Фэнт: другие произведения.

Студент вам - не пешка!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.44*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Студент медик, решивший профилонить физкультуру, случайно становится свидетелем битвы двух... Косплейщиков? Ролевиков? Магов?!.. Повернув камень на ожерелье, он проваливается в другой мир. Где убит один из Хранителей Клана, а приобретённый амулет оказывается не такой уж бесполезной штукой, спасая его от гибели.

  - Хык... Хык... Хык... - бешено выдыхали мои лёгкие. - Хык!..
  Кто придумал физкультуру для медиков? Особенно, по утрам? Особенно, если они студенты и ночью, мягко говоря, не корпели над учебниками?! Обернувшись, я оценил жалкий вид растянувшихся по беговой дорожке однокурсников, также, как и я, находившихся на последнем издыхании. День рождения группы, с чьей-то лёгкой руки назначенный на последнее воскресенье сентября, не прошёл даром ни для кого - с трудом огибая осенние лужи, с замученными лицами, коллеги героически пытались передвигать ватные ноги. В довершение всех бед, с серого неба начал накрапывать мерзкий, холодный дождь...
   - Хык... Хык...
  К кроссовкам какой-то шутник, видно, приделал двухпудовые гири, а в висках два здоровенных кузнеца на спор соревновались в ударах молотов. Совершая их, по-садистски, всё сильней, с каждым моим следующим шагом. В память же упорно, как бы я не гнал её прочь, лезла картинка из учебника о последствиях инсульта. Разворачивая перед воображением поражённый человеческий мозг и так, и этак. И даже в изометрической, к моему искреннему удивлению, проекции.
  Наконец, здравый смысл победил спортивные потуги. Сбавив шаг и не обращая внимания на тяжёлый топот позади, я побрёл к ближайшим деревьям у кромки стадиона.
  Отсижусь, отдышусь, фиг с ним, с нормативом - здоровье дороже! В конце концов, впереди ещё целый семестр, выкручусь, поди... Но не успел я занырнуть в кусты, подыскивая местечко поудобней, как из глубины леса до меня донеслось:
  ... - Подохни, как положено мужчине, солнцеед! Вставай и умри, падаль!
  Оп-паньки... Я остановился как вкопанный, мигом позабыв об учёбе. Похоже там, за деревьями кто-то мочит какого-то солнцееда! Я слыхал о таких чудаках - это люди сродни йогам, не едят ничего и не пьют, питаясь исключительно солнечными лучами. В голове немедленно нарисовалась картинка, как какой-нибудь гопник мочит ни в чём неповинную, валяющуюся под солнышком, обнажённую и худенькую вегетарианку. Юную, к тому же. В том, что это именно девушка, принимающая солнечные ванны именно в неглиже, фантазия не усомнилась ничуть. Не помешала ей даже пасмурная сентябрьская погода и обращение 'солнцеед' - 'мало ли, что у них на уме, у этих чокнутых и гопоты?..'
  Рука привычно потянулась за мобильником, но вспомнив, что оставил его в джинсах, в раздевалке, я оглянулся. Надо что-то делать, причём, немедленно! Позвать народ со стадиона? Броситься на помощь самому?
  Внезапный громовой раскат заставил меня присесть, схватившись за голову от боли. Яркая вспышка и удар грома, от которого барабанные перепонки, как мне показалось, вдавило в глубину черепа, оглушили и на миг заставили потеряться в пространстве. И всё бы ничего, подобные явления в дождь как бы не редкость... Если бы я не был готов поклясться, что звук раздавался из-за деревьев!
  И когда я вновь начал слышать, спустя несколько секунд, то различил чей-то слабый стон:
  - Больно...
  Позабыв об осторожности, я бросился сквозь кусты, грозя лишиться зрения об острые шипы боярышника. Едва не оставив свой скальп на ветках и чуть не кувыркнувшись, я вылетел на небольшую полянку и осмотрелся, оценивая ситуацию.
   На траве, свернувшись калачиком, лежал молодой пацан-блондин лет шестнадцати, держась обеими руками за бок. Подбежав ближе я удивлённо остановился, не зная, что и думать. Парень был одет в серый, с огромным капюшоном, длинный плащ. При словосочетании 'мужчина в плаще' принято представлять некоего элегантного с виду джентльмена в современном дождевике, с карманами и пуговицами. Возможно, с такой деталью, как пояс. Однако, одежда лежащего представляла из себя нечто средневековое, в такой вполне мог рассекать какой-нибудь инквизитор времён охоты не ведьм. Присмотревшись внимательней, я вообще выпал в осадок. Потому что из-под пол балахона виднелись кожаные сапоги с длинными, вычурными шпорами, поблёскивающими жёлтым металлом.
  - Ты как? Живой? Что случилось, говори быстро?.. - Нагнувшись над странным человеком, я попытался развернуть его, оценивая повреждения.
  Когда я осторожно перевернул того на спину, то охренел окончательно. Поскольку под телом обнаружился короткий клинок с вычурной рукоятью, явно сделанный под старину.
  Чертыхаясь и кряхтя, я безуспешно пытался разжать руки парня над предполагаемой раной. Если его там проткнули таким же, мать его, мечом, то... В лучшем случае задето лёгкое, в худшем - печень... Ролевики, мать вашу! Доигрались? Нет, чтоб дома сидеть за компьютерными играми, всё их тянет на природу, почувствовать себя 'лыцарями'!
  Пацан открыл глаза и посмотрел на меня мутным взором. Кривясь лицом, попытался что-то сказать белыми, как мел, губами. Уже, неплохо! Сознание присутствует! Рану только отпусти, дай посмотрю!
  - Бегите! - наконец, пробормотал он. - Подземник сейчас вернётся, добить!..
  - Какой ещё 'подземник'?!.. Рану отпусти давай, чем тебя? Сейчас аккуратно тебя подниму и поедешь в больницу!
  - Вы не понимаете... - его рот скривился в усмешке. - И ничем не помож...
  Кусты позади подозрительно зашелестели, и я спиной почувствовал, как на поляне возникло третье действующее лицо. Обернувшись, я буквально опешил, от неожиданности открыв рот.
  Возле дерева, в вальяжной и расслабленной позе, одетый длинный косплеевский плащ, наподобие как у лежащего, только чёрный, стоял, поигрывая в руке копьём, коренастый мужик лет тридцати. Длинная, почти до пояса борода кажется, была единственной растительностью на его лице. Ибо брови, как и волосы на его голове полностью отсутствовали. Фиг бы с ним, в Москве и не такое можно увидеть, но во внешнем виде мужика лично меня конкретно напрягли две вещи. Первая - на роже его играла недобрая такая, злая усмешка. И второе... Не знаю, как он добился подобного эффекта, но кончик копья ролевика светился голубоватым светом. Словно по острию бежал ток высокого напряжения.
  - Он всё видел! - недобро улыбнулся мужик в тридцать два идеально белых зуба. - Тем хуже для него! - перестал он играть оружием, и копьё качнулось в мою сторону.
  Поднявшись, я угрожающе шевельнул плечами. Я всё понимаю, конечно, но... Не люблю, когда обо мне в третьем лице - раз, и в свои игрища меня втягивать не надо - два, ок? А то ведь я могу и... Мастер спорта по самбо - не хухры мухры. Заработано потом и кровью.
  - Не смей, Земляной! - Раздался снизу слабый голос. - Или ты считаешь, что Клан Земли сможет выкрутиться, убив человека магией в его мире?
  - Кто расскажет? - Криво гоготнул тот. - Тебя уже нет, его... - Голубой шарик на кончике копья начал увеличиваться. - Сейчас не станет!
  - Слышь, мужик? - не выдержал, наконец, я. - Ты бы валил отсюда, козёл, а то я тебя щас в спичечный коробок уделаю? Всосал?!.. - Отойдя в сторону от пацана, я прикидывал, как бы получше перехватить у него эту штуковину. А вдруг там и вправду, ток? - Тебя щас пинать будет человек тридцать, и лес этот конурой покажется! - закончил я, указывая в сторону стадиона.
  Оглушительный хохот в ответ - последнее, что я хотел бы услышать. Но, тем не менее, смех раздался. А с земли, как-то горько и совсем безнадёжно, донеслось:
  - Меня будут искать, Свейг! И если найдут следы портала, убийство смертного магией ляжет могильным камнем на твой клан в суде инквизиции, запомни!!!..
  Последние слова, кажется, произвели на ролевика впечатление. Перестав ржать и секунду подумав, тот прислонил копьё к дереву.
  - Это если магией, щенок. Мне хватит и своих сил.
  И без предупреждения, не готовясь, ринулся в мою сторону.
  Мама всегда говорила в детстве, что мне надо заниматься музыкой. У меня де слух и особые данные пианиста. И даже пыталась отдать несчастного сына в музыкальную школу, таская понурого мальчугана на разнообразные прослушивания. Успеха она не добилась, а вот саботировать такое дело я научился довольно быстро. И стоило какой-нибудь тётке-училке, усадив меня рядом с фортепиано, начать исследовать мои музыкальные способности, как они тут же куда-то испарялись. Напрочь.
