Филимонов Роман Константинович: другие произведения.

Что же теперь обрушится на нас?

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   ЧТО ЖЕ ТЕПЕРЬ ОБРУШИТСЯ НА НАС?
  
   Авве! (Радуйся!)
  
  
   Эти странные люди в марлевых комбинезонах антисептических повязках и лабораторных полиэтиленовых экранах, появились вдруг и сразу во всём городе. Своим видом они вызывали у окружающих недоумение и многозначительные улыбки. Ещё больше эти реакции усиливали плакаты с воззваниями и лозунгами, которые были при них, а смысл написанного так и вовсе не укладывался в голове: "ВСЕОБЩАЯ ВАКЦИНАЦИЯ ЗАЛОГ ДУШЕВНОГО РАВНОВЕСИЯ", "ВСЕ НА ИСПОВЕДЬ", "ЛУК ОТ СЕМИ НЕДУГ", "СОВМЕЩАЙ КРЕСТНОЕ ЗНАМЕНИЕ С УТРЕННЕЙ ЗАРЯДКОЙ", "ЗАКАЛЯЙСЯ", "РАДУЙСЯ" и.т.п. Не добавляло внятности ситуации и то, что сами марлевые инопланетяне ничего не объясняли, на вопросы не отвечали, полностью игнорируя любые попытки возможных контактов, ограничиваясь безвозмездной раздачей марлевых повязок аспирина и латунных православных крестиков. Весь этот религиозно-оздоровительный абсурд мог бы запросто обернуться массовой истерией и коллапсом. Но поскольку появление странных гуманоидов обошлось без малейшего шума и не сопровождалось ни стачками, ни выдвижением требований, ни возведением баррикад. Всё ограничилось полным попустительством властей и распространением нелепых слухов по большей части таких диких, что серьёзно к ним никто не относился, но с удовольствием шептался в кругу близких или просто в толпе. Однако слухи слухами, а откуда взялись инопланетяне и какую цель преследовали, а цель без сомнения была, никто не знал, и уж тем более не мог даже предположить чем обернётся их посещение. Начну по порядку.
  
   Навряд ли найдётся человек, не имеющий своего устоявшегося утреннего ритуала. У большинства людей он схож и незамысловат. Я не исключение и экстравагантностью манер отличаюсь. Туалет душ кофе бутерброды сигарета и, конечно же, телевизор вот полный перечень необходимого мне с утра.
   Закончив с умыванием и наведением лоска, я сидел за столом, просматривал по голубому экрану новостишки, не забывая размеренно шевелить челюстями, пережёвывая хлеб с маслом и прихлёбывать кофеёк. Новостишки были так себе ничего нового. Дожевал. Досмотрел. Покурил. И стал собираться на работу.
   Работа у меня шумная монотонная физически тяжёлая и, безусловно, вредная. Думаю, нет нужды в пояснении, как пролетарии снимают стресс после утомительных часов проведённых в цеху. Вот именно после вчерашней релаксации, на проходной минуя вертушку и нависшую над ней вынюхивающую излишне отдохнувших вчера работяг физиономию сотрудника службы безопасности, так они себя кудряво называют, я сделал глубокий вдох и задержал дыхание.
   Выдохнул и снова вдохнул только в душевой. Запах закисшего пота сорванных мышц перегоревшего табака и технической грязи вперемешку с хозяйственным мылом сладко объял меня будто крепкие руки старого верного друга. Я чуть не пустил слезу. Удержался. Переоделся. Далее короткий переход по улице в цех. Десятиминутный разбор полётов в комнате сменно-встречных собраний: развод по местам работы, уточнение текущих моментов и графика выполнения заказов. И вот я безнадёжно на восемь часов заперт на агрегате оцинкования проволоки горячим способом. С усердием в поте лица произвожу тонны мюзле для советского шампанского людям на радость себе до тошноты.
