Фирсанова Юлия Алексеевна: другие произведения.

Ася и Лихо

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 9.01*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не буди Лихо, пока оно тихо. Кажется, так звучит старая поговорка? На Земле ее знают даже дети, а в Великом Лесу нашлась парочка остроухих юнцов, не знакомых с сакраментальной истиной. И что? Разбудили ведь древнейшее лихо на свою голову. Сами получили, и Аське Покрышкиной по случаю досталось. Привязал землянку к Лихаэлю Аэрдану (в переводе с эльфийского Чокнутому) ритуал призыва питомца. А оно ей надо? Не-а! Аська домой хочет, к своей жизни, где не будет места всяким безумцам, а для этого придется поработать. Богиня Гиаль пообещала помощь за расчистку Великого Леса. Значит, вперед на баррикады! Но просто не будет! Лихаэль так и норовит втянуть забавную человечку в какие-нибудь неприятности. Ему весело, а каково Аське?

  Ася и Лихо
  Фирсанова Юлия
  
  Аннотация
  Не буди Лихо, пока оно тихо. Кажется, так звучит старая поговорка? На Земле ее знают даже дети, а в Великом Лесу нашлась парочка остроухих юнцов, не знакомых с сакраментальной истиной. И что? Разбудили ведь древнейшее лихо на свою голову. Сами получили, и Аське Покрышкиной по случаю досталось.
  Привязал землянку к Лихаэлю Аэрдану (в переводе с эльфийского Чокнутому) ритуал призыва питомца. А оно ей надо? Не-а! Аська домой хочет, к своей жизни, где не будет места всяким безумцам, а для этого придется поработать.
  Богиня Гиаль пообещала помощь за расчистку Великого Леса. Значит, вперед на баррикады! Но просто не будет! Лихаэль так и норовит втянуть забавную человечку в какие-нибудь неприятности. Ему весело, а каково Аське?
   последний кусочек
  
  Пролог.
  
  Эльмиавер несся по быстрой тропе, мысленно моля Лес дать ему доступ к заповедной поляне. Только бы успеть, только бы не опоздать непоправимо!
   Почему, ну почему, во имя Светозарной Гиаль, глупые дети избрали местом решения своего спора запретное место? Несусветные упрямцы! Если рассчитывали сохранить поединок в тайне от родных и Совета Древ, лучше бы отправились на любой из речных островов Шумливой. Вода прячет следы порой надежнее, чем корни древ. Но они пошли туда, на поляну у круга старых меллорнов, где таилось ОНО, едва ли не самое...
  Он не успел! Визардэль и Фаэроен в кругу священных деревьев танцевали свой поединок с тонкими листьями-клинками, выращенными песней так, чтобы наносить минимальный вред, но причинять максимум неприятных ощущений. Как раз в миг явления мастера законов Великого Леса раздались синхронные вскрики тожества и боли. Порезы дети исхитрились нанести друг другу одновременно, найдя бреши в защите. Кровь брызнула на траву из символических порезов - свидетельств зряшного спора.
  Тут же зашумел ветер, жестко прибивающий траву, кусты, гнущий к земле, как траву, могучие деревья. В чистом небе сверкнула молния, оглушительно грянул гром и земля, как вода, разошлась. Могучие корни выпустили на свет гостя.
  Высокий, прекраснее самого прекрасного из эльфов, укрытый лишь в живой плащ из волос оттенка закатного солнца, стелющихся по траве, с завораживающими очами, непрерывно меняющими цвет от травяной зелени до темного сапфира, с аурой силы, пригибающей к земле сильнее самого сильного ветра. Спящий Предок был почему-то страшен так, что клинки выпали из рук поединщиков, рухнувших ниц. Опустился на колени Эльмиавер, пытаясь вымолвить сведенными судорогой губами:
  - Благодатного солнца и ярких звезд!
  Спящий мазнул взглядом по двум валяющимся эльфятам, разбудившим его своей дракой. Снисходительно облизнул яркие губы и мелодично промолвил:
  - Жертвы? Крови их больше не лей, слаба, сила невкусная.
  Спустя несколько секунд чудовище задумчиво выдало:
  - Возможно, если пытать, кричать будут красиво?
  - Молю, Спящий, о снисхождении, - не вставая с колен, простер длани в сторону восставшего Эльмиавер. - Требуй виру, эй-ороль, - эльф обратился к собеседнику, используя титул 'высокий лорд лесных просторов', - но отпусти детей.
  - Отпустить? Забрать то, что отдано добровольно не тобой? - сильно удивился странному желанию эльфа собеседник, скривил губы и тут же выдал свою цену. - Тогда дай мне забаву на замену! Я хочу живую игрушку!
  - Но... - попытался было беспомощно вякнуть благородный заступник, вгляделся в прекрасное лицо пробужденного, в чьих чертах милосердия отродясь не ночевало, и заткнулся.
  - Ну? - притопнул ногой жаждущий развлечений тип. - Меня пробудили, я хочу веселиться! Нет игрушки? Найди, создай, призови! Мне становится скучно! Или все-таки развлечься с криками этих детишек?
  - Нет, нет! Я... Призвать? Я призову тебе спутника, - неожиданно и скорее от безнадежности, нежели от чего другого, осенило Эльмиавера. Эльф торопливо пустился в объяснения, больше похожие на причитания. - Есть ритуал зова. Я проведу его для тебя. Верный спутник, разделяющий дорогу! Мой предок проводил такой для себя и получил каррошара, златогривого и быстроногого. Принцесса Айоль вызвала самого стремительного из охотничьих соколов, а...
  - Хватит, - оборвал перечисления Спящий Предок, который уже не спал, и хлопнул в ладони. - Призывай!
  Эльф, косясь на беспамятных глупых мальчишек, ввергнувших себя, его, а возможно, и весь Лес в пучину неприятностей, вытащил из-под туники медальон и торопливо запел вполголоса старинную молитву-призыв-заклятье. Что это было на самом деле, затруднился бы сказать и маг поопытнее мастера законов, большую часть времени посвятившего трактовке и соблюдению правил Великого Леса. Он и медальон-то носил на груди как память-дар ушедшей за грань мира Айоль, и лишь в благодарность выучил слова древнейшего ритуала. Призывать защитника-спутника даже не думал: его мир полнился лишь причудливой вязью законов и всеми теми, кому нужна помощь в их постижении.
   Теперь дар пригодился. Мелодичный, как у каждого эльфа, голос вел ритуальный речитатив. В затверженной песне Эльмиавер менял лишь одно слово - свое собственное имя на имя Спящего. То самое, которое не рисковали произносить вслух долгие века даже самые безрассудные эльфы.
  Отзвучала песня призыва и воцарилась тишина. Странная для вечноживого леса, неизменно наполненного дивной слитной мелодией жизни: шумом соков растений, гвалтом птиц, возней зверья.
  - И где? - все еще предвкушающе, но уже готовясь разочароваться и начать забавляться на свой лад, потребовал ответа Спящий.
  Будто только и дожидались его требования, в ответ небеса разверзлись - не в невыносимой голубой выси, а не более чем в тройке метров над поверхностью, и с воплем 'Екарный бабай!' на сокровенную полянку древнего эльфийского леса обрушилось нечто мелкое, живое, но никоим образом не похожее на говорящую птицу любой разновидности.
  Призывали ему, потому Спящий поспешил, еще не разобравшись толком, что ему вызвали, подставить руки и поймать обещанное развлечение. Оказавшееся не просто мелким, а еще и когтисто-царапистым. Оно так бесцельно размахивало конечностями, что умудрилось оцарапать щеку Спящего. Нанести рану тому, кто не видел своей крови веками. Царапина, конечно, тотчас зажила без следа. Но капельки крови ухитрились попасть на того, кто нанес рану, рассадив при этом собственную кожу. Две крови разных истоков смешались, завершая ритуал ослепительно-алой вспышкой.
  Проморгавшись и все еще цепко держа за шкирку своего призванного спутника, Спящий постарался хорошенько рассмотреть добычу.
  - Человечка? - разочарованно протянул древний ужас древнего леса с совершенно детскими капризными интонациями.
  - Ты вообще кто такой, нудист волосатый? Отпусти меня! - возмущенно вякнула добыча, пытаясь вывернуться из стальной хватки.
  - У тебя плохо получилось. Я ее убью, призови другого спутника, - потребовал Спящий, бросая неказистое создание на траву с такой силой, что у того сбилось дыхание и несколько секунд оно не могло вымолвить ни слова.
  - Это невозможно, - с трудом восстанавливая силы благодаря нахождению близ сердца леса, возразил Эльмиавер. - Ритуал завершен, и повторить его никто не в силах. Лишь троекратно можно было пропеть песнь призыва и единожды для каждого нуждающегося. Амулет великого мастера разрушен. Но финал песни был искажен действом. Эй-ороль, вы случайно смешали кровь с призванным спутником.
  - И что? - капризно изогнул бровь Спящий.
  - Вы приняли это создание в свой род на правах младшего родственника, цвет вспышки... Светозарная Гиаль скрепила ваши узы.
  Возможно, Эльмиаверу послышалось, но Спящий пробормотал под нос нечто вроде 'мстительная стерва'. Пока велся этот разговор, пришла в себя валяющаяся на траве человечка.
  Она вскочила на ноги и заозиралась вокруг. Очевидно, лес ничуть не походил на ту местность, где обитала призванная сюда особа.
  - Эй вы, верните меня, где взяли! - потребовала молоденькая девица человеческой породы, сурово сведя брови и взъерошив рукой постыдно короткие коричневые, как шерсть у зверей, волосы.
  А Спящий вместо того, чтобы убить Эльмиавера, коль поднять руку на неподходящего спутника он не имеет возможности, взял и расхохотался. Весело, звеняще, завораживающе задорно, так что эльф потерял нить рассуждений и начал улыбаться, заражаясь против воли настроением Спящего Предка.
  - Я с глухими разговариваю? Хватит ржать! Верните меня назад откуда взяли! - сварливо повторила почему-то совершенно не очарованная дивными звуками взлохмаченная человечка.
  После мелодичного смеха Спящего ее голос показался хриплым карканьем мелкой вороны.
  - Передумал! Убивать не буду! Она забавная! Я буду звать ее Асс, ежик, - объявил Спящий.
  - Ас - это скандинавский бог, а я Ася, нечего коверкать, - сварливо поправила нахальная человечка, снова осмотрелась и обратилась к Эльмиаверу:
  - Ты, дядя, вроде чуть более адекватен, чем этот неизвестно чем обкурившийся нудист. Верните меня назад! Это ведь из-за вас я тут очутилась, не знаю уж каким образом.
  - Прости, человечка, ритуал завершен. Ты связана со Спящим, - эльф повел рукой в сторону указанного создания, - нерасторжимыми узами.
  - Чего? - нехорошо прищурилась девушка и даже себя на всякий случай оглядела. Цепи что ли искала?
  - Не в нашей воле их расторгнуть, и переместить тебя куда-либо я тоже не властен. Ты была призвана ритуалом, обратной силы он не имеет.
  - А кто может все взад повернуть? - мрачно вопросила насупившаяся Ася.
  - Подобное во власти лишь высших сил, - расплывчато ответил Эльмиавер, и сам не знавший доподлинно четкого ответа на вопрос.
  - То есть нельзя вам, а им можно? - продолжила допытываться упрямая человечка.
  - Воистину, - подтвердил законник, усвоивший одно: Высшие, если на то есть их воля и желание, могут многое, почти все, но ключевое слово в этой сентенции 'если'.
  - Тогда зови их или веди к ним меня, - потребовала девушка.
  - Она забавная, - снова со смешком восхитился Спящий. - С высшими говорить желает.
  - Хоть с чертом лысым, ёкарный бабай! - рявкнула Ася, теряя остатки терпения. - Я домой хочу, я свободная девушка, а не пришей кобыле хвост к какому-то нудисту в чаще колючего леса!
  Эти слова стали последней каплей в чаше. Спящий рухнул на траву, содрогаясь от смеха.
  
  
  Глава 1. Поручение богини
  
  Пока Спящий веселился, Эльмиавер напротив, чуя возможные проблемы, постарался объяснить все человеческой девушке максимально доступно и просто:
  - Чтобы тебя услышали, ты должна что-то значить для того высшего, к кому обращаешься. Только тогда к твоей мольбе могут снизойти. В наших лесах храмов твоих богов нет, есть лишь святилища Светозарной Гиаль. Чтобы эльфийская богиня обратила свой взор на человека, его заслуги перед Великим Лесом должны быть воистину весомы, а дары щедры.
  'Утром деньги, вечером стулья', - мрачно пробормотала себе под нос человечка, а затем, уже более громко, обратилась к Эльмиаверу: - Но под лежачий камень и вода не течет. Отведи меня, пожалуйста, в храм этой вашей Гали. Я попробую!
  На Спящего девушка демонстративно не обращала внимания ровно до тех пор, пока тот не спросил:
  - Кто такой нудист?
  - Это ты, - рявкнула Ася. - Оделся в волосы и хватит.
  - Одежда? - чуть нахмурился Спящий и тут же снова заулыбался:
  - О, вспомнил!
  - Блеск, - мрачно оценила девушка. - Нудист-склеротик!
  А спящий просто встряхнулся или гибко потянулся всем телом, и в следующий миг уже оказался облачен в переливчато-легкую тунику, эльфийские сапожки и несколько дюжин прочих элементов одежды, подобающих знатному эльфу. Скептически оглядел себя в наколдованную гладь стоящего водного зерцала и небрежным щелчком пальцев убрал почти все призванное, оставив лишь лосины, обувь и тунику. Заодно, завистливо покосившись на Асю, укоротил и волосы до бесстыдной длины в полторы ладони, едва достающей до середины шеи, скопировав стрижку человечки.
  Пока Спящий занимался собой, Эльмиавер бочком-бочком скользнул к бессознательным детям и, опустившись рядом с ними на корточки, возложил руки на лбы отроков.
  Даже нетерпеливая человечка, только сейчас заметившая еще двух пареньков, настороженно уточнила:
  - А с этими что? Померли или приболели?
  И только чуткое эльфийское ухо уловило продолжение вопроса 'надеюсь, это не заразно'.
  - Они всего лишь отдали в поединке, обернувшемся призывом, больше силы, чем следует для здравия, Ася, - небрежно проронил, отвлекшись от созерцания себя неповторимого Спящий Предок.
  - Дрались что ли? А зачем? - хмыкнула Ася, дожидаясь, пока ее отведут к незнакомой Гале.
  - Они оспаривали в поединке право зваться искуснейшим творцом цветка, ибо творения их оказались воистину равны по изяществу, тонкости изысканного аромата и переливам цвета, - с достоинством пояснил вескую причину ритуальных разборок Эльмиавер.
  - Два придурка подрались, выясняя, чей цветочек лучше? - неподдельно изумилась Ася и, покосившись на Спящего, протяжно выдохнула:
  - По ходу вы тут все что-то забористое курите. А не только рыжий нудист. Так может пускай на травке еще покемарят, а ты меня пока, дядя, своди к вашей Гале.
  Эльмиавер поднял нечитаемый взгляд на походя оскорбившую достойных, пусть и юных, эльфов человечку, заодно вновь исказившую имя великой богини, покосился на Спящего Предка. И решился на месть. Хочет человечка унижения, пусть!
  С неразумными детьми он поговорит после. Пусть восстановят силы. Навесив на пару спящих защитный полог 'милость Леса', Эльмиавер укрыл их пледом из трав и поднялся:
   Пойдем.
  - Ок, - шагнула ближе к эльфу Ася, пока тот продолжал:
  - Если старший родич не против.
  - И как мне об этом узнать? - удивилась девушка, взлохматив свои вопиюще короткие волосы странного коричневого оттенка. - Дядька-то там остался, дома. Смартфонов тут точно нету. Или ты телеграмму отправить можешь?
  - Я имел в виду твоего нового старшего родича, Ася, с которым вас связал ритуал, - пояснил начавший раздражаться Эльмиавер, снова указывая дланью на Спящего.
  Вообще-то он ждал (почти предвкушал) возражений с его стороны. Поговаривали, что у Спящего Предка сложные отношения со Светозарной Гиаль. Впрочем, преданий о нежной дружбе с кем-либо иным до потомков не дошло, а учитывая долгий эльфийский век и феноменальную память, уже само это было знаковым показателем.
  Невыносимый Спящий снова вывел из себя мудрого законника своим неожиданным решением:
  - Против? Нет! Пошли, мне интересно!
  И Эльмиавер смиренно повел парочку к ближайшему святилищу - лесному храму Светозарной. Лес охотно раскатал ковер тропы пред тремя путниками. Десяток-другой шагов и путь уже завершился, окончившись на поляне, окруженной вечноцветущими сивариями. Деревья источали восхитительный аромат и неустанно роняли на изумруды трав лепестки нежного-розового и небесно-голубого цвета. Лишь антрацитово-черные крайты, перемежавшие это тонкую хрупкость воздушных переливов, вносили в гармонию поляны строгую ноту, напоминавшую явившимся к богине не только о ее милосердии, но и о твердости.
  - Мы на месте, - надменно сообщил несведущей в божественных тонкостях человечке Эльмиавер.
  - Ну да, миленькая полянка, не Собор Василия Блаженного и не Парижская богоматерь... - бормотнула себе под нос глупая человека, не преисполнившись и толикой благоговейного восторга от созерцания истинного величия священного места.
  Коротко вздохнув, Ася присмотрелась и уточнила:
  - Как тут связь организована? Пришел и говори, или?
  - Если милостивый взор Светозарной Гиаль обратится на тебя, то того будет достаточно, - сухо проинформировал Эльмиавер, пока беспардонный Спящий Предок самым возмутительным образом принялся ощипывать с ветки ближайшей сиварии голубые цветки и закидывать их в рот.
  - Он еще и травоядный, ск... - оборвав фразу на половине, качнула головой человечка и решительно промаршировала к центру поляны. Широко расставив ноги, она запрокинула голову к небу в переплетении цветущих ветвей и позвала, на сей раз назвав богиню верным именем:
  - Гиаль! Уважаемая! Верните меня, пожалуйста, из вашего красивого леса в мой дом.
  Ответом чужачке стал лишь шум листвы. Или это можно было трактовать как красноречивое молчание? Ася еще выждала несколько секунд для порядка, вдруг телеграммы отсюда до неизвестного 'туда' доходят с опозданием. Но ничего не поменялось. На физиономии нудиста интерес сменился кислой скукой, надменно-вежливое выражение второго остроухого типа с гладким лицом юнца и глазами старика не изменилось. Разве что в этой надменной вежливости прибавилось высокомерного 'я иного и не ждал'.
  Ася почувствовала себя загнанным в ловушку зверьком. Материться она не стала (дядя не одобрял). От безысходности сцепила зубы и саданула крепким кулачком по стволу ближайшего темного дерева.
  Вполне живое, полное сил растение осыпалось от ее удара мелкой черной крошкой, та же участь постигла и все насаждения этой разновидности, произраставшие вкруг поляны. Рыжий нудист снова заметно оживился, у равнодушно-надменного остроухого типа (точно эльф сказочный из мультиков) отпала челюсть. Стало быть, то, что случилось, за рамки обыденного выходило.
  Измельчение древесины сработало как тумблер связи. Величественный женский голос раздался с небес:
  - Смертная... Уничтожила крайты. Хм... ты хочешь разорвать узы и отправиться домой... Я отправлю тебя к тем, кто в силах исполнить желание, если заслужишь. Очисти мой лес.
  На этом прямое включение завершилось. Ничего не понимающая Ася попробовала уточнить детали:
  - Куда отправишь? Как заслужить? Чем очистить?
  Но совершенное молчание было ей ответом. Его разрушил голос 'старичка':
  - Миссия возложена на тебя, на левой руке явлен знак - браслет обета. Если справишься, Светозарная Гиаль снизойдет к твоей просьбе.
  - Чего? - глупо ляпнула Ася.
  Пришлось Эльмиаверу приблизится к странной человечке, ненароком умудрившейся породниться со Спящим и аккуратно, стараясь не касаться ее руки, указать на знак богини - едва заметную на коже полоску браслета-обязательства. Девица послюнявила палец. Попробовала стереть отпечаток божественной миссии и, разумеется, не преуспела.
  - Если исполнишь возложенный гейс, браслет обретет цвет Гиаль, подавая знак, - объяснил само собой разумеющееся каждому жителю Великого Леса Эльмиавер.
  - Ну как бы уяснила, не дура, была бы дура не уяснила. А чего делать-то? - брови Аси встали домиком. - Еще по каким-то деревьям постучать?
  Бедный советник, не в добрый час решивший выкупить жизни юных эльфов ритуалом призыва, содрогнулся при одной мысли о том, что может натворить в Великом Лесу растяпа-девица, особенно растяпа, науськиваемая желающим поразвлечься Спящим. У того при словах о 'постукивании по деревьям' в разуме явственно начали роиться возмутительные мысли о беспорядках и массовых разрушениях.
  - Нет, дева. Мыслю я, Светозарная Гиаль распознала в тебе редкий дар - способность уничтожать след, чуждый Великому Лесу. Деревья крайты (между прочим, до самого Эльмиавера это дошло только после откровений богини) были насильственно посажены на поляне нашей богини неизвестными темными недругами и лишь сила светлых сиварий сдерживала их скверну.
  - Хм, - человечка призадумалась, снова взъерошила свои и без того пребывающее в безобразном беспорядке безобразно-темные волосы, и уточнила:
  - То есть в лесу есть еще какие-то неучтенные насаждения или другая пакость, кем-то подброшенная? И ваша Галя почему-то уверена, что я смогу ее разрушить, и хочет, чтобы я по ней постучала?
  Сам бы Эльмиавер столь вульгарно задачу никогда бы не сформулировал, но в целом чужачка была права. Потому он ответил человеческой девушке коротким поклоном согласия.
  
  Глава 2. Временный приют
  
  Потому законник не стал вмешиваться и возражать, когда Спящий с радостным оскалом поддакнул 'Воистину' и предложил, едва не подпрыгивая от нетерпения, как мальчишка, которого позвали на каток: - Пошли уничтожать?
  - С разбегу, - мрачно буркнула человечка. - У тебя глаз-рентген, видишь, чего тут надо под корень извести?
  - Ты видишь, - указал на очевидное Спящий Предок.
  - Я? Нет, или не особо, - нахмурив брови, ответила Ася.
  - Ты истребила крайты, - повел плечами собеседник.
  - И что? Не факт, что с остальным прокатит. И сколько времени займет. Что я буду есть все это время, где спать, во что одеваться? Я ж тут форменный бомж, - она методично принялась долбить аргументами.
  - Кто такой бомж? - тут же влез с вопросом Спящий (увы-увы, уже совсем не Спящий) Предок.
  - Бездомный и нищий, - буркнула Ася.
  - Я позабочусь, коль невольно принял тебя в род, - небрежно отмахнулся от несущественных деталей собеседник. - Разбужу свое древо.
  - Э? Это ты мне на ветке жить предлагаешь? Я не птица и не белка, гнезда вить не умею, в дупло не влезу. Не выйдет!
  - Мое древо даст нам все, о чем ты просила, - походя пояснил Спящий, которому не терпелось, уладив все пустяшные мелочи, перейти к забаве с задачкой от Гиаль.
  - - Ну... допустим. Тебя, кстати, как зовут?
  - Можешь звать меня Лихаэль, Асся, - представился 'рыжий нудист'.
  - М-да, только личного Лиха Двуглазого мне не хватало для полного счастья, - обреченно вздохнула девушка и снова взлохматила свои стоящие дыбом волосы. - И повторяю, я АСЯ! Ну пошли, показывай, где кости бросить.
  Спящий Предок, очевидно понимающий в странных речах человечки более Эльмиавера, благодаря стихийно возникшей при ритуале кровной связи, снова рассыпал завораживающий смешок.
  Эльфийского законника заходить в гости не пригласили, но он вынужденно скользнул на тропу вслед за Лихаэлем и Асей. Оставлять этих двоих без присмотра ему не позволял священный долг перед Великим Лесом.
  Гордо вскинутой головой Спящий Предок повел в сторону непроходимых зарослей, у которых они оказались втроем через несколько мгновений. Эльмиавер даже чуточку позавидовал. Почему-то для него Лес никогда не распахивал путевую тропу с такой охотой и радостью. И это после веков верной службы.
  Колючие заросли, к которым привел компанию Лихаэль, весьма напоминали зловещим видом те темные деревья, которые портили эстетику или жизнь Гиаль в святилище, разве что были не черного, а темно-зеленого цвета.
  Переведя взгляд на колючки, Лихаэль прищурился и хлопнул в ладоши. Аплодисменты ни к чему не привели. Если только кусты гордо приосанились, довольные признанием их колючих заслуг? Но это утомленному бегом по тропам, волнениям и ритуалом Эльмиаверу могло показаться.
  - И? - не поняла юмора Ася. - В колючих кустах и под ними я тоже жить не умею и не буду.
  - Хм, - сказал Спящий Предок. - Слишком крепко спит.
  Подошел ближе к живой ограде и провел ногтем по ладони наискось, получилось круче, чем ножом. Порез вышел знатный. Лихаэль собрал рубиновую влагу в горсть и бросил вперед. Та рассыпалась сверкающими алыми бусинами на кусты.
  Кажется, кровь даже не успела долететь до зелени, ее втянуло со скоростью пылесоса. Чуть ли не с жадным чавком. Лихаэль снова хлопнул в ладони. Причем, левая уже успела исцелиться после членовредительства и ничем не отличалась внешне от правой.
  Высокие кусты, казавшиеся неприступной стеной, зашевелились, как живые, и расступились, превращаясь в элегантную арку; колючки куда-то спрятались или вообще втянулись. Открылся вид на вполне пристойную широкую тропу. Густая, но короткая щетка изумрудно-зеленой травы тут очевидно служила вместо плитки, песка или гравия. А более высокая работала бордюром, через который, судя по шипам некоторых растений и слишком ярким цветам, соблазнительно покачивающим головками, переступать не рекомендовалось даже с точки зрения совершеннейшего профана в ботанике.
  Короткая тропинка привела путников к... громадному дереву? Или дому? Или даже древо-дому или вовсе древо-дворцу. Вроде бы ствол имелся, густо-золотистого цвета с более темными прожилками, но имелись и окна, двери, ступени - в общем, все, что положено строению. С той лишь разницей, что это никто не строил, оно само выросло или вырастили? И это продолжало оставаться живым. Асе показалось, что, если приложить ухо и прислушаться, можно услыхать шум соков, бегущих в гигантском стволе. Куда там бедолаге баобабу, в сравнении с этим деревом, гигант показался бы жалким лилипутом. 'Домик' в ряды секвой, конечно, не рвался, но ему было куда стремиться и на кого равняться.
  Ася вслед за Лихаэлем вошла в дверь, закрытую лишь живой шторкой - плотным зеленым плющом. Эльмиавер остался снаружи. Ему доступа в личные владения Спящий Предок не дал. Позабыл или не пожелал.
  Внутри было светло, не пыльно и гораздо больше пространства, чем казалось снаружи. Словно внутрь немаленького дома как-то ухитрились утрамбовать не два или три, а не меньше десятка пространств аналогичных габаритов.
  Один высокий холл с изумительной резьбой на настенных панелях был больше всего древа. Коврами внутри него служили не только тканые творения мастеров, но и травы нескольких разновидностей, и мох. Мебелью - и работы столяров, и ветви да корни древ. Ася на спор не стала бы даже пытаться отличить одно от другого. Слишком велик был риск ошибиться. Сочеталось все столь гармонично, что соседствовало или перетекало друг в друга незаметно для глаз самого внимательного зрителя. Лихаэль снова хлопнул в ладоши, и повеял легкий ветерок.
  - Иди, духи дома тебя проводят в покои. Выберешь нужную одежду.
  - А насчет еды? - насторожилась Ася.
  - Листья съедобны, - рассиялся улыбкой Лихаэль, махнув в сторону не то статуи, не то куста в стене рядом.
  - Я люблю мясо, - мрачно буркнул девушка.
  - О! Тогда, человечка, я поймаю тебе оленя. Любишь парную печень или сердце? Или хочешь кровь из жилы? - принялся воодушевленно расспрашивать чудик.
  Ася скрипнула зубами, закипая, и неожиданно поймала смеющиеся искры в переливчатых, как драгоценные камни, глазах этого невозможного типа с рыжими, нет скорее ало-рыжими или вовсе закатного оттенка волосами. Он ее троллил! Натурально троллил!
  - Эй ты, рыжий нежданный родственничек, если будешь меня подкалывать и дальше, станешь как тезка одноглазым.
  - Тезка? Не знаю, расскажи! - не обиделся, увлекаясь новой информацией, тот, кого дедушка-эльф обзывал Спящий Предок.
  - Персонаж наших сказок. Неопределенного пола, с феноменальным даром навлекать неприятности на других одним своим присутствием. Второго глаза у него или нет, или не видно из-под волос, а может, выбили за дурацкие шуточки, потому называется 'Лихо Одноглазое', - нехотя выдала информацию девушка.
  - Хм, - приосанился Лихаэль, секунду поразмыслил и просиял, включая прожектор-улыбку:
  - Мне нравится, дозволяю тебе обращаться ко мне Лихо, Ася!
  Ася выдала только звучный фейспалм, пробормотала 'ёкарный бабай', и потопала в неизвестном направлении, куда ее подталкивал незримый, но ощутимый ветерок.
  Неодноглазый Лихо не соврал. Жилье он своей нечаянной родственнице предоставил. И даже не комнату, а целые апартаменты: спальню, ванную и то ли кабинет, то ли комнату отдыха, где диваны перетекали в кресла и сползали в ковер, а столики и светильники вырастали из пола и стен. Ванная тоже имела мало общего с традиционной человеческой. Деревянное абстрактное нечто в виде углубленной амебы, вырезанной прямо в полу и умывальник-ручей. Как что тут регулируется, Ася пока даже изучать не стала, чтобы не застрять с экспериментами на пару или более часов.
  Самой традиционной из комнат, разграничивающихся деревянными стенами-панелями и вездесущими живыми жалюзи, оказалась спальня. Овальное ложе с балдахином в виде перевернутой чаши цветка. Бело-серо-голубое, не режущее глаз контрастами.
  На этой кровати нашлись и несколько предметов туалета. В смысле какие-то невесомые не то платья, не то туники, не то ночные рубашки. Нижнего белья и штанов к ним не полагалось.
  Ася выдохнула сквозь зубы и риторически уточнила у пространства:
  - А куртки, брюки и трусы с лифчиком по здешнему фэншую не положены?
  Пространство помолчало, но легкий ветерок, который привел ее в спальню, а затем стих, поднялся снова и мягко подтолкнул Асю от кровати к стенке. Руки сами уперлись в деревяную панель, и та отъехала, являя недра одежного шкафа. На полках и вешалках было все запрошенное. Очень похожее на то, что Ася обычно носила, но из иных материалов, напоминающих земные лишь отдаленно. Впрочем, она не заморачивалась - сменила испачканную в соке травы футболку на короткую серую тунику, затянула своим пояском, накинула сверху легкую куртку. Вроде и тепло в здешнем лесу, но ведь неизвестно, по каким зарослям придется блуждать. А куртку и снять недолго или на пояс повязать. Это попроще, чем надеть то, чего нет при себе.
  Когда Ася спустилась в холл, никого живого там не обнаружилось. Зато голос Лихаэля раздавался снаружи. Он пел. Без музыкального сопровождения, без зрителей, просто так. Даже без слов, только рулады, но почему-то Ася четко понимала смысл песни. Этот странный тип пел о красоте леса. А дедушка эльф, который приперся с ними двумя, сидел прямо на траве и даже не слушал - внимал, и на физиономии его блуждала совершенно дебильная улыбка, как у нажравшегося алкаша или словившего приход наркомана.
  
  
  Глава 3. И они постучали!
  
  - Эй, Лихо, как будем задание Гали выполнять? - позвала рыжего Ася, не особенно впечатленная вокальными упражнениями. Ну да, талантлив зараза, но никакие песни возвращение домой не приблизят.
  Лихаэль завершил мелодичную трель и обернулся к девушке:
  - Ты будешь искать. Не знаешь как - научишься. Дам подсказку! Вспоминай, почему стукнула по черному дереву, а не по любому другому.
  - Оно чесалось, - пожав плечами, Ася выпалила дикий аргумент.
  - Как? - не стал смеяться, лишь продолжил расспросы искренне заинтересованный Лихо.
  - Под кожей, как мурашки, но внутри. Не больно, но неприятно, - попробовала пояснить девушка.
  - Попробуй найти еще такие растения или вещи, от которых чешешься, - азартно предложил собеседник. - Куда хочешь пойти?
  - На ту поляну, куда меня бросили. Там тоже чесалось, только слабее, чем около деревьев, - с некоторым сомнением в голосе протянула Ася и сделала шаг из тени дома к Лихаэлю. Может, он ее по-быстрому на место перенесет, как вчера сюда доставил?
  Солнечный луч, упав на серую тунику, заиграл сотней мелких огоньков-жемчужинок, превращая скромный наряд в роскошное одеяние.
  - Бесценное забытое алмазное плетение древних моар, - просипел Эльмиавер, вылупившись на 'футболку' Аси.
  - Почему забытое? - небрежно тряхнул головой Лихаэль. - Духи моего дома его помнят. И, не вдаваясь в подробности, какие именно духи и как эту ткань вообще делают, уцепил Асю за запястье и потянул на себя.
  Никакого предупреждения о начале движения Лихо не сделал. То ли нужным не посчитал, то ли нарочно поступил именно так, желая посмотреть, как Ася потеряет равновесие и куда-нибудь грохнется. Представление о забавном, как успела она понять за недолгое знакомство, у этого типа было своеобразным.
  На ногах Аська устояла, хоть и покачнулась, даже хвататься за руку шутника для надежности не стала. И матом его не обложила. С Лихаэля сталось бы тут же вытащить какой-нибудь свиток и попросить повторить ругательства на бис для их лучшего усвоения. Нет уж, развлекаться за свой счет Ася не позволит! Не на ту напал!
  Однако пока Лихаэля куда больше интересовали поиски чего-то неизвестного, мешающего Гиаль, чем шутки над девушкой. Вышло бы походя - забавно, а нет, так и не стоит тратить время!
  Эльмиавер снова последовал за Лихо и Асей и теперь топтался поодаль. Вернее, не топтался - не человек все-таки, - а изящно стоял в изысканной позе и с озабоченным выражением на прекрасном лике.
  - Может, прежде, чем чешущееся искать, ваших цветочных дуэлянтов отсюда уберем? - на всякий спросила Аська.
  Эльф приподнял брови домиком и, резко обернувшись к парочке, укрытой цветочным ковром, как одеяльцем, нахмурился. Одним скачком он оказался рядом с эльфами. Склонившись к ним, заводил руками, точно целитель-гипнотизер.
  Переливчато рассмеялся Лихаэль и прокомментировал:
  - Не просыпаются! Должны были проснуться и уйти, а не просыпаются!
  - Утомились в драке? - неуверенно предположила Ася.
  - Их что-то держит во сне, мешает перейти от грез сновидений к жизни, - выдал трагическим шепотом диагноз Эльмиавер.
  - А если их отсюда унести в другое место, проснутся? - спросила Покрышкина, весь опыт которой в борьбе с сонным эффектом неестественного происхождения ограничивался детской сказкой 'Волшебник Изумрудного города' и волшебным маковым полем из этой повести.
  - Не стоит, - посоветовал Лихаэль, тогда как эльф явно собирался последовать рекомендации человечки. - Они оплетены чарами грез, и, если их перервать, разум может навсегда оказаться в плену сновидений.
  - Есть ли иной выход, первопредок? - в голосе Эльмиавера звучала мольба о помощи. Он даже заменил свое сакраментальное выражение 'спящий предок' на иное, наверное, еще более уважительное.
  - Поискать то, что чешется у Аси. Возможно, есть некая связь между состоянием этих детишек и ощущениями человечки. Давай, скажи, где то, что вызывает у тебя зуд?
  Ася, впрочем, как и дедушка-эльф, не особенно поверила гипотезе Лихаэля, но собственной идеи насчет поиска у нее не было, потому пришлось принимать чужую. Она прижмурила один глаз, покачнулась с пятки на носок и ткнула в землю, чуть левее того места, где стояла:
  - Вроде как оно там.
  - Вроде? - въедливо уточнил Лихо.
  - Вроде, - повторила Ася, - потому что еще там чешется и вот тут - указательный палец девушки ткнул в обозначенные места. - И чего, копать будем? А чем? У меня лопаты нет!
  - Зачем лопата? - удивился Лихаэль и, ухватив свою спутницу за запястье, снова потащил ее вперед. Сначала к тому 'левому' участку, который Ася указала первым.
  - Ух ты, хм-мм, - как-то не по-хорошему заулыбался Лихо, не выпуская руки человечки. Он простер свободную ладонь над живописным травяным покровом и мягко, будто собирался забрать игрушку у капризного ребенка, потребовал:
  - Отдай!
  Что удивительно, его послушали. Трава расступилась, как вода. Прямо в пальцы призывающего влетела небольшая, с коробок спичек, призма - кристалл симпатичного сиреневого цвета.
  Лихаэль прямо сейчас ничего пояснять не стал, только хмыкнул, снова уцепил Асю за руку и потащил к следующему месту, на которое выпал кивок-указание девушки. Там процедура повторилась, и вторая призма прилетела в ладонь добытчика. Следом за ней та же участь постигла и третью.
  - Какие занятные вещицы, шар вечного сна составляют, - Лихо все-таки дал странную справку, небрежно принялся жонглировать тремя пирамидками.
  Эльмиавер, который понял больше человеческой девушки, побледнел, как крахмальная простынка. Насладившись цветом лица эльфа, Лихо процедил:
  - И настроено оно на меня, тянуло толику моей силы.
  - Детей можно разбудить? - непослушными губами вымолвил законник.
  - Проснутся сами, шара больше нет, - отмахнулся Лихо, ловя призмы все разом и небрежно сжимая их в кулаке так, что кристаллы превратились в порошок. - А вот кто и зачем его здесь оставил, дабы качели сновидений баюкали мои грезы вечно - интересная шарада.
  Вроде бы вполне мирный голос Лихаэля показался Асе отдаленными раскатами грома перед грядущим великим ненастьем габаритов Всемирного Потопа. Пытаясь как-то разрядить обстановку или прояснить ее, девушка брякнула:
  - Это кто ж тебе так хотел колыбельную сыграть? Как теперь-то разобраться?
  - Сейчас! - Лихаэль поднес остатки порошка к лицу и втянул его в себя, как заправский токсикоман 'звездную дорожку', постоял, покачиваясь, будто и впрямь поймал кайф, а потом хищно оскалился:
  - Сандэвар оро Кэль. Привкус его силы. Наша беседа будет до-о-лгой...
  - Не будет, первопредок, - вмешался Эльмивер, благоразумно проглотив словечко 'спящий'. - Мой прапрадед ступил на радугу, ведущую к далеким чертогам богов, почти четыре тысячи лет тому назад.
  - Ого, долго ж ты спал, спящий красавец, - выпалила Ася, а Лихаэль скрежетнул зубами от ярости, оценивая продолжительность своего отдыха. - Чем же ты этому дедку так досадил? Плюнул в суп или растоптал любимую клумбу?
  - Не припомню, - беспечно повел плечами Лихаэль.
  - Твоя шутка, эй-ороль, расстроила помолвку Сандэвара оро Кэль и светлой оро Виаль, - напомнил первопредку законник истинную причину, не затерявшуюся за тысячелетия и не присыпанную прахом истории.
  - Да? - чуть сдвинул брови в попытке вспомнить пока не одноглазый Лихо и легкомысленно признал: - Нет, не помню.
   Кажется, такой вопиющий приступ склероза возмутил Эльмиавера до глубины души. Но в деталях напоминать Лихаэлю, что и как было в те стародавние времена, эльф почему-то не стал. Должно быть, в отличие от уже помершего дедушки Сандэвара, его несостоявшаяся половинка еще коптила леса и могла каким-то образом пострадать, вздумай пробудившийся предок отправиться к старушке для выяснения компрометирующих подробностей.
  - Слушай, Лихо, у меня тут больше ничего не чешется. Мстить за твои грезы длинною в тысячелетия некому - обидчик двинул кони, так что пошли искать другие проблемные места. Раньше начнем, быстрее закончим. Я домой хочу, и дядька, небось, уже волнуется.
  - Вряд ли, - беспечно бросил Лихаэль.
  - Это еще почему? - насупилась Ася, подозревая, что ее хотят оскорбить. Дескать, такое ничтожество никому не нужно настолько, чтобы о нем волноваться.
  - То место, откуда ты упала, человечка, - поискал подходящее объяснение невольный родственник, прижмурив яркие очи, - его время, оно было столь тягуче... Не загустевший мед, даже не смола, скорее, как нить паучьей пряжи гигантского арохора, которая начинает тянуться, лишь если приложить все силы. Там, в твоем мире, еще не прошло и сотой доли мгновения.
  - О... а... - начала было что-то говорить Ася, а потом просто захлопнула рот. Как оно так происходит, она вряд ли сможет понять, так чего спрашивать, чтобы этот рыжий-закатный над ней начал в очередной раз прикалываться?
  Размышления прервал звучный чих дуэтом. Завозились и синхронно сели в траве эльфийские драчуны-цветоводы.
  - О, мальчики проспались! - оценила Ася. - Ща будут дедушке объяснять, зачем они подрались из-за цветочков и разбудили спящего предка.
  - Ик, - синхронный чих сменился на столь же хоровую икоту длинноволосых (желтенького и беленького) юношей, пытавшихся выкарабкаться из заботливо прикрывшего их травяного одеяла. Получалось неважно. Может, к парочке не вернулась координация, или одеяло 'мейд ин флора' не спешило выпускать приглянувшуюся добычу.
  Лихаэль переливчато рассмеялся и то ли с настоящим, то ли с наигранным высокомерием патетично ответствовал:
  - Тебе не понять, человечка, высоких эльфийский стремлений!
  - Куда уж мне, убогой. У нас все больше юшку пускают из-за власти, денег или баб, куда реже из-за принципов. Но чтоб из-за цветов... Это только в исторических романах, и то по итогу все к деньгам, власти и бабам сводится, - огрызнулась Ася.
  - У нас так же, - секунду подумав, запросто согласился Лихаэль, почти не обращая внимания на таращившихся эльфят и дедушку-законника, выглядевшего возмутительно молодо для своей должности и бремени прожитых лет. - Но это же дети. У них свои игры.
  - А, тогда конечно, - поддакнула Аська с энергичным кивком. - Дети по-всякому могут. Я раз видела - карапузики в песочнице сцепились из-за комка глины. Совочками друг дружку беспощадно лупили! Но им было годика по три. Эти, здешние, на вид чуть постарше будут.
  Законник возмущенно вскинулся, но язык прикусил, чтобы не спровоцировать первопредка на какое-нибудь деяние, способное аукнуться всему лесу в тысячелетиях последствий.
  - Эльфы иначе взрослеют, - наставительно пояснил Лихаэль.
  - Но количество дури в голове у любого живого, будь то эльф или человек, обратно пропорционально времени и силам, потраченным окружающими на ее выбивание, - хихикнула Ася. И деловито пояснила: - Пороли деток маловато.
  Лихаэль снова рассмеялся и, что удивительно, даже эльф-законник вынужденно согласно кивнул и посмотрел на наконец-то освободившуюся от травяного одеяла парочку так многообещающе, что стало ясно: 'детки' обязательно получат всю порцию воспитательных люлей. Возможно, и даже, пожалуй, наверняка, получат с лихвой. Возмущенные 'малыши' попытались что-то вякнуть, но Эльмиавер положил тонкие пальцы им на предплечья, и из раскрытых ртов не донеслось ни звука.
  - Пошли другие места искать? - снова предложила Ася первопредку, и тот, расплывшись в очередной ослепительной улыбке, взял новоиспеченную родственницу за руку и шагнул на мгновенно возникшую под стопой тропу.
  Только убедившись, что Лихаэль воистину исчез, а не затаился где-то в ближайших кустах, законник отпустил аккуратно парализованных детишек. Разумеется, только затем, чтобы выслушать водопад упреков. Как же так! Им не дали достойно ответить ничтожной человечке на оскорбления, унизить ее, смыть обиду кровью обидчицы!
  - Я не буду вести речей о разумности вашего поступка, пусть о том вам поведают родители. Скажу лишь, что пробудились вы от бесконечного сна под властью древних заклятий, опутавших сие место, лишь потому, что 'ничтожная человечка' помогла первопредку - указала, где таятся скрытые опоры старинного плетения. Забытый ритуал связал их узами родства. Потому, дети, не спешите играть в обиды, дабы пробужденный предок не изволил выказать вам свое неудовольствие. Мы мало помним о его прежних деяниях, и сложно судить, какая доля из наших древних легенд достоверна, но ясно одно: ОН могущественен и опасен, и поступки его в рамки наших законов и правил не вписываются. Он сам себе закон и правило.
  
  
  Глава 4. Призраки прошлого
  
  Ася ни процесса, ни плодов воспитательной работы не застала. Она буквально бегом неслась за Лихаэлем, вцепившимся в ее запястье как клещ. И самым обидным было то, что сама она успела основательно запыхаться и начать спотыкаться, а этот рыжий, красный, закатный, пестрый эльф цвел аки роза и был совершенно свеж. Будто сидел в кресле, а не несся по тропе. Вернее, это она неслась, спотыкаясь, а он скользил, словно летел над травой. 'Р-р-р-родственничек нежданный, нечаянный, окаянный!'
  Когда Лихо (пока двуглазое, но такими темпами ей-богу ненадолго) остановился, Ася едва удержалась от искушения шлепнуться на траву и замереть на ней, раскинув конечности в позе морской звезды. Если бы не слишком темный - какой-то подозрительный! - цвет травы, точно бы упала. А так ничего, лишь, запалено дыша, выпалила:
  - Ты куда меня притащил?
  - Еще не знаю, - беспечно ответил потенциальный самоубийца. - Я попросил Лес привести туда, где его что-то беспокоит.
  - И?
  - А теперь ты скажешь мне, есть ли здесь ощущение щекотки, - широко улыбнулся Лихо.
  - Чешется только рука, жаждущая дать тебе по шее, фантазер, - буркнула Ася и, передернув плечами, дополнила: - Ничего не чешется так, как там, мне просто здесь не нравится. Очень. Вроде и нормально все, а все равно как-то не так, будто на начало ужастика попала.
  - О-о-о... - кажется, в глазах Лихаэля включился прожектор.
  Он, может, и не понимал дословно речей своей свежеиспеченной родственницы, но смысл их, благодаря ритуалу, распознавал безупречно. И оглядываться по сторонам экзотический спутник Аси стал более внимательно, пытаясь первым обнаружить жутко интересную бяку. Увы, бяка на молчаливый призыв любителя экстрима отзываться и являться не спешила. То ли игнорировала Лихаэля, то ли имела личный график визитов и нарушать его даже ради такого умопомрачительного красавчика не собиралась.
  Лихо недовольно скривил рот, потом пожал плечами и присел прямо на траву. Похлопал рядом, призывая Асю последовать своему примеру.
  - Зачем? - спросила девушка.
  - Лес говорит, оно происходит в сумерках и ночью.
  - Точно ужастик, - передернула плечами Ася. - И тебе приспичило сыграть в нем главного героя. Только я не уверена, что тут предусмотрен обязательный хэппи энд для всех.
  - Ты под моей защитой, - упрекнул человечку в недоверии Лихо и обосновал с вопиющим эгоизмом причину такого 'великодушного порыва': - Мы с тобой только начали развлекаться.
  Четко понимая, что утащить упрямца со зловещей поляны у нее не выйдет, Ася издала душераздирающий вздох, сделавший бы честь любому мастеру-привидению, и села-таки на траву рядом с Лихаэлем. Даже без скандала.
  Пусть знакомы они были лишь несколько часов, но почему-то Ася понимала яснее ясного, что именно из себя представляет этот легкомысленный на вид красавчик с волосами оттенка полыхающего заката. Может, так странный ритуал подневольного родства сказался? Истерику ее от попадания неизвестно куда и во что снял, добавил каких-то подсознательных знаний и чуток здорового пофигизма с нездоровой жилкой авантюризма. Всего этого Ася за собой не замечала, или замечала не столь ярко, как сейчас. С другой стороны, биться в припадке из-за чуждого окружения и неясных перспектив не тянуло, и то хлеб. За это Лихо и спасибо сказать можно, как-нибудь потом или мысленно. В панике бы она неизвестно что могла натворить и во что вляпаться.
  Чтобы скоротать время до вечера, Ася поерзала на травке и спросила в лоб:
  - А ты вообще кто? Тоже эльф, как все вокруг?
  - Не похож? - хулигански прищурил глаз Лихо.
  - Есть что-то общее: уши острые, разрез глаз; но все равно не похож, - прикинув так и эдак, выдала свою точку зрения Ася. - Структура лица другая.
  - Мои сородичи стояли у истоков зарождения многих дивных рас. Мы сами выбирали, как желаем выглядеть, по каким законам жить, вернее, мы сами были правилом и законом для потомков. Мы были здесь до того, как боги стали покровительствовать тогда молодым перворожденным расам. Над нами не было богов. В разных мирах нас именовали по-разному. Здесь просто предтечами или первопредками, где-то древнейшими, но зачастую наши прозвания были столь мудрены, что их мы не старались даже запоминать.
  - А предтечи ничего так, стильно, - одобрила землянка в стиле анекдота 'наша лучше!'. - Космической оперой, правда, отдает. Но это мои личные ассоциации. Ты мне еще вот что скажи - где-нибудь в лесу твои спящие родственники имеются?
  - Я не чувствую никого, за исключением тебя, на многие миры окрест.
  - Все перемерли или далеко ушли? - продолжила уточнять собеседница, прощупывая почву вероятных неприятностей.
  - Не ведаю, - с совершеннейшим равнодушием к судьбе сородичей поведал Лихаэль. И в ответ на откровенное непонимание своей позиции чуть расширил рамки пояснения: - Мы были и есть слишком разные, иначе не дали бы начала стольким расам, отличным по образу мыслей, нравам, желаниям. Мы невообразимо разнились даже внешне. Потому, вероятно, мы едва могли терпеть друг друга и не испытывали желания общаться. Возможно, мы начали творить иные живые создания только затем, что желали компании отличной от своих сородичей.
  - Странная мотивация, - почесала лоб Ася. - Ну ладно, я поняла. Ты своих родственничков тысячи лет не видал и еще столько же рад не встречаться.
  - Воистину, - согласился Лихо, задумчиво присовокупив: - И тебе того не советую, если здравие душевное и телесное сохранить желаешь.
  - Да я с тобой одним рехнусь, без дополнительной нагрузки из стаи незнакомых товарищей, - фыркнула Ася и поежилась. - Что-то холодает, а?
  - Нет, - улыбнулся с каким-то предвкушением Лихаэль и уставился в самое темное сплетение ветвей на краю северной части поляны. Там Ася, последовавшая его примеру, поначалу ничего, за исключением темных веток, разглядеть не смогла. Поначалу.
  А потом наметился бледный полупрозрачный контур чего-то колышущегося, словно занавеска под ветерком. Следом проступили контуры фигуры. Тоже прозрачные. Вот только пол ее определению не поддавался. Длинные волосы, как успела наглядно убедиться Ася, тут и мужчины носили. Вряд ли здешние остроухие женщины в пику сильному полу щеголяли с короткой стрижкой или полировали лысины.
  Пока она приглядывалась, колышущееся нечто отделилось от деревьев и кустиков и неспешно полетело, пересекая полянку. Стало еще холоднее, к ощутимому понижению температуры, заставившему Асю инстинктивно прижаться к теплому, почти горячему Лихаэлю, добавился заунывный аккомпанемент - стоны и вздохи на одной, тошнотворной до зубовного скрежета ноте - родственнице циркулярной пилы:
  - Где ты, возлюбленный? Почему ты покинул меня? Почему предал? Почему-у-у-у-о-о-у-у?
  От этого концерта проняло даже Лихаэля. Причем до такой степени, что он как-то хитро переплел пальцы левой руки и разом оборвал все звуки. Призрак по-прежнему по беспорядочной траектории, будто слямзенной у лекало, скрещенного с петлей Мебиуса, летал туда-сюда по полянке, вымораживая окрестности, но разевал рот беззвучно.
  Асе заметно полегчало, и она с новым интересом уставилась на немой фильм в 4-Д. При очередном пролете в непосредственной близости от нее, Покрышкина разглядела-таки призрак детально и в некотором недоумении выпалила, воспользовавшись еще одним любимым ругательством дяди, которое тот озвучивал, чтобы у малолетней племяшки уши не вяли от мужицкой брани:
  - Блин-оладья! Это ж парень!
  - И? - не понял недоумения Лихаэль, продолжая отслеживать метания призрака с какими-то неведомыми целями.
  - Стонет про возлюбленного, - пояснила причину своего удивления Ася.
  - И? - снова не уловил причин недоумения Лихо.
  - У нас такие отношения называют нетрадиционными и не афишируются, - чуть-чуть смутилась Покрышкина.
  - А-а, бывает, - беспечно кивнул собеседник, получив ответ на свой вопрос и снизошел до пояснений своего спокойного отношения: - У эльфов, как и многих долгоживущих рас, всякое случается и не осуждается. Этому, похоже, с выбором не повезло. Но почему он тут витает? Занятно! Я не чувствую смертного отпечатка, нет и останков.
  - Может, опять какой-нибудь камешек зарыли? - беспечно предположила Ася и пожаловалась: - И вообще, я есть хочу. Ты мне мясо обещал!
  - Камень? - проигнорировав напоминание о белковой пище, вскочил на ноги Лихаэль с видом гончей, взявшей лисий след. - Ну-ка!
  Совершенно не обращая внимания на беззвучно завывающего призрачного влюбленного, первопредок принялся нарезать по поляне свои собственные круги. Хотя они тоже кругами именоваться никак не могли, больше походили на геометрические фигуры неопределённой конфигурации. Прошло несколько минут, в течение которых увлекшийся Лихаэль умудрился раза три насквозь пройти призрак без всякого вреда для себя и без всякой реакции на такое оскорбительное поведение со стороны заднеприводного привидения. Резко прекратил свой забег Лихо у кустов и деревьев в том самом углу, где изначального явился призрак. Он почти прилип к широкому стволу одного из деревьев, сунул руку куда-то вглубь коры (дупла не было!) и с довольным возгласом вытащил прямо из древесины белесый камешек.
  - Это чего? - вяло поинтересовалась Ася и получила наглядный ответ практически мгновенно. Лихо сжал камешек в кулаке, превращая его в пыль, и поднадоевший призрак, запнувшись на полувздохе-полустоне, испарился с полянки. Вместе с ним растаял и иней на траве. Сразу стало теплее.
  - Это памятка, - беспечно откликнулся Лихаэль.
  - Не андестенд, - мотнула головой Ася.
  - Кто-то собрал с места последнего проявления призрака образ проявления и перенес сюда, - конкретизировал собеседник.
  - А на фига было потеть? - удивилась Ася. - Прикола ради, или какая-то ценная мысль имелась?
   - Причина... - подхватил озвученную мысль не-эльф и, резко развернувшись, сунул руку все в то же дерево, откуда вытащил уничтоженный камень. Порывшись в стволе, как в ящике собственного стола, Лихо вытащил какой-то резной ларец в две ладони в обхвате. Покрутил его, хмыкнул почти разочарованно и распорядился:
  - Пойдем, ты есть хотела.
  - Хотела, - согласилась Ася.
  И пусть узнать, что именно такое лежало в найденной ухоронке, ей было любопытно, но, во-первых, есть уже хотелось больше, чем знать, во-вторых, нашел ларчик Лихаэль, потому права требовать ответов на вопрос она не имела, и в-третьих, уже сообразив, как любит эффектный красавец всякие интересные штучки, Ася была почти уверена: сам он в ларчик залезет непременно, а уж потом и перед ней находкой похвастается.
  В руку ее Лихаэль вцепился уже почти привычно, скорее всего, даже не придавая значения интенсивности своего нажима.
  Больно, конечно, зато не пришлось долго бродить по лесу. Возвращение заняло считанные секунды и пяток шагов. И вот уже они встали перед изящными дверями в пробудившийся вместе с возвращением владельца дом-древо или древо-дом. Как правильно, наверное, вообще древо-дворец, Ася не знала, да и не особенно желала знать.
  
  
  Глава 5. В гостях у Владыки (с подарками)
  
  Войдя в дом, Лихаэль лишь бросил в воздух:
  - Ужин с мясом!
  И провел Асю, робко поблагодарившую реальность за отсутствие сырого оленя и пенного кубка с горячей кровью из жилы, в большую комнату с уже накрытым столом.
  - Эй, а руки где можно помыть? - уточнила девушка у спины своего спутника.
  - Ты испачкалась? - удивился Лихаэль, даже соизволив обернуться к вопрошающей. Окинул ее беглым взглядом при свете ламп-цветков, оплетающих стены и потолок. Не найдя внешних признаков грязи, Лихо повел плечом.
  - Привычка, - выбрала самое простое объяснение Ася и отправилась приводить себя в порядок.
  Читать лекцию о гигиене и микробах ни до, ни тем паче вместо ужина было совершенно неохота. Кроме деревянной ванны в полу, санузел был еще укомплектован выступом, в ложе которого, чуть выше уровня талии, струился прямо из одной стены до другой ручеек. Он вытекал из живого цветка-раковины, и это уже даже не вызывало удивления. Так же, как и выращенная рядом чаша с жидким мылом. Руки можно вымыть и ладно, остальное потом изучим, а пока за стол и кушать.
  Откуда незримые помощники взяли мясо, из которого приготовили еду, Ася тоже уточнять не стала. Так же, как и то, бегало оно до этого, летало или плавало. А то с Лихо сталось бы нарочно выдумать какую-нибудь несусветную фиговину и насмерть испортить сотрапезнице аппетит. Не из злобы, а исключительно забавы для. Предлагал же он ей лопать сырое мясо, зараза!
  Пакостный характер чудесного родственника за недолгий период знакомства уже был продемонстрирован во всей красе. И самое худшее, что Ася готова была поклясться - как таковую, пакостность и прочие дурные стороны нрава первопредок даже еще не начинал демонстрировать. Просто таким уж сокровищем уродился.
  Потому Покрышкина решила первым делом поесть, пока не приключился очередной, отбивающий аппетит, форс-мажор. А на то, что он гарантированно приключится, Ася готова была спорить с кем угодно на что угодно.
  Конечно, было жуть как любопытно узнать, что там в шкатулке из дерева, но с вопросами попаданка не спешила. По озвученным выше причинам.
  Вторая порция чего-то мясного с пюре оттенков безумия Сальвадора Дали успела отправиться в желудок прежде, чем снаружи раздался мелодичный перезвон. Лихо, скорее художественно раскладывающий пищу по тарелке, чем отправляющий в рот, оживился.
  - Гость! - почти промурлыкал Лихо.
  - Мир его праху, - пробормотала себе под нос Ася, торопливо дожевывая свою порцию и запивая искристо-изумрудным, точно тархун, соком.
  Сильный голод она утолила, да и в сон уже начинало клонить, но побороться с сонливостью и поглазеть на самоубийцу, явившегося на порог к Лихаэлю, хотелось сильнее, чем в кровать.
  За дверью, спутанный по колено низенькой во всех иных местах газонной травкой, стоял все тот же Эльмиавер.
  'Может, он мазохист? - всерьез задумалась Ася, изучая какое-то обреченное лицо эльфа, в очередной раз явившегося перед светлые очи древнейшего. - Или ему все до смерти надоело и в самоубийцы записаться хочет? Выглядеть молодо и быть молодым душой - две большие разницы. Как там у Лермонтова: 'И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели, как пир на празднике чужом...'
  - Владыка Леса Гиэльрэн аро Каэер приглашает пробудившегося первопредка в свои чертоги в желаемый эй-оролю Лихаэлю миг, - приняв позу высшего почтения, что выглядело весьма нелепо вкупе со спутанными травой ногами, промолвив Эльмиавер. Он продолжал, наряду с именем собственным, вежливо величать пробудившееся 'лихо' эй-оролем, то есть 'высоким лордом лесных просторов'. Вопрос, кто из двоих - нынешний эльфийский монарх или все тот же Лихаэль - знатнее, то бишь выше лордством, был весьма щекотлив, и лучше всего его было вообще не поднимать во избежание недоразумений.
  Потому и отправили после доклада о приключившемся 'счастье' к Лихаэлю именно законника Эльмиавера, и отправили в одиночку. Вроде как приглашение передавалось не формальное, потому порядок сопровождения, свита и прочие щекотливые моменты обходились по широкой дуге. Во избежание, так сказать.
  Ну а если с приглашением не получится, что ж, ошибочка вышла. Придется на освободившееся место знатока законов подходящую кандидатуру подыскивать и тяжкую думу думать. Эх, не могли детки более удачное место для игрушек сыскать?!
  - В гости зовет? - заинтересовался Лихаэль, у которого, в отличие от Аси, ни крупинки усталости или сонливости не наблюдалось вовсе (отдохнул, зараза, за тысячелетия сна и сил набрался с запасом). - Почему бы и нет! Пошли!
  Лихаэль буквально светился энтузиазмом.
  - 'Хоть к пчелам в улей, лишь бы только в коллектив', - пробормотала под нос Ася.
  Она почти понадеялась, что чумовой родственничек сейчас цапнет за руку беднягу-законника и умотает с ним крутить хвосты куда-нибудь в светлую даль эльфийскому владыке и его присным.
  Не тут-то было! Эльфа за руку-то цапнули, но вторая верхняя конечность у предтечи имелась в наличии и оказалась свободной. Впрочем, ненадолго. Ее тут же заняли запястьем Аси и в очередной раз дернули.
  - И зачем ты меня-то поволок? Ни шагу без няни? - прошипела Ася на ухо Лихаэлю.
  - Так веселее, - беспечно оправдался пока не одноглазый тип, с каждой своей выходкой приближаясь к соответствию с мифическим образом русских сказок.
  - Веселее тебе? - буркнула Ася, ежась от удивленных взглядов эльфийской знати (красавчики и красавицы как на подбор), тусовавшейся в приемном зале, куда Лихо, недолго думая, провел ее и Эльмиавера. Торжественная растительная роскошь помещения, впрочем, брала только размерами, насчет прочего 'скромный домишко' у первопредка был, пожалуй, покруче.
  - Да, - согласился непробиваемый родственничек.
  - А подарок монарху в честь знакомства ты прихватил? - не удержалась от шпильки девушка.
  - Подарок? - на долю секунды задумался Лихаэль и довольно подтвердил: - Прихватил.
  Пока древнейший разглядывал 'предбанник' двора эльфийского владыки, а Эльмиавер ускользнул вперед для доклада, Асю тоже соизволили заметить. Какая-то расфуфыренная эльфийка, на прекрасном лике коей навеки застыло выражение 'дама, унюхавшая навоз', мелодично прозвенела:
  - Человечка? В какие бездны падает Светлый Лес? Кто допустил сюда животное?
  - И не говори. Намордник сняли, с поводка спустили, а вдруг укусит? Хорошо еще, пока лишь тявкает, - не осталась в долгу перед снобкой и явной расисткой Ася.
  Закончила свой маленький спич она под заливистый хохот Лихаэля, уже насмотревшегося на все прелести дворца и вернувшегося к родственнице.
  - Хочешь, я сделаю из нее багряный закат? - благородно предложил первопредок, кивком указывая на онемевшую от людской наглости эльфийку.
  - Это как? - не поняла Ася.
  - Показать? - с энтузиазмом уточнил Лихо.
  Что-то в выражении его добрых глаз и столь же ласковой улыбке подсказало даже не насобачившейся в токовании двусмысленностей землянке, что 'кровавый закат' не ограничится издевательским опрокидыванием на голову заносчивой особы банки с томатным соком. На всякий случай, Ася осторожно уточнила:
  - Ты ее убить что ли предлагаешь?
  Нежно-розовая эльфийка стала в секунду белой, как крахмальная простынка, пошатнулась и нервно сглотнула.
  - Фу, - почти обиделся Лихо, притопнув ногой. - Красивый багряный закат - это истинное искусство. Правильно снять кожу, останавливая кровь так, чтобы свежее мясо и кровь играло нужными красками, способен лишь истинный творец и художник!
  - Понятно, опять всякие гадости красивым словом прикрыли. Меняются миры и времена, но суть маскировки не меняется, - согласилась Ася в почти абсолютной, звенящей тишине, наступившей в зале дворца. До местной публики, как анекдот до жирафа, дошло, кто именно изволил пожаловать с визитом, и чем это может кончиться - тоже. - Не надо мне закатов, и рассветов тоже не надо. Она вон замолчала, пусть и дальше в тряпочку молчит.
  - Хорошо, устрою закат в другой раз, а пока пусть будет так, как ты хочешь, - оптимистично согласился Лихаэль и махнул рукой.
  Рот на лице прекрасной девы будто стерли.
  - Хм, а как она есть теперь будет? - озадачилась попаданка.
  - Зачем? - не понял Лихо.
  - Она ж с голоду и от жажды помрет, надо было хоть дырочку оставить, - ляпнула Ася, на зная уже, куда деваться от фантазий креативного первопредка.
  - Ла-а-адно, - поморщился Лихаэль и тут же засиял снова, озаренный очередной посетившей его идеей. - Тогда так!
  Первопредок наставил на расистку палец и как-то хитро его изогнул. Рот на лицо эльфийки вернулся, вот только из него полилась не речь, а мелодичная птичья трель.
  - Добрость из тебя так и прет, так и прет... - прокомментировала Покрышкина, устав уже опасаться новоявленного родственничка и всего лишь пытаясь чуток минимизировать его творческие садистские порывы. Все дело было в том, что злодеем-садистом Лихо не был, он оказался просто совершенно иным. Сорванная или установленная под немыслимым углом в стародавние времена крыша давала столь непредсказуемый эффект, что догадаться о планах Лихаэля бедная попаданка даже не надеялась. С первопредком было как с порывистым ветром ураганной силы: вот он дует в одну сторону, а в следующую секунду уже в другую, а то и вообще стих, чтобы через пяток секунд облагодетельствовать своим присутствием противоположное направление. Причем не факт, что направление окажется из списка стандартной розы ветров. С древнейшего станется 'задуть' снизу (из-под земли) или сверху (да хоть из космоса или иных миров)
  Невозможный тип только довольно усмехнулся, принимая комплимент, и поторопил вернувшегося с доклада из Зала Владыки Эльмиавера:
  - Веди уже, а то я немного заскучал.
  Законник едва заметно вздрогнул, наверное, в красках представил, что может вытворить пробудившийся первопредок в скучающем состоянии для развлечения себя любимого. Ася даже чуток посочувствовала старичку-эльфу. Прущая бульдозером и бьющая гаечным ключом инициатива вкупе с безграничной фантазией Лихаэля пугала не по-детски.
  А в тронном зале дворца было пусто, не считая фигуры на высоком сидении в обрамлении причудливо о-очень эстетично изогнутых ветвей живого дерева.
  - Тот, кто внимает Великому Лесу! Наш Владыка Гиэльрэн аро Каэер рад встрече с тобой, эй-ороль, - озвучил странную фразу Эльмиавер и сразу получил ответочку от предтечи:
  - Наш? Ну, твой, положим, соглашусь, - раздумчиво поправил Лихаэль и танцующим шагом направился к царственному кусту.
   А Ася оценила застывшее совершенство эльфийской физиономии Владыки и едва не хихикнула, когда краем глаза заметила неуловимое дрожание рук местного правителя. Кажется, Гиэльрэн банально опасался двинутого на всю голову Лихо, однако ж на встречу пригласил. Наверное, пытался исповедовать принцип: 'Держи друзей близко, а врагов еще ближе'. Вряд ли древнейшего вот прямо сразу можно было записать во враги короны, но, с другой стороны, в какую категорию поместить непредсказуемых первопредков, Ася не знала, и народная мудрость об этом тоже умалчивала.
  - Шума листвы, сияния древ, цветения и плодов, - проронил Лихо, очевидно сказав таким хитровывернутым образом эльфийское 'здравствуйте' признанному большинством легитимному правителю.
  - Благодатного солнца и ярких звезд! - мелодичный голос Владыки выдал древнее приветствие-обращение к эй-оролю. И Лихо, расплывшись в проказливой улыбке, вытащил из ниоткуда шкатулку. Ту самую, которую совсем недавно достал из ствола на полянке с привидением без мотора с отключаемым звуком.
  Щелкнула крышка, являя любопытствующей Аське (она аж на цыпочки привстала) внутреннее содержимое: какой-то тонкий серебристый ободок и цепочку с большим зеленым камнем. Последний так искрился на свету, будто обладал встроенной подсветкой.
  'Стало быть, в дереве чья-то заначка была или клад', - предположила Покрышкина и удивилась тому, какими большими, ну о-очень большими, стали глаза у Владыки Леса и Эльмиавера.
  - Утраченные реликвии рода Владык Орэо! - задушено просипел законник.
  Гиэльрэн сошел с ветвистого трона и обреченно прикрыл веки.
  - Не-не-не, - практически отшатнулся от пораженных эльфов Лихо, кажется, почти испугавшись. - Даже не думай, я во Владык и Властелинов давно наигрался. Скучное занятие! Сам-сам!
  - А? - царственный эльф издал беспомощное мяуканье.
  - А это тебе подарок. Хочешь, переплавь, хочешь, носи, - отрезал Лихо и практически насильно всунул шкатулку в руки Гиэльрэна.
  - По какой причине тема-то всплыла? - попыталась уловить Ася, подергав рукав Лихаэля. Спрашивать у эльфийского правителя или у Эльмиавера, перманентно пребывающего при встрече с Лихо на грани сердечного приступа, Ася не рискнула.
  - А... пустяк, - беспечно отмахнулся первопредок. - Ты же сама хотела, чтобы я пришел с подарком. Мы подарили реликвии предшествующего рода Владык.
  - Это их ты в дереве нашел на призрачной поляне? - уточнила девушка и, получив кривую ухмылочку-согласие Лихо, удивленно присвистнула: - Как они туда угодили-то?
  - Месть, ревность, обида... - пожал плечами предтеча, показывая, что такие банальности ему давно приелись и совсем не любопытны.
  - Накануне передачи древесного трона Владыки Кильмона аро Орэо сыну своему, принцу Гифрадору и его избраннице деве Лиодэль случилось небывалое. Реликвии власти исчезли из дворца вместе со священным ларцом, - отмер и разродился более детальной информацией памятливый на детали прошлого законник.
  - О, ясно, - зевнул Лихаэль, сопоставив имеющиеся данные со сведениями, полученными на полянке с призраком и считанными с камешка-привязки слепка привидения, и скучающе пояснил Асе: - Отвергнутый возлюбленный принца покончил с собой, его мать, судя по памяти-касанию, горя жаждой мести, похитила реликвии и сделала слепок призрачного образа сына стражем регалий.
  - У вас что, свободный доступ к ценностям был? Приходи, кто хочет, бери, что пожелаешь? - удивилась Ася отсутствию элементарной охраны важного государственного достояния. - Ни стражи, ни сигнализации?
  - Реликвии охранялись, - скорбно вздохнул законник, - но тревога поднялась бы лишь в том случае, если бы их коснулась длань того, кто не числится членом рода Орэо.
  - Ха, а рассерженная мамочка-мститель стибрила побрякушки вместе с тарой и магичила, не вынимая из емкости хранения, - догадливо хмыкнула Ася. - И что дальше было?
  - Реликвии не сыскали за отведенный на поиски срок. Сквозь призрачную вуаль не зрят очи магов и неуловимы нити, связующие владык с венцом и браслетом. Божественное вмешательство так же под запретом. Месть оказалась жестокой! Произошла смена династии, - тихо закончил законник и летописец Эльмиавер. - Без способности обладать и удержать священные реликвии нет права на титул Владыки Леса. Кильмон уступил трон иному роду, чей венец был почти столь же древен.
  - А почему в итоге-то потом ящичек не нашли? Местечко с привидением приметное, даже у меня там мурашки по коже табунами бегали.
  - Эльфы инстинктивно сторонятся мест, отмеченных нехорошей смертью, - ответил законник.
  - Короче, на той полянке вы ничего не искали и вообще туда не совались, - подвела итог Ася и полюбопытствовала, мимолетно удивляясь эдакому ритуальному пинг-понгу эльфов:
  - Теперь-то, когда реликвии нашлись и Лихо править отказался, опять у вас власть поменяется?
  - Хвала Светозарной Гиаль, нет, - восславил богиню законник, коснувшись руками груди. (Может, потому и славил, что в отличие от Лихо она в дела эльфов свой нос не совала и всякие провокационные реликвии не находила?) Вознеся хвалу, Эльмиавер почли деловито пояснил: - Род Орэо и Каэер слились во владыке Гиэльрэне. Союз его родителей соединил две старинные ветви достойнейших древ.
  - Повезло значит. Чего ж тогда на Лихаэля пытались корону повесить, если свой кандидат имеется?
  - По древности рода, по праву нашедшего утраченное, по... - начал педантично перечислять Эльмиавер и, кажется, собрался процитировать десяток-другой просто важных и очень важных статей закона. Ася быстро обломала знатоку всю малину, резюмировав:
  - Короче, Он нашел - ему и предложили.
  От вульгарной краткости речей человечки поморщился владетельный эльф, прислушивающийся к разговору. Он не вмешивался в него явно, то ли потому, что по этикету невместно правителю запросто трындеть с прочей публикой. То ли потому, что не знал, как ему - самой большой шишке в лесу - обращаться с тем, кто вообще не шишка, а самое большое дерево. И уже шишке невместно разевать рот на лесного гиганта, даже если тот притворяется каким-то листиком или цветочком, или вовсе поганкой. Да, кстати, если бы Лихо был грибом, то точно галлюциногенной поганкой! Один кусочек - и жесткий приход гарантирован в отличие от выхода!
  Наконец что-то решив для себя, Владыка Гиэльрэн промолвил, вновь встав с древесного трона и простирая руки к пробужденному первопредку:
  - Эй-ороль Лихаэль, Лес признателен за возвращение сокрытых реликвий! Они - часть нашей общей истории, часть памяти и силы Владык. Неправильным было бы вечное сокрытие их под стражей призрака.
  Может, Владыка распинался бы еще с полчаса, но выразительный зевок человечки пошло оборвал вдохновенный полет царственной мысли. А что вы хотели? Ася привыкла ложиться не позже одиннадцати, а тут уже точно за полночь времени было. Пора в постель! Это эльфы все поголовно то ли совы, то ли аритмики, или вообще какие-нибудь уникумы по три часа в сутки спящие. Ей же, обычной человеческой девушке, не меньше семи часов для отдыха надо, чтоб на людей не кидаться и быть в меру доброй и пушистой. Чрезмерная же доброта вообще не рекомендуется, а то всякие эгоисты на шею сядут и ноги свесят.
  - Лихо, я спать хочу, - тихо оповестила о проблеме спутника и новоявленного родственника Ася. - Пойдем домой?
  - Уже? Мы же еще не повеселились?! - скроил недовольную гримасу Лихаэль.
  - Меня отведи, а сам развлекайся, сколько хочешь, - ответила зевающая Ася, которой уже честно сказать было наплевать на все 'закаты и рассветы', которые вздумает устроить с местной публикой древнейший. - Или тоже отдохни.
  М-да? - склонил голову на бок первопредок, оценил ширину очередного зевка слабой человечки.
  - Ага! Завтра будет другой день! - заверила чумового первопредка Покрышкина, используя знаменитое присловье Скарлетт О'Хара. - И ты снова кого-нибудь хорошенько напугаешь, затащишь меня в очередные дебри или вляпаешься еще в какое-нибудь развлечение.
  - Хорошо, - смилостивился Лихаэль. Нет, вряд ли, конечно, пожалел Асю, скорее, понял, что с такой сонной тетерей ему никакой забавы вообще не светит, а без нее развлекаться неохота. Потому снисходительно разрешил: - Идем.
  И прямо в зале приема, не сказав местному Владыке даже 'пока', не то, что вежливого 'до свидания' или какого-нибудь цветистого уважительного прощания на пару-тройку фраз из жизни звезд и растений, дернул Асю за руку. Открылась эльфийская тропа. Своему блатному любимчику Лес дал зеленый даже не свет, а целый коридор. Разом переместил к порогу дома-древа.
  Впрочем, и Асе на весь эльфийский этикет и мнение всяких остроухих насчет ухода 'по-английски' от самого Владыки было уже совершенно по... Освободив многострадальное запястье, она почти на ощупь (очень уж глаза слипались, будто песка в них сыпанули) побрела к своей спальне. Сил заглянуть в ванную у нее еще хватило, а потом, едва голова соприкоснулась с длинной, на всю кровать, подушкой, попаданка отключилась.
  
