Отличный Феликс Чернокнижник: другие произведения.

Райская Птица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  (Из Humanize Human)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Седьмого декабря, на выходе из большого торгового комплекса с кинотеатрами, моё внимание привлекла хорошо одетая, статная женщина с распущенными, каштановыми волосами. На ней была меховая шуба и сапожки, в руках пакеты с покупками. Некоторое время я любовался ею, а когда незнакомка, не спеша направилась вниз, к эстакадному мосту, я пошел за ней.
  
  - Здравствуйте... вы позволите с вами пройтись? - сказал я и представился.
  - Зачем?
  - Вы мне очень нравитесь. Удивлённо соображая, женщина подняла большие, зеленоватые глаза к небу и не сразу сказала:
  - Пойдем, я не спешу.
  - Как вас зовут?
  - Саима меня зовут.
  - Вы с Кавказа?
  - Да, я с Кавказа, а откуда ты знаешь?
  - Вы похожи на восточную красавицу. А давно вы в Кёнигсберге?
  - Не очень давно я тут. Я всегда жила у себя на родине.
  - А где ваша родина? - спросил я, чувствуя обаяние исходящее от Саимы.
  - В Абхазии. Но там меня многие звали "Райская птица".
  - А почему вы так хорошо говорите по русски?
  - Ну я же училась в русской школе. И стараюсь правильно разговаривать.
  
  Глядя на Птицу я понимал, что встретил очень интересную мне женщину. Её глаза персидского разреза, горящие, как цвет ряски дикого лесного озера на солнце, были глубоко посажены и смотрели несколько пронизывающе. Невыщипанные, ладной формы брови напомнили мне, что когда-то женщина также была человеком. Нос тонкий и ровный, какой раньше назвали бы благородным, ноздри изящно очерчены. У себя на родине Саима, наверняка, была одной из красавиц и действительно, в лице было что-то птичье. На высоком лбу и около глаз чуть наметились тонкие морщинки. В моей голове всплыла фраза в жанре восточных сказок: "О, свет моих очей! Ясноокая Саима!"
  
  Провожая ясноокую, по дороге я узнал, что шестнадцатилетней её украли и выдали замуж, что она "христянка". Муж безрассудно (на востоке многое безрассудно) её любит, а она его - нет, но родила троих детей. Не так давно, прихватив своих "птенцов", сбежала и устроилась в другой стране, издалека получая проклятия родственников. Не знаю, насколько Саима переживала из-за них внутренне, но внешне беглянка излучала довольство. Теперь у неё свой ресторан, своя жизнь и новые знакомства. Птица говорила очень живо, вежливо, иногда чуть меняя слова местами. Было заметно, что русский язык не главный в её жизни. Я также узнал, что Саима пишет стихи и с ней можно было продолжить общение в интернете. Много думая о моей экзотической незнакомке, я нашёл её в указанной сети. Предварительно убрав демотиваторы "про-скиновского" движения, коему я отчасти симпатизировал, и особенно тот, на котором написано: "Сломаем Кавказу его кавказский хребет", я стал ей писать. Она отвечала осмотрительно и казалась неприступной.
  
  
  
  
   ****
  
  
  
  Через несколько месяцев, в самом начале июня, мы встретились с ней и первое что сделали - отошли в тень и поцеловались. Её ровный нос приятно касался моего лица, мне показалось, что она родилась для меня, но на другой земле. Саима была смела и обольстительна и отдавалась страсти с южным темпераментом. Уже смеркалось, когда мы пришли в лесной дачный домик на море. Начало лета было очень сырым. Горела свеча, ночь постукивала ветвями в окно и по крыше. Кругом не было ни домов, ни даже дорог, кроме одной - лесной по которой мы пришли сюда. Соловьи пели в прохладе деревьев и по стеклу, внутри домика, ползали ярко-зелёные, будто акварелью нарисованные, стрекозы с такими же зелёными дымками крылышек. Всё утопало в густой шумящей листве лесополосы. Мы пили вино и касались друг друга. Я стал раздевать Птицу и целовать упиваясь её соком и запахами. Это было начало нашей любви. Утром мы проснулись и вышли на улицу к пруду. Солнце пробивало древесную зелень и подсвечивало зацветающий верхний слой мутной воды. Я спросил Саиму, красиво ли там, где она родилась?
  
