Чернокнижник: другие произведения.

Призвавшая Тишину

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  (Из Сезона Бездны)
  
  
  
  
  
  
  
  
   I. Одиночество
  
  
   В дореволюционной России, где вместо того, чтоб заниматься чаяниями и потребностями народа и его интеллигентной части, царские братья ухаживали за первыми дивами балета и делились ими друг с другом, в семье состоятельной, принадлежащей к старинному дворянскому роду, родилась девочка, которую назвали Еленой. С раннего возраста Лена отличалась от других детей: шести годам читала и писала на трех языках, удивляла близких умением предсказывать события, например, за неделю знала, что в доме обвалится потолок. Видела значительные сны, даже видения. Уже в пять лет имела необыкновенное переживание, которое запечатлелось в душе на всю жизнь: утром, девочка увидела высокую фигуру в светлом одеянии, в сознании возникло воспоминание, что где-то, очень далеко живёт Учитель. Сердце затрепетало, радость перешла в восторг, всё существо потянулось к этому далекому, тайному.
  
   Елена была окружена заботой и вниманием. Её родители часто встречались с известными в то время музыкантами, писателями и художниками, так что раннее проявление интереса к искусству, философии, отчасти филологи и религии, обозначилось у девочки совершенно естественно. Причём, не поверхностное, а практическое, в кругах тогдашней интеллигенции, также при дворе получил большое распространение спиритизм, отчего в семейную традицию, помимо исконных, хорошо забытых, входили и другие религиозные влияния. Как водится в аристократических семьях, у Елены были бонны и гувернантки, однако по натуре своей девочка была независимой и наклонной к самостоятельности, не нуждалась ни в чьем обществе; больше всего любила читать или играть в одиночестве. Сверстницы не интересовали её, даже утомляли. Излюбленным обществом стали книги, а страстная любовь к одиночеству, у девочки, растущей среди роскоши, изящных эстетических впечатлений и жадно впитывающей противоречивые дуновения обреченной, вместе с тем полной отчаянных надежд русской жизни, последних десятилетий уходящего века, давала свои отстранённые плоды. Склоняясь под тяжестью книг, она украдкой от больших уносила к себе в комнату сокровища с картинками, читала их. Из тех же отцовских шкафов, не по времени рано уносятся и философские сочинения, и околофилософские.
  
   Для большинства окружающих главной отличительной чертой Елены были не столько интеллектуальные способности, сколь необычайное обаяние, которым она обладала. Никто не мог объяснить подлинно, чем девочка притягивала, но её обожали все воспитанницы гимназии, буквально преследуя выражениями своей любви. Да, она была очаровательна: серьёзное выражение лица, умение складывать ручки и грациозно запрокидывать лицо, но всё же дело было не только во внешней красоте. Какая-то притягательная сила исходила от маленькой ученицы, благодаря её тёмным глазам, то мягким и неопределённым, то жёстким и холодным, к ней хотелось подойти, прикоснуться, подержать за руку. Даже ученицы старших классов подходя к ней целовали круглые щеки . При утонченной душевной организации, повышенной нервной чувствительности такое обожание стало для маленькой Елены пыткой, вызывало брезгливость.
  
   Иногда со слезами на глазах Лена просила не прикасаться к ней. Классные наставницы принимали меры для ограждения всеобщей любимицы от выражений симпатiи, но за стенами гимназии, девочки, не получившие возможности прикоснуться к чудо-ребенку во время занятий, поджидали её во дворе и там давали выход чувствам, мучая объятиями. По мере взросления Елены пытка всеобщим обожанием не уменьшилась, помимо старшеклассниц, девочке стали докучать ученицы младших классов. Ей посвящали стихи, преподносили цветы, тайком отрезали "на память" куски ленты, вплетенной в Ленину длинную косу, а иногда и пряди волос. Переносить эти многочисленные прикосновения, при страсти к одиночеству было драматично.
  
   С самого раннего детства девочка имела большую чувствительность к малейшим оттенкам речи, остро реагировала на проявления несправедливости, резкости со стороны окружающих. Особая утонченность осталась характерной чертой Елены на всю жизнь; уже будучи взрослой, она терпеть не могла пошлости. Двусмысленные шутки вызывали отвращение. Очень различно относилась она к людям. Некоторые лица вызывали сильнейшее физическое отвращение, сопровождавшееся содроганием, трепетом всего организма; лицо покрывалось пятнами, ощущалась мучительная тошнота. А когда она увидела на портьере огромного кузнечика, больше похожего на саранчу, то так испугалась, а потом обрадовалась, что в первый раз испытала чувство, которое можно назвать особым словом, если бы тогда оно существовало: Елена села на кровать, всхлипывая и смеясь, отчего верхняя губа задиралась, обнажая острые белые клычки, пальцы с силой комкали покрывало, она смотрела в пол полузакрытыми глазами, содрогалась, бедра через полупрозрачную кожу просвечивали красно-белыми россыпями.
  
