Филиппова Екатерина Вячеславовна: другие произведения.

Человек лишенный имени

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


Человек лишенный имени

  -- Ты преступил красный круг закона и должен подвергнуться самому страшному наказанию! Посягнув на честь трона, ты дерзнул нарушить устройство святая святых нашей Саидии. Поэтому повелеваем: отныне Гориан Дорей Эгельтон лишается своего имени!
   Толпа с ужасом отступила от человека подвергшегося самому страшному проклятию. Теперь двери домов Саидии, как и других поселений навсегда закрыты для Него. Отныне Он больше не герцог Эгельтон, наследник тысячи подвигов и властелин янтарного меча, а ... Теперь, когда он лишен имени, он тем самым лишен собственной сущности, души, жизни. Его уже как бы и не существует.
   Человек мириадами невидимых нитей сплетен из тончайших, хрустальных ниточек, связывающих его с каждым членом рода. Наслоение этих нитей образует своеобразный кокон, который собственно и составляет суть любого новорожденного, далее, в процессе жизни на этот кокон наматываются нити собственных мыслей и поступков человека. Чем больше становится этот каркас, тем ближе готовность человека к продолжению рода, ибо давая жизнь, он отдает часть своей сути новорожденному. Таким образом, одновременно рождая новое существо, человек образует в себе необходимое внутренне, освободившееся пространство для собственного роста и развития. Ты не можешь породить нового до тех пор, пока в тебе с избытком не сформирован кокон информации, иначе тебе просто нечего будет дать этой новой жизни. И, одновременно, ты не можешь породить новое до тех пор, пока не проявишь в себе необходимость внутренних перемен, до тех пор, пока не почувствуешь, что стоишь на месте под гнетом старой, пережитой информации и именно, новая жизнь, освобождая тебя от части накопившегося опыта, дарует тебе возможность обретения нового опыта, новых линий познания.
   Таким образом, в Нем самым причудливым образом были сплетены тысячи поколений Эгельтонов со всеми их достоинствами и недостатками. Невозможно было бы отделить, что собственно представляет из себя Он, потому что Он не более, чем производное от всех Эгельтонов. И теперь, когда его лишили имени, тем самым разрубив нити всех связей с предками, и тем самым лишив его естественного притока информационной энергии, вряд ли Он протянет долго. Его ждет неминуемая гибель, это действительно было одно из самых страшных наказаний в Саидии. Никому еще не удавалось выжить с разрубленными нитями.
   Он шел придавленный тяжестью наложенного на него наказания.
  -- С другой стороны, - рассуждал он сам с собой, - а стоит ли это рассматривать как наказание. Возможно, это единственный шанс проявить себя, ведь только сейчас я могу продемонстрировать себе и другим чего я на самом деле стою, что из себя представляю?
  -- Здравствуй! - неожиданно раздался знакомый голос над лесом.
  -- Здравствуй! - удивленно уставился он на возникший перед глазами галлюциногенный фантом матери. Расплывающееся перед глазами розовое облако становилось все более интенсивным, и с каждой секундой лицо матери проявлялось в нем все более отчетливо. - У меня мало времени, нить ослабевает и скоро я исчезну навсегда, поэтому буду краткой. Не мне тебя судить за то, что сделал, уверенна у тебя были на то веские причины. Я спрашивала у волшебника Гианго можно ли тебе чем-то помочь, он открыл мне две истины: первая, для того, чтобы выжить, если ты этого хочешь, тебе необходимо найти Белого Единорога - хранителя тайной мудрости; и вторая, если ты захочешь восстановить нити связей с родом, то обретя Белого Единорога, с его помощью и твоим желанием тебе удастся это. Помни, что оборванные тобой связи губят наш род, что души всех живших поколений канут в лету, если ты не восстановишь связи, помни также, что нашему роду не будет продолжения и мы все будем отданы в объятья злобного Хершика. И теперь, самое главное, - неожиданно розовое облако задрожало и как-то в миг побледнело, лицо матери выделялась теперь на бледном фоне лишь дрожащими губами. - Вспомни наши древние легенды, в них зашифрован путь к сердцу Единорога, они помогут тебе понять и ... - на этом связь оборвалась окончательно.
  -- Какие легенды? Что понять? - Его крик разорвал тишину леса, и только недовольные оглушительным взрывом листочки деревьев, прошуршали Ему в ответ.
   Он брел дальше и вкус скорби становился все более выразительным на кончике его языка.
  -- Я должен. Я должен восстановить то, что разрушил. Я не могу позволить, чтобы из-за меня наш род погиб. Легенды, о каких легендах она говорила? - размышлял он.
   Шорох крыльев, пронесшейся мимо Него огромной шугшуги, навеял на Него созвучие - шиволика.
  -- Правильно, спасибо тебе мудрая птица, конечно, мне следует отправиться в шиволику - старинную библиотеку Хивариуса. Но как туда попасть? Двери города закрыты для меня навсегда.
   Его острый взгляд, блуждавший между корнями деревьев и наслаждавшийся густотой трав, неожиданно увидел нору крота и самого владельца жилища.
   - Гирак, начальник охраны города, как-то по пьянке проговорился, что все пространство под городом, испещрено подземными ходами. Никто не знает их истинное предназначение, более того лишь избранные знают об их существовании, поэтому надеяться на карту подземелья не имеет смысла. В любом случае бездействие губительнее любого самого необдуманного действия, - решил Он и развернувшись на сто восемьдесят градусов направился обратно в город.
   По дороге Он вспомнил, что у северо-восточной оградительной стены города, не раз натыкался на странные ступени ведущие вниз, которым никак не мог найти применение, потому, что лестница обрывалась так же внезапно, как и начиналась, но сейчас у него не было сомнений, что именно эта лестница и приведет его в подземный лабиринт, а там-то он уж сориентируется и разыщет вход в библиотеку Хивариуса.
   Он дождался темноты и будучи уверен в глубоком, безмятежном сне защитников города смело направился к заветной лестнице. Полуразрушенные ступени противно шуршали под ногами, то и дело норовя сбросить с себя непрошенного гостя, Он в очередной раз споткнувшись, едва удержался на ногах. Неожиданно перед Ним возник охранник, видимо, разбуженный шумом старых ступеней.
  -- Человек без имени, как ты посмел своим присутствием осквернить наш славный город, - произнес охранник.
  -- Почему друзья так легко становятся предателями? - отрезал Он, вонзив острие кинжала прямо в сердце нерадивого хранителя. - Я и не подозревал, что здесь есть охрана, - удивился Он, так как совсем недавно сам был начальником охраны, и сам лично ежедневно расставлял и проверял посты. Он вытер кинжал от крови предателя об его же одежду, и перешагнув теперь уже через мертвое тело, направился дальше.
   Великолепно ориентируясь в городе и замке, Ему не составило труда сообразить, где же собственно находится библиотека и как к ней пробраться в подземных лабиринтах. Оказалось, что заваленный вход в лабиринт начали расчищать, именно поэтому здесь и стоял охранник, однако, сейчас это было большим преимуществом для Него, так как помогло ему легко пробраться в подземелье. Удалившись достаточно далеко от входа, Он, наконец, решился зажечь заранее приготовленный факел. Пламя, облизывало стены своими искрами, ежеминутно отвоевывая пространство у темноты. Какое-то внутреннее чутье вело Его, Он совершенно точно знал куда идти, где сворачивать.
   Внезапно, острая боль в груди заставила Его инстинктивно приложить руку к заболевшему месту, он чуть было не обжег свою бороду пламенем факела, боль стала настолько сильной, что повалила этого могучего человека на колени. Это рвущиеся нити связи давали о себе знать. Он знал, что счет идет на часы, что у Него совсем мало времени и что с каждой секундой он будет слабеть, лишаясь поддержки рода. Боль отступила, так же внезапно, как началась. Он поднялся с колен и неуверенно зашагал вперед.
  -- Время. Силы и время, вот все, что мне нужно, - молился он. - Но у меня нет ни того, ни другого. Я сделаю это! Я смогу! Если даже не получится, то я умру в действии, а не в тупом ожидании гибели, - эти мысли придали ему силы и Он зашагал быстрее.
   Вот она, железная, тяжелая дверь в библиотеку Хивариуса, выхваченная пламенем факела, всплывшая перед Его глазами.
  -- Род! - взревел Он, прося о помощи у своих предков. Он почувствовал, как сильные плечи множества поколений навалились на тяжеленную, казалось не поддающуюся, дверь.
   Он оказался в хранилище. Со всех сторон величественными горами возвышались полки, колыбели книг. В те времена книги писались от руки и бережно прятались в оклады, щедро украшенные драгоценными каменьями, оттого книги порой весили десятки килограмм.
  -- Легенды! Когда я был еще совсем маленьким служитель Хивариуса, бывало, позволял мне посидеть в библиотеке, наслаждаясь таинственными письменами, приоткрывающими завесу минувших дней. Тысячи легенд с их воинами и драконами, победителями и побежденными, прекрасными принцессами и злыми принцами, с хороводами танцующих фей и призраками прошлого, открывали мне свои тайны, позволяя проникать в самые сокровенные глубины славных прошлых лет. В детстве я отчаянно сокрушался о том, что все подвиги были совершены задолго до меня и в нашей современной, размеренной жизни уже нет места подвигу. Наше королевство тогда уже лет пять как подписало мирный договор с Черный Замком, нашими извечными противниками, и за целых пять лет не прошло ни единого сражения. Как же можно проявить свою силу и храбрость, в отсутствии войн? Как спасти принцессу, если прекрасные феи-помощницы давно уснули беспробудным сном, от непрекращающейся тоски, которая, казалось, поглотила королевство?
   Легенда о белом Единороге! Почему я ничего не помню о ней, хотя это одна из основных мистерий нашего рода, и следовательно всего королевства? Кто стер следы воспоминаний о белом Единороге в моей памяти? В каком из тысяч талмудов искать легенды об этом странном звере?
  -- Род! - опять взревел Он, призывая тайники своей памяти раскрыть и направить свою ищущую руку к истинным источникам знаний.
   И снова Он почувствовал эту странную силу, которая как будто подтолкнула Его к левому стеллажу, и направила его руку к огромной книге в синем сафьяновом переплете. С трудом удерживая в руках заветную книгу, Он направился к огромному круглому столу и примостился на вычурный стул, стоявший рядом.
  

