Филатова Майя: другие произведения.

Аркан Iii.Хозяйка. Глава 13. Женские штучки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каждому свое

  Сложно сказать, какое наказание за бузу выбрал бы Дарн, но, с легкой руки Халнера, это оказался домашний арест. Гостиница-шапито-гостиница, ни шагу в сторону, прыжок - попытка улететь. Для меня, разумеется, ещё и с выкрученными на короткий поводок Оррами. Равор под присмотром своей мамаши Изабель скорбел по сломанному носу и заправлял огненные шары, а я корпела над учётными тетрадями и ненавидела всех и вся. Мало того, что за рабыню, считай, держат, так теперь ещё и кабаки отняли!
  
  Потом случилось неожиданное: Халнер подкинул несколько очень интересных книг по исследованиям Цветного пламени - должно быть, хотел меня подбодрить. Откуда ему знать, что я уже давно думаю над тем, как приспособиться к стабильному пространству Мерран и вычленить Зелёную, самую разрушительную цепь Пламени? Застукав меня за выковыриванием светляков из коридорных ламп, Хал долго фырчал про пожар, безопасность, и так далее. Сговорились на том, что подобные эксперименты можно проводить только "под присмотром". Сказано-сделано: гостиная двухкомнатного номера Хал тут же превратилась в лабораторию.
  
  Не смотря на нестабильность пространства, в моём мире цветное Пламя создавало чёткие цепочки пламя-пепел-пламя, для которых важнее всего - правильно подобрать катализатор. В стабильном Мерран огонь, напротив, будто оживал, стремясь не просто переработать топливо, а стать его частью - именно так горели, не сгорая, таусы, огненные птицы срочной почты. Экспериментируя, я постепенно поняла, куда и как надо подсворачивать пространство, чтобы лепестки, с одной стороны, оставались стабильными, а с другой, не "прилипали" к чему-либо.
  
  Однако сбои, конечно, случались. После трёх глубоких подпален на стене, подожженной шторы, и разговора на повышенных тонах, Халнер наконец-то вернул мой фамильный медальон - его, как и мой родовой кинжал, "конфисковали", когда я только попала в театр и валялась в лазарете после горной реки. С одной стороны, не драгоценность и не оружие, какого монторпа не отдать раньше? С другой, он и правда оказался гораздо опаснее, чем я считала. Да, Пламя чистое, да, большую часть времени его источник лежит в металлической коробочке, да, у стен всегда стоят емкости с водой, песком, и щепками триба. И да, я никому не открывала дверь, когда экспериментировала в одиночестве.
  
  Но всего этого оказалось мало.
  
  Вечером шли представления, поэтому работала я днём, плотно занавешивая шторы и включая воздуховод. Его винт работал довольно громко, так что прошляпить звук открывшейся двери оказало очень легко.
  
  - Хални-иии... Ой, привет! А... а где Хални? - прозвенел певучий голос.
  
  От неожиданности я выпустила камень мирт. Ударившись об пол, он попрыгал прочь.
  
  - Привет. Вышел. У них же соб-брание, - ответила я, ловя беглеца над решеткой камина. Слава богам, не зажженного, - а ты чего хотела? Я передам.
  
  - О, не стоит, - улыбнулась Избель, и подплыла к "лабораторному" столу, - я так... о своём поговорить, по руководству. А что это ты делаешь?
  
  -Да так... Работаю вот. Эксперимент сложный. Для номера.
  
  Изабель хмыкнула и начала обходить стол. Как и положено приме труппы, эта сногсшибательно красивая женщина спала с директором и обладала редкостно большими... способностями. К выдающимся на добрых два кулака способностям прилагались: каштановая грива, пышные изгибы, кошачья пластика, огромные сапфировые глаза, и густые ресницы. И характер. Сильный характер волевой женщины, знающей себе цену.
  
