Филипповская Ольга: другие произведения.

Спрыгнуть с Небес

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книгу можно купить на "Призрачных Мирах" История, начавшаяся среди облаков. Один эмпат, целая корпорация заговорщиков и волшебный мир Небесного Океана. Что произойдет, если все они соберутся в одном месте? Море новых открытий, вихрь чувств, захватывающие погони, искрящиеся битвы, безграничная любовь. А также коварный план земной корпорации против Небесного мира. "Что же я сделала? Слова всей моей жизни! И я их только что сказала облаку?". Воздушная история, полная динамики и захватывающих сцен, продолжение которой ищите на страницах "Нави и Яви". "- Ты ведь меня уже нашла, - нежно прошептал Дар, и Любава улыбнулась ему своим сердцем: - Какой же ты красивый! Я люблю тебя!" Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

  
  
  
  Пролог
  
  Пульсация эпизодов
  
  - Посмотри наверх! - загадочно улыбнулся Дар.
  Ещё ничего не понимая, Любава подняла голову. И когда её взгляд коснулся неба, душа радостно замерла.
  Там, над ней, проплывали два загадочно прекрасных облака, и держались они в стороне от остальных облаков, недостижимых для неё в своих мыслях.
  Казалось, у неё перехватило дыхание, и все слова вмиг перестали существовать для неё.
  - Ты ведь меня уже нашла, - нежно прошептал Дар, и Любава тихо улыбнулась ему своим сердцем.
  - Какой же ты красивый! Я люблю тебя!..
  - Всё! Хватит любоваться! Ведите её сюда! Нам как всегда не хватает времени. Нужен результат, а небо нас ждать не будет! - оборвал резкий голос.
  - Мы в процессе...
  - Где в процессе? Что вы мне тут сказки рассказываете! Вы ведь данные по эмпату ещё не полностью запустили! Чем вы тут занимались! То, что у нас здесь находится гиперчувствительный объект на базе, не значит, что нужно поддаваться эмоциям. Забудьте о чувствах! Это дело стоит огромных денег! Если оно сорвётся, вы все уже будете не нужны! Я понятно объяснил? - рявкнул на учёных Генерал.
  - Предельно. Но у нас действительно вышла техническая заминка. Всё из-за того, что она... то есть...объект был поздно доставлен, - попытался защититься метеоролог.
  - Что?! Я чего-то не расслышал? Повтори! - покраснел Генерал.
  - Я ничего такого не говорил... Простите! Показатели выровнялись. Буря вошла в активную стадию.
  - О, как! Так уже лучше! Не надо недооценивать силу эмоции, - хищно улыбнулся он: - И нашу силу тоже.
  Все облегчённо вздохнули, тихо и втайне от него...
  А в это время лёгкий ветер пробежал по зелёной листве, готовя город к новому дню. Гулко зашумели линии метро, и тысячи путей пересеклись в один миг. Солнце ласково грело своими лучами и поднималось вверх.
  - Как я тебя найду? - заволновалась Любава.
  - Я буду с тобой рядом. Не беспокойся, - тихо улыбнулся Дар.
  - Тогда не буду. Пошли, - улыбнулась Любава, и аккуратно прикрыла за собой дверь, купаясь в ласковых лучах солнца.
  Солнце сделало круг на небосводе и скрылось за высокими стенами с куполообразной крышей. Растаяло, как и последние робкие доказательства этой истории, следы которой предстоит ещё отыскать вначале.
  - Что происходит?! Такого быть просто не может! - изумлённо встал учёный и подозрительно отшатнулся от техники.
  - Посмотрите сюда, Генерал!
  - Что ещё стряслось?! - раздражённо отозвался он.
  - Очаг грозы продолжает расти, - неуверенно прошептали учёные и в их глазах застыл ужас.
  - Ну, и что! - нервно растолкал их Генерал, пробивая себе дорогу к монитору среди, испугано столпившихся, метеорологов: - Нам именно это и нужно было!
  - Да! Но... очаг грозы растёт внутрь, к нам, спускаясь вниз по нашему каналу, - почти бездыханно произнёс один из учёных, потому что его сердце сейчас готово было выпрыгнуть из груди.
  О купол громко стучался ветер, расшатывая и вырывая покрытие. Небо было затянуто лиловыми тучами, и слепящие молнии резко разрывали воздушное пространство. Воздух был наполнен болью, которая сквозила из каждой раны. Остался только тонкий аромат летней пряной ночи, который таял вместе с восходящим солнцем.
  Нежный тихий голос легко прорвался вперёд, словно вырвался из прячущейся грозовой ночи.
  - Что значит то место, откуда ты пришёл? - спросила Любава, глядя на ожившую карту. Лицо её было чуть задумчивым.
  - Это океан. Воздушный. Там, где мысль легка, как и наши тела. Это тяжело объяснить. Давай, я лучше покажу тебе! - оживился Дар, и с волнением глянул на неё.
  - А это возможно, то, о чём ты говоришь? - удивилась Любава.
  - Да, - тепло глянул на неё Дар и протянул навстречу руку.
  Он почувствовал тепло её ладони, и они тихо пошли вперёд.
  Впереди шелестел листвой задумчивый и могучий дуб. Мирно сияли звёзды и роняли на его листву рассеянный мягкий свет.
  Любава подняла на Дара свой слегка взволнованный взгляд, и сердце её радостно забилось в груди. Им удалось.
  Последний удар оказался большой силы, и купол не выдержал.
  Вся команда замерла под звук осыпающихся осколков. От паники их останавливал только Генерал, и они с ужасом глянули на него, в ожидании его решения.
  - Что мы можем сделать? - сказал он, тяжело перебирая варианты в своей голове: - Когда очаг окажется у нас?
  Учёные с безумным блеском в глазах развели руками:
  - Скоро! Он растёт с необъяснимой силой. Мы не сможем его остановить, потому что не знаем его причины.
  - То есть, как это вы не знаете! Так давайте, выясняйте! - прокричал он, и его глаза растеряно забегали.
  По спинам метеорологов пробежал холодок, и не от того, что в воздухе уже пахло жаренным, а от того, что перед ними стоял их собственный грозовой вал.
  - Данные со спутника не поступают! - быстро вернулся к работе первый учёный.
  - Попробуйте переключиться на пеленгатор! - подключился второй.
  - Пеленгатор тоже не работает. Всё оборудование вышло из строя! Оно показывает одно сплошное белое пятно. Динамики продвижения при таких условиях не видно, - живо отозвался третий.
  - Времени мало. Не выходит! Что делать?
  К Генералу тихо подошёл Помощник.
  - Пройдите к центральному передатчику. С девушкой возникла проблема, - спокойно шепнул он Генералу, и они вместе оставили учёных позади себя.
  Показатели карты изменились - на ней с невообразимой быстротой рос грозовой очаг. Циклон вошёл в полную силу.
  - Что делать? Ответьте! Жду Вашего приказа! - испугано кричал чей-то голос из рации.
  - Какие тут приказы! Тут уже каждый сам за себя! Не вышло! - прошептал Генерал.
  - Генерал! Вас плохо слышно! Какие будут Ваши распоряжения? Подтвердите, как нам быть с гражданскими? Генерал? - не унимался голос в рации.
  - Отставить, сынок! Эвакуируйте людей! И Бог нам в помощь!
  Ветер внезапно замолчал, и яркая вспышка света размытым пятном осветила затянутое облаками ночное небо.
  Шум, резкий пронзительный шум сорвался, осыпался вниз каплями дождя.
  И едва эти капли достигли куполообразной крыши, как из-под неё вырвался горький, душераздирающий крик, болью своей иссушающий капли.
  Этот крик стремительно ворвался в небо, прорвал лиловый густой покров грозовых облаков, и долетел до звёзд, которые мирно сияли вверху. Затем он стих, растворился в их мирном свете.
  Оттуда можно было увидеть, как внизу, на несколько километров, расстилался густой бушующий облачный покров. А дальше, за ним, было чистое ночное небо, дышащее своей прозрачностью. Затем шли отдельные облачные гряды, их полосы и любопытно кочующие пушистые облака.
  Они все открыто и доверчиво плыли вперёд, подгоняемые ветрами, существовавшими для них в вертикальных и горизонтальных направлениях.
  Луна мягко кутала облака своим сиянием и от этого они становились ещё воздушнее, окружая её в своих мыслях мерцающим ореолом света.
  И где-то там, внизу, в далёком от их восприятия, мире, были разбросаны редкие или густые скопления огней, чередовавшихся с глухой пустотой.
  - Нет! - долетел до них резкий и одновременно затухающий крик. Его боль враз заставила их остановиться, и облака с тревожным вопросом глянули на оказавшийся рядом с ним ветер.
  Ветер на мгновение стих, собирая информацию, а затем печально покачал своими воздушными потоками.
  Облака всем своим естеством ощутили его мысли и тихо остановились, смиренно провожая друга в своих воздушных сердцах.
  - Это была хорошая попытка, брат...но можно ли объединить несовместимое?..
  - Можно! Когда понимаешь, что нет её, этой разницы!..
  
  Часть 1
  
  Глава 1
  Эмпат
  
  - Станция 'Васильковая'! Осторожно! Двери закрываются! Следующая остановка - станция 'Металлургическая' .
  Мягкий, такой воздушно-прекрасный свет, ласково окутывает душу, и на сердце становится спокойно, беззвучно тихо. Его необыкновенное сияние захватывает широтой своих границ и влечёт за собой, маня вперёд такой желанной сердцу свободой. И он такой тёплый и нежный, этот свет, это небольшое пятно посреди пути, пучёк света, который тонет в глазах, и невозмутимо спокойно проникает в сердце, что его не хочется терять.
  - Не теряйся! Пожалуйста! Я не закрою глаза! Глаза с трогательной благодарностью ловят его задумчивые блики, густо стягивающиеся к центру. Но солнечный свет не слушается, и превращается в узкую яркую полосу, которая с ревучим гулом скрывается в туннеле метро. Поезд нырнул в очередную нору, оставляя за собой безучастные металлоконструкции моста, равнодушно стоящего посреди широкой реки.
  - Ну, вот! Теперь опять всё начнётся по-новой! - с ужасом подумала молодая девушка, с длинными нависающими на лицо волосами. Она болезненно сжалась, словно бы на неё сверху давил непомерный груз и с ужасом обхватила голову, целенаправленно защищая свои уши.
  Сидящие напротив неё пассажиры настороженно наблюдали за странным поведением девушки. Рядом стоящий молодой парень уже не вытерпел и тревожно склонился над ней:
  - Девушка, Вам плохо? Что с Вами?
  Но этот невинный вопрос заставил её ещё больше прижаться к коленям. Она судорожно подняла голову, и в её глазах было больше вопросов, чем у всех присутствующих в этом вагоне, взгляды которых недоумённо сошлись на ней одной.
  Молодой человек глянул на неё и невольно сделал шаг назад. В её глазах было так много страданий и мольбы одновременно, которая словно бы разрывала её на части. Возможно. По крайней мере, глянув на неё, у него возникло именно это чувство, и его сердце не вынесло б такой боли.
  Она осмотрелась по сторонам. В её глазах проскальзывал то ужас, то горькая обречённость. Затем появились слёзы, которые беззвучно покатились вниз. Её взгляд с надеждой прикипел к двери, которые всё также оставались закрытыми.
  - Ну, пожалуйста! Давайте! Открывайтесь! Ну, же! - с мольбой прошептала она.
  - Нет! - тут же одёрнула себя она, полушёпотом, как всегда беззвучно: - Уйдите! Пошли вон!
  И она упрямо продолжила концентрироваться на дверях, настырно не обращая внимания на окружающих.
  - Станция 'Металлургическая' - прозвучало в вагоне, и голос этот казался до невозможности растянутым.
  - А-а! - неожиданно закричала она и, ничего не видя на своём пути, девушка сорвалась с места, выбежав в только что раскрывшиеся двери.
  Поезд продолжил свой путь, а она в таком же состоянии двинулась дальше, пробивая путь наверх, к небу и солнцу. Единственное, что она смогла сделать, это немного взять себя в руки.
  Она быстро и молча продвигалась вперёд, опустив голову. Глаза её покраснели от усталости, и в них была всё та же напуганная обречённость.
  Девушка сделала ещё один шаг, и в лицо ударил яркий солнечный свет. Небо было ясным, мирным и спокойным. И от этого у неё на душе стало спокойно и умиротворёно, словно бы ничего с ней и не происходило и никакие чужие чувства не врывались сейчас в её хрупкое и нежное сердце.
  Она всегда любила смотреть в небо, когда оно было таким прозрачно-воздушным, без единого облака на нём. Ей всегда казалось, что именно в эти моменты она была защищена от страданий рядом находящихся людей. Может, она просто забывала обо всём в эти моменты. И что ещё интереснее, подобные мгновения покоя в её сердце были очень редкими, хотя ясная погода могла длиться неделями.
  Сильно не задумываясь над этим, Любава настороженно осмотрелась по сторонам.
  - Уже лучше, - подумала она, видя группу студентов, оживлённо болтавших вокруг лавочки, молодую парочку, неспешно прогуливающуюся мимо магазинчиков, женщину, быстро вылетающую из булочной с большим пакетом в руках, неизменный поток машин с оживлёнными огнями светофоров, и беззаботных глубей, воркующих на карнизах домов.
  В лицо ей запахло радостью, завистью, ложью, и повеяло лёгкими нотками досады, раскаяния, и угрызений с добавлением ярких следов беспомощности, сочувствия, опасений, лёгкого восхищения и желания поесть.
  - Всё ж лучше, чем ненависть, злоба и презрение в чистом виде, и всё в комплектации одного вагона! - и Любава с чистой улыбкой на лице позволила себе понежиться в мягких лучах солнца.
   Ей даже не надо было смотреть по сторонам, чтобы что-либо узнать. Все её маршруты и действия были проложены на карте чувствами, обитающими вокруг.
  Она тихонько вздохнула и опять грустно задумалась о своём.
  - Люблю машины, поезда, да и весь транспорт целиком! Люблю смотреть, как они быстро проезжают мимо, мигом увозя восвояси все чувства находящихся внутри людей. Смотреть люблю, но вот ездить в них - это сущее наказание! Пару минут в толпе мыслей и ущербных чувств - и ни единого шанса на укрытие! Но почему мне так легко смотреть на небо? Была бы моя воля, я взлетела бы и растворилась в его ласковом покое.
  - Странно! У меня такое ощущение, что за мной наблюдают! - внезапно поняла Любава и настороженно прислушалась к эмоциям этой части города. Хотя делать это она не любила. Нужно было полностью отстраниться от происходящего и подняться над всеми чувствами (которых, кстати, было невообразимое множество), чтобы отыскать нужную информацию. И это отбирало очень много сил и душевной энергии.
  Любава собрано задумалась, стоя у спуска в метро, и лицо её было как никогда сконцентрированным.
  Она действительно нашла нужную информацию. Подобное чувство действительно проскользнуло. Прошло отсюда вместе с его носителем, который сам по себе не был участником этого события - просто оказался очень наблюдательным молодым человеком.
  Как бы там ни было, но он скрылся, оставив после себя очень полезный след: информацию, вместе с подмешанными к ней чувствами подозрения и восхищения от собственной наблюдательности. Но на этом все данные исчерпывались, и девушке пришлось ещё раз внимательно осмотреться по сторонам.
  - Ну, почему, когда нужно, они так мало чувствуют! - разочаровано подумала Любава. - Я ведь, всего лишь, простая девушка. Как я смогу найти следящего?
  Она настороженно покрутилась на месте, серьёзным взглядом окидывая парк и пересекающиеся улочки. Всё было, как и прежде - все те же чувства, которые она встретила на выходе из метро.
  - Это просто бесполезно! - отчаявшись, сказала Любава, и, бросив эту затею, решительно зашагала вперёд.
  - Как я устала сегодня! Домой и только домой! Там меня ничто не достанет!
  Она подошла к перекрёстку, постояла на светофоре, перешла дорогу и свернула за поворот, туда, где недавно некая женщина с пакетом в руках оставила лёгкий страх осуждения, выбегая из булочной.
  