  Папа оказался более мудрым человеком. Глядя на эту картину, некоторое время молчал себе в усы, а потом взял, да и отвёл меня в спортшколу. Сдав на попечение другу детства и отвязному мужику по отчеству Василич. Бухарику и тому ещё типу. По совместительству работающему тренером самбо. В итоге, поехать на всероссийские сборы мне помешала лишь начавшаяся в медуниверситете учёба. Но мастера спорта я таки отхватить успел, пусть и не международного класса.
  Подсечка, залом руки... Телу ничего не надо приказывать, тело само всё помнит!
  Попавшись на детский, такой простой приём, ролевик позорно растянулся, бухнувшись в мокрые осенние листья, как мешок с картошкой. Ха! А ещё говорил 'магия', 'сам'... Вот она, магия! Драться надо уметь, а ты... Чмошник! Я отвлёкся ровно на секунду, отвернувшись и поглядев на пацана. Успев даже подмигнуть тому: 'Не дрейфь, мол, я сейчас!..' Мгновенно поняв по выражению лица того, что дела обстоят не так прекрасно.
  Не успев повернуться обратно и краем глаза уловив молниеносное движение, я едва пригнулся, чтобы не пропустить мощнейший удар. За одну секунду мужик успел не только оказаться на ногах, но и сгруппировавшись, вдарить! Ни фига себе!
  Отскочив в сторону, я принял боевую стойку, внимательно следя за соперником, и стараясь не упустить ни единого движения. Кузнецы в висках снова застучали, вкупе с бешеным сердцебиением - 'Бум-бум!!!.. Бум-Бум!!!..' А чел-то не простой, похоже! Занимался, как минимум!
  Бородач тоже поубавил прыти, оценивающе рассматривая неожиданно умелого противника. Из-под больших надбровных дуг в меня пристально упёрся тяжёлый, изучающий взгляд.
  Мы перемещались лицом друг к другу, по периметру небольшой окружности, не рискуя нападать. Из груди соперника вырывалось хриплое, низкое дыхание, а длинная борода его, скомкавшись после валяния по земле, представляла из себя настолько жалкое зрелище, что я рискнул пошутить:
  - Мочалка не мешает, упырь?
  И, похоже, сделал это зря. Издав звериный рык, обладатель банного приспособления молнией бросился мне в ноги, обхватив моё туловище и сделав банальнейший захват. Мир вокруг перевернулся, и сильнейший удар спиной напрочь сбил дыхание, отдав в затылке тупой болью. Мелькнувшая мысль 'Как?!..' немедленно парировалась второй, дельной: 'Бухать вчера надо было меньше!'.
  Сцепившись клубком, мы кубарем покатились по листве. Я - приходя в чувство после броска и стремясь вырваться из стальных объятий, он - с каждой секундой подбираясь всё ближе к моему горлу. С тоской я понимал, что начинаю проигрывать - силищи в том было немеряно, и лишь сейчас, схватившись вплотную я осознал, насколько крепкие и мышцы меня удерживают.
  Прокатившись несколько метров, мы остановились, и положение моё оказалось хуже некуда - я очутился на спине! Перед глазами всё плыло и вертелось, попытки сбросить с себя косплейщика не приводили ни к чему. Мужик же, навалившись тяжестью сверху, всё ближе и ближе подбирался ручищами к моему горлу.
   С каждым новым мгновением мои силы таяли, как дым, а разъярённый соперник, казалось, всё прибавлял и прибавлял, медленно, но верно раздвигая мои руки. Вот его дубовая ладонь легла мне ниже подбородка, вот пальцы, будто выкованные из железа, начали уверенно сжимать гортань... Я почувствовал, что задыхаюсь - перед глазами поплыли чёрные круги, как вдруг...
   В этот миг у меня заложило уши. Поскольку раздался новый, оглушительный громовой удар. Хватка мужика ослабла, и издав хлюпающий звук, я смог, наконец, вдохнуть полной грудью. Успев увидеть, как гад, только что едва меня не убивший, с выражением крайнего изумления на лице, медленно отвалился назад, рухнув ничком.
   Медленно сев и ничего не понимая, оглушённый громом, я начал растирать онемевшую шею, пытаясь прийти в себя. Услышав сквозь набившуюся в уши вату слабый, приглушённый стон. Пацан!!! Это он его, что ли?!
  Парень лежал ничком, сжимая меч, на конце которого светился слабый голубой огонёк. И этот туда же? Тоже, маг? Да откуда они понабрались подобных приблуд?
  Одним прыжком я оказался рядом, нагнувшись, но сразу стало понятно, что дела совсем плохи. Мертвенно бледное лицо начинало уже синеть, я видел подобное в палате реанимации - это агония. Вид развороченной грудины, которую он до этого зажимал руками, подтвердил худшие предположения - на теле зияла глубокая дыра с обожжёнными краями. После такого долго не живут... Конец!
  - Ожерелье... - пробормотал он слабыми губами. - Надень!.. - Рука его разжалась, и в ладони что-то сверкнуло. - Умоляю!
  - Парень, терпи, что-нибудь придумаем!!! - встав на колени, я попытался поднять его. - Не отключайся, слышишь?!..
  - Ожерелье надень... Поверни камень! Он сейчас очнётся, я ненадолго его... - голос слабел.
  В полной беспомощности я сжал кулаки. Помочь умирающему уже не мог никто, окажись он хоть в самой современной, напичканной оборудованием, клинике... Неожиданно рука его с силой сжала мою:
  - Запомни: Клан Земли овладел высшим заклинанием силы! Равновесие будет нарушено! Именно поэтому Свейг и смог меня... - он не договорил. Изо рта пошла розовая пена, и, пару раз дёрнувшись, мальчишка затих. На этот раз, навсегда...
  Плохо соображая, что делаю, я вытянул из его ладони увесистую цепочку с ярким, переливающимся камнем, быстро надев на шею. Зачем? Что я, совсем дурак? Последняя воля умершего?! Что за...
  - Отдай ожерелье и разойдёмся! - раздался за спиной знакомый голос. - Или, умрёшь!
  Я замер. А совсем рядом с ухом послышался характерный электрический звук. Словно по металлическим шинам бежал ток высокого напряжения.
  Странно, но почему-то в этот момент мне было совсем не страшно. Хоть я и ни на минуту не сомневался, что дёрнись я сейчас, придёт неминуемая, возможно, болезненная смерть. Умерший у моих ног - лучшее тому подтверждение, дыра в его груди вовсе не иллюзия. И ещё я почувствовал, как от камня, что висит на моём теле, исходило спокойствие и уверенность, как бы ни странно звучало подобное. Он словно говорил мне: 'Не отдавай, и всё станет хорошо. Не отдавай!' И волны, исходящие от камня, были сродни успокаивающему голосу мамы, когда ты ещё совсем маленький, и только она сможет защитить тебя, успокоив.
  Гудение у уха усилилось и сомнений, что промедли я хоть мгновение, не осталось - сейчас меня убьют. И тогда резким движением, изо всех сил, я повернул камень.
  
  Мужик с копьём исчез, дождь кончился. А я стоял один среди деревьев, кажется, на той же поляне... Или, не на той?!.. Ни умершего парня у ног, ни того гада...
  Я ничего не успел понять. Сперва мне показалось даже, что Свейг, или как его там, привёл в действие угрозу, и я перенёсся на небеса. Или, в какое-то другое, менее приспособленное для рая, место. Однако, ступни мои всё так же стояли на земле (хорошо, уже не небеса!), а над головой светило яркое солнце. Что означало, что попал я отнюдь не в ад, ибо где вы встречали преисподнюю с ласковым солнышком? Даже, двумя...
  На этом месте размышлений я решил не глядеть больше наверх, поскольку вероятность угодить в дурку увеличивалась с каждым новым светилом. Уже в два раза, а если ещё парочка обнаружится? А огляделся по сторонам, и увиденному, мягко говоря, не порадовался.
  Осенний лес ни с того превратился в летний, куда-то пропали кусты сирени и боярышника, а их место заняли незнакомые, впервые видимые мной, растения. Напоминающие, кстати, тропические.
  Решив не испытывать дальше разум, а вернуться на стадион, к народу, я продрался сквозь растительность. Выйдя из чащи там, где по всем прикидкам, в неё зашёл. Поле. Только, не футбольное, с беговой дорожкой и трибуной, а просто - поле. Хоть, траву коси!
  Впрочем, не всё оказалось так плохо, во всяком случае, на первый взгляд. Поскольку на второй, за верхушками деревьев, виднелись силуэты высоких, каменных домов. Оглядевшись ещё раз и не обнаружив признаков стадиона, я и направил себя к ним. Стараясь не глядеть на небо и думать исключительно о хорошем.
  Очень скоро луг с травой по пояс пересекла дорога. 'Дорога, так дорога, уже неплохо!', подумал я, свернув на неё. Благо, пролегала она в попутном направлении. Только теперь, шагая, мне приходилось смотреть исключительно вперёд и по сторонам. Поскольку на небо с двумя солнцами нельзя, под ноги, тоже - нельзя... Иначе точно, психушка. Так как мостовых в парке Измайлово, вымощенных по старинке, булыжником, я чего-то не мог припомнить. Да и не было их там никогда, зуб даю.