"Белый Единорог"

   Красовалась надпись на титульном листе книги, оповещавшая Его не только о правильном выборе, но и об уникальных творческих талантах автора, а быть может, всего лишь переписчика, который потрудился на славу украшая каждую букву непроходимым лесом из множества завитушек, росчерков, цветов, скрывающих в себе таинственные символы.
  

Легенда о Белом Единороге

   Божественный Амидиус, повелитель всего сущего, небесного и земного, обитающий в своем небесном царстве, однажды, купаясь в розовых лучах восходящего Солнца, опустил свой лучезарный взгляд на землю, и тот час же увидел прекрасную юную деву, гуляющую рано утром в высокой траве и пьющую раннюю росу. Наблюдая, за грациозностью нежного земного созданья, и слушая ее удивительный, подобный журчанию ручейка смех, Амидиус влюбился в прелестницу. Каждую ночь грустил Амидиус о своей возлюбленной и с нетерпением ждал наступления земного дня, дарящего ему радость встречи с любимой. Всей душой жаждал Амидиус воссоединиться со своей возлюбленной, и тем острее ощущал невыразимую боль разрывающую его, ибо боги никогда не допустят того, чтобы он - Бог, повелитель всего сущего, опустился на землю и соединился с простой смертной. День ото дня становился Амидиус все более мрачным, терзаемый грустными думами, и только сладкий образ любимый согревал его больную душу. И не выдержал Амидиус столь жестокого испытания и вонзил руки свои в грудь свою, и разорвал сам себя, и извлек из себя душу свою - Белого Единорога, и отпустил он душу свою на землю к возлюбленной и осталось тело его на небе среди богов. И воссоединились, наконец, влюбленные и в знак их соединение подарил Белый Единорог своей любимой ожерелье из шестидесяти бусинок янтаря, как доказательство их вечной, счастливой любви. Но прознали боги про то, что сотворил Амидиус, и прокляли его, и любимую его, и разорвали ожерелье, и рассыпали бусинки его по всему миру, и разлучили возлюбленных. С тех пор бедная девушка, носящая в чреве своем ребенка, бродит по свету в поисках возлюбленного и собирает бусинки ожерелья - сувенира, подаренного возлюбленным, ибо только тогда, когда она соберет все бусы, Белый Единорог узнает и примет ее, и только тогда она сможет освободиться от бремени. А белый Единорог скрывается одиноко в Красной пещере свирепо оберегая свое жилище и пустит он туда, только того, кто принесет ему целое янтарное ожерелье.
  
