Фирсанова Юлия Алексеевна: другие произведения.

Папандокс, или Два на восемь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.64*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Близкие родственники - это не только радость общения, но и куча проблем, способных неожиданно свалиться прямо на голову. Хуже только нелепые квесты, от выполнения которых отказаться невозможно. Денису и Свете придется убедиться в этом на собственном опыте, стоит только нечаянно вступить кое-куда и попасть... Как, во что, куда и зачем - разберемся, все равно ничего другого не остается!

  ПАПАНДОКС, или Два на восемь
   Фирсанова Юлия
  
  
  Пролог. Не все то шутка, что сверкает
  
  Разбудил Светку пронзительно яркий фиолетовый свет, совершенно неестественный для солнца и фонарей. Свет бесцеремонно лился в девичью спальню не в окно, а через неплотно прикрытую дверь в коридор.
  'Дениска, негодник, опять какую-то шутку приволок?' - беззлобно пробурчала себе под нос девушка, выбираясь из кровати и накидывая на желтую пижаму халат. Пока ноги нашаривали вязаные тапочки, Светлана продолжала ворчальную оду:
   - Двадцать четыре года парню стукнуло, а он все хулиганит как мои детсадовцы! Что на сей раз учудил: фонарик китайский притащил или краски светящиеся? Еще раз так пошутит, я тоже пошучу. Всю физиономию ему разрисую чем-нибудь несмывающимся! Пусть бухгалтерию и операционисток пачками пугает, вместо того, чтобы родную сестру будить!
  Продолжая миролюбиво ругаться, Светка взлохматила и так стоящие дыбом короткие перышки светлых волос, почесала нос и толкнула дверь в коридор, морально приготовившись к сюрпризу от младшего, на целых десять минут, непутевого брата.
  Люминесцентных воздушных шаров, африканских масок, хулиганских надписей и прочей ерунды в коридоре не обнаружилось. Зато нашлось кое-что другое. Похоже, братец совсем съехал крышей на почве любимых компьютерных игр. На сей раз он решил соригинальничать и нарисовал пентаграмму или что-то похожее. Светка в мистической и магической белиберде почти не разбиралась. Совсем не разбираться, к сожалению, не получалось. С таким-то братом!
  Девушка не жаловалась на зрение и отчетливо видела намалеванную на полу во всю полутораметровую ширину коридора пятиконечную звезду, заключенную в круг. Она-то и испускала фиолетовое свечение. Кажется, даже языки пламени были фиолетовыми и голубоватыми, как от газа из конфорки. На всякий случай Светка принюхалась. Нет, химической и газовой вони не уловила. Наверное, картинку братец выложил какой-то светодиодной китайщиной. И не жалко было человеку время бездарно тратить?!
  Позвать Дениску для уборки Светка не успела. Дверь в его комнату резко распахнулась и позевывающий красноглазый (можно света не включать, точно красноглазый) от долгого сидения за компьютером единокровный братец сам выполз в коридор.
  - Ух ты, Свет! Классную штуковину замутила! Чем это ты? Фломастерами флуоресцентными? - восторженно выпалил парень и, звучно шлепая босыми пятками по полу, направился к звездочке.
  - Я? - удивленно взвился голос сестры.
  - Не я же, - хмыкнул Дэн и попытался поскрести уголок пламенеющей фиолетовым звездочки большим пальцем ноги.
  Низенькое пламя взметнулось столбом, в секунду охватив заоравшего не столько от боли, сколько от неожиданности брата. Светка, не раздумывая, кинулась к загоревшемуся Дениске на помощь. Едва девушка пересекла контур фиолетового узора, как тоже запылала, не сгорая.
  Так, вопя от неожиданности, в ожидании все не приходящей боли и просто для порядку (если с тобой происходит какая-то непонятная ерунда, и ты ничегошеньки с этим не можешь поделать, остается только орать), парочка ухнула в пламя с головой. Двое молодых людей исчезли из собственной квартиры. Заодно с ними испарилась и фиолетовая 'звездочка'.
  
  
  Глава 1. Упали и попали
  
  Вопящий фиолетовый комок материализовался на холодной, влажной от вечерней росы каменной плите под небом с непривычным звездным узором. Бóльшая часть далеких искр отчетливо проблескивала красным и желтым, а не привычно-белым. Впрочем, попаданцам было не до астрономии, отдышаться бы после резкого, выбивающего дух перехода. Что-то хлопнуло, будто прокололи небольшой воздушный шарик, и фиолетовое пламя погасло.
  - Явились! Почему двое? Ладно, не важно, бежим отсюда, и побыстрее! Тут опасно оставаться! - скомандовал справа хрипловатый то ли со сна, то ли от простуды мужской голос.
  На соседней наклонной плите, рядом с той, где совсем без комфорта разместились охающие Дэн со Светкой, нетерпеливо притопывал пыльным сапогом незнакомец. Мужчина, закутанный до носа в темный, почти сливающийся с ночью плащ, махнул рукой, указывая направление от каменной груды неопределенных очертаний до высоких кустов.
  - Почему опасно? - машинально потирая ушибленный локоть, выпалил Дениска, восторженно озираясь вокруг. - С виду мирные развалины. Непонятно только, где они, то есть мы.
  - Вот поэтому, - несколько напряженно объяснил незнакомец. Его слова совпали со скребущимся звуком. Ближайшая наклонная плита начала мелко дрожать, приподнимаясь над землей, и из-под нее показались белые костяшки руки скелета.
  - И-и-и-и! - завизжала Светка с такой силой, что, казалось, завибрировали даже камни, а костяшки рассыпались в прах.
  - Ух ты, я раньше думал, что у тебя вопль зубодробительный, а он, оказывается, еще и кости в пыль разносит! - восторженной выдал Дениска.
  - Быстрее, пока они не набрали силы, - чуть более нервно, чем раньше, поторопил брата с сестрой незнакомец.
  - Эй, дядя, а ничего, что я босиком? - возмутился Денис, многозначительно пошевелив пальцами.
  - Если не хочешь еще и без ног остаться, потерпишь, у меня лошади за кустами. Уматываем, все остальные вопросы потом!
  - Логично, - признал парень, соскочил с плиты и подал руку сестре. Дениска на пару с обутой в вязаные тапочки Светкой ковыляли так беспомощно, что сердце или скорее нервы незнакомца дрогнули. Девчонка, судя по расширенным в ужасе глазам, дрожи, сотрясающей тельце и полуоткрытому до сих пор рту, пребывала в состоянии шока. Двигалась, как механическая кукла, у которой вот-вот кончится завод.
  Мужчина выругался сквозь зубы и подхватил обоих землян, как мешки с соломой. Закинул на свои узкие плечи, крякнул, но сцепил зубы и поспешил к кустам.
  - А эти... вылезут? - Даже в положении виса попытался извернуться и глянуть на остающиеся позади развалины Дэн.
  - Если успеем отойти подальше, пока они просыпаются, нет, - пояснил причину спешки носильщик.
  - А если не успеем? - продолжил допытываться неуемный 'мешок'.
  - Могу тебя сбросить здесь, поглядишь и, если выживешь, нам расскажешь, - щедро предложил незнакомец. - Мне и девушки хватит.
  - Не-не-не, тут, небось, и кнопочки сейва-то нет, - открестился Дениска, обвисая на носильщике ватной тряпочкой, и тихо хихикнул.
  Светка, пребывающая в тихом ступоре от случившегося за последние пять минут, вздрогнула от этого звука. С таким маньячным хихиканьем братец обычно устанавливал на комп какую-нибудь очередную суперскую мечемаше-магическую игрушку.
  Пока Дениска хихикал, а Светка тихо сходила с ума от нереальности происходящего, тип в плаще дотащил свои жертвы до высоких кустов, напоминающих густотой ивняк, и проломился насквозь. Там, за кустами, в короткой травке стояла пара темных, кажется, гнедых, лошадок.
  Вернее, как превосходно было видно свисающему Дениске, кобыла и жеребец. Точно, настоящий жеребец! На копытное мужского пола носильщик сгрузил почти не трепыхающуюся Светку, а лошадь досталась парню.
  Легко вскочив в седло, тип поправил тушку девушки так, чтобы она сидела перед ним, прижимаясь спиной к груди. Дениска, катавшийся верхом самое большее раз пять за всю жизнь (включая фотографирование в двухгодовалом возрасте на пони), попытался кое-как угнездиться сам и поймать жесткие поводья пальцами. Босые грязные пятки, поморщившись, попаданец вставил в холодные стремена. Может, вокруг с виду и царило лето, да ночью в футболке с коротким рукавом и без обуви прохлада чувствовалась явственно. К тому же странные мурашки бегали по спине с утроенной силой, стоило лишь прислушаться к нарастающему похрустыванию и скрежету плит или чьему-то скрежету о плиты в развалинах за кустами.
   Дениска только не мог пока определиться, что лучше: видеть подозрительно-магическую реальность глазами или не видеть и пользоваться на полную катушку богатым воображением.
  - Ходу! - скомандовал незнакомец и пришпорил своего коня, не то чмокнув, не то цокнув губами особым образом. От этого сигнала кобыла, не дожидаясь команды неуча-наездника, сорвалась с места и поспешила за жеребцом.
  По почти заросшей травой, а некогда широкой, выложенной каменными плитами дороге, скакали минут пятнадцать. А если по ощущениям нижней половины тела Дениски, так и вовсе целую вечность и еще половинку. Когда, наконец, мужчина соизволил остановить жеребца и снять с седла мелко подрагивающую Светку, Дэн сполз с лошади не то амебой, не то кулем с сеном. В общем, никакой лихости не проявил.
   Упал на траву, соображая, стер ли он себе все до мозолей, или так только кажется. А ведь всего ничего верхом проехал-то! Раньше и побольше катался, правда, шагом и лошадь по-другому везла, мягко. Эта коняга была какой-то неправильно-костистой или мускулистой не там, где надо. Мысль о том, что это у него самого нет нужных мускулов для посадки на достойном животном, Денис, разумеется, отверг с негодованием.
  Полянка в паре метров от дороги, защищенная очередным мощным кустом местного ивняка, решившего габаритами потягаться с дубравой, приняла еще одну беспомощную тушку женского пола и энергичного мужчину. Тот набросил поводья на ближайшую ветку, прислушивался минуты три, не меньше, проверяя, нет ли костяной погони, и тихо выдохнул.
  Сдернув с себя плащ, незнакомец укутал озябшую Светку, снисходительно оглядел парочку слабаков и энергично объявил:
  - Давайте знакомиться, племяннички!
  Дениска тряхнул головой и, приподнявшись на локтях, уставился на говоруна. Проглянувшая из-за череды тучек бело-желтая луна охотно предоставила возможность для осмотра.
  Блондин, не платиновый, а как Светка - золотистый с мелкими русыми прядками, увязанными в низкий хвост, серо-зелеными, опять же, как у них с сестрой, глазами. На этом сходство заканчивалось и начинались отличия: пару раз явно ломаный, судя по форме, нос, и лицо костистое, будто его собирали из лезвий, а потом наспех обтянули кожей, было совершенно незнакомым. Денис бы точно запомнил. Такого красавцем было бы не назвать даже спьяну, но и обычным тоже.
  Нет, этого типа Дэн и Светка никогда раньше точно не видели, потому Дэн удивился:
  - Дядя? Чего-то не припомню. Мы своих родственников знаем. Тетя есть, а дяди нет!
  - Я вас тоже впервые вижу, - утешил общество дорогой дядюшка. - Я брат вашей матери Лимей. Мы не виделись с ней с того мига, как она сбежала из-под венца, воспользовавшись реликвией рода - порталом последнего шанса.
  - Нашу маму Елена зовут, - набычился Денис. - И ни о каких дядях и иных мирах она нам никогда не говорила. И вообще, вы нас чего, похитили? Не то чтоб я был сильно против, в этой части реала не только графика классная, но и сюжет какой-то приличный намечается, а вот Светка точно в шоке. Может, ее домой отправить?
  - Я вас не похищал, лишь отправил зов и распахнул врата для Лимей, которую вы именуете домашним именем Елена. Она уже шагнула далеко от круга жизни, потому зов пришел к вам - прямым ближайшим потомкам. А ступили вы во врата сами. (Дениска виновато хмыкнул, припомнив свои пальцы, пытающиеся затереть фиолетовую линию). Открыть двери повторно невозможно. Портал действовал на остатках силы древнего амулета. Он распахнул дверь к родной крови. Обратно, даже если удастся напитать его, не перенесет. Нет ориентира, настроенного на кровь Кергот. Если только вы успели обзавестись потомством? - дядюшка вопросительно изогнул бровь.
  - Не, как-то не до того было - сначала детство, потом учеба, потом работа, едва на развлечения время находили, куда уж в такой плотный график еще и родных детей втиснуть? - посетовал Дениска, обнимая сестру и прижимая ее к себе. Шокированная девушка даже не сопротивлялась, испытывая сенсорный шок.
  Дядюшка неодобрительно цокнул языком, оценивая состояние Светланы, вздохнул, отцепил с пояса маленькую фляжку и протянул Денису:
  - Напои сестру.
  - Лекарство? - недоверчиво полюбопытствовал парень.
  - Выпивка крепкая. Совсем девчонка не в себе, может, пару глотков сделает, полегчает. Нам ведь до Забыток ехать еще с полчаса. Там и переночуем. А уж утром о делах поговорим, и на все вопросы отвечу, как смогу.
  - Только прямо сейчас одно скажи, дядюшка, зачем мы тебе вдруг понадобились?
  - В жажду получить стакан воды перед смертью из родных рук не поверите? - сыронизировал мужчина.
  - Не-а, ты, дядя, еще в самом соку, пусть и на любителя. До старости еще успеешь себе подстаканников настрогать.
  - Матушки у нас с Лимей разные были, а отец один. Наследство отцово на общую кровь заклято и ей лишь откликнется. Без владения замком права на земли Кергот не подтвердить. По условиям завещания старика Итната, пока два ручейка в один не сольются, врата не отворить. Потому мы с вами в родовой замок поедем, - пояснил дядюшка и привычно почесал себя за ухом.
  - А звать-то тебя как? - спохватившись, уточнил Дэн.
  - Ригет, - откликнулся старший родственник.
  - Я Денис, можно Дэн, а сестра - Светлана, или Света, - в свою очередь представился и представил сестру юноша.
  - Хм, Деньес, стало быть, и Свельта, - перевел на свой манер дядюшка.
  Свежеобозванный Деньесом парень справился при помощи зубов с тугой деревянной пробкой выданной фляги, понюхал и закашлялся. Но все-таки решил, что лекарству вкусным быть не положено. Он набулькал разящей сивухой отравы в колпачок фляжки. Светка точно была в шоке, потому как даже не проверила, чистая ли посуда и что дают пить. Покорно взяла протянутую чашечку, поднесла ко рту и глотнула. Кашель и сип забывшей дышать дегустаторши да слезы ручьем, полившиеся из глаз, дали понять, что девушка понемногу приходит в себя.
  Закрыв лицо ладонями, она тихо всхлипнула и неуверенно спросила у брата:
  - Дэн, это все взаправду или сон?
  - Я себя щипал, не просыпаюсь. Руку ободрал в кустах и зашиб большой палец о камни, болит. Похоже, взаправду, Свет, - посочувствовал сестринским переживаниям Денис.
  Он-то был несказанно доволен практически всем привалившим счастьем попаданца. Скучная работа айтишника и в подметки не годилась перспективе приключений в магическом мире. Сестру, конечно, жаль, но их ведь двое мужчин, как-нибудь защитят, а там, глядишь, и получше девчонку пристроят, чем воспитательницей в садике. Может, даже принца ей какого-нибудь найдут?! Дениска припомнил старые доски с картинками, которые выжигала Светка, млевшая от вида смазливого парня, разбудившего спящую красавицу.
  Головка худенькой и мелкой (метр в прыжке) сестренки, высовывающаяся из-под плотного плаща, поднялась. Светка взглянула на дядюшку и жалобно уточнила:
  - Так значит, домой никак?
  - Прямо сейчас - точно нет. Про 'когда-нибудь' - клясться не буду. Вернуть вас могут, пожалуй, лишь боги, да вот беда, и они из нашего мира ушли давно, встав щитом у рубежей пред порождениями изначального хаоса, - помрачнев, качнул головой Ригет.
  Чем-то слова о щите, а может быть, о порождениях хаоса, напомнили Светке про проблемы брата. Включился режим заботы о здоровье. И пусть лунный свет особой яркостью не отличался, его вполне хватало для осмотра. Потому девушка потребовала:
  - Дэн, руку покажи.
  - Вот, - привычно и смиренно (Свете - маньячке здоровья - лучше показать все сразу, а то догонит и раз десять еще покажет, где раки зимуют) подставил ободранное предплечье придирчивому сестринскому взору парень. Дядюшка предпочел пару минут не вмешиваться и понаблюдать за общением племянников.
  Светлана осмотрела длинную царапину и велела:
  - Налей в крышечку той гадости, которой меня поил.
  - Зачем? - сходу насторожилась жертва, чуя недоброе.
  - За надом, - отрезала девушка и демонстративно уперла руки в бока.
  - 'Мне похрену, как у тебя тюбетейка надета', - вздохнул парень, удовлетворяя просьбу-приказ Светки. Он тут же зашипел, когда любимая сестренка, макнув в горлодеровку кончик чистого платочка из кармашка халата, заботливо протерла царапину.
  - Щиплет! - только и пожаловался бесстрашный воитель.
  - Зато микробы дохнут, - отрезала добрая девушка и перешла к осмотру второй травмы. - Какой палец болит?
  - Уже не болит. Мизинец на левой, - отчитался Денис, проклиная собственный язык, угораздивший его сообщить сестре про 'бандитские пули', и одновременно искренне радуясь, что не успел ляпнуть про седалищные проблемы.
  Света словам брата до конца не поверила. Опустилась на корточки, ощупала грязный палец, пошевелила его, проверяя, нет ли вывиха. Перелом бы уже начал опухать и чувствительный к боли Дэн не скакал бы зайчиком, а сдавался на милость домашнего доктора.
  - С пальцем все хорошо, просто ушиб, - диагностировала девушка и, обтерев руки все еще влажным кончиком платочка, закончила осмотр.
  - Ура, жить буду, спасибо, доктор, - привычно ляпнул Денис, возвращая спиртное законному владельцу.
  - Свельта, ты целитель? - с гораздо большим уважением, чем раньше, уточнил дядя Ригет, цепляя фляжку на пояс.
  - Нет, нас только основам немножко учили, - честно призналась Света.
  Краткий приступ активности ради помощи брату прошел. Вновь начало накатывать ощущение беспомощности, дезориентации и желание поплакать. Кажется, дядя уловил настроение девушки, потому свернул расспросы и поторопил племянников:
  - В седла. Я не уверен, достаточно ли далеко мы от храма отъехали.
  - От какого храма? И достаточно для чего? - все-таки не удержался и полюбопытствовал Дениска, со скрипом забираясь в седло.
  - Храма Зебáта, Повелителя Последнего Порога, стража смерти, одного из восьмерых богов нашего мира; достаточно для того, чтобы стража Зебата снова уснула крепким сном, - коротко объяснил старший родственник, продолжая действовать.
  Светку дядюшка уже привычно усадил впереди себя и прижал одной рукой покрепче, и отнюдь не из горячих родственных чувств. Держалась на лошади землянка чуть лучше мешка с соломой. Беда только в том, что мешок можно было положить поперек да привязать, а к живой девушке, обладательнице родной крови, такое варварское обращение было не применимо.
  Сбоку змеей зашипел устраивающийся на лошади Дениска. Снисходительно покосившись на племянника, дядя проронил:
  - В селе сапоги и одежду вам прикупим, а мазь у меня в сумке есть. Перед сном ноги и руку, если надо, намажешь. Хорошо, что стемнело, в селе рано ложатся, никто приглядываться к вам не станет. Только запасной плащ мой на, накинь заранее, чтоб иноземным видом народ не пугать.
  Дядюшка слазил в седельную сумку, вытянул из нее темную скатку ткани и метко перебросил племяннику.
  - Чего в моей одежде страшного-то? - искренне удивился Дениска, любуясь флюоресцирующим ликом знаменитого Хищника во всю грудь. - Очень милая футболочка!
  Но в пожертвованный с родного плеча плащ завернулся сразу, еще и пробурчал под нос:
  - А мог бы сразу дать, или не успел племянником обзавестись, уже воспитываешь и закаляешь, дядюшка?
  Ригет сделал вид, что ничего не расслышал. Так что намявшему тело, набившему синяков, исцарапанному и замерзшему айтишнику осталось лишь тихонько вздохнуть. На вертящемся эргономичном стуле за ноутбуком приключения марионетки-героя проходили куда как безболезненнее. Но пока задирать лапки вверх и скулить, как сестренка 'Хочу домой!' Дениска не спешил. Когда еще такой шанс на настоящее приключение выпадет? Парень сцепил зубы и попытался заняться делом более интересным, чем углубленное переживание собственных телесных мук, - созерцанием.
  Увы, не очень-то оно удавалось. Старая дорога из каменных плит, побитых временем, уже успела смениться на вполне заурядную с двумя колеями, совершенно точно оставленными не шинами внедорожника. Густой лес, серебрившийся кончиками веток в лунном свете и играющий мрачными тенями в глубине, тоже никакими зрелищами не радовал. Шелестел листьями, потрескивал сучьями, перекрикивался редкими ночными птицами. Правда, когда Дэн окончательно разочаровался в пейзаже, где-то слева и далеко завыл-захохотал кто-то, заставив Светку жалобно пискнуть и посильнее прижаться к дядюшкиной груди. Да и сам юноша вздрогнул от неожиданности, соображая, чего делать, если на них прямо сейчас нападет какой-нибудь страшный элитный монстр. Никакого оружия, даже ножичка завалящего, дядюшка для обороны не выдал. А сам Денис попросить не догадался.
  - Не бойся, Свельта, - промолвил Ригет. - Это всего лишь спутник Зебата - филин Ойх - балуется в ночи.
  - Ага, филин, - выдохнул позабывший, как дышать, Дениска. - Я почему-то сразу так и подумал. Так вопить только они, эти самые ойхи, и могут. Эй, дядюшка, а чего, если Зебат смертью заведует, он где-то на рубежах против хаоса делает?
  - Молчи и слушай. Тебя извиняет лишь незнание. Наши боги, все наши боги, ушли, чтобы принять бой с порождениями хаоса. Ушли вовне, дабы не разрушить могучими силами в битве на Вархете все то, за что сражаются. Мы помним их, чтим и возносим молитвы, отдавая жар сердец и душ, дабы поддержать своих покровителей в нелегком бою, исход которого решит участь нашего мира, - очень серьезно, не поддержав шутки, роняя каждое слово, как свинцовый шар, произнес Ригет. - Не вздумай шутить на эту тему, если не хочешь умереть с взрезанным животом, как богохульник.
  - Жалко их, устали, наверное, - задумчиво вздохнула Света и эгоистично добавила: - Себя мне тоже жалко, домой хочется. Как там моя группа завтра без меня?..
  - Да что твоим карапузам сделается? Сменщицу твою из отпуска выдернут и все, - беспечно отмахнулся Дениска.
  - И папку жалко, - продолжила гнуть свою депрессивную линию девушка. - Чего он подумает? Исчезли вдвоем, никому ничего не сказали, вещей не взяли.
  - Папку жаль, но у него тетя Вера есть и Колька с Машкой, ему некогда будет переживать. Кстати, квартирку нашу сдавать смогут, два десятка лишних тысчонок в месяц малышне не повредят, - практично заметил Дениска.
  - Как умерла Лимей? - неожиданно вмешался в разговор дядюшка.
  - Как умерла? - хором удивились Светка и Дэн, буквально вчера болтавшие с матерью по скайпу.
  - Вы хотите сказать, Лимей жива?
  - Да, - слаженно подтвердили брат с сестрой. - Она с папкой развелась, снова замуж вышла и сейчас со вторым мужем в Италии живет. Мы-то в России остались, к ней отдыхать ездим.
  - Ничего не понимаю. Тогда почему врата открылись для вас? - окончательно растерялся дядюшка, успевший за полчаса мысленно похоронить и воскресить беглянку-сестру.
  - Может, потому, что она фамилию сменила? - наивно предположила Светка.
  Дениска живо представил себе систему магического поиска по ФИО и огненные строки на полнеба: 'Лимей Кергот в базах не найдена, открыт доступ к Светлане и Денису Кергот'. Сюрреалистичность видения заставила парня насмешливо фыркнуть и объявить:
  - Или мама просто с детства в курсе, что нефиг лезть пальцами в неизвестные пентаграммы! А нам этого в памятку ОБЖ вставить не догадалась!
  Света зубоскалить не стала. Почему мама ничего и никогда не говорила о жизни в другом мире и родственниках, ограничиваясь условно честным 'В этом мире у меня лишь вы есть!' сейчас можно было лишь гадать. Может, полагала, что ей все равно никто не поверит и не хотела прослыть фантазеркой, а может, чего-то боялась. Что толку гадать, если мама в Италии, а в чужом мире оказались они, ее дети, которым не повезло вляпаться в фиолетовый рисунок?
   Бедная попаданка от всей души позавидовала мамуле и выдала дядюшке краткую биографическую справку о Елене/Лимей. Когда Елена Кергот и будущий папа близнецов - Виктор Воняев заключали брак, муж взял фамилию невесты без долгих споров. Зато Елена Кергот, выскочив замуж за Антонио Альмери, охотно стала зваться Еленой Альмери. И была вполне счастлива, укатив в солнечную Италию, куда оба великовозрастных чадушка следовать отказались наотрез. Мама же успела подарить второму мужу наследника, а упрямым деткам изредка звонила и слала переводы 'на печеньки'.
  - Эй, дядя, я в здешней магии не разбираюсь. Зато о выдумках про магию прорву всякого перечитал, пересмотрел и переиграл. Как по мне, так твоя звезда-ловушка у нас в квартире могла по куче причин появиться, - встрял в скучный пересказ Дэн, цепляясь за поводья. Болтовня помогала отвлечься от неуклонно усиливающегося ощущения дискомфорта. - К примеру, права Светка и сработала официальная смена статуса мамы. Ее нет в списке поиска, а мы - Кергот, потому и попали. Или мамулин амулет до сих пор где-то у нас на антресолях валяется. Там никто уже лет двадцать не разбирался. Я лишнюю уборку терпеть не могу, а сестра от пыли чихает безудержно. Вот заныканный амулет и притянул заклинание, а до мамы через тысячи километров не добрался.
  - Может и так, Деньес. Вы говорите, Лимей отреклась от рода? - задумчиво хмыкнул Ригет после изложения краткой биографии младшей сестры, поморщил лоб и философски резюмировал: - Что ж, на все воля Восьмерых. Но я рад, что она жива и благополучна, пусть и не здесь.
  - Чего-то не видно ни слез, ни радости, - подковырнул дядюшку Денис.
  - Мы родичи, я тепло относился к вашей матери, но близкими по-настоящему мы с ней никогда не были. Виделись-то считанные разы. У нас с Лимей двадцать лет разницы в возрасте. Я уехал на учебу из замка еще до ее рождения. Потом уже она сбежала с помощью семейной реликвии, поставив семью в сложное положение, - не стал даже оправдываться дядя, просто сообщил факты.
  - Э, а сколько тебе сейчас лет? - запутался Дениска.
  Если верить словам дядюшки, то навскидку выходило лет шестьдесят, и для такого возраста дядя Ригет сохранился весьма прилично.
  - Шестьдесят три, - спокойно ответил мужчина и, даже в ночном сумраке ощутив удивление племянников, пояснил: - Дийская кровь сказывается - век тех, в ком есть толика крови первых творений богов, долог. Тело не дряхлеет, как у обычных людей.
  - А мы? - высунула нос из-под плаща Светка, впервые проявив искренний интерес к теме, не касавшейся прямо способа возвращения домой.
  - Вы - дети Лимей, кровь разбавлена, но лет триста проживете, - прикинул дядюшка, чуть улыбнувшись, когда мягкие прядки волос завертевшейся племяшки защекотали его подбородок. - Или больше, смотря какой путь изберете.
  - Или меньше. От кирпича на голову никто не застрахован, - беспечно хихикнул Дениска и сделал стойку на незнакомое слово: - Дядь, кто такие дии?
  - Создания, которыми боги изначально населили Вархет. Внешне они были схожи с человеком. Позднее, когда Восемь привели в мир людей, дии смешали с ними свою кровь. Изначальные были худощавы, легки в кости, говорят, сильнее в магии, искуснее в ремеслах и выносливее, чем люди. Но сколько в тех словах о минувшем правды, а сколько красивой легенды - сказать сложно. Одно лишь точно известно, век дийский вчетверо превышал людской, и борода у мужчин не росла.
  - Надоели долгоживующие дийские черепашки и боги завели людей-хомячков, - прокомментировал Дэн и на миг-другой прижух в седле, когда словно в ответ на его шуточку слева от дороги ночной лес разразился глумливо-зловещим 'ой-хо-ханьем'. Филин вступился за честь хозяина, или, напротив, радовался шутке? Впрочем, страдать и бояться долго парень не умел, он уже загорелся великолепнейшим подозрением. Заерзав и, едва не сверзившись с терпеливо сносящей все его выходки и подергивания повода кобылы, попаданец продолжил расспросы: - А уши? Какие у них были уши?
  - Уши? - удивился нелепости темы Ригет.
  - У них были острые уши? - выдохнул скрытый эльфоман.
  - Нет, самые обычные. Я видел старые гравюры и статуи диев. Их облик мало отличен от моего, - жестоко растоптал дядюшка Денискины надежды на дальнее родство с Дивным Народом одним своим видом с совершенно заурядными, не острыми ушами. И, проведя свои параллели с болтливостью и длительностью жизни потомков первых созданий мира, велел:
  - Как въедем в Забытки, лучше молчите, чтоб ничего странного не сболтнуть и на кирпич не нарваться. Я снял комнату в трактире и сказал хозяину, что еду на тракт встречать родню из проходящего обоза.
  - Это ты здорово просчитал, дядюшка! Не знал заранее, сколько родни на удочку поймаешь? - поддел старшего родственника Дениска, у которого все сильнее побаливала нижняя часть тела, а разговор хоть немного отвлекал от явных неудобств ночной дороги и нехорошего холодка, бродящего по хребту по той же причине.
  Все-таки гулять ночью по улицам с фонарями, где никогда по-настоящему темно не бывает, и ехать сквозь звездную глухую ночь - две большие разницы. Нет, в деревне, к примеру, у бабушки, тоже ночами темно бывало, но та темень была своя, привычная, домашняя, можно сказать ручная, знакомо пахнувшая сеном и навозом. Самым опасным в ней было наступить впотьмах на бабушкиного Блэка. Пес мастерски сливался шкурой с окружением и обожал валяться в самых узко-поперечных местах на пути прямого следования к объекту ВК.
  - Я не знал, кого смогу дозваться: Лимей или ее потомка, - согласился Ригет. - Обряд поиска смог указать лишь, что вне Вархета есть носитель родной крови. Потому я и отправился сюда, к старому храму Зебата. В местах, где прежде ходили боги и звучали молитвы, двери открываются легче даже теперь. К тому же, Повелитель Смерти именуется еще и Стражем Порога, без уточнения, какой из порогов имеется в виду.
  - Забытки это искаженное от Зебата? - тихо спросила Света.
  - Именно так, - приятно удивился выводам и наблюдательности девушки дядюшка. - О том, чей тут стоял храм и что храм, а не форт или крепость, в здешних краях и не помнит уже никто. Коротка у людей память, быстрее всего добро и страх забывается. Знают только, что соваться в развалины и поблизости, особенно ночью, бродить опасно.
  - А... - хотела задать еще один вопрос племянница, но Ригет шикнул:
  - Потом, подъезжаем!
  
  
  Глава 2. Забытки и сон, который не сон
  
  Деревенька, окруженная высоким частоколом, резко вынырнула из-за вильнувшей дороги. Светка с Дениской и заметили-то ее в общей неразберихе темных контуров лишь благодаря свету одинокого факела, вставленного в скобу у ворот.
  На стук, предварительно проверив, не твари ли какие ночные ломятся в деревню, распахнул калитку ночной сторож. Патлатый парень позевывал так, что Светлана всерьез испугалась, не порвет ли бедняга рот.
  Сонливость сельчанина боролась с любопытством и победила с разгромным счетом. Дядюшку сторож узнал, а касаемо его спутников с вопросами не полез. Лишь зевнул еще раз от души и скрылся в малой сторожевой башенке рядом с калиткой и воротами, сонно бормотнув: 'Засов взад задвиньте'.
  - Тебе что ль? - схохмил Денис, но к собственному счастью, проистекающему из разницы весовых категорий и опыта кулачной борьбы, услышан не был.
  Чтобы пройти в калитку, айтишнику пришлось спешиться, и обратно на лошадь парень забираться не стал. Бедра намял изрядно. Так и ковылял, не столько ведя кобылу в поводу, сколько опираясь на луку седла, а умная животина сама следовала за жеребцом. На спине коня кое-как держалась Светка. Дядюшка, задвинувший засов на воротах, тоже шел пешком и указывал всей процессии путь, ведя жеребца в поводу.
  Идти молча, ночью, когда смотреть особенно не на что, а ноги от пояса и ниже болят, как похмельный колобок, то есть ВСЕ, Дэн не мог. Потому для отвлечения и развлечения принялся осыпать вопросами родственника:
  - Дядя Ри, а чего ворота-то и забор? Тут зверье дикое и твари? Или с храма те костяные красавчики в гости по ночам шастают?
  
  Дорогие читатели, начинаю новую историю! Как всегда выкладываться роман будет по понедельникам-средам-пятницам. Очень рассчитываю на помощь читателей в ловле блох (опечаток, ошибок, логических несуразиц). Именно благодаря ВАШИМ вопросам, комментариям и предложениям порой рождаются идеи и история меняется, обрастает подробностями!
  
Оценка: 9.64*23  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Тарасенко "Демон для попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | М.Анастасия "Рейс Љ103 Нью-Йорк-Москва" (Женский роман) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | | K.Favea "21 ночь" (Романтическая проза) | | У.Соболева "Восемь. Знак бесконечности" (Психологический триллер) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | Р.Вольная "Одна из тысячи звезд" (Современный любовный роман) | | Д.Мар "Когда я тебя найду" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"