Фирсов Алексей Сергеевич: другие произведения.

Фэнтези 2017 У нас в Заримании

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 5.33*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если тебя выкрали из родного мира и посылают туда- не зная куда- что делать? Наши соотечественники-Маша и Николай в горном мире именуемом Заримания,пытаются выполнять задания коварных аборигенов и при этом ухитряются выжить к собственному удивлению.Три части одним файлом с добавлением последней главы и эпилога.

   У НАС, В ЗАРИМАНИИ
  
  Николай Бушуев стоял перед зеркалом в одних узеньких красных плавках и любовался своими мышцами. Два последних года он усиленно качал их в качалке на проспекте Ленина-самой крутой в городе. Стероиды новоявленный качок принимал с опаской, берег печень, ибо в нете всяких страшилок полно про то, как качки, нарастив мышцы, помирают от гипоксии или цирроза. Результат трудов сейчас был виден! Пусть на лицо не красавчик, но мышцы что надо!
  До молодого Шварценеггера Николай, конечно, не дотягивал, но выглядел отлично. Когда летом гулял по проспекту в одной маечке-то многие оборачивались с завистью.
  Завтра его ожидала судьбоносная встреча. Хозяин качалки Виктор "Гора" - старый, матерый качок, пообещал свести Николая с почитателем с самого верха.
  -Из администрации сам знаешь кого!
  И многозначительно презентовал банку немецкой силиконовой смазки. Вот это все и смущало Николая. После универа получив работу юриста в юридической конторе, он внезапно понял, что застрял по жизни намертво. Богатых и влиятельных родичей нет, денег тоже не видно. Надо находить друзей! И он пошел в качалку, зная по слухам, что состав на ней "голубей" некуда, но туда захаживают влиятельные люди. Ради карьеры можно и пострадать. Не было секрета в том, что в городе можно легко карьеру сделать "через задницу". Ходили анекдоты про то, как после новогодней вечеринки у заместителя мэра проктолог извлек ...огурец. Еще в прошлом году зама губернатора в столице арестовали и посадили за похищение смазливого паренька, ясное дело не для игры в пинг-понг...Поглядывая на банку силиконовой смазки, Николай с внутренней дрожью спрашивал себя-а может быть дать обратный ход? Геем он себя никогда не чувствовал...
  Вернуться в рутинную безнадегу юридической пыли? Зато задница цела будет....
   ...Машка покуривала на скамейке у детской площадки, во дворе дома номер 67,разглядывая гаснущие окна квартир.
  Возвращаться домой не хотелось. Опять бабка Маша будет нудеть, и пилить до самого позднего, пока не заснешь. И обматерить старую кошелку не выйдет-глухая как столб фонарный!
  Машка жила с бабкой в одной квартире, работала кассиршей в "Пятерочке" и люто ненавидела всех мужиков от восемнадцати до пятидесяти. За презрительные взгляды, за невнимание, за дразнилки ....Много за что.
  Местные пацаны боялись Машку как огня: рослая, рукастая, грузная, она как боец сумо могла попереть на любую толпу и, не взирая на последствия побить всех. Случаи бывали, когда стокилограммовая Машка сносила всех на раз.
  В результате к Машке липли только субтильные, некрасивые девки в поисках покровительства и защиты. Да, она всех защищала и презирала одновременно. Во дворе ее за глаза именовала "наша лесба" и совершенно напрасно. Машка не была лесбиянкой. Она была девственницей, которую никто не желал. Широкое лицо с прыщами, стрижка под мальчишку и фигура как кирпичный сортир-что в плечах, что в бедрах, что в талии-один размер. Машка страдала от своего внешнего облика и рыдала по ночам в подушку, а утром, запудрив прыщи, топала слоновьей походкой в "Пятерочку", где на кассе под нею ломалось уже второе кресло. Впрочем, на работе ее ценили, как безотказного кадра, никогда не ошибавшегося при подсчетах бабла и готового работать как сверхурочно, так и по праздникам.
   Старый столетний дом, примыкавший к родной "хрущобе" имел гулкий проходной двор, провонявший мочей и прочими человеческими выделениями - место тусняка окрестных гопников.
  Громыхнуло железом там, в проходном дворе.
  Машка встрепенулась, поднялась со скамейки. Если бомжи решили попереть крышку от канализационного люка-то они сейчас горько пожалеют! Старинную, бронзовую крышку сперли давным давно, там лежала теперь чугунная, литая. В открытый колодец падать-удовольствие поганое - пока еще Водоканал городской новую крышку притащит?!
  В тоннеле прохода было темно, но Машка врубила мобильник и в его синем свете увидела открытый колодец и крышку, лежащую рядом.
  -Не успели, твари? - ласково спросила Машка темноту. Твари помалкивали.
  Машка подошла ближе и посветила в открытое черное жерло.
  Пахнуло оттуда не дерьмом и прочим убийственным духом, а солнечным, летним лугом! Ветер из лета, из детства, из деревни. Машка опешила и замерла на месте, наклонившись над колодцем. В ту же секунду колодец всосал ее как голодный итальянец спаггетину....
   ...Николай все невесело разглядывал банку со смазкой, когда в балконную дверь постучали. На третий этаж!?
  На балконе стоял человек, не взрослый, подросток, кажется девчонка, судя по длинным тощим ногам, торчащим из-под короткого платья или свитера.
  Жалобный вид ночного гостя не испугал Николая, и он подошел к двери и повернул ручку.
  -Как сюда попала?
  -Можно войти?- дрожащим голосом спросила девчонка-рыжая, взлохмаченная, так что глаз не видно, только курносый нос и нежный подбородок.
  -Ты кто?
  "С четвертого этажа сорвалась что ли?!"
  Девчонка оказалось босой, дрожащей от холода, макушкой Николаю по грудь. Пахло от нее цветами - луговыми, духманистыми, как в аптечном сборе...
  Не ожидая ничего плохого, он посторонился, пропуская гостью в квартиру.
  Девчонка встала посредине комнаты, озираясь с любопытством.
