Филатова Майя: другие произведения.

Аркан Iv.Хозяин. Глава 19. Многоточие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда лучше молчать, чем говорить.

  Дорога до следующего города оказалась нелёгкой, хотя и близкой. Высоченный Императорский хребет взмывал к небу почти вертикально, горные тропы петляли узкими лентами, редкие поселения ютились в крохотных долинах. После Нижнего Перевала, дорога стала круче. В итоге, Дарн расщедрился, и посадил театр на ближайший канатный поезд. Гондолы бегали на тонких ногах с четырьмя вывернутыми суставами по крепкому канату, что паутиной раскинулся по хребту, а на крышах "транспорта" росли рожки-скамейки, всегда тёплые, и, главное, сухие. На одной из них я расположилась, дыша воздухом и наслаждаясь видами.
  
  Сейчас, ленты густого тумана трепыхались между скалистых уступов, как клочья мяса между зубами хищника. Справа на горизонте бледнел Великий хребет. Тот самый, где осталась разорённая обитель Тмирран и Переход домой. Домой, где вместо лесов - пляска горячего ветра над степью, вместо морей - прожорливый Огненный ковыль, вместо изобилия причудливых зверей - только суслики, да несколько видов ящериц. Таких умных, таких вкусных, таких родных ящериц...
  
  Я вздохнула, плотнее закуталась в плащ. По календарю Мерран, годовой цикл ещё не закончился, но по внутреннему ощущению прошло уже два наших года. А может, и двадцать. Боги! Столько времени чужой мир, чужая игра, чужие правила, нелепая жизнь.
  
  Театр? Да что он мне! Никогда не смогу полюбить лицедейство. Люди здесь хорошие, но атмосфера всё равно не моя. Категорически. Сопротивление? Сборище фанатиков, глупцов, и тех, кто на них наживается. Как только снимут Орры, мы разбежимся. Сейчас сила не на их стороне, и дай боги, чтобы так всё и осталось. Власти? Весьма заманчиво. Но что-то мне подсказывает, что с ними игры опасны, да и пожизненны. А наемной армии нет. Охранником? Глупо. Раскрыть себя как Странницу? Просто идиотизм. Вернуться бы назад и воплотить то, о чём столько лет мечтала - а как?! До дверки-то через половину Империи топать, и ведёт она не в Нор, а в Тми, наводнённый монторпами. Одна надежда - найти ещё какой-нибудь Переход, до Катастрофы их наверняка было много. Правда, сначала надо избавиться от Орр, а это значит - оставаться в театре, сотрудничать с Сопротивлением, и спать с представителем власти. Зашибись.
  
  Вздохнув, я перевела взгляд налево, на Пенный залив. Его огромное пространство безмятежно синело, местами искрилось золотыми полосами. Это солнце выбивалось из-за туч - тех самых, в которые мы вот-вот должны нырнуть. Опять. Боги, как надоело.
  
  С каждым днём всё холоднее, ветер садит из каждой щели. Почти все артисты простудились, у меня так и вовсе началась желудочная лихорадка, постоянно выворачивает. Даже Дарн проникся, приказал сидеть у Хелии, помогать с починкой костюмов после сезона, а на репетиции с иллюзией монторпа выходить только лично к нему, директору. Потому что "ничего нам, бездарям, доверить нельзя!".
  
  - Позвольте к вам присоединиться? - слева возник Марш, закутанный, по обыкновению, в свой шляпошарф, - ну что, как вы себя чувствуете?
  
  - По сравнению с несчастным Анкером и Отто - замечательно.
  
  Боги. Принесла нелегкая. Когда, перед самым отъездом из Жемчужного, этот молодой сопротивленец пришёл наниматься разнорабочим, Дарн пребывал в истерике после казни Отто и Перта, и плохо соображал. Халнера возражать не стал - видимо, преследовал некие служебные цели. Но, как потом сам же мне и пожаловался, это мало что дало. Марш ни с кем не переписывался, на редких стоянках местных жителей сторонился, только вел тихие беседы с присмиревшими театральными сопротивленцами. Хуже того, эта скотина ещё и отказалась снимать с меня Орры! После кучи отговорок, вручил снадобье, чтобы замедлить самовосстановление механизма, и пообещал посмотреть на моё поведение.
  