  До города оставалось всего ничего, и лес почти закончился, но тут же всё стало совсем плохо. Поскольку позади послышался отчётливый стук копыт.
  '...И если там не московская конная полиция или не представители какого-нибудь жокейского клуба, то...' Я остановился, сложив руки на груди и приготовившись к худшему. Ожидания, в общем, не подвели.
  Нагонявшие оказались ни теми, ни другими. Что дела мои плохи я понял, когда завидел их ещё издали. Всадники щеголяли в таких же плащах, что и те двое, на стадионе. Говоря точнее, они были одеты в белые балахоны, как погибший паренёк. В том, что ребята скачут по мою душу, не возникло сомнений ни на секунду - уж больно резво те пришпоривали лошадей, указывая в мою сторону. 'Раз, два, три, четыре...' - механически считал я, остановившись. Бежать? Куда?! Когда счёт дошёл до цифры 'восемь', меня окружили.
  Оказавшись в центре кольца фыркающих, разгорячённых животных, мне стоило огромного труда усилием воли держать себя в руках, стоять на месте и не дёргаться. Если кто не верит, пусть сам попробует оказаться хрен знает где в такой ситуации, погляжу на него! Ну, долго будем так переминаться? Хотели чего - спрашивайте, нет - валите! Когда я уже собрался высказать свои мысли вслух, низкий голос нарушил молчание:
  - Откуда у тебя амулет Силы, чужеземец?
  Вот, точно знал, что к добру эти побрякушки не приведут. Как задницей чувствовал! Эти ролевые игрища, чтоб их...
  - Мне отдал его умирающий парень там, у стадиона! - Указал я рукой в направлении, откуда вышел. - Отдал и... И умер.
  Последние слова вызвали настоящую бурю: лошади заржали, задвигавшись, и ближайшая ко мне, поднятая ездоком на дыбы, едва не угодила копытом в голову. Я еле успел отскочить, чтобы увернуться от следующей, норовящей сшибить грудью незадачливого студента.
  Что-то тяжёлое ударилось о землю позади. И когда я обернулся, то обнаружил рядом спешившегося наездника, взгляд которого способен был прожечь дыру хоть в титановом сплаве, мать его дери. Беда в том, что свой пламенный взор он сейчас устремил в меня!
  - Что ты сказал, повтори? Юный Хранитель клана Солнца, мёртв?! Я не ослышался? - прокаркал он, угрожающе замахнувшись.
  Я не отводил глаз от его руки. В которой тот сжимал длинный, сверкающий синим пламенем на кончике, занесённый кинжал.
  - Оставь его, Серг, не спеши. - Произнёс голос, что заговорил со мной первым. - Не забывай, что случается с теми, кто покусится на жизнь владельца амулета! К тому же, чужеземец должен поведать нам всё, что знает.
  - Да, милорд... - поклонился тот с неохотой, пряча кинжал в ножны.
  - Чужеземец! Укажи нам ещё раз, где это произошло? - спокойный голос 'милорда' внушал надежду, что меня не грохнут. Во всяком случае, не здесь и не сейчас.
  - Там! - указал я снова в направлении леса.
  В тот же миг, не успел я и 'ойкнуть', чья-то сильная рука, обхватив поясницу, легко, словно пушинку, подбросила меня наверх, перекинув через туловище лошади. А ещё через секунду, подскакивая от взятого всадниками галопа, я вместе с ними нёсся обратно к поляне. Кляня на чём свет стоит булыжную мостовую, ночную пьянку, желание помогать кому-либо и вообще: весь белый свет в копеечку.
  
  - Расскажи нам ещё раз, чужеземец, о гибели юного Хранителя. - Старик в белой мантии поднялся с трона, подойдя вплотную. - Быть может, ты упустил мелкую деталь, о которой сможешь вспомнить сейчас?
  Я с тоской посмотрел вокруг. В полутьме круглого зала, освещённого тусклым пламенем свечей, мрачные лица 'синода' (про себя я сразу окрестил собравшихся именно 'синодом') были едва различимы. Все одиннадцать членов мероприятия, начиная от старика, имели возраст по ниспадающей, либо - по нарастающей, без разницы. Самому молодому из них на вид было лет двадцать пять. 'Прямо, двенадцать месяцев какие-то!' - вдохнув побольше воздуха, я начал рассказывать в третий раз:
  - Первая пара у меня физкультура, мы сдавали норматив по бегу. А вчера ночью отмечался день группы! И когда я зашёл в лес, отдохнуть...
  Продолжая повторять уже отскакивающую от зубов историю, мысленно я вернулся к недавним событиям, поскольку окончательно поверить в произошедшее всё ещё не мог.
  Оказался я в этом странном зале довольно просто. Когда всадники в капюшонах доставили чертыхавшегося меня на место, то, разумеется, никого там не обнаружили. Поскольку даже я уже к тому моменту сообразил, что нахожусь не в своём привычном мире, а... В общем, в каком-то мире ином. Псих, что звался Сергом, разозлившись, снова захотел меня пристукнуть. Для чего даже обнажил свой клинок с синим светом, начав махать им из стороны в сторону. На что, в свою очередь, не выдержав такого обращения, я предложил ему не рисоваться перед публикой, а бросить пукалку, и пообщаться как мужчина с мужчиной, врукопашную (разве, сделал я это не слишком корректно, в процессе назвав того пару раз дешёвым фраером и понторезом, да сдобрил речь несколькими прилагательными). Так бы и лежать незадачливому попаданцу с дырой в теле, не вмешайся в разборку всё тот же 'милорд':
  - Хватит. Пусть чужеземца допросят Хранители.
  С этими словами меня вновь водрузили на лошадиную спину. Не интересуясь самочувствием и вообще - не спрашивая.
  Подскакивая, покряхтывая и подпрыгивая вместе с животным, крепко удерживаемый психопатом Сергом, я всё же находил в себе силы смотреть по сторонам. В процессе доставки к этим самым 'Хранителям'. А смотреть, надо сказать, было на что.
  Когда наша процессия въехала в город, сперва у меня сложилось впечатление, что попал я в мрачное средневековье - вдоль булыжной мостовой выстроились старинные, будто сошедшие с музейных изображений, здания. Выстроенные преимущественно из белого камня, в несколько этажей, с такой немаловажной исторической деталью, как распахнутые ставни. Увиденное напоминало больше старинную Европу, такой, какой я видел её на картинах - Брюгге, Париж времён д'Артаньяна, что-то подобное... Я хоть и не коренной москвич, а юность провёл вообще, в Тагиле, но в России подобное невозможно, уверяю! Решив было, что я и впрямь, каким-то невероятным образом совершил скачок во времени, я едва не потерял челюсть, как только мы свернули на перекрёстке. На соседней улице всё оказалось современно и знакомо! 'Сталинки' в несколько этажей, из которых состоит половина центра Москвы! Я готов был поклясться даже, что видал именно эти дома на Тверской! И глаза мои совсем уж поползли на лоб, когда мимо промелькнул самый настоящий вход в метро, точь-в точь как 'Станция Театральная'! Разве, без характерного 'М' на крыше, но... Те же колонны и те же двери, сто раз там проходил!
  Вновь свернув, мы вообще очутились в месте, будто сошедшем с путеводителя по какому-нибудь Дамаску, или Багдаду... Город явно представлял из себя аляповатое историческое собрание всех частей света, никак не меньше!
  Однако, более всего меня напрягли два факта. Первый - почти полное отсутствие людей в этом странном городе. То есть, за весь путь я заметил лишь трёх-четырёх прохожих на тротуаре. Несмотря на жаркий солнечный день, одетых в такие же плащи, как у конвоиров. И, к моему удивлению, второе: ни единого намёка на электрические провода! Даже фонари, понатыканные вдоль булыжной мостовой, похоже, работали либо на газе, или на каком-нибудь керосине.
  ... - Я с силой повернул камень на ожерелье, и оказался тут. - Закончил, наконец, я. - Кстати, очень хотелось бы знать, куда именно я попал и когда вернусь обратно! - добавил я, чуть подумав. Перспектива застрять непонятно где не прельщала ничуть, учитывая и без того проваленный норматив по физре. А сегодня ещё четыре пары!
  - Клан Земли овладел Высшим заклинанием Силы... - будто не слыша вопроса, пробормотал старик. - А учитывая, что убийцу, по словам чужеземца, звали Свейг... Вы слышали, братья? - повернулся он к остальным. - Если чужеземец не лжёт, равновесию приходит конец!
  - Лорд Хранитель, позвольте сказать! - из молчавшего весь рассказ 'синода' выступил безбородый мужчина. Единственный, кстати, с отсутствием растительности на лице.
  - Говори, ван Дерг! - согласно кивнул старик.
  - Лорд Хранитель, достопочтимые братья... - низко поклонился он, откинув капюшон. - Я слабо искушён в дипломатии и мне далеки политические ужимки, которые в последнее время предпринимает наш клан...
