Emrys: другие произведения.

Война изменившая все

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неизвестное пошлое двух братьев. Что же именно случилось 400 лет тому назад? Что же заставило Зерефа создать совершенное Эфирное тело?

   Предусловие
  Трупы повсюду, куда не глянь. Она совершенно была не готова к такому исходу войны, но где-то на задворках еще не совсем оставившего разума, Люси понимала, что это действительно реальность. Языки пламени тянут к ней свои руки. Холодные, мерзкие, грязные конечности.
  
  И сейчас девушке было совершенно плевать, что кто-то видит ее настоящее лицо: сломленное, уставшее от бесконечного беспорядка в жизни.
  
  Взрывается снаряд. Совсем близко, и блондинка, слизывая с губ соленую влагу, слыша звон в ушах.Яркие вспышки перед глазами. Калейдоскопом, багряным закатным солнцем расплывается небо - синее, светлое пятно счастья - проглядывающее из-за плотного кольца туч. Серые облака нависают гроздьями молодой рябины.
  
  Хартфилия кашляет - грудную клетку разрывает спазм хриплого кашля, дикая боль пронзает тощее тело. Оно словно полыхает огнем, а пальцы рук немеют понемногу, как будто предчувствовав скорую гибель.
  
  Закрывая глаза, Заклинательница Духов старается, словно не слышать окружающих ее звуков: разрывающихся снарядов противника, от которого стынет кровь в жилах, криков раненных и стоны, будто бы песни, похожие на надрывные слезы умирающей души, тех, кто уходит навечно.
  
  И только Люси сейчас поняла, что чем тратить свой остаток жизни на помыслы о красивой смерти; не лучше ли дожить красиво до конца? Но явно уж довольно поздно до нее дошло, что ей хотелось жить жизнью полной приключений. И как же ей хотелось спасти дорогого человека; для нее это желание было превыше красивой жизни на этой грешной земле.
  
  Группа волшебников медленно подкралась к "принце" со спины, внезапно нанася энергетический удар, но вовремя повернувшаяся, Люси, отразила смертельный удар своей верной плетью.
  
  Вновь приготовившись к заклинанию, волшебники, пользуясь временным замешательством девушки, были уже готовы нанести решающий удар. Блондинка только и смогла, крепко зажмурившись ждать своей участи. Но что странно боли не последовало, тогда Хартфилия резко распахнула глаза и чуть не закричала от вмиг охватившего душу ужаса. Перед ней стоял Нацу, заслонивший ее своей спиной.
  
  Сам убийца драконов начал медленно оседать на землю, но девушка быстро сориентировалась и подхватила друга в нескольких сантиметрах от земли, аккуратно опускаясь с ним на колени. Ей показалось, что прежний для нее мир рухнул. Драгнил лежал на спине, его тело находилось в неестественной позе, как будто он не чувствовал его, пребывая в болезненной агонии. Его лицо было слишком бледным, практически белым. Он жадно хватал воздух ртом, пытаясь не позволить боли распространившейся по его худому телу, утянуть его во тьму.
  
  - Нацу? - обеспокоенно позвала того Люся, подняв запястье волшебника и крепко сжимая его в своей руке, пытаясь таким образом привлечь к себе внимание умирающего.
  
  Дыхание розоволосого становилось всё прерывистей и тише, а во взгляде засело отражение боли. Комок ужаса поселившейся, в горле Хартфилии стал ещё больше, а сердце готово было разорваться от жуткого, липкого, словно паутина, сотканная смертоносным пауком страха.
  
  - Лю-ю-си... Х-холодно... - прошептал волшебник - Мне т-так х-холодно - его голос сильно дрожал ,срываясь на каждом слоге. Тьма окутала его, наваливаясь на плечи пробирающей до костяной стужи.
  
  Блондинка отчаянно подавила рыдание, грозившее вырваться отчаянным рыком из гортани. Грудь розоволосого всё еще поднималась и опускалась, на смуглой коже появились крохотные капли пота, а губы стали сереть, предвещая скорую погибель страдающего в муках парня.
  
  - Нацу! Не смей сдаваться! Не покидай меня... - обессиленно шептала Заклинательница Духов.
  
  Тело волшебника было слишком тяжёлым, но в тот же момент и слишком слабым, кожа Драгнила была очень холодной и бледной. Люся ощущала слабо уловимое дыхание своего друга и возлюбленного.
  
