Lady Fenix: другие произведения.

Стежки́. Альфа для бесконечности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.47*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Что уродует самое красивое лицо?
    - Злоба, зависть, ненависть.
    - Так есть ли смысл жить на поводу у этих эмоций?..
    Сказка для взрослых девочек с непременным ХЭ!
    Закончено.
    Пожалуйста, не нарушайте авторские права.

  Альфа для бесконечности.
  
  
  - Что уродует самое красивое лицо?
  - Злоба, зависть, ненависть.
  - Так есть ли смысл жить на поводу у этих эмоций?..
      
  
      Они встретились на очередном скучном семинаре.
      Два жителя пожизненно конкурирующих городов, два вечных профессиональных соперника, два представителя противоборствующих медиахолдингов. За каждым из них охотились, стараясь переманить, каждого ценили на своем месте.
      Они никогда друг друга не видели, но знали, слышали и отслеживали, ревниво изучая чужие достижения, фыркали над творениями друг друга, будучи внутри уверенными в том, что каждый может лучше.
      Их постоянно сравнивали, и это не могло не раздражать, ведь сравнивали их далеко не один год, приводя друг другу в пример...
      Она двумя движениями простого карандаша могла нарисовать счастье. Он, одним слитным - великолепную бурю. Она видела истинную сущность продукта, создавая шедевры рекламы. Он, лишь перемотав новый фильм, создавал трейлер, с первой до последней секунды которого невозможного отвести глаз и перевести дыхание. Она рисовала баннеры, которые не стыдно было бы выставлять в картинной галерее. Из его вывесок можно было собрать музей. Изредка они брались за портреты. И всегда их картины дышали жизнью: казалось, еще секунда и картина оживет - по ней пройдется ветерок, качая идеальные складки портьер, солнечные зайчики скользнут по натертому до блеска полу, а человек, изображенный на портрете, подмигнет и протянет руку для знакомства.
      Два всегда соревнующихся таланта, желающие быть единственными и неповторимыми. Заочная неприязнь, с годами сравнений перерастающая в уверенную, закрепленную на уровне инстинкта, ненависть к сопернику. Ведь увести у другого хорошего клиента в какой-то момент стало, чуть ли не делом чести для каждого из них.
  
  
   И, как насмешка судьбы, встреча на фуршете после скучнейшего дизайнерского VIP-семинара.
       Она вечером прилетела из Тайланда после успешной сдачи очередного рекламного проекта. Оставила дома чемодан и документы. Снова аэропорт, короткий перелёт и поспать несколько часов в гостинице. Утром, на семинар, вместо привычной французской косы, она сделала высокий хвост, выкрасив несколько светлых прядей в зеленый цвет и под загар, вместо стильных очков, одела 'кошачьи' линзы с вертикальным зрачком. Дымчатые тени и, последним аккордом, макияж в стиле 'кошачий глаз'. Загорелая, смешливая, в открытом летнем платье, гладиаторских сандалиях и с отличным настроением после работы-отдыха, она совершенно не напоминала ту холодную, высокомерную даму на фотографиях из интернета.
  
  
       Не особо афишируемой его страстью был чоппер. Его отдушина, единственный друг и соратник на Больших Дорогах Большой Страны - хромированный, черный как сама ночь, преданный Harley-Davidson. Он ночью только вернулся с мотопробега, не стал бриться, снимать платиновую дорожку сережек из уха и расчесывать неделю как сделанный ирокез, после того, как, поддавшись, наконец, уговорам друзей, срезал свои длинные волосы. Натянул вместо привычных рубашки и брюк джинсы и футболку с двуглавым орлом во всю спину, темные очки, и отправился на обязательное мероприятие. Этот семинар проводил его хороший знакомый, который просил присутствовать, чтобы познакомить с потенциальным толстосумым клиентом. Вот, заодно и проверит, насколько клиент с юмором. Он не любил работать с ханжами, придирающимися к каждой запятой.
  
      Её он заметил сразу. Аж очки на кончик носа приспустил, чтобы разглядеть получше. Привлекательная, женственная, среднего роста. Натуральный, золотистый загар и забавный высокий светлый хвост на голове с зелеными прядями. Не вычурная, но, безусловно, дорогая одежда.
      Но не это цепляло. Чем больше смотрел, тем больше понимал, что не было в ней показной претенциозности, демонстративного желания привлечь к себе внимание, как у большинства на этой тусовке. Спокойствие, самодостаточность и аура состоявшегося, уверенного в себе человека. Это чувствовали все окружающие, и поэтому кто-то с интересом, кто-то с недовольством косились в её сторону. А еще вокруг неё, словно тетерев, распушивший хвост, увивался неказистый толстенький мужчина.
      Словно почувствовав, что ее разглядывают, она отвела взгляд от скакавшего вокруг нее и подняла глаза. Хорошо, что он ничего в этот момент не пил и не ел: точно бы подавился.
      На него насмешливо смотрели нереальные, абсолютно противоестественные желтые кошачьи глаза с вытянутым вертикальным зрачком. Что поразительно: ей это безумно шло! И чем больше он смотрел, не отводя своего взгляда, тем больше ему нравилось, что он перед собой видел. Мало необычных линз, сильной ауры, она была еще и очень красива. Не яркой нарисованной модельной красотой, а натуральной, естественной. Мужчина собрался, было, шагнуть в её сторону...
      - Яр, дружище! Рад, что у тебя получилось приехать, - старый приятель тряс его за руку.
      - Привет! - крепко ответил на рукопожатие. - А как же иначе, я же обещал!
      - Зная твою постоянную занятость, я бы не удивился вежливой smsке с отказом. Итак, - сразу взял быка за рога, кивком указывая на мужчинку около привлекшей его внимание женщины, - это потенциальный клиент. Клан N., слышал же? Ну, так вот он как раз отвечает у них за все, что связано с медиа.
      - Понятно. А рядом с ним кто? Подруга? Любовница? Жена?
      - Нет, что ты... - знакомый почему-то поперхнулся и прокашлялся в кулак. Хотел, видимо, более развернуто ответить, но тут к нему подбежал помощник, и что-то взволнованно зашептал на ухо.
      - Прости, я скоро, - приятель мгновенно испарился по срочным делам.
      Мужчина пожал плечами и двинулся в сторону заинтересовавшей его парочки.
  
      Она заметила его, как только он вошел, мгновенно занимая своей энергетикой каждый пустой сантиметр банкетного зала. Довольно высокий, немодно не бритый, по-звериному сильный и опасный. Казалось, что даже его стильный, черно-синий ирокез с длинной челкой, есть ни что иное, как продолжение драконьего гребня. Захотелось подойти и посмотреть: нет ли у него вдоль позвоночника шипов, как у всех приличных драконов.
      Она усмехнулась, наблюдая, как при виде этого потрясающего экземпляра встали "в охотничью стойку" все присутствующие дамы. Что-то ответила крутившемуся рядом с ней потенциальному клиенту и рискнула посмотреть на "дракона" в открытую. Подняла голову и тут же встретилась с его шокированным взглядом. Стало весело: не только он умеет привлекать внимание. Впрочем, практически сразу отвела взгляд, как только к нему подошел организатор мероприятия, и вернулась к разговору с потенциальным заказчиком.
      - Доброго дня! - уверенный голос снова заставил ее переключить внимание.
      - И вам, - безмятежно встретила его пристальный взгляд.
      - Мы тут вообще-то о важных делах разговариваем! - почуяв соперника, толстопузик пошел неприятными пятнами и начал брызгать на мужчину слюной.
      "Дракон" смерил его с высоты своего роста странным взглядом, словно что-то для себя решал. После чего уверенно схватил ее за руку и, не обращая внимания на окружающих, опешившего толстопузика и шокированный взгляд хозяина мероприятия, вышел из зала. Единственно, что она успела сделать - крикнула потенциальному клиенту, чтобы набрал её, как сможет. На улице хотела, было, вырвать руку и возмутиться, но что-то, не иначе как именуемое 'женским любопытством', заставило её промолчать и шагать рядом с ним в ногу. В конце концов, мероприятие было приличным, хозяин и организатор семинара точно хорошо знаком с этим 'драконом', так что имеет смысл посмотреть, как вся эта ситуация повернется.
  Все так же уверенно держа ее за руку, он быстро шел вдоль стоянки. И в самом конце, в тени широкой кроны старого тополя, она увидел настоящее чудо инженерной мысли - черный Харлей.
      Так уж получилось, что в мотоциклах она разбиралась. И пусть ей, лично, к душе больше спортивный, шестисоткубовый Kawasaki Ninja, уж оценить-то мощь и красоту стоящего перед ней хромированного зверя она была в состоянии. И пока она, отвлекаясь, разглядывала двухколесного монстра, его хозяин успел достать из рюкзака и натянуть перчатки, надел шлем. Второй, всё так же молча, протягивал ей. Словно давал выбор и ожидал её решения.
      Она чуть склонила голову. Два года без каких-либо интрижек и отношений. Отношения ей заменила привычная, любимая работа.
      Пожалуй, стоит отказаться, ведь на данный момент в жизни её все устраивает...
  
