Полянская Катерина: другие произведения.

Игра с тенью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Ксилена Гарав не без оснований считала себя успешной женщиной: сбежав от мрачного прошлого, она открыла свой магазинчик, нашла применение редкому дару и скоро собиралась выйти замуж за талантливого художника.
    Все развалилось в один миг.
    Она поступила, как обычно: просто указала на виновного. И вот дара уже нет, сбежавший из-под стражи опасный тип явно жаждет мести, вокруг магазина и самой Ксилены клубятся мрачные тайны, и от жениха помощи мало. Но главное, по городу бродит настоящий злодей, и он не скрывает, что наметил Ксилену одной из своих жертв...
    Книга выйдет в Издательстве АСТ в серии "Звезды романтического фэнтези".


   Игра с тенью
  
   Аннотация:
   Ксилена Гарав не без оснований считала себя успешной женщиной: сбежав от мрачного прошлого, она открыла свой магазинчик, нашла применение редкому дару и скоро собиралась выйти замуж за талантливого художника.
   Все развалилось в один миг.
   Она поступила, как обычно: просто указала на виновного. И вот дара уже нет, сбежавший из-под стражи опасный тип явно жаждет мести, вокруг магазина и самой Ксилены клубятся мрачные тайны, и от жениха помощи мало. Но главное, по городу бродит настоящий злодей, и он не скрывает, что наметил Ксилену одной из своих жертв...
  
  
  
   Глава 1
  
   Тяжеленная дверь, наверное, должна была стать одной из преград, если вдруг какой-нибудь преступник решит удрать прямо из зала суда. Я же здесь просто исполняла свой долг, оказывая посильную помощь, а потому возникновение на пути препятствия считала несправедливым. Жаль, сообщить об этом прямо сейчас было некому, а потом как всегда забуду...
   Пришлось навалиться на дверь всем своим весом, чтобы она открылась.
   В лицо тут же ударили солнечные лучи, заставив щуриться и слабо улыбаться. Тяжелый и какой-то горьковатый воздух судебного зала и узких безликих коридоров сменился уличной свежестью и ароматами цветов. Я жадно вдохнула и улыбнулась смелее. Ни сырость старого строения, ни запах земли, который я почти постоянно чувствовала из-за своего дара, не портили настроения. Стоило покинуть здание суда, меня захлестнуло ощущение счастья и свободы.
   Это повторялось раз за разом. Ничего похожего на чувство выполненного долга и осознание важности своих действий там, внутри, когда все происходит, и ощущение крыльев за спиной, когда все закончилось. Для меня закончилось. Остальные еще ждут оглашения приговора.
   Грохот за спиной заставил вздрогнуть. Треклятая дверь!
   - Каково это? - спросил ломкий голос откуда-то сбоку.
   Сузив глаза, я внимательно оглядела парнишку в форме. Новенький. Удивляться особенно нечему, местные сотрудники, кажется, все по очереди уже задали мне этот вопрос.
   - Весело, - преувеличенно бодро сообщила я и с откровенным удовольствием наблюдала, как бледнеет и вытягивается его физиономия. - Можно громко болтать с самой собой и при этом не опасаться, что тебя заберут в больницу для душевнобольных.
   После подобных ответов меня обычно прочно записывали в чокнутые и больше не трогали, так что, не дожидаясь, скажет ли парень еще что-нибудь, я прошла к ближайшей скамейке и рухнула на нее. Сегодня я вытащила из дара все, что могла. Теперь коленки противно тряслись, кожу, несмотря на теплое лето, окутывал липкий холодок, и сил почти не осталось.
   Мерзкое выдалось дело.
   Ничего, все уже закончилось. Надо передохнуть и идти, пока не вывели обвиняемого. Толкаться в толпе желания не было, как и отвечать на вопросы писак, и прятаться от вспышек камер. Именно поэтому я всегда стараюсь уйти отсюда подальше, как только становлюсь не нужна.
   Силы возвращались медленно. В какой-то момент я даже решилась на эксперимент: вынула ноги из туфель и поставила их на землю, прикрыла глаза, постаралась почувствовать живительную силу природы, как мама в детстве учила, осознать себя ее частью... Минуты текли, я кусала губу от усердия, но единственное, что действительно получилось осознать, так это то, что особа, не щадя дорогих чулок вытаптывающая ногами газон у здания Эмширского суда, выглядит до крайности глупо, и если бы меня сейчас видел жених или его сестра, без замечания это действие точно бы не осталось.
   А может, как раз в чулках все дело? Если правильно помню, в детстве это следовало проделывать босиком...
   Сильно пахнуло землей, повеяло холодом, и прямо в ухо прозвучал противный голосок:
   - Что-то мне подсказывает, ты тратишь время зря. Ничего не получится.
   Глаза распахнулись сами собой, и я оглядела неожиданную собеседницу. Девушка в пышном кукольном платье устроилась на скамейке рядом со мной. Ее светлые волосы были уложены в замысловатую прическу, а лицо облеплено фарфором, поверх которого жестокая рука убийцы вырисовала идеальные черты.
   Фигурка не была прозрачной или невесомой, на скамейке рядом со мной сидела просто девушка. И только холод и сильный запах земли указывали на ее потустороннее происхождение.
   - Ты меня вымотала, - я вздохнула, возвращая ноги в синие лодочки на высоких каблуках. - Давно такого не случалось. Нужно было восстановить силы.
   - Ты не ведьма, забыла? - из-за фарфора ее лицо было лишено мимики и голос звучал неприятно, будто из вазы. - Лучше выпей кофе или поешь. А еще лучше устрой себе выходной, отоспись, займись чем-нибудь приятным.
   Соблазнительно. Но я не хочу показывать своей почти семье, чего мне стоит помощь следователям. Жениху и его сестре и без того приходится мириться с настороженным отношением ко мне окружающих и постоянными косыми взглядами. И хотя во всем этом не было ничего дурного, так, любопытство, все равно я чувствовала себя слегка виноватой. Но объяснять все это той, кого, может быть, больше не увижу, я не видела смысла, поэтому просто отмахнулась от нее:
   - Когда не приходится говорить за очередную жертву, силы возвращаются быстро. Ты уйдешь, и мне сразу же станет лучше.
   Распознав в ответе намек, она встала.
   - Как знаешь, - пожала худосочными плечиками "кукла". - Я просто хотела поблагодарить тебя. Как-то даже не ожидала, что ты воспримешь мою беду, как свою собственную.
   И, одарив меня прощальным взглядом и поймав в ответ слабую улыбку, она зашагала к кованым воротам.
   Некоторое время я смотрела вслед хрупкой фигурке в пышном платье, так похожем на одно из тех, которые я шью своим куклам. Она шла медленно, словно наслаждалась моментом или прощалась со всем, что сейчас видела. Когда же проходила узорчатые ворота, дежурные в форме даже не вздрогнули. Они ее не видели.
   Но вот ворота остались за спиной... и "кукла" исчезла в сизой дымке. Они так умеют.
   Поглощенная наблюдением за той, от чьего имени мне пришлось сегодня говорить, я как-то пропустила момент, когда из здания суда повалили люди. Заметила их, только услышав гул собравшейся у входа толпы, и поняла, что заседание закончилось. Как раз выводили обвиняемого. Впрочем, полагаю, что уже осужденного.
   Достаточно было одного взгляда на Сано Аржиса, чтобы понять, что это страшный человек. Жуткие шрамы на лбу и щеках, из-за них или нет, но его лицо всегда было угрюмым, а маленькие, блеклые, близко посаженные глаза смотрели на мир подозрительно и зло. В комплекте со всем этим даже хорошая фигура и всегда идеально подобранная одежда из самых лучших магазинов не помогли ему набрать баллов в глазах местного общества. Лика, сестра моего жениха, иногда вечерами жаловалась, мол, кровь от него стынет, жуткий тип, но чувство стиля потрясающее. Она закупала дорогущие наряды у именитых дизайнеров и держала магазин одежды. С такими ценами, как там, постоянные покупатели на вес золота, поэтому с каждым моя будущая золовка старалась поддерживать хорошие отношения, обязательно поздравляла со всеми праздниками, посылала открытки или даже небольшие презенты, при встрече всегда останавливалась поговорить. Но Сано Аржис был исключением. Неприятный тип. От него все шарахались.
   И никто совершенно не удивился, когда он оказался чокнутым убийцей.
   Почувствовав на себе тяжелый взгляд, я дернулась и, словно кто потянул за веревочку, повернулась в ту сторону.
   Ненависть ледяным потоком пролилась мне на голову, заставив на миг задохнуться.
   А потом среди всеобщего гвалта прозвучали тихие, но неожиданно отчетливые слова:
   - Я тебя достану. Ты ответишь за каждое слово, ведьма!
   - Пошел! - один из конвойных ткнул мерзавца в спину.
   Его тащили двое, хотя сопротивления не было. Еще четверо сдерживали толпу, расчищали дорогу и отпихивали назойливых журналистов. В общем, все было как обычно. Меня даже угроза не особенно впечатлила. Они все угрожали, этот еще мягко выразился. Впрочем, за пять лет, что я живу в Эмшире и помогаю следователям, настоящая опасность мне ни разу не угрожала.
   Перевозчики уже прибыли. Я проследила взглядом, как Аржиса заталкивают в темный экипаж с зарешеченными окнами, и встала. Надо убираться отсюда, а то объект всеобщего интереса сейчас увезут и журналисты заинтересуются мной.
   Пока торопливо шагала к боковой калитке, успела услышать, что Аржиса приговорили к пожизненному. Ну и замечательно, без него город только чище станет.
   Стоило выйти за ограждение, я почувствовала себя еще свободнее, будто вырвалась из оков. Ненавижу все-таки это место. И то, что приходится делать. Но по-другому никак, иначе дар просто сведет с ума.
   - Ксилена!
   Услышав свое имя, я нахмурилась и только через мгновение осознала, что вот так просто ко мне может обращаться только кто-то из знакомых.
   Так и было, из той же калитки, что и я минуту назад, вышла красивая рыжеволосая женщина с початой коробкой печенья в руках. Она целенаправленно приближалась ко мне. Виктория Нейш, старший следователь департамента по работе с преступлениями, где замешаны потусторонние силы. Не скажу, что мы успели стать подругами, но я довольно часто взаимодействовала с ней и ее напарником и как-то даже привыкла к их присутствию в моей жизни.
   - Испугалась? - участливо спросила она, поравнявшись со мной, и протянула мне печенье.
   Я покачала головой. Это что касается угощения.
   - А было что-то необычное? - выразительно приподняла бровь.
   - Ну не знаю, - поморщилась Вики. - У меня от этого Аржиса до сих пор руки холодеют, мерзкий тип. А слышала бы ты, какие связи у него всплыли...
   Отступив на шаг, я выставила руку перед собой. Не желаю об этом слушать. Вообще нынешняя роль в расследованиях меня вполне устраивает: найти нужную тень, договориться с ней, пересказать все Виктории и ее напарнику, потом повторить в суде - и вытеснить из памяти как можно быстрее. До тех пор, пока снова не понадобится моя помощь.
   - Не предполагала, что ты настолько впечатлительна, - с улыбкой отметила я.
   Следователь поморщилась и немного нервно принялась поправлять свои вьющиеся волосы.
   Усталость понемногу уходила. Связь с тенью, терзавшая меня несколько дней, теперь прервана, можно на некоторое время погрузиться в повседневные заботы. Взгляд скользнул по Вики, и я чуть заметно мотнула головой. Ее непослушная рыжая копна волос давно была предметом светлой зависти. Бывает же такое... Словно живое пламя на голове, и все это великолепие вьется мелким бесом. Куда до подобной красоты моему скромному русому пучку!
   - Что-то и правда меня проняло, - бледно улыбнулась Виктория. - Но ты на всякий случай будь осторожнее, ладно? Хотя бы в ближайшие несколько дней.
   Наверное, она тоже устала. Им с Дегейром приходилось куда сложнее, чем мне. Хорошо еще, магические преступления в суде рассматриваются вне очереди, иначе в больнице для душевнобольных довольно быстро стало бы на трех пациентов больше.
   Решив, что спорить сейчас будет самым настоящим свинством, я смиренно кивнула.
   - Буду.
   - Вот и умница, - Вики, кажется, выдохнула с облегчением. - Мы с Дегом не можем лишиться своего самого ценного консультанта.
   - Ну так приставь ко мне охрану, - подхватила шутку я.
   - Не положено, - сдвинула рыжие брови следователь.
   Обменявшись еще несколькими фразами, мы, наконец, распрощались. Я помахала ей, тихо понадеялась, что не увидимся мы хотя бы неделю, а лучше две или три, и запуталась в лабиринте узких улочек Эмшира. Только здесь ощутила летнее тепло. Холод и сопровождающий его запах полностью ушли.
   Город всегда действовал на меня успокаивающе. Жмущиеся друг к другу мрачноватые здания из темно-серого камня, неяркие вывески с вязью узоров, разноцветные всполохи цветов на окнах жилых домов, стук каблуков по мостовой и изредка возникающий земляной запах от кого-то, кто на первый взгляд мало чем отличался от основной массы прохожих. Проведя большую часть жизни в глуши, где кроме нескольких домов и старого храма давно забытых богов ничего и не было, я по-настоящему ценила то, что окружало меня теперь.
   И иногда, закрывая магазин, несколько кварталов проходила до дома пешком. Не потому, что женщине не принято водить автомобиль, даже если она может себе его позволить, просто мне нравились узкие улочки в некотором отдалении от шумных площадей. Там чувствуется настоящий дух Эмшира. И именно в этих лабиринтах чаще всего встречаются фигуры в старомодных одеяниях с отсутствующими лицами, видимые только мне, но это не страшно. Как правило, им ничего не нужно и они просто проходят мимо, обдавая земляным духом, я же время от времени получаю идею для очередной куклы и потом всю ночь просиживаю за работой, а утром иду открывать магазин не выспавшаяся, но до неприличия счастливая.
   Сегодня город тоже подарил идею, правда, к куклам она не имела отношения.
   И вместо того, чтобы пойти домой или в магазин, неожиданно для себя я вышла к вокзалу. Прогулялась мимо современного здания из камня и стекла, посомневалась немного... Страх служил предостережением, но желание поступить по наитию было сильно. В конце концов, мне надоело бороться с ним, и я отправилась покупать билет.
   Как раз успела на отправляющийся экспресс. Буквально в последний момент вскочила.
   Внутри меня ждало несколько не самых приятных часов. Если на улице не обращать внимания на скользящие рядом тени легко, то в замкнутом пространстве, да еще в присутствии других людей сделать это не так-то просто. Не смотреть слишком заметно, не реагировать, если они понимают, что я их вижу, и пытаются заговорить о погоде, например... Бр-р! Это в Эмшире меня знают, а среди посторонних могут возникнуть проблемы. Поэтому я сразу же нашла себе место у окна, устроилась на жестком сиденье и прикрыла глаза. Буду сидеть так всю дорогу. Главное, на самом деле не уснуть и не пропустить нужную станцию.
   Однако опасалась я зря, сонливость не накатила. Вместо нее пришли мысли о Сано Аржисе. Странно, вообще-то, учитывая, что он ничем не отличался от всех предыдущих, даже угрожал так же.
   И все же что-то цепляло, просто так взять и выкинуть его из головы не получалось.
   Этот странный человек появился в Эмшире около года назад. Все тогда еще удивились, что он купил дом прямо возле старого кладбища. Помню, местные матроны даже поговорить с ним на эту тему порывались... Впрочем, их благие намерения заметно пошли на спад, стоило всем как следует разглядеть нового соседа. Впечатление он производил с первого взгляда. А когда выкупил у прежнего владельца похоронное агентство, и рядом с ним по ночам стали ошиваться всякие подозрительные личности, по Эмширу поползли слухи. От обвинений Аржиса в незаконных делишках до подозрений в колдовстве. Темном и поэтому запрещенном, разумеется.
   Мне тогда до этого всего было мало дела, все мысли и свободное время занимало любимое дело и помощь следователям. А вот Лика, сестра моего жениха, помнится, поначалу сокрушалась: такой перспективный жених - и со сдвигом!
   Сомневаюсь, что, говоря так, она могла представить истинные масштабы бедствия.
   А неделю назад Дегейр нарушил негласное правила и позвонил мне среди ночи:
   - Ксилена, ты должна это увидеть! - голос мужчины звенел от переизбытка эмоций. - Быстро собирайся, экипаж я за тобой уже послал.
   В другой момент я бы обязательно разворчалась насчет звонка в неурочное время, да и на место преступления меня обычно не вызывают, мне главное потом свеженькую тень отыскать. Но было в голосе Дега что-то эдакое... И я покорно побрела одеваться.
   Экипаж доставил меня к владениям Сано Аржиса. А там, в одном из склепов сидела девушка в образе фарфоровой куклы. Кошмарное зрелище.
   Дело стало личным для меня с первого взгляда. Когда же выяснилось, что ее платье - увеличенная копия одной из моих старых работ, а фарфоре, в который убийца заковал лицо и руки жертвы, был использован мой же секретный ингредиент, погружение в расследование стало полным. Я нырнула в него с головой, до самого утра лазила по погосту в поисках нужной тени, потом с Дегейром и Викторией отправилась осматривать жилье убитой.
   Домой меня почти силком спровадили ближе к вечеру, когда сил совсем не осталось, потому что все это время я использовала дар по максимуму, стараясь вытащить из него невозможное. Одновременно выяснялись полезные для дела подробности: у Сано Аржиса обнаружилось криминальное прошлое - в юные годы он влез в одну из столичных банд и, по слухам, до сих пор занимал в ней не последнее место, ключ от склепа хранился в его рабочем кабинете, поскольку от семьи последних владельцев никого в живых не осталось, а убитая была его любовницей, и накануне вечером они разругались вдрызг.
   Ниточки связались в один красивый узелок. По большому счету, тут и без меня все было ясно.
   Но утром явилась тень. Сама. Еще одна странность. Обычно они поначалу растеряны и напуганы, поэтому меня привлекают чаще к работе над старыми делами. В крайнем случае, над теми, которые уже лежат на столе у следователей пару недель. Именно столько как правило нужно тени, чтобы воплотиться и осознать себя в новой форме существования. Но даже тогда мне приходится потратить некоторое время, чтобы найти нужную и уговорить помочь в расследовании ее собственной гибели. Что поделать, привидения почти все жутко вредные, а поскольку большинство людей их не видят и не слышат, мне они мотают нервы с повышенным удовольствием.
   В последний же раз все было иначе. "Кукла" ждала меня в кофейне, куда я неизменно забегаю позавтракать перед тем, как открыть магазин. Она держалась уверенно, была доброжелательно и в подробностях все рассказала. Потом присутствовала, когда я повторяла ее историю следователям. И на суде тоже. Даже поблагодарить не забыла.
   Впервые мне попалась такая ответственная тень. Жаль, что я не могла сделать для нее что-нибудь еще.
   Подозрения насчет Аржиса подтвердились. Он нанял ораву пронырливых адвокатов и угрюмо отмалчивался, только вот после суда его прорвало угрозами. И крайней почему-то назначил меня. Можно подумать, до разговора с тенью было непонятно, где припрятан ключик от головоломки!
   Поезд качнулся, прозвучали знакомые слова.
   Черт, из-за этого нелюдя чуть нужную станцию не пропустила! Пришлось резво вскакивать и, рискуя свернуть шею на огромных каблуках, через полвагона нестись к выходу.
   Минуту спустя, провожая взглядом хвост экспресса, я пыталась убедить себя, что не делаю глупость. Просто я устала, поддалась сиюминутному порыву, а теперь отступать уже поздно. До ближайшего поезда на Эмшир несколько часов, не здесь же куковать! Подстегивая себя разными рациональными доводами, я отыскала взглядом притаившуюся среди зарослей почти незаметную дорожку и устремилась к ней.
   Идти на каблуках по лесным тропкам - редкое удовольствие. За полтора часа я успела не только вспомнить все ругательства, которые знала, но и прошипеть их себе под нос. Не помогло. Ну, разве что время скоротать.
   Состояние было нервозное. Я снова чувствовала себя маленькой девочкой, которая безуспешно пытается уложиться в местные рамки. И одновременно восемнадцатилетней девушкой, только что сбежавшей из дома со страшным скандалом.
   Теперь мне двадцать шесть, но переживания нисколько не потускнели.
   Когда начало уже казаться, что деревни на прежнем месте нет и вообще я заблудилась, впереди показались деревянные стены. Сердце забилось быстрее, ладони стали горячими и немного влажными. Несмотря на то, что ноги изрядно ныли, я ускорила шаг.
   Ворота были распахнуты и днем не охранялись. Любой мог войти беспрепятственно. Местные считали, что это место охраняет сила древних богов и их служителей. На самом же деле редко кто забредал в такую глушь. Лишь те, кто знал, куда идет.
   Некоторое время я бродила по широким улицам, скользила взглядом по деревянным срубам, отмечая новые, разглядывала храм, вид на который открывался с любой точки селения. Вокруг стояла обманчивая тишина, но уж кому-кому, а мне доподлинно было известно, что за частоколами и стенами кипит и бурлит, словно ведьмино варево, жизнь. Кажется, совсем недавно я была ее частью.
   Наконец впереди показалась знакомая калитка. И хотя имела полное право войти, я решила вести себя, как гостья: коснулась ладонью золотистой деревянной поверхности и стала ждать. Если нынешняя хозяйка дома, она выйдет.
   Кажется, целую вечность маялась... Хотя на самом деле наверняка каких-нибудь несколько минут.
   Однако подвига моего не оценили.
   - Явилась, - прозвучал из-за дома неприветливый голос. - Судя по твоим тряпкам, в городе ты прижилась. Значит, не насовсем к нам. Зачем пожаловала?
   Рады мне не были. Я закусила губу, стараясь подчинить эмоции и не дать волю обиде.
   Взгляд скользнул по вышедшей мне навстречу сестре, и в животе заворочался неприятный холодок. Марена, которая была на два года младше меня, теперь выглядела едва ли не в три раза старше. Полноватая, в грубом домотканом платье и платке, из-под которого выбивались седеющие пряди, ее лицо покрывали редкие морщины. Это все из-за дара. Она, как мама, может лечить и колдовать, но и то, и другое забирает жизненные силы, молодость и красоту. Помню, в детстве, когда у меня самой ничего не получалось, я злилась и жутко завидовала сестренке, теперь же... Нет, уж лучше я буду в злачных местах теней разыскивать.
   - В гости, - выдавила я из тебя не совсем то, что хотелось сказать. - Пустишь?
   Теперь, когда полноправная хозяйка здесь, стало можно, и я толкнула калитку... но та не поддалась.
   - Нет, - холодно бросила Марена и обожгла меня взглядом. - Убирайся.
   - Почему? - словно подталкиваемая невидимой силой, я отступила на шаг.
   - У тебя руки в крови. Я вижу.
   Холод усилился, вырвался наружу, окутал плечи.
   Следовало предположить, что она до сих пор злится. В этих местах что-то меняется крайне редко.
   - Чушь, - чуть более резко, чем следовало бы, возразила я.
   - Я сон видела! - уперла руки в крутые бока наследница дара ведуний. - Ты виновна в смерти женщины. Уж не знаю, сама, или натворила что, а бедняжка за это жизнью расплатилась, только убили ее. И знаешь, я не удивлена. Этим должно было закончиться, после того, как ты нарушила клятву и сбежала в город. Мало наша мать тебя в чулане запирала и розгой секла, дурь так из головы и не вышла.
   Рот наполнила горечь. В душе волнами стала подниматься злость.
   Зря я сюда сунулась. Следовало знать, что некоторые вещи не меняются.
   - А ты у нас теперь еще и провидица? - прошипела зло. - Видимо, неважная, раз не способна разобраться в своих собственных снах. Я помогаю находить преступников, оттуда и кровь.
   Если предположить, что она действительно что-то видела, а не просто решила меня ужалить. Но мне хватило выдержки этого вслух не сказать.
   - Это как же? - усмехнулась Марлена. - Следователям работаешь?
   - Нет, - я старалась сохранять спокойствие. - Ты же знаешь, у меня тоже есть дар. Я вижу призраков и могу с ними говорить.
   Зеленые глаза сестры смотрели на меня со злой завистью.
   - Опять ты все врешь, - покачала она головой. - И делаешь это настолько часто, что, кажется, сама себе поверила. Нет у тебя никакого дара, одна дурь в голове.
   Пришлось плотно сжать губы, чтобы не вырвались злые слова. Детские, полузабытые обиды все еще были сильны. Вот уж не подумала бы!
   - Уходи, Ксилена, - подвела итог разговору ведунья. - Вокруг тебя слишком много тьмы. Назад придешь, только если надумаешь исполнить давнее обещание и стать служительницей наших богов. Тогда я тебя пущу.
   И, круто развернувшись, она скрылась в доме.
   Еще с минуту я простояла в растерянности, разглядывая дом, в котором выросла. В отличие от детства, сейчас обиды быстро затухали, и на смену им стремительно приходило осознание того, что я поступила правильно. Видимо, надо было убедиться, что здесь мне места нет. Во всяком случае, такой, какая я есть, здесь меня никогда не примут. Даже сестра, и это больнее всего.
   Ничего, теперь у меня есть другая семья. Их должно быть достаточно.
   Внутреннюю гармонию получилось найти довольно быстро, и я неспешно побрела прочь из селения, обратно к станции. До ближайшего поезда еще хватало времени, да и ноги уже нещадно болели, поэтому шла медленно. Думала на сей раз в основном о себе.
   Светлый Яр издавна считался поселением ведьм, ведуний, колдунов и прочих не чуждых магии элементов. Но даже несмотря на покровительство древних богов, сегодня они могли разве что травки заговаривать и видеть вещие сны. Большего либо не умели, либо боялись себе позволить и громко осуждали городских магов, которые выучились в академиях и университетах. Мол, те поддались соблазнам, забыли богов.
   Все чаще в ведьмовских семьях появлялись наследники без дара вообще. Мама потому и решилась на второй брак, что я оказалась никчемной. Разговоры с мертвыми не в счет, в них она не верила. Да я и сама поначалу сомневалась, много ли тех теней в деревне? Хорошо, если одна в несколько лет. Я колдовским премудростям не училась, в лес с матерью и сестрой не ходила даже за ягодами и травами, потому что ведуньи уверяли, что растения после моих рук вмиг теряют полезную силу, сидела дома, делала кукол из ненужных тряпок и потихоньку мечтала однажды уехать в город. Он манил, притягивал, обещал новую счастливую жизнь. Но я и мечтать об этом всерьез поначалу не смела, никто никогда не уезжал из Светлого Яра на моей памяти. А позже, когда все-таки заикнулась матери, разразился страшный скандал с угрозами проклятием и розгой с чуланом в качестве последних аргументов.
   Прошло несколько лет, прежде чем я поняла, почему на самом деле меня не отпускают.
   Марлена тоже оказалась слаба в магии. Училась она усердно и дело свое любила, это приносило определенные результаты, но возможности моей сестры были, тем не менее, ограничены. Такое уже случалось в других семьях - каждое следующее поколение оказывалось слабее предыдущего. Мама посоветовалась с другими женщинами, и ей подсказали выход. Чтобы древние боги влили силу в род, кто-то из семьи должен до совершеннолетия пойти в старый храм и посвятить всю жизнь служению богам.
   Мне предписывалось пожертвовать собой, чтобы у Марлены со временем родилась сильная наследница.
   И хотя в селении существовали живые доказательства того, что метод этот работает, отдать свою жизнь ради чужого процветания я не смогла. Как матушка ни уговаривала, какими карами не грозила, убедить меня не сумела. Что поделать, ее старшая дочь родилась эгоисткой. Но я тоже хотела жить, радоваться каждому дню, делать кукол, может быть, однажды создать собственную семью. С какой стати мне хоронить себя среди свечей, цветов и алтарей?
   Одним дождливым вечером, за несколько дней до того, как мне должно было исполниться восемнадцать, после чего я стану непригодной для спасение магии рода, сидя на печи и мастеря из ниток волосы для очередной тряпичной куклы, я случайно подслушала разговор матери с сестрой. Они сговаривались опоить меня подчиняющим зельем и все-таки отвести в храм.
   Так обидно стало! Я тогда несколько часов проплакала, свернувшись клубком на остывающей печи.
   А когда под утро вытаскивала у матери из кошеля несколько монет, чтобы хватило на билет на поезд, пообещала себе, что, если однажды у меня появится ребенок, я приму его любым.
   Два года прошли в переездах с места на место. Я училась, присматривалась к городской жизни, осваивалась со своим даром, первое время даже зарабатывала на нем. А чтобы отдохнуть, мастерила кукол, благо, теперь могла позволить себе более дорогие материалы. Потом мои творения стали покупать, я осела в Эмшире, открыла магазин и стала помогать следователям.
   Неплохо для несостоявшейся ведуньи.
   В первый же день в Эмшире судьба свела меня с Ликой. Я сидела в небольшом ресторанчике, потихоньку потягивала чай, а сама присматривалась к другим посетителям, подмечая, как они держатся, что и как говорят. Потом бродила по улицам, рассматривала витрины магазинов. Лика Одинг как раз была хозяйкой одного из них. Она заметила, что я смотрю, вышла ко мне, мы разговорились и как-то сразу сошлись. Тем же вечером она познакомила меня с друзьями, потом с братом. И я даже опомниться не успела, как обнаружила, что живу в их фамильном особняке и готовлюсь стать госпожой Одинг.
   Страсти, о которой мечтают почти все молоденькие девушки, не было. Гиль оказался талантливым художником и большую часть времени занимался своими картинами, я - пропадала в магазине или мастерила кукол. И все же мне было хорошо с ним. С ними обоими. Меня постоянно пытались чему-нибудь научить, порой резко осуждали за помощь следователям, но в то же время приняли, по-своему любили и не пытались сломать.
   И хотя Лика порой бывает грубой и нетерпимой, а Гиль не торопится назначать дату свадьбы, и мы уже лет пять как жених и невеста, ближе этих двоих у меня никого нет. И не надо.
   Сопровождаемая этими мыслями, я наконец добрела до станции.
   Вечер принес с собой зябкую прохладу, а на мне даже легкого плащика не было. Пришлось обхватить себя руками за плечи и едва ли не прыгать вокруг станции, чтобы не замерзнуть окончательно. И все равно нос вскоре почти перестал дышать. Чувствую, завтра меня поджидают все прелести простуды.
   А еще с Ликой объясняться... Увлеченный очередной картиной Гиль наверняка даже не заметит моего отсутствия, но от его сестры не утаишь ничего.
   Запахи заложенный нос практически не различал, наверное, поэтому я поначалу не узнала в вышедшем из-за деревьев мужчине тень. Даже исходящий от него холод списала на наступивший вечер и собственную усталость.
   - Ты... Да-да, ты! Я знаю, что ты меня видишь, - а вот это уже сложно было трактовать как-то неправильно.
   О, нет, ну почему сейчас?! Я мысленно застонала.
   Призрак пожилого мужчины в добротной деревенской одежде замер напротив и требовательно воззрился на меня.
   Интересно, если буду смотреть сквозь него, он в конце концов отстанет? Почему-то это еще ни разу не сработало.
   - Про тебя писали в Эмширской газете, - предпринял новую попытку вызвать меня на контакт тень. - Там еще фотография была. Красивая.
   - Извините, я сегодня устала и вообще не в настроении болтать, - все же среагировала я.
   Землей пахнуло так сильно, что даже мой простуженный нос уловил. Несомненно, это должно было означать, что мой потусторонний собеседник не в духе. Ярко-голубые глаза кольнули укоризненным взглядом.
   - Но мне нужна помощь!
   Пришлось собрать все силы и заставить себя присмотреться внимательнее.
   - Сомневаюсь, - несколько секунд спустя я качнула головой. - Вас не убили. Вообще не понимаю, почему вы до сих пор здесь.
   - Просто мне здесь нравится, - сообщил тень. - Одна беда, ни с кем нормально не поговоришь. А мне, между прочим, жизненно важно сообщить кое-кому одну вещь.
   В душе всколыхнулось раздражение. Ладно, личные мотивы и предпочтения теней меня не касаются. Хотя, надо признать, само наличие таковых оказалось сюрпризом. Как-то я привыкла считать, что от их желаний ничего не остается, в мире живых тень удерживают незаконченные дела. Точнее, ожидание свершившейся справедливости.
   - Я вам не девочка на побегушках, - сказала строго. - Развлекать и заниматься всякой ерундой не собираюсь.
   - Ну что тебе стоит, а? - заканючил призрак. - Это же сущий пустяк. Здесь недалеко деревня есть. Надо, чтобы ты сходила к моей жене и сказала ей, где я припрятал деньги на черный день. А то им с дочкой впроголодь жить приходится. А меня совесть грызет, но сам докричаться до них не могу.
   Ладно, это не совсем ерунда, хотя и не то, чем я обычно занимаюсь.
   Посмотрела на тень с сомнением, потом на темнеющий лес за его спиной... Тем временем потусторонний продолжал уговоры:
   - Прошу тебя. Здесь совсем недалеко, пять минут всего пройти. А до поезда еще больше часа, ты точно не опоздаешь. И не вздумай отказаться, иначе я поеду с тобой в город и так и буду над ухом зудеть, пока не сделаешь, что прошу!
   - Вот только угрожать мне не надо! - одернула наглеца я, но все же направилась в указанную им сторону.
   Не то, чтобы уж очень хотелось помочь, просто стоять на месте холодно. Может, хоть согреюсь, пока туда-обратно схожу. А если благодарная хозяйка угостит меня горячим чаем, вообще буду счастлива.
   Идти по темнеющему лесу было страшновато, но я с собой справилась. Рядом с сосредоточенным видом брел видимый только мне спутник.
   Неладное заподозрила не сразу. Часов при себе у меня не было, соответственно, поручиться за время я не могла. Но как-то уж слишком долго мы шли... Сначала просто в уме отметила этот подозрительный факт, а еще через несколько десятков шагов не выдержала:
   - Пять минут давно прошло. Куда ты меня ведешь?
   Теней я не боялась. Большее, что они могли - это напугать. Но не меня! В остальном же это были просто безобидные видения, многим из которых требовалась помощь.
   - Я думал, ты раньше заметишь, - хохотнул мой потусторонний спутник.
   Разумеется, мы больше никуда не шли. Стояли на узкой, почти неразличимой в сумерках тропке, я прикидывала обратную дорогу и заодно зло сверкала взглядом на этого шутничка. Угораздило же! Нет, сегодня точно не мой день.
   - Куда? - добавила угрожающих ноток в голос.
   Он, конечно, понимал, что сделать я ему даже при желании ничего не смогу, но скрывать своих намерений все же не стал.
   - Просто я хотел, чтобы ты знала: мертвые тоже иногда лгут.
   И исчез в светлой дымке, оставив меня в лесу одну. Ну вообще замечательно!
   Спину будто горячими иголками обсыпало. Я торопливо развернулась и, несмотря на противную ноющую боль в ногах, почти побежала в обратную сторону. Как водится, путь назад показался в разы короче. Но на станции меня поджидала новая неожиданность: экспресс уже собирался отправляться. Страх придал ускорения. Уж не знаю, каким чудом, но я успела вскочить в него в последний момент. И пока шла к своему месту, сделала очередное неприятное открытие: беготня по полутемному лесу не прошла бесследно для моей одежды - туфли были безнадежно испачканы, а чулки висели лохмотьями.
   Хотя бы билет не потеряла. Надеюсь, за неподобающий внешний вид меня не высадят.
   - Треклятый дар! - в сердцах прошипела себе под нос. - Лучше бы я действительно обычной родилась!
   И вот же... Когда болтаю с очередным призраком, как правило, никого это не волнует, будто окружающие и не слышат ничего. Но стоило просто дать волю эмоциям, как тут же образовался любопытный свидетель. И, как водится, промолчать чувства такта у него не хватило.
   - Девушка, а вы часто разговариваете сами с собой? - довольно громко спросил пассажир из открытого купе, мимо которого я как раз шла.
   Внимание на миг сосредоточилось на нарушителе спокойствия. Субтильный, черноволосый, бледный... или это из-за слабого освещения так кажется? Он был закутан в темный плащ и все равно, кажется, мерз, а из-под длинной челки сверкали черные глаза.
   Я поежилась. Не люблю, когда пялятся.
   - Только когда более достойного собеседника не находится, - ответила проникновенно и поспешила убраться подальше, пока он не предложил в качестве такового себя.
  