  - Нацу! Ответь мне! Давай же! Оставайся в сознании... - "принцесса" быстро просунула ладонь под плечо и подняла беззащитное, обмякшее тело на руки и положила розоволосую голову на свою грудь. - Не закрывай глаза! Потерпи ещё немного! - умоляла она его.
  
  Хартфилию заполонило отчаянье; паника и ужас, от того, что она понимала, что происходит с ее другом, заставляли каждый удар ее сердца глухо отдаваться в ушах, а руки сильно дрожать. Тусклый взгляд розоволосого, по-прежнему устремленный вверх, был почти неподвижен. Сердце Люси болезненно сжалось. Смотреть, как друг находится в предсмертной агонии и не иметь даже малейшей возможности помочь, облегчить боль, для нее это было в сто крат хуже, чем самой находится в происходящем сейчас ужасе. Именно теперь волшебница осознала насколько она бессильна в данной ситуации, и ещё раз познала всю меру отчаянья от того что близкий ей человек умирает у нее на руках.
  
  - Я ненавижу тебя Зереф! - от отчаянья заверещала девушка, вымещая всю боль и обиду в этих четырех словах.
  
  - Взаимно! - послышался насмешливый голос из сгущающегося на поле тумана. - Будь добра отдай мне моего брата.
  - Никогда! Он, прежде всего мой друг.
  - Друг?! Не смеши меня, человек! Я все, что есть у него и всегда буду - твёрдо произнёс брюнет, недовольно нахмурив брови. - Так что отдай мне его - тихо рычит парень, протягивая руку вперед.
  
  Блондинка аккуратно уложила умирающего парня на прохладную землю, а сама приготовилась к смертельному поединку.
  
  Не обратив никакого внимания на "слегка" враждебную девицу, Зереф с легкостью переместился к Нацу, порывисто подымая давно ослабшую тушу. При этом прижав брата к себе так близко, что прям, мог ощущать каждый удар сердца, каждый его вздох, тепло его тела. Только сейчас, прижимая к себе это хрупкое на вид тело, Зереф, наконец-то понял, что любит Нацу, всем сердцем и душой, любит, но мозг до сих пор продолжал сопротивляться, отрицая чувства к волшебнику. К своему волшебнику.
  
  - А теперь мой дорогой младший брат...пойдем домой.Там я поведаю тебе историю, что случилась четыреста лет тому назад, - тихо словно ветер проговорил брюнет, перемещаясь с поля брани в некому неизвестное место.
  
  С этого момента и началось путешествие длиной в четыреста лет назад.
  
  
   1 Глава 400 лет назад
  
  
  Зимняя повисшая в воздухе тишина обескураживала. Капли воды, срывающиеся с гладких, как мрамор камней, со звоном разбивались, касаясь твердой поверхности окна. Эта мелодия отражалась от стен здания, заполняя все пустое пространство.
  
  Люди в бело-красных тогах что-то оживленно обсуждали порывисто жестикулируя.
  
  - Ох! Мальчик мой, ты снова превзошел все мои ожидания! - разнесся по почти пустой аудитории, охрипший старческий голос.
  
  В свои малые годы, Зереф занимал весьма высокое место в кругу старых волшебников. Его ум помог продвинуться во всех сферах магии, сделав мальчика самым молодым и талантливым учеником магической Академии Милдиан.
  
  - Это было легко, - холодно и немного отстранено ответил ребенок лет 8-9, теребя свое одеяние.
  - Ну не скажи! Даже самые почтенные мужи в нашей Академии не смогли доказать эту теорию.
  - Учитель, вы явно мне льстите, - смущенно пролепетал черноволосый мальчишка, скрывая глаза под длинной челкой.
  
  - Смотри, наша зазнайка снова отличилась, - недовольные возгласы завистников раздались где-то из глубины класса.
  - Ну, сколько можно?! Гард, давай отметели его?
  -Хотелось бы! Но ты же знаешь, что он любимчик Ректора! - огрызнулся в ответ один из учеников потока.
  
  - Тишина! - Учитель резко перервал недовольных, яростно испепеляя взглядом двух провинившихся. - На сегодня пожалуй все, можете расходиться по домам, неучи.
  
  Двое заговорщиков переглянулись между собой мстительными взглядами, а губы исказились в диком оскале.
  
  
  
  С темных, угрюмых туч плавно спускались неуловимые человеческим глазом снежинки вперемешку с дождем.
  
  Несмотря на поздний час, Зереф только покинул учебное здание. Облачка пара срывались с прохладных губ в морозный воздух. Вокруг было так тихо, как будто в мире не осталось никого. Тяжело вздохнув, печальные черные глаза окинули свинцовые тучи, с которых недавно стали срываться белые хлопья.
  