   Смена прошла бы совсем впустую, если бы из затёртого сканворда с собранием различных занимательных фактов я не узнал что в русском языке всего два слова с трижды повторяющейся буквой "е": длинношеее и змееед. После смены под обжигающими струями душа, наводя на теле обильную пену мылом "банное" коего в начале каждого месяца выдавали по два куска наряду с рукавицами и берушами, я повторял про себя, сей удивительный факт, имея замысел блеснуть при случае эрудицией.
   Возрождённый я стоял на коврике у шкафчика и ожесточённо обтирался махровым пованивающим полотенцем. Чувство было такое, будто вместе с влагой я начисто обдираю с себя кожу. До чего же хорошо.
   Одевшись, рухнул на скамеечку. Закурил. На прощание провёл пальцами по обширной груди нагой красавицы, призывно распахнувшей лоно на внутренней дверце шкафчика. Картинку наклеил сам, очень она мне нравилась. Закрыл замок и выскочил на свободный воздух.
   Уже не опасаясь охранника на посту, пролетел пташкой беззаботной ненавистную проходную и устремился к автобусной остановке.
   Настроение на подъёме. Весна и конец смены располагали, а предвкушение ста пятидесяти и более грамм холодненькой под горяченькое наполняли меня песней жизни. И песня переполняла меня, и песня лилась наружу. И я тихонько насвистывал что-то насквозь фальшивое, но очень ободряющее.
   На своей остановке я вышел и подгоняемый всё той же песней устремился прямёхонько в гостеприимно распахнутые двери магазина. Взял бутылочку беленькой на берёзовых бруньках и охлаждённые свиные шницели в упаковке. Немного понервничав в очереди в кассу, расплатился "визой" и вышел вон как тот Лазарь. В полной уверенности, что теперь-то уж точно ожил или оживу вскорости.
   И тут увидел "этих".
   Двое. С головы до ног в белом как два кучевых облака. От них так и несло дезинсекцией благочестием и какой-то особенной профессиональной надменностью, какую можно прочесть разве что на лице судьи зачитывающего приговор. Лица закрыты масками и мерцающими в уходящем солнце пластмассовыми экранами. Над головами самодельный растянутый на двух шестах транспарант с обезоруживающим разум воззванием: "ПРИВЕЙСЯ - АВИТАМИНОЗ ЗЕРНО УНЫНИЯ". Мне разом поплохело.
   -Здрасте! - Только и сказал чуть, не выронив водку на бетон. Испугался и добавил:
   -Чтоб вас.
   Белоснежные не то ангелы, не то призраки туманных болот ничего не сказали лишь, протянули нехитрый набор: маску бумажную облатку таблеток и латунный крестик на льняном шнурке. Машинально я принял подарок. Спросил:
   -Зачем это?
   Ответа не последовало. Я пожал плечами, убрал чудаковатый презент в карман, повернулся к инопланетянам спиной, и думать о них позабыл до следующего утра. Когда собственно изменить уже ничего было нельзя.
  
   Утро.
   Душ.
   Кофе.
   Бутерброд.
   Сигарета.
   Телевизор.