   Возвращаться домой в таком виде не хотелось, и, оказавшись в Эмшире, я первым делом направилась в магазин. Во время работы над телом и особенно лицом очередной куклы иногда случались накладки, поэтому там и в домашней мастерской тоже я на всякий случай держу смену одежды.
   Везение ко мне вернулось, и по дороге от вокзала к "Кукольному дому" никто на пути не попался. Хотя это и не удивительно, время давно за полночь.
   Отперла дверь, сняла защиту и, не включая свет, прошла в подсобку. Там зажгла светильник и взяла с полки вещи - серое с бледно-оранжевыми лилиями платье, чулки и туфли в тон. Пока умывалась и переодевалась, взгляд наткнулся на жестяную коробку с шоколадным печеньем, и желудок тут же поспешил напомнить, что сегодня его не кормили. Вообще в последние сутки. Прошлым утром я опаздывала и поесть не успела, думала, перехвачу что-нибудь после суда, но тоже не сложилось, и сестра гостеприимства не проявила.
   Что ж, вернуться в нормальное время домой у меня уже нет шансов. Думаю, ничего не случится, если я задержусь в магазине на полчаса, выпью чая с печеньем, а заодно соберу заказ для госпожи Рукк, за которым должны прийти с утра.
   Приняв такое решение, я перешла в заднее помещение, поставила чайник на огонь, а сама пока взяла коробку и ленты и принялась упаковывать куклу. У дочки госпожи Рукк завтра... ну, то есть уже сегодня день рождения, и фарфоровая блондинка, сделанная с учетом пожеланий малышки, в платье - точной копии одного из нарядов из бутика Лики, должна была стать лучшим подарком. И самым выгодным моим заказом за последнюю неделю точно.
   Я разместила красавицу в коробке, улыбнулась ей, соорудила из ленты пышный бант. Потом взяла чернила и написала прямо над бантом имя куклы - Лана. Присыпала это дело блестками и оставила сохнуть, сама же отправилась готовить чай.
   Ромашковый, пожалуй.
   Динь-дон!
   Дверь?
   Я прислушалась, но звук не повторился и шагов слышно не было. Показалось, наверное.
   Пока чай заваривался, вспомнилась еще одна важная вещь. Нужно еще счет за Лану составить, так я избавлю себя на утро от скучной бумажной работы и смогу немного посидеть с чашечкой кофе из ближайшей кофейни, обдумывая следующее свое изделие. Идея меня соблазнила, и, несмотря на усталость, я, прихватив с собой чай и печенье, отправилась в торговый зал.
   Зажгла светильник...
   И так и застыла, вся обмерла. Крик ледяным комком замерз в горле.
   Руки задрожали, отчего чашка зазвенела, ударяясь о блюдце. Горячие капли брызнули на пальцы, рука дернулась сильнее, чашка накренилась, и ее обжигающее содержимое полилось на пол. И на мои туфли заодно, но я даже боли не почувствовала.
   Это не может быть реальностью... Не может происходить на самом деле.
   Но сколько я не моргала, стараясь прогнать жуткое видение, наваждение не уходило. И на резной антикварной скамеечке, куда я кладу готовые заказы, которые предстоит в самое ближайшее время отдать покупателям, сидела кукла в человеческий рост, так похожая на ту, что я только что упаковала. Даже платье точь-в-точь.
   Одеревеневшие пальцы разжались, и полупустая чашка ударилась об пол. Разбилась, конечно, увеличив коричневатую лужицу и усыпав пол осколками.
   Боги... Боги... Но как? Аржис в тюрьме, далеко от Эмшира!
   В голове болезненно пульсировали его последние слова.
   "За каждое слово ответишь". Кажется, он так сказал.
   Крик из воспаленного горла все же вырвался, правда, на выходе получился жалкий всхлип.
   Зато оцепенение прошло, и я бросилась к телефону. Заодно мысленно поблагодарила настырную Лику: сама я не видела смысла устанавливать новомодный аппарат, меня и записки вполне устраивали, но будущая золовка настояла, а потом сама купила телефон и привела мастера. Правда, справедливости ради, надо признать, что только они с братом сюда и звонили, когда я задерживалась допоздна. В основном сама Лика.
   Правильнее было бы связаться с Дегейром, но, глядя на диск с цифрами, я поняла, что вспомнить его номер сейчас просто не способна. Даже пытаться бессмысленно. Поэтому просто набрала короткий номер управления.
   - Дежурный Мопсон, - прозвучало на том конце полусонное.
   - Доброй ночи... - по привычке ляпнула я, за что сразу же обругала себя. Какая эта ночь, к демонам, добрая, если у меня в магазине сидит мертвая девушка?! Так, Ксилена, спокойно, надо собраться. - Я - Ксилена Гарав, консультант. У меня срочное сообщение для старшего следователя Дегейра Брана.
   Кажется, на том конце смачно зевнули.
   - Он появится только завтра к полудню, - прозвучал ленивый ответ. - Везет же некоторым.
   - Не особенно, - не согласилась я. - Вызовите его. У меня в магазине тело. Мертвое.
   Никогда бы не подумала, что сообщать о преступлении так трудно. Быть собранной и отрешенной не получалось, руки тряслись, отчего я пару раз чуть не выронила трубку, голос дрожал, еще я постоянно оглядывалась, боясь что этот ненормальный до сих пор где-то здесь...
   А вот Мопсона мое сообщение даже взбодриться не заставило.
   - Диктуйте адрес, сейчас отправлю к вам дежурную группу, - с очередным зевком выдал он.
   Скрипнув зубами, я в очередной раз мысленно призвала себя к спокойствию и терпеливо проговорила:
   - Нужен именно Дегейр. Это напрямую касается нашего последнего дела.
  
  
  