   Его глаза быстро скользили по строчках текста в надежде найти ключ к загадке которую создала для него жизнь. Он перевернул следующую страницу книги, первая легенда была прочитана, но, что можно было понять в ней. Что это за Единорог? Существует ли он на самом деле? Где находится красная пещера? И как собрать ожерелье, если без него никак нельзя?
  

Легенда вторая

   Изгнанный Белый Единорог поселился в отдаленной пещере. Многие годы, а может быть века или даже тысячелетия не выходил он из своего заточения, и лишь изредка на рассвете, слышали жители окрестных деревень его страшный отчаянный рев, оглушающий силой своей боли души всех сущих. Никто никогда не видел его, кроме Авраага. Однажды, Аврааг был тяжело ранен в сражении с Гииргами, друзья оставили его на поле боя, так как были уверены, что он мертв. С первыми лучами Солнца Аврааг открыл глаза и с удивлением увидел над собой длинный, белый, закрученный рог Единорога.
  -- Садись! - сказал Единорог Авраагу, указывая себе на спину.
   Аврааг с трудом взобрался на белое тело Единорога и странный зверь покорно, неторопливо и аккуратно, оберегая свою ношу, повез его к себе в пещеру. Там он ухаживал за Авраагом дни и ночи, но болезнь все не отступала и тогда, Белый Единорог сказал Авраагу:
  -- Возьми свой острый нож, друг мой, и убив меня, сними с меня белую шкуру, выверни ее наизнанку, омой в желтых водах, реки, что течет недалеко от моей пещеры и ты увидишь, как моя шкура станет гладкой и подобной зеркалу, отражающему все вокруг. Посмотрись в это зеркало и тогда ты выздоровеешь и никогда больше, ни одна болезнь не коснется тебя.
  -- Нет! - возмутился благородный Аврааг. - Я никогда не сделаю этого! Я не убью друга, который спас меня и старательно заботился обо мне все эти дни и ночи. Пусть я лучше умру, но я не верну себе жизнь ценой твоей смерти.
  -- Ты благороден Аврааг, - спокойно ответил Белый Единорог. - Но ты мой гость и на правах хозяина, я повелеваю тебе выполнить мой указ: убить меня и воспользоваться моей шкурой.
   Аврааг с тоской в сердце занес свой острый нож над бедным покорным животным, наполненным такой силой любви, что готов отдать жизнь свою и тело свое за жизнь ближнего. И брызнула белая кровь Белого Единорога на тело Авраага и исполнил он веленное ему: аккуратно снял кожу, промыл ее в водах желтой реки и узрел чело свое в отражении ее, и исцелился. И возрадовался Аврааг своему чудодейственному исцелению, и опечалился он навсегда, помня какой ценой досталось ему здоровье, заломил руки свои белые над своей головой, и рухнул на колени, и закричал:
  -- Боги! Верните мне боль мою, верните мне мои муки и страдания, но возродите к жизни это чистое, святое животное.
   И услышали боги молитву искреннюю, и вторили дарам сердца чистого и воскресили Белого Единорога, который встал перед Авраагом во всей своей красе и величии.
   Поблагодарил Аврааг своего спасителя и ушел с миром.
   Аврааг рассказал своим друзьям про чудо-Единорога, встреченного им в лесу, которому был обязан своим исцелением. С тех пор местные жители молятся о здравии и благополучии Белому Единорогу, и всегда он приходит на помощь, тем, кто зовет его.
  
