Фергилий-Бублик: другие произведения.

Нео-пастораль, или Любить по-русски-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Дивная тёплая осень золотом укутала маленькое полузаброшенное село. Со дворов тянуло запахами поросячьих какашек, спелыми яблоками, крепким табачком и свежим самогоном, стиральным порошком да... мало ли, чем ещё.
  Клятые петухи заголосили, как обычно, по очереди, следом забрякали цепями разбуженные собаки, захлопали, заскрипели двери, выпуская сельчан во дворы: кого - до белых домиков по нужде, кого в погреб за холодным кваском, а кого к курицам да поросятам.
  Вроде бы, всё как всегда. Ан не то, чтобы всё, и не всё как всегда.
   Над избами витал ультиматум.
  Один урод с большими бабками задумал строиться на любимой сельчанами поляне. Жители, уже привыкшие к тому, что у села и названия-то уже давно нет, и адресов нигде днём с огнём не узнать, разобиделись да пригорюнились - как с таким крутым-то спорить? У него и бабки, и бугаи-охранники да ещё какая-то хитрая бумага, вроде, на покупку землицы под поляною. А поляна, та только вздохнула, сникла травами - ну, поляна она и есть, что с неё взять?
  Люди по избам-домам новость перемалывали, а наступить на крутого Жору побаивались. Жора-то пообещал ласково: сунетесь, спалю ваши сраные развалюхи.
  Вот эта угроза и вызвала дальнейшие события.
  
  Развалюхи взбунтовались и, дождавшись, когда хозяева заснут, устроили митинг.
  - Как это!? Щас же! Эта наша поляна. Ни фига! А где мы теперь будем первачок пробовать, с девками кувыркаться? - брякнул крепкого вида Сарайчик, звякнув стоящей внутри "Нивой". Тут же с разных сторон оглушённо завопили спящие в колыбелях младенцы, отозвавшись на голос родного папани.
  - Ах, ты, охальник! - заверещала украшенная яркими занавесками Тёщина избушка. Сарайчик поперхнулся, зыркнул пыльным оконцем в сторону тёщи, притих.
  Ситуация накалялась. С пригорка, пошатываясь, скатились один за другим три домика, поскрипывая пустыми петлями от давно пропитых хозяевами ставень и усиленно гремя стеклотарой, полной свежайшего первачка. Жили в них три друга-собутыльника, метко прозванные сельчанами как Трус, Балбес и Бывалый.
   - О! Опять алкаши скучковались! - возмущённо вспорхнула занавесками Тёщина избушка, - да как шары-то не зальёте, окаянные! Толку от вас ни на грош, самогонщики!
  Но общее внимание, на радость запойной троице, уже было приковано к двум крепким избам, деловито стоявшим к лесу передом, к алкашам задом. Дымок над трубами распространял аромат суточных щей из квашеной капусты.
  - Глянь-ка, есть ещё капуста-то, а мне намедни не дали, как ни просила. Куркули, - сообщила осуждающе Сарайчику Тёщина Избушка, но виду на общее обозрение не подала, а только чуть покачнула занавесками в знак возмущения.
  С шумом с берега примчалась Сусаннина Избёнка, пыхнув на собрание смесью дешёвых духов с феромонами и свежеиспеченных картофельных шанег.
  - Тьфу, заполошная! - Тёщина избушка аж ставнями хлопнула - до чего же непутёвая эта Избёнка, суета от неё лишняя, как и от её хозяйки, тьфу, прости господи. Последнюю Тёещина избушка не любила, как за имя, так и за наглый разврат.
  
   Вскоре на полянке собрались почти все сельские дома, на местах остались лишь два, давно заколоченных хозяевами, одна хата с того краю да добротный домина Сарайчиковой бабы -той матушка давно запретила по митингам бегать, вот она и дрыхла в спаленке, зажав между крепкими грудями ключ от мужниной "Нивы".
   Деловитые избы всё о чём-то шептались, игнорируя нервных односельчан, стояли, почёсывая то под козырьком крыш, то в чуланах. Остальную толпу в это время, как обычно, развлекал сельский Клуб, а, точнее, просто Бубликов Склад, в котором с незапамятных времен поселился сторожем некий Фергилий Бубликов, он же Федька-Бублик - местная знаменитость, доводящая всех до истерики декламацией стихов какого-то древнего поэта, в честь которого и получил своё странное имя. За насильственно насаждаемую любовь к поэзии жители выкрасили дверь Бубликова Склада во все цвета радуги.
  
   Избы уже притомились, как вдруг, глядя поверх крыш, Бублик глубокомысленно провыл:
   - Золотые приносит Яблоки кряжистый дуб и ольха расцветает нарциссом!*
  Тут же в толпу изб, домов, избушек и домиков врезался на всем ходу полуразвалившийся Домишко, одно слово, что двухэтажный - лесенки в нем на второй этаж давно не было, чумной хозяин лазал наверх по стволу сросшейся с домом яблони. Деревце любила сельская пацанва - яблоня урожай давала богатый, крупные сочные плоды махом растаскивались по всему селу. Запнувшись яблочными корнями о тонюсенькие цыплячьи ножки сияющего радугой Бубликова Склада, Домишко со всего маху врезался в деловую компанию, брякнув спелыми яблоками о крыши.
  - Эврика! - похлопав шифером, вскрикнул один из совещающихся, - поляну надо перенести!
  - Коттедж! - подхватил другой.
  Избы оживились, придвинулись поближе, раскрывши окна от любопытства, даже алкаши подтянулись, смачно дыхнув на собрание смесью зелёного лука, отварной картошки и свежайшего перегара.
  До самого утра избы строили план...
  
