестиарий из бывших отступников? - ухмыльнулся тот, а Дей уронил челюсть (Наруто на это прыснул со смеху). - Пятая Хокаге является моей матерью. Корень АНБУ - отдельная организация, защищающая Коноху из тени, а я её глава и также вхожу в Совет, как и старейшины и сама Хокаге.
  
  
  
  - Эээ... Да ты же едва старше меня! Как так, мм? - пришёл в себя подрывник.
  
  
  
  - Пфф, я с четырёх лет пахал, как фермер на плантациях. - фыркнул змеёныш. - Физические тренировки, медитации, изучение техник - всем этим я занимался. А мать спуску не давала, учитель из неё весьма жёсткий. Итог - я в свои неполные 20 лет джонин ранга S и бывший член АНБУ, а ныне глава сильной организации.
  
  
  
  О том, что Корень раньше принадлежал покойному Данзо, Каномару умолчал - всё равно от организации лишь название, функции да база остались. Оба Узумаки покинули тюремный блок, оставив Дейдару в раздумьях. К Сасори они не совались - бесполезно. А вот доставленную вчера Фуку просто заперли понадёжнее, просветив о провале нападения её сокомандников на Коноху и их смерти, отчего та долго бесилась. Змеёныш подумал о том, что было бы неплохо отдать её отцу на опыты - всё равно сделать она ничего больше не сможет, а саннин может чего интересное найдёт.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Ммм, аники, можно тебя на пару слов? Наедине. - внезапно обратился к Каномару Наруто. - Мне нужны свободные дни для тренировки.
  
  
  
  - Пошли в кабинет. - старший быстрым шагом направился вперёд по коридору, младший за ним. Через некоторое время оба уже были внутри, змеёныш запер дверь и поставил барьер.
  
  
  
  - Курама предлагает научить меня обьединятся с ним. - начал джинчурики, усевшись на диван. - Но мне для этого нужно открыть печать.
  
  
  
  - Взломать я её легко могу, братишка. - задумался тот, развалившись на диване и уставившись в потолок. - Но я тебе ещё кое какую тренировку хочу предложить. Ты ведь умеешь разрезать чакрой Фуутона обычные листья, так?
  
  
  
  - Ну да. - Наруто не понимал, к чему это он.
  
  
  
  - Видишь ли, в чём дело - это лишь первый этап контроля над чакрой Ветра. - тот соизволил повернуть к нему голову. - Через полчаса двигай на восемнадцатый полигон. Там увидишься кое с кем. Поверь, эта тренировка тебе очень пригодится.
  
  
  
  - Погоди, постой! - младший Узумаки замахал руками. - О чём ты вообще говоришь?
  
  
  
  - Тебе нужно довести до ума свой основной элемент. Того, что ты выдуваешь ветряные порывы и лезвия, недостаточно. Каждая стихия имеет своё свойство. - строго произнёс Каномару. - У Ветра оно режущее. Он невидим и смертоносен.
  
  
  
  - "К тому же Минато не завершил свою технику, Расенган." - отозвался Курама. - "Этот шарик, почти скопированный от Бомбы Биджу, сам по себе опасен, а если добавить в него стихийный элемент..." - он многозначительно промолчал.
  
  
  
  - Кажется я понял, что вы оба пытаетесь до меня донести. - пробормотал Наруто. - Мне нужно побольше тренироваться с Ветром. И закончить папину технику.
  
  
  
  - Именно. - поддакнул брат. - Я тоже в два этапа осваивал Огонь. Сперва в нашем мире заставлял листья деревьев полыхать в руке, а в Казанхоору меня заставляли при помощи чакры перенаправлять пламя, которое в меня выдыхала Аи. Только там мне помогал Хоноо - сам отгонял огонь, если у меня не получалось. Огненный щит у меня и мамы создан на основе того самого перенаправления.
  
  
  
  - Погоди, но у тебя тоже есть Фуутон. - вспомнил джинчурики.
  
  
  
  - Я им не занимался, так что у меня это всё равно, что его отсутствие. - отмахнулся тот. - Хотя мой Огненный шторм - банальная смесь Катона и Фуутона. Ветер даёт разные направления огню. Могу выучить пару техник Ветра, но у меня итак мощный огонь, огненное оружие плавит края ран, а в режиме Отшельника я вообще могу землю плавить Огненным дыханием, как Бронехвост. В общем, хватит болтать, топай на полигон, я скоро подойду.
  
  
  
  Убрав барьер, Каномару исчез шуншином. Его путь лежал в штаб АНБУ, где по-прежнему работал Кот. Тензо на совместных миссиях показывал владение Дотоном и Суитоном помимо Мокутона, поэтому бывший Аспид и решил, что тот сможет помочь Наруто с тренировкой.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Через полчаса на восемнадцатом полигоне стояло четверо ниндзя-джонинов - Наруто, Тензо, Каномару и Какаши (последний просто увязался за старшим Узумаки, да и про ответственность за джинчурики вспомнил). Копирующий так и не помирился с главой Корня - слишком крепко вьелся в память тот позор на всю деревню. Над масочником потешались все, кому не лень, припоминая его задницу с тремя торчащими дротиками. Змеёныш в двух словах обьяснил, что требуется от Кота, после чего тот принялся за работу. Пара минут работы - и на большой поляне уже была гора с широким водопадом. Наруто за этим наблюдал круглыми глазами.
  
  
  
  - Твоя задача, Наруто - разрезать этот водопад при помощи чакры Ветра. - сказал Хатаке. - Это куда тяжелее, чем резать листья.
  
  
  
  - После того, как ты освоишь этот этап, позволяющий тебе намного лучше использовать техники Фуутона, приступишь к тренировке с Расенганом. - добавил Каномару. - Тебе предстоит завершить дядину технику. Тех больших шариков, которые ты создаёшь, недостаточно.
  
  
  
  Наруто кивнул - он не только ходил на миссии все те три года, но и обучался новым техникам. Помимо приёмов Катона, Фуутона и Суитона он также изучал и создавал новые вариации Расенгана, отчего в тренажёрном зале постоянно был бардак.
  
  
  
  - Показать тебе, как разрезать водопад, мы не сможем - не владеем стихией Ветра. - отозвался Тензо.
  
  
  
  - Я принцип понял, это почти как с листьями - пустить чакру. - усмехнулся джинчурики. Из всей Конохи наскреблось лишь трое обладателей Фуутона (Каномару не в счёт, он в себе не особо развивал эту стихию) и двоих в деревне не наблюдалось, а третий был занят. "Как хорошо, что мне когда-то обьяснили принцип работы стихии Ветра." - подумал младший Узумаки. Каномару же ушёл с поляны в лес - он тоже нашёл себе занятие. Его достало неполное смешение Катона и Суитона, так что парень намеревался изменить пропорции смешивания этих элементов. Он не расчитывал за один день с этим управиться, но основы в голове имелись, осталось заняться самосовершенствованием.
  
  
  
  - Минато-сенсей сейчас гордился бы Наруто. - послышался голос Какаши за спиной Каномару. Тот обернулся.
  
  
  
  - Не сомневаюсь, что дядя был бы рад узнать, что Нару собирается завершить его технику. - хмыкнул красноволосый. - А вот на вас, семпай, он бы рассердился.
  
  
  
  - Почему?
  
  
  
  - Да потому, блин, что вы седьмой командой не занимались даже. Нару - сын вашего учителя, а вы на него забили большой гвоздь. Саске - обладатель Шарингана. Вы бы хоть иллюзии научили его накладывать, сами же имеете такой интересный левый глазик. Про Сакуру молчу, она давно стукнутая на всю голову из-за угла мокрыми трусами, как Рен, но с её контролем над чакрой её давно надо было отдать в госпиталь на обучение на ирьёнина. Всё, что вы всем троим предоставили - контроль над чакрой. Мне тогда пришлось брать на себя роль наставника. Помните, как меня старик Третий отправил к вам на помощь в страну Волн? Боюсь представить, что было бы, если б не было ни меня, ни мамы. Дядя б в гробу перевернулся раз этак десять, узнай он про это. Вы вместо всего этого читаете порнушку Джирайи-сана да торчите возле того памятника часами. - Узумаки уже закипал, воздух вокруг стал горячим, как в пустыне, и сухим. - Ваши отмазки про бабушек, чёрных кошек да дорогу жизни порядком всех достали, просто вам в глаза это не говорят.
  
  
  
  - Не твоё дело, что я делаю возле памятника, на котором выгравированы имена моих друзей. - прошипел Хатаке.
  
  
  
  - Ваши друзья, семпай, на том свете наверняка качают головой и называют вас идиотом, не желающим отпускать прошлое, жить дальше и не позорить их память. - льда в голосе змеёныша хватило бы на пять стран Снега и три страны Железа вместе взятых. Оставив Какаши стоять на месте, он ушёл дальше в лес. Его этот разговор выбесил - начали на одной ноте, окончили совсем другой. Подумав о том, что масочнику стоит подчистить морду и проветрить мозги, устроив спарринг, Узумаки сел медитировать и мысленно составлять правильное соотношение элементов Воды и Огня для получения Пара.
  
  ========== Часть 12 ==========
  
  Овладеть стихией Пара, правильно смешав Катон и Суитон, невозможно было за один день, а ускорить процессы можно было лишь одним способом. Каномару создал штук пять теневых клонов и дал им команды применить одновременно с водой огонь, пытаясь методом научного тыка определить правильные пропорции, сам продолжил медитацию. Копии убежали на другой конец полигона, дабы случайно никого не зацепить. Узумаки мало было способности превращать воду в кипяток. Спустя четыре часа он развеял клонов и получил неслабый удар по мозгам. Как и следовало ожидать, теневые двойники лишь матерились и плевали Водными пулями, температура которых была минимум 60 градусов - у кого-то слабее, у кого-то сильнее.
  
  
  
  - Э нет, я ведь итак ходячий чайник, так что будет у меня стихия Пара, или я не упёртый баран Узумаки. - процедил Каномару - если бы не его узумаковская выносливость, он бы на месте кони двинул. Покинув полигон, удерживаясь на своих двоих, он вколол себе стимулятор (на сей раз не боевой, а обычный, зелёной категории) и решил, что было бы неплохо заскочить в Ичираку и перекусить. Наруто итак занят разрезанием водопада под наблюдением Какаши и Тензо, так что змеёныш решил и ему прихватить поесть - время приближалось к двум часам. По дороге ему встретился подозрительно бледный Рен, причём взлохмаченный и слегка сгорбленный.
  
  
  
  - Рен-кун, а ты чего такой бледный? Заболел чем-то? - вместо приветствия выдал змеёныш, ухмыльнувшись. Кобаяси просверлил того глазами, однако через секунду его снова скрутило и он припустил куда-то так, что только пыль столбом поднялась. На лицо Каномару выплыла такая добрая улыбочка, что прохожие его стали обходить по большой дуге и шептаться "весь в папашу" и "а это точно не Орочимару-сан под хенге?". "Неее, родной мой, простым слабительным ты не отделаешься." - подумал он и сам помчался к ближайшему зданию, где находился санузел (да и сенсорные способности неплохо помогали).
  
  
  
  Спустя полчаса довольный Узумаки тихо и незаметно покинул дом - как оказалось, чунин забежал к своей тётке. Пока Рен извлекал из себя жидкости через оба выхода, а крутило его неплохо плюс зуд и постоянная солёная вода в глазах не прибавляли настроения, Каномару тем временем проник в канализацию под домом и провернул трюк "реверс потока", так что фиолетововолосый ненароком устроит вонючий потоп. Правда, Узумаки позаботился о том, чтоб самому не пахнуть после визита в это подземелье - просто послал клона, а сам спрятался при помощи Бока но Дзюцу (как-то стребовал технику с Орочимару) и в самом туалете тихо свистнул туалетную бумагу, пока Рена тошнило. Уже на улице, спрятавшись на дереве, сжёг её, а пепел развеял.
  
  
  
  - "Три, два..." - Каномару не успел досчитать - в доме раздался крик и отборный мат, некоторые загибы он даже не слышал. - "Упс... Один. М-да, быстро же он спохватился, хе-хе. Не знал, что Рен так ругается, он же типа из благородных." - вскоре послышался громкий хлопок, как от лопнувшей трубы, и шум воды.
  
  
  
  - Хм. В прачечную его явно не пустят. - хмыкнул Узумаки и шуншином ушёл с дерева. Настроение у него с отметки "не тронь меня, я злой" поднялось до "жить хорошо, а хорошо жить - ещё лучше". Правда, он не сомневался, что Кобаяси потом на него обозлится пуще прежнего, но тот сам виноват - нечего было пытаться подкатить к Кин на глазах у самого Каномару, а змеёныш мстил по-разному, не только дракой.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Слопав уже пятую порцию рамена, Каномару заказал у добродушного Теучи две порции с собой для Наруто. Кстати, на змеёныше не было его плаща, который он носил, когда строил из себя грозного начальника - спрятал в печать - так что сейчас он напоминал обычного шиноби. Запечатав обе порции в свиток, он заплатил старику и покинул ресторанчик. Всё же любовь к лапше у братьев никуда не исчезла.
  
  
  
  - Кано! - окликнули его сзади. Это оказалась Кин.
  
  
  
  - А, Кин, какими судьбами? - приветливо махнул тот рукой.
  
  
  
  - Да вот дома скучно сидеть, парень постоянно пропадает. - в голосе девушки послышалась укоризна. - Надо же чем-то заняться?
  
  
  
  - Ну сейчас я свободен. - улыбнулся Узумаки. - Вроде дел больше не наблюдается на горизонте.
  
  
  
  - И ночью тоже? - приподняла бровь та, отчего улыбка парня переросла в змеиную отцовскую ухмылку, а сам он с грацией хищника быстро переместился за спину Тсучи.
  
  
  
  - Что, прочитала книжку старого извращенца? - прошептал он ей на ухо. - Хочется в деле написанные в ней советы испробовать, а?
  
  
  
  - Эээ... - та покраснела, как помидор. - Я...
  
  
  
  - Поговорим не здесь. - тот отстранился. - А то тут народ ходит, как-то неприлично говорить на подобного рода темки.
  
  
  
  С этими словами он создал теневого клона, всучил ему свиток с раменом и отправил на полигон, где тренировался Наруто, а сам увёл за собой Тсучи с улицы. Джирайя, наблюдавший издалека за этими двумя, мысленно ухмыльнулся - всё же его совету последовала хотя бы девушка. Каномару же, как он вспомнил, итак питал любовь к шуточкам ниже пояса и пошлостям и разбирался в анатомии, хоть и не перегибал палку, зная, что Аина за такое по головке не погладит. Во всяком случае, когда ему ещё не было восемнадцати, а сейчас ему через несколько месяцев двадцатник исполнится (биологически-то давно исполнился из-за тренировок в Казанхоору, где время течёт быстрее) и он имеет полное право на рейтинг 18+. А Кин ведь действительно в силу женского любопытства прочитала книжку.
  
  
  
  Отшельник проследил за этой парочкой до озера, заодно по пути вспомнив вчерашний вечер, который провёл в компании друзей. Единственным, кто тогда не напился, был Орочимару и то - тот списал это на фразу "не хочу появляться перед Аиной с характерным запашком и штормовой походкой". Хотя Цунаде и Джирайю транспортировал до общежития. Жабий саннин задумался - его друг изменился и дело было не во внешности (на вид змею было не больше тридцати пяти). Он скорее сбросил с себя тяжёлый груз, который ему когда-то навесил Данзо. Экспериментами баловаться не перестал, так и остался учёным-генетиком, зато хоть его исследования не приносят вред простым людям. Сам отшельник, кстати, проснулся с Цунаде в обнимку и потом убегал от её праведного гнева, приправленного кулаком. От мыслей его отвлекла следующая картина - Узумаки и Тсучи сидели под деревом и целовались.
  
  
  
  - Подсматривать нехорошо, извращенец-сан, или вам просто завидно? - наконец выдал змеёныш, оторвавшись от Кин и повернувшись к беловолосому.
  
  
  
  - "Чёёёёрт, он же сенсор, причём очень чувствительный!" - мысленно простонал тот и, выйдя из кустов, направился к ним. Каномару с ехидством заметил, что Джирайя прячет свою подзорную трубу. Кин же для вида стала пересчитывать невесть откуда взявшиеся сенбоны в руке, отчего саннин попятился.
  
  
  
  - Тихо, тихо, молодые люди, я ухожу. - улыбнулся он, затем достал блокнот и вписал в него пару строчек. - Хотя вы смотрелись очень мило, для моей новой книги такой момент очень даже подойдёт.
  
  
  
  После того, как его припечатало мощным Ки, Джирайя поспешил удрать ради спасения своей шкуры от сильных ожогов и отверстий от сенбонов.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Вечером Каномару явился к Дейдаре в камеру выслушать его решение. Как ни странно, бывший акацушник согласился бросить организацию и влиться в состав Корня АНБУ, тем более его не радовала перспектива напороться на кого-то из Акацуки на свободе. В тот же вечер змеёныш выпустил его из камеры, взяв с него обещание не взорвать тут ничего и оставив с ним Хоноо, а сам ушёл к Хокаге. Аину ему с трудом удалось убедить в том, что парня стоит оставить в Конохе под ответственность главы Корня.
  
  
  
  - А я точно не стану здесь изгоем, мм? - поинтересовался блондин.
  
  
  
  - Точно. - кивнул Узумаки. - В Корне у нас тут Демон Скрытого Тумана, парень с кеккей генкаем Льда, два джинчурики, которых в детстве называли монстрами, и один из Легендарных саннинов. Мы всегда держимся вместе, как семья, а я фактически присматриваю тут за всем, чтоб бардака не было. - усмехнулся он. - Не любишь Шаринган, так держись подальше от Саске и Итачи, твоё дело.
  
  
  
  - А если старпёр Цучикаге захочет меня обратно загрести в Иву? - скривился подрывник.
  
  
  
  - Не имеет права. Ты теперь шиноби Конохагакуре и состоишь в моей организации. Старик сможет тебя забрать лишь в том случае, если я дам добро на это, а я ценными кадрами не разбрасываюсь, так что фиг ему с хреном и маслом, а не тебя, понял? - выдал красноволосый. - Скорее отправлю его на корм своим драконам.
  
  
  
  - Ага, да. - кивнул Дейдара.
  
  
  
  - Кстати, держи. - Каномару протянул ему растворитель и кусочек ткани. - Смой лак с ногтей, ты же не женщина. Странная какая-то у вас в Акацуки традиция, я Итачи тоже давал эту дрянь для снятия лака.
  
  
  
  - Не спорю, да. - тот буквально выхватил оба предмета из рук змеёныша. Через какое-то время оба оказались в арсенале. Там Узумаки выдал ему форму и плащ, заодно вернул ему его прибор, который подрывник носил на левом глазу. Дейдара среди масок выбрал наиболее понравившуюся.
  
  
  
  - Альбатрос значит. Неплохой выбор. Значит так - когда ты не на задании, носи, что хочешь, Дей, можешь даже покидать базу, как это все наши делают, однако на миссиях маску не снимай и имя своё не называй. - проинструктировал его Каномару. - Задания у нас разные бывают, однако на скрытность тебе явно не подойдут, так что буду подбирать те, где нужны взрывы да помощнее. Тем более хороший такой бабах в нужном месте может повернуть ситуацию в твою пользу. В одиночку ты ходить не будешь, а с напарником или напарниками. Нужно размяться - полигоны в любое время доступны, только на 44-й не лезь. А теперь самая важная часть.
  
  
  
  - Какая? - поинтересовался блондин.
  
  
  
  - Все члены Корня носят на языке специальные печати, которые не позволяют разбалтывать секреты организации. Это наша защита от допроса в случае захвата в плен члена Корня. - пояснил Узумаки. - Меры предосторожности и всё такое. Прецендентов не было, так как мы не попадались ни разу, но перестраховка лишней никогда не бывает. Никто из нас не имеет права рассказывать постороннему всё, что нам известно о Корне, его действиях и составе. Мы одна из линий защиты Конохи и сохраняем порядок в деревне наравне с другими шиноби и АНБУ.
  
  
  
  - И как действует эта печать?
  
  
  
  - По-разному. Парализует, лишает языка, убивает носителя. Всё зависит от настройки. Я Узумаки, в моём исполнении все печати очень эффективные. О Корне ты не имеешь права болтать, а на другие темы типа "я выполнил такую-то такую-то миссию" - на здоровье. Также есть печати, дающие некоторую ментальную защиту, я их тоже ставлю, так что мозги тебе не взломают, если что. Ну получат, образно выражаясь, большим молотом по темечку, это ясное дело. Ничего сложного в этом нет. Согласен на такую маленькую жертву, Дей? Учти - обратной дороги не будет. Захочешь уйти - мы сотрём тебе часть памяти и отпустим, но больше чтоб нам не попадался. - змеёныш выпустил немного Ки. - Я на своей должности сижу не из-за того, что моя мать Хокаге, как ошибочно думают некоторые жители Конохи.
  
  
  
  - Я согласен. - согласился тот.
  
  
  
  - Что ж, хорошо, ты сделал свой выбор, а Цучикаге может подтереться своими требованиями, если таковые возникнут.
  
  
  
  Каномару установил Проклятую печать Дейдаре и отпустил его. Завтра он намеревался выяснить, какие у него стихии, и занять его делом, а то одними взрывами сыт не будешь. Сейчас у него есть дома одно небольшое дельце ночью, нужно было лишь озаботиться иллюзорным барьером вокруг дома да настроить защиту. Ему не очень-то хотелось подглядываний со стороны, ведь Джирайя никуда не делся, а с него станется. "Пусть лучше топает на источники подглядывать, а тут ему обломится." - подумал змеёныш.
  
  
  
  Кин дома в это время складывала свитки в шкаф, когда Каномару тихо появился из шуншина сзади неё и укусил её за мочку уха. Реакция была мгновенной - Тсучи отскочила и метнула пять сенбонов в нарушителя спокойствия. Благо Узумаки вовремя ушёл от атаки и иглы вонзились в стену.
  
  
  
  - Оригинально встречаешь. - ухмыльнулся он, прикрепившись чакрой к потолку в сидячем положении и наблюдая оттуда за брюнеткой.
  
  
  
  - Тьфу ты! Каномару! - возмутилась девушка. - Не подкрадывайся! Я тебя чуть не убила!
  
  
  
  - Прости, это у меня от папочки. - произнёс парень, не убирая ухмылку. - Тот тоже любит подкрадываться. А сенбоны у тебя что, ядом смазаны?
  
  
  
  - Ну... Нет. - смутилась та, убрав остальные иглы в подсумок. - Но уязвимые точки на теле человека мне известны.
  
  
  
  - Ладно, забудь. - он мгновенно переместился ей за спину и сомкнул руки у неё на талии. - Больше не буду пугать, извини.
  
  
  
  - Вот змей-искуситель. - ехидно прошептала Кин, чувствуя, как её пробирает дрожь - говорил-то он ей на ухо, причём шёпотом. - Ясно, в кого ты такой.
  
  
  
  - Ну не только же моему отцу такое позволительно? - усмехнулся Каномару, прижав её к себе. - Я ведь тоже со змеями вожусь. И поверь - меня тоже стоит бояться, причём не меньше.
  
  
  
  - Точно?
  
  
  
  - Хочешшшшь убедитьсссся ссссама? - Узумаки шипел ничуть не хуже своих змей. - Хорошшшо.
  
  
  
  Ночка для этих двоих будет долгой.
  
  ========== Часть 13 ==========
   Утром Каномару проснулся от солнечного луча, бьющего ему в глаза. По тому, что он был вообще без одежды, а рядом в таком же виде лежала Кин, Узумаки вспомнил, что было ночью, и довольно, как сытый кот, ухмыльнулся - теперь он обязан на ней жениться. Хорошо хоть под одеялом лежали. По-тихому сделав все утренние процедуры, он пошёл готовить завтрак. Только на кухне его поджидал Хоноо - дракончик сидел на подоконнике.
  
  
  
  - Что, ночка удалась? - вместо приветствия выдал рептилоид, улыбаясь во все 120.
  
  
  
  - Допустим, ну и что? - хмыкнул Каномару, роясь в холодильнике. - Первое - откуда ты знаешь? Второе - зачем пожаловал?
  
  
  
  - Ну на первый вопрос отвечаю - я при появлении в доме все комнаты обыскал и нашёл вас с Кин в обнимку в постели. Вывод сам собой напрашивается, ты же её любишь. Только что-то три года никак не решался пойти вот на это. Будить не стал, я вежливый, просто подождал, когда ты проснёшься. - тот потянулся, хрустнув косточками и размяв кожистые крылья.
  
  
  
  - И почему мне кажется, Хоноо, что ты просто не хотел повторять какой-то горький опыт с моей матерью? - ехидно ухмыльнулся парень, поставив чайник. - А ведь у меня характер не лучше, просто умею держать его в узде. Признавайся - когда-то получил по голове, когда разбудил моих родителей.
  
  
  
  - Ничего от тебя не скроешь. - вздохнул дракончик. - Да, было такое, но я их не будил - появился в комнате, где были Аина и Орочимару, ну и получил по черепу от обоих за прерванный процесс...
  
  
  
  - Всё, я понял. - заткнул его Узумаки, сунув ему в пасть кусок мяса. - Походу даже отец был недоволен твоим нежданчиком. Ладно, а на второй мой вопрос ответишь?
  
  
  
  - Угу, мням. - Хоноо проглотил кусок. - В общем, ты оказался прав. Наши разведчики прочесали Хрустальную долину, половина из них погибла от лап нежити, но есть результаты. Там оказалось логово Госуто* - повелителя Хрустальной долины.
  
  
  
  - А это кто? - поинтересовался красноволосый.
  
  
  
  - Как Бронехвост или Геккабиджин, Госуто является Древним. Видишь ли, существовала каста кристаллических драконов, их розовая и бирюзовая (в зависимости от пола) чешуя напоминала вросшие в кожу кристаллы, даже вдоль позвоночника вместо шипов были такие же "камни". - обьяснил крылатый. - Атаковали они миллионами мелких кристаллов, разрывающими врагов на части. Представь себе дыхание кристаллического дракона. Они скалу могли легко снести.
  
  
  
  - Могу представить. - змеёныша передёрнуло. - И они жили в Курисутарубаре**?
  
  
  
  - Да. То место когда-то было планом обитания кристаллических драконов, но их Древний, Госуто, возжелал бессмертия и власти над всеми планами, обьединёнными в один. Мы живём десятки тысяч лет, потом умираем, как все смертные, но наши души становятся частью наших миров. А планы обитания существуют по отдельности, мы пользуемся порталами, которые создают Древние, используя свою духовную связь. Его это не устраивало. - начал рассказывать дракончик, попутно поедая мясо. - Я тебе не рассказывал нашу историю, теперь рассказываю. Это важно. Он стал поглощать жизни своих подданных. Кончил тем, что сам стал нежитью. Ммм, если говорить в человеческом эквиваленте, он превратился в лича. Тех жертв ему оказалось недостаточно для его изменений, но их он решил использовать в роли подчинённых, воскресив их. Другие Древние узнали о его делишках и закрыли доступ в Хрустальную долину для всех, фактически заперев его там и обезопасив другие касты. Это произошло сорок тысяч лет назад, у него было много времени на переработку уже поглощённых душ и вынашивание планов. Очевидно, пять тысяч лет назад он нашёл способ поглощать души драконов на расстоянии из иных планов. Первыми жертвами стал красные драконы - воплощение огня, силы воли, разрушений и упрямства.
  
  
  
  - То есть из-за двинутого на всю голову дракона-пожирателя душ с манией величия исчезает ваша каста? - уточнил Узумаки, сдув с глаза красную прядь - волосы-то он в хвост не убрал.
  
  
  
  - Да. - кивнул Хоноо. - Ему торопиться некуда, он давно мёртвый, так что исчезновение красных драконов было лишь вопросом времени. Сперва умирали взрослые драконы, затем ещё невылупившиеся детёныши. Я когда-то говорил тебе и Наруто, что остался единственным рождённым, а мои братья и сёстры умерли ещё в яйцах. Можно сказать, я везунчик, да и моя жизнь мне ох как дорога. Мы же всё это время пытались обезопаситься и после появления шиноби в вашем мире заключали кровные контракты. После исчезновения нашей касты Госуто принялся бы за остальные. Не знаю, кто там следующий на очереди у него, но выпивать жизнь из других драконов вне зависимости от кастовой принадлежности он умеет. Устроил себе логово под горным хребтом
  
  
  
  - Зачем ты мне это рассказываешь? - Каномару уже закончил с приготовлением.
  
  
  
  - Во-первых, не призывай больше моих сородичей. Мы вскоре уходим воевать с Госуто и его армией мёртвых драконов и нам нужны все боеспособные единицы. Только Хранители не идут на войну, а остаются в своих планах и не имеют права их покидать. Так что в ближайшее время меня не будет. А во-вторых, - нахмурился Хоноо. - готовься к тому, что тебя и Наруто, как единственных в это время обладателей кровного контракта с драконами, могут призвать обратным призывом для помощи в войне. Аина является Хокаге и не может бросить деревню, так что я убедил Бронехвоста ограничиться лишь тобой. Наруто - носитель одного из девяти биджу, Девятихвостого, ты - драконий жрец, обладатель сендзюцу. Вы оба являетесь мощными боевыми единицами и плевать, что вы люди. Ваш дух - вот что имеет значение.
  
  
  
  - То есть мы с Нару будем участвовать в вашей войне? - Каномару, скрестив руки на груди и прислонившись к стене, задумчиво уставился в пол. Его не радовала перспектива столкнуться с мёртвыми драконами и их предводителем, да и не знал он, чем можно помочь в войне с ним. С другой стороны он не бегал от опасностей, а так как Госуто убивает драконов лишь для того, чтоб жить вечно, не рассыпаться в прах и получить армию нежити, его нужно уничтожить, поскольку не факт, что этот пожиратель не вторгнется когда-нибудь и в этот мир.
  
  
  
  - Да. Вероятность этого велика. - подтвердил дракончик. - Ты точно будешь участвовать, ведь ты драконий жрец и с Бронехвостом у тебя особая связь.
  
  
  
  - Нару знает?
  
  
  
  - Кураи послали к нему с той же целью, что и меня к тебе, так что наверняка знает.
  
  
  
  - Прелесть. - вздохнул Узумаки. - Ладно уж, назвался горшком - лезь в печку. Только не стоит внезапно без предупреждения нас выдёргивать, иначе просто откажемся помогать вам. Мало кому может понравится внезапное перемещение в, скажем, неуместном виде или с совещания.
  
  
  
  - Я и Кураи к вам сами переместимся в случае необходимости вашего присутствия в Хрустальной долине. - сказал рептилоид. - Предупреди об этом свой Корень и близких.
  
  
  
  - Предупрежу. - кивнул змеёныш. - Хорошо, что у меня ещё змеи есть.
  
  
  
  - Не забудь покормить Кичи и прогуляться с ней, а то ей скучно в своём террариуме лежать. Кстати о змейках, а долго твой яд будет действовать на Рена? - внезапно поинтересовался Хоноо, прочитав несколько вчерашних мыслей парня.
  
  
  
  - Да вроде вчера закончилось действие. А какое тебе до него дело? - тот удивлённо приподнял бровь.
  
  
  
  - Никакого в общем-то, если не считать его странностей по отношению к тебе. - хмыкнул чешуйчатый. - Сам посуди: тебя рядом нет - он нормальный, ты неподалёку - он выходит из себя. Я утром тайком его навестил и проверил его мозг.
  
  
  
  - Ещё когда мы с ним были в одной команде, он постоянно пытался меня как-нибудь унизить и побить. Зависть. - пожал плечами Узумаки. - Как он чунином вообще стал, раз был наихудшим в нашей троице, не пойму.
  
  
  
  - Когда с тобой не пересекался, тогда и думал нормально. - фыркнул дракончик. - А ты не подумал на наличие у него ментальных закладок в голове? У него ведь будто настройка в мозгу стоит - если ты рядом мелькаешь или о тебе упоминают, он становится мстительным тупицей и рвётся в драку. Сам посуди - Юу ведь, получив от тебя, отвязался с оскорблениями и держал нейтралитет, а Рен ненадолго отстал после твоей взрывпечати, через какое-то время всё вернулось в прежнее русло.
  
  
  
  Молчание было ему ответом. Каномару судорожно прокручивал в голове все моменты из прошлого, когда они с Реном собачились по поводу и без, что кончалось травмами фиолетововолосого. Ведь Кобаяси прекрасно знает, кто такой Узумаки Каномару и каков уровень его сил, но всё равно считает его грязью и нарывается на проблемы со смертельным исходом. А мог бы тренироваться побольше и догонять его по силе вместо бесполезных попыток начистить "девчачью" физиономию - в детстве Каномару округлой формой и тонкими чертами лица, не говоря уже про длинные волосы, напоминал девочку, хоть одевался, как обычный мальчишка. Хоноо исчез обратным призывом, а змеёныш решил поймать бывшего сокомандника, отволочь его на базу Корня и провести Переселение духа - менталистов он так и не нанял, а Фу Яманака погиб ещё три года назад от руки Орочимару. А привлекать Иноичи ради проверки мозгов раздолбая парень не хотел - у того и в отделе Ибики работы хватает, не говоря о делах клана и поставках растений в госпиталь.
  
  
  
  - "Как хорошо, что в арсенале Узумаки есть такая полезная ментальная фуин-техника." - подумал змеёныш, дожидаясь, когда спустится Кин. - "И как хорошо, что мать с отцом не знают о том, что я ею владею. Не надо мне нервотрёпки."
  
  
  
  ***
  
  
  
  Каномару несказанно повезло - на улице после того, как на него вырулил Дейдара, он наткнулся на Рена.
  
  
  
  - Сукин сын! - вместо приветствия выдал Кобаяси.
  
  
  
  - Босс, а чё это за придурок, мм? - Тсукури скептически осмотрел его.
  
  
  
  - Мой бывший сокомандник. - хмыкнул Узумаки. - Что, Кобаяси, наконец отошёл от действия ядика? Как самочувствие? Нигде не чешется?
  
  
  
  - Отошёл. - прошипел тот. - Как ты посмел?! Да я тебя... - он, не договорив, замахнулся для удара, вот только через секунду его руку сильно сжали - змеёныш тормознул.
  
  
  
  - Рен-кун, я ведь тебя могу травануть так, что у тебя именная могилка появится на кладбище. - холодным тоном произнёс Каномару. - Я за твою попытку пристать к моей девушке тебя ещё пожалел. Так что не зли меня.
  
  
  
  Этот разговор слышали все проходящие мимо люди. Жители Конохи не знали о том, что Каномару является главой Корня АНБУ, знали лишь то, что он имеет место в Совете Старейшин наравне с Хиаши Хьюгой и Шикаку Нарой и то, что в его подчинении отряд головорезов, равных АНБУ, а то и превосходящих.
  
  
  
  - А я думал, что только у Тоби с головой проблемы. - хмыкнул Дейдара.
  
  
  
  - Что за Тоби? - поинтересовался Узумаки.
  
  
  
  - Да придурок в оранжевой маске с одним глазом. Член Акацуки.
  
  
  
  - Пусти меня, ублюдина! - стал брыкаться Рен. Всё же вырвался и запустил в обоих большой камень техникой Дотона. Блондин, матернувшись, успел уклониться и уже потянулся в сумку с глиной. Однако этого не потребовалось - из левого рукава Узумаки вытянулось несколько змей. Рептилии связали взбесившегося Кобаяси, не позволяя ему вырваться.
  
  
  
  - По-хорошему тебя бы полиции сдать, родной мой, за нападение. - ухмыльнулся змеёныш. - Но лучше мы прогуляемся кое-куда.
  
  
  
  - Что ты со мной собрался делать? - рассерженно спросил парень.
  
  
  
  - Мозги твои от дерьма чистить, тупица доморощенный! - рявкнул тот и, отозвав змей обратно, схватил его за шиворот и потащил за собой. - Дей, тринадцатый полигон в твоём распоряжении, на восемнадцатом тренируется Наруто. Не знаешь маршрута - поймай кого из ниндзя и спроси дорогу. - напоследок обратился он к подрывнику. - У меня дельце наклевалось, так что извини.
  
  
  
  - Понял. - отсалютовал тот. - Справлюсь.
  
  
  
  - Пусти меня! - возмущался Рен.
  
  
  
  - Заткнись! - вторил ему Каномару и поставил на него печать Паралича. Ну и потащил за собой по земле, как тяжёлый мешок.
  
  
  
  - Ты змеиный выродок! Отпусти меня! Я тебя убью! - не унимался тот.
  
  
  
  - Ради Рикудо и всех биджу, Рен, просто заткнись. - процедил сквозь зубы змеёныш. Вот только в нём накопилось слишком много раздражения, так что над Конохой взмыл дракон из огня, созданный Огненным дыханием Каномару. Для него это являлось выплёскиванием ярости в стиле "вот прям щас нужно", если вспышка злости не настигла его в закрытом помещении. Дальнейший путь прошёл без эксцессов - удар по затылку вырубил болтливого Кобаяси. Так и дошёл до входа на базу Корня. Парень не любил полутёмные подземелья, но выбирать не приходилось, да и надёжное было убежище (что неудивительно - различные защитные печати были установлены на стенах через каждые полметра, а вход скрывался специальным барьером).
  
  
  
  - Так, ребятки, нас не беспокоить даже если Мадара на Коноху нападёт, ясно? - по дороге бросил он двум корневикам, оставшимся на базе. - Мне надо с мозгами этого недочунина разобраться.
  
  
  
  - Хай. - кивнули те.
  
  
  
  - "Чёрт, ты же вроде не толстый, Рен, так какого хрена ты такой тяжёлый?" - раздражённо подумал Узумаки, наконец оказавшись в кабинете и заперев дверь. - "Или это я форму потерял? Семпая я на себе как-то без проблем носил."
  
  
  
  Начертив своей кровью пентаграмму-круг, он посадил Рена на край, а сам сел в позе лотоса напротив него и сложил печати, затем положил ладони на пол. Мысленно произнеся название техники, он перенёс в тело Кобаяси свою душу. Его собственное тело после переноса обмякло и чуть не упало на пол.
  
  
  
  - Что ж, приступим к поискам. - вздохнул змеёныш, оказавшись в подсознании Рена. - Надеюсь, что Хоноо ошибся. - оставив слова "чёт я сомневаюсь" невысказанными, направился вглубь коридора.
  
   * - яп. "призрак"
  
  ** - яп. "хрустальная долина"
  
  ========== Часть 14 ==========
   - ...!!! - вот и вся реакция на увиденное. Каномару наконец выбрался из коридора в довольно большое полутёмное и серое помещение и заметил на стенах печати. В менталистике он не был силён, однако понимал, что эти "руны" тут явно лишние. Закладка на ограничение развития интеллекта, закладка на подчинение, закладка на припадок ярости, причиной которого обязательно является Узумаки Каномару, закладка на снобизм. Много чего нашлось в мозгах чунина, причём все закладки были старыми.
  
  
  
  - Ты похож на задыхающуюся рыбу, Узумаки. - раздалось из угла. Это оказался Рен, но тут он был не таким, как в жизни - усталым и спокойным.
  
  
  
  - Это потому, что если я начну сейчас высказываться, Кобаяси, то из приличного там будут только запятые да вставки. - пробормотал красноволосый. - Могу по-драконьи, но ты не поймёшь. Интересно, какой долб*** так над тобой поработал?
  
  
  
  - Сам не знаю. - фыркнул фиолетововолосый.
  
  
  
  - Теперь хоть понятно такое отношение ко мне с твоей стороны. Хотя ты изначально был задницей.
  
  
  
  - Воспитание такое. - пожал плечами Рен.
  
  
  
  - Да уж. - поморщился Узумаки. - А закладки лишь усилили твои отрицательные черты и добавили новые, отняв у тебя инстинкт самосохранения и здравый смысл.
  
  
  
  - Я всё проделывал как по заложенной в мозг задаче, типа "надо делать так - делай". Только в собственном подсознании мог быть собой. Это всё казалось мне необходимостью.
  
  
  
  - Так... - Каномару со вздохом потёр переносицу. - Тебе внушили эту самую необходимость. С этим надо что-то делать.
  
  
  
  - Как ты вообще сюда попал? - перевёл тему Кобаяси, усевшись на пол. - Чётко помню, что ты меня сперва угрожал отравить, затем связал змеями, а потом парализовал и вырубил.
  
  
  
  - Надо было заткнуть тебе рот. - фыркнул змеёныш. - А насчёт того, как я оказался в твоём подсознании - я использовал технику Переселение духа. Моя душа вселилась в твоё тело.
  
  
  
  - Что?! - взвинтился чунин. - Ты совсем больной?!
  
  
  
  - С прозрением, но спасибо за заботу, Рен-кун. - ухмыльнулся красноволосый. - Мне ничего не грозит, если только моё тело не вытащат за пределы круга на полу. Так вот, я таким образом могу узнать, что конкретно в твоей башке происходит, затем просто займусь делом. Мне надоело, что всякий раз при встрече со мной или моим окружением у тебя крыша едет.
  
  
  
  - А может меня к тебе влечёт, Узумаки? - съязвил Рен.
  
  
  
  - Но-но, я по девушкам. - хохотнул тот. И ведь почти не соврал.
  
  
  
  - Ужик.
  
  
  
  - Мышонок.
  
  
  
  Вспомнив детские клички и одарив ими друг друга, парни пошли к закладкам. Для Узумаки ничего не стоило снять печати, используя желание Рена от них избавиться. Каномару заодно подумал, что именно из-за них он обзавёлся таким врагом, но вот кому это было выгодно - не знал. А главное - зачем всё это? Был расчёт на то, что змеёныш вырастет забитым и ни с кем на контакт не пойдёт? Не смешно - у Узумаки не тот темперамент, да и конкретно этот представитель красных демонов сам ни с кем не разговаривал из-за восприятия его, как сына преступника. Семье Кобаяси это тоже невыгодно - никчёмный отпрыск им нужен, как пятое колесо телеге. Подарить Каномару завистливого врага? Кому это надо?
  
  
  
  - "Столько вопросов и ни одного ответа." - мрачно подумал змеёныш, рассматривая закладку на блокировку развития. - "Ладно, у Рена ещё будет возможность привести в порядок голову."
  
  
  
  - Так-с, есть четыре варианта. - он повернулся к старому врагу. - Первый - я бегу в хранилище своего клана и ищу там нужную технику фуиндзюцу, чтоб защитить твой мозг и заодно почистить его от этого дерьма. - обвёл рукой пустую комнату с печатями. - Второй - обращаюсь за помощью к Иноичи-сану. Третий - заручаюсь помощью Итачи, он при помощи Шарингана тоже может попасть в твоё подсознание и снять закладки. Четвёртый - работаю прямо сейчас, благо Переселение духа - это ментальное фуиндзюцу, как Печать защиты разума и Печать Голема, так что проблем не возникнет. Мне в принципе всё равно, как избавлять тебя от закладок, но я не менталист и к клану Яманака не имею отношения, могу лишь для этой цели использовать фуиндзюцу.
  
  
  
  - Ну ты мастер фуиндзюцу. - развёл руками Кобаяси. - Решай сам. Не верю, что говорю, но помоги мне избавиться от закладок.
  
  
  
  - Только от мысли о том, что подобная дрянь могла быть установлена на моего брата, я тебе помогу. - заявил змеёныш.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Около часа ушло на то, чтоб убрать все закладки. Каждый раз при уничтожении печати комната светлела и приобретала краски. Рен в состоянии офигевания слушал речевые обороты Каномару, когда тот убирал въевшуюся закладку. Чунин не знал, откуда его одногодка набрался таких слов, хотя большинство из них больше на рычание смахивали. Когда последняя закладка была уничтожена, Узумаки облегчённо вздохнул.
  
  
  
  - Наконец-то. Неплохо над тобой поработали. - выдал он. - Как самочувствие?
  
  
  
  - Будто выбрался из бочки с цементом и отмылся. - признался Кобаяси.
  
  
  
  - В реальном мире может голова болеть, кстати.
  
  
  
  - Плевать. Знать бы, откуда все эти закладки взялись.
  
  
  
  - Можно порыться в твоей памяти, авось найдём чего. - предложил змеёныш. - А то видно же, что нас с тобой специально стравить хотели.
  
  
  
  - И всякий раз от тебя страдал я. - фыркнул Рен.
  
  
  
  - Ну прости, я не забитый мальчик с боязнью людей. - ядовито произнёс тот. - Не стоит недооценивать Узумаки. В прошлом с тобой случилось что-нибудь... необычное?
  