      Он и сам не понял, зачем так поступил. Никогда не уводил вот так вот с приемов женщин - ни к чему было. Сами всегда вешались на шею.
      Здесь же, будто дёрнуло что-то спрятать её от множества чужих заинтересованных взглядов и, особенно, от интереса толстопузика. Он всё готовился к возмущению, если не истерике, а она, вопреки его ожиданиям, молча шла, быстро приноровившись к его широкому шагу.
      И вот они у Харлея и он протягивает ей шлем. Протягивает, понимая, что её платье не самый лучший вариант для мотоцикла, и поэтому отчаянно пытается придумать, как уговорить её не отказываться. Тоже странно, ведь раньше в карман за словом ему лезть не приходилось.
      Несколько долгих секунд она стоит, чуть склонив голову к левому плечу, и пристально смотрит ему в глаза своими глазищами с этими невероятными линзами. Потом почему-то улыбается, стягивает с хвоста заколку, быстро заплетая косу, уверенно забирает шлем и, он удивленно приподнял бровь, легко и привычно надевает его на голову, плавным движением застегивая под подбородком.
      Спросить бы, да спугнуть страшно.
      - Слава, - представился, наконец, чтобы как-то нарушить затянувшееся молчание и чуть не прикусил язык, поскольку это имя было для близких и друзей.
      - Бэль, - спокойно ответила, ожидая его реакции.
      Кивнул, принимая. Прозвище, так прозвище, тем более, что ей идёт. Захочет - потом сама скажет, как её зовут.
      Сел на Харлея, ожидая пока она устроится. Женщина же перекинула длинный ремешок сумочки через противоположное плечо, подтянула повыше платье и легко примостилась сзади, уверенным движением крепко прижимаясь к его спине и обнимая за талию.
      Сердце пропустило удар. Мотоцикл взревел. Прогулка началась.
      Широкие проспекты, улицы и улочки... Набережные, снова проспекты и совсем узкие переулки. Какие-то дворы и снова проспекты... Сколько часов они катались, не соблюдая никакого маршрута, сказать сложно. Лишь встречный ветер, хорошие впечатления и отличное настроение.
      В какой-то момент захотелось есть, и впервые за много лет он, как самый простой молодой мужчина, ел на улице шаурму, а она аккуратно откусывала кусочки от горячей сосиски в тесте, запивая колой прямо из горлышка бутылки. Краем глаза он поглядывал, как она ест, наслаждался её смехом, разговором обо всем и ни о чем, её чувством юмора и тонкими подколами в ответ на его шпильки. Почему-то о личном, и о семинаре они не разговаривали вообще, хотя казалось бы...
      И тем не менее, Слава ел и не уставал удивляться, ведь на свое предложение перекусить у киоска быстрого питания он привычно ожидал отказа, приправленного высокомерным взглядом, ну, или, получасовой отповеди по поводу калорийности и качества продуктов, вместо этого она рассмеялась и ткнула уверенно пальчиком в сосиску, а потом, подумав, выбрала колу. Потрясающая женщина!
      И снова поездка. Шоссе, переулки, набережная, парк...
      - Я вот смотрю на тебя и не могу понять, мы раньше виделись, или кого-то ты мне напоминаешь? - он задал, наконец, мучавший вопрос.
      - Откуда же я знаю? Я, лично, вижу тебя впервые в жизни. Честно.
      - И всё-таки где-то мы встречались.
      - Ну, вот как вспомнишь, обязательно скажи.
      - Договорились. Может в нормальный ресторан? - все-таки не выдержал под вечер, открыто рассматривая её профиль, пока она, прижмурившись, подставила лицо лучам заходящего солнца.
      - И испортить окончание такого славного дня? Нет, спасибо.
      А ведь она права, день подходит к концу. Почему-то ему стало грустно. Можно, конечно, попробовать настоять, чтобы поехать к ней, вот только что-то подсказывало, что после такого намека она сбежит гораздо раньше.
      - А куда бы ты хотела, если не в ресторан?
      - Честно?
      - Ну да.
      - Хочу хорошего пива, чипсов и сухариков! - она весело взглянула на него, приоткрыв правый глаз, словно проверяя реакцию.
      Он рассмеялся, чувствуя, что на душе потеплело.
      - В твоем наборе еще не хватает пельменей с майонезом!
      - И хлеба с вареной колбасой!
      - Да мадам знает толк в извращениях!
      И они оба рассмеялись.
      - Поехали, - в очередной раз завел мотор.
      - Куда?
      - За пивом и пельменями!
      - И куда мы с таким продуктовым набором?
      - Можно ко мне...
      - Приглашаешь меня на пиво-пельменный ужин?
      - Да, - сказал уверенно и понял, что это и в правду было искренне.
      Она что-то прикинула в уме.
      - А, поехали!
      Пиво, чипсы, сухарики и пельмени они все-таки купили. Вот только захлопнув за собой дверь его квартиры и не дав включить свет, Бэль легко потерлась о него всем телом и чуть отстранилась, словно передавая ситуацию под его контроль. Он не стал артачиться и перехватил инициативу, легко вытряхивая её из сандалий и крепко прижимая к себе, уверенно целуя и тут же увлекая в сторону спальни, пока еще не окончательно сорвало крышу.
      В какой момент мозг все-таки отключился он так и не понял, но произошло это чуть позже того, как он почувствовал всю страсть, нежность и полное взаимопонимание с той, кто играла на его теле и, похоже, душе, словно на отлично настроенном инструменте. Она узнавала его и позволяла узнавать себя, радостно откликаясь на его действия. Отдавала себя и ничего не просила взамен, словно вспоминала, как можно и, наверное, нужно, доверять партнеру, растворяться в партнере и дарить ему ни с чем не сравнимое наслаждение и счастье...
      Сознание вернулось как по щелчку, и Слава тут же протянул руку, притягивая к себе теплое женское тело.
      - Ты меня всю исцарапал своей щетиной, - сонно, но весело сообщила ему откуда-то с края кровати.
      - Прости, - подвинул еще ближе, устраивая у себя под боком и укрывая обоих простынёй. - Не успел побриться. Сходить?
      - А смысл? Спи уже, утром побреешься, - она зевнула в подушку и пробормотала чуть слышно. - Если захочешь, конечно.
      - По рукам.
      Почему-то он думал, что долго не сможет заснуть, однако сон почти мгновенно накрыл его, словно теплым легким одеялом.
  
    Бэль проснулась в полной темноте и попыталась понять, что разбудило, где вообще находится и почему так тяжело. 'Тяжело' оказалось большой мужской рукой на ее талии, а проснулась, поскольку очень хотелось пить. Впрочем, память-шутница быстро напомнила, где она находится и что тут делает.
    Женщина тихонько выскользнула из-под тяжелой мужской руки, подхватила с пола свое белье и пошла в сторону кухни, благо вдоль всех плинтусов, как светящаяся дорожка в самолете, была проложена светодиодная лента. Мимолетно подумала, что это очень удобно ночью. Особенно, когда у тебя остаются гости. Или гостьи. Улыбнулась и фыркнула своим же мыслям.
    Кухня была примерно там, где она и представляла. Света от ленты как раз хватило, чтобы рассмотреть большую барную стойку с задвинутыми под нее высокими стульями, хромированные поверхности стиля хай-тек, современную технику, стильную вытяжку и огромный двухдверный холодильник с окошком-баром. Включив свет на вытяжке, чтобы найти стакан, она чертыхнулась, ударившись обо что-то бедром на боковой открытой полке кухонного гарнитура. Это "что-то" выпало, чуть не отдавив ей пальцы босых ног и раскрылось посередине. Воровато оглянувшись, она закрыла и подняла альбом-портфолио своего нежданного визави. И тут же почувствовала, как холодок пробежал по позвоночнику: совпадение, или нет, что в верхнем левом углу кожаного переплета был выдавлен такой знакомый знак соперника - стилизованный символ бесконечности? Отступать она не любила, поэтому уверенно открыла папку на первой странице.
    Листая знакомые, до последних штрихов изученные работы, сначала не верила. Ну не могло это быть правдой! Не должно было быть правдой. Ну, пожалуйста, не надо...
      В конце альбома был карман с визитками... Она осторожно, словно бомбу замедленного действия, взяла одну, долго и внимательно изучала. Яшин Ярослав. Дизайнер. Контакты. И, как повторение окончательного приговора, на всей обратной стороне карточки серебряный символ бесконечности.
      Пришло осознание и принятие. Женщина закрыла глаза. Привычная, записанная где-то в глубине души ненависть, полыхнула пожаром. Словно костер, в который плеснули бензина. Вот только почему сейчас так горько? Перед глазами вереницей пронеслись не доставшиеся ей потрясающие заказы, которые он смог каким-то образом переманить.
      Значит, "кого ты мне напоминаешь", да? Знал и вот так решил... Что? Показать, какой классный? Что он выше, сильнее, искуснее даже в этом? Или не узнал, а утром, когда она скажет, кто есть (не сможет ведь промолчать, себе-то можно не врать), что сделает? Выкинет из своей квартиры и жизни? А надо ли оно ей...
      Задумчиво посмотрела в темное окно, словно надеясь найти там ответы.
      Ночь. Улица. Фонарь. И как апофеоз, напротив зеленый крест круглосуточной аптеки... Бессмысленный и тусклый свет от вытяжки... Живи еще хоть четверть века - всё будет так... Они всегда будут соперниками. Исхода нет...
      Мрачно улыбнулась, бесшумно прошла в спальню, не смотря на кровать с тем, к кому безумно хотелось нырнуть под руку обратно, подхватила платье и в коридоре, взяв в руки сандалии и сумочку, выскользнула в подъезд. Единственное, ради чего притормозила - достала из кармашка и бросила под зеркало, рядом с так и не разобранным пакетом, и его ключами, свою визитку.
      Пожалуй, более жирной точки в отношениях ей никогда раньше не приходилось ставить.
      На улице вызвала такси и через гостиницу, забрав сумку и сдав номер, на вокзал. Отменив электронный авиабилет, на 'Сапсане', поехала домой. Не разобранный чемодан так и стоял в коридоре немым укором её плотного графика.
      Вот и пришло время сбавить обороты. Решение принялось мгновенно, как и всегда. Привычно откинула кожаную крышку на планшете и написала несколько писем. Даже если руководству не понравится, что она с сего момента уходит на фриланс, ее это не остановит. Дома никто и ничего не держит. Денег за все эти годы заработано много. Ей хватит. Тем более там, куда она собирается попасть.
      Забронировать билет в Кито оказалось куда проще, чем она думала. Такси, аэропорт... Прощай Россия! Кто знает, когда увидимся снова?
      И закрыть шторку иллюминатора, вместе с ней же закрывая сомнения в правильности содеянного.
  Hola, Ecuador ![1] Давно пора нам с тобой познакомиться!
  
