Фирсанова Юлия Алексеевна: другие произведения.

Апп, или Место для чуда!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.16*72  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хорошо пророкам: сиди, мечтай, пророчества изрекай. Здорово летописцам - знай себе свитки пиши за столом, и только блюстители пророчеств вечно бегом: то на тренировки, то с зудом приключений по зову жребия в Зал Порталов. Не поверите, в столовую заглянуть некогда! Мастера-педагоги наседают с занятиями многотрудными и странными откровениями. В душах пускаются в буйный рост побеги истинных чувств, становится яснее будущий путь команды блюстителей. Пророчества, как обычно, обещают нелегкий год для эльфа Стефаля, человеческой девушки Яны Донской, дракона Машьелиса и тролля Хага. Порой кажется, спасти друзей может лишь чудо. А где же ему еще случаться, как не в Академии Пророчеств и Предсказаний?! ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 16-10-2017 Тапкам, выловленным блохам и комментам всегда рада, это здорово помогает в работе и вдохновляет!
    Книга вышла в издательстве АЛЬФА-КНИГА 09.10.2017г (серия "Юмористическая фантастика").
    книгу можно купить вЛАБИРИНТЕ

  АПП, или Место для чуда!
  ФИРСАНОВА ЮЛИЯ
  
  Хорошо пророкам: сиди, мечтай, пророчества изрекай. Здорово летописцам - знай себе свитки пиши за столом, и только блюстители пророчеств вечно бегом: то на тренировки, то с зудом приключений по зову жребия в Зал Порталов. Не поверите, в столовую заглянуть некогда!
  Мастера-педагоги наседают с занятиями многотрудными и странными откровениями. В душах пускаются в буйный рост побеги истинных чувств, становится яснее будущий путь команды блюстителей. Пророчества, как обычно, обещают нелегкий год для эльфа Стефаля, человеческой девушки Яны Донской, дракона Машьелиса и тролля Хага. Порой кажется, спасти друзей может лишь чудо. А где же ему еще случаться, как не в Академии Пророчеств и Предсказаний?!
  
  
  ОГЛАВЛЕНИЕ:
  Пролог. Возвращение в АПП
   Глава 1. Пикник - дубль два, или туманные вопросы на засыпку
   Глава 2. Как стать настоящим студентом
   Глава 3. Опять двадцать пять
   Глава 4. О последствиях благих порывов
   Глава 5. Помощь дэора
   Глава 6. Деликатесные страданья
   Глава 7. Артефакты и шутки
  
   последний кусочек
  
  
  Пролог. Возвращение в АПП
  
  Каникулы - есть в этом слове из восьми букв волшебство, способное пробудить радостные воспоминания у любого: от школьника до убеленного сединами старца, если он хоть однажды изведал сладость отдыха от учебы. А вот магия иных звуков, складывающихся в сочетание 'начало семестра', более противоречива. Кто-то воет волком от перспективы вновь трепыхаться в океане учебной программы, кто-то обреченно вздыхает, но есть и маньяки, радостно предвкушающие грядущие занятия.
   Янка ни к одному из перечисленных типов студентов не относилась. Пусть дома после рождения крохотной сестренки Алины (Димка Донской у папы опять не получился!) было очень и очень здорово, но девушка ужасно соскучилась по друзьям и напарникам. Также ей очень хотелось увидеть однокурсников, даже вечно недовольную жизнью вампиршу Ириаль и капризного сирена Пита Цицелира.
  В этот раз, как обычно, декан явился для транспортировки студентки в последний день каникул. Яна, в отличие от всей семьи, дружно растящей младенца на дачных просторах, уже ждала мастера Гадерикалинероса с сумками припасов, сложенными бабулей. Потому сначала Гад забросил девушку в общежитие, где они оставили багаж и по-быстрому отсчитали деканские банки с земляничным вареньем, а уж потом перенес землянку на площадь. Там уже привычно толпились студенты, жаждущие зрелищ - последних студентов АПП и эффектного явления Арки Выбора. Охотники до хлеба отирались совсем в другой стороне территории - у столовой. Силком на площадь перед Башней Судеб в последний день каникул никто никого не волок, но так уж сложилось, что почти все учащиеся собирались здесь по негласной традиции: и на волшебство поглазеть, и с друзьями-знакомыми повидаться-пообщаться после каникул.
  - Донская! - вопль, потрясший, казалось, сами основы Мироздания, оглушил Яну, едва она оказалась с деканом на Площади Выбора. Медвежьи объятия стиснули девушку до хруста. Гад только коварно ухмыльнулся и исчез в очередном облаке серой пыли, оставляя жертву на растерзание оборотню.
  - Уф, ясного дня, Авзугар, - жалобно пискнула выпущенная из тисков медведя студентка. - Я тебя тоже рада видеть, но не до перелома ребер. И вас, ребята!
  Рядом с бугаем радостно заулыбались, приветствуя девушку, его низкорослые напарники - староста курса гоблин Кайрай и пещерница Тита.
  - Извини, чуток не рассчитал, - белозубо, или скорее белоклыко осклабился однокурсник. - Я чего тебя искал-то, мы после площади все собирались на пикничок. За мной еще с прошлого года должок остался.
  - Так ты же пару раз устраивал нам шашлыки?! - удивилась Янка странным долгам.
  - Творец троицу любит! - поразил землянку желтоглазый горец-оборотень вариантом старой поговорки. - Так что все идем мясо жарить, вино пить, гулять, отдыхать, а учиться завтра будем! Ясно, да?!
  - Ясно, - покорно согласилась девушка, мысленно облизнувшись при упоминании мяса, знатоком готовки которого в походных условиях был оборотень-медведь. После того, как Авзугар прекратил попытки сосватать ее за кого-нибудь из своих родственников, общалась девушка с ним с искренним удовольствием. - А вы моих напарников не видели?
  - Вей-хо, как не видел? Видел! - провозгласил собеседник.
  Перебивая напарника, пещерница вставила под согласный писк Кайрая:
  - С утра в Лапе виделись, скоро, небось, на площадь придут, коль уже не здесь!
  Проверяя гипотезу, Авзугар трубно заорал, запросто перекрывая шум громкоголосой толпы:
  - Лис! Хаг! Где вы там? Ходу к Янке!
  Ледокол для бурного моря студентов из тролля Фагарда Хагорсона получился великолепный. Под напором массивной и твердой, как камень, туши расступались все, кто не хотел упасть. Худощавый, если не сказать тощий, Машьелис о Либеларо из породы крайтарских радужных драконов с удобством следовал в кильватере.
  Впрочем, это в прошлом году Лис был худеньким пацаном, способным с удобством спрятаться за шваброй. Сейчас Янка только в изумлении головой покачала. Напарник вырос почти на голову, раздался в плечах, он уже не казался тощим, только высоким и гибким, а еще юноша сменил прическу. Мелкие светлые кудряшки, делавшие его похожим на барашка, превратились в длинные локоны, небрежно увязанные в высокий хвост. Словом, Машьелис внешне повзрослел настолько ощутимо, будто не на несколько циклад с друзьями расставался, а не меньше, чем на несколько лет.
  - Привет, ребята! - радостно улыбающаяся Янка была сграбастана напарниками в объятия. - Хаг! Лис! Ух, как ты вымахал-то, балбес! Настоящая сухота девичья, а не парень!
  - Так, я не понял! Сухота или балбес? - сразу шутливо возмутился дракон, притискивая девушку к себе. Довольная улыбка нарисовалась на физиономии Лиса, когда тот с удовольствием отметил, что перерос Янку на пяток сантиметров.
  За напарницу ответил веселящийся Хаг:
  - Одно другому не мешает! Сухота - это внешний признак, а балбес внутренний и постоянный. Как был ты балбесом, мой друг, так и остался.
  Слушая беседу друзей, громко заржал Авзугар, будто решил переквалифицироваться с медведя-оборотня в кентавра или лошадь. Кайрай, исполняя роль гласа разума, шикнул на шутников, вернее, пискнул:
  - Тихо вы, сейчас Арка Выбора засияет!
  Обиженно запыхтевшая сплетница Тита поскорее, пока гоблин не выдал всей информации, затараторила:
  - Одного студента в АПП до сегодняшнего утра не хватало, он с полчаса как в ворота сегодня прошел.
  - И кто этот счастливчик? - навострил уши Машьелис.
  - Я не успела разглядеть, - обиженно шмыгнула носом пещерница, досадуя на невысокий рост, ставший помехой в сборе сплетен. За каникулы она ничуть не выросла, впрочем, по меркам своего народа Елбаст и так считалась высокой, видной девицей. Зато немного сменила прическу, Локоны у Титы теперь по большей части собирались на затылке, а не висели по обе стороны головы забавными ушками-пружинками спаниеля.
  - Какой-то хлюпик мелкий, - прогудел Авзугар, не особенно заинтересованный в идентификации новичка, его больше привлекало шоу. - Сейчас арка загорится, увидим.
  Свет от радужного моста, перекинувшегося через всю площадь, пресек все разговоры получше удара гонга. Восторженно загудели все, от перваков до пятикурсников. Все-таки Арка Выбора сияла лишь несколько дней в году, помогая абитуриентам АПП определиться с факультетом.
  Студенты отхлынули в стороны, чтобы не мешать ритуалу. Только теперь Янка с компанией, оказавшиеся в отливе общей волны, увидали растерянно озирающегося паренька. Оборотень не соврал: мелкий и худенький, лопоухий и веснушчатый - будущий студент действительно выглядел хлюпиком. Он как раз выслушивал последние наставления мастера Сейата Фэро, но, кажется, не столько вникал в инструкции, сколько пытался сбежать подальше от рогатого и когтистого преподавателя, на Янкиной памяти не обидевшего и мухи.
  Едва Сейата замолчал, как мелкий рванул вперед к арке, теряя тапки. Нет, в самом деле! С левой ноги у заморыша слетел явно неподходящий по размеру, просящий каши ботинок, подвязанный бантиком из бечевы. Обувка так и осталась на плитах. Избранник АПП, как был в одном и почти целом представителе рода ботинок, пробежал под аркой-радугой и продолжил забег прямо в толпу. Он несся по дуге, не слыша, казалось, веселых криков, наслаждающейся представлением молодежи:
  - Куда ты, чудик?!
  - Уже все!
  - Тормози, в Дрейгальт умчишься!
  - Стену головой протаранишь!
  - Эй, ботинок подбери!..
  Стену герой дня, конечно, не протаранил, зато на всех парах едва не влетел бедовой башкой Янке под дых. В последний момент Хаг успел тормознуть разогнавшегося парня, выбросив вперед руку и сцапав за ворот застиранной безразмерной рубахи.
  - Эй, эй! Слышь, все! Ты уже студент! Охолони! - прогудел тролль.
  Подоспевший мастер всунул в руки новоиспеченному студенту его потерянный обувной комплект из ботинка и веревочки. Оглядев троицу знакомых блюстителей, рядом с которыми встал новенький летописец, Сейата остался доволен итогами осмотра. Потому облегченно пробормотал нечто вроде: 'О, Яна, ребятки... Вы-то о нем точно лучше позаботитесь и найдете, кому передать, а я на педсовет', - и слинял. Для скорости даже знаком портала воспользовался.
  - Спасибо за доверие, мастер, - иронично выкрикнул Лис в смыкающийся за сбежавшим преподавателем зев портала.
  Хотя, если новичка повергал в трепет один рогато-клыкастый вид безобидного, в общем-то, предсказателя Фэро, то учитель поступил правильно. С первого же взгляда не поймешь, что единственная угроза от любого из здешних мастеров - это очень дотошные лекции и дополнительные занятия. Тот же Сейата был ученым до мозга костей и никакого удовольствия от третирования студентов отродясь не испытывал. А что ученики порой выли от его щедрых научно-предсказательных выкладок и экспериментов - это уж другой разговор.
  Меж тем свежеиспеченный студент стал дрожать поменьше, ясные желтые глазищи распахнулись пошире, а изо рта вырвался возглас:
  - А?
  Мелкий шмыгнул сопливым носом, машинально сжимая башмак, однако, дергаться в пятерне тролля перестал вовсе.
  - Ты - студент, - вмешалась сердобольная Яна и ткнула пальцем в запястье заморыша: - Видишь, желтый браслет на запястье появился! Ты теперь студент-летописец Академии Пророчеств и Предсказаний!
  - О, - моргнул паренек, пока изъяснявшийся исключительно междометиями.
  - Точно-точно! Дорожки, конечно, чистые и сейчас тепло, но босиком неудобно ходить. Потому давай обувайся. Тебе надо в общежитие к коменданту зайти. Там получишь вещи, ключ от комнаты. Хочешь, попрошу кого-нибудь из летописцев проводить тебя? - предложила девушка и завертела головой, пока новичок, потихоньку приходящий в себя, занялся возвращением ботинка на голую и уже сероватую от грязи пятку. Хаг прищелкнул когтями на пальцах и чего-то коротко бормотнул. Просящий каши башмак захлопнулся. Тролль отметил:
  - До общежития продержится, а там форму получишь, обноски в мусор скинешь.
  Паренек благодарно вздохнул и запасливо сунул бечевку в кармашек. Яна же оповестила компанию о результате поисков:
   - Кажется, там Лестор! Кликнем его?
  С первого заочного знакомства, состоявшего из показательной демонстрации записи пророчества на сводной лекции для первокурсников, Лестор успел стать старостой факультета летописцев.
  И это несмотря на специфическую расовую особенность! Способность к производству вони в обществе симпатичных девушек сочли ничтожным минусом в сравнении с обязательностью и организаторскими талантами студента-феоха. А уж парни и вовсе общались с умником свободно, да и в дван летописец хорошо играл. Под плотным слоем жирка прятались изрядные мускулы. В прошлом семестре именно феох свел в ничью финал между сводными командами блюстителей и летописцев.
  Лис с энтузиазмом завопил товарищу по играм:
  - Эй, Лестор, пойди к новенькому!
  - Ой, - снова по-совиному заморгал свежеиспеченный летописец.
  - Вот чудик, - рассмеялся Машьелис. - Такое впечатление, что вообще не понимает, куда попал и зачем.
  В ответ на эту сентенцию лопоухий малыш с готовностью закивал и попытался объяснить, как было дело. Хаг и выкликанный им толстячок-феох присоединились к слушателям.
  - Мы, домовичи, завсегда, как вырастем, новый дом искать отправляемся. Тут молодой хозяин в путь-дорогу отправлялся, я с ним и увязался. С кем-то из знакомцев проще. Молодой хозяин сюда сыры привез, я с фургона слез и тут как ударило - такую силу почуял. Решил, хочу в таком доме жить! Вот и пошел. Ворота открыты, а тут этот когтистый встретил и чего-то про светящиеся дорожки толковать начал. Я и пошел по желтенькой, думал в новый дом приду, а тут нету домов... - Рассказчик жалобно всхлипнул.
  - Да-а-а, дела, - почесал затылок Хаг, а Янка тишком спросила у Лиса:
  - Кто такие домовичи? Это что-то вроде домовых?
  - Почти, только они первым делом о своем угле пекутся, а потом уж обо всем доме, где оказались. Ну и росточком побольше, точнее, менять его могут от крохи до вот такого, - Машьелис кивнул на новичка.
  - Спасибо, блюстители. Я ему все объясню, пойдем-ка в Лапу. Это так наше общежитие называется, - шумно вздохнул Лестор и, как мама-наседка приобняв мелкого лопоухого домовичи за плечи, зашагал к общежитию. - Как зовут-то тебя, дружок?
  - Ясеком кличут, - отозвался лопушок.
  Новоиспеченный студент, в планах которого никакого присоединения к студенческому братству не было и в помине, шмыгнул носом, утерся рукавом и засеменил рядом со старшим товарищем. Уходя, еще и на девушку потеряно-благодарный взгляд бросил. Возможно, мелкому домовичи почудилось, что из доброй Яны Донской вышла бы замечательная хозяйка отличного дома.
  Сдав с рук на руки новичка, блюстители и сами ушли с быстро пустеющей площади. Представление закончилось, завтра начнутся учебные будни, а сегодня еще оставалось время на обустройство, отдых, общение с друзьями и обмен новостями.
  Яна предложила сразу заняться получением книг в библиотеке, вещей у коменданта и наведением порядка в комнатах. Парни переглянулись и сдались перед женской предусмотрительностью. Больших очередей у проворно летающих силаторхов, знавших свое хозяйство, будь то библиотека иль склад, как свои восемь щупальцев, не бывало отродясь. Так что часа через три все срочные дела оказались сделаны. Янка даже успела душевно поболтать с Иоле перед тем, как соседку увлек на прогулку в город жених василиск. Тут и напарники землянки объявились, взяли под белы рученьки и потащили на пикник к Авзугару. Стефаля друзья с собой брать не стали, все-таки приглашение оборотня касалось лишь третьекурсников.
  
