Чернокнижник: другие произведения.

Притворство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  (Из Мира Устойчивых Иллюзий)
  
  
  
  
  
  Чёрно-синие ледяные сосны толпились над зияющей дорогой в направлении города Тёмный, мерцающая в свете фонарей снежная пыль, сыплющаяся с ночного морозного неба, садилась на лоб спешившего к развратной женщине, обитающей на берегу залива. Побыв несколько дней в постели и обществе жены, Андрей почувствовал тупое вожделение к надоевшему перед тем, а теперь уже желанному телу любовницы. Он бросался из Татьяниных объятий в объятия другой Татьяны. А когда надоедала любовница, хотелось тела и глаз жены, которые опять же приедались и возникало желание вкушать приучившую его к своим ласкам любовницу. Обе приятны по-своему и никак нельзя разобрать - кто лучше. Третий год Андрей увязал в патоке патологического логова. В удобстве, подобном двурогой матке.
  
  Не найдя сегодня любовницы, на которую повышал голос чаще, чем на жену, Андрей придумывал, как бы не извиняясь перед любовницей, предаться усладе не с женой. Привычно упрекнув себя, что переживает больше о своих забавах, нежели о том, что любовница огорчена, он также рассудил, что своими противоречиями она провоцирует такое к ней отношение и решил, что виноваты все, и даже жена, не желающая поддерживать интересные ему темы. Впрочем, понимая, что мужчина виновнее, постановил не выгораживать себя за плечи и шеи Татьян и мысленно их пожалел.
  
  Возле поворота к заливу послышалось мычание и, выходя из фонарного круга, искрящегося льдинками в воздухе, увидел, как ночной человек-зверь, со стрижкой парня типа "Унисекс", напоминающей каре, сидел над телом беременной женщины, по виду ещё не дожившей до тридцати, лежавшей на спине спокойно. Белые сапоги, разорванная кофточка, приспущенные до колен длинных бёдер, трусики; голова запрокинута вверх, из приоткрытого рта видны зубы. Ночной зверь, по-видимому, ел, черпая из вспоротого пуза, а сидящая на груди женщины крыса макала хвост в плод и слизывала. "Надо же, какие умные, эти самые животные", - думал Андрей, шагая далее, - "что одна, удивительным способом окунающая хвост, никогда бы не подумал, что крысы так умеют; что другой, ест тёплое, свежее... можно даже сказать, очень свежее... просто умники".
  
  Сожалея о том, что молодую женщину задрали эти звери и уже нельзя будет её при случае соблазнить, Андрей остановился. Поискав глазами дровину, нашёл, обломил тонкие ветки, вернулся и, размахнувшись посильнее, швырнул, целясь предположительно в хайло ужинающему. Раздался тупой удар, захлёбывающееся оханье и тёмное пятно поползло в лесополосу. Дико похохотав в морозном воздухе, Андрей подошёл к проабортированной, встал на колено и присмотрелся.
  
  
  
   ****
  
  
  Лицо было пригожим и серьёзным. Такое, наверное, должна иметь учительница. Андрей улыбнулся, узнав Злату, художницу из города Тёмного, ранее нехотя отвечавшую на его приветствия. Не так давно она писала ему, что теперь замужем.
  
  Чтобы сократить путь к заливу, можно свернуть влево раньше поворота, и, отвергнутый Златой, пошёл прямо через лесополосу на огни завода, в километре от которого жила темноволосая Аполлиона. От дороги по снегу и хворосту тянулся кровавый след только что уползшего наглеца. Этот завод по переработке то ли патоки, то ли мыла, то ли даже звериных тушек, подвозимых локомотивами, появился из-за моря странным образом. Перед тем как быть построенным, он вначале только казался. Несколько лет над этим местом сгущались тучи, возмущение смешанное со страхом вызывали у очевидцев прорисовывающиеся в воздухе, отчётливые силуэты заводского призрака. Их было видно настолько детально, что когда, будучи построенным, мираж, наконец, обрёл плоть, никто больше не возмущался.
  
  Подобно этому миражу за спиной Андрея, плавно удалялись обе близкие ему Татьяны. Пока он несколько месяцев раздумывал о том, чтобы примирить обеих, испытывающая к нему аномальное влечение вакханка sms-сообщениями, а иногда просто во сне зазывала Андрея к себе и сегодня (как ведь уже было сказано!), не найдя любовницы, он прибывал в ведомое ему гиблое место.
  
  Всякий раз, когда существование забрасывало его в небольшие владения знакомой жрицы с хищными глазами, Аполлиона накрывала стол. Ставила вина и портвейны, а так же наркотики - травы и светлые порошки, жарила толстые куски мяса и начинала лгать. Ревнуя его к жене, ещё сильнее к любовнице, клеветала и постоянно изворачивалась, если же уличённая Андреем, становилась в тупик, то начинала смеяться, причём сам смех был совершенным искренним враньём. Подобные разговоры и сплетни заканчивались тем, что Аполлиона кусала его, долго сосала, не давая скончаться, пытаясь таким образом отыграться. Снадобьем увеличивала член и без того восхищавший её чёрное око (в каких словах она выражала это восхищение, даже в глухом лесу, оставшись наедине только со своими деяниями, сказать будет стыдно), пока он не становился огромным фаллосом, который обнимала, прижимая ко груди, и казалось, что сам Андрей её не интересует. Лукавая, несколько глупая Аполлиона обожала сосать, и, считая что при этом получает силу, называемую нектаром, искренней была только с членом. Она гораздо старше, но удивляла Андрея крепостью своих форм и узостью проникновенности в неё, даже загораживающие путь к её побережью холодные ветви, которые нужно раздвигать, хворост со смёрзшимися листьями и трухой под снегом, узость эту одушевляли. Возможно, мелко обожествляли. Жрица говорила, что состоит в сговоре с местными божествами, ведавшими ей о разном, в том числе и об Андрее - будто бы он "много на себя берёт", пусть и немало знает, два раза чуть не умер, но так ничего и не понял. Само это извещение содержало дикое, по-видимому, лесное прекословие, говорящее о разноречивой собачьей разладице между богами побережья. Она проговорилась Андрею, что позапрошлым летом, ублажая духов, навела на двух, купающихся в заливе девственниц, шоры, и вскоре после этого, держась за руки, девочки спрыгнули с крыши многоэтажного дома в родном, находящимся рядом посёлке Сволочаевское.
  
  Особенно Аполлиона манила тем, что умела прикинуться любой женщиной. Делала она это в полутьме, после того, как сознание любовников было затуманено дурманами и возлияниями, травами и лганьём. Однажды обернувшись Марией, высокой девицей в коротком красном платье, работавшей в туристическом агенстве, поразившей Андрея лицом и телом, Аполлиона принялась его ублажать. Совершенная Мария дарила свои утехи, своим голосом и запахом вызывая большое изумление у Андрея. Произошедшее так заинтересовало его, что наутро он пытался дознаться у жрицы о её сделках с лесными богами. На это она только отшучивалась и, как водится в этой местности, врала. Теперь всякий раз Андрей просил Аполлиону притвориться кем-либо из тех, кто был ему недоступен. И на ложе оказывалась очередная обитательница его помыслов. Не сразу, конечно, вначале это была сама собою Аполлиона, но постепенно разгораясь, появлялись различные силуэты, запахи и плотности тел, голоса с претензиями, свойственными каждой отдельно взятой. Наверняка они были ложными и измышлёнными голосами побережья, которые слышала Аполлиона.
  
  "И ухватятся семь женщин за одного мужчину в тот день, и скажут: "Свой хлеб будем есть и свою одежду будем носить, но будем называться твоим именем", пришла отстранённая мысль Андрею. "И ухватились после за него и много льстили ему, и чиня распри меж собой, услаждали каждая как могла", - говорил кто-то из духов перевирая библейскую цитату.
  
  Через час, с песком и снегом в ботинках, с древесной корой во рту, муж и любовник обеих Татьян постучал в двери в глубине крыльца дома, имеющего, если пройти по всем его комнатам, закольцованное устройство. Теремок был когда-то покрашен в синий цвет, а теперь трещины в древесине синеву поглощали.
  
  
  
   ****
  
  
  
  - Ха-ха-ха!
  - Ничего смешного, - сказал Андрей.
  - Приспичило?
  - Ты почему голая?
  - Тебе это помешает сейчас, не пойму?
  - Очень кстати... Хочу водки, мяса и Cannibal Corpse!
  - Проходи - включай! А я пойду за мясом.
  
  Андрей прошёл в прихожую, но обернулся:
  
  - Только это... смотри...
  - Что?
  - Мясо какое?
  - Как ты любишь - говядина, - усмехнулась хозяйка, - а что?
  - Да ни **я-ничего, иди.
  - Чудной ты сегодня.
  - Чем тебе Злата-то помешала?
  - Какая ещё Злата?
  - Только не надо прикидываться, как уж на сковородке.
  - Клянусь, - совершенно искренне врала одержимая голосами, - не знаю никакой Златы.
  - Только не клянись, надоело! Лукавить из года в год... твои пустопорожние, насквозь фальшивые клятвы...
  - Да что за Злата?!
  - Хватит, - сказал Андрей так, что она вздохнула и, подкатив глаза, вышла.
  
  Вернувшись с замороженным мясом, Аполлиона, в слепой надежде, что ей всё же поверят, начала спешный рассказ:
  
  - Представляешь, оказывается сейчас по пути в Тёмный нашли замерзшую девушку. Почему она шла одна, ночью и по трассе, никто не знает!
  
   В неутомимой страсти оправдываться, будто бы удивлённая произошедшим, она продолжала лгать. Андрей нетерпеливо выругался и, когда лесная заговорщица, вздыхая вышла на кухню, всё же украдкой посмотрел на мясо, затем сел, включил Cannibal Corpse, налил принесённую очень холодную водку и, глядя на темноту за окном, выпил. Бодрость духа словно передавшись от сосновых веток сгустилась и наполнила тело. Андрей начал переговариваться с вакханкой, которая от этого заметно повеселела. Выпив ещё стакан, он так развеселился, что не раздумывая, налил следующий и выговорил такое:
  
  - За красавицу Злату!
  
  Беспутница, светясь лживыми глазами, похотливо захохотала, вгляделась в него и налила себе:
  
  - За неё!
  
  Напившись водки и наевшись мяса, Андрей почувствовал дремучую похоть и сказал:
  
  - Ну иди сюда, Аполлион.
  
  Она сползла на пол коленями и расстегнув ему одежду принялась целовать, нашёптывать, натирать чем-то. Оглупевший в полутьме Андрей созерцал виденную год назад на остановке Злату, только уже беременную, которая сейчас явственно ползала перед ним.
  
  В полукилометре то, что осталось от Златы заметало снежным порошком.
  
  
  
   THE END
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"