   Глава 2
  
   В следующие полтора часа мне довелось на личном опыте убедиться, что эмширские стражи порядка к мертвым клиентам не сильно торопятся. Оно вроде бы и понятно, тело никуда не денется, да и новомодными автомобилями полицию еще никакой меценат не обеспечил, а в экипаже добираться дольше. К тому же, я все-таки настояла на присутствии Дега и за ним обещали послать, а это тоже время.
   Однако находиться один на один с "куклой" было жутко. Страх пересиливал все доводы рассудка, и я металась из угла в угол, про себя кляня чью-то медлительность.
   Получается, у Аржиса руки настолько длинные, что он как-то организовал месть прямо из заточения? И так быстро... И метко. Эта картинка, наверное, всегда будет стоять у меня перед глазами.
   В моем магазине!
   Даже если все здесь заменю, мне еще долго будет не по себе оставаться внутри одной. Пожалуй, стоит внять советам Лики и подыскать помощницу. Давно пора было, но, признаться, мне слишком нравилось чувствовать себя единовластной хозяйкой кукольного царства. Никто под ногами не путается, вещи не переставляет и не мешает заниматься любимым делом. Идеально.
   А если после случившегося никто не пойдет ко мне работать? Что, если теперь мое имя окончательно свяжут с этими убийствами, и весь город станет от меня шарахаться?
   Перспектива из-за какого-то чокнутого маньяка утратить полюбившуюся размеренную жизнь напугала едва ли не сильнее, чем вид закованного в фарфор тела. Но в этот раз я не ударилась в панику. Напротив, в голове просветлело, проснулась какая-то решимость.
   Медленно вышагивая по небольшому зальчику, заставленному полками с куклами, фарфоровыми статуэтками и музыкальными шкатулками, сделанными под старину, я внимательно всматривалась в привычный интерьер, готовая подметить любую мелочь. Что угодно, выбивающееся из общего фона.
   Ну же, никто не идеален... Должно было остаться хоть что-нибудь.
   Все я виновата: если бы не поддалась глупому порыву и пришла в магазин сразу после суда, может, ничего бы и не случилось. Или хотя бы не здесь.
   Или на месте той несчастной сидела бы я...
   Пф-ф-ф! Нельзя позволять себе думать об этом. Уже ничего не изменить, можно только наказать виновного. И я приложу максимум усилий, вытащу все из треклятого дара, но постараюсь, чтобы это случилось как можно быстрее!
   Но как я ни вглядывалась, чужого присутствия заметно не было. Светильники стояли так, как я всегда их оставляла, куклы были нетронуты, платья как всегда лежали в коробке, записи были надежно заперты в шкафчике под прилавком. Еще немного, и я сама поверю, что кроме меня сюда никто не заглядывал.
   А ведь он был здесь, когда я пришла... Ну что мне стоило тогда включить свет в торговом зале? Я бы его увидела.
   Опять проклятущее "если бы"... Так и с ума сойти можно!
   - Ты здесь? - осторожно спросила я и крутнулась, выискивая взглядом хотя бы смазанное движение.
   Полезной я могу быть, только занимаясь тем, что умею лучше всего. На этом и следует сосредоточиться.
   Увы, на этот раз мне не повезло. Ни звука, ни тени. Она еще не воплотилась, да и неизвестно, воплотится ли она вообще.
   Когда я уже готова была скатиться в отчаяние, прозвучал заветный перезвон.
   Динь-дон!
   В маленьком зальчике сразу же стало тесно от набившегося сюда народу. Я инстинктивно забилась за прилавок.
   Первым шел Дегейр, и ухмылка на его физиономии отнюдь не соответствовала ситуации.
   - Ну что, готовить объятия и утешительную сладкую чушь? Будешь рыдать у меня на груди? - без капли сочувствия поприветствовал он меня.
   После такого предложения, даже если бы собиралась, мгновенно бы передумала. Видимо, на то и был расчет.
   - Иди к черту, Дегейр, - беззлобно отмахнулась от него я.
   - Хоть одна красотка ему оказалась не по зубам, - хохотнул криминалист, примериваясь к телу.
   Я мысленно скривилась. Как они умудряются что-то расследовать в такой атмосфере?
   - Заткнись, Уил, - ласково оскалился Дег. И снова возвратился вниманием ко мне: - Что-нибудь здесь трогала?
   - Нет, только чай пролила.
   - Ох уж мне эти впечатлительные барышни, - поморщился старший следователь, внимательно оглядывая торговый зал. - Пора было уже привыкнуть, Ксилена.
   Во мне всколыхнулось недовольство.
   - Посмотрела бы я на тебя, обнаружь ты дома такой сюрприз.
   Следующий час, пока эксперт занимался своим делом, я в подробностях живописала произошедшее. Трижды. И о своем провальном путешествии пришлось рассказать, хотя и не хотелось. Дег слушал, записывал, иногда влезал с уточняющими вопросами. Потом пытался меня отвлечь какой-то ерундой, сказал, что Вики дергать не стал и она появится утром. Тем временем его подчиненные перевернули вверх дном магазин, ничего не нашли, поскучали и бессовестно сожрали мое печенье. Еще и чая просили, но были вежливо посланы в ближайшую кофейню, которая, само собой, в этот час закрыта.
   Наконец со всеми формальностями было покончено, и Дегейр принялся тормошить эксперта:
   - Ну что там?
   - Все точно как в прошлый раз, - уныло сообщил тип с залысинами... как там его... Уил. - Только "куколка" теперь другая.
   Девушку оглушили, задушили, принесли сюда и соорудили эффектную композицию.
   Мы все понимали, что это значит. Проблемы. Возможно, большие проблемы. И с каждой минутой черная полоса становилась все темнее.
   - Кстати, она вам никого не напоминает? - спросил Уил таким тоном, будто жаждал поделиться каким-то интересным наблюдением.
   Напоминает, еще как. Куклу моей работы. Опять.
   Но выплеснуть раздражение я не успела, Дег опередил.
   - А ты знаешь, что-то есть... - пробормотал он, после чего вдруг перевел взгляд на меня. - Ксилена, встань-ка поближе... Да не бойся ты ее, она не кусается!
   Сама я заниматься глупостями не собиралась, но он вцепился в руку, потащил, и у меня просто не осталось выбора.
   - Просто одно лицо, - сделал глубокомысленный вывод Уил.
   Я начала закипать. Дело и так было слишком личным, и с каждой минутой ситуация усугублялась.
   - Образ взят с моей последней работы. Оригинал в коробке, на столе, в заднем помещении.
   Мужчины переглянулись. Дег сделал знак одному из подчиненных.
   - Кто заказчик? - сыскарь побарабанил пальцами по прилавку и впился взглядом в мое лицо.
   Впутывать клиентку не хотелось, тем более что она тут точно ни при чем. Но выбор?
   - Госпожа Рукк, - откровенно все рассказала я. - Но эскиз мы придумывали вместе с ее дочкой.
   Лицо действительно получилось немного похожим на мое, потому что малышка заявила, что я красивая и ей хочется, чтобы ее кукла тоже такой была. А волосы сделали на несколько тонов светлее моих и другого оттенка. Ну а платье уже предложила я, потому что видела точно такое в витрине у Лики, и оно мне понравилось. Будущая золовка никогда не возражала, если я брала ее модели или просто делала похожие для своих кукол. Она вообще считала мое занятие исключительно баловством. Оба моих занятия. Ей главное, что на людях одежда из ее магазина существует в единственном экземпляре.
   Пришлось все это разжевывать Дегейру. И не то, чтобы он не проникся, просто толку с его личного мнения, если действовать сыскарь все равно будет строго по должностной инструкции. В конце концов, я наступила на горло гордости и прямо попросила:
   - Ты бы не мог их не втягивать во все это?
   - Ведь знаешь, что не могу, - он посмотрел на меня укоризненно. - Прости, Ксилена.
   Знаю. Но, если честно, в глубине души рассчитывала на особое к себе отношение. Глупо, признаю.
   - Теперь мои куклы прочно свяжут с убийствами, - тихо вздохнула я и бросила беспомощный взгляд на мужчину, беспардонно усевшегося прямо на прилавок.
   - Мне жаль, - искренне посочувствовал он. - Обещаю, я сделаю все возможное, чтобы это закончилось как можно быстрее. Мы сделаем.
   Я вымучила улыбку. Пусть так. Просить от него больше будет нечестно.
   - Эй, голубки, вы тут не одни, не забудьте, - вклинился эксперт. - Кстати, я закончил. Можем собираться.
   Свои записи, куклу и антикварную скамеечку я отдала им без лишних разговоров. Видеть это все больше не хочу!
   - Ксилена, тебя подбросить? - заботливо тронул меня за плечо Дегейр, когда я вышла их проводить.
   Время уже под утро, я устала, хочу есть и спать. Но не имею никакого желания ехать в одном экипаже с творением неизвестного чудовища. Слабо улыбнувшись приятелю, я уверенно покачала головой.
   - Не стоит, спасибо. Мне еще нужно здесь все убрать.
   На самом деле, просто вытереть чайную лужу и собрать осколки. И еще приготовить новую куклу, какую-нибудь из давно сделанных, на случай если случится чудо и Рукки все-таки не откажутся от покупки.
   - Хочешь, я побуду с тобой? - вдруг предложил старший следователь Бран.
   Заманчиво. Но... Черт!
   - А это будет удобно?
   - Вполне, - пожал плечами мужчина. - Подробный отчет от экспертов будет только к полудню, будить среди ночи твоих покупательниц я тоже не собираюсь. Как видишь, вполне могу провести здесь некоторое время. К тому же, если кто-то вдруг забыл, я давал присягу оберегать мир и покой в этом городе.
   Шутка заставила мои губы дрогнуть в улыбке.
   - Неужели так заметно, что мне не по себе? - больно прикусив губу, неуместную улыбку мне все же удалось спрятать.
   - Увы, да, - Дегейр дал отмашку экипажу, и тот застучал колесами по мостовой. - Ксилена, ты совершенно не умеешь скрывать свои чувства.
   Могут же некоторые сказать что-то, отчего чувствуешь себя морально голой!
   Плохо. К двадцати шести годам пора было уже научиться.
   Передернув плечами, я поманила Дега за собой и снова вошла в магазин.
   - К тому же, оберегать твой, - он выделил голосом это слово, - покой мне особенно приятно.
   Хрустнувший под подошвой осколок заставил меня вздрогнуть.
   Что он вытворяет?!
   - Благодарность за мою посильную помощь в расследованиях принята, - натянуто получилось, но я хотя бы попробовала вернуть все в правильное русло.
   Мужчина хмыкнул и разнообразия ради промолчал.
   Находиться в магазине после всего действительно было неприятно. Казалось, сам воздух здесь пропитан чем-то жутким, в атмосфере кружил страх, приходилось одергивать себя, чтобы не ежиться. Работа отвлекала мало, мысли все равно вились вокруг случившегося. И я то и дело замирала, силясь уловить знакомый земляной запах, но ничего не получалось.
   Напоминания себе, что еще не время для тени, действовали из рук вон плохо. В прошлый раз она появилась почти сразу и была на редкость сговорчива. Почему сейчас не так?!
   Дегейр свои шуточки прекратил и, вместо того, чтобы устроиться в кресле и ждать, пока я здесь все закончу, тоже взялся за тряпку и стал помогать. Это оказалось неожиданно приятно. Кажется, я уже забыла, каково это - делать что-то вместе с кем-то. Если вообще знала.
   Выбрать более-менее похожую куклу оказалось несложно, как и подобрать для нее платье, похожее на одно из тех, что продает Лика. Конечно, это не совсем то, что заказывали, но зато она не будет напоминать хозяйке о чем-то плохом.
   Когда я работаю, забываю обо всем на свете. Поэтому неудивительно, что уход Дегейра и его возвращение несколько минут спустя прошли мимо меня. Заметила я что-то, когда коробка с куклой из-под носа внезапно исчезла, а ее место заняла тарелка с большим куском чизкейка и стакан кофе из кофейни.
   - Тебе надо поесть, - сообщил следователь.
   Забота почти постороннего мужчины казалась неуместной, но я действительно была зверски голодна. А отказывать себе, чего уж там, никогда не умела.
   - Спасибо, - я с благодарностью посмотрела на приятеля. - Вообще за все.
   - Я ничего такого не сделал, - фыркнул Дег, увлеченно ковыряя свою порцию. - Еще.
   Опять он начинает! Но злиться не хотелось. Как выяснилось, когда я сытая - я вообще добрая.
   - Можно я воспользуюсь телефоном? - Дег справился с завтраком первый и вспомнил о делах. - Нужно связаться с местом, куда запрятали Аржиса.
   - Конечно, - стоило упомянуть мерзавца, и я частично растеряла аппетит. - Думаешь, он мог как-то выбраться и...
   - Исключено, - оборвал Бран. - Это хорошее место, специально для таких типов, как он. Но убедиться все-таки надо.
   Дожевывая чизкейк, я прислушивалась к звукам, долетающим из соседнего помещения. Их хватило, чтобы понять ситуацию в общих чертах. Аржис место заключения не покидал и ни с кем не контактировал. Последнее Брану почему-то особенно не понравилось.
   - Наверняка его адвокаты теперь вцепятся в это, - скривился появившийся в мастерской Дегейр.
   - Может, кто-то специально совершил такое же преступление, чтобы заставить всех думать, будто Сано Аржис невиновен? - поддержала идею я.
   А что, вполне правдоподобно. Достаточно только взглянуть на этого типа, сразу становится понятно, он еще не на такое способен.
   - Все возможно, - задумчиво отозвался следователь, уселся напротив меня, придвинул к себе куклу и стал рассматривать ее. - Но почему использован был твой фарфор, копируют твоих кукол, и все это крутится вокруг твоего магазина?
   Спину будто раскаленными иголками обсыпало.
   На самом деле, этот вопрос должен был прозвучать еще во время первого расследования. Но мне повезло, магические преступления раскручиваются иначе, это правило избавило меня от кучи неприятных моментов. К тому же, все и так указывало на виновного. И у нас была настроенная сотрудничать тень.
   Однако, если вдуматься, вся эта грязь действительно липнет ко мне. В свой фарфор я всегда добавляю один секретный ингредиент. Я сама его разработала, еще когда только удрала из дома и много ездила. Всего несколько капель - и лицо куклы становится похожим на человеческое, получается более живой цвет, черты смягчаются, так ни один станок не сделает. Магия, будь она неладна. Я уж молчу о том, что модели у меня эксклюзивные. Ну, за исключением некоторых платьев, но и они существуют только в магазине Лики и у меня.
   И кто-то легко воспользовался всем этим. И он может входить в "Кукольный дом", когда ему заблагорассудится.
   - Я не знаю, - произнесла тихо, вглядываясь в оставшийся на дне стакана кофе, будто собиралась разглядеть там ответ.
   - Тень могла тебя обмануть? - в лоб спросил Дегейр.
   На миг я словно опять оказалась в темнеющем лесу. "Иногда мертвые лгут" - зябким покрывалом окутал меня шепот.
   - Я не знаю, - на этот раз прозвучало еще более бесцветно. - Раньше такого никогда не случалось.
   По работе - никогда. А про вчерашний случай я еще ночью рассказала, повторять историю в очередной раз сейчас не было никакого желания.
   Повисшая в мастерской тишина вибрировала от напряжения, и я, чтобы вырваться из нее, начала убирать со стола. Действия помогли, но лишь до того момента, как Дегейр вдруг оказался у меня за спиной и мягко сжал плечо.
   - Вопросы все равно возникнут, и лучше, если их задам я, - прозвучал над головой его голос. - Надеюсь, ты понимаешь?
   - Конечно, - руки с одноразовой посудой заметно подрагивали. - Ничего личного.
   В ухо досадливо фыркнули.
   - Как раз оно самое и есть, - пробормотал Дегейр, будто извиняясь. - Я постараюсь, чтобы тебя сильно не доставали, но приготовься выложиться по полной. Ближайшие дни обещают быть непростыми.
   Осторожно дернув плечом, я высвободила его и повернулась к следователю лицом.
   - Поняла уже. Я справлюсь.
   - Вот и умница, - улыбнулся он. - И лучше бы тебе побыстрее найти тень и договориться с ней.
   Можно подумать, от меня тут что-то зависит!
   Стоять, почти утыкаясь носом в рубашку чужого мужчины, было во всех смыслах неудобно, так что я очень кстати вспомнила про мусор. Дегейр и не подумал отступить хотя бы на шаг, и мне пришлось протискиваться, вжимаясь в стол, чтобы пробраться к выходу и не коснуться его. Сейчас, как никогда, осознала полезность наличия задней двери. И она здесь даже была, но вела не только на улицу, но и к лестнице, поднимающейся в квартиры наверху. Предполагалось, что хозяин магазинчика будет там жить, это удобно, вот только я к тому времени уже поселилась в особняке Одингов. Лика с трудом убедила владельца здания сдать мне одно торговое помещение, без жилья, но дверь, ведущую к лестнице, пришлось запереть и задвинуть шкафом.
   Мы пробыли в "Кукольном доме" до полудня, но за заказанной куклой так никто и не пришел. Покупателей вообще не было. Даже дети, которые частенько приходили сюда поглазеть на витрины и иногда заглядывали внутрь, сегодня не появились. Из всего этого следовал логичный вывод: утренние газеты уже раструбили обо всем и город в страхе. И как только успели пронюхать?
   Динь-дон...
   Надежда подтолкнула меня резко повернуться на звук, но это была всего лишь Лика.
   - Если бы не знала о ваших совместных расследованиях, точно бы подумала, что у вас роман, - отметила она присутствие Дегейра.
   Он ей не нравился. Сильно. С первого дня. Странно, вообще-то, потому что смуглые, темноволосые и темноглазые мужчины с выразительными лицами, спортивными фигурами, к тому же, не обделенные чувством юмора и легким характером обычно вызывают в свободных женщинах как минимум симпатию. Но эти двое стали исключением. Лику раздражал прямой и немного бесшабашный Дег и еще больше раздражало то, что я в силу определенных причин провожу с ним много времени. Дегейр, конечно, сдерживался, но несложно было заметить, что властная, заносчивая и тщеславная красотка ему неприятна. И это отнюдь не тот случай, когда сначала искры летят от напряжения, а потом вспыхивает страсть.
   А жаль. Такая бы пара получилось... И, может быть, обзаведясь собственной личной жизнью, Лика перестала бы лезть в нашу с Гилем.
   - Не нужно судить Ксилену по себе, - смерил пришедшую уничижительным взглядом Дег.
   - Вот как? - тут же сморщила хорошенький носик богатая наследница. - С каких это пор ты так хорошо ее знаешь?
   Пять лет знакомства, хоть мы и общаемся урывками и в основном по делу, по-моему, достаточный срок. Но высказать свое мнение я не успела, Дег опередил:
   - Просто я хорошо разбираюсь в людях, - и, пока дежурный "обмен любезностями" не перерос в более серьезную перепалку, подхватил с подлокотника свою куртку и собрался откланяться. - Ладно, у меня дела. Ксилена, держись тут. И постарайся как можно быстрее найти тень.
   Выдавив улыбку, я кивнула.
   - Завтра зайду в управление, чтобы узнать новости и посмотреть на нее без грима. Если тень объявится раньше, я дам знать.
   Мужчина кивнул и, перекинув куртку через плечо, направился к выходу.
   - Новое дело? Так быстро? - Лика не скрывала недовольства, но и любопытство проскальзывало тоже. - Я надеялась, тебе дадут отдохнуть хотя бы несколько дней.
   Она не знает. Я перевела дух. Значит, известие о случившемся ночью еще не успело расползтись по городу.
   Хотя вообще-то странно, моя будущая золовка из тех, кто каким-то непостижимым образом узнает новости раньше других. Даже те, которые ей не особенно интересны.
   - Планировалось именно так, - я вздохнула и на миг спрятала лицо в ладонях, - но... На этот раз прямо у меня в магазине, представляешь?!
   При посторонних мужчинах мне удавалось сдерживаться, но стоило рядом оказаться близкому человеку, как в голосе задребезжали нервные нотки.
   - И ты... - начала подруга, округлив глаза, но запнулась, не смогла подобрать слов.
   Впрочем, я поняла ее и без них: она пыталась спросить, я ли обнаружила тело.
   - Да. И сидела тут, пока Дег с ребятами не приехал.
   - Вот черт! - Лика заметно побледнела, от надменного выражения на безупречно красивом лице не осталось и следа. - Бедная... А я накинулась на тебя... Прости-прости! Пойдем, отвезу тебя домой.
   Отдых. Пожалуй, это именно то, что мне сейчас нужно. А решать камнем свалившиеся на голову проблемы стану потом.
   Я благодарно улыбнулась будущей родственнице и не сопротивлялась, когда она повлекла меня к выходу.
   - Давно следовало приобрести автомобиль, - ворчала Лика, пока мы ловили экипаж. - И статус бы подчеркнули, и время сэкономили.
   Такие разговоры у нас периодически возникали и, я не сомневалась, что однажды подруга так и сделает. Представить ее, управляющую новомодным изобретением, я вполне могла, Лика у нас особа более чем современная, к тому же, ей нравится, когда о ней говорят. Особенно, если говорят с завистью. Меня же пыхтящие громадины на колесах откровенно пугали. Лучше уж потратить несколько лишних минут на ожидание и ехать в знакомом и привычном экипаже!
   Сегодня свободного извозчика пришлось искать долго, но это и не удивительно, день с самой ночи не задался.
   - Они здесь? - еле слышным шепотом спросила Лика, когда мы устроились внутри.
   Речь, конечно, шла о тенях. Моя способность их видеть близких немного пугала, и подобные вопросы звучали часто. От Лики, потому что ее брата редко интересовало что-либо, кроме его картин.
   Скользнув по улице взглядом в поисках слишком старомодных нарядов или каких-нибудь несуразных фигур, я впервые за пять лет ничего такого не заметила. А ведь мы ехали по центру, здесь всегда были тени!
   Внутри прошелся холодок.
   И, в конце концов, я обратила внимание на того, кто казался наиболее подходящим.
   - Видишь вон того мужчину в шляпе с большими полями? - аккуратно проверила свое предположение.
   Если она ответит отрицательно, значит, все в порядке...
   - Прекрасно вижу, - раздраженно фыркнула Лика. - Господин Ардон, конечно, старый и вообще одной ногой в могиле, но он точно не призрак.
   Холод усилился.
   - Тогда нет. Никого нет, - упавшим голосом признала я.
   Покачивание экипажа сейчас больше раздражало, чем успокаивало. Хотелось поскорее добраться до дома и остаться уже наконец в одиночестве. Лика же продолжала болтать:
   - Ну и замечательно, - ее мнение по поводу отсутствия теней было прямо противоположно моему. - Давай о приятном! Гиль наконец закончил свою последнюю работу, через неделю будет презентация.
   Раздражение разбавила толика радости: может, теперь у него и на меня немного времени найдется. На наши отношения.
   - Презентация? - переспросила немного недоверчиво. - С каких пор он полюбил шумные сборища?
   - Затея моя, - отмахнулась подруга. - Но брат одобрил. Само собой, тебе полагается присутствовать.
   - А... Да, конечно.
   Больше важных новостей ни у одной из нас не было, и весь остальной путь мы болтали о ерунде. Вернее, Лика бурно восхищалась автомобилем, аж три раза встретившимся нам на пути, а я только вяло поддакивала, когда молчание уже становилось невежливым.
   И что она находит в этих жутких громадинах?
   Наконец экипаж замер перед фамильным особняком Одингов. На первый взгляд мрачное строение из темного камня выглядело неприветливо. Все окна были завешены одинаковыми шторами серого, хоть и благородного, но унылого до зевоты цвета. Большая территория, но вокруг ни души, потому что после смерти родителей наследники перестали устраивать шикарные приемы, а значит, некоторые слуги стали больше не нужны, их рассчитали. Нынешние Одинги даже экипаж собственный не держат, предпочитая пользоваться наемными. А на месте некогда прекрасного сада теперь стоит пристройка, где творит Гиль.
   Куда привлекательнее для меня всегда были маленькие каменные домики из районов, где живет так называемый средний класс. Они чуть светлее, и оттого не такие унылые, а на многих окнах полыхают разноцветные пожары из цветов.
   Но выбирать не приходится. К тому же, здесь меня приняли и полюбили. А я еще нос смею воротить... Фу, стыдно!
   - Нам обязательно нужен автомобиль, - все никак не унималась Лика.
   - Ага, - не выныривая из своих самоуговоров, согласилась с ней я.
   Из дома как раз выскочил пожилой дворецкий и теперь спешил к нам, чтобы открыть калитку.
   Картина чем-то коробила. Всегда, не только сегодня. Тензи был уже в возрасте, а Лика имела дурную привычку по десять раз на день уходить по делам и возвращаться обратно. Естественно, самой иметь ключ и пользоваться им она считала ниже своего достоинства, и бедному Тензи приходилось всякий раз носиться к воротам, исполняя еще и функцию привратника. Я пользовалась своим ключом, Гиль жил затворником, но ведь помимо Лики случались еще редкие гости, приходил почтальон, посыльные, заглядывали искусствоведы к Гилю и модистки к его сестре. Минувшей зимой Тензи так до пневмонии добегался.
   - Миледи, - дворецкий распахнул перед нами калитку и галантно поклонился.
   Хозяйка даже милостивого кивка его не удостоила. И только я, чувствуя себя почему-то виноватой, пробормотала:
   - Благодарю.
   Потом догнала Лику, вцепилась ей в локоть и все же спросила то, что давно назревало:
   - Тебе не кажется, что для такого огромного дома троих слуг недостаточно? Им тяжело и...
   - Кажется, - спокойно перебила подруга, пройдясь по мне насмешливым взглядом. - При родителях их было тринадцать. Но Гилю мешал постоянный топот в коридорах, смешки и перешептывания горничных, а одна из них - ты представляешь?! - даже пыталась его соблазнить?! Пришлось всех лишних выгнать.
   Брата Лика любила, кажется, даже больше, чем саму себя, считала талантливым и вообще особенным, поэтому его комфорт всегда ставился в этом доме превыше всего.
   - Ладно. Понятно. - Я тихонько вздохнула.
   Хоть мне и предстоит стать здесь хозяйкой, я не чувствовала себя вправе распоряжаться.
   - Что такое, Ксилена? - звонко рассмеялась подруга. - Если тебе так их жалко, бросай свою лавчонку и сиди дома, занимайся хозяйством! А фарфоровых монстров будешь детям ваять.
   Губы задрожали. Пришлось прикусить одну, чтобы это не было так уж заметно.
   К счастью, от необходимости как-то реагировать на болезненный тычок подруги меня избавил звенящий телефон.
   Лика тут же направилась к нему, взяла трубку и с достоинством произнесла:
   - Дом семьи Одинг. Да, это я. Слушаю.
   Слушать ей пришлось минуты две. При этом лицо носительницы уважаемой в Эмшире фамилии все больше мрачнело, так что беспокойство мое не было беспричинным.
   - Что-то случилось? - осторожно спросила, когда Лика повесила трубку.
   Но подруга только махнула рукой.
   - Ничего, что бы стоило твоего внимания. Сейна, паршивка, опять не явилась в магазин и никого не предупредила, теперь Рита одна зашивается. Надо идти помогать. Допляшется она у меня, уволю нахалку! - и, забыв обо мне, она схватила сумочку и понеслась к выходу.
   Я прикрыла глаза на миг, решая, чем заняться дальше: рухнуть в кровать и уснуть или пойти поздороваться с Гилем. Усталость незримыми свинцовыми шариками заполнила тело, сделав его отвратительно тяжелым, и на ногах я держалась из чистого упрямства, однако какой-то занудный червячок внутри подталкивал пойти к жениху. С другой стороны, Гиль наверняка даже не заметил моего отсутствия, ничего не случится, если наша встреча отложится еще на пару часов...
   Прийти к внутреннему согласию я не успела. Реальность сделала выбор самостоятельно.
   В одном из боковых коридоров послышались шаги, один за другим они приближались, а некоторое время спустя прозвучало восклицание:
   - О! - вслед за шагами появился и сам Гиль - как обычно, помятый, со следами краски на рубашке и на щеке, с полуотсутствующим взглядом и всклокоченными русыми волосами. - Ты еще не ушла или так рано вернулась?
   Как и следовало ожидать, тот факт, что невеста не ночевала дома, остался незамеченным. С другой стороны, который сейчас час, мой будущий благоверный знает. Стало слегка обидно. Пришлось снова кусать губу, на этот раз до крови.
   Да что со мной сегодня такое?!
   - Впрочем, неважно, - так и не дождавшись от меня ответа, Гиль снова заговорил. - Лика же рассказала тебе о готовящейся презентации?
   - Да. Я очень за тебя рада.
   Спать. Решение созрело внезапно и никаких моральных терзаний за собой не повлекло. Мне нужен отдых. Все остальное подождет.
   - Идем, покажу, какие работы я собираюсь выставить, - Гиль поймал меня за руку и слегка потянул в сторону бокового выхода, от которого посыпанная мелкими розоватыми камешками дорожка вела прямо к его мастерской. - Тебе должно понравиться!
   Но я не сдвинулась с места. Знала, что должна пойти и сказать пару приятных слов, больше ему и не надо, но силы закончились в самый неподходящий момент.
   - Прости, я устала и просто валюсь с ног, - объяснила в ответ на недоуменный взгляд и выдавила из себя виноватую улыбку. - Я вечером к тебе загляну, ладно?
   Недоумение в серо-зеленых глазах смешалось с подозрением.
   - Как можно было устать, время только к обеду? - Гиль, который раньше полудня из-под одеяла не выбирался, наверное, действительно был удивлен. - Тебе что, не интересно?
   Вдох-выдох. Успокоиться и не сказать какую-нибудь резкость стоило некоторых трудов.
   - Извини, я действительно плохо себя чувствую. Это было не самое лучшее мое утро, - а еще ночь и весь предыдущий день, но говорить об этом почему-то не хотелось. Вместо ненужных слов я осторожно отняла у него свою руку и направилась к лестнице. - Вечером увидимся, ладно?
   - Ладно, - полетело мне в спину недовольное.
   Ну вот, обошлось без конфликта. И от вожделенного отдыха меня отделяет всего каких-нибудь два десятка ступенек и коридор. Хотелось пробежать это расстояние, а затем запереться в своей комнате, рухнуть на кровать с блаженным стоном и на время забыть обо всем на свете, но большее, на что я была способна, это вяло перебирать ногами.
   Когда же слух снова различил приближающиеся шаги, я чуть не взвыла. Ну что еще?! Неужели так трудно оставить человека в покое хотя бы ненадолго?
   - Госпожа желает обед? - это оказался всего лишь Тензи. - Маруна приготовила восточный суп, как вы любите.
   Недовольство испарилось, как и не было его. Губы дрогнули в благодарной улыбке.
   - Спасибо, я перекусила в магазине.
   - Может быть, попросить Леоку приготовить для вас ванну?
   Пожилой дворецкий заботился обо всех в этом доме, даже о редких гостях, когда те все-таки случались, но мне нравилось думать, что обо мне он заботится чуточку больше. Знаю, глупость, но это заставляло меня чувствовать себя здесь немного более нужной.
   - Я сама, спасибо, - улыбка стала чуть шире. - Лика, скорее всего, сегодня задержится, так что можете пока заняться своими делами. Не беспокойтесь обо мне.
   - Как вам будет угодно, - в уголках тонких губ и выцветших с возрастом глаз притаилась ответная улыбка.
   Прямо держа спину, будто до этого проглотил палку, Тензи удалился. Он уже скрылся из виду, и шаги почти стихли, а я открыла дверь в свою комнату, когда слух разобрал невнятное бормотание:
   - Этот дом не заслуживает такой хозяйки. А эта парочка эгоистов тем более.
  
