Финн Таня: другие произведения.

Жизнь номер 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они - команда топовых игроков. Им оставалось совсем чуть-чуть, финальная игра, и приз - каждому. Но жизнь повернулась другой стороной... Финала не будет. Фирма не заплатит. Игроки топ-команды сделали своё дело - и не могут уйти живыми. Приз пришлось оплатить кровью в игре, где проигрыш равносилен смерти. Не только виртуальной, но и реальной. Ведь в реале ты вовсе не так крут, а против тебя вышли профи. Твоя реальность - это мир после апокалипсиса. Мир синтетической еды, развалин былых государств, остатков технологий. Наградой в игре был шанс подняться повыше, откупиться от убийц, оплатить долги. Просто начать новую жизнь. Но теперь даже это кажется нереальным. Сумеет команда отборных бойцов выжить? Этого не знает даже госпожа удача. Недалёкое будущее, киберпанк с элементами ЛитРПГ и реалРПГ.

  Глава 1. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс.
  
  Двенадцать человек сидели у огня в подземном бункере. В стальном чане, поставленном на два кирпича, пылал всякий мусор.
  Двенадцать молчали. Время от времени кто-нибудь подбрасывал в чан порцию еды для огня. Тогда пламя поднималось выше, облизывало металлические края, брызгало искрами в отверстие от пули.
  - Везунчик не вернулся.
  Мужчина, что сказал это, сидел на облезлом офисном кресле. Ноги в армейских ботинках вытянуты к огню, жилет-разгрузка. Лица почти не видно в пляшущих тенях костра.
  - Везунчику повезло, - кто-то хрипло хихикнул.
  - А нам нет, - мрачно отозвался другой. Он сидел, скорчившись, на ящике, и баюкал перемотанную бинтами руку. На бинтах расплывалось кровавое пятно, чёрное в свете костра.
  - Везунчик - крыса.
  - Всех нас, как крыс, передавят, - буркнул мальчишеский голос. - Бежать надо.
  - Куда, в пустоши? Давай, беги. Далеко не уйдёшь, пацанчик.
  - На себя посмотри, дедуля. Ноги на первом километре отвалятся.
  - Я тебе ноги выдерну, сопливый мозгляк, и не вспотею.
  - Ага, щаз...
  - А я ходил за периметр, - сообщил кто-то.
  - Не свисти.
  - Свисток себе в жопу засунь. Где будка с зенитками горелая, видел? Туда ходил, за ворота перебрался.
  Кто-то присвистнул. Кто-то хмыкнул с недоверием.
  - И что там?
  - Что, что. Глянь, по шее чиркнуло - обожгло. Снайпера там сидят. Ещё чуток - и сдох бы.
  - Лучше от пули, чем с голоду... - мрачно сказал ещё один. Он был широкоплеч, лысая голова отсвечивала в пламени костра. Ниже колен у него начинались протезы. Залитые в пластик механические ступни торчали у самого огня.
  - Застрелись, - посоветовал кто-то.
  - Нечем.
  - Где же это долбаный склад боеприпасов...
  - Да нахрен патроны, с голодухи скоро броник не поднимешь.
  - Если продуктовый склад не найдём, я крысу сожру.
  - Буээ!..
  - Блевотина...
  - Зато мясо!
  - Какое там мясо, железо с дерьмом пополам...
  - Я всё думаю, чего они нас штурмом не берут? Зайти в ворота, и - бац, бац! Наших нет... - выговорил мальчишеский голос.
  Все замолчали. Потом хриплый басок отозвался:
  - Потому что мы банда?
  Мужчина в офисном кресле фыркнул.
  - А чего им на нас лезть, патроны тратить? - встрял другой. - Ещё чуток - и мы сами сдохнем.
  - Они ж не знают, что боезапас у нас по нулям.
  - Это пока не знают. Кто ищет Везунчика?
  - Пицца и Гнус.
  - Фурия сама пошла искать. За периметр.
  - Всё, капец периметру...
  - Заткнись, - посоветовал мальчишка.
  - А ты меня заткни.
  - Хватит. Заткнулись оба.
  Человек в офисном кресле не повысил голос, но все умолкли.
  По бункеру пролетел порыв сквозняка. Огонь костра заметался, облизал края чана. Сидящие у костра люди встрепенулись. Парнишка, что сидел рядом с лысым, передвинул автомат поудобней.
  - Ну вот, помяни чёрта, а он тут как тут, - тихонько пробормотал кто-то.
  Девушка, названная фурией, подошла, уселась на ящик, с которого вскочил один из мальчишек. Поставила снайперскую винтовку между коленей.
  В пятнистом балахоне и разгрузочном жилете, с вымазанным полосами сажи лицом она и правда выглядела юной богиней возмездия.
  Сняла головную повязку, отёрла лоб ладонью. Ладонь стала тёмной от сажи.
  - Ну что, - не выдержал кто-то, - нашла Везунчика?
  - Нет. Везунчик - крыса. С этой минуты. Он больше не с нами.
  Девушка устало вздохнула, поднялась с ящика.
  - Я - в систему. Фамус, включай игру.
  - Может, не сейчас? - неуверенно отозвался один из парней - Фамус. - Генератор не вечный, а ты...
  - Я в норме. Запускай.
  ***
  Человек по имени Везунчик жрал крысу. Он чавкал, причмокивал, то и дело от торопливой жадности кусая себя за пальцы.
  Ему повезло. Он пробирался через тоннель в кромешной темноте. Сверкнули красные фары глаз, что-то обрушилось сверху, острые крючья когтей вцепились в голову, стали драть шлем.
  Удар боевого ножа перерубил крысе хребет. Рукой в перчатке Везунчик оторвал от себя тварь - та успела вцепиться клыками в плечо - и швырнул о стену.
  Шлепок, удар об пол. Последний истошный визг, и хруст костей, когда тяжёлые ботинки потоптались по мохнатому телу.
  Вот и мясо - само пришло.
  Из тушки, сочась тёмной кровью, потянулся длинный обрывок проволоки. Везунчик облизнул проволоку и отбросил, как кость.
  Захрустел под зубами крысиный хребет - он был острый, с торчащими костяными шипами, и больно кололся.
  Хлюпая губами, человек высосал кровавый сок из позвонков. Обсосанный хребет отлетел в сторону, к другим косточкам, проволоке и кускам металла. Крыса была нашпигована всякой железной дрянью, но Везунчик очень хотел есть.
  Пускай те чистоплюи в бункере изображают из себя целочек. Когда они сдохнут с голоду, придут люди в военной форме и запакуют их трупы в мешки. Перед этим плюнув на мёртвых придурков, которые не хотели играть по правилам.
  Везунчик поднялся на ноги. Свистнули шарниры суставов - протезы работали с натугой, как всегда после долгой неподвижности. Надо идти, пока его не нашёл кто-нибудь покрупнее крысы.
  Патронов не было. Был пистолет, пустой. Годен разве что заколачивать гвозди. После захвата базы и перестрелки в бункере боезапас у группы захвата изрядно поредел. А когда наниматели сгоряча послали вторую - и последнюю, группу захвата взять базу, с патронами стало туго у всех. Зато у него есть боевой нож.
  Везунчик очень не хотел умирать. Но он хорошо знал, на что способны те, кто их сюда послал. Умолять будешь о смерти. Лучше нож в сердце, и всё.
  А всё эта стерва, чёртова девка, командир группы мутантов. Везунчик и сам был мутант, но этих он за своих не считал. Чистоплюи, мажоры.
  Он снова в красочных подробностях представил, как вытягивает из чёртовой девки кишки - как из этой вот крысы. Предварительно отодрав стерву до самых гланд.
  Это она отобрала у группы захвата боеприпас, и Глен, командир, ничего не смог сделать. Жалкий трус, подонок. Что ещё ждать от нормального. Человек, он всегда трус. Боится за свою жизнь, за свою нормальную, не изуродованную мутацией шкуру.
  Везунчик двинулся в темноту. Дежурные лампы подземного коридора не горели уже давно. Ведя ладонью по шершавому бетону, мутант шлёпал вперёд - к выходу на поверхность. Туда, где радиоактивный ветер трепал бурьян, проросший там, где раньше была секретная база.
  ***
  Взвилась в небеса зелёная звезда - сигнал к атаке. Группа захвата пошла на штурм базы.
  Переговоры закончились ничем. Боец, отправленный убедиться, что первая группа захвата, под командой Глена, жива, и выторговать условия сдачи, сумел пройти до первого ангара.
  Там его остановила пуля, пущенная под ноги.
  Боец, с белой тряпкой в руке, остановился. Ему крикнули сверху:
  - Чего надо?
  - Наши люди живы? - спросил тот, стоя с поднятыми руками. Белая тряпка болталась на ветру.
  - Были ваши - стали наши, - ответили сверху, будто плюнули.
  Боец помолчал. Камера на его шлеме фиксировала разговор. Он дожидался ответа своего командира.
  - Сдавайтесь. Верните пленных. Сохраните себе жизнь. На размышление даём десять минут. Не сдадитесь - пожалеете.
  - А что будет? - глумливо спросил невидимый переговорщик.
  Боец кратко и образно объяснил, что будет с теми, кто поимеет глупость сопротивляться.
  После паузы с крыши ангара донеслось:
  - Наш ответ - нет.
  Секундная пауза, и парламентёр крикнул:
  - Глен, ты здесь? Мы вас вытащим!
  На крыше ангара зашуршало, и, подсвеченная в спину утренним солнцем, поднялась фигура в такой же форме, как у бойца-переговорщика. Голос командира первой группы захвата - Глена - ответил:
  - Пошёл нах.
  Сухо ударил выстрел с крыши ангара.
  Боец пошатнулся и обмяк, свалился в пыльный бурьян. Белая тряпка выпала из разжавшихся пальцев. Брякнул шлем, из-под него брызнуло на бетон месиво крови и осколков кости.
  Взвилась в небо зелёная звезда.
  Взревели моторы, заклубилась радиоактивная пыль - в ворота базы пошли боевые машины пехоты. Они двигались с противоположных сторон периметра.
  Первая машина просто вкатилась в разрушенные взрывом ворота - там, где прошла до них группа мутантов. Дохлым динозавром там лежал помятый, закопчённый остов вагона и торчал пенёк разрушенной башенки с турелью.
  Столкнув в сторону останки обгорелого вагона, БМП, ревя мотором, миновала чёрный холмик обезображенной турели и пошла дальше. Хрустели обломки стекла, крошился кирпич, разлетались в стороны куски покорёженного, закопчённого металла.
  Вторая боевая машина ворвалась в другие ворота, на противоположной стороне периметра. Там, где стоял шлагбаум и обветшалые будки охраны.
  Атакующие не пожалели взрывчатки - ворота сорвало, как лист фанеры. Будки охраны, и без того ветхие, превратились в измочаленное решето. Шлагбаум, крутясь, улетел в туман.
  Рыча и завывая мотором, БМП помчалась сквозь клубы чёрного дыма.
  Она стремилась пробиться к центральным ангарам. Где был главный бункер, и где, по предположению командования, содержались пленные бойцы группы Глена.
  За боевыми машинами поспевали бойцы группы захвата. Размытыми тенями за ворота проскользнули люди, нанятые кампанией. Они шли, чтобы выбить из развалин военного завода засевших там уродов.
  Полетели гранаты, ливень огня из огнемётов прошёлся поверху, облизал стены и пустые глазницы окон заброшенных зданий.
  Между складами, в провалах разбитых окон и над крышей ангара, откуда стрелял неведомый снайпер, разразился огненный ад. Если там и был кто-то живой, он стал трупом.
  Две группы бойцов уверенно продвигались вслед за машинами пехоты к центральной площадке, где, по последним сообщениям группы Глена, был вход в бункер.
  Пока мутанты, засевшие в развалинах, не оказывали заметного сопротивления. Никто точно не знал, сколько их осталось, но приказ гласил: брать всех, кто попадётся, живьём. По возможности. Запаковать и отправить в центр. Что там будут делать с взбесившимися мутантами, никто не знал и знать не хотел.
  Скрежетали под гусеницами обломки кирпича, металась клубами чёрная пыль - по проезду между зданиями цехов ползла БМП.
  Боевая машина прошла взорванные центральные ворота, проутюжив ржавые рельсы, и вышла на пятачок между цехами и стоянкой грузовиков. Справа по ходу зиял отрезок дороги между оградой и зданием цеха. Там торчали развалины какой-то обгорелой будки с лохмотьями арматуры, и чёрной кучей громоздился разбитый, искорёженный асфальт. Возле стоянки грузовиков возвышались обветшалые стены мастерских и здание небольшой котельной. В просвет между ними уже можно было отчётливо разглядеть полукруглые очертания крыш.
  Группа захвата рвалась вперёд, к заданной цели. Впереди, за дымной завесой, уже показалась заросшая бурьяном площадка, где в ряд стояли несколько зданий с полукруглыми крышами - центральные ангары. Цель.
  Боевая машина взревела и прибавила ходу. БМП, не сбавляя скорости, ринулась в проход между стоянкой и зданием мастерской.
  За шумом мотора бойцы не заметили подозрительный звук.
  Впереди, за широкой дверью ремонтной мастерской раздался глухой удар. Дверное полотно выгнулось, распираемое изнутри, и мгновенно распалось, разорванное в клочья.
  Из разбитого проёма выехал небольшой экскаватор-погрузчик, и бросился на БМП, норовя забодать её ковшом. Вслед за погрузчиком шустро выкатился ещё один экскаватор, размахивая стрелой. На тросе стрелы вместо крюка был укреплён немаленький шар, по виду чугунный. БМП пришлось податься назад - груда бешеного железа мешала проходу. Можно было смести неожиданное препятствие, как остовы грузовика. Однако, даже не двигаясь, покорёженная строительная техника зажала бы громоздкую машину в тесном промежутке между зданиями.
  Бойцы группы захвата попытались было снять водителей. Погрузчик и экскаватор двигались очень резво, но несколько удачных выстрелов прошили кабины. Безрезультатно. Водителей в кабинках не было видно. Их вообще не было.
  Взревев мотором, разбрасывая раскрошенный асфальт, боевая машина подалась назад. При этом она задела крайний грузовик на стоянке. Смятый грузовик отбросило в сторону. Кабина его сплющилась, как пластилиновая, от столкновения с бронированным механизмом.
  Внезапно дрогнула земля, асфальт площадки вспучился и лопнул, как огромный нарыв - сработала заложенная с краю стоянки мина. Ахнул взрыв. По броне боевой машины с визгом забарабанили осколки. БМП подскочила и просела в воронку, бешено вращая гусеницами.
  Ствол орудия нелепо задрался к небесам.
  Внезапно маленькие экскаваторы расступились, быстро разъехались в стороны. Из темноты гаража выкатился небольшой полугусеничный трактор. Замер на секунду в проёме дверей, и уцелевшие после взрыва бойцы группы захвата увидели, как наводятся на цель стволы зенитной установки.
  Стволы жахнули прямой наводкой. БМП пришёл конец.
  Нескольких бойцов, следовавших за машиной, спас угол здания и останки самосвала.
  Ещё была возможность уйти, соединиться с другой группой.
  Застучал металл о камень. Бойцы, оглушённые взрывами, всё-таки успели развернуться, и даже занять позиции для стрельбы. Но было поздно. В клубах дыма появилась фигура странного существа с телом скорпиона, закованного в металл. Существо вынырнуло из дыма, как призрак. Всё, что успели увидеть бойцы - как поднялись его передние "руки", и огненный выдох дульного среза.
  Вслед за восьминогим существом появился массивный силуэт бронированного человека с ручным пулемётом в одной руке. Простучала очередь, и ничего живого не осталось на пятачке разбитого асфальта возле автомастерской.
  
  С противоположной стороны периметра подползала другая БМП. Машина шла по проходу, оставленному группой мутантов и отрядом Глена. Путь, где они прошли, отмечали разбитые окна, копоть и отметины выстрелов на стенах. Что бы там ни случилось, ловушки были разряжены. Пока что никто и ничто не мешало продвижению вперёд, к центральным ангарам.
  Командир группы захвата отрапортовал о близкой цели.
  Центральная площадь уже была видна, как на ладони. Ветер гнал едкий дым над квадратом серого асфальта, посвистывал между ржавыми остовами брошенных грузовиков, мотал разбитой, полуоторванной дверью среднего здания, за которой чернела дыра входа. Там, где скрывался бункер.
  Машина взревела и вырвалась на открытую площадку, оставив группу бойцов позади.
  Командир группы почуял неладное, когда было уже поздно.
  Просвистел и умолк ветер. Выжженный до угольной черноты бурьян окончательно распался в пыль, закрутился маленькими смерчами по асфальту.
  В мгновение наступившей тишины раздался странно отчётливый цокот металлических копыт или когтей.
  Из дыма, сверкая металлом бронированной говологруди, появилось существо с восемью ногами и телом скорпиона. За прозрачным пластиком передней панели виднелась человеческая голова в лёгком шлеме. Поднялись в двух передних ногах пушки - жуткие дула гранатомётов.
  Жахнуло дуплетом. В огненном взрыве разлетелись обломки кирпича. От стены склада, за которую метнулись бойцы группы захвата, отъело изрядный кусок.
  Бойцы перегруппировались. В "скорпиона" полетели гранаты. Одна, метко пущенная кем-то из вояк, закрутилась под пластинчатым брюхом монстра. Забахало из укрытий, через проёмы узких окон - бойцы стреляли из подствольников.
  Грациозно развернувшись на тонких суставчатых ногах, скорпион перескочил через открытую полосу горелого асфальта и скрылся за ангаром. Гранаты рвались там, где только что цокали металлические когти.
  С другой стороны периметра поднялись клубы дыма и глухо забабахали взрывы - там тоже кипел нешуточный бой.
  Внезапно сотряслась земля - мины взорвались под брюхом БМП. Окончательно разбитый асфальт разлетелся в мелкое крошево и провалился - под мостовой оказалась пустота. Боевую машину подбросило и развернуло. Ревущая громада металла, поднимая пыль, бешено вращая гусеницами, накренилась, да так и застряла в провале.
  Уцелевшие бойцы группы захвата увидели, как из клубящегося дыма появилась трёхметровая фигура - механическая, в пластинах брони, похожая на человека.
  Фигура возникла из дымовой завесы, двигаясь невероятно быстро для массивной конструкции, и с расчётливой точностью навела гранатомёт.
  Полыхнуло, взорвалось. Машина содрогнулась, из-под башни вырвались языки огня. Потом её корпус стал менять очертания, оседать, проваливаясь внутрь себя.
  Командир группы захвата увидел, как гибнет боевая машина, как разрушается в пожаре их надежда на поддержку и благополучное возвращение. Выстрела снайперской винтовки он не услышал. Пуля пробила забрало и вошла в глаз, превратив мозг командира в месиво. Захрипела рация, но некому уже было дать ответ.
  
  Глава 2. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс.
  
  Взвилась в небо зелёная звезда - сигнал к атаке.
  Полетели гранаты, ливень огня из огнемётов прошёлся поверху, облизал стены и окна заброшенных зданий.
  Над крышей ангара разразился огненный ад. Живым там не было места.
  Группа захвата продвигалась к центральному ангару, где был вход в бункер.
  Сквозь дым сверкали вспышки трассирующих пуль, метеорами просвистывали реактивные выстрелы гранатомётов.
  Сверху человечки в камуфляже казались игрушечными. Бойцы группы захвата двигались подобно фигуркам на шахматной доске - замедленно и предсказуемо.
  Как в шахматной партии, противник сделал свой ход. Ответный ход был сделан расчётливо и в нужный момент.
  Крупные фигуры - конь и башня - показались в клубах дыма. Они быстро маневрировали, уходили с линии атаки и атаковали в ответ. Они были эффективны и пока не понесли урона.
  Расход их боеприпаса подошёл к критической отметке, но враги этого не знали.
  Вот выдвинулась к центру доски - площади посредине базы - новая сила, машины. Они были опасны, они несли на себе вооружение, которое могло повредить фигурам защиты.
  Но вовремя расставленные ловушки сработали как надо. Вспышки огня, дым, жар расплавленного металла, обрушивающегося сам в себя.
  Человеческие фигурки падали, корчились на чёрном асфальте шахматной доски, выбывали из игры.
  И вот уже поплыли над полем, над дымом и вспышками огня призрачные цифры: баланс жизни и смерти. Боевая машина противника... повреждена... критический урон... машина уничтожена...две... вражеский боец... ранен, погиб... два, три, четыре, пять...
  
  Елена вздрогнула и проснулась. Сердце колотилось как бешеное, мокрая от пота майка прилипла к телу.
  Опять этот сон. Она даже знала, что будет дальше. Мёртвые тела будут гореть, чёрный дым и огненный жар расползутся, как круги по воде, и заполнят всю базу, до черты периметра. Вспыхнут бетонные столбы ограждения, запылают, как свечи, покосившиеся фонарные столбы.
  Потом огонь отразится от периметра, волной вернётся к центру. Обнимет ангар, проникнет в подземный туннель, прокатится по бетонным коридорам, ворвётся в бункер. Запылают, скорчатся пламени человеческие тела, упакованные в коробки из железа.
  И цифры, которые она иногда видит над головами друзей, стремительно покраснеют и исчезнут...
  Она обхватила себя руками. Нет. Это всего лишь сон, дурацкий ночной кошмар. После штурма, который устроила фирма её отца, напустив на них бойцов с огнемётами и машинами боевой поддержки, сон крутился, как дурное кино, почти каждую ночь.
  Атаку они отбили, но ничто не проходит бесследно.
  Она поднялась с ящиков, на которых прилегла на минуточку, накрывшись старыми мешками. Сама не заметила, как заснула, и никто не разбудил.
  В бункере было темно и холодно. В нескольких шагах горел костерок. Её люди развели огонь в металлическом чане, куда набросали всякий мусор. Сидели у костра, грели руки и болтали - все вперемешку, люди Глена и её команда, всё, что осталось.
  И не поверишь, что совсем недавно они - бывшая группа захвата и её отряд - бились не на жизнь, а на смерть в этом самом бункере. За эти вот железки, компьютеры и баки с загадочным содержимым. Отряд победил, но что с того? Они заперты здесь, закрыты наглухо, как в консервной банке.
  И уйти отсюда можно только вперёд ногами - в мешке для трупа. Потому что живые свидетели никому не нужны.
  Она с силой провела ладонями по мокрому лицу, повела плечами, стряхивая сон. Нет времени на глупые сны, нет времени на сожаления о потерях.
  Чуть подальше, в центре подземного зала, слабо светилось отражённым светом круглое зеркало бассейна.
  Елена прошла за спинами спорщиков - они уже примолкли и теперь сидели, уставившись на огонь - и остановилась у края бассейна. Холодный кафель, стерильно белый, некоторые плитки разбиты, обнажившийся бетон в выбоинах от пуль.
  Она услышала шаги за спиной. Спросила, не оборачиваясь:
  - Включил? Всё в порядке?
  Парень, которого все звали Фамусом, остановился рядом, не дойдя до края бассейна.
  - Да. Ты же знаешь, она быстро не запустится. Пока генератор разгонится, пока загрузим систему... Что-то ей мешает, не знаю что. Тормоза адские.
  - Ты же ботаник. Программист. На играх собаку съел. Разберись.
  - Думаете, если ботаник-программист, так во всём - уровень бога? Тут железо странное, я такое не видел никогда. А софт вообще криповый. Как по минному полю хожу.
  - Другого у нас нет, Фамус. Сегодня наш бог - это ты.
  - Я вообще-то Саня.
  Елена повернулась и посмотрела на ботаника. Прыщи на носу, лохматая чёлка свесилась на лоб, где тоже багровеет здоровый прыщ. Глаза, обведённые синими кругами - от бессонницы и недоедания. И взгляд, как у обиженного щенка.
  Как такой ботаник мог пройти с ними по пустошам и засадам заброшенных заводов, непонятно. Но вот - прошёл. Все, кто выжил после зверски сложных, убийственных отборочных туров - сейчас здесь. В этом бункере.
  - Саня. Я запомню.
  Елена шагнула в бассейн. Там, тихо колыхаясь в прозрачной жидкости, плавала у поверхности "лягушачья кожа". Тонкая, но плотная ткань, или нечто, на ткань похожее. Первый раз Елена надела не себя эту шкурку по наитию, когда та буквально свалилась к ней в руки.
  Когда всё здесь разлеталось в мелкое крошево и на куски, когда от бешеной стрельбы едва не лопались барабанные перепонки.
  Тогда-то и развалилась одна из тех штуковин, что стоят вдоль стены. Большие баки с какими-то трубочками и циферблатами на боках. Одинаковые, пузатые, блестящие. И вот из того, что раскололся, как орех, и выплеснулась вместе с жидкостью эта одежда, похожая на кожу, снятую с человеческого существа. Только зеленоватая, плотная, резиновая наощупь. Может, её и сняли с кого-то, с оставшегося неизвестным подопытного мутанта. Кто их знает, тех, что здесь занимался исследованиями. Что они творили и кого подвергали опытам под бездушным светом неоновых ламп.
  Елена наклонилась и вытянула комбинезон из воды.
  На самом деле это была не совсем вода. Жидкость, которая наполняла бассейн, выплеснулась из разбитого при взятии бункера бака. Как жидкость называется, никто не знал. Она пролилась потоком, затекла в бассейн, да там и осталась.
  Так же случайно туда попала и лягушачья кожа - комбинезон. Елена просто бросила его, не глядя. Когда затихли выстрелы, людей перестала бить дрожь, все положили оружие и вдруг поняли, что смертельно устали. Когда все поняли, что жизнь ещё не кончена, а хочется спать, есть или хотя бы шлёпнуть свой зад на ящик и снять разгрузку... Лягушачья кожа полетела в бассейн.
  Но когда её выловили оттуда и бросили на груду ящиков, она сразу стала кукожиться и засыхать. Видно, не зря её хранили в герметичном баке.
  Жидкость не годилась для питья, она не годилась даже для того, чтобы в ней помыться. Кожа после неё начинала краснеть и дико чесаться. Так что теперь в ней плавал только комбинезон, или, как пошутил кто-то, человеческий скальп со всего тела.
  Елена сбросила с себя пропотевшую одежду на каменный бортик, и принялась натягивать лягушачью кожу-комбинезон.
  Мокрая ткань скрипела и растягивалась, облепляла кожу, как перчатка. Скоро она обхватила всё тело, оставив свободным только лицо.
  Елена повернулась - в лягушачьей коже можно было легко двигаться - и сказала Фамусу:
  - По команде.
  Ботаник кивнул, старательно отводя глаза. Ушёл к пульту, торопливо топая ботинками.
  Недалеко от бассейна, рядом с центральным системным блоком стояла причудливого вида конструкция. Вся из металла и пластика, она походила на скелет робота, присевшего на корточки и притворившегося креслом.
  Елена взобралась на него, уселась на колени робота, металлические руки обняли её. Так, теперь нужно задействовать крепления, лёгкие, но прочные, удобные защёлки - фирма, сотворившая этот экзоскелет, опять же не поскупилась.
  Девушка повернула голову: вся команда, все, кто сидел у костра, смотрели на неё. Кое-кто тут же отвернулся, кто-то продолжал глазеть. Мужчина в офисном кресле только взглянул, и снова уставился на костёр. Лысый мутант с протезами вместо ног смотрел беззастенчиво, почёсывая подбородок пальцем с обрызганным ногтем. Мальчишка с автоматом посмотрел, потом густо покраснел и опустил голову, принявшись тщательно обтирать приклад ладонью.
  Елена защёлкнула очередное крепление. Понятно, почему все так уставились. Мокрый комбинезон, почти прозрачный, кажется второй кожей. Мужчины...
  После всего, что с ней было, после короткого брака с Алексом, его внезапной смерти и всего остального, Елена содрогалась от одной только мысли о новых отношениях. Последний гвоздь в романтические иллюзии вбила история с Фрайди. До сих пор тошно вспомнить, как она кувыркалась с ним в постели - с этой скотиной.
  Нет, с чувствами покончено. К чёрту всё, главное - добиться своего. Выжить. Найти склад с продовольствием и боеприпасами. Отбить очередную атаку с минимальными потерями. Разобраться в системе, которая управляет здесь всем. Если подчинить систему, всё станет гораздо легче, и у них появится шанс...
  А что потом? Елена не знала, что будет делать потом. Сейчас главное - выжить.
  
  
  Глава 3. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. В игре.
  
  Поначалу сознание сопротивлялось, никак не хотело входить в полный контакт. Кожа на висках, на лбу и затылке ощущала давление присосок. Уставшее тело, привыкнув к напряжению последних дней, вздрагивало в тугой резиновой коже комбинезона. Отчаянно хотелось почесаться, то здесь, то там.
  Постепенно всё это прошло. Ненужные ощущения исчезли. Елена вошла в игру.
  Вспыхнул и погас красный свет, тут же появился значок: на чёрном фоне красный прямоугольник с чёрным восклицательным знаком.
  Под прямоугольником со щелчком повисла табличка: "Внимание! Использование данного продукта может повредить вашему здоровью и жизни. Чтобы выйти, нажмите "Нет". Чтобы продолжить, нажмите "Да".
  Что за вопрос. Как будто у неё есть выбор. "Да".
  Щелчок. Табличка исчезла, выскочила новая: "Выбор сделан. Вы были предупреждены!"
  Табличка пропала.
  Красно-чёрный значок мигнул и исчез, вместо него разлилось белое сияние. Оно медленно потускнело, и возникла картинка.
  Нагромождение камней, повсюду, куда ни глянь. Обломки стен, балок, глыб бетона с торчащей арматурой. Под ногами шуршит раскрошенный кирпич.
  Сбоку и вверху висела картинка - внешний вид персонажа. Усилие мысли позволило вывести картинку на передний план - медленно крутящийся вокруг оси силуэт. Человекоподобное существо - просто фигура, без половых признаков, безликое, серое, с овалами глаз, и дырками вместо рта и ушей. Как будто ребёнок лепил человечка из куска пластилина, да так и не закончил работу.
  Выбор персонажа. Три варианта, три картинки, но активна только эта, серая безликая фигура. Название оригинальное донельзя - Рабочий. Два других варианта - инженер и мастер - неактивны. При попытке нажать изображение только вздрагивает, и выскакивает надпись: "Недоступно".
  Ещё попытка. Нет. "Доступно при достижении третьего уровня".
  Ладно. Будем играть тем, что есть.
  Поехали. Выбран персонаж - Рабочий. Ваше имя: Рабочий 1. Дальше...
  Сила - 1, ловкость - 1, интеллект - 1, здоровье - 1.
  Способность к обучению - 1.
  Да что же всё по единице... Маловато будет! Экое рабочее существо попалось - тупое и хилое. Так, что тут у нас...
  Сила. Это грузоподьёмность, выносливость, сила удара. Ловкость: быстрота бега, акробатика, реакция.
  Интеллект: наблюдательность, интуиция, сила воли.
  Способность к обучению: изобретательность, внимание, сочувствие.
  Всё по единице.
  А, нет, вот ещё один параметр, вообще по нулям. Прозрение - 0. На него влияют: интеллект, способность к обучению, способность видеть скрытое.
  Если интеллект и способность обучения ещё можно понять, что такое "видеть скрытое"? И эта способность тоже равна нулю.
  Внимание: очки к распределению - 11. Вы можете распределить очки по характеристикам. Три единицы каждой характеристики дают повышение параметра на единицу.
  Так, система не сказать, чтобы сложная. И всего десятка в зубы - на первое время. Время, время, его-то как раз и нет! Ладно, раскидаем.
  Ну что, Рабочий, держи подачку.
  Интеллект никогда не помешает. Три очка на характеристики к интеллекту.
  Наблюдательность, интуиция, сила воли получили по единице.
  Здоровье тоже не лишнее. Так, иммунитет - единичка, заживление ран - единичка, сопротивление воздействию - ещё одна.
  Сила: плюс один к выносливости, плюс один к силе удара. Ловкость: единичка к реакции.
  Давай-ка единичку кинем на Прозрение. Одна единичка - видеть скрытое... нет, ничего не вышло.
  "Вы не можете добавлять очки к Прозрению. Параметр может быть повышен только за счёт игрового процесса!"
  Вот как. Хорошо. Последние две единички уходят на Способность к обучению. Один - к вниманию, один - к изобретательности. Прости, сочувствие, тебе не повезло.
  Так, что ещё... Специальные возможности. "Кулак рабочей ярости". Кратковременное повышение силы и ловкости. Длительность - пять минут. Внимание: последствия Кулака: снижение силы и ловкости до нуля. Наступает в рандомный момент после применения возможности.
  "Мозговой штурм". Даёт кратковременное повышение интеллекта. Длительность - одна минута. Последствия: Снижение жизненных показателей после применения Способности.
  "Удар лома". Удар по цели повышенной разрушительной силы. Единовременно в течение десяти часов рабочего времени. Последствия: Возможно частичное снижение основных показателей.
  Что ещё? Вроде всё.
  "Вы завершили создание персонажа Рабочий.1. Тренинг начинается!"
  Развалины ожили. Груда камней дрогнула и обрела объём. Рабочий номер один очутился в ловушке.
  Карта в углу. Светлый кружок с точкой посередине, остальное - темнота. Рабочий в кружке камней. Понятно - карта открывается по ходу продвижения. Толку с неё сейчас...
  Кругом завал. Обломки стен возвышаются выше головы. Арматура торчит во все стороны. И какие-то непонятные звуки за стеной, будто сверчки стрекочут в щелях.
  Надо выбираться отсюда.
  Щёлк. "Вы находитесь на неизведанной территории. Вы в ловушке. Текущее задание: преодолеть завал". "Цель: исследование, обнаружение, спасение, преодоление препятствий". "Выберите инструмент".
  Инструмент? Три ячейки с инструментом. Странный какой-то инструмент. Если такого рабочего пригласить в дом для починки, домохозяйки запрыгнут на люстру и станут визжать, пока не оглохнут.
  Когти, вроде когтей электромонтёра, чтобы забираться на столбы для починки оборвавшихся проводов.
  Лопата без черенка, но с овальным углублением для оного. Дрель без ручки. Да они затейники, эти создатели игры!
  Рабочий.1 выбрал когти. Они сейчас же появились на руках - перчатки в виде лап, похожих на медвежьи. Когти казались продолжением чёрных крупных пальцев, они были слегка изогнутые на концах и заточенные до блеска.
  "Выбрать защиту". Каска. Больше похожа на матерчатый шлем. Каска тут же появилась на голове - ребристая, чёрная, она обхватывала щёки и подбородок, закрывала лоб, оставляя открытым лишь часть лица. Ну, такое лицо не грех и закрыть...
  Перед глазами возникла красная надпись: "Вы всё ещё в ловушке. Через пять секунд начнётся отсчёт штрафов! Штраф за бездействие через пять секунд. Штаф за бездействие через четыре секунды. Штраф за бездействие..."
  Рабочий полез на стенку.
  Когти ловко цеплялись за арматуру, за трещины в камнях. Шероховатые камни опасно покачивались, но пока что держали.
  Странные звуки за стеной усилились, стрекотание стало походить на звук отбойного молотка.
  Рабочий.1 добрался до края завала. Стрекотание внезапно утихло. Потом что-то тяжёлое ударило с той стороны. Стена затряслась, камни заскрежетали. Посыпалась каменная крошка, забарабанила по каске.
  Тёмное тело нависло над головой и тут же скользнуло вниз, к Рабочему.
  Бамц, бамц, бамц - клешнястые ноги стучали по камню, сдвигались и раздвигались жвала бездонного рта.
  Когтями такое не возьмёшь... Надо что-то тяжёлое. Лопата! Щелчок, рука рабочего идеально подошла к отверстию для черенка.
  Удар, заточенное лезвие врезалось в туловище многоножки. Рабочий даже не успел как следует разглядеть, кого ударил, но долгие тренировки и бои игрока с самыми разными противниками не прошли даром.
  Всё получилось само собой. Даже с единичкой силы можно нанести значительный урон. Подвела ловкость. Если б не нубский уровень, многоножке бы не поздоровилось.
  Но удар всё равно достиг цели.
  Между пластинками хитинового панциря, в приоткрывшемся на миг мягком животе твари появилась рана от лопаты. Многоножка завертелась, издала пронзительный визг и сорвалась со стены.
  Рабочий едва не рухнул следом за ней, но вовремя сменил инструмент. Лопата убралась, снова возникли когти. Рабочий вцепился в спутанные пруты арматуры.
  Раненая многоножка, извиваясь, снова попыталась ухватить Рабочего. Крючковатые жвала щёлкнули, проскрипели по резиновому сапогу.
  "Защитные сапоги повреждены. Повреждение - 80 процентов".
  Игрок покрепче ухватил прут арматуры, извернулся и врезал по уродливой башке. Когти зацепили выпуклый глаз. Шар стал мутным. Удар, ещё удар. Глаз лопнул, брызнула красная жижа. Многоножка задёргалась, но сапог не отпустила.
  Специальные возможности! "Удар лома" - щёлк. Показатели силы стремительно увеличились. Один удар - и жвала, сомкнувшиеся на ноге игрока, разлетелись вдребезги. Выпуклая голова вмялась, как бумажная.
  Многоножка отчаянно заскребла когтями по камням, не удержалась и кувыркнулась вниз. Раздался треск, суставчатое тело упало на острые камни, спазматически свернулось и замерло.
  "Вы нанесли сколопендре критический удар. Сколопендра убита!" "Убито существо пятого уровня. Вы убили существо выше себя по уровню! Плюс пять очков к распределению. Плюс два очка к реакции, плюс одно очко к изобретательности, плюс два очка к акробатике, плюс одно очко к силе воли, плюс два очка к силе удара. Открыто новое умение: "Лаборант". Вы - лаборант-стажёр. Убейте ещё десять противников, и станьте штатным Лаборантом первого уровня".
  Что за Лаборант такой? Странная игра...
  Рабочий.1 пожалел только об одном - что истратил на первую встречную скотину "Удар лома".
  Ловкость: быстрота бега - 1. Акробатика - 3. Реакция - 4. Общее число очков: 8. Параметр повышен! Теперь ваша Ловкость - 2. Внимание! Быстрота бега недостаточна. Срочно повысьте быстроту бега, во избежание штрафов. Штраф - понижение параметра.
  Интеллект: наблюдательность 2, интуиция - 2, сила воли - 3.
  Способность к обучению: изобретательность - 3, внимание -2, сочувствие - 1.
  Пять очков к распределению, и то хлеб. Срочно повысить быстроту бега? Не вопрос. Но сначала добьём интеллект и здоровье. Два очка брошены на наблюдательность и интуицию.
  Наблюдательность - 3, интуиция - 3, сила воли - 3.
  Параметр повышен! Теперь ваш Интеллект - 2.
  Сила: грузоподьёмность - 2, выносливость - 2, сила удара - 3. Так, сила хороша, но поговорка: сила есть - ума не надо, здесь не играет.
  Три оставшиеся единички кидаем на здоровье. Иммунитет - 3, заживление ран - 3, сопротивление воздействию - 3.
  Параметр повышен! Теперь ваше Здоровье - 2.
  Единички и двойки влились в характеристики. Помятый сапог с дыркой от челюстей заскрёб по камням и перемахнул через стену. Игрок выбрался из ловушки.
  
  Он стоял на краю каменной насыпи. За спиной осталась яма из раскрошенного кирпича со скорченным телом сколопендры на дне.
  Впереди открылся большой зал. Справа и слева возвышались стены полуразрушенного здания. Сводчатый потолок местами провалился. В перекрытиях зияли дыры, за дырами клубилась облачная муть. Вдоль стен громоздились груды битого камня.
  Посередине зала сквозняк завивал чёрную пыль. Кружевными бабочками в маленьком смерче медленно крутились хлопья пепла. На всём - на камнях, стенах, обрывках труб - лежал слой копоти. Словно здесь когда-то взорвалось нечто, и это взорвалось посередине, на полпути к выходу.
  Игрок шагнул вниз. Сразу выскочили, замигали красным строчки уведомлений.
  "Первое задание выполнено. Вы покинули ловушку! Ваша награда: пополнение защитного вооружения. Открыт защитный жилет.
  Новое задание: найти, исследовать, обезвредить. Отсчёт времени начался. Штраф за бездействие через пять секунд. Штраф за бездействие через четыре..."
  Игрок скатился с завала, как с горки, по пути нацепив защитный жилет. Жилет оказался простой стёганой поддергайкой с карманами. Вместе с резиновыми сапогами и стёганым шлемом он давал повышение защиты на пять процентов. На картинке общего вида слева вверху покачивалась маленькая фигура игрока "Рабочий" - нелепая, как инопланетянин в фуфайке.
  Игрок задавил чувство раздражения, пробившееся даже сквозь виртуальные настройки. Нет времени для злости.
  За нагромождением битого кирпича и обломками бетонных плит светился прямоугольник входной двери. Над дверью мигало ядовито-красное: "Выхода нет".
  