  
      Он открыл глаза резко, еще до того, как взошло солнце. Открыл и как-то сразу понял, что его ночной подруги в квартире нет. Сел на кровати, осматриваясь, и поймал себя на мысли, что впервые в жизни переживает по этому поводу. Никогда раньше не хотелось, чтобы гостья осталась до утра, не хотелось разделить ни с кем из случайных и не очень пассий завтрак, наслаждаясь их сонным видом и отвечая на непременные подколки. Обычно хотелось утренней тишины, а не неловкости и демонстративно хорошего настроения. Сегодня же, почему-то именно этого и недоставало.
      Встал, прошел в ванную, решив все-таки побриться.
      Бэль... Вот как можно ее быстро отыскать? Впрочем, если она вчера была приглашена на тусовку официально, то списки-то уж старый знакомый ему предоставит на раз, а там и искать не надо будет. Их дизайнерский мир довольно узкий, найти её не составит труда...
      Думал так, и замер. А захочет ли она, чтобы её нашли, ведь ушла сама, не попрощавшись? С другой стороны, вроде ничем не обидел, почему бы и не попробовать продолжить отношения, раз ночь была такой потрясающей?
      Первые нехорошие предчувствия появились на кухне. Медленно выключил свет вытяжки и, нахмурившись, посмотрел на лежащий на варочной поверхности альбом, открытый на последней странице с его визитками. Медленно закрыл давно уже ненужное портфолио и привычным движением задвинул на боковую полку. Что её напрягло в этом, раз сбежала, даже не погасив свет?
      Включил кофе-машину, сварил себе двойной кофе и задумчиво выпил в прикуску с огромным, истинно мужским бутербродом.
      Мысли лихорадочно метались в голове. Вчера ведь все было замечательно. День, вечер и великолепная ночь. Где умудрился окарать? Что-то не так сказал? Что-то не то сделал?
      К чёрту, им надо поговорить!
      Решительно взял в руки сотовый, набрал знакомого. "Аппарат абонента выключен, или находится вне зоны действия сети", доложил ему приятный женский голос.
      Да что за утро-то такое сегодня? В один глоток допил кофе и уверенно пошел одеваться, даже если знакомый после банкета спит без задних ног, он его достанет и вытрясет всю душу.
       Проходя мимо зеркала в коридоре, заметил не разобранный пакет. Чертыхнулся, наклоняясь, и почти уперся носом в небольшой картонный прямоугольник под своими ключами. Прикрыл глаза, не веря тому, что видит.
      Такой знакомый, неприятный знак в углу визитки - золотистая буква "Альфа" латинского алфавита. Медленно отодвинул ключи, которыми визитка была придавлена, и заставил себя вчитаться в разбегающиеся четкие буквы. Александрова Арабелла. Дизайнер. Телефон, интернет-страничка, электронный адрес, скайп.
      И привычная, годами лелеемая неприязнь-ненависть поднялась из глубины души, затапливая появившуюся ночью нежность. Перед глазами пронесся список всех уведённых ею заказов. Хороших заказов, надо признаться. Но ведь потом, когда он смотрел её исполнение по этим заказам (себе-то можно не врать) восхищался, как она видела и реализовывала пожелания его потенциальных заказчиков.
      И снова ярость. Узнала на семинаре, поэтому не возражала, когда увёл? Что это? Странная месть? Желание насолить? Женский каприз?
      Или не знала? Увидела ночью его визитки, поняла, с кем провела эти часы и испугалась? Как узнать?
      Запись! Поскольку часто встречался с людьми дома, то давным-давно по всей квартире наставил невидимых камер, подсвечивая ночью пространство светодиодами вдоль пола. Доверяй, что называется, но проверяй. Кстати, не раз его спасало и помогало потом в делах.
      Ругаясь, что так долго грузится ноутбук, открыл, наконец, программу, привычно ввел пароль...
      Чуть перемотал...
      Попалась!
      Тень легко выскользнула из дверей спальни, похоже, что-то одела, и неуверенно направилась в сторону кухни. На кухне она включила свет и из тени превратилась в женщину. Сердце уже привычно пропустило удар при взгляде на неё... В практически обнаженную потрясающе-красивую женщину с нежной, матово-золотистой кожей. Вот она потирает ушибленное бедро и, прикусив губу, наклоняется, чтобы поднять лежащую на полу черную кожаную папку. Нахмурилась, склонив голову на бок, рассматривая обложку, и тут же резко положила на плиту, под свет, раскрывая на первой странице. Чем дальше листала, тем больше хмурилась. Показалось, или она, словно бы не желала брать в руки его визитку? Все-таки взяла, прочитала... Прикрыла на несколько мгновений глаза... А потом замерла, сосредоточенно глядя в окно. Злая улыбка и она, развернувшись на пятках, молнией рванула в сторону спальни.
      Судя по записям, на то, чтобы забрать платье, обувь, сумочку, бросить свою визитку, и не оглядываясь уйти, ей понадобилось пятьдесят восемь секунд.
      Яр покачался на стуле и, как она ночью, бездумно уставился в окно, не обращая внимания на красивый рассвет.
      Бэль. Не прозвище. Псевдоним. Под очень редкими, самыми потрясающими работами. Обычно, правда, она пользовалась сокращением Белла. Бэль использовала, видимо, когда сама была полностью довольна исполнением заказа. И как сразу не вспомнил? Позор на его седины.
      Вечный соперник волею судеб оказавшийся столь желанным гостем в его доме и в его душе́. Ну, кто бы мог подумать, что Судьба бывает такой насмешницей.
      А надо ли ему оно?
      Он уверенно свернул окна с записями и выключил ноутбук.
      Забыть и выкинуть из своей жизни.
  
