Филипповская Ольга: другие произведения.

Навь и Явь - 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что произошло с Давидом? Что задумали Великие Хранители? Как разыграет свою карту лорд Наль? Любовь Тхэгёна и крылатой Эри. История Азазаля. Новые герои. И самое главное решение Роси. Всё это совсем скоро, в новой книге "Навь и Явь - 2". "Мы не повторяем этот мир, мы - уникальны". Будьте с любимыми героями в режиме нон-стоп. "Я начинаю переписывать этот мир. Ты со мной?" ЧЕРНОВИК. Выкладываться будет в общий файл по мере написания. ОБНОВЛЕНИЕ ОТ: 03.11.18 ГЛАВЫ ПОЛНОСТЬЮ ПЕРЕПИСАНЫ!Добавлена 4-я глава! Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

  
  Глава 1
  
  
   Равновесие - самое главное в нашем деле. Две стороны противоположны друг другу, и нам надо попытаться удержать их в равновесии. Вот как я делаю сейчас! - сказал Галгуш и тут же перепугано замахал руками, понимая, что нефритовая доска начала подозрительно шататься под его ногами в готовности соскочить с крохотной энергетической сферы, на которой он отчаянно сейчас балансировал перед особой королевских кровей.
   - Да ну! А, по-моему, пока ты не встал на эту доску, она спокойно лежала себе, целая, никаких сторон на ней не было! - горделиво задрала кверху свой маленький носик Зоря и демонстративно при этом отвернулась от юного галгура, прошуршав краем синего платья по юпитерианскому мрамору.
   Галгуш опешил и его зелёные, глубоко посаженные глаза вмиг потеряли весь былой кураж.
   - Ты мне не веришь, - расстроено произнёс он, и его ещё не совсем окрепшие рога покрылись жёлтыми засечками (у молодых галгуров это случается при резкой смене эмоционального состояния).
   На лице Зори появилась довольная улыбка. Она буквально спиной почувствовала принесённую им жертву в её честь - ведь он только что отстегнул ей хорошую порцию своей жизненной энергии.
   Зоря, стоя к нему спиной, с победным чувством вытянула вперёд свою правую руку, будто хотела на ней что-то найти. Там по безымянному пальцу пробежались белоснежные, похожие на сверкающие бриллианты, огоньки звёздной энергии.
   Пока она любовалась ими, Галгуш с досадой нагнулся к нефритовой доске, намереваясь снять её со сферы глубоководной энергии. На самом-то деле нефритовая доска - была тонким сплавом из камня, нарийской платины и жидких нано схем, которые обычно проецировались в форме нейронов для таких устройств. Это было удобно, чтобы мысленно управлять доской во время воздушного серфинга между шпилями и крышами дворцового города. А вот сферу он схватил первую попавшуюся. Он даже не знал, что эту энергию привезли совсем недавно, из последней экспедиции на нептунианский ледяной кряж. Под толстой ледяной корой были найдены образцы глубоководной энергии. Но они были нестабильны. В общем, зря он применил дополнительную нагрузку (галгуры сами по себе были тяжелыми, т.е. самыми адаптированными к увеличенном земному притяжению мира Нарии, поэтому, кстати, они довольно-таки часто участвовали в миссиях на поверхность Марса).
   Зоря хитро прищурилась, поворачиваясь к маленькому Галгушу. Хоть он и был с ней одного возраста, но королевская форма воспитания, доступ с самых ранних лет к отборной, уникальной информации, давал ей сладкое, иногда даже дурманящее чувства превосходства. По факту она могла сделать с ним все, что угодно, и никто бы за это её не осудил, несмотря на то, что Галгуш был далеко не из простой семьи. Его отец, герцог Лангушский, был почетным членом правления Научного совета Дворцового округа, который входил вместе с двенадцатью другими округами в Нарийский Совет Цитадели Эйнштейна-Ломоносова.
   - А сможешь продержаться на своём нейросёрфере, танцуя?
   Галгуш перепуганно замер. Он знал, что рольмийцы очень любили танцевать, по легенде, были даже времена в древности, когда они только таким образом общались друг с другом, пока прогресс в Нарии не сделал стремительный скачок вперед и нарийцы не облегчили себе процесс взаимопонимания при помощи айдевайса. Но сейчас уже никто не мог сказать, было ли это на самом деле или это просто ещё одна красивая история, рожденная в пиар отделе королевской семьи. Не зря, наверное, ложа лорда Двэна очень скептически стала отзываться о их последних проектах. А Галгуш к тому же, не умел танцевать.
   - Но... я, - начал было оправдываться Галгуш, не зная, как спасти в этой ситуации свою честь: ведь и отказ и участие будут так или иначе выглядеть нелепо, а может даже и смешно.
   Но Зоря его перебила тем, что не желая дальше слушать, непосредственно оторвалась от пола и, паря в воздухе, направилась к нейсерферу, грациозно приземлившись в центре него.
   Галгуш изумленно раскрыл свои глубоко-зелёные глаза. Он-то знал, что это очень уникальная разработка: нейроуправляемое антигравитационное поле, оформленное в виде красивого браслета на её ноге. Уникальность заключалось в форме самого прибора, его уменьшенного размера, и то, что это не был тот довольно устаревший аналог - обычный платиновый диск, которым пользовались для перемещения в Нарии. Эта разработка была засекречена, но в его семье о ней знали. Да и пользоваться этой разработкой при нарийцах не королевской крови было запрещено.
   Но удивился он по другой причине. Зоря сейчас была похожа на ненарийскую богиню, лёгкую и прекрасную. А тут ещё и не платье засияло в свете падающих на всех в зале огней танцующих созвездий.
   - Станцуй со мной, - как ни в чем не бывало, даже с до не приличия победным выражением лица, сказала Зоря, и сделала при этом лёгкий реверанс.
   Ей было забавно наблюдать, как Галгуш перебирает в уме сейчас все существующие нормы и регламенты поведения в присутствии особ королевских кровей. Она буквально получала удовольствие от его растерянности.
   Видя, что он не решиться стать рядом с королевской особью, что он определённо не захочет навлекать на себя проверки Королевской Гвардии, она капризно поджала губы, сделав вид, что слегка рассердилась.
   - Что же ты стоишь? Испугался? Как ты там говорил, противоположные стороны, значит? Так какую выбрать мне: эту или эту? - и она сделала шаг влево. Доска накренилась, и она от неожиданности взмахнула руками, теряя равновесие.
   Галгуш перепугался не нашутку - если с ней что-то случится, ему же потом будет не сдобровать. И в мгновение ока он запрыгнул на противоположную сторону, пытаясь выровнять доску. Зоря, не понимая, что происходит (этого она не планировала-то), проскользнула вниз и обвалилась на Галгуша, который успел обхватить ее руками, чтобы она и его не заставила упасть. Пару секунд они вот так и стояли, пока Зоря не пришла в себя от пережитого шока, и в лёгком возмущении не оттолкнула его от себя.
   - Ты что себе позволяешь, - порозовев, возмутилась она и быстро сделала шаг назад, отчего они снова потеряли равновесие. Паника и раздражение охватили собой все пространство доски. И Галгуш ощутил какой-то лёгкий пульс род его ногами, что испугало его не на шутку. Такого никогда не было с его доской.
   - Да подожди ты! - забыл про этикет галгур, странно прислушиваясь к чему-то. Это ещё больше разозлило Зорю, и она, забыв обо всем, резко стукнула своей ногой по нефритовому сплаву. Видимо, она хотела таким образом привлечь к себе внимание. Галгуш поднял на неё свои зелёные озадаченные глаза, будто в желании зацепиться за эту реальность, и раздался взрыв, охватив своим зелёным светом полцеремониального зала. В зале поднялся крик.
   - Что это? - резко произнёс Король Нарии, опуская свои перепончатые крылья, и взволновано оглядываясь. Там позади всё ещё искрил молниями край фиолетового неба над Кощеевой долиной. Но его заинтересовало не это.
   - Нам надо возвращаться! - быстро сказал король, прикасаясь к диадеме на своей голове. Перед ними снова из неоткуда возник большой портал с серо-зелёными ветрами, шумящими внутри: - Пошли! Договорим с тобой после. Зоря умирает во дворце. Надо устранить панику.
   Король говорил, а Давид при этом хладнокровно рассматривал своего отца. Слова о Зоре пролетели как-то мимо ушей. Сейчас его больше интересовало, как этот, ещё несколько минут назад умолешёный нариец, мог вот так запросто продолжать претворяться великим и несокрушимым. Притом, что всего несколько мгновений назад он слепо вертелся на камне в поисках слушателя. Интересно, он это помнит?
   Давид припомнил его застывший взгляд, он его почувствовал тогда всеми своими энергетическими каналами. Анахтаром или как там его звали.... он ведь сейчас там, продолжает находиться внутри его отца, с информацией об эльнрике, вернее о том, почему данных о ней не должно быть. Но в голове Давида тут же появилась другая мысль, постепенно пленяющая всё его сознание: а ведь в этом и заключается могущество - владеть душами, как в случае с его отцом. Итак, кронпринцу Борею вдруг захотелось стать коронованным. Настолько, что он даже был готов договориться со стражем.
   - Что? - вдруг опомнился Давид, понимая, что где-то здесь прозвучало имя его племянницы: - Подожди! Я чего-то не понимаю? Полчаса назад я с ней танцевал. Всё было в порядке. Охрана мероприятия должна была быть на высшем уровне.
   - Ты так говоришь, потому что уверен в своих людях, или потому что уверен в себе? - смотря в сторону, хладнокровно произнёс старик, и медленно повернул к нему свою голову. Его взгляд сейчас обжог Давида своим холодным огнём. Он всё ещё не мог отделаться от чувства, что что-то скрывается за этим невозмутимым выражением лица кронпринца.
   У Давида похолодело на душе. Эти странные припадки отца стали уже его пугать. И вполне обоснованно. И его плечо, которое ещё утром было ранено, снова сдавило от ноющей боли.
   - Я уверен в них, как в самом себе, поэтому не вижу причин так позиционировать вопрос. У тебя опять возникли какие-то опасения на мой счёт? Так ты уже проверил, знаешь, что никаких планов по смене власти я не строю. Да и зачем это мне, если я итак являюсь наследником? - как можно спокойнее возразил Давид, а у самого внутри всё сдавило от негодования.
   Король фыркнул, окинув его недовольным взглядом. Но делать-то было нечего. Давид был прав.
   - Может, поделишься, почему у тебя возникли опасения о перевороте. Думаю, я тоже должен знать об этом. Лорд Наль опять что-то сделал? - продолжил Давид, непонятно как решившись на эти слова.
   Король на мгновение остолбенел от этого вопроса, не понимая, куда подевалось его былое устрашающее величие, и почему лорд Борей перестал его бояться. Но при этом он не стал каким либо образом реагировать, а только смерив взглядом сына, со всей присущей ему величественностью, перевёл разговор на нейтральную тему.
   - Пойдём лучше во дворец, пока они там не сотворили непоправимого. В Совете итак пошёл раскол. Этот случай может ослабить нашу твёрдую позицию по нерасширению квот. Ложа Огненной Земли только и ждёт, за что бы зацепиться. Надеюсь, ты понимаешь, что ставить на первое место в приоритетах личные симпатии просто не допустимо, - и на последних словах он немного подозрительно глянул на Давида.
   Король прекрасно помнил, как неестественно вёл себя лорд Борей на сегодняшнем торжестве, как он эмоционально открыто танцевал с племянницей, как, в конце концов, часто он порывался навещать эльнрике во внешний мир, хотя мог просто переложить всё это на специальные отделы.
   И король, развернувшись к нему спиной, спокойно шагнул в портал, в котором показался широкий, почти прозрачный мост, сделанный из плотного кристаллического сплава. Тот самый, по которому сперва боялся ступить Давид. Под мостом раскинулись шпили необыкновенно высоких высоток, сделанных из странного струящегося сплава, плоские крыши города. Где-то ниже летали шатлы, ещё ниже одиночные городские серферы, ловя нужные потоки воздуха и со свистом, куражась, огибая пешие воздушные коридоры и узловые станции шатлов.
   Давид немного облегчённо посмотрел вслед уходящему королю, и, аккуратно оглянувшись вокруг, словно высматривая, не следил ли за ним кто, а может опасаясь увидеть у камня того самого стража, он затем проследовал вслед за королём в портал, возвращаясь во дворец, где после взрыва глубоководной сферы весь зал поглотил светло-зелёный свет.
   Все гости в ужасе упали на пол. Никто не знал, что случилось, и что это за ослепляющий свет, который словно обжигал их своей яркостью. Никто в здешних местах не видал подобной яркости, только не под этим фиолетовым небом, не в этом разряженном воздухе их мира. Кто-то в исступлении крикнул, и перепуганное молчание переросло в самую настоящую панику. Никто не видел, куда бежать, всё было в ярком, светло-зелёном, сиянии.
   И вот что ещё: в воздухе что-то пролетело, лёгкое, похожее на направляемую энергию, но всё же более плотную, словно весь этот свет стал кузнецей, работающей с неким сплавом. Этот странный сплав пронёсся над их головами, и затем всё исчезло. Свет растворился в неизвестности, оставив нетронутым весь церемониальный зал.
   Нарийцы перепугано посмотрели друг на друга, всё ещё боясь поднять свои головы, не то, чтобы даже встать с пола. Несколько мгновений в зале была гробовая тишина, потом высокопочтенные гости стали понемногу приходить в себя. В зал забежала дополнительный отряд гвардейцев, поднятый по тревоге. Оказалось, что пока всё здесь было залито этим странным светом, сюда уже успела прибыть часть королевской охраны.
   Кто-то в дальнем северном направлении зала перепугано крикнул, и туда сразу же решительно побежали гвардейцы, заполняя собой пространство и выстариваясь в несколько плотных рядов, тем самым изолируя гостей и перекрывая им весь обзор.
   Гости озадаченно зашептались между собой, настороженно поглядывая в сторону заступивших гвардейцев. Но возмущения пока не возникло.
   В зал вошли король с кронпринцем Бореем и по периметру, где-то на уровне четырёх метров, загорелись золотые миниатюрные шары солнечной энергии.