  "Интересно, как там Нацу? - угрюмо подумал черноволосый мальчик. - А вдруг этот негодник снова что-то учудил?"
  
  Пнув нивчем неповинный камень, он направился в сторону металлических ворот с вырезанным по центру гербом Академии.
  
  В мелодии дождя были слышны только лепетание и перебранки недо-магов Милдиан. Особенно в центре обычных учащихся выделялись мерзко ухмыляющиеся типы с ажиотажем обсуждающие новую идею издевок над Драгнилом.
  
  Один из мужчин наклонился до земли, подбирая первый попавшийся камень, замахиваясь в свою жертву.
  
  -Лови, ананасагалловый! - неожиданно за спинной студента раздался пропитанный яростью голос знакомого мужчины, уже бросивший камень в голову мальца.
  
  - Бугага, впрямь в цель! - восторженно пробасили соучастники, срываясь на неудержимый хохот, убегая с территории Академии.
  
  Шумно выдохнув, мальчик зло скрипнул зубами до боли сжимая кулаки, но осекся, глядя, как к нему поспешно приближался маленький мальчик.
  
  - Нацу, - недоуменно прошипел Зереф, смотря как малыш, уже срывается на бег.
  
  Кроме младшего брата у старшего Драгнила никого не осталась. И вся любовь, нежность, ласка и трепетная забота доставалась малышу. Темноволосый всегда сходил сума, если энергичный мальчик встревал в драки или из-за слабого здоровья подхватывал очередную простуду.
  
  Маленькие босые ножки поскальзываются на очередной луже и, не удержав равновесие, с плеском падает в грязную воду.
  - Нацу! - взволнованно прокричал старший, немедля подбегая, и легко поднимая брата, ставя его на ноги.
  - Ты не ушибся?! - встревоженно спрашивает гений, присаживаясь возле младшего на присядь, и обтрушивая от грязи его одежду. - Нужно быть аккуратней!
  - Кто это сделал?! - рычит розоволосый, дотрагиваясь до небольшой ссадины рукой.
  - Мне не больно, - уверил его Зереф, поправляя ему плащ, разглаживая сбившиеся розовые заостренные волосы и ласково улыбаясь.
  - Да? - наивные серо-зелёные глаза засверкали счастьем. - Я рад! - он широко улыбнулся, вскидывая руки.
  
  Темноволосый мальчик рассмеялся подхватывая на руки младшего брата и, поглаживая по волосам.
  - Я люблю тебя Нацу!
  - А Нацу любит братика! - громко сообщил малыш, крепко буквально стискивая старшего.
  - Ну, что пойдем домой?!
  
  Мальчишка активно замотал головой, отчего его розовые волосы развивались во все стороны, задевая и щекоча лицо парня.
  - Нацу не хочет! - капризно начал ребенок, недовольно надувая пухлые губки. - Нацу хочет играть в снежки.
  - Тогда, - мальчик распахнул свою кофту до горла, пропуская его к себе и укутывая их обоих, - ты сначала обуешься, и мы пойдем играть, хорошо?
  
  Малыш тут же словно свернулся в клубочек, прижав ноги к туловищу, радостно жмурясь.
  - А мы фигурки будем лепить?
  - Конечно, - старший Драгнил приобнял его, стараясь согреть и следя взглядом за снежинками, которые опять участились - ночью, определенно собиралась разыграться сильная метель. - Тебе уютно? Я тебя не сильно прижал?
  - Нацу тепло! - малыш довольно потерся носом об горячую руку брата.
  
  Темноволосый мальчик невольно прыснул, снова поправляя растрёпанные розовые волосы.
  
  - Обними меня покрепче, сейчас домой пойдем, - он перехватил ребенка поудобнее, и направился в сторону их дома.
  
  
  
  - Не торопись ты так, снег никуда не денется, - просмеялся Зереф наблюдая, как Нацу со скоростью света переодевается и обувается.
  - Но браааааатик! - прохныкал розоволосый, одевая варежки.
  
  Хмыкнув, брюнет обреченно покачал головой, взяв в руки связанный красный шарф и обматывая его вокруг шеи "бестолкового младшего братца".
  
  - Вот теперь можно идти.
  - Ура!- тут же обрадовался малыш, рванув к недалеко маячившему выходу и утягивая за собой юношу, открывая дверь наружу и вдыхая морозный воздух.
  