  Самолет сел в аэропорту Интернасьональ Марискаль Сукре города Кито четко по расписанию. Короткий перелет до Гуаякиля. Поставить визовый штамп. Получить багаж. На все ушло минут двадцать, словно пространство поддерживало её решение и помогало. Ну что же, осталось заказать такси и через два часа она прибудет на место.
  Бывший когда-то рыбацкой деревней, нынче небольшой городок Пуэрто Кайо на берегу Тихого океана. Синяя-синяя вода, белые кораллы и наблюдение за китами.
  В данный момент куда-то дальше спрятаться, если только в Антарктиду, к пингвинам. Интересно, в Антарктиду нужна виза? Она невесело усмехнулась и выдвинула ручку своего многострадального чемодана, выходя из прохлады аэропорта на улицу. Итак, такси!
  Небольшой поток прилетевших вместе с ней уже рассосался, поэтому не заметить огромного, спокойно прислонившегося к боку небольшого открытого армейского джипа мужчину было нереально. Черная бандана, черные очки, черная борода, камуфляжные штаны и майка, высокие берцы... И белозубая, обаятельная улыбка, мгновенно изменившая его опасный вид пирата на притягательно-очаровательный.
  Бэль замерла, не веря глазам.
  Гигант в несколько шагов преодолел разделявшее их расстояние и заключил ее в медвежьи объятия.
  - Сандр, - она вцепилась в его майку на груди, боясь отпустить, и уткнулась в его ключицу лбом, а её голос стал совсем хриплым. - Господи, Сандр, ты выглядишь, как и раньше!
  - Белка, ты только не плачь, ладно? Потерпи до дома, - как и всегда, он мгновенно понял ее состояние, потихоньку укачивая в таких надежных руках.
  - Конечно, как скажешь, - она на мгновение крепко обняла его за талию и решительно отстранилась, улыбаясь сквозь слезы. - Не думала, что ты приедешь.
  - Шутишь? Я как раз собирался завалиться спать минимум на сутки, отмечая отличную сдачу заказа, из-за которого не спал почти неделю. И тут, как гром среди ясного неба, письмо, что ты хотела бы повидаться и должна прилететь тогда-то. Между прочим, ворочался после этого, боясь проспать твой прилет! А я уже стар для таких потрясений вообще-то!
  Он говорил, говорил и говорил, специально отвлекая ее от мыслей, бросая ее чемодан на заднее сиденье и заводя мотор. А она, счастливо улыбаясь, кивала, не особо вслушиваясь в его слова. После короткого расспроса о перелете, он удовлетворенно кивнул и сосредоточился на не самых качественных дорогах Эквадора.
  Они молчали все время, пока добирались до места. Но молчание это было нужным, словно такой необходимый вдох перед прыжком в воду.
  - Дома, как ты понимаешь, шаром покати. Но мы успеваем на базар в соседнюю деревушку. Какие там кальмары, ммм! Песня!
  - Конечно, давай заедем, - она с любопытством оглядывалась по сторонам.
  - Кстати, а ты откуда такая загорелая прилетела-то?
  - Из Тая.
  - Проект?
  - Аха. Представляешь... - и она до самой деревни рассказывала, что и как было сделано. Как до последнего сама не верила, что заказчики останутся довольны и подпишут все закрывающие документы.
  А потом был рынок, свежайшие морепродукты, местные овощи и фрукты.
  Купание в океане и честный вечерний разговор на веранде его двухэтажного бунгало в обнимку с бокалом свежевыжатого сока, тарелкой кальмаров и мягким хлебом из маниока. Словно не было всех этих прожитых порознь лет.
  - Белка, я безумно рад тебя видеть, но напомню, что от себя не сбежишь.
  - Знаю. Но иногда нужна передышка, согласен? - она подавила зевок.
  - Конечно. Давай уже баиньки. Когда ты нормально спала?
  - Не помню. Может быть дня три назад, - она поднялась и чуть покачнулась от усталости. Наконец-то схлынул адреналин, поддерживающий её последние несколько суток.
  Сандр заметил это и по-доброму ухмыльнулся в бороду.
  - Комнату-то свою найдешь?
  - Обижаешь! - проворчала, уже заходя внутрь.
  Впрочем, ворчала не из вредности, а из чувства противоречия, представив, что надо еще подняться на второй этаж и только там будет вожделенная кровать. И почему нельзя было спроектировать гостевую на первом этаже?
  Зашла, наконец, в отведенную ей комнату и осмотрелась.
  Ожидаемый минимализм: теплое, обработанное дерево на полу, стенах и даже потолке в виде изогнутых балок. Огромная двуспальная кровать с кованым изголовьем, на которую, словно шатер принцессы, с потолка свешивалась мягкими складками вуали антимоскитная сетка. Рядом - угловой шкаф с зеркалом во всю дверь и у окна большой рабочий стол с продуманным освещением, последней моделью ноутбука и лежащий тут же потрясающий графический планшет, за который душу готов бы был продать любой дизайнер.
  Бэль подошла к столу, присела в удобное кресло и погладила кончиками пальцев планшет.
  Её здесь ждали. Давно ждали. Надеялись и верили, что все-таки сможет вырваться, приедет, навестит.
  Семь чёртовых лет, отданных поиску себя и зарабатыванию денег. И лишь короткие письма, да редкие звонки...
  Слезы полились сами, словно прорвало невидимую плотину. Она, встала, и, согнувшись от невидимой тяжести, прошла и упала на кровать, стараясь всхлипывать беззвучно, чтобы не напугать хозяина дома.
  Сколько прошло времени, когда поток слёз иссяк, она и сама не знала, но за это время жизнь пронеслась перед глазами, словно истребитель последнего поколения.
  У них с братом было четырнадцать лет разницы. Поздний, желанный ребенок. Лапочка-дочка. До какого-то времени брат, привыкший быть единственным, конечно же её безумно ревновал к родителям, но она, словно хвостик, всегда бегала за ним, всегда была с ним рядом, особенно стараясь не мешать, но быть перед глазами. В какой-то момент он все-таки сдался и взял над ней братскую опеку. Потом у него был выпускной и поступление в престижный университет на то, что он чувствовал интуитивно лучше всего - программирование. Его студенческая, веселая, общажная, пусть местами и сложная жизнь, развела их в разные стороны, вынуждая видеться лишь на коротких каникулах.
  Детство кончилось внезапно. Ей было семь, когда не стало родителей. Тогда же Сандр вдруг как-то резко повзрослел и в свои двадцать один год стал ощущаться тридцатилетним. Он моментально забыл о разбитных студенческих буднях и вернулся обратно в оставшуюся от родителей трехкомнатную квартиру.
  Одаренный парень, до этого уже поднаторевший на практиках в крупных компаниях, смог найти не сильно, но стабильно оплачиваемую работу, потом еще одну. До сих пор тайной для Бэль оставалось то, как он смог добиться, чтобы ее не забрали в детский дом, ведь родственников у них больше не было.
  Будучи первоклашкой, она научилась полностью вести домашнее хозяйство и готовить. Нет, ничего сложного, конечно, но уж пожарить яичницу с сосисками, нарезать салат или сварить макароны с тушенкой и потереть туда сыр она могла.
  К десяти годам она уже ловко управлялась с духовкой. Не отвлекая брата, делала уроки, ходила в спортивную секцию, и сама умела отстоять в школьных драках собственное мнение, особенно когда ее дразнили 'сироткой'.
  Сандр, приходивший поздно, лишь один раз увидел ее разбитые косточки на пальцах, прикрываемый челкой фингал и сразу все понял. Она так и не узнала, как он снова смог договориться, но после окончания ближайших каникул, в эту школу она больше не вернулась. Впереди её ждали безумно сложные, но интересные годы в гуманитарном лицее.
  К четырнадцати годам она договорилась в рядом стоящем Бизнес-Центре о работе утренней уборщицы и вставала теперь совсем рано, помогая брату хоть так. На жизнь им, конечно, хватало, но шиковать не приходилось.
  Многие ждут и мечтают о выпуском, как о чем-то потрясающем. Она же заявила, что на него не пойдет. Брат дал ей не болезненный, но обидный подзатыльник, нашел еще две подработки и через две недели, взяв ее за руку, повел на самое ненавистное мужское занятие - женский шоппинг. Повел в конкретный отдел, к конкретному платью.
  Потрясающе-воздушное шифоновое вечернее платье нежного фиолетового цвета было просто создано для нее. В раздевалке стало окончательно понятно, что это был лучший из всех вариантов. Увидев цену, она снова попыталась заартачиться, но, снова получив воспитательный подзатыльник, прикусила язык. Туфли, украшения и прическу она выбирала уже сама. Выпускной прошел замечательно, хоть и не особо запомнился.
  Поступить на дизайнерский факультет, куда всей душой стремилась, оказалось проще, чем она думала. Годы учебы и параллельно практика, великолепная дипломная работа и вот она уже работает в штате крупного медиахолдинга, успевая параллельно брать небольшие заказы на дом. Клиентура ширилась, опыт копился. Развиваться в том, к чему стремится душа, всегда интересно.
  Новая вершина...
  И как обухом по голове: сообщение брата, что он женится.
  Бэль часто представляла, как это будет, и боялась этого момента. Но, к своему удивлению, искренне обрадовалась за брата, увидев, что он счастлив. А познакомившись с невестой, обаятельной невысокой хохотушкой, успокоилась окончательно и согласилась на смену работы, предусматривающую большое количество командировок. Тогда же на горизонте и появился единственный реальный соперник, за которым можно и нужно было тянуться. И, сжав зубы, она ревниво следила за его успехами и достижениями, параллельно разрабатывая что-то своё, стараясь хоть на полшага быть впереди. Почему-то не думая, что он так же пристально следит за ней, за её работами, её достижениями и новыми, впервые придуманными ею 'фишками'.
  Через полтора года брат позвонил и каким-то потухшим, потерянным голосом попросил её приехать. Наплевав на всё, она примчалась так скоро, как только смогла.
  Исхудавший, заросший, и словно находящийся мыслями в неведомых далях, он, сидя на неубранной, запущенной кухне, не обращая внимание на совсем остывший кофе, голосом автопилота рассказывал о семейной жизни. Как выяснилось, его жена была любительницей выпить и в какой-то момент начала устраивать скандалы по поводу и без. Она была против всех его увлечений, особенно возмущаясь периодическим встречам с друзьями-байкерами, тем страннее, что познакомились они как раз на таком мотопробеге.
  Дальше - больше. Через пятые руки он узнал, что она почти с самого начала поглядывала налево. Не поверил, но сомнения остались. После очередной некрасивой ссоры, решив, наконец, поговорить, рано приехал домой. А дальше, как в плохом фильме: благоверная, на полу зала, кувыркалась с каким-то непонятным типом.
  Он не стал устраивать скандал, лишь рассмеялся и вышел, хлопнув дверью. Вернулся на работу и всю ночь доделывал не очень срочный, но объемный проект. Следующим вечером пришел домой и первым делом увернулся от сковородки. Его жена, решив, видимо, что лучшая защита, есть нападение, накинулась на него с обвинениями.
  Он так же молча прошел в спальню, покидал ее вещи в большой чемодан, сгреб с полочки ванной все ее бутыли, бутылки и бутылочки и, вытащив на прощание и сунув ей в карман, все деньги из кошелька, выставил за дверь. Подумав немного, напился, а протрезвев, позвонил сестре.
  Бэль слушала молча, потягивая холодный зеленый чай.
  - Ну и дурак! - фыркнула, глядя на него насмешливым взглядом. - Надо было сразу мне набрать: вместе пить веселее!
  Он слабо улыбнулся.
  - Вот что, братец, иди-ка ты спать, утро вечера мудренее... - проследив, что он заснул, она взялась за уборку.
  Когда Сандр проснулся, квартиру было не узнать. Везде чисто, убрано, приятно пахло: борщом и жареной картошкой. Бэль, что-то напевая под нос, суетилась у плиты, дожаривая блинчики.
  И только прекрасно зная сестру, он седьмым чувством осознал, как тяжело дается ей это напускное веселье.
  - Утро доброе! - она ловко перевернула блин, услышав его шаги. - Умываться и завтракать!
  - Уже, так-то, - ворчал не от злобы, а потому что совсем отвык от заботы за последний год.
  - Вот и славно.
  Быстро накрыла стол, налила им обоим горячий кофе и примостилась рядом, как и в детстве, поджав под себя одну ногу. Сколько он боролся с этой её привычкой, а вот, поди ж ты, до сих пор не отучилась.
  - Спасибо, - прошептал хрипло, чуть слышно.
  Она кивнула, с наслаждением откусывая кусочек блина со сметаной.
  - Что надумал? - не стала разводить политес, беря быка за рога.
  - Улетаю.
  - Хорошее дело. Далёко?
  - В Эквадор.
  - Почему туда?
  - Давно приглашали погостить и поработать в русскую диаспору.
  - Вернёшься?
  - Как пойдет.
  - Отлично. Деньги?
  - Подзатыльник захотела? Когда я у тебя деньги брал?
  - Ну, а если взаймы?
  - Нет, спасибо, есть.
  Принятие мгновенных решений было у них семейной чертой, поэтому, определив дальнейший путь, быстро позавтракали и, пока он собирал чемодан, она забронировала ему билеты.
  - Белка, есть просьба.
  - Ммм?
  - Продать сможешь моц?
  - Шутишь? - она вытаращила на него глаза. - Это же Харлей!
  Его истинная страсть. То, что он любил даже больше обожаемой работы. Сам любил и ее приучил. Первое, что они сделали, когда появились более-менее свободные деньги - купили гараж, продали машину и выкупили у старого знакомого его Мечту. И как бы оба не были заняты, всегда находили время поковыряться в старом добром Харлее. Вот только Сандра безумно огорчало, что сестра, переняв его страсть к мотоциклам, предпочла чопперу скоростной мотобайк.
  - Нет. Не шучу.
  - Тебе всё-таки нужны деньги, - она нахмурилась.
  - Нет. Но ездить на нем я не буду.
  - Хорошо, как скажешь.
  - И можешь заняться моим разводом? Убью ведь, если увижу её.
  - Да, не волнуйся.
  Заверить генеральную доверенность у нотариуса оказалось делом часа. И Сандр никогда так и не узнал, что как только его самолет взмыл в воздух, Белка уверенно достала сотовый и набрала номер, по которому не очень-то и хотела звонить.
  - Здравствуй, Паш.
  - О bella mia![2] , моя королева, как я рад тебя слышать! - один из лучших юристов страны по семейным делам, для которого она не раз выполняла заказы, никогда не разговаривал с ней серьезно. - Чем обязан?
  - Помоги мне с разводом? - и тонко улыбнулась, услышав, как он закашлялся на той стороне трубки.
  - Когда успела?
  - Так поможешь? - проигнорировала вопрос.
  - Это будет тебе очень дорого стоить. И на этот раз не отвертишься, - как-то вдруг по-деловому озвучил он то, что она и так ожидала.
  Бэль поморщилась, но спокойно согласилась.
  Уже вечером, собираясь с ним на встречу, она заодно упаковала небольшую сумку. Пара костюмов, платья, белье, косметика и туалетные принадлежности. Все, что могло понадобиться на время, пока будет необходима его помощь. Одно радовало, что его квартира находилась гораздо ближе к её работе.
  В свою квартиру она вернулась примерно через год, мягко свернув не очень желанные отношения, хотя её любовник и был против. Впрочем, она в любом случае была ему бесконечно благодарна. Жена брата постаралась выжать из ситуации все возможное, при разводе потребовав половину имущества. Ушлая оказалась девочка.
  Надо сказать, Павел тоже не зря ел свой хлеб, не позволив отыграть ей у Сандра ни копейки денег, да еще и повесив на нее моральный ущерб и судебные издержки...
  