  - Вы что, тарвола собрались делать? - Изабель постучала ногтём по несущей планке рядом с кюветой, в которую я только-только поместила искру зелёного Пламени, - клюв ему не к месту будет...
  
  - Не трогай! - гаркнула я.
  
  Совладав с собою, добавила:
  
  - Опасно.
  
  В моём родном мире умели делать агрегаты, которые плевались комьями Пламени, стирая за один выстрел целые кварталы. В Мерран до таких машин не додумались - здесь шли по пути "живого" оружия - черви, грызуны, болезни. Я же решила сделать нечто среднее между нашей огненной установкой и здешним Оком Апри, которое видела в Цитадели. По задумке, устройство должно собирать воедино тепло и свет как вместе, так и по отдельности, и менять как их пропорцию. Сейчас я как раз искала равновесное состояние, чтобы не вспыхнуло, где не надо.
  
  Оскорблено пожав плечами, Изабель оставила установку в покое, и начала перебирать кропотливо выстроенную пирамидку запасных камней.
  
  - Так... синий, белый... даже Кади, ого! О, а какой хороший чёрный... и все из наших кладовых? Ну, молодец, молодец, подход нашла. Всё-таки женщина, хоть с виду и не скажешь...
  
  Я крепче сжала зубы. Конечно, не скажешь. Сиськи на нос не лезут, побрякушками не обвешиваюсь, томным голосом не говорю, глазки всем подряд не строю, платья не люблю. Взрослых сыновей, которые настырно клеятся ко всему, что движется, тоже нет. И вообще детей нет, и вряд ли будут. Какая из меня женщина!
  
  - Только ты сильно не обольщайся, вот что тебе скажу. Хални всегда себе на уме, да ещё жуткий собственник. Жут-кий, уж поверь мне. Иву, сестрёнку мою младшую, до могилы довёл заскоками своими. Дарни тоже иногда чудит, конечно, но Орры просто цветочки по сравнению с... о Апри! А это здесь откуда?!
  
  Вскинув брови так, что гладкий белый лоб сморщился, словно печёный фрукт, Изабель вытащила за цепочку мой медальон, коробочку с которым я оставила на небольшом столике поодаль.
  
  - Вообще-то это моё! - зло сказала я.
  
  - Твоё?! Вообще-то моё! Мне его Дарни подарил!
  
  - Что?!
  
  - Это я должна спросить "что"! По номерам уже шаришься? Когда только успела!
  
  - Не тряси, идиотка! На место положь!
  
  - Да как ты разговариваешь! Камойра беглая, да ещё воровка! И такое позволяешь!
  
  - Отойди оттуда, ****! - ринулась вперёд я.
  
  - Да ещё реквизит разбазариваешь на фигню каку-аааааааааа!
  
  Не успела. Изабель подскочила к столу и в сердцах толкнула установку. Провернулся диск, тонкий луч прорезал воздух. Зеркало качнулось. Пятно огня заплясало не на ящике с песком, а рядом с плечом Изабель, расцветило стену в оттенки зелёного. Будь Пламя чище, а фокусировка лучше, гостиница бы вспыхнула. А так "просто" запахло палёным. Бумагой, деревом... шерстью.
  
  Взвизгнув, Изабель отскочила в сторону. В тот же миг дверь в номер открылась, вошел Халнер. Столкнулся с фифой. Поддержав Изабель одной рукой, второй схватил ведро с триббом, плеснул на тлеющее пятно на стене.
  
  - Кет, что происходит?
  
  - Она! Она меня чуть не спалила! - взвизгнула Изабель, крепче вцепляясь Халнеру в плечо, - Хал, да ты хоть знаешь, с кем связался?! Она воровка! Мой медальон украла, а теперь решила со свету сжить, как свидетеля!
  
  - Да сама ты ****! - не сдержалась я.
  
  - Ну, вообще-то это её медальон, - спокойно сказал Халнер, - да, Иза, да, её. Он был на Кети, когда мы её нашли.
  