  Глава 2
  Системная вспышка
  
  Двое крепких мужчин быстро отошли от дерева, росшего в десяти метрах от станции метро 'Металлургическая'. Они явно спешили скрыться. На шее у одного висел фотоаппарат.
  - Снял? Быстрее! - нервно поторопил первый мужчина, спешно заскакивая в белый минивен.
  - Всё! Есть! Поехали! - быстро сказал второй, присоединяясь к ним и спешно хлопнув водителя по плечу.
  - Давай сюда! - требовательно потянулся к фотокамере первый мужчина.
  - Что? Не доверяешь? - едко уколол второй.
  - Причём здесь это! Шеф просил лично проверить качество фото, - недовольно прошипел первый мужчина и выдернул камеру из его рук.
  Машина резко дёрнулась и решительно двинулась вперёд. Ей не терпелось, по- видимому, покинуть это засвеченное пространство как можно быстрее.
  - Почему так медленно? - резко вклинился в разговор третий мужчина, сидевший к ним лицом и внимательно буравя взглядом этих двоих.
  На его поясе тихо говорила рация.
   - Были же чёткие указания: уложиться в пять минут и не секундой больше. Ты что? Подставить нас всех решил?! - обратился мужчина с рацией к фотографу.
  - Вот чего ты так! - возмутился второй мужчина с фотоаппаратом: - Чуть чего, так сразу подставить! Напомню, что это тои данные были не точные! И они же чуть не сорвали всю операцию! Но я же молчу, ничего не говорю по этому поводу! Ненормированную лексику вообще оставлю в стороне, поскольку мы ещё не вышли из зоны риска! Но будь уверен, как только пересечём пятикилометровую черту, я выскажу тебе всё, притом в наглядной форме!
  - Интересно! Это почему мои данные не верны?! - покраснел от негодования третий: - Или ты сейчас обвиняешь целую сеть агентов?! Так что ли?! Вот они, как раз, соблюдали все инструкции! Наш агент довёл её до самой станции. Поэтому я уверен, что его данные были точными.
  - Ну, я же тебе говорю! - уже немного подостыл второй мужчина: - Была погрешность на сорок десятых секунды, из-за чего координаты выхода в пространстве сдвинулись в отрицательную сторону .
  - Достал уже! По-человечески сказать можешь? - нервно закатил глаза третий мужчина с рацией. Он был не силён в науках.
  - Да с какой это стати! - фыркнул второй с фотоаппаратом: - Я свою работу выполнил. А дальше уже не моё дело. Да и вообще! Команда собиралась временно! И не надо со мной так разговаривать! Я - физик-ядерщик вообще-то, а не рэмбо в погонах!
  При этом второй мужчина уже готов был сорваться на крик.
  - Ты что тут сказал обо мне?! - с кулаками полез на него третий с рацией.
  - Боже! Ну, что вы собачитесь здесь! - наконец оторвался от экрана фотокамеры первый мужчина, и нехотя потянулся к небольшому хромированному кейсу, который лежал у него под ногами.
  Оттуда он достал два медицинский пистолета, в которые были заправлены ампулы со странной зеленоватой жидкостью.
  Первый человек цинично посмотрел на отмахивающихся друг от друга коллег по недоразумению, криво ухмыльнулся, нагнулся вперёд и с радостью уколол им в шею всё содержимое ампул.
  Почувствовав жалящий укус иглы, те двое тут же прекратили кулачный спор и хмуро посмотрели на него.
  - Чего? - спокойно ответил первый мужчина, наблюдая их молчаливое негодование: - У вас обоих началась гиперчувствительная рецессия. Сыворотка, блокирующая все чувства, перестала работать. Вы прекрасно знаете инструкцию: в полевых условиях возможно повторное её применение.
  - Да! В крайних случаях! - блеснул глазами второй мужчина, испепеляя его своим взглядом: - В крайних! Какая здесь-то необходимость?!
  - Вернёмся на базу, там вас почистят, - безразлично пожал плечами первый мужчина: - Кроме того! Вы оба нас чуть не обнаружили! Вы в своём уме?! Переходить на предельно яркие эмоции в радиусе слежки за гиперчувствительным к эмоциям объектом? За эмпатом? У вас точно не все дома, если вы хотели продолжать обсуждать этот вопрос с начальством. А такой шанс у вас обоих точно скоро бы появился, если бы не я.
  - Вот, кстати, посмотрите, какая клёвая фотка получилась, - он тут же приободрился и протянул им камеру: - Ничего вышла, правда?
  Мужчина с фотоаппаратом и мужчина с рацией мрачно глянули на застывший на экране объект.
  - Ты чего это так взбодрился? - подозрительно оторвался от экрана третий.
  - А! Так мы уже вышли из зоны риска обнаружения. Можно уже не стесняться в выражении эмоций, - беззаботно ответил первый мужчина с кейсом, и двое остальных пронзили его осуждающим взглядом.
  Машина резко завизжала, дёрнулась в сторону и подпрыгнула.
  - Что за....! Что случилось? - крикнул водителю мужчина с рацией.
  - Всё впорядке! Собаку сбил, - спокойно ответил водитель.
  - А! - потянул третий и повернулся к остальным, вопросительно кивая в его сторону: - Он тоже ещё под действием сыворотки? Наши ряды пополняются.
  И при этом он с иронией глянул на первого мужчину, оказавшегося в этой операции хранителем чудо-сундука.
  - Давай, быстрей на базу! - через плечо сказал водителю первый мужчина, и минивен понёсся на красный свет, минуя все препятствия на своём пути.
  
  Глава 3
  Алое сердце облака
  
  Четыре дня до появления Любавы на станции 'Металлургическая'...
  Ветер, мятежный и чуть влажный, перестал следить за прохожими этого города и, как по расписанию, резко взвился ввысь, срываясь с зелёных деревьев и оставляя их ветки покачиваться в лёгком недоумении.
  С каждым взмахом своего воздушного крыла он набирал всё больше скорости, и за ним нёсся лёгкий шлейф той самой пыли, которую он увёл за собой с листьев деревьев. Неожиданно, он сделал крен вправо, закрутился в петле, огибая тревожные потоки, и на полной скорости ворвался в белую гладь облака, как раз появившегося над ним.
  Его окутал белый туман. А после... небо озарилось ярким необыкновенным светом, и в нём раздался звонкий смех. Да-да! Именно смех!
  Радостные крики приветствия нежно пронеслись по Радужному Морю - морю рассветных огней, парящих между высокими отвесными облаками. Здесь, в этом месте, собрались сотни небожителей. Все они с замиранием души ждали появления в этом воздушном мире новых сознаний.
  Небо начало озаряться светом, и рассветные лучи вмиг заиграли своими красками. Море ожило от лёгкого дыхания, которое появилось ниоткуда в самом его сердце.
   - Добро пожаловать в наш мир, Дар, юное пёрышко из семьи Семицветных кристаллов! - радостно сказали воздушные духи новому жителю Небесного Океана, когда в центре купола, прямо посреди радуги, ярко засиял алый лучистый свет будущего облака - юного парня с тонкими чертами лица и глазами нефритового цвета.
  Дар шагнул им навстречу, и у него внутри блеснул тихий коралловый огонёк, слабый и крохотный, чтобы его мог кто-нибудь заметить и великий, чтобы стать целой историей.
  Он изумлённо осмотрелся вокруг, везде, куда только мог достать его взгляд. Вокруг возвышались розовато-оранжевые воздушные замки. Их нежно подпирали холмы, между которыми раскинуло свои светящиеся воды Радужное море. Над ним всё ещё сияла радуга, но купол остался за его спиной. Дар услышал новые слова приветствий, и ему захотелось оглянуться. Вернее, он понял, что просто обязан сделать это ради знакомой ему души.
  - Добро пожаловать в наш мир, Сияние, юное пёрышко из семьи Семицветных кристаллов! - ласково огласили голоса, и Дар тут же повернулся, взмахнув, словно мотылёк, своими прозрачными крыльями.
  Свет ушёл и на его месте оказался молодой, немного упитанный парень с лазурными глазами и такими же, как у Дара, крыльями. Он радостно поприветствовал всех и шагнул вперёд.
  Но вот что удивительно, когда он шагал, под его ногами начинало двигаться само облако, узорчатое, похожее на настоящее воздушное перо. Точнее, они двигались вместе.
  Дар удивлённо посмотрел под свои босые ноги и увидел точно такое же под собой.
  - Я что, облако? - искренне изумился он и ещё раз растерянно осмотрелся по сторонам, понимая, что совершенно не помнит, как здесь оказался. Абсолютное белое пятно в его памяти!
  Над Радужным морем всё ещё сияла радуга, купаясь в оранжево-розовых рассветных лучах. Купол всё ещё пропускал в этот воздушный мир новых жителей.
  Дух облака по имени Сияние заметил откровенную растерянность Дара и, помахав всем рукой, весело направился к нему.
  - Свету радуйся! - сказал он Дару: - Почему такой напуганный? Ты не из моей группы, верно?
  Дар непонимающе посмотрел на жизнерадостного духа.
  - Какой ещё группы? Я что-то ничего не понимаю, - ответил Дар, слегка наклоняя к Сиянию свою голову.
  - Той, что была собрана в воздушном созвездии Гончих Псов, - и видя окончательное непонимание Дара, добавил: - Из тех духов, которые захотели прийти на Землю. Ну да! Зря я это тебе сказал - только ещё больше сомнений в сознании породил.
  - А ты слышишь мои мысли? - насторожился Дар, одновременно прислушиваясь к себе: всё же быть воздушным - это так необычно!
  - Эх, да ты совсем плаваешь в наших понятиях! Ладно. Ты всё равно мне нравишься. Будем дружить? - искренне предложил Сияние, и Дар радостно кивнул ему в ответ.
   - Зови меня Сиянием!
  - А я - Дар! - тихо улыбнулся он.
  - А ты совсем ничего разве не помнишь? - удивился Сияние: он-то, как раз, помнил всё, что с ним происходило до перехода сюда.
  Дар озадачено глянул на духа облака, пытаясь разобраться со своей памятью. Затем он виновато покачал головой.
  - Нет. Не помню. А это плохо? У меня могут возникнуть проблемы? - и при этих словах Дар неловко осмотрелся по сторонам.
  Новоприбывших духов в этом море прибавилось. И к каждому из них теперь подходил вытянутый парень с длинными серебристыми волосами, разодетый в жёлтую одежду. Это был дух тихого воздушного потока по имени Младший ветер. Он собирал все облака вместе, рассказывая что-то им.
  - Не бойся! - доверительно сказал ему Сияние: - Я тебя прикрою. Мы же с тобой друзья.
  И Сияние по доброму улыбнулся Дару своими лазурными глазами.
  Дар успокоился и его взгляд скользнул вниз. И тут только у него в голове мелькнула мысль. Возможно, она всплыла из глубин его памяти, а возможно из этого странного алого свечения, которое превратилось в малёнький огонёк внутри него.
  - Мне надо было куда-то попасть, - напрягся Дар: - вот только не помню, куда и зачем.
  - Попасть? - удивлённо задумался Сияние: - Тут и думать не надо! Если нужно попасть, значит попадёшь. Не важно, что забыл детали.
  Но он не успел договорить, потому что к ним подлетел Младший ветер. Их всех собирали вместе, чтобы отправить на нужный воздушный путь.
  - А вы пёрышки, подождите немного. Вас заберёт светлейший Лунный ветер.
  И Дар с Сиянием удивлённо переглянулись, но тут же отвлеклись, поскольку услышали лёгкий свистящий напев, следом за которым к ним ворвался свежий весёлый ветер.
  Это был светлейший Лунный ветер, и он, беззаботно резвясь, летел им навстречу. На небе вместе с ним появился удивительный шар золотого света.
  
  Глава 4
  Мечта Небожителя
  
  Четыре дня спустя.
  Дар взволновано ждал ответа. Шутка ли в деле, желать чего-то очень сильно и при этом видеть, как твою мечту не воспринимают в серьёз. Ну, вот! Опять! Стоило ли надеяться на другую реакцию?
  - Ну, ты даёшь, невесомое твоё сознание! Зачем тебе люди? - удивлённо рассмеялся учитель, отвечая на вопрос Дара.
  Это был поджарый мужчина с короткой серой бородой и длинными, свисающими на висках бровями. Он был одет в зелёную мантию, подпоясанную коричневым поясом. И, несмотря на возраст, был по-весеннему лёгок и игрив. Может, от того, что рождён был под светом Луны в поздний весенний час?
  Но внезапно Лунный ветер задумался и подозрительно посмотрел на Дара.
  - Подожди! А откуда ты про людей узнал? - он-то помнил, что никогда ему не рассказывал о них.
  Тем более, где были люди, а где был их Небесный Океан! Два совершенно разных уровня.
  Дар понял свою оплошность и пошёл на попятную. Сейчас опять всё свяжет с алым свечением внутри него! Вот только этого не хватало. Он же не поэтому спрашивал.
  - Ну, да так! Ниоткуда! - быстро улыбнулся Дар, но его взгляд при этом отразил в себе необычную для воздушных духов тоску о чём-то утерянном.
  В нефритовых глазах Дара блеснуло тусклое сияние, похожее на лунный свет.
  - Я же тебе говорил, что тебе нельзя спускаться на Преднизинный путь! Тебе нельзя так близко приближаться к земле! - продолжил сокрушаться Лунный ветер: - Без соответствующего процесса перехода, это равно исчезновению из этого мира без попадания в Светлый океан! Ты о чём думал?
  - Нет. Я не спускался. Не получилось у меня. Мы с Сиянием бросили эту затею ещё четыре пути назад. И почему все считают подобный спуск невозможным? Ведь никто даже и не пробовал! - искренне удивился Дар, и мудрецу показалось, что он действительно верит в свою мечту.
  А то, что у Дара была мечта спуститься в мир людей, он знал. Иначе не был бы одним из двенадцати светлейших Небесного Океана и мудрецом по совместительству.
  -Эхе-хе-хе! - печально подул ветер, успокаиваясь.
  И в этот момент стал воздушно-прекрасным, укрытым богатыми красками, прозрачными одновременно, будто капля воды.
  За всё это время он просто успел уже обрасти скромными и мирными каплями влаги. Куда ему от них деться! Они стали уже частью его жизни, которую он подарил облакам.
  - Мечтатель ты! Веришь в невозможное! Почему ты так хочешь туда попасть? И этот твой взгляд!
  - А ты разве никогда не хотел заглянуть туда, узнать, что же находиться там, за завесой неведомого нам, - попытался возразить ему Дар.
  - Ха-ха! - добродушно рассмеялся мудрец-ветер: - Я же летаю туда. Конечно, я заглядывал к людям. Когда мне было интересно, когда я порой искренне не понимал их. Даже зная всё о людях, я бы не захотел поменяться с ними местами. Для этого их, наверное, надо, действительно, очень сильно любить.
  - Так в чём же проблема? - воодушевился Дар: - Ты же сам учил нас держать сознание открытым для всего нового.
  - Никто не знает, как их полюбить. Они слишком мрачные и иногда похожи на крохотные точки, которые очень медленно передвигаются по поверхности, - недовольно ответил Лунный ветер: ему было неприятно, что ученик подловил его на собственных словах.
  Дар не унимался.
  - А что ты ещё знаешь о них? - с надеждой спросил Дар, чем ещё больше насторожил мудреца, который уже стал уставать от этого сеанса связи.
  А это был именно сеанс связи, поскольку Лунный ветер находился сейчас на совете Небесного Круга. И в его воздушных крыльях было тонкое зеркало в золотой оправе, через которое он, собственно, и беседовал с Даром.
  - Ну, серьёзно! Зачем тебе они? - обречённо покачал головой мудрец-ветер. - Оглянись лучше вокруг: сколько здесь всего интересного и занимательного. Присмотрись лучше, и ты найдёшь столько вопросов, что сразу забудешь думать о том странном мире. Домой вернусь, более подробно поговорим о твоём странном блеске в глазах. Он мне о Лунных Вратах напомнил.
  - Ты, похоже, первый из жителей Небесного Океана, кто нашёл путь к ним! - восхитился от своего открытия Лунный ветер и радостно присвистнул: - Это, наверное, как-то связано с коралловым свечением твоих кристаллов внутри тебя.
  - Лунные Врата, - Дар озадаченно глянул на алое свечение, тихо пульсирующее у него внутри: - Что это такое? Ты мне о них раньше никогда не говорил.
  - Так и говорить было не о чем. О них ничего доподлинно неизвестно. Только из легенды о Ветре и Небесной Росе. Это просто утерянная часть нашей мудрости. Я так полагаю.
  - А как мне узнать об этом подробнее? - растерялся от такого поворота событий Дар.
  - Никак, - не вникая в вопрос, ответил Лунный ветер, быстро пригибаясь над зеркалом.
  К Небесному кругу присоединился последний светлейший, Циклон с Северных широт. И круг озарился двенадцатью золотыми огнями, так, будто посреди бело дня на небе появилось дополнительно двенадцать солнц. Лунному ветру уже было неудобно разговаривать.
  - Тут я тебе помочь не смогу! Твоё свечение, тебе и разбираться с ним! - беззаботно прошептал ему Лунный ветер и спрятал зеркало.
  Сеанс связи был закончен, и сознание Дара осталось один на один с загадкой алого свечения у себя внутри.
  
  Глава 5
  Вверх и вниз
  
  - Дружище! Где ты пропадал всё это время? Ты не увидел таких хорошеньких облачков, которые проплыли внизу четырьмя солнечными лучами назад, - обрадовался Сияние.
  - Свету радуешься, Сияние? - довольно ухмыльнулся ему Дар: - Ничего страшного. Я был у учителя.
  - Ты с ним связывался? - удивился Сияние.
  - Да. Он на совете Небесного круга как раз был, - радостно кивнул Дар.
  - И ты вернулся в приподнятом настроении. Я что-то пропустил? - переключая свой интерес с одного объекта на другой, продолжил настораживаться Сияние.
  - Вполне! Знаешь, мы с ним о людях поговорили и о Лунных вратах, - сияя взглядом, сказал Дар.
  - А! Как так?! Надо было мне тоже с тобой пойти! Вот так всегда! Никогда не знаешь, когда мудрец-ветер ворчит, а когда самое важное и интересное говорит. Только я, почему-то, на одни ворчания попадаю! А что он рассказывал? - полюбопытствовал Сияние.
  - То, что у меня есть нечто, что связывает меня с небесными Лунными вратами. Надо только понять, что же это!
  - Лунными вратами? - удивился Сияние, но тут же собрался и решительно добавил: - А тут и думать не надо! Раз лунные, значит пойдём искать Луну. А там по дороге, что-нибудь, да поймём!
  - Твои мысли как всегда звонко звучат! Но нам ведь до ближайшего лунного пути ещё солнечный пройти предстоит полностью! - засомневался Дар.
  - Хорошо! - согласился Сияние: - Но ждать-то не хочется! Ты же говорил, что для мечты нет невозможного. Давай незаметно пристроимся к кочующим ветрам. Они всегда быстро несутся мимо нас, поэтому нас не заметят.
  - Но разве это не противоречит природе нашего мира! И вроде это как опасно! Ты готов рискнуть своим звенящим сознанием ради моей мечты? - с улыбкой уточнил Дар.
  - У меня ни капли сомнений! - не задумываясь, ответил Сияние, но тут же покосился на Дара: - И почему моё сознание - звенящее? Льдинок у нас с тобой поровну, брат!
  - Не только брат, но и мой самый лучший мыслящий друг! - одобрительно рассмеялся Дар: - Эх! Ладно! Согласен! Какой ветер выбираем?
  Дух сердечно глянул на Дара, и внимательно принялся присматриваться к шумящим вдали ветрам. Они быстро неслись, образуя крутые вихри, и, казалось, приблизиться к ним было просто невозможно. Но разве это помеха?
  Дар с Сиянием одобрительно переглянулись и весело сделали крен вправо, вырываясь из вверенного им пространства.
  Младший Ветер - дух, которого прикрепили к их воздушной семье следить за облаками и не давать им разбежаться в разные стороны, взволновано дёрнулся вслед за беглецами. Не следовало ему делать это!
  Внезапный крепкий порыв ветра, который появился от движения Младшего Ветра, быстро догнал друзей и нетерпеливо подтолкнул их вперёд.
  Ему оставалось только сокрушительно махнуть крылом вслед, понимая, что только что лично помог их побегу. Он испуганно смотрел им вслед: ничего другого теперь ему не оставалось.
  Дар и Сияние уже воодушевлённо неслись к выбранному вихрю. Оставалось только попасть на верный изгиб! Вихрь приближался с бешеной силой. Перед их сознанием раздался его давящий шум и холодное дыхание, а скорость всё не сбавлялась. Ребята испугано зажмурили глаза, и их закрутило в резком кручёном потоке.
  - Ой! Что же это я! - открыл глаза Дар, не понимая, что только что произошло.
   Сознание всё ещё продолжало крутиться, и в голове стоял непрекращающийся звон. По-видимому его сияющие льдинки всё ещё не могли успокоиться и продолжали беспорядочно вертеться внутри.
  - Так! Надо проверить, всё ли цело? - и он насторожено прислушался к себе.
  Мысли в голове были перемешаны, и ему показалось, что он кого-то потерял в этом путешествии. Осталось только вспомнить, кого и зачем он полез сюда.
  Странное тепло разлилось внутри его кораллового сияния, и его это насторожило. Ранее такого никогда не случалось. А тут ещё внезапно появилась новая мысль, но эта мысль была особенной, непохожей ни на одну из его мира. Она появилась не в сознании, а из его необыкновенного и неизвестного никому свечения.
  Дар настолько был увлечён этим своим новым открытием, что всё остальное перестало иметь для него значение. Он выпал из своего мира, хотя всё ещё продолжал оставаться на лунном пути, на который непонятно как перескочил.
  Вверху мирно сияла луна, укрытая звёздным покрывалом. Была ночь. А вот как выглядело это спонтанное перемещение с земли, Дар, конечно, не думал.
  А было это так! На ночном небе, неожиданно для ночных птиц, появилось едва заметное, почти прозрачное пушистое облако, которое становилось всё плотнее и видимее. По началу, это, конечно, сильно напугало птиц, но затем они успокоились и мирно скрылись, рассекая крыльями ночную задумчивость.
  Но Дара это всё не волновало! Он почувствовал, что это сияние мягко уводит его мысли в совершенно другое место. В какое именно? Он не задумывался: как-никак он ведь всё равно был сейчас не на своём пути. Так стоило ли беспокоиться?!
  Дар позволил себе поддаться этому ласковому и нежному потоку своего кораллового свечения, которое, казалось, уводило его вниз. Затем направления перемешались, и он уже не мог понять, что, где и как происходит.
   Внезапно в глаза ему ударил резкий свет, и он почувствовал в своих мыслях кого-то постороннего. Что, сперва, сильно его напугало.
  