  -Ты красивый.
  -Гм...Ты лучше скажи -сама откуда?
  -Из Заримании.
  -Откуда?!
  "Солей нанюхалась, дура?"
  -Эти великие воины твои предки? - продолжала расспросы странная девчонка.
  Николай обернулся к стене. Многочисленные плакаты по репродукциям Валеджо с мускулистыми воинами и их фигуристыми подругами занимали всю стену.
  "Точно, нанюхалась или накурилась!"
  Николай не успел повернуться к гостье. Легкий укол в шею и в глазах все поплыло.....
   ....Лилду дотянула обездвиженного воина в переходу и остановилась в недоумении. Переходом кто-то успел воспользоваться. Кто-то успел прошмыгнуть в Зариманию и совсем не давно.
   Великий Варну будет недоволен!
  Помоечный кот без имени и без хвоста наблюдал, как парень в плавках, висящий над землей, перевернулся головой вниз и ухнул в канализационный колодец. Худенькая фигурка последовала за ним.
  Крышка люка приподнялась и с легким стуком опустилась на место.
  Выждав время, кот осторожно приблизился к люку. Обнюхал его, а потом пометил....
   Солнце светило в глаза.
  Николай сел на постели одним движением. Проспал! Проспал на работу!
  Лучи солнца падали из узкого оконца под потолком низкой хижины, прямо на топчан, прикрытый плетеным матом.
  "Где это я?"
  Плетеная циновка на полу. Еще одна занавешивала узкий, низкий проход. Парень вышел из хижины под яркое солнце. Метрах в десяти от него журчал по разноцветным камням ручей, скорее даже не ручей, а речушка. Хижина стояла на опушке лиственного леса. Вдалеке над кронами деревьев торчали коричневые скалы. За речушкой, на зеленой поляне водили хоровод голые подростки, все как один рыжие с непричесанными шапками волос.
  -Что за фигня?!
  -Я тоже не пойму. И мобильник ничего не ловит. Деревня, блин, просто пипец!
  Николай обернулся на голос.
  В тени хижины сидела Машка из третьего подъезда. Сидела, широко расставив жирные ляжки в черных облегающих штанах и курила сигарету. Джинсовая куртка под необъятной задницей, красная майка туго облегает валики жира на боках.
  Парню полегчало. Если Машка здесь-может ничего страшного?
  Он подошел, собираясь сесть рядом.
  -Отвали. - Буркнула Машка.
  -Что?
  -Отвали, говорю. Хочешь в тень-иди под дерево.
  Парень некоторое время соображал что сделать: сказать что-то колкое или отойди подальше от вредной толстухи.
  -Тормоз, ты, Колян. - прищурившись, сообщила Машка и загасила окурок о стену хижины.
  -Сама ты...
  -Договаривай, пидорок.
  Парень задохнулся от возмущения и покраснел.
  -Наши гости уже встали и общаются, как я вижу? - вопросил глубокий красивый баритон.
  Рослый, мослатый дядька в серой хламиде до пят стоял в паре метров и гладил свою почему-то зеленую бороду до пояса.
  -Вы кто? И где я? И почему?! - тут же опомнился Николай.
  Дядька загадочно ухмыльнулся в бороду.
  -Постой, я сама с ним перетру!
  Машка уже оказалась на ногах и надвигалась на незнакомца с неотвратимостью асфальтового катка.
  -Я-Варну-вождь и шаман племени слинов. Вы мои гости. - Торопливо сообщил, пятясь, бородатый.
  -Если гости - тогда кормить надо! - рыкнула Машка, уперев руки в боки.
  -Вот именно! - поддержал землячку Николай.
  -Заглохни. - Процедила Машка, не поворачивая головы.
  "Вот же стерва!"
  -Все уже готово для дорогих гостей-прошу вас.
  Вождь и шаман махнул рукой. Возле речушки, на лужайке стоял шатер, похожий на разборную дешевую беседку. Внутри имелся низкий столик, уставленный блюдами.
  Машка отодвинула с дороги вождя и шамана и рысцой устремилась к палатке. Грациозная как бегемот.
  -Извините ее, она видимо проголодалась. - Сказал Николай. - А все-таки где мы?
  -У нас в Заримании.
  -Извините, мне это ни о чем не говорит. Это в России?
  -Нет, воин, это другой мир. Ни России, ни Америки здесь нет.
  -Вы шутите, да? - улыбнулся Николай.
  Вождь и шаман не улыбался.
  -Идемте в шатер, наше солнце для вас не полезное, там все расскажу.
  
  В шатре, усевшись на циновку, Машка хрустела сухарями в ладонь размером, черпая деревянной ложкой из миски что-то вроде творожной массы, то и дело, прикладываясь к белоснежному бокалу изящных форм. С вином или соком? Во рту немедленно пересохло.
  Николай сел на пятки у стола, напротив. Вождь и шаман уселся во главе стола.
  -Рассказ будет долгим....
  -Ничего, я не спешу! - сообщила Машка. Отложив ложку, она шарила по столу, снимая крышки с тарелок и мисок и отбрасывая их на траву.
  "Обжора!"
  Николай взял один сухарик и деликатно им захрустел.
  -Наше племя жило у озеро Латуни много лет. Мы и горя не знали. Десять лотов назад в долину прилетел дракон. Поселился в пещере над озером, начал сжигать наши селения и пожирать наш скот...Мы покинули родные места и долго, долго копили Э, чтобы послать Лилду в ваш мир. Нам нужен могучий воин, чтобы прогнать дракона-так нам подсказали звезды. Лилду привел не одного воина, а сразу двух, чему мы очень рады...
  -Извините, я не воин. - Встрепенулся Николай.
  -Такие огромные и красивые мышцы... - в глазах вождя и шамана мелькнуло недоверие. - Вы точно воин!
  -Он не воин, он гей! - заржала Машка, хлопая себя по ляжкам ладонями.
  -Я не гей-сколько раз можно повторять? И потом, в древней Греции был фиванский священный отряд гоплитов-там были все геи и такие воины...