   По окончании гимназии Елена получила музыкальное образование. Позже из философских книг она почерпнёт сведения о таинственной Шамбалe, и, как ей покажется нападёт на след Учителя, явившегося нервной, любящей одиночество девочке, Учителя посылающего ей в сновидениях на "выбор", - светлые силы, и, так же - тёмные. Одни как водится, помогали ей, другие - угрожали. Было ли это классическим приёмом двухполярного полицейского участка или же откровением - оставим то на совести Учителя, всё равно ведь больше не на ком. Предоставив Елене во сне выбор между тёмным и светлым, наяву её судьбу Учитель "предопределял" сам.
  
   С годами Елена превратилась в завидную невесту, чьей руки просили весьма обеспеченные люди. Одна партия представлялась выгоднее другой. Однако, девушка отклоняла их, вообще, сторонясь светских увеселений, уделяя массу времени истории и музыке, в которой делала несомненные успехи. Являясь одной из первых красавиц Санкт-Петербурга - тоненькой, стройной, изящной, Елена не находила того, чего искала - Тайны. За ней многие явно ухаживали, лишь усугубляя свои шансы. В выпускнице был шарм. Необычайная женственность всего облика. Ожидая чего-то необычного Елена любила наряжаться, одетая по последней моде, элегантная, носила серьги, ожерелья, прочие драгоценные украшения. Чувство красоты она проявляла как своим внешним обликом, так и внутренней претензией.
  
   Не желая участвовать в общественной жизни, но не отказывая матери, Елена разъезжала по гостям да балам, пока не занемогла нервным расстройством и не слегла. Никого не желала видеть, перестала выезжать, целыми днями лежа на кушетке, отвернувшись к стене, она испытывала такую смертную тоску, что начинала стонать, от усиленных вздохов тело покрывалось мурашками, словно острые иглы раздвигали кожу, начинало коченеть. Дыхание с трудом выходило из сжатого рта. Ей вливали в рот горячий чай с коньяком, чтобы согреть закоченевшие руки и ноги, смягчить спазмы.
  
   На семейном совете было решено отправить Елену за границу. Там она развеялась, повеселела. Познакомилась со многими, имевшими отношеиiе к поиску истины через спиритизм, людьми, практиковавшими и заигрывающими с различными опытами, которые могли считаться новаторскими, на деле же, в народе существовавшими давно. Но Нечто тайное всё не приходило, не чувствовала Елена полноты. К осени она вернулась в Россию.
  
  
  
  
  
   II. Двойное Одиночество
  
  
   Сочно зардел, будто угли в золе, осыпающиеся в сетчатой оправе облаков холодеющего неба, словно оставлена приоткрытой заслонка в печи, ноябрьский, сказочно яркий закат. Голые ветки плодовых дерев чернели на густом алом фоне, ветер колыхал воду в бочке, в неё капала с навеса вода, мелкими шариками разбегаясь, скользя к краям, не сразу сливалась с поверхностью.
  
   Вышедшая из бани барышня привлекла внимание гостившего в имении княгини *******ской, молодого художника и писателя Игоря Цериха. Гости собрались в доме и разговорились. Изумительно прекрасная с мокрыми длинными волосами молодая барышня - племянница княгини, сидела точно статуя завёрнутая в плед, глядя на стену. Церих рассматривал её, потом стену, опять - барышню и ничего не понимал. Прошлое отодвинулось, показалось карикатурным. Даже вспоминалось теперь с трудом, умом вроде не тронулся он, события были на памяти, но вот прочувствовать больше их было нельзя, всё стало плоским. Только профиль с заострённым вытянутым носиком, сидящий за столом заслонял всё - и ночь, что за стенами точно сошлась здесь с безвременьем. Стало страшно, лоб Игоря сморщился. В ответ на чьи-то высказывания он заговорил об искусстве и религии, и вскоре убедился, что мокрая барышня смотрит прямо на него.
  
   Увидев Цериха вблизи, говорящего под абажуром лампы, она почувствовала трепет, присела на стул и глубоко вздохнула, губа её подтянулась вверх и глаза полузакрылись. Произошёл обвал чувств.
  
