Сандаева Ферина Намровна: другие произведения.

Шепот звезд 3. Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


Шепот звезд. Часть третья

Глава первая

  
   Три года спустя, планета Тарн (метрополия), Солигийская Империя, г. Солия
  
   Орвар сошел с трапа имперского военного челнока в главном аэропорту столицы, взглянул на приветливо светившее полуденное весеннее солнце и стряхнул пылинку с белого дорогого пиджака, сшитого самим Финром Шнедером. Недавно появившийся на Тарне, но уже довольно известный модный дизайнер одежды откуда-то из дальней провинции, всколыхнул медленно загнивающее болото солигийской моды свежим и нестандартным взглядом на простые, казалось бы, вещи и быстро прославился как своим неоспоримым талантом, так и небольшой помощью молодого Вестара, открывшего дерзкому и смелому портному из подгорного племени двери лучших домов Островной аристократии, а затем и прочей солигийской знати. И сейчас этот небезызвестный молодой Вестар в добротном и ладно скроенном по массивной фигуре брючном костюме взволнованно высматривал кого-то среди толпы встречающих прибывших пассажиров. Особа, которая должна была встретить его по прибытии, все не разыскивалась, и спустя минуту бесполезного прочесывания взглядом людей, без конца снующих туда и обратно по территории аэропорта, где-то со дна души начало подниматься беспокойство пополам с глухой обидой. Она же обещала! Но не успел Орв серьезно встревожиться, как вдалеке, у самого выхода из аэропорта, мелькнула одинокая стройная женская фигурка в легком голубом платьице, и лицо молодого человека озарилось счастливой улыбкой. Не в силах больше сдерживаться, парень покрепче ухватил небольшую темно-серую спортивную сумку, с которой три года назад покинул родную планету, и бегом кинулся навстречу той, о которой грезил вот уже три года.
   - Орв! - тоненько взвизгнула девушка, оказавшись в кольце сильных рук соскучившегося по ней выходца с Северных островов. - Ты... - но договорить ей не дали, крепко запечатав губы долгим поцелуем.
   - Да, я, - оторвавшись от нее утвердительно кивнул парень, крепко обнимая любимую. - А ты кого ждала?
   - Кого я кроме тебя еще могу ждать? - отстранившись от молодого человека гневно сверкнула глазами девушка. - Ты единственный, кому я позволяю подобную вольность в отношении себя! Все остальные обычно ждут меня!!
   - Ну-у, у меня есть пара вариантов, - лукаво протянул Орвар, с удовольствием наблюдая за реакцией своей спутницы. - Твоего парня на планете не было полтора года, вдруг тут кого-то другого приглядела? Побогаче да познатней, а?
   - Придурок! - сильный удар в солнечное сплетение заставил согнуться пополам и что было сил стиснуть зубы от боли. Второй удар в ухо вышиб искры из глаз, а третий - ногой с разворота в грудь да еще и изящной туфелькой с острейшей шпилькой - отправил на грязный асфальт созерцать синее небо Тарна, по которому северянин так стосковался.
   - Идиот! Имбецил! - продолжала бушевать тем временем взбешенная его словами Астра, уже замахиваясь маленькой дамской сумочкой, чтобы добавить посмевшему ее оскорбить насмешнику по физиономии. Но не успела, молодой человек в мгновение ока оказавшись на ногах, блокировал ее удар, и надежно обездвижил, прижав к себе и перехватив обе руки.
   - Тише, тише, - успокаивающе шептал он девушке, пока та не перестала вырываться. - Я идиот, я имбецил и полный придурок, согласен. Но как я могу не беспокоиться, если моя девушка такая красавица и завидная невеста, а? Ведь это законно, правда?
   - Дурак, - прижавшись к нему пробормотала девушка, уткнувшись северянину в грудь, чтобы скрыть выступившие на глаза слезы радости. - Личная охрана Вестаров надежно отгоняла от меня всех поклонников и бдительно следила за моей честью. Как же я могла тебя не дождаться, под таким-то колпаком? - пробурчала она, нахмурив бровки и обидчиво надувшись.