  
   Глава 1. Пикник - дубль два, или туманные вопросы на засыпку
  
  Веселый гомон студентов доносился издалека. На лужайке уже собрались едва ли не все третьекурсники-блюстители. Ребята бурно общались после каникулярных циклад. Насколько видела Яна, так сильно, как Машьелис, не изменился никто. Разве что Цицелир кардинально сменил прическу. Теперь его длиннющие синие волосы были заплетены в косу, а не ниспадали свободной волной. Наверное, парень, вдоволь намучившийся со своими лохмами на втором курсе, наконец решил, что практичность важнее красоты и освоил искусство простейших манипуляций с собственной растительностью.
  Эта самая мысль синхронно пришла в голову Хага, и тролль радостно загудел:
  - Эй, Пит! Ты никак прическу сменил?
  - Ясного дня, Хагорсон, отныне я Младший Поющий Напутствия нашего дома, потому удостоен Владыкой Глубин права носить косу, - высокомерно задрал нос хвастливый сирен и театрально махнул головой, чтоб толстая коса перелетела с правого плеча на спину.
  Звякнули вплетенные в волосы крохотные бубенчики, Янка едва удержалась от смешка при мысли о том, кому и для чего навешивают бубенцы на Земле. К крупному рогатому скоту Пит точно отношения не имел, а вот представить его в роли упрямого бодливого козленка экзотической синей расцветки девушка могла запросто.
  - Удостоен... А я-то думал, ему в ветках на полигоне путаться надоело, - разочарованно прокомментировал Машьелис и отправился здороваться с девичьей компанией.
  Там его встретили радостно-удивленными охами, ахами, а кое-кто и краснеющими щечками и стреляющими глазками. Честно сказать, Янка не ожидала такой реакции от Тааты, которую, кажется, раньше парни вообще не волновали как объекты приложения сердечного интереса, и сдержанной заучки Ольсы. Когда при встрече Донская называла напарника 'девичьей сухотой', то лишь хотела сделать ему комплимент. И вот на тебе! А ведь о Либеларо еще старшекурсницы не видели. Или видели, и теперь всю их команду ждет орда девиц, жаждущих познакомиться поближе с красавчиком-драконом?
   Как же хорошо, что они с Лисом не афишировали своего неудачного обручения. Нет, обручение-то вышло успешным и сняло с Янкиной шеи ярмо невесты Сейата Фэро, заполученное на неудачном гадании. Только вторично войти под своды Храма Ветров и Судьбы для сдачи браслетов помолвки с Машьелисом о Либеларо за весь прошлый год так и не получилось. Храм, словно шкодливый пацан, играл со студентами в прятки. Ерошил ветерком волосы, шутливо звенел колокольчиками в переулке, показывал кончик башенки, будто дразнился, высовывая язык, но встречаться отказывался наотрез. Наверное, Судьбе виднее, в конце концов решила Янка. Может, эти браслетики на руках, как рассудила строгая бабушка Машьелиса - леди Левьерис, ее внуку пригодятся для защиты от ненужных домогательств. А там ему и настоящую невесту подберут из богатого и знатного рода, подходящую по магической силе и ауре. Наверное, тоже из радужных драконов. Почему-то на миг при мысли об этом стало грустно, и Янка жестко мысленно отчитала саму себя за собственническое нежелание делиться друзьями. Все равно рано или поздно каждый из них встретит того, с кем захочет завести семью, детей. Это вовсе не значит, что они четверо: Хаг, Стеф, Машьелис и она сама, Яна Донская - перестанут быть друзьями. И вообще, впереди еще три года обучения и совместной работы в команде блюстителей пророчеств.
  Между тем, пока девушка размышляла, костер, не без магической помощи Еремила и Авзугара, успел превратиться в оранжевые уголья. Над ними разместили прутья и решетки с мясом, и одну - с рыбой и овощами для почти не признающей животной пищи дриады Ольсы.
  Аромат готовящейся пищи по поляне поплыл такой, что Янка невольно сглотнула слюну и подумала о том, как давно был завтрак. Пока Лис распускал хвост перед девицами, а Хаг общался с парнями, к Янке подсели Таата и Кайрай. На большой пушистой шкуре места хватало всем. Староста-гоблин завел речь о новом расписании, а Таата стала расспрашивать, привезли ли ей книги, как обещали. Донская клятвенно заверила, что трилогия 'Властелин Колец' и 'Хоббит' ждут приятельницу в Лапе.
  Кстати, памятуя о неизбежной порче материалов иномирного происхождения, Янка поначалу опасалась за судьбу привозной литературы. Даже с деканом своей озабоченностью поделилась в надежде на дельный совет. Гад не подвел студентку. Оказалось, именно книги: на бумаге, коже, табличках из глины, вырезанные из дерева или сотворенные любым иным образом являются счастливым исключением из общевредительского правила. Почему? Однозначно-простого ответа не существовало, зато мастер порадовал землянку философским изречением: 'Вероятно, так решили Силы', посоветовал не волноваться о губительном влиянии частиц Игидрейгсиль и спокойно привозить желаемую литературу.
  Почему-то фэнтезийные книги с Земли еще с середины прошлого года стали пользоваться у Янкиной группы завидной популярностью. С тех самых пор, как землянка привезла Лису заказанные романы о драконах-девственниках и еще несколько увлекательных вещиц, сунутых подруге Санькой, фанатом жанра, в нагрузку. Томики стали гулять по всему общежитию, кочуя из комнаты в комнату, и в итоге исчезли с концами на просторах Лапы, где-то в районе крыла летописцев. Яна не стала скандалить и учинять следствие, только порадовалась, что не одолжила книги, а предусмотрительно выкупила их.
  За беседой время до готовности мяса минуло быстро, и вот уже все третьекурсники жадно заглатывали горячие куски с острым соусом. Запивали, правда, соком. После разноса, устроенного деканом оборотню Авзугару и его спиртосодержащим коктейлям, даже бесстрашный медведь не рискнул нарушить запрета. Со строгого дэора сталось бы воплотить в жизнь страшное обещание: подлить всем участникам попойки настойку, вызывающую отвращение к спиртному на декаду... лет.
  Мясо - сочное, пряное, с корочкой - просто таяло во рту. Даже овощей и сыра не хотелось, только самого мяса, чем-то похожего на очень нежную нежирную свинину. Янка жмурилась и чавкала не хуже других. Да что землянка! Ей-то нравилась практически любая пища в академии. Даже Цицелир, хоть и сирен, которому полагалось питаться дарами моря: рыбой, устрицами да водорослями - мясо лопал, только подавай добавки.
  Расправившись с шашлыком, ребята сидели у огня. Пусть до сумерек еще было далеко, но разве ж это повод отказаться от любования бесконечным танцем живого пламени? Лениво текли ручейки разговоров, пока Авзугар - устроитель пикника - не рыкнул довольно:
  - Вэй-хо! Поели, попили, теперь честным вопросам время пришло! А? Честный огонь - честный ответ! Третий год наш пошел! Такие дела делаем, а друг друга худо знаем! Пусть дым нас рассудит, коль готовы, круг разговора создаст!
  Радостно оскалившись, оборотень слазил за пазуху и проворно швырнул в тлеющие угли какие-то листики, по мнению Яны, очень похожие внешне на коноплю. Почти мгновенно от кострища повалил белый ароматный дым. В голове у девушки мелькнула паническая мысль: 'Споить Авзугар нас уже пытался, декан запретил, так теперь в токсикоманов превращает! Что делать?!' За себя Донская если и боялась, то не слишком, подышит, помучается дурнотой или галлюцинациями, да придет в норму. Но на курсе имелись куда более опасные создания, чем безобидная землянка. Они под воздействием наркотиков могли натворить жутких бед. Если потеряет над собой контроль она, обычная девчонка, - никому худо не будет, а если полудемон Еремил или дракон Машьелис, вампирша Ириаль, да тот же тролль Хаг, обладающий гигантской силой, или сам оборотень-медведь?! Ой, худо!!!
  Паниковать, попутно пытаясь зажать Машьелису нос и рот выхваченным из кармана платком, Яна еще не начала как следует, а дым уже перестал валить из костра пышными клубами, больше походящими для дымовой шашки, и повел себя совсем не так, как полагалось дыму от любой травы. Пусть даже аналогу конопли. Белые клубы просочились между студентами, расползлись по периметру полянки, на которой блюстители устроили пикник и встали стеной, отгораживая третьекурсников от всей остальной академии.
  - Вэй-хо! Круг сотворился! - довольно осклабился Авзугар и звучно хлопнул в ладони.
  - Яна, прекрати меня душить, - тихо прошипел Лис, отбиваясь от настырной спасительницы, продолжавшей закрывать ему все дыхательные отверстия платком. - У тебя все равно скверно получается. Возьми пару уроков у мастеров, Брэдока или Теобаля попроси.
  - Это что за горская забава?- хмыкнул Картен, пока большая часть ребят подозрительно принюхивалась и настороженно озиралась. Не слишком нравилось студентам-блюстителям затеянное оборотнем, и в первую голову потому, что затеяно было без предварительного объяснения и согласия. Внезапностей в учебе и жизни всем и так хватало с лихвой.
  - Не игра, обычай такой, да! - насупил Авзугар густые брови и сверкнул желтыми глазищами, вины за собой не чуя.
  - Шаманский круг откровений, - спеша поведать удивительную новость вперед друга, затараторила Таата, возбужденно сверкая глазищами. - Когда вождя выбирают, преступника ищут, новичка в род вводят, иль иной обряд проводят - дымом шайрай-травы круг у оборотней всегда создают. А клубы-то дымные от костра белые шли, вся стена белая встала. Значит, чисты помысли наши, никто недоброго не замыслил!
  - А предупредить? - мягко укорила организатора экзотического развлечения Юнина, склонив на бок изящную головку, пока ее напарница подбирала цензурные слова для выражения негодования.
  - Нельзя, не по обычаю, - почти извинился парень, разводя лапы.
  - Что там у вас дальше по обычаю? - лениво прищурился Лис.
  Освободившись от платка спасительницы-душительницы, он снова разлегся на шкуре и нахально умостил голову на мягких коленях виновато сопящей Янки. Хотела как лучше, а получилось как всегда. Дракончик жмурился, как большой кот, и балдел от ласковых пальчиков напарницы, перебирающих его кудри.
  - Честный круг для честных вопросов сотворен, - торжественно повторился оборотень и выдал простые правила 'игры': - Я кормил-поил, мне и первому спрашивать! Кто ответил, тому и следующий вопрос задавать! Как все вопросы заданы будут, а ответы сказаны, так дымный круг сам развеется.
  - Почему бы и нет, - повела плечом поуспокоившаяся Ириаль. Она пересела поближе к Еремилу и теперь прижималась к нему плечом. - Если не захотим отвечать - промолчим.
  - Расскажи, вызнал ты, Ема, как полудемоном оказался? - выпалил свой вопрос Авзугар, как и любой из оборотней, в первую очередь интересующийся силой физической, а уж потом всякой магией-шмагией, будь она хоть тысячу раз священной и исходящей от первого древа Игидрейгсиль.
  Надалик повернул голову к любимой вампирше, принявшей его чувства только благодаря открывшейся сути демона, и, чуть помрачнев, спокойно ответил:
  - Выяснил, ничего таить не стали. Мать с караваном ехала, когда на них банда сектантов-демонопоклонников напала. Отец тогда в отряде стражей, пути хранящих, служил. О нападении их известили, в мечи подняли, да только почти опоздали. Всю охрану и почти всех путешественников безумцы порешить успели. Кровью, говорят, все залили. Матушку мою, тоже окровавленную, батя с алтаря снял, сам выхаживал. Потом они поженились, а я в положенный срок родился. Для человека положенный, да только они ж не знали, что у демонов дитя в утробе на три луны больше пребывать должно. Что неродной я бате, он знал. У него, оказывается, детей вовсе быть не может, проклятие старое, в битве давней словленное, сказывается. Брат его семенем с матерью моей делился по благословению Храма Плодородия. А теперь в семье знают и о демонской крови, но для них я все равно сыном родным как был, так и остался!
  - Хороший у тебя папа, - восхитилась Яна человеком, нашедшим мужество принять такие новости и сохранить любовь к неродному ребенку, не сыну брата, а потомку демона.
  - Он меня растил, учил, из утробы материной принимал, в свою рубашку заворачивал. Как иначе-то? - пожал плечами Еремил. - Кровь демона силу дает, но разума людского и обычая не заменит и не отменит.
  - Принят ответ, спасибо тебе, - не столько кивнул, сколько даже поклонился Авзугар однокурснику в благодарность за откровенный рассказ. Мог ведь Еремил не отвечать так подробно любопытствующему приятелю, а все ж сказал. Неужто потому, что отцом настоящим, тем, который воспитывал, бесконечно гордился?
  Дымная пелена вкруг поляны после слов горца ритмично всколыхнулась, словно принимая ответ вместе с ним. Надалик кривовато усмехнулся и спросил, крепче прижимая к себе вампиршу Шойтарэль:
  - Ириаль, ты выйдешь за меня замуж после окончания АПП?
  - Выйду, - коротко ответила грозная красавица и трепетнула ресницами, кладя голову на плечо избранница.
  - Спасибо, - шепнул Еремил и поцеловал запястье зарозовевшей (для вампирши это было равносильно сильному смущению) возлюбленной, благосклонности которой добивался столь долго и, казалось, безуспешно.
   - Если клан против будет, отрекусь от клана. Ты теперь нас защитить сможешь, - гордо прибавила девушка и погладила свой чеканный браслет. Тот подтвердил слова хозяйки, маякнув короткой вспышкой темного света. Наверное, обещание вампирши слышали не только ребята в кругу, а и боги, покровительствующие Ириаль Шойтарэль. Странные, но справедливые боги.
  Дымное кольцо вкруг поляны вновь колыхнулось, принимая ответ. А Ириаль задумчиво оглядела однокурсников, соображая, у кого и что спросить. Как назло ничего на ум не приходило, а долго думать и обстоятельно решать девушка никогда не умела. Потому выпалила первый вопрос, залетевший в голову:
  - Юнина, ты бы хотела узнать, кто твой отец?
  - Не уверена, - растерялась Ройзетсильм. Эльфийка потупилась, крутя в тонких пальцах яблоко. - По обычаю, встретившись в ночь обряда, мужчина и женщина расстаются навсегда. Ребенок считается подарком богов. Но, наверное, мне хотелось бы узнать имя родителя, может быть, поговорить, и если... - эльфийка, проглотив соображения о своей нужности неизвестному отцу, закончила: - Иногда видеться.
  Ириаль кивнула, одобряя такой подход, а дым вкруг поляны снова пошел плавной волной, указывая 'переход хода'. Ребята, начавшие получать удовольствие от затеянной Авзугаром игры в вопросы-ответы, предвкушали новый раунд.
  - Яна, каково это жить в мире техники, без магии? - спросила, виновато пожимая плечами - дескать, ничего другого не придумалось, эльфийка.
  В отличие от Титы, чужие секреты никогда не тревожили покой тактичной девушки. Удивительно светлая и терпеливая Юнина равно благожелательно принимала всех однокурсников, невзирая на их успехи в учебе, расу, и прочие особенности. Даже чужим проступкам и выходкам она почти всегда находила оправдание, ну если только иной раз гневного взгляда девы удостаивались сморозившие очередную феерическую глупость Рос или Цицелир.
  Теперь пришел черед землянки ненадолго задуматься над вопросом, чтобы, в конце концов, выпалить по-простому:
  - Да как вам без техники. Не знаешь - не замечаешь, что нет. Я теперь про магию знаю, а все равно, пока дома, она вроде как и не нужна особо, о ней даже не вспоминаешь почти, привычки-то пользоваться нет. А в АПП с каникул вернусь, и сразу волшебству место находится. Хотя сейчас у нас такая техника, что от магии и не отличишь порой.
  - Это точно! Хладный шкаф в теплом доме чем не магический ледник? Коробка, где пищу в секунды греют, и кувшин, чтоб воду в минуту кипятить, как наши горячие пластины. Свет по щелчку квадрата на стене включается, легче магического шара. В комнате на шкафу ящик тонкий стоит, диковинные картинки показывает. Точно через портал смотришь или кристалл-хран, - поддакнул и принялся перечислять Машьелис, лениво приоткрыв один глаз. Сейчас он напоминал вовсе не дракона, а кота, караулящего мышь. Наблюдал за игрой исподтишка, внешне ничем своего интереса не показывая.
  - И впрямь на магию похоже, - согласились заинтригованные студенты.
  - Только воздух у них в мире не лучше чем близ серных источников, - добавил о Либеларо, разом убивая большую часть интереса однокурсников к техническому миру.
  - За все приходится платить, - пожала плечами Яна. Она припомнила зеленоватую физиономию Лиса и откровенно сине-зеленую мордочку эльфа Стефаля, пытающихся подышать воздухом Земли близ дороги во время краткого визита команды в родные пенаты Донских на втором курсе. Больше никто из друзей в гости не напрашивался, как подозревала Яна во многом из-за разницы в составе атмосферы и ее удушающего действия. - Сейчас за экологией стараются больше следить, раньше хуже было. Магия - это сила, идущая изнутри, а для того, чтобы техника как магия работала, много чего снаружи сделать надо.
  Волшебный туман подтвердил искренность ответа Янки. Теперь уже она растерялась, не зная, какой вопрос и кому задать, а потому, обведя однокурсников ищущим взглядом, брякнула:
  - У меня важных вопросов нет никаких. Если только... Пит, а почему ты нам ни разу песен сирен не спел? Другие-то ты очень красиво поешь.
  Цицелир растерянно приоткрыл рот. Вместо обычной мины в стиле 'я венец творения, а вы лишь массовка, оттеняющая мое совершенство' на его мордочке отразилось легкое замешательство. А потом юноша ответил, поглаживая толстую косу:
  - Когда сирен проходили, меня на расоведении не было, я в лекарском крыле лежал, а так... Наши на песни сухопутных совсем не похожи. Они слишком другие. Их, конечно, переводят, стараясь передать смысл, но истинные песни не нуждаются в переводе...
  - Спой что-нибудь из любимого, пожалуйста! Вот у меня в мире даже сказки о дивных песнях сирен есть. Очень хочется послушать. Ты можешь? Для людей не опасно? - озаботилась девушка, ничего об опасностях неспецифических, не завораживающих песен с расоведения не припоминающая.
   - Хорошо, - неожиданно просто, без обычного кривляния, согласился Пит. - Я вам спою 'Хвалу рассвету'.
  Он встал со шкуры, откинул назад косу и, даже не принимая позу поизящнее, запел о рассвете в океане. В людском представлении, Пит не соврал, это вообще не было песней с куплетами и припевами, в ней вообще не было слов. Музыка лилась из горла сирена потоком, будто играли сразу несколько инструментов. Перед мысленным взором слушателей представала картина возникающего из темных глубин бездонного океана солнца. Танцующих на волнах рыб, парящих в облаках птиц, плещущихся в воде сирен...
  Внимали все, а Яна благодарно думала: если Цицелир умеет петь так, то даже не важно, хороший он человек, то есть, нечеловек, или так себе. Главное, чтобы он просто был, если способен творить такие чудеса.
  Когда сирен смолк, несколько секунд молчали все. Яна, Ольса и Юнина утирали с глаз слезы, как-то подозрительно моргал Хаг, шмыгали носами Тита с Татой и Макс. Музыка произвела впечатление.
  - Спасибо, Пит, это было грандиозно! Я никогда не была в океане сама, даже на берегу не стояла, а с твоей песней видела, чувствовала, кажется, даже нюхала все, как наяву! - от всего сердца поблагодарила заказчица певца.
  Тот, тяжело дыша, присел на шкуру и только прикрыл глаза, показывая, что слышал слова девушки.
  - Ну, ты даешь! У вас все так здорово поют? - наверное, впервые за два года в голосе Картена, напарника Цицелира, прозвучало что-то близкое к уважению и восхищению.
  - Все сирены - прекрасные певцы, я один из лучших в нашем клане, - на удивление скромно по своим меркам объяснил Пит.
   Голубокожий хамоватый парень цокнул языком и сунул в руки сирену свой стакан с соком и заботливым советом:
  - На, попей. Небось, в горле пересохло.
  Напарник с благодарностью принял напиток. Туманный детектор порадовал публику колыханием белых вихрей, засчитывая Питу песню в качестве ответа. Теперь уже сирен обводил задумчивым взглядом публику. Хотелось спросить многое, но завистливая натура взяла верх, и парень спросил у Машьелиса:
  - Почему вам больше всех пророчеств по жребию выпадает? Из-за Стефаля?
  Касательно численности выпавших на долю Янкиной четверки пророчеств, подлежащих исполнению, Цицелир не ошибался. Никому другому так часто не 'везло' с миссиями блюстителей пророчеств. В прошлом году не проходило и пары циклад, чтобы у компании не начинали зверски чесаться зеленые браслеты на запястьях, подающие сигнал вызова студентов в Зал Порталов для очередной эскапады. Как они помогли исполниться первому простенькому пророчеству на турнире лучников, так и повелось. Хорошо еще, все остальные свитки разбирать приходилось с помощью Стефаля. Поддержка эльфа, как старшего и более опытного друга, опытного в первую очередь в выборе и применении листов Игиды, оказалась поистине незаменимой. Да, предсказаний команде доставалось много. Но все-таки, Янка не думала, что жребий им выпадает исключительно из-за Стефа или в первую очередь из-за него. Однако послушать мнение напарника ей было не менее интересно, чем сирену.
  Машьелис соизволил открыть оба глаза и даже сесть, оторвавшись от притягательных колен подруги.
  - Думаю, любят нас Силы Судьбы, - весело оскалился дракончик. - Вот и засыпают подарками.
  - Ничего себе подарочки, - поежился Максимус, так и не привыкший к миссиям блюдения пророчеств. Каждый раз, когда жребий обрушивался на него и напарницу Ольсу, парень больше всего боялся ошибиться или подвергнуть опасности хрупкую подругу. По счастью, им не выпадало ничего опасного, но так ведь все когда-нибудь случается в первый раз. И этого Макс ждал почти с ужасом и ворохом очередных сожалений о том, что не выбрал простую карьеру военного. Есть приказ, есть меч и враг - все четко и понятно. Мастера, конечно, работали над страхами юного блюстителя и понемногу утишали их, но до идеала еще было куда как далеко.
  - Так они же Силы, вот такая странная любовь получается, - окончательно развеселился Лис. - К тому же, знаешь, Пит, наша четверка фиолетовыми лучами шэ-дара связана. Небось, за такие нитки Силам нас проще дергать, чтоб пророчества побыстрее исполнялись.
  Ничего о своих талантах, исключительном уме или прочих дарованиях Машьелис сирену не сказал, чем вызвал у того приступ задумчивости, начисто заместивший легкую зависть к любимчикам декана. Почему зависть была легкой? А потому, что сам Пит даже для того, чтобы мастер Гадерикалинерос стал его боготворить, не пожелал бы взваливать себе на шею такой объем работы. Того, как его третировали в прошлом году из-за шарообразных личинок нидхёг, пронесенных по незнанию в стены АПП, юному зазнайке хватило на всю жизнь.
  Признать полноту данного ответа Цицелир не спешил, за него это сделал туманный круг, подавший сигнал о смене вопрошающего. Потому Лис хищно прищурился, раздумывая над каверзным вопросом, получил от бдительной напарницы воспитательный щипок, и сдался, брякнув элементарный вопрос:
  - Эй, Хаг, а кем ты быть мечтал до того, как в блюстители угодил? Небось, воином?
  Вообще-то о своей жизни, доме, семье Хагорсон говорил вроде бы и охотно, даже много, но как-то настолько обтекаемо, что друзья до сих пор знали точно лишь одно: Фагард седьмой сын вождя клана, у него три сестры и три брата. Остальную информацию приходилось получать, наблюдая за другом и ловя случайные или неслучайные, в отношении немногословного тролля про случайности стоило забыть, оговорки.
  - Нет, я хотел быть мореходом. Может, еще и стану. Не век же блюстителем куковать, - степенно отозвался тролль. - Да и не помеха одно другому.
  - Так ты ж тяжелый! - неподдельно удивился дракончик, как-то пробовавший поднимать друга. - Как сам-то плавать будешь, случись что?
  - Освою в совершенстве левитацию или буду ходить по дну с воздушным пузырем на голове, - предъявил сразу две разумные версии Хаг, и было непонятно, серьезен он до конца или шутит.
  Больше ничего о своих чаяниях тролль не сказал. Впечатленный мореходными планами не меньше Машьелиса, туман признал его ответ. Отвернувшись от напарника, Хагорсон обратился к старосте, вызвав оживление среди ребят:
  - Давно хотел спросить, Кайрай, ты такой заботливый аккуратист и педант сам по себе или воспитывал нужные качества?
  Гоблин польщено пискнул, задумчиво пошевелил ушами-лопухами и, поразмыслив, добросовестно объяснил:
  - Я старший сын в семье. У меня семь сестер одна другой меньше. Мать черная гниль унесла после рождения младших близняшек. Лишь отец да бабка остались. Обо всех заботиться приходилось, пока сестры подрастали, вот как-то само и получилось.
  Третьекурсники еще долго сидели на поляне, даже после того, как каждый задал по вопросу и исчез волшебный туман. Говорили обо всем на свете и настолько откровенно, как не говорили прежде. Авзугар, сам того не ведая, или ведая каким-то звериным чутьем, оказал всем большую услугу: позволил сделать последний шаг к почти полному доверию. Тот самый последний, какой и давно бы пора, а что-то мешает. То ли непонятно откуда взявшееся смущение, то ли остатки предрассудков.
  Словом, как показалось Яне, устраивались на пикник однокурсники-блюстители, а расходились если не товарищи, то наверняка добрые приятели.
  Вечер в обществе друзей, а Иоле и Стефаль присоединились к компании, прошел замечательно. Правда, не хватало Йорда, закончившего обучение в прошлом году. В АПП он остаться не смог, зато бывшего студента-летописца и будущего выдающегося артефактора с удовольствием приняли на работу в Коллегию Артефакторов, где юный василиск в ранге ученика и планировал дожидаться суженую, копя деньги на семейную жизнь. В ближайших целях у него стояла покупка своего дома в Дрейгальте. В этом и следующем году встречаться василиск и ифринг могли лишь в выходные дни и на каникулах, а если щедрый декан подпишет пропуск Латте или разрешение входа в академию Йорду, то и среди циклады. Насчет пропусков и разрешений тихая скромница Латте начала дожимать Гада еще со вчерашнего дня.
  Зато Стефаль, который тоже завершил обучение в академии, остался в стенах АПП на законных основаниях для написания научной работы под руководством дэора Гадерикалинероса. Потому эльфу разрешили сохранить за собой место в общежитии. С другой стороны, как сказал Лис, зрелище переселения эльфа с его любимой изрядно разросшейся са-ороей - 'маленьким', занимающим всю комнату деревцем, наверняка показалось руководству АПП столь эпически незабываемым, что они решили еще немного к нему морально подготовиться. Лет эдак пять или лучше семь. А там, глядишь, руководство в академии сменится и обязанность выселить эльфа с деревом из Лапы ляжет на иные плечи.
  К занятиям первого дня готовиться никто не собирался, потому засиделись ребята ровно до сигнала, извещавшего обитателей общежития о необходимости разойтись по своим комнатам.
  Студентам мужского пола после десяти вечера в женской части коридора настоятельно не рекомендовалось оставаться. Браслеты на руках каким-то образом подавали сигнал декану загостившихся студентов. А получить от Гада, нет, вовсе не нагоняй, а приглашение на дополнительную лабораторную, отработку или иное, еще более 'завлекательное' мероприятие, способное компенсировать потребности в общении с девушками, никому не хотелось. Оторванный от своих экспериментов, каковые обожал проводить вечерами, декан становился особенно изощренно изобретательным в полезных наказаниях. Картен, как самый везучий попаданец на нарушения правил, проверил пару раз на своей шкуре и зарекся.
  Так что единственное, что сделали напарники вместе, - это, дружно спохватившись, что так и не глянули расписание, сбегали в общефакультетский зал, разграничивающий коридор 'по половому признаку'. На завтра блюстителям-третьекурсникам поставили риторику, лекарское дело, физкультуру и старые добрые знаки. Лекцию с лабораторной в придачу.
  К этому сравнительно скромному расписанию блюстителям належало выбирать самостоятельно дополнительные часы и предметы, скромно именовавшиеся факультативами. На деле оные являлись порой важнее и нужнее иных обязательных занятий. Ну а если студенты этого не делали, то их ждала 'интереснейшая' воспитательная беседа с любимым деканом, прочищающая мозги.
  Парни, как обычно, собирались на факультативы по магическим и оружейным боям, а вот Яна пока только думала над выбором. Физические упражнения для восстановления формы от мастера Леоры и полезные занятия с Сейата Фэро по приговорам она и так считала обязательными. А добавить к списку еще что-то, просто для того, чтобы добавить, не спешила, рассчитывая на совет декана или мастеров.
  