   - Здравствуй, мой мальчик! - Он вздрогнул, неожиданно разрушенной чьим-то голосом тишине. - Я уж третью ночь жду тебя здесь.
   Он бросился с распростертыми объятьями навстречу старому, доброму служителю Хивариуса, тому самому, который еще в детстве позволял Ему украдкой читать, хранящиеся в библиотеке сокровища.
  -- Вы знали, что я приду? - удивился Он.
  -- Конечно, знал, мир не место для случайностей, - лукаво улыбнулся служитель.
  -- Значит, вы знаете, что я ищу, - полюбопытствовал Он.
  -- Дорогу в логово Белого Единорога для того, чтобы вернуть себе имя и спасти свой род, - без колебания ответил Хранитель.
  -- Верно, но откуда...? - не успел спросить Он.
  -- Сейчас это не важно, у тебя не так много времени для праздной беседы, не так ли? Скажи мне лучше, что ты нашел? - в свою очередь задал вопрос Хранитель.
  -- Если честно, то я даже не знаю, что тебе ответить на этот вопрос. Легенды - это конечно замечательно, но что мне до них. Что я должен увидеть и понять? И главное, что делать? Одни вопросы.
  -- Что такое легенда? - спросил Хранитель.
  -- Что вы имеете в виду? - не понял Он.
  -- Как ты воспринимаешь легенду? Как исторический трактат, повествующий о реальных событиях в далеком прошлом? Или это набор сказок, чтобы было чем развлекать себя и друзей длинной, темной ночью? Или странная мозаика аллегорий, которая поблескивает перед непосвященными своим первым, простым, поверхностным смыслом, а истину скрывает для тех, кто способен проникать вглубь вещей, видеть внутренним взором, осязать невидимое, анализировать недоступное? - сыпал вопросами Хранитель.
  -- Я думаю, что и первое, и второе, и третье. Какая-то часть легенд является рассказом о событиях имевших место в действительности, да, со временем, эти происшествия обрастают новыми образами, событиями и трансформируются настолько, что сквозь этот густой лес небылиц порой не удается добраться до реальных происшествий. Все мы не раз рассказывали небылицы друзьям о якобы совершенных нами подвигах, - размышлял Он вслух.
  -- Согласен, - подтвердил Хранитель.
  -- Ну и конечно последнее. Истина недоступна для всех не из-за сложности ее постижения, а просто для большинства людей нет необходимости знать ее. Но тем немногие, кому истина открывалась, в сиянье всех своих совершенных граней познания, были столь восхищены знакомством с ней, что ими волей-неволей овладевало желание поделиться с кем-то своими сокровенными знаниями, а если рядом не было тех, кто смог бы понять смысл, то оставалось надеяться только на то, что возможно в будущем, через века родится таки кто-то с открытым сердцем, способным биться в такт с истиной и познавать ее. Но как сохранить эти знания? Как передать им, тем неведомым, которые будут жить здесь через десятки, а может быть сотни лет? Так и рождались легенды, в которых истинное знание столь завуалировано в хитросплетениях, на первый взгляд совершенно нелепых событий, как, например, в первой легенде о Белом Единороге, где бог своими руками разрывает себя на части и таким образом освобождает свою душу, для того, чтобы соединиться с возлюбленной. На первый взгляд - это банальная сказка, но если подумать, то это именно та легенда, которая таит в себе ключ к истине, - завершил Он.
  -- Ты на верном пути, мы не ошиблись в тебе. Теперь самое главное для тебя найти этот ключ. В этой книге, - сказал Хранитель, указывая рукой на сафьяновый талмуд, - собрано множество легенд о Белом Единороге, но все они не более, чем попытка продолжить две первые. Именно в этих двух легендах древний мудрец спрятал истину, и ты тот, рожденный через сотни лет, кто должен добраться до нее.
  -- Я? - удивился Он. - Но как? Я всего лишь сделал предположение о происхождении легенд, на самом деле я не имею ни малейшего представления о том, как толковать их и что скрывается за аллегориями. Вы научите меня языку аллегорий? - спросил Он.
  -- Этому языку может научить лишь собственное сердце и разум. Да пребудет с тобой Свет, он поможет тебе, - сказал на прощание Хранитель.
  -- С чего я должен начать? - попытался спросить Он.
  -- Узнай все, что сможешь про Хабалов. Это поможет тебе. А теперь ступай, сюда, - и Хранитель направил Его в узкие лабиринты подземных коридоров. - Постой! Возьми, - и Хранитель протянул Ему небольшую книжицу, которую достал из-за пазухи. - Думай и чувствуй, в жизни нет ничего сложного и недоступного. В жизни нет ничего простого и открытого. Не забывай об этом.
   Он бежал по извилинам подземелья, а в голове все крутились обрывки странных легенд о Белом Единороге. Какое послание было спрятано в них? Как добраться до него?
   Наконец, он почувствовал легкий ветерок, дующий ему навстречу, и понял, что он близок к свободе. Проведенная бессонная ночь напомнила о себе, но еще более выразительным был голос голода.
   В этих местах всегда водилось полно всякой живности и подстрелить кого-нибудь себе на обед не составляло для него труда. Только он подумал об этом как услышал недалеко в траве характерный шорох.
  -- Косуля, - подумал Он, медленно снимая с плеча лук и аккуратно доставая стрелу. В его сильных руках лук послушно изогнулся и вцепился в наконечник стрелы. Острые глаза высмотрели бедное животное, и метко выпустили в него убийственное жало. Косуля вздрогнула, захрипела и повалилась замертво.
   Он присмотрел место для костра, набрал дров, развел огонь, содрал шкуру с косули, нацепил тушку на довольно толстый прут и расположился вздремнуть рядом с теплом костра, под дивный аромат жарящегося мяса. Накопившаяся усталость быстро затащила Его в сети сна. Множество снов проносилось в Его голове, в каждом из которых, то Он преследовал белого Единорога, то Белый Единорог преследовал Его. К тому моменту как Он проснулся, мясо было абсолютно готово. Он вцепился зубами в мягкое, почти сладкое мясо и жадно отрывая, заглатывал один кусок, за другим. Оставшееся мясо он уложил в походную сумку. Теперь сытый и отдохнувший он полез за книжкой, которую дал Ему Хранитель.
  