  - Может, и был, ну и что? Мне Дарни рассказал, что она камойра, так что всё равно ворованный! И Дарни мне его пообещал! - Изабель тряхнула волосами и развернулась так, что в вырезах платья промелькнуло голое тело, - хотела вот недавно надеть, а нет его! И куда же, думаю, запропастился? А это, оказывается, ты в благородство поиграть решил! Ладно. Так уж и быть, не буду на тебя доносить, не хочу наши с тобой отношения портить. Но медальон - мой!
  
  И, схватив злосчастную цацку вместе с коробочкой, она ушла, хлопнув дверью.
  
  Я сказала длинную и очень, очень витиеватую фразу.
  
  - Согласен, - кивнул Халнер, и добавил железным голосом, - а установку разбирай. И даже заикаться не смей больше об опытах с Пламенем!
  
  - Чтоооо? И не подумаю!
  
  - Нет, подумаешь! Дал Апри мозги, так используй! И не только для вот этого! - он махнул рукой на установку, - какого **** ты её пустила?! И подстрелила ещё?
  
  - Я дверь забыла закрыть, а она и припёрлась. Но я не подстреливала! Эта идиотка сама влезла, куда не надо! Дура она, понимаешь?!
  
  - Знаю! И именно поэтому ответственна ты! - рявкнул Халнер, - разбирай, сказал! А про медальон забудь! Нет его больше!
  
  - Что значит "нет"?! Это фамильная вещь! Слышишь, фамильная! И я его из-под земли и из любой жопы достану! И мне насрать, пострадает кто при этом или нет! А установку сам разбирай, раз так чешется!
  
  На этом я выскочила из номера, хлопнув дверью.
  
  ***
  
  Ни один человек не знал наверняка, откуда пошёл род моей матери. Известно только, что когда-то купец средней руки взял в жёны странную девушку из северной пустыни. Не слишком красивую и немую, зато необычайно талантливую в работе с Пламенем и пространством. Благодаря способностям жены, купец очень быстро возвысился и невероятно разбогател, предлагая правителям разных государств самый чистый Огонь любого сорта.
  
  Отжив отведённый им срок, купец и его жена скончались. Всё состояние унаследовала их единственная дочь. Она развила производство, построив заводы во многих государствах, и даже сумела "вылезти" повыше, выйдя замуж за подияра. Их единственный ребёнок - тоже девочка - охмурила моего отца, который к тому времени возглавил древний род Кадмор, военную опору Сетерских князей. Конечно, деньги сыграли в этом союзе далеко не последнюю роль, но главное условие брачного контракта значилось как "передача секрета изготовления высококачественного Пламени".
  
  Секрет оказался прост, как яйцо кобры. Каждый завод, который строила моя мать, а до неё - бабка и прабабка, при основании получал по зерну чистейшего Пламени трёх Осевых цветов, из которых можно выводить цепи. Брались эти семена из старинного медальона. Фигня, вроде бы - отними да пользуй. Только вот, чтобы раскрыть кабашоны, требовалось капнуть на центральный камешек кровью, причём именно нашей, потомков той пустынной потеряшки Селии. По семейному преданию, заключённые в медальоне лепестки Огня происходили от мифического Белоснежного пламени, в котором соединяются все цвета. Так это или нет, я не знала - когда мать передала мне медальон на тринадцатый Ливень, то сказала, что раскроет секрет позже. Но позже случилось восстание рабов на заводе, и говорить пришлось с погребальным костром.
  
  Я выругалась почти в голос и рывком пересела на стуле. Семья, легенды, смерти... медальон пережил все - бунты, переворот, бегство, скитания. А теперь медальон упёрла какая-то гулящая артистка! Нет, ну это надо же так, а! И, главное, даже если выпустить кишки этой мымре, смыться всё равно не получится - Орры.
  