  
  
   Глава 3
  
   Утро началось с тяжелой головы и звенящей тишины вокруг. Гиля не было, и откуда-то я точно знала, что в комнату он не входил. Он вообще в последнее время редко ночевал здесь, предпочитая диван в мастерской. А я... сегодня, пожалуй, впервые ощутила что-то отдаленно похожее на обиду.
   Так хотелось к кому-то прижаться, уткнуться лбом в сильное, теплое даже сквозь одежду плечо, выговориться и получить свою порцию сочувствия и поддержки! Я ведь не многого прошу! И так редко... Но подходящего человека рядом не было и приходилось довольствоваться одеялом, в которое я завернулась, словно в кокон. Нет, то есть были Гиль с Ликой, Дег и Виктория, но тепло мне давало почему-то одеяло.
   Стоило подумать об этом, как вредный червячок сомнений высунул голову, чтобы сообщить, что, если предметы становятся ближе людей, значит, люди рядом не те, и вообще пора в жизни что-то менять. Но я на него мысленно цыкнула, проснулась окончательно и поплелась в ванную.
   Там, отмокая в горячей воде, вспомнила, что вечером так к Гилю и не зашла, проспала как убитая до утра.
   И, естественно, приведя себя в порядок, первым делом отправилась в мастерскую, но жениха не застала. Окна были распахнуты, по помещению гулял приятный ветерок, но ему оказалось не под силу выгнать отсюда запах краски, который, кажется, въелся в стены, предметы нехитрой обстановки, прочно завис в воздухе. Но мне нравилось... Творческий беспорядок, когда, прежде чем наступить куда-то, надо внимательно посмотреть под ноги, безумная какофония "ароматов", полотна разной степени завершенности, разложенные и расставленные повсюду. В комнатке, где я делала своих кукол, было примерно так же, только в меньших масштабах. Возможно, поэтому я и почувствовала в начале знакомства в Гиле Одинге родственную душу.
   - Господин отправился на встречу с хозяином галереи, - сообщил Тензи, когда я спросила о жениха. - И просил передать, что вечером его тоже не будет.
   А вот это уже странно...
   - Вот как? - я нахмурилась.
   - Насколько мне известно, его пригласили расписывать декорации для городского театра, - с неизменной улыбкой, прячущейся в уголках губ, поделился информацией дворецкий. - Невероятно, но господин Гиль согласился, и теперь трижды в неделю работает там.
   Действительно, невероятно. Гиль - страшный затворник, мне даже в начале знакомства не удавалось вытаскивать его на свидания в город. А тут работа... И это при том, что он ненавидит обязанности!
   Явственно ощущая, что что-то в этой жизни ускользнуло от меня, я поблагодарила Тензи, отказалась от завтрака и отправилась по ставшему уже привычным маршруту.
   Пешком.
   Но стоило углубиться в узкие улочки, как нахлынуло ощущение, будто чего-то не хватает. Чего-то важного. Несколько минут я шла, точно босиком по острым иглам. Потом в голову болезненно ударило осознание: тени!
   Их не было. Вообще ни одной.
   Если вдуматься, я не видела ни единой со вчерашнего утра.
   Кожу обсыпало холодными мурашками. Я ускорила шаг.
   Любимую кофейню и привычный утренний ритуал сегодня пропустила, сперва дело. Все равно пока не зайду к Дегейру и не узнаю новости, кусок в горло не полезет. Я прикинула направление и свернула чуть раньше, чем обычно.
   Несколько минут - и я оказалась перед хмурым зданием центрального управления правопорядка.
   - Дег у себя, проходите, - дежурный меня знал.
   Я послала потрепанному мужчине улыбку и бодро застучала каблуками по коридору.
   Кабинет Дега и Вики располагался на первом этаже, в левом крыле. На самом деле, после последнего повышения им должны были предоставить помещение повыше, но Дег уперся, а напарница перебираться без него не пожелала. Ходили слухи, что ей потом новое повышение предлагали, но тогда пришлось бы сменить город, и Виктория отказалась. Я в местные тонкости никогда не вникала, так, слышала краем уха что-то, но даже этого оказалось достаточно, чтобы догадаться об отношении одной рыжей особы к обаятельному красавчику. Невзаимном, судя по всему.
   - Ксилена! - Дег высунулся из кабинета, как раз когда я подошла к двери и собралась постучать. - Проходи. А я шел ловить тебя в кофейне.
   - Неужели я настолько предсказуема? - настроение медленно поползло вверх.
   Полусерьезное общение о важном, какое у нас всегда получалось с Дегейром, сейчас оказалось именно тем, чего мне не хватало. От сердца отлегло и леденящий страх стал понемногу отпускать.
   - Я внимательный, - ухмыльнулся старший следователь.
   - Служба обязывает, - согласилась я, устраиваясь в потертом кресле для посетителей.
   Таковыми чаще всего оказывались подозреваемые и прочие непритязательные личности, поэтому о новой мебели тут никто не заботился.
   - Жестокая ты, - вздохнул мужчина, занимая место напротив.
   - Это еще почему? - удивленно моргнула я.
   Неужели сказала что-то не то? Когда успела, спрашивается?!
   - Потому что красивая, - кажется, вполне серьезно заявил этот несносный тип. - Но самая большая проблема заключается в том, что ты даже не осознаешь этого.
   Что-то мне подсказывает, что таких речей этот кабинет от своего хозяина еще не слышал...
   К щекам прихлынул жар.
   - А... э-э-э... хм... - и сказать что-то вразумительное не получилось.
   - Ладно, давай работать, - у Дегейра имелась потрясающая способность мгновенно переключаться с одного на другое. - Знаешь ее?
   Он подтолкнул ко мне фото. Не трупа, к счастью. В момент, когда был сделан снимок, девушка, запечатленная на нем, была вполне живой и чему-то искренне улыбалась. Настолько, что даже блеклое черно-белое изображение сохранило часть ее эмоций.
   Мне же окончательно стало не до смеха. Узнавание болезненно кольнуло виски, холодком опустилось в затылок и противными мурашками поползло по позвоночнику.
   - Д-да, - смогла выдавить из себя через минуту.
   Дегейр недоверчиво приподнял брови. Процедура для нас была вполне обычной, он всегда показывал мне фото, иногда даже отдавал один экземпляр - должна же я знать, какую тень разыскивать. Знакомы ли мы, подозреваю, он спросил потому, что жертву нашли у меня в магазине. Но все равно ожидал другого ответа.
   - Вот как? - пробормотал старший следователь, видимо, пытаясь собраться с мыслями.
   Пришибленная новостью, я молчала. Черт, это дело становится все сложнее. Мало того, что концы с концами не сходятся, так оно с каждым днем все сильнее затрагивает личное, словно кто-то плетет вокруг меня невидимую, но хорошо ощутимую паутину.
   - И кто это? - новый вопрос заставил меня вздрогнуть.
   В отличие от предыдущего, этот требовал ответа, так что пришлось спешно отгонять в сторону ненужные эмоции и возвращаться в реальность.
   - Сейна Дефилд. Она работает... в смысле, работала помощницей в магазине Лики.
   Лицо напротив помрачнело, что не предвещало абсолютно ничего хорошего.
   - Вы дружили? - напряженно спросил Дег, постукивая пальцами по какому-то документу, отчего чернила на нем немного смазались.
   - Нет, - я нервно дернула плечом. - Так, болтали пару раз ни о чем, когда я заходила к ним.
   Ситуация стала еще более неприятной, даже пугающей. Он подобрался слишком близко!
   - Она могла зачем-то прийти к тебе в магазин? - вот этот вопрос вызвал волну горячего раздражения, и даже напоминание себе о том, что проще все это обсуждать с Дегейром, которого я давно знаю, чем с кем-нибудь еще, не подействовало.
   - Ночью и в наряде куклы? - Я все же вспылила и начала язвить. - Сомневаюсь.
   На минуту в кабинете повисла тишина. Поначалу мы рассматривали друг друга, будто впервые увидели, Дег раньше отвел взгляд, хрипло вздохнул и потер лицо ладонями. Потом вроде собрался что-то сказать, но как раз в этот момент распахнулась дверь и в кабинет влетела Виктория.
   - О, я вижу, вы тут уже работаете! - напарница Дегейра обвела нас каким-то странным взглядом и, оставляя за собой шлейф пряных духов, прошла к закрепленному за ней столу. - Ну и как, все преступники пойманы?
   С ее появлением мне стало будто легче дышать, но и какая-то неловкость образовалась. Словно я из консультанта превратилась в свидетельницу, а то и в преступницу, застигнутую прямо на месте злодеяния. Умею же я себя накрутить! Совсем нервы ни к черту стали. Надо будет купить успокаивающий чай и заваривать вечерами.
   Дег сморщил нос и демонстративно чихнул.
   - Прости, дорогая, но и тебе придется поработать, - в своей обычной немного шутовской манере изрек он.
   - Ну вот, а я так надеялась на дополнительный выходной, - в тон ему отозвалась Вики, вытаскивая из сумки папку с документами.
   - Мечты не всегда имеют свойство сбываться, - тоскливо заметил Дег и поерзал в своем кресле. Подозреваю, оно было не намного удобнее того, в котором сидела я. - Ненавижу это дело. Такое чувство, что оно бесконечное и... будто заколдованное. Кстати, что говорит наш эксперт?
   Вот мы и узнали, где все утро пропадала Виктория.
   - Девушку усыпили, принесли в магазин и уже там убили, - поделилась Вики добытой информацией. - Вроде присутствует какой-то смутный магический след, но точнее пока определить не удалось.
   - Уже хорошо, дело у нас не заберут, - сделал вывод из услышанного Дег. Его измазанные в чернилах пальцы терзали ручку.
   Взгляд Виктории, направленный на напарника, обжигал насмешкой. Очевидно, она тоже помнила недавнее признание друга в нелюбви к этому делу.
   - Теперь выясняют личность, но на это нужно время, - закончила она.
   - Выяснили уже, - Дег все же использовал ручку по прямому назначению - сделал несколько пометок на чистом листе, вырванном из ежедневника, и протянул его напарнице. - Донеси до них информацию и скажи, пусть займутся наконец чем-то полезным.
   Вики пробежала глазами написанное, кивнула и взялась за телефонную трубку.
   - Ксилена, как всегда, незаменима, - отметила она, прежде чем коснуться диска, и стрельнула в меня насмешливым взглядом.
   - Других консультантов не держим, - ухмыльнулся Дег, но атмосфера все равно оставалась слишком напряженной.
   Неловкость нарастала. Кажется, я тоже ненавижу это дело.
   Слишком личное. Слишком странное. Не люблю, когда затрагивают за живое.
   - Можно, я пойду? - Я встала.
   Дегейр отрывисто кивнул.
   - Ищи тень. Срочно, - напомнил он об очевидном. - Чем быстрее мы с ней поговорим, тем меньше проблем будет вокруг этого всего.
   - Постараюсь.
   Я направилась к двери, ежась от мысли о том, что за последние сутки вообще ни одной тени не встречала.
   - Ксилена? - в голосе мужчины слышались веселые нотки, так что, останавливаясь и оборачиваясь, я уже заранее знала - будет хохмить.
   - Что-то еще? - спросила, тем не менее, спокойно, даже отрешенно.
   - Если тень укажет на твою будущую золовку, я с удовольствием ее посажу, - подмигнул мне черный глаз. - У меня даже камера подходящая наготове.
   Вот... Вот!.. Просто слов нет!
   - Ну тебя! - пропыхтела я и пулей вылетела из кабинета.
   Нашел время шутки шутить!
  
   До кофейни добиралась пешком. По-настоящему теплые, солнечные деньки в наших местах выдавались не так уж часто, большую часть года небо было затянуто тучами, в воздухе клубился туман и моросил унылый, невнятный дождик, так что сейчас я ловила момент и наслаждалась хорошей погодой, подставляя лицо солнышку. А еще глазела по сторонам и даже принюхивалась. Мне срочно требовалось успокоиться, развенчать безумную догадку.
   Если бы все было так просто!
   Теней на пути не попадалось. Ни единой. Вообще. Как если бы они все разом вдруг взяли и исчезли. Или... как если бы я утратила способность их видеть.
   Но как?! Так не бывает. Дар или есть, или его нет, здесь не существует середины. Это не золотой стольник, его невозможно найти или потерять.
   Или все-таки...
   Нет, только не это!
   Шаги ускорились, я почти летела по узким улочкам. Мысли бились в истерике. Самая яркая немного отдавала эгоизмом. Ну как так?! Я ведь полжизни чувствовала себя ущербной из-за отсутствия дара. И только вписалась в новую жизнь, научилась быть полезной, привыкла думать о себе, как о состоявшейся личности, - как все зашаталось и того и гляди угрожает развалиться! Люди вокруг меня теперь в большинстве своем в плане магии совершенно обычные, в эту среду и без способностей легко вписаться, но... я не хочу. Я - это я, в конце концов! И отнять у меня умение говорить с тенями, все равно что скрипачу отрезать руку.
   Всплеск эмоций, легкий укус совести, дробный стук каблучков по мостовой - и на смену эгоизму пришел страх. Где-то рядом все еще бродит тот, кто убил несчастную Сейну. Не просто рядом - вокруг моего магазина! И опыт подсказывает, что от него можно ждать чего угодно.
   - Сейна, пожалуйста! - нервы сдали, и я зашептала вслух.
   Громко, настолько, что прохожая старушка обернулась и смерила меня неодобрительным взглядом. Затем покрепче вцепилась в локоток внучки и вместе с ней поспешила убраться подальше.
   Однако тень не проявилась. Ни искомая, ни вообще никакая.
   Близкая к истерике, я добралась до любимой кофейни. Вместо привычного чизкейка, который здесь готовят просто потрясающе, взяла кусок шоколадного торта, хотелась как-то порадовать себя. Вместе с лакомством и большой кружкой кофе заняла стол у окна, выходящего на оживленную улицу.
   Занесла ложечку над темно-коричневым куском, украшенным шапкой взбитых сливок, и мгновение еще сомневалась. Сладкого я старалась избегать. Как нынче модно, следила за фигурой. От Лики нахваталась, наверное. Но в последние дни было столько злоключений и переживаний, что, пожалуй, разок внепланово отступить от правила можно...
   В общем, отказывать себе в чем-то я никогда не умела, памятуя, что вокруг найдется немало противных личностей, готовых взять на себя эту ответственную миссию. Поэтому больше угрызениями совести не мучилась, ела торт, прихлебывала ароматный напиток и сквозь большое окно глазела на улицу, высматривая хотя бы одно привидение.
   Кто бы сомневался, безрезультатно.
   Прохожие суетливо мельтешили, спеша по своим утренним делам, орали продавцы газет, клевали носами у своих лотков торговцы выпечкой, и я даже заметила, как шустрый мальчишка увел у одного свежий пирожок. Город просыпался, все шло своим чередом. Но лично мне без странных фигур в старомодных одеждах, заторможенно плавающих среди прохожих, было неуютно. Будто от мозаики отбился кусочек и теперь там зияет уродливая дыра.
   Через несколько минут такого созерцания даже торт перестал казаться таким уж вкусным и желанным.
   А тут еще мимо кофейни медленно проплыл уже знакомый автомобиль. Изобретение действительно новомодное, они только в последние пару лет стали появляться. К тому же, у нас тут далеко не столица, и в городе таких монстров и десятка не наберется. И они разные. Все больше по старинке в экипажах разъезжают. Так что я готова поклясться отключившимся даром, что вчера видела именно этот автомобиль. Несколько раз.
   Оно вроде бы ничего, но что-то я дерганая в последнее время стала. Так отшатнулась, что чуть вместе со стулом не завалилась на пол!
   Торт оставила недоеденным. Все же сладкое на пустой желудок - не самая умная идея.
   Быстро допила кофе и направилась в магазин. Хотя что именно стану там делать, плохо представляла.
   Автомобиль исчез. Наверняка уехал по своим делам, а у меня просто едет крыша от страха. Я замешкалась перед дверью - ключ никак не желал попадать в замочную скважину, руки дрожали, к тому же, войти внутрь и оставаться там одной было попросту страшно. Слишком свежи воспоминания.
   Стоило оказаться в торговом зале и закрыть за собой дверь, образы, то и дело всплывающие перед глазами, стали еще ярче. И отделаться от них не удавалось ни усилием воли, ни с помощью работы - торговые книги и придумывание очередной куклы одинаково не помогли.
   Упрямства хватило часа на два, потом я сдалась, вытащила из папки чистый лист и начала писать объявление о найме помощника. Доходы пока позволяют, хоть и впритык. Думать о том, что из-за истории, в которую меня втравил неизвестный психопат, они рискуют практически сойти на нет, не хотелось. В конце концов, у меня есть заказчики из других городов. Если не будут покупать здесь, найду новых покупателей далеко от Эмшира. Но я не сдамся! Не позволю какому-то моральному уроду испортить мне жизнь!
   Как раз поставила последнюю точку, когда раздался звонок. Громкий неприятный звук заставил вздрогнуть. Ручка выпала из одеревеневших пальцев. К счастью, клякса растеклась по столу-прилавку, миновав объявление. Переписывать не придется.
   Изо всех сил пытаясь восстановить равновесие, я все же торопливо направилась к неумолкающему аппарату.
   - "Кукольный дом", - дружелюбно сказала в трубку.
   С той стороны ведь не видно, как у меня руки трясутся.
   - Ксилена, - кажется, Дегейр вздохнул с облегчением. - Хорошо, что я тебя застал.
   - Что-то случилось? - я настороженно переступила с ноги на ногу и поморщилась, когда каблуки стукнули о паркет.
   Обычно он не звонил. Мы давно уже взаимодействовали по отлаженной схеме, при этом Дег старался не мешать моей размеренной жизни, а я - не путаться у них с Викторией под ногами.
   Да что там, сюда вообще почти никто не звонил! И мне, черт возьми, это нравилось.
   - Не хочу тебя пугать заранее. - Если он думает, что сейчас меня успокоил, то глубоко заблуждается! - Я отправил за тобой одного из патрульных. Приедешь - все объясню.
   Возразить я не успела, в ухо уже неслись гудки.
   Впав в ступор, я слушала противные писклявые звуки с минуту, после чего очнулась, с лязгом приладила трубку на ее законное место и направилась к двери.
   Пока ждала, успела приклеить объявление рядом с входом в магазин. Надежда на то, что кто-нибудь откликнется, была невелика, но отказать себе в ней я не сумела. Когда же с этим маленьким делом было покончено, передо мной остановился знакомый черный автомобиль.
   Голову обдало страхом, я инстинктивно отступила на шаг.
   Но водитель поправил шляпу с узкими полями и распахнул передо мной дверь.
   - Леди?
   - В управление? - пролепетала я, все еще не решаясь подойти к блестящему монстру.
   Мужчина кивнул.
   Собрав расшалившиеся нервы в кулак, я забралась в внутрь.
   Разглядеть водителя, чтобы понять, виделись мы раньше или нет, не получалось. То есть я имела возможность обозреть черный камзол и темно-синюю сорочку под ним, но я не Лика, с одного взгляда сказать, где это куплено и за сколько, не могу. Хотя все равно автомобиль казался слишком большой роскошью для управления... Впрочем, может, у них богатый спонсор завелся, откуда я знаю! Лицо же водителя было почти полностью скрыто. Верхняя часть - тенью от шляпных полей, а нижняя - легким клетчатым шарфом. Необычного в последнем ничего не было: солнце этим летом палило безжалостно, и непривычные к такому жители Эмшира прикрывались, как могли, чтобы не обгореть. Особенно те, кто много времени вынужден был проводить на улице. Другие вообще избегали загара.
   Ввиду всего этого персона спутника перестала меня интересовать довольно быстро. Вряд ли Дег перед ним отчитался, почему за мной посылает.
   Но действительно - почему? Что могло такого случиться, что я понадобилась? Еще кого-то убили? Или нашли подозреваемого? Толку от меня в любом из этих случаев будет немного, так что все варианты мне одинаково не нравились. А ведь, если в течение нескольких ближайших дней ничего не изменится, я вынуждена буду признаться Дегейру, что больше не вижу теней...
   Сама мысль об этом показалась такой страшной, что я без всяких усилий переключилась на другое. Ехать в автомобиле мне довелось впервые. Любопытный опыт. Трясло меньше, чем в экипаже, и сиденье было мягче. Кажущаяся с виду неповоротливой, громадина плавно скользила по улицам города, вызванный быстрой ездой ветерок приятно обдувал лицо и шевелил выбившиеся из прически пряди.
   Поглощенная своими ощущениями, я не сразу заметила, что мы остановились.
   - Леди? - напомнил о своем существовании водитель.
   - Благодарю.
   Я неловко выбралась из автомобиля и, сопровождаемая заинтересованными взглядами дежурных, вошла в здание центрального управления правопорядка Эмшира.
   - Дег у себя, - крикнул мне в спину утренний мужчина в форме, но я не отреагировала.
   Понятное дело, что у себя, раз вызвал консультанта!
   Оказавшись перед нужной дверью, я громко постучала и, не дожидаясь разрешения, вошла.
   - Ксилена, - Дегейр из-за стала взирал на меня так, будто искал повреждения.
   Само собой, не нашел, и заметно расслабился. Мне же, напротив, его настроение нравилось все меньше. И вообще в воздухе витало какое-то напряжение...
   - Не знала, что в вашем распоряжении появились автомобили, - я закрыла за собой дверь, заняла кресло для посетителей и, чтобы как-то разрядить атмосферу, завела разговор ни о чем.
   - Что ты имеешь в виду? - нахмурился старший следователь.
   Непринужденно поболтать не получилось. Я внутренне скривилась. Лика учила меня светскому щебетанию о всякой ерунде, но, похоже, я оказалась плохой ученицей.
   - То, на чем меня сюда доставили, - пояснила с некоторым раздражением и поерзала на своем месте. - Знаешь, я вообще побаиваюсь этих новомодных штучек, но, должна признать, это был любопытный опыт.
   Энтузиазма моего Дегейр не разделял и вообще помрачнел еще больше.
   - Рик должен был взять экипаж.
   Повисло напряженное молчание. Даже сердце пропустило пару ударов.
   Что тут у них вообще происходит?!
   - Зачем звал? - жалобно пролепетала я, потирая друг о дружку озябшие ладони.
   Дег шумно вздохнул и посмотрел на меня как-то странно. Виновато?
   - Адвокаты Аржиса прознали о случившемся и добились пересмотра дела. - Ожидаемо, но все равно неприятно.
   - И когда? - я тяжело сглотнула и украдкой повела плечами, силясь прогнать противное покалывание.
   - Сегодня утром, - Дег нервно потер лицо и взлохматил свои темные волосы. - Его выпустили до выяснения всех обстоятельств.
   Выпустили? Этого мерзавца?! Да одного взгляда достаточно, чтобы понять, что он из себя представляет! Как вспомню эту зверскую рожу, до сих пор оторопь берет.
   А они взяли и выпустили! Ненормальные.
   Однако еще более странным казалось другое:
   - Меня не пригласили на слушанье.
   - Нас с Викторией тоже, - кисло скривился Дегейр. - Еще и выговор влепили. Есть риск, что заберут дело.
   Плохо. Все разваливается на части и невозможно что-то с этим сделать.
   И все-таки непонятно, в чем необходимость моего присутствия здесь?
   - Ты хотел сказать мне это? - осторожно направила беседу в нужное русло.
   Дегейр помялся немного и осторожно начал издалека:
   - Вероятно, Аржис вернется в город...
   - Неприятный тип, - облекла я в слова невысказанное другом.
   Высказывание поддержал кивок. Вслух Дег опасался отпускать такие замечания на рабочем месте. Мало ли кто услышит? Не хватало еще прослыть предвзятым.
   - И мы понятия не имеем, какие у него планы, - старший следователь продолжал говорить осторожно.
   Возвращение убийцы ничего хорошего не сулило. С другой стороны, может, люди перенаправят свой гнев на него, а о темном флере вокруг меня забудут? Хорошо бы.
   - Думаешь, он еще кого-то убьет? - усилием воли я заставила себя думать о том, что действительно имеет значение.
   И ведь старалась же мыслить рационально! Но мое благоразумие Дегейра почему-то не впечатлило.
   Он шумно, рычаще вздохнул, снова на миг спрятал лицо в ладонях, а когда отнял их, оно было совсем угрюмым. И интуиция нашептывала, что ответственность за настроение приятеля целиком лежит на мне. Но что я такого сказала?
   - Ксилена, он может вернуться в Эмшир! - рявкнул Дег, пронзая меня осуждающим взглядом.
   Надо предположить, что и в этом усмотрена моя вина?
   - И наверняка вернется, - передернула плечами я. - Он здесь живет, вообще-то. И, если я правильно помню правила, обязан находиться либо дома, либо рядом с кем-то из своих правозащитников, пока с него полностью не снимут все обвинения.
   Да, годы взаимодействия со следователями не прошли зря, неожиданно для себя я научилась разбираться в таких вещах.
   - Законы ты знаешь, молодец! - едко фыркнул Дег без единой нотки одобрения в голосе. - А теперь вспомни, пожалуйста, кому этот тип угрожал, когда его увозили? С кем обещал поквитаться?
   Такое забудешь, пожалуй. Тогда я неожиданно для себя действительно немного испугалась. Но сейчас вокруг меня образовалось столько проблем, что угрозы, в сущности являющиеся пустыми словами, перестали иметь значение.
   - Они все угрожают, - вздохнула устало.
   И нечего на меня зубами скрипеть! И взглядом я совершенно не испепеляюсь...
   - Но не всех через сутки выпускают на свободу, чтобы они могли воплотить свои угрозы в реальность, - героическим усилием воли взяв себе в руки, продолжил вести к чему-то, пока ведомому только ему, Дегейр. - И не все, кстати, оказываются невиновны. Этот первый.
   Я прикусила губу, задумалась на миг. Да, нехорошо получилось.
   Да нет, быть такого не может!
   Скорее всего, это все часть отлично спланированной мести. И еще призраки пропали как назло именно сейчас...
   - Тень указала на него, - напомнила я, но голос предательски дрогнул. - Он виновен.
   - Хорошо, если так, потому что в противном случае мы получим сразу три проблемы: злое начальство, еще более злой Аржис и неизвестный убийца, разгуливающий на свободе, - безжалостно обрисовал перспективу Дегейр. - А пока тебе следует быть предельно осторожной.
   - Ничего нового.
   Собралась встать и уйти, но Дегейр словно почувствовал это, потянулся через стол, и его теплые пальцы сомкнулись на моем запястье.
   Кожу словно иголками обсыпало. Не люблю, когда дотрагиваются посторонние. Те, кому я не давала на это разрешения.
   - Я тебя услышала, - голос срывался от напряжения. - Можно, теперь я пойду?
   Ответ был написан на красивом лице напротив. Нельзя.
   - Ксилена, - хрипловато выговорил друг мое имя и опять прожег взглядом, но на этот раз в его взгляде не было злости или раздражения. А что было - я не поняла. - Твоя рассудительность как всегда радует, но я позвал тебя не только для того, чтобы обрисовать ситуацию.
   Предчувствие сделало стойку. Ничего хорошего мне этот разговор не сулит.
   - А зачем еще? - уточнила настороженно.
   Фантазия отказалась подкидывать варианты. Тени нет, а без нее какой от меня прок?
   Дег на миг выпустил мою руку, но лишь для того, чтобы обойти стол и усесться на его край с этой стороны. Теперь его пальцы коснулись моей щеки. Я непроизвольно дернулась.
   - Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, Ксилена, - тоскливо выговорил друг.
   - В этом наши желания совпадают, - пробормотала я, уворачиваясь от очередного прикосновения.
   Мужчина сообразил, что мое движение было намеренным, и меж его бровей обозначилась недовольная морщинка.
   Происходящее мне нравилось все меньше.
   - Сейчас ты нуждаешься в защите как никогда, - более уверенно продолжил он.
   - Годами верной службы я все-таки заслужила охрану?
   Но попытка отшутиться плодов не принесла, тонкий юмор не оценили:
   - Меня уволят за нерациональное использование ресурсов, - ответ был вполне традиционный. А вот продолжение... - Поэтому просто переезжай ко мне.
   Э-э... М... Хм. Даже мысли запнулись.
   - В смысле?
   - В смысле, насовсем, - решительно перебил Дегейр.
   Прозвучало... вот как-то даже не романтично. Соблазнитель чертов!
   - А ничего, что у меня есть жених?! - прошипела я, вскакивая со стула.
   Но устремиться к двери помешал все так же сидящий на краю стола Дегейр. И в итоге я оказалась зажата между стулом и столом, что разозлило еще больше. Да и сам Дег маслица в пожар моего искреннего негодования подлил:
   - Он у тебя уже пять лет есть, если не ошибаюсь. И что? Когда свадьба? А я тебе скажу - никогда! - его голос звучал тихо и размеренно, я же чуть не пузырилась от бурлящих эмоций. - Ксилена, опомнись, богатые наследнички редко связываются с простыми девочками. А твой Гиль вообще не способен думать о ком-то, кроме себя.
   - Закрой рот, - сорвалось с губ шипение.
   Меня затрясло от ярости.
   - Между тем, тебе уже не восемнадцать, - безжалостно продолжат тот, от кого я никак не ждала подобного. - Долго будешь позволять себя использовать? Он наиграется и выставит тебя, в то время как я предлагаю что-то постоянное.
   Нападения от него я не ожидала, все же за это время научилась доверять. Не так, как Лике и Гилю, но все же. И сейчас жестокие слова острыми булавками впивались в самую душу.
   - Дай пройти! - рявкнула я.
   Желания отвечать в том же тоне не было. Ненавижу скандалы. С детства ненавижу.
   Плавно соскользнув с насиженного места, Дегейр замер передо мной и из препятствия превратился в стену.
   - Ксилена, не отталкивай меня, - уже мягче продолжил он, пытаясь поймать мой взгляд. - Хотя бы дай шанс. Ты давно мне нравишься. Даже больше, чем просто нравишься. Смешно сказать, но в последний год я с нетерпением жду каждого нового вызова и надеюсь, что он окажется достаточно серьезным, чтобы можно было подключить тебя.
   Нервы сдали. Размахнувшись, я влепила ему звонкую пощечину.
   А потом несколько секунд стояла неподвижно, глядя, как расплывается красное пятно на смуглой щеке.
   И Дег стоял. Похоже, просто не верил, что я правда сделала это.
   - Хочешь сказать, что с нетерпением ждешь, когда кого-нибудь жестоко убьют, чтобы просто увидеть меня? - Прозвучало признание именно так. - Потрясающе! Но попытка соблазнения провалилась. Дай пройти!
   И, изо всех сил оттолкнув преграду с дороги, я устремилась к выходу.
   - Ксилена!
   Распахнула дверь...
   - О, ты опять здесь? - улыбнулась Виктория. В руках у нее был поднос с кофе и запакованным обедом на двоих. - Извини, я на тебя не брала...
   Портить отношения и с ней заодно не хотелось, а если бы я ответила сейчас, точно бы сказала какую-то резкость, поэтому просто протиснулась мимо и быстро зашагала прочь.
   - Что это с ней? - настороженно спросила Вики у Дегейра где-то у меня за спиной. Потом, очевидно, заметила, что друг встрепан больше обычного, и заинтересовалась еще и этим: - Кстати, и с тобой тоже?
   - Не смогли договориться по вопросу безопасности, - в свойственной ему манере хмыкнул Дегейр.
   Как раз тогда я свернула в другой коридор, туда их голоса не доносились.
  