  
  
   ****
  
  
   Глаза её были необычайны, жёсткость и мягкость одновременно присущи им, будто летящая пыль горячей пустыни ночью... что-то тёмное и густое проникало внутрь Игоря при близком рассмотрении их... возникло ощущение вседозволенности, почти уголовного преступления, ощущение вторжения внутрь девушки. А она смотрела на него так открыто, с рассеянной сосредоточенностью, будто позволяя трогать и щупать себя внутри. Померещился даже запах её. Игорь сглотнул слюну. Она осмотрела его сверху вниз, затем опять в лицо. Что-то произошло между ними непоправимое.
  
  - Вы ужасно прекрасны... - сказал он продолжая глядеть в неё, - и это невозможно...
  - Вы говорите - ужасно, невозможно, это разве хорошо?
  - Говорить - одно, а чувствовать - другое. Я точно знаю, что это ужасно и невозможно, а вижу и чувствую, что оно прекрасно... и обе эти грани не договорятся, между ними - бездна... я НЕ перестану знать, что оно - невозможно, но готов обнять это.
  
   Елена улыбнулась, склонила голову будто пытаясь сосредоточиться и, чуть погодя, вышла.
  
   Так, в имении своей тети Елена поняла, что встретила будущего супруга. Который станет единомышленником, разделит все устремления. Забегая вперёд хочется сказать (забегая сейчас, потому как потом забегать будет страшновато), что в совместной деятельности пройдёт вся их жизнь, союз окажется прочным.
  
   Во время беременности Елена видела синеватые лучики на потолках и небосводе - где придётся, и даже указывала на них, но не всем было дано увидеть такое и описания можно принять со слов Елены как достоверное.
  
   После революционных событий Церихи, жившие с 1916 года в Трансильвании, оказались отрезанными от Родины. Их дальнейший путь лежал через Лондон, что было связано с предложениями принять участие в выставках и подготовке декораций для оперного театра. Осенью 1920 года они приезжают в США. Размах культурной деятельности, развернутой при непосредственном участии Елены Церих небольшой группой её учеников в Америке, поражает - учреждения в Нью-Йорке: Музей Игоря Цериха, Мастер-Институт Объединенных искусств, Международный художественный центр "Corona Mundi") стали как бы отправным пунктом, и разгул их влияния распространился за пределы страны, приняв международный характер. На какие деньги всё это творилось - уму непостижимо. Многочисленные общества, творческие клубы и образовательные учреждения, действующие под эгидой этих организаций во всем мире, объединили под всеобщим словом Культуры не только многих творческих людей, но и всех тех, кто стремился к воплощению обособленных гуманистических идеалов и усовершенствованию жизни в одиночестве. "Радостно видеть", - пишет Елена Николаевна, - "как в дни разрушения светлые души собираются во имя Культуры, стараясь сохранить огонь и дать радость творческого созидания и расширения сознания ищущим выхода из общества создавшегося умственного тупика, ведущего за собою и материальное бедствие".
  
  
  
  
  
   IV. Слепые Востока
  
  
   В декабре 1923 года семья Церихов прибывает в Индию, давно привлекавшую их своими богатыми духовными и культурными традициями. В 1925-1928 годах Елена Ивановна принимает участие в организованной мужем экспедиции по труднодоступным и малоисследованным районам Центральной Азии. Там Церихи встретились с подлинными учителями одиночества - слепыми монахами, от тесного контакта с которыми у Елены выплеснется её книжное наследие.
  
   Экспедиция вышла из Индии (Сикким), затем прошла в Кашмир и Ладак, пересекла китайский Синьцзян и достигла в районе Тянь-Шаня советской границы. Оттуда трое её членов: Елена, муж и сын отправились в Москву, где состоялось несколько встреч. Из Москвы через Алтай и Бурятию экспедиция добралась до Монголии, пересекла её и вошла в Тибет, имея целью посетить Лхасу. Перед Лхасой была остановлена тибетскими властями и провела почти полгода в летних палатках на морозном заснеженном плато Чантанг. К весне пришло разрешение властей и экспедиция двинулась дальше. Во время пребывания в Монголии, выходит книга Елены Николаевны "Основы Одиночества", в которой трактуются фундаментальные понятия Учения Будды, такие, как перевоплощение, закон кармы, нирвана. Трактуются также и с непостижимой - нравственной их стороны.
  
   По возвращении из экспедиции в 1928 году семья Церихов поселяется в древней живописной долине Амарнат (Западные Гималаи). С этого времени Елена Николаевна целиком посвящает себя работе над главным трудом своей жизни - серией книг Учения Ожившего Одиночества, начатых ею в Лондоне. Процесс создания книг происходил под непосредственным руководством и в тесном сотрудничестве с группой анонимных философствующих, называвших себя, Махатмами, Великими Душами, или Учителями.
  