  При этих словах позади говорившего послышался глухой ропот. Не обращая внимания, безбородый, весь вид которого говорил о сильнейшем волнении, продолжил, возвысив голос:
  ... - Да-да, предпринимает Клан Солнца, дабы не замечать очевидного: Клан Земли давно перестал соблюдать мирные договорённости! И убийство юного Хранителя, пусть светлая душа его упокоится среди предков, должно явиться последней каплей в череде их преступлений!
  Поднявшись по ступеням, тот указал на меня:
  - Я ничуть не сомневаюсь в словах молодого человека! Более того, вижу, как и все вы, что рассказ его - не ложь! Свейг, презренный наёмный убийца, в казни которого Клан Земли уверял нас, жив. И сегодня он попытался завладеть Амулетом Силы, убив одного из нас. Кстати, не побоявшись убийства владельца амулета! Что лишний раз подтверждает слова чужестранца - Клан Земли надёжно защищён! И если бы не отвага чужеземца, пытавшегося помочь юному Аурусу... Чего же ещё вам требуется, кроме пустующего места самого юного из братьев?!.. - громогласно завершил он.
  Финальная нота его голоса, дойдя до высшей точки, долго ещё перекатывалась эхом под сводами высокого, теряющегося в темноте, потолка.
  В зале воцарилась гробовая тишина.
  - Предлагаю братьям-хранителям немедленно созвать суд Инквизиции! - сложив руки на груди, мрачно добавил он. И, отступив обратно, скрылся в темноте.
  Стараясь не дышать, я вслушивался в каждое слово. Только что мне стали понятны как минимум, две вещи: первое - убитый парень являлся одним из двенадцати Хранителей, и его амулет висит сейчас на мне. Второе... Мама, забери меня домой, а!!! Вот, не собираюсь я участвовать в разборках кланов магов!!! Ни при каких условиях, хоть убейте!
  - Для начала следует выслушать их посла! - прервал тишину верховный Хранитель. - Так призовём же его сюда!
  Банальная магия должна совершаться банально. Во всяком случае, если находишься ты среди людей, именующих себя таковыми, то есть - магами. Так и произошло: старик щёлкнул пальцами, пробормотав что-то в бороду, и не успел я удивиться, как в паре метров от него образовалось яркое сияние, похожее на пламя большой восковой свечи. Я едва успел захлопнуть изумлённо распахнувшуюся варежку, как огонь погас, а на его месте возник толстый дядька с неприятным рыхлым лицом, напоминающим варёную картофелину в мундире. В привычном уже плаще с капюшоном (это здесь повседневность, я понял), только чёрного цвета. Как у убийцы паренька.
  Не успев толком появиться, тот немедленно вперил в меня недобрый, подозрительный взгляд. А когда Верховный Хранитель, с шумом втянув воздух, начал было: 'Посол Клана Земли! Мы, Хранители клана Солнца, хотели бы выслу...', жиртрест тут же перебил:
  - Протестую! Я имею право не говорить с Хранителями в присутствии чужака! - указал он в мою сторону коротким пальцем. - Пункт десять, параграф три хартии посланников!
  Возникла неловкая пауза. Наконец, старик произнёс с сожалением:
  - Посол прав.
  И, указав в мою сторону, добавил: - Ты можешь пока идти, чужеземец. Посмотри город, познакомься с его жителями. Тебя не обидят! Но и сам никого не обижай!
  Я удивлённо поглядел на него. Как? Вот так просто - иди гуляй?! А если я сбегу?! Впрочем... Куда? Ну, раз надо, значит... Хорошо, я пошёл тогда! Пройдя мимо расступившихся хранителей, я направился было к выходу, как громкий голос старика заставил застыть на месте:
  - Только не спускайся ниже уровня Земли, чужеземец. Избегай подвалов и ходов под землю!
  - Почему? - удивлённо обернулся я. И, внезапно встретившись взглядом с толстяком в чёрном плаще, сразу всё понял. Глядя на меня, тот недобро ухмылялся - пожалуй, пауки вот так же точно рассматривают своих жертв. Собираясь перекусить. Он ведь из Клана Земли, значит, поэтому мне нельзя под землю... Так! Партизаны в лесу становятся толще и шире! Куда мне ещё нельзя? Я в туалет, может, давно хочу?!
  Набравшись смелости (надо же начинать когда-то), я спросил:
  - А скоро я попаду домой? В Москву?
  В ответ раздался громогласный хохот. Хохот одного единственного из присутствующих, не успевшего, прямо говоря, толком тут возникнуть. Недаром этот 'посол' мне сразу не понравился! А когда тот закончил ржать, верховный Хранитель, как мне показалось, чуть дрогнувшим голосом, ответил:
  - Никогда, чужеземец. Ты останешься в этом мире навсегда.
  
  
  - Пора подниматься, госпожа, пора подниматься... - долетел до её слуха грудной голос Нянюшки. - Госпожа, день нынче важный, поэтому пора подниматься... Пора, госпожа!.. В Академию опоздаете!
  Поглубже завернувшись в шёлковое одеяло, она для верности воздвигла преграду из подушки. Между тем, настоящим миром с нянькой и миром сна. Голос Нянюшки сделался глуше, но пропадать и не думал: ... - Госпожа! Пришёл новый день, и нам пора подниматься... Госпожа, пора!..
  Барьер явно не сработал. И разочарованная девушка, сладко потянувшись напоследок, резким движением скинула одеяло.
  В огромном зеркале напротив немедленно отразился интерьер гигантской спальни. В самом низу полутёмного алькова - белизна её юного, обнажённого тела. Залюбовавшись собой, его обладательница тут же подпёрла рукой подбородок, сдвинув колено немного вперёд. Чуть нагнула голову, и густой локон свесился на упругую грудь, прикрыв розовые пятнышки... Получилось точь-в-точь как на той картине, что в покоях отца! Не хватает лишь странного юноши, там, в правом углу...
  Развеяв сладкий мираж, с краю тут же возникло знакомое сморщенное лицо. Удивлённо пошевелив бровями, лик недовольной няньки окончательно скуксился, став похожим на сморщенную сливу:
  - Снова спали голышом?!..
  Этот вопрос окончательно разрушил все иллюзии. 'Да, спала без всего... - недовольно думала Каэль. Сев на кровати и в последний раз кинув взгляд в зеркало. - ...Так удобней и... И можно помечтать!..'
  Наскоро запахнувшись в пеньюар, подставив гребню непослушные волосы, Каэль с тоской слушала шамкающий бубнёж:
  ...- События такие в мире происходят, один из Хранителей погиб нынче...
  - Ай... Больно! Что-что ты сказала?
  - Хранитель самый юный, говорю, погиб - весь город о том говорит! Аурус.
  - Как, погиб?!..
  - Так и погиб! - недовольно вонзая зубья расчёски в густые волосы, прошамкала старая карга. - Убили его.
  - Кто?! - перехватив руку няньки, Каэль резко выпрямилась.
  - Говорят, земляные... - горько вздохнула Няня.
  В следующую секунду девушка была на ногах. Позабыв о распахнутом пеньюаре, так и не расчёсанной голове, и вообще - обо всём, она стрелой вылетела из спальни. Не обращая никакого внимания на горькие стенания няньки. А ещё через несколько минут, наскоро одевшись, скакала на вороном коне, отбивая искры от булыжной мостовой, в сторону Академии.
  
  
  Потрясённый, я понуро прошёл по коридору мимо стражников, что доставили меня к Хранителям. Не высунув даже дёрнувшемуся было Сергу язык: 'смотри, мол, мне погулять разрешили! Бе-бе-бе!'. Ибо когда узнаёшь, что ни завтра, ни через год, вообще никогда больше ты не увидишь мир, к которому так привык за последние двадцать лет... Становится не до шуток. Меня не интересовали ни висящие на стенах картины, изображающие каких-то людей в надоевших плащах с капюшонами, ни старинное оружие, ни даже древние рыцарские латы, которые захотелось лишь боднуть плечом. Навалившись на массивную, в два моих роста дверь, я очутился на улице. Где с неба на меня ласково глядели два солнышка. Одно - поменьше, другое - побольше. Дела.
  Выйдя на мостовую и засунув руки в карманы, я бесцельно побрёл, куда глаза глядят, поглощённый мрачными мыслями. Дворец Хранителей находился в интересном, 'готическом' районе города, и пребывай я в ином, менее плачевном расположении духа, с удовольствием рассмотрел бы величественные витражи огромных окон и изящные витые колонны, уходящие ввысь. И, естественно, диковинных горгулий, затаившихся под крышами. Невозмутимо взирающих с высоты на уныло бредущего, одетого в вызывающий спортивный костюм, прохожего.
  Пройдя с полквартала и не встретив живой души ('посмотри город, познакомься с жителями!..' Тоже мне, Хранитель! С кем тут знакомиться?!..), я разбежался, и со всех сил зарядил кроссовкой по торчащему на пути фонарному столбу. Пнув железяку так, что заныла нога. А чего? Тоже мне, встал тут, на дороге... Не видишь, человек переживает?!..
  Обойдя препятствие и направившись было дальше, я резко остановился. Поскольку услыхал за спиной подозрительный, настораживающий скрип.