  Бэль всхлипнула и, наконец, уснула, не увидев, как в комнату мягко зашел брат, посмотрел на её мокрое лицо и красный нос. Сжал на мгновение кулачищи.
  Потом осторожно укрыл её легким покрывалом, поправил антимоскитную сетку и вышел, не мешая спать.
  Время лечит? Чушь! А вот работа... Правда, может, не столько лечит, сколько отвлекает... Это он отлично знал по собственному опыту.
  Всё-таки он возьмет тот огромный заказ, от которого хотел уже, было, отказаться...
  
  Проспала она не так долго, как думалось вначале, распахнув глаза, когда за окнами было совершенно темно. Ну понятное дело: за последние дни она совершенно запуталась в часовых поясах.
  Встала, потянулась и пошла искать брата, надеясь, что он не спит. Так, в итоге и получилось.
  - Привет, опять полуночничаешь? - подошла ближе, чмокнула в щеку, тут же заглядывая через его плечо, где на трех огромных мониторах он собирал новый сайт.
  - Да знаешь, поспал немного и во сне мысль пришла.
  - Ну да, как всегда, - она фыркнула, рассматривая его творение.
  - Белка, а у тебя сейчас много заказов?
  - Есть, но если нужна помощь, могу их чуток отодвинуть.
  - Короче, смотри...
  Он писал сайт для крупного индийского золотодобывающего картеля. Бэль внимательно смотрела, слушала и в голове уже созревал план действий, где могут понадобиться ее талант и знания. С индусами ей приходилось работать, но довольно редко: своя специфика, своя культура, не западная, но и не восточная. Приверженность традициям, клановость, кастовость и, конечно, индуизм, перемешавший в себе разнообразные религиозные традиции, философские системы и народные верования. Это все надо обязательно учитывать.
  Она слушала, задавала вопросы, и, стянув у брата какой-то клочок бумаги со стола, тут же делала пометки. Работа предстояла долгая, трудная, но очень интересная!
  
  - Ярослав? Яросла-а-ав?! Яр!! - окрик начальника и старинного знакомого в одном лице, вывел из своих мыслей.
  - Что?
  - Я уже полчаса тут тебе распинаюсь по поводу проекта, а ты словно спишь с открытыми глазами. Что происходит?
  - Кирилл, не поверишь, но реально сплю. Клиенты, словно с цепи сорвались: последние два месяца заказов столько, что пёрн... чихнуть некогда.
  - Аааааа, наслышан-наслышан.
  - Что наслышан?
  - Что Александрова ушла во фриланс и уехала куда-то за бугор. Соответственно, ее личное участие в некоторых проектах теперь не представляется возможным. Остается что? Третировать тебя!
  Только хваленая выдержка не позволила ему уронить чашку при звуке её, всеми силами изгоняемого из сознания, имени.
  - Нафига уехала?
  - Да кто же знает. Влюбилась, замуж собирается, просто блажь. Женщины!
  - А надолго?
  - А что ты так заволновался? Теперь ты в таком фаво́ре, только и успевай снимать сливки! Радуйся, незаменимый ты наш!
  - Да в пень такие сливки! Я скоро окочурюсь от недосыпания! Где она? - он аж привстал.
  - Воу-воу, Яр, потише! Откуда я знаю, где она? Что вообще с тобой происходит?
  - Вот не поспишь два месяца, задай мне этот вопрос еще раз! - он зло поставил чашку на стол, чуть не отколов фарфоровую ручку.
  - Ты куда?
  - Спать, блин! - и вышел, хлопнув дверью.
  
  Кирилл посмотрел на закрытую дверь, из-под косяка которой вылетел и медленно оседал фонтанчик пыли, перевел взгляд на чашку. Достал сотовый и набрал длинный номер.
  - Македонский, здаров будь, братиш! Как оно - твое ничего?
  - ...
  - Ха! Наши враги не дождутся, помяни моё слово. Слушай, время - деньги, тем более у нас с тобой. Короче, я все сделал, как ты просил, реакция у Яра была, как ты и предсказывал. Косяк только жаль - видел бы ты, как он шанадархнул дверью. Расскажешь, зачем это надо было?
  - ...
  - По рукам, - он рассмеялся. - Но в СКАЙПе всё-всё мне расскажешь до мельчайших подробностей! Бывай.
  
  Ярослав гнал свой Крузак, спеша домой и нервничая: сознание воспринимало все заторможено, словно сквозь толщу воды. То ли от усталости, то ли оттого, что он не хотел кое о чем думать.
  Но, затормозив на светофоре, почувствовал, что сердце провалилось вниз, куда-то под торпеду: дорогу переходила изящная женщина с высоким светлым хвостом в том самом платье, которое было на ней на семинаре. Он на ощупь отстегнулся, боясь отвести от нее взгляд, и почти выпрыгнул из машины, когда женщина оторвалась от смартфона и подняла голову, оценивающе посмотрев на его машину. Не она!
  - Твою мать, когда же это закончится! - снова пристегнулся и на желтый, первым, зло рванул со светофора.
  Два месяца. Два месяца изнурительной работы, лишь бы не думать. Лишь бы, закончив одно, тут же начать другое, чувствуя, что в какой-то момент мозг отказывается соображать. Добраться до кровати и упасть, уснув до того, как голова коснется подушки. Вот все, о чем он мечтал в последнее время.
  Взвизгнув шинами, его тяжелый внедорожник въехал в не до конца открытые ворота подземной парковки. Лифт. Дверь. Бросить куда-то в сторону шкафа куртку, на ходу стянуть футболку, брюки и носки. Добраться до кровати. Упасть и провалиться в темноту.
  Но, видимо, не в этот раз.
  Нет, дрёма его все-таки накрыла. А вместе с ней перед внутренним взором встали нереальные, кошачьи глаза. Обаятельная улыбка, светлая коса, плавные движения, и ощущение, что женщина тянется к нему всем телом...
  Он резко сел и от души выматерился. Обхватил голову руками, понимая, что борьба с самим собой всегда проигрышная.
  Плюнул на ущемленное самолюбие, дотянулся до ноутбука и с облегчением, впервые за эти месяцы, запустил единственное, что у него осталось на память от неё - запись с камер видеонаблюдения.
  Вырезал фрагменты с разных ракурсов, собрал в единый файл и зациклил. Параллельно, наконец-то сдавшись, начал искать о ней любую личную информацию в интернете.
  Фотографий с официальных мероприятий было море. Личной информации - полграмма. Возраст, регалии, достижения, самые известные проекты. И похожие, словно близнецы, одинаковые официальные фото, фото, фото... Но ни на одной из них она не была даже мимолетно похожа на себя в момент их знакомства. Везде холодная, гордая, недоступная, настоящая Снежная Королева. Понятно, почему он ее не узнал.
  Потом открыл и долго изучал ее сайт. Официальная информация, примеры работ, благодарности от клиентов. И объявление на главной, что в связи с личными обстоятельствами, она находится за территорией Российской Федерации и просит обращаться по электронной почте.
  Боясь передумать, на удачу набрал указанный на ее странице номер, последними словами ругая себя за то, что выкинул её визитку. 'Обслуживание абонента временно приостановлено'. Ну, кто бы сомневался!
  И, говоря о последнем шансе, отправил на ее электронку сообщение: 'Здравствуй. Надо поговорить. Слава. Телефон, СКАЙП'.
  Прошло три дня, ответа не было.
  Он написал еще раз, и снова, и опять... И в СКАЙП, и напрямую через сайт...
  И снова, под горлышко заполненные работой сутки.
  Ответа не было...
  Но, пожалуй, больше всего напрягало, что машинально, в любой момент, задумавшись, где бы не находился: встреча ли, совещание, работа, дом, если под рукой оказывался карандаш и хоть что-то похожее на лист бумаги, рука непроизвольно начинала рисовать женский глаз с густыми, пушистыми ресницами и узким вертикальным зрачком... Настоящее наваждение.
  