  Глава 4. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. В игре.
  
  Выхода нет. Выхода нет - мигала табличка. Свет был не сиянием дня - это работала неоновая подсветка двери - броневой пластины с круглой ручкой-рулём. Дверь утопала в таком же массивном бронированном косяке.
  Всё настойчивее мигали строчки задания: "Найти. Исследовать. Обезвредить".
  Возник, и стал нарастать назойливый звук, будто тикали большие часы. Сначала незаметный, он становился всё громче и тревожнее.
  Игрок по имени Рабочий остановился. Паника нарастала, мешала сосредоточиться. Замок на бронированной двери просто так не открыть. Думай, думай.
  Справа, недалеко от выхода (или входа - как посмотреть) громоздились обломки бетонных плит. Подозрительно крупная куча, и обломки подозрительно правильно сложены, будто шалаш.
  Слева, наоборот, беспорядочная мешанина из битого кирпича, гнутых труб, рваного листового металла и крошева изоляции.
  Игрок замер. Да, из-под левой кучи раздался звук - тихий, едва заметный стон. Если бы Рабочий суетился, стараясь выбраться наружу, он ничего бы не услышал.
  Зато от правой кучи, где громоздились бетонные плиты, отчётливо донёсся звук тиканья часов.
  Красные строчки мигнули, изменились. "У вас осталось ровно десять минут. Вы должны: найти, исследовать, обезвредить. По истечении десяти минут вы будете уволены. У вас осталось..."
  Стараясь не думать, что будет, если его уволят, Рабочий метнулся к куче обломков.
  Здесь пригодились когти в комплекте с лопатой - удобно зацеплять камни и отбрасывать в сторону. Силёнок с его уровнем едва хватало, чтобы оттащить очередной камень, но тиканье часов и мигание красных строчек подгоняло не хуже плети.
  Он отодвинул последний кусок плиты - от усилий показатели выносливости поехали вниз - и увидел, что там такое тикало.
  Нет, это были не часы. Это даже была не бомба. В гнезде из осколков плит, на пыльном бетонном полу сидело насекомое размером с большую собаку. Выгнутые коленками назад голенастые ноги, пластинчатое брюхо, голова, будто шлем рыцаря. Выпуклые глаза размером с кулак. Изогнутые челюсти ритмично сходятся и расходятся. Но щёлкают не они. Щёлкают пластины брюшка. С каждым "щёлк" на пол, между задних ног здоровенной саранчи вываливалось яйцо. Овальное, синее, с металлическим отливом. Сквозь полупрозрачную оболочку скорлупы виднелась свёрнутая в позе зародыша маленькая саранча.
  Рожающая самка подняла голову. Выпуклые глаза уставились на игрока, жвала грозно раскрылись. Игрок машинально прикинул диаметр пасти - как раз хватит, чтобы проглотить его голову. Вместе с каской.
  Замигали красные строчки. "Вы обнаружили новое существо - Гигантская саранча. Вы можете помочь саранче или уничтожить её".
  "У вас осталось ровно девять минут" - сообщил откуда-то сверху механический голос.
  Игрок метнулся влево, туда, где кто-то стонал под грудой мусора.
  Долой ошмётки изоляции, кучки щебня, куски бетона...
  Это был человек. Не Рабочий, бесформенный и безликий, а обычный человек.
  Он лежал на спине. Его окровавленные ладони елозили по животу, ноги судорожно скребли пыльный бетон.
  Такой же, как у игрока, защитный стёганый жилет порван в клочья, а вместо живота - яма, с ровными, аккуратно вырезанными крест-накрест краями, внутри - багровое месиво. Окровавленные ладони безуспешно пытаются соединить отогнутые лоскуты кожи.
  Игрок наклонился над стонущим телом. Что-то блестело там, внутри, под дрожащими ладонями.
  Часы. И они не тикали. Блестящий металлический цилиндр с овальным окошком для цифр молча подмигивал зелёным глазом, отсчитывая секунды.
  Неведомый шутник, который сотворил это с человеком, знатно повеселился. Зелёные цифры показывали восемь с половиной минут - ровно столько, сколько оставалось Рабочему до "увольнения".
  - А...а... аптечка, - прохрипел человек. - Аптечка!
  Опять изменились красные строчки задания. "Вас просят о помощи. Вы можете оказать помощь пострадавшему. Время ограничено".
  Рабочий отвёл ладони раненого в сторону и попытался вытянуть наружу металлический цилиндр.
  Человек закричал, вцепился в руки спасителя, ноги бешено задёргались. Часы чуть приподнялись из раны, облепленные чем-то красно-фиолетовым, склизким.
  Раненый завывал, отталкивал руки Рабочего, из раны брызнула кровь. Зелёные цифры, теперь заляпанные красным, как в насмешку, продолжали тихо мигать. Нет. Ничего не выйдет.
  "У вас осталось восемь минут" - сообщил механический голос.
  Игрок применил "Мозговой штурм".
  Прошла секунда, показавшаяся вечностью.
  Потом Рабочий ухватил раненого за щиколотки и поволок из завала к проходу.
  Гигантская саранча сидела на том же месте. Увидев Рабочего, она щёлкнула, и на пол вывалилось последнее яйцо. Опустевшее брюшко сплющилось, опало лопнувшим шариком.
  Саранча приподнялась, выпуклые глаза уставились на приближающегося игрока. Острые жвала раскрылись.
  Рабочий крикнул:
  - Эй, задница! Смотри, что у меня есть!
  Он подёргал окровавленное тело за ноги. Сил приподнять повыше уже не оставалось. Полоска показателя мигала красным огрызком.
  Гигантское насекомое шагнуло вперёд, но вдруг дёрнулось и остановилось. Раздался звук, как будто начали взрываться множество мелких шариков - плюх, плюх, плюх, плюх.
  Маленькие тельца насекомых разворачивались, шустро вылезали из лопнувших яиц. Опустевший мешок материнского брюшка привлёк их внимание. Скоро вся задняя часть саранчи-матери была облеплена вылупившимися потомками.
  - Ну давай, иди сюда! - крикнул игрок.
  Гигантская саранча шагнула вперёд. Глаза её голодно уставились на добычу. Она уже не обращала внимания на то, что творилось у неё сзади.
  Игрок сорвал с пояса раненого аптечку. Стимулятор - два блестящих шприца, лежали в углублениях коробки с красным крестом. Раз, два - шприцы исчезли, а сил сразу прибавилось.
  Он поволок раненого к двери. Саранча двинулась за ним, хищно хлопая челюстями. Гигантская самка не замечала, что её туловище укорачивается - детёныши активно жевали, сидя на брюхе матери.
  Игрок бросился бегом. Стимуляторы ещё действовали. Он со всего маху бросил тело человека к двери, прямо под ручку-колесо.
  Гигантская саранча прыгнула. Затрещали расправившиеся крылья, выпуклые глаза голодно светились.
  Насекомое не рассчитало прыжок - вес самки уменьшился, ведь половину туловища уже сжевали многочисленные детишки. Саранча врезалась головой в дверь и упала на тело раненого.
  С обглоданного брюха дождём посыпались мелкие прожорливые твари.
  Скрежет челюстей, хруст рвущегося металла...
  Вспышка, в груде шевелящихся тел мгновенно распух огненный шар, плюнул веером раскалённых осколков.
  Грохот взрыва, удар воздушного кулака, стон потревоженного камня.
  Дверь не выдержала и прогнулась, вышла из пазов. Колесо рукояти сорвалось с места и отлетело, крутясь, как пропеллер. В образовавшиеся возле косяка дыры хлынули клубы дыма и чёрной пыли.
  По разрушенному залу пронёсся шквал ударной волны, сметая мусор, пыль и обломки. Обнажился бетон, оголились, как кости, остовы станков.
  Но игрок был уже далеко от эпицентра взрыва - он взбирался по пожарной лестнице на стене здания. Если бы не мозговой штурм, он бы ни за что не заметил прохода наверх - неприметной дверки, загромождённой всяким хламом. Над дверкой когда-то была надпись - "Запасной выход". Теперь от неё остались только три буквы "За... в..."
  Над головой игрока плыли красные строчки: "У вас осталось пять минут. Вы помогли раненому. Вы уничтожили бомбу. Вы убили раненого. Вы помогли гигантской саранче. Вы уничтожили гигантскую саранчу. Вы нашли выход. Вы открыли закрытую локацию. Вы покинули закрытую локацию. Ваше вознаграждение... Ваш штраф... Ваше вознаграждение... Ваше вознаграждение..."
  Снижение всех показателей навалилось внезапно. Специальные возможности дали, наконец, откат. Игрок повис на перекладинах лестницы. Он успел только применить когти электрика, чтобы замедлить падение. Потом руки его разжались, и он рухнул вниз.
  
  Глава 5. Нейтральная земля. Территория возле заброшенного военно-исследовательского комплекса. Лагерь сил самообороны.
  
  - Две боевые машины пехоты! Две! Вы знаете, сколько стоит одна такая машина? - генерал сил самообороны ударил кулаком по столу.
  Раскладной стол подпрыгнул. Подпрыгнули кружки, бутылка с водой и высушенный череп с остатками волос. Кружка стукнулась о череп и надтреснуто звякнула. Счётчик Гейгера в обшарпанном кожухе даже не дрогнул.
  Командир отряда сил самообороны стоял, выпрямив спину, будто ему туда воткнули кол. Глаза без выражения смотрели в переносицу высокого начальства.
  Ещё один человек сидел рядом на раскладном стуле и держал на коленях ноутбук. Взгляд его рассеянно скользил по экрану.
  - Догадываюсь, - человек с ноутбуком ткнул в кнопочку, не глядя на генерала.
  - Нет, вы не знаете! Вся ваша фирма не стоит десятка таких машин. И две вы уже просрали!
  Глава фирмы, в котором Елена сразу узнала бы человека-крокодила, своего отца, бережно отложил ноутбук и взглянул, наконец, на генерала.
  - Это не мы. Это вы просрали. Ваши так называемые специалисты.
  Командир отряда самообороны разжал сведённые челюсти. Сказал, будто плюнул:
  - Наши бойцы погибли в бою. Ваши - сдались без боя.
  - Зато они живы, - парировал глава фирмы. - И они внутри.
  - Внутри они! - рыкнул генерал. - Это ваши мутантики внутри, имеют их как хотят, вместе с вами! Не надо мне уши тереть, господин бизнесмен. Вы знаете, что у нас манёвры? Силы самообороны соседей на подходе. Они уже идут сюда, в эти нейтральные земли. На эти самые пустоши, где вы топчетесь, как стадо непуганых оленей. Если узнают, что мы тут творим, нам всем печень вынут через задницу. Президент лично вынет. Даю вас срок до двадцатого. Если к сроку база со всем добром не будет наша, лучше сразу стреляйтесь. Целее будете. Вам ясно?
  - Что же тут неясного. Ясно, - сухо ответил человек-крокодил, глава фирмы.
  - Так точно, ясно, господин генерал! - рявкнул командир отряда.
  - Тогда за дело! - генерал развернулся и вышел из палатки.
  
  В палатке повисло молчание. Шумно дышал командир отряда самообороны, глядя на клапан палатки, за которым исчез генерал.
  - Что думаете делать? - глава фирмы закрыл ноутбук.
  - Это вы у нас думатель, - зло ответил командир отряда. - Нам дали приказ.
  - Две машины вы уже потеряли, - небрежно заметил бизнесмен. - Хотите потерять ещё парочку?
  Командир отряда придвинулся, навис над главой фирмы, руки его сжали края столика так, что побелели пальцы. Лицо его пошло багровыми пятнами.
  - Ваши предложения, господин бизнесмен? - голос вояки звучал недобро.
  Глава фирмы понял, что давить дальше не стоит. Терпение у командира отряда, конечно, железное, но после недавнего штурма, с потерей людей и техники, да ещё втыка от генерала...
  - Я предлагаю сменить тактику.
  - А я считаю, что ещё один штурм - и мы их дожмём, - прохрипел командир, не отводя налитых кровью глаз от кадыка господина бизнесмена.
  - Может, дожмём. А может - нет.
  Бизнесмен бережно сложил ноутбук в чехол. Прошёлся по палатке, держа безопасную дистанцию со стоящим у столика командиром.
  - Мы имеем дело с военным предприятием. Совершенно секретным производством. Новаторским производством. Незадолго до мирового катаклизма здесь велись разработки, в которых принимали участие самые продвинутые специалисты. Это зона наивысшего уровня охраны, самой современной на тот момент. Такой она и осталась после катаклизма. И вот мы пришли, чтобы взять её штурмом.
  Глава фирмы скривился в горькой усмешке:
  - Когда пришёл Большой Песец, мы все скатились в каменный век. Да, у нас осталось кое-что. Но по сравнению с тем, что было - мы в полной заднице.
  - Мы будем в заднице, если не возьмём базу, - прохрипел командир отряда самообороны.
  - Нет. Мы будем там, если возьмём дырку от бублика. Вы понимаете? Обгорелые развалины никому не нужны. Мы здесь, чтобы заполучить оружие и материалы, разработанные до большого песца. Получить целыми и работоспособными. Те мутанты, как вы говорите, что засели внутри, уже могли добраться до склада готовых изделий. Они наверняка уже завладели боеприпасом и оружием охраны. Вы видели, как эти мутанты отбили штурм. Уверяю вас, это цветочки. По сравнению с тем, что там есть ещё. Ну, разнесём мы здесь всё, если получится. Потеряем людей, технику, время. Всё это будет напрасно, если от завода останутся одни развалины.
  - Так что же делать, сидеть на жопе ровно? - выкрикнул командир. - Вы на кого работаете, господин бизнесмен?
  - Я работаю на благо нашей страны. Так же, как и вы, - сухо ответил глава фирмы. - В первую очередь. И я думаю, стране не нужны будут наши бесполезные тушки, когда мутанты разорвут их на клочки. Я предлагаю сменить тактику. Если нельзя взять базу лобовой атакой, а время поджимает - мы сделаем так...
  
  ***
  Контакт прервался. Елена дёрнулась в железных руках экзосклетета и обмякла. Полежала немного, выжидая, пока судорога отпустит туго скрученные, напряжённые мышцы. Едкий пот жёг глаза, кожа, стянутая комбинезоном, невыносимо горела и чесалась.
  Наконец ботаник Фамус справился с креплениями, протянул руку, чтобы помочь девушке выбраться из экзоскелета.
  Елена встала, как будто не заметив протянутой руки. Пошатнулась, но удержалась на ногах. Нельзя показывать свою слабость. Она командир, и она им останется.
  - Почему выключил? Что, вышибло игру? - Елена принялась сдирать с себя комбинезон.
  Мокрая, набухшая от пота "лягушачья кожа" сопротивлялась, не желая отлепляться от тела. - Я же сказала!..
  - Пицца и Боевой Гнус вернулись, - ответил Фамус. Он смотрел, как с плеч и груди Елены сползает комбинезон.
  - Нашли Везунчика?
  - Нет.
  - Ладно. Держи, - лягушачья кожа полетела в руки ботаника.
  Фамус, ставший вешалкой для пропотевшего комбинезона, обиженно отвернулся и ушёл, шлёпая ботинками по мокрому кафелю.
  
  Её команда ждала у бассейна.
  Люди Глена, которых к собранию не допустили, устроились вдоль стены, под обугленными плакатами по технике безопасности. Так, чтобы не слышать, что говорят, но быть на виду. Напротив, будто невзначай, сидел один из мальчишек - Ник, и поигрывал автоматом.
  - Пустошь или смерть. Опаньки! - тролль Белая Смерть хрипло хохотнул. - Кто как, а я за то, чтоб помучиться. Люблю, когда меня заживо едят.
  - От игры вашей толку нет, жрать нечего, боезапас по нулям, - Боевой_Гнус, в миру - Стен, оглядел команду. - Валить надо скорей отсюда, может, прорвёмся.
  - Какое, к хренам, прорвёмся. Две гранаты на всё про всё. Аккумулятор того гляди издохнет. Пешком пойдём - до первого столба, - мрачно изрёк Толик. - Там нас за ноги и подвесят.
  - Я лучше сам об стенку убьюсь, - пообещал Мерзявец_Цы.
  - Никто об стенку не убьётся, - резко сказала Елена. - Мы выберемся.
  - С чего это?! - выкрикнула девушка, стоящая радом со Стеном. Пицца_с_Крысой, в игре - гоблин-инженер, была маленькой, худой девчонкой, немного старше Елены. - Они пришли нас убить! Они не уйдут, пока нас всех не прикончат! Надо дать им бой - прямо здесь!
  - Чем давать будешь, девочка? - поинтересовался Белая Смерть. - Их там много, давалки не хватит.
  - Твоей тупой башкой, - зло прошипела Пицца.
  - Вы потише, пацаны, девчонки, - сказал Толик - в игре тролль Хрум. Он сидел на ящике, потирая руку, затянутую в грязные бинты. На бинтах темнело пятно засохшей крови. - Не при спецназе.
  Тролль кивнул в сторону группы Глена. Те явно прислушивались.
  - Умереть мы всегда успеем, - твёрдо сказала Елена. - Я сейчас была в игре, это пустышка. Но там нашлось кое-что полезное. Схема помещений. Не эта ерунда, что висит вон там, на стенке, над головой мутанта.
  Все посмотрели на план, висящий среди плакатов на стене, прямо над лысой головой мутанта по имени Ступня. Тот увидел, что все обернулись к нему, и улыбнулся во весь рот, показав неровные зубы. Развёл руки и шутливо пристукнул протезом о протез, изобразив подобие реверанса.
  План, отпечатанный ради пожарной безопасности, когда-то, до Большого Песца, повесил на стену неведомый работник завода, аккуратно прикрыв слоем прозрачного пластика. Прямоугольник картона, со схематичными изображениями цехов.
  Теперь от плаката остался лишь смутный контур с размазанными линиями стен и дверей. Круглая печать с подписью лиц, ответственных за безопасность помещения, едва виднелась под слоем копоти. Понять, где что находится, по этой бумажке не вышло бы и у матёрого сыщика.
  - Мы прорвёмся. Неважно, дадим бой или уйдём в Пустоши - нам нужно оружие и продовольствие. Так вот, в игре я видела то, чего нет ни на одной схеме здесь, в реале. Расположение помещений, выходы и указатели - всё это есть в игре. Знаете, что там взяли за основу локаций? Вот эту самую базу. Она выглядит, почти как в реале. Надо только пройти.
  - Ну пройдёшь ты все локации, и что? Чем нам поможет твоя игра? - бросила девушка-гоблин. - Мы что, будем ждать, пока ты наиграешься? Они Норд_Звера убили. А мы тут развлекаемся, да?
  Елена посмотрела на девушку. Та говорила резко, зло, но лицо её было бледным, а губы дрожали.
  - Успокойся. Передай дежурство по периметру, и поспи. Я сказала - схема почти что у нас в кармане. Я найду склад с едой и оружием. Разобьюсь в лепёшку, но найду. Даю слово. А пока нам нужно разузнать пути отхода. Если придётся уходить пустошами, надо провести разведку. Чтобы, когда нагрузимся оружием и пайком, не метаться, как нубы в песочнице.
  - А что с ними? - спросил Белая Смерть. Он не сказал, с кем, но все поняли, что речь об отряде Глена. - Возьмём с собой, или тут прикопаем?
  Все притихли, старательно отводя глаза от сидевших вдоль стены спецназовцев. В последнее время они казались своими, почти приятелями. Но сейчас в бункере будто прошелестел ледяной ветерок.
  - Посмотрим, - Елена обвела команду Глена безразличным взглядом. Ей это далось нелегко, но никто не понял, что это так. - Решим на месте. А сейчас - за дело.
  Она уселась на ящик и стала затягивать берцы. Ноги подкашивались, как всегда после игры. Нельзя показывать команде свою слабость. А ещё Елена не могла смотреть в лицо девчонке-гоблину. Потому что сейчас над головой Пиццы_с_Крысой висела надпись: начинающий специалист, человеческая мутация, 20/21. И это пугало до судорог в животе.
  
  Глава 6. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Лагерь сил самообороны - нейтральная земля возле комплекса.
  
  Везунчик глотал пыль. В паре метров от него, на плитах пенной изоляции, возились двое. Парень и девчонка. То, что девчонка, было слышно - она тонко вскрикивала и стонала. Парень просто шумно дышал и глухо, ритмично говорил неприличное слово.
  Казалось, это никогда не кончится. Но вот двое дошли до точки и наконец замолчали, только двойное дыхание прерывало тишину.
  - Кто здесь? - внезапно встрепенулась девчонка. Голос тоненький, хриплый, но Везунчик заледенел - дульный срез автомата смотрел ему прямо в лицо. В темноте этого не было видно, но он просто знал. У каждого мутанта, которого принимали в отряды спецназа, была какая-то способность. Везунчик обладал своим даром - он знал, когда в него будут стрелять. А ещё он мог быть незаметным и незначительным. Как крыса.
  - Да нет там никого, - парень возился со штанами. - Крысы бегают.
  - Я что-то слышала.
  - Ладно. Сейчас вернёмся, пройдусь огнемётом.
  Везунчик не дышал. Ещё немного, будь он чуточку поближе, и его бы заметили. Но ему повезло. Девчонка ещё какое-то время постояла, прислушиваясь, поводя стволом своего оружия. Потом двое развернулись и ушли в темноту.
  Везунчик выбрался из своего укрытия. Густая пыль облепила лицо, одежду, лезла в рот, в нос. Он едва удержался, чтобы не чихнуть в самый неподходящий момент. Но тогда бы его простреленную тушку уже жрали крысы.
  Можно сколько угодно представлять, как отдерёшь девчонку, как нагнёшь её в тёмном уголке. Но уже в который раз мечты рушились, как карточный домик, при виде стервы с автоматом. Две девки в отряде, и одна страшнее другой. Не с виду - здесь всё было в порядке. Просто, когда Елена, на которую Глен так запал, смотрела на Везунчика, у него мороз пробегал по позвоночнику. Как будто она всё давно про тебя знает, и скоро твоя шкура будет сушиться на солнышке. Вторая девка была не лучше. Это стало ещё одной причиной, что он сбежал.
  Везунчик подождал, задыхаясь от нетерпения, пока парень с девкой не ушли подальше, и побежал. Обещание пройтись по туннелю огнемётом жгло ему душу раскалённым железом и гнало вперёд. Он уже не разбирал дороги.
  Туннель разделился надвое. Везунчик свернул влево. Впереди, в десяти метрах, в своде туннеля виднелось круглое отверстие. Люк, бетонный лаз с лесенкой, был приоткрыт. Из-за сдвинутой крышки пробивался слабый свет. Наконец-то! Технический колодец для рабочих, заброшенный, но по нему можно выбраться на поверхность. Узкая металлическая лесенка вела наверх, к свободе.
  Везунчик стал взбираться по лесенке, шлёпая резиновыми подошвами ортопедических ботинок. Свет солнца манил его к себе.
  Слишком яркий свет у этого солнца. Наверное, после темноты подземелий. Глаза заслезились, Везунчик поспешил опустить забрало шлема и осторожно высунулся над краем люка.
  Разряд шокера угодил в открытый участок кожи, угодил с хирургической точностью. Обмякшего мутанта огрели чем-то тяжёлым, но и шокера было достаточно. Мутанта схватили и потащили. Везунчик задёргался, ноги его судорожно колотили по бетону, цеплялись за ступеньки, с правой ноги свалился ботинок... но всё было напрасно.
  Тело мутанта шлёпнулось на жёсткий бетон.
  Он попытался сопротивляться, даже вытащил нож. Чья-то нога небрежным пинком отбросила слабую руку, нож отлетел в сторону. Потом Везунчика оглушили, как вытащенную на берег рыбу, и упала темнота.
  
  ***
  В прицел снайперской винтовки лицо человека видно было, как на мишени. Елена секунду полюбовалась вражеским солдатом - тот как раз чесал вскочивший на подбородке прыщ, - и повела стволом дальше.
  Вокруг базы, насколько хватало глаз, тянулись пустоши. Даже не так - Пустоши с большой буквы. Елена только что пообещала своим, что они выберутся. Хорошо обещать, стоя в безопасном бункере, где тепло и сверху не капает. Но сейчас в прицел было отлично видно, куда они собрались бежать - на верную гибель. Пустая, выжженная катаклизмом земля, где жил только ядовитый бурьян высотой в человеческий рост. Где среди развалин прятались странные твари, а в редких оконных проёмах обвалившихся домов свистел радиоактивный ветер. И нет ни одной карты, где указаны безопасные пути. Потому все карты составлены до Большого Песца. А в новых картах больше слепых пятен, чем полезной информации.
   Елена повела стволом дальше, насколько позволял обзор. Территория заброшенного завода и сейчас была нашпигована ловушками. Более-менее безопасно пройти можно было только по коридору, который проложил отряд игроков, когда брал базу штурмом. Коридор хорошо простреливался с нескольких точек, и сейчас девушка спряталась на одной из них.
  Она снова и снова водила прицелом по базе, по периметру. Смотрела, как попадают в поле зрения и исчезают вражеские бойцы. Видела, как в облачной пелене, окутавшей горизонт, тонет оранжевое солнце - как проткнутый вилкой яичный желток.
  Выход, ей нужно найти выход.
  Крыши заводских корпусов - тусклые прямоугольники, полукруглые своды ангаров, квадраты подстанций и круглые пасти труб - лежали перед ней, как на карте. Как в игре, где надо сложить разные фигуры, чтобы получить единое целое... Сложить картинку. Ей казалось, что она вот-вот сложит пазл. Увидит нечто, скрытое от глаз, которое лежит на поверхности, притворившись обычным асфальтом.
  Ник - подросток с автоматом, один из "кентавров", захрустел щебёнкой. Присел рядом на корточки.
  - Ляг, не отсвечивай, - сказала Елена, не оборачиваясь. Вражеский солдат скрылся из виду, на его месте появился и пропал другой. В лагере противника началось подозрительное оживление. Все суетились и бегали, не скрываясь.
  - Я сменить тебя пришёл, - сообщил Ник. Он потоптался, но лечь рядом не спешил.
  Елена всё смотрела на суету в лагере противника. Между палатками, как тараканы, сновали люди в форме сил самообороны.
  Солнце опустилось уже почти к линии тумана, сплошь закрывавшей горизонт. Пустоши налились багрянцем, тусклый свет окрасил трубы и крыши, лёг изломанной полосой на бетонный забор периметра.
  - Почему они разные? - вдруг спросил Ник. Он смотрел в прицел, как Елена, и сей час водил стволом, разглядывая территорию базы. - Крыши. Они разные.
  - Разные? - рассеянно спросила она. Что это - новый штурм? Поднимая пыль, промчалась машина защитной окраски. Рысцой за ней мчались люди в камуфляже. Не к добру всё это. - Почему разные?
  - Они одинаковые, но...
  Ник что-то ещё говорил, но она уже не слушала.
  - Держи точку. Я вниз. Сигнал к атаке - красная ракета. Сигнал к отходу - синяя.
  Она проворно отползла, быстро спустилась вниз, спрыгнула на груду щебня и побежала к ближайшему входу в тоннель.
  
  ***
  Грузовик остановился. Из кузова полезли новоприбывшие бойцы. Командир отряда сил самообороны (официально именуемого учебной ротой) сплюнул в пыль.
  Два десятка человек выстраивались возле машин в неровную шеренгу.
  - Смирно! - гаркнул крайний, шагнул к командиру и приложил руку к непокрытой голове: - Господин майор, сборный взвод сил самообороны прибыл!
  Командир роты едва не скомандовал, чтобы взвод как прибыл, так и отправился обратно.
  Команда клоунов.
  Половина - десяток человек в пятнистых балахонах, даже не смогли выстроиться по росту. Стояли, как ряд поломанных зубов в челюсти алкаша. Кривые, скособоченные, с протезами рук, ног, один даже с нашлёпкой на глазу. Мутанты.
  Другие, хотя и люди, но тоже без слёз не взглянешь. Тощие, с прыщами, руки накачаны только в пальцах, которые, кроме игровой мышки и вилки, ничего в жизни не держали. Припухшие, с кругами под глазами - всё от непрерывного виртуала. Игроки, мать их за ногу. Мясо, а не бойцы.
  - Ну как вам наши солдаты? Хороши, черти? - господин бизнесмен уже стоял рядом и тоже разглядывал пополнение.
  - Вы издеваетесь? - прошипел командир.
  - Ничуть. Там, где пехота не пройдёт, где бронепоезд не промчится, мутант на брюхе проползёт, и ничего с ним не случится! - пропел бизнесмен.
  - С ними, может, ничего не случится, - мрачно ответил командир. - А мне генерал печень вынет через заднее крыльцо.
  - Вы слишком напряжены, господин майор. Ещё не вечер. Наши ребята себя покажут, вот увидите.
  - Если нет, нам всем покажут - нашу задницу наизнанку, - резко ответил господин майор. - Так что начинайте прямо сейчас.
  Он смачно сплюнул под ноги господину бизнесмену, развернулся и ушёл.
  
  Господин бизнесмен, глава фирмы "Славный город", распоряжался. Он мог бы поручить это своему помощнику. Но холерический характер, который его бывшая жена называла попросту "шило в заднице", толкал бизнесмена делать всё лично.
  Мутанты и игроки - сборный взвод - ставили палатки. Все свободные бойцы отряда сил самообороны смотрели и получали удовольствие. Таких криворуких они давно не видели.
  Особенно потешали солдат игроки. Мутанты, хотя и хромали, с трудом разгибали спины и посвистывали при дыхании, ставили палатки со знанием дела. Многие из мутантов были бывшими солдатами, пострадавшими в столкновениях на границе. Их отличали протезы, вживлённые прямо в тело - протезы, любезно предоставленные фирмой господина Пятнышкина, бизнесмена и мецената.
  У игроков всё было гораздо печальнее.
  Гудение моторов заглушило шуточки и смех. Заклубилась пыль, захрустели под колёсами грузовиков остатки сухого бурьяна.
  Из грузовиков стали вынимать и заносить под навес ящики и коробки. На ящиках стояла маркировка и логотип фирмы "Славный город".
  Смех и шутки затихли - здесь уже всё было серьёзно. Груз сопровождала охрана - суровые мужики в самом лучшем вооружении. Судя по всему, ящики были очень ценным грузом.
  Последний ящик затащили под навес. Вокруг уже суетились несколько людей в синих комбинезонах с логотипом фирмы "Славный город" - инженеры.
  Пока собравшиеся любопытные гадали, что это за груз и каким боком к нему относятся мутанты с игроками, глава фирмы господин Пятнышкин остановился у крайнего контейнера, прищурился на контуры заводских корпусов, высвеченные закатным солнцем, и тихо произнёс:
  - Ну что же, детки, поиграем.
  
  
  Глава 7. Нейтральная земля. Лагерь сил самообороны - нейтральная земля возле комплекса. Заброшенный военно-исследовательский комплекс
  
  Лязг, скрежет, визг металла. В огромной палатке, которую соорудили вместо наспех сделанного навеса, кипела работа. Все инженеры, что прибыли на грузовиках фирмы, скрылись внутри, и назад не вышли - будто сгинули.
  Ткань цвета хаки колыхалась, хотя ветра не было. Из-за завесы доносился отборный сленг технических работников. Звякал металл, визжал пластик, скрипели шарниры.
  Через тамбур, прикрытый клапаном защитного цвета, сновали рабочие в комбинезонах фирмы "Славный город". С мотками проводов, гаечными ключами разной калибровки и какими-то свёртками, обёрнутыми в промасленную ткань.
  Иногда завеса вспучивалась - что-то тыкалось в неё изнутри, как будто нечто живое хотело вырваться на волю. Свет внутри был таким ярким, что ткань палатки казалась белой. По ней двигались странные тени.
  Вот уже солнце проползло по небу половину своего обычного пути и погрязло в тумане над горизонтом. Обычный сумрак пустошей сменился вязкой тьмой позднего вечера.
  Те в лагере, кто наблюдал за таинственной суетой возле палатки, увидели, что внутрь вошли бойцы сводного взвода - группа мутантов и малахольных игроков.
  Прошло ещё несколько часов загадочного шума, лязга и странных выкриков. Клапан палатки распахнулся. Ткань цвета хаки отлетела в сторону, и в открывшийся проход на свет стали выползать странные существа.
  ***
  На пол между ног тролля шлёпнулось несколько окровавленных тушек.
  - Ложная тревога! - тролль Белая Смерть шумно выдохнул, уселся на ящик. Потёр широкой ладонью перебитый нос. - Вот, получите. Добыча. Можно жарить, можно сырьём жрать.
  - Это что? - девушка-гоблин брезгливо потыкала в тушку носком ботинка.
  - Чувак по имени Пицца с Крысой не должен задавать такие вопросы, - со смешком ответил тролль.
  Девушка зашипела и попыталась ударить его в коленку. Белая Смерть увернулся.
  - Хватит! - Елена взяла окровавленное тельце за хвост, повертела перед глазами. - Ложная тревога?
  - Ага. Штурма нет, привезли что-то. Похоже - пополнение и боеприпас. Так что - отбой.
  ***
  Полотнище входа в палатку распахнулось. В ослепительном прямоугольнике света выросла странная фигура. Она возникла в сиянии искусственных ламп, и тут же выкатилась наружу.
  Перебирая суставчатыми ногами, из палатки выбрался здоровенный скорпион. Он был размером с небольшую лошадь.
  Вытянутое тело, покрытое пластинами защиты, заострённое к хвосту и широкое у груди. Там, где у настоящего скорпиона головогрудь, находилось возвышение с прозрачным окном из бронестекла. Передняя пара ног располагалась выше остальных, и странно было видеть на ней почти человеческие ладони. Залитые в пластик и металл пальцы сжимали огнемёт. Запасное оружие было закреплено на теле скорпиона, в удобной близости от цепких рук. Как вздувшиеся мышцы, вдоль спины бугрились стволы гранатомётов.
  Вооружённые до зубов мужики - охрана фирмы "Славный город" - невозмутимо наблюдали, как из палатки появляются новые монстры. Охранников уже ничто не могло удивить.
  Вслед за первым скорпионом, в котором Елена сразу узнала бы "кентавра", появился второй. Этот был таким же, только в руках он сжимал не огнемёт, а внушительный дробовик. На спине его тоже лежали, зажатые в креплениях, гранатомёты. Выпуклые бока увешивал солидный боеприпас. На заду скорпионов, ближе к заострённому жалу хвоста, виднелись цифры, явно сделанные наспех, по трафарету свежей краской. Цифры "один" и "два".
  За скорпионами выбралось двое бойцов обычного роста, запакованных в лёгкую, но прочную броню. Шлемы напоминали головы насекомых с выпуклыми глазами-окулярами. Короткие автоматы, предназначенные для боя в городских переулках и мешанине домов; увешанные, как ёлки игрушками, разгрузки. Инженеры.
  На броне каждого тоже виднелись номера, сделанные по трафарету.
  За ними вышли несколько штурмовиков. Они выглядели выше и массивнее инженеров. Двухметровые фигуры, в пластинках брони, запаянные в клетки экзоскелетов. Автоматы, пистолеты, боевые ножи, набор гранат. Номера на спинных и грудных пластинках.
  Экзоскелеты жужжали и негромко лязгали, поддерживая и облегчая движения человека.
  Штурмовики вышли из палатки и торопливо убрались в сторону - за ними шагали тролли.
  Массивные фигуры почти трёхметрового роста, тяжёлая броня, серьёзное оружие. Не скорострельные автоматы инженеров - калибр ручных пулемётов позволял "троллям" многое, на что не способны ни штурмовики, ни даже военная техника. Которая не пройдёт там, где проберётся живой танк на двух ногах.
  Каждый имел ручной пулемёт, гранатомёт и набор дополнительного оружия. Тяжёлый и в то же время мобильный каркас их брони позволял нести на себе солидный боезапас.
  Тролли вышли, тяжело ступая большими ногами. При каждом их шаге вздымались вихри ржавой пыли.
  Если бы, кроме охраны, у палатки ещё остались любопытные зрители, они бы оценили тех, кто вышел после троллей.
  Это были уродцы-мутанты. Кажется, на них не хватило обычной брони, и пришлось укреплять неказистые фигуры, как придётся. Экзоскелеты выправили приземистые, скособоченные тела. Теперь мутанты казались выше, крепче, устойчивее.
  Шлёпали широкие, запаянные в пластик и резину ступни. Свистели суставы клешнястых рук. Закрытые латами брони плечи и грудь, головы в шлемах с окулярами, похожие на глаза лягушки. Кое-кто не шагал, а катился на гусеничном ходу, похожий на миниатюрный трактор с человеком вместо кабины.
  - Глянь, какие запакованные, - сказал сержант сил самообороны. Он стоял рядом с охранником фирмы "Славный город". - Уроды ещё те.
  Охранник пожал плечами. Ему платили - он не удивлялся. Взял предложенную сигаретку, сунул в зубы, не раскуривая.
  - Да хоть жабы. Пускай только бункер зачистят.
  - А они могут? - сержант оглядел последнего мутанта, выбравшегося из палатки. Тот был особенно уродлив.
  - Ещё как. На испытаниях всех в клочья порвали.
  - Кого порвали? - спросил сержант сил самообороны.
  - Кого надо, того и порвали, - охранник пожевал сигарету и сплюнул под ноги. Сержант посмотрел на него и дальше спрашивать не стал.
  ***
  Комбинезон из псевдокожи скрипел, неохотно растягивался, принимая форму тела. Елена натянула "скальп" на затылок, похлопала по щекам - лягушачья кожа плотно прижалась к лицу.
  Нельзя терять время. Затишье на периметре, что бы там ни делали враги, ей на руку. Она зайдёт в эту странную игру, и отыщет, наконец, склад с боеприпасами и продовольствием. Должна отыскать. Иначе им всем крышка.
  Её экзоскелет ждал возле бассейна. Не то кресло для медицинских опытов, не то металлический гопник сидит на корточках. Руки-подлокотники раскрыты, как для объятий.
  - Давай.
  Спешно отозванный с поста Фамус, угрюмый и неразговорчивый, проверил защёлки экзоскелета.
  - Ты недолго там, - сказал ботаник, щёлкнув последним креплением. - Мало ли что. Игра глючная.
  - Следите за периметром, - резко ответила Елена. Когда Фамус перестанет над ней трястись? Она не хрустальная - не разобьётся. Или ему железо жалко? - Запускай.
  
  Это был второй раз, когда игра запустилась. Вначале им удалось только войти - вскоре после вражеского штурма. Тогда ботаник Фамус возился очень долго. Он чесал подбородок, скрёб в затылке и крутился вокруг системного блока, как уж на сковороде.
  Елена просто сидела на ящиках рядом, положив руки на колени, и молча ждала. Её молчание действовало на Фамуса лучше любого крика. Ботаник только взглядывал на неё, на застывшее, покрытое сажей лицо, на боевой нож в креплении у голени, и зарывался с головой в провода. А может, его нервировал винторез, лежащий тут же, на ящиках. Как будто не Фамус только недавно, при атаке на базу, снёс метким выстрелом из гранатомётов часть стены и вынес нескольких бойцов группы захвата.
  Тогда, ещё не остыв от боя, Елена металась по бункеру, не замечая, куда наступает, мучительно думая, думая... что делать, что делать. Они здесь заперты, закрыты, как крысы в ловушке, и вот-вот начнут грызть друг друга, если их раньше не перестреляют, не затравят, как бешеных зверей.
  Никто не ждал, что группа Глена им поможет. Что наёмники, которых прислали взять взбунтовавшихся мутантов за шкирку, встанут на их сторону. Во всяком случае, не будут мешать. А Глен, пусть и под угрозой смерти, пошлёт подальше парламентёра.
  Может быть, сыграло роль то, что в группе были свои мутанты. Может, наёмникам не хотелось терять жизнь в схватке с неясным исходом. А может быть, они послушались своего командира, которому приставили ствол ко лбу.
  Елена помнила взгляд Глена, когда уткнула пистолет ему в лоб. Командир группы захвата нисколько не испугался. Наоборот, испугалась она, Елена. Что ей придётся убить его, и всё равно ничего у неё не выйдет. Он смотрел ей в глаза, и в его взгляде она видела только усталость. И ещё какое-то странное любопытство. Как будто он сам ждал, чем всё это закончится.
  Елена уже решила, что всё кончено. Хотела нажать спусковой крючок. Но вдруг Глен усмехнулся - слабо, краем обветренных губ, и согласился помочь. Конечно, с условиями, которые тут же выторговал. Но Елену не оставляло ощущение, что торговался командир группы уже только для виду. Что он задумал, и что у него было на уме, осталось неясным. Но тогда и это было победой.
  Так что они пошли и выиграли этот бой. Отбили атаку. А потом Фамус запустил-таки процессор и включил игру. Называлась она вовсе не по-игровому - "Виртуальный тренинг производственных механизмов". Но кто смотрит на названия? Не зря же Славик, главный айтишник и владелец "Славного города", так рвался сюда, так хотел её заполучить. Значит, она очень важна. Значит, надо понять, что в ней такого важного. Пройти до конца, если нужно. Иначе они так и останутся тем, кем их считали - просто мясом. Игровым мясом, исполнителями, которых использовали втёмную и выбросили на свалку.
  Но пока что игра казалась бесполезной. И это бесило больше всего.
  
  
  
  Глава 8. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. В игре.
  
  Рабочий поднялся на ноги. Когти электрика со щелчком пропали. Он стоял на тротуаре. Над головой торчала пожарная лестница.
  Ветер рвал в клочья клубы чёрного дыма. По закопчённому асфальту перекатывались обрывки прозрачных крыльев погибшей саранчи, валялись тут и там обгорелые куски хитина и ещё что-то липкое, багровое, бесформенное. Возле стены цеха приткнулось погнутое металлическое колесо, с мясом вырванное из двери. В колесе застрял ботинок с торчащим из него окровавленным носком. Останки невезучего мужика.
  "Вы покинули закрытую локацию. Вы проявили изобретательность и инициативу! Ваше вознаграждение:
  Сила: плюс 5 к грузоподъёмности, плюс 3 к выносливости, плюс 3 к силе удара. Сила: грузоподъёмность: 7, выносливость: 5, сила удара: 6. Параметр повышен! Теперь ваша Сила: 3.
  Ловкость: + 4 к быстроте бега, + 3 - акробатика, + 2 - реакция. Ловкость: быстрота бега: 5, акробатика: 6, реакция: 6.
  Интеллект: наблюдательность: + 5, интуиция: + 4, сила воли: + 5. Интеллект: наблюдательность: 7, интуиция: 6, сила воли: 8. Параметр повышен! Теперь ваш Интеллект: 3.
  Здоровье: минус 2 к заживлению ран - штраф за применение стимуляторов! Заживление ран: + 1. Иммунитет: + 3, сопротивление воздействию: + 5. Здоровье: заживление ран: 2, иммунитет: 6, сопротивление воздействию: 8.
  Способность к обучению: изобретательность: + 5, внимание: + 6, сочувствие: + 1.
  Способность к обучению: изобретательность: 8, внимание: 8, сочувствие: 2. Параметр повышен! Теперь ваша Способность к обучению: 2.
  Способность видеть скрытое: + 4.
  Прозрение повышается! Теперь ваше Прозрение: 1. Вы можете замечать то, что не видели раньше. Вы способны видеть там, где не видят другие. Повышайте характеристики и вам откроется скрытое от глаз! Внимание: характеристика Сочувствие равна 2. Срочно повысьте Сочувствие, иначе параметр Прозрение будет понижен.
  Плюс 25 очков к распределению. Вы можете распределить очки по любым характеристикам, кроме Способности видеть скрытое".
  Игрок подобрал колесо, брезгливо стряхнув с него прилипший носок. Вот и всё, что осталось от мужика с бомбой внутри.
  Пробежал до угла цеха - там дымилась развороченная дверь. Впереди, за цехом, открылась площадка. Да! Рабочий.1 узнал её. Догадка была правильной - план местности в реале и в игре очень похож. Что же, отлично. Теперь надо спешить, территория базы немаленькая. Команда в бункере ждёт, подыхая от голода. А если не голод, их прикончит пустой боезапас. Карта. Хорошо бы найти карту. Схема помещений, документация... Скорее. Время не ждёт.
  Пробежка не мешала раскидывать свободные очки по характеристикам.
  Игрок бросил очки на Сочувствие - понижать из-за штрафа только что поднявшееся Прозрение ни к чему. Сочувствие: + 1 = 3. Нужно было добить Ловкость до тройки, и он бросил очки туда. Быстрота бега: + 1 = 6. Параметр повышен! Теперь ваша Ловкость: 3. Так, что ещё? Здоровье: Заживление ран: + 4 = 6. Параметр повышен! Теперь ваше Здоровье: 3.
  Внимание! Уровень повышен! Текущий уровень: 3. Вы Рабочий шестого разряда. Открыта специализация - взломщик. Вы - взломщик-ученик. Взломайте ещё десять дверей, и станьте взломщиком первого разряда. Доступно повышение по службе. Доступно...
  Игрок затормозил. В углу зрения всё ещё бежали строчки сообщений, важных сообщений. Но он их уже не читал.
  Местность внезапно изменилась. Раздолбанный асфальт, обгорелые, закопчённые стены с провалами окон подёрнулись рябью и пропали. Исчезли гарь, дым и обломки. Чистая, гладкая дорога лежала под ногами. Панели гаражей сияли свежей краской, новенькие окна зданий блестели, отражая свет солнца. Солнца?
  Рабочий, как завороженный, уставился на солнечный диск. Золотой кругляш походил на монетку, только что сошедшую с конвейера. Разве что номинал на ней не указали... В голубом небе клубились белые клочки облаков. Если это отражение реальности, то почему солнце и небо такие неестественные, слишком красивые, как в игре? В какой-нибудь простенькой фентезийной игре, где бегают ушастые эльфы, и гномы с кирками и лопатами поют про золото?
  - Стройся! - гаркнули над ухом. Мужик, один в один как тот, что совсем недавно разорвался в клочья, над головой надпись: "Мастер". Клетчатая рубашка с закатанными выше локтя рукавами, синий комбинезон. На животе, где у другого мужика была бомба, у Мастера к комбинезону пришит большой карман. Из кармана торчит потрёпанный бумажный блокнот.
  Рядом уже строились в шеренгу безликие подобия человека - рабочие.
  Точно такие же с виду, как сам игрок, только номера у них другие: Рабочий.2, Рабочий.3, Рабочий.4...
  Игрок хотел увильнуть от общего построения, но Мастер жестом фокусника достал красный квадратик карточки, хлопнул им по лбу Рабочего.1.
  "Вы попадаете в группу квалифицированных рабочих! - тут же выскочило сообщение. - Отказ невозможен. Отказ возможен при завершении задания или при перевыполнении плана".
  Вот это да, влип, как муха в паутину.
  Шеренга выстроилась, Мастер прошёлся вдоль неё, хлопая каждого рабочего по лбу. Встал во главе и скомандовал:
  - За мной!
  Рабочие, как один, повернулись в затылок друг другу и зашагали вслед за Мастером. Игрок, словно заведённый, послушно топал вместе с остальными. Они прошагали через площадку, вышли к стоянке. Никаких ржавых остовов грузовиков - все машины сияли новенькой краской и свежевымытыми стеклами.
  Сбоку стоял ряд погрузчиков, чистых, без пятнышка грязи. Ни пылинки не было на кабинах, даже гусеницы, кажется, ещё ни разу не касались земли.
  - Стой!
  Рабочие послушно остановились. По команде крайний из них забрался в кабину погрузчика, уселся на сиденье и взялся за рычаги управления.
  Как по волшебству, в руке Мастера появилась новая карточка, белого цвета. Он хлопнул ей по кабине.
  Произошло странное: по кабине прошла волна, а фигура Рабочего - серая, безликая, дрогнула и поменяла форму. Игрок с изумлением смотрел на обновлённый погрузчик. Кабина почти не изменилась. Зато Рабочий выглядел уже совсем по-другому.
  Руки слились с рычагами, ноги намертво вросли в педали управления. Тело стало одним целым с сиденьем. Голова в защитной каске медленно поворачивалась вправо-влево. Глаза, которые раньше были просто тёмными пятнами, превратились в блестящие окуляры, которые с напряжённым вниманием смотрели вокруг.
  - За мной! - снова раздалась команда.
  Колонна, ставшая меньше на одного, послушно зашагала вслед за Мастером.
  - Стой!
  Процесс превращения безликого рабочего в часть механизма повторилась, на этот раз с грузовиком.
  Колонна работяг стала ещё короче. Они послушно шагали, топая резиновыми сапогами и ботами.
  Игрок думал, что все рабочие останутся тут, на стоянке грузовиков, но Мастер оставил часть машин без живой начинки. Вместо этого он повёл укоротившуюся колонну дальше.
  Гараж, освещённый рядом ламп дневного света, показался игроку знакомым. Узнать его мешала чистота, гладкие, новенькие стены и такие же новенькие машины. Только когда мастер подвёл всех к стоящим в ряд экскаваторам, игрок вспомнил. Развороченное полотно двери, вырванное с мясом из косяка, обгорелый бетон, бешеный механизм, подыхающий, но не сломленный...
  Совсем недавно группа игроков под командой Чела прошла этот гараж насквозь. Вон там, на стене, остались следы от пулемётных очередей, прошивших её наискосок.
  Но сейчас гараж сиял девственной чистотой. Ничего не случилось. Ничего ещё не произошло, или не случилось вообще.
  Одна безликая фигура забралась в гусеничный экскаватор, другая - в похожий на табуретку погрузчик, и в колонне осталось только двое - Рабочий.1 и Рабочий.2.
  Они покинули гараж, и Мастер провёл их дальше. Здание цеха в несколько этажей, новенькое, как всё здесь, светилось в лучах солнца сиреневой штукатуркой и прямоугольниками окон. Окна были забраны лёгкими решётками.
  Где же склад? Игрок попытался выйти из колонны, но ноги сами несли его вперёд.
  Он и последний рабочий прошагали вслед за Мастером на середину цеха. Станки, сложные, с блестящими панелями и похожими на щупальца осьминога манипуляторами, возвышались по обе стороны прохода.
  - Стой!
  Мастер указал на станок.
  Рабочий.2 послушно взобрался наверх. Там, между панелей и подвижных частей, было небольшое пространство, вроде птичьего гнезда. Рабочий.2 с трудом втиснулся туда и повозился, размещаясь поудобнее.
  Недосып проклятый! Тормоз, как можно было забыть о дополнительных очках? Игрок, глядя, как Рабочий.2 встраивает своё тело в механизм, принялся торопливо раскидывать очки по характеристикам.
  "Внимание! Новое повышение уровня сразу после предыдущего не предусмотрено! Внимание! Повышение уровня сейчас невозможно. Дождитесь накопления игрового опыта. Дождитесь..."
  Рабочий.2 в это время уже преобразился. Он не стал похож на часть сиденья, как его товарищи в погрузчике или грузовике. Тело его сплющилось и округлилось, руки вытянулись, как паучьи лапы. Тонкие щупальца пальцев облепили подвижные части, голова ушла в плечи. Глаза разошлись по сторонам круглого черепа, стали бездонными и выпуклыми, как у глубоководной рыбы.
  Игрока прошил ледяной укол страха. Его очередь. Перед ним уже никого не было. Никто не стоял между ним и бездушными механизмами.
  Он продолжал лихорадочно бросать очки в характеристики, уже без надежды на избавление.
  Мастер отдал команду.
  Игрок бросил остаток очков на Прозрение. Всё. Очки кончились.
  
  Глава 9. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. В игре
  
  Игрок шагнул к станку. Рядом двинулся и зашипел пневмопривод оживлённого Рабочим.2 механизма.
  - Вверх! - скомандовал Мастер.
  Очевидно, он имел в виду - лезь наверх. Но Игрок понял его по-своему. Он шагнул вперёд, одновременно подняв кверху руки. Щёлкнули, выдвинувшись из ладоней, острые когти. В опасной близости от подвижных частей соседнего станка, где неумело ворочался Рабочий.2.
  Над головой что-то лязгнуло. Чпок. Пых. Блямц! Покатились по бетону блестящие гайки.
  - Держи! - гавкнул Мастер.
  Из рифлёной трубки, похожей на чёрную гусеницу, со свистом выходил воздух. Манипулятор Рабочего.2 бесцельно мотался, из тонкого шланга, как из повреждённой артерии, толчками выливалась маслянистая жидкость.
  Игроку повезло - шланг оказался прямо над его плечом. Осталось только протянуть руку и взять его. Он тут же сунул оборванный конец в руки Мастеру, и тот машинально принял его.
  Мастер, ругаясь (над головой его пробегали красные строчки чёрных слов), вскочил на приступку и сунулся по плечи в станок. Над станком возвышался торс бывшего Рабочего.2. Голова его судорожно вращалась, глаза мигали красным.
  "Вы оказали содействие в ремонте. Вы проявили ловкость и сообразительность. Вы получаете поощрительные очки: плюс 5 к вниманию, плюс 5 к изобретательности, плюс 5 к сочувствию"
  С тихим щелчком выскочила табличка: "Поздравляем! Ваш уровень повышен. Ваш статус повышен. Теперь вы квалифицированный сотрудник. Вы - Мастер".
  По станку и фигуре копающегося в нём мастера прошла рябь. Фигура Мастера мигнула, на секунду став чёрно-белой.
  Ещё секунда, и Рабочий.1 перестал существовать. На его месте стоял новый Мастер - крупный мужик в клетчатой рубашке и синем комбинезоне. В руке - блокнот, в кармане на животе - набор цветных карточек.
  "Поздравляем! Вы получили повышение. Ваш уровень - 4. Вам доступно повышение по службе. Вы можете приобрести новую профессию... Вы можете..."
  Рокировка печально сказалась на предыдущем Мастере. Игрок увидел, что перед ним, сжимая повреждённый шланг, уныло стоит безликая фигура работяги. На сузившихся плечах разжалованного начальника печально обвисает синий комбинезон. Клетчатая рубашка бледнеет, расплывается, будто втягивается в тело, и пропадает.
  "Полезай!" - хотел крикнуть игрок - из чистой мстительности. Вместо этого он открыл блокнот. Да! На первом же листе красовался план помещений. Очень скупой, но чёткий, с номерами в каждом квадратике и таблицей обозначений.
  Так, номер один - директорский корпус. Номер восемь - столовая. Отдельный квадратик, вписанный в квадрат побольше - склад. ГСМ, СГП... одни аббревиатуры! Игрок пробежал взглядом по списку. Столовая, котельная, цех такой-то, цех сякой-то... Где же боеприпас, хотя бы для охраны - ведь была же здесь, на особо важном объекте, охрана? Или составители схем так зашифровались в своей секретности, что скрывали информацию даже от собственных мастеров?
  Новоиспечённый мастер сунул схему в карман. Ладно, придётся топать ножками.
  - За мной!
  Разжалованный до рабочего мастер послушно затопал ботами вслед за новым начальником.
  
  Сила: грузоподъёмность: 7, выносливость: 5, сила удара: 6. Ваша Сила: 3.
  Ловкость: быстрота бега: 6, акробатика: 6, реакция: 6. Ваша Ловкость: 3.
  Интеллект: наблюдательность: 7+5=12, интуиция: 6, сила воли: 8. Ваш Интеллект: 3.
  Здоровье: минус 2 к заживлению ран - штраф за применение стимуляторов! Здоровье: заживление ран: 6, иммунитет: 6, сопротивление воздействию: 8. Здоровье: 3.
  Способность к обучению: изобретательность: 13+5=18, внимание: 13+3=16, сочувствие: 8+6=14. Ваша Способность к обучению: 4.
  Способность видеть скрытое: 4.
  Прозрение - 1. На него влияют: интеллект: 3, способность к обучению: 4, способность видеть скрытое: 4.
  Вы можете замечать то, что не видели раньше. Вы способны видеть там, где не видят другие. Повышайте характеристики и вам откроется скрытое от глаз!
  Текущий уровень:4. Вы - Мастер первой ступени.
  
  
  Хорошо быть мастером! Пусть даже с одним подчинённым. Игрок листал список новых возможностей.
  "Способность: Управление. Доступно: десять рабочих от первого до шестого разряда в полном подчинении. Способность: Ремонт простой, ремонт сложный. Способность: Коммуникация: 1 из 5. Способность коммуникации зависит от: интеллект, способность к обучению, мастерство. Мастерство - 1. Текущий уровень коммуникации - 1. Непрямое влияние Прозрения на мастерство. Схема влияния - недоступно.
  Доступ к закрытой информации - 1/3. Поднимитесь на два пункта и получите полный доступ к закрытой информации.
  Набор инструментов мастера - бывший в употреблении, износ 40 процентов.
  План работ... Текущие задания... сроки исполнения... Список инструментов..."
  Задание номер один - комплектация механизмов".
  Так вот как это называется, когда запихиваешь "рабочих" в машину! Знаем-знаем, только что укомплектовались по самое немогу.
  "Задание два - монтаж и доработка очистных сооружений. Канализация, что ли? Дальше... Задание три - обеспечение грузооборота. Задание четыре - обучение персонала"... Стоп. Грузооборот? Что, если груз продовольствия и боеприпасов прибыл на базу, но до склада так и не добрался? Где он может быть? В той, реальной жизни команда Елены прочесала почти все помещения, где могли храниться продукты и боеприпас. База простреливалась во многих местах, и приходилось бегать по территории, как крысам, прячась от снайперов, сидящих на вышках электропередачи. Они ничего съедобного не нашли, так - жалкие крохи.
  - Шевели булками! - крикнул он.
  Вперёд. Груз продовольствия и боеприпасов - на плане квадратик под цифрой пять - ждал, чтобы его нашли и взяли.
  
  ***
  Везунчик задёргался. Кто-то или что-то крепко держало его. Он хотел открыть глаза - не вышло. Хотел закричать - рот, как и всё лицо, плотно облепила маска, по ощущениям - влюблённая медуза. Волна удушливого страха захлестнула мозг, мутант утробно завыл - низко, хрипло, не слыша своего голоса.
  - Ну, ну, не дёргайся, - раздался насмешливый голос над его ухом.
  Везунчик почувствовал, как в шею вошла игла. Горло онемело, язык отнялся, мутант обмяк. Кажется, под ним стало мокро. Так и есть - по ногам, под задницей расплывалась горячая лужа.
  - Вот так. Будешь хорошим мутантиком, папочка сделает тебе ещё укольчик. Маленький, сладкий укольчик...
  Голос отдалился, и теперь звучал то справа, то слева, то позади Везунчика. Тот попытался повернуться вслед за невидимым мучителем, но тело обмякло и не слушалось.
  Лёгкие шаги, шорох передвигаемого кресла - или столика? - и возле мутанта поставили лоток с инструментами. Везунчику уже доводилось слышать такие звуки. Давно, кажется - вечность назад, - когда он вернулся с очередной войны с соседями, и его приняли в клинику для реабилитации.
  Бесплатная операция для героя войны. Он ясно помнил ослепительно-фиолетовый свет лампы и зелёную маску хирурга, над которой видно было только глаза. Внимательные и совершенно безжалостные.
  У этого, наверное, такие же.
  После укола он чувствовал только прикосновения - руки-ноги превратились в деревяшки и совсем не ощущали боли.
  Звякали инструменты о металл корытца, ритмично дышал над ухом невидимый хирург, что-то шуршало и брякало.
  Везунчик впал в оцепенение, безнадёжное, бесконечное.
  Неожиданно наступившая тишина заставила его вздрогнуть.
  - Ну вот, - бодро произнесли рядом. - Как-то так. Можешь посмотреть, что получилось.
  Появился свет. Везунчик смог видеть. Какое-то время он просто смотрел перед собой, не понимая, что изменилось.
  Зато теперь он смог пошевелиться и даже повернуть голову. Он сидел в кресле, похожем на трон. Высокое, устойчивое, солидное кресло, предназначенное для начальственной задницы. Теперь в нём, как птица в гнезде, сидел мутант. Из кокона проводов торчала голова Везунчика. Руки его был оплетены разноцветными пластиковыми жилами. Полупрозрачные трубки входили и выходили под разными углами из тела. Обнажённый торс сковывала конструкция из проволочек, шин и датчиков.
  Мутант смотрел, как под бледной кожей на груди, покрытой белесыми пятнами старых шрамов, подрагивает сердце, и в такт биению пульсирует зелёным глазом вживлённый в тело индикатор.
  - Что, нравится? - спросили его, и мутант поднял голову.
  Над ним стоял, поигрывая плоскогубцами, человек в лабораторном халате. Но мутант смотрел не на своего мучителя. Прямо за плечом человека стояло зеркало - круглое вогнутое зеркало. В его блестящей полированной поверхности отражалось чудовищное существо - паук в паутине. Глаза-окуляры смотрели из зеркала с выражением бесконечного ужаса. Везунчик вдруг осознал, что это его отражение. Его тело. Его глаза.
  Он выгнулся, замотал головой, задёргал ногами, которых уже не было. Изо рта вырвалось только шипение.
  - Ну, ну, успокойся, крыска. Сейчас папа тебе поможет.
  По одной из трубок побежала прозрачная жидкость, вошла в вену мутанта. Волна безразличия разливалась по обрубку тела. Везунчик расслабился в своём пафосном кресле, глядя, как напротив него так же обмякает паукообразное существо.
  Спать. Ему нужно поспать. Он очень устал.
  - Нет, приятель. Выспаться ты ещё успеешь, - деловито произнёс "хирург".
  Везунчик понял, что попал в ад.
  
  
  Глава 10. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Лагерь сил самообороны - нейтральная земля.
  
  Пустоши тонули. На плоской равнине вокруг базы сгущалась серая мгла. Солнце окончательно потускнело, растеклось протухшим желтком и булькнуло в туман. Сухие прутья изломанной травы почернели, и торчали над белесой мутью пальцами мертвеца.
  Далёкий вой возник где-то в непроглядной мгле, прокатился над бурьяном и оборвался, сменившись коротким визгом - на пустошах копошилась своя, животная жизнь.
  В палатке шёл последний инструктаж. Вёл его сам господин Пятнышкин - глава фирмы "Славный город".
  Ослепительный огонь дневных ламп давно был погашен, и сейчас там горела только пара фиолетовых светильников. Из-за этого лица тех, кто сидел внутри, казались посмертными масками.
  Через плотную ткань не проникало ни единого отблеска - снаружи палатка казалась просто куском темноты.
  - На поддержку снайперов не надейтесь, - господин Пятнышкин прохаживался по тесному проходу посередине палатки. Всё остальное пространство занимали собравшиеся в круг бойцы фирмы. - Как только вы пересечёте периметр, обзор упадёт на пятьдесят процентов. К тому же сейчас самый малоосвещённый период в этом часовом поясе.
  Глава фирмы оглядел бойцов и со вздохом пояснил:
  - Темно, как у бомжа в заднице. Все закрыли свои номера?
  - Так точно, все закрыли, - отозвался командир отделения.
  Для верности он повернулся и показал щиток брони на спине. Цифра была тщательно залеплена куском пластика.
  - Номерами не светить. Противник должен до последнего сомневаться, кто перед ним - свой или чужой. Мы будем глушить все частоты, чтобы не дать им возможность для связи. Пинговаться будете с помощью устройства на вашей броне. Все проверили?
  - Так точно, проверили!
  Нестройное бормотание бойцов подтвердило слова комода.
  - Дальше. На совещании у командира роты вам было сказано - по возможности брать противника живым. Я сам вам это сказал.
  Господин Пятнышкин прошёлся туда-сюда по крохотному пятачку свободного пространства. Все молча ждали продолжения.
  - Так вот, это была официальная версия. Сейчас я говорю - пленных не брать. При любой возможности убить - убейте.
  В наступившей тишине раздался голос:
  - Можно вопрос?
  Командир отделения зверски взглянул на любопытного. Ну конечно - один из игроков. "Водитель" скорпиона. Все мутанты стояли молча, спокойно внимая словам начальника.
  - Можно.
  - Э, господин Пятнышкин... вы сказали - пленных не брать. А командир роты говорил - их надо в клинику взять, для изучения...
  Господин Пятнышкин, владелец фирмы "Славный город", шумно фыркнул. Звук получился неприличный.
  - Наш командир роты - солдат. Не учёный. Для него что клиника, что зоопарк - всё едино. Всё, что нам нужно - это приборы. Оборудование.
  Владелец фирмы обвёл глазами собравшихся:
  - Внутри каждого экзоскелета первой группы были встроенные процессоры. У каждого топового игрока в команде, которая прошла отборочный тур, в броню зашит миниатюрный "чёрный ящик".
  Бойцы особого отделения уставились на своего начальника. Все молча переваривали эту информацию. Кто-то невольно провёл руками по броне - в поисках потайной флешки.
  - Вы добудете нам броню предателей. Мы достанем оттуда чёрные ящики и расшифруем записи. То, что внутри экзоскелета, сохранять необязательно. Это отработанный материал.
  На этот раз тишину можно было пощупать руками - все понимали, что значит "отработанный материал".
  - Вы сейчас думаете - а я? Какая разница между мной и тем, кого надо убить? - господин бизнесмен улыбнулся. Сейчас он как никогда был похож на крокодила. - Разница в один шаг. Один шаг отделяет вас от них. Это расстояние до предательства. Или нарушения контракта - как посмотреть. Нарушитель выбывает из наших рядов, и ничто - ничто и никто - не защитит его больше. Соблюдайте букву договора, и вы останетесь в рядах фирмы. А уж фирма о вас позаботится. Всё ясно?
  - Так точно, ясно! - гаркнул командир отделения.
  - Тогда - за дело.
  ***
  Пласты белого тумана медленно растекались в ледяной темноте над пустошью. Из палатки выбирались бойцы фирмы "Славный город". Даже сухой бурьян не хрустел при их движении - площадка была заранее расчищена от веток, мусора и чего угодно, способного издать лишний звук.
  Да если бы и захрустел случайный гравий под ступнями троллей, копытами кентавров-скорпионов, подошвами ботинок бойцов-мутантов, никто бы этого не заметил. Потому что в другом конце лагеря сил самообороны поднялась шумная суета.
  Метались лучи прожекторов, ревели моторы, дружно топали ноги в армейских ботинках. Из палаток выбегали солдаты, командиры кричали, пытаясь заглушить рёв техники.
  Шум поднялся до небес - до низкого, нависшего над головами, сумрачного небосвода.
  Всё это собралось, сгруппировалось и двинулось к заброшенному заводскому комплексу - туда, где чернела дыра от вырванных взрывом ворот.
  Колёса военных машин, ноги бегущих рысцой солдат ломали последние уцелевшие от прошлого штурма чёрные хрупкие стебли бурьяна. Туман разлетался в жалкие клочья под вертящимися колёсами.
  Силы самообороны пошли на штурм. Операция по захвату заброшенной базы шла в строгом соответствии с правилами, разработанными лучшими военными специалистами. Живая сила и техника - вся, что есть - разворачивались, как по учебнику. Даже присутствуй на учениях команда наблюдателей из соседних государств, они не нашли бы, к чему придраться. Учения в полный рост - хоть картину пиши.
  Пискнула рация на поясе господина Пятнышкина.
  - "Феникс" слушает.
  - Говорит "Филин", мы разворачиваемся, - рыкнул в ухо бизнесмену командир роты. - Доложите обстановку.
  - Всё идёт по плану, - господин Пятнышкин поморщился и отодвинул рацию от уха. - Мы выступаем.
  - Чтоб всё прошло гладко! Я вам не буду технику зря кругами гонять! Если мутантики за периметром почуют ваши хитрые задницы...
  - Всё будет хорошо, господин майор. Не волнуйтесь. Мы пройдём тихо, как эльфы по первому снегу.
  - До связи! - брезгливо буркнул командир роты и отключился.
  Господин бизнесмен пожевал губу, машинально потёр слегка оглохшее ухо.
  - Хорошо всё будет. Не может не быть. Не то нам крышка, господин майор. Хорошая такая крышка от гроба.
  
  Заброшенный заводской комплекс, обнесённый бетонным забором, был тёмен и тих. Колючая проволока поверх бетонных панелей забора лежала усталой змеёй - давно сплющенной, полудохлой змеёй.
  Внутри периметра, за бетонным забором, высились прямоугольники цехов, торчали трубы остывших котельных, немо смотрели чёрные глазницы окон. Половина окошек слепо зияла разбитыми стёклами.
  Завыл сигнал к атаке, вспыхнули лучи прожекторов, облизали серый бетон забора. Красные точки лазерных прицелов мазнули по трубам, стенам цехов, попрыгали по дырам окон - и канули в провал ворот. Там, за провалом, чернел проход на базу, занавешенный белесой стеной ночного тумана.
  
  Командир роты сил самообороны наблюдал за представлением с удобной точки. Пока всё шло отлично. Пыль летела из-под колёс, солдаты бодро наступали - но не слишком, а в самый раз, чтобы создать иллюзию угрозы. Моторы ревели, прожектора светили исправно.
  Иллюзия была полной. Настолько, что по команде фальшивая атака сейчас же могла стать настоящей.
  - Получится у бизнесмена - флаг ему в руки, барабан на шею, - пробурчал себе под нос комроты. - Нет - извини, подвинься. У меня приказ - взять базу любой ценой до прихода противника. "Не разрушать"... ха! Приборы там у него. Хочешь сожрать омлет, научись разбивать яйца, умник.
  ***
  В бункере, под ангаром в центре базы, натужно работал электрогенератор. От генератора отходили пучки проводов. Металлической статуей застыл рядом боевой механизм экзоскелета. Массивное подобие человека, высокое, широкогрудое, с устойчиво расставленными ногами. Кабели в разноцветной оплётке отходили от генератора и присоединялись к механизму в нескольких местах. В воздухе стоял густой запах перегретой пластмассы.
  Неподалёку ждал своей очереди ещё один механизм - шестиногое существо, похожее на скорпиона. Броневые пластины на боках и спине существа были покрыты разводами копоти. Блестящее когда-то покрытие брони исчерчивали шрамы царапин. Разнообразные вмятины пятнали гладкую поверхность. Сразу было видно, что механизм побывал в переделке, и не одной. Широко расставленные "ноги" поблескивали металлом, ещё пара рук свисала с приподнятой головогруди. "Грудь" скорпиона была раскрыта, как бутон, и пуста.
  - Долго ещё? - мальчишка сидел рядом на ящиках, свесив ноги в расшнурованных берцах. Он подкидывал нож, ловко ловил его за лезвие и снова подбрасывал. - Час прошёл!
  - Ещё бы час в самый раз! - буркнул Фамус. Он выбрался откуда-то из-под генератора, вытер руки ветошью и бросил тряпку на коленку скорпиона. - Аккумуляторы говно.
  - Фирма веников не вяжет, - хохотнул парень с перебитым носом. Он стоял рядом, облокотившись на ящик. - Для нас всё самое лучшее!
  - Гроб с музыкой, вот что это, - отрезал Фамус. - Ещё парочка зарядок - и кранты. Сдохнут наши аккумуляторы. Заряжай - не заряжай...
  - Снайперам хорошо, - мужик с перебитым носом кинул взгляд в сторону груды ящиков. Там было устроено нечто вроде лежанки для командира группы. Просто брезентовое полотно, накинутое на составленные вместе коробки. Сейчас там было пусто, но все поняли, о ком речь. - Винторез взял, и вперёд, огонь на поражение. А потаскай пулемёт без скелета - быстрей сдохнешь.
  - Снайперка у рукожопа - как дубина у обезьяны, - бросил презрительно мальчишка. Ножик крутанулся у него в руке и воткнулся наискосок в коробку.
  - Угу, угу, - гнусаво протянул мужик с перебитым носом, - это кто ж у нас обезьяна? Дай угадаю...
  - В зеркало посмотрись! - мальчишка увернулся от леща, соскочил с ящика и, заржав, отбежал за скорпиона.
  - Прыщи пойди выдави, пацанчик. Все знают, что ты запал на Фурию.
  - Что? Ты базар-то фильтруй...
  - Хватит! - Фамус с размаху влепил гаечным ключом по металлической бочке. Звон пошёл по бункеру, как от колокола. - Ник, Белая Смерть - заткнитесь оба, мать вашу!
  - А чего он!..
  Фамус хлопнул гаечным ключом о ладонь, лицо его сделалось зверским. Он открыл рот, но сказать ничего не успел. В бункер вкатился Стен.
  - Мужики, тревога! Буди Фурию - штурм!
  - Ну вот, - мёртвым голосом произнёс Фамус. Ключ в его руке бессильно повис. - А у меня аккумулятор в ноль разряжен.
  Ключ выпал из его разжавшихся пальцев и брякнул о коленку скорпиона.
  - Вот же гадство.
  - Тревога! - кричал Стен, не обращая внимания на унылого ботаника. - Фурия, вставай, твою мать! Тревога!
  
  
  
  
  
  Глава 11. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Лагерь сил самообороны - нейтральная земля.
  
  Скорпион шустро перебирал ногами. Заострённые концы его клешней впивались в грунт, выбрасывая комья земли и мелкую щебёнку при каждом шаге. Покачивался готовый к бою огнемёт, зажатый в верхних конечностях.
  Вытянутое механическое тело остановилось и настороженно замерло перед воротами, покачиваясь из стороны в сторону. Сенсоры механизма работали на полную мощность.
  Но всё было тихо. В обрывках арматуры посвистывал ветер, неслышный на фоне канонады - с другой стороны периметра шёл показательный штурм. На экранах тепловизоров лиловел абрис ворот, очертания разрушенной зенитной установки отливали тусклой синевой. Сенсоры не заметили никаких силуэтов затаившихся людей или механизмов с живой начинкой внутри.
  Связи по рации не было с начала показательного штурма. Обмен информацией шел по примитивным, но надёжным устройствам. Водитель скорпиона послал сигнал о безопасном проходе. Ответный сигнал от командира отделения: "Заходим" последовал незамедлительно.
  Пара штурмовиков - двухметровые бойцы с оружием наготове - проскользнули в ворота. Никто не попытался атаковать нарушителей периметра и вслед за первыми диверсантами в ворота последовали другие: инженер в лёгкой броне и легковооружённые бойцы - мутанты.
  Вместе с облачёнными в экзоскелеты бойцами в проём ворот скользнули несколько невысоких теней. Они опередили тяжёлые механизмы, и двинулись перебежками. Самым первым шёл мутант-сапёр. Его лысая голова с торчащими ушами поворачивалась туда-сюда, нос со свистом втягивал воздух. Но никто и не подумал бы смеяться над сапёром.
  Сейчас мутанты не казались уродливыми или смешными. Движения их были чёткими и быстрыми, шаги - бесшумными. Даже те, кто передвигался с помощью протезов, шумели не больше, чем остальные. Мутанты все были набраны из бывших солдат, прошедших не одну войну.
  Скорпион проскользнул мимо покорёженных створок следом за двуногими бойцами. Глухой цокот сопровождал его движение.
  Последней в ворота пробралась массивная фигура тролля - мощный экзоскелет, усиленный пластинами брони и увешанный крупнокалиберным оружием.
  Каждый экзоскелет нёс в себе человека - опытного игрока. Все они прошли жёсткие отборочные туры, все входили в десятки лучших игроков.
  Совсем немного каждому из них не хватило, чтобы пробиться в элиту элит - команду, признанную достойной финала. И, конечно, всем игрокам было за что рвать жилы, за что бороться. Каждый имел свой скелет в шкафу или провальный долг. Каждому из них фирма пообещала решить все проблемы. Поэтому никто из игроков не сомневался, когда пошёл набор в новую команду. Даже факт, что игра вышла из офисных стен, а нарисованный противник сменился реальным, не остановил никого. Если топовые игроки нарушили контракт - им же хуже.
  Скорпион ступил на разбитый асфальт за воротами - ничего. Сгоревшие останки сторожевой установки молчали. Почерневшие стволы зениток мёртво смотрели в никуда. Продвижение группы диверсантов было неслышным на фоне канонады - силы самообороны устроили знатный штурм.
  Двое штурмовиков рысцой бежали впереди восьминогой машины. Автоматы в их руках покачивались, готовые к бою, механизмы экзоскелетов едва слышно посвистывали.
  Игроки напряжённо смотрели в экраны - на лицевой щиток брони выводилась информация. Картинка прорисовывала цветные силуэты зданий, тёмные проёмы улиц и зелёные точки-идентификаторы своих бойцов.
  Противник будто испарился. Закопчённые стены зданий с чёрными провалами окон мёртво молчали. Крошился под ногами и копытами разбитый асфальт.
  Никто не мешало выполнению задачи, и диверсанты быстро продвигались вперёд. Их целью была центральная площадка с тремя ангарами - там, где под толщей земли и бетона скрывался заветный бункер.
  ***
  - Фурия! - Стен откинул брезент с ящиков. - Твою мать, ты где?!
  - В игре она, - Фамус торопливо натягивал берцы. Затянул ремень, сунул боевой нож в крепление. - Я запустил остановку, но это не сразу сработает...
  - Что?! - взвизгнул Стен - в игре - Боевой_Гнус. - Нас атакуют! В реале! Нам пипец!
  - А я что сделаю?! - заорал Фамус. Ник и Белая Смерть замерли, уставившись на него. Никогда ботаник так не орал раньше. - Я сказал - нельзя резко прерывать игровой процесс! Что неясно?! Нельзя!
  - Так ведь крышка нам, - уже тихо сказал Стен. - Они там такой толпой идут, мама не горюй. Сдохнем ведь. Сдохнем. Ни боеприпаса, ни зарядки нормальной. Даже жратвы приличной нет - хоть перекусить чего напоследок.
  - Одного снайпера нет, вот трагедия! - вторая девушка в команде, Пицца_с_Крысой, вошла в бункер вслед за Стеном.
  Не сказав больше ни слова, девушка принялась обряжаться в боевую броню инженера.
  - Хочешь поработать за снайпера, Пицца? - Белая Смерть отсоединил зарядное устройство от своего экзоскелета. Придирчиво осмотрел соединение и передал Фамусу. - Такая меткая, да?
  - Фурия не просто снайпер, - сказал Ник. - Она - командир.
  - А ты не лезь, Ромео! - фыркнула девушка. Она затягивала крепления на броне. - Твоё место в конце списка!
  - Да ты свои мослы в зеркале видела? - глумливо протянул Ник. - На тебе даже броник гоблина болтается. Жабка ты зелёная, мелкая...
  Пицца шагнула к нему, но остановилась. Из угла, где на стене висели плакаты пожарной безопасности, раздался смех.
  Там сидели бойцы группы Глена. Они собрались вокруг накрытого тряпкой ящика и резались в самодельные шашки. Игровая доска из куска пластика, оторванного от облицовки, была расчерчена на квадраты и зачернена в нужных местах сажей. Под фишки приспособили гайки, которых валялось по коробкам - хоть горстями греби.
  Сам Глен, устроившись в своём привычном офисном кресле, раскладывал пасьянс - тоже нарисованными от руки картами.
  Теперь они все побросали свои фишки и напряжённо прислушивались к перебранке.
  Смеялся лысый мутант. Он откинулся на ящике и хлопал ладонями по коленкам, мотая своей круглой уродливой головой и похрюкивая.
  - Что смешного? - Стен перехватил автомат и красноречиво вывел стволом восьмёрку. - Трёхочковый в живот захотел?
  - Вы смешные, - ответил лысый. Смеяться он перестал, но ухмылка так и расползалась по его круглому, безволосому лицу. - Вас убивать пришли, а вы как дети... в песочнице.
  - Так это детишки тебя раком поставили, олень безрогий? - Стен сделал шаг вперёд и прицелился. - Ну чё, где дырку делать будем?
  - Погоди, - мирно сказал Белая Смерть. - Не кипятись, Гнус. А ты, лысый, есть что сказать, говори. Не то я сам тебя огорчу - больно будет.
  - Я говорю - бестолковые вы... Нет, погоди, - лысый мутант примирительно поднял руки, - серьёзно, пацаны, я ж по делу толкую. Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец. Дайте нам стволы, мы с вами пойдём.
  - В задницу тебе ствол могу засунуть - пойдёт? - зло оскалился Стен. - Вот говно-то полетит - красота!
  - Ты за себя сказал, или за всех? - Белая Смерть не обратил внимания на слова Гнуса.
  - Да какая разница - за кого? - бросила Пицца_с_Крысой. - Стволы им! Они нашим оружием нас и прикончат!
  - За слова отвечаю, - мутант поднялся на ноги. Металлические протезы его распрямились с тихим щелчком. Он больше не улыбался. - А мужики сами за себя скажут.
  Все посмотрели на "мужиков".
  Бойцы группы Глена молча переглянулись, потом все посмотрели на своего командира. Стало ясно, что как он скажет, так и будет.
  Глен неторопливо собрал карты, так же не торопясь сложил ровной стопочкой на ящик.
  - Если надо - пойдём. Нам терять нечего. Всё одно, если бункер возьмут - всех положат. Рядом лежать будем. Хотите - не хотите - вам решать.
  - Я за Фурию решить не могу, - напряжённо отозвался Фамус.
  - Решать надо! Пока нас не поджарили! - рыкнул Боевой Гнус.
  - Ну так что, голосуем? - Пицца_с_Крысой, уже в боевой броне, подошла и встала рядом со Стеном: - Нечего Фурию ждать. Её не дождёшься.
  - Здесь не все. Толяна нет с Вадимом, - буркнул Ник.
  Фамус, весь бледный, терзал рацию:
  - Хрум, Хрум, отвечай! Мерзявец Цы, отвечай. Я Фамус, приём... Связи нет, - отчаянным голосом произнёс ботаник. - Нет связи. Помехи одни.
  Бойцы Глена опять переглянулись.
  - Пацаны, времени вам осталось - пять минут, - Глен поднялся из кресла. Стен повёл на него автоматом, но командир группы не обратил на это внимания. - Решайтесь. Не то поздно будет.
  
  
  Глава 12. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Виртуал
  
  Новый уровень был хорош. Бывший рабочий, а теперь новоиспечённый мастер видел то, чего раньше не замечал. Рабочий видел только гладкие стены, а мастер - каждый камень, каждый провод на стене, каждую плитку под ногами. Но главное - новый список возможностей. К тому же карта стала подробней и больше. При перемещении игрока по локации на картинке двигался синий значок в виде гаечного ключа, отмечая положение мастера.
  "Выбрано задание - груз номер пять. Принять, разгрузить, распределить. Ваш уровень Мастер - 1. Рабочих в подчинении - один. Доступно подчинённых: десять. Поощрение - по выполнении. Размер поощрения - не определено".
  Механизмы с живой начинкой внутри подсвечивались зелёным, пустые - красным. Те, что немедленно требовали вживления рабочего, мигали жёлтым огоньком.
  Вы покинули локацию "Цех". Открыта локация "Погрузочная площадка".
  Разжалованный до работяги бывший мастер послушно топал следом за игроком. Шлёпали по асфальту резиновые боты.
  Площадка с грузовиками подмигивала зелёными и красными огоньками: часть машин ждала комплектации. Проходя мимо, игрок приложил ладонь к дверце грузовика. Выскочила табличка: "Автомобиль, марка... грузоподъёмность... год выпуска... полностью укомплектован". Эта машина горела зелёным светом. Укомплектован. Внутри сидел, вросший в механизм, рабочий. Глаза-окуляры пристально смотрели вперёд в ожидании команды.
  "А год выпуска грузовика - как раз перед Большим Песцом" - машинально отметил игрок, пересекая локацию погрузочной площадки.
  Эта локация была ему незнакома. При штурме базы их группа обошла её стороной. Да и трудно сейчас было узнать в побитой временем базе тот солидный завод, что стоял здесь до Большого Песца. Сейчас новенькие стены сияли свежей штукатуркой, раздвижные ворота глянцево блестели под лучами солнца.
  Фургоны подкатывали, крохотные экскаваторы-погрузчики деловито суетились, принимали коробки, шустро отъезжали, освобождали место следующим. Коробки отличались по цвету: белые, серые, и в чёрно-белую клетку. Игрок подбежал к замершему на минутку погрузчику и приложил ладонь к белой упаковке. Его ждал жестокий облом. Тут же выскочило сообщение: "Недоступно. Состав груза вне вашей компетенции. Ваш уровень недостаточен. Уровень коммуникации - 1. Уровень Мастер - 1. Повысьте уровень коммуникации. Повысьте уровень Мастер. Необходимый уровень - 2".
  Знать бы, что там внутри - оружие или просто набор тарелок для столовой?
  А что, если заглянуть на склад, туда, где коробки уже открыты или хотя бы отсортированы?
  Фургон стоял посреди площадки, уже пустой. Робот-разгрузчик с горой коробок исчез за границей локации.
  Игрок рысцой пересёк погрузочную площадку. Да, это здесь. "Вы покидаете локацию "Погрузочная площадка". Открыта локация "Складские помещения"".
  На карте синий значок гаечного ключа упёрся в прямоугольник - дверь. Проход в локацию "Складские помещения".
  Заветный дверной проём светился изнутри огнями люминесцентных ламп. Посреди проёма возвышался вращающийся турникет, полностью перекрывая проход. У двери стоял страж - вживлённый в кодовый замок безликий работяга. Странно было видеть очертания человеческой фигуры, наполовину утопленной в правый косяк. На груди, прямо между ключицами стража, выделялся прямоугольник кодового набора. Призывно подмигивала красная лампочка.
  Игрок приложил ладонь к прямоугольнику на груди стража. Выскочило сообщение: "Кодовый замок, интерактивный. Код допуска - пятизначный. Чтобы войти, введите код!"
  Игрок торопливо перелистал закладки - это выглядело, как будто мастер шарит по карманам - есть! В кармане, среди цветных карточек и прочего барахла, нашлась картонка с пятизначным набором цифр. "1 9 7 6 2". Он потыкал кнопки на груди живого замка.
  Губы стража зашевелились, в груди его что-то пискнуло, и механический голос произнёс: "Код подтверждён. В доступе отказано. Уровень недостаточен. Ваш уровень Мастера - 1. Необходимый уровень - 2". Чёрт!
  Игрок огляделся. Что же делать? Некогда, некогда качать уровень!
  Неподалёку, в нескольких метрах от двери для персонала он увидел проезд для погрузчиков. Прямо сейчас к нему заруливал очередной шустрый экскаватор с коробкой на платформе. Когда машина начала пересекать черту, отделяющую одну локацию от другой, игрок метнулся к погрузчику и уцепился за кабину.
  Поднялся полосатый шлагбаум, погрузчик вкатился внутрь.
  Сразу же пронзительно засвистел вживлённый в косяк охранник.
  Разжалованный мастер по-прежнему послушно бежал вслед за погрузчиком, за который цеплялся его начальник-игрок. Бежать ему было нелегко - тело работяги, не предназначенное для спринта, с трудом перебирало ногами в резиновых ботах.
  Свистели уже прямо за спиной. Игрок оглянулся - за ним гнался второй страж. Работяга пятого разряда, специализации "охрана", оснащённый шоковой дубинкой и пистолетом в кобуре.
  Здесь, в большом квадратном зале, освещённом несколькими рядами ламп дневного света, происходила сортировка грузов. Несколько шустрых механизмов, освободившись от коробок и ящиков, катились к выходу. Парочка безликих работяг - складских работников, вживлённых в тележки - сновали по залу. На платформах тележек они развозили груз. Коробки, ящики, свёртки и мешки - все с налепленными бумажками сбоку. Всё это было уже рассортировано и отправлено по назначению.
  Распоряжался сортировкой пузатый специалист, одетый в клетчатую рубаху и синий комбинезон - мастер второго уровня.
  Погрузчик в это время остановился, платформа с коробкой опустилась. Нельзя было терять времени. Мастер-сортировщик уже стоял возле новоприбывшего погрузчика. Из кармана на животе у Мастера - 2 выглядывали карточки - "сдал-принял".
  Игрок спрыгнул с подножки, и сразу же налетел охранник. Поднялась шоковая дубинка. Навстречу ей взметнулась зажатая в руке игрока карточка. Оружие бюрократа.
  Хлопнул по лбу работяги-охранника цветной прямоугольник. Охранник застыл, дубинка в руке беспомощно задёргалась.
  Но через мгновение страж опомнился. Дубинка снова взметнулась над головой нарушителя.
  Игрок, зажав веером в руке цветные прямоугольники, как игральные карты, шлёпнул всем набором по лицу стража-работяги.
  Помогло. Охранник застыл. Фигура его потеряла чёткие очертания, замигала, меняя цвет с зелёного на чёрно-белый и обратно.
  Посыпались сообщения: "Вы пересекли границу локации "Складские помещения"... Штраф за пересечение границы... Вы проявили ловкость и изобретательность... С вашей помощью выявлена ошибка в системе охраны... Сообщение об ошибке отправлено... Поощрение в выявлении ошибки... Выведен из строя охранник - 1. Взломан кодовый замок - 1. Вы получаете дополнительные очки..."
  Но игрок эти сообщения уже не читал. Потому что Мастер второго уровня прекратил работу и пошёл в атаку на конкурента.
  Игрок оторвал взгляд от мигающего охранника - зрелище завораживало, как новогодняя ёлка - и увидел жирную тушу Мастера - 2, который нёсся на него, как разъярённый бык. Один пухлый кулак непися сжимал гаечный ключ, другой - какую-то бумажку.
  Мастер второго уровня пёр на первого, как таран. Он был явно крепче, сильнее и вдобавок находился на своей территории.
  Зато у первого уровня был опыт карьеры с низов, интеллект игрока и способность говорить.
  Мастер - 1 отскочил в сторону, увернулся от занесённого гаечного ключа и прокричал:
  - Не имеете права! Прочитайте инструкцию! Какие ваши полномочия? Где доказательства? Покажите распоряжение начальства!
  Мастер - 2 обогнул погрузчик и молча метнулся вслед за нарушителем. Слова на него не действовали.
  - Я твою бумажку на гвозде вертел, в унитаз бросал! - игрок снова увернулся, перебежал к другому погрузчику, одиноко стоящему возле стены.
  Мастер, пыхтя и размахивая гаечным ключом, бросился за наглецом. Бумажку он держал перед собой, как судья - жёлтую карточку.
  - И ключ твой маленький, им только кнопки долбить! Смотри не урони, ножки зашибёшь!
  Игрок вскарабкался на погрузчик. Торопливо перебрал в руках цветные карточки. Разъярённый непись неотвратимо приближался. Что будет, если он сумеет хлопнуть игрока по лбу своей бумажкой? Временный паралич, выброс на первичную локацию, понижение уровня?.. Нет, только не это!
  - Я твою мамку-сколопендру в рот видал! Папку твоего инженера бомбой укокошил, иди, посмотри, там во дворе валяется. Один носок остался, и тот вонючий, ношеный... Сестра твоя, саранча, лопнула с досады! И ты на меня хвост поднял, мажор недоделанный? Да я с низов поднялся, на крови карьеру сделал! Куда тебе против меня...
  Намолчавшийся за время пребывания в бесформенном теле работяги игрок барабанил языком без остановки.
  Мастер - 2 попытался запрыгнуть на погрузчик. Игрок пнул его ногой в лицо и свалил обратно. Непись обежал машину с другой стороны и повторил манёвр. Не говоря не слова, он упорно лез вверх, пытаясь достать игрока.
  Мастер - 1 с ностальгией вспомнил инструменты Рабочего: когти и лопату. А ещё "Удар лома" здесь бы здорово пригодился. Но нет - ничего круче гаечного ключа у этого персонажа не нашлось. Инструмент продвинутого специалиста...
  Погоди-ка, а ведь есть, есть у него такой рабочий - вон, вокруг носится, топочет резиновыми ботами. Бывший специалист по персоналу...
  Придётся рискнуть. Время летит, а непись-мастер, судя по всему, упорный, и сам не отстанет.
  Игрок со всей быстротой, на которую был способен, бросился к своему единственному подчинённому и крикнул:
  - Полезай!
  Хлопок по лбу карточкой и указующий палец не дали работяге ошибиться. Рабочий послушно двинулся к погрузчику и забрался в кабину.
  Волшебное преображение произошло прямо на глазах. Фигура работяги расплылась бесформенным комом и тут же застыла. Туловище слилось с сиденьем, руки стали продолжением рычагов, глаза-окуляры напряжённо уставились на своего Мастера в ожидании команды.
  Игрок ткнул пальцем в направлении злобного непися и крикнул:
  - Мусор! Убрать!
  Взревел мотор. Погрузчик резво взял с места. Мастер номер два задёргался. Как видно, программа персонажа не предусматривала такого варианта событий. Никто и никогда не пытался задавить пузатого специалиста или размазать его по стене.
  В последний момент Мастер - 2 попытался уйти. Видно, сработала простая установка на уклонение от случайного наезда. Но скорости ему не хватило. Удар, сочный шлепок, экскаватор-погрузчик сбил мастера на пол. Толстая фигура в комбинезоне наполовину исчезла под машиной. На виду остались только голова и руки, беспомощно сжимающие гаечный ключ и стопку бумажек.
  Что-то произошло, что-то изменилось в локации. Перед глазами выскочила табличка с кроваво-красными буквами: "Вы совершили непозволительные действия! Ваши действия причинили вред имуществу! Повреждено: работник-специалист - один, одежда специалиста - два предмета, ботинки специалиста - одна пара, набор для работы специалиста - один набор. Приняты меры по устранению...
  Вы приобрели ценный опыт. Вы применили новое умение. Вы укомплектовали механизм погрузчика!
  С вашей помощью выявлено нарушение внутреннего распорядка - 3. Выявлено недостатков в системе охраны - 3. Поощрение в выявлении недостатков и нарушений... Ваша награда... Дополнительные очки... Ваше поощрение..."
  Под потолком захрипело, и репродуктор разразился речью: "Внимание! Внимание! Нарушение! Ваши действия недопустимы. Ваши действия недопустимы. Немедленно прекратите нарушать, иначе вы будете удалены!"
  Замигали красные лампы, неведомо откуда взявшиеся на стенах. В непрерывном чередовании красного и чёрного света игрок увидел, что над галереей, обнесённой лёгкой оградой из металлических прутьев, раздвигаются двери. До этого он никаких дверей не замечал - как видно, сливались со стеной. Сейчас они открылись одновременно.
  Выдвинулись из глубины проёмов фигуры с оружием наперевес. Игрок понял, что пора валить. Бежать отсюда, потому что против этих, что наверху, у него нет ни единого шанса.
  Эх, если бы у него была любимая винтовка, да в придачу хотя бы пара пистолетов и немного гранат... он бы показал этим ботам, где зимуют суровые послепесцовые раки.
  Но ничего такого у него не было. Только гаечный ключ и стопка бумажек. Оружие бюрократа.
  Игрок бросился бежать.
  
  Глава 13. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс
  
  Группа диверсантов замедлила ход, штурмовики в авангарде двигались с удвоенной осторожностью. Впереди громоздилась куча земли, раскрошенного асфальта и обгоревшего металла - место, где попала в ловушку боевая машина пехоты.
  Бесформенное месиво земли, асфальта и битого кирпича громоздилась в проезде для грузовых машин. В середине проезда чернела груда искорёженного металла, закупоривая дорогу, как пробка.
  Рядом угадывалось мрачное здание котельной, чёрные громады её труб нависали над головами, с другой стороны нависала глухая стена цеха, но проход там был свободен. Сапёр сунулся туда, но сразу отскочил и попятился.
  Короткий обмен сообщениями - и группа перестроилась. Штурмовики короткими перебежками просочились между котельной и глухой стеной какого-то цеха. Пока всё шло отлично.
  Никто не знал, что ждёт группу диверсантов за воротами. На инструктаже напустили тумана. При самом первом заходе на территорию заброшенного завода связь была отвратительная, и толком никто ничего не понял. Все знали только, что при пересечении периметра активировалась защита комплекса.
  Потом, при втором штурме, когда выкуривать пришлось уже своих, пошла полная неразбериха. Кто кого взорвал, и где была виновата защита базы, а где - игроки, понять никто не смог.
  Указания, полученные от командира сил самообороны и главы фирмы, противоречили друг другу. Будь у командира отделения, который сейчас шёл следом за "скорпионом", поменьше опыта, у него бы вскипел мозг. Но ему не впервой было выслушивать такие приказы.
  
  "Вижу цель", - пискнул сигнал, на экране появилась строчка сообщения. Один из штурмовиков группы диверсантов обнаружил противника.
  Командир отделения передал ответ: "Принял".
  Примитивные значки, ядовито-зелёный экран. Зато связь работает бесперебойно. Не то, что у этих, предателей. Да уж, плохо, когда всё против тебя, а фирма, что обеспечивала тебе кусок хлеба с маслом, повернулась задом.
  "Представляю, как они сейчас суетятся - как бешеные тараканы", - подумал игрок, водитель механизма "Кентаврон-2059".
  В ночной мгле обычный человек ничего бы не разглядел. Но просветлённая оптика экзоскелета заметила промелькнувший впереди, между зданий, вытянутый силуэт чужой машины.
  Холодная поверхность металла не давала тепловизору определить, точно ли это вражеский скорпион и есть ли внутри живой противник. Но температура металлического тела явно была выше обычной, а вытянутый силуэт подозрительно быстро исчез за углом.
  Противник не торопился стрелять. Кажется, он избегал боя. Из осторожности - или заманивал на свою территорию.
  А может, он просто никого не заметил.
  Командир отделения передал приказ. Окружить, изолировать, уничтожить. Не дать сбежать и предупредить своих.
  Метнулись быстрые тени. Штурмовики, мутанты, и скорпион в центре. В мешанине развалин и кромешной мгле они двигались почти вслепую, но план базы был изучен и вбит в каждую память - живую и механическую. Чужой механизм должен погибнуть быстро. Пленных не брать.
  
  Быстрый силуэт пропал в тени завала и вынырнул с другой стороны. Теперь штурмовики были уверены, что это вражеский скорпион.
  Последовал короткий обмен сигналами. Штурмовик, прыгая по груде земли и асфальта, перескочил открытое пространство переулка и прижался к стене. За ним по обломкам кубарем скатился мутант-ветеран. Припал на корточки возле бедра экзоскелета, положил ствол винтореза на колено штурмовика и замер в ожидании.
  Другой штурмовик, свистя суставами экзоскелета, столкнул груду раскрошенного кирпича, загромождавшего дверной проём, и показался со стороны котельной. В это же время массивная фигура тролля замаячила в конце проулка.
  Мятежный скорпион мелькал в тенях, очевидно пытаясь вырваться из кольца, в которое его загнали. Но круг сужался.
  Вот беглец метнулся снова и пропал в густой тени. Тепловизоры не могли дать точной картины - светлое на фоне стен пятно хаотично двигалось и расплывалось.
  Командир отделения отдал приказ. Свой скорпион прогарцевал поближе, поднял огнемёт и направил в темноту, где затаился враг. Ближе они не решались подходить, мало ли что. Надо было просто выкурить из мрака забившегося там беглеца.
  Жахнуло пламя, вспышка оранжевого огня осветила кусок стены. Сейчас же груда каменного крошева и земли взорвалась, в облаке щебня и обломков асфальта оттуда вырвалось нечто и ринулось вперёд. Пламя плясало на поверхности стремительно летящего предмета, в котором невозможно уже было узнать мятежный скорпион.
  Огонь сбил настройки тепловизоров. Все видели только несущийся прямо на них раскалённый болид.
  Ошмётки горящего мусора разлетелись веером от летящего на таран механизма.
  "Кентаврон-2059" увернулся с линии атаки, отправил огнемёт в крепления на спине. В верхних конечностях появился дробовик.
  "Снайпер!" - отдал команду командир отделения. Нельзя шуметь, пусть даже рядом никого нет.
  Щёлкнул выстрел винтовки. Раз, два, три. Мутан-ветеран стрелял практически вслепую, но почти наверняка должен был поразить ключевые узлы вражеского скорпиона.
  Горящий вытянутый предмет врезался в груду ломаного кирпича, отскочил и шустро развернулся.
  Нет, это был не скорпион. То, что они приняли за вражеского бойца, оказалось маленьким трактором на колёсном ходу.
  Он весь дымился, языки пламени облизывали корпус. Горящие клочья ветоши и краски крутились и падали на землю.
  Мутант со снайперкой опустил винтовку. На водительском месте никого не было. В кабине трактора зияли дыры, просвечивали насквозь.
  "Не стрелять! Не стрелять!"
  Командир отделения не знал, откуда появился чёртов трактор, но взбесившейся машиной явно кто-то управлял. Управлял дистанционно. Это значило, что попытка окружения провалилась, а они попали в ловушку.
  Между тем трактор ловко развернулся. Стало видно, что пострадал только передок, заднюю часть почти не затронуло огнём.
  Маленькая машина снова ринулась на таран, всего на мгновение опередив "Кентаврон-2059", который пытался уйти. Скорпион опять чудом увернулся, но упёрся хвостом в груду разбитого асфальта. Задние ноги завязли в мусоре, лавиной посыпалась земля вперемешку с камнем. Трактор откатился назад, чтобы повторить манёвр. Нельзя было терять ни секунды.
  "План Бета!" - прозвучал короткий приказ.
  Об осторожности речь уже не шла. Бойцы бросились врассыпную. Скорпион, как обезумевшая лошадь, заскакал по груде мусора, спотыкаясь и скользя. Заскрежетал металл полированного брюха, полетели обломки, но восьминогая машина сумела выбраться из ловушки. Тут же высунулся тролль, поднял оружие, прицелился. Огненный таран теперь был виден невооружённым глазом. Жахнул гранатомёт.
  Полыхнуло, граната, пущенная с минимально допустимого расстояния, попала прямо в цель.
  Рвануло, огненный шар распух и взорвался в кабине трактора. Маленькую машину разворотило изнутри. Завизжали осколки, пробарабанили по стенам.
  Теперь их наверняка услышали все, кто имел уши. Скрываться больше не было ни малейшего смысла. Уже ненужный план "Альфа" сменился планом "Бета". Группа диверсантов ринулась вперёд.
  ***
  - Хрум.
  - Чего?
  - У тебя когда-нибудь такое было...
  - Чего было?
  - Ну, это.
  - С бабой, что ли?
  - Да не... Не с бабой. Баба у меня была. Две было... то есть пять.
  - Да ты гонишь. Сразу с пятью, что ль?
  - Погоди, Хрум, кончай троллить.
  - Ха-ха, смешно.
  - Погоди, говорю. Я про другое.
  Два бойца в экзоскелетах стояли неподалёку друг от друга. Массивный тролль замер под стеной цеха, как статуя. Похожий силуэт - штурмовика, поменьше ростом и легче, притаился чуть поодаль.
  Оба скрывались в густой тени, неотличимые в своей неподвижности от окружающих строений. Оба вели наблюдение за подходами к центральной площади.
  Это не мешало им разговаривать.
  - Я говорю, бывает у тебя такое... когда видишь всякое. Странное. Я раньше думал, от передоза... в смысле, в игре засиделся, в глазах плывёт. Ну, тут и глюки подъехали. А сейчас нет такого, и всё равно они есть - глюки.
  - Что за глюки, прикольные хоть?
  - Не, не прикольные. Ваще ни разу.
  Мерзявец Цы помолчал. Его экзоскелет стоял неподвижно, только тихий ветерок посвистывал между сочленений металлического тела. Голос штурмовика был еле слышен, и доносился до стоящего поблизости тролля только с порывами ветра, который завивался вдоль стены. Все игроки уже знали это место и, если хотели поболтать, заодно неся вахту, забирались сюда.
  - Я вижу, как ток течёт по проводам. Мля, я даже вижу, как мигают микросхемы под корпусом. Вон, небо над нами - туман, и всё. Так не туман там. Там такие жилки завиваются...
  Мерзявец Цы запнулся. Слова не давались ему, он не знал, как описать то, что видит.
  - Не знаю я. Как будто там что-то живое шевелится. Или ток течёт. Только не по проводам, а по трубам... знаешь, бывают такие трубы, пластиковые, прозрачные, мягкие.
  - Рукава, что ли?
  - Ага, рукава. Вот по ним эта хрень и течёт. Переливается, как вода. Или как туман такой, мутный. Йопта, не могу я объяснить.
  Хрум легонько кашлянул. Он совсем понизил голос, хотя слышал его только штурмовик.
  - Понял я, что ты сказать хотел. Сам такой.
  - Серьёзно?
  - Ещё как. Только я не то, что ты, вижу. Не ток там всякий. Я ведь раньше, до всего этого, до игры этой долбаной, бизнес крутил.
  - Чё за бизнес?
  - Да такой. Купил, продал. Не купил, всё равно продал. Потом разорился. Знаешь, как говорят: торговали - веселились, подсчитали - прослезились. Задолжал крупно. Пришлось отрабатывать. Всякое пришлось творить. Я и в порнушке снимался. Вот где дерьмище-то... Чего только не делал, короче.
  - Да говори уже, не тяни.
  - В общем, всякое повидал, всякого натворил. Тоже вот, как ты, думал - кукуха поехала. Но нет. Не поехала. Всё в порядке с чердаком. Ну так вот... Я как гляну на чего - сразу вижу, годная вещь, или нет.
  - В смысле - годная?
  - Да не баба годная, если ты про это. Хотя это тоже... Вещь годная. Машина - на ходу, или не поедет никогда. Или поедет, но недолго, до первого угла. А про человека сказать могу, что он за чел такой, гнилой внутри, или так, серединка на половинку.
  - Больной, что ли?
  - Да не больной... не знаю, как сказать. Ладно, замяли. Глянь, чего там.
  Хрум указал в сторону ворот. Там, в черноте пустоши, расцвёл букет сигнальных огней. Шум ревущей техники поднялся до небес.
  - Мля! - зашипел Мерзявец Цы. - Атака, мля!!!
  Механизм тролля дёрнулся и вдруг замер. Свистнули и едва слышно прошипели суставы экзоскелета. Хрум остался на месте.
  - Неее, ты погоди, - тихо, будто во сне, произнёс тролль. Он медленно поворачивал голову, как сова - только глаза мигали. - Не атака. Неее, не туда смотришь, брателло. Не туда...
  - Да ты чё, разуй глаза!
  - А я тебе говорю, фуфло это. Дурилка картонная. Фейерверк для дурака.
  - Охренел, что ли? Бежать надо, позиции занимать!
  - Бежать, это хорошо, это правильно. Только побежим мы в другую сторону. Понял, пацан? В другую.
  
  Глава 14. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс
  
  Аккумулятор зарядился наполовину. Полоска заряда маячила сбоку лицевого экрана, и цвет её был жёлтым - пока не красным, но на грани. Если бы Белая Смерть не заряжался первым, а враг не начал внезапную атаку... полоска была бы зелёной.
  А недозаряженный скорпион - это полудохлая лошадь. Кляча восьминогая.
  Ник привычно отыскал светлое пятнышко среди мешанины каменных стен - это Фурия взбиралась на точку. Каким образом он знал, что это она, Ник и сам не мог понять.
  Все крыши, стены цехов и ангаров на первый взгляд казались одинаковыми. Только он видел, что они разные. И удивлялся, что этого не замечают другие.
  Сейчас светлое пятнышко Фурии - оно было изумрудным - уверенно двигалось через крышу соседнего цеха. Огонёк ярко светился, как всегда у Фурии, когда она злилась или была в игре. Усталая, она обычно притихала, и больше походила на клубок цвета травы.
  Скорпион Ника прибавил ход, пробежал впритирку к ангару, скользнул в проём между цехом и трансформаторной будкой. Стен - Боевой Гнус - облачённый в свой экзоскелет штурмовика, двигался с другой стороны проезда.
  Вспышки сигнальных ракет, завывание сирен, световые столбы прожекторов - всё это катилось к разбитым воротам базы. Новый штурм, который они ждали и боялись.
  "Последний огурец" - так сказал мутант из группы Глена. "Режь последний огурец"... Ник даже не стал смотреть, что там с боезапасом. Цифры не изменились с последнего штурма.
  Этот бой и правда будет последним. Если только Елена прямо сейчас не найдёт склад, как обещала.
  Ник представил, как лезет в рукопашную на бронетехнику. Смешно. Кентавр лупит копытами по танку. Скорпион пытается крючковатым хвостом пробить стальную броню. Или бывший топовый игрок, а сейчас просто отставной задрот, тыкает ножиком в здоровенного десантника.
  Главное преимущество скорпиона в бою с тяжёлой техникой - маневренность. Умение быстро передвигаться, менять позицию и наносить точные удары. Удары по уязвимым точкам - вот преимущество лёгкой машины. Особенно, если у этой машины есть руки, и в руках - гранатомёт. А главное - умный водитель, сроднившийся со своей машиной. Настолько, что не знает, где кончается он, и начинается она.
  ***
  Елена бежала по крыше. Отличная крыша у этого цеха - высокое ограждение и много труб.
  В ангаре остались несколько заложников, и с ними - Пицца_с_Крысой в компании с Фамусом. У инженера-гоблина было особое задание. А Фамус выдвинется - чуть попозже.
  План на случай внезапной атаки был составлен наспех, но это был неплохой план.
  Сейчас она пробиралась так быстро, как могла. Туда, где была точка для стрельбы. Её экзоскелет был одним из немногих, которые зарядились полностью. Он всегда подзаряжается, пока она сидит в игре.
  Елена знала, что некоторых это бесит. Особенно бесилась Пицца.
  На самом деле вторую девушку в группе звали Кристина. "Дурацкое имя" - зло бросила девушка, когда они первый раз развели костёр в простреленном тазу. Сели вокруг, сняли пропотевшие комбинезоны, перекусили сухим пайком. И стали знакомиться заново. "Дурацкое имя, - сказала Кристина. - Мать назвала, меня не спросила. Не зовите меня так. Лучше Пицца".
  Погибшего Норда Звера звали Павел. Пашка. Пицца сидела возле костра на коробке и вытирала мокрое от слёз лицо ладонью. "Пашка, дурак Пашка. Если бы не я, был бы живой..."
  С высоты крыши Елена глянула вниз. Отсюда было хорошо видно территорию базы. Отличная точка, прекрасный обзор.
  Стояла ночь, но сейчас, в свете прожекторов и сигнальных ракет, можно было кое-то разглядеть.
  Да, вот оно, это место. На игровой карте оно обозначено как локация "Погрузочная площадка".
  Вспышки сигнальных огней и лучи прожекторов метались уже почти над головой. Блики света то и дело скользили по стенам и крышам соседних зданий. Для того, кто излазил территорию базы вдоль и поперёк, света было вполне достаточно.
  На самом деле вероятность, что схема в игре соответствует реальному расположению зданий, была не так уж велика. Дело решили слова Ника. Глупо, но надежда хватается за соломинку.
  Елена сомневалась, что пластиковая трубочка из коктейля - соломинка - может хоть кого-то спасти. Но так говорят.
  Девушку выбросило из игры в момент, когда её игрок - Мастер 1 - спасался бегством. Унизительное бегство или тактическое отступление, как ни назови - всё равно, но локация стала слишком опасной. Самое главное - информация. Прервись игра на минуту раньше, убей игрока разъярённый Мастер или кто-то из охранников, и всё могло сложиться по-другому.
  - Я знаю, где оружие!
  Она открыла глаза. Увидела бледное, встревоженное лицо Фамуса. Решительно сжатые губы и сощуренные глаза Пиццы, уже облачённой в боевую броню инженера. Боевой Гнус нетерпеливо пританцовывал рядом с Фамусом, жонглируя автоматом. Рядом маячили Ник и Белая Смерть.
  - Оружие. Я нашла его.
  - Вовремя! - каркнул Боевой Гнус, выписывая стволом восьмёрки. Оружие было направлено на заложников группы Глена. - Очнись, мля, спящая красавица!
  
  Вовремя. Да, ей повезло. Им всем повезло. Ещё немого, и наломали бы дров.
  "И где она, твоя локация?" - едко спросила Пицца.
  Никто уже толком никого не слушал, гул атаки за периметром сбивал все мысли, и головы соображали плохо.
  "Я понял! - внезапно выкрикнул Ник. Он-то как раз слушал Елену, широко раскрыв глаза. Кажется, он готов был слушать всё, что она скажет. - Понял, где это! Это там, где крыша зелёная!"
  "Какая-какая крыша?" - сначала его не поняли, и едва не заглушили галдежом. Только Белая Смерть цепко глянул на мальчишку и с интересом спросил: "Какая крыша? Почему зелёная?"
  Дико смущаясь, Ник объяснил. Елена видела, как смутились все, кто стоял рядом. Даже вечно наглый Гнус опустил глаза и стал сдувать упавшую на лоб чёлку. Как будто у каждого внезапно раскрыли стыдный секрет.
  А потом она бросила взгляд на схему в углу, где сидели бойцы группы Глена. Там, немного в стороне от плана пожарной эвакуации, висела карта. Участок территории вокруг площади с ангарами. И там, с самого краешка схемы, увидела знакомый прямоугольник погрузочной площадки. Этот характерный силуэт неправильной формы, и рядом - квадратик трансформаторной будки. Плавный изгиб подъезда к воротам. Даже в скупых линиях выцветшей схемы она узнала её - локацию.
  Это она, должна быть она. Осталось только до неё дойти.
  ***
  - Ты спятил! - Мерзявец Цы бежал за троллем. Экзоскелет штурмовика легко перепрыгивал ямы в разбитом асфальте, делая большие скачки. - Штурм с другой стороны! Хрум! Подожди!
  Тролль резко свернул за угол, аж искры полетели от задетых металлом камней, и остановился.
  Штурмовик догнал его, затормозив в кучу земли. Они находились за полуразрушенной стеной цеха. В стене зияли дыры, и в одну из них смотрел Хрум. Огромный металлический механизм тролля сложился почти вдвое, и теперь сидел на корточках.
  - Смотри! - коротко сказал Хрум. Толстый палец тролля разогнулся и указал куда-то в проулок.
  - Темно, как у мутанта в жопе! - прошипел штурмовик и вдруг запнулся. Он увидел.
  Темнота не мешала. Она даже помогла ему увидеть то, что Мерзявец Цы всё это время считал глюком.
  Тепловизор давал нечёткую картинку, блики прожекторов не доставали досюда. Видны было только мутные пятна, которые трудно отличить от нагретых за день скупым солнцем стен. Зато можно было разглядеть кое-что другое. То самое, о чём они только что говорили с Хрумом.
  Разноцветные жилки, тонкие, как волоски, свитые в кокон, двигались в ночи, в черноте пустых промежутков между зданиями.
  Жилки были красными, оранжевыми и синими - в зависимости от того, как быстро пульсировала в них механическая жизнь. Присмотревшись, штурмовик узнал силуэт скорпиона. Вот вытянутый овал тела, вот тонкие отростки, тянущиеся вдоль ног. Особенно густо жилки переплетались в центре и ближе к одному краю - очевидно, там находилась головогрудь. Там сидел человек - такой же игрок, как они.
  Фамус? Ник? Они уже здесь, так быстро?
  - Хрум!
  Вместо ответа послышался шум и хрип. Связь издохла.
  Хрум положил ладонь на локоть экзоскелета штурмовика и выбил пальцами неслышную дробь. Морзянка. "Чужой", - выбивали пальцы Хрума. - "Чужой".
  Мерзявец Цы хотел спросить, откуда тролль это узнал. И тут же понял. Годная машина, негодный человек. Глюки - они у каждого свои. Вот оно что.
  Тролль выбил ещё несколько слов. Это был условный язык, выученный ещё в игре, когда они думали, что всё вокруг - нарисованное. Мерзявец Цы кивнул. Простучал короткий ответ. Пускай у них боезапас почти на нуле. Зато им есть чем удивить незваных гостей.
  
  Глава 15. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Штурм
  
  Посреди проезда глыбой остывшего металла возвышалась мёртвая БМП. Смятый корпус, потерявший чёткие очертания, косо торчал из земли. Беззубым проваленным ртом зияла дыра на месте башни.
  Мутанты-ветераны перепрыгивали груды битого кирпича, скользили вдоль стен, ныряли в разбитые проёмы.
  Впереди всех двигался Нюхач - кривоногий мутант в лёгких сандалиях на босу ногу. Он был лыс, на круглой шишковатой голове торчали острые уши.
  Но никто в отделении даже не подумал бы смеяться над Нюхачом. Мутант чуял мины лучше любой собаки.
  Вот он замедлил ход перед оплывшей громадой боевой машины пехоты, вытянул шею, шмыгнул носом, потом сделал несколько осторожных шажков в сторону. Обернулся, помахал руками и обогнул груду металла по странной извилистой дуге.
  Сейчас, когда секретность пошла псу под хвост, всё решала скорость, и Нюхач со своей способностью был незаменим. И всем было наплевать, как это у него получается.
  Командир отделения знал, что следом за ними идёт вторая половина взвода, а они лишь расчищают дорогу. Вторые должны были нагнать их у ангаров и поддержать - или заменить павших, как получится.
  Кроме скорпиона, оказавшегося трактором, никто больше не показался на экранах. Сенсоры ничего не уловили. Возможно, тот, кто управлял трактором, уже чесал во все лопатки к своим. Должно быть, машиной управлял страж-одиночка, а все остальные игроки метнулись отражать липовый штурм. Отлично. Время не ждёт. Группа зайдёт с тыла и поджарит мятежные задницы.
  ***
  Трактор горел. Хрум ткнул металлическим пальцем в Мерзявца Цы. Тот зачарованно глазел на горящую машину.
  Откуда тролль узнал, что здесь, в завале, между стен, скрыт законсервированный механизм? И что Хрум сделал, чтобы эта бешеная табуретка сработала? Ведь нельзя же просто пнуть ботинком - пусть даже это ботинок тролля - чтобы трактор сагрился на противника.
  Хрум снова ткнул его пальцем: "Беги!"
  Штурмовик помотал головой. Хрум сделал неприличный жест. В исполнении экзоскелета тролля это выглядело странно. Почти так же странно, как тролль, бегающий на четвереньках, как собака - чтобы сойти за скорпиона.
  Хрум простучал несколько слов. Мерзявец Ци кивнул. В руках его экзоскелета появилась винтовка с коллиматорным прицелом. Штурмовик был не бог весть какой снайпер, но метко в команде стрелять могли все.
  Штурмовик сорвался с места и лёгкими прыжками скрылся за грудой искорёженного железа. Тролль выждал несколько секунд. Его экзоскелет, только что сложенный в три погибели, распрямился во весь рост.
  Хрум сделал шаг, перемахнул через кучу битого асфальта и припустил рысцой вслед за группой диверсантов.
  ***
  Мутант, бежавший в арьергарде диверсионной группы, обернулся. Было темно, блики случайных лучей от прожекторов только мешали видеть. Мутанту вдруг показалось, что в глазах у него двоится: позади группы бежали два тролля.
  Он споткнулся, угодив ногой между камней, а когда взглянул снова, тролль опять был один. Показалось? Нет, не может быть. По позвоночнику пробежал знакомый холодок.
  За что Бондика ценили в группе, так это за чутьё. Он чуял опасность всеми частями спины.
  Боец хотел послать сигнал командиру, но не успел. Выстрела из винтовки он не услышал, просто ноги его внезапно отказались работать. Мутант споткнулся и покатился в пыль.
  С перебитым позвоночником он ещё попытался ползти. Второй выстрел пригвоздил его к земле.
  ***
  Одинокая синяя ракета взвилась над крышей цеха, как неторопливая пиявка, волоча за собой шипящий хвост, и лопнула, рассыпав пучок огней.
  Ракета поднялась из квадрата, который держали под наблюдением Хрум и Мерзявец Цы.
  Елена выругалась совсем неприлично для девчонки. Предупреждение об опасности с той стороны - выстрел в банку на стене ангара. Простое подозрение - другой сигнал, незаметный для вероятного противника. Если же повисла синяя лампочка - всё. Противник на подходе, прятаться некуда. Хуже синей была только красная.
  И ещё эти оглушительные звуки штурма с другой стороны... Кажется, их берут в клещи.
  Но вместо страха и отчаяния Елена ощутила только холодную злость. Решимость умереть, но сначала победить. Закопать всех, кто идёт на них, поглубже в землю.
  Где-то там, внизу, Фамус, облачённый в своего скорпиона, уже возле входа в локацию. Можно было послать Пиццу, но у гоблина другая задача. Они сейчас с Белой Смертью - и заложниками. Конечно, один гоблин и тролль как защита периметра выглядят смешными. Но от той силы, что прёт сейчас со стороны главных ворот, не помогут и десяток скорпионов.
  Зато скорпион может нести гораздо больше боеприпаса. И этот боеприпас скрывается там, за дверью локации.
  Боевой Гнус и Ник охраняют ботаника, пока тот вскрывает дверь. Как только склад будет открыт, Фамус подаст сигнал.
  Елена со своей винтовкой прикрывает операцию сверху.
  Темнота с беспорядочными вспышками света не лучший вариант для стрельбы. Но в отборочных турах бывало и не такое. Когда при малейшей ошибке тебя сжигает огнемётом или пауки размером с лошадь пожирают заживо, а ощущения выкручены на максимум, учишься на удивление быстро.
  Елена взглянула на счётчик времени. Таймер уже пискнул, и теперь подмигивал красным - знак, что время вышло. Фамус до сих пор возился у двери.
  И тут взвилась эта чёртова синяя ракета. Почти сразу вслед за этим внизу, в стороне у взорванных ворот, где торчали останки вражеской БМП, вспыхнула рыжая звезда. Там применили огнемёт.
  Враг с двух сторон. Их берут в клещи.
  Опять, как бывало в минуты опасности, вдруг защипало глаза, мир мигнул и стал чёрно-белым. Выпрямились и стали очень чёткими линии стен, квадраты окон и штанги труб. И в темноте, посреди этой геометрии, среди мешанины углов и линий плавали едко-зелёные цифры. Счётчик жизней. Сочетаний цифр было много, и они менялись.
  А ещё они приближались - неотвратимо и быстро. Вытянутая полоска чисел зелёной змеёй ползла по направлению к центральным ангарам, повторяя очертания улиц.
  Где-то там, в общем потоке цифр, были жизни Мерзявца Цы и Хрума. Елена посмотрела в прицел. Оптика не дала ответ, кто из них - свои. Оптике было всё равно.
  Она навела прицел на один из наборов цифр. Он двигался в середине "змеи", и точно не принадлежал никому из друзей. Вот зелёные числа: 38/38 - скрылись за линией стены и снова вынырнули в просвет улицы. Они двигались быстро, неровно, даже улучшенный прицел винтовки не давал гарантии точного попадания. Елена задержала дыхание. Цель всегда ниже зелёных значков - где-то на две ладони.
  Выстрел.
  Цифры мигнули. Мигнули и погасли. Рассыпались изумрудным вихрем и ушли в туман.
  Несущиеся вслед за ними другие числа смешались, потеряли порядок и строй.
  Некоторые застыли на мгновение. Кто-кто оказался рядом с убитым и попал в облачко зелёного тумана. Отлично. Выстрел. Выстрел.
  ***
  Мутант-снайпер успел крикнуть. Искусственное лёгкое и новая пластиковая трахея спазматически сжались. Звук, вырвавшийся из груди мутанта, был негромким, и его услышал только бегущий рядом инженер. Чувствительные сенсоры его специального шлема уловили звук боли. Окуляры заметили, как снайпер кувыркнулся в пыль.
  Инженер прыгнул в сторону. Это спасло ему жизнь. Зато бегущий параллельным курсом скорпион сбился с ноги и неловко перепрыгнул препятствие. Этим он подрезал двоих бойцов, что бежали следом за восьминогой машиной.
  Командир отделения отдал приказ. Очевидно, по ним работал снайпер противника. Судя по направлению выстрела, снайпер сидел на одном из двух высоких зданий вон там, и бил в просветы между домами. Бил с дьявольской точностью, почти в полной темноте по бегущим мишеням.
  Командир с радостью взял бы такого стрелка себе в команду. С руками оторвал.
  Но сейчас этот снайпер вывел из строя троих. Троих ветеранов, как ни странно. Ни штурмовиков, бегущих впереди, ни скорпиона даже не задело. Хотя как цель они были гораздо крупнее, и, что там говорить, опаснее. Что это - случайность или враг питает слабость к братьям по игровому полю? К таким же задротам, как он?
  Путь, которым прошла предыдущая команда под началом Глена, был отмечен на карте - насколько можно точно. Эту карту изучил каждый боец, и теперь она выводилась на экраны забрал - маленькая чёткая картинка слева вверху.
  В реале этот путь отмечали пятна гари, следы разрушения и взрывов.
  Вход в гараж зиял дырой вырванных с корнем ворот. Даже сейчас от него несло вонью горелой резины, пластика и солярки.
  Нюхач, бегущий впереди группы, чуть замешкался, покрутил носом и шустро проскочил в дверной проём.
  Внутри был полный бардак. Дохлым динозавром валялся обугленный остов какого-то механизма, почему-то вытащенного на середину гаража и подожжённого.
  Водитель "Кентаврона" осторожно обогнул груду железа. Непонятное чувство внезапной тревоги прокатилось волной ледяных мурашек по телу и сжалось комком внизу живота.
  Последним к гаражу подбежал тролль и металлической статуей замер у входа, прикрывая тыл.
  Отсюда открывался выход к проездам между цехами и автомобильной площадкой, где было больше простора и рукой подать до центральных ангаров.
  На выходе из гаража тихий ветер посвистывал в искорёженном металле сорванного дверного полотна. Невыносимо несло горелым.
  Нужно было без потерь проскочить опасный участок. Второй снайпер группы диверсантов вскарабкался на удобную позицию и отслеживал движение противника. Пока на предполагаемой точке было чисто.
  Сам командир отделения стоял за косяком дверного проёма, под защитой стены. Здесь его не могли увидеть ни в какой, даже самый лучший прицел. Внутри, под крышей шиферного навеса, даже улучшенная оптика вражеского снайпера ничего не могла поделать.
  
  "Кентаврон - 2059", а попросту - скорпион - проскользнул к выходу, тихо цокая конечностями. За ним рысцой пробежал инженер. Командир обернулся, выискивая Бондика, который вместе с троллем замыкал группу. Бондика не было.
  "Десятка, приём. Где Шестой?" - передал он троллю. Тролль железной тушей склонился к дверному проёму, заглянул внутрь и выдал пантомиму: покачал головой, указал на ноги, на грудь, где сидел передатчик, потыкал себе за спину и развёл руками. "Десятка докладывает - Шестой отстал"
  Так. Бондик отстал. И хвалёная рация сдохла. Чёртовы задроты, никакой дисциплины.
  Тем временем последний боец выскользнул из гаража.
  Командир взглянул на сканер. Зелёная точка Бондика приближалась, и была сейчас метрах в десяти отсюда. Тролль опять потыкал себе за спину и подвигал ножищей, удачно изобразив хромоту.
  "Дождись и продолжай движение" - просигналил комод. Чёрт с ним, с Бондиком. Пересидит в безопасности под крышей. Вернутся живыми, начальство горе-игроков на лоскуты порвёт, как старую грелку.
  Командир повернулся к выходу, машинально отметив, что Бондик ускорился и сейчас уже возле входа в гараж, рядом с троллем. Тут же что-то свистнуло; командир хотел обернуться, но не успел.
  Здоровенная боксёрская груша влетела в него с размаху. Его отбросило, и он ударился головой и боком о вертикальную балку. Что-то треснуло - не то кости, не то броня.
  Нет, в него попала не груша - это был Бондик.
  Тролль, только что стоявший у входа в гараж, уже шёл к нему, помахивая свободной рукой.
  В свете фонарика он казался големом, слепленным из бурой глины, которая покрывала его с головы до ног, и влажными наплывами продолжала стекать по металлическому телу. Так вот почему тепловизор ничего не зафиксировал...
  Командир отчётливо понял, что это тролль швырнул в него мутанта. Ещё ему стало ясно, что Бондик мёртв.
  В проёме мелькнул силуэт штурмовика. Чужого штурмовика, ведь двое своих ушли вперёд. Засада. Какая засада.
  Тело командира безвольной куклой лежало возле балки. Удар был так силён, что обычный человек потерял бы сознание. Окажись командир отделения обычным человеком, он бы так и сделал. Но он был мутант - такой же, как другие бойцы диверсионной группы.
  Рука его шевельнулась будто отдельно от тела. Примитивная рация в смятой броне ещё работала.
  Сигнал ушёл в последний момент.
  Тролль коротко и точно махнул рукой. Удар милосердия.
  После этого командир не видел уже ничего.
  
  Глава 16. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Штурм
  
  Елена сменила точку. Снайпер, который сидит на одном месте, долго не живёт.
  Противник продолжал двигаться в сторону ангаров - прямо к заветному бункеру.
  Волна основной атаки, вся в лязге металла, грохоте техники и вое сирен, всё ещё катилась к воротам базы, и никак не могла до них дойти. Это было странно. Похоже, враг медлит и чего-то ждёт.
  Другая волна противника, хотя и выбитая почти на треть, была очень опасна. Зелёная змея жизненных чисел была уже совсем рядом. Хотя змея оставила за собой кусочки хвоста, она теперь быстрее, чем раньше, двигалась к ангарам. Ещё немного, и они доберутся до Фамуса.
  Но одна зелёная точка замерла позади. Она мигала, была плохо видна, и то и дело пропадала.
  Две других тоже пропали, мигнули и появились вновь. Кажется, это были Хрум и Мерзявец Цы.
  Елена попыталась сменить позицию для стрельбы.
  Тут же щёлкнуло, от кирпича рядом с головой полетела пыль.
  Вот что это за неподвижный огонёк! У противника тоже есть снайпер, и он сейчас прижимает её к земле. Прикрывает своих.
  Ползать в экзоскелете было страшно неудобно. Спасибо строителям - сделали на крыше бортики, бог знает зачем. Между ними были промежутки, выщербленные куски кладки, откуда можно вести огонь.
  Ещё можно было спуститься вниз - в крыше был люк, рядом с трубой вытяжки. Запасной выход на пожарный случай и радикальное средство сменить точку для стрельбы. Но время - проклятое время, его нет совсем.
  Она оттолкнулась от выступа и проскользнула, как на салазках, до удобной выемки. Чёрт. Снайпер противника тоже успел сменить точку.
  Нужно убрать снайпера, пока не поздно. Некогда играть в позиционные игры. Здесь не шахматы, и времени ей никто не даст.
  Елена сильно зажмурилась. Глубоко вздохнула и открыла глаза. Ничего не изменилось. Огонёк жизни всё так же маячил внизу, в мешанине зданий. Говорят, если видишь глюки, простой способ убедиться в этом - нажать на глаза. Если расплывётся, значит, картинка реальна. Если нет, то перед тобой глюк.
  Она тихо зарычала. Глюк или нет, но сейчас он ей пригодится.
  Шум в ушах усилился, даже сквозь броню холодной решимости она почувствовала ломоту в висках. Контраст чёрного и белого стал очень резким, а под цифрами жизней снайпера противника появилась надпись. Теперь Елена знала, что он скрывается за грудой старых покрышек, и поэтому цифры немного расплываются.
  Она сосредоточилась. Надо бить наверняка. Второго шанса может не случиться.
  ***
  Из люка на крыше высунулся ствол и скрылся. Полетели гранаты, раскатились в разные стороны.
  Полностью заряженный экзоскелет Елены двигался быстро, но противник зажимал с двух сторон. Не будь у девушки лишних секунд форы, даже быстрота не спасла бы её. За прикрытием вытяжной трубы Елена переждала осколки. Зелёные числа маячили за краем крыши - кто-то взбирался по пожарной лестнице.
  Над краем площадки высунулись стволы. Елена швырнула в сторону дымящуюся жестянку. Тут же загремели выстрелы, жестянку подбросило. Сразу вслед за первой в люк полетела граната - вторая из последних.
  Неудача - люк захлопнулся в последний момент.
  Выстрел - чтобы отпугнуть противника, не дать высунуться за край стены.
  Снайпер противника отстрелял своё и сейчас лежал мертвее мёртвого за грудой земли и пробитых автомобильных покрышек. С дыркой в голове.
  Но этот гад с числом 41/41 и надписью "сержант, ветеран специальных войск, бла-бла-бла..." успел сделать своё дело. Он дал время своим добраться до неё. Когда Елена перевела дыхание, а цифры гада погасли, рассыпались в пыль, противник был уже почти что рядом с её точкой.
  На этот случай был вариант отхода, заготовленный заранее. Она даже смазала петли люка на крыше, чтобы не скрипели. Всего-то пара секунд, чтобы откинуть крышку, проскользнуть внутрь, бегом вниз, вниз, а там - спасительная дыра в туннель канализации. Ход узкий, грязный, но надёжный и проверенный.
  Она дёрнула крышку. Ничего. Дёрнула сильнее, и кольцо отломалось с печальным звоном. Похоже, там, внутри, прочный замок или задвижка. Нет. Не может быть. Она сама проверяла люк - совсем недавно.
  Острое чувство опасности пробежало по спине, она обернулась и увидела за стеной, со стороны пожарной лестницы, зелёные огоньки. Слабые, но различимые.
  Кто-то взбирался на крышу - по пожарной лестнице, и был уже почти у края.
  Эти несколько секунд спасли ей жизнь.
  ***
  Пыхнуло, взревел огонь, над крышей пронеслась волна нестерпимого жара - противник применил огнемёт. Если ещё и оставались сомнения в намерениях противника, то они окончательно рухнули - пленных никто брать не собирался. Это была война на уничтожение.
  "Спасибо, папочка" - саркастические слова возникли на крае сознания и растаяли, рассыпались в прах. Чего ещё ждать от Славика. Он как его сын Фрайди - такая же скотина. Зачем ему внуки - ему и дочка не нужна.
  Мысли не мешали двигаться. Просто стало горько во рту.
  Огонь жаркими, смертельными объятиями облепил трубу, за которой только что пряталась Елена. Она отступила, прячась в ауре пламени, настолько, насколько можно было терпеть. От брони экзоскелета запахло палёным, на экране забрала выскочило сразу несколько красных предупреждений с восклицательными знаками. "Порча имущества фирмы", - опять вылезла дурацкая мысль. Ха. Как смешно.
  Зелёные цифры жизней противника маячили за краем стены. Бледные, слабо видные под прикрытием камня, но их всё-таки можно было различить.
  Снизу, в люк, сильно ударили. Крышка подскочила. Ну, вот и всё. Они вошли в здание и поднялись по запасному ходу, который Елена приготовила для себя.
  ***
  Выстрел из снайперки пробил кирпич и достал противника, что сидел на пожарной лестнице выше всех. Пара гранат - последних - подкатилась к пожарной лестнице и люку. Пора. Елена вскочила.
  Экзоскелет пружинистыми прыжками пронёсся по крыше.
  Соседнее здание, близнец этого, было недалеко - от силы метров десять. Можно дострелить из рогатки. Между крышами проходило нечто вроде мостков.
  Лёгкая лесенка из нешироких плашек была проложена поверх пары труб, идущих от одного здания цеха до другого.
  Елена одним скачком перелетела через ржавые перильца ограждения и выбралась на мостки.
  Конструкция под ногами тряслась от старости и угрожающе скрипела. Трубы внизу лестницы выглядели надёжней, но крепления, на которых они держались, проржавели насквозь. Кто знает, продержатся они хотя бы пять секунд, если на них упадёт стальная фигура подвижного механизма.
  Экзоскелет снайпера легче, чем у штурмовика, и гораздо легче, чем у тролля. Но для лесенки хватит и этого, чтобы рухнуть в провал между зданиями. А лететь вниз - очень высоко. И очень жёстко.
  Шаг - сразу через несколько планок, ещё, ещё, звяк, звяк... мостки ходили ходуном.
  Что-то скрипнуло, хрустнуло, нога при очередном шаге провалилась в пустоту. Перильца на мостках повело в сторону, они принялись загибаться вбок, валясь, как плашки домино. До противоположной крыши было уже несколько метров. Прыжок, нога оттолкнулась от планки, которая тут же отвалилась с печальным хрустом.
  В два прыжка экзоскелет добрался до крыши соседнего здания. И тут мостки окончательно развалились. Сквозь звон и треск ломающейся опоры Елена услышала слабый, но отчётливый звук удара металла о металл. В неё попали.
  ***
  Ник выстрелил. Кусок стены разлетелся веером кирпичных осколков. Штурмовик противника остался жив, но его изрядно приложило.
  Подходы к зданию, в котором сейчас шарили Фамус с Боевым Гнусом, были заминированы, но у противника как будто глаза выросли на подошвах ботинок - никто не подорвался.
  Скорпион Ника попятился, ноги машины застревали в каменном крошеве. Его отжимали, медленно, но верно отжимали назад. Туда, где он не сможет контролировать проход к ангарам. И тогда всё - крышка.
  Скорпион перебрался, скользя по щебню, к проезду возле цеха. Штурмовики противника не давали даже носа высунуть. Где же Фамус с Гнусом? Связь издохла, как крыса в подвале, на которую наступил ботинок тролля. Только хрип и шипение, вот и вся связь.
  Сейчас Ник занял удобную позицию, откуда мог отстреливать любого, кто высунется. Но долго это продолжаться не могло. Боеприпаса - кот наплакал.
  Если противник поймёт, что в расположении мин есть отличные промежутки, дело будет вообще труба. Инженер - Пицца с Крысой, сделала всё, что могла, но запас взрывчатки подошёл к концу слишком быстро. И как только враг прорвётся, Нику вместе с Фамусом и Гнусом будут вилы.
  А там уже рукой подать до ангаров - последней линии обороны. И никакая вертушка, как в игре, не прилетит и не вытащит их отсюда в последний момент.
  Ник представил, как вертолёт, чудесным образом возникнув из воздуха, неторопливо садится на крышу цеха, где заняла точку Елена. У девушки больше нет патронов для винтовки, и она достала пистолет. И как Ник последним выстрелом, который приберёг для себя, снимает бойца противника, изготовившегося убить девушку.
  Елена бежит к вертушке, а Ник провожает её взглядом, окружённый врагами, и поднимает руку в знак прощания. Враги рвут его на части, от боевого кентавра отлетают куски брони, все в брызгах крови. Ник онемевшими губами шепчет "прощай", его ещё живые глаза смотрят вверх, на отлетающий вертолёт. Вертолёт взмывает в воздух, натужно завывая винтами, девушка плачет, слёзы текут по её щекам, но она их не утирает...
  ***
  Ему снова пришлось отступить. Теперь рядом с ним был только склад боеприпасов, и дальше всё - проход к ангарам. Он попытался снова вызвать Боевого Гнуса - бесполезно.
  Штурмовики противника выдвинулись вперёд и пытались выбить Ника из укрытия. Он сделал пару выстрелов из-за угла - практически вслепую. Первый выстрел ушёл в воздух, а второй достиг цели - один штурмовик заткнулся.
  Передатчик захрипел, как будто кто-то пытался передать сообщение. Хрип смолк и снова повторился.
  Ник глянул назад - к нему бежал тролль Белая Смерть. Тролль на ходу взмахнул руками. Условный знак - "иду к тебе на помощь". Должно быть, с той стороны атака противника захлебнулась, раз Белая Смерть пришёл сюда. Ну где же Фамус, где Гнус, чтоб его?
  Внезапно Ник застыл. Сквозь уже завязший в ушах шум атаки и хрип передатчика он услышал тихий, но отчётливый звук.
  Стреляли со стороны цеховых зданий, где была точка снайпера. Вот раздался хлопок и шипение яростного пламени - кто-то воспользовался огнемётом.
  Ник вдруг увидел, как клубок жизни девушки ярко вспыхнул. Она не злилась, как обычно. Это было что-то другое. Она вспыхнула и запылала изумрудным огнём.
  Нет. Только не это.
  Скорпион Ника скользнул вправо - в сторону от занятой позиции. Ник разрывался на части - Фамус и Боевой Гнус ещё копались там, внутри склада; узкий проход между складом и гаражом пёрли штурмовики противника. Но ведь Белая Смерть был уже здесь, а противник, очевидно, прорвался с фланга...
  Скорпион бросился к цехам, туда, где сияла огнём точка Елены.
  
  
  Глава 17. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Штурм
  
  Сигнал от командира отделения был неожиданным, но прямым и увесистым, как железный лом: "План Омега. Выполнять".
  Группа диверсантов - всё, что от неё осталось - перестроилась. Командир отделения погиб. В силу вступал план Омега.
  ***
  Двое бывших игроков, а теперь - бойцов диверсионной группы - стреляли поверх бортика. Отличная вещь - перископ. Пламя огнемёта сбило настройки, и на какой-то момент вражеский снайпер пропал из виду. Но он был там, на крыше, загнан в угол, как крыса.
  Выбить снайпа, заодно отомстив за своих, потом занять выгодную позицию и с крыши зачистить подходы к главной цели - отличный вариант.
  Вот он! Потрёпанный, весь в копоти и разводах серой пыли, экзоскелет мятежного снайпера возник на противоположном крае крыши.
  Беги, беги, всё равно не сбежишь.
  Снайпер швырнул гранату - надо отдать ему должное - точно к бортику. Перископ заметил размазанное движение, реакция игроков не подвела, и они успели скатиться ниже. Бортик изрядно посекло, однако никого не задело. Вторая граната, судя по всему, рванула возле люка на крышу.
  В охотничьем азарте один боец перескочил через кирпичное ограждение. Второй, сидя на крае пожарной лестницы, прикрывал сзади. Надо прикончить снайпа, не дать ему уйти. Это дело чести, не говоря уже о прямом приказе начальства.
  Люк возле вытяжной трубы, ведущий внутрь здания, открылся, и из него показалось щупальце перископа - диверсанты нашли потайной лаз врага. Всё - ловушка захлопнулась.
  Боец-диверсант припал на колено и задействовал подствольник. Сейчас не до сантиментов. Крупная или мелкая дырка в чужом экзоскелете, большие или маленькие кусочки останутся от врага - неважно. Пленных не брать.
  Вражеский снайпер сделал скачок - так быстро, что размазался в воздухе - и оказался за краем крыши. Спрыгнул?
  Оба бойца кинулись следом. Проклятье! За бортиком, скрытые от глаз и вообще не обозначенные на карте, оказались мостки. Они шли поверх пары труб и тянулись прямо к противоположному зданию.
  Закопчённый экзоскелет врага, пошатываясь на трясущихся мостках, передвигался широкими шагами. Прыгни он посильнее, и вся конструкция обрушится вниз.
  Нет, не уйдёт - не успеет.
  Диверсант дал очередь, потом ещё - вражеский снайпер качался как пьяный, взмахивал руками, но всё-таки продвигался вперёд. Кажется, ни одна пуля его до сих пор не задела.
  Теперь уже оба бойца стреляли ему вслед, соревнуясь, кто первый свалит упрямого подлеца вниз, на асфальт.
  В неверном свечении сигнальных ракет, вспышках прожекторов фигура вражеского снайпера дёргалась и мелькала, как на дискотеке при включённом стробоскопе.
  В этом мелькании света и тени бойцы не заметили, как снайпер на ходу обернулся, взмахнул рукой - но не для поддержания равновесия. Просто один из диверсантов вдруг замер и медленно повалился навзничь. В забрале его шлема появилась чёрная дырка.
  Второй боец не заметил потери товарища, продолжая вести огонь по убегающему противнику.
  Снайпер был уже у стены противоположного здания. Неужели уйдёт?
  Боец оглянулся и увидел неподвижное тело товарища.
  - Ааааа! Стас! - диверсант кинулся к краю крыши и принялся садить очередями.
  Снайпер сделал очередной шаг, и внезапно мостки стали заваливаться. Выгнулись смятой лентой перила, плашки мостков разлетелись веером и посыпались вниз.
  Боец увидел, как экзоскелет противника в последнем отчаянном прыжке ринулся вперёд и обрушился животом на край бортика противоположного здания.
  - На, получай!! - орал диверсант, вбивая в чёртов механизм пулю за пулей. - Получи, гад! За Стаса!
  На какой-то момент ему показалось, что мятежный снайпер всё-таки сбежит. Механизм отчаянно скрёб конечностями по кирпичу, и почти уже перевалился за бортик. Но видимо, ему не хватило опоры, или выстрелы диверсанта наконец сделали своё дело. Экзоскелет конвульсивно процарапал пальцами по кирпичам, чертя в штукатурке борозды, сорвался и полетел вниз.
  Боец остановился, хрипло дыша. Вниз можно было уже не смотреть, но он глянул. Внизу, во вспышках света, на асфальте скорчился разбитый механизм. Конец снайперу. Высота больше десяти метров - после такого не выживет никто.
  
  Скорпион Ника проскочил в разбитый оконный проём. Бока восьминогой машины заскрежетали о рамы, но окно было хорошее, большое.
  Взметнулись обломки асфальта, скорпион сделал скачок и мигом пролетел оставшиеся несколько метров до угла цеха.
  Он увидел, как развалилась труба - согнулась и треснула пополам. Как рассыпались на отдельные планки мостки поверх труб, как закрутилась бесполезной лентой полоса ограждения. Увидел, как летят искры от броневых пластин снайпера, в которые угодила очередь из автомата. И увидел, как срывается с края крыши и падает вниз экзоскелет Елены. Падает и ударяется об асфальт.
  С крыши цеха, свесившись через бортик, орал что-то невнятное и палил из автомата боец противника. Ник, со свистом дыша сквозь оскаленные зубы, снял его одним выстрелом в голову.
  Кажется, он кричал. Кричал что-то злое, ненавидя всех и вся. За то, что они сделали. За то, что сделали с ней, с ними всеми.
  На крыше был кто-то ещё. Этот кто-то пробежал, как крыса, наискосок поверху, высунул рыло перископа. Жахнул гранатомёт скорпиона. Получай. Старая кирпичная кладка - не преграда, особенно с края.
  Ник развернулся. Верная машина, повинуясь малейшему движению хозяина, отпрыгнула в сторону. Чутьё (и сенсоры) не подвело - из-за угла выскользнула вытянутая, приземистая фигура незнакомого скорпиона. Ник промедлил совсем немного - ему показалось, что это Фамус.
  Незнакомый скорпион выстрелил.
  Красные лампочки тревожного извещения враз вспыхнули и замигали у лицевой панели.
  "Броня повреждена. Повреждение - пятнадцать процентов. Повреждены пластины груди и сочленений..."
  Ник оскалился. Ну, давай, детка, иди к папочке.
  Давно он не надирал задницу такому же, как он, кентавру. Даже обидно.
  Чужой скорпион отскочил с линии огня, присел за кучей кирпича, согнув ноги. В передних конечностях появился крупный калибр.
  ***
  Ноги кентавра бессильно скребли по асфальту. Лицевая панель, прикрывавшая головогрудь, исчезла. Вместо неё из уплотнительной рамы во множестве торчали осколки броневого стекла. Обломки торчали блестящей бахромой, разбитые, как челюсть динозавра, по которому проехал бульдозер.
  Кабина, вся липкая и заляпанная багровыми пятнами, дымилась. Дым от горящих пластика и резины расползался едким облаком, забивал горло и жёг огнём лёгкие.
  Ник надрывно закашлялся и открыл глаза.
  Он ведь почти победил. Почти достал этого выродка на восьми ногах. Тот был хорош, но Ник был лучше. Ещё немного, и он выбил бы чужака из игры. Только откуда взялась та граната, которая в последний момент подлетела под брюхо верному механизму?
  Он откашлялся и сплюнул. Кровавый комок упал на грудь, по губе, по подбородку потекло что-то горячее и солёное.
  Зашуршали обломки камня, посыпался асфальт, металлический скрежет пробивался даже сквозь шум и свист в ушах. Ник с трудом повернул голову. На него смотрел человек - водитель чужого скорпиона.
  Вражеский скорпион навис прямо над головой. Ник заметил, что стекло лицевой панели чужака пошло трещинами, и едва удерживается в раме. Что металл брони изрядно помят и поцарапан.
  Да, врагу тоже досталось. Жаль, не повезло довести дело до конца. Это финал, детка...
  Скорпион вытянул правую "руку" и ухватил Ника за ухо. Вторая "рука" сделала быстрое движение, блеснуло лезвие ножа - и ухо, отделённое от головы, отправилось в кармашек на броне вражеского скорпиона.
  Чужой механизм склонился совсем близко, так, что Ник увидел над собой лицо противника. Глаза водителя смотрели прямо на него, с той хорошо знакомой ухмылкой победителя, который опустил сильного врага - может быть, даже с помощью читов. Но зато вот он - наверху, а ты - валяешься в грязи, убитый.
  Боли от отрезанного уха он не чувствовал, как и тела ниже поясницы. Кажется, там натекла лужа крови, и сиденье теперь влажно хлюпает.
  Вражеский водитель широко улыбнулся - улыбка была дикая, неровные зубы со щербиной посередине - желтоватыми, нечищенными. "Пока, неудачник!" - неслышно произнёс враг.
  Ник поднял руку и нажал спусковой крючок.
  Последний патрон, маленький пистолет в сиденье - выстрел, который он оставил для себя. Просто он умирал, и знал это. Просто не было сил смотреть в эту рожу. Получай, гад. Получите - вы все.
  Уже побитое, дышащее на ладан стекло кабины скорпиона разбилось. Пуля попала в паутину трещин и легко прошла внутрь. Водитель вражеского скорпиона откинулся на спинку сиденья. Лицо его сохранило ухмылку, рот так и остался открытым, только зубов там стало поменьше.
  Подскочил инженер-диверсант, окуляры специального шлема сверкали в отблесках огня. За ним шустро подкатился ветеран на механическом ходу - его тележка несла солидный боезапас.
  Полыхнул выстрел огнемёта, и пламя сожгло в мятежном скорпионе всё, что могло гореть.
  
  
  Глава 18. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Штурм
  
  - Слышь, командир. Что делать будем? - боец не смотрел на Глена. Они вообще не смотрели друг на друга, взгляды их были устремлены в бетонную стену периметра. Под ногами стояли ящики с зажигательными коктейлями. На них бойцы тоже старались не смотреть.
  Боец группы Глена, в котором Елена сразу узнала бы хозяина магазинчика оружия (и по совместительству владельца маленькой забегаловки), подвигал стволом автомата, пристраиваясь поудобнее в импровизированном окопчике.
  - Есть предложения, боец? - отозвался Глен. Он сидел, привалившись к стене окопчика, и рассеянно наблюдал за мельтешением света и тени над периметром.
  - Брось, командир. Ты сам всё знаешь. Момент подходящий. Чего ждать-то? Завалим этого, и вперёд - аля-улю, гони гусей, жарьте цыпочек...
  - Ни хрена он не подходящий.
  - Другого не будет. Этот перец, что нас держит на мушке, один. Неужто одного не завалим, в первый раз, что ли? - хозяин забегаловки незаметно покосился на массивную фигуру тролля.
  Тролль Белая Смерть стоял в тени кирпичной стены, в проёме. Если не знать, что он там, разглядеть его было бы затруднительно. Он стоял неподвижно, его экзоскелет, припорошенный пылью, не отбрасывал ни единого светового блика. Но бойцы отлично знали, на что способна эта машина.
  - В тебе голод говорит, брат, - голос Глена звучал размеренно, глаза не отрывались от бетонной стены. - Не завалим. Сдохнем оба.
  - Не голод это, брат. Мне обидно - помрём ведь ни за что. Ладно, мозгляки эти, им терять нечего. Им по любому крышка. Нас вот погнали периметр защищать. Дурачьё. Нет, они правда думают, что половина группы в заложниках нас остановит?
  - А разве нет?
  Хозяин забегаловки помолчал. Поёрзал задом на щебёнке. Со стены окопчика с шуршанием сыпалась земля вперемешку с каменным крошевом.
  - Если б я тебя не знал, брат, я бы сказал - да.
  Глен дёрнул углом рта. Лицо его, расчерченное полосами сажи, хранило невозмутимое выражение.
  - Не сейчас.
  - Так когда? - сквозь зубы процедил боец. - Валить надо, пока не поздно.
  - Ты меня знаешь, брат. Я тебя хоть раз обманывал?
  - Нет. Не было такого, - помолчав, выговорил хозяин забегаловки.
  - Я тебе говорил, что у меня есть план?
  - Тут земля под ногами горит. Какие планы...
  - Не мельтеши. Кто торопится - долго не живёт. Ты ведь хочешь долго жить, братишка?
  - Я-то? Ещё как хочу. Вот выкуплю долю в бизнесе, и заживу... сам себе хозяин.
  - Потерпи. Немного осталось.
  - Вот смотрю я на тебя, брат, и думаю - чего ж ты жёсткий такой. Другой давно бы уж на язву изошёл. Я сам иной раз как гляну, так душа горит...
  Хозяин забегаловки вдруг резко замолчал. Там, где стоял тролль, из мешанины теней возникла и снова пропала в темноте тонкая, быстрая фигура - девчонка-инженер.
  Пицца с Крысой - дурацкое имя для девки. Да они там все у них такие - имена.
  Странно - девчонка оставалась сторожить заложников - часть группы Глена. Что-то случилось?
  Массивная фигура тролля в свою очередь вынырнула из ниши на свет и пропала во мраке. Кажется, Белая Смерть покинул пост и кинулся бежать - очень быстро. Девчонка-инженер заняла его позицию.
  - Всем оставаться на местах! - приказала Пицца с Крысой. - Кто дёрнется - покойник. Заодно с одним своим дружком, что остался в бункере. У нас сегодня акция - два по цене одного. Ясно?
  Если у бойцов и были сомнения относительно намерений тролля, то насчёт девчонки сомневаться не приходилось - что сказала, то и сделает. Самая злобная из всех, не считая главной - Фурии, как её назвали свои же. Та ещё злее, но хотя бы не шипит, как ошпаренная кошка.
  - Ты прав, командир. Тот момент был неподходящий, - сказал боец, искоса глядя на девчонку-инженера. - Бывают и получше.
  ***
  Фамус проскакал через склад с ручным гранатомётом наперевес. Бока приятно утяжелял боезапас. Наводка оказалась верной - здесь нашлось достаточно всяких приятных штук, годных, чтобы надрать задницу противнику. Пришлось повозиться, чтобы их найти, но результат того стоил.
  Ботаник разрядил своё оружие в оконный проём, одним выстрелом свалив чужого тролля. Отбросив разряженное оружие, Фамус продолжил развивать успех. Гнус, вооружившийся до зубов (если у экзоскелета штурмовика есть зубы), поддержал скорпиона огнём.
  Фамусу не нужно было видеть опознавательные знаки на броне. Своих он узнал бы и в темноте, и где угодно. Ведь он сам приложил руку к их починке.
  
  Не успели они с Гнусом, торопясь как только можно, вооружиться, к складу подлетел Белая Смерть и прокричал красную тревогу. Враг уже здесь, прямо у дверей.
  - Почему покинул пост?! - крикнул Фамус.
  Тролль Белая Смерть, не ответив, весь в разводах пыли и копоти, бросился к открытому ящику с боезапасом и жадно запустил в него руки.
  Скорпион Фамуса бортанул его круглым бронированным боком.
  - Где твой пост, где Пицца?! - рявкнул он. В голову троллю уткнулся ствол дробовика.
  - Чё, слился, чувак? - бросил Боевой Гнус. Он уже пританцовывал возле выхода со склада, любовно покачивая тяжёлой винтовкой.
  - На посту Пицца с Гленом! - отрезал тролль. - Вы синюю ракету видели, слепошарые?! Хруму с Мерзявцем вилы!
  - Возвращайся на пост, быстро! - Фамус отвёл дробовик, но продолжал нависать над троллем. - Нельзя оставлять Пиццу одну.
  - Ты чего раскомандовался, ботаник? - бросил Белая Смерть. - Самый главный, что ли?
  - Если связи нет, я главный! - отрезал Фамус. - Слушать надо, когда за что-то голосуешь, а не девок щупать!
  - Ну как бы да, - подтвердил Боевой Гнус. - Походу он сейчас главный.
  - Ладно... - процедил сквозь зубы тролль, развернулся и быстро ушёл.
  - За дело, Гнус! - рявкнул Фамус и они рванули отражать атаку.
  Возле зданий цехов, на погрузочной площадке у гаражей стало жарко, очень жарко. Неожиданная атака Фамуса и Боевого Гнуса отбросила противника назад, к опалённым коробкам гаражей.
  Будь это обычные бойцы, было бы проще. Но против них сражались создания той же фирмы, такие же игроки, облачённые в экзоскелеты. Их поддерживали мутанты, судя по всему - бывалые солдаты, ветераны прошлых войн.
  К тому же противник оказался хитёр, и ударил в спину, со стороны, откуда его не ждали. Он накатил двумя волнами: первая выбила с позиций Хрума с Мерзявцем Цы; вторая - вывела из строя снайпера Фурию.
  И теперь, соединившись, диверсанты снова неумолимо выдавливали остатки группы мятежных игроков на площадь. Туда, где превосходящая их числом группа диверсантов получит отличный простор для действий.
  Пока они держались. Знание местности и заложенные ловушки спасали мятежных игроков. Но всё могло измениться в один момент, если враг сомкнёт клещи и ударит с обеих сторон.
  
  Со стороны цеха, где была точка снайпера Фурии, гремели выстрелы. Ник ещё держался, судя по нехилой стрельбе. Но сигнал от Фурии так и не пришёл, и сейчас никаких признаков её активности не было заметно.
  Фамус, как всегда, когда находился в теле кентавра, задавил эмоции. Потом. Потом он пожалеет о ней. Сейчас просто надо принять к сведению - снайпер, скорее всего, убит.
  Что с Хрумом и Мерзявцем Цы, он не знал. Больше сигналов они не подавали, да и как заметить их в этой какофонии звуков и мешанине теней?
  Потом со стороны цехов, где вел бой скорпион Ника, загремело особенно сильно. Гранаты, вспышки пламени, отчаянная стрельба. Вдруг стрельба подозрительно стихла. Вот раздались одиночные выстрелы, и тоже прекратились.
  Фамус, несмотря на полную боевую отстранённость сознания, похолодел. Что-то случилось. Наверное, противник прорвал оборону, и теперь добивает того, кто остался в живых.
  Он простучал морзянкой Гнусу. Гнус ответил затейливой дробью, которую Фамус скорее угадал, чем понял.
  Ну что же, выхода нет. Бежать или принять последний бой - деваться некуда. Живыми они никому не нужны. Некуда бежать. Остаётся только драться.
  
  
  Глава 19. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Штурм
  
  Елена склонилась над крышкой люка и подцепила кольцо. Один рывок - и крышка отлетела. Лестница вниз. Быстрее.
  Экзоскелет, помятый, простреленный в нескольких местах, обожжённый пламенем огнемёта, лежал бесполезной грудой внизу, на асфальте.
  Кажется, очень давно, а на самом деле недавно, Елена сама обрезала в механизме лямки фиксации - родные лямки, сработанные на совесть фирмой-изготовителем. Потом они с Фамусом придумали этим лямкам замену. Она оказалась совсем не такой прочной, но зато теперь это дало возможность быстро выскочить из механической оболочки. Спасло жизнь.
  Так что экзоскелет снайпера полетел с крыши вниз, а его живая начинка - Елена - скатилась под прикрытие кирпичного бортика.
  На крыше цеха - близнеца соседнего, с которого пришлось сбежать - тоже был люк. Спасительный люк.
  Она не заметила, как скатилась по лестнице. Кажется, она даже не прикоснулась к ступенькам, а просто оказалась внизу. Потом она бежала, бежала, снова скатывалась по лестницам вниз, туда, где должен был быть выход в тоннель. Наверное, где-то она свернула не туда. Выхода, там, где он должен был быть, не оказалось.
  Ещё поворот, лестница облита чем-то скользким, похоже, машинным маслом. Девушка потеряла равновесие, и последние несколько ступенек пролетела как безбашенный бобслеист. Последний скачок, и лестница кончилась.
  Ноги ударились об пол. Раньше прыжки смягчал экзоскелет, а теперь босые пятки почувствовали всю жёсткость бетонного покрытия.
  Она споткнулась, упала, тут же поднялась и упала снова. С удивлением посмотрела на оставленный след. По пыльному бетону размазались багровые пятна. Нога не болела, но подворачивалась, как будто внутри куклы разболтался шарнир.
  Елена смутно помнила толчки пулевых ударов по броне. Но ни один жизненно важный узел не был задет, это точно.
  Она ощупала ногу. На коленке набухала здоровенная шишка. Елена распрямилась, и рёбра вдруг свело острой болью. Отвела ладонь от бока - та была липкая, мокрая.
  Комбинезон из псевдо-резины, "лягушачьей кожи", как она называла её, был пропахан наискосок по рёбрам, и густо набухал кровью.
  Где-то позади и сверху простучало, загремело. Неужели кто-за забрался на крышу, нашёл открытый люк и теперь преследует, чтобы добить?
  А у неё винтовки нет, и гранаты кончились, и помятая нога совсем не держит. И рёбра горят огнём, будто их прижаривают раскалённой железкой. Всё, что на ней есть - дурацкий комбинезон из лягушачьей кожи. Вот противник-то напугается... Животы надорвёт от смеха.
  Аптечка осталась в экзоскелете. Елена вспомнила, как они, думая, что играют, качали себе магию лечения. Ха! На самом деле игроки вызывали подпрограмму "аптечка", заложенную в основную прогу. Реальную аптечку. Ну и дураки же они были...
  Елена поднялась на ноги и тут же ухватилась за стенку. В голове всё поплыло, отблески света, что проникали через запылённые окна, слепили едкой белизной.
  Мир по-прежнему оставался чёрно-белым, но теперь он походил на осколки разбитого зеркала. Он был острым, он резал глаза. Он колол мозг до тошноты.
  Наверное, она получила по голове. Это сотрясение, не иначе.
  Нельзя здесь оставаться, как бы плохо ей ни было. Надо добраться до складской локации, где Фамус и Боевой Гнус разбирают боеприпас. Если занять хорошую позицию, то даже с разбитой ногой и резью в глазах можно положить немало бойцов противника, а там будь что будет.
  Девушка сорвалась с места, и, хромая на каждом шаге и прижимая кровоточащий бок ладонью, побежала через цех.
  В реале всё выглядело немного по-другому, но это была она. Локация изнутри, та самая, первая. Странно было видеть своими глазами эти стены, бетонный пол, потолочные балки...
  Ряды станков, высоких и низких, с вяло повисшими манипуляторами, покрытыми густым слоем пыли... решётчатые фермы, прямоугольники светильников.
  Елена помнила план помещений, что был нарисован в книжечке её недавнего персонажа - Мастера. Даже у безликого рабочего, её первого персонажа, был план локации. Простой, непривычно начерченный, очень скупой план. Кажется, там был нарисован запасной выход, сбоку...
  За стеной, с той стороны, где тянулся ряд застеклённых окон, оглушительно загремели выстрелы. Полыхнуло, на пыльных окнах распустились огненные цветы.
  Вдруг бабахнуло особенно сильно. Последние стёкла не выдержали. Шквал осколков стекла и металла пролетел от разбитых оконных проёмов, посёк тела станков, завизжал по бетону.
  Осколки пробарабанили по кожуху ближайшего станка. Елене показалось, что невидимая ладонь провела по голове, потрепала по полосам. Вспышка боли, и горячая волна потекла по лицу.
  Не раздумывая, как раненое животное, девушка метнулась прочь, в безопасную темноту дверного проёма.
  За проёмом открылась узкая лестница - вверх и вниз. Затуманенное сознание машинально отмечало дорогу.
  Короткий пролёт вверх закончился решёткой. Прочные прутья, висячий замок, сверху табличка, на ней схематически нарисованы ступеньки. Пониже - другой значок, наполовину заляпанный грязью. Что он значит, непонятно, да и некогда разглядывать. Замок не поддавался, решётка даже не пошатнулась, когда её трясли. Вниз!
  На стене трафаретом надпись: "Хода нет".
  Пара пролётов вниз, в темноту. Голова кружится, разбитая коленка не гнётся, но надо бежать.
  Снова дверь, здесь замок утоплен в косяк.
  Елена в отчаянии ударилась всем телом в дверное полотно, и то неожиданно подалось внутрь. Дверь распахнулась.
  Это был цокольный этаж. Горизонтальные прорези окошек, сейчас, в ночи, смоляно-чёрные, тянулись под самым потолком. Несколько случайных огненных вспышек за стеной на мгновение осветили комнату.
  Что-то вроде бытовки или подсобки. Стол напротив входа, вдоль стены ряд металлических шкафчиков, навесные полки, прикрученные под прорезями окошек...
  Она же видела план локации, она должна помнить? Ведь совсем недавно, в этой странной игре, она была здесь.
  Но нет, её перс не приближался к этой стороне цеха. Он дошёл только до запасного выхода на крышу, откуда и сбежал по пожарной лестнице.
  Аптечка, ей нужна аптечка. Может быть, в этой комнате был кабинет начальника цеха или мастера, и в одном из шкафов они хранили необходимые в хозяйстве вещи?
  Елена принялась открывать все шкафчики подряд. В полной темноте шарила по полкам, разбрасывая какие-то бумажки, тряпки, карандаши... Не то, всё не то.
  Лицо залепила кровь, она жгла губы, стекала по шее.
  В углу, за шкафчиком, провал в темноту, там проход - похоже, кладовка. Может, там что-то есть?
  Здесь холодно, как в подвале, плитки кафеля приятно остужают босые ступни.
  Ещё стол, за ним - металлическое тело не то сейфа, не то очередного шкафа.
  Елена хлопает ладонями в поисках замка, нащупывает панель с кнопочками.
  Панель неожиданно щёлкает под окровавленными пальцами. Открыто! Должно быть, неведомый инженер забыл запереть дверцу как следует.
  На полке под рукой звякнуло стекло; нетерпеливые пальцы ухватили коробку. Чёрно-белый мир выдал картинку: светлый прямоугольник коробки, посередине крышки крест, как на машине скорой помощи.
  Несколько флаконов теснятся округлыми боками. Изнутри упаковки исходит слабый запах дезинфекции. Наверное, какой-то из флаконов открылся. Темно, хоть глаз выколи. Елена опять, как тогда, на крыше, сильно зажмурилась. Голова вспыхнула волной боли, но зато над упаковкой с флаконами появилась надпись "Лекарь" и чуть повыше "Внимание! Сильнодействующее средство... применять в крайнем случае... ответственный за эксплуатацию... бла, бла, бла..."
  Сильнодействующее? Лекарь? Отлично. Схватить один, сковырнуть пробку, плеснуть на ладонь, зажать горящие болью рёбра. В первый момент боль вспыхивает, будто к телу приложили раскалённый металл. Это быстро проходит, и на месте огня расползается ледяной холод. Уфф, хорошо. Словно затушили костёр.
  Пора уходить. Помочь своим, пока не поздно. Только взять с собой пару флакончиков про запас. Завернуть в обёрточную бумажку со дна коробки, сунуть за пазуху... Вот так. Почему здесь так холодно? Кожа на рёбрах онемела, и боли уже нет совсем. Отличное средство. Скорее, надо бежать, помочь пацанам. Они недалеко, вот она, дверь, туда - и направо...
  ***
  Везунчик никогда не испытывал такого блаженства. Разве что когда был с женщиной. Но даже это не могло сравниться с тем, что он чувствовал сейчас. Он парил над землёй. Он видел всё. Он шевельнулся, протянул руку - и достал до неба. Ему пришлось замереть, чтобы не разорваться от счастья.
  А ведь совсем недавно он сопротивлялся. Не понимал, чего от него хочет человек в лабораторном халате. Но какой же это человек - друг, брат, благодетель!
  Да, сначала Везунчик ничего не понял. Он не хотел помогать. Даже больше - он мешал изо всех сил. Когда человек в лабораторном халате склонился над креслом, где сидел Везунчик, мутант попытался укусить благодетеля. Боднуть, выбить из руки инструменты.
  Конечно, у Везунчика ничего не вышло - ремни плотно охватывали руки и обрубки ног. Голову он мог повернуть, но только для того, чтобы каждый раз видеть своё отражение в зеркале. От этого мутант начинал кричать, но голоса не было.
  Потом что-то случилось, что-то произошло. Кажется, ему сделали ещё один укол. А может, он просто устал сопротивляться и наконец понял.
  Человек, которого он раньше считал своим мучителем, довольно крякнул, сунул в карман халата плоскогубцы и выпрямился. Потёр ладони, выдохнул: "Погнали!"
  Щелчок, и окуляры на лице мутанта вдруг потемнели. Зрение выключилось и возникло снова. Но не здесь - комната, где он сидел, пропала.
  Везунчик повернул голову - и увидел мир множеством глаз. Поначалу изображение дробилось, будто фасеточный глаз мухи кружился над землёй. Везунчик замер, как испуганный ребёнок.
  Вскоре изображение перестало качаться и успокоилось.
  Мутант в ступоре сначала просто сидел и смотрел.
  Он поднял взгляд вверх - там, над головой, висело серое покрывало неба. Непроницаемый ковёр тяжёлых туч почти касался макушки Везунчика, ледяным дыханием обдувал лысый череп.
  Опустил глаза ниже, и увидел крыши, стены, торчащие к небу пальцы труб. Все эти здания были знакомые и одновременно новые - ведь теперь он видел их с другого ракурса, и выглядели они по-другому.
  Ещё ниже была земля. Такая же серая, как небо, но рваная, изуродованная ямами, покрытая пыльной коркой асфальта. Нет, на землю было неприятно смотреть, и он снова уставился на стены. Как раз на стенах, снаружи и изнутри, и прятались его глаза - множество глаз.
  "Подвигай руками!" - посоветовали ему. Или эта мысль пришла сама?
  Он шевельнул рукой. Неловко, неуверенно. И удивился, как далеко может достать. Везунчик начинался здесь, а продолжался намного дальше.
  Скоро он понял - чтобы дотянуться и достать что угодно, не обязательно шевелить своими собственными конечностями. Достаточно об этом подумать. Это открытие было подобно вспышке фейерверка, и доставило Везунчику новую порцию наслаждения.
  Но благодетель желал большего. Он не позволил Везунчику раствориться в тихой радости нового открытия. Он понукал его, дёргал щипками электрических разрядов, заставлял действовать.
  Вот игрушечные машинки в игрушечном гараже. Такие настоящие с виду, и такие маленькие. Их надо заставить работать - так сказал человек в халате.
  Везунчик мысленно ткнул пальцем игрушечную машинку: "Катись!" В кабине сидел игрушечный водитель. Он был похож на пластилинового солдатика - немного бесформенный, грубовато слепленный, с верёвочками рук, прилепленных к рулю, с вдавленным в сиденье туловищем. В голову водителя были вделаны кругляши окуляров - почти как у Везунчика.
  От толчка Везунчика машинка завелась. Водитель встрепенулся, двинул рычагами управления.
  Везунчик не знал, как управлять такими машинками, и поначалу напрасно дёргал водителя туда-сюда, как бестолковую марионетку.
  Благодетель, кажется, тоже не знал, как это делается. Но нет, нет, наверное, он просто хотел посмотреть, как справится Везунчик.
  Благодетель злился, а мутанту так хотелось угодить ему. Он старался, старался как мог. Наконец человек в лабораторном халате устало зевнул, и позволил Везунчику отдохнуть.
  Погас свет, линзы окуляров померкли, и мутант обмяк в своём кресле. Никаких снов он не видел.
  
  Глава 20. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Лагерь сил самообороны - нейтральная земля возле комплекса.
  
  - Залить напалмом! Закатать в асфальт! Всех! К чёртовой матери! - командир роты выдыхал проклятия с каждым толчком. Изо рта брызгала слюна.
  Упругая попка сержанта Ирэн содрогалась. Девица крепко держалась пухлыми руками за стол. Складной стол качался в ритме командирских проклятий.
  - Всех! Мутантов!! К ядрёне матрёне!!!
  Стол отчаянно заскрипел и сложился пополам. Командир глубоко вздохнул и выпустил девичий зад. Сержант Ирэн плюхнулась на столешницу.
  - Всех... под асфальт... - пробормотал комроты, хрипло дыша и хлопая по карманам рубашки.
  Достал сигарету, жадно сжал зубами. Девица поднялась на колени, торопливо щёлкнула зажигалкой.
  - Уххх, чтоб их всех... А ты не вставай, сиди так. Я с тобой ещё не закончил. Проклятые мутанты. Чёртов инженер, бизнесмен проклятый. Знал же, знал, что надо давить, как клопов. Теперь пожалуйста - инспекция!
  Командир сил самообороны зажмурился, переживая унижение. Перед глазами, как наяву, встала недавняя картина штурма.
  Поначалу казалось, что всё идёт как надо. Мутанты и задроты господина бизнесмена проникли за периметр, как бывалый форточник - в распахнутое окно. Рота командира исправно шумела и светила прожекторами с другой стороны. Поднялся такой шум и треск, что всё зверьё в округе забилось по норам.
  Потом всё пошло наперекосяк.
  Сначала половину группы задротов положили, как кегли в кегельбане. Когда все сроки, данные первой группе захвата, истекли, в дело вступила вторая. Вторая вступила в дерьмо точно так же, как первая.
  Командир роты, как наяву, увидел белое от бешенства лицо господина бизнесмена, когда тому доложили о потерях. О да, это надо было видеть. Командир порадовался бы унижению собрата по штурму, если бы сам оказался на коне.
  Вторая группа канула в чёрную дыру загадочной базы. Комроты решил - настал момент действовать. Сейчас он покажет, что такое настоящая атака настоящих войск. Да, господин учёный изойдёт на говно, когда узнает, но зато проклятая база будет в наших руках.
  А победителей не судят.
  Наверное, у него стало такое же лицо, как только что у бизнесмена. Едва солдаты сил самообороны сунулись за периметр, им стало жарко. В прямом смысле слова.
  Миномётный расчёт сумел сделать только один залп. Пехота, что пошла под прикрытием броневика в проём ворот, полегла вся. Выжили только те, кто остался за забором.
  Едва комроты собрался пустить в ход весомые аргументы - и будь что будет - срочное донесение подкосило его на корню. Инспекция, будь она неладна. И, как положено - неожиданно. Чтоб, мать их за ногу, не расслаблялись.
  - Инспекция... - прошипел командир. Сигаретный дым вырвался изо рта реактивной струёй. - Проверка!
  И как прикажете воевать в таких условиях? Одной рукой толкают, другой придерживают. Как пса на поводке. Хоть плачь.
  Ему пришлось изворачиваться. Делать честное лицо, обещать, просить пардону, вытягиваться в струнку. Вертеться, как уж на сковородке.
  Он отбросил сигарету. Ничего. Будет и на его улице праздник.
  - Чего расселась? Давай!
  Сержант службы технического обеспечения принялась за дело. Комроты простонал сквозь зубы, но это был не тот стон, которого добивалась пухлая Ирэн.
  ***
  У господина бизнесмена, о котором так упорно думал комроты, девицы не было. Он работал. Хотя сейчас он бы с радостью послал такую работу куда подальше, а сам удалился ко всем чертям в пустыню - медитировать. Всё лучше, чем любоваться тем, что осталось от его элитной группы задротов.
  К чести ветеранов-мутантов, они выглядели не так жалко. По сравнению с бывшими игроками, водителями скорпионов, экзоскелетов троллей и штурмовиков. Той груды железа, на которую фирма господина бизнесмена потратила тучу денег.
  И вот добрая половина этого железа превратилась в металлолом.
  В проклятую кучу ни на что не годных обломков, которые застряли на территории проклятой базы. Что, что могло пойти не так?
  Этот вопрос он уже задал тем, кто вернулся. Задал несколько раз. Он спросил бы командиров, но они стали трупами. А выжившие младший сержант и ефрейтор несли какую-то дичь.
  - Сержант, отвечайте! - гавкнул он.
  Младший сержант диверсионной группы, мутант-ветеран, уставился пустым взглядом в переносицу начальства:
  - Докладываю. При пересечении периметра объекта...
  Глава фирмы скрипнул зубами. Всё это он уже слышал. Сержант, кажется, включил дурака, и барабанил по десятому разу одно и то же. Как по бумажке читал, каналья...
  Бизнесмен заложил руки за спину, чтобы чего не вышло, и прошёлся вдоль экспонатов.
  На земле, прямо в пыли, лежали разбитые экзоскелеты - те, что удалось вытащить. Тут же лежали тела убитых диверсантов - те, что удалось принести.
  Кое-кто так и остался внутри железного каркаса - их уже собирались выковыривать медики вместе с техниками.
  Корпуса покрывала пыль и копоть. Цвет краски можно было только угадать, гладкую поверхность металла исчертили царапины и вмятины. Совсем недавно новенькие, будто только что сошедшие с конвейера, механизмы представляли жалкое зрелище.
  Бизнесмен остановился возле останков тролля. Броня на груди экзоскелета была разворочена. Вместо гладкой броневой пластины торчали лепестки разорванного металла. Похоже было, что внутри механизма распустился цветок со стальными лепестками. "Стальной бутон. Красиво..." - подумал глава фирмы и тут же задавил эту мысль.
  - Как это случилось? - подумал он вслух.
  - Бывает, если внутрь граната попадёт. Знал я одного, так он себе в штаны уронил, а кольцо случайно выдернул... Но этот вряд ли сам себе засунул.
  Бизнесмен обернулся. Один из мутантов, что стоял возле останков механизма, сделал вид, что ничего не говорил. Безразличные глаза ветерана спокойно выдержали диковатый взгляд главы фирмы.
  - Где "Кентаврон-2059"? - резко спросил бизнесмен. - Где скорпион? Почему я его здесь не вижу?!
  Он обернулся к младшему сержанту. Тот привычно вытянулся и отрапортовал, глядя в переносицу начальству:
  - Докладываю! Механизм "Кентаврон-2059" доставить не представлялось возможности! Ввиду чрезвычайной тяжести механизма и невозможности передвинуть таковой!
  Глава фирмы сморщился, будто укусил лимон.
  Ну конечно. Единственная боевая машина, которую не дотащить на руках. Отличное средство ведения боя, и совершенно бесполезное без живого человека внутри. Стоимостью примерно в два танка.
  Бизнесмен вздохнул и машинально потёр ладонью живот. Так и язву недолго заработать, будь оно всё неладно.
  - Расходитесь. Вольно. Все свободны! - он отвернулся от груды металлолома, которая стоила дороже, чем вся рота сил самообороны, вместе взятая. - Сержант - ко мне, в палатку!
  В палатке сержант прошагал к походному столику - такому же, как у комроты - и шлёпнул на столешницу свёрток:
  - Документы. Значки. Личные вещи. Как положено, - отчеканил он и отступил на шаг.
  Бизнесмен развернул свёрток, поворошил вещи пальцем. Документы, личные значки... бухгалтерия, юристы - это для них. Пожива для воронья. Личные вещи...
  Он взял в руку кубик-головоломку. Каждая грань разного цвета. Усложняло головоломку наличие циферок на каждом фрагменте. Игрушка, одна из тех, что таскают в своих рюкзаках люди - сами не зная почему.
  - Это откуда? У кого взяли? - резко спросил он.
  Сержант моргнул. Секунду помедлил с ответом.
  - Нашли в кабине Кентаврона... Скорпиона!
  Глава фирмы вспомнил игрока, водителя скорпиона. Тот никогда не увлекался головоломками. Единственное, что он таскал с собой, были комиксы. Там на каждой странице были какие-то большеглазые девчонки и парни с косыми чёлками, заслонявшими лицо. Цифрами там и не пахло.
  - Что, в кармане нашли? - недоверчиво спросил он, в задумчивости вертя кубик в пальцах.
  - Никак нет. Не в кармане. На коленках лежал! - доложил сержант. Лицо его стало совсем каменным.
  Его начальник сжал цветной кубик в кулаке.
  - Свободен! Можешь идти, сержант.
  Оставшись один в палатке, господин бизнесмен разжал кулак и оглядел головоломку. Провёл пальцами по разноцветным цифрам. Губы его раздвинулись в улыбке. Сейчас он, как никогда, напоминал человека-крокодила.
  - Ага. Брось рыбку в воду, и она приплывёт обратно. Наш агент проснулся. Наконец-то.
  
  
  
  Глава 21. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс
  
  - Всё, что осталось, - Боевой Гнус бережно опустил на брезент коробку.
  Пластиковая коробка из-под шурупов, размером с ящик для пива. Всё, что осталось от Ника.
  Пицца_ с_ Крысой всхлипнула, зажала рот кулачком и выбежала из круга.
  Остальные молча стояли и смотрели.
  - Огнемёт, - зачем-то пояснил Гнус, хотя и так все это знали. - Надеюсь, он уже не был... живой...
  Боевой Гнус, в реале - Стен - зажмурился и умолк. С трудом сглотнул и закрыл лицо ладонью.
  - Вот гады. Сволочи, - Белая Смерть только мельком глянул в коробку и отвернулся.
  Молчание повисло в бункере, как свинцовое одеяло.
  Их стало меньше. Двое не вернулись из боя: Ник и Фурия.
  Тело Ника - водителя кентавра - было здесь, в бункере. Его принесли Гнус с Фамусом. А где была Фурия, никто не знал. Её точка на крыше цеха пустовала. На крыше остались следы схватки: опалённая пламенем огнемёта вытяжная труба, закопчённый настил, раскатившиеся гильзы... Очевидно, точка подверглась атаке диверсионной группы. Но чем закончился бой, сказать было трудно. Ясно только, что Фурия попыталась отступить с занятой позиции.
  Между зданиями, где когда-то проходили навесные мостки, зияла пустота. Жалкими огрызками висели остатки арматуры и погнутых труб. Обломки мостков валялись внизу, под стенами, на асфальте.
  И там же лежал разбитый, скорченный экзоскелет снайпера. Обожжённый, побитый в нескольких местах пулями, сломанный - и пустой.
  Фамус и Гнус тщательно обыскали проезд между цехами, заглянули в каждую ямку, в каждое углубление в земле - бесполезно. Тела Фурии они не нашли. Никаких следов тела, никаких брызг крови, ничего.
  Может быть, она в беспамятстве забралась в разбитое окно ближайшего цеха? Но там тоже никаких признаков того, что кто-нибудь залез в здание, не оказалось.
  Бойцы группы Глена стояли чуть поодаль от ящиков с останками Ника. Группа наёмников не понесла потерь. Если не считать лёгких царапин, даже каких-то заметных ранений у них не было.
  Фамус стянул с ящиков упаковочное полотно и накрыл коробку с останками Ника. Ботаник был бледен, прыщи на лбу лиловели из-под налёта пыли и копоти. Но движения его были чёткими и уверенными.
  - Что дальше? - сказал Хрум. Он тяжело опустился на ящики, прижал раненую руку ладонью. Локоть его туго обтягивала свежая повязка. - Кто скажет? Что делать будем, пацаны-девчонки?
  - Я ж говорил, валить надо отсюда нахрен, - ответил Боевой Гнус. - Пока всех не поубивали нахрен.
  - Куда валить-то? - сказал Белая Смерть. - И раньше-то некуда было, а сейчас вообще вилы. Обложили нас со всех сторон.
  Стен отвёл ладонь от лица. Яростно глянул покрасневшими глазами на тролля:
  - Вилы будут этим гадам, когда на прорыв пойдём! Мы с Фамусом столько всяких штук нашли на складе - мало не покажется. Не пройдём, так положим по максимуму. Штабелями будут лежать, нахрен...
  Он резко отвернулся, прошагал, топая берцами, к ящикам и принялся ворошить боезапас.
  - Я за прорыв, - Мерзявец Цы шмыгнул носом, вызывающе оглядел всех и добавил: - Что? Видали, как мы с Хрумом их валили пачками? Не? Вот так! Толян как подбежит к нему, как вдарит, у него аж мозги вылетели через ухи...
  - Через уши, - сказал Толян-Хрум. - Заткнись, а? И без тебя тошно.
  - А что, не так разве? У нас патронов было три отсечки на брата, гранат вообще по нулям! Так мы их голыми руками положили. Трактором подавили ещё, так и тот с пинка завёлся...
  - Да ты гонишь! - сварливо отозвался Белая Смерть. Он потёр нос перепачканной в саже рукой, посмотрел на ладонь и вытер о штаны. - Какой ещё трактор?
  - Такой трактор. Какой в гараже стоял. Помните, когда мы базу брали, эта хрень погрузочная отовсюду лезла на нас? А тут Хрум ему пинка дал под жопу, он взбесился - и на них попёр, на этих. С пинка завёлся - и вперёд.
  - Трактор? - тоненьким голоском спросила Пицца_с_Крысой. Она вернулась и теперь смотрела на говорившего широко открытыми глазами. - Вы разбудили трактор? Точно?
  - Ну да, - Мерзявец Цы пожал плечами. - Толян что-то с ним сделал, он и завёлся. Да как попёр...
  - Погоди, - оборвал его Белая Смерть. - На кого он попёр-то, на вас или на них?
  - Говорю же - на них! Да вы Хрума спросите, он это сделал!
  Все посмотрели на Хрума-Толяна. Тролль отвернулся, прижал раненый локоть к боку и стал раскачиваться на ящике туда-сюда.
  - Что уставились? - буркнул наконец, не выдержав общего внимания. На него смотрели все, даже группа Глена в полном составе. Лысый мутант вообще подошёл поближе и рассматривал Хрума, приподнявшись на носки и вытянув шею. - Ну, завёл и что?
  - Как что, - с расстановкой сказал Белая Смерть. - Мы тут жопы рвём, последние гранаты заколачиваем, а он - что? Давай, колись, с чего вдруг защита базы за нас стала?
  - Да не знаю я! - с досадой бросил Толян. - Вы так на меня смотрите, как будто я сам в этом тракторе сидел. А я просто пендаль ему дал...
  Толян мотнул ногой, показав, как дал пендаль.
  - Ну, дал ты ему пендаль, а дальше? - въедливо спросил Белая Смерть.
  - Дальше... Дальше он вдруг заработал, - Толик повертел головой, сморщился, пытаясь найти нужное слово. - Как будто ожил. Была неживая железяка, и вдруг бах - задвигалась.
  - А вас, значит, не тронула? - вкрадчиво спросил лысый мутант. Он стоял уже прямо напротив Хрума и внимательно смотрел на него.
  - Ага, - Толик недобро взглянул на слишком любопытного мутанта. - Потому что мы сзади стояли. А противник был прямо перед фарами. Ясно?
  - Что же, выходит, ты набздел тут, пацан, насчёт техники? - насмешливо сказал Белая Смерть. - Толян говорит, не так всё было.
  - Было или не было, а пацан дело говорит, - внезапно вмешался Глен. Он теперь тоже стоял рядом со своим бойцом-мутантом. - Мы сами видели, как защита базы сработала.
  - Вашим слова не давали! - бросил Мерзявец Цы.
  - Подожди, - Фамус положил руку ему на плечо. Мерзявец Цы дёрнулся, но ботаник удержал его. - Подожди. Я со склада пищевые пайки принёс, целую упаковку. Возьми, поешь.
  - Отвали ты со своим пайком! - сорвавшимся голосом сказал Мерзявец Цы. Сбросил руку ботаника со своего плеча и отошёл в сторону. Сел на ящики рядом с останками Ника и закрыл лицо руками.
  - Говори, - потребовал Фамус. - Что там с защитой базы?
  Глен кивнул. Неторопливо ответил:
  - Мы сидели в окопе. В ногах был ящик с коктейлем. Сперва противник проводил огневую подготовку. Шумел сильно, но периметр не трогал. Потом с тыла шуметь стали. Мы так поняли, нас в клещи берут.
  Глен свёл брови, вспоминая:
  - После ракеты противник дал миномётный залп, затем пошёл в ворота. Вперёд пустил броневик в сопровождении взвода. Мы поняли, что пора применять коктейль.
  - Поняли они, когда я сигнал дала, - прошипела Пицца_с_Крысой.
  Фамус недовольно зыркнул на неё, и девушка отвернулась.
  - Давай дальше.
  - Продолжаю, - невозмутимо сказал Глен, никак не среагировав на слова Пиццы. - Коктейли мы применили по назначению против боевой техники и её сопровождения. Непосредственно после того, как были произведены выстрелы из миномётов противника.
  Глен замолчал. Лицо его под слоем копоти заметно побледнело.
  - Ну, что дальше-то? - нетерпеливо понукнул Белая Смерть.
  - А ты будто сам не видел, - заметил Боевой Гнус. - Ты ж там был.
  - Не перебивайте! - буркнул Фамус. - Говори уже. Мы ждём.
  - Миномётный залп произвёл разрушения стены ближайшего к нам здания, - кажется, Глен старался за сухими словами доклада скрыть волнение. - Затем мы услышали ответный огонь. Стреляли от здания в нашем тылу. Вследствие стрельбы был частично разрушен сектор периметра, повреждены ворота и часть прилегающей к ним стены.
  - Короче, умник! - рявкнул Белая Смерть. - Кто кого уничтожил? Вы, что ли, положили пехоту? Я прибежал, все уже дохлые валялись!
  - Броневик противника, сопровождение броневика и миномётный расчёт были уничтожены полностью ответным огнём, - всё так же сухо сказал Глен.
  - Да погодите вы! - крикнула Пицца_с_Крысой. - Меня никто не спросит? Я тоже там была, на минуточку!
  Горячась и размахивая руками, девушка принялась рассказывать. Красок она не жалела, слова наскакивали и толкались, торопясь выскочить наружу, эмоции били через край. Картина получалась такая: когда шум и свет за стеной достигли апогея, прямо на головы защитников периметра посыпались мины. Шум стоял адский. Не успел затихнуть грохот рушащейся прямо за окопом стены, во взорванные ворота влетел броневик в сопровождении солдат. Во вспышках огня Пицца не могла сосчитать количество, но их было достаточно, чтобы уложить жалкую кучку защитников на месте. Однако люди Глена - как ни странно! - не растерялись, а очень умело закидали противника бутылками с зажигательной смесью. И тут началось...
  Пицца размахивала руками, лицо её горело от возбуждения. Зрители как наяву видели картину штурма.
  Визг миномётного залпа. Взрывы, удары мин. Вспышки огня. Грохот крошащегося камня, осколки раскалённого металла и кирпича. Удар о дно окопа, жёсткая рука бойца, сунувшего глупую девчонку лицом в землю - подальше от осколков. Дикое любопытство и дикий страх, когда вдруг, словно ниоткуда, из мешанины тьмы, огня и стонущего металла возникают дула маленьких пушек - калибр семьдесят, похоже - машинально отметила Пицца. Дула поднимаются к небу, изрыгают огонь. Навесная стрельба. Снаряды, описывая изящную дугу, взлетают и падают за периметр, туда, где затаился миномётный расчёт противника. Некоторые стволы, наоборот, опускаются, и лупят прямой наводкой по воротам.
  Броневик разлетается, как игрушечная машинка под ногой хулигана. Сопровождение превращается в груду ошмётков. Жарко, оглушительно и очень страшно. Наконец жуткая какофония заканчивается. Только шум в ушах, как под водой. Шорох осыпающейся земли в окопе, и липкое от пота и грязи лицо.
  - Так что же, получается, - медленно произнёс после всеобщего молчания Фамус, - защита базы ещё работает. Почему она работает избирательно?
  Все примолкли и задумались. После первого штурма, когда группа Елены, а вслед за ней бойцы Глена проникли за периметр, защита никак не давала о себе знать. Конечно, трудно заметить людей, которые шныряют по территории, как крысы. Конечно, после боя в бункере была повреждена система подачи электроэнергии, и, возможно, он смотрелся на плане "слепым пятном". Хорошо, конечно, что нашёлся запасной генератор. Но всё же ни одна из систем защиты после того дня будто не замечала пробравшихся внутрь людей.
  - Может, она, защита эта, нас не заметила, - наконец сказал тролль.
  - А может быть, она решила, что мы свои? - высказалась Пицца. Она ещё не могла остыть от своего рассказа, и утирала пот со лба. - Приняла нас за часть защитного заграждения?
  - Чушь не неси, - буркнул Белая Смерть. - Какие мы, нафиг, свои?
  - Тогда что это было? - взвилась девушка. - Может, скажешь, если такой умный?!
  - Стоп-стоп! - поднял руки Фамус. - Спокойно! Мы принесли пайки. Все берём, садимся и молча жуём. Молча. Голодный мозг в полную силу не работает. Ясно? А потом мы подумаем. Устроим свой штурм. Мозговой.
  Остальные молча согласились. Есть хотели все.
  
  
  Глава 22. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс
  
  Везунчик не спал. Он не заметил, как сон перешёл в явь, но это было и неважно. Жизнь была прекрасна. Эта новая жизнь даже в сравнение не шла с той, что он вёл раньше. Ковылял на протезах, рвал задницу за еду и жильё. Унижался, просил пособия и работу в равнодушных кабинетах. Был никем.
  Сейчас он наслаждался существованием. Каждой секундой бытия. Ничего у него не болело, ничто не могло помешать. Он парил в воздухе, он видел всё. Он проникал в потаённые уголки, куда никто не мог заглянуть, кроме него.
  Он мог шевелить сотней манипуляторов. Что ему отрезанные ноги! Везунчик способен переместиться куда угодно за одно мгновение.
  Только недавно он знатно повеселился. Это была игра, отличная весёлая игра. Везунчик теперь мог управлять машинками. После первого пробного раза, когда игрушечный трактор крутился, как неуклюжий щенок, мутант многому научился.
  Он нашёл ещё немало таких игрушек. Они были разными, и таились в разных местах. Спрятанные, разрозненные, скрытые до поры. Прежний хозяин заботливо упаковал свои игрушки, разложил по схронам, где они ждали, когда о них вспомнят. Они ждали долго, хотя во сне время проходит незаметно.
  Игра началась с края - там солдатики, выкрашенные в защитные цвета, побежали в атаку. Везунчик едва не пропустил всё веселье, но быстро включился в игру.
  Ему не понравились эти солдатики. Они были наглые и злые. Они лезли во владения Везунчика. Их нужно было прогнать.
  Благодетель, человек в лабораторном халате, был не против. Наоборот, он согласился, что солдатикам здесь не место. "Прогони их" - сказал он.
  Везунчик посмотрел, что можно сделать, и нашёл. В зданиях цехов, куда заглянуть было раз плюнуть, и где мутант властвовал безраздельно, хранилось много забавных штук. Они лежали в контейнерах или совсем на виду - если не знать, что это. Бывший хозяин игрушек, которого теперь заменил мутант, оставил разобранный конструктор. Кусочки головоломки, которые можно было собрать. Детали, которые, если соединить их, составляли вместе отличные маленькие пушки.
  Мутант смутно вспомнил, что когда-то, в прошлой жизни, он уже видел такие. Кажется, он даже стрелял из такой пушки.
  Ему удалось собрать конструктор из кусочков головоломки. Это было сложно поначалу, но у Везунчика получилось. Зато потом вышел славный фейерверк.
  Часть пушек пальнули через стену - там затаился достойный противник. У противника тоже были стрелялки, хотя и не такие хорошие, как у Везунчика. Стрелялки пришлось разбить - ведь они угрожали разрушить место для игры.
  Ну, а солдатики, что вбежали в ворота, оказались лёгкой мишенью. Бац, бац - и нету солдатиков.
  Он хотел ещё разогнать других людишек, что сидели по эту сторону - так, для острастки. Но благодетель не разрешил. Почему-то они ему оказались нужны. Мутант согласился - ведь они были свои, жили на его территории, и даже чем-то ему нравились. Он не мог вспомнить, почему, но они были лучше, чем те, за оградой.
  И вот теперь он смотрел, как за периметром, что ограждал владения Везунчика, расплывается чёрный дым. Рыжие огоньки весело плясали на останках вражеской техники.
  Мутант счастливо вздохнул - этот вздох отозвался гулким эхом по всему огромному телу базы - и прикрыл глаза.
  ***
  - Погоди, не так...
  - Да ладно, жить осталось два понедельника...
  - Нет уж, или так, или никак!
  - Ну, давай уже.
  - Ох.
  - Ааааооо, да!
  В темноте тоннеля горели неярким ядовитым светом зелёные огоньки. Они пробегали по стене, ритмично пульсируя. Местная плесень вела свою, тихую подземную жизнь.
  Химии плесневого света едва хватало, чтобы двое не столкнулись лбами на своей лежанке из старых изоляционных плит.
  Какое-то время не было слышно ничего, кроме шумного дыхания и ритмичного скрипа изоляции.
  Мерно подмигивали зелёные огоньки, волнами пробегая по стене. Раз, другой, третий... Скрип подстилки из изоляции, дыхание и постанывание странным образом звучали в унисон миганию света.
  Когда волнам потеряли счёт, скрип засбоил и наконец прекратился.
  - Закурить бы...
  - Ты ж не куришь.
  - Курила раньше.
  - Чего бросила?
  - Дрянь.
  - А чего тогда курила?
  - Не твоё дело.
  Тролль Белая Смерть хмыкнул:
  - Как трахаться, так моё, а как простой вопрос задать девушке, так не моё сразу...
  - И чо?
  - Да так. Тяжёлая ты, как моя жизнь...
  - В каком месте тяжёлая? Вот здесь?
  - Ах ты ж... ну ты и...
  - Не задавай лишних вопросов.
  - Лады. Ты чего такая злая, обидел кто по жизни? Или всё своего парня забыть не можешь?
  - Нет у меня парня.
  - А Норд Звер?
  Послышался звонкий шлепок. Стук лёгких ног о бетонный пол. Пицца_с_Крысой выкрикнула:
  - Не твоё дело, понял?! Он мой брат, ясно тебе? Не парень! Брат!
  Басок тролля зарокотал успокоительно:
  - Ладно, ладно, я понял. Брат, не парень. Брат. Успокойся.
  Раздалось шуршание, Пицца собирала одёжки. Тролль попытался её остановить:
  - Погоди, рано ещё.
  - Пора. Мы патрулируем территорию, забыл?
  - Да чего тут патрулировать, после бомбёжки даже крысы разбежались.
  Он поднялся с лежанки, обхватил её и принялся поглаживать. Пицца вяло вырывалась. Он наклонился и прижал её крепче.
  - Время есть, чего ты...
  Она затихла, перестав вырываться, закрыла глаза и вздохнула. Его ладони бродили по её телу и опускались всё ниже.
  Вдруг Пицца напряглась и подняла голову. Глаза её широко раскрылись.
  - Подожди. Ты слышишь? Кто-то стонет.
  - Правильно, продолжай, - пробормотал он, зарывшись лицом в её волосы. - Или это у тебя в животе от голода пищит?
  Она оттолкнула его.
  - Я слышала. Точно слышала!
  Он не хотел её отпускать, и она толкнула ещё раз, сильнее.
  - Давай фонарик.
  - На свет сейчас вся местная фауна сбежится, - недовольно пробурчал он, но достал фонарик.
  Она взяла оружие наизготовку и осторожно пошла по тоннелю, прижимаясь к стене.
  Белая Смерть шёл позади, прикрывая с тыла.
  Тоннели под базой до сих пор не были разведаны как следует. В некоторых путь перекрывали прочные стальные решётки. Некоторые загибались петлей и упирались сами в себя или кончались тупиком.
  И во всех водилось разное зверьё, встречаться с которым ни у кого не было охоты.
  За годы, прошедшие с Большого Песца, много воды утекло по канализационным трубам. С тех пор, как содрогнулись материки, и небо опустилось на землю, изменилось многое. Кто-то винил радиацию, кто-то климат. А некоторые вообще грешили на плотный туман, который теперь почти всюду заменял голубые небеса, и в котором каждый день вязло ленивое солнце. Говорили, что туман этот слишком густой, чтобы быть естественным. Здесь уже болтали всякое - от оголтелой мистики до бредовых теорий.
  Твари, что обитали теперь повсюду, где только можно, теорий не слышали и газет не читали. Они просто были и были они похожи на порождения болезненной фантазии безумного экспериментатора, который решил поизвращаться над местным зверьём. В пищу они не годились - их мясо вкусом и запахом вызывало только отвращение.
  Ходили слухи, что есть такие люди, которые охотятся на этих тварей и даже имеют с них доход. Но слухи слухами, а толком этих людей никто не видел и денег их в руках не держал.
  Пицца добралась до камеры. Здесь тоннель раздваивался. В одну сторону уходил отрезок трубы и заканчивался тупиком. В конце тупика был колодец, и там наверх шла металлическая лесенка. Лесенка упиралась в массивный люк. Все знали, что сейчас люк намертво завален, и хода туда нет.
  В другую сторону уходил тоннель подлиннее, и до сих пор никто не прошёл его до конца. Там водилось всякое, и оттуда регулярно слышались всякие звуки и прибегали здоровенные крысы размером с хорошую собаку.
  - Да крыса там, - прошипел сквозь зубы Белая Смерть. - Не знаешь, как они пищать умеют? Пошли уже отсюда.
  - Нет, подожди, - тоже шёпотом отозвалась Пицца. - Это не крыса, точно.
  - Мля, тогда крысиная смерть, - нервно хохотнул тролль.
  Девушка ступила в камеру коллектора и осторожно заглянула в правый, более длинный тоннель. Белая Смерть быстро посветил в левый, ничего там не увидел и двинулся за Пиццей.
  - Стой, - девушка отшатнулась и замерла у стены. Указала стволом: - Вот оно!
  Тролль посветил фонариком.
  Впереди, в нескольких метрах от них, тоннель перегораживало нечто.
  Тёмный клубок, косматый, с торчащими клочьями и углами, слабо шевелился и издавал странные звуки. Он был похож на огромное воронье гнездо, почти целиком перегородившее проход.
  Белая Смерть прошипел с присвистом сквозь зубы и отшатнулся.
  - Огнемёт надо! Устроили гнездо, твари...
  Пицца не ответила, напряжённо всматриваясь вперёд.
  - Слышишь, чего говорю? Валим отсюда. Потом вернусь, поджарим гадюшник.
  Девушка, не отвечая, шагнула дальше, к "вороньему гнезду"
  - Ты куда, дурёха! Стой!
  Белая Смерть отодвинул Пиццу ладонью, прижал к стене.
  - Сдурела? Их там целая кодла!
  - Молчи! - рявкнула Пицца. - Слушай!
  Прижимая её к стене, он задержал дыхание и прислушался.
  Из глубины тёмной кучи послышался тихий звук. От него тролля продрало мурашками по позвоночнику.
  - Это человек, - вдруг очень спокойно произнесла Пицца.
  Она подняла свой лёгкий автомат, тщательно прицелилась, и дала несколько расчётливых очередей.
  Вспышки огня осветили бетонные стены тоннеля.
  
  Послышался истошный визг. Тёмный комок гнезда зашевелился. От него отваливались клочья бурой темноты. Клочья оборачивались уродливыми крысами и разбегались в стороны. Некоторые крысы, оскалив острые белые зубы, бросились на источник опасности.
  Белая Смерть, не желая тратить патроны, приканчивал зверюг с одного-двух ударов.
  Пицца, не обращая внимания на мечущихся тварей, подступила ближе к гнезду и наклонилась над ним. За её спиной тролль разбрасывал визжащих, извивающихся крыс.
  Девушка всмотрелась в глубину шевелящегося тёмного клубка. Луч фонарика высветил спутанные клубки проводов, комки шерсти, переплетённые тела хвостатых зверьков. Свернувшись в позе эмбриона, в центре гнезда лежал человек. Его тело почти полностью было покрыто слабо попискивающими, розовыми крысами. Они прижимались к человеку, лежали рядом, закрыв глаза и посапывая в сладком сне. Мешанина слежавшейся шерсти, обрывков изоляции, мотки проводов, розовые крысята - открывали только фрагменты человеческого тела.
  - Сюда, скорее! - обернувшись к троллю, крикнула Пицца. - Хватит развлекаться!
  Белая Смерть шмякнул о стену последнюю зверюгу, подошёл и стал рядом.
  - Ёкарный бабай!
  - Помоги. Надо достать её, - Пицца опустилась на корточки и стала осторожно распутывать клубок проводов.
  - Погоди, здесь кусачки надо.
  - Сейчас.
  Они выбросили из гнезда попискивающих розовых крысят и крыс побольше. Те разевали пасти с маленькими острыми зубками и пытались кусаться. Тролль отшвыривал их к стене.
  Распутали или разрезали мотки разномастных проводов. Пицца с содроганием увидела, что несколько проволочек впились в тело и торчат из кожи, набухшей и потемневшей в этих местах. Она осторожно вытянула металлические нити.
  Человек тихо простонал и пошевелился. Они отбросили последние ошмётки шерсти и изоляции.
  Пицца охнула. Белая Смерть выругался.
  - Это Фурия! Чёрт, это точно она!
  Елена, казалось, спала. Её лицо, осунувшееся, с закрытыми глазами, под которыми темнели круги, выглядело спокойным. Над бровью багровел свежий шрам с остатками запекшейся крови. Девушка была практически обнажена, если не считать комбинезона из "лягушачьей кожи". Полупрозрачный комбинезон в полутьме тоннеля отливал зеленью. Оттого тело казалось неестественно бледным.
  Она простонала и проговорила что-то невнятное, когда тролль поднял её на руки.
  - Что, что? - спросила Пицца, вслушиваясь в её слова. - Что - "не надо"?
  Белая Смерть пинком отшвырнул с дороги дохлого крысёныша. Уложил тело девушки на плечо, бросил коротко: Ходу! - и пошагал к выходу из тоннеля.
  Пицца, напоследок оглянувшись на разорённое гнездо, поспешила за ним.
  
  
  Глава 23. Нейтральная земля. Заброшенный военно-исследовательский комплекс
  
  - Не могу снять, прилипло намертво. Засохло и прилипло, - Фамус подёргал край комбинезона. Присохшая "лягушачья кожа" приклеилась к телу. При попытке дёрнуть за край комбинезона Фурия болезненно вскрикивала, а кожа её краснела в месте отрыва и сочилась кровью.
  - Она вообще живая? - недоверчиво спросил Мерзявец Цы. - Бледная, как смерть.
  - Живая, видишь - стонет, - отрезала Пицца_с_Крысой.
  - Стонать и зомбаки могут, - проворчал Мерзявец. - Сейчас вот разбудите её, она как встанет...
  - Тьфу! Заткнись уже! - зашипела Пицца.
  Мерзявец Цы отошёл к ящикам, уселся на них и стал подбрасывать и ловить нож.
  - Ладно. Не говорите потом, что я не предупреждал.
  - Что это у неё в руке? - внезапно спросил Стен.
  Все посмотрели. В левой руке Фурии, в крепко сжатом кулаке что-то блестело.
  - Дай-ка я, - Толян осторожно разжал пальцы девушки. Пальцы никак не хотели разжиматься. На открывшейся ладони лежал осколок стекла.
  - Стекляшка, - Пицца взяла осколок и повертела. - Осколок от бутылки. Пить хотела, наверно.
  - Нет, это не бутылка, - рассеянно отозвался Толян, держа в руке ладонь Фурии. - Диаметр не тот. Это пузырёк. Пахнет чем-то...
  - Дай-ка, - неожиданно вклинился лысый мутант. Он ловко выхватил осколок из пальцев Пиццы. - Пузырёк, пузырёчек, ага...
  - Не лезь, мутантик! - угрожающе буркнул Стен.
  На безволосом, бледном лице мутанта расплылась улыбка. Показались кривые, но острые зубы.
  - Мутантик? - он помахал зажатым в пальцах осколком стекла. - Мутантик, говоришь?
  - Отдай стекляшку, - сказал Толян. - Смотри, порежешься.
  - Вы лошары слепые, ничего не знаете, - мутант ухмылялся, как акула. - Даже подземная сороконожка умнее вас.
  Стен без замаха залепил ему в челюсть. Лысый отлетел, повалился на спину. Приподнялся на локтях, продолжая ухмыляться разбитыми губами:
  - Слепые, как тот крот.
  - Тебе добавить? - с виду спокойно спросил Стен.
  - Я говорю, слепые, не видите ничего, что у вас под носом! - злорадно произнёс лысый. - Вы сами мутанты, все до одного. А ещё выделываетесь. Ничуть не лучше меня. Я хотя бы не скрываюсь.
  - Чего? Ты чего выпердел, гнида? - Мерзявец Цы привстал на ящиках.
  - А ты вообще молчи, малец. Ничего за собой не замечал, как твой дружок, что сейчас в коробке лежит?
  Стен подошёл и добавил ему ногой по рёбрам.
  Лысый, кашляя и смеясь, выкрикнул:
  - С чего вы первые места заняли в своей игрушке, умники? Не думали, нет? Все нормальные давно вылетели, одни вы остались. Вы с виду только люди, а внутри такие же, как я. Мутанты, долбаные мутанты. Место вам рядом с нами, в отстойнике!
  Стен принялся бить его по чему попало. Лысый хрипел, задыхаясь и кашляя.
  - Слышь, ты полегче, - сказал один из бойцов группы Глена, невысокий крепкий мужик. - Забьёшь насмерть.
  - Не лезь! - Мерзявец Цы оскалился и показал ствол.
  - А ты не пугай, сопляк! - рыкнул мужик. - На кого хвост поднял?
  - На кого надо, дяденька, - противным, тягучим голоском ответил Мерзявец Цы, прямо глядя в глаза мужику. - Что, напугался, да?
  Боец шагнул к нему:
  - Сейчас твой ствол окажется в твоей заднице, пацан...
  Другой боец двинулся к Стену, но путь ему преградил Белая Смерть.
  - Отставить! - скомандовал Глен. Повернулся к Фамусу. - А вы - успокойте своего кобеля.
  Наконец Толян оттащил Стена. Тот яростно вырывался, и тролль выкрутил ему руку за спину.
  - Пусти, убью его! - рычал Стен.
  - А что толку, - спокойно сказал Толян. - От этого ничего не изменится. Этот ушлёпок правду сказал.
  Толян шагнул к лысому (тот съёжился), и молча вынул у него из пальцев осколок стекла. Крепкий мужичок из группы Глена стоял рядом, недобро глядя то на Стена, то на тролля.
  - Хрум, ты чего щас сказал? - недоверчиво спросил Мерзявец Цы. - А?
  - А, бэ, сидели на трубе, - мрачно буркнул Толян-Хрум. - Правда это. Сразу не поняли, что ль? Помнишь, Ник что говорил - про крыши, что цветные они? Мы все тогда скукожились, как носки на пятке, да промолчали. Может, эта игра для того и была - мутантов найти, да на чёртову базу натравить. Может, только такие, как мы, сюда пройти могут. Видали, чего защита вытворяет? Неспроста это. Так что лысая жопа хоть и задница, а правду сказал.
  Все посмотрели на мутанта. Тот, кряхтя, поднялся на карачки. Его протезы никак не хотели распрямляться, и бессильно щёлкали. Мужик из его группы поднял мутанта и пинком под колено распрямил упрямый сустав.
  - Так что я вам скажу, - бросил лысый, утирая красные сопли, - братья-мутанты! Вашу девку в бассейн надо окунуть, с головёшкой. Полегчает, зуб даю!
  Он закряхтел, сплюнул кровавой слюной и заковылял в свой угол, под плакаты с пожарной безопасностью.
  - Бассейн? - недоверчиво выговорила Пицца. - Да там воды нет, зелёная дрянь одна, и той по колено.
  - А я видел, как эта лысая задница в бассейне мокла! - доложил Мерзявец Цы. - Он там каждую ночь плавает, как лягуха. Водоплавающее, мля!
  Фамус, который до этого стоял молча, решительно наклонился, взял Елену подмышки и потащил к бассейну. Белая Смерть бросился помогать и взялся за ноги.
  Вдвоём они опустили её в зелёную жидкость. Фамус приподнял девушке голову, чтобы она могла дышать.
  - И что? - спустя минуту сказала Пицца.
  Фамус, не отвечая, пристально смотрел в лицо Елены. Кажется, он даже не моргал.
  Девушка вздохнула и пошевелилась в руках Фамуса. Тот от неожиданности разжал руки и отпустил её.
  Елена погрузилась целиком, так, что никто не успел её поймать. Потом повернулась и встала на колени. Закашлялась и её стошнило в бассейн. Отёрла рот ладонью и посмотрела на всех.
  - Не, не зомби, - определил Мерзявец Цы. - глаза нормальные. Красные, а так норм.
  - Лекарь, - хрипло сказала Елена. - Последнее средство. Тоннель, свет в конце. Последнее средство...
  Она замолчала, и её снова вырвало.
  - Не, не норм, - заметил Мерзявец Цы. - Чокнулась.
  ***
  Над пустошами, далеко за периметром, клубилась серая мгла. Сухая, бесплодная земля тянулась до горизонта. Шелестела под низовым ветром трава, раскачивала длинные листья с зазубренными краями.
  Выше уровня мглы нарезала круги большая птица. Предки её были самыми обычными хищниками, благородными и стремительными. Но когда землю заслонила странная муть, воздух стал непрозрачным. Мелкие зверьки, которых раньше ловили предки птицы, стали другими.
  Птице тоже пришлось меняться. Множество её предшественников погибли мучительной, голодной смертью, прежде чем остальные смогли выжить и дать сильное потомство.
  Длительная наследственная память не отягощала птице голову. Но теперь она знала, что ей делать.
  Она скользнула над самой поверхностью серого тумана. Глаза, большие, выпуклые, пронзительно-жёлтые, смотрели вниз. Мгла не была помехой для нового, полученного поколениями отбора зрения.
  Сквозь туман по земле суетились тени - силуэты пустошных жителей. Птица давно наблюдала за ними. Новая колония зверьков, отделившаяся от родителей, устроилась под нагромождением камней. За прямоугольники из камня скрывались норки, трава, буйно поросшая среди камней, качалась под ветром - и от движения. Тёплые тела выделялись размазанными следами между глыбами холодного камня.
  Рывок, птица стремительно скользнула вниз. Когда она поднялась в воздух, в когтях болталась серая тушка.
  Мутировавший степной орёл уселся на верхушку столба. Обрывки проводов свисали по сторонам бетонной иглы, сам столб покосился, но стоял ещё крепко.
  Птица принялась рвать на части горячую тушку, заглатывая куски вместе со шкурой и костями. Единственное, что она выбросила, была печень. Эту отраву ели только падальщики.
  Орёл поднял голову. Его жёлтые глаза видели то, что другие бы не заметили. На линии горизонта появилась опасность. Опасность была живая, и её можно было съесть, но только позже - когда большие говорящие существа убьют друг друга. А пока лучше убраться подальше.
  Птица сорвалась с верхушки столба, нырнула в туман и понеслась бурой торпедой, ныряя между мутных пластов.
  Далеко от неё, там, откуда надвигалась опасность, наблюдатель проводил птицу взглядом. Он не стал убивать орла, хотя ему этого очень хотелось. Нельзя выдавать своё присутствие раньше времени.
  
  Глава 24. Заброшенный военно-исследовательский комплекс. Лагерь сил самообороны - нейтральная земля.
  
  Господин бизнесмен, человек-крокодил, владелец фирмы "Славный город" Вячеслав Пятнышкин раздевался.
  Стоя посреди палатки, он снял брюки и бросил их на спинку стула. Стянул рубашку, небрежно свернул и положил на раскладной столик. Туда же отправились часы, расчёска и блокнот.
  Секретарша мирно посапывала, обняв подушку, на походной кровати. Из приоткрытого ротика сочилась слюна.
  Бизнесмен стянул с себя майку, снял и скомкал трусы. Бельё просто шлёпнулось на пол. Господин Пятнышкин открыл пакет, достал чёрный комбинезон и натянул на себя, тщательно расправив складки. Комбинезон закрывал всё тело. Бизнесмен добавил завершающие штрихи, щедро размазав по физиономии краску земляного цвета.
  Посмотрел на спящую секретаршу и ухмыльнулся:
  - Извини, дорогая, сегодня по программе только сон. Зато крепкий и длинный... хм. Спокойной ночи.
  Ночь была тёмная, тоненькая луна едва пробивалась сквозь облачный покров, и о присутствии ночного светила можно было только догадаться по серебристому свечению тумана.
  Славик скользнул между палатками, как летучая мышь. Славиком он становился, едва скинув респектабельные доспехи бизнесмена. Он делал это не так уж часто, но неизменно с удовольствием. Рабочий комбинезон, потрёпанная спецовка в пятнах машинного масла, маскировочный костюм - всё это и многое другое вызывало приступ ностальгии, обостряло чувства и освежало жизнь. В такие моменты белый воротничок забивался в дальний угол души, и оставался просто Славик - дворовый хулиган и беззаботный джентльмен удачи.
  Неприметная тень миновала границу лагеря сил самообороны и растворилась в ночной тьме. Славик прибавил шаг, отойдя от лагеря. Потом побежал лёгкой рысцой, ритмично вдыхая холодный воздух пустоши.
  Он легко перепрыгивал рытвины, огибал заросли бурьяна, который мог выдать треском и шуршанием стеблей, и бежал дальше, выбирая ровные участки почвы. Не то чтобы Славик боялся привлечь внимание местных хищников - сейчас, в период сезонной миграции, опасные твари откочевали в другие места. Но, как говорится, бережёного бог бережёт, а Славик не любил случайностей. Нет ничего хуже, чем глупая, нелепая случайность.
  Над заброшенным заводским комплексом не горели огни. Сейчас, в ночи, он выделялся чёрной глыбой на фоне слабо светящегося небосвода.
  Бетонный забор, увитый поверху колючей проволокой, тянулся вокруг всей территории. Не добежав немного, Славик сменил бег на шаг и подобрался поближе к ограде.
  Сейчас справа от него зияла дыра взорванных ворот. Многострадальные ворота разрушали не один раз. В последний, когда сюда прямой наводкой лупили из пушек, от створок мало что осталось. Растерзанные, погнутые куски металла, обломки камня, скрученные прутья арматуры... В одном месте от стены отвалился изрядный кусок, и в получившуюся дыру можно было пролезть даже особо не сгибаясь.
  Славик в дыру пролезать не стал. Он присел возле стены на корточки, став совсем незаметным в густой тени.
  В темноте время от времени кричали ночные птицы, раздавался тихий писк и возня - ночные обитатели пустошей вели свою маленькую скоротечную жизнь.
  Славик глянул вверх. Серебристое сияние лунного диска, перетекая в тумане, как яйцо катится по покрывалу, достигло заводской трубы.
  Славик приложил руки ко рту, сложил ладонь особым образом. Тоскливый крик ночного хищника прозвучал дважды и смолк.
  Какое-то время ничего не происходило. Славик терпеливо ждал.
  Наконец за стеной зашуршало, и в стену тихонько постучали условным стуком.
  С другой стороны стук повторили, и в дыру просунулась голова. Покрутилась, исчезла.
  Потом тихий голос спросил:
  - Ты, что ль? Скажи пароль.
  Славик без улыбки ответил:
  - Пароль.
  Снова зашуршало, и за стену пробрался человек. Присел рядом, проворчал:
  - Что за пароль дурацкий.
  - Докладывай, - коротко отозвался Славик.
  Выслушал доклад агента, ничем не выдавая ни удивления, ни спешки.
  Помолчал, тихонько почёсывая кончик носа.
  - Значит, вы надеетесь на внутреннюю защиту базы? Хм, хорошо. Немного времени у нас есть. И вот ещё что - мне нужна моя флешка.
  - Какая флешка? - удивился его агент.
  - Такая. Я потерял флешку, когда все стали палить, как ненормальные. Где, не знаю, но она там, на территории. Найди её.
  - Флешка - вещь мелкая, - медленно произнёс агент. - Поди найди.
  - Найди, и я прощу тебе долг, - сказал Славик.
  Агент удивился.
  - Даже так?
  - Да.
  - Ладно, - ещё медленнее сказал агент. - Поищу.
  Он поднялся, чтобы уходить, но повернулся к Славику и спросил:
  - А что, снайперов на вышках нет сегодня? Ночь-то лунная. Не ссыкотно было сюда идти?
  Славик усмехнулся:
  - Сегодня снайперы спят сном младенцев. Как ягнятки в кроватке.
  Агент понимающе кивнул и полез за ограду.
  Зашуршала земля. Очень тихо, но это не было шуршание мелких зверьков.
  К воротам проскользнули две тени.
  Агент попытался распластаться вдоль стены, но было поздно. Его заметили.
  Он попытался проскользнуть на ту сторону, но одна из теней подскочила и сшибла его на землю. Двое не кричали, и всё делали молча. Один прижал упавшего агента за ноги, другой за плечи. Всё произошло в пару секунд.
  Тусклое серебристое свечение луны прорвалось сквозь прореху в тумане, осветило лицо агента.
  Тот внезапно, с неожиданной силой вывернулся, рыча, сбросил одного, пнул ногой второго.
  Но шансов у него всё равно не было. Двое двигались быстро и умело.
  Славик, который до этого сидел на корточках, скрытый в тени, распрямился как пружина. В одно мгновение оказался рядом с дерущимися.
  Крутанулся в воздухе, выбросил ногу. Один отлетел, шлёпнулся на задницу. Славик, продолжая движение, легко опустился сбоку второго. Тот коротко вскрикнул, попятился, потеряв равновесие.
  Первый успел подняться, бросился на помощь товарищу. Славик крутанулся ещё, выскочив из-под удара. Второй хотел ухватить его за руку, но гладкая ткань комбинезона выскользнула из захвата, как намыленная.
  Агент, тяжело отлепившись от стены, замахнулся. В руке его оказался обломок трубы. Раздался удар, один из противников пошатнулся, но сумел ухватить металлическую трубу, которой его огрели, выдернуть из руки агента, и ткнуть ей Славику в горло. Славик увернулся, скользнул под удар и оказался к противнику вплотную. Что-то чмокнуло, первый всхрапнул, дёрнулся и упал навзничь.
  Второй, оставшись в меньшинстве, бросился бежать.
  - Нет! - хрипло выдохнул агент, в прыжке догнал, повалил его и принялся колотить головой о бетон. Никакие боевые навыки не помогли противнику против такого бешеного напора. Он обмяк, ноги его задёргались, но разгорячённый агент всё никак не мог остановиться.
  - Хватит. Хватит! - зашипел Славик.
  Агент поднялся на ноги, тяжело дыша.
  - Он меня узнал, падла.
  - Всё, нет его! - Славик размеренно дышал, восстанавливая дыхание. - Убирайся. Не хватало ещё, чтобы нас застукали, как пару голубков. И найди мне флешку!
  Агент кивнул, развернулся и скрылся за воротами базы.
  ***
  - Где Фурия? - Стен опустился на корточки рядом с Фамусом.
  Фамус колдовал над системным блоком. Ботаник сидел на полу, свернув ноги калачиком, и ковырялся в распахнутом нутре железяки. Снятый чехол стоял поодаль. Рядом на подстилке были разложены разнокалиберные отвёртки и винтики.
  - Там, в подсобке, - мотнул головой ботаник. Он по локоть залез в системный блок, и даже не оглянулся на Стена. - С ней Пицца.
  - Разве Пицца не в патруле?
  - Наверное, вернулась. Не мешай, - раздражённо ответил Фамус.
  - Слышь, я чего спросить хотел, - Стен оглянулся. Никто не смотрел в их сторону. Мерзявец Цы спал на ящиках, мирно посапывая. Из-под брезента виднелась только вихрастая макушка. Люди из группы Глена спали вповалку возле стены на деревянных поддонах, покрытых слоями утеплителя. В темноте их трудно было различить.
  - А я вот с ней не встретился, - сообщил Стен. - Вроде по одной базе ходим...
  Фамус бросил на подстилку очередной винтик. Высунул голову из системного блока и взглянул на Стена. Глаза у него были красные и злые.
  - Чего надо? Не тяни. Видишь, дело у меня.
  Боевой Гнус, в реале - Стен, помялся, огладил ладонями приклад автомата, и тихо спросил:
  - Помнишь, ты сказал, что, когда мы все старшего выбирали, Белая Смерть вместо этого девок щупал?
  - Ну... - неуверенно ответил ботаник. - И что?
  - Ты это так просто сказал, или правда было?
  - Чего было?
  - Чего, чего! Щупал или нет?
  - Тебя конкретная девка интересует, или вообще? - хмуро отозвался Фамус.
  - А как ты думаешь, если кто-то захочет пощупать Фурию, долго он после этого проживёт?
  Ботаник шмыгнул носом, хмыкнул:
  - Пару секунд. Может, три.
  - Вот. Так чего спрашиваешь, какая девка?
  Фамус тяжело вздохнул, покрутил в пальцах отвёртку и сказал:
  - Ну, было. Но я этого не говорил.
  Боевой Гнус опустил голову, поглаживая приклад. Фамус опять полез в системный блок, напоследок оглянувшись на Гнуса:
  - Да ты не парься. Она со всеми успела.
  - Что? - сдавленным голосом просипел Стен.
  - Что слышал, - глухо отозвался ботаник из паутины проводов. - Не парься, говорю. Я вот не парюсь.
  - Что, и ты с ней?!
  - Нет.
  - Врёшь.
  - Ну, вру. Один раз не считается. Забей, короче.
  Боевой Гнус застыл на корточках, глядя перед собой. Потом вскочил и выбежал из бункера.
  ***
  По тоннелю бежала крыса. Поначалу места, где она проходила, были ей знакомы, и она бежала бодро, торопливо перебирая лапками. Она остановилась понюхать интересные следы, в надежде, что можно поживиться чем-нибудь вкусным. Но стоило ей остановиться, как сейчас же что-то подтолкнуло её бежать дальше.
  Потом пошли участки тоннеля, где крысе бегать не приходилось. Там было опасно. Крыса попятилась, её острый нос задвигался, вбирая воздух, усики напряжённо зашевелились.
  Но непонятный зуд усилился, стоило крысе остановиться. Сильнее всего этот зуд чувствовался в местах, где из туловища животного торчали обрывки металлических нитей. Они окутывали тело крысы подобно кокону, или пучку небрежно свёрнутых ниток. Обычно они не мешали - наоборот, с ними крысе было удобнее чувствовать опасность и избегать неприятных мест. А когда собиралась семья, все хотели погреться, и крысы сплетались телами в клубок. Тогда эти ощущения усиливались многократно, и приятные вибрации сотрясали гнездо. И когда клубок через какое-то время распадался, члены семьи разбегались по своим делам - бодрые, полные чувства общности и новой информации.
  Сейчас эти проволочки вибрировали, вызывая зуд. Когда крыса бежала вперёд, зуд становился приятным и в то же время возбуждающим. Крыса шагнула в опасный тоннель, закончив принюхиваться, и, несмотря на страх, побежала дальше.
  На одну из проволок, торчащих из крысиного тела, была наколота свёрнутая в рулончик записка.
  
  Глава 25. Заброшенный военно-исследовательский комплекс.
  
  - Не ешь с обёрткой, - Пицца выдернула обрывок целлофана из жадных пальцев. Елена только глянула на неё, и затолкала в рот очередной кусок еды.
  Кажется, это были галеты. Или брикет махорки. А может, шоколадка или сухари. Ей было всё равно. Она ела.
  Девушка сидела на ящиках. Небольшое подсобное помещение, отделённое загородкой из полупрозрачного пластика, было заставлено коробками, упаковками от деталей и сломанными стульями. Сейчас загородка была завешена куском брезента, ящики накрыты пустыми мешками.
  Пицца вошла, откинув брезент, протянула бутылку с водой:
  - Пей.
  Села рядом, стала смотреть, как Елена пьёт из горлышка. Вода булькала и стекала по подбородку.
  - Парни принесли новую аптечку. С того склада. У тебя болит что-нибудь? Скажи, не молчи.
  Елена допила, уронила бутылку.
  Пицца подобрала бутылку, повертела в руках.
  - Ты хоть оделась бы, что ли. Вдруг кто зайдёт. Сидишь в этой коже лягушачьей, как... как дура.
  Елена не ответила, снова принявшись за еду.
  - Слушай, я понимаю, ты с крыши вниз башкой упала. В канализацию залезла, с крысами спала. Но если ты молчать будешь, мы тебе не поможем. Скоро к нам опять попрут, а нас всего-то полтора человека. Толян раненый, Ник вообще... мёртвый. Глен этот мутный, как болото. Я к нему спиной не повернусь. Он даже секса не хочет. А я намекала. Вот что это за мужик, который не хочет? Вроде нормальный мужик.
  Пицца отобрала у Елены пустую упаковку от шоколадки и сунула в руку пачку галет.
  - На, ешь. Думаешь, я не понимаю? У тебя живот округлился. Мужики пока не заметили, но я-то вижу. Только жевать не забывай.
  Пицца вздохнула. Опустила голову, принявшись разглядывать трещину в бетонном полу.
  - У меня вот детей никогда не будет, врач сказал. Не судьба. И вообще, какие, к чертям, дети? Нас у матери двое было, я и Пашка. Отец свалил, когда мы родились. Отчим сначала помогал, потом заболел - на заводе придавило. Лечили, лечили, все деньги, как в яму, утекли. И всё равно помер.
  Елена не ответила, но девушке и не нужен был сейчас ответ.
  - За квартиру платить стало нечем, мать тоже хворала всё время. Как не хворать, когда работа такая? Две работы - с одной на другую. В общем, пошла я тоже зарабатывать, школу бросила. Какая, блин, школа... Только вот с работой не повезло, оштрафовали меня. Да так, что ой. В общем, пришлось этой стать, как её... ночной молью. Ну, ты поняла. Деньги появились, не большие, но всё же деньги. Я уж понадеялась, что вот, немного накоплю, и выкарабкаемся. Один клиент даже Пашку в дело позвал, когда его увидел. Он мальцом симпатичный был... А я-то, дура, уж надеялась, что поднимусь с деньгами. Но нет, не судьба. Не судьба.
  Пицца скривилась, передёрнула плечами.
  - Знаешь, раньше, когда я работала, я всех клиентов ненавидела. Работу эту тоже. Шла в постель, и тошнило. Аж выворачивало. Поубивала бы всех, да нельзя. Деньги нужны. А потом... Потом уже, когда пришлось в игру эту проклятую идти, поняла. Увидела. Видно, судьба меня вела, а я не знала. Сначала думала, от дури мерещится всякое. От недосыпа и вообще.
  Пицца обхватила себя руками, скорчилась на ящике.
  - Я чувствовать стала клиентов. Сначала они все были одинаковые, на одно лицо. Ходячие кошельки с деньгами. Потом замечать стала, что от одного сил прибавляется, от другого нет. От одного больше, от другого меньше. Не то чтобы сил, неправильное слово... вот кувыркаешься с одним, и ничего - тускло всё, скучно. И всё над ним, вокруг него, такое же серое, тусклое. С другим - как будто в розетку подключили. Не больно, а щекотно, и жизнь светлее кажется. Как будто небо светлее. Мир чище, жизнь лучше. Не туман этот постоянный, а солнце выглянуло, хотя бы на минутку. Как будто от меня зависит, посветлеет сегодня, или нет. Вроде как что-то возникает в это время, новое, живое. Светлое. Я подсела на это. Потому что пока трахаешься, живёшь. А потом опять в реальный мир, в эту тоску. Ты знаешь, один клиент заметил что-то. Может, тоже такой был, вроде меня. Давай орать, чушь всякую понёс, "вампир, вампир!". Схватил за шею и давай душить. Потом выломал ножку от стула, хотел меня этой ножкой прикончить. Глаза бешеные, изо рта слюна брызжет...
  Девушка вздохнула, помолчала, глядя в пол. Продолжила, не отрывая глаз от трещины в полу:
  - В общем, пришлось мне на игру подписаться. Некуда идти больше, совсем некуда. Назад мне дороги нет. Да и не ждёт меня дома никто теперь. Вот такие дела.
  Она повернулась к Елене, взяла у неё из руки пустую упаковку от галет.
  - Наелась? Давай, ляг поспи.
  - Тебе двадцать? - внезапно спросила Елена. Она смотрела поверх головы Пиццы, куда-то на ладонь выше макушки. - Сколько тебе?
  - Скоро двадцать один, - удивлённо ответила Пицца. - А что?
  Елена закрыла лицо руками и замотала головой. Пицца хотела что-то ещё сказать, но не успела.
  ***
  На полу, посреди бункера, лежали два трупа.
  Двое бойцов группы Глена, один - коренастый, круглолицый с редкими зубами, другой - худощавый, сутуловатый, с хрящеватыми ушами, как у эльфа - оба были мертвы.
  Они лежали рядом, а над ними стояли Глен, его друг - хозяин забегаловки, ботаник Фамус и Боевой Гнус. Пицца с Крысой, выбежав на шум из подсобки, застыла в дверях.
  Коренастый боец выглядел, как будто устал и решил прилечь отдохнуть. Руки расслабленно лежали на груди, ноги в потрёпанных берцах лениво раскинуты. Разве что вместо глаза у него теперь была кровавая дыра.
  Другого, тощего, всего вываляли в пыли. Узнать его можно было теперь разве что по торчащим ушам. Лицо тощего бойца превратилось в отбивную. Из кровавого фарша проглядывала белая кость, под разбитыми губами блестели осколки зубов.
  - Я их просто притащил, ясно? - кричал Боевой Гнус. - Притащил на себе, как грёбаная рикша!
  Хозяин забегаловки, крепкий мужик с покатыми плечами бывшего борца, толкал Гнуса ладонью в грудь. Толик пытался вклиниться между ними.
  - Кто нашёл, тот и прикончил! - рычал мужик.
  Глен, не обращая внимания на крики, присел на корточки над телами и внимательно их разглядывал.
  - Притащил он! - рычал хозяин забегаловки. - А морду кто тебе разбил, Пушкин, что ли?
  - Чё за Пушкин, не твоё дело, кто разбил!
  - Пушкин, Александр Сергеевич, - задумчиво произнёс Фамус. Он присел на корточки рядом с Гленом, и тоже разглядывал покойников.
  - Да хоть Кузьмич! - взвизгнул Гнус. - Пускай пояснит за братанов! Какого они за периметром валялись?!
  - Ты на что намекаешь, сявка? - процедил боец.
  - Это я их послал за периметр, - Глен поднялся, отряхнул руки. Взял товарища за плечо: - Остынь, брат.
  - Остынь? Два наших брата в расход ушли, а ты - остынь?
  - Ты глянь на него, - Глен повернулся и указал на Гнуса. - Может он заточкой в глаз кого-то ткнуть? Чтоб насмерть?
  Боец посмотрел на Боевого Гнуса. Тот зверски сморщился и утёр нос локтем.
  - Ну, положим, не может, - с расстановкой ответил боец. - Он без ствола - как дитё без соски. Тогда пусть ответит, кто ему морду разрисовал.
  - А ты ответь сначала, с какого двое ваших за периметр ушли?! - крикнул Гнус. - Свалить решили по-тихому? Что значит - ты послал?
  - Не кричи, Стен, - Фамус положил ладонь Гнусу на плечо. - Давайте разберёмся. Нам сейчас только драки не хватало.
  - Пусть он первый ответит, - буркнул Гнус.
  - Отвечаю, - спокойно сказал Глен. - Я принял решение о совместном патрулировании территории. Нас слишком мало, сами знаете.
  - Ага, и они такие потихоньку ушли, - с сарказмом заметил Гнус. - В патруль, ага.
  - Я сообщил вашему старшему, - спокойствием Глена можно было резать металл. - Когда он возился с компом.
  Фамус моргнул. На лице его мелькнуло и погасло недоумение. Ботаник хотел почесать лоб, но сделал непроницаемое лицо и опустил руку.
  - К тому же я считаю, мы заслужили доверие после штурма, - добавил Глен.
  Здесь сказать было нечего. Все знали, что команда бойцов замаралась при штурме по самые уши, и помилование им уже не светило.
  - Ну так кто тебе рожу разбил, вояка? - спросил хозяин забегаловки.
  Гнус отвернулся, но не смог скрыть здоровенный синяк под глазом и распухшую губу.
  - Не твоё дело. Об косяк ударился.
  - Косяку, видать, тоже досталось? - гадким голоском спросила Пицца, подойдя поближе. Она взяла руку Гнуса, дотронулась до разбитых костяшек на пальцах. Гнус выдернул руку и спрятал за спину.
  - Эй, народ, а патрулировать за вас крысюки будут? - гаркнул Белая Смерть. Он появился у входа в бункер и застыл на месте:
  - Ну ни хрена себе...
  - Ага, а вот и тот самый "косяк" явился, - пропел хозяин забегаловки в тон Пицце. - Тоже покоцанный...
  Боец шагнул к троллю, склонил голову и принялся разглядывать помятое лицо Белой Смерти. Выглядел боец спокойным, но Глен быстро шагнул к нему, положил руку на плечо и что-то зашептал на ухо. Боец дёрнул плечом, но отступил на шаг.
  - Я тут крюк по тоннелю сделал, - Белая Смерть посмотрел на Пиццу. Девушка скривила губы и задрала подбородок. - Крыс разогнал, как обещался. Да вот ещё так набрал, к ужину.
  Он бросил на пол мешок. Мешок вяло шевелился.
  - Сам набрал, сам и ужинай, - холодно бросила Пицца, развернулась и исчезла за занавеской в подсобке.
  Стен проводил её взглядом.
  Фамус стоял над телами убитых, яростно почёсывая затылок. Волосы его взъерошились и стояли дыбом.
  - Кто? - спросил он сам себя. - Кто мог это сделать?
  - Ночь лунная, а снайперы сегодня не постреливают, - заметил Толян. Он стоял рядом, зевая во весь рот и почёсываясь. - С чего бы?
  - Хочешь сказать, они убийц подослали, чтоб нас вырезать потихоньку? - медленно отозвался Фамус.
  Боец и Глен молча слушали. Лица у них были каменные.
  Лысый мутант из их группы тоже проснулся. Он не решился подойти ближе, и сидел над мешком с крысами, развязывая шнурок.
  - Может быть, и подослали... Я бы так и сделал, - Толян посмотрел на тела убитых и покачал головой. - Если б те, в лагере, так базы не боялись, давно уже залезли и нам глаз на жопу натянули.
  - Всё ещё впереди, - холодно отрезал хозяин забегаловки. - Берегите жопы, пацаны.
  - Жирные сегодня крысюки попались, - заметил лысый мутант. - Одна к одной. Такие в дальних тоннелях водятся, непуганые. Вон, глянь, одна ещё живая.
  Он бросил на пол слабо шевелящуюся крысу.
  - Да с мусором принёс, парень. Почистить не судьба? - мутант содрал с проволоки бумажный рулончик.
  - Дай сюда, - протянул руку Белая Смерть.
  - Погоди. Тут записка, - мутант расправил бумажку и стал читать по слогам: - Духовной... жаждой... жаждою... томим, в пустыне мрачной я влачился. Влачился, ага. И шести... шестирылый серафим... серафим, на перекрёстке мне явился... о как.
  - Может, шестикрылый? - спросил Фамус.
  - Не, шестирылый. Сам погляди, тут так написано, - мутант протянул мятую бумажку.
  - Твоей бумажкой давно подохший инженер задницу подтирал, - буркнул Стен.
  Мутант хихикнул:
  - Тебе привет от Александр Сергеича, парень.
  - Есть предложение, - перебил Глен.
  Все замолчали.
  - Предлагаю немедленно начать составлять план отхода. Нет никаких причин ожидать, что следующий штурм мы переживём. Отход по пустошам - хоть какой-то шанс.
  - Погоди, командир, - наморщил лоб боец. - Это ж верная смерть. Сам говорил.
  - Говорил. Когда нас было больше, - ответил Глен.
  - А я думаю, они потычутся лбом да уйдут, - сказал Белая Смерть. - Защита базы за нас теперь. Продержаться надо.
  - Ты сдурел? - гавкнул Стен. - Никуда они не уйдут! С хрена ли?
  - Побег на рывок - дохлый номер, - угрюмо сказал Толик.
  - А так мы все покойники. Как они вот, - сказал Фамус и кивнул на тела убитых. - Я - за отход.
  Все примолкли, глядя на убитых. В наступившей тишине раздался ясный девичий голос:
  - Двадцать шесть, шестнадцать, тридцать один. Тридцать восемь, сорок один. Сорок один, тридцать один. Окончательно.
  Мужчины обернулись. В дверях подсобки стояла Фурия и смотрела на всех. Она была в прозрачном комбинезоне и босиком.
  Фурия опустила взгляд на покойников и добавила:
  - Окончательно. Тридцать шесть, тридцать семь.
  - Валить надо отсюда нахрен, - тоскливо пробормотал Боевой Гнус.
  
  
  
  Глава 26. Заброшенный военно-исследовательский комплекс.
  
  Бункер опустел. Все, кто мог ходить, разбежались по базе - на разведку. Перед этим они, собравшись в кружок, устроили мозговой штурм. Уже второй за короткое время. Принятое до этого решение пришлось изменить. "Штурм не удался, - как скептически выразился Фамус. - мозги были не те". На этот раз в кружок уселись все, даже лысый мутант. Сейчас было не до вражды.
  Фурия-Елена тоже сидела там, чуть в сторонке. Пицца накинула ей на плечи старый лабораторный халат, бог весть сколько времени провисевший в одном из шкафчиков.
  Самой Елене было всё равно. Она не чувствовала ни холода, ни тепла. Ледяное пятно на боку, где она намазала жидкостью из флакона, расползлось по всей поверхности кожи, проникло внутрь и погасило все клетки, что могли ощущать боль. Кажется, вместе с болью погасли и эмоции.
  Мысли сделались ясными, как свет солнца, и неохотно вмещались в слова. От этого ей не хотелось говорить - её просто не понимали.
  Тело стало лёгким, невесомым, кажется, можно оттолкнуться посильнее от пола - и взлетишь. Голова тоже опустела, лишние мысли, тревоги исчезли. Мозг превратился в пилу - такую целеустремлённую, стоит её направить на что-то - и она вгрызётся в проблему со всей силы, завывая и разбрасывая ошмётки. От этого мир вокруг немного покачивался и вращался, постоянно соблюдая равновесие, словно внутри сидел гироскоп.
  Только вот всё время хотелось есть. Как будто в ней работала мощная печь, с неслышным рёвом огня сжигая топливо. Едва только в желудке пустело, печь начинала искать пищу, как хищный зверь, и нужно было немедленно подбросить ей топлива.
  Будь у Елены немного прежних эмоций, она бы испугалась до рвоты. Но сейчас ей было совсем не страшно.
  Она сидела на ящике, аккуратно поставив ноги, как примерная ученица на уроке, и смотрела перед собой. Зрачки её то сужались, то расширялись, что ужасно пугало Пиццу_с_Крысой, которая то и дело оглядывалась на Елену.
  Елена смотрела на людей, что сидели и обменивались информацией. Словами - неуклюжими словами, которые только искажали смысл. Информация плавала над их головами, но люди её не видели, не замечали.
  Потом люди вскочили с мест, и ушли, покинули бункер. Осталась только девушка Пицца, на которую Елене не хотелось смотреть.
  Прожорливая печь внутри немного затихла, получив своё. Часть сознания освободилась. Елена оглядела бункер.
  Бетонные стены, прямоугольники шкафов, квадратики ящиков - всё это вместе складывалось в мозаику, в пазл из разноцветных частей. Почти каждая часть имела свою надпись, с цифрами или без. Все вместе они составляли картину мира. Его часть. Локацию. Как будто она снова очутилась в игре. Только это не игра, здесь всё взаправду, и если в этом мире тебя убьют, возрождения не будет.
  Она пока не знала, что делать с этой информацией. Слишком много вопросов, слишком мало данных.
  Елена перевела взгляд на компьютер. Фамус, прежде чем уйти, подобрал и сложил в пластиковую ванночку все отвёртки. Кожух привинтить он не успел, и системный блок стоял открытый, подмигивая зелёным глазом из путаницы проводков, решётчатых пластин и литых деталей. Он был похож на большое насекомое, с которого сняли панцирь.
  Локация. Игра. Эти слова зудели в мозгу, как надоедливые пчёлы. Какое-то незаконченное дело. Важное дело. Зачем она играла в игру, которая была просто обучающей программой? Неужели только ради запаса продовольственных пайков? Так он уже найден... Но зуд беспокойства почему-то всё усиливался, стоило ей взглянуть в распахнутое нутро системного блока.
  Она встала. Подошла к компьютеру и положила ладонь на кожух. Металл отозвался слабым гудением. Мир вдруг качнулся и сконцентрировался в точке соприкосновения.
  Сейчас же качнулся и внутренний гироскоп.
  Елена убрала руку и оглянулась. Пицца_с_Крысой подметала бункер. Девушка орудовала пластиковой метёлкой и совком весёлого розового цвета, такого неожиданного здесь, среди холодной кафельной плитки и бетона.
  - Вот оно мне надо? - ворчала Пицца, яростно возя метёлкой по бетону. - Вот зачем мне это, а? Ненавижу уборку, терпеть не могу. Нет, подметаю. Мусор подбираю, как идиотка. Все бросали, а я подбирай.
  Девушка подняла что-то с пола, повертела перед глазами, и бросила в совок.
  - Я им уборщица, что ли?
  - Пицца, - сказала Елена. - Экзоскелет.
  Пицца_с_Крысой вздрогнула и повернулась к Елене. Метёлку она машинально выставила перед собой.
  - Ты чего? Есть хочешь?
  - Экзоскелет снайпера, - настойчиво повторила Елена. Надо тщательно выбирать слова, чтобы тебя поняли. - Где он?
  - Тьфу. Напугала, блин, - Пицца бросила метёлку на совок. - Где, где. В гнезде. Парни его возле цеха нашли, он под стеной валялся, весь в хлам разбитый. А тебе зачем?
  - Где, покажи.
  Разбитый экзоскелет лежал у стены, за ящиками. Его притащили и сложили на расстеленном куске брезента.
  Елена наклонилась и осмотрела его. Металлические детали, куски пластика, пучки проводов, пластины брони. Мусор. Хлам.
  Да, для Пиццы и всех остальных это бесполезная груда мусора.
  Контакты нарушены, провода, тонкие, изящные соединения, драгоценные схемы - разрознены и разбиты.
  Елена взяла в руки шлем. Он помялся, забрало помутнело, его покрывала паутина трещин. Сбоку болтались трубки и проводки - вены и артерии экзоскелета.
  
  Она положила шлем на останки разбитого механизма. Мир снова качнулся, но она справилась. Груда металла и проводов вызывала странное желание взять себе, обладать ими. Они были как гора игрушек и конфет для ребёнка за стеклом витрины.
  Нет, не сейчас. Генератор рядом с центральным компьютером, игровой процессор - вот что ей нужно.
  Генератор послушно загудел, сжигая очередную порцию топлива. Елена знала, что эта порция одна из тех, что запасены на завтра. Что их надо беречь.
  Но ведь завтра может и не наступить. Если не начать действовать прямо сейчас.
  Елена ухватила офисное кресло, в котором уже продавил ямку своим задом Глен, и подтащила к компьютеру. В чём сидеть, неважно. Важен приёмник. То есть она сама.
  - Ты обалдела? - Пицца подошла и заслонила генератор собой, как мать - ребёнка. - Только заглушили. Фамус орать начнёт, что всё топливо сожгли.
  - Надо.
  Пицца_с_Крысой посмотрела Елене в глаза и поёжилась.
  - Слушай, я с тобой драться не буду. Ты и так чокнутая, а сейчас вообще с катушек слетела. Может, ты кусаться начнёшь, кто тебя знает.
  Пицца говорила, а сама незаметно двинулась вбок и подобрала с верстака монтировку. Пистолет уже был у неё в руке.
  - Надо, - повторила Елена.
  - Что значит - надо? - сказала Пицца, не убирая пистолет. - Может, ты сейчас глупость какую сделать хочешь. А я отвечай. Скажут - оставили бабу на дежурстве, а она всё просрала.
  Руки у девушки не дрожали. Вероятность, что она выстрелит, была высока, выше пятидесяти процентов.
  Пистолет... "Марка, изготовитель, номер, дата... количество патронов... отличное состояние..." Конфетка в чужой руке.
  Елена вздохнула, посмотрела на оружие. Она чувствовала его притяжение. Тепло нагретой в ладони рукояти, дрожание частиц металла, обманчиво спокойную уверенность взрывчатой смеси в патронах...
  - Ты что делаешь? - страшным шёпотом спросила Пицца. Глаза её расширились, она отступила на шаг. - Блин, ты себя видела? Ты на привидение похожа!
  Елена выдохнула. Нет. Не получается. Одно мгновение она была уверена, что пистолет сейчас прыгнет ей в руки. Мучительное ощущение, словно хочешь укусить себя за локоть - и не можешь.
  - Пожалуйста. Мне надо.
  - Я поняла, - Пицца немного успокоилась, но целиться в Елену не перестала. - У тебя крыша съехала на магии. Ты ещё в первый раз, когда мы со спецами Глена схлестнулись, кричала, что всё можешь. Что сейчас всех нагнёшь и раком поставишь. Не, это сработало, правда. Даже я тогда поверила. Но сейчас-то чего? Или ты сама себе веришь? Ничего ты не можешь, подруга. Кожа эта лягушачья - не волшебная. Давай, я тебе чай сделаю. Выпьешь, успокоишься. Может, это тебе гормоны в башку ударили. Слезай с кресла...
  Елена, не ответив, положила ладони на процессор, подержала, чувствуя, как нагревается кожа на подушечках пальцев. Ладони скользнули к датчикам, она их подняла и прижала присоски к вискам.
  Шум мерно работающей машины возник в голове и стал нарастать, он заглушил голос Пиццы и заполнил собой весь мир.
  ***
  Красный свет мигал непрерывно. Надрывалась сирена. Игрок с разбегу ударился толстым животом в дверь.
  Раздался сочный шлепок. Дверь не открылась.
  "Дверь заблокирована. Ваш код проверяется. Ваш код проверяется на соответствие безопасного пропуска объекта. Смените код или ждите подтверждения результата проверки..."
  Вот чёрт! Система безопасности перекрыла выход из локации.
  Игрок сменил ракурс и посмотрел на своего перса со стороны. Возле наглухо закрытой двери топтался толстый Мастер в клетчатой рубашке и синем комбинезоне. Полное лицо, глаза навыкате, будто от постоянных трудовых усилий, брови-гусеницы, нос картошкой. Комбинезон туго натянут на круглом животе, в большом, как у кенгуру, кармане лежат блокнот и ручка. Из кармана рубашки торчит гаечный ключ.
  Всё. Никакого оружия, ничего нет, чтобы защитить себя от толпы неписей. Гаечный ключ, ручка и набор цветных карточек в руке. Конец тебе, заводской бюрократ. Из тебя сделают решето и понизят в должности. А это совсем ни к чему.
  Игрок взглянул вверх и оценил обстановку. Вдоль галереи на втором ярусе зияли красными пастями прямоугольники проёмов. От галереи вниз шли два пандуса - справа и слева. И сейчас из каждого проёма выдвигались охранники. Они пробегали галерею и спускались по пандусам вниз, к Игроку.
  Их фигуры в непрерывном мигании красного света тревожных фонарей мерцали и дёргались. Кажется, они рассыпались на пиксели при каждом очередном шаге и собирались снова - уже в другом порядке.
  Игрок толкнул дверь. Бесполезно. Обернулся - чёрные дёргающиеся фигуры приближались.
  
  
  Глава 27. Заброшенный военно-исследовательский комплекс
  
  Осталось одно средство, чтобы выиграть время. Единственный подчинённый - работяга на погрузчике. Игрок махнул карточками, указал рукой на охрану:
  - Задержать!
  Мгновение страха, что вживлённый в погрузчик непись во второй раз не подчинится. Но нет, команды ещё работали.
  Погрузчик лихо развернулся. Бывший мастер, разжалованный до работяги, двинул рычагами. Маленькая машина загородила игрока, пока тот взбегал по пандусу.
  Нужно выиграть время. В поле зрения настойчиво мигали строчки сообщений. Очки поощрения, награды. Срочно повысить уровень, вот что ему нужно. Тогда игра пойдёт легче, и он наверняка найдёт выход из этой ловушки. Наверняка.
  
  "Штраф за незаконное пересечение локации: - 10 очков. Поощрение в выявлении ошибки системы охраны: + 20 очков. Поощрение за ловкость и изобретательность: наблюдательность + 10, интуиция + 10. Изобретательность + 10.
  Способность видеть скрытое: 5.
  Штраф за повреждение квалифицированного специалиста /Мастер/: - 20 очков. Штаф за повреждение имущества: - 25 очков.
  Награда за использование нового умения: + 20 очков. Награда за выявление нарушения внутреннего распорядка: + 30 очков. Награда за выявление недостатков в системе коммуникации: + 30 очков.
  Прозрение: 5. Мастерство: 2.
  Поздравляем! Ваш уровень 5. Вы мастер 2 ступени. Достигнуто: 2/3. Станьте мастером 3 ступени, и вам откроется возможность повышения. Доступ к закрытой информации: 2/3. Способность к коммуникации: 3/5.
  Способность: Управление. Доступно: двадцать рабочих от первого до шестого разряда в полном подчинении.
  Способность: Ремонт простой, ремонт сложный.
  Способность: Коммуникация: 3/5. Способность "Коммуникация" зависит: интеллект, способность к обучению, мастерство. Интеллект - 3. Способность к обучению - 4. Мастерство - 2. Текущий уровень коммуникации - 2. Непрямое влияние Прозрения на мастерство. Схема влияния - недоступно.
  Доступ к закрытой информации - 2/3. Поднимитесь на два пункта и получите полный доступ к закрытой информации.
  Набор инструментов мастера - бывший в употреблении, износ - 5 процентов.
  План работ... Текущие задания... сроки исполнения...
  Задание номер один - комплектация механизмов: выполнено 1/20. Задание два - монтаж и доработка очистных сооружений. Задание три - обеспечение грузооборота. Задание четыре - обучение персонала...
  Поднимитесь на шестой уровень, и вы достигнете верхней ступени служебной лестницы! Не теряйте оптимизма, и вам откроется мир новых возможностей. Станьте инженером, и вы подниметесь ещё выше!
  Внимание! Новое повышение уровня сразу после предыдущего не предусмотрено! Внимание! Повышение уровня сейчас невозможно. Дождитесь накопления игрового опыта".
  
  Всё это Игрок успел пролистать одним махом, пока взбегал по пандусу. Кажется, локация сотрясалась в такт с завываниями сирены. Время мигало вместе с тревожными лампами, секунды дёргались и замирали, как заевший ролик.
  Хотя и не вполне собранные, все охранники уже успели сбежать вниз по пандусу. Сейчас они суетились, пытаясь обойти погрузчик. Но подчинённый игроку работяга оказался лихим водителем. Он быстро и уверенно управлял машиной. Погрузчик шустро крутился, разворачивался и катался по площадке, разгоняя неуклюжих охранников. Так что никто и ничто не помешало игроку забраться на галерею и нырнуть в дверной проём.
  Игрок оказался в просторном помещении, не похожем на цех. Здесь стояли демонстрационные стенды с разноцветными графиками и схемами. Вдоль стен тянулись лабораторные шкафы с прозрачными дверцами. За стеклом красовались почётные грамоты, блестящие узлы механизмов, детали приборов и прочая мелочь.
  Несколько шкафов имели глухие дверцы и навесные замки. На некоторых шкафах замки были сорваны, а дверцы распахнуты настежь. От них по полу тянулись странные следы - как будто кто-то пробежал к выходу на галерею, шаркая резиновыми подошвами со стальными набойками. При этом роняя из карманов винты, гайки и подшипники. Мелкие блестящие кусочки металла раскатились по полу, отмечая путь, где прошли те, что выбрались из шкафа.
  Внутри одного из распахнутых шкафов слышалось звяканье, гудение и стук. Словно там возилось большое насекомое с железными крыльями.
  Игрок осторожно подобрался к шкафу и заглянул внутрь. Там ворочался, пытаясь выбраться наружу, наполовину собранный охранник. Можно было видеть, из чего он слеплен: верхние полки в шкафу опустели, сохранив следы от деталей, не покрытые пылью. Наспех слепленный торс дёргался, цеплялся одной рукой за дверцу и подпрыгивал. Коротенькие, как у таксы, ноги толкали снизу, но вес тела осилить не могли. Огрызок другой руки размахивал клешнястым зажимом, непрерывно щёлкая.
  Должно быть, этому охраннику не хватило деталей.
  Голова, похожая на разобранный кочан капусты с торчащей кочерыжкой - только листья у неё были из металла - повернулась к Игроку. Замигал болтающийся на проводке огонёк крохотной лампы. Охранник поднял огрызок клешнястой руки, направил на Игрока и запрыгал, как заведённый.
  Игрок захлопнул шкаф. Внутри бессильно заколотились.
  Позади, приглушённый стеной, раздавался лязг, натужное гудение мотора и чпоканье пуль о механизм погрузчика. Охрана добивала бывшего мастера.
  Нельзя было терять ни секунды.
  Он огляделся в поисках оружия, которым укомплектовались охранники. Он нашёл только пустые полки. Как видно, всё забрали эти странные конструкты. Может, им даже самим не хватило, как ног этому недоделку. Что же, оружия нет и здесь. Надо уносить ноги.
  К счастью, в лаборатории оказалась другая дверь, в противоположной от галереи стене. Над дверью висел светильник молочно-матового стекла с красной надписью "Выход".
  Игрок перебежал помещение - в обычном дверном замке торчал обычный ключ с биркой. Игрок легко повернул ключ, выбрался из лаборатории на лестничную площадку и замер от удивления. По лестнице ходили люди.
  Это, несомненно, были неписи, но очень реалистичные.
  Кокетливо опираясь наманикюренными пальчиками о перила, поднималась по ступенькам секретарша. Белая блузка на пуговках слегка расстёгнута на груди, юбка-карандаш обтягивает тугие бёдра, стройные ножки в строгих туфельках. Рядом с секретаршей идёт солидный мужчина в хорошем офисном костюме, подмышкой - папка с документами.
  Вниз, навстречу этой парочке, с деловым видом спускается похожий на первого мужчина, но одетый попроще. У него поверх костюма наброшен белый халат, из кармашка халата торчит маленький блокнот.
  На крае зрения пробежали строчки сообщений: Вы покинули локацию... Вы открыли локацию: "Директорский корпус". Для нахождения в этой локации необходимо получить задание! Покиньте локацию или на вас будет наложен штраф. Покиньте локацию в течение пяти минут. Не покинувший локацию работник без задания будет понижен в должности..."
  Пока Игрок глазел на людей, мужчина в белом халате прошёл мимо и нырнул в дверь лаборатории. Игрок прислушался - но ничего не услышал. Возможно, охрана при виде инженера встала по стойке смирно. Или рассыпалась на запчасти...
  Он двинулся вверх по лестнице вслед за солидным мужчиной с его секретаршей. И услышал обрывок разговора:
  - Необходимо сегодня же провести дополнительные испытания прототипа. Прошу довести до сведения персонала. Ознакомьте заместителей директоров, начальника цеха и всех ответственных лиц. Ровно в пятнадцать ноль-ноль по местному времени...
  Секретарша что-то отвечала мелодичным голоском, кивая ухоженной причёской.
  Начальник, кажется, услышал шаги за спиной. Обернулся и уставился Игрока.
  - Так! - сказал, строго взирая сверху вниз. - Почему не на месте? Сейчас же вернитесь в цех...
  Здесь начальник замер на полуслове. Его изображение на краткий миг дёрнулось и застыло. Потом он встрепенулся и продолжил другим тоном:
  - Так! У меня для вас срочное задание.
  Холёная рука с кольцом на пальце - Игрок машинально отметил, что это кольцо с крупной печаткой - нырнула в карман пиджака. Показалась крохотная записная книжка с золотым обрезом.
  - Немедленно идите к главному инженеру. Найдите его и передайте план испытаний.
  Начальник - судя по всему, это и был директор - вытащил из записной книжки сложенный в несколько раз листок и протянул Игроку.
  Возникла надпись: "Вам предлагают новое задание. Директор даёт вам поручение: найти сотрудника и передать данные. Вы не можете отказаться. Отказ влечёт за собой катастрофическое понижение в должности. Выполнение задания в короткий срок означает поощрение. Да, Нет?"
  Что за вопрос. Конечно, да.
  Игрок, то есть Мастер, взял листок из руки директора.
  "Вы приняли задание директора. Поздравляем! Вы приобрели новый опыт. Вы получили возможность перейти на следующий уровень. Внимание! Ваша характеристика "Способность видеть скрытое" повышена. Прозрение: 6.
  Вы можете получить повышение в должности. Выполняйте задания, и награда не заставит вас ждать!"
  Отлично. Награда за выявление ошибок и косяков в системе, хотя и оказалась не очень щедрой, всё же перекрыла штрафы, даже с лихвой. Не хватало только капельки опыта. И вот он, новый уровень.
  "Поздравляем! Ваш уровень 6. Вы мастер 3 ступени. Достигнуто: 3/3. Вам открылась возможность повышения. Доступ к закрытой информации: 3/3. Способность к коммуникации: 4/5...
  Новоиспечённый Мастер глянул на себя. Да, повышение пошло толстяку на пользу.
  Клетчатая рубашка сменилась на однотонную, потрёпанный синий комбинезон приобрёл свежий вид, толстый живот подтянулся. Даже лицо у мастера стало умнее.
  Шестой уровень... Игрок смутно вспомнил, что шестой разряд - самая высокая ступень для рабочего в реале. Почему так, почему не десятый, например? Но здесь новый уровень означает возможность подняться по служебной лестнице, а это главное. Подняться как можно выше. Пройти эту чёртову игру и получить желанный приз, чем бы он ни был.
  Игрок посмотрел на листочек с заданием в руке. Маленький листок с золотой кромкой из директорского блокнота.
  Сейчас же выскочила надпись: "Задание: найти главного инженера проекта. Отдать бумагу с протоколом испытаний. Поощрение - не определено".
  Слева вверху нарисовалась картинка: план здания. Серые контуры стен, квадраты офисов, цехов и подсобок. Где-то там стояла красная точка - цель. Тот самый инженер. Его нужно найти.
  
  
  Глава 28. Заброшенный военно-исследовательский комплекс
  
  Да, не зря качались характеристики Способность к обучению и Способность видеть скрытое... И, как видно, помог загадочный параметр "Прозрение". Мастер-3 оказался явно умнее Мастера-2.
  Игрок быстро разобрался в карте, которую подкинули ему вместе с заданием директора.
  Топая новыми ботинками по ступенькам, пробежал по лестнице до первого этажа. На площадке толкнул дверь с табличкой "Цех ? 5". Там работали станки, между ними по проходу ходил мастер первой ступени, наблюдая за процессом.
  В станках сидели рабочие низких уровней. Между станками прохаживался мастер первого уровня. Вот он остановился возле одного механизма. Манипуляторы рабочего хаотично дрожали, и Мастер-1 принялся устранять неисправность.
  Игрок прошагал мимо, попутно считав информацию со станка и работника. Год выпуска за десять лет до Большого песца... в отличном состоянии, плановый ремонт... Усовершенствован такого-то числа, запрограммирован на выполнение операции номер восемь... ответственный - фамилия, имя.
  Мастер-1 неохотно оторвался от работы и указал на дверь в противоположном конце цеха, с табличкой "Гордеев И.П., инженер".
  Игрок рысцой пересёк цех, но инженера за дверью не оказалось. Ну конечно, красная точка на карте - просто его служебный кабинет. Всё время он тут не сидит. Комнатушка с одним окном, рабочий стол, стул, шкаф и чашка с недопитым кофе. Кажется, чашка ещё не остыла.
  Мастер-1 не желал помогать, только бормотал что-то невнятное про поставки и комплектацию. Игрок заглянул в "Возможности". Так, что это у нас? "Вы можете давать распоряжения низшему персоналу. Вы можете оказывать влияние на работников категории "Мастер" первой и второй ступени". Ага!
  Игрок принял грозный вид и надавил на непися. Со стороны это выглядело смешно: один мастер навис над другим, потрясая блокнотом. "Я тебя в книжечку запишу!.." - вспомнилась фраза из мультика.
  Подействовало. Мастер низшей ступени испуганно втянул толстый живот, зашевелил мозгами и выдал информацию.
  Инженер только что был, но вышел. По своим, инженерным, делам. Нам, простым работникам, он отчётом не обязан, но сказал, что на испытания. Где? Не уверен... сейчас, сейчас! Да, обычно испытания проводят в цехе без номера, где цокольный этаж. Как выйдешь, так направо... Как без номера? А так, там табличка - "Не входить!" и номер краской замазан. Почему? Начальству виднее, почему.
  Большего от напуганного Мастера-1 добиться не удалось. Ничего, хоть что-то...
  Глянул в карту. Надо выйти из здания, пройти здесь, между цехами... Ничего сложного. Раз плюнуть, а не поручение.
  
  Над цехами светило солнце. Блестели свежей краской ворота, сияли новенькие стёкла окон в этажах директорского корпуса. Толстая труба в красно-белую полоску лениво курилась дымком.
  Игрок застыл на тротуаре, наслаждаясь картинкой. Солнце... белые облачка на синем небе... Вот где-то совсем высоко возникла и стала вспахивать небо пушистой бороздой тонкая линия. Наверное, самолёт. После Большого Песца самолёты уже не летают. Только над самой землёй бороздят пространство вертушки. Чем выше, тем гуще туманная мгла, а в густой мгле глохнет всё. И солнце - бледный круг, от которого не дождёшься тепла.
  Игрок ещё раз вздохнул, и решительно зашагал к цеху без номера.
  Здание показалось знакомым. Вот за углом трансформаторная будка, новенькая, как всё здесь. Между соседними зданиями перекинуты решётчатые мостки, по ним пробирается с деловитым видом рабочий с ведром краски в руке и кистью подмышкой. Пара труб в изоляционном кожухе тянется параллельно мосткам. На пожарной лестнице висит картонка "Осторожно, окрашено!"
  Предчувствие переросло в уверенность, когда Игрок увидел над входом в цех табличку с замазанным краской номером. Вот здесь кипел бой, рвался на куски опалённый огнём асфальт, осколки барабанили по кирпичу стен... С этой крыши свалился и упал разбитым подстреленный экзоскелет. Вот эти стёкла разлетелись вдребезги, выбитые взрывом...
  Игрока толкнули. Невесть откуда взявшийся охранник в чёрном комбинезоне отодвинул его толстого перса одной рукой, освободив проход к двери в цех.
  К ним шагал человек в белом халате. Полы халата разлетались от быстрой ходьбы. Человек на ходу просматривал какие-то бумаги. Под локтем у него был зажат ящичек с красным значком на боку.
  - Господин Гордеев? - окликнул его игрок.
  Не обратив на него внимания, "белый халат" прошагал к двери и нырнул в проём. Охранник прошёл следом, оставив дверь открытой. Мастер-3 кинулся за ними.
  - Господин инженер!
  Инженер бросил на ходу:
  - Некогда!
  Да что же это, как белый воротничок, так сразу плевать на простого работягу...
  Игрок едва поспевал за инженером. Они протопали через цех. Ещё двое неписей в серых халатах, что ждали внутри, засуетились, подхватили какие-то приборы. Потом пристроились обок инженера и поспешили вслед за ним.
  Они пересекли цех, собрав внушительную свиту, и все что-то тащили - кто рулоны чертежей, кто коробки, кто инструмент.
  Вся эта толпа просочилась в боковой проём с табличкой наверху "Не входить!"
  За проёмом оказался узкий лестничный пролёт. Инженер, всё так же глядя в бумажки, затопал вниз.
  Игрок уже не торопился вручать господину инженеру листок из директорского блокнота. Кажется, назревало важное событие. Если выполнить задание сейчас, игра может перебросить его персонажа в другую локацию или сделать ещё что-то ненужное.
  Так что он пристроился к процессии, держа бумажку в руке - не слишком на виду, но со значением. Вроде тоже по делу.
  Лестница повернула несколько раз мимо закрытых металлических дверей. Открылся подземный переход - серые плиты под ногами, бетонные стены, на них, под самым потолком, толстые змеи кабелей; пунктир светильников над головами.
  Звук шагов гулко отдавался от стен.
  Впереди показалась массивная дверь с внушительным кодовым замком. Пока игрок раздумывал, смог бы он открыть такую штуку со своим уровнем Мастера третьей ступени, инженер подступил к двери, заслонив спиной замок. Он что-то сделал, запоры щёлкнули, массивное дверное полотно отошло в сторону.
  
  Ослепительно вспыхнули лампы. Белый, неживого оттенка, свет залил каждый угол большого прямоугольного зала.
  Вдоль длинной стены зала стояли испытательные стенды. К стендам тянулись пучки кабелей.
  Вдоль противоположной стены, напротив каждого стенда, в пол были вмонтированы металлические контейнеры, опутанные системой трубок. На боку у каждого контейнера блестели кругляши манометров.
  Свита главного инженера рассыпалась по залу, люди в серых халатах засуетились. Кто-то раскладывал чертежи, кто-то устанавливал принесённые с собой коробочки приборов.
  Прозвучал сигнал. Все, кто суетился, застыли на местах. Распахнулась дверь, в сопровождении пары охранников вошли десяток человек.
  Игрок, притаившийся возле крайнего стенда, вздрогнул. Это были безликие работяги, такие же, как он в самой первой локации - жалкие подобия человека.
  Подгоняемые охранниками, работяги прошли вглубь зала и выстроились возле стендов, по одному на каждый.
  Серые халаты подбежали, стали тыкать в работяг приборчиками, налеплять присоски датчиков, светить каждому во все места и ощупывать.
  Снова прозвучал сигнал. Серые халаты отхлынули. Безликие подобия людей развернулись и, понукаемые охранниками, направились к контейнерам.
  Наверху каждого контейнера оказался люк. По приставным лесенкам работяги забирались внутрь. Люк тут же опускался и надёжно фиксировался.
  Сдвинулись боковые стенки, показались окошки прочного на вид стекла. За стеклом виднелись скорченные в позе эмбриона фигуры работяг.
  Третий сигнал.
  Главный инженер нажал кнопку на пульте. Сразу же где-то зашипело, дрогнули и закачались стрелки приборов. В окошках побежали цифры. Серые халаты напряглись и уставились на контейнеры.
  Игрок посмотрел туда же. За стеклянными стенками клубились мутные зеленоватые дымные клубы - внутрь закачивали газ.
  Человеческие фигуры внутри, размытые дымкой, вели себя по-разному. Кто-то сгибался в три погибели, зажимал голову руками, кто-то царапал ладонями стекло, пытаясь выбраться наружу, кто-то застывал столбом.
  Возле каждого контейнера стоял человек в сером халате и старательно фиксировал реакции каждого.
  Игрока замутило от этого зрелища. Конечно, это неписи, а не живые люди. Но он сам недавно был таким. Похоже, надо радоваться, что и его персонажа не запихнули в отряд подопытных кроликов...
  И что это за эксперименты такие?
  Он подобрался ближе к контейнерам. На него не обратили внимания, все смотрели кто на приборы, кто на подопытных.
  В ближайшем к нему крайнем контейнере уже всё было кончено. Подопытного работягу сотрясали судороги. Над головой у него стремительно менялись цифры жизненных показателей, понижались, уползали в ноль. Последний спазм, и безликая фигура скрючилась на дне, мёртвая. В разинутой дырке рта клубился зелёный дым. Цифры пропали, появилась надпись: "Тело. Останки человеческого существа. Можно использовать: кожа, кость, жидкости".
  Будь дело в реале, игрока бы стошнило. Использовать? Да что тут творится, в самом деле?
  В других контейнерах дела обстояли не так мрачно.
  Второй с краю работяга бился о стенку, но помирать пока не собирался. Глаза его с безумным выражением пялились на стоящих за стеклом людей, рот выплёвывал неслышные снаружи слова вперемешку с дымом.
  Прозвучал сигнал. Большие часы на стене показали, что эксперимент продолжался совсем недолго.
  Серые халаты снова засуетились. Показания приборов тщательно записывались. Трубы откачали из контейнеров зелёный дым, но люки открывать никто не торопился.
  Вот снова свистнуло, зашипело, и внутрь хлынула вода.
  Фигуры внутри контейнеров заметались, заколотили в стенки кулаками и пятками. Кто-то стучал о стекло лбом.
  Вот уже ещё двое скорчились, разинули рот в последнем спазме и пошли ко дну. Цифры над их головами стремительно уменьшились и превратились в ноль.
  Второй справа подопытный оказался крепче остальных. Он дёргался, глотал воду, молотил по стенкам головой, ногами - и не умирал.
  Кожа его приобрела зеленоватый оттенок, как у лягушки, глаза выпучились и стали совсем уже нечеловеческими.
  Однако цифры его жизненных показателей не скатились до нуля, как у других. Сначала они просели, но потом выровнялись и больше не падали. Кажется, чем больше работяга бился о стекло, тем больше свирепел.
  Сигнал!
  Вода забурлила, уровень её в контейнерах стал понижаться, и скоро с последним бульканьем она ушла в пол.
  Троих оставшихся живыми работяг вытащили наружу. Их положили на металлические каталки, закрепили за лодыжки и запястья, подкатили к стендам.
  Набежали помощники инженера. От стенда протянули провода, облепили тела подопытных присосками. Особенно много налепили на головы.
  Подали ток, и тело на каталке задёргалось. Небольшой перерыв - и ток увеличили. Подопытный дёргался всё сильнее, каталка раскачивалась, и её пришлось держать. Но вот работягу пробила особо мощная судорога, и он обмяк.
  Один из серых халатов деловито подошёл со шприцем, ввёл куда-то в затылок подопытному иглу. Шприц наполнился мутной жидкостью. Работяга лежал, никак не реагируя, глаза его были пусты и бессмысленны.
  Помощник в сером халате опорожнил шприц в колбу. Что-то сказал инженеру, тот отрицательно покачал головой. Кажется, помощник хотел закончить процедуру, но его начальник недовольно хмурил брови и только почёсывал подбородок. Потом резко велел подчинённому продолжать. Тот пожал плечами и вернулся к каталке.
  Снова подали ток, и конвульсии сотрясли безвольно лежащее тело. В воздухе появился характерный запах озона. Что-то затрещало, потянуло палёным.С последней судорогой подопытный обмяк, как пустой мешок, кожа его приобрела зеленоватый оттенок.
  Инженер удовлетворённо кивнул, поколдовал над приборами, потыкал в кнопки. Нажал одну, особо крупную. Потом склонился над крайней каталкой и уставился на бессильно распластавшегося подопытного.
  Какое-то время ничего не происходило. Потом Игрок увидел, что тело работяги начало меняться. Оно как-то странно деформировалось, побледнело. Кажется, работник стал сильно потеть, а пот начал сразу испаряться. Скоро тело окутало туманной дымкой, скрывшей на мгновение тело.
  Игрок подумал, что ему это всё показалось, но нет - инженер быстро ткнул кнопку, мощно загудела вытяжка, дымка втянулась туда.
  Тело работяги вдруг опало, сплющилось, будто из него выпустили воздух.
  Один из серых халатов поднял то, что осталось от тела, встряхнул.
  Игрок вздрогнул - от работяги осталась одна только кожа. Прозрачный, слегка зеленоватый пузырь с очертаниями человека.
  И вот что удивило больше всего - никакой надписи о смерти непися не возникло. Как будто он всё ещё был жив...
  Пока игрок стоял в потрясении от увиденного, процедуру повторили со вторым выжившим в контейнере.
  Бедолага точно так же распался надвое - одну часть в виде пара затянуло в вытяжку, другую подняли с каталки и встряхнули, как тряпку.
  Третий и последний - самый буйный - сначала брыкался в своих креплениях, потом затих. Широко раскрытые глаза его смотрели в потолок, тело лежало неподвижно и прямо, как палка.
  Но когда инженер склонился над ним, работяга вдруг выгнулся дугой. На руках его вздулись бугры мышц. Крепление на запястье треснуло, развалилось. Движение работяги было таким быстрым, что размазалось в воздухе.
  Ладонь, ставшая вдруг твёрдой, заострённой, похожей на кол, угодила инженеру прямо в грудь.
  Игрок даже знал, что это - "Удар лома". Одно из умений, которые можно применить только раз. Таким он сам, помнится, прибил многоножку.
  Инженер оказался не прочнее многоножки. Грудь его вмялась, как бумажная. Брызнула кровь. Глаза человека выпучились, рот раскрылся в немом вопле.
  Серые халаты - помощники - застыли в изумлении. Или это время замедлилось? Игрок перебежал ближе к стенду, где происходило испытание. Никто не заметил этого.
  Он увидел, как инженер, с выкаченными в смертной муке глазами, судорожно шарит по столу. Вот он нащупал белого цвета ящичек, принесённый с собой. Белый ящик с красной цифрой на боку. Цифра семь.
  Отпахнулась крышка, рука инженера нырнула в ящичек и торопливо зашарила внутри. Забренчало стекло.
  Игрок тихо вскрикнул и наклонился над столом. Новенькие, блестящие пузырьки. На каждом красовалась аккуратная наклейка. Номер один, число такое-то...
  Инженер быстро, жестом умирающего от удушья, отковырнул пальцем пробку пузырька. Быстрым жестом плеснул в разинутый рот, остатки размазал по пробитой груди.
  Красные слова загорелись над головой человека в белом халате. "Недопустимое действие... Нарушение протокола испытаний..."
  Игрок не обратил на них внимания. Прямо на его глазах страшная рана, пробитая в груди инженера, стала затягиваться.
  Кровь ещё пятнала белый халат, но больше не текла, смятые ткани разгладились, сломанные кости выпрямились, соединились. Очень скоро дыра пропала, будто её и не было. О месте смертельного ранения напоминал только рваный халат.
  Инженер стоял, тяжело дыша. В руке его блестел опустевший пузырёк.
  Серые халаты метались вокруг, что-то кричали. Буйного подопытного попытались скрутить, навалившись все вместе, охранники. Тот порвал второе крепление, и теперь размахивал обеими руками.
  Он был страшен, от его взмахов охранники разлетались в стороны.
  Долго это не продлиться не могло. Краткие секунды бешеной мощи - и всё, падение в яму бессилия.
  Игрок подскочил к инженеру и вырвал из-под его руки белый ящичек. Инженер не сопротивлялся. Он стоял, привалившись животом к стенду. Лицо его с широко раскрытым ртом сделалось невыразительным, черты размылись, будто по рисунку провели невидимым ластиком.
  - Что это? - крикнул Игрок, ткнув ящичком под нос инженеру. - Что в пузырьках? Что вы сделали?
  Инженер замычал, овалы его глаз, уже потёкшие, как краска под дождём, уставились на Игрока с выражением немыслимого ужаса.
  Над ним мелькали красным надписи, быстро сменяясь и уползая вниз: "нештатная ситуация... нарушение протокола... недопустимое нарушение плана испытаний... превышение полномочий..."
  - Говори! Отвечай, мать твою!
  - Прототип... - прохрипел инженер, кривя почерневший рот. - Выжимка... Мы смогли!.
  Игрок показал инженеру бумажку с золотым обрезом:
  - Вот этот план?
  - Да!.. я нарушил!.. без этого не выйдет... ничего... - рот инженера окончательно расплылся. Последнее бульканье затихло. Тело в белом халате обмякло и распласталось по столешнице.
  Игрок выпрямился. Зажал подмышкой белый ящичек, бросил на спину инженеру листок из директорского блокнота. Ненужный уже план испытаний.
  Над ним парили надписи: "Вы приобрели уникальный опыт. Вы получили новые знания! Ваша характеристика "Способность видеть скрытое" повышена. Вы достигли предельной ступени Мастера. Уровень коммуникации 5 из 5. Ваше поощрение... Вы оказались в нужное время в нужном месте... Вы - ближайший работник высокого ранга в данной точке. Инженер понижен в должности. Вы получаете повышение. Вы - инженер..."
  Рядом, у каталки, один из охранников приставил пистолет к голове подопытного и нажал на спусковой крючок.
  
  
  
  Продолжение следует...
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"