   Они загорались только тогда, когда в помещении появлялся король, вспыхивая ослепляющим светом такой редкой, драгоценной солнечной энергии, и затем плавно затухали до приемлемого уровня сияния. Это была наивысшая честь, и так все нарийцы знали о присутствии наивысшей власти.
   На кронпринца эта привилегия не распространялась, он заходил, как и все остальные нарийцы, просто, элегантно и со вкусом, привлекая к себе внимание одной своей широкой улыбкой.
   Правда, в этот раз улыбки не было. Лицо кронпринца Борея было сосредоточенным, спокойным, без оттенка волнения.
   Не останавливаясь, они прямиком направились к стоявшим в оцеплении гвардейцам. Пройдя за оцепление, у Давида дрогнул взгляд. Зоря неподвижно лежала посреди груды нефритовых осколков, а чуть в стороне от неё ещё кто-то, вернее что-то. Чуть ближе к гвардейцам сидел, сжавшись и дрожа, барон Блэк.
   - Что будем делать? - не отрывая холодного взгляда от Зори, спросил Давид у короля.
   - Нельзя, чтобы их видели гости. Их нужно вывести отсюда, но никто не должен знать, кто и что было здесь. Всё засекретить.
   - Тогда телепорт отменяется. Пока мы будем нести их туда, не сможем гарантировать секретность и при этом избежать лишних вопросов.
   Король недовольно поджал губы, понимая, куда клонит его сын.
   - Как думаешь, что это? - начал король, смотря на покрытого странным струящимся изумрудным сплавом Галгуша.
   Точнее, на Галгуша он уже мало был похож. Во-первых, это нечто увеличилось в размерах, стало худее, вытянутее и где-то ростом с обычного рольмийца. Чем-то его изумрудная кожа, если ее можно было так назвать, походила на зеркальную гладь воды.
   Давид подошёл чуть ближе, искоса оглядывая при этом на Зорю.
   - Куда ты! Это может быть заразным, мы же не знаем! - приказным тоном остановил его король.
   Давид послушался, но стоя на приличном расстоянии, он всё же внимательно присмотрелся к Галгушу. Кожа оказалась не такой плотной как на первый взгляд. Она пропускала изнутри слабое белое сияние, похожее на глубоко запечатанную энергию. Всё это очень странно.
   - Сложно сказать. Надо будет провести исследования. Давай лучше в секретную лабораторию цитадели. Так будет лучше всего, - сказал Давид, отходя обратно.
   - А её? - кивнул в сторону Зори, король: - Она ведь была рядом, могла заразиться. Мы не можем этого точно знать! К тому же, сам понимаешь, она - свидетель. В королевский медцентр её нельзя.
   - Согласен, - сказал Давид, расстроено опустив взгляд, но затем снова взял себя в руки: - Отец, открой портал в Цитадель. Другого выхода нет. Сам знаешь, там в зале весь нарийский парламент собрался.
   Король промолчал, и величественно повернулся к гвардейцам, будто хотел попытаться увидеть за их высокими спинами церемониальный зал дворца. Хотя нарийцев он не смог рассмотреть, даже при его росте в два метра, но он прекрасно отдавал себе отчёт, что верхние этажи придётся оцепить тоже.
   - На верхних ярусах уже проверили? - произнёс он, не обращаясь к кому-то конкретному, будто просто фиксируя вслух свои мысли.
   - Так точно! - вышел вперёд молодой, сдержанный гвардеец, уверенно докладывая королю.
   Король озадачено глянул на него и тут же перевел свой взгляд на Давида.
   - Подожди, а где лорд Азазаль? - искренне удивился король: - Я же его сегодня видел на балу.
   Давид тихо сглотнул. Не думал он, что когда-либо вляпается в такую ситуацию. Азазаль, ведь, как знал, что не надо ему покидать этот бал. И это же именно он, кто отправил своего друга разбираться с пропажей эльнрике, минуя все протоколы нарийской безопасности. По сути, никто даже не знает ещё, о её пропаже. Если бы не этот непредвиденный случай с Зорей..! И вот теперь, получается, что он подставил своего лучшего друга. Надо отвести мысли короля от Аза, пока тот не понял, что он во внешнем мире. Хоть королю и не было подвластно чтение астрального пространства внешнего мира, но он мог увидеть, куда ведут его следы отсюда. Ведь, как выяснилось, сознание короля может обойти даже защиту звезды Осириса.
   - Навь свидетель, Азазаль никогда не отличался терпимостью к службе, когда дело заходило о развлечениях и балах. Я видел, как он ушёл из зала в компании очень миловидных дам. Ты его сейчас не дозовёшься, ты же знаешь! - спокойно сказал Давид: - А это его лейтенант гвардии Юсоп. Надёжный рольмиец. Ему можно доверить это дело.
   - Да, лорд Азалаль такой - довольно улыбнулся король и одобрительно кивнул головой, соглашаясь с заменой.
   - Ладно! Когда лорд Азазаль освободиться, пусть принимает дело. А пока, лейтенант, забираете тела. Обоих поместить в карантин, барона Блэка изолировать, - и после этих слов он открыл портал в секретную лабораторию Цитадели Эйнштейна-Ломоносова.
   Когда всех троих унесли в портал, король снова коснулся своей диадемы, в которой вместо огня, зияла чёрная дыра, и портал исчез. Затем они оба развернулись к гвардейцам, давая понять, что готовы выйти к своему народу.
   - Оцепление можно снимать, - сказал Давид, обращаясь к Юсопу: - Разберись с размещением наших гостей в секретной лаборатории, и жди дальнейших указаний.
   - Хорошо! Будет сделано, лорд Борей, - блеснул своим твёрдым взглядом лейтенант, принимая приказ к исполнению.
   И шеренга гвардейцев расступилась, открывая путь к, перепугано смотрящим на них, лицам лордов и баронов, графов и почтенных учёных, парламентариев и многоуважаемых послов. Где-то среди них Давид выловил встревоженный взгляд своей сестры - она пыталась отыскать в зале свою дочь.
   Ничего не говоря, король и кронпринц проследовали к тронной части церемониального зала, как крейсер, рассекая ряды гостей. Нарийцы, в глубоком поклоне, молча склонялись перед своей властью, толком так и не разобравшись, стоит ли им бояться за свои жизни или нет.
   Кто-то продолжал украдкой коситься на гвардейцев, которые бесшумно и организованно, длинной цепочкой спешили покинуть зал. Среди настороженных нарийцев оказался и барон Хан. Во-первых, его обеспокоило то, что гвардейцы ничего с собой не унесли, или никого с собой не забрали, так усердно при этом изолируя эту часть дворца? Во-вторых, его озадачило личное участие короля и кронпринца в решении этой проблемы, в то время как этим мог бы преспокойно заняться лорд Азазаль.
   - А проблема, действительно, взрывоопасная! - подумал про себя барон Хан, поглядывая на говорящего с тронной трибуны короля.
   Теперь барону Хану захотелось лично осмотреть место оцепления, хоть он и не особо верил в успех этого мероприятия, после того, как там потоптались гвардейцы с главой мира сего. Да и особо двинуться он пока никуда не мог, пока король не закончит выступление с тронной трибуны.
   Тут его взгляд скользнул по гостям, стоящим впереди него, и внезапно остановился на баронессе Нае. Она стояла в профиль к нему и была чем-то встревожена. Маленькой Зори рядом не было.
   - Дорогие гости, забота о выгоде и благополучии для вас и для всего мира превыше всего. Я понимаю, все изрядно понервничали из-за этой вспышки, но смею вас заверить - у нас всё под контролем. Как вы видели, я сам лично пришёл удостовериться, что перегрузка в системе звукового выступления созвездий ликвидирована. Неловко вышло, но в качестве компенсации я предлагаю вам насладиться видом настоящего звёздного неба. Как вы знаете, мы готовили это мероприятие несколько месяцев и для его осуществления было задействовано рекордное количество звёздной энергии. Скоро мы начнём процедуру открытия Обзорных Свод. Ну, а пока, обновите свои бокалы! И пусть музыка льётся с небес!
   И в этот момент в церемониальном зале раздалась нежная, хрупкая как хрусталь, музыка горных родников, и разноцветные огни созвездий вспыхнули нежными красками, медленно и грациозно собираясь в тонкие энергетические кружева над головами гостей, заставляя всех снова восхититься.
   Давид всё это время стоял по правую руку от отца, чуть позади него, и с бодрым, весёлым взглядом следил за настороженными лицами гостей вечера, устроенного в честь его Дня Рождения. Когда раздалась музыка, он широко улыбнулся, готовясь уже спуститься вниз, но тут он выхватил из толпы встревоженный взгляд своей сестры, и вспомнил о Зоре. Не пряча улыбки, он спустился вниз, стараясь избегать лишнего внимания, однако это было практически невозможно в данных условиях. А ему надо было отвлечь мысли Наи от поисков Зори. Не хватало только, что бы кто-то узнал здесь, что она пропала!
   - Ная, составишь мне компанию? - сказал Давид, подходя к сестре и обнимая её, но тут же быстро добавил, пока никто за ними не наблюдал: - Выйдем поговорить!
   Найя растерянно улыбнулась, и взгляд её при этом напряженно блеснул. Ведь что-то же случилось!
   - Посмотри, какие сейчас над нами красивые звёзды! - как ни в чём ни бывало, поднял свой взгляд кверху Давид, любуясь танцующими над ними огнями созвездий: - Сегодня над дворцом будут настоящие звёзды. Космическая обсерватория закончит расчистку неба над Церемониальным Залом через пять минут. Через столько же времени над залом раскроют Обзорный Свод, который строили несколько десятков лет. На это ушло колоссальное количество энергии. Но оно того стоит. Пойдём, посмотрим с внешней террасы? Если выйдем сейчас, как раз успеем.
   Ная ещё больше растерялась, но заставила себя улыбнуться, принимая правила игры.
   - Чудесное предложение. Конечно, я рада буду составить тебе компанию. Вот только Зоря.., - но она не смогла закончить предложения, видя в ответ требовательный взгляд Давида.
   - Пускай лучше наблюдает из дворца. На улице прохладно. Может ещё простудиться! - улыбнулся ей в ответ Давид, давая понять, что сейчас его интересуют вещи куда поважнее.
   И Ная, утвердительно кивнув, протянула ему свою руку. Давид галантно подставил ей свою, и они оба покинули зал, неспешно направляясь вниз по коридору,и исчезая из поля зрения барона Хана, который всё это время следил за их разговором.
   На самом деле у барона Хана, из рода балгуров, было феноменально острое зрение, как у орла, поэтому он мог с лёгкостью наводить нужный ему фокус, контролируя расстояние. А здесь, даже не обладая подобными способностями, было итак всё ясно.
   - Всё намного серьёзнее, чем я думал, - заволновался барон Хан, нервно разворачиваясь в сторону выхода, где только что исчезли кронпринц с баронессой Наей. Его миндалевидные глаза, походившие на янтарь с застывшими внутри зелёными вкраплениями, встревожено сфокусировались на небольшой тёмной точке, едва видневшейся на дальней стене примыкающего к залу просторного коридора.
   Едва не столкнувшись с официантом, разносящим настолько желанные и вкусные коктейли, барон юрко проследовал к выходу, уверенно уворачиваясь от попадающихся ему на пути гостей. Было видно, что он очень сильно нервничает, а это уж точно не в его стиле.
   Оказавшись в коридоре, освещённом мягким звёздным светом сияющих сфер, которые парили под высоким тёмным сводом (потолка в этом коридоре никто не видел), он аккуратно осмотрелся. Давида с Наей уже не было, только несколько прогуливающихся придворных дам, да пару представителей лугару, оживлённо обсуждающих что-то.
   Барон Хан прошёл мимо, ни на кого не обращая внимания. Мыслями он был далеко. Добравшись до места, Хан остановился, прислушиваясь к тому, что творилось у него за спиной. Казалось, он мог видеть и слышать своим затылком. Настолько сильно он смог сфокусировать своё внимание по периметру вокруг себя.
   Затем барон, как ни в чём ни бывало, сделал задумчивое выражение лица, и будто полностью поглощённый какой-то очень важной идеей, оперся спиной о стену, незаметно при этом пальцами прощупывая стену. Сейчас он сильно рисковал, ведь внутренняя нарийская разведка не оставляла попыток разыскать всех шпионов и предателей короны, а по факту Ложи Белокаменной Твердыни. Но он , всё же, нашёл, что искал, вернее, нащупал микроскопическую шероховатую поверхность посреди гладкого, черного вулканического камня.
   Как только он прикоснулся к этой точке, его сознание моментально перенеслось отсюда в тело его аватара, спящего за столом президентского кабинета корпорации 'Бусан-Индастрис', негласно входившей в сеть огромной корпорации Ложи Белокаменной Твердыне. Но подобное управление, конечно, производилось негласно, и уж тем более не во Внешнем мире.
   Барон Хан встал и сладко потянулся, похрустывая всеми косточками этого человеческого тела. За окном был глубокий вечер, и из его кабинета открывался вид на красивые высотки усыпанного огнями азиатского мегаполиса.
   Не обращая внимания на внешнемирской город, барон Хан достал из воротника белоснежной рубашки жемчужную булавку. И спокойно насвистывая, отделил жемчужину от платиновой иглы.
   Довольно прищуриваясь, он положил этот небольшой шарик в ладони и принялся раскатывать его в своих руках до тех пор, пока тот не блеснул изнутри зелёным светом и не превратился от тепла человеческих рук в крохотных сгусток зелёной энергии.
   Барон Хан остановился, ожидая кого-то принять.
   В дальнем углу комнаты внезапно стало темно. Тьма сгущалась, нагоняя ночь в кабинет барона, до тех пор, пока в ней не появилось движение.
   - Ты что-то узнал? - раздался оттуда голос Джона Раста.
   - Лорд Наль, рад видеть тебя в добром здравии, - ответил ему барон Хан: - У нас мало времени.
   - Да? - послышался из темноты ироничный голос Раста: - Что же так? И при этих словах аватар лорда Наля вышел на свет, нагло поглядывая на небольшого ростом Хана, словно оценивая потенциал его верности.