  
  Глава 6. Побудка а ля Лихо и монстр из чащи
  
  Утро началось в розовых предрассветных сумерках. С Аси самым наглым образом сдернули тонкое одеяло и бесцеремонно пощекотали пятку.
  Она дернулась и инстинктивно попыталась отползти, нащупывая исчезнувшее одеяло. Не тут-то было! Щекотать ее прекратили, зато дернули за щиколотку и отвратительно бодрым голосом объявили:
  - Хватит спать! Утро!
  - Где? - не поверила Ася, с трудом продрав глаза.
  Лихо, свежий, бодрый и прекрасный (сволочь!), ткнул пальцем в окно.
  - Это еще ночь! - постановила человечка и снова смежила веки.
  - Солнце встает! Мне скучно! - закапризничал Лихаэль.
  - Книжку почитай или веночек сплети, - сонно пробормотала Ася и снова уплыла в страну грез.
  Из этого дивного места ее выдернули спустя жалких полчаса, шмякнув на голову что-то пахучее и травянистое.
  - На! - заорал Лихаэль.
  - Чего? - снова с трудом открыв веки, Ася села на кровати и стащила с головы... блин-оладья! - венок, сплетенный из множества ярких цветов, названия которых даже не ведала. Другой венок украшал голову Лихаэля. Оба были восхитительно совершенны так, словно их ваял мастер-ювелир, а не сплел на скорую руку, чтобы чем-то себя занять, безумный первопредок.
  - Красиво, - честно похвалила работу Лихо Аська с очередным зевком. - Жаль, завянут.
  - С чего бы? - удивился древнейший.
  - Ну... цветы... сорванные, - пробормотала попаданка, не зная, как попроще донести до чокнутого простую ботаническую закономерность: 'нет корешка в земле - цветику хана'.
  - Мои венки не вянут, - фыркнул самодовольный красавчик, плевать хотевший на законы природы, и потребовал:
  - Вставай, мне скучно!
  - Ладно, - со стоном согласилась Ася, понимая, что вытурить Лихо еще раз из спальни предложением поиграть, скажем, в прятки-салки с каким-нибудь занудным Эльмиавером или самим эльфийским Владыкой не получится. Этих двоих древнейший уже записал в разряд неинтересных. - Сейчас умоюсь и пойдем позавтракаем.
  - Ты ОПЯТЬ хочешь есть? - возопил совершенно не спящий первопредок так, словно бы Ася жевала всю ночь напролет.
  - Не опять, а снова. Люди едят не меньше трех раз в день, - пробормотала Ася по дороге в ванную, возложив мимоходом венок на свободный столик.
  - Сколько?! - яро возмутился столь зряшному переводу времени монстр неодноглазый. - Ты почти все время будешь есть или спать?
  - А тебе ни пищи, ни сна не нужно? Ты чего, солнечной энергией питаешься и так за тысячи лет сна выдрыхся, что сейчас глаз сомкнуть не можешь? - огрызнулась Ася, плеская воду из домашнего ручейка на лицо.
  - Ну да, - запросто согласился Лихаэль. - Спать не хочу, ем, когда и что интересно.
  И Асе осталось только вздохнуть. А чего она хотела от этого дивного, точно картинка из анимэ, создания? Он же явно человеком не был, даже не пытался им быть или казаться. Красивый и совершенно чуждый. По воле какого-то дурацкого случая их - обычную земную девчонку и древнего монстра - свело и связало вместе.
  Хотя, что толку сетовать и возмущаться? Развлекаясь, это чудовище делало именно то, что было нужно Асе - повышало ее шансы вернуться домой после исполнения договора с некой светозарной богиней.
  Да, Лихаэль все эти неполные сутки с оглушающим энтузиазмом волок за собой человечку буквально силой, но волок туда, куда следует. Обращение такое, конечно, подбешивало, но сама бы Ася вряд ли смогла сделать столько, сколько успел деятельный Лихо, выплескивающий вокруг себя и на всех оказавшихся рядом и не успевших вовремя смыться бедолаг буйную энергию, скопившуюся за время сна. Хотя, мысленно хмыкнула Покрышкина, похоже, Лихаэль всегда был таким, и не ей перевоспитывать это древнее существо. Бесполезная трата сил и нервов.
  - Если я не буду нормально спать и регулярно есть, заболею и помру, - рационально объявила Ася из ванной.
  - Не вздумай, ты мне еще не надоела! - эгоистично возмутился Лихо. - Иди и ешь, потом будем развлекаться!
  - Как же ты меня бесишь, - буркнула себе под нос Покрышкина, погружая лицо в проточную прохладную водицу.
  - Ага, я всех бешу, - с противоестественной жизнерадостностью согласился первопредок под тихое рычание юной родственницы.
  Но затевать скандал она не стала, сил не было. Зато незримая прислуга дома-дерева прекрасного чудовища расстаралась. Ася получила на завтрак что-то похожее на густую ярко-желтую кашу с красными и синими мелкими ягодами, хлеб, масло, сыр и кучу фруктов.
  Лихо на краткий срок отстал и дал ей возможность поесть. Может, в самом деле испугался, что странная зверушка-человечка помрет невзначай от голода и все веселье накроется медным тазом?
  На вкус незнакомая каша не походила ни на овсянку, ни на пшенку, ни на манку. Вообще ни на одну земную кашу. Лишь чуть сладковатая, с пронзительно-свежими ягодными нотками, она была умопомрачительно вкусной.
  Подчищая пиалу с завтраком, Ася задумчиво уточнила:
  - Слушай, Лихо, а как твои бестелесные помощники такую кучу продуктов раздобыть успели?
  - У них впрок под вуалью безвременья много чего запасено, - беспечно дернул плечом первопредок, не углубляясь в детали.
  - А-а, тогда, конечно, - фыркнула Покрышкина, ничего не понявшая из объяснения, и зажевала странную информацию бутербродом. Из вуали безвременья или еще откуда, а хлеб, сыр и масло были свежими и столь же вкусными, как каша. Лихаэль, конечно, с глубоким приветом тип, но вряд ли стал бы ее травить здесь и сейчас, пока, по его словам, не наигрался, только чтобы посмотреть, как она от боли корчится.
  Поесть почти спокойно он Асе дал, вывел из дома, а потом, широко улыбнувшись, или даже натурально оскалившись, снова схватил за руку и дернул, перемещая на быструю тропу - какой-то аналог эльфийского телепорта. Через пяток шагов по мягкой стежке Ася и Лихо выпрыгнули на чудо какую романтичную поляну, столь густо поросшую цветами, что она напоминала клумбу в оранжерее маньяка естественности.
  - Ну-у? - в нетерпении протянул любитель экстремальных забав.
  - Баранки гну, - огрызнулась Ася, озираясь. - Ничего я тут не чувствую. Это тебя опять сюда Лес привел?
  - Он, - подтвердил Лихаэль и потребовал: - Смотри!
  - А я что, по-твоему, делаю? - возмущенно прошипела Аська, пытаясь сообразить, что она чувствует и чувствует ли хоть что-нибудь, похожее на ощущение внутренней чесотки и неуютного покалывания, какое было на полянке, где пробудился от вековечного сна первопредок.
  Мирная и эстетичная, как произведение ландшафтного дизайнера, лесная поляна не кололась и не чесалась. Ни в какую! Но все-таки что-то тут было, на самом дальнем краешке восприятия. Маячило, но показываться не спешило.
  - И-и-и? - снова влез с вопросом Лихо, каким-то шестым чувством четко просекая, что Ася недоговаривает.
  Вздохнув, она честно постаралась передать свои ощущения от полянки и закончила повесть о потусторонних воздействиях сердитым бурчанием:
  - Не так жутко, как на той полянке с призраком и шкатулкой, но все равно не уютно. Чувствую себя, как в сказке про Аленький цветочек. Идиллия и лепота, а за дальними кустами монстр сидит и глаз с тебя не сводит.
  - О? Сказка? Потом расскажешь, - чуть склонил голову на бок Лихаэль и довольно констатировал: - А монстр сидит, ты права! Да! Надо приманить, чтоб не ждать долго!
  - И как? - напряглась Ася, справедливо подозревая, что с безумца станется использовать ее в качестве наживки. Пока только не ясно, в целом виде или в расчлененном. Предложить в качестве замены кого-нибудь из местных эльфов - их все равно больше, чем одной ее! - девушка не успела.
  - М-м-м, вот так! - просиял после секунды размышлений собеседник и подтащил Асю к центру полянки, где оказалась не очередная клумбочка с редкостным аленьким цветочком и даже не кустик конопли, а родничок в каменной чаше. То ли созданной самой матушкой-природой, то ли кем-то из мастеров, удачно подражающих ей.
  - Пей! - бодро скомандовал Лихаэль.
  - Не отравлено? - опасливо уточнила Аська.
  Лихо заверил спутницу, что уж чего-чего, а яда тут точно нет. Зачем делать ловушку, если сразу ядом 'гостей' травить? Это неинтересно!
  Ася вздохнула, проглотила просившийся на язык вопрос 'а что тут еще есть кроме монстра?', и, присев на корточки рядом с чашей, зачерпнула ладошкой студеную воду. Сделала глоток: такой вкусной воды она никогда не пила дома, да даже здесь, у эльфов и в древо-доме предтечи тоже. Стоило черпануть ладонью вторую порцию, как началось.
  Из густой тени кустов и деревьев на краю поляны выступило оно - огромное, не меньше пары метров в высоту, черное, будто сотканное из цельного куска первозданного мрака чудовище. Выступило и ринулось на жертву.
  Пронзительный визг, полный ужаса, вырвался у Аси непроизвольно. Так страшно ей отродясь не было. Даже на полянке со вчерашним 'привидением в записи'. Трусихой себя Покрышкина в общем-то не считала, но теперь, паника буквально захлестывала несчастную жертву. И сообразить, что ужас - явление, наведенное монстром, Аська уже не могла.
  К счастью, использовавший девушку, как наживку, Лихо не бросил ее на растерзание неизвестной гадины. Напротив, радостно оскалившись, первопредок ринулся навстречу чудовищу, словно к давно потерянному братику. Вдобавок он еще и кричал на бегу своей невольной родственнице:
  - Это оно? Зудит? Эй, не ори, ответь! Зудит?
  - Не знаю, я слишком боюсь, чтобы соображать, - жалобно вякнула Ася, однако ж, визжать все-таки прекратила. Несвоевременный вопрос древнейшего как-то умудрился перебить волну паники.
  Лихо добрался до черного монстра и с разгона вонзил в него руки. Чудовище издало громоподобный рев, в котором боль смешалась с удивлением. Кажется, монстр всерьез полагал себя неуязвимым. Но в случае с Лихаэлем просчитался. Как, впрочем, почти все, имевшие дело с непредсказуемым древним созданием.
  Вырвав из тела чудовища кажущийся плотным сгусток черного дыма, обернувшийся вне плоти монстра парой бурых камней, Лихо раскрошил их за миг-другой в ладонях. Снова ударил подвывающую тварь и снова вытащил из него два камня, уже иного оттенка - антрацитово-черные. После этого акта вандализма нагоняющий нерассуждающий ужас монстр растаял снеговиком под майским солнцем. Его плоть расплылась черной бесформенной кляксой на роскошной траве.
   Подбрасывая в руках пару камешков, которые почему-то не стал крошить пальцами, Лихо танцующей походкой направился к Асе. Сунув ей под нос добычу, потребовал ответа:
  - От этих камней зудит?
  - А... о... ага, - заторможено согласилась Ася, шокированная скоростной расправой известного ужаса с неизвестным и с трудом заставляя себя прислушаться к ощущениям. Сердце перестало замирать в груди, и возможность соображать возвращалась.
  - Тогда бей по ним, как по стволу стучала! - приказал энтузиаст.
  Аська машинально сжала правую ладонь в кулак и стукнула, как велели. Камни покрылись сетью трещин.
  Лихо просиял и тут же одним хлопком измельчил камешки в порошок. Тот просыпался мелкими черным крупинками и, подхваченный ветром, умчался в даль. Первопредок вернулся к кляксе на траве. Монстром это уже быть перестало, преобразовавшись в какой-то экземпляр гигантской амебы.
  - А с этим что? - искра любопытства мелькнула в Асином голосе. - Оно так и будет здесь ползать, пока снова до монстра не мутирует или потихоньку само собой рассосется, как синяк?
  - Хм, - Лихо пригляделся к остаткам поверженного чудовища, наклонился и сунул в него руку с деловитостью дамочки, пытающейся нащупать помаду в безразмерной сумочке. - Ага!
  Торжествующий предтеча вытащил и воздел вверх совсем крохотный камешек какого-то уже не черного, а глубоко-фиолетового оттенка. Практически одновременно с этим амеба, будто лишившись последней батарейки, истончилась до прозрачного состояния и аннигилировала.
  - Что это вообще за хрень и откуда тут взялась? - опасливо уточнила Покрышкина, чтобы уяснить - будет ли дальше ее экскурсия по лесу состоять из полянок с подлянками или нет.
  - Отпечаток чьего-то кошмара. У магов и сильных провидцев такое случается. Он не развеялся в светлом лесу, зацепившись за осколок свободной энергии, и со временем обратился в такую тварь, привязанную к месту и спутанную током живой воды, - небрежно пояснил Лихаэль очевидным для себя, но совершенно не объяснимым для человека образом.
  - И много тут еще эдаких достопримечательностей? - Аську всю аж передернуло при мысли о пережитом кошмаре.
  - Лес говорит, таких больше нет, - почти отмахнулся от девушки древнейший, занятый изучением добытого кристаллика.
  - Не было и не надо! Других, кстати, тоже, - от всего сердца согласилась попаданка, занервничав на выделенном словечке 'таких'. - И почему эльфы от этой дряни лес сами не почистили? Влом или опять, как сказал старичок, инстинктивно сторонились? Вот так посторонятся-посторонятся, а потом на помойке проснутся.
  - Когда-то эльфы Леса были носителями света, истинным его воплощением, не только чувствующим скверну и тьму, но выжигающим ее одним своим присутствием, - проронил Лихо, глядя не столько на камешек, сколько в прошлое.
  - А теперь?
  - А теперь они остроухие цветоводы, сторонящиеся и тени, - зло отрезал древнейший и тряхнул головой, будто разом выбросил эльфов и их проблемы из головы. Куда больше, чем деградация эльфов, его интересовал добытый камешек.
  Чтобы осмотреть находку на просвет, Лихо поймал на грань солнечный луч и, кажется, получил совсем не то, что ожидал. Свет, преломившись в диковинном кристалле из монстра оказался вовсе не фиолетовым, а радужным. Этот луч прицельно ударил в левый глаз Лихаэлю, заставив того непроизвольно сжать пальцы, обращая добычу в прах.
  Не открывая глаза, куда угодила радужная молния, предтеча что-то сказал, мелодично, длинно и очень прочувствованно. Вот только Ася не поняла ни словечка, хотя до этого мгновения вообще не задумывалась, на каком языке говорит и на каком ей отвечают. Все казалось само собой разумеющимся, хотя вовсе им не являлось.
  Но когда рисковый экспериментатор распахнул оба глаза, Покрышкина не удержалась от присвиста. Всякие размышления о лингвистике из головы разом выдуло.
  - Эй, Лихо, у тебя цвет обоих глаз поменялся, - выпалила Ася.
  - О? - скорее заинтересовался, чем встревожился предтеча. Пассом вызвал себе зеркало - стоячую пленку воды и изучил отражение.
  Сине-зеленые изумительно-яркие глаза Лихаэля теперь изменились. К переливам цвета добавилась толика искристо-фиолетового. Не тусклого или темного, а столь же переливчато-блистательного, как сапфир и изумруд превосходной огранки.
  - Мне нравится, - придирчиво оглядев себя, постановил Лихо.
  - Тебе больно было? - без жалости, скорее для информации, уточнила Ася.
  - Больно? Нет... не знаю, - на миг призадумался древнейший и постановил: - Скорее странно. Сначала казалось, что-то чужое в меня пихают, но почти сразу понял: не чужое, мое! И когда перестал противиться, всякая неправильность ушла. Не понимаю, буду думать!
  'А ты умеешь?' - удивилась одними губами Ася и покосилась туда, где еще вот только что ползала мелкая (с лист бумаги формата А4) черная амеба. Теперь, когда после окончательного потрошения неведомая монстрюшка истаяла без следа, даже поляна и клумба не выглядели помятыми. Вернее, если чьи следы тут и были, то самой Аси. Легконогий Лихаэль же за собой отпечатков не оставлял в принципе, визуально массивный монстр почему-то тоже.
  
  
  Глава 7. Ритуал
  
  К вопросу о 'думать'. Впечатления тупицы Лихо не производил, но все его действия казались для стороннего наблюдателя безумными причудами: захотел - сделал или не захотел и не сделал, а не как полагается разумному человеку: подумал, сделал выводы и сделал. Лихаэль вел себя как подросток с гормональной бурей. Вот только последняя касалась не его половых стремлений или внезапных перепадов настроения, а поведения целиком.
  - Думать умею, но большей частью это скучно, - не только расслышал, а и даже соблаговолил ответить первопредок. Потом расплылся в какой-то странной улыбке и подпрыгнул вверх с места свечкой. Ну что сказать, метра на три-четыре он ввысь поднялся и мягко, как пушинка, не спрыгнул, а спланировал на траву поляны, будто был не созданием из плоти и крови, а листиком.
  - Круто! - только и смогла оценить спортивные достижения Ася, не уяснившая смысла великолепного прыжка. С другой стороны, почему бы благородному дону просто не возжелать попрыгать после сражения с неизвестным монстром? Возжелал и попрыгал.
  Лихо на похвалу отреагировал не штатно. Он взвыл, притопнув ногой:
  - Не могу!
  - Чего? - удивилась Аська, пытаясь сообразить, в какую сторону качнуло корабль рассудка первопредка на сей раз.
  - Я не смог запрыгнуть туда! - указал Лихаэль на роскошную ветвь здоровенного дерева на краю полянки, располагающегося метрах эдак в семи.
  - Э? - озадаченно заморгала Ася, почему-то вспоминая нелепый анекдот об удалении апендицита и игре на скрипке. - А раньше мог?
  - Мог! - ошарашил ее Лихо. - Я вспомнил, что мог!
  - Ну-у... ты долго спал, мышцы чуток в силе потеряли. Потренируешься, на массаж походишь и опять сможешь, - протянула выбитая из колеи очередной суперспособностью невозможного собеседника Ася.
  - Хм, - на миг-другой замолчал древнейший и неохотно принял-таки версию человечки:
   - Пусть так... Тренироваться? Или лучше принести в жертву нескольких эльфов посильнее?
  Аська подавилась воздухом от таких ужасающе небрежных садистских размышлений. Нет, на эльфов ей, в общем-то, было плевать, своя рубашка ближе к телу, но тут как раз вылезала идея той самой персональной рубашки. Если Лихаэль устроит из леса живодерню, а богиня Галя, обещавшая содействие в возвращении домой и покровительствующая эльфам, узнает об этом, то не накроется ли медным тазом шанс Аси вернуться в родной мир? Обидится могущественная дамочка за своих жертвопринесенных остроухих почитателей и предварительный договор разорвет. Он же на словах заключен, на бумаге нигде не подписан, печатями не скреплен. По такому форс-мажору что угодно попаданке прилететь может.
  Нет, позволять Лихо бесчинствовать в лесу никак нельзя. Лихорадочно напрягая извилины, чего бы такое ляпнуть, чтобы безумный предтеча передумал творить кровавый беспредел, Ася решительно замотала головой:
  - Не-не-не! Никаких жертвоприношений! Ты для начала сам с собой разберись, а потом уж на что-то другое замахивайся. У нас даже при переливании крови совместимость проверяют, не каждый каждому подойдет. Пока выяснили, почему так, а не иначе, народу на опытах изрядно перемерло.
  - Хм? - снова неопределенно хмыкнул на миг озадаченный Лихаэль.
  - Ты не знаешь, что с тобой произошло за время сна под заколдованными камнями. Может, жертвоприношения обратный эффект дадут, - резюмировала Покрышкина.
  - Уговорила, - нехотя согласился предтеча, оставляя мысль о кровавых ритуалах на перспективу. - Пойдем в ритуальный зал.
  - Куда? - опасливо вздрогнула Ася.
  Название места ей совершенно не понравилось. Что если вместо неизвестных гипотетических эльфов после спича про эффекты Лихо решит компенсировать утраченное за ее (новоявленной родственницы) счет? Этот вариант нравился ей еще меньше, чем массовое убийство эльфийского населения.
  - Надо разобраться, что случилось с моим могуществом. А потом снова будем искать твои щекотные камни, пока мне не надоест, - небрежно пояснил Лихо и снова по-хозяйски цапнул Асю за запястье.
  - Я-то тебе там зачем? - взвыла та, мысленно считая очередную россыпь синяков.
  - Ты - родственница, будешь зерцало познания поддерживать, - беспечно объяснил, ничего не объясняя, предтеча.
  - И чего, без меня никак? - смутно предчувствуя, что добром затея Лихаэля не кончится, хмуро вопросила Покрышкина.
  - Можно, но с тобой быстрее. Или ты опять хочешь спать и есть? - нетерпеливо бросил Лихо и, больше не тратя времени на препирательства, воспользовался своим методом передвижения по пересеченной местности. Шагнул на какую-то прямо под ногой возникшую стежку и буквально прыгнул от полянки, где убивал неизвестную кракозябру, к собственному древо-дворцу.
  - Нет, не хочу, - запоздало буркнула Ася, уже на пороге, и далее молча следовала за отпустившим ее наконец Лихаэлем.
  Не дыша в затылок, не наступая на пятки, но рядом, чтоб снова не стал хватать и тащить. Копуш Ася и сама не особо жаловала, так же, как мямлей. Но в сравнении со стремительным первопредком, который, кажется, даже жил если не на лету, то точно на бегу, все вокруг казались медлительнее черепах.
  Вопреки смутным подозрениям, волок ее Лихо не в какой-нибудь темный подвал с пентаграммами и свечами, натопленными из жира невинноубиенных младенцев, а по лестнице вверх и вверх. Столько, сколько ступеней было в той лестнице, этажей в древо-дворце быть не могло. Тут точно кто-то гнусно надругался над пространственным, а может и временным континуумом.
  - И куда мы несемся? - выдавила из себя запыхавшаяся жертва лихаэлевского энтузиазма, начиная подозревать, что здешний проводник или заплутал сам, или передумал вести ее туда, куда собирался изначально.
  - В ритуальный зал, - с легким раздражением повторил первопредок. - Ты еще и забываешь все на ходу?
  - Нет, про зал помню. Только не думала, что к нему надо столько идти и все вверх и верх, - с трудом пояснила Ася, считавшая себя вполне здоровой девушкой. Но даже здоровые девушки не приспособлены к забегам по лестничным пролетам на неопределенную высоту в таком темпе, какой задал Лихо. С его задором Ася быстро приближалась к той черте, когда даже здоровый организм утомляется и начинает сбоить. Одно дело тренировка где-нибудь в хорошем спортивном зале, другое - подобное измывательство!
  Короче, Лихаэль бежал вверх минут семь, за ним изо всех сил пыхтела Аська. Наконец лестница кончилась в... где-то. Вот просто 'в где-то'! Как иначе назвать это сплетение светлых ветвей, листьев разных форм и причудливых цветов, растущих прямо из веток, пола, стен и потолка, она не знала.
  - Пришли! - объявил древнейший.
  - Это чего, ритуальный зал? - удивилась Ася.
  - Он самый, - оскалился первопредок.
  - Больше на лес похоже, на худой конец зимний сад, - брякнула Аська, заторможено пялясь на веселенькую травку под ногами вместо паркета или ковра.
  И едва не упала, потому что неугомонный Лихо бесцеремонно толкнул жертву куда-то вглубь странного помещения.
  И не просто толкнул, а, как оказалось, засунул в какой-то молниеносно взметнувшийся и выросший до титанических габаритов гигантский цветок - ромашку-мутант. Растение чуть ли не на лету поймало и заключило жертву между поднявшихся, как решетка, полупрозрачных белых лепестков.
  - Стой или сиди там, мне нужна ритуальная связь с членом рода для плетения чар, - наскоро велел Лихаэль, а сам шагнул в переплетение толстых и тонких ветвей, образующих не то узор 4D, не то гибкую клетку, не то и вовсе живой и шевелящийся комок щупалец-лиан.
  Два листа на кончиках двух ветвей синхронно протянулись к запястьям и острыми лезвиями кромок взрезали кожу экспериментатора. Кровь, почему-то скорее сиреневого, чем красного, алого или рубинового цвета (она у него оттенок меняет или всегда такая странная?), потекла в оперативно подставленные чашечки больших белых цветов-колокольчиков на гибких лианах.
  - Блин, еще и тентакли, - оторопело протянула Ася, потом потыкала пальчиком в плотный полупрозрачный лепесток гигантского цветка, в сердцевине которого оказалась, и добавила: - И я тут как Дюймовочка. Даже почти эльф под боком, только это неправильная сказка, потому что габариты у меня не те, а уж про не-эльфа и говорить нечего. Какой-то он вообще бракованный и без крыльев. Хотя рогов, копыт и хвоста тоже нет или хорошо прячет.
  Лихо то ли не слыхал речей Аси, то ли не придал им сколько-нибудь важного значения, поглощенный происходящим действом-ритуалом. После кровопускания, устроенного бутончиками, растительные тентакли с анализами задрожали и выплюнули пробу в подставленную чашечку третьего цветка, на сей раз ослепительно-оранжевого цвета и более крупного по размеру. А следом напряглись и выстрелили содержимым, приобретшим почему-то ярко-малиновый цвет, в рот Лихаэля. Тот сглотнул и вперил в цветок, где сидела Ася, взор невообразимо расширившихся, будто после дозы атропина с фиолетовым красителем, зрачков.
  Но, Ася готова была спорить, глядел он вовсе не на нее и не на цветок. Он что-то видел на широченных лепестках растительного монстра. Гляделся в него, как в зеркало, и чем больше смотрел, тем сумрачнее становился. Да, смотрел Лихо точно не комедию, скорее триллер или научный детектив.
  Процесс смотрения для такого непоседливого типа, как первопредок, продолжался нереально долго. Асе изначально прикольная игра в Дюймовочку успела надоесть хуже горькой редьки. Первые полчаса орать-торопить Лихо она не пыталась - вдруг первопредок не просто так листики разглядывает, собьешь его с мысли, и все по новой начинать придется. Но процедура смотрения все длилась и длилась, и в конце концов утомленная бездельем Аська начала ерзать в жестковатой сердцевине цветка, пытаясь устроиться поудобнее, но не получалось. Диванчик, да что диванчик, даже пуфик или стул внутри растительного монстра были конструкцией не предусмотрены. И Покрышкина сдалась. Она позвала, поначалу тихонько, а когда Лихаэль никак не отреагировал, громче:
  - Эй, скоро ты там, я устала! Ноги толком не выпрямить! Лихо, ау!!! Земля вызывает Лихо! Прием! Как слышно?
  Первопредок чуть заметно вздрогнул и медленно, будто забыл, как оно вообще делается, моргнул раз, другой, третий. Вздохнул. 'Он что, вообще все это время не дышал?' - запоздало, но как-то вяло удивилась Ася.
  Зрачки Лихо тем временем вернулись к прежним размерам и цвету, лианы выпустили жертву из клетки. Раскрылись и лепестки мутировавшей ромашки, освобождая Асю из своей сердцевины.
  - Может, объяснишь, что это вообще было? - выбравшись из цветочного заточения и ритуального леса-зала, бросила Аська вопрос.
  - Я зрел себя, - нехотя проронил Лихо. - Ты была права.
  - Я права? Хм, здорово. А в чем? - удивилась попаданка и самому факту признания, и тому, что у нее что-то такое вышло.
  - Чужая сила, взятая через жертвоприношение, мне не поможет, - хмуро признал Лихаэль и яростно прошипел: - Моя сила, моя суть, они искажены, моя память - как водная гладь под ветрами. Бесконечная рябь, и не разобрать того, что есть, и того, что стерто.
  - Из-за того, что ты слишком долго спал? - предположила Ася.
  - Я и раньше уходил в грезы на века и долее, когда уставал от живых, - отмахнулся предтеча так небрежно, будто речь шла о привычке к послеобеденной дреме. - Но ни силы, ни памяти не терял.
  - Ну... Может, какая-то разладка из-за тех диверсионных камней-призм случилась? - растерянно пожала плечами Покрышкина. Образ безумного инициативного Лиха никак не желал стыковаться в голове с положением периодически мирно спящего красавца. - Тут в округе специалистов не водится, у кого детали уточнить можно?
  - Гиаль ничего не скажет, если даже знает. Она меня всегда едва терпела, бесят светозарную такие, чья сила от молитвенных песнопений не зависит и ее собственную перехлестывает. Шеардин, может, и смог бы что-то разглядеть, только исчез из Леса он еще до моего ухода в последний сон. Думаю, Гиаль и его своей занудной светлостью допекла.
  - А Шеардин это кто? - на всякий случай уточнила Ася.
  - Шеар-то? Он спутником Гиаль был и моим хорошим приятелем, - беспечно дал справку Лихо.
  - Муж что ли?
  - Избранник, до ритуала в Храме Сил у них так и не дошло вроде бы, или он очень вовремя исчез, - цинично хмыкнул Лихо, явно намекая на мотивы незнакомого Асе типа.
  Сама Аська комментировать точку зрения собеседника не стала. Судить того, чье имя узнала секунду назад, и сплетничать о нем - неинтересно и бессмысленно. Лишь предложила:
  - А еще у кого-то спросить нельзя?
  - Глупышка, - снисходительно усмехнулся Лихаэль. Он уже перестал беситься напоказ. (Все-таки его настроение порой напоминало качели, из тех, которые не только вверх-вниз двигаются, а еще и в стороны да с поворотами по оси). - Ты наивно полагаешь, что миры полны тех, кто желает помочь предтечам? Ха! Нас, коль достало бы могущества, желали бы видеть легендой, причем мертвой легендой, почти все. Мы слишком непредсказуемы и сильны.
  - Короче, буйные и опасные психи, - перевела Ася вслух.
  - Точно! - просиял Лихаэль, оценивая удачно подобранные эпитеты.
  - А потому ты будешь жить, процветать и всем жизнь портить, - подвела итог родственница поневоле.
  Вместо ответа Лихо расхохотался. И такое неудержимое искристое веселье было в его смехе, что Ася против воли улыбнулась в ответ. Да уж, достался ей родственничек! И никуда от него не деться. С другой стороны, те эльфы, которых она видела, ее вообще за равную не считают и какие-то они все вялые да скучные, даром, что красивые (Как есть, цветоводы!). С Лихо проще, он никого вообще равным не признает, потому и не особо обидно.
  
  
  Глава 8. О памяти и поиске
  
  Выйдя в сад при древо-дворце, Ася покосилась на инициативную комету и опасливо уточнила распорядок дня:
  - Что теперь?
  - Ты и впрямь забывчивая, - критично оценил дефективность родственницы Лихо. - Искать щекотные места. Возможно, среди них попадутся еще такие, какие и мою силу впитали. Вроде той поляны с облачным созданием-стражем.
  - Пойди туда, не знаю куда, найти то, почти знаю что. Как знакомо, - вздохнула Ася. - С какого перепугу куски тебя вообще где-то кроме тебя оказались? Ты ж не дерево, чтоб семенами разбрасываться.
  - Не ведаю, - откровенно, впрочем, без обиды на ситуацию и собственное невежество, признал Лихаэль. - Но узнаю и отомщу, если будет кому.
  - Ну да, тот, кто тебе снотворное в 'кроватку' подложил, уже и сам помер, - оптимистично согласилась Ася, разделяя сомнение насчет 'будет кому'.
  - Поднять руку на столь древнее создание, как я, и остаться безнаказанным невозможно. Сама Вселенная обрушит на злоумышляющего своей гнев, - без пафоса, вроде как сообщая, что камень, брошенный вверх, падает вниз, потому что существует закон всемирного тяготения, сообщил Лихаэль.
  - Редкая тварь из Красной Книги. Неприкосновенная, даром, что тварь, но ведь редкая, - бормотнула себе под нос запутавшаяся Ася, ни хрена в причинно-следственных связях между статусом предтечи и невозможностью невозбранно навредить ему не понявшая. Наверное, речь шла о каких-то магических заморочках, в которых она ничегошеньки не смыслила. Когда учишься на юриста, а не на какого-нибудь колдуна/ведуна/шамана, другого ожидать не приходится. С этими эльфами, богами, первопредками и прочей шушерой вообще рехнуться можно! Поэтому странно не то, что все вокруг странно, а что она еще в своем уме, а не пускает слюни и не смотрит в никуда бессмысленным взглядом.
  Спорить и верещать, что уж лучше останется в этом странном доме-дереве, чем станет таскаться с Лихо по чащобам, Ася не стала. А ну как подвернется шанс вернуться домой? И что тогда? Шанс там, а она здесь! Непорядок. Придется идти с Лихаэлем, вернее, как обычно мчаться, сбивая ноги. Ходить медленно и печально этот шальной не умеет и учиться не собирается. Его все устаивает, а то, что не устраивает других - пустяки, дело житейское, привыкнут или сдохнут.
  - Пошли, - хмуро согласилась Покрышкина и привычно поморщилась, когда на старые синяки легли изящные тиски пальцев первопредка.
  Удивительно, но тот заметил гримаску и уточнил, скопировав даже в интонации привычный для девушки вопрос:
  - Ты чего?
  - Больно, - Ася задрала рукав и поднесла запястье к лицу Лихаэля, демонстрируя мелкую россыпь синих, фиолетовых и желтоватых синяков - отпечатков пальцев предтечи. - Ты мне уже всю руку измочалил. Может, пока правая подживает, за левую дергать будешь?
  - Ты такая хрупкая, - не в комплимент, а с новой порцией неудовольствия проворчал Лихаэль.
   - Это не я хрупкая. А ты, варвар, силу непомерную дозировать не умеешь, - буркнула Ася, с подозрением следя за тем, как невозможный родственничек подносит ее руку к губам.
  Нет, ни целовать, ни, что более ожидаемо, кусать ее Лихо не стал. Просто подул, как подула бы мама на синяк непутевой малышки-дочурки, ухитрившейся невзначай ушибиться и разрыдаться по этому поводу. Так когда-то, кажется, вечность назад дула Аське мамочка, когда была жива. До той аварии, перечеркнувшей Асину жизнь надвое и оставившей ее, семилетнюю кроху, с одиноким дядькой, военным пенсионером.
  От теплого ветерка, защекотавшего кожу, синяки разной расцветки стыдливо сбежали с кожи, бледнея и выцветая в секунды. От непрошенных воспоминаний защипало глаза и зачесалось в носу. Ясное дело, бесшабашный бессовестный Лихо ничуть не походил на ее маму, но сам жест, осторожное дуновение...
  - Ты чего? - насторожился первопредок. - Эй, чел... Ася, ты чего? Я опять больно сделал?
  Кажется, сейчас Лихо в первый раз назвал ее по имени сознательно, а не 'эй ты' или 'человечка'. И, кажется, именно сейчас он в первый раз насторожился, каким-то образом считав ее настроение.
  - Все в порядке, - помотала головой Аська, часто-часто моргая, чтобы смахнуть с ресниц непролитые слезы. Не успела. Лихаэль поймал ее за подбородок и снял влагу с ресниц, слизнул.
  - Соленая. Ты... ты плакала? Почему? Так больно?
  - Нет, это другая боль. Всего лишь память, - подрагивающими губами попыталась объяснить Ася и неожиданно для себя разоткровенничалась: - Ты мне синяки лечил, как мама когда-то давно. Когда жива была.
  - А-а, узы родства и горечь потери, - покивал Лихо неожиданно серьезно, без своей обычной шутовской беспечности, даже пояснил: - У нас по-другому, мы никогда связям плоти значения не придавали, души важнее. Да и столь давно все это было, что почти стерлось из памяти.
  - Я не хочу забывать, - упрямо покачала головой Ася и, встряхнувшись, спросила: - Так мы идем или?
  - А как же! - снова привычно ухмыльнулся Лихо и, цапнув Аську за здоровую ныне руку, прыгнул на живую тропу, готовую в мгновение ока привести любимчика к очередной проблеме. Выкинуло Асю и мягко опустило Лихаэля не на травку в лесу, а у неширокой порожистой речушки. В кристально чистой водице ее резвились такие рыбы, которые бы лишили покоя и сна любого сколько-нибудь понимающего в рыбалке человека. Но поскольку Аська всегда рыбалку любила только как спокойный отдых на природе, а не за размер добычи, то осталась почти равнодушной. Нет, азарт и Покрышкиной был не чужд. Вот грибы собирать она любила, особенно те, которые кучно растут: опята, лисички, маслята. Чистить потом и мыть, конечно, муторно, зато есть вкусно.
  Речушка с нахально прыгающей рыбой шумела в каменном русле, а чуть выше и левее имелась целая россыпь громадных черно-красно-оранжевых камней, почти дольменов. Вряд ли изящные эльфы стали бы громоздить нечто подобное столь вызывающей расцветки в своих владениях, потому скорее всего причудливые конфигурации камней и их цвет были естественного происхождения. Или тут камни сами красились и сползались в причудливые груды по собственной прихоти, а не замыслу первобытных строителей? Чокнутый мир, могли и ползти.
  - Ну?! - не дождавшись, пока девушка осмотрится вокруг и выдаст наводку, нетерпеливо воззвал Лихо.
  - Не понукай, не запрягал, - огрызнулась Ася и постаралась определить хоть что-нибудь, чтобы занять деятельного безумца работой или погромом. Словом, чем-то, не связанным напрямую с ней.
  Рыбки в серебристой и ярко-голубой чешуе, водичка, камни и скалы, над головой ослепительная синь, подальше разнотравный цветущий луг, переходящий в величественный лес. Идиллия, блин! Постелить коврик, лечь и загорать! И чтоб никто за руки не дергал и никуда не тащил хоть пару часиков. А-ха, размечталась! Чтоб Лихо да утихомирился, его надо связать и усыпить, а лучше еще сверху чем-нибудь придавить, потяжелее, потому что он и во сне, связанный, ухитрится куда-нибудь ползти, прыгать или катиться. Ладно, пока характер первопредка играет на стороне, Аське только одно остается: стиснуть зубы, терпеть и помогать. Потому что домой хочется, туда, где все привычно, к дядьке, занятиям, приятелям, к понятному и объяснимому физическими законами, а не 'потому что я так хочу!' миру.
  Хорошо еще насчет времени ее успокоили, а то вернуться не к ровесникам друзьям-приятелям, а к глубоким старикам, как этот чудак по имени Рип 'чего-то там' из старой легенды, над переводом которой недавно корпела Аська, совсем не хочется. Значит, надо сосредоточиться и работать самой.
   Все-таки какая-то нота фальши в безмятежность пейзажа вкралась. Осталось только определить в какой строке, в какой детальке паззла. Выкрутившись из хватки Лихаэля, Ася неторопливо прошла к конгломерату камней. Кажется, ощущение щекотки крепло по мере приближения к ним. Но все еще оставалось слабым. Пожав плечами, девушка двинулась в обход самой крупной груды, каждый из камней которой был больше ее собственного роста, Лихо двинулся за ней по пятам, буквально дыша в затылок.
  'Нормальные герои всегда идут в обход', - бормотала Ася и косилась при этом на Лихо, явственно намекая на то, что ему в когорте нормальных совсем не место, а значит стоит подождать, присесть где-нибудь в сторонке и дать ей возможность поработать сканером. Хотя... Если в этих камнях прячется очередной монстро-амеб, то пусть уж первопредок идет рядом. Он все-таки зло известное и со всякими пакостями одной левой или правой, а то и вообще пинком справится.
  Но ни амеб кардинально-черного цвета, ни монстров другого оттенка за грудой камней Ася не отыскала, зато отыскала провал в темноту, из которого куда сильнее, чем где-либо, тянуло щекотным ощущением на грани пощипывания.
  - Что-то там, - поделилась девушка с Лихо своими соображениями и тут же пожалела о сказанном, потому что шальной древнейший объявил:
  - Ничего живого в любой из форм там нет! Ну-ка, пошли!
  И дернул в темноту, заодно дернув за собой Асю. Первый шаг они сделали по узкому каменному коридорчику, выглядевшему как щель в случайном нагромождении глыб. Второй шаг оказался для Аси словно движение в воде или того хуже, сквозь желе, на третьем окружающий сумрак сменился вспышкой синего света и ощущением падения.
   Секунду спустя звенящая тишина 'ничего и нигде' сменилась совсем другими звуками и запахами, не имевшими ничего общего с прежними.
  Следом камень пола попытался ударить Асю и сбить с ног, но железная рука Лихаэля удержала, неизбежно наставив новый набор синяков. Яркий свет полудня, ничуть не похожий на мягкий утренний, заставил зажмуриться.
  
  
  Глава 9. Куда завел портал
  
  Проморгавшись, Ася огляделась. Камни вокруг были почти прежние, но дальше... дальше оказалось все не так. Речушка с рыбой, луг и лес исчезли, как не бывало, яркая синева выси стала жалкой голубенькой простынкой с бело-серыми заплатками облаков. А еще, Ася готова была ручаться, откуда-то явственно пованивало бензиновым выхлопом и какой-то масляной краской. В пяти метрах от груды камней была под наклоном установлена черно-красно-оранжевая (материал однозначно все тот же) большая плита с непонятными значками. Шли они ровными рядами и, скорее всего, были какими-то буквами или цифрами.
  - Хм-м, портал односторонний, - резюмировал Лихаэль, заинтересованно закрутив головой по сторонам и с отвращением резюмировал: - Почти мертвый мир, магия ушла, жизнь скоро, через несколько тысяч лет, уйдет следом.
  И тут же отбросив свои мысли вслух, как несущественные, обратился к спутнице: - Так, что мы ищем?
  - Эй, а если портал сюда это дверь в один конец, как мы вернемся, чтобы с Гали награду стребовать? - первым делом осторожно уточнила Аська.
  - Найдем другую дверь, - небрежно отмахнулся Лихо, - моей магии хватит. Она от мира почти не зависит!
  - Так ты и по мирам ходить умеешь и домой меня давным-давно мог сам отвести? - осенило Асю мрачное подозрение.
  - Ходить - могу, отвести домой - нет. Я в твоем мире никогда не был, - беспечно отбоярился Лихаэль от важного вопроса, как от сущей мелочи.
  - Так может это и есть мой мир, только страна другая? - неуверенно уточнила Ася. Надежда, конечно, глупое чувство, но так хотелось поверить в чудо.
  - Нет, это точно не твой, запах другой, с твоим не сочетается, - нетерпеливо перебил ее убийца надежд и снова потребовал ответа: - Где и что тебе здесь щекотно?!
  Аська глубоко вздохнула раз, другой, третий, медленно выпустила воздух из груди и ткнула в направлении плиты: - Вот там.
   - У-у-у, - загорелся предвкушением новой игры первопредок.
  - Эй, странная парочка, вы что на закрытой территории делаете? Как пробрались-то? К мемориалу доступ только через пятикружье открывается! - потребовали ответа из кустов с левого края поляны.
   Почти тут же зеленые ветви раздвинулись, выпуская пожилого мужчину в темно-зеленой форме странного фасона. Такой на Земле точно никто не носил: очень короткая куртка и едва ли не от подмышек начинающиеся штаны. И некие знаки различия, больше всего напоминающие кривые снежинки черного цвета, присобаченные не в качестве погон на плечах, а на воротнике-стойке.
  'Да, это точно не Земля!', - вынужденно признала Ася.
   Что именно сказал абориген, она поняла, но совершенно четко поняла и другое: говорил он совсем не на русском. Впрочем, откуда у нее снова взялось знание чужой речи, сейчас Покрышкину не интересовало. Почему-то стало очень обидно и все на миг-другой потеряло смысл. Наверное, такое случается, если подыхает, не успев толком возродиться, надежда.
  - Простите, мы нездешние, - извинилась девушка, пока Лихо не учинил чего-нибудь непотребного. - А что за мемориал? Эта плита?
  - Этот холм, - мрачно поправил человек, прихрамывая, подходя к нарушителям. - Туристы что ль с Загралья? Тут последний рубеж обороны Салига проходил. Здесь все легли, кто живой стеной против орд тутрихских встал.
  - Так здесь братская могила? - догадливо предположила Ася, понятия не имеющая ни о Салиге, ни о тутрихах, но превосходно знавшая, что такое великая война и насколько святы бывают ее памятники для помнящих и чтящих прошлое.
  - Весь холм братская могила, - мрачно уронил собеседник, - как огнем тургаров их накрыло здесь, так после землю и камни от плоти отделить невозможно было. Потому и пускают сюда лишь раз в пятикружье память почтить - нечего по костям воинов попусту бродить.
  Пока Ася и здешний смотритель беседовали, Лихаэль успел осмотреться и обнюхать все, не сходя с места, после чего постановил, точно что-то учуяв:
  - Твоя щекотка под плитой.
  'И нас тут же рядом прикопают, стоит только сдвинуть с места мемориальный камень, - 'оптимистично' закончила про себя Ася, никогда не одобрявшая надругательства над могилами. - Или Лихо прикопает этого человека, когда тот начнет возражать против вандализма и осквернения захоронения'.
  Лихаэль, однако ж, покосился на смотрителя, потом на свою человечку и скрутил пальцы, нет, не в фигу, но что-то явно похожее по конфигурации. Не дойдя до парочки иномирных гостей нескольких шагов, хромой широко зевнул и аккуратно прилег на траву, где мирно захрапел.
  - Это ты его усыпил? - на всякий случай уточнила Ася.
  - Ты такие глупые вопросы порой задаешь, человечка, - поделился своим мнением невозможный тип и спокойненько прошел к громадине плиты. Поддел ее за основание и переставил, будто картонный макет, на свободный газон левее.
  - По ходу у тебя не только пальцы железные, ты еще и супермен, - вяло, уже устав удивляться, прокомментировала очередной трюк Ася. Первопредок вообще был живым свидетельством отрицания всех законов мира физического.
  Уставившись на влажную почву с редкими белесыми без солнца нитями травы, Лихо прищурился и сунул руку в почву, как в воду. Вытащил оттуда совершенно чистую длань, к которой не прилипло ни комка грязи. А в пальцах первопредок сжимал черную гладкую пластину овальной формы размером с половину тетрадного листа.
  'Не камень, а что-то из камня, на обсидиан похоже', - оценила добычу Ася, а Лихо, недолго думая, сграбастал Асину руку и шлепнул ее ладонью по пластинке. Та переломилась пополам, и в тот же миг обломки осыпались мельчайшим крошевом, которое свилось в черный спиральный вихрь. Получившийся мини-ураганчик лег горизонтально и умчался на северо-восток.
  - Все, - осклабился Лихаэль и собрался было двигать с поляны.
  - Стоп! Плиту на место верни и человека разбуди, - строго велела первопредку Ася.
  - Ты такая скучная, - поморщился Лихо, однако ж, плиту на место переложил и проказливо покосился на смотрителя, явственно вознамерившись перед побудкой положить того на плиту сверху.
  - Не кощунствуй! Лучше бы вылечил его, а не измывался над калекой! - заскрежетала зубами Аська, теряя последние крохи терпения.
  - Ты мне еще вели всех здешних неупокоенных отпустить, - фыркнул первопредок, впрочем, шутку творить раздумал.
  Ася подавилась начатой речью и опасливо уточнила:
  - Здесь тоже призраки бродят ночами?
  - Были... Но магии нет, развеялись, только след многих внезапных смертей еще держится, - нехотя проронил Лихо и предложил, бросив лукавый взгляд на спящего хромца. - Я бы ему лучше другую ногу тоже сломал для симметрии. Это было бы весело!
  - Оставь инвалида в покое. Стыдно издеваться на слабыми, неспособными дать отпор. Не хочешь или не можешь лечить, просто не трогай, - буркнула Ася. - Лучше скажи, придумал, как возвращаться будем?
  - За черным ветром пойдем, - беспечно проронил Лихаэль, кажется, издевавшийся все это время вовсе не над инвалидом, а над человечкой, выдвигая столь дикие предложения. - Без тебя я бы сразу помчался, но ты такая медленная.
  - Да-да, сплошная некондиция. Тупая, больная обезьяна, пристрелить, чтоб не мучилась и вся недолга. Я тебя тоже люблю. Пошли уже, куда там нам надо, - вздохнула Ася, предчувствуя очередной сумасшедший забег с препятствиями.
  Лихаэль привычно цапнул ее за запястье, но прежде, чем исчезнуть с поляны, как-то хитро повел рукой в сторону спящего смотрителя. Тот распахнул глаза, забился на траве и заорал от боли. Предтеча довольно расхохотался.
  - Какая ж ты сволочь, - в сердцах проронила Ася, стоило им остановиться где-то в цветущих предгорьях без малейших следов цивилизации. - Просила ж...
  - Я и сделал, как ты просила! - огрызнулся почти оскорбленный Лихаэль. Дескать, теперь-то что не так? - Вылечил я его ногу. Она у него была неправильно собрана из обломков. Заново сломал и срастил, как надо.
  - И без анестезии, - констатировала Аська.
  - Ничто не дается даром! Я взял плату болью, - беспечно, как само собой разумеющееся, пояснил Лихо. - А мог бы годами его жизни, или здоровьем, или удачей, или...
  - Хватит, поняла. А какой счет мне за исцеление синяков предъявишь?
  - Ты - член моего рода, - слегка поморщился первопредок и не понятно было, досадует ли он на факт невольного родства с несуразной человечкой или на то, что ей, дурынде, приходится объяснять элементарные понятия. - А этот человек никто, и довольно об этом. Или я вернусь и просто убью его.
  - Разозлился?
  - Не дай Творец тебе узреть мою злобу или гнев. Не уверен, что переживешь, даже с толикой моей крови в венах, - с чистосердечным эгоизмом и столь же убийственной искренностью заверил спутницу первопредок.
  - Я и насчет твоего хорошего настроения не особо уверена, - откровенно выпалила Ася, впрочем, оставляя попытки прояснить ситуацию с хромым и его исцелением.
  А то и впрямь как бы чего не вышло. Плохого. Или даже очень-очень плохого. Откровенным мерзавцем и подонком Лихаэль не был, но его непредсказуемость и весьма своеобразные преставления о том, что такое хорошо и что такое плохо, давали тысячу очков вперед любому натуральному злодею. Поступки того хотя бы можно было предсказать, а вот с предтечей такой номер не прокатывал.
  Перестав пререкаться со спутником, Ася огляделась, пытаясь сообразить, куда Лихо ее притащил на этот раз в погоне неизвестно за чем. Кажется, это была горная долина. Камни вперемешку с травой под ногами, высокие скалы вокруг и голубой глазок озера впереди.
  - Где это мы? - спросила она.
  - Там, где близко врата. Ветер крошева унесся сюда, - пояснил необъяснимое Лихаэль столь же необъяснимо.
  - То есть его, как железку магнитом, притянуло сюда, к гипотетической двери из этого мира куда-то в иные, и теперь тебе надо увидеть, где выход? - скептически уточнила Покрышкина, пытаясь расшифровать слова древнейшего.
  - Воистину, - согласился предтеча, уже как бы позабывший, что несколько секунд назад сердился на Асю. Или и в самом деле, все, что испытывал первопредок, было не более, чем легчайшей тенью сиюминутного настроения? Если так, то видеть, как он по-настоящему бесится, Асе совершенно не хотелось, для начала полагалось бы пожить еще лет эдак девяносто.
  - И? Ты видишь выход?
  - Не-а, - беспечно отмахнулся Лихо. - Но это неважно, нам нужен лишь след от крошева, и я его чую.
  - Супер, и где он? - подозревая недоброе, уточнила Ася. И все ее 'оптимистичные' ожидания оправдались сполна.
  - Там! - первопредок уверенно повел рукой, а не пошло ткнул пальцем (вот как у него каждое движение не просто жестом, а па древнего танца выходит?) в гладь небольшого горного озерца.
  И потащил Асю к воде, прыгая по камням резвым горным козликом.
  - Эй, эй, стоп, нам что, придется куда-то плыть? - закричала бедная попаданка.
  - Ты еще и плавать не умеешь? - почти уверенно занесло в длинный список недостатков родственницы очередной дефект невозможное рыже-закатное сплошное совершенство.
  - Умею, а вот нырять не особо. Вода заливается в уши и потом никак не вытряхивается. Уши начинают болеть, а здесь аптеки с лекарствами за углом нет. Что нам точно делать придется? Нырять?
  - Нырять, - злорадно рассыпался смешком Лихаэль, но все-таки снизошел до утешения: - Я укрою тебя своей силой, не намокнешь, и уши, если зальешь водой, вылечу!
  - Чувствую себя собачкой Му-му. И почему мне кажется, что ты, Герасим, чего-то недоговариваешь, - проворчала Ася, смирившись с тем, что водная гладь все ближе и ближе, а она до сих пор не подвернула и не сломала себе лодыжку.
  Древнее чудовище в ответ лишь снова расхохоталось, подхватило Аську на руки и ни с того ни с сего впилось в ее губы поцелуем, после чего прыгнуло в воду, сразу уйдя с головой. Что вода -это вода, Ася понимала, но почему-то ни она сама, ни Лихо, продолжавший прижиматься к ее губам своими устами, будто печатями, раскаленными в жерле вулкана, не мокли. И при этом уверенно опускались вниз, на дно. Закатные волосы первопредка распускались мелкими сияющими протуберанцами живого солнца. Он весь словно сиял, и этот свет ограждал Лихаэля и его спутницу от озерной прохлады и влаги. Впрочем, Ася все происходящее воспринимала поскольку-поскольку, вынужденно сосредотачиваясь на ощущении почти нестерпимого жара, прокатывающегося по ее телу от того места, где впечатались губы вконец сбрендившего первопредка. Страсти в его поступке не было ни на грош, значит, это было какое-то колдовство.
  Дна, почему-то не мягкого песка с водорослями, не ила, а твердого ровного камня, Лихо коснулся с плавной мягкостью, и в тот же миг вспыхнул алый закатный свет, пронзивший обоих 'водолазов'. Все это длилось века или мгновение, и сменилось гулом в ушах от перепада давления. И диким, противоестественным ощущением невосполнимой потери, когда губы Лихаэля перестали касаться ее губ.
  
  
  Глава 10. Новый ход - старый храм
  
  - Прошли! - бодро объявил мучитель, практически скидывая человечку на оранжевую гравийную дорожку, ладно хоть не ничком. И сверху не попрыгал.
  - Куда? - выдавила из себя жертва вопрос, просто чтобы хоть что-то сказать и прийти в себя. Где-то неподалеку звучала заводная энергичная музыка в стиле 'тум-тум-бум-барабум'. Дискотека что ли шла?
  Сделав шаг, Ася покачнулась, земля поплыла под ногами. Уверенно цапнувшая ее за шкирку рука помогла устоять.
  - Не все ли равно, - беспечной невозмутимости Лиха мог бы позавидовать и целый буддийский монастырь поголовно достигших просветления монахов. - В любом из миров есть двери, и я их открою туда, куда нужно нам! В том, умирающем, оставалась только одна, да и та замурованная. Чтобы пройти, мне пришлось с тобой чуток силой поделиться, а то бы не прошла или по кускам переместилась. Сейчас придешь в себя.
  - А... ага, - сглотнула Аська, укладывая в голове странные объяснения безумного первопредка. И зарубку сделала: таких ситуаций с дележкой лучше впредь избегать, а то недолго и наркоманкой законченной стать.
  Пока они разговаривали, на дорожку вышла, покачиваясь и помахивая бутылкой темного стекла, девушка. Судя по мощности амбре, донесшегося до Аси, очень пьяная девушка в очень коротком ярко-алом платье, на которое как сверху, так и снизу явно пожалели материала. Разбегающиеся глазки аборигенки сфокусировались на Лихаэле и прилипли к нему.
  - Какой сладкий мальчонка! Поцелуй меня! - потребовала девка и, шатнувшись к Лихо, повисла на его шее. Присосалась, как пиявка, малиновыми от помады губами к ярким устам неотмирного чуда. Почему-то Асе стало противно, будто она увидела, как вандал справляет нужду на ступенях храма или карябает граффити на Мадонне Рафаэля.
  А Лихо... Он позволил этот вульгарной девице коснуться себя, но прежде, чем Аська возмутилась вслух или сообразила, что возмущаться никакого резона не имеет, ведь Лихаэль не ее парень, собственность и вообще всегда творит все, что левой пятке восхочется, сцена сменилась.
  От девицы к первопредку рванула короткая вспышка грязно-желтого света, и все на этом кончилось. Для девицы. Дальше был только короткий бздыньк стекла о гравий, едва слышный шелест одежды и серая пыль. Лихо скривился и сплюнул в сторону:
  - Мерзкий мирок.
  - Ты что с ней сделал? - остекленевшим взглядом уставившись на комок тряпок - все, что осталось от только что жившего и дышавшего человека, - шепнула шокированная Ася.
  - Выпил, мне лень было читать ее.
  - Ты же вроде как почти эльф, или все-таки вампир? - запуталась Ася в происхождении древнейшего.
  - Я не пил ее крови и силы, тем паче души. Лишь пропустил через себя суть этой пустышки, чтобы понять, куда нас занесло. Еще один почти глухой мирок почти без магии и вовсе без богов.
  'Крики о монстрах среди нас делу не помогут', - как-то вяло решила Покрышкина, не в силах подобрать адекватную реакцию на творимый Лихаэлем убийственный беспредел.
  - Пойдем! - велел первопредок, не подозревающий о состоянии спутницы или не дающий себе труда его понять.
  - Куда? - апатично уточнила Ася. - Ты уже знаешь, где нужная нам дверь? Ты чувствуешь, куда переместились крошки пластины?
  - Нет, при переходе между мирами следы обрываются, но это неважно. Я просто отыщу здесь другую дверь.
  - У тебя ключ что ли есть или отмычка универсальная? - запуталась Аська.
  - Зачем? Я просто вышибу дверь туда, куда нам надо вернуться, - небрежно пожал плечами Лихаэль.
  - Стесняюсь спросить, а чего ж ты раньше этого не сделал?
  - Там не мог, без разрушения мира. А такое непростительно даже мне. Явятся какие-нибудь чудики от Равновесных или даже Абсолюта, начнут читать мораль, ску-у-у-чно! Здесь можно чуток повеселиться, - ударил оптимизмом по шоку великолепный безумец-предтеча.
  - А крошки той пластины нам искать не надо? - сбилась с хода мысли Ася, ни о чем ином больше не рискуя спрашивать, чтобы мозг не свернулся улиткой от массы неусваиваемых абстрактных понятий. Уточнять, кто такие Равновесные и Абсолют не тянуло по той же причине.
  - Не-а, - они уже там, где должны быть. Связь цельной пластины с эльфийскими чащами, беспокоившую Лес, я уничтожил, остальное не наша забота. Притянутся, нет - не важно! Возвращаемся! - снизошел до ценных указаний Лихаэль. - У той девки в памяти было несколько подходящих местечек. К ближайшему пойдем!
  - Ногами? - слабо и тщетно понадеялась бедная Ася.
  - Ногами долго, мне тут не нравится! - безапелляционно постановил первопредок и вновь дернул несчастную Аську за руку.
  Эльфийских троп здесь не было, потому то, что вытворил Лихаэль, иначе, чем телепортацией назвать не получалось. Реальность мигнула, и вот уже Ася в качестве довеска к Лихо оказалась на вершине громадной пологой каменной лестницы перед высокой колоннадой розового цвета. Если бы не оттенок камня, можно было бы подумать, что они где-нибудь в Средиземноморье, у знаменитого греческого храма, посвященного олимпийским богам.
  Толком оглядеться по сторонам Лихо жертве не дал. Бодро поскакал к колоннам, таща Асю за собой на прицепе и совершенно не обращая внимания на редких людей, глазеющих на странную, возникшую будто из ниоткуда парочку. Впрочем, очень быстро и очень странно этот интерес угас и взгляды посторонних стали соскальзывать мимо.
  Внутри, за колоннами, под высокими сводами было красиво и тоже немноголюдно, как в будний день в музее. Народ больше походил на праздных туристов, нежели на прихожан церкви. Каменные статуи, раскрашенные яркими красками под живых людей (или все-таки богов?), барельефы с мифическими сюжетами в обрамлении каменных гирлянд цветов и плодов, каменные чаши на высоких ножках (наверное, курильницы для благовоний или просто гигантские кубки-вазы для эстетики) придавали интерьеру вид дорогих декораций к историческому фильму.
  - Я же говорил, боги отсюда давно ушли, - прокомментировал Лихаэль то ли свои нечеловеческие ощущения, то ли невысказанный вопрос спутницы.
  - Зачем мы тогда тут?
  - Место силы никуда не делось, - фыркнул первопредок. - Или ты хочешь остаться здесь жить?
  - Нет уж, я по итогу домой хочу, - помотала головой Ася, планов по смене ПМЖ не имевшая даже в масштабах одного города, не то что разных миров. - Значит, ты тут дверь будешь открывать? А как?
  - Проломлю, - надменно фыркнул Лихаэль, чуть притопнув по гладкой плите пола. Почему-то гул и вибрация от его легкого движения пронеслись по всему храму, заставив людей невольно заозираться в поиске причины происходящего.
  - А без вандализма никак? - недовольно уточнила Ася. - Ты ведь, чувствую, тут все порушишь!
  - Какая разница? Богов здесь нет, и они не вернутся, - отрезал первопредок.
  - Есть красота, а останутся руины, - невольно пожалела Ася. - У нас от таких храмов только обломки сохранились, да блеклые статуи по музеям. Или ты просто хочешь порушить все только из-за того, что богов не любишь?
  Кажется, своим случайным вопросом попаданка попала не в бровь, а в глаз.
  - За что их любить? Мешаются, вечно лезут не в свое дело, - неприязненно скривился Лихаэль. - Без них в мирах было веселее.
  - Угу, и травка зеленее, и небо голубее - типичное стариковское ворчание пошло, - съязвила Ася и уже серьезно попросила: - Если можно дверь тут сделать без погрома, сделай.
  - Ха, а лишние траты силы ты возместишь мне своей кровью? - сыронизировал первопредок.
  - Кровью? - невольно вздрогнула Аська.
  Еще разок окинула взглядом окружающую ее красоту. Зверская плата как-то сразу показалась приемлемой. И не вампир же Лихо в самом деле, чтобы ей горло рвать, может, для какого-то ритуала нужно. Потому нехотя согласилась: - Если не больше двухсот миллиграмм, бери.
  - Дура, обойдусь, - совершенно по-человечески, даже скорее по-мальчишечьи отреагировал Лихаэль и, отвернувшись от странной человечки, оценившей старые камни выше себя, и принялся быстро что-то чертить в воздухе. Причем от его пальцев оставался светящийся след, словно от тепла на ночной фотографии. Яркие линии складывались в причудливый узор, скорее похожий на геометрическую вязь, нежели на дверь.
  Стоило Лихо взяться за плетение странной светящейся композиции, как окружающие напрочь позабыли про странную парочку. Если раньше зеваки просто не обращали на иномирных гостей внимания, то теперь, кажется, и вовсе их не видели. Спрашивать у первопредка о причинах усилившегося игнора Ася опасалась. С него сталось бы бросить работу и вернуться к варварскому методу взлома чисто из вредности или из каприза. Чем одно отличается от другого у этого странного типа, не хотелось даже разбираться. Пусть его психиатры изучают, если когда-нибудь подобный уникум к ним в загребущие руки попадется. Хотя сомнительно - Лихаэль, живущий под лозунгом 'Да, я псих, и горжусь этим', был слишком могущественен, чтобы ненароком угодить в комнату с мягкими стенами. Скорей уж даже кратковременное знакомство с ним могло способствовать росту количества обитателей подобного заведения в геометрической прогрессии.
  Наконец Лихаэль завершил выверенный танец пальцев и звучно хлопнул в ладоши. Узор сорвался с рук и растянулся по вертикали, образуя то, что действительно превратилось в светящийся проем двери.
  Не церемонясь и, как обычно, не снисходя до вежливого приглашения, первопредок схватил Аську за руку и буквально кинул в проем. Сам сиганул следом.
  Они вновь оказались у ручейка и ярких камней, на той самой живописной поляне величественного и дивного эльфийского леса, с которой все сегодня начиналось. Только теперь день явно перевалил за вторую половину, у Аси ничего не чесалось, и холмик черной пыли, собранный у подножия 'дольмена', завивал спиралью ветерок, чтобы сноровисто унести вдаль.
  Ася покрутила головой. Двери из ничего, созданной руками Лихо прямо посреди храма с раскрашенными статуями, поблизости тоже не наблюдалось.
  - А где та дверь? - опасливо уточнила Аська.
  - Где-то, - беспечно и убийственно абстрактно заявил Лихаэль.
  - А можно конкретнее? - насторожилась собеседница.
  - Я сделал дверь, но не привязку от мира к миру, она осталась открытой там, но сюда провела лишь раз, - сподобился выдать более детальную информацию предтеча. И удивился: - Ты что, хотела туда еще раз прийти?
  - Нет уж, - отказалась от стремного туристического маршрута Покрышкина. - Просто интересно. А люди в ту дверь проходить смогут? И что будет, если к ним кто-нибудь неместный заявится?
  - Почему нет? Все возможно! - проказливо рассмеялся Лихаэль, снова меняя настроение, как перчатки. - Это будет весело!
  - Смотря кто и куда придет, - не согласилась Ася, вспоминая тварь с предыдущей полянки. - Мало ли какой монстр.
  - Значит, будет еще веселее! Чудеса, человечка, всякие бывают, и страшные тоже, страшные даже чаще! О таком забывать не след! - неожиданно странные слова чокнутого первопредка показались Асе почему-то мудрыми, и она прикусила язык, оставляя препирательства. Спросила про другое:
  - Слушай, а почему я язык всех понимаю? Они же, да и ты тоже, не по-русски вещаете.
  - Ты принята в мой род, частичка крови дала тебе право внимать любому языку. А речи древнейших понятны любому. Таково одно из правил вселенной.
  - Странно, - выдохнула Ася.
  - Обычно, - фыркнул невозможный эгоист предтеча и, остро глянув на Аську, заявил: - Но ты еще страннее всех странных и страшных чудес! Ты за того хромого не переживала так, как за кучку камней.
  - Старика было жаль, но мы, люди, быстро живем и умираем, а храм - он стоял века и еще простоит, такой величественный, красивый, память о былом... - задумчиво с некоторой неловкостью вздохнула Покрышкина.
  - Я тоже красивый и я вечен, - с апломбом объявил приосанившийся Лихаэль.
  - Ну да, - кисло согласилась Ася, не кидаясь захлебываться слюной в экстазе от права лицезреть великолепного красавца. Еще и гадости продолжила говорить: - Вот только когда люди любуются картинами и статуями, они редко гадают о том, каков на самом деле по характеру был оригинал, или напротив, вольны выдумать все, что им заблагорассудится. Но лично знакомиться с картинкой никто не желает, особенно картинкой столь пакостного нрава.
  - Ничего, ты скоро умрешь и лишиться права любоваться мной, - язвительно выдал неизвестно на что разобидевшийся Лихо.
  - Что значит скоро? - насторожилась Ася, в голове закрутились мысли о страшных инфекциях, вирусах и микробах, подхваченных в иных мирах.
  - Сама же говорила про краткий век. Сколько тебе там осталось? Лет сто, вряд ли больше, - эгоистично пояснил свою мысль вечный безумец. - Вряд ли я буду терпеть тебя дольше пары десятков лет - наскучишь. Разорвем узы родства, и ступай куда пожелаешь. А дальше сколько проживешь...
  - Спасибо, добрый ты сегодня несказанно, - съязвила Аська, большей частью от облегчения и сознания того, что немедленная кончина откладывается на неопределенный срок. - Наверное, за завтраком что-то съел, выпил или чем-то надышался.
  - Что, даже не будешь упрашивать меня даровать тебе вечную жизнь? - почти обиженно переспросил разочарованный в лучших чувствах первопредок.
  - Нет, - отрезала Ася, не желая, чтобы придурок, пусть даже самый могущественный придурок из всех придурков, развлекался за ее счет, унижая. - И хватит меня дразнить. Драться с парнями я прекратила еще в начальной школе, но сейчас очень хочу вспомнить старую традицию.
  - Ты хочешь меня ударить? - почему-то вместо возмущения восхитился Лихо и посмотрел на Асю почти влюбленными глазами.
  - Ты чего, мазохист? - в свою очередь опасливо отодвинулась от восторженного психа та.
  - Меня редко когда жаждут ударить женщины, чаще всего они просто меня жаждут, - самовлюбленно уточнил Лихаэль. - Странно, что ты не такая.
  - А смысл? Любви у меня к тебе, к счастью, нет. Просто поразвлечься, чтобы потом без конца сравнивать и страдать? Я-то точно не мазохистка. Если уж выбирать, то лучше какого-нибудь из эльфов пытаться соблазнить, вон хоть из той парочки мелких придурков-цветоводов. Они симпатичные и на провокации, судя по всему, точно поддаются, - практично объяснила Ася под очередной заливистый смешок древнейшего.
  Отсмеявшись, тот со снисходительной небрежностью пояснил:
  - Я пошутил насчет срока и старости. Ты вошла в мой род, обратной силы этот ритуал не имеет. Ты странная и забавная, мне такое долго не надоест! Это хорошо!
  - И? - резко посерьезнела Ася, очень сомневаясь, что 'хорошо' Лихо стоит рядом с ее личным, скорей уж они в разных вселенных проживают, если не диаметрально противоположны. - Что ты хочешь этим сказать?
  - Ты теперь тоже почти вечна, как я, - пафосно провозгласил Лихаэль.
  - А отыграть назад это как-нибудь можно? - робко понадеялась родственница, запрокинув голову к совершенному лицу с сияющими, как драгоценные камни, глазами.
  - Зачем? - искренне удивился предтеча, даже чуточку притушил свое сверкание, переключившись в режим сохранения энергии, для интеллектуальной деятельности.
  - Я все еще надеюсь, что Галя сведет меня с тем, кто поможет вернуться домой. Я хочу закончить учебу, пойти работать, выйти замуж, завести детей. И как я все это буду делать, если год от года буду оставаться двадцатилетней соплячкой? Меня ж в какую-нибудь лабораторию упекут и на опыты пустят! - выпалила Аська, всплеснув руками.
  - Глупости, ты не сможешь жить в мире без чудес, когда вкусила их сполна, - качнул головой Лихаэль, в один миг переходя от имиджа невозможного балбеса к статусу великого мудреца. - Ты можешь, конечно, попробовать, можешь выдумать себе жизнь и притвориться, но надолго тебя не хватит. Магия уже отравила твою кровь, человечка, ядом чудес. Да и человечкой ты остаешься пока лишь внешне и лишь пока... А впрочем, - Лихо отследил, как упрямо сжимаются Асины челюсти, хмурятся брови, и закруглил просветительскую беседу, - хочешь играть в иллюзии, играй. Почему бы и нет. Мы все этим балуемся порой.
  