  Фырча и ругаясь, я продолжила терзать яичницу. Она уже остыла, стала безвкусно-тягучей, словно прогорклая костная мука, и запахла рыбой, которой питаются птицы заккисы, из чьих яиц и сделали блюдо. Сделали специально для меня, после скандала - хоть на ком-то сорвала злость за медальон. Тем более, что сегодня выходной, большая часть театра на "народном" балу у лорда, а кто не там, тот в кабаках... И только я, как идиотка, в Оррах в гостинице.
  
  Плюнув на остатки яичницы, я залпом допила чай и пошла на выход. Ничего, в номере настойка ждёт. Единственная радость и лекарство от нервов. Как тут не нервничать! После того, как Изабель стянула медальон, я пошла прямиком к Дарну, качать права. Орры, не Орры, но фамильную вещь я не собиралась сдавать без боя. К счастью, директор пребывал в благодушном настроении. Доводы мои выслушал внимательно, покивал, и даже сказал, что ситуация скверная, надо исправлять.
  
  Исправил, но в своём стиле: отобрал медальон у Изабель и сдал ювелиру, как раз какой-то приходил в гостиницу, продавать цацки. Узнала я об этом через несколько дней, случайно, и ринулась выкупать. Но Орры оставались выкрученными на полную, так что физически дойти до лавки не смогла. Тогда Эвелин по моей просьбе разузнала, что медальон взяли как лом - сферы с пламенем приняли за искусно выделанное стекло. Однако в корпусе оказалась солидная примесь дорогущего меррила, поэтому даже в качестве лома украшение стоит, как несколько наших получек.
  
  Пнув дверь, я вышла из столовой в полутёмный холл. Шторы уже почти все опустили, горничная как раз суетилась, распуская выверенные банты. Через ту часть, что ещё не закрыли, виднелись ездовые ибисы - на бал, небось. Все на бал. Хотя... Подстеречь бы Изабель, потом цацки её от крови отмыть, да и толкнуть перекупщикам. И чем скорее, тем лучше, пока медальон не пустили на переплавку - всё-таки меррил слишком ценный металл, чтоб какие-то "стекляшки" держать.
  
  Строя планы, один другого кровавей, я потопала в номер. Но в полутёмном коридоре второго этажа меня ждал сюрприз.
  
  - Кети, ласточка, привет! - массивная тень отделилась от стены и стала Треном.
  
  На представлении накануне, клоун навернулся со своего колеса, и теперь "отлёживался" с кучей ледяных повязок. Но одному, видать, скучно.
  
  - А чего грустненькая такая? Хотя знаю, знаю, Элви рассказала. Ну а я знаю, как тебя развеселить.
  
  Я фыркнула и взялась за ручку двери.
  
  - Рядом с синим кабашоном - скол в виде крестика, рядом с красным - пятно отчего-то желтого, а в зелёном, если на свет посмотреть, человеческая фигура видна.
  
  Трен говорил тихо, но внятно, серьёзным тоном, без малейшего намёка на издёвку или заигрывание. Я крепче сжала ручку двери и повернула голову. Старый клоун стоял, облокотясь одним плечом на стену, и вертел в руках мой медальон.
  
  - От-откуда?...
  
  - Нужен он тебе, да? - спросил Трен, поднимая медальон за цепочку на уровень лица, - красивый. Как ты там сказала, фамильная вещь? Мне Иза жаловалась, да, да. Ну, ничего. Если фамильная, то и правда ценная. Даром что стекло. Хотя зачем стекляшки в такой дорогущий сплав паять? Обманули твою бабку, похоже...
  
  - Сколько? - со вздохом спросила я, предвидя ответ.
  
  Трен перестал качать медальон.
  
  - Нисколько, - холодно сказал он, пряча украшение в ладонь, - мне другое нужно.
  
  Кто бы сомневался. Я глубоко вдохнула и чуть отвела взгляд. Примерилась. Так, нож у меня небольшой, но глотку перерезать хватит. А потом что? Расчленить и в камин? Или инсценировать самоубийство?
  
  - Ке. Ти, - по слогам позвал клоун строгим голосом, - ишь, помрачнела! Да не буду я тебя из чужой постели вынимать, не беспокойся. Тем более, что она-то мне и нужна. Как отмазка. Ну, или смазка. Тут уж как угодно назови.
  
  - Что, третьим хочешь?
  
  - Ооо! Ты не против? Так бы сразу и сказала, что в группе любишь! Только, боюсь, Хал не согласится. Он вообще любит всё сам контролировать... Почту вот, например. И понимаешь ли, как получается... Таусы у театра как бы и есть, но как бы и нет. А я, понимаешь ли, справедливость люблю. Чтоб все, понимаешь ли, всё знали, и ничего ни от кого не прятали. А ещё читать люблю. Списки всякие. Кому, что, сколько, в каком конверте... конверты, кстати, иногда и затеряться могут. Ненадёжное это дело, таусы. Быстрые, но... горят.
  
  - Хм. И... сколько же списков отделяют меня от медальона?
  
  - Ой, ласточка, что значит "отделяют"? Это же фамильная вещь! - Трен взвесил медальон на одной ладони, потом на другой, и перекинул мне, - главное, не упускай его больше. А в остальном... ты, я видел, почитать любишь. Вот и будем письмеца друг другу писать. Сделка?
  
  - Сделка, - вздохнула я, пряча медальон в личное подпространство.
  
  ***
  
  Не знаю, как по времени, но по ощущениям годовой цикл Мерран оказался гораздо дольше нашего. Он делился на восемь сезонов, по числу фаз солнца, которое затмевала соседняя планета Атум. Крайние положения небесного маятника отмечались особо: в уже знакомое мне Полносолнцее (середина лета) и противоположное ему Нарождение (середина зимы), полагалось только молиться. А вот на Левый и Правый месяц, когда серп Атума далеко уходил от открытого диска Апри, полагалось торговать.
  
  Правый месяц я встретила в Речном, на "невольничьем" рынке, где продавали вологоловых слуг-Перерожденцев, и где пафосно погибла пара полуперерожденцев, не пожелавших становиться рабами. Сам базар тогда не впечатлил - Эпидемия выкосила две трети населения Речного округа, зимний урожай не собрали, люди только приходили в себя. Сейчас - дело иное: Эпидемия закончилась довольно давно, округ Дельта пострадал от мора меньше, второй урожай уродился замечательно, так что ярмарка гремела во всю ширь.
  
  Все дороги к базарной площади битком забили телеги. Ниже, в протоках и каналах, суетились груженые до бортов лодки, подрагивая рыбьими хвостами в зелёной, остро пахнущей воде. Разодетые в яркие костюмы, владельцы лодок беспрестанно гомонили, выискивая места получше, да грузчиков подешевле: на центральных островах города полагалось перемещаться только пешком, восхваляя Великого Апри при каждом шаге. Люди с тюками, свёртками, сумками, мешками здоровались, вздорили, терялись и находились, обычно рядом с "декоративными" кордонами по краям рыночной площади.
  
  "Заставы" эти ничего и никого не досматривали, просто приглядывали за порядком. Таких патрулей в последнее время в городе стало больше: лорд-наместник Ириан превыше всего ценил безопасность, в том числе политическую. При этом не проходило и пяти дней, чтобы кто-нибудь из труппы не нашёл на улице писульку с лозунгами против "преступной власти". Как только Дарн, наконец, расщедрился, и "скрутил" Орры до самого слабого воздействия, я и сама начала регулярно замечать "еретички". Подбирала, и каждый раз отмечала, что у проповедников "свободы простого народа от тирании Зрячих" и "равенства жертв кровавого режима", логика отсутствует напрочь: согласно листовкам, эти добрые люди призывали истреблять, наказывать, и отнимать. Короче, делать ровно то же самое, против чего они якобы боролись.
  