  Глава 6
  День первый. Встреча
  
  - Ну, вот! Я в порядке! Пережила! - облегчённо произнесла Любава, закрывая за своей дверью весь мир. - Никаких больше чувств! У меня выходные!
  И её глаза, наконец-то, наполнились радостным блеском.
  - Мяу! - приветственно подбежала к ней кошка и вкрадчиво потёрлась об ёё ногу.
  - Зиза! Привет! - улыбнулась она, наклоняясь к своему другу.
  - Что, что происходит?! Я сошёл с ума? - внезапно услышала Любава, отчего замерла на месте, развесив свои руки над изумлённой кошкой.
  - Кто здесь? - быстро выпалила она и испугано осмотрелась по сторонам.
  Никаких посторонних чувств вокруг не было, да и не должно было быть.
  Не услышав ответа, она немного успокоилась, насторожено осмотрелась по сторонам, после чего подхватила на руки кошку и с боевой решимостью прошлась по всем комнатам - так, на всякий случай, вдруг ощущения её подводят. Завершив обход, она весело подняла кошку к лицу и добродушно произнесла, понимая, что все её страхи оказались необоснованными:
  - Ну, вот! Ничего страшного! Наверное, показалось! - и Любава лучезарно улыбнулась этой своей идее.
  - Где я? - уже более спокойно спросил Дар.
  Улыбка с её лица тут же быстро спала и Любава настороженно сдвинула брови. Страха больше не было. Теперь это всё стало больше походить на какую-то неудачную шутку.
  Она аккуратно спустила вниз Зизу, и, напрягая все свои чувства, медленно двинулась через комнату. Параллельно она достала мобильный, проверяя, может случайно включился вызов, но телефон, на самом деле, хладнокровно молчал.
  Любава недовольно положила его на тумбочку, и тихо выглянула в коридор. Никого не было. Так, что же это такое! Постояв в коридоре, ей внезапно пришла идея выглянуть за дверь. Ей так не хотелось этого делать, но, собравшись, она повернула ручку и медленно толкнула дверь от себя.
  В лицо ей моментально дохнула лёгкая неприязнь, жгучая раздражительность, смеющееся кокетство и бытовые ледяные осуждения. На лице её появилось выражение 'Я так и знала!' и она захлопнула дверь, оставляя с носом весь этот пьянящий коктейль человеческих эмоций личной жизни.
  - Что ж! - вздохнула Любава: - Видимо, я что-то не так делаю.
  Она подошла к окну и расстроено глянула в небо:
  - Я не сошла с ума! Не надо!
  - Знакомая мысль. Я тоже этого боюсь. Говорил я Сиянию, что не надо в вихрь лезть! - тоже вздохнул Дар.
  Этот голос вновь потряс её сознание, но она уже не реагировала на него так категорично.
  - Опять он! - обессилено подумала Любава и скрестила руки на груди, всё также блуждая своим взглядом в небе.
  - Что тебе нужно? - после некоторого молчания, несколько обиженно спросила она.
  По-видимому, несанкционированное пребывание кого-то таинственного в её квартире не прибавляло ей особого душевного оптимизма.
  - Я просто хочу знать, что это за место такое необыкновенное. Я не хотел тебя пугать. На уме у меня ничего плохого не было, - поспешил объяснить голос Дара, поняв, что его, наконец, услышали.
   При этих словах Любава удивлённо подняла брови:
  - Что значит 'необыкновенное'? Моя квартира?
  - Не знаю. Наверное. Если бы я ещё знал, что такое квартира, - уязвлено произнёс Дар.
  И тут только Любава почувствовала его тёплые, воздушные и струящиеся, словно сияющие лучи солнца, чувства. И ко всему этому светлому потоку примешалась лёгкая досада, которая, почему-то, казалась абсолютно не свойственной этой почти небесной картине.
  Любава с любопытством прислушалась, и на сердце её стало спокойнее. Как можно было оставаться безразличной, когда впервые в своей жизни она почувствовала что-то необыкновенное? Возможно, она стояла сейчас на пороге (вернее у окна) самого настоящего чуда! Взгляд её заблестел, и руки её сползли вниз сами по себе.
  - А ты сам откуда? Вернее, где ты сейчас находишься? Рядом со мной тебя нет. Я тебя не увидела.
  Этот вопрос заставил его осмотреться по сторонам.
  Над ним были звёзды, светила Луна. Облаков не было поблизости. Дул сильный ветер. Точно! Он был на лунном пути. Теперь он вспомнил. Где-то должен был быть Сияние. Пусто! Ни души! Странно! Одно радовало: он был у себя дома. Тогда, как объяснить, что он видел яркий свет, незнакомое место и кого-то странного? Он ещё раз глянул вниз, и опять увидел то же освещённое место и кого-то необыкновенного, с удивительно сконцентрированными мыслями.
  Дар настороженно попытался открыть ей своё сознание, опасаясь, что не сможет ответить на её вопрос, просто потому, что она не услышит его мысли.
  - Я сейчас нахожусь в Небесном океане, - неуверенно начал он, борясь с мыслью, что, возможно, объяснять всё придётся как возможно проще.
  Любава озадачено задумалась, перебирая в мыслях, где может находиться этот Небесный океан. В голову приходили только названия баров и кафе. Отчего ей приходилось неустанно отмахиваться от них, ведь это как-то не вязалось с теми чувствами, которые она до сих пор ясно чувствовала.
  - Нет-нет, - Дар обеспокоенно замотал головой: - Это совершено не то место.
  - Ну, вот! Что я тебе говорила? - подумала Любава и спокойно обратилась к своему невидимому собеседнику: - Тогда где? Я не совсем понимаю.
  - Я вверху, - и видя, что эта информация не прибавила ясности, принялся уточнять: - В воздушном потоке, в воздухе, на небе...
  - На небе? Это как? - совсем ничего не понимая, замотала головой Любава. И у неё появилось странное предчувствие.
  - Совершенно легко и свободно. Я - облако! - почти торжественно ответил Дар, хотя не хотел никого пугать своими словами.
  Любава озадачено присела на подоконник, и удивлённо посмотрела на потолок. Затем опомнилась и быстро перевела свой взгляд на небо. Там как раз набегали тучи.
  
  Глава 7
  Жажда полёта
  
  - Груз на борту.
  - Принято. Взлёт разрешаю, - ответил диспетчер аэропорта.
  - С каких пор мы стали проводить секретные операции прямо на гражданских объектах? - отходя от смотрового окна диспетчерской вышки, поинтересовался Помощник.
  - Хочешь что-то хорошо спрятать, спрячь это на самом видном месте, - с невозмутимым спокойствием ответил Генерал и продолжил дальше наблюдать за взлётом в небо сияющего 'Ан'.
  Он был доволен подготовкой и стартом, что было очевидно по его самоуверенно расправленным плечам. Это был полет его мечты, пусть и не столь безобидной, какой она должна была казаться.
  - Держите! Вам понадобится бинокль, - без особого восторга предложил Помощник, наблюдая одновременно за небом.
  - Нет. Незачем. Ты мне лучше покажи геотермальные показатели объектного сектора. Они изменились? - резко отказался Генерал: он был полностью поглощён этим делом.
  - Вы меня удивляете! Хотите сказать, что действительно во всём этом разбираетесь? - позволил себе удивиться Помощник.
  Он не ожидал, что Генерал может так глубоко вникнуть в задание.
  Генерал окинул его суровым взглядом.
  - Во-первых, не забывайтесь! И действуйте согласно предписанной вам инструкции! Во-вторых, врага нужно знать в лицо. Поэтому максимально полная информация по данной теме - это наилучший показатель успеха. Вам, как растущему звену в нашем общем деле, просто необходимо было это знать!
  - К тому же, все мы - люди, - сбавив голос, добавил он, и слова эти казались как-то не к месту. - Я знаю это чисто из человеческого любопытства. Вопросы ещё есть?
  И он пристально глянул своему, не такому уж и молодому, помощнику в глаза. Тот дрогнул и покачал головой, идя на попятные.
  - То-то же! - сказал Генерал и отошёл от смотрового окна диспетчерской, где они только что разговаривали.
  В воздухе, вдали от аэропорта, появилась сероватая полоса, сброшенная с самолёта. И самолёт взял курс на посадку.
   Генерал быстрым шагом направился к компьютерам, у которых внимательно вели наблюдение несколько человек. Это была его мобильная научная группа, которая работала с ним уже несколько лет.
   Он обогнул столы и навис над одним из метеорологов, тяжело дыша ему в затылок, и заглядывая в монитор.
  Вся его мобильная группа состояла из учёных, которые уже давно поменяли сферу своёй деятельности на военную, изменив полярность своих намерений, в силу непреодолимых обстоятельств. Мало кто из них в последнее время видел своих родных, скорее, с момента их попадания в этот отряд, они просто-напросто стали призраками, исчезнув из общественного праздника под названием жизнь.
  - Что тут у вас? - требовательно произнёс Генерал, обжигая плешь учёного своим горячим дыханием.
  - Мы распылили реактив в области стратификации. Информация о фактической влажности и температуре воздушной массы поступает к нам на сервер в интерактивном режиме с зонда, находящегося там. Точка росы пока не достигнута. Мы ещё можем попытаться изменить барическое поле этой зоны, но с ветрами нам не совладать, - развели руками учёные.
  - То есть, мы не сможем получить полных результатов? - переспросил он, усиленно расставляя информацию по местам в своём сознании.
  - Нет, при такой силе ветра не выйдет. Мы бы могли вызвать возмущение предповерхностного барического поля и дальше попробовать выровнять его тенденцию до нужного нам градиента, но для этого понадобится одна из последних разработок, которая уже используется на другом объекте.
  Генерал заложил руки за спину и нервно зашагал по диспетчерской. В голове у него вертелось множество вариантов, а принять решение необходимо было срочно.
  - Но данные из очага к нам поступают?
  -Да, уже пришли. Они сейчас обрабатываются в модель, - подтвердил учёный.
  - Очень хорошо! Не надо больше ничего делать. Сейчас нас больше интересуют временные рамки. А время нас поджимает, - и он решительно остановился, обдумывая что-то.
  - Значит так! Заканчивайте расшифровывать данные и на этом будем сворачивать операцию, - внезапно передумал Генерал.
  - А как же контроль над реакцией воздушных масс? - взволновано спросил второй учёный.
  - Какая была поставлена задача? - цинично глянул на него Генерал.
  - Определить время вступления реактива в реакцию с точкой росы, - растеряно ответил второй метеоролог.
  - Очаг облака зафиксирован? - требовательно спросил Генерал.
  - Да, - ещё больше растерялся он.
  - Значит, перестань мне втирать здесь свои предположения! - грубо рявкнул Генерал.
  - Но ведь могут быть последствия, - испугано пролепетал он.
  -Ты слышал, что я тебе сказал? Последствия меня не волнуют, мне важен результат. Выполняйте!
  Затем он повернулся к Помощнику.
  - Как закончите, зонд уничтожьте! Самолёт зачистите! Да! И проследите за командой с пилотом! Что-то они у меня в последнее время не вызывают доверия. Этот состав команды не стабильный. Собран на скорую руку и специально для операции.
  - А с ними мне что делать? - кивнул в сторону учёных Помощник.
  - Ничего! - Генерал насмешливо глянул ему в глаза: - Для них у меня отдельные распоряжения. Это моя команда! Трогать их запрещаю!
  - Хорошо, - ответил Помощник, побледнев от скрытого негодования.
  - Но, может, объясните, почему мы не запустили наш груз с наших истребителей. Почему мы отказались от этого варианта? - возмущённо сорвался он: - Наш аэродром вполне подготовлен для этого. Не нужно было бы проводить дополнительных операций по доставке груза и всего секретного оборудования сюда. И не нужно было бы привлекать столько внимания, беря под контроль диспетчерскую гражданского аэропорта. Может, скажите, почему вас заинтересовали именно эти гражданские?
  Услышав эти слова, вся рабочая группа притихла, справедливо ожидая надвигающейся бури. Они-то знали его вспыльчивый нрав, поскольку он как-никак постоянно нависал над их свободной волей, дыша им в душу. Они просто уже привыкли жить в постоянном режиме чрезвычайной ситуации, покорно ожидая очередного взрыва. И не важно, взрывалось ли небо, или Генерал, выбор был не велик. По крайней мере, им так казалось.
  - А ты слишком интересоваться стал! Есть информация, которую знать могу только Я. Или ты как, на моё место метишь? - Генерал, на удивление спокойно, пронзил его своим алчным взглядом.
  Помощник испугано сглотнул (такой реакции он не ожидал) и тут же поспешил решительно возразить:
  - Никак нет!
   - Вот и прекрасно! - довольно улыбнулся Генерал и похлопал его по плечу. - Выполняй то, что я тебе сказал. А я поехал. Через час нужно срочно быть на совещании у руководства.
  - Да! И не забудь забрать отчёт у моих учёных! На этот раз я тебе его доверяю, - сказал он и покинул помещение.
  Помощник растеряно посмотрел ему вслед, не зная, что и думать.
  - Что это он такой умный? - спросил один из агентов, охранявших вход.
  Помощник услышал это и незамедлительно глянул в их сторону.
  - Он бывший лётчик, сменивший истребитель на карьерный взлёт. Но небо бывшим от этого не становиться.
  И все трое задумчиво устремили свой взгляд через смотровое окно в облачные дали.
  
  Глава 8
  День первый. Сердце
  
  - Я, кстати, Любава, - сказала она и тихо опустила свой улыбающийся взгляд.
  - Дар! Я - Дар из семейства Сияющих кристаллов. Меня часто ещё зовут Пёрышком. Но, если честно, это прозвище мне не очень нравится. Есть ещё и другое, о котором знают только близкие мне по духу.
  - Так, значит, ты с неба? - мягко произнесла она и тут же представила себе бескрайние голубые просторы и, периодически разбросанные там, облака.
  -Ха-ха! - неожиданно для себя рассмеялся Дар: - Не такие мы уже и мелкие. Мы не мягкие комочки, как представляется. Уж поверь, мы куда больше, чем гордые массивы Низины.
   Любава озадачено хлопнула глазами, затем оправилась от потрясения и внимательно посмотрела наверх, где над ней навис, обклеенный газетами, потолок.
  - Информация на меня сегодня так и сыпется сверху, - в её голосе проскользнули нотки иронии, и ещё она поняла, что теперь начала чувствовать свои собственные чувства (этого не случалось уже лет пять):
  - Что ещё за Низина? - обиженно вздохнула Любава и тихо прислонилась к стенке коридора, скрестив руки на груди.
  - Это загадочное место, далеко за гранью волнистых Хребтов Небесного Океана. Место, где живут существа, которые видят мир по другому... - он продолжал говорить, но Любава уже с интересом всматривалась в его необыкновенные чувства.
  Она позволила его словам проникнуть в своё сердце и, не видя необходимости более стоять на ногах, мягко сползла на пол, и, облокотившись о стену, унеслась в другую для себя реальность. Пока это только были чувства: светлые как день, и тёплые как солнце, но ей этого хватило, чтобы полностью влюбиться, полюбить того, кого не могла увидеть. Голос Дара радостно вещал в её сознании, а она чувствовала его дыхание у себя в душе. На миг ей показалось, что она его уже давно знает, и этот миг стал для неё бесконечным.
  - Не знаю, кого бы я мог здесь назвать - задумался Дар (он-то никуда, на минуточку, не отвлекался): - Просто мы ничего не чувствуем, в привычном для вас понимании. У нас чувствуют мыслями.
  - Я это заметила, - опомнилась Любава, которая только что спустилась с небес на землю.
  Наступила пауза, и она спешно принялась её заполнять.
  - Вернее, я почувствовала, что с тобой мне легко и спокойно, - и тут она покраснела, понимая, что сказала лишнее.
  - Просто ты не мучаешь меня чувствами. То есть у тебя они другие, и мне не надо беспокоиться о своей собственной защите от того, что ты здесь. Потому что я по-настоящему из-за этого свободна.... Господи, это не то, о чём ты мог подумать!
  - Я не о чём плохом не думал. Почему ты так разволновалась? - удивлённо наблюдал за ней Дар.
   Любава вспомнила, что может читать чувства и ей стало стыдно, что позволила себе так глубоко запутаться в этой, казалось бы, простой ситуации.
  - Да нет! Я не волновалась, - безразлично ответила она: - По мне, что, это так видно?
  - Мне сверху всё хорошо видно, - улыбнулся Дар.
  Она неосознанно попыталась поправить волосы на голове, но потом быстро отдёрнула свои руки, как только была поймана за этим делом своим сознанием.
   - Я пошутил, - добродушно улыбнулся Дар, прочитав её мысли. - Не настолько и хорошо отсюда все детали видны. Ты и без этого очень прекрасно выглядишь.
  - Да? - переспросила она, но тут же задумалась и удивлённо закинула голову.
  - Нет. Ты всё же видел! - её щёки порозовели.
  - Я вижу мыслями. А для них нет расстояний. Поверь, если бы ты смотрела отсюда по-другому, то мало что смогла бы понять. Я очень высоко от тебя и мало что знаю о твоём мире. Хотя, соглашусь, порой мне очень любопытно.
  - Да. Но...
  Внезапный звук телефона резко ворвался в их разговор, и Любава насторожено посмотрела на стол. Её словно бы обдало ледяным дыханием, и охватил ужас.
  - Минутку подождёшь? - сказала она ему после недолгих колебаний, и Дар удивлённо проводил её взглядом своих мыслей.
  - Да, слушаю, - сдержано ответила она, и взгляд её покраснел от напряжения. Телефон просто разрывался от плачущей безысходности и жалящей досады с подмешанными туда нотками гнева.
  - Не части ты так! Успокойся, наконец! - резко ответила она, и устало потёрла свой лоб рукою.
  - Ты уже здесь? - Любава взволновано глянула в сторону двери: она словно бы дышала с той стороны: - Где? Внизу? Ладно! Сейчас спущусь.
  - Слава Богу, что день сейчас на улице, - ошеломлённо прошептала она, и тихо отпустила телефон от своего сознания.
  Минуту она пыталась собрать по крупицам своё вдребезги разбитое сознание. И её эмоциональное состояние начало восстанавливаться. Шутка ли, пропустить через себя интенсивный поток тяжёлых эмоций, который вбивает в сердце канонические раскаты терзаний.
  Обычно эта квартира защищала её от чувств внешнего мира. Но телефон был предметом переносным и на него это свойство никак не распространялось.
  Тут Любава вспомнила про Дара, и тихо прислушалась к тишине. Она испугалась, что он исчез, и на сердце начал подниматься ноющий ураган.
  - Я здесь, - словно прочёл её чувства Дар.
  - С тобой всё в порядке? - с нескрываемым участием поинтересовался он.
  - Спасибо - облегчённо выдохнула она, и взгляд её немного повеселел.
  С минуту она будто собиралась с духом, а затем выплеснула все свои эмоции наружу.
  - Я испугалась. На минуту я подумала, что ты мираж из моего сознания, и, если бы это было так, я бы... я бы не знала, что и думать о себе. Я и так хожу по грани безумия, страшно было бы оказаться по ту его сторону, - неожиданно сказала она и суетливо зашагала по комнате.
  Казалось, она была взволнована чем-то посторонним.
  - Мне нужно будет уйти, - немного надорвано прозвучал её голос, хоть она и пыталась сохранить в нём улыбку.
   - Но, может, ты никуда не будешь исчезать? - её взгляд с надеждой поднялся к потолку.
  - Хотя, чего это я рассказываю о своих переживаниях голосу в своей голове, пускай и очень светлому привлекательному голосу, который вот-вот исчезнет из моей жизни. Но, если ты всё же решишь остаться, можешь тогда подождать меня здесь? А? -сказала она, вскидывая на плечо сумку.
  Дар задумался, такой необычной реакции на, казалось бы, обычный вопрос, он ещё не встречал. В Небесном Океане так интересно ему ещё никто не отвечал.
  - Как я могу сделать подобный выбор, если я сейчас в Небесном океане нахожусь, а не в Низине рядом с тобой? Куда пойдут твои мысли, туда пойду и я.
  Последняя фраза озадачено застряла в её голове. И на сердце стало теплее. Она попыталась задуматься, но тут же вспомнила, что договорилась о встрече и смело направилась к двери.
  - Подожди, а что это было? - спросил Дар, останавливая её на полпути. Любава настороженно остановилась и вопрошающе посмотрела наверх.
  - Что 'что это было'?
  - Прости, я, наверное, не должен был встревать, но любопытство моё всё же укрыло меня своими воздушными вершинами.
  Эти слова только ещё больше озадачили её, и её щёки смущённо порозовели.
  - То есть...объясни, что ты хочешь мне сказать, - чуть ли не пролепетала она, полностью теряясь в ходе происходящих событий. Ей сейчас казалось, что она маленький ребёнок, который потеряно стоит в огромном океане света.
  Дверь тихо закрылась за их спиной.
  - Когда ты попросила подождать тебя минутку, я услышал далёкий посторонний голос, который пытался ворваться к тебе в сознание, и твои мысли после этого окрасились в мрачные цвета. Забавно! Я и подумать не мог, что одноголосые призраки живут и в вашем мире тоже!
  - Какие одноголосые призраки? - насторожилась она, но яркие лучи света, изумлённо коснулись её глаз.
  - Они - что ни наесть самое потустороннее в нашем Небесном океане. Они бесцельно бродят нашими просторами, и порой кажется, что они очень заняты. Говорят сами с собой, поэтому их и зовут одноголосыми. Сколько с ними не пытались заговорить, понять их ход мысли, они словно не слышали нас, и продолжали свои бессмысленные разговоры один на один с собой. Помню, в детстве, мы с Сиянием часто встречали их на своём пути, хотели удивить их своим воздушным видом. Кстати, они не такие безобидные, как могут казаться. Эти призраки часто проникают в наши сознания и тут же уходят из него, проходя сквозь нас, бессмысленно ропща о своих проблемах. И этот проход стирал часть наших собственных мыслей. Так было до тех пор, пока мудрейшие Небесного океана не защитили жителей от призраков.
  - Ты всегда так много говоришь? - с улыбкой остановила его она.
  - Я? - задумался Дар: - Да нет. Обычно нет. Светлейшие и то куда многословнее, чем я.
  Любава весело покачала головой, понимая, что сейчас ей его не остановить.
   - Ну, так что? Они их выгнали? - продолжила она.
  - Нет! Как можно попросить уйти то, чего ты не приглашал? - добродушно ответил он. - Старейшина далёкого Летнего круга увидел для нас возможность перейти на более созерцательную основу мысли, и на одиннадцатом звёздном пути все обитатели Небесного океана просто перешли на более плотную форму сознания. Раньше полёт мысли каждого был не ограничен, он был везде и сразу. Теперь мы стали более ограничены пространством: везде и сразу быть мыслями не получиться. Всегда есть риск подхватить что-то инороднее своим сознанием.
  Она спокойно задумалась.
  - А как это быть везде и сразу? Это что-то невероятное!
  - Это видеть сразу восход и закат, только лишь приблизив их образ в своём сознании. Или, прочитать по глазам, о чём радуется радуга в нескольких солнечных лучах от тебя на далёких путях, там, куда никак не попасть.
  - Да! Здорово! - тихо восхитилась она, но тут же задумалась: - Знаешь, мне этот твой рассказ что-то напомнил... К слову сказать, твои призраки очень похожи на наши спутниковые сигналы. Мне, по крайней мере, они тоже очень мешают жить в последнее время - и при этих словах её взгляд насторожено скользнул в сторону своего последнего разговора по телефону. По её спине пробежал холодок, но она быстро улыбнулась:
  - И всё из-за этих одноголосых призраков! Надо было, всё-таки, их выгнать!
  - Зачем же так категорично. Возможно, им просто не куда было идти. Небесный океан даёт дом каждому, - улыбнулся Дар.
  От этих слов у неё на душе, почему-то, стало теплее, и она радостно осмотрелась по сторонам. Она уже шла по улице и вокруг было человек десять людей. Они проходили мимо, неся каждый свою ношу чувств, и времени не было поднять голову к небу. Впрочем, она не заметила ничего необычного поскольку была полностью увлечена новым миром, который постепенно открывался ей благодаря ему.
  Любава задумчиво заскочила на бордюр, и с лёгким сердцем прошлась по нему, взвешивая на ходу свои чувства. Затем тихо улыбнулась чему-то и весело спрыгнула с неё.
  - Скажи мне, - немного сбавляя голос, сказала она: - А какое из этих облаков ты?
  И как она ни старалась скрыть своё лёгкое любопытство, она всё же выдала себя. Её выдал счастливый блеск её глаз.
  
  Глава 9
  Высоко под крышей
  
  - Мы ведем репортаж из столичного аэропорта. Сегодня здесь около полудня было парализовано движение. Все вылеты были задержаны на пять часов. Руководство аэропорта объясняет это техническим сбоем в работе диспетчерской. После устранения неполадок, движение в аэропорту вновь возобновилось, однако сразу через полчаса на небе стало происходить что-то невероятное. Прямо над территорией аэропорта появился сильный шквальный ветер. Хотя по данным гидрометео центра, штормового предупреждения не объявлялось. Все рейсы были отменены до установления благоприятных погодных условий. Люди стали заложниками погоды. Администрация аэропорта отказывается обменивать билеты, тем самым оставляя людей с испорченными отпусками.
  - Ну? Как ты всё это можешь объяснить? - вопрошающе глянул на него Близнец, требуя как можно тщательнее взвешивать каждое слово.
  - Перестарались немного, - невозмутимо ответил Генерал, не теряя при этом оптимизма.
  - Результаты хотя бы успели получить? - всё также холодно продолжил Близнец, выдерживая ровную интонацию.
  - Да, конечно! Мы улучшили их до четырёх минут и тридцати секунд, - гордо ответил Генерал.
  - Ну, хоть это радует! А в целом, меня всё устраивает, - спокойно закончил Близнец.
  - Операция прошла без проблем? - холодно спросил Второй Близнец (а их было двое): - Местный руководитель аэропорта не мешал?
  - Нет, - спокойно покачал головой Генерал: - В присутствии моих ребят, ему не особо хотелось говорить.
  - Хорошо! Данные у вас с собой? - потребовал Второй Близнец.
  - Да. Вот отчёт по сегодняшней операции, - сказал Генерал, вставая и отдавая два экземпляра Близнецам.
   Близнецы, управляющие крупной корпорацией 'Тэндон-Индастрис', осторожно взяли отчёт и внимательно пробежались по его страницам.
  В конференц-зале установилась тишина.
  - Хорошо. Очаг достигнут, - быстро думая о чём-то своём, ответили Близнецы. - Теперь у вас будет другая задача.
  Эти двое высоких мужчин лет тридцати быстро прокручивали в голове всю информацию, и, порой, все присутствующие думали, что у них была не голова, а сверхмощный процессор, силу которого они подпитывали друг другом.
  - Полковник, ознакомь с информацией всех присутствующих! - начал Второй Близнец.
  - Хорошо! Господа, что вы знаете об эмпатах? - быстро поднялся со своего места Полковник.
  - Это что-то из серии тех экстрасенсов? - пренебрежительно отозвался Генерал. - Вроде уже не Средневековье за окном! Вы ещё не наигрались?
  И Генерал нагло ухмыльнулся, находясь под впечатлением своего успеха. К тому же у него были непреодолимые разногласия с Полковником. Всё из-за далёкой совместной операции, которая оказалась провальной и вышла боком почему-то только ему. А ведь именно Полковник бросил их в разгар той самой операции, оставив людей Генерала без прикрытия.
  - Напрасно Вы так! - сдерживая себя, спокойно ответил Полковник: - Мы ведь теперь вместе работаем!
  Генерал тревожно посмотрел на Близнецов, и те величественно кивнули, подтверждая его опасения. Предвзятая улыбка быстро спала с его лица, и он внимательно глянул на профайл, лежащий перед ним.
  На нём была фотография молодой девушки, и вся информация о ней.
  - Эмпаты - люди, которые чувствуют чувства и эмоции, находящихся рядом с ними живых существ. Кстати, эмпатией обладает каждый из нас, в той или иной степени, - и Полковник при этом пристально посмотрел на Генерала: - Задачей нашей группы было изучение именно людского подвида эмпатов. Для общего примера, нам ещё известна информация об эмпатах- животных и представителях иной формы жизни. Однако эту информацию мы не проверяли в силу своей загруженности. Нам они интересны из-за энергетической основы эмоций и их интенсивности. К слову сказать, разыскать их было сложно.
  - Как вы тогда на неё вышли? - вертя в руках профайл, спросил Генерал.
  - Они чрезвычайно чувствительные, но при этом ещё и неосмотрительные в своей подозрительности. Нас на неё вывел её бывший парень. Знаете, слово здесь, слово там. Он же, кстати, будет работать на нас во время этой операции.
  - В чём тогда смысл нашего сотрудничества? Я чего-то не совсем понимаю, - не выдержав, спросил Генерал.
  - Вы узнаете потом! - ровным голосом осадил его Близнец: - Сейчас просто подключайтесь к делу.
  И Полковник с готовностью продолжил:
  - Перед вами лежит файл на одного из эмпатов. Мы наблюдаем за ней уже некоторое время. Экземпляр она редкий, поэтому просто так подобраться к ней не получиться. Она - эмпат со стажем, соответственно нам нужно утвердить чёткий и безопасный для нашего дела план действий.
  - У вас есть предложения? - спросил Близнец.
  - Для данного рода операции нам нужен кандидат, чувства которого были бы незаметными, либо вовсе отсутствовали, - объяснил свою заминку Полковник.
  - Я думаю, полдела здесь уже сделано, - ответил Второй Близнец: - Полностью бесчувственного искать не надо. Подойдёт любой кандидат. Им займётся команда из лаборатории Искателей. Сыворотка против эмпатического восприятия уже запущена в работу.
  - Для нас это дело особенно важное. Так что постарайтесь сделать всё аккуратно. Никто не должен ничего узнать, тем более хоть каким-либо образом догадываться или подозревать, - сказал Первый Близнец.
  - Вы упомянули сыворотку? - раздумывая, спросил Генерал: - Какой её основной принцип действия?
  - Наша последняя разработка из отдела Искателей, - ответил Второй Близнец:- Их представитель сегодня отсутствует здесь, поэтому объяснять, скорее всего, придётся мне. Это моё самое любимое детище. Выжигает чувства, замораживая их основу. При этом получаете чистый рассудок и отсутствие любых сомнений.
  - Это в окончательном виде! - ровным голосом поправил его Первый Близнец.
  - Абсолютно верно, - таким же тоном согласился с ним Второй Близнец, а потом развёл руками:
  - Что тут поделаешь: формула ещё не готова. Как тут любят говорить? Сыровата! Опыты проводились пока только на собаках. Но может кто-то из вас хочет её испытать на себе?
  Конференц-зал ошеломлённо замер от последних слов Второго Близнеца, насторожено вчитываясь в его спокойные как лёд черты лица.
  - Это была шутка, - немного разочаровано ответил он, но голос продолжал оставаться таким же ровным.
   - Где там ваш кандидат, - немного устало произнёс он, и Первый Близнец бросил на него свой аккуратно пристальный взгляд.
  - Кандидатуры? - сперва растерялся Полковник. - А! Ну, да! Есть один. Бывший парень эмпата. Молодой, бестолковый, а главное, амбициозный, что само собой подразумевает безотказную управляемость.
  - Что-то ещё? - спросил Второй Близнец.
  - Это всё, - подытожил Полковник.
  - Досье его у вас с собой? - напомнил Первый Близнец.
  - Конечно! Вот! - протянул папку Полковник.
  - Хорошо! Подойдёт! Начинайте быстрее - скоро будет гроза. Ещё одну пропустить мы не сможем! - сказали Близнецы, вставая: - На этом пока всё, господа!
  И Близнецы вышли, оставив за своей спиной напряжённо задумавшихся подчинённых.
  - Что скажешь обо всём этом? - спросил Первый Близнец, выходя за дверь.
  - Алчными мы стали, не так ли? - удручёно ответил Второй Близнец.
  - Ты зачем это сказал? Тебе нездоровиться? - прохладно заволновался Первый Близнец.
  - Нет! Не обращай внимания! Этот мягкий климат меня просто убивает! Просто минута слабости, - хладнокровно сказал он и сухо улыбнулся своему брату.
  - Эх! Ладно! Не бери себе в голову! - сказал Первый Близнец, кладя свою руку на его плечо. - Кстати, у нас сегодня семейный ужин! Ты не забыл?
  И при этих словах его мысли унеслись в сторону от повседневных забот, а черты его лица стали мягче из-за появившейся там беззаботной улыбки.
  Они миновали приёмную, пропуская мимо сознания настороженно притихших посетителей и самого секретаря, и вывернули в большой роскошный холл, выдержанный в величии и монолитности офисного стиля.
  Попадавшиеся на пути взгляды были полны почтения и ледяного испуга одновременно. Но их это мало интересовало.
  Холодной, деловой походкой они подошли к лифту, нажали кнопку вызова и многозначительно замолчали, ожидая его. Им незачем было распространяться здесь о своих планах, они ведь были близнецами, братьями близнецами, похожими как две капли воды друг на друга. Они заведомо знали ход мыслей друг друга и знали, как опасно доверять их окружающим. Власть требует жертв, пусть даже ценой окружения себя одними врагами!
  Лёгкий, ненавязчивый звуковой щелчок, который напоминал радостный возглас колокольчика, удерживаемый бесчувственной электронной системой, и двери покорно открыли свой мир. Пара-тройка человек внутри словно сделали глубокий вдох, теснясь поближе к стенкам, давая как можно больше простора для собственников этой большой компании.
  Близнецы сделали шаг, заходя внутрь, и спокойно окинули взглядом всех присутствующих внутри. Эта процедура была недолгой, всего пару секунд, но присутствующим они показались вечностью. Взгляд Близнецов был пристальным, нацеленным прямо в глаза. Двери медленно закрылись, и лифт двинулся вниз.
  Близнецы уже спокойно перебрасывались словами друг с другом, а позади них царило напряжённое молчание и намеренно блуждающие взгляды с нетерпением ожидали конца этой поездки.
  Добравшись до первого этажа, люди почтительно и аккуратно обогнули Близнецов, попрощались и поспешили скрыться из виду, через двери, которые вели на улицу, в самый центр большого и красивого города.
  - Ну, так что? Сегодня встречаемся? - спросил Первый Близнец.
  - Не знаю! Я могу опоздать, - ответил Второй Близнец.
  Лифт опустится вниз, и они оказались на парковке.
  - Подожди! Ты не можешь вот так взять и не прийти! - возразил Первый Близнец: - Это приведёт к ненужным последствиям. Я не собираюсь решать эти проблемы. Другие - пожалуйста! Но только не эти!
  - Но здесь ведь нет ничего сложного! - ответил Второй Близнец: - Ты с мамой всегда лучше ладил. Ты сможешь что-нибудь придумать! Я знаю!
  - Знаешь! Я уже высказал тебе свою позицию относительно этого вопроса! - блеснув взглядом, резко сказал Первый Близнец: - Выкручивайся, как знаешь! Но на семейном совете сегодня ты должен быть!
   Сказав это, он спокойно направился к своей машине.
  Второй Близнец задумчиво проводил его взглядом:
  - Значит, ужин? - и он пытливо посмотрел на брата, который обернулся в его сторону.
  - Хорошо! Я буду. Я позвоню ближе к нему.
   Первый Близнец кивнул. И они, с чувством выполненного друг перед другом долга, разошлись каждый по своим машинам, разъезжаясь в разные стороны.
  
  
  Глава 10
  День первый. Конец связи
  
  Её глаза воодушевлённо блестели в ярких лучах солнца. И как она не старалась скрыть своё волнение, этот блеск её неумолимо выдавал.
  - И какое из этих облаков ты? - спросила Любава.
  - Меня среди них нет, - улыбнулся Дар: - Я сейчас в другом месте. Проплываю десятый путь солнечного света.
  - Путь света?.. - растеряно переспросила она: - Это значит не здесь?
  - Нет! Ты сейчас на пятом пути солнечного света находишься.
  - Подожди! Это как? - ещё больше запуталась Любава: - Я ведь чувствую, что ты здесь. Как такое вообще возможно!
  - Знаешь, я ведь и сам не знаю, как такое получилось. Мы постоянно движемся и видим друг друга мыслями. Наверное, поэтому и расстояния для нас нет. Может, и здесь такое получается, - искренне попытался объяснить Дар.
  - А путь..? - попыталась спросить Любава.
  - А пути солнечного света - это, наверное, то расстояние, о котором ты сейчас очень переживаешь, - с воздушно-лёгким добродушием, подхватил её мысль Дар.
  Она озадачено порозовела, понимая, что каким-то чудом он понял её настоящие чувства.
  - А сколько тебе лет? Вернее, я хотела спросить, сколько живут облака? - неожиданно для себя спросила Любава.
  - Лет? - растерялся Дар, не зная, о чём идёт речь. Но догадка пришла вслед и он улыбнулся.
  - Я не старый и не молодой. Это как посмотреть. Я просто живу настоящим мгновением. А мгновение всегда остаётся самим собой. Ну, а если в целом взять мой жизненный путь, то он долгий и каплями росы нанизан на мою нить судьбы.
  Дар ненадолго задумался, а Любава с улыбкой опустила свой взгляд, пытаясь прощупать его чувства в этот момент. Но у неё опять ничего не вышло: его чувства всё также сияли, и она в них теряла нить своего расследования.
  - Подожди-ка! - приободрился Дар: - Если я не ошибаюсь, там сейчас мой приятель. Он тоже пёрышко, но только из семьи Бликов. Жалко, что Сияния рядом нет, я бы тебя с ним познакомил. Сейчас! Ну, вот! Посмотри туда, наверх. Видишь те тонкие, словно паутинка, кружева? Это тот самый приятель! Он несколько солнечных лучей появился в этом мире, ну, то есть, в Небесном Океане. Он ещё совсем молодой и лёгкий, как тончайшая нить. Просто, чем моложе облако, тем утончённее его воздушное тело. Он, наверное, ещё помнит свой прежний дом, - с тёплой ностальгией добавил Дар.
  Любава посмотрела на небо.
  - Так высоко! А как вы познакомились, если он только появился здесь?
  - Познакомились? - задумался Дар: - Я его всегда знал. С того момента, как он присоединился к нам. Просто я однажды услышал его мысли, с тех пор он всегда со мной. Солнце его красит.
  - Да! А он действительно красивый!
  - Ну, я тоже не волнами раскрашен! Меня-то ты ещё ни разу не видела, - улыбнулся Дар.
  - Не волнуйся! Я и так чувствую, что ты очень красивый, там у себя в душе.
  - А почёму ты назвал его пёрышком? Это что-то значит у вас там? - полюбопытствовала Любава.
  - Знаешь, - приободрился Дар: - Это просто слова. Хотя, может, мы действительно чем-то похожи на перо. Расскажи лучше о себе! А то я совсем о тебе ничего не спросил. Где же была моя учтивость!
  Любава растеряно улыбнулась: как оказалось, понятия об учтивости у них были совершенно разными.
  - Ну-у! - озадачено начала она: - А что именно ты хочешь узнать?
  - Что значит быть человеком и жить там в низу?
  - Охо-хо! Ну, ты и загнул! - чуть ли не кашляя, ответила Любава, краснея.
  - Давай начнём с простого! - продолжила она, собираясь с мыслями. Ведь они врассыпную разбежались от его вопроса.
   - Я - эмпат!
  - То есть? - на этот раз это была его очередь удивляться.
  - Я чувствую эмоции, желания и страхи находящихся рядом со мной существ, - ответила она.
  - Эмоции..? - растеряно призадумался Дар: - Они как-то похожи на мысли?
  - Почти, - как бы примеряясь, сравнила Любава, отчего на лице Дара появилась скромная улыбка радости.
  - Хотя... на самом деле нет, - добавила она и этим окончательно сокрушила его надежду быстро понять этот мир.
  - Ладно! Я тебе объясню, - сказала Любава, чувствуя его робкую беспомощность: - Когда ты смотришь на солнце, о чём ты думаешь?
  - О том, что показался новый путь, что воздух стал прозрачнее и теплее. О том, что капли воздушной влаги оживают в его свете переливающими бликами. Да о многом! А что?
  - Хорошо! - удивилась Любава. Такого ответа она не ожидала. - Что ты думаешь, когда твой друг... как ты там говорил? Сияние? Когда твой друг рядом с тобой?
  - Что это здорово, весело...Могу ещё продолжить!
  - Нет. Не надо. Ты рад. В общем, это те же самые мысли, как ты их привык называть, только видим мы их сердцем, ну, или где-то рядом с сердцем. У нас, как раз, сейчас по этому поводу спорят здесь.
  - Да? - изумлённо сказал Дар: - Сложно у тебя там, наверное! Это что-то невероятное!
  - Ну, а страхи работают по тому же принципу. Это что-то вроде того, если бы ждал появления солнца, и знал, что оно может не выглянуть из-за горизонта, но тебе хотелось бы, чтобы оно продолжало появляться на небосводе как обычно, - Любава говорила, а у него перед глазами оживала вся эта картина, отчего ему захотелось остановить эти мысли.
  - Вот! Это как раз и есть страх! - радостно подтвердила она, почувствовав эту эмоцию в его светлых чувствах.
  - И ты всё это чувствуешь? - удивился Дар.
  - Да. Каждое мгновение.
  - Но тут-то они тебя не достают. Как тебе удалось обезопасить это место от всех чувств? - задумался Дар.
  - Поначалу мне было тяжело и страшно. Я не знала, куда спрятаться от них. Я часто пряталась в своей квартире, мне никуда не хотелось выходить, потому что я знала, что за этим порогом они увеличат своё давление в сотни раз. Сколько людей, столько и вселенных чувств с миллиардами их оттенков! Когда моё разрушение дошло до критической глубины, я осознала, что стала намного сильнее, и что теперь мне нечего бояться. Этот процесс самосожжения и моего воскрешения происходил здесь, в этих стенах. Это пространство помнит много слёз и страданий, но помнит также много веры и надежды, из которых рождалась новая я. Может, поэтому, это место меня хранит теперь. Я его зарядила надеждой, оно теперь оберегает меня. Когда мне становится трудно пересекать море чувств и когда , даже новой мне, приходится неимоверно тяжело нести этот психический груз, я спешу сюда, захожу, закрываю дверь, и на душе становится легче. Всё словно остаётся там, за порогом. Вот такие у меня теплые чувства к этому месту! - и Любава улыбнулась.
  - Кстати о чувствах! - вспомнила она и настороженно прислушалась.
  Столько времени она уже находилась за пределами своей защищённой квартиры, и окружающий мир невозмутимо курсировал мимо неё во всевозможных направлениях. Столько времени она прошагала по улице, но не почувствовала ничего, даже скромной зубной боли оставленной позади стоматологии.
  - Подожди! - тут же опомнилась Любава: - Ничего не понимаю! Пока я тут с тобой разговаривала, я ничего не почувствовала!
  - Что? Совсем ничего? - испугался Дар, уловив её мысль о том, что чтобы существовать, нужно чувствовать.
  - Да нет! - нервно возразила Любава, напряжённо прислушиваясь к себе: - Я ещё существую. Никуда я деваться не собираюсь! Тебя-то я чувствую.
  И тут Любава виновато улыбнулась.
  - Прости! - мягко добавила она: - Ты не заслужил такой реакции. Просто я испугалась.
   Любава пыталась извиниться, понимая, что эта ситуация не должна распространяться на её нового друга.
  - А с тобой такое раньше случалось? - спросил Дар.
  - Да нет! Раньше никогда! - удивлённо пожала плечами она. - Сегодня - в первый раз.
  - Да чего это я! - улыбнулась она: - Сегодня вообще день необыкновенный!
  - У меня тоже, - улыбнулся в ответ Дар: - Может это из-за моего присутствия?
  Любава задумалась.
  - А что! Вполне возможно, - сказала она, прислушиваясь к своим чувствам.
  'Я чувствую только себя', - скрывая своё восхищение, подумала она.
  'И всё благодаря его светлым чувствам! Только и не думай улыбаться! Не хочу, чтобы он догадался' - вслед пронеслись новые мысли.
  - Кхм! - неловко кашлянул Дар, замявшись где-то там вверху.
  Любава его услышала и насторожено осмотрелась по сторонам:
  - Что случилось? - она растеряно пробежала взглядом по небу.
  - Знаешь, я тебя ещё не успел предупредить, - замявшись, начал он, сделал паузу и добавил: - что я умею слышать мысли. Это способ общения в моём мире.
   Её взгляд потеряно замер. Она насторожено глянула вверх, всё ещё борясь с этой новой информацией.
  - Так ты и мои слышал? - переспросила Любава, мирясь с услышанным, а затем отрывисто выпалила:
  - О, Боже! - и она неожиданно для самой себя прикрыла лицо руками: - Всё! Я больше не думаю! Я ни о чём больше не думаю!
  - Ты раньше не думал мне рассказать? - смущённо выпалила она, пытаясь удержать у себя в голове пустоту.
  - Я честно забыл! - озадачено ответил Дар, глядя на столь странную реакцию с её стороны.
  - А о чём я не должен был догадаться? - поинтересовался он.
  Любава сконфужено сжалась и вкрадчиво подняла голову вверх:
  - Ух! Слышал всё-таки! Можно мне хоть какого-то уединения в своих собственных мыслях!
  -Да! Конечно! - удивлённо поспешил согласиться Дар.
  Любава облегчённо вздохнула.
  - Ну, а всё же! - продолжил он: - Тебе так идёт, когда ты улыбаешься! Почему..., - но закончить свою мысль ему не удалось.
  Внезапно и так неожиданно, Дар почувствовал сильный толчок, который появился из ниоткуда и сильно сдавил его изнутри, как раз где-то там, где должно было быть его сияние.
  Дар попытался найти источник, но вместо этого его резко закрутило, будто бы вихрь пробежался по его телу. Всё вокруг потемнело, и он устало понял, что находится опять на Лунном пути. В голове был один лишь гул, и кто-то летел ему навстречу.
  - Дар! - испугано прошептала Любава, поняв, что больше не слышит его, и с горьким сожалением закрыла глаза.
  Затем она насторожено и медленно осмотрелась по сторонам, чтобы водоворот страстей как можно медленнее овладел её собственным сердцем. Но он был неизбежен, и его эмоции с жадностью уже кружили вокруг неё.
  Любава с кричащей надеждой подняла свой взгляд к небу, но там уже набегали тучи. Она потеряла равновесие, и, заваливаясь назад, резко упала на проезжую часть.
  'Как всё хорошо начиналось', - подумала она, и её взгляд укрылся под тенью смыкающихся век.
  На дороге раздался звук сигналящих машин и чьи-то голоса:
  - Скорую вызывайте! Человеку плохо!
  
  Глава 11
  План 'Перехват'
  
  - Пинокио один! Объект в зоне досягаемости. Вокруг пятеро гражданских. Объект, видимо, без сознания. Точно сказать не могу. Подойти поближе?
  - Отставить. Не рискуйте. Она может вас почувствовать.
  - Пинокио один, жду тогда ваших дальнейших указаний, - сказал физик-ядерщик и снова продолжил наблюдать за людьми, подбегающими к Любаве.
  - Что с Вами? Держитесь! Скорая уже едет, - сказала женщина.
  - Кто-нибудь вызвал скорую? - забеспокоилась другая.
  - Да, - хмуро ответил мужчина.
  - Хорошо! - ответила молодая девушка, притрагиваясь к шее Любавы, лежащей без сознания.
  - Где... Где я? - устало приоткрыла глаза Любава, чувствуя сквозь вихрь чувств чьё-то прикосновение.
  - Всё в порядке? Вы упали, - ответила ей девушка.
  - Я? Я упала..? - потеряно произнесла Любава, перед глазами тёмными кругами расползался дневной свет и, как-то странно в глазах двоились люди.
  - Ну, да! - буркнул мужчина, не особо радуясь, что застрял здесь.
  - Вас как зовут? Подержите её! - спросила девушка, приподымая Любаву.
  - Скорая приехала! Наконец-то! - вздохнула женщина.
  - Расступитесь! Дайте им пройти! - недовольно потеснил толпу мужчина.
  - Пинокио один, подъехала скорая. Забирает наш объект. Какие будут указания?
  - Поезжайте за скорой! И держите нас в курсе их передвижения. Мы вышлем дополнительно агентов. Затем они начнут операцию по перехвату. У вас нет нужных вакцин. Как поняли?
  - Пинокио один. Вас поняли. Продолжаем слежение.
  Возле Любавы быстро забегали врачи, и, не добившись от неё должной реакции на свои усилия, затащили её в карету скорой помощи, устало вздохнули, огляделись, закрыли двери и увезли с собой.
  - Дополнительных агентов? Мы вышлем дополнительных агентов? - не вытерпел такого попустительства связист.
  Он привык работать в серьёзных отрядах, а не в этой клоунаде, куда его неожиданно запихнули. Да и Полковник опять уже что-то успел принять. Сейчас его просто невозможно было слушать нормальным, здравомыслящим людям.
  - Полковник, кого вы собираетесь послать? - взял себя в руки связной и с готовностью глянул на Полконика.
  Что было, кстати, зря.
  - Ничего! Главное убедительно сказать! - гордо расправил плечи Полковник и задумчиво почесал свой нос: - Мне же поверили. Задействуйте массовку. Будет такое представление. Пригласите этих двоих.
  И Полковник гордо сунул ему два личных дела, с позывными агентов. Он явно был доволен, поскольку со скрипом рухнул на стул и, с весёлыми возгласами, покатился на нём назад. Благо стул был на колёсах.
  - Держите меня! Держите! Я - флагман! Я - флагман всей нашей операции!
  Связной закатил глаза, и устало подпёр голову рукой, пытаясь не видеть и не слышать это цирковое выступление Полковника. Раздражало.
  - Пинокио! Пинокио, как слышите меня? - прижимая наушники, упрямо концентрировался в одной точке на мониторе связной: - Вы меня слышите?
  - Пинокио один, я на связи. Что там у вас за шум? Какой ещё флагман?
  Связной передёрнулся от этих слов.
  - Это шеф речь отрабатывает. Не важно. Принимайте новый зверинец. К вам уже выехали Белка и Ушастый.
  Наступила пауза.
  - Чего? - озадачено раздалось на другом конце.
  - Повторяю. К вам выехали Белка и Ушастый, - безразлично повторил связист.
  - Что за хрень? - недоумённо глянул на своего напарника бывший хранитель хромированного кейса.
  - Что такое? - спокойно кивнул ему физик-ядерщик.
  - Они там сума посходили окончательно. Мало того, что они нас дыбилами обозвали. Теперь зверинец нам подвозят.
  Физик-ядерщик понимающе кивнул в ответ.
  - Носатыми! Носатыми дыбилами! А это уже важный знак отличия, - и при этом он слегка улыбнулся: - Что за зверинец?
  - Белка и... этот, Заяц, - изобразил уши бывший хранитель кейса.
  - Белка - так это же тот рэмбо. А за Зайца я не знаю. Посмотрим, что за зверь такой пушной будет, - и физик-ядерщик спокойно принялся следить за дорогой.
  - Бред! Они точно травы обжевались там, грызуны проклятые! - раздосадовано пробурчал бывший хранитель кейса.
  - Тебе-то что? Следи спокойно. А всю работу за нас сделают эти мохнатые.
  Карета скорой помощи упрямо мчалась вперёд, время от времени устало подпрыгивая на полосатых холмах дорожного полотна. Кабина нервно дергалась из стороны в сторону, раскачивая своих пассажиров.
  - Что я... Куда мы едем..? - едва придя в себя, попыталась спросить Любава, но голос её прозвучал довольно тихо.
  - Лежи! - властно уложила её обратно врач: - В больницу.
  Любаву охватил ледяной ужас, и она резко подскочила. Ещё не до конца прочувствовав весь эмоциональный потенциал этой фразы, она уже готова была развернуться и бежать в ровно противоположную сторону.
  - Нет-нет! Мне туда никак нельзя. Вы не понимаете! - в её глазах отразился ужас всех страданий, и она упрямо замотала головой.
  - Вот именно, - с равнодушным видом принялась утешать её врач: - Я не понимаю, как человек с едва заметным пульсом может сейчас разговаривать со мной и так яро пытаться сбежать, - взволновано вдавила её обратно в каталку врач.
  - Нет! - уже тихо выдавила из себя Любава.
  - Да! - надавила голосом врач, видимо она уже устала убеждать: - Там разберутся!
  Эти слова были сказаны окончательно и бесповоротно, отчего у Любавы перед глазами поплыли мрачные картины вязких, кусающих, нападающих и раздирающих чувств и эмоций.
  - Ну, началось! - и она нервно прикрыла глаза.
  - Пинокио! Я - Ушастый! Слышите меня?
  - Да, Ушастый, слышу. Что у вас?
  - Мы на месте.
  - Хорошо. Белку с собой прихватил?
  - Пинокио, этот грызун со мной. Он мне всю плешь проел своим нытьём об участи физика-ядерщика.
  - Ушастый, почему так эмоционально? Вы же должны быть под действием сыворотки. Во всяком случае, нам так объясняли.
  - А это не эмоции. Это чисто логическое умозаключение! - в том же духе возразил Четвёртый: - Он у меня вон уже где сидит!
  - Ладно. Хватит уже! Давайте дело до конца доводить. Ушастый, мы передаём тебе координаты движения объекта. Объект, вероятно, движется в сторону Больницы 'Сердечность'. Брать его там без лишних свидетелей не представляется возможным, поэтому легче будет перехватить его в дороге. У вас на карте появились координаты?
  - Да, Пинокио. Как раз смотрим на них.
  - Через пятьсот метров будет слепой квадрат. Будем брать его там.
  - Пинокио, будешь у нас на подхвате! - начал подтрунивать над ним Четвёртый.
  - Осторожней так шутить, - с усмешкой ответил голос по рации: - Твои мохнатые уши видны даже отсюда. Давай, бери Белку в охапку и вали выполнять приказ.
  - Понял. Что так грубо? - рассмеялся Четвёртый, но тут же неожиданно дёрнулся, глядя перед собой и резко затормозил.
  На них нёсся огромный рычащий снежный барс, готовясь протаранить, если такое было бы возможно.
  Машина развернулась боком.
  - Что за..? - нервно произнёс он, затаив дыхание. Но барс призраком проскочил сквозь их машину, заставляя всех пригнуться. И так же неожиданно скрылся из вида.
  Вся компания недоумённо оглянулась в сторону, куда исчез барс, но вместо этого увидела там синюю мигающую сирену убегающей скорой помощи. Они пропустили объект! Как такое могло случиться. Перехват провалился.
  Скорая помощь быстро нырнула вперёд, скрывшись за дымчатым образом снежного барса, которого никто, кроме них, конечно же, не видел.
  Объект для команды Полковника теперь был окончательно потерян. А тут ещё и рации накрылись.
  - Пинокио! Как слышите меня? Пинокио, ответьте! - попытался пробиться к ним связист.
  - Что там? - уже начал нервничать Полковник: - Какие результаты? Докладывайте!
  - Полковник, Пинокио не отвечает. Они словно в глухой зоне оказались, - растеряно сообщил связист.
  - Так делайте что-нибудь! - багровея, перешёл на крик Полковник: - Эта операция уже должна быть давным-давно закончена!
  - Я могу перевести разговор на мобильный. Сейчас свяжу вас с Пинокио.
  При этих словах связист раздосадовано принялся за работу, а Полковник самодовольно сдавил в руке мобильный, в полной готовности излить в трубку всё своё негодование.
  Раздался звонок и Полковник хищно прошипел:
  - Пинокио?
  Холодная пауза в трубке.
  - БУРАТИНО, твою мать! - раздался ледяной голос Первого Близнеца: - Где мой эмпат?
  Полковник остолбенел а, по прошествии пяти минут разговора с Близнецом, и вовсе побледнел. Его рука медленно поползла вниз. В голове были одни гудки, а в висках учащённо стучала кровь.
  Задание поменяло свой курс. И Полковник теперь был отнюдь не главным.
  
  Глава 12
  Загадочный незнакомец Лунного пути
  
  - Где ты пропадал? - встревожено подлетел к нему Сияние: - С тобой всё в порядке? Я не на шутку перепугался, когда не смог достучаться до твоего сознания и твои мысли не отзывались! Что с тобой случилось? А то я себе места не нахожу, ведь это всё из-за меня случилось!
  Дар растеряно смотрел перед собой, будто не видя своего друга. Казалось, мысли его были не здесь.
  - Это ты, друг мой! - потеряно улыбнулся Дар, постепенно ощущая себя здесь. Казалось бы, он должен был радоваться встречи со своим другом, но внутри отчего-то было тяжело, словно он потерял что-то.
  Дар ещё раз подумал о Любаве, но вновь не услышал её мыслей. Радости это не прибавляло, да и внизу был один лишь Лунный путь.
  - Что с тобой произошло? - обеспокоенно посмотрел на него Сияние. Таким он друга ещё никогда не видел. Дар это заметил, и, подумав немного, ответил как можно веселее, стараясь забыть свою печаль:
  - Ты просто не представляешь, что со мной произошло! - начал он, не обращая внимания на его слова, чем ещё больше поверг в шок Сияние.
  - А что произошло? - озадачено спросил он.
  - Я познакомился с человеком! Я почти оказался там внизу, видел и слышал всё!
  Сияние испугано насторожился и внимательно присмотрелся к Дару.
  - Это ты ль, или не ты ль?
  - А что такое? - искренне удивился Дар.
  - Просто ты никогда не стал бы рисковать. Ты не стал бы необдуманно спускаться в низину! Кроме того это невозможно! - всё также пристально буравил его сознание Сияние.
  - Это я! - обижено возразил Дар.
  - Ну, да! Ну, да! - задумчиво ответил Сияние: - Подожди! Твои кристаллы! Ты теперь словно весь коралловым свечением укрыт!
  И дух облака ошеломлённо приблизился к Дару, удивлённо рассматривая этот нездешний свет.
  - Что же нам теперь с тобой делать? - огласил Сияние, тыкая крылом в Дара: - Ты уже слишком покраснел, брат! Незамеченным это не останется.
  Дар заволновался ещё больше. Он-то никакого света не видит. Что случилось?
  Сияние сконцентрировано завис в пространстве, напряжённо разрабатывая план спасения. Затем спокойно глянул на раскрашенного друга, и на лице его невольно появилась весёлая улыбка.
  - Ой! Прости! Не могу! Ты такой смешной, - и он звонко расхохотался, держась воздушными крыльями за свой живот.
  Дар сконфужено осмотрелся по сторонам, и обижено нахмурился.
  - Перестань! Ты привлекаешь ненужное к нам внимание! Тише! Ну, утихомирься же!
  А Сияние уже весело перекатывался с бока на бок, не в силах больше сдержать свой смех.
  Внезапно воздух вокруг них сделался плотнее и отступил, оставляя их парить в невесомости. Дар насторожился и решительно скользнул в сторону, но натолкнулся на какую-то невидимую преграду, поэтому был отброшен назад в центр. Сияние перестал смеяться, и насторожено прислушался к пространству.
  - Кто здесь? - раздался звучный голос, который нарастающим гулом прокатился по лунному пути.
  Этот голос казался напряжённым и усталым, но при этом не лишённый света. Свет этот был необыкновенным, ребята подобного никогда не видели. Это был солнечный свет, прикрытый лёгкой лунной дымкой, которая могла подниматься или опускаться в зависимости от желания этого призрачного сознания.
  А то, что оно было призрачным, или, хотя бы, просто необыкновенным было ясно как солнечный день! И ребят это насторожило. Вернее, только Сияние, потому что для Дара это появление случайным не показалось.
  К тому же, он всё ещё мыслями пытался вернуться обратно, но его постоянно что-то отбрасывало назад. Ему ничего не оставалось, как связать появление сейчас этого странного незнакомца со своими тщетными попытками вновь связаться с Любавой, удивительным человеком из Низины.
  Дар только недовольно бросил на друга свой взгляд и обиженно надулся, кутаясь тем самым в своё алое свечение.
  Сияние аккуратно подплыл к нему и тихо предупредил:
  - Перестань раздуваться во все стороны! Ты сейчас краснее самого рассвета стал. Сделай что-нибудь! А то он ещё поймёт, что с нами что-то не так.
  Дар испугано глянул на своего друга, растеряно тая в своём мягком свете.
  - Я не знаю, что со мной!
  - Ладно! Помогу! Прячься в моём сознании! - нехотя кивнул Сияние и насторожено оглянулся на незнакомца, который уже стал постепенно и целенаправленно набирать форму, отчего его образ стал менее призрачным.
  Сияние в мгновение ока остановил свои мысли, оставляя там светлое спокойствие, и Дар быстро сконцентрировался, ступая в это яркое пространство. Коралловое свечение последовало за ним, не отпуская от себя, но затерялось в ярком свете, а может просто растаяло там.
  Спокойствие Сияния тут же передалось ему, и он уверенно шагнул обратно.
  - Кто вы будете? - пристально глянул на них высокий незнакомец, с алой шапкой на голове и в кафтане из золотистых, струящихся нитей дождя.
  Друзья спокойно глянули на него, пытаясь причислить его хоть к какому-то виду семей, из тех, которые они знали. Но каждая их попытка испарялась, как только они мыслями доходили до алого головного убора на его голове. Их мысли застревали на этом удивительном предмете. Отчего им ещё больше хотелось разгадать эту загадку.
  Друзья так увлеклись этим занятием, что совсем забыли о самом незнакомце, который уже растеряно следил за взъерошенным перемещением их мыслей.
  
  Глава 13
  Таинственный Гарнизон
  
  - Нет! Это не дождь! - упрямо поправил его Сияние.
  - Тогда, может, солнечная волна? - вновь попытал счастья со своим ответом Дар. - Видишь, у него золотистая россыпь по кафтану, такое только у них бывает.
  - Да нет! - опять не веря, шепнул Сияние: - Они так низко никогда не спускались. К тому же солнечная волна - это гость Небесного океана, а о приходе гостей знают все его обитатели. А этот какой-то таинственный, и шапка у него красная.
  Ребята притихли и подозрительно повернули свои головы к нему.
  - Ну, наконец-то! - торжественно возмутился незнакомец: - А я думал, что совсем прозрачным стал!
   - Так кто же вы будете такие? - второй раз попытался спросить он: - Вы ведь не отсюда!
  - Здесь вообще никого не должно быть, - добавил он, и удивлённо осмотрелся по сторонам - а вдруг ещё кто-то был припрятан здесь.
  - Почему мы не отсюда? - на ходу придумывая свои дальнейшие слова, ответил Сияние и вопросительно посмотрел на друга.
  - Да! - подхватил Дар: - Мы плыли совершенно себе спокойно под мирными лучами лунного сияния, выполняли поручение нашего мудрейшего ветра, а тут вы внезапно прервали наш созерцательный ход мыслей!
  - Совершенно верно! - решительно кивнул головой Сияние, подписываясь под словами своего воздушного друга.
  - Так вы здесь не одни, - настороженно осмотрелся незнакомец: - Значит, ещё ветер есть?
  Ребята не на шутку перепугались, но виду не подали. Да у них и не вышло бы. Внезапный толчок заставил развеяться мысли обоих сторон.
  Незнакомец тяжело упал на одно колено, и, казалось, усталость его стала ещё больше. Ребята озадачено подтянулись друг к другу, а незнакомец в кафтане пытался отдышаться, тяжело опираясь на что-то невидимое. Ребята попытались прочесть его мысли, но натолкнулись на лёгкий лунный свет, который стал плотнее самой твёрдой преграды.
   - Я уже встречал подобный толчок, - вспомнил Дар: - Именно он вернул меня обратно, вернее, самовольно заставил. Что же это?
  - Не стойте здесь! - преодолевая нарастающий шум, прокричал им незнакомец: - Бегите!
  - Почему? - не унимался Дар.
  - Да зачем тебе это! Полетели! - пытаясь образумить, подтолкнул его Сияние, испугано оглядываясь при этом назад.
  Воздушное пространство стало, словно сметаться, с рёвом сворачиваться на пути следования шума. И вместо воздушной прозрачности появилось огромное облако серого вихря, ширящегося во все стороны. Подобное никогда не могло родиться в Небесном океане.
  - Беги, Дар! Беги!
  - Сияние, куда?! Уже поздно! А как же он? Ему надо помочь! - заупрямился Дар.
  - Подожди! Упрямое твоё свечение! - прокричал ему вслед Сияние и решительно потянулся за ним.
  Серый вихрь гулким раскатом обрушился на них, но вместо серого мрака они, к своему удивлению, увидели яркий солнечный свет. Они изумлённо приподнялись и увидели перед собой того самого незнакомца, который с поднятой кверху рукой сдерживал натиск серого вихря. Они оказались в ярком шаре света, овеянным лунной дымкой вокруг, и вихрь неистово обтекал их вокруг, снося всё на своём пути. Серый вихрь ушёл, а он тяжело упал на колени, и их ослепила яркая вспышка света.
  Когда свет рассеялся, друзья увидели большой светлый купол, сквозь который ярко светило солнце - оно было почти в зените.
  Много разных духов было здесь. Их одеяния были разноцветны, отчего они казались яркой радугой, хотя на самом деле это было не так. И у всех на голове были алые головные уборы, различные по своей форме, но непременно с сияющей звездой на нём. Все они с тревогой летели в их сторону.
  Оказавшись рядом с их незнакомцем, который стоял почти уже на коленях и продолжал клониться вниз, они дружно обхватили его своими воздушными крыльями.
  Свет звёзд оторвался от их головных уборов, собрался над их недавним спасителем, и упал вниз, одной большой сияющей каплей.
  Незнакомец тихо поднял свою голову и на его алой шапке тоже засиял белоснежный огонёк.
  - Где мы? - тихо спросил Сияние, на что Дар только недоумённо пожал плечами.
  - Заря! Как ты мог! Мы так испугались за тебя здесь! - радостно произнёс один из них.
  Незнакомец тихо улыбнулся, вновь чувствуя аромат жизни на своём пути. Плечи его оправились от той усталости, которая угнетала его. И он готов был уже весело броситься в объятия своих друзей, как вдруг улыбка спала с его лица. И взгляд его погрустнел.
  - Я пришёл с плохими вестями оттуда, - он тихо замолчал. - Они все пали.
  - На Тихом Вихре? - взволновано спросил, по-видимому, старший из присутствующих здесь: - Но как такое могло произойти?
  - Мы натолкнулись на что-то необычное. Вернее, это оно внезапно ворвалось в наши просторы, разорвав все наши защитные посты. Мы пытались задержать его распространение по всей ширине Тихого Вихря. И нам это с трудом удалось. Но весь мой гарнизон оказался накрытый этим вторжением, - он остановился, не имея сил продолжать свой рассказ, и с тихим сожалением опустил свой взгляд. События понемногу начинали успокаиваться, и сейчас перед его взором всплыли все те воспоминания, которые он успел разделить со своими тринадцатью ребятами.
  - Располагайся у нас, на Тихой радуге, дорогой друг! - с пониманием произнёс его собеседник.
  - Спасибо тебе, Яркорад! Со мной ещё два странника, - сказал Заря, кивая в сторону облаков: - Пришлось прихватить их с собой, иначе их постигла бы та же участь.
  Яркорад настороженно глянул в их сторону, впервые за всё это время.
  Обитатели этой радуги изумлённо зашептались между собой. Видимо, ребята были первыми, кто здесь оказался.
  - Заря! Но им же нельзя здесь находиться! - Яркорад внимательно глянул на него, требуя объяснений.
  - Я их на лунном закрытом отрезке нашёл, - объяснил Заря: - Кто они такие, и как там оказались, я так и не успел выяснить, потому что нас сразу же настигла волна этого вторжения, которая следовала как раз в этом направлении.
  Яркорад устремил свой внимательный взгляд на ребят и так просто отделаться от разговора они уже не могли.
  - Что ж! Придётся выяснять это сейчас! Итак, гости дорогие, кто вы? И как вы оказались на закрытой территории Таинственного Гарнизона самого Старейшины Небесного Круга? - твёрдо произнёс он, и ребята растеряно переглянулись между собой.
  
  Глава 14
  Безумный день
  
  - Итак, Любава Сергеевна! - задумчиво произнёс Врач, всматриваясь в косой подчерк неизвестно откуда появившейся медицинской карточки: - Вы на головные боли раньше не жаловались? Боли в грудине? В предплечье?
  Врач говорил, а Любава оцепеневши смотрела на него, не в силах пошевелиться. Как бы ей не хотелось, но она видела его настоящее лицо, вернее его эмоциональный образ, алчный и безжалостный.
  Эти эмоции инертно висели вокруг него, бесцветно клубясь вокруг. Видимо, ничто в этом месте не в силах было вывести этого человека из состояния мнимого спокойствия. И это придавало ему образ некоего чудища, хитрого и всегда собранного. Кто знает, может у него и когти были всегда наготове, чтобы вцепиться в кого-нибудь. А с виду - врач как врач!
  - Н-не-нет! - несмело замотала головой Любава: - У меня всё в порядке.
  - Как же в порядке, милочка? - не поднимая головы, сухо заявил Врач: - Вас сердце не беспокоит?
  - Как-то не мешает, - насторожилась она, видя странные колебания в районе его глаз: - А что? Что-то случилось?
  - Пока нет. Но надеюсь, что случиться моё новое открытие в медицине, - и тут только он внимательно посмотрел на девушку, подняв голову.
  - А вот на свету Вам бы не помешало побольше бывать! А то вон, кожа у Вас какая-то бледноватая.
  При этих словах, он передал карточку целому коллективу медицинских работников, гуськом следовавших за ним по всем палатам. С чувством выполненного долга, он по-царски встал в полной готовности вести дальше своих верных последователей.
  - Ничего! Мы с этим поможем, - торжественно произнёс Врач, смакуя каждое своё слово.
  - Поможете с чем? - резко насторожилась Любава, понимая, что про неё все уже успели забыть.
  Да и чувства здесь стали крайне накалёнными.
  - Поможем Вас исправить, - не особо церемонясь, ответил Врач.
   Любава потеряла дар речи. А Врач спокойно кивнул своим коллегам, и они бесшумными тенями вышли из палаты.
  - Что?! Меня не нужно исправлять! Да как вы!.. - прокричала им вслед Любава и нервно прижала подушку к животу.
  Её негодованию не было придела. К тому же она как приёмник теперь ловила все чувства больницы и прилегающих к ней территорий.
  Долго не задерживаясь, Любава вскочила с кровати и начала быстро одеваться. Она уже начала зашнуровывать кроссовки, как откуда ни возьмись перед ней выросла медсестра.
  - Куда это ты собралась? - она сурово завернула Любаву обратно: - Ишь, упорхнуть решила! У тебя между прочим сейчас по графику томограмма, а потом повестка в узи кабинет.
  - Чего? - недопоняла Любава и у неё закружилась голова.
  Она пошатнулась, но её гордо выровняла медсестра и уверенно направила вперёд.
  - Вперёд шагом марш! - скомандовала медсестра и вытолкала Любаву из палаты.
  Выйдя наружу, Любава с ужасом вдохнула аромат агонии, бушующих криков и многогранной боли, стальными нитями разрезающих воздух.
  Любава с ужасом прилипла к стенке больничного коридора, пропуская мимо своих глаз немощные, больные и усталые силуэты пациентов, таких же как и она, заключённых в этом душном лицедействе.
  Люди уныло ползли в пространстве, приглушая или, наоборот, остро ощущая боль своего существования. Они настолько устали от страданий, что стали почти прозрачными, боялись сделать лишнее движение, чтобы не разорвать свою душу. Чем не призраки?
  - Ну, чего стала? - грубо удивилась медсестра: - Белая, будто призрака увидела! Мне ещё инфаркта здесь на моей смене не хватало!
  Любава перевела на неё свой отрешённый взгляд, и медсестра чуть смягчила свой голос.
  - Что же мне с тобой делать? Что же ты такая упрямая! Это, ведь, всего лишь томограмма. Там нет ничего страшного. Мне сложностей не надо. Сохрани своё сердце в целости и сохранности для кардиограммы, а там уже можешь делать со своими нервами всё, что хочешь. Ладно? Ну, пошли. Доведу тебя побыстрее, пока ты в обморок не грохнулась для разнообразия, - и она, взяв Любаву под руку, аккуратно повела её вперёд.
  Любава уныло двинулась за ней. Вернее, других вариантов у неё всё равно просто не оставалось: медсестра так крепко вцепилась в её руку, что каждый шаг воспринимался как команда.
  Она устало подняла глаза на зелёные выкрашенные стены. Наверное, так бы и выглядела вся её пешая прогулка коридорами, если бы не блуждающие пациенты. В такие мгновения на Любаву веяло жаром терзаний, страхов, тревог, самобичевания, бессилия и обречённости. Хотя последнее, наверное, уже находило отзыв в её собственном сознании.
  Вдруг Люваба судорожно дёрнулась и резко согнулась, останавливая движение их сердечной миссии.
  - Что? - побледнела теперь уже сама медсестра: - Что случилось?
  На лице Любавы была тихая гримаса боли, которая словно бы перерезала все её черты лица.
  - Нет-нет! Только не падай мне здесь, - перепугалась медсестра: - Совсем чуть-чуть осталось!
  Из палаты напротив донёсся одинокий крик, болезненно въедающийся в сознания случайных пеших.
  - Опять реанимация шалит! - чуть ли не выругалась медсестра и хмуро глянула в ту сторону: - Надо будет сказать, чтобы капельницу поменяли.
  Сказав это, медсестра, не особо церемонясь, едва не на себе потащила Любаву в центр томографии. А за спиной остался далёкий уже вой... ветра.
  
  Глава 15
  Побег
  
  - Ну, вот! Так всё и было! Затем я почувствовал толчок, и оказался здесь. Больше её мыслей я не слышал, - подытожил Дар, и внимательно посмотрел на Яркорада, в надежде, что тот поверит ему на слово.
  А как же истина? Её он благополучно приукрасил, ведь речь шла не о простом полете в ночи, а о самом настоящем человеке из недостижимой никому Низины. Он сразу заметил, как у них загорелись глаза, при упоминании о ней. К тому же их мысли оставались закрытыми для него, что заставляло его быть осторожным вдвойне. Как же ему сейчас хотелось повидаться со стариком-ветром! Он единственный, кто мог здесь ему помочь.
  Таинственные дружинники растеряно переглянулись между собой.
  - То, что вы рассказали нам, достойно уважения. Не каждый решился бы открыть своё сердце посторонним. Но, всё же, ты и впрямь мечтатель, - по-доброму улыбнулся Яркорад.
   - Пойми, - продолжил он: - я полностью верю в твои слова, но только мечтатель мог совершить подобный безрассудный поступок. За время существования нашего отряда, я повидал много необъяснимого и невозможного. Но только найти контакт с низиной не получалось до сих пор ни у кого из нас. Как у вас это вышло?
  - Я же сказал вам, что сам этого понять не могу, - чуть взволнованно ответил Дар, и быстро глянул на брата.
  Сейчас им предстояло выстоять и не обронить при этом и мысли о последних событиях. Дар растеряно задумался, но Сияние одобрительно кивнул ему. И его взгляд стал безгранично душевным. Рядом с ним был его друг, на которого он мог полностью положиться. Теперь Дару не оставалось ничего другого как мило улыбнуться и продолжить.
  - Я и сам не знаю, как такое произошло. Мы с Сиянием отправились в дорогу по наставлению нашего учителя, ветра-мудреца.
  - Это не он ли один из светлейших Небесного круга? - уточнил Яркорад.
  - Да. Это он, - немного смущённо переглянулись между собой ребята. Они привыкли видеть его простым, по-доброму ворчащим мудрецом.
  - Продолжайте-продолжайте! - учтиво сделал движение рукой Яркорад.
  - По пути мы нечаянно попали в вихрь, а потом оказались в вашем Лунном коридоре. Здесь мы надолго застряли, пока не появился Заря. Незадолго до этого я внезапно увидел что-то похожее на человека. Но образ быстро исчез, поэтому я подумал, что мне привиделось.
  - Правильно? - сказал Дар и посмотрел на Сияние, на что тот утвердительно кивнул.
  Заря с Яркорадом внимательно глянули на обоих, оценивая их мысли.
  - На нашем Лунном коридоре говоришь? - озадачено потёр свой воздушный подбородок Яркорад.
   - Вполне возможно, что это как-то было связано с этим вторжением, - выдвинул своё предположение Заря и бросил мимолётный взгляд на ребят.
  Дару не понравился этот взгляд: что-то в нём было странное и, казалось, мрачное. Хотя при всём при этом Заря продолжал лучисто сиять своим спокойствием, и добродушная улыбка не сходила с его лица.
  - Или его последствие, - задумчиво подытожил Яркорад.
  - Но как обычный вихрь мог привести их в Лунный коридор? Это полностью наше творение, мост, созданный с твоей и нашей стороны. Изначально предполагалось, что он не поддаётся никакому влиянию извне. Если так будет продолжаться, вокруг кружит тысячи вихрей, нам что теперь, стоит ещё больше гостей незваных ожидать? - и Якорад вопросительно глянул на Зарю.
  - Не думаю, что их будет больше, - сказал Заря: - Лунный коридор разрушен.
  - Всё равно! Нужно разобраться с этими событиями. Если так случилось один раз, значит, может произойти и в другой. Мы должны быть подготовлены.
  - ДА! - тут же добавил Яркорад: - Как внутри нашего коридора, места, которое по идее должно полностью контролироваться нашими посвящёнными сознаниями, мог появиться чей-то посторонний образ?
   - Может, перед самым разрушением в нём стали появляться свободные дыры? - предположил Заря.
  - Ну, да, ну, да! - напряжённо пробормотал Яркорад: - Не похоже на то. Мост соединён сознаниями старшин. Даже, если с твоей стороны что-то пошло не так, с нашей стороны в коридор продолжала поступать энергия. Элемент взаимозаменяемости, заложенный в нём, помнишь?
  - Тогда я не знаю, что это может быть? - пожал плечами Заря: - Разве что, этот образ пришёл в гости к одному из посвящённых! Яркорад! Ты гостей не ждал?- попытался пошутить Заря.
  Шутка не удалась. Яркорад попытался нахмурить брови, но вместо этого озадачено оглянулся на ребят. Заря последовал его примеру.
  - Что в нём такого особенного? - с любопытством поинтересовался Яркорад.
  - Или в другом, - также сказал Заря, глядя на Сияние.
  - Это они о нас что ли? - шепнул ему Сияние.
  - Похоже на то! - спокойно ответил ему Дар, не отводя взгляда от дружинников.
  - Вы нам не всё рассказали! - озарёно сказал Яркорад, отчего ребята насторожено замерли.
  - По какому заданию вы плыли? Что вам поручил Лунный ветер? И кто вы такие на самом деле? - сразу же завалил их вопросами Яркорад.
  - Что вы знаете о сумрачном безумии? - подключился к расспросу Заря.
  - Безумии? - в один голос испугались облака.
  - Ну, зачем же ты так с нашими гостями! - успокоил его Яркорад и продолжил, глядя на ребят: - Заря имел в виду странную болезнь, которая часто стала появляться на нижних путях. Она как-то связана с влажными каплями, именно роса принимает на себя основную часть заражения. Мы знаем, что она приходит к нам из Низины. Вы ничего об этом не слышали? Может где-то что-то встречали?
  Ребята задумались, припоминая всё, что как-то могло быть с этим связано, а после решительно замотали головой.
   - А когда встретили человеческий образ, что он делал? Может, что-нибудь говорил? - с надеждой спросил Заря.
  - Нет! Ничего, - опять замотали головою облака.
  - Ладно, Заря! Мне всё понятно. Нужно обратить внимание на поднятые мною вопросы. Время близится тяжёлое. У Циклона, на его пути, стали творится непонятные вещи. Нужно быть готовыми!
  - Готовыми к чему? - заволновался Дар.
  - Прости, юный друг! Мы не можем тебе этого сказать. Будет лучше, если ты забудешь об этом разговоре, - сказал Яркорад.
  - Значит, мы можем уже лететь домой? - с надеждой спросил Сияние.
  - К сожалению, нет! Мы не можем вас отпустить. Яркорад, нужно решить, что с ними делать! В дружинники записать?
  - В дружинники записывает только сам Старейшина Небесного Круга! Ты хочешь это прямо здесь перед ними решать? - произнёс Яркорад: - Давай отойдём!
  Яркорад с Зарёй переглянулись и ушли полностью в свои секретные мысли.
  - Что это они делают? - почти шёпотом спросил Сияние у своего друга: - Я их не слышу. Они полностью заблокировали своё сознание от нас.
  - Тем лучше для нас! - сказал Дар и осмотрелся по сторонам. Все обитатели этого места были полностью погружены в свои мысли, как и Яркорад с Зарёй.
  - Совещаются! - добавил он. - Может нам лучше уйти отсюда? Кто знает, что у них сейчас на уме?
  - Мысли у тебя верные, - согласился Сияние: - Хорошо, давай в дорогу собираться! Ты уже решил, как выбраться отсюда?
  - Ага! Конечно! Только этим и занимался всё это время! Нет у меня никакого определённого пути в мыслях! - ответил Дар.
  -Да? - задумался Сияние: - Ладно! Сейчас что-нибудь придумаем!
  Вдруг на его лице появилась таинственная улыбка.
  - Эх! Была-не была! - с сияющим взглядом выпалил он: - Давай на ощупь выбираться отсюда!
  Дар изумлённо глянул на своего друга.
  - Это как? Мы же находимся неизвестно где. Да и света здесь полно. Они вот-вот, да вернуться. Ты что, серьёзно об этом говорил?
  - А что?! - спокойно возразил Сияние: - То, что мы не помним пути сюда, это ещё не значит, что его нет! Не веришь, можешь спросить у одного из тех дружинников.
  - Эй-ей! Нет уж! Спасибо! У меня и без них вопросов много. Не хочу, чтобы они предлагали мне помощь в их решении. Не доверяю я им! Здесь происходит что-то странное, и я не горю желанием быть в этом замешанным.
  - Ну, парочка ответов нам бы не помешала, но ты верно мыслишь! - жизнерадостно улыбнулся Сияние и принялся ощупывать пространство краями своего воздушного тела.
  Дар глянул на него и принялся делать то же самое.
  - А как мы поймём, где выход? - поинтересовался он: - здесь же безграничное светлое пространство. Но солнца нет.
  - А ещё есть странный воздушный изгиб вверху, в виде купола, - подключился к его размышлениям Сияние: - Ты ищи, давай! Не отвлекайся! Если ты увлечёшь меня этими вопросами, то мы так и останемся в этом странном месте, с не менее странными сознаниями.
  И они продолжили свои поиски, как вдруг Сияние замерло:
  - Слышишь?
   - Что? - отозвался Дар.
  - Отдалённая мелодия младшего ветра, - почти шёпотом ответил Сияние, боясь потерять эту мелодичную тонкую нить.
  Дар прислушался. Действительно. Где-то внутри, далеко-далеко, он услышал лёгкую, солнечно-прекрасную песню, которую могли исполнять только ветра.
  Дар умилённо последовал её напеву, и, казалось, память его отзывалась дорогими и знакомыми ему образами. Да! Он знал этого молодого ветра! Дар остановил свои мысли на этой мелодии, ощущая, как она нежно разливается в его сознании, и его коралловое сияние ожило внутри него красивыми переливающимися кристаллами. Перед глазами вдруг появились голубые небесные просторы, которые становились всё ближе и ближе.
  - Сияние! Лети быстрей ко мне! Я нашёл его! - радостно выкрикнул Дар.
  - Что? Неужели! Где? - ответил дух, летя к нему.
  - Давай, быстрее! А то останешься!
  - Эй! Да ты опять алым стал! - радостно выпалил Сияние, подлетая - Брат! С этим надо что-то делать! Скоро тебя с рассветом все путать станут!
  - Не станут! Держись крепче!
  Дружинники стали открывать глаза, и оттуда ярко залучился свет.
  - Они сейчас вернутся! - оглянулся Сияние.
  - Они нам уже не страшны! - добродушно отозвался Дар, и в его глазах отразилась вся ширь Небесного океана.
  - Где они! - обеспокоенно осмотрелся Яркорад: - Их здесь нет!
  - По-видимому, они нашли путь обратно, - спокойно улыбнулся Заря.
  - Какой путь! - возмутился Яркорад: - Их нужно найти! Они знают наш секрет! Дружина!
  Но Заря его уже не слушал, а таинственно посмотрел куда-то вдаль перед собой.
  
  
  Глава16
  Ветер Рассветной Росы
  
  - Ну, и где это мы? - напряжённо поинтересовался Сияние.
  - Понятия не имею! - ответил Дар.
  Они оказались на залитой солнцем Небесной тропе, и солнце светило прямо над их головой. Оно было тёплым, утренне лучистым, хотя и было полуденным.
  - Объясни мне, почему ты захотел скрыть от них правду? - вдруг спросил Сияние. Видимо этот вопрос очень интересовал его любознательность.
  - А незачем им знать о ней! - осматриваясь по сторонам, как ни в чём ни бывало, сказал Дар. Но зная, что подобным ответом не отделается, со скромной улыбкой добавил:
  - Я ещё раз хочу её увидеть. Теперь ты понимаешь?
  - Ага! Вот так-так! - повеселел взгляд Сияния: - Она ведь человек? На что похожи её мысли?
  - Они не такие как у нас, - переходя на лёгкий напев, ответил Дар: - они лёгкие и тяжёлые одновременно, беспорядочно перемешанные и прекрасные в своей беспомощности. И ещё у них они зависят от настроения.
  - О! Брат! Да у тебя глаза сияют! - сказал Сияние, видя восхищённое воодушевление своего друга.
  - Знаешь, а я тоже с ней хочу встретиться, - весело продолжил он дальше: - посмотреть на ту, которая смогла тебя так воодушевить. Возьмёшь меня с собой в следующий раз?
  И они оба добродушно рассмеялись, ценя эти мгновения в своей душе.
  - Ладно тебе! - по-дружески отмахиваясь от него сказал Дар: - Слышишь? Мелодия становится чётче?
  - Ага! - обратил внимание Сияние: - Вроде как ближе стала.
  И они ещё раз пробежались взглядом вокруг.
  Каково было их удивление, когда чуть в стороне от себя они увидели белоснежно-прекрасные облака. Они мягко и невозмутимо скользили мимо по глубоко голубому небосводу и нежно сияли под ласковыми лучами солнца. Вокруг них летел тихий ветер и насвистывал чудесную мелодию.
  - Как мы их раньше не заметили? - удивился Сияние: - Они ведь не песчинка, а целый род!
  - Хм! Они ведь наши братья и сёстры, но я не пойму из какой они семьи, - тоже озадачился Дар: - Мне кажется, или они все разные?
  - Точно! Как я раньше не заметил! - приободрился Сияние и замахал им своим воздушным крылом: - Эй-ей! Свет вам!
  - Что-то они нас не видят, - ничего не понимая, глянул он на Дара: - Как так?!
  - Вижу! - ответил Дар, и напряжённо присмотрелся к ним. Затем его взгляд обмяк.
  - Да это же младший ветер Рассветной Росы! - облегчённо вздохнул он, узнав его песню, и с восхищённым блеском в глазах принялся ловить его мягкие и аккуратные перемещения по воздушной тропе.
  - Ты его помнишь? - насторожено спросил Сияние.
  - Это тот самый молодой ветер, который приводит всех жителей в Небесный океан. Я помню, как он был со мной рядом, когда я пришёл сюда. Ну, то есть, память моя об этом частично покрыта пеленой. Но его я запомнил! Тогда, в детстве, я не знал его имени, поэтому и назвал его ветром Рассветной Росы, - пояснил он и глаза его воодушевлённо засияли, как будто он встретил родственное сознание.
  - Вот как? - потеплел голос Сияния: - Как ты всё это помнишь! Хорошо! Пошли и спросим его настоящее имя! - предложил он ему.
  - Нет-нет! - нерешительно остановил его Дар: - Но разве так можно? Он ведь почти легенда. Его можно повстречать только один раз в жизни!
  - Я понял! Тогда пойдём дорогу спросим! Пошли! - решительно потянул его вперёд Сияние.
  - Нет! Подожди! Что мы ему скажем? Что мы гуляли, гуляли и догулялись до такого вот... места, наверное? - ещё больше заволновался Дар.
  Сияние сокрушительно уронил свою голову вниз.
  - Ох! Ну, ты даёшь! До сих пор не пойму, почему ты всегда робеешь и впадаешь в краску, когда речь идёт о чём-то дорогом или важном для тебя? - глянул на него он.
  - Вовсе нет! - возразил Дар и отвёл свой взгляд в сторону, видимо, чтобы друг не прочёл там его настоящие чувства.
  - Да не волнуйся ты! Всё нормально! - попытался успокоить его Сияние, но друг был сейчас недостижим. Сияние только пожал плечами и тут только заметил, что Ветер Рассветной росы душевно улыбался им обоим, словно он давно их знал.
  'И не один раз в жизни, а два' - легко и всеохватывающе пронеслись мысли таинственного ветра, и его сознание пытливо глянуло на них.
  Эти слова что-то тронули у Дара в душе, и он, забыв обо всём, повернулся в сторону плывущего вдали ветра. Таким образом, он присоединился к своему другу, внимание которого уже было полностью охвачено тихой радостной мелодией.
  'Здравствуйте, юные пёрышки!' - опять же разлетелись в их сознании его мысли. Ветер Рассветной росы продолжал свой воздушный путь, как ни в чём ни бывало, и казалось, что он видит только эти небольшие хрупкие облака. Его мысли словно жили отдельно от него, и трудно было представить, что он мог делать несколько дел сразу.
  'Вы нас знаете?' - подумал Дар.
  'Конечно, я вас помню' - казалось, он улыбался. - 'Я помню каждого, кто приходит со мной'.
  'Приходит откуда?' - спросил Дар.
  'Не торопись узнать', - словно воздушные волны, разошлись в сознании его слова. - 'Придёт время, и ты сам всё вспомнишь. Но не сейчас!'.
  'Как нам вернуться домой?' - спросил Дар, вспомнив о чём-то.
  'Я вижу, алое свечение всё ещё осталось при тебе' - переходя на припев, продолжил он.
   'Да. А вы знаете, что оно такое?' - с волнением подумал Дар.
  'Интересно, что ты меня об этом спросил' - нежно подул ветер. - 'Ты сам попросил дать его тебе'.
  - То есть как? - вслух изумился Дар.
  'Это твоя память' - мелодично пояснил он. - 'Ты просто очень не хотел забывать' .
  'Забывать что?' - забеспокоился он ещё больше.
  'Ты задаёшь совершенно ненужные вопросы' - и его голос превратился в широкую, звонко текучую реку.
  Ветер Рассветной Росы плавно поменял своё направление, и вся линия горизонта укрылась белыми хрупкими облаками, которые грациозно и неизбежно приближались к ним.
  'На которые ты и сам знаешь ответы. Вы можете спросить меня о том, что ещё не знаете. Но только три раза'.
  - Мы ведь стоим сейчас у них на пути, - не на шутку испугался Сияние и взволновано глянул на Дара.
  'Не бойтесь!' - бескрайне произнёс ветер с лёгкой улыбкой в голосе. - 'Я не оставлю вас на своём пути. Потому что иначе вы растворитесь в Светлом Океане' - и его мысленный образ словно навис над ними, хотя был он ещё достаточно далеко.
  - Вы такой необыкновенный! - восхищённо произнёс Сияние: - Вы всегда летите рядом с облаками в эти особые мгновения?
  'Хотел ли ты спросить, вечный ли я?' - безгранично высоко задумался ветер, а мелодия всё продолжала играть. Теперь она словно бы обрушивалась со всех сторон ярким переливом водопада.
   Сияние радостно кивнуло, и его мысли воодушевлённо закружили, пытаясь сопоставить юношеский вид ветра Рассветной росы с образом белобородого Старейшины, возраст которого был не под силу никому из живущих в Небесном океане.
  'Ха-ха!' - раскатисто звонко рассмеялся ветер, и мелодия неожиданно осыпала всех многоцветными искрами. Отчего ребята окончательно перестали понимать что-либо. Их переполняла радость, которая разливалась вокруг. И удивляться просто было некогда.
  'Да не такой я! Бороду мне не надо приделывать. Ох! Смешные вы, пёрышки! - чуть успокоившись, ответил ветер, и разноцветные искры начали понемногу оседать: - Да. Я действительно одного возраста со Старейшиной Но дело не в том, как ты выглядишь, а как чувствуешь себя внутри'.
  - Так вы и Старейшину тоже привели в Небесный Океан? - восхищённо подпрыгнул Сияние, и Дару пришлось, розовея, одёргивать его назад.
  'Я не могу быть старше Старейшины, потому что прихожу вместе с ним. Мы связаны друг с другом' - сказал он, и мелодия, яркая и нежная, мягко окружила их вокруг, заиграв на струнах их души.
  Они и не успели опомниться, как услышали заветные слова.
  'Вот вам и пора уже!' - мыслями пропел ветер и тихо подул.
  Ребята, словно пёрышко, взлетели вверх, купаясь в ярких лучах солнца. Оттуда, сверху, Дару открылся красивый тайный узор, который остался проложенным самим ветром, и всё вдруг стало исчезать.
  - Подождите, а как же третий вопрос? - прокричал Сияние, ему так не хотелось уходить.
  - Я его уже задал, - загадочно ответил Дар, поравнявшись с ним.
  Сияние растеряно глянуло на него:
   - Подожди! Мы же ещё дорогу не спросили!
   - Не страшно! - рассмеялся Дар в ответ, раскрыв навстречу солнцу свои крылья.
  Его мысли закружились в счастливом танце, и всё вокруг растаяло в тёплом свете, который уносил прочь их слова.
  ...А тебе, мой друг, чтобы хотелось знать?
  Дар нерешительно задумался, но всё же спросил.
  - Скажи, моё коралловое свечение как-то связано с ней? - и его взгляд на время стал говорить сам за себя. - Ты говорил, что я хотел кого-то запомнить, тогда.
  Ветер улыбнулся.
  - Вот теперь-то я слышу самый настоящий вопрос. Да. Это так. Но вот почему так случилось, у меня не спрашивай. Я и сам не знаю. Если кто и мог бы помочь тебе с ответом, то только силы повыше меня. Я же на прощание подарю тебе один совет: Не спеши ко мне! И найди то, что так не хочешь терять. Лунные врата тебе уже открыты. Вход в них ищи в своём сердце.
  Его лицо купалось в ярких лучах, и счастливая улыбка не покидала его глаз. Внизу, из тёплого света, стали вырисовываться уже нежные голубые дали, и в воздухе вновь запахло Небесным Океаном.
   'Ты ничего не видел... Лети!' - словно эхо, почувствовал он мысли ветра и улыбка засияла ещё ярче.
  
  
  Глава 17
  Заря
  
  - Просыпайся, Сияние!
  - Что? Что такое? - сквозь сон отмахнулся дух и сладко перевернулся на другой бок, что ещё больше удивило Дара.
  Дар на время оставил эту затею и осмотрелся по сторонам. Ещё несколько солнечных путей он не поверил бы в это, но за последнее время события завертелись таким образом, что осторожность не помешала бы. А тут ещё Сияние разлёгся посреди лунного пути и никак не хотел просыпаться.
  - Хотя странно всё это! Мы ведь не спим никогда, - подумал Дар и подозрительно устремил своё сознание к брату.
  - Ой! Что это я! - перепугался Сияние, подскакивая, как развеянный, с воздушного пути.
  - Я что, заснул? Теперь мне значит дорога в Светлый океан? - чуть ли не белея, произнёс он.
  - Нет. Не бойся! Мы ведь только что вернулись оттуда. Или почти оттуда. Ты, что не помнишь? - ровным, спокойным голосом объяснил Дар.
  - А я думал, что это был сон, - озадачено пробормотал Сияние: - Хотя, мы же никогда не спим.
  И от этого он ещё больше испугался.
  - Ладно тебе! Идём домой! - с пониманием подтолкнул его вперёд Дар. Но Сияние заупрямился, и продолжил дальше разбираться в своих мыслях. Слова брата, казалось, пролетели мимо него, словно весенний ветер.
  - Подожди! Значит, и ветер Рассветной Росы, и дружинники, и твой человек, это всё было по-настоящему? - перечислил он, осмысливая всё на ходу.
  - Ну, да!
  Сияние замер, мирясь с правдой, но затем быстро добавил:
  - Пойдём-ка отсюда! - он настороженно обвёл взглядом солнечные просторы и, вдруг, болезненно вздрогнул, будто бы за его спиной уже стояли в полной готовности все дружинники и нравоучительный Старейшина грозил ему своим воздушным крылом.
  - Ты чего? - удивился Дар, наблюдая за своим другом.
  - Нет! Ничего! - опомнился Сияние и быстро натянул улыбку на своё лицо.
  - Как знаешь! - пожал плечами Дар и устремил свой взгляд за горизонт.
  - Чего только не привидится! - пробормотал себе под нос Сияние и тут спросил у Дара:
   - А то белоснежное облачко тоже мне сниться?
  Дар перевёл свой взгляд на него.
  - Нет. Она настоящая, - он весело покачал головой, радуясь, что брат наконец-то начинает приходить в себя.
  - А! Ну, вот! Это другое дело! - сразу приободрился Сияние , но всё же украдкой оглянулся назад. Так, на всякий случай. Вдруг кто стоит!
  - Ладно! Полетели домой! - продолжил он, неловко осматриваясь по сторонам.
  Мало ли кто мог их заметить. Сейчас им это было ни к чему.
   Сказав так, Сияние сорвался с места, и Дару пришлось приложить все свои силы, чтобы догнать своего друга, быстро удравшего вперёд (из благих побуждений, конечно).
  Впереди показалась знакомая семья льдинисто-влажных облаков.
  Младший ветер, завидев их издалека, вздохнул с радостным облегчением. Всё же ему досталось из-за их исчезновения. Ни сколько от Лунного ветра, сколько из-за своих собственных волнений. Не каждый солнечный круг знакомые тебе облака разбиваются о могучие валы непредсказуемых кочующих ветров.
  Один только светлейший Лунный ветер спокойно воспринял известие об их исчезновении, поскольку всегда мог выслеживать их мысли. Наверное, не зря был светлейшим Небесного Круга. Однако за это время даже сам Лунный ветер стал взрослее, не то, что его ученики.
  - Ухты! Смотри, Ледяная волна! - радостно пропел Сияние: - Мы уже дома!
  - Что-то ты после встречи с ветром Рассветной Росы не перестаёшь петь, - весело подметил Дар: - Откуда такой талант?
  - Я просто рад, что вернулся домой. Приключения - это здорово! Но их было слишком много, как для одного раза.
  - Да, ты прав, - Дар задумчиво посмотрел вдаль.
  Отчего-то ему показалось, что приключения на этом не закончились. А может, ему просто не хотелось возвращаться обратно, к прежней плывучей жизни.
  В голове у него постоянно вертелся совет ветра Рассветной Росы и лёгким отблеском возникали мысли Любавы, которые он до сих пор берёг в своём сияющем свечении.
  - Ой! Там ещё и младший ветер такие милые гребни в воздухе высекает! - не унимался Сияние. - Посмотри! В нашу честь!
  И Сияние восхищённо взмахнул своим крылом, указывая в сторону.
  Дар утвердительно кивнул, но вместо этого посмотрел в самый конец воздушного поля.
  Там, держась в стороне от основной массы облаков, летели два одиноких силуэта, которые словно застыли под грузом своих мыслей.
  И сердце его дрогнуло. Подойдя поближе, он оставил Сияние радоваться вместе с другими облаками, а сам двинулся к тем двум небесным жителям, аккуратно огибая плывущие ему навстречу облака.
  Сияние с лёгкой улыбкой на лице, посмотрел ему вслед. От чего-то ему показалось, что видит Дара в последний раз. В мыслях сразу стало пусто, и радость быстро исчезла с его лица.
  - Эй! Подожди меня! - прокричал ему вдогонку Сияние и быстро полетел за ним.
  - Ах! Вот вы где! Высоко же вы забрались! - произнёс Лунный ветер, отрывая свой пристальный взгляд от своего собеседника.
  Его голос казался напряжённым, но не лишенным при этом радости.
  Ребята, ничего не понимая, пожали плечами, и с нескрываемой радостью подлетели к ветру-мудрецу, который ещё издалека показался им чем-то озабоченным.
   Напротив него сидел странный незнакомец, укрытый с ног до головы коричневым плащом, что было странно для их краёв.
  Подлетев поближе и обняв учителя, ребята с любопытством посмотрели на незнакомца, лицо которого пряталось под тенью нависающего капюшона.
  - Свету радуйтесь! - в один голос сказали друзья.
  В этот момент незнакомец медленно поднял свою голову, и ребята изумлённо отшатнулись назад.
  - Что же вы, юные облака! Сбежали из гарнизона, так и не попрощавшись! - с играющей улыбкой на лице произнёс Заря.
  Видимо он уже некоторое время поджидал их здесь.
  - Не бойтесь, пёрышки! - уверенно произнёс Лунный ветер, глядя на Зарю: - Я вас не дам в обиду! А тебе, Заря, нужно пытаться держать себя в руках!
  Заря резко дёрнул краем своего плаща и напряжённо отвернул от них всех своё лицо. Но он был согласен с Лунным ветром, как бы странно это не казалось.
  - А вы здорово изменились, Заря, - аккуратно сказал Дар, настороженно присматриваясь к нему.
  Его яркий образ сейчас был укрыт длинным широким плащом непонятного коричневого цвета, из-под которого пробивался яркий золотой свет его, расшитого струящимися нитями, кафтана. Только красная шапка, ранее спрятанная под капюшоном, продолжала неизменно красоваться на его голове.
  Заря медленно повернулся к ним и попытался улыбнуться.
  - Мир меняется, и заставляет нас меняться вместе с ним. Хотим мы этого или нет. Вопрос только насколько мы сильны духом, чтобы отстоять себе пару мгновений для собственной веры в жизнь.
  Ребята переглянулись между собой. Впервые за это время они ничего не поняли. А Лунный ветер виновато опустил свой взгляд, сердясь на всех и самого себя. И было за что, ведь он знал куда большее.
  До этих пор Заря старался держать себя в руках, быть величественным и статно духовным, как и подобает дружиннику из Таинственного гарнизона, быть старшиной своей дружины и свято чтить память о них, продолжая начатое ими дело. Но состояние его ухудшалось, и та тень, которую Дар заметил ещё тогда в его взгляде, уже успела распространиться по всему его телу.
  Заря неожиданно нахмурился, обхватил свою голову крыльями, обжигающими своим светом, и крепко сдавил её.
  - О-ох! - глухо произнёс он, пригибаясь к низу.
  - Что, что с ним?! - переживая, прокричали друзья и испугано глянули на своего учителя.
  - Ничего! - резко ответил им Лунный ветер.
  Таким суровым они его ещё ни разу не видели. Да ему и самому не нравилось всё это, потому что он впервые чувствовал себя беспомощным и растерянным.
  - Заболел он! - чуть мягче добавил он, подлетев к Заре и укрывая его плащом, который слетел с него (видимо, от силы приступа).
  - Спасибо! - слабым голосом произнёс Заря, и по его светлому лицу маленькими вихрями пробежали непонятные серые клубы.
  Лунный ветер внимательно наклонился над ним, всматриваясь в его изнеможенный, но всё ещё добрый взгляд.
  - Что? Опять они появились? - тяжело переводя дыхание, произнёс Заря, и растеряно глянул на мудреца.
  Может, это был самый первый обречённый взгляд во всём Небесном Океане.
  Лунный ветер молча сжал его руку.
   - Они появляются, когда у меня больше не остаётся сил бороться с этим ядом. Моих ребят оно поглотило сразу. Меня, видимо, оно решило испытать на крепость. Ох! Что же это! - резко вздохнул Заря.
  Его глаза широко раскрылись, а тело изогнулось дугой, словно что-то заставляло его это сделать. После он тихо рухнул на воздушный ковёр.
  - Что с ним? - закричали ребята.
  - Тише! Не подходите! - быстро, одним взмахом крыла, остановил их Лунный ветер, потому что они уже готовы были броситься на помощь к Заре.
  - Он что, отправился в Светлый океан? - испугано прошептали они, с рвущейся на части любовью в их сознаниях.
  - Нет, - аккуратно произнёс Лунный ветер, проведя воздушным крылом поверх его лежащего воздушного тела.
  Его крыло было укрыто той самой лунной дымкой, которая была у Зари и у других дружинников. Ребята это заметили.
  - Но безумие стало одолевать его всё сильнее. Если этому как-то не помешать, то через несколько солнечных лучей он действительно туда отправится. Мы его теряем! - произнёс ветер и грустно глянул на ребят.
  - Что мы можем сделать, чтобы его спасти? - в один голос, решительно выпалили друзья.
  - Ничего! - по-доброму рассердился ветер и дал каждому хорошего подзатыльника: - Вам жить надоело! Я не хочу потерять вас, как и его! Забудьте об этом! Я ему отдал свой чудотворный плащ, сотканный из редчайшей солнечной пыли. Его мне подарили давным-давно солнечные вихри. Но и он, как видите, не помогает ему! Хотя он может излечить любую болезнь, принесённую Небесным океаном.
  - А что, если эта болезнь не наша! Что, если она действительно из Низины! Выходит, она неизлечима! И мы действительно все вскоре заболеем ею?! - сказал Сияние, странно посмотрев на своего друга.
  - Что ты на меня так смотришь? - насторожился Дар.
  - А потому что ты тут у нас с Низиной общаешься! - в сердцах сказал Сияние.
  - Эй! Тихо, ребята! Не ссорьтесь! - спокойно развёл их по обе стороны ветер-мудрец.
  - Ты думаешь, что там все такие! - крикнул Дар, выглядывая из-за учителя.
  - Ну, ты же видишь! - прокричал в ответ Сияние, указывая на еле дышащего Зарю.
  - Ребята! Ребята! - попытался перекричать их Лунный ветер.
  - Ты не справедлив! - закончил Дар и демонстративно отвернулся.
  - Хватит! - громко оборвал их ветер: - Оставим споры и забудем пока о Заре! Плащ будет удерживать распространение безумия, пока это будет в его силах! Больше мы ничего сделать не сможем!
  - А ему безопасно здесь находиться? - спросил Сияние, оглядываясь на линию облаков, которые плыли впереди них, тяня за собой их воздушный остров: - Может, в Таинственном Гарнизоне знают, как ему помочь?
  - Нет. Он не безопасен для нас. Но вашим братьям и сёстрам он ничем не угрожает. А в Гарнизоне ему ничем не помогут. Уже помогли!
  Сияние сочувственно посмотрел на Зарю.
  - А теперь вернёмся к вам! - сказал Лунный ветер и окинул их своим пристальным взглядом. Ребята приготовились к длинному разговору, который всегда неизбежно следовал за этим.
  - Вы разговаривали с Ветром Светлого Океана, - озвучил их подвиги ветер-мудрец.
  - Откуда вы знаете? - растеряно удивился Сияние.
  - Я один из светлейших Небесного Круга, не только ваш учитель. Не забывай об этом! - ответил ветер: - Но сейчас не об этом! Вам скоро переходить на пятый круг соей жизни! Вы понимаете, как это важно? Я не могу отложить этот вопрос, даже несмотря на последние трагические события.
  Эти слова были произнесены просто и величественно, и полностью захватили всё их внимание.
  - Вы отправитесь на двенадцатый лунный путь, - продолжил он, и в его взгляде пробежала лёгкая грусть.
  При упоминании двенадцатого пути у Дара радостно заблестели глаза, и внутри тепло отозвалось его сияние. Он будет близко к Любаве, настолько, насколько это возможно.
  - Лунный? Это не из-за того, что мы побывали на одном из них? - подозрительно спросил Сияние и непроизвольно глянул на Зарю.
  - Нет, - спокойно ответил ветер-мудрец: - Так было решено ещё задолго до всего.
  - Но из-за вашего длительного пребывания рядом с ветром Светлого Океана, ваши судьбы чуть искривились. Поэтому я не отпущу вас туда, пока вы не разберётесь с этими искривлениями. В частности с тем, почему вы стали плыть вопреки течению вашего воздушного потока и как вы стали менять направление, подобно ветрам!
   И при этих словах Лунный ветер загадочно посмотрел на ребят.
  - Это всё полезные и занимательные, как для вас умения, но этим вы обязательно нарушите жизнь семей влажных капель, к которым вы и отправитесь. Поэтому, решено было дать вам время, чтобы подумать обо всём.
  Братья растеряно глянули на учителя.
  - Что так озадачено смотрите на меня? Вперёд! Идите медитировать над своими проблемами! - попытался улыбнуться ветер, подгоняя их взмахом своего воздушного крыла.
  - Я вас разбужу, когда придёт время! И вы сразу проснётесь на пятом круге жизни, - сказал он и мягко подул, иза-чего ребята застыли, уходя мыслями далеко в своё сознание.
  - У тебя появилось время. Используй его своим сердцем, - пронеслись в сознании Дара загадочные слова Лунного ветра, и его закружило алое свечение, рождая в его сознании задумчивый образ Любавы.
  
  
  Часть 2
  
  Книгу можно купить на "Призрачных Мирах"
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ ИЩИТЕ НА СТРАНИЦАХ "НАВЬ И ЯВЬ".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"