  Крутой Жора крепко спал. Похрапывая свежим лаком, спал и его трёхэтажный Коттеджик на берегу реки. Ни тот, ни другой не услышали, как к ним подкрались сельские домики.
  - Эй, Коттеджик! А ну-ка, повернись к нам задом, к болоту передом, - томно пропела разбитная Сусаннина Избёнка.
  Услыхав приятный грудной голос, Коттеджик хрустнул молодецки новыми перекрытиями, махом развернулся, вызвав довольное хихиканье Избёнки. Кокетливо вильнув русской печкой, Сусанна смело шагнула к болоту.
  Коттеджик, возбуждённый пышными формами, запахами духов с феромонами и свежих шанег с картошкою, медленно, но решительно двинулся за соблазнительницей.
  - Во, прости господи, Иванна-Сусанна! - фыркнула Тещина избушка, втайне завидуя непутёвой односельчанке - как же, теперь только о той и будут судачить, как она в болото вражину завела.
  
  Крутой Жора ворочался во сне - принятые с вечера "Непессун"* и хорошо прожаренный шашлык в сговоре с минералкой, зеленью и прочей лабудой устроили в желудке Варфоломеевскую ночь.
  Жора икал, рыгал, голова кружилась словно ворона над падалью. Во сне слышались какие- то шепотки, скрипы, бряцанье. Окончательно проснувшись, еле добрался до балкона, дабы освежиться и облегчиться. Грешен был - любил с балкона струйку пускать, при этом громко ржать, балдея от крутизны.
  Полянка-то терпела это свинство, а вот болото... У него своего... хватает добра. Короче, комарихи бомардировали нежное Жорино хозяйство - то ли от любви с первого взгляда, то ли от обиды на скрытые метеорологами обильные осадки. Взвыв, Жора с перепугу рухнул с балкона прямо в болото.
  Утопнуть не дали избы. Выудив из болотной жижи незадачливого крутого, члены контактной группы показали Жорику крепкие фундаменты, а подскочивший Сарайчик пнул вдобавок под зад крепким пинком да так, что Крутой перелетел через болото и рухнул в крапиву. Возопив, Жорик, крестясь, наблюдал, как по болоту, кокетливо виляя стенами, двигается разбитная Избёнка, а следом, распахнув двери и окна, мчится его собственный очумевший Коттеджик, внтури которого шарились два ухвата из Тёщиной избушки.
  
  Крикнув в лицо Жорику:
  - Я - Поляна! - Сусаннина Избёнка вильнула напоследок чуланом, резко свернула в сторону, Коттеджик обессиленно рухнул рядом с таким же обессиленным хозяином, над которым вились разъярённые голодные комарихи.
  - Тьфу, мать вашу! Пропади пропадом и это село, и эта сраная поляна! Мерзкие твари! - отмахиваясь от комаров, задыхаясь от злости и обиды, визгливо вопил Жорик. Тёщины ухваты помахали перед его носом клочками разорванных документов и двумя бутылками конфискованного коньяка. Расчёсывая себя всеми двадцатью пальцами, Жорик кинулся в гараж и покинул Коттеджик, трусливо сбежав с поля комариной битвы. Два бугая-охранника мирно посапывали на заднем сиденье "Мерседеса", прижав к себе пустые бутылки так любимого хозяином "Непессуна".
   - Хватит земли тебе той, хоть и голою галькой покрытой! Кончилось время твоё, колесо Иксионово встало!* - прокричал вослед Фергилий под аплодисменты односельчан.
  
   Умиротворённые, Избы возвращались на давно обжитые места, радостно похлопывая друг друга по ступеням крылечек. Внутри всё ещё спали ничего не подозревающие хозяева. У околицы задержались Сусанна и Тёщина избушка. Сияя, как банный тазик, разбитная Избёнка похвасталас, что скоро и в её горнице будет плакать младенчик.
  - От кого это? - подозрительно спросила Тёщина избушка. Перехватив быстрый взгляд Сусанны, всплеснула яркими занавесками и угрожающе двинулась в сторону гулёны-Сарайчика. Тот, подпрыгнув, резво скрылся за воротами и угнездился на своё место. Тёща плюнула, погрозив нахалу ухватами.
  Избёнка от греха подальше тоже быстренько утащилась к самому берегу, на последок нагло пыхнув горячими шаньгами.
  
  Постепенно над селом установилась почти полная тишина, лишь на полянке допивали первач Трус, Балбес и Бывалый, покачивая ветхими крышами и поскрипывая петлями от давно пропитых окон. Чуть поодаль невидимой тенью бродил Фергилий, нараспев декламируя стихотворения своего знаменитого тёзки на языке оригинала, как ему казалось.
  - CLAUDITE JAM RIVOS, PUERI, SAT PRATA BIBERUNT*, - торжественно возвестил он, в очередной раз обходя дружную троицу. Те на секунду замерли, тут же отмерли и опрокинули по стаканчику, цыкнув на самородка.
  Бублик медленно потащился на заждавшийся фундамент, бормоча что-то типа "О, блаженные слишком... когда б свое счастие знали Жители сел!*"
  
  Клятые петухи заголосили, как обычно, по очереди, следом забрякали цепями разбуженные собаки, захлопали, заскрипели двери, выпуская жителей: кого - до белых домиков по нужде, кого в погреб за холодным кваском, а кого к курицам да поросятам.
  Дивная теплая осень золотом окутала маленькое полузаброшенное село...
  
    []
  
  
  *Здесь и далее строки из произведений древнеримского поэта Пу́блия Верги́лия Маро́на, местами отредактированные сельским самородком Фергилием Бубликом.
  *CLAUDITE JAM RIVOS, PUERI, SAT PRATA BIBERUNT" - "мальчики, закройте оросительные каналы - луга уже достаточно напоены", иными словами: кончайте халкать. (Вергилий в переводе Фергилия)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"