   Всегда-обычные новости. В отличие от вчерашнего перетирания воды в ступе сегодня было что послушать и на что посмотреть. Я даже сперва подумал, что это какой-то розыгрыш, но быстро сообразил, что День Дурака минул недели две назад. Бойкая девчушка лет сорока с так и не проклюнувшимся бюстом интервьюировала милицейский чин на предмет правомочности проводимой в городе акции группой анонимных лиц. Поскольку от самих анонимов нельзя было добиться ни слова, а это как вы сами прекрасно понимаете, были мои вчерашние знакомцы в белом, девчушка терроризировала тучного майора, представлявшего пресс-службу местного УВД. Майор надувал свои бурундучковые щёчки и тщетно пытался укусить неуловимый микрофон, но только водил носом как кобелек, следящий за кусочком колбаски в руке хозяина. А девчушка не унималась, и засыпала его всё новыми и новыми вопросами зачастую, повторяясь и перескакивая с пятого на десятое. Создавалось впечатление, что она пыталась перекричать саму себя, что-то накопилось в ней, возможно, её бил любовник или, что более вероятно любовника не было вовсе. Не суть. В общих чертах я уловил основную нить допроса. Малахольная корреспондентка пыталась выяснить у несчастного майора подоплёку уличной пантомимы, какова её цель кто организатор кто исполнители, что за благотворительность в виде раздачи медикаментов и церковных атрибутов и главное есть ли разрешительные документы, удостоверяющие правомочность проводимой акции. Наконец майор изловчился, приобнял девчушку, зафиксировал локоть, сделал болевой приём на руку, и притянул вожделенный микрофон к своим истосковавшимся по артикуляции губам. Слегка размялся и, не обращая внимания на рвущуюся из рук корреспондентку всё ещё пытающуюся задавать вопросы, неожиданно сильным поставленным голосом буквально в двух словах разъяснил ситуацию. Акция санкционирована, угрозы не представляет, сроки завершения - завтра в полдень. Если бы знал тогда майор, что слова его будут передавать из уст в уста, а сам он прослывёт предвестником, то не ушел бы так скоро в тень, а сказал бы, может ещё что-нибудь. Однако к реалиям. Майор ушел, девчушка нагородила ещё чего-то, потом камера взяла крупным планом инопланетян, наезд на плакат. Надпись: "РЕГИСТРАТУРА НЕ МОЛЕЛЬНЯ, ЗАЙМИ ОЧЕРЕДЬ".
   Я так офигел от такого представления, что задержался с выходом. А на улице точно, полно "этих". То там, то сям мелькали белые фигуры. На билборде у остановки вместо ослепительной девицы в купальнике, что ещё вчера томно возлежала на капоте ультрасовременного автомобиля, красовались скрещенные шприц и спринцовка, а под ними стоял многозначительный знак вопроса и одно лишь слово: "ПОМНИ".
   Я с каким-то неведомым доселе чувством разглядывал в окно автобуса ставшие в одну ночь неузнаваемыми улицы родного города. Будто поверхность другой чуждой планеты открылась мне. Стало страшно. Белые тени. Огромные баннеры, растянутые на фасадах домов. На экранах широкоформатных телевизоров вместо рекламы и анонсов эти дикие лозунги. Господи это же вторжение! Я вспомнил картину, описанную воспалённым мозгом Уэллса. Нет, этим сволочам не дождаться моей крови. Подземные города не такая уж глупость. К тому же можно организовать партизанское движение.
   Обдумывая план действий, я не заметил, как подошел к проходной.
   Чёрт!
   На том месте, где раньше бабульки с самодельных лотков продавали газеты и журналы, стояли инопланетяне. Хотел ударить одного, но не решился, поскольку он снова протянул мне подарочный набор. Я в ужасе шарахнулся в двери.
   Проходя вертушку, даже не подумал затаивать дыхание, напротив нарочно обдал перегаром старичка в форменной кепке. Он был сам настолько напуган происходящим, что только икнул, а сказать ничего не смог.
   Никогда до и после тоже я не работал с таким удовольствием и рвением. Работа дарила ощущение стабильности, она отвлекала от мыслей о происходящем за пределами заводских ворот. Но, так или иначе, весь мой мир всё то, что я так любил и чем пренебрегал, к чему стремился и о чём даже не помышлял, менялось, всё трещало и расклеивалось по швам. К концу смены я настолько отвлекся, что умудрился заглянуть в свой замыленный сканворд и почерпнуть толику мудрости из раздела общих знаний. Я узнал что Заратустра (Зороастр) создатель древнеиранской дуалистической религии зороастризма. Моясь в душе, я не пытался, как прежде повторять про себя эту белиберду, поскольку как прочел, так и забыл.
   Без прежней нежности я погладил порнографический постер и смурной вышел, забыв запереть замок шкафчика.