  Первый раз, получив сообщение, она даже не сразу поняла от кого оно: слишком сильно ушла с головой в проект. Когда же дошло, не поверила глазам. Вскочила из-за стола, уронив стул, и отступила к двери, словно сообщение могло ее догнать. Тут же рядом материализовался брат. Перехватил ее шокированный, полувменяемый взгляд, каким-то образом все понял и мгновенно прочитал текст на экране.
  - Лаконично, - хмыкнул, почесав бороду, и достал из кармана мобильник, протягивая в ее сторону. - Наберешь?
  - Ик... - она в шоке подавилась воздухом и отрицательно замотала головой, отступая еще дальше.
  - Не, ну можно не сейчас.
  - Можно никогда, - Бэль выдохнула, решительно подошла к ноуту, добавила адрес в игнор и безвозвратно удалила сообщение, не обращая внимания на выгнутую бровь брата. - Кстати, хорошо, что зашел, смотри, какая появилась идея...
  Довольно быстро получилось хотя бы на время выкинуть из головы этот случай, снова с головой уйдя в работу.
  Через три дня она уже просто боялась подходить к ноутбуку и загружать мессенджеры, ведь удалять от него письма с каждым разом становилось все труднее.
  Видя ее все более хмурый и хмурый взгляд, Сандр не выдержал.
  - Пишет?
  - А то ты не знаешь. Всегда же контролировал мои связи.
  - Не в этот раз, - он в защитном жесте поднял руки. - Сама решишь, с кем общаться и как строить свою жизнь. Уa adulta.[3]
  - Ухум.
  - Может, поговоришь с ним?
  - А смысл?
  - Не знаю. Но ведь зачем-то ищет.
  - Не хочу. Страшно пока. Может чуть попозже и решусь.
  - Está bien. Lo que usted diga.[4]
  Бэль кивнула, оперлась локтями о перила веранды и невесело улыбнулась своим мыслям.
  
  На пятый день, когда он только уснул, прямо под ухом, раздался громкий телефонный писк. Он даже во сне ждал звонка, поэтому мгновенно хрипло ответил.
  - Да!?
  - Хай! Ты бухой что ли, Художник? - на той стороне заржал низкий мужской голос.
  - Что? Кто это?
  - Ну вот, всё-таки допился до зеленых чертей, да? И без меня! Ну и скотина же ты! Сколько выжрал в одну харю, признавайся?
  - Айсберг? - в голове немного прояснилось и удалось идентифицировать говорившего.
  - Нет! Твоя сто лет как покинувшая этот мир прапрабабушка!
  - Которая из?.. - осклабился и сел, облокотившись спиной на подушки.
  - О, с возвращением, братиш!
  - Привет-привет.
  - Не отвлекаю?
  - Уже нет,
  - Подруга? Похмелье? Сончас?
  - Второе и третье. Перемешай, но не взбалтывай.
  - Договорились. Таки шо я звоню, гоу на пробег и ко мне на дачу? Я жену с детьми, вместе с её и моей матерью отправил пуза на море греть, так что свободен, словно птица в облаках на все выходные минимум.
  - Я бы с радостью, но капец работы.
  - Ха. Её всегда много! А у тебя особенно, востребованный ты наш. Погнали, когда еще такая возможность будет? Бессемейная тишина, кубинские сигары и шашлычок под коньячок.
  ... А почему бы и нет?..
  - Не хочу коньяк.
  - Не вопрос! Организуем самогон.
  - Другое дело. Кто еще будет?
  - Сейчас жду подтверждения от Серого и, если сможет, завтра Горец подтянется.
  - Давай через час, где обычно. Как раз успею в рюкзак все покидать.
  - До встречи!
  
