Финова Ева: другие произведения.

Магическая академия Роганды. Ведунья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завершено. Ознакомительная часть книги. Летающие замки, магическая академия, дар, проснувшийся во мне в одночасье. О чем можно еще мечтать? Разве что, о "душечке" ректоре или же службе гренадером у "красавца" короля? Но не так все радужно и замечательно, как могло показаться. Вначале меня похитили и использовали мой дар, зарабатывая на этом деньги, затем все же спасли, но домой не отпускают, добровольно-принудительно зачислив в академию. Такие вот дела. Владыка Ада и вовсе угрожает убить всех, кого я когда-либо знала, если посмею полюбить... Как я все это выдержала? Не знаю. Но сдаваться не собираюсь! #романтика#маги#демоны#академия#одаренная героиня# Место действия: Роганда, Ирвинтвед, Китвулд Просторы Ада.

  Глава 1. Находка
  [Портовый городок, Гвада. Таверна]
  - Дай ее сюда, - молодой маг старался говорить грозно, шепотом, и протянул ладонь, собираясь сорвать мешок со спины приятеля. Он одновременно скосил взгляд на трактирщика - но тот по-прежнему неторопливо протирал кружки, стоя за стойкой. По углам несколько докеров и рыбаков, заглянувших пропустить кружку-другую вечерком после трудового дня, рассматривали колоритную парочку, не скрывая своего интереса. Хоть какое-то да развлечение, думали завсегдатаи отхлебывая эля, а кто медовухи.
  - Зачем она тебе? - рыжий уродец по имени Жвинг двинул плечом назад, уворачиваясь. Рюкзак качнулся, внутри что-то пискнуло.
  - Как зачем? - прошипел парень, стараясь незаметно окинуть взглядом прокуренный и задымленный чадом с кухни зал: смотрят остальные или нет? Несколько секунд посомневавшись, Регд все же решил: смотрят, и заинтересованно, поэтому тихо проронил: - Пойдем выйдем.
  Цикнув от досады, рыжий маг оставил недопитую кружку эля, последовав за приятелем на улицу. Потом сплюнул и выругался, когда тот не остановился на крыльце, а зашагал по улице и свернул в переулок.
  - Регд, совсем сдурел! - Жвинг решил наехать первым: мало того, что приятель пытается отобрать общую вещь, так еще и место для разговора выбрал хуже некуда: воняло кишками и тухлой рыбой.
  - Не шуми! - сказал другой маг, резко сдергивая с его плеча мешок.
  Отчетливо послышался жалобный женский вскрик, хоть и заглушенный тканью, потом кто-то заплакал.
  - Заткнись! - крикнул Регд, грубо встряхнул сумку на лямках и прибавил: - Замолкла. А то сегодня жрать не дам!
  - Отдай ее сюда! Сегодня она моя! - прошипел Жвинг, вцепившись в ткань мешка с другой стороны.
  - Не твоя, а наша! - Регд, недолго думая, выморозил заклятьем кулак и двинул приятеля ледяным прикосновением в плечо, обморозив тому кожу.
  Рыжий вздрогнул и от неожиданности вскрикнул, разжав пальцы. Регд тут же этим воспользовался, забрав мешок себе. Жвинг побагровел, глаза налились кровавым бешенством, губы зашевелились, формируя ответное заклятье, причем боевое из старших. Но сплести он ничего не успел. Раздался негромкий хлопок и запахло озоном, в двух шагах от драчунов раскрылся портал. Тут же из-за угла в тупичок переулка шагнул худой как щепка мужчина в глухом черном плаще, схватил обоих студиозов и втянул в воронку перехода.
  В глазах Регда и Жвинга на мгновение помутилось, выпитый эль подпрыгнул в животах и попросился наружу. Все тут же закончилось, трое оказались на холодном каменном полу глухой, явно подвальной комнаты. Пустой, если не считать синего магического шара-светильника под низким потолком. Парни судорожно сглотнули, Регду остро захотелось в туалет. В глазах у обоих застыло страшное: "Вляпались". Первым из тисков ледяного вырвался Жвинг, отпихнул от себя сумку и затараторил:
  - Это все его идея! - рыжий для убедительности ткнул в Регда пальцем.
  - Нет! Это все Дисс! - воскликнул второй. Ему тут же захотелось отморозить руку приятеля с концами, чтобы не тыкал больше пальцами... Да только ректор запросто сочтет это нападением.
  Несколько мгновений архимаг Глениус Сегдиваль смотрел из-под капюшона, словно темный дух, да таким пронзительно-обличающим взглядом, что парней опять прошиб ледяной пот, и они заерзали, готовясь покаяться во всех грехах своей недолгой жизни, начиная с кражи маминого варенья в трехлетнем возрасте. Решив, что произведенный эффект достаточен, ректор скинул капюшон, аккуратно поднял мешок, раскрыл и заглянул внутрь. Взгляд полыхнул антрацитовым огнем, причем самым смертельным, тень сгустилась, словно черный провал к демонам. Толчком воздуха он припечатал своих студиозов к стене, вынося вердикт голосом безжизненной смерти:
  - Отчисление - это не самое страшное, что с вами случится в ближайшем будущем.
  Глениус подхватил с пола мешок, и его свободная рука окуталась пламенем, выводя руну, запечатывая тем самым помещение. Лишив виновных возможности сбежать, архимаг, даже не взглянув больше на студиозов, тут же скрылся в портале.
  Через несколько минут в комнату через воронку в том же самом месте, открывшуюся на мгновение, ввалился испуганный Дисс. Заметив двоих своих друзей, быстро смекнул что куда, крикнув:
  - Кто меня сдал?!
  
  Глава 2. Спасение
  [Академия Роганды. Замок Водолея]
  Аккуратно перехватив магическую сумку, Глениус Сегдиваль шел по коридору. Увидев табличку "Виеда Аркин", постучал.
  Дверь открылась почти сразу, женщина ожидала ректора, получив мысленный приказ.
  - Где она? - спросила та, переместив взгляд с лица Глениуса на магический студенческий рюкзак, слегка трепыхающийся в его руках, кивнула и пропустила внутрь.
  Раскрыв сумку, архимаг Сегдиваль медленно достал девушку, уменьшенную до размеров белки. Бедняжка с заплаканным личиком тихо всхлипывала, приложив ладошку к губам, чтобы заглушить звуки.
  Увидев злой взгляд мужчины, доставшего ее из сумки, девушка испугалась и подумала: "Неужели меня продали?!"
  - По-моему, вам лучше выйти, - сказала Виеда, протянув руки к заколдованной крошке, аккуратно перехватывая ту из рук архимага за туловище.
  - Позаботьтесь о ней. - С этими словами ректор вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.
  Усадив бедняжку на кровать, преподавательница изменения крепко задумалась, разглядывая ее магическим зрением. Столько заклинаний намешано, выделить ауру уменьшающего почти невозможно. Но с пятого раза ей удалось вернуть девушке прежний вид, она раскрыла объятия и обняла рыдающую страдалицу, проведшую в магическом заточении не одну пару дней. Ее длинные русые волосы превратились в мочалку. Глаза припухли и заплыли от постоянных рыданий.
  - Аваке, аваке, диалов ваке... - причитала девушка.
  "Судя по говору, это хендиш, плохи наши дела", - подумала Виеда.
  Мотнув головой и отгоняя дурные мысли, женщина решила заняться насущными проблемами. В первую очередь девушку нужно успокоить, а потом покормить, ну а после уже заняться внешним видом.
  
  Глава 3. Лея Дорвиндаль
  [Академия Роганды. Замок Водолея]
  Меня зовут Лея Дорвиндаль, незадолго до восемнадцатилетия меня похитили маги академии Роганды, приглашенные на свадьбу к моей сестренке Асии. Эти уродцы, да простит меня мама, уменьшили мое тело до размеров белки и поместили в магический рюкзак. Им, как оказалось, нужны были мои способности, магическая неуязвимость, чтобы зарабатывать деньги на пари между такими же, как и эти, противными магами королевства-соседа Роганды. Дни тянулись долго. Ночи еще дольше. Иногда меня доставали на потеху остальным, ставили в центре и делали ставки на предмет: "Удастся ли применить ко мне магию?" Я стояла и глотала слезы, пока эти азартные твари, все до одной глядящие на меня, как на какую-то вещь, применяли свою противную магию. А один из них даже получил фингал под глазом после того, как послал в меня какое-то черное заклинание. Уже много позже я осознала, что это только что было. Смертельная энергия - вот что!
  Закончив сбор денег с должников, эти двое запихнули меня обратно в рюкзак, и, судя по звукам скрипа деревянной лестницы, спустились из комнатки, которую всегда снимали для своих сборищ, в зал таверны. Сегодня один из трех уродцев почему-то отсутствовал.
  Я слышала всех отчетливо даже через магическую ткань, но ни слова не могла понять. Рогандский язык для меня всегда был непостижим, даже когда пару раз садилась его учить. А потом рюкзак начало трясти и я обо что-то больно ударилась локтем, аж слезы вышибло из глаз. Не удержалась и всхлипнула. И ведь накажут же.
  Что происходило потом, не поняла, но двое тех уродов куда-то быстро шли, а потом начали спорить. Напряжение росло, и я не выдержала, разревелась. Открыв рюкзак, на меня злобно прикрикнули. Кажется, что-то про еду. Желудок и так прилип к позвоночнику, нещадно ноя. А тут еще и наказание. Прикрыла ладошкой рот, но прекратить всхлипывать не могла. Настолько все мне это уже осточертело. А потом произошло что-то из ряда вон выходящее. Темнота. Падение. Клапан рюкзака открылся, но поднять голову я не успела, его опять закрыли. И я услышала грозный голос кого-то другого... Что происходит?!
  Какой-то хмурый мужчина аккуратно вынул из сумки. Держа меня в своих теплых руках, пристально оглядел. Его злой взгляд не предвещал ничего хорошего. Но вопреки моим страхам и худшим опасениям он передал меня доброй женщине с красными волосами и ушел. Та после нескольких попыток все же вернула мне подобающие размеры, успокоила, накормила, искупала и даже сама лично высушила волосы, заплетая в косу. После она меня проводила и уложила спать в просторной, больше вам скажу - прекрасной комнате. Под действием лекарств я чувствовала себя чудно, но здорово! Поэтому сна не было ни в одном глазу, к тому же в рюкзаке я только и делала, что спала в перерывах между безмолвными истериками.
  Несколько минут разглядывания драпировок на моей новой кровати привели меня в уныние, жадное любопытство возобладало над страхом, и я принялась исследовать комнату. С левой стороны из окон до пола, полукруглых сверху, открывался прекрасный вид. Там за низеньким парапетом балкона парили облака. Мне не почудилось! Белые огромные хлопья ваты проплывали мимо. Дождавшись, пока уйдет женщина, я спешно открыла стеклянные дверцы и вышла наружу. Выглянула вниз и ахнула! Мы действительно парили в облаках! Под словом "мы" я подразумевала все здание. Глянув вверх, увидела также череду балконов, выходящих наружу. Красота...
  - Не боишься упасть? - окликнул меня приятный голос незнакомца, которого я не видела, но уже заочно зауважала за знание моего родного языка и идеальное произношение.
  - Боюсь. И все равно восхищаюсь! - ответила я, пялясь во все стороны, пытаясь определить источник звука.
  Но тем не менее мужчина (судя по тембру) продолжил допытываться:
  - Чем же? Я могу поинтересоваться?
  - Можете... Но вначале покажитесь, - поставила ультиматум, не найдя никого в обозримом пространстве.
  - А вы не испугаетесь? - продолжал издеваться тот же незнакомец.
  - Наверное, нет... - Его вопрос меня еще больше заинтриговал.
  -Что ж, - только и ответил мне голос.
  После чего наступила пауза, затянувшаяся на пару минут. Потом прозвучала следующая реплика:
   - Хм, вы все еще стоите? Странно. Теперь начинаю понимать, чем же так заинтересовала тех студиозов девчонка из новых земель.
  Вот на что - на что, а на "девчонку" я действительно обиделась... Поэтому мой ответ был соответствующим:
  - Простите, о превзрослый мужской голос, но я с незнакомцами не разговариваю! - насупленно сообщила ему, скрещивая руки на груди и обиженно приподнимая подбородок.
  Вообще-то, обычно так не делала. Но ситуация, согласитесь, не совсем обычная. Да и находилась сейчас не дома, а неизвестно где парила в облаках. Вот против последнего я честно не возражала. Знать бы только, где я и как вернуться домой при необходимости, и жизнь стала бы совсем прекрасной.
  Хохотнув, незнакомец решил продолжить наш разговор очным способом. Он выплыл из облаков, левитируя, приблизился и сел на край парапета, рядом с которым я стояла. Я встретилась взглядом с тем самым мужчиной неопределенного возраста, который меня спас. Сейчас, в более спокойной обстановке, успела заметить его красивые и между тем грозные черты лица. Впрочем, фигура тоже была ничего так.
  Не дождавшись моей восторженной реакции на свое появление, личность в сером, почти черном походном костюме с темно-синим плащом решила меня поддеть:
  - Простите, о взрослая и непомерно мудрая девушка, но смею заметить тот факт, что вы уже говорите со мной, то есть с незнакомцем, пять минут как.
  - Ну, значит, лимит мой исчерпан, и я пошла спать, - развернулась и спокойно зашла в комнату. К моему великому огорчению, меня никто не остановил. А я ведь даже ставни не закрыла... Походила по комнате, на балконе ни звука. Посидела на кровати, и опять - тишина. Разочаровавшись в моем новом знакомом, повторно вышла на балкон. И только подойдя к парапету, поняла, что он все это время был здесь! Стоял спиной к колонне, закрывающей его от меня.
  Победная улыбка этого хитреца была признаком моего поражения. Куда уж мне тягаться с этими мудрыми магами, особенно такими. Поэтому, вздохнув, смиренно приблизилась к нему, ожидая очередной шутки. Но издеваться он не стал и серьезно спросил:
  - Из какой вы деревни, милейшее создание? Пытать ту троицу, похитившую и притащившую вас сюда, как бы ни хотелось, но в соответствии с Кодексом этой академии просто физически не могу. Король не позволит. Впрочем, не только я, но и никто из преподавательского состава. Сейчас мы все, конечно, об этом очень жалеем.
  - Правда? - искренне удивилась такому заступничеству со стороны абсолютно незнакомых людей, к тому же не жителей моей деревни.
  - Абсолютно, - спокойно ответил маг приятной наружности.
  Задумалась, немного помяла свое бежевое платье, которое я не сняла, укладываясь спать, так как раздеваться в незнакомом месте не рискнула. Этот человек спас мне жизнь и, по-видимому, хотел принять участие в возврате меня родителям, поэтому все же решила ему довериться, сообщив чистую правду:
  - Я из деревни Вихендшир.
  После моих слов его взгляд стал непроницаемым. Не сказать чтобы злым, но каким-то безучастным и отстраненным.
  - Прости меня, но я не могу сейчас отвести тебя домой, - напряженно ответил, как оказалось, ректор этого заведения.
  - Почему? - тут же встревожилась я, гадкие мысли полезли в голову. - Вы меня опять запрете и будете ставить опыты, да?
  Я внутренне сжалась, ожидая ответ, но его не последовало ни через пять, ни через десять секунд. Тогда я не сдержалась и горько заплакала, барабаня руками в грудь этого злого дяди. Маг отвечать не стал. Ректор вообще ничего не делал, стоял твердый и молчаливый, словно скала, и терпел все мои удары. А после того как я, выбившись из сил, повисла безжизненным мешком у него на руках, отнес меня на кровать. Присел на край и произнес вовсе жестокие слова, которые не сразу дошли до моего разума:
  - Часть ваших деревень переметнулась к нашим врагам из Ирвинтведа, и Вихендшир одна из них. Королю пришло только письмо об одностороннем разрыве отношений, подписанное частью старейшин. Но не это самое странное в данной истории. Они каким-то неизвестным никому в Роганде образом закрыли все проходы в свою долину. Я недавно вернулся из экспедиции, возглавляя отряд переговорщиков. Увы, безрезультатно.
  Дальнейшие слова не услышала, дрема и моральная усталость выиграли битву за мое сознание, после чего я попросту провалилась в сон, оздоравливающий и успокаивающий одновременно. Мне снилась мама. Она гладила меня по голове и молча улыбалась так, как умели только мои самые любимые на свете родители. Я звала ее, тянулась к ней, но при каждом взмахе моей руки она растворялась и появлялась вновь, продолжая перебирать мои волосы своими пальцами, расплетая косу.
  Проснулась утром с разметавшимися по всей подушке волосами. Вспомнив события минувшего дня, с изумлением поняла, что кто-то ночью действительно расплел мои волосы. Аккуратно сложенная лента лежала на прикроватной тумбочке. Я так не умела, даже пребывая в сознании. Никогда ранее не убирала свои вещи, да еще так опрятно.
  - Мама? - с надеждой позвала я, но, увы, ответила мне лишь тишина.
  Еще через несколько минут, когда я все же заплела косу и сходила умыться, пришла та самая женщина, которая за мной вчера ухаживала после всего этого ада.
  - Я плехо говорить по хендиш. - Она заглянула в небольшую книжечку и решила не мучиться, стала читать оттуда:
  - Рэкторь Глиениус Сегдиеваль, великэй чернэй жнэц, премудриэй архимиаг. - Произнеся все это на исковерканном моем родном языке - хендиш, она вытерла пот со лба и продолжила: - Оставиэть иэнструкцэя.
  Выговорив все это, женщина с ярко-красными волосами, собранными в пучок, вытащила из своей книжечки маленький листочек, на котором ровным почерком было правильно выведено: "Вернусь вечером. Магиня Виеда Аркин - лучший преподаватель изменения в Роганде, будет рядом. Слушайся ее, пожалуйста. Я сделаю все, чтобы вернуть тебя домой, обещаю!"
   Последнее предложение вселило в меня маленькую, но все же надежду. Я даже улыбнулась. Увидев мою демонстрацию покорности, та самая, которая Виеда, скомандовала:
  - Кушэать.
  После чего развернулась и вышла из комнаты. Я поспешила следом. А оказавшись в коридоре, и вовсе обомлела. Такие же полукруглые арки огромных окон до потолка не были застеклены. Мы спешно шли по длинному переходу, отгороженному со стороны окон низеньким парапетом. К нему прилегал небольшой, но очень живописный садик, неожиданно оканчивающийся обрывом. Страшная красота! В смысле - и красиво, и страшно одновременно. Но все же больше первое, чем второе.
  Разглядывая все вокруг, я чуть не упустила из виду свою провожатую. Та ничему не удивлялась, а терпеливо меня дожидалась. Иногда. А иногда пряталась за углом и ждала, пока я ее догоню. Коварная женщина. Преподаватель, что с нее взять? Поэтому я старалась не отставать. К тому же всюду на меня пялились студиозы разной наружности. Вообще-то для меня все были на одно лицо - уроды. Проходя мимо них, вспоминала множественные эксперименты в таверне. Некоторых я даже узнала. В особенности того злобного мага с уже залеченным фингалом под глазом.
  Он стал преследовать меня, исподтишка применять всякие странные заклинания: то с зеленым "дымком", то с оранжевым, а потом и вовсе с черным. Моя провожатая спустя некоторое время заметила неладное. Оглянулась. И вместо злобного мага за углом уже квакала маленькая, но такая же противная жаба с человеческими ногами.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я.
  На что Виеда Аркин ответила:
  - Кихике. - По идее, если я правильно поняла, на рогандском это означало - не за что.
  Зайдя в столовую, я растерялась. Сразу сотня глаз сидящих и стоящих студиозов уставилась на меня как по команде. Потом, увидев за моей спиной учителя, многие из них отвели взгляд и занялись своими делами. Но часть личностей, как я их тут же окрестила - "упорных", потому что упорно продолжали меня разглядывать, смотрели пристально и что-то кому-то нашептывали.
  - Акдахе каддане ки алвикиане дашкага Глениаке гадакарам, - громко произнесла моя провожатая, грозно оглядывая зал, и все оставшиеся упорные, что-то нашептывающие, резко отвернулись, потеряв ко мне всякий интерес.
  Преподаватель изменения (в сущности, я даже не знала, что это за предмет такой) подвела меня к длинному столу с едой. Разнообразие блюд радовало. Но большая часть ингредиентов мне была незнакома. Поэтому я выбрала вареную картошку с мясом да салатик, захватив с дальнего подноса несколько ароматных булочек. Собираясь уходить, глянула перед собой. Девушка моей же комплекции накладывала себе в три раза больше моей порции. Поэтому, осмелев, добавила еще одну тарелку с неизвестными мне фруктами. И не зря. Из всех блюд они были самыми вкусными.
  Поели мы быстро и молча. Проявлять свои скудные познания в рогандском и, соответственно, в языке хендиш ни я, ни моя провожатая не имели абсолютно никакого желания. Потом меня перепоручили студиозу с нейтральной внешностью. Не больше и не меньше, именно посередине. Возможно, этот блондинчик был сильным магом, но я все равно в этом ничего не смыслила. Поэтому распределяла всех встречных-поперечных исключительно по физическим признакам: высокий, толстый, тощий, носатый, горбатый, симпатяшка и так далее. Счет уродцев лидировал. У них тут точно маги учатся? Не могут подукрасить свою внешность, что ли? Изредка по пути обратно в мою спальню нам встречались действительно симпатичные маги и магини, о чем те, безусловно, знали и воротили нос при моем появлении. Хотя не только они, спешно отворачивались практически все. Завидуют, что ли? Хм, странно.
  - Скажи, а чего они все разворачиваются спиной? - попыталась завязать общение со своим провожатым.
  - Нэ знать хендиш, - ответил тот, обернувшись ко мне и стараясь при этом не смотреть мне в глаза.
  Вот и поговорили. После десятого дернувшегося при моем появлении мага мне захотелось заглянуть в зеркало. Я ускорила шаг, тем более что путь до моей спальни худо-бедно, но запомнила. Пробежав по коридору с красивым садиком, даже на него не взглянула, устремилась в свою комнату.
  Там меня встретил лысый дядька в таком же, как у ректора, костюме, поклонился и с улыбкой проговорил:
  - Действительно, прелестное создание.
  - О чем вы? - недоуменно спросила я, подойдя к своему отражению.
  Зеркало висело рядом со старинным комодом. Нормальная внешность, опрятное платье, чистое лицо. Еще секунду разглядывая себя, поняла, что не ошиблась. Все было в порядке.
  - Загляните в свои глаза, - подсказал этот наглый маг такого же неопределенного возраста, как и Глениус.
  В очередной раз проигнорировав мысль о том, что мы говорим на одном языке, я сделала так, как сказал лысик.
  При этом мои зрачки полыхнули фиалковым светом на секунду, поэтому отвела взгляд. Потом осмелилась на более длительный зрительный контакт. Фиолетовое свечение заполонило мои очи, не искажая зрение, кстати.
  Отвернувшись от зеркала, я вопросительно уставилась на дядьку, который даже не пытался отводить взгляд.
  - Очи ведуньи - редкий и очень ценный дар, - пояснил тот, не сильно вдаваясь в подробности.
  - Что все это значит?
  - Стоит вам взглянуть на кого-то заколдованного, как заклятие начинает таять. - Мой собеседник решил сжалиться надо мной. Так вот почему мне встречались одни уроды! Привыкнув к своим магическим иллюзиям, эти ленивцы напрочь переставали за собой следить. Эрудированный дяденька между тем продолжил:
   - Энергию же от разрушенного заклинания вы впитываете как губка. Эдакий магический вампиризм. А если добавить сюда ваш феноменальный иммунитет к широкому спектру заклинаний, так и вообще получится неуязвимая личность. Подучить бы немного самообороне да магическим основам, и можно хоть завтра отправлять к королю в гренадеры.
   - Слушайте, любезнейший, я молчу не потому, что соглашаюсь, а потому, что возмущена вашим беспардонным появлением моей спальне. Но не это злит меня больше всего, а тот факт, что, даже не представившись, вы начали строить какие-то грандиозные планы на мой счет, не особенно интересуясь моим мнением.
  Сказала как отрезала. Сама не ожидала от себя такой витиеватой формулировки. Видать, могу говорить и не такое. Ибо кончик языка жгло нещадно. Боже, как я хочу домой!
  Опомнившись, мой собеседник решил исправиться:
  - Прошу прощения, леди, я проректор этой академии Игебдил Баал Асхаман.
   Про себя я его окрестила просто - дядя Иба. Улыбнулась.
  - Не Иба! А Игебдил Баал Асхаман! - обиделся тот. Но на что? На мою мысль?!
  - Я учитель телепатии, хоть и не могу читать ваши мысли, но у вас на лице и так все было написано. К тому же вы не единственная, рискнувшая так сократить мое имя. Многие из тех уже вылетели из академии.
  - Вот чем-чем, а этим вы меня абсолютно не напугали. Так я и не ваша студиоза вроде. Я вообще тут случайно!
  - С этим, конечно, не поспоришь, но у меня распоряжение о зачислении вас в наши ряды. Как мне вас величать?
  - Лея Дорвиндаль, - ошарашенно ответила я, чуть не осев на пол. - А как же обещание вернуть домой?
  - Насчет этого. Ректор ищет вход в вашу деревню. Отправил магический ответ по обратному адресу, но пока безрезультатно. Поэтому решено зачислить вас на второй курс, по возрасту вы как раз проходите.
  - Я же не знаю рогандского языка!
  - Не проблема. - С этими словами проректор аккуратно вытащил из складок своего плаща небольшую коробочку. Открыл. Две круглые маленькие сережки из серинита лежали на бархате. Асия долго выпрашивала у своего жениха обручальное кольцо именно с этим камнем. И теперь я поняла почему. Он действительно был серый, жутко блестящий - до рези в глазах - и очень красивый. Дядя Иба, пусть ему неповадно будет, достал каждую серьгу по очереди и вдел мне в уши. Капельки крови от проделанных отверстий окрасили камень в красный цвет.
  Не обратив внимания на легкое жжение в ушах после проколов, я прошла к зеркалу и оглядела свою внешность. Под такие серьги не хватало красного платья.
  Неверно истолковав мой озадаченный вид, проректор лысатик отчего-то начал оправдываться:
  - Эти серьги зачаровал Глен, а я ему говорил, что лучше сделать кулон!
  - Они прекрасны, - решила прекратить бессмысленный поток его слов.
  Дядя Иба, замолчав на секунду, снова начал пытку информацией:
  - Тогда продолжим, ваша форма уже в шкафу. Книги первого и второго курсов на полках. После прочтения помещайте их в нижний отсек, вечером оттуда они переместятся в библиотеку.
  - А как же мое расписание? Карта лекториев и тому подобное, - решила смириться с неизбежным, но при первой же возможности высказать этому Глениусу все, что я о нем думаю!
  - Расписание по вашему курсу висит в холле рядом со столовой, в замке Водолея, в котором мы сейчас и находимся, - уточнил дядька.
  Хорошо, что он не может читать мои мысли! Бедняга бы обиделся.
  - И много еще таких замков? - невольно заинтересовалась я.
  - Ровно двенадцать. Дюжина, по числу знаков Зодиака. - После его ответа мне стало, откровенно говоря, дурно.
  - Не расстраивайтесь вы так... Второму курсу почти не приходится перемещаться. Да и ректорская находится наверху. Что тоже, безусловно, удобно.
  - Да уж, действительно, - ответила чисто машинально, переваривая информацию и строя в уме планы возмездия. Ничего дельного пока в голову не лезло, кроме как заявиться и высказать ректору все, что я о нем думаю. Да, так и поступлю!
  Поэтому на всякий случай решила уточнить:
  - Простите, а что вы сказали про ректорскую? Что значит наверху?
  - В общем холе есть вход в боковую башню, далее по винтовой лестнице наверх. Левая дверь - и вы в кабинете ректора. Только не перепутайте с правой - там его личные покои. - Дядя Иба мне все больше нравился. Полезнейший источник информации, однако. Дай ему волю, он и всех своих родственников сдаст, не моргнув и глазом.
  С улыбкой поблагодарила Игебдила, после чего он, довольный собой, развернулся и ушел. А я пошла исследовать книги, оставленные мне на самообучение. Никогда не любила читать. Поэтому выбрала учебник исключительно по красочности обложки. С первого раза наткнулась на историю замков Зодиака. Глядя на ухмыляющегося старикана с обложки, решила не менять свой выбор и, устроившись в кресле тут же, углубилась в чтение.
  Оказалось, великий архимаг Анатариус Зодиак - тот еще фрукт, к тому же со своеобразным чувством юмора. Он измывался над всеми, еще будучи проректором магической академии Ирвинтведа, какие-то там двести лет тому назад. Откуда его и выперли, к величайшему удовольствию не только студиозов, но и всех преподавателей в придачу. Дело в том, что старикан, наряду с его остальными талантами, слыл гением астрономии и считал эту область знания самой важной в мире. Обслюнявив палец и выставив его по направлению ветра, он мог определить расположение планет на небосводе, не прибегая ни к каким вычислениям и тем более к помощи телескопиуса, магического приспособления для наблюдения за звездами.
  Каждый студиоз академии Ирвинтведа перед походом на лекцию Анатариуса должен был определить расположение созвездий, сделать сложнейшие вычисления, чтобы понять, в каком лектории у них будет очередная лекция. Повезло ребятам, ничего не скажешь.
  Так вот, после того как его выставили, к слову, не только из академии, но и из королевства напыщенного Ирвига, правителя Ирвинтведа тех времен, старика Зодиака пригласили в Роганду, которая тогда находилась в упадке. Мелкие семинарии этого королевства не обучали магов как таковых, а только передавали практические навыки лекарства да зачарования. Поэтому Анатариусу Зодиаку вручили грамоту почетного архимага Роганды и наказали организовать магическую академию по своему разумению.
   Ну этот чудик, естественно, получив полную свободу действий, и приступил к исполнению с размахом! Через две недели он пригнал в столицу к королевскому замку Шигашану еще двенадцать чужестранных замков неизвестного происхождения, а главное, свободно парящих в воздухе. Свежие комья земли осыпались с этих украденных зданий и сооружений, пока Анатариус докладывал королю о своих успехах. Ошарашенный Драймог ничего не смог возразить, только попросил отогнать эти чудеса подальше от Шигашана, оправдав просьбу суеверным страхом перед чертовой дюжиной. Его замок был тринадцатым, и к тому же единственным не летающим. Обидно, наверное. Вняв своему новому правителю, что, кстати, удивительно, архимаг одним мановением руки дружно отправил здания в полет. И обосновал их рядом с портовым городом под названием Гвада. Тут же они и причалили, так сказать, если дружное парение в воздухе как-то можно охарактеризовать вообще.
  Но на этом веселье не заканчивалось. Неделю спустя объявились оскорбленные владельцы замков и с пеной на губах требовали полного возмещения вреда и возврата всего имущества. Мудрый Драймог лишь пожал плечами и направил всех к Анатариусу. Тот их внимательно выслушал, буднично покивал и перенесся в один из замков, которые парили в воздухе над морем и были вне зоны досягаемости. Даже прибывшие оскорбленные маги делегаций других государств и королевств ничего не могли сделать. Некоторые правители пытались вести военные действия. Но пара астрономических вычислений архимага да небольшая помощь магии, и соседний Эсхаман наполовину ушел под воду, постепенно, с перерывами на эвакуацию жителей. Рагисвинд вернул выступившую армию устранять последствия землетрясения, в котором, что удивительно, так же никто не пострадал. Все впечатлились и намек поняли.
  Вняв примерам своих соседей, остальные правители отправили к королю Роганды полномочных представителей, и те вручили дарственные грамоты на безвозмездное и, главное, неограниченное по времени пользование замками. Естественно, лишь бы их (бывших владельцев) не трогали.
  Дочитав до конца главы, я поняла, что сижу и тупо улыбаюсь. Дедок-то был действительно не промах. А между тем желудок мой бесновался нещадно. И мне ничего не оставалось, кроме как отложить книгу на подлокотник кресла и отправиться в столовую. Но перед этим спешно переоделась в студенческую форму: платье в пол с длинными рукавами темно-синего, почти черного цвета, единственными украшениями которого были наглаженные воротник и манжеты белого цвета. Практичности ноль, зато красиво. Такого же цвета туфли на низком, почти плоском каблуке, да чулки черного цвета. Благо нижнего белья в шкафу имелось предостаточно. Вот как они угадали с размером, ума не приложу.
  Наполовину высунувшись в коридор, огляделась. Двое парней сидели на ограде и общались между собой.
  - А она что? - спросил брюнет с серьгой в ухе.
  - Да ничего, убежала и даже не обернулась, - со вздохом признался тот самый блондинчик, который недавно меня провожал.
  Как все-таки хорошо понимать, о чем говорят другие. Осмелев, вышла в коридор. Заметив мое присутствие, парни мгновенно подскочили и кивнули в знак приветствия. После чего эти двое моментом переместились в моем списке из категории уродов в замечательных людей. Я решила попробовать завести знакомство, приблизилась и так же кивнула.
  - Здравствуйте, ребята! - сказала я и, судя по застывшим лицам, меня поняли.
  - Ты говоришь на нашем языке? - первым отмер блондинчик.
  - Теперь да, - смущенно проговорила, теребя манжеты. Видимо, придется держать язык за зубами чаще, чем хотелось бы. Вдруг кто-нибудь услышит мои шутки и, самое главное, поймет, что это я о них. Вот будет неудобно...
  - Скажи, откуда ты такая интересная появилась? - Парень с сережкой в ухе мило мне улыбнулся, но я не повелась на эту лесть на грани издевки.
  - А у вас принято засыпать леди вопросами прежде, чем представиться самому? - Мне понравилось отвечать вопросом на вопрос.
  Искорка интереса промелькнула в его глазах, после чего он вежливо поклонился и проговорил:
  - Меня зовут Вирфольц, его Устген. Мы из знатных семей северных земель, - отчеканил, горделиво выпятив грудь. Ну прям как индюк, от смеха чуть не прыснула. Тем более что даже моих скудных познаний географии хватало, чтобы понять: север Роганды - та еще глушь. Проще говоря, эти - провинциалы похлеще моего. Но тем не менее решила вежливо ответить:
  - Приятно познакомиться, меня зовут Лея. - Фамилию умолчала специально, не решаясь довериться первым встречным, даже вежливо слушающим.
  - Судя по оттенку твоей формы, ты зачислена на второй курс, - с уважением проговорил блондин, обнажая белозубую улыбку, искренность которой не вызывала сомнений.
  - Дядя Иба так и сказал, - удивленно пробубнила я. Потом поняла, что только что умудрилась ляпнуть, поэтому смущенно прикрыла рот ладошкой.
  Вирфольц не выдержал и заржал в голос, присев на парапет, чуть не свалился в кусты, растущие за его спиной.
  - Дядя... Иба! - всхлипывал он.
  Устген же улыбнулся и решил дать мне дельный совет:
  - Ты, главное, проректору об этом не говори. Он у нас будет принимать два промежуточных коллоквиума и экзамен по телепатии. Из-за этого можешь вылететь моментом даже в середине года.
  Вот ни разу не напугал. А я, между прочим, куда-то шла...
  - Спасибо за совет, честно, но мне пора идти. - Мой желудок вопил от возмущения, и я поспешила распрощаться со своими новыми знакомыми. Не дождавшись ответа, зашагала в столовую, проходя мимо дружно отворачивающихся магов. С этим явно надо что-то делать. Вот только что?
  Идя в столовую по общему холлу, краем глаза подметила доску объявлений и расписания. Теперь я понимала все эти загогулины в висящих на стенах табличках. Гляну потом после еды, приятное вперед, поэтому прошла дальше не останавливаясь. Там меня встретили с завидным радушием, если дружное дезертирство студиозов можно так назвать.
  Недоуменно прошла к столу с едой, растерянно набрала первые попавшиеся блюда, и только потом заметила, что преподаватели остались сидеть на своих местах. Вспомнила слова ректора, осмелев, подошла к преподавательскому столу и села напротив Виеды Аркин. Она сидела рядом с какой-то женщиной, судя по форме - тоже преподавателем.
  Обе не подали виду, но уголки губ слегка поползли вверх у обеих. Фух, похоже, ругать не будут и просить пересесть - тоже. Подцепив первый попавшийся кусок с тарелки, запихала в рот и, машинально прожевав, проглотила. В голове вертелась куча мыслей, одна другой смешнее. Поэтому плюнув на приличия за столом, прямо спросила:
  - Скажите, пожалуйста, а почему они все сбежали?
  Виеда подняла на меня взгляд, увидела сережки, кивнув каким-то своим мыслям, спросила в ответ:
  - То есть ты не знаешь, что случилось с тремя твоими похитителями? - Она смотрела на мою реакцию, а я продолжала машинально есть и обдумывать новую информацию. А когда до меня наконец дошло, чуть не поперхнулась.
  - Кха... кха, а что, кха... с ними случилось? - еле договорила, чудом не подавившись.
  - Они исчезли, - буднично ответила другая преподавательница с черными волосами и зелеными кошачьими глазами, продолжая пережевывать какую-то траву.
  - Вчера ночью их видели последний раз, - добавила Виеда, хмуро глядя в мою сторону. Потом повернула голову и сообщила уже коллеге: - Говорю же тебе, девочка сидела у себя, я ее проводила, и до утра она не выходила из комнаты.
  - А кто сказал, что она их руками уделала? - Вторая, по-видимому, перебирала варианты. - Вполне можно было ограничиться слабительным и медленно действующим ядом.
  От этих слов у меня зашевелились волосы на затылке. Меня подозревают? Но в чем? Я же была с ректором! Вспомнив вчерашнюю ночь и знакомство с архимагом Глениусом, я слегка покраснела. Что-что, а мужчина все-таки был молод, красив и вечером навещал студиозу в ее спальне... Вот об этом точно не стоит никому говорить! Опомнившись, подняла взгляд на преподавательниц и заметила хитрый прищур у обоих.
  - А это интересно, - заметила Виеда.
  - И о чем же мы таком "веселом" подумали, - не унималась вторая, интонацией намекая на что-то неприличное.
  - О любовном романе, который вчера читала весь вечер, - вовремя нашлась я.
  Похоже, прокатило. Довольно фыркнув, обе тетки начали что-то обсуждать между собой. Прислушавшись к их разговору, с удивлением поняла, что подсела к заядлым любительницам данного эпистолярного жанра. Быстро прожевав свою порцию неведомой еды (на вкус так себе, если честно), взяла поднос и отнесла его к столам с грязной посудой, стоявшим в углу обеденного зала. Так, можно подумать и о завтрашнем учебном дне. Вздохнула и пошла к расписанию. Покинув столовую, вышла в общий зал. Маги кругом расступались и шептались у меня за спиной, но помещение не покидали. Уже прогресс!
  Протяжно прогудел звонок, и маги лениво разбрелись кто куда. Часть из них - те, что постарше - вышла во двор и взмыла в воздух. Я так понимаю, полетели в другой замок Зодиака на лекции там или всякие практики. Проводила улетающих студиозов завистливым взглядом. Тоже хочу так свободно левитировать. Между тем уже начинало смеркаться. Вот это новость! Неужели я засиделась с книгой до самого вечера? Никогда в жизни такого ранее со мной не случалось. Чтобы я, да еще и с чтивом? До вечера? Никогда!
  Так, ладно, не время удивляться. У кого бы узнать, какой сегодня день? Подошла к расписанию, поняла, что четверг, глядя на горевший указатель - стрелочку напротив колонки с этим днем недели. Так-с, второй курс... Проследив взглядом до нужной строки, глянула на следующий день и взвыла от досады. Пять занятий?! Эх... Сегодня, по всей видимости, вечер будет насыщен зубрежкой и чтением нудных параграфов. Хочу домой! Кстати, об этом! Вспомнив про свою вендетту с ректором, оглянулась по сторонам. Никого... Зашибись! Быстро прошла до конца зала, вышла на винтовую лестницу к кабинету архимага Глениуса.
  После, наверное, сотой ступеньки взяла себе на заметку попросить у этого не выполняющего обещания дяди уроки левитации как минимум, в качестве возмещения морального вреда!
  Запыхалась, но доползла до кабинета! Увы. Тот был закрыт. Что за невезение? Вспомнив про длинный путь до своей комнаты, заныла уже в голос. Тут же послышался щелчок. Дважды дернула ручку кабинета - закрыто. Недолго думая, прошла к соседней правой двери и, без особых проблем отворив ее, зашла внутрь. Разглядывая антураж данного помещения, как-то сразу забыла об усталости, да чего уж там говорить, обо всем на свете!
  
  Глава 4. Черный жнец
  [Академия Роганды. Замок Водолея. Ректорская]
  Изумрудного цвета бархатные драпировки стен уютно сочетались со всевозможными полками и стеллажами из орехового дерева, заполненными книгами, глобусами, шкатулками и прочими полезными и не очень вещами. Полукруглое помещение библиотеки плавно переходило в квадратную спальню с огромной кроватью по центру, скрытой от посторонних глаз плотным балдахином. Пройдя дальше вглубь, слева я заметила две двери. За одной скрывалась комната удобств, за второй - пологая лестница, ведущая куда-то вверх. Тусклое освещение данного помещения не выхватывало ничего из темноты дверного проема.
  "Любопытство не порок, а большое свинство", - вспомнила я мамину поговорку.
  - Ну что ж, хрю-хрю! - смирилась с полным отсутствием у себя хороших манер и с этими словами прошла дальше. Поднялась по лестнице, отворила такую же дверь, вышла, оказавшись на плоской крыше.
  Пока штурмовала башню и бродила по спальне ректора, успело стемнеть окончательно. И теперь я могла обозревать небо с мириадами ярких звезд прямо у себя над головой.
  Мимо, на расстоянии вытянутой руки, проплывали маленькие облачка. Не удержалась, пощупала. Холодные и мокрые сгустки материи. Аж дух захватывало!.. И в такие моменты как-то домой не очень хотелось. Засмотревшись на один причудливой формы комочек проплывающей ваты, я пропустила небольшой сгусток, поймавший меня с другого боку. Намокла моментально! Противная влага забралась даже в туфли... "Теперь понятно, к чему такая закрытая форма да еще и плащ в придачу", - подумала я, укутываясь в плотную, к тому же не промокающую ткань. "Хорошая мысля приходит опосля", - кажется, так говорил кто-то из наших.
  Погрозив пальцем намочившему меня белому хулигану, я не сразу заметила приближающуюся рваными движениями черную субстанцию. А когда обернулась, то увидела смазанные очертания человека в капюшоне и с огромной страшной косой наперевес, тоже черной, кстати. Силуэт парил над поверхностью крыши. Ног видно не было, лишь темный дым струился из-под плаща, полы которого развевались на ветру.
  - Что ты здесь делаешь? - замогильным голосом спросило оно.
  Вместо ответа испуганно заглянула чудищу в глаза. И, видимо, зря! Холод пронзил все мое тело тысячей игл, и я задохнулась. Из груди начал исходить какой-то свет и отделяться от тела.
  - Лея, отвернись! - грозно скомандовало это "нечто".
  Ослушаться такого приказа было просто невозможно, поэтому послушалась, отвела взгляд, повернула голову и тут же осела на пол. Сделала судорожный вздох. Воздух вернулся в легкие. Но тело отказалось меня слушать. Мне было очень плохо, голова кружилась, зубы стучали от холода.
  - Извини, нужно было сразу поменять форму, - эти слова произнес уже ректор Глениус, которого я не видела, но узнала по голосу.
  "Так вот что значит - черный жнец", - пришла ко мне мысль на грани сознания. Архимаг тем временем поднял меня на руки и стремительно внес в свою комнату. Стало теплее и спокойнее. О том, что же происходило дальше, остается лишь догадываться, так как отключилась я на вопросе: "Почему ты вся мокрая?"
  Пришла в себя, будучи в белой рубашке, укрытой стопкой одеял. Заглянула под нее, оттянув ворот... Там не было ничего! Абсолютно! Я была голая, даже без нижнего белья! Посему возмущенно возопила:
  - Глениус Сёгдеваль, архимаг как вас там!
  - Сегдиваль, - терпеливо поправил мужчина, отзываясь откуда-то издалека. Балдахин скрывал от меня всю комнату, поэтому оставалось только повернуть голову на звук.
  - Неважно, - отмахнулась, продолжив свою тираду. - Почему я в одной рубашке?
  - Действительно, почему? - издевался он. Голос на этот раз уже звучал ближе, чем раньше.
  - Шутите, да? - не получив ответа, от злости стянула с себя одеяла и собралась вставать с кровати.
  Но этому не суждено было случиться. По крайней мере, пока. Полог дернулся, и у левого края кровати возник ректор с мокрыми волосами, в рубашке с расстегнутым воротом. Брюки же были темно-синими. Преподавательский костюм? Вечером?
  - Нет, ну что вы. Как я могу? - уточнил, заразительно улыбаясь, даже как-то по-детски.
  - Наверное, все же можете... - Глядя ему в глаза, я немного растерялась, а потом все же опомнилась. - Ну так что, ответите на мой вопрос? Или будете и дальше издеваться?
  Изобразив на лице бурную мыслительную деятельность, архимаг со всей серьезностью в голосе сообщил:
  - Хм, дайте подумать. А может, вы мне скажите, что делали в моих апартаментах, да еще и в такой час?
  Тут он, конечно, прав. Не поспоришь... Но... Но! А как же вендетта и отказ вернуть домой?
  Поэтому с нажимом ответила:
  - А что мне оставалось? Кроме как вломиться к вам и выразить всю свою признательность от принятого решения о зачислении в академию. Я домой хочу, а не учиться!
  Устало вздохнув, Глениус бросил на меня странный взгляд. Молчал несколько секунд. Приняв какое-то решение, качнул головой и тихо произнес:
  - Пойдемте, Лея, покажу вам кое-что.
  После этих слов он скрылся за балдахином. А я недоуменно воззрилась на то место, где он только что стоял. Как? Голой? Босоногой?
  Наверное, ректор прочитал мои мысли, потому сообщил мне откуда-то издалека:
  - Одежда лежит на тумбе рядом. Тапочки там же.
   Под этим он подразумевал безразмерные штаны с поясом. Собственно, мне ничего и не оставалось, кроме как, краснея, натянуть их, вдеть пояс в петельки и вправить внутрь рубашку. И, приподняв шаровары под самую грудь, чтобы не спотыкаться при ходьбе, плотно подвязать кожаным шнурком.
  Тапочки были мягкие, но на пять размеров больше, посему шаркали при ходьбе, как бы сильно я ни поднимала ноги. В общем, кое-как обогнув кровать, увидела в конце комнаты деревянный стол, принесенный неизвестно откуда, так как раньше в полукруглой библиотеке я его не наблюдала.
  Ректор сидел на стуле, склонившись над какой-то картой, и иногда перелистывал кипу бумаг, лежащую тут же.
  Подняв взгляд на меня, улыбнулся и вымолвил:
  - Очаровательна, как всегда. Присаживайтесь. - Он кивнул в сторону сбоку от него, где моментально материализовался такой же стул.
  Подошла и удивленно пощупала сие изделие из ткани и дерева.
  - Настоящий... садитесь уже, - не отрывая взгляда от бумаг, сказал великий архимаг, теряя терпение. Теперь я понимала, что все эти звания - не пустой звук.
  - Смотри. - Архимаг, ткнув в карту пальцем, не задумываясь, перешел на "ты".
  Под его ногтем я увидела отгороженную с трех сторон горами, а снизу - густым лесом овальную равнину, поделенную на пять территорий деревень. Одна из них моя - Вихендшир.
  - Скажи, как долго вы шли? - спросил ректор, подведя палец к лесу.
  - Дня два, максимум три, - вздрогнула, вспоминая эти жуткие события.
  Протянув пальцем по карте от Вихендшира до леса, Глениус насчитал два дня. Потом, продолжая счет, провел ногтем по дуге в правую сторону, обогнув горную гряду Дукадун до самого порта Гвады, окончив расчеты на восьми сутках.
  - Ваших магов выпустили и провели через горный перевал, причем, скорее всего, кто-то из жителей деревни.
  Если прочертить прямую в правую сторону от моей деревни до Гвады и рассчитать длительность пути, действительно, выходило три дня.
  - Быть такого не может! - воскликнула в ответ, вспоминая всех наших деревенских и каждого по отдельности.
  - Может, - с грустью в голосе сообщил архимаг. - Я перевернул всю Роганду и несколько прилегающих королевств в поиске проводника. Но не нашел никого. Более тебе скажу. О существовании ваших деревень узнал только у королевского картографа Ирвинтведа. Даже у нашей Королевской канцелярии нет никаких даже упоминаний в книгах о ваших территориях. Это, кстати, позаимствованная на неопределенный срок вражеская собственность.
  Я основательно задумалась, вспоминая каждого из деревни. На ум никто не приходил, кроме старейшины и его сына.
  - Дядя Агбитвель пригласил трех магов-выпускников на свадьбу моей сестры, чтобы они устроили представление и фейерверк, - начала вспоминать детали минувшего празднества.
  - Странно, - заметил Глениус.
  - Что именно? - решила уточнить.
  - У каждого из этих студиозов найдено под кроватями по мешку с золотом. Для какого-то выступления на празднике слишком много денег.
  - Жвинг, Регд и Дис устраивали пари с другими магами, - ответила я, морщась от нахлынувших воспоминаний.
  - Что за пари? - уточнил ректор, отрывая голову от карты и уставившись в пространство перед собой.
  И его поведение не казалось мне странным, кругом вообще творилось черт-те что, потому рассказала как есть.
  - Они выставляли меня в центр собравшейся компании и принимали ставки: подействует ли на рабыню чья-нибудь магия или нет.
  - Извини, конечно, за вопрос. Но как-то же они тебя уменьшили и запихали в рюкзак? - спросил архимаг, все так же задумчиво уставившись в одну точку.
  - Этого я не знаю, - честно призналась и грустно вздохнула.
  Если бы не они! Жила бы себе спокойно в доме у родителей и горя бы не знала! Эх...
  - Тут есть над чем подумать. Ты позволишь попробовать? - осторожно спросил ректор.
  - Валяйте, - позволила тому поставить на себе очередной магический эксперимент.
  Глениус Сегдиваль молчал, сверлил меня взглядом несколько минут. После изумленно воззрился и произнес:
  - Поразительно!
  - Что именно? - все-таки решила уточнить, вдруг узнаю что-то новое.
  - На тебя не действует ни один вид магии, кроме смертельной, конечно. Я еще не совсем выжил из ума, чтобы так экспериментировать.
  - И смертельная тоже. - Разочарование сквозило в каждом моем слове. Ничего нового в общем.
  Но ректор меня все-таки удивил:
  - Кто хотя бы пытался? - Глениус моментально встрепенулся и засверкал очами.
  - Имени не знаю, но лицо запомнила.
  - Покажешь! Отчислю его к чертовой матери! - воскликнул архимаг.
  Вспомнив ту злобную личность, поняла, что ничего не имею против этого.
  - Так что там с перевалом? - решила вернуться к истоку обсуждения.
  - С перевалом? - Сегдиваль внимательно воззрился на карту, что-то обдумывая, после произнес: - Ничего, кроме полного отсутствия какой-либо информации. Твои похитители и те исчезли. Когда я решился их немного расспросить.
  - И вы даже не спросите, не я ли это постаралась?
  - В этом нет никакой необходимости, - отстраненно промолвил маг, - ты была под присмотром. Всю ночь.
  Так вот кто расплел мои волосы! Я смутилась и, заерзав на стуле, решила перевести опасную для разговора тему на другую.
  - А что с проводником? - внесла свою лепту в поисках доступа в Вихендшир и уточнила: - Неужели нельзя пройти через лес или пролететь над кронами деревьев?
  Ведь самое заинтересованное лицо здесь я.
  - Никак. Лес возвращает всех назад. А при попытке полета над деревьями срабатывает заклинание-барьер, которое перемещает всех в пространстве обратно.
  - Может, мне попробовать пройти домой через лес? - с надеждой в голосе спросила я.
  - Исключено! - сказал как отрезал.
  - Это еще почему? - Я начала злиться.
  - Не имею ни малейшего представления, что у вас там сейчас в деревне творится, поэтому не хочу тобой рисковать!
  Вот те на! Знакомы только два дня. И уже мной рисковать не хотят... Да что же всем от меня надо? Одним - эксперименты. Ну, тут хоть понять можно: деньги, нажива. А этому зачем я сдалась?
  - Давайте начистоту... Я вас не знаю! А вы меня еще и домой не пускаете под надуманными предлогами. Поэтому скажите прямо. Что вам от меня нужно?
  Мой упрямый вид и скрещенные на груди руки дали понять, что я жду ответа любой ценой. Но следующая реплика архимага никак не проясняла ситуацию:
  - Не мне, а замку.
  Вот это он сейчас серьезно, или как? Как пить дать увиливает!
  - А поточнее? - не унималась я.
  - Лея, я понимаю твое упрямство, но повторюсь: тебя не отпускает замок. Не я! Вот и в моей спальне ты оказалась не случайно. Взломать замок в мои апартаменты не может даже Игебдил. А забывчивостью и рассеянностью я не страдаю. Поэтому, выходит, тебя пустил ко мне дух Анатариуса. - Помолчав некоторое время, Глениус продолжил: - В тот день меня вело внутреннее чутье. Я сам не понимал, зачем приперся в ту таверну, пока не заметил своих студиозов, заключивших кого-то в магический рюкзак. Вообще-то такие мы выдаем каждому поступившему, чтобы проще было таскать конспекты, уменьшая их вес. Но этот имел подозрительные очертания и к тому же периодически дергался. А увидев внутри тебя, я все понял.
  - Что же вы поняли, о великий и премудрый архимаг столетия? Что спасли меня и теперь запрете в своей академии? Какую роль вы мне уготовили в этом фарсе?
  - Студиозы второго курса. - Ректор говорил спокойно, опустив взгляд на карту.
  - И все? - решила уточнить не в первый раз. Как будто допрос веду, ей-богу.
  - Да.
  - А домой отпустите, хоть на каникулы? - с надеждой спросила я.
  - Если получится связаться с вашими старейшинами и убедиться, что в Вихендшире все спокойно, то да. Хоть завтра. - Он поднял на меня глаза, и я на долю секунды заметила в них тревогу. - Еще раз повторюсь. На границе со Святой долиной творится что-то странное, я бы даже сказал, что-то плохое.
  - А вот этого вы еще не говорили, - уцепилась за новую информацию, дожимая своего собеседника до полной откровенности.
  - Не хотел тебе говорить, но ты сама виновата... С утра я отправился к горной гряде Дукадун проверить свою теорию про перевал. Но вместо прохода я обнаружил целую толпу неупокоенных духов. Если бы туда пожаловал кто-то другой, без способностей черного жнеца, то я бы ему не позавидовал! А как только закончил с незапланированной зачисткой территории, отравился обратно. Вымотался как черт, а тут ты со своими расспросами. Я хочу, чтобы ты поняла, наконец. Я выполняю все свои обещания. Всегда.
  Возникла пауза, я впечатлилась и промолчала.
  - И если я что-то не сделал, значит, тут два варианта, - продолжил архимаг. - Первый: руки еще не дошли, но это не твой случай. Второй: задание вовсе невыполнимо по каким-либо причинам. Но! Это не значит, что я не буду пытаться!
   Вот теперь я ему действительно верила. Да и вообще, кто я, а кто он? Действительно, ректор несет ответственность за своих студиозов, и ко мне на помощь его толкает совесть или какое-нибудь там обостренное чувство долга. Но, думаю, перегибать палку все-таки не стоит. Поэтому просто поблагодарила и собралась уходить, забыв напрочь о своем внешнем виде.
  - Студиоза второго курса Дорвиндаль, - вовремя окликнул меня Глениус, когда я уже бралась за ручку двери, пытаясь открыть означенную. Не получилось ни с первого, ни даже с пятого раза.
  - Вы хотите заработать себе сомнительную репутацию в первый же день зачисления?
  "К чему это он?" - подумала я, смущенно опустив взгляд. Увидела там штаны и рубашку ректора, надетые к тому же на голое тело, и до меня наконец дошло.
  - Что же мне делать? - стоя спиной к архимагу, простонала я.
  - Скорее всего, переночевать здесь, - сообщил мне Глениус абсолютно возмутительную информацию и еще добавил: - К утру твое платье должно высохнуть.
  - Неужели его нельзя высушить магией? - Моему возмущению не было предела. Вообще-то он был, но с каждым разом отодвигался все дальше и дальше, грозя вылиться истерикой или вовсе диким бесконтрольным плачем.
  - Увы, ты поразительная... Лея. Твои предметы так же не поддаются магии, как и ты сама. - Это он что, сейчас назвал меня чудачкой? Или же сделал комплимент?
  - Но как-то же Виеда Аркин высушила мои волосы? - Память работала исправно, но, зараза, только в экстренных случаях... вовремя подкидывая нужные образы.
  - Ты гений! - воскликнул ректор, поднявшись со стула.
  Не понимая, с чего вдруг такая лесть, я обернулась. И... начала уменьшаться в размерах! Прям как в тот раз! Испугалась и закричала во все горло. Кричала долго, пронзительно, до тех пор, пока Сегдиваль не встряхнул меня за плечи, к тому моменту уже вернувшую свои нормальные размеры.
  - Извините, не предупредил. - С этими словами маг отпустил меня, но отходить не стал.
  "О, опять перешел на "вы "", - только и подумалось мне в тот момент.
  После такой нервной встряски в голове гулял ветер. Эмоции взяли выходной. Все разом.
  - Эта троица, будь она неладна, применяла магию не к вам, а к воздуху вокруг вас. Как я раньше не догадался? Хорош... архимаг! Вот и Виеда сообразила раньше меня.
  - Получается, я не такая уж неуязвимая? - нашла чему огорчиться. Боже, я чувствовала себя тормозом...
  - Почему же? Достаточно выставить правильный щит, и никакой уровень подобной магии вас никак не коснется.
  - Успокоили, - так же безэмоционально ответила я.
  - Прекращайте хандрить, я ничего не сделал и не собирался.
  - Легко вам говорить! - начала приходить в чувство. Накатившая злость очень помогла. - Это не вы пробыли в мешке несчетное количество дней!
  - Искренне вам сочувствую, - тихо произнес маг, прикасаясь своей ладонью к моей щеке.
  Из временного отпуска одновременно вернулись несколько моих чувств: возмущение, радость и волнение. Стыд был на подходе. Первое из трех перевесило.
  - Да как вы... Да что вы себе... Да я? Я! - Договорить эту нелепицу ректор мне не дал. Кратко поцеловал. Потом Сегдиваль отстранился с каменным лицом, сделал вид, что ничего не случилось. Вот гад! Еще и вышел из комнаты через запертую, между прочим, дверь! Да как он? Ох! Кажется, мои мозги тоже взяли отпуск! Мерещится тут всякое. Мерещится ли? Мамочка... я хочу домой! На этой нейтральной мысли решила остановиться. Прошла к кровати и рухнула спать. Прямо так, не раздеваясь.
   Впервые в жизни мне снилась такая чушь. Вокруг меня бегали розовые зайцы с цветными ушами... Их было много. Но изюминка не в том. Они спаривались и множились буквально на глазах. Я что только не делала: и убегала, и топтала, и пинала эти цветастые недоразумения, а им хоть бы хны. В итоге проснулась, со стоном развернувшись на спину. Рука моя с разворота больно ударилась обо что-то твердое и одновременно мягкое, и это что-то умело ругаться.
  Я удивленно открыла глаза, но вопреки моим ощущениям, на кровати лежала одна. Только минуту спустя сообразила, на какой это именно кровати я была одна. Ректора?! Моя паника усилилась, когда я услышала звуки льющейся воды из соседней комнаты. Так, нужно срочно уматывать. Сушить весла или как там говорили наши рыбаки, возвращаясь с речного браконьерства? Не помню. Резко подскочив с кровати, я чуть не села обратно, так как передо мной нарисовался мужской торс, влажный от душа. А увидела я его только тогда, когда раздвинула руками шторы балдахина.