  'Не-не-не, фигня! Это всё от эмоций, переживать меньше надо... Я ведь окончательно с ума не сошёл?' - мелькнуло в голове. Но подлая реальность тут же дала понять, что, видимо, сошёл. Поскольку обернувшись, я едва успел среагировать, лишь в последний момент отпрыгнув от едва не боднувшего меня в зад фонаря.
  - Ах, ты, гадский столбяра... - опешив от неожиданности, пробормотал я. - Драться?
  Распрямившись в полный рост, злобный фонарь сделал в мою сторону угрожающее движение. Всем своим видом демонстрируя, что за себя он явно постоять может.
  Понимая в глубине сознания, что происходящее отлично вписалось бы в беседу с психиатром, причём, в палате для буйных, я всё же не мог сдержать накопившейся злости. Безысходность, боль в груди, ощущение потери привычной жизни - всё сложилось воедино, чтобы выплеснуться в вопле:
  - Давай тогда, ну?! Иди, иди сюда, баклан!
  Выставив кулаки вперёд и приняв стойку, я мигом подскочил к наглому столбу, сделав тому отменный 'маваши'. Едва успев в последний момент отскочить обратно, дабы не схлопотать оборзевшим фонарём под дых. В довершение всего, видимо, конкретно возмущённый таким поведением столб, принялся раскачиваться из стороны в сторону, опускаясь до самых булыжников. Явно провоцируя меня на дальнейшие действия. Грозя, к тому же, ужасным скрипом привлечь внимание горожан, пусть их и не видать пока. Оглянувшись и решив, что с него, пожалуй, хватит (мало ли, полиция прибежит какая?), я, сунув руки в трико, с независимым видом насвистывая, пошёл было дальше, как вдруг...
  Я даже не успел открыть рта от удивления, всё случилось слишком быстро.
  С соседней улицы послышалось звонкое 'тыгдын-тыгдын!..', и на мостовую, с заносом на повороте, стремглав вылетел чёрный смерч. Представляющий из себя всадника на вороном скакуне, галопом скачущего прямиком на меня! Промедление было сродни смерти, и сделав в воздухе немыслимую 'щучку', кляня судьбу на чём свет стоит, я приземлился на приветливые камни. Чудом успев сгруппироваться в последний момент, иначе переломов было бы - не избежать!
  Всаднику, впрочем, пришлось гораздо хуже. Обидчивый фонарь, продолжая совершать боевые амплитуды, именно в этот миг в очередной раз нагнулся к дороге, угрожающе скрипя на всю округу...
  Истеричное ржание заставило меня изо всех сил зажмуриться, отвернувшись. А громкий крик, переходящий в глухой удар, возвестил, что знакомство моё с новым миром оказалось крайне неудачным. Не успел выйти в свет, а уже - катастрофа... Только бы наездник выжил!
  Медлить было нельзя - если я едва уцелел, то что сейчас с упавшим?! Вскочив на ноги, я бросился к распростёртой фигурке. Брезгливо отмахнувшись от лезущего столба 'Да пошёл ты! Не до тебя!'.
  Нагнувшись над ворохом вещей и отметив, что это первый встреченный, одетый не в плащ, я почти заорал:
  - Вы живы? Где болит?!
  В ответ раздался столь жалобный стон, что я, не теряя времени, начал бережно освобождать пострадавшего от одежды. Первым делом аккуратно разорвав кружевную рубаху, чтобы добраться до тела. Трогать и переворачивать раненого я пока боялся, да и нельзя это до выяснения травмы! Любой врач скажет!
  Из-под материи, наконец, блеснула белизна кожи (слава богу, вещей меньше - меньше мороки!), и я развёл в стороны то, что называлось рубахой... Или, вовсе не рубахой?.. Блузкой?!.. В общем, полностью освободив травмированного от верхней части одежды, я неожиданно услышал настораживающие слова:
  - Что вы делаете?
  И ладно, раздайся они сверху, из-за спины, допустим. Но доносились они почему-то снизу, аккурат из-под лежащего лицом на камнях человека. Женским, голосом. Молодым. А когда девушка, резко сев, посмотрела на меня полным удивления взглядом... Я понял, что ещё и красивым. Красивой, то есть, она... Была. То есть, есть.
  - Э-э-э... - торопливо собрав руками порванные клочья, я не нашёл ничего лучше, чем сунуть их ей на колени. Стараясь глядеть ей в лицо я чувствовал, как взгляд позорно съезжает ниже. - Вы не ушиблись?
  Красавица непонимающе оглядела меня, затем проследила мой взгляд и моментально залилась краской. Сидя на корточках, как идиот, и пялясь на полуобнажённую белокурую девушку (на которой, кстати, к изумлению не было ни единой гематомы, и это после такого-то падения?), я моментально нарисовал в голове картину: 'вот она такая сейчас влюбится в меня по гроб жизни, поженимся, заведём кучу детишек! Может, и на фиг мне тот мир не нужен, раз в этом настолько хорошо всё получ...' Додумать я не успел. В глазах потемнело от сильнейшей пощёчины, и сквозь звон шлепка я едва расслышал:
  - Отвернись, грязный смерд!
  Уши заложило от пронзительного свиста, и я лишь успел отметить, что лошадь, похоже, тоже не пострадала. О чём возвестил громкий стук копыт. Небольшая возня за спиной, крик 'Н-н-н-о! Пошла!', и вот я снова остался один. Рядом с продолжавшим раскачиваться, неугомонным фонарём.
  Не знаю, сколько я простоял вот так - секунду, минуту, час... На плечо легла тяжёлая рука:
  - Чужеземец! Верховный Хранитель предупреждал тебя - никого не обижать?
  От неожиданности я подпрыгнул. Позади каким-то чудом оказался безбородый член 'синода', выступавший с призывом суда над 'земляными'. Забыл, как его? Ван... Дамм? Хельсинг?.. Несмотря на строгое выражение лица, глаза его искрились улыбкой.
  - А чего он? - Кивнул я на фонарь, который всё ещё качался.
  Безбородый бесстрашно подошёл к столбу, и успокаивающе потрепал того, как хозяин любимого пса. Дерзкий осветительный прибор, казалось, только того и ждал: гордо выпрямившись, фонарь, к моему изумлению, немедленно застыл, как ему и полагалось.
  - Здешний мир отличается от твоего, чужеземец. И вещи здесь зачастую требуют уважения не менее, чем обитатели. - Улыбнулся Хранитель. - Если не более...Ван Дерг! - неожиданно протянул он мне руку.
  - Павел... - пожал я крепкую ладонь. Рукопожатие - важная штука! Оно может быть вялым, скользким, официальным, даже враждебным. Приветствие Хранителя оказалось тёплым и дружественным, что лишь укрепило симпатию, возникшую к нему ещё во дворце. Плохой человек не сможет пожать руку настолько по-доброму!
  - Тебя, наверняка, волнует твоя дальнейшая судьба? - Ван Дерг приглашающе указал вперёд, - Позволишь составить тебе компанию во время прогулки?
  Ещё бы не интересовала!!! Я только и думаю, что о ней!
  - Так-то да! А можете сказать что-то новое? - я с трудом подстроился под его быстрый, уверенный шаг. Это кто ещё кому компанию составляет!
  - Могу. Ты определён Советом Хранителей в Академию Знаний. Несмотря на то, что я, её ректор, голосовал против.
  Во дела! Без меня меня женили, оказывается! А какого ляда не в университет Патриса Лумумбы?
  Резко остановившись, Ван Дерг внимательно поглядел на меня.
  - У нас нет такого университета.
  И, развернувшись, невозмутимо потопал дальше.
  Кажется, я покраснел до корней волос. Это же мои мысли, эй?! Что, и подумать уже ничего нельзя? Догоняя загадочного телепата, я искренне старался больше не думать ни о чём таком. Получалось, кстати, не очень - как назло в голову тут же полезла всякая ерунда вроде матерных слов. 'Кыш!' - мысленно цыкнул я, поравнявшись с Ван Дергом.
  - ...Виной всему выбравший тебя Амулет Силы, - продолжал Хранитель, увеличивая шаг. - Владелец Амулета автоматически причисляется к двенадцати Хранителям Клана Солнца.
  - Выбравший меня? Я не ослышался? - задохнулся я от возмущения. - Это ведь я, я сам его надел!
  Для надёжности я потрогал висящий под кофтой камень. Побрякушка как побрякушка, что за странные аллегории?
  - Ты слишком узко смотришь на вещи, юный Павел. Амулет предчувствуя гибель несчастного Ауруса, среди сотен претендентов выбрал именно тебя. Уж почему... - при этих словах широко шагающий Ван Дерг обернулся, скептически меня оглядев. - Я не знаю. Магического потенциала в тебе минимум, характер твой мало подходит для Клана Солнца. Разве, стремление помогать окружающим, как это произошло с Аурусом и... Твоей новой знакомой! - не сдержал улыбки Ван Дерг.
  Я окончательно залился краской. Оказывается, он и тут в курсе!