  
  
   Глава 4
  
   Почему мужчины такие идиоты? Некоторые, во всяком случае. Дегейр из таких! Вики сходит по нему с ума, отказывается от выгодных предложений, чтобы быть рядом, а он, спорю на что угодно, даже не подозревает о ее чувствах. Рассказывает ей о своих похождениях, как другу, и при этом не замечает мученического выражения на красивом лице. Тоже мне, следователь!
   А тут вот ко мне полез... И как после этого с ним общаться?
   До магазина я шла в растрепанных чувствах, и в этот раз ни улицы города, ни жаркое солнце не помогли их привести в порядок. Привычная жизнь рушилась на глазах, и я это совершенно не контролировала. Страшно даже представить, чем это все может в итоге обернуться.
   Отдельный ужас навевал исчезнувший дар вкупе с необходимостью рано или поздно в этом признаться.
   К моменту, когда впереди показалась привычная вывеска с завитушками и изображением двух кукол по бокам, ноги приятно гудели, но мысли по-прежнему трещали и прыгали, словно стая взбесившихся кузнечиков.
   Объявление все так же висело на своем месте.
   Ладно, я и не надеялась на быстрый результат. Хотя нет, вру, очень надеялась, потому что помощник мне нужен сейчас, а не когда-нибудь в отдаленной перспективе. Но надежда вообще глупое чувство, так что давим страхи и заходим внутрь.
   Тинь-тилинь... тра-ля... ля-ля...
   Стоило перешагнуть порог, как меня окружила ненавязчивая мелодия.
   Страх заставил пошатнуться, едва не сбил с ног. Это из-за него я сразу не узнала музыку. Поняла, откуда она исходит, только облетев взглядом магазин и наткнувшись на музыкальную шкатулку на прилавке, прямо рядом с книгой учета.
   Но я ее там точно не оставляла!
   Очередной шаг стоил мне неимоверных усилий. Пришлось закусить губу до крови и собрать всю свою храбрость, которой было не так уж много, а еще я не стала закрывать за собой дверь, так и оставила ее распахнутой. На цыпочках подобралась к подсобке, вытащила оттуда швабру, с ней храбрости заметно прибавилось. Я тщательно обследовала магазин, заглянула в каждый угол, но ничего не обнаружила. И никого.
   Чертовщина какая-то.
   Надо будет сменить замки, а лучше озаботиться хорошей охранкой.
   С этими мыслями я вернула свое грозное оружие на полагающееся ему место, закрыла дверь и заставила себя заняться делом.
   Новая кукла оказалась жгучей брюнеткой, смуглолицей, темноглазой, и на ум уже пришло для нее лиловое платье с перьями. Находясь в мастерской, первое время я напряженно прислушивалась к тому, что творится в зале, и то и дело бросала взгляды в дверной проем, но там царила тишина и пустота, даже покупатели не заглядывали, а любимое дело увлекало все больше... и, в конце концов, я забылась. Шумел огонь, пахло фарфором и краской, жужжал станок. Перед глазами стоял желанный результат, и я осторожно, шаг за шагом продвигалась к нему.
   Прерваться смогла, только когда обнаружила, что за окном начинает темнеть.
   В другое время подобная мелочь вообще не удостоилась бы моего внимания, но сегодня я отложила незаконченную работу в сторону и засобиралась домой. Как ни неприятно это признавать, кое в чем Дегейр был прав: мы с Гилем безнадежно отдалились друг от друга. Он всегда был увлечен своими картинами, как я магазином и всем прочим, но ведь это не помешало нам сойтись! И вот сейчас мы почти не разговариваем, не спим вместе и... я даже не помню, когда у нас в последний раз была близость. С год назад, наверное.
   Пора уже с этим что-то делать! И заняться этим следует прямо сейчас, не откладывая. Самое время, если я хочу сохранить эти отношения.
   Я же хочу?
   Что за вопрос вообще?!
   Остановив неуместное самокопание, я погасила свет и вышла из магазина. Раскрашу куклу и сошью ей платье завтра.
   Потом изменила еще одной своей привычке и решила поймать экипаж.
   И в итоге довольно скоро стояла перед домом Одингов.
   В отличие от Лики, я не испытывала потребности в прыгающих вокруг слугах и спокойно пользовалась своим ключом. Но Тензи каким-то непостижимым образом всегда чувствовал мое появление и выходил навстречу. Вот и сейчас тоже, пока я хрустела каблуками по посыпанной камешками дорожке, дворецкий появился на крыльце, принеся с собой звуки музыки и запахи еды, от которых слегка закружилась голова.
   - Миледи, - пожилой мужчина слегка склонил голову на бок.
   Где-то в гостиной раздался взрыв смеха.
   - В доме гости? - осторожно уточнила я, с ужасом представляя, что придется войти через черный ход, тихонько прошмыгнуть к себе, там облачиться в вечернее платье и только потом показаться на людях.
   Хотелось еды, отдыха и близости любимого человека, но уж точно не лицемерных сборищ с обязательной программой по обсуждению последних сплетен.
   Главным образом оттого, что мыть кости будут в основном мне. Можно подумать, было недостаточно ядовито-сочувственных вопросов о дате свадьбы, которые задавали почему-то всегда мне и никогда - Гилю. Надоело!
   Но только я решила скрыться в комнате и махнуть рукой на всех, как Тензи улыбнулся краешками губ и отрицательно покачал головой.
   - Только та леди, что помогает господину Гилю с выставкой, - пояснил он. - Никаких парадных костюмов не требуется.
   Легче от этого почему-то не стало.
   Что еще за леди? А я почему не в курсе?
   Придавив эмоции, я решительно вошла в дом.
   В гостиной собрались всего трое, но им явно было весело. И из-за моего отсутствия никто не страдал. В том числе и жених, которому по статусу полагалось бы. Они рассматривали толстый альбом с репродукциями, лакомились легкими рыбными закусками и вином, шутили и смеялись. Утешало одно: внезапно свалившейся на Гиля покровительнице было уже хорошо за пятьдесят. Незнакомка выглядело неплохо, к тому же, то, что она видела в альбоме, ей явно нравилось, потому что ее лицо разрумянилось и так и светилось, но все же ей не помешало бы сбросить пару десятков килограмм, да и вообще на покорительницу молодых мужчин эта дама не походила.
   Мысленно обругав себя, я сделала еще несколько шагов и позволила веселой компании себя заметить. Это все Дегейр виноват с его умозаключениями, взбаламутил меня!
   - О, Ксилена пришла, - первой меня увидела Лика.
   Ее брат светло улыбнулся, и это свидетельствовало об отсутствии у него обид, но заботиться о стуле для себя и подходить к жениху за поцелуем пришлось мне самой. Честно скажу, немного царапнуло. Треклятый Дегейр!!!
   Хорошо хоть Тензи распорядился насчет приборов и их принесли, иначе бы я точно ощущала себя незваной гостьей.
   - Дорогая, познакомься, - получив невесомый поцелуй в щеку, Гиль вспомнил о приличиях, - это Алисия Рамонара, идейный вдохновитель и организатор моей будущей выставки.
   Нацепив на лицо вежливую улыбку, я тем временем принялась внимательно разглядывать женщину, о которой раньше даже упоминания не слышала. Она из другого города, что ли?
   Поскольку пронзительно голубые глаза взаимно и без всякого стеснения тоже изучали меня, я медленно скользнула взглядом по золотистым кудряшкам, перехваченным заколкой с рубинами, модному синему платью и туфлям на высоком устойчивом каблуке. Интерес к покровительнице с каждым мгновением нарастал.
   - А это и есть Ксилена, - продолжал тем временем Гиль. - Я вам о ней говорил.
   Говорил обо мне? То есть не так: он отвлекся от своего творчества и нашел минутку, чтобы упомянуть о невесте? Меня сразу же отпустило, улыбка стала искренней. Организм снова деликатно напомнил, что неплохо бы его чем-нибудь покормить, а то недоеденный кусок торта утром - это как-то несерьезно.
   Решено, всякий бред я больше не слушаю! Тем более в исполнении Дегейра.
   - Деточка, вы еще краше, чем я представляла по словам этого скромника, - Алисия не постеснялась озвучить оценку увиденного.
   Я пролепетала благодарность и залилась краской.
   В следующую минуту Лика, которая терпеть не может, когда внимание достается не ей, перевела разговор на что-то другое. Я же наконец получила возможность что-то проглотить.
   Вечер быстро вошел в свою колею. Мы ели и потягивали вино. Разговоры вертелись в основном вокруг будущей выставки, а я пока даже картин не видела, так что слушала и в основном молчала, лишь иногда вставляя пару слов о таланте художника. Гиль смущенно улыбался, но откровенно наслаждался всеобщим вниманием, прекрасно понимая, что это только начало.
   Часа через полтора они с Алисией окончательно потонули в организационных вопросах, напрочь забыв, что в гостиной присутствует и кто-то еще. Зато мы с Ликой получили возможность перекинуться несколькими фразами.
   - Уже знаешь про Сейну? - первая начала я.
   Подруга мрачно кивнула.
   - Днем приходила твоя подруга из управления, - при одном только воспоминании об этом она скривилась. - Хорошо хоть этого противного Дегейра с собой не притащила.
   Да уж, эта вражда на века.
   - Слушай, мне теперь так стыдно, - придвинувшись ко мне почти вплотную, по секрету призналась Лика. - Я же думала, она опять загуляла с очередным поклонником, грозить увольнением собиралась. А на самом деле случилось страшное.
   Если бы не посторонние, я бы ее сейчас обняла, а так просто сжала ладошку в знак поддержки.
   - Ты же не знала и вообще не со зла.
   В этом заверении имелась капелька лукавства: к романам своих подчиненных Лика относилась неважно. Запретить не могла, не рабы все-таки, но если вдруг узнавала, что у которой-нибудь из них вдруг начала налаживаться личная жизнь, бедняжку впору было начинать жалеть - замучает же издевками и придирками! Те, кто наследницу Одингов знал хорошо, списывали такое поведение на тяжелый характер, Дегейр же утверждал, будто это отсутствие романтики в ее собственной жизни сказывается. Нет, поклонники у Лики временами появлялись, вот только достойным своей во всех отношениях великолепной персоны она не считала никого.
   Врать я умела не особенно хорошо, так что, поймав недоверчивый взгляд подруги, от греха подальше поспешила сменить тему. Тем более что как раз подвернулась возможность спросить о том, что меня действительно интересовало:
   - Откуда вообще взялась эта Алисия?
   - Разве ты никогда не слышала о ней?! - Реакцией на мой вопрос стало искреннее удивление.
   Мы с Ликой обменялись вопрошающими взглядами.
   - Нет, - покачала головой я.
   - Странно, - пробормотала подруга. - Ее еще называют доброй феей. Представляешь, она все время кому-то помогает! Кларенсам выплатила аренду за дом и нашла отцу семейства работу, сынишку Гинсов показала хорошему столичному доктору, когда тот болел, не дала закрыть местный приют... Ну и так, по мелочи.
   - Ух ты, - для порядка впечатлилась я.
   Значит, объектом ее внимания стал не один Гиль. Можно расслабиться.
   - Но в последние годы ее не было в городе, - припомнила Лика. - Вроде бы, у нее умерла дочь. Я не знаю подробностей.
   Скорбящей или измученной Алисия не выглядела. Она смеялась над шутками Гиля, живо поддерживала разговор, из чего я сделала вывод, что несчастье случилось не недавно. Или же эта леди мастерски скрывает свою боль. Все равно стало ее немного жаль, и совесть разок куснулась за то, что поначалу я подумала о ней невесть что.
   Вечер оказался в целом приятным, хотя и закончился очередным нарушением моих планов. Это случилось, когда Алисия засобиралась домой. Время уже подбиралось к полуночи, и предложение Гиля в этом ракурсе выглядело галантно:
   - Я отвезу вас.
   - Что ты, дорогой, я прекрасно доберусь сама, - рассмеялась покровительница и по-матерински похлопала его по щеке. - Только прикажи кому-нибудь из слуг поймать мне экипаж.
   Тензи стало жалко. В этот час можно целую вечность простоять на улице, пока появится извозчик. Но и настойчивость жениха, который не собирался сдаваться, мне тоже не пришлась по душе.
   - Простите, но я настаиваю, - упрямо заявил Гиль и решительно поднялся. - В Эмшире стало опасно. Спросите Ксилену, она подтвердит! Я ни за что себе не прощу, если с вами случится несчастье.
   Я кивнула - что еще я могла сделать? Но в душе вскинулось раздражение. Интересно, он так внимателен с ней из-за грядущей выставки или по какой-то другой причине?
   Черт, я ревнивая эгоистка!
   - Это так мило, - сверкнула улыбкой покровительница. Продолжать препирательства она не собиралась.
   Лика попрощалась с гостьей еще в гостиной, я же вышла на крыльцо, чтобы урвать минутку уединения с женихом и сказать ему пару слов. Леди Рамонара разгадала мои намерения и замешкалась в холле у зеркала, тактично предоставляя нам возможность поговорить.
   - Хочешь, я дождусь твоего возвращения? - прошептала я, поглаживая плечи Гиля.
   Он не отстранялся, не отводил взгляд, но прочесть выражение в нем у меня не получалось. Словно я вглядывалась в книгу, перевернутую вверх тормашками: все знакомо, но как-то бессмысленно.
   - Не нужно, отправляйся спать, - покачал головой жених. - Я же вижу, ты устала за день.
   И обычно рано ложусь. Он знает, изучил мои привычки за пять лет.
   Проявление внимательности отозвалось улыбкой, пробежавшей по моим губам.
   - Но я хотела... - побыть вдвоем, поговорить о личном, почувствовать себя любимой и желанной, посмотреть его картины и расспросить подробнее о готовящемся мероприятии, сделать еще сотню приятных вещей и уснуть в объятиях любимого мужчины!
   Впервые за долгие месяцы.
   Но мне даже вслух произнести этого не дали:
   - После того, как отвезу Алисию домой, мне еще нужно будет поработать с бумагами, - мягко перебил Гиль. В отличие от сестры, он никогда не бывал резок или груб. И я знала, что при желании всегда могу настоять на своем, но почему-то никогда так не поступала. - Их нужно подготовить к утру, а я напрочь забыл. Если бы Алисия не напомнила, завтра было бы неловко. Никогда не думал, что становиться знаменитым так хлопотно!
   Виноватый тон сменился на ворчливый, и я прыснула.
   - Может, нужна моя помощь? - спать хотелось неимоверно, но я все же попробовала ухватиться за возможность нам остаться наедине.
   Однако Гиль ее напрочь игнорировал.
   - Отдыхай, - он дежурно чмокнул меня в висок. - Завтра увидимся.
   - Я готова, - пропела Алисия и несколько мгновений спустя появилась на крыльце. - Едем?
  