  То ли дело ярмарка! На высоких деревянных прилавках россыпью лежали пучки зелени, истекающие соком фрукты, упругие связки овощей. И дичь! Сезонная дичь, наваленная вязанками, как хворост, поросший красно-коричневыми перьями! Наконец-то стало можно её есть, не опасаясь паразитов вроде тех, что чуть не разорвали меня по весне. Сейчас невидимые черви и грибы в мясе не представляли опасности для едока. Особенно, если как следует сбагрить блюдо специальными специями. Про эти самые специи, их виды, вкусы, и функции, рассказал Халнер, когда мы отправились в кабак, отмечать примирение.
  
  Удивительно, но за этим самым примирением мы пришли друг к другу одновременно: я - выполняя условия сделки с Треном, Хал... наверно, надоело спать одному. Мне, надо признаться, тоже. И всё, вроде бы, наладилось. Если не считать нелогичное, неправильное, непривычное чувство вины за мою "почтовую" слежку. Время от времени даже хотелось повиниться перед Халнером. И только мысль, что он тут же отнимет у меня медальон с Пламенем, заставляла сглатывать "покаяние". Но что, если не отнимет? Что, если у Трена не просто любопытство зачесалось, а он делает меня сообщницей чего-то серьёзного, за что светит костёр?...
  
  Пытаясь откинуть беспокойные мысли, я свернула на блошиную часть ярмарки. Здесь опять вместо привычных ковров под тентами, стояли высокие прилавки. Только, в отличие от продуктового рынка, располагались они совершенно хаотично. Ткани, вещи, побрякушки, благовония завораживали глаз, слух, обоняние. Я долго бродила среди пестрого разнообразия, удивляясь и забавляясь, но так и не нашла ничего интересного. Хотя, что ожидать от мира, где оружие продаётся только по лавк...
  
  - Опа, Кети! Привет!
  
  - Отто! Тарвол тебя!- я подскочила от неожиданности, - привет! а ты чего тут? Вы же с Лили собирались...
  
  - Собирались, - вздохнул силач, и сразу как-то сгорбился, - но меня перехватили вот... послали за покупками. Заплатить обещали хорошо. А ты ж знаешь, мы с Лили на свадьбу копим нормальную...
  
  - Да уж помню, - фыркнула я, - ну, не буду задерживать.
  
  - Нет-нет, это очень хорошо, что я тебя встретил! Я за лампой, думал и для Лили что чего прихватить, чтоб не дулась... пойдём со мной? Поможешь выбрать, я в этом вообще ни ногой. А ты ж девушка... И со вкусом...
  
  - Чегооо? Кто со вкусом? Я со вкусом? Я тя ща в канал макну, сразу вкус почувствуешь! - захохотала я, - ладно, пошли, страдалец. Мне тоже поглядеть интересно, может, и себе возьму чего.
  
  Снаружи лавка оказалась неприметной - простая деревянная вывеска "Всё для ароматов" и несколько пыльных светильников за мембраной узкого окна. Но стоило войти, как голова закружилась от мешанины благовоний, а глаза разбежались по разноцветью стекла, камня, кости, дерева. Удивительно, но побрякушки и правда выглядели красиво и достояуно, без излишеств вроде трёх видов резьбы с Вот Такими Каменюками Посередине. Пока я блуждала между полок и придирчиво выбирала лампы, Отто протянул продавцу бумажку, а потом ушел вслед за хозяином во внутренние помещения.
  
  Вышли из лавки мы часа через полтора. Силач тащил пухлый пакет белой бумаги, перевязанный цветной лентой, а я - пару тканых кульков поменьше. Вдруг, Отто остановился, словно пришпиленный.
  
  - О Великий Апри... - прошептал силач, чуть не уронив пакет на землю, - полчаса... Через полчаса...
  
  Я проследила за его взглядом и увидела башню ратуши с часами.
  
  - Чего ты там бормочешь? Опаздываешь куда?
  