  
   На инопланетян старался не смотреть. Они были повсюду. Они плодились, словно плесень в незакрытой чашечке Петри, выползая за границы стекла обволакивая всё вокруг. С тоски и страха вместо одной бутылки я взял две.
   Дома я плотно чтобы не просочилось не то, что света, даже звука зашторил все окна и втихую по-чёрному нарезался. На работу я конечно проспал.
  
   Проснулся около полудня. Как был, не раздевшись, я лежал поперёк кровати с недопитой бутылкой водки в руке. Проковыляв на кухню, шумно вылакал половину графина и грузно, словно мешок картошки опустился на стул. Смёл на пол со стола окурки взял пульт и со страхом включил телевизор.
   Мир взорвался.
   Мир рухнул.
   Я судорожно переключал каналы. Везде одно и то же.
   Все континенты! все города! все поселения! облепила белая плесень! Всё поглотила белая проказа! Никто не уберегся!
   Новости шли обрывочные лихорадочные. Я остановился только на нескольких репортажах.
   С Международной Космической Станции передали о наблюдаемом странном световом явлении над северным полюсом, оно походило на огромный огненный вращающийся против часовой стрелки обруч или нимб. С земли ничего такого разглядеть не могли и заподозрили космонавтов в фальсификации. Те же божились и давали зуб. Однако им не поверили. Поскольку все члены экспедиции в этот раз были женщины, всё списали на ПМС.
   В Америке под горячую руку инопланетян принялись, было линчевать, приняв за обнаглевшую в корень новую формацию куклуксклановцев. Показали тлеющие трупы на мачтах освещения, беснующуюся толпу, попирающую изодранный плакат. Однако быстро опомнились, сплотились вокруг уцелевших пришельцев, и обильно исходили слезами.
   Англия подпустила туману. Премьер-министр пропал из эфира. Королева благословила рыцарей на новый крестовый поход за гробом господним. Элтон Джон подыскивал оруженосца. Израиль не преминул случая показать дулю и заверился военной поддержкой Египта. Обалдели все и больше всех египтяне к тому времени уже успевшие мумифицировать нескольких пришельцев и уложить штабелем как копчёного омуля в одну из пирамид в Долине Царей.
   Во Франции увеличилось потребление коньяка на душу народонаселения, и во второй раз за год прошел знаменитый ежегодный аукцион каплунов, но получился большой скандал. За каплунов попытались выдать обычных галльских петухов.
   Глава Ватикана и по совместительству Папа Римский объявил пришельцев бесами. И тут ему припомнили недавний гомосексуальный конфуз в ирландских католических школах, там как-то прокололись братья во Христе. Папа проявил себя мудрым политиком, изменив своё мнение на противоположное и возведя очи горе, объявил на утренней мессе, что на всё есть воля Божья.
   В Северной Корее ловили людей в белом и забивали ими подвалы, но тех становилось только больше. Подозревали соседей с юга и дружно маршировали на площади напротив мавзолея Ким Ир Сена, однако ракеты запустить забоялись.
   В Японии к акции отнеслись с полных равнодушием, там человек в маске не у кого не вызывал изумления.
   Больше прочих удивили соседи по СНГ. Проявив смекалку под шумок, киргизские спецслужбы инспирировали мятеж и последующее свержение самопровозглашённого монарха на заброшенной нефтяной платформе близ берегов Великобритании. Доблестные разведчики посадили на престол своего ставленника, вооружив его сигнальной шашкой красного дыма и двумя головами окаменевшего овечьего сыра выдав их за противотанковые мины. Белорусы ушли в леса. Грузины в горы. Армяне потянулись, было за грузинами, но в последний момент засомневались, передумали и принялись резать баранов и гулять. Украина в замешательстве дважды наградила звездой Степана Бандеру, и дважды признав свои действия незаконными, лишала его звания героя. Наконец вспомнив про борца за незалежность и самостийность Мазепу, наладили помимо десяти гривенных купюр с его изображением выпуск ещё и сто гривенных, только что-то там напутали и получились доллары.