   - Правильно выбранный ход, делает нас бессмертными, поскольку именно тогда мы обгоняем время. Не ты ли это говорил мне? - и Джон Раст уставился на него, словно желая пригвоздить его к стене своим кроваво-красным взглядом, так, из желания немного позабавиться.
   Барон Хан ухмыльнулся, но ничего на это не ответил. Его карие глаза довольно блеснули.
   - Вот если будешь продолжать вести себя, как капризный ребёнок, умрёшь во цвете лет, - ответил барон Хан, и с ощущением полной свободы зашагал к окну, упирающему прямо в пол.
   Джон Раст хищно наклонил голову набок, озадачено наблюдая как барон Хан разворачивается к нему спиной. И ему стало интересно, что же раздобыл Хан. Раст задумчиво потёр свой острый подбородок, и, немного усмирив своё чувство неудержимой вседозволенности, поравнялся у окна с бароном.
   - Так что ты хотел мне сказать? - спросил лорд Наль, глядя вниз на зажигающиеся огни города.
   - Тебе нужно забрать эльнрике. Давид начал свою игру. Теперь от тебя одного зависит, успеешь ли ты выиграть, или... тогда я тебе не завидую.
   Джон Раст сконцентрировано сдвинул густые брови, всё также глядя вниз.
   - Сколько у меня времени?
   - Я думаю, немного. Ориентировочно через пять нарийских минут начнётся церемония открытия Обзорных Свод, - спокойно ответил барон Хан, так, будто его это вообще никак не касалось.
   Джон Раст задумался. Наступила тишина. И только машины внизу летели по дорогам, подсвеченные сверху светом неоновых фонарей, которые только начинали загораться.
   - Твой смыслёнышь Тхэгён на связь так и не вышел? - нарушил молчание Раст, поворачиваясь к барону Хану.
   - Ты уже не называешь его 'ценным кадром'? - искренне удивился барон, понимая, что у лорда Наля пропало нейтральное отношение к главе службы безопасности его корпорации.
   - Неужели так понравился этот человек? - насторожился Хан.
   - Он сильный соперник, - кратко ответил Раст.
   Барон Хан понимающе кивнул.
   - Нет. Он экранируется. Но мои люди его отследили по контактам с белокаменными шанами. Эльнрике была с ним. Они засветились недалеко от центра, на некой улице Ткаченко. Они всё также находятся в европейской зоне 'Тэндон-Индастрис'. Но можно послать огненных гончих по их следу. Пока это всё, что у нас есть.
   Джон Раст слегка склонил голову, принимая важное, по всей видимости, для себя решение. А затем решительно посмотрел на барона Хана, отчего последнему стало даже не по себе.
   - Хорошо. Возвращайся сейчас обратно, - с проскальзывающим огнём в голосе, сказал лорд Наль: - и постарайся держаться подальше от дворца. Ты мне ещё понадобишься. Сфокусируйся на том, что делает лорд Борей, куда он пошёл и с кем поддерживает контакты.
   Барон Хан с достоинством посмотрел прямо в глаза Джона Раста, давая понять, что не даст ему широкое поле для манёвров. Тем более, неизвестных ему. А затем развернулся и по-деловому направился к большому, массивному письменному столу, хитро обхаживая стоимость новых для себя обязательств.
   - Да. Сделаю, - полуобернувшись, сказал барон Хан: - О цене поговорим позже.
   Джон Раст пристально глянул на барона, и ухмыльнувшись, с банальным чувством превосходства направился обратно в сторону тьмы.
   - Вот ещё что! - хитро добавил барон Хан, специально останавливая лорда Наля.
   Джон Раст остановился, но не стал оборачиваться. Однако барону Хану и этого хватило. Он довольно блеснул своим взглядом.
   - Лорд Азазаль, он не во дворце.
   После этих слов лорд Наль слегка повернул свою голову, но так и не принял решения развернуться к барону.
   - Тебе заплатят, - спокойно сказал лорд Наль, блеснув при этом холодным светом своих кроваво-красных, неожиданно взволнованных глаз. После этого он шагнул во тьму, и зелёный сгусток энергии исчез, превратившись в обычную жемчужину. В кабинете снова всё стало на свои места.
   Барон Хан цинично вздохнул, а затем подкинул в руке жемчужину и довольно запел, прикрепляя её обратно на иглу и цепляя к своему воротнику. Подойдя к столу, он легко обогнул его и уселся в удобное кожаное кресло, с чувством одержанной победы ухватившись за его подлокотники. Затем он нащупал шероховатую точку под правой рукой, и коснувшись её, снова оказался в освещённым звёздным светом коридоре дворца.
   Он всё также стоял, облокотившись о стену, и свесив голову, усердно о чём-то размышляя. Никто и не подумал бы, что он отсутствовал где-то эти несколько мгновений (время во внешнем мире бежало намного быстрее нарийского).
   Барон Хан поднял свою голову и осмотрелся по сторонам. Лугару ещё даже не успели скрыться из виду. Из церемониального зала доносились радостные голоса. Веселье было в полном разгаре. И он направился в сторону дворцовой террасы, оставляя за спиной весёлые голоса, доносившиеся из зала.
   - Граждане нарийцы! Этот миг настал! Всего пару мгновений, и вы окунётесь в загадочный мир. Я говорю о звёздах! Самых настоящих звёздах, прямо здесь и сейчас, над вашими головами! На нашем нарийском небе! Сейчас, здесь, мы открываем новую эру, и она начнётся с открытия этих Свод. Настало время для финального отчёта!
   Гости радостно подняли бокалы, одобряя эту инициативу своими довольными возгласами.
   В этот момент прямо по центру зала появилось большое кольцо густой голубой энергии, которое просочилось прямо сквозь мрамор. Вслед за ним появился второй, автоматически отодвигая первый на уровень выше. Нарийцы только и делали, что считали их появление.
   - Один наст (*кольцо)! Второй наст! - весело выкрикивали гости, и сияющий свет колец, казалось, отражался в их полных предвкушения глазах. Настолько это было красиво!
   - Так что ты мне хотел сказать? - нервно произнесла Ная, останавливаясь на крыше и поворачиваясь к Давиду.
   - Ты только не истерии! Хорошо? - начал Давид, понимая, что информация будет неприятной.
   Ная побелела от негодования, но согласилась выслушать.
   - Зоря пострадала от этого света. Король принял решение поместить её в карантин. И дело засекречено, - как можно спокойнее объяснил Давид.
   - Что?! - полу истерично выкрикнула Ная, но тут же попыталась взять себя в руки и с холодным достоинством в голосе, по-деловому напёрла на брата.
   - Где она? Я должна её увидеть! - решительно пошла на него Ная, так, что Давид даже не успел отступить назад: - Почему ты молчишь?! Ответь хоть что-то! - и тут она набросилась на него с кулаками, которые затем бессильно упали на его грудь. Ная всё поняла, просто глядя на ледяное безразличие в глазах своего брата.
   - Её увели, так же, как и всех остальных..., - продолжила она полуживым голосом, понимая, что ничего здесь не сделает, что стоит рядом с кронпринцем и не ей судить о делах.
   Вот так стоя напротив него, с поникшей головой и прижатыми к его груди руками, Ная продолжила.
   - Ты же позаботишься о ней? - еле слышно произнесла она, боясь при этом, что слишком много просит от него: - Она единственный ребёнок у меня за эти девятьсот лет.
   - Я сделаю, всё, что в моих силах, - Давид уже не стал скрываться и холодно подтвердил её опасения, блеснув при этом своим отстранённым ледяным взглядом: - И сделаю всё, что предписано мне уставом Белокаменной.
   Ная дрогнула от этих слов, и, замерев на мгновение, с обречённым взглядом безропотно кивнула ему в ответ. Когда отгораживаются заботой о благополучии Ложи, значит всё уже заведомо и бесповоротно решено.
   Давид утешительно погладил её плечо, но она, ничего не говоря, просто отошла в сторону, а затем и вовсе пошла к вулканической витой скамье, присела на неё и устремила свой задумчивый взгляд в городские дали.
   Давид не стал ей мешать, так и оставшись на месте. Единственно что, он поднял свою голову вверх, посмотреть на звёзды, которые он так хотел увидеть. Это желание было, действительно, искренним.
   - Три! - радостным эхом донеслось из дворца: это уже раскрылись Обзорные Своды, после того, как кольца выстроились в форму пирамиды и, сфокусировав всю свою энергию по центру, выпустили в своды густой поток чистой звёздной энергии.
   - Навь меня разрази! Какие же вы красивые! - восхищённо выдохнул Давид, видя над собой крупные горошины созвездия Ориона, обрамлённого густыми хлопьями тёмного фиолетового неба, которое будто боролось за этот кусок звёзд: - Вся эта энергия ушла не зря! Вы того стоили!
   Между звёздами пробежал мощный электрический заряд и огромная молния внезапно ударила прямо в церемониальный зал, оглушив собой пространство вокруг на несколько сот метров. Давид рухнул на террасу, чувствуя под собой лёгкую вибрацию от удара.
  
  
   Глава 2
  
  Несколькими часами ранее...
  
  Перед глазами все кружилось. В ушах стоял глухой, всепоглощающий звон. Реальность превратилась в сон, в невозможность предотвратить то, во что больше всего не хотелось верить.
  Лицо было испачкано пылью и кровью, по которым скатывались слёзы. Глаза просто не справлялись с последствиями огромного взрыва, который поглотил своим голубым огнём весь огромный город. Ноги ели держали, но сознание, с ужасом приковало к разрушенным и кое-где всё еще взрывающимся высоткам, оно не давало упасть. Сердце хотело спрятаться, забраться в воспоминания и никогда не выходить обратно, но сознание снова не отпускало. Нужно было разобраться, разобраться в том, как это все могло произойти...
  Крики боли, горький плач доносились со всех сторон, взлетали ввысь вместе с ветром, и горько оседали у её ног.
  Эрна опустилась на колени и обессилено свесила руки. Глаза с болью смотрели на мир, на бескрайнее фиолетовое небо, на яркие вспышки горя в нём, и вниз капали слёзы, пачкая грязными ручьями тихо мерцающую золотыми частицами кожу. Ветер коснулся её лица.
  - Эфи, как такое могло случиться? Почему? - её зрачки расширились от очередного взрыва, падающей на обломки прозрачного моста нарийского небоскрёба.
  Ветер-хранитель стих рядом с ней.
  - Не знаю. Варианты теней безграничны. Мы просто выбрали этот, - безучастно прошептал ей ветер, поднимая вверх очередную волну пыли и криков.
  Эрна закрыла глаза и сжала кулаки.
  - Я знаю, что всё здесь не настоящее. Это видение. Я знаю, что это один из миллиардов дорожек мы с тобой можем выбрать. Но, как я сейчас не пытаюсь переключиться на другую дорогу развития событий, на другой вариант, я не могу уйти отсюда. Значит, этот вариант повторяется снова и снова, и нет никакого миллиарда. Где ошибка?
  Ветер промолчал.
  - А где Мильшальм, где Рося, где Ирби и Ани? - неожиданно пронзило холодом Эрну, она прошептала, словно боясь услышать ответ ветра.
  - Мы все решили помочь Мильшальму, помочь в борьбе против Джона Раста, аватара лорда Наля, потому что Мильшальм волновался за жизнь своих человеческих родственников, оказавшихся в заложниках. Он поставил земные человеческие законы и правила выше своего истинного предназначения, выше той миссии, которую подарил нам Отец. Мильшальм хотел спасти миллионы, пожертвовав тысячами, но жизнь уникальна, и среди той тысячи оказалось много ключевых вариантов. Равновесие нарушено. Смотри, как сейчас кричат от боли и непонимания гальгуры и дайнего, рольмийцы и шаны, все нарийцы, сгорая в огне...Та же боль, то же непонимание своей участи, было бы у расы людей, если бы мы выбрали противоположный вариант развития событий...
  Эрна сжалась от боли и неприятия этих слов. Она буквально прижалась к крыше побитой высотки, и накрыла свою голову руками.
  - Не-е-т! Я не хочу дальше это слушать! Я не могу верить этим словам! Не хочу! Не буду! - и Эрна прокричала, пробивая слезами глухую стену боли в своём сердце.
  - Как ты не понимаешь? - и она подняла свои заплаканные глаза вверх: - Что происходит со Вселенной после взрыва? Ты помнишь?
  - Любой взрыв устраняет прежнюю жизненную форму и во Вселенной зарождается новая жизнь, - задумчиво ответил Эфир и воздушные потоки ненадолго приутихли.
  - Нет. Не помнишь. Нет никакого зарождения новой жизни. На пустое место приходят новые расы, как когда-то мы. Не будет зарождения. Будет новое пришествие, или новое порабощение, в зависимости от того, кто решит прийти. Это не победа добра. Это самый печальный и глупый проигрыш на свете, во всех возможных вариантах событий! - возразила Эрна, и решительно стёрла слёзы рукой.
  - Нет! Я не принимаю постапокалиптическое будущее! Были уже здесь миллиарды лет назад! Знаем! Проходили! Мне нужно увидеть причину, я хочу видеть причину, - закричала в никуда Эрна и резко вскочила на ноги: - Я хочу знать, почему Мильшальм снова провёл Тень в наши планы!
  Эрна в исступлении огляделась: перед глазами открылась панорама горящего города, падающего вниз, исчезающего в прошлом. И вдруг взгляд застрял на огромной, освещённой неоновым светом комнате, выполненной в неоклассическом стальном стиле, с белыми квадратными диванами, стальной оснасткой по стенам, и камином, наполненном звёздной энергией вместо привычного огня.
  Эрна быстро оглянулась назад - там за стеклом была панорама города...мирно сияющего звёздным светом под глубоко-фиолетовым небом. По ту сторону окна мелькали шатлы, по парящим дорогам перемещались нарийцы, - город был цел.