  - Скажите, любезнейшая, вы всегда себя так странно ведете ночью? - спросило это божественное тело. Красный помидор вместо моей головы я поднимать не стала, зная наперед: будет издеваться, шутить или, возможно, опять сделает каменное лицо.
  - Эм, достопочтенный ректор Глениус Сегдиваль, - спокойно начала я (и откуда во мне столько выдержки, ума не приложу), - а вы часто затаскиваете к себе в постель своих студиоз?
  Что я сейчас ляпнула?!
  К чести сказать, маг остался стоять прямо, и не предпринимал никаких попыток к моей экзекуции. Только тихо поправил:
  - Будущую студиозу, смею заметить. - И, глянув куда-то за балдахин, добавил: - До вашего зачисления в академию еще пятнадцать минут.
  - А-а-а-а, - сподобилась я на ответ.
  Запах его мыла или одеколона щекотал мне ноздри, и я чудом не чихнула.
  - Вы забыли добавить букву "Д", - слегка улыбнувшись, сообщил мне архимаг всея академии. После чего все-таки отодвинулся от меня, наклонился и достал из тумбочки еще одну чистую рубашку. Кстати, такую же, как у меня. Дура! Это его же рубашка!
  - Скажите, пожалуйста, а моя одежда еще не высохла? - робко промямлила, совсем упав духом. Вот вляпалась же. Вендетта... Ага, щас!
  За что уважаю этого дяденьку... на конструктивные вопросы он отвечает так же. В смысле тоже конструктивно:
  - Сейчас проверю. Вы голодны?
  - Зверски, - сказала и поняла, что права.
  - Сейчас вернусь. - После этих слов он скрылся почему-то за дверью лестницы на крышу. В столовую ближе через спуск башни. Хотя, помня свою недавнюю пытку в сотню ступенек, я уже не была в этом столь уверена. Вернулся он всего через пару минут. Удивительно просто. От металлического подноса с крышкой пахло чем-то божественным.
  - У меня две новости, - начал Глениус, но, зная наперед, что наши препирательства могут растянуться надолго, я его перебила.
  - Давайте начнем с хорошей, - сказала, прикидывая, где бы разместиться, чтобы вкусить сию ароматную пищу.
  Маг меня опередил, вручил мне поднос и поманил пальцем.
  - Сегодня приехал наш шеф-повар. Уезжал повидаться с родственниками. - Взглянул придирчивым взглядом на стол: - Для меня он никогда так не старался, но, узнав, что у меня гости, превзошел даже самого себя. - Пока Глениус все это говорил, успел взмахом руки свернуть карту, приставить ее к стене и переместить стопки листков на полки.
  - И это, безусловно, хорошая новость, - закончила я за него и, не дожидаясь архимага, водрузила поднос на уже очищенную от бумаг столешницу. Села на кресло тут же.
  - Кто вам такое сказал? - Во время этих слов ректор перехватил мою руку и сам поднял крышку. На подносе буйство красок радовало и пугало одновременно.
  - Это как? - Недоумению моему не было предела, пахло чудесно, выглядело шикарно. В чем подвох?
  - Половина здешних ингредиентов содержит афродизиаки. - Грустная улыбка архимага свидетельствовала, что он этому явно не рад.
  - Не знаю, что это такое, но нос меня не обманет, - сказала, спешно подцепив лежавшей тут же вилкой свой первый кусочек. Это была рыба. Божественная, мягкая, сочная и такая... Мм, язык проглотишь.
  Я остервенело накинулась на блюдо, совершенно забыв о приличиях. А между тем настроение моего спасителя от голодной смерти портилось с каждым моим укусом. Не пойму я его. Еда как еда. Нет, не так. Божественная!
  - Ну что ж, похоже, поздно уже предупреждать. - Махнув рукой на свою серьезность, архимаг налил себе вина, прилетевшего на стол вместе со стаканом от соседней полки. Опустошил разом половину и принялся за свиной окорок, взяв столовые приборы.
  Ел размеренно, с грацией аристократа. Мне даже как-то стыдно стало, и я, приосанившись, уже с меньшим энтузиазмом ковыряла вилкой отодвинутый на свой край подноса кусок куропатки. Потом не выдержала и все-таки плюнула на этикет, взяла мелкую птичку в руки и начала обгладывать как и всегда, попеременно облизывая пальцы. Улыбка не сходила с лица Глениуса даже по завершении трапезы. Чего это он там себе удумал!
  Заметив мой нахмуренный лоб, он попытался сделать серьезный вид, но напрасно, его лыба никуда не делась. Я не выдержала первой и решила уточнить:
  - Я странно выгляжу?
  - Нет, все замечательно. - Его заявление заставило меня задуматься еще больше.
  - А что тогда? - Мой вопрос заставил его улыбнуться еще шире. Во дает! Я же ничего такого не сказала и не сделала! Или все-таки сделала?
  - Это смотря о чем вы спрашиваете. - Своим пояснением Сегдиваль не внес абсолютно никакой ясности. Но лыбиться продолжил, как и говорить: - До вас еще не дошло, возможно, вы более устойчивы к кулинарной алхимии. А вот мне уже весело. На следующей стадии, боюсь, мне придется вас покинуть.
  - Ничего не понимаю. А что там с платьем? - решила напомнить ему про вторую новость.
  - Ах да, хорошая новость, - все так же с улыбкой промолвил маг Глениус. - Я опробовал метод Виеды, получилось его высушить.
  - Но тогда где оно?
  - А вот теперь плохая новость, - сообщил так же через тридцать два зуба архимаг, - после такой сушки, боюсь, оно не пригодно к носке...
  Нет, он точно издевается! Поэтому решила уточнить:
  - Как это?
  - Лея, вы только не волнуйтесь, к утру я привезу вам новый ворох платьев, а сейчас ложитесь спать и постарайтесь уснуть, а мне... - С этими словами он поднялся из-за стола и сорвался на бег, уже в дверях на лестницу бросил: - Пожалуй, мне пора вас покинуть.
  И он исчез за дверью.
  - Так. Все становится еще веселее. - На этой ноте решила пройти на крышу и глянуть, что же там случилось с платьем. Вышла. Увидела обугленную тряпку, висящую на стоявшей тут же металлической вешалке. Разглядеть в этом мое бывшее красивое платье было отнюдь не просто. Я бы сказала - невозможно.
  Хорошо, что волосы мне сушила Виеда, а не этот. Иначе ходить мне лысой. И тут произошло то, о чем предупреждал Глениус. Расхохоталась, и меня накрыло безудержным весельем. Я чуть не прыгнула с крыши, просто так, потому что потому. Но внутреннее чувство самосохранения заставило меня вернуться в комнату. А вот там я уже оторвалась по полной. Как уснула - не помню. Но последнее, что я делала, это рядилась в сорванные с балдахина шторы. А что, бордово-красные, расшитые золотыми нитками, чем не платье? Вот и я об этом подумала...
  Проснулась на полу, лежа на ворохе бордовых тряпок. Внизу раздавался протяжный звон - сигнал к началу занятий. Ох, который час? Подняла свое воронье гнездо, это то, которое голова и волосы. Коса моя была растрепана, во все стороны торчали всклокоченные пряди. Встала и ощутила неимоверную легкость во всем теле. Мама... Я была голая! Спешно закуталась в тряпки, на которых лежала до этого. Вовремя. В это самое мгновенье вошел уже серьезный ректор. Буднично оглядел обстановку. Кругом творился сущий бардак, вокруг стола валялись листки, карта была развернута и чем-то почеркана. Подушки раскиданы. Дверь в ванную висела на одной петле. Вот что я с ней делала, хоть убейте - не помню!
   Потом переместил свой невозмутимый взгляд на меня и так же спокойно сказал:
  - Вот ваши платья. - После этих слов архимаг поманил пальцем, и в дверь влетел десяток платьев разных расцветок. Они планировали мимо меня, аккуратно укладываясь на кровать. Заметив красное, недолго думая схватила его в полете и чуть не осталась совсем без одежды. Вовремя удержав кусок балдахина, красная от смущения сообщила:
  - Пожалуй, выберу это.
  - Отнюдь. Я бы попросил во время занятий носить форму. - Грозный вид ректора не допускал никаких возражений. Если бы не знала наверняка, то никогда в жизни не поверила бы, что такой серьезный дядя вообще умеет улыбаться.
  - Как скажете. - Смиренно подошла к кровати, одной рукой придерживая тряпки, другой подняла платье-форму и пошла одеваться в ванную. Тут же на тумбочке лежали стопки женского белья моего размера и черные же шерстяные чулки. Испугалась неимоверно. Это когда он успел притащить их сюда? Он меня, получается, видел? Голой? Ой, мамочки!! Как же мне стыдно...
  Так же не поднимая глаз, вышла из ванной. Платья успели исчезнуть. Кругом царил порядок, и даже покосившаяся дверь уже опять висела на всех петлях. Когда только он успел прибраться? Маг, одним словом. Надо бы тоже так научиться, что ли, а то хозяйка из меня та еще.
  - Вот ваш рюкзак с конспектами за первый курс, - спокойно сообщил ректор. И когда он только подошел ко мне? Загадка...
  Маг протянул мне рюкзак, такой же, как тот, в котором я недавно сидела. Вздрогнула. И это не осталось незамеченным.
  - Принимая во внимание все обстоятельства, я решил заняться вашим дообразованием лично. После ужина жду в этом же кабинете. Буду учить вас основам магии левитации, изменения и другим дисциплинам, по которым нужно будет подтянуть ваши знания до среднего уровня.
  Сегдиваль сообщил возмутительные по сути слова. Я еще сама не знаю, чего от себя ожидать в плане талантов, но меня уже заочно записали в аутсайдеры. Да и к тому же кто-то, тут напротив стоящий, домой отправить обещал, а вместо этого обучать магии собрался. Вот против левитации не возражала. Пусть научит, потом я просто-напросто смоюсь восвояси. Да. Так и поступлю! Решила для себя, и на душе как-то сразу полегчало. Взяла рюкзак и, по-моему, даже поблагодарила.
  - На этот раз я могу идти? - с надеждой в голосе спросила, не особо надеясь на положительный ответ. Так и случилось.
  - Не спешите, я вас провожу. - Строгий тон так же не предполагал возражений.
  Поэтому я вздохнула и попробовала зайти с другой стороны:
  - Так занятие уже началось...
  - Именно поэтому я и решил составить вам компанию. - После этих слов я осознала, что вляпалась еще сильнее прежнего.
  Судя по занятиям в школе в своем родном Вихендшире, которые я умудрялась иногда не прогуливать, всех официально представленных, и тех, за кого просили родители, задирали все, кто и как только мог. Нет, люди у нас не злобные, но шутить любили. Даже очень. А грань шутки и издевки для каждого своя. Поэтому мне предстояло стать очередной мишенью в моем будущем классе или группе. Не знаю, как правильно. Мои мысли прервал ожидающий взгляд Глениуса, уже несколько минут стоящего у открытой двери к спуску в башне.
  - Поспешим, - промолвил он, не выдержав моего ступора, и взял под локоть. Я буквально полетела вместе с ним вниз. Крикнуть не успела, так как мы оказались в общем зале с расписанием. Спрашивать про завтрак не стала, с надеждой глядя на столовую. Но увы. Намек мой не поняли, и мы полетели дальше. Именно полетели. До земли мне не хватало нескольких сантиметров, мои ноги безвольно болтались в чулках. Боже! Я забыла надеть туфли.
  - Господин ректор, - смущенно пролепетала я, устраивая рюкзак поудобнее на свободном плече.
  - Да? - грозно спросил он.
  - Кажется, я где-то потеряла свою обувь, - намекнула на стесняющие обстоятельства, и он все понял, тут же из ниоткуда материализовав мои выжившие и к тому же успевшие высохнуть туфли. Мой локоть отпустили, и я перестала парить в воздухе, а встала всей стопой на пол. Быстренько обувшись, сделала еще одну попытку смыться подальше от этой опасной личности, поэтому спросила:
  - Может, я как-нибудь сама дойду?
  - Нет, это не обсуждается, - серьезным голосом сообщил архимаг всея академии, или как там его правильно по титулу.
  Он опять взял меня под локоть, и мы полетели. Студиозы-прогульщики, завидев ректора издалека, старались быстренько смыться, поэтому нас вместе считай никто не видел. И это радовало. Но отчасти. Основное представление (в обоих смыслах), кстати, еще впереди.
  Через пару минут мы долетели до лектория травничества и зельеварения, иными словами, ТИЗ - на табличке даже сокращение имелось. Взяла на заметку.
  Мою руку отпустили, и махнули другой на дверь. Та безропотно открылась, не скрипнув ни единым металлическим механизмом, что крайне странно, ибо означенная была массивная, дубовая, на пяти рядах петель. Махина! Как я их открывать буду потом, ума не приложу.
  
  Глава 5. Травничество и зельеварение
  [Академия Роганды. Замок Водолея. Лекторий ТИЗ]
  Мы вошли вместе. Сегдиваль впереди, я следом. Смиренно опустила голову, дожидаясь реакции аудитории. Царило гробовое молчание, даже преподаватель перестал скрипеть мелом по доске. Я подняла взгляд, и первое, что увидела, - это ту самую преподавательницу, искреннюю почитательницу любовных романов, с которой имела честь недавно ужинать за одним столом. Ее красивые глаза хитро щурились. Прямо как в тот раз. Этого только не хватало!
  - Уважаемая Гиндриена Склигинс, прошу простить вашу новую студиозу Лею Дорвиндаль. Я ее задержал с зачислением на второй курс, поэтому не наказывайте за опоздание. Дополнительные пояснения, если вам таковые нужны, дам позже, - завершив указания преподавателю, он грозно повернулся к моей группе. - А теперь вы. Следствие по поводу измывательств над данной студиозой еще ведется. Всем, кроме Вирфольца и Устгена, которые отсутствовали на территории Роганды в означенный период, не приближаться к Дорвиндаль, тем более не применять к ней магию. Узнаю - отчислю. И не только.
  На последнем слове грозный архимаг Глениус осмотрел всю аудиторию и каждого студиоза в частности и в очередной раз обернулся к Гиндриене. Боже, что за имечко.
  - У меня все, продолжайте, - сообщил он, развернулся и вышел. А я впала в ступор. И не только я одна. Преподавательница Склигинс отмерла первая:
  - Лея, долго вы будете мозолить всем глаза? Пройдите и сядьте.
  Думала, выволочка будет основательнее. Но испытывать судьбу не стала. Прошла на задние парты огромного многоуровневого лектория вопреки явному жестикулированию блондинчика и того, с сережкой в ухе. Они махали руками, приглашали сесть рядом с ними. Увидев, где я разместилась, парни не растерялись. Быстро собрали свои конспекты и пересели рядом со мной. Вот те на. Думала, будут игнорировать. А маги заинтересованно бросали взгляды на нашу новообразовавшуюся троицу и молчали. Склигинс не выдержала.
  - Устген, какое завидное рвение к знаниям, - милым голоском пропела эта женщина с кошачьими глазками, после чего рявкнула во весь голос:
   - К доске!
  - Да, миссис Склигинс, - ответил тот, взяв свою тетрадь, которую только и успел положить радом со мной, пересаживаясь.
  Воспользовавшись временным устранением препятствия, Вирфольц переложил вещи друга на соседний стул, а сам сел рядом со мной. Вот нахал. Но я сидела и молчала. Глянув на раскрытые тетради остальных, решилась заглянуть в свой рюкзак. Там лежали одна тоненькая тетрадь и несколько учебников. Но ни перьев, ни чернильниц я не наблюдала. Вытащила ее и положила на стол, сверля взглядом. Это чем же я писать буду? И видимо, в ответ на мои мысли тетрадка с пустой обложкой высветила следующую надпись:
  "Я универсальная тетрадь, Лея".
  - Вау, - тихо прошипел мой новый сосед но так, что его услышали все.
  - Хм, Устген, оставляй тетрадь на проверку. Я передумала, Вирфольц, к доске!
  Блондин, все это время спускавшийся по ступенькам, старался не улыбаться, но довольный вид скрыть не сумел. Наконец парень подошел к преподавательскому столу, оставил тетрадь и потопал обратно. Мой же сосед встал и пошел вниз без тетради.
  - Напиши на доске состав зелья отдохновения.
  Аудитория застыла. Судя по заинтересованным взглядам, ожидалось как минимум что-то веселенькое. Ко мне тем временем подсел вернувшийся блондинчик и прошептал на ухо два слова: "Сейчас начнется".
  - Миссис Склигинс, - укоризненно сказал Вирфольц, - это семейный рецепт, который я не могу вам сообщить даже под пыткой.
  - Попытка не пытка, - сказала с улыбкой Гиндриена, - тогда зелье ласкового сна.
  - Опять? - Студиоз у доски уже чуть ли не плакал.
  - Ну хоть что-то новенькое ты мне можешь поведать? - едва ли не с мольбой в голосе попросила Склигинс. Ее хитрый прищур не оставлял никаких сомнений в том, что она издевалась. Но и брюнет с серьгой был не промах. Быстро сообразив, что от него требуется, начал писать список ингредиентов на доске.
  Я открыла тетрадь на первой странице и не успела ничего сделать, как там появился заголовок "ТИЗ. Лекция 1". Далее тетрадь послушно записывала список ингредиентов, которые Вирфольц усердно писал на доске, попеременно на полях появлялись названия ядов со знаком вопроса. Подняла взгляд и начала читать: полынь, толченый зуб ирбиса, волчья ягода. Судя по трем ингредиентам, это какая-то отрава для насекомых или грызунов. Но четвертый ингредиент меня просто убил. Морошка! А-а-а, умора! Зелье для геморройных примочек. На пару со мной прыснула Склигинс. Аудитория же недоумевала. Устген смотрел на меня да на преподшу. А мы заливались слезами от смеха. Потом блондинчик глянул в мою тетрадь и тоже покатился.
  - Достаточно. Стирай свои художества, - сказала преподавательница, слегка успокоившись. - А всем остальным домашнее задание: выяснить, что же такое веселое сейчас написал на доске Вирфольц Эрдшот.
  Магиня из первых рядов не выдержала:
  - Первые три ингредиента входят в состав многих ядов против вредителей, - решила она поумничать, - посему можно сделать вывод, что это какой-то усиленный яд.
  Закончила она с высоко поднятым подбородком. Склигинс же поморщилась, но ответила:
  - Три балла, дорогая Сандри Орта. Правильное начало, неправильные выводы. Думай, девочка, думай, а не болтай.
  Вот это я понимаю: опустила так опустила. Поэтому взяла себе на заметку не спорить с этой преподавательницей. Иначе самомнение придется собирать потом по частям. Но не успела я додумать сию полезную мысль, как меня вызвали к доске.
  - Наша новенькая Лея, судя по реакции, тоже догадалась о принципе действия сего состава, не так ли?
  Устген ткнул меня локтем, и только после этого я поняла, что вопрос адресован мне.
  - Да... - без особой уверенности в голосе ответила с места.
  - Смелее, девочка, иди к доске. Будем определять твои таланты.
  Вот тут у меня коленки-то и подкосились. Кое-как встала со стула, спустилась вниз, встала рядом с Вирфольцем Эрдшотом и только потом поняла, что не взяла с собой тетрадь. Ничего, прорвемся. Моя мама была отличной травницей, поэтому простенькие составы ядов, зелий, настоев знала даже я.
  - Записывай. Мокрицы, печень летучей мыши, вода, настоянная на хвое. Для чего этот состав нужен?
  Не особо задумываясь, сложила все знания эффектов этих ингредиентов и пришла к выводу:
  - Зелье для улучшения слуха.
  - А вода тогда зачем? - Склигинс не спешила выносить свой вердикт.
  - Просто так, для того чтобы разбавить и перебить резкий вкус двух оставшихся ингредиентов.
  - Десять баллов, - довольно сообщила преподавательница. - Учись, Орта.
  - А ей Эрдшот подсказал! - воскликнула визгливым голосом та самая Сандри.
  - Чепуха, - крикнул Вирфольц, сверля взглядом рыжую веснушчатую вредину-троечницу, которая решила оправдаться любой ценой.
  Преподавательница спор не поощрила, а лишь спокойно заметила:
  - Орта, даю тебе еще один шанс повысить свою оценку. К доске. Эрдшот, свободны, займите свое место. Вам двенадцать баллов за оригинальность. - После этих слов маги как по команде охнули. И я поняла, что парень с сережкой в ухе, похоже, заслужил максимальный бал. Искренне за него порадовалась, дожидаясь своей очереди. Но преподавательница молчала. И меня обратно не отпускала. Странно.
  А когда Сандри Орта встала рядом со мной у доски, Склигинс продолжила свою мысль:
  - Итак, кто первый определит название или хотя бы верные свойства зелья, тот и получит за сегодня десять баллов. - Сделав паузу, Гиндриена продолжила: - Вторая же из вас уйдет с тремя баллами.
  "Воистину имя соответствует личности обладательницы!" - подумалось мне.
  - Так будет честно? - спросила та, на что Орта кивнула. На самом деле честностью тут и не пахло. Но это мало кого волновало.
  - Итак, слезы русалки, глаз и щупальце осьминога, яйцо черепахи, и...
  Произнесенные ингредиенты соответствовали зелью амфибии и незавершенному зелью водного метаморфизма. Но сдается мне, есть одна загвоздка в последнем ингредиенте, которое Орта пока не называла, задумавшись ненадолго. Потом Склигинс продолжила:
  - И коготь белокрылого орла.
  В голове моей случился ступор. Не у меня одной. Вирфольц тоже упорно думал, а Устген взглянул в мою тетрадь и начал мне жестикулировать, размахивая руками в стороны. Орта, решив, будто ей дают подсказку, выкрикнула первой:
  - Улучшенное зелье Амфибии.
  - Почему улучшенное? - не стала сразу отрицать данный вариант Гиндриена.
  - Потому, что коготь белокрылого орла удлиняет срок действия зелья, составленного из первых четырех ингредиентов, - уверенно сообщила та, да так, что я даже засомневалась в своих выводах.
  - Придумываешь на ходу, Орта, - сурово сообщила миссис Склигинс и воззрилась на меня: - Ну, теперь твоя очередь, Дорвиндаль.
  Я не стала медлить и решила поразмыслить вслух.
  - Слезы русалки, глаз и щупальце осьминога, яйцо черепахи - не совсем стандартное зелье амфибии, так как тут лишний ингредиент - глаз осьминога. Мало кто знает. Но материя одного и того же существа может обладать взаимоисключающими свойствами. Поэтому можно сделать вывод, что водное дыхание тут абсолютно ни при чем, но остается эффект изменения формы, и пятый ингредиент намекает на то, что это может быть зелье птичьего полета или как-то так.
  Завершив свое умозаключение, я осознала, что права, и Устген махал руками, как птица. Значит, верно.
  - Поначалу я думала, что тебе просто повезло угадать значение веселого зелья Вирфольца, потом ты подтвердила свои прочные знания основ зельеварения, угадав с настоем для улучшения слуха, но теперь я меняю свое мнение и ставлю тебе двенадцать баллов. Отличная работа, Лея. Будешь продолжать в том же духе - и я порекомендую тебя в свои ассистенты.
  Вот умеют же преподаватели возносить на небо, а потом возвращать на землю. Не хочу быть ассистентом, не хочу быть королевским гренадером, хочу сама распоряжаться своей жизнью. А теперь стою вот и якобы учусь магии, а на самом деле учу на своем примере всех остальных. Что это за вселенская несправедливость-то, а?
  - Слушайте, а чего это у нее глаза сверкают фиолетовым? - заметила соседка Орты.
  - Так, все свободны. Дорвиндаль, останьтесь, - быстро произнесла травница.
  Студиозы повторения команды ждать не стали. В считанные секунды аудитория опустела, за исключением блондина и брюнета с сережкой на последней парте. Они заинтересованно на нас поглядывали, давая понять, что никуда не уйдут.
  - Скажи мне вот что. Давно у тебя проснулся дар ведуньи? - спросила Гиндриена, проигнорировав тот факт, что мы не одни.
  - Э-э-э, не знаю, дядя... Игебдил Баал заметил вчера, - сказала, вспомнив свое разглядывание в зеркале.
  - Вот как? И сегодня тебя зачислили в академию. Не улавливаешь связь? - задумчиво сообщила преподавательница ТИЗ.
  - А должна? - не удержалась от вопроса.
  - Не ерничай, - обидевшись, заметила миссис Склигинс.
  - И не пыталась, - честно призналась я. - А что все это значит?
  - Тебе не сказали? Да? - Она села за свой стол и отрешенно начала рассказывать.
  Пока она говорила, парни спустились вниз с моим рюкзаком и сели за парты первого ряда. Устроились поудобнее, так сказать. Одна я стояла.
  - Раньше таких, как ты, истребляли, боясь их способностей. Потом, когда вас осталось мало, вовремя опомнились и решили использовать во благо. В основном, это служба при короле в качестве гренадера. Эдакого универсального стража на побегушках. Но есть одно "но". Студиозы академии Роганды не отчуждаемы, даже королем. А после окончания и получения диплома тебе и вовсе будет представлена полная свобода действий. Но только если доучишься. Иначе при отчислении тебя тут же загребут на службу к Видириусу. Нынешнему правителю, который к тому же собственной тени боится, поэтому набирает в гренадеры всех мало-мальски одаренных личностей.
  - То есть получается, Глениус Сегдиваль спас Лею от королевской службы, зачислив в академию? - вмешался в разговор Устген.
  - Получается, что так, - к тому же утвердительно качнула головой Гиндриена.
  - А сколько еще таких же, видящих истинную суть, работает на короля? - решила уточнить я.
  - Ни одного, даже более тебе скажу, ни одного и на все десять соседних королевств за последние сто лет.
  - По-па-дос... - не удержался Вирфольц, и я с ним была полностью солидарна. С учетом одного "но". Какого черта они тут уши развесили?
  - Ну, это с какой стороны посмотреть, - решила ободрить всю нашу троицу миссис Склигинс. Ладно меня, но эти-то двое тут при чем?
  - Простите, а вы тут какими судьбами? - огрызнулась я на них. Они, поняв свою ошибку, умолкли, но уходить не стали.
  Наш разговор прервал протяжный звонок, возвестив окончание занятия. Забрав свой рюкзак из рук Устгена, я, не прощаясь ни с кем, молча вышла из лектория, дверь открылась сама и опять не скрипнула. Удивительно. Но еще более удивительно то, что мне нужно многое переварить. Кстати, о еде. Пойду-ка я в столовую. Так и поступила. Но не прошла я и десяти шагов, как меня нагнали все те же блондинисто-серьгастые личности в количестве двух штук.
  - Ты это круто с дверью сделала, - сказал Устген, восхищенно на меня уставившись.
  - Научишь? - вторил ему Вирфольц, нахально разместив свою ладонь на моем плече.
  Но ответить я не успела, и очень жаль, ведь очередная острота уже была готова сорваться с кончика моего языка, когда меня окликнули. Появившийся архимаг быстрыми движениями снял с меня кисть брюнета-однокашника и уверенно отодвинул его на расстояние вытянутой руки.
  - Я понимаю, северяне - народ смелый. Но я просил вас приглядывать за Дорвиндаль, а не приставать к ней. - Грозно взглянув на парней, ректор добавил: - Уяснили?
  Под таким тяжелым взглядом любой бы, наверное, пал ниц и начал умолять о пощаде. Поэтому послала парням сочувственный взгляд, развернулась и собралась уходить. Но не тут-то было. Меня остановили, в очередной раз взяв под локоть. А-а-а, завтрак мой, завтрак...
  
  Глава 6. Асия Дорвиндаль
  [Академия Роганды. Замок Водолея]
  - Студиоза Дорвиндаль, - удерживая мою руку, Глениус попытался смягчить выражение своего лица, но вышло все равно сурово, - у вас гости. Идемте.
  - Э-э-э, великий архимаг, благословеннейший ректор Магической академии Роганды, - начала я издалека, но меня перебили. Собственно, он же и прервал, скомандовав:
  - Короче.
  - Ну, тогда я пошла завтракать, а гости подождут. - Под тяжелым взглядом мага невольно начала сомневаться в своем голоде. Но, вспомнив вечер и то насмешливое выражение его лица, поняла, что грозная личина - это так... для студиозов, ради дисциплины.
  Как назло, Глениус решил составить мне компанию:
  - Хорошая идея, пойдемте.
  За нами хвостиком робко потопали два моих новоиспеченных телохранителя. Вот зачем за мной нужно присматривать? Непонятно. Хотя, если вспомнить недавний разговор с миссис Склигинс, прибавить сюда вечернюю выходку с покосившейся дверью, то все становится более-менее понятным. Пришла к выводу, что охраняют не меня, а от меня.
  Пока размышляла, зашла в столовую. Наша новоиспеченная компашка во главе с ужасным черным жнецом Сегдивалем разошлась между столами со съестным. Выбрав себе блюда на поднос, я села за пустой стол вдали ото всех и начала есть, но чуть не поперхнулась. С невозмутимым видом напротив разместился ректор в преобразованном из стула кресле. В столовой стало тихо.
  - Чего вы добиваетесь? - тихо прошипела я, но как пить дать меня услышало полстоловой, потому как все повернулись в мою сторону.
  - Ничего, просто сажусь есть, - невозмутимо ответил архимаг, на этот раз без устрашающих гримас.
  - Приятного аппетита, - промямлил Вирфольц, и они с Устгеном сели через стул от меня. Видимо, намек Сегдиваля поняли. Не знаю, радоваться мне или плакать от этого. Для первого не было повода, а для второго - место неподходящее, но очень уж охота. Поэтому включила агрессию на максимум, чтобы перебить это жуткое чувство жалости к себе.
  - Так. Я, короче, поняла. - Положив со звоном вилку на стол, поднялась со стула и для собственной храбрости уперла руки в боки. - Хотите провести расследование? Ваше право, проводите! Но меня в это не вмешивайте! Запретили всем со мной общаться... зачем? Вон вся публика, как немые рыбки, смотрят, сказать хотят, а молчат. Я так не могу больше!
  - Студиоза Дорвиндаль, мы в столовой... - с нажимом заметил ректор, играя в мистера невозмутимость.
  - Спасибо, я заметила, - чуть менее громко отмахнулась, после продолжив: - И все же, если уж мне придется тут задержаться, то я хочу чувствовать себя полноценной студиозой. А не изгоем или экспонатом, который поставили под стекло, любуются и не трогают.
  - Думайте о том, чего вы просите, - тихо и с затаенным гневом произнес Сегдиваль, - тем более прилюдно. Всему есть предел.
  - Я хочу компенсации за свои страдания, - продолжала гнуть свою линию.
  - Например? - неожиданно спросил он.
  Думала - откажет. А тут...
  - Комнату марафета, - не задумываясь, выпалила я, внутренне заныв. Боже! Лучше названия не придумала?! Стремно, блин!
  - Простите, что? - Личность напротив меня не поняла, поэтому пришлось пояснить более доходчиво:
  - Ну это где красоту наводят, прически делают, губы красят.
  - Зачем? У вас и так с этим все в порядке, - недоуменно заметил Глениус, перестав гневно сверкать очами.
  - Замечательная идея, студиоза Лея, - воскликнула миссис Склигинс, подходя к нашему столу с подносом. И, повернув голову к ректору, затараторила: - Я вам еще не успела доложить об успехах Дорвиндаль? Способная ученица, кстати. Готова за нее поручиться и попросить к себе в ассистентки.
  На этих словах она мне подмигнула, а я мысленно поставила себе неуд. Во вляпалась!
  - Что-то я уже совсем ничего не понимаю, - заметил тот, который Глениус Сегдиваль.
  - Я, кстати, тоже. - Но на мое замечание никто даже и внимания не обратил. Преподавательница ТИЗ говорила не переставая:
  - Понимаете, у меня, как у хорошей травницы, есть большой опыт и огромный запас реагентов, сроки хранения которых к тому же не вечны. А если мы со студиозой Дорвиндаль возьмемся за дело... - На этих словах она опять демонстративно моргнула несколько раз, глядя на меня. А я начала догадываться, к чему она клонит, невольно улыбнувшись. Эта смелая тетка тем временем продолжила приседать архимагу на уши: - То мы сможем и наших студиозов украсить, и потратить реагенты с пользой!
  - То есть вы планируете ставить опыты на людях? - Великий и ужасный черный жнец превратно понял ставшую нашей идею, отчего нахмурился.
  - Нет! - вмешалась я. - Все совсем не так, Глениус!
  После моих слов за столом наступила гробовая тишина. Даже Вирфольц и Устген, молча поглощавшие еду до этого, перестали работать вилками. Миссис Склигинс открывала и закрыла рот. И не только она. Кажется, удивились моему фамильярному обращению ко всея академии Роганды, ректору то есть. Тот, который Глениус, и вовсе странно сверкал очами, поджав губы.
  - Ох уж этот этикет, - посетовала я, слегка стукнув себя рукой по лбу. - Куда нам, деревенским, до этого!
  Открыла глаза после показательного акта самобичевания, оглянулась: вроде прокатило. Мои сотрапезники дружно позакрывали рты, поэтому осмелела и продолжила свою мысль:
   - Миссис Гиндриена Склигинс, скорее всего, имела в виду всякие травяные маски для чистоты и гладкости кожи, витаминные масла для послушности волос и тому подобные вещи.
  - Если это так, то зачем вам целое помещение для этого? Разве ваших собственных комнат для этого недостаточно? - заметил архимаг, все еще играя в тугодума.
  - Как зачем? Проводить процедуры и тут же закреплять результат: накладывать макияж, заплетать волосы. Эх, романтика... - мечтательно заметила травница. Опомнившись, строгим голосом изрекла неожиданную мудрость: - Собственные комнаты - это личное пространство каждого. Для внеклассных занятий они абсолютно не подходят!
  А после ее слов я невольно задумалась о моих будущих образовательных встречах с ректором, да еще в его личных покоях. Румянец плотно прилип к моим щекам.
  - Не подходят, говорите, - задумчиво повторил архимаг, рукой разглаживая салфетку на своем подносе. А как только заметил за собой несвойственное поведение, скомкал бедную и ни в чем не повинную бумажку и сообщил нам радостную новость:
  - Хорошо. Первое: назначить Лею Дорвиндаль вашей ассистенткой - позволяю. Второе: график внеклассной деятельности согласовывать лично со мной. Третье: помещение ищете сами. Утверждаю тоже я. На этом все.
  Поднявшись из-за стола, он глянул на меня и нейтральным тоном заметил:
  - Студиоза Лея, вижу, вы доели. Поднимайтесь. Вас ждет сестра в моем кабинете.
  - Как? Вы! Чего вы раньше мне не сказали? - посетовала я, срываясь на бег до кабинета ректора, но архимаг меня опередил, опять перехватив под локоть, и уже на ходу ответил:
  - Я вам говорил и впредь прошу обращаться по форме, о уважаемая Дорвиндаль.
  Оглянувшись на только что покинутый нами стол, опять увидела застывшие выражения на лицах сидящих, поэтому смиренно промолвила:
  - Прошу прощения, исправлюсь...
  А про себя подумала, как было бы проще, если бы меня опять мало кто понимал.
  Так под руку мы и миновали столовую, потом общий зал с расписанием. Зашли в башню. Но вопреки здравому смыслу меня повели не по лестнице, а прижали к ближайшей стене, едва за нами закрылась дверь. Я оказалась в плену между стеной и кольцом рук ректора.
  - Экспонат, говоришь? - тихо спросил Сегдиваль, наклонившись к моему уху. Его дыхание опалило и заставило вздрогнуть. Я смутилась и опустила голову, не совсем понимая, чем обязана такому странному поведению, а он между тем продолжил свой монолог: - Наблюдают, но не трогают, - это обо мне, да?
  - Я... - только и ответила, прежде чем опять закрыть рот. Совсем не понимаю, о чем он!
  Его ладонь легла на мою шею. Я все еще пребывала в мысленной прострации, неужели сон? Пока я думала о нереальности происходящего, по-видимому, плод моего воображения большим пальцем аккуратно приподнял мой подбородок, заставив посмотреть ему в глаза. Теплая искренняя улыбка лучилась во взгляде Глениуса, губы, наоборот, были напряженно сомкнуты.
  - Намек понятен. Вызов принят! - С этими словами меня поцеловали как никогда до этого: нежно, чувственно и осторожно.
  Целуют? Меня? Ректор? Да быть такого не может... Точно сон! Поэтому, расслабившись, я решила получить удовольствие и даже поучаствовать. Мои руки потянулись к его шее, сама невольно прижалась к жесткому одеянию архимага, за которым угадывалось мужественное тело. Одна его ладонь легла мне на затылок, вторая начала расшнуровывать мой корсет. Повинуясь внутреннему желанию, я раскрыла губы и... Ничего не произошло. Застонав, этот настоящий образец мужественности, к тому же не лишенный джентльменских наклонностей, отстранился от меня, тяжело дыша. А когда он тактично отвернулся, дав мне возможность привести себя в надлежащий вид, до меня начала доходить вся суть происходящего. Как там мама рассказывала о людском отношении к непостижимому: отрицание, осознание, принятие, смирение. Так вот с последними двумя стадиями у меня были явные проблемы.
  - Вы! - начала я на повышенных тонах.
  Но договорить мне не дали.
  - У вас просто огромная любовь к местоимениям, - ровным голосом сообщила мне спина Сегдиваля.
  - А у вас просто здоровенные способности к нелогичному поведению, - огрызнулась в ответ и уже собралась высказать все, что я о нем думаю, когда нас прервал дядя Иба, крича сверху:
  - Глен, Лея! Долго вы там еще будете разбираться? Вас тут ждут!
  Добрались мы до кабинета великого архимага всея академии за считанные секунды. Глениус и я, в очередной раз подхваченная за локоть, пролетели все лестничные пролеты вертикально вверх. А оказавшись рядом с Игебдилом, приостановились и полетели дальше, так же паря над полом, только более медленно, чем накануне. Лицо ректора было безучастным, я же злилась на всех и в первую очередь на себя! Надо было сразу его оттолкнуть. Вздумала помечтать наяву, наивная. Боже, как же стыдно...
  Внезапно до меня дошло. Сестра! Меня впереди ждала сестра! Ура! Меня скоро заберут домой! Прощайте, унылые студиозы... Прощай, извращуга Сегдиваль, хоть и не лишенный положительных качеств. Но когда мы вошли в кабинет, я поняла, что все далеко не так радужно, как уже успела себе нарисовать в воображении.
  Асия, от природы стройная и женственная, стояла у окна сгорбившись, отвернувшись от нас. Что она увидела там такого занимательного, ума не приложу. Моя сестра в первую очередь кинулась бы в объятия да расцеловала меня всю, прежде чем начинать разговор. А эта перешла сразу к делу, сухо поздоровавшись со всеми присутствующими, не поворачиваясь:
  - Здравствуйте, уважаемые мужи Роганды. Мне нужно сообщить Лее печальные новости, поэтому я попросила бы вас устроить нам приватный разговор с моей сестрой.
  Игебдил, еле дождавшись возможности вставить слово, набрал воздуха в грудь и напыщенно произнес:
  - Здравствуйте, Асия Дорвиндаль. Великая честь увидеть старшую дочь из рода хранителей знаний, - начал распинаться проректор. Но когда до него дошел смысл сказанного моей псевдосестрой, постарался сократить заготовленную речь, посему выпалил почти скороговоркой: - Мы будем рады принимать вас в нашей академии в любое время дня и ночи, а сейчас позвольте мне откланяться.
  После этих слов он вышел. Глениус же смотрел на Асию безучастно и о чем-то думал, потом его лицо окаменело и он развернулся, собираясь уходить. Напоследок, кинув затравленный взгляд на меня, хотел было что-то сказать, но, заметив мой скептицизм, связанный, кстати, совсем с другими событиями, просто молча ушел, плотно закрыв за собой дверь.
  Воспользовавшись нашим уединением, моя сестра начала свой рассказ без всяких вводных, как говорится, перешла сразу к делу:
  - Наша деревня уничтожена, Лея. - Ее слова заставили вздрогнуть от неожиданности.
   Что здесь вообще происходит? К чему весь этот цирк? Хотят, чтобы я осталась в академии, поэтому придумали разыграть такое? Жестоко!
  Самозванка тем временем продолжала:
  - Жителям позволили уйти, но при одном условии, прости...
  - За что? - недоуменно вставила я. Наконец после онемения у меня прорезался голос.
  - Нам пришлось согласиться, иначе нас всех бы убили... - продолжила оправдываться эта ошибка труппы комедиантов.
  - Господи, да кто вам угрожал? Что за условие? За что ты у меня просишь прощения? Что за бред!
  - Это не бред! - вскрикнула эта девушка и наконец обернулась. Зря она это сделала. Мой дар работал исправно: стоило нам встретиться взглядами, как иллюзия начала таять, образуя предо мной красное безобразное существо в два человеческих роста.
  - Тупая ты деваха! - прорычало это нечто, клацая несколькими рядами безобразных зубов. - Любая малявка разревелась бы и слушала дальше. А ты всегда отличалась от всех лишними мозгами. Фу, уродство.
  Я от ужаса закрыла лицо руками, но реветь не стала. Наоборот, почему-то разозлилась. Но на что? На архимага? Почему он ушел и оставил меня одну с этим монстром! Боже, минуту назад мне хотелось их всех покинуть, а теперь я готова все отдать, лишь бы опять их увидеть... Ой, мамочки...
  Червонно-красное чудовище, по-своему истолковав мое поведение, похоже, удовлетворилось эффектом и продолжило что-то мне рассказывать:
   - А все эти малявки с рыжим уродцем во главе! Они должны были притащить тебя ко мне! Но вместо этого сыны подзаборной суки решили заработать на твоих способностях. За что и поплатились. Шакалы! Урки дохлые!
  Поняв, что убивать меня, по-видимому, не будут, я открыла глаза и сквозь раздвинутые пальцы увидела, как мой собеседник смачно сплюнул на пол, прожигая кипящей оранжевой субстанцией каменный пол насквозь, образуя посреди комнаты темный провал.
  - Ты, наверное, хочешь узнать, зачем вдруг всем понадобилась, да?
  Я молча кивнула, не в силах произнести хоть слово.
  - Ты... - он замолчал на секунду, - дитя богов, до которого первым добрался владыка ада! Ох и хитер наш правитель! Откуда, ты думаешь, у тебя родимое пятно на лопатке? Это метка! Он успел ее поставить прежде, чем тебя скрыли от всех в Святой долине. Сильнейшие люди мира сего поклялись защищать от него. Но ничто не убережет его названную невесту. И никто, тем более этот задохлик жнец, который положил на тебя глаз, урк несчастный.
  - О чем это вы? - Изумлению моему не было предела.
  - Как о чем?! - прогромыхал демон. - Ты думаешь, я ничего не знаю?
  Он повернулся ко мне спиной и превратился обратно в Асию, мою самую любимую сестру.
  - Ха, у тебя не было никогда родной сестры! - Его дикий смех даже в человеческом образе заставлял вздрагивать при каждом новом звуке, а между тем демон продолжал издеваться:
  - Я следил за тобой с самого первого твоего дня в семье Дорвиндаль. Наш нынешний владыка все предугадал. Старшая девчушка этой семейной четы магов была слабенькой с рождения, и мне не составило никакого труда вселиться в ее тело. И никто ничего не заметил. Да только для меня, четвертого архонта предыдущего правителя, это было сущей пыткой - видеть и слушать все эти ваши с ней сопли. Фу!
  Вот это да! Я... Я же, получается, ему обо всем рассказывала! И про красные дни календаря, кстати, тоже... О боже! Вот козлы, он и этот владыка! Убью! Не знаю как, правда, но точно убью! Главное, чтобы сестра осталась при этом жива. Да уж, задачка не из легких.
  Задумавшись, наверное, о наших предыдущих разговорах, эта псевдо-Асия, передернув плечами, добавила:
  - Но уж лучше так, чем смерть от руки самого Урвигэля, твоего будущего муженька, кстати.
  - Как мужа? Я не хочу замуж! - Во мне проснулось старое протестное чувство свободы.
  - Да, да, знаем мы про все твои "не хочу". - Вот сейчас, судя по интонации, моя ненастоящая сестра точно улыбнулась. - А ты не задумывалась, почему тебе никто не приглянулся за все это время, даже в семнадцать лет, когда все остальные человечки той же зрелости успевали сменить по пять объектов обожания, начиная лет так с тринадцати, если я правильно вас изучил.
  - Нет, а что, должна? - Меня начала откровенно бесить вся эта ситуация. Абсурд, да и только. И где вообще черти носят этого ректора? Ну или хотя бы проректора? Мы тут с этим уже битый час болтаем, и никто даже не постучался в дверь. А жаль.
  - Иногда ты меня прям поражаешь. Твоя взрослая проницательность в одном компенсируется детской непосредственностью в другом, а местами и вовсе откровенной тупостью! Да, когда на тебя владыка ада печать накладывал, то добавил пару-тройку защитных заклинаний и еще одно, особенное. Оно-то и блокирует все твои "лямурные" чувства.
  - А снять их как-то можно? - С чего-то вдруг я решила задать этот вопрос именно пособнику того самого Урвигэля. М-да. Непроизвольно получилось.
  - Вот перенесу тебя к владыке, он, естественно, и снимет, - сказал уже опять демон, так как, оглянувшись в очередной раз, вернул себе истинный облик под моим волшебным взглядом, будь он неладен.
  Это красное огромное существо, помимо стандартного набора рогов, копыт и хвоста, имело еще и четыре массивных отростка от позвоночника в том месте, где обычно у некоторых его представителей растут крылья. Откуда я это знаю? Сестра мне читала "сказки" перед сном. Теперь-то я наконец поняла, к чему все это обучение по адовым существам и их рангам подчиненности. А тогда в детстве, наслушавшись всяких ужасов на ночь, долго потом не могла уснуть. Но неизменно каждый вечер просила рассказать еще.
  Пока я предавалась воспоминаниям, демон успел преодолеть половину расстояния, разделявшего нас. Опомнившись, я с ужасом отскочила к стене и пронзительно завопила что есть мочи:
  - Не подходи-и-и-и-и-и!
  Дверь распахнулась от сильного удара и, вывернувшись на петлях, упала на пол. Чудовище застыло, удивленно переводя взгляд с меня на ректора, моментально оказавшегося рядом. Кинув взгляд на проем, увидела там еще и проректора Игебдила. Так они знали?
  Убийственно спокойный Глениус еле пошевелил губами, но его отчетливый вопрос услышали все.
  - Так что там деревушкой?
  - Деревушкой? - Демон на секунду поморщился, недоумевая, а потом оскалился в довольной ухмылке - то еще пре мерзкое зрелище. - А-а-а, Вихендшир, что ли?
  - Да, он самый. - Дядя Иба тоже проявил полную осведомленность в деталях нашего с "сестрой" разговора.
  - Ха, деревушка эта стерта с лица земли уже несколько дней назад. - Довольный собой красный уродец улыбнулся еще шире. Меня тем временем затошнило от ужаса, голова шла кругом. Так это все правда? А что с людьми? А как же моя мама?
  - Что произошло? - так же спокойно, без особого участия в голосе спросил Сегдиваль.
  А демон как будто ждал своего звездного часа, поэтому, едва заслышав вопрос, начал вещать с издевкой в голосе:
  - Во вы даете! У вас под носом жило целое поселение первоклассных воинов и магов, а вы об этом ни сном ни духом... Жители, как учуяли пропажу Леи, так начали рыскать по территории. Не нашли. Ну еще бы. Я все спланировал!
  На этих словах красное чудище постучало в грудь ужасной пятерней с длиннющими когтями, продолжив:
  - Эти чудики, недолго думая, открыли врата в ад и начали разборки с местными демонами, требуя вернуть свое Сокровище Святой долины, так они между собой Лейку называли. А я тем временем улизнул в Гваду, где мне ваши три уродца должны были передать эту деву в мешке, да только шакалята не объявились на месте встречи, а утащили девчонку в академию!
  - Так это ты похитил Регда, Дисса и Жвинга? - буднично спросил Баал Асхаман стоявшего в нескольких метрах от меня монстра, слюной прожигающего пол.
  - Да, - растерянно ответил тот, после чего сверкнул глазами от ярости. - Да как ты смеешь задавать такие глупые вопросы! Я никому не позволю себя обманывать!
  - Последний вопрос, - вставил Глениус, отвлекая внимание свирепого демона на себя, - они живы?
  - Не знаю. Я отправил их к Урвиг... - Помотыляв головой, демон рассвирепел окончательно: - Да что за заклинание вы применили?
  - Это не мы, это все она, - ответил Игебдил, да только его уже никто не слышал.
  Из раскрытого рта, ноздрей и даже ушей монстра шел пар. Он буквально закипал, раскинув руки в стороны и наклонив торс для броска на своих жертв. Судя по направлению взгляда, первым противником должен стать проректор.
  - Агрх! - возопил демон, стремительно бросаясь к дверному проему.
  Я мало что успела заметить. Только как ректор, стоявший рядом со мной, исчез, черной тенью метнулся к демону, навис перед ним и, одним быстрым движением схватив того за голову, буквально вынес, иначе говоря, выдавил его вместе со стеной из здания спиной вперед. Приземлились они, судя по звукам, где-то вдалеке от академии.
  - Не переживай, он ему не соперник, - вставил лысый маг, подлетая поближе к краю обрыва мимо осыпавшихся с потолка осколков башни. Странное дело. Вокруг меня мерцала магическая сфера, защитившая от каких-либо повреждений.
  - Вы не понимаете, там моя деревня, они открыли портал в ад! - начала всхлипывать я, постепенно переваривая услышанную информацию.
  - Ну-ну, не реви. Слушай, а хочешь посмотреть, как Глен разделает этого под орех?
  Моего мнения, собственно, никто и не спрашивал, сфера и лысый маг пришли в движение. Мы полетели к месту боя. Доносившиеся звуки падающих деревьев и каменных валунов заставляли невольно вздрагивать. Но Игебдил был абсолютно спокоен. На секунду мне даже почудилось по выражению его лица, будто он сам жаждет вступить в бой. Это для них тренировка, что ли?
  Подлетев ближе, я действительно увидела красного монстра и архимага Глениуса Сегдиваля, в данный момент отбивающего все атаки демона плавными движениями созданного магического меча.
  - А почему он не примет форму черного жнеца? - решила уточнить, вспомнив про опробованные на себе способности Сегдиваля.
  Игебдил, парящий в воздухе рядом со мной, чуть не прыснул со смеху:
  - Против кого? Этого? Четвертый архонт владыки ада? Да это же даже не высший демон! А так, наместник очередной колонии низших да чертей.
  - А почему тогда Глениус медлит? - досадливо уточнила я.
  - Не знаю. Может, тренируется, может, выматывает, чтобы взять живым. Скорее всего, второе. Ведь у нас еще пока мало информации, - сказал проректор.
  - А как же деревня? А как же врата?! - прокричала я, надеясь, что меня услышит не только Игебдил Баал Асхаман.
  Но ответил мне опять только лысый маг:
  - Безусловно, мы доложим кому следует. Но в наши первостепенные обязанности входит обучение и защита студиозов. Пойми. Академию нельзя оставлять надолго без защиты архимага. К тому же ты сама слышала: в вашей долине обитали далеко не самые невинные овечки рода человеческого.
  - То есть они все сильные, да? - с надеждой в голосе спросила я, немного успокоившись.
  - Теперь, услышав его... - Проректор кивнул в сторону красного демона, харкающего из глотки какой-то черной субстанцией после очередного удара ноги архимага, и продолжил: - Я абсолютно в этом уверен! Абы кто врата ада открыть не сможет. Тем более чтобы начать разборки с демонами, нужно обладать не только недюжинной силой, но и авторитетом. Вон. Смотри. Пучеглазик вырубился.
  И действительно. Глениус остановил направленные прямо в сердце когти красного монстра двумя пальцами одной руки, не моргнув и глазом, второй отвесил смачную пощечину, ударная волна от которой все-таки повалила несколько устоявших после всего деревьев-великанов. Глаза демона закатились, и он упал на землю, не подавая признаков жизни. Архимаг прошептал какое-то заклинание над бездыханным туловищем своего противника, после чего монстр всхрапнул и задышал, жалобно мыча при любых попытках пошевелиться. Сегдиваль повернул голову в нашу сторону, и я увидела гримасу боли, на долю секунды исказившую его лицо.
  - Ему больно! Вы-вы же говорили, что этот архимагу не соперник? - вымученно спросила у своего провожатого, невольно прослезившись.
  - Так и есть. - Игебдил задумчиво почесал лоб, потом другой рукой - уже затылок, после чего продолжил свою мысль: - Сдается мне, что тут замешаны чувства другого плана.
  Пока мы обсуждали эмоциональное состояние нашего ректора, означенная личность переместилась к нам вместе с парящим рядом обездвиженным телом демона.
  Грозный вид Глениуса заставил лысого дядьку чесаться активнее. Блохи там у него, что ли, завелись?
  - Анатариус! Зачем ты притащил сюда Лею?! - спросил архимаг, свирепея на глазах.
  - О как, неужели вычислил? - Проректор Игебдил перестал скоблить свою лысину и встал ровнее.
  - Ты думаешь, я два плюс два сложить не могу? - спокойно произнес Глениус, но в глазах его плескалась такая затаенная ярость, что мне вдруг стало неуютно рядом с этими страшными дядями. Но ясное дело, на меня внимания мало кто обращал. И в кои-то веки я была этому действительно рада.
  - Ну уж математику, думаю, ты знаешь точно, - неопределенно прогнусавил ректор, улыбаясь при этом. Издевается, что ли? Или просто умом тронулся?
  - И давно ты меня вычислил? - на этот раз уже спокойно спросил тот, которого я ранее окрестила дядей Иба.
  - Достаточно. Долго ты еще будешь занимать тело Игебдила? - так же тихо спросил Сегдиваль, да только мой датчик опасности зашкалил.
  - Столько, сколько потребуется. А как долго ты еще будешь нянчиться с этой деточкой? - Проректор качнул головой в мою сторону, я же была готова пнуть его за это. Я вам не деточка! Хотя, вспомнив возраст того самого Анатариуса, поняла, что по его меркам я действительно - так, еще совсем карапуз. И все-таки приятного в этом мало, когда тебя считают частью интерьера.
  - Сколько потребуется, столько и буду, - вернул ему его слова ректор, продолжая сверлить взглядом лысого дядьку.
  После этих слов оба замолчали. Минут так на пять. Перешли на мысленную речь?
  После чего, вздохнув, Глениус повернулся ко мне и пояснил:
  - Лея, то, что ты видела, была не боль, а чувства умерших душ от руки этого демона. Такова моя плата за силу.
  Вместо того чтобы впечатлиться, я чуть было не заревела, потому как поняла одно:
  - Так ты убил демона?
  - Да, - сухо ответил ректор.
  - А как же моя сестра? - сиплым, ломающимся голосом простонала я. Сердце пропустило удар. Липкое чувство ужаса сковало все внутри. Даже дышать стало трудно.
  - Она жива, - так же спокойно пояснил тот. Но вместо того чтобы продолжить, умолк.
  - В чем подвох? - Немного успокоившись, глядя на чудовище, парящее рядом с Сегдивалем, я решила доискаться правды у обычно разговорчивого лысого мага. Так и получилось.
  Игебдил, а точнее вселившийся в него тот самый Анатариус, как будто ждал возможности высказаться:
  - Сознание твоей сестры довольно долго подавлялось демоном, к тому же этот адов стручок умудрился трансформировать ее тело под себя, а для людей напялил человеческую иллюзию. Поэтому, если она проснется и увидит красные когтистые лапищи вместо рук, думаю, от шока просто скончается тут же. Ну... это как худший вариант развития событий.
  Только-только успокоившись, сердце опять начало биться в бешеном ритме до шума в ушах. Силы покинули мое тело, и я осела на колени в магическом коконе. Тот факт, что мы все еще висели в воздухе над кронами высоченных деревьев, меня сейчас волновал меньше всего. Где-то там сквозь ушные раковины ко мне поступала информация от Анатариуса Зодиака, которую я, ввиду своего панического состояния, просто не успевала переваривать.
  - Лейка, ты чего? Расстроилась, что ли? Во дает! Тут радоваться надо. Так филигранно убить сущность, не покалечив тела носителя, может только мой лучший студиоз-гений, да, Глениус?
  - Нет, Анатариус, ибо я уже давно не студиоз. Тем более не гений. Был бы действительно одаренным, ничего бы этого не допустил.
  - Да, с излишней самокритичностью у тебя вечные проблемы. Вам выпал беспрецедентный шанс узнать у меня всю историю о твоем даре, о печати, о владыке и его прошлой невесте. А вы... Одна в панику впадает, другой страдает самобичеванием. Прекращайте, ей-богу!
  - А что там с прошлой невестой? - моментально зацепилась я за новую информацию, как за спасительный круг.
  - О, там была занимательнейшая история. Если вы не против. - Анатариус в очередной раз почесал затылок с такой смешной гримасой, что я невольно прыснула. Сегдиваль продолжал молча стоять, глядя куда-то вдаль. Спустя мгновение вся наша процессия тронулась в сторону замка Водолея.
  - Я бы предпочел бросить свои кости на любимое креслице в замке Рыб. Ага, да, правильно летим. Значит, по прошлой невесте владыки ада. Да. Интересно вышло. Как тебе успела уже поведать Гиндриена, твой дар раньше был не в почете, точнее сказать, его боялись. Откуда знаю - не спрашивай. Я же дух. Знаю все и обо всех. Так вот, как только люди в те времена узнали о появлении на свет ведуньи, они принесли эту новорожденную крошку самому Ургу, не помню, как там его полное имя, прям на блюдечке, в общем. Оторопев от человеческой глупости, владыка ада все же поставил печать и отпустил девочку восвояси, так сказать, взрослеть. А по достижении восемнадцати лет женился.
  - А что же в этом такого занимательного? - не удержалась я от вопроса. Уж больно абсурдный и сбивчивый рассказ получался.
  - Да дело-то ведь в чем. Девчушка, которой стукнуло на тот момент восемнадцать лет, силой была отмечена с рождения, а дар у нее не проснулся даже в старости.
  - И владыка ада ее не убил? - Я не кровожадная, честно! Просто уточнение напрашивалось само собой...
  На мой возмутительный вопрос прозвучал невозмутимый ответ от дедушки Зодиака:
  - Нет, а если бы посмел, то сам бы тоже умер. У них, у демонов, ритуалы, я тебе скажу, страннейшие. Их правитель жену себе может выбрать только одну на целую тысячу лет. Вот и влип бедняга. С тобой же решил не торопиться, а поставить метку и защиту да ждать пробуждения дара. Скажи, а кто тебя заставлял проявлять свои способности? Тем более прилюдно. Теперь за тобой устроят охоту все обитатели ада в надежде выслужиться и заработать повышение.
  - Вот последнего мог бы и не говорить, - решил обозначить свое участие в обсуждении Сегдиваль. Он повернулся в мою сторону, и я увидела просто адскую печаль в его глазах.
  - Да что вы меня хороните раньше времени? - встрепенулась я, не позволяя себе в очередной раз разреветься от прибывающих одна за другой плохих новостей. Хотя это еще не самое страшное, что со мной происходило или, возможно, еще произойдет в ближайшем будущем. Так, не раскисать!
  - Боже упаси, деточка, никто тебя не хоронит! К тому же я сам лично возглавлю твою охрану! Тем более что для усиления защиты замков нам понадобятся твоя помощь и твой дар. Только бы подучить немножко, как я уже говорил.
  - Так это все вы? - Моему возмущению не было предела.
  Но вместо ответа Анатариус попросту решил съехать с темы.
  - Боже, как он уживается с этим чертовым ирокезом? - проворчал дедок, в очередной раз проводя рукой по идеально ровной, даже блестящей на солнце лысине. - Не увиливайте, рассказывайте дальше. Что стало с той девушкой, и что там с печатью? Как ее можно снять?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"