  
   Глава 2. Как стать настоящим студентом
  
  Сигнал об официальном начале утра подал колокол. Разленившаяся за каникулы Яна, упорно считавшая такое утро ночью, вынужденно проснулась. До отвращения свежая и веселая Иоле, заполучившая таки вчера поздним вечером постоянный пропуск за ворота АПП, уже вовсю порхала по комнате, аки весенняя бабочка на первых цветочках. А сонная землянка брызгала в заспанные глаза холодной водой.
  Обиженно заурчал требующий завтрака живот, и девушка решительно встряхнулась. Отдых кончился, пора втягиваться в учебный ритм! Ради Янкиной лени никто расписание уроков, и что самое обидное, завтраков, сдвигать не будет. Колокол-будильник вообще магический артефакт и 'ломается' только по воле и прихоти мастеров, то есть, по сути, вечен!
  Прихватив с собой банку с солеными огурчиками, девушки решительно выдвинулись в сторону столовой. По пути они привычно стукнули в двери ребят. Те ответили бодрой дробью и присоединились к подругам. В двери заведения общепита ввалилась целая голодная компания.
  - К чему у нас с собой на завтрак-то огурцы? - удивился Лис, заглядывая в матерчатую сумку напарницы. - Вроде вчера ничего не пили, крепче сока, только нюхали.
  - Это не нам, - отрезала Янка и, пойдя к стойке, протянула трехлитровую банку силаторху с вежливыми словами:
  - Ясного утра! Мастер Вархимарх, вы нас весь год кормите и поите, позвольте вас угостить! Это соленые огурчики с моего дачного участка!
  Осьминог на несколько мгновений впал в ступор. За все время его работы в АПП ни один студент не порывался его угостить чем-либо. Банка в руках Яны замерла рядом с синим щупальцем. Повар отмер быстро и аккуратно принял подарок. На макушке у Вархимарха выступило несколько ярких фиолетовых пятен, отражающих волнение силаторха.
  - Спасибо, девица.
  Больше мастер-повар не сказал ничего, но баночку с огурчиками припрятал молниеносно, как корова языком слизнула, и посмотрел так проникновенно, что ребята понимающе облизнулись. Лис готов был хоть сейчас спорить: подарочек без отдарочков не останется. Какой бы вкуснотищи благодарный силаторх ни приготовил в ответ, это в любом случае будет объеденьем.
  Он и сейчас в восемь щупалец, прекрасно зная вкусы всех студентов, накидал им на подносы самых лучших блюд, не дожидаясь заказа. Потому друзья почти не разговаривали за завтраком и только жевали, закатывая в восхищении глаза.
  Третьекурсники и вовсе молоть языком не спешили по объективной причине: впереди их ждали прекрасный предмет, высокопарно именуемый риторикой, и старая гномка - мастер Кихшертп. Само ее имя на незамутненный взгляд землянки уже было риторическим упражнением на артикуляцию. Правильно называть бабушку Яна, конечно, научилась, заставив себе раз двадцать повторить неповторяемое, однако, мысленно именовала старую даму Черепахой Тортиллой.
  Вслух такого девушка произносить не отваживалась, ибо чревато! Слишком легко, как малыши ветрянку, друзья и однокурсники подхватывали прозвища, походя данные ею учителям. А ведь вовсе не каждый из мастеров мог отнестись к собственному новому 'имени' столь благосклонно, как мастер Лесариус! Тот считал свое прозвище старичок-молоток чем-то вроде второго имени и почетного звания одновременно. Сатана Феррум, то есть, Сейата Фэро, к примеру, комплиментом свою кличку не считал, хорошо еще, она 'в народ' массово не ушла, потому как нужных ассоциаций у большинства студентов не вызывала. Но и камерного пользования для назначения нескольких отработок самым языкастым мастеру хватило.
  Насчет схожести старой гномки с черепашкой Яна была слишком уверена, так же, как и в распространении этих животных в мирах, потому крепко держала язык за зубами. Обижать пожилую женщину с риском нарваться на уникальное задание вроде 'Приведите в защитной речи семь доказательств обоснованности данного прозвища' не хотелось совершенно.
  Яна не стремилась сердить, да и вообще привлекать внимание преподавателя риторики. В первую очередь из-за собственной явной неспособности к предмету. Это болтун Машьелис был готов сымпровизировать речь на любую тему, стоило только мастеру дать задание. У Хага получалось достойно ответить, предварительно хорошенько обмозговав вопрос. Несчастная землянка в сравнении с напарниками чувствовала себя косноязыкой дурой. Ужасное задание, над которым бедная студентка корпела час или больше, дракончик походя приводил в достойный зачета вид за какие-то пять, максимум пятнадцать минут, с вызывающей белую зависть небрежной легкостью. Так что на первое занятие Янка не шла, как на каторгу только в силу отсутствия домашки на каникулы.
  Когда мастер - квадратно-форматная, морщинистая и низенькая пожилая дама с короткой стрижкой и большими круглыми очками, одетая в консервативную фиолетовую мантию с темно-зеленым кантом, вскарабкалась на кафедру и оглядела аудиторию, у всех третьекурсников зашевелились нехорошие предчувствия. Когда госпожа Кихшертп радостно улыбнулась и возвестила:
  - Ясного дня, деточки! Вижу, вы все хорошо отдохнули и набрались сил для новых свершений! - предчувствия переросли в уверенность.
  Оная же моментально получила подтверждения, стоило доброй бабушке закончить монолог:
  - Давайте-ка разомнемся! Мы с вами готовили длинные речи, импровизировали в диалогах, отправляли в полет воображение, наслаждались красотами эпитетов, сравнений, метафор, но! - Тортилла сделала многозначительную паузу, - помним ли мы, для чего все затеяно? Кто дерзнет поведать о высшей цели наших занятий?
  Мастер обвела аудиторию испытующим взглядом из-под очков. Народ безмолвствовал. У Янки же, как назло, совершенно не вовремя зверски зачесался кончик носа. Бедная девушка крепилась, сколько могла, и все-таки звучно чихнула в ладони.
  - Яна Донская?! Просим-просим! - рассиялась старая гномка, принявшая конфуз за инициативу.
  Девушка тяжко вздохнула и поплелась на сцену перед кафедрой, как на казнь. Выступать с места мастер дозволяла очень редко. Как назло ни одной мысли о том, с чего начать, в голове не мелькнуло. Нет, о самой миссии и долге блюстителя пророчеств Яна знала, но, как собака, все понимая, не могла облечь свои мысли в достойные слова. Чтобы связать слова в предложения и выдать речь хотя бы минут на пять нечего было и думать. Бедную девушку - добровольца поневоле - ждало позорное признание поражения.
  'Мастер бы еще в стихах выступить потребовала', - обреченно взвыла землянка, понимая, что в любом случае неизбежный провал - дело нескольких минут. Импровизировать на заказ Яна не умела катастрофически. Она уже открыла рот, чтобы заявить, о своей неспособности к ответу, но тут случилось чудо! То самое, которое случается тогда, когда в нем нуждаются больше всего! Девушку осенило. Она увидела даже не скромную калитку выхода, а парадные ворота с оркестром, играющим туш, цветами, красным ковром и ликующей массовкой.
  Янка встала на сцене и на всякий случай осторожно справилась у мастера:
  - Можно в стихах?
  - Конечно же! - приятно удивилась преподавательница и умиленно сложила ладошки лодочкой перед грудью.
  Донская откашлялась и объявила:
  - Редьярд Киплинг. Заповедь, - а потом с выражением начала читать заученное еще в школьные годы стихотворение:
  
   - Владей собой среди толпы смятенной,
  Тебя клянущей за смятенье всех,
  Верь сам в себя, наперекор вселенной,
  И маловерным отпусти их грех;
  Пусть час не пробил, жди, не уставая,
  Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
  Умей прощать и не кажись, прощая,
  Великодушней и мудрей других.
  
  Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
  И мыслить, мысли не обожествив;
  Равно встречай успех и поруганье,
  Не забывая, что их голос лжив;
  Останься тих, когда твое же слово
  Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
  Когда вся жизнь разрушена и снова
  Ты должен все воссоздавать c основ.
  
  Умей поставить в радостной надежде,
  На карту все, что накопил с трудом,
  Все проиграть и нищим стать как прежде
  И никогда не пожалеть о том,
  Умей принудить сердце, нервы, тело
  Тебе служить, когда в твоей груди
  Уже давно все пусто, все сгорело
  И только Воля говорит: "Иди!"
  
  Останься прост, беседуя с царями,
  Будь честен, говоря с толпой;
  Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
  Пусть все в свой час считаются с тобой;
  Наполни смыслом каждое мгновенье
  Часов и дней неуловимый бег, -
  Тогда весь мир ты примешь как владенье
  Тогда, мой сын, ты будешь Человек!
  
  Без запинки Янка в абсолютной, почти звенящей тишине прочла произведение гениального автора. Замолчала, не зная, нужно ли что-то еще, или можно садиться на место. А старенькая мастер Кихшертп, явственно борющаяся с волнением, проглотила подступивший к горлу комок, часто-часто заморгала, сняла очки, протерла платочком стекла, судорожно вздохнула и лишь после этого взволнованно выпалила:
  - Удивительное стихотворение! Как емко, четко и в то же время образно отражены в произведении призвание блюстителя и суть миссии! Автор был блюстителем, летописцем или пророком, Яна?
  - Вряд ли, - чистосердечно ответила девушка. - Это поэт и писатель моего мира, где никто не знает об Академии Пророчеств и Предсказаний. У нас вообще техническое измерение, магии как таковой нет.
  - Гении! Они живут и прозревают сквозь время и пространство миров, сами не ведая о том, - прочувствованно объявила мастер и, наверное, впервые за все время занятий похвалила студентку за ее собственную, а не сделанную добрыми напарниками работу: - Вы выбрали удивительное стихотворение для решения поставленной задачи, Яна. Я ставлю вам зачет за семестр. Но, надеюсь, к урокам готовиться не перестанете?
  - Не перестану, - выдохнула пораженная девушка.
   И так понятно, лодырничать Тортилла никому не позволит. Однако мысль об уже поставленном зачете принесла в душу девушки несказанное облегчение. Когда дамокловым мечом над душой не висит страх провала, даже учиться как-то легче и спокойнее. Неужели мудрая старушка просекла состояние студентки и решила помочь? Может, она и вызвала ее первой с такой целью?
  Дальнейшее занятие прошло спокойно, лишь напоследок Яну попросили записать шедевр Киплинга для ознакомления с ним других студентов. Тут же влез Машьелис и предложил начертать гениальные строки на стене кабинета риторики несмываемой краской. Дракончик думал чуть-чуть пошутить и дошутился. Мастер Кихшертп благосклонно одобрила инициативу. Зачет, правда, Лису не гарантировала, лишь смотрела ласково-ласково и улыбалась. Пришлось Машьелису пообещать явиться для каллиграфического запечатления бессмертных строк классика в ближайшие дни. Зато у Янки отпала нужда переписывать стихотворение. Раз услышанное о Либеларо не забывал никогда, лишь время от времени разыгрывал забывчивость.
  Лекарское дело мастер Лесариус начал с повторения самых актуальных тем первых двух курсов. По счастью, разумный старичок не зверствовал над наотдыхавшимися и чуть-чуть заотдыхавшимися студентами. Вопросы задавал спокойно и дозволял самым памятливым выручать склеротиков, отвечая мастеру с места. Так мало-помалу третьекурсники бегло освежили в памяти основные моменты пройденного материала. Если кто что не вспомнил, так теперь точно знал, какие именно темы вероломно ускользнули из памяти, да и старичок-молоток приметил самых забывчивых и взял на заметку.
  Окрестности спортивного корпуса встретили студентов обновленной комплексной полосой препятствий, на которую мастера-тренеры с радостью запустили разом всех в качестве занятия-разминки. Ждать очереди больше не было нужды. Артефактное сооружение распалось на полосы для командного прохождения в соответствии с распределением шэ-дара.
  Из грязи-льда-огня-шипастых кустов и творчески перемешанного набора прочих вдохновляющих на подвиги препятствий разленившуюся за каникулы напарницу Хаг с Лисом выволакивали чуть ли не на себе. Ладно хоть ехидный дракончик придержал язык и не прошелся насчет плохой физической формы девушки. Красноречиво промолчавшая Леора ограничилась лишь укоризненным покачиванием головы и добавлением в расписание студентке парочки вечерних занятий. Чего, в общем, Яна и так ожидала.
  Гад, как и следовало ожидать, поступил типично по-гадски. Устроил контрольную на знаки. Ничего, кроме простановки имени знака перед символом, правда, не потребовал, но символов-то выдал столько, что студентам только за головы схватиться оставалось. И ведь не спишешь! Вариантов работ коварный декан тоже выдал не меньше десятка, а потом, вот зараза, велел обменяться листками с соседями и проверить друг друга. Таким образом, объем проверочной работы для каждого блюстителя и почва для оценки оной у преподавателя увеличились ровно вдвое. По счастью, Янка была уверена в своих ответах. Если что она и зубрила все эти годы до посинения, так это внешний вид и значение знаков Игиды. Листики со значками являлись весомым подспорьем в работе команды и единственным, каковое девушка была в силах дать напарникам.
  Талант приговорщицы, пусть и важный и сильный, казался Яне чем-то вроде огнемета, стрелять из которого по воробьям - субъектам пророчеств - было, по меньшей мере, неспортивно. Да и применять свои силы Донская считала нужным лишь на настоящих врагах или хотя бы противниках. До таких высот владения даром, чтобы приговаривать друзей и незнакомцев ради их пользы, не нанося настоящего вреда, - как об этом говорил на занятиях мастер Фэро, землянке было еще очень и очень далеко.
  Словом, денек выдался не из легких. Зато ужин показался Донской пиром, достойным богов. Благодарный силаторх был в ударе. Студенты едва язык не проглотили от удовольствия и за добавкой ходили трижды. Потому выводящую из дверей столовой осоловелую после сытной трапезы землянку волновала только парочка вопросов: 'Зачем я так объелась?' и в продолжение первого - 'Кто покатит меня до общежития?'.
  Куда-то идти не было ни сил, не желания. Хотелось приземлиться на скамеечке и немного отдышаться. Что Янка и сделала, благо скамеек на территории АПП хватало на всех желающих. Никуда не спешащие напарники хлопнулись рядом.
  На скамье, послужившей пристанищем объевшейся девушке и ее друзьям, уже сидел один студент. Эти уши и жалобный взгляд девушка узнала сразу. Первокурсник-летописец из домовичи замер пародией на роденовского мыслителя и активно страдал.
  - Привет, мелкий! - фамильярно провозгласил Лис.
  - Ясного вечера, как ты, Ясек? Обжился? - вежливо поздоровалась девушка.
  - Ясного, - попытался улыбнуться новенький и, не удержав покерфейса, всхлипнул, а потом и вовсе бросился Янке на грудь и разрыдался, как ребенок.
  У русской девушки моментально сработал родительский инстинкт. Ясека сграбастали в объятия, начали гладить по голове, спине, приговаривая тихонько что-то ласковое и утешительное. Потихоньку юный летописец успокоился и даже смог поведать о своей грусти-печали.
  Трагедий, конечно, у домовичи никаких не случилось. Но вот с соседом-человеком ему не очень-то повезло. Вчера вечером, когда новичок спросил о предназначении тюбика на полке, ему с усмешкой посоветовали намазать содержимым лицо. Лопоухий простофиля последовал коварной рекомендации. Когда спустя несколько секунд кожу начало пощипывать, наивный домовичи высунулся из ванной и спросил, долго ли следует мазь держать?
  Тюбик оказался с зубной пастой, паста с легким флюоресцирующем эффектом для усиления белизны зубов, а сосед очень впечатлительным. Орал он так, что переполошил все крыло летописцев. От старосты Лестора по итогам разбирательства влетело обоим. Человеку за дурную шутку над новичком, домовичи за безалаберное пользование неизвестным продуктом, пренебрежение собственным здоровьем и нарушение общественного спокойствия.
  Все было бы не столь страшно, если бы этим закончилось. Но в каждой избушке свои погремушки. Нашлись они и у мирных с виду летописцев. В общем, бедолага Ясек попал под коллективный каток. Оказывается, каждый год один из первокурсников-летописцев, выбираемый по жребию, обязан был придумать что-нибудь эдакое, способное потрясти как можно больше студентов какой-нибудь грандиозной выходкой. Чем больше охваченного шуткой народа, тем круче! Неудача ложилась позорным пятном на репутацию всего факультета!
  Теперь лопоухий домовичи, выбранный в добровольно-принудительном порядке на должность главного шутника сезона, сидел и страдал. Он никого потрясать не хотел. Ясек даже напуганного до легкого заикания соседа жалел от всего сердца. Пухлик-добрячок Лестор, взявшись за властный гуж, научился не только оперативно решать вопросы и находить общий язык со студентами, поневоле в кратчайшие сроки освоил феох и искусство ругани вкупе с чтением морали проштрафившимся летописцам. На почве общих мук от грандиозной выволочки старосты, соседи быстро помирились.
  Находчивый Машьелис, не видя проблемы в задачке-пугалке для первокурсника, сходу сгенерировал и предложил вариант решения:
  - Стефаль, наш напарник, говорил о постоянном доступе летописцев к архиву пророчеств. Почему бы тебе не поискать какой-нибудь свиток по миру Игиды, а еще лучше по академии или Дрейгальту. Почитай, возьми за основу, переври и распространи в качестве слуха о грядущих великих потрясениях. Должно сработать! Летописцы, конечно, не пророки, но впечатлительных и у вас хватает.
  - Я не умею врать, не смогу... - уныло протянул Ясек, не поддаваясь на провокацию.
  Машьелис разочарованно поморщился. Ему было дико слышать отказ. Сам дракончик, соблазненный перспективой безнаказанно покопаться в залежах пророчеств и мистифицировать уйму народу, заглотнул бы наживку моментально.
  - Эх, не хочешь, как хочешь, у меня других идей нет, - нахохлился доброхот. - Может, у Янки есть?
  Блестящей идеи от доброй девушки Лис, конечно, не ждал, зато видел в отказе напарницы способ надавить на Ясека, чтобы тот сдался и принял идею дракончика к исполнению.
  - Не знаю, - подергала кудряшку у виска Яна. - У нас в институте никто сильно не шутил. Бывало, надписи смешные на кабинетах делали, объявления об отмене занятий или внеплановом зачете писали. Правда, мамка рассказывала, когда сама девчонкой была, в летнем лагере ребята по ночам ходили друг друга пастой зубной мазать. Ох, и шуму утром было!
  - А вот так я бы смог, - оживился домовичи. - Мне ж теперь все общежитие дом, я в любую комнату попасть могу. Только после пасты лицо шибко жжется, и красные пятнышки остаются. Меня кремом лечили. Может, чем другим мазать? Чтоб не пострадал никто.
  - Светящимися красками, - подкинул мысль Хаг, с легкой улыбкой наблюдавший за действиями провокатора драконьего племени. - Деньги-то у тебя есть? Вроде подъемные уже выдавали.
  Ясек с готовностью закивал и похлопал ладошкой учебную сумку.
  - Вон там лавка, - палец тролля указал на заведение фееры, стоящее неподалеку от столовой. - Купи краски, какие пожелаешь, и ночью распишешь их хоть с головы до пят, производя впечатление. Только к девчонкам не ходи, сигналка у декана сработает, из отработок не вылезешь до конца семестра. Драить площадь и лестницы в Башне Судеб будешь.
  - Спасибо, - расплылся в улыбке Ясек, подпрыгнул и чуть ли не бегом припустил к дверям волшебного магазина.
  - Пойдем в Лапу? - уточнил дракончик у друзей.
  - Я пока никуда не пойду, объелась, - честно объявила Янка, всем своим видом демонстрируя, что готова прилипнуть к скамье, но не сдвинуться с места.
  - Как хочешь! - беспечно объявил Лис, мгновенно подобравший себе другое занятие по душе. - А я, пожалуй, схожу, гляну, чего там малыш покупать будет. Может, посоветую чего!
   Хаг чуток подумал и решил составить другу компанию, чтобы тот с домовичи на пару не вляпался в очередные приключения, читай, неприятности. Нагнав первокурсника у дверей, блюстители подхватили его под белы рученьки и чуть ли не на буксире внесли внутрь под тихое звяканье колокольчиков. Мелкий домовичи сиял доверчивой улыбкой - его не оставили, подсказали, помогают!
  Янка еще немного посидела, подставляя лицо прохладному вечернему ветерку, поплотнее запахнула куртку и отправилась в общежитие. Задания по знакам, которым щедрый и справедливый декан одарил всех студентов вне зависимости от уровня успешности выполнения контрольной, никто не отменял.
  Вечер после работы над знаками и выполнения нового задания от Тортиллы прошел у Янки и Иоле под знаком сплетен. Девушки долго шептались, лежа в кроватях при выключенном свете. О чем? Так о чем могут шептаться девушки? Конечно, обо всем на свете и в первую очередь о мальчиках. Латте могла говорить о своем Йорде часами, а подруга ей поддакивала и искренне по-белому завидовала.
  Романтические увлечения у Янки бывали, а вот романтических отношений - так, чтоб влюбиться насмерть, взаимно, и забыть обо всем на свете - нет. Не считать же серьезными отношениями пару неудачных институтских романов, о которых и сама девушка предпочла бы забыть, как о двух самых больших ошибках в жизни. За вторую из этих ошибок Яна уж и замуж с дури собиралась, пока случайно не услышала разговор по телефону 'любимого', планирующего скорую продажу квартирки невесты. Причем беседовал тот с любовницей, отношения с которой даже не думал прекращать из-за грядущей женитьбы. Летели тогда с лестницы горе-жених и его вещи со свистом. Девушка даже не плакала после. Слишком зла была и не столько на обманщика, сколько на саму себя. Это какой же дурищей надо было быть, чтобы поверить и довериться такому! Ведь чувствовала, что-то не так, ведь и мама с бабушкой, и отец намекали, а она на все глаза закрывала, пока пошире поневоле распахнуть не пришлось.
  В общем, за подругу Донская радовалась от всей души и немножко, самую капельку, потихоньку надеялась на то, что и ей когда-нибудь выпадет хоть кусочек настоящего счастья. В магию-то она никогда не верила, однако в магическую академию угодила. Так почему бы не случиться еще одному чуду? Счастливой любви! Яна вовсе не бурных страстей жаждала, а встретить, как Иоле, того, кому не страшно будет открыться. Того, кому нужна будет не ее жалкая квартирка, а она сама, какая уж есть: немножко ленивая и любящая покушать. Конечно, пусть он встретится не сейчас, а когда-нибудь попозже.
   А пока можно и браслет Машьелиса поносить. Бедняга-напарник так подрос и похорошел, точно от девиц отбою не будет. Пока на скамье сидели, студентки, мимо шедшие, глазками стреляли, да улыбочки дракончику раздаривали. Лис, конечно, все видел и даже кое-кому улыбнулся мимолетно, но шалость с домовичи его в те мгновения заботила больше девичьих авансов, потому юноша предпочел сделать незаинтересованный вид.
  