  - А позвольте-ка мне спросить? - скрывая смущение, ринулся в атаку я. - Что у вас тут за место такое? Почему мне нельзя обратно? Какого лешего... - я указал рукой на готические здания, - Я бодаюсь с фонарями и вообще: почему в этом городе понапихано с каждого города по куску? И что за академия, в которую вы меня определили, меня не спросив?
  Остановившись и посмотрев на меня, как на надоедливую обузу, незнакомец, вздохнув, начал рассказывать. И чем больше он говорил, тем сильней шевелились волосы на моей голове. Потому как если меня не укололи сильнодействующим наркотиком, услышанное казалось невозможным.
  Мир, в который я перенёсся, делился на два основных клана. Жители Клана Солнца, Хранителем которого внезапно оказался я, обитали на поверхности этого мира, занимая всё, что находилось выше земли - то есть, дома. Соответственно, члены Клана Земли проживали под землей. Занимая все подвалы, и вообще - всё, что располагалось ниже уровня. Кстати, вход в метро - из той же серии, видимо. Как я понял со слов рассказчика, кланы являлись прообразами добра и зла, хоть тот категорически отрицал подобные понятия. Между Кланами существовали жёсткие, прописанные договорённости о соблюдении паритета, на которых Ван Дерг не стал подробно останавливаться, пообещав, что со временем я сам всё узнаю. Но и без этого стало ясно, что земляные, как именовались обитатели подземелья на сленге, их нарушили. Сам в этом участвовал... Утром.
  В ответ на следующий вопрос, о дерущихся фонарях и возникающих из ниоткуда послах, рассказчик лишь усмехнулся:
  - Здешний мир основан на таинстве, что в твоём принято называть волшебством, юный Павел, хоть я и не согласен с этим термином. Мне куда ближе понятие 'знания'. И совет Хранителей - вершина иерархии Знаний. Многие существа, как и вещи, и даже дома здесь обладают характером с зачатками разума, юный Павел. Именно для того, чтобы постичь законы нашего мира, тебя и определили в Академию знаний. Знаний о законах нашего мира.
  - Значит, все обитатели тут - маги? Ну, обладают знаниями? - поправился я, едва поспевая за Ван Дергом.
  В этот момент, свернув с готической улицы, мы прошли через высокую арку кованных, металлических ворот, оказавшись в огромном, ухоженном парке. Аккуратные силуэты деревьев, подстриженная трава и выровненные кусты говорили о том, что за местом наблюдает отличный садовник. А скорее всего, учитывая размеры - сразу несколько. Выложенная кирпичом дорожка, обрамлённая редкими скамьями, вела прямиком к белому, в три этажа зданию с массивными колоннами, куда и направился мой собеседник:
  - Отнюдь. Большинство здешних жителей как раз наоборот, лишены таких способностей.
  - Но где тогда эти жители? У вас ни детей на улицах, ни прохожих? Куда люди подевались? - указал я рукой назад. - Где все-то?
  - Жители Клана Солнца заняты у Озера молитв, студенты на занятиях в Академии. У нас не принято даром терять время.
  - Озера молитв?!..
  В очередной раз улыбнувшись, Хранитель ответил:
  - Ты же обратил внимание, что город выполнен в разных архитектурных стилях? Где-то ты заметил кварталы, что в твоём мире принято называть 'восточными', в этом районе города - будто в старинной Европе, так? - подмигнул Ван Дерг.
  - Ну... - согласился я. - Ещё я видал дома, как в Москве! И улицы, как в Багдаде, наверное... На Востоке, то есть!
  - Всё верно. Основных культур в вашем мире несколько. - Согласно кивнул он. - Как и религий.
  - Религий?!.. - ошеломлённо спросил я. - Но при чём здесь...
  - Слишком много вопросов, юный Павел. Со временем ты сам всё узнаешь. Либо будешь отчислен из Академии, и присоединишься к основной массе жителей, занятых как раз у Озера молитв. Ваших, кстати, молитв... - нехотя добавил он. - Но помни одно, и всегда держи в уме. - Пронзив меня острым, как бритва взглядом, Ван Дерг сделался совсем серьёзным. - Любой поступок здесь - имеет отражение там, в дорогом и родном тебе мире. Помни об этом, и никогда не забывай! - Взгляд его, едва не проделав во мне дыру, переместился на очередной фонарь у дороги.
  Я с опаской посмотрел туда же. Железяка, вроде, не двигалась, но мне показалось, что чуть-чуть качнулась.
   - А с уличными фонарями отношения ты испортил, берегись их теперь! - Ван Дерг дружески подмигнул мне.
  Это всё хорошо, конечно - живое (и борзое!) уличное освещение, непонятные религиозные загадки... Но меня мучил последний, самый важный вопрос:
  - А как те двое оказались в моём мире? И почему мне обратно нельзя-то?
  - Ваш мир могут посещать исключительно Хранители. Обладающими высшей силой.
  - Но мой амулет - амулет Хранителя, значит, я один из вас? Сами же говорили, выбрал меня?
  Остановившись у дверей в белое здание, Ван Дерг с сожалением поглядел на меня:
  - Амулет хранителя пуст, пока его хозяин не наполнит реликвию силой. Которой в тебе сейчас - ноль, юный Павел. Набраться же её, если очень постараешься, ты сможешь здесь, за этими дверями. - Открыв дверь с этими словами, он громко добавил: - Вот мы и пришли в Академию! С сегодняшнего дня ты зачислен в студенты - береги это звание, и пусть оно пойдёт на благо равновесия Кланов. Иди же следом!
  И Ван Дерг прошёл внутрь. За ним торопливо засеменил я. Мрачно размышляя, что раз для возвращения домой надо овладеть какой-то там силой, то и фиг с ним, овладею. Поскольку домой мне хотелось - жуть.
  
  Ожидая увидеть как минимум Хогвартс, или, на худой конец, хоть что-то необычное, я оказался весьма разочарован: с виду небольшой холл провинциального университета. Разве, здесь странно тихо, и нет бабки-вахтёрши в будке! Ну, либо чувака в камуфляже, с дубинкой... Хотя... Остановившись, я изумлённо разинул рот. Вместо старой карги из ниши, проделанной в стене, на меня взирал гигантских размеров паук. Огромная тварь размером с лошадь, сжавшись для прыжка, не мигая смотрела на меня, сжав тело для броска! Едва не родив тут же, на месте я присмотрелся внимательней... Да это же всего лишь статуя, эгей? Искусно выполненная, и потому выглядящая, как живая! Но - впечатляет, согласен! Решив оставить осмотр твари на более подходящее время (шаги и не думающего дожидаться меня Ван Дерга слышались уже за поворотом коридора), я кинулся было в след...
  'Бам!..' - сообщил дрогнувший под ногами пол.
  'Бам-м-м...' - ответило эхо пустого холла.
  'Тук-тук!' - пару раз ёкнув, замерло в груди сердце. Какие-то звуки, видимо, издали и выступившие капли холодного пота на спине, но их я не услышал - проделали они это слишком тихо. Оборачиваться очень не хотелось, но выбора не осталось. И остановившись, как вкопанный, я всё-таки поглядел назад.
  Тело немедленно передёрнуло от отвращения - к арахноманам я себя точно не относил никогда, и пауков, в общем, недолюбливал. Частенько заканчивая их жизни в комнате общаги просто и незатейливо - тапком. И у нас это, судя по всему, теперь взаимно? Но какого чёрта мстить за былое именно сейчас?! Мама!
  Надвигаясь на меня, хищно шевеля клыкастым ртом, ожившая статуя требовательно тянула к жертве передние лапы. Очевидно, недвусмысленно намекая: 'Чувак, либо ты предъявишь пропуск, либо...'
  Отступая и упёршись спиной в стену, я в панике оглядывался. Где этот долбаный Ван Дерг, куда исчез?! Что делать-то? Заорать?! Опозориться, шагу не успев ступить? Нет уж, дудки! А что тогда? Путь к выходу был надёжно отрезан 'вахтёром', убегать тоже не представлялось возможным - сомнений в том, что грёбаная статуя настигнет меня в два счёта, я не испытывал. Пара метров от паука до меня быстро превратились в один, затем в половину...
  - Охренела?!.. - заорал я внезапно, не успев сам себе удивиться. Твёрдо решив про себя, что это самка. - Ты на кого попёрло, членистоногое? Да я тебя в лак закатаю, под стеклом будешь стоять, поняла?! - оттолкнувшись от стены и зажмурившись, шагнул я вперёд, обеими руками срывая кофту. - Ты на кого прёшь, насекомое?! На хранителя, мать твою этого мира, гадина?!
  Я отлично помнил, что пауки к насекомым не относятся, и именно поэтому в моём понимании это явилось тяжким оскорблением. Продолжая наступать, я сжался, ожидая неминуемой развязки. Вот, сейчас она меня схватит, затем потащит в пасть... Интересно, сожрёт ещё живым, или сперва раскусит? Напополам?
  Ничего не происходило. Я открыл глаза.