  -Фиванский....Священный...
  Машка от смеха уже не могла дышать. Лицо побагровело, и из глаз катились слезы.
  -Уважаемый Варну, вы ошиблись. Я не воин и с вашим драконом биться не могу. Может вот она сможет-задавит змея толстой задницей!
   Смех отрезало. Маленькие глазки Машки превратились в щелки.
  -Еще раз повтори, чего сказал, урод.
  Назревал скандал и возможно драка. Парень подобрался.
  "Рвану из палатки через ручей и по лугу. Ни хрена она меня не догонит!"
  -Не надо ссориться, дорогие гости! - воззвал вождь и шаман. - Прогоните дракона и наш народ исполнит ваши сокровенные желания!
  -А домой вернете? - поинтересовалась Машка, мгновенно утратив интерес к Николаю.
  -Само собой, как только накопиться Э.
  -Э --это что за хреновина?
  -Солнечная сила нашего племени. Мы зовем ее - "Э".
  -На дракона не пойду! - быстро сообщил Николай-Я что-Бред Питт?
  -Не, ты-Элтон Джон! - ухмыльнулась Машка. - Еще как пойдешь! Побежишь даже!
  -Это не честно! Я даже в армии не служил!
  -Слабак дешевый!
  -Тише, гости дорогие! Тише! Мы дадим вам оружие, которого захотите...
  -Пулемет? - тут же влезла Машка.
  -Ракетную установку! - огрызнулся Николай.
  -Оружие, стреляющее из вашего мира мы не можем вам дать...
  -Это почему? Украли нас тайком, а оружие не можете украсть?! - фыркнула Машка. - Хоть завалящий, какой гранатомет! Без оружия я с места не сойду!
  -Мы сделаем вас самой красивой женщиной вашего мира. - Вкрадчиво сообщил вождь и шаман.
  Машка поперхнулась воздухом и уставилась на него словно змея на лягушку.
  -Не надо так шутить, дядечка!
  -Никаких шуток. Прогоните дракона из долины и ваши сокровенные желания исполнятся.
  -Ага, когда дракон меня сожрет-мне красота не потребуется!Давайте красоту сейчас!
  -На это нужно время и большое количество Э.Сейчас никак не возможно. Все израсходовали на вашу доставку сюда.
  Машка насупилась и опять захрустела сухарем.
  "А какие у меня заветные желания? Миллион баксов?"
  -Мы дадим вам золота столько, сколько вы сможете унести. - Сообщил парню вождь и шаман.
  -Может лучше десять кило алмазов?
  -Как пожелает великий воин...
  -Когда надо идти к озеру?
  -Сегодня пойдем, чего тянуть кота за я...., сам знаешь за что! - отрубила Машка и ловко поднялась с циновки, даже без пыхтения.
  -Я с ней не пойду! - попытался возразить Николай в последний раз, понимая, что проиграл.
  Машка тоже все прекрасно поняла. Ухмыльнулась презрительно.
  -Вдвоем прибьем змея и домой! Чего, страшно, ссыкун голубой?
  В результате, через пару минут Машка, и Николай оказались на лугу внутри хоровода голых подростков. Детишки стояли, взявшись за руки и поблескивали глазками из-под рыжих косм.
  -Ты смотри-у них ничего нет! - громким шепотом сообщила Машка.
  Николай присмотрелся и открыл рот от удивления. У подростков не имелось ни первичных, ни вторичных половых признаков! Что там говорить-у них и пупков не имелось! Кроме всего прочего кожа аборигенов отсвечивала зеленым, словно молодая листва! Вместо загара - зелень! Если все ранее казалось розыгрышем-типа, ха-ха, а вас снимает скрытая камера, то теперь...Николая стало жутко до дрожи. Ради розыгрыша, где взять два десятка зеленых бесполых подростков!?
  -Они не люди...
  -Сама вижу! А ты только врубился, тормоз? - буркнула Машка. - Смотри в оба, как бы нас не кинули зеленозадые!
  -Закройте глаза и представьте себе оружие вашей родины! - воззвал Варну, оставшийся снаружи хоровода.
  -А когда открывать глаза? - пролепетала парень.
  -Когда ощутите оружие в руках.
  -Заметано, начинай! - рявкнула Машка.
  Николай послушно закрыл глаза. Солнце грело кожу, ветерок овевал приятно плечи.
  Вначале послышался в ушах легкий звон-словно комарик зудел на подлете. Потом комарик приблизился и ревом сравнился с вертолетом на холостом ходу.
  Думать об оружии не получалось. Думалось о поганом дерме, в котором оказался. Идти с Машкой против дракона?! Ради чего рисковать своей жизнью?! На хрена мне эти алмазы?!
  Николай зажал уши ладонями, но это не помогло. Звон в ушах тише не стал....Он внезапно вспомнил Бреда Питта и фильм "Троя".
  Голливудский красавчик неплохо смотрелся в кожаном панцире, в шлеме с гребнем и поножами, а меч у него был что надо!
  Грудь и голову сдавило, ноги под коленями тоже.
  Звон мгновенно стих.
  -Давай, открывай глаза, фиванец хренов! - потребовала Машка.
  Николай осторожно приоткрыл глаза и не увидел аборигенов. В радиусе трех метров от него и травы тоже не было. Только ровный круг сухой, глинистой земли.
  Николай двумя руками снял с головы шлем греческого гоплита, совсем, такой как у Бреда Питта. Кожаный панцирь облегал его торс. Поножи закрывали ноги от ступни и до колена.
  
  На поясе тяжело провисал слева меч в ножнах в локоть длиной.
  "Надо было пожелать еще и сандалии..."
  Он повернулся к Машке, рассчитывая произвести впечатление на вредную толстуху.
  Девушка из третьего подъезда ничуть не изменилась. Одежда все та же, только под мышками темные пятна от пота. Держалась она за рукоятку меча, метра полтора длиной с волнистым лезвием.
  -Фламберг?! Зачем он тебе?