   Ворочалась без сна я ровно столько, сколько требовалось, чтобы услышать, как возвращается Гиль. Он появился довольно скоро, не прошло и получаса. Видимо, экипаж удалось поймать быстро, а потом он просто довез даму до дома, пожелал ей спокойной ночи и вернулся.
   Тесное взаимодействие со следователями сделало меня подозрительной. Пора уже что-то менять.
   И все же я выскользнула из-под одеяла и, ступая босыми ногами по холодному полу, подошла к окну. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как жених входит в мастерскую. Через секунду ее окна вспыхнули уютным желтым светом.
   Конечно, день закончился не совсем так, как хотелось, но мне ли не понимать, что это такое, когда предан делу всей душой и у тебя что-то наконец начинает получаться?!
   Выдав себе мысленного пинка, я вернулась в постель. Завтра. Все, чего мне так хотелось, можно сделать и завтра. В магазин не пойду, все равно покупателей сейчас нет. Поработаю дома, дождусь, пока Гиль освободится, и мы наконец побудем вдвоем.
   Еще минуту боролась с желанием спуститься на кухню, сделать себе бутерброд и выпить стакан молока, все же нормально поесть так и не получилось. Но лень победила, и я забылась темным снов без всяких видений.
   ...Утром голод никуда не делся, так что, наскоро приведя себя в порядок, я первым делом отправилась охотиться на завтрак. Ну и на жениха заодно, но, поскольку он еще с вечера предупредил о своих планах, первое сейчас было реальнее.
   - Гиль уже ушел? - по пути до кухни мне никто не попался, так что вопрос был адресован поварихе.
   - Так торопился, даже кофе не выпил, - неодобрительно пробурчала Маруна, выискивая что-то в кладовке. - Но должна заметить, миледи, вся эта деятельность идет ему на пользу. Господин Гиль преобразился, взбодрился, больше не валяется в кровати до обеда, все время чем-то занят. А вы заметили, как у него глаза горят?
   Не представилось пока возможности. От этого понимания пребывающая со мной с самого пробуждения целеустремленность слегка поблекла. Надо срочно привнести в жизнь что-нибудь приятное, пока я окончательно не расклеилась.
   - Можно мне горячий бутерброд с джемом? - желудок одобрительно сжался. - И приготовь, пожалуйста, на ужин что-нибудь особенное.
   Права Лика, мне следует больше времени бывать дома.
   Маруна воодушевленно загремела утварью.
   - Будут гости?
   - Нет, только мы с Гилем.
   Чтобы не чувствовать себя одиноко в большой столовой, завтракала я прямо здесь, на кухне. Откусила кусочек теплого хрустящего хлеба, политого яблочным джемом, сделала осторожный глоток обжигающе горячего кофе, м-м-м... Очень хотелось забраться на стул с ногами или вообще уйти с тарелкой к себе в комнату и там устроиться в кресле с книгой, тогда завтрак стал бы еще приятнее. Но этот дом ненавязчиво диктовал определенные плавила, и у меня ни разу еще не хватило духу ими пренебречь.
   - Госпожа Ксилена? - разомлевшие мысли вспугнул дребезжащий голос Тензи.
   Я встрепенулась.
   - Да?
   - Вам корреспонденция.
   На стол, прямо рядом с чашкой лег незапечатанный конверт. Самый простой, бледно-голубого цвета, из дешевой бумаги. Я отлично знала, где такие используют, и это знание напрочь убило аппетит.
   Что им еще могло понадобиться?!
   - Откуда это? - спросила дворецкого, отодвигая тарелку на безопасное расстояние.
   - Только что принес посыльный, - был мне ответ. - Я знал, что вы дома, поэтому взял на себя смелость расписаться в получении.
   Хорошо, конвой за мной не отправили.
   - Спасибо, ты можешь идти.
   Чуть подрагивающими руками я развернула послание. Внутри оказался бланк управления правопорядка с печатью и незнакомой подписью. Некий представитель верховного уполномоченного по расследованию магических преступлений в Морготской империи, старший следователь Астер Роуд приглашал меня в управление для личной беседы. Ниже были указаны время, номер кабинета и дата. И ни слова о том, что я являюсь консультантом и вообще пользы за последние годы принесла немало. Еще и время такое, что ни доесть, ни переодеться не успеваю. Чтоб их там всех!
   Пришлось сломя голову нестись ловить экипаж.
   На счастье, их утром на улицах полно, так что я почти не опоздала.
   Явилась бы минута в минуту, если бы в коридоре управления не налетела на Дегейра.
   Злость на него не улеглась, хотя и отошла на задний план из-за более свежих событий. Разговаривать с тем, кого еще недавно считала если не другом, то приятелем точно, желания не было никакого, даже здороваться, и я собиралась гордо пройти мимо, но была бесцеремонно поймана за локоть.
   - Ксилена...
   Старший следователь окинул меня слегка затравленным взглядом и запнулся, но руку не отпустил.
   - Я спешу, - отметила прохладно.
   Смущение на красивом лице стало еще более заметным, но хватка не разжалась.
   - Знаю. Не волнуйся, я тебя надолго не задержу. Сейчас вместе пойдем, - и, переведя дыхание, продолжил уже с большей уверенностью: - Просто хотел, чтобы ты знала - к этому вызову я не имею отношения.
   Месть за вчерашнее могла бы стать хорошей причиной... Но я даже не рассматривала такой вариант. За эти годы я неплохо узнала Дега. Он не такой! Не из тех, кто кусает исподтишка. Точно.
   - Хорошо, - держалась, тем не менее, отстраненно. Больше чтобы наказать его за вчерашнее.
   А вот я, похоже, из таких. Досадно. Но как еще мне быть?
   Он должен понять, что подобное больше повториться не может. Если после всего мы еще будем общаться.
   - Прибыл человек из столицы с заданием перепроверить здесь все. - Дег уже вел меня к месту экзекуции, объясняя на ходу ситуацию. - Он хочет поговорить с тобой. Будь готова держать удар.
   Все так серьезно?
   Каблуки выбивали дробь по каменному полу. Звук получался до того неприятным, каким-то холодным и пугающим, что затылок покрылся склизкими мурашками.
   - Он считает Аржиса невиновным? - до меня только сейчас дошло.
   - Похоже на то, - судя по всему, в голове Дега бродили такие же мысли. - Я же предупреждал, что у этого типа сильные покровители.
   Настолько сильные, чтобы как-то заблокировать неугодную меня? Чем еще можно объяснить внезапно исчезнувший дар? Разве только тем, что я использовала его как-то не так? Дать внятное объяснение прямо сейчас не смог бы никто, так что я не стала напрасно сотрясать воздух.
   Мы уже стояли у двери, Дегейр готовился постучать, когда я поддалась порыву:
   - У нас с Гилем все хорошо.
   Вчерашний разговор для меня не был закончен. Он так и висел над душой десятком несказанных фраз, сотней невыраженных обид и роем сомнений, которых раньше я, кажется, не замечала. Требовалось поставить точку. Сию минуту.
   - Счастлив за вас, - отозвался Дег. Его лицо закаменело. - Похоже у нас с тобой разные представления о хорошем.
   Для возражений не осталось места, он постучал. Громкий отрывистый звук заставил меня вздрогнуть. А в следующее мгновение из кабинета вылетело такое же резкое:
   - Войдите!
   Протянув руку, Дегейр распахнул передо мной дверь.
   - Ты собираешься присутствовать? - прошипела ему на ухо, медленно переступая порог.
   - Так ты сможешь чувствовать себя увереннее, - таким же шепотом ответил он.
   Да, но...
   Взметнувшаяся благодарность в душе мешалась с упрямым протестом.
   Не с ним.
   И уж точно не после вчерашнего!
   Впрочем, время для возражений ушло. Нас обоих с холодным интересом изучали серо-голубые, почти прозрачные глаза проверяющего, точную должность которого я, естественно, не запомнила.
   - Ксилена Гарав, так полагаю? - внимание пожилого лысоватого мужчины пометалось между нами с Дегейром и в итоге сосредоточилось на мне.
   Незнакомец, отгородившийся от посетителей заваленным отчетами столом, выглядел внушительно: крепкий, с квадратной челюстью и цепким взглядом почти бесцветных глаз, на его лице обосновалось серьезное до угрюмости выражение и, судя по тому, как естественно оно там выглядело, так этот человек держался всегда. И, в отличие от того же Дегейра, одет он был не в потертую куртку, а в деловой костюм, что тоже придавало солидности, даже некоторой важности. Притом, впечатления нисколько не портили две расстегнутые пуговки на сорочке, у самого ворота. Равно как и отсутствие шейного платка.
   Смотрел Астер Роуд на меня свысока, заранее с неприязнью, так что я, недолго думая, сразу же ответила ему взаимностью.
   - Прошу прощения за опоздание, - но держаться старалась учтиво, прекрасно понимая, кто сейчас главный.
   - Леди, я вас не на свидание пригласил, - отрезал столичный проверяющий, и его глаза сверкнули сталью. - И только в счет ваших сомнительных заслуг перед нашей организацией позволил вам явиться сюда самостоятельно и без унизительного сопровождения. Но, как вижу, вы этого не цените.
   Ледяной ком образовался в горле, болезненно скатился в желудок и так там и остался.
   Не дожидаясь приглашения, я заняла ближайший к столу стул - неудобный и шатающийся, так что приходилось сидеть очень осторожно.
   - Просил бы вас быть с леди помягче, все-таки она не является нашей сотрудницей. - Дег занял другой стул, у стены, и оттуда прожег коллегу злым взглядом. - И вообще не обязана была помогать.
   - Как я уже сказал, ее помощь довольно сомнительна. - Роуд водрузил локти на стол, сплел пальцы и уперся в них подбородком. - Кстати, Бран, насколько правдивы слухи о вашей с ней... кхм... скажем так, романтической связи?
   Что-о?! Да кто вообще посмел?!
   - Наглая ложь! - взвилась я, даже с места вскочила.
   Однако полыхающие взгляды на мерзкого типа не действовали.
   - Держать в руках она себя не умеет. - В изучающем взгляде Роуда появилось что-то совиное. Наверное, из-за тяжело нависших век. - Бран?
   - Гнусные сплетни, - ровно отозвался Дегейр, и ни единый мускул не дрогнул на смуглом лице. - Не ожидал, что вы опуститесь до их уровня.
   - Такая уж у меня работа, - с фальшивым благодушием улыбнулся столичный следователь... или кто он там?
   - Кстати, на том же уровне и о вам подобных многое болтают, - как бы между прочим заметил Дегейр. - Этому тоже стоит верить?
   Закономерно, ведь никто не любит тех, кто копается в грязном белье. Но тех, кто вытаскивает на всеобщее обозрение ошибки коллег и получает за это деньги, ненавидят вдвойне. А вот шпильку я оценила. Да что там я, даже этот скользкий Роуд уважительно крякнул.
   Ушибленную гордость я сочла немного отомщенной и тяжело опустилась обратно на стул.
   - Ладно, один-один, - хмыкнул проверяющий. - Но в дальнейшем, пока я буду общаться с леди, лучше не лезь.
   Дег отрывисто кивнул. Бросив на него быстрый взгляд, я отметила бешено пульсирующую жилку на смуглой шее, в остальном же мужчина казался невозмутимым.
   А миг спустя мы с Роудом о нем напрочь забыли.
   Начался настоящий допрос.
   - Вы полностью уверены в виновности Сано Аржиса?
   Вопрос не оказался неожиданным, так что ответить на него было легко:
   - На него указала тень.
   - То есть, призрак? - широкие брови проверяющего приподнялись, но не слишком - его лицо вообще не отличалось подвижностью или выразительностью.
   Официальная маска, приросшая к плоти. Сомневаюсь, что этот человек расстается с ней хотя бы во сне.
   - Именно, - подтвердила я.
   - И на этом основании вы отправили человека гнить в одиночной камере? - А вот это уже психологическое давление!
   Он прав, я плохо умею подавлять эмоции. Хотя несколько дней назад сама считала иначе...
   - Приговор выносила не я, - напомнила рационально, в то время как кровь громыхала в висках. - Я просто говорила за тень.
   - И откуда мне знать, что именно за тень, а не за себя? - Глаза Роуда пронзили меня, словно две иглы.
   Я невольно дернулась, за что едва не расплатилась унизительным полетом со стула на пол. К счастью, старенький предмет мебели выдержал.
   - Было полно и других доказательств, - посчитал нужным вмешаться Дегейр. - Точно так же, как и во всех прочих делах. Ксилена никогда не бывает единственной соломинкой. Она лишь задает направление, в котором мы работаем.
   Одобрения его выступление ожидаемо не снискало.
   - Просил же не вмешиваться! - раздраженно рявкнул проверяющий. - Еще слово, и выйдешь за дверь.
   Дег опять кивнул и стиснул зубы.
   Роуд же продолжил пытать меня.
   - Итак, леди Гарав, вы готовы, если понадобится, пройти магическую проверку? - И пристальный взгляд, который, кажется, может видеть сквозь кожу, заглянуть в самую душу...
   Знать бы еще, что это за проверка.
   - Да, - но голос заметно дрогнул.
   - А призвать тень и поговорить с ней сейчас, при мне? - Вопросы были все как на подбор провокационные.
   Вдох-выдох. Напомнить себе, что за тяжелыми минутами обязательно последуют и минуты счастья. Так происходит всегда, закон жизни. Где мое самообладание?
   - Это так не работает, - терпеливо пояснила я. - Мой дар не позволяет как-то влиять на тени, он дает возможность их видеть и слышать.
   Если он вообще у меня есть, этот дар. А вдруг нет... Проверка покажет? Знать бы еще, она действительно планируется или меня просто пугают? Ох-х-х.
   - Ваши эти тени могут лгать? - Что-то слишком часто мне задают этот вопрос.
   - Ни в одном деле ничего такого замечено не было. - Он ведь спрашивал только о расследованиях, так? Не о моих личных злоключениях. Значит, я не солгала.
   - А куда деваются тени, когда становятся не нужны?
   - Я... - Сглотнуть получилось с трудом и очень захотелось горячего чая, но, конечно, никто не собирался мне его предложить. - Никогда не задумывалась об этом.
   На самом деле мне нравилось считать, что они каким-то образом обретают покой. Может, воссоединяются с теми, с кем хотели бы остаться навсегда. Или перерождаются. Обладая моими способностями, без веры в лучшее можно легко сойти с ума. Но вряд ли эти измышления интересовали следователя, поэтому я благоразумно решила оставить их при себе.
   - Какой удобный у вас, однако, дар, - нехорошо протянул Роуд. - И главное, ничего вроде как от вас не зависит.
   Беседа в точно таком духе тянулась еще некоторое время. Он нападал, старательно изворачивал вопросы и пытался искажать мои ответы, переспрашивал одно и то же по нескольку раз. Я терпела, все равно деваться было некуда. Но к моменту, когда столичный следователь шумно выдохнул и откинулся в потертом кресле, прочно утвердилась в мнении, что почему-то не нравлюсь ему.
   - Свободны, леди Гарав, - выдержав мучительную паузу, решил наконец Роуд. И многозначительно добавил: - Пока. От участия в расследовании вы отстраняетесь. И я подумаю насчет проверки.
   Первое сейчас мне на руку, как раз успею решить проблему с даром и никому пока не придется о ней говорить, но вот магическая проверка откровенно пугала. В сущности, я ведь ничего не знаю о магах... Как далеко простираются их возможности?
   Но на сегодня самое сложное осталось позади, и я встала, торопясь покинуть негостеприимный кабинет. Дегейр увязался следом, но на пороге его окликнул столичный коллега.
   - В этот раз сплетники не так уж и не правы.
   Я к тому времени уже была в коридоре, поэтому обращался Роуд только к Дегу.
   - Что вы имеете в виду? - насторожился тот.
   - Ты в нее влюблен. - Голос приезжего следователя зазвучал тягуче и сладко, словно давить на больные места ему нравилось. - Давно, но, похоже, не взаимно.
   Реакция того, кого считала приятелем, осталась для меня тайной. К тому времени, как прозвучал его ответ, я уже отошла достаточно далеко, и вернуться, чтобы послушать, желания не возникло. Напротив, я ускорила шаг. Хотелось убраться отсюда подальше и немного прийти в себя.
  
  
  
   Глава 5
  
   Пришлось соскрести всю волю в кулак, чтобы просто толкнуть дверь. Понятия не имею, зачем пришла сюда сегодня, ведь не собиралась же... однако, когда извозчик уточнял направление, без запинки назвала адрес магазина. И теперь топталась уже с четверть сама у входа, не решаясь переступить порог.
   Черт знает, что такое творится!
   Разозлившись на себя, я прикусила губу до крови и решительно шагнула в полумрак торгового зала.
   Сегодня внутри царила тишина, пахло пылью, и на том же месте, где я ее вчера оставила, дожидалась свою создательницу незаконченная кукла.
   Ничего необычного не было.
   Я выдохнула.
   Но уйти так сразу не получилось, даже мысленное напоминание о запланированном вечере с женихом не подстегнуло. Одно за другое цеплялись какие-то мелкие дела: сначала возникла потребность закончить вчерашнюю работу - терпеть не могу оставлять недоделанные изделия, почему-то всегда возникает ощущение, будто я их предаю. Когда с куклой разобралась, взгляд зацепился за тонкий слой пыли на полках, и мне это не понравилось. Пришлось потратить еще час на уборку.
   Зато нашлось время разобраться в себе. Давно заметила, когда руки заняты механической работой, думается гораздо легче. Вот и сейчас, пока орудовала влажной тряпкой, мысли упорхнули далеко. Сначала к сплошной проблеме, в которую превратилось мое доселе относительно спокойное существование, но тут все было уже по десятому кругу обдумано и передумано, и без толка, а потому отпущенный на свободу разум больше занимал иной вопрос. А именно, моих взаимоотношений.
   Вечером меня ждет романтический ужин с женихом, но домой я как-то не стремлюсь. То есть, хочу, конечно, но при этом вижу более важные дела. Это нормально вообще? У меня отношения разваливаются, а я тут пыль протираю?! Подумала, рассмотрела эту мысль и так, и эдак и пришла к выводу, что вполне нормально. Не разводить же в магазине грязь. Иначе через неделю сюда вообще не зайдешь.
   К тому же, над отношениями должны работать двое, а я что-то взаимных шагов навстречу от Гиля в последнее время не наблюдаю.
   Да и нужно ли оно ему? А мне? Нам обоим?
   Не без удивления я заметила, что получить заветное колечко и новую фамилию хочется уже значительно меньше.
   С другой стороны Дегейр. Тот разговор принес отчужденность и какой-то холодок в наше приятельство. Однако не могу не признать, внимание такого мужчины мне льстило. Сильный, видный, даже Лика на него пару раз облизнулась, в начале знакомства, когда они еще не успели продемонстрировать друг другу характеры так явно и понять, что этим характерам даже в одном городе тесно, не то что в одном помещении. Приятно, что внимание такого экземпляра задержалось на мне. Хотя... мужчинам свойственно хотеть того, что недоступно. Как и людям вообще.
   Нужно ли оно мне - вот главный вопрос. И над ответом долго думать не пришлось.
   Нет.
   Совершенно, абсолютно, непоколебимо.
   Та симпатия, которую я испытывала к красавчику-следователю, предмету воздыханий половины женщин Эмшира, носила исключительно дружеский характер.
   Осознала это, и на душе стало легко и свободно. Хотя бы тут нет проблемы.
   Покончив с уборкой, я уже собралась уходить, но тут зазвонил телефон.
   - "Кукольный дом". - Я нехотя сняла трубку.
   Первым слух уловил тяжелое дыхание.
   - Ксилена Гарав, я полагаю. - Голос звучал глухо и сипло, будто через плотный шарф.
   Единственное, что сумела понять, так это то, что со мной говорит мужчина.
   Опять из управления, что ли?
   - Слушаю вас, - повторила обреченно.
   - Правильно делаешь, - прохрипели с той стороны. Так старательно, что в мою голову закрались нехорошие подозрения - а не специально ли этот кто-то искажает голос?
   - Что вам нужно? - немного нервно осведомилась я. - Если не прекратите кривляться, я заканчиваю разговор.
   Зябко что-то стало... И вообще предчувствие у меня нехорошее.
   - Из-за тебя кое-кто оказался в вынужденной изоляции, - неизвестный послушно заговорил по делу, но легче мне от этого почему-то не стало.
   Речь, конечно, о Сано Аржисе. Кто бы сомневался.
   - Можете не беспокоиться, его уже отпустили, - буркнула я и собралась повесить трубку, но... почему-то не сделала этого.
   - Главное, что в Эмшире его нет, - прозвучало с той стороны. - Но у него припрятано кое-что, нужное мне.
   Угу. Вот всю жизнь мечтала об этом узнать.
   - Меня в ваши делишки не впутывайте, - довольно грубо бросила я.
   И опять собралась завершить разговор.
   И снова мне что-то помешало.
   Вернее, не абстрактное "что-то", а вполне конкретные и оттого особенно пугающие слова таинственного собеседника:
   - Поздно, красавица, ты уже влезла в это по самые ушки. - Кажется, на той стороне пытались смеяться. - И теперь, если хочешь увидеть своего женишка живым, пойдешь в дом Аржиса и достанешь то, что я скажу.
   Пол будто покачнулся и ушел из-под ног. Колени ослабли, чудо еще, что я не рухнула мимо стула.
   - Вы с ума сошли?! - взвыла я. - Только попробуйте тронуть Гиля! Я сейчас же сообщу об угрозах следователям!
   - Деточка, ты даже не знаешь, кто я. - Надо мной откровенно потешались.
   Пожалуй, это проблема... Но есть же способы!
   - Звонок отследят магически! - Меня била крупная дрожь.
   - И что? Твоему мертвому жениху это как-то поможет? - хмыкнули на том конце провода.
   Свободной рукой я обняла себя за плечи. Было так холодно, будто жаркое лето вдруг сменила зима.
   А еще страшно. За Гиля. Очень. Я тут пытаюсь спасти отношения, но может статься, что спасать будет нечего. И не с кем. Нет, я так не согласна!
   - Пожалуйста, не трогайте его, - прошептала в трубку, сама не своя от ужаса.
   Несколько мгновений и прорву сил потратила, борясь с подступившими слезами. Потом вспомнила, что видеть меня собеседник никак не может, и позволила двум теплым капелькам скатиться на щеки.
   - Как раз это будет зависеть от тебя, - искаженный голос зазвучал серьезнее. - Когда стемнеет, пойдешь в контору Аржиса. В его кабинете, за верхним правым ящиком стола спрятан ключ. Пока все понятно?
   Меня окутало чувство потной нереальности происходящего. Будто я попала в нелепый сон и никак не могу из него вырваться.
   - Мне нужно взять ключ, - прошептали губы, словно в отдельности от остальной меня.
   - Умница, - одобрил неизвестный шантажист. - Потом с этим ключом пойдешь на погост, сдвинешь старое надгробие Оаморы Кель, откроешь тайник и заберешь содержимое. Завтра я с тобой свяжусь и скажу, как мне это передать.
   Кошмар наяву. А я-то, наивная, еще недавно полагала, что хуже уже быть не может!
   - Стойте, а как же Гиль?!
   Но в ухо уже неслись противные гудки.
  