  
  Глава 11. Демоны? Демоны! Демоны...
  
  Ася с тоской глянула на почти бесцветный, призрачно-голубой отпечаток браслета гейса, поскребла его ногтем. Если 'татушка' с момента нанесения и потемнела, то лишь саму малость и конца-края не видно было трудам и поискам, а значит и компании Лихаэля с его игрушками и закидонами.
  Да, Лихо дурной, дурнее некуда, достал до печенок всего за пару дней, но ведь могущественный! Помогает, развлекая себя, и разбирается в том, что они делают, тогда как она, что называется, ни ухом, ни рылом. Полный ноль. Даже добраться до нужного места, чтобы найти проблемные объекты, и то у самой не получается.
  Верить первопредку не хотелось совершенно, не верить пока со скрипом, но еще получалось. Откровенно Лихо вроде как никогда не врал, только разыгрывал ее и измывался. Сволочь!
  Глубоко вздохнув, Ася прикрыла глаза и постояла так несколько секунд, пытаясь просто слушать тишину. Что удивительно, она прекрасно понимала, что Лихаэль тут, даже как-то ощущала его присутствие, словно жар и свет солнца сквозь закрытые веки. Но предтеча, когда того желал, был тих, будто призрак, не слышно было ни шороха одежд, ни дыхания. Может, он не только ел, а и дышал тоже исключительно по желанию и не кислород при этом потреблял, а закись азота, потому и пробивало его вечно на ха-ха.
  Время, наверное, приближалось к обеду, после скачек по мирам и нервотрепки уже немного хотелось есть, но, вспомнив утренний скандал, Покрышкина решила промолчать. Пока чокнутый древний не-эльф настроен ради развлечения поискать очередное важное место, тревожащее Великий Лес и богиню, надо пользоваться случаем. Ведь завтра ему может резко надоесть привлекательная сейчас забава. Возьмет и бросит, и что тогда делать Аське?
  - Куда мы теперь? Лес снова отведет? - стараясь изо всех сил думать о деле, а не о ворохе проблем, главная из которых сияла безумной улыбкой рядом, уточнила Ася.
  - О да, отведет! А куда? Ну-ка! Сюда, говоришь? Какая любопытная щель. Что там? - колокольчиком рассмеялся Лихаэль, прислушиваясь к чему-то не воспринимаемому Аськой. И снова дернул ее за руку, выводя на тропу, окончившуюся... во тьме. Почему-то они сошли не на очередную поляну или иное живописное местечко на лоне природы, а туда, где был лишь густой сумрак, запах холодного камня, расплавленного воска и еще чего-то неуловимого, оставляющего привкус меди на корне языка.
  - Ты куда меня завел, Сусанин-герой? - прошипела Аська, мгновенно начиная мерзнуть.
  Причем это был не заурядный озноб тела, чувствовавшего себя вполне комфортно в уникальных вещицах от незримых духов-помощников из древо-дома первопредка. Холод начал колоть, казалось, саму душу и сжимать незримыми ледяными пальцами сердце.
  - Пока не знаю, но интересно! Мир совсем рядом с Лесом! - вдохновенно признался непрошибаемый и непришибаемый, наверное, тоже зараза. К гадалке не ходи, он предвкушал очередное приключение, а лучше заварушку.
  Цензурного ответа на это заявление у бедной попаданки не нашлось. А потом стало не до внутренних разборок. Вспыхнул багряный свет в высоких подсвечниках-чашах. Да уж, недаром Асе не понравился запах этого места, выглядело оно еще хуже, чем пахло.
  Огромный зал, весь из какого-то зелено-серого камня с несколькими громадными плоскими глыбами черного цвета по периметру, через одну запачканными чем-то бурым и ржавым, сияющая тошнотворным багрянцем замысловатая геометрическая фигура на полу, слева от центра которой, собственно, и оказались 'гости'.
  - Демоны! - возопил кто-то тощий и грязно-балахонистый, неопределённого пола. Создание выпрыгнуло из-за дальнего негрязного камня, попыталось было куда-то убежать, споткнулось на ровном месте, запутавшись в подоле, и растянулось, гремя костями, прямо у светящегося рисунка. Вдобавок жертва собственной паники расквасила нос.
  - Где? - испуганно взвизгнула Ася. Монстры вчера были, только демонов ей сегодня для полного счастья и сердечного приступа по совокупности не хватало!
  - Где демоны? - гораздо более заинтересованно уточнил Лихо, спокойно переступая светящийся контур громадной фигуры, чтобы подойти поближе к истерящему источнику информации.
  - В-в-ы, - прозаикался единственный помимо гостей живой обитатель каменного мешка.
  - Ты демон? - неожиданно заинтересованно справился Лихаэль, обернувшись к Асе.
  - Нет, конечно, сам же меня человечкой обзываешь, - огрызнулась та, пожимая плечами. - С чего бы я вдруг в демона переквалифицировалась при перемещении? Ты еще не разозлил меня настолько!
  Неизвестный обладатель грязного балахона в стиле унисекс жалобно всхлипнул разбитым носом, утер его рукой и попытался то ли отползли подальше от девушки и от страшного Лихо, то ли просто встать.
  Недаром, ой недаром столько внимания уделялось и уделяется сотрудниками любых контор важнейшему разделу - технике безопасности труда. Перепуганный местный житель то ли не читал строгих инструкций, то ли подзабыл, да только случилось то, что случилось.
  Грязной рукой, которой он машинально вытер сопливый и разбитый нос, мелкий адепт неизвестного Аське культа оперся о пол и ненароком задел одну из неприятно-светящихся линий причудливого чертежа. Раздался грохот, звон, лязг, рык и вой. На бедную Асю обрушилась такая ударная волна чудовищный звуков, что она не устояла на ногах и тоже упала, как скулящий от ужаса типчик в несвежем балахоне. Впрочем, тот уже не скулил, а пребывал в глубоком, как Марианская впадина, обмороке.
  Аська в обморок никогда не падала, о чем в данный момент, признаться, от всей души пожалела. Потому что прямо в полыхающем чертеже, полном странных символов и будто меняющихся на глазах загогулин, разверзлись врата в очень громкое, жаркое и зловонное, как открытый общественный сортир на трассе летом, место. Содрогнулся пол, стены, сама реальность, куда шагнуло нечто багряно-черное, чудовищно-массивное, полыхающее раскаленной мартеновской печью и одновременно обжигающее арктическим хладом.
  Издав восторженный клич, безумный Лихаэль ринулся навстречу этому гостю, как пятилетка к Деду Морозу, прибывшему на праздник с мешком подарков за спиной. В руках предтечи возникли два изогнутых клинка цвета закатного солнца. Подпрыгнув, древнейший врезался, врубился в... наверное, демона. Не брызгами, не жарким веером - водопадом хлынуло нечто. Раздался разъяренный рев зверя. Бой начался.
  Следовало бы Аське отползти за какой-нибудь камень, скорчиться в комок, закрыть глаза и заткнуть уши, надеясь только на то, что Лихо победит эту кошмарную громадину. Но поединщики не стояли на месте, а на полу валялся чудик. В каком-то странном оцепенении Ася вцепилась в край его балахона обеими руками и попятилась, волоча за собой. Вовремя, спустя несколько секунд на то место, где была голова обморочного типа, грохнула гигантская когтистая лапа, высекая искры из плит пола.
  Худой балахонщик оказался неожиданно тяжелым, но Аська справилась, волоком потащила его прочь. Первый же черный стоячий камень подходящих габаритов почему-то осыпался крошевом, стоило только ей до него дотронуться. Пришлось, пока сражались Лихо и демон, волочь беспамятного еще. К массивному и чистому серому камню подальше от буйных. За запачканный прятаться ни за что не хотелось.
  Первопредок звонко хохотал, гость из преисподней ревел так, что закладывало уши и хотелось сглотнуть, как в самолете, при перепаде давления. Наконец, транспортировка успешно завершилась, и Аська бухнулась на ледяной пол, переводя дух.
  Рядом застонал, приходя в себя, местный чудик, оказавшийся, как показал свалившихся с головы капюшон, молоденьким брюнетистым юношей. Он был даже помладше Аськи и куда более худосочной комплекции, хоть она и сама никогда не была толстушкой.
  На свое несчастье, бедолага сразу услыхал и осознал, что где-то поблизости творится нечто сокрушительно-опасное, чуть приподнялся, увидал танец демона с Лихаэлем и опять обмяк. Он сполз за камень на грани обморока, хватаясь за какой-то ремешок на шее. Кажется, там болтался серо-голубой камешек. Может, амулет какой или символ веры?
  - Отсюда как-то смыться можно, пока они бесятся? - первым делом практично уточнила Аська, чуток встряхнув за плечо перепуганного собрата по пряткам. Когда вокруг такая жуть, что вот-вот концы отдашь, страх куда-то исчезает, оставляя место только желанию жить и энергичным поискам выхода.
  - Н-н-нет, демон явился, защита храма не выпустит никого вовне, пока он жив, - почти осмыслено пояснил с совершенной безнадежностью парень. Кажется, он считал секунды до своей гибели.
  - Тогда будем надеяться, что Лихо его прикончит, - пожала плечами Ася и шепотом спросила: - Вам чего, больше делать нечего было, кроме как адские врата чертить? Жить надоело или острых ощущений захотелось?
  - Храм демонского культа Нгаграша опустел после крушения их ордена два столетия назад, но ни один из жрецов светлых богов не смог погасить пылающих врат. Они завязаны на кровь и жертву последних адептов Нгаграша. Мы могли лишь охранять эти места, установив меж камнями жертвы камни покоя, и надеяться, что врата погаснут сами, исчерпав силу, дабы никто не смог отворить их ни снаружи, жертвенной кровью невинного, ни изнутри непомерной демонической силой.
  - Ну что ж, по ходу тебе или демонам (пока неясно точно кому) несказанно повезло, - цинично резюмировала Ася. - Кровь невинного из разбитого носа на светящийся чертеж попала. Это, конечно, минус, но тут случился Лихаэль, жаждущий хорошенько поразвлечься, читай, подраться, и это плюс.
  При этих словах собеседник, невольно сыгравший роль жертвенного барашка, всхлипнул и с ужасом уставился на свои окровавленные ладони:
  - Я... я сам распахнул врата в Бездну?
  - Да они, кажется, тут особо качественно закрыты не были, иначе бы мы сюда из эльфийского края, который ни разу ни Бездна, не угодили бы, - пораскинула мозгами Аська, хоть и принимала во внимание причину попадания - только что разрушенный черный камень, похожий оттенком на те, за которыми они охотились с Лихо. - После разгрома ваших демонопоклонников такое случалось?
  - Были попытки, мы бились и защищали проклятые места. Поставили стражей, сотворили маяки-указатели, чтобы ведать о случившейся беде. Но нынче все может рухнуть, и демоны снова будут гулять по нашей земле.
  При упоминании маяков-указателей худенькая рука машинально ткнула в стену, где искрил вовсе не орнамент, как мимолетно подумала Аська, а нечто вроде магической интерактивной карты, где маленькие камешки-маячки сверкали оранжевым и лишь один полыхал зловещим багрянцем.
  - Красный - здешний? - проформы ради уточнила Ася.
  Собеседник лишь содрогнулся всем телом и осторожно выглянул из-за большого камня.
  - И что ваши предпримут? Будут молится? - со скепсисом уточнила Аська.
  - Если камень не погаснет за три тысячи ударов сердца, то они призовут божественный гнев Альгаза Огненного. Врата закроются, но жар неистового светлого бога уничтожит всякую жизнь на много дней пути окрест.
  - И нас заодно, - ухватила главную мысль попаданка, вовсе не обрадовавшись этой перспективе: если ее случайно не уничтожит чудовище, то добьют здешние боруны с тьмой.
  Кстати, демон и Лихаэль все еще вели поединок. Монстр ревел, полыхал, раскачивал, кажется, саму реальность вместе со стенами храма. А предтеча смеялся! И внезапно Ася поняла - пока она мучительно подсчитывала утекающее сквозь пальцы время и искала способ уцелеть, Лихаэль развлекался. Он легко мог убить демона практически сразу, но он играл с ним, как кот с мышью, играл, когда они с парнем в балахоне помирали от ужаса и ожидали неизбежного конца. Разозлившись и испугавшись за саму себя, она сердито завопила:
  - Хватит! Убей уже его!
  - Как скажешь, - снова расхохотался предтеча и двумя замысловатыми росчерками клинков нашинковал демона на несколько частей. Рев твари оборвался, тяжело и влажно в лужи крови шмякнулись куски секунду назад еще жившего мяса.
  Клинки испарились из рук Лихаэля. Он, продолжая весело и совершенно безумно скалиться, сунул руки в груду багряно-черного месива и вытащил два еще трепыхающихся громадных комка - сердца. Впился острыми зубами в одно и принялся жрать.
  Заметив взгляды парня и Аськи, прикипевшие к нему, расщедрился и предложил исключительно девушке:
  - Хочешь?
  Аська затрясла головой и тяжело сглотнула, давя подступающую к горлу тошноту, паренек оказался желудком слабее. Его принялось выворачивать прямо за камнем, пока Ася боролась с тошнотой, пытаясь смотреть куда угодно, только не на мясо и Лихо, и неглубоко дышала через рот. Тяжелая невозможная вонь крови демона висела в воздухе, как отравляющий газ, усугубляя ситуацию.
  Зато медленно угасал багрянец камешка на карте. Вот он мигнул и совсем потух. Стал не оранжевым, как прочие, а серым. И вслед за ним мигнул и погас еще один камешек, и еще, и еще... А потом потрескались и осели грудой грязных обломков замаранные камни в круге периметра.
  - Эй, кончай блевать, глянь, кажется, ваша сигнализация отключилась, - Аська тряхнула парня плечо.
  - Все врата окончательно заперты пролившейся кровью демона, - превосходно расслышав все, что говорила Ася, довольно, или что верней, самодовольно, провозгласил первопредок.
   Закончив жрать сырую демонятину, он с удовольствием облизнулся. Чтобы отмыть руки, ему понадобился лишь взгляд. Кровь исчезла с кожи, или, возможно, впиталась, как хороший увлажняющий крем.
  - Блеск! Не знаю уж как мы попали сюда, вместо того места, нужного Лесу, или это место ему тоже было надо за каким-то лядом, а только я хочу убраться отсюда поскорее. Для демонов врата закрыты, а мы уйти можем? - мрачно уточнила Ася, передернув плечами. Почему-то ее никак не покидало ощущение нарисованной на спине мишени.
  - Почему нет? Давай, - расхохотался точно пьяный, или воистину пьяный от битвы, крови и плоти демона, Лихо. Он словно мигнув в пространстве и оказался рядом с Асей и впавшим в ступор от всего происходящего бледно-зеленым в багряную пятнышку от брызг парнем. На Аське, кстати, не было ни единой крапинки. Словно, даже в сумасшедшем угаре свары Лихаэль ухитрился защитить ее. Вряд ли осознанно, скорее сработал какой-нибудь эгоистичный рефлекс из разряда 'моя игрушка неприкосновенна'.
  Тонкая рука предтечи, с невинной беспечностью расчленившая громадного демона, легонько толкнула девушку в спину. Аська не успела даже заорать, как полетела вверх тормашками куда-то в черное ничто.
  Несколько секунд дезориентации, и Аську окутал не банальный сумрак, а полное безмолвие и абсолютная мгла. Она еще ощущала собственное тело, дышала, когда ущипнула руку, почувствовала боль, но оказалась не в силах расслышать даже звука собственного напряженного дыхания. Крикнула, и ни звука не коснулось ушей.
  Беспричинная паника начала захлестывать Асю. Она ничего не ощущала, не осязала, не обоняла. Словно была в совершенном нигде. Кажется, когда-то она читала, что изолированные таким образом люди очень быстро сходят с ума. Мысли путались, но одна была особенной яркой: 'Зачем Лихо это со мной сделал?'
  Слезы навернулись и потекли из широко распахнутых, но ничего не видящих глаз. Никакие иллюзорные вспышки цвета и света нуждающегося в раздражителях мозга не скрашивали этого совершеннейшего ничего. А потом все заполнил звук чьего-то тяжелого медленного дыхания, нахлынуло ощущение близкого жара и в ноздри ударил аромат раскаленного металла.
  - А, вот ты где! - спустя вечность или миг оглушительно заорал, разрывая тьму, безмолвие и ощущение чуждого присутствия Лихаэль. Знакомые пальцы, почему-то сияющие закатным золотом, ухватили Аську за плечо и с привычной бесцеремонностью дернули.
  
  
  Глава 12. Совещание на высшем уровне
  
  Вернувшись обратно в Лес, Ася лишь моргнула, даже не пытаясь осознать, что отпечаталось на сетчатке глаз при свете руки первопредка: нечто черное, чешуйчатое, громадное, застывшее в безмолвном бесцветье так же, как секунду назад она. Нафиг! Прочь кошмары! Она вернулась туда, где есть жизнь, и яростно набросилась на Лихаэля:
  - Зачем ты меня туда сунул? Что я тебе сделала!?
  - Эй, чокнутая человечка, уймись, - Лихо удивился настолько, что даже не делал попытки отбиться. - Понятия не имею, в какую дыру ты провалилась из храмовых врат, вместо того, чтобы в Лесу оказаться. Я ее даже отследить не могу.
  Внезапная агрессия, страх и возмущение Аси чем-то таким, что он вовсе не делал, пробудили любопытство предтечи. Легонько прихватив оба запястья мстительницы одной рукой, Лихо с интересом разглядывал бушующую особу.
  Потом нагнулся и обнюхал ее. Аська брыкалась и даже попыталась боднуть пленителя головой в нос, но первопредок чуть заметно отклонился. Попытка его укусить тоже ни к чему не привела. А кусок туники, угодивший в рот, никак не годился в объекты, достойные возмездия. Ася с ожесточением выплюнула мягкую ткань.
  Лихаэль присмотрелся к ней повнимательнее, легонько вздохнул, неожиданно сгреб в охапку и обнял крепко-крепко. Аська чуть дернулась, а потом неожиданно для себя затихла в надежном кольце рук и заплакала навзрыд.
  - Ты принесла причудливый запах силы, боли, небытия... - принялся размышлять вслух Лихаэль. - Гиаль не зря просила помощи. Что-то странное творится в мире. Паутина путает нити силы, дороги. Я не вижу ее целиком изнутри, лишь отдельные нити снаружи. Надо присмотреться внимательнее. Мне нужно возвратить мое прежнее могущество. Но, возможно, эта паутина - часть того, что сдерживает меня...
  Пожалуй, впервые Лихаэль говорил с Асей серьезно, без своего вечного безумного оптимизма и безрассудной тяги к забавам. И Ася поверила, что он не повинен в том кромешном ужасе, который ей довелось пережить. А поверив, чуть-чуть успокоилась и попыталась высвободиться из рук Лихаэля. Тот не отпустил, продолжая держать и ерошить ее короткие волосы, будто, размышляя, машинально поглаживал кошку.
  - Как по мне, ты и так могущественен настолько, что дальше просто некуда, - буркнула Ася и попросила: - Хватит мне волосы электризовать, уже потрескивают, скоро начну бить молниями!
  - Правда? - восхитился Лихаэль, обнаружив новую отличительную особенность своей человечки.
  - Шучу, - отрезала Аська, все-таки выпутываясь из объятий предтечи, - но, если бы смогла, ты стал бы первой мишенью! Уже говорила, порой жутко бесишь!
  Вместо ответа предтеча еще разок потрепал Асю по волосам. Она чуть вывернулась и щелкнула зубами, что вызвало заливистый смех невозможного красавца.
  - Кстати, в том храме тоже был щекотный большой камень. Чуть тронула - рассыпался, - припомнила и сообщила Аська.
  - Потому и щель из Леса к подобию возникла, - задумчиво согласился древнейший, от чьего внимания этот факт не ускользнул, пусть Лихо и был плотно занят дракой с демоном.
  - Что будем делать дальше? Планы меняются, нет? - неуверенно поинтересовалась Ася.
  - Нам надо наведаться к Гиаль, - рассудил Лихо.
  - Ты ж ее терпеть не можешь, - выпалила удивленная Аська.
  - Почему? Она обычная богиня, не лучше, не хуже многих, - беспечно отмахнулся предтеча. - Я просто не люблю богов, но мы можем действовать сообща, если на то будет необходимость.
  - О... хм... ага. Вроде дружить против кого-нибудь - распространенная практика, - Покрышкина не знала, как вообще отреагировать на такое амбициозное заявление древнейшего, несколько выбивающее почву из-под ног. Да уж, Лихо ни разу не преувеличивал, когда походя говорил о своем былом могуществе и потерях.
  Посчитав обсуждение планов законченным и даже хихикнув над формулировкой 'дружить против', предтеча снова вцепился в Аську. Он шагнул вместе с девушкой прямиком на полянку-храм, где, собственно, и был недавно заключен договор между попаданкой и богиней. Никаких гонцов, предварительных уведомлений и звонков Лихо делать не стал. Пришел и все. После чего бесцеремонно разлегся на травке, как на диване, и позвал (ладно хоть не посвистел, как дворовой собачке):
  - Гиаль, надобно побеседовать.
  Что удивительно, его не только не проигнорировали и не шибанули развесистой молнией сверху или каменными кольями снизу, а откликнулись и явились.
  Широкий солнечный луч оформился изящной лестницей, и по ней сошла сияющая блондинка. К вящему разочарованию Аськи. Почему-то она хоть убей была уверена, что дама по имени Гиаль будет брюнеткой или темной шатенкой, на худой конец рыжей, а та оказалась настолько светловолосой, что цвет прядей колебался между платиной и бледно-желтым. Красиво, но как-то заурядно красиво, что ли.
  Одежды богини повторяли одеяния эльфиек, виденных Асей при дворе Владыки Леса с непроизносимым именем, хотя, скорее всего, это здешний бомонд копировал свою богиню. Не может же быть наоборот? Правда? Наряд Гиаль составляли летящее, нежно-золотистое и голубое одеяние, тронутое едва заметной вышивкой да драгоценные украшения, стоимость которых Ася даже прикидывать не стала, не умела.
  Светло-голубые, как небо по осени, глаза богини остановились на безмятежном первопредке. Аську она вообще словно бы не заметила. Встать при появлении божества чтобы галантно приложиться к ручке и шаркнуть ножкой, Лихо даже не подумал. Валялся на траве и лениво следил за приглашенной на беседу Гиаль. Та неодобрительно поджала губы. Казалось бы, лежащий Лихаэль должен был выглядеть поклонником, падшим ниц у ног прекрасной небесной девы. А ничуть не бывало! Он, зараза, выглядел хозяином положения, а Галя просительницей, неловко мнущейся в передней.
  Чтобы исправить ситуацию, богиня повела пшеничной бровью и материализовала на поляне нечто вроде сверкающего трона из солнечных лучей. Царственно опустилась на сидение, замерев в дивной позе и... Облом! Снова у нее ничего не вышло. Теперь она смотрелась как школьница, явившаяся с визитом вежливости к беспечному дядюшке. Аська подавила смешок и куснула губу, чтобы согнать с лица улыбку. Лихо-то по хрену метель, а на ней Галя и отыграться может.
   Лихаэль перекатился на бок, подпер рукой голову и начал разговор с официального вопроса:
  - Что происходит с твоим миром, Светозарная Гиаль?
  - Не вижу причин ни для беспокойства, ни для вопросов, ни, тем паче, для столь бесцеремонного зова, Лихаэль Аэрдан, - прохладный мелодичный голос украсил поляну-храм.
  - Даже так? Что же тогда это? - не размениваясь на разговоры и уговоры, предтеча как-то по-особому сложил пальцы и метнул в богиню комок-образ - чего-то с перекрученными черными нитями, больше всего похожего на клубок, вымазанный в черной краске. Аське он вообще снежком из дегтя показался.
  Гиаль в ответ на 'антрацитовый гостинец' от первопредка распахнула глазищи и испуганно икнула, разом растеряв не меньше половины всей надменной светозарности.
  - Что это? - шепнула богиня пересохшими губами.
  - Хотел спросить у тебя, - жестко ответил Лихаэль, несмотря на вольготную позу ставший выглядеть строже и значительнее. - Почему твой мир выглядит так? Откуда эти сети или путы?
  - Я не... не ведаю, - пролепетала Гиаль, вцепившись пальчиками в подлокотники.
  - Возможно, Шеардин знает. Где он? - продолжил форменный допрос Лихаэль, заодно касаясь и интересующего его вопроса.
  - Он бесследно исчез, - скорбно уронила богиня, подтверждая слова первопредка о пропаже незнакомого Аське типа.
  - Давно ты не получала от него вестей?
  - С тех пор, как ты уснул под покровом трав, - неохотно проронила богиня.
  - Поссорились? - в лоб потребовал ответа Лихаэль.
  - Да, - выкрикнула Гиаль с неожиданной злобой. - Ему не понравились чары, которыми мои дети укрепили твой сон. Он требовал, чтобы я сняла их и разбудила тебя! Требовал!!!
  - Хм... даже если Шеар озлился на тебя, не думаю, что он стал бы творить в мире такое, тем паче, что я-то по-прежнему спал здесь. Скорее перенес бы меня в иное место, а тут просто все сокрушил, - логично рассудил предтеча, не выказывая внешне возмущения от косвенной причастности Гиаль к своему долгому сну. Может, уже подозревал, или даже знал нечто подобное, да и никаких иллюзий касательно отношения богини к себе не питал.
  - А у вас всех может быть общий враг? - осторожно уточнила Аська, присевшая на травке поодаль от Лихаэля и внимательно следящая за разговором.
  - Что ты понимаешь в строении миров и делах богов, смертная?! - с презрением бросила Гиаль.
  - Ничего, - согласилась Ася. - Но не само же собой все это случилось. Кому-то же это все выгодно, если не выгодно вам. Мы столько всякой пакости в твоем Лесу и окрестных мирах за эти дни раскопали. Такое случайностью не объяснишь. И... - Аська хотела ляпнуть про жалобы предтечи на утрату части силы, но язык прикусила. Если Галя не любит Лихаэля, так, может, это она все устроила? Потому Аська продолжила о другом: - Они, эти пакости из миров, вроде как связаны с дрянью в твоем. Иначе бы мы туда не попадали, наверное.
  - Паутина или заклинание, растянутое в пространстве между мирами, - прищелкнул пальцами Лихо, резко присаживаясь на траве. Кажется, предтечу осенила неприятная догадка. - Эти камни с частицами силы, которые мы разрушали. Надо рассмотреть весь узор, чтобы понять смысл плетения.
  Мановением руки Лихаэль отобрал свой угольный снежок у Гиаль и принялся мять его, как сквиш, так и эдак, но, кажется, ничего разглядеть не мог, потому лишь сильнее раздражался.
  - Может, тут как с паззлом, если многих деталей нет, общую картинку не только не сложишь, а даже и ее смысла не поймешь, - подкинула идею Аська, пока Лихо не выкинул чего-нибудь катастрофического, и спросила сумасшедшего родственника:
  - А ты сам этого Шеардина найти не можешь? Расспросили бы.
  - У меня нет частиц его сути, никогда не думал, что сгодятся, а простой зов уходит в пустоту, рассеиваясь, - поморщился Лихаэль, недовольный собственной слабостью. - Если только Гиаль что-то сберегла.
  Лихо кинул не особо ожидающий взор на богиню. Та прикусила губку, помялась, но таки разродилась информацией. (Кажется, безумного предтечу она вообще не воспринимала как мужчину или того, кого стоит сильно стесняться, как не стыдятся нормальные женщины мужчину-доктора вне зависимости от его профиля). Ну а Аську высокомерная фифа не стеснялась и вовсе. Какая неловкость может быть перед домашней зверушкой, даже если она двуногая?
  - У меня есть кровь, семя и слюна.
  - Ха, запасливая! Давай, - чуток оживился Лихаэль, вставая с травы, и простер руку.
  Гиаль нехотя поделилась неким длинным шарфиком, в переливах шоколадных ткани которого никаких визуальных следов заявленных продуктов Ася не разглядела, но поверила богине на слово. Конкретно и только в этом, конечно. Таким вредным могущественным бабам в чем-то верить вообще целиком и полностью - это непроходимым дураком или дурой быть.
  Лихо подбросил скомканный шарфик вверх и резко дунул, выбивая этим простым трюком странную взвесь бело-красного оттенка. Пока взвесь не унесло ветерком, предтеча хлопнул в ладоши и выругался, когда ему на ногу в качестве финального аккорда свалился большой антрацитово-черный камень. Точь-в-точь такой по цвету, как уже виденные и разрушенные тандемом Лихаэль-Ася в эльфийском лесу и мирах сопредельных.
  - Упс, знакомые все камушки, - ляпнула Аська, оглядев шипящего не столько от боли, сколько от неожиданной и странной атаки Лихаэля.
  
  
  Глава 13. Спасение утопающих, или путь к Хвосту Дракона
  
  Но завести полноценную дискуссию о минералах никто не успел. На поляну-храм, торжественно завывая нечто о лучезарно-немеркнущей божественной красе и поклонении пред нею, практически ввалилась уже знакомая Асе парочка драчунов-цветоводов. При их появлении мигнула реальность и сама богиня из нее, то есть с поляны вместе с седалищем испарилась. То ли воспользовалась подвернувшимся случаем, то ли ей лично не полагалось являть себя почитателям в будние дни без особо торжественного повода, даров и зова. Имидж!
  Обряженные в нечто явно особо нарядное юные эльфы тянули свою то ли песню, то ли гимн, точно глухари на току, столь самозабвенно, что узреть слушателей не соблаговолили. Кстати, Аська не могла не отметить, дуэт у драчунов получился удивительно дружный, будто они репетировали ни один десяток раз.
  Но пришел Лихо и все опошлил! Придирчиво изучая свалившийся ему на ногу камень и не находя в нем десяти отличий с булыганами, которые уже довелось уничтожить, предтеча недовольно проворчал:
  - Что вы тут забыли, отроки?
  - Мы пришли, эй-ороль Лихаэль, вознести благодарную молитву Светозарной Гиаль за свое избавление от колдовского сна! - ойкнув, будто только сейчас увидал предтечу, объяснился один из эльфиков. Его напарник закивал, подергивая в такт ушами.
  Аська невольно прыснула, но не преминула указать на очевидную фактическую ошибку:
  - На минуточку, вас Лихаэль разбудил, а Гиаль только косвенно причастна за счет своего общего поручения.
  - Все тропы Леса ведомы богине, все звезды составляют единый небесный узор ночного покрывала Светозарной, - выспренно провозгласил эльфик, взявший на себя бремя переговоров с безумным предтечей.
  - А... ну да, хотя на бога надейся, а кошелек прячь поглубже, - буркнула попаданка, скривившись от заумной патетики и перестала придавать значение самому факту наличия эльфов на полянке. Обратилась к Лихаэлю:
  - Что тебе призыв с шарфиком подсказал?
  - Ой, а откуда на священной поляне камень с черного холма Хвост Дракона? Вы его принесли на священную поляну с некой целью? - наконец-то соизволил принять участие в диалоге тот из эльфов, который до сих пор только двигал ушами.
  - Сам прилетел, - брякнула Аська, а вот Лихо сделал стойку на слова эльфика и быстро уточнил:
  - На Хвосте Дракона везде такие камни?
  - Воистину, о предтеча, - вежливо поклонился ушастик, только что ножкой по травке на шаркнул, как хорошо воспитанный мальчик.
  - Укажи путь, - потребовал Лихаэль.
  Эльфы то ли затормозили, то ли еще чего, и Аська их поторопила:
  - Вашей богине это тоже нужно. Песенку в благодарность потом допоете, Галя сейчас охотнее наличкой, то есть, делами возьмет!
  - Хвост Дракона на северо-востоке от священной рощи, - раскололся первый эльфик, изящно поведя кистью в нужном направлении. Присмотревшись, Аська отметила, что от второго он отличился только более подвижными ушами и светлым оттенком золота волос, а глаза у обоих были цвета молодой весенней зелени. Да и черты лица весьма схожи. Может, еще и родственниками друг другу приходились? Тогда что ж в драку кидались? Неужто полюбовно насчет флоры договориться не могли? Во психи!
  - Тропа не раскрывается, - озадачился Лихаэль, сделав попытку привычно встать на дорожку, и велел эльфикам:
  - Ведите!
  Противиться этому приказу парочка не стала. Юные прихожане лесного храма Гиаль только переглянулись, отошли к краю поляны и открыли тропу, на которую ступили первопредок и Ася. Ощутив под ногами привычную быструю тропу, Лихаэль не стал ждать кого бы то ни было и мигом усвистел вперед, как само собой разумеющееся полагая, что прочие последуют за вожаком, как покорное стадо баранов.
  Оставаться на полянке под незримым оком богини одной Аське, понятное дело, не хотелось, потому она отправилась следом за первопредком и эльфиками. По крайней мере эти двое не хватали ее за руки, не ставили синяков и не делали попыток ненароком оторвать конечности. Да, они шли быстро, но не неслись сломя голову, как безумный Лихаэль.
  А что не шли, а скользили над травой, тогда как она почти бежала, так что с эльфов взять? У них, видно же, долбанная грация в крови и с гравитацией какие-то свои заморочки.
   Тропа всех оттенков зелени, укрытая сомкнувшимися над нею кронами, как живыми арками в тоннеле, длилась, длилась, длилась... А в какой-то миг взяла и резко кончилась, выпуская троицу под открытое пространство нежной зелени трав с редкими одиночными деревьями, расстилающееся под голубым куполом небес.
  Аська чуть притормозила, пытаясь понять, почему под сапожками заходил ходуном луг, и тихо охнула. Юные эльфы, спешащие вперед, уже никуда не спешили. Во всяком случае, не спешили вперед - они стремительно погружались вниз, в трясину. Луг оказался раскинувшимся во всю необъятную ширь болотом.
  Чего ради эльфики дернули по болотам, не зная броду, напрямки, Аська не понимала. То ли считали себя способными ходить по воде, то ли обладали какой-то магией, но по любому в ожиданиях обманулись.
  'Если вы думали, что, как в поговорке, кое-что не тонет, у меня есть для вас приятная новость, вы не оно, потому успешно погружаетесь', - пробормотала себе под ноги Покрышкина, отчаянно шевеля извилинами в попытке изобрести способ уцелеть самой и спасти своих невезучих спутников. Вот лохи: то дерутся, не там, где надо, то спят 'под стрелой', то тонут...
   А между тем болото засосало пареньков уже по бедра. Самый светловолосый ушастик перепугался сильнее напарника и дернулся так отчаянно, что одним махом ушел вглубь по пояс.
  - Тропы нет! Лес молчит! - отчаянно воскликнул его напарник, бестолково крутя головой, будто надеялся, что дорога возникнет здесь и сейчас в один миг, а неположенная топь испариться. Но нет, исполнение желаний почему-то откладывалось. Схождение с небес Гиаль для спасения верных гимнопевцев, очевидно, тоже. То ли пели плохо, то ли богиня их не слышала, занявшись, скажем, маникюром.
  - Лихаэль! - на всякий случай позвала Аська, но лишь лягушки и плеск, возможно, рыб, хорошо если не пиявок или змей, стал ответом на зов.
  'Эти два чудика сейчас утонут, а потом меня тут же на этом болоте, если уцелею, прикопает дядя-законник, посчитав причастной к гибели сопляков', - 'оптимистично' предположила Ася и тоже подобно эльфам закрутила головой, но вовсе не в нелепой надежде на помощь сверхъестественного. Если уж Лихо не отозвался сразу, значит, вмиг не примчится.
  Медленно и осторожно Аська чуть ли не ползком, проваливаясь не больше, чем по колено, добралась до ближайшего дерева, потянулась, чтобы вцепиться в глянцевито-черный ствол, а он, сволочь, отбирая надежду на спасение, осыпался в руках черной крошкой. Точь-в-точь как камни и шипастые деревья на поляне Гиаль. Скрипнув зубами, Аська продолжила вояж по болоту к следующему, метрах в трех, дереву, не выглядевшему столь роскошно презентабельно. Во всяком случае, растение не было черным, скорее буро-серым от клочьев мха у основания и в начале нижних ветвей. Зато под деревом болотистая почва была относительно плотной. Ухватившись за нижнюю свисающую ветку, из тех, что были потоньше, Ася попыталась ее сломать. Ветка ломаться не пожелала! Хорошо хоть в труху под пальцами не рассыпалось.
  - Эй, ты же эльфийское дерево эльфийского леса, пусть и на болоте выросло, или это болото выросло там, где ты стояло, не суть важно, - цедила сквозь зубы Аська, так и эдак налегая на упрямую ветку. - Давай отломи мне ветку подлиннее. А то те два эльфика сейчас тут утонут, а я не смогу, не успею их вытащить. Мне нужна ветка, не жадничай, всего одна! Я даже волшебное слово скажу 'пожалуйста'!
  То ли Аська оказалась сильнее, чем думала, то ли дерево не обладало повышенным запасом прочности, а может и взаправду пожалело парочку длинноухих экологов и откликнулось на убедительную Аськину просьбу. Ветка все-таки сломалась.
  Вооруженная ею, Аська крикнула тонущим и вообще не принимающим ее в расчет, как средство спасения, паренькам:
  - Не дергайтесь! На воду ложитесь, я сейчас палку протяну, хватайтесь, попытаюсь вас вытянуть. Только не торопитесь, а то все потонем! А когда Лихаэль про нас вспомнит и придет, то вытащит тушки, воскресит и снова утопит с досады, что удумали самоубиться!
  Желание выжить, даже если для этого придется руководствоваться словами человечки и хлебать болотную воду, сработало. Или ужасного эй-ороля Лихаэля эльфики боялись больше, чем всего иного? Словом, Асю они послушались. Она по-пластунски медленно и печально добралась вместе с палкой до ушастиков и протянула им раскоряку-жердь, очень удачно разделяющуюся на конце длинной рогатиной.
  Бедолаги утопающие судорожно вцепились каждый в свой конец, а Ася снова медленно-медленно, все так же ползком, с бульканьем и чавканьем влаги попятилась назад. Спасительница пыталась одновременно делать сразу три очень ответственных дела: не утонуть самой - раз, не выпустить из руки палку - два, и вытащить пареньков - три.
  За одно эльфийских пареньков следовало похвалить - несмотря на плещущуюся в глазах откровенную панику, инструкцию Аськи они выполняли четко. И, возможно, только благодаря этому, промучившись с полчаса, Ася смогла вытащить несостоявшихся утопленников к тому самому дереву, у которого позаимствовала ветвь.
  Мокрая, грязная, вернее, зеленовато-коричневая, в зависимости от оттенка налипшей на кожу, волосы и одежду травы вкупе с прочей болотной флорой, троица сидела бок-о-бок, почти прижавшись друг к другу. Не нарушая личного пространства, они бы не поместились на выступающих, обросших мхом корнях. Узловатых и склизких, однако относительно надежных (не чета колышущейся ловушке обманчивого болота). Для пущей страховки привалившись спинами к стволу дерева, все пытались отдышаться, а заодно осознать, что выжили!
  Аська, прищурившись, изучила открывающиеся болотные просторы - мечту земноводных и убежденно констатировала:
  - Вы как хотите, парни, но я летать и ходить по воде не умею, лодки в кармане нет, потому от этого дерева ни на шаг. Буду ждать Лихаэля. Лучше такой псих, как он, чем потонуть за здорово живешь.
  Два синхронных вздоха стали ответом на этот четкий план. И все стали ждать. Поначалу в молчании, потом один из эльфиков смущенно выдавил из себя цветистые слова признательности за спасения, а второй, не желая хоть в чем-то уступать первому, подхватил.
  - Чего уж там, я рада, что мы все уцелели, а не отправились кормить пиявок, - пожала плечами попаданка и запоздало представилась:
  - Я, кстати, Ася.
  - Визардэль аро... - начал было более светленький, но споткнулся, ограничился только личным именем: - Визардэль.
   - Фаэроен, - не отстал в простоте от конкурента второй эльф.
  - Да, между прочим, - заинтересовалась Ася, чтобы чем-то занять время, - у вас ведь, эльфов, одно имя, а потом после всяких приставок дальше род и так далее. А Гиаль сегодня Лихаэля назвала Лихаэль Аэрдан. Не знаете, случайно, почему? Что значит?
  Фаэроен забавно пожал ушами так, как если бы человек проделал аналогичный жест плечами. А Визардэль чуток покраснел, что за маскировочным слоем болотного татуажа было почти незаметно, и смущенно поведал:
  - Это древнефейрийский. Учитель Эльглиас говорил, у меня дар к языкам. Аэрдан означает близкое к нашему безрассудный, почти безумный, но с оттенком большей жестокости...
  - Короче, чокнутый отморозок, - довольно подвела итог лингвистическим изысканиям Ася, подобрав свои, более близкие русскому духу, эпитеты, опирающиеся на поведение древнейшего.
  Ее собеседники посчитали самым тактичным промолчать в ответ. Отморозок, не отморозок, а хаять гласно того, кто тебя гипотетически должен спасти, не лучший способ расположить к себе потенциального спасителя.
  Нет, конечно, Лихаэль - предтеча, он непредсказуем, как стихия, но не тому, кто сидит на корне средь бескрайних болот, разевать свой рот с претензиями.
  Зато последовавшая после представлений и расшифровки имени пауза, взятая Асей на осмысление имени родственничка, сказалась на эльфиках самым негативным образом. Кажется, до молодежи, как до жирафа анекдот, дошел факт того, что они едва не отдали концы здесь и сейчас. И если Фаэроена стало всего лишь чуть потряхивать, то Визардэля, как, вероятно, более чувствительного или обремененного большим интеллектом, перемкнуло не по-детски.
  У юного эльфа разыгрался настоящий колотун, мелкую дробь выбивали зубы. Его срочно требовалось на что-то переключить, желательно не относящееся к болотам, трупам и опасностям. Еще лучше было бы залить бы в каждого утопленника водочки грамм сто-сто пятьдесят, чтоб уж наверняка, но где ж ее взять? Даже у Лихаэля за столом спиртного не подавали, а тут, на болоте, из всех напитков только вода, в которой градусов нема, зато ее много, очень много. Но если зенки залить нельзя, значит эльфят надо попробовать заболтать.
  И Аська подкинула первый попавшийся за язык вопрос:
  - Вы двое так похожи. Родственники, наверное?
  - Мы? - до глубины души изумился пепельный блондинчик.
  Желтенький же Визардэль не ответил, сползая в тихую истерику. Бить по щекам болезного девушка не стала. Просто взяла и грубовато дернула его за ухо, нечаянно царапнув по мочке ноготками.
  - Эй, Визардэль, чего молчишь? Я спросила, не родственники ли вы с Фа... э-э-эроеном.
  Трястись златовласый эльф прекратил и что-то вяло пискнул в ответ, у него из бледных щеки стали враз нежно-розовыми, а дыхание бурным.
  - Мы из разных ветвей разных древ Великого Леса, - принялся объяснять Фаэроен, по-видимому, поймав важную для него тему. - Странно, что ты сочла нас схожими.
  - Прости! Может, из-за того, что вы эльфы, а я человек. Разные виды. Для вас все люди на одно лицо будут, одинаково круглоухие уроды, а для меня не особо заметны отличия у эльфов. Знаешь, в моем мире для узкоглазых желтокожих китайцев белые люди тоже все похожи, как близняшки, - рассудила Ася и чуть пихнула привалившегося к ней и почему-то явно сомлевшего интеллектуала. - А ты как думаешь?
  Визардэль пролепетал нечто невнятное и вежливое. Дескать, человеческая девушка вовсе не уродина, а круглые уши можно прикрыть волосами, если их отрастить подлиннее. Будет не так заметно отсутствие остроты. Словом, паренек нес какой-то расистский бред, но дрожи и полотняной бледности больше не демонстрировал, и Аська от нежелающего поддерживать конструктивную беседу эльфа отстала. Стресс - это такая поганая штука вне зависимости от расы и пола. Пареньку только посочувствовать можно.
  
  
  Глава 14. Какой от Хвоста толк?
  
  Долго нянчиться с эльфами и играть в психотерапевта Асе не пришлось - аккурат перед деревом даже не проявился или возник, а будто откуда-то из складки пространства выпал Лихаэль.
  - Вы что тут делаете?! - сходу возмутился предтеча, будто застал Аську не на болоте в недотонувшем состоянии, а в тропическом раю под пальмами, в шезлонге с коктейлем и с парочкой любовников до кучи.
  Разом рассвирепевшая Аська огрызнулась:
  - Не видишь, что ли, трамвай ждем!
  Предтеча, не знакомый с земными шутками, озадаченно моргнул и возмутился:
  - Я вас жду на тропе, а вы...
  - А мы едва не утонули, когда тропа исчезла, - отрубила Покрышкина, уже кидая конкретную претензию по делу.
  - Она не должна была исчезать! - снова возмутился Лихаэль.
  - Кому должна - всем простила. Короче, почему-то это сделала, так что все претензии к Лесу, - буркнула Ася и пожала плечами: - Тут дерево было, как те, что в труху на полянке у Гиаль осыпались. Может, из-за него с тропой сбой вышел, и болото по той же причине образовалось. Ты нас отсюда уведешь, или так и будем лягушек слушать, мокнуть и мерзнуть?
  Как восклицательный знак в довершение прочувствованной речи, Аська хлюпнула носом и громко чихнула:
  - А-а-пчхи!
  Лихо поморщился, заткнул поток своего негодования и небрежно махнул кистью левой руки. Что толку в образной речи, если одни готовы слушать раскрыв рот любую чушь, хоть их за ноги подвесь и кожу заживо сдирай, а другая вообще неспособна слушать? Чихает и может даже заболеть. И как потом с ней развлекаться? И так кучу времени на всякую глупую ерунду тратит: сон, купание, еда... а если еще и заболеет или зачем-нибудь помрет? Упрашивай потом Высших, чтоб воскресили. Нет уж!
  По воле Лихаэля все разом, вот только что сидели на корнях, а в следующий миг оказались снова на быстрой тропе, при этом еще и чистые и сухие, будто после стирки, совмещенной с глажкой. Для полноты ассоциаций не хватало только запаха кондиционера одного на всех. Впрочем, кажется, был и он. Вместо болотной тины окружающие стали благоухать чем-то свежо-травяным.
  'Сумасброд всемогущий!' - мысленно, но без раздражения прокомментировала очередную выходку древнейшего девушка и хмыкнула:
  - Спасибо что ли!
  Парочка же эльфов рассыпалась в благодарностях, цветистых настолько, что любые уши, даже их остроконечные длинные, в трубочку бы завернулись, не мешай им хрящи.
  - Что с тропой не так, разобрался? - не обращая внимания на словесный поток благоглупостей от пары задохликов, продолжила допытываться у Лихо девушка.
  - Тропа к Хвосту Дракона открывается и ведет лишь для тех, кто принят Лесом с мига рождения, меня и тебя держит только покуда эльфы здесь, - дал неприятную для себя справку предтеча.
  - Раньше Лес нас без проблем приводил куда надо, добровольно и с песней, что изменилось? - озадачилась Аська.
  - Лес всегда готов помочь мне, но, возможно, если камни - частицы сути Шеара, то их слишком много там, куда нас должны привести, - задумчиво предположил Лихо, - Из-за этого сила Гиаль и мощь Леса слабеют, пути путаются. Чтобы проложить дорогу, требуется сила проводника из местных, полностью привязанных к миру сутью плоти и духа.
  - Ясно, что ничего не ясно. Ну, в целом понятно, почему тропа исчезла для тебя, если ты убежал вперед, а парни не успели за стремительным тобой, чтобы вести. Но почему дорога исчезла и для них, финишировав в болоте? Из-за неправильного дерева, как я брякнула? А теперь, когда его больше нет, болото самоликвидируется, иссохнув до заливного луга?
  - Болот в эльфийских лесах быть не должно, но, если оно, однажды возникнув, понравилось Лесу... - Лихо вместо продолжения ответа издал причудливый переливчатый свист, почему-то совершенно однозначно истолкованный Асей как тот же ответ 'возможно, а возможно и нет', поданный в музыкальной форме. И ведь из чистой вредности ответить чудику присловьем 'не свисти, денег не будет', никак не получилось бы. Потому как упражнялся Лихо в художественном свисте на свежем воздухе, а не в помещении, на которое и распространялось действие народной приметы.
  Невыносимый (попробуй такого куда вынеси, мигом вернется и вынесет всех!) тип спрыгнул с тропы как-то резко. Вроде бежал, бежал, с десяток минут, не меньше (Аська даже запыхаться чуток успела, пусть на волшебной тропке сама земля под ногами помогала двигаться, подталкивая вперед, точно тренажерная беговая дорожка). А тут взял и прыгнул, но не вперед и не вверх, а как-то вбок, что тот заяц, путающий следы. Хотя хотела бы Аська глянуть на ту лису, которая собралась бы поохотиться на эдакого косого. После охоты у зайчика точно появилось бы лисье манто.
  Словом, когда Лихо спрыгнул, ориентируясь на чувство Леса, все остальные из подпространства лесной транспортной сети банально вывалились. Причем сверзились не куда-то на мягкую зелень трав, на худой конец в кустики, прудик, или даже снова в болото. Нет, парочка эльфов и Ася упали в нагромождение массивных черных камней. Хорошо еще падали с небольшой высоты, максимум с полметра, потому особо пострадать не смогли. Ася даже бухнулась на ноги, отбивая пятки, и только чуть-чуть помахала руками, восстанавливая равновесие. Фаэроен приземлился по-кошачьи мягко. А вот неизвестно о чем задумавшийся или замечтавшийся Визардэль, дезориентированный перемещением, начал падать. Все, что успела Аська, на которую падал эльфик, это схватить его за волосы и злополучное ухо, чтобы удержать в вертикальном положении. Юноша тоненько пискнул и на ногах устоял.
  - Прости, - без тени вины покаялась Ася (не оторвала же напрочь ничего, даже клока мягких, как шелк, волос не вырвала!) и, оставив парня приходить в себя, переключилась на Лихаэля. Подошла к нему близко и встала, ожидая каких-нибудь 'указявок'.
  Первопредок молчал и внимательно разглядывал Хвост Дракона - громадную гору камней, более темных по цвету, нежели прочий горный массив чуть далее. Наверное, с высоты скопление антрацитово-черного камня в самом деле походило на хвост ящера. Вроде как гряда имела четкую форму и очертания, нисходящие по высоте справа налево. Оттенок у камней 'хвоста' был точно такой, как и у тех, которые уже ухитрились найти и уничтожить они с Лихаэлем. Или все-таки малость различался? Не истинно-черный, а черный с фиолетовой искрой. И зудело под кожей у Аси рядом с камнями все сильнее.
  - Да, это они, частицы силы Шеара, - уверенно постановил Лихаэль.
  - Тогда как их черные 'братишки' оказались раскиданы черти где и закопаны у твоей сонной полянки, кстати, тоже? Шеар же вообще был против твоего сна, - подняла брови домиком Аська.
  - После, - проронил объяснение Лихо. - Возможно, тот, что приносил камни, мог видеть лишь их силу, способную поддержать мою дрему, но не исток. Я и сам...
   Древнейший осекся. Наверное, ему, беспечно-всемогущему, признавать, что не распознал в осколках булыжников отпечаток если не друга, то приятеля, не особенно хотелось.
  - Не вникла! Если это собственность твоего знакомого, зачем мы их в пыль? - запуталась Ася в метафизических аспектах головоломки. - И почему, кстати, они Гиаль мешают, всякую хрень творя?
  - Лес - мир под покровительством Гиаль. Избытку силы иного бога здесь не место, потому я и не признал изначально силы Шеара. Плетения искажаются, - все-таки поведал предтеча.
  - А ты тоже искажаешь?
  - Я не бог, мою силу принимает любой мир без искажений.
   Отмахнувшись от расспросов про свои возможности, Лихаэль уточнил задачу: - Мы должны уничтожить не частицы силы Шеара, сие невозможно, а материальный якорь силы - камни, чтобы суть Шеардана, где бы он ни был, вернулась к нему.
  - Ну ок, а как? - Аська окинула тоскливым взглядом фронт работы. Опыт разгрузки грузовика с кирпичами на дядиной даче у нее был, потому объем она примерно представляла и прекрасно помнила, как после болело все, особенно пальцы! - Тут же возни на неделю, не меньше. Это по одному мы их коцали влегкую, а тут камня тонны.
  - Надо пустить силу сетью, - небрежно повел плечами Лихаэль и резво сграбастал Аську в объятия, развернув ее лицом к камням. Положил одну руку на ее сердце, второй вцепился в ее запястье. А саму ладошку родственницы поднял вверх и наставил на хребет. Прежде, чем начать, бросил взгляд на парочку эльфят, пытавшихся разобраться в сути речей древнейшего, и мотнул головой.
  Парочка любопытствующих проводников исчезла, как корова языком слизнула. Изменение в пейзаже Аська уловила и осторожно, с некоторой подозрительностью, уточнила:
  - Ты куда их отправил? Надеюсь, не обратно в болото?
  Не то чтобы Аське было так уж жаль пареньков, но угробить столько трудов на извлечение двоих, чтобы все старания пошли насмарку - банально обидно!
  - К Гиаль на полянку, - бросил Лихо. - Откуда путь начат, той дорогой кольцо проще всего замкнуть. Если место силой напитано, тем паче. Пусть поют гимны дальше, коль охота.
  И, завершая разговор, Лихаэль притиснул Аську чуть сильнее, чтобы прекратила болтать ерунду. Да не на ту напал: придушенно пискнув, Ася злобно прошипела:
  - А ребра ломать мне обязательно, чтобы твою сеть сделать? Я не Адам, и Евы из меня не получится никак даже с точки зрения мифологии и религии.
  Нажим Лихаэль чуть ослабил, и он велел почти сурово, без своего обычного легкомыслия:
  - Смотри на камни, чувствуй их. Остальное мое дело.
  Возражать или качать права Аська больше не стала (смысл?), сосредоточилась на Хвосте Дракона. Оставалось надеяться лишь на то, что Лихо все сделает раньше, чем что-нибудь ей действительно сломает ненароком, увлекшись действом. Что этот безумный сумасброд станет ломать ей кости намеренно, Покрышкина не верила. Садизм ради садизма древнейшего в качестве развлечения не привлекал. К счастью! Или уже наиграться в кровавые игры за истекшие тысячи лет успел? И без выходок Лихаэля хватало дискомфортных ощущений. Зуд от близости камешков, нарастающий по экспоненте, становился все более невыносимым.
  Предтеча между тем обхватил Асины пальцы своей пятерней и как-то резко встряхнул, словно сбрасывал капли с мокрой руки. Одновременно выкрикнул нечто, что ухо Аськи восприняло лишь как череду звуков. Но, весьма вероятно, в этом крике был некий высший мистический смысл, а иначе почему же произошло то, что произошло?
  Камни заскрипели, будто хвост и в самом деле имел какое-то отношение к живому, чуток окаменевшему от долгой неподвижности дракону, который этим самым хвостом собирался помахать. Потом - может, Аське показалось, а может, и нет - всю черную груду, посверкивающую фиолетовыми редкими искорками, накрыла золотая сияющая сеть. Эта сеть вспыхнула, не оседая на камнях, а проходя сквозь них. Каменная гряда осыпалась мелким черным песком, из тех самых мизерных по размеру крупинок, какими устланы хваленые курорты заграницы с белыми пляжами и пальмами. Вокруг ликвидируемых камней пыхнуло черное марево, оное вновь свинтилось в уже знакомый компактный смерч, традиционно умчавшийся за горизонт.
  Пока Ася пыталась осмыслить глобальное преобразование монументальной груды камня в мелкий песок, Лихаэль резко ее отпустил и прыгнул вперед, выставив руки так, будто хотел обнять весь мир, ну или на худой конец те самые горы. И ведь толк от своих обнимашек получил! Фиолетовые искры, оставшиеся от черного песка, взметнулись вверх и впились в ладони предтечи. Он запрокинул голову и расхохотался, воспаряя над землей. Рыже-алые волосы древнейшего окружили его голову закатно-солнечным ореолом, отбрасывая блики повсюду. Он хохотал и, кажется, вместе с ним смеялся ветер, хихикала трава, гоготали горы.
  Не прекращая смеха, Лихаэль спикировал к оставленной внизу Аське, подхватил ее в объятия и закружил, взмыв в небеса. Она даже пикнуть не успела!
  - Ты... больной на всю голову придурок, поставь меня, где взял! - придушенно зашипела Ася, впрочем, не пытаясь вырваться. Падать с такой высоты ей совершенно не улыбалось, а прыгать, летать и парить, как безумный первопредок, она, ясное дело, не умела и вряд ли когда научится. Не людское это дело. К счастью. Или, может быть, к сожалению?
  Чокнутый Лихо только снова рассмеялся, впился в ее губы жарким поцелуем, выплескивая неистовую радость, и только после этого отпустил. Прямо в воздухе. Но Аська, к своему глубочайшему изумлению, не упала, а мягко спланировала вниз. Наверное, ей, как мышке из дурацкого анекдота, хватило 'бензинчику' от контакта с Лихаэлем, чтобы не разбиться в лепешку. (Штирлиц напоил мышку бензином и отпустил. Мышка пробежала пять метров и упала. "Наверное, бензин кончился," -- подумал Штирлиц.)
  - Шизанутый отморозок! - подвела итог Покрышкина, присаживаясь на травку. Ноги после перенесенного стресса не держали. Покосившись на небеса, где выделывал кульбиты Лихо, Аська согласилась сама с собой: - Натурально шизанутый!
  Потом вздохнула и пожаловалась в пространство:
  - Домой хочу!
  Пространство сочувственно промолчало, не став напоминать о словах предтечи насчет нынешнего отсутствия у Аськи дома как такового. На удивление, сидеть на земле, перемешанной с камнями, оказалось почти удобно. Не жестко и совсем не холодно, во всяком случае, теплее, чем в зале, где вызывали демона. Но там холод скорее всего имел инфернальную природу. Волшебная одежда, выданная незримыми домашними слугами Лихаэля, оказалась не только легендарной, а еще и практичной. Так сказать, магический аналог термобелья с подушкой безопасности в придачу.
  
  
  Глава 15. Новый способ
  
  Лихо приземлился рядом с Асей где-то через полчасика и довольно объявил:
  - Моя сила возвращается!
  - Я как бы догадалась, - кисло согласилась Аська и уточнила с вялым любопытством:
  - Это те фиолетовые искры, выделившиеся из черных камней?
  - Да, - оскалился Лихаэль. - Мои дары укрыла пеленой связанная сила Шеардина. Под ней я не чуял их до поры, как не мог и распознать природу силы.
  - Что ж, зато теперь у тебя есть стимул исполнить просьбу Гиаль об очищении Леса не только затем, чтобы помочь мне. Может, приятеля найдешь и свое могущество заодно. Хотя, как по мне, ты уже могучий, дальше плыть некуда. Вселенную жалко, ей твоих выходок не снести! Пошли домой, обедать точно уже пора, как бы ни ужинать.
  Лихаэль сердито насупился. В его планы, похоже, не только трапеза, даже возвращение в древо-дом-дворец не входило. Есть он, зараза аномальная, не хотел, а подзарядившись от хранимой черными камнями энергии, был готов к новым свершениям сутки напролет.
  - Или меня отведи, а сам чеши куда хочешь, - предложила альтернативный вариант уставшая настолько, что даже ругаться желания не было, Аська. Блуждание по болоту и спасение парочки длинноухих утопленников сожрало чертову прорву сил.
  Поморщившись, предтеча подхватил ее за руку и помчался по тропе, с готовностью, практически с подхалимской быстротой, предоставленной ему Лесом.
  Казалось бы, этот мир - епархия богини Гиаль, не особенно жалующей первопредка с его фокусами и откровенно неуважительным отношением к светозарной. Однако ж, как теперь подозревала Аська, у Леса насчет Лихаэля было свое личное мнение, не согласованное с повелительницей в высших инстанциях. Ведь не могла же та подсознательно тайно обожать невозможного предтечу? Точно не могла! Обожать 'такое' - это кем надо быть? Точно больной на всю голову. Таких на свободе не держат, запирают в комнатках с мягкими стенами и пичкают таблеточками!
  Вывалившись перед домом-деревом на почти газонную травку, Ася перевела дух. Всегда себя считала достаточно спортивной девчонкой, но столько и так, как с рехнувшимся новоиспеченным родственником, бегать прежде ей не доводилось. Жаль, раньше она своего счастья не ценила и не осознавала, особенно когда проклинала изувера физрука, сдавая очередной норматив по кроссу. А мужчина-то был понимающий, действовал в щадящем режиме, не то, что некоторые отмороженные на всю голову типы!
  - Я знаю, как бросить полную сеть быстрого поиска! - за время пути, кажется, в башку Лихаэля успела набиться прорва вредных идей.
  'Почему-то догадываюсь, что мне это не понравится', - проницательно подумала Аська.
  - Нужен всплеск твоей силы, который я смогу уловить и по нему ориентироваться, - пояснил Лихо, оценивающе оглядывая спутницу, словно придирчивый портной клиента или, что хуже, гробовщик, снимающий мерку для домовины со свежего покойничка.
  - И как ты его получишь? - вынужденно поинтересовалась Ася, все сильнее продолжая чуять недоброе не только нижними девяноста (ладно-ладно, восьмидесятою), а и всей душой с инстинктом самосохранения до кучи.
  - Наслаждение или боль, - беспечно пояснил предтеча сакраментальную истину. - Так выплескивается сила. Я превосходный любовник, тебе понравится.
  - Нет, не прокатит, - энергично помотала головой Аська, отметая 'очень щедрое' предложение. - Что там с болью? Обязательно калечить надо или чем-то слабее можно обойтись?
  - Калечить? Нет, - все еще не понимая и не принимая странного выбора, почти машинально отозвался Лихаэль. - Можно прижечь огнем. Он по совокупности, как часть многих конструктов поиска, тоже дает силу и направление.
  - Хорошо, если ты потом меня вылечишь, давай огнем, - решительно определилась Ася.
  - Ты любишь боль? - попробовал догадаться о мотивах странной человечки запутавшийся первопредок.
  - Нет, понятное дело, у меня с психикой, в отличие от некоторых рыжих, не будем показывать пальцем каких, все в порядке. Но если выбирать, то лучше так. Меньше проблем потом. К такому, как ты, привязываться нельзя. Ты ж сожрешь чужое сердце и не заметишь, - откровенно объяснила свои мотивы Аська, глядя даже не на Лихо, а куда-то сквозь него.
  Лихаэль фыркнул не то оскорбленно, не то польщенно. Возможно, сам пока не определился, как относится к ее мнению и, соответственно, как реагировать.
  - Меня любили боги и богини, короли и королевы, могущественнейшие маги, - самолюбиво проронил предтеча.
  - Вот и я о том же, не претендую, - отрешенно согласилась попаданка. Она даже не усомнилась в обширном и разностороннем (кажется, пол для Лихо и впрямь особого значения не имел) 'послужном списке' древнейшего, и уточнила: - Пообедать дашь или лучше сразу?
  - Сразу, - нехотя решил все еще недовольный Лихаэль. - Люди хрупки и плохо переносят даже самые пустяшные муки.
  Он сцапал и притиснул Аську к себе, на свободной руке зажигая яркое оранжевое пламя. Жар его, даже не поднесенный близко к коже, уже неприятно обжигал.
  - Не передумала? - на всякий случай справился мучитель.
   Аська в ответ решительно мотнула головой и сжала челюсти. Принятого решения она менять не собиралась. И вообще, что она, в жизни ни разу не обжигалась? Бывало не раз, и чем только не бывало: утюгом, ручками кастрюль, бульоном, кипятком из чайника, угольками от костра. Да, было больно, но вот она живая, даже шрамов от ожогов нет, все, как на собаке зажило. Значит, и сейчас не помрет. Зато, если сработает, поиски быстрее пойдут. А то пока даже браслет-индикатор от Гиаль на запястье лишь блеклой голубизной подмигивает. Медленно дело идет.
  В следующую секунду Асе стало не до отстраненных размышлений. Лихо подвел огонь к ее руке, выдохнув на ухо некую переливчатую трель, от которой онемело тело. Аська не могла пошевелить и пальцем, но чувствительности не потеряла ни на йоту. И отчетливо ощущала, как огонь предтечи загулял вдоль ее руки, прижигая кожу. Если бы она могла кричать, то кричала бы, но из горла не вырвалось ни звука, только по щекам градом покатились слезы. Боль была дикой, до тошноты, туманящей рассудок, но не дарящей беспамятство.
  И Лихо, нет, он не наслаждался чужой болью, как отпетый садист, он словно сосредоточенно вбирал ее, копил, примеряясь для какого-то непостижимого Аське действа. И, напрягшись в какой-то миг, выпустил, словно стрелу из лука.
  А потом сразу прекратил огненную пытку, ослабил нажим и, перехватив Аськину руку поудобнее, прошелся языком по всей пострадавшей поверхности. Казавшаяся сплошным куском боли конечность на миг-другой занемела, а потом расслабилась. Боль, гуляющая по телу, уходила. Все заживало.
  Едва исцелив Аську, Лихо снова схватил ее за руку и скомандовал:
  - Не медли, я чую цель!
  - Хотела бы, да не получилось, - чистосердечно призналась Ася, увлекаемая Лихаэлем в очередные дебри по быстрой тропе.
  Когда новый забег по зеленям на голодный желудок завершился, Покрышкина обнаружила себя стоящей на пологом бережку живописного озера. (Да, блин, в этих эльфийских краях даже болото гимном эстетики было). Лихо приплясывал рядом, пронзая чистые воды жадным взглядом.
  - И? - уточнила Ася, спустя минуту-другую углубленного созерцания. - Чего ищем-то? Опять камни и они на дне? Или для разнообразия какую-то водоросль, ракушку, рыбу?
  - Сила здесь... я чую ее в воде, - поделился информацией Лихаэль.
  - Ну хоть не в воздухе, - цинично хмыкнула Ася, машинально отреагировав на фразу, напомнившую смешной фильм. - И что? Ты ж столько не выпьешь! Или?
  Она с некоторым сомнением покосилась на первопредка. Лихо, конечно, козел, пока безрогий, и от него можно любой выходки ожидать, но в том-то и дело, что любой. Кто его знает? Может, он способен без закуски озеро выдуть и добавки попросить?
  Но то ли Ася плохо верила в могущество Лихаэля, то ли в его сумасбродную голову на миг-другой заглянул и не умчался с воплями ужаса здравый смысл. Как бы то ни было, предтеча признал:
  - Мне не стоит пить.
  - Золотые слова, - прокомментировала Аська. - Ты и по трезвяку-то буйный, а уж если на грудь примешь...
  - Сила Шеардина мне не подходит, - закончил свою мысль предтеча.
  - Э-э, тут опять вперемешку все и сортировке не поддается? - уточнила Ася, имея в виду состав камней на Хвосте Дракона. - Ну тогда жаль, что адсорбента нет. Собрал бы концентрат для Шеардина куда-нибудь, а свою выдул. Или, как лягушка кислород, впитал кожей.
  - Собрать? - задумчиво вычленил ценную идею из Аськиного спича Лихаэль, слазил в поясной кошель и вытащил, как мультяшный персонаж молоток, здоровенный черный камень, очень похожий на те, которые хранили частицы могущества пропавшего приятеля предтечи. Может, это и был один из камешков, заныканный на 'черный день'?
  Покрутив на ладони булыжник, Лихо взял и плюхнул его в воду. Бульк! Разлетелись брызги, разошлись круги. Камень, повинуясь закону всемирного тяготения, благополучно устремился ко дну, а Лихаэль с безумным хихиканьем сиганул следом за камнем и, нет, не поплыл, завис в воде, раскорячившись, как лягушка, где-то на глубине метра в полтора от поверхности. Он не тонул, даже не пускал пузырьков воздуха, только медленно и плавно начал поводить руками, и со всех концов озера к нему устремились маленькие фиолетовые искорки.
  'Вот жук, чтоб ненужного не забрать, смастрячил магический магнит, к нему и тянется основная масса, а свое забирает', - покумекав, сообразила механику или, если быть точной, магику действий первопредка Аська.
  Сейчас ее в большей степени интересовал шкурный интерес - обед, совмещенный с ужином, и отдых. Набегалась нынче и даже наплавалась она по самую маковку. И сейчас готова была уже рассматривать в качестве еды квакающих жительниц местного тростника и сырую рыбку. До намерения зажевать сырьем жуков и пиявок уровень голода пока не достиг.
  Правда, надежда на то, что Лихо управится со своими водными процедурами по-быстрому, еще вяло трепыхалась в душе попаданки. Все-таки медлить и тянуть время предтеча не умел в принципе. И сам процесс ожидания его раздражал, если не был связан с иным интересом. Вон как на той полянке с призраком.
  - Кушать хотелось еще с полчаса назад, а теперь уже очень хочется жрать, - пожаловалась в пространство Аська и едва не упала, когда ее под пятки подтолкнула сама земля, вернее, травка-тропинка, на которой она топталась. И глюком это не было, потому что пока Ася соображала, видения ее посетили или реальность, данная в объективных ощущениях, под ноги мягко толкнуло еще раз. Не дожидаясь, пока ее свалят, бедная попаданка двинула туда, куда ее настойчиво толкали, и оказалась на пригорке, щедро усыпанном луговой земляникой. Самой сладкой и крупной, не то что духовитая, но кислящая лесная. Присев на корточки, Аська принялась складывать ягоды в рот, не преминув поблагодарить:
  - Спасибо большое, хоть перекушу!
  О том, что ее отправил попастись на зеленях сам Лес, Ася особенно не задумывалась. Вокруг и с ней творилось столько всякой дичи, что вздумай она ее серьезно анализировать, точно бы свихнулась.
  К счастью, долго собирать вкусные, но все равно маленькие ягодки не пришлось. Покрышкина не успела даже разочароваться во встроенном в Лихаэля перпетуум мобиле. Минут через пятнадцать чумовой не-эльф всплыл на поверхность, как та подлодка, и вылетел на берег. Вода, стекшая с него ручьями, испарилась, оставляя после себя сухую одежду. Даже волосы и те у первопредка не намокли!
  - А чего ты сухой? - все-таки чуток удивилась Аська.
  - Потому что не хочу быть сейчас мокрым, - практично пояснил Лихаэль.
  - Ну... исчерпывающе, - согласилась поневоле Ася, отряхивая ладони и поднимаясь с корточек. - Идем, или по второму кругу полоскаться будешь?
  - Сила Шеардина уже взята камнем, свою я забрал, - изящно повел плечами предтеча.
  - Тебе сейчас и моя помощь не нужна, сам все соберешь?
  - Нужна. Но после ритуала поиска проще стало, - поморщился Лихаэль. - Я по-прежнему использую твою силу, но ее много не надо, достаточно того, что ты рядом. Малую толику взять у родича нетрудно, если он близко. Набранного хватило, чтобы и камень в пыль обратить.
  