   Но парень лишь тихо рассмеялся и снова стиснул свою избранницу в крепких объятиях, вдыхая аромат лаванды, исходящий от волос девушки, и совсем не обидевшись. Ему ли не знать, как умело могла стряхнуть его любимая хвост любой слежки, а те оболтусы, коих он приставил к ней в качестве охраны, и в подметки не годились выпускнице Дризорской военной академии. В принципе, Орвар-то и отправил их к Астре как раз учиться, а не охранять. Для охраны его будущей жены у него были совсем другие люди, о которых Астре знать и не следовало.
   Позже, лежа в своей постели в теперь уже в своей резиденции Вестаров в Солии, Орвар долго смотрел на мирно спящую рядом с ним Астру, доверчиво устроившуюся у него в объятиях и чему-то улыбающуюся во сне. Парень с нежностью провел ладонью по мягким волнистым темным волосам, лег на спину, стараясь не потревожить девушку, и уставился в украшенный изящной лепниной и богатой росписью потолок своей спальни, раздумывая над тем, что ему делать дальше.
   Полтора года назад закончился изнурительный судебный процесс между ним и леди Вестар за наследие его рода, порядком истрепавший обеим сторонам нервы и пару раз едва не убивший, но завершившийся для самого Орвара благополучно. Хотя пришлось очень постараться, чтобы не увязнуть в подковерной борьбе за власть в клане и не попасться на горячем в сокрытии улик Особому отделу, который пристально следил за каждым его шагом. Если бы не помощь господ Салвиа и Фахимтара, вряд ли у Орва что выгорело бы, даже с учетом содействия особистов. Его мать оказалась хитра и изворотлива: прознав о том, что дело с наемным убийцей не выгорело, она еще задолго до прихода к ней крепких ребят из Стражи, успела подчистить все следы и весьма правдоподобно прикинуться невинной ланью, на которую давно точит зуб нелюбимый его отцом изгнанный наследник. Особистам нечего было ей предъявить, кроме пустых подозрений и неприязни родного старшего сына, а Ингвар Вестар уже не был в том состоянии, чтобы давать какие-то показания против любимой жены. За пару месяцев до прибытия Орвара на Тарн Сольвейг удалось добиться признания мужа недееспособным и заточить в психбольницу для особых случаев, где отца постоянно держали под наркотиками и в невменяемом состоянии. Пришедший в себя кейриец, как и предполагал северянин, ничего путного не сказал, сообщив только, что он простой исполнитель, кто же является заказчиком убийства, ему неизвестно. Впрочем, дознавателя Леандра это не расстроило, ему был важен сам факт нападения крысы на гражданина Империи, развязавший Службе безопасности Империи руки и позволивший более или менее надежно зачистить обнаруженные по наводке пленной крысы базы его Ордена. Увы, до конца выкорчевать эту кейрийскую погань армейским не удалось - старейшин Ордена преступникам удалось спасти и спрятать в безопасном месте, координаты которого умелым катам Департамента дознавателей так и не удалось выяснить. Но на два-три десятилетия Кейрийская пустыня могла вздохнуть свободно, пока не подрастет и не окрепнет новое поколение убийц. Хотя это уже события далекого и несбывшегося будущего, Орва никоим образом не касающиеся. Его же прежде всего интересовали дела настоящего, а точнее его дражайшей матушки. Отправив к нему убийцу предприимчивая дамочка на этом не успокоилась - она переключила свое внимание на попечительский совет, в руках которого было первое право голоса в выборе Хранителя рода. Кого прельстив деньгами, кого запугав шантажом, а кого переманив на свою сторону простым растравливанием забытых обид, Сольвейг удалось заручиться поддержкой всех двенадцати членов совета. И если бы учитель Сейджи как один из Хранителей Архива и традиций Империи не выступил в защиту своего временного подопечного в его законных притязаниях на наследство рода Вестар, а господин Фахимтар не поддержал его, то не нежился бы Орвар сейчас на шелковых простынях в своей резиденции рядом с любимой девушкой.
   Астра завозилась у него под боком, меняя позу, прижалась к нему, поудобнее устраивая голову у северянина на груди.
   - Ты снова улетаешь? - тихо спросила девушка, слушая как сильно и мерно стучит его сердце.