  
  
   ****
  
  
  
  - Красиво.
  - А у тебя были мужчины после мужа?
  - Я только с одним встречалась.
  - А какие у вас фрукты в Абхазии?
  - У нас много чего фруктов: сливы много сортов, так же виноград, персик, инжир, хурма, мандарин, фейхоа, киви, айва, абрикосы.
  - А гранат, королёк?
  - Да, и гранат, и королек... вишни, черешня. У нас росли гранаты и лимоны прямо в саду, и аромат у них не такой, как здесь. Они нагретые солнцем пахнут сильно, просто не передать. И намного вкуснее тех, которые продают здесь.
  - Хорошо там у вас!
  - Если там ты посчитал сдачу и напомнил продавцу, что он не отдал тебе какую-то мелочь, то тебя уже не будут обслуживать.
  - Почему, интересно?
  - Там не любят таких.
  
  Ещё она рассказывала про главный рынок и разные сладости, про то, как можно ходить по нему и всё пробовать.
  
   Мы спустились к морю. Я нарвал букет синих колокольчиков и отдал Саиме. Она рассмеялась, оставила их на песке и пошла к воде. Там, возле старых немецких волнорезов, напоминающих огрызки карандашей, покрытых зеленоватой слизью, с криком "ай!", Птица упала в воду, чудом не разбив себе затылок. Подняв её, я попросил наступать только на чистые камни, без слизи.
  
   Жара была в разгаре. На нагретых камнях, раздвинув бёдра и держа меня за голову, Саима кричала. Затем мы шли по берегу и она кричала на каждом приглянувшемся нам камне. Таким образом прошло часа три. Я даже начал бояться за её сердце и психику.
  
   В перерывах наблюдал за тем, как Птица рассматривала высушенные морским ветром ветви и почти белые стволы упавших деревьев. Из песка кое-где торчали молодые побеги деревьев и трава, а пыльные обвалы затвердевшей грязи, смытые дождями с высокого берега, перемежались с горячим песком. Полностью голая, с ягодицами в форме перевернутого сердца и длинными ногами, Саима раскачивала зависший над берегом ствол дерева стоя на нём и наверное была счастлива. Её тело своей правильностью напоминало рисунки сладострастных сюрреалистов. В дрёме я увидел нагретое солнцем побережье, на несколько миль уходящее влево, и услышал хлопки. Два горящих на солнце металлических прямоугольника, наподобие плит, взмывали в воздух, один за другим, шлепая по песку. Шагами невидимого размаха, метров по шестьдесят в длину, это иррациональное шествие с большой скоростью покрывало два-три километра в минуту и приближалось ко мне. Стало жутко. Очнувшись, я открыл глаза, Саима, уже накинувшая на бедра платок, собирала какие-то камушки.
  
   Потом она вновь кричала. Часа в четыре мы поднялись наверх, в лесной домик. Там, во дворике, обнажённая, в одном только фартуке, Саима принялась готовить. Она читала мне свои стихи и хитро подмигивала, когда наши взгляды встречались.
  
   Теперь, спустя полтора года, я с удивлением вспоминаю, как виртуально общаясь, мы сблизились. Как на том, первом свидании, я шёл с ней по накатанной, грязной после дождя дороге, уже темнело, и пахло лесной сыростью.
  
  - Какой у тебя размер груди? - неожиданно спросил я.
  - Третий, а это так важно?
  - Это очень красиво, я теперь буду постоянно мысленно раздевать тебя.
  - Мне приятно, - сказала Саима, отворачиваясь. Преодолевая страх поступить нетактично я взял её за правую грудь, чувствуя через одежду, как она прохладна и тяжела, и поцеловал в белеющую в густых сумерках, шею. В висках сильно стучало.
  