  
  
  - Вроде было что-то такое. - нахмурился фиолетововолосый. - После того нашего спарринга, когда мы с тобой официально разругались. В тот день я отправился домой злым, так как ты меня опозорил на всю Академию.
  
  
  
  - Пфф. - фыркнул Каномару, получив в ответ сердитый взгляд Рена.
  
  
  
  - Короче, на полпути у меня неожиданно закружилась голова. Я зашёл в подворотню, сполз по стене и потерял сознание. Очнулся уже дома с дикой головной болью и большим зубом на тебя.
  
  
  
  - А перед потерей сознания что-нибудь видел?
  
  
  
  - Какого-то АНБУ в плаще. Белая маска ведь атрибут этого подразделения.
  
  
  
  - Корень. - яростно прошипел Узумаки. - Данзо, урод, скотина, даже после смерти преподносит сюрпризы.
  
  
  
  - Одного не понимаю - почему именно я?
  
  
  
  - Да потому что мы с тобой врагами стали в Академии. Юу ведь нейтрально держался, а ты лез. А я и моя мать для Данзо приравнивались к надоедливым комарам - летают над ухом, пищат, крови хотят испить, а прихлопнуть никак не получается. Ладно, возвращаемся в реальный мир. Перенос духа: Отмена! - произнёс Узумаки, сложив печать, и исчез из подсознания Рена. Очнулся уже в своём теле. Посмотрев на бессознательного бывшего сокомандника, хмыкнул, снял паралич и перетащил его на диван, а сам достал Кичи из террариума. Змейка была рада покинуть стеклянную коробку и умоститься на шее драконьего жреца.
  
  
  
  - Он очнётся, тогда прогуляемся. - тихо произнёс Узумаки, погладив змейку по носу. Та тихонько зашипела, высунув язычок. Взгляд Каномару невольно переместился на лежанку Хоноо - ярко-красная бархатная подушка в углу кабинета.
  
  
  
  - "Вторая война драконов, а?" - невесело усмехнулся жрец. - "Будем надеяться, что наша с Наруто помощь вам там не понадобится."
  
  
  
  ***
  
  
  
  Базу Корня парни покинули уже вместе, правда Каномару не дождался пробуждения Рена и вынес его на плече оттуда, так что чунин очнулся уже на свежем воздухе. Как ни странно, но он больше не орал на змеёныша, лишь фыркнул и встал с земли сам. Змейка, пригревшись на шее Узумаки, уснула. Оба отправились прогуляться по Конохе и проветриться, тем более у Кобаяси голова побаливала после снятия закладок.
  
  
  
  - И что это такое большое в лесу сдохло? Вы не пытаетесь друг друга убить. Чудеса да и только. - со стороны раздался чей-то насмешливый голос. Это оказался Юу - третий член команды, невысокий шатен, ирьёнин.
  
  
  
  - Очень смешно, Кимура. - скривился Рен. - Узумаки мне помог.
  
  
  
  - Скажем так: я ему мозги вымыл с мылом и шваброй. - ухмыльнулся Каномару. - Хм, для полного состава третьей команды не хватает лишь нашего сенсея.
  
  
  
  - Давно пора было это сделать, а то наш богатенький мальчик вечно в дураках оказывался. - фыркнул Кимура. - И что с ним было?
  
  
  
  - Ментальные закладки. - в один голос ответили те и недоумённо переглянулись.
  
  
  
  - Хи-хи-хи. - захихикал Юу, зажав рот рукой. - Ну и лица у вас.
  
  
  
  - Да ну тебя, хорёк. - обиженно отмахнулся Рен.
  
  
  
  Было странно видеть злейших врагов такими - идя по улице они беззлобно переругивались между собой. Юу, как и прежде, будучи тихоней, не встревал. Он помнил, как Каномару его чуть не убил, метнув в него осколочную взрывпечать. Ему не повезло нарваться на плохое настроение змеёныша, зато получил урок - не злить Узумаки, особенно когда он не в настроении. По правде говоря, Кимуре тоже не особо нравился Каномару и, следуя примеру других, он тихо презирал его. Потом только понял, что совершил ошибку, не составив собственного мнения о нём. Уже после того, как пути всех троих разошлись, шатен забыл обо всём, что происходило в их чокнутой недокоманде.
  
  
  
  - Привет молодёжи. - поздоровался с ними Джирайя, идя к ним навстречу.
  
  
  
  - Здраствуйте, Джирайя-сан. - поздоровался Юу, Рен просто кивнул.
  
  
  
  - Что, в купальни не пустили? - ехидно поинтересовался Каномару. - Или только направляетесь туда "добывать информацию"?
  
  
  
  - Узумаки. - прошипели одновременно Кобаяси и Кимура.
  
  
  
  - Ну, хе-хе, скорее второе. - ухмыльнулся саннин и посерьёзнел. - Мои информаторы ещё работают. Сведения по Акацуки очень важны.
  
  
  
  - Это точно. - помрачнел змеёныш. Ему ещё предстояло оповестить весь Корень и семью о том, что его и Наруто могут призвать драконы для участия в войне. При учёте того, что врагами являются давно умершие драконы, братья могут и не вернуться.
  
  
  
  - Ну ладно, не будем об этом. - вновь повеселел жабий отшельник. - Каномару-кун, - хитро посмотрел он на парня. - как у тебя дела с Кин-чан?
  
  
  
  - Вашу книжку я не читал, она читала. - отрезал тот. - Хорошо дела, спасибо, но не лезьте в мою личную жизнь, устраивайте свою.
  
  
  
  - Какую книжку? - встрял Рен, а Джирайя с ухмылкой показал "Тактику флирта".
  
  
  
  - В двух словах - откровенное порно. - протянул Узумаки, запрокинув руки за голову. - Он дал нам с Кин почитать и таким образом помочь нам, кхм... соединиться.
  
  
  
  - Стооооп, ужик, так ты что, только недавно перестал быть девственником? - ухмылке Рена сейчас бы и крокодил позавидовал. Узумаки покраснел, но быстро взял себя в руки - те месяцы в АНБУ сослужили хорошую службу.
  
  
  
  - А сам-то что? - вернул ему шпильку змеёныш. Теперь уже Рен густо покраснел - в свои 19 он так и не обзавёлся девушкой и того самого контакта не имел. Тот же Кимура уже полгода как встречался с девушкой из клана Узумаки. Сам Юу всё это время стоял красный, как варёный рак, и переминался с ноги на ногу, что и заметил Каномару.
  
  
  
  - Чего это с тобой? - поинтересовался он у шатена. Тот в ответ из подсумка достал... знакомую всем книжку в ярко-оранжевом переплёте. Точно такую же Джирайя держал в руке. Вот вам и тихоня-ирьёнин.
  
  
  
  - Охренеть. - выдали одновременно Рен и Каномару. От Юу они такого не ожидали.
  
  
  
  - Ну... мне нравится... почитать на досуге. - тихо произнёс тот и спрятал книгу.
  
  
  
  - И как давно? - спросил Кобаяси.
  
  
  
  - Ну... эммм... года три. Брат читал, а я тайком подсмотрел и потом втихаря от всех их брал. Их у меня семь штук.
  
  
  
  - Что?! - его сокомандники едва не сели, где стояли. Недовольная Кичи зашипела, проснувшись, но внимание на неё обратил лишь Джирайя.
  
  
  
  - Ну пока. - попрощался саннин и ушёл.
  
  
  
  - Ага. - заторможенно выдал Узумаки.
  
  
  
  - Я домой. - пробормотал Рен. - Мне надо очнуться.
  
  
  
  Троица разбрелась в разные стороны, скомканно попрощавшись друг с другом. Каномару направился на полигон, где тренировался его брат. Хватит на сегодня с него сюрпризов. Итак получил три штуки сразу - известие Хоноо о Второй войне драконов, наличие ментальных закладок у Рена и пристрастие тихони Юу к серии Ича Ича. "Что дальше? Пришествие Мадары? Или новая встреча с Акацуки?" - подумал драконий жрец. Он даже не представлял, что последнее через пару дней окажется истиной.
  
  ========== Часть 15 ==========
   Уже три дня прошло с того момента, когда Каномару и Рен помирились и выяснили причину такого скотского поведения последнего. Саске и Карин вернулись со своих миссий в стране Земли, как и Орочимару, Кабуто, Забуза и Хаку. Змеиный саннин, как оказалось, подчистил немного свои убежища и привёл с собой несколько новых лиц. Рыжеволосый парень, которого все звали Джуго, на вид казался вполне спокойным, однако саннин обьяснил Каномару, что создал Проклятую печать, исследуя способности Джуго. Кимимаро, которого Орочимару по прибытии в Коноху привёл с собой на базу Корня, был рад увидеть Джуго - как оказалось, последний Кагуя неплохо сдружился с впадающим в бешенство парнем и сдерживал его гнев.
  
  
  
  Хозуки Суйгецу, как звали беловолосого паренька с острыми зубами, произвёл впечатление самоуверенного и наглого, однако при этом довольно трусливого ниндзя. Если бы с Орочимару не пришли Забуза и Хаку, чёрта с два он бы вообще с места двинулся. Суйгецу боялся саннина, однако это не мешало ему возмущаться всю дорогу. Прибыв на базу Корня, он вообще попытался слиться со стенкой, когда увидел Каномару, однако получил подзатыльник от Момочи и остыл. Позже он узнал, что эта молодая копия его мучителя - Узумаки Каномару, а Орочимару - его отец - на него работает. Сказать, что Суйгецу был в шоке - промолчать.
  
  
  
  - Эээ, а сколько тебе лет-то? - ляпнул Хозуки.
  
  
  
  - Девятнадцать, а что? - Узумаки насмешливо приподнял бровь.
  
  
  
  - Ничего. - буркнул тот, пытаясь осмыслить то, что здешние ниндзя работают на подростка (пусть это и окончание позднего подросткового возраста). - Не могли кого постарше найти в начальники? - прошептал он себе под нос, вот только на его беду змеёныш обладал слухом не менее чутким, чем у отца. Да и стоял недалеко.
  
  
  
  - Попрошу без дискриминации. - ухмыльнулся Каномару и придавил парня Ки, отчего Суйгецу бросило в дрожь - яблочко от яблоньки недалеко падает, оказывается. - Тебе тут ещё жить. А жизнь я умею испоганить, уж поверь.
  
  
  
  Молодая девушка с фиолетовыми волосами - Гурен - поначалу не восприняла всерьёз ни Каномару, ни факт того, что ей придётся жить в Конохе. Куноичи со стихией Кристалла уважала только Орочимару и посчитала его сына просто очередным его экспериментом. Змеиный саннин и драконий жрец только переглянулись - услышь Аина этот разговор и Цунаде пришлось бы откачивать девчонку. Однако Узумаки просто предложил ей спарринг на условии "выиграю я - признаешь мою правоту", после чего позвал её в тренировочный зал. Позже и зрители появились - им интересно было понаблюдать за поединком. Гурен проиграла спустя пять минут после начала боя - Каномару в её кристальные ловушки подсылал теневых клонов, чакрумами отбивал летящие в него кристаллы и сам не нападал, только под конец. Печать Паралича решила исход боя в пользу драконьего жреца. После этого Гурен признала, что недооценивала Узумаки.
  
  
  
  Не менее интересным экземпляром оказался мальчик по-имени Юкимару. Змей обьяснил, что этот парнишка имеет очень мощную чакру. Последними новоприбывшими оказалась Четвёрка Звука - как оказалось, их проще всегда держать у себя на виду, а не наведываться периодически в Отогакуре. С этим аргументом Каномару даже спорить не стал, так как в курсе характеров каждого из членов - дров наломают как пить дать. Итого ряды Корня пополнились несколькими новыми шиноби.
  
  
  
  Карин вполне мирно приняла в ряды коллег Дейдару, а вот Саске при встрече с подрывником едва не устроил драку с ним. Разнимал их Итачи, при этом пошутив, что у его отото характер Узумаки, а не Учихи. А под конец случился анекдот "пришёл лесник и всех разогнал" - вмешался Каномару и растащил ребят, дав им по подзатыльнику (старший Учиха сей участи избежал). Сам Дейдара после этого случая не упускал возможности поддразнить Саске.
  
  
  
  Сейчас же драконий жрец собрал весь Корень в тренировочном зале, так как это было самое большое помещение на базе. Новички смешались с официальными членами организации. Наруто стоял рядом с Саске, Карин и Дейдарой, при этом Учиха приобнимал девушку за плечо. Джинчурики догадывался, отчего его брат всех собрал - Кураи ему обьясняла. Корень должен иметь лидера.
  
  
  
  - В общем так, народ, я хочу вас всех предупредить. - начал старший Узумаки. - Может случиться так, что меня и Наруто могут призвать в планы обитания наших призывов, где понадобится наша помощь. Шансы на это 50 на 50, но всё же.
  
  
  
  - Не успели мы явиться, а ты уже сбегать собрался?! - возмутилась Таюя. С её подачи почти все начали высказываться в адрес Узумаки и их неизвестных (для кого как) призывов.
  
  
  
  - Прекратить балаган!!! - рявкнул змеёныш. Все притихли и мигом вспомнили, что этот весёлый красноволосый кошмар Конохи - их непосредственное начальство и тоже умеет быть грозным. - Если это всё же случится - вместо меня вами будет руководить Орочимару но Хеби. - взглянул на отца. - Решение неизменно. К тому же мы туда не отдыхать отправимся, а сражаться и хорошо если выживем. Все свободны и не устраивайте мне тут разборы полётов.
  
  
  
  - Вечером дома поговорим об этом. - шепнул ему на ухо змей, когда все покинули зал.
  
  
  
  - Да. - кивнул Каномару. Своим можно и более подробную информацию выдать. Тем более Аина не в курсе, что вызвать дракона у неё пока не выйдет.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Днём Наруто как обычно умотал на тренировку. Совершенствование Расенгана при помощи элемента Ветра продвигалось хорошо, но джинчурики раздражало присутствие Ямато - он знал, что Курама терпеть не может не только Шаринган, но и Мокутон. Но приходилось терпеть присутствие Кота, поскольку лишь сам Наруто, Саске и Каномару знали, что Девятихвостый дружит со своим носителем, а другие сочли бы это ненормальным. Узумаки после сегодняшней новости брата облегчённо вздохнул - как хорошо, что у него два призыва и всегда можно призвать гиппогрифа, поскольку драконы заняты у себя на родине.
  
  
  
  - "Ку, установи, пожалуйста, связь с аники." - по пути на полигон попросил он биджу.
  
  
  
  - "Да на здоровье." - зевнул тот. - "Станция "Курама-09", приём!"
  
  
  
  - "Юморист пушистый." - весело отозвался Каномару. - "Чего надобно?"
  
  
  
  - "У братика спроси, а я посплю."
  
  
  
  - "Н-дя, надо было назвать тебя Сплюшкой. Отото, вопрос к тебе тот же."
  
  
  
  - "Ты про драконов знаешь побольше моего. Что нас может ждать в Хрустальной долине?"
  
  
  
  - "Куча призраков, скелетов, зомби и главный лич, все бывшие драконы." - перечислил змеёныш. - "Нежити наплевать на все атаки, они так и прут напролом, если не нанести им несовместимые с жизнью травмы, то же обезглавливание, которое самое надёжное, кстати. А что против призраков выставить - без понятия. На месте разберёмся, если нас всё же позовут участвовать в этой войне. Но не думаю, что мой призыв будет так уж активно участвовать, красных драконов итак очень мало осталось. А Аи они вообще не пустят воевать - она единственная самка на всё Казанхоору. Хотя Бронехвост наверняка отправится мстить за свою расу, пусть Госуто и начал свою деятельность, когда того на свете ещё не было."
  
  
  
  - "Невесело. Хорошо, что в нашем мире мы можем положиться на наши вторые призывы." - хмыкнул Наруто.
  
  
  
  - "Это точно, братец."
  
  
  
  - "А ты сейчас где?"
  
  
  
  - "Дома. Изучаю свиток с фуиндзюцу, пытаюсь найти нужную печать для Рена. Он сам попросил меня вчера поставить ему ментальный блок, а наша с тобой Печать защиты разума ему попросту либо мозг выжжет, либо будет у него головные боли вызывать. Он и Юу должны скоро придти."
  
  
  
  Наруто усмехнулся - брат ему рассказал, что на Кобаяси с подачи Данзо было установлено множество ментальных закладок, которые Каномару, матерясь, как старый сапожник, убирал, применив Печать Переселения духа. После того момента они с Реном помирились, хотя и не перестали задирать друг друга, но теперь это всё было в шутку. А после того, как Каномару рассказал брату о пристрастии Юу к книжкам Джирайи, джинчурики вообще продлил себе жизнь, хохоча над этим.
  
  
  
  - "Дай угадаю, нии-сан - ты корпишь над свитком, а рядом с тобой банка сгущёнки и ты из неё ложкой периодически наворачиваешь." - рассмеялся джинчурики.
  
  
  
  - "Всё-то ты знаешь." - хохотнул тот, в реальном мире зачерпнув ложкой густую коричневую сладкую массу из банки и отправив её в рот.
  
  
  
  - "Значит, угадал. Я тебя хорошо знаю - ты же любишь это лакомство даже больше рамена."
  
  
  
  - "Только маме ни слова."
  
  
  
  - "Не скажу."
  
  
  
  Связь завершилась. Наруто как раз прибыл на полигон, где уже находились Какаши и Ямато. Тренировка продолжилась. Было довольно трудно добавлять стихию в Расенган, тем более такую опасную, как Ветер. "Хотя с огнём было бы не лучше тренироваться." - подумал Узумаки, припомнив, что ожоги не менее неприятны, чем порезы. Да и с Фуутоном ему было привычнее работать.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Привет, Кано. - поздоровался Юу, когда он и Рен пришли домой к змеёнышу. Каномару ещё позавчера настроил барьер на пропуск этих двоих - пусть они и были сволочами когда-то, но теперь вполне нормальные люди. Оба парня нашли своего бывшего сокомандника в гостиной - тот сидел на полу, перед ним лежал развёрнутый свиток, а рядом банка со сгущёнкой, куда Узумаки иногда лез ложкой.
  
  
  
  - Пвивет. - отозвался красноволосый с ложкой во рту. - Мням.
  
  
  
  - Ничего не слипнется? - ухмыльнулся Кобаяси.
  
  
  
  - Неа. - тот вернул ему ухмылку и облизал столовый прибор.
  
  
  
  - Фи, некультурно. Этикет не знаешь?
  
  
  
  - А что такое этикет? - невинно поинтересовался Каномару, затем фыркнул со смеху. - Не слышал и в своём словаре такого слова не наблюдаю.
  
  
  
  - Подучил бы хоть немного.
  
  
  
  - Оно мне надо?
  
  
  
  - А ты что, не собираешься становиться главой своего клана? - спросил Кимура, сев рядом с ним.
  
  
  
  - Бррр, нафиг, нафиг, чур меня. - Узумаки передёрнуло. - Мне и Корня с головой хватает. Пока Кента-сама исполняет обязанности главы, мне спокойно.
  
  
  
  - Ну твоя мать - Химе клана Узумаки. - протянул Кобаяси.
  
  
  
  - Как и моя тётушка, Кушина-сан. - отрезал Каномару. - Я не собираюсь возглавлять клан, о чём и скажу, когда придёт время. Мне этот геморрой даром не нужен, как когда-то выразился мой отец по поводу поста Хокаге.
  
  
  
  - Ты старший наследник, Наруто младший. - попытался образумить его Юу.
  
  
  
  - И что, мне теперь этикет заучивать да на церемониях зад отсиживать? - скривился Узумаки. - Нас с Нару там итак считают принцами. Не-не-не, мне не надо. Я бы и от Корня отказался, дык нельзя.
  
  
  
  - А где твоя девушка? - сменил тему ирьёнин.
  
  
  
  - На миссии. - отмахнулся драконий жрец. - Она, Асума-семпай, Шикамару, Изумо и Котецу отправились к Храму Огня расследовать нападение. Это её книжка. - ухмыльнулся он, заметив, как шатен посмотрел на лежащую на диване оранжевую книжку.
  
  
  
  - Спорим, что у Юу их больше, чем семь? - ухмыльнулся Рен.
  
  
  
  - Не ко мне. - отвернулся змеёныш и вперился в свиток. - Так, вот оно. Печать восстановления разума. Хоть страдать от неё не будешь. - пробормотал он и отправил в рот очередную ложку сгущёнки.
  
  
  
  - Струсил? Боишься споров? - подначил его Кобаяси. Кимура же сделал фейспалм и пробормотал: - Ками-сама, за что мне это?
  
  
  
  - Шево?! - охренел Узумаки, так и застыв с ложкой во рту. - На кой тебе это?
  
  
  
  - Да так, поприкалываться. - не унимался фиолетововолосый. - Проигравший должен будет... ммм... а, вот. Превратиться в свою женскую версию. - и крокодилья ухмылка.
  
  
  
  - Охренел?! - взбесился Каномару.
  
  
  
  - Струсил, ужик?!
  
  
  
  - А хрен тебе!
  
  
  
  - Согласен?!
  
  
  
  - А ты?!
  
  
  
  - Да!
  
  
  
  - Вы вообще поняли, что только что сделали? - Юу, не обращая на них особого внимания, читал свиток. Обалдевшим друзьям пояснил: - Вы поспорили. Рен считает, что у меня больше семи книг Джирайи-сана, а Каномару... - он вопросительно посмотрел на того.
  
  
  
  - Меньше. - буркнул тот, посчитав, что Кимура тогда пошутил и семь штук у него не набралось, максимум три.
  
  
  
  - Вот. А если оба проиграете, то оба будете ходить девушками. - произнёс Юу наставительным тоном, подняв указательный палец. Обоих передёрнуло. - Пойдёмте со мной ко мне домой, я вам покажу, сколько у меня книг.
  
  
  
  Облом пришёл к обоим парням. В комнате в доме Юу действительно оказалось семь книг серии "Ича Ича" - стояли на полке, затерявшись среди остальных, в основном там были справочники по медицине и растениям, из которых изготавливают лекарства и яды. Каномару и Рен с кислым видом переглянулись - проиграли оба и вынуждены держать слово.
  
  
  
  - Что в Академии, что сейчас не прочь поспорить по мелочам. - усмехнулся он, глядя на несчастных сокомандников. - Один раздражает, второй ведётся. Узнаю старые добрые времена. Натура у вас такая, что-ли? - хмыкнул он. - Ладно, пойдём. Завтра с утра выполните свой спор. Может и верить мне научитесь, если в Академии и бытность генинами не дошло, что я не люблю врать.
  
  
  
  - "Вот я дурак." - Узумаки занимался самокритикой, пока они шли обратно к его дому, где оставили свиток. - "Блииин, что же теперь будет-то? А хотя..." - внезапно он хищно по-змеиному ухмыльнулся. - "Рен сказал "поприкалываться"? Что ж, мозговынос все мои точно получат, а он ещё и от родни схлопочет. Раздолбаев всерьёз не воспринимают, а репутация у меня та ещё, на которую мне плевать со скалы Хокаге. Что ж, выполню условие спора, хоть потешусь."
  
  
  
  Рену что-то резко поплохело, когда он увидел, что его бывший враг сейчас пародирует собственного отца. Он уже проклял себя за длинный язык да любовь к спорам. Но слово - не воробей, так что и ему предстоит стать девушкой.
  
  ========== Часть 16 ==========
   Сегодняшний день закончился отвратительно. Расследование нападения на Храм Огня окончилось стычкой с Акацуки, ранением Изумо и смертью Асумы. Шикамару в кабинете Хокаге описал нукенинов, а Орочимару поведал, что это некие Хидан и Какузу. Первый бессмертен из-за того, что является жрецом Джашина, и к тому же мазохист (любит чувствовать боль, когда при помощи ритуала убивает жертву), а второй - старый жуткий скряга и вдобавок владелец интересного генома - атакует специальными нитями - и владеет всеми пятью стихиями. Аина мрачно выслушала обоих - опять эти Акацуки. Только вот по словам змеиного саннина складывалось, что те двое попросту зарабатывали деньги, ведь Асума и Чирику были членами Шугонин Джуниши и на чёрном рынке за них давали приличную сумму, но сбыли они лишь труп монаха, так как тело Асумы было доставлено в Коноху. Каномару припряг весь Корень на поиски этих двоих.
  
  
  
  - Принесла нелёгкая. - вздохнул он, оказавшись дома. Уже был вечер, в доме оказалась вся его семья, в том числе и Кин.
  
  
  
  - Каномару, обьясни, что значило твоё предупреждение на утреннем собрании. - напомнил ему отец, отпив чая из кружки. Парень всё честно рассказал - и про вымирание красных драконов, и про Госуто, и про масштабный крестовый поход драконов в Хрустальную долину. Наруто же подтверждал, поскольку Кураи сообщила ему подобную новость. Аина всё это время хмуро молчала, но понимала, почему драконы её не призовут - у неё итак забот полно в Конохе. А вот новость о том, что у племянника тоже есть контракт с драконами, её удивила.
  
  
  
  - Наруто, - обманчиво ласковым голосом произнесла она, отчего саннин, джинчурики и драконий жрец уже начали искать пути отступления. - когда ты успел подписать контракт с драконами? И с какими именно?
  
  
  
  - Три года назад. Мой призыв - чёрные драконы. Главный призыв - Геккабиджин, их матриарх. - быстро выпалил тот.
  
  
  
  - Интересно. - хмыкнула женщина. - Обычно драконы проводят испытание для достойного.
  
  
  
  - Ага. Я должен был сразиться с Геккабиджин.
  
  
  
  Лучше бы Наруто промолчал или соврал. Воздух резко нагрелся и осушился, отчего в горле запершило у всех, а по телу Аины буквально бегали огненные вспышки. Её длинные волосы будто стали на три тона ярче. Все присутствующие вжались в стенку - Пятая сейчас напоминала разьярённую драконицу, придавив их Ки. Испугалась даже Кагами, никогда не видевшая маму в таком состоянии, и сейчас вцепилась покрепче в ногу Каномару.
  
  
  
  - Наррруто!!! - прорычала Узумаки. - Ты хоть понимаешь, что тебя бы и Кьюби не спас?!! Драконы всегда заставляют с собой сражаться тех, кто попал в их план обитания!!! Думаешь откуда у Каномару в десять лет мой призыв взялся?!! Он не проходил испытание силы!!! И какого Мадары ты меня не предупредил о том, что хочешь контракт с драконами?!! Я догадываюсь, с чьей подачи у тебя появился второй призыв!!! - она прожгла взглядом своего сына, пытавшегося слиться со стенкой. - Что ещё вы от меня скрыли, бестолочи мелкие?!!
  
  
  
  - "Дружбу с Курамой и поправку Печати Восьми триграмм." - мысленно произнёс Наруто.
  
  
  
  - "Воистину Рубиновая Дьяволица." - пробормотал Лис, чувствуя ярость сестры его прежней носительницы. - "Представь, что произошло бы, если б не Кушина стала моим джинчурики, а Аина."
  
  
  
  - "Белый пушной зверёк всей Конохе и пепелище на её месте в придачу." - догадался тот.
  
  
  
  - Ничего! Честно! - оправдывался старший из братьев, не выдавая их с Наруто общую тайну. - Ну попросил он контракт с драконами, я отвёл его к Бронехвосту, тот ему портал создал, а выход оказался в Ночной Обители.
  
  
  
  - "Неудивительно, что её даже Орочимару-сама боится. В гневе она как разьярённый демон." - подумала Тсучи.
  
  
  
  - Аина, ты тут новый вулкан создашь, успокойся. - попытался вмешаться змей.
  
  
  
  - Успокойся?!! Эти два чересчур самостоятельных раздолбая меня в могилу сведут раньше времени!!! - не унималась та. - А для хорошей порки у них возраст уже не тот!!! За что мне всё это? - разрыдалась она, рухнув на колени.
  
  
  
  - Чёрт. - тихо чертыхнулся змеёныш и попытался было подойти к матери, как ему помешал отец. Орочимару попросту отодвинул его с дороги и помог Аине встать, прижав её к себе.
  
  
  
  - В очередной раз думаю, что зря я всё же в одиночестве покинул Коноху. - тихо прошипел он, прищурив глаза. - Надо было взять вас троих с собой и воспитать нормально. На сегодня достаточно откровений, сын. Марш отсюда и дай матери придти в себя.
  
  
  
  Повторять дважды не пришлось - это было произнесено таким ледяным тоном, что Кин, будучи бывшей ученицей саннина, дёрнула Наруто и Каномару за рукав и потащила к выходу, при этом дрожа, как лист на ветру. Вот те и поняли, что лучше сейчас послушаться одного из сильнейших шиноби Конохи и не перечить. С братьями отправилась и Кагами - девочку испугало поведение матери. Наруто свалил к себе домой. Карин сегодня не собиралась ночевать у брата, о чём и сообщила ему раньше, а на вопрос "где?" лишь усмехнулась и поправила очки. Узумаки, сопоставив это и отношение к ней Саске, понятливо ухмыльнулся. Кагами сегодня могла ночевать у него, тем более дом большой, а братьев она любила.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Чего кислый? - поинтересовался Рен у Каномару, когда троица встретилась в неприметном тупике между домами на окраине Конохи.
  
  
  
  - Вчера семейные проблемы нарисовались. - мрачно отмахнулся змеёныш. - Мать скандал устроила по поводу того, что мы с Нару не сказали ей про контракт с драконами.
  
  
  
  - Так у тебя ведь вроде есть контракт. - не понял Юу.
  
  
  
  - Я помог Наруто три года назад подписать контракт с чёрными драконами. - пояснил Узумаки. - А мать вчера об этом узнала, так как мы молчали об этом.
  
  
  
  - Вы идиоты. - вынес вердикт Кимура. - Сказали бы ей об этом раньше.
  
  
  
  - Хорошая мысля приходит опосля. - вздохнул тот. - Я привык к самостоятельности, поскольку всегда и везде, не считая дома, был один. - после этих слов его бывшие сокомандники почувствовали себя сволочами. - Ладно, лучше отвлечься от этого.
  
  
  
  - Третий полигон. - выдал Кобаяси, после чего все трое шуншином убрались из тупика. Задумка была в том, чтоб в полдень оба спорщика на главном месте встретились с судьёй в своём новом обличье. Но в отличие от Рена Каномару умел передвигаться незаметно. Кобаяси ближе к месту встречи применил Хенге и превратился в стройную фиолетововолосую девушку с карими глазами и в тёмно-зелёном кимоно. Ровно в полдень, пока тот учился ходить по-женски, вспоминая сестру, на полигон явился и Юу.
  
  
  
  - Черты лица сделай чуть мягче. - посоветовал он другу.
  
  
  
  - Есть. - кивнул тот, подправив лицо. - А где Узумаки?
  
  
  
  - Да скоро явится. - Кимура лёг под деревом.
  
  
  
  - Не заскучали? - через несколько секунд с того самого дерева послышался приятный голосок, похожий на шипение. Источником оказалась девушка с длинными красными волосами и в весьма откровенной одежде - короткие серые шорты, корсет, подчёркивающий четвёртый размер груди, красная короткая куртка и ботфорты. Самым запоминающимся оказались мертвецки бледная кожа, характерная только для двух жителей Конохи, сиреневая обводка вокруг фиолетовых глаз и вертикальные зрачки. А так вполне милая девушка со сногсшибательной фигурой и округлым личиком. Юу и Рен с минуту поднимали челюсти с земли, а Каномару мысленно ржал над их лицами, но в реальности лишь ехидно ухмылялся по-змеиному.
  
  
  
  - Рты закройте, а то мухи влетят. - произнёс он и спрыгнул к ним. - Рен-чан, можно было бы и посимпатичнее облик выбрать. - с ухмылкой протянул Узумаки. - А то на мышь похожа.
  
  
  
  - Обёртка другая, а характер не изменился. - усмехнулся Кимура.
  
  
  
  - Угу, что в лоб, что по лбу - мне перпендикулярно, мой характер всегда останется таким.
  
  
  
  - Каномару? - офигевше спросил Кобаяси. - Ты... Эээ...
  
  
  
  - Ты что, думал, я побегу в больницу делать операцию по смене пола из-за того, что ты не уточнил, каким образом нам надо превратиться в свои женские версии? - ехидно поинтересовался жрец. - Или сопру у матери кимоно да косметику?
  
  
  
  - Нет! - очнулся тот. - Просто ты в этом похож на проститутку!
  
  
  
  - Ну или ты просто завидуешь. - протянул Каномару. - Например размерчику кое-какой части. У тебя-то, как вижу, орешки.
  
  
  
  - Сволочь ты!
  
  
  
  - С просветлением, детка. - и подмигнул, мило улыбнувшись.
  
  
  
  - Ты... ты... ты... - Кобаяси побагровел от злости. - Змея подколодная!
  
  
  
  - Не удивляюсссссь.
  
  
  
  Юу уже не сдерживался и откровенно хохотал над диалогом спорщиков. Каномару в любом облике так и оставался ехидной сволочью, о чём сейчас свидетельствует разговор этих двоих. Кстати, Кимура отметил, что в сравнении с Узумаки Кобаяси выглядит чересчур бледно. А по поводу внешнего вида временной красноволосой змеи придумал себе обьяснение насчёт безбашенности Узумаки.
  
  
  
  - Ладно, остыньте оба... обе. - со смехом произнёс шатен. - Куриных боёв нам не надо тут. Сколько времени вам такими ходить?
  
  
  
  - Двенадцать часов. - ответил Рен. - В полночь мы возвращаемся в прежний вид. Кто сбросит технику превращения раньше полуночи, впадает в немилость у Юу. Будешь судьёй? - обратился он к другу.
  
  
  
  - Буду. - согласился тот. - У меня фантазия богатая.
  
  
  
  - Сигнальные печати нам в помощь. Их легко настроить. - усмехнулся Каномару, скрестив руки на груди и перенеся вес на левую ногу. - Если метка будет чесаться, значит кто-то из нас нарушил это правило и получает наказание от судьи. Юу?
  
  
  
  - Хорошо. - кивнул ирьёнин. - Ставь печати.
  
  
  
  - А просто наблюдать за нами обоими?! - вскинулся Кобаяси. - Поодиночке будем ходить?!
  
  
  
  - Рен, давай-ка кое-что проясним на месте. - резко посерьёзнел жрец, отчего у того по спине пробежал холодок. - Тебе-то не привыкать быть клоуном, чтоб над тобой полдеревни хохотало, а вот у меня ситуация другая. Я мало того, что являюсь главой Корня АНБУ, который мне три года назад передали, так я ещё вхожу в состав Совета Конохи наравне с Шикаку-саном и Хиаши-саном. Так что если меня, сына Пятой Хокаге, увидят в облике девчонки, то всерьёз воспринимать не будут. На свою репутацию я чихать хотел, а вот репутация матери и вообще моей семьи... - развёл руками. - Поэтому я использую своё служебное положение и устрою себе выходной, а проведу его дома или в каком-нибудь укромном месте, а так как я сенсор и бывший член АНБУ, то меня хрен поймаешь просто так. Прятаться я умею.
  
  
  
  - Не ругайся, девушкам не положено. - подколол его Рен, проникшийся его речью.
  
  
  
  - Ты это скажи Таюе, у которой мат через слово выскакивает. - вернул ему шпильку Каномару. - Это одна из подручных моего отца, недавно прибыла в Коноху вместе с остальными. Познакомлю как-нибудь, вот и изменишь своё мнение. И вообще - я выражаюсь, как мне хочется, я за свободу слова.
  
  
  
  Поставив на себя и Рена маленькие сигнальные печати, Узумаки поставил такие же на Юу, обьяснив, что они, когда слетит Хенге, вызовут лёгкий зуд, что будет значить нарушение договора. После этого вся троица покинула полигон, пока на него не пришли ниндзя.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Навыки скрытности сослужили отличную службу Каномару - он никому не попался на глаза, даже Кин. Вот только за ним к нему домой увязался Наруто - Курама узнал змеёныша даже под Хенге. Уже по прибытии в дом джинчурики застукал жреца на кухне с бутылкой минералки.
  
  
  
  - Эээ?.. - только и выдал Наруто, пытаясь вернуть глаза на место.
  
  
  
  - Что? - беззаботно спросил Каномару, открывая бутылку, отчего та привычно зашипела.
  
  
  
  - "Вау!" - присвистнул Кьюби, подперев морду лапой (глазами своего носителя он видел всё). - "Вот это, простите, си..."
  
  
  
  - "КУРАМА!!!" - вопль младшего Узумаки в подсознании оглушил биджу, после чего на голову рыжему упало дерево. Точно между ушей.
  
  
  
  - "Пошутить уже нельзя." - буркнул хвостатый, потирая макушку и прижав уши к голове, как ожидающий удара кот.
  
  
  
  - Нии-сан? - прищурился Наруто, оглядывая "постороннюю".
  
  
  
  - Да я это, отото, я. - лениво протянула змея, плюхнувшись на стул. - Просто мы с Реном проиграли собственный спор, условием проигрыша в котором было превращение в свои девчачьи версии.
  
  
  
  - "А как по мне, то разницы никакой, разве что пол поменялся." - протянул Кьюби.
  
  
  
  - И долго тебе так надо ходить? - поинтересовался джинчурики, про себя отметив, что голос у женской версии его брата такой же приятный на слух и слегка напоминает шипение.
  
  
  
  - До полуночи. Я не горю желанием нарушать спор и стать подопытной мышкой для Юу - с него станется тестировать на мне яды и противоядия. Мне они до фонаря, но всё равно как-то неприятно. - признался драконий жрец. - Он же ирьёнин, а фантазия у него буйная.
  
  
  
  - А что за спор?
  
  
  
  - На количество книжек старого извращенца у Юу.
  
  
  
  - Что?! - у младшего Узумаки неэстетично отвисла челюсть.
  
  
  
  - То. - ухмыльнулась "девушка". - Мой бывший сокомандник без ума от этих пошлых книжонок. Их у него семь штук. Ну мы с Реном вчера по глупости поспорили, что их у него не семь. Рен предложил больше семи, а я - меньше. В итоге убедились, что Юу не врал и их у него действительно семь. Проиграли спор мы оба, вот сегодня приговор привели в исполнение.
  
  
  
  - Понятно. - хмыкнул джинчурики. - Кстати, ты видел оба-сан?
  
  
  
  - Издалека. - помрачнел жрец. - Спорю на свой большой чакрум, что отец её успокоительным накачал. Лучше бы ей не знать, что три года назад я твою печать подправил.
  
  
  
  - Будет большой "ой", а потом большой "бум". - изрёк Наруто.
  
  
  
  - Во-во, так что лучше будет промолчать и даже не намекать об этом. - Каномару наполовину опустошил бутылку и поставил её на стол, затем прокусил себе большой палец на правой руке. - Хенге качественное, так что от такой пустяковой ранки не слетит. Клянусь кровью, никто не узнает о Девятихвостом и наших с ним взаимоотношениях до определённого времени.
  
  
  
  - Что? - тупо спросил младший Узумаки, пытаясь переварить сказанное.
  
  
  
  - Просто повтори то же самое. - закатил глаза старший.
  
  
  
  - Клянусь кровью, никто не узнает о Девятихвостом и наших с ним взаимоотношениях до определённого времени. - повторил джинчурики, прокусив палец. - И зачем это?
  
  
  
  - Такую клятву нельзя разорвать или отменить. Её нельзя нарушить и надлежит исполнять до конца жизни. - объяснил Каномару. - Например, если на крови поклясться отомстить кому-либо, то это обязательно надо исполнить. Это одна из древних клятв нашего клана.
  
  
  
  - Надо будет посетить библиотеку Узумаки. - подросток задумчиво почесал затылок.
  
  
  
  - Эх, ладно, я не хочу изнывать от скуки. - Каномару с весёлым видом соскочил со стула и подошёл к брату. - Как насчёт понаблюдать за Реном в облике девушки?
  
  
  
  - Ты довольно быстро забыл случившееся с оба-сан. - тихо сказал тот, сжав руки в кулаки.
  
  
  
  - А? - жрец состроил недоумённое лицо, что в его облике девушке выглядело довольно мило.
  
  
  
  - Она пережила нервный срыв, а ты просто всё забыл! - взбесился Наруто. - Тебе лишь бы повеселиться! Она ведь твоя мама и моя тётя!
  
  
  
  - "Молчи, бестолочь!" - взвыл Курама, сделав фейспалм обеими лапами, но было уже поздно: Каномару опустил взгляд в пол, а дрожащие от гнева кулаки выдавали его состояние с головой.
  
  
  
  - Вот оно как. - тихо сказал он, затем попросту взорвался. - А ты подумал о том, что я просто не хочу вспоминать, что вчера произошло?!! Подумал, что я просто напялил маску беззаботности, чтоб не чувствовать боль?!! Думаешь, мне приятно видеть собственную мать в слезах и истерике?!! Остолоп!!!
  
  
  
  На последнем слове он отвесил брату такую затрещину, что тот свалился со стула на пол, затем покинул дом, сильно хлопнув дверью. Наруто, посчитав все звёздочки в глазах и установив равновесие, поднялся на ноги, придерживаясь за стол. До него только что дошёл весь смысл слов Каномару - змеёныш попросту напялил маску, чтоб никто не увидел его боль. Мысленно обругав себя за тупость, джинчурики решил помчаться за ним и извиниться, но Кьюби его остановил.
  
  
  
  - "Он тебя нехило приложил, спорю, что он усилил удар чакрой, взяв пример со своей крёстной." - протянул биджу, занявшись лечением своего непутёвого носителя. - "Так что погоди срываться в погоню, дай ему остыть. Да и ты скорее будешь вихлять во все стороны, как пьяница - сотрясение мозга это не шутки. Хотя, учитывая всё тобой сказанное, я удивлён, что у тебя там вообще есть чему сотрясаться."
  
  
  
  - "Я знаю, Ку, я идиот." - простонал Узумаки, сев на стул и схватившись за голову.
  
  
  
  - "Самокритика это хорошо." - хмыкнул Лис. - "Помиритесь ещё, расслабься. Если тебе невтерпёж, то погоди, пока я закончу лечить твою тупую голову."
  
  
  
  - "Спасибо, Курама." - поблагодарил его джинчурики, уставившись в одну точку перед собой. Он чувствовал себя последней скотиной. Погружённый в самокритику Наруто даже не заметил, что от хлопка дверью, устроенного Каномару, в доме все оконные стёкла сильно треснули, грозясь рассыпаться от малейшего дуновения ветра, а то и простого чиха.
  
  ========== Часть 17 ==========
   Каномару сбежал в Лес Смерти, чтоб и спрятаться, и собрать побольше природной чакры, коей 44-й полигон изобиливал. Его Хенге полностью скрыло обе метки на лбу, хотя в своём настоящем облике он и не прятал накопитель сенчакры, просто на это мало кто обращал внимание. Узумаки давно догадался, что чем больше этой чакры у него будет в накопителе, тем дольше он пробудет в режиме Отшельника. А чтоб Наруто не нашёл его по телепатической связи, которую между ними создал Курама (который в свою очередь послужил своеобразной станцией связи), он попросту заблокировал свое сознание от вмешательства посторонних ментальными щитами.
  
  
  
  Наруто в отвратительном настроении прогуливался по улицам Конохи, сунув руки в карманы штанов. Ему всё не давал покоя разговор с братом, вылившийся в скандал. Джинчурики должен был догадаться, что тот просто притворяется весёлым, но что было, то прошло. Лис после нескольких попыток достучаться до старшенького ему сказал, что Каномару "не отвечает на звонки". Поняв, что абонент вне зоны доступа, Наруто решил потом отловить жреца и извиниться перед ним.
  
  
  
  - Наруто? - из раздумий его выдернул знакомый голос. Это оказался Орочимару, явно возвращающийся из больницы.
  
  
  
  - Привет, дядя. - уныло поздоровался джинчурики. Пара прохожих покосилось на них, однако быстро вспомнили, кто есть кто, и предпочли сделать вид, что ничего не слышали. Некоторым жителям Конохи до сих пор было непривычно видеть в деревне змеиного саннина, пусть тот давно перестал быть отступником.
  
  
  
  - Так, что за вид? - прищурился змей.
  
  
  
  - С аники поругался. - вздохнул Узумаки.
  
  
  
  - Детишки... - покачал тот головой. - Пошли, не будем на улице стоять, поговорим в другом месте.
  