   - С чего такие мысли? - удивился парень, поглаживая ее по обнаженному плечу.
   - Я знаю твое сердце, - также тихо ответила Астра, не поднимая на него глаз. - Тебя что-то беспокоит, и ты снова собираешься сбежать, ничего мне не сказав...
   - В этот раз я такую ошибку не совершу, - Орвар взял лицо девушки за подбородок и заставил ее посмотреть на него. - И я не собираюсь никуда сбегать по крайней мере в ближайший месяц.
   - Но потом ведь улетишь? - Астра вывернулась из рук молодого человека и, отвернувшись от него, села в кровати.
   - Это мой долг, - Орв тоже сел и приобнял девушку сзади. - Мне нужно встретиться с ним и хотя бы по-человечески поблагодарить за помощь. Я многим ему обязан.
   - А я разве что-то говорю против? - Астра все также не смотрела на парня, однако больше не делала попыток отстраниться. - Просто мне грустно оттого, что не успели мы встретиться, как вновь расстаемся...
   - Только скажи, и я никуда не полечу, - целуя девушку в шею прошептал Орвар, еще крепче обнимая свою подругу. - Одно твое слово и я пошлю все к чертям...
   Девушка улыбнулась и снова легла рядом с любимым, легко потрепав его по светлым волосам, как всегда коротко остриженных.
   - Лети, - великодушно разрешила она, удобно устраиваясь в его объятиях. - Иначе потом никогда себе не простишь, что этого не сделал. Да и не дело семье разрозненной быть, надо возвращать назад братишку.
   - Мы не братья, - возразил успокоенный решением своей невесты Орвар, рассеянно перебирая темные пряди ее волос.
   - Может не по крови, но давно по духу, - не согласилась с ним Астра, приподнимаясь на локте. - И мне до сих пор непонятно, почему вы еще не побратались после тех передряг, в которых побывали.
   - Да какие передряги, - отмахнулся северянин, недовольный затронутой темой. - "Светоч" да киллер с обвалом в шахте. И то, был не ударной силой, а всего лишь сторонним наблюдателем. Нечем гордиться. Может поэтому...
   - Прекрати себя накручивать! - сердито сузила глаза Астра. - Ты ничего не можешь сказать с уверенностью, пока сам не поговоришь с ним с глазу на глаз и не выяснишь причины. Поэтому хватит хандрить и не обращать внимания на шикарную женщину, что находится у тебя под боком! Она, между прочим, полтора года тебя не видела и порядком заждалась!
   - Как пожелает моя госпожа, - с нарочитым почтением в голосе дурачась произнес Орвар, спеша выполнить приказ.
   "Дьявол, этот чертов остроухий умудряется вмешиваться в мои с ней отношения, даже когда его нет поблизости", - осторожно, чтобы не потревожить спящую Астру, выскальзывая из постели подумал северянин, тихо покидая комнату. На выходе молодой человек не удержался и все-таки остановился, обернувшись и не в силах оторвать взгляд от будущей жены, крепко спавшей на настоящих шелковых простынях и даже не услышавшей его подозрительных перемещений. Он не ошибся в своем выборе будущей леди Вестар - Астра красива, умна, из хорошей семьи, а главное чувствует его настроение и знает его даже лучше, чем он себя. И, разумеется, любит его, иначе никогда бы не поставила его интересы выше своих. На секунду Орву захотелось действительно послать все к чертям и вернуться к ней, но, к сожалению, дела не терпели отлагательств. Парень скрипнул зубами и резко отвернувшись от девушки вышел из комнаты. За порогом уже его ждал верный дворецкий Вахр, выходец из Подгорного царства, старый восьмидесятилетний седой гном, изгнанный из родного дома за какое-то преступление против своего рода. И один из немногих верных друзей Орвара, кто остался на стороне молодого Вестара даже после его изгнания и Отречения, и снабжавший его добытыми по мере своих невеликих сил сведениями разной степени важности, пока Орв был далеко от дома.
   Но теперь все изменилось. Орвар больше не изгнанник, Вахр не его осведомитель, а простой дворецкий, который очень любит свою работу и к молодому господину относится скорее как к внуку, чем к работодателю, частенько того любя поколачивая и по-стариковски наставляя на путь истинный. Работодатель на путь истинный наставляться пока не желал, за что иногда получал по шее, но и вредного слугу увольнять не спешил.