  
   Глава 3. Опять двадцать пять
  
  Второй учебный день в расписании начался с нового предмета. Название его магический переводчик АПП для землянки заковыристо перевел как: 'Технология блюдения исполнения пророчеств'.
  Надо сказать, аудитория третьекурсников блюстителей в ожидании мастера бурлила вовсю. Кто-то смеялся, кто-то возмущался и недоумевал. Каждый из студентов, а кое-кто - не будем показывать пальцем на Янкину команду - отнюдь не по одному разу в прошлом году уже побывал в Зале Порталов по жребию блюстителя пророчеств. Потому ребятам казалось странным: с чего это их вздумали учить работе ПОСЛЕ, а не ДО ее начала.
  Ответ прозвучал с ударом колокола и был он оглашен голосом преподавателя самых сложнопостигаемых, а оттого и наименее любимых среди студентов предметов - мастером Ясмером. Свет дурно-головоломной славы Основ Мироздания и Истории Игиды неизбежно осенял и чело изрекающего великие истины. Словом, любимым учителем молодого педагога не мог назвать никто. Если у мастера и были поклонники, обожествляющие его манеру лекций, то афишировать свои пристрастия они не спешили. Наверное, опасались быть доставленными в принудительном порядке в лекарский корпус для освидетельствования мастером Лесариусом на предмет психического здоровья.
  - Ясного дня, студенты, весь этот семестр мы будем встречаться с вами на занятиях по технологии блюдения пророчеств. Итогом наших с вами встреч станет зачет, - поздоровался Ясмер.
  Аудитория, у которой еще были свежи воспоминания о лекциях мастера, взвыла, предвкушая неисчислимые муки. Мастер, молодой симпатичный шатен с шоколадными глазами, опушенными длинными ресницами, позволил себе короткую, совсем не мстительную, улыбку и сухим тоном, не вязавшимся с приятной внешностью, пояснил:
  - Данный предмет, в отличие от предыдущих, изученных вами под моим руководством, не должен вызвать серьезного умственного напряжения. Разумеется, при систематическом посещении лекций, семинаров и общении с приглашенными специалистами. Теперь отвечу на озадачивший вас хронологический вопрос. Руководство АПП считает, что часть теоретической базы блюстителям пророчеств надо строить на практическом фундаменте. Проще говоря, дабы вы, господа студенты, со вниманием отнеслись к предмету, вы должны были отследить исполнение простейших пророчеств, зеленого, реже желтого маркера, в реальности.
  Итак, приступим, - мастер Ясмер встал за кафедру и окинул настороженный коллектив беглым взглядом. - Кто скажет, что можно считать первым этапом работы блюстителя пророчества?
  Студенты обреченно переглянулись. Кажется, насчет отсутствия 'серьезного умственного напряжения' мастер Ясмер рассудил неверно. Самоотверженная Ольса подняла растопыренную ладошку.
  - Блюститель пророчества начинает свою работу с изучения печати свитка пророчества.
  - Точнее, - потребовал ответа Ясмер.
  - С маркировки печати, - поспешно правилась зарозовевшая девушка.
  - Неужели? - приподнялись вверх обе брови мастера.
  - С чесотки у блюстителя из-за жеребьевки у летописца-дежурного, - выпалил, вставая на защиту напарницы, Макс.
  - Уже ближе, - милостиво намекнул мастер Ясмер.
  - С приближения срока исполнения пророчества, о котором предупреждает свечение печати свитка пророчества, - четко, как по писанному, выдала Юнина, опережая остальных студентов, сообразивших, куда клонит учитель.
  Милостивый кивок возвестил о достижении нужной точки-начала. И лекция по теме, о которой, как казалось чрезвычайно опытным третьекурсникам, они знали практически все, а, оказалось, что имели представление лишь об основах, потекла дальше.
  Нет, ничего ужасного мастером не изрекалось, даже писать много не пришлось, просто было немножко обидно. Студенты привычно строчили конспекты и внимали Ясмеру, радуясь уже отсутствию головных болей. В отличие от зачета их можно было опасаться.
  За 'технологией' снова был Гад и знаки, знаки, знаки на лекции, практической и лабораторной по очереди. С точки зрения систематизации знаний - все продумано и замечательно, с точки зрения количества знаков на одну студенческую душу - несварение мозгов гарантировано получили все, кроме трудяжек вроде Ольсы, Юнины и Кайрая. Машьелис, гениальный балбес, взял драконьей памятью.
  Физкультуру и следующую за ней тренировку с рогаткой заучившаяся Янка встретила чуть ли не со слезами радости на глазах. Пусть лучше доконает нагрузка физическая, чем треснувшая от обилия информации черепушка.
  Как-то на первом курсе Латте утешала соседку, говоря, что нагрузка в первые дни сильнее у поступивших в АПП, чем у студентов других курсов. Дальше, дескать, будет легче. Нагло соврала! Или это Янкиному курсу выпало столько эксклюзивной радости по какой-нибудь столь же эксклюзивной причине вроде особенной любви декана Гадерикалинероса к третьекурсникам?
  В общем, тройка Донской, так же как и другие их однокурсники, двигалась на ужин в столовую со скоростью тяжелогруженой баржи. Даже выносливые парни не спешили обогнать напарницу. Им-то, чтоб не сачковали и не вздумали расслабиться, почувствовав силу, добросовестные Теобаль с Леорой нагрузку подобрали такую, чтобы вымотать по полной программе и чуть-чуть сверху.
  Кажется, сегодня все преподаватели организованно вступили в секретный клуб 'Замучай студента!', сговорились и всерьез взялись доказывать третьекурсникам, что для успешного выполнения функций блюстителей пророчеств надо не только 'Учиться, учиться и еще раз учиться', а еще и 'тренироваться, тренироваться и тренироваться'.
  Потому ужин радовал Яну нынче не только возможностью хорошенько покушать, а и шансом хоть ненадолго отложить заботы о занятиях. Дракончику, начавшему было вспоминать что-то о знаках Гада, Хаг, недолго думая, отвесил легкий подзатыльник свободной от вилки рукой и с ласковым оскалом посоветовал сменить тему. Если же другу не кушается спокойно, убраться из столовой, да вот хоть в кабинет риторики и заняться настенной росписью. Даже если Машьелис и собирался лишь пошутить, напарники были не в состоянии выслушивать шутки об уроках.
  Латте и Стефаль, с которыми компания встретилась за столом, хором сочувствовали замученным друзьям, но с соболезнованиями тактично не полезли. Только эльф, теперь уже не студент, но аспирант, имеющий право питаться в стане преподавателей, отлучился к раздаче и вернулся с невзрачными на вид умопомрачительно благоухающими пирожными и молча поставил блюдечки рядом с каждым из друзей.
  К концу трапезы замученные третьекурсники немного отошли от шоковой терапии мастеров, подобрели и не взирали на мир мутными от усталости глазами. Потому знакомую фигурку Ясека на скамеечке заметили сразу.
  - Опять лопоухий страдает, - констатировал очевидное Хаг.
  - Жаль паренька. Пойду, узнаю, как он, - предложила Яна, и первая направилась к летописцу. Хаг и Лис потопали следом, а остальная компания, не знакомая с домовичи, предпочла вернуться в Лапу, чтобы не ставить новичка в неловкое положение.
  Скорбящий студент не замечал блюстителей до тех пор, пока с ним не поздоровались:
  - Ясного вечера, Ясек.
  - Ты как? Получилась шутка? - влез неугомонный Машьелис, бесцеремонно плюхаясь на скамью рядом с понурым студентом.
  - Ага, получилась, - мрачно согласился домовичи и почему-то потрогал левое ухо. Кажется, под торчащими в разные стороны вихрами оно было краснее и больше левого.
  - Рассказывай! - потребовал нахальный блондин.
  И летописец рассказал. Вчера в лавке феера продала новичку за сущие копейки большой набор светящихся красок для тела. Прошлой ночью домовичи, обладающий врожденной способностью проникать в любую комнату того места, каковое считает домом, навестил всех парней-летописцев с первого по пятый курс и расписал их под хохлому. Хорошо еще пареньку хватило ума послушаться предостережения Хага не посещать комнаты девушек. А то одним помятым ухом он бы не отделался. Ну что сказать, то ли у юного живописца оказался врожденный талант к нательной росписи, то ли столь выдающееся отсутствие такового, однако, первая же жертва, пробудившаяся среди ночи по неотложному делу и свидевшаяся с зеркалом в кабинете задумчивости, огласила общежитие громким воплем. К одиночному крику очень скоро присоединились другие. Через несколько минут в Лапе у летописцев, как в мужской, так и в девичьей части общежития, не спал только глухой.
   По итогам ночных развлечений было признано, что напугать и поразить лопоухий паразит смог многих, за что получил признание масс и в ухо от самого пораженного. Декан летописцев, мастер Ротамир, поднятый среди ночи с постели, оптом оценил ночной беспорядок и талант живописца в цикладу мытья лестниц в Башне Судеб. Вот и печалился паренек о несправедливости мироустройства: все загаданное исполнил, и ему же за это попало.
  - Бедолага! - посочувствовала Яна домовичи и сунула в руку прихваченный с ужина пирожок.
  - Наплюй на всех! Лестницы мыть несложно. Считай отработку не наказанием, а признанием твоего успеха! Подрастешь и такую им шутку учини да напугай, чтоб никто тебя поймать не смог! - по-своему утешил первокурсника Машьелис.
  - Полы я мыть умею, а что другое... Из того, чему здешние обучены, не умею толком, почитай, и ничего, нашему роду то не надобно было, вот в памяти и нету, - вздохнул летописец, откусил от пирожка и снова машинально потер ухо. Оно уже не болело, но служило живым напоминанием недавнего не то триумфа, не то фиаско.
  - Какие твои годы! - легонько хлопнул малыша по плечу Хаг. - Пять лет впереди! Выучишься! Зато потом каждый потомок сразу летописцем будет, коль склонность в душе найдется.
  Янка поддакнула и заботливо вложила в свободную руку лопоухого Ясека еще один пирожок. Утешив молодое поколение, девушка еще разок подробно объяснила пареньку, где именно и как ему надо отрабатывать наказание. Распрощавшись с домовичи, третьекурсники двинулись в общежитие. По дороге Донская растерянно уточнила:
  - Хаг, а почему ты Ясеку сказал, что его потомки летописцами будут? Это заранее известно?
  - Так он же домовичи! Память от деда к отцу, от него к сыну и далее передается. Что старший знает, то и младшим ведомо будет. Понятное дело, не сразу, чтоб не свихнулись, а как подрастут и в копилку знаний заглядывать научатся, - пожал плечами тролль, поясняя само собой для него разумеющийся факт.
  - Здорово, - искренне позавидовала уникальной расовой особенности Донская, не отказавшаяся бы от такого бонуса. - У людей по наследству только склонность к какому-нибудь делу или талант передаваться может, да и то не факт. Болезни чаще. Вот папа мой красиво рисует, а у меня сами знаете, какие кракозябры выходят, стоит карандаш в руки взять.
  - Каждому свое, - провозгласил Машьелис, когда отсмеялся над забавным словечком 'кракозябры' и, сорвав еще сочную зеленую травинку для своего обычного покусывания, заметил: - У нас в АПП вообще бесталанных неучей нет, если кто сюда угодил, значит, Судьба достойным сочла и привела.
  - То есть ты хочешь сказать, что в академию поступают лишь те, у кого есть не только способности летописца, пророка или блюстителя, а еще и какое-никакое образование? - переварила и перевела для себя девушка, следя за очередным акробатическим номером, откалываемым живчиком-дракончиком. Сейчас он промчался по тоненькому бордюру, как по бульвару, прошелся на руках по спинке скамьи, сделал пару сальто и снова побежал по поребрику к друзьям.
  - Именно, - пожал плечами Лис, не видя повода обсуждать очевидное. - Зачем время на ерунду тратить?
  Яна вынужденно согласилась. В программе Академии Пророчеств и Предсказаний не было никакой общеобразовательной ерунды, вставляемой для 'расширения кругозора и повышения культуры личности'. Все знания, даже казавшиеся на первый взгляд головоломкой-издевательством, являлись необходимыми в настоящей и будущей работе с пророчествами, а не способными пригодиться где-то и когда-то, как знак интеграла из проволоки для вылавливания связки ключей из унитаза.
  - Хм, а если к АПП придет талантливый неуч, он поступить не сможет? - задумалась вслух Донская, по пути машинально поймав слетевший с ветки дерева желтый листик.
  - Если есть дар, Силы сами направят по нужной дороге сперва за знаниями, и, коль нужные обретет, в свой черед к вратам АПП, - степенно ответил Хагорсон. - Если есть желание и цель, Судьба приведет.
  Парни уже привыкли к некоторой вопиющей безграмотности подруги в подобных вопросах бытия. Проживание в техническом мире плохо способствовало сохранению веры в чудеса.
  Яна только кивнула и спорить не стала. После лекций Ясмера и общения с другими студентами, девушка понемногу начала привыкать к здешней спокойной, нет, даже не вере - спокойному знанию о 'тех, кто там, наверху'. Для себя она рассудила, что, наверное, не так уж и плохо, когда знаешь - есть те, которые приглядывают за жизнью, пусть не твоей персонально, а миров, и, коль обратишься с просьбой, помогут. Пусть порой совсем не так, как хотел бы ты сам, но, может, и лучше, чем сам хотел. Из-за деревьев-то лес не всегда виден...
  В комнате землянка переобулась, добрела до кровати, сбросила тапки и со стоном рухнула на постель. Полежала несколько секунд в виде растекшегося желе. Сил двигаться, думать, ходить не было. Вообще ничего не хотелось!
  - Устала? - сочувственно спросила Иоле, присаживаясь рядом.
   - Не то слово, подруга! Чувствую себя так, что лучше бы меня убили, - пожаловалась девушка и коротко поведала подруге о сегодняшнем учении-мучении.
  Латте изумленно ойкала и цокала языком, а потом и вовсе, качая полосатой головкой, удивленно призналась:
  - Нас так не гоняли и сейчас не гоняют!
  - Вот и мне казалось, что ничего такого ты не рассказывала. Правда, поначалу думала, пугать заранее не хочешь, - согласилась Донская и все-таки заставила себя повернуться на бок и переползти с кровати в кресло. Не потому, что силы нашлись. Лежать с полным пузиком оказалось неудобно. Там что-то сразу принялось бурчать и побулькивать, будто возмущалось вместе с хозяйкой непосильной нагрузкой и требовало выходной.
  - Чайку? - предложила соседка, не зная, чем еще помочь подруге, кроме выражения сочувствия.
  - А давай, того, с мятой, - согласилась Янка. Ни малейшего желания повторять сегодняшний материал у девушки пока не было. И вообще, если внутрь организма сегодня что-то еще и можно было засунуть, то только несколько глотков хорошего чая, но никак не еду и знания.
  Насчет чая мысли у команды сошлись. Потому не успела вода согреться, а в комнате у девушек уже стало не то чтобы людно, скорее немножко ифрингово, тролльно, драконно и эльфно. Словом, пришли все ребята и, разумеется, получили по законной чашке горячего ароматного напитка.
  Пригубить едва успели. Как раз слушали неторопливый рассказ Стефаля на привычную каждому студенту тему 'Как я провел лето', дополняющийся в случае эльфа словами 'с семьей и невестой близ Великого Древа', как в дверь снова постучали.
  Иоле, добрая душа, пожалела притомившуюся Янку и открыла сама, впуская декана Гада. Вид дэор имел озадаченно-хмурый. Ежик волос с экзотическим фиолетовым отливом не топорщился задорными иголками, а выглядел потрепанным и немного поникшим. Даже нос-сосиска висел печально и казался длиннее обычного. Кажется, учебные будни замотали не только блюстителей, а еще и их декана. По внешнему виду не скажешь сразу, кого больше.
  - Только не говорите, что мы опять в пророчество попали, - вместо 'ясного вечера, дорогой декан Гадерикалинерос', ляпнул Машьелис, отстучав ложкой по кромке чашки несколько тактов бравурного марша.
  - Могу помолчать, посидеть на диване и попить чая... с вареньем. Заодно проверим, откликнется ли Вселенная на ваше желание изменить обстоятельства, - саркастично выдал в ответ мужчина.
  - Умеете вы обрадовать, мастер, - пробурчал Хаг, тогда как дракончик ощутимо оживился, подобрался рысью перед прыжком, и, кажется, сбросил весь груз дневной усталости.
  - Я разносторонне одарен, - невозмутимо поведал студенту дэор Гад.
  Янка же, уловив 'тонкий' намек, встала и полезла в шкаф за вареньем. На что только не пойдешь ради декана и порции важной информации!
  Получив свой чай и земляничное варенье, тот посидел несколько минут, наслаждаясь хорошим напитком, любимым лакомством и почти благоговейной тишиной. Студенты, затаив дыхание, ждали откровений.
  Прекратив издеваться над изнывающим от нетерпения Машьелисом и прочими присутствующими, Гад заговорил:
  - В этом семестре руководство АПП приняло решение увеличить начальные нагрузки на третьекурсников. Причиной тому слишком большой объем пророчеств, перемещенных в Зал Свитков. Чтобы быстрее натаскать вас для работы блюстителей, была скорректирована программа...
  'Так вот где собака зарыта!' - нашла причину сегодняшнего учебного террора Яна.
  - Чего сразу мы-то? - наморщил лоб Хаг. - Вон, четвертый и пятый курсы еще есть.
  - При их переходе на третий курс, то есть на уровень студентов, способных к серьезной работе блюстителей, такого количественного возрастания пророчеств не наблюдалось. Руководство полагает, дело в вашей группе, - растолковал декан, вылавливая из варенья сразу три ягодки разом.
  - А что там с пророчеством? - не утерпел дракончик.
  - А то, - теми же интонациями отозвался декан, проглотил варенье, запил чаем и нехотя процитировал:
  
  Исчезнут до поры судеб важнейшие плетенья,
  Что всем основа и опора древних стен,
  Нет повода тревоге в том, но зло в твореньи
  Мести того, кто яд сберег и преуспел
  В искусстве подчиненья...
  
  Коль все исполнится незримым пауком,
  Четыре нити в АПП прервутся, чтоб потом
  Все спуталось неправильным клубком...
  
  - Понятно, что ничего не понятно. Мы-то тут при чем? - ляпнула Яна, у которой аж в голове зашумело от коряво-загадочного стихотворения. Вот хоть раз бы что красивое и внятное их команде попалось, из той прелести, которую однокурсники цитировали! Так нет, очередная хромающая на обе ноги белиберда под названием 'всем каюк!'.
  - При желтом свете из-под вашей двери, Донская, и при том, что вы вот уже третий год 'при чем' всегда, когда дело касается пророчеств о благополучии АПП, - хмуро поведал Гад, отправил в рот еще ложку варенья и расщедрился на объяснение: - Меня вызвал дежурный. У пророчества, о котором идет речь, не выбран блюститель, оно относится к редкой для академии и почти никогда не изрекаемой нашими пророками категории самореализуемых. То есть реализуемых исключительно через субъектов при минимальном участии блюстителей или вовсе без участия оных. То пророчество, чью печать нечаянно взломали Картен и Максимус на первом курсе, близко подходило к грани самореализуемых, а сегодняшнее ее пересекло. Верный признак тому печать, треснувшая и распавшаяся до выбора блюстителей. Вовремя коснувшись треснувшей печати, я обходил АПП в поиске субъектов и объектов пророчества. Вы - единственные за полчаса блужданий, кто оказался отмечен сиянием. Или, не исключаю, единственные, кого я смог заметить. Очевидно под 'обходил' дэор имел в виду себя и все свои копии, применяемые в качестве живой цепи для прочесывания территории академии.
  - И чего опять мы-то? - неожиданно забухтел Машьелис.
   - Сам говорил - любимые игрушки АПП или Судьбы, она нас сама выбирала для себя, как погремушку, - философски напомнил Хагорсон другу его недавнее заявление.
  - Я не поняла, - честно призналась девушка. - Нас кто-то убить захочет?
  - Очевидно так, Донская, - подтвердил декан и порадовал друзей. - А потому вплоть до исполнения пророчества я закрываю для вас выход в город. Иоле, тебя запрет не касается. Стефаль, ты ярким сиянием блюстителя не отмечен. Слабый зеленый отблеск списываю на твою принадлежность к команде. Тебе рекомендовать воздержаться от прогулок по Дрейгальту не стану, просто прошу быть осторожнее.
  - Понял, мастер, - послушно кивнул эльф.
  - У-у-у, - взвыл возмущенный Лис. - И сколько нам ждать-то? Как у самореализуемых срок исполнения определить?
  - Кто-то зачет по 'Пророчествам и предсказаниям' у мастера Сейата получил за красивые глаза? - не по-хорошему удивился декан, наставляя на дракончика ложечку.
  - Не-не-не, у Сатаны ничего задарма не получишь, кроме лишней задачки для семинара. Я, конечно, помню совокупность общих признаков, как-то: выцветание текста пророчества и степень искрошения остатков печати. Но разве же по ним наверняка скажешь? - дракончик выжидательно уставился на мудрого дэора.
  - Как это ни удивительно, Машьелис, скажешь, - скупо улыбнулся Гадерикалинерос, опуская ложечку так, словно вкладывал меч в ножны. - Вам дали нужные сведения, но не смогли продемонстрировать образец подобного пророчества по той самой причине, что совокупность косвенных признаков, свидетельствующих об исполнении самореализуемого пророчества, фактически его уничтожает, как предмет материальный.
  - То есть совсем? - недоверчиво приподнял бровки домиком о Либеларо.
  - Остается чистый лист и пыль, годная для производства артефактов и чернил, - скрупулезно уточнил детали Гад.
  - Почему же нам этого не сказали? - простодушно удивилась Яна, огорченная важным пробелом в знаниях.
  - Насколько я знаю мастера Сейата, потому, что вы об этом не спросили, - усмехнулся с ехидцей декан. - Студенты, не проявившие к предмету интерес, наказываются отсутствием знаний.
  Дракончик сердито фыркнул, а остальные блюстители, даже Стефаль, угодивший в категорию 'не поинтересовавшийся', устыдились или сделали вид, что устыдились. Мастера в АПП учили на совесть, но бегать за студентами с домкратом для разжимания челюстей, чтобы впихнуть очередную порцию бесценных знаний в упрямо сомкнутый клювик, себя обязанными не считали.
  - Я вас предупредил, - опустошив банку с любимым вареньем и допив чай, констатировал декан. - Будьте осмотрительнее, в случае чего вызывайте меня. Знак СУАЗ, надеюсь, все носят в кошеле?
  Студенты дружно заверили начальство в наличии знака первой необходимости. Гад довольно хмыкнул и вышел из комнаты.
  - Пришел, напугал, гулять запретил и ушел... Люблю я нашего декана, - выдал Машьелис.
  - Да ты мазохист, - хмыкнул Хаг.
  - Жалко, что гулять запретили, - посетовала Яна, пристрастившаяся за последний год к прогулкам по чистеньким улочкам волшебного города. А уж сколько она всякого разного для маленькой сестренки там накупила и думала еще прикупить с первой стипендии. Те монетки-листики от благодарного мастера Сейата, которыми с напарницей честно поделился Лис, когда Хаг оплеухой пробудил в нем совесть, землянка по совету дракончика положила в банк под выгодный процент и не собиралась трогать до окончания АПП. Стипендию-то платили очень хорошую! С таким запасом только и бродить по лавочкам.
  Как любая девушка Яна любила бродить по магазинам в свое удовольствие, правда, покупать больше любила подарки друзьям и родным, чем что-то себе. А теперь и по лавкам прогуляться не выйдет. Придется у фееры стипендию тратить или кого-нибудь из девочек просить об одолжении. Ту же Таату, сейчас увлеченно читающую 'Повесть о кольце'. Хоббитянка, в отличие от Юнины или Ольсы, обожала бродить по магазинчикам и частенько составляла компанию Янке. Да и вкусы у студенток во многом совпадали. В компании со сплетницей Титой землянка делать покупки не любила. Пещерница так отчаянно торговалась за каждый медный листик, что у ее спутниц терпение заканчивалось значительно раньше, чем у Елбаст кураж. И пусть экономия выходила приличная, терпеливо сносить процесс торга Яна была не в силах.
  Конечно, хотелось по городу побродить, но безопасность важнее. Мама наверняка предпочтет здоровую старшую дочку, а не пострадавшую из-за собственного упрямства. Янка тихонько вздохнула и вернулась мыслями к общему разговору.
  Ничего важного друзья не придумали. Покрутили так и сяк пророчество, процитированное деканом, повыдвигали самые нелепые, странные и страшные версии о ядах, мести, пауках реальных и символических, после чего единогласно решили прекратить пустые гадания на кофейной гуще, чтоб самих себя до смерти не запутать.
  Парни выпили еще чаю, как-то невзначай съели вазу конфет и как раз помогали убирать со стола, когда случилась авария. Взявшийся помогать девушкам Хаг столкнулся с преисполненным аналогичным благим порывом Машьелисом. Эльф успел увернуться и в общей куче-мале не поучаствовал. Как обычно бывает в таких случаях, пострадала ни в чем неповинная утварь. Со звоном врезались друг в друга чашки. Та, что потоньше, не пережила аварии и распалась на две аккуратные половинки.
  Янка огорченно скривилась. Эта желтая позитивная посудина с изображением пушистого цыпленка ей особенно нравилась. Но чего теперь-то? Осколкам прямая дорога в мусорное ведро!
  Так думала девушка, зато дракончик считал иначе. Видя огорчение напарницы, он мигом вручил свою долю грязной посуды Стефалю, схватил две половинки чашки, соединил их и дыхнул.
  Чашку окутала радужная дымка. Когда она рассеялась, довольный Лис с поклоном преподнес подруге совершенно целую посудину. Янка покрутила ее, потыкала пальцем, даже ногтем щелкнула по стенке. Фарфор отозвался мелодичным звоном. Чудеса, да и только! Будто не разбивали!
  - Здорово! - оценил Хаг. - Это у тебя одно из свойств радужного пламени?
  - Ага, соединяет разрушенное, коль на то желание мое есть! - похвастался о Либеларо с довольной улыбкой: друзья оценили, поразились и восхитились! - На каникулах научился. Замок, ясное дело, не восстановлю, но чашку, тарелку или безделицу какую, если все части имеются, - запросто!
  - Спасибо! - от души поблагодарила дракончика девушка и осторожно заметила: - Ты нам про каникулы еще ничего не рассказывал.
  Только сейчас Янка запоздало удивилась, что болтун Машьелис, в отличие от обыкновенно отмалчивающегося Хага, не поведал друзьям о своих обычных страданиях под гнетом властной бабули, пытающейся найти счастье для внука вопреки желанию оного. Кандидатки 'на счастье' отметались Лисом настолько искусно, что у леди Левьерис, кажется, до сих пор сохранились иллюзии по части придирчивости и переборчивости внучка, а не стойкая уверенность в нежелании о Либеларо младшего вообще жениться и продолжать славный род радужных драконов. Хотя, кто ее знает, эдакую бабушку, может, все она поняла и просто давала любимому внуку возможность погулять.
  - Не говорил, - признался Лис, привалившись к стене, и скривился в странной смеси восхищения и ужаса. - Это, Ян, сложно даже чувствовать, а описать и вовсе почти невозможно. Дядюшке, брату своему, меня бабуля для дрессировки сдала. Тот гонял нещадно, я даже о Теобале и Леоре мечтать порой начинал, чтоб пришли и вырвали из когтей садиста. А еще время у него во владениях такое мудреное, и не скажешь, вечность или миг средь радужных туманов провел, ощущение полностью теряется.
  - У драконов, особенно старых, свои отношения с Силами Времени - с уважительной осторожностью промолвил Стефаль. Он разглядывал юного представителя крайтарских радужных драконов так, словно хотел его если не препарировать, то подробно исследовать и подвергнуть нескольким десяткам тестов для определения новых способностей.
  - Так вот почему ты так вымахал и в силе прибавил, - покачал головой Хаг.
  - Не всем же радоваться жизни в обществе шестерых братьев-сестричек, - скривился Машьелис, тряхнув локонами. - Нет, я не жалуюсь, так надо было, но вспоминать, как всего корежило от волн силы, когда каналы в большом теле расширялись, к потоку приноравливались, как гонял меня дядюшка Кинтэор из облика в облик до обмороков, не хочу.
  - Значит, не надо! - поспешила успокоить друга Яна, ласково поглаживая по плечу.
  - Восьми братьев-сестер, - отвлекшись от уборки посуды, вставил тролль. Он мгновенно понял, насколько неприятно дракончику вспоминать о каникулярной дрессировке и ловко перевел тему.
  - Это как же? - удивилась Иоле, пытаясь подсчитать сестер-братьев тролля и сбиваясь со счета.
  - Близнецы! Парни! - хохотнул, объясняя необъяснимое самым простым образом, серокожий здоровяк. И принялся веселить друзей коротким рассказом о житье-бытье большой семьи вождя, обрадованной громкоголосым и вечноголодным пополнением. В суровом роду троллей звание жены вождя и его детей не освобождало от массы обязанностей, напротив, в дополнение к бытовым навешивало еще и кучу общественных. Так что каникулы Хагорсона выдались те еще.
  Остальная уборка прошла без неловких вопросов и битья посуды. Смысл колотить, коль Лис в два счета все чинит? И друзья разбрелись по комнатам общежития на ночевку.
  