  - Я здесь ни одна? - насторожилась Эрна и ещё раз внимательно осмотрела комнату, полуразвернувшись, и не отрывая своей руки от окна (словно боялась потерять связь с тем городом). Её взгляд напрягся и она, наконец, заметила лёгкие, размытые золотые тени, то есть ломаные и перетекающие линии золотой энергии, которые со временем стали собираться в силуэты, а затем в образы, становясь всё чётче, пока Эрна не вошла в эту реальность и до неё донёсся разговор.
  - Нам надо о многом поговорить, дорогой, - сказала Эрна, безучастно глядя в окно, откуда открывался вид на миллионы огней поглощенного тьмой города.
  Они с Тхэгеном находились род крышей ночного неба, в небоскрёбе, тесно толпившимся рядом с другими такими же соседями, стремящимися вверх, но с холодным безучастным светом своих стальных глаз.
  Эрна из той реальности стояла у окна, грустно опустив плечи и неловко подрагивая, казалось, от холода, но в комнате датчик показывал нормальную для человека температуру. Разговор предстоял нелёгкий и она это прекрасно понимала. Куда подавалась ее естественная внутренняя сила? А где теперь тот счастливый, согревающий своим теплом, свет ее глаз? Почему она теперь внутренне боялась искренне улыбнуться, отчего ей приходилось обдумывать каждый свой шаг? Что случилось с этим миром?
  - Что-то случилось, любимая? - забеспокоился Тхэген, подходя к ней и почему-то нерешительно остановившись в шаге за ее спиной.
  Он никак не мог понять эти дни, что её гнетёт. Ему так хотелось её обнять, как он делал это раньше, но что-то не пускало, сдерживало его сердце. Тхэгён винил в этом Эрну, хоть и стыдится себе в этом прямо признаться.
  Эрна дрогнула. Опять он ничего не видит, не чувствует, как изменились вокруг внешние потоки энергии, как они ощетинились, целясь своими ледяными иглами прямо в неё. В место этого он видел перед глазами миллионы жителей своего родного города, саму только мысль, что он сможет им помочь. Он видел возможность спасения миллионов, не замечая, как совсем рядом гибнет его любимый человек. Зря она уступила ему тогда, не надо было идти к кронпринцу Борею. Теперь они в самом центре его нарийского дворца. И здесь становилось все теснее.
  - Я задыхаюсь здесь, - набравшись смелости, начала Эрна, поворачиваясь к нему.
  Но она снова увидела его искренний взволнованный взгляд, и ее сердце сдавило от жалости. Он просто не может всего видеть, не видит всю красоту вселенских потоков, как она может его винить?! Ей нужно быть сдержаннее, терпеливее. Все просто, но ее не покидало ощущение, что она при этом разрывает самые тонкие струны своей души.
  Эрна попыталась улыбнуться, понимая, что снова не сможет оставить его здесь одного. Она воспринимала его сейчас как маленького ребёнка. Настолько беспомощным он был по меркам заринов (учеников семи вселенных). Что тут говорить о Великих Хранителях?
  - Ты опять начинаешь ругаться из-за Борея? Боже! Успокойся! Я уже десять раз пробил его во всех возможных слоях астрального поля. Он чист. Никто из его окружения не хочет тебе навредить. Для этого у Белой Ложи нет причин. Через два дня будет встреча, и мы, наконец-то сможем обговорить с ними наш план сдерживания Огненной Ложи, особенно лорда Наля. Потерпи. Прошу и не сбивай меня с толку.
  - Я не думала ругаться, - растерялась Эрна, не понимая, почему такой простой разговор принял внезапно такую витиеватую форму, - Зачем ты опять фокусируешься на астральной плоскости? Почему ты всегда аппелируешь к примитивным формам решения проблемы. Конечно ты там ничего не увидешь, Борей без особых усилий моделирует в астрале нужную ему реальность. Выйди уже, наконец, за рамки астрала, найди мир тонких энергий. Именно там ты сможешь увидеть истинные следы каждого живущего существа, отыскать причину и следствие. Я так хочу тебе это показать, но в этом теле не могу. Прости, и пойми меня. Ты не видишь, но даже сейчас мне приходится отражать одну энергетическую атаку за другой.
  - Мне кажется, что ты слишком чувствительно относишься ко всему этому. Мы здесь уже пять дней. Если бы нас хотели убить, то попытались бы уже что-то предпринять. Успокойся. Ты просто проецируешь на кронпринца Борея всё, что случилось на последней встрече с лордом Налем. Не переживай! Хорошо?
  - Да какой Наль! Я вообще с ним не встречалась, - всплакнула от бессилия Эрна: - Это ты знаешь про него. Все те последствия, о которых ты говоришь.... Ты сам проецируешь, вернее всеми силами огораживаешься от них, делаешь это настолько усердно, что просто слеп ко всем остальным. Ты не видишь ничего вокруг себя, кроме Наля, и той боли, которую он тебе когда-то причинил. Услышь меня, наконец!
  - Знаешь, порой мне кажется, что ты не хочешь спасать всех этих людей, что я ошибся тогда, думая, что ты светлое чудо, свет, который спасет. А ты - эгоистка, думаешь только о себе, и порой, можешь только привлекать к своей персоне внимание и больше ничего!
  Эрна расстроено смотрела на разгорячённого Тхэгёна и с каждым его словом на душе становилось всё тяжелее и тяжелее.
  - Надоело! Не хочешь здесь находиться, можешь уходить. Я сам всё закончу! - категорически заявил Тхэгён.
  - Да что же это такое ты говоришь... Зачем ты так? Да и не могу я отсюда уйти, как и ты. Мы - свободные пленники, скованные круговой порукой, в которую ты нас втянул.
  - Тогда зачем ты всё это начала? - устало отмахнулся Тхэгён: - Пойду, проветрюсь.
  Погруженный в свою историю, в значительной степени написанную для него в тех самых тонких слоях, он развернулся и решительно вышел из нарийского пентхауза, оставляя за спиной любовь всей своей жизни.
  - Мы оба перестали понимать друг друга, - горько прошептала Эрна из этой реальности, все еще глядя на двери, одна в этом ледяном дворце.
  Ей захотелось улететь, исчезнуть отсюда, взмахнуть своими белыми крыльями и раствориться в небе сияющей энергией, как это было раньше, но вместо этого она тихо стукнулась лбом о стекло и бессильно сползла вниз, неудержимо рыдая.
  - Что же с вами случилось? - ошеломленно наблюдала за всем этим настоящая Эрна: - Мы же так любили друг друга, а теперь она плачет...
  Эрна подошла обратно к окну, за которым открывалась загадочная панорама города, с которой всё и началось, и задумчиво приложила сияющую ладонь к стеклу. Сейчас она примирялась с увиденным. Конечно, здесь не было взрывов, но боль меньшей не стала. Где-то в стороне всё еще плакала Эрна из той реальности, которая тихо стала уходить на второй план, теряясь в золотых нитях энергий.
  - Значит, Мильшальм не может видеть то, что видят Хранители. А Эрна из того варианта событий не хотела портить его ожидания от любви. Она чрезмерно берегла его. Пожертвовала общей миссией, ради его человеческого воплощения. Хотя... здесь ничего странного, я всегда выбирала его.
  Эрна медленно закрыла глаза. Она видела достаточно. Теперь предстояло вернуться, лечь на кровать, где лежало её новое тело - на сей раз человеческое, и проснуться, впервые за миллионы лет в этом мире.
  А в это время Тхэгён быстро собирал вещи, закидывая впопыхах в дорожную сумку. Необходимо было срочно уходить, и желательно из города. Его будут искать. Страну он пока не покинет - нужны документы для своей желанной незнакомки. Но контактами от 'Тэндон-Индастрис' он в этом городе воспользоваться не сможет. Значит, нужно найти кого-то нейтрального.
  Эрна устало проснулась. Перед глазами всё еще стояло её подавленное и разбитое вероятное будущее. На душе было тяжело и даже не хотелось вставать. Надо было всё обдумать. Понять, что она в другом мире, то есть в мире людей, что она теперь и есть сам человек, тот, которых она тренировала миллиарды лет назад в своём Дворце.
  Тхэгён остановился и неожиданно посмотрел в её сторону.
  - Ты уже проснулась?...
  Эрна внимательно, ничего не говоря, посмотрела ему в глаза. Долго и проникновенно, изучая стоящего перед ней человека. Да-да. Она уже была предупреждена и знала, что на желанную встречу с Мильшальмом рассчитывать особо не стоит. А вот насколько этот человек может быть похож на него - это предстояло выяснить. Считается, что дух сейчас спрятан очень далеко. Ох, уж сколько всего в людях появилось за всё это время.
  - Я хочу поговорить с тобой искренне. Ты помнишь, что я - одна из Великих Хранителей этого мира, также как и ты? Ты помнишь своё настоящее древнее имя? , - делая паузы, спрашивала Эрна: - Помнишь наших братьев и сестёр? А также помнишь, почему мы потеряли друг друга из виду на несколько миллиардов лет? Ответь на эти четыре простых вопроса, душа моя.
  Если после первого вопроса Тхэгён растерялся (всё же он ждал чего-то лирического с её стороны), то после остальных на его лице появилась улыбка.
  - Радость моя, любимая, тебе ещё надо отдохнуть. Ты не до конца пришла в себя - сказал он и поцеловал её в лоб.
  - Да. Но, у нас, ведь, нет времени на отдых, - поправила его Эрна, растеряно и изумлённо. С ответами на вопросы уже всё было ясно. Он даже не понял, о чём она спросила. Это к слову.
  На душе появилось необычное чувство тепла, глядя вот так на него - человека (бесспорно), и совершенно ничем не похожего на Мильшальма, но...этот взгляд, пусть и с человеческими эмоциями, это был Мильшальм. Она чувствовала его дух сквозь это тело. Это просто чудо - видеть перед собой прошлое и настоящее, образ любви из прошлого в новом теле.
  - И это тоже правда, - согласился Тхэгён и проведя рукой по лицу, крепко прижал к себе, целуя в губы.
  - Я очень хочу остаться с тобой вот так, здесь, никуда не бежа. Целовать тебя дни и ночи на пролёт. Не вылазить из этой кровати. Забыть про весь мир. Но там за дверью уже наверное собираются нарийские ищейки, чистяльщики и остальные, желающие нас схватить, - и Тхэгён открыто улыбнулся, и в его глазах отразилась душа, играя нежным светом любви.
  - Я не хочу тебя потерять, поэтому придётся тебя забрать отсюда, - и при этих словах Тхэгён со счастливой улыбкой подхватил её на руки и закружил вокруг себя. Затем он положил её на кровать и рухнул рядом с ней.
  - Но для этого нам надо добраться до одного места, где тебе помогут сделать документы, - наклонился над ней Тхэгён.
  - Какое место? - спросила Эрна, а её сердце взволнованно забилось, и стало жарко.
  - Да так, к одному приятелю, задолжавшему мне услугу, - уточнил Тхэгён с хитрой улыбкой, не желая вдаваться в подробности: - Это не далеко. Не волнуйся, - и он ещё раз поцеловал её, наслаждаясь моментом.
  Эрна улыбнулась:
  - Но, ведь, ты обо мне ничего не знаешь.
  - Я знаю, что люблю тебя. И ты меня тоже, - улыбаясь, ответил Тхэгён, целуя её в шею и медленно спускаясь ниже.
  Эрна с ярким блеском в глазах повернула голову на бок, думая и разглаживая ладонью одеяло:
  - Хорошо. Я помогу тебе. А потом ты мне поможешь. От перемены места, ничего страшного не произойдёт.
  И после Эрна обхватила его руками.
  - Даже так? - воодушевился Тхэгён и перевернул её, а она его в ответ, целуя. На окне покачнулись от ветра лёгкая гардина, выпуская за окно их радостные голоса. Там внизу уже закручивались события.
  Генки приложил руку ко лбу, щурясь на полуженное солнце. Его лицо было без особого энтузиазма. Это после того-то, как на их глазах босс рухнул как подкошенный, предварительно растаяв во вспышке света! Постояв так, он нехотя вернулся в реальность. Надо было что-то делать! Тело босса всё ещё валялось в городе, бесхозное. А инструкций на такой случай они никогда не получали. Да они и прикасаться к нему не имели права, поскольку не состояли ни во внутренней, ни во внешней разведке лож.
  - Ну, Барменталюшка? - кисло начал Генки: - Есть идеи? Потому что у меня никаких! - апатично закончил Генки, глядя, как через дорогу окружили их босса, и как туда уже подъезжала скорая помощь.
  - Аналогично! Без идей! - с фатализмом в голосе ответил Барменталь и пожал плечами. Шаны уже искренне успели похоронить шефа. Мысль о том, что им придётся за всё это отвечать, добавляло ещё большего трагизма ситуации.
  - Есть трубка? - добавил Барменталь.
  - Нет, в берлоге оставил, - не поворачиваясь, и всё также смотря, как укладывают тело на носилки, ответил Генки.
  - Это ты зря, конечно! - ответил Барменталь, смотря, как носилки подняли в скорую.
  - К нам ещё никогда так часто не обращались нарийские персоны королевских кровей. Только два раза. И то, за последние два дня, - задумчиво заметил Барменталь, проважая взглядом скорую с телом шефа.
  - Да, - согласился Генки, - и все эти два задания мы провали, так ни одно и не закончив.
  - Да, - поддержал его Барменталь: - В первом особенно стыдно было. Когда лорду Азазалю докладывали.
  - Думаешь? - удивился Генки, - А мне не было. Эх! А потом босс лично приехал... Как думаешь, что с ним случилось? Теперь-то и доложить некому. Мы связывались только с ним.
  - Ты сейчас о каком боссе говоришь? О первом или о втором? - спохватился Барменталь, чувствуя в этом выход из ситуации.
  - Точно... Первый! - согласился с его мыслью Генки, а затем с особым оживлением побежал к внедорожнику.
  - Что стоишь? - крикнул ему Генки, заводя двигатель: - Пошли тело второго босса освобождать. Нам его ещё первому боссу вернуть надо, и отчитаться ему о том, что здесь произошло.
  - Ты прав. Разбираться со следователями внешней разведки нет никакого желания, - и Барменталь быстрее ветра оказался в машине со своим другом.