   - Самолет готов? - спросил у гнома Орв, принимая из рук Вахра заранее приготовленный костюм и спешно одеваясь.
   - Готов, - кивнул ему Вахр, неторопливо подавая парню следующий предмет одежды. - Желаете отправляться сейчас же?
   - Да, - ответил северянин, застегивая пиджак и поправляя неприятно сдавивший горло галстук. - Вели подать машину - я еду в аэропорт.
   - А что насчет молодой госпожи? - осмелился напомнить о той красивой леди, что почивала сейчас в хозяйской спальне, Вахр. - Какие будут Ваши указания насчет нее?
   - Хм, госпожи... - задумчиво повторил за ним Орвар, обкатывая это слово на языке. - Мда, Вахр, ты как всегда зришь в корень...Так, во-первых, закажи цветы, - отбросив задумчивость и представив всю степень гнева его невесты при виде пустой кровати поутру, начал деловито распоряжаться Орв: - Нортийские лилии, обязательно белые. Это ее успокоит минуты на две-три, а тебе даст возможность быстренько объяснить, куда я запропастился с утра пораньше. И мне все равно, что сейчас не сезон для лилий! Чтобы к ее пробуждению цветы были! Какого-нибудь эльфа подкупи, чтобы за ночь вырастил, в общем, придумай что-нибудь, не мне тебя учить...Во-вторых, приготовь тренировочный зал и собери там всех новичков, что недавно набрали в охрану. Чтобы девушке было на ком злость вымещать - я вернусь, все компенсирую в тройном размере. И да, передай ребятам, чтобы ее не щадили - она этого не любит.
   - Но как же? - удивленно заморгал дворецкий, с все возрастающим недоумением глядя на своего работодателя. - Госпожа ведь такая хрупкая.
   - Тогда ты очень удивишься, когда увидишь, на что она способна, - предвкушая забавное зрелище усмехнулся молодой человек. - Моя Астра не так проста как кажется.
   - На простую Вы бы и не взглянули бы, - резонно заметил Вахр, прекрасно знавший вкусы молодого господина.
   - Ты прав, - согласился с ним тот, губы которого тронула нежная улыбка при одной мысли о любимой. - Ох и весело же сегодня-завтра тут будет без меня, даже жаль уезжать...
   - Орви, может и правда не надо?
   Услышав свое домашнее прозвище впервые за десять лет, Орвар невольно вздрогнул и с тревогой всмотрелся в лицо верного дворецкого. Привычная равнодушно-холодная маска какого-то снисходительного почтения разбилась вдребезги, обнажив истинные чувства старого слуги, глаза которого взирали на молодого человека с неизбывной тоской и печалью, изрядно напугав Хранителя рода Вестар.
   - Вахр, что с тобой? - бросив все попытки совладать с упрямой удавкой на шее, Орвар полностью переключил свое внимание на гнома - Что за странные вопросы? Тебе известно что-то?
   - Я многое знаю, младший господин, - невесело усмехнувшись кивнул тот, отводя взгляд от застывшего в напряженном ожидании ответа хозяина и вперяя взгляд куда-то ему за спину, в темную пустоту прошлого. - Такова моя работа - надежно хранить тайны дома, которому я служу. И потому я прошу Вас, господин, не ворошите прошлое, - черные глаза гнома, все еще по-молодому зоркие, с такой мольбой смотрели на Орвара, что тому стало немного не по себе. - Все уже закончилось и осталось позади, поэтому, пожалуйста, и ты оставь эту историю за спиной. Не тревожь ушедшие души.
   - Но я должен, - выслушав старика все же остался непреклонен в своем решении Орвар. - Должен узнать причину, толкнувшую мою мать на ее преступление. И если ее не можешь открыть мне ты, значит, я услышу ее непосредственно от матушки. Надеюсь, за полтора года заключения в монастыре Святой Лоритты на севере Озерного края леди Вестар стала более разговорчивой.
   - Что же, тогда крепитесь, - поняв, что переубедить молодого человека невозможно, с тяжелым вздохом промолвил гном, открывая перед ним входную дверь и провожая его до самого выхода из дома. - Но должен предупредить Вас, господин, что не все тайны стоит вытаскивать на белый свет для их тщательного препарирования и обнародования. Некоторым место только во тьме забвения.
   - Хорошо, Вахр, я запомню твой совет, - у дверей Орв вдруг остановился и крепко обнял дворецкого. - Спасибо за заботу, - отпуская Вахра с благодарной улыбкой произнес Вестар. - И да, молодой леди сообщи, что я отправился повидать родителей, детали я ей расскажу сам. Если девушка будет бузить, не мешай, пусть делает, что хочет, но поместье чтобы не покидала. Приеду - сам с ней разберусь.
   - Как скажете, молодой господин, - снова возвращаясь к своей роли вышколенного слуги степенно проговорил дворецкий, сцепляя немного подрагивающие руки за спиной. - Когда вернетесь?
   - Постараюсь управиться за пару дней, - уже садясь в машину ответил его работодатель, давая отмашку водителю трогаться. - Поэтому держи оборону и постарайся поладить с моей будущей женой! Но предупреждаю сразу, характер у нее не сахар.
   Водитель повернул ключ зажигания, заработали антигравитационные двигатели, и черный кар, стилизованный под легковой автомобиль позапрошлого века, тихо рыкнув, взмыл в темные небеса Солии, оставляя на земле изумленного до крайности Вахра, судорожно переваривающего сногсшибательную новость. К счастью, процесс прошел быстро и спустя долгую минуту, гном задорно усмехнулся и даже попытался запрыгать от радости за молодого господина, но не дал радикулит, уже несколько лет мучивший несчастную спину дворецкого. Однако такая мелочь не могла помешать старику деловито засучить рукава и приступить к работе. До пробуждения возлюбленной его лорда оставались считанные часы, а сделать ему нужно было многое, дабы не ударить в грязь лицом перед будущей хозяйкой дома. От печати вселенской скорби, что не так давно омрачала чело старого гнома, не осталось и следа, теперь в глазах Вахра горела опасная для всего остального обслуживающего персонала резиденции жажда бурной деятельности, чего собственно Орвар и добивался. Деятельная натура бывшего подгорного жителя не могла долго грустить, тем более когда есть хороший повод для радости. Орв как раз такой повод ему и обеспечил - Вестар не сомневался, что его дворецкий и невеста обязательно подружатся, предварительно вдрызг разругавшись. Он улыбнулся, представив себе эту живописную картину, и, наконец, перестал беспокоиться за судьбу своей столичной резиденции. В крайнем случае, построит новую, денег ему хватит.
   Под крылом частного самолета проплывали темно-зеленые хвойные леса Озерного края, сверкали золотом восходящего солнца знаменитые озера с пресной водой кристальной чистоты, вились серые змейки многочисленных автострад, из-под земли вырастали величественные каменные громады средневековых замков, которые сменялись привычными видами современных городов..."Странно, я столько лет прожил на материке, а так и не удосужился посетить этот край, пока нужда не заставила", - отрешенно думал Орв, глядя в иллюминатор самолета и любуясь открывавшимися пейзажами. Помнится, еще во времена своей учебы в Академии Ли не раз предлагал ему и Джиту поехать сюда вместе с ним дикарями на несколько дней. Рассказывал как хорошо здесь весной и ранней осенью, обещал показать все самые красивые и интересные места, говорил, что только в Озерном крае чувствовал себя по-настоящему счастливым, когда отдыхал здесь вместе с родителями. В такие моменты часто хмурый, немногословный и порой по-злому саркастичный к чужим людям Лисар преображался до неузнаваемости, и сквозь прочный панцирь отчужденности на несколько мгновений проглядывал мечтательный парнишка, каким, наверное, был квартерон до потери родителей. Увы, обычно его предложение не вызывало у соседей по комнате никакого отклика, и юный мечтатель вновь скрывался в плотном коконе ледяного безмолвия, которое иногда могло длиться неделями. Но акаарец и северянин никогда не придавали этому особого значения, списав все странности поведения Ли на его нелюдимый характер. Орвар вздохнул, тогда он был еще слишком глуп, чтобы понимать, а теперь, поумнев, знал, что драгоценное время уже упущено. Вот уже три года от Лисара ни слуху, ни духу, его опекуны молчат как каменные истуканы, ненавязчивая попытка что-то разузнать о нем через Особый отдел не дала никаких результатов, кроме общего направления, и остался только один вариант, самый для северянина неприемлемый. Но другого решения проблемы он больше не видел.
   - Господин, мы на месте, - голос пилота вернул Орвара в реальность, прервав его размышления и напоминая о настоящей цели его прилета, отвлекая от невеселых дум. Молодой человек встрепенулся и постарался выкинуть из головы посторонние мысли, сосредотачиваясь на предстоящем ему деле.
   Монастырь Святой Лоритты, в который он держал путь, находился на самой окраине Озерного края, на севере, и был известен на всю Солигию как самый строгий и закрытый от всего мира. Послушниц, имевших несчастье попасть сюда, держали в черном теле, изнуряя тяжелым физическим трудом и бесконечными молитвами и постами, запрещали общаться с людьми вне стен монастыря и потихоньку отучали от мирской жизни, ломая и калеча характеры, создавая из бедных женщин послушных и безмолвных овец, бредущих туда, куда укажет их пастух. По сути это была красиво переименованная тюрьма, куда отсылали преступниц, чудом избежавших наказания за свои деяния, но все же отправленные на перевоспитание. Одной из таких заключенных была когда-то Онор ди Эрнэ, опальная любовница Ригура Первого, потрясающей силы духа и отваги женщина, посмевшая наставить своему венценосному любовнику рога и выйти почти сухой из воды, сохранив не только жизнь себе, но и своему возлюбленному, а затем и счастливо выйти за него замуж. Увы, она же и осталась единственной, кому удалось покинуть эти стены неуютной твердыни не сломавшись и оставшись верной себе. Остальных пленниц монастыря ждало медленное и мучительное увядание в окружении серых стен, ледяного безмолвия и строгих монахинь, большинство из которых были отставными военными, по тем или иным причинам отказавшиеся от мирской жизни и посвятившие себя служению богине.
   Серые неприветливые стены монастыря встретили Орвара еле заметными бликами защитного силового поля, куполом окружающего немаленькую территорию святой обители и препятствующий работе любой посторонней технике, кроме разрешенной на земле монастыря, поэтому кар пришлось оставить на специальной стоянке, предусмотренной как раз для таких случаев, и добираться до места назначения по старинке - верхом на лошади либо в повозке. Отвыкший за несколько лет от верховой езды северянин решил воспользоваться повозкой дабы не позорить ни себя своей неуклюжестью, ни мять дорогой костюм авторства все того же Финра.
   Молчаливая монахиня в сером закрытом одеянии встретила молодого человека у массивных деревянных дверей монастыря с тщательно замаскированным в них металлоискателем, провела по лабиринту серых коридоров и остановилась возле неприметной двери с черной табличкой, где белым гномьим рубленым шрифтом было написано "Мать-настоятельница Чанри". Тихо произнеся несколько слов в переговорник, стилизованный под деревянный браслет на правой руке, монахиня открыла дверь перед Вестаром, жестом пригласив его войти.
   Кабинет настоятельницы монастыря производил удручающее зрелище. Пол устлан драными досками, стены обшарпанные, на потолке тусклая световая панель, а из мебели грубо сколоченный стол, заваленный кипами бумаг да деревянный табурет, даже на вид неудобный. И несколько книжных шкафов, также забитых разными папками с документами.
   - Смотрю, Вы удивлены увиденным, - проговорила стоявшая у окна кабинета невысокая коренастая женщина в белом одеянии настоятельницы, с саркастичной усмешкой наблюдая за застывшим у дверей Орваром. - Наверное, воображали богатый паркет, дубовую мебель и навороченный компьютер на столе вместо давно устаревших бумаги, пера и чернил?
   - Навороченный компьютер здесь был бы лишним, - чуть смущенно возразил Вестар, чувствуя себя нашкодившим школьником под взглядом ее проницательных черных глаз, окруженных сеточкой почти незаметных морщин, и с интересом разглядывая мать-настоятельницу и вспоминая ее досье, подготовленным его людьми.
   Мать-настоятельница Чанри принадлежала к расе гномов, но воспитывалась на поверхности, так как была Отреченной с рождения и до тринадцати лет содержалась в имперском детском приюте с военным уклоном. В тринадцать лет девушка поступила в имперский кадетский корпус в столице Солигии, а в семнадцать уже участвовала в первых боевых действиях в заселяемом на тот момент секторе А, связанных в большинстве случаев с подавлением мятежей в имперских колониях. В тридцать лет после самой крупной операции на планете А-12, в ходе которой Чанри получила опасные для жизни ранения, женщина подала в отставку и оставила как военную службу так и мирскую жизнь. И с тех пор вот уже сорок лет почти безвылазно находится в этом северном монастыре Святой Лоритты, дослужившись от простой послушницы до матери-настоятельницы.
   - Какая прелесть, - восхитилась тем временем монахиня, так же с любопытством изучая своего посетителя. - Вы еще не разучились смущаться, несмотря на то, в какой семье родились и какую беспутную жизнь когда-то вели. Значит еще не настолько безнадежны, чтобы с Вами не разговаривать.
   - Я рад, что Вы сочли меня достойным для беседы, - чуть склонив голову учтивым тоном сказал Орвар, выражая всю степень своего глубокого уважения к женщине, стоявшей перед ним. - Для меня честь разговаривать с человеком, принявшим непосредственное участие в стольких военных и спасательных операциях, что мне и представить сложно.
   Губы старой гномихи, только что добродушно улыбавшейся, дрогнули и поджались в тонкую нить, на морщинистое лицо, обезображенное шрамом от ожога, набежала тень, фигура сгорбилась и как будто уменьшилась в размерах - и теперь на Вестара смотрела не величественная монахиня в белых одеждах, а уставшая семидесятилетняя старуха, тихо пытающаяся дожить свой век. Настоятельница, сильно прихрамывая на левую ногу, медленно приблизилась к стоявшему посреди комнаты парню, внимательно вглядываясь ему в лицо, словно ища какой-то ответ на одной ей известный вопрос. Орвар настороженно следил за женщиной, не понимая, что он не так сделал и чем мог обидеть ее.
   - Мать-настоятельница... - начал было он, стараясь подавить в себе невольное желание отступить на шаг под ее требовательным взглядом. - Простите меня, если я Вас чем-то обид...
   - Еще так молод, - прервала его гномиха, пристально, не мигая, изучая лицо северянина. - Поэтому еще не понимаешь. Что ты слышал обо мне?
   - Вы участвовали в подавлении мятежа на А-12 сорок лет назад, - ответил молодой человек, смотря ей прямо в глаза. - Колонисты взбунтовались против Империи, узурпировали власть на планете и потребовали признать их независимость. Они перебили всех имперских ставленников, взяли под контроль командный пункт и военные части на орбите планеты, а потом пригрозили взорвать планету, если их требования не будут удовлетворены. Но мятеж был подавлен, и А-12 вновь оказалась под властью Солигии.
   - Я тогда входила в состав десантной группы особого назначения, - продолжила за него Чанри, все также не спуская с Орва пристального взора. - Ты знаешь, как подавляли мятеж? Я расскажу. Нас забрасывали на базу повстанцев, где мы тихо и быстро всех зачищали, а потом выдвигались на новую точку для той же цели. Целых пять месяцев кровавых спецопераций, в результате которых в живых среди мятежников не осталось никого. Они пытались скрываться, пытались удрать с планеты, но военные Империи надежно закрыли А-12, и сбежать не смог никто. Они пытались сдаться, лишь бы не трогали их семьи, друзей и помогавших им людей. Но Империя не пощадила никого, ни самих мятежников, ни им сочувствующих, ни их приспешников. Как ты думаешь, это было правильно?
   - Они были предателями и не имели права на другой конец, - пожав плечами, заученно проговорил молодой человек, не понимая к чему клонит мать-настоятельница. - Законы Империи суровы, но справедливы и придуманы для того, чтобы поддерживать порядок. И Вы одна из тех, кто эти законы защищает и следит за порядком их исполнения.
   - Вы так молоды и потому видите только одну сторону медали, - монахиня грустно улыбнулась и вздохнув, отошла от него, направившись к своему столу. - Для Вас встреча со мной честь, но для меня эта честь хуже бесчестья. Законы Империи суровы и справедливы, но зачем эта справедливость, если вершащие ее ничем не лучше тех же преступников? Когда-то я была такой же как и Вы, слепо верящая в дело, за которое боролась и которое защищала, но после А-12 моя вера пошатнулась и я оставила службу, не в силах вынести разрывавшего меня противоречия. И даже сейчас, спустя сорок лет, оно меня все еще терзает, порождая сомнения и смущая душу.
   Орвар молчал, не зная, что сказать и как реагировать на эти откровения. Перед его внутренним взором сразу встала картина трехгодичной давности: Лисар, хладнокровно расстреливающий безоружных пиратов на борту "Светоча" под горестные вопли их главаря, и сам он, Орвар, ничего не сделавший для их спасения и даже мысли не допустивший о том, что это неправильно. И, что самое паршивое, он и сейчас не считал ни себя, ни Лисара виноватыми в их гибели. Они сделали свой выбор, предав свою страну и подставив под удар сотни невинных людей, за что и поплатились.
   - Нет ничего хорошего в убийстве людей, каждая смерть по твоей вине забирает с собой и частичку твоей души, постепенно оставляя от нее обглоданный скелет из отчаяния, боли, вины и подступающего безумия, грозящего поглотить тебя с головой и погрузить во тьму беззакония. Запомните это, молодой человек, и постарайтесь не сломаться, если Вам все-таки не посчастливится с этим столкнуться. А судя по роду Вашей деятельности, такие времена Вас не минуют, - Чанри печально улыбнулась, а потом внезапно сменила тему, сев на свой табурет и вмиг став деловой и собранной, словно и не она только что вела с ним душеспасительную беседу. - Ладно, обязательные пять минут спасения души сделаны, можно и к делам мирским перейти. Итак, зачем Вы приехали?
   - А...Увидеть мать, - сбитый с толку такой резкой переменой выпалил Орв, во все глаза глядя на гномиху. - В последний раз я встречался с ней полтора года назад, еще до ее перевода сюда. Как она?
   - Хмм...Ваша мать ведет себя на редкость благоразумно, - на секунду замешкалась с ответом монахиня, видимо настраиваясь на деловой лад, положив плохо сгибающуюся правую руку на стол и разминая скрюченные артритом пальцы. - Не создает проблем другим монахиням, с послушницами вежлива, не чванлива несмотря на свое происхождение и положение, что когда-то занимала, от работы не отлынивает и старается быть полезной. За все восемнадцать месяцев, что Сольвейг провела здесь, у нее ни единого замечания, и я бы сказала, что она на пути к исправлению, если бы не каждодневные разговоры с ней, - тут мать Чанри вновь замолчала, обдумывая свои следующие слова и заставляя все также посреди комнаты стоящего Орва нервничать.
   - Что с ней не так? - поторопил настоятельницу молодой человек, теряя терпение.
   - Она совсем не раскаивается в том, что совершила, - мать-настоятельница кинула на парня испытующий взгляд, оценивая его реакцию на свои слова. - Более того, она горько жалеет, что не завершила свое дело.
   - Не истребила всю семью Вестар? - холодея от этой мысли уточнил северянин, заложив руки за спину и крепко сцепив их, чтобы не выдать свои эмоции.
   - Да, - согласно кивнула Чанри. - И боюсь, что именно из-за этого Ваша мать нескоро покинет стены этого монастыря. Если вообще покинет.
   - Я могу увидеть ее? - Орвар напряженно смотрел на старую гномиху в ожидании ее позволения.
   - Конечно, - мать настоятельница поднесла ко рту серебряный медальон со знаком Святой Лоритты и прошептала несколько слов. - Сейчас Вас к ней проведут.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Лакомка "Любовная косточка" (Короткий любовный роман) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди 2" (Юмористическая фантастика) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Женский роман) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди" (Юмористическая фантастика) | | С.Ледовская "Северное желание" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | | Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"