  
   Глава 4. О последствиях благих порывов
  
  Погруженные в учебную круговерть третьекурсники сами не заметили, как минула первая циклада, со свистом пронеслись выходные и началась вторая учебная восьмидневка со знакомого по второму курсу предмета - 'Существа, создания и сущности'. Длинное название студенты давно уже сократили до 'ССС'. Пусть дроу обыкновенно считались родней паукам, мастер Клиог ап Рас больше походила на мудрую змею, потому название-шипение к предмету с легкой руки Лиса прилипло намертво.
  Судя по всему, мастер Анита - суровая дроу, и так не отличавшаяся человеколюбием в целом и студентолюбием в частности, тоже вступила в общий преподавательский заговор по усиленной дрессировке блюстителей. Ее предмет нагонял на ребят не только тоску из-за объема поставляемого педантичной преподавательницей материала, а частенько ужас от подробностей жизни-'не жизни' изучаемых разновидностей объектов и щедрой демонстрации наглядного материала. Создания и существа попадались разные. Почти всегда странные на человеческий взгляд, порой забавные. Зато сущности чаще всего оказывались по-настоящему жуткими. Хотя как-то за прошедший год Янка успела притерпеться к этой жуткости до такого состояния, когда перестала пугаться и начала зубрить, опасаясь позабыть особенности страховидл. Может, у мастера на то и был расчет?
  Сегодня Анита начала урок с коварного вопроса, почему-то не рассмотренного детально на лекциях в прошлом году или не рассмотренного в подробностях намеренно. Уж слишком ловко когда-то обошла эту тему дроу, никогда и ничего не делающая просто так.
  - Скажите-ка мне, господа студенты, к какой категории в рамках предмета вы относите себя?
  - Когда ни демона в лекциях не понимаю, то существо, когда после занятий вчера в Лапу шел, точно созданием себя чувствовал, а с утра вроде как сущностью, - тихохонько пошутил Машьелис.
  - Интересная, хоть и бездоказательная, точка зрения, - скривила губы в призраке ироничной улыбке мастер. - Есть иные версии?
  - Мы вне предложенных курсом категорий, - высказалась умница Ольса, взмахнув пушистыми ресницами.
   Юнина, не успевшая опередить подругу с ответом, энергично кивнула в знак согласия.
  - Ха, это смотря кто! - хохотнул Картен.
  - А мне кажется, мы создания - разум есть, плоть есть, - пожал плечами Еремил.
  - Записываем! Разумные создания плоти, наделенные душой, выделяются в особую над-категорию, - скомандовала дроу, одарив голубокожего остряка неодобрительным взглядом. Странно, что на Машьелиса, вылезшего с шуточкой и Еремила, отвечавшего без дозволения, Анита так не рассердилась. Возможно, дело было в том, как точно и изящно оперировал дракончик нужными понятиями курса, и насколько верно рассуждал полукровка-демон.
  - Мастер, а как отличить-то? - задал с места вопрос Хаг, морща могучий лоб в серые складки, и машинально почесал жесткие волосы на затылке.
  - Что именно вам неясно, Хагорсон? - приподняла тонкую бровь дроу, развернувшись в сторону студента, чем явно продемонстрировала вероятную важность диалога.
  - Разумность, при минимальной близости способа мышления, как-то по поведению определить зачастую можно, - пожал плечами задумчивый тролль. - Но есть душа у создания или нет, как узнать-то? Мы не боги, не жрецы их, не маги великие и уж тем паче не Силы. Тонкие структуры такого уровня зреть сходу не обучены.
  - Вы блюстители пророчеств, - почти улыбнулась Анита, довольная важным и нужным вопросом. Положив руку на кафедру, дроу продолжила почти торжественно: - Все вы внимали лекциям мастера Ясмера по Основам Мироздания и Истории Игиды. Коль сейчас вы здесь, а не за воротами академии, свободные от браслета студента, значит, ваша суть, ваша душа приняла истину, даже если разум не осознал услышанное в полной мере. Потому, если возникнут сомнения, доверьтесь себе. Слушайте голос Творца в своем сердце и не ошибетесь.
   'Словом, нам посоветовали доверять интуиции и сердцу', - так решила Янка, чаще всего именно так, сердцем, и реагирующая на все события жизни, если требовалась моментальная реакция.
  Решать мгновенно разумом у неспешной девушки никогда не получалось.
  Потому она сразу невольно задумалась вот о чем: если силаторхи создают для работы фантомы, то те, ориентированные на одну задачу и исчезающие после ее завершения, душой, понятное дело, не обладают. А как быть с двойниками дэора, которые, по сути, есть он сам, только существующий в нескольких экземплярах одномоментно? Если Гада одновременно во плоти несколько штук, душа тоже тиражируется, как оболочка физическая, или она одна, целиковая, на все тела?
  - То есть заклинаний или знаков Игиды для определения наличия души не существует. Мы должны руководствоваться исключительно субъективными ощущениями, скорректированными в нас посредством лекций, - перевел тролль, задумчиво морща лоб.
  - Именно так, - уточнила важный аспект темы мастер и, четко отловив погруженность землянки в мысли, спросила:
  - О чем размышляете, студентка Донская? Надеюсь, вас озадачила именно тема, поднятая Хагорсоном?
  - А? Да, - немножко смутилась девушка, не заметившая, как невольно привлекла внимание преподавателя. - Я про дэоров думала. Как у них с душой. Она разве делится, когда дэор одновременно в разных местах разными делами занят?
  - Хм, интересный вопрос. У этой расы душа особого плетения. Разумеется, она не делится, не колбаса, и не дублируется. Она является надстройкой над прочими оболочками, потому при создании подобий никаким трансформациям не подвергается, - быстро дала справку Анита, что-то пометив в своем журнале преподавателя, и одарила Яну на удивление благосклонным взглядом. Кажется, мнение дроу о девушке изменилось в лучшую сторону впервые за все время занятий.
   Осветив душевный вопрос, лектор вернулась к тонкостям классификации свободно перемещающихся, а потому особо опасных сущностей. Народ застрочил в тетрадях. Диктовала Анита споро, пугаться, переваривая информацию, времени не оставалось.
  Оба учебных часа посвящать теории дроу сегодня не собиралась. В планах сурового мастера, ориентированного на практическое натаскивание студентов, был еще небольшой - как раз на один урок - практикум. Таким образом, Анита убивала сразу стаю зайцев: заставляла студентов освежить в памяти подзабытый за каникулы материал, проверяла способность блюстителей ориентироваться и применять на деле теоретические знания, побуждала к работе над собой по преодолению инстинктивных страхов, а заодно и воспитывала.
  С ударом колокола лекция закончилась, дверь в коридор не открылась. Зато мастер Клиог ап Рас исчезла вместе с кафедрой. На этом месте проявилась дверь, ведущая в зал, где шла отработка практики. Хотя как раз залом это помещение назвать было невозможно. Каждый раз оно принимало новый вид, повинуясь целям и планам преподавателя. Причем настроено оно было так, чтобы сразу все команды блюстителей могли выполнять практическое задание, каждый в своем времени и пространстве. Именно по аналогии с артефактным залом по 'ССС' создавалась новая полоса препятствий академии.
  Наученные опытом, порой горьким, студенты тратить время на споры, болтовню, попытки взломать дверь и прорваться с боем в коридор не стали. Собрали сумки, разбились на команды в соответствии с выбором шэ-дара и двинулись к двери в зал практикума. Туманная дымка, навешенная на проем, не давала ни разглядеть, ни расслышать происходящего внутри. Отгадывать, зная причудливую фантазию мастера, тоже было бесполезно.
  - Развлечемся? - подмигнул напарникам Машьелис.
  Какие бы 'ужасные ужасы' ни изобретала дроу, чутье дракончика, оберегающее его от страшных неприятностей и сильно обострившееся после визита в Храм Ветров, на 'ССС' всегда молчало. Практику у Аниты он отрабатывал с удовольствием, в отличие, скажем, от многих других блюстителей, не желавших тесно знакомиться с духами, мантикорами, гигантскими пауками кицеларисами и тому подобным, порой очень уж наглядным, экзотическим материалом. Пока по части непереносимости практических у Аниты с отрывом лидировали брезгливый Пит и трусихи Тита с Таатой.
  Ольса и Юнина, хоть и выглядели тонко-звонкими, чувствительными к малейшему дуновению ветерка барышнями, никогда на занятиях в бесконтрольную панику не впадали. Возможно, дело было не в крепости нервов дриады и эльфийки, а в их куда большей терпимости к иным, непохожим на них самих созданиям, существам и сущностям и готовности понимать других?
  Еремил для страховки крепко держал напарницу Таату за руку, когда они проходили завесу, то ли оберегал, то ли предупреждал побег девушки, порой провоцируемый сюрпризами от мастера Аниты. Работа в паре приучила Надалика к ответственности и снисхождению с чужим слабостям. Зная сильные и слабые стороны маленькой хоббитянки, напарник учился пользоваться ими. Картен же обыкновенно поступал с Питом куда грубее. В данном случае он банально дал замешкавшемуся напарнику точно выверенного пинка, чтоб летел, да не упал.
  Как раз вслед за воспарившим Цицелиром и Росом в дверь вошла и Янкина тройка. Вошла-то тройка, а пришла лишь одна девушка. Куда в процессе делись друзья, оставалось лишь гадать. Самым вероятным ответом был стандартный: мастер приготовила на сегодня индивидуальное задание. Осталось только разобраться с тем, какое именно. Как вариант, с друзьями Яна могла встретиться в процессе выполнения практикума при соблюдении каких-то условий.
  Первым делом студентка огляделась, пытаясь сориентироваться. Место, где она очутилась, было каким-то строением. Судя по стропилам наверху и скошенной крыше - чердаком. Пыльным, полутемным, загроможденным всяким хламом, который копится даже не годами - десятилетиями, потому что выбросить не поднимается рука. У Янкиной семьи такая же, лишь чуть менее пыльная, свалка имелась в сарае и в откосах на втором этаже дачного дома.
  Снаружи, если судить по узкому лучику, просочившемуся через полукруг маленького оконца чердака где-то наверху, царил день. Птичий щебет и чуть слышный шелест листвы деревьев подействовали на Яну успокаивающе.
   Все еще не понимая, зачем ее сюда отправили и с каким созданием, существом или сущностью предстоит встретиться, девушка начала осторожно пробираться через завалы хлама к чердачному люку. Не следовало сходу отметать вариант с длительным поиском объекта где-то внизу или вообще вне дома. Сам спуск вниз по задумке дроу вполне мог оказаться чем-то вроде очередной полосы препятствий.
  Вдруг помимо чириканья и шелеста до ушей Янки донесся тихий безнадежный плач. Так горько и искренно могут плакать лишь дети, делясь своей обидой со всем миром разом.
  Девушка резко повернула влево. Там, в дальнем углу чердака, громоздился большой старый комод с надстроенными полками, в котором отсутствовала половина ящиков, а из уцелевших трех как следует был вставлен лишь один, остальные перекосились и рассохлись.
  За этим монстром столярного промысла и раздавался плач. Янка решительно, не обращая внимания на отбитые до синяков в борьбе с препятствиями ноги, полезла в угол. Сжавшись в комочек, за комодом сидел мальчонка лет четырех. Он и рыдал, размазывая кулачками по лицу слезы.
  - Ты чего плачешь, кроха? - вырвалось у сердобольной девушки.
  - Никто не хочет со мной играть! - совершенно как маленькая соседка Галинка, пожаловался малыш, хлюпнув носом.
  - Давай играть! - тут же привычно отреагировала Донская.
  - Давай! - подскочил с места малыш и тут же вновь насупился, надув губенки бантиком. - Только мои игрушки в ящике, не могу открыть!
  - Сейчас все достанем, - пообещала Янка и вступила в неравный бой с мебелью. Ничего удивительного, что мальчику не удалось справиться с тяжеленным ящиком. Землянка и сама сумела открыть его лишь с третьей попытки, потянув за ручку с рывка.
  Ящик выдвинулся, демонстрируя детские сокровища: медвежонка без одного глаза, зайку с оторванной лапкой, тряпичный мячик, деревянную пирамидку с облупившейся краской, кубики, кем-то попробованные на зубок. Малыш издал восторженный писк.
  - Во что будем играть? - деловито уточнила Яна.
  - Во все! - категорично объявил мальчик.
  И они поиграли во все - во все один раз, потом другой, и в третий тоже. Энтузиазм ребенка, переключавшегося с одной игрушки на другую, никак не утихал. Яна немного устала, но терпела и изображала то трусливого зайку, то лезущего за медом косолапого, спасающего нос от пчел, затем строила башенку... В общем, чего только она не делала, потеряв счет времени, как вдруг ее маленький товарищ по играм замер, светло улыбнулся и, шепнув: 'Спасибо, тетя!', рассыпался искрами.
  В следующую секунду Яна уже стояла в пустой зале практикума - том самом помещении, где творились иллюзорные пространства для тренировок.
  Анита сидела за рабочим столом, изредка поглядывала на что-то и делала пометки в своем журнале. Вернее, она делала их до появления землянки, а едва та материализовалась, покачала головой в некоторой озадаченности, закрыла книжечку, встала и хлопнула в ладоши.
  От этого сигнала в зале дезориентированной толпой появились все третьекурсники-блюстители, буквально выдернутые в мир реальный в разгар исполнения задания.
  - Мастер, что случилось? Я еще призрак не развеял?! Почему он исчез?! - возмущенно взвыл поцарапанный и подожженный местами, основная часть которых концентрировалась почему-то в нижней задней части формы, Картен.
  Его голосу вразнобой вторили и другие студенты, со схожими претензиями и в разной степени потрепанным видом.
  - Можете поблагодарить студентку Донскую за окончательное упокоение призрака. Она исполнила предсмертную волю, тем самым проведя не временное, а окончательное развеивание, - сухо проинформировала учеников дроу.
  - Ух, Ян, как ты это сделала? - тут же пристал к напарнице с вопросом Машьелис.
  - Мы только поиграли с мальчиком, - растерянно ответила невольная творительница несвоевременно-доброго дела.
   Что играет не с человеком, Яна все-таки сообразила. Пусть далеко и не сразу, а лишь примерно к середине процесса игры, когда поняла, откуда сквозит холодком. Но поднять руку и обидеть несчастного ребенка, пусть он даже не живой и не дух, а лишь призрак или привидение, не смогла. Решила для себя: пусть уж лучше она не получит зачет у мастера. Пересдать проще, чем мучить малыша.
  - Далеко не всегда для развеивания сущности требуются строгие рамки ритуала. Порой достаточно исполнить условие-ключ, размыкающий наложенные оковы. Мы с вами об этом уже беседовали, - напомнила студентам Анита.
  - Мастер, у нас у всех призрак исчез, потому что он был отражением одного призрака в разных вариантах смоделированной вами реальности? - озадаченно уточнил Кайрай.
  - Именно, - коротко подтвердила Анита, не слишком довольная уничтожением ценного наглядного пособия, и в то же время высоко оценившая точность способа, избранного студенткой для избавления от призрака.
  - Ой, - запоздало взвизгнула Таата, подпрыгивая на месте, как мячик. - Так он настоящим был?
  - Разумеется. Что вас так удивляет, студентка? Я еще на первых занятиях говорила о своем намерении использовать как иллюзии, так и настоящих существ, созданий и сущностей для ваших тренировок, - Анита приподняла бровь, изогнув ее в удивительном подобии лежачего знака вопроса.
  Хоббитянка смутилась и что-то пробормотала себе под нос. Не сообщать же ей было учителю о своих страхах, которых до сих пор было поменьше от наивной уверенности в иллюзорности выставляемых образцов. Из-за этого девушка чувствовала себя поспокойнее, пусть порой и доставляла приступами паники проблемы Еремилу. Сегодня наивной вере Тааты пришел конец, а полудемону в перспективе прибавилось проблем с фобиями напарницы.
  - Часто мы с настоящим материалом работаем? - не страхом, азартом загорелись желтые глаза Авзугара.
  - Тогда, когда я считаю это необходимым, - сухо проинформировала блюстителей Анита, по сути не сказав ничего. - Сейчас же, увы, придется воспользоваться иллюзией. Всем, кроме Донской. Она практическую часть задания выполнила, потому мы с Яной побеседуем о более стандартных способах развеивания призраков и привидений, известных студентке.
  Вот в эту секунду, пожалуй, бедная студентка испугалась сильнее, чем за все время занятия. Но делать нечего, пришлось морщить извилины и вспоминать, благо старым конспектом Анита великодушно дозволила воспользоваться. Способов-то было немало, разве все упомнишь после каникул?
  Каким образом мастер, внимательно слушая ее, одновременно умудряется контролировать процесс практики каждого студента, Янка сообразить не смогла. Однако то, что она за всем следит и подмечает, готова была ручаться. Наверное, тут применялись сложные артефакты и личные таланты дроу. Может, она как паук какую-нибудь незримую сеть раскидывала на студентах и по дрожанию паутинок отслеживала ход занятия?
  Счастье в жизни есть! Ни один урок не длится вечность! Удар колокола освободил студентку из сети вопросов. В аудитории, куда вышла отпущенная с миром и благосклонным кивком Янка, как раз появлялись однокурсники - все и одновременно. Впрочем, как всегда. Анита ценила свое и чужое время, но была сторонницей дисциплины, из ее кабинета студенты выходили только после сигнала колокола, дабы не множить без нужды доли хаоса на территории академии.
  За 'ССС' снова следовала физкультура и 'горячо любимая' полоса препятствий, существенно усложнившаяся со времени первого курса. Пожалуй, Цицелиру повезло со сменой прически на косу, а не то он точно пожег бы и подрал великолепные синие волосы подчистую. Дриада Ольса вот, поскольку никому войны не объявляла и вообще числилась пацифисткой, приспособилась вместо косы подворачивать свою густую шевелюру в хитрый пучок с деревянными шпильками, не мешающий занятиям. Яна и сама делала что-то похожее, только из косы. Длинные шпильки и заколки для закрепления прически еще в прошлом году были куплены в лавке у доброй фееры, к которой студентка пришла с проблемой, умаявшись мыть и распутывать кудряшки, ставшие жертвой интенсивных занятий спортом.
  После полосы студиозы, разукрашенные сажей, грязью и болотной тиной, со стонами и причитаниями (у кого на вопли еще хватало сил) заползали в раздевалки. Янка плюхнулась на лавку и, развязывая шнурки, простонала:
  - Полцарства за бутылку воды!
  - Ой, а у меня есть с собой! Не бутылка, а фляжка из тыквы-невелички! Их специально не на еду, для хранения воды растят! Хочешь попить? - добродушно улыбаясь и пыхтя, Таата залезла в сумку и вытащила миленькую бутылочку. Желтовато-прозрачную, будто стеклянную, но на ощупь теплую и неимоверно легкую.
  - А сама? - засовестилась Янка.
  - Пей, я после, - до ямочек на щечках заулыбалась щедрая хоббитянка и вынула пробку из горлышка.
  - Спасибо, - выдохнула Донская, вот только взять предложенную бутылку не успела. В раздевалку ввалились Юнина и измочаленная Ириаль, которую за какие-то огрехи в прохождении полосы отчитывала Леора.
  - Вода? Кстати! - рыкнула вампирша, выхватила бутыль из короткой лапки однокурсницы и жадно присосалась.
  Таата и Янка переглянулись и синхронно покачали головами. Вырывать тару из когтистых пальцев скандалистки девушки не стали. В конце концов, можно и из-под крана напиться. Вообще-то, Ириаль, по сравнению с первым курсом, стала вести себя помягче, но до высокого статуса 'любезная девушка' ей еще было как до Луны пешком. А уж когда вампирша испытывала какую-то физическую нужду, то становилась совершенно невыносимой. Наверное, срабатывали глубинные инстинкты, сметающие налет цивилизованной благовоспитанности ради единственной цели - выживания.
  - Шойтарэль, ты грубиянка! - негодующе потрясая кудряшками, сердито запыхтела Тита.
  - Тебя не спросили, - оторвавшись от опустевшей тыквочки, хмыкнула Ириаль и небрежно всучила опустевшую фляжку Таате. Почти тут же вампирша захрипела, с ее губ сорвались хлопья черной пены.
  Возмущенная Тита, приоткрывшая ротик для нового упрека, завопила неожиданно тонко, почти на уровне ультразвука, да так пронзительно, что уши заложило у всех.
  В раздевалку, едва не выбив дверь, ворвалась Леора, готовая к драке с неведомым противником.
  И пусть такового не нашлось, горгона все равно в доли секунды обнаружила причину вопля и среагировала моментально. Одним прыжком она оказалась перед медленно клонящейся на бок Шойтарэль и впилась в девушку взглядом. На пол рухнула уже хорошо парализованная, абсолютно нечувствительная к боли тушка, чьи физиологические процессы были полностью остановлены.
  Янка тем временем нашарила в кошельке пластинку со знаком СУАЗ, надломила ее, вызывая декана, и, чувствуя себя гонцом, приносящим дурные вести, оперативно доложилась:
  - У Шойтарэль черная пена изо рта.
  Гад прибыл практически мгновенно, да не один, а в компании с мастером Лесариусом и его знаменитым молоточком. Леора только успела скомандовать, ринувшимся было к однокурснице девчатам:
  - Не трогать!
  - Вот-вот, девоньки, не следует этого делать, - добродушно согласился старенький целитель, и одобрительно поцокал языком, оценивая оперативность действий мастера Леоры. - Вовремя вы ее обездвижили, дорогая. Черное безумие опасная штука и действует почти мгновенно. Но теперь-то мы успеем и противоядие приготовить, и влить. Яд-то девочка где взяла? - Лекарь окинул замерших так, будто и на них подействовал оцепеняющий взор горгоны студенток внимательным взглядом.
  - Донская? - потребовал ответа Гад от землянки.
  - Я пить хотела, Таата мне свою фляжку с водой предложила, а Ириаль вырвала ее из рук и сама всю выдула, а потом вот... - Яна развела руками, кивком головы указывая на черную пену, хлопьями повисшую на губах вампирши. - Получается, она нас спасла.
  - Да уж, - помрачнел декан, изымая из сведенных судорогой шока пальцев правой руки хоббитянки замечательную пустотелую тыкву, а из левой - пробку. Дэор осторожно внимательнейшим образом осмотрел и обнюхал емкость и затычку. Покачал головой и заткнул пустую емкость пробкой.
  - Оно? - уточнил Лесариус, принимая фляжку и тоже внимательно ее изучая.
  - Оно, - согласился Гад, постучав пальцем по пробке.
  Кому как не ему, представителю расы знатоков, изготовителей и изобретателей ядов, было определить источник отравы. Мертвенно-бледная, вместо обычно-живого румянца во всю щеку, Таата взирала на свою фляжечку в руках лекаря, как на смертельно опасную тварь.
  - Вы исцелите Ириаль? - жалобно всхлипнула Юнина, утирая крупные слезы, катящиеся без остановки из прекрасных глаз.
  - Разумеется, Ройзетсильм, утрите лицо, развели тут сырость. Как уже было сказало, приготовление противоядия займет некоторое время, но оно у нас есть, - успокоил всех девушек в целом и эльфийку в частности Гадерикалинерос, поднимая парализованную студентку с пола. Ему, иммунному к большинству ядов, ничем прямой контакт с пострадавшей не грозил.
  Покачивая головой, старичок-молоток полез в мешочек на поясе, пошуршал, позвенел свободной рукой и достал... нет, не еще один молоток, а маленький пузырек с изумрудно-зеленым содержимым. Вручил Леоре с наказом:
  - Вот, голубушка, девонькам по три капли на язык, чтоб нервишки подлечить. Сердечко-то смолоду беречь надо!
  - Голвин, Донская, после уроков в мой кабинет в общежитии, - напоследок бросил дэор, исчезая в портале, открытом мастером Лесариусом. Фляжку лекарь прихватил с собой, то ли в качестве вещественного доказательства, то ли как особо опасную тару из-под отравы, чтоб до нее случайно чьи-нибудь не в меру загребущие студенческие ручки не добрались!
  Проводить опрос на предмет выявления особенно переволновавшихся и нуждающихся в лечении свидетельниц трагического происшествия горгона не стала. Недолго думая, построила пятерку студенток, велела раскрыть рты и накапала на язык каждой по три капли тягучей зеленой сладости. Затем скомандовала:
  - Принимайте душ и переодевайтесь, девушки! А не то на следующее занятие опоздаете! И поторопитесь, боюсь, мастер Теобаль долго не сможет удерживать кавалеров, рвущихся вам на помощь. Я немного успокою парней, но, пока они вас живыми и невредимыми не увидят, не угомонятся.
  За дверью и впрямь слышались встревоженные голоса. Так что решение горгоны оказалось весьма своевременным - похоже, авторитета эльфа-физкультурника едва-едва хватало на то, чтобы ребята не начали штурмовать женскую раздевалку.
  Пришлось девчатам нестройным хором покричать однокурсникам, что все живы и учителя уже со всем справились, а дверь ломать не надо, они не одеты. После этого заявления группа спасителей, готовая идти на штурм помещения, откатилась и затихла.
   Оставшиеся впятером полураздетые, шокированные всем происшедшим девушки растерянно переглянулись. А Янка посмотрела на слетевший с ноги Ириаль спортивный тапочек, сиротливо забившийся в угол раздевалки, и невольно вздрогнула. На обуви запеклось несколько хлопьев черной пены, а под этой коркой благородно-коричневая кожа успела приобрести противный грязно-бордовый оттенок.
  'Не везет Ириаль с обувью - то совсем развалится, то каблук сломается, теперь вот перекрасилась. Рок какой-то!' - мелькнула в опустевшей голове глупая мысль.
  Но и ее прогнал панический писк Тааты:
  - Ой, это что выходит, у меня во фляге яд был? Девочки, честное слово, я только обычную воду туда наливала! Никого отродясь не травила, только крыс в подвале, чтоб колбасы не лопали.
  - Что ты, Таата, никто тебя ни в чем не подозревает, - мягко промолвила Ольса.
  - Ты ж сама, как и Янка, из фляжки чуть не выпила, - содрогнувшись всем крепко сбитым телом, поддержала дриаду пещерница.
  - Хорошо, что не выпили. Ириаль все-таки вампирша, у нее стойкость к ядам высокая, а если бы вы, девочки, хлебнули, Леора могла бы и не успеть, - голос Юнины предательски зазвенел, истончаясь струной, и сорвался. Тонкие пальчики на миг прикрыли лицо.
  - Декан во всем разберется, - уверенно пообещала Янка, которую и саму почти мутило от озвученных однокурсницами мыслей и создания того, что предсказание о враге и ядах начало сбываться так скоро и так страшно. - Пошли лучше в душ, а то на лекарское дело в теплицы опоздаем. Только Леоре надо тапок Ириаль отдать. Как бы за него случайно кто не схватился.
  Шустрая Тита тут же высунулась из-за двери и кликнула преподавателя назад. Благо парни уже успели уйти в свою раздевалку и из-за гомона слов девушки не расслышали. Опасная обувка со всеми предосторожностями была конфискована. Девушки, конечно, не успокоились до конца, однако, лекарство Лесариуса и напоминание о занятиях помогло им вернуться к реальности. Так что из раздевалки третьекурсницы вышли пусть с небольшим запозданием, но в относительно вменяемом состоянии. Поджидающие их парни тут же взяли в оборот и потребовали детального отчета на тему: 'Куда делась Ириаль? Зачем вопили? И вообще, что происходит?'
   Вот тут-то и настал звездный час Елбаст. По дороге в теплицы пещерница поведала о происшествии в таких подробностях, каковые Донская, к примеру, и не упомнила бы, описав происшествие в трех предложениях: 'Ириаль выпила воду из фляжки Тааты. Отравилась. Мастера ее спасли и забрали лечить'.
  По счастью, до мастерства знаменитого писателя Кинга девушке было далеко и никого запугать или даже напугать Тите не удалось. Чего только не навидались студенты-блюстители в АПП за два года, каких только историй не наслушались, но главное усвоили твердо: в стенах академии они в полной безопасности от всего, кроме недовольства мастеров, обрушивающихся на головы лентяев.
  Лис, Хаг и Янка, слушая пещерницу, обменялись понимающими настороженными взглядами. Обсуждать, относится ли происшествие с вампиршей к опасностям, о которых предостерегало пророчество, рядом с однокурсниками ребята не решились, но все и так казалось очевидным. Относится.
  