  Кого-то лечит время, кого-то вода, кого-то спиртное. Ему всякий раз становилось легче дышать на Дороге. Бесконечная асфальтовая лента, она никогда не предаст, не будет указывать, не будет критиковать. Всегда выведет к нужному месту, если ты умеешь слышать её и читать подсказки.
  Сколько часов они колесили он не знал, но на рассвете, уставшие, пыльные, но абсолютно довольные, наконец, какими-то козьими тропами, выбрались к даче Айсберга.
  Нереальное место: подковой стоящие горы и в центре, защищенные от любых взглядов и ветров, невысокие, добротно срубленные домики с огромными верандами. Тут не было заборов, не было хорошей связи и не было света. Лишь плита с газовым баллоном и небольшой, но мощный генератор. Еще был пруд и журчащий недалеко родник с чистейшей холодной водой. Волшебное место, которое словно помогало передохнуть в водовороте жизни, собраться с мыслями и залечить душевные раны.
  Слава сел в кресло и закинул босые ноги на перила веранды, встречая рассвет. Рядом в такой же позе примостился высокий мужчина с от рождения белоснежной шевелюрой и бородой.
  Третий в их компании, раскурил огромную сигару, просто сел на перила, покачивая длинной ногой и щуря серые глаза на восходящее солнце.
  - Спасибо, Айс.
  - Не за что, Слав. Тебе тут всегда рады, ты же знаешь.
  Они помолчали.
  - Знаете, а я, кажется, влюбился.
  Айсберг кивнул и забрал сигару у Серого.
  - Давно пора. Ты один у нас без семьи, это неправильно.
  - А почему так грустно? - Серый был более внимателен.
  - Да тут такое дело... - Ярослав снял ноги с перил и, глядя в пол, рассказал друзьям всё, как есть.
  - Погоди, погоди... Арабелла? - Серый переглянулся с Айсбергом.
  - Дааааа, делаааа... - Айсберг аж закашлялся.
  - Вы о чем?
  Друзья, не обращая на него внимание, что-то сосредоточенно обдумывали.
  - Слыш, Айс, он, кажись, того... С Белкой как бы этого...
  - Ухум. Говорят, в мужском монастыре на Колыме не выдают своих.
  - Македонский и там его достанет, помяни моё слово!
  - ДА ВЫ О ЧЕМ СЕЙЧАС?
  Друзья как-то жалостливо на него посмотрели.
  - Слыхал когда-нибудь про Македонского?
  - Ну а как же! Он же живая легенда, один из немногих, кто основал именно официальный мотоклуб. Но, потом резко стал одиночкой. Говорят, живет где-то на Бора-Бора.
  - Его зовут Александров Сандр.
  - А почему Македонский?
  - Потому что большой, упертый, всегда добивался своей цели, да еще и Александр. Аааа, когда увидишь его вживую, сам всё поймешь, - Серый, как истинный дорогой психолог, терпеливо ждал, пока до Славы дойдет.
  - Погоди, Александров?
  - Ухум.
  - И Арабелла... Она сестра его, выходит?
  - Да, единственная. После аварии, когда погибли их родители, он один ее воспитывал. Ну, или она его, это как посмотреть.
  - Но про это мало кто знает. Они, прямо скажем, мало афишировали свои юношеские годы, - Айсберг тоже не удержался от комментария. - Но были довольно близки, что поразительно, учитывая их не маленькую разницу в возрасте. Считай, лет четырнадцать или пятнадцать.
  Яр задумался. Перед глазами пронесли сцены из собственной жизни: вот ему, шестнадцатилетнему оторве, бунтарю и граффитисту, родители, на кухне, пряча глаза, говорят о разводе. Тогда же ему показалось, что это просто глупая шутка... Однако, выяснилось, что у отца на стороне уже три месяца как родилась дочь, а у мамы завязывались новые отношения. Ему было плевать на ту женщину и того ребенка. Плевать на потенциального отчима, ведь, сейчас менялась его такая привычная, размеренная жизнь... Он ушел из дома и несколько месяцев не возвращался, ночуя у друзей и в каких-то садах. Потом вернулся абсолютно замкнувшись в себе и учебе... Выпускной... И он не стал никуда поступать, снова наплевав на великолепно сданные экзамены. Впереди была армия. Там же подружился с Айсбергом, старший брат которого, Серый, как потом выяснилось, был отличным дорогущим психологом и по совместительству великолепным художником, создающим барельефы. Этакое высокооплачиваемое хобби. Серый же потом, исподволь, мимолетно спрашивая, как он видит то или иное в заказах своих клиентов, и открыл в Ярославе талант дизайнера. Через год после армии, Слава все-таки по настоянию Айсберга и Серого поступил на дизайнерский факультет, уехав на долгие годы из родного города. И это определило дальнейшую жизнь.
  Но, пожалуй, самым удивительным стало то, что через пятнадцать лет с ним связалась сводная сестра и настояла на знакомстве. С родителями к тому моменту он уже не общался: у каждого была своя семья и свои интересы, а вот с сестрой все-таки встретился. Не сказать, что они прямо подружились, но на ее свадьбе он был почетным гостем по ее же настоянию, а через год, когда она поставила перед фактом всех родных и близких, не обращая внимание ни на чье (даже его собственное) мнение, он крестил своего племянника. С умилением, при чём, которого не ожидал от самого себя.
  - Македонский, значит. А как с ним связаться?
  - Псих, - процедил Серый.
  - Самоубийца, - поддержал его Айс.
  - Почему?
  - А как ты думаешь, где она может быть 'за пределами Российской Федерации', если не у брата? И какова вероятность того, что не рассказала ему о вашем перепихончике? - Серый посмотрел на него, с профессиональным интересом.
  - Ты за базаром-то следи, а?
  - Ну прости, прости.
  - Так где, говорите, он обитает?
  - Ты же сам сказал, что на Бора-Бора вроде.
  - Это всего лишь слухи. Есть конкретные данные?
  Друзья переглянулись и о чем-то крепко задумались. Потом достали смартфоны и что-то кому-то начали быстро строчить.
  - Я когда-то с ним общался, но потом контакты потерялись, - Айс сосредоточенно нахмурился и подбросил телефон в воздух, чтобы сообщение ушло. Поймал, посмотрел на экран. - Ну, запрос по народу разослан, посмотрим, что из этого выйдет. А пока предлагаю поспать!
  Дружно взглянув на взошедшее солнце, идея была единогласно одобрена.
  Они дожаривали вторую партию шашлыков, когда через дальние руки ответом на телефон Айса упали чёткие контакты того, кого в их среде знали под псевдонимом 'Македонский'.
  Айсберг, сообщив об этом, быстро набрал номер, словно боялся, что Яр передумает.
  - Македонский? Хороших тебе суток, уж прости, не знаю где ты находишься и который там у тебя час. Это Айсберг, может помнишь...
  - ...
  - Да-да, тот самый, белобрысый. Да, до сих пор. Нет, не стал перекрашиваться, и так все нравится, - искренне расхохотался. - Так, я, собственно, какого х** трачу твой и свой трафик, тут Художник рядом и ему очень надо поговорить с Белкой. Говорит, пытался напрямую...
  Айсберг резко отстранил трубку от уха, в которую, басом, лилась отборная брань.
  - Аха, очень хорошо, что ты понимаешь, о ком я. Короче, передаю трубку.
  - Слушаю? - внутренне приготовившись к бою, Ярослав взял трубку, словно гранату с полувыдернутой чекой.
  - И тебе не разбиться в ближайшее время на дороге, смертничек. К стоматологу, надеюсь, уже записался?
  - Зачем?
  - Да после встречи со мной придется фарфоровые зубы вставлять. Ну или золотые, если ты по старой доброй классике угораешь. Все при чём.
  - Договорились, - спокойно согласился и как-то сразу стало понятно, что не шутит.
  - Так даже... - Македонский что-то прикинул. - Мне сейчас очень неудобно разговаривать. Скинь свои контакты на этот номер. Наберу, как смогу.
  - Спасибо.
  - А к дантисту всё-таки запишись, уж больно ты меня бесишь, - не стал прощаться, мгновенно отключаясь.
  Друзья настороженно стояли рядом, ожидая. Яр посмотрел на них и выдал на полном серьезе.
  - Он мне уже нравится! Но посоветовал записаться к дантисту на ремонт и вставление зубов.
  Друзья мгновенно расслабились и заухмылялись.
  - Запишись, Сандр зря не советует.
  Македонский не соврал и набрал поздно ночью. Они долго разговаривали и у Славы возникло чувство, словно его тестируют. Не привыкший к такому, до какого-то момента терпеливо отвечал на все, даже неудобные вопросы, а потом возмутился, чем очень рассмешил собеседника.
  Сандр ничего не обещал, ничего не рассказывал и на все вопросы о сестре ловко уходил от темы.
  - Вот что, скинь адрес по которому обитаешь. Посылочку тебе передам экспресс-доставкой и письмо одно, а там смотри сам уж, как поступать, - снова, не прощаясь, отключился.
  Посылка пришла через трое суток. И письмо в ней, как и обещано. И снова ни слова о Бэль.
  Он сжал в кулаке то, что прислали, задумчиво перечитывая короткий текст. Мгновенно принял решение, быстро собрал сумку, закрыл квартиру и спустился на парковку. Завел Крузак, и, взвизгнув шинами, вылетел в ливень. Осень полноправно входила в свои права.
  
  - Белка?
  - А? - сестра оторвалась от планшета.
  - У нас проблема.
  - Мммм?
  - Твои девяносто дней заканчиваются.
  - Что?
  - Твои. Девяносто. Визовых. Дней. Заканчиваются.
  Она, нахмурившись, поморгала, соображая, о чем.
  - Блин, уже? - расстроенно взглянула на календарь. - Это мы столько возимся с сайтом?
  - Зато почти закончили! Смотри, какая красота получается. Бхарат разве что не кипятком писается от восторга.
  - Да, видела переписку, - она потянулась, разминая шею. - Так, ладно, что предлагаешь?
  - Вариантов, собственно, два. Первый: ты сейчас вылетаешь из страны и через пару дней опять влетаешь на следующие три месяца. Второй: ты летишь домой и оформляешь дома в посольстве Эквадора нормальную визу. Рабочую не получится, но полугодовую или годовую можно попытаться запросить. Это если ты хочешь вернуться, конечно. Так-то представляю, сколько у тебя дел накопилось в России.
  - Длинная виза интереснее. Так-то я уже привыкла начинать утро с пробежки и купания в океане. И ты так и не научил меня на сёрфе держаться! А еще на белые кораллы так и не посмотрели. А еще...
  - Всё-всё, понял, - он засмеялся. - Давай, тогда, надо собираться.
  - А отсюда нельзя визу оформить, чтобы не вылетать? - она скорчила жалобную мордашку.
  - Увы, - развел руками. - Три дня им мозг выносил, а они мне: 'No es requerido por la ley!' [5]
  - Понятно. Тогда купаться, завтракать и заказать билеты!
  Россия встретила моросящим дождем и туманом. Бэль поёжилась, выходя с чемоданом из здания аэропорта и тут же повернулась боком, от почти сбившего ее с ног ветра. Закашлялась, отплевываясь от своих же волос.
  Добро пожаловать, блин, домой! Эх, все-таки надо было заказать такси!
  Выдохнула, уверенно развернулась в сторону остановки, и упёрлась носом в широкую мужскую грудь, обтянутую темной паркой. Чуть выше шла мощная шея, идеально выбритый подбородок, настороженные карие глаза, знакомый ирокез, правда без синих прядей, и огромный, раскрытый над ними купол зонта.
  - Привет, - такой желанный, только, словно, неуверенный голос. И добил, - Я побрился.
  Она отступила на шаг. Он, словно в танце, шагнул за ней следом, закрывая от дождя.
  - Бэль, пожалуйста, давай поговорим?
  - Что ты здесь делаешь?
  - Тебя встречаю.
  - Как узнал?
  - Пытал твоего брата, прости. Пришлось пойти на крайние меры, раз ты меня игнорировала.
  Бэль сжала кулаки.
  - Спелись, да?
  Слава замотал головой.
  - Нет, ничего подобного! Он сказал записаться к дантисту и клятвенно пообещал при встрече выбить мне все зубы.
  Она фыркнула, краем глаза замечая настороженно наблюдающего за ними охранника.
  - Пошли. Похоже, мы привлекаем слишком много внимания.
  