  
  
  - Защищайся!!! - разнесся по всему участку звонкий счастливый голос мальчишки, беря горсть снега и смяв ее в комок, со всей дури отправляя в отвлекшегося на трехцветную кошку брата. Глядя, как снег мирно распадается на комки и скользит по лицу парня, он рассмеялся.
  
  - Ах так! - возмущенно начал Зереф подготавливая снежок, но передумав с ехидной моськой направился к Нацу. Ловко словив малыша, он запихнул за шиворот брата целую горсть снега, и тут же кинулся наутек, попутно умудряясь обстреливать погнавшегося за ним разъяренного мстителя заготовленными заранее снежками. - Не поймаешь, не поймаешь! Бугагагашиньки!
  
  Вволю набесившись, мальчики весело хохоча, принялись за лепку Снеговика. Слепив достойную снеговую бабу, младший брат свалившись в снег, довольно смотря на темноволосого, широко ухмыляясь.
  
  - Нацу, вставай уже, а то снова простудишься, - протянул Драгнил, кисло глядя на брата.
  - Не простужусь! - упрямо ответил малыш, но все равно вставая со снега, и крепко обнимая брюнета. - Ну не злись брааатик. Весело же?
  - Веселье весельем, но посмотри, ты снова весь промок! Замерзнешь же! Лучше давай вернемся и отогреем тебя.
  - Лаааадно!
  
  Нежно взъерошив розовые локоны мальчишки, Зереф снова взяв на руки брата, и направился в сторону невысокого коричневого дома.
  
  
  
  Старый город уже давно окунулся в объятия Морфея. И только двое все еще не спали в холодной постели, всматриваясь, как конец дня захватывает непроглядная тьма. Бушующая за окном метель пела свою колыбель, навевая на мысль: "Все - конец!". Но нет. Это всего лишь жалкое начало, но вскоре рассвирепеет буря, и вот тогда будет жалкое подобие занавесочной истории.
  
  Но слегка подрагивающее от холода тело, которое лежало сейчас рядом, отвлекло от мрачных мыслей.
  
  Немного приподняв Нацу, темноволосый мальчик крепко прижал к груди его голову, поцеловав в макушку.
  
  Почувствовав родное тепло, розоволосый прижался к брату, наваливаясь всей тушкой на него.
  
  - Братик расскажи сказку, - почему-то шепотом попросил ребенок, смотря на Зерефа по истину детскими, наивными, любящими серо-зеленными глазами.
  
  - Знаешь Нацу, когда-то этим Миром правил Темный Владыка. Земля - переполненная страданиями, болью и грехами. Но однажды в этом Темном Царстве появился Белый Рыцарь, единственный луч надежды на Новый Мир. И сошлись они в противостоянии, меряясь силами семь дней и восемь ночей, но так и не выяснили кто сильней. Тогда Белый Рыцарь предложил: " Давай, кто сможет доказать, что в нашем мире есть или нет места любви, тот и победил!". Темному Владыке ничего не оставалось, как дать согласие на эту авантюру. Хитроумный Рыцарь без всяких лишних слов подарил нежный поцелуй правителю и, воспользовавшись замешательством второго, голыми руками вырвал сердце из груди врага. Птицы запели, листва зашуршала, звон детского смеха слышен в дали. Мир приобрел новые краски со смерти Тьмы...Ну как?
  
  В ответ только и раздалось тихое умиротворенное сопение малыша, что так же крепко прижимался к брату даже во сне, беззаботно улыбаясь чему-то.
  
  Улыбнувшись такой замечательной картине, он ласково погладил мальчика по щеке, устремляя свой взор на все еще хмурое небо.
  
  - Спокойной ночи, Нацу... Ведь тьма - как сон. Стоит только на мгновение остановиться и чуть прикрыть глаза, как мир вокруг тебя уже другой. Ты знаешь, что спишь, но не кричишь, не пытаешься проснуться. Зачастую, тьма подступает постепенно. Она дает время расслабиться и привыкнуть к себе. Сначала это просто отбрасываемая тобою тень, едва заметная, пока ты не начинаешь свой путь к свету. С каждым твоим шагом, с каждой мыслью, тень у тебя за спиной сгущается. Она внимает тебе, твоему сердцу, твоим добрым помыслам, твоим мечтам. Она следует за тобой верной спутницей; безмолвной - зачем говорить? Ты и сам все скажешь за нее, взращивая ее в себе, за собой, вокруг себя... Ты не заметишь, как время остановится для тебя в ее объятиях. Ты будешь обречен, спать вечно...
  