  
   Глава 5. Помощь дэора
  
  Оставшийся день, до визита в кабинет к декану, прошел как в тумане. Безоговорочно веря в могущество Гада, о благополучии Ириаль студенты почти не волновались, однако сама история с отравой их определенно заинтриговала. Испуганную Таату буквально засыпали вопросами. В злой умысел хоббитянки студенты, разумеется, не верили абсолютно. Отравить кого бы то ни было крупнее и разумнее грызуна, покушающегося на семейные запасы колбасы, добрая девушка была совершенно неспособна, так же как и злословить или плести интриги. Вот и расспрашивали хоббитянку после рассказа Титы, стараясь понять, как получилось то, что получилось. Увы, ничего не поняли.
  Девушка купила фляжку в небольшой лавочке с забавной вывеской 'Разные разности', стоявшей близ площади академии. Там продавалось много всякой утвари и нужных поделок из растений: фляжки, плошки, чашки, ложки, коврики и прочее, и прочее. Экономная Таата частенько захаживала в 'разности' просто поглазеть и что-нибудь прикупить для дома, для семьи, лично для себя. Зашла и сразу после каникул. В этот раз бутылку из тыковки приобрела. Воду в нее наливала самую обычную, из-под крана. Никакой хлоркой или иными ядами воду в Дрейгальте не травили и все, в том числе студенты АПП, пили, заваривали чай и готовили исключительно на такой воде. Сама Таата из фляжки ни разу не пила. Не успела, к счастью. Потому, каким образом и когда в емкость попал яд, не догадывалась.
  К декану в кабинет Янка с Таатой пришли, как и было велено, после занятий, но до ужина. Напарники девушек - Еремил, Хаг и Лис - остались караулить под дверью. К Ириаль в лекарский корпус Надалик уже пытался прорваться на одной из перемен, но влюбленного студента к отравленной не пустили. Сказали только, что жизни Шойтарэль ничего не угрожает, она спит, и отправили восвояси. Упрямый парень временно отступил, но собирался вечером наведаться к лекарям снова и взять их измором, добиваясь права на посещение. А пока Еремил составил компанию угодившей в переплет напарнице.
  Декан что-то писал за столом. При появлении третьекурсниц он отложил работу и, предложив парочке присесть на диван, опустился в кресло рядом. Первым делом Гад успокоил Таату:
  - Ириаль дали противоядие, сейчас она спит, к утру будет полностью здорова и сможет вернуться к занятиям.
  Вздох облегчения вызвался из груди пухленькой хоббитянки, щечки забавно надулись и опали.
  - Есть мысли о том, как в твоей фляжке оказался яд? - перешел к неприятным расспросам декан, а девушка снова повторила историю с покупкой фляжки, где не фигурировало ничего и никого подозрительного.
  - Что ж, понятно, - привычно потер длинный нос дэор и спросил неожиданно: - Ты любишь нимский перец?
  - А что это? - простодушно спросила Таата. - Я в здешних приправах плохо разбираюсь. Обычный перец вот не люблю, шибко он жжется и чихать хочется, другое дело горчичка, если с жареными колбасками да под кружечку эля...
  - Я понял, - терпеливо выслушав гастрономический спич, мрачно согласился декан. Вслед за этим он сунул руку в сумочку, извлек из нее листик Игиды с незнакомым Яне символом и сломал его. Таату окатило фиолетовой с зелеными искорками пылью, и девушка замерла неподвижно, почти как Ириаль от взгляда горгоны Леоры.
  - Не волнуйся, это не повредит девушке, - проинформировал Янку мастер.
  - Это и так ясно, - пожала плечами землянка, сцепив пальцы в замок на коленях. - Я только не понимаю, что и зачем вы делаете, но вы ведь объясните. И зачем я вам тут нужна? Это из-за пророчества?
  - В том числе. А также как свидетельница магического допроса. Привлекать кого-то другого, не посвященного в пророчество, не считаю целесообразным. Видишь ли, мы установили, как яд попал в воду. Его нанесли на пробку. Чтобы вода стала отравой, достаточно было лишь разок встряхнуть фляжку, - тихо объяснил Гадерикалинерос.
  - Таата не стала бы никого травить! - убежденно высказалась землянка. - Мы все так думаем!
  - Конечно, - просто согласился мужчина, внимательно обследуя, оглядывая, чуть ли не обнюхивая, ай, нет, в самом деле обнюхивая маленькую хоббитянку. - Теперь подожди минутку, мне нужно провести проверку.
  Дэор вынул из нагрудного кармана и поднес ко рту неподвижной Тааты маленькое прямоугольное зеркальце ярко-желтого цвета. Подержав безделицу несколько секунд, Гад хмыкнул, бормотнул себе под нос:
  - Именно этого и стоило ожидать.
  Развернув зеркальце в сторону Яны, декан показал ей отвратительные багровые разводы, выступившие на приятной желтизне пластины.
  - Видишь ли, Яна, я не зря расспрашивал Таату про приправы. Запах перца, неощутимый обычными людьми, для меня свидетельствовал либо о пристрастии девушки к пище со специями, либо о том, что она подверглась магическому воздействию определенного рода.
  Яна внимала декану в полном молчании и по-прежнему ничего не понимала. Впрочем, это было частым состоянием девушки на лекциях. Дэор покосился на студентку и исправился:
  - К Голвин применили один редкий яд. Нет, не пугайся, для организма он безвреден, влияет лишь на память и действия отравленного. Чтобы разобраться в происшедшем, я активировал один из сильнейших знаков Игиды - ТОРАН, знак транса для прояснения сознания. Теперь девушка сама поведает нам обо всем.
  - Таата, расскажи, что случилось в лавке, когда ты покупала фляжку, водой из которой отравилась Ириаль Шойтарэль, - попросил Гад.
  - Я рассматривала товары. Люблю подолгу рассматривал разные разности у дядюшки Гриха. Дядюшка меня знает, даже чайку попить уходит иной раз, а как выберу, я его зову. Я перебирала, а тут меня что-то в руку, над локтем, кольнуло, и голос раздался, - начала отчитываться девушка каким-то равнодушным голосом, будто не о себе рассказывала, а учебник зачитывала. - Меня спрашивали про то, где в АПП учусь, точно ли на третьем курсе блюстителей. Расспрашивали про всех в группе, особенно интересовались, учится ли со мной Машьелис, Хаг и Яна. Потом велели купить фляжку, которую в руки дали, набрать в нее воды и напоить кого-нибудь из троих, а лучше всех разом. Никого другого не поить и не пить самой до тех пор, пока трое не попьют. А как все сказано было, фляжку в руки всунули, велели забыть о разговоре и приказ выполнять.
  - Ты видела того, кто отдавал приказ? Можешь его описать? - быстро бросил вопрос Гад.
  - Нет, не видела, по голосу непонятно было мужчина или женщина говорит, - по-прежнему безразлично ответила хоббитянка и замолчала, как говорящая игрушка, у которой кончился завод.
  - Это паук из пророчества? - тяжело вздохнула Яна, заменяя вопросом рвущийся из груди вопль 'Опять!'
  Все-таки одно дело блюсти пророчества, являясь по жребию в Зал Порталов, наравне с другими студентами. Это было почти здорово, беспокоил только груз ответственности и тщательно скрываемый даже от своих напарников страх непоправимой ошибки. С этой тайной опаской играючи справлялись непробиваемое спокойствие Хагорсона и веселый задор Машьелиса. Девушка не раз мысленно благодарила судьбу за таких друзей. С ними, как верилось Янке, одолеть можно практически все! Так вот, одно дело - пророчества по жребию, на пригляд за исполнением которых отводился краткий период времени в иных мирах, и совсем другое - пророчества об угрозах АПП и непосредственно близким. Такое Яне не нравилось совершенно. За друзей было страшно. Беда пришла в академию, которую Донская уже привыкла считать своим вторым домом. Сегодня чуть не отравили ее саму и по-настоящему опоили ядом Ириаль. Но ведь с таким же успехом могли угостить Хага или Лиса!
  Отвечая на вопрос студентки о пауке, Гад лишь кивнул. Он был слишком занят, осматривая руку Тааты, на которой закатал рукав форменной блузки. Яна тоже вгляделась в загорелое, усыпанное родинками плечо однокурсницы. Кажется, среди черненьких и коричневых меток имелась одна красноватая. Или так только казалось? Нет, дэор задумчиво коснулся пальцем именно этой точки, прежде чем вернуть одежду девушки на место.
  - И что нам делать? Ждать, пока кто-то другой угостит нас порцией более действенного яда? - взволнованно спросила землянка.
  - Отнюдь, - возразил дэор. - Давай я отпущу Голвин, а ты пригласи своих напарников. Уверен, ребята ждут известий.
  - А что вы Таате скажете? Она ж себя поедом съест за фляжку с ядом! - нахмурилась Яна, озаботившись душевным состоянием приятельницы.
  - Скажу, что произошла чудовищная ошибка. Вместо пробки для водной фляги ей попалась пробка для фляги с крысиным ядом. Конкуренты постарались или шкодливый ребенок - племянник мастера, заготовки перепутавший, - в этом мы еще разбираемся. А мастера Гриха я предупрежу, - озвучил официальную версию случившегося дэор и занялся приведением девушки в чувство.
  Очередная пластинка листа Игиды подарила Таате новый душ снимающих транс искр. Яна уже выходила, но успела услышать, как декан благодарит девушку за беседу. В коридоре рядом с дверью скучали лишь Еремил и Хаг. Звонкий голос Машьелиса доносился со стороны общей залы. Кажется, подросший дракончик, по-павлиньи распушив хвост, очаровывал сразу несколько старшекурсниц. Если судить по довольному смеху девиц, о Либеларо действовал вполне успешно.
  - Таата сейчас выйдет, - утешила Еремила землянка и обратилась к Хагу: - А нас с Лисом зовут. Я пойду его кликну.
  Развалившийся на диване в окружении трех красоток Машьелис травил байки. Девицы хихикали и стрекотали, то и дело тянулись, чтоб коснуться руки или мягкого локона красавчика-дракончика, превратившегося за лето из невзрачного худосочного ягненка в такого обаятельного симпатягу.
  - Лис, к декану, - коротко позвала Янка, с теплой улыбкой наблюдая, как выпутывается из женских силков довольный успехом у дам напарник.
  - Иду, увы, прекраснейшие, долг зовет, - подскочил о Либеларо, подхватил Янку под локоток и поволок по коридору.
  - Не боишься, что жениться придется на самой очарованной или трех сразу? - шутливо подколола девушка свежеиспеченного Казанову.
  - Не-а, - беспечно отмахнулся дракончик. - Ты же меня защищаешь! - и потряс в воздухе рукой с браслетом - знаком помолвки, заключенной в Храме Ветров.
  - Смотри, доиграешься, - покачала головой Янка, но читать мораль не стала, просто развернулась и пошла к кабинету. Лис догнал напарницу в два коротких прыжка.
  Еремил и Таата, успокоенная мастером, из коридора уже исчезли. Хаг стоял около двери и бегло проглядывал какой-то конспект, чтобы не тратить времени даром. Завидев друзей, сунул тетрадь в сумку. Втроем студенты зашли к декану. Дэор дождался, пока ребята рассядутся рядком на жестком диване, и коротко пересказал парням историю злополучной фляжки и неизвестного врага.
  - Значит, нас пытаются отравить. Полагаете, мастер, именно об этом пророчество было? - почесал затылок тролль, получил короткий кивок в ответ и уточнил у декана: - Что делать-то будем? Сегодня повезло, но как в следующий раз обернется, поди угадай. Как эту паучью сволочь искать?
  - Искать, разумеется, будем. Но для начала сделаем вот что.
  Дэор повернулся к шкафу и извлек из него стеклянную чашу на высокой ножке. Затем слазил в кошель на поясе и достал нож. Чиркнул по ладони и сцедил не меньше стакана своей темной, распространяющей странный, чуть терпковатый, больше похожий на запах какого-то ягодного напитка, аромат крови.
  - По три глотка каждому. На несколько циклад это даст вам иммунитет основной массе ядов. Сказал бы ко всем, но Вселенная настолько многообразна, что не зарекаюсь. В любом случае, защита у вас будет.
  - А Ириаль вы тоже кровью поили? - не удержался от вопроса Лис.
  - Нет, кровь дэора, данная добровольно, может защитить от яда, но не исцелить отравленного, - отметил Гад и многозначительно указал глазами на бокал. Дескать, меньше слов, больше дела.
  Хаг, подавая пример, встал, не кривясь, сделал три положенных глотка, и передал бокал Янке. Многое приходилось делать девушке в академии за два года, только вот пить чью-то кровь не доводилось. И ведь оказаться нельзя, для твоей же пользы декан старался, донором стал. Храбро зажмурившись, девушка сделала первый глоток и чуть не подавилась от неожиданности. Кровь Гадерикалинероса на вкус оказалась подобна хорошо разбавленному и подслащенному кагору, каким поили когда-то давно маленькую Яну, когда у нее болело горло. Еще два глотка землянка сделала почти с удовольствием. Все-таки сознание того, что она пьет кровь, сильно мешало процессу дегустации. Лис весело подмигнул девушке и выдул свою порцию за милую душу, причмокнул и благодарно отсалютовал декану пустым бокалом. Дэор так точно рассчитал дозировку для каждого, что лишней жидкости не осталось.
  Гад забрал грязный бокал и кивнул: теперь за тройку самых непоседливых студентов он был практически спокоен, во всяком случае, волновался не больше обычного. А хоть сколько-то тревожился за своих подшефных любых возрастов мастер всегда, такова уж была участь декана факультета блюстителей пророчеств.
  - Мастер, так как искать-то паука будем? - снова насел с вопросами Машьелис.
  - Пока никак, - мрачно констатировал декан. - Воздействие подобного рода - врожденный ментальный дар, усиленный введением под кожу жертвы вытяжки одного редкого растения. (Нет, Машьелис, не проси, я не буду тебе называть какого, дабы ты воздержался от экспериментов). Оно не оставляет следов. Вернее, следы столь ничтожны, что выявить преступника невозможно. С Таатой нам сильно повезло. Присутствие того редкого яда в крови хоббита на короткий срок (не долее циклады) придает коже аромат нимского перца. Мы не можем досконально осматривать руки каждого студента, возвращающегося из города. Увы, использование знаков для поиска Паука в непосредственной близости от академии затруднено самим магическим фоном, создаваемым АПП. Вам об этом неоднократно говорили.
  - И что, будем ждать, пока нас снова отравить попытаются? - возмутился Лис. - Так вы нас противоядием напоили! Мы ж теперь можем и вовсе не заметить подозрительных добавок в угощении.
  - Для этого я и напоил вас противоядием. Чтобы, случись что, вы не стали клиентами мастера Лесариуса. Понимаю, ожидание неприятно, но пока нам не остается ничего иного. Не переживайте, если вас попытаются отравить, я почувствую. Моя кровь в ваших венах подскажет, - спокойно объяснил декан, коснувшись кончиком пальца длинного и очень чуткого носа. - Вам, чтобы не подвергать себя дополнительной опасности и не провоцировать врага на смену приема воздействия, остается малое - молчать о выпитом противоядии и вести себя как обычно. Надеюсь, ловля на живца принесет свои плоды. Если нет... Существует один ритуал для розыска преступника, увы, провести его немедленно мы не можем. Непременным условием ритуала является наличие как минимум трех подвергшихся воздействию субъектов. Потому, повторяю для особо деятельных индивидуумов, - темный взгляд декана прожег дырочку на лбу гордо ухмыляющегося дракончика, - ваша задача - ждать.
  - Мастер, а Стефа и Иоле тоже поить кровью будете? - озаботилась безопасностью друзей Яна.
  - Нет, это лишнее, напомню, когда я искал субъектов пророчества, ярким маркером выделялись лишь вы трое, да и расспрашивали Таату лишь о вас троих, - успокоил девушку декан. - Потому на всякий случай и вовсе не потому, что я не доверяю кому-то из ваших друзей, прошу, храните в секрете информацию о выпитом противоядии.
  - Эх, знать бы еще, почему нас так невзлюбили. Кому это мы мозоль отдавили? - озадаченно наморщил нос Машьелис, так и продолжавший крутить в голове пророчество.
  - Да мало ли кому, один экс-советник Ширьлу в прошлом году десятерых стоил, - прогудел Хагорсон.
  - Так он в лечебнице для душевнобольных, - пожала плечами Янка. - Не могли же его выпустить досрочно за хорошее поведение?
  - Из таких больниц за хорошее поведение не выходят. За плохое, впрочем, тоже. Господин бывший член Городского Совета Дрейгальта по-прежнему пребывает в закрытой лечебнице. Посетители к нему не допускаются, переписка и передачи запрещены. Впрочем, прошений о встрече никто не подавал, оставшихся на свободе близких родственников у советника нет, а дальним не до него, остатки состояния делят, - иронично согласился Гад. Первым делом после получения мутного пророчества о ядовитых угрозах мастер проверил состояние самого проблемного из потенциальных недругов команды.
  Напоив кровью и предупредив третьекурсников, дэор выпроводил их из кабинета с очередным напутствием насчет осмотрительности, категоричным запретом лезть во все показавшиеся интересными дырки и новым предупреждением об обязательном ношении при себе знака СУАЗ. Насчет действенности деканского вето Гадерикалинерос, не страдавший избыточной наивностью и приступами оптимизма, иллюзий не питал. Он рассчитывал лишь на то, что получившие очередное напоминание студенты будут хоть немного осторожнее. Иной раз 'немного' это уже немало.
  - Что будем делать? - подпрыгивая от нетерпения, выпалил Лис, стоило друзьям отойти от кабинета на несколько шагов.
  - Ужинать, а потом учить 'ССС' и знаки, - спустил напарника с небес на землю Хаг. - Про яд во фляжке мы Стефу вечером расскажем, а Янка Иоле передаст.
  - Фу, ты скучный, - скривился дракончик, для которого запомнить что-либо в любом объеме, если это 'либо' не Основы Мироздания или История Игиды, проблемой не было в принципе.
  Янка как вспомнила старый анекдот об экзамене по китайскому, до которого еще ночь впереди, и рассудила, что с Лиса станется за двенадцать часов выучить в совершенстве не только китайский, а еще и корейский с японским в придачу. Завидовать другу она даже не пыталась. Это было бы все равно, как завидовать портрету какой-нибудь средневековой красавицы - полюбовался и ступай себе дальше к зеркалу.
  Напоминание трезвомыслящего тролля об уроках сделало свое 'черное' дело. Мысли с отравления и смутных угроз переключились на совершенно точно существующие - мастеров Аниту и Гадерикалинероса, которые неучей и лодырей по головке не погладят, а если и наградят за провал, то лишь лечебно-воспитательным мытьем лестниц Башни Судеб и парой-тройкой дополнительных заданий в нагрузку.
  Бесконечное множество знаков Игиды незнакомых и несколько меньшее число уже известных, нуждающихся в запоминании, ждало Донскую. Хаг очень 'вовремя' об этом напомнил, чуть ли не начисто весь аппетит отбил.
  - Тогда до ужина, пойду сумку брошу и к вам стукну, - кисло улыбнулась девушка.
  - Давай, - махнул напарнице рукой тролль и чуть ли не за шкирку поволок Машьелиса по коридору в их комнату, чтобы тот не завис в очередной девичьей компании. Правда, волочь сильно подросшего и раздавшегося в плечах дракончика стало немного труднее. Ну да Хаг все равно оставался выше, шире, сильнее и упрямее напарника.
  
  
   Глава 6. Деликатесные страданья
  
  Сегодня, как и всю цикладу до того, над блюстителями пророчеств опять издевались!
   Мастер Брэдок на 'магических практиках', выжал из третьекурсников все соки в смоделированных катакомбах. Тощий мелкий гоблин, чья масса тела значительно уступала объему хитроумия, отличился. Он набил учебную модель темных подземелий плотной массой врагов, союзников и нейтралов. Причем так подгадал, что приходилось рассчитывать каждый шаг, чтобы, не дай Творец, не психануть, да не долбануть фаерболом по площади, выжигая всех и теряя баллы, набранные за урок. Хаг с Лисом сразу задвинули Яну за спины и в четыре руки взялись за дело. Верная рогатка землянки иной раз оказывалась кстати, но большей частью друзья действовали вдвоем, прикрывая девушку. Лишь разок помощь ее оказалась очень кстати. Огромную пещеру, где сортировку 'друг/враг/просто так' можно было проводить часами, Яна от безнадеги предложила накрыть знаком СНА. Так и поступили. Выбрались, устроили обвал вместо закрывания несуществующей двери, и продолжили путь к зачету задания. Тактика оказалась верной, в лимит времени друзья уложиться успели и даже штрафных очков немного нахватали.
  Теобаль с Леорой в очередной раз модернизировали (а казалось, куда уж больше-то!) полосу препятствий. Мастера-физкультурники с горящими азартом глазами в этом сезоне напоминали Яне детишек, заполучивших в руки новый конструктор и никак не могущих наиграться с ним.
  От учебных издевательств была освобождена лишь Ириаль, практически оправившаяся (своевременно изготовленное и принятое противоядие, как и обещал декан, поставило вредную вампирочку на ноги), но все еще блюдущая запрет целителей на физические нагрузки. Потому Шойтарэль пришла сразу к третьей паре - лекарскому делу.
  Озвученную Таатой версию о крысиной отраве во фляжке, попавшей в емкости для воды из-за происков коварного конкурента, студенты приняли за чистую монету. К тому же ребята благодаря Леоре мгновенно парализовавшей больную, даже не успели понять всей опасности ситуации. Картен с утра, как вести о здоровье вампирши от Юнины услышал, еще и пошутить умудрился. Дескать, Ириаль даже крысиная отрава не берет, надо было средство помощнее искать. За что, разумеется, получил в глаз от Еремила, глупость остроты признал и даже извинился. Парень-то Рос был не злой, просто грубоватый и вечно молотящий языком поперед головы. Сострадательная Ольса даже убрала шутнику синяк, пошептав над ним пару минут. А еще третьекурсники дружно скинулись и поутру со смехом вручили Юнине деньги на очередную пару для Шойтарэль, систематически портящей обувь. Заботливая эльфийка улучила момент и на перемене между магическими практиками и физкультурой успела заглянуть в лавку фееры за обновкой для напарницы. Вампирша, конечно, пошипела, а мешочек с обувью, переданный напарницей, милостиво приняла. Никакая игра в ложную гордость или скромность не стоила, по мнению Ириаль, пары красивых туфелек!
  Толпа на крылечке лекарского корпуса привычно окружила столик с кружками супа, вкус которого едва заметно менялся раз от раза ровно настолько, чтобы не надоесть и за год. Кто уж им занимался, Шер, неизменно стоящий на раздаче, тайны не выдавал, лишь хитро подмигивал и объявлял рецепт фирменным секретом целителей.
  Напившиеся студенты благодарили поильца-кормильца и сразу валили в аудиторию. Не то чтобы вся группа обожала занятия по лекарскому делу и хитрого старичка Лесариуса, потчующего своим увесистым молоточком не только больных, а и зазевавшихся или расшалившихся студентов. Причина стремления в корпус была проста, как яйцо: любому из третьекурсников после интенсивных физических упражнений банально хотелось принять сидячее положение.
  - Донская, на пару слов! - позвала Ириаль землянку, только-только пригубившую свою порцию.
  Янка, как была с кружкой в руках, отошла к притопывающей от нетерпения девушке. Туфельки черные с острым каблучком и синими декоративными бусинами вампирша уже успела надеть. Теперь обминала обновку. Шойтарэль и впрямь выглядела совершенно здоровой, а что бледновата, так вампиры никогда румянцем по всю щеку не славились. Вот хоть Гардема взять, Янкиного приятеля. Тот время от времени захаживал на кружку чая, чтобы отдохнуть душой от своих взбалмошных напарниц, которые отличались повальной влюбчивостью и сквозняком в головах. Этот 'ветерок' периодически надувал неприятности всей троице.
  - Что-то хотела, Ириаль? - Янка отхлебнула супа и с удовольствием облизнула губы.
  - Да, помнишь мой долг и зафиксировавший его браслет? - постучала ногтем по массивному украшению девица.
  - Помню, стильный он у тебя, - согласилась Донская.
  - Так слушай! Я тебе ничего больше не должна! - похвасталась Ириаль и снизошла до объяснения.
  Оказывается, браслет-артефакт, не принявший в прошлом году в качестве оплаты долга спасения защиту Яны от пылающих угольков, на этот раз проявил оригинальность и признал долг оплаченным. Такой эффект возымела грубая выходка Ириаль, испившей яду вместо однокурсницы. О чем нынче гордо возвещала вампирша. Вот уж воистину не знаешь, где найдешь, где потеряешь! Хотя некоторая извращенная логика в решении заколдованной вещицы все-таки прослеживалась. Чужую воду вампирша, мучимая жаждой, выдула совершенно бескорыстно, ни капельки не рассчитывая на благодарность. Сообщая о казусе, девица явно рассчитывала на Янкино возмущение.
  Спрятав наползающую на лицо улыбку, а то забавная в своей высокомерной снисходительности Ириаль чего доброго могла и взбеситься, землянка ответила:
  - Все хорошо, что хорошо кончается. Я рада, ты теперь из-за этого злиться не будешь.
  - Вот чего ты такая добрая? - Ириаль осталось только досадливо сплюнуть на землю перед незлобивой однокурсницей, гордо осушить свою кружку супа и удалиться трепать нервы кому-нибудь другому.
  - Какая уж уродилась, - усмехнулась девушка и вернулась к неспешной дегустации супа.
  - Ян, - робко позвала землянку Юнина, тоже задержавшаяся на крылечке на всякий случай.
  Эльфийка, может, и не слышала тихого разговора, но четко уловила интонации и раздражение напарницы. - Ты не сердись на Ириаль, она хорошая, только ей сложно...
  Ройзетсильм замялась, пытаясь подобрать слова.
  - Я знаю, нам Гардем говорил. У вампиров очень сильна иерархия в обществе. Они четко знают, кто равный, перед кем поклониться, а перед кем и на колени упасть, ну и в обратном порядке. А в АПП иерархию не построишь, и как к кому обращаться не разберешь, вот Шойтарэль и теряется, поэтому грубить начинает, вроде как почву прощупывает. Если бы я ей в ответ хамить начала, значит, мы как бы силами мериться стали, а я так реагирую, что она ничего сделать не может, - кивнула Донская. - Я-то ладно, мы лишь однокурсницы, а вот тебе, напарнице и соседке, с ней, небось, вообще тяжко.
  - Ничего, я тоже вне иерархии, потому что напарница. Ириаль уже привыкла, - рассеянно отозвалась эльфийка, кажется, подобно Стефалю, не умеющая подолгу сердиться или на кого-то таить злобу. Иерархия иерархией, но, наверное, даже у вампирши не доставало стервозности, чтобы поссориться с солнечной Юниной.
  Яна и Юнина переглянулись, как две заговорщицы, допили суп и практически последними зашли в аудиторию.
  А там полным ходом шла дележка экзотической вкуснятины, присланной Авзугару кем-то из многочисленной родни в честь прибавления в семействе. На этот раз передачка была не в виде орехов, сырого мяса или спиртных напитков, замаскированных под компот. Оборотень-медведь хвастался 'малым' мешочком с копченым по особому семейному рецепту мясцом некоего эндемичного горного кролика под названием рикбит.
  После пресноватого супчика студенты с удовольствием лакомились приятно пахнущими дымком и лесом полосками. Янка тоже соблазнилась и, пока все не расхватали, взяла пластинку, с удовольствием втянула носом запах копченого мясца. Только Ириаль, больше уважающая свежатинку, брезгливо фыркнула, ну и Ольса, как вегетарианка, от угощения воздержалась.
  - В следующий раз попрошу рыбу копченую прислать! - пообещал дриаде Авзугар и сам с удовольствием впился крепкими зубами в очередной жесткий кусочек.
  Звон колокола прервал трапезу. Мастер Лесариус вошел в аудиторию с вечной доброжелательной полуулыбкой, прячущейся в усах и жидковатой бороденке. Оглядел студентов, принюхался и резко посерьезнел.
  - Позвольте-ка осведомиться, что вы едите, господа студенты? - потребовал ответа лекарь.
  - Эй, мастер, не гневайтесь, мы сейчас все уберем. У старшего брата моего двойня родилась, вот прислали, чтоб, значит за здоровье малышей, - начал оправдываться Авзугар, не ожидавший нагоняя от вполне терпимого к выходкам и шуткам студентов старичка. Если, конечно, эти шутки и выходки не выходили за рамки и не нарушали учебного процесса. В противном случае, добренький дедушка мог быть суров, как настоящий дед, гораздый на дедовщину!
  - На каких дровах коптили мясо? - нетерпеливо перебил студента старичок.
  - Вестимо на каких, рикбита только на тратсовых полешках коптят, чтоб вкус придать, - почти обиделся оборотень, будто его и всех родственников до седьмого колена заподозрили в чем-то непотребном, вроде купания голышом перед стенами женского монастыря.
  - В таком случае, весь третий курс, принявший участие в дегустации, встает и дружно переходит в медицинское крыло для промывания желудка и принятия противоядия. Не стоит дожидаться корчей и паралича конечностей, - решительно скомандовал Лесариус. - А вас, студент, я, пожалуй, отправлю в библиотеку для написания доклада о свойствах вечных деревьев, произрастающих в родном краю и именуемых тратсами.
  - Это чего, он нас отравил? - первым сообразил и сорвался на взвизг Цицелир, резко позеленев лицом и с трудом сглотнув.
  - Все зависит от объема употребленного продукта, но рисковать я бы на вашем месте не стал, - огладил бородку Лесариус, распахивая дверь лаборантской, через которую путь в лазарет был короче. Попутно старичок еще и мстительно приговаривал: - Задержать бы вас, лоботрясов, до конца лекции, чтоб первые симптомы ярче проявились. Так ведь все одно материал усвоить не сможете.
  Янка со вздохом облегчения отложила так и не попробованную полоску мяса и вытерла руки салфеткой.
  Ириаль, шипя что-то явно матерное, вскочила и поволокла за дверь перетрусившую Юнину и попробовавшую-то деликатес лишь на зубок. Ушла и Ольса, подбадривая понурого Максимуса. Землянка единственная осталась сидеть за партой. За своих напарников, отведавших крови дэора, она была совершенно спокойна, а изображать беспокойство не умела, потому не стала даже пытаться.
  - Яна, тебе нужно выслать приглашение в письменном виде, или уже паралич конечности разбил? - недопонял старичок поведение обычно дисциплинированной студентки и негодующе затряс бороденкой.
  - Я не успела угоститься, можно я посижу, конспект по знакам полистаю? - вежливо попросила Донская.
  - Оставайся, конечно. Хоть у кого-то ума хватило незнакомую пищу сразу в рот не совать! - сменил гнев на милость лекарь и занялся менее везучими третьекурсниками.
  Янка же переглянулась с Хагом и Лисом, тот многозначительно щелкнул по поясной сумочке со знаками. Донская кивнула. Дракончик довольно ухмыльнулся, ткнул пальцем в себя и Хага, а потом мотнул головой в сторону оборотня-отравителя. Пантомима напарников оформила молчаливую договоренность: девушка оставалась, чтобы доложить о происшествии декану, а ребята обещались понаблюдать за Авзугаром и проследить, не вздумается ли ему еще кого-то чем-нибудь 'вкусненьким' угостить.
  Знак вызова рассыпался искрами. Декан отозвался мгновенно.
  - Чем порадуете, Яна?
  - Нас всех, весь курс, немножко отравил Авзугар. Угостил мясом рикбита, копченым на тратсовых дровах. Мастер Лесариус повел ребят в лечебницу.
  - А вы почему остались? - уточнил Гад, с укором взирая на недотепистую студентку, порушившую всю конспирацию и вчерашнюю договоренность о сохранении тайны.
  - Мы никому про то, что универсальным противоядием напоены, не говорили, - поспешила утишить недовольство декана Янка. - Я заболталась с Ириаль и попробовать мяса не успела. Зато Хаг и Лис пошли лечиться со всеми.
  - Я сейчас прибуду, хотя не думаю, что Авзугар пошел по стопам Тааты. Слишком массовое и несмертельное отравление. Шуму много - толку чуть.
  - Ага, закон парных случаев сработал, - машинально поглаживая тетрадь с конспектами, задумчиво согласилась девушка и в ответ на любопытный взгляд дэора объяснила: - У нас так называют ситуации, когда какая-то неприятность, редкое происшествие или казус случается парами или даже больше раз с кем-то одним или в каком-то одном месте.
  Отработавший свое знак оставил Янку в одиночестве, Гад, очевидно, собирался переместиться сразу к болящим третьекурсникам. Девушка вздохнула и, обхватив голову руками, углубилась в повторение. За лекарским делом в расписании стояло занятие по артефакторике, на которое декан убедительно рекомендовал захватить конспекты лекций по знакам Игиды.
  - Яна?! Ясного дня, а почему одна? - толстенький и бодрый колобок - мастер Байон, вкатился в лекторий и растерянно заозирался.
  - Лечатся, - дисциплинированно доложила девушка и во второй раз поведала новому учителю о печальных последствиях коварного угощения.
  - Хм, зато впредь урок будет, - кивнул мастер, хотел было уж уйти, да вернулся от порога, спохватившись:
  - Я с тобой-то тоже собирался поговорить, как в академию из экспедиции вернулся. Про твой дар речь, про семя Первого Древа.
  - Как оно? Растет? - смущенно спросила девушка.
  В прошлом году отец Стефаля - великолепный Айриэльд Тианэрильдович, если именовать по батюшке, в благодарность за помощь в обретении возлюбленной вручил девушке дар - плод с Великого, именуемого также Первым, Древа. Выглядел плод как желтая крупная слива, зато свойствами обладал воистину волшебными. Помог излечить женские недуги Янкиной матери. Именно благодаря этому замечательному фрукту у Яны теперь росла маленькая сестренка. А семечко - крупную косточку от волшебной сливы - мастер Айриэльд велел посадить в землю. Зная, что на Земле - мире фиолетового спектра - не действует магия, девушка не стала прикапывать косточку на даче или в цветочном горшке. Она отдала его в АПП великому знатоку всего растущего и цветущего - мастеру Байону. И, стыдно признаться, закрутившись в учебном колесе, почти забыла об этом за прошлый год.
  - Семя проросло и окрепло, - довольно, будто ему сделали комплимент, заулыбался мастер. - Теперь ты можешь высадить его там, где собиралась.
  - Э-э, - Янка хлопнула глазами.
  Байон не был бы хорошим учителем, если бы не просек затруднений девушки.
  - Дорогая моя, семя должно расти там, где была съедена мякоть плода и отдана его энергия. Понимая твои тревоги относительно прорастания в мире фиолетового спектра семени Великого Древа, я позаботился о том, чтобы росток набрал достаточно сил.
  - А нельзя ли его насовсем в АПП оставить? - растерянно пробормотала девушка.
  - Нет, мощь Деревьев Игиды не даст потомку Великого Древа обрести истинную мощь, - с сожалением констатировал мастер, не отказавшийся бы от такого редкого экземпляра в академических теплицах.
  - Понятно, - уяснила Янка и озадаченно подергала себя за прядь волос. - Только ведь я не смогу его забрать до конца года. У нас в России за осенью зима холодная и снежная приходит. Деревья в это время пересаживать нельзя. Не в кадке же дома сливу держать? Надо до лета ждать. Сможет растение еще годик в теплицах перекантоваться?
  - Полагаю, год сможет, но не более - чем дальше, тем тяжелее ему будет в такой близости от Сада Игиды и Древа Игидрейгсиль, - поразмыслив, согласился Байон.
  - Ой, а в техническом мире оно не завянет? У нас же никакой магии вовсе нет, - задала еще один животрепещущий вопрос девушка. Как-то не хотелось менять шило на мыло. И из лекций того же мастера она прекрасно помнила об идеальных условиях для благоденствия волшебных растений. Достаточный уровень магии, то есть спектр мира от красного до по крайней мере зеленого - был обязателен.
  - Как раз это и хорошо, что магии нет! - залучился энтузиазмом преподаватель, заговорщицки наклоняясь к девушке. - Мы с вами, студентка, можем провести чудесный эксперимент и оформить его в виде, скажем, курсовой работы следующего года. Первым делом вам нужно будет навестить Древо.
  Новая волна стыда затопила Яну, горячая краска залила лицо. Стыдно было и перед мастером Байоном, на которого девушка перевесила свое бремя и забыла про него, и перед самим растительным питомцем. Почти за год землянка, закрутившаяся с учебой, так и не выбрала минутки проведать малыша и вообще не считала себя обязанной это делать. Оставалось только надеяться, что ей, неумехе, авось простится. Росток не виноват, что ему такая растяпа-опекунша досталась. Хорошо еще, о нем мастер заботился. Отличный он человек или не человек, на этот счет Яна никогда не задумывалась. Какая разница, какой расы мастер? Главное, как он преподает материал и как к студентам относится. По обоим пунктам списка Байон давал сто очков вперед многим настоящим учителям с Земли. Плохого он не советовал никогда. Потому, если мастер велел идти к сливе, значит, следовало идти.
  - Когда мне можно подойти к растению? - покорно уточнила Яна.
  - Насколько я понимаю, у тебя окно, пока однокурсники лечатся? - поинтересовался Байон и, дождавшись кивка, предложил: - Сейчас и прогуляемся. Я его в малой теплице посадил, в закрытой части.
  Что такое закрытая часть, девушка знала от Стефаля. Отнюдь не все студенты АПП были вхожи ко всем растениям академии. Многие зеленые питомцы вообще не терпели ничьего не то что прикосновения - даже присутствия или взгляда. Из-за этого они могли в лучшем случае сбросить листья или цветы, в худшем - наказать побеспокоившего их студента выстрелом ядовитой колючки, ударом дурнопахнущего плода или чем похуже. Вот для таких особо чувствительных особ, требующих индивидуального ухода и присмотра, существовали теплицы-артефакты. Мелкие снаружи, просторные внутри, да еще и разделенные на сектора. Ибо некоторые редкостные растения не переносили не только двуногих, а и всех иных, даже фотосинтезирующих, чужаков.
  Яна убрала конспект в сумку и последовала за нетерпеливо подпрыгивающим, будто им чиковали, как огромным мячом, мастером. Кажется, Байону не терпелось познакомить девушку с ростком, чтобы поскорее начать собирать материал для научной работы.
  Теплицы-артефакты стояли совсем рядом с лекарским корпусом. Возможно, потому, что некоторые растения следовало употреблять в лечебных целях исключительно в свежесобранном виде, да при этом ни в коем случае не подвергать перемещению через порталы. Так что шагать долго не пришлось. Пара минут и вот уже девушка встала перед дверью из полупрозрачного материала, сквозь которую, как и через все поверхности теплицы, легко проходил свет, нужный растениям, но одновременно особо любопытным снаружи ничего рассмотреть было невозможно. Наверное, таким образом мастера страховались от возможного разграбления ценных растительных ресурсов. Потому как некоторые лекарственные растения отличались не только уникальными целебными свойствами, а и соблазнительным вкусом, цветом и запахом.
  - Заходи, - предложил мастер студентке.
  Приняв его слова за обычную любезность, оказываемую мужчиной особе женского пола, Яна потянула удобную округлую ручку и прошла в... Ой, нет, НА! На очаровательную лесную полянку. Мягкая невысокая травка стелилась под ногами, в ней прятались мелкие звездочки синеньких и желтеньких цветочков, а почти точно по центру полянки росло небольшое сливовое дерево. Именно сливовое. Янка опознала его не только по форме листиков, а и по желтым плодам, усыпавшим ветки.
  Вообще-то, деревом-родоначальником этого волшебного растения было Первое Древо эльфийского леса, внешне напоминающее клен-гигант. Но плод с него, исцеливший Янкину маму, был именно сливой. Потому, наверное, из косточки и выросла слива, а не береза, дуб или клен. Хотя кто их эти волшебные растения, разберет?
  Внутри, несмотря на отсутствие окон или форточек, не парило и избыточной влаги, как в старых плохо проветриваемых парниках, не чувствовалось. Скорее всего, как запоздало сообразила Яна после недавнего объяснения мастера, теплицы-артефакты закрывались так специально, чтобы не допустить проникновения внутрь вездесущих частиц пыли Игиды, способных если не навредить прямо, то своей силой изменить свойства растений.
  Довольный мастер Байон подтолкнул девушку вперед, к 'сливе', и, умильно сложив ручки на животе, констатировал:
  - Вот и замечательно, а ты боялась!
  - Я не боялась, - растерянно отозвалась землянка.
  - Я не о тебе, Яна, - усмехнулся преподаватель. - Потомок Первого Древа опасалась, что ваша связь окажется слишком слабой и ты не сможешь найти к нему дорогу.
  - Так вы же сами меня сюда привели, - запуталась девушка, встав столбом. А дерево зашелестело листиками при полном отсутствии ветра в тепличке, словно смеялось.
  - Нет-нет, Яна, я лишь привел тебя к теплицам, а вошла в нужную, открыв себе дорогу, ты сама, - объяснил мастер и, сжалившись над недоучкой, прибавил: - Одна и та же дверь открывается в разные сектора теплицы, опираясь на намерение входящего. Твое оказалось достаточно твердым, чтобы подтвердить связь с Древом.
  - Ой, а если бы не... - Яна споткнулась на слове.
  - Если бы 'не', тогда древо ожидала либо гибель, либо сложный ритуал заключения связи с кем-то иным, - продолжил мастер с неизменно добродушной улыбкой: - Но все сложилось как нельзя лучше! Думаю, тебе сильно помогло звание друга леса, данное Первым Древом. Теперь тебе надо подойти к дереву и побеседовать с ним.
  Только воспоминания о том, как сама Янка вроде как говорила с Первым Древом эльфийского леса, удержали девушку от недоуменных восклицаний. Если она уже говорила с тем здоровенным клено-баобабом, так, наверное, и с его ростком можно поговорить. В мире волшебства, как уже успела уяснить девушка, если тебе отвечает то, что говорить по определению не может, - это не признак шизофрении, а банальная магия. Вот только сейчас соединить происходившее во сне и предстоящее в реальности оказалось затруднительно. Никакими талантами, кроме дара приговорщицы, девушка не обладала и как идти на контакт с самым обычным с виду сливовым деревом, пока не представляла.
  - Как побеседовать? - не на шутку затормозила студентка, не чувствующая со стороны внешне заурядного растения никаких волшебных проявлений. Снова закрались сомнения в своих силах. - Оно же дерево...
  - А ты человек. И что, это проблема? Вспомни, как ты общалась с ее отцом, - подсказал Байон, за время недолгой беседы успевший поковырять пальцами почву, проверяя влажность, провести ладонью по траве, цветочкам, тоже проверяя что-то, ведомое лишь ему как специалисту.
  - Так это во сне было, и Великое Древо само магией владело, - растерянно пояснила причину своих тревог Яна.
  - Во сне, наяву - разницы нет - и не в магии дело, - не понял затруднений мужчина, для которого общаться с растениями бывало порой приятнее и удобнее, чем с вечно спешащими и мельтешащими созданиями, к которым относился сам и коим Творец не дал корней для закрепления в почве. - Приложи руку к стволу. Этого будет достаточно для беседы и закрепления вашей связи.
  - Хорошо, - покорно согласилась девушка, огорошенная свалившейся на нее информацией вкупе с ответственностью. До недавнего времени, то есть до момента попадания в АПП, Яна четко разграничивала сновидения и реальность, а вот как оказалась в академии, так все начало с ног на голову становиться и обратно. Казалось бы, деревья говорить не умеют, однако ж опыт беседы с Первым Древом у девушки был, да и с са-ороей - комнатным растением Стефаля - они неплохо ладили. Землянка регулярно таскала для дерева ягодные пирожки из столовой. Правда, в мире реальном говорить, в том смысле, чтобы говорить словами, как с человеком, Донская с растениями еще не пробовала. Но 'пить так пить, сказал котенок, когда вели его топить'. Если в АПП магия повсюду, значит, прав Байон, поговорить получится.
  Яна подошла к сливе, приложила ладонь к стволу и прошептала:
  - Здравствуй! То есть ясного дня!
  Древесная кора всегда кажется теплой на ощупь даже в лютый мороз, но это дерево не просто казалось, оно действительно излучало тепло - не жар, как от батареи, а скорее как солнечное тепло, без света. И еще, вот теперь уже девушка уверилась совершенно точно, дерево над ней смеялось или смеялось вместе с ней, радуясь встрече. Слов не было, скорее череда образов, излучающих радость, надежду и уверенность в благополучном исходе. Это дерево было еще очень и очень молодо, но одновременно оно хранило и всю память родителя. А еще 'росточек' уже не был росточком, он выглядел как дерево, прожившее пять, а то и все семь лет. И, как помнила Янка со времен дачных работ, пересаживать такое было нелегко. Как ни старайся, всегда повреждались корни, и потом молодое растение болело. 'Слива' почувствовала озабоченность девушки и подбодрила ее решительным образом, пообещала, как придет пора переезжать, выдернуть из почвы все корешки, вплоть до самых тоненьких, самостоятельно. За Янкой оставалось лишь само перемещение и посадка на новом месте. И опять перед девушкой встал вопрос: а куда сажать новое Первое Древо? В лесу, где-нибудь рядом с дачей, или прямо на участке, если древо - слива. Или оно только выглядит как слива, а на самом деле к употреблению в пищу не пригодно? Древо снова 'захихикало' и заверило собеседницу, что его плоды вполне съедобны. В подтверждение 'словообразов' оно даже уронило на подставленную Яной руку три моментально созревшие крупные сливы. Одну землянка тут же сунула в рот и едва не застонала от удовольствия. Сочная, сладкая мякоть была потрясающе вкусной. Дерево самодовольно приосанилось и одарило подругу еще горстью плодов, метко скинутых в ладонь, а потом попросило заходить еще и вроде как задремало.
  Яна погладила ствол и осторожно, едва ли не на цыпочках, отошла к сияющему, как новенький рубль, мастеру Байону. Вдвоем они покинули теплицу. Девушка поделилась с мастером сливами, а часть спрятала в сумку, чтобы угостить Хага, Лиса и Иоле.
  - Знаете, Яна, это конечно авантюра, но, возможно, у этого потомка Первого Древа действительно получится не только прижиться в техно-мире, а и изменить его под себя, - с удовольствием полакомившись сочными плодами, азартно потер руки мастер.
  - Это как? - опять растерялась девушка.
  - Первое Древо - не только основа и хозяин леса, оно сама суть леса, и именно оно изменяет свои владения под себя, излучая и преобразуя... м-м-м, назовем это для простоты магией.
  - Как горох обогащает почву азотом? - подобрала самое близкое из пришедших на ум сравнений девушка, внимательно учившая ботанику.
  - Именно так! - обрадовано поддакнул Байон. - А мы с вами будем следить за процессом! Конечно, первые ощутимые результаты появятся века через два-три, не раньше, но до того времени мы будем фиксировать мелкие изменения параметров. Вы ведь не откажетесь от продолжения сотрудничества с АПП после окончания академии?
  'Да куда ж я денусь с подводной лодки, коль Другом Леса именована?' - растерянно подумала Яна, машинально кивнув преподавателю. Именно этот титул, дарованный Первым Древом мира Эльвидар - родиной Стефаля, как объяснили ошарашенной землянке друзья в прошлом году, приравнивал продолжительность ее жизни к эльфийской, то есть продлял на века. Потратить часть этого времени на уход и наблюдения за потомком благодетеля в качестве благодарности было ничтожной малостью. Хотя в голове девушки и не укладывалась фантастическая версия мастера Байона. Неужели одна-единственная косточка волшебного плода способна настолько изменить жизнь? В такое чудо не верилось. Донская слишком привыкла к тому, что магия АПП и Игидрейгсиль отдельно, а Земля, родной мир, где не случается настоящих чудес, отдельно.
  'Ладно, пусть будет как будет, - в итоге решила Яна. - За два-три века чего только не случится. Может, сливе надоест расти в техно-мире фиолетового спектра, и она попросится в какое-нибудь другое измерение? И вообще, чего делить шкуру неубитого медведя? Дерево еще из теплицы на дачу не уехало, нечего пока волноваться и самой себе загадки загадывать'.
  
  
   Глава 7. Артефакты и шутки
  
  Распрощавшись с деревом и учителем, девушка почти бегом двинулась к корпусу блюстителей. Всему курсу предстояло нынче первое вводное занятие по артефакторике. Первое и единственное, стоящее в расписании как обязательное к посещению. Следующее занятие уже должно было располагаться в сетке факультативов, и ходить на него будут не все. Яна, как и загадывала еще на первом курсе, собиралась по возможности посещать факультатив. Глупых надежд на то, что из нее выйдет выдающийся артефактор, девушка не питала, но чем черт не шутит, вдруг у нее получится научиться хоть чему-нибудь? И малость пригодится!
  Голодные после глобальной очистки желудка - лучшего средства от копченого на неподходящем дымке мясца - студенты уже рассаживались по местам в аудитории. Янку тут же взяли в оборот любопытные напарники с сакраментальным вопросом:
  - Где была, что делала?
  - В теплицах с Байоном. Ходили смотреть на тот росточек, что из сливовой косточки Первого Древа вырос. В конце года на дачу заберу. Так мастер велел.
  - Великое Древо в техно-мир фиолетового спектра? Однако! - первым делом мимоходом удивился Лис, но поскольку ботаника, даже волшебная, его никогда особенно не интересовала, удивился вяловато.
  - Кстати, деревце сливами поделилось, на следующей перемене угощу. А как у вас? - перевела стрелки Янка.
  - Мы лечились, - мрачно констатировал Хаг, тоскливо покосившись на сумку напарницы, где прятались фрукты, и, вздохнув, признался: - Кушать всем дегустаторам рикбита запретили до шести вечера.
  - Сливы - это я люблю! Это ты правильно решила разделить угощение с друзьями! После занятий угостишь! - причмокнул Машьелис и с удовольствием переключился на ответ подруге. Он в лицах поведал о том, как они с напарником страдали от лечебных процедур. А потом еще и прослушали занудно-поучительную лекцию о неосмотрительности дегустации незнакомой пищи в исполнении дорогого декана, заявившегося прямо в лечебницу, дабы скрасить там пребывание третьекурсников. Какое именно из наказаний: промывание желудка, нотация Гада или категорический запрет на употребление любой пищи вплоть до ужина было хуже - Машьелис оценить затруднился.
  Авзугара, кстати, Гадерикалинерос на допрос в кабинет уводить не стал. Под попытку отравления главным злодеем пророчества угощение оборотня всяко не подпадало. Главным образом потому, что парень сдавал оставшиеся с прошлого года хвосты и в эти выходные вовсе не покидал стен академии. Присланную вчера вечером посылку из дому ему передавал лично Гад. А чтобы подозревать самого себя - до такой степени паранойя дэора еще не дошла. Зато с горца взяли слово съедать и выпивать все подарочки многочисленной родни самому или, если уж хочется поделиться, спрашивать о безопасности угощения лично у декана.
  Со звонком колокола, тактично не отрывая от перемены минуты студенческой свободы, Гад вошел в аудиторию. Он поднялся на кафедру, облокотился на нее двумя локтями, уложив подбородок на сцепленные пальцы, и внимательно оглядел своих подшефных. Те в свою очередь быстренько примолкли и уставились на мастера выжидающе, как птенцы на папу с жирным червяком в клюве.
   - Искусство создания артефактов, - неторопливо начал вещать дэор, - это действительно искусство, во всей своей многогранности открывающееся лишь по-настоящему одаренным студентам.
  Сегодняшнее занятие, где мы совместим лекцию и практическую работу, позволит понять, к чему именно вы способны.
  Итак, в качестве вступления немного скучной теории. В самом широком смысле артефакт - это сотворенный предмет, обладающий магическими свойствами. Мы будем на своих занятиях касаться лишь одной категории артефактов, изготавливаемых посредством знаков Игиды и при использовании пыли Игиды. Классификация данных артефактов ведется по нескольким признакам, как то: первое - материалы, используемые для создания, второе - разновидности знаков Игиды, подбираемых для артефакта, и, наконец, третье - предназначение создаваемого предмета. Остановимся на первой из классификаций, самой нужной в вашей сегодняшней работе. Для создания любого артефакта, как я уже сказал, используется пыль Игиды. Ее либо добавляют в сам материал для артефакта, либо в раствор, которым наносятся знаки. Смешение техник недопустимо, оно приводит к невозможности полного контроля и точного расчета свойств артефакта в силу того, что просчитать объем примененной пыли чрезвычайно сложно. Условно все материалы, используемые в качестве основы, делятся на пластичные и твердые.
  - А почему условно-то? - недопонял Картен.
  - Потому что все вы одарены разными талантами, - охотно начал разъяснять декан. - Если, скажем, глина - материал однозначно пластичный, то металл или камень будут относиться к материалам условно пластичным. Металл легко расплавляется обладателями огненного дара, а камень, оказавшись, скажем, в пальцах тролля, станет мягок, подобно глине. Но вернемся к теме. При сотворении артефактов из твердых материалов для нанесения знаков Игиды, превращающих предмет в артефакт, артефакторы используют состав, близкий к тому, каким вы рисуете знаки на пустышках Игиды. Состав 'чернил' для мягких материалов, где пыль Игиды примешивается к самой основе, иной. Компоненты для него также подбираются индивидуально.
  Сегодня каждый из вас попробует сотворить простейший артефакт-хран из заготовки деревянной шкатулки. Последовательность знаков для этого предмета минимальна. Их всего три. Первый знак обозначает качество, которое подлежит изменению, второй - задаваемый характер изменения, третий закрепляет результат. Заранее предупреждаю: наносить на заготовку черновой рисунок нельзя, это искажает результат.
  Декан взял указку-карандаш и начертал на доске тройку символов. КАРД - размер, ЛЕРТ - метаморфоза, ДУОН - постоянство - припомнила Янка самые распространенные значения знаков Игиды.
  - Кто мне скажет, в чем главная трудность работы артефактора? - продолжил вводную лекцию мастер.
  - Нам Стефаль когда-то рассказывал, что очень сложно при нанесении знаков удержать в голове цепочку символов, наполняемых силой, и одновременно задать без искажений цель артефакта. Значений-то множество, - припомнила слова напарника Яна, для которой главной-то трудностью, как ни крути, оставался сам процесс рисования без шанса на ошибку. Это на пустышку листа Игиды неверный знак не ляжет да не проявится, а с артефактами такой трюк не пройдет. Хорошо еще, знаки были очень просты в написании. КАРД представлял из себя палочку с тремя косыми насечками. ЛЕРТ - волнистую линию с четырьмя горбиками один выше другого, а ДУОН - знакомый еще по земной математике символ бесконечности, только перечеркнутый посередине.
  - Что там трудного-то? - хмыкнул нетерпеливый Картен. - Бери и царапай. Давайте уже попробуем!
  - Что ж, давайте попробуем!- разрешил с усмешкой декан. - Переодеваемся в рабочие мантии и берем в лабораторных шкафах инструменты. Если испортили заготовку, в моем лабораторном шкафу можно взять замену. Думаю, напоминать вам о технике безопасности не нужно, с прошлой практической работы никто ничего не забыл.
  Студенты согласно загудели и застучали стульями. Лабораторные шкафы вдоль стен ждали ребят. Янка накинула через голову зеленую мантию, которая, несмотря на свою внешнюю хламидообразность, сидела очень удобно, а главное защищала хозяйку от случайных брызг едкого раствора на основе йиражжи. На ее личном подносе с высокими бортиками так же, как и у каждого третьекурсника, находилась простая деревянная шкатулка размером примерно в три детских игрушечных кубика.
  Оттащив добычу за индивидуальный стол, девушка глубоко вздохнула и попыталась частично погрузиться в то самое отстраненное состояние сознания, какое наилучшим образом помогало наполнять энергией листья Игиды и вообще сосредотачиваться.
  Перед ней имелась цель - превратить заготовку в артефакт хранения. Откупорив флакон с раствором, Янка взялась за стиж, поудобнее пододвинула к себе шкатулку, настроившись на создание храна, точь-в-точь такого же, как ее медальон, только в форме шкатулки, стала вытравлять символы на светлой древесине.
  Ну что сказать, красиво рисовать и даже чертить, несмотря на все усилия бесконечно терпеливого Стефаля, занимавшегося с ней дополнительно, Донская так и не научилась. Но за два года писать некрупные знаки так, чтобы они, хоть и кривоватые, стали походить именно на знаки, которые девушка намеревалась изобразить, а не на страшных крокозябр-мутантов, Янка смогла. Эстетической красоты в нацарапанной тройке символов не нашел бы и самый невзыскательный знаток искусств, если только поклонник примитивизма, однако на шкатулке красовались именно КАРД, ЛЕРТ и ДУОН, наполненные силой создательницы.
  В аудитории царила обычная рабочая атмосфера. Мастер Гад прохаживался между столами, приглядывая за студентами. Довольно мурлыкал что-то под нос Машьелис, сосредоточенно сопел Хаг, скрежетала зубами нетерпеливая Ириаль, которая всегда хотела все и сразу, ругался Еремил, запоровший знак, хлюпала носом по той же причине Таата, вздыхала Тита...
  Яна как раз собиралась опробовать шкатулку в действии, когда Картен, благополучно загубивший свою третью заготовку, как бы невзначай ляпнул:
  - Эй, господин декан, а если краску не свою взять, а чужую, чего выйдет?
  - Много чего может выйти, но совершенно точно ничего хорошего, - мрачно отозвался Гад. - От обычной порчи заготовки до взрыва в аудитории.
  - Ой, - выдохнул Картен и метнул опасливый взгляд в сторону Ириаль и Юнины.
  - Так, всем оставить работу, - враз насторожившись, скомандовал дэор и приказал: - Студент Картен Рос, что вы сделали? Отвечайте немедленно!
  - Я только пошутить хотел. Девчонкам банки с раствором поменял, - Картен вжал голову в плечи и ткнул в направлении эльфийки и вампирши. - Ничего же не случилось!
  Мастер скрипнул зубами, подошел к столам девушек. Осмотрел их шкатулки. Юнина, оказывается, уже успела закончить работу, а Ириаль выцарапывала последний знак.
  - Ваше счастье, Картен, катастрофа отменяется. Юнина, мне жаль, дорогая, но твои знаки, хоть и нарисованы безукоризненно, верно активировать шкатулку не смогут. У тебя слишком живое воображение.
  - Это плохо? - растерялась девушка, подняв на мастера чудные эльфийские очи.
  - Развитое воображение - чудесное качество, но в работе артефактора нашей специфики - большая помеха. Ты видишь слишком много дорог, чтобы пойти по одной. Изготовленные такими творцами предметы никакого утилитарного значения, кроме забавы, не имеют. Твоя шкатулка будет работать в произвольном порядке: может уменьшить помещаемый в хран предмет, может его увеличить или перекрасить, а то и переместить в неизвестном направлении.
  - Ой! Спасибо за объяснения, мастер, - кажется, прилежная девушка искренне расстроилась из-за своей неспособности к созданию артефактов, но спорить с деканом не стала.
  - А у меня? - нетерпеливо влезла в разговор Ириаль.
  - У тебя, - оглядел результат потуг Шойтарэль декан и едва заметно усмехнулся, - нужный артефакт может получиться при должном старании и подходящем эмоциональном настрое. Сейчас ты сотворила универсальную корзину для мусора. Каждый помещенный внутрь предмет будет рассыпаться горсткой пыли. Слишком много злости, Ириаль.
  - Ну, не очень-то и хотелось, - повела плечиком вздорная девица и злобно оскалилась в адрес Картена. - А это точно не из-за подмены раствора?
  - Точно-точно, это-то и странно, девушки. По всем правилам артефакторики, ваши заготовки вообще не должны были превращаться в артефакты. Обмен растворами, не влияющий на результат работы, я наблюдал лишь однажды. Это были близнецы Торстосен... - прервав объяснение, декан обратится к паре студентов: - Пит, Картен, у вас чесотка или вызов в Портальную Залу для блюдения пророчества?
  - Ой, ага, оно! - оживился Картен, слишком увлеченный объяснениями мастера, чтобы без привычки мгновенно установить связь между щекочущими ощущениями в районе запястья и вызовом. - Тогда мы побежали! Айда, Пит, будем причинять добро туземцам!
  - Куда? - тигром рыкнул Гад так, что на месте замерли не только Рос с Цицелиром, а и все студенты в аудитории. - Навести порядок на рабочем месте и убрать оборудование в шкафы, только потом я дозволяю вам покинуть кабинет!
   - Да ладно, ща уберем, не серчайте, - благостно, весь в предвкушении предстоящей авантюры, отмахнулся голубокожий парень и действительно меньше чем за минуту выполнил требования декана.
  Причем не свалили все абы как, а убрал по-настоящему. Вот что подходящий стимул-то с разгильдяем сделал!
  - О наказании, назначенном за сегодняшнюю выходку, я проинформирую вас позже, Рос, - улетела в спину раздолбаю угроза. Но, кажется, должного воспитательно-устрашающего эффекта не возымела.
  - Вы не переживайте так, господин декан, - серьезно попросил друг и сосед парня - Максимус. - Картен всегда таким был, сколько я себя помню. Уж чего только папка и дед с ним не делали. Вроде ничего-ничего, а потом раз - и как чего выкинет! Его ж даже бить хворостиной и ремнем пробовали.
  - Бесполезно? - утвердительно предположил декан.
  - Да, если что ненадолго и пронимало, так только бабушкина придумка. Она его, как чего отчебучит, усаживала стихи наизусть зубрить, какие подлиннее и поскучнее, - принялся рассказывать парень. - Один раз гимны Воителю учить заставила, так Рос так переврал, что у нас буря с градом всю вишню побила и сортир в огороде развалила. С той поры только чего-нибудь описательно про природу или исторические ему давали...
  Максимус виновато захлопнул рот, глядя, как на длинноносой физиономии декана расцветает предвкушающая, не сказать, чтобы откровенно мстительная улыбка.
  - С историческими вы это зря. А ну как герои минувших лет, разгневавшись на косноязыкого, в гости бы заявились? - хихикнул Лис рядом с друзьями.
  - Что ж, спасибо за совет, думаю, я смогу подобрать нашему носителю неконтролируемого хаоса что-нибудь в меру заунывное, полезное для обучения, без религиозных мотивов, - удовлетворенно заключил дэор. - А теперь, развлеклись и возвращаемся к работе, студенты.
  - Мастер, еще вопросик! Вы сейчас Роса этим эпичным титулом в шутку назвали или как? - влез любопытный Машьелис, подсознательно почуяв что-то интересное.
  - Или как, о Либеларо. Неужели вы, господа студенты, до сих пор не сообразили, что в вашей группе есть два носителя хаоса, чьи деяния сильно, хм, разнообразят внутреннюю жизнь как третьего курса блюстителей, так и всей академии? - по-птичьи склонил голову на бок мужчина.
  - Это вы про меня что ль, мастер? - виновато вздохнул и потупился Авзугар, изучая свои сильные руки, запоровшие уже пару заготовок шкатулки. Выходку со спиртным, стоившую Машьелису неконтролируемого оборота мастера припоминали оборотню по сей день, а дегустация деликатесного мяса, состоявшаяся пару часов назад, была свежа в организмах всех находящихся на занятии студентов.
  - Смотри-ка, догадался, - умилился дэор.
  - А чего ж тогда нас не отчислили до сих пор, коль мы такие опасные? - не на шутку заволновался оборотень-медведь, и сам не успевший отойти от сегодняшней своей выходки, каковую почитал добрым делом. Он так разволновался, что аж стиж сломал в пальцах.
  - Потому, Авзугар, - язвительно поведал аудитории и оборотню персонально мастер, чуть склонившись к косматой голове юноши, - что ваши действия, пусть и носят хаотичный характер, тоже направляются Силами Судьбы и допущены Игидрейгсиль, ибо являются неотъемлемой частью жизни и обучения, как вашего, так и прочих студентов. Что, разумеется, не освобождает вас от ответственности за содеянное и необходимости искупления прегрешений ударным трудом.
  - Так я ж и не бегаю от дела, - с готовностью закивал студент, на душе у которого стало чуть-чуть легче. Когда можно разделить вину за свои выходки хоть с кем-то, тем паче с Силами Судьбы, светлее на душе становится. Ну а что наказывают его одного, так не Силам же поручать мытье лестниц или написание реферата? Они такой простой работе не обучены.
  - Значит, Картен поменял наши баночки с чернилами не просто так? - уловила главное и не позволила декану соскочить с темы встревоженная Юнина. - Мастер, как же возможно, почему мы с Ириаль смогли работать? Это из-за того, что мы напарницы?
  - Ну так! Близнецами нам точно не быть, - хохотнула Шойтарэль. - Ты эльфийка с виду стопроцентная, а я вампирша. Если только мой блудливый папашка и с твоей мамой в ритуальную ночь отметился?! Так это легко проверить хоть сейчас! Давай руку, уж родной сестры-то я вкус крови опознаю! - С грохотом отодвинув стул, вампирша подошла к напарнице и протянула руку. Юнина, глядя на напарницу расширенными то ли от шока, толи странной надежды глазами, вложила свои пальчики в ее ладонь.
  Третьекурсники затаили дыхание. Ириаль поднесла руку эльфийки ко рту и куснула указательный палец. А потом, выпустив пальчики подруги из своих, заковыристо выругалась и с нервным смешком выдала:
  - Ну, привет, что ли, сестренка! Хоть какую-то пользу светлый Лойтарэль в жизни принес, кроме своих песенок магических. За это ему, пожалуй, спасибо при встрече скажу!
  - Так, девушки, пожалуй, вам нужно покинуть аудиторию и обсудить обнаруженное родство, занятие вы уже отработали, - вздохнул мастер. Если Ириаль еще можно было заставить работать, то у Юнины, начинающей умиленно-трогательный слезоразлив, точно ничего путного больше не вышло бы.
  Шойтарэль согласно хмыкнула, помогла напарнице убраться и довольно быстро уволокла виснущую на ней эльфийку за дверь. Шоковая тишина взорвалась гулом голосов, впрочем, смолкших, едва мастер пообещал нерадивым сплетникам еще одно дополнительное занятие и отработку впридачу.
  Янка вернулась к своим баранам - то есть шкатулке, гадая, можно ли считать изделие законченным и провести испытание, или следует позвать декана для подстраховки. То, что Гад об этом не предупредил - еще ничего не значило, он вполне мог сделать такое нарочно. Не для того, конечно, чтобы подстроить какую-нибудь катастрофу, а чтобы студенты-балбесы приучались работать головой и взвешивать риски. Вдруг у нее тоже что-нибудь вроде мистической мусорки получилось или того хуже, какой-нибудь портал? Откроешь шкатулку и сама провалишься в неизвестность или выпустишь кого-нибудь страшного, как мастер Сейата на гадании.
  Решив все-таки перестраховаться, девушка тихо позвала:
  - Мастер, не посмотрите у меня?
  Гад подошел, окинул цепким взглядом изделие с неказистой тройкой кривоватых символов на крышке, и кивнул:
  - Ну что ж, Яна, мастером-артефактором, изготавливающим предметы на продажу, тебе не быть, сама понимаешь - эстетическая сторона подкачала. А вот для личного пользования делать вещи сможешь. Будет желание, на факультатив приходи.
  - Спасибо, - искренне обрадовалась девушка. - Свои художественные способности она оценивала адекватно, потому по-настоящему приятно поразилась тому, что смогла сделать артефакт. Ну и пусть неказистый, зато работающий! Для себя-то! Руки буквально чесались от желания попробовать шкатулку в действии. Янка не стала себе отказывать. Слазила в сумку за тетрадкой по лекарскому делу и поднесла конспекты к откинутой крышке. Почти тут же девушка ощутила тягу, даже более мощную, чем в маленьком медальоне-хране и выпустила вещь из рук. Тетрадь уютно устроилась на дне шкатулки. Чуток обождав, мастерица сунула пальцы внутрь и вытащила конспекты назад.
  'Получилось! Получилось! Получилось!' - возликовала девушка.
  Уж сколько раз она видела, как творят магию другие студенты, и нет, не завидовала, конечно, а просто очень хотела и сама сделать хоть что-нибудь более волшебное и осязаемое, чем заполнение энергией листа Игиды или приговора. И вот, наконец, она САМА сделала по-настоящему волшебную вещь, которая будет работать даже на Земле!
  
  
  Как всегда, замечания, предложения, идеи, блошки и тапки будут приниматься с благодарностью для правки истории по мере написания. Выкладываться роман будет по понедельникам, средам и пятницам.
Оценка: 9.16*72  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 2" (Любовная фантастика) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Джейн "Небесная музыка" (Молодежная проза) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Перевоспитать охламона " (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"