   Настенные часы громким тиканьем отмеряли улетающие мгновения, но я на них не смотрела. Просто сидела, уставившись в одну точку, и надеялась, что это безумие действительно окажется всего-навсего сном. Глупым, кошмарным, дурацким сном!
   Только когда за окном стемнело, встрепенулась.
   Само ничего не решится. Придется все-таки пойти туда.
   Не в пример большинству нормальных людей, отправиться впотьмах на кладбище я не боялась. Опыт имелся. Испуганные, недавно образовавшиеся тени иногда прятались в таких местах, приходилось их искать. Или ловить улепетывающих. А потом долго ходить кругами и убеждать, что хочу помочь. В общем, в самой вылазке ничего необычного не было.
   Погребальная контора пугала куда больше. И работники. Аржис нанял работников. Или привез с собой, не суть.
   А еще были подозрительные типы, некоторыми ночами околачивающиеся возле конторы... Сама я не видела, но люди говорили.
   От магазина до нужного места было недалеко, но, пока шла, как раз успела разложить все по полочкам.
   Страшно мне все-таки было. В основном за Гиля, но и за себя немного. Необходимость посетить погребальную контору не радовала. И как я войду в кабинет, который занимал хозяин? Также не внушала энтузиазма и возможная встреча с местными работниками. Кстати, однажды я уже имела удовольствие столкнуться. Я тогда ловила особо упрямую тень. Дело было на рассвете, и гробовщики как раз копали яму.
   И ведь я им почти не помешала! Подумаешь, свалилась вниз... Свое же платье испортила и бровь об лопату рассекла. Так они меня так обругали... повезло еще, что я половины оборотов вообще не поняла. Большей. Потом, правда, изволили вытащить, посветили фонарем в лицо и узнали, даже про цель визита все поняли. Но отношения это не изменило. Меня обругали еще раз, правда, уже исключительно приличными словами, пустили в подсобку умыться, но после этого запретили появляться на их территории в неурочное для посещений время. Под угрозой жалобы в управление.
   Создавать проблемы ни себе, ни Дегейру с Викторией я не хотела, поэтому честно придерживалась правил. До сегодняшнего дня.
   Эмширское кладбище начиналось в пяти кварталах от "Кукольного дома" и широким прямоугольником тянулось до самых городских окраин, а в последние годы разрослось и дальше. Ограждения не было. С одной стороны им служил старый сквер, с противоположной - дом Аржиса и несколько пустующих соседних. А вот вокруг погребальной конторы забор был, и замок на воротах висел внушительный, но еще по тому разу, когда ходила умываться, я помнила, что, если идти с погоста, там есть калитка, и вот как раз ее не запирают.
   Вероятность натолкнуться на кого-нибудь и увеличить число своих проблем была высока, но разве у меня есть выбор?
   Почему загадочный незнакомец сам не пришел сюда и не забрал то, что ему нужно? Зачем было впутывать в это дело меня?
   А если Сано Аржис все же вернулся в город?
   Не стоит об этом думать, и так поджилки трясутся...
   Фонарей в этой части города было мало, и между сквером и погостом разница особенно не ощущалась. Понять, что один сменился другим, можно было разве что по низким надгробным камням, и то лишь когда луна выглянет из-за облаков.
   Ее бледный серебристый луч как раз осветил ежевичный куст и поросшую мхом статую рядом. На последней было выгравировано имя и даты.
   Что ж, я на месте.
   Помедлив немного, огляделась.
   Хм, да здесь сегодня многолюдно! Мимо, не заметив меня, прошла компания подростков, споря о том, сможет ли какой-то Иан провести ночь в проклятом склепе. А чуть в стороне рвала какие-то травы городская сумасшедшая, мнящая себе ведьмой. Неожиданный наплыв посетителей, однако. Но так даже лучше, есть шанс, что гробовщики обратят внимание на кого-то другого, а я тем временем проверну свои дела.
   Ладони похолодели и заметно дрожали, но отступать было некуда.
   Для начала я решила пройтись здесь и отыскать нужное надгробие, чтобы потом знать, куда идти с ключом. Оно нашлось довольно быстро, в самой старой части кладбища.
   Одно дело сделано. Теперь самое сложное.
   Я повернула к конторе, нарочно выбирая путь, где побольше деревьев, чтобы меня не так было видно.
   Отсутствие теней нервировало. Без них я чувствовала себя... не правильно. Словно это я вдруг превратилась в бесплотную тень и теперь пытаюсь докричаться до кого-то, но меня не слышат. Просто проходят мимо, будто меня нет.
   Тряхнула головой, отгоняя дурацкие мысли, и толкнула калитку. Она поддалась без малейшего звука. Видимо, петли недавно смазали.
   Через двор, заставленный камнями без гравировок, решетками и искусственными цветами, я почти пробежала, опасаясь быть замеченной. А вот тяжелую дверь пришлось придержать, чтобы она не стукнула громко.
   Узкий коридор вился змеей, и лишь в его конце слабо светился и то и дело начинал мигать, угрожая окончательно погаснуть, большой фонарь. Еще и чадил. Я подавила приступ кашля и наскоро прикинула направление. Так... Помнится, в той стороне я уже была, там за поворотом как раз комнатка с умывальником и прочими удобствами. И мужские голоса доносятся откуда-то с той стороны, очевидно, где-то неподалеку есть комната отдыха или что-то вроде. А вот кабинета владельца сего печального заведения я не видела... Значит, мне в другую сторону.
   Завернула за поворот и выдохнула. Шанс попасться еще в самом начале немного уменьшился.
   А шагов через двадцать я уткнулась в лестницу.
   Стараясь не стучать каблуками, взбежала наверх и - вот оно! - увидела дверь с нужной табличкой.
   Интуиция недоверчиво вскинулась, но я послала ее к чертям и взялась за ручку. К немалому удивлению, дверь поддалась. Коленки затряслись сильнее, в горле образовался холодный ком, но я все же нашла в себе силы заглянуть внутрь.
   Обыкновенный такой кабинет. Со столом, удобным креслом, шкафами красного дерева вдоль стен и полочками для документов. Ковер и шторы создавали некое подобие уюта. И порядок мне понравился - не такой прилизанный, как у Дегейра, но и не бардак, как к Гиля. Все на своих местах, и в то же время... вот, например, цветочных горшков с неизвестным буйно-зеленым растением могло бы и не быть, но они есть. И еще парочка подобных мелочей.
   Так, о чем я вообще?
   Горящая на столе лампа несколько настораживала, но я уже пнула себя, так что еще раз обвела взглядом помещение, убедилась, что в нем нет ни души, и вошла.
   Я быстро! Сейчас только заберу ключ - и назад.
   Обогнув стол, нашла нужный ящик, выдвинула его и сунула руку в образовавшееся пространство. Видимо, ящик задвигался не плотно, потому что к задней стенке ниши был прилеплен не самый маленький ключ. Крепко прилеплен и, похоже, давно, пришлось повозиться, отрывая клейкую ленту.
   Наконец добыча оказалась полностью в моих руках.
   Не удержавшись, я подставила ключ свету. Ух ты! Да он старинный! Узорчатый и, похоже, украшенный позолотой и... это рубины? Правильно, из-за безделушки никто бы не стал устраивать похищение с шантажом. С трудом оторвав взгляд от притягательной вещицы, я как раз подумала, что нужно бы вернуть ящик на место перед уходом...
   И тут неприметная боковая дверь, которую я сразу вообще не заметила, открылась.
   Из нее показался Сано Аржис собственной почему-то слегка мокрой и не очень довольной персоной.
   Обозрел меня недоверчиво...
   - Ну это вообще наглость, - зашипел он, когда первое удивление схлынуло.
   Надо заметить, с ним это произошло раньше, чем со мной. На несколько мгновений, но и они были ценны.
   Я же осознала масштаб надвигающейся трагедии, только услышав его голос.
   - Вот черт, - пролепетала себе под нос.
   - В твоем случае, лучше бы он самый и был, - еще более зло рыкнул Аржис и стал приближаться.
   Разум пребывал в глубокой панике, но инстинкты сработали вовремя, и я начала отступать. Ну как начала, два шага сделала... А потом поскользнулась на чем-то мокром, запуталась в каблуках и все еще дрожащих коленках и с визгом и грохотом полетела на пол. Но главное - ключ выронила, и он укатился под кресло! Это было даже обиднее, чем порванные чулки и ссаженный локоть.
   Хозяин кабинета в считанные мгновения оказался рядом, присел на корточки и посмотрел на меня, как на обнаруженного в своей тарелке таракана. Неприятно так посмотрел.
   - Кто тебя, такую неуклюжую, вообще додумался на оперативную работу взять?
   - Какой идиот разлил здесь суп?!
   Вопросы прозвучали одновременно.
   Нет, ну правда! Я еще понимаю, на стол пролить, но на пол, да еще так далеко от стола и именно там, куда ковер не доходил... При всем при этом поскользнуться и вляпаться могла только я!
   - Я консультант и ничем опасным не занимаюсь.
   - Я пытался ужинать.
   Ответы тоже слились. Ерунда какая-то получается!
   Аржис, видимо, подумал о том же, потому что резко выбросил руку вперед и схватил меня за волосы. И вот так притянул к себе.
   - Больно! - взвыла я. Из глаз не то искры, не то слезы брызнули - Ты совсем двинутый?!
   Глупый вопрос. Маньяки нормальными не бывают.
   Может, он меня и заманил сюда, чтобы... Что? Хотел бы убить, у него была прекрасная возможность в магазине.
   - Хорошо, что больно, - прошипел этот чокнутый, внимательно разглядывая меня. - Ты заслужила.
   - Пусти!
   Близость этого человека ввергала в ужас... да и лишиться волос как-то не улыбалось. А еще был ключ, закатившийся под кресло, Гиль, возможно, томящийся в плену, и неизвестный шантажист. Надо же было так вляпаться!
   - Итак, ты не занимаешься оперативной работой, - светлые глаза мужчины сузились. - Стало быть, явилась сюда по своей собственной инициативе? Или тебя твой любовник следователь послал?
   Злость и боль мешали дышать, но сказать мне было нечего. Все, что могла - это тяжело дышать и глотать слезы.
   Тянулось это невыносимо долго. Естественно, этот изверг и не подумал ослабить хватку.
   - Я желаю знать, кто тебе заплатил, чтобы ты оболгала меня? - рявкнул Аржис мне в лицо и для пущей убедительности хорошенько встряхнул.
   Челюсти больно ударились друг о дружку. Кажется, даже в глазах потемнело.
   - На тебя указала тень! - в панике закричала я.
   - Кто-кто? - изогнул бровь Аржис.
   Учитывая его шрамы, зрелище получилось отвратное.
   - Привидение. - Я судорожно всхлипнула.
   И без того жуткое лицо сделалось еще более пугающим из-за гримасы злости.
   - Слушай, куколка, прекращай врать, - проскрипел зубами мой мучитель. - Иначе у меня найдется пара способов развязать тебе язык.
   - Я говорю правду!
   Злость сменила холодная ярость. Глаза напротив стали будто совсем бесцветными.
   - Значит, ты у нас ведьма и все такое? - обманчиво мирно хмыкнул Аржис.
   - Нет. - Зубы предательски стучали, выбивая задорную дробь. - Я просто говорю с тенями.
   Разобрать выражение в тусклых глазах я не смогла. То ли я перенервничала, то ли они были не слишком выразительны.
   - Отлично! - воодушевился мужчина. Опять же обманчиво. - Живо зови сюда свою тень, поговорим.
   Вот этого я и боялась. Правда, действующие лица предполагались несколько не те...
   С другой стороны, разве не все равно, что подумает обо мне этот убийца? Мне сейчас о Гиле надо беспокоиться!
   - Н-не могу...
   Ухмылка на мерзкой физиономии наверняка обозначала что-то вроде "Так я и знал".
   - Слушай, куколка, - склонившись ко мне так, что кожи коснулось его дыхание, снова зашипел Аржис. - Недалеко отсюда есть свежевырытая яма, а во дворе - с десяток новых домовин разной степени комфортности. Могу устроить тебя в одну из них на время. Возможно, завтра к вечеру ты достаточно проникнешься ситуацией, чтобы заговорить?
   Я содрогнулась от ужаса. Голос куда-то запропастился, даже сдавленный сип не получилось выдавить.
   Тем временем Аржис продолжал нагнетать:
   - Поверь, радость моя, я знаю много способов развязать язык. Даже тренированные мужчины колются. - Больше всего пугали даже не слова, а его дыхание у меня на щеке. Теплое - оно как ничто другое давало ощущение реальности происходящего. - На крайний случай в подвале есть печь.
   Все, это была последняя капля. Паника возобладала. Разум отключился, и за собственными действиями я наблюдала будто со стороны.
   Рука медленно, чтобы враг ничего не заподозрил, проскользила по чулку и сняла с ноги туфлю. Еще недавно я жалела, что переобуться не было возможности, потому как лазить по погосту на шпильках не очень удобно... Теперь же они превратились в грозное оружие!
   Аржис был слишком занят, пытаясь прочесть что-то на моем лице, и удар каблуком в висок для него стал полной неожиданностью.
   Мужчина покачнулся и сильно накренился, издал низкий стон, но сознание не потерял. Силен, зараза! Зато я выиграла фору, чтобы доползти до кресла и выудить из-под него ключ.
   Есть!
   Надо выбираться отсюда.
   В ту же секунду на лодыжке болезненно сомкнулась чужая ладонь.
   - Чтоб тебя... - прошипела, приласкав ногой с туфлей и без того окровавленную физиономию.
   - С-с-стерва, - не остался в долгу Аржис.
   Но свободу я получила и, не тратя времени на подбирание туфель, рванула к выходу. По пути подумала, что надо было прихватить со стола ручку - тоже оружие за неимением лучшего, но возвращаться было уже как-то не с руки.
   За дверью страх вернулся. Никогда прежде я так не рисковала! Меня начало трясти. Но останавливаться сейчас было глупо, поэтому только вперед! Пролетев по коридору, я едва ли не кубарем скатилась по лестнице, кажется, даже сшибла кого-то, и под громкую нецензурную брань вывалилась на улицу.
   На миг остановилась, переводя дыхание и прикидывая направление.
   Везение здесь закончилось - позади уже слышались тяжелые шаги.
   К чертям направление! Паника огненной плетью хлестнула по спине, заставив на пределе возможностей нестись вперед.
   Помимо шагов был еще голос, отдающий приказания.
   Уже в процессе я поняла, что бегу не в ту сторону. Но на счастье замена калитке нашлась - ею послужила внушительная дыра в заборе, и я оказалась там, куда стремилась. На погосте. Правда, в какой именно его части, пока загадка. Как и то, где находится нужное надгробие...
   Ладно, главное, что ключ у меня. Я сжимала его так крепко, что, кажется, узор на веки вечные пропечатался на ладони. Избавлюсь от преследования, потом попытаюсь сориентироваться.
   Приняв такое решение, я начала петлять среди камней и деревьев.
   Идеально было бы спрятаться где-нибудь и пересидеть, но чертов Аржис был слишком близко. Не получится. Заметит.
   Через несколько минут такой гонки нещадно закололо в боку. Не добавили энтузиазма и окончательно изодранные чулки, и ушибленная нога, которая, кажется, уже начала распухать. Еще и погода, похоже, выступала против воровства, потому что как раз сейчас начал накрапывать мелкий дождик. И все бы ничего, но ноги, лишенные туфель, сильно скользили, замедляя передвижение. И, несмотря на все мои усилия, Аржис настигал. Спасало лишь то, что я постоянно меняла направление.
   Глухая ругань за спиной стала почти привычной.
   Да уж, с его лексиконом только в таком месте и работать, в приличное общество этого психа пускать нельзя. Это я себя так подбадривала, в мыслях костеря на все лады мерзавца. Но когда он заговорил более связно, тут же встрепенулась и обратилась в слух:
   - Держите ее! Рей, заходи справа и хватай!
   Так, значит, срочно сворачиваем!
   И успех не заставил себя долго ждать:
   - Да не эту!!!
   - Прокляну! - завопила городская сумасшедшая, мнящая себя ведьмой.
   Настоящих ведьм я видела, все детство среди них провела, так что с полной уверенностью могла сказать, что гробовщику ничто не угрожало. Однако он считал иначе и, отпихнув от себя всклокоченную тетку, начал творить охранные знаки, бухнулся на колени и пополз за ближайший камень.
   - Вон она! - никак не унимался Аржис. - Ребята, заходите с той стороны.
   Меня начали окружать. Умело так.
   Совести у них нет. Между прочим, четверо на одну не честно! И это я еще пятого, приткнувшегося за надгробием, не почитала.
   - Вот это веселье! - впечатлился кто-то из подростков.
   - Слушайте, а это не та ненормальная кукольница? - заинтересовался другой.
   - Я же говорил, тут ночью такооое творится... А вы не верили! - обиделся третий.
   Отлично! Даже дети в курсе, что обо мне в городе болтают. Ненавижу Аржиса!
   Затравленно оглядевшись, я с удивлением обнаружила, что ту сторону, где, по идее, должен был находиться сквер, никто перекрыть не пытается. Впрочем, удивлялась недолго, сразу же рванула туда.
   - Стой, ненормальная! - заорал мой личный кошмар.
   Ага, вот прямо взяла и остановилась!
   Прекрасно осознавая, что завтра организм мне отомстит мучительной болью во всем теле, я понеслась еще быстрее. Сейчас задача - сделать так, чтобы завтра я еще могла ее чувствовать, а не лежала, безвестно прикопанная где-нибудь.
   Эта мысль подстегнула, кажется, даже ноги перестали скользить. Правда, видимость в темноте была ужасная, двигаться приходилось почти наобум, еще и уклоняться от веток, царапающих лицо и так и норовящих запутаться в растрепавшихся волосах. Ни на какие неприятные ощущения я не обращала внимания. Словно в какой-то момент просто перестала их ощущать. Но ведь мне придется вернуться к тайнику... Понимание этого вызвало новый приступ страха.
   Отвлекшись на него всего на миг, а явственно ощутила, как подмокшая земля проседает под ногами.
   О, нет!
   Что сегодня за день такой?!
   Меня неудержимо влекло вниз и даже закричать не получалось. А Сано Аржис, который почти настиг свою жертву, замер в нескольких шагах и с любопытством взирал на происходящее.
   Громкий "плюх" вытолкнул меня в реальность. Или это ледяная вода смыла оцепенение?
   Пруд...
   Точно, в этой части сквера был пруд!
   А я плавать не умею!!!
   Визг получился такой, что у самой уши заложило. Холодная вода с затхлым запахом и клочьями тины поглотила меня с головой, залилась за шиворот, проникла под одежду, распространяя по телу онемение, заставила пальцы ослабнуть и разжаться...
   Ключ выпал, я ничего не смогла поделать.
   На первый раз еще удалось как-то вырваться из жуткого плена. Я жадно набрала в легкие воздуха и принялась исступленно молотить по воде руками и ногами, но проку в этом не было. Меня опять тянуло вниз. Только успела еще заметить, что удивление на израненном лице Аржиса сменилось легким недоумением.
   - Босс, чего она не выныривает?
   - Вот ...! ...!
   Звуки сквозь водную толщу долетали с трудом.
   Я задержала дыхание, насколько могла, до боли в груди, горле и почему-то в глазах. Но это были лишь жалкие мгновения. В конце концов, воздух вырвался из меня, а на смену ему потекла холодная противная вода. На вкус еще более отвратительная, чем на запах. А вместе с ней пришла какая-то апатия... Глупо все. Я натворила дел, вляпалась в историю, подставила жениха, теперь и у Дега с Вики наверняка будут проблемы. Может, мне как раз самое место в пруду?
   Вода где-то рядом сильно всколыхнулась, но я не стала придавать этому значения.
   Сил не осталось. Движения сделались слабыми, потом и вовсе сошли на нет.
   Сознание ускользало. Но за миг до того, как я полностью отдалась холодным волнам беспамятства, меня подхватили чьи-то руки и с силой потащили вверх.
  
  
  