  
   2 Глава. 400 лет назад. Смерть брата
  
  
  
  В комнате было душно. Полностью отделанная прочным слоем древесины, с небольшим глухо-запечатанным окном, спальня практически не пропускала такого желанного сейчас глотка воздуха. Ровный огонек из керосиновой лампы, стоявшей на прикроватной тумбе, полностью потух за ночь, но все еще освещал небольшую комнату, аккуратный комод у самой двери, стол с двумя стульями и два тела, тесно обнявшихся на небольшой двуспальной кровати.
  
  В темное, просторное помещение проникли через тяжелые занавески первые солнечные лучи раннего утра, пробуждая обитателей дома.
  
  Шорох простыней, нежное прикосновение теплых рук к бархатной коже щеки, черный ласковый взгляд, и тихое умеренное дыхание.
  
  - Просыпайся, соня!
  - Мм...- недовольно мычит ребенок, недовольно морща носик и зарываясь им в одеяло.
  
  Нежно улыбнувшись, темноволосый парень ласково треплет розовые локоны, кончиками пальцев массируя нежную кожу головы.
  
  Подставившись под мягкое и легкие прикосновение, малыш удовлетворенно заурчал, словно кот объевшийся сметаны.
  
  - Ну же вставай, - мягко промурлыкал темноволосый парень, немного приоткрывая покрывало, чтобы увидеть мордашку маленького негодника. - Я и завтрак уже приготовил.
  - Муууу... - нехотя стонет малыш, поднимая на брата огромные, бездонные серо-зеленные глаза. - У Нацу горлышко болит, - пожаловался ребенок хриплым от болезни голосом.
  - Сильно болит? - обеспокоенно любопытствует старший Драгнил, присаживаясь на присядь около постели.
  
  Облокачиваясь на локоть левой руки, он бережно приподнимает правой, подбородок брата на уровень своих черных омутов.
  
  - Открой ротик! - мягко попросил Зереф, полюбовно поглаживая большим пальцем скулу.
  
  Немного замешкавшись, Нацу зажмурил глаза, открыв ротик.
  
  - Горло воспаленное, - констатировал факт черноволосый, прищуривая глаза, пристально рассматривая болезненное покраснения.
  - Браатик...*Всхлип*....Прости...*Всхлип*...Нацу... - тихо всхлипывал ребенок, нещадно стирая со щек мокрую, соленную влагу.
  - За что?- ошарашенно переспрашивает брюнет, недоуменно хлопая ресницами. - Нет, ты не виноват!
  - Нет...*Всхлип*... Это Нацу...*Всхлип*... не послушный, - взвыл розоволосый бросаясь в объятья брата и крепко прижимаясь к родному телу.
  
  Тяжело вздохнув, Зереф успокаивающе погладил по шелковистым волосам младшего, напевая некую колыбельную, изредка прерываясь, на то чтобы спросить в порядке ли его маленький непоседа.
  
  - Тише малыш...я не виню тебя, - тихо промямлил черноволосый, целуя ребенка в макушку.
  - Но... - попытался возразить мальчик, закашливаясь, прикрывая крохотной ладошкой ротик.
  - Так, - резко начал черноглазый парень, укладывая братца обратно на кровать. - Постельный режим и горячий чай!
  - А ты? - встревоженно спрашивает розоволосый, одарив брюнета затуманенным взглядом.
  - Я?! - переспрашивает старший Драгнил, закутывая зеленоглазого в шерстяное одеяло. - А я пойду за знахаркой.
  - Только не эта ведьма, лучше отдай на съедение драконам!
  - Она вовсе не ведьма! - возразил маленький гений, щелкнув по лбу мальца. - Просто мисс Порс, весьма...странная особа.
  - Странная... - фыркнул тот, одарив брата скептическим взглядом, при этом умудряясь мило надуть губки.
  -Нацу?
  - Иди уже! - обиженно пробубнил ребенок, отворачиваясь к стене.
  
  "Вот ведь вредный ребенок!" - мысленно фыркнул Зереф, закутываясь в разноцветный шарф, покидая небольшую комнату, а следом и родной дом.
  
  Зима уже давно накрыла своими холодными объятиями эти края. Она тихо и незаметно спустилась с неба пушистыми кружащимися в воздухе хлопьями, окутывая своим белым одеялом давно позабытую деревушку, доставляя еще больше проблем обычным людям.
  