  -Красивый, же!
  "Вот-дура!"
  Вождь и шаман Варну уже был рядом.
  -Вы нашли оружие для себя, я рад. Лилду проводит вас к озеру, и он же понесен запас еды.
   Рыжий и зеленокожий подросток в короткой серой хламиде стрельнул глазками из-под рыжих косм.
  -Далеко идти?
  -Если сейчас пойдете, то к вечеру достигнете реки, а потом по ней за день в челне доберетесь к озеру. Вот вам сандалии, воин.
  Лилду протягивал с опаской Николаю пару кожаных сандалий.
  -Он дохлый совсем, ваш Лилду! - возмутилась Машка-На троих еды на несколько дней ему не унести!
  -Лилду не нужна ваша еда. Кроме того, он мой ученик и легко перенесет любой груз.
  -А ну-ка расскажи, дядечка про дракона. Какой он?
  -Мелкий и очень противный.
  -Огнем плюется?
  -Очень редко-признался нехотя вождь и шаман.
  "Зря ты про щит не подумал, "Бред Питт" хренов"!
  Николай подавленно молчал.
  -Нам щиты нужны или лучше танк! - уныло подытожила Машка.
  -Вам не нужен щит! - с пафосом возразил Варну. - Дракон не из нашего мира-он вам не может повредить!
  -Это почему же? Когти, зубы, огнем плюется?
  -Потому что вы могучие воины.
  Морда у вождя и шамана была серьезная и невозмутимая.
  Ситуация Николаю не нравилась абсолютно и даже ведро алмазов никак не привлекало.
  "Вот вляпались в дерьмо!"
  Машке до жути захотелось стать красоткой типа Ким Кардашьян....А дракон же мелкий, может с собаку величиной?
   Поганец Лилду шустро топал впереди с мешком на спине, килограммов так на пятьдесят.Николай едва за ним успевал.Впрочем, приходилось то и дело останавливаться и поджидать Машку.Толстуха обливалась, потом и то и дело прикладывалась к фляге литра на три не меньше, но не жаловалась и не просила передышку. Когда тропа свернула в лес идти стало легче, солнце не пекло. Николай, мучаясь от жажды, нес шлем под мышкой. Меч шлепал надоедливо по ноге. Пот под панцирем тек по спине и по груди. У Бред Пита, небось, майка была, а у древних греков-туника...Привал сделали у родника с ледяной, вкусной водой. Николай снял панцирь и обмылся до пояса, после того как напился.
  Машка сидела, совершенно осоловевшая под кустом и тупо его рассматривала. Впрочем, она быстро ожила, едва Лилду принес ей еду: квадратные лепешки с размазанной сверху коричневой массой, вроде паштета. Николай осилил одну и запил обильно водой.
  Машка слопала три штуки, обсыпав грудь и колени слоем крошек.
  -Ты так стресс заедаешь?
  -Ты сам-ходячий стресс! - буркнула Машка и со стоном поднялась на ноги. - Эй, зеленый! Где тут удобные кустики?
  Как и обещал Варну, к вечеру, в сумерках добрались до речки. В кустах Лилду нашел челн - легкую лодку, скорее байдарку: на гибкий каркас натянут чехол из кож.
  Машку усадили в центр в обнимку с мешком провизии. На корме с веслом разместился Лилду, а Николай сел на носу, лицом к Машке.
  -Мы чего, спать не будем, а будем плыть? - удивилась девушка.
  -Быстрее сядем-быстрее выйдем! - пошутил Николай.
  -Эй, зеленый, ночью не согласна! Колян-ты сам с ума не сходи! Ночь же начинается! Он нас в темноте утопит на хрен!
  -Сиди, дура, мы уже плывем!
  Машка вцепилась ручищами в борта лодки, открыла рот, чтобы ответить на оскорбление, но парень ее опередил.
  -Лучше поешь, небось, проголодалась.
  -Ой, мы, правда, плывем?! Я плавать не умею! - пискнула Машка, увидев, что берег уже не виден в сумерках.
  -В тебе столько сала, что не утонешь.
  -Скажи спасибо, что мешок между нами!
  Машка тут же залезла в мешок и чем-то захрустела.Журчала успокоительно вода за бортом. Лодка плыла к неведомому озеру к дракону в гости.
  "Если это сон-то пора просыпаться!"
  Через полчаса примерно из-за чернеющей кромки деревьев на звездное небо выкатилась голубая луна и залила ночной мир всеми оттенками синего и голубого.
  -Эй, Колян! Ты-голубой! - фыркнула Машка.
  -А ты-синяя, как утопленница. - Лениво парировал парень.
  Машка подавилась чем-то и закашлялась.Плавный ход лодки, усталость сделали свое дело. Положив голову на руку, парень уснул.Машка доела сухарики и взялась за лепешки. Ноги ныли от дневного кошмарного перехода, но заснуть она не могла. Под дном лодки вода и глубина, небось, порядочная! Задница мерзла даже через куртку, заботливо подложенную вниз.От страха хотелось есть еще больше...Николай храпел, а Машка боялась и злилась. Не поняла, как уснула, обняв похудевший мешок с едой.
  
  ....-Просыпайся! Эй!
  Машка с трудом открыла глаза. Лодка носом упиралась в песчаный берег. На берегу стоял Николай в своих дурацких доспехах и дрожал от холода. Еще бы-ни штанов, ни рубашки!
  Ночью Машка натянула куртку свою и от холода не страдала, только вот мышцы все затекли от неудобной позы.
  -Сам ты-"Эй"!Приплыли?
  -Ага.
  Утро уже началось. За горами солнце вовсю светило, окрашивая облака в розовые тона, тут в долине, у озера было еще сумрачно и серо. Над гладкой водной поверхностью тянулись космы тумана. Машке при виде воды немедленно захотелось пописать. Она схватилась за края лодки руками и...не смогла встать. Зад словно приклеился! Она вертелась, ерзала, но все без толку!
  -Ты чего ерзаешь?
  -Встать помоги! - рыкнула Машка.
  С помощью Николая девушка выбралась из лодки и со стоном потерла поясницу.Все затекло в неудобной позе... Огляделась по сторонам. Ни кустов, ни деревьев...На той стороне речки есть валуны, только опять лезть в лодку не было охоты.
  -А где наш Сусанин зеленорылый?
  -Не знаю.
  -Чо ты вообще знаешь!
  Парень развел руками.
  Машка захромала по кромке песчаного берега. За пологом низкого тумана там что-то виднелось.Что-то оказалось причалом для лодок-деревянный, грубый настил из дерева на позеленевших от сырости деревянных же столбиках, уходящий от берега метров на пять.
  Девушка присела за ним. Поднявшись на ноги, забралась на скрипучий причал, огляделась. "Бред Пит" копался в мешке с продуктами. Тут же захотелось есть, просто до колик в желудке. Машка открыла рот, чтобы окрикнуть наглого попутчика, покусившегося на святое, но тут солнце ,уставшее топтаться за горами, выскользнуло на небо. В долину брызнули ослепительные лучи.
  Машка зажмурилась и яростно, подряд чихнула трижды.
  -Будьте здоровы! - пожелал нежный женский голос.
  Протерев слез из глаз, Машка увидела сидящую на настиле причала, на самой кромке, девушку с золотистыми волосами в простом белом платье без рукавов. Босые ноги незнакомки почти доставали до поверхности озера.
  -Спасибо...А вы кто?
  -Я-драконица, а вы?
  Машка засмеялась и села на застонавший под ее весом настил в метре от незнакомки.
  -Да, ладно! Не гони!
  Вблизи златовласка показалась вполне обычной девчонкой. Худенькая, грудь маленькая, личико смазливое. Она живо напомнила Машке девчонок, что липли к ней там, в родном дворе. Девушка сдвинула ровные, как нарисованные темные брови.
  -Простите?
  -Подруга, ты сказки не рассказывай. Знаешь драконы, какие? Здоровые как слон! Крылья! Зубы! Шипы! Хвост! И огнем плюется!
  -Ой, вы видели драконов?! Где? - обрадовалась златовласка.
  -В кино, где же еще.
  -Что такое кино?
  Девочка не придурялась, смотрела серьезно и глаза у нее были золотистые, не человеческие...
  -Так ты местная? А я думала местные все мелкие и зеленые....
  -Да, жили у озера такие...мутили воду...вечно в грязи кувыркались как свиньи...
  -И?
  -Я их прогнала, чтобы не пакостили в таком красивом месте. Правда, же красиво?
  Темно-зеленые воды озера под солнцем стали изумрудными и желтым песком высветилось дно.
  
  Николай решил подкрепится. Вытащил из лодки мешок и порылся внутри. Обнаружил знакомую лепешку, уже малость черствую. Сел на траву у берега и пригорюнился.
  Куда-то Лилду подевался?Доставил до места и удрал? Пешком?От нехороших предчувствий зачесался копчик.Где теперь искать этого дракона? Мелкого, но вредного?
  Из-за гор приподнялось солнце, и долина у озера преобразилась, налилась яркими красками. Изумрудные воды, лес на другом берегу во все оттенки зеленого покрашен, за ним рыжие скалы, а дальше белоснежные горы. Над горами пронзительно синее небо и края белых пушистых облаков еще подкрашены утренним солнцем.
  Красивое место....Только вода уж больно неподвижная.
  Лес, горы и небо идеально отражались в воде, как в зеркале.
  Быстро прикончив лепешку, Николай вспомнил про спутницу.
  "Куда она пропала? Надо и ее подкормить-может подобреет..."
  Поднявшись на ноги, он увидел неподалеку мостки или причал для лодок.
  Машка сидела посредине и болтала с какой-то девчонкой в белом платье.
  "Местная нашлась? Это хорошо! Покажет где логово вредного дракона."
  Подхватив мешок с провизией и свой шлем, Николай пошел к девушкам.
  Рядом с Машкой незнакомка в белом платье выглядела анорексичкой со стажем.
  "Может я к толстухе уже привык?"
  -Привет, я-Николай. Вы здесь живете?
  Блондиночка на мостках улыбнулась. Красивая и стройная, словно фотомодель.
  -Доброго утра, воин. Ты сопровождаешь большую женщину?
  -Сопровождаю и защищаю.
  -Кого ты защищаешь, голубок?! - возмутилась Машка. - От кого?!
  -Нас тут зеленые наняли, вернее их вождь Варну. - Похвастался парень, любуясь незнакомкой. - Пообещали ей красоту, а мне денег, если прогоним дракона от озера...
  -Заткнись! - рявкнула Машка, косясь на незнакомку.
  Улыбка с лица блондиночки исчезла. Она мгновенно оказалась на ногах. Мелькнуло гладкое сильное бедро в разрезе платья.
  Яркая вспышка ударила в лицо.
  Парень матюгнулся, прикрыв ладонью глаза. В воду бултыхнулось что-то с громким плеском.Бросив мешок и шлем под ноги, протер слезящиеся глаза.Под мостками на мелководье барахталась Машка, а незнакомки рядом уже не было.
  Зато над озером мощно махая кожистыми крыльями, набирал высоту дракон.
  -Кто тебя за язык тянул, лох! - заорала Машка, выбираясь на берег, на четвереньках.
  -Что это было?
  -Что-кто!? Дракон-оборотень-вот кто!
  -Может и хорошо-улетел дракон-так и скажем Варну-условие выполнили-дракона прогнали. Мысли позитивно. Дракон улетел? Улетел.
  -Ага, как же...
  Машка, наконец, поднялась на ноги. Вода с нее текла в три ручья.
  -Ну, теперь пошла фигня....
  Дракон не улетел. Он набрал высоту и лег на крыло как штурмовик для разворота.
  -Дракон огнедышащий или нет? - озабоченно спросил Николай, наблюдая за драконьим пилотажем.
  -Щас узнаешь, дебил!
  Машка тяжело протопала без оглядки мимо.
  -Ты куда?
  -Целовать верблюда! Беги, лох!
  Николай понял, что дракон лег на курс прицельного огнеметания и сердце ушло в пятки. Куда бежать? Берег голый! Оглянувшись, он увидел, как Машка шлепнулась в речку прямо возле лодки и нырнула с головой. Тут то и у него прорезалась прыть!
  Николай бросился следом и нырнул в воду с разбега. Судорожными гребками пошел вниз, открыл глаза и в тот же миг над головой, на поверхности воды стало очень светло. По речке потек жидкий огонь....
  Когда они с Машкой почти одновременно вынырнули чуть выше по течению, пятно жидкого пламени уже выплыло в озеро. Машка хрипела, кашляла, терла глаза и вертела головой. В небе чисто. Коварный дракон (или драконица-как правильно, Николай не знал) исчез без следа. А может, затаился где? Парень выбрался на противоположный берег, осторожно оглядываясь. Машка плескалась на мелководье как бегемот.
  -Выходи.
  -Еще чего. Ищи дуру в другом месте.
  -Так и будешь сидеть в холодной воде весь день? Посинела вся.
  -Сам ты посинел....Иди на разведку.
  На том берегу догорала лодка, а от мешка с провизией осталось грязное пятно - кучка горелого, дымящегося мусора.
  Метров на пять широкой полосой вся трава превратилась в пепел.
  "Живой огнемет... "
  Николай поежился и вспомнил слова вождя и шамана о том, что дракон плюется огнем редко.
  -Редко да метко...
  -Ну что там? - забеспокоилась Машка и погрузилась в воду по подбородок.
  -Никого не видно, вылезай.
  -Точно?
  -Сказал же -никого.
  У берега кучей лежали серые валуны почти в рост человека.
  "Это хорошо, со стороны озера никто не увидит...."
  Зайдя за валуны, Николай расстегнул пояс и снял его вместе с мечом, а потом мокрый панцирь и бросил на траву. Сел и взялся расстегивать ремешки на поножах. Мокрая кожа голое тело его раздражала непомерно. Машка подползла на четвереньках и села рядом.
  -Я думала-все-сдохну....Воздух кончился, а над головой горит, даже все дно осветилось.
  -Ну и что на дне?
  -Да иди ты!
  Николай ухмыльнулся.
  -А говорила-плавать не умеешь?
  -Научилась... - махнула рукой Машка и тихо засмеялась.
  Николай тоже засмеялся, пробило как дурака на смех. Нервное напряжение и страх обернулись смехом.Они, переглядываясь, нервно посмеиваясь, когда из-за валунов вышла сердитая златовласка с трофейным фламбергом на плече.
  -Жить хотите, весельчаки? - спросила драконица у онемевших людей.
  
  В кругу камней под краем пещерного свода горел костер. Машка сидела, кутаясь в меховой плащ, а ее вещички сушились на солнышке, прямо на траве. Большие черные трусы и маленький белый лифчик притягивали взгляд парня.
  "Я думал у нее грудь больше...странно - у толстухи первый размер!"
  Время от времени девушка подкидывала в огонь сухие дрова из кучи, что сами приволокла из леса.
  Николай сидел напротив, тоже накинув меховой плащ на плечи. Сушить ему было особенно нечего. Плавки уже подсохли на теле. Он прихлебывал из тяжелого золотого кубка красное вино, запивая жесткое вяленое мясо.
  Драконица Дара возлежала на огромной белоснежной шкуре неведомого зверя на солнышке у пещеры и негромко вещала, как древнегреческая жрица, неторопливо, весомо.
  -...Думаете, мне здесь нравиться? В этой долине холодно и сыро. В Туманной долине, там за перевалом было куда лучше. Горячие ручьи, бассейны из камня...всегда тепло...Я же дракон и мне нужно тепло! А здесь если тучи набегут-такая серость и тоска-хоть с волками вместе вой!
  Если бы не тот наглый колдун... - драконица поморщилась и потерла ладошкой левый бок. - Если бы не он,...то я бы здесь не лежала! А эти зеленые грязнули, что не едят и не пьют, а питаются солнцем и грязью, преспокойно бы плескались в тине на том берегу.
  Разве я злая?
  -Нет, совсем нет! - дружно затрясли головами Николай и Машка.
  "Очень добрая-раз спалить не получилось: накормила и обогрела. Зачем-то мы ей нужны..."
  Драконица перевернулась на живот, уставилась золотыми глазищами.
  -Вот я и подумала: люди вы смелые и решительные. Вы пойдете к колдуну и потребуете для меня Туманную долину! Вернете мне долину, и я улечу отсюда.
  -Вот так, пойдем и потребуем? - удивилась Машка.
  Николай едва вином не поперхнулся.
  "Вот в чем дело! Дракон этого колдуна испугался, а мы, получается, легко с ним разберемся?"
  -Я вам кольца духов дам! - сообщила драконица и, не услышав воплей благодарности, нахмурилась. - КОЛЬЦА! ДУХОВ!
  -А что это такое? Извините, мы же из другого мира и совсем не местные...
  -Кольца духов нейтрализуют любую магию на расстоянии десяти шагов от носителя кольца. За такое сокровище многие люди душу бы отдали, а вы сидите глазами хлопаете! Я вам задаром отдаю!
  -Хорошо, хорошо! Мы согласны! - пролепетал Николай, подняв руки.
  -Что? - опешила Машка.
  -Молчи..главное отсюда выбраться живыми... - прошипел ей парень тихо.
  Машка мгновенно врубилась.
  -Да, да, согласны, давайте ваши колечки и мы пойдем!
  -Имейте в виду, кольца духов наполнены энергией драконов и станут бесполезными через десять дней.
  -Да за десять дней по этой тайге мы и до перевала не дойдем! - возмутился парень.
  Драконица расхохоталась и одним гибким движением оказалась на ногах.
  -Идти не надо, мы полетим!
  -Полетим? На чем?
  ....Перевал остался позади, как и далекая долина с озером. Позади стылые заснеженные горы и серые скалы. Впереди, ниже по склону, стеной стоит еловый лес.
  Дрожащие от холода люди наблюдали за улетающим драконом.
  Меховые плащи остались при них, но после полета в лапах дракона над стылыми горами, да на высоте, промерзли до синевы!
  -Х-х - о-оть б-б-бы х-х-харк-к-кнула огн-е-еем, на какую е-уу-лку-б-б-был бы костер, п-п-погрелись... - пожаловался парень, у которого окоченевшие в сандалия ноги утратили всякую чувствительность.
  -Д-д-да... - простучала в ответ зубами синяя Машка.
  -Д-д-двигайся!
  Николай сбросил плащ и побежал вниз по склону, скользя по сочной траве. Добежал до деревьев, а потом бегом наверх, к Машке. Опять вниз и опять наверх.
  Дрожащая под плащом Машка с ужасом наблюдала за парнем.
  "С ума сошел, качок?!"
  Закончив второй круг, Николай встал рядом, переводя дыхание и проделал комплекс упражнений для плечевого пояса.
  -Видишься согрелся?! Даже жарко стало!
  Морда красная и на лбу пот пробило. Вот ненормальный!
  -Побежали?
  -Н-н-нет! - злобно сообщила Машка, высунув из-под плаща сизый нос. Ей хотелось реветь от холода и дальнейшей безнадеги! Еще дальше теперь от дома и любимой бабули!
   Дрожащая и печальная Машка брела по лесу за Николаем. Он жалости к себе хлюпала носом.Сучья цеплялись за плащ, пытались ударить по лицу. Приходилось то и дело наклоняться, а то и обходить поваленные, замшелые деревья. Пахло сырость и смолой.
  По ходу и вправду согрелась. Теперь захотелось есть. Вожделенный мешок с вяленым мясом от дракона маячил впереди. В желудке бурчало.
  Николай с провиантным мешком на спине, шел первым, раздвигая лапы елей фламбергом. Меч брать в руки Машка отказалась на отрез.Склон стал круче и теперь не сколько шли, сколько ползли, цепляясь за многочисленные узловатые корни деревьев.
  Машка запыхалась и, наконец, согрелась. Есть хотелось еще больше.
  -Привал? - спросил парень.
  -Да-да и быстрее! Жрать хочу как собака!
  Держась за корень дерева немеющими пальцами, Машка обернулась и мысленно матюгнулась. Склон уже закончился! Николай сидел спиной дереву рядом со светлыми валунами и развязывал веревку на горловине мешка. Тяжело спрыгнув на землю, Машка вытерла об себя грязные руки и шлепнулась рядом с парнем. Ныла спина, под ногти набилась грязь, в животе урчало как в бочке...
  -Держи.
  Николай протянул полоску вяленого мяса.
  -Руки бы помыть...А, ладно!
  Пока парень жевал один отгрызенный кусок, девушка проглотила свой полностью.
  -Еще давай!
  -Может, хватит пока? Надо экономить, больше еды-то нет.
  -Не жлобись, Колян, давай еще!
  Николай пожал плечами и выдал спутнице еще две полоски мяса. Теперь она ела медленнее, тщательно прожевывая твердое, как сапожная подошва, мясо.
  -Воды бы теперь.
  -Дошли мы до каменной речки, здесь и ручей должен быть где-то.
  -Какая ж это речка-если одни валуны?
  -Так называют-среди леса полосой камни лежат, словно речка из камня. По ней идти нельзя-ногу запросто сломаешь. Пойдем рядом, по лесу. Дракон говорил, что в конце каменной речки склон и дальше долина, в которой живет колдун.
  -Может не пойдем туда?
  -А куда пойдем?
  -Куда глаза глядят...
  -Пойдем к колдуну, хоть с этим какая-то ясность будем.
  -На хрена мне такая ясность, если меня заколдуют?! - возразила Машка. - Не верю я этой драконихе! Подставляет она нас, как лохов!
  -Кольца же дала.
  Машка потерла об живот кольцо на безымянном пальце правой руки.
  -Блестит как золотое, а есть ли в нем какая сила?
  -Пойдем и узнаем.
  Смертельно уставшая девушка тут же заупрямилась.
  -Ноги больше не идут. Темнеет уже. По лесу в темноте как ходить? Заночуем здесь. Вот под елью как в шалаше.
  Машка порылась в нагрудном кармане куртки достала помятую пачку сигарет "Pall-Mall" и дешевую газовую зажигалку.
  -Погоди курить! Сначала костер давай разведем.
  -Иди за дровами, а я пока покурю.
  Николай махнул рукой и ушел за сухим валежником.
  Машка с наслаждением затянулась терпким дымком. Пока есть сигареты - жизнь еще не скатилась в полное дерьмо...
  Вернувшись с охапкой дров, парень обнаружил храпящую спутницу, завернувшуюся в меховой плащ с головой. Подобрал зажигалку, попытался разглядеть через полупрозрачный корпус-есть ли еще газ. Стемнело так, что не разглядеть. Пробовать не стал. Надо экономить газ. Спичек то нет. Сунул Машке под руку и, завернувшись в плащ, лег под елью, спиной к стволу. Плащ, толстый и лохматый, как кавказская бурка, да еще с капюшоном - лучше всякого пуховика! Черт, даже драконы про это знают...
  
  Утром Николай растолкал Машку.
  -Пора идти "спящая царевна"! Солнце давно взошло.
  -А пожрать?
  -Пройдем метров пятьсот и тогда поедим.
  -Я сейчас хочу. - Упрямилась Машка. Она за ночь пригрелась под плащом, и вылезать в сырую прохладу ей совсем не хотелось.
  -Я пошел, а ты как хочешь.
  Наглый качок накинул мешок с едой на спину и двинулся прочь.
  -Эй, а ну вернись!
  -Не-а! - раздалось уже издалека.
  Разозленная Машка выбралась из тепла и затрусила следом.
  "Нагоню - шею сверну!"
  Нагоняла парня она следующие пару часов.
  Едва волоча ноги, Машка вышла на поляну, рядом с каменной рекой. Солнце уже светило в полную силу. Хотелось пить, а еще больше - есть.
  Увидев вожделенный мешок, висящий на сучке, девушка едва сдержала возглас радости.
  Дойдя до елки, она поняла, что мешка с земли не достать и пошла, искать подходящую жердину.Увидев Николая, стоящего за стволом очередного толстого дерева и всматривающегося напряженно во что-то впереди, Машка сдержала с трудом первое желание-подойти и треснуть наглеца по спине найденной жердиной.
  Девушка навострила уши.
  -Чего там?
  -Слышишь?
  Звук, доносившийся до них к звукам живой природы никак не относился.
  -Чу-уш-ш-ш!
  Спустя несколько секунд опять:
  -Чу-уш-ш-ш!
  -Кто это?
  -Паровоз под парами. - Брякнул качок.
  Машка рассердилась.
  -Не гони! Откуда в этом лесу паровоз? Чего из меня дуру делаешь?!
  -Пойдем, посмотрим?
  -Мешок со жрачкой давай!
  -Будет тебе твой мешок!
  Настырный парень вручил Машке мешок с мясом, а сам пошел в сторону, откуда доносились странные звуки. Фламберг он держал наготове.
  Машка поплелась следом, завтракая жестким мясом на ходу и то и дело спотыкаясь. Лес здесь поредел, и среди елей появились деревья с листьями. На мягкой, пружинистой почве росли обильно папоротники, почти по колено, так что земли под ними не видно.
  Шипящий звук становился все громче и пронзительнее.
  Живое существо ну никак не могло издавать такие одинаковые по долготе и громкости звуки!
  Внезапно они вышли на край поляны. По поляне повсюду торчали пни срубленных деревьев. А в конце поляны, за ровным штабелем бревен истекал парами небольшой черный паровоз без кабины и при двух коротких платформах. Коротышки в коричневой одежде суетились, обвязывая бревна на платформе веревками.
  -Да тут настоящая цивилизация!
  Николай положил фламберг на плече и двинулся через поляну. Машка, роясь в мешке, топала следом. Они не дошли до середины. Раздался заливистый свист и коротышки исчезли из виду как по волшебству.
  -Эй, а ну стоять! - рявкнул мужской бас из-за штабеля бревен. - Кто такие?
  Николай остановился и воткнул меч в землю, а Машка постаралась укрыться за его широкой спиной.
  -Мы мирные путники, а ты кто? Покажись!
  Из-за штабеля вышел рослый бородатый мужик в длинной коричневой куртке и с ружьем в руках.
  -Я - Николай, а она - Машка! - поспешил представиться качок.
  Машка, оттерев его плечом в сторону, вышла вперед.
  Ей вдруг почудилось, что они каким-то образом вернулись на землю и этот бородач с ружьем, если хорошо попросить, вывезет их на своем пыхтящем транспорте на станцию или еще куда, ближе к цивилизации.
  -Я не Машка, а Мария. А станция далеко от сюда?
  Бородач опустил ружье и весело расхохотался.
  Машка в сердцах матюгнулась. Бородач тогда вообще повесил ружье на плечо и двинулся навстречу. Коротышки в коричневой одежде высыпали отовсюду и шли за ним по пятам, причем с топорами в руках.
  -С Земли? Русские?
  -Ага. - Растерянно подтвердил Николай. Теперь он увидел, что коротышки не коротышки, а пацаны лет по десять-двенадцать, черноволосые, серьезные, в одинаковых замшевых одеждах и кожаных мокасинах.
  -Меня Федор зовут.
  Бородач протянул крепкую мозолистую ладонь для рукопожатия.
  -Добро пожаловать на свободную территорию Простоквашино!
  -Куда?! - опешила Машка.
  -А где же кот Матроскин? - улыбнулся Николай. Земляк ему сразу понравился.
  -Это шутка такая! - заржал бородатый. - Я дядя Федор, а деревня моя - Простоквашино.
  Десять лет не видел русского лица! Пошли-есть сало и самогонка!
  ....Урча как кошка, Машка уплетала уже третий бутерброд из толстой, сказочно вкусной лепешки и ароматной копченой ветчины. От сто граммов самогонки жарко в груди, и лицо стало горячим.
  Дядя Федор сидел с Николаем на бревнышке за штабелем и рассказывал про свое жить-бытье. Серьезные пацаны расселись вокруг, впитывая разговор как губка воду.
  -...С бабой побрехал и пошел на охоту, нервы успокоить. Шел, шел, да и вышел сюда, в долину миреков. Глазам не верю своим-вроде места знакомые-а такого не помню! Малость обалдел. Обратной дороги не нашел, думаю: хрен с ней-надо на месте обустраиваться. Срубил избенку, занялся охотой, а тут и миреки пожаловали. Нет, чтоб по хорошему-сесть, перетереть, выпить, накинулись со своими каменными топорами....
  -Миреки - это местные?
  -Ага, местные-вроде индейцев! Под горячую руку я их два десятка настрелял. Был грех.
  Но шаман ихний, умная сволочь, понял ошибку и предложил мне мир.
  Я им, значит железные топоры, а они мне кожу и шкуры, ага и еще в довесок тех воинов, что я настрелял, баб с детями презентовали. Типа раз кормильцев лишил, значит, переходят на мое иждивение. Но девки крепкие, жилистые, работы не боятся. Так и зажил с ними...
  -Постой, Федор, а откуда у тебя железные топоры, паровоз и железную дорогу кто проложил?
  -Погодь, не спеши! Петька налей еще!
  Старший пацан немедленно налил самогонки в жестяные кружки Федору и Николаю из глиняного кувшина.
  -Давай, по одной еще!
  Выпили. Самогонка пилась как текила.
  -Я как вышел сюда, в долину, сперва глядь на компас, а стрелка кружиться, как бешеная-залежь руды здесь магнитной оