Фирсанова Юлия Алексеевна: другие произведения.

Печать Владетеля (Три важных слова)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 7.95*200  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В чем счастье? Ариэнна Амато, выпускница университета Итоллы, привыкла считать - в знаниях. Ради продолжения образования она решила заключить договор с воином, благословенным Владетелем. Девушка не подозревала, чем обернется невинная мечта об аспирантуре. Какие опасности, приключения и чудеса обрушатся на голову и подхватят вихрем перемен. Но возможно, в конце пути трезвомыслящая синьолла поймет, что для счастья нужно нечто большее, чем учеба? Или кто-то! Тот самый, единственный, который шепнет три самых важных слова. Продолжение выложено 20-08-2016.

  ПЕЧАТЬ ВЛАДЕТЕЛЯ
  ( прошлое название ТРИ ВАЖНЫХ СЛОВА)
   последний кусочек
  
  Автор ушел бить роман (на главы). Потому остается только несколько последних страниц продолжения. )
  
  ...
  - Сколь ко же бед из-за одного влюбленного безумца. Почему же вы, Оракулы, не могли упредить Ригадера и Альнеру о его черном творении? Стольких жертв можно было бы избежать...
  - Законы Творца писаны для всех, Владетель, - в ответе Оракулов не было гнева величественных сил, оскорбленных недоверием. Скорее, как показалось Ариэнне, в сверхъестественной совокупности голосов Храма звучало сочувствие: - Альнера и Ригадер не обращались за помощью к нам, не думали о нас и не призывали в час нужды. Пока мы не призваны, мы не имеем права вмешаться. Ригадер и Альнера лишь отважно сражались. Но, не зная врага, победить, увы, невозможно...
  Соальдер снова, на сей раз ниже, склонил голову, признавая правоту Оракулов. А Эскадан с силой зажмурил глаза, смаргивая навернувшиеся слезы. Почти сразу на его руках зашевелилась сестра, приходя в сознание.
  Владетель участливо поинтересовался у Соары:
  - Как ты?
  - Такое чувство, будто с меня живьем содрали кожу, - хрипло отозвалась женщина и заерзала, пытаясь встать на ноги. Брат помог ей, но не отступил, продолжая заботливо придерживать за локоток на случай повторных обмороков.
  - Ты освободилась от кожуры ложных чувств, меа, - невозмутимо пояснили Оракулы. - Мы предупреждали о боли.
  - Помню, - согласилась Соара, прикрыла глаза, глубоко вздохнула и покаянно прошептала:
  - Благодарю вас, Оракулы, за возвращение рассудка. Я заслужила не только эту боль, но и куда большие муки в качестве кары за излишнюю доверчивость, самоуверенность и эгоизм, толкнувшие меня принять и использовать подарок Шойло. Вы были правы. Мои чувства, все то, что я считала огнем своей души, оказались не более чем обманкой артефакта. Сколько же я сотворила, поддавшись его влиянию. Чудовищно! Отчим, Альнера, их миры - все принесено в жертву глупости, и все их жертвы были напрасны. Как мне избыть эту вину? Как искупить?
  Кажется, мук стыда из-за попыток сжить со свету невесту Соальдера женщина не испытывала. Или не считала Ари достойной сводного брата, или в сравнении со всем содеянным ранее не числила сотворенное преступлением, равным прочим великим винам. В какой-то мере сие, по мнению Ари, было даже справедливо. В конце концов, что такое судьба одного человека против судеб множества миров и разрушенной сферы Владетелей? Неизмеримо малая величина. Она, главным образом, существенна для того самого человека, чьи интересы никто и не думал учитывать, распоряжаясь его судьбой, как пустой безделицей.
  Впрочем, перед сводным братом некоторую вину бывшая интриганка все же испытала, потому как спросила:
  - Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня, Соальдер? Я вмешалась в судьбу твою, прав на то не имея...
  - Не ты, злая сила артефакта, - скорбно покачал головой благородный мужчина. - Горе мое было велико, но не могу я винить в своих бедах тебя, саму оказавшуюся в паутине дурманящих разум чар.
  - Ты всегда был великодушен, - слабо улыбнулась Соара.
  - Нет, всего лишь справедлив, - возразил Крылатый Меч. Возможно, Владетель счел недостойным обрушиваться на пострадавшую с упреками за давностью лет содеянного.
  - Ты хотела искупления, меа Соара? - вмешались в сеанс покаяния Оракулы.
  Женщина с надеждой вскинула голову и горячо подтвердила:
  - Да!
  - Нам есть, что предложить, - раздумчиво молвили Оракулы. - Среди уцелевших миров, освобожденных предсмертной жертвой Альнеры и Ригадера, до сей поры есть те, что не сыскали себе достойных покровителей. Обратись в Храме нашем к Мирозданию и Творцу Великому с просьбой принять миры под руку свою. Коль найдутся среди лишившихся Владетелей такие, что пожелают покровительство твое обрести, вину ты частично искупишь.
  - Я согласна! - выпалила Соара, фактически перебивая Оракулов.
  - Но мерой силы, что истратить готова, сама ты соизмерять число их будешь, дабы не выгореть подобно свече. Мало того, ритуал сей для тебя новой болью обернется. Если готова принять ты условия, мы окажем содействие.
  - Я согласна! Пусть так! - в третий раз согласилась женщина и гордо распрямилась. Сейчас она была столь величественна в своей готовности к жертве, что Ари невольно залюбовалась Владетельницей.
  - Ты решила, - торжественно провозгласили Оракулы и тут же, перейдя на тон деловитый, объявили: - Но прежде, чем начнем, всем прочим надлежит покинуть стены нашей обители.
  - Мы можем помочь Соаре? - уточнил Эскадан. Соальдер подтвердил вопрос брата, кладя руку на плечо последнего.
  - Нет. То лишь ее выбор и ноша, Владетели, - строго отказали Оракулы. Свет в Храме, будто подтверждая серьезность этих слов, стал пронзительно белым. - Иной жертвы не примет Мироздание. Вы можете лишь помешать, отвлекая. Только на себя должна меа полагаться в сем испытании.
  - Благодарю, братья, за благородные стремления ваши, - с искренней теплотой отозвалась Соара, как-то позабыв свои прошлые крики о том, что не считает меонов родственниками. Или то кричала не она сама, а ложные чувства, навеянные злодейским артефактом? - Оракулы правы! Лишь мое это испытание и жребий! Только пройдя через него, смогу я снова в глаза вам без стыда неугасимого взглянуть, хоть чем-то искупить вину перед взрастившими меня Владетелями!
  - Троим надлежит покинуть пределы Храма, лишь одной остаться, - снова велели незримые Оракулы.
  А Ариэнна вдруг сообразила, что не готова уходить, не задав один весьма практичный вопрос.
  - Оракулы, вы говорили: все Храмы - суть один.
  - Истинно так, - отозвались те с едва заметной ноткой недовольного недоумения. Как кто-то осмеливается вмешиваться в ритуал?
  - Тогда не составит ли вам труда, ибо миссию свою мы исполнили, отворить врата этого Храма вне времени и пространства в конкретный коридор замка меона Соальдера? - смиренно осведомилась синьолла. Ей совершенно не хотелось снова трястись на лошадке по грязи и снегу среди туманов.
  Рядом с Ари не то прыснул, не то хрюкнул Эскадан, оценивая степень дерзкой изобретательности девушки. Соальдер же просто зыркнул изумленно чернильной синевой бездонных очей. Крылатому Мечу такой практичный вопрос не приходил в голову. Слишком привыкли меоны к иному общению с Оракулами в стиле: 'приход - ответ' или 'ритуал - уход' и выходить за рамки традиций то ли считали неподобающим, то ли полагали недопустимым. И за эту недопустимость, как только что показали расспросы, им приходилось платить даже жизнью.
  - Сие возможно, ступайте, - после паузы то ли на раздумье, то ли на манипуляции с пространством, провозгласили обитатели Храма. Запертые врата в него распахнулись. Одновременно с этим очнулись от состояния летаргического сна, гарантировавшего сохранение чистоты в помещении, лошади.
  Ариэнна никогда не числила себя знатоком интерьеров и мастером ориентирования на местности, однако, коридор в замке меона Соальдера узнала. Видела его уже дважды за последние дни при впечатывающихся в память обстоятельствах.
  Комментариев и инструкций на дорожку Оракулы более не выдавали. Нет, сдерживаемого нетерпения в воздухе тоже не чувствовалось. Просто как-то вдруг стало понятно, что меонам и Ариэнне здесь больше не место, в отличие от Соары. Та, почти машинально кивнув родственникам на прощание, уже погрузилась в сосредоточенное состояние мысленной подготовки к предложенному Оракулами ритуалу. Кажется, она даже не расслышала пожеланий удачи от братьев. Синьолла Амато промолчала, понимая, что ее слова для надменной Владетельницы значат не больше, чем горсть мелких монет на сдачу.
  Двери бесшумно сомкнулись за спинами, отрезая пространство зала от реальности сферы Соальдера. Ари невольно вздрогнула и потрясла головой, пытаясь избавиться от пробок в ушах, возникших будто, а может, и в самом деле, от перепада давления. Эти ощущения не стали эксклюзивным переживанием. Во всяком случае, лошадки трясли головами и прядали ушами с самыми недовольными мордами. Следовало поторопиться и убрать животин подальше, пока они не выразили свое недовольство в сугубо физиологической форме, дружно опорожнив кишечники под дверями Храма. Характерный запашок и так уже плыл по коридору, все-таки лошади пробыли под седлом две трети дня.
  Мужчины переглянулись, понимая друг друга без слов. Дан забрал поводья апельсиновой кобылки у Ариэнны, а Соальдер перекинул на луку седла концы поводьев своего вороного жеребца. Дойти до конюшен, тем паче в сопровождении двуногого, умный зверь был вполне в состоянии. Сам владетель сферы положил ладонь на сигнальный шар-светильник у дверей и негромко попросил:
  - Меа Лизоль, мы вернулись, распорядитесь о трапезе.
  А потом, не дожидаясь ответа, хотя вряд ли управляющая стала бы возражать или уточнять, подхватил невесту под руку и повел в сторону ее личных покоев. Задумчиво вслушиваясь в тихое бурчание живота, Ари неожиданно отчетливо ощутила голод и мимолетно удивилась тому, что не чувствовала даже намека на желание перекусить за все время путешествия. Или все-таки его стоило именовать паломничеством и именно на это списать все странности физиологических ощущений. Возможно, тем, кто отправлялся по слову Оракулов в путь, не следовало отвлекаться на прозаические потребности в сне и пище?
  А потом, не дожидаясь ответа, хотя вряд ли управляющая стала бы возражать или уточнять, подхватил невесту под руку и повел в сторону ее личных покоев.
  Задумчиво вслушиваясь в тихое бурчание живота, Ари неожиданно отчетливо ощутила голод и мимолетно удивилась тому, что не чувствовала даже намека на желание перекусить за все время путешествия. Или все-таки его стоило именовать паломничеством и именно на это списать все странности физиологических ощущений? Возможно, тем, кто отправлялся по слову Оракулов в путь, не следовало отвлекаться на мелкие неудобства вроде сна или потребности в пище?
  В сферах невероятное становилось реальностью. А столько оставалось еще неразгаданного, неизвестного и интересного! Невольно покосившись на сосредоточенного сопровождающего, Ари тихо вздохнула. Меон был заботлив, участлив и бесконечно нежен, но все эти чудесные качества дополнялись самым громадным, на взгляд синьоллы, недостатком: порой Соальдер не видел или не желал замечать желаний и целей невесты. Точнее, вместо ее настоящих целей, он видел нечто иное.
  Досадливо прикусив губу, девушка тряхнула головой. Сейчас не время для таких мыслей, но ничего, она все равно попробует переубедить меона, объяснить ему свои желания, ставшие очевидными для Эскадана. Наверное, можно попросить Дана помочь и устроить планомерную осаду крепости убеждений Соальдера, вкупе с обстрелом оной наводящими вопросами, объяснениями и просьбами. После встряски, устроенной Крылатому Мечу откровениями Оракулов, стоило проверить, а не окажется ли жених более склонен к коррекции мировоззрения. Пока же стоило просто отдохнуть и перекусить.
  На стол накрывали в небольшой гостиной неподалеку от комнат Ариэнны. Меа Лизоль расстаралась на славу, и стол буквально ломился от разнообразных яств. Словно повара пытались уместить в одну трапезу все то, что наготовили на три приема пищи.
  Когда первый голод путешественников был утолен, управляющая сочла возможным тактично поинтересоваться успешностью миссии.
  - Задуманное исполнено. Мы забрали проклятый артефакт из разрушенной сферы и передали его Оракулам. Они освободили меа Соару от его воздействия, - отозвался Соальдер и коротко поведал Лизоль некоторые подробности не слишком приятной истории. Старая как мир тема не нашедшей взаимности любви, коварства и предательства хороша лишь в книгах, в жизни же без того хватает боли и потерь.
  - О Творец Великий, - прижала на миг пальцы к губам достойная женщина. - Сколько же бед принесло безнадежное чувство отчаявшегося Владетеля...
  - Это не так, матушка, - рассудительно отметила Ариэнна, аккуратно отложив вилку. - Беды принесла не его любовь к матери меонов, а навязчивая жажда обладания предметом страсти. Категорическая не готовность считаться с чувствами и желаниями меа Альнеры. Именно это, по словам Оракулов, навело меона Шойло на мысль о преступлении. Те же самые мотивы заставили меа Соару поддаться искушению, нарушить правила и поместить проклятую вещь в Зал Зерцал. Если Соару, в силу гормональной и психологической неустойчивости, свойственной юной девушки, и незрелости рассудка, не осознающего всех последствий своих действий, можно простить, то действия меона Шойло иначе, как преступлением, назвать нельзя.
  - Мудро сказано, ягодка, хоть и мудрено, - поддержал девушку хмурый Эскадан и многозначительно глянул на еще более хмурого брата. Его слова невесты хлестали сейчас наотмашь похлеще пощечин. Слишком кое-что в сказанном Ари подходило к недавнему поведению Соальдера.
  - Очень печально, что за чужие ошибки пришлось расплачиваться вашим родителям, меоны, и их мирам, - подвела итог с горьким вздохом Ариэнна и задумчиво спросила: - А тело меона Шойло так и будет сидеть теперь там, в осколке сферы, как памятник преступлению?
  - Не думаю, - помедлив, ответил Крылатый Меч, разом растерявший после спича девушки аппетит. - Мы забрали артефакт, теперь осколок сферы быстро раствориться в туманах.
  Эскадан склонил голову, точно отдавал последнюю дань памяти и заодно прощался с прошлым.
  - Благодарю за то, что позаботились о моей девочке, - тактично перевела тему меа Лизоль.
  Мудрая женщина приняла как должное нежелание меона делиться иными подробностями и не расспрашивала его о дальнейшей участи Соары. Несколько позже она все равно обо всем узнает, если на то будет воля Владетеля, а пока лучше не тревожить свежую рану его воспоминаний о погибшей сфере родителей пустыми расспросами.
  - Кто о ком позаботился - еще вопрос, - насмешливо хмыкнул Эскадан, отсалютовав бокалом девушке. - Ари нам очень помогла, Лизоль, если бы не ее дар, мы до сих пор среди туманов бродить могли бы без толку, до хрипоты споря о правильной дороге.
  - Каждый из нас делал свое дело, меон, - твердо возразила Ариэнна. - Я искренне преклоняюсь перед отвагой, мужеством и благородством поступков меона Соальдера. Сегодня мое уважение заслужила и меа Соара.
  - После всего, что натворила? Ты легко прощаешь,- задумчиво проронил Крылатый Меч. Дан же кивнул, соглашаясь с суждением девушки.
  - Нет, но гневаться на недужных недостойно взрослого человека. Решение меа Соары принять груз вины, подкрепленное не банальным стремлением испросить прощения на словах, а попыткой искупить сотворенное делом, кажется мне истинно верным и отважным! Надеюсь, у нее все получится! - не повышая голоса, но серьезно и обстоятельно объяснила синьолла.
  - Твои суждения разумны, девочка, - согласилась меа Лизоль с гордостью, к которой примешивалась толика грусти по беспечной наивной малышке, чей голосок звенел под сводами замка.
  - Это просто выводы, сделанные на основе имеющейся информации, матушка, - ласково улыбнулась Ари и невольно вздрогнула. Вздрогнула и ее родительница от странного и какого-то знакомого гулкого звука, похожего на большой гонг или колокол. Он раздался где-то далеко в коридорах и разнесся по всему замку.
  Резко повернули головы в сторону дверей Эскадан и Соальдер. Вскакивать с мест они не спешили и встревоженными не выглядели, скорее, казались озадаченно-заинтересованными. Причину такого поведения объяснили несколько слов Дана:
  - Гонг у Храма Оракулов? Странно! Кто это у тебя решил войти под своды Высших без соизволения Владетеля сферы?
  - Я и сам хотел бы знать ответ, - промолвил меон, оставляя ужин и с сожалением поднимаясь из-за стола. Долг хозяина призывал его покинуть желанное общество, чтобы прояснить так некстати возникший вопрос.
  Загадка гонга разрешилась прежде, чем Соальдер отправился на поиски нарушителя спокойствия. Им, вернее ей, оказалась распахнувшая дверь и замершая на пороге комнаты женщина. Черноволосая, синеглазая красавица Соара! Прежняя и в то же время странно изменившаяся. Владетельница осунулась от тяжелейших испытаний нервной нагрузки Исчез из ее очей фанатичный больной блеск отверженной возлюбленной, сменившись гордым усталым достоинством, свойственным тем, кому по плечу пришлось многотрудное дело. Прежнее капризно-недовольное выражение лица тоже осталось в прошлом, но лик ее не был спокоен. Некоторая неуверенность, почти робость читалась в ее чуть опущенных и тут же распрямившихся усилием воли плечах и полуулыбке, раскрывшей губы.
  - Ты? - удивились мужчины, уставившись на сестру.
  Только сейчас Соальдер смекнул, что гонг возвещал не о проникновении в Храм Оракулов без дозволения Владетеля Сферы, а о выходе из его дверей новой гостьи.
  - Я. Я смогла, я вернулась, - выдохнула Соара.
  В голосе ее было все: гордость за совершенное по воле Оракулов, груз вины от сотворенного под воздействием проклятого артефакта и надежда на окончательное примирение с родными.
  - У тебя все получилось? - уточнил Соальдер со сдержанной настороженностью, не спеша обниматься с бывшей злоумышленницей. Простить под весом неопровержимых доказательств он ее простил, но дальнейшие шаги предпринимать до уточнения всех обстоятельств не рвался.
  - Да, я просила в Храме Оракулов. Все случилось, как они обещали. Девять миров отозвались и приняли мое покровительство, - Соара резко посерьезнела и вздохнула. - Куда меньше, чем было у матери и отца, но больше, чем я рассчитывала и готова была снести, расплатившись болью.
  - Молодчина! Сестра - ты умница! - искренне обрадовался Эскадан, метнулся к женщине, подхватил ее на руки и стал кружить по комнате до тех пор, пока Соара не засмеялась.
  - Если миры отозвались, значит, ты все осознала и искупила вину, - задумчиво промолвил в такт каким-то своим мыслям Крылатый Меч. Он предложил, принимая окончательное решение столь же быстро, как делал это всегда:
  - Раздели с нами ужин, сестра!
  Соальдер повел рукой и на столе появился еще один столовый прибор. Как раз на свободном месте - между братьями.
  - С удовольствием! Я ужасно голодна! - неподдельно обрадовалась Соара приглашению, означавшему не только и не столько готовность перекусить в ее обществе, сколько прощение.
  Владетель только кивнул и снова уселся. Эскадан галантно отодвинул для сестры стул. Едва та опустилась на сидение, как заговорила снова.
  - Я попросила Оракулов перенести меня сюда, чтобы рассказать вам обо всем, братья. - Неуверенная улыбка снова коснулась уголков рта женщины, пальцы рук напряженно переплелись.
  - Вот и прекрасно! Замечательно, что ты здесь. Осталось для нашего общего душевного спокойствия уточнить одну малость: как поживает твоя большая и страстная любовь? - заинтересованно уточнил Дан, проверяя степень избавления сестры от влияния зловредных чар.
  В синих глазах проскользнули шаловливые искорки. Соара украдкой подмигнула Ариэнне и томно-тоскливым тоном затянула, прижимая руки к пышной груди:
  - Любовь... О да! Трепет в груди такой. Жжет! Я жить без тебя не могу...
  Слегка напряженное ожидание, готовое смениться закономерным облегчением, мгновенно сменилось у всех ужасным подозрением, что Соара по-прежнему влюблена в брата.
  - ... не могу без тебя, Эскадан! - повторила, возвысив голос проказница, и звонко рассмеялась при виде паники, отразившейся было на лице брата.
  - Тьфу, синеглазая, ты вспомнила, как шутить! - восторженно воскликнул Дан. - А я уж и успел подзабыть, как оно бывало, за столько-то лет!
  Разыгранное общество облегченно подхватило смех женщины. Улыбалась и меа Лизоль и Ариэнна, испытывая невероятный подъем чувств. Наконец-то цепь событий, тянувшаяся столь долго и мучительно, завершилась благополучно. Старое проклятие, причинившее уйму горя, принесшее боль, смерть, отчаяние столь многим, развеялось.
  Соара с аппетитом принялась за еду, не забывая, впрочем, о веселой пикировке с подкалывающим ее Эскаданом. Меон все норовил отыграться за свой испуг. Владетели сфер наслаждались вечером и обществом друг друга.
  Нет, чужой и неуместной на этом празднике синьолла себя не ощутила. Она разделяла радость мужчин, освободившихся от старых и ставших уже такими привычными, что перестали замечаться, проблем. Но одновременно Ари отчетливо поняла иное. Сейчас этим троим: Соаре, Соальдеру и Эскадану необходимо побыть всем вместе, чтобы восстановить разбитое временем и обстоятельствами, снова стать семьей.
  - Меоны Владетели, меа, матушка, тревоги дня минувшего и трудности пути утомили меня сильнее, чем полагала. С вашего позволения я удалюсь для отдыха, - улыбнулась и вежливо попросила девушка.
  Конечно, после просьбы, высказанной в таком ключе, никто задерживать Ариэнну не стал. Лишь пожелали светлых сновидений. От сопровождения до покоев, предложенного Соальдером, синьолла мягко отказалась. А выйдя из трапезной вместе с тактичной матушкой, ласково попрощалась до утра и с ней. Меа Лизоль убедилась, что, несмотря на усталость, дочка на ногах держится твердо, падать в коридорах от упадка сил не собирается, и поцеловала Ари в лоб. Мудрая женщина, памятуя о том, как тяготит подрастающих детей опека взрослых, направилась по своим делам. Пусть день и клонился к закату, однако оставалось еще несколько вопросов, требующих решения управляющей. Скажем, велеть приготовить меа Соаре ее старые покои, затворенные три года назад. Истинный профессионал в своем деле, управляющая предпочитала решать проблему до того, как ее поставит перед ней Владетель сферы.
  Ариэнна неспешно шла по замку к своим комнатам. Усталость после дня, насыщенного драматическими событиями и чисто физической нагрузкой от путешествия, девушка чувствовала. Однако пока молодость брала свое, и с ног синьолла не валилась. Разумеется, не утратила она и пытливого ума, порой буквального одержимого тягой к познанию.
   Привлеченная порывом прохладного ветра, Ариэнна повернулась к приоткрытым створкам дверей, выходящих на длинный широкий балкон. Настолько широкий, что еще немного и его смело можно было именовать террасой, тянущейся вдоль доброй трети коридора. Неожиданно остро девушке захотелось вдохнуть полной грудью глоток-другой свежего воздуха. Повинуясь внезапному порыву души, она вышла на открытый балкон и надолго замерла у перил, наслаждаясь запахами сада, что доносились снизу.
  Медитативными практиками, не считая дыхания воинов-благословенных, синьолла Амато никогда не увлекалась. Но, наверное, было в ее расслабленном созерцании и вбирании всем телом и душой окружающей действительности что-то от медитации. Отрешенное состояние умиротворения нарушил женский голос:
  - Ты обижена на меня, потому и ушла?
  На балкон вышла Соара. Нет, ни следа вины в интонациях или в выражении лица Владетельницы не проглядывало. Она просто хотела кое-что уяснить для себя, будто решала логическую задачку или пыталась доказать теорему.
  - Нет. Нести ответственность за чувства, мысли и действия, совершенные под властью злой магии артефакта, вы не могли. Ни я, ни кто-либо другой не имеет права осуждать вас за них, - качнула головой Ари, задумчиво поглаживая прохладный мрамор перил балкона кончиками пальцев. Повторять свои недавние соображения о допущенных Соарой в юности ошибках синьолла не стала. Лишь сказала:
  - Вы - член семьи меона Соальдера. Прошлого не изменить, произошедших событий из памяти не вычеркнуть, но можно начать снова. Мне показалось правильным, что начинать стоит так же, как и оборвалось, вам троим, без посторонних, какими бы близкими они ни были для кого-то из вас сейчас.
  - Слишком мудрые суждения для юной девушки, - в легком изумлении приподняла ровные дуги смоляных бровей Соара.
  - Всему виной излишне рациональное мышление, порой раздражающее окружающих в обыденной жизни, - задумчиво промолвила Ариэнна. - Я никогда не пыталась изменить это свое свойство, поскольку в жизни оно больше помогало, чем мешало. Знаете, меа Соара, пожалуй, я благодарна вам за тот путь, что пришлось пройти через осколки миров, средь туманов, на Айтолар, в Итоллу. Да, больше нет той доверчивой девочки, но вряд ли это можно счесть серьезной потерей. Любое развитие - есть труд, работа над собой, порой через боль. Пусть то, что произошло тогда в замке меона Соальдера, случилось не по моей доброй воле, зато оно дало толчок к росту моей личности, помогло отыскать то, что я считаю ценным для себя.
  - Ты действительно изменилась, - отметила бывшая соперница, и ее тон был почти уважителен.
  Нет, лучшей подругой она Ариэнну разом считать не стала и откровенничать в свою очередь не собиралась. Ари этого и не ждала и не набивалась в друзья. Хватит и того, что больше не будет глупой ревности и откровенной враждебности.
  'Занятно, - мысленно отметила для себя девушка, - как меа Соара отнесется к моему намерению продолжить обучение вместо немедленного заключения брака с меоном Соальдером? Не смогу ли я заручиться ее поддержкой для реализации своей цели?'
  Мысли уже привычно скользнули в наезженную колею. Пожалуй, сама Ари не заметила, как стремление к новым знаниям стало для нее приоритетной целью, затмив подростковую недостижимую мечту о любви. Или оно всегда случается так, когда желанное сменяется навязанным насильно? Да, прежде синьолла Амато жаждала не только знаний, но и романтических отношений. Зато теперь, когда жених, коим она успела обзавестись в прошлой жизни, принялся настойчиво предъявлять права на руку, сердце и судьбу, невеста не знала, хочет ли она подобной самоотверженной, напористой любви. Совсем недавно, на Итолле, Ари, отягощенная обычными девическими комплексами - следствием злополучной печати Владетеля, решительно ответила бы: 'Хочу!', а вот сейчас сомнения поселились в душе. Если любит, но не хочет считаться с целями и желаниями любимой, нужна ли ей такая любовь? Не крылья, путы. Да, Соальдер обещал дать ей время и возможность решать, но в силах ли он будет отступить, если избранница его отвергнет...
  Подобно тонким струйкам тумана, мысли закручивались, причудливо извивались и укутывали душу. Нет, как внезапно осознала Ариэнна, пришедшая на ум аналогия с туманом не была красивым сравнением. Она возникла потому, что взгляд уже давно созерцал странный туман. Не поднимающийся с земли, не стелющийся от воды, а будто возникший прямо в небесной выси, изгибающийся аркой. От нее спускалось к замку меона Соальдера некое подобие футуристической лестницы. Невесомой и прекрасной, словно мечта. К серебряным ступеням и изгибам перил струящейся эстакады добавилось звуковое сопровождение. Тихий-тихий, неумолчный, как ночной прибой, шепот, просачивающийся через уши куда-то прямиком в сердце. Заставляющий его замереть, а в следующую секунду забиться взволнованно и учащенно.
  'Иди, Принятая Туманами и взыскующая знаний! Ты звала! Зов услышан! Вступи на путь! Тебя ждут! Торопись!' - так настойчиво звали Ариэнну Амато откуда-то из неведомой дали под едва слышную мелодию флейты.
  'Куда идти?' - хотела было спросить девушка, но ответ пришел раньше, чем она успела сформулировать вопрос. То, что ее звало, не было живым созданием, но при этом являлось носителем своеобразного разума. Оно обладало собственным могуществом, способным поспорить с иным покровителем, создателем сферы.
  Зов шел от Обители Туманов. Именно о ней сегодня говорил пророк на дороге. Обитель Туманов - удивительное место выбрало и позвало Ариэнну Амато, откликнувшись на неистовое желание девушки. Желание учиться, познавать, искать и находить истину. Обитель Туманов, как поняла и почувствовала Ари, была местом, где можно было задать все накопившиеся вопросы о природе мира и услышать ответ, научиться не только видеть, но и понимать суть вещей.
  Еще не до конца отдавая себе отчет в том, что делает, куда и зачем идет, но яснее ясного сознавая: она поступает правильно, делая единственно верный выбор, Ари шагнула вперед, навстречу призрачным туманным узорам. Лестница-мираж, лестница, слепленная из тумана, вопреки подсознательному опасению, оказалась неожиданно плотной. Поначалу чуть пружинящая под ногами, после первых же шагов она обрела твердость камня и подобно эскалатору, стремительно понесла девушку вперед и вверх.
  - Ари? - озадаченный возглас Соары донесся откуда-то из-за спины, совсем рядом и, в то же время, показалось, из невообразимой дали.
  Почему-то Ариэнна почувствовала, что не должна оборачиваться, пусть и имеет право ответить. Лестница, повинуясь воле ступившей на ее ступени, приостановила бег. Ненадолго, только чтобы смогли прозвучать необходимые слова.
  - Мне нужно идти, меа Соара! Если не пойду сейчас, то потом будет поздно! Больше звать не станут! - взмолилась девушка. - Попрощайтесь за меня с матушкой и вашими братьями. Передайте, пожалуйста, меону Соальдеру: я не нарушу слова невесты и обязательно вернусь потом, когда завершу обучение, чтобы дать ему ответ. Извинитесь перед меа Лизоль, прошу! Мне очень жаль, но я не могу остаться! Меня зовут!
  - Зовут? - выпалила озадаченная Владетельница. - Кто? Куда? Почему ты взлетела?
  Очевидно, поняла Ариэнна, Соара не видела ни лестницы, ни туманов и не слышала зова. Все правильно, ведь он звучал не для нее. Назначенный ей путь испытаний Владетельница преодолела, и сейчас настало время наград. Для Ари же все только начиналось.
  - Зовет Обитель Туманов, - разъяснила девушка. - Мой путь лежит туда. Дня из дней, меа Соара. Мне пора в путь!
  - Обитель Туманов?- в замешательстве переспросила женщина и воскликнула: - Это же легенда!
  - Возможно. Значит, меня зовет легенда, - согласилась Ариэнна и подняла ногу для нового шага.
  Лестница словно только этого дожидалась. Ступени снова пришли в движение, унося девушку навстречу вожделенной цели, поначалу скрытой туманами. Но по мере того, как Ари вглядывалась в неясную дымку впереди, та обретала все более четкие очертания. Размытые контуры складывались в образы высоких зданий с колоннадами переходов, большими окнами, широкими ступенями настоящих лестниц. Те сбегались к центральному входу самого большого здания, накрытого куполом, и разбегались ручейками, текущими к иным дверям в корпуса Обители Туманов.
  Позади остались навечно потерянный Айтолар, сфера Соальдера, мать, жених, необходимость мучительного выбора между узами брака и жаждой знаний. В этот раз где-то там, наверху, а, может быть, даже в Храме Оракулов, где каждый из визитеров был пред ликом высших сил как на ладони, ей помогли сделать выбор - пригласили в путь. Ариэнна всей душой откликнулась на зов, раздавшийся потому, что желала его и выдержала все испытания.
  Лестница уводила в Обитель Туманов, а где-то там позади еще слышались голоса. Они пытались задавать вопросы или просто кричали. Пытались звать Ариэнну? Потом ушей девушки, околдованной дорогой, коснулся мужской голос, доносящийся из невообразимого далека. Вскоре пропал и он.
  Дорога по лестнице туманов, где не были слышны даже собственные шаги, казалась путем в безвременье. Девушка не могла бы сказать, сколько она идет вперед, к туманной арке: вечность или несколько секунд? Но в какой-то момент Ариэнне отчетливо показалось, что она идет не одна, что рядом кто-то есть. Нет, не чужой. Напротив, кто-то хорошо знакомый и удивительно надежный. А потом ее руки коснулась горячая рука в латной перчатке мозолей. А выбившиеся из прически черные волосы перемешались с белыми и серебристыми прядями Соальдера. Грудь Покровителя сферы вздымалась, словно ему пришлось очень долго бежать на пределе и за пределом сил, чтобы нагнать девушку.
  Ариэнна недоуменно распахнула глаза и прикусила губу, принахмурившись, уже ожидая категоричных требований жениха возвращаться домой. Но осторожный косой взгляд на лестницу туманов показал, что позади нет ничего, кроме бескрайнего неба и маленьких туманных жгутиков. Дороги назад не существовало.
  - Я иду с тобой, - решительно объявил Владетель, подхватив невесту под локоть, и едва заметно усмехнулся. - Давно хотел побывать в легендарной Обители Туманов и узнать, чему же там учат.
  - А... а сфера? - растерянно пролепетала девушка.
  - Дан и Соара приглядят за ней. Я успел попросить, - поведал Соальдер, тряхнув головой.
  - А миры, которым ты покровительствуешь, меон? - озаботилась Ари, сочтя возможным спокойно говорить о делах Владетельских, непостижимых. Наверное, потому, что синьолле показалось: на этой дороге нет места этикетным формальностям и официозу, да и соврать здесь, как подсказало откуда-то пришедшее знание, тоже ни у кого бы не получилось.
  - У меня всегда при себе зеркало связи, отражающее Зал Зерцал Кандайна.
  - Значит, ты не будешь пытаться вернуть меня назад? - испытующе уточнила синьолла, все еще не веря или боясь поверить и ошибиться.
  - Нет. Ту, кого позвала дорога в Обитель Туманов, возвращать бесполезно. Можно лишь отпустить или отправиться следом. Прости, я не могу отказаться от своей любви, потому иду за тобой. Мой долг - сфера и миры, но моя любовь - ты. Я не могу выбрать твою жизнь за тебя, не могу связать и принудить, не потому, что не хочу, знаю, ты такого никогда не простишь, не забудешь и не смиришься, моя Ари. Значит, я могу только последовать за тобой, чтобы идти рядом, помогать и защищать. Я люблю тебя! Уважаю твой выбор! Потому я не буду противиться ему.
  Именно эти слова, нет, не очередное пылкое признание, а три других, самых важных для юной девушки слова: 'уважаю твой выбор', оказались последним ключом, отпирающим сердце, жаждущее любви. Оно, отринув все рассудочные опасения и сомнения, распахнулось навстречу истинному чувству. Ари пожелала ответить взаимностью не могущественному Владетелю сферы Кандайн, но мужчине, увидевшему в ней равную, пожелавшему идти рука об руку по жизни, готовому считаться с интересами избранницы. Тому, кто ради нее решился изменить свою жизнь. Девушка искренне улыбнулась спутнику, сжала его руку и откликнулась:
  - Я очень рада! Спасибо, Аль!
   Впервые она назвала его кратким именем и сама удивилась тому, как легко и естественно это получилось.
  Сейчас Крылатый Меч казался удивительно молодым и открытым, словно сбросившим с плеч груз непомерной тяжести. Возможно, именно таково было бремя сомнений? Как ни убеждал поначалу Крылатый Меч избранницу, что ему не важны ее чувства, а душа алкала взаимности. Первые ростки надежды на такую любовь будто смыли властную суровость, сгладили выражение неумолимого упрямства Владетеля и зажгли в черно-синих глаза свет истинного счастья.
  Соальдер порывисто поднял их сцепленные руки и коснулся ласковым поцелуем нежной кожи на запястье возлюбленной. В тот же миг, словно подчиняясь этому поцелую, вспыхнул на девичьей руке новый золотой браслет - пара тому, что носил избранник. Сказанного, услышанного и засвидетельствованного оказалось достаточно, чтобы завершить вторую часть ритуала. Оракулам неважны были величины пространств, расстояний и времен, не нужен Храм, в расчет принималось лишь истинное решение двух сердец.
  Рука об руку, ловя улыбки друг друга, двое пошли навстречу любви, новым открытиям и призывно сияющей арке портала, ведущего в Обитель Туманов.
  
  
  Эпилог, или новая дорога
  
  Закат ложился на холст, полыхая огненными красками, бушуя живым костром, кидаясь последними огнями уходящего дня, а на террасе уже клубились мягкие сумерки. Художник нанес последний мазок, отступил, окинул картину критическим взором и позволил себе скупой кивок. Поймать настроение удалось!
  - Твои картины стали еще поразительнее, Дан!
  Голос брата, раздавшийся откуда-то сзади и сверху, заставил Эскадана вздрогнуть и резко развернуться. Чуть слева над открытой террасой дома клубилось компактное облако тумана. На нем, как на диване, мягко спускались на широкие доски пола двое.
  - Аль! Ари! - восторженно воскликнул Эскадан и метнулся к друзьям, попытался сгрести их в объятия обоих разом, но удалось захватить лишь Соальдера. Крылатый Меч по-медвежьи сжал брата в ответ. Отступившая от эпицентра бурной родственной встречи, Ари радостно улыбалась, поглаживая округлившийся животик, проглядывающий под широкой юбкой.
  Поприветствовав брата, Аль вернулся к своей спутнице и встал рядом, нежно приобнимая за талию. Ари привычным жестом склонила голову к плечу мужчины, и парочка засыпала Эскадана вопросами.
  - Как шли дела в сферах? Как Соара? Меа Лизоль?
  - Все благополучно! Мы за всеми владениями присматривали, как обещали. Соара и сейчас вся в хлопотах о сферах. Она с подачи Шойло настолько перекушала любви, что пока о чувствах сердечных и слышать не желает. Зато ты, Ари, скоро, думается мне, обретешь папку и младшего братика или сестричку заодно. Начальник охраны замка Кандайн, меон Горт за меа Лизоль уж очень настойчиво ухаживать стал. И его не отвергают! Теперь ваша очередь! Рассказывайте же! Как вы? Где пропадали три года, никаких вестей не подавая?
  - Мы были в Обители Туманов. Там время течет иначе, Дан, потому выйти оттуда можно лишь в пору, когда открываются врата, чтобы выпустить уходящих учеников и принять новых, - объяснил Крылатый Меч. - Я мог лишь дарить силу Залу Зерцал, но не вести бесед.
  - Хм, ну... как бы ни текло там время, зря вы его, думается, не теряли, - Эскадан беззастенчиво ткнул пальцем в животик Ариэнны. - Мои поздравления, Аль! Ари!
  Соальдер гордо рассиялся, а Ариэнна несколько смущенно зарделась и ответила:
  - Меон Соальдер лучший! Я всегда уважала его! Но когда Аль не только поставил мое стремление к знаниям выше своих желаний, а и в полной мере разделил мою жажду познания, я поняла, что он именно тот мужчина, с которым я хочу провести рядом и эту жизнь, и иные, сужденные Оракулами!
  - А еще он красивый, - проказливо подмигнул Дан парочке, снижая градус патетики.
  - Это не важно, - помотала головой Ари, но тут же опомнившись, зарозовела, и пояснила в своем привычном стиле: - Конечно, Аль самый красивый мужчина в сферах, я очень хочу, чтобы наш малыш был похож на отца. Просто, даже будь мой муж не столь эстетически привлекателен внешне, я и тогда не изменила своей точки зрения.
  - Жизнь моя, - привыкший к такому стилю общения и ничуть не обидевшийся на жену, Соальдер нежно поцеловал избранницу в висок и горячо обратился к брату:
  - Дан, ты не представляешь, какие знания раскрывает Обитель! Это истинное сокровище для любого Владетеля и не только, туманы - первооснова всего...
  Что именно хотел сказать Соальдер насчет основы, Дан услышать так и не смог. Брат открывал и закрывал рот, но ни звука из горла вырваться так и не смогло. Сделав одну за другой несколько попыток, Аль в сердцах махнул рукой и вымолвил:
  - Ничего не могу сказать. Голос пропадает.
  - Обитель защищает свои знания, - согласилась Ариэнна, наблюдавшая за попытками мужа с настоящим исследовательским интересом. - Нас предупреждали, но попробовать все равно стоило. Зато теперь мы поняли, каким образом осуществляется функция блокирования информации в устном ключе.
  - Будем искать обходные пути? - оживленно посоветовался с женой Соальдер.
  - Будем, - энергично согласилась супруга, и в любящем взгляде ее засветилась неистовая жажда познания. - Думаю, есть способ передать хотя бы часть жизненно важных данных тем, кто готов услышать! Сферы не должны гибнуть из-за того, что у кого-то не хватило сил и знаний для спасения.
  - Говорю пока от себя, но, ручаюсь, сестра пожелает присоединиться, мы участвуем! - воскликнул Эскадан, заражаясь энтузиазмом исследователей.
  
  Вот и все. Надеюсь понравилось. Сегодня же приглашаю всех начать чтение нового романа 'АП, ИЛИ ПРЕДСКАЗАННОМУ ВЕРИТЬ!' (юмористическая фэнтези, маг. академия):
  АП, ИЛИ ПРЕДСКАЗАННОМУ ВЕРИТЬ! <
  
  
Оценка: 7.95*200  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"