  
  Глава 16. О вкусах не спорят
  
  Лихо снова сцапал Асю за руку и выдернул ее с тропы точно перед древо-дворцом. Тут все вроде было привычно-красиво, только к деревьям, кустам и траве добавилось составленное из лоз и трав скульптурное украшение. Зеленая вьющаяся травка, розовые и сиреневые цветочки-колокольчики.
  - Миленько, - вяло оценила уставшая попаданка, топая мимо эльфийского варианта садового гнома. - Решил освежить обстановку?
  - О? Гость? - вместо ответа тормознул у украшения Лихаэль.
  - Чего, опять Эльмиавер соскучился? - попробовала угадать Аська, вспомнив, как пришпилил охранный газон законника совсем недавно.
  - Это не он, - хмыкнул предтеча и небрежно потрепал скульптуру по плечу.
  Обрамление опало, оставляя жертву, и элегантно рассосалось по окрестностям. Стало понятно: в гости за каким-то хреном приперся Визардэль. Как будто ему было мало приключений на болоте. Или парень словил кайф от риска и решил продолжить хождение по лезвию бритвы? Может он адреналиновый наркоман: то дуэли в месте сна древнего зла устаивает, то в болоте жизнью рискует? Ничем иным намерение явиться незваным к отмороженному первопредку Ася объяснить не могла.
  Юный эльф встрепетнул ресничками, будто проснулся от короткого сна, и зарозовел, задвигал ушами, завидев Аську и хозяина владений, куда удумал явиться без приглашения.
  - Еще про черные камни что вспомнил? - сходу поинтересовался Лихаэль.
  - Н-н-ет, эй-ороль Лихаэль Аэрдан, я прибыл с визитом к айе Асе. Желал удостовериться, что пребывание в стылых водах минуло без скверных последствий для здоровья юной девы, - пояснил вторженец.
  - Жива, только голодна, - хмуро проронила Покрышкина, не испытывающая никакого желания чесать языком с едва знакомым молоденьким ушастиком на почти пустой (земляника не в счет) желудок. Спасения утопающих - еще не повод для близкого знакомства. Потом-то может и стоило бы с эльфиком перекинуться словечком о том о сем, может еще какую наводку получить, к которой Лес привести не смог.
  А предтеча, кажется, услышал совсем не то, что говорил Визардэль, потому что оглядел того чуть повнимательнее и задорно расхохотался.
  - Нравится, когда поводья в иных руках? Бывает, малыш...
  - Давайте вы про скачки потом побеседуете, я хочу пообедать и заодно поужинать, - прервала беседу на пороге девушка.
  Почему снова закатился Лихаэль, а эльфенок стал дивно-розового оттенка, Аська разбираться не стала, махнула на любителей лошадей рукой, и пошла в дом. А эти двое пусть хоть масть, хоть стать обсуждают, хоть ставки на ипподроме, хоть и не видела Ася в лесах ни одной даже самой хилой клячи. При ней эльфы все больше на своих двоих передвигались и ее так же передвигали.
  Наверное, лошади у них были, как костюмы, - парадно выходные или их держали где-то на лугах-полях, а не в чаще, чтоб скакуны ног не переломали в дебрях и в болотах не потопли.
  В древо-дом за девушкой пошел только Лихо, а эльфенок, вероятно, исполнил свой гражданский долг по визиту к спасительнице и смылся, пока снова газон украшать не поставили.
  Незримые, но оттого не менее могущественные духи-помощники древо-дворца учли невысказанные в помещении пожелания Аси. А может, рассчитали сбитый распорядок дня. В любом случае эти замечательные создания накрыли роскошный стол с кучей салатов, мясных деликатесов и ягод. Да, супчика тут, кажется, не водилось и сдобы в привычном понимании попаданки тоже, только мелкие, на один укус, пирожки и какие-то лепешки. В составе их было больше орехов и травы, нежели муки в ее исконном понимании. Впрочем, все равно все было вкусно, или это Аська настолько проголодалась, что готова была составить конкуренцию в поедании кожаных изделий мужественным путешественникам, вываривавшим собственные пояса и ботинки?
  Почему-то энергии сегодня ушло куда больше, нежели в банальном туристическом блуждании по лесу, даже с учетом нервотрепки, пытки прижиганием и бултыхания в болоте. Или все было как раз в расходе той самой энергии, о которой говорил Лихо и которую он у нее заимствовал?
  Лихаэль за стол с Аськой на сей раз присел, но не столько ел (так, пирожок куснул и какой-то салатик в пяти оттенках зеленого живописно разложил по тарелке), сколько поглядывал на свою соседку по трапезе и давил лыбу. И будто ждал, пока человечка выйдет из себя и спросит, чего он ржет, как конь ретивый. Но Асе есть хотелось больше, чем скандалить и качать права, потому она сначала с удовольствием (и никакие древнейшие предтечи аппетита попаданке испортить не смогли!) поела, и лишь потом потребовала:
  - Давай!
  - Что? - театрально приподнял бровь Лихаэль.
  - Рассказывай, что ты такой веселый, а то лопнешь, убирай потом требуху, - съязвила Аська.
  - Какая-то ты сегодня злая, - пожаловался в пространство Лихаэль, искоса глянув на девушку.
  - Должно быть, не выспалась или с болотной водицей что-то не-то хлебнула, - огрызнулась Аська, не продолжая фразу насчет того, кто виноват в дефиците сна и купании в неприспособленном для этого водоеме.
  Лихо Аэрдан (вот же кликуху говорящую ему прилепили!) лишь снова ухмыльнулся и объявил:
  - Твои мечты сбываются, человечка! Ты же хотела развлечься с кем-то из 'симпатичных придурков-цветоводов'? - процитировал Асю Лихаэль с глумливой улыбочкой, покачиваясь на стуле так, будто работал номер на арене цирка. Кажется, на полу оставалась только одна из четырех ножек изящного предмета мебели. И Аська на мгновение испытала сильнейшее искушение долбануть по этой ножке пяткой, чтоб хрупкий баланс нарушился и безупречно-роскошный и совершенно безумный предтеча грохнулся на пол, гремя костями. Только ведь овчинка не стоила выделки! Лихо бы точно не упал, ухитрился бы извернуться в полете и встать на ноги или вообще зависнуть в воздухе, лишая выходку всякого смысла.
  -Ты шутки с планами не путай, - сердито буркнула Покрышкина. - Нафиг мне эти ослоухие блондинистые дитятки небесной красы, и нафиг ли им сдалась я?
  Лихо снова закатился смехом и протянул:
  - О-о-о, не знаю, как с двумя разом, но сердце одного из младых знатоков цветов ты тронула своими крепкими ноготками, расцарапавшими нежные ушки, и твердой рукой, уверенно державшей волосы, как поводья коня.
  - Ну тебя в баню с дурацкими шутками, - Аська наморщила нос и в отместку кинула в Лихаэля пирожком. - Пусть я парнишке уши чуток расцарапала и за волосы подергала, но это все лучше, чем в болоте с концами захлебнуться или на камнях навернуться.
  Лихо ловко поймал пирожок в полете, надкусил его, снова коварно ухмыльнулся и промолчал столь многозначительно, что заставил Асю чуток занервничать и переспросить подозрительно:
  - И вообще откуда тебе все знать? Или ты мысли читать умеешь?
  - Мысли? Не обучен, и не испытываю интереса. По большей части помыслы живых столь хаотично-примитивны и скучны... Я ловлю только образы, чувства, видения, - повел плечом и промурлыкал предтеча, щуря удивительные глаза, теперь все явственнее просверкивающие фиолетовыми искрами далеких звезд. На человека древнейший и раньше не походил, теперь даже на эльфа стал походить лишь отдаленно. - И в чувствах юного цветовода твой отпечаток особенно ярок.
   - М-да, клиника. По ходу дела пацан начинающий мазохист или несколько безволен, что ему в кайф твердая рука?- оторопело покачала головой Аська.
  - Второе ему, пожалуй, ближе, - прыснул Лихаэль, наслаждающийся забавным смущением человечки.
  - Не у тех эльфов парень родился, ему бы к дроу в матриархат и вечное подчинение матронам! - фыркнула Покрышкина.
  - Что, не устраивает покорный мальчик? Ну тогда придется выбрать меня, как самого безупречно-бесподобного! - сделал странный логический вывод Лихо.
  - О таких как ты говорят уникальный! Таких как ты нет, не было и не надо! - откровенно согласилась Ася под очередной всплеск веселья древнейшего. Слова попаданки он счел очередным комплиментом.
  Отбросив идиотские размышления о парне, которому нравится, когда его тягают за волосы и выкручивают уши, Ася вернулась к делу. Посерьезнев, она уточнила:
  - Какие планы? Будем дальше по Лесу мотаться, вылавливая досаждающие Гиаль черные камни через настроенную тобой сеть и вычищать мелкие пакости в регионе, или есть способ еще более рационально поиск организовать?
  - Ты не веселилась? - почти огорчился Лихаэль, наслаждающийся процессом.
  - Когда валялась на пузе в благоухающей тиной болотной воде и тащила за уши тонущих братцев-кроликов? Бесконечно! - съязвила Ася.
  - Ты скучная, - резюмировал первопредок, скроив разочарованную мордаху. Сорвал со стены плеть декоративного, как думала до сих пор Ася, вьюнка и принялся задумчиво жевать листик.
  - Ну извини, клоунов сегодня не завезли, - фыркнула уязвленная Покрышкина, мысленно прибавив: 'Кроме тебя, да и тот бракованный - не публику, а себя все больше веселит'.
  Переспрашивать, кто такие клоуны и с чем их едят, Лихо не стал. Вероятно, знал или, благодаря суперсилам, перевел Асины слова для себя без потери смысла. Тем не менее, посыл человечки насчет работы предтеча уловил четко и, тоже резко посерьезнев, будто переключил канал, щелкнув пультом телевизора, ответил:
  - Когда я вбирал сетью из вод силу Шеардина, я ощутил ее более четко. В Лесу ее осталось немного, и досаждать Гиаль отныне должно не это, а сама паутина сплетений, налипшая на мир и протянутая к частицам Шеара. Как убрать паутину, я пока не придумал. Сжечь или разрезать ее легче легкого, но это нанесет ущерб Шеардину, где бы он сейчас ни пропадал. Я не знаю, какой ритуал над ним провели, как отъяли неотделимое, но такое свершили с ним и частью со мной. Я узнаю, исправлю и отомщу. Давно уже я не слушал музыку боли.
  Говорил Лихаэль мелодичным, почти нежным мечтательным голосом. Но интонации его заставили мурашки пробежать по спине Аськи, хотя она сама-то ни прямо, ни косвенно ни к чему криминальному причастна не была.
  - Конкретней, как исправить то, что мешает Гале? - потребовала она ответа, постучав ноготком по угнетающе светлой полоске браслета-гейса.
  - Искать якоря плетений в мирах и сматывать нити силы оттуда, - поморщился первопредок, будто собственный вариант действий ему чем-то не нравился, но иного он не мог изобрести. Наверное, сетовал, что нельзя сделать все и сразу, чтобы отправиться творить нечто сумасшедшее в других краях. - Нити в лесу большей частью тонки, риск их оборвать случайно слишком велик. Это смог бы лишь владелец силы.
  - Ну и? - на пробу уточнила Ася, почти понимая суть проблемы, но не понимая, что с этим делать.
  - Надо найти Шеардина, чтобы тот призвал свою силу сам, - закончил Лихаэль. - А поскольку он таится в неведомом мне краю, то найти я его не способен. Во всяком случае, с моим нынешним уровнем дара.
  - А если Галю подключить?
  - Если он затворился от ее поиска, то мы добьемся обратного эффекта, - ехидно отрубил предтеча, подлетая со стула, и энергично скомандовал: - Пошли!
  
  
  Глава 17. Звероморфы
  
  - Сдается мне, ты опять какую-то фигню задумал вместо отдыха перед сном, - подозрительно предположила Аська, выползая из-за стола куда менее энергично, нежели неутомимый первопредок. У древнейшего явно имелся встроенный аккумулятор с бесконечным зарядом, причем встроен он был в том самом месте, где у непоседливых людей находилось незримое шило, толкающее на безрассудные поступки.
  - Ты сама спрашивала о планах, - искренне не понял претензий Лихаэль.
  - На завтра и далее, - стоически пояснила попаданка психу. - А не немедленно вперед навстречу приключениям.
  - Красиво звучит, - оценил призыв предтеча, и Аське осталось только исполнить обреченный жест 'рука-лицо'. Покрышкина четко почувствовала: если не пойдет сама, ее опять схватят за руку и поволокут. Хочет она приключений прямо сейчас или нет, или не желает вовсе никогда - какая разница, если их жаждет чокнутый Лихаэль, взявший ее в компанию.
  Аська подошла к доставшему до печенок родственничку, сама ухватила его за запястье и мрачно выдала:
  - Пошли, пока я не заснула стоя, как лошадка.
  Лихаэль расхохотался, сгреб Асю в охапку и сиганул вверх, как кузнечик. Вроде за столом ничего, кроме пирожков и салата не ел. Но, может, какая травка особо забористая попалась (вон хоть тот плющ со стенки?). Или предтеча еще не отошел после своего странного купания с процеживанием воды метафизическим методом? Сил у дурного древнейшего явно прибавилось! Хотя, стоит признать, он хоть и хватал Аську за руки с прежней бесцеремонностью, но синяков больше не ставил и боли не причинял. Может, приспособился дозировать силу? Или, что вернее, счел нужным ее дозировать, чтобы раньше времени забавную игрушку из строя не вывести.
  Короче, этот ненормальный снова прыгнул и не долбанулся о потолок, а прямо в прыжке вместе с живой ношей сменил обстановку. И, весьма вероятно, не только в географическом смысле этого слова. Потому что вверху, куда настороженная Аська таращилась, 'предвкушая' болезненное столкновение с реальностью, оказалось яркое изумрудное небо, несвойственное эльфийскому миру-Лесу. Вокруг же, насколько хватало глаз, расстилался густой, как сметана, туман. На речке такой в четыре утра летом бывает.
  Почему при этом небо оттенка лесной травы, без единого облачка, оставалось доступным для обзора, Ася сообразить не смогла. И, честно говоря, даже гадать не захотела. Ну, небо, ну, изумрудное, ну и на фиг его! Пусть будет такого цвета, какого хочет, главное, чтобы самой Покрышкиной его вручную красить не пришлось ни здесь и сейчас, ни в перспективе.
  Лихо выпустил Асю из своих загребущих лап, крутанулся на одной пятке, грациозно совершив полный оборот, и протянул:
  - Интере-е-есно!
  - Что? - невольно насторожилась жертва дурной инициативы.
  После общения с древнейшим, нервы у нее натягивались канатами, стоило только Лихо проронить нечто вроде 'интересно, забавно, занятно или любопытно'. Все эти слова из прекрасных уст бессмертного чудовища означали лишь одно - будут проблемы, и окунуться в них Аське придется поневоле. Иногда даже вовсе не фигуральном смысле.
  - Не что, а кто! - насмешливо поправил спутницу Лихаэль и, резко выбросив руку в сторону, цапнул нечто в туманной густоте. Поначалу это было что-то неопределенно-белое и однозначно пушистое, потом Ася сообразила, что предтеча держит чей-то хвост. Нет, кончик хвоста, потому что Лихо тянул, тянул, а хвост все не кончался и не кончался, пока не оказался составной частью гигантского, с хорошую лошадь, волка. Голубые глаза животного перепугано круглились, а из пасти рвался жалобный скулеж.
   Зверушке, очевидно, не нравилось быть пойманной, тем паче за столь уязвимую часть тела. Налюбоваться добычей Лихаэля попаданка не успела. Из тумана на выручку скулящему волку вынырнула парочка экземпляров втрое крупнее.
  - Ого, кажется, щеночек дозвался своего Гринписа, - выпалила Аська.
  - Ага, явились, - ничуть не устрашившись явлением грозных зверей-гигантов с пастями, полными острых белоснежных зубов, беспечно констатировал Лихаэль и освободил хвост детеныша из пальцев. - А теперь поработайте немного. Укажите нам дорогу к черному в этом белом мире.
  Белые громадные волки с невероятными ярко-голубыми глазами определённо поняли, что имел в виду предтеча. Может, он говорил не только словами, но еще и транслировал образы на какой-то магической волне, к которой забыли подключить Аську? Или у нее вовсе подходящего разъема для адаптера не было?
  Звери сели на попы, распушив метелки хвостов, озадаченно переглянулись, почесали задними лапами за ушами с удивительной синхронностью, а потом взметнулись и помчались вперед.
  Ася так быстро бегать не умела, зато, увы, умел Лихо. Он вновь схватил попаданку в охапку и стартанул вслед за гигантскими зверями, делая скачки не меньшие, чем монструозные порождения тумана. Но почему-то выходило это у него невероятно плавно, как со встроенными амортизаторами, и Аську не дергало и не мотало в сумасшедшей гонке за белыми призраками.
  Звери бежали в ведомом только им самим направлении минут пятнадцать. Впрочем, Аська потеряла гигантов из виду уже в первые пять минут 'скачек', она лишь изредка ловила очертания туш, мелькающие то четко впереди, то слева, то справа. Впрочем, сам Лихаэль точно знал, куда и за кем несется, и ни на секунду для ориентировки на местности не задерживался.
  Бег кончился неожиданно: вот в одну секунду древнейший несся куда глаза глядят, а в следующий миг он уже стоит и заинтересованно разглядывает нечто, скрытое в молочных клубах, царственным взмахом руки отпуская проводников на волю.
  - Нора - это дыра, дыра - это нора, а нора - это кролик... - процитировала Ася, ничего не понимая в происходящем.
  - Какой кролик? - неподдельно удивился Лихо и закрутил головой. - Где?
  - А он как кот Шредингера и суслик: есть и нет одновременно, - рассеянно ответила Аська и пояснила, не добавляя ясности первопредку: - Это из физики.
  - Это не нора, это гнездо, - наставительно перебил Лихаэль собеседницу. - И в нем то, что нужно нам! Ты же чувствуешь?
  - Щекочет, пусть и не видно ничего... Кстати, гнездо тех же скромных размеров, как пушистики, которые нас сюда проводили? - осторожно уточнила Ася, пытаясь хоть что-то рассмотреть в густой пелене, где она и себя-то саму лишь ощущала, а не видела толком.
  - О да-а-а! - восторженно выдохнул предтеча.
  - Тогда чего ты такой веселый, ёкарный бабай? Гигантомания - наше все? Сыграем в 'разозли птичку, змейку или черепашку', которой я на один плевок? Или с мамашей, как с волками, договоришься?
  - Ты боишься? - искренне удивился предтеча.
  - Нет, я бешусь, - брякнула Аська.
  - А-а-а, - протянул Лихо, вероятно признавая за компаньонкой право на такое настроение. Страх без веской причины он не принимал и не понимал в принципе, а вот раздражение как состояние души - легко.
  Подойдя еще ближе к особо плотному клубу тумана, в котором таилось гнездо, Лихаэль простер над ним руки, потер их, рассыпая задорные фиолетовые искорки, и задрал голову вверх.
  Похоже, Лихаэль точно знал, кто именно является хозяином гнезда. И его задранная голова вызвала у Аськи некоторое облегчение вперемешку с настороженностью. Все-таки есть существенная разница между птицей и, скажем, змеей. А уж если речь идет о гигантах, то лучше птица. Инстинктивного страха перед пресмыкающимися Покрышкина не испытывала, но и 'целоваться в десны' не была готова. Самым лучшим, по мнению Аси, методом общения с гадами ползучими было через экран телевизора. На худой конец через стекло террариума. Это сумасшедший Лихо, небось, был готов кататься на гигантских змеях или наматывать их себе на шею в три оборота вместо шарфика.
  Нарастающий шум и ветер, идущий рваным потоком сверху, заставил Асю прервать размышления о мире животных. Она тоже задрала голову к изумрудному небу и прикрыла глаза козырьком-ладонью. Прямо на них с Лихо пикировала громадная, куда там страусам, совершенно белая птица.
  Предтеча смотрел на нее и улыбался. Кажется, этому чокнутому созерцание 'пташки' доставляло ни с чем несравнимое эстетическое удовольствие. Прятаться в укрытие или принимать иные меры защиты от живого истребителя Лихаэль даже не думал.
  Ася попятилась, чтобы выйти из зоны поражения. Не глядя, предтеча выбросил руку вбок и вцепился в компаньонку, не давая совершить маневр.
   Визжать и вырываться Аська не стала только по одной причине: Лихо хоть и был психом, самоубийцей точно не был, а значит, какую-то защиту от птицы предусмотрел. В это хотелось верить, потому как ничего другого не оставалось.
  Птица не стала таранить группу встречающих. В последний момент она чуть сменила траекторию и приземлилась рядом. От энергичного взмаха крыльев плотные клубы тумана на несколько мгновений разорвало, открывая вид на круг камней. В центре его лежали пять черных яиц.
  Чуть склонив набок голову совершенно по-куриному, птица повернула ее в сторону незваных гостей. Ярко блеснули голубые и умные, как и у волков, глаза. Аська озадаченно моргнула.
  - Мне только кажется, или они не звери и не птицы. Больно понятливые? - почему-то шепотом уточнила она.
  - Они духи-звероморфы, - громко ответил Лихаэль и, перестав обращать на Асю внимание, переключился на птицу.
  - Мне нужна скорлупа, - безапелляционно объявил предтеча.
  'Птица' негодующе клекотнула, впрочем, попытки кинуться в драку не сделала. Может, полагала такой метод заведомо проигрышным, невзирая на весомую разницу в габаритах? Ася припомнила громадного демона, плотью которого закусил Лихаэль, и молча признала правильность стратегии звероморфа. Что бы Лихо ни подразумевал под этим странным словом. В общем, дурой птица не была.
  Лихаэль подошел поближе к гнезду и встряхнул руками. Яйца кладки занялись фиолетовым огнем и чуток увеличились в размерах. Может, как и любой предмет при нагревании, расширялись? А потом они резко и дружно издали 'крак' и распались на куски, высвобождая из заточения пушистых черно-белых птенчиков, буквально на глазах приобретающих белоснежное оперение, свойственное родительнице.
  Еще одним небрежным взмахом руки предтеча призвал более ненужную и измельчающуюся прямо в полете скорлупу к себе. Занятая потомством птица едва ли заметила эти манипуляции или не сочла их нужным пресечь. А вот Ася уловила и кое-что еще: кроме свежих скорлупок из гнезда к Лихаэлю переместились и иные темные куски прошлой скорлупы, в процессе переноски преобразующиеся в знакомые черные песчинки с редким фиолетовым проблеском.
  Эта черная с редким вкраплением фиолетового взвесь почти закрыла собой гнездо со звероморфами, или правильнее было бы сказать птицеморфами? Лишь два из семи птенчиков оказались не прикрыты до конца завесой и во все глаза уставились на Лихаэля, притягивающего волшебную пыль. А потом, широко раскрыв клювики, с ликующим криком 'Кий-я-а-а!', напомнившим Аське земных каратистов, спикировали на голову первопредку. Вцепиться коготками в пеструю шевелюру Лихо двоим сразу не удалось. Соскользнули на плечи, где и устроились, издавая переливчатые нежные трели и потираясь клювами о волосы охреневшего от такого фамильярного самоуправства птенцов древнейшего.
  - Ой, - ляпнула Ася. Зоологию она знала не слишком хорошо, но по верхам все-таки нахваталась всякого достаточно, как и любой современный человек. Уж больно красочной получилась сейчас иллюстрация к понятию импринтинг. - Тебя, гляжу, можно поздравить с отцовством? Как назовешь малышей или малышек?
  Лихо с двумя живыми эполетами на плечах в возмущении уставился на потешающуюся Аську. Мамаша птица смерила картину ревниво-неодобрительным взглядом, совершенно по-человечески вздохнула и отвернулась. Птенцы-ренегаты, выбравшие в спутники создание иной расы, стали для нее отрезанным ломтем.
  - У звероморфов нет пола, как нет и окончательного обличья на всю жизнь, - в конце концов выдал Лихаэль ценную информацию. - Они выбирают любое обличье по своей прихоти, копируя поначалу родителей, далее тех, кого сочтут интересным.
  - Ну... тогда они и ты нашли друг друга. Если во главу угла ставить интерес, то ты им подходящий папочка. Кинуть родную мамочку ради первого попавшегося интересного прохиндея - это по-вашему, - покачала головой девушка.
  - Ай и Кий! Вот им имена! - в очередной раз сочтя все сказанное лестным комплиментом, провозгласил довольный Лихо, поразительно быстро смирившийся с парочкой звероморфов в качестве нагрузки, и резко свистнул. Звук едва не лишил слуха языкастую попаданку. Пока она ковыряла в ушах, свеженареченные птенцы сорвались с плеч первопредка и, увеличившись в размерах до одной пятой от габаритов родительницы, взмыли в изумрудное небо.
  - И растут как на анаболиках, - между делом оценила Аська.
  - Они берут мою силу, - беспечно пожал плечами предтеча.
  - А-а-а, - протянула почти ничего не понявшая Аська и вздохнула.
  Чудеса - это, наверное, здорово. В сказках, со стороны. Но точно не тогда, когда ты внутри чудес и сказок. Тогда больше всего почему-то хочется в самую заурядную родную реальность, в институт и к строгому дядьке. Пусть ворчит, пусть хмурится, но свой, родной по крови, единственный, кто не бросил малолетнюю сироту, взвалил на себя все заботы о ней. Пытался воспитывать, как мог и умел, пусть Ася порой и злилась на строгого родственника. Но куда меньше, чем на невозможного непредсказуемого первопредка, с которым ее угораздило связаться.
  Пока она переваривала очередное чудо из серии животных чудес, подросшие птички покинули изумрудные просторы небес, снова вошли в пике и резко затормозили прямо между Аськой и Лихо, обдав их не тучей перьев, а почему-то туманных брызг.
  Жертва эйфории зверо-птице-морфов невольно поморщилась, переваривая атаку младенцев-вредителей. Ладно хоть те не решили врезаться в нее с разгона. Лихо снова рассмеялся и, привычно захапав Аську в объятия, вернулся в Лес.
  
  
  Глава 18. Что едят морфы и морской променад
  
  - Теперь-то все? - на всякий случай подозрительно уточнила Ася.
  Лихо почти театрально выгнул яркую бровь, демонстрируя абсолютное непонимание сути вопроса.
  - Все частицы в том мире белых не полярных зверьков забрал? - конкретизировала Ася.
  - Да, - проронил предтеча, запрокинув голову и уставившись в ночное небо Леса, где ослепительно сверкали звезды. Кажется, здесь и сейчас Лихаэлю не было дела ни до чего иного, кроме вечной красоты иссиня-черного купола.
  Приняв этот момент за аксиому, Аська аккуратно попятилась к дому. Небо, конечно, безумно красивое, спору нет, но пока Лихо занят, стоит попробовать слинять. Поговорку 'не буди Лихо, пока оно тихо', попаданка успела почувствовать в полной мере и сейчас намеревалась воспользоваться счастливым моментом тишины, пусть и не совмещенным со сном. Пока Лихаэль любуется красотами природы, она пойдет в ванную с ручьем и бассейном-чашей, а затем в кровать, и понадеется, что безумец даст ей выспаться, а не поднимет до рассвета.
  Перед тем, как исчезнуть за завесой листьев, заменяющей дверь, Аська успела увидеть, как Лихаэль одним броском с двух рук выпускает в небо своих питомцев. Белоснежные птицы на темном фоне смотрелись удивительно гармонично. Не будь Аська такой уставшей, тоже бы постояла и посмотрела. Но несколько секунд эстетического удовольствия могли стоить слишком дорого. Одним словом, Покрышкина приняла ванну и отправилась в кровать. Сон ее был глубок, как скважина с артезианской водой.
  Проснулась она ранним утром от ощущения щекочущего тепла у правой ноги и под левым боком. Распахнув глаза, Аська в замешательстве уставилась на два белых в черную пятнышку комочка размером со среднюю дыньку.
  Эта два тарахтящих, как маленькие генераторы, зверька были похожи на котят с пушистыми крылышками. Когда попаданка пошевелилась, правый котенок приоткрыл один глаз очень знакомого пронзительно-голубого цвета и, убедившись, что компаньонка не собирается вскакивать, снова смежил веки, возобновляя тарахтение.
  Ответ на сакраментальный вопрос, почему звероморфы Лихаэля предпочли спать в ее кровати, Аська нашла почти сразу. Стоило только скосить взгляд в распахнутое окно. Там, на лугу, скакал и совершал иные немыслимые движения гнущимся во все стороны телом первопредок. Кажется, то, чем занимался древнейший, могло с натяжкой именоваться утренней зарядкой или тренировкой с оружием? В его руках время от времени появлялись золотистые то ли мечи, то ли сабли, меняющие размер по прихоти владельца. Вроде бы он именно их материализовывал, когда игрался с демоном.
  Интересно, сколько уже прыгал Лихаэль? Пожалуй, с него сталось бы так скакать с той самой минуты, как Ася ушла в дом. Или все-таки нет? Наверное, так долго скакать на одном месте ему бы быстро наскучило, а скуку непоседливый первопредок не переносил.
  Итак, питомцы нашли тепленькое местечко, скорее всего, поставив Асю на социальной лестнице где-то вровень с собой, потому и вторглись бесцеремонно в девичью спальню. Впрочем, быть милым и пушистым это большой бонус по жизни. Выгонять обаятельных засранцев из кровати у Аськи нога не поднялась. Фанатиком мягких игрушек и зверушек она не была, но эти два голубоглазых чуда - Ай и Кий - ей понравились еще в крылатом обличье. Так что, смирившись с пушистым соседством, Аська погладила ближайшего зверька, до которого дотянулась, второй же, обделенный лаской, не открывая глаз, по-пластунски подполз от ног выше, так чтобы и его можно было приласкать.
  Аська погладила и почесала за ушами и под подбородком обоих котят. Звероморфы синхронно усилили мощность генератора урчания. Так троица сонных обитателей древо-дворца нежилась в кровати до бодрого возгласа шального Лихаэля:
  - Вы почему еще спите?
  - Потому что хотим. Но, увы, уже не 'еще', - ответила Аська, досадуя на саму себя. И как она ухитрилась упустить Лихо из виду? Ведь секунду назад был на лужайках, а сейчас уже практически двери вышибает, гиперактивный адреналиновый маньяк!
  - Я уже встал! - надменно объявил предтеча.
  - Тоже мне потрясающая вселенную новость, вот если бы ты сказал, что идешь спать, я бы сильно удивилась, - проворчала Ася, сцеживая сладкий зевок в ладошку и вылезая из кровати. Пижамная туника и укороченные штанишки, предоставленные для сна незримыми помощниками, выглядели вполне пристойно.
  - Нам пора! - не став даже реагировать на шпильку по поводу своего неординарного режима дня, провозгласил Лихаэль. Два крылатых котенка, буквально за считанные часы ухитрившиеся превратиться из малышей в подростков, приземлились у ног первопредка.
  - Оденусь, умоюсь, позавтракаю и пойдем! - Ася осталась верна своему стремлению придерживаться хотя бы подобия режима дня и не сигать по мирам на голодный желудок. А то ведь на поводу у Лиха только пойди, до сумерек проскачешь без куска хлеба и глотка воды, не говоря уж о чем-то большем. - Кстати, может и звериков накормить-напоить надо?
  - Их-то зачем? - удивился предтеча.
  - За компанию, - пожала плечами Аська.
  - Звероморфы не вкушают пищи, - наставительно пояснил Лихаэль глупой землянке.
  - Не едят, потому что вредно, как собакам шоколад, или не едят, потому что их не кормят? - скрупулезно уточнила детали Ася.
  - Хм, - теперь настал черед предтечи на миг-другой задуматься и посиять очередной идеей. О, эти искры сумасшедшинки в переливающихся невозможных глазах Лихаэля ей уже были знакомы.
   'Кажется, я разбудила монстра, - подумал Ася, переодеваясь и умываясь в ванной со скоростью бывалого пожарного. - Да нет, какое разбудила, он и не спал, так, на миг-другой придремал'.
  Лихаэль тем временем отдал распоряжения незримым слугам и буквально погнал Аську с компанией в комнату к накрытому столу и полу. Стол был для девушки, для звероморфов же было организовано место приема пище в виде длинной лавочки у стола с рядом мисочек, полных разнообразного содержимого, жидкого, твердого и кашеобразного.
  Судя по этой демонстрации, древнейший всерьез подошел к решению вопроса: 'Едят ли звероморфы, а если едят, то что именно и сколько'. Теперь он намеревался провести натурный эксперимент. Судя по заинтересованным мордашкам питомцев и мелькающим в пасти язычкам, они голосовали за проведение опыта не только животиками, а и всеми конечностями с крылышками в придачу.
  Пока Лихо забавлялся, Аська уселась за стол и принялась за кашу с фруктами, запивая еду каким-то настоем или местным аналогом чая. В подробности не вдавалась, время потеряешь, начнешь выяснять, останешься без завтрака. Травить-то ее тут точно никто не станет, во всяком случае, до тех пор, пока предтеча не натешился с кормежкой питомцев. Так что надо успеть поесть самой, раз уж увлекающийся первопредок занят новой игрой.
  Незримые слуги в очередной раз показали класс, доказав, что физический облик не является непременным условием бытия отличного повара. И так решила не только Ася. Зверики подошли к процессу дегустации скрупулезно. Обнюхали каждую миску, в каждую сунули мордочки и, что удивительно, действительно стали есть. Причем совершенно разную пищу. Тот, что был правее, ел фруктовый салат, тот, что левее, был более традиционен. Он лопал мясо, впрочем, не сырое, а под каким-то бело-розовым соусом, попахивающим рыбой.
  Лихаэль был в восторге от результатов эксперимента. Подопытным досталось еще несколько мисочек с иными продуктами, но меру предтеча все-таки знал. Перекармливать малышей не стал, удовольствовавшись собранной информацией: звероморфы действительно едят пищу, если их кормить, но пищу разную, несмотря на полную идентичность внешнего выбранного облика.
  Довольный, как десять мытых слонов, Лихо дозволил всем питающимся закончить завтрак и только потом вернулся к своему главному интересу: продолжению поисков силы, забранной у него лично и у Шеардина неизвестным врагом или врагами.
  Перемещаться из древо-дома Лихо на сей раз почему-то не стал. Возможно, дом каким-то образом выразил хозяину свое неудовольствие от скачков, нарушающих целостность структуры волшебного пространства? Словом, компания из одной подневольной и трех добровольцев вывалила на порог, и первопредок, вечно бегущий впереди паровозного дыма, булькнул. Он угодил ногой в широкий вазон с водой, где плавали симпатичные цветочки-кувшинки нежных расцветок.
  - Мило, кто это тебе подарочек приготовил? - оценила Ася композицию 'возмущенный Лихо одной ногой в широкой вазе полной воды'. - Тайный поклонник?
  - Это твой поклонник, любитель купания и острых ощущений, - процедил Лихаэль, глянул на свою намокшую ногу и неожиданно расхохотался, снова меняя настроение: - Символичный подарок!
  Вытащив конечность из подарка, предтеча вмиг привел себя в порядок, схватил Аську в охапку и явно собрался переноситься.
  - Как ты это делаешь? Как определяешь, куда надо? - уточнила Ася, чтобы в очередной раз не оказаться неведомо где.
  - По частицам силы Шеара и по твоему дару. После ритуала сети он указывает путь, как стрела. Я лишь выбираю почти наугад, куда из многих путей следовать сейчас, - почти отмахнулся предтеча и перенос свершился. Прямо в облако пороховой гари, на качающуюся палубу посреди безграничных, насколько хватало взора, просторов воды!
  - Сусанин, мне тут не нравится, - выпалила Аська и рухнула на доски, сбивая с ног случайной подсечкой и Лихаэля. Над головой прогремел выстрел.
  - Нас тут не любят! - указала она на очевидное, оставаясь в горизонтальном положении, чтобы не попасть под шальную пулю и морщась от ора, брани, грохота оружия.
  - Бросай оружие, красавчик! - заорал бугай с обнаженным торсом, поводя саблей в левой руке и массивным пистолетом в правой, словно не знал, какую показать, чтобы нагнать больший ужас. - Не знаю, как ты с этой тощей сучкой с 'Арабельды' сюда сигануть умудрился, а только все зря. Кораблик мы сейчас на абордаж возьмем. Ты мальчик сладкий, если кобениться не будешь, цел окажешься и в тепленьком местечке.
  Дружным гоготом его поддержали 'коллеги', отпуская скабрезные комментарии насчет того, что прежде пленника надо будет хорошенько пощупать самим. Нашлись охотники даже на 'тощую девку'.
  Лихаэль недовольно поморщился. Слова идиотов его не трогали, но обстановка не располагала к поиску. А потому недовольство древнейшего, частично сдерживаемое, быть сдерживаемым перестало и выплеснулось наружу.
  В ту же секунду людской шум и звуи боя вокруг перекрыли грохот и скрежет металла. Ася, как была в положении лежа, вылупила глаза на шоу: всё оружие, от сабель и пистолетов до пушек на палубе, рассыпалось на куски, покрываясь бурой ржавчиной. На оружии действие недовольства предтечи не остановилось. Начали вылетать скобы и болты корабля, лопаться, как гнилые нитки, толстенные канаты, расползались в клочья паруса.
  - А-а-а! Черномажник! - заорал обезоруженный пират и попытался кинуться на предтечу с голыми руками. Споткнулся о мерцающих (то ли они есть на палубе, то ли нет) звероморфов и рухнул подрубленным деревом абсолютно голый. Агрессор растерял в процессе падения остатки расползшейся на нити одежды и развалившихся сапог.
  Сам корабль как средство передвижения по водным просторам тоже не продержался долго. В считанные минуты он рассыпался на доски. Лихо успел подхватить Аську, звероморфы взлетели сами.
  В воде плавали перепуганные до полусмерти пираты, обрывки уцелевшего хлама, доски. Остальное плавно и почти живописно погружалось в пучину морскую. Для полноты впечатлений не хватало только плавников акул на горизонте, но там был лишь улепетывающий от пиратов пузатый торговый корабль 'Арабельда'. Зато из пучины поднималось нечто чернильно-синее, массивное, с длинными толстыми щупальцами. И поднималось не одно.
  Лихо смерил пиратов недовольным взглядом, исключительно из-за того, что панический ор водоплавающих человеков усилился на порядок и, перехватив Аську поудобнее одной рукой, освобожденную конечность простер в сторону глади морской.
  Оттуда с мощным всплеском вылетело несколько объектов. Это были груды камней в грубой оплетке, похожие на примитивные авоськи со строительным мусором. Возможно, этот груз исполнял на судне, небрежно уничтоженном Лихаэлем, роль балласта? Вылавливать какого-нибудь из пиратов для расспросов желания не было. Древнейшему было плевать, а Аська даже задуматься ни о чем подобном не успела.
  Лихо увлек свою компанию подальше от шума и паникующих людей. Чем уж там дело кончилось, Покрышкиной выяснять не очень-то и хотелось. Может, эти страшные на вид чудовища из глубины были местным аналогом благородных дельфинов, а не собратьями акул, приплывшими для поживы? Конечно, особо не верилось. Но вдруг? Всякое же случается. Хотя вон даже про дельфинов такой вот анекдот ходит в разных вариациях: 'Наконец-то! Российские ихтиологи расшифровали крик дельфина, спасающего человека: "Отцепись, сволочь!"'. В итоге на хэппи-энд для пиратов Аська не рассчитывала.
  Не опуская испытывающую характерный зуд Аську и не опускаясь к воде сам, первопредок ловко превратил груду очень знакомых черных камней из сеток в черный песок, из которого получилась струйка не струйка, жгут не жгут темного дымка чужой энергии. Она скрутилась и исчезла, умчавшись куда-то в иные миры.
  - Чего ты не проследишь за дымом, узнал бы, где твой друг-приятель затихарился от невесты? - по-быстрому уточнила Аська, осененная свежей идеей, пытаясь принять положение поудобнее. Но в висе это не слишком удавалось. Приходилось терпеть в надежде, что Лихо долго тут торчать не станет, просто потому, что ничего не умеет делать долго.
  - Невозможно. Все еще невозможно. Не при моем нынешнем уровне силы. Через грани не отследить, только в одном мире такое осуществимо, - досадливо поморщился Лихо. - Твой дар используя, сеть разматываю, свое забираю. Пока только так.
  - Значит, сейчас ты ту паутину вокруг и внутри Леса убираешь, - конкретизировала Аська. - Сила Шеардина в кусках камней как прищепки-закрепители этой сети действует?
  - Она и есть эта сеть, протянутая меж мирами, - нехотя проронил Лихо. - Сеть есть, Шеара нет, моя сила похищена. Странно. Найду виновного, устрою веселье.
  - Чего-то мне кажется, под весельем ты имеешь в виду что-то другое, недоступное моему скудному чувству юмора, - вздохнула Ася и покосилась на все отчетливее голубеющий браслет-гейс на руке. Рукав при левитации задрался, и можно было рассмотреть знак во всей красе. Не то чтобы Аська особо любила голубой цвет, больше малиновый или зеленый, но если он символизировал успешную реализацию условия задачи, поставленной Гиаль, то она была готова признать этот оттенок самым желанным. Даже ощущаемый где-то на стыке интуиции и совершенно неразвитого магического дара отток энергии, качаемой Лихаэлем для поиска и дезинтеграции черных камней, воспринимался как оплата горстью мелочи за поездку на такси в другой конец города. Предтеча был аккуратен и обходился самым минимумом.
  Да и длилось все это недолго. Камни в сетях разрушились, черный мини-вихрь полетел в иные дали, и все стихло. Пронзительно свиснув, Лихаэль встряхнулся и провозгласил:
  - Продолжаем!
  
  
  Глава 19. Мир сплошного позитива: 'экскрементальный' секрет
  
  Мир мигнул, сменяясь на розово-голубое пышное великолепие облаков, под которыми расстилались заливные луга, усыпанные яркими цветами. По этим просторам носились с веселым ржанием...
  - Блин-оладья! - выпалила Ася, приглядевшись.
  Толпа копытных внизу была пухленькими единорогами и изящными пони с радужными гривами и хвостами.
  - Если эти копытные еще и пердят радугой с бабочками, то я в ауте, - констатировала Покрышкина.
  Словно чтобы окончательно доконать Аську, как раз это мгновение выбрала одна из ярко-оранжевых пони, чтобы осуществить озвученный девушкой процесс. Мелодичный перезвон, быстрый радужный просверк и целый залп из оранжевых бабочек стали подтверждением дикой догадки попаданки.
  - Ты тут уже бывала? - чуть разочарованно уточнил предтеча.
  - Нет, конечно! Как бы я по мирам шастать научилась? - удивилась в ответ Аська. - Просто дичь из детских мультиков припомнила.
  Видя непонимание на подвижном лице Лихаэля, поправилась:
  - Подвижные картинки, которыми взрослые развлекают детей.
  - Все, что придумано кем-то, где-то непременно воплощено в реальность, - запросто выдал предтеча, как аксиому. - Так почему бы не здесь?
  - Ага, пуркуа бы не па, - все еще заторможенно согласилась Ася, следя за ожившей картинкой, тогда как звероморфы быстренько превратились из птичек-котяток в белых лошадок и умчались знакомиться с местными обитателями. - И где искать очередные камни-нити? Я надеюсь, не в желудках лошадок, как безоар? Я решительно против потрошения!
  Последнее заявление вызвало у Лихаэля смешок. Кажется, предтеча был готов и препарировать коников, если бы в том была острая необходимость.
  - Любишь лошадей? - небрежно уточнил Лихо.
  - Не умею их готовить, так же, как и детей, - огрызнулась девушка.
  - Я тоже не люблю человечину, драконятина вкуснее, - охотно поддержал беседу гурманов предтеча, то ли разыгрывая Асю, то ли на полном серьезе.
   - Бу-э, - сделала вид, что ее тошнит, Аська и злобно зыркнула на остряка.
  - Нет, зверей расчленять не надо, - сжалился над собеседницей первопредок. А может, просто не желал, чтобы она испортила его одежду, поскольку все еще продолжал парить в небесах с ней наперевес?
  - И где? - Аська попыталась визуально определить точку поиска. Но везде были лишь толстенькие единороги, беспечные радужные пони и пестрые луга.
  Лихо покосился на нее, что-то прикидывая в ответ на вопрос, сам обозрел открывающиеся взору живописные виды и внезапно расхохотался. Да так сильно, что на миг даже выронил Аську из цепких рук. Завопить и испугаться жертва не успела, ее тут же догнали, подхватили и снова взмыли ввысь, продолжая смеяться. Впрочем, нет, Лихо не просто смеялся, он самым натуральным образом совсем не аристократично ржал.
  - Может, ты мне объяснишь, и я тоже посмеюсь? - почти опасливо (а ну как и так не друживший с головой древнейший окончательно и бесповоротно сбрендил?) уточнила попаданка.
  - Сила Шеара не в камнях, - выдавил из себя предтеча.
  - Ха-ха, - по слогам произнесла Ася, вовсе не разделяя странного веселья.
  - Смотри! - прервал сеанс покатушек со смеху Лихаэль.
  Он резко спикировал с живой ношей к странно светящимся холмикам, сконцентрированным у живописного водопада неподалеку. По правую сторону от водицы плескались и веселились лошадки, по левую не было никого.
  Присмотревшись к пустынному бережку, Аська поняла, что видит не камни, а слежавшиеся слои крыльев бабочек.
  - И? Бабочки дохлые, которые подсчету не поддаются по причине избыточного количества, - мрачно констатировала она.
  - Не чувствуешь? - удивился Лихо.
  - Чихать хочется, нос чешется. Может, у меня на пыльцу аллергия? - на миг-другой призадумалась Ася и нахмурилась, недовольная откровенно глумливой улыбочкой первопредка. Резко прервавшись, она вскинула голову и протянула: - Так! Что ты хочешь сказать? Это не бабочки в прямом смысле этого слова, а поняшные какашки и именно они содержат силу, за которой мы пришли?
  Лихо расплылся в широкой улыбке и взлохматил волосы Аськи, довольный умозаключением догадливой человечки.
  - Радует одно, оно не пахнет, как лошадиный навоз - и его не надо пробовать на язык.
  - Два, - поправил Лихо.
  - Чего два? - насторожилась снова девушка.
  - У тебя два повода для радости, - прыснул предтеча, веселясь, как мальчишка.
  - Каких же? Порази меня! - сморщила нос Аська
  - Не пахнет и не надо пробовать, - повторил за человечкой слова Лихаэль и снова закатился.
  - Тогда уж три для ровного счета, - не сдалась Ася. - Ты, оказывается, умеешь считать!
  Противный предтеча не обиделся, а снова заржал. А Аське как-то вдруг стало до невозможности тоскливо на душе. Этому бессмертному монстру все нипочем. Ну утратил какие-то крохи своего могущества, так вернет и не чихнет, не пернет от натуги. И пока возвращает, развлекается напропалую, плюя на все остальное и остальных. Ему в любом случае весело, что бы ни случилось. Тот, кто может сделать забаву из пытки и убийства, все равно останется в выгоде. Он свободен настолько, насколько Аське никогда и не снилось. Люди так не умеют, и эльфы тоже, даже богам, как она убедилась на примере Гиаль, такая беспечная свобода не светит. У всех есть свои путы, цепи, проблемы. Лихо же будто над всеми этими заморочками или вне их. Хохочет, гад такой! Так бы и пнула! Только толку не будет, еще сильнее развеселится. И над бабочками тоже забавляется, даже возникни сейчас необходимость слопать все эти крылатые залежи, и тут бы не приуныл. Устроил бы шоу и жрал с аппетитом, нахваливая. Еще бы Асе накладывать стал.
  И злиться по-настоящему на эту всесильную сволочь не получается, хоть ты тресни, просто потому что чудо. Хоть и чудовище к тому же. И ее, Аську, в обиду не дает другим, сам обижает, зараза такая.
  Пока Покрышкина предавалась скорбным мыслям своим, предтеча поставил ее рядом с холмиками слежавшихся радужных крыльев и отправился к эпицентру 'месторождения'. Там он небрежно пнул груду, вызвав взрыв радужных искр. Именно на них распадались слежавшиеся крылышки при соприкосновении с конечностью Лихаэля. Оживившись (хотя уж куда больше-то?), Лихо с размаху сиганул на радужный пласт, вызвав тем самым новую бурю радуг и цвета.
  Бросив плескаться и пить, все пони и единороги, почуявшие новое развлечение, ринулись к незнакомцу, словно только сейчас сочли нужным заметить его существование и вообще признать достойным копытного внимания.
   В один миг на берегу образовалась толпа или все-таки, если большей части речь шла о животных, пусть и немного волшебных, табун? Табун с ликующим ржанием ринулся к напластованию крылышек. Они, пони и единороги, толкались, прыгали, весело ржали и били копытами. Радужная пыль - продукт измельчения крыльев волшебных 'понячьих' экскрементов - вставала столбом, ликующе вопили звероморфы, в обличье пары белых пони. Одним словом, воцарился форменный тарарам и куча-мала. В бешеной круговерти радуг, пыли и животного восторга Аську самым наглым образом сбили с ног. Она отлетела в очередную кучу бабочек, подняв новую тучу радужной пыли и расчихавшись до звездочек в глазах. А когда закончила, оказалось, что радужных гор из остатков экзотических чешуекрылых больше нет. Остался лишь ровный слой черных крупинок, устилающий пространство вокруг тонким слоем.
  - Ну... так тоже можно, - нехотя согласился Лихо, оценивая результаты случайного Аськиного вмешательства, после которого ее охватила слабость, несопоставимая с тем легким ощущением дискомфорта, который накатывал, когда чуток силы для своих художеств брал Лихаэль.
  Лишившиеся занимательной забавы животные по счастью не сообразили, кто виноват в резком превращении, зато практически сразу поняли, что делать, чтобы развлечение продолжалось. Они продолжили прыжки с веселым ржанием. Только теперь ввысь взмывали не разноцветные искры, а черная пыль, успешно оседавшая на шкурах и на самой Асе. Какие-то несколько секунд безумного развлечения, и все вокруг: и те, кто забавлялся, и невольные жертвы забавы превратились в негативы самих себя.
  Довольная улыбочка Лихаэля, каким-то чудом оставшегося совершенно чистым среди царящего черного хаоса, заставила Асю злобно заскрежетать зубами. Рассерженная девушка, тишком наскребя горсть мелкого черного 'песочка' с земли, кое-как утвердилась на ногах и с удовольствием размазала добычу по светлым штанам предтечи остававшегося чистым в черном бедламе.
  Невозможный Лихо даже не разозлился и не расстроился. Скаля белые острые зубы в дикой усмешке, он оглядел полосы на своих одеждах, нагнулся. Зачерпнул с земли еще черного песочка и размазал по ткани и лицу, украшая себя серо-черными полосками.
  Куда там всяким тиграм или любителям маскировки из военных, у Лихо это получилось (вот зараза древняя!) куда гармоничнее и симпатичнее. Невольно Аська сразу вспомнила присказку: 'как вору, все в пору'. Что бы Лихаэль ни надел, как бы ни украсил (изуродовал) внешний вид, он все равно оказывался великолепен в своей естественности. Вспомнить хоть те длинные космы, с которыми он разгуливал поначалу в полном неглиже. Было зашибись, как красиво, но и короткая стрижка Лихаэлю Аэрдану тоже оказалась к лицу.
  Теперь, полосатый от грязи, он веселился среди грязных пони и единорогов как мальчишка, несмотря на возраст, исчисляемый даже не веками и тысячелетиями, а более крупными цифрами. Хотя... может, зря она на первопредка злится? Будь он другим, не склонным к выходкам и авантюрам, давно бы устал от жизни как таковой или ударился в какую-нибудь мерзость, чтобы вернуть остроту ощущений. Вон, старики от жизни устают за неполный век, а этот веселится и скачет. Может, так и надо? Или даже, пусть и страшно такое предположить, только так и надо? Да, выбешивает, ёкарный бабай, до чертей зеленых, до звездочек в глазах, но и пользу приносит.
  Похохотав над грязными играми, Лихаэль встряхнулся одним текучим движением и в тот же миг оказался совершенно чист, будто и не рисовал на себе черных полос. А заодно с ним очистились и все, даже животные, снова превратившись из отпетых грязнуль в эталон мультяшной прелести.
  Взметнулся черный ураган, уносясь в неизвестность.
  
  
  Глава 20. Парк неюрского периода
  
  Привычно ухватив Аську за руку, Лихо шагнул, возвращаясь в Лес, и укоризненно выговорил девушке:
  - Ты зря перевела столько силы. Сегодня уже ни на что не годна!
  - Горе-то какое, - машинально огрызнулась Ася, не веря ушам своим. Неужели в ее распоряжении чудом оказался практически целый день? И никто не будет ныть о скуке, хватать и тащить в неведомые дали 'развлекаться', мешать есть и спать? Вот свезло, так свезло!
  Довольно улыбаясь, Аська пошла к дому. Звероморфы почему-то предпочли последовать за ней, а не остаться с папаней-Лихаэлем.
  - Ты куда? - возмущенный вопль первопредка ударил в спину.
  - Есть, отдыхать, спать, - мстительно перечислила попаданка, демонстративно загибая пальцы. - Чего и тебе желаю. Сам же сказал, пользы от меня все равно никакой. А чтоб была завтра, иду восстанавливать силы. И малышей не тронь, им тоже есть и спать надо чаще, чем взрослым!
  Лихо бросил на компанию исполненный боли взгляд серии 'И ты, Брут!', но никто не проникся, не расчувствовался и не пожелал остаться с оголтелым первопредком. Изменники!
  Все, что Аська запланировала для себя и звероморфов, она осуществила планомерно и неторопливо. Даже подремала полчасика днем, и никакой оскорблённый в лучших чувствах древнейший гад двери не штурмовал и под окнами не вопил. Может, обиделся и решил наказать предателей отсутствием своего бесценного общества в любой из форм? Хорошо бы! Хотя, Ася поставила бы скорее на то, что первопредку в голову что-то стукнуло, и он помчался воплощать очередную идею в жизнь.
  Понятное дело, быть тихим или быть где-то далеко достаточно долго Лихаэль не смог, но времени на перекус и отдых Аське хватило, чтобы перестать мрачно ненавидеть всю ситуацию в целом и Лихаэля в частности.
  Она сидела на широком теплом крыльце дома и грызла мелкие фрукты фиолетового колера. В меру сочные и сладкие, внутри они содержали твердую сердцевину орехового вкуса. Звероморфы, снова в форме крылатых котят, лежали в позе сфинксов по обе стороны от Аси и лениво кусочничали. Когда они прожевывали свою порцию, то приподнимались, требовательно ставили лапку на Асино колено и получали добавку.
  Лихо возник неизвестно откуда прямо перед компанией, оглядел троицу, как рентгеном просканировал, и довольно постановил:
  - Можем идти дальше!
   - А можем не идти, - почти мирно, пережевывая фрукт, объявила Покрышкина свое мнение.
  - Ты такая скучная порой, - объявил свое 'фе' предтеча и более на разговоры не разменивался. Цапнул Асю за руку, и все.
  - Зато ты веселый без всякой меры, по которому люди в белых халатах, дом с мягкими стенами и эксклюзивные рубашки с длинными рукавами плачут горьким слезами, - огрызнулась Аська, но больше ничего добавить не успела. Предтеча снова тащил ее не лесными тропами (может, там уже все 'интересное' кончилось?), а в другой мир, чтобы использовать как шахтерскую канарейку и радар по совместительству.
  На сей раз Лихо перенес жертву своего непомерного энтузиазма на горный склон. Они оказались на небольшой каменной терраске, поросшей редкими былинками. Впрочем, места на высотном пятачке хватило, чтобы разместиться всем гостям, включая любопытных звероморфов.
  Не успела Ася очухаться после перемещения между мирами, как снова нервно дернулась уже от громогласного трубного рева. И пусть доносился он снизу, но децибел на его создание не пожалели. Покрышкина невольно опустила взгляд и сглотнула. Нет, испугала ее вовсе не высота, а стада громадных животных болотной, тускло-оранжевой и коричневой расцветки в громадной горной долине.
  Это не были бизоны, лошади или антилопы. Там внизу паслись, дрались, неслись или плавно шествовали куда-то самые натуральные динозавры. А динозавры это вам не игривые пони с бабочками, это куча мускулов, минимум мозгов и большие проблемы для тех, кто пожелает познакомиться с ними поближе.
  'Где и как тут искать частицы силы Шеара?' - этот насущный вопрос на миг-другой вогнал Асю в ступор.
  'Надеюсь, нам не придется лопатить экскременты здешних зверушек. А то, сдается мне, пахнет там внизу вовсе не фиалками и бабочками', - пробормотала себе под нос Покрышкина, пока Лихо жадно-восторженными глазами ел великолепную перспективу зеленой холмистой равнины. Парочка звероморфов была в этом порыве едина с предтечей. 'Котятам' не терпелось то ли познакомиться, то ли подраться с местными обитателями, то ли поиграть, копируя их обличья.
  - Щекотно? - отвлекшись от зрелища, бросил Лихо вопрос.
  - Нет, там нет, - с запоздалым облегчением признала Ася, радуясь этой малости.
  - Куда идем?
  Аська пожала плечами, прислушалась к себе, а потом топнула по террасе:
  - Что-то там внутри ниже, глубже, кажется, есть. Не пойму. Может, залежи камня или еще что...
  - Проверим! - дождавшись наводки, просиял Лихаэль, традиционно сунул Аську подмышку и сиганул с обрыва под ставший уже привычным крик человечки 'Ёкарный бабай!'
  Таранить головой подножие горы не пришлось. Где-то на второй трети пути Лихо перешел из состояния свободного падения в плавное контролируемое парение и нырнул в широкий зев обширной пещеры.
  Первое, на что обратила внимание Ася, - мерзкая вонь. В ней смешалось амбре экскрементов, грязной шерсти и старой крови.
  - Бр-р, - передернула она плечами и уставилась на обломок гигантской кости кого-то очень крупного и невезучего. По любому, стать чьим-то обедом - это точно не фарт.
  - Ставлю сто баксов, здесь живет не веган. Может, стоит смыться, пока хозяин не вернулся и нами не закусил? - здраво предложила Покрышкина.
  - Ты чувствуешь зуд? - вместо ответа на разумное предложение уточнил чокнутый Лихо.
  - Чувствую, - поморщилась и нехотя призналась Ася, передернула плечами и махнула рукой по направлению к глубинам пещеры: - Но не тут, там. Может, там у зверушки лежка, и она сейчас спит?
  - Вблизи нет крупных зверей, - мимоходом забраковал версию спутницы Лихаэль. - Пошли смотреть!
  - Крупных нет - это, конечно хорошо, однако, я и средних видеть не жажду, - наморщила нос Аська. - Даже насчет мелких очень сильно сомневаюсь. Кстати, о мелких, наших мелких. Где они застряли?
  В это время общий шум, доносящийся с холмов внизу и воспринимаемый почти ровным гулом с легкими колебаниями основного фона, резко вырос по интенсивности и оказался разбавлен какими-то рыкающе-мяукащими рявками.
  - Можешь не отвечать, - кивнула сама себе Ася, получив аудио-ответ на вопрос. Звероморфы все-таки решили спуститься в долину и сейчас радовали своим присутствием местных обитателей. Наверное, еще и с размерами экспериментировали.
  Вместо научных дискуссий и банальных препирательств Лихо запросто потянул упрямицу вглубь пещеры, небрежными щелчками пальцев зажигая на ходу яркие, как шахтерские лампы, объемные геометрические фигуры. Это были вовсе не шары, а октаэдры, додекаэдры, икосаэдры и прочие -эдры, правильных названий которых Ася не знала и голову этим себе забивать не собиралась.
  Просторная воняющая зверем пещера с характерными очень внушительными полосками от заточки когтей на стенах выше Аськиного роста продолжилась еще одной столь же ароматной залой. Кости тут тоже имелись, разве что сбивающего с ног запаха свежих экскрементов не присутствовало, зато в избытке оказалось комков рыже-бурой шерсти. Вторая 'комната' завершилась не тупиком, а сужающимся по всему периметру коридором, в который, как подсказывал Покрышкиной нос, ответственный квартиросъёмщик звериного происхождения не совался. Скорее всего, не проходил по габаритам.
  Зато сама она и ее спутник влезли спокойно и шли рядом, а не гуськом. Прикинув размеры 'невпихуемого' зверя, Ася передернула плечами, от всей души понадеявшись, что встречаться им не придется. Оказаться закуской для местного варианта пещерного медведя или саблезубого тигра (кажется, именно эти создания могли пересекаться с динозаврами на излете эпох) откровенно не хотелось, потому как, в отличие от Лихо, Ася Покрышкина самоубийцей и адреналиновой наркоманкой не являлась. Она вообще была сторонницей если не ЗОЖ, то хотя бы разумного поведения.
  'Куда идем мы с Пятачком...', - бормотала себе под нос Аська, пиная мелкие камушки носком сапожка, на поверку оказавшегося куда удобнее привычных, как тапки, битых жизнью кроссовок.
  - Кто такой Пятачок? - уточнил заинтересованный Лихо.
  - Пятачок - это свинья, которая дружила с медведем, - машинально ответила Ася и, подумав, присовокупила: - И как на твои выходки глянешь, так сразу поймешь, что песенка справедлива!
  - Кстати, Шеардин бывало в дракона или медведя оборачивался. Но я вепрем не был, не люблю звериных форм. Лучше птица.
  - Ага, обломинго - это точно ты. Подходит больше Пятачка, - изменила точку зрения певица.
  - Как выглядит птица обломинго? - всерьез увлекся темой Лихаэль.
  - Неизвестно. Это мифическая птица. Но очень вредная, постоянно нарушает чужие планы, цели и мечты, - отрезала Аська.
  - Похоже, - расплылся в довольной улыбке первопредок, не став вдаваться в подробности того, как ухитрился попасть в легенды мира человечки. Мало ли какой след и где он оставил и еще оставит за сотни тысяч лет?
  Аське же только и оставалось, что изобразить очередной фейспалм. Встряхнувшись, она продолжила путь. Стараниями развлекающегося Лиха в коридоре было не то что светло, скорее даже ярко. Потому поначалу Ася не придала значения тому, что там впереди тоже что-то светится или вспыхивает. Лихо мог начудить что угодно.
  Но вспышки происходили слишком упорядоченно, не похоже на неритмичные всплески ярких красок, которые творил предтеча.
  Именно это вынудило Асю притормозить и присмотреться получше. Коридор обрывался громадным подземным залом, свод которого терялся в невообразимой для пространства подземного выси, а внизу гостей встречали роскошные, выше человеческого роста, леса сталагмитов, более похожих на друзы хрусталя кардинально черного цвета. Именно эти друзы почему-то излучали неровный свет. Они раздражающе неритмично и удивительно недружно посылали в пространство вспышки черного света.
  Ан нет, не только черного. Прищурившись и поднеся руку козырьком ко лбу, Ася уловила еще один оттенок, проскальзывающий в неровном хороводе вспышек. Сиреневый или фиолетовый. И только теперь поняла, что они с Лихаэлем пришли на место. Именно от этих странных кристаллов-сталагмитов и исходило ощущения неправильного зуда.
  - Ого! - воскликнул заинтригованный Лихаэль, наскоро изучив 'заросли' и сам себя поправил: - Нет, ого-го-го!
  А затем с нетерпеливой жадностью скомандовал:
  - Давай их все разобьём!
  - 'Где ж я вас всех хоронить буду?' - процитировала строчку из старого анекдота Аська, прикинув масштабы пещеры, время, потребное на акт крупномасштабного вандализма, и объем усилий. И мрачно конкретизировала:
  - Ты даешь нереальные планы.
  - Почему? - удивился Лихо, наклонился, поднял с пола пещеры приличного размера булыжник, дохнул на него и протянул девушке:
  - На, кидай! Все разобьется!
  - Заколдовал что ли? - вяло полюбопытствовала Ася, ощущая в руке горячий, будто его только сняли с батареи, увесистый камень.
  Лихо, не признающий стандартов в магии, брезгливо фыркнул и поправил:
  - Насытил своей силой. Кидай же!
  - Ну ок, - сдалась перед напором абсолютной уверенности Аська. Поставила корпус, как при сдаче норматива на метание гранаты с места, размахнулась и швырнула камень вперед по высокой параболе.
  - Бдыщ-щ-щ! Бдзинг! Тр-ень! Бреньг! Та-ра-рах!!!
  Эхом по пещере загулял все нарастающий звон. Кристаллы под воздействием единственного зачарованного Лихаэлем и посланного в полет энергией Аси камня массово осыпались черно-фиолетовым крошевом. Уже привычно свивались в жгуты освобожденные искры силы, устремляясь в невиданные дали. Сиреневые искорки опять метнулись к Лихо.
  Но одновременно с запланированным и ожидаемым погромом внизу наверху тоже нарастал шум. Только на звон он был ничуточки не похож, скорее, напоминал шелест гигантских крыльев и пронзительный на грани или даже за гранью ультразвука писк.
  А потом на осквернителей пещеры ринулась стая гигантских - иному орлу удавиться со стыда - летучих гадов. Кожистые крылья, вытянутые, как клювы, острозубые пасти, вытаращенные глазищи. Хозяева пещеры, чем-то похожие на помесь птеродактилей с летучими мышами, напугали Аську до жути. Кто-то боится змей, кто-то мышей, а у Покрышкиной именно эти острозубые гады разбудили безрассудный атавистический ужас. Ася тоже вытаращила глаза, застыла, заслоняясь скрещенными руками, и отчаянно завопила:
  - Сгиньте, твари!
  Ближайшие к ней заходящие для атаки создания, по всему видать как-то впитавшие часть силы кристаллов, взорвались мелким крошевом. Но если у кристаллов это выглядело стильно, то с живым получилось жутко. По рукам и голове девушки забарабанило колкое, склизкое, мерзкое, теплое. Щеку обожгло болью.
  А 'птички' уже заходили на новый виток для атаки. Клекот вперемешку с рыком обрушился на многострадальные Асины уши. К воздушному бою подключились перенесшиеся в пещеру звероморфы. Они были в своей изначальной форме крылатых, но уже совсем не птенцов. Правда, хриплое рычание, рвущееся из груди пары защитников, никак не походило на звуки, приличествующие птицам, даже хищным.
  Новые враги заставили стаю тварей усомниться в своей несомненной победе. А когда к рыку звероморфов добавилось раскатистое рычание, вылетевшее из глотки Лихаэля, атака оказалась скомкана, толком не начавшись.
  Нарастающий визг сменил траекторию и стал удаляться. Аська глянула на тварей между пальцев прижимающихся к лицу рук. Стая устремилась куда-то в темноту впереди. Кажется, там был проход в другую пещеру.
  - Неудачная защита, - пренебрежительно прокомментировал Лихо. - Купол не поставила, а атакующим даже не по всей площади, а узким радиусом ударила.
  - Купол? Атака? - сипло выдохнула Ася, вытирая с лица кровь. Кажется, что-то из того, что ее ударило и запачкало, вдобавок еще и порезало щеку. - Заткнись, а? Я до смерти перепугалась. Не умею я колдовать, сам же знаешь.
  - Я бы не дал тебе умереть, - чуть удивленно проронил предтеча, разворачивая человечку лицом к себе и пальцем стирая с лица кровь, заодно с порезом. Красный мазок, оставшийся после процедуры на руке, Лихаэль просто слизнул языком. Ладно хоть не причмокнул.
  - Радость-то какая, блин-оладья, - огрызнулась Аська.
  Ее все еще продолжало мелко потряхивать. В конце концов, не каждый день тебя атакует стая гигантских летающих страховидл. Прилетевшие на ее защиту звероморфы снова стали крылатыми котятами и принялись с мурчанием отираться о ноги, пытаясь успокоить бедняжку.
  Аська, пусть никогда от кошек и не фанатевшая до потери рассудка, сгребла зверьков в охапку и зарылась носом в мягкую шерстку. Так она искала утешения в тактильных ощущениях.
  - Почему их не видно было раньше? Они магические твари? - Вяло ворохнулось любопытство.
  - Обычные, рассеянная толика силы не сделала их уникальными, - категорично отказал местным крылатым в праве принадлежать к магическим созданиям Лихаэль. Очередным небрежным взмахом изящных пальцев древнейший удалил кровавую грязь вокруг и с Аси персонально.
  - В этой пещере даже вони нет, как в той, с хищником, - отметила Ася.
  - Не все звери гадят там, где живут, - повел плечом первопредок, уже утрачивая интерес к ничего не значащим деталям. - Впрочем, как и иные более разумные.
  - Не сказать, чтобы твари, - закончила за собеседника Аська, припоминая кое-кого из соседей по дому, бросающих пакеты с отбросами, не донеся до контейнера нескольких десятков шагов.
  Саму Аську дядька, даже бычки всегда доносивший до урны, к порядку приучил крепко. Личный пример - он такой, особо если подкрепляется не руганью, а действием. Не убрала на место - ищи в мусорном ведре. Ах, испачкалось? Стирай! Нового покупать никто не будет. И не потому, что особо не на что, хоть и оно верно, а потому что так надо!
  - Теперь домой, или ты тоже будешь там, - Ася мотнула в сторону равнины с динозаврами, - резвиться.
  - Зачем? - удивился Лихо.
  - Демона-то ты оприходовал, - пояснила Покрышкина свою мысль, вспоминая кровавые забавы первопредка у пентаграммы.
  - Демон был вкусный и бился достойно! - укорил собеседницу в неправильной логике Лихаэль. - А эти... разве соперники? Скучно!
  - И не факт, что вкусные, - хмыкнула Ася.
  В ответ Лихо острозубо заухмылялся, соглашаясь с предположением касательно сомнительной деликатесности тупых динозавров, и нехорошо прищурился, зыркнув в ту сторону, куда улетели местные твари. По пещере прокатился глухой рокот, камень под ногами вздрогнул, а там, дальше, в анфиладе пещер что-то совершенно точно случилось глобально-тектоническое. Из проема вырвался клуб каменной пыли вперемешку с мелкими камушками, и 'дверь' исчезла как не бывало, плотно запертая каменной пробкой. Кажется, из первобытного ужаса Лихо только что играючи приготовил фарш или отбивную.
  - А это тогда что? - мотнула в сторону катастрофы Аська, не понимающая, как одно с другим состыкуется в голове предтечи: на равнинных динозавров он охотиться не пошел, а пещерных играючи прихлопнул.
  - Тебя обижать и пугать имею право лишь я, - снова ухмыльнулся древнейший, ухватил жертву за плечо, а второй рукой подцепил одного из звероморфов. (Первый умудрился до сих пор оставаться на руках у Аси).
  Компания покинула негостеприимные просторы мира гигантов, так и не познакомившись с вонючим обитателем преддверия череды пещер. И, честно говоря, Покрышкина не настолько обожала животный мир во всем его многообразии, чтобы хоть сколько-нибудь сожалеть об упущенной возможности. Как-то каменные джунгли ей, городской девушке, были больше по сердцу. Хотя, стоило признать, лес, вернее, Лес у эльфов был гармонично прекрасен. По такому хотелось бродить.
  