  
  
  Как оказалось, Орочимару сейчас направлялся домой, так что Наруто отправился с ним. Всю дорогу они молчали. Дом встретил их тишиной, так как Кагами не было - Карин ещё утром забрала девочку из дома Наруто, где та ночевала, с собой на прогулку. Спустившись в подвал, саннин принялся за работу. Джинчурики же осматривался по сторонам. Конечно, он раньше пару раз видел эту лабораторию, но всё равно ему было интересно просто посмотреть, пусть он и не питал любви к экспериментам и не намеревался их повторять.
  
  
  
  - Я не мешаю? - поинтересовался он у саннина.
  
  
  
  - Нет. - усмехнулся тот. - Я привыкший. Выкладывай, что случилось между тобой и Каномару.
  
  
  
  Наруто честно всё про ссору рассказал, опустив лишь то, что братец был под Хенге. И про почти разбитые окна в доме после хлопка дверью. Заодно он подумал о том, что скажет Кин про бардак, а то, что стёкла окончательно с громким звоном рассыпались, когда джинчурики через дверь покинул дом, трудно было бы не заметить. Орочимару пару минут помолчал, занимаясь своим делом, затем выдал:
  
  
  
  - Наворотили же вы дел. Неужели было так трудно просто проинформировать Аину перед тем, как лезть к драконам?
  
  
  
  - Она бы нас не пустила. - буркнул Наруто.
  
  
  
  - Неподготовленными - нет, конечно. - ухмыльнулся змей. - Не будь ты джинчурики, уже бы давно стал закуской для своего чешуйчатого призыва. Любой дракон сперва оценит способности того, кто хочет заключить с ними контракт. Тебе просто повезло.
  
  
  
  - Но ведь получилось же! - воскликнул Узумаки. - Геккабиджин меня признала, у меня теперь два контракта.
  
  
  
  - А если бы не признала? - остудил его пыл Орочимару. - Пойми, племянничек, ты - это всё, что осталось от Кушины-чан, поэтому Аина тебя приняла как родного сына. Для неё семья дороже жизни. Если бы с тобой или Кано что-то случилось, она бы сошла с ума. Несмотря на то, что Аина всем хочет казаться неприступной и строгой женщиной, она очень ранима и в пылу может всякого наговорить, а то и устроить настоящий ад. Уж поверь мне.
  
  
  
  - Я понял. - Наруто пристыжённо опустил голову и сейчас ковырял носком пол.
  
  
  
  - Уж надеюсь. Додумались - провернуть путешествие к драконам. Что дальше - к Девятихвостому полезете?
  
  
  
  По шокированному лицу Наруто змей понял, что попал в точку, и сейчас с интересом наблюдал за племянником, у которого эмоции на лице менялись со скоростью ударов Неджи при применении техники "64 удара небес". Неверие, шок, испуг (что особенно позабавило но Хеби), злость, паника.
  
  
  
  - Ну... мы... - промямлил Узумаки.
  
  
  
  - Только не говори мне, что вы и это успели провернуть. - ухмыльнулся саннин, не отвлекаясь от пробирок.
  
  
  
  - Как ты узнал? - в шоке спросил джинчурики - наедине саннин позволял ему с собой фамильярничать, но при скоплениях народа, среди которых могли быть и посторонние, требовал обращение на "вы" и приставку "-сан" или "-сама" к полному имени. Исключения были лишь для Цунаде, Джирайи, Аины и Хирузена.
  
  
  
  - У тебя на лице всё написано. - пояснил тот. - А я хорошо разбираюсь в людях. Тебя читать ещё проще, чем Цунаде или Джирайю, и это при том, что ты в Корне АНБУ состоишь, как и я.
  
  
  
  - И что теперь? Расскажешь Аине-оба-сан?
  
  
  
  - Нет, но мне интересно, чего вы добились своим визитом к биджу и каким образом вы к нему вообще попали.
  
  
  
  - Ну... нии-сан применил технику Переселение духа, чтоб попасть ко мне в подсознание, а насчёт биджу - ничего не могу сказать. - признался красноволосый, буквально почувствовав, что надо держать язык за зубами.
  
  
  
  - Почему? - змей заинтересованно приподнял бровь.
  
  
  
  - Ну... Не могу. Будто мне кажется, что так будет лучше. - развёл руками джинчурики.
  
  
  
  - Понятно. Кровная клятва. - понятливо кивнул Орочимару и насмешливо посмотрел на в который раз шокированного племянника. - Прекрати удивляться моим познаниям, Наруто-кун. Просто Аина давно в моём присутствии давала две или три такие клятвы. Одной из них было возвращение знакомых тебе клинков Свет и Тьма клану Узумаки, а поскольку она тогда ещё не была весомой фигурой в Конохе, мечи остались у неё, как у химе этого клана. Кровная клятва защищает твои знания и намерения, не позволяя их выведать даже менталистам и не давая носителю их разбалтывать, а вот эмоции надо контролировать, я ведь тебя на этом и подловил, просто угадав очередную вашу авантюру.
  
  
  
  - Да, ты прав, дядя. Мы с Кано дали кровные клятвы не рассказывать никому о Девятихвостом. - признался Наруто. - До определённого момента.
  
  
  
  - Его вы сами себе должны были установить. - сказал саннин. - Когда поймёте, что готовы открыться, то клятва сама отменится.
  
  
  
  Наруто чувствовал облегчение от разговора с Орочимару - как-никак тот хорошо умел разговаривать с людьми. Порадовавшись, что у него такой родственник, пусть и не кровный, джонин подошёл к одной из полок и с интересом стал рассматривать небольшой стеклянный контейнер с белой змеиной шкуркой внутри. Заметив, что так рассматривает Наруто, змей про себя усмехнулся - точно так же Анко когда-то разглядывала его старый талисман на удачу.
  
  
  
  - Если хочешь найти Каномару, то ищи в Лесу Смерти или в моём заброшенном убежище. - внезапно сказал он, отчего Наруто вздрогнул от неожиданности.
  
  
  
  - Почему там? - поинтересовался Узумаки.
  
  
  
  - Если бы я хотел побыть один, то отправился бы туда, куда в здравом уме никто не сунется. - объяснил мужчина. - Или туда, или туда. Ты же хочешь помириться с братом?
  
  
  
  - Конечно, даттебайо! - воскликнул тот.
  
  
  
  - Вот и найди его там. Тем более он не пропадёт, поэтому я и не беспокоюсь за него.
  
  
  
  - Ты веришь в него?
  
  
  
  - Он мой сын, так что да, верю.
  
  
  
  - Спасибо большое, одзи-сан! - Наруто рванул к выходу, однако в дверях остановился и повернулся к Орочимару. - И спасибо за беседу!
  
  
  
  - Обращайся.
  
  
  
  Энергичный джинчурики покинул дом для того, чтоб послать теневого клона в Лес Смерти, а сам отправился искать старую лабораторию саннина, из которой он сбежал шестнадцать лет назад. В поисках ему могли помочь лишь те, кто знал, где точно она находится, а поскольку Каномару был недоступен, из знакомых оставался лишь тот, кто тогда и поймал змея с поличным - бывший Третий Хокаге.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Искать старика долго не пришлось - не понадобилось. Наруто как только его увидел, получил воспоминания от теневого клона - тот обнаружил Каномару. Фраза "дуй в центр полигона, встретимся на крыше" подействовала на него, как ушат воды - джинчурики помчался к 44-му полигону. По прибытии на него накатили воспоминания - экзамен на звание чунина, свитки Небо и Земля, встреча с Орочимару, Проклятая печать на Саске. "Забавно, будто это было вчера, а не три года назад." - усмехнулся Узумаки и бегом направился к воротам. Вот только он не понял, почему Каномару его направил именно к башне.
  
  
  
  - "А тебе охота искать его по всему лесу?" - сонно отозвался Курама.
  
  
  
  - "Ку, я же могу создать пару сотен теневых клонов и отправить их на поиски, тоже мне проблему нашёл." - фыркнул Наруто.
  
  
  
  - "Ему облегчили задачу, а он ещё и недоволен. Проблемы?"
  
  
  
  - "Нет, но..."
  
  
  
  - "Не нокай, а беги мириться со змеёнышем."
  
  
  
  - "Кстати, Ку." - Наруто по пути решил сменить тему. - "А ничего, что одзи-сан знает про тебя?"
  
  
  
  - "Хм." - хмыкнул биджу, вытянувшись на полянке, как глист, и распушив хвосты. - "В принципе ты ничего такого ему не взболтнул, а он сам догадался, что вы ко мне полезли. Вообще Орочимару умный человек, да и я заметил, что если бы не кровная клятва, ты бы выложил ему всё на духу. Просто у него... аура такая что-ли? Располагающая к себе. Ничего удивительного, что у него столько сторонников. Кстати, у тебя она такая же."
  
  
  
  - "Эээ?.." - от удивления Узумаки чуть не упал с ветки дерева, благо обошлось - как раз под ним спал большой медведь.
  
  
  
  - "Правду говорю." - ухмыльнулся Лис. - "Это у вас с Орочимару общее. Только тебя сторонятся по причине моего в тебе нахождения, а его из-за тех экспериментов в прошлом, в которые его шантажом втянули. В общем, ничего страшного, что он знает. Раз пообещал не рассказывать Аине про вашу авантюру, то сдержит слово."
  
  
  
  - "Ку, ты же спал тогда." - недоверчиво протянул джинчурики.
  
  
  
  - "Я довольно чутко сплю, так что слышал весь ваш разговор."
  
  
  
  - "Ладно, забудем."
  
  
  
  Наруто, дабы сократить время, применил технику Призыва, после чего перед ним появился его старый знакомый Шаапупен, только заметно подросший. Белый гиппогриф принял его вежливое приветствие и согласился подбросить до башни в центре полигона взамен на разрешение поохотиться в этом лесу. Таким образом Узумаки быстро добрался до башни. Ссадив его на крышу, гибрид орла, льва и лошади улетел в лесную чащу.
  
  
  
  - "А ведь учителей по техникам Фуутона у меня хоть отбавляй, те же гиппогрифы являются мастерами в этой области." - подумал джинчурики, сев на крышу в позе лотоса.
  
  
  
  - "Драконы определяют твой характер, а гиппогрифы - дух." - философски изрёк Лис. - "Тотемное животное выбирается совсем не случайно, оно определяет твою сущность. Например, что ты знаешь о змеях?"
  
  
  
  - "Практически идеальные хищники, никогда сами не нападают, смертельно опасны, тихие, осторожные." - задумался Наруто.
  
  
  
  - "А ещё змея - воплощение мудрости." - добавил Курама. - "Вот почему у Орочимару и Каномару есть этот призыв. И дело не совсем в клане но Хеби, где со змеями каждый был породнён. Просто все его члены как раз и являли собой воплощение всех тех качеств, которые мы с тобой перечислили. Почему от всего этого клана остались лишь твои дядя да брат-полукровка, я не знаю, могу лишь догадываться, что их просто тупо предали, как клан Узумаки в своё время, а от такого никто не защищён."
  
  
  
  - "Спасибо за рассказ, Курама." - поблагодарил его Узумаки. - "А про другие призывы что-нибудь расскажешь? Про слизней Цунаде-баа-чан, например."
  
  
  
  - "Доброе сердце и желание помочь и защитить - основные качества этого призыва, то же самое и у внучки моей первой носительницы, Мито Узумаки." - протянул биджу. - "У собак это верность, наблюдательность, желание защитить и упрямство. Видимо Какаши тоже имеет эти качества, просто не показывает. Жабы - мудрость, внезапность, обман и чувство юмора. Джирайя и Минато - типичные представители обладателей конракта с жабами, только старик ещё и подглядывать за девушками любит, но это не относится к жабам. Да и тебе они не слишком подходят, несмотря на то, что Джирайя хотел предложить тебе подписать с ними контракт. Обратный призыв - правильное решение, оно позволило тебе определить самое подходящее животное. А драконы указывают на твой характер и силу воли. Ладно, хватит, тебя уже братец ждёт за спиной."
  
  
  
  - О чём задумался? - поинтересовался Каномару, когда Наруто всё же обернулся к нему. Драконий жрец всё ещё был под Хенге, так что образ сексуальной девушки с него так и не слетел.
  
  
  
  - Я с Курамой разговаривал. - признался джинчурики и встал. - Он превосходный рассказчик.
  
  
  
  - Неудивительно. - пожал плечами старший Узумаки. - И зачем ты меня искал?
  
  
  
  - Я это... извиниться хотел за сегодняшнее. - Наруто почесал затылок. - Ляпнул сгоряча, не подумав. Просто мне было больно видеть ту, которая заменила мне маму, в таком состоянии. Так что... прости, нии-сан.
  
  
  
  - Ладно уж, братец, прощаю. - усмехнулся жрец. - Я не злопамятный.
  
  
  
  - Зато записываешь. - подколол его джинчурики, отчего оба рассмеялись. - Кстати, а чего ты сюда вообще сунулся?
  
  
  
  - В таком виде по деревне не хочу гулять. - Каномару указал на себя большим пальцем. - Всерьёз воспринимать не будут и мне придётся зарабатывать себе репутацию, отправляя особо наглых на больничные койки, а очков доверия мне это не прибавит, сам знаешь.
  
  
  
  - Тогда зачем было вообще превращаться в девушку?
  
  
  
  - В споре всегда действует правило "Проиграл - плати", а нарушать его не рекомендуется, иначе к тебе прилипнет клеймо труса.
  
  
  
  - Ясно. - Наруто на минуту замолчал. - И надолго ты тут?
  
  
  
  - До вечера. Да и в полночь я смогу сбросить технику Превращения, это условие поставил Рен. В общем, возвращайся в Коноху, братец, я пока отсюда не уйду, так как собираю природную чакру. - постучал пальцем по лбу, где должна находиться метка-накопитель. - И как ты узнал, что я тут?
  
  
  
  - Да дядя намекнул. Поговорил со мной, мозги вправил, прочитал лекцию и отпустил. - признался младший. - Ему бы психологом работать.
  
  
  
  - Хе, уважаю папу. - хохотнул старший. - Он всегда найдёт нужные слова.
  
  
  
  - Простите... - из облачка с хлопком вывалились Кураи и Хоноо. Красный рептилоид, увидев жреца в таком виде, потерял челюсть.
  
  
  
  - Эээ?.. - только и протянул он.
  
  
  
  - Условие моего с бывшим врагом спора. - вздохнула "девушка", пальцем вернув тому челюсть на место. - Только не говори, что мы с Нару уже отправляемся.
  
  
  
  - Нет, но завтра вечером чтоб вы были готовы к отправке. - первой очнулась чёрная драконица. - Наша армия потеряла около сотни драконов при штурме подземной цитадели Госуто. Особенно в ярости Геккабиджин, Бронехвост и Лайтсабер - основная часть погибших это чёрные, белые и красные драконы. Синие, фиолетовые, бронзовые, зелёные, серо-голубые, коричневые и полукровки понесли незначительные потери. Особенно могильщики, которые попросту дружат со смертью и являются скорее Проводниками, чем Жнецами. Но даже им не по силам упокоить армию Госуто, которая лишь усиливается с каждым погибшим с нашей стороны. Виспы и астралы - самое худшее, с чем мы столкнулись, они буквально пожирают души наших сородичей и превращают в себе подобных, а их тела становятся марионетками-зомби, управляемыми другими мертвецами - кукловодами.
  
  
  
  - То есть таким образом из одного дракона получается два новых бойца? - в шоке уточнил Наруто. - Кошмар.
  
  
  
  - Соглашусь с тобой. - пробормотал Каномару, в мыслях превращая Госуто в кучку пепла.
  
  
  
  - Моя раса теперь состоит всего из десяти драконов, включая меня и Аи, оставшуюся в Казанхоору. - уныло произнёс Хоноо. - Уйдут тысячелетия на восстановление популяции. У Госуто слишком много войск.
  
  
  
  - А мы с Нару чем вообще можем помочь? - недоумённо спросил Каномару. - Мы же не драконы.
  
  
  
  - В этом и дело. - Кураи улыбнулась во все 120 зубов. - Госуто на вас и не подумает, а его войска только на драконов нападают. Контрактники для них пустое место.
  
  
  
  - Что ж. - прошипел драконий жрец. - Этот Госуто слишком много о себе возомнил. Пустое место, значит? Посмотрим, как он запоёт позже. Я скоплю побольше природной чакры для режима Отшельника, тем более этот лес ею пропитан.
  
  
  
  - Я как раз почти закончил свою новую технику. - ухмыльнувшись, Наруто стукнул кулаком в ладонь, показывая готовность сражаться.
  
  
  
  - Тогда завтра увидимся. - с этими словами Хоноо исчез, но Кураи задержалась.
  
  
  
  - Ваша помощь куда более важна, чем кажется на первый взгляд. - сказала она. - Вы узнаете, когда пойдёте в бой вместе с другими драконами.
  
  
  
  И исчезла. Братья переглянулись и кивнули друг другу, после чего Наруто покинул крышу башни и устремился обратно в Коноху, а Каномару убежал в лес. На подготовку у них было достаточно времени, тем более их противником является могущественный дракон-лич с опытом в десятки тысяч лет и многотысячной армией. Как с ним справиться, ни один из братьев не знал, но они предполагали, что у драконов есть план, раз оба Узумаки им понадобились.
  
  ========== Часть 18 ==========
   Братья весьма ответственно отнеслись к предстоящей Войне драконов, однако не ожидали, что их навыки вскоре пригодятся, причём не против войск Госуто, а, как ни банально, Акацуки. На следующий день недалеко от Конохи было обнаружено двое членов Акацуки, причём это были те же Какузу и Хидан, которые напали на храм и которых сейчас послали за Девятихвостым. Вот только они встретили весьма серьёзное сопротивление - против них вышли не только Какаши, ведомый местью Хидану Шикамару и его напарники по команде, но и двое членов Корня под командованием Каномару. Узумаки при виде этих бессмертных нукенинов моментально приготовил к бою два своих больших чакрама.
  
  
  
  - Любопытно. - прищурился Какузу, рассматривая парня. Анбушники были в масках, поэтому в них не распознали Итачи и Дейдару. Подрывник долго возмущался по поводу такого напарника, но вскоре притих, стоило ему сказать, куда его отправляют.
  
  
  
  - Бл***, Какузу, да хватит глазеть! - у взмахнувшего косой Хидана терпение начало кончаться. - Убьём их!
  
  
  
  - А кишка не вылезет? - ехидно спросил змеёныш, незаметно давая блондину сигнал. Остальные тихо фыркнули со смеху.
  
  
  
  - Ты допрыгался! - прошипел джашинист.
  
  
  
  Последней каплей стала маленькая глиняная птичка, которая, подлетев к жрецу Джашина, взорвалась. Этого хватило, чтоб Каномару, на бегу войдя в Боевой режим, приблизился к Хидану и навязал ему ближний бой. Какузу оттеснили от него и связали боем - Дейдара отвлекал его внимание, а остальные старались уничтожить странных чёрных существ в масках. Сусаноо Итачи защитило от огненной волны, выпущенной от одной из тварей, однако та не выстояла против мощного взрыва - три глиняные змейки обвили её и взорвались, стоило Альбатросу сложить печать и сказать "Кац!". Какузу это, естественно, рассердило.
  
  
  
  Каждая атака косой встречала преграду в виде прочного кольца с лезвиями. Каномару не давал себя ранить и тем самым подписать себе смертный приговор, так как от отца слышал про этого психа. Хидан же всё больше бесился, отчего его удары становились всё более яростными. Его также удивляли странные татуировки-линии на лице его противника, но не вдавался в подробности. Видел только, что змеёныш ведёт себя холодно и сосредоточенно, в данный момент остановив перед своим лицом косу чакрамом, аж искры летели.
  
  
  
  - "Ещё немного и надо отменять Боевой режим." - решил Узумаки, уклоняясь от очередной атаки. Три лезвия косы со свистом пролетели у него над головой. Пустив чакру в оружие, он нанёс сразу два скользящих удара Хидану. Две глубокие перпендикулярные земле оплавленные по краям раны заставили того отступить на несколько шагов и заматериться.
  
  
  
  - Больно, с*ка! Да я тебя, выродок, принесу в жертву Джашину! - не унимался Хидан.
  
  
  
  - Мечтать не вредно. - фыркнул Каномару и убрал чакрамы, затем сложил печати. В сероволосого на большой скорости врезался большой водный снаряд. Хидан, очнувшись, с матом понёсся на своего противника - привычка Каномару доводить до точки кипения все свои техники Суитона, кроме Водной тюрьмы, сработала и здесь. Узумаки, с трудом уйдя из-под атаки жреца, запрыгнул ему на руку, в которой тот держал косу, и со всей силы врезал ему ногой в лоб, сделав вертушку. Хидан отлетел на несколько метров и заодно вдогонку получил гигантский огненный шар.
  
  
  
  - Хочешь с ним закончить, Шикамару? - драконий жрец с усмешкой покосился на подошедшего Нару.
  
  
  
  - Да. - кивнул тот. - Я сам с ним покончу.
  
  
  
  - Желаю хорошо провести время. - ухмыльнулся Каномару и умчался помогать с Какузу, у которого к тому времени не стало уже двух сердец - маски Огня и Молнии были уже уничтожены. Из строя выбыли Чоджи и Дейдара, которого Какузу и признал за маской - только он мог создавать глиняные взрывоопасные фигурки. Ино, будучи ирьёнином, теперь их лечила. Санго, гигантская призванная змеюка вскоре уничтожила третью маску, Земли, ударив по ней хвостом.
  
  
  
  - Братец, ты всё веселье почти пропустил! - внезапно крикнул старший Узумаки, повернувшись всем корпусом влево. На немалых размеров чёрном гиппогрифе стояли Наруто, Сакура, причём подозрительно тихая, и Ямато.
  
  
  
  - Задержали на тренировке. - джинчурики с недовольным видом указал на Тензо. Гиппогриф крыльями послал мощный воздушный поток в Какузу, однако техника встретилась с не менее мощным порывом ветра, с которым и столкнулась. Однако при таком раскладе сил у Какузу не было больше шансов - его противники использовали все доступные средства для победы. Его последняя маска была со всего маху раздавлена змеёй Каномару. Самим нукенином занялся Наруто - он заготавливал свою новую технику, пока остальные его отвлекали. Отступник же тем временем проявлял чудеса акробатики - если бы не его техника Дотона для укрепления тела, гиппогриф бы давно его убил, просто долбанув по нему клювом, а с Сусаноо ему не хотелось встречаться. Про себя проклиная Пейна, Какузу напал на Какаши, но встретил оборону в виде Сакуры и от её мощного удара кулаком отлетел на пару десятков метров и врезался в камень. Последнее, что он видел - бегущего к нему Наруто с красными демоническими глазами и странным гигантским белым сюрикеном в руке, со свистом рассекающим воздух.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - И что это была за техника? - поинтересовался Каномару у брата, сидевшего на камне и принимавшего лечение от Сакуры и Курамы. Их призывы по окончанию боя исчезли обратно.
  
  
  
  - Я её назвал Фуутон: Расен Сюрикен. - с гордостью ответил Наруто. - Расенган с чакрой Ветра. Правда, как бросать его, а не мчаться с ним напролом, я пока не знаю.
  
  
  
  - Кстати, а чего это лобастая какая-то мрачная ходит? - поинтересовалась у него Яманака, кивнув на Харуно. Та вскинулась:
  
  
  
  - Ничего! Тебя это не касается, Ино-свинина!
  
  
  
  - Сейза* её едва не склевал. - сдал её с потрохами младший Узумаки. - Она не проявила к нему уважения и спросила у меня, почему я поклонился "какой-то курице", затем нарушила все правила общения с гиппогрифами, резко подскочив к нему и осмотрев.
  
  
  
  Каномару громко присвистнул, выражая изумление.
  
  
  
  - Сакура-чан. - обманчиво мягким голосом произнёс он, отчего Итачи и Дейдара поёжились. - Гиппогрифы - горделивые и благородные животные, если ты не знала, так что Сейза имел полное право тебя убить и сьесть, как птенец червяка. Гиппогрифы слушают только того, кого признают равным себе. За примером далеко ходить не надо - вон мой младший брат. Пожалуй, мне стоит сообщить крёстной о том, что тебе стоит набраться ума, пусть она из тебя выбьет нахер всю дурь из пустой головы. Может хоть думать начнёшь. - по мере высказывания его голос становился всё холоднее и жёстче. - Наруто, ты пытался её остановить? - обратился он к брату.
  
  
  
  - Да, он не хотел, чтобы Сакура-чан подходила слишком близко к гиппогрифу. - за него ответил Ямато. - Предупредил, что сначала надо его поприветствовать.
  
  
  
  - Ага. И почему ты посчитала себя умнее моего брата? - Каномару сверлил куноичи взглядом Ибики на допросе, а та, покраснев, как мак, вжала голову в плечи. - Может ты являешься Хокаге или заняла место главы Корня вместо меня, а я не в курсе? Да? Нет? Тогда какого Учихи Мадары, твою бабушку, ты игнорируешь разумные советы и считаешь себя выше тех, кто их даёт?! - рявкнул он, в этот момент донельзя напоминая собственную мать. - Так хочется на тот свет отправится?! Ну так сказала бы раньше, мы б тебя отправили в одиночку встречать этих двух членов Акацуки!
  
  
  
  Харуно побледнела, в красках представив свой бой в одиночку против Хидана и Какузу. Долго она бы не продержалась. А уж что бы они с ней сделали перед тем, как убить, ей не хотелось представлять.
  
  
  
  - Крёстная? - не понял Чоджи.
  
  
  
  - Сенджу Цунаде-сан. - бросил Каномару.
  
  
  
  - Я... Я... - промямлила розововолосая, не зная, что сказать. О том, что этот змеёныш является крестником её учительницы по ирьёниндзюцу, она до этого момента не знала, ей не рассказывали, а она не спрашивала, хотя и видела пару раз, как Цунаде мягко общается с Каномару, но не сочла это важным.
  
  
  
  - Значит так, либо просишь у Наруто рассказать побольше о гиппогрифах, либо ближе, чем на десять метров, не подходишь больше к его призывным созданиям. - прошипел старший Узумаки. Вокруг него давно сформировалось пустое пространство, так как его зрачки очень сильно сузились. - Нет, если хочешь, чтоб тебя склевали, то пожалуйста. Выбор за тобой.
  
  
  
  На этом разбор полётов окончился и вся компания отправилась в Коноху. Шикамару всю дорогу задумчиво рассматривал зажигалку Асумы и вспоминал, как похоронил Хидана в лесу своего клана. Сакура пристыжённо молчала, понимая, что её вытащили из дерьма, в которое она успела окунуться, а она не поблагодарила. Наруто действительно попытался её отговорить не подходить к гиппогрифу, она не послушала и в итоге едва не встретилась головой с мощным клювом. Джинчурики потом приносил извинения животному и поклялся, что Харуно ничего ему не сделает, только после этого отправившись на помощь Шикамару и остальным. А Итачи и Ямато уже в который раз выяснили, в кого у Каномару такой взрывной с наставительными нотками характер. Нет, Узумаки может и вполне спокойно обьяснить, что к чему, но если выйдет из себя, то так несколькими репликами окунёт в помои с головой, что долго придётся отмываться. И не поймёшь, что хуже - проявление змеиного отцовского характера или угроза отчекрыжить чакрамами всё, что торчит.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Около шести часов вечера, когда рука Наруто пришла в норму (как оказалось, из-за чакры Фуутона конечность получила множество микроповреждений изнутри и был риск вообще остаться без руки), оба брата стояли на поляне на двадцатом полигоне. Он как три года назад, так и сейчас напоминал застеклённый кратер. Каномару усмехнулся - помнил ведь, как выпускал пар от ярости. Теперь на этом полигоне проводились тренировки по контролю над чакрой у учеников Академии - отправляют на дно кратера и им по скользкой поверхности приходится учиться выбираться. Ровно в шесть часов перед братьями в воздухе зависли Кураи и Хоноо.
  
  
  
  - Готовы? - спросила драконица.
  
  
  
  - А есть выбор? - иронично спросил Каномару.
  
  
  
  - Нет. - ухмыльнулся дракончик.
  
  
  
  - Тогда готовы.
  
  
  
  С хлопком все четверо исчезли с полигона и очутились в неизвестном месте. Не в Казанхоору и не в Ночной Обители. Это больше напоминало гигантский оазис в пустыне, окружённый кольцом из гор и разделённый на девять сегментов. Маленькие дракончики исчезли, а перед ребятами изящно приземлилась Геккабиджин. Те едва устояли на ногах от тряски.
  
  
  
  - Добро пожаловать в Кольцо Мира. - поприветствовала она их. - Это нейтральная территория, где собрались все Древние.
  
  
  
  Словно в подтверждение её слов на поляну приземлились остальные драконы. Но, как оба Узумаки заметили, одного не хватало.
  
  
  
  - А где Бронехвост? - поинтересовался старший.
  
  
  
  - Рашеррасан там. - бронзовый гигант указал крылом на одну из пещер в горном кольце. - Оплакивает мёртвых и воет.
  
  
  
  - Их не вернуть, но можно сражаться за тех, кто ещё жив, а не скулить. - фыркнул коричневый дракон, вызвав неприязнь у Наруто и Каномару.
  
  
  
  - Его раса практически вымерла, а ты ещё смеешь что-то тявкать?! - взвинтилась весьма устрашающего вида ярко-зелёная драконица. Как Каномару заметил, у неё и у её бронзового, коричневого, белого и синего сородичей передних лап не было, только задние лапы и сразу крылья.
  
  
  
  - Лорды и матриархи, великие Древние, наследники, мы здесь не для того, чтоб друг на друга нападать. - высказался синий исполин, кажущийся из всех них самым спокойным. Хотя при учёте того, что стихиями синих драконов по словам Хоноо являются вода и лёд, это неудивительно.
  
  
  
  - Какая жалость, что в алой касте больше нет претендентов на титул Древнего. - не унимался коричневый рептилоид.
  
  
  
  - Ганкона! - рявкнула Геккабиджин.
  
  
  
  - ЗАХЛОПНИ ПАСТЬ, ЧЕМОДАН-ПЕРЕРОСТОК ЦВЕТА ДЕРЬМА!!! - разъярился Каномару, усилив звук Фуутоном. - ТЫ НЕ ИМЕЕШЬ НИКАКОГО ПРАВА ТАК ГОВОРИТЬ ПРО БРОНЕХВОСТА!!!
  
  
  
  - Ты!.. - Ганкона неожиданно заткнулся - на него глаза в глаза смотрел истинный драконий жрец. Каномару перешёл в режим Отшельника и сейчас испепелял обнаглевшего дракона взглядом. Другие драконы смотрели на парня с уважением. Тут и Наруто дал о себе знать.
  
  
  
  - Бронехвост потерял почти всю семью. Разве каждая из ваших каст не является семьёй? - начал он говорить. - Вы вожди своих каст, вы главы своих семей, но все вы являетесь одним целым. Разве члены семьи не должны поддерживать друг друга вместо того, чтоб поливать грязью?
  
  
  
  - А ведь мальчики правы. - нежным голосом сказала Лайтсабер, глядя на пристыжённого Ганкону.
  
  
  
  - Назовитесь, контрактники. - спокойно потребовал тёмный серый с голубоватым отливом дракон, глядя на братьев.
  
  
  
  - Узумаки Каномару, драконий жрец, мастер фуиндзюцу. - представился змеёныш, отменив режим.
  
  
  
  - Узумаки Наруто, джинчурики Девятихвостого Лиса, известного под именем Кьюби но Йоко. - не остался в стороне джонин.
  
  
  
  - Похоже, чёрные и красные драконы нашли достойных контрактников. - хмыкнул бронзовый дракон.
  
  
  
  - Лживое бессмертие Госуто недостойно существования. - произнёс светло-фиолетовый шестиглазый дракон. - Но умрёт он лишь через посредника. Тьма сгущается.
  
  
  
  - О чём это он? - удивился джинчурики, гядя на Геккабиджин и прося у неё ответа.
  
  
  
  - Могильщики всегда говорят, как оракулы. - хмыкнула она. - Но ни с кем не делятся знаниями. Мы не знаем, о чём именно он говорит, но прислушиваемся.
  
  
  
  - Совет не начнётся, пока все не в сборе. - недовольно прорычал синий дракон, косясь на пещеру, из которой раздался жалобный вой.
  
  
  
  - Я с ним поговорю. - с этими словами Каномару помчался в пещеру. Благо Бронехвост нашёлся быстро - по звуку. Как оказалось, он укрывал крыльями оставшихся в живых красных драконов в количестве семи штук. Среди них Узумаки не видел Касаи - бескрылого огненно-красного дракона - и Фудо. Ему стало жалко этого дракона, бывшего когда-то человеком. Внимание Бронехвоста он привлёк тем, что запрыгнул ему на нос и встретился с его опечаленным взглядом.
  
  
  
  - Бронехвост... - начал он.
  
  
  
  - Моя каста вымерла. - с горечью произнёс дракон. - За что сражаться? Госуто примется за остальных.
  
  
  
  - Нет, если мы его остановим. - твёрдо сказал Каномару.
  
  
  
  - Каким образом? Он бессмертен. С каждым нашим погибшим его армия лишь усиливается. Госуто - некромант, тысячелетиями оттачивавший свои способности. Теперь я понял всё. Он постепенно истреблял мою семью специально, чтоб обьединённая армия заявилась к нему в Хрустальную долину и преподнесла себя на блюдечке с голубой каёмочкой, как вы, люди, выражаетесь. Это ловушка для всех драконов. Он пожнёт всех и сделает своими слугами, став воистину бессмертным.
  
  
  
  - А как же они? - тихо спросил Узумаки, указав на рептилий по крыльями Бронехвоста. - Они ещё живы. Не всё потеряно. Совет не примет решение выступить, пока он не весь собран. Нам нужен ты.
  
  
  
  - А Совет тебе не сказал? - так же тихо спросил дракон, наклонив голову так, чтоб парень спрыгнул с его носа, затем положив на землю так, чтоб обвить Каномару шеей. - Кураидесу всегда говорит предсказаниями. Его слова - истина. Я не уберёг свою семью, теперь ещё к этому прибавилось "не уберёг ученика". В отличие от Аины у тебя потенциал намного больше и это не в плане умений шиноби.
  
  
  
  - О чём ты говоришь, Брон? - удивился Узумаки, поглаживая несчастного дракона по скуле.
  
  
  
  - Я из-за клятвы не могу сказать, в отличие от Кураидесу. - тот прикрыл глаза. - Но всё равно мы все погибнем.
  
  
  
  - Нет, мы НЕ погибнем! - прикрикнул на него Каномару. - Если вам понадобилась помощь двух подростков из клана Узумаки, имеющих контракт с драконами, значит у вас есть план. Игры в прятки ничего не дадут, лишь отсрочат вашу гибель.
  
  
  
  - Хммм... - задумчиво протянул рептилоид, глядя на упрямого парня. "Весь в мать." - подумал он. Оглядев выживших членов семьи, он поднялся с земли и склонил голову перед Каномару.
  
  
  
  - Запрыгивай. - только и сказал он ему, после чего покинул пещеру уже с призывателем на голове. Остальные Древние тем временем собрались в кольцо. Увидев Бронехвоста, все выпрямились, как по струнке, кроме фиолетового и синего.
  
  
  
  - Даже спрашивать не буду. - с удивлением протянула Геккабиджин, у которой на голове сидел Наруто, с улыбкой наблюдавший за братом. - Каждого из нас он прогонял, одаривая струёй пламени.
  
  
  
  Каждый из драконов уселся на гору перед отдельным участком земли под ними.
  
  
  
  - Рашеррасан Рремерин Харрас, Древний Лорд. - с этими словами он в землю выдохнул пламя, мигов расплавившее землю в том месте, куда оно попало.
  
  
  
  - Геккабиджин, Древняя Матриарх. - драконица плюнула сгустком огня в землю, трава загорелась.
  
  
  
  - Лайтсабер, Древняя Матриарх. - пропела красивая рептилия и выдохнула белую огненную струю, проделавшую дырку в земле.
  
  
  
  - "Ничего себе огонёк." - присвистнул Курама. - "Да уж, красота - страшная сила."
  
  
  
  - Шимо, Древний Лорд. - дракон свой участок земли превратил в каток.
  
  
  
  - Расшу, Древний Лорд. - этот дракон на максимальной скорости пролетел над куском земли, снеся все растения и камни. Из рассказа Хоноо братья помнили, что серо-голубые драконы не имеют предрасположенности к стихиям, но в скорости с ними никто не сравнится.
  
  
  
  - Ганкона, Древний Лорд. - высокомерно произнёс тот самый задира и парой взмахов крыльев вызвал землятрясение и создал каменный столб.
  
  
  
  - Кагаяки, Древний Лорд. - от пасти бронзового дракона на мгновение протянулась широкая молния, ударив в центр участка и оставив след.
  
  
  
  - Емерарудошедо, Древняя Матриарх. - рявкнула зелёная драконица. Её кислота проела землю так, что в сравнении с белым пламенем Лайтсабер это выглядело куда смертоноснее. Наруто содрогнулся - попади он под атаку этой драконицы с труднопроизносимым именем и от него бы ничего не осталось, одно кислотное пятно. Каномару она характером напомнила Тсуме Инудзуку.
  
  
  
  - Кураидесу, Древний Лорд. - могильщик сверкнул шестью изумрудными глазами и высосал жизнь из растений на своём клочке земли, как сок через трубочку. Братья побледнели - вот вам и энергетический вампир во всей красе, даром что дракон. В центр кольца ударила молния и земля стала прежней и живой.
  
  
  
  - Мы только что провели Единение. - пояснила чёрная драконица. - Теперь можно выступать... в последний бой.
  
  
  
  - Закат неприемлем. Рассвет обнадёживает. - пробормотал Кураидесу. - Сила исчезнет и останется.
  
  
  
  Заметив, каким печальным стал взгляд у Бронехвоста, Наруто напрягся. Что-то здесь не так. Но вот что именно - он сам не знал. Ему следовало поговорить с Каномару или самим красным драконом для прояснения.
  
  Emerarudoshēdo - яп. "изумрудная тень"
  
  Shimo - яп. "мороз"
  
  Kagayaki - яп. "сияние"
  
  Rasshu - яп. "порыв"
  
  Gankona - яп. "упрямый"
  
  Kuraidesu - яп. "тёмный"
  
  Gekkabijin - яп. "ночная королева"
  
  * - 星座 Seiza, яп. "созвездие"
  
  ========== Часть 19 ==========
   - Нужно поговорить, нии-сан. - обратился к брату Наруто, когда они оказались в горах, куда их привезли Бронехвост и Геккабиджин. В этом мире оказалось два солнца - белое и голубое - и оба уже почти закатились.
  
  
  
  - О чём, Нару? - спросил змеёныш, сев на пенёк и наблюдая за Бронехвостом. Дракон будто постарел на несколько тысячелетий за то время, пока Узумаки находились здесь. И это не нравилось жрецу - от него что-то скрывают.
  
  
  
  - О Бронехвосте. Здесь что-то не так. - признался джинчурики. - И эти намёки от того шестиглазого дракона...
  
  
  
  - Я знаю об этом. - нахмурился Каномару. - Брон связан какой-то клятвой, так что не может рассказать, другие драконы, скорее всего, тоже, так что придётся идти к Кураидесу за ответами.
  
  
  
  Наруто содрогнулся - как бы их не выпили досуха.
  
  
  
  - Но я всё же кое-что у Брона узнал. - продолжил змеёныш. - Его фраза "не уберёг ученика" мне не понравилась. Он ведь дорожит своей кастой, в которую, кстати, входим и мы с мамой, как контрактники, а я был учеником - обучался владению сенчакрой. Вот только... - помрачнел он. - Ведь ещё тогда мне не понравилось, что за меня всё решили. Просто поставили перед фактом, что меня надо обучить сендзюцу. Да, я стал сильнее, но всё это было похоже на подготовку.
  
  
  
  - А эта война... - промолвил джинчурики. - Ты им зачем-то нужен, братец.
  
  
  
  - "Я даже скажу, для чего." - рыкнул биджу, наладив связь между братьями. - "Я это выловил из речи того дракона. Смерть через посредника означает, что просто так его не убьёшь, нужно принести жертву. "Сила исчезнет и останется" - это скорее всего значит, что умения этого мертвяка передадутся тому, с чьей подачи он погибнет."
  
  
  
  - "Надо поговорить с Кураидесу." - заявил младший Узумаки. - "Или с каким-нибудь другим могильщиком."
  
  
  
  - "Лучше с Древним." - вздохнул старший. - "Пошли."
  
  
  
  Поиски фиолетового Лорда оказались довольно долгими, но всё же плодотворными - Кураидесу обнаружился в глубине лесной чащи на алтаре в окружении пяти могильщиков. Те, заметив ребят, насторожились, однако взмах крыла их Древнего их успокоил. Лорд внимательно рассматривал парней, задерживая взгляд на Каномару.
  
  
  
  - Я догадываюсь, зачем вы здесь, дети. - произнёс он. - Вы хотите получить ответы. Вы весьма умны и наблюдательны.
  
  
  
  - Зачем мы участвуем в войне? - спросил Наруто.
  
  
  
  - Ты являешься носителем самого могучего из Хвостатых демонов, созданных великим Рикудо Саннином. - ответил ему вампир. - Ваша совместная сила велика, вам следует объединиться. А ты, мальчик, - перевёл взгляд на Каномару. - являешься драконьим жрецом. Все касты используют исключительно чакру природы. Но Госуто черпает свою силу из мира духов. Природа для него не важна. Так вот, драконьи жрецы - это те, кто сумел сродниться с драконами через энергию природы. "Тёмные времена наступят, когда падший Лорд создаст западню для всех живых, и только не являющийся драконом, но при этом им родня, станет его погибелью." - зачитал он некое предсказание. - Только драконьи жрецы могут окончательно уничтожить предателя и сохранить его силу.
  
  
  
  - Что это за предсказание вы произнесли? - настороженно поинтересовался Каномару - ему всё это нравилось всё меньше и меньше.
  
  
  
  - Оно было мной сделано ещё сотню лет назад. - ответил ему Кураидесу. - Могильщики также являются оракулами. Мы даже иногда говорим, как пророки. Мне тогда приснился сон, где тьма окутала все наши миры и уничтожила всех нас, а направлял её дракон, будто покинувший могилу. Госуто я узнал почти сразу. Перед ним стояла маленькая фигурка человека, которого я не рассмотрел. Затем оба исчезли во вспышке света.
  
  
  
  - Но при чём здесь я-то? - не понял змеёныш.
  
  
  
  - Только драконий жрец может навсегда уничтожить Госуто. - выпрямился Кураидесу. - Жрецы не являются драконами, но имеют их дары. Все те сто лет касты пытались воспитать драконьих жрецов и попытки заканчивались неудачами - либо попадались недостойные, либо они трансформировались в драконов.
  
  
  
  - Как Фудо. - догадался жрец.
  
  
  
  - Да. Из-за своих особенностей "не является драконом, но при этом им родня" жрецы могут провести ритуал запечатывания.
  
  
  
  - "То есть стать джинчурики павшего дракона, давно сьехавшего с катушек." - иронично фыркнул Курама. Наруто передал его слова дракону.
  
  
  
  - Не совсем. Можно запечатать лишь его силу, а его отправить в мир духов. - покачал головой могильщик. - Но существует лишь один шанс из миллиарда, что...
  
  
  
  - Не томите. - пробормотал Каномару, чьё состояние было недалеко от обморока от осознания того, что его специально выучили, чтоб использовать.
  
  
  
  - Один шанс из миллиарда, что жрец выживет. В других - не справится с силой самой Смерти и погибнет. - закончил Кураидесу. Побледневший Наруто посмотрел на брата и ужаснулся: того сильно трясло, расширившиеся от шока глаза потускнели, возникало такое чувство, что он вот-вот рухнет без сил на землю.
  
  
  
  - Значит меня собираются использовать в качестве оружия против Госуто? - в шоке прошептал Каномару. Теперь он понял, что имел ввиду Бронехвост и почему он был таким печальным. Он знал, что посылает на смерть того, к кому привязался.
  
  
  
  - К сожалению, да. - кивнул могильщик. - Госуто - некромант, поэтому ему ничего не стоит обмануть смерть. Единственный выход - забрать всю его силу, до капли, тогда его убить будет очень просто.
  
  
  
  - А просто лишить нельзя?! - возмутился Наруто.
  
  
  
  - Нет. Не в этом случае.
  
  
  
  - Проклятье!
  
  
  
  - Я вам всё рассказал. Теперь ступайте.
  
  
  
  Наруто и Каномару на негнущихся ногах пошли обратно к месту сбора чёрных драконов. Им сегодня не удастся поспать из-за таких новостей. Однако по пути им попалась небольшая белая драконица с изящной короной из рожек на голове.
  
  
  
  - Я слышала разговор и передала его Древней. Наша матриарх хочет с вами поговорить. - произнесла она и села возле них. Парни залезли на драконицу и та отнесла их к Лайтсабер.
  
  
  
  - Так как вы теперь всё знаете, я вам кое-что расскажу. - от прежней доброжелательности и мягкости в ней ни следа не осталось. - Мы воспитывали жрецов не из прихоти. Госуто после поглощения миров драконов примется за другие. Его войско как саранча, опустошающая все миры, в какие попадёт. Даже ваш, человеческий. Его необходимо остановить.
  
  
  
  - Я знаю, но... - прошептал старший Узумаки, однако Лайтсабер махнула крылом, призывая к молчанию.
  
  
  
  - Моя каста не только огнём и ветром управляет. Среди нас есть и целители, с которыми никто не сравнится. - с гордостью произнесла она. - Нужно время, чтоб справиться с той скверной, которую несёт в себе Госуто, и за это время жрец может умереть. Если только мы не вмешаемся.
  
  
  
  - То есть вы не дадите ему умереть? - уточнил Наруто.
  
  
  
  - Да. - кивнула Лайтсабер. - Но только если он выполнит свой долг драконьего жреца.
  
  
  
  - Слышишь, братец, ты выживешь! - джинчурики радостно запрыгал возле брата.
  
  
  
  - Вам необходимо отдохнуть, поскольку дальше вы об отдыхе лишь мечтать будете. Идите. - с этими словами драконица свернулась в клубок. Та самая рептилия, которая доставила их в лагерь белых драконов, отнесла ребят к красным и чёрным. На рассвете наступит последний бой.
  
  
  
  - "Чешуйчатые крылатые интриганы. Похлеще Данзо." - подумал Каномару перед тем, как провалиться в сон.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Как только наступил рассвет, один из фиолетовых драконов, страшный, как чума, протянул Каномару небольшой свиток с описанием ритуала. Геккабиджин и Бронехвост, приняв своих контрактников на себя, присоединились к остальным Древним и открыли портал, в который влетели первыми. Пока летучее войско прибывало, Наруто осмотрелся. Тусклые серые кристаллы, мёртвые растения, гнилая потрескавшаяся земля, источающая жуткий смрад, не красили пейзаж. Небо было тёмно-серым с зеленоватым оттенком. Небольшие пруды отвращали зелёным цветом воды и запахом гноя. И в довершение - древние останки драконов, следы лап на земле и вой призраков.
  
  
  
  - Прямо какие-то мёртвые земли. - пробормотал джинчурики.
  
  
  
  - К сожалению, этот мир уже не спасти. - сказала чёрная драконица. - Все наши погибшие братья и сёстры пали здесь и стали частью войск Госуто. Наша ошибка в том, что мы забыли о пророчестве Кураидесу, ведь мы могли...
  
  
  
  - Что было, то прошло! - рявкнула Емерарудошедо. - Сейчас надо пробиться в логово этого недоделанного зомби! Жрец, выучи эту технику, как вы, шиноби, это называете, и будь готов её применить!
  
  
  
  Все Древние в полёте начали петь по-драконьи. Обьединённые войска рептилий взревели и устремились вниз, используя все свои силы, и столкнулись с нежитью. Костяные драконы встречались головами с камнями, прилетевшими от коричневых драконов, и ломали зубы об каменные панцири. Призраки же оказывались бессильны против могильщиков, как и виспы. Кукловоды, как оказалось, ненавидят огонь. Однако со стороны живых тоже были жертвы - нежить была очень быстрой. На одного погибшего мертвеца приходилось десять живых. На одного из серо-голубых драконов набросилось сразу два костяных и разорвали его на куски, а висп высосал душу из небольшой белой драконицы. Подобное происходило по всему полю боя. Геккабиджин, Бронехвост и Кураидесу устремились к логову предателя, остальные присоединились к своим детям. Полукровкам доставалось не меньше, однако отбивались они яростно. Вся местность горела адским пламенем, отовсюду слышались рычание и вой, сверкали молнии, поднималась пыль, летели камни.
  
  
  
  - Мертвецам не нужен отдых и им плевать на повреждения. - пробормотал Бронехвост.
  
  
  
  - Чем быстрее мы покончим с Госуто, тем больше шансов восстановить касты! - рявкнула Геккабиджин. - Каномару, ты выучил ритуал?
  
  
  
  - Да. Это похоже на технику запечатывания, которой запечатывают биджу в людях, но эта расчитана лишь на чакру, а не обьединение чакры и сознания. - отозвался старший Узумаки.
  
  
  
  - А для простых людей? - вклинился Наруто, на что Каномару закатил глаза.
  
  
  
  - Она запечатывает все до единого способности в объекте, выбранном в качестве жертвы. Всё равно что запечатать в тебе практически всю чакру и знания Ку, а его самого прибить, например. Весело, да?
  
  
  
  - "Я бы не сказал." - рыкнул Лис.
  
  
  
  - Так быстро разобраться... Ты интуит? - фиолетовый дракон заинтересованно покосился на парня.
  
  
  
  - В смысле? - не понял тот.
  
  
  
  - Ты очень быстро разбираешься в плетениях символов. - объяснил шестиглазый. - Разве не так?
  
  
  
  - Так. - Узумаки-старший вспомнил свои достижения с печатью Лунной жизни, Проклятой печатью Неба и печатью Защиты разума.
  
  
  
  - Это редкий дар в твоём клане. - задумчиво добавил дракон. - Насколько я знаю от Рашеррасана Рремерина Харраса, твоя мать тоже интуит. Вы очень быстро изучаете искусство печатей, барьеры и различные ритуалы. Это ваш инстинкт.
  
  
  
  - Понятно. - хмыкнул змеёныш.
  
  
  
  Разговор был прерван немалым отрядом костяных и призрачных драконов во главе с зомби. Последний нацелился на Геккабиджин, однако в лоб встретился с Расен Сюрикеном Наруто. Техника снесла твари голову. Каномару перешёл в режим Отшельника и щедро поливал огнём скелетов. Также во время боя ему удалось создать мощную струю пара, упокоившую одного из призраков. Тренировки даром не прошли - старший Узумаки каждый день выделял пару часов на соединение Катона и Суитона. Бронехвост и Геккабиджин сжигали противников, лавируя между ними, затем Кураидесу приземлился и запел. Мёртвые поверженные драконы исчезли, будто испарились, от призраков не осталось эктоплазмы.
  
  
  
  - Подождём здесь наших братьев и сестёр. До логова Госуто лететь ещё далеко и на пути нам может встретиться ещё много его рабов. - сказал могильщик. Те кивнули, но ссаживать ребят с себя не торопились. Бронехвост улёгся на землю передохнуть. Его мысли всё возвращались к бледному красноволосому парню с фиолетовыми глазами, сидящему у него на голове. Дракон не хотел его гибели, но целителями являлись исключительно белые драконы. О том, что добрая и строгая Лайтсабер пообещала помочь, он не знал.
  
  
  
  - "Аина же из меня чемодан и броню на всю семью сделает за смерть сына." - мрачно подумал он, дожидаясь армию. До этого дня все атаки на Хрустальную долину заканчивались провалом, затем все внезапно вспомнили о пророчестве Кураидесу. Молясь, чтоб идея с драконьим жрецом сработала, Бронехвост прикрыл глаза.
  
  
  
  - "Это неправильно." - подумал он. - "Это всё неправильно. Так не должно быть."
  
  
  
  - "А это решать не тебе." - ехидно пропел его внутренний голос. В ответ дракон рыкнул на него и снова задумался. Аине и Каномару придётся отказаться от контракта с его кастой и заключить его с другой. С теми же чёрными или зелёными драконами.
  
  ========== Часть 20 ==========
   Комментарий к
   Внимание! В этой главе присутствует насилие, хоть и не по отношению к людям.
   Сильно потрёпанная армия появилась лишь через час. Ганкона тихо рычал, зализывая рану на лапе, оставленную скелетом, Емерарудошедо несла к целителям на спине двух сородичей, а белые драконы лечили раненых. Каномару ещё раз перечитал свиток. Ритуал Избавления действительно оказался техникой фуиндзюцу, позволяющей запечатать в пользователе около 97% силы и знаний противника, но вот последствия его не радовали совсем. Дело в том, что после этого было три варианта развития событий: смерть из-за перенапряжения и дальнейшее исчезновение полученных способностей, полное сожжение системы циркуляции чакры или же полная замена чакры на некую ману. Вероятность последнего - 0.05%.
  
  
  
  - "Ну просто потрясающе. Либо я умру, либо перестану быть шиноби." - чертыхнулся Узумаки, тряхнув головой, его волосы были распущены. - "Хорошо, что я не только ниндзюцу и фуиндзюцу учил, но и тайдзюцу с кендзюцу."
  
  
  
  - Брон, а что значит "полная замена чакры на ману" и что вообще за мана? - поинтересовался он у красного дракона.
  
  
  
  - Мана это аналог чакры. - ответил он. - Практически ничем не отличается от неё, разве что ты не умрёшь, если лишишься её, да и она восстанавливается куда быстрее. Ты по-прежнему сможешь использовать свои техники, но с меньшими затратами и в сопровождении боли. Госуто некромант, так что вполне вероятно, что после поглощения его сил ты сам станешь таким. Так как ты Узумаки, процент выживаемости у тебя повышен, но не намного.
  
  
  
  - А кто создал эту технику?
  
  
  
  - Могильщики. Они не только смотрители захоронений и Проводники, но и ритуалисты. И изначально это не было техникой, ведь в момент её создания не было шиноби.
  
  
  
  - Как это? - вклинился Наруто.
  
  
  
  - Ниндзя появились после того, как Рикудо Сеннин создал искусство Ниншу и научил людей им пользоваться. Он и его брат - первые люди, которые родились с чакрой. Но человечество стало использовать этот дар для войн и смерти. Ведь в вашем мире прошло три мировые войны шиноби, где гибли тысячи людей. Так вот, мы древнейшая раса и наблюдали за вашим развитием тайком, никому не показываясь на глаза, и заметили проявления необычных способностей у некоторых ваших сородичей, которых, впрочем, сторонились, а то и убивали из страха. - рассказал рептилоид. - В общем, это называется магией, хотя ваши способности шиноби вроде превращения в другого человека или животное, выплёвывания огненных шаров или появившейся из ниоткуда воды сами недалеко ушли от этого определения.
  
  
  
  - А как же вы тогда дышите огнём и льдом? - поинтересовался джинчурики.
  
  
  
  - Сенчакра. Мы мастера в сендзюцу и живём в гармонии с окружающей средой. - ответил Шимо. - Это тоже можно посчитать магией, хотя это мнение несколько ошибочно. Но некромантия это не сенчакра, это вызов или служение Смерти и Жизни.
  
  
  
  - Эдо Тенсей... - пробормотал Каномару, вспомнив технику Второго Хокаге, которую к себе в арсенал заполучил Орочимару.
  
  
  
  - Да, эта техника из разряда некромантии. - кивнул Кураидесу. - Но создана весьма грубо. Как и ваша с Аиной Печать Немёртвого раба, превращающая человека в зомби. Сравни количество контролируемых рабов Госуто и тех, кого ты убил своей техникой.
  
  
  
  - Да я её применял всего-то один-два раза. - змеёныш почесал затылок. - И было очень трудно контролировать их.
  
  
  
  Ему внезапно поплохело - в области некромантии им с матерью до Госуто как пешком, задом наперёд и на четвереньках до Солнца.
  
  
  
  - Не обнадёживай себя. - погрустнел Бронехвост. - Ты либо от болевого шока скончаешься, либо сила Госуто тебя разорвёт изнутри и исчезнет.
  
  
  
  Каномару до боли сжал кулаки и покосился на Лайтсабер, делавшую вид, что спит и ей плевать на разговоры. Матриарх оказалась, как говорится, с двойным дном - без посторонних при своих белых сородичах она весьма мудрая, а в толпе включала классическую "блондинку" и чуть не флиртовала с другими Древними Лордами. В этом братья убедились ещё вчера. Вскоре армия отдохнула и рассредоточилась на пять отрядов, возглавляемых Древними. Геккабиджин и Бронехвост продолжили свою миссию доставить ребят к логову лича, сопровождать их остались Кураидесу и Лайтсабер.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Это здесь. - прошипел фиолетовый могильщик, когда вся четвёрка приземлилась перед гигантской пещерой. Через секунду они оказались в окружении призрачных драконов. Белая драконица тихо зарычала и обдала их пламенем.
  
  
  
  - Я слишком красива, чтоб умереть от поцелуя с призраками. - пропела она с ухмылкой, за что удостоилась скептического взгляда от Кураидесу и Бронехвоста, а Геккабиджин сделала подобие фейспалма, хлопнув себя передней лапой по лбу и закрыв глаза.
  
  
  
  - Эй, поаккуратнее! - возмутился Наруто, которого едва не задело чешуйчатым пальцем.
  
  
  
  - Прости. - извинилась драконица.
  
  
  
  - Брысь в пещеру! - рявкнул красный Лорд, когда из земли стали выбираться костяные драконы и зомби. Братья спрыгнули с голов своих покровителей и на полной скорости рванули в пещеру, за ними полетели виспы и призраки. Огненный шторм в исполнении Каномару прервал погоню. В пещере было темно, как в чернильнице, так что старший Узумаки пустил огненную чакру в руку, таким образом создав факел, а Наруто создал Расенган. Леденящий душу смех отразился от стен, на которых внезапно засияли бледно-зелёные кристаллы.
  
  
  
  - Так-так-так, неужели жалкие насекомые решили со мной потягаться? - звучал в головах ребят хриплый голос Госуто. - Ничтожества.
  
  
  
  Оба Узумаки осмотрелись, но рядом никого не было. Курама же, вздыбив шерсть, чуть не метался внутри Наруто.
  
  
  
  - Пошли дальше. - шепнул старший. Пещера оказалась довольно большой и продолговатой и уходила вниз. Однако братьям всё время казалось, что их специально направляют к личу - встречающиеся развилки и перекрёстки приветствовали барьерами на некоторых путях. Каномару и Наруто проверяли их на воздействие Печати Разрушения, но всё же бежали по тем коридорам, которые не были "заперты". Внезапно на их пути возник дракон-зомби. Безглазая зубастая тварь, от которой несло разложениями, зарычала и бросилась на них. Наруто спутал ей лапы Цепями Чакры, а Каномару перешёл в режим Отшельника и обжёг ей голову. На всю пещеру запахло палёным мясом.
  
  
  
  - Меня сейчас стошнит. - пробормотал джинчурики, удерживая мертвеца, с которого будто содрали чешую, обнажив мясо и кости. Тварь вырвалась и заметалась, пришлось лезть на стены и потолок. Им повезло, что этот дракон был бескрылым.
  
  
  
  - Жрец... - провыл зомби. - Спаси...
  
  
  
  Подвывания мертвеца прервались огненным потоком из его пасти. "У него остались зачатки разума. И выглядит он посвежее остальных трупов. Видимо, это кто-то из недавно погибших. Ведь бои здесь длятся почти неделю, даже чуть больше, если считать время в планах, а не в нашем мире." - подумал змеёныш, уходя от его атаки и отвечая волной из кипятка. Наруто тем временем, преодолевая отвращение, запрыгнул на спину дракону. Лис дал ему своей чакры, позволив ему высвободить три хвоста, и сейчас джинчурики наносил мощные удары по телу твари, ломая ему кости.
  
  
  
  - "Беги ему на голову! Нужно уничтожить его мозг!" - рыкнул биджу. Наруто так и поступил, оставив позвоночник. Так как мертвец вертелся во все стороны, было трудно удерживаться на нём, даже будучи приклеенным к нему чакрой. Каномару тем временем тоже сумел запрыгнуть ему на голову, на лету извлекая чакрамы.
  
  
  
  - Нужно уничтожить его мозг! - прорычал он, так как в этом режиме он был больше похож на дракона, а не на змею. Несколько взмахов чакрамами, пропитанными чакрой огня, да мощных ударов кулаками привело к большой трещине в черепе дракона. Тот начал биться головой о своды пещеры, едва не прибив обоих подростков. Змеёныш отменил режим и в этот момент Наруто всё же не удержался на голове мертвеца.
  
  
  
  - Чтоб тебя! - ругнулся он, вцепившись в мышцу. Тут сейчас не до брезгливости, надо выжить, а не падать под тяжёлую лапу. Старший Узумаки, с трудом отколотив кусок черепа, достал взрывпечать и прилепил её на открывшийся участок мозга, затем спрыгнул на землю.
  
  
  
  - Наруто, живо ко мне! - крикнул он. Тот спрыгнул, едва не попав под коготь, и подбежал к брату. Зомби развернулся к ним и в этот момент жрец сложил печать. Мощный взрыв снёс полчерепа зомби, обдав подростков и стены мозговым веществом.
  
  
  
  - Ну и гадость. - поморщился Наруто, отряхиваясь от ошмётков. Каномару был в точно таком же положении, стряхивая с себя куски мяса и костей. Его длинные волосы слиплись от крови, ею же была покрыта и одежда.
  
  
  
  - Осколочная взрывпечать весьма хорошая вещица. - хмыкнул он. - Во всяком случае этот дракон теперь свободен и уйдёт в мир духов. Надо идти дальше. Но сначала... Суитон: Волна! - произнёс парень, сложив печати. Небольшая тёплая волна смыла кровь с Наруто, затем подобную процедуру Каномару провёл с собой. Рычание Госуто в их головах напомнило о цели визита, поэтому братья рванули дальше по большому коридору.
  
  
  
  - Идите ко мне, муравьи. Примите свою смерть. - прорычал лич, выплюнув перед собой три зелёных огненных шара. Прибывшие человечки начали его раздражать. Но ничего. Он с ними покончит, как с блохами, а затем поглотит всех бывших собратьев.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Вызванный Аиной Хоноо молча выслушивал её крики. Пятая Хокаге не на шутку разволновалась из-за исчезновения сына и племянника. Техника Призыва сработала только на маленького Хранителя. Присутствующий при этой сцене Орочимару молча думал о том, что сейчас происходит с Каномару, ведь Хоноо только что говорил о Войне Драконов.
  
  
  
  - Как вы вообще посмели их в это втягивать?! - не унималась женщина.
  
  
  
  - На данный момент они единственные контрактники. - резко прорычал дракончик. - Всего вас трое - ты, Наруто и Каномару. На тебе Коноха, поэтому тебя не призвали.
  
  
  
  - При чём здесь Каномару? - спросил змей.
  
  
  
  - Он драконий жрец, единственный, кто может покончить с Госуто, поглотив его силу. А Наруто нанесёт решающий удар. - ответил Хоноо. - Или вы хотите, чтоб многотысячная армия драконов-нежити во главе с Госуто уничтожила все планы обитания других животных и принялась за ваш мир? Они ведь как саранча, уничтожат всё, где побывают. Хрустальная долина уже давно погибла, то же самое ждёт и ваш мир. Как и Бронехвост, Госуто является Древним и он умеет открывать порталы в другие миры. Змеи, жабы, слизни, гиппогрифы, коты, собаки, медузы - да все погибнут. Даже вы, люди.
  
  
  
  - А что Наруто и Каномару? - потребовала Аина ответа.
  
  
  
  - С Наруто ничего, а вот Каномару... - дракончик помрачнел, отчего у обоих родителей сердце ёкнуло. - Ритуал Избавления, который запросто можно назвать Техникой Поглощения, убьёт его.
  
  
  
  - Ч-что? - неверяще прошептала Узумаки, осев на пол. Только поддержка саннина не позволяла ей упасть в обморок. Аина чувствовала, что её глаза наполняются слезами.
  
  
  
  - Вероятность смерти очень высока. - пояснил рептилоид. - В лучшем случае он перестанет быть шиноби, в худшем умрёт. Либо его тело не справится с энергией смерти Госуто, либо он получит сильный болевой шок. Прости, но это правда.
  
  
  
  Не желая больше видеть в глазах Аины боль и обречённость, Хоноо исчез обратным призывом, так что он уже не видел, как она разрыдалась, уткнувшись лбом в плечо Орочимару. Безысходность и осознание того, что она ничем не может помочь, её убивала изнутри. Вот только этот разговор слышала и спрятавшаяся за углом маленькая Кагами, вытирающая мокрое от слёз личико. Услышанное заставило её тихо расплакаться от мысли, что она может больше не увидеть своего родного старшего братика.
  
  ========== Часть 21 ==========
   Мёртвая тишина действовала на Наруто и Каномару угнетающе. За их поход по пещерам им не попалось больше ни одного мертвеца, а встречающиеся призраки, тихо подвывая, прятались в стенах. Источниками свечения являлись небольшие зеленоватые кристаллы. Чем дальше ребята углублялись в пещеры, тем сильнее на них давило это место и вызывало желание убраться отсюда к чёрту. Даже Курама советовал уйти из логова, вот только упрямство Узумаки было превыше страха. Наконец братья вышли в гигантскую пещеру, в центре которой находился насест из драконьих костей и черепов, и быстро шмыгнули за ближайший камень.
  
  
  
  - Думаю, мы на месте. - прошептал старший Узумаки. - Во всяком случае давление исчезло, как только мы пришли.
  
  
  
  - Где Госуто? - на такой же громкости спросил джинчурики, осматриваясь.
  
  
  
  - Не знаю. Надо проверить. - Каномару осторожно выглянул из-за камня. - Наверное сам спрятался.
  
  
  
  Леденящий душу смех прервал их размышления и в их укрытие прилетел огненный шар. Обоих Узумаки разбросало в разные стороны и на насест приземлился Госуто. Выглядел он весьма жутко - обтянутый кожей скелет, горящие зелёным пузырившимся пламенем глаза, туловище, крылья и хвост, четыре длинных рога, загнутых назад, очень длинные когти на передних лапах и три длинных резца на морде, которые покрывала засохшая кровь.
  
  
  
  - Твою же... - вырвалось у младшего Узумаки.
  
  
  
  - Жалкие смертные. - было видно, что дракон только раскрывает пасть, в которой в такт звукам пульсировало свечение. - Мои живые сородичи видимо совсем отчаялись, призвав контрактников к себе в помощь. Какие же они жалкие и отчаявшиеся. Бегут от неизбежного.
  
  
  
  - По крайней мере они не сдаются. - прошипел змеёныш, вспоминая выученную им недавно технику Поглощения.
  
  
  
  - Пффф, смертные. - фыркнул Госуто. - Предсказуемы и глупы, независимо от расы и вида. Мёртвые в этом плане куда лучше.
  
  
  
  - О чём ты?! - разозлился Наруто, отчего дракон посмотрел на него, как на блоху.
  
  
  
  - Всё очень просто. Мёртвым не нужны войны за власть и территории. Они не ненавидят, не завидуют и не предают. - протянул Госуто. - Живые любят рвать друг другу глотки за своё место под солнцем и ломать судьбы себе подобных. Каждый раз, когда появляется точка предела, вспыхивает кровопролитие. Живые сами своими действиями порождают себе смертельных врагов и никогда не учатся на своих ошибках.
  
  
  
  Пока некромант говорил, из стен появлялись призраки и окружали по периметру главный зал. Братья тем временем поднялись на ноги. Наруто, как ни странно, признал, что в словах лича есть доля истины, но ему всё равно были отвратительны его действия.
  
  
  
  - Между живыми появляется мир лишь в случае нависшей над всем их видом угрозы, только тогда они отрекаются от прежней вражды. - продолжил дракон. - А когда угроза устранена, всё возвращается на прежние места. Такова природа живых - убивать по поводу и без, сеять хаос и заполнять мир духов.
  
  
  
  - А ты разве не то же самое делаешь с другими драконами? - прищурился Каномару, приняв боевую стойку.
  
  
  
  - Мальчик, я дарую им бессмертие и очищение от потребностей живых. - рассмеялся некромант. - Я Жнец, бросивший вызов Смерти и Жизни. Я судья, для которого все живые виновны одним лишь жалким существованием. Я гной в ране, который впитывает вредные вещества и очищает кровь. Ведь даже ваша раса, человечки, может похвастаться тем, что заранее заняла все места в Аду. Войны за власть и территории, интриги, повлёкшие сотни и тысячи смертей, предательства, подставы, жадность, властолюбие - всё это тянет на несколько пожизненных сроков мучений в Аду. Или скажете, что я не прав?
  
  
  
  - Ты прав. - процедил старший Узумаки. - Но не тебе решать за всех живых! Сам ничем не лучше!
  
  
  
  - Сейчас эту гнойную рану, которой ты являешься, необходимо вычистить. - заявил младший, стукнув кулаком в ладонь.
  
  
  
  - Вы только что подписали себе смертный приговор, насекомые. - Госуто расправил крылья. - Но истина навсегда останется таковой, как бы вы ни пытались переубедить себя. Покончив с вами, я продолжу очищение драконьих планов.
  
  
  
  Одним прыжком лич оказался рядом с братьями, отчего им пришлось броситься врассыпную. Наруто создал две сотни теневых клонов и натравил их на дракона, а Каномару обдал его Огненным дыханием. Но это не помогло - зелёный огонь мертвеца поглотил пламя жреца и уничтожил копии. Змеёныш не успел увернуться - Госуто извернулся и махнул хвостом, отбросив его в стену.
  
  
  
  - Каномару! - выкрикнул Наруто, видя, как его брат сильно ударился о стену пещеры и сейчас падает вниз.
  
  
  
  - "Вовремя я активировал печати Каменной Кожи и Притупления Боли." - только и подумал тот перед тем, как потерять сознание. Сломанные рёбра и отбитые внутренние органы ничуть не улучшали картину. Последнее, что он видел - кузена, покрытого оранжевой чакрой Курамы.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Госуто с интересом разглядывал Наруто, покрытого странной чакрой. Против него выставили не простых контрактников, на которых он бы и внимания никакого не обратил. Длинноволосый парень оказался драконьим жрецом, роднёй-не-по-крови, и лич узнал это по ярко-красной метке на лбу у него, а второй мальчишка... В нём часть могучей силы разрушения. И сейчас эта часть проявляет себя.
  
  
  
  - "Ку, что с ним?" - взволнованно спросил джинчурики у Лиса, глядя на бессознательного Каномару, у которого из рта текли струйки крови, а жилет был разорван острыми костями на хвосте лича. Джонин едва успел подхватить его в полёте, пока жрец не упал и не сломал себе шею - шиноби или нет, а от падения вниз головой с пятидесяти метров никто не выживет.
  
  
  
  - "Плохо." - констатировал биджу. - "Если я создам между им и тобой связь, то смогу его излечить, но этот вонючий мертвяк не позволит."
  
  
  
  - "Ксо, был бы тут кто-нибудь из касты Лайтсабер!" - чертыхнулся младший Узумаки, унося старшего с собой из-под атаки лича.
  
  
  
  - "Сейчас выход только один!" - прорычал Курама. - "Тебе нужно высвободить мою силу хотя бы до пятого хвоста, чтоб у него был противник по размеру! Так ты ему просто на один зуб!"
  
  
  
  - "А как же мой брат?!"
  
  
  
  - "Уворачивайся от атак Госуто до тех пор, пока я не закончу связь! Это ненадолго! Потом можно будет сразиться и дать Каномару применить Ритуал Избавления!"
  
  
  
  - "Хорошо, Ку!"
  
  
  
  На установку связи понадобилось всего пара минут, хотя для Наруто они показались двумя часами. Всё это время Госуто щедро дарил им огненные шары и взмахи хвоста и крыльев. Пещера не обваливалась лишь потому, что её поддерживали призванные Госуто призраки - лич сам не хотел получить сталактитом по голове. Внезапный вой дракона едва не впечатал джинчурики с ношей в стену - волна была мощной, а их спасла природная колонна. Пока Госуто неторопливо топал к ребятам, вызывая тряску при каждом шаге, джинчурики положил брата на землю.
  
  
  
  - "Готово." - выдохнул Лис. Наруто отчётливо видел, что Каномару тоже покрыт чакрой Кьюби, а между ними - широкая нить из той же чакры, соединяющая их.
  
  
  
  - "Сколько времени это займёт?" - джонин волновался - лич всё ближе подходил к ним.
  
  
  
  - "Полчаса. Не подпускай этот свежеоткопанный труп к нему и частично сними печать с моей решётки. Я поделюсь с тобой силой."
  
  
  
  - "Хорошо."
  
  
  
  Младший Узумаки мигом провалился в подсознание, благо научился. Подбежав к решётке, за которой раскинулась лужайка, он принялся карабкаться к печати. Лис просунул переднюю лапу между прутьями и подсадил парня. Благодарно кивнув ему, Узумаки вцепился в бумажку.
  
  
  
  - Туго идёт. - процедил он, но всё же ему удалось частично отодрать печать. В реальном мире тело Наруто стало изменяться - чакра Курамы на него действовала. Сперва три хвоста, затем четыре. Лис вернул джинчурики в реальный мир и дальше стал действовать сам. С пятым хвостом Наруто изменился - теперь размерами он лишь немного уступал Госуто, а на нём был будто надет лисий скелет.
  
  
  
  - Больно. - провыл Узумаки - Лис ведь не контролировал его.
  
  
  
  - "Терпи, сам знаешь, какова моя чакра." - обрубил тот. - "Защищай Каномару."
  
  
  
  - Демон? Это уже весьма интересно. - захохотал лич и набросился на джинчурики. Вот только сил у того было не меньше. Взмах лапой - и дракон отступает на пару шагов, а полчерепа как не бывало. Внезапно сопровождаемый зелёным свечением череп стал быстро восстанавливаться.
  
  
  
  - "Вот же Мадаровы трусы!" - ругнулся биджу. - "Теперь ясно, зачем нужен Ритуал Избавления! Госуто нельзя убить!"
  
  
  
  - "Значит всё зависит от моего аники." - подумал Наруто, принимая оборонную стойку Лиса. - "Попробую продержаться как можно дольше. Ксо, помощь драконов мне бы не помешала, хотя бы той же Геккабиджин или Лайтсабер."
  
  
  
  ***
  
  
  
  Наруто злился. Госуто понял, что он защищает драконьего жреца, вот и нашёл больное место. Заодно и бесил джинчурики своими комментариями.
  
  
  
  - Жалкая связь смертных! Её так легко разорвать!
  
  
  
  - Зачем тебе это недоразумение?! Оно такое жалкое! Проще прикончить, чтоб глаза не мозолил!
  
  
  
  - Мы оба с тобой являемся силой, которую хотят уничтожить из примитивного страха!
  
  
  
  - Сопротивление бесполезно! Вы все лишь жалкие мошки, которых следует вытравить! Я приду в ваш мир и очищу его от всех смертных!
  
  
  
  - К чему сопротивляться? Я могу дать тебе вечную жизнь и могущество! Зачем тебе эти ни на что не годные живые?!
  
  
  
  И всё в подобном ключе. У Наруто от злости появилось уже восемь хвостов, отчего Госуто стало труднее атаковать его. Однако Узумаки теперь гонялся за ним по всему залу, всегда возвращаясь на защиту брата. Бомбу Биджу джинчурики не применял, поскольку тогда убило бы их с Каномару (а своды пещеры вряд-ли бы пережили столкновение с мощнейшей техникой биджу, как и сталактиты на потолке), а лич бы потом просто восстановился. Курама изо всех сил старался ослабить влияние своей чакры на носителя, вот только злость Наруто на Госуто была куда сильнее.
  
  
  
  - Ты едва не убил моего брата, пыльный ходячий мешок с костями. - прорычал он. - Ты гнойная рана, которую надо вычистить. Ты почти уничтожил красных драконов для продления своей никчёмной жизни. Но сегодня тебе придёт конец. Я не дам тебе убить Каномару. Сдохни!
  
  
  
  - Не смей! Моя чакра тебя убьёт! - взвыл Лис, отгоняя Наруто от печати, да только бесполезно. Однако как только джинчурики почти снял печать, его что-то отбросило в сторону. Красноволосый проморгался, очнувшись, и заметил стоящего к нему спиной человека в белом с красными языками пламени внизу плаще с надписью "Четвёртый Хокаге". Мужчина повернулся к нему и улыбнулся.
  
  
  
  - Отец? - неверяще прошептал подросток. - Но... как?
  
  
  
  - Наруто... А ты изменился. - подметил тот.
  
  
  
  - Не думал, что скажу это, но ты вовремя появился, Намикадзе. - рыкнул биджу. - Этот тупица едва не сдёрнул печать полностью, причём без ключа. Я же говорил, бестолочь! - он переключился на своего носителя. - Хотя бы до пятого хвоста! Я не могу контролировать свою чакру, когда ты сам в ярости!
  
  
  
  - Не понял? - глаза Минато чуть на лоб не вылезли.
  
  
  
  - Что тут непонятного? - фыркнул биджу. - Мы с твоим сыном нормально ладим, я изменился, а вот повлиять на его эмоции я не могу - он сам тянет из меня чакру, когда зол.
  
  
  
  - Ку, что с моим братом?! - встрепенулся Наруто.
  
  
  
  - Связь возобновилась. Осталось немного. Мне, знаешь ли, тяжело одновременно орать на тебя, когда ты прыгаешь по всей пещере, и лечить Каномару. - язвительно ответил Курама и повернул голову к Минато. - Потом поговорим, Намикадзе, сейчас АБСОЛЮТНО не до тебя. У нас идёт бой с бессмертным драконом, которого убить может лишь твой племянник, который сейчас не без моей помощи переходит из состояния отбивной в нормальное.
  
  
  
  - Х-хорошо. - выдавил Четвёртый. У него в голове не укладывалось - сын из блондина, коим Минато его в младенчестве запомнил, стал красноволосым, как все Узумаки, племянник полумёртв, Кьюби помогает братьям выжить и победить, они сражаются с каким-то драконом неизвестно где. Намикадзе помнил, что драконы - призыв Аины, его свояченицы. Но каким боком к этому призыву прилипли Наруто и Каномару - неясно. Лис дал ему своей чакры, чтоб он не исчез раньше времени. Сам Узумаки же тем временем в реальном мире успокоился до шестого хвоста.
  
  
  
  - Защищаешь... Зачем? - Госуто склонил голову набок и вокруг него закрутилось несколько огненных сфер. - Меня нельзя убить. Склонись и я дарую тебе лёгкую смерть.
  
  
  
  - Ага, а потом ты меня возродишь своим слугой. - рыкнул тот. - Пошёл ты!
  
  
  
  - Ну значит ты не оставляешь мне иного выбора. - в джинчурики полетели огненные шары. Его снесло в стену. Подошедший лич уже замахнулся лапой с длинными когтями, намереваясь обезглавить противника, как Наруто выставил лапу вперёд и заблокировал удар. Энергия некроманта обжигала его не слабее чакры Курамы, так как она была куда смертельнее. Если чакру Лиса можно было сравнить с огнём, то энергия Госуто приравнивалась к дыханию и хватке самой Смерти - такая же ледяная и пугающая. Ворвавшиеся в зал Бронехвост и Лайтсабер застукали эту картину маслом и рванули к Госуто.
  
  
  
  - Наруто, успокойся! - рявкнул красный гигант, вцепившись когтями в спину некроманта.
  
  
  
  - Да спокоен я, всё в порядке. - отмахнулся тот. - Мы с Ку объединились.
  
  
  
  - Поговорим об этом потом и в присутствии Геккабиджин. - от флиртующего тона белого матриарха не осталось ничего. - Объединились они...
  
  
  
  - Ага, не вмешайся папка, то ты бы попрощался с крышей. - буркнул Лис, покосившись на Четвёртого, и специально для него пояснил: - Он разговаривает с Лайтсабер, матриархом касты белых драконов, и с Рашеррасаном Рремерином Харрасом, вождём красных драконов.
  
  
  
  - У него что, контракт с красными драконами, как у Аины? - удивился тот.
  
  
  
  - Нет, с красными у Каномару, а Наруто подписал контракт с чёрными драконами. У них там несколько каст. Да и эти братцы имеют по два контракта - у твоего сына второй контракт с гиппогрифами, у племянничка - со змеями, как у его отца.
  
  
  
  - Вот это молодцы. - улыбнулся Намикадзе.
  
  
  
  - Ещё бы.
  
  
  
  Тем временем Госуто вырвался из хватки, проткнув крыло Лайтсабер хвостом и оттолкнув Бронехвоста - его броня оказалась довольно прочной против когтей. Однако никто не заметил, что Каномару больше не было там, где его положил Наруто. Пока белая драконица излечивала крыло, а красный дракон огнём теснил лича к его костяному насесту, младший Узумаки постепенно принимал человеческий облик. Жрец же, перейдя в режим Отшельника и спрятавшись за тусклым серым кристаллом, быстро складывал печати, коих та техника насчитывала сорок три штуки. Боль во всём туловище давала о себе знать, приходилось игнорировать. Да и сейчас не до раздумий о том, как ему удалось излечиться.
  
  
  
  - "Дракон→Птица→Крыса→Дракон→Змея→Дракон→Собака→Дракон→Змея→Дракон→Тигр..." - судорожно вспоминал он на ходу, боясь отвлечься и ошибиться. Закончив наконец-то, он выглянул из укрытия и помчался к Госуто. У него времени было всего одна минута. - "Эта древняя техника явно нуждается в доработке. Хорошо хоть необходимые движения рук являют собой складывание ручных печатей, хоть тогда и не было шиноби." - подумал он, на мгновение включив свою жилку Мастера фуиндзюцу. Как только он сложил последнюю печать, его ладони засветились тёмно-синим свечением. Воспользовавшись тем, что Бронехвост отвлёк внимание Госуто на себя, парень, петляя и превозмогая боль, запрыгнул на красного дракона.
  
  
  
  - Забрось меня ему на голову! - крикнул Узумаки.
  
  
  
  - Ты жив?! - прорычал лич. - Ненадолго!
  
  
  
  - Согласен! - на этой ноте тот с подачи рептилоида запрыгнул ему на лоб и со всей силы хлопнул ладонью по нему, затем свободную руку приложил себе к солнечному сплетению. По лбу Госуто расползлись цепи символов, образующие тройное кольцо с рунами между ними. Лайтсабер и Бронехвост крепко вцепились в некроманта, не давая ему возможности навредить жрецу.
  
  
  
  - Что?! Что это ты делаешь, блоха?! - взревел Госуто, пытаясь вырваться.
  
  
  
  - Несу тебе погибель, костяной засранец. - ухмыльнулся змеёныш, сверкнув огнями в глазах. - Против тебя есть оружие, пусть и не такое старое, как ты. "Тёмные времена наступят, когда падший Лорд создаст западню для всех живых и только не являющийся драконом, но при этом им родня, станет его погибелью." - процитировал он пророчество Кураидесу. - Я драконий жрец, не являющийся драконом, но при этом им родня.
  
  
  
  - ЧТООО?!!
  
  
  
   - Техника печатей: Печать Поглощения!
  
  ========== Часть 22 ==========
   Оба дракона и Наруто, которого лечила Лайтсабер, издалека наблюдали за тем, как Госуто воет и извивается в конвульсиях, а его свечение быстро гасло. Впрочем, Каномару чувствовал себя не намного лучше. Его тело насквозь прошила адская боль, чакра перестала слушаться, лёгкие будто горели. Бронехвост, наплевав на всё, подбежал к личу, который уже почти лишился своих сил, и забрал с его головы старшего Узумаки, которого очень сильно трясло, затем выдохнул мощную струю пламени прямо в костяную морду некроманта.
  
  
  
  - Нет! Так не может кончиться! - провыл тот напоследок, после чего рухнул на землю обгорелым трупом. Своды пещеры затряслись, с потолка посыпались камни и сталактиты.
  
  
  
  - Убираемся отсюда! - прорычала белая драконица. - Хвост! Положи Каномару на меня! Не спорь!
  
  
  
  Бронехвост не стал ругаться с матриархом и осторожно положил парня ей на спину рядом с Наруто, затем оба дракона стремительно полетели к выходу. Смерть Госуто спровоцировала разрушение его логова, поддерживаемого его энергией, а за ним и всей Хрустальной долины. Вся армия мертвецов буквально рассыпалась в прах (скелеты и зомби) и растворялась (виспы, астралы и призраки), тем самым освобождаясь от рабства. Наруто же пытался удерживать брата, которого крутило от дикой боли так, будто он вот-вот в узел завернётся. Внезапно Каномару повернулся на бок и его стошнило кровью и чем-то зеленовато-коричневым. По запаху это определился гной. Лайтсабер не обратила внимание на то, что её блестящая белая чешуя теперь вымазана, вместо этого она направила свою чакру в тело змеёныша, поддерживая в нём жизнь.
  
  
  
  - Держись, нии-сан, ты не можешь умереть! - джинчурики буквально вцепился в плечи умирающего брата, дёргающегося в конвульсиях и стонущего от боли. - Подумай, что будет с Аиной-оба-сан и Орочимару-одзи-саном. А с Кагами-чан? А с Кин-чан? Не вздумай умирать, слышишь?
  
  
  
  На выходе из пещеры Бронехвоста и Лайтсабер встретили Кураидесу и Геккабиджин и вся четвёрка взмыла ввысь. Сверху было удобно наблюдать, как кристаллы взрываются, земля расходится трещинами, а небеса пронзают молнии. Вскоре к Древним присоединились остальные вместе с остатками армии. Весь Совет открыл портал и отправил через него воинов, затем сам влетел. Последним в портал залетел Ганкона, после чего тот захлопнулся, едва не оттяпав коричневому дракону его хвост. Портал перенёс всех рептилий в тот самый Круг Мира.
  
  
  
  - Всё кончено. - проговорил Шимо. - Госуто мёртв, его армия упокоилась, а Хрустальной долины больше не существует.
  
  
  
  Восторженный рёв выживших драконов прервало рычание Лайтсабер.
  
  
  
  - Моя семья! Немедленно возвращаемся в Кумо но Шима! Драконий жрец и носитель Девятихвостого демона нуждаются в нашей помощи и лечении! Мы им обязаны спасением!
  
  
  
  Пока остальные Древние удивлённо смотрели на драконицу, белые драконы быстро полетели к предводительнице и осторожно забрали братьев с её спины. Лайтсабер открыла портал в Кумо но Шима и вернулась в свой план вместе с сородичами.
  
  
  
  - Похоже, наша красавица решила отблагодарить жреца за спасение своих сородичей попыткой спасти ему жизнь. - пробормотал Кагаяки. - Её каста ведь выпускает не только штурмовиков, но и целителей.
  
  
  
  - Если так, я не стану перечить. - рыкнул Бронехвост, к которому подошли его оставшиеся сородичи - выжило всего четверо. Однако со стороны двухцветных отделились те, у кого одним из двух окрасов чешуи был красный, и поклонились красному Лорду. Полукровки таким жестом показали желание помочь возродить касту красных драконов. Остальные же остались при своём мнении - в обществе двухцветных драконов было принято уважать выбор сородичей, если только он не нёс вреда, поэтому желание красных полукровок те одобрили кивками. Древние поклонились друг другу и открыли порталы в свои миры, однако Геккабиджин и Бронехвост молча переглянулись и кивнули - Каномару и Наруто всё же контрактники из их каст, так что они и их подданные имели право навещать ребят на Облачном острове - обители белых драконов.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Наруто довольно быстро поставили на ноги - в мастерстве исцеления к белым драконам приравнивались лишь Цунаде с Хаширамой, - но с Каномару дела обстояли хуже некуда. Тот постоянно кричал и извивался от боли, изредка выплёвывая гной и кровь. Два небольших дракона с трудом его удерживали, пока двое других направляли в него свою чакру. В Кумо но Шима прибыли Хоноо с Кураи, так что джинчурики не скучал, заодно разговаривал с отцом, рассказывая ему всё о своей жизни. Тот смеялся над шутками, которые братья устраивали всей деревне, и ругал жителей, избивавших мальчиков. Под конец вид у Минато был пришибленный - он не знал, что Наруто ненавидела вся деревня, причём тётку с братом из-за деяний змеиного саннина тоже.
  
  
  
  - И что ты почувствовал, когда встретился с... дядей? - запнулся Намикадзе - он недолюбливал Орочимару, хотя признавал, что он гений, так как звание саннина он получил не за красивые глаза.
  
  
  
  - Честно? Сперва был в шоке, затем поддразнил немного. Он оказался не таким плохим, как казалось. Нии-сан в своём расследовании сумел доказать, что одзи-сана использовал Данзо, шантажируя его женой и сыном. - признался Узумаки.
  
  
  
  - Я всегда знал, что Данзо тот ещё ублюдок, но не до такой же степени. - покачал головой Четвёртый. - Теперь понятно, почему Аина была нелюдимой и молчаливой, а Орочимару-сан - постоянно не в настроении.
  
  
  
  - Тётя ничего не знала о работе на Данзо. - отмахнулся джинчурики. - Его три года назад казнили перед резиденцией Хокаге. Аина-оба-сан стала Пятой Хокаге и держит всю Коноху стальной хваткой.
  
  
  
  - Невероятно. - выдохнул блондин. - Она всегда была сильной женщиной и лидером, но пост Хокаге... Она превзошла саму себя.
  
  
  
  - Три года понадобилось на то, чтобы почистить ту клоаку, в которую превратилась Коноха стараниями четвёрки стариков. - отозвался биджу, свернувшись калачиком. - Ну или тройки, из четвёртого они там верёвки вили.
  
  
  
  - Кстати, всё хотел спросить. Почему у тебя цвет волос поменялся? - поинтересовался Четвёртый. - Ты же родился блондином, как я.
  
  
  
  - Да это из-за Печати Защиты разума, пап. - Наруто щёлкнул себя по лбу. - Тётя её установила на себя и нас с нии-саном, а затем усовершенствовала. Так как печать завязана на крови того, кто её создал, она использовала свою кровь. Аина-оба-сан чистокровная Узумаки, как и моя мама, видимо это повлияло на то, что у нас с братом гены немного подкорректировались, вот и результат такой.
  
  
  
  - Да, Аина говорила, что её разработка только для Узумаки. - вспомнил Минато.
  
  
  
  - Ну а мы стали чистокровными Узумаки. - усмехнулся Наруто, но усмешка вышла натянутой - в пещере по соседству мучается его брат, так что веселье неуместно. Дальнейший рассказ пошёл о том, как у Наруто появилось два контракта, каким образом он нашёл общий язык с Кьюби (а во время этого рассказа Лис часто поправлял мужчину и ругался), как возродился Корень АНБУ под руководством Каномару и как Наруто стал его членом. Также Намикадзе многое узнал о своём племяннике. Он ожидал, что тот по характеру будет копией Орочимару, как и внешне (судя по описанию внешности), однако оказалось совсем наоборот - змеёныш оказался таким же пакостником, как и Наруто, весёлым, энергичным, драчливым и одновременно с этим довольно умным и сообразительным. Идеальная смесь для шутника. В АНБУ он научился сдерживать свою энергию. А то, что он внешне похож на отца - подумаешь, проблема нашлась, тем более Орочимару из давно вымершего клана, а у них у всех весьма специфическая внешность.
  
  
  
  - Спасибо, Наруто, за рассказ. Думаю, Коноха остаётся в надёжных руках. - улыбнулся Намикадзе. - Но моё время на исходе.
  
  
  
  - Ты исчезаешь? - погрустнел джинчурики.
  
  
  
  - Да. Я ведь запечатал часть своей чакры в тебе, когда запечатывал Лиса.
  
  
  
  - Ты запечатал Янь-чакру. - напомнил Узумаки.
  
  
  
  - Да. Инь-чакру Кьюби я запечатал в себе, когда использовал Шики Фуин. - кивнул блондин.
  
  
  
  - Его зовут Курама. - заявил красноволосый. - Не Кьюби.
  
  
  
  - Что ж. Я рад, что вам удалось подружиться с ним. Жаль, что я не смогу поближе познакомиться с племянником. В последний раз я видел его совсем маленьким. Прощай, Наруто. - клон стал исчезать. Парень подбежал к нему и обнял, после чего тот полностью исчез.
  
  
  
  - Если охота снова его увидеть, нужно освободить его душу из желудка Шинигами. - затянувшуюся тишину прервал Курама. - Только так. Проблема в том, что во время ритуала извлечения можно умереть.
  
  
  
  - Плохо. - мрачно сказал джонин. - Но если иного выхода не будет, придётся пойти на этот шаг.
  
  
  
  - Сейчас главное, чтоб эти белые драконы спасли Каномару. - напомнил рыжий.
  
  
  
  - Оба-сан, одзи-сан и сестрёнка имеют право знать, что с аники. - встрепенулся Наруто. - Да и Кин тоже. Может драконы им позволят придти к нему?
  
  
  
  - Посмотрим, что они скажут насчёт твоей идеи. - хмыкнул Лис и зевнул. - Но пока змеёнышу необходимо остаться у этих крылатых врачей, пусть борются за его жизнь, раз Лайтсабер пообещала его спасти. Тебе стоит пойти к нему, они ведь тебя не прогоняли, ты сам ушёл.
  
  
  
  - Мне очень тяжело слышать, как он кричит от боли. - признался Узумаки. - Даже не представляю, каково ему.
  
  
  
  - Энергия Госуто это тебе не чакра, она разрушает его организм и буквально режет по живому и без наркоза. Подробнее скажут только драконы.
  
  
  
  - Согласен, Ку. Спасибо, что ты со мной.
  
  
  
  - На здоровье...
  
  
  
  ***
  
  
  
  Возле входа в пещеру, где находился Каномару, Наруто встретила Широтсуме - Хранительница касты белых драконов. В отличие от них, у неё было не два крыла, а шесть, а тело было покрыто серебристым пухом. Однако несмотря на это, она была весьма красива. Узумаки понял, почему Хоноо влюбился. Белая драконица сообщила джинчурики совершенно не радужные новости.
  
  
  
  - Наши целители едва поддерживают в нём жизнь и регенерируют быстро отмирающие клетки. Тёмная энергия Госуто очень пагубно воздействует на живых, он ведь некромант. Каномару умирает. Вероятность того, что поглощённая сила в нём усвоится и наделит его совершенно новыми способностями, практически равна нулю. - "обрадовала" его Широтсуме. - Освоение сопровождается адскими болями по всему телу, кроваво-гнойной рвотой, сильным потовыделением и чрезмерно пониженной температурой тела. Поэтому в свитке и была описана смерть от болевого шока - эта энергия уничтожает тело нового носителя. Мало того - у Каномару от всего этого запросто может повредиться рассудок или память. Неизвестно, чего в таком случае можно ожидать.
  
  
  
  - Но его можно спасти, ведь так? - Наруто пристально посмотрел в серебряные глаза Хранительницы.
  
  
  
  - Врать не буду - шансы мизерны. - покачала головой та. - Можно сказать, что их практически нет. Целители сделают всё возможное, что в их силах. Я не знаю, сколько времени уйдёт на освоение, возможно неделя, а то и месяц, если считать время в наших мирах, а не в вашем. До этого времени есть все шансы на то, что твой брат умрёт. Лайтсабер сейчас собирает лечебные растения возле Лунного озера. Одной нашей чакры не хватит, так что я скоро займусь приготовлением настоек и отваров.
  
  
  
  - Его можно навещать? - Наруто задал самый волнующий его вопрос.
  
  
  
  - Можно, но главное - не мешать целителям. - строго произнесла Широтсуме.
  
  
  
  - А его родителям можно?
  
  
  
  - Попросишь Кураи или Хоноо переместить обратным призывом нужных людей, а там уже пусть Геккабиджин или Рашеррасан открывают вам портал сюда. С моей кастой за последние пятьдесят лет никто не подписывал контракт, а последний контрактник давно мёртв, так что просто так я к вам не попаду.
  
  
  
  - А как же тогда Госуто собирался?.. - запнулся Узумаки-младший.
  
  
  
  - Смерть - явление, которое приходит ко всем, а Госуто владел силами Смерти и Жизни, к тому же у него было достаточно сил, чтоб открыть портал в ваш мир без наличия контрактника. - отмахнулась рептилия. - И ему наплевать на все правила и обеты. Мы же не имеем права появляться в чужих мирах тотемных существ, а к людям перемещаемся обратным призывом только если имеем среди вас контрактника и причину, по которой покинули свой план.
  
  
  
  - Ясно. Значит оба-сан, одзи-сан и имото могут придти к аники?
  
  
  
  - При условии, что они не станут мешать работе целителей. Помогать - пожалуйста, мы не считаем помощь лишней, так как не такие, как зелёные или коричневые драконы.
  
  
  
  Наруто мысленно тяжело вздохнул - он же знает характер своей тётки, она сразу захочет броситься к сыну, тем самым прервав лечение, а вот наличие змеиного саннина может повлиять на неё. Благодарно кивнув драконице, джинчурики прошёл внутрь и до него донёсся измученный хриплый крик. Осторожно ступая, джонин сел возле стены, наблюдая за двумя небольшими с человеческий рост драконами-целителями, передние лапы которых излучали мягкое серебристое свечение. Ещё двое держали извивающегося Каномару, чтоб не портил работу. Того опять стошнило кровью, отчего драконы выругались на своём рычащем языке и усилили старания. Один из них издал какой-то громкий высокочастотный звук, на который через минуту прилетели ещё два дракона и присоединились к работе.
  
  
  
  - Выживи, братец. - едва слышно прошептал Наруто, стиснув кулаки. - Что же я Кин-то скажу, даттебайо? Выживи.
  
  
  
  Кураи и Хоноо, сидящие у него на плечах, как птицы, молчали и с содроганием наблюдали за мучениями старшего Узумаки и душевными терзаниями младшего. От оптимистичного джинчурики, который часто подкалывает друзей и катает на себе младшую сестрёнку, не осталось ни следа. Слишком тяжёлый день у него выдался. Слишком прочны братские узы. Слишком тяжела беспомощность. Слишком.
  
  ========== Часть 23 ==========
   Уже почти три дня одно и то же. Наруто никак не хотел покидать пещеру, где лечили Каномару. Кураи и Хоноо носили ему еду и воду, чтоб не голодал. В Кумо но Шима оказалось весьма интересно, так как его часто гнали подышать свежим воздухом. План обитания белых драконов так назывался, потому что они жили на гигантском летающем острове, нижнюю часть которого скрывали густые облака. Это Узумаки узнал после того, как прокатился верхом на одном из белых драконов и заметил это чудо. На вопрос, как это возможно, рептилоид лишь загадочно ухмылялся и пожимал плечами.
  
  
  
  Растительность впечатляла не меньше. Гигантские деревья с большими превосходно пахнущими белыми цветами, длинные голубые лианы с почками, широкие кусты с бирюзовыми треугольными листьями и крошечными синими ягодами, светящиеся голубым и белым свечением приличных размеров грибы, формой напоминающие мухоморы. Большинство растений, как рассказал парню его экскурсовод по имени Акума, являются лечебными. Возле озера также росло некое подобие водяных лилий, только листья были набухшими, как впитавшие много воды мочалки, а крошечные цветы тёмно-синего цвета располагались группами по десять-пятнадцать штук на листке. Дракон объяснил, что из этих крошек получается превосходный восстанавливающий силы отвар, а из листьев вперемешку с соком из драконьего глаза (так назывались яркие жёлто-зелёные пятилепестковые цветы на длинных стеблях, растущие возле болот) - регенерирующий. Были и опасные растения, такие как Гибельный сосуд. Наруто, когда впервые увидел большие ярко-жёлтые с зелёными пятнышками ягоды размером с арбуз, впечатлился и поинтересовался, каков они на вкус, на что Акума насмешливо фыркнул - хочешь, чтоб после первого кусочка тебя разъело изнутри кислотой за считанные секунды, то вперёд, никто не держит. Больше Узумаки на эти ягоды даже не смотрел, зато дракон просветил его, что с помощью сока Гибельных сосудов они из камней делают чаши для приготовления лекарств. А так - ну растёт дерево с синими листьями и большущими кислотными ягодами и не мешает, пусть растёт, тем более высушенные ягоды теряют свою смертоносность и их можно спокойно есть, только они очень острые. Также были Когти - шипастый ядовитый мох коричневого цвета на деревьях, яд которого входил в состав сильного снотворного.
  
  
  
  На третий день Наруто отправили обратно в его мир - в Кумо но Шима наведалась Геккабиджин и сообщила своему контрактнику, что ему надо вернуться и поставить в известность свою тётю, тем самым сберечь ей нервы. Как впрочем и Орочимару - матриарх обьяснила, что пусть у него нервы будут чуть-чуть покрепче, чем у Аины, но не стоит забывать о том, что саннин слишком рано осиротел, увидел слишком много смертей во время двух прошедших войн шиноби ("оттуда и страх умереть." - добавила Кураи) и работал на ненавистного старика лишь ради сохранения жизни Аине и Каномару, так что семья для него - святое и потеря её члена больно по нему ударит. Наруто было трудно представить того, кто пустил под скальпель сотни людей, в глубокой депрессии, но всё же послушал гигантскую чёрную драконицу. Так что Хоноо вернулся в Казанхоору, а Кураи осталась с Узумаки. Их выбросило прямо возле Леса Смерти. Так как был почти вечер, где-то около пяти часов, Наруто помчался в Коноху, зная, что в это время у него больше шансов наткнуться на родню. По пути он вспоминал, как разругался с драконами из-за того, что те готовили из его брата оружие и что им всем надо было раньше чесаться, а не ждать, пока Госуто станет практически непобедимым. Пролетающий мимо могильщик тогда впечатлился словами джинчурики.
  
  
  
  - Эй, поосторожнее! - из воспоминаний парня вытащил возмущённый голос. Оказалось, Наруто не заметил и врезался в Рена. Рядом стоял Юу, поправляющий рюкзак. Прохожие косились на племянника Пятой Хокаге - ещё бы, явился весь потрёпанный, хотя на теле ни царапины, только оранжево-чёрный комбинезон пора зашивать во многих местах. Благо Кураи не упала с плеча джонина, так как вцепилась когтями.
  
  
  
  - Привет, Наруто. - поздоровался Кимура.
  
  
  
  - А, привет. - заторможенно выдал Узумаки.
  
  
  
  - А где ужик? - поинтересовался Кобаяси, на что красноволосый помрачнел.
  
  
  
  - Не здесь. - мотнул он головой. - Не на улице.
  
  
  
  - Тут неподалёку кафе, там посидим. - предложил шатен. Спорить никто не стал. По пути троица (с драконицей четвёрка) встретила расстроенную Кин. Наруто решил и ей сообщить. В кафе все расселись за дальним столиком, после чего Узумаки стал рассказывать обо всём. О кастах драконов, об их войне с нежитью, о технике Поглощения, которую применил Каномару, о Госуто и его способностях, о том, что из змеёныша специально готовили драконьего жреца, "на убой" как говорится. Закончился рассказ описанием мучений Каномару из-за поглощения силы Госуто. Под конец все трое слушателей сидели бледные, как привидения, а в глазах девушки стояли слёзы.
  
  
  
  - Ну ни*** себе. - чётко высказался Рен, благо Наруто отгородил их столик барьером ещё до рассказа.
  
  
  
  - Как же так?.. Кано... - выдавила Тсучи. - А Аина-сан и Орочимару-сама знают?..
  
  
  
  - Пока нет, я на вас первых наткнулся. - отрицательно покачал головой джинчурики. - Я им обязательно сообщу. Только Кагами-чан пока не буду говорить, она ещё ребёнок, для неё это будет шок.
  
  
  
  - Целители разрешили навещать Каномару при условии, что им не будут мешать лечить. - добавила Кураи.
  
  
  
  - А ничего, что это из-за вас, сумки-переростки, он на грани жизни и смерти?! - взвинтился Кобаяси, тыкая пальцем в нос драконице. - Вы ведь и пятки не почесали, пока этот ваш Госуто становился всё сильнее!
  
  
  
  - Думаю, Цунаде-сама тоже должна об этом знать. - задумчиво кивнул Юу. - Мы можем помочь. Я с тобой, Наруто.
  
  
  
  - Только не толпой. - притормозила его Кураи. - Сейчас уже поздно. Наруто, завтра утром призовёшь меня или кого-нибудь другого из чёрной касты и переместишься в Ночную Обитель с теми, кого ты выбрал спутниками, а Геккабиджин обеспечит вам портал.
  
  
  
  - Я тоже отправлюсь с вами. - безжизненным голосом произнесла Кин.
  
  
  
  - Хорошо. - кивнул Наруто. Они просидели в кафе два часа, пора было разбредаться по домам. Юу про себя решил, что поможет Каномару и тем самым искупит свою вину перед ним, ведь змеёныш от него ничего хорошего никогда не видел и не слышал, если не считать их последнюю встречу и тот спор. Рен же внутри себя метался, как зверь в клетке - он был в шоке от того, как Наруто описал мучения своего брата. Вряд ли Кобаяси захотел бы блевать кровью, мёрзнуть и чувствовать, как всё тело что-то режет без анестезии. А перед джинчурики встала очень трудная задача - рассказать то же самое Аине и Орочимару.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Реакция Аины была весьма предсказуемой - женщина порывалась вызвать Хоноо или кого-нибудь из красных драконов и немедленно отправляться в Кумо но Шима. Змей же повёл себя более спокойно - просто сидел в шоке истуканом в кресле и смотрел в одну точку. К тому же в доме находился Кимимаро и он тоже всё слышал. Кагуя неплохо сдружился с Каномару и известие о том, что он при смерти, шокировало его, хотя и не так, как Аину.
  
  
  
  - Да послушай ты! - не вытерпел Наруто. - Белые драконы - ирьёнины! ИРЬЁНИНЫ! МЕДИКИ! Они работают в три смены, чтоб спасти аники! Я же тебя знаю, ты им работу испортишь своим вмешательством, и он умрёт! Там прошло всего три дня и состояние Кано не улучшилось, он лишь голос надорвал от собственных криков!
  
  
  
  - Знала бы, то не давала бы Каномару подписывать контракт с драконами! - Пятая схватилась за голову. - Ками-сама и все боги, за что вы так ненавидите мою семью?!
  
  
  
  - Кто ещё знает о состоянии Каномару? - пустой и почти безжизненный голос Орочимару бросал в дрожь.
  
  
  
  - Кин, Рен и Юу. - незамедлительно ответил Наруто. - Ещё думаю рассказать бабуле Цунаде. Белые драконы понесли значительные потери в этой войне и им нужны лишние... эмм... руки. Юу тоже вызвался отправиться завтра в Кумо но Шима.
  
  
  
  - Я тоже с вами. - отозвался Кимимаро.
  
  
  
  - Много вас будет. - пробормотала Кураи.
  
  
  
  - А ты как думала? - хмыкнул джинчурики. - Нии-сан не одинок. Но что делать с Кагами-чан? Не думаю, что ей стоит видеть Каномару.
  
  
  
  - Лучше оставим её дома по присмотром Карин. - вздохнула Аина.
  
  
  
  - Хорошо, тогда давайте завтра утром, часов в девять встретимся возле Леса Смерти. - Наруто потёр переносицу. - Я к баа-чан пошлю клона.
  
  
  
  - Я сам ей скажу. - отозвался саннин. - Не стоит.
  
  
  
  - Хорошо, одзи-сан.
  
  
  
  На этом вечернее собрание закончилось. Наруто, уходя, покосился на змея и увидел, что тот будто мгновенно постарел на десяток лет. Новость явно не понравилась ему. "Нет, я всё же ошибся. Он просто играет на публику, притворяясь сволочью, а на самом деле не показывает чувств. Мои новости больно по нему ударили." - подумал джинчурики, чувствуя жалость к Орочимару, но ни разу не показывая её, зная, что он этого не любит. Уснуть сам он сегодня не сможет, благо дома в аптечке Карин всегда держит снотворное.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Рано утром Цунаде обнаружила в кабинете главного врача обоих своих друзей. Причём у Орочимару вид был довольно мрачный. Причина этого состояния у него обнаружилась быстро - змей сказал, что Каномару при смерти и сегодня состоится отправка в Кумо но Шима, где борются за его жизнь. Цунаде, не раздумывая, согласилась отправиться вместе с ними, сразу устроив кипучую деятельность по временному отпуску и взвалив на заместителя работу. Мужчины же отошли подальше от подруги, чтоб случайно не огрести. Подходящим местом оказался коридор.
  
  
  
  - Ну что, учёный, будешь там выяснять причину болезни Кано? - улыбнулся Джирайя, пытаясь разрядить обстановку, вот только не вышло.
  
  
  
  - Причину вчера обьяснил Наруто. - тот пустым взглядом уставился в потолок, прислонившись к стене. - Тёмная энергия пожирает Каномару изнутри, сливается с его собственной чакрой и изменяет её.
  
  
  
  - И что из этого выйдет?
  
  
  
  - Какой-то новый вид чакры. И новые способности у Кано.
  
  
  
  - Будешь изучать?
  
  
  
  - Джирайя, я, конечно, в твоих глазах циничная сволочь, маньяк-экспериментатор и прочее-прочее-прочее, но ты кое-что забыл. - тон голоса змея резко упал ниже отметки "ноль". - То, что тебе, балбесу-извращенцу, в жизни не понять, пока сам не окажешься в таком же положении.
  
  
  
  Отлипнув от стены, брюнет прошёл мимо жабьего отшельника, игнорируя застывших в коридоре медиков, но остановился в шаге от приятеля и прошипел, глядя ему в глаза:
  
  
  
  - Ты забыл, что я ещё и отец. И сейчас для меня важнее всего, чтоб мой сын остался жив. Исследования стоят на заднем плане.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Около девяти часов возле Леса Смерти собралось немалое количество народа. Наруто, Аина (напившаяся валерьянки), Орочимару (тоже хлебнувший успокоительного), Цунаде, Кин, Рен, Юу, Кимимаро, даже Саске прицепился - по пути встретился с Наруто, Шаринганом выбил у него правду о случившемся и навязался на посещение плана белых рептилий. Призванные Хоноо и Кураи разделили группу пополам и перенесли каждую в свой план обитания. В группу красного дракончика вошли Аина, Цунаде, Орочимару и Кимимаро, а в группу чёрной драконицы - все остальные. Кагами, как и обещали, родители оставили под присмотром Карин, а Аина ещё с утра пораньше свалила дела на свою помощницу и своего заместителя - Шикаку. Геккабиджин и Бронехвост открыли порталы в Кумо но Шима.
  
  
  
  - Ого, вот это потрясающее место. - восхищённо присвистнул Кимура, когда все появились посреди леса.
  
  
  
  - Началось. - простонал Кобаяси, закатив глаза. - Ботаник, блин.
  
  
  
  - Мы здесь по делу. - одёрнул их Наруто. Вскоре перед ними приземлился Акума и поклонился. - Приветствую, Акума-сан.
  
  
  
  - Состояние твоего брата без изменений. - отчитался он. - Широтсуме не успевает готовить лекарства и работает через силу.
  
  
  
  - Для этого мы и здесь. - отозвалась Сенджу. - Юу, будешь мне помогать. Орочи, ты тоже. Аина, Наруто, ваши познания в фуиндзюцу тоже понадобятся.
  
  
  
  - Значит, объединение сил. - задумчиво пробормотал дракон и кивнул. - Все идите за мной.
  
  
  
  Та же пещера, только уже тихая. Как оказалось, Каномару выбился из сил да сильно повредил горло и теперь только похрипывал. На глазах у отца и матери его вырвало кровью и гноем. Кин, впрочем как и Аина, изо всех сил сдерживалась, чтоб либо подбежать к змеёнышу и обнять его, либо отвернуться, чтоб не видеть мученическое выражение его лица. Было видно, что ему адски больно.
  
  
  
  - А где Лайтсабер? - шёпотом поинтересовался Наруто у Акумы.
  
  
  
  - Собирает природную чакру и на расстоянии передаёт её всем белым драконам. - на такой же громкости ответил тот. - Энергия, которой завладел Госуто - почти аналог природной чакры и воспринимает только её, именно поэтому лишь драконий жрец способен её поглотить. Обычный дракон, не нежить, сам станет личем и станет зависеть от жизненной энергии сородичей.
  
  
  
  - Очень интересно это послушать, но у нас есть работа. - заявил Юу. - Я лично не позволю Каномару погибнуть, иначе наше трио "ужик-мышонок-хорёк" перестанет существовать.
  
  
  
  - Я не для того ушла из госпиталя, чтоб потом хоронить крестника. - процедила Цунаде. - Ведите нас к Широтсуме.
  
  
  
  - "Теперь я верю, что он выживет." - подумал джинчурики, глядя на кипучую деятельность, разведённую прибывшими ирьёнинами, и перевёл взгляд на брата. К своему удивлению он заметил, что рядом со змеёнышем уже сидела Кин и держала его за руку. Когда она успела протиснуться между целителями, не прерывая процесс, младший Узумаки так и не понял. "Отвернулся и не заметил." - съехидничал биджу.
  
  
  
  - А как осваивается та сила? - спросил он у отползшего целителя.
  
  
  
  - Как ни странно, нормально. - выдохнул он. - Вы, Узумаки, крепкие ребята. Мы буквально опустошаем свои резервы, чтоб его исцелить. Но прошло всего четыре дня с того самого момента, как твой брат поглотил силу и знания Госуто. Трудно сказать, что будет дальше. Но температура тела не повышается, наоборот даже.
  
  
  
  - Это плохо? - насторожился Наруто.
  
  
  
  - Очень. - нахмурился дракон. - К тому же у него обильная кровопотеря из-за той тошноты по десять раз в день, да и те травмы, полученные тогда в логове Госуто, не способствуют нормальному выздоровлению, из-за них освоение проходит куда болезненнее, чем должно.
  
  
  
  - Сделайте всё, что можете, прошу вас. - Узумаки смотрел прямо в серые глаза дракона. Тот кивнул и сел медитировать. Джинчурики оставил его в покое и отошёл наблюдать за работой Юу, Цунаде и Орочимару. Шанс есть и его нельзя упускать.
  
  ========== Часть 24 ==========
   Весь Кумо но Шима напоминал муравейник. Шестеро драконов лечили Каномару, матриарх снабжала свой народ сенчакрой, остальные приводили свои гнёзда в порядок. Цунаде с удивлением отметила, что Юу весьма способный - на её глазах парень, следуя инструкциям Широтсуме, быстро приготовил обезболивающий отвар из листьев верона - болотного растения с красно-синими широкими листьями и красными цветками, выпускающими ядовитую пыльцу в воздух. Все ингредиенты приносили Наруто, Рен, Саске и Кимимаро. Учиха Шаринганом проверил Каномару и едва не выругался - чакра змеёныша уже была антрацитово-чёрной. Узумаки же подумал, что бы увидел член клана Хьюга, просканировав Каномару Бьякуганом. Аина поставила на сына специальные фуин, поддерживающие жизнь и наложила частичный паралич - теперь тот не метался и не дёргался.
  
  
  
  - Думаю, через три дня можно будет ввести его в кому и отдать вам. - сообщила драконица-медик, когда змеёныша напоили обезболивающим и укрепляющим. - Его система циркуляции чакры изменилась почти наполовину.
  
  
  
  - Он останется прежним? - взволнованно спросила Кин.
  
  
  
  - Трудно сказать. - покачала та головой. - Нет, боевые способности у него лишь усилятся, но вот разум... Ничего не могу сказать. Возможно он потеряет память, возможно станет просто пустой машиной-убийцей, - на этих словах содрогнулись все - перед глазами стройным рядом встали члены прежнего Корня АНБУ во главе с Данзо. - а возможно он вообще станет овощем со сломанными мозгами. Я не знаю. Дай благословения, Высший, чтоб он остался нормальным после таких истязаний. Если что - вам понадобится сильный менталист.
  
  
  
  Наруто уже в уме прикидывал, сколько ему понадобится времени на изучение Переноса духа, а Аина представляла свой разговор с Иноичи.
  
  
  
  - Что я знаю наверняка - он с силой Госуто сам станет некромантом. - продолжила драконица. - Причём, с учётом поглощённой силы, весьма сильным. И... я не уверена полностью, но возможно, только ВОЗМОЖНО, глаза тоже претерпят изменения.
  
  
  
  - Додзюцу? - прищурился Орочимару.
  
  
  
  - Можно и так сказать, да. - кивнула рептилия. - В вашем мире есть три вида могущественных додзюцу - Бьякуган, Шаринган и Риннеган. - на последнем слове у всех округлились глаза. - Да, глаза Оотсутсуки Хагоромо, известного как Рикудо Сеннин, от которого произошли Учихи и Сенджу. Додзюцу, про которое я говорю, в наших хрониках называется Шинда-ме - "мёртвый взгляд". Все члены касты фиолетовых драконов поголовно являются его обладателями, поскольку они тоже некроманты, но в разы слабее Госуто и не порабощают души. Шинда-ме, можно сказать, визитная карточка некоторых некромантов-людей, до появления ниндзя тысячелетия назад такие существовали.
  
  
  
  - А Госуто им владел? - спросил Наруто.
  
  
  
  - Да, иначе как бы он играл с вами? Только у него оно выглядело иначе - горело огнём. Вы же его видели.
  
  
  
  - А как оно работает?
  
  
  
  - Когда активно? Во-первых, даёт способность видеть духов умерших. Во-вторых, видит истинную сущность людей, таким образом для обладателя Шинда-ме друг может оказаться врагом и предателем, а враг - вполне неплохим человеком. При этом смотреть в глаза совсем необязательно. Убить взглядом не получится, только пугнуть хорошенько. Реакцию испуганного нетрудно предугадать. Только оно потребляет много чакры и желательно его скрывать под Хенге - мало кто не испугается, увидев полностью антрацитово-чёрные глаза некроманта. Но, как я уже говорила, это только возможно, что Шинда-ме проявится. Скорее Каномару просто ослепнет и не поможет даже пересадка глаз, всё зависит от воздействия тёмной энергии на участок мозга, отвечающий за зрение. Из комы он сам выйдет, когда - не знаю. Ладно, перерыв окончен, возвращаемся к работе.
  
  
  
  Медики вернулись к Широтсуме, уже вовсю хлопотавшей над растениями и каменными чашами - как оказалось, она готовила снадобья ещё и для драконов-медиков (восстанавливающее, бодрящее и проясняющее разум). Остальные отправились в пещеру к Каномару. Рен, увидев напарника, пробормотал что-то вроде "свежеоткопанный труп и то выглядит здоровее", за что получил двойной подзатыльник от Кимимаро и Кин. Хотя в этом с ним были солидарны все, просто молчали.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Спустя четыре дня белые драконы погрузили Каномару в кому после завершения Освоения и отдали его семье и друзьям. Лайтсабер отправила их обратно в мир людей, однако поведение Юу перед отправкой их удивило - он чуть не в открытую фамильярничал с Лайтсабер и её подданными. А причина этого вообще заставила Рена хватать ртом воздух. Как оказалось, Кимура на днях подписал с ними контракт и теперь мог призывать белых крылатых чешуйчатых ирьёнинов. А им не сказал.
  
  
  
  - Ну ты даёшь, хорёк. - пробормотал Кобаяси. На него впору было вешать табличку с надписью "крыша уехала, побежал догонять".
  
  
  
  - Мне они понравились. - пожал плечами шатен. - И не забывай, что я тоже ирьёнин, так что мне этот призыв подходит.
  
  
  
  - Кано очнётся, узнает и завалит вопросами.
  
  
  
  - Ну и отвечу, тоже мне, нашёл проблему.
  
  
  
  - Так у нас половина Конохи будет с драконами дружить. Ты уже четвёртый контрактник.
  
  
  
  Каномару было решено оставить дома, хотя Цунаде была против. Её с колоссальным трудом уломали. В итоге она поставила ультиматум - приходить трижды в день проверять самочувствие парня. Орочимару был совсем не против, как и Аина. Юу и Рен отправились по домам, так как на улице была уже почти ночь, Цунаде тоже ушла к себе, остальные же, являясь семейством, ушли домой, Саске увязался с ними из-за Карин. Кураи и Хоноо не отсвечивали лишний раз и молча сидели на плечах своих призывателей.
  
  
  
  Так как Кагами спала, всю толпу встретила заспанная Карин. При виде Каномару она побледнела, а уж когда почувствовала его чакру, так вообще чуть в обморок не упала. Саске её отвёл на кухню, чтоб не мешала, и налил ей воды. Позже к ним пришли Кин и Наруто, который сразу накапал девушке успокоительного.
  
  
  
  - Пока аники не выйдет из комы, его лучше не тревожить. - вздохнул джинчурики и заметил, что сестра дрожит. "Наверняка испугалась его чакры." - подумал парень и не прогадал.
  
  
  
  - Его чакра... - пробормотала она. - Такое чувство, что смерть дышит в спину. Тёмная, скользкая и леденящая...
  
  
  
  - Та... драконица сказала... что Каномару может быть... мёртв, как личность. - пробормотала Тсучи.
  
  
  
  - Поэтому его и ввели в кому. - посмотрел на неё Учиха. - Нужен менталист, чтоб всё проверить.
  
  
  
  - Есть запасной вариант. - вспомнил Узумаки. - Печать Переноса духа. Ментальное фуиндзюцу, только весьма сложное. Аники им весьма эффективно владеет.
  
  
  
  - Каномару интуит, поэтому он очень быстро изучает печати и запоминает их структуру. - вставила Кураи. - Только это работает в обе стороны. Слишком большое количество информации заставляет предыдущие знания, как говорится, "пылиться на задворках памяти", есть риск забыть то, что раньше выучил. Память ведь не резиновая. Перенос духа весьма сложная печать, но всё же выучи её, пригодится.
  
  
  
  - Вы в своей самостоятельности итак наломали много дров. - в дверном проёме появился змеиный саннин. - Работа с чужим разумом требует ювелирной работы - малейшая ошибка приведёт к уничтожению личности. Не стоит также забывать, что на лбу Каномару стоит Печать Защиты разума, которую ослабить может лишь её носитель или тот, кто её устанавливал, в данном случае это Аина. Утром я приглашу Иноичи-сана. Не вмешивайтесь. Особенно это касается тебя, племянничек. - на эти слова Наруто с обиженным видом отвернулся. Саске и Карин, попрощавшись, ушли, Кин было решено оставить здесь, как и джинчурики. Все понимали, что Корень АНБУ временно перестаёт функционировать привычным образом, но неизвестно, надолго ли.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Утром Аина снова приняла на себя обязанности Хокаге, пытаясь отвлечься от Каномару, выглядевшего, как свежий труп. Видя её состояние, Анко отловила какого-то бойца АНБУ и пинком отправила в аптеку за успокоительным. Шикаку и Хиаши тоже распределили обязанности - в отличие от предыдущих старейшин, эти двое действительно действовали во благо Конохи, ведь только свинья гадит там, где живёт. По тогдашнему распоряжению Каномару временным руководителем Корня стал Орочимару, однако он старался больше времени проводить с сыном. Вызванный утром Иноичи выслушал от саннина и Наруто всё, что произошло с будущим некромантом, и задумался.
  
  
  
  - Сильная боль оказывает весьма отрицательное влияние на личность человека. - сказал он. - Необходимо, чтоб Аина-сан ослабила его печать, тогда я смогу проникнуть в его подсознание и всё проверить.
  
  
  
  Маленькая Кагами же в это время плакала, сидя на кровати брата, и просила его придти в себя. Старший Узумаки действительно выглядел как труп, разве что таковым не являлся. Сквозь кожу было видно сосуды, под глазами залегли круги, сам он сильно исхудал. Кимимаро пытался успокоить девочку, но не получалось.
  
  
  
  - Нии-сян, позалуйста, плоснись. - всхлипывала малышка.
  
  
  
  - Кагами-чан, пойдём. - тихо сказал Кагуя, взяв названную сестрёнку на руки. - Он долго будет спать.
  
  
  
  - Поцему?
  
  
  
  - Так надо, чтоб он выжил.
  
  
  
  Девочка, вытерев глаза, кивнула и позволила беловолосому парню унести её. Когда они спустились, Иноичи уже ушёл. Орочимару устало откинулся на спинку кресла и посмотрел на ребят. Кимимаро осторожно сел на диван, усаживая рядом Кагами.
  
  
  
  - Как всё прошло, отоо-сан? - спросил он.
  
  
  
  - Нужно, чтобы Аина ослабила свою печать на Каномару. - ответил змей. - Тогда Иноичи сможет узнать состояние его личности. Вечером он придёт снова.
  
  
  
  - Не думаю, что все тут захотят просто ходить на миссии и притворятся, что всё нормально. - тихо добавил Кагуя, но саннин его услышал.
  
  
  
  - Если все будут ходить с видом, будто Каномару не сегодня-завтра умрёт, это его не вылечит. Он жив.
  
  
  
  Что правда, то правда. Миссии получили все. Седьмой команде поручили охрану каравана до страны Чая. Разбойникам не повезло, что Наруто был зол от того, что его сплавили подальше от брата, поэтому щедро угощал нападавших клонами и техниками Огня, причём на пару с Саске. Сакура же молча хлопала глазами, видя остервенелые атаки красноволосого. Курама внутри него охлаждал его запал разговорами о том, что он там будет лишним и ничего не сможет сделать - в отличие от того же Каномару, джинчурики не имел опыта работы с разумом и ментальными техниками. Змеёныш и то владел ментальной техникой, пусть и из разряда фуиндзюцу. Вечером Иноичи действительно пришёл к Орочимару и Аине домой, хозяева присутствовали, как и Кимимаро с Кин. Как только Пятая ослабила Печать Защиты разума, блондин применил ментальную технику и оказался в подсознании парня. Увиденное заставило его ужаснуться и одновременно с этим выругаться - подсознание напоминало свалку битой стеклотары и чем дальше, тем хуже, встретилось лишь три-четыре целых куска памяти. Из них Яманака узнал о том, как тяжело было братьям терпеть такое отношение к ним жителей деревни - побои, плевки в их сторону, ненавистные взгляды, а также отношение одноклассников в Академии. Если Наруто исполнял роль пустого места и делал всё, чтоб на него обратили внимание, то Каномару едва не травили всем классом, что и побудило его начать жёсткие тренировки у матери, чтобы уметь защититься. Иноичи отчётливо видел в этаком "телевизоре", как змеёныш прятался или убегал от желающих почесать кулаки мальчишек и потом мстил, подкладывая им в классе на стулья печати-липучки, которые он научился мастерить, гвозди или масло. При этом в голове отчётливо озвучивалась мстительная мысль.
  
  
  
  - "Вот вам, уроды, сдача. Сами виноваты. Я вам ничего не делал, а вы обходились со мной, как с бродячей собакой. Вот теперь хоть за дело будете не любить, хе-хе."
  
  
  
  Эти слова отлично запомнились Яманаке. Покинув подсознание, он какое-то время осмысливал увиденное. Повернувшись к присутствующим в комнате шиноби, мужчина собрался с мыслями и вынес совсем не радужный вердикт, от которого Аина в ужасе приложила ладони ко рту, а Кин осела на пол.
  
  
  
  - Личность полностью разбита. Если её не восстановить, он навсегда останется существовать в виде овоща и милосерднее будет его убить. Это займёт очень много времени и нужен кто-то, кто знает Каномару лучше всех в деревне и кому он всецело может доверять. С его помощью я смогу восстановить разум вашего сына, Орочимару-сама, Аина-сама.
  
  
  
  На ум всем присутствующим пришло лишь одно имя, чей обладатель сейчас находился на миссии и вернётся лишь через пару дней. Мысль была озвучена брюнеткой, с чем, кстати, все оказались солидарны.
  
  
  
  - Нужен Наруто.
  
  ========== Часть 25 ==========
   На следующий день весь Корень знал о произошедшем с Каномару. Кто-то ругался, кто-то порывался к нему, кто-то сохранял спокойствие (а из таковых были лишь Джуго, Кабуто и Итачи, по своей натуре спокойные, а первого сдерживал Кимимаро, пришедший с саннином). Как ни странно, больше всего шума исходило от тандема Суйгецу-Гурен-Таюя, но только когда поблизости никого не было, тем более Орочимару. Вот и сейчас они в тренировочном зале выясняли, действительно ли с Узумаки-старшим всё нормально (относительно).
  
  
  
  - А вдруг наш босс уже загнулся, просто нам не говорят?! - не унимался Хозуки.
  
  
  
  - Довольно! Каномару-сама жив и я не желаю слушать твоё карканье! - рявкнула Таюя.
  
  
  
  - А тебе почём знать?!
  
  
  
  - Так сказал Орочимару-сама! У тебя есть сомнения в его словах?! Иди и выскажи ему!
  
  
  
  - Ни за что! Он меня убьёт! - испугался Суйгецу.
  
  
  
  - И правильно сделает! - фыркнула кристальная куноичи. - А вот ты-то с чего взял, что Каномару-сан мёртв?! С потолка?!
  
  
  
  - Ещё раз, ублюдок, скажешь подобное - тебя или на опыты отправят, или я убью! - добавила член Пятёрки Звука.
  
  
  
  Акустика в зале была неплохая, так что змеиный саннин услышал весь скандал, не входя внутрь. "А ведь я не сказал, что у Каномару личность разбита." - подумал он. - "Наруто ведь действительно знает его намного лучше, чем та же Аина, про себя вообще молчу. Хоть бы он побыстрее вернулся." Девушки продолжили свои тренировки, а пристыжённый Суйгецу покинул зал. Ну и наткнулся на хмурого змея и побледнел.
  
  
  
  - В-вы?.. - заикнулся парень, желая провалиться сквозь землю.
  
  
  
  - Я всё слышал. - прошипел саннин, отчего Хозуки сжался и теперь проклинал свой язык без костей.
  
  
  
  - П-прос-стит-те. - промямлил он. - Я... Я не...
  
  
  
  Орочимару ничего не сказал и покинул общество ниндзя Тумана, а тот судорожно стал придумывать, что с ним сделает змей, поскольку внезапно вспомнил, что Каномару - его сын. Суйгецу решил, что лучше будет не попадаться нынешнему руководителю Корня на глаза и свалить к кому-нибудь за политическим убежищем, хоть к тому же Дейдаре. Или, что ещё лучше, к Итачи.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Седьмая команда вернулась из страны Чая через два дня. В кабинете Хокаге, когда они сдавали отчёт о работе, помимо Аины и Анко находился Иноичи. Пятая выпроводила напарников племянника, а его оставила. Яманака обрисовал ему сложившуюся ситуацию с его братом, отчего джинчурики до боли стиснул кулаки.
  
  
  
  - Так как ты, Наруто-кун, его очень хорошо знаешь, ты можешь помочь правильно восстановить его личность. - закончил блондин.
  
  
  
  - Я помогу. - уверенно заявил он. - Я действительно знаю его характер, привычки и действия.
  
  
  
  - Ну да, вместе же ставили на уши всю Коноху. - насмешливо фыркнула Узумаки.
  
  
  
  - "И не только." - подумал Наруто, вспомнив пару "несчастных случаев" дома.
  
  
  
  - Кхм. - прокашлялся глава клана Яманака. - Я договорился с Хокаге-сама. Завтра утром, часов в шесть, я приду.
  
  
  
  - Да, Иноичи-сан. - кивнул джинчурики и посмотрел на тётю. - Можно, я у вас сегодня переночую? Я не думаю, что Гаара, Канкуро и Темари разнесут мой дом.
  
  
  
  - Конечно, можно. - согласилась та. - Учитывая, что сам ты раньше восьми никогда не встанешь.
  
  
  
  - Спасибо.
  
  
  
  Из резиденции джонин ушёл весьма задумчивым и не ответил даже на приветствие Ли. Расшевелить его смогла лишь восьмая команда, а точнее лишь Хината. Наруто рассказал троице о случившемся, так Киба прямо высказал, где он всех драконов и в какого цвета тапках видел, Акамару поддержал лаем, Шино как всегда промолчал, но было видно, что он нахмурился, а Хината сочувственно взяла красноволосого за руку.
  
  
  
  - Всё будет хорошо, Наруто-кун. - сказала она. - Его спасут.
  
  
  
  - Спасибо, Хина. - улыбнулся джинчурики.
  
  
  
  - Не вешай нос. - Инудзука хлопнул его по плечу и команда удалилась. Наруто решил сбегать в Ичираку и поднять себе настроение парой мисок рамена. Курама внутри него уснул, так что не капал ему на мозги.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Наруто как ни старался, но не мог уснуть. Ради завтрашнего события он даже лёг пораньше, да без толку. Плюнув на всё через полчаса, парень отправился к дяде за снотворным, так как назавтра состояние варёного краба было для него нежелательным. Сработало - джинчурики восемь часов нормально проспал. Иноичи, как и обещал, пришёл в шесть утра.
  
  
  
  - Положи руку ему на лоб и сосредоточься на том, чтоб попасть в его внутренний мир. - приказал он парню. Тот послушался и после того, как блондин повторил этот жест и применил свой перенос разума, оба оказались в подсознании Каномару. Оно ничуть не изменилось - всё та же свалка битого стекла.
  
  
  
  - М-да... Да тут работы... - пробормотал Наруто, осматриваясь. Его взгляд зацепился за детское воспоминание брата, висящее в воздухе большим осколком стекла. Кратко просмотрев его, Узумаки прыснул со смеху - Каномару прятал капкан, сворованный из леса, на пороге дома Рена, посыпав зубцы чесоточным порошком. Насколько младший Узумаки помнил, Кобаяси тогда натравил на змеёныша своих дружков и те гоняли его по всему двору Академии, пока он не удрал от них на дерево. В отличие от него, те не умели тогда по деревьям бегать, вот и плюнули и оставили мальчика там. Учитель за опоздание ему ещё и наказание назначил, вот Каномару и решил отомстить однокласснику.
  
  
  
  - Да, работы много. - Иноичи отвлёк Наруто от созерцания воспоминания. - Нужно восстановить его вместилище, а вместе с ним и личность восстановится.
  
  
  
  - Что за вместилище? - поинтересовался Узумаки.
  
  
  
  - В нём содержится память, знания, привычки и тому подобное. - стал разьяснять мужчина. - Во внутреннем мире это может выглядеть как сфера, куб, пирамида и так далее. У каждого своё. На вместилище запросто можно установить различные ментальные закладки. Судя по количеству осколков памяти, тут работы явно не на пять минут, так что приступим.
  
  
  
  - Что от меня требуется?
  
  
  
  - Моё дело - соединить осколки. Твоё - находить нужные и пробуждать их. Вполне возможно, что у Каномару будет потеря памяти, так как не все осколки тут достаточно крупные и проецируют воспоминания.
  
  
  
  - А можно будет вернуть ему память? - Наруто с надеждой посмотрел в глаза Иноичи. Тот вздохнул.
  
  
  
  - Насильно - нет. Она сама восстановится, надо лишь подталкивать к ним. Иногда он сам сможет вспомнить что-нибудь. Но если ему внушить, например, отвращение к отцу или матери или ненависть к тебе, это отпечатается на вместилище и он станет ненавидеть и тебя, и своих родителей. Разум - очень тонкая и хрупкая вещь, особенно у тех, кто страдает амнезией, запомни.
  
  
  
  - А как же его способности?
  
  
  
  - Это всё давно вбито в рефлексы тела, так что навыки не пропадут - тело само их воспроизводит. Да и интуиция у него всегда была хорошо развита, так что Каномару быстро догадается, что с ними делать, как и со своими новыми способностями.
  
  
  
  - Кураидесу-сама, предводитель касты фиолетовых драконов, сказал, что аники интуит. - вспомнил джинчурики. - Интуитивно разбирается в фуиндзюцу и изучает их в рекордно короткие сроки.
  
  
  
  - Это очень редкая способность - настолько развитая интуиция. - хмыкнул Яманака. - Интуиты есть в разных областях, но их существует не так уж много.
  
  
  
  На этом разговор и закончился. На восстановление вместилища и личности, которое напоминало складывание гигантского паззла, ушло около десяти часов. Вместилище по форме оказалось гигантской сферой, но она оказалась тёмно-синей и будто пустой, на поверхности фигурировало лишь несколько воспоминаний, да и те оказались детскими. Остальные были повреждены. После того, как Иноичи и Наруто вернулись в свои тела в реальный мир, то устало осели на пол. К своему изумлению Узумаки увидел Рена и Юу в комнате Каномару помимо Аины и Орочимару. Кимура тут же протянул уставшим ниндзя стаканы с каким-то светло-зелёным варевом, пахнущим мёдом и травами.
  
  
  
  - Это восстанавливающий отвар. - пояснил шатен. - Хоноо о случившемся сообщил Широтсуме, она мне, а я напросился в Кумо но Шима и там приготовил напиток. Его надо пить залпом.
  
  
  
  - Спасибо. - поблагодарил его Наруто, в три непрерывных глотка опустошив стакан. - Ммм, вкусно.
  
  
  
  - Ну как, получилось? - вклинилась Аина.
  
  
  
  - Да как сказать?.. - вздохнул Яманака. - Вместилище мы восстановили, личность сама восстановится, пока что Каномару погружён в сон. За несколько дней разум будет восстановлен.
  
  
  
  - Но?.. - прищурился Орочимару.
  
  
  
  - С уверенностью могу сказать, что у него будет обширная потеря памяти, так как уцелело всего два-три самых ранних воспоминания. Его нельзя упускать из виду и необходимо подталкивать на восстановление памяти. Ходить в знакомые ранее места, говорить на знакомые темы, давать читать отчёты АНБУ, так как он там работал, в общем, надо подталкивать к воспоминаниям. Это как использовать проявитель на лист бумаги, где надписи сделаны невидимыми чернилами. И следите, чтоб никто ему не внушил мысль во вред ближним, мало ли что? - дал напутствия Иноичи. - Его разум какое-то время будет нестабильным и его довольно легко обмануть или переманить на свою сторону.
  
  
  
  Змеиный саннин тут же взял на заметку, что сына надо держать подальше от Акацуки, которые давно страдают крупным недобором кадров - остались ведь лишь Конан, Пейн, Зетсу и Тоби.
  
  
  
  - Со временем он нас вспомнит? - встрял Рен, обеспокоенно посмотрев на Каномару.
  
  
  
  - Со временем да, но неизвестно точно, когда именно. - кивнул тот. - И одного его не стоит оставлять.
  
  
  
  - Спасибо вам, Иноичи-сан. - облегчённо выдохнула Аина. Ей было всё равно на амнезию, главное - сын живой, а память со временем вернётся. Яманака не зря является мастером-менталистом. Дав напоследок напутствие не проводить внушений Каномару, блондин распрощался и ушёл домой. Рен с Юу тоже не стали задерживаться и, попрощавшись с Наруто, Аиной и Орочимару, покинули дом.
  
  
  
  - Как думаешь, хорёк, он вспомнит, что мы с тобой были сволочами по отношению к нему в Академии? - по пути поинтересовался Кобаяси у Юу.
  
  
  
  - Наверняка. - вздохнул он. - Но мы можем извиниться за прошлое. Мы же тогда родителей слушались, даже не пытаясь понять, каково ему с братом живётся. А ты уж тем более.
  
  
  
  - Не напоминай. - скривился фиолетововолосый. - Моя мамаша так и осталась мегерой, до сих пор всё поговаривает мне "не водись с этим ядовитым отродьем" и "покажи ему его место". Ага, а то, что он запросто может пол-Конохи снести, её не колышет. Я чаще всего у тётки ночую, не могу выносить лошадиную рожу мамки.
  
  
  
  - Сочувствую, мышонок. - Кимура похлопал его по плечу. - Ладно, до завтра.
  
  
  
  - Угу, бывай.
  
  
  
  Друзья разошлись, думая каждый о своём. Рен не знал, как змеёныш поведёт себя, когда узнает, что именно с ним чаще всего был на ножах в Академии и терпел его ненависть. Юу же морально готовился к вопросу "если мы с тобой не были заклятыми врагами, почему ты хотя бы ни разу не заступился и не помог мне?", поскольку знал, что ему будет стыдно. Но делать нечего, надо избавлять друга от амнезии, когда он проснётся, да и они не одни будут в этом участвовать.
  
  ========== Часть 26 ==========
   Новое задание заставило Наруто надолго отвлечься от брата - Аина сформировала команду для поимки Трёхвостого, пока до него не добрались Акацуки. В её состав входило четверо членов клана Узумаки, а в качестве прикрытия с ними отправились Наруто, Гурен, Кабуто и Сакура, поскольку был риск столкнуться с кем-нибудь из Акацуки.
  
  
  
  - "Исобу давно потерял мозги." - протянул Курама. - "Если у Шукаку ещё остались извилины, то черепах стал просто животным, защищающим территорию."
  
  
  
  - "На что он способен, Ку?" - поинтересовался Наруто, когда команда запечатывания почти добралась до озера.
  
  
  
  - "Готовьтесь к атакам водной стихии и гендзюцу - Исобу способен создавать туман, влияющий на разум." - ответил рыжий. - "Тебе-то это не грозит из-за печати, а остальным не повезёт. Его вообще лучше врасплох застать или вымотать, чтоб избежать тумана."
  
  
  
  - "Ясно. Спасибо."
  
  
  
  Озеро встретило их тишиной, однако все знали, кто в нём обитает. Теневые клоны Наруто нырнули под воду и там принялись тормошить биджу, а четвёрка Узумаки тем временем примчалась на середину озера. Исобу через пять минут выплыл на поверхность, причём злющий, и сразу встретился с клювом гигантского чёрного гиппогрифа, Сейзы, и большими кристаллами, прилетевшими ему в голову от Гурен. Запечатывающая команда довольно быстро справилась с работой, так что Коноха заполучила ещё одного биджу. Исобу запечатали в специальной сфере и поместили в свиток, а в Коноху все возвращались верхом на Сейзе - благородное животное по просьбе Наруто согласилось доставить всю команду в деревню. Убрались они оттуда вовремя - гиппогриф, обладая острым зрением, видел внизу несколько фигур в чёрных плащах, мелькавших среди деревьев. Никто не горел желанием спуститься и выяснить, кто это.
  
  
  
  - Спасибо за помощь, Сейза. - джинчурики вежливо поклонился животному, когда он высадил их неподалёку от Конохи. Тот ответил тем же и исчез обратным призывом.
  
  
  
  - Потрясающее существо. - восхищённо сказал Якуши. - Гиппогрифы считаются мифом.
  
  
  
  - Вполне реальное животное. - хмыкнула Гурен, хотя ей тоже понравился угольно-чёрный красавец. - Как ты вообще отхватил такую животинку в призывы? - поинтересовалась она у Наруто.
  
  
  
  - Само как-то получилось. - тот почесал затылок. - Я применил технику Призыва без наличия контракта. Меня перенесло к гиппогрифам, где я сперва чуть не стал закуской. Ну а потом уже меня доставили к Киншигану и я подписал контракт.
  
  
  
  - Нам пора к Хокаге. - напомнил Узумаки Акира. Вся команда направилась к резиденции. Миссия по поимке Исобу заняла около трёх дней, учитывая, что возвращались они верхом на стремительно летящем гиппогрифе.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Рен и Юу, когда были свободны от миссий, часто навещали Каномару. Благо Аина настроила барьер вокруг дома на них, так что парни без проблем проходили сквозь него, не боясь уткнуться лбом в невидимую стену. Цунаде тоже приходила трижды в день проверять самочувствие крестника. Результаты её удовлетворяли. Сейчас Кобаяси и Кимура сидели рядом с кроватью друга (а в последнее время они так и воспринимали змеёныша) и спорили.
  
  
  
  - Какой к демонам побочный эффект? - шатен шипел не хуже змей. - Драконье зельеварение, иначе это не назовёшь, проводится только с растениями в их мире. Давай ты выпьешь настойку из корней драконьего глаза, ромашки и корня мандрагоры и посмотрим, что будет.
  
  
  
  - Галюциногенный яд? Нет, спасибочки, я не хочу ловить фиолетовых в крапинку слоников. - язвительно отозвался Рен. - Но неужели все их лекарства чистые и без примесей?
  
  
  
  - Представь себе. - фыркнул Юу. - В Кумо но Шима, кроме драконов, нет животных и насекомых. Растения там сами по себе или живут в симбиозе с драконами, которые, кстати, травоядные, пусть и могут перекусить пополам сородича.
  
  
  
  - Это тебе твоя мелкая драконица рассказала?
  
  
  
  - Да. Широтсуме там вроде главного поставщика лекарств.
  
  
  
  - А какими стихиями они владеют?
  
  
  
  - Огнём и Ветром. Их огонь белый, отчего очень жаркий. А Широтсуме ещё умеет создавать вспышки и ослеплять противников. Это её способность Хранителя касты. У Кураи это зелёный огонь, у Хоноо - телепатия, у Сейшина - сильная звуковая волна.
  
  
  
  - А кто такой Сейшин?
  
  
  
  - Хранитель серо-голубой касты. Там драконы не имеют стихий, зато летают со скоростью бега Гая-сана без утяжелителей.
  
  
  
  - Ого. - присвистнул Кобаяси.
  
  
  
  - Да тише ты. - шикнул на него Кимура, кивнув на кровать. - Разбудишь Кано.
  
  
  
  - Вы и мертвеца разбудите. - оттуда раздался тихий хрипловатый голос. Парни синхронно повернулись и увидели, что Узумаки принял сидячее положение, держась за грудь. У змеёныша всё тело болело после такого долгого отлёживания, как после тяжёлой тренировки, к тому же чакра очень сильно изменилась, он это чувствовал, как лёд. Юу и Рен быстро метнулись к нему.
  
  
  
  - Ну наконец-то очнулся. - протянул Кобаяси. Каномару посмотрел на него и отодвинулся, на его лице отчётливо виделись настороженность, недоверие и неприязнь.
  
  
  
  - Рен?.. - уточнил он, прищурившись. - Опять будешь плеваться в мою сторону? Учти - отомщу.
  
  
  
  - Кано, успокойся, время Академии для нас давно прошло, мы все изменились. - вклинился Юу. - Вы с Реном больше не враги. Мы втроём были командой. Мы помирились не так давно и стали друзьями. Ты помнишь хоть что-нибудь?
  
  
  
  - А должен? - Узумаки сжал одеяло. - Хотя травлю одноклассников я прекрасно помню. Вы все меня ненавидите ни за что. Почему?
  
  
  
  - Кано, то было в прошлом. Сейчас всё иначе. - Кимура положил руку ему на плечо.
  
  
  
  - Припоминаю... - прошипел змеёныш. - Бездействие, безразличие... Юу, верно? - посмотрел ему прямо в глаза. - Раз ты друг, то ответь, почему я был один и некому было мне помочь?
  
  
  
  - "Всё. Приехали. Очевидно он только прошлое и помнит. А ведь оно является сплошной дрянью и по большей части из-за меня. Вот проклятье." - подумал фиолетововолосый.
  
  
  
  - Прости. Мы... - шатен опустил взгляд. - Мы все тогда слушали своих родителей, а они буквально приказывали нам не общаться с тобой и... обижать.
  
  
  
  - Своих извилин не хватало? - презрительно бросил змеёныш.
  
  
  
  - Тогда - да! - взвился Рен. - Но теперь мы не пляшем под их дудочку! А на меня ментальных закладок навесили, поэтому я и продолжал над тобой измываться. Ты их с меня снял какое-то время назад, так что спасибо, что вернул мне способность здраво мыслить.
  
  
  
  - Правда? - Каномару заинтересованно склонил голову, как птичка.
  
  
  
  - Да. - кивнул чунин. - И... мне действительно стыдно за всё, что я тогда делал.
  
  
  
  - А что ты вообще помнишь, Кано? - осторожно спросил Юу. Тот поморщился и потёр виски.
  
  
  
  - Помню, как мстил Рену, пряча на пороге его дома волчий капкан с чесоточным порошком, - на этих словах Кобаяси передёрнуло - вспомнил, как в больницу ковылял с окровавленной и дико зудящей ногой. - помню, как удирал от его приятелей и уворачивался от камней, летящих мне вдогонку... Помню, как мама мне показывает свиток с техниками. - он улыбнулся и через секунду погрустнел. - Но... я не помню... есть ли у меня папа.
  
  
  
  - Есть. - ободряюще улыбнулся Кимура. - Поговоришь с ним?
  
  
  
  - Потом. - тот мотнул головой. - Голова болит. Что со мной вообще такое?
  
  
  
  - Ты потерял память. Твой брат... - начал Рен, но Каномару его перебил.
  
  
  
  - У меня есть брат? - удивлённо спросил он.
  
  
  
  - И младшая сестра. - вздохнул шатен.
  
  
  
  - "Это будет долго." - мрачно подумал Кобаяси, глядя на змеёныша.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Рен и Юу в общих чертах рассказали Каномару, кто он такой и с кем он в основном общается. Тот недоверчиво их слушал, так как по оставшимся воспоминаниям знал, что один палец о палец не ударит, чтоб помочь, а второй только и ждёт, что гадость сделать. Вскоре в комнату вошла Кин. Увидев очнувшегося Узумаки, она уже хотела подбежать к нему, однако заметила, что он смотрит на неё непонимающим взглядом.
  
  
  
  - Кано... - позвала его Тсучи.
  
  
  
  - Мы знакомы? - парень озадаченно приподнял бровь.
  
  
  
  - Рен, Юу, что это значит? - девушка обратилась к тем двоим.
  
  
  
  - У Кано обширная амнезия, об этом три дня назад говорил Иноичи-сама, когда они с Наруто восстанавливали его личность. - ответил Кимура. - Он практически ничего и никого не помнит, лишь несколько моментов из детства. А из людей помнит лишь...
  
  
  
  - Маму, Рена и немного Юу я помню. - промолвил красноволосый. - А вот ты... Кто ты такая? - склонил голову. - Я чувствую в тебе что-то родное, но всё же.
  
  
  
  - Я Тсучи Кин. - она села рядом с ним на кровать. - Ты чуть больше трёх лет назад во время экзамена на звание чунина спас мне жизнь. Мы с тобой... пара.
  
  
  
  - Не помню. - тот опустил голову.
  
  
  
  - Иноичи-сама говорил, что память со временем сама восстановится. - вставил Юу.
  
  
  
  - Надеюсь, что он прав. - вздохнула Кин, обняв Каномару. Этот взволнованный печальный парень весьма заметно отличался от прежнего себя - нет больше того задорного огонька в аметистовых глазах, нет в нём веселья и шуточки от него не последует.
  
  
  
  - Аины-сама и Орочимару-сама сейчас нет дома. - как бы невзначай сказал Кобаяси, глядя в окно. - Я сбегаю домой, а вы попробуйте вытащить ужика на улицу.
  
  
  
  - Почему ты называешь меня ужиком, Рен? - поинтересовался Каномару.
  
  
  
  - Да это так наше трио называется с недавних пор - ужик-мышонок-хорёк. - пояснил Юу. - Ужик ты, Рен - мышонок, ты его так назвал во время спарринга в Академии ниндзя, а хорьком меня он обозвал, так и прилипло. Ужик ты, потому что у тебя призыв змеи, а сам ты помимо принадлежности к клану Узумаки частично принадлежишь клану но Хеби, откуда родом твой отец. Да и внешность у тебя немного на змеиную похожа, это характерно для но Хеби.
  
  
  
  - Да и вёрткий ты такой же, как змеи. - добавил чунин.
  
  
  
  - Ну спасибо. - фыркнул Узумаки.
  
  
  
  - Если что - дома меня найдите. - с этими словами Рен смылся в окно.
  
  
  
  - Встать можешь? - спросил Юу змеёныша.
  
  
  
  - У меня, если верить вам, потеря памяти, а не оторванные ноги. - тот посмотрел на него так, будто у ирьёнина вторая голова выросла. - Не хочу лежать в кровати.
  
  
  
  - Прогулка на свежем воздухе действительно не повредит. - согласилась Тсучи, обеспокоенно посмотрев на своего парня. Вот такого финта ушами от судьбы она не ожидала. Ей остаётся лишь надеятся, что память сможет к нему вернуться, чтоб к ней вернулся тот самый Каномару, которого она полюбила - весёлый, активный и с добрым сердцем. А ведь ему предстоит вспомнить очень многое. Хорошо хоть не оттолкнул её, а почувствовал, что Кин ему довольно близкий человек.
  
  ========== Часть 27 ==========
   Каномару довольно быстро оделся сам - даже с потерей памяти он отметил, что ему нравятся высокие сапоги и длинные перчатки с наручами (так как жилет был безнадёжно испорчен в логове Госуто, парень вместо него одел простую красную майку) - а вот волосы решил укоротить. С этим ему помогла Кин - отрезала кунаем половину его красного "водопада", так что теперь их длина достигала середины спины. Учитывая, что он проснулся весьма голодным (что подтвердил его желудок, жалобно заворчавший), холодильник в доме опустел на четверть. В обществе девушки и "друга" (Узумаки всё ещё не доверял Юу) змеёныш покинул дом. Троица направилась к дому Рена. По дороге Каномару осматривался по сторонам и подмечал кучу незнакомых лиц. Он сам не заметил, как они пришли к нужному дому. Внезапно, поддавшись какому-то порыву, он резко остановился, схватил попутчиков за шиворот и затянул обратно за угол, из-за которого вышли, затем вся троица осторожно выглянула - совсем недалеко слышалась ссора. Как оказалось, на пороге дома Кобаяси накалялись страсти - Рен ругался с матерью.
  
  
  
  - Как ты смеешь вообще разговаривать с этим отродьем?! - кричала полная женщина с фиолетовыми волосами и в ярко-красном кимоно. - Тебе мало было того, что ты опозорился тогда на весь класс?! Оставь его и общайся с равными себе!
  
  
  
  - Не указывай мне! - голос чунина был не слабее - ясно, в кого он пошёл характером. - То было тогда, кончай жить прошлым! Я сам решу с кем мне общаться! Те, кто к нам приходит, вызывают лишь желание всадить кунай в глотку, чтоб заткнуть!
  
  
  
  - Ты забываешься, Рен!
  
  
  
  - Хватит! Достала уже!
  
  
  
  - Ты как со мной разговариваешь?! - у женщины уже началась истерика. - Ты наследник Кобаяси, а не...
  
  
  
  - А Каномару сын нынешней Хокаге, если у тебя склероз! - Рен тоже начал закипать. - И дружу я с ним не из-за этого, кстати! Он вполне нормальный парень! Чего ты вообще к нему прицепилась?!
  
  
  
  - О Ками-сама! - всплеснула руками его мать. - Почему ты не поймёшь, что это змеиное отродье не имеет права с тобой общаться?!
  
  
  
  - Юу тоже не имеет права? - зло бросил чунин. - Он ведь из семьи простых людей - отец строитель, а мать продаёт овощи и фрукты. И что?
  
  
  
  - Он другое дело, он нормальный. - отмахнулась та.
  
  
  
  - А Кано ненормальный? Интересно, в чём?
  
  
  
  - Да в том, что он брат демона!
  
  
  
  - Интересно, а она вобще понимает, что роет себе могилу? - тихо шепнул Юу, не сводя взгляда с женщины. - Хокаге-сама ведь везде имеет уши в виде АНБУ, докладывающих ей обо всём.
  
  
  
  - Демона? - Каномару непонимающе приподнял бровь, посмотрев на шатена.
  
  
  
  - Наруто джинчурики Девятихвостого Лиса, одного из девяти хвостатых демонов. - тихо пояснила Тсучи. - Его из-за этого и ненавидели.
  
  
  
  - Бред. Какой смысл винить человека в том, что он носит в себе демона? - фыркнул Узумаки.
  
  
  
  - Ну... - Кимура пожал плечами, ясно показывая, что он на это повлиять никак не мог и не может. Тем временем ругань продолжалась и достигла точки кипения, во время которой выяснилось такое...
  
  
  
  - Данзо-сама же обещал, что ты останешься послушным мальчиком. - прошипела женщина. - Что с тобой произошло?
  
  
  
  - Стоооооп! - в голосе Рена снова появилась ярость, а к нему пришло осознание услышанного. - Бывший глава Корня... Обещание... Ты знала про ментальные закладки в моей голове?!
  
  
  
  - Естественно! Я обратилась к нему с просьбой тебя исправить, чтоб ты никогда не общался с этим ублюдком!
  
  
  
  - Тварь. - прошипел Кобаяси. - Какая же ты тварь. Так это из-за тебя я ненавидел Каномару. Так вот, мамочка, - последнее слово он буквально выплюнул. - слушай сюда. Кано меня избавил от этих закладок и прояснил мой разум, так и знай! Я больше не твоя собачка!
  
  
  
  - Чтоооо?!! Ах он скотина!
  
  
  
  - Не смей его так называть, иначе я вспомню, что являюсь шиноби! - в руке парня появилось три куная.
  
  
  
  - Куда с оружием на мать?!
  
  
  
  - Ты мне больше не мать! Знать тебя не хочу! Ты куда большая тварь, чем Кано, как ты его характеризируешь!
  
  
  
  Захлопнувшаяся дверь ясно дала понять, что разговор окончен. Злой, как стая волков, Рен направился подальше от дома как раз мимо дома, за углом которого спряталась вся троица. Увидев их, Кобаяси успокоился.
  
  
  
  - Этот скандал... - тихо сказал змеёныш, склонив голову.
  
  
  
  - Вы слышали? - мрачно спросил фиолетововолосый и после трёх синхронных кивков ответил. - Вот и выяснились причины моего отношения к тебе, ужик.
  
  
  
  - Ментальные закладки... - промолвил Каномару и в голове у него как будто щёлкнуло - он вспомнил. - Наша стычка... Перенос духа... Я помню, как снимал закладки. Ты в подсознании оказался совсем другим, не таким, каким я тебя помню с Академии.
  
  
  
  - Да, в подсознании нельзя соврать. Там я был собой, а теперь и в реальности нормальный. Чуть больше недели назад это произошло. Спасибо тебе за это. - поблагодарил его Рен.
  
  
  
  - Данзо... Знакомое имя, но не могу вспомнить. - пробормотал Каномару.
  
  
  
  - Почитаешь отчёты АНБУ и досье. - шепнула Тсучи. - Аина-сама, я уверена, не будет против.
  
  
  
  - Мышонок, похоже, что тебе лучше дома больше не появляться. - ирьёнин многозначительно кивнул на его дом.
  
  
  
  - Пожалуй попрошусь к сестре матери на постоянное проживание и обрисую ей сложившуюся ситуацию. - вздохнул чунин. - Тётя Кимико хоть не орала на меня, когда я ей рассказал о примирении с Кано, даже одобрила. А ведь раньше я хамил ей.
  
  
  
  - Кстати, ты зачем домой ходил? - поинтересовалась Кин.
  
  
  
  - Да за снаряжением. - тот указал на подсумок с кунаями. - Думаю, надо ужику кое-какие знания освежить. Твоё основное оружие, Узумаки - чакрамы и чакрумы, а вспомогательное - сюрикены. Всё оружие ты носишь в своих печатях. - посмотрел на змеёныша. - Говорят, мастерство не исчезает. Тебе полезно размяться, итак провалялся достаточно долго и отдохнул. Ирьёнин на всякий случай у нас есть. - кивнул на шатена.
  
  
  
  - Спарринг значит? - усмехнулся красноволосый. - А ты чем сражаешься?
  
  
  
  - Кунаями. Ты ими не сражаешься, лишь взрывпечати посылаешь.
  
  
  
  - И куда мы пойдём?
  
  
  
  - На пятый полигон.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Запыхавшийся Рен глядел на спарринг-партнёра и сильнее стискивал кунаи. Каномару, несмотря на амнезию, чакрамами пользовался на отлично, хотя в самом начала он смотрел на них непонимающе. Блокировал и отводил атаки рефлекторно, а когда перешёл в нападение... Его бой стал напоминать танец, хоть немного неуклюжий - Рен только и успевал подменять себя земляным клоном или бревном. Ловкий и гибкий Узумаки легко уклонялся от выпадов Кобаяси. Но когда в ход пошли техники, офигели все - огонь у змеёныша из-за его изменённой тёмной энергией чакры стал чёрным, как пламя Аматэрасу.
  
  
  
  - Что ж, похоже твоя амнезия не повлияла на твои боевые навыки. - выдохнул чунин, плюхнувшись на землю. - Но какого демона твой огонь стал чёрным, вот вопрос. Он же у тебя был обычным оранжевым.
  
  
  
  - С этим вопросом к Хоноо, Кураи или Широтсуме. - вставил Юу.
  
  
  
  - А это кто? - спросил Каномару. Он сам удивился, когда понял, что чакрамы его оружие, ведь он ими сражался так, будто они были частями его тела. Хотя кольца с лезвиями ему понравились, но откуда они вообще у него взялись, парень не помнил. Как извлекать оружие из печатей он чисто интуитивно понял, поэтому сложностей не возникло.
  
  
  
  - Драконы. - коротко ответил Рен. - Хоноо красный, Кураи чёрная, а Широтсуме белая. Ты можешь призывать красных драконов, как и твоя мать.
  
  
  
  - У меня тут какой-то рисунок в виде змеи. - Узумаки потёр левое запястье.
  
  
  
  - Орочимару-сама, твой отец, имеет такую же. - пояснила Кин. - Ты помимо драконов можешь призывать змей.
  
  
  
  - Аники! - раздался крик Наруто из-за деревьев. Вскоре и он сам вышел. Каномару с интересом его рассматривал - короткие красные волосы, на лбу чёрная повязка с символом Конохи, забавные полоски-усики на щеках, голубые глаза. Но больше всего внимания привлекал маленький чёрный дракончик на его плече.
  
  
  
  - Вы почему мне не сказали, что Кано-нии-сан очнулся, даттебайо?! - сходу выпалил джинчурики, обращаясь к Кин, Юу и Рену. - Хорошо, что Кураи за вами проследила и сообщила мне.
  
  
  
  - Забыли. - шатен пожал плечами.
  
  
  
  - А ты?.. - Каномару стал ждать ответа от подростка. Тот хлопнул себя по лбу.
  
  
  
  - Иноичи-сан говорил, что у тебя будет потеря памяти и её надо возвращать. Ничего, справимся. Я Узумаки Наруто, твой двоюродный брат. - представился джинчурики. - Носитель Девятихвостого Лиса.
  
  
  
  - Так это тебя в деревне называли демоном? - уточнил змеёныш.
  
  
  
  - Ага. А тебя змеиным отродьем. Слава Ками, что это позади.
  
  
  
  Каномару лишь скептически хмыкнул, вспомнив, что кричала мать Рена, но промолчал.
  
  
  
  - Вы тут что, сражались? - Наруто осмотрелся - кучки грязи, камни, сожжёная земля и трава.
  
  
  
  - Да, устроили спарринг. - ответил Кобаяси. - Амнезия не повлияла на его боевые способности. Кстати, вопрос - почему его огонь чёрный?
  
  
  
  - Это из-за поглощённой силы Госуто. - ответила ему драконица. - Чакра Каномару претерпела сильные изменения. Память со временем вернётся, надо лишь подталкивать время от времени.
  
  
  
  - Иноичи-сан то же самое говорил. - вспомнил Кимура.
  
  
  
  - И правильно.
  
  
  
  - И... как мне всё вспомнить? - осторожно поинтересовался старший Узумаки, разглядывая драконицу.
  
  
  
  - Наруто, это по твоей части. - та посмотрела на джинчурики. - Ты помнишь буквально половину его жизни. Что-то расскажут Рен с Юу, когда они учились в Академии, затем были командой, Кин может кое-что рассказать. Также обязательно поговорите с Аиной и Орочимару и заставьте его выучить заново все его техники, а то я заметила из кустов, что он только самую простую технику Катона - Огненный шар помнит. Тайдзюцу и кендзюцу у него итак вбито в рефлексы тела. И надо проверить, нормально ли всё с его глазами.
  
  
  
  - Да он же не слепой! - возмутительно подметил Наруто.
  
  
  
  - Я не об этом. - покачала головой Кураи. - Сила Госуто влияет на всё тело нового носителя. Из-за адской боли Каномару потерял память, хотя мог вообще безвозвратно стать пускающим слюни овощем и никакой менталист не смог бы склеить его вместилище и личность заново. Нужно узнать, осталась ли часть мозга, отвечающая за зрение, нетронутой, а то мало ли что, вдруг он через несколько лет ослепнет?
  
  
  
  - А Шинда-ме?
  
  
  
  - Нет шансов.
  
  
  
  - А что делать с некромантией?
  
  
  
  - Это надо обращаться к фиолетовым драконам - у лорда Кураидесу должны быть какие-нибудь книги или свитки. Но сначала нужно вернуть Каномару память.
  
  
  
  - Хватит говорить обо мне так, будто меня тут нет! - взвился змеёныш, показывая свой вспыльчивый характер. Стыда он не чувствовал, будто понимал, что так и должно быть.
  
  
  
  - Ещё один шаг к возвращению прежнего Узумаки Каномару. - рептилия улыбнулась во все 120 зубов. - Ты всегда был вспыльчивым, как любой Узумаки, и такой же живучий - отделался лишь изменением СЦЧ и разбитой в хлам из-за сильной боли личностью, которую тебе восстановили. Любой другой умер бы уже через несколько минут после поглощения силы Смерти, которой владел Госуто. Ты теперь не просто шиноби. Ты некромант. Нужно только научиться пользоваться этим даром.
  
  
  
  - И у кого мне научиться этой вашей некромантии?
  
  
  
  - Думаю, придётся снова созывать Совет. - хмыкнула Кураи. - Кураидесу может принять тебя в ученики и выучить на некроманта. Но сперва стань прежним Узумаки Каномару.
  
  
  
  - Кстати, что за Шинда-ме? - змеёныш ловко перевёл стрелку на другую тему.
  
  
  
  - Аналог додзюцу в вашем мире. Оно пробуждается у некоторых весьма могучих некромантов. - ответила рептилия и покачала головой. - Вряд ли оно у тебя пробудится.
  
  
  
  - Почему?
  
  
  
  - Всё зависит от воздействия тёмной энергии на твой мозг. Большинство некромантов умирало от переизбытка силы.
  
  
  
  - Не забывай, хвостатая, что Кано является Узумаки! - вклинился Рен. - А они все живучие, как тараканы.
  
  
  
  - Ну спасибо. - беззлобно фыркнул Каномару.
  
  
  
  - Пожалуйста. - весело оскалился Кобаяси.
  
  
  
  - Можно проверить. - предложил джинчурики. - Братец, направь чакру в глаза.
  
  
  
  Змеёныш так и сделал, после чего его глаза будто обожгло. Шипя от боли и протирая глаза, он отошёл на пару шагов, затем посмотрел на компанию. От каждого из них на него хлынули чувства беспокойства, страха и неверия. От Наруто он также чувствовал восхищение и желание помочь, от Рена - белую зависть и стыд за прошлое, от Юу - стыд и заодно медицинский интерес, а Кин явно боялась и одновременно любила его. Ни от кого не шло ненависти в его сторону, а желанием навредить и не пахло. Вся четвёрка людей в шоке смотрели ему в глаза, в которых белок и радужка стали антрацитово-чёрными и слились со зрачком, отчего глаз будто не было, вместо них пустота, а Кураи поражённо выдохнула:
  
  
  
  - Такого среди людей не происходило больше тысячи лет... Шинда-ме пробуждён...
  
  ========== Часть 28 ==========
   - Оба-сан и одзи-сан точно должны об этом знать! - первым от удивления очнулся Наруто. Каномару прекратил подавать чакру в глаза и те вернули первоначальный вид. Он сам был удивлён наличию этакого подобия додзюцу - пока оно было активно, он буквально видел чувства стоящих перед ним ребят и дракончика, а сами они были будто окутаны какой-то серо-голубой густой дымкой.
  
  
  
  - А можно поподробнее узнать про это Шинда-ме? - поинтересовался он.
  
  
  
  - Ну что ж, садитесь и послушайте. - согласилась рептилия и после того, как все пятеро уселись на траве под деревом, стала рассказывать. - Это додзюцу, будет так его называть, проявляется только у некромантов и то у совсем немногих. Шаринган у Учих пробуждается при сильных эмоциях, с Бьякуганом рождаются, Риннеган бывает исключительно у тех, кто носит в себе гены кланов Учиха и Сенджу. Например, если кто-нибудь из клана Сенджу имплантирует себе Шаринган, то есть вероятность, что он станет Риннеганом.
  
  
  
  - Как у Рикудо Сеннина? - уточнил Рен.
  
  
  
  - Да. Он прародитель этих двух кланов, так что вражда между Учихами и Сенджу это по сути грызня между родственниками. Но продолжим. Так вот, Шинда-ме пробуждается в тот момент, когда сила Смерти изменяет тело носителя под себя и когда посчитает его достойным такого дара. Госуто тогда заслужил Шинда-ме, но в нём взыграла гордыня и он посчитал себя всемогущим и стал продлевать себе жизнь, убивая других драконов. Силе это не понравилось и она превратила его в лича, наказав.
  
  
  
  - Что-то не было похоже, чтоб Госуто этим опечалился. - фыркнул Наруто, а Каномару нахмурился - в его голове проскальзывали изображения дракона-лича.
  
  
  
  - Он нашёл себе выгоду в существовании личем. - Кураи пожала плечами. - Чтоб не превратиться в прах, он выпивал жизнь собственных кристаллических сородичей, а потом принялся за наши касты. Поскольку сама по себе сила не могла покинуть его тело, нужно было найти того, кто сможет её из него вытянуть. Этим кем-то смог оказаться только драконий жрец, поскольку сила притягивается лишь к природной чакре. Природа - это жизнь, но во всякой жизни есть место смерти. Кураидесу сто лет назад посетил вещий сон, поскольку Древний могильщиков является оракулом.
  
  
  
  - И после этого вы стали тренировать драконьих жрецов. - саркастически произнёс Кобаяси. - Раньше не могли?
  
  
  
  - Нет. - отрезала драконица. - Раньше мы не знали, что нужен драконий жрец, а попытки изучить силу Смерти всегда заканчивались гибелью - посланцев убивала нежить Госуто. Ты, Каномару - первый и единственный драконий жрец, которого удалось выучить за эти сто лет. - она посмотрела на змеёныша, явно о чём-то задумавшегося. - Причём это сделал Бронехвост - Древний Лорд почти вымершей касты красных драконов, в то время, как нетронутые касты провалили все очень немногие попытки. Хотя и у красных были неудачи - один из учеников сам превратился в дракона, а Аину, твою маму не стали учить из-за её чересчур разрушительного характера. Да и не хотела она.
  
  
  
  - Начали одну тему, а перешли на другую. - со смешком подметил Юу.
  
  
  
  - Кхм, да. - прокашлялась Кураи. - Шинда-ме позволяет чувствовать эмоции других людей, на кого посмотрит носитель, видеть духов умерших, общаться с Шинигами и, что немаловажно, находить скрытых противников, посколько обладатель видит ауру человека. Ту же технику Хамелеона он раскусит на раз-два. Может передаваться по наследству, однако если дополнительный носитель недостаточно хорош для силы Смерти, то додзюцу никогда не пробудится, а сам он со временем ослепнет. Чем быстрее провести замену глаз, тем лучше, пока изменения не стали необратимыми. Тысячелетия назад было пара таких случаев. Он пробуждается от воздействия силы Смерти на глаза и часть мозга, отвечающего за зрение. Слишком слабо - не пробудится, слишком сильно - некромант ослепнет навсегда и пересадка глаз не поможет. Похоже, сила сочла тебя достойным своим носителем и обладателем Шинда-ме, но предупреждаю, - голос драконицы стал ледяным. - не возгордись этим и не вздумай сотворить себе армию мертвецов, иначе повторишь судьбу Госуто и сам станешь нежитью, тем же личем например.
  
  
  
  - Я не стану таким, как Госуто. - прошипел старший Узумаки, его тело покрыл слабый чёрный огонь, а в глазах снова появился Шинда-ме. - Я помню этого дракона, точнее то, во что он превратился. Помню, как мы с Наруто бежали по его логову к нему, помню, как он меня хвостом отбросил в стену, как я складываю печати для поглощения его силы. Там ещё были белый и красный с чёрной бронёй драконы и какой-то демон с шестью хвостами.
  
  
  
  - Лайтсабер, Бронехвост и я. - кивнул джинчурики. - Я использовал силу Лиса.
  
  
  
  - Ещё одно воспоминание проявилось. Превосходно. - улыбнулась драконица.
  
  
  
  - А что случилось с прежними обладателями Шинда-ме? - спросил младший Узумаки.
  
  
  
  - Их убили. Инквизиция. Погибли даже дети, которых подозревали в наличии дара некромантов. Подозрения оправдались, как выяснилось от могильщиков. Как я и говорила, уже тысячу лет не было ни одного некроманта среди людей и тем более ни одного обладателя Шинда-ме.
  
  
  
  - Когда ждать возвращения его памяти? - поинтересовалась Кин.
  
  
  
  - Такими темпами через месяц-другой он станет прежним. - ответила Кураи. - Пусть побольше общается с близкими, друзьями. И пусть выучит заново все свои техники Катона, Суитона и прочие, в тайдзюцу он и так хорош, особенно когда вооружён чакрамами.
  
  
  
  - "Хе, учитывая, что в его арсенале ещё и запретные дзюцу есть, тебе придётся тайком добывать свитки с нужными техниками." - с ухмылкой отозвался Курама, подперев лапой морду.
  
  
  
  - "Ну да, те же Печать Немёртвого раба, Адские пути боли или Запечатывание окружения." - мысленно хмыкнул Наруто. - "С огненными техниками пусть ему Хоноо помогает."
  
  
  
  - Кстати, а откуда у меня чакрамы? - внезапно спросил Каномару, извлекая из печати одно из двух колец с лезвиями, затем то же самое проделал с печатью сзади на поясе и извлёк большой чакрум. - И эта штука...
  
  
  
  - Этот диск с широкими лезвиями называется чакрумом. - пояснил Наруто. - У тебя есть ещё шесть таких маленьких. Маленькие ты метаешь, как сюрикены, а большим ещё и в ближнем бою и защите пользуешься. Ну там блокируешь атаки, наносишь удары, раскручиваешь его чакрой в руке, как винт, а не только швыряешь. А чакрамы... Их тебе на семнадцатилетие подарил твой отец. Они на заказ сделаны.
  
  
  
  - Да? - змеёныш внимательно рассмотрел кольцо. Серебристо-чёрный металл слабо сверкал на солнце, удобная рукоять с кожаным покрытием будто сама подстраивалась под руку владельца, бритвенно-острые лезвия с внешней стороны кольца загибались против часовой стрелки. На поверхности было едва заметно вязи символов - явно устанавливали какие-то печати.
  
  
  
  - Я обалдел, когда узнал, что одзи-сан за пару таких вот чакрамов вывалил три сотни тысяч рё. - усмехнулся джинчурики.
  
  
  
  - Сколько?! - теперь и остальные офигели от цифры.
  
  
  
  - 300000 рё. - повторил тот, чуть не хохоча над их ошарашенными лицами. - Оказывается, банки даже с нукенинами работают, просто скрывая о них информацию. Три простых кольца из чакропроводящей стали обошлись куда дешевле. Оба-сан не знала, откуда одзи-сан их взял, да и не стала интересоваться.
  
  
  
  - То есть это подарок от отца? - уточнил Каномару.
  
  
  
  - Ага. - кивнул Наруто.
  
  
  
  - Ладно, хватит на сегодня острых ощущений. - подал голос Кимура. - Ещё бы эти переварить - у Кано новое додзюцу, которым наверняка захотят обладать другие деревни, узнай они о нём, он стал некромантом, его чакра изменилась полностью, а ещё то, что мы услышали от матери Рена сегодня да вываленная за чакрамы сумма. Одно слово - охренеть.
  
  
  
  - Это уж точно. - поддакнул Кобаяси. - Ладно, до завтра. Если понадоблюсь, ищите меня у тёти Кимико.
  
  
  
  На этом вся компания распрощалась друг с другом. Каномару, Кин и Наруто пошли вместе домой, а Кураи вернулась в свой план. Оставалось обьяснить наличие уникального додзюцу Аине и Орочимару - джинчурики был уверен, что змей не навредит своему сыну, за сохранение жизни которого когда-то поплатился собственной мирной жизнью.
  
  
  
  ***
  
  
  
  К вечеру у Каномару уже голова болела - он в памяти воссоздал ещё несколько воспоминаний, в том числе и шалости с взрывпечатями в канализации. Кин напомнила ему, как он её похитил три года назад во время экзамена на чунина из башни в Лесу Смерти и спрятал от Орочимару, а Наруто - как он радовался, когда Третий Хокаге принял его в ряды АНБУ. Тсучи отправилась домой, а братья решили пойти к Орочимару и Аине. Оба встретили их дома в гостиной.
  
  
  
  - Ну и где вас носило? - строго спросила Узумаки и удивилась, когда змеёныш слегка вжал голову в плечи. - Что такое, Каномару?
  
  
  
  - Мам, почему ты злишься? - осторожно спросил он. - Я был с Кин, Реном и Юу на пятом полигоне.
  
  
  
  - Я не злюсь, я беспокоюсь. - вздохнула та. - Ты же только с кровати. Иноичи-сан говорил, что у тебя может быть потеря памяти.
  
  
  
  - Так и есть. - кивнул старший Узумаки.
  
  
  
  - Час от часу не легче. Я завтра дам тебе кое что почитать, освежишь знания о Конохе.
  
  
  
  - Тогда я завтра останусь дома.
  
  
  
  - Пфф, можно ведь и на свежем воздухе читать. - протянул Наруто. - Это намного лучше, чем сидеть в четырёх стенах, даттебайо. Встретишься с Реном и Юу и прогуляешься, заодно наверстаете упущенное.
  
  
  
  - Так, поподробнее. - прищурилась Пятая. - Насколько я помню, эти двое тебя терпеть не могли ещё когда ты с ними был в одной команде, сын. Я им и в Кумо но Шима не очень доверяла, но тогда было не до них, когда ты извивался от боли.
  
  
  
  - Юу вполне нормальный спокойный человек, а Рен... Мам, на нём были ментальные закладки, установленные неким Данзо. - от имени покойного старика, едва не уничтожившего их семью, и Хокаге и саннин вздрогнули. - С подачи матери Рена, ненавидящей меня и брата.
  
  
  
  - Данзо было выгодно подарить тебе врага. - змей покачал головой. - А тут такой случай подвернулся - к нему сами обратились и искать никого не надо. Таким образом он и свою цель выполнил, и просьбу Кейко-чан исполнил, хотя на неё ему было плевать.
  
  
  
  - Что же он за личность такая? - пробормотал змеёныш, сев на подлокотник дивана.
  
  
  
  - Страшная. - хмуро ответил Орочимару.
  
  
  
  - О покойниках либо хорошо, либо никак, но лучше сказать правду - Данзо не брезговал ни убийствами, ни обманом, ни шантажом для достижения своих целей, прикрываясь благом для Конохи. - Аина потёрла переносицу. - Этот человек едва не уничтожил нашу семью, Каномару. Сперва он шантажом заставил Орочи работать на себя, притянув его к экспериментам над жителями Конохи и поставляя ему "материал", затем подставил его, отчего ему пришлось сбежать из деревни. Этот старикашка хотел забрать вас двоих, мальчики, к себе в Корень, чтоб воспитать послушных только ему марионеток, готовых вырезать половину деревни по его приказу. Меня он возненавидел из-за того, что я вас защищала от него и установила на вас Печати Защиты разума. - женщина указала на маленькую печать у себя на лбу. - Было ещё много грязных дел, в которых он участвовал, но это ты узнаешь завтра - я дам тебе отчёты АНБУ, Корня и твои собственные результаты расследования. Ты три года назад доказал невиновность Орочи и организовал нападение на базу Корня.
  
  
  
  - Да уж, ты тогда была очень разьярена. - хмыкнул Орочимару, вспомнив ту самую ночь и бой с Данзо и его химерой.
  
  
  
  - А ты как думал? - ухмыльнулась Аина.
  
  
  
  - А почему ты просто не отказался работать на него, пап? - поинтересовался Каномару у отца, при этом у него был довольно детский любопытный взгляд.
  
  
  
  - Потому что первым, кого бы мне пришлось хоронить, был ты. - ответил саннин. - А с убитой горем Аиной справиться было бы очень просто. В итоге Наруто-кун остался бы без последнего живого близкого родственника и его отправили бы в приют - сирота-джинчурики ведь идеальная находка для Корня. Мне прав опекуна никто бы не дал, а Джирайю постоянно гнали из деревни, потом он сам ушёл шпионить. Намёки Данзо не понял бы только полный кретин. Мне пришлось отдалиться от вас, чтоб не навлекать на вас проблемы.
  
  
  
  - Эх, ну почему же ты тогда раньше об этом не говорил? - вздохнула Узумаки. - Привык свои проблемы решать сам? Увы, тогда дело касалось не только тебя, но и нас с сыном. И что Данзо тебе пообещал, когда ты сбежал из Конохи?
  
  
  
  - После моего побега ко мне пришёл один из его людей и передал послание, в котором чётко говорилось: "если ты появишься в Конохе, то на следующий же день получишь труп своего мальчишки." Вот и ждал почти тринадцать лет, полагаясь на ум и сообразительность Аины, заодно своими делами занимался.
  
  
  
  - Почему ты ни разу хотя бы змейку не прислал? - обвиняюще посмотрел на саннина змеёныш. - Ладно письмо, его могли перехватить, но призывные змеи...
  
  
  
  - Мы с Аиной накануне моего побега поссорились. - вздохнул тот.
  
  
  
  - Верно. - подтвердила она. - Я как узнала, что Орочи работал на Данзо, рассердилась и шокировалась, ну и наговорила ему гадостей. Потом просто смирилась с тем, что он ушёл и не давал о себе знать.
  
  
  
  - Тяжело же тебе пришлось, одзи-сан. - промолвил Наруто, сидевший на подоконнике. - Как хорошо, что этого мерзкого деда больше нет, некому теперь нам жизнь портить.
  
  
  
  - Я ещё толком не помню Данзо, но уже хочу устроить ему все мучения ада. - прошипел Каномару, активировав Шинда-ме. Аина отшатнулась в шоке.
  
  
  
  - Что это у тебя с глазами? - полюбопытствовал саннин.
  
  
  
  - Шинда-ме, некромантское додзюцу. - ответил змеёныш. - Видимо оно активировалось, когда я рассердился. Драконы вам расскажут побольше о нём, но от себя скажу - я теперь некромант, первый за тысячу лет, кстати, и с такими глазами могу видеть призраков и ауру людей. Кураи говорила, что мне надо обратиться к фиолетовым драконам, чтоб научиться пользоваться силой Госуто, так как они тоже владеют некромантией.
  
  
  
  - Аники, выключи глаза, а то эта иллюзия пустых глазниц пугает не хуже тётиной Ки. Ты на нежить похож. - обратился к нему джинчурики. Тот послушал и деактивировал Шинда-ме.
  
  
  
  - Ну в принципе, учитывая, что мы с тобой наблюдали в Хрустальной долине, будь готов к тому, что нежить ты часто будешь видеть, лисёнок. - ухмыльнулся старший из братьев. Младший просиял - он вспомнил старую кличку, которой часто награждал носителя Кьюби. Пусть поначалу она не нравилась Наруто, но потом он привык к ней. А победить в спарринге брата, чтоб тот перестал так его называть, джинчурики так и не смог, а Курама отказывался помогать, поскольку кличка его веселила.
  
  
  
  - Ты помнишь Войну драконов? - обрадовалась его мать.
  
  
  
  - Скорее это была бойня. - хмыкнул тот. - Да, я пробудил несколько воспоминаний, - тут он сконфуженно улыбнулся и потёр затылок. - даже то, в котором нашу кладовку взорвал.
  
  
  
  Наруто прикусил губу, чтобы не расхохотаться - он помнил этот случай, пусть ему тогда пять лет было всего. Каномару проводил испытание своей созданной взрывпечати, но переборщил и в итоге кладовки больше не было, одна обугленная каморка и куча мусора. Аина тогда очень долго ругалась, лишила змеёныша сладкого на всю неделю и не подпускала к свиткам с фуиндзюцу, джинчурики ему тайком таскал печенье и пирожные с кухни. Впереди было полно времени, чтоб всё вспомнить, но всё равно его никто не хотел терять, так что завтра Каномару ждала работа по пробуждению памяти.
  
  ========== Часть 29 ==========
   Уже неделю Каномару восстанавливал себе память. Как Аина и обещала, она дала ему старые отчёты АНБУ и Корня. Змеёныш их прямо на улице начинал читать, попутно идя в парк. Благодаря своим сенсорным способностям он не натыкался ни на одного прохожего, огибая их, как вода. Часто к нему присоединялись Рен, Юу, Кин и Наруто, когда были не на заданиях. Однако от слишком большого количества пробуждённых воспоминаний у Каномару начинала сильно болеть голова, поэтому дело продвигалось довольно медленно - полдня занимало чтиво этаких криминальных хроник, а полдня - тренировки. На миссии Аина его не посылала, поскольку считала, что ему сначала надо придти в норму.
  
  
  
  Наруто скопировал на отдельный свиток многие техники фуиндзюцу, которыми владел Каномару. Печати на его теле не исчезли, но ему надо было вспомнить, какая для чего нужна. Когда старший Узумаки узнал, чем чревато использование Боевого режима, надолго задумался и выдал, что будет использовать эту печать в самом крайнем случае, отчего пробудил ещё одно воспоминание - разговор с матерью по поводу этой самой печати, вводящей его в состояние боевой машины, которую хрен остановишь так просто. Змеёныш, поддавшись какому-то порыву, потёр шею сзади, где и находилась Печать Боевого режима.
  
  
  
  " - Боевой режим.
  
  
  
  - Ну хоть установил хорошо. Боевой режим - это киндзюцу, он на короткое время блокирует восприятие мозгом повреждений и истощения. Проще говоря, ты не чувствуешь боли и усталости и не обращаешь внимания на раны, при этом печать поглощает твою чакру. А это чревато смертью пользователя если не от ран и потери крови, то от чакроистощения. Ну вот зачем она тебе?
  
  
  
  - Мам, я знаю, что ты мне когда-то рассказывала про Боевой режим, пусть и не так подробно. Эта печать явно настроена на Узумаки. А по поводу того, зачем она мне... В жизни всё пригодится. Снимать её не буду.
  
  
  
  - Каномару, пообещай мне, что используешь её только в самом крайнем случае. Я не хочу потерять ещё и тебя. Эх, своей любознательностью к киндзюцу ты явно в отца пошёл. "
  
  
  
  На тренировках выяснилось, что из-за изменений тёмной энергией чакра Каномару потеряла сродство со стихией Воды, зато Огонь усилился, а Ветер остался без изменений - таким же слабым. Однако проверка на чакропроводящей бумаге показала, что вместо Суитона появился хорошо выраженный Райтон, так что к тренировке припахали Какаши. Бывший Аспид немного расстроился, что техники Воды ему больше недоступны, однако Молния была куда смертоноснее. Каномару довольно быстро выучил Чидори и Райкири - всего за два дня - вот только в отличие от версий Какаши молнии змеёныша были чёрными с фиолетовым отсвечиванием. Знания печатей и барьеров сами пробуждались, стоило ему их заново выучить. А с Катоном пообещал помочь Хоноо.
  
  
  
  Однако работа работой, а свободное время надо иметь. Сейчас Каномару и Кин сидели в кафе на свидании - парень ведь чувствовал, что любит её, так что как-то нехорошо получается, что он ей внимания вообще не уделяет. Однако краем глаза он замечал, как на неё неодобрительно косятся какие-то две девушки - блондинка и беловолосая - и мысленно хмыкнул - что не так-то? Тсучи была красивой девушкой - длинные чёрные волосы, чёрные глаза, округлое лицо с заострённым подбородком. Одета была в чёрные бриджи, чёрные сандалии шиноби, серо-голубую футболку с синим поясом да напульсники, где в печати хранила сенбоны. По мнению Узумаки, те девушки сдерживались от того, что на лбу Кин красовался протектор Конохи на чёрной ткани, как и у него, а драться с ниндзя рискнёт либо дурак, либо пьяный в стельку, либо пьяный дурак. Каномару прикрыл глаза, активировал Шинда-ме и аккуратно, чтоб не напугать их, присмотрелся к ним исподлобья. Чувства зависти и презрения от обеих, направленные на его спутницу, и чувство нездоровой собственности, направленное на него самого, заставили его подавиться мороженым и сдержать смех.
  
  
  
  - Что такое? - поинтересовалась брюнетка.
  
  
  
  - Те две леди, которые в тебе дырки сверлят, отчего-то тебе завидуют. - улыбаясь, тихо обьяснил тот, деактивировав додзюцу и умолчав о втором ощущении, направленном на него. Тсучи рассмеялась.
  
  
  
  - Есть, отчего завидовать, Кано. Я, бесклановая куноичи родом из другой деревни, встречаюсь с принцем клана Узумаки. - пояснила она. - У тебя тут довольно много титулов и прозвищ - драконий жрец, сын Хокаге, сын одного из Легендарной Троицы, Мастер фуиндзюцу, Алый Змей...
  
  
  
  - Алый Змей? Не знал. - хмыкнул парень.
  
  
  
  - Алый из-за цвета волос, а Змей... ну ты сам знаешь. - запнулась та. - Слышала как-то пару раз от жителей Конохи.
  
  
  
  - Да, я понял - это из-за отца и моего змеиного призыва. Успокойся, я тебя ни на кого не променяю. - Каномару обнял её за плечо и притянул к себе. - И вообще, я думаю, что мне больше подходит прозвище Алый Дракон.
  
  
  
  - Умерь пафос, Кано. - рассмеялась Кин, щёлкнув его по носу.
  
  
  
  - А что не так? - развеселился он.
  
  
  
  - Смахивает на манию величия.
  
  
  
  - Мания величия у Акацуки, а я просто констатирую факт.
  
  
  
  - Факт того, что скромностью ты не страдаешь.
  
  
  
  - Я итак всегда это знал, а ты только что сама это подтвердила.
  
  
  
  Веселящаяся парочка попрепиралась ещё несколько минут, затем покинула кафе, игнорируя завистливые взгляды тех двух девушек, одна из которых, кстати, носила фамилию Гото, а вторая - Нагаи. Обе из богатых семей и обе недовольны тем, что старший наследник клана их игнорирует. А породнение с кланом Алых Дьяволов могло их семьям преподнести немало привилегий, тем более нынешней Хокаге является их химе. На младшего из братьев они не обращали внимания - тот итак встречается с наследницей клана Хьюга, а с белоглазыми лучше не связываться, да и сам он является носителем Девятихвостого демона.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Спустя три дня Каномару выпал шанс проверить свои новые способности в бою - вечером он наткнулся на Джирайю. Как оказалось, он нашёл кое-какие сведения про Акацуки и сейчас собирался отправиться в Амегакуре. Жабий саннин от друга знал, что старший Узумаки потерял память и сейчас активно её восстанавливает, так что не удивился, когда тот его не узнал сразу. А после разговора об Акацуки парень стал напрашиваться на путешествие в страну Дождя с ним.
  
  
  
  - Я, мать твою, великолепный сенсор, мастер печатей и драконий жрец! - рассерженно твердил Каномару. - Один ты не пойдёшь!
  
  
  
  - Я хочу сам всё проверить. - не уступал Джирайя. - И вообще - тебе надо память возвращать и снимать своего папку с должности исполняющего обязанности главы Корня.
  
  
  
  - Не понял? - змеёныш непонимающе изогнул бровь.
  
  
  
  - Ты глава Корня и назначил временно на это место Орочимару. - пояснил жабий отшельник. - Сам отправился на Войну драконов против этого Госуто. В общем так, ты никуда не пойдёшь. Да и Аина тебя не пустит.
  
  
  
  - А когда меня останавливали её запреты? - ухмыльнулся Узумаки.
  
  
  
  - Ты же понимаешь, что в первую очередь она с меня кожу снимет? - саннина передёрнуло.
  
  
  
  - Не снимет. - уверенно заявил тот. - Извращенец, ты сам понимаешь, что я всё равно за тобой увяжусь. Надоело тухнуть в Конохе.
  
  
  
  - Нас никто не слушает? - огляделся беловолосый.
  
  
  
  - Нет. - змеёныш отрицательно мотнул головой. - Я бы почувствовал, так как блок у меня полностью не снят. Да, и если ты не заметил, мы с самого начала за барьером Отвлечения тут стоим, нас никто не видит и не слышит. Слушай, у меня четверть памяти восстановлена, если верить Хоноо, я сумел заново выучить свои техники и парочку новых, я, чёрт подери, некромант, пусть и начинашка. Хватит мяться! - рявкнул он напоследок. Джирайя лишь тяжело вздохнул - сын его друга весьма приставучий и вспыльчивый и нет оснований верить, что он просто так отстанет. Взвесив шансы на успех, имея Каномару в напарниках, против гнева Пятой Хокаге и Цунаде за то, что втянул парня в бой, саннин решил остановиться на первом варианте, тем более жрец может призвать дракона или одну из своих гигантских змей и вытащить обоих в случае чего.
  
  
  
  - Ладно. - согласился жаб. - Найдёшь меня недалеко от ворот снаружи деревни. Смотри, чтоб не поймали.
  
  
  
  - Я умею прятаться. - просиял тот и исчез в шуншине. Отшельник покачал головой - вроде и взрослый парень, но иногда включает режим ребёнка. Если не знать, что этот ребёнок врага чакрамами покромсает на ленточки или сожжёт так, что останется лишь пепел, то можно подумать, что он и не ниндзя даже, а приставучее легкомысленное недоразумение с тяжёлым характером, который являет собой гремучую смесь характеров Аины и Орочимару. А с ними обоими всегда было очень сложно поладить, этот подвиг совершили лишь Хирузен Сарутоби, Цунаде, Джирайя, Наруто, Минато и Кушина (последние двое легко сошлись с Рубиновой Дьяволицей). В итоге этот детёныш имеет командирские замашки матери и острый язык отца.
  
  
  
  - Надеюсь, я не совершил ошибку. - вздохнул саннин, поправив сумку на плече. Пора отправляться в Амегакуре. Осталось лишь встретиться с Каномару возле деревни. О том, что змеёныш не просветит родителей о своей авантюре, жабий отшельник отчего-то не сомневался - у старшего из братьев из-за тяжёлого детства самостоятельность раздулась до приличных размеров, как эго у Мадары.
  
  ========== Часть 30 ==========
   - И как ты себя чувствуешь после приобретения новых способностей? - по дороге поинтересовался Джирайя у юноши. Они уже далеко отошли от Конохи, причём поначалу змеёныш пользовался Бока но Дзюцу.
  
  
  
  - Честно? - нахмурился тот. - В принципе нормально, пусть Суитоном больше не смогу пользоваться, зато Райтон есть. Голова только раскалывается, когда я вспоминаю слишком многое. Нагрузка на мозг, как сказал Юу. Но... - тут он замолчал, обдумывая слова и сжимая-расжимая левый кулак.
  
  
  
  - Что такое? - обеспокоенно посмотрел на него жабий саннин.
  
  
  
  - Я чувствую внутри себя холод. - тихо ответил парень. - Когда другим холодно, например при сильном ветре вечером, я ничего не ощущаю. Когда я применяю техники, по всему телу распространяется боль, но не такая сильная, как во время освоения силы. Также моё обоняние и слух почему-то стали более чувствительны. Я знаю, что стал некромантом и мне надо выучиться, но мне кажется, что то, что со мной случается, ненормально. Возможно эта сила Смерти продолжает на меня воздействовать, но почему - неясно.
  
  
  
  - Может тебе лучше вернуться? - предложил саннин и получил в ответ возмущённый взгляд.
  
  
  
  - Нет, я не уйду. - заупрямился Узумаки. - Вернёмся из Амегакуре - призову Хоноо, пускай помогает.
  
  
  
  Джирайя в ответ на это лишь пожал плечами - пытаться переубедить Узумаки, тем более этого, гиблое для нервов дело. Каномару же про себя вздохнул - обошлось. Он не сказал другу своего отца о том, что помимо всего вышесказанного он также чувствует, что стал сильнее и быстрее физически и что на солнце у него голова не так давно начала кружиться, поэтому он предпочитает тень. Так как уже наступила ночь, Каномару не испытывал желания поспать, наоборот даже.
  
  
  
  - Привет. - на плече парня появился Хоноо.
  
  
  
  - Помяни чёрта, как говорится. - усмехнулся Узумаки.
  
  
  
  - То, что ты ушёл с Джирайей, не укрылось от Аины - тебя нигде не было весь вечер. - дракончик отряхнулся.
  
  
  
  - Не продолжай. - скривился змеёныш. - Не вернусь, пока не помогу Джирайе-сану. Кстати, я хотел у тебя кое-что спросить.
  
  
  
  - Спрашивай, отвечу. - зевнул рептилоид.
  
  
  
  - То, что со мной происходит, нормально? Улучшенные слух и обоняние, нечувствительность к холоду, головокружение на солнце. - перечислил парень. На последних трёх словах Хоноо едва не упал с его плеча и круглыми глазами посмотрел на него. Джирайя нахмурился.
  
  
  
  - Ты не говорил про то, что у тебя голова кружится. С каких пор? - он положил руку на плечо Каномару.
  
  
  
  - Два дня назад. - признался тот. - Можно было бы списать на перегрев, но не два дня подряд, тем более раньше никогда такого не было.
  
  
  
  - Ты физически стал быстрее и сильнее? - взволнованно спросил крылатый. - И не хочешь ночью спать? Это важно.
  
  
  
  - Эээ... да... - запнулся красноволосый, офигев от напора Хоноо.
  
  
  
  - Похоже, что за сорок тысяч лет сила Смерти привыкла находиться в умерщвлённом теле Госуто, когда превратила его в лича. - пробормотал дракончик. - Ей нужна нежить. Она продолжает тебя изменять. Чакра и Шинда-ме были только началом. Я не знаю, когда это закончится, надо спрашивать у могильщиков.
  
  
  
  - А другие некроманты?
  
  
  
  - У каждого была своя собственная сила Смерти, поэтому сам Госуто не имел к ним никакого отношения. Они оставались людьми со способностями и знаниями некромантии.
  
  
  
  - Что происходит с Каномару? - прямо спросил жабий отшельник у дракончика.
  
  
  
  - Я точно не знаю! - взвился тот. - Я отправляюсь в Казанхоору, мне надо рассказать Бронехвосту об этом. Догадка имеется, но её надо подтвердить. Бывайте.
  
  
  
  С этими словами он исчез обратным призывом. Узумаки лишь пожал плечами - он без понятия, что происходит, но пока ничего особо страшного, ведь особого вреда ему это не несёт. А вот Хоноо появился в Казанхоору не взволнованным, а напуганным - то, что происходит с драконьим жрецом, ненормально. За силу приходится платить, иногда по-крупному. С этой мыслью он устремился к Бронехвосту и при встрече выложил полученные сведения ему на голову. Лорд мгновенно открыл портал и переместился в Чёрный Некрополь, где обитал Кураидесу.
  
  
  
  - Я уже знаю, Рашеррасан Рремерин Харрас, зачем ты здесь. - промолвил фиолетовый Лорд, приоткрыв один из шести глаз. - Ты беспокоишься за ученика.
  
  
  
  - Что с ним происходит, Кураидесу? - прорычал красный дракон. - Разве сила Смерти не должна была просто освоиться в теле Каномару?
  
  
  
  - Да, она изменила его чакру и наделила легендарным Шинда-ме. - кивнул тот. - Но похоже, что мы недооценили Смерть. Каномару необходимо придти ко мне, чтоб стабилизировать энергию и научиться ею управлять. Чем дольше он будет тянуть, тем быстрее он будет меняться. Уже сейчас я чувствую в нём тёмные изменения.
  
  
  
  - О чём ты говоришь?
  
  
  
  - Он подсознательно желает стать сильнее, а та сила просто чувствует его желание и выполняет его. Сказывается её существование под контролем Госуто. Каномару станет тёмным существом, поэтому необходимо вмешаться, пока он не вышел из-под контроля и не стал всех убивать, потому что, выражаясь простым языком, у него попросту мозги переклинит от какого-нибудь фактора.
  
  
  
  Бронехвост ничего не сказал, а просто вернулся обратно в Казанхоору. Спустя минуту на все залы послышался горестный вой старого дракона. Хоноо, услышав его, про себя подумал, что звание драконьего жреца теперь будет проклято навеки, поскольку первый его обладатель уже идёт к смерти.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Вот мы и пришли. - сказал Джирайя, когда оба ниндзя наконец добрались до Амегакуре. Поход туда занял два дня. Каномару поморщился от того, что дождь лил, как из ведра, так как не любил мокнуть. Уже подойдя как можно ближе к деревне, оба остановились - слишком тихо.
  
  
  
  - Хм. Дай-ка проверить местность. - с этими словами он сложил печать концентрации и снял блок. Мало того, что чакра в дожде имелась, так ещё неподалёку от них находилось два источника. В самой деревне змеёныш уловил несколько мощных источников чакры. Отменив печать, он достал две дымовые шашки с парализующим газом и исчез. Жабий отшельник услышал шум боя недалеко и поспешил туда. Как оказалось, Узумаки обезвредил двух шиноби Дождя - один лежал парализованным, второй со сломанной ногой, длинной раной на груди (жилет не спас от пропитанного чакрой Огня чакрума) и без сознания. Сам парень сложил лезвия чакрума и полученный небольшой диск упрятал обратно в печать на поясе сзади.
  
  
  
  - Всё же этот диск с тремя лезвиями отличная штука. - весело сказал он. - Я вспомнил кое-что про него. Это оружие мне в оружейной лавке приглянулось. В тот момент я понял, что это моё оружие.
  
  
  
  - Неплохо. - кивнул отшельник. Пока он допрашивал травмированного пленника, приведя его в сознание, Каномару запрыгнул на крышу ближайшего дома и уставился на хмурое небо. Ему не слишком нравились эти перемены в нём. Да, то, что у него теперь стихия Молнии и необычное додзюцу, это хорошо, то, что он стал сильнее и быстрее, тоже неплохо, но остальное... "Что со мной происходит?" - подумал Узумаки, опустив взгляд. Когда он ранил чакрумом того шиноби, ему в нос ударил запах крови и юноша едва удержал себя от продолжения атаки, ведь им нужен был пленник. Перед Джирайей он старался не светиться, мало ли что, но боялся, что может не удержаться.
  
  
  
  - Ты идёшь? - от размышлений его отвлёк жабий саннин. - Я отправил этих двоих в Коноху со своей жабой, пусть их там Ибики помаринует. Пошли, я кое-что узнал от них.
  
  
  
  Сама Амегакуре понравилась Каномару - деревня находилась посередине озера, конструкции из труб так и просили, чтоб на них запрыгнули. Дождь вскоре закончился. Однако больше внимания привлекали ангелы из бумаги, висевшие над порогом каждого из домов. Интересно, что бумага не намокла под таким ливнем, да и Узумаки чувствовал в каждом ангелочке чакру. "Это явно необычная бумага." - подумал он и активировал Шинда-ме. Обилие призраков заставило его отключить додзюцу.
  
  
  
  - Это место кишит призраками. - сообщил юноша Джирайе.
  
  
  
  - Ничего удивительного, тут прежний глава деревни постарался. - вздохнул тот. - Ханзо Саламандра.
  
  
  
  - Странно, что нас никто не встретил, дождь ведь был пропитан чакрой. - хмыкнул змеёныш, настороженно осматриваясь - только что он чувствовал источник сильной чакры с привкусом бумаги.
  
  
  
  - Не сглазь. - усмехнулся беловолосый. Поздно - вскоре его тело облепила бумага, затем из неё же сформировалась голова синеволосой молодой женщины. У жабьего отшельника округлились глаза от удивления - он узнал её.
  
  
  
  - Конан? Ты жива? - ошарашенно выдал он.
  
  
  
  - Вы знакомы? - удивлённо спросил Каномару, стараясь держать себя в руках - атакуй он сейчас и заденет Джирайю.
  
  
  
  - Да. - кивнул саннин. - Она была моей ученицей. Но... я думал, что она погибла. Как же?..
  
  
  
  - Она из Акацуки. - нахмурился Узумаки. - Я успел просмотреть все данные отца на эту огранизацию, так что вспомнил, что мы уже сталкивались с ними.
  
  
  
  - То-то ты показался мне знакомым. - хмыкнула Конан, покосившись на Каномару. - Семейное сходство не спрячешь.
  
  
  
  Тёмная энергия внутри змеёныша запульсировала, отчего тот дёрнулся, поморщился и зашипел от боли. Этой паузы было достаточно, чтоб Конан попыталась пронзить саннина бумажным копьём, однако это не сработало - тот при помощи техники теневого контроля жабьей поверхности переместился в тень Каномару и оттуда уже атаковал женщину. Каномару быстро пришёл в себя и защитил себя и саннина Огненным щитом. Чёрное пламя сожгло всю бумагу, которой их атаковала парящая в воздухе на бумажных крыльях Конан после того, как увернулась от атаки. Затем Джирайя окатил куноичи жабьим маслом, спустив её на землю.
  
  
  
  - Конан, если ты жива, то где же Яхико и Нагато? - обратился он к ней.
  
  
  
  - Яхико уже много лет как мёртв. - холодно ответила она.
  
  
  
  - Хватит, Конан, дальше я разберусь. - сверху раздался чей-то пустой голос. Его обладателем оказался мужчина с длинными рыжими волосами, собранными в хвост, пирсингом на всём лице. Но больше всего внимания привлекали его глаза лавандового цвета с рисунком концентрических кругов на воде. Призванный краб смыл с Конан всё масло и затопил весь двор, так что Каномару и Джирайе пришлось спасаться от воды, запрыгнув на стены. Куноичи же, выбравшись из воды, убралась с места боя.
  
  
  
  - Хм, как насчёт жареного краба? - ухмыльнулся змеёныш, складывая печати. - Катон: Огненный шторм!
  
  
  
  Вокруг животного закрутилось огненное торнадо, которое выдул Узумаки. Рыжеволосый отозвал краба, так как тот уже почти зажарился, и Каномару отменил технику. Однако на смену крабу пришёл хамелеон. Как только Чикушодо запрыгнул ему на язык, оба исчезли.
  
  
  
  - Я хочу перейти в Режим Отшельника, Каномару. Прикроешь? - с этими словами Джирайя сложил печать. На это Узумаки лишь ухмыльнулся и прокусил губу до крови, затем применил Технику Призыва и вызвал Чиссоку. Красно-синий змей обвился вокруг саннина и юноши, затем последний создал вокруг них прочный барьер.
  
  
  
  - Пусть головой подолбится. - удовлетворённо прошипел он, слизнув кровь с прокушенной губы (то, что вкус ему понравился, он проигнорировал). - Я их чувствую, маскировка бесполезна.
  
  
  
  Так и случилось - хамелеон уткнулся в невидимую стену и сейчас пытался её пробить. Этот барьер был тем же, который защищает Коноху, только без подпитки специальных накопителей изнутри. Вся подпитка шла от самого пользователя. Однако на подмогу хамелеону Чикушодо призвал гигантского пса. Вот такого издевательства барьер не выдержал и треснул.
  
  
  
  - Чиссоку, займись собакой! - приказал змею Каномару.
  
  
  
  - Я ещё не вошёл в режим. - раздражённо сказал Джирайя.
  
  
  
  - Я прикрою. Катон: Гигантский огненный шар!
  
  
  
  Чикушодо с трудом увернулся от чёрного огненного шара и призвал птицу. Чертыхнувшись, Узумаки вновь создал барьер, защитив себя и саннина. Птица начала атаковать взрывными яйцами, уничтожая барьер.
  
  
  
  - Придётся разделиться. - выплюнул беловолосый. - Я займусь этой пернатой тварью, а ты займись тем парнем, который призывает этих зверушек.
  
  
  
  - Хорошо. - кивнул змеёныш, после чего оба бросились врассыпную. На бегу извлекая чакрам и выпуская из левого наруча широкое лезвие, Каномару пошёл в атаку на Чикушодо. Краем глаза он заметил, что Джирайя убежал в тоннель. Сбив протектор с головы рыжеволосого и оставив глубокий порез у него на лице, Узумаки отпрыгнул, однако что-то пошло не так. Яд не действовал на этого противника, что и удивило змеёныша. Этой заминки хватило, чтоб Чикушодо призвал Нингендо и Гакидо.
  
  
  
  - Ещё двое похожих? Да что вы такое? - Каномару крепче сжал в руке чакрам. Его напрягали в основном их глаза и странный пирсинг. Чакра у них была идентичной друг другу, хотя она у каждого своя. Едва успев оставить вместо себя теневого клона, он запрыгнул на стену и выдул в них волну пламени. Однако Гакидо поглотил технику, затем все трое напали на парня. Тот отбивал атаки чакрамом, попутно подмечая, что напавшие крепкие ребята. Нингендо ему удалось обезвредить при помощи печати Паралича и чакрама - снёс ему голову, оплавив края раны. Однако острая боль в плече заставила его выронить оружие, а чакра, пусть и тёмная, стала беситься.
  
  
  
  - Ты силён, но этого недостаточно. - произнёс Гакидо, извлекая длинный прут наподобие того, который торчал из плеча змеёныша. Тот пытался вытащить его, но сильный удар в грудь заставил его отступить к стене. Взмах - и Каномару к ней пригвоздён. Кокушин вошёл точно в солнечное сплетение. Узумаки в шоке уставился на торчащий из его тела прут, из рта у него текла струйка крови. Дрожащей рукой он попытался вытащить кокушин, но не получалось. Второй прут вошёл ему в живот, а третий пробил лёгкое. Как только змеёныш повис, не подавая признаков жизни, Гакидо и Чикушодо ушли, прихватив тело Нингендо.
  
  
  
  Никто так и не увидел, что спустя несколько минут кажущееся мёртвым тело Каномару дёрнулось, исподлобья хищно блеснули рубиново-красные глаза, а при шипении, в котором можно было различить заковыристый матюк, было видно удлиннившиеся клыки.
  
  ========== Часть 31 ==========
   Каномару медленно брёл по тоннелю, держась за живот - он потерял немало крови да и боль не прибавляла радости. Его глаза пришли в норму и снова стали аметистовыми, но клыки остались. Ему стоило большого труда вытащить из себя все прутья. Порадовавшись живучести Узумаки, змеёныш направился на поиски выхода, ориентируясь на чакру жабьего отшельника.
  
  
  
  - "Проклятье. Надо срочно обратиться к драконам, пусть выяснят, что со мной." - по пути думал он. - "Не хватало мне превратиться в непойми-кого. И почему у меня такая странная реакция на запах крови? Так и хочется убивать."
  
  
  
  Как оказалось, он вовремя выбрался - четверо рыжеволосых обладателя Риннегана атаковали Джирайю, находящегося в Режиме Отшельника. На плече у него сидела небольшая жаба в сером плаще. Как Каномару заметил, присмотревшись, у саннина не было правой руки. Слабость в ногах не позволяла парню помчаться на помощь мужчине, однако он вспомнил про печать Боевого режима и активировал её. Все ощущения исчезли, эмоции притупились, однако глаза полностью изменились - радужка стала ярко-красной, а белки почернели. Этого Узумаки не видел - негде было посмотреть.
  
  
  
  От неминуемой смерти Джирайю спас большой Огненный шар, прилетевший в Джигокудо. Гакидо, конечно, поглотил его, однако было видно последствия предыдущего поглощения тёмной техники - он был покрыт трупными пятнами. Нынешнее поглощение лишь увеличило их количество. Виновник этого "красивого" явления приземлился рядом с Джирайей, удивлённо смотрящего на него.
  
  
  
  - Каномару... Ты жив? - неверяще прохрипел он.
  
  
  
  - Можно и так сказать, изращенец. - хмыкнул тот и посмотрел на саннина. Мужчина застыл в шоке, а Узумаки оценил степень травм и порадовался, что Боевой режим сейчас активен - так он хоть мозги сохранит в положенном месте, а то запах и вид крови, сочащейся из обрубка руки саннина, подбивал змеёныша на особо жестокое убийство. Фукасаку, увидев Каномару, сглотнул - чувствовал исходящую от него опасность. Выскочившего из воды Шурадо Узумаки отбросил на пару десятков метров, проломив тому голову.
  
  
  
  - Т-ты в-вампир? - наконец выдавил из себя Джирайя, глядя ему в глаза.
  
  
  
  - Чё?! - юноша посмотрел на него, как на идиота. - Какие вампиры?! Я не на сказках вырос, извращенец!
  
  
  
  - Да у тебя все признаки налицо! - не выдержал саннин. Перепалку прекратили рыжеволосые, заставив их отвлечься на себя.
  
  
  
  - Теперь ясно, как ты выжил. - произнёс Гакидо, замахиваясь кокушином.
  
  
  
  - Я выжил, потому что я Узумаки. - Каномару сделал ударение на своей фамилии, затем сложил печати - руки у него итак были вымазаны в крови. - Мы всегда более живучие сволочи, чем обычные шиноби. Техника Призыва! - выкрикнул он. Под обоими ниндзя появился большой красно-чёрный дракон. Из-за окраса Каномару признал в нём полукровку, а то, что на зов пришёл именно он, заставило парня подумать, что этого дракона приняли в касту Бронехвоста, ведь судя по рассказу Хоноо пятидневной давности, полукровки имеют собственную касту, однако всегда могут перейти в одну из двух родительских. Дракон во всех четверых выдохнул волну огня, затем взлетел и улетел прочь.
  
  
  
  - Фух, мы выбрались. - Узумаки осел на прочную чешую дракона. - Так что ты там про вампиров болтал, извращенец?
  
  
  
  - Почему ты не деактивируешь свою печать? - в свою очередь спросил Джирайя, потирая свой обрубок руки. Фукасаку исчез обратным призывом.
  
  
  
  - Запах крови мне чердак сносит. - фыркнул змеёныш, его глаза через секунду снова стали прежними. - По себе знаю - я ранен. Отключу режим - нападу на тебя.
  
  
  
  - Вот тебе и доказательство! - заявил саннин. - Ты сам подумай: ты физически стал сильнее и быстрее - раз, у тебя стала кружиться голова на солнце - два и я не удивлюсь, если в дальнейшем оно тебя обжигать будет, твоя нечувствительность к холоду - три, у тебя теряется здравый смысл от запаха крови - четыре.
  
  
  
  - И от вида тоже. - поник джонин - мужчина ведь прав.
  
  
  
  - Во! - тот наставительно поднял палец. - Ты не спишь ночью, во всяком случае при мне точно, зато днём тебя клонит поспать и держаться тени - пять. И шестое - у тебя клыки и красные глаза на чёрном фоне! - под конец прикрикнул на него жабий отшельник. - Во всяком случае были только что, только клыки остались.
  
  
  
  - Бронехвост несколько дней назад был у Кураидесу. - подал голос дракон-полукровка. - Каномару, тебе необходимо отправиться туда и решить свою судьбу. Кем тебе быть - человеком или Дитём Ночи? Учти - плата за силу велика. Ничто не даётся задаром.
  
  
  
  - И что за плата? - поинтересовался жрец.
  
  
  
  - Подробнее расскажет лорд Кураидесу, но я на Алом Совете понял только то, что ты лишишься половины своих навыков в качестве платы за принятие той или иной отрасли. Кем тебе быть - некромантом-вампиром или шиноби Конохагакуре? Знания фуиндзюцу заложено у тебя в генах, ты Узумаки и этого не изменишь, контроль над чакрой тоже останется, техники, которые у вас в Академии учат, тоже но остальное... На большее не расчитывай. Блоки можно поставить только на что-то одно.
  
  
  
  - То есть мне выбирать между Светом и Тьмой? - угрюмо переспросил змеёныш. - Ну просто прелесть.
  
  
  
  - Твоё превращение это, во-первых, непредвиденное обстоятельство. Никто не знал, что превращение затронет не только твою чакру и глаза, подарив Шинда-ме, но и тело. А во-вторых, это твоё подсознательное желание. Ты хотел стать сильнее - Смерть тебе это предоставила. Ты хотел выжить - получи.
  
  
  
  - Сколько у меня времени?
  
  
  
  - Семь дней максимум, после чего на тебя придётся ставить печать-ошейник, чтоб ты не взбесился. Мало кто может быть опаснее бешеного вампира, давно не употреблявшего кровь. Пока изменения не завершены, у тебя есть шанс измениться только в одну сторону, после чего вторая станет недоступна.
  
  
  
  После такого словоизлияния Узумаки замолчал, переваривая сведения. Джирайя буквально видел, как мыслительный процесс отображается на его бледном лице. Перед Каномару встал серьёзный выбор - отринуть прежние знания и стать некромантом, но при этом он будет кровососущим демоном, которые до этого только в сказках существовали, или же заблокировать все полученные навыки от тёмной энергии и остаться прежним шиноби Конохи и жить нормальной жизнью. Обе стороны у него не получится принять, они в нём начнут конфликтовать.
  
  
  
  - "Или то, или это. Вот ирония. И ведь никто не спрашивал, нужно ли это всё парню." - подумал саннин. - "Поставили перед фактом и иди гуляй. И что же он выберет?"
  
  
  
  ***
  
  
  
  Дракон прибыл в Коноху только на следующий день. Каномару к тому времени из-за потери крови потерял сознание, да и Боевой режим, постоянно тянущий чакру, поспособствовал этому, так что к потери крови прибавилось чакроистощение. И его, и Джирайю госпитализировали. Цунаде принудительно ввела крестника в сон и стала лечить его раны. Вот только бледный как смерть джонин среди ночи проник на склад и опустошил три пакета с кровью. После питья он стал чувствовать себя намного лучше, а шрамы исчезли сами. Вот только на следующее утро пришли проблемы - от солнечных лучей, бьющих в окно, он пытался прятаться, а в больнице подняли переполох из-за пустых пакетов из-под крови. Змеёныша в углу палаты нашла Цунаде - тот сжался в комок, избегая солнца.
  
  
  
  - Эй, что с тобой такое? - поинтересовалась Сенджу, тронув его за плечо, и тут же пожалела об этом - на неё уставились красно-чёрные вместо фиолетовых глаза. - Что за?..
  
  
  
  - Дай угадаю - я опять похож на вампира. Проклятье! - чертыхнулся Узумаки. - Крёстная, тебе нужно знать - та сила, которую я поглотил, продолжает меня изменять. Я становлюсь вампиром. Те пустые пакеты на складе - моя работа, мне нужна была кровь.
  
  
  
  - С этим можно что-то сделать? - блондинка на всякий случай отошла подальше от него. Каномару поник - его теперь боятся. И кто? Его же крёстная. Внезапно его скрутило, а из горла раздалось болезненное шипение с похрипыванием.
  
  
  
  - Сколько времени я здесь нахожусь? - выдавил он, борясь с желанием вцепиться в шею Цунаде, а умереть от проломленного черепа ему не улыбалось.
  
  
  
  - Вчера тебя только положили сюда. Я тебя вылечила. Вы с Джирайей до Конохи добрались за день.
  
  
  
  - Значит прошло два дня, осталось пять.
  
  
  
  - Ты о чём?
  
  
  
  - Если я в скором времени не отправлюсь к могильщикам, наш мир получит бешеного вампира с повадками животного. - прошипел жрец. - Я зверею, когда вижу свежую кровь и чувствую её запах. Изменения начались за два дня до того, как я отправился с извращенцем в Амегакуре.
  
  
  
  - Какого биджу тебя вообще туда понесло?! - рассердилась медик.
  
  
  
  - Зато он жив остался. - парировал змеёныш. - В одиночку он бы не выстоял против всех тех рыжиков с пирсингами и странными глазами.
  
  
  
  - Ты то же самое скажешь Аине, когда она придёт. - вздохнула Цунаде, но в душе она была рада, что её крестник спас Джирайе жизнь. Сенджу не хотела терять друга, хотя с недавних пор она перестала его воспринимать, как просто товарища.
  
  
  
  - Надеюсь к её визиту у меня глаза станут прежними, но сейчас мне хочется просто поспать и подальше от солнца. - проворчал Каномару и без особых усилий сдвинул койку поближе к стене, где нет солнца. - Какого лысого Кьюби в больнице такие большие окна? Чтоб шиноби было проще убегать, как только они чувствуют, что могут бегать?
  
  
  
  - Не знаю. - усмехнулась Цунаде. - Ладно, лежи и не вздумай выходить из палаты. Не хватало, чтоб ты мне тут персонал перепугал.
  
  
  
  - Ладно. - надулся тот, что в его вампирском облике выглядело забавно. После того, как Цунаде ушла, юноша откинулся на подушку и уставился в потолок. Вопли матери его не волновали, в отличие от изменений в нём. Вечером решив всё же призвать Хоноо и отправиться в Казанхоору, Узумаки уснул.
  
  
  
  ***
  
  
  
  К вечеру "вампирские" симптомы у Каномару прошли. Как раз к нему в палату пришёл Наруто, уже поговоривший с Джирайей. Джинчурики был в курсе происходящих с братом изменений и мог только посочувствовать, так как в этом плане от него было мало толку.
  
  
  
  - А если ничего не сработает, что тогда? - спросил Наруто, сев на край койки и вгрызаясь в яблоко. Каномару свой фрукт перебрасывал из руки в руку.
  
  
  
  - Не знаю. - наконец ответил он. - Но лучше с этим как можно быстрее разобраться. Я не хочу, чтоб жажда крови меня накрыла в центре Конохи. Меня же тогда прибьют нахрен или посадят, облепив печатями и нацепив ошейник.
  
  
  
  - Сейчас важнее решить твою вампирскую проблему, приятель. - в палату вошёл Юу. - Я в курсе, весь твой ближний круг знает об этом. Восстановление памяти подождёт, тем более ты помнишь самое необходимое.
  
  
  
  - А Кин? - настороженно спросил змеёныш, на что Кимура усмехнулся.
  