   Глава 6
  
   Меня трясло. Сознание возвращалось медленно, мне не хотелось снова попасть в реальность, где есть кладбище, Аржис и мокрая одежда противно липнет к телу, поэтому я оттягивала момент пробуждения как могла, но навязчивая дрожь, от которой громко стучали зубы, умудрилась достать меня даже в нынешнем состоянии.
   Может, и правда лучше бы стать тенью? Броди себе по городу, никто тебя не видит и...что? А ничего. Совсем ничего. Нет, не хочу тенью!
   От этой мысли в голове просветлело, холод усилился. Я закашлялась, стремясь избавиться от остатков воды из пруда.
   Чьи-то руки заботливо приподняли меня и обернули чем-то мягким, но теплее от этого не стало - мокрая, противно пахнущая одежда все еще была на мне. "Руки" тоже так подумали, потому что, понаблюдав за мной минуту, выступили с предложением:
   - Может, ее раздеть?
   - Угу, - хмыкнул Аржис, - а потом она очнется и накостыляет тебе по шее.
   Однако собеседник не спешил верить:
   - Эта куколка? Да ну. И вообще, она не в том состоянии.
   Не то чтобы я жаждала быть раздетой посторонними мужчинами, просто их голоса помогли уцепиться за происходящее, но при этом не думать о проблемах за пределами холода и мучительной дрожи. Еще бы от мерзкого запаха избавиться, которым, кажется, пропиталось все вокруг, даже теплое одеяло, в которое меня завернули.
   - Глянь на мою физиономию, - судя по звуку, Аржис усмехнулся, - и учти, что я успел сходить в душ.
   - Это она тебя так отделала? - крякнул незнакомый тип. По-видимому, один из тех, что ловили меня.
   - А нечего было меня пугать. - Я наконец открыла глаза. - Вам не говорили, что таскать за волосы слабую женщину - это как-то нехорошо? Про угрозы вообще молчу. И вообще, где тут ваша печь, я уже и на нее согласна, а то так холодно, что, кажется, сейчас душу вытрясет?!
   Конечно, сам-то Аржис переоделся в сухое, а меня поверх мокрой одежды одеялом обернули и почему-то решили, что это должно помочь.
   А еще я говорила и думала полную чушь, но мне за нее даже стыдно не было. После всего пережитого состояние было странное, даже страх как-то изменился.
   Мужчины переглянулись.
   Мы находились в комнате, по обстановке походившей на гостиную. Правда, я не помню такой в конторе, ну да я ее всю не обшаривала, мало ли что там есть? Печи, к примеру, я тоже в глаза не видела. Аржис стоял, привалившись плечом к косяку, и регулярно бросал на меня пристальные взгляды. Но без откровенной враждебности, скорее просто контролировал, чтобы не перешла в разряд будущих теней раньше времени. Второй мужчина проглядывался в дверном проеме, но как только я окончательно пришла в себя, Аржис сделал знак, и он удалился.
   - Ванная налево по коридору. - Сано Аржис посторонился, чтобы я могла пройти.
   Уголки его губ странно подрагивали.
   В указанном направлении так и отправилась - придерживая соскальзывающее одеяло и оставляя потеки грязной воды на полу. По пути окончательно уверилась, что нахожусь не в конторе, но конкретики в этом вопросе пока не хотелось. Зачем думать сейчас о том, о чем можно попереживать позже?
   Проигнорированный намек про печь меня немного успокоил, горячая вода тоже сделала свое дело. И даже когда кто-то бессовестный вдруг открыл дверь, повесил что-то на крючок и был таков, я не отвлеклась от водных процедур.
   В конце концов, оба взрослые люди, чего он там не видел?
   Тугие струи обжигающе горячей воды били по коже, изгоняя холод и дрожь. Поначалу я вообще не чувствовала температуры и почти не ощущала их прикосновения. Но постепенно отошла, отогрелась, даже кожа раскраснелась. Стоять так я могла бы вечность, но совесть возобладала. Аржис там ждет... вопрос, чего именно? Как бы там ни было, он спас мне жизнь. Вряд ли для того, чтобы отнять ее своими руками.
   Стоило вернуться в гостиную хотя бы для того, чтобы это выяснить.
   Одеваясь, я заметила, что меня охраняют. Двое стояли под окном, и в щелке между штор я видела, как светятся оранжевым кончики их сигарет. Однако мужчины стояли спиной к окну и подглядывать не пытались, шторы были достаточно плотными, поэтому я решила притвориться, что не заметила. Все равно не в том положении, чтобы скандалить. Когда же обнаружила на крючке сухие вещи, вообще простила Аржису почти все. Ну, кроме убийства, в его причастности к которому я уже начала сомневаться.
   Предмет размышлений дожидался меня в гостиной.
   - Присаживайся, пожалуйста, - он похлопал по свободному месту рядом со своим бедром.
   И поскольку второй диван после моего на нем возлежания был мокрым и грязным, выбора не осталось.
   С действительностью как-то примиряли разве что потрескивающий камин и пушистый плед, в который я сразу же завернулась, хоть уже и не мерзла. После всего случившегося, с мокрыми волосами и без косметики я ощущала себя, как безоружный на поле брани. Жаль, нельзя нырнуть в плед с головой и попросить, чтобы в таком виде меня и доставили домой.
   - Аржис, вы умеете быть вежливым?! - тем не менее, сорвалось с языка.
   И когда я уже научусь вовремя помалкивать?!
   Почти бесцветные глаза мужчины чуть потемнели и сделались серебристыми. Более глубокие краски им, похоже, были недоступны.
   - Леди Гарав, должен сказать, я очарован, - выдохнул он, склонившись ко мне.
   Несмотря на подобие перемирия, этот мужчина все еще пугал, особенно, когда находился так близко, поэтому я нервно сглотнула и непроизвольно вжалась в угол маленького диванчика.
   - Что?! - всхлипнула затравленно.
   - Люблю сильных женщин. - Аржис любовно погладил ссадину на лбу, плавно перетекающую во внушительную царапину на виске.
   Также пострадали нос, губа и подбородок. Надеюсь, он не собирается мстить?
   - Пугающие пристрастия. - Я натурально содрогнулась.
   - Острый язычок, пожалуй, тоже достоинство. - Разговор явно шел куда-то не туда. Впечатление усугубилось, когда мужчина склонился еще ближе, отодвинул плед и медленно провел пальцем по шее, от мочки уха до ключицы, где неплотно прилегала ткань большеватого мне платья. - Мы вдвоем, ты полностью в моей власти... Это заводит, правда?
   Я закатила глаза. Ну нет, играть в эту игру я не собираюсь.
   Хотя... можно использовать этот момент, чтобы подловить его.
   - Как тогда, в магазине? - и взгляд такой понимающий.
   Тот, кого я... да и не только я считала убийцей, странно дернулся.
   - О чем ты?
   - Разумеется, о ночи, когда умерла Сейна, - с готовностью пояснила я и сама придвинулась к нему. Так близко, что наши дыхания смешались. Вот только собеседнику, кажется, уже разонравилась это развлечение. - Меня ты тоже собираешься убить? Тогда почему ни в тот раз, ни сегодня не использовал возможность? Зачем вообще затеял все это?
   Аржиса словно ветром смело в противоположный угол дивана. Он шумно, прерывисто вздохнул и утомленно опустил веки.
   - Слушай, куколка, я не трогал этих девушек, - наконец сипло выговорил он. - Меня подставили.
   Ну вот, теперь с ним можно говорить серьезно. Даже верить. Процентов на восемьдесят.
   - Кто? - уже совершенно другим тоном спросила я.
   - Ну... я думал, что ты, - Мужчина устало потер ладонями свое, прямо скажем, не слишком презентабельное лицо.
   И мы опять пришли примерно к тому, с чего начали.
   Взгляд остановился на пляшущем в камине пламени. Оранжевые всполохи то подпрыгивали вверх, причудливо переплетались, то почти затихали, лишь слегка облизывая почерневшие поленья, то выстреливали искрами. От этого действа по стенам рассыпались коричневатые блики, что делало гостиную чуточку уютнее.
   - А теперь не думаешь? - спросила просто так. Я уже не знала, за какую ниточку хвататься.
   Цепкий взгляд, кажется, даже под плед проник.
   - Нет. - Потребовалось что-то около минуты, чтобы Аржис определился с мнением и решил произнести его вслух. - Ты слишком непосредственна для такого. Даже странно в твоем возрасте. И эти твои куклы... Нет. Точно нет.
   Какой проницательный!
   Глупо, но мне стало легче.
   Правда, я только что тоже потеряла единственного подозреваемого...
   - Я всего лишь повторила то, что говорила тень. - Я неловко пожала плечами, но этого было не видно из-за пледа.
   Сано Аржис уставился на меня с совсем уж нехорошим интересом. Шрамы придавали его взгляду еще большую зловещесть.
   - Значит, ты продолжаешь настаивать на том, что видишь призраков? - медленно спросил он.
   - Да! То есть... - я осеклась. Но не рассказывать же о своих проблемах полузнакомому мужчине, о котором, к тому же, ходят смутные, но неприятные слухи?! И я как могла твердо повторила: - Да.
   Рассказать все же хотелось. Хоть кому-нибудь.
   Минуту мы промолчали. Я боролась с собой, он - свыкался с новой мыслью. У обоих получалось из рук вон плохо.
   - Бред какой-то получается, - вздохнул Аржис. - Ладно, а в мой кабинет ты влезла зачем?
   Кабинет... Ключ! Меня прошиб холодный пот.
   Гиль!!!
   Наверное, на моем лице что-то отразилось, потому что Аржис обеспокоенно вскинулся:
   - Ксилена?
   Звук моего имени в его устах заставил съежиться.
   - Ты прятал ключ за одним из ящиков стола? - Ответ я уже знала - приклеено было слишком крепко, застарело, в то время как новый хозяин здесь сравнительно недавно. Если только он не привез обстановку с собой.
   - Представления не имею, о чем речь, - бывший враг не удивил. - Я купил мебель в каком-то антикварном салоне. Кажется, и этот стол тоже.
   История с ключом еще больше запуталась.
   - В таком случае, я у тебя ничего не взяла. - Ладони, высвобожденные из-под пледа, сильно дрожали.
   Аржис обозрел творящееся перед его носом безобразие и грозно рявкнул:
   - Да объясни ты нормально!
   В глазах тут же защипало. С детства ненавижу, когда на меня кричат.
   - Они похитили моего жениха! - Я судорожно всхлипнула, пытаясь справиться с голосом. - И потребовали добыть ключ...
   Путаные объяснения заняли совсем немного времени. Аржис внимательно слушал, кое-где переспрашивал и уточнял, когда же я потерянно замолкла, снял телефонную трубку и набрал номер.
   - Добрый вечер. Господин Гиль дома?
   Что ему ответили, я слышать не могла.
   - Отлично. Передайте ему, что его невеста задерживается в связи с очередным расследованием.
   Трубка вернулась на полагающееся ей место. А меня кольнул подозрительный взгляд.
   - Ну что там? - подпрыгнула, точно на иголках.
   - Твой ненаглядный цел и невредим, - с нескрываемым неудовольствием сообщил Аржис. - В данный момент он потягивает вино и о чем-то болтает со своей противной сестрицей.
   Противной? Ага, сказал тот, что сам к ней в магазин наведывается. И, помнится, Лика уверяла, что разок даже заигрывать пытался.
   - Подозреваю, Леока сказала тебе не так. - Я нахмурилась, отложила плед и спустила ноги на пол.
   Терпеть не могу, когда плохо говорят о моих близких.
   - Я интерпретировал услышанное в соответствии с собственным видением, - ухмыльнулся Аржис. - Теперь спрошу очевидное: звонок действительно был?
   Подозрения имели под собой почву, но все равно стало неприятно.
   - Меня обманули. И я оказалась настолько глупа, что даже не позвонила домой, не проверила насчет Гиля. - Хотелось выть от бессилия. В конце концов, всего этого кошмарного вечера могло и не быть! - И да, это ты тоже можешь как-нибудь переиначить.
   Пленницей я себя не ощущала, потому уверенно встала и вознамерилась пройти к двери. Как именно доберусь домой, планов не строила, просто не было сил думать еще и об этом. И унижение едко пекло изнутри.
   Далеко уйти мне не дали, теплые пальцы ненавязчиво придержали за ладонь.
   - Нормальная реакция нормального человека, который переживает за тех, кого считает близкими, - вздохнул Аржис. - На твоем месте попался бы почти любой. Видимо, на то они и рассчитывали.
   Его слова сделали свое дело: я расслабилась, даже попыталась натянуто улыбнуться.
   И зачем-то пожаловалась:
   - Все равно неприятно.
   Наверное, предполагала, что дома сочувствия не получу. А сочувствия хотелось...
   - Завтра жди в гости. - Долго быть хорошим тип вроде этого Аржиса по определению не мог.
   - Зачем? - спросила и отчетливо осознала, что даже не попыталась отделаться от визита, всего-навсего уточняю его цель.
   Чудны выверты некоторых событий, воистину. Разве, скажем, неделю назад я могла бы предположить, что буду спокойно разговаривать с Сано Аржисом, в его доме, наедине!
   - Попытаюсь определить, откуда поступил звонок. - Причина оказалась вполне достойной, даже возражать желания не возникло.
   Только переспросила недоверчиво:
   - А это возможно?
   - Конечно, но мне нужен доступ к телефонному аппарату, - кивнул мужчина, постепенно превращающийся в моего союзника, и тоже встал. - Если не хочешь, чтобы я распугал тебе покупателей, могу приехать рано утром или поздно вечером. Выбирай.
   Предложение подкупало. Не столько самим фактом, что этот пугающий человек зачем-то мне помогает, понятное дело, что ему разобраться в происходящем тоже надо. Но ведь Аржис, если верить всему, что о нем болтают, мог бы прекрасно посетить "Кукольный дом" и без моего ведома, а тем паче разрешения! Однако он предупреждает, даже пытается не причинить неудобств.
   - В любое время, - поспешно выговорила я и зачем-то спрятала руки за спину. Почему-то они стали мешать, срочно понадобилось их куда-то деть. - Все равно люди теперь обходят мой магазин стороной.
   Я не хотела жаловаться, просто... вырвалось.
   - Вот как? - приподнял брови Аржис, отчего шрамы на его лице искривились и сделались еще более жуткими. - Причина тому, подозреваю, дело с куклами?
   - Потрясающая догадливость, - фыркнула я, зачем-то отступая на шаг. - Так что в моих же интересах сделать все, чтобы эта история поскорее улеглась.
   - Тогда завтра в девять? - конкретизировал нашу договоренность Аржис и сверлил меня пристальным взглядом, пока не дождался кивка. Потом сразу же направился к выходу, не забыв сделать знак, чтобы и я следовала за ним. - Идем, отвезу тебя домой.
  
   Гордость - это замечательно, но не тогда, когда есть возможность по ее милости топать босиком через полгорода. Поэтому, когда Аржис предложил свои услуги, я не стала сопротивляться. И совершенно не удивилась, увидев знакомый черный автомобиль.
   Так это все время был он?!
   Ну или его люди, не суть важно.
   Аржис дал отмашку парням, все так же стоящим под окнами, и распахнул передо мной дверь автомобиля.
   - Слишком вымуштрованные они у тебя для простых гробовщиков, - отметила я пополам с зевком и забралась внутрь.
   Ответа не последовало. Расположившись на своем месте, Аржис прошелся по мне каким-то странным взглядом, но мне было уже все равно. Мягкость сиденья и урчащий звук мотора убаюкивали, когда же к ним добавилось легкое покачивание, я оказалась потеряна для общества на пятнадцать минут. Пока мы не установились у дома Одингов.
   Но потревожило меня не это.
   Вспышки камер и гогот репортеров, пытающихся перекричать друг друга. В итоге я ни одного вопроса не разобрала.
   Как выяснила минуту спустя, внимательно оглядевшись, Аржис растолкал толпу автомобилем, кажется, даже сшиб громоздкую камеру и остановился прямо у калитки. Отлично, значит пробираться мимо них не придется. Вот только грязных сплетен вокруг моей персоны завтра утром существенно прибавится...
   - Спасибо, - очень тихо поблагодарила я спутника и, дождавшись отрывистого кивка, выскользнула из автомобиля.
   Выходить, чтобы открыть мне дверь, Аржис не стал, и в сложившейся ситуации это было благоразумно.
   Калитка была всего в двух шагах, так что я добралась до нее без приключений. За спиной слышался град вопросов, адресованных Сано Аржису. Сочувствие к нему в душе перемешалось с досадой: надеюсь, он не наболтает глупостей! Ненавижу, когда дело касается меня напрямую, а я не могу ничего контролировать!
   От мрачных мыслей меня отвлек вышедший навстречу Тензи.
   - Леди Ксилена. - Я юркнула к нему под зонт и взялась за локоть. - О... Где ваша обувь?!
   А еще на мне платье с чужого плеча, но бедняга Тензи был слишком шокирован отсутствием туфель, чтобы это заметить.
   Хоть бы Лика уже спала, иначе не миновать мне разбора полетов...
   На крыльце горели фонари. Когда мы попали в островок света, я получила возможность разглядеть выражение лица спутника - виноватое и какое-то беспомощное, дворецкий будто еще на десять лет постарел. И на смену мрачным мыслям пришла новая волна паники.
   Что еще могло случиться?! Какой-то бесконечный день. И проблемы бесконечные.
   - Стряслось что-нибудь? - говорить старалась, тем не менее, спокойно.
   Сочувственный взгляд мне тоже не пришелся по душе.
   - Леди Лика и господин Гиль ожидают вас в гостиной, - церемонно сообщил Тензи и распахнул передо мной дверь.
   Не просто еще не спят, а целенаправленно ожидают меня? В то время как, частенько случается, мое отсутствие едва замечают. Не нравится мне это. С чего вдруг такое повышенное внимание к моей персоне?
   Торопясь в указанном направлении, я запнулась о чемодан, ударилась мизинцем на ноге, боль и обида едва не брызнули слезами из глаз. Да что ж за день-то такой?!
   - Наконец-то, - неодобрительно проворчала Лика из гостиной.
   Никто не вышел мне навстречу, пришлось утирать выступившие слезы и ковылять самой.
   А в уютно освещенной и окутанной приглушенными звуками музыки комнате меня поджидал очередной сюрприз - почти доеденный ужин. И все бы ничего, но это был тот самый особенный ужин, который я заказала специально для нас с Гилем! Даже свечи мои любимые, с еле уловимым ароматом магнолии.
   В подобные моменты, если меня ловили с поличным, я обычно извинялась за поздний приход и объясняла ситуацию, потом получала вежливое замечание насчет того, что приличной женщине не пристало неведомо где шляться по ночам, пусть даже и во имя сохранения безопасности в Эмшире, и отправлялась спать. Но сегодня нужные слова вдруг куда-то подевались, в голову пришел только вопрос:
   - У нас что, гости?
   Чемоданы были новые, яркие, с логотипом дорогой столичной марки, что невольно наталкивало на предположение о приезде к нам некой дамы. Но какой? Насколько мне известно, родственниц, которые могли бы вот так заявиться, у Одингов нет. И подруг тоже нет - у Гиля по причине его природной нелюдимости, а у Лики из-за склочного характера.
   И вообще, почему чемоданы выстроились в холле, а не отнесены в комнату?
   - Ксилена, проходи скорее, садись, у нас к тебе разговор, - прервал мои напряженные раздумья голос подруги.
   Брат и сестра загадочно переглянулись и в едином порыве указали на кресло.
   Поскольку вдвоем они занимали узкий диванчик и втиснуться в середину не оставалось шанса, пришлось действительно устраиваться в кресле.
   На мне сошлись какие-то неестественные, напряженные взгляды.
   - В последнее время твое поведение далеко от идеала, - прямо, как она умеет, начала Лика. - Про репутацию я вообще молчу.
   Что есть, то есть. И стоило бы объясниться, но не к месту во мне проснулось упрямство.
   - Не моя вина, что какой-то чокнутый затеял игры именно вокруг моего магазина! - прозвучало резко и нетерпимо, но самое главное - совесть даже не дернулась.
   Парочка напротив опять обменялась непонятными для непосвященных взглядами.
   - Да, но... - Лика облизала вдруг пересохшие губы и крепко сжала ладонь брата, переплетя его пальцы со своими. - Ты же помнишь, что у Гиля скоро первая выставка?
   Дома только об этом и разговоров. Я бы даже при желании не смогла забыть!
   - Причем здесь это? - уточнила настороженно.
   В грудной клетке неприятным холодком прогулялось дурное предчувствие.
   - Достаточно, что весь город уже несколько месяцев считает, что ты за спиной у жениха крутишь роман со следователем. Как там его... Дегейром, - в голосе Лики зазвенели металлические нотки. - То, что происходит сейчас, вообще из ряда вон. Мы не хотим, чтобы вместе с твоим полоскали и имя Гиля.
   Здравое зерно в ее словах имелось, вспомнить хоть моих разбежавшихся покупателей, но... все равно обидно.
   - Простите, - произнесла я слишком низким из-за вставшего в горле кома голосом. - Я не хотела доставлять проблем. Тем более, вам.
   - Хорошо, что ты осознаешь свою вину, - медленно, как сытая кошка на солнышке, улыбнулась Лика. - Значит, согласишься ее искупить.
   Холодок еще усилился. Вместе с предчувствием.
   - Искупить? - Я недоуменно моргнула и поплотнее вжалась в кресло.
   После всего пережитого реакция была несколько заторможенная и нужные догадки никак не приходили. Только всякие глупости в голову лезли. Надеюсь, мне не предложат устроить показательное самобичевание? Все равно не соглашусь.
   - Мы хотим, чтобы ты ушла. Сейчас. - Реальность оказалась куда более прозаичной. - Пойми, Ксилена, я хорошо к тебе отношусь, но от тебя слишком много проблем. Нам это ни к чему, тем более накануне такого важного события. Но я собрала твои вещи! И даже купила чемоданы! Правда, они шикарные?
   Вот так бодро, я бы даже сказала, радостно меня выставили из дома. Ну, в смысле, из места, которое я считала таковым целых пять лет.
   - Угу. - В тот момент сказать что-то еще я была просто не в состоянии.
   Лика светски улыбнулась и встала, всем своим видом намекая, что мне пора сделать то же самое.
   И всего несколько минут спустя я уже стояла за воротами, пятясь от напирающих репортеров. Ключ, которым я пользовалась все эти годы, остался лежать на столике в холле, слуги помогли справиться с чемоданами. Собственно, они и мешали мне сейчас удрать. Не слуги, чемоданы. Их было аж семь штук. Самой теперь не верится, что когда-то я пришла в дом Одингов всего с одной сумкой.
   Столько мне самой при всем желании не унести...
   Вспышки ослепляли.
   Один за другим звучали вопросы, но я не могла вникнуть в суть, такое опустошение затопило разум.
   Так и стояла, втянув голову в плечи, поджав пальчики, которые противно холодили скользкие от мелкого дождика камни мостовой. Без единой связной мысли. Разве что... Не мешало бы обуться. Но я не знаю, в каком именно чемодане обувь, а ворошить все сейчас не самое подходящее время. И без того в завтрашних газетах появятся весьма живописные фото. И материал, подозреваю, им не уступит.
   Автомобиль! Сама не знаю, как увидела его за этой толпой, но факт остается фактом. Сано Аржис до сих пор не уехал.
   Привстав на цыпочки, я сумела разглядеть, что хозяин новомодной штуки вышел и трясет за грудки одного из репортеров. Может, окликнуть его? Мне как воздух нужна помощь, а унизительнее, чем уже есть, от этого вряд ли станет...
   Но судьба уже развернулась ко мне другой стороной.
   И пока я определялась, Аржис сам заметил меня, запрыгнул на водительское место, подъехал ближе, посигналил, разгоняя шумную толпу. Наиболее нахрапистый и наименее проворный лишились камер, кто-то вскрикнул и выругался.
   - Переезжаешь? - улыбка могла бы считаться обаятельной, если бы не страшные шрамы.
   Я судорожно закивала.
   Словно во сне, чемоданы оказались в машине. В специальное отделение все не влезли, три заняли заднее сиденье. А я опомниться не успела, как оказалась на уже знакомом месте рядом с водителем.
   Мотор радостно заурчал. Аржис сдал назад, посигналил и стал разворачиваться.
   Вспышки от камер расцветили ночную улицу большими звездами.
   - Теперь напишут, что ты перебралась ко мне, - усмехнулся Аржис, когда репортеры остались далеко позади.
   Ответом ему стало безразличное молчание, я даже плечами не пожала. Вообще ощущала себя крайне странно. Не было ни слез, ни истерики, ни даже глубоких обид. Только четкое осознание, что вся прежняя, тщательно выстраиваемая жизнь рухнула в один миг. И еще воспоминание о том, что, пока Лика тонко избавлялась от меня, Гиль не проронил ни слова. Вот это, пожалуй, неприятнее всего.
   - Надеюсь, у тебя из-за этого не будет неприятностей? - все никак не мог угомониться мой нечаянный спаситель. - Ну, с твоим следователем?
   Я вздрогнула и, наконец, сфокусировала взгляд на мужчине, уверенно управляющем громоздким автомобилем.
   - Он не мой, - и независимо вздернула подбородок, хотя в моем положении это смотрелось, наверное, забавно.
   - В самом деле? - недоверчиво переспросил Аржис, внимательно следя за пустой в этот час дорогой.
   Злость опалила кожу волной горячих мурашек.
   - Да хватит уже! - не сдержалась я. - Между мной и Дегейром никогда ничего не было, нет и не будет! Ясно?!
   И затихла, пришибленная собственной вспышкой.
   Надеюсь, ему не взбредет в голову высадить меня посреди улицы?
   Однако Аржис реагировал спокойно:
   - Хорошо. - Он кивнул и усмехнулся с видом человека, который только что выяснил, что хотел. - Не надо так нервничать, куколка.
   Я закатила глаза и нарочито медленно досчитала до десяти.
   Помогло лишь на секунду, потом разум зацепился за одну весьма значительную деталь:
   - Стой!!!
   - В каком смысле? - Удивленный взгляд на миг переключился с дороги на меня.
   Вдох-выдох. Изъясняться, и правда, надо бы поконкретнее.
   - В прямом! - А вот не рычать не получалось. - Останови машину. Я не поеду к тебе домой.
   Аржис фыркнул и... этот странный рокочущий звук следует считать смехом?
   - Спокойно, Ксилена, - выговорил он через минуту. - Ты у меня уже была и знаешь, что там ничего страшного нет.
   - Аржис!!! - Да, спокойствием рядом со мной и не пахло.
   Хотелось вцепиться в его пиджак и потрясти, но я откровенно боялась касаться этого человека.
   И ничего я не знаю! Во всяком случае, не могу похвастаться уверенностью, что чокнутый, который меня преследует, - это не он. Хотя, надо признать, за нынешнюю ночь Аржис переместился в конец списка подозреваемых. Правда, все предыдущие строчки этого списка пока безнадежно пусты.
   - Просто Сано, если тебе не сложно, - серьезно попросил мужчина, быстро глянул на меня и опять уставился на дорогу. - И хватит дергаться. Мы едем к тебе в магазин. У нас там дело, если помнишь.
   Сложно. Еще как сложно!
   - Я постараюсь. - Обещание в равной степени относилось ко всему сказанному им.
   И хотя я встряхнулась и немного пришла в себя, дальнейший путь проходил в молчании. Не могу знать, какие мысли бродили в голове спутника, но лично я думала об обыденном. Например, где теперь стану жить? Протяну ли на одни доходы от магазина, учитывая, что покупателей в ближайшее время не предвидится? Может, продать Ликины чемоданы, они же дорогущие?
   - Приехали. - Решить так ничего и не успела. - Миленько у тебя тут.
   Аржис разглядывал витрину с куклами, будто что-то невиданное.
   - Спасибо. - Я решила принять его слова за похвалу.
   - Ты это все сама? - Мужчина неопределенно повел руками, пытаясь указать на объект своего интереса.
   Витрина, в которой на полочках выстроились куклы в нарядных платьях, раскрашенные домики, музыкальные шкатулки и фарфоровые статуэтки животных, слабо мерцала разноцветными огоньками, опутывающими полки. Глянула на эту красоту - и такая гордость за себя взяла!
   - Да. - Я почувствовала, как щеки покалывает румянец.
   Аржис обошел автомобиль, распахнул передо мной дверь и подал руку, помогая выбраться.
   - И фарфор, и краски, и платья? - с недоверием и восхищением переспросил он.
   - Это несложно, - жутко смутившись, пробормотала я. - Главное, любить то, чем занимаешься. А кукол я делаю, сколько себя помню. Правда, в деревне, где я раньше жила, мечтать о фарфоре не приходилось, тогда мои творения были тряпичные, с вышитыми лицами и нитками вместо волос. Жуткие монстры, но временами казалось, что только они одни меня понимают.
   Показалось или во взгляде мужчины, скользнувшем по мне и опять по витрине, появилось что-то новое?
   - Ты очень талантливая, Ксилена, - вдруг сказал он, крепче сжимая мою руку. - Идем быстрее, простудишься.
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | С.Шавлюк "Песня волка" (Попаданцы в другие миры) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"