Хабалы

  
   "Наши знания передаются на протяжении веков из поколения в поколения, только избранным. Только те, кто будут отмечены определенным знаком достойны принять путы истины. За сотни веков мы подвергались гонениям и признаниям, равнодушию и почтению, нас казнили и назначали на высшие должности в государствах, нас почитали и ненавидели, нас боялись и презирали, нам поклонялись и не знали о нашем существовании. Где бы мы не были в тени или в свете Солнца мы всегда действовали на благо другим, мы всегда стремились помогать и защищать насколько это было в наших сил. В наших сердцах нет ереси, как нет в них и эгоизма, Свет истины для нас дороже всего. Наши знания - это накопленный опыт тысячи мудрецов, сохраняемый и приумножаемый каждым из нас. Это служение истине, вопреки всему. Это верность и единство. Наши познания столь обширны, что мы могли бы избавить человечество раз и навсегда от болезней, воин и смертей, но Свет истины поведал нам, что испытания посылаемые на человека не только заслужены им, а дарованы человечеству во благо и спасения. До тех пор пока это простая истина не будет понята всеми, мы не вправе вмешиваться, влияя на ход истории. Мы, скорее наблюдатели и хранители мудрости. Рано или поздно наши знания будут востребованы и спасут человечество".
   На этом первая страница заканчивалась. Он перевернул следующую страницу, но к Его изумлению она был пуста, чистый белый лист равнодушно смотрел на Него. Тогда он перевернул еще одну страницу, еще, все они были пусты, ни единого слова, ни единой строчки. Он замер. Что это значит? Он опять вернулся на первую страницу и прочитал еще раз, затем перевернул ее. Прямо на Его глазах белый лист начал заполняться мелкими черными буковками:
   "Чтобы достичь, цели нужна настойчивость, вера, сила, мудрость, терпение. Проявляя эти качества ты будешь продвигаться далее или стоять на месте, в зависимости от того, что и как, ты проявишь. Следующие страницы книги будут открываться тебе постепенно по мере того, как ты будешь готов к их прочтению.
   Для начала, ты должен найти обитель Хабалов, таящуюся вблизи Каменной лягушки, взирающей с небес. Если тебе удастся добраться туда, то там, благодаря взаимодействию энергетических потоков земли и солнечного света, следующие страницы книги проявятся.
   Отправляйся в путь! Но помни, что обратной дороги нет, бессмысленно идти вперед, тая в сердце желание вернуться. Оставаться на месте или продвигаться вперед - это танец твоей судьбы, который ты сам творишь. Любое твое решение достойно. Удачи тебе!"
   На этом месте отрывок опять обрывался и только белизна страниц мелькала перед Его глазами.
   Ну что ж, в путь! Не знаю куда, но стоять на месте - не мой удел, - сказал он себе и отправился в неизвестность. Он шагал по лесу, слушая пенье птиц, шум собственных шагов, шорох ветвей под чьими-то лапками, поглядывая на теплые лучики ласкового солнца, переливающиеся в лабиринтах паутин, сотканных паучками. Под его ногами то и дело сновали полчища насекомых, вот его взгляд упал в траву и он отчетливо увидел лягушку.
  -- Что это за каменная лягушка взирающая с небес? Где-то я это уже слышал. Кажется, мой отец рассказывал, что в землях Шао ... точно, ведь это просто скала, осколок которой по очертаниям напоминает лягушку, которая как бы расположилась на плоскости одной из скал и взирает свысока. А ведь это совсем недалеко! - обрадовался Он собственной догадливости и пошел еще быстрее. Теперь у него появилась хоть какая-то определенность и надежда на то, что удастся разгадать послания.
   Земля Шао находилась в двенадцати милях от Саидии, а указанное место и того ближе. Вскорости Он оказался на поляне, густо засаженной множеством деревьев, почему-то ему сразу подумалось, что их здесь шестьдесят, на поляну с каменным равнодушием взирала пригвожденная к скале лягушка.
   Он хотел было обрадоваться, как вдруг ...
   Деревья как будто обступили Его, из каждого дерева медленно и неохотно выползали чудовища. Некоторые были большие и страшные, некоторые маленькие и почти смешные, некоторые более походили на драконов и выпускали пламя из своих огромных, вооруженных клыками пастей, отвратительные огромные когти вцепились в кору деревьев.
   Он почувствовал пробежавшую по его телу волну ужаса и отвращения. Чудовища кричали, ревели, угрожающе размахивали лапами. Он понял, что попал в ловушку, они не выпустят его отсюда живым. Ему предстоит битва.
  -- Спокойно! Паника плохой союзник, она лишает силы, храбрости, меткости, а главное уверенности! - сказал он себе. и собравшись с духом прошел и сел ровно на середине поляны.
   Чудища, казалось, не нападали первыми, Он подкрался к одному из деревьев, как только расстояние между Ним и деревом стало меньше метра, из-за ствола появилась морда дракона, за ней потянулись лапы, и вот уже все чудище стояло перед Ним. Разинув пасть дракон рванулся на Него, Он увернулся и за доли секунды оказался за спиной у чудовища. Неожиданно он почувствовал острую боль в предплечье - это чудище нанесло удар своей тяжелой лапой. Он сложился пополам, затем резко выпрямившись, нанес смертельный удар по горлу дракона. Кровь брызнула на Него, дракон заревел и рухнул на землю.
   Тем временем Он увидел, как соседние чудовища тоже выползли из своих укрытий, не успел Он опомниться, как какая-то сила потащила его вверх, это острые клыки другого дракона схватили его кольчугу. Он отчаянно колотил руками по воздуху, но не в силах был нанести удар по чудовищу. Внезапно, холодный поток ветра окатил Его и только тогда Он понял, что чудовище подбросило его вверх, а потом поймав, опять подбросило. Другие чудища ожесточенно ревели, следя своими злющими мордами за этой игрой. Тогда дракон перебросил Его другому чудищу, началась азартная игра, в которой Он служил не более, чем мечем. То и дело он слышал как чьи-то клыки клацали над Его ухом, беря его в плен, от частого прикосновения с зубами все Его тело кровоточило.
  -- Род! - взревел Он и тот час же нанес сокрушительный удар одному из чудищ прямо впасть, по инерции дракон успел выплюнуть его в пасть другого, но тут же рухнул замертво.
  -- Род! - заорал он опять и убил следующего дракона.
   Наконец, игра прекратилась. Он едва стоял на ногах. Вытирая ручейки крови, обильно текущие по телу, Он понял, что не в силах продолжить сражение. Он дополз до середины поляны и рухнул наземь. Раны жутко болели и кровоточили. Оглядевшись, Он увидел необходимые для лечения травы, сорвал их и приложил к наиболее сильным повреждениям.
   Очнувшись, Он с удивлением обнаружил, что драконы не напали на него, пока он был в беспамятстве.
  -- Возможно, они не нападают первыми? - подумал Он, наблюдая что драконы и не пытаются напасть, а только наблюдают за ним. - А может у них перерыв? Или это игра такая? Психологическая война на износ? Шутка ли, ожидание смерти, хуже самой смерти...
   Он полез в свою походную сумку за едой. Достав кусок жаренной косули, Он жадно набросился на нее. Пока Он жевал, чей-то цепкий взгляд все время не давал ему покоя. Оглядевшись, Он увидел вокруг поляны множество мелких дракончиков, выбравшихся из-за своих деревьев. Нерешительно Он бросил кусок мясо одному из них, тот сначала с ужасом отшатнулся, но глубоко втянув запах мяса своими непомерно большими, для столь мелкого существа ноздрями, быстрым движением схватил подачку и слопал ее. Глаза дракончика стали добрыми и спокойными, через минуту, мирно свернувшись, дракончик спал, казалось непробудным сном.