  - Замечательно? Рад слышать, - не повёлся на подкол Марш, - лекарство пьёте?
  
  - Нет. Тошнит от него.
  
  - Ооо. А от настоек этих ваших, значит, не тошнит?
  
  - Нет, - соврала я, хотя от алкоголя в последнее время тоже воротило.
  
  - Ну, дело ваше. А у меня к вам небольшая просьба. Будьте готовы послезавтра прикрыть священнодействие - приветствие гор. Только проверьте кристаллы заранее, пожалуйста. Эксцессов, знаете ли, не хочется. Всё-таки Вам репутацию восстанавливать надо. После случившегося...
  
  - Эксцессов не будет, - зло отрезала я.
  
  На этом и беседе конец. Марш постоял еще немного, и отправился по каким-то своим делам. Эх. Испортил относительно неплохой вечер.
  
  Нет, ребята меня ни в чем не обвиняли. Поначалу, правда, приставали с жесткими вопросами, как так получилось, что я осталась жива. Но потом оказалось, кто-то из них то ли видел происшествие, то ли слышал подробный рассказ некоего свидетеля из окрестных домов. Опять-таки, Эвелин внезапно вспомнила про моё самочувствие в тот вечер. Да и официальные бумаги вполне вязались с общепринятым мнением о реальности. Пошёл даже слух о моей стойкости на допросах в "жутких застенках" (ха! видели бы они тюрьмы в Сетере...). Но сторониться всё равно стали - должно быть, я теперь символ неудачи.
  
  Одно хорошо: после инцидента в Жемчужном, Дарн понял, что дурь из мозгов надо выбивать. По своему обыкновению, из всех способов выбрал пожёстче. Бесконечные репетиции, перебор запасов... Отлов Кирва, моложавого деда Перта: после казни внука, старик окончательно скукожился и телом и разумом, перестал спать, начал бродить по ночам, потрясая палкой, и ища "еретичек, которые понесли от кадаргов". После долгих раздумий, Дарн сдал Перта в прицерковную общажку в городе Нижний Перевал, через который в тот момент проезжала труппа, и заявил, что когда старик поправится -заберёт. Все сделали вид, что поверили.
  
  Труднее пришлось Лилиан. Закутанная с траурную белую хламиду, она предлагала всем мелкие, горелые пирожки, которые так и не научилась печь. Зато она научилась заниматься уборкой - мыть колёса на ходу, например - и смотреть полным отчаяния и ненависти взглядом на любого, кто называл Отто еретиком. Ну и на меня, конечно - как же так, иллюзии во время движения каравана делать могу, а тогда, на какой-то телеге - нет?! Что-то тут не чисто!
  
  ***
  
  День ото дня выщерблина на солнечном диске становилась больше, а воздух холоднее. Из ущелий тянуло туманы, которые выпадали изморосью на ткань шатров. Промозглый холод забирался под одежду, вытрясал из-за пазух последнее тепло, как муку из дырявого сита.
  
  Город Верхний Перевал располагался на плоской скале, что откололась от Тейрила, одного из снежных пиков Императорского хребта. Окружённый пропастью со всех сторон, Перевал был небольшим, но очень богатым. Ещё бы! Главное звено в цепи элитных товаров с востока Империи: два порта для дирижаблей, дорога-туннель - единственный наземный путь сквозь горы, кстати, несколько станций грузовых канаток, бессчётное число "птичников" для птицеящеров - и нескончаемый шум, гам, грязь торгового города. Волнения прошлых лет не коснулись этих мест, а пересидеть Эпидемию вообще проблем не составило: выставили стену свёрнутого пространства, перекрыли наземку - и всё, ни одна зараза не долетит и не приедет.
  
  Места в Верхнем Перевале не хватало и самим, поэтому театру выделили крохотную площадь на самом краешке, где уже начинался город гнёзд. Так называли кварталы, что буквально прилепились на вертикальные склоны скалы. Попадали в эти дома либо на птицеящерах специальной городской породы, мелких и вёртких, либо, чаще, по специальным лестницам, натянутым от края обрыва до "крыльца" какого-нибудь дома, над пустотой. Пустота буквально пронизывала город: сочилась между высоких строений, ныряла под верёвочными тротуарами, скрипела в пышных булочках, гнездилась в кошельках простых людей и в сердцах богатых. Не появлялась пустота только в зрительном зале. Забитое под завязку, главное шапито трещало по швам. Глядя на это, Дарн утирал слёзы радости, и благодарил Апри за второй шанс повысить статус театра.
  