  Он уверенно выхватил у нее чемодан и кивнул на стоящий недалеко черный джип. Помог забраться, закинул чемодан в багажник и плавно вывернул со стоянки.
  Бэль отвернулась к окну, не спеша заводить разговор и, похоже, глубоко ушла в свои мысли.
  Он краем глаза поглядывал на нее, не отвлекая. Лишь чуть улыбнулся, осознав, что впервые за эти месяцы дышит полной грудью.
  Снова взглянул на нее и понял, что вся злость куда-то ушла, испарилась. И на ее место сейчас уверенно и очень настойчиво прокладывает себе путь нежность. Желание защитить и сделать так, чтобы эта женщина была рядом. Всегда. И снова странно: раньше бы он с воплями бежал от этой мысли, а сейчас все стало на своё место. Стало... Правильно?..
  Она очнулась от своих мыслей, только когда он, припарковавшись у её подъезда, достал из багажника чемодан и, терпеливо протянув руку, стоял рядом с открытой дверью, ожидая пока она выйдет.
  Она ничего не сказала, лишь удивление промелькнуло в глазах, когда он открыл ключами ее брата подъезд, а потом и дверь квартиры.
  Что удивительно, дома не было нежилого запаха. Пахло кофе, пиццей и какими-то сладостями.
  - Знаешь, я совершенно не умею готовить, - Ярослав помог ей снять куртку. - Пришлось заказывать доставку.
  - Давно ты здесь?
  - Вчера ночью приехал.
  - Понятно.
  Она прошла на кухню, привычно пододвигая табурет и садясь на согнутую ногу.
  Он молча достал из коробки пиццу и погрел в микроволновке. Включил кофе-машину и поставил перед ней большую кружку кофе.
  - Что будем делать? - рискнула поднять на него взгляд.
  - А что хочешь? Можем попробовать здесь начать все с чистого листа. Можем перебраться ко мне. Можем в Эквадор, поближе к Македонскому.
  - Не пугает такое соседство? - склонила голову на бок и насмешливо сверкнула серо-зелеными, СВОИМИ, глазами.
  - Нет. Он мне заочно понравился, а я редко ошибаюсь в людях. И, знаешь, можешь мне не верить, но я ни разу с этой работой не выезжал куда-то заграницу ради отдыха и впечатлений. Так что, Эквадор, так Эквадор. Пора бы откуда-то начинать путешествие для души!
  Она о чем-то задумалась, сложив под подбородком руки и смотря в затянутое дождем окно. Потом снова перевела на него взгляд. Лукаво склонила голову.
  - Побрился, говоришь?
  - Очень тщательно! - против воли расплылся в улыбке.
  - У тебя две недели, чтобы я не пожалела о своем решении, пока посольство Эквадора рассматривает моё ходатайство о годовой визе. Если вдруг ты мне будешь не к душе, обещай, что не станешь преследовать?
  Потянувшись, взял ее руку в свою, перебирая тонкие пальцы. Поцеловал ладонь.
  - Прости, но если МЕНЯ всё будет устраивать, то не обещаю не преследовать. А вот если поймем, что зря всё это затеяли, тогда ладно.
  - Договорились! - и сама, всем телом, потянулась в его сторону, откликаясь на желанную ласку.
  Испытательный срок можно было считать начавшимся.
  
  Эпилог.
  Экватор тем и хорош, что нет тут смены времен года. Что весна, что осень. Вот, например, конец декабря, а он только пришел с океана со своей любимой доской.
  Сандр, высыхая, сидел на веранде своего дома в Пуэрто Кайо и потягивал пиво. Рядом, во втором шезлонге, развалился его старый друг и товарищ по дорогам - Кирилл.
  - Наконец-то ты выбрался. Сколько лет я тебя все зову и зову к себе?
  - Блин, ну прости, братиш, вообще не до развлекательных поездок было, - старый друг надвинул широкую панаму на нос. - Командировки путешествиями можно назвать с натяжкой.
  Кирилл еще полежал, потом зевнул и неуверенно встал.
  - Что-то я вымотался с этим перелетом. Пойду, пожалуй, посплю, - хлопнул Сандра по плечу.
  Тот дождался, пока старый друг уйдет и вскрыл конверт, который ему принесли буквально перед приездом Кира. Открытка из России от сестры. И что тут? Ого! Плато Путорана, ну надо же. Далеко они в этот раз забрались.
  Он покосился на столик в углу веранды, где внизу, в корзине для газет, лежала пластиковая папка с похожими открытками. Сестра взяла за правило извещать его таким образом, где побывала.
  Чили, национальный парк Кеулат: единственный и неповторимый висячий ледник. Карнавал в Рио-де-Жанейро и знаменитая статуя Христа Искупителя. Ночной вид Колумбийской Картахены. Перу, с известным на весь мир городом древней Америки - Мачу-Пикчу. Гора Моисея в Египте... И плато Путорана, Россия.
  Он перевернул открытку. 'Сандр, здравствуй! Знаю, насколько ты привык к тому, что тепло, но, пожалуйста, выбери время, и навести нас после Нового Года. Хоть в снежки поиграем по старой памяти, пока Слава будет гулять с коляской. В конце концов, надо тебе познакомиться с племянником, который должен в ноябре родиться, как считаешь? Белка. Май 20хх года.' И приписка другим, мужским, почерком: 'Македонский, приезжай! А то мы сами приедем!'.
  Май? Почта России такая Почта России...
  Сандр откинулся в шезлонге.
  До Нового Года оставалось несколько дней, но в Россию он полетит вместе с Кириллом, это уже решено. Ведь и вправду интересно заново познакомиться уже с семейной, замужней сестрой и новорожденным племянником. Яшиным Александром Ярославовичем. И вот еще, интересно, можно где-нибудь в Эквадоре купить им в подарок чепчик и ползунки с эмблемой Harley-Davidson?
  
  ***
  P.S.
  Бэль, задрав голову, от чего упал с головы капюшон, щурилась, ощущая, как на раскрасневшиеся от долгой прогулки щеки, падает снег. На удивление в этом году был просто потрясающе-сказочный, мягкий, теплый и снежный декабрь.
  Через два дня новый год, который она впервые за двадцать восемь лет проводит Дома с Семьей.
  Долой бесконечные командировки и работу, которая забирает все свободное время.
  Сколько раз она понимала, что на дворе Новый Год, только по бесконечным фейерверкам за окном, которые отрывали ее от очередного заказа? Хватит. Правильно говорят, что всех денег не заработаешь.
  - Вот глаз и глаз за тобой нужен! - уверенная мужская рука попыталась натянуть на нее капюшон лыжного костюма. - Простынешь же! Сколько можно без шапки ходить?
  Она про себя улыбнулась и скосила глаз в его сторону, пытаясь понять: неужели у него получится?
  Слава недовольно, словно ёжик, пыхтел, стараясь осторожно, не зацепив ее волосы, вернуть капюшон на отведенное ему место. В итоге, поняв, что аккуратно это сделать не получится, сдался, и попросил.
  - Ну пожалуйста, одень. Я волнуюсь.
  Она счастливо рассмеялась, быстро накинула капюшон на голову и обняла мужа за талию, наслаждаясь исходившими от него силой и заботой, незримым коконом окружающим ее вот уже больше двух лет.
  Воистину, к хорошему быстро привыкаешь!
  
  Р.P.S.
  Казалось вот же: они вместе шли по дорожке, о чем-то шутя и наслаждаясь хорошей погодой. Он катил перед собой коляску, она смотрела по сторонам, наблюдая за окружающими.
  И вот, спустя несколько мгновений, её уже нет рядом, а его глупое сердце на эти секунды, пока ищет ее глазами, замерло где-то в горле. Почему-то уже больше двух лет важно, чтобы она всегда была рядом, в поле его зрения. Казалось, отвернешься, и она может растаять, словно эфемерный дым. А еще он боялся, что все это сон, который в какой-то момент может закончиться.
  Она стояла чуть сзади, на краю парковой дорожки, в своем ярко-зеленом лыжном костюме и смотрела куда-то вверх, словно лицом ловила снежинки. Как всегда, красивая, яркая и живя. Совершенно не похожая на официальные фото.
  Он нахмурился и подавил ворчание: снова она не надела шапку. Ярослав развернулся, подошел к ней и постарался натянуть на её светлую макушку слетевший капюшон. Увы, горловина у него было довольно узкая, поэтому на её ушках капюшон застревал.
  Пришлось попросить.
  И снова почувствовать бабочек в животе, услышав искренний, счастливый смех Бэль и ощутив ее руку на своей пояснице. Пожалуй, ради таких моментов стоило все эти годы ждать именно её. Ведь, кто знает, как сложилась бы их жизнь, если бы они не знали друг про друга и из-за такой привычной неприязни, на три месяца не оказались бы друг от друга вдалеке, выравнивая мысли и чувства.
  Теперь же, они как-то совершенно спокойно и незаметно преодолели все разногласия, прекрасно работают в тандеме, а их опыт, талант и знания позволяют вытянуть, казалось бы, самые невыполнимые заказы.
  Всех денег не заработаешь? Возможно. Но иногда, когда рядом сильный партнер и человек, который полностью понимает и поддерживает твои стремления, можно свернуть горы.
  
  Р.Р.P.S.
   Вышивальщица отставила в сторону старинное зеркало с потускневшей амальгамой, покрытое с обратной стороны белоснежной эмалью. Довольно улыбнулась и погладила за ушком с кисточкой огромного дымчатого кота, взглядом пробегая по узору на ткани Мироздания.
  - Мр-р-рррк? - котяра на миг приоткрыл желто-зеленые глазищи, мягко подтягивая лапкой под себя визитку Македонского, которую он подкинул 'в пятые руки', чтобы передали эти данные в свое время на сотовый Айсбергу.
   Вышивальщица, заметив это, блеснула глазами, сдерживая улыбку.
  - Как думаешь, для брата её, ярко-алая, или как сейчас, блёкло-серая?..
  1. Здравствуй, Эквадор! (исп.)
  2. О, моя красавица! (итал.)
  3. Взрослая уже. (исп.)
  4. Хорошо. Как скажешь. (исп.)
  5. Не положено по закону! (исп.)
  6.   
    Оценка: 9.47*12  Ваша оценка:

    РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
      Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Отбор под маской" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Ясная "Батарейка для арда" (Любовное фэнтези) | | К.Болотина "Истинная для дракона 1" (Короткий любовный роман) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | О.Волконская "Ненавижу любя" (Короткий любовный роман) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | А.Рай "Операция О.Т.Б.О.Р." (Любовная фантастика) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Юмористическое фэнтези) | |
    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

    Как попасть в этoт список
    Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"