   Книги Ожившего Одиночества связывают себя с происходящим в науке, культуре и духовной жизни первой половины двадцатого столетия. Основываясь на некоторых древнейших знаниях Востока и совокупляя с этим достижения современной науки Запада, рассматривая человека как часть Космоса, Ожившее Одиночество раскрывает особенности космической эволюции человечества и создает новую систему её познания. Особое место в ней занимают Законы Космоса. Вне этих Законов, учит Одиночество, в Космосе ничего не существует, жизнь человека, историческая и социальная, обусловлена теми же космическими законами и пока человечество не осознает этого, оно не сможет усовершенствовать свою жизнь, написано в Нём.
  
   В двадцатых годах в Париже под псевдонимом С. издается работа Е. Церих "Пентаграммы Востока". Они описывали легендарные события давно минувших дней и рассказывали нам о неизвестных сторонах жизни Будды, Христа, Аполлония Тианского, Сергия Радонежского. Образу Хранителя и Заступника земли русской Елена Николаевна Церих посвятит отдельную работу, читая её, диву даёшься, насколько это ново и смело написано! Руки Елены испачканы в чернилах перевода с английского "Тайной Доктрины" - труда основательницы теософского общества Елены Блаватской, а также избранных писем "Чаши востока". И много других дел приходится признать за этой талантливой женщиной. Особое место в наследии Е.Н. Церих занимают её письма. Если Учение Живого Одиночества создавалось Еленой Николаевной в сотрудничестве с Учителями, то "Письма" являются индивидуальным творчеством. Елена Николаевна обладала удивительным даром - не упрощая проблемы, сделать её достоянием как малоподготовленного, так и начитанного человека. Простым языком объясняла корреспондентам сложнейшие вопросы бытия и влияния космических законов на человечество, о взаимосвязи духа и материи. Читая эти письма, поражаешься не столько знанию, сколько неудержимому собственному пониманию основ бытия. Поэтому "Письма" Елены Церих являются необходимой и составной частью для изучения тайников её души. Так источник восточной духовной лихорадки, пристав к лацканам русской интеллигенции проникает в Европу, Америку и Россию. Многие теперь могут выразить свою благодарность известной семье на словах.
  
  
  
  
   IV. Вечное Одиночество
  
  
   После смерти мужа, Елена Николаевна посещает долину Шивы в которой ей было дано новое откровение, поселяется в курортном городке на склонах Восточных Гималаев. Она стремилась вернуться в Россию, неоднократно обращалась в Советское Посольство и к правительству с просьбой о возвращении, но в визе было отказано. Мотив возвращения на Родину звучит во многих письмах последних лет, но оно так и не состоялось.
  
   Не гнушаясь адептами из народа, сатанизм упорно искал себе приспешников среди интеллигенции и на стыке веков образовал сообщества, среди которых наследие Елены оказалось одним из значимых. Тут же нашёл свой приют и Благотворительный Фонд имени Елены Церих, испещрённый плохими, к сожалению, стихами её поклонников, последователей и почитателей, странным образом напоминающими картины её мужа, про которые поклонники, последователи и почитатели говорят, что они - явление в искусстве; а другие - упорно противящиеся Ожившему Одиночеству, находят их примитивными, плоскими в своём мироощущении, безрадостными. Обладающая фантастической, грандиозной и пронзительной интуицией, Елена Николаевна, умевшая чутьём угадать и направить способности своих детей, предсказывавшая многие события разной степени важности, каким-то чудом проморгала своё вхождение в ад, торжественно готовившееся всю жизнь. 1 ноября 195* года Елена Николаевна умерла. Представить, что будет с утончённой, чуждой всякой пошлости душой, там, даже страшно.
  
   А может не надо представлять? Году, кажется, в 1997, в городе Шахты Ростовской области, вместе с группой студентов-радиотелемехаников я попал на выставку картин Игоря Цериха. Создавалось тягостное ощущение, будто широкой кистью тёмно-синей краской провели по всем полотнам. Но почему меня тянет поговорить о Елене, увидеть её юной, прикоснуться, даже отрезать прядь волос на память? Что заставляет сделать это? Может быть, никому не нужная в вечном одиночестве, её красота? Я спросил умудрённого жизнью Федоровича, что думает он о Елене Николаевне.
  
  - Да не дай бог, - отвечает он вежливо и идёт дальше по своим делам.
  
  
   THE END
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"