  
  Глава 21. Жабомания
  
  Реальность мигнула, но вместо уже привычной лужайки у древо-дворца подошвы сапожек стукнулись обо что-то гладко-скользкое. Настолько скользкое, что удержаться на ногах Аське позволило лишь то, что ее все еще касался Лихаэль. Изящно сложенному, но при этом обладающему силой титана первопредку ничего не стоило поддержать человечку. Он бы ее и висящую за шкирку без проблем потаскал. Чем порой с легкостью и занимался. Покрышкина уже даже возмущаться перестала, привыкла. И вообще нервы беречь надо! Пусть у Лихо нет справки с печатью, он точно стопроцентный псих, просто в те времена, когда он начал с катушек съезжать ни справок, ни печатей, небось, еще не придумали. Короче, с такими древними психопатами бодаться - себе дороже!
  Что-то гладкое под ногами липким не было и холодным вроде тоже. Показавшееся темнотой обернулось густыми сумерками. Не угнетающим пещерным мраком, расцвеченным яркими шарами Лихо, а вполне жилым. Свет шел от настенных факелов. Они не дымили, не пахли сгорающим деревом, а лишь притворялись палками с пламенем. Но и электрическими поделками светильники тоже не являлись. Опять магия, наверное.
  Камень, из которого был сложен коридор, выглядел натуральным и (Ася постучала по стене костяшками) на ощупь тоже походил на камень. Тяжелые рамы с картинами, изображавшими каких-то важных фиф и фриков, гордо дравших вверх носы, опознанию не поддавались, хоть и украшали пространство наравне с факелами.
  - Вы дворец грабить пришли? - азартным шепотом спросила тень справа, отделяясь от стены и тяжелой портьеры, скрадывающей щуплую фигурку.
  Нетерпеливо поблескивая глазами, ответа от визитеров ждал тощенький парнишка в роскошно-кружевной, перепачканной пылью и паутиной, бывшей не так давно белоснежной рубашке. Тонкие бровки ходили ходуном, изящно вырезанные ноздри нервно раздувались, туфелька с пряжкой-тяжелым камнем нервно постукивала по полу.
  - Грабить? - мысль показалась первопредку забавной и потому-то привлекательной. - Пока не знаю. Если тут есть то, что нужно, тогда, пожалуй!
  - Я не буду звать стражу! Хотите, я вас даже в сокровищницу провожу? - нетерпеливо выпалил подросток.
  - Достали предки? - сочувственно, как-то сразу поняв причины вопроса и порыва, спросила Аська.
  - Вот, - очень знакомым жестом резко провел ребром ладони по горлу случайный знакомец. - К другу в имение съездить нельзя, на охоту в лес без свиты в полсотни никчемных бездельников тоже, а династии сопредельных держав от древнейших времен изволь наизусть выучить. Или розог получишь!
  Лихаэль серебристо рассмеялся и небрежно погладил, почти потрепал подростка по голове:
  - Дивное дитя, мы не грабители, увы! Но весьма вероятно, что в здешних краях находится то, что потребно нам. Ты можешь исполнить миссию проводника.
  - А... да, - медленно моргнул подросток, зачарованный звуками голоса древнейшего.
  Подхватив Асю под руку, чтобы использовать ее в качестве детектора, Лихаэль поплыл-потанцевал по коридору вперед и далее вниз, по боковой лестнице. Не широкой, с роскошными багряными дорожками, расшитыми золотыми цветами, ведущей вверх, а поскромнее и уже.
  Любопытные звероморфы высвободились из рук носителей и на мягких лапках заскакали вокруг, стремясь все обнюхать и осмотреть. Восторженный взгляд, исполненный тоски, который бросил паренек на крылатых кошек, подсказал Аське, что и с питомцами у пацана так же, как с визитами в гости к друзьям - 'низзя, невместно и точка!'
  'Бедолага', - невольно посочувствовала она рабу высокого положения и традиций, который все еще не смирился с оковами, навязываемыми обществом, и пытался бунтовать. Вместо сна в роскошной кровати юный исследователь точно по каким-то тайным перехода шнырял, иначе бы так не изгваздался.
  Движение в относительной тишине по спящему замку или дворцу (скромным особнячком строение никак не являлось) продолжалось не более нескольких минут. Когда Лихо решительно свернул с очередной лестницы в левый коридор, подал голос проводник.
  - Гм, - неуверенно кашлянул парнишка. - Сокровищница ниже, а это путь в зимний сад матушки.
  - Значит, нам не в сокровищницу, - беспечно повел плечами Лихаэль, - а в сад надо.
  - О? - только и смог выдать парнишка, переваривая новость, а Лихо уже летел на всех парусах вперед.
  Притормозил он лишь на пороге помещения, чтобы сориентироваться. Аська воспользовалась моментом, чтобы разглядеть хоть что-то.
  Пологая каменная лестница со скульптурными изображениями крылатых зверей, походящих на кошек, вела вниз, в зимний сад под высоким стеклянным куполом. Каменные проемы перемежались вставками толстого стекла, забранного в плотный переплет. По темному времени суток сад освещали стоячие низкие фонари и висячие лампы на декоративных цепях. Вероятно, прихотливые растения требовали дополнительного освещения, и не магически-факельного, а именно такого.
  Каменные бордюры оттенка песчаника хранили высокие клумбы разнообразных форм. Цветы, пышные и яркие, всевозможных видов и расцветок, не столько даже радовали, сколько изумляли взор. Тяжелый сладкий аромат, словно в одном месте пролили с десяток флаконов дорогих духов, стелился по помещению.
  Впереди, за газонами и цветами, обширное пространство оранжереи еще более визуально расширялось. Высокие клумбы и кусты сменялись низким декоративным прудом с каскадами фонтанчиков и скульптурами. Мелодичное журчание успокаивало, свежий запах мха и влаги здесь перекрывал терпкое цветочное амбре и был значительно приятнее оного.
  Кстати, подсознательно Аська ожидала увидать нечто вроде греко-римской классики и банально застыла на месте в охренении, сраженная хороводом лягушек, жаб и прочих разноцветных квакушек, важно восседающих на черно-каменных листьях фонтанов. Из раскрытых ртов скульптур зеленого, черного, красного, охристого оттенков лились ручейки и били струйки фонтанчиков. С точки зрений логики, земноводные, конечно, больше соответствовали теме сада и водоемов. Потому эстетическому чувству пришлось обиженно замолчать и умыть руки.
  Пока Ася пялилась на каменных жаб в ассортименте, Лихо издал удовлетворенный хмык и подколол спутницу вопросом:
  - Узнала?
  - Я к лягушкам никогда особо не приглядывалась, я больше котиков люблю, - ляпнула Аська и получила неболезненный, но обидный щелчок по носу:
  - Я о наших камушках.
  - Ёкарный бабай! - выпалила пораженная Покрышкина. - Тот цветок-фонтанчик из нашего камушка, то-то опять чесотка пробирает...
  Лихо расплылся в проказливой ухмылке и легонько подтолкнул Аську к фонтану, скомандовав:
  - Давай, сама! Учись дозировать!
  Легко сказать - учись. А как? Все, что смогла придумать Ася, так это сложить два пальца правой руки овалом и отвесить черной каменной кувшинке аккуратный щелбан. Каменный цветок осыпался крошкой, взвихрился темный дымок. С громким шумом и треском сломанных трубочек, по которым текла вода, плюхнулось в водоем каменное земноводное. Где-то на периферии скорбно вздохнул пацан:
  - Лучше б вы и впрямь сокровищницу ограбили. Это ж любимый матушкин фонтан... Был.
  - Был, да сплыл, вернее, рассыпался... - пренебрежительно фыркнула Ася. - Придется твоей маме другими каменными жабами и цветами любоваться. Хотя можно еще живых раздобыть.
  Пацан лишь снова глубоко вздохнул. По-видимому, кротким нравом и ласковостью к отпрыску матушка не отличилась, и мысль о реакции ее 'впечатлительной' натуры на утрату любимого фонтана погружала сознание юного наследника во мрак отчаяния перед которым меркла даже чудная идея запуска живых земноводных в покои родительницы.
  - Вам смешно, а матушка не успокоится, пока виновного не сыщет или того, кого виновным счесть можно... - парнишка передернул плечами как-то уж очень болезненно. Кажется, в деле воспитания отпрыска высокородная дама руководствовалась старым гнусным правилом: не жалейте розги, чтоб не испортить ребенка.
  - Нет, мне уже не смешно. Все отрицать у тебя, похоже, не выйдет. И что делать? Справку тебе выдать, что фонтан пал жертвой магии древнейшего? - призадумалась Аська, которой совсем не хотелось подставлять занятного пацана, ухитрившегося до сих пор остаться человеком, а не превратиться в надменное чмо.
  - А можете? - лампада надежды затеплилась в душе паренька.
  Лихо рассмеялся, сочтя Аськино предложение забавным, и снисходительно выразил согласие. Парнишка метнулся к неприметной нише в стене оранжереи, приволок оттуда лист красивой гербовой бумаги и нечто вроде пера, не нуждающегося в постоянном обмакивании в чернила.
  Пока Лихаэль вырисовывал индульгенцию на бумаге, положив ее прямо на затвердевший воздух, Ася мучилась завистью. И вовсе не к очередному набору безграничных возможностей первопредка. Человек просто не может завидовать морю, небу или урагану. Несопоставимо, потому и не возникает дурацкого желания.
  Аське почему-то ужасно захотелось приватизировать пару-тройку листиков и ручку в качестве сувениров. Хотя прежде никаких признаков клептомании Покрышкина за собой не замечала.
  Подошедший ближе парнишка глазел на уникальное действо и завороженно прошептал:
  - Ты пишешь не на нашем языке, гость, но почему-то я все понимаю...
  - Язык предтеч понятен каждому, будь то звучанье из уст, иль начертанное рукою, такова природа древнейших, - снисходительно пояснил Лихаэль и всучил подростку лист, где черным по гербовому желтоватому провозглашалось:
  'Не скорби о фонтане, сие лишь воля и прихоть моя, что коснулась его, не затронув иных владений твоих. Лихаэль Аэрдан'.
  - О-о-о, - благоговейно выдохнул паренек, шепча одними губами: - Предтечи... ожившая легенда...
  Тем временем восставшая из-под дерна легенда небрежно сунула в руки Асе два оставшихся листа вкупе с ручкой и прислушалась к энергичному мурчанию одного из звероморфов. Тот почему-то решил посочувствовать бедолаге подростку. Котик прекратил исследование местности и принялся отираться у ног нового знакомца с громким 'мур-р-ам-мрр'.
  Лихаэль в ответ на этот демарш приподнял в легком удивлении бровь и спросил:
  - Ты серьезно?
  Мурчание перешло в утвердительное.
  - Как пожелаешь, выбор твой, - постановил первопредок и ухватил за шкирку лишь второго котейку.
  На этом компания собралась покинуть дворец.
  - Подождите, - окликнул парочку паренек в приступе внезапно проснувшейся надежды или, напротив, исключительно от нахлынувшей безнадеги, - возьмите меня с собой!
  - Твое место здесь, дитя, даже если оно тебе не по нраву, - почти пожалел подростка Лихаэль, проявляя несвойственное ему в принципе сострадание. Наверное, будь мальчик калекой или нищим, ему бы ни за что не посочувствовали. Но быть привязанным долгом к назначенной тебе участи, к которой не лежит душа - такой судьбы древнейший пожелал бы лишь истинному врагу.
  - Но ее же ты взял!? - парень попытался найти хоть какие-то аргументы для того, чтобы слинять из опостылевшего дворца навстречу приключениям. Почему-то Аську, тонкую в кости и с короткой стрижкой, он счел почти ровесницей.
  - Выбора не было. Ее мне призвали, - небрежно отмахнулся предтеча. - Оставь сожаленья о недостижимом, дитя! Звероморф решил пожить с тобой. Пусть! Его зовут Ай.
  - Правда? - не веря своему счастью, выдохнул парень, созерцая крылатого котейку как святыню, и тут же огорченно поник: - Мне не дозволят.
  - Он не будет спрашивать ничьего разрешения, - переливчато рассмеялся Лихаэль и с коварной улыбкой покосился на Ая. Тот понял мысленный посыл правильно и мгновенно увеличился раз в пять. Звероморф стал точной копией гигантской крылатой кошки на лестнице, правда, кардинально белого (не считая голубых глаз) цвета. Такую попробуй не дозволь или обидь. Жалко... обидчика.
  - О-о-о, - пораженно выдохнул подросток, скручивая краешек гербовой индульгенции в тонких пальцах.
  - Аю не повредит никакой клинок, ваша магия почти не действует на звероморфов. Он будет достойным защитником и спутником, - небрежно завершил представление дивного создания предтеча.
  - Этот зверь всегда со мной теперь будет? - восторженно выпалил обитатель роскошной тюрьмы.
  - Мрр! - подтвердил крылатый кот и легонько боднул подростка головой.
  - Пока ты хочешь, чтобы так было, - уточнил Лихаэль, вцепляясь в руку Аси, и одарил напоследок пожеланием: - Пусть тебе будет интересно жить, мальчик!
  - Мя! - попрощался с братом ничуть не расстроенный Кий.
  
  
  Глава 22. Свалка, как точка опоры
  
  Реальность в очередной раз сменилась. Вместо роскошной дворцовой оранжереи, утопающей в сумерках, Аська и Лихо оказались где-то еще. Где и чем это 'еще' было, девушка сразу не сообразила. На душе растекалось довольство начинающей клептоманки. Иномирную бумагу и самописку даже просить не пришлось, как-то все само собой получилось: взяли и сунули в руки. Складывая бумагу вчетверо и убирая в нечто вроде кошелька на поясе вместе с 'ручкой', Ася попутно озаботилась судьбой звероморфа.
  - Как котейка у парня-то останется, если он тебя выбрал? - задалась запоздалым вопросом Покрышкина.
  - У звероморфов жизнь почти равна вечности. Что ему миг, который он проведет со смертным спутником? - с легким пренебрежением пояснил Лихо. - Позабавится и вернется, если пожелает. Или отправится по иной дороге.
  - Ясненько, - вздохнула Аська, которую просто добивало отношение первопредка ко времени. Или его отношения со временем? Да, скорее последнее. Оно Аську малость выбешивало. Усилием воли задавив приступ возмущения, в котором было больше от зависти, чем чего-то иного, Покрышкина принялась изучать новое место дислокации. Это снова не было лужайкой у древо-дворца. Так мерзко жженой резиной, бензином и чем-то еще металлическим в Лесу не воняло отродясь.
  Покрутившись по оси, Ася постаралась сориентироваться. Свет высоких бетонных фонарей был не особо щедр, но запах и вид сложили паззл воедино, и Покрышкина констатировала:
  - Свалка авто.
  - М? - чуть озадачился прекрасный предтеча, где только не побывавший, но до свалок в техногенных мирах пока не добравшийся.
  - Машины сюда свозят на переработку, - постановила Аська, углядев в стороне еще и очертания гигантского магнита, подвешенного к крану, и транспортной линии, ведущей к темной громаде пресса. - Что нам может понадобиться на свалке? За каким лядом мы здесь?
  - Меня вело остаточное эхо от утекающей через миры струйки силы, срезонировавшее с чем-то близким по сути, - рассеянно пояснил Лихо, почесывая под подбородком Кия, продолжавшего сидеть на руках предтечи. Кажется, металлические джунгли звероморфа ничуточки не вдохновляли на исследования. А если судить по нервно подергивающему кончику хвоста, скорее даже чуток пугали. Наверное, как Асю туманный мир странных разумных зверей.
  - В металле что, тоже может сила ваша с Шеаром храниться? - удивилась Аська, до сих пор имевшая дело большей частью с камнем и всякими странностями вроде фекалий пони.
  - Нет. То, что мертво изначально, живое хранить не может, - мотнул головой Лихаэль.
  - Э-э, а камень? - затормозила от выданного парадокса Ася.
  - Камень тоже жив, но иначе, чем то, что живо зримо, - укорил спутницу за незнание очевидно-элементарных философских истин первопредок.
  - Ну... тогда и металл тоже живой, или при термообработке руды, то есть плавлении, незримая жизнь погибает? - окончательно запуталась в философских материях практичная Аська, почему-то вспомнившая старый фильм про Терминатора. Тот, где более совершенная модель состояла из жидкого металла.
  - Сотворенное разумными обретает жизнь лишь посредством ритуалов или манипуляций с чистой силой, иных путей нет, - поморщился Лихаэль, вероятно, припомнив что-то свое. Может быть, не слишком удачные опыты по этой части, или наоборот то, как ему нагорело за слишком удачные. Не зря же таких, как Лихо, в земельку зарывают, пусть и только на поспать, коль иным другим способом не получилось утихомирить!
  Пообщавшись с предтечей несколько деньков, хоть и не видела она от него никакого явного зла, кроме откровенного самодурства, Ася начала понимать тех, кто всеми силами пытался упокоить первопредка и боялся его как огня. Нет, даже не как огня, а как всех адовых напастей вместе взятых, вроде мора, огненного дождя, саранчи и прочих гадостей. Выносить Лихо большими порциями было тяжко.
  - Значит, ни металл, ни пластик и тэ дэ и тэ пэ в параметры поиска не вписываются, - заключила Ася, отметая ржавые машины, как причину переноса. - Тогда что ищем?
  - Почувствуй, - шкодливо ухмыльнулся предтеча.
  - Опять место зуда искать, - обреченно простонала Покрышкина и полуприкрыла глаза, пытаясь сообразить, а есть ли он, тот самый пресловутый зуд. Или это зудят нарывающие натянутые нервы?
  Лихо лишь расплылся в улыбке, подтверждающей неприятную версию о необходимости сканирования местности. Аська страдальчески вздохнула и зажмурилась качественнее, начиная подозревать, что по сопредельным или дальним (хрен проверишь) мирам невозможный первопредок сразу скачет по отголоску энергии специально, чтобы довести ее, не давая роздыха возвращением на базу. Вряд ли Лихаэль так торопится вернуть свое могущество и отыскать друга, скорее пробует на зуб границы ее терпения и выносливости. И не просто потому, что это надо кровь из носу, а потому что забавно.
  Мысленно поскрежетав зубами, Покрышкина взялась за дело и попыталась настроиться на источник зуда. И поняла, что сильнее всего чешутся пятки.
   'А не вымыться ли тебе, ежик?' - первым делом в некотором сомнении задалась она вопросом, и сама себе ответила: - Нет, ежик чистый. А значит...
  От всей души пнув в сторону какой-то гофрированный кусок металла, Аська с мрачным торжеством уставилась на потрескавшиеся каменные плиты под ногами. Клятый Лихо в очередной раз оказался прав. Вот только что теперь прикажете делать с этой правотой? Площадка-то немаленькая и если крупицы силы в каждой из плит, то громить придется все, а сначала добраться до самих плит площадки, заваленной от края до края ржавым мусором.
  И, скорее всего, первопредок, находясь рядом с ней, тоже все это превосходно чуял и в подсказках не нуждался. Потому Покрышкина стукнула пяткой по плите и обреченно спросила:
  - Как доставать-то? Если взрывать, то я тут и останусь. И не факт, что в целом виде, а не на развес мелкими партиями.
  Предтеча черную шутку оценил, весело рассмеялся и собственнически потрепал Аську по голове, ероша волосы. А потом этот чокнутый устроил шоу. Повинуясь движению его брови, совершенно бесшумно, хотя с точки зрения физических законов сие было невозможно в принципе, весь хлам, загромождавший свалку, разом взмыл в воздух. И остался висеть, давая возможность посетителям насладиться видом разбитой в хлам каменной основы.
  - Гребаный джедай, - со свистом выдохнула Ася, передергивая плечами при одной только мысли о том, что какая-нибудь завалящая деталька вырвется из области глобальной левитации и тюкнет ее по маковке. Дурацкий анекдот-вопрос о том, что легче - кило пуха или кило свинца, если по темечку, на себе проверять никак не хотелось. Ответ Ася и так знала.
  Поддерживая махину груза в небесах и совершенно не реагируя ни на шипение испуганного звероморфа, ни на психи Аси, Лихаэль цапнул девушку за плечо и фамильярно подтянул к себе поближе.
  Разумеется, причиной такого поступка был не внезапный приступ нежности, одолевший первопредка. Кажется, этот тип вообще не знал такого термина, а если и слышал где-то от кого-то, то о значении представления не имел.
  Руководствовался Лихо сугубо практическими соображениями: работа человечки как сканера и разрушителя, напитываемого силой предтечи, в такой связке шла наиболее эффективно и оперативно. А ждать и медлить, если на то не было некой высшей причины, Лихаэль крайне не любил.
  Вот и сейчас за дело он взялся мгновенно. Аська почувствовала, как через нее во все стороны понизу расходятся волны, будто она являлась камнем, который с размаху зашвырнули в тихий пруд. Физические доказательства такого действа не замедлили проявиться.
  По старым плитам под ногами в том же безмолвии, которое куполом накрыло свалку, зазмеились трещины. Они все множились и множились, покрывая камень мельчайшей сетью, а потом камень просто перестал быть камнем, обернувшись крошевом. Где-то крупным (галька, булыжники, щебень), а где и почти песком. Невзрачно-бежевым с редкими черными вкраплениями, очень характерного отлива.
  Кажется, хуже всего приходилось именно тем плитам, части которых содержали несколько гран силы Шеара, вроде как запрятанной некогда в камни неизвестными, но очень могущественными врагами. Сам факт существования неизвестных врагов Асю немножко напрягал. Немножко, потому что происходило все в незапамятные времена и к настоящему времени враги реальные и мнимые могли банально двинуть кони. Но, с другой стороны, оказался же живым и невероятно что вытворяющим сам Лихаэль, древнющий первопредок. А с третьей стороны, даже если какие-то враги у него и есть, то на кой им сдалась Аська? Толку от нее почти никакого, скорее всего, даже кусочки этой обращенной в камень силы Лихо бы и сам смог найти, пусть и покорячился бы побольше, так что психовать опять-таки смысла нет. Убивать почти бесполезную ее, чтобы побольнее укусить предтечу, резона никакого.
  Раздумывая о делах своих тяжких, Аська ожидала, пока Лихаэль изучит все черные крупинки и традиционно преобразит их в малую струйку силы. Ждала со стоическим спокойствием. Пусть наиграется, может, потом все-таки захочет вернуться? Все эти скачки по мирам, пусть Асе никакой тяжелой физической работы делать и не приходилось, обходились бедолаге, угодившей в загребущие лапы Лихо, как кур в ощип, дорого. Покрышкина чувствовала себя так, будто работает на стройке, таская даже не кирпичи, а бетонные блоки в одиночку на своем горбу.
  Завершив ритуал созерцания, Лихо переключился на спутницу и полюбопытствовал:
  - Кто такой 'гребаный джедай'?
  - Были такие кадры в одной далекой-далекой галактике, - без особых подробностей отозвалась утомленная Аська. - Вроде как под лозунгом 'нет эмоций, есть покой' пользовались светлой стороной силы. А их идеологические противники под транспарантом 'эмоции - сила' юзали темную сторону.
  - Хочу посмотреть, - заинтересовался Лихо.
  - Не получится, - мстительно брякнула Ася. - Диски с фильмами у меня дома, а дорогу туда ты не знаешь, впрочем, я тоже. И искать не желаешь.
  - Хм, - недобро прищурился первопредок и притиснул жертву к себе.
  
  
  Глава 23. Почти фанфик и о сбыче мечт
  
   Реальность совершила кульбит, грохот и лязг свалки, где отменили массовую левитацию объектов, сменился мигом звенящей тишины, и на Аську упало солнце. Нет, два солнца. Одно побольше, второе поменьше, а сама она грохнулась на песок. Очень горячий песок, такой, что пришлось сразу вскочить на ноги, чтобы не обжечь кожу ладоней и ноги даже сквозь ткань одежды.
  - Ёкарный бабай, Лихо, ты куда нас зашвырнул?
  - Еще не знаю, но мне тут пока нравится, - расплылся в маньячной улыбке Лихаэль. - Надо повеселиться, Ася, а то я начинаю скучать от однообразия. А если я начинаю скучать, все вокруг начинают почему-то плакать.
  - Кровавыми слезами, - похоронным тоном закончила за первопредка догадливая девушка и потребовала: - Сделай что-нибудь с этим пеклом, пока меня удар солнечный не хватил. Если этот песок и жар вокруг для тебя символ разнообразия, то насчет горизонтов твоего воображения я, пожалуй, вовсе промолчу.
  Лихаэль лишь ухмыльнулся, повел рукой, и на Аську повеяло прохладой. Как-то враз пропал удушающий жар и палящий свет. Хотя на первый взгляд ничего не поменялось. Просто в реальность нагло вмешалась сила древнейшего, перекраивая ее для своего удобства.
  - Только не говори мне, что ты затащил нас на Татиун? - выпалила Аська, в голове которой с запозданием замкнуло два факта - свежая беседа и вид на два солнца.
  - Мы там или где, о чем ты думала, - странно ответил Лихаэль и пожал плечами.
  - Татиун, - обреченно согласилась сама с собой Аська. - ну что ж... могло быть и хуже. Наверное. Дворец императора, к примеру, или любимый корабль-разрушитель Ведеркина. Эй, стой, Лихо! Не вздумай никуда меня больше тащить! - завопила она, краем глаза отследив, как разгорается азарт в зеленовато-синих с фиолетовыми исками глазах предтечи.
  - А что тут еще занятного? - снисходительно сделал паузу на вопрос безумец.
  - Кайт-дракены, здоровенные чудовища в песке, прямо под ногами, - Покрышкина ляпнула первое, что пришло в голову, и тут же горячо пожалела о своей импровизации. Потому что яркие глаза Лихаэля, как бывало почти всегда, когда речь заходила о крупных монстрах и больших проблемах, засияли нешуточным интересом. Он широко ухмыльнулся и простер руку к песку.
  - Не нравится мне это, - поделилась своими соображениями с оставшимся в одиночестве звероморфом Аська. Кий что-то согласно мявкнул. А потом резко стало не до разговоров. Песок взорвался изнутри, и огромная туша чего-то динозавро-червякоподобного с громадной пастью вырвалась под жар двух светил.
  Разило от этого монстрозавра, как от помойки, рев Асю едва не оглушил, но Лихо новую игрушку сцапал крепко и держал на весу в невидимых клещах. Добыча не могла двинуть и когтем. Аська подавила нервический смешок, пока первопредок крутил кайт-дракена так и эдак, как ребенок погремушку. Он не испытывал проблем с поддержанием в воздухе тела гигантских габаритов. Какая разница: всю свалку левитировать, или одну громадную тварь? А никакой для древнейшего. И, между прочим, шкура песчаного монстра в бронечешуе оказалась цветом вовсе не подобна песку. Она была тускловато гламурно-розовой.
  - Чем он знаменит? - небрежно уточнил Лихо у своего справочника на ножках - Аськи.
  - Мясо, очень много мяса съедобного тут, где еда в дефиците - раз, и в брюхе еще камень должен быть, вроде как большая жемчужина с магическими свойствами - два. Местные ее в светошашки вставляют, - припомнила, телеграфно выпалив, Покрышкина.
  Больше ничего обсудить с Лихо, тут же вознамерившимся заняться препарированием добычи она не успела. От гула заложило уши, черная точка меж двух светящихся шаров стремительно приблизилась, и на песок буквально в нескольких десятках метров от парочки чужаков, вздымая клубы песка, опустился космический корабль. Маленький, наверное, челнок для пассажиров. Люк раскрылся, опустился трап и в проеме показались две массивные высоченные фигуры.
  - Блин-оладья! - снова выпалила пораженная в самое сердце Аська, перестав обращать внимание на древнейшего, его выкрутасы, ползучего, вернее, ныне висящего, дракена, два солнца и всякие иные раздражители окружающей нереальности. - Это ж... Это ж...! Я хочу автограф! Нет, два автографа!
  Не узнать эпично развевающий черный плащ, черные глухие доспехи одного и красно-черную рожу с рожками другого было невозможно. Мало ли Аська всякого пересмотрела и перечитала, а уж фанфики по ДДД и сама порой пописывала.
  Кий решил перестраховаться. Тихой сапой малыш звероморф, не убоявшийся песчаного монстра, аккуратно попятился и спрятался за надежную спину первопредка.
  А вот он сам на парочку визитеров почти не обратил внимания, слишком увлекся изучением пойманной зверушки. Оставалось только мысленно скрестить пальчики и понадеяться, что предтеча не настолько свихнулся, чтобы захватить пойманную животинку с собой в качестве еще одного домашнего питомца. Чисто для восполнения временной убыли подопытных 'кроликов' по естественным причинам. И для той же цели, (вот уже Ася понадеялась истово), не решит прихватить до кучи парочку с челнока.
  Не то чтобы Аська была совсем-совсем против, но вот такая фигня уж точно способна непоправимо разрушить все причинно-следственные связи этого измерения. А уж представив эдаких гостей в Лесу, Покрышкина и вовсе вся передернулась. Сразу стало очень жалко бедолагу Эльмиавера и его лесное величество. Они и к Лихо-то никак привыкнуть не могут, так что добавки несчастным эльфам категорически противопоказаны. Помрут ненароком и уж тогда чокнутого Аэрдана точно на трон взгромоздят, как бы он не отбивался, а это в одиночку страдать не будет, за собой и человечку потащит. Не-не-не! Но поглазеть и поболтать здесь и сейчас -это Аська была обеими руками за и совершенно не боялась. Как бы она не любила этих героев, Лихо все равно был однозначно круче.
  Между тем колоритная парочка приблизилась и тяжелый бас уронил:
  - Странные возмущения вы производите в силе.
  - Э-э, мы же не форсюзеры в вашем понимании. Просто туристы из иного пространственно-временного континуума, - едва не споткнувшись на последнем слове, справилась с пояснением Аська, с жадным любопытством поедая глазами легендарных персонажей.
  - Что вы забыли тогда на этой убогой планетке? Поохотится захотелось? - недоверчиво рыкнул рогатый, чуть склонив набок массивную голову. Кажется, вид молчаливого красавчика, изучавшего дракона в состоянии виса его чуток нервировал. Или не чуток.
  - Почему убогой? Выдающееся место, хоть климат и ужасный! Жарко, как в плавильной печи! И с пищей конкретные проблемы. Но, как сказал червяк из навоза тому что в яблоке, родину не выбирают. По нашим сказкам, о вашем измерении гуляющим, тут целых два Избранных проживало! - почти обиделась Аська. - И вообще, невзгоды закаляют!
  - Два? - в могучем басе 'Черного Плаща' послышались грозовые раскаты.
  - Точно! Избранный номер раз и избранный номер два - его сын, - бодро отрапортовала Ася.
  - Сын? - в голосе вопрошавшего что-то надломилось, а рука дернулась, будто собеседник собирался схватить Аську понадежнее, чтоб не вздумала дать деру до окончания допр... э-э, разговора. Но почему-то не смог. Или 'покому-то', вернее из-за кого-то. Хрен Лихо позволит кому-нибудь его личную игрушку юзать, пока сам не наигрался.
  - Ага, его сюда к сводному дяде при живом папке сплавили, сказали, что сирота, - охотно прояснила ситуацию вконец обнаглевшая от чувства совершенной защищенной безнаказанности Покрышкина. Где-то что-то хрустнуло. Может даже чьи-то зубы. Из-под глухого забрала вырвался рык: - К...би... убью-ю-ю!
  - Где искать мальца знаешь? - уточнил рогатенький у ценного источника информации, к которому они попали не иначе, чем по воле Силы.
  - Я же не местная. Откуда бы? Но, вроде как, часть наших сказок об этом талдычит, отец должен чувствовать сына и через пол-вселенной, если правильно настроится, а тут всего-то одна планетка, - пожала плечами Аська, и многозначительно покосилась на одного из двух собеседников - того, что в плаще.
  Будто ставя точку или даже восклицательный знак в ее речи, Лихо закончил внешний осмотр парализованного зверя и с небрежным взмахом руки перешел к внутреннему содержанию.
  Оно вывалилось прямо на песок и завоняло так отчаянно, что Аську едва не вывернуло:
  - Фу-у-у! Лихо, он что, сдох пару лет назад и как зомби ползал? - борясь с тошнотой, выдавила она, пока первопредок как ни в чем ни бывало продолжал потрошить зверушку.
  - Нет, он просто пахнет, - маньячно хихикнул Лихаэль и, запустив руку по локоть в требуху, с чваком вытащил здоровенный окровавленный булыжник. - Хм?! Красивенький!
  Встряхнув находку так, что с нее и с руки сухим порошком облетела кровь, грязь и прочие наслоения, Лихо полюбовался голубым с жемчужными отливом камнем. С парочкой местных он, вопреки изначально проявленному интересу, общаться был совершенно не расположен.
  - Меня интересуют подробности истории избранных, - первым осенило рогатенького.
  - Предлагаю обмен! - алчно зажглись глаза Аськи, и она быстро, пока древнейший, получивший все, что хотел, не поволок ее дальше, обрисовала свою позицию.
  - Не кредиты или артефакты? - не поверил красно-рогатый бугай.
  - На фига они мне там, где они не в ходу? - отмахнулась Ася. - Я даже голокронов просить не буду, а то вдруг рванут, как бомба, при перемещении из мира в мир?
  - Идет! - сверкнули красные глаза.
  - Отлично, тогда утром деньги, вечером стулья, - потерла ладошки попаданка и слазила в сумочку за бумагой и ручкой, прихваченными из мира с фонтанами-жабами. Дайте автографы!
  Два форсюзера темной направленности от условий сделки несколько обалдели. Однако ж накарябали запрошенные странной девицей письмена.
  - Они скучные, - оторвавшись от потрошения дракена, бросил Лихо свою оценку. - Значит, те, другие, еще зануднее и скучнее.
  - Говорила и повторю, за клоунами - в цирк, а эти по другой части. Ну и что, что идут своим путем, они ж не первопредки, которые не по дорогам шествуют, а вытворяют, что левой пятке угодно: напролом прут, летят по верху, свою дорогу творят или чужие оптом рушат, - вступилась Ася за молча переваривающую оскорбление парочку. Хотя, может, он и пытались как-то воздействовать на Лихо своими методами и покарать, да ничего не получалось.
  - По-другому неинтересно, - повторил Лихаэль, не став даже оправдываться, и таки цапнул Аську за руку, проваливаясь в иной пространственно-временной континуум, оставляя парочку давших автографы 'звезд' без детальной информации. Аська только успела выпалить то, что толкнулось в сердце:
  - Заберите пацана с фермы раньше светлых и воспитайте в своем коллективе, или все у вас тут пинком наизнанку пойдет.
  Покрышкина еще много чего хотела сказать своим шапочным легендарным знакомым, но не успела. Возможно, к своему, а, может быть, и к их скромному личному счастью. Порой мало информации - плохо, но и избыток ее может оказаться убийственным для обладателя ценных данных.
  
  
  Глава 24. Снова дома, опыты на 'кошках'
  
  Оказавшись после невыносимого пекла двух солнц на умиротворяюще-зеленой полянке перед древо-дворцом, Аська помотала головой, огляделась и признала с некоторым облегчением:
  - Радует одно.
  - Что? - тут же весело уточнил отвратительно бодрый Лихаэль, будто не пластал удаленно огромную тварь, а попивал коктейль в шезлонге под пальмами у моря.
  - Что ты не захватил с собой тушу-вонючку, - честно ответила девушка, но секунду помолчав, справедливости ради поправилась: - Нет, все-таки повода для радости два. У меня теперь есть автографы, за которые мои знакомые ребята душу бы заложили!
  - Кому именно? - неподдельно заинтересовался столь причудливыми коммерческими отношениями первопредок.
  - А кого бы нашли, тому бы и заложили, - хохотнула Ася, доставая аккуратно сложенные листы и любуясь двумя росчерками совершенно незнакомого шрифта. Понимание устной речи у нее через Лихаэля шло без накладок, а вот с письменными источниками не сложилось. Или в этом сбое был виноват шизанутый первопредок, которому случайные знакомцы не пришлись по душе? Слишком, хм, скучными оказались.
  Аська спрятала сокровище назад, выдохнула через рот, и постановила:
  - Пойду-ка я пройдусь, устала от тебя словами не пересказать как, и жрать хочется.
  - Ступай, - великодушно разрешил Лихаэль, занятый добытым из пустынного чудища камнем. Он крутил превосходный минерал в длинных пальцах и по его губам блуждала не жестокая, кривая и азартно-безумная, а почти нежная улыбка. Лихаэль смотрел на камень, как эльф-садовод на прекрасный цветок, как ребенок на коробку с новыми красками, как вышивальщица на набор дорогущих нитей.
  Пожав плечами, Аська перестала изучать клиническую картину очередного задвига древнейшего. Она свистнула звероморфа и отправилась в ближайшую беседку-дерево, которую видела неподалеку от древо-дворца. Если Лихо остается в доме или рядом с ним, то, возможно, хотя бы полчасика без общества чокнутого всемогущего предтечи у нее будет.
  На самом деле беседка являлась не стандартным сооружением из досок-реек или камня мрамора. Она целиком и полностью была выплетена или выращена - как лучше сказать, Ася не знала - из настоящего дерева, продолжавшего шелестеть листвой и поныне, только сердцевина его внизу и на два-три метра вверх имела просторную полость и двери-окна. Мягкий диванчик, у которого пружинящую поверхность устилал приятный на ощупь мох, до жути напоминающий плюш, принял уставшую от прыжков по мирам, впечатлений и выходок непредсказуемого предтечи девушку. Незримые прислужники, не дожидаясь особых просьб, накрыли стол и дали ей возможность перекусить.
  Прикрыв глаза и поглаживая умостившегося на ее коленях звероморфа, пребывающего в умилительном виде крылатого котенка, сытая Аська слушала птиц, мурлыканье занятного зверя и не то дремала, не то медитировала.
  Но спустя десяток минут что-то изменилось в обстановке. Птицы не прекратили своих мелодичных трелей, зато напружинился под ласковой рукой Кий. Нет, он не зарычал, просто, не меняя позы, враз перестал быть расслабленной тарахтящей муфточкой-игрушкой.
  Аська приоткрыла один глаз и уставилась на мнущегося на пороге беседки эльфа. Кажется, это был один из двух молоденьких эльфят, похожих, как однояйцевые близнецы, но считавших друг друга совершенно различными. Вот только какой именно их двух? Вроде как у того, который на букву 'ф', волосы были ближе к платине, нежели в золото. Или наоборот? Да и его имени Ася совершенно не запомнила, зато прозвание на букву 'в' каким-то чудом в голове удержалось. Потому девушка попыталась угадать:
  - Визардэль?
  - Айя Ася, светлого пути! Счастлив лицезреть тебя после долгой разлуки, - эльф снова заполыхал нежным румянцем, затрепетал ресницами и воссиял глазами. Короче, он выглядел, как полный идиот.
  - Чего долгой-то? - брякнула удивленная Аська. - Мы ж недавно виделись, даже в болоте вместе плескались.
  - Горе мне, но с дивной нашей встречи минуло три полных путешествия Цириллы, ночного светила нашего, украшающего мир дивно-голубыми оттенками, - участливо и осторожно (а не свихнулась ли милая его сердцу айя в обществе первопредка окончательно и бесповоротно?) промолвил Визардэль. Точно он самый! Если ушастик не стал возражать насчет имени, значит, Аська ткнула пальцем в небо и угадала с идентификацией.
  - О как? - почти не удивилась изрядной горсти пропавших суток попаданка.
  Имея дело с Лихо, можно было ожидать всякого. Вообще! По сравнению с этим всяким даже пропажа нескольких месяцев казалась почти пустяком. Вот уж когда точно осознаешь сакраментальную истину того, что все в мире относительно.
  Звероморф, пока шли взаимные расшаркивания, снова успокоился, разметал крылышки и перевернулся на спину, подставляя пушистое белое пузико для почесывания. Кажется, эльфика он в хоть чем-то опасные или хоть сколько-нибудь полезные кадры не занес. Предупредил о госте и довольно.
  - Ну ладно, три так три. Счастливые, стало быть, часов не наблюдают, а Лихо - редчайший из счастливчиков. Заодно и мне счастливый билетик выдернул, - пробормотала под нос Аська. Продолжая почесывать звероморфа, она небрежно уточнила:
  - Ты Лихаэля ищешь? Он вроде как недавно у дома был, может, и сейчас поблизости ошивается.
  - Воистину не встречи с эй-оролем я ищу, айя.
  - Вашего учителя тут тоже пока не было или я его не встретила.
  - Я лишь хотел задать тебе один вопрос, айя, - набравшись храбрости, выпалил Визардэль, трепеща ушам и ресницами.
  - Ну задавай, - не увидела проблем Аська. - Кстати, а чего такое 'айя'?
  - Айя - это принятое вежливое обращение к девушке иной расы, являющейся гостьей Великого Леса, - добросовестно просветил собеседницу юноша, не понимая, что тем самым выкопал себе вполне глубокую яму. Прежде-то он вежлив с чужестранкой, как оказалось, не был. Не ведая о выводах Аськи, эльфенок вернулся к своему вопросу: - Позволь узнать, насколько драгоценно для тебя общество предтечи?
  - Век бы его не видеть и еще тысячу раз по столько же, - честно выпалила Покрышкина. - Только черта лысого получится. Он просто везде, особенно там, где не нужно.
  Она фыркнула и продолжила добросовестные почесывания звероморфа, подставившего теперь голову и особенно усердно мурлыкавшего от глажки местечек за ушами.
  - Хотел бы я быть на его месте, - покосившись на звероморфа, тихонько шепнул Визардэль, еще сильнее заалев кончиками собственных ушек.
  - Да пожалуйста, - радостно провозгласил нарисовавшийся словно из воздуха Лихаэль, целиком оправдывая недавнюю сентенцию человечки о личной негативной вездесущности, и потер ладони.
  Следящая за древнейшим Аська дернулась, когда услышала сдавленный мяв. Переключилась на Визардэля и уставилась на опадающую одежду и выпутывающегося из нее крылатого котенка, оказавшегося на вид лишь немногим старше того, что балдел у нее на руках.
  - Ты зачем это сделал? Верни, как было, садист-экспериментатор! - потребовала Покрышкина, просекая причину и закономерности внезапных метаморфоз.
  - Он сам захотел, - недовольно скривил край нижней губы первопредок.
  - Да мало ли что пацан по дури сболтнул, издеваться-то зачем? - фыркнула Аська. - Екарный бабай, ты чего разборки устроил? Мстишь за тот цветок в тазике?
  - Хм, а... да, это его, забавно было. Ладно, - вдруг сжалился над жертвой Лихаэль и покрутил запястьем. Юный эльф снова вернулся в привычный облик, но в стиле ню.
  Одежда осталась лежать кучкой у его ног. А длины густых волос (до поясницы) не хватило, чтобы прикрыть все места, не подобающие для выставления на всеобщее обозрение. Короче, бедняжка Визардэль из розового стал почти пунцовым, пошатнулся и осел на горку собственных тряпочек.
  Ловить его Аська, конечно, не кинулась. Кто их этих двинутых остроухих знает? Поймаешь одного такого, а потом еще жениться заставят, то есть, замуж выходить за опозоренного! Не-не-не! Аська побыстрее, пока обморочный не очнулся, схватила звероморфа в охапку и дернула из беседки.
  - Он хилый, плохой любовник будет, не бери его, - тоном знатока посоветовал Лихаэль на ушко родственнице то ли в шутку, то ли всерьез.
  - Договорились, присмотрюсь к старшему поколению, этот, который знаток законов, вроде душевно устойчивее, если до сих пор кукухой в здешнем бедламе не поехал, - сквозь зубы процедила Покрышкина и устремилась к дому.
  Оставалась у нее слабая надежда, что туда, в комнату, за ней никто не попрется, хотя бы потому, что поленится (Лихо) или засмущается после принудительного стриптиза с метаморфозами (эльфик).
  Жалея только о том, что в изящном древо-дворце нет тяжелой двери из металла или досок, которой можно с чувством шваркнуть о косяк, Аська шлепнулась на овальную кровать. Та мягко прогнулась, но даже не спружинила. Идеально так, что злости не хватает!
  Взбив кулаками длинную подушку, Ася запрокинула руки за голову и уставилась в потолок. Чего-то накатил депресняк. Захотелось с дядькой на рыбалку, туда, где не будет дурацких улыбочек Лихо, а только густой туман, плеск игривой рыбы поутру, кваканье лягушек в камышах, шум дождя по крыше палатки и потрескивание веток в костре. И никаких экзотических ароматов, больше приличествующих дорогим духам. Только тина, рыба, дым и свежесть после грозы. И похлебать захотелось не изысканных деликатесов от незримых слуг первопредка, а ухи. Дядька готовил ее мастерски, сколько Аська ни пыталась в точности следовать всем его ухваткам, так вкусно не получилось ни разу. Съедобно и только.
  Ася до боли прикусила губу, чтобы не разреветься как девчонка, не завыть, как неразумный дикий зверь.
  Мокрый нос, ткнувшийся ей в щеку, терка горячего язычка на щеке и сочувственное мурчание стали полной неожиданностью. О том, что звероморф пристроился под боком, рядом, она успела забыть. Сграбастав зверя в охапку, Ася замерла, свернувшись клубочком на кровати и слушая, как тарахтит моторчиком уникальное создание.
  А потом просто застыла, уставившись на узкую полоску браслета-гейса на запястье, в которую уперся взгляд. Теперь, когда рукав задрался, она отчетливо видела бледно-голубой, местами с переходом в яркую лазурь оттенок метки богини. Кажется, за всеми перипетиями дней минувших она перестала следить за цветом навязанного тату, а зря! Та уже не едва заметно, а вполне ощутимо потемнела, наливаясь красками и даже светом. Возможно, конец ее мучений - идиотских приключений близок? Или хотя бы близок конец какого-то этапа этих идиотских приключений?
  Потрепав в последний раз лапочку-звероморфа по лобастой голове, Аська навестила ванную, умыла лицо под ледяными струйками и нашла в себе немного моральных сил поискать Лихо.
  
  
  Глава 25. В гостях у...
  
  Древнейший нашелся на натуральных качелях слева от древо-дворца. Сидел себе на чем-то вроде живой красно-черной лозы, выращенной в форме петли. Эти 'качели' были перекинуты через громадную ветвь дерева. И Лихаэль качался, задирая ноги до неба.
   - Эй, Лихо, слезай! - крикнула Покрышкина, остановившись на вроде как безопасном (чтоб в лоб пяткой не получить) расстоянии от экстремала мирового или даже вселенского масштаба.
  Первопредок себя упрашивать не заставил. Взял и спрыгнул с растительных качелей на самой верхней точке и не грохнулся, с чертыханиями или воплем, а опять мягко, как листик, спланировал, попирая законы гравитации. Встал рядом с девушкой.
  - Соскучилась? - белозубо уточнил безумец. - Кстати, это тебе!
  И небрежно всучил Аське шедевр: вырезанную из голубого камня, добытого из брюха инопланетного гада, - потрясающе-прекрасную брошку в виде диковинного цветка. Красивую до невозможности и саму казавшуюся живым цветком. А может, какой-то частью и ставшую таковым. Светилась она неярким, как ночник, утешающее нежным светом.
  - Спасибо, - просившиеся на язык едкие слова об уровне 'скучания' по первопредку, Ася проглотила. - Ты истинный творец, а не только творюга порой!
  - Ерунда, - отмахнулся Лихаэль от похвалы, хотя, пожалуй, 'творюгу' оценил довольной ухмылкой. - Если истинная опасность будет грозить, воссияет фиолетовым и меня приведет. Носи!
  - Ладно, - растерянно ляпнула Аська, не ожидавшая такой заботы, но за уточнением деталей и инструкциями не полезла.
  Лихо сам 'великодушно' пояснил мотивы аттракциона невиданной щедрости:
  - Случайно сделалось.
  - Я спросить хотела, - девушка, разом перестав беспокоиться о непомерной ценности подарка, приколола брошку на груди и ткнула под нос древнейшему руку с браслеткой:
  - Смотри, не пора Галю навестить?
  Лихо бесцеремонно сграбастал запястье девушки в свои изящные и твердые, как мрамор, пальцы. Выкрутил руку почти до боли, хорошо еще, что не до растяжения или перелома. Поднес к губам, коротко лизнул отчего-то заколовшую иголочками метку и довольно прищурился:
  - А пойдем, поболтаем!
  Дальше случилось то, чего в общем-то Аська ожидала, хоть и не обладала даром предвиденья. Лихо сгреб ее в охапку (ладно хоть не дернул) и прыгнул на лесную тропу. А уже та, как скоростной эскалатор в высотке, доставила парочку на священную живописную полянку в окружении сиварий. Там царила тишь, гладь и благодать ровно до того мига, пока первопредок не заорал зычно: 'Гиаль!', распугивая всю живность.
   Да что живность! Кажется, спрятаться от этого ора захотели даже цветы и травы. Во всяком случае, Аська четко увидела, как несколько голубеньких колокольчиков резво захлопнули чашечки, а какие-то желтенькие лютики-ромашки втянулись под землю вместе с листиками. То ли были настолько разумны изначально, то ли экстренно повысили интеллект, оказавшись в столь неблагоприятных условиях.
  И все бы ничего, хочется древнейшему поорать, пусть поорет, чем бы дитя не тешилось, да Аська не успела от приколиста отшатнуться. Покрышкина едва не оглохла на одно ухо. Может, голос у предтечи и был мелодичным, но кошмарное превышение всех норм по децибелам сие не отменяло.
  - Лихаэль... - неприязненный женский голос прозвучал куда тише и словно бы издалека. Или оглушенной Аське так показалось. А, нет, не показалось. Гиаль не явилась на полянку лично, лишь включила трансляцию. Или пребывала в нематериальной форме, страхуясь от неистовых воплей древнейшего? По большому счету Асе было наплевать, пусть хоть дракеном обернется и воняет, лишь бы домой вернула.
  - Твой лес почти чист, сеть девица не порвет, не смотает нитей, не по ней работа. Признаешь гейс исполненным? - в лоб выдал первопредок. Он тоже не заморачивался формой пребывания богини на полянке.
  - Ге-ейс... - протянула вроде как в задумчивости Гиаль и резко отрезала: - Нет! Мои владения не чисты, паутина, о которой ты, Аэрдан, говорил, не исчезает, лишь меняется, истончаясь незначительно.
  'С....а, - мысленно выдала Аська емкую резолюцию, скрежеща зубами от беспомощной ярости. - Я же не могу все исправить, Лихо сказал, что эта сеть из кусочков силы пропавшего Шеара образовалась. Чтоб ее убрать, надо его отыскать и заставить порядок навести. А его даже Лихаэль найти не может. Замкнутый круг!'
  Лихо стоял рядом, и надменная ухмылочка кривила красивые губы. Похоже, первопредок с самого начала знал, чем кончится сделка с богиней. Только дурочка Аська строила какие-то иллюзии относительно честности Гиаль. Зря! Она вроде как обещала, но древний циничный анекдот 'да мало ли что я на тебе обещал' сейчас полностью соответствовал ситуации. Условие изначально было практически невыполнимым. Потому, небось, Лихаэль ничуть не опасался потерять свою пока не успевшую надоесть игрушку - забавную человечку. А что у этой игрушки крыша едет, так ему, небось, без разницы. Сойдет Аська с ума - еще забавнее будет! Она так занятно возмущается!
  Покрышкину осенила неприятная, но вроде как продуктивная идея.
  - Лихо, а можно сейчас по тому компасу из боли попробовать самого Шеара найти, если это кусочки силы его и нитки от него идут? Мы же столько силы ему вернули, по мирам собрав. Вдруг там, где он сейчас, ее стало уже на порядок больше, чем во всех иных точках? Если надо, можешь повторить с огнем, - исключив богиню из круга общения - единственное, что могла сделать, опуская банальное обкладывание матом, обратилась Ася к первопредку.
  - Может быть, - призадумавшись на миг-другой, согласился предтеча, коснувшись кончиком пальца ярких губ. - Из свежей точки завершения поиска можно попробовать сделать новый шаг.
  И тоже более не обращая внимания на лживую богиню, ухватил свою человечку за руку и прыгнул на тропу. Оттуда же последовал снова в неизвестно куда и черти как.
  Стылый влажный ветер гнал по серому небу клочки темно-серых туч, грязно-бурая листва с деревьев сыпала дождем, тихий шорох полнил реальность. Ладно еще дождя из мокрых капель на голову не лилось, иначе было бы совсем тоскливо, потому что Лихо дернул Аську в очень характерное местечко с оградами, памятниками красивыми статуями и небольшими, хм, домиками. Только какие-то они все были кособокие, скученные и странно сложенные на не травке или земле, а на плохо обработанных каменных плитах.
  - Екарный бабай, - уже привычно выругалась Аська. - Местечка попозитивнее ты не мог найти для начала поиска?
  - Чем тебя угнетает мастерская? - удивился Лихо специфике мышления спутницы.
  - Мастерская? - тупо переспросила девушка, оглядела все вокруг еще разок и запоздало сообразила: они оказались вовсе не на кладбище, а на задворках мастерской по металлу и камню.- М-да, ошибочка вышла. Тогда претензии снимаю и что именно из этого барахла нам надо для магического компаса, чтобы отыскать Шеардина? Опять мне на ощупь, то есть на щекотку ориентироваться? Или, - Аську невольно передернуло, - сразу с огнем...
  - Нет. Поищи для начала черные камни, иного черного материала я поблизости не вижу, - вполне себе рационально предложил первопредок. С чего его вдруг на здравые советы потянуло, Аська даже удивилась на секунду-другую. Обыкновенно Лихо все больше прикалывался и создавал проблемы, чем решал их. Может, даже ему надоели бесцельно-развлекательные прыжки? И пожелал древнейший, закончить забаву с двойным (Покрышкиной прямо, Гале косвенно) наматыванием нервов? Или, что тоже вероятно, своих сил собрал достаточно, чтобы теперь пожелать встретиться-таки поскорее с давно невиданным приятелем?
  Пожав плечами и больше не споря, чтобы ненароком еще одну глупость не сморозить, Аська отвернулась от Лихаэля и зажмурилась. Почему искать и настраиваться на поиск лучше всего удавалось с закрытыми глазами, девушка не особенно задумывалась. Может, когда закрывались глаза, данные природой стандартному человеческому организму, открывались иные, типичной конструкцией не предусмотренные и образованные связью с древнейшим? Оставив размышления, живой детектор попыталась сосредоточиться на ощущении скребущей щекотки, проникающей под кожу не снаружи, а откуда-то изнутри.
  После пятой попытки получилось. Скорее всего, у Лихаэля получилось бы то же самое и еще быстрее, но первопредок не собирался мешать Аське исполнять условия ее договора или тем паче исполнять за нее. Может, опять из вредности, но весьма вероятно из-за каких-нибудь странных понятий о чести и сделках, которых, к сожалению, была начисто лишена сволочная Гиаль.
  'Я б от такой крали тоже сдернула. Чего себе жизнь компанией вероломной мымры портить?' - мимолетно подумалось Аське про незнакомого Шеардина, пропавшего хахаля богини.
  'Хотя, сам Лихо ни разу не лапочка, может статься приятель у него под стать и тогда они все трое стоят друг друга. Потому еще непонятно, кому больше повезло, как в той старой песенке.
  Чуток успокоив совесть, Ася крутанулась на пятках и четко домаршировала до невысокой вполовину своего роста скульптуры, очевидно символизирующей собой дерево или куст. Во всяком случае, широкие ланцетовидные листья на изгибающихся как змеи каменных ветках в наличии были, и ствол тоже имелся. Вот только вместо плодов неведомый скульптор изваял что-то вроде сжатых в кулак рук. Причем (это Аська отметила с легким удивлением) из кулака выступал кончик большого пальца.
  Но кто знает, возможно, в этом мире где-то росли именно такие деревья. Не все ж Земле держать монополию на нелепые названия? Помнится, на отдыхе с родителями маленькая Ася никак не могла взять в толк, почему то, что называется фига, вовсе не комбинация из пальцев, а фиолетовая штуковина с розово-белой сладкой мякотью.
  Приближающиеся сумерки обеспечили парочке гостей тишину и инкогнито, но они же мешали Асе в деталях разглядеть карликовое каменное дерево-куст карикатурного типа. Она неэстетично ткнула в найденный предмет пальцем и известить:
  - Это оно, она или он. Точнее, не все целиком, а какая-то его часть. Развернуть сможешь? У меня силенок не хватит!
  Вместо ответа Лихо взял, играючи поднял скульптуру и повернул ее другой стороной к спутнице. А скульптурка-то оказалась с подвохом. Кроме серых каменных веток, комбинаций из пальцев и листьев по центру изделия имелось дупло, из которого выглядывал небольшой, диаметром с крупное яблоко медальон радикально черного цвета. На нем было выгравировано, вернее вырезано так, чтобы изображения выступало над плоскостью работы лицо. И вовсе не симпатичная женская мордашка или пухлощекое умильное личико ребенка, а неприятный тип с одутловатым щекастым лицом и носом картошкой.
   Лихаэль, как глянул на находку, так закатился, едва устояв на ногах. Веселился он долго, Аське даже надоело. И вообще неприятно чувствовать себя исключенной из процесса. Если первопредок над чем-то так усердно ржет, оно, наверное, и в самом деле весело. Вот только почему-то Покрышкина в упор повода для радости не видела.
  - И? Чего смешного? Поделись! Может, я тоже посмеюсь? - насупилась девушка, подсознательно ожидающая, когда ее начнут пытать, для определения направления нового движения. Боль она готова была терпеть ради дела, но желать ее - вот уж нет.
  - Ты не видишь? - искренне изумился Лихаэль, покосился на Асю, убедился, что действительно не видит и потому не может разделить его веселья, потому прищелкнул пальцами.
  Одутловатая харя на черном медальоне пошла волной и вытянулась в один момент, становясь очень узнаваемой. Эти дивно-постные черты успела запомнить даже попаданка, для которой все эльфы были на один манер похожие, как куклы, пусть и прекрасные.
  - Эльмиавер? - на всякий случай неуверенно уточнила девушка у первопредка, проверяя единственную рабочую версию.
  Древнейший расплылся в проказливой ухмылке.
  - Как тут его карикатура оказалась?
  - Миры близки, образы витают, вплетаясь в видения, проникая в умы. Искажения при переходе через границы столь же часты, сколь и случайны образы, проникающие сквозь вуаль завесы вселенных.
  'Понятно, что ничего не понятно', - резюмировала для себя девушка и практично предложила: - Нам ведь только этот черный камешек нужен. Дерево с собой не потащим, тут отковыряем? Или ты так проникся, что хочешь у себя в спальне скульптуру водрузить и любоваться век-другой перед сном и с утра? Или откроешь музей одного экспоната и будешь эльфам билеты продавать?
  Лихаэль снова задорно расхохотался. Вероятно, представил ситуацию, и резко перешел от слов к делу. Ухватился двумя пальцами за чуть выступающий край каменного медальона и потянул. У Аськи бы этакий трюк не вышел, сколько не тяни и не упирайся на пределе сил, если только со стамеской, долотом и клещами. А первопредок играючи вынул камешек из гнезда. Покрутил и поднял, чтобы то ли заценить вес, то ли полюбоваться на просвет.
  Не успел, потому что резко распахнулась узкая дверца того сооружения, которое Аська поначалу приняла за склеп на окраине кладбища. На пороге появился не призрак или мумия, а красноносый воинственно настроенный тип в телогрейке и революционной буденовке. Нет, шапка с ушами красной звезды не имела, но была кардинально малинового цвета.
  - Пол-ложь где взял, х-хитник! - скомандовал, вяло ворочая языком странный остроглазый тип и клацнул курком ружьишка. Оно, более всего напоминало большие пистолеты пиратов из детской книжки Покрышкиной. Той что про доброго доктора Айболита, который, обожая зверюшек, терпеть не мог родную сестру.
  Аська же стояла столбом и пялилась на острые эльфийские уши, вернее одно, выглядывающее из нацепленной наспех 'буденовки'. 'Пьяные эльфы-сторожа - это круче, чем Сковородкин и Ведеркин!' - твердо решила девушка.
  'Покласть', где взял, черный камень Лихо не спешил. Он вообще явление охранника проигнорировал, увлеченный верчением карикатурного лика Эльмиавера, даже Аську подтянул ближе, чтобы тоже полюбовалась. Подумаешь, какой-то местный чудик требует. Когда это Лихаэль чьи-то приказы слушал? Ни-ко-гда! А пьяный страж второй раз предупреждать не стал. Взял, да и пальнул! Грохот выстрела разнесся по двору, пальцы первопредка рефлекторно сжались, дробя медальон в крошку.
  Пуля все-таки в цель попала, как догадалась Покрышкина, когда увидела несколько мазков красного, испятнавшего пальцы первопредка. Его лишь задело, просвистев до барельефа сзади, из которого вышибло крошку. Но этот безумец вместо того, чтобы возмущаться или шипеть от боли, восторженно воскликнул:
  - Есть! Есть след! Моя кровь и энергия Шеара, сплетаются, давая тропинку силы, не нужно длить ритуала боли! Пойдем!
  Прежде, чем возмущенный варварской порчей вверенного ему имущества сторож успел перезарядить свое ружьишко, Лихо сцапал человечку и был таков. Вандалы испарились практически безнаказанными! Глубокое моральное потрясение Аси от вида остроухого пьяницы в буденовке не в счет, так же, как и пара капель бесценной крови первопредка, сыгравшей роль компаса.
  И реальность, как обычно с охотой потакая произволу древнейшего, сменилась на тьму. Не по-хорошему знакомую. Ту самую, ужасающую, полную чьего-то тяжелого дыхания, жара и витающего в воздухе аромата металла. Ту, в которую не так давно случайно (а случайно ли?) переместилась Аська. Только теперь сюда добавили освещения. Самый минимум, но и его хватило, чтобы девушка поняла: тогда ей не привиделось. Резкий ворох искр сыпался из ноздрей гигантского черного дракона.
  - Ты куда нас затащил? - едва слышным шепотом возмутилась испуганная Аська. Откровенная паника не накатила только потому, что чудовищный Лихо был сейчас рядом.
  - Шеардин! - вместо ответа на 'куда' довольно рассиялся Лихаэль в прямом и переносном смысле этого слова. Его кожа засветилась мягким золотистым светом.
  
  
  Глава 26. По следам драконьей силы
  
  - Где? - насторожилась еще больше Покрышкина после имени.
   Лихо царственно простер длань в направлении спящего животного.
  - Это дракон. Ящерица такая, очень большая, огнедышащая, - чуть ли не по слогам, медленно и членораздельно, как для слабоумного или глухого сказала девушка, у которой зуб на зуб от страха не попадал. - И, пока эта зверюга не проснулась, лучше давай уматывать поскорей. Тут и для него-то слегка тесновато, а если вы драться начнете, мне точно каюк придет, отбивную и жаркое заодно сделаете и не заметите.
  Что крайне удивительно, невыносимый первопредок дал себе труд прислушаться к горячечной речи девушки, присмотрелся к крупному вещественному доказательству ее слов и с некоторым огорчением резюмировал:
  - Это дракон, но это Шеар, пусть разум его и витает в чертогах грез. Далеко.
  Как раз этот момент выбрал дракон, чтобы начать ерзать во сне. Он резко развернулся, щелкнул огромной челюстью и мотнул хвостом, будто отгонял мух.
  Хвост загудел в опасной близости от хрупкого, в сравнении со спящей громадиной, тела девушки. От ладони первопредка, весьма резко среагировавшего на ненужные телодвижения зверя, который не зверь, взметнулось интенсивное переливчатое сияние, прикрывшее человечку и направившее удар хвоста по касательной. Несколько частиц отделились от щита и окутали башку зверя. Тот сладко всхрапнул, выдав очередную порцию огонька, и затих.
  А сиятельный Лихо (кожа его так и продолжала работать лампочкой) задумчиво пощелкал пальцами, рассуждая вслух:
  - Странно. Сознания мыслящего, разума, пусть и скованного великой дремой, нет, и, тем не менее, я ощущаю его близость.
  - Может, с этим твоим приятелем, тоже кого-то доставшим по самое не могу, поступили, как жрецы с трупами египетскими. У них там вообще в Древнем Египте большие затейники жили. Тело на кусочки разбирали: сердце в один кувшинчик, почки в другой, печень в третий. Еще и душа по их вере делилась на части, одна где-то поблизости ошивалась, вторая к богам летела ну и так далее...- разговорившаяся со страха Аська пожала плечами и еще разок огляделась.
  Горшочков, даже котлов, исходя из подходящей под размер зверя крупногабаритной тары, поблизости не наблюдалось, но вдруг? Зато в изобилии были какие-то разноцветные (ей богу, даже синие, красные и фиолетовые попадались!) монеты и всевозможные безделушки, безделицы и безделища. Спать на такой постельке без проблем живой человек бы точно не смог, холодно, жестко и так далее по списку, а живой ящер - запросто. Разумный он там, или нет, еще бабушка надвое сказала, но что шкура непрошибаемая и к 'постели' любой жесткости приспособленная - это факт! Даже сказками подтвержденный.
  - Среди этих сокровищ есть хранящие силу Шеара, но на зов его сути они не отзовутся, потому что разум Шеардина витает в чертогах грез, - признал Лихаэль наличие замкнутой петли парадокса. - И тех крох сил, коим свободу мы приносим, не достает...
  Пребывая в задумчивости, первопредок только теперь запоздало разжал пальцы, до сих под сжатые после уничтожения карикатуры на Эльмиавера и расширенными глазами проследил, как черные 'песчинки' метнулись было к темной громаде дракона, а потом разделились и разлетелись в разные стороны.
  Хотя... нет, они не разлетелись беспорядочно, а устремились по нескольким направлениям. Лишь часть осталась в пещере, ввинчиваясь в дракона, в слой его 'постельки', прочие снова исчезли. Следить за черным на черном у Аси не особенно выходило, а вот у Лихо, кажется, вообще никаких трудностей с этим не возникало. Древнейший видел все и везде. Может быть, вообще он глазами пользовался лишь как вспомогательным органом чувств, а основным у него было некое седьмое, восьмое или вообще двадцать девятое чувство, стандартному хомо сапиенс неведомое.
  Комплекс неполноценности, общаясь с безумным Лихо, Аська не заработала до сих пор лишь потому, что ей и в голову не приходило сравнивать себя с первопредком. Не сравнивает же человек себя с кошкой, слоном или космосом. Последнее, пожалуй, вернее, насчет кошек и слонов, наверное, всякие люди случаются с нездоровыми фантазиями. Но космос, это космос.
  - Вот как, - задумчиво цокнул языком предтеча.
  - Чего? Может, пора уже Гале рассказать, где ее блудный жених затихарился в полной несознанке? Пусть тоже потрудится, не все же ей задания раздавать. Говорят, поцелуями в сказках будили даже заколдованных и снимали всякие чары.
  - Нет, - веско уронил Лихо, почти грубо оборвав девушку.
  - И почему? - малость удивилась Ася, даже не почесавшись от бесцеремонности древнейшего. Ей уже на миг-другой померещился конец дурацкой эскапады и возвращение домой. Ну да, размечталась, дура одноглазая.
  - Спящий уязвим, спящий и беспамятный уязвим втройне. Я не дам Гиаль возможности связать себя нерушимыми узами с Шеаром, покуда он не в себе.
  - Эй, ты считаешь, что она может его спящего на себе женить? - изумилась девушка.
  - Есть такие ритуалы, - невозмутимо согласился первопредок без видимого неодобрения в тоне. - Потому, поиск наш возобновим мы. Я ради оказания услуги другу, ты - ради договора с Гиаль.
  После этих слов челюсть Аськи звучно клацнула и возмущенный вопль 'Тебе надо, ты и шляйся по мирам в поисках неизвестно чего!' так и не вырвался наружу. Пахать ради какого-то дрыхнущего безумного в прямом смысле этого слова дракона Покрышкина не собиралась, но ради себя - да. Пусть и смутной была надежда, что как только Шеардин проснется по-настоящему, все черные нити, проникающие в лесной мир Гиаль, сами собой рассосутся. И тогда уже светозарная от соблюдения договора не отвертится.
  Потому Аська хмуро спросила только одно:
  - Если мы твоего приятеля разбудим, черные нитки в лесу, которыми ты Галю пугал, точно исчезнут?
  - Вероятней всего, или он в силах будет их устранить, - согласился Лихо, совершенно не опасающийся спящего дракона, прекратившего махать хвостом направо-налево.
  - А поконкретней, - еще более мрачно попросила девушка, пытаясь определиться с перспективами.
  - Черный песок, нити, камни - это сила Шеардина, но сила, просачивающаяся без воли и цели. Почему она существенной частью стремится к миру Гиаль, концентрируясь камнями и порождая монстров, мне пока не ясно. Потому ли, что связь меж ними есть, не законченная ритуалом, или иное тому причиной.
  - То есть, может статься, у Гальки рыльце в пушку и твой дружок с ней счеты пытается свети? - насторожилась Аська, чуя нижней интуицией, что в таком случае ей и вовсе можно забыть о договоре.
  - Разум Шеару вернем, разбудим - узнаем, - снова просиял Лихаэль безумной улыбочкой не то безумного оптимиста, не то маньяка-вивисектора.
   Если вспомнить, как он потрошил давеча очаровашку-зверушку в пустыне под двумя солнцами, второе казалось более близким к истине и не особо приятным.
  - К плану давай, - направляя мысли увлеченного собеседника по нужному руслу, попросила Покрышкина. Дрожать она перестала, теперь стояла подле древнейшего, почти апатично уставившись на драгоценные холмы драконьей спальни-сокровищницы.
  К деньгам Аська обычно относилась бережливо. Тратила только на самое нужное, по заранее составленному списку. И не в природном скопидомстве тут было дело. Так Покрышкина была приучена дядькой, который из 'лишнего' себе только курево позволял, да и то сам табак на дачке растил и папиросы крутил, потому как смолил много, покупать не напасешься.
  Порой, что верно, то верно, позиция постоянной экономии доставала. Чего она не девчонка что ли? Хотелось многого, но осознание того, что они с дядькой вдвоем за его счет живут и стипендия, даже повышенная и пособие, это ни разу не деньги, на которые можно кутить, живенько сбивала весь гонор.
  Казалось бы, потому сейчас у Аськи должна была проснуться жажда наживы и желание прикарманить халяву. Но здесь, в пещере с сокровищами, было столько всего, что разум и представление о ценности наваленного отбивало уже лишь из-за количества. Оно не воспринималось чем-то реальным, потому и не возникало желания набить карманы, всем, что под руку подвернется. Эта пещера с нереальным богатством и Аська со своими скромными сбережениями пребывали в сознании девушки в неких параллельных вселенных, которым никогда не суждено соприкоснуться. Так проще было сосредоточиться на деле. Потому и возник вопрос о дальнейших действиях.
  - В Лесу и прилегающих мирах мы отыскали и разбили основные средоточия, кроме тонких нитей, кои проще порвать, нежели смотать, а рассеять, пока жив Шеар, невозможно. Подле спящей плоти его ныне я зрел крупицы силы в свободном полете, кинув разом и свою сеть поиска. Проследуем мы по пути и соберем в достатке силу друга моего, чтобы достало ее для пробуждения сознания от вековечного сна, какими бы путами ни было оно связано.
  Выверты причудливых мыслей Лихаэля досконально девушке ясны не стали, но что-то где-то, хотя бы примерно, она уяснила. Больше на уровне интуиции из-за связи с первопредком, нежели рассудком. И в первую очередь был понятен тот факт, что иначе, чем предлагает Лихо, разбудить Шеардина не выйдет. Такого сверхъестественного будильника у них в распоряжении нет.
  Чтобы разбудить эдакую махину нужно нечто покруче банального трезвона, даже фабричная сирена не подойдет. И мало разбудить, еще, как подозревала Ася, неплохо бы выжить в процессе феерического действия. Так что пока Лихаэль желает продолжать некие поиски подальше от громадной туши - она будет только 'за'. А там, может, первопредок сам, без ее личного участия, к финальному аккорду подойдет. По этому поводу Покрышкина даже была готова какой-нибудь приветственный плакат богу и дракону в одном лице забацать, хоть и успела в школьно-студенческие годы заработать стойкую аллергию к вынужденным трудам на ниве мазилок. Что с того, что рисовать у нее получалось, если к этому душа не лежала? Но за оценку тогда и за зачет в универе - приходилось корячиться.
  - Идем по первому из трех самых явных маячков, - решил опять за себя и за человечку разом древнейший, притянул ее к себе каким-то хитрым невидимым лассо и покинул пещеру спящего дракона. Натянутые, как канаты, нервы Аськи чуть-чуть расслабились только для того, чтобы в следующую минуту натянуться звенящими струнами.
  Темный-темный, почти черный, высоченный хвойный лес окружал громадную белую-белую поляну. Только белел на ней не первый снег, а кости и косточки. Да красные мазки пятнали этот 'позитивный' пейзаж. Особенно ярко выделялась груда в центре громадной поляны, увенчанная гигантским камнем цвета артериальной крови, к подножию которого сволакивали, как поняла девушка, основную массу страшных подношений.
  Аську затрясло в прямом смысле слова. Она могла многое вообразить, но то, что первым пунктом их назначения окажется какой-то жертвенный алтарь с белыми, явно младенческими черепами и прочими косточками - до такого фантазия не доходила.
  Шатнувшись назад, девушка прошептала:
  - Ты куда меня притащил? Твой дружок хуже Гальки, если ему в жертву детей приносят!
  - Ты чего, под чары попала или эльфеныш чем дурманным угостил? - в свою очередь вылупился на девушку первопредок.
  - С чего вдруг? - набычилась Аська.
  - С того, что ты охранный алтарь Шеара для рожениц за кровавое капище посчитала, - пренебрежительно фыркнул Лихаэль и, подняв с земли первую попавшуюся кость, небрежно сунул человечке под нос: - Смотри, то не кость людская, а поделка из дерева, мелом крашенная.
  - Но... но... зачем? - почти возопила Покрышкина, чувствуя себя распоследней дурочкой уже второй раз за сегодняшний день. То, что ее обманывают, Аська, увы, поверить не могла при всем желании. Глумиться над ней Лихо мог легко, смеяться тоже, но врать в глаза о столь гнусном точно не стал бы.
   Он вообще за все время знакомства, в этом Ася была абсолютно уверена, не сказал ни слова лжи. Почему? А кто ж этих древнейших разберет. Может, они вообще не врали никому, а может, это была личная фишка Лихаэля Аэрдана. Что-то вроде того, что говорить правду легко и приятно, а во многих случаях еще и куда более весело, чем откровенно врать, особенно тем, кто этой правды под носом не видит или категорически видеть не желает. Наверное, многие в Лесу и иных краях ближних и дальних были бы рады, если бы Лихо пусть не замолчал навечно, то хотя бы молчал изредка по каким-нибудь щекотливым поводам. Но, как говаривал незабвенный Рабинович: 'Не дождетесь!'. Он бесил и искренне наслаждался этим!
  - Зачем? - начал свой ответ Лихаэль, с вопроса самой Аси по поводу странной инсталляции из костей, костями не являющимися. - Это выкуп. Молодые матери и те, кто носит под сердцем дитя, приносят сюда косточки-ветви, как символ посвящения и жертвы. Ребенок, посвященный дракону, будет расти здоровым, под его покровительством. В тени могучих крыл он под защитой, никто иной на него претендовать не станет.
  - Ну так он же вроде как спит сейчас, какая уж защита, - неуверенно пожала плечами Аська, найдя нестыковку в логике. Или по инерции продолжают?
  - Спит, бодрствует, это не имеет значения. Сила места, сила бога, средоточие силы в кристалле-алтаре, объединенная сила намерений матерей - все ткет защиту чадам, о которых вознесли молитвы, - растолковал человечке, как первоклашке-несмышленышу 'два плюс два', Лихо.
  - То есть, пофиг, что твой приятель спит и вообще не в себе, все равно все работает. И его силу сюда тянет автоматом по проторенному пути, - резюмировала девушка.
  Лихо лишь чуть заметно наклонил голову, посверкивая своими странными завораживающими глазами, где с каждым днем прибавлялось фиолетовых искр.
  - А если забирать камень, тогда система вразнос не пойдет? - озадачилась Покрышкина, наморщив нос.
  Не то, чтобы она очень переживала за незнакомых людей или нелюдей, но все-таки учинить резкий скачок детской смертности из-за банального дисбаланса метафизических сил ей ничуть не улыбалось.
  - Не пойдет. Оставлю малую часть, остальное заменю материальной иллюзией. Вера быстро восполнит недостающее, обращая иллюзию истинным камнем-алтарем, - беспечно отмахнулся первопредок и перепрыгнул на гору костей-муляжей с поразительной легкостью. Под его ногами не хрустнула ни единая. Будто и не высокий мужчина вверх сиганул на три метра, а пушинка-снежинка экстремальной расцветки и странной конфигурации опустилась.
  На сей раз Лихаэлю даже не потребовалось прямого контакта с Аськой для акта мистического вандализма. Он лишь на миг-другой протянул руку в ее сторону и сделал хватательный жест. А в ответ на легкую озадаченность на физиономии девушки, походя напомнил-просветил:
  - Место силы, черпать легко. Усталости не прибавится.
  На все загадочные объяснения первопредка, больше запутывающие, чем растолковывающие ситуацию Аська только хлопнула ресницами. Как обычно при небрежном упоминании божественных сил и магии Покрышкина чувствовала себя туповатой позвоночницей, то есть дурищей, которую взяли куда-то на тепленькое местечко исключительно по блату - звонку 'доброго дяденьки'.
  - Твой странный дар - разрушать сцепленное воедино силой Шеардина я использую сейчас лишь в малой степени. Частицы могущества моего друга уже начинают ощущать притяжение целого и сами стремятся к нему, - снизошел до более развернутого и чуть-чуть более понятного объяснения первопредок. После чего легко, с едва слышным хрустом, всего двумя пальцами отломил громадный красный кристалл-алтарь, вырастающий из груды 'не костей' у самого основания.
  Гигантский красный камень (метра три в высоту при полутора в обхвате) у Лихо испарился прямо из-под ладони. Он не стал дробить или крошить добычу. Просто 'ап!' и нету. Ловкость рук и никакого мошенничества. Куда-то играючи впихнул абсолютно невпихуемое. Затем повел пустыми ладонями над местом прежнего нахождения камня, и воздух пошел волной. Прямо из ничего на замену пропавшему соткался новый точно такой же, как исчез, яркий камень цвета артериальной крови. Чуть отступив, Лихаэль отвесил небрежный щелбан кристаллу и с довольной миной насладился хрустальным звоном иллюзии. Все получилось идеально!
  По-хозяйски оглядев подделку еще разок, первопредок довольно заключил:
  - Теперь вперед по следующей нити!
  - А этот куда пропал? - Все-таки не удержалась от вопроса девушка, пусть и не ждала понятного ответа.
  Лихаэль мягко спрыгнул к спутнице с живописной костяной кучи и легко объяснил необъяснимое:
  - Личное магическое пространство вне времени.
  - О, теперь все понятно, - скептически хмыкнула Аська. - Вот теперь точно и совсем все. Как я раньше не подумала об этом?
  - Наверное, потому что у тебя такого нет, - то ли принял слова девушки за чистую монету, то продолжил малость издеваться над недалекой спутницей первопредок.
  - Да уж, - буркнула девушка. - Такого точно нет. Не скажу, что нет, не было и не надо, может, и пригодилось бы, но точно нету!
  - Отправляемся, - счел уместным предупредить Лихаэль свою подневольную компаньонку и привычно крепко ухватил ее за запястье. Спасибо хоть не до перелома и синяков.
  
  
  Глава 27. Грязно-желтая
  
  Раз-два-три-четыре-пять, будем заново играть! Короче, реальность в очередной раз моргнула. Пейзаж, устрашающий на вид, а на деле, если отбросить декорации в стиле нуар, весьма полезный и правильный, сменился с громким чавканьем.
  О, нет, никто и никого в новом мире не пожирал с особым аппетитом и цинизмом. Все оказалось более безобидно, но совершенно не гигиенично! Предтеча завершил поиск частиц силы Шеардина в гигантской горной долине, заполненной пространными грязевыми то ли лужами, то ли озерами. В пользу звания луж говорило то, что глубокими эти скопления желтой неожиданности не были, а за титул озер голосовала их протяженность в длину и ширину.
  Аська, стоя по колено в тепленькой (спасибо, что не кипящей!) густой жиже близ подножия громадного плоского камня, напряженно оглядывалась. Точку приземления безалаберный первопредок каким-то чудом выбрал удачную, у самых скал, в тенечке, вместо иного солнечного открытого пространства. Там медленно вспухали и несинхронно лопались, обдавая все вокруг тучами разнокалиберных грязевых брызг, громадные пузыри. И там же в макси-лужах балдели, принимая ванны, драконы. Большие (с гараж на пару машин), средние (с дачный сарайчик для инструментов) и маленькие (с будочку ватерклозета на заштатной стоянке). Звери были всех мастей и расцветок радужного спектра. Имелись даже в пятнышко, с крапинкой, в полосочку, а не просто одноцветные. Эти драконы переплюнули в раскраске самых ярких земных насекомых, вдобавок еще и наплевали на всякие теории о желательности маскировочных оттенков, положенных для облегчения защиты одним и охоты другим.
  Хотя, возможно в качестве компенсации умопомрачительному окрасу все обитатели долины были качественно перепачканы в однотонной грязи и единообразно благоухали. В воздухе отчетливо попахивало сероводородом. И не потому, что животные устроили в лужах-озерах заодно с ванной еще и общественный туалет. Таков был состав грязи. Вряд ли звери желали замаскироваться двойным ударом (грязь и запах), скорее они отдыхали или лечились.
  'Стало быть, вонючая грязюка целебная, и, если меня тут сейчас загрызут, случайно обнаружив, буду помирать в целительно-вонючей желтой жиже', - мрачно постановила Покрышкина.
  То, что местные драконы неразумны, было очевидно даже ни разу не зоологу Аське. Вели они себя как стая голубей или воробьев, купающихся в пыли. Только что размеры не совпадали и зубы. М-да! Попасть на такой зубок, даже условно травоядным, не хотелось. А значит, стоило поскорее разобраться с тем, чего ради они с Лихо тут оказались, и линять, теряя тапки. Древнейшему-то что, ему с его силищей и талантами, небось, вся эта грязелечебница на один чих, а вот скромной девушке без особых убойных способностей здесь находиться опасно, как ни крути, даже рядом с первопредком. Древнейший это древнейший. Увлечется, забудет на миг-другой о ее существовании - и все, амба. Кто-нибудь с ней поиграет или решит закусить, а если эти хвостатые и зубастые еще и огне- или кислотоопасные, то Аське хватит банального случайного чиха в ее сторону.
  Пока большой плоский камень защищал от нежелательного внимания и удачная позиция за махиной, но если запланированные поиски по периметру грязевой долины пойдут, то возможно все, и вряд ли 'все хорошее'. Потому Аська решительно дернула озирающегося Лихо за рукав и спросила:
  - Куда нам идти?
  - Зачем? - тут же живо отреагировал заинтригованный первопредок.
  - Чтобы найти и забрать камень Шеара, - сквозь зубы напомнила девушка склеротику, испытывая жгучее желание дать ему подзатыльник для освежения памяти. Даже если не сработает, на душе определенно полегчает.
  - Так вот он! - не понял юмора Лихаэль и кивнул на здоровенную плоскую каменюку рядом. Размером она была не меньше, чем десять на двенадцать, и вовсе не сантиметров. Да еще и толщину, если судить по уходящим в грязь обводам, имела изрядную.
   - Э... м-да, ну... Ее ты тоже в карман сунешь? - неуверенно уточнила Аська, у которой гигантомания и карманы были несовместимы больше, чем ежи и ужи, из которых, если верить анекдоту, таки вышла колючая проволока.
  Лихо заулыбался и одобрительно потрепал Аську по голове, как не очень разумную, но все равно любимую зверушку.
  - В карман? Пожалуй. Почему бы и нет, - невозмутимо согласился первопредок, - только не будем торопиться.
  - С чего бы тормозить?
  - Тебе не жаль зверей? - неподдельно заинтересовался точкой зрения Покрышкиной Лихо. Упрекать или читать мораль он явно не собирался.
  - Вот тут не поняла, - нахмурилась Аська, чуя подвох. - При чем тут жалость?
  - Камень Шеардина содержит его силу, - пожал плечами Лихаэль, для наглядности постучав костяшками пальцев по объекту.
  - Это я уже слышала, - сердито буркнула Ася, обозревая кайфующих в теплой грязевой ванне дракончиков и мрачно кинула самой себе: нехорошие подозрения оправдались. Время от времени из ноздрей отдельных особей вырывались искорки и язычки пламени. А так, если бы не габариты, она бы их даже сочла милягами-симпатягами. А так просто нервы напрягали. - Затем и забираем камень. Тут-то вроде никто рожать не намерен. Или они помрут, если ты камень заберешь?
  - Не умрут, - чуть качнул головой Лихаэль. - Всего лишь не обретут света разума в свой черед. Этот процесс станет куда более длителен, сложен и не для всех успешен. Сила Шеара, изливающаяся через плиту, существенно повышает шансы и прокладывает благоприятную дорогу. Драконы своей ушедшую силу не смогут восполнить.
  - Да твой приятель какой-то вселенский Гринпис. То он за рожениц радеет, то за драконов. Что ж его такого красивого усыпили, как неизлечимо больного зверька? - выпалила запутавшаяся Покрышкина. Пока выходило, что дружок у Лихаэля был поприличнее сумасброда древнейшего, и не дикими выходками белый свет шокировал, а масштабными благодеяниями. За компанию беднягу загребли или по недоразумению? А может, в компании с Лихо этот незнакомый Шеар чем сверх-ужасным отметился, за то и получил драконью колыбельку?
  - Сам желал бы получить ответ на этот вопрос, человечка, - по ярким, как сок черешни, губам Лихаэля скользнула быстрая и очень нехорошая улыбка.
  Ася миг-другой даже сочувствовала кому-то неизвестному. Богатая фантазия Лихо и его желание отомстить могли, нет даже не так, гарантированно обеспечивали виновнику массу незабываемых впечатлений с фатальным исходом в качестве финального аккорда. Стоило только вспомнить ту хамоватую эльфийку и то, как запросто с ней разделался первопредок, чтобы не строить каких-либо иллюзий насчет доброты и всепрощения предтечи. Он походил на очень ядовитую змею экзотической расцветки. Красивая, но попробуй тронь. Пожалеть о содеянном просто не успеешь, а вот если угораздило наступить, то успеешь. Очень-очень сильно, на пути следования из жизнь в смерть через муки.
  - Ладно, я уяснила. Драконов твой приятель жалел, ты тоже. И что? Останавливаем работу во имя сохранения местного биогеоценоза, вершиной эволюции коего является дракон разумный разноцветный? Так Гальке и скажем? - чуть нервно, потому что случайный язычок пламени одного ярко-оранжевого дракончика нескромных габаритов просвистел в опасной близости от ее головы, уточнила Аська.
  - Зачем? - Снова не понял странную логику человечки Лихаэль. - Прежде, чем забирать нужное, я заменю большую часть силы Шеара своей, придав ей нужный оттенок.
  - И ни один дракон, разумный, не особо разумный или вовсе тупой, как пробка, при проведении операции не пострадает, - хмыкнула себе под нос вообще не разбирающаяся в метафизике Ася в ответ на рацпредложение первопредка.
  Лихо поддержал правильность вывода, озвученного ею, милостивым кивком. И сразу же занялся намеченным, больше не отвлекаясь на сколько-нибудь длительные объяснения.
   Он положил тонкие пальцы на грязный бок громадного желтого камня, ничуть не боясь замараться. А чего ему опасаться, если даже обувь древнейшего, ныне пребывающая в целебной ванне, оставалась чистенькой, словно только что надеванной и совершенно сухой. Она будто была окружена защитной пленкой, не допускающей грязь и влагу до вещей. Аська, лишенная такой волшебной роскоши, только завистливо вздохнула. Ее собственные шмотки и обувь могли рассчитывать лишь на магию незримых помощников древо-дома Лихаэля или же прямиком отправляться на помойку. Сама девушка все это безобразие очистить точно была не в силах. Если только запихнуть скопом в стиральную машинку и скрестить пальцы. Как-то раз такой трюк у нее удался с вконец извазюканными старыми кроссовками, но зато вроде бы прочные, прошитые нитками домашние тапочки стирку даже в бережном режиме не перенесли и почили в бозе.
  Лихо снова огладил рукой теплый бок громадного камня, и начало происходить всякое, разное и феерическое. Наблюдай Аська за этим 'всяким' из кресла в кинозале или с диванчика перед телевизором дома, она бы даже восхитилась. Но сейчас нервное напряжение изрядно мешало эстетическому процессу созерцания шоу.
  Что именно и как чудит первопредок, Ася знать не знала, ведать не ведала, но в какой-то момент камень замерцал, будто находился здесь и где-то еще одновременно. Дракончики обеспокоенно взревели и выдали на удивление слаженный для неорганизованного малоразумного сборища огненный клуб, накрывший всю грязевую долину. Вокруг личного камня Шеардина вспух гигантский желто-коричневый пузырь. Он все ширился, ширился, ширился, и по мере возрастания габаритов этой экзотической пародии на воздушный шарик расширялись Аськины глаза. А потом наступил феерический бадабум.
  Оглушенная, облепленная грязью девушка под ликующий хохот древнейшего была подхвачена им даже не за руку, а за шкирку и унесена прочь из 'грязелечебницы'. Хотя после такой 'мацесты' нелишним было бы подлечить капитально истрепанные нервы.
  На сей раз участи быть обляпанным почему-то не избежал даже чистенький Лихо. Подрастающий звероморф встретил явление обтекающей парочки недоуменным вяком: чем-то средним между рычанием и жалобным поскуливанием. Узнать он Аську и первопредка узнал, но что с ними приключилось, в толк взять не мог.
  - Ослабил защиту, когда менял контуры силы, - беспечно пожал плечами безобразно грязный, но почему-то ухитряющийся все равно оставаться невыносимо прекрасным Лихаэль. Аське-то даже в зеркало смотреть не надо было, чтобы понять, на что она похожа - чувырла натуральная! И исправить это безобразие в силах только купание не меньше, чем в семи водах с мылом мочалкой и хорошо, если не с пемзой вместо наждачки.
  - Камень-то забрал? - на всякий случай, перед тем, как потопать приводить себя в порядок, уточнила Аська.
  Лихо просиял, гордо задрав нос.
  - Аллилуйя, следующая эскапада только завтра или без меня, - отрезала Ася и, роняя по пути тягучие капли желтого безобразия, поплелась в ванную. Утешало только одно: ей за собой не мыть и не подтирать. Да здравствуют незримые почти всемогущие духи-помощники древа-дворца. Нет, может быть, и даже наверняка, Лихаэль со своими сверхсилами оставит их далеко позади, однако ж, первопредок точно чистоту наводить повсюду не ринется, а вот духи - сразу, не дожидаясь просьб и указаний. Потому честь им и хвала. Ася тихо прошептала слова благодарности тем, кто вот прямо сейчас убирал грязь с пола так, чтобы за чумазой девицей оставался идеально чистый пол.
  Звероморф затоптался на месте, выбирая, за кем из двух приютивших его гряземонстров последовать. И шокировано пискнул, встопорщив уши, когда оказался бесцеремонно сцапан пятерней Лихо и потащен за компанию купаться. Аське же великодушно дозволил древнейший:
  - Отдыхай сегодня, завтра с утра продолжим!
  - Вот радость-то, - мрачно пробурчала Покрышкина, удаляясь.
  Ася не хлопнула дверью в ванную комнату только потому, что двери как таковой в это помещение не было: только живая завеса растений, замечательно впитывающих лишнюю влагу так, чтобы снаружи, в спальне, воздух был в меру сухим, а в ванной комнате влажным.
  Как так получается, Аська даже не стала заморачиваться. Ну растет в 'домике-дереве' у Лихо чудесная дверка-шторка и пусть дальше растет. Самое главное - свою функцию она выполняет. А всякие эльфийские магические фокусы и тонкости ботанические пускай, вон, эльфики молодые остроухие, вечно краснеющие, постигают. Аське это без надобности.
  У нее дома всего одно растение выжить смогло - кактус. И то не благодаря, а вопреки. Возиться с зеленкой она не любила, а дядька тем паче, только по необходимости, чтоб себя подкормить витаминами. Вот если чего подшить-перешить, он на удивление ловко, вроде даже с удовольствием мастрячил. Из своего барахла племяшке кое-что перекраивал и перешивал на старом зингере иному ателье на зависть.
  Плюхнувшись в горячую ванну и меланхолично созерцая грязные круги на воде, Ася поняла: голову тоже придется мыть. Хорошо, волосы короткие, возни особой даже с успевшими слипнуться в сосульки грязными прядями не будет! И подумав об этом, она не смогла сдержать мстительной улыбочки, сравнивая свою прическу и Лихаэля. Даже укороченные, они были пышнее, гуще и длиннее, чем подстриженные в каре Аськины лохмы. Как там в дядькиной заунывной песне пелось: 'Потому что нельзя быть красивой такой'. Во! Красивым таким тоже быть не стоит, если тебя носит черти где!
  Купание и дивно пахнущее цветами нечто из фигурного флакончика - не то шампунь, не то специальное эльфийское мыло - немножко улучшили ей настроение. Покрышкина даже снизошла до мысленного разрешения невыносимому Лихаэлю тоже отмыться до скрипа и не облысеть в результате банных процедур, перепутав эпилятор с гелем для душа.
  Закутавшись в громадное и очень пушистое полотенце, Аська плюхнулась на кровать, как была, а ля натурель. Искать пижаму или одежду, ее заменяющую, не было ни сил, ни желания. То, что Лихо вдруг взбредёт в голову ее домогаться, Покрышкина и вообразить себе не могла даже в кошмаре, а потому все лишние телодвижения не сочла совершать нужным. Даже перекусить не отправилась. Просто закрыла глаза и провалилась в сон, как в ту самую желтую грязь, тягучую и неотвратимую.
  
  
  Глава 28. Лесные проблемы
  
  Сколько она точно спала, Аська сказать бы не смогла. Часы на руке остановились еще в миг падения призванной человечки на голову первопредка и работать категорически отказывались, а в древо-дворце никаких средств для учета времени не имелось. Даже часов солнечных, песочных или клепсидр. Одно из двух? То ли Лихо вообще было плевать на ход времени, то ли он его чувствовал без всяких подручных средств всем организмом. Или, не дай бог, вообще влегкую управлял!
  Словом, за неимением будильников, разбудило Асю не чувство умиротворения, источаемое в кои веки отдохнувшим организмом, и не голод, а тревожный мяв над ухом.
  Вроде не пронзительно-противный, он буквально ввинчивался в мозг, вынуждая тело принять вертикальное положение и экстренные меры по затыканию пищащего объекта.
  Глаза девушка продрала и уставилась в морду встревоженного Кия. Тот топорщил крылышки и протяжно мяукал, будто звал куда-то за собой. Чего именно не хватает крылатому котенку, Ася поначалу просто не поняла, но понадеялась, что все-таки не мозгов, как тому, из анекдота, который лопал полиэтиленовые пакеты. Был бы голоден, незримые духи его бы точно накормили. То же касалось жажды и обратных процессов.
  - Чего стряслось? - сочла возможным уточнить Ася, потрепав для начала звероморфа по голове и почесав за ушами.
  Вместо ответа или даже как ответ, зверек ухватил Аську зубами за краешек полотенца, из которого она так и не выпуталась ночью, и потянул. Явно куда-то звал.
  - Пошли, - согласилась девушка, набросив вместо полотенца какую-то кремовую тунику. Наверное, домашнее платье. Для ночной рубашки оно смотрелось слишком прилично, а для одежды на выход излишне легкомысленно.
  Кий, убедившись, что Ася готова следовать туда, куда ее ведут, оставил в покое полотенце и потрусил впереди, время от времен вспархивая, как подпрыгивал бы от избытка жизненных сил самый обычный ребенок. Привел крылатый котенок Покрышкину в спальные покои Лихаэля. Вот только самого первопредка, как поняла Аська, быстро оглядев роскошное нечто из дерева, живых растений и ткани, на ложе не было и в помине.
  Зато в северо-западном уголке покоев обнаружилось нечто странное: большой, почти в рост человека, зеленый шар, подвешенный на нескольких канатах-плетях плюща к потолку, заплетенному неизменной 'зеленкой'.
  Именно здесь, тыча мордочкой в шар, и устроил второй более громкий сеанс жалобного помяукивания звероморф. Под печальные звуки зверька и недовольное бурчание собственного желудка, не кстати вспомнившего о том, что его вчера кормили явно маловато, Ася сонно моргала глазками на шарик некондиционных габаритов. 'Алиса, это пудинг, пудинг - это Алиса. Унесите!' Правда, этот 'пудинг' никто уносить не спешил. Он был, чуть заметно покачивался на плетях и, кажется, даже дышал.
  'Вот только какой-нибудь твари, принесенной вчера с грязью и схарчившей ночью Лихо, мне и не хватало!' - запоздало напряглась Аська, разок посмотревшая 'Чужого'. Покосившись на крылатого котика, девушка осторожно спросила:
  - А где Лихаэль?
  Котик вздохнул почти по-человечески (угораздило же связаться с идиоткой!) и шваркнул лапой по шарику.
  - Э-э, там? - неуверенно уточнила Ася.
  Котик шваркнул лапкой по шару еще разок для глубины понимания особо одаренных и снова вздохнул.
  - Ну и чего? Может, ему там спать удобно... - некоторое сомнение в Асином голосе звучало явственно. Все-таки спать, свернувшись клубком, по душе только зверькам, скажем, кошкам. А Лихо, пусть и не человек, но вроде как двуногое прямоходящее. Во всяком случае, был им до вчерашнего вечера. Но, с другой стороны, Лихо тот еще отморозок и вполне мог счесть традиционный сон неправильным, потому и забрался в кокон. Зато не повис на карнизе, как летучая мышь вверх ногами. Может, конечно, только потому, что у древо-дворца не было карнизов в числе архитектурных излишеств, но ведь не повис же!
  Котик протестующе рявкнул, в корне не соглашаясь с версией о комфортном сне в кроватке странной формы.
  - Нет, так нет, - не стала спорить Ася, доверяя чутью Кия и своим ощущениям. Что бы ни учудил Лихаэль, происходящее сейчас не было правильным. Вот только как исправить имеющееся, Покрышкина пока не представляла. Не ножом же столовым этот кокон кромсать? А со всякой изысканно-острой фигней на стойках и стенах в древо-дворце она и вовсе обращаться не умеет, даже пробовать не рискнет. И вообще, она будущий юрист, а не хирург и не закройщик. Идей по способу открытия у крылатого котенка тоже не было, или он не мог их оформить в слова, доступные пониманию землянки.
  Потому Аська сделал единственное, что могла: сама потрогала кончиком пальца кожистое сплетение зелени. Молния не прилетела, зеленка крапивой не обожглась и шипами не покрылась. Тогда Ася приложила к боку шара всю ладошку целиком. Правда, чего она хочет этим добиться, Покрышкина совершенно не представляла и дико удивилась, когда под ее рукой листики охотно разошлись, а на травянистого цвета ковер, или это вообще была настоящая трава повышенной густоты и плотности, шлепнулся Лихаэль собственной персоной. Вот только глаза первопредка были закрыты, а тело бескостно расслаблено. Лихо спал или пребывал в беспамятстве. В медицине Ася не особо шарила, потому сходу поставить диагноз по внешним признакам не могла.
  Зато встревоженный Кий, кажется, смог. Он бойко ринулся к Лихаэлю, качественно облизал его лицо и на этом успокоился. Во всяком случае, перестал плясать вокруг, мяукать и топорщить крылышки. Завершив умывание первопредка, звероморф запрыгнул на овальное ложе и, свернувшись клубочком, мгновенно заснул.
  - А дальше? Мне-то что делать? - Аська, уперев руки в боки, хмуро созерцала первопредка минутку-другую, только что ногой не потыкала для верности. Но не столько из жалости, сколько от опаски за возможные последствия необдуманных действий. Спать, то может, древнейший и спит, но тронь его ногой, мигом проснется, или, даже не просыпаясь, вцепится зубами в жертву и кусок отхватит.
  Оставлять Лихо валяться на ковре почему-то тоже показалось Покрышкиной не совсем правильным. Может, приболела? Но в своих способностях затащить на кровать пусть не толстого, но высокого и превосходно сложенного мужчину Ася сильно сомневалась. Это не тощенький паренек из храма. Да и с тем она лишь волоком справилась в стрессовом состоянии, когда творишь вообще черти что, а потом с удивлением оглядываешься и чешешь в затылке: 'Это что, все я сделала? Да ну на...'
  Впрочем, не попробуешь, не узнаешь. Глубоко вздохнув, девушка ухватила Лихаэля подмышки и с неожиданной легкостью увлекла за собой по травке-ковру.
  'Либо я нежданно-негаданно накачалась, скушав растительных анаболиков или чем надышавшись в грязи-болотах, либо Лихо схуднул', - удивленно рассудила девушка. Она опустила тело на кровать, рядом с дремлющим вполглаза Кием и даже поправила ноги 'родственничка', свисающие с покрывала, так, чтобы он разместился на ложе целиком.
  Лихо на все манипуляции с его организмом никак не отреагировал. Как дрых с безмятежностью создания, чья совесть кристально чиста или отсутствует напрочь, так и продолжал дрыхнуть. Только на бок повернулся и подгреб к себе Кия. Звероморф, не мыслящий до этого мига себя в роли постельной грелки, как-то сдавленно мявкнул, дернулся, но, тут же оценив титаническую силу пленителя, затих. Освободиться все равно не получится, так смысл рвать жилы, если рвать когти не выгорит?
  'Это мне еще повезло, что присесть рядом и состояние здоровья Лихо оценить не решила', - практично подумала Аська, никак не желавшая оказаться притиснутой к бесцеремонному первопредку на неопределенный срок с риском перелома парочки ребер. Опасливо оглянувшись, Покрышкина поспешила выйти из комнаты, провожаемая жалобным взглядом Кия: 'И ты, Брут!'. Тот, впрочем, быстро успокоился и сам задремал. Преимущество жизни в качестве представителя кошачьих - спать можно много и по пустякам жизнь не волнует.
  Ася, раз уж разбудили, смысла ложиться снова не видела, потому отправилась на улицу. Вернее, какая на фиг улица! Вокруг была вовсе не проезжая часть с узким тротуаром, по которому тоже порой машины катаются, как по трассе, а парк или скорее целый лес. Хотя, если оценить степень окружающей благоустроенности и ухоженности, все-таки лесопарк.
  Аська опять забилась в роскошную живую беседку и лишь удивленно хмыкнула, когда прямо перед ней на низком столике возникли бокал с соком, тарелка с пышным теплым омлетом и пиала с салатиком. Из тех, которые она недавно с удовольствием распробовала. Кажется, для незримых духов-помощников расстояние не было преградой в обслуживании жильцов древо-дома и даже устный заказ не требовался, вполне хватало невысказанного, но отчетливого желания перекусить.
  - Спасибо, - просто сказала Ася, только теперь сообразившая, что проголодалась, и занялась завтраком. Кто его знает, этого Лихо? Спал-спал, а через секунду проснется, примчится и потащит еще куда-нибудь, ничуть не озаботившись физиологическими потребностями жертвы.
  Мирное течение трапезы, Аська как в воду глядела, долее десяти минут по закону великого западло продолжаться не имело права. Древнейший материализовался в беседке отвратительно свежий, сияющий и прекрасный, как сон романтика-наркомана. Почему так? Да потому что вообразить нечто, подобное Лихаэлю, на трезвую голову точно никто бы не смог!
  - Выспался? - хмуро уточнила Ася у дивного чуда, рядом с которым не нашлось звероморфа. Наверняка, затисканный Кий, едва обретя свободу, предпочел смыться куда-нибудь подальше от загребущих рук для восстановления баланса нервной системы.
  - Восстановился, - согласился Лихо, едва заметно поморщившись, и даже снизошел до расшифровки. - Камень Шеара вмещал в себе немало силы, которую мне пришлось заменить своей.
  - То есть, ты надорвался, - констатировала Покрышкина.
  Лихо промолчал, но молчание его было вполне красноречивым. Вероятно, чтобы не оправдываться и не признаваться в собственной слабости, первопредок подхватил со стола Аськин салат и принялся его уписывать с самым довольным видом.
  Онемевшая от такого нахальства Ася лишь глубоко вздохнула демонстративно отвернулась от проглота и попросила незримых помощников:
  - Можно мне еще порцию?
  Новая пиала с салатом материализовалась у ее руки. Подчеркнуто вежливо поблагодарив, Аська взялась за еду.
  - Это был твой салат? - запоздало предположил Лихо.
  - Именно, - проронила Ася и с трудом удержалась от шпильки-комментария вроде 'Я даже плюнуть туда успела!'
  - Хм, - кажется, информация о принадлежности блюда на миг озадачила Лихо, а потом почему-то развеселила. Допытываться до подноготной причудливых движений души древнейшего психа Покрышкина не стала, сберегая остатки здравого рассудка. Копаться в дебрях безумия себе дороже! Тут даже абсолютно нормальный свихнется с гарантией!
  Но кое-что постаралась выяснить:
  - Этот кокон, в котором ты висел с утра откуда взялся?
  - Дом вырастил, чтобы больше силы мне передать, - отмахнулся Лихо от вопроса, как от чего-то несущественного. Но Аську своим ответом успокоил. Опасаться, что и в ее спальне вырастет зеленый монстр, чтобы сотворить живую ловушку не стоило. И то хлеб!
  Схарчив чужую порцию, Лихо весело поскакал куда-то в даль светлую, 'оптимистично' подбодрив Асю обещанием:
  - Я отдохнул, доедай и пойдем искать следующий след Шеара!
  - Вот прямо сразу такой несказанный аппетит проснулся и охота к действию, - проворчала девушка, однако за салатик все-таки взялась. Во-первых, вкусно, во-вторых, она еще голодная, и, в-третьих, это уже дело принципа!
  И не ведала Аська, что ушел от беседки Лихаэль недалеко. Он остановился у сплошной стены декоративного красно-золотисто-зеленого безумия высотой в пару метров и с легким удивлением пополам с насмешкой констатировал:
  - Ты опять здесь!
  Из растительности не раздалось ни звука. Но Лихо совершенно точно знал, кто там находится.
  - Девица глянулась? Так мечтал быть стреноженным?
  - Зачем ты вкушал ее пищу? - все-таки раздался из растительной стены вопрос, заданный голосом Визардэля. Но звучал он как-то надтреснуто. - Ты же старик!
  - Я? - удивился Лихаэль и, что-то прикинув для себя, ответил: - Вряд ли, мальчик. Я вечен, и старость не та забава, в которой я хочу участвовать. Это вы, эльфы, рано или поздно стареете душой, оставаясь неизменны ликом. Я же иной!
  - Дева человеческого рода состарится, - мстительно метнул в спину уходящему первопредку эльфийский цветовод.
  Тот лишь едва заметно дернул плечом, не сочтя Визардэля достойным иного ответа.
  
  Салатик неспешно перекочевывал из пиалы в Аськин желудок, когда Лихо снова явился в беседке и, плюхнувшись рядом, принялся бесцеремонно ее разглядывать. Будь она менее толстокожей, точно бы подавилась каким-нибудь листиком или кусочком, но не на ту напали! Дожевав, Покрышкина грубовато спросила у Лихаэля:
  - Чего? На мне узоров нет и цветы не растут!
  - Не растут, - почти с сожалением согласился первопредок, будто главной мечтой его жизни было разведение цветов на теле живой девушки. Хотя... кто знает, может, и было, и он даже это воплощал пару-тройку раз, пока не надоело.
  Изучив Аську, Лихаэль довольно ухмыльнулся, подведя итог каким-то своим размышлениям:
  - Зря он старался меня взбесить! Ты теперь тоже другая!
  - Какая уж есть, - буркнула Аська. - И кто тебя, такого красивого, осмелится сердить или ввергать в сомнения?
  - Твой наивный эльфик, - без зазрения совести заложил остроухого цветовода первопредок.
  - Экий рисковый парень, - невольно удивилась Ася, не считавшая розовеющего эльфийского мальчика способным на сколько-нибудь серьезный конфликт с кем-то, особо с кем-то вроде древнейшего. Но с другой стороны, дрался же он с другим остроухим пареньком чуть ли не на смерть из-за каких-то цветочков? А значит, верна старая поговорка насчет тихого омута и его обитателей. - И как? У него получилось?
  - Нет, - небрежно отмахнулся Лихо. - Глупый ребенок. Он не способен плести изысканные кружева комплиментов, под которыми прячется игла оскорбления, и не может дерзить так, чтобы вызвать своей дерзостью восхищение. Он скучен.
  - Да уж, не всем же быть такими забавными, как ты, - хмыкнула Аська.
  - Мои сородичи такими были, это было порой занятно. Рассердиться или рассердить, сыграть в месть, которая длится века, или сделать вид, что все забыл или не придал свершившемуся оскорблению значения, а потом нанести удар. Это было порой весело...
  - Повторюсь, у нас разные понятия о веселье и забавах, - в который уж раз заключила Аська, завершая завтрак.
  Лихо только повел плечами, не возражая и не соглашаясь. Может быть, считал, что Покрышкина в его компании быстренько научится так же веселиться, как это делали древнейшие, а если не научится, то и заставить недолго.
  Нет уж, Ася следовать странной моде минувший тысячелетий и обычаям фактически вымерших представителей иной расы не собиралась. Ну их в баню всех оптом и в розницу, своих тараканов хватает, чтобы чужими обзаводиться в нагрузку.
  'Надеюсь, это не передается воздушно-капельным путем', - мысленно подвела итог рассуждениям и завтраку Ася, отодвигая опустевшую пиалу.
  Каким бы странным не был Лихо, его незримая обслуга готовила очень вкусно. Хорошо еще, что большей частью растительную и мясную пищу, а не всякие плюшки-тортики, а то бы Покрышкину скоро можно было бы только перекатывать и в двери проталкивать боком. Или с такой нервной жизнью, какую ей обеспечивает Лихо, все бы без проблем перегорало, как в паровозной топке?
  Едва тонкостенная белая пиала с изящным узором (цветущей веточкой по ободу) была отодвинута, Лихаэль протянул Аське руку. Не вцепился и не поволок, а протянул! Удивившись странности поведения бесцеремонного первопредка, она осторожно сунула ему свою ладонь. Что толку сомневаться и сопротивляться? Если этот чумовой чего задумал, то все равно сделает. Зато хоть синяков не прибавится. Наверное.
  Лихо ухмыльнулся, сжал протянутую руку и, не вставая со скамьи, исчез вместе с Аськой из Леса, чтобы оказаться в лесу. Но это был иной лес. Казалось бы, роскошно-зеленые деревья, трава, кусты, птичий пересвист - все то же и в то же время совсем другое. Ася великим знатоком растительности не была, но инстинктивно почувствовала перемену. Здесь даже пахло иначе. Чем-то терпким, сладковато-свежим и в то же время чуть-чуть пряным. Словно где-то очень далеко готовили фруктовую пиццу или продавали специи, и ниточку аромата принес хулиган-ветерок.
  Вдохнув еще разок занятную композицию ароматов, Ася огляделась уже более основательно и пораженно присвистнула:
  - Блин-оладья!
  Прямо в паре-тройке шагов от нее было оно. Странное большое дерево или кристалл, или статуя в форме дерева, до одури напоминавшая по форме женскую фигуру. Та застыла на стадии перехода между человеком и растением. Руки не ветки, но уже не руки, ноги не ствол и корни, но уже и не стройные дамские ножки.
  Лихо, едва ли не урча от удовольствия - верно переместился и сразу нашел, - метнулся к загадочному объекту.
  - Это чего, то самое? - недоверчиво хмыкнула Аська, пытаясь разобраться с тем, что видят глаза.
  - Что тебя смущает? - на миг озадачился первопредок.
  - Ну... это статуя - девушка-дерево, а твой приятель, пусть сейчас и дракон, вроде как мужчина. Я, конечно, читала, что у древних греков боги принимали облик зверей и птиц, но насчет того, чтобы из мужика в бабу - не-а.
  - Какая разница, в чем заключена сила? - искренне удивился в ответ Лихаэль, не понимая логики спутницы. - Тебя же не смущали кристалл и камень.
  - Так-то, да, - привычно взлохматила волосы Покрышкина, вспоминая красный кристалл, желтую громадину плоского камня и перевела взгляд на зеленую статую. Нефрит, изумруд гигантских размеров или вообще неизвестный землянке вид драгоценного камня. Зеленый, чуть мерцающий, будто подсвеченный изнутри, красивый. И если подряд считать все последние находки светофор какой-то выходит: красный, желтый и зеленый. С этой точки зрения зеленая баба-статуя куда как логично укладывалась в поисковую схему. - Просто странно. Зачем? Лес, вокруг ни души, ни тропинки, и вдруг зеленая статуя.
  - Это место - круг дриад, - с легким недоумением в голосе - как же ты таких элементарных вещей не видишь? - пояснил предтеча.
  - К-х-кого? - поперхнулась вопросом Аська, никак не ожидавшая упоминания очередной категории мифических существ. Вот только что греческую мифологию вспомнила и на тебе, еще и дриады. К драконам-то притерпеться еще не успела, а тут добавка...
  Вместо ответа Лихо мотнул головой куда-то влево. Ася проследила направление и раззявила рот. Между стволов проглядывали силуэты. Странные, девичьи и в то же время растительные.
  'То ли девушки, то ли деревья', перефразируя песенку невольно бормотнула под нос Ася.
  - Троп нет и не будет, дриады ступают, не оставляя следов, не приминая трав. Их шаг легче эльфийского. Здесь они собираются в круг, чтобы создать себе подобных и дать силу лесу, - расщедрился на почти пространное объяснения Лихаэль. - Мой друг всегда любил интересных созданий. Вот и взял этих под свое покровительство. Его сила умножает их общую.
  - Даже камень откуда-то приволок, или это тоже концентрат силы твоего приятеля, ставший материальным?
  - Это сок раззэры, - хлопнул ладонью по бело-серому стволу дерева с листьями насыщенно-изумрудного оттенка, в точности такого, каким сияла статуя, первопредок.
  - Как янтарь что ли? И сколько веков назад твой приятель соорудил этот шедевр? - поразилась титаническому упорству Ася.
  - Зачем веков? - снова не понял Лихо, изящно повел плечом и в качестве доказательства чиркнул острым ногтем по плотной с виду коре раззэры.
  То ли кора лишь с виду выглядела крепкой и плотной, то ли ногти у Лихо оказались крепче алмаза и острее бритвы, а только верхний слой разошелся и в подставленную первопредком ладонь упало несколько изумрудных капель сока. Еще на лету они затвердели так, что с ладонью и друг другом соприкоснулись со вполне слышимым стуком. Порез на коре тут же затянулся.
  - Офигеть, - констатировала Ася, наблюдавшая мгновенное превращение сока в неотличимые от драгоценных камней штуковины, и покатала переброшенные Лихаэлем камешки по своей ладони. - А что со статуей? Так же, как с плитой, делать будешь? Энергию Шеара забирать, а свою оставлять? Не надорвешься опять до состояния анабиоза в коконе?
  - Нет, - с легким налетом высокомерия ответил Лихо и не стал вдаваться в подробности. То ли дело было в объеме силы и масштабах объекта для ее размещения, то ли отдохнувший первопредок нынче был готов к героическим свершениям больше, чем прежде. То ли потренировавшись на первых двух объектах, готов был с разгона взять третий.
  Древнейший отвернулся к статуе, и тут оно случилось. Из-за деревьев не метнулись, не кинулись или ринулись, а просто раз - взяли и возникли сначала на границе листвы и стволов, а потом сразу рядом с Асей три де... Ай, кошку надо называть кошкой, даже если споткнулся об нее на пороге в темной комнаты и расшиб коленку! Возникли дриады. Тонкие девичьи тела их переливались зеленью и оттенком древесной коры, волосы были травами, а одежда листвой. Они схватили из раскрытой ладони Покрышкиной каждая по одному зеленому камушку, сунули себе в рот и яростно захрустели с самым сосредоточенно-блаженным видом, жмуря травянистые большие глазищи. А потом исчезли, как ни бывало.
  'Екарный бабай, как белочек в парке покормила! Очень крупных, прямоходящих белочек', - помотала головой Ася, уставившись на пустое место, где еще секунду назад толпились дриады, схарчившие камешки из сока раззэры.
  Лихо коротко хохотнул и провокационно уточнил:
  - Сообразила, человечка?
  - Что и о чем? - буркнула все еще не отошедшая от коллективной дриадской атаки Покрышкина. - Налетели, обобрали, смылись, ладно хоть пальцы не откусили и не поцарапали зубами.
  - Почему эта статуя из сока раззэры и зачем он дриадам, - ухмыльнулся Лихаэль.
  - Я в дриадах не разбираюсь, - наморщила нос Аська. - Тем паче в таких двинутых, которые камни грызут. Нет, про лосей, конечно, слышала, которые соль каменную лижут, птицы камешки мелкие склевывают, потому как зубов у них нет, а пищу перетирать надо, но ты хочешь сказать, что у этих зелененьких с веточками тоже как-то странно желудок работает?
  - Не желудок, - рассмеялся Лихаэль своим переливчатым дивно-завораживающим смехом, который хотелось слушать вечно, не думая ни о чем. - Сок раззэры здешние дриады не могут получить самостоятельно. Если только во время обряда круга, когда их общее желание способно отколоть от статуи, - Лихо кивком головы указал на зеленую скульптуру, - пару-другую капель отвердевшего сока. Он нужен дриадам, чтобы дать потомство.
  - Ага, ясно, а с какого бока тут твой приятель?
  - Он своей силой и волей создал для дриад статую - средоточие не застывающего в камень сока. Это его творение. Зачем? - Лихаэль повел плечами, - Шеар всегда ценил красоту, живую красоту. Будь то драконы, дриады или иные твари. Потому и сделал для здешних дриад статую, из которой получить сок роззэры собравшимся в круг дриадам легче, чем дожидаться, пока случайная буря сломит ветвь и заставит нужное древо ненадолго истекать живительной влагой.
  - И он об этом тебе рассказывал? - сильно засомневалась Ася.
  - Нет, к чему болтать о пустяках, я это вижу, - снова беспечно отозвался первопредок, и Покрышкина не решилась обвинять его в мистификации. Опять же, Лихо никогда не лгал. А что она не видит и не понимает, как он все видит, так просто они слишком разные и понимание у них тоже у каждого свое. Может, проживи Ася несколько десятков тысяч лет (цифра невообразимая совершенно, но ведь древнейшему точно черти сколько!) тоже стала бы такой насквозь проницательной. Только неизвестно, хорошо ли таким быть или не особо. Он-то по-другому не умеет, а она вряд ли захочет. Что за удовольствие всех и все насквозь, как рентген, видеть?
  Может, Лихаэль и выделывается именно для того, чтобы ему легче жилось? Фиглярствует, как клоун, и живет, а всех мрачных маньяков из его рода-племени уже похоронили именно потому, что нельзя к долгой жизни относиться серьезно, крышей поедешь. Хотя, рядом с таким, как Лихо, жить - тоже испытание для нервов, психики и вообще.
  Аська покосилась на Лихаэля и спросила:
  - Значит, статуя, а не фонтан или ручеек с соком, чтобы у дриад перенаселения не случилось и экосистема не рухнула. Ну... логично. Даже тут им для размножения надо постараться и, видимо, не мало, иначе бы так на камешки не кидались. Так, а тебе надо, не трогая сока в статуе, заменить концентрат силы Шеара своей. Долго разбираться?
  - Уже все, ты же совсем рядом, сила твоего дара используется свободно, - с гордой небрежностью оповестил ее первопредок. - Пока ты с дриадами знакомилась, все сделал.
  - И как, поспать не тянет? - сразу озаботилась Ася, впрочем, в большей степени за себя, нежели за неубиваемого и даже не отключаемого надолго без глобальных последствий Лихо.
  Вдруг он в очередной раз надорвался и сейчас клубочком свернется под роззэрой да засопит. А тут дриады! Нет, они, конечно, как-то по-особому размножаются и, наверное, древнейшего не тронут, но кто их знает? Вдруг им для размножения и кровь первопредка сгодится, а то и вовсе человеческая подойдет, а не только древесный сок местного эндемика? Аська ж не отобьется и не отобьет. Зелененькие уж больно шустры.
  - Спать не тянет, усилие не было чрезмерным. Можем отправляться к Шеару, - торжественно оповестил напарницу Лихаэль с нехорошим маньячным блеском в глазах и подкинул на ладони добычу этой эскапады - ярко-зеленый камень.
  
  
  Глава 29. Побудка
  
  И Ася тут же пересмотрела свою шкалу несчастий. Лучше уж бегать от дриад, быть притиснутой к Лихо, как Кий, или еще чего, чем отправиться к черту на рога, то есть к громадному спящему огнеопасному дракону, который с большой долей вероятности не помнит себя. Покрышкина предпочла бы послать туда кого не жалко. Скажем, Галю. Ее мужчина, пусть она и будит. Поцелуем там, или иными более эффективными методами. Может, электрошок подойдет? А Ася лучше в сторонке пока постоит, и чтобы эта сторонка была самой-самой дальней.
  Но кто ж ей даст такое роскошное право выбора? Аська даже додумать не успела, как Лихаэль уже бесцеремонно перенес ее в обитель ужаса - очень темную жаркую пещеру, освещаемую лишь искрами дыхания спящего дракона Шеардина и эффектным закатно-золотым ореолом, разгорающимся вокруг предтечи.
  - И что дальше? - шепотом, стараясь держаться подальше от ящера, пусть даже он на деле бог и друг Лихо, спросила девушка.
  - Надо вернуть силу Шеару, дабы пробудить разум. Думаю, следует концентраторы силы возложить на тело Шеардина или поместить рядом с ним, - чуть склонил голову на бок Лихо. Он не орал, но и понижать голос до таинственного шепота не собирался.
  - Это ты сам, сам, - быстро отправила подачу Ася, как не так уж давно Лихо шокированному эльфийскому правителю. - Мне получить хвостом по хребтине совершенно не охота.
  - Как скажешь, - быстро улыбнулся первопредок.
  Слово у него с делом не разошлось. Тут же начал действовать, даже не дослушав рационального предложения Аси отправить ее для начала отсюда, к примеру, в Лес. А уж самому всякими побудками заниматься. Хотя нет, о чем скажет человечка древнейший мгновенно догадался и небрежно бросил:
  - Ты можешь понадобиться, в твоем присутствии легче рассыпаются оковы на заключенной в материальные носители, силе. Занятно!
  Аська принахмурилась, пытаясь адаптировать для себя высказывание, и древнейший упростил задачу человечке, переведя фразу на более упрощенный уровень:
  - Разрушение камней рядом с тобой идет быстрее. Дар ли то всех людей из твоего мира или лишь тебе единственной присущее свойство не ведаю, но буду использовать.
  - Главное, чтобы эти твои драконьи махинации не стали последними в моей уникальной исключительно для меня жизни, - буркнула девушка, ничуть не вдохновленная информацией о своей крайней полезности.
  - Ты под моей защитой, - беспечно тряхнул головой Лихаэль, словно одним этим гарантировал полную неприкосновенность, и сосредоточил свое внимание на туше спящего дракона, вроде как являвшегося его приятелем или даже другом.
  Нет, так-то Ася словам и выводам древнейшего верила. Не без оговорок, просто потому, что не всегда понимала. Но одно дело знать, что вот эта здоровенная пыхающая огнем громадина - не безмозглый монстр, а друг Лихаэля, и совсем другое осознавать это. Особенно если четко знаешь: одного небрежного движения когтем хватит, чтобы Аськи стало две, а единственного выдоха достанет для превращения жертвы в курочку гриль. Потому с осознанием и невозмутимостью качественно не получалось.
  Между тем первопредок извлек из воздуха или пространственного кармана - для Аси хрен был ничуть не слаще редьки - три небольших, с кулак ребенка, ярко сверкающих даже в темноте грота камня. Очень знакомых по оттенку, но сильно схуднувших по части объема. Красный, желтый и зеленый, те самые, похоже, светофорные компоненты-концентраторы, из-за добычи которых они давеча по мирам сигали, как чокнутые. Впрочем, 'как' можно опустить и не соврать. Ага!
  Камни удобно устроились на драконе, вернее, на верхнем сгибе его громадной лапы. На том месте, куда смог дотянуться Лихо без альпинистских трюков и диких прыжков. Конечность, покрытая черно-зеленой чешуей (каждая чешуйка с кофейную чашку диаметром, не меньше) внушала. И не то, чтобы уважение к ящерам, скорее желание убраться подальше, чтобы не попасть под горячую хм... лапу пробуждаемому 'спящему красавцу'.
  Сама Ася отнюдь не всегда просыпалась в добром настроении, вечно на позитиве живут лишь психи. Но от ее ворчания на мир и окрестности и не было худо никому, кроме самой девушки. На дядьке-то Покрышкина никогда не отыгрывалась, совесть не позволяла. Он ей ни одного худого слова никогда не сказал. Мог, если провинилась, выговорить, четко, по полочкам разложив, что не так, но чтобы орать или тем паче руку на племяшку поднять - никогда!
  Даже мамочка любимая когда-то давно, кажется, в невообразимой дали, пару раз хлестнула шкодливую дочурку березовым прутиком по ногам. Тогда Аська отправилась на даче в гости к новой соседке, не обмолвившись и полусловом о том, с кем, куда и насколько исчезла. Дети никогда не думают о таких 'пустяках'. И Ася никогда не думала, а тогда еще и дулась на маму. Девушка резко оборвала колючий вихрь мыслей, сосредоточившись на подлежащем побудке драконе и Лихаэле.
  Три камешка, сверкающие как мультяшные рубин, янтарь и изумруд (как сверкают настоящие, Покрышкина вблизи никогда не видала) начали не просто посверкивать, а светиться все интенсивнее и пульсировать в такт дыханию спящего ящера, чей разум витал где-то отдельно от общей массы тела.
  Процедура длилась от силы пару минут, после чего зашевелилась драгоценная 'подстилка' и из нее выползли две здоровенные каменюки. Черные, лоснящиеся, как насосавшиеся кровью комары-переростки. Летать они были не способны, в отличие от роя мелких фиолетовых камешков, вьющихся мошкарой над тушами крупных собратьев.
  Узрев фиолетовый рой, Лихаэль выдохнул на одной мелодичной ноте нечто, не поддающееся переводу, но Аська готова была биться об заклад, абсолютно непечатное, и протянул растопыренные пальцы к 'мошкаре'. Та послушно покинула пару больших каменюг и ринулась к первопредку. Налетела, рассыпалась еще более мелкими искорками и впиталась в кожу.
  Одновременно с явлением каменьев туша дракона содрогнулась, раскрылась гигантская пасть и раздался громогласный чих. Рефлекторно дернулся громадный хвост. Лихо ловко перебросил Аську себе за спину и спокойно встретил огненный поток, чуть склонив голову, чтобы пропустить хвост чудовища. Тот филигранно разминулся с макушкой первопредка, просвистев буквально парой миллиметров выше.
  - Я же говорил, ты под защитой, - с легким самодовольством прокомментировал древнейший свои действия.
  - Под защитой, говоришь? А мои нервы кто защитит? - прошипела в спину спасителя Аська и потребовала ответа: - Что тут вообще творится? Камни ползают и летают, дракон чихает.
  - Мы будим Шеара, - напомнил Лихаэль страдающей жестоким склерозом девушке. - Я призываю его рассеянную силу, чтобы пробудить ото сна тело и разум. Прежде я полагал, что, разрушая вместилища силы в тех мирах, где мы побывали, я переправляю энергию Шеардину, где бы он ни таился. Но...
  Театрально-многозначительная пауза никакого впечатления на Асю, в отличие от пребывания бок о бок с условно разумным ящером, не произвела. Она торопливо перебила:
  - Но? Что 'но'-то?
  - Его сила и суть здесь, но не с ним, - медленно, словно соображал по ходу разговора, как объяснить необъяснимое, промолвил древнейший. При этом он продолжал загораживать Асю ото всего так, что разглядеть что-то в деталях, кроме куска ящера, из-за мужской спины не представлялось возможным.
  - Вот щас вообще все понятно стало! - хмуро буркнула Покрышкина, испытывая сильное искушение отвесить Лихо пинка. Останавливало в первую очередь то, что этот фрик являлся единственной преградой между девушкой и драконьим пламенем, а вовсе не давно издохшее в корчах человеколюбие. Опять же, где люди, а где Лихаэль? Это ж две большие генетические разницы.
  - Камни, они тоже концентрат чистой силы Шеардина, собравшейся из миров, но не влившейся в него, - палец Лихо ткнул в две глыбы.
  - И почему, исключая закон Мерфи, что-то пошло не так?
  - Закон? - мгновенно заинтересовался любопытный первопредок, несвоевременно, по мнению Аси, отвлекаясь на опасные пустяки.
  - 'Если какая-нибудь неприятность может произойти, она случается' или, в другой редакции, 'если что-то может пойти не так, именно так оно и пойдёт', - быстро отбарабанила сакраментальную истину, неоднократно проверенную на собственной шкуре, Аська.
  - Интересный закон, часто действует, - согласился древнейший на полном серьезе. - Но здесь случилось иное.
  - А именно? - почти разозлилась Ася.
  Обстановка к философским диспутам ну никак не располагала, а из этого древнего придурка каждое слово приходилось почти клещами вытаскивать, чего за ним прежде не водилось. То ли сам не знал толком, то ли знал одновременно слишком много и не понимал, какое из многих знаний истинное и доступное примитивному мозгу 'живой игрушки'.
  - Силу Шеардина, сконцентрированную в камнях, куда заточен и разум бога, блокировала моя сила.
  - Это фиолетовые искорки?
  - Они. Я разбил оковы, забрал свое. Сейчас возьму твоей энергии и смогу раздробить камни, дабы не ждать, покуда они сами рассыпятся в прах, возвращая силу и суть бога.
  Только после этих детальных объяснений до Аси дошло, что драгоценные искорки тоже были частью могущества Лихаэля, каким-то образом оказавшегося захороненным под тушей ящера, так же, как и части самого Шеара и его сознание мирно покоились под драконьим воплощением и туда же собирались из миров, после уничтожения связующих камней.
  - Но я не ведаю, почему, кто и как сковал такие цепи для моего друга из моего украденного могущества, - с неудовольствием промолвил Лихо. Кажется, больше всего его раздражал факт не причиненного ущерба, а личной неосведомленности о таковой.
  - Ничто не из чего не случается, - объявила Аська, припоминая идиотскую гипотезу древних о зарождении жизни из грязи, доказываемую появлением мух. - Где-то же должна быть кнопка этого процесса.
  - Хм-м, - явно задумался древнейший, даже не став спрашивать о том, что такое кнопка и с чем ее едят. То ли бывал в мирах, где такие приспособления в ходу, то ли, благодаря ритуалу призыва питомца, обернувшемуся нечаянными родственными узами, понимал, что именно хотела сказать Ася, без углубления в технические детали.
  Молчал первопредок недолго, может с минуту, а потом начал действовать. Уцепил Асю за шею, впрочем, не собираясь ее душить, так, для надежной фиксации, чтоб не рыпалась, мешая. Придерживая девушку, Лихо принялся медленно поворачиваться по оси, одновременно щелкая пальцами, будто танцевал какой-нибудь испанский танец с подневольной партнершей. При каждом щелчке с его пальцев срывался уже знакомый веер фиолетовых искорок, расходившийся красивой волной. Асе представился миноискатель, только вместо писка были щелчки и искорки.
  Очередной щелчок, и чуть заметное смещение по оси сменилось резкой остановкой. Шею Аси выпустили из захвата. Фиолетовый рой взорвался радугой. Из-под туши спящего дракона, из недр ложа всевозможных сокровищ выпрыгнул диск. Невеликого размера, с десертное блюдце. Но металл выглядел странно, насколько в полутьме, игнорируя помехи подсветки от Лихо, смогла определить Аська. Не серебро, не золото, какой-то землисто-зеленый цвет, практически пыльный. С глубокими лиловыми бороздками, сливающимися в узор из странных символов, будто пляшущими, свивающимися в новые и новые знаки, меняющимися непрерывно.
  Лихо снова издал какой-то странный звук, будто большой кот чихнул или фыркнул. И явно опять задумался о неких неведомых Асе материях. Все бы ничего, но думать и позволять другим заниматься этим бесспорно полезным делом Покрышкина предпочла бы в более комфортных и уж точно в значительно более безопасных условиях. Потом она недовольно засопела: 'Теперь-то тебе чего надобно, 'старче'?'
  - Я могу уничтожить знак, блокирующий и концентрирующий вне тел наше с Шеаром могущество. Истреблю саму его суть. Но, если я так сделаю, отследить, откуда тянется цепь, из которой сковали путы, не смогу, - кажется, в кои веки древнейший решил с кем-то посоветоваться. А поскольку под рукой оказалась лишь человечка, ей и выпала столь высокая честь.
  - Разбудить его без уничтожения этой фигни не получится, так? - практично уточнила главную деталь проблемы Покрышкина.
  - Так.
  - А когда своего друга растолкаешь, вдвоем сможете выследить врага?
  Древнейший промолчал в ответ, но промолчал явно недовольно. Признаваться в сомнениях касательно своих сил первопредку было неприятно. Он привык, что они практически безграничны, а тут такое. Да и по части выслеживания и нанесения добра вкупе со справедливостью спящий дракон, который не дракон, в категорию 'лучший напарник тысячелетия для кровавой мести' не проходил. То ли не был таким кровожадным и изобретательным, как древнейший, то ли не считал месть лучшим развлечением.
  - Тогда выбирай, чего тебе важнее, кому-нибудь глаз на известное место натянуть или Шеара выручить, - пожала плечами Ася, больше всего на свете желающая не пробуждения незнакомого кадра, а свалить к чертям из этого дурдома.
  И Лихаэль выбрал. Что самое изумительное для Аси, выбрал почти по-человечески, не безудержную месть всем причастным и просто мимо проходившим, а друга. Древнейший решительно сжал окутанные золотым свечением пальцы на злополучном диске, превращая странный металл в труху заодно с чарами, привязанными к нему.
  Едва предтеча уничтожил диск, как по темным сводам грота загуляли световые волны. Поначалу едва заметные, они нарастали и нарастали в своей интенсивности до тех пор, пока все не обернулось сплошными переливами света, бьющего в глаза столь сильно, что невольно наворачивались слезы.
  Пещера, грот, убежище или узилище дракона (чем было это пугающее место Ася толком не поняла) переставало существовать. Оно рассыпалось, растворяясь, исчезая, как те камни, которые хранили запечатанную силу Шеардина в мирах. И, с некоторым запозданием по фазе, нечто начало происходить с драконом.
  Он тоже засветился, заискрился, как неисправная проводка или пучок бенгальских огней, из тех, что стали делать разноцветными. Воздух, окружающий ящера, запульсировал в рваном ритме. Последняя из череды вспышек оказалась настолько мощной, что даже заслоненная спиной Лихаэля, девушка зажмурила глаза и все равно видела эту вспышку, отпечатавшуюся на сетчатке.
  Когда сияние-искрение закончилось, Аська осторожно приоткрыла один глаз и прочувствованно выдохнула:
  - Екарный бабай!
  
  
  Глава 30. Пробужденный и озадаченный
  
  Темноты или искрения вокруг больше не было, просто потому что не было самой таинственной темной пещеры, напугавшей ее до колик. Вид на окрестности кардинально сменился. Аська теперь видела не темное убежище спящего ящера, а вполне приличный романтический пейзаж. Обзови его 'Раннее утро на берегу лесного озера' и не ошибешься. И это утро было прекрасно. Туманное, бело-розовое, нежное, подсвеченное по краешку солнышком и песчаный (почему-то песчаный, а не травянистый) пляж. В песке сейчас вязли полусапожки Аси, и ставшие по-хулигански босыми ноги Лихаэля. Еще рядом валялся спящий мужчина роскошной наружности.
  - А куда сокровища делись? И вообще все? - после машинального ругательного присловья этот вопрос почему-то первым пришел в голову девушке.
  - Ты такая смешная порой, - с легкой снисходительной усмешкой промолвил Лихо. - Значит, ты видела сокровища?
  - Ну да, пещеру, всякие драгоценности, дракона большого, черного, - пожала плечами Аська, не понимая, к чему клонит собеседник. - Хочешь сказать, что мне все приснилось под воздействием подземных газов?
  - Не приснилось, скорее... - первопредок помешкал, подбирая подходящее слово, - пригрезилось. Мы с тобой пребывали в частично материализованной грезе бога. Шеар спал, приняв облик дракона, потому ему снилось все это. Обличье, принятое на столь долгий срок, всегда влияет на разум! А теперь Шеар на грани пробуждения, собрал большую часть своей силы и уже видит себя иначе, - рука первопредка простерлась в направлении совершенно голого, укутанного лишь в черный плед своих волос типа на песке.
  'Нудисты, мать их за ногу, моду взяли голяком дрыхнуть, - фыркнула Покрышкина, с трудом отводя взгляд от Галькиного мужика. - Или дело не в вывертах психики, просто если спать тысячами лет кряду, то никакая одежка, даже сверхпрочная и магическая, не выдерживает, в прах рассыпается?'
  Почему-то Лихаэль при своей игре в обнажённую натуру так не притягивал внимание. Возможно, потому что был еще более красив, буквально ослеплял. На костер смотреть приятно, на солнце не рекомендуется категорически, опасно для здоровья. Вот Аська и не глядела, чтоб не ослепнуть.
  Шеардин, конечно, был хорош на загляденье, как древние мраморные скульптуры. Только живой, дышащий, и, наверное, теплый или даже горячий. Не мраморно-бледный, а золотисто-коричневый. Кожа у дракона в двуногом обличье оказалась как у испанца или грека, да и от черт лица Шеардина веяло чем-то южно-европейским.
  - А сейчас мы опять в глюке? - пытаясь утрамбовать в голове абсурдную мысль о не настоящем и призрачном, видевшемся и ощущавшееся, как натурально-материальное, уточнила Ася, чтобы побыстрее выпихнуть из фантазий бездумное девчачье восхищение обнаженной натурой, которую так и тянуло потрогать.
  - Если только в великой грезе Творца всего сущего, коя есть Мироздание, - поэтично ответил первопредок, подошел к спящему Шеардину и... отвесил ему пинок под ребра с веселым возгласом: - Хватит дрыхнуть, Шеар! Проспишь жизнь и смерть!
  - Твою смерть? - мгновенно оказался на ногах пробужденный мужчина, пытаясь перехватить конечность обидчика, но не преуспел в этом, разминувшись на долю миллиметра.
  Двое возились, пытаясь задеть друг друга, еще несколько секунд. Аська широко открытыми глазами взирала на этот абсурд и растерянно думала: 'Как мальчишки. Те так же в шутку тузят друг друга и пихаются при встрече'.
  Вот только у мальчишек не живут своей собственной жизнью пряди волос, как у незабвенной Рапунцель из мультика, и не пытаются удушить 'по дружбе' соперника. И пещерами с кучей сокровищ у них сны тоже не оборачиваются.
  - Я бессмертен, потому лишь твою, - усмехнулся в ответ на подначку Лихаэль и провокационно уточнил:
  - Выспался?
  - Долго ли я блуждал по тропам сновидений? - пришел черед оставить пустую возню и насторожиться собеседнику. Шеар недобро прищурил глаза цвета гречишного меда.
  - Сам я грезил пару-тройку тысяч лет. Ты, если верить словам Гиаль, ушел примерно в ту же пору, никому не сказав о том, где и насколько предпочтешь остаться.
  - Я не собирался погружаться в тенета дремы на сколько-то долгий срок. Не помню, чтобы вовсе собирался спать, - мрачно промолвил бог, постукивая пальцами по подбородку.
  - Нас погрузили, сковав и развеяв часть силы в мирах, но кто и с какой целью, мой друг, в том стоит разобраться, - разом посерьезнел Лихаэль и коротко обрисовал ситуацию с камнями-концентраторами.
  Шеар лишь согласно склонил голову. Ему резко стало не до забав. Бог замер, полуприкрыв глаза, будто ушел в себя или вел мысленный подсчет на неведомых счетах. Вокруг тела его возник полупрозрачный пузырь, переливающийся оттенками темного золота, в отличие от закатного сияния Лихаэля. Спустя почти пять минут - Лихо при этом молча ждал, не пытаясь снова пихаться или трепаться - Шеардин резко распахнул очи и констатировал:
  - Ты прав. Я и поныне не ощущаю в себе некой части могущества. Ущерб не слишком велик, но он есть. И странно, такое чувство, будто весомая часть моих сил вернулась ко мне лишь недавно. Оно мое, но как неразношенные сапоги... чуть жмет и малость давит.
  - О, теперь ты кроме Аэрдана будешь зваться Сапожником, - не утерпев, подколола первопредка Аська.
  Шеардин чуть заметно приподнял бровь, будто только сейчас соизволил заметить девушку. Или действительно только что заметил, потому как она никакой великой богиней или выдающейся волшебницей а ля Гэндальф не являлась, а на человечков внимание пробужденного божества не распространялось. Зачем его впустую на всяких мурашей-однодневок тратить? Не успеешь толком сосредоточиться, а он пуф! и кончился.
  - Эту человечку обрядом со мной связали, - небрежно просветил приятеля Лихаэль и добавил в качестве комплимента, небрежно потрепав Аську по голове, за что получил звучное клацанье зубов девушки, промахнувшейся с укусом:
  - Забавная и полезная оказалась. Дар у нее занятный - разрушать концентраторы силы, что принудительно связана. Повезло тебе, друг мой!
  - Мне-то в чем? Человечка твоя, - почти одобрительно хмыкнул Шеардин, просканировав Аську и найдя ее годной, правда, неясно в каком качестве.
  - О-о-о, - аж прижмурился от удовольствия Лихаэль, принимаясь расхаживать по песочку, как древнеримский оратор по трибуне, вот только следов на песке он не оставлял, совершенно. - Улови суть: 'принудительные связи - разрушать!' Речь о тех самых камнях-концентраторах твоей силы. Мы с этой девочкой немало попрыгали по мирам, ориентируясь на излучение связанной мощи. Весело было!
  - Догадываюсь, - почему-то ничуть не развеселился Шеардин. - Но, значит, не все нашли.
  Только пробужденный, бог совсем не выглядел сонным или заторможенным. Может, немного задумчивым или мечтательно-отстраненным. Но было ли это следствием многовекового сна или личной особенностью Шеардина, не зависящей от биоритмов, Аська не знала. Да и не особо горела желанием знать. Ей и свихнувшегося Лихо под боком хватало с лихвой, изучать еще одну 'занятную зверушку' в экстренном темпе - залоге выживания девушка не планировала.
  - Не все нашли? Так и цели такой не ставили, - отреагировал на претензию бога древнейший и испытующе вопросил: - Хочешь продолжить?
  - Чтобы найти того, кто с нами так позабавился, может понадобиться вся сила, - снова побарабанив пальцами по подбородку, здраво рассудил бог. Бросаться очертя голову на баррикады, исполненный бездумной и безумной жажды мести, он не собирался. - Как ты ищешь средоточия скованной силы, дева?
  'Ну вот, уже не человечка и не пустое место без имени. Как только для дела понадобилась, даже подобие вежливости вспомнить удосужился,', - иронично констатировала Ася и ответила божественно-неотразимому шатену, который словно не замечал своего бьющего наотмашь обаяния:
  - Лихо ищет. Он меня как компас или радар использует, а потом или я должна коснуться той штуки, которую мы нашли в очередном мире, или он сам. Но у меня толику энергии забирает для поиска и разрушения, чтобы все сработало так, как надо.
  Значений слов 'радар' и 'компас' бог-дракон уточнять ни у Лихаэля, ни у Аськи не стал. То ли понял все и так, то ли неуместным счел демонстрировать свою неосведомленность перед честной компанией.
  - А вы к Гиаль не собираетесь сначала заглянуть? - спохватилась девушка, с трудом собрав мозги в кучку. - Она же вроде как волнуется и соскучилась.
  - Сначала сила, - четко обозначил приоритеты Шеардин.
  То ли не соскучился, то ли, являться не в полной силе к даме сердца было равносильно тому, чтобы завалиться в нестиранном халате или вообще в обносках бомжа.
  Раз цели определили, то и откладывать действия не стали. Единственное, что все-таки сделал Шеардин к вящему облегчению девушки и даже, в отличие от Лихаэля, без напоминаний и тонких намеков на толстые обстоятельства, - оделся. Как-то передернул плечами и уже оказался в чем-то напомнившем Асе иллюстрации к старым романам. Кажется, это могло называться охотничьим костюмом. Коричневые, желтые и темно-зеленые тона ткани, кожи и вышивки сочетались весьма органично. Но помимо красоты, Покрышкина готова была биться об заклад, могли еще и превосходно маскировать хозяина в лесистой местности. Здесь же, на желтом песке у голубого глазка озера смотрелись просто нарядно.
  Приодевшись, Шеар вскинул вопросительный взгляд на Лихо. Тот хулигански подмигнул уже не дракону, а Аське, сграбастал ее в охапку и устроил очередное перемещение в иной мир. Ладно хоть без сковородок и чертей обошлось, зато, блин-оладья, опять не обошлось без антипода пламени. Он оказался повсюду. Сама Ася, и Лихо, и Шеар материализовались в водной толще. Хорошо еще не болотной и тухлой, а вполне себе прозрачной, полной жизни растительной и животной.
  Наверное, Лихаэль воистину был очень могущественен, особенно теперь, когда вобрал рассеянные по мирам частицы своей силы. Потому что, несмотря на воду вокруг, Ася не мокла, ее словно защищал от влаги тонкий слой воздуха. Или это была какая-то очередная магия древнейшего, снова подсвечивающего закатным золотом?
  Покрышкина не задохнулась, не наглоталась воды, не ощутила даже давления толщи (если только психологическое). Наверху, запрокидывай голову, не запрокидывай, никакого неба в необозримой вышине не имелось, лишь прозрачно-зеленая от света бога и первопредка вода вокруг. Выше и в стороны она уже окрашивалась в темно-зеленый, а еще выше и вокруг становилась совершенно черной.
  Девушка перестала гадать, как выбраться на воздух, почти сразу, чтобы не удариться в безобразную истерику. И сейчас вовсю пялила глаза на разноцветные заросли красно-сине-зеленого оттенка, на снующих косяками мелких рыбок, на их сородичей покрупней и особей гигантских габаритов, способных закусить Аськой, как она сушеным кальмаром.
  А вот Шеардин время тратить на любование подводными красотами и рекогносцировку не стал. Он сразу зашагал - блин, не поплыл, а зашагал, не спотыкаясь, не путаясь в растениях, легко и быстро, как по тротуару. Он шел куда-то в заросли разноцветных водорослей, давших фору любому надводному кустарнику и способных конкурировать с молодой березовой рощицей.
  Только когда бог отодвинул мясистые и широкие лианы красного гиганта, лениво колышущиеся от течения, будто на незримом ветру, Аська увидела громадную глыбу очень характерного оттенка. Какую? Ясное дело - черную!
  - А чего у него все камни с силой черные? Он зверски черный бог? - шепотком ляпнула девушка как-то вдруг пришедшую на ум нехорошую мысль.
  - Нет, этот оттенок имеет скованная сила бога вне своего владельца и предназначения, - беспечно и громко пояснил Лихаэль. - Цветную ты зрела лишь в алтарях посвященных.
  - А чего тогда у тебя фиолетовая? - нашла нестыковку Аська, припоминая цвет искорок, летящих к древнейшему.
  - Я не бог и полностью даже толику моей силы сковать невозможно, - гордо ответил первопредок. - Часть просачивается сквозь любые запоры.
  - Эту песню не задушишь, не убьешь, - философски покивала Ася, пока Шеардин избавлялся от зарослей, мешающих добраться до глыбы. И все бы ничего, но вместе с зарослями бог бесцеремонно потревожил пяток крупных, с хорошую крышку от мусорного контейнера, толстых рыбин. Их красная чешуя возводила способность к мимикрии в абсолют. Пока рыбы не распахнули глазищи, Покрышкина их не видела в упор. Шеар то ли тоже не видел, то ли проигнорировал. И вот это рыбы прощать не собирались. Они широко распахнули мелкозубастые пасти и окатили вандала залпом из черных камней, полупереваренных остатков красных водорослей и мелких рыбешек.
  Залп получился что надо! Облевали, так облевали! На совесть! Даже в воде Шеардин оказался заляпан от пят до макушки чем-то вязким, несмываемым на раз-два водой. Но почему-то ничуть не расстроился. Напротив, на рыб агрессоров он глянул почти ласково и не погнался, давая возможность уплыть. Потом протянул руку в гущу взбаламученной оскверненной воды и сжал пальцы в кулак. Тут же из взвеси выделились черные камушки, устремившиеся к руке. Они вспыхивали черными искрами и гасли, соприкоснувшись с кожей.
  Лихаэль задумчиво цокнул языком, и непонятно было одобряет он сие, порицает или принимает, как должное:
  - Не может Шеар без этого, вечно вокруг него всякие твари собираются. И тут случайный камень его силы они умудрились под себя приспособить.
  Присмотревшись, Ася поняла, что имеет в виду первопредок. Громадный черный камень, опутанный водорослями, вовсе не был гладким, как показалось поначалу. Он оказался весь источен, как если бы пострадал от гигантского, но очень фигового напильника или, что более близко к истине, чьих-то о-о-очень острых некрупных зубов. Сопоставив оборонительный залп с видом на подгрызенный черный монолит и габариты рыб, девушка только головой качнула: на фига было камни-то жрать? Рыбы ж не птицы, у которых камешки вместо зубов служат. Или здешние рыбы пошли по эволюционному пути схожим образом и сделали дополнительные 'зубы' из огрызков камня Шеардина?
  Пока Аська висела в воде, воинственные рыбы-артиллеристы уплыли, муть осела, и осталось только наблюдать за действием бога, добравшегося до скованного кусочка собственной силы.
  Шеар не стал сходу разрушать камень. Он постоял, снова побарабанил пальцами по подбородку и возложил одну руку на монолит, а второй принялся водить в воде, будто собирался плыть во все стороны разом. Поскольку Лихо с ехидными комментариями не встрял, стало быть, понимал, что занят друг-приятель делом. Вот только каким?
  Не то чтобы Асе было жуть как любопытно, но хотелось бы конкретики, чтобы опять не оказаться в какой-нибудь ж..., ладно, просто жуткой неприятности. Этим-то всемогущим любые проблемы несущественны, но о себе Покрышкина такого сказать не могла. Если, скажем, Шеардин вызывает катаклизм, то от него хотелось бы оказаться подальше. И от бога, и от эпицентра предполагаемой катастрофы.
  Додумать ценную мысль девушка не успела. Оно началось!
  Катастрофа? Проблема? Преобразование? Или все разом? Сначала осыпался мелким крошевом камень с силой Шеардина, черные искорки взвились, закружились круговоротом, не имевшим ничего общего с направлением течения воды, и впитались в кожу бога.
   Вторым этапом действа из песка, камней, водорослей, раковин, одним словом, из всего, что было на дне, поперли вверх, раздвигая препятствия и посылая на фиг все земные данные о скорости роста таких штуковин, черные кораллы. Или это были каменные деревья? Они росли из ничего и очень быстро. Довольно тонкие, с молодой орешник толщиной, но очень ветвистые, прямо от 'корня'. Скорее кусты, чем деревья. Минуло с полминуты, и вот уже лес водорослей оказался зачем-то разбавлен новыми элементами. Ответ на 'зачем', впрочем, тут же нашелся - черные кустики, едва они успели хоть сколько-нибудь подрасти, - атаковала рыбья мелочевка. Будто проверив на мелкотне безопасность нового 'блюда' опытным путем, ринулись к волшебным кораллам рыбы покрупнее. Даже те самые, которые плевались в Шеардина. И тут уж без дураков Аська сама увидела, как острые рыбьи зубы откусывают ветки. Бог созерцал эту кормежку с довольной миной старушки, бросившей крошки булки голубям. Видно, все так и спланировал.
   Покрышкина уже почти успокоилась, когда дно под ногами задрожало. Поначалу едва заметно, так легкая-легкая вибрация, будто в лифте едешь, следом мягкий толчок, как после остановки кабины, а потом тишина, и снова дно заходило ходуном уже не по-детски. С каждым мигом происходящие все более стало напоминать землетрясение.
  Лихаэль схватил Аську подмышки и ракетой взмыл вверх сам по себе, разумеется, без всяких крыльев или турбо-ранцев за спиной, метров на семь, не меньше. Хорошо, что освещения от древнейшего и бога хватало для обзора местности.
   Шеардин не последовал за другом. Остался у самого дна. Но теперь он там был в компании. Часть зарослей с камнями, разномастными рыбками и прочим в меру заурядным подводным антуражем исчезла. Зато в поднявшейся мути просматривалось громадное медленно колышущееся тело. Плоское, как у камбалы, но с множеством щупалец, раскинувшихся по периметру.
  - Блин-оладья, так вот ты какой Дагон младшенький, - выпалила Ася, сглатывая загустевшую слюну и испытала малодушное желание зажмуриться, прижавшись понадежнее к безумному Лихо, как к единственно-возможной защите и опоре. Почему-то громадная морская зверюга нагоняла ощущение мерзкой слабости в теле и страх пополам с брезгливостью, будила какие-то древние рефлексы или инстинкты, оставшиеся от далеких предков. Хуже был только тот громадный демон из храма с сигнализацией. От него хотелось одновременно спрятаться или, заполучив оружие помощнее, прикончить на месте.
  Зато Лихаэль был спокоен как сытый удав, а Шеардин, так внизу, стоя перед неведомой 'макси-зверушкой' лучился восторженным удивлением.
  И руки его теперь не выписывали неведомых кривуль, а переплелись с отростками монстра. Нет, они не дрались, а кажется, общались. До запредельных вершин толерантности, позволявших обниматься с донными тварями, Ася пока не дошла и, честно сказать, доходить вообще не планировала. Могут же быть у человека фобии? Могут! Потому девушка максимально отвела взгляд, чтобы не пялиться на Шеардина и щупальца, и сварливо уточнила у Лихаэля:
  - Чего творится, и когда мы отсюда свалим?
  - Шеардин, выращивая каменный лес, пробудил хозяина здешнего места. Думается мне, не слишком приятно просыпаться от того, что твою шкуру пытаются пробурить каменные корни. Ему жалуются!
  - Однозначно, - несмотря на брезгливо-первобытный ужас, Аська правоту 'Дагона' признала.
   Если его методом массового бурения пробудили, так он еще душка, буйствовать, права качать и мстить сходу не ринулся. Разумный что ли? Девяносто процентов людей в драку бы с обидчиком бросились, а то и вовсе замесили всех, правых и виноватых. Или у Шеара выдающийся дар укротителя в перечне параспособностей записан и прокачан на двести процентов? Любого усмирит и задушит заботой?
  Лезть и выяснять девушка, разумеется, не стала. Это только Лихо вечно больше всех надо, а она и без такой 'ценной' информации как-нибудь, вернее, превосходно, переживет и проживет.
  Сейчас, глядя на Шеардина, Покрышкина явственно поняла: ей еще крупно повезло с Лихаэлем. Тот пока из всех бесприютных зверушек обзавелся лишь вполне симпатичными, приятными на ощупь и полезными звероморфами. Одного из которых даже успел пристроить в хорошие руки.
  А на подопечных Шеара девушка успела насмотреться с избытком: драконы, рыбы, дриады, теперь вот эта раскоряка. Нет, воистину правы те, кто утверждает: все в мире относительно. И относиться к любителю всевозможных созданий Ася никак не хотела, пусть даже он божественно прекрасен. Издали пронаблюдать, получая эстетическое удовольствие, не чаще раза в год, максимум пару, - еще куда ни шло, но никак иначе.
  Танец щупалец продолжался еще какое-то время. Определить интервал Ася не смогла бы, потому что впала в подобие транса, завороженная плавными движениями отростков неведомого монстра. Может, он так не только общался, а и загипнотизированную добычу приманивал?
  
  
  Глава 31. Грозовое шоу
  
  Очнулась Ася только от очередной выходки Лихаэля. Тот снова сгреб ее, как ребенок плюшевого мишку, и мир подводный, в котором гигантский скато-осьминог плавно зарывался в донную толщу, сменился знойной саванной. Ветер нес сухой аромат трав. Живое солнечное тепло ласкало кожу после магического 'скафандра', которым Лихо укрывал человечку под водой.
  Желтоватые, невысокие, до колена и ниже, травы колыхал ветер. То тут, то там были разбросаны купы кривоватых кустарников и деревьев, размером не больше старых яблонь в деревне у бабушки, с пыльными округлыми листьями.
  Животные тут тоже водились. К счастью, не скатоподобные монстры, а какие-то крупные, поросшие редкой шерстью грузные однорогие создания. Больше всего они напоминали некогда лысых носорогов, прошедших комплекс процедур у хорошего трихолога. Они лениво бродили среди кустов и объедали листья.
  'Ну хоть травоядные', - порадовалась Ася с легким сомнением.
  Бегемоты-то тоже ни разу не людоеды, однако ж для человека очень опасны. Непредсказуемые твари, практически как медведи, только африканские и водоплавающие. Никогда не знаешь, чего им в голову придет: мимо за водорослями протопают, или ринутся лодку топить. Как говорит статистика, второй вариант более чем вероятен, равно как и 'нападения кокосов на человека', от которых народу страдает больше, чем от акул.
  - Забавную ты водную зверушку отыскал, я давно не встречал подобных, - сканируя взглядом окрестности, небрежно бросил первопредок Шеардину.
  - Пль-пиль-блим-плооюх? - вроде как пробулькал бог. Он не поперхнулся слюной и не ругался, скорее всего, эта непроизносимая 'плюхо-скороговорка' была именем скато-осьминога, что и доказали следующие речи Шеара. - Он из ушедших. Спал, почти уже последовал за грань, чтобы встретить сородичей в кружении иных планов, но я ненароком пробудил и дал новую цель. Он покуда останется опекать обитателей придонного края, приблизившихся к границе обретения разума. Интересно получилось: место его грез притянуло и сконцентрировало рассеянные в том мире частицы моей энергии. Их воздействие усилило друг друга.
  - Занятно и вполне в твоем стиле, - рассмеялся ничуть не удивленный Лихаэль. - Здесь кого приручать будешь?
  - Они не интересные, - с кислой задумчивостью оценил пейзаж по совокупности флоры с фауной Шеар.
  'Счастье-то какое! - умилилась мысленно Аська. - Идем домой?'
  Но нет, рано радовалась. У парочки друзей были иные планы. Шеардин снова побарабанил пальцами по подбородку, хмыкнул, удивленно приподнял бровь и зашагал к ближайшей малой рощице. Точнее, он не шел, а просто сместился в пространстве, делая неширокие шаги, но почему-то оказываясь с каждым движением на несколько метров впереди. Оп-оп-оп! И вот уже Шеар находится в роще, где мирно объедают кусты и деревья серо-бежевые шерстистые здоровяки.
  На явление незваного гостя они никак особо не отреагировали. Трое, как ели, так и продолжали свою жвачную деятельность. Еще один скосил на бога взгляд, на миг-другой прервал трапезу, а потом апатично отвернулся и тоже возобновил важный процесс питания, который никак нельзя было нарушать знакомством со всякими темными личностями. Поскольку двуногий чужак листву изо рта не вырывал, то и внимания не стоил.
  Впрочем, один зверь из первой тройки довольно скоро жевать прекратил и двинулся строго налево. Нет, не за любовными приключениями и вовсе не к Шеару для общения, а к самому толстому из раскоряченных деревьев. Пристроившись сбоку от ствола, животное принялось методично чесаться. Чуть сгибая ноги в коленях (кожистые толстые складки проглядывали даже сквозь короткий ворс конечностей) приседая и вновь выпрямляясь, лохматый носорог с кайфом чесал бок о кору. Летели ошметки сероватого цвета и клочки шерсти схожего оттенка. Завершив почесывание правой части, животное развернулось и методично продолжило процесс. На сей раз интенсивному чесанию подверглась левая сторона. И снова вокруг летели кора и шерсть.
  Хорошо еще радиус разлета был невелик. До Аси ни один клочок или обломок не долетел. Хотя Лихо все равно предпочел перестраховаться, опасаясь за хрупкое здоровье неудобно-уязвимой человечки. Он бесцеремонно притиснул ее к себе, и прозрачный с чуть заметным закатно-золотым проблеском щит встал между рощицей и визитерами.
  Успокоившись насчет личной защиты, Ася подумала: должно быть, если кожа толста, а лап или подвижных ног с когтями не имеется, унять зуд сложновато. Тут и с двумя пятипалыми руками, если комар куснул куда-нибудь в труднодоступное место, к примеру, спину под лопатками, укрытую одеждой, человеку рехнуться можно. Так что чесоточному Аська немножко посочувствовала, но помогать не кинулась. Вон там, рядом Шеар ошивается. Он и почешет, если что. Лихо ж не зря о его безграничной любви к разным тварям трындит, пусть доказывает симпатии на деле!
  Тем временем очередное энергичное па в стиле 'балет троллей' привело к неожиданному результату. Раздался оглушительный треск или то был раскат грома? Густая шкура шерстистого здоровяка, маявшегося чесоткой, развалилась на неровные куски, мало общего имеющие с элегантным змеиным выползком. Какие-то лохмотья и дерюжка.
  Но это не все! Громоподобное освобождение от внешнего слоя сопровождалось не только шумовыми эффектами. Из трещин по всему телу 'носорога' забили в разные стороны яркие молнии. Они ветвились, множились, ударяли в деревья и других зверей. Хотя нет, не ударяли. Однорогих 'почесунов' окружили золотые полупрозрачные сферы, защищавшие от разрядов. При столкновении с очередным разрядом они лишь сильнее разгорались, начиная походить на ту оболочку, в сердцевине которой не так давно сиял Шеардин.
  С деревьями, при столкновении с молниями, шел иной процесс. Как шкура со зверя, осыпались крупные, от самых корней до кроны, куски коры, оставляя после себя глянцевитую черноту обнаженного ствола. В свою очередь та за считанные секунды покрывалась серым налетом, делая ствол однородным по цвету. Отличить участки, лишившиеся толстого серого слоя, от прежних навскидку было практически невозможно. Если только ощупью? Но этого Ася делать не рвалась, ей ее пальцы, руки и весь организм в целом были дороги в здоровом виде.
  Пока ствол не покрылся серым налетом, от его черной сердцевины отделялись черные искорки и впитывались в туловище голого зверя. С каждой искоркой тот наливался светящейся чернотой. Когда, вероятно, количество превысило необходимый минимум и переросло в качество, последовал очередной громовой раскат, с отставанием секунды в три черная вспышка, и все стихло. Катаклизм прекратился. Закончился и стриптиз от зверя. Он не осыпался пеплом, не свалился в траву, задрав лапы, а быстро-быстро покрылся свежим слоем бежевой шерсти.
  То есть, энергия Шеардина, заключенная в сердцевине деревьев, напоминающих акации из саванн родины Аси, хитро взаимодействовала с частицами энергии бога, заключенными в живой носитель на четырех ногах. Кора отлетала и нарастала с поразительной скоростью, то же самое происходило со шкурой волосатых носорогов. Вот только зачем все это происходило, оставалось совершенно непонятно. Петля Мебиуса без начала, конца и особой цели? Просто чтобы было прикольно? Странно, вроде до этого все штучки с энергией бога, упрятанной в мирах, из тех запасников, до которых добралась какая-то популяция животных, имели некую важную по своему даже высшую цель: драконы обретали разум, дриады размножались, рыбы лучше переваривали пищу или еще чего делали. Может, прямым ходом шли по пути эволюции к соответствию с тамошним блюдообразным повелителем тентаклей?
  Ответ на не озвученный и вообще заданный исключительно из пустого любопытства вопрос Покрышкина получила почти тут же. Как оно и бывает обычно в жизни: если не стремишься к исполнению цели, она исполняется куда быстрее поистине желанной.
  Из травы неподалеку поднялась черно-серая компактная тучка и устремилась к роще вовсе не по воле ветра, а исключительно на силе собственных крылышек. Комары, мухи, другой какой гнус - было не так уж и важно. Стало важным другое: неожиданно руку Аськи у запястья зажгло, будто к коже приложили уголек. Ойкнув, она дернулась и заметила мелкую крылатую тварь, собравшуюся подзакусить незваной гостьей. Вторая рука рефлекторно пришла в движение, и трупик агрессора свалился в траву, но болезненные ощущения от этого не исчезли. По уровню боли этот местный 'комарик' ничуть не уступал земной пчеле. Рука не опухала, чтобы начать походить на колоду, но болела просто зверски и стала наливаться краснотой.
  Лихаэль, как-то ощутивший боль человечки, недовольно цокнул языком, схватил ее руку, нагло плюнул точно на место укуса и растер. Жжение и боль сразу стихли, краснота пропала. Следовало, конечно, поблагодарить первопредка, но то, что на нее так небрежно наплевали, вообще-то показалось обидным. 'Спасибо' Ася все-таки из себя выдавила, потому что помощь была оказана, но выдавила без всякого удовольствия. Впрочем, древнейший вообще проигнорировал ее благодарности. Жива и ладно, а то, чего доброго, окочурилась бы человечка или занемогла, и прощай развлечение!
  Тем временем отряд-тучка, не заметивший потери бойца, долетел до рощицы с шерстистыми зверями и, заложив вираж, пошел в атаку. Но вместо криков боли Ася услышала потрескивание молний. Крохотные разряды пронизывали шерсть зверей и убивали насекомых, не давая им добраться до кожи и проколоть ее.
  Причем потрескивала шерсть лишь тех зверей, до которых пытались добраться агрессоры. Остальные, стоявшие несколько дальше, не вели даже ухом и продолжали мирно жевать. Очень скоро потрескивание стихло. Мирная картина осталась без эффектного звукового сопровождения. Да и тучки насекомых тоже больше не наблюдалось. Была, была, и кончилась совершенно. Вот тут Аська позавидовала мохнатикам по-настоящему. Это ж какой кайф: ни одна зараза на крыльях ни днем, ни во мраке ночи (что особо противно, потому как сволочи не видно!) до тебя не доберется и безнаказанно крови не насосется! Никаких фумигаторов не надо и репеллентов - все свое ношу с собой.
  Послышался довольный смех Шеардина, пронаблюдавшего этот фокус. И бог начал действовать. Опять он совершал 'плавательные' движения, и вокруг его рук кружились золотые и черные искры, впитываясь в его кожу, заставляя ее сиять золотом, в стволы деревьев и в тела зверей, причем одной рощицей действия Шеара не ограничивались, от эпицентра расходилась едва заметная глазу, но почему-то заставляющаяся топорщиться маленькие волоски на коже, волна.
  Бог собирал свою силу, давшую животным такую чудесную защиту от насекомых и нет, не отбирал ее полностью, а заменял чем-то, что позволит однорогим мохнатикам и дальше защищать себя от врагов. Будь то мелкий гнус или крупный хищник. Хотя, кто знает, может, по здешней саванне бегают саблезубые львы или тигры, способные поразить добычу вовсе не ударом мощных лап и острыми зубами, а ветвистой молнией, аки античный громовержец Зевс.
  Спрашивать о таком Покрышкина благоразумно не стала. С парочки приятелей сталось бы немедленно отправиться на поиски подобных зверей, а если бы не нашли, то, не сходя с места, попробовать их создать. И ведь точно получилось бы! Если не совсем то, о чем подумала Ася, то еще страшнее и опаснее, а значит, по их мнению, еще увлекательнее и интереснее!
  Наверное, когда эта деятельная и, Аська готова спорить, не всегда по-хорошему деятельная, парочка улеглась спать, все вздохнули с облегчением, даже Галя. И тысчонку-другую лет богиня отдыхала в свое удовольствие. Вот только Гиаль со временем все-таки соскучилась по своему любимому, а на поиски Лихо с целью подъема так никто и не отправился.
  Вновь вспомнилась поговорка про Лихо, побудку и личный вывод из нее. Именно девиза 'не буди', как рекомендации, судя по всему, предпочли придерживаться все те, кто прежде знали Лихаэля Аэрдана и Шеардина до кучи. Очень жаль, что нашлись те, кто не знал и потревожил место неокончательного упокоения первопредка. Парочка остроухих воинственных цветоводов своей глупой дуэлью в недобрый час разбудила древний беспокойный кошмар, чем сбросила жизнь Аськи в тартарары и захлопнула для нее дорогу домой.
  Если бы знать, что весь этот дурдом со скачками из мира в мир и нелепыми манипуляциями не навсегда, а лишь один из этапов жизни, Покрышкина бы потерпела. Может, даже стала получать от непривычного времяпрепровождения в странной компании некоторое удовольствие. Очень-очень сомнительно 'может', но вдруг? В конце концов, по отношению к ней Лихаэль, не считая бесконечно ранних побудок и вопиющей бесцеремонности, никаким садизмом не страдал. На свой манер даже заботился. Так она и сама, наверное, могла бы заботиться о кошке или рыбках. Но одна единственная мысль о том, что неугомонный древнейший и его внезапные идеи будут рядом бесконечно долго, без единого шанса на добровольный уход, Асю неимоверно злила. Зависимость от каприза такого могущественного типа и окончательная оторванность от всего привычного и родного бесила втройне. Именно поэтому она ухватилась за подброшенную Галей идею и таскала на руке отпечаток браслета-гейс.
  Как раз сейчас, машинально глянув на него, Аська удивилась не прозрачно-голубому, а натуральному ярко-лазурному, буквально искрящемуся небесным цветом, оттенку тонкого ободка на коже. Значит, договор исполнился окончательно? И Шеардин нашелся и разбужен. Вроде даже Эльмиавер говорил, что проявленный цвет браслета будет знаком. Наверное, ярко-голубой, тот самый финальный сигнальный оттенок исполнения воли капризной богини. Не кобальтовый же Гиаль загадала? Это ж не по-женски, такие темные тона. У нее все нежное, воздушное, пастельное. А значит что? Теперь, стоит только добраться до богини и снова сунуть руку ей под нос. Сунуть и потребовать расплаты по счету! Скорей бы уж Шеар и Лихо решили навестить заветную полянку. Что уж они там между собой дальше делать будут - не важно, главное, чтобы у Аси появился шанс вернуться домой.
   Столкнуться в пустыне под светом двух солнц с мрачным черным типом в эффектном плаще и с ведром на голове - это круто, но лучше Покрышкина о таком почитает в электронной книжке. Жить же будет в условиях стандартного мира среди обычных людей, а не рядом с типами, переворачивающими законы вероятности, физики, биологии и реальности в целом только потому, что им так захотелось. Чем дольше Ася смотрела на парочку Лихо-Шеар, тем больше понимала тех, кто хотел для древнейшего сна, желательно вечного. Нет, убивать его она не желала и сейчас, но снизить градус энтузиазма - было бы совсем неплохо или хотя бы дозировать его приступы, деля на интервалы. Только ведь тщетные желания.
  Наконец Шеардин завершил рукомашество. Довольно улыбнувшись, он вернулся к Лихаэлю, ну и к Аське заодно.
  - Теперь-то к Гале? - сочла нужным уточнить замотавшаяся и изрядно подергавшаяся девушка.
  И почти не удивилась когда Шеар коротко проронил:
  - Нет.
  А что удивляться? Гадости всегда случаются чаще позитивных событий, гораздо чаще, чем их ждешь и уж тем более, если не ждешь - все равно случаются!
  
  
  Глава 32. Это вам не буратино!
  
  Эскапада уже начала казаться Покрышкиной чем-то вроде плюхнувшейся на бок восьмерки. То есть бесконечностью, конца и края которой нет, не было и не будет. Бог между тем повернулся к Лихо и задумчиво промолвил, опять отбивая ритм по подбородку:
  - Ты говорил о нитях моей силы, оплетших Лес Гиаль. Я ощущаю остатки их, но притянуть к себе все разом, без вреда для Леса, пока не могу, не способен к столь тонкой манипуляции.
  'Когда это Лихо успел все про черную сеть рассказать, вроде только про камни сообщал? - запоздало удивилась Ася. - Или они общаются не только и не столько словами? Не на дактиле же? Телепаты? Впрочем, нафиг, пусть, чего хотят, делают! Лишь бы исполнилось Галькино желание, а, следовательно, и ее, Аськино.'
  - Я должен прежде собрать еще некоторую долю силы, рассеянной в мирах, - не столько пояснил, сколько продолжил мысль Шеардин.
  - В таком случае используй дар Аси и выбери направление, - пожал плечами Лихаэль, не видя проблемы в продолжении приключений и, тем паче, не видя ни малейшего желания осведомиться о желании самой девушки-детектора участвовать в скачках. - Ты сам ныне ощущаешь крупицы своей силы, а ее дар - ориентироваться на ближайшее мощное скопление - приблизит цель.
  Сочтя предложение логичным, Шеар не стал хватать Аську, как Лихо, в охапку - он опять протянул руку и пошевелил пальцами, словно читал нечто на шрифте Брайля, написанное в воздухе прямо перед Покрышкиной, причем текст покрывал поверхность от макушки до пят девушки.
  Как бы то ни было, чтение оказалось успешным. Шеардин довольно похмыкал и окружил всю компанию золотистой сферой. На долю секунды сфера помутнела, заслоняя обзор, а когда снова восстановила прозрачность, мир вокруг уже был совершенно другим.
  - Ну... хотя бы не два палящих солнца, пустыня и не под водой... и да, еще вокруг никаких драконов, - почти порадовалась Ася, невольно ежась от прохладных брызг, долетающих со стороны бурливой неширокой речки, несущейся пенными перекатами между скал.
  Зверей, во всяком случае, крупных, чтобы сразу заметить, вокруг не было. Только буро-зеленый налет на камнях, редкие желтовато-зеленые травинки тут же и в отдалении пара каким-то чудом ухитрившихся вырасти в таких условиях деревьев с темно-бурой корой. Они переплелись стволами и ветвями друг с другом, скалами вокруг и, наверняка, еще ухитрились пробурить корнями камни на максимальную глубину, чтобы не быть снесенными в один не прекрасный день разбушевавшейся в сезон или непогоду речушкой.
  'И что нам здесь надо? Популяцию каких тварей будем искать?' - попыталась прикинуть Ася, не заметившая ничего криминального: парящая в вышине птица вроде не могла претендовать на громкое звание причины. Покрышкина шагнула чуть ближе к воде, чтобы проверить: вдруг в ней плавает что-то выдающееся формой или габаритами. Рыб взгляд не нашарил вовсе, зато сама речка буквально заставила Аську раззявить рот. Вода в ней переливалась всеми цветами радуги: от насыщенно-красного до вниз по гамме - фиолетового. И нет, краску в жидкость никто не добавлял. Всему виной были мельчайшие водоросли, ковром устилавшие дно. Именно они дарили воде столь потрясающее разноцветье.
  - Магическая ряска? - бормотнула под нос Аська.
  - Нет, здесь есть лишь та магия, что чудом природы именуется, - мимолетно укорил человечку Лихаэль, и сам не без удовольствия скользя взором по ярким водам реки.
  (Для справки, такие волшебные уголки встречаются и на нашей планете. В заповеднике Сьерра-де-ла-Макарена Центральной Колумбии протекает река Каньо-Кристалес. Ее называют Рекой Пяти Цветов или Жидкой Радугой. Вероятно, это самая непостижимая и красивая река в мире. Уникальные водоросли Macarenia clavigera наполняют ее удивительным многоцветием. Вода кажется волшебной. Причем, воду спокойно можно пить!)
   'Если нет живности, значит, Шеар переквалифицировался в ботаника?' - на миг-другой задумалась девушка, оценивая неповторимую экзотичность растительности. Хотя, вон дриады, наверное, были на стыке животного и растительного мира. Додумать не успела, вздрогнула не только от холодных брызг, но и от приближающегося шума.
  Больше не пришлось гадать, зато потребовалось срочно спрятаться за Лихо. В воде показались несущиеся по быстрине, сталкивающиеся, поднимающие веера брызг и потрескивающие ветвистые стволы спиленных деревьев. Бурый их цвет напоминал парочку, самоотверженно балансирующую на скалах. Но стволы отличались куда большей прямотой и толщиной.
  Рядом с Покрышкиной послышался натуральный скрежет зубовный. Ася в первый раз слышала и видела, чтобы кто-то скрипел зубами, не фигурально выражаясь, а вот так, натурально, громко и с чувством. С чувством всесокрушающего гнева. Золотая аура, окружающая Шеардина, стала ярче и обзавелась ужасающими черными протуберанцами. Вот теперь, Покрышкина готова была биться о заклад, речь шла не о связанной недругами силе, а о натуральной злобе.
  - Чего он? - Аська пихнула Лихо в бок, перемещаясь не за спину первопредка, а по другую сторону, подальше от ярящегося типа. Хрен с ней с холодной водой. Как вымокнет - так и высохнет, а вот под горячую руку попасть тому, что в натуре сейчас себя не контролирует, пусть и совершенно не понятно, по какому поводу - это поопасней будет.
  Шеар замер, уставившись на бревна мертвыми от гнева глазами, грудь его бурно вздымалась, руки сжимались в кулаки и черно-золотые искры сыпались с них на траву и камни с едва слышным шипением.
  Лихаэль шагнул к другу, положив руку ему на плечо, и нет, не похлопал легонько в знак ободрения, а скорей придавил Шеардина так, что тот чуть согнулся и в самом деле ушел ногами в камень, как в песок, на несколько миллиметров. Будто проплавил его собой.
   Отчаянный взор бога встретился с яркими глазами древнейшего. И тот понял без слов.
  - Вот оно что... - сочувственно проронил Лихо.
  - А для не телепатов? - нервно попросила перевода Ася. Когда она не понимала, чего стоит ждать, начинала психовать втройне.
  - Срубленные деревья, они разумны, и даже лишенные корней бьются в агонии и кричат, - мрачно пояснил первопредок.
  Совет выпить успокоительного и не верить всем голосам, которые что-то кричат и советуют в твоей голове Покрышкина опустила, как годящийся лишь людям. Если ЭТИ слышат, значит, действительно слышат, а не галлюцинируют. Следующую рекомендацию выловить срубленных бедолаг и похоронить или, что было бы проще, устроить им погребальный костер Ася и вовсе проглотила. Побоялась, что за такое вполне здравое предложение ей может серьезно прилететь от любого из чокнутой парочки, а то и от обоих сразу. Потому выпалила первое же безумное предложение, что пришло на ум:
  - Тогда выловите их и сделайте энтов. Корней, конечно, нет, но ветки имеются, а уже срубленные в ходячие деревья вполне можно превратить с вашими-то силами! И пусть охраняют сородичей от посягательств пил и топоров.
  - Энтов? - непонимающе свел густые брови Шеардин.
  - Ну... у нас в сказках... ходящие и разумные пастухи деревьев, сами практически деревья, - пробормотала Ася, порой почитывающая фэнтези, пусть и без фанатизма. Альтернативная история девушке больше нравилась.
  Пылающий сумрачный взгляд Шеара зажегся идеей и надеждой. Гнев из него не ушел окончательно, но большей частью оказался вытеснен жаждой деятельности. А Лихо так и вовсе глянул на свою человечку одобрительно-благосклонно. Дескать, можешь же, не совсем потеряна для общества!
  Аська пожала плечами: 'Пустяки, дело житейское! Поскорей и в целости из этого местечка убраться захочешь, еще и не так закреативишь'.
  Получив толчок и направление действия в сторону творчества, а не тактики выжженой земли, Шеардин принялся творить. Или, тут уж все зависит от точки зрения, вытворять.
  Обратив лицо к бурной речушке, по которой все продолжался сплав трупов вроде как оказавшимися разумными деревьев, он резко вздернул вверх обе руки. Что-то зарокотало: не то гром далекой бури, не то обвал в горах. Вверх из воды в ореоле мощных брызг взмыло множество стволов и по воздуху понеслось к берегу, где стояли трое. Покрышкина невольно зажмурилась. Не рассчитает Шеар всех тонкостей своего шаманства, и будет вместо Аси большой шалаш с запасами свежатинки для зверушек.
   Этим-то бессмертным и почти бессмертным все фигня, выберутся, а вот ей бы поостеречься. Воскресать рядышком с заколдованными деревами неизвестно в каком качестве по воле чумовых всемогущих нелюдей неохота. Буратино отродясь не числился в любимых сказках. Несобранный мальчишка, просадивший все деньги на развлечения, вызывал даже у маленькой девочки Аси лишь раздражение.
  Хаоса и угрозы членовредительства опасалась Покрышкина зря. Многочисленные стволы, вызванные волей Шеара из воды, летели и приземлялись в относительно безопасном отдалении, причем не укладывались штабелями, не втыкались в землю, а зависали невысоко над поверхностью.
  Выловив все деревья или все, до которых смог дотянуться, Шеардин снова начал махи руками, теперь к ним присоединились и движения пальцев и резкие рубящие движения, направленные на ближайшие скалы. Все это походило скорее на танец, в котором почему-то не участвуют ноги, или особую восточную гимнастику.
  Заскрипели, засветились золотом и черными вспышками стволы, разделяясь, сплетая остатки крон в некое подобие гибких длинных рук, не двух, а куда больше, стволы в нижней трети тоже разделились, образуя узловатые нижние конечности, мало похожие на человеческие, скорее на паучьи.
  Одновременно происходил и уже привычный процесс: от стволов 'энтов' из иных мест мира к богу, рассеявшему свою силу по мирам (непонятно только пока за время сна в какой пропорции это шло добровольно, а в какой принудительно), летели черные искорки и, соприкасаясь с телом, вспыхивали янтарными огоньками.
  Тем временем скалы, которые рубил махами рук Шеар, раскололись, из недр вылетел ворох некрупных камешков бутылочно-зеленого цвета. Они врезались в стволы. Камень покрупнее примерно в центр ствола, пара поменьше наверх, создавая глаза. Те мгновенно загорались ярким зеленым пламенем.
  Эти энты, пробужденные к жизни и, вероятно, сохранившие память о мучительной смерти и о личности мучителей, выглядели далеко не мирными созданиями. Какие на фиг пастухи деревьев? Волкодавы! Или людодавы! Такие точно не позволят более никаким лесорубам прикоснуться к своей коре и все другие насаждения, в случае чего, защитят. Ася даже как-то засомневалась в полезности брякнутого совета.
  Хотя... кто сказал, что у людей должно быть приоритетное право на жизнь? Сами люди? Ну тогда пусть поборются за свое право, за место под солнцем и докажут его. Обижать тех, кто не может защититься, каждый дурак может, а вот доказать приоритетное право на эволюцию в конкурентной борьбе - это уже посложнее будет. Вдруг заодно что-то в черепушках прибавится, не только лишь страсть к стяжательству, а еще и мысли о праве на существование бок о бок иных разумных видов. А не прибавится, ну, такова се ля ви...
  Ценные, умные и дельные мысли мигом испарились из головы Аськи, стоило ближайшему древомонстру повернуться и уставиться на нее зелеными камушками зенок. А уж когда он чуть заметно качнул веткой в ее сторону, заскрипев стволом, так и вовсе своя шкурка показалась самой ценной среди шкур всех присутствующих. Ну да, люди эгоисты. Инстинкт выживания рулит, и лишь нравственные нормы отвечают за то, чтобы срабатывали и иные, а не столь базовые животные установки.
  - Фу, буратино, я не перегной, я невкусная! - отшатнулась от заинтересованного целлюлозного монстра Ася.
  Впрочем, интерес к Покрышкиной как к объекту охоты дерево утратило почти сразу, чуть пошелестело листиками, пощелкало сучками, будто какой-то анализатор работал, и, не признав Асю годной к расправе, снова повернулось к создателю. Девушка передернула плечами и украдкой перевела дух.
  - Хорошие камушки, - оценил ничуть не настороженный происходящим Лихо, перехватив один маленький на лету и подкидывая на ладони, чтобы поймать им солнечный лучик. - Собирает, хранит и умножает силу мира.
  'Екарный бабай, так это Шеар в своих древесных монстров аккумуляторы запихнул. Они у него теперь перпетуум мобиле, то бишь по сути вечные и неубиваемые?' Довольный кивок бога, данный в ответ на замечание Лихаэля, ответил на незаданный Аськин вопрос. Энто-эко-монстры в подзарядке не нуждались.
  Завершив деяние, Шеар снова величественно махнул рукой, и стволы свежесотворенных его силой и волей созданий замерцали, исчезая с берега безымянной бурливой речки.
  - Они отныне пребудут в тех краях, где есть нужда в защитниках, - умиротворенно объявил Шеардин, более для себя, нежели для спутников.
  - Достанет? - непонятно и односложно спросил Лихо.
  - Созданий себе подобных, как и дриады, порождать смогут, - гордо пояснил бог. - Их в достатке будет для мира.
  - Дриады были куда красивее, - припомнила Ася изящные силуэты среди сплетения ветвей в чаще.
  - Мне нужно было орудие устрашения и защиты, а не объект любования, - огрызнулся почему-то уязвленный Шеар. Может, находил эстетическую прелесть и в этих корявых уродцах, полыхающих огнем возмездия, как знаток искусства в какой-нибудь абстрактной возне? Аське же однозначно всегда по душе была традиционная классическая школа. Максимум, что она была способная оценить - отдельные работы не слишком радикальных импрессионистов.
  - Тогда однозначно получилось, - совершенно искренне похвалила Покрышкина, передернув плечами от одного воспоминания о зловещем зеленом пламени, танцующем в буркалах разумных древесных созданий. - У меня от них мурашки по коже и в животе.
  - Так и должно быть, - переливчато рассмеялся Лихаэль и легонько потрепал человечку по голове, будто кинолог успокаивал щенка, перетрусившего при виде взрослого пса. - Шеардин отлично сработал! Иной раз страх куда более мощное оружие, нежели грубая сила, и воистину эффект его куда более стоек. Да и трудов для достижения нужного впечатления требуется меньше.
  - Не знаю, тебе виднее, у меня опыта в запугиваниях нет, - огрызнулась Ася, выворачивая голову из-под руки первопредка. - И перестань мои волосы лохматить. Вон, вернемся, на звероморфе тренируйся. Ему нравится, а у меня и без твоих пальцев все вечно торчком и в разные стороны, хоть налысо стригись.
  - Нет, налысо не надо, - запретил Лихо, на миг-другой призадумавшись не над Аськиной потенциальной лысиной, а над собственной кардинальной стрижкой такого рода. Лысым он еще никогда не был, хоть и носил за тысячи лет великое множество разных причесок по моде неисчислимого множества миров. Хотя, пожалуй, больше носил вопреки моде, нежели следуя ей. Склонность к эпатажу всегда была присуща древнейшему.
  В довершение своих рассуждений, первопредок доходчиво пояснил:
  - Ты и так не слишком красива, а лысой еще хуже станешь.
  - Куда уж мне против таких кадров, как ты и энты, - отрезала Покрышкина, никогда себя красавицей и не числившая, но к когорте симпатичных причислявшая, и хмуро уточнила: - Вы еще будете тут кого-нибудь кошмарить или, наконец, возвращаемся? Я уже начисто промокла и есть хочу!
  - Она у тебя забавная, - оценил Асю, как полезную домашнюю зверушку, Шеардин. Ладно хоть по голове трепать вслед за Лихо не полез, а то бы она и укусить могла под лозунгом: 'Коль зверушка, надо соответствовать!'. Агрессию демонстрировать!
  Развивать тему полезности и забавности некой Аси Покрышкиной бог, однако, не стал. Он с Лихаэлем встретился глазами, и оба они постояли так поболее минуты настолько неподвижно, что даже недогадливой человечке стало ясно: что-то обсуждают, о чем-то договариваются, причем таком, что вслух болтать не следует.
  Шеардин отмер первым и промолвил, словно соглашаясь:
  - Да, к тебе пройду, она там не узнает... Надо проверить, так ли натянуты струны моей силы в Лесу у Гиаль, как ты говоришь.
  Лихаэль коротко улыбнулся и подмигнул, то ли Асе то ли Шеару, то ли им обоим вместе. Успевший опостылеть берег скалистой речушки сменился ковром трав у древо-дворца древнейшего.
  
  
  Глава 33. Рассуждения и обсуждения
  
  Короткий приветственный мурк Кия, высунувшего мордочку из кустов рядом, подтвердил правильность перемещения. Крылатый котенок даже выбрался к гостям. Потерся о ноги Лихаэля, дружески боднул Асю и прошелся до Шеара. Обнюхал его и тоже признал годным. Почесался бочком о правую ногу приглянувшегося, или скорее 'пахнувшегося' незнакомца.
  Что занятно, Шеардин почти не обратил внимания на экзотическое создание. Едва появившись, он встал, запрокинув голову к небесной лазури, и замер даже не на пару минут, а куда как подольше.
  Шеар стоял довольно продолжительное время. Даже чересчур долго с точки зрения влажной от речных брызг и голодной Аси, правда, не настолько, чтобы врасти в землю или обзавестись гнездышком птичек на голове. Лихаэль его не теребил. Вообще странно для столь непоседливого и активного создания. А значит, пусть Покрышкина и не понимала, что происходит (как обычно), творилось нечто важное для Шеара или даже для обоих мужчин.
  Ася уже собиралась наплевать на примерзшего к месту бога, обойти его по широкой дуге и добраться-таки до дома. Пусть себе эти чудики прыгают, творят всякую всячину, а она хоть сухое наденет.
  Если уйдут к Гале без нее, Лес попросит туда же ее по тропинке отвезти. Должно получиться. Это двуногие добро быстро забывают, а Лес вроде как помнит и поможет той, которая его чистила. Пусть она действовала лишь ради собственной выгоды и договора. Кроме того, рядом вечно Визардэль ошивается и странные вопросы задает. Он тоже нужную дорогу знает. Если что, проводит. Она за такое может его даже за волосы оттаскать или за уши, коль попросит.
  Когда 'божественный статуй' отмер, он изрек в некотором удивлении:
  - Странно. Ты прав, моя энергия копилась здесь, более, чем в ином другом краю, но в глубокой дреме я не чувствовал зова Леса, не стремился сюда осознанно и после пробуждения. И не могу признать, что создание нитей стало ответом на мольбу о встрече, исходящую от Гиаль. Более того, не пойму, почему наши с тобой рассеянные силы оказались сплетены воедино. Уз дружбы для такого бы не достало, а великих клятв меж нами нет.
  - Лихо же поблизости на полянке дрых, а ты его искал перед тем, как пропасть с радаров у Гали. Вот и получилось, что получилось, - выпалила Аська, подавая свою самую простую версию. Ей вообще было невдомек: к чему все эти заморочки со странными вопросами и поисками причин. - Чего не так-то?
  - Ощущения, человечка, - они не те, какими должны быть, - проронил Шеардин, обратил-таки внимание на звероморфа, подхватил из травы и принялся наглаживать и начесывать. Раскатистое мурлыканье накрыло поляну.
  - Занятный зверь, люблю таких, не привязанных изначально к единому обличью и вольных выбирать свое, - похвалил бог Лихо и звероморфа вместе взятых: первого за то, что раздобыл и приволок в Лес, второго за сам факт своего существования. Асе комплимента не досталось, да она и не напрашивалась. Куда ей супротив звероморфов?
  - Не поняла... - нахмурилась Аська в ответ на сентенцию об ощущениях и шмыгнула носом. Пусть под ласковым солнышком и было относительно тепло, но приятный ветерок, забиравшийся во влажную одежду, комфорта не добавлял.
  - Пребывали в сновидениях долгих мы оба, и силы наши рассеялись по мирам, но не витали свободно, повинуясь лишь воле случая, а большей частью связаны оказались в сплетении хитром, и одна другую прятала так, что пока в мир их сокрытый не войдешь, ничего не ощутишь.
  - И чего? - снова не поняла Ася. - Так не должно быть? У вас есть статистика, доказывающая, что все это происки неведомых врагов? Я, конечно, понимаю, что если вам кажется, что за вами следят, иной раз это не только кажется, но... - девушка развела руками.
  - У нас нет доказательств, лишь ощущения, но поверь, человечка, ощущения бога и древнейшего не то, от чего можно отмахнуться и забыть. Те, кто так поступали, не дожили до нашего времени, - спокойно, почти с ленцой пояснил Лихаэль и хлопнул Шеара по плечу, показывая направление к дому.
  Ася поплелась следом, очень надеясь, что мужчины решили придерживаться еще одного замечательного правила: 'война войной, а обед по расписанию'. Пока она, по крайней мере, не переоделась в сухое, приставать к буйной компании с вопросом: 'Когда мы пойдем к Гиаль?' Покрышкина не собиралась. Вдруг, по закону подлости, возьмут и решат, что надо немедленно.
  А чихать и дрожать при разговоре с Галькой категорически не рекомендовалось. Отвлечешься на физический дискомфорт, а эта хитропопая особа любую мелочь к своей выгоде повернет и обещания не сдержит. Может, потому и Шеардин, как бы замечательно к своей даме сердца ни относился, пока себя в порядок не приведет и все не утрясет, о романтике даже не думал. Впрочем, пусть сами разбираются, пусть у них головы болят. Не Асиного ума дело следствие проводить и с богами в Шерлока Холмса играть. Ей бы шанс вернуться домой - и хватит!
  Плетясь за мужчинами к дверям древо-дворца, Аська все равно вяло уточнила:
  - А Гиаль еще не знает, что Шеардин вернулся? Лес же ее мир. А боги вроде как всеведущи и вездесущи.
  - Не знает, - почему-то рассмеялся Лихо и все-таки снизошел до объяснения: - В сотворенном мире большею частью случается так, как сказала ты. Но Лес - лишь мир, которому Гиаль покровительствует. Его создателем был иной демиург. Смысл жизни своей она видит в творении подобных миров, но опеку над ними оставляет другим. Гиаль приняла Лес под свою руку и населила эльфами, сделав своим народом, чтобы вкушать поклонение.
  - А ты тут с какого боку тогда? - не поняла девушка божественных экзерсисов. - Раньше сам этот мир опекал?
  - Нет, те времена, когда мне хотелось творить миры и разумных, давно минули. Наигрался, - снова почему-то рассмеялся, но рассмеялся грустно, древнейший, припоминая явно личное и ничуть не добавляющее жизни позитива. - Рано или поздно понимаешь, как надоело обожание пред тобой преклоняющихся, постыли мольбы и прискучила ненависть тех, кто жаждет опеки, но в ней более не нуждается. Настает пора уйти. Что до здешнего Леса... Я приятельствовал с Кхель-ли-вааалэ, создательницей мира, мне нравится его живая суть, потому избрал это местечко одним из своих пристанищ. Гиаль пришла позже.
  - Ага, то есть у тебя блат по знакомству, и твои владения для Гиаль - закрытая зона, - покивала для себя Ася.
  - Именно так, - довольно согласился Лихаэль.
  - Ты прежде не говорил о знакомстве с Кхель-ли-вааалэ, - с упреком проронил Шеар, для которого слова древнейшего, похоже, стали откровением и не сказать, чтобы особо приятным. Может, он считал Гиаль создательницей Леса? А тут такой облом. Или давно собирал информацию о даме с тем непроизносимым именем, упомянутым Лихаэлем, да нигде не мог найти, и нате вам - секрет все это время был под носом!
  - Ты не спрашивал, - беспечно ответил Лихо и пояснил, наверное, чтобы приятель не раскатывал губу на интригующее рандеву. - Она не любит новых знакомств и бесед, уже давно ценит лишь одиночество. Может проклясть излишне настойчивого, а снимать ее проклятия я не умею. Они своеобразного плетения и сути. Потому я не ищу ее общества, мы признаем лишь случайные встречи. Так интереснее.
  - Жаль. А какие проклятия? - заинтересовался Шеар, продолжавший на ходу поглаживать балдеющего Кия.
  - Например, не чувствовать вкуса еды или не видеть неба, - повел рукой древнейший. - Они интересно реализованы. Если речь о вкусе яств, то проклятый ощущает все, кроме того, что для него съедобно.
  - Это как? Если взял в рот и вкусно, значит, точно яд? - попыталась разобраться в сути сказанного Аська. Все лучше, чем чихать или носом хлюпать, гадая, пройдет ли насморк после переодевания в сухое или задержится 'погостить' на недельку-другую.
  - Хм, - Лихо развернулся к девушке и взглянул на нее так, словно увидел впервые. - Не думал о таком, но... возможно, Кхель думала. Она занятная старушка.
  - Знакомое имечко. У нас на Земле Хель в древней Скандинавии богиней смерти была, - порывшись в багаже общих знаний, выдала Покрышкина. - Ваша ее однофамилица, то есть тезка?
  - Может, и она сама, не ведаю, - честно высказался первопредок, мало заинтересованный в изучении пантеона неприятного мира, из которого ему старинным заклинанием для обретения спутника доставили человечку. И ее, несмотря на навязчивое желание последней, он возвращать на родину вовсе не собирался. А что человечка думала иначе - так каждый волен думать все, что ему заблагорассудится. Думают, пусть и не о том, о чем следовало бы, многие, по-настоящему решают - единицы. И это правильно, право решать стоит заслужить.
  - Я слыхал, что именно Кхель первая начала творить быстрые тропы в разумных лесах, - как бы невзначай проронил Шеар.
  - Не-а, это была моя идея - надоело долго ходить, а Кхель понравилось: удобно всегда оказываться там, где тебя ждут, еще удобнее там, где не ждали, - проронил Лихаэль.
  'Верю-верю', - подумала Ася о привычке первопредка к стремительному перемещению и неприятным сюрпризам.
  - И Лес я считал творением Гиаль, - продолжил с легким удивлением касательно собственной непрозорливости Шеардин, подтверждая догадку Аськи.
  - Разве она так говорила? - чуть удивился Лихо.
  - Нет, прямо нет, но давала мне возможность так думать, - признал бог.
  - Странно. Она не демиург, высшая планка ее дара - ремесло, близкое к искусству, но не искусство, жаркий огонь истинного первородного творения, - в свою очередь удивился слепоте друга Лихаэль, которому не нужно было догадываться и приглядываться, чтобы по-настоящему видеть. Другое дело, что вникать в тонкости всего окружающего первопредок не особо стремился, частенько ему было скучно, как скучно бывает много раз кряду просмотренное кино. Зато серии 'про человечку' в его программе прежде не стояло, потому свежая 'передача' и получила столь высокий рейтинг.
  Переступив порог древо-дворца, Шеардин сходу направился налево и вверх. Отреагировав на непонимание Аськи, Лихо бросил:
  - Там его прежние покои. Ступай и ты, приведи себя в порядок. Встретимся за трапезой.
  'Ух ты, заметил!' - почти умилилась Покрышкина тому, что предтеча соизволил уловить ее мокрое состояние. Кстати, Кий так и остался сидеть на руках Шеара. В сторону Аськи и первопредка даже ухом не дернул.
  - Изменщик! Он что, лучше чешет, чем мы? - хмыкнула девушка, чего греха таить, рассчитывавшая потеребить пушистика для восстановления душевного равновесия.
  - Все верно. Уходят туда, куда зовет сердце. Так было и будет всегда, и так правильно. Правильно - только так, - Лихо почему-то снова уронил руку на макушку Аси и взлохматил ее волосы. - Кий выбрал себе постоянного спутника. Как и Ай временного. Вечного не бывает, кроме, быть может, меня.
  Ася подняла голову к древнейшему и явственно осознала, что этот титул, в смысл которого она не вникала, отнюдь не шутка, не бахвальство и не пустой звук. В обыкновенно смеющихся искристых глазах Лихаэля стыл пепел тысячелетий, множества утрат и потерь, которые прекратили считать только потому, что иначе сойдешь с ума, утратишь смысл жизни.
  - А ты? Звероморфы же с тобой пошли, - запуталась и беспомощно мяукнула Ася.
  - Я? Я лишь ступень на лестнице их жизни, указатель на пути, - не равнодушно, но без оттенка сожаления констатировал первопредок, а потом, неожиданно остро глянув на Аську, добавил:
  - Мы все чьи-то ступени, дороги, указатели, человечка.
  - Знаешь, Лихо, порой ты мне кажешься гением и мудрецом, а порой выглядишь безумнее мартовского зайца... - в сердцах бросила Аська и побежала к себе.
  Она явственно сознавала - еще секунда-другая, еще одно слово первопредка, и она либо простудится, либо рехнется. Но ни того, ни другого Покрышкина для себя не желала. Может, и Шеар что-то подобное почуял, потому и смылся первым, у него-то опыт общения с Лихаэлем поболее будет, пусть и припрошен временем, проведенным во сне.
  Ася уже не услышала, как первопредок, склонив голову на бок, раздумчиво промолвил, что-то решая для себя:
  - Оба варианта верны, человечка... Оба...
  А потом запрокинул голову к потолку холла, увитого листвой, перемежающейся искусной резьбой и живыми цветами, и расхохотался. Только не было в его смехе веселья. Или оно было очень-очень странным, совсем не постижимым для иных разумных, впрочем, и для своеобразно разумных тоже. Во всяком случае, незримые духи-помощники дома, пока Лихаэль не оставил 'веселья', предпочли к нему не приближаться.
  Зато они позаботились об Асе. В комнатах ее уже ждала горячая ванна, а на кровати была разложена одежда из той самой ткани, вызвавшей прилив зависти у Эльмиавера. Рядом стояли сухие туфельки. Именно туфельки, больше, впрочем, похожие на очень-очень дорогие балетки. Почему дорогие? Потому что это были не обычные кожаные лодочки. По всей поверхности обуви имелся то ли узор, то ли вышивка нитью, чуть поблескивающей под определенным углом. Узор был, понятное дело, растительным. Будь тут танки или клоуны - вот тогда бы Покрышкина удивилась. А так покрутила обувку в руках, взлохматила высыхающие волосы и, натянув тонкий, как паутина, носочек, примерила обновку. Разумеется, все оказалось впору, как на нее шили. Или и в самом деле шили? Или как там называется искусство создания обуви? Аська не помнила.
  Только закончив изучать обновки, Ася заметила на маленьком столике у кровати еще кое-что - бокал-тюльпан на низкой ножке со странным содержимым. Оно дымилось. Хотя нет, не горело, это было больше похоже на интенсивный парок, чем на дым, и паленым не воняло. Однако стенки посуды, когда она их тронула, оказались чуть теплыми. Ноздрей коснулся аромат летнего луга.
  - Это что? Местный фито-аналог антигриппина? - вслух задалась вопросом Ася. Разумеется, ей никто не ответил, но почему-то сильно захотелось выпить предложенный напиток.
  'Была - не была', - решилась Покрышкина и одним махом осушила емкость. И очень порадовалась, что махом. Потому что смаковать этакий коктейль по глоточку она бы точно не смогла. Вкус оказался крайне специфическим: о-о-чень освежающим и согревающим одновременно.
  Зато где-то внутри носа и горла мгновенно прекратило подленько скрестись и чесаться. Верные признаки подступающей простуды сбежали, теряя тапки. Или это их прогнала открывшая без скрипа дверь и призрачный силуэт, проявившийся в проеме и махнувший чем-то заменяющим руки в знаке приглашения. А потом, вероятно, сомневаясь в умственных способностях гостьи, еще и нарисовал туманный образ накрытого стола. В общем, Аська тупой не была и поняла: ее настоятельно приглашают откушать.
  За столом в той самой зале, которую девушка давно мысленно обозвала столовой, уже присутствовали собственно сам хозяин Лихаэль и его почетный гость Шеардин.
  Гость, кстати, тоже соизволил переодеться в нечто, явно вышедшее из мастерских древесного дворца. Ася отыскала взглядом очередной салатик, кажется, с цельными мелкими яйцами, и молча принялась за еду, пока кто-нибудь из двоих бессмертных не умудрился испортить ей аппетит. Конечно, тараканов и червяков ей в тарелку Лихо бы подкидывать не стал, но сказать или сделать что-либо другое, начисто отбивающее желание двигать челюстями, - запросто.
  
  
  Глава 34. Обнажение истины
  
  Когда 'это' началось, Покрышкина лишь порадовалась своей предусмотрительности. Поесть она почти успела и даже запила съеденное приятным напитком, напоминающим подслащенный березовый сок. Поскольку в Лесу березы не росли в принципе, задавать вопрос касательно происхождения жидкости девушка не стала. Не хотелось узнать, что пила какую-нибудь гусеничную слизь. О чем-то подобном Лихо бы просветил Асю с искренним наслаждением. А его причудливый дружок, небось, даже не понял бы, почему давится странная человечка.
  Так вот о 'дружках'. Поев и покормив прочно сменившего сторону Кия, Шеардин оправил в рот порцию того же салатика, которым баловалась Ася, и решительно объявил:
  - Я желаю посетить поляну Гиаль. Пора! Именно там я чувствую главный узел сплетенных на мире нитей моей силы.
  Ася с подозрением уставилась на остатки салатика - не вызывает ли он глюки - и на всякий случай отодвинула тарелку подальше.
  - Не стану препятствовать, друг мой, - невозмутимо согласился Лихаэль.
  - Ты будешь свидетелем нашей беседы? - не то предложил, не то поставил приятеля перед фактом бог.
  - Это может быть забавно. Да и у моей человечки с Гиаль договор на чистку Леса завершен, - согласился древнейший, как обычно, по большей части не питаясь, а раскладывая пищу в причудливые композиции. Во всяком случае, того салатика с яичками он - Аська специально заглянула в тарелку первопредка - не ел. Хотя... какая разница? Он и так буйный и причудливый, без стимуляторов.
  Крылатый котенок, хоть его с собой никто не звал и салатом не кормил, напружинился и с места от пола сиганул на плечи Шеара. Там потоптался и проворно улегся в качестве живого воротника. Сменившийся попутно с белого на дымчатый в коричневых пятнышках мех вполне подошел к цвету глаз и жилету бога.
  Объявление о намерениях с действиями у этой парочки во времени не расходились надолго. Букета цветов или, коль мир эльфийский и трупы цветов - моветон, горшка с живыми растениями Шеар готовить к визиту не стал.
  Двое, прихватив Асю, вышли из древо-дворца и ступили на быструю тропу, Лес с привычной услужливостью, истоки которой теперь Покрышкина понимала (блат, то есть знакомство с создательницей - наше все), ковровой дорожкой проложил путь.
  Живописная поляна с цветущими вне зависимости от сезона деревьями с тех недавних пор, как Ася убрала лишнюю часть интерьера - шипастые черные кусты, ничуть не изменилась.
  Все так же нежно благоухали сиварии, роняя нежно-розовые и небесно-голубые лепестки на зеленый ковер с мелкими белыми звездочками растений. Синел купол небес, где-то неподалеку звенел ручеек.
  Шеардин не стал вставать ровно по центру поляны и орать, как Лихаэль, вызывая хозяйку полянки. Напротив, он остановился у самого края, осмотрел что-то, видное только ему одному, и сделал странный жест.
  Сжав обе руки в кулаки, он стал делать ими махи по широкому вертикальному кругу, будто наматывал незримые нити на свои длани и тянул с усилием. В какой-то миг Асе показалось, что она даже разглядела черную, у самой кожи преобразующуюся в янтарную, сеть толстых и тонких, сплетенных в узлы и клубки, прямых и извилистых нитей. Бог наматывал почти незримое с усердием продавца сахарной ваты, обзаведшегося сразу двумя палками-мешалками под каждую руку.
  Что бы ни делал Шеардин, он явно делал правильное. Лихо смотрел и довольно кивал.
  - Значит, это он так свою силу из мира Гиаль собирает, - рассудила Ася. Она-то ждала, что пробужденный сразу захочет пообщаться с богиней, но, похоже, объем его силы, упакованный в клубке, оплетшем Лес, снова оказался в приоритете.
  Движения Шеара были методичны и завораживающе плавны. Они походили на причудливый маятник, обладающий собственной траекторией, не связанной с силой тяготения или имеющий свою персональную, не пересекающуюся с общей.
  Бесконечно долго можно смотреть на огонь, воду и чужую работу - припомнила Аська сакраментальную фразочку и мысленно с ней согласилась. Действо длилось не долее десятка минут, за которые Покрышкина успела не только вдосталь налюбоваться намоткой незримой пряжи, но и уточнить у Лихаэля:
  - А Гиаль его тут скоро почует?
  - Если я не буду прикрывать, скоро, - беспечно улыбнулся первопредок.
  - Как я понимаю, ключевое слово в твоей речи 'если', - хмыкнула девушка, - а главное 'прикрывать'.
  Лихо лишь чуть заметно наклонил вбок голову в знаке согласия и довольно прижмурил яркие очи. В какой-то момент процесс наматывания застопорился, Шеар чуть нахмурил брови и дернул на себя незримые нити.
  Полыхнуло! Черно-янтарная вспышка окружила всю фигуру Шеардина, включая замершего на своем насесте-плечах звероморфа. Вихри взвились, накручивая сумасшедшие петли у тела бога, несясь с бешеной скоростью, смешиваясь, впитываясь в того, чьей частью были.
  Ходуном, будто стала частью той злополучной трясины, лишь замаскированной ярким ковром, заходила поляна. Аська бы точно грохнулась на пятую точку, если б не Лихаэль, бесцеремонно и привычно ухвативший ее за шкирку, как неразумного котенка.
  Разнонаправленное землеколыхание длилось несколько секунд, будто рвались на волю, проталкиваясь сквозь твердь, какие-то звери. Все это время Шеар сжимал кулаки и, стиснув зубы, упрямо тянул на себя, точно вываживал крупную рыбу.
  И таки вытянул улов незримым неводом. Из роскошного травяного ковра, разбрызгивая, как воду, травинки, комья влажной земли и мелкие цветочки-звездочки, вырвались пять странных предметов. Они разнились по форме (от овала до идеального шара) и величине (от некрупной гальки до большого арбуза).
  Но все-таки это были единообразные камни фиолетового отлива в густой черной оплетке. Правда, даже чернота оплетающих нитей не могла потушить яркий свет, бьющий сквозь темную оправу.
  Лихаэль прекратил поддерживать Аську и мощно выдохнул сквозь сцепленные зубы, явственно испытывая потрясение вперемешку с гневом. Кажется, первопредок не верил своим глазам.
  'Цвет и свет, это ж его собственная концентрированная сила, которую он раньше искрами и мелкими камушками собирал, а тут такая прорва!' - сообразила девушка.
  Но секундный шок не помешал ему действовать. Древнейший вытянул обе руки к камням, зависшим над поляной. Фиолетово-лиловые хранилища концентрата энергии вспыхнули, как маяки, черная сеть с них опала. И то, что выглядело, как камни, рассыпалось крупными искрами, ринувшимися к создателю.
  Где-то на периферии Покрышкина услыхала сдавленный мяв перепуганного звероморфа и ругань Шеардина. То ли тоже потрясенного зрелищем, то ли матерящегося из-за пострадавшего от когтей загривка.
  Одновременно или с запозданием в доли секунды поляну залил сверкающий, как тысячи льдинок, свет. Так начиналось представление, какое не так давно Ася уже видела. Именовалось оно - торжественное схождение Гиаль с небес в растительный храм.
  Сверкающая пелена рассеялась, и Аська разглядела знакомую красавицу-блондинку в летящем голубом одеянии, затканном золотом. Очевидно, ослепляющая подсветка мешала видимости и самой богини, иначе с чего бы ей начинать верещать:
  - Лихаэль Аэрдан, что за бесчинства учинил ты в храме моем?
  - Верну вопрос тебе, Гиаль, - как смела ты похитить и скрыть частицы силы моей и Шеардина в пределах своего храма? - таким равнодушным тоном, что от него кровь стыла в жилах даже у Аськи, никакого касательства к беспределу не имевшей, проронил Лихо.
  - Я? - взвизгнула явственно перетрусившая богиня и только тут заметила 'слона' - Шеара, борющегося с потрясением, гневом и искренним недоумением.
  - Ше, ты вернулся ко мне? - воскликнула Гиаль, почему-то решившая, что присутствие возлюбленного автоматически означает индульгенцию по всем эпизодам обвинения, и сделала попытку пасть на грудь Шеардина с разбегу.
  Не вышло, рассерженный шатен отступил с пути дамы и глухо промолвил:
  - Мне тоже хотелось бы знать ответ на заданный Лихаэлем вопрос: отчего наша сила была скована под покровом твоего храма?
  - Вы меня в злом умысле подозреваете? Меня? - голубые очи Гиаль заблестели от непролитой влаги, затрепетали длиннющие ресницы. - Знай же, от века симпатией моей Лихаэль Аэрдан не пользовался, рада была, когда решил он сну предаться. Но ты, Шеар! Сердце и дыхание мое, как могла бы я помыслить причинить тебе вред? Я всюду искала тебя, даже переступила через свою неприязнь и просила Лихаэля помочь разыскать тебя! - богиня драматично заломила руки, крупные слезы потекли по ее щекам. При этом, впрочем, ни нос, ни глаза не покраснели, чтобы не испортить эстетическое впечатление от картинки 'несправедливо оболганная, глубоко страдающая трепетная красавица'.
  - Из твоей силы на поляне - в храме твоем сплетен был покров сокрытия, укрывающий камни нашего могущества, в сплетении друг с другом, - указал на очевидный для него факт Лихаэль. Гиаль возмущенно приоткрыла ротик для очередного залпа оправданий.
  Поверили бы мужчины Гиаль или нет - вопрос так и остался незаданным, потому что в это время чуть успокоившийся звероморф Кий с боевым рявком прыгнул с плеч Шеардина прямо на богиню.
  Воительницей красавица не была, никакими боевыми искусствами не занималась, потому, погруженная в реализацию сценария 'страдания облыжно обвиненной Гиаль' среагировать моментально не успела.
  Острые когти Кия уцепили левый широкий рукав, прикрывающий даже пальцы богини, и располосовали его от верхней трети до низа на живописные ленточки. Впрочем, кожа Гиаль не пострадала вовсе.
  'Бронетанковая сталь! - восхищенно подумала Ася. - А если ее динамитом?'
  - Откуда у тебя этот браслет? - одним прыжком, куда стремительнее и изящнее звероморфа, Лихаэль метнулся к богине и ухватил ее за руку, выкручивая и демонстрируя вещь. Изящный зелено-голубой браслет с цветочными мотивами украшал предплечье богини. В металл были вплавлены черные и фиолетовые мелкие камушки, служившие сердцевинами цветков. Вещица была стильная, пусть и не совсем в стиле Гиаль, предпочитавшей более светлые и богатые украшения.
  Гиаль уставилась на свою руку в разорванном рукаве, на браслет. В первые секунды ее возмущенный взгляд был полон недоумения, а потом в нем, словно тряпкой протерли запотевшее стекло, проявился блеск понимания.
  - Знакомые символы, - между тем палец Лихо ткнул в завитки, которые Ася вообще считала листиками и стебельками узора. Кивнув другу, первопредок пояснил: - Это чары бесконечного сна и отъема сил для тех, на кого наведена магия браслета. Такие же были на диске под ложем твоего сна, Шеар, который я разбил ради пробуждения.
  - Мне не сказали, что эти вещи усыпят Ше, лишь ослабят древнейшего и укрепят его сон, - выпалила Гиаль, совершенно не чувствуя стыда, лишь неловкость от разоблачения. Как говорится, не то стыдно, что украл, а что попался.
  - Вот как, - тяжело уронил Шеардин с глубочайшим разочарованием в голосе.
  - Да, а потом я вообще забыла про браслет и диск, который тебе подбросила. И не вспоминала о них, - сделала попытку закосить под дурочку богиня.
  - Кто дал тебе эти предметы? - азартно спросил Лихаэль, уподобляясь гончей, готовой взять след.
  - Кто? Я... я не помню, - теперь Гиаль растерялась по-настоящему, а не играла в глупышку. Она подняла на мужчин искательный взгляд, будто надеялась, что по щелчку пальцев древнейшего и одной улыбке Шеара сбежавшие воспоминания вернутся и дружным хором попросят прощения за отлучку.
  'Любовник? Какой любовник? Ах, любовник...' - припомнила Аська бородатый анекдот о склерозной бабушке, откопавшей в потайном отделении шкафа скелет.
  Девушка созерцала разборки богов и первопредка с некоторым нетерпением. Ей все больше хотелось вставить свои пять копеек и напомнить забывчивой красавице о гейсе и обещании.
  - Про тот диск и браслет ты забыла, про мой тоже? - таки не утерпела Покрышкина и влезла в беседу, помахав в воздухе рукой с меткой цвета яркой лазури. Топтаться на периферии, пока шли разборки сильных - неплохо, но и упустить шанс на реализацию собственных планов не хотелось. Зря она что ли бешеным зайцем по мирах скакала, причуды древнейшего и даже боль терпела?
  - Браслет? - в надменном недоумении вздернула пшеничную бровку Гиаль, и тут ее словно током долбануло. Она все-таки отыскала потерянный или укрытый туманами забвения фрагмент памяти. Гордо вскинув головку, богиня приосанилась и толкнула речь. Вещала она почти с гордостью, если бы не явственная опаска по отношению к непредсказуемому Лихаэлю, мелькавшая в голосе:
  - Браслет и диск мне вручили в Храме Равновесном, потрясенные бесчинствами, что творил ты, Лихаэль Аэрдан.
  - И заодно заставили забыть о подарках, - яркие губы Лихо изогнулись в издевательской улыбке.
  - Они защищали тем самым меня, - запальчиво воскликнула богиня.
  - И себя заодно, - с откровенной усмешкой подсказал древнейший.
  - Ты нес безумие и хаос всюду, где оказывался, - разъяренной кошкой зашипела в ответ женщина. - Ты нашептывал Шеару гадости обо мне! Если бы не ты, он давно открыл бы мне свое сердце!
  - Да? - удивительно синхронно удивилась парочка мужчин и переглянулась.
  А Аська с тоской поняла: пока эта троица не закончит разборки, речь о деле не пойдет. Кажется, у них тут накипело и варево хлынуло из горшочка, точнее из чана, хорошо если не из канализационного коллектора. И так-то всех заляпает.
  - Открыл бы? - в вопросе Лихаэля, обращенном к Шеардину, звучало почти детское любопытство.
  - Я? - Шеар явно призадумался, пожал плечами, аккуратно придержав восседающего на насесте звероморфа, и выдал:
  - Прости, Гиаль, если подал тебе призрак неких ложных надежд. Ты хорошая подруга, компания твоя и Лихо отрадна, но сердце мое свободно от сильных страстей. Соглашусь, до погружения в сновидения витали странные мысли. Однако забвение в грезах смыло все наносное, оставив ясность понимания. Ты достойна того, кто оценит тебя и твои чувства сполна!
  'Короче, мужик проспался и дал бабе отставку, - перевела для себя Аська, - а до этого у него был затяжной запой'.
  - Какие интересные мысли возникают под покровом грез, - кажется, Лихаэль издевался над богиней. - И частицы Шеара, завалявшиеся у тебя, Гиаль, тут совершенно не причем.
  - Ты??? - Гиаль яростной кошкой зашипела на Лихаэля.
  - Не я! Ты сама не думала, что драконий сон спалит в драконьем огне все наносное и более не позволит накинуть сети? - переливчато рассмеялся древнейший.
  'Так, стоп! Лихо на что намекает. Вернее, вещает прямым текстом? Что Галька пыталась приворожить Шеара и обломалась? Да-а-а, дела', - Аська исподтишка покосилась на богиню.
  Ярость, стыд, возмущение искажали прекрасное лицо, лишая его большей части шарма и подтверждая проницательную догадку первопредка. Хотя, догадку ли? С этой неубиваемой заразы сталось бы, заполучив еще часть своего утраченного могущества, все узнать наверняка. Или он вообще все знал изначально и развлекался за счет обоих. Особенно, если точно понимал, что приворожить с концами Галька того, который принимает облик дракона и пережигает всякую дрянь, не сможет. Кишка тонка!
  То, что Лихаэль хочет втихую поизмываться над приятелем или, странно предположить, другом, Аська даже не рассматривала как версию. У древнейшего были очень специфические представления о том, 'что такое хорошо и что такое плохо'. По книжкам классика Маяковского первопредок точно не учился. А уж о его чувстве юмора оставалось только молчать, чтобы не материться открыто. Но врать, врать в глаза и так, он бы точно не стал, просто сказал, то, что думал.
  Итак, Лихо-то развлекался, а для Шеардина слова первопредка стали откровением. Что самое обидное, лжи он в них не почувствовал. И Гиаль не ринулась сходу опровергать версию древнейшего, доказывая свою непорочную чистоту и непричастность.
  Гнев бога утих так же внезапно, как и вспыхнул, сменившись глубочайшим разочарованием. Он скорбно покачал головой и исчез с поляны, продолжая машинально почесывать звероморфа. Галька как-то по-девчоночьи тоненько всхлипнула и прижала костяшки пальцев ко рту.
  'Полярный пушной зверек', - мрачно констатировала Покрышкина, оценивая ситуацию в целом и свои перспективы на этом фоне в частности.
  - Это все твоя вина! Будь проклят Аэрдан! - взвизгнула богиня и тоже сбежала, оставляя Лихо и Аську вдвоем.
  - А может все-таки твоя? - усмехнулся Лихаэль, давая ответ на обвинения уже пустой поляне. Или тут не имело значения, сбежала Галька визуально или нет, все равно услышит слова. Ведь это место - ее храм, а богам вроде как полагается слышать и видеть неустанно все, происходящее в таких заведениях. Должность обязывает и предоставляет возможность.
  Тишина, почти тишина - шелест листвы, возня каких-то зверьков в кустах, треньканье птичек и жужжание насекомых стали ответом древнейшему. Иных, более конкретных телеграмм буквами или цифрами не последовало.
  
  
  Глава 35. Немного о сути древнейшего
  
  - И что теперь? - растерянно выпалила Ася.
  - Шеар передумает свои мысли-обиды и с большей вероятностью предпочтет никогда более не видеть Гиаль. Он любит эксперименты с миром живым, покой души, тихую радость, и не любит напоминаний о неприятном. А Гиаль? Она вернется, - легкая улыбка пробежалась по губам Лихаэля. - Потопает ногами, разобьет какой-нибудь из своих бесценных бокалов, выплачется и вернется. Данные нами обещания, коль не сдержаны, это путы и жернова, это прорехи, через которые утекает сила.
  - Шеар твой вообще причудливый. Лишь бы были зверики подиковиннее вокруг и больше ничего не надо. А ты сам злишься на нее? Будешь мстить? Говорил же, что собираешься... - Ася припомнила, как первопредок почти между делом наказал хамоватую эльфийку и сколько раз обещал позабавиться с виновным в краже личного могущества.
  - Нет, передумал. Ей мстить скучно, наказала себя сама. Гиаль - жадная дурочка, пожелавшая уловкой обрести то, что ложью заполучить невозможно. А что до ее неприязни и проклятий... Меня невозможно проклясть смертным, практически невозможно богам. И мало кто может терпеть хоть сколько-нибудь долго, я тебе уже говорил.
  Лихо негромко рассмеялся, почти гордясь своим статусом непереносимого, и повалился на траву, живописно раскинувшись по покрову трав. Кажется, травы-подхалимки или даже сама земля прогнулись под ним, как хороший матрас.
  - Как я их всех понимаю, - прочувствованно согласилась Ася, присев на полянке и обхватив колени руками. Покрышкиной уже до смерти надоели Лихо, Гиаль и даже Шеардин-зоофил. Хотелось домой, к дядьке, в маленькую квартирку, в тишину. В то место, куда никто не ворвется и не потащит никуда против воли, где дают возможность решать самой и уважают твое мнение и право на ошибку. Раньше Аська не понимала, насколько это важно, теперь прочувствовала в полной мере на своей шкуре.
  - А почему ты уверен, что проклясть невозможно? В предыдущий раз, из-за которого ты по мирам свою силу собирал и из-под дерна здесь только что выкапывал, вроде как получилось, - сопоставила факты и назидательно уточнила Ася.
  - О, моя милая, невозможно юная человечка, Гиаль такое не под силу, и она действовала не сама. Браслет на ее запястье и диск в мире-сне Шеара - творения куда более могущественных созданий, неудовольствие которых мы чем-то вольно или невольно вызвали. Именно потому, собственно, мы ждем светозарную здесь и сейчас. Туда лучше прибыть с имеющим право на визит проводником, чем искать пути и пробиваться незваному. Путь я осилю, спору нет, но в процессе, даже если неудовольствие моими деяниями было не слишком велико, невольно увеличу его многократно.
  - Типа носорог близорук, но это не его проблема? - невольно хихикнула девушка.
  - Что-то вроде того, - рассмеялся и Лихаэль, потянувшись, каким-то чудом дотянувшись и потрепав человечку по волосам. Она даже пытаться увернуться не стала. Все равно бесполезно, так к чему нелепые телодвижения? Сидеть на полянке так удобно.
  - Долго будем ждать? - озаботилась перспективами Покрышкина, рассматривая вариант постановки палатки на храмовой полянке. Но вот чего она не собиралась делать, так это заниматься какой-нибудь другой фигней, вроде объявления голодовки. Поскольку совести у Гальки нет и ее внезапного обнаружения или зарождения из ничего не предвидится, смысла в мазохистских акциях никакого!
  - Она поймет. Скоро, возможно, очень скоро, - беспечно ответил древнейший. - Неисполненный долг тянет. Ты гейс закрыла, свидетель в том цвет браслета, и она гейс закрытым признала, пусть гласно о том не возвестила. С твоей стороны долга нет, оттого неисполненное обещание тянет сильнее.
  - Ну... ок, - пожала плечами Покрышкина мало что уяснившая из речей Лихо, кроме того, что Галька чует, что за ней должок и постарается прикрыть его, пока метафизический банк не принялся блокировать ее счета, доставляя проблемы. Значит, оставалось поверить первопредку и сделать паузу.
  - Ага... - многозначительно и одобрительно протянул Лихаэль, когда одно из деревьев сиварий, окружавших поляну, склонило ветку и дружески шлепнуло его по плечу.
  - А перевести для не ведающих древесного языка? - брякнула Аська, почему-то решившая, что первопредок не просто радуется нежданному массажу, а и в самом деле узнал нечто интересное посредством шлепка.
  - Шеар у меня, А Гиаль отправилась в рощу вне времени для раздумий, - рассеянно перевел Лихо.
  - Пошла выпить, в туалет или с собой покончила? - не поняла загадочного объяснения Аська и предложила свои рациональные версии.
  Лихо ответить с первого раза не сумел. Смеялся так, что дрожали и роняли в изобилии свои лепестки сиварии на всей поляне, а птички и зверьки предпочли затихнуть в кустах или отбежать подальше от живого стихийного бедствия. Потом все-таки подуспокоился и ответил членораздельно и даже так, что Покрышкина кое-что поняла:
  - Роща раздумий - особое место. Кхель сотворила его таковым, воплотив почти невозможное. Хеерали - деревья, способные, нет, не останавливать, таким могуществом не обладает никто, кроме Сил Времени, но ускорять его течение в пределах своего роста настолько, что быстрая река вне рощи превращается в стоячий водоем.
  - А-а-а, то есть, Галя действительно пошла к этим х... подумать так, чтобы подумать быстро, - протянула Ася, мысленно с коротким смешком сократив название деревьев до старорусской буквы, следующей за ферт, и недоверчиво поделилась своими наблюдениями: - Ты какой-то другой стал.
  - Другой? - темно-рыжая бровь Лихаэля вопросительно изогнулась.
  - Ну, когда меня к тебе перебросило несколько дней назад, ты был насквозь чокнутым кровожадным придурком, которому в голову тысяча идей кряду взбредала, и ты кидался воплощать, кажется, первую попавшуюся или показавшуюся тебе самой странной. И был готов пришибить любого, кто у тебя на пути случайно оказался и не там пукнул.
  - Я такой и есть, Ася, такой и есть, только вернувший свое могущество и память. Потому большую часть того, что вас, людей, приводит в ужас, с точки зрения полного осознания ситуации, мотивов и течений, мне скучно воплощать, - быстрая улыбка снова блеснула на губах древнейшего, и последовало жутковатое пояснение: - Я это уже делал великое множество раз многими способами. Повторяться неинтересно. Скуку я не люблю!
  - Маньяк на пенсии, блин, - пробурчала себе под нос девушка и привычно взлохматила пятерней волосы. Никогда до Лиха себе не лохматила, а тут как насморк дурную привычку подхватила, не избавиться.
  Вопрос об относительной вменяемости древнейшего так и остался нерешенным. Хотя, был ли смысл его решать силами одной конкретной человечки, если Лихаэль Аэрдан к человеческой расе вообще никак не относился и людскими мерками психиатрии на глазок не измерялся? Да и поверхностное суждение 'сверхопасная сволочь' ничем помочь не могло. Словом, размышления о точном диагнозе Лихо Покрышкина оставила, тем паче, что священная поляна снова пополнилась хозяйкой.
  Или Галя думала поразительно быстро, или время в той роще с диковинно-ругательным названием действительно шло ну очень, очень стремительно и медленно для всех вокруг, а только Ася даже отсидеть себе ничего и заскучать не успела.
  Богиня явилась на поляне-храме в чуть потускневшем сиянии и блеске. Теперь ее слепящее свечение лишь едва заметно обтекало фигуру по контуру. Эта подсветка на минималке, между прочим, выглядело куда более эффектно и сильно, чем бьющий в глаза свет. Гиаль постояла в молчании несколько секунд, нервно покусывая нижнюю губку, и спросила. В самом деле не обвинила, истеря, вымещая агрессию, а по-настоящему спросила совета у первопредка:
  - Что мне делать, древнейший?
  'Ё-мое, - вытаращилась на Гиаль девушка. - Либо там за раздумьями у Гальки лет сто прошло, не меньше, либо в роще не только время как-то по-сверхспринтерски течет, но еще и эти самые 'хеерали' что-то выделяют в атмосферу, способное оперативно вправлять поехавшую крышу'.
  - И это тоже, - ответил на невысказанные вслух размышления Покрышкиной Лихаэль. - Кхель - гениальный творец биогеоценозов.
  Конечно, сказал Лихо не это умное слово, а что-то другое, на своем языке, но Ася поняла его именно так.
  - К чему лишнее время, если его невозможно использовать разумно? - здраво подвел итог мотивам Кхель древнейший.
  - Ты мысли читаешь? - выпалила Ася то, что ее насторожило в первую очередь.
  - Уже говорил, не в том смысле, как ты разумеешь, - успокоил собеседницу Аэрдан, приподнимаясь с травы. - Быстрые вспышки твоих ярких чувств и образы приходят ко мне, поскольку мы связаны тем ритуалом, дарующим способность понимания.
  Оставив девушку соображать, напрягает ее сказанное больше или меньше прежних версий, первопредок переключился на Гиаль.
  - Что делать? - повторил Лихо вопрос богини. - Если ты пришла сюда, значит, уже знаешь ответ. Проводи девочку туда, куда обещала. Исполни данный обет. Ты ведь хотела отвести человечку в Равновесный Храм? Пойдем-ка, заодно и я кое-какие вопросы задам.
  - А Шеардин? - жалобно мяукнула богиня.
  - Он будет думать, возможно, простит. Но яркость впечатлений должна потускнеть, - просто ответил древнейший. - Не преследуй, не настаивай, дай ему время. Он привык к тебе, возможно, когда-нибудь соскучится.
  - Или нет, - понуро закончила за Лихо богиня.
  Звездочки белых цветков под ее ногами закрыли головки, разделяли печаль хозяйки, а с сиварий без усиления ветра с утроенной силой посыпались лепестки, словно закапали слезы.
  Спецэффекты были, конечно, на уровне, но Аську от такой сахарной горечи малость перекосило, и возникла мыслишка, что вряд ли всю эту ванильную 'ляпоту' тоже придумала и воплотила Кхель. Скорей уж постаралась сама Гиаль, обустраивая полянку и подстраивая ее под свой своеобразный вкус. Пожалуй, если мерить причудливость Гиаль и Лихо на весах, Покрышкина готова была отдать свой голос в пользу Аэрдана. В его древо-дворце и окрестных садах-парках было куда как комфортнее и интереснее.
  - Возможно, и не простит, - жестоко не стал спорить и утешать даму, лишившуюся привороженного поклонника, первопредок.
  - Тебе легко говорить! - неожиданно вновь вспылила Галя, доказывая, что, несмотря на размышления и некоторую адекватность, она осталась прежней Галькой с мутными тараканами в голове. - Ты никогда не любил так!
  - Легко, - вновь не стал спорить древнейший, разглядывая Гиаль, как не так давно изучал Асю в стиле 'экая забавная зверушка'.
  'Мы все для него мелкие и забавные - внезапно с убийственной ясностью осознала Покрышкина: боги ли, драконы, пони, люди, эльфы. Он настолько иной и выше, что отношение таково и остается только радоваться, что мы эту древнейшую сволочь забавляем, а не вызываем приступ агрессии и желания устроить массовый геноцид'.
  И древняя сволочь, опять считав Асины мысли и чувства, как раскрытую книгу, повернул в ее сторону голову, кивнул в знак подтверждении, да еще и подмигнул. Дескать, все так, но как только надоест - массовый геноцид классная идея, воплотим вместе, приглашу поучаствовать!
  Вернув свое внимание расстроенной Гиаль, первопредок заключил:
  - Все любят по-разному, 'так' я не любил. Но оттого и просто дать совет. Такой любви у тебя больше не будет, будет другая и будет возможность не повторить прежнего пути. Или, - Лихо как-то странно повел руками, а Ася перевела его движение, как пожатие плеч, - не допустить оплошностей, вернувшись на прежнюю дорогу. Выбирать тебе.
  - Ты думаешь, Шеар даст мне шанс? - встрепетнула ресницами красавица.
  - Отыщешь ему какую-нибудь интересную зверушку - даст, - проказливо ухмыльнулся Лихаэль.
  - Я не желаю быть приложением к зверушке, - рыкнула Гиаль, ноздри красивого носика возмущенно раздулись.
  - О том и речь, - простейшим путем привел к верной мысли богиню древнейший. - Для Шеара все и всё вокруг - приложение к занятным зверушкам, таковы его суть и призвание. Ты можешь разделить его увлечение и найти в этом отраду, или не делить. Ты знала об этом изначально, но не принимала во внимание.
  О том, что Гиаль собиралась переломить тягу Шеара к зверюшкам с помощью приворота, намертво привязавшего его к избраннице и обязавшего разделить ее мнение о 'единственно правильной жизни', Лихо промолчал. То ли достало такта, то ли счел повторение уже раз сказанного скучным. Второе, пожалуй, верней. Такт Лихо бы не узнал, даже столкнувшись к ним нос к носу.
  Неизвестно, какие мысли кипели в голове богини после этого короткого разговора, а только она снова покусала губку, яростно сверкнула на Лихаэля голубыми глазищами и проронила:
  - Отправляемся в Равновесный Храм! Сейчас!
  'Давно пора, долго ж ты собиралась', - выдохнула Ася, почесав ярко-лазурный браслет на запястье, который хоть и был родной кожей, а все равно воспринимался немножко чужеродно. Может, из-за банального предубеждения, вроде как у людей кожа должна быть цвета телесного, а всякая синева - это от лукавого. Пускай ее 'аватары' таскают в кино.
  
  
  Глава 36. Равновесный Храм: сочтено и подсчитано
  
  Гиаль приосанилась, то ли пытаясь казаться самой большой шишкой в компании, то ли таким образом придавала себе уверенности. Потом завернула рукав, обнажая браслет, полученный в Равновесном Храме для усмирения Лихаэля и Шеардина, и положила пальцы правой руки на украшение. Все подернулось серым туманом, а когда он развеялся, унося прочь легкое чувство дезориентации, реальность уже успела измениться.
  Подсознательно Ася ожидала увидеть чего-нибудь в стиле, пусть не белокаменно-златокупольном, но хотя бы готическом или античном. Ошиблась. Никакого стиля архитектурного не было вовсе.
  Трое оказались на относительно ровной, хоть и не паркетной гладкости, каменной площадке в горах серо-голубых с непривычной зеленой искрой. Причем высоко, если судить по обступившим их вершинам. Ясное небо без единого облачка свидетельствовало, что дождя в ближайшее время не планируется. На этой площадке, подвластной всем ветрам, но при этом вполне сухой и чистой, имелись только камни, камни и еще раз камни, составленные кучками в причудливые композиции. Или не кучками, а пирамидками? Короче, группы из камней различных по цвету, форме, текстуре и весу были собраны явно специально и имели весьма причудливый вид. Мало того, камни были не просто сброшены кучами абы как, или аккуратно сложены в пирамиды. Они балансировали друг на друге самым невообразимым образом, соприкасаясь боками, упираясь один в другой острием или плоской вершиной, фактически паря на ничтожно малых точках опоры. Что-то сразу вспомнились земные странные камни на тонких ледяных ножках, повисающие так по воле ветров. А эти... Аська была почти уверена, что тут поработала не природа, впрочем, назвать каменные конгломераты творениями рук человеческих Ася бы тоже не рискнула.
  Как-то не верилось, что кто-то способен нагромоздить такую массу камней так оригинально. И не поймешь сразу, основательными или нестойкими вышли эти загадочные, словно дольмены, сооружения. Вроде какие-то висели вообще исключительно на честном слове. Пальцем пихни и все раскатится с грандиозным грохотом. А может и нет, пихай, не пихай, все равно висело и висеть будет век, другой, третий, вечность спустя. Вовсе не по законам физики, а просто 'потому что!'. Но немедленно проверять свою теорию практикой Покрышкиной совершенно не хотелось.
  - Правильно, равновесие здесь связано с балансом в иных пространствах, не стоит пытаться его изменить, - прохладный голос в первый миг показался одним из множества ветров, гуляющих по площадке, и лишь потом Аська различила отдельные слова. Или они возникли прямо в голове вместе с очередным порывом ветра? Кстати, на самом деле тут в горах не чувствовалось холода, прохлада, не более того.
  - Что привело тебя сюда? - незримые и прохладные продолжили речь.
  - Простите великие, ваш дар утратил силу, - Гиаль выставила браслет 'забывчивости' вперед прежде, чем Ася раскрыла рот.
  'Так они чего, у Гальки спрашивали? Или у всех разом, только она успела ответить про свое первой?' - удивилась и одновременно озадачилась девушка.
  - Неверное суждение, богиня. Наш дар действовал, сколько мог. Ничто не вечно, исключая Творца. Покой, что принесли диск и браслет баланса в миры ныне снова под угрозой, - последовал педантичный ответ.
  Лихо хохотнул, почти взлаял, в следующий миг то ли улыбнулся, то ли оскалился, встал, широко расставив ноги и, запрокинув голову, вкрадчиво уточнил:
  - Вот как, великие? Помехой мы были?
  - Сосчитаны проступки ваши и учтены, - подтвердили незримые судьи, с какого-то перепугу взявшие на себя право решать судьбы Лихаэля и Шеардина без всякого суда в присутствии самих обвиняемых и адвоката.
  - Много насчитали? - не унимался древнейший, пока Галька смотрела на дерзкого хулителя почти с ужасом, не понимая, как можно быть таким в таком месте. Ладно хоть не упала на камни и, завернувшись в простыню, не поползла медленно в сторону кладбища. Наверное, дорогое платье пожалела.
  - Троекратно чашу вы баланса покачнули за десятилетие всего, деяниями необдуманными своими, в мирах совершенными по прихоти и развлечения ради, - наставительно объявили незримые 'продавцы полосатых палочек', у которых было все учтено и записано. - И предупреждению нашему не вняли!
  - Это когда вы зудели, мешали нам трясину организовать? - попытался наскоро припомнить Лихаэль, порывшись в ставших более упорядоченными воспоминаниях.
  В ответ многозначительно промолчали. Чего вещать, энергию по пустякам тратить, когда обвиняемый и так в курсе и провалами в памяти не страдает?
  - Шеардин редкую разновидность трехголовых водных змеек нашел, помирали они без трясины, где яйца откладывают, - пояснил Лихо не кому-нибудь, а своей человечке. - Тамошние нимфы от безделья все ручьи очистили, только что камни в них не сияли, как бриллианты. Кому красота, а кому смерть. И слушать ничего не желали, о том, чтобы хоть одно болото нужных размеров организовать.
  - С полконтинента, - меланхолично вставили блюстители порядка.
  - Змейкам простор требовался, - беспечно согласился первопредок.
  - И вы на пару устроили геноцид любительницам чистоты? - догадливо предположила девушка, успевшая познакомиться с причудливой логикой древнейшего, страстью к зверушкам у Шеара и страстью к масштабным деяниям обоих.
  - Зачем? Только недуг на них один забавный напустили. Он здоровья не портил, зато суть менял, стоило близ болота подольше задержаться, - расплылся в мстительной улыбочке Лихаэль. - Потому нимфам суждено было либо в кикимор обращаться, либо оставить край змейкам так, как он есть. Но те, кто на болоте осели, сами защитницами ему стали.
  - А нафига это тебе-то упало? Шеардин на живность больной клинически, а ты? Исключительно из любви к высокому искусству пакостей?
  - У них яйца вкусные, сама в салате утром ела, - нахально пояснил первопредок.
  - То есть только потому, что нимфы не несут яйца, ты устроил болото из благодатного края? - кажется, Ася начала понимать логику этих незримых сторонников баланса, озаботившихся благом миров настолько, чтобы усыпить парочку смутьянов и разрушителей на подольше, коль навсегда не выйдет. Ибо вечность, как только что услышала, - атрибут исключительно Творца.
  - Трехголовые змеи занятные твари, - лениво прижмурился Лихо. - Одна или кучка существуют без особого прока. Но там, где они поселяются, крепнут струны родного мира и плетения сопредельных. Не сразу, но через полтысячелетия уже можно уловить.
  - Э, так ты из-за этого все заварил? - поразилась и, кажется, не только она одна, Ася. Чтобы Лихо да кому-то доброе дело сделал! Откуда-то, так же как недавно холодком, повеяло изумлением.
  - Не-а. Я же сказал, у них яйца вкусные, а все остальное лишь побочные эффекты, - с прежней ленцой поправил невозможный первопредок, возвращая Аське мнение о себе в прежнее русло.
  Рядом кто-то незримый замер в очевидном замешательстве и осторожно отметил, выйдя на новый уровень вежливости:
  - Данных подобных нет в наших реестрах, откуда прознал ты о сем, древнейший? Опыт подобный имел в иных краях в странствиях своих?
   - Шеар в забытых списках где-то вычитал. Лжи в тех легендах не было, я истину везде чую. Вы же, раз в личном распоряжении сведений нет, в общие анналы загляните, проверьте, - небрежно отмахнулся Лихаэль.
  Последовавшая за тем пауза наполнилась не только молчанием. А еще странным ощущением отсутствия присутствия. Словно те, кто незримо были здесь, оставили только кисточку от метафорического хвоста, а сами куда-то испарились. Может, в некую незримую библиотеку, где было нечто, что писалось не на бумаге?
  - Подтверждение получили мы словам твоим, - спустя полминуты последовало следующее высказывание, когда ощущение присутствия вернулось.
  Неизвестно уж, где были эти самые создания из Равновесного Храма, а только время они потратили с пользой.
  - Скажешь, что изведение расы гельдеров тоже оправдано было высшей причиной? - осторожно продолжили расспросы незримые с едва уловимым сквознячком неловкости. Откровенного стыда за то, что на тысячи лет, не разобравшись толком, уложили почивать пару товарищей, собеседники совершенно не испытывали. Небось, это с них Галька пример брала!
  - Это, коль пожелаете, можете нарушением считать. Они меня оскорбили, - великодушно разрешил Лихаэль, по-хозяйски прохаживаясь среди камней-балансиров, тогда как Гиаль стояла на одном месте, всем своим видом выражая скромность и готовность внимать высшему гласу, что бы он ей не 'гласил', хоть смертный приговор, хоть приказ переодеться в оранжевое или полосатое. - Тем, кто клыки на меня скалит, силы на то не имея, места в мирах нет! Ярость мою они накликали. А еще я просто не люблю червяков. Больших червяков не люблю сильнее, чем мелких.
  - Червяков? - переспросила Ася, вконец запутавшаяся в действиях и мотивах первопредка. И, наверное, не она одна.
  - Гельдеры - огромные плотоядные черви, побольше тех из пустыни и пахнут еще более неприятно, - любезно просветил спутницу древнейший. - Мерзкие твари, даже Шеару не понравились, а ему вообще все всегда нравятся.
  - И ты умудрился с ними поссориться, - даже не удивилась девушка уникальным способностям древнейшего по части вызывания антипатии у созданий любой расы. Что какие-то черви, она сама, представитель хомо сапиенс, вроде как хотя бы внешне похожая на первопредка, особо яркой симпатии к нему не ощущала. Да, красив, зараза, и харизматичен невероятно, но для ощущения глубокой душевной симпатии этого не хватает.
  - Я же сказал, они меня оскорбили, - напомнил Лихаэль, поднимая несколько бесхозных (то есть не пристроенных к пирамидкам) камней с площадки и принимаясь ими жонглировать, как заправский циркач.
  - А, ну да, махнули хвостом влево, вместо маха вправо, - хмыкнула Покрышкина, не представляя, как без жестов и мимики можно послать кого-то куда-то в оскорбительном смысле этого слова.
  - Сама все знаешь, а спрашиваешь, - на полном серьезе отреагировал первопредок.
  Затем поймал все семь камней на одну ладонь, ловко составив обратную пирамидку, противоречащую законам гравитации. Хлопком одной ладони о другую испарил шесть камней, а из последнего, без специальных инструментов и красок, всего лишь при помощи пальцев, будто не камень, а глину мял, создал мерзкого на вид сине-багрового червяка. И практически насильно всучил 'подарочек' Асе. При этом сине-зеленые с фиолетовыми искрами глаза Лихо явственно горели неприятным темно-лиловым.
  - Ты чего такой загадочный, глаза устали или затемпературил? - нахмурилась Ася и машинально пощупала лоб древнейшего.
  Тот на миг широко распахнул глазищи, моргнул, а когда веки поднялись, цвет глаз вернулся к изначальному.
  Кто-то на периферии (ну не Галька же в самом деле, ей-то чего?) облегченно перевел дух. А пространство озадаченно затихло.
  Аська же, разглядывая мерзкий подарочек, который при физическом ощущении сухости камня все равно воспринимался склизким на ощупь, мысленно согласилась с древнейшим. Она решила, что о таких гадах ползучих скверного нрава плакать точно не будет. Не настолько любит природу в любом ее проявлении! Некоторые проявления этой самой любви вообще не стоят. Слишком специфические. Покосившись на замершую в шоке Галю, Покрышкина внезапно по странному наитию спросила:
  - Эй, вы сказали, что чего-то там Лихаэль с Шеаром нарушали три раза кряду за десятилетку, а сколько они чего исправляли, вы случайно не подсчитывали?
  Великую озадаченность, повисшую на каменном плато, кажется, можно было резать ножом и продавать оптом, настолько она оказалась плотной и масштабной. И вновь ощущение присутствия как будто мигнуло, чтобы, восстановившись, принести с собой отчетливый привкус смущения.
  - Все счислено и учтено, с Шеардина Терицикулиса и Лихаэля Аэрдана обвинения сняты, - торжественно провозгласило пространство. Об извинениях устных, тем паче компенсации морального и физического ущерба, впрочем, даже не заикнулось. Наверное, оные не полагались в принципе ни при каких обстоятельствах. Или сам факт признания допущенных перегибов на местах уже таковыми являлся. Громкий щелчок возвестил о том, что браслет, с помощью которого парочку нарушителей вселенского спокойствия убрали с арены масштабных деяний, раскрылся и исчез с руки богини.
  - С поручением вашим связано оказалось разлитие силы спящих в мире моем и сопредельных. Прибывшая с Лихаэлем человечка оказалась способна силу эту ощутить и от основы крепящей отделить, к владельцу отправив, - неуверенно вступила в беседу Гиаль.
  - Интересный талант, - будто рады были переключиться на другую тему, охотно согласились незримые судии. - Появился ли сей дар от уз, с древнейшим заключенным, или изначально присущ был созданию из мира технического и лишь проявлению его узы способствовали?
  Ася, хоть и оставалась на месте, почувствовала себя принудительно засунутой в рентгеновский аппарат. Не хватало для стопроцентной уверенности только знакомого гудения прибора.
  - Какой талант? Мне домой надо! - встопорщилась девушка.
  - Ты клялась доставить сию деву домой? - кажется, обитатели Равновесного Храма несколько (очень-очень сильно) удивились.
  - Я обещала доставить ее к тем, в чьей власти все миры, миры техники в том числе, - с милой улыбочкой отличницы-ябеды поправила богиня. И Ася со всей очевидностью поняла, что чертов Лихо был прав, Галька ее нае... Никаким экспрессом 'волшебный лес - мир Земля' с расторжением родственных уз человек-древнейший тут и не пахнет. То-то первопредок не спешил объявлять, что человечка его собственность и никуда он ее отпускать не намерен. Чего волну гнать, все именно так, как желает первопредок! Выцветший и исчезнувший с собственного запястья голубой браслет гейса подтвердил правильность мыслей девушки.
  - Условленное богиня исполнила, подтверждаем. Но уйти назад не сможешь ты, дитя мира технического, нити реальности сплелись вкруг твоей судьбы в иной узор, - огорошили Асю безапелляционным заявлением незримые. - С древнейшим связанные судьбы в особом полотне ткутся, нельзя эти нити в ткань миров технических возвращать, чтоб катастрофы не случилось.
  - Ты об этом знал? - игнорируя Гальку (что с лживой стервы взять?) Аська обвиняюще наставила палец на Лихо.
  - Чувствовать, не значит знать, - поправил первопредок, привычно отыгрывая легкомысленного придурка. - Я сторонюсь тех мест, где погибла магия. Мне там душно. Пройти, возможно, смог бы, но выгнул бы твой мир под себя так, что череда катастроф стала бы неминуемым итогом. Только редкие боги способны изменяться, подстраиваясь под закоснелый в своих рамках мир, в который приходят, мы же всегда поступали наоборот.
  - И Гиаль не может? - проформы ради уточнила девушка. Вдруг, она в чем-то где-то ошиблась?
  - Это не ее дар, она слабая богинька, травки-муравки - ее порог, потому и взялась опекать уже созданный мир. Может, потому и Шеардина желала к рукам прибрать. Ей трава, ему звери - вместе сила, - согласился Лихаэль, ставя точку в рассуждениях, и закон Мерфи в очередной раз оправдал свою универсальность и эффективность.
  - Какие же вы твари, - сплюнула прямо на красивые камни под ногами Аська и туда же швырнула фигурку-червяка, которую сжимала в руках. Та растрескалась и осыпалась мелким крошевом. Взметнувшийся вихрик фиолетового оттенка охватил запястье Лихо и, впитавшись в кожу, пропал.
  - Да... ценный дар, пусть и помещен в столь хрупкое вместилище, - почему-то прокомментировали этот акт вандализма незримые обитатели Равновесного Храма.
  Пока шли разборки, как-то ухитрилась исчезнуть Гиаль, бросив нечитаемый взгляд на Лихаэля, сентенцию которого о личной ничтожности выслушивала с абсолютно каменным выражением лица.
  - Мы призываем тебя к служению, девица, принятая в род Лихаэлем Аэрданом. То будет долг и дело твое, взамен же обязуемся весть о тебе в мир покинутый доставить тому, кого адресатом назовешь.
  Покрышкина стояла шокированная, вообще не понимающая ни что от нее хотят, ни что ей делать дальше, как жить и вообще. До сих пор в сумасшедшей круговерти на плаву Аську держал спасательный круг надежды: она выполнит все, что хочет Галька, вытерпит все закидоны Лихо и вернется домой. К дядьке, учебе, привычному, родному распорядку, который, конечно, порой доставал до чертей зеленых, но без которого вдруг оказалось так неприятно быть. Быть в одиночестве. В груди закололо и сжалось.
  Почему-то глаза заволокло туманной пеленой и на руку капнуло что-то теплое и мокрое.
  'Тут разве бывает дождь?' - мелькнула вялая безразличная мысль.
  - Не-а, Равновесные, мы получше все устроим, - веселый голос первопредка раздавался будто издалека, через подушку или беруши.
  - Наша забота и тебя, древнейший, касается. Покуда девица, с тобой связанная, подле тебя пребудет, о недуге своем - безумии в крови пляшущем, позабудешь! - почти оскорблено, (хотя как им удавалось вещать торжественно-равнодушным тоном и обижаться одновременно неизвестно) бросили незримые.
  - Переживу, - хищно усмехнулся Лихаэль. - А миры... как-нибудь тоже переживут, или не переживут! Одним... десятком больше-меньше - не трагедия вселенского масштаба.
  Реакции после ответной оторопи первопредок дожидаться не стал, привычно сграбастал Аську в охапку и прыгнул-шагнул с плато вниз.
  - Разобьетесь! Там защита от телепортации... была, - успела краем уха услышать Ася жалкий вяк, и скалистый мир с каменными балансирами сменился иной декорацией.
  
  
  Глава 37. Дядька
  
  Мягко шелестела, перекатываясь под легким ветерком, трава по пояс и выше, только не привычно зеленая или серая, как ковыль, а сине-зеленая. По небу неторопливыми баржами плыли пушистые оранжевые облака. Яркое рыжее солнце с крупный апельсин над головой задорно освещало новую реальность. Лихо небрежно шуганул пушистых и полосатых, как зебры-лилипуты, зверьков, вставших рядами столбиков при появлении чужаков, затем потребовал у спутницы:
  - Думай о своем мире, о своем родиче!
  - Ты же сказал, что не можешь меня домой отвести, катастрофа будет, - наморщила лоб Покрышкина. Не то чтобы это ее сильно волновало, эгоизм он такой, своя рубашка ближе к телу, но жить на обломках, оставшихся после походя устроенного Лихом Армагеддона, тоже не хотелось.
   - Точно, - подтвердил Лихаэль, срывая синюю травинку и принимаясь гонять ее из одного уголка рта в другой с фантастической скоростью без малейшего ущерба для дикции. - Зато я могу выдернуть на время кого-нибудь оттуда и вернуть обратно, без причинения вреда душе и телу. Весть о себе сама передашь, перед Равновесными в долги не влезая. Они в этом похуже созданий из плоти будут. Вечно считают себя правыми и всех иных должными их 'прАва' придерживаться, а случись кому поперек думать, сразу наказания изобретать начинают. Удивляюсь, как нынче, не думая сотню лет кряду, свою оплошку признали.
  - Ты дядьку моего можешь сюда перенести? - вычленила потрясающе-главное девушка, не пытаясь даже понять взаимоотношений абсурдного Лихаэля и загадочных Равновесных.
  - Для постоянной жизни не могу, защитной оболочки моего могущества надолго не достанет, чтобы смертного, иному миру сужденного, укрыть. Законы Мироздания не мной писаны, нарушить могу, но расплата не только по мне ударит, по объекту нарушения тоже хлестнет и смертельно.
  - А я как тогда?
  - Ты мне суждена, ритуалом судьбы призвана, - отрезал Лихо бескомпромиссно, так, что всякая охота с ним спорить пропала резко.
  - Что мне надо, чтобы с дядей поговорить? Думать о нем? - вернулась к главному для нее сейчас Ася.
  - И это тоже, я его буду твоей кровью звать, сильнее этого зова лишь зов родственных душ, - небрежно пояснил первопредок странными словами то, что казалось ему самому очевидным и не нуждающимся в детальных разъяснениях.
  Лихо сцапал Аськину левую руку и расхватил ладонь не лезвием или зубами, а, как обычно, ногтем. Взял и чиркнул. Порез в десяток сантиметров, как минимум, сразу наполнился алой влагой. Только больно совсем не было, ничуточки, будто не порезали, а нарисовали на коже линию.
  Лихо наклонился и деловито слизнул выступившую кровь, снова сжал ладонь и быстро разрисовал кожу, обмакивая с живительный источник указательный палец, странными закорючками. Во время художества Ася стояла статуей, чтобы ей случайно, увлекшись процессом, чего-нибудь не откромсали больше, чем нужно. Закончив рисование, древнейший так же легко, как ладонь девушки, разрезал собственную и щедро смешал две крови.
  - Какое имя носит твой родич? - между делом уточнил Лихаэль, словно только сейчас это стало до некоторой степени важно.
  - Иван Федорович Смирнов, - отчиталась девушка, носившая фамилию матери, взятую ею при неудачном замужестве. Думала Ася себе звучную родовую вернуть, но как представила волокиту с документами, решила остаться Покрышкиной. Дядька не возражал, он вообще на такие мелочи всегда плевать хотел. Какая разница, что у племяшки в паспорте написано, если в венах одна кровь?
  Выкрикнув названное Аськой имя, Лихаэль взял в щепоть нечто незримое и дернул, прихлопнув, будто спаял, разрезанные ладони: свою и девушки. И теперь уже сама Ася ощутила натяжение и запах - запах дядькиных папирос и едва уловимый, он никогда не пользовался парфюмерией чересчур, аромат одеколона.
  
  Он врезался в Аську. Крепкий, сухощавый мужчина с седоватым ежиком волос на голове, в старом спортивном костюме, какой обычно носил дома. Девушку обдало родным запахом. Дядька мгновенно узнал, сгреб племяшку в охапку, задвигая себе за спину, и настороженно заворчал:
  - Екарный бабай, мелкая, куда ты опять вляпалась?
  - Не виновата я, - шмыгнула носом девушка.
  - Еще скажи, он сам пришел, такой рыжий и пестроглазый, как на маскарад вырядившийся, - сканируя окружающее пространство и окидывая Лихаэля недоверчивым взглядом, процедил дядька.
  - Не сам, ему меня вытащили, потому что развлекаться хотел, - поправила Ася.
  - Вот как? - в глуховатом голосе дядьки щелкнул взводимый курок.
  - Не-не, не в этом смысле, - пока дядька не кинулся избивать древнейшего, активно замотала головой девушка, почему-то покраснев.
  Все равно же врезать хорошенько этому невозможному гаду дядька бы не смог, и вдруг бы сам пострадал? Так чего жаловаться? Тем более, что Лихо при всей своей невозможной придурошности, ее действительно не домогался. Ему, такому раскрасавцу, она, небось, вообще не девушкой, а занятной зверушкой казалась, как Шеару его шерстистые носороги или рыбки-камнееды. У Лихаэля, как поняла Аська, даже дивные эльфийки интереса мужского не вызывали. То ли успели надоесть за века, то ли вкус поменялся, и теперь древнейшему нужно было что-нибудь поэкзотичнее. Не червяки фиолетовые, конечно, но и не стандарт 90-60-90.
  - Вы похожи, - разомкнул уста Лихаэль, закончив быстрое изучение призванного родственника своей человечки. - Он тоже забавный, но без дара. Ты интереснее и фыркаешь смешно! Разговаривай, у тебя немного времени, защита будет таять. Я покуда обожду.
  Кивнув самому себе, Лихаэль прищелкнул пальцами и просто исчез или стал невидимым, проявляя абсолютно несвойственную ему тактичность.
  - Фокусы? - недоверчиво нахмурился дядька, и прищурился, изучая странную местность. Облака оранжевые, трава синяя, такого он нигде на Земле не видал, хотя много где побывать успел. Судьба его по шарику изрядно пошвыряла, оставляя на теле свои автографы. Это на лице по счастью ничего, а на груди, спине, особо на ногах изрядно расписалась.
  - Нет, дядь Вань, он и в самом деле может почти все, и точно может все, что только заблагорассудится его левой пятке, - горько вздохнула девушка. - Вот тебя в другой мир достать смог, пусть и ненадолго, а другие не смогли. Или не пожелали...
   - Докладывай, как ты докатилась до жизни такой и чем помочь, - приказал дядька, привычно потерев шею, и снова стиснул племяшку в объятиях, прижавшись на миг бритой до синевы щекой к ее щеке.
  И Аська рассказала все, как есть, чем занималась, где и с кем в последнее время ей путешествовать приходилось. Дядька слушал внимательно, про чудеса иных миров и всякие фокусы информацию сквозь себя пропускал, не зацикливаясь. Просто как фактические данные. На последней трети рассказа уже уточняющие вопросы задавал, когда в тему вписался. Прохаживался по синей траве, как по линолеуму на кухне или ковру в спальне. Под конец подытожил, озадачивая вопросом по существу:
  - Я не понял одного, он тебя не желает вернуть или не может?
  - Не хочу, - ответил голос Лихаэля откуда-то издалека, без тени стыда от прослушки, лишь спокойная деловитость. - Но даже если бы хотел и мог, смысла не вижу. Ритуал призыва поменял человечку, если ее засунуть назад, мир будет пытаться от нее избавиться. Дар пробужденный выдрать с корнями или усыпить не сможет, потому просто убьёт. И тебя рядом с ней не оставлю по той же причине. Такой ты жить в мирах, открытых для магии, не сможешь.
  - А какой смогу? - ухватился за кончик ключевого слова в ответе дядька Иван. - Я за Аську отвечаю!
  - Ты же все равно умираешь. Я плоть, принадлежащую техническим мирам, исцелить не смогу, она по другим правилам силу принимает, - голос Лиха стал задумчивым, - скорее уничтожу.
  - Дядька? - испуганно выдохнула девушка, округляя глаза.
  Иван выдохнул сквозь зубы, давя не сорвавшееся с губ ругательство. И как этот прыткий враз до всего докопаться ухитрился?
  - Сколько тебе еще осталось? Сущая малость, лет пять, - беспечно продолжил рассуждать древнейший, перестроившись на единицы изменения, привычные Аське.
  - Эта плоть негодящая, больна, потрепана, если только тебя ритуалом сути с клинком иль щитом смешать, чтоб защитой и заслоном сделать?
  - Можешь? Сделай! - не то попросил, не то потребовал Смирнов у незримого и слишком много знающего типа с не в меру трепливым языком.
  Пусть он до конца и не въехал в смысл странного предложения, но одно уяснил четко: у него есть возможность остаться рядом с племяшкой и присмотреть за ней, покуда девчонка на ноги не встанет. Именно невозможность этого и мучила бывшего, хоть бывших и не бывает, вояку Ивана, потому и сражался он со своим недугом, как со злейшим врагом, и скрывал его по мере сил от Аськи. На все был готов, только чтоб девчонка не осталась один на один с миром. И не важно, каким из миров.
  - Сделать? Почему нет? - задумчивое веселье послышалось в голосе все еще играющего в невидимку причудливого типа. - Ты кем хочешь стать щитом или клинком? С живым тебя сплавить не смогу, больно разница при внешнем сходстве велика. Только с чем-то духовно близким, а строением иным.
  - Клинком, - мгновенно, не раздумывая, отреагировал Иван. Выпалил на чистом инстинкте, как падал вниз за долю секунды до выстрела или бил в цель навскидку, не высматривая врага.
  - Что ж, ты выбрал, - выдохнул Лихаэль Аэрдан, и перед Смирновым возник клинок. Не эльфийский, легкий и изящный, на какие Покрышкина успела насмотреться на приеме у местного короля, то есть Владыки Леса. Даже на кое-где развешанные по стенам и укрепленные на стойках для антуража в древо-дворце первопредка 'режики' этот был совсем не похож. Не длинный и не короткий, от кончиков пальца до Аськиного локтя, шириной в два пальца, не блестящий и не благородно черненый. Он весь был почти невзрачным, серым. Не серебряный и не стальной, просто серый, как пепел. Рукоять без гарды, тоже серая, в обмотке из кожаных ремешков.
  - Нравится? - испытующе и в то же время искушающе вопросил Лихаэль.
  Дядька взял оружие в руку, крутанул в пальцах вертушку и признал:
  - Да, славный. Сплав незнакомый, оттенком на пепел похож.
  - И с именем угадал, - в голосе Лихо послышалось явное самодовольное одобрение, может даже не столько дядьке, сколько своему удачному выбору.
  Иван, разглядывая клинок, аккуратно пощупал острие кончиком пальца и выругался, глубоко расхватив кожу. Если не до кости, то до мяса точно.
  - Отлично, - неизвестно почему развеселился древнейший. - Свою кровь ты ему уже подарил добровольно.
  - Дядька! - охнула Аська, вытаскивая из кармана платок.
  - Не стоит, пусть течет, так надо, - строго указал Лихаэль, и больше девушка первопредка не слышала, зато совершенно точно слышал дядька. Он задумчиво кивал, словно получал инструкции, потом свободной рукой сгреб племяшку в охапку, крепко стиснул, чмокнул в макушку и шепнул:
  - До встречи, малая! Если этот не сбрехал, прямо сейчас и увидимся!
  А потом дядька выпустил Аську из объятий и отшагнул в сторону. Лихаэль то ли заорал, то ли запел нечто свершено непонятное, прям чистый вокализ, от которого пошел искрами и затрещал воздух, или вовсе сама ткань реальности. Дядька прижал серый клинок к груди. Вспыхнул серый свет или то было серое пламя, оставившее на сетчатке светло-серые пляшущие круги. В правую руку ткнулось что-то чуть шершавое и очень удобное для того, чтобы стиснуть в ладони.
  Зрение вернулось почти сразу, и Ася увидела, что сжимает в руке тот самый клинок.
  - Ну... снова привет, что ли, малая, - знакомый дядькин голос раздался прямо в ее голове, при этом создавалось отчетливое впечатление, что исходит он от серого лезвия.
  - Дядька... - растерянно выдохнула Покрышкина. - Привет.
  - А неплохо получилось! - веселый голос первопредка зазвучал за плечом девушка.
  Аська резко развернулась, впиваясь глазами в Лихо. Хотелось орать, истерить, плакать и, наверное, чуточку, самую малость, поблагодарить. Своим совершенно сумасшедшим способом Лихо спас дядьку от смерти и оставил его рядом с племяшкой.
  - Ножен для клинка не нужно, оставь у пояса, он сам займет свое место, - прокомментировал первопредок Аськину оторопь, то ли неправильно истолковав ее, то ли истолковав именно так намеренно.
  Ася растерянно выполнила инструкцию. Серый клинок повис у левого бедра и замерцал, становясь едва различимым. Оружие словно оказалось одновременно и здесь, и там, а Лихо со смешком пояснил:
  - Лишь твоя рука его взять сможет, лишь ты ощутишь клинок. На кровь твою он завязан. Покуда срок воспользоваться не придет, увидишь лишь ты.
  Древнейший секунду помолчал, а потом предложил:
  - Хочешь попробовать на какой-нибудь тварюшке из местных?
  - Нет, - замотала головой Ася, шатнувшись от кровожадного первопредка и тут же замерла, пристально вглядываясь в него. Кажется, Лихо нарочно пытался ее шокировать, чтобы отвести внимание от своего собственного состояния.
  Лихаэль был почти таким же бело-серым, как металл нового клинка, слившегося с сознанием и, наверное, телом дядьки Ивана. Древнейший стоял якобы небрежно, но создавалось впечатление, что ткни кончиком мизинца- рухнет.
  - Ты чего с собой сделал? - зашипела девушка, напускаясь на первопредка.
  - Заметила... - скривил тот почему-то не яркие, как спелая ягода, а бледно-розовые губы. - Сила и память, что ко мне вернулись, должны с телом слиться, стать частью целого, а не приращенными на живую нитку кусками. Поспешил я с ритуалом, но, если бы сейчас твоего дядьку отпустил, второй раз мог не дозваться. Потоки времени, реальности, воли миров сплетаются прихотливо и не любят повторений.
  - Тебе домой надо, отлежаться. Дойти сможешь или лучше прямо тут лечь? - растерянно спросила Аська. Не привыкла она видеть невозможного и всесильного спутника слабым. Это выбивало из колеи.
  - Туда уйти смогу, Лес сам проведет, стоит только позвать, - апатично, в пику обыкновенному своему бешеному энтузиазму, согласился Лихаэль и полуприкрыл глаза.
  - Держись за него, - скомандовал Аське дядька. Она едва успела коснуться рукава древнейшего, прежде чем их обоих смыло приливной волной листвяного шума и мягко приземлило прямо на травяной ковер перед древо-дворцом.
  Ася открыла рот, чтобы спросить, и закрыла его, потому что спрашивать было не у кого. Лихаэль уже спал, раскинувшись на травке с привычно-изящной грацией. Впрочем, валяться, как мешок картошки, что бы ни случилось, он точно не смог бы по определению. Не та суть, не та порода.
  - Так, малая, его в дом надо снести, кликни кого-нибудь. Мало ли кто глазастый и недобрый приметит, не хорошо, - скомандовал дядька.
  - Ага, - девушка подошла к дому и, положив ладошку на стену, осторожно попросила: - Пожалуйста, отнесите Лихаэля в его спальню.
  Чувствовала себя при этом Ася слегка ненормальной, разговаривающей с пустым местом. С другой стороны, она только что говорила с дядькой, который стал то ли мечом, то ли кинжалом. А еще раньше вообще общалась с какими-то незримыми любителями неустойчивых композиций из булыжников. Да и не одна общалась, а на троих с Гиаль и древнейшим без добавления горячительных напитков внутрь. В общем, можно сказать, опыт в съезжании крыши у нее кое-какой имелся, да еще разнообразный: единоличный и групповой. Так что постулат из анекдота 'Если ты говоришь с богом - это молитва, а если он тебе отвечает - это уже шиза', был к жизни настоящей неприменим категорически. Тут, как показала практика, много кто мог ответить.
  Аська скрестила пальчики и понадеялась, что метод просьбы в пространство сработает. Потому что волочить на себе даже не очень тяжелого Лихо на второй этаж древесных хором Покрышкиной не улыбалось. И вообще, не должны девушки мужиков посторонних таскать, даже если эти самые мужики каким-то идиотским ритуалом теперь в родственниках прописаны.
  Обращение о перемещении сработало практически незамедлительно! Незримые помощники подхватили Лихо и не понесли его на весу, а просто телепортировали по указанному девушкой адресу. Вот Лихаэль лежит на полянке, а вот уже его нет, только травинки выпрямляются, лишившись тяжести.
  - Знаешь чего, малая, ты тоже в дом иди, поищем место, куда ты меня пристроишь, - откашлявшись, продолжил объяснять ситуацию дядька Иван. Голос его, поначалу лишь нарочито уверенный, с каждым словом звучал все тверже, наливаясь прежней силой. - Все время я торчать рядом не буду, ты уж, считай, взрослая и не только по паспорту. Своим умом жить должна. А я так, на крайний случай. Позовешь, сразу в руке окажусь и чем могу, помогу. Ну и как соскучишься, поговорить захочешь, зайдешь. Правила таковы, этот разноцветный сказал, чтоб нам с тобой не срастись накрепко, обоим навредив непоправимо. Поняла?
  - Хорошо, дядька, - согласилась девушка, принимая разумность речи родственника, хоть и не соображая, когда это Лихаэль все успел ему наговорить. Не за те же несколько секунд, что они общались без слов? Или Лихо время растягивать и сам умеет, как ему заблагорассудиться, без всяких редких растений на букву 'х'?
  Но, что бы не учинил древнейший, на сей раз он, похоже, все сделал так, как надо, а не так, как ему казалось самым веселым, то есть самым переворачивающим с ног на голову и выбивающим из колеи образом.
  Поднималась по лестнице Аська в растрепанных чувствах: все будущее оказалось подвешено в воздухе, с дядькой получилось странно, вверх тормашками, как и вся ее жизнь в последнее сумасшедшее время. Но, с другой стороны, а вернись она каким-нибудь очередным чудом и заживи прежней жизнью, лучше ли бы все обернулось? Дядька Иван, самый родной ей человек, мучился бы, скрывая от племяшки недуг, а потом она бы снова осталась одна в целом мире внезапно, окончательно и бесповоротно.
  Всех мальчишек, парней, ребят с которыми вместе училась и поддерживала приятельские отношения, что в школе, что в универе, Аська никак не могла представить рядом с собой. Не то, что навсегда, а даже на хоть сколько-нибудь длительное время. Не получалось и все. Они казались ей такими глупыми и ненадежными. В кино сходить - весело, по жизни вместе идти - ни за что! Но может, это только пока, а когда пришел бы срок все поменялось? Девушка не была уверена.
  
  Движение по древо-дворцу вышло занимательным: дядька то просил ее притормозить и явно что-то изучал и разглядывал, не имея в новой форме глаз, тогда как она своими человеческими двумя видела исключительно красивую (как и все во дворце) стенку или сплетение листьев. То неспешное движение возобновлялось, чтобы в итоге окончиться в коридоре рядом с Аськиной спаленкой.
  - Вот! Тут на стенке пара сучков-выступов, как под полочку сделанных, видишь на уровне груди? На них положи, - велел дядька Иван, и Ася выполнила просьбу. Прилаживая оружие, Покрышкина услышала привычное свершенно земное ЦУ: - Все, теперь иди, отдохни и поешь, опять, небось, забыла.
  Почему-то именно эти слова почти окончательно примирили девушка с новым состоянием дядьки. Хотя, конечно, она бы не отказалась хоть иногда ткнуться носом в его щеку и почувствовать похлопывание широкой ладонью по спине.
  - Пока не получится, но как с новой формой сживусь, разноцветный гарантировал, что и это, как его, ёкарный бабай, плотную эфирную форму время от времени ненадолго принимать смогу. И услышимся и увидимся, племяшка! - пообещал дядька, и Аська окончательно успокоилась. Слово свое дядька держал всегда крепко. Потому может и раздражали сверстники сильнее обычного, врущие напропалую, ведущие себя как полные хозяева слова 'захотел, дал, захотел, взял, да еще и забыл сказать, что назад взял'.
  
  
  Глава 38. Странные предложения
  
  Успокоилась девушка настолько, что даже двинулась в комнату, где незримые помощники на общий стол накрывали. Шла с заходом в спальню Лихо. Вдруг ему все-таки какая-то помощь нужна? Он же, бешеный, не признается, пока совсем не припрет, и не факт, что признается, если припрет.
  В проеме у занавески, колышущейся от неизвестно откуда взявшегося в доме приятного ветерка (магический кондиционер?), стоял Шеардин со звероморфом на руках. Выглядел бог странно потерянным и чуть печальным.
  Заметив Аську, в кои-то веки, обратился к ней с прямым вопросом, чуть нахмурив ровные, будто расчесанные стилистом брови:
   Лихаэль занемог?
  - Дурью он занемог, - проворчала девушка, убедившись в том, насколько безмятежно дрыхнет древнейший. На его совсем белые еще с полчаса назад щеки уже вернулся первый призрак румянца. Волосы уже не казались тусклой соломой, а снова просверкивали оттенками заката. Живучий предтеча восстанавливался на глазах и вовсе не собирался помирать или снова погружаться в сон длиною в тысячи лет. - Перенапрягся чуть-чуть, поспит, отдохнет и снова вскочит, чтобы втравить нас в очередную авантюру.
  - На него похоже, - согласился враз успокоившийся бог. А чего переживать, если не дергается человечка, связанная с Аэрданом нерасторжимыми узами? - Я хотел его просить об услуге. Мне пора отправиться в путь, Лихаэль мог бы помочь с направлением.
  - Выспится, поможет, - беспечно пообещала девушка, не ведая о том, что и ее слова в силу родства отныне имеют силу, не столь, конечно, великую, как у богов и древнейшего, но все же. - Пойдем пока поедим. Или ты уже обедал?
  - Нет. Кий не прочь перекусить, - обдумав предложение, любезно согласился Шеардин, привычно поглаживая млеющего звероморфа. И, легко развернувшись, покинул спящего друга. Кий по дороге ухитрился, не слезая с рук нового друга по-приятельски боднуть девушку в плечо и ласково мурлыкнуть. Дивное создание было совершенно счастливо! И Покрышкина простила зверьку его выбор.
   Слова Аськи оказались пророческими. Сотрапезники не успели добраться и до третьей перемены блюд, как рядом возник чуть взлохмаченный, но на вид совершенно здоровый древнейший, бодрый и активный, как эталонный рекламный кот после пакетика элитного корма.
  Нагло уведя с тарелки у девушки надкусанную румяную котлетку, рецепт которой, скорее всего, из ее памяти каким-то образом вытянули незримые помощники, Лихаэль приземлился в свободное кресло. Он принялся жевать, одобрительно урча. Рядом с правой рукой древнейшего, не дожидаясь приказа, появилось блюдо с точно такими же котлетками и еще несколько пиал с различными то ли салатами, то ли с предпочитаемой первопредком чистой травой. В отсутствие характерной земной заправки майонезом, определить без дегустации, где салат, а где влажная от росы трава, у Аськи не получалось. Бокал наполнился чем-то явно ягодным, но, судя по запаху, без примеси алкоголя.
  'И это правильно, - одобрительно подумала Ася, которой тоже положили на тарелку котлетку вместо спионеренной древнейшим. - Он и так буйный, незачем со стимуляторами эксперименты ставить. Тут невинных жертв многовато!'
  Пока Лихаэль не насытился, а в этот раз он не играл в 'разложи медленно, эстетично, немыслимо-изящным узором', а вполне себе по-мужски жрал, пусть и не чавкал, Шеардин не промолвил ни слова. Но как только древнейший оттолкнул от себя пустую тарелку, промолвил:
  - Я хотел просить тебя.
  Лихо лишь вздернул вверх бровь, демонстрируя внимание.
  - Подскажи, как мне найти Кхель? Я хотел бы побеседовать с ней о творении жизни и причудливости живого.
  - Подсказки не помогут, Кхель не любит незваных гостей и скрывает свои края, - проронил в раздумье первопредок, с прищуром взирая на бога. Что именно прочел на лице Шеардина древнейший, осталось для Аськи тайной, однако ж, вероятно, там нашлось нечто важное и достойное решения.
  Лихаэль вскочил и предложил:
  - Пойдем, я отведу тебя к ней. А уж что будет дальше, от тебя зависит.
  Рассыпаться в благодарностях Шеар не стал, может, спешил, может, они опять пообщались с Лихо на каком-нибудь недоступном простым смертным уровне.
  Древнейший лишь варварски взлохматил волосы девушки и провозгласил:
  - Не скучай, я быстро!
  Он исчез из комнаты вместе с другом и звероморфом Кием без малейших спецэффектов.
  - И не думала... в смысле скучать, - насмешливо фыркнула Аська, отвечая уже пустому месту.
   Прихватив со стола вазочку с чем-то похожим на мороженое, взбитые сливки и нежный крем с ягодами одновременно, девушка отправилась в любимую беседку. Раз уж удалось спровадить буйного Лихаэля на прогулку, Ася рассчитывала банально отдохнуть в одиночестве, которого ей жуть как не хватало. Вкусняшки на лоне природы в умиротворенном одиночестве - порой именно этого не достает человеку для достижения истинного релакса! А вовсе не рюмки горячительного! Это хорошо с морозца под сало и щи.
   Покрышкина умиротворённо вздохнула, отправляя в рот ложечку лакомства. Прикрыла глаза, смакуя вкус и слушая мелодичный пересвист птиц. Нет, правда, здорово, почти так же хорошо, как мясные чипсы под сладкую газировку с фоном кассеты 'шум океана'. И на эту воздушно-диетическую вкусняшку даже дядька не стал бы неодобрительно хмыкать. Нет, он не запрещал, просто не понимал. Хотя, когда Аська поминала ему обожаемые помидоры с сахаром, делал непонимающую физиономию. 'Дескать, а в этом чего такого неправильного? Вкусный и здоровый продукт! Овощи опять-же!'
  'Кхм', - даже этот кашляющий звук звучал, как музыка, однозначно указывая на расу нарушителя состояния незамутненного кайфа - эльф! Эльф - обломщик!
  'Блин-оладья, чего этому недотонувшему любителю жестких отношений опять упало?' - Ася лениво приоткрыла один глаз и вопросительно глянула на Визардэля, не вставая с мягкого мха скамьи.
  - Светлых дорог, айя! Смею ли я надеяться, что Лес угадал, Лихаэля Аэрдана ныне в пределах мира не числится? - вежливо уточнил эльфик, занавесив лицо длинными волосами и розовея ушами и скулами от волнения.
  - Ушел по делам, - сварливо пояснила девушка, понимая, что отдых в одиночестве накрылся медным тазом с адским грохотом. - Передать чего или записку оставишь?
  - Нет-нет, айя, речи мои лишь тебе назначены и лишь тебе решать, как ими распорядиться, - взволнованно подергивая ушами, выдал Визардэль.
  'О как. И чего приперся?' - озадачилась Аська, машинально подчищая лакомое содержимое вазочки под взглядом все сильнее розовеющего ланитами юноши. Уши так и вовсе стали ядрено-розовыми.
  - Помнится, высказывала ты сожаления о докучливой компании эй-ороля Лихаэля, - выпалил эльф.
  Ася промолчала, ожидая продолжения речи. Говорить она такое, понятное дело, говорила. Кто бы не сказал, пообщавшись с Лихо хоть пять минут или понаблюдав его выходки? Но ведь это все было только пустым трепом. Ритуал ее крепко к древнейшему привязал и дороги домой отрезал. Об этом все вокруг твердили.
  - Светозарная в великой милости своей нашла способ, - торопливо выпалил Визардэль, будто боялся, что ему сейчас рот кляпом заткнут или толпа свидетелей переговоров нагрянет.
  - Домой меня вернуть? - не поверила ушам своим Аська и правильно сделала, потому что эльф продолжил:
  - Не все камни дремы были уложены на той поляне, где сновидениями наслаждался первопредок.
  'Вот ведь стерва хитропопая! Быстро прознала, что Лихо Шеардина к другой бабе знакомиться повел, и решила хоть как-то его укусить. Эльмиавера поручением грузить не стала. У дедушки есть мозги и честь, а вот мальчика подрядила', - даже не удивилась Аська, но все же решила выслушать предложение полностью. Интересно же, чего богинька задумала и какую роль все всем этом ей отвела.
  - И? - сыграла под дурочку Покрышкина, даже ресничками хлопнула. - Какое мне-то дело до ее редкой заначки?
  - Я в силах передать тебе драгоценные камни, дабы ты принесла их в жилище древнейшего. Этого достанет. Когда Аэрдан вознамерится преклонить голову для отдохновения, его одолеет неминучий сон, скрепленный великой силой камней, что дарованы были Светозарной силами высокими, чье прозвание...
  - Нет, - резко оборвала девушка витиеватое кружево речей сопливого эльфика. Выходит, и лиловые камешки для сна, пусть даже подбрасывал их ныне покойный мститель Сандэвар, тоже Равновесные готовили для пущей надежности, и через Гальку исполнителю подбрасывали. Привычно взлохматив свою прическу, Аська закончила: - И иди-ка ты со своими предложениями подальше и больше сюда не суйся. Здесь тебе, мальчик, не рады. Совсем!
  - Но ты же сама... - попытался было что-то жалко вякнуть в спину Аськи юноша, но голос его был почти сразу заглушен стеной колюче-цветущего высокого кустарника, как-то вдруг проросшего во владениях первопредка. И стенка эта, судя по болезненному ойканью, не только кололась, а еще и имела функцию передвижения вкупе с самонаведением. Остроухого парня, не разобравшегося в мотивах и подводных течениях отношений, банально выпирали за границу разрешенной территории чужих владений. Жаль модернизированным кляпом не обеспечили, хотя, подвизгивал он зачетно! Так вот ты какая - музыка боли!
  А Ася шла к древо-дворцу, особо по сторонам не глазея, и думала, что причудливая парочка - Шеар и Лихо - точно мозги набекрень даже ей своим обществом свернула. Она теперь на их выходки совсем по-другому смотрит. Не как на глупое сумасбродство сильных, а как на деяния тех, кто, походя, делает то, что считает правильным и нужным не для себя, а для тех, кого встречает на своем пути. И пусть это выглядит со стороны дико, по-дурацки, неправильно или даже страшно, но в итоге отказывается именно тем, что нужнее всего.
  - Ты странная. Почему отказалась? - с любопытством шепнул вездесущий и уже успевший вернуться Лихо, пристраиваясь рядом с девушкой. - Неужто пожалела?
  - Жалость? - искренне удивилась Аська такому предположению, даже шагать перестала, чуть не споткнувшись. - К тебе??? Нет, конечно. Просто... неправильно это все. Ты, конечно, пакость еще та, но так поступать нельзя. Подло это!
  - Хм... - приподнял бровь первопредок, озадаченный парадоксальным поступком человечки. Будто он единственный имел монополию на странные деяния.
  - Не понимаешь? А и не надо, спишем на загадочную русскую душу и женскую логику по совокупности, - махнула рукой Покрышкина, закрывая вопрос. - Отвел любителя страшных зверушек к любительнице причудливой травы?
  - Отвел, - с невольным смешком над формулировкой согласился Лихаэль. - Они схожи в любви к тишине, манере решений и тяге к экспериментам. Думаю, в скором времени стоит ждать несколько очень интересных миров. Обязательно схожу посмотреть!
  - Даже не удивлена, - согласилась девушка с решением первопредка и потребовала ответа на другой вопрос, который потянулся от размышлений о правильности, тысячелетнем сне и словах, сказанных в Равновесном Храме. - Скажи-ка, что эти незримые перестраховщики про безумие талдычили.
  Лихо неопределенно повел плечами. Покосился на упрямо нахмурившуюся девушку и откровенно пояснил без смущения или обиды:
  - Безумие пляшет в крови древнейших, оно было изначальной присущей нам чертой от мига сотворения. Думаю, только благодаря толике безумия мы получили способность жить долго, не сходя с ума окончательно. Оно, изменяя нас, помогает принимать изменения, неизбежно затрагивающие мироздание. Но порой поднимается приливная волна и сносит разум, превращая нас в слепые орудия разрушения. Приходит срок, она отступает, и через некоторое время, века ли, тысячи лет, все повторяется. Можно бороться, можно сдаться манящей песне сумасшествия. Я поступал по-всякому, так, как мне хотелось и нравилось. Но Равновесные правы. Сходить с ума тогда, когда мне того воистину хочется - это одно, а ощущать надвигающееся безумие против воли - совсем иное. Сейчас ты легко утишаешь мой гнев. Если узы, связавшие нас с тобой, станут средством и залогом сохранения рассудка - я буду, пожалуй, рад.
  'Если сейчас он в здравом уме и твердой памяти, то видеть его рехнувшимся мне совершенно не хочется! - твердо решила для себя Покрышкина, прибавив: - И, кажется, этим Равновесным тоже не охота. Потому они так и вцепились в наш тандем. Хоть какой-то контроль за состоянием этого бесконтрольного отморозка.'
  Все впереди казалось пока смутным, но, кажется, ощущение безнадежной загнанности начало отступать. Рядом с Лихо почему-то вообще не получалось долго дуться, грустить и тосковать. Слишком буйно била ключом и бурлила вокруг него жизнь. А что попадала по головам окружающим, так такова была суть древнейшего, которая Аську равно бесила и, чего уж греха таить, восхищала.
  - Что делать-то теперь будем? Гиаль же не отстанет, пока не отыграется, - нахмурилась девушка, совсем не горевшая желанием получить удар в спину или подножку.
  - О, - сине-зеленые с фиолетовыми искрами глаза древнейшего загорелись предвкушением: - У меня есть превосходная идея!
  - Что-то я напрягаюсь, - поморщилась от столь рьяного энтузиазма девушка. - Ну излагай!
  
  
  Дорогие читатели, продолжение традиционно будет выкладываться по понедельникам и четвергам. За ловлю блох неизменно благодарна!
  
  
  
Оценка: 9.01*23  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"