  Прочая жизнь замерла. Кроме представлений и репетиций, никто никуда не ходил. Нет, у Сопротивления, конечно, состоялось несколько "деловых встреч", но тоже без особого энтузиазма: город торговый, сферы влияния поделены, местные бунтари через одного держат какой-нибудь склад или магазин с хорошим доходом, баловство с листовками происходит чётко по расписанию, и чуть ли не с ведома властей, передавать через театр нечего. В общем, отдыхайте, ребята, занимайтесь лицедейством, развлекайте почтенную публику. Замечательный совет, как по мне.
  
  Однако теперь, вместо постылых политических приключений, меня ежедневно терзал вопрос "чтоб такое съесть?". Город на скале мало производил собственной пищи, поэтому в Верхнем Перевале все заведения драли втридорога. Зато - о счастье! - здесь почти не продавали рыбы. При этом по соседству с театром, в "птичьих гнёздах", готовили всё то, от чего в более пристойных частях города воротили нос. Например, птицекрыс. По вкусу они почти ничем не отличались от Тисумских ящериц - таких, коричневых, с красным хохолком.
  
  Ещё в этом городе, как и в моём мире, драгоценную влагу держали под землёй в гротах, пополняя запас талым снегом и дождями, а выдавали строго под учёт, ставя печати в специальную книжку. Понятно, что в таких условиях на счету не только каждая капля, но и снежинка и, тем более, лёд. Так что, когда Марш решил воззвать к Духам Гор, ему пришлось изрядно побегать, прежде, чем он нашёл оставшийся с прошлой зимы кристально-чистый кусок, да ещё с вмороженным в него камешком. И всё бы ничего - пусть его еретичествует, только вот тащить этот самый кусок пришлось опять мне. Чтобы, значит, "восстановить доверие". А без доверия, как известно, не может быть и речи о новых сеансах по ослаблению Орр.
  
  - Как думаешь, если разбить эту хрень об голову Марша, ему на том свете зачтётся? - прошипела я, перехватывая поудобнее тряпицу с пирамидой, и пытаясь вытряхнуть забившуюся за воротник морось.
  
  - Вот чего не знаю, того не знаю, - пропыхтел Маро, - погоди чуток, пуффф...
  
  Мы остановились отдышаться. Еретическую ценность нам передали на "источнике" над одним из городских резервуаров, из которого брали воду несколько городских кварталов и театр. Удобно: даже не пришлось придумывать прикрытие - захотели чаю, пошли за водой, да и всё. Жаль только, я не догадалась взять ещё одно ведро, или хотя бы кристалл Мирт, чтобы подкроить подпространство и нести злосчастный лёд в нём.
  
  - Знаешь, есть такая пытка, человека подвешивают, и голой задницей на пирамиду сажают. И начинают меееедленно отпускать верёвки. Мне кажется, самое оно будет. Где б только механизм достать...
  
  - Ты чё кровожадная такая сегодня? Да ладно тебе, дойдём уже скоро. Давай потом подхватим ребят и в "Головастик" завеемся? Выходной, как-никак...
  
  - Ну, можно...
  
  Пыхтя и перебалтываясь, мы добрались до лагеря. Маро тут же свернул направо, к своей очередной девке, а я потопала дальше. В шатёр Трена должен скоро подгрести Марш, получить посылочку. Выскажу заодно пару ласковых...
  
  Чтобы лишний раз не петлять по лагерю, решила срезать путь через "площадь" - пустое пространство, на котором труппа собиралась слушать объявления и просто развлекаться. И тут, откуда ни возьмись, выскочил Дарн: камзол распахнут, плаща нет, прядь прилипла к потному лбу.
  
  - Кети! Великий Апри, ты где шляешься, монторп тебя раздери?! - он схватил меня за локоть, - куда среди бела дня учесала? Я тебя отпускал, а?! У нас репетиция! Чтобы не было, как позавчера!
  
  - Задолбал уже со своими репетициями! - я резко высвободилась и отшагнула, -мозги себе не выворачивай, и всё нормално с номером будет!
  