  Когда-нибудь видели нашкодившего щенка, виляющего хвостиком? Видели? Вот и я сейчас наблюдал перед собой такую картину. Не приведи господь, правда, ещё разок встретиться... С подобным! Отступая и виновато перебирая лапами, паук задом вползал в свою нишу. Через пару мгновений исчезнув в ней окончательно. В воцарившейся тишине послышались торопливые шаги.
  - Юный Павел! Как же это так - обернулся, а вас нет! - Раздался взволнованный голос Ван Дерга, и фигура его появилась из-за поворота. - Я почти до кабинета дошёл...
  Я ни жив ни мёртв стоял посреди холла, из последних сил сдерживая себя, чтобы не высказать всё, что думаю по поводу порядков в этом заведении.
  Остановившись, ректор внимательно посмотрел на меня, затем перевёл взгляд на 'вахтёршу'. Как ни в чём не бывало, вновь превратившуюся в статую.
  - Забыл вас предупредить о нашей стражнице... - улыбнулся он. - Арахночка, ты ведь не обижала нового студента? - подойдя к 'Арахночке', он ласково погладил чёрный бок. - Нет? Ну и славно! С вами всё в порядке, Павел? Тогда идёмте же, чего вы! - приглашающе указал на коридор Ван Дерг.
  Ничего не ответив, я молча проследовал за ним. На сей раз стараясь держаться рядом и не отставать. Но, ей-богу... Если в глазах ректора не таилась затаённая усмешка, не быть мне Павлом Фроловым.
  Мы шли по довольно аскетичному, выдержанному в стиле минимализма, тёмному коридору. Ни тебе картин на стенах, ни рыцарских лат... Лишь несколько скамеек по краям, да обыкновенные двери учебных аудиторий. И - ни души! И это Магическая Академия? А как же Хогвартс, летание на мётлах, всякие там волшебные лестницы, порхающие безголовые призраки? Я прислушался - мне показалось, что за дверью под номером 'семь' кто-то истерично рыдает. Я был готов поклясться даже, что ясно различил сквозь плач: 'Не-е-е-е-ет... Не надо, пожалуйста!!!..'
   - Вот мы и пришли! - остановившись возле кабинета под номером '13', задумчиво произнёс ректор. Оглядев меня странным, внимательным взглядом. От которого у меня возникло ощущение, что меня просвечивают рентгеном. Чепуха, конечно - рентген не чувствуется, но... Мне показалось, в общем, что рассматривают каждую мою мысль.
  - Там тоже идут занятия? - я робко указал на дверь.
  - Нет... - словно что-то решая, пробормотал он. - Это комната испытаний.
  - Испытаний?!..
  - Конечно. - лицо того, наконец, просветлело. - Неужели вы считаете, что прежде, чем ыы приступите к занятиям, мы не захотим узнать, на что вы способны? - улыбнувшись, Ван Дерг вставил ключ в замочную скважину. - Первое испытание, кстати, вы прошли с честью, как мало кто. Обычно, все зовут на помощь...
  Я задохнулся от возмущения. Значит, ситуацию с 'Арахночкой', или как её там, ты намеренно подстроил? Это была часть плана, мать вашу дери?! Ну, знаете, уважаемые 'академики'...
  Ван Дерг, тем временем, уже отворил аудиторию. И не успел я опомниться, как сильная рука мигом втолкнула меня внутрь. Не спрашивая и не предупреждая. Как принято в этом странном, загадочном мире.
  
  Какой-то час, и - домой. Нет, не так... Домо-о-о-о-ой! Дежурство подходило к концу, и двум полицейским, лениво поглядывающим на москвичей и гостей столицы, оставалось всего-то ничего. А точней, прошлявшись по Театральному проезду туда-сюда, добраться до отделения, сдать оружие и...
  - Сегодня футбол! - доверительно сообщил Колян. - Пивка возьму и рыбы! Как думаешь, Спартак, Зенит? А, Паш?
  Я как раз с интересом рассматривал подозрительную группу в синих шарфах. Несколько парней, увешанных символикой клуба, что называется, 'до опупения', заранее праздновали победу любимой команды. Подогревшись задолго до начала матча.
  'Оле, оле-оле-оле... - горланил на всю ивановскую бородатый и быдловатый здоровяк, бросаясь к пугающимся прохожим. ... - Зенит! Всех порвёт!!!..'
  - Не знаю! - пожал я плечами. - Мне вообще футбол до фени! Вот хоккей - да!
  - Да чё ты понимаешь! - возмутился младший сержант. - Сидите там, на своём хоккее, как в конуре! Шайбу гоняют двенадцать идиотов, так её и не видать даже! То ли дело футбол - свежий воздух, небо над головой!
  Отвечать, что в футболе, в общем, отличий немного, только идиотов больше, тем самым продолжая извечный спор, мне не хотелось. Солнышко над головой ласково пригревало, отличный летний вечер заманчиво перетекал в отдых дома, с дочуркой и Наташкой... Даже группа питерцев, завидев представителей закона, чуть попритихла. Продолжая праздновать несостоявшуюся победу, но уже значительно тише. Вокруг проходили спокойные люди, с дороги доносились редкие гудки машин... Дежурство грозило закончиться без происшествий и лишних стрессов. Полицейские ведь тоже люди, и если их не провоцировать - вполне себе миролюбивые. Как вот, я...
  Неожиданно мирный ритм вечерний улицы нарушил протяжный гудок. Далёкий, словно сигналил тепловоз в нескольких кварталах. Но откуда в центре Москвы железная дорога? Затихнув, звук коротко повторился два раза. И сразу ближе, откуда-то с крыши, раздался долгий, протяжный вой. Точно, как прежний, завыв протяжно и долго. И опять - два коротких.
  Я замер, оглядываясь. Прохожие, задрав головы, с интересом искали источник звука, смеясь и перешучиваясь.
  - Оле, оле-оле-оле... Зени-и-и-и-т, чемпион... - продолжал орать болельщик.
  Подключилось ещё несколько сирен, слившись в один тревожный, несмолкающий стон.
  - Что это, Вань? - рядом остановилась молодая пара с коляской.
  - Сам не знаю... Давай у полиции узнаем? Господа, э-э-э... Полицейские! Это же не учения гражданской обороны? - хохотнул счастливый отец, показывая чаду козу. - Даже, Юрок?
  - Паш, а правда, чё такое-то? - толкнул меня сержант. - Спросить в отделении, разве? - он потянулся за рацией.
  А я, покрываясь потом, лихорадочно соображал, с ужасом не веря в происходящее. Один длинный, два коротких... Не-не-не... Только не так... Это сон, не может быть! Вой становился всё сильней, надрываясь и проникая в самый мозг.
  - Время подлёта четырнадцать минут... С американского континента... - бормотал я. - С авианосцев и систем подводного базирования - семь! Максимум!
  Я посмотрел на часы. Восемнадцать ноль-ноль.
  - В метро-о-о-о-о-о-о-о!.. - заорал я изо всех сил. - В метро-о-о-о-о!.. Быстро!!!
  Схватив за грудки перепуганного отца, я изо всех толкнул его в сторону арки 'Театральной'. Непонимающий напарник отшатнулся в сторону, будто от чумного.
  - Пашка, ты чего?
  - Придурок! Это сигнал о ядерном ударе!!!.. Гони их в метро!!! - заорал я, расстёгивая кобуру. - Чё встал?! Это приказ, сержант!!!
  Люди в страхе попятились, стремясь отойти подальше от сбрендившего полицейского. Но... Вот у тротуара резко, с визгом, тормознула одна машина. Выскочив оттуда, человек в костюмчике рысцой понёсся к входу в метрополитен. Вот скрежетнул тормозами ещё автомобиль, прямиком на третьей полосе. Пожилой мужик, перекрикивая сигналы, что-то орал, бросившись к тротуару.
  Подняв над головой пистолет, я силой нажал курок. Выстрел утонул в общем вое, но эффект был достигнут: теснясь и толкаясь, народ медленно повалил к зданию с колоннами.
  - Беги к станции, давку фильтруй!!! - заорал я напарнику. - Да пинай этих баранов в жопу, не успеют же!!! Оружие достань, стреляй в воздух!
  Дважды повторять не пришлось. Побелев лицом, сержант начал торопливо расстёгивать кобуру, но мне уже было не до него. Выскочив на дорогу, я прицелился в затормозивший 'Мерин'.
  - Опупел, свисток? - раздалось из окошка. - Ты знаешь, кого я везу?!
  Быстро выстрелив в капот и не обращая внимания на ломанувшихся в стороны, перепуганных пассажиров, я вскочил на водительское сиденье, и, резко вывернув руль даванул по газам. Есть, получилось! Перегородив две полосы, блестящий корпус развернулся аккурат поперёк дороги.
  - Семь минут... - пробормотал я, выскакивая. - Семь! Это если вовремя сработала тревога! Часы показывали две минуты седьмого.
  Времени не оставалось. Если даже система оповещения сработала секунда в секунду, как только ПВО засекла запуск... Оставалось пять минут. Я безнадёжно поглядел на неторопливо стягивающихся к метро горожан. На отчаянно сигналящие, и всё ещё пытающиеся объехать препятствие машины...