  - Врубай на полную! - бодро скомандовал Барменталь, и с громкой музыкой в салоне, они понеслись вслед за отъехавшей скорой.
  
  
  
  
  
   Глава 3
  
  
  
  - Найди её и верни домой! - Азазаль вспомнился усталый голос Давида. И пусть Давид опять поступил эгоистично, поставил себя выше дружбы, но он был кронпринцем, поэтому ему можно простить, - и Азазаль тяжело открыл свои тёмно-синие с ледяным узором глаза.
  Голова всё ещё гудела. Вряд ли от падения. Перебарывая звон в ушах, нариец королевских кровей, а по сему рольмиец во плоти, Азазаль решительно поднялся с земли, обжигая всех своим ледяным взглядом. А испепелить здесь было кого! Хотя бы за то, что двое из присутсвующих были напрямую виноваты в том, что он сейчас был не на королевском балу, где должна была быть просто феерическая программа: там звёздное небо показывали! А третья - Азазаль увидел на руках Тхэгёна девушку с огромными белыми крыльями за спиной - вообще стала причиной всех проблем его друга. А раз она здесь, значит, вопрос с поисками неизвестного духа уже отпадает. Эта неизвестная сила оказалась ангелом крылатого подвида. Значит, один из их расы уцелел после зачистки, организованной предками Борея миллиарды лет назад.
  Итак, аватар остался по ту сторону золотого щита. Азазаль всё ещё мог наблюдать его отсюда. Впервые в истории Лож! Ещё никогда не было такого, чтобы нариец спонтанно вышел из аватара во внешний мир. По-хорошему, он сейчас должен был быть невидимым для внешнего мира, но, видимо, внешнего мира как раз здесь не оказалось.
  - Ну что ж, Борей! Надеюсь, твоё спасение того стоило! - Азазаль снисходительно окинул взглядом, лежащую на траве Росю: она была без сознания.
  Тут он вспомнил последний разговор с Давидом, как тот отрицал влияние Роси на себя и пытался скрыть свои эмоции к ней. Борей (он же Давид) утаил детали, отправляя друга на секретное задание, не думая о том, что тем самым мог круто его подставить. Информация с места покушения на эльнрике уже должна была оказаться в Совете Безопасности двух Лож. А это значит, что их дружба окажется под большим давлением.
  - Навь меня порази! - искренне заволновался Азазаль, видя, как просыпается Рося, приподнимается и смотрит ему в глаза. Она не испугалась, хотя Азазаль был в самой своей лучшей рольмийской форме. Она уже знала кто такие рольмийцы? Неужели Борей и об этом забыл рассказать Азазалю! Как он вообще мог обойти все секретные протоколы и рассказать человеку о нашем мире?!
  Азазаль впился в неё своим взглядом, с долей достоинства требуя, чтобы она признала его власть над ней и склонила свою голову. Чего, естественно, от неё не последовало. Рося вообще поступила оригинально: она в ответ зачем-то стала пятиться назад, пока не натолкнулась на прямо ходящего снежного барса, ощупывая его мохнатые лапы. Азазаль даже заволновался.
  - Эй! Лапы от неё убери! - с напором в голосе ступил вперёд Азазаль, желая прочертить невидимую черту между собственностью Белокаменной Ложи и Иным. Сама мысль что кто-то, кроме их семьи, мог прикасаться к ней, разжигала внутри волнение. А это существо в образе прямо ходящего снежного барса, было из другого мира. Азазаль понял, что он тоже из крылатых, только таких он раньше не видел: видимо, не всю их расу переписали в архив тогда. Хватит с него сюрпризов! Ещё Борей неизвестно что успел с Росей сделать!
  - Не нервничай так, братец! Конечно, ты всегда был немного грубым, Рольм, но никогда не позволял себе нервничать! - легко улыбнулся ему прямо ходящий снежный барс и демонстративно дёрнул хвостом в его сторону.
  Азазаль побагровел от негодования, и крепко сжал кулаки, не отводя уже своего уже жалящего взгляда от Ирби.
  - Повтори ещё раз, что ты посмел сказать рольмийцу?! - процедил сквозь зубы Азазаль, теряя контроль над своим внутренним огнём.
  Ирби обиженно шевельнул пятнистыми кошачьими ушами на своей голове, не теряя при этом улыбки со своего лица и доброго расположения духа. Он только мягко положил мохнатые лапы на плечи Роси, желая её аккуратно отодвинуть в сторону (лучше ей сейчас было побыть в стороне, ведь обстановка накалялась).
  Росю подвинули. Но ей всё ещё было немного неловко за лапы барса и боязно за нарийца, стоящего в нескольких метрах от неё. Ведь, одно дело видеть дядю...вернее кронпринца, да ещё нарийского с безопасного расстояния (через астрал), а другое - наблюдать эту опасную расу инопланетян (так ей легче было принять то, что происходило вокруг) прямо перед собой.
  Рося сейчас смотрела на Азазаля, на этого уверенного в себе мужчину, (возможно даже слишком уверенного), на то, как он готов был сорваться на человека-барса, и видела благородство в его мотивах. Она точно не знала, как это поняла, но у него было что-то общее с Давидом. Давид точно также защищал её, только без этой горячности, конечно.
  Росе даже стало чуточку приятно, а на щеках появился едва заметный розовый румянец. Медлить было нельзя. Их надо было разнять.
  Она понимала, что Давид не навредил бы ей в такой ситуации, а сделал всё, чтобы минимизировать урон. Значит, и этот незнакомец не станет подставлять её под удар. И Рося неожиданно для себя глубоко вдохнула и резко стала между Ирби и Азазалем, разведя обоих руками.
  - Нет! Вы сегодня не подерётесь! Давайте все успокоимся. А то я вам обоим надаю подзатыльников!... Наверное, - последнюю фразу Рося сказала неуверенно, понизив голос, понимая, что от волнения могла немного перегнуть палку.
  - А я и не собирался драться! - фыркнул Ирби, обиженный из-за такого непонимания его светлых намерений. Он же хотел просто поговорить. Сколько лет-то с Рольмом не виделись (световых, конечно!).
  - Пойдём-ка, я тебе всё здесь покажу, - неожиданно радостно сказал Ирби, и, не дождавшись ответа, мягко взял Росю за руку, заставляя уйти вместе с ним. Рося не успела понять даже, что произошло. Знала только где-то глубоко внутри, что этому барсу-оборотню можно доверять. Но, то, что они сейчас уходили от того мужчины, тоже вызвало внутренний протест. Ну, и как ей разделиться между ними?! И Рося оглянулась, столкнувшись со взглядом Азазаля.
  - Следит! - подумала она: - Но не за барсом, а за мной. Понятно. Интересно, а Давид его знает?
  Азазаль с интересом проводил её взглядом.
  - Как у него получилось заставить её идти с собой? - заволновался Азазаль и запустил рукой в свои рыжие волосы.
  Но затем он задумался и улыбнулся:
  - А она ничего! Надо бы связаться с Бореем. Я тогда не поинтересовался у него, есть ли в звезде Сириуса встроенная система удалённой связи с ним. Сейчас она была бы очень кстати. Он же не рассказал мне, как сделать, чтобы эльнрке захотела вернуться домой. Этот мохнатый пока меня опережает, - размышлял Азазаль, глядя, как уходят Рося и Ирби в сторону Тхэгёна с крылатой Эрной.
  - Просмотреть бы информацию на него, - подумал Азазаль, приметив Тхэгёна, и на автомате потянулся к платиновой пластине, которой некогда было пробито его ухо. Пластины там не оказалось. Исчезла!
  - Ладно, тогда обработаю данные нетехнологичным методом, - успокоил себя Азазаль и тут же поймал на себе пристальный взгляд прямо ходящего барса. Тот, явно ревностно следил за информационным полем этого пространственного кармана. Сам, видимо, его создал. Что тоже любопытно!
  И Азазаль демонстративно продолжил дальше, чувствуя на себе пытливый взгляд кошачьего. Энергетическое поле Тхэгёна сейчас было сильно уязвимо. Он сильно волновался за крылатую девушку у себя на руках, и все его мысли были сфокусированы на ней, оголив его самого.
  - Итак! - Азазаль довольно сфокусировался на Тхэгёне. Ему доставляло удовольствие слышать, как у Ирби нервно задёргался от этого нос. Значит не всё так идеально было под его куполом-щитом: - Что он мне покажет. Астральные поля в этом месте перекрыты, поэтому посмотрим на его энергетическое поле.
  И веселье Азазаля пропало:
  - Странно! Почему оно прошито узлами повиновения? Твоё сознание кто-то может выдёргивать в астрал по первому требованию? Кто же тебя так? - напрягся Азазаль.
   - Такое обычно не в почёте в Ложах, но у каждого узла есть свой авторский подчерк, - и тут Азазаль побледнел: - узлы барона Хана? Из Белокаменной? Что-то сегодня слишком много указывает на Борея...
  Азазаль растерялся в своих мыслях, и обескуражено сделал шаг назад, но потом остановился: - Нет! Просто не может быть! Здесь что-то не так! Я сейчас допрошу этого человека!
  Но Ирби быстро сориентировался, не давая Азазалю осуществить задуманное.
  - Так, давайте все пройдём за мной. Оставим этих двоих вместе, правда, Эфир? - добродушно сказал Ирби, и дружелюбно протянул руку Росе.
  И рядом с крыльями девушки стал собираться из воздуха высокий силуэт ещё одного мужчины. Азазаль вынужден был сразу переключиться на него, поскольку до этого момента ни разу не уловил его присутствия здесь. Но силуэт развернулся и проследовал за барсом с Росей.
  - Мы уходим! - снова сказал Ирби, на это раз как бы в сторону, намеренно громким голосом, чтобы его услышали.
  - Просто невероятно! - покачал головой Азазаль, осуждая покорность Роси: - Как овечка на закладенье идёт! Невероятно!
  И Азазалю пришлось поторопился, боясь потерять девчонку. Он ещё раз окинул твёрдым взглядом Тхэгёна с Эрной, и побежал догонять Росю, которая почти уже скрылась из вида за деревьями парка. А снежный барс напевал уже странную пересенку.
  'Сердце моё поёт, а душа сияет', - это те слова песни, которые услышал Азазаль и внезапно провалился... в небо, падая с него в ярко-зелёную траву, устилавшую равнину. Азазаль растеряно подскачил на ноги. Сердце выскакивало из груди, а глаза стали более синими, чем обычно. А вот кристаллов в них поубавилось. Несмотря на падения с такой высоты, все кости были целы. Чего возможно не случилось бы, если бы он остался в аватаре.
  Зато Азазаль сразу нашёл Росю, Ирби и ещё какого-то высокого существа в развивающемся плаще. Они были в метрах десяти от него. По-видимому, Росю ничего не смущало. Азазаль неодобрительно глянул ей в спину (а ведь она даже не оглянулась в его сторону!), и тяжело дыша, попытался встать.
  - Ладно! Хорошо! Я окончательно догоню вас! И девушка пойдёт со мной! - с угрозой произнёс Азазаль и резко сорвался вперёд. Но тут же подвернул ногу и не надолго остановившись, прихрамывая побежал дальше. Они шли к горам, которые возвышались над этой равниной.
  Азазаль почти догнал, протянул руку вперёд, готовясь схватить Росю за плечо и выдернуть её из этой странной компании, как внезапно ему в лицо ударили брызги воды и он стал тонуть, в пенистых водах какого-то океана. Ноги не могли достать до дна, а сверху накрывала одна волна за другой. Он даже сообразить толком ничего не успел. Да и некогда ему было сейчас. Соовладав с телом и вернув контроль над ситуацией он увидел перед собой песчаный берег с нависающими над ним пальмами. Песок был белый. Впереди плыли Ирби, Рося и тот же незнакомец. Притом Рося плыла, держась за пятнистый хвост барса. Вода была голубой и прозрачной.
  - Да что же это такое! - в сердцах выплюнул воду изо рта Азазаль: - Реальность, значит, меняете! Это незаконно. Даже мы так не делаем.
   - Не умеете просто, - в ответ Азазаль услышал слова Ирби, хотя тот даже не повернулся.
  Азазаль не на шутку разозлился. Это он издеваться вздумал? Да он хотя бы представляет с какой могучей и беспощадной силой в лице Двух Лож он столкнулся?!
  И Азазаль изо всех сил стал загребать воду руками, с ярым блеском в глазах, хотя плавать он толком и не умел (морей в Нарии нет, так - только небольшие ручьи). Но сейчас он об этом не думал. Мысль, что его хотят уделать как сопляка, жалило сознание, прожигая его едкой досадой. Ярость разжигалась всё больше, и вот он уже хотел как хищник накинуться на этого наглого барса-мутанта. Ещё рывок и кто-то схватил его за ноги, резко затягивая под воду.
  Азазаль выпучил глаза: вокруг пузырились пузыри, а вода стала тёмно синей с редкими зеленоватыми просветами света. Мозг просто закипал. По лицу потекла кровь, растворяясь в воде. Резкий, режущий звон, и Азазаль позабыл обо всём - только сильно схватился за голову, напрягая каждую жилу, пока громко не закричал. Он готов был поклясться, что в это мгновение видел, как его охватывает лиловое пламя на каком-то сияющем дереве, помещённом в сферу.
  - Ууу! Убью вас всех, убью! - в агонии стал отбиваться Азазаль, всё ещё держась за голову, пока её не отпустило, и он в исступлении не поднялся на поверхность, теперь уже такой же прозрачной и голоубой воды. Мирно пенились волны, а Рося с тем барсом и неизвестным существом уже были на берегу, ступая по белому влажному песку. Азазаль смотрел на них, не понимая, что произошло, не осознавая где он сейчас и не зная, что было реальным - он под водой или он здесь и сейчас.
  - Что это вообще было? - понемногу стал приходить в себя Азазаль: - Что за пытки я только что видел? Я же не сошёл с ума? Нет, рольмийцы с ума никогда не сходят. Ум - это наше всё. Здесь что-то другое. Вообще, что это всё? За всё это время они не разу не остановились, не оглянулись. Что за игру ведёт этот иномирец?