  Здесь, под деревьями была почти ночь, хотя ещё светил закат и над полями синело небо. Трещали сверчки и зудели комары, когда мы целовались, губы и дыхание южанки источали необычный запах. Так пахнет манго. Рядом с неглупой и игривой Саимой было очень хорошо. Я подумал: "Почему мы называем их чур**ми? Конечно, в их обычаях есть лицемерная система: например, строго следить за воспитанием девушки, которая из страха оказаться недостойной этого воспитания, обязана изо всех сил беречь свою честь, потому что если она пропадёт из дома на несколько дней, то её уже нельзя будет принять обратно в родительский дом. Зная это, девушку СПЕЦИАЛЬНО крадут, используя таким образом свои законы в личных целях, её вынуждают заботиться о муже, используя ИМЕННО ТО, во что она верит с детства. Таким образом девушка становится заложницей своего воспитания. Поистине, само лукавство - двигатель этого обычая. Тем не менее темперамент и утончённый ум Саимы свидетельствовали о том, что, по крайней мере её не испортило это воспитание. Когда я поделился с ней этими соображениями она сказала:
  
  - Так и осталась жить с ним. Сначала я его ужасно ненавидела, но он правда нежно относился ко мне, жалел меня, что я ещё маленькая, но, увы, сильно любил, да и сейчас любит. А я привыкла к нему и родила детишек, но так и не смогла полюбить.
  
  Мы встречались около семи месяцев и расстались совершенно неожиданно. Однажды, я сидел с другом за бутылкой крепкого и опоздал встретить Саиму. Через время, мы всё же подошли к ночной остановке. Расслабившийся друг, через каждое слово вставляя мат, выразил свою искреннюю признательность её красоте. Саима прождала меня минут десять и была очень недовольна. Дома мы ещё некоторое время ужинали втроём. Вдруг она встала и заявила, что уходит. Я сказал, что уже поздно и сейчас друг уйдёт, но Птица и слушать не хотела. Её будто подменили, она кричала, злобно смеялась, с ненавистью и сумасшедшими нотками в голосе. Я пытался уговаривать, извинялся, и даже вытолкал не понимавшего ситуацию друга, который продолжал переживать с характерным матерным языком. Саима кричала, что не останется, что поедет домой и вдруг взяв зажигалку подожгла штору. Она смотрела на меня совершенно невменяемо и с каким-то лукавством. Отвратительных часа полтора я провёл в её обществе, удивлявшем меня ненавистными высказываниями и упрёками. Мои просьбы прийти в себя, успокоиться, никак не действовали, а когда Птица взяла нож, и стала смотреть на свои руки, я схватил её за запястья. Она бешено сопротивлялась, билась, несколько неглубоких порезов показались на её ладони. Я пошёл на беспрецедентное решение - дал Саиме несколько пощечин.
  
  
  
  
   *****
  
  
  
   Она обняла моё лицо и заново зной страсти иссушил меня.
  
   Недели через две в телефонном разговоре выяснилось, что, хотя Птица и понимает, что имеет вредный характер, но уже не может простить мне пощёчин. Я заметил ей, что не нуждаюсь в прощении и она, не исключено, потом поблагодарит меня за то, что дети остались с матерью. Стало ясно, что мы не будем вместе, помехой этому - как моя вольная жизнь, так и её стихийная дикость, во время которого Птица становилась совершенно враждебной. Я увидел другое существо, показавшее подлинные, чужеродные страсти. Когда я думаю о причинах нашего расставания, то вижу огромную разность мировоззрений и нежелание уступать друг другу. Может, Саиму просто угнетало её прошлое? Трудно сказать. Наверняка больше всего виноват я. Впрочем, желаю большого счастья Птице, а мне - быть подальше от её любви.
  
  P.S.
  
  Сейчас с улыбкой вспоминаю, как я шёл с Саимой по нагретому асфальту, среди деревьев и люпиновых полей. Становилось темно, мы смотрели светлячков и были полностью счастливы.
  
  
  
   THE END
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"