  
  
  - Ты бы слышал, как она ругает всех драконов за то, что с тобой произошло. Аж заслушаешься. Хотя она за тебя волнуется, ты же её парень и собираешь на свою задницу приключения, пусть даже против своей воли.
  
  
  
  - Карма у меня такая, что ли? - вздохнул старший Узумаки.
  
  
  
  - В общем, так как ты сейчас не напоминаешь сжёванную туалетную бумагу из-за солнца, собирайся домой и призывай дракона. - Юу хлопнул в ладоши. - И глаза под Хенге скрой.
  
  
  
  - Б*****! - ругнулся Каномару и применил Хенге. - Юу, а пожрать ничего нет? Я хочу пить.
  
  
  
  - Так хочется пить, что просишь есть? - усмехнулся шатен и протянул ему пакет с кровью. - Логика... Держи, всё же лучше, чем нападать на человека на улице. Я догадывался, что ты проснёшься голодным.
  
  
  
  - Столько читал про вампиров? - змеёныш изогнул бровь, прокусив пакет и сейчас опустошая его.
  
  
  
  - Тогда я считал это просто сказками. Ну так, почитать, чтоб убить время. - тот пожал плечами. - Знаю, что они ночные хищники и нежить. Есть высшие вампиры, низшие и упыри. Последние страдают бешенством и им нужен хозяин. В такую тварь ты превращаешься, но в какого именно вампира, не знаю.
  
  
  
  - Так, ладно, мы пошли, а ты иди домой или на полигон. - решительно сказал Наруто, спрыгнув с койки.
  
  
  
  - Ладно, дайте только поесть.
  
  
  
  Поздно вечером Каномару сбежал из больницы, забрав свою одежду и оставив в палате записку. Дома он на заднем дворе призвал Хоноо и уже было собрался переноситься в Казанхоору, как к нему пришла Кин. Узумаки отвернулся: он не хотел, чтоб Тсучи его видела чудовищем, да только та подошла и взяла его за руку.
  
  
  
  - Ты холодный. - тихо сказала она. - Кано, посмотри на меня.
  
  
  
  - Ненавидишь меня? - горько усмехнулся тот, глядя ей в чёрные глаза своими красными (в темноте они ещё и подсвечивались).
  
  
  
  - За что? Ты не виноват, что стал таким. Просто... - брюнетка прикусила губу. - Знай, что я всегда буду с тобой.
  
  
  
  - Даже если он выберет остаться некромантом-вампиром? - вклинился дракончик.
  
  
  
  - Да! - вскинулась Кин.
  
  
  
  - Кин... - Узумаки не успел договорить, как его тело прошила боль и появилась жажда крови. - Уходи... Уходи, быстро! - крикнул он, затем разьярённо зашипел и рухнул на колени.
  
  
  
  - Беги, у него начинается приступ, он тебя убьёт и потом жалеть до конца жизни будет! - добавил рептилоид. Девушка с тяжёлым сердцем ушла шуншином со двора, а Хоноо обвил шею жреца хвостом и переместил себя и его в обитель красных драконов. Дальше от него ничего не зависело.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Каномару появился как раз возле Бронехвоста. Дракон, увидев его, склонил к нему голову, в его глазах было видно боль, вину и отчаяние. Змеёныш погладил его по морде, где не было чёрной брони, а тот прикрыл глаза.
  
  
  
  - В нашей иерархии ты стоишь выше Аины, поскольку она всего лишь контрактник, а ты драконий жрец. - сказал он. - Так что ты имеешь полное право оспаривать её слова. Ладно, малыш, я открываю портал.
  
  
  
  Вытянув шею, он выдохнул огонь в круг из камней и лавы на полу. Каномару вошёл в столб огненно-красного света и исчез. Появился он в Чёрном Некрополе перед Кураидесу. Знакомый ему шестиглазый дракон восседал на троне из драконьих костей и черепов. Обстановка была до жути мрачной, вампир поёжился.
  
  
  
  - Хммм... - протянул фиолетовый Лорд. - Ещё бы пять дней и тебя спас бы только ошейник. Я уже вижу в тебе признаки безумия. Хорошо, что ты с ними справляешься.
  
  
  
  - Сказывается работа в АНБУ, где мне на заданиях приходилось держать свой характер в ежовых рукавицах. - просипел Каномару. - Ну и печать Боевого режима мне эмоции и чувства глушит.
  
  
  
  - Значит так. Одновременно быть ниндзя и некромантом у тебя не получится. - заявил могильщик. - Это два разных мира. В тебе происходит конфликт двух сторон. Если оставить всё как есть, ты станешь не лучше бешеной собаки. Ты превращаешься во что-то среднее между низшим вампиром и упырём. Если останешься ниндзя, некромантия будет под полным табу, только Шинда-ме останется, так как зрение у тебя было изменено в первую очередь, и тёмная чакра. Но ты не станешь вампиром никогда, останешься простым смертным и проживёшь свои законные триста лет, как все Узумаки, если не убьют. Если решишь стать некромантом, потеряешь больше половины своих сил ниндзя. Всё, что у тебя останется, это знание фуиндзюцу, так как ты Узумаки и это у тебя в крови, и несколько низкоранговых техник вроде Хенге.
  
  
  
  - А контроль над чакрой? - спросил Каномару.
  
  
  
  - Останется. - ответил Кураидесу. - Однако знай, если выберешь второй вариант, точно останешься вампиром, но не этой шавкой, в которую деградируешь, а вполне разумным. Ты будешь сильно уязвим к солнцу, испытывать жажду крови и тебе будут очень неприятны любые светлые храмы вроде вашего Храма Огня. Но одновременно с этим ты станешь физически силён и ловок, сможешь сливаться с тенями, видеть в темноте и не чувствовать холода и жары. Обращать других не советую - они не выдержат. Вспомни, как ты сам узлом завязывался от боли, когда проходило освоение силы.
  
  
  
  - Значит или быть шиноби и спокойно жить, но без способностей поднимать нежить, или стать некромантом, но при этом превратиться в кровососущую тварь, боящуюся солнца... Ааа!!! - Узумаки выгнуло дугой и он упал на землю - было очень больно. Встать он мог только на колени, волосы спадали на лицо, красные глаза светились, как угольки, на чёрном фоне.
  
  
  
  - Я не вправе заставить тебя принять тот или иной выбор. - строго произнёс оракул. - Но сильно сомневаюсь, что ты захочешь потерять разум и стать цепной собакой в ошейнике, который останавливает тебя от нападения на своих. Такое существо милосерднее убить, чтоб не мучилось, тем более если оно раньше было человеком. Или жизнь полноценного но слегка изменённого ниндзя, или жизнь некроманта и последующий вампиризм, но в таком случае малейшая неосторожность приведёт к тому, что ты станешь изгоем или кем похуже. Такой исход освоения я не предусмотрел, увы, думал, что ты просто поглотишь силу Госуто.
  
  
  
  - Или или? - через силу усмехнулся Каномару.
  
  
  
  - Выбирай.
  
  
  ========== Часть 32 ==========
  
  Появление вампиризма у молодого драконьего жреца сорвало все планы Кураидесу выучить некроманта - первого за тысячу лет. Он ну никак не подумал о том, что привыкшая к телу лича энергия постарается новую оболочку подстроить под себя, руководствуясь подсознательным желанием нового носителя, и превратить его в нежить. Лорд смотрел на маленькую фигурку молодого вампира перед чёрным облаком возле алтаря и думал о том, что пошло не так. Да всё пошло, причём не просто не так, а ко всем демонам под хвосты. У судьбы воистину издевательское чувство юмора. Выбери парень некромантию - и он останется чудовищем, которому не место в его родном мире, зато у фиолетового Древнего появится ученик.
  
  
  
  Вот только моральные принципы и здравомыслие ещё никто не запрещал и не отменял.
  
  
  
  Каномару не горел желанием становиться ночным кровопийцей. Он едва не сорвался при Кин, что только прибавило очков в пользу нормальности. Да и если выбирать между бессмертием вампира и долголетием, которым славятся Узумаки - выбор в пользу последнего. Тем более живым и здравомыслящим человеком быть куда лучше. Змеёныш просто боялся, что, будучи вампиром, сорвётся и убьёт кого-нибудь, кто находится рядом. Мысль о том, что жертвами могут стать Кин или Наруто, как самые близкие люди... А маленькая Кагами? А отец с матерью? На душе жреца похолодело. Каномару направился прямо в чёрную дымовую завесу ставить блоки. Он сделал свой выбор.
  
  
  
  Вот только все подзабыли, что он сын не только Рубиновой Дьяволицы, но и одного хитрого змеиного саннина, любящего риск - фальшивое бессмертие с Фуши Тенсей тому доказательство.
  
  
  
  Сила Тьмы переполняла тело Каномару, блокируя все способности к некромантии. Шинда-ме осталось в качестве додзюцу, чакра так и осталась тёмной и леденящей, исчезла жажда крови, рассудок полностью прояснился, однако парень помнил, что эта сила действовала по его подсознательному желанию, и теперь намеревался обернуть это в свою пользу. Всё же он наполовину но Хеби, а не просто полукровка, а его первым призывом являются змеи.
  
  
  
  Хищение жизни на расстоянии... Блокировать!
  
  
  
  Поднятие мёртвых слуг и воинов... Блокировать! Тем более для этого есть Печать Немёртвого раба, а ею и Аина пользуется, не будучи ни капли некромантом. Ведь она же её и изобрела когда-то, только пришлось потом совершенствовать её, поскольку техника оказалась бесчеловечной и жестокой и вошла в категорию "киндзюцу".
  
  
  
  Призыв душ... Блокировать!
  
  
  
  Тёмные ритуалы с жертвоприношениями... Блокировать!
  
  
  
  Манипулирование кровью... Блокировать!
  
  
  
  Вампиризм... Блокировать!
  
  
  
  В последнем пункте Каномару немного схитрил - из вампиризма он убрал не всё. Да, он теперь не будет иметь клыков и красных хищных глаз, у него не будет ехать крыша от вида и запаха крови, он не станет бояться солнца... но вот физическую силу, с которой он легко проломил голову Шурадо, ловкость и, как ни странно, обольщение он оставил. Вампиры ведь умели дурачить мозги людям, выставляя себя льстецами и благородными людьми, а Узумаки так и остался хищником, как все змеи, разве что раньше не заговаривал никому зубы. Теперь стоит только подучиться у папы и научиться использовать полученный навык.
  
  
  
  Чёрный дым развеялся и теперь не скрывал фигуру джонина. Весь ритуал занял около часа. Было видно, что Каномару стал немного выше - при своих прежних 1.78 метра он получил 1.89. Хрупким телосложением он и в детстве не страдал, в отличие от отца, но сейчас он будто стал чуть шире в плечах и получил более развитую мускулатуру. Что самое важное - его глаза теперь снова были насыщенного аметистового цвета без намёка на вампиризм, но в них ясно читался взгляд хищника, подстерегающего добычу.
  
  
  
  - Ребёнок... Ты что сделал? - голос фиолетового могильщика заставил парня посмотреть ему в глаза. Отчего-то дракон не сомневался, что этот мелкий змеёныш что-то натворил в установке блоков. Каномару хищно улыбнулся, заправил прядь волос за ухо и голосом матёрого инкуба произнёс:
  
  
  
  - Смешал белое и чёрное, чтобы получить серое, лорд Кураидесу.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Наруто утром, узнав от Кин, куда отправился его брат, загорелся желанием понять, почему тот так и не вернулся, ведь всё должно было пройти хорошо. Джинчурики не знал, кем стал его кузен - вампиром или обычным человеком. Хотя Узумаки при всём желании нельзя было назвать обычными - драконовский характер, живучесть, знание печатей чуть ли не на генетическом уровне, уникальная чакра да срок жизни втрое больший, чем у простых шиноби (Аина как рассказала, что их с Кушиной дедушке на момент смерти было 277 лет, оба брата выпали в осадок). Появившаяся Кураи остудила пыл Наруто.
  
  
  
  - Я с новостями. Твой брат проходит повторное обучение владению сендзюцу. - сообщила драконица. - Хоноо то же самое сообщил Аине и Орочимару. Только обучение проходит не в Казанхоору, а в Куро Кьёдо Бочи, главной обители могильщиков. После изменений СЦЧ вся накопленная ранее сенчакра в метке Бронехвоста заразилась. Это хорошо, что Каномару не применял режим Отшельника, иначе его пришлось бы хоронить - от него остался бы один скелет...
  
  
  
  - Кем он стал? - прервал её джинчурики.
  
  
  
  - Он выбрал жизнь ниндзя Конохи, а не вампира. - успокоила его рептилия. - Но ритуал Сковывания этот змей повернул в свою пользу. Он отказался не от всех преимуществ вампира. Сам поймёшь при встрече, однако можно сказать, что я ох как не позавидую его врагам.
  
  
  
  - Ну братец дал. - Узумаки чуть не сел, где стоял - на траву на полигоне, где тренировался.
  
  
  
  - Кстати, я пришла не только с новостями о твоём брате. - вспомнила Кураи. - Я с посланием от Геккабиджин. В связи со смертью Госуто обучение драконьих жрецов для его убийства не имеет смысла, да и должность эта теперь занесена в драконьи хроники, как проклятая, но всё же это вошло в традицию.
  
  
  
  - И чего вы от меня хотите? - напрягся Наруто.
  
  
  
  - Геккабиджин предлагает тебя обучить владению сенчакрой и сделать тебя драконьим жрецом. - заявила чешуйчатая. - Если откажешься - давить не станем. Тем более гиппогрифы прирождённые охотники и мастера сендзюцу, можешь обучаться у них. Но ты сам видел, на что способен Каномару в режиме Отшельника, и сможешь так же усилить свои способности. И Геккабиджин, как любой Древний, является на зов только того ниндзя, который овладел сендзюцу.
  
  
  
  - Можно мне подумать? - хмыкнул джинчурики.
  
  
  
  - Да. И решение принимай сам, а не под давлением. - на последних словах Кураи фыркнула, намекая на Аину, затем исчезла. Наруто так и не встал с земли, обдумывая предложение матриарха. Овладение сенчакрой могло принести ему немалую пользу, тем более Акацуки ещё не уничтожены, но вот только Каномару тоже был драконьим жрецом и всё закончилось его почти смертью. Да и мало ли какая подстава может крыться на этот раз, так что Узумаки всё же решил не рисковать. К тому же контракт с драконами у него был заключён только потому, чтоб братьям было удобнее тайком общаться друг с другом на запретные темы вроде Курамы - крылатые рептилоиды болтливостью не отличались.
  
  
  
  - "Лучше иди к Киншигану на поклон, а то даже у меня доверия к этим рептилиям не прибавилось ни на йоту после той бойни в Хрустальной долине." - фыркнул Лис, развалившись на полянке в подсознании носителя.
  
  
  
  - "Я так и поступлю, Ку, спасибо." - ответил Наруто и бегом направился к тёте на ковёр в Резиденцию. Ему предстоял с ней трудный разговор.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Как и ожидалось, Аина на корню пресекла идею обучаться сендзюцу у драконов, зато одобрила перенос к гиппогрифам. Отсутствие племянника в деревне она пообещала официально прикрыть. На миссию по защите девушки по-имени Хотару она решила отправить Сая, Саске, Сакуру и Узумаки Акиру. Саске параллельно получил задание побольше разузнать о том, какую ценность вообще представляет Хотару и в случае чего связаться с начальством через специальную печать связи, которую носил каждый член Корня. Печать Связи ещё два года назад ввёл Каномару, как аналог рациям - намного удобнее и незаметнее и позволяет связаться с другим носителем такой же печати.
  
  
  
  Найдя Юу и попросив его присмотреть за Кин (Хинату доверил Кибе), Наруто вернулся на тот же полигон, с которого ушёл, и призвал там Сейзу. После взаимного приветствия они переместились в Изумрудный лес. Сейза отнёс Наруто к Киншигану. Сине-белый гиппогриф как обычно сидел в своём гнезде, прикрыв глаза - медитировал.
  
  
  
  - Приветствую. - поклонился ему Узумаки. Тот приоткрыл один глаз, встряхнулся и тоже склонил голову, затем взмахнул крыльями.
  
  
  
  - Давно ты к нам не заглядывал, Наруто Узумаки. - произнёс гиппогриф.
  
  
  
  - Прошу прощения. - извинился джинчурики. - Занят был.
  
  
  
  - Что привело тебя сюда?
  
  
  
  - Я хочу обучиться сендзюцу. К драконам я не хочу отправляться. Мой брат уже обучился у них владению сенчакрой и ему это аукнулось почти смертью - его использовали и чуть не убили, но он серьёзно пострадал. Это возможно?
  
  
  
  - Хмм. - Киншиган задумчиво осмотрел Узумаки. - Твой дух силён. Однако ты, надеюсь, понимаешь, что это дело небыстрое? Слиться с самой природой, слышать её, впитывать в себя её энергию - всё это нелегко даётся. И у нас нет дополнительных средств для ускорения обучения вроде специального масла у жаб или крови добычи у тигров. Наша стихия - воздух, обтекающий нас в полёте, когда мы его покоряем.
  
  
  
  - Я понимаю, Киншиган-сама, и всё же я уверен. - настаивал на своём Наруто.
  
  
  
  - Хорошо. Можешь попробовать. - кивнул гиппогриф. - Однако если не справишься с чакрой самой природы, больше не проси нас о таком обучении, понятно?
  
  
  
  - Да.
  
  
  
  - Если обучение тебе покажется слишком тяжёлым, ты всегда сможешь от него отказаться.
  
  
  
  - Ясно.
  
  
  
  - Хорошо. Шаапупен тебя доставит в наше священное место - пик Алмазного Когтя. Именно там ты будешь обучаться сендзюцу. Не пожалей о том, что напросился в ученики моему народу.
  
  
  
  - Спасибо вам. - поклонился Узумаки.
  
  
  
  - Ступай.
  
  
  
  Как только вызванный Шаапупен отнёс джинчурики на пик, Киншиган вернулся к медитации, заодно думая над просьбой этого контрактника. Уже давно никто не просил их обучать сендзюцу, сейчас это шанс наверстать упущенное. И что-то подсказывало старому гиппогрифу, что этот парень станет достойным учеником. Тем более он на его народ променял драконов - любящих плести интриги, чересчур гордых и жестоких тварей.
  
  ========== Часть 33 ==========
   В мире людей прошло уже четыре дня. За это время Акира, Саске, Сакура и Сай вернулись в Коноху и приволокли с собой Утакату - джинчурики Шестихвостого. Парень сперва брыкался и не хотел никуда идти, вот только оставаться с надоедливой до печёнок Хотару, со спины которой удалили опасную технику, ему тоже не улыбалось. Девица успела достать даже Саске, вспыльчивый по природе Акира и не менее вспыльчивая Харуно еле сдерживались от ругательств, так что срывались на земле и деревьях, уничтожая растения и оставляя на земле большие ямы и трещины. Одному Саю было нипочём, хотя при его прежнем воспитании в Корне это неудивительно. Миссия всей четвёрке зачислилась рангом А, а Коноха приютила ещё одного джинчурики. Аина, оставшись в кабинете одна, презрительно ухмыльнулась - Мизукаге наверняка стребует обратно парня. "А вот нечего ушами и глазами хлопать. Сами виноваты. И уж лучше мы, чем Акацуки." - подумала Узумаки. С Санби она ещё не знала, что делать - биджу находился в клановом квартале Узумаки запечатанный в специальном ящике. А братья свалились на женщину, как снег на голову в июле, ещё и вечером.
  
  
  
  Сперва в кабинет Хокаге заявился Наруто с синим рисунком в виде крыльев на всё лицо и жёлтыми глазами, одетый в синий плащ, узор которого напоминал перьевой покров птиц, а следом буквально вплыл Каномару... в вампирском облике (красно-чёрные глаза и клыки) и чёрной четырёхлучевой звездой между бровями. Одежда парня не изменилась ничуть, разве что добавился чёрный плащ с капюшоном и с красным рисунком на спине в виде драконьего черепа, изображённого в анфас. Как оказалось, оба Узумаки появились на пятом полигоне, прифигели от вида режима Отшельника у каждого, потыкали пальцами друг в друга, отсмеялись и направились к Аине хвастаться, попутно пугая народ.
  
  
  
  - В общем, ма, у меня мой режим теперь не драконий, а вампирский. - протянул Каномару, нагло усевшись на край стола Хокаге. - Кураидесу-сама обьяснил, что это из-за этой тёмной энергии. В общем, я теперь похож на вампира при активации режима Отшельника, хорошо хоть рогов нет, а то бы ещё хвост и крылья прицепить и вообще на демона стал бы похож. Некромантии во мне нет, там такие блоки стоят, что их и Рикудо бы не снял. Так что это, - указал на глаза и клыки. - единственное напоминание о случившемся. Ну и чёрные огонь и молнии, ясен дятел. В остальном я вполне обычный шиноби, как и все.
  
  
  
  Змеёныш не сказал, что у него ещё есть нечеловеческая сила, реакция да способность гипнотизировать голосом и глазами. Кураидесу тогда наорал на него (сотрясая при этом все могилы и алтари), просветив Узумаки в следующем - поступок парня привёл к тому, что он часто будет вести себя как демон-соблазнитель, причём неважно, в общении с кем, и это навсегда, что после смерти он попадёт вовсе не в Чистый мир, а в Ад, а также то, что переродится он демоном, скорее всего инкубом и ни о каких реинкарнациях речи и быть не может. Тем не менее Кано заново учился владеть сендзюцу (метка перерабатывала природную чакру в тёмную, поэтому и эффект такой) и сумел восстановить себе ещё часть памяти.
  
  
  
  Проторчали они в Резиденции до десяти часов. Отпустив братьев домой, Аина со вздохом достала пузырёк с успокоительным и сделала глоток. Дала же Ками-сама сына и племянника. Но тут сама виновата - упустила их, отчего они и стали дружно лезть везде без мыла да секретничать. Не хватало ещё, чтоб Кагами стала такой же, но так как её не ненавидели, а сама девочка часто проводила время с названными братом и сестрой (Кимимаро и Карин) и с Кин, то шансов на это было мало.
  
  
  
  - Братец, перестань пугать народ! - Наруто толкнул брата в бок и тот отменил режим Отшельника. На улицах почти никого не было, попалась только пара-тройка людей, спешащих домой. Естественно при виде змеёныша они хватались за сердце и спешили поскорее убраться от него до тех пор, пока тот не принял нормальный вид. Метка-накопитель из чёрной снова стала ярко-красной.
  
  
  
  - Ой ну лаааадно тебе. - протянул старший Узумаки, плотоядно ухмыляясь, отчего проходящие мимо трое парней вздрогнули и поспешили обойти обоих по широкой дуге. - Подумаешь, прикололся. Представь, если бы я остался вампиром и не променял это на жизнь смертного, этим людям пришлось бы созерцать мою тушку в длинном плаще и с красными глазками каждый день.
  
  
  
  - Ага, и бескровные трупы по ночам бы валялись в переулках. - фыркнул младший Узумаки. - Я в курсе того, как ты ограбил больницу. С тобой что-то не так, аники. Не расскажешь?
  
  
  
  - При свидетелях? Нееее. - тот отрицательно мотнул головой. - Пошли ко мне домой, там я тебе расскажу подробности и принесём кровную клятву.
  
  
  
  - Ты вспомнил, что это? - оживился джинчурики.
  
  
  
  - Угу, а также то, почему мы с тобой её тогда произнесли. Помнится, я тогда в облике девчонки гулял из-за проигрыша в споре. Пошли, птенчик.
  
  
  
  - Не называй меня так!
  
  
  
  - Ой, а что мы взбрыкнулись?
  
  
  
  - Братец, ты говоришь, как извращенец. - поёжился Наруто. - Даже тон голоса такой же.
  
  
  
  - Тьфу, я же не сказал тебе. - сплюнул Каномару. - Из-за того, что я не полностью заблокировал тёмную энергию, она не только сделала меня физически сильным но и немного мне в мозгах винтики подкрутила. Так что будешь получать сомнительное удовольствие временами наблюдать начинающего инкуба.
  
  
  
  - Кого?! - прифигел младший.
  
  
  
  - Инкубы - это демоны-соблазнители в облике человеческих мужчин. - ответил Кано. - Сталкиваться с такими не советую - выпьет твою жизненную энергию, перед этим затащив в постель и, кхм... отделав. И им плевать, какого пола их партнёр - мужчина или женщина. К счастью, я не демон, так что расслабься и вообще - дальше слов дело уж точно не пойдёт, искренне люблю я только Кин. Да и гипноз на тебя не действует из-за печати. - легонько щёлкнул брата по лбу. Ну как легонько - джинчурики чуть не расстелился на спине на земле, благо удержал равновесие. - Правда, человеком меня тоже уже не назовёшь, так, усиленный шиноби. Да мало ли таких в нашем мире? Такие индивидуумы у себя кеккей генкай имеют или вообще опыты над собой проводят, как папа.
  
  
  
  - И то верно. - содрогнулся Наруто от осознания того, что его старший брат стал этаким недовампиром. Радовало, что флиртовать с другими он будет лишь по приколу, а не серьёзно.
  
  
  
  - "Ну если забыть о том, что твой братец вообще-то би, а не гетеро..." - ехидно отозвался Курама, а его носитель споткнулся на ровном месте от этого. - "Что? Забыл, что между нами тремя стояла ментальная связь и я имел время покопаться у него в мозгу? Правда, после поглощения силы Госуто она слетела, ну да ничего, восстановить можно."
  
  
  
  - "Так он что, три года назад тогда не шутил насчёт того, что он по мальчикам?"
  
  
  
  - "Тогда может и шутил, сам знаешь, какие у него шуточки, вот только организм-то у вас, людей, хорошо растёт и предпочтения меняются. Может и у тебя так же будет, ммм?" - сьехидничал Лис, искренне забавляясь реакцией своего носителя. В ответ ему прилетел заковыристый матюг и камень между ушей.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Рассказывай, как проходили трерировки по сендзюцу. - потребовал Наруто у брата, когда оба пришли к нему домой. Каномару по-быстрому настрочил несколько бутербродов для кузена, а себе взял банку сгущёнки из холодильника и ложку к ней.
  
  
  
  - Мням, соскучился. - облизнулся он и навернул ложкой из банки. - Ну, братец, начну с того, что Кураидесу на меня наорал за мою самодеятельность. Я помню, что тёмная энергия слушала мои подсознательные желания, потому я не умер в Амегакуре, когда меня три рыжика прикололи теми прутьями к стене и пробили мне лёгкое и желудок. В вобщем, дракон поорал, поорал, затем плюнул и стал меня обучать сендзюцу. На кладбище особо сенчакру не пособираешь, там смерть гуляет, некрополь всё же, но у меня резерв оставался, пусть и испорченный. - постучал пальцем по метке. - Так что... мням... Кураидесу учил меня пользоваться сенчакрой из метки. Она накапливается и под влиянием тёмной энергии преобразовывается.
  
  
  
  - Да, эту звёздочку тебе Бронехвост установил. - вспомнил Наруто.
  
  
  
  - Точно. - кивнул Каномару. - Метка - это обычно накопитель, а чакра-то у меня тёмная. Скажем, если в воду добавить чёрный краситель, она станет чёрной, так и у меня - в роли воды сенчакра и она портится от красителя, в роли которого выступает моя чакра. Меня раз пять откачивали от последствий применения режима Отшельника - то тошнило чем-то зелёным и вонючим, то болело всё тело, будто по живому резали и без наркоза. Если у красных драконов мне приходилось ходить в лаве по колено и вовремя тормозить их огонь, которым на меня дышали, любыми способами, то у фиолетовых надо было медитировать на вершине обелиска возле могилы и при этом не упасть - внизу острые кости лежат, так бы запросто нанизался на них. Попробуй усиди нормально, когда вокруг летают три могильщика, воют, как привидения, и проносятся мимо так, что сбивают на землю. В общем, матерился я на них знатно. Но в результате я в этом режиме могу быть быстрее и сильнее, видеть в темноте и, как всегда, применять большинство техник Катона без печатей, как это было изначально. Ну и Шинда-ме у меня остался, это уже додзюцу, от него никуда не деться, а глаза пересаживать не вариант, да и не хочу, мне нравится мой цвет.
  
  
  
  - Круто. Так что же получается - ты теперь ученик двух драконов? - заинтересованно глянул на него джинчурики.
  
  
  
  - Ага. Твоя очередь рассказывать. - тот снова отправил в рот ложку со сгущёнкой.
  
  
  
  - Пик Алмазного Когтя - священное место гиппогрифов. - начал джонин. - Моя тренировка, похожая на твою, кстати, проходила там. Трудно достичь гармонии, слиться с природой и слушать ветер. Доводилось обрастать перьями, хе-хе. - улыбнулся он, почесав затылок. - Шаапупен помогал мне достичь баланса. Представляешь, как здорово рассекать облака верхом на гиппогрифе? Они такие быстрые! - замахал он руками.
  
  
  
  - Ты в этом плаще похож на птицу, окрас на нём похож на оперение. - хмыкнул старший Узумаки, внутри завидуя - он не летал на гиппогрифах, хотя на драконах не единожды летал.
  
  
  
  - Ну да, узор похож на перья. - Наруто рассмотрел плащ - каждое перо плотно прилегало к соседнему, отчего и складывалась иллюзия, что плащ является шкурой птицы, с которой перья не выщипали. - Да и моя татуировка на лице в режиме Отшельника похожа на крылья птицы.
  
  
  
  - Ну гиппогрифы это помесь орла и лошади и с львиным хвостом. - развёл руками змеёныш. - Ничего удивительного, что проявляется птица. У тебя в этом режиме ещё и глаза золотистыми становятся, как у моего отца.
  
  
  
  - Кстати, ты собираешься вернуться в Корень? - поинтересовался Наруто у брата.
  
  
  
  - Ха! Ещё бы! - ухмыльнулся тот. - Посмотрим, действительно ли "кот из дома - мыши в пляс". Хотя я не думаю, что отец одобрил бы бардак, ведь он управлял Отогакуре и имеет немалый авторитет.
  
  
  
  - Стоит говорить о твоих изменениях?
  
  
  
  - Сам скажу, не надо.
  
  
  
  - "Спроси, спроси, спроси..." - твердил Лис, подло хихикая.
  
  
  
  - А правда, что ты би? - вырвалось у Наруто, который тут же прикусил язык.
  
  
  
  - Эээ... - Каномару завис, при этом густо покраснев, а Курама, видевший глазами носителя эту картину, неприлично заржал. - А... Откуда ты знаешь?
  
  
  
  - Курама сказал. - Наруто выдал биджу с потрохами, а тот заткнулся. - Значит правда.
  
  
  
  - Курама?
  
  
  
  - Стоит ещё кое-что напомнить тебе - это Девятихвостый Лис, заточённый во мне. Ты с ним познакомился три года назад, когда использовал Печать Переноса духа и попал в мой внутренний мир. Благодаря ему у нас с тобой установилась ментальная связь и он сам мог проверить твои мысли.
  
  
  
  - Рыжий мешок с блохами. - прошипел змеёныш, выпустив Ки. - Я ему это припомню. Выберем день и навестим эту варежку, я ему все хвосты узлом завяжу и побрею налысо. Может стоит попробовать выучить Цепи Чакры, мама говорила, что Кушина-оба-сан ими владела.
  
  
  
  - Ты ими владеешь, просто не используешь так часто. - напомнил ему брат.
  
  
  
  - Ну значит заново выучу. Возвращаясь к твоему вопросу - да, я би, вот только являюсь однолюбом и Кин не променяю ни на кого. С учётом того, что мне в мозгах переклинило, я могу начать строить глазки другим.
  
  
  
  - Боюсь, она этого не потерпит. - вздохнул младший Узумаки, припомнив, как брюнетка себя вела на экзамене на чунина трёхлетней давности.
  
  
  
  - Придётся ей обьяснить, что у меня мозги малость тряхнуло после того ритуала, заблокировавшего некромантию. - вздохнул старший. - Пусть удерживает меня. Вот только при учёте того, что во мне часто проклёвывается инкуб... Не знаю. Буду включать Боевой режим, в нём у меня все эмоции в кому падают, оставляя здравый смысл.
  
  
  
  - Хорошая идея, а то люди не поймут, если ты начнёшь флиртовать и гипнотизировать, как змея жертву, всех встречных. - хихикнул джинчурики.
  
  
  
  - Только никому ни слова о том, что я по обоим полам! Ясно?! - сердитый Каномару сунул ему под нос кулак. Наруто, припомнив, что на улице от простого щелчка по лбу чуть не расстелился на земле, закивал болванчиком. Время уже было позднее, так что после принесения кровной клятвы он засобирался к себе домой, оставляя брата. Да, Каномару изменился, причём непонятно, в лучшую сторону или худшую, и джинчурики это знал. Но вот то, что он стал ещё опаснее, чем был раньше, было ясно, как полная луна на чистом небе - расслабленной жертве намного легче вонзить кунай в горло.
  
  ========== Часть 34 ==========
   На следующий день Каномару почтил визитом базу Корня АНБУ и не удивился, что дисциплина процветала. Всё же не зря он тогда отца сделал своим заместителем. Зато теперь змеиный саннин мог сбросить с себя этот груз и вернуться к прежней работе, хотя с сыном он имел серьёзный разговор. Тот рассказал ему то же самое, что и Наруто, при этом умолчав про слишком личное, после чего отправился в тренировочную. Устроив выволочку поцапавшимся Дейдаре и Кидомару (просто раскидав их по углам, явившись, как карающая Немезида), змеёныш ещё раз испытал усиленные техники. Тренировочные мишени буквально сгорали в чёрном огне, а те, которые были прошиты Чидори и Райкири, причём по несколько раз, восстановлению не подлежали и разделяли участь сгоревших. Смотревший на это представление Саске невольно сравнил этот огонь с Аматерасу - техникой Мангекё Шарингана, однако в отличие от неё чёрное пламя Узумаки можно было погасить и оно не горело семь суток.
  
  
  
  - Неплохо. - в дверном проёме появился Орочимару. - Как насчёт спарринга?
  
  
  
  - Хочешь размяться? - усмехнулся Каномару и размял плечи. - С удовольствием.
  
  
  
  Один выплюнул Кусанаги, второй извлёк чакрум. И началось. Каждый раз от скрещённого оружия летели искры, противники друг друга огибали, как вода камень, но до техник дело не доходило - с таким арсеналом, как у них, лучше топать на полигон. Хотя Узумаки применял фуиндзюцу, от которых саннин еле успевал уходить (не улыбалось угодить в Удушающую темницу или Паралич), а но Хеби - змеиные техники, только красноволосый резал змей чакрумом, не позволяя им приблизиться. Однако когда дело дошло до тайдзюцу, Каномару переборщил и ударом ноги отбросил Орочимару к стене, проломив ему грудную клетку. Лёгкая броня - разработка отдела исследований Корня - не защитила владельца.
  
  
  
  - Мадаровы подштанники! - чертыхнулся змеёныш и побежал к харкающему кровью отцу, однако тот через мгновение просто выплюнул собственное тело, а старое теперь лежало тряпкой, как змеиная шкура. - Ого, здоровская техника.
  
  
  
  - Ну ты даёшь, сынуля. - хмыкнул саннин.
  
  
  
  - Прости. - потупился парень. - В пылу боя забыл, что по силе сравнялся с крёстной.
  
  
  
  - Ладно, победа за тобой.
  
  
  
  - Ага.
  
  
  
  - "Фух, обошлось. Хорошо, что у него есть та техника, которой он себя вылечил." - с облегчением вздохнул Каномару и убрал трёхлезвийку в печать. - "Но всё же стоит быть поосторожнее, а то не все могут так же, как папа, сбросить кожу и исцелиться."
  
  
  
  Сброшенную шкуру Узумаки сжёг, чтоб на глаза не попадалась. Саске, наблюдавший за спаррингом отца и сына Шаринганом, покинул тренировочную. Их приёмы для него оказались очень сложны да и сам Учиха не был таким гибким, как они, но всё равно он впечатлился. Уходя, он не заметил, как змеёныш смотрит ему в спину и с ухмылкой облизывается, поскольку снова поддался той части себя, которая стала инкубом.
  
  
  
  - "Нет, нет, нет." - повторял про себя Каномару, как мантру, затем мысленно отвесил себе затрещину. - "Очнись, блин, инкуб хренов, ты человек, а не демон, всё с тобой так. Чёрт, мне нужен какой-нибудь блок на мозги, а то переклинит средь бела дня на улице."
  
  
  
  ***
  
  
  
  - Напомни мне, что мы здесь делаем? - не хуже своего дяди прошипел Наруто, наблюдая за манипуляциями Каномару с барьером на библиотеке Узумаки. Кин просто недовольно смотрела на своего парня, скрестив руки на груди - ей довелось увидеть, как змеёныш плотоядно смотрел на какую-то девушку, и влепить ему пощёчину, отчего тот сразу очнулся. Джинчурики чуть позже вкратце обьяснил ей ситуацию, отчего Тсучи слегка остыла.
  
  
  
  - Готово. - шепнул старший Узумаки, временно сняв защиту. - У нас минута, чтоб войти в библиотеку, затем барьер восстановится.
  
  
  
  - И как нам выйти? - тихо поинтересовалась девушка.
  
  
  
  - Я снова проделаю брешь и мы выйдем. Пошли.
  
  
  
  - Нам крупно влетит от Кенты-сама. - хмыкнул Наруто.
  
  
  
  - Если нас поймают - да. - усмехнулся Каномару. - Всё, хорош языками чесать.
  
  
  
  - Что мы ищем? - спросила Тсучи.
  
  
  
  - Фуиндзюцу, блокирующее ненужные рефлексы и психические наклонности. - ответил старший Узумаки. - Ты же в курсе, что я часто веду себя, как демон-соблазнитель по отношению к другим людям. Боевой режим помогает мне не терять себя, но он постоянно тянет из меня чакру и украшает меня татуировками, так что на него полагаться не стоит.
  
  
  
  - А это тебе не повредит? - забеспокоилась Кин.
  
  
  
  - Выставить нужные настройки - и готово. - тот уткнулся носом в свиток. - Так что в бездушную марионетку не превращусь, просто стану сдержаннее.
  
  
  
  - И тут есть нужная печать? - скептически посмотрел на него носитель Кьюби.
  
  
  
  - Если в арсенале Узумаки нашлись Печать Переноса духа, Печать Восстановления разума, которую я установил на Рена, и Печать подчинения, то и такая найдётся. - отмахнулся змеёныш. - Я уверен.
  
  
  
  Девушку и джинчурики такой ответ удовлетворил. Вся троица принялась за поиски нужной техники, младший Узумаки даже множество клонов создал и припахал их к работе. Но спустя три часа повезло только Кин, которой попался нужный свиток. Подробнее прочитав описание техники, все дружно решили, что печать должен ставить Наруто, а Каномару сам поставит ограничители и сможет в любой момент их на некоторое время снять.
  
  
  
  - Сейчас скопирую технику и буду учить. - вздохнул джинчурики. - Я же её не знаю и интуитом, как ты, братец, не являюсь. За день-два можно ставить.
  
  
  
  - Кииин! - страдальчески простонал змеёныш. - Если у меня снова крыша сьедет, дашь мне по голове, а?
  
  
  
  - Каждый раз? - ехидно уточнила девушка. - А то ты довольно часто заглядываешься на других девчонок.
  
  
  
  - Угу. - кивнул тот и мысленно добавил. - "И на парней, блин, тоже, кстати. Вот точно инкуб."
  
  
  
  - Хорошо, профилактический подзатыльник будет тебе обеспечен.
  
  
  
  - Ты моё сокровище.
  
  
  
  - Кузен ты мой драгоценный, проделай выход и пошли отсюда, пока нас не спалили. - Наруто спустил брата с небес на землю, прервав разговор. Свиток с переписанной техникой тот спрятал в напульсник на правом предплечье, где хранил все свои свитки с запечатанными техниками Райтона и Дотона (теперь Кано подумывал о том, чтоб получить свитки с запечатанным Суитоном, так как больше он не сможет пользоваться водными техниками и кипятить их по привычке). Вся троица покинула библиотеку Узумаки и, ведомые сенсором Каномару, тихо ушли из квартала. У них было полно своих забот в деревне, особенно у старшего Узумаки - Корень не дремлет.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Наруто осилил технику за два дня, поскольку у него не хватало времени - миссии никто не отменял. Каномару по-прежнему управлял Корнем и даже помогал отцу улучшить ту лёгкую броню, установив несколько печатей на неё. Члены организации тоже без дела не сидели. Змеёныш когда узнал, что Суйгецу посчитал его мёртвым, причём Орочимару об этом слышал, парализовал водяного и пригрозил его испарить, если не научится держать язык за зубами. Хозуки проникся, тем более Каномару не только выпускал Ки, но и продемонстрировал обьятую чёрным пламенем правую руку. Про то, что Узумаки стал физически намного сильнее прежнего, два дня назад узнал весь Корень в полном составе - ведь сперва на орехи получили Дейдара и Кидомару, когда поругались на тему "моё кунг-фу круче твоего кунг-фу", в результате чего потом подпирали собой противоположные стенки, а позже Саске стал свидетелем того, как одного удара красноволосого хватило, чтоб почти убить Орочимару. Хорошо, что саннин владел той техникой, позволяющей ему мгновенно излечиваться от травм.
  
  
  
  Джинчурики Девятихвостого нашёл брата в кабинете главы. Каномару снова применил Боевой режим, чтоб держать себя в руках. О его небольшой проблеме старались не распространяться, однако Итачи первым узнал, что с начальником что-то не то. Но не вмешивался, так как Узумаки ему сказал, что это слишком личное и имеет отношение к его тогдашнему исчезновению и тёмной чакре. Хоноо тоже находился в кабинете на своей подушке и спал, свернувшись калачиком. Кичи из своего террариума с интересом наблюдала за братьями. Змеёныш сел на колени в центре помещения и снял протектор, твёрдо глядя брату в глаза. Наруто глубоко вдохнул и взял себя в руки, затем прокусил себе указательный палец до крови и принялся выводить на лбу брата замысловатый символ. Печать Защиты разума он не трогал, новый джуин располагался между нею и меткой-накопителем. Новая печать походила на цепь, а в центре был крест. Сложив печати, Наруто приложил правую ладонь как раз в центр печати и сопредоточился.
  
  
  
  - "Печать Чистого Огня". - мысленно произнёс он. Каномару прикусил губу до крови, стараясь не кричать - было очень больно, будто по лбу провели раскалённым железом. Эта печать должна была позволить разуму оставаться ясным и заблокировать ненужные носителю чувства. Кровь впиталась в кожу змеёныша, не оставив и следа, а тот зашипел от боли и схватился за голову, на пол упала красная капля.
  
  
  
  - Ты как? - поинтересовался Наруто, дав ему носовой платок, чтоб он вытер кровь из носа.
  
  
  
  - Нормально. - выдохнул тот, приложив платок к носу, и с трудом дошёл до дивана, затем рухнул на него. - Голова шумит, да перед глазами всё плывёт. Небольшая цена за то, чтоб думать нормально и не испытывать желание поиметь того или иного человека прямо на улице. Спасибо, братец.
  
  
  
  - Не за что. Думаю, что Кин теперь не будет тебя по голове бить. - хихикнул джинчурики.
  
  
  
  - Хах. - рассмеялся Каномару - всё же у его любимой девушки рука была тяжёлой. - Я ей даже благодарен за то, что вправляла мне мозги, когда была рядом.
  
  
  
  - Слушай, может пригласишь её куда-нибудь? - предложил Наруто. - Я Хинату собираюсь пригласить в один ресторанчик.
  
  
  
  - Хорошая идея. - согласился тот. - Вечером и пойдём.
  
  
  
  - Ты ей сейчас скажи, а то забудешь.
  
  
  
  - Ладно, ладно, зануда.
  
  
  
  - Пошли Хоноо с запиской, всё равно он лентяйничает. - кивнул на спящего дракона на подушке. - Купи ей что-нибудь.
  
  
  
  - То же самое и тебе посоветую. - парировал змеёныш.
  
  
  
  - А я так и сделаю, даттебайо.
  
  
   Поругавшись в шутку пару минут, братья расстались. Каномару задумался, затем быстро нацарапал записку для Кин, разбудил дракончика, подёргав его за хвост, всучил записку и отправил к девушке, а сам покинул базу и отправился в ювелирный магазинчик. У него появилась идея насчёт подарка и надо было воплотить её до вечера. Заодно он понадеялся, что Рен и Юу ему не встретятся, а то с них станется поржать или затащить в бар - всё же его бывшие враги оказались хорошими ребятами.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"