  - Ах ты! - прищурился Азазаль, начиная понимать, что здесь к чему: - Ты проецируешь свои отражения на пространства, как в зеркальных туннелях. Поэтому я никогда не смогу догнать вас, играя по правилам трёхмерного пространства. Умно!
  И Азазаль прицельно посмотрел на Ирби, вальяжно развалившись в океане, словно в своём каменном кресле. Теперь он никуда не двинеться! Они сами к нему придут.
  - Хорошая попытка! - услышал он голос того самого Ирби и внезапно почувствовал на себе пронзающий холодом ветер. В лицо ударило пылью, и Азазаль понял, что сидит уже на самом настоящем камне. Сплюнув попавшую в рот пыль, Азазаль внимательно и даже немного по-охотничьи осмотрелся по сторонам. По бокам вздымали оранжевые стены каньона, с которых местами скатывались отколотые небольшие камни, шумя. Никого не было.
  - Ничего! Это недолго продлиться! Бал уже должен закончиться и Борей заметит мою пропажу! Эльнрике я ещё не вернул домой, поэтому погодите ещё! - Азазаль недобрым взглядом осмотрел этот пыльный каньон. Он всё ещё сидел на большом сером камне, скрестив ноги и тяжело надавив на него ладонями. Камень назойливо давил ему в зад.
  - Да уж! Это не моё тронное кресло, - скептически заметил Азазаль и скрестил на груди руки, упорно ожидая, что барс с Росей появятся. Ведь он правильно понял механизм перемещений! Он так надеялся.
  - Что за камень здесь отыскался! Разве такие бывают! - начал раздражаться Азазаль (время-то шло!): - Его даже осушить нельзя! А какие у меня юпитерианские камни сейчас припрятаны дома - само объяденье! - и Азазаль на мгновение замечтался, как он праздновал бы сейчас день рождение на балу.
  И тут ему захотелось вспомнить про звезду Сириуса. Азазаль непонимающе глянул на свою левую ладонь, куда вошла новая технология, и, пытаясь прочувствовать её, тихо приложил к камню. Под ладонью заструились золотые нити света, и ладонь стала будто прозрачной, наполняясь светом и питая устройство, пока там посредине не стал вырисовываться контур пластины.
  - Я бы на твоём месте не надеялся! Бал ещё не закончился, - прервал его барс и Азазаль недовольно закатил глаза, раздражённо убирая руку.
  - Время я тоже могу изменять, - продолжил говорить снежный барс, доставая Азазаля своим добродушным веселым голосом: - Мы сейчас в тысяча девятьсот восьмидесятом, например.
  Азазаль хмуро развернулся к приходящим мимо него: Ирби, Росе и незнакомцу. Если Рося беззаботно смотрела вперёд, совершенно не замечая его, то Ирби и незнакомый высокий темноволосый мужчина в расшитом серебром плаще одаривали его своими любопытными и заинтересованными взглядами. При том, кожа незнакомца была покрыта узорами лазурного цвета, а половина его тела была словно из подвижных клубов тумана, завивающихся в потоки под его почти прозрачной кожей. Его нежно голубые глаза с розовато-оранжевыми бликами рассвета внимательно и с интересом рассматривали Аза, пусть и на ходу.
  Азазаль проводил их взглядом, наблюдая как они уходят вперёд:
  - Значит, я их опередил каким-то образом. Я правильно понял принцип перемещений - и, не успев закончить эту мысль, он почувствовал, что ноги перестали твёрдо стоять на земле и всё вокруг зашаталось.
  Азазаль машинально попытался выровняться, балансируя руками, пока каньон окончательно не ушёл у него из-под ног, проваливая его вниз. Едва поймав равновесие, Азазаль облегчённо выдохнул и глянул вниз...Под ногами теперь оказалась глубокая пропасть и бурлящий далеко внизу поток воды. Шаткие деревянные дощечки скрипели между канатами под ногами.
  Азазаль испугано осмотрелся - где это он? Он был на подвисном мосту. Позади был лес тропических деревьев, из которых доносилось стрекотание и пение птиц. А впереди на другой половине моста шли Ирби с тем существом и Росей. А мост все шатался, и вместе с ним всё тоже ходило ходуном.
  - Та-а-к, - Азазаль судорожно вцепился руками в канаты-перила, - Это что ещё такое?!
  Не то, чтобы Азазаль боялся высоты. Отнюдь нет. Он мало чего боялся. Но эта шаткая конструкция, держащащаяся на добром слове, без капли металла и уж тем боллее инженерной мысли, ввергла его в панику. Разве мир может существовать без технологий?
  - Как по нему передвигаться-то? - в ужасе спросил сам себя Азазаль и ещё раз испугано глянул себе под ноги, где между довольно широко расставленными дощечками зияла пропасть.
  Переборов себя, он сделал шаг, и чуть не упал, застряв ногой между дощечек. Азазаль почувствовал себя тяжелее камня, будто на ногах сейчас появились гравитационные туфли третьей степени усиления (земная гравитация у них шла на шестом месте по шкале от одного до десяти). Вот только платиновой пластины в ухе не было, чтобы их отключить. Азазаль виновато высвободился, понимая, что стыдится самого себя сейчас. Когда он глянул в сторону Роси, они уже были на другом конце. Он сильно отстал.
  - Постойте! - мысленно крикнул в их сторону Азазаль. Он бы крикнул по-настоящему, да нарийская гордость мешала. А идти надо было. Иначе... он же не может здесь вечность на этих верёвках раскачиваться.
  Не зная как дальше быть, Азазаль глубоко вдохнул и заторопился вперёд, то и дело заваливаясь то на одну, то на другую сторону. Отсутствие какой-либо опоры держало Азазаля в глубоком, диком ужасе. Дошло до того, что у гвардейца первого легиона Нави в голове осталась только одна мысль: 'Не свалиться вниз. Не смотря ни на что', остальные мысли погрузились в агонию. Если бы ему ещё день назад сказали, что может пережить такой страх, он бы тогда от души посмеялся над такой шуткой. Сейчас он сам себя не узнавал. Да и некогда было. Под низом шатался целый мир.
  Азазаль ускорился, и, не рассчитав, провалился вниз, едва успев уцепиться руками за эти ненадёжные доски.
  - Да что же это такое! Кто так строит! - подтянулся Азазаль и упал на спину, тяжело дыша. Становилось жарко. Грудь будто обдало огнём.
  - Мой ледяной панцирь! - заволновался он, и захлопал себя по груди.
  Дышать стало невыносимо трудно, а в ушах появился нарастающий шум, превратившийся в крик. Азазаль схватился за голову и вскочил на ноги.
  Ирби с Росей и Эфиром уже были на противоположной стороне обрыва, когда это произошло. Ирби остановился, словно прислушиваясь. Его ухо слегка развернулось назад. А усы дрогнули. Не отпуская руки Роси, он оглянулся назад.
  - Кислорода... Дайте мне кислорода! - не отпуская головы, закричал Азазаль, видя перед собой яркую комнату. Глаза специально слепил невыносимый свет. Рядом мелькали какие-то чёрные тени. Они что-то присверливали к его голове. Визг дрели резал уши, или это была боль от впивающихся костяных шипов. Он слышал, как они говорили, что крепления для выделения диадемы почти установлены, что осталось немного. По коже сткакала тёплая кровь. Он её не видел, потомучто, голова была зажата в тисках. Всё что он мог, это пытаться вырвать руки из каменных ремней, покрытых вулканической пылью. Ещё одна тень загородила свет, склонившись над ним. Опять звук дрели и в глаза хлынула кровь. Он уже не видел, но слышал, как они сказали, что готовы удалить диадему. И почувствовал, как её стали отдирать вместе с кожей. Он сжал руки, и один наручник удалось разбить. Это, конечно не помогло. Он услышал, как эти тени довольно рассмеялись, сказав, что в диадеме синий камень, и что они назвали его 'Сапфиром'. И что-то про дальнейшую расшифровку. Потом он помнит, как его всего связанного оставили одного на этом столе, сделанного в форме дерева. А затем там стало жарко, очень жарко, пока он не увидел яркое фиолетовое пламя появляющееся отовсюду. Пламя заполнило всю комнату. Он стал гореть...
  Азазаль на мосту упал на колени, всё так же держась за голову, охваченный тем же пламенем, которое он видел в своей голове. Он этого не видел. Не осознавал. Он был где-то там, в то время, пока сам покрылся углями.
  Ирби с полными скорби глазами, тихо смотрел на Азазаля, который застрял посреди моста, сгорая в пламени прошлых воспоминания, до неузнаваемости. Его усы грустно опустились вниз, а добрые глаза, хотели забрать себе всю его боль.
  - Рольм, брат, что же с тобой произошло... - и Ирби с болью опустил свою голову вниз, видя, как обугленный Азазаль срывается с моста и падает вниз в пропасть, и крепко сжал руку Роси.
  Рося почувствовала это и удивлённо оглянулась на Ирби. В то время, пока Азазаль падал вниз, его подхватил ветер, заворачивая в свой воздушный поток, как в плащ того незнакомого мужчины.
  - Держись, родной! Теперь ты с нами, - с братской любовью в глазах глянул на него незнакомец с глубокими лазурными глазами и ещё крепче обнял, аккуратно ложа на белый искрящийся на свету снег. Его воздушное тело трансформировалось в наполовину человеческое, как только они коснулись земли. Перед ними стоял готовый расплакаться Ирби и Рося.
  - Что случилось? - повернулась к Ирби Рося и видя рядом сделанного из пара незнакомого мужчину и того нарийца, который почему-то лежал на снегу без сознания.
  - Стоп! Где мы? Почему здесь снег? Где парк? Мы же только что в парке были? Что здесь творится? - испугалась Рося и быстро бросила лапу Ирби. Но им сейчас было не до неё.
  Ирби с Эфиром тихо склонились над Азазалем.
  - Похоже, мы сильно перестарались, - после долгого молчания, нарушил тишину Эфир.
  - Тс! Тише! - мягко остановил его снежный барс, - Он хорошо справился. Всю дорогу прошёл самостоятельно. Это при том, что его приёмный род такого не умеет. Не всё они смогли расшифровать из его Вселенной. Помоги-ка мне приподнять его голову.
  И Ирби сделал лёгкое движение хвостом, указывая на Росю.
  - Пусть тоже поможет! - сказал он Эфиру.
  Рося недоумённо посмотрела на них двоих. Ладно, этот мужчина очень странный, наполовину прозрачный, но что они от неё хотят? А тут так спокойно и умиротворённо. Рося заметила, как нежные золотые лучи солнца игриво бегали по белому снегу. В стороне искрились ледники, и был слышен плеск волн.
  - Чем помочь? - спросила Рося.
  - Подойди сюда. Поможешь поднять его голову, - спокойно сказал Ирби, указывая на место.
  Рося напряглась, но сделала, что он просил. Села на колени и аккуратно взяла его голову в свои руки.
  Эфир встал на колено рядом с Азазалем и опустил руки, которые превратились в тиший воздушый поток, поднимающий его со снега на небольшую высоту.
  - Всё, хватит, Эфи! Спасибо, - остановил его Ирби: - А ты, дорогая, зафиксируй голову и не двигайся!
  Рося подозрительно глянула на прямоходящего снежного барса, и последовала его инструкциям.
  - Сейчас будем удалять нарийские фиксаторы, а потом шипы, раздробившие его энергетическую структуру в зоне хранения диадемы. Эх! Жаль, что с нами сейчас нет Яоля! Его Вселенная Целителей просто великолепна в своём деле. Ты его, кстати, не нашёл, Эфи?
  - Нет, Ирби, пока не отыскали. Мы со звёздочкой нашей много миров прошли, но даже вас с трудом нашли. Увы!
  Ирби мягко прикоснулся своей лапой ко лбу Азазаля и тихо закрыл свои серые кошачьи глаза. Тело было обуглившимся, а на голове - раскаленный фиксатор с торчащими из него шипами. Лапа Ирби оказалась на нём. Ирби оказался в чёрной обугленной комнате. На столе бездвижно лежал Рольм. Но Ирби увидел, как у него от сердца отделилась малая цастица энергии и, растеряно полетав вокруг, исчезла за пределами комнаты. Ирби довольно мурлыкнул:
  - Так вот как ты спасся, брат. Укрыл себя в мире теней. Не захотел уходить, не исправив себя. Спасибо! Теперь мы вернём тебя, - и Ирби аккуратно, с любовью в сердце, снял с его головы фиксаторы, растворяя их в свете, исходящем из его лап.
  Выбросив их за спину, он стал аккуратно вытягивать шипы, которые шли с трудом. Тут пригодился бы дар Яоля, но, за неимением поледнего под боком, пришлось идти на болезненные методы. Ирби вытащил все шипы и ожоги Азазаля стали проходить, возвращая тело в нормальное состояние. Вот только дыры от шипов заживали медленно, едва на четверть восстановив энергетические ткани сознания.
  - Ну, я сделал всё, что в моих силах, - убрал лапу с его лба Ирби и посмотрел на Эфира и Росю: - Можете опускать.
  Эфир мягко опустил Азазаля на снег, а Рося аккуратно положила голову. И тут Азазаль открыл свои ярко синие глаза. Рося неловко замерла.
  - Опять ты! - разочаровано произнёс Азазаль, видя над собой Росю, а затем спокойно перевёл взгляд на Ирби, а после на Эфира: - Что вы со мной сделали?
  Ирби с Эфиром неловко переглянулись, а Рося с опаской подскочила на ноги, и тихонько отошла в сторону. Вокруг сиял белый снег.
  
  
   Глава 4
  
  - Сыграем ещё раз? - сказал молодой человек лет восемнадцати с огненно рыжей прической уложенной сетью кос и ниспадающей сзади длинным, острым как жало хвостом.
  Его глаза были ало-красного цвета с переходящими в медовый цвет витиеватыми нитями и похожими на острые, как ножи, зрачками. Кожа его была бела, как холодный мрамор с одним единственным небольшим ровным шрамом у левой скулы, который, кстати, подчеркивал их остроту.
  - Мне неинтересно постоянно выигрывать. И ты это знаешь, Данко. Иногда от скуки хочется немного поразмяться, - тут лорд Наль убрал свою руку от шахматной доски и величественно грянул на юношу своими холодными как ртуть глазами.