  С начала зимы в маленьком поселении уже не было не одного здорового ребенка. Неизвестная хворь в мгновение ока настигла каждого ребенка в селе так и не собираясь отпускать, присваивая жизни маленьких ангелят себе. Люди панически боясь такой же участи и до своего дитя приглашали со всего континента врачей, колдунов, служителей храмов, шаманов, да кого они только не просили о помощи, но никто не смог спасти их. А болезнь становилась все тяжелее и тяжелее, унося с собой не только детей, но и стариков.
  
  К середине зимы до деревни дошел слух о том, что на горе у самой хижины лесника поселилась чародейка, у которой по слухам в жилах текла драконья кровь. Потерявшие веру в Бога, люди обратились к чужачке, но та к удивлению жителей отказала. И вот Зереф решил так же попытать судьбу, отправившись в горы к женщине которую с недавних пор стали ненавидеть абсолютно все.
  
  Пробравшись через заснеженный, густой лес, Драгнил не сразу заметил, как на невысоком холме расположился неприметный, серый домик. Нерешительно потоптавшись на одном месте около минуты, брюнет тяжело вздохнув направился на вершину, где по слухам обитала "чародейка". Вскарабкавшись к хижине, парень не мешкая постучался в давно сгнившую деревяшку, но не дождавшись приглашения сам вошел во внутрь скромной обители.
  
  Дом был на удивление чистым и просторным внутри - несмотря на простоту обстановки, в нем было что-то, что говорило о хорошем вкусе его хозяйки. Ровные дощатые полы были чисто вымыты, большие окна - занавешены светло-песочными шторами, простая, но аккуратная мебель имелась в минимальном количестве, из-за чего было ощущение пространства. Украшениями дому служили подвешенные под потолком букеты сухих цветов и трав, от которых воздух наполнялся слишком изысканным для деревни ароматом и, смешиваясь с запахом горящих в камине дров, приятно щекотал ноздри, успокаивая и бодря одновременно.
  
  - Что ты делаешь в моем доме, человек?! - довольно неожиданно раздался мелодично-вопросительный голос, испугав этим непрошеного гостя.
  - Я...я...прошу, помогите моему брату!
  - Зачем мне это? - простодушно поинтересовалась молодая девушка 20 лет, слаживая изящные тонкие руки на своей груди, подозрительно прищуривая зеленые глаза, осматривая с ног до головы "дитя".
  - Но...вы же...- неуверенно начал мальчик, смущенно почесывая затылок и отводя взгляд от пышной груди.
  - Я не знахарь и не шаман, чтобы лечит эту дьявольскую простуду. Пойми малыш, я совсем не тот человек, что тебе нужен. Обычно, ко мне приходили люди с другими просьбами, тогда меня еще называли анданти*. Ты уже должен знать кто это.
  - Но хотя бы осмотрите его, - простонал брюнет, предпринимая еще одну попытку уговорить мисс Порс.
  - Как твое имя малыш?- неожиданно полюбопытствовала зеленоглазая по новому рассматривая мальчишку, как будто что-то ища.
  - Зереф.
  - Пойми Зереф твоему брату уже нечем не помочь - тихо проговорила она, подойдя к ребенку и ласково растрепав цвета вороньего крыла волосы.
  - Но вы даже не видели его! Может у него другая болезнь! - разъяренно рыкнул Драгнил, топнув ногой.
  - Сожалею, - только и смогла выдавить из себя девушка, сочувственно погладив брюнета.
  
  Страх потерять самого важно, родного, любимого человека накрыл его с головой. Словно Страх - это океан, бескрайний, глубокий. Пугающий своей чернотой океан. Волна - ты безвольной куклой поддаёшься потокам воды, уносящим тебя вглубь. В лёгких не хватает Смелости, чтобы бороться с водами Страха и тебя тянет вниз, в беспросветную черноту. И тебя поглощает все глубже и глубже в самую пучину этого личного Ада.
  
  * * *
  
  На зимнем небе медленно и неуклюже плавилось, и стекало на горизонте яркое солнце, уступая место россыпи звезд. Ленивый, холодный ветер вальяжно прогуливался по крышам, разгоняя печной дым.
  
  В доме было тепло. С центра большого камина, заманчиво пах куриный бульон. На двуспальной постели под слоем одеял лежал тяжело дышащий ребенок. С улицы доносился звонкий смех и веселый гомон празднующих горожан, отмечающие наступление зимы.
  
  Сидящий за столом Зереф наслаждался уютной тишиной, что с недавних пор поселилась в их нем доме, часто поглядывая на больного. Огненные блики танцевали танго, кидая тень на левую часть лица старшего брата.
  
  "Что же мне делать, Нацу? Целитель, к которому я ходил с утра, просто развел руками, говоря: "Ваш брат бесполезный случай. Увы, я не могу ничего сделать".
  
  Но я не хочу терять надежду, буду бороться до конца! Я попытаю удачу, изучив тайное волшебство, и если даже не поможет, то ничего, использую темную магию"
  .
  Шорох ткани отвлек его от созерцания бликов, привлекая к себе все вникание.
  
  - Зереф, - в лихорадочном бреду простонал Нацу, сбросив со своего тельца одеяло на пол.
  
  Устало простонав, брюнет приподнялся с насиженного места, направляясь в сторону другой комнаты.
  
  Холодное дерево обожгло голые ступни, давая понять, что вторая часть дома еще не до конца прогрета.
  
  Наклонившись и подбирая одеяло, темноволосый мальчик окинул печальным взглядом ослабленное тельце, снова тяжко вздыхая.
  
  - Я не хочу тебя потерять, - едва слышно пробубнил старший брат, гладя младшего по щекам и закусывая собственную губу.
  
  В горле стал ком. Страх и ощущение собственной беспомощности навалилось на плечи с нестерпимой силой, собираясь влагой в глазах.
  
  Соленая слеза плавно скатилась по детской мягкой щеке, очерчивая ореол лица и плавно скатываясь на шею, заставляя своего обладателя сжаться в плечах.
  
  Накрыв по плотнее раскаленную тушку малыша, Драгнил осторожно вытер непрошеные капельки слез, появившиеся у ребенка во сне. Почувствовав ласковое прикосновение, губы младшего братика растянулись в счастливой еле уловимой улыбке.
  
  Сердце Зерефа судорожно сжалось в груди, вызывая новый приступ горьких слез.
  
  - Не хочу... - раздался в тиши замученный голос волшебника. - Прошу не покидай хоть ты меня. - Взяв в руки полотенце, он осторожно отерев его лицо, убрал челку со лба мальчика, непроизвольно шепча вслух слова так, будто бы они были заклинанием. - Мой светлый, мой хороший, добрый мальчик.
  
  Склонившись к Нацу, брюнет трепетно поцеловал того в висок, не прекращая ласково поглаживать щеку.
  
  
  
  В очередной раз закашлявшись при попытке проглотить содержимое ложки, Нацу устало откинул голову назад. Хотя прошло уже часа два с того момента, как он пришел в сознание, тело все еще не могло функционировать нормально. Еда организмом не усваивалась, путем рвоты покидая тело сразу же после того, как была насильно скормлена. Столовые приборы выпадали из мелко трясущихся от пережитого напряжения рук, из-за чего приходилось пользоваться помощью мечника. Ноги держать отказывались, обеспечивая ему постельный режим по крайней мере на несколько дней. Впрочем, он и так сам собой подразумевался благодаря все еще не спавшему жару, что нисколько не прибавляло ему настроения.
  
  - Это бесполезно! - вымучил из себя розоволосый. Сорванное горло жутко саднило, отзываясь режущей болью при любой попытке заговорить вслух. - Тошнит...
  - Съешь хоть немного, малыш.
  
  Младший Драгнил насупившись, посмотрел с неприязнью на тарелку с кашей в руках родственной души.
  
  - Может, курочки отварной скушаешь с бульоном? - Зереф ласково посмотрел на него. - Его легче будет, да и для горла полезно. Я приготовил. Каша-то менее вкусная, мм?
  - Только не надо со мной, как с маленьким... - состроил обреченную моську Нацу, тяжело вздохнув и послушно открывая рот. С трудом проглотив еду, он поморщился от вмиг возникшей тошноты, но в этот раз смог сдержаться.
  - Вот так, умничка! - С восторгом проговорил волшебник, взяв в руку салфетку и протерев ею щеки братишки. - Ты сказал, что я с тобой как с маленьким, - улыбнулся он, протягивая розоволосому еще одну ложку бульона с курицей, от которого исходил приятный нежный и аппетитный аромат. - А разве это плохо? Ведь о маленьких заботятся, их любят. Вот и я тебя люблю, поэтому очень волнуюсь за тебя. Ты и так похудел, а тут еще болезнь эта. Вывод: как только поправишься - я буду готовить тебе все, что ты только захочешь...
  
  Снова сделав глотательные движения, Нацу резко закашлялся, прикрывая рот рукой и закрывая глаза. Рвота так и не наступила, но ощущения не давали этому радоваться, забиваясь даже в носу пламенной болью и вызывая влагу в глазах.
  
  - С этого момента Нацу уж точно возненавидит еду, - простонал тот, взяв в маленькие ладошки стакан с водой и промывая рот.
  - Давай немного передохнешь, - волшебник отставил тарелку и, помогая со стаканом, уложил его на недавно постиранные простыни, ласково поглаживая по щеке.
  - Ты прям курица-наседка, братик! - тихо засмеялся он, укутываясь в теплое одеяло и устало закрывая зелено-серые глаза.
  - Отдыхай. Я буду рядом.
  - Спасибо - промямлил он, засыпая от тихого тембра брата.
  
  Наступила ночь. Зереф все так же с трепетом наблюдал за больным мальчиком, время от времени меняя компресс. Вскоре от сильной усталости задремал на стульчике, поставленным им специально возле постели брата.
  
  Утро для Старшего из братьев наступило довольно-таки неожиданно. Нацу отчего-то хрипло, тяжело задышал ртом. Глаза его были по-прежнему закрыты. Судя по всему, он спал. щеки покрылись нездоровым румянцем, а весь он буквально горел.
  
  Он видел, как мучается розоволосый от сильной боли во всем своем крохотном тощем тельце, поэтому и не решался его будить. Вдруг ему станет хуже. Он лишь смачивал повязку в холодной воде, и отерев тело, вновь смачивал, клал на лоб.
  
  Заставив уже самого проснувшегося мальчика выпить какое-то мутноватое лекарство, которая дала та "ведьма". Брюнет уже данным давно решил для себя не оставлять попыток и бороться до конца за жизнь самого ценного, самого дорогого и родного человечка.
  
  Бороться-то он борются, но результата это не приносит. Вот уже второй день температура ни в какую не снижается. Препараты и уколы, которые давала целительница, не действовали. Казалось бы всё подходит к концу, но Зереф не желает сдаваться просто так и отдавать смерти единственную кровиночку, что у него осталась на Земле.
  
  Но он отлично понимал всю жестокость реальности и от этого ему с каждой секундой становится все паршивей и паршивей. Это просто ужасное чувство: находится рядом с дорогим, близким человеком, и быть не в состоянии помочь ему. Черноглазый видит, как смотрят в потолок серо-зеленые, подёрнутые пеленой боли, глаза. Он все еще помнит, как эти самые глаза когда-то выражали недоверие, радость и море других эмоций. И уже как-то неосознанно замечает, как дрожат его губы. И подавшись какому-то порыву, бережно берет ослабшую, холодную руку в свои теплые пальцы, выдыхая на них свое "огненное" дыхание, пытая согреть.
  
  - Зе...ЗеЗе...Зереф, - позвал Нацу брата тихим срывающимся голосом, слегка повернув голову в сторону волшебника, - Прошу...не горюй по мне...забудь меня....Будь счастлив, братик...- Слабая улыбка трогает бледные губы. Глаза медленно потухают, закрываясь.
  
  Драгнил сидит перед кроватью, держа все еще холодную кисть руки. Просто сидит и смотрит на улыбающегося ребёнка, любимого им с самого его появления на свет. Его словно окатило ледяной водой. Закрыв глаза, брюнет сжимал бледную руку брата не желая отпускать. Медленно приходило понимание. Его нет. Вот так просто всё оказывается. ЕГО нет. Теперь нет. Зереф вдруг понимает, что всё это время он ждал чуда. Ждал, что эта вся страшная до боли неделя окажется всего лишь сном. Ужаснейшим из кошмаров, что когда то снились ему. Но это реальность. Это все наяву.
  
  - Нет... - почти беззвучно шипит волшебник. - Я...не хочу в это верить! - Взвыл он, наконец-то дав волю эмоциям. С огромным трудом сдерживаемые слёзы, рекой покатились по бледным щекам. Тело слегка сотрясалось от рыданий.
  
  Сколько бы Зереф ни плакал, легче не становилось. Вымотавшись физически, замолчал, направив пустой взгляд в одну точку. На душе было пусто, словно за один миг исчезли все краски этого мир. А в отместку пришла тьма. Тьма - колючая и острая, от такой по всему телу кровоточат раны. Сжигает заживо, туманит разум, и все глубже погружает в себя, подобно вязкой трясине ей сопротивляться бесполезно.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"