  Вскочив на крышу Мерса, я раз за разом давил на курок, целясь в двигатели. Так вас, суки! Держите! Жить, жить надо! Получи! Бегите в метро, прошу! В метро, туда, туда! Я не сошёл с ума, я вас, вас спасаю! Быстрей же, быстрей!!!..
   А когда закончилась обойма, то спрыгнув, влился в убыстряющуюся с каждым шагом, начинающую медленно, но верно паниковать, толпу. До одури выкрикивая одну единственную фразу: 'В метро-о-о-о-о-о!!! Быстрей!!!.. В метро!!!..'
  Чей-то плач, крики... Кто-то самый умный, расталкивая локтями окружающих, уже пробивал себе дорогу, стремясь попасть в спасительное подземелье - это ничего, это нормально! Значит, дошло! До других быстрей дойдёт, начнут шевелиться! Пытаясь вынуть из кобуры вторую обойму, я нёсся, подхваченный бурлящей рекой, к спасительным колоннам.
  В холле уже царила паника - сотни людей, давясь, втискивались на лестницу эскалатора, некоторые, кто пошустрей, пытались спускаться по разделителю, скользя и врезаясь в фонари. Напарника нигде не было видно, да если он и находился здесь - искать бесполезно! Потерянная девчушка в форме дежурной беспомощно металась между парапетов, что-то выкрикивая и пытаясь помешать толпе... Вот же, дура!!! Схватив её за пиджак, я рывком втащил тело на эскалатор, притянув к себе. Когда же та сделала попытку укусить меня, рванув обратно, я просто залепил ей пощёчину, мигом успокоив ретивую. Так-то лучше. Жива останешься!
  Шесть минут... Шесть минут прошло!!! Секундная стрелка наручных 'Командирских' безжалостно начинала очередной круг.
  - Гермозатвор!!! Где?!.. - Бабка в нижней будке непонимающе вылупилась на меня, как на умалишённого. Объясняться не оставалось времени, и, подняв пистолет, я спросил:
  - Гер-мо-дверь, дура!!!.. Где закрывается?!
  Хлопнув глазами, она указала на большую красную кнопку посреди пульта. Понятно! Я огляделся - а вот и створки, в стене... Нажать кнопку, и двери плотно изолируют подземелье от внешнего мира. Безжалостно сомкнувшись, навсегда отрезав тех, кто наверху, от станции... Подняв голову, я увидел на эскалаторе плотную массу так и не понимающих до конца, что происходит, людей. Остающихся всё ещё цивилизованными, пусть и спешащими вниз, существами. И тогда, вырвав микрофон из рук дежурной, я заорал:
  - Закрываю гермозатвор! Тридцать секунд! Быстрей!
  И, вытолкнув бабку из будки, просто сказал ей: 'Беги!'. Положив руку на кнопку и глядя на часы.
  Где та грань, что позволит отделить тех, кому суждено выжить, от обречённых? Кому должно превратиться в радиоактивный пепел через несколько секунд, а кому спуститься, получив шанс на жизнь? Глядя на рванувший вниз, вмиг завывший жутким воем поток, я считал про себя секунды. Вот там, наверху, лица двух девчонок - обеим лет тринадцать-четырнадцать, совсем молодые. Взявшись за руки, обе испуганно прижались друг к дружке - они слишком высоко, не успеют! А вон здоровяк, руки в наколках - тот сразу понял, что пахнет жареным! Бежит по головам, не обращая ни на кого внимания, снося всех на пути! Только что врезал женщине, оттолкнул и девчонок...У него есть шанс - этот доберётся, почти уверен! Сотни лиц, искажённых ужасом, стремились прорваться в спасительную глубину станции метро.
  Я посмотрел на часы - секундная стрелка начинала новый круг. И тогда, зажмурившись, я с силой ударил кнопку. Сразу почувствовав, как под ногами задрожал пол. От нечеловеческого стона заложило уши, и я снова посмотрел наверх. В хаосе дерущихся, цепляющихся за жизнь тел девчонок уже не было видно. А за моей спиной, пропуская последних счастливчиков, смыкались огромные, сильные створки... Закрыв глаза, я обнял прохладу железного, с какими-то кнопочками, пульта дежурного станции. Скорее почувствовав, не услышав даже, как от нечеловеческой силы где-то там, наверху, дрогнул мир. И наступила пус-то-та...
  
  Я очнулся и понял, что сижу на стуле в комнате, где ничего нет. Кроме сияющих, слепящих белых стен. Напротив стоял Ван Дерг, пристально глядя мне в глаза. Совсем серьёзный, как тогда, во дворце Хранителей. Наконец, он отвернулся, и я услышал:
  - Почему вы не спаслись, юный Павел? У вас ведь был шанс?
  Бессмысленно вертя головой, я едва сумел пожать плечами:
  - Н-не... Не знаю.
  - Удивительно... - пробормотал Ван Дерг, теребя бороду.
  Когда гибнешь в атомной вспышке вместе с человечеством, а спустя минуту воскресаешь, как ни в чём не бывало, поневоле возникает масса вопросов. Как минимум, к устроителям подобного шоу. Я всё понимал, конечно - магия, иной мир... Но, простите, я тоже себя не на помойке нашёл! И потому, с трудом подавив первые эмоции (заключавшиеся в желании оттаскать за бороду этого Хоттабыча), я как можно спокойней поинтересовался:
  - Это было взаправду? Сейчас, на Земле?
  Хранитель покосился на меня и усмехнулся:
  - Нет, юный Павел. К счастью, пока нет!
  - Но люди, взрыв?..
  - Комната испытаний может смоделировать любую ситуацию. - он обвёл руками вокруг, и ослепительно-белые стены ответили пробежавшей рябью. - Вас же не удивило, к примеру, что вы стали служителем закона с женой и детьми?
  - Н-нет...
  - Просто вы оказались в образе реально существующего человека в одной из возможных... - На этом месте он замолчал.
  - Возможных?.. - Уточнил я.
  - Возможных веток развития событий там, на Земле. В ближайшем будущем, юный Павел. - Нехотя закончил Хранитель. - Если произойдёт война кланов тут, в нашем мире, то увиденное вами только что станет реальностью.
  - А что это за мир-то? - не выдержал я. - Я только и слышу: 'в нашем мире', 'этот мир'... Кто вы такие и откуда взялись? Боги? Инопланетяне?
  Ван Дерг оценивающе посмотрел на меня. Было видно, что он сомневается - говорить мне что-то, или, нет. Наконец, он решился:
  - Ни те, ни другие. Мы высшие силы.
  - Высшие силы?! Но...
  - Ну вот, занятия вот-вот закончатся! - перебив меня на полуслове и вынув из складок камзола старинные часы, тот улыбнулся. - Пора познакомить вас с одногруппниками, юный Павел. Идите же за мной!
  И Ван Дерг вышел из комнаты. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.
  ... - Жить вы будете в кампусе, комнату я вам уже выделил... - бормотал Хранитель, широченным шагом топая по пустому коридору. - А вот с вашим персональным куратором, юный Павел... - резко остановившись перед высоченной дверью, он задумался. Из кабинета доносились громоподобные звуки в децибел так сто.
  - Что с моим куратором? - едва не ткнувшись в его спину, спросил я, с опаской косясь на дверь.
  - С вашим персональным куратором я вас сейчас же и познакомлю! - хитро улыбнувшись, Ван Дерг толкнул дверь. - Хоть вы уже и виделись, кажется. Входите!
  Обычная лекционная аудитория. Хотя, как, обычная... Несколько парт уходящих лесенкой вверх, за которыми сидит десятка три студентов. Я перевёл взгляд туда, где должен был стоять преподаватель, и у меня засосало под ложечкой. Ощутимо, мягко говоря так, засосало. Ибо вместо ожидаемого человека с указкой... Да пусть хоть в камзоле, хоть голого, чёрт возьми... Вместо предполагаемого преподавателя, в общем, на месте лектора возвышалась гигантских размеров лысая голова.
  ... - И помните, милейшие, к завтрашнему дню подготовить мне эссе по теории воздействия и управления массами! С примерами! - изрекала, не замечая нас, голова, высотою метра в четыре. При каждом издаваемом ею звуке меня конкретно обдавало ветром. Уши же заложило сразу, ещё при входе в кабинет. Поняв, видимо, что сбоку происходит что-то не то, голова наконец чуть повернулась, удостоив нас вниманием.
  - А-а-а-а, господин ректор! Здравствуйте! - произнесла та, дико вращая зрачками. - Чем обязан?
  - Прошу прощения, господин Бельфегор, что прерываю занятия. У меня есть несколько слов для класса, если позволите?
  - Конечно, прошу! - вращающиеся зрачки остановились, и, к моему ужасу, упёрлись взглядом в меня.
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 4.44*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ) В.Старский "S-T-I-K-S Змей"(Боевая фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) Ю.Меллер "Дорога к счастью"(Любовное фэнтези) A.Opsokopolos "В отрыве (в шоке-3)"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Записки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиМаг и его тень (Темный маг - 2). Валерия ВеденееваЛили. Сезон первый. Анна ОрловаИмператрица Ольга. Александр МихайловскийКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНарушенное обещание. Шевченко ИринаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"