  Интересно то, что одаривая окружающих своим, пробирающим до мозга костей, взглядом, что, кстати, отчасти было наследственным у всей династии рольмийцев, лорд Наль умудрялся показывать в своем взгляде пламя, жгучее и беспощадное, способное, казалось, сжечь полземного шара, дай только этому пламени разойтись.
  Целое мгновение лорд Наль смотрел прямо в глаза юноши, словно решая, убить его или оставить пока в живых. Настолько его взгляд сейчас говорил сам за себя. Однако, затем он широко улыбнулся и по приятельски хлопнул Данко по плечу. Улыбка тем самым смягчила выражение лица лорда Наля, но взгляд остался всё тот же.
  - Да. Что там у нас с повесткой на ближайшую объединённую парламентскую ассамблею лож? Наше настоятельное требование о пересмотре квот включено? - надменно, сказал Наль, стараясь не делать лишних движений, дабы не испортить своё величие. Его взгляд сверкнул презрительной холодностью, но важность вопроса от этого никуда не исчезла.
  - Наль, - Данко сделал паузу, думая, как бы правильнее донести очевидный факт, не отрываясь от игры: - Тебе в очередной раз отказано. Вето наложено твом дядей.
  И после он спокойно перевёл взгляд обратно на доску, с увлечением рассматривая, как живые люди, похищенные из внешнего мира, пытались как-то пошевелиться на шахматных клетках. При всём, казалось, накале ситуации он держался довольно смело. Лорд Наль не пугал его. Да, к тому же, Данко был с лордом Налем на 'ты', несмотря на свой юный возраст.
  Лорд Наль побагровел от гнева, и крепко сжал свои кулаки. Но не из-за Данко (Наля вообще умиляло такое поведение помощника), а из-за затянувшейся ситуации с несправедливым распределением квот Белокаменной Ложей.
  - Грабители! Они продолжают уничижать честь нашего Дома, ущемляя в правах на получение Выгоды! Белокаменное большинство парламента выделило нам квоты на абсолютно неприбыльные источники жизненной энергии. Секс, алкоголь и наркотики они оставили себе, тем самым триллионами баррелей качая жизненную энергию из внешнего мира, задействуя уже не только человеческий класт, но и животный. А Огненной ложе... - не успел закончить лорд Наль, поскольку его перебил Данко.
  - Да-да, а Огненной ложе перераспределили лицензии на ужас, убийства, смерть, и три процента прибыльных контрактов, - уже скучающе и без особого энтузиазма в голосе, продолжил юноша, поскольку слышал этот разговор уже раз сто, наверное. Надоело! А шахматная партия была интересной.
  Лорд Наль вызывающе посмотрел на Данко, который воодушевлённо склонился над широкой шахматной доской, сделанной из меркуриевого сплава (этот сплав хорошо держал электрический заряд), а затем занёс свою руку над одной из живых фигур и крепко сжал руку вокруг живого белого мужчины, перебарывая клокочущий гнев внутри себя. Раздался истошный вопль и хруст человеческих костей. И из-под серых ленточных одежд пешки брызнула тёплая красная кровь.
  - Данко! - прошипел лорд Наль, пока по его руке стекала горячая человеческая кровь: - Прикуси язык, а то прикажу его отрезать!
  - Да, конечно! - спокойно, но с несколько наглым выражением лица, ответил юноша, поднимая свой взгляд на лорда Наля: - В прошлый раз ты обещал мне его заморозить мне, но потом передумал: кто ради тебя ещё мосты с нарийцами налаживать будет? К тому же, запугивания - это наш бизнес. Не испугал, в общем!
  На самом деле взгляд лорда Наля пробирал до мозга костей и наводил леденящий ужас, но только не его помощника. Данко, всё же, оставил своё занятие и показал всем своим видом, что готов слушать.
  - То-то же! - блеснул хмурым и полным ярости взглядом лорд Наль и отряхнул свою испачканную руку.
  Капли человеческой крови разлетелись пятнами по серым и черным клеткам, где стояли одетые в разные одежды люди, уменьшенные до размера фигурок в результате тяжёлых опытов над дарами из внешнего мира, которые приподносились донорами обеим ложам. Как известно, люди не могут просто так попасть и существовать в мире Двух Лож, хотя бы только потому, что этот воздух, эта атмосфера их раздавит, а ещё хорошо охраняемые границы между двумя пространствами. Подобные игрушки были крайне дорогими. К примеру, эта шахматная доска досталась лорду Налю в подарок от кузена.
  - Кстати! Ты испортил мне всё эстетическое наслаждение от игры! - разочаровано отодвинулся от стола Данко, брезгливо наблюдая, как белый мужчина рухнул на доску, крича, с раздробленной ногой и руками. Из ноги торчала кость и брызгала фонтаном кровь. Все остальные участники: белые, черные и азиаты в панике забегали в границах своей шахматной клетки.
  - Ничего! Переживешь! - обрезал его лорд Наль: - Убери здесь всё! И вернёмся к работе! У нас много дел.
  Данко нехотя, но покорно встал и стал смахивать фигуры с доски в ящик, подмахнув небрежно и вертевшуюся в луже крови пешку.
  - Найди мне нового лобби. Все прежние дьяволу в подмётки не годились!
  - Да? Кстати, ты вспомнил сейчас наш самый раскрученный брэнд, - довольно улыбнулся Данко и чуть наклонился к Налю: - С гальгуром тогда хорошо ведь вышло? Я могу наконец услышать от тебя слова одобрения? Верно?
  - Неплохо. Да. Однако с дьявольским характером перебрал лишнего. Я теперь не могу гальгуров во внешний мир отправлять. Их там фанатки человеческие истребят! Так никаких подданных не напасёшься.
  - Это наш донор в церкви перестарался. Вот тебе крест! Клянусь, - повеселел Данко, и на его лице Данко появилась широкая улыбка: - Охрану пусть берут себе! А если серьёзно, пусть гальгуры пару столетий подождут, и я придумаю свежее откровение для внешнемирян. Но вот знаешь, мне до сих пор забавно смотреть, как внешнемиряне верят всему, что я придумываю для них в святых писаниях. Разве можно так глупо верить всему, что пишет тебе источник, правдивость которого ты знаешь, как и где проверить? Люди до сих пор не поняли, что наши доноры дают и трактуют для них информацию только так, что юы это было выгодно хозяевам, то есть нам. Навь вседержательница! Мы им даже наши устаревшие нарийские технологии дали - всё равно глупы!
  - Чему ты удивляешься, Данко? - брезгливо щёлкнул пальцем по ящику с фигурами лорд Наль: - Мы превратили их достоинство в их же слабость: люди не могут жить без веры? Ну и прекрасно! Тогда мы придумаем им эту веру, и она станет нашим главным рычагом их управления. Теперь они послушнее тех самых овечек. Кстати, надеюсь, это не ты придумал такой нелепый символ в своих писаниях? А то я в тебе разочаруюсь!
  - Это придумал Франциск, наш донор. Но не сегодняшний. Этот - просто его тёска, - раздосадовано открестился Данко: - Я конечно, не ангел, но такого бреда всё же людям не желал. А про библии, кораны, святые писания и прочие книги пророков забудь. Я уже работаю над одним инновационным проектом. Это будет просто шедевр управления человеческими сердцами!
  - Да? - с интересом посмотрел на него лорд Наль: - В любом случае, эта идея продолжает кормить нас звёздной энергией. Люди до сих пор так легко манипулируются нашими донорами в церквях, храмах, мечетях и синагогах.
  - И в сектах, - уточнил Данко.
  - И там тоже, - согласился лорд Наль, подошёл к Данко, остановился и похлопал его по плечу. Одобрительно, но крайне неловко.
  Затем лорд Наль помрачнел, подошёл к окну и выглянул наружу.
  Он не очень любил фиолетовое небо и вечную ночь. Часто бывая во внешнем мире, лорд Наль пристрастился к солнечному свету, и тому обилию возможностей, которые давала природа. Для него до сих пор оставалось загадкой, откуда взялось вся эта красота, и почему она досталась таким бесполезным, слабохарактерным и весьма хрупким людям, тогда как у них был только мох, скудные ручьи и камни. И это бесило его. Поэтому у себя дома он постарался воссоздать земные условия, применяя новейшие нарийские технологии и неожиданные решения, из-за чего некоторых декоративных разработок не было даже в королевском дворце. Поэтому, собственно, ему и понадобился тайный бункер посреди пустыни, что бы укрыть всё это от любопытных глаз.
  - Знаешь, меня в последнее время стал беспокоить барон Хан. Он перестал оперативно доносить информацию по передвижению кронпринца Борея, - прервал молчание лорд Наль, не отрывая своего взгляда от био-галлографического сада за окном: - Однако, он более-менее стабильно снабжает нас необходимой информацией из белокаменной части парламента.
  - И что ты хочешь? - спросил Данко.
  - Пака не решил. Но, в любом случае, начинай искать новых лобби.
  - Хорошо, я займусь, - согласился Данко: - Но ты про семейный ужин сегодня на вилле у твоего отца не забыл? Это своего рода протест против королевского бала, который уже в разгаре.
  - Да, - будто бы очнулся лорд Наль и нехотя покачал головой, давая понять, что всё он прекрасно помнит: - Я никогда не забываю о пафосе кузена, но и от демократических посиделок моего отца меня уже тошнит. Когда мы уже станем гордиться собой, а не прятаться стыдливо по норам, в то время, когда белокаменцы празднуют?!
  Наступило гнетущее молчание, оба задумались о тяжёлой судьбе. Затем лорд Наль сильно сдавил свою переносицу, чуть наклонив вниз свою голову, а после решительно глянул на дверь.
  - Ладно! Пошли!
  И Данко радостно, с дерзким юношеским абсолютизмом, забросил ящик с шахматной доской в выдвинувшийся из сияющей стены контейнер, после чего вышел вместе с лордом Налем из бункера. Они зашли в широкий сияющий светом вертикальный тоннель и капсульный лифт быстро поднял обоих наверх. Над их головами раскрылся маскирующий экран и они снова оказались под тёмным фиолетовым небом, посреди голой пустыни.
  - Сейчас я подгоню сферолёт. Сам понимаешь, что я не мог оставить его рядом бункером, иначе о секретности можно было бы забыть, - напрягся Данко, чувствуя натянутость момента, и тут же дёрнул своим запястьем, выводя полукруглый сенсорный экран управления над ним. Только Данко хотел ввести команду, как лорд Наль остановил его, положив ему руку на плечо.
  - Что случилось? - удивлённо глянул Данко.
  - Меня барон Хан вызывает. Подожди пока. Узнаю, чего он хочет, - сказал лорд Наль и напряжённо посмотрел вдаль.
  - Даже возвращаться в бункер не будешь? Прямо так пойдёшь? - изумился Данко.
  - Он с бала вышел на связь. Значит, что-то срочное, - и лорд Наль зашагал в ночь, пока не исчез.
  Данко разочаровано пожал плечами. Опять этот барон! А теперь из-за него ему придётся одному сидеть посреди холодной пустыни! Данко сел на красноватый песок и, немного откинувшись назад, принялся рассматривать небо. Говорят, там во дворце будут смотреть на звёзды. Счастливые! А здесь небо было без изменений - всё также радовало своими густыми фиолетовыми облаками и раскатами молний. В дали, на линии горизонта сияли огни. Огненная Ложа ждала домой. Если подумать, до виллы лорда Двэна было не далеко. Всего несколько миль. Но надо ждать лорда Наля.
  Вдруг, Данко заметил, как что-то быстро приближалось со стороны Огненного города. Это был шатл. Но летел он как-то странно, не умело что ли.
  Этот шатл повернул и пронёсся в километре мимо него.
  Данко дёрнулся о неожиданности.
  - Человек? - шокировано произнёс он, провожая шатл взглядом (у него было острое зрение): - Как такое вообще возможно? Навь меня побери!
  Данко непонимающе подскочил на ноги.
  Хотелось сорваться с места и догнать наглого нелегала: ведь сам факт присутствия человеческого духа у них дома, в их мире, был крайне унизительным. Людям место в отстойниках или в качестве топлива для реакторов звёдной энергии. Только так, а не иначе внешнемиряне могли находится в их мире. Поэтому смыть позор с Нарии было первым и верным порывом каждого.
  - Даже, если это чудом вырвавшийся из отстойника человек, его уже должно было раздавить нашей атмосферой. А наш шатл не то, чтобы укрыть, но и принять не смог бы на свой борт человека, - моментально привёл себя в чувство Данко, понимая, что здесь было замешано что-то серьёзное. Уж что-то, а нюх на создание беспрецедентных сенсаций у него был натаскан хорошо. До сих пор, Данко был единственным, кто считался самым лучшим творцом сенсаций, созданных на пустом месте.
  - Навь бы побрал лорда Наля! - не на шутку разозлился юноша, наблюдая, как шатл улетал вдаль: - Из-за тебя я упущу его! Ты же потом рычать на всю пустыню будешь, когда меня с сферолётом не застанешь!
  Данко нервно закинул руки за голову, думая, как поступить.
  - Да чёрт с тобой! - Данко вытянул вперёд руки и похрустел всеми косточками пальцем, словно разминаясь перед рывком: - Подождёшь меня здесь! В противном случае, мы окажемься на шаг позади!
  И Данко молниеносно встряхнул запястьем, вызывая сенсорный дисплей управления королевским сферолётом, и срочно вызывая его к себе. Шатл нелегального мигранта всё ещё виднелся в чёрной пустоте, между фиолетовыми облаками и красно-жёлтым песком. Но Данко не долго ждал.
  Перед ним, за несколько нано-секунд, появился сияющим потоком энергий, и сделанный в вытянутой и слегка приплюснутой форме сферолёт. По энергетическому корпусу в определённом ритме двигались разноцветные символы, некоторые из которых вспыхивали светом, разной интенсивности и направленности. Данко демонстративно хлопнул ладонью по воздуху напротив корпуса, и сквозь ладонь прошёл горящий красный треугольник с контуром глаза внутри него. Сферолёт открыл с ломаным изгибом двери, за которой находился просторный белый салон с серебряными звёздными паутинами, похожими на нейроны. По стенам сразу запульсировала энергия, будто Данко попал в живой организм.