  - Кети! Кети, мне срочно нужна твоя помощь! - затараторил Отто, не отводя взгляда от часов, - пакет надо отнести в другую лавку. По Цветочному мосту на соседний остров, потом прямо, третий переулок налево, и справа пятый дом! Умоляю! Там деньги дадут, возьмёшь половину... Да хоть всё возьми, только сходи! Прошу тебя! Я... я должен... это для... для свадьбы... это...
  
  - ...дело жизни и смерти, - мрачно кивнула я, - разумеется. Давай пакет. Адрес-то скажи конкретный?
  
  - А? Эээ... мастерская Юкарли. Ну, увидишь, или спросишь. Её знают. А! чуть не забыл! Скажешь что от нашего директора с наилучшими пожеланиями! Спасибо! Спасибо, Кети! Я... я в долгу! Спасибо!
  
  Выпалив благодарность, силач сорвался с места и побежал через ярмарочную площадь, чуть ли не расшвыривая толпу. Ну да что с него, влюблённого идиота, взять? Вздохнув, я сплюнула, и неспешно пошла в указанном направлении.
  
  Идти оказалось недалеко, да и мастерскую Юкарли действительно знали хорошо. Каково же было моё удивление, когда за прилавком оказался... тот самый дородный человечек, что приходил в гостиницу, и которому, как оказалось впоследствии, Дарн продал мой медальон с Пламенем. Как ни странно, ювелир меня узнал - должно быть, запомнил ещё в гостинице, когда подходила посмотреть, что дают.
  
  - Ооо, кого я вижу! Прелестное дитя сцены! Вы решили посетить мою скромную обитель? Понравилось что-то из каталога, или...
  
  - Простите, но я не за изделиями. Вам пакет. От нашего директора, с наилучшими пожеланиями.
  
  - О! Пакет? Мне? Мастер Хайдек, должно быть, ошибся...
  
  - Не знаю. Мне просто сказали передать.
  
  - Ну что же... передавайте благодарность, и да хранят его лучи великого светила!
  
  Ювелир с поклоном принял свёрток и, быстро спрятав его под прилавок, снова обернулся ко мне.
  
  - Ну что же, вот вознаграждение за беспокойство, - он протянул небольшой, но увесистый мешочек из расшитого шелка.
  
  - Благодарю. До сви...
  
  - Подождите!
  
  Пухлые пальцы потянулись под стекло витрины.
  
  - Свет мой, к вашей внешности безумно пойдёт вот эта диадема! Вы же истинное Чёрное Солнце! Волосы, как солнечный свет, и глаза, как зимняя ночь! Примерьте, прошу!
  
  - Эээ... да я как-то не того...
  
  Отмахаться от назойливого торговца удалось с превеликим трудом. Всю дорогу до гостиницы я буквально пробежала, не в силах отделаться от дурацкого чувства, что сейчас ювелир выскочит следом, размахивая в воздухе цацками, будто верёвочной петлёй. Так что деньги из мешочка с вознаграждением я всё-таки взяла: немного за услугу, немного за моральный ущерб. Впрочем, основную часть передала вечером Отто, и подтвердила надутой Лилиан, что её жених не по девкам шлялся, а ходил по очень важным театральным делам. Остаток вечера провела в поболтушках с Эвелин. Мы долго сидели в уголке под балюстрадой второго этажа, разглядывая огоньки от свежекупленной лампы и разговаривая ни о чём.
  
  Вскоре после полуночи над нашими головами проскрипели чьи-то шаги. Ровные, мерные, с едва заметной хромотой на левую ногу - а потому что нечего сапоги неразношеные сразу напяливать. Аккуратно свернув беседу, я оставила лекарку размышлять о чём-то своём, а сама отправилась в свою бывшую "лабораторию", на свидание с таусами, огнепёрыми птицами срочной почты.
   А наутро в раскрытое окно номера долетел недалёкий взрыв.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"