  -- Мы любим мяско! - обрадовался Он, отрезая все новые и новые куски мяса и разбрасывая их мелким дракончикам. - Жаль, что я не знал о том, что меня здесь ждет, иначе я бы поохотился на славу, завалив не одну косулю. Кто бы мог подумать? Что эти маленькие, на вид такие свирепые чудовища, будут довольствоваться одним куском мяса. Завидев подобный сувенир у них и в мыслях нет никаких военных действий.
   Он довольно посмотрел на десяток мирно спавших дракончиков. Но радоваться было рано, оставалось еще несколько десятков настоящих чудовищ. Он поднялся, вооружился и в полной боевой готовности направился на битву с очередным драконом. Первая вылезшая морда, была отвратительного зеленого цвета, она все время плевалось какой-то вонючей жидкостью, чем жутко разозлила Его. Не желая купаться в этой вони, Он отступил, но не осторожно наступив на камень, споткнулся и упал. Молниеносно схватив тот самый, проклятый камень, который повалил его, Он метнул булыжник прямо в пасть вонючему чудовищу. От неожиданности чудовище поперхнулось, закашлялось, глаза его стали наливаться кровью, а через несколько секунд все было кончено. Чудовище задохнулось.
   Осмелев, Он стал осматриваться по сторонам в поисках других камней, но, как, на зло, в округе ничего не было. Однако на земле Он заметил здоровенную корягу, которая смогла бы отлично сойти за дубинку, в два счета перепрыгнув к ней поближе, Он схватил деревяшку и бросился на другого дракона, нещадно нанося один удар за другим и царапая его морду торчащими ветками дерева. С этим тоже было покончено.
   Он чувствовал в себе огромную силу и крошил одного дракона за другим. Кровь, рычание, запах боли стояли над поляной. Он без устали колотил вражеских чудищ, к концу дня оставшихся противников у него стало меньше.
   Очумевший от собственной злости, от боли многочисленных ран, уставший и голодный Он заснул прямо на ходу. Это не было похоже на сон, скорее это было какое-то забытье, в котором сражение ни на секунду не прекращалось.
   Проснувшись, первое, что Он увидел, была лежащая прямо перед его глазами открытая книга, его рука нехотя потянулась к ней, сонные глаза не сразу разобрали буквы:
   "Ты избранный, ты на верном пути и близок к цели! Не останавливайся, не сдавайся! Пути назад нет, помни это! Мы видим тебя победителем!"
   Эти строки оказались, как нельзя более кстати, потому, что Он уставший, замученный, весь израненный, готов был наплевать на все и больше ничего не делать.
  -- "Мы видим тебя победителем!" звучит, как обещание, значит у меня все получится. Неужели опять все сначала, неужели опять придется целый день рубить головы этих проклятых драконов. За что же мне такое наказание! - возмутился Он, но тут же взял себя в руки, догрыз оставшийся маленький кусочек косули и тяжело вздохнув, поднялся на ноги, чтобы продолжить сражение.
   Из-за дерева на него полыхнуло красное облако - это огненный дракон, пытался сжечь его. Он не успел увернуться и кусок его рубахи загорелся, причиняя невыразимую боль хозяину. Наконец, огонь был потушен. Теперь Он был осторожнее. Подкравшись к дракону, Он нанес ему удар кинжалом в левый бок, дракон тут же обдал его огненной струей, но он успел увернуться. Он отступил, дракон принялся вылизывать своим огромным языком, нанесенную ему рану, при этом глазами все время следя за действиями противника. Резко бросившись к дракону он моментально оказался у него на хвосте, чудовище мгновенно обернувшись выбросило очередную порцию огня на собственный хвост, к тому моменту Он уже успел спрыгнуть с хвоста. За несколько секунд дракон сгорел.
   Почувствовав вкус битвы, он ощутил как его силы прибавляются. Над поляной опять стоял смрад, дым, вой, кровь, запах смерти. Он отчаянно крушил все новых и новых чудовищ, то срубая им головы, то отрезая лапы, то прокалывая тела и пуская их вонючую кровь.
   Подходил к концу и этот день. Большинство чудовищ были мертвы. Оставалось еще несколько. Но среди них был самый сильный. Самый страшный. Но это будет завтра, потом, а пока, надо набираться сил перед главным сражением.
   Как не беги от "завтра", оно все равно настигает тебя.
   Бой с драконами начал приобретать в его глазах оттенки вечности. Казалось эти страшные морды, клыки и когти не закончатся никогда. Сил оставалось все меньше и меньше, вступающие в бой драконы, исполненные свежих сил, проявляли потрясающую изворотливость и изобретательность. Однако, следовало признать, что с каждым взмахом его рук драконов становилось все меньше. Наконец, сражение было позади. Все драконы кто изрубленные на куски, кто просто с отрубленными частями, кто сожженные огнем, кто заколотые острием кинжала, усыпали всю поляну. Но это бы еще не конец, теперь, предстояло самое главное сражение с великаном, одни размеры которого наводили ужас. Это громада, встав на задние лапы спокойно возвышалась над вершинами деревьев. Огромные черные глаза смотрели со злобой и ненавистью, испещренное острыми шипами тело, предостерегало: "Не подходи".
   Он прекрасно понимал, что его оружие просто смешно в сражении с этим монстром. Необходимо было придумать что-то такое. Но что? если бы у него был арсенал боеприпасов. А так, несколько затупившихся кинжалов.
   С этого Он и начал. Он заточил все свое оружие, сплел плеть из предусмотрительно сохраненной кожи косули, вплетая в нее острые наконечники стрел. Тщательно подготовившись и отдохнув, он пошел в атаку.
   Растревоженное чудовище, нехотя выглянуло из-за дерева и тут же получило удар стрелой прямо в глаз. Наполовину ослепленное, озлобленное от дикой боли, оно яростно набросилось на Него. Огромные лапы с грохотом опускались на землю в миллиметре от него, каждый раз ему удавалось уворачиваться. Распахнутая пасть пыталась схватить Его и протолкнуть поглубже в себя. Взяв приготовленную плеть Он со всей силой ударил по морде дракона, царапая его наконечниками стрел, следующий взмах плетью должен был сцепить челюсти дракона, как лассо, и ему это удалось, но лишь на миг, мощь дракона не шла ни в какое сравнение с Его силой. Дракон дернул морду с такой мощью, что если бы Он во время не отпустил плеть, то улетел бы до высот безразлично взирающей на все это сражение каменной лягушки.
   Он отступал, а огромное чудовище наступало на него всей своей мощью. Неожиданно поменяв тактику, Он нырнул прямо под лапы дракона, и удачно прокатившись между ними, нанес серию ударов прямо в живот дракона. Дракон заревел от боли, недоуменно оглядываясь в поисках источника его страданий.
   В отчаянии, видя, что ничего не происходит, храбрый воин рубанул кинжалом по пальцам на нижних лапах дракона, отрезав один из них. Чудовище завалилось набок, дергаясь в конвульсиях пока не сдохло.
   Он рухнул на землю рядом с драконом не в силах пошевелиться.
   День и ночь бежали наперегонки, сменяя друг друга, а он все спал. Небо расплакалось дождем, ветер озорно срывал листья с деревьев и приминал траву, а он все спал. Наконец, когда небо улыбнулось земле ласковыми розовыми лучами солнца, он проснулся. Поляна густо заросла травой, ничто не напоминало здесь о минувшем сражении.
   Проснувшись, его руки как-то сами собой нащупали в траве пахучие осенние яблоки. Сладкий нектар яблочного сока приятно разливался на языке. Его тело, наполненное силой, не давало возможности наслаждаться всем этим великолепным спокойствием, а требовало движений. В доли секунд Он очутился на ногах. Пока Он вставал откуда-то из-за пазухи на землю выпала книга. Легким движением он подхватил ее и только сейчас вспомнил всю череду пережитых событий.
   "Пришло время собирать бусины. Янтарные бусы - ключ в логово Белого Единорога. Подойди к каждому из шестидесяти деревьев. Видишь смолу - это слезы деревьев. Слезы радости от твоих побед, слезы скорби от твоих поражений. Собери эти слезы, позволь им соприкоснуться с лучами Солнца".
   Деревья на поляне и впрямь плакали, их смоляные слезы струились вниз по стволам. Собрав, все шестьдесят слезинок-бусинок, он уложил их на наиболее освещаемом лучами Солнца месте. Прямо на его глазах смола превращалась в огненно -желтый божественно красивый янтарь.
  -- Теперь, у меня есть ключ в логово Единорога! Но я не знаю, где оно!
   Он последний раз пробежался взглядом по поляне тонущей в бесконечной гармонии природы, мысленно попрощался с ней и отправился в дорогу.
   Во второй легенде упоминалась битва Гииргов, можно было предположить, что место обитания Единорога находится где-то невдалеке от их поселений. До Гииргов было три дня пути. По дороге Он подстрелил себе не одно животное, сытно ел, много спал, предчувствуя предстоящие события.
   Приближаясь к первым поселениям Гииргов на поле он увидел небольшое пасущееся стадо овец, глаза тут же отыскали постушка.
  -- День добрый тебе! - вежливо начал Он. - А не укажешь ли ты мне дорогу к желтым водам?
  -- Желтые воды? - удивился мальчик.
  -- Неужто здесь нет таких? - насторожился Он.
  -- А, вы, наверное, имеете в виду речку Кейку, чьи воды огибая Желтую скалу, омываются в золотистые цвета, - предположил мальчик.
  -- Да! - обрадовался Он. - И где эта самая гора?
  -- Вам придется еще долго добираться до нее. Идите за Солнцем, оно приведет вас к ней. Все время за Солнце, куда оно, туда и вы, к вечеру и доберетесь.
  -- Спасибо тебе, дружочек. Возьми, подкрепись, - Он протянул мальчику кусок жаренной куропатки.
   Он продолжил путь, следя за направлением Солнца, и действительно к вечеру прибыл на место. Скала была абсолютно желтого цвета, он никогда раньше не видывал в здешних местах такого чуда. Приблизившись к скале он увидел речушку, чьи воды были огненно-желтыми.
  -- Да, самое место для таинственного Белого Единорога! - произнес Он вслух. Решив заночевать в одной из пещер, а с утра начать поиски Единорога, Он уютно устроился, подложив походную сумку под голову, и набросав на себя заранее принесенных им в пещеру листьев.
   С утра, подкрепившись, Он принялся за поиски пещеры Белого Единорога. Он истоптал все подножие скал и поднимался на вершины, Он изучил каждую расщелинку, заглянул, казалось, под каждый куст, но нигде не было и намека на следы Единорога. Отчаявшись, он потянулся за своей спутницей книгой, и не ошибся, на ее страницах появился новый текст:
   "Ты собрал янтарные бусины, но не сделал ожерелье. Сядь методичный, кропотливый труд поможет тебе. Не торопись, нанизывая бусинку за бусинкой, Единорог сам придет на сияние ожерелья."
   Он послушно принялся нанизывать бусины на жесткий, нервущийся стебель травы Асиги, это медленная работа, требующая внимания и сосредоточенности успокоила его, и отвлекла от все забот, Он уже и не вспоминал о цели своего путешествия, как вдруг, одевая последнюю бусинку, Он почувствовал как чье-то горячее дыхание, коснулось его щеки.
  -- Ты звал меня? - спросил Белый Единорог.
   Он замер, с восхищением наблюдая великолепного, божественного зверя, воплощавшего в себе все аккорды совершенства. Гладкая белоснежная, подобно бархату кожа, подчеркивала всю грациозность его сильного, пропорционального тела. Добрые большие глаза проникали прямо в душу, наполняя ее теплом. Такой невыразимый трепет охватил его, что Он готов был поверить в то, что перед ним действительно божество. Белый величественный рог причудливо закрученный, как бы из двух половинок, заплетенных в косу, тянулся прямо к небу.
  -- Я, - Он растерялся.
  -- Ты хочешь вернуть себя, - ответил Единорог, - я знаю. Спасибо тебе за ожерелье, я знаю, чего тебе стоило собрать его. Надень свой сувенир на мой рог, а потом сделай то зачем ты пришел.
  -- Но... - попытался пролепетать Он.
  -- Не бойся! - подбадривающе сказал Белый Единорог.
  -- Зачем ты позволяешь приносить себя в жертву? - возмутился Он.
  -- Жертву? Разве помогать людям это жертва? Помогать - это естественный импульс моей души, я так устроен и не могу иначе. Наверное, я был создан для того, чтобы через меня люди обретали счастье, - сказал Единорог.
  -- Но разве стоит моя никчемная жизнь, да даже жизнь всего моего рода, хоть одной капли твоей божественной крови? - удивился Он.
  -- Конечно, ведь именно благодаря людям, их стремлению к совершенству и живут боги. Развитие, любовь, бескорыстная помощь, дружба - это та энергия, которой питаются боги, из которой мы созданы. И только ваши усилия по поиску божественного света в себе, способны давать богам жизнь, - сказал Белый Единорог, и глаза его начали излучать еще больше света и тепла.
  -- Я не сделаю это! - тихо сказал Он.
  -- Перестань! Ты же знал зачем шел сюда, знал, зачем совершил подвиги и знал, что тебе предстоит сделать это, не так ли?
  -- Да, - тихо ответил Он.
  -- Тогда какой смысл отступать на последнем этапе? Достань свой кинжал, я помогу тебе.
   Единорог, глядя на тупое равнодушие воина, вынул своим рогом кинжал сам и протянул ему.
  -- Держи! - скомандовал Единорог и воин послушно взял клинок в руки.
   Единорог быстрым движением сам набросился на острию кинжала. Белая кровь заструилась по его гладкой, бархатной коже.
  -- Спасибо тебе, что помогаешь мне исполнить свою миссию, - прохрипел Единорог и свалился к ногам воина.
   Несколько часов Он сидел в полной неподвижности не в силах совершить последний шаг. Отголоски разума твердили о необходимости действовать и Он по привычке подчинился им. В полной апатии он снимал белоснежную шкурку Единорога с дивного животного. Автоматически добрел до Желтых вод, омыл в них шкуру, предварительно вывернув на изнанку. Прошло еще несколько часов, а может быть дней, прежде, чем Он заставил себя посмотреть на шкуру.
   Поверхность шкуры действительно была зеркальной, он увидел в ней свое отражение. И в этом момент все изменилось. Он понял, что с этого мгновения изменился Он, изменилась вся его жизнь, да и ход истории. Все стало совсем другим. Легкость, сила, уверенность, свобода и жажда жизни овладела им. Перед его глазами калейдоскопом пронеслись все мечты и желания, которые Он готов был воплощать в жизнь, с абсолютной верой в успех.
   Отпрянув от шкуры, Он направился в то самое место, где впервые встретился с Белым Единорогом, зная, что увидит там этого божественного зверя. И действительно, Белый Единорог, ожидал его, весело помахивая своим длинным рогом.
  -- Благодарю тебя, благородное животное, за то, что ты сделал со мной. Благодарю тебя за тот свет истины, который открылся мне через созерцание твоей шкуры. Благодарю тебя за то, что ты позволил мне обрести силу и понимание своей сущности, а следовательно, смысла и целей жизни! Я всегда буду помнить нашу встречу! - сказал Он.
   Белый Единорог поклонился воину и величественно удалился в свое убежище.
   Он достал книгу, хотя и так знал, что там будет написано, его ожидания полностью оправдались:
   "Гориан Дорей Эгельтон ты вернул свое имя и спас от гибели весь свой род. Теперь ты один из нас. Добро пожаловать к Хабалам. Мы ждем тебя. Ты знаешь, где нас искать".
   Гориан Дорей Эгельтон закрыл книгу и отправился в путь. В скорости он прибыл на поляну, с которой, в общем то все и началось.
   Братья Хабалы радостно приняли своего нового брата. Хранитель, особенно тепло относившийся к Гориану с детства, заключил мальчика в свои объятья и попросил его поведать братьям историю своих приключений.
  

Рассказ Гориана

   - Пожалуй, самым сложным было пребывание на поляне. Однако, я забежал вперед, в сущности, я должен начать свой рассказ с благодарности человеку, который, оклеветав меня, привел мою жизнь к самому страшному проклятию в Саинии - лишению имени. Именно с этого момента, окунувшись в полное бесконечное одиночество, я понял, что кроме меня в моей жизни у меня никого нет, и никогда не будет. Значит, я и только я могу превратить свою жизнь в рай или ад.
   Сначала, все происходившее со мной я воспринимал буквально и лишь тогда, когда я взглянул в зеркальную поверхность шкуры, я понял истинное значение событий. Изначально, только благородная мысль о спасении рода давала мне силы к действию. И лишь потом я осознал, что все равны и, что не может быть на земле человека более дорогого или менее. Каждая личность, каждая жизнь бесценна. Недопустимо жертвовать хоть чем-то ради кого-то другого, это все равно, что добровольно убивать себя, отказываясь от веры в божественную справедливость. Боги всех сделали равными, они создали людей для счастья и стремления. Они сотворили нас для того, чтобы мы испытывали наслаждение, и именно это желание, без тени эгоизма, приближает нас к богам. Найти в себе желания, позволить им течь и развиваться, наслаждаться - вот смысл нашего появления на земле.
   Но, увы, наше тянущееся веками воспитание, основанное на никому ненужной жертвенности, закрывает от нас дороги к счастью. Что мы получаем жертвуя? Благородное имя, память потомков? Но им дела нет до того, чем мы пожертвовали ради них, в них нет, и не может быть благодарности, ибо она бессмысленна, ибо в каждом следующем поколении должна рождаться мудрость счастливой жизни. Жить каждый день, каждый миг, жадно вдыхая все возможности, дарованные существованием. Наслаждаться и учить этому счастью других. Вот единственная заповедь жизни.
   Мне понадобилось победить шестьдесят драконов-заблуждений живущих во мне. Это была страшная, кровавая битва, в которой порой казалось, что я не выстою и паду под их страшными когтями, разорванный на тысячи частей. И каждый раз, убивая дракона, передо мной открывалась истина одной из своих многочисленных граней. За всеми этими абсурдными, устаревшими убеждениями, скрывалась маленькая смолянистая капля истины. Теперь я знаю, что сотни предпоколений Хабалов, вырастивших свет истины, совершая все новые открытия, передавали свои знания деревьям, чей огромный энергетический потенциал способен был хранить информацию веками и выдавать ее каплей смолы, жаждущему познания.
   Язык легенды чист и прекрасен. Старые, губительные убеждения - драконы, которые способны погубить любого воина. Жемчужное ожерелье - это смола деревьев, впитавших в себя истинное знание, которое нужно собрать, скрываемое под когтистыми лапами жестоких старых убеждений. Ведь душа знает истину, просто люди с их склонностью к неискренности, тщательно скрывают ее. Но мало собрать смолянистые шарики, их еще необходимо осветить лучами Солнца, то есть вынести на свет разума для того, чтобы они заиграли всеми красками и стали твоими новыми, нерушимыми убеждениями, превратившись в твердый янтарь. А потом, аккуратно соединив бусинку, за бусинкой, тебе предстоит встреча со своей чистой, непорочной душой - Белым Единорогом. Только она может помочь тебе и указать, оставшиеся в твоем разуме негативные чувства, мысли, эмоции, желания, архаичные убеждения. И когда ты, решительно расправившись со всем этим ненужным багажом, омоешь свою душу в Желтых водах божественной любви, соединяющих тебя с Творцом, ты сумеешь увидеть свое новое отражение и свет истины откроется тебе во всем своем величии. Божественная любовь наполнит твое тело и душу, насыщая тебя. И все дороги откроются тебе, и не будет препятствий в жизни твоей, ибо тобой руководит желание, созданное и реализующееся Творцом.
  
  
   06.12.2002 г.
   1
  
  
   10
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"