  Раньше моего иллюзорного монторпа "укрощал" ныне покойный Отто, но теперь номер пришлось несколько изменить: на арене выступал сам Дарн. Поскольку директор любил импровизировать, и придумывал трюки чуть ли не по ходу представления, у нас периодически возникали накладки.
  
  - Это я тебе сейчас мозги выверну! - распалился директор, - а ну давай, топай в шапито!
  
  - Покупку занесу - приду!
  
  - Покупку? Хахаха! Что, всё-таки носишь бабскую ересь в кружавчиках?
  
  - Нет, я только по листовкам, знаешь ли. Чтоб зады лордам вытирать почище.
  
  Дарн задохнулся, и... отвесил мне оплеуху такой силы, что я упала. В глазах потемнело, голову наполнил звон, а рот - кровь. Ледяная пирамида выпала из руки и прозвенела прочь.
  
  - Выёживаться мне тут ещё будешь, - прошипел директор, поднимая меня за шкирку, - а ну пошла на репетицию!
  
  Я лягнула Дарна в колено. Когда он охнул и присел, развернулась, чтобы врезать ещё куда-нибудь. Наткнулась на блок, что неуловимо перетёк в удар - директор умел драться. Отклонив его руку вскользь, я цепанула Дарна по болевой точке у локтя. Отскочила прочь, развернулась, побежа...
  
  Миллионы шипов вцепились в плоть, как зубья пилы. Тупой пилы. Раскалённые ржавые зубья. Пила двинулась. Расправленная проволока разрывала тело изнутри, заставляя его биться в судорогах. В ушах зазвенело от крика - собственного крика, подавить который не было сил.
  
  Боль прекратилась.
  
  - Что, так понятнее? Встала и пошла! - Дарн снова схватил меня за шкирку и поставил на ноги, - пошла, сказал!
  
  - Дарн, *****! Что за *****?! - взревел прибежавший откуда-то Халнер.
  
  - Твоя подстилка мне опять всё представление зарубит, ****! - заорал в ответ Дарн.
  
  И получил в скулу. Но, удержавшись на ногах, полез давать сдачи.
  
  Боги. Ну, пусть сами разбираются, мне не жалко.
  
  Я сделала пару шагов прочь, и снова перегнулась пополам от боли. Пила в позвоночнике молчала, но её отголоски до сих пор разливались по пояснице и животу. Не в силах стоять, я осела на землю. Потом, поняв, что не могу даже ползти, свернулась в калачик, и уткнулась лицом в ледяной свёрток.
  
  ***
  
  Когда сознание снова вернулось, вокруг царил полумрак. Пахло лазаретом, огнём, и... кровью.
  
  - А, очнулась, русалочка? Ну, ничего, всё уже закончилось, - морщинистые руки расправили одеяло и пощупали мой лоб, - и жар спадает. Отдыхай.
  
  - Коррхххх... пффф... рррр...
  
  Старая лекарка начала буквально вливать в меня воду. Где-то на третьем глотке я поняла, что действительно зверски хочу пить, и остальное вылакала уже сама.
  
  - Вот молодец, - довольно сказала Кора, и начала пыхтеть, собирая что-то с пола, - лежи, лежи спокойно, деточка. Спи.
  
  - Чххттт... Что прозш... случилось? - выговорила я, - что со мной?
  
  - Чего-чего? - лекарка распрямилась и, откинув прядь волос со лба, завернула плотный тюк окровавленных тряпок, - ну как что. Не в моих силах тут было помочь, девочка. Если б ты в постельке пуховой лежала, то может и дальше Орры обхитрила бы. У вас обоих кровь высокая. А так...
  
  - Кора, я... я не понимаю... Меня ранили? Куда?
  
  - Куда?! - лекарка вдруг закатилась смехом, - ранили её! Ох-ха-ха! Куда дала, туда и ранили! Ох-хо-хо! Высокие да умные, а оба без мозгов! Ранили!
  
  Перехватив ношу поудобнее, Кора развернулась к выходу.
  
  - Так что... что же всё-таки случилось?
  
  - Понесла ты, - бросила через плечо Кора, - да не донесла.
  
  На этом она вышла.
  
  Чего?!
  