   Однако Россия и здесь оказалась впереди планеты всей, во-всеуслышанье, объявив: во-первых, о своей непричастности к происходящим событиям, во-вторых, обозначив эти события как загадочные и необъяснимые.
   Я выключил телевизор. Сколько я сидел, пялясь в пустой экран расширенными зрачками, не знаю. Из ступора вывела полная тишина. С улицы не доносилось ни шороха. Холодок пробежал между лопатками. Я поднялся и на ватных ногах подошел к окну. В нерешительности замер. Набрался духу. Рывком впустил свет в кухню.
   Белые духи стояли, как монументы вокруг них кучковались люди, многие на коленях и почти все осеняли себя крестным знамением. Тихое отчаяние объединяло и воздух и землю. Всё жило в предчувствии чего-то нехорошего. Жило или доживало? Мне стало ещё страшнее, я отвернулся от окна, туго соображая, что предпринять. Посмотрел на часы. Без десяти минут двенадцать. Меня словно молнией ошарашило. Вспомнились слова давешнего майора пророка: - Сроки завершения акции в полдень.
   Сегодня!
   Опрокидывая стулья, я бросился в прихожую. С трудом влез в ботинки. Накинул куртку и вылетел из квартиры, с шумом захлопнув за собой дверь.
   Перепрыгивая через три ступеньки рискуя подвернуть ногу, я нёсся вниз, попутно нашаривая в кармане инопланетное подношение мысленно благодаря себя за то, что тогда не выкинул этот хлам в парашу.
   У подъезда разжевал горсть аспирина, нацепил на лицо маску и надел крестик. Вязкая горечь наполнила рот. Не обращая на это внимания, я побежал вниз по улице на площадь к мэрии, благо, было, недалеко пять минут спокойным шагом. Наверное, я единственный кто куда-то спешил в эту минуту.
   На площади было не протолкнуться. Люди в марлевых комбинезонах стояли непоколебимо, экраны на их лицах, играли светом. Они казались бледными рыцарями в сияющих доспехах только что спустившимися из сёдел. Мнилось, что налетят сейчас их огнегривые кони, и будут терзать кошмарными клыками человеческие души. А сами рыцари сбросят покровы, обернутся демонами, руки их станут огненными серпами и примутся они собирать кровавую жатву.
   Я встрепенулся, и стал пробираться к зданию мери. Уже внятно читался призыв на огромном полотнище на фронтоне здания: "ЦРП - ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАЙОННАЯ ПОЛИКЛИНИКА, РПЦ - РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ. НЕ ПУТАЬ!". И тут часы на мэрии пробили полдень.
   БОМ. БОМ. БОМ. БОМ. БОМ. БОМ.
   БОМ. БОМ. БОМ. БОМ. БОМ. БОМ!
   Толпа разом вдохнула. Пробежал тихий ропот. Несколько секунд ничего не происходило. Ещё мгновение и всё это окажется глупым розыгрышем, люди в комбинезонах скинут маски и хором скажут:
   -Улыбнитесь! Вас снимает скрытая камера!
   Я готов был рассмеяться в голос. Шутка и впрямь удалась. Похоже, не я один подумал об этом. Ропот в толпе нарастал.
   Неожиданно воздух будто сгустился. Потемнело и похолодало. В людской массе поднималось волнение. Все смотрели вверх. Небеса померкли. Солнце истончилось и стало походить на блин, тонкий поджаристый с дырочками. Облака посуровели. Тёмные массы собирались в одну точку, закручиваясь в исполинскую воронку. С кого-то сорвало шапку, она устремилась в небо. Мусор поднимался с асфальта и пропадал в разверзающейся всё больше и больше пасти. Что-то невероятное творилось. Ветер дул с земли в воронку. Женщины и дети заплакали. Раздался выстрел, у кого-то не выдержали нервы. Ветер крепчал. Уже летела сорванная с соседних домов кровля. Кто-то ещё застрелился. Последнее что я расслышал это неестественно весёлый в такой обстановке звон бьющихся стёкол. Уши заложило, из глаз текли слёзы. Ураган угас так же внезапно, как и начался. Люди озабоченно вертели головами.
   Раздался оглушающий удар в гонг: ДАУМ-М-М-М! Его раскат вынес все уцелевшие стёкла, где-то что-то обрушилось. Люди как по приказу рухнули на колени. Все. Я тоже. Когда отзвук гонга стих окончательно из самого центра воронки выдвинулось нечто гигантское и округлое слегка раздвоенное посередине. Снова поднялся ветер, теперь он дул от воронки, так же постепенно набирая силу. А нечто всё выдвигалось из зева смерча. И в какой-то миг я понял, что это такое! Сизо-бурая туша вывалилась настолько, что стали видны сначала очертания, а потом и сами крылья исполинского носа. Канаты волос колыхались в ноздрях как щупальца пульпа. Кратеры пор сочились меж них пробегали трассы и переплетения капилляров. Многие после спорили, но я точно видел сидевший справа почти у самой тюпки прыщ размером в Везувий. Ветер опять стих. Нос шумно понюхал вокруг на секунду скрылся наполовину в воронке, резко показался вновь целиком и разнеслось БОЖЕСТВЕННОЕ:
   -АПЧХИ-И-И!!!
   Толпу снесло волной воздуха. Меня подхватило, поволокло, ударило. Я лишился сознания. Маленькой искоркой догорели слова, которые я так и не произнёс: - Будьте здоровы. И как будто прозвучал ответ в моём затихающем мозгу: - Спасибо. Но это не точно.
  
   Очнулся я в своей кровати на битом стекле с диким ощущением что умер. Двое суток я провёл в постели, не двигаясь, прибывая в полной уверенности, что всё кончено, не ел и не пил. Тем самым, доведя себя до полного истощения моральных и физических сил. Так бы и помер, если бы не догадался пойти к холодильнику. Набивая желудок, в нерешительности поглядывал на телевизионный пульт. После долгих раздумий всё же нажал кнопку. Экран озарился.
   Я ждал чего угодно только не того что увидел. Оказывается, мир за эти два дня совершенно очухался и пришёл в норму. О случившемся вспоминали, но как-то вскользь. Одна женщина на фоне перенесённого стресса родила вполне сформированную ногу взрослого мужчины. То что нога принадлежала мужчине сомнений не вызывало так как она была излишне мускулиста волосата и на щиколотке её имелась татуировка на кириллице: "КРАСНОЗНАМЕННЫЙ СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ, ДМБ 1978. ВАСЯ". Это было вдвойне странно, потому что женщина была уроженкой альпийских предгорий, родного села никогда не покидала да и родилась она в 1985 году, к тому же замужем не была и божилась что девица. Только в этой части ей особенно не доверяли, у неё и кличка в деревне была: "Корыто". Словом эта новость стала хитом и о божественном чихе все, и думать позабыли. Прав был, кто первый сказал:
   -Ставить нужно на дураков, их больше.
  
   На этом можно было бы и закончить. Всего только пара слов напоследок. Я сменил работу, меньше пью, почти не курю. По совету врача много гуляю. Насыщаюсь кислородом. Стоит замечательное лето. Всё хорошо. Я стал полнокровней и несколько раздался в боках. Только одно смущает меня. Вчера вечером у газетного киоска я встретил странных инопланетян в зелёных химзащитных костюмах. Они дали мне рулон туалетной бумаги автомобильный освежитель воздуха и Новый Завет в мягкой обложке. На их плакате было написано: "ВСТУПАЙТЕ В АССЕНИЗАТОРСКИЕ ДРУЖИНЫ. АМИНЬ".
   Теперь только утро, а я ещё не ложился. Всё смотрю в небо и размышляю, что же теперь обрушиться на нас?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"