   Салон реагировал на физические предпочтения гостей, моделируя в воздухе все варианты удобств, листая их трёхмерные варианты, как каталог, но не виртуальный, а полностью осязаемый и обоняемый: к ним можно было дотронуться и они выростали перед твоими глазами (одно движение пальцем, и они могут полностью заполнить пассажирский салон). Но Данко нервно и раздосадовано рванул к капитанскому пульту, раздражённо отмахнув сферопроводника в сторону, который в свою очередь уже стал выдавать желаемые ему диваны, бары и биноиды (* что-то наподобие стереосистемы, ведь в Нарии не было музыки).
  - Ну, тварь, посмотрим на тебя! - презрительно произнёс Данко и решительно положил руки на два рычага управления: это были два объёмных и лёгких камня, с блестящей чёрной поверхностью и ярко синими просвечивающими изнутри жилами. После прикосновения к ним, по всей длине его рук зажглись алые рунические знаки, которые словно лава выжигались на его коже. Камни ожили синим мерцанием и немного поднялись вверх - под ними как из тумана появилась дорожка из голубовато-серого свечения, которое дергалось вперёд, а потом откатывало назад как волна. Данко твёрдым нажимом резко дернул волкнаны (*рычаги управления) вперёд и сферолёт, как бешеный, сорвался с места, несясь над пустыней и разбрасывая красные песчинки воздушными вихрями, отбивающимися от корпуса продолжающего набирать скорость сферолёта.
  В глазах Данко злость мешалась с мелькавшими справа огнями города. Его рука ещё сильнее передвинула вверх вольканы, переходя на вторую скорость: и сквозь жёлтый кристалл скорости, парящего по левую сторону, пробился зелёный, ещё большего размера. Данко почти поравнялся с шатлом нарушителя границ, но тот попытался увернуться, уйдя на несколько градусов в сторону. Данко ещё больше разозлился: никто ещё ни разу не смел дерзнуть обойти его на скорости! Стоит уточнить, что стандартное деление человеческих скоростей у нарийцев было представлено как минимум раз в пять интенсивнее. Отсюда - его бешенство!
  Данко нервно подпрыгнул на кресле, решая для себя, насколько далеко он сможет зайти в погоне за добычей. Огни Огненного города давно уже остались позади (минуту назад - оба транспорта шли на высоких скоростях), и внизу уже с бешенной скоростью мелькали огромные черные камни, редко покрытые блеклым зелёным мхом. Они уже вошли в воздушные территории Чёрной Пустоши, со стороны Печальных Холмов. Ну, и местечко! Даже огненцам не нравилось здесь!
  - Сука, я до тебя доберусь! - и Данко тут же потянулся к верхним нейронным сетям, нажимая там зигзагообразную комбинацию: сеть звёзд и нитей между ними чутко среагировали светом на каждое его прикосновение. Затем подтянутый юноша твёрдо и агрессивно посмотрел прямо перед собой, и резко передвинул правый волкнан вперёд, перепрыгивая сразу на третью скорость (кристалл оброс ещё алым ромбом), а через три нано-секунды он быстро повернул левый волкнан на девяносто пять градусов, заходя на полном ходу чуть ниже несущегося на него шатла и поддевая его снизу. Шатл на полной скорости налетел на сферолёт и перевернулся назад, теряя управление и с грохотом падая на темные камни.
  - То-то же! - подытожил Данко, высокомерно наблюдая сверху на разбитый шатл, испускающий клубы белого дыма.
  С чувством выполненного долга, Данко посадил неподалёку сферолёт, и вышел в пустошь, разбираться с человеком (обычно такие падения не страшны нарийцам, поэтому он даже и не подумал, что человек может и не пережить такую аварию).
  Подойдя поближе, он заметил, как кто-то невысокий и тощий выбрался из шатла и, оглядываясь, побежал в сторону невысоких чёрных каменных колонн. У Данко было отменное зрение, но он почему-то не мог разглядеть объект: вокруг него перетекал какой-то серый туман, дымка, которая проецировала какие-то странные хихикающие, плачущие, истеричные и хохочущие образы. Но духом пахло человеческим. Кажется, на плече он увидел их кериму (огненку), но и её потом поглотил тот сумасшедший туман.
  Данко вытащил два кинжала из ножен, прикреплённых нефритовыми ремнями по обе стороны бёдер. Приложив лезвия к рукам и, сузив свои кинжалоподобные зрачки, он примерился взглядом и запустил кинжалы в цель, которые полетели быстрее молнии. Кинжалы со свистом готовы были поразить ноги жертвы, но человек внезапно встрепенулся и дернулся в сторону, а после и вовсе пошатнулся: один кинжал всё же успел застрять в его ноге.
  Данко нахмурился, но не стал терять времени, и как хищная кошка побежал вслед, чуя запах крови. Зачем ему нужен был сферолёт? Он и сам прекрасно гонял!
  Но девушка, а это теперь стало очевидно, поскольку маскировочный туман стал стремительно развеиваться, тоже не намеревалась сидеть на месте. Она прихрамывая, бежала, пробиралась к каменным колонам, пока не скрылась за ними.
  Данко поравнялся с колоннами: он оказался на верху каменного склона, внизу которого по кругу стояли каменные колонны, вершины которых он видел ранее. Внутри был высокий каменный пол, с постоянно движущимися в разных направлениях часовыми стрелками, сделанными их зелёного сконцентрированного тумана.
  - Что за?.. - удивился Данко, и злобно глянул на ползущую к центру девушку: она была уже полностью голой с керимой за левым плечом, с тёмными волосами, по ноге текла человеческая кровь.
  Данко твёрдо решил завершить начатое и аккуратно, не отрывая взгляда от жертвы, вытащил из ножен обновлённые кинжалы (нефритовые интеллектуальные ножны возмещали потери). А потом мягко, как горная кошка, стал спрыгивать с камня на камень вниз, словно лыжник, двигающийся по снежному склону. Услышав шум срывающихся камней, девушка испуганно оглянулась, и ещё быстрее поползла вперёд, к центру.
  Данко уже стоял у кромки часового механизма: всего-то надо было прицелиться. Но он не спешил. Нужно было узнать, кто это. Он зловеще поднялся на каменный пол механизма, с цепким жалящим взглядом. И стал пробираться сквозь ударяющиеся о него призрачные стрелки часов. Девушка доползла уже до центра и с ужасом посмотрела на него. У неё оказались сплошные кроваво-красные глаза дайнего, которые стали превращаться в карие человеческие.
  Данко брезгливо занёс над ней кинжал, но не успел поразить в сердце, потому что человек нажал какую-то кнопку у себя на животе, и моментально исчез. Данко только зря потратил свои силы.
  Часовые стрелки остановились.
  Данко раздосадовано пнул ногой небольшой центральный камень, и попытался понять, кто из нарийцев дерзнул сделать прямой портал для нелегалов из внешнего мира. Притом, ещё решиться скрестить их великих граждан с какими-то жалкими людьми. Кощунство! Тьфу!
  - Ладно! Этот камень возьму с собой! В лаборатории решат, откуда он! - и Данко поднял тот самый центральный камень, который не сразу дался в руки.
  - Да-а-а-нко! - услышал он грозный рык, который, казалось, охватил собой всю пустыню, Пустошь и мог бы дойти до стен Огненного города.
  Данко встрепенулся и посмотрел вверх на вершину склона.
  - Наль вернулся, - осуждающе покачал головой Данко: - Абсолютно предсказуем!
  Данко спокойно вытянул правую ладонь и поднёс к лицу. На адевайсе появился образ лорда Наля, но потом пошли помехи и пришлось воспользоваться только звуком.
  - Шеф, я про тебя не забыл. Возникло одна чрезвычайная ситуация. Я сейчас в Чёрной Пустоши. Подожди меня три минуты. Навь, меня порази! Как же здесь плохо слышно!
  И разочаровано поморщившись, Данко отключил адевайс. Затем он задумчиво подкинул в своей руке камень, думая. После он сорвался с места и побежал обратно на вершину склона, к сферолёту. Он не стал рисковать транспортом, заметив, как плохо работал адевайс в этом месте.
  Забравшись в сферолёт и поднявшись в воздух, он ещё раз глянул на повреждённый внизу шатл, зафиксировал координаты, и молнией полетел за лордом Налем, который явно был не в настроении.
  - Где ты был? - раздражённо обратился к Данко лорд Наль, заходя в сферолёт и, не дожидаясь ответа своего помощника, развалился на мягком пушистом белом диване. Его что-то серьёзно волновало. Это было видно хотя бы по тому, что зло воплоти выбрало из всех желаемых им когда-то дизайнов салона, этот меховой ком.
  Данко сочувственно приподнял бровь, сидя в капитанском кресле, развёрнутом в пассажирский салон. Он хмуро размышлял об увиденном, но на слова лорда Наля безрадостно ухмыльнулся.
  - Наль, что ты знаешь о прямом портале для людей из внешнего мира? Я о том, что в Чёрной Пустоши? - и при этих словах Данко бросил лорду Налю подобранный им камень.
  Лорд Наль инстиктивно словил его и пронзил при этом помощника ледяным яростным взглядом, словно ему в данный момент было настолько ненавистно говорить, при том, не важно, на какую тему предстоял разговор. Закончив осуждать взглядом, лорд Наль поднёс камень к лицу и нехотя глянул на него.
  - Впервые слышу об этом портале! - ответил лорд Наль, отрешенно смотря на камень, и не особо понимая, к чему здесь этот элемент.
  - Никто не держит прямых порталов для еды, - добавил лорд Наль, уже скучающе вертя камень в руке: - На этом камне, кстати, фамильный знак Ложи Огненной Земли.
  Последнюю фразу лорд Наль произнёс с лёгким высокомерием в голосе и величественно протянул камень обратно юноше, ожидая, пока тот встанет и заберёт его.
  - Зачем ты мне этот камень показал? - теперь уже выжидающе спросил лорд Наль, пришпилив Данко как бабочку своим строгим взглядом.
  - Этот камень из центра портала в Печальных Холмах, - и видя искреннее удивление лорда Наля, он поспешил избежать неприятных для себя дальнейших расспросов: - Даже не спрашивай меня, как я там оказался! Вкратце, меня обставила человеческая женщина.
  И видя реакцию лорда Наля, поспешил добавить:
  - Вот только не надо потешаться!
  Но это не помогло и Данко покрылся пятнами от досады и стыда, глядя, как лорд Наль довольно хлопнул себя по коленям и победно расставил руки. Ещё бы чуть-чуть, и он этими руками полез бы дергать Данко за щеки, как маленького!
  - Ну, наконец-то я могу над тобой поиздеваться! - медленно, дозируя свой восторг, улыбнулся лорд Наль, но, сдержал себя.
  - Что? Не смог обогнать обычный генератор жизненной энергии? - блеснул взглядом лорд Наль, но потом победно снизошёл на обычный тон: - Ладно. Так почему в портале оказался камень с моим фамильным гербом?
  - Пока не знаю. Ты меня выдернул оттуда своими криками! - недовольно буркнул Данко: - Может, её разбитый шатл расскажет.
  - Так человек ещё и на нарийском шатле был? Абсурд! Кто её подвёз? - и лорд Наль выжидающе посмотрел на Данко, который сидел уже с опущенной головой и бессмысленно вертел камень в руках.
  - Никого с ней не было, в том-то и странность, - ответил Данко, не отрываясь от своего занятия.
  - Ну, хоть у кого-то ещё кроме меня сегодня выдался плохой день, - горько ухмыльнулся лорд Наль, которому тяжело было вникать сейчас в эту проблему: ему и своих хватало после встречи с бароном Ханом.
  - Давай, отвлекись от этого дела пока, - устало закинул голову лорд Наль, глядя вверх: - Ты разберёшься с человеком и нелегальным порталом позже. Сейчас надо решить, как будем забирать эльнрике. У меня был сложный разговор с бароном Ханом.
  - Неужели опять ставки пытался поднимать? - быстро поднял голову Данко: его будто самого хотели этим обокрасть.
  Лорд Наль ничего не ответил.
  - У нас есть на этот счёт какой-нибудь план? - продолжил насчёт эльнрике лорд Наль.
  - Пока не было надобности, - пожал плечами Данко: - Мы раньше придерживались стратегии блефа, но если надо, я придумаю.
  - Думай! - делегировал поручение лорд Наль, а затем добавил: - Барона Хана надо потихоньку убирать. Я передумал на счёт него.
  - Понял, - кивнул Данко: - Может, теперь поедем? А то, как-то жутко стало здесь, - немного болезненно потёл висок Данко: ему неприятно было задерживаться в пустыне, где так унизили его собственное чувство достоинства. Хотелось уже отвлечься от всего.
  - Конечно. Семейный ужин ещё никто не отменял, - спокойно и величественно заметил лорд Наль, а затем уже бросил едкую насмешку в спину Данко, разворачивающего кресло пилота обратно к обзорному экрану: - Ты находишься в Ложе, официально лицензированной на страх, ужасы и запугивания. Так как ты мог испугаться?
  - Навь непредсказуема, Наль! Лучше быть готовым ко всему. Даже к такому, - спокойно ответил Данко, выводя на нейронном экране вверху маршрут движения, а затем уселся поудобнее в кресло, и положил руки на мерцающие синим светом чёрные волкнаны.
  - Ладно, друг! Не бери в голову, - немного подобрел лорд Наль: - Мы сейчас к моему отцу летим, так что наберись терпения, и помни, что надо быть снисходительным к его шуткам, особенно к этой. И лорд Наль уселся поудобнее на диване, оживляя перед собой и Данко недавнюю шутку лорда Двэна, в очередной раз.
  Сферолёт, тем временем, пронёсся над большим разломом, в котором горели теплым светом синие и зелёные камни. А затем, окончательно набрав скорость, за долю секунды он оказался в бурлящем жизнью и полным неонового света Огненном городе.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Рябиченко "#3 - Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) А.Климова "Заложники"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"