  На столике рядом с кроватью стоял тусклый светильник с двумя полуживыми мотыльками. Я протянула руку, пощупала металлический бок. Горячо. Больно. Хм. Приподнявшись на локте второй руки, приподняла одеяло и посмотрела в темноту, всё ещё пропитанную запахом крови. Попыталась поднять ноги, потом сесть, но только скорчилась от боли. Ох. Похоже, действительно, я... Но, боги, как?!
  
  Я повернулась на бок, подтягивая колени. Нет, ну это надо же. Тогда, после всего, что творилось во время переворота в Сетере, я выжгла сама себе нутро Коричневым пламенем, выжгла со всем, что туда насильно положили. Отец рвал и метал: он считал, что лучше разок родить бастарда, зато сохранить возможность продолжить род. Но мне тогда было всё равно, а потом так и тем более. А сейчас? Орры, да ещё другой мир, значит и без того нерегулярные циклы буду плясать, как хотят. Пища новая, опять же. Специи эти грёбанные. Рыба. А на самом деле всё гораздо проще.
  
  Проще. И сложней. Ведь, если бы не Дарн... что бы я тогда делала?...
  
  Я с ужасом поняла, что не знаю ответа на этот вопрос.
  
  Послышались тяжёлые шаги, полог откинулся. Я тут же сделала вид, что сплю, и вскоре действительно провалилась в тяжёлое болезненное забытьё.
  
  Когда снова пришла в себя, светильник уже не горел. Я протянула руку в густую тьму странной формы.
  
  - Это я, - тихо сказал Халнер, - Белочка, ты... как ты себя чувствуешь?
  
  - Пр... кхм... привет... да ничего вроде... а ты что в темноте?
  
  - Да так... Не хотел тебя будить. Ты поспи ещё.
  
  - Ааа... да не... я... я уже выспалась...
  
  Боги. Зачем он пришёл? О чём нам говорить? И, главное, как?
  
  К счастью, в этот момент кто-то вошёл, вспугнув тени новым светильником, на сей раз масляным. Это оказалась Кора. Сев на мою кровать, лекарка вынула из кармана каменный шарик Молчальника и ещё железный, назначение которого я не знала.
  
  - Ну что, докувыркались? У ней мозги в дырку утекли, у него глаза писька застит, - забухтела старуха, пропустив мимо ушей приветствия, - только для всех это отравление, ясно? Кровавый понос, разрыв задницы, регулы во славу Апри...
  
  - Да, конечно, - кивнул Халнер, разглядывая железный шар, - Светоед у тебя староват, лучше смени. Так это... всё-таки, почему Орры не сработали?
  
  Лекарка хохотнула и хитро посмотрела на меня.
  
  - Не простую девочку Ледяная река нам подкинула-то, а? Да, да... не простую. А ведь Орры не работают на Зрячих, чтоб ты знал. Ежели дитя пришло по взаимности, и кровь у него с обеих сторон высокая, то Орры брыньк! не могут удержать новый мир.
  
  - Я знаю это поверье. Только это всё равно не наш случай.
  
  - Как раз ваш, мальчик мой, как раз ваш. Дитя-то не квартером было бы, и даже не пятикровкой, а, считай, чистым. Да, да... Это я виновата, дура старая. Прости, если можешь... Сказала бы тебе раньше, может и по-другому бы всё обернулось-то... Эх... всегда невинные страдают, всегда... да...
  
  Кора замолчала, кряхтя и мелко кивая своим мыслям. Халнер хотел что-то сказать, но тут я попыталась сесть. Он зафырчал, утолкал меня обратно, поправил подушки. Всё время, что мы возились, Кора сидела молча, и смотрела куда-то в пустоту.
  
  - Невинные страдают, да... а Высокие играют, - заскрипела, наконец, старуха, - и в башках своих остаются Высокими, даже если титул пепельный, а денежки на сцене зарабатывать приходится. Тогда и остаётся только, что гордость да мозги, повёрнутые на кровь. Тогда и племянница-полукровка покажется лучше, чем актриски из простых. Ну а если девка ещё и красивая...
  
  Снова тишина. Нахмурившись так, что брови превратились в одну линию, Халнер медленно произнёс:
  
  - Так, подожди. Ты... хочешь сказать... что... дед Тойран... С чего ты это взяла?!
  
  - С того, что повитухам всегда говорят, кто отец. Так что Дарну ты не только брат, но и дядя. И кровь у тебя выше. У него половина, а у тебя три четверти.
  
  - Хм... Как-то это... Н-ну... допустим. Только, всё равно, как? И зачем скрывать?
  
  - Ну, когда, да как, да в какой позе мастер Тойран племяшку зажимал, я светляков не ловила, чтоб знать. А скрывали... во-первых, ты же помнишь, какая твоя мать была набожная. Вот и кляла себя, думала сама виновата и позор, хоть у Высоких такое и не новость, а даже правило. Во-вторых, сохла она по фокуснику этому своему, Хрину. Но главное - мастер Тойран опасался за твою жизнь. Поэтому и устроил уже брюхатой племяннице венчание, с кем она хотела, а потом тебя как сына Хрина везде записал. И правильно сделал, в общем-то. Дарека вспомни с потомством.
  
  Халнер хмыкнул, но ничего не ответил, только задумчиво погладил подбородок. Снова стало тихо. Масло в светильнике затрещало, лепестки пламени взметнулись вверх.
  
  - Эгхм, - откашлялась я, - извините за непросвещённость, но кто такой Тойран?
  
  Халнер не то вздохнул, не то застонал, и потёр лицо ладонями. Кора захохотала, все складки её тучного тела затряслись, будто куски мясного желе.
  
  - Ох-хо-хо! Кети, деточка! Ох-ха-ха! Хо-хо-хо! Да уж, Хални, разговорчик у вас будет, о-хо-хо! Уффф... Фух... Ну, ты всё понял ведь, да? Пойду я. Моё дело сказать. Дальше сами разбирайтесь.
  
  Кряхтя, Кора поднялась и вышла, оставив нам светильник и Светоед с Молчальником.
  
  Повисла тишина. Халнер задумчиво гладил мои пальцы и смотрел куда-то в сторону, качая головой и шевеля губами, слово что-то подсчитывал. Я тоже молчала, пытаясь понять родовую чехарду, про которую рассказала старая лекарка.
  
  - И всё же... Хал... Ты меня просвети, пожалуйста. Значит, мастер Тойран, это?...
  
  Халнер поглядел в потолок и тяжело вздохнул.
  
  - Ох, Кети... Понимаешь, наш род, ну, Хайдек, очень старый, и... Ээм... ты же наверняка заметила, что Дарн любит побравировать титулом? Он хоть и пепельный, но это он недавно стал... Так. Ммм... Нет. Я лучше с самого начала расскажу. Только слушай внимательно.
  
  Он отпустил мою руку и начал водить пальцем по одеялу, чертя невидимые линии от лоскута к лоскуту.
  
  - Как я уже сказал, наш род очень старый, ещё со времён Императора идёт. Кровь в чистоте, без прерываний и примесей, всё такое. А потом... у моего прадеда был, как говорится, сложный характер. В результате он встрял в Се- неважно. Дуэль на Нарнах. И проиграл. По нашим законам, проигравший такую дуэль, лишается титула и всей собственности в пользу победителя. Но, в некоторых случаях, титул делят "пополам" и называют пепельным. Тут вот тоже вмешалась... власть вмешалась. Ну, древний род слишком, чтобы вот так запросто пресекать, да ещё при живых и чистокровных потомках. У прадеда-то двое детей было. Как раз Тойран, сестра его, бабка Торала. Вот. Титул им оставили, и, разумеется, родовой замок тоже. С долиной.
  
  - А, это тот самый Хейдар и есть? Интересно... Так, а почему Дарн-то граф? Ты же старше?
  
  - Погоди, не торопись. Старше, не старше, не в том дело. Тут всё по-другому немного. Понимаешь, у пепельного титула есть условие: его сохраняют, только пока есть наследник с долей Зрячей крови больше половины. Теперь внимание. Когда всё произошло, ну, дуэль в смысле, дед Тойран был подростком. И характер у него был... весь в прадеда. Короче, после всего, знаваться со светом он не хотел, и Торале, сестре своей, не давал. Хотя мог бы, по идее, её выгодно выдать за кого-нибудь.... Но, почему-то, не стал. В итоге, Торала вышла за тогдашнего управляющего, и родила полукровку. Девочку. Мою мать. Которая вышла за одного из артистов театра, и родила нас с Хелией. Потом отец умер, и мать вышла за своего кузена - сына Тойрана от одной из актрис. Это был единственный его законнорожденный полукровка, так-то дед полдолины покрыл. Но в тот раз венчался... И вот, у двух полукровок родился Дарн. Понимаешь? Сейчас книгах крови нас числится трое Хайдеков: я, Хелия - ну, она условно, потому что замужем была, хоть и не брала то имя, и Дарн. Мы с Хели квартеры, у нас четверть Зрячей крови. Дарн младше нас, но он шестикровка, то-есть Зрячей крови у него больше половины. И, по закону, имущественные права у него. Понятно теперь?
  
  - Эээ... ну... в целом, да.
  
  О боги, как у меня всё просто. Знатный род раз, богатый род два. Правда, первенцем вдруг дочь народилась - но так пережили же, ничего. А эти тут накрутили!
  
  - Слушай, а всё-таки, откуда театр-то возник? Какое-то странное занятие для Высоких, по-моему. Есть же связи какие-то, в конце концов... Родственники? Клан?
  
  - Клан? А, нет. У нас нет такого. У нас и двоюрдные-то едва родственниками считаются, иначе по Солнечному закону жениться нельзя. А у Тойрана по отцу, то-есть моему прадеду, никого уже не было, он как раз всё ото всех унаследовал. По прабабке... Пф! - Халнер отряхнул одеяло, будто стирая невидимую схему, и снова взял меня за руку, - прабабка как раз и вышла за прадеда, чтобы поправить положение своей семьи. Но он всё проматывал на развлечения, жене ничего не давал. Да ещё и повеса был изрядный. Прабабка не выдержала и отравилась. Вот её-то брат ту дуэль и выиграл. Отомстил за сестру, и свои дела заодно поправил. Теперь, если наш род прервётся по крови, именно потомкам того брата всё и достанется, полноценный графский титул в том числе. Зачем ему конкуренты на наследство?
  
  - Да незачем, понятное дело ... А купцы? А... не знаю... предрассветные пляски?
  
  - Купцы на "пепельные" титулы даже не смотрят - слишком много надо печься о правильном наследнике. Платить за Рассветные пляски Тойрану было нечем. А вот театр у него уже был. Замковый театр, как у нас это называют. Его как раз прадед сколотил. Выбил где-то лицензию и возил с собой маленькую труппу, развлекать друзей и полезных людей. Сам дед Тойран сцену не любил, но в торговле или промышленности разбирался ещё хуже. Так что, он решил, что лучше уж вымучивать больные фантазии, чем пачкаться расчётами. И ещё любил против правил света ходить, особенно после того, что произошло с титулом и состоянием. Вот и взялся бодрить общественность, он так это называл. Ну и вот...
  
  Халнер развел руками. Хм. В голове крутилась ещё несколько вопросов, но я решила, что они подождут. И так слишком много нового за один вечер, хоть бы это переварить. О, кстати, про переваривание...
  
  - Так, ты куда это? Даже не вздумай вставать! - строго сказал Халнер, удержав меня за плечи, - что ты хотела?
  
  - Эээ... пить.
  
  - Вот вода, - он протянул мне флягу, - ещё что-нибудь? Нет? Вот и лежи.
  
  - Ну вот и лежу! А пожрать мне можно?
  
  - Хм... да, почему нет. Я принесу. А ты лежи! И постарай... да что за...
  
  Халнер вынул из кармана пластинку металла, на которой светился и пищал красный камень. Такие штуковины в Мерран называли Перо, и использовали для самой быстрой связи, быстрее почтовых таусов.
  
  - Чтоб тебя ****! - Халнер витиевато выругался, - кхм, извини... Белочка, мне надо идти. Сейчас придёт Кора или Эвелин. Я скажу им про еду.
  
  Прохладные пальцы скользнули по моим вискам, и тонкие губы коснулись лба.
  
  - А сейчас засыпай. Увидимся завтра.
  
  - Да... - сквозь полудрему ответила я, не отпуская его руку, - до завтра...
  
  Однако, завтра мы не увиделись. И послезавтра. И ещё пару дней: неизменно выпадало так, что он приходил, когда я либо уже, либо ещё спала. А спала я много, очень много, прерываясь лишь на туалет и перекус. Так что общалась я, в основном, с лекарками, особенно с Эвелин.
  
  Её будто подменили. Она ободряюще улыбалась, похлопывала меня по руке, рассказывала новости, и даже попыталась вспомнить пару анекдотов. Но что такое придуманные истории по сравнению с новостями про Дарна? Избитый до полусмерти, директор отлёживался в своём шатре и отказывался пить что-либо, кроме крепких наливок, так что в труппе даже пошёл слушок, что он вообще отстранится от руководства театром. Это, конечно вряд ли. Но хотя бы помечтать...
  
  Ещё меня навещал Маро, и неизменно притаскивал вышитый бурдюк наливки - всегда один и тот же, потому что, стоило вынуть его из подпространства, как появлялась Эвелин, и отнимала "отраву". Впрочем, Маро не оставался в накладе, и всегда тихонько утаскивал его обратно... чтобы принести во время следующего визита. Кончилось всё тем, что вмешалась Кора, которая вылакала наливку сама, в рамках дегустации, и категорически запретила мне пить что-либо крепче забродившего молока, пока не выпадет первый снег. Как ни странно, Маро моментально послушался Кору, и мне пришлось хлебать исключительно это самое злосчастное молоко.
  
  Потом грянули холода. Сезон тут же закончили: при такой погоде по горам не походить, а проводить ещё одну зиму вне родной долины никто не хотел. Возможно, Дарн решил бы иначе, но сейчас театром управлял Халнер, и он тоже считал, что задерживаться не стоит. Кроме того, каждый день "ваять" из-за кулис иллюзию моего личного номера (как и монторпа), ему тоже не слишком нравилось.
  
  Лагерь свернули буквально за считанные часы, даже воды почти не набрали - зачем, если по пути будут горные ручьи и источники? Начался долгий, но радостный переход: люди возвращались домой.
  
  На радостях взяли такой темп, что, когда через несколько дней караван добрался до крохотной лощины, решили устроить полноценный привал на пару суток. Тогда-то за мной и пришёл Халнер.
  
  Он зашёл в повозку очень тихо. Молча кивнул лекаркам, протянул мне тёплый плащ. Как ни странно, но ни Кора, ни даже Эвелин не только не возмутились, но даже не удивились такой "краже" пациента средь белого (ну хорошо, сумеречного) дня. А ведь до этого никуда, кроме как вокруг повозки вместе с ними обойти, и не пускали!
  
  Я пыталась заговорить, но Халнер только покачал головой. С каждым шагом он становился всё серьёзнее, даже мрачнее. Поначалу я удивлялась, но вскоре и сама поддалась настроению. Холодный воздух щекотался в носу, а усыпанная листьями земля резко пахла цветущим мхом, напоминая высохшие мумии в семейных саркофагах. И вместе с этим запахом в воздухе витала серьёзность, временами почти переходящая в скорбь.
  
  Шли недолго. Халнер целенаправленно "догулял" меня до берега небольшого ручья, и усадил на поваленное дерево, а сам встал рядом. Потом он вынул из подпространства небольшой, в две ладони, кораблик. Целиком бумажный, но сделанный кропотливо, до мельчайших подробностей: крутые рыбьи бока, плоская палуба, тонюсенькие верёвочки от косых парусов-плавников. Едва взглянув, поняла: игрушка сделана не по игрушечному поводу.
  
  Ханер хотел что-то сказать, но я жестом остановила его: всё и так ясно. Я запустила руку в карман, нащупывая огниво. Вместо него попался крохотный золотой паучок - тот самый, что подарили пауры в заброшенном храме. "Яйца", кричали они тогда, "яйца. Не трогать яйца". Вот так-то. Какие-то сбрендившие насекомые оказались проницательнее нас самих.
  
  Щелчок, подсвёртка, Красный огонь на кусочке драгоценного металла. Когда кораблик осветился изнутри трепещущим светом, Халнер зашел по щиколотку в воду, и опустил "фонарик" в ручей.
   Суденышко качнулось - раз, другой. Двинулось вперёд, плавно обходя стороной стремнины и мели, да так ловко, что на мгновение показалось, что им кто-то управляет. Потом он скрылся за большим камнем. Не сговариваясь, мы развернулись и пошли обратно в лагерь. Там, в тесной, набитой скарбом повозке, укутались в теплые шкуры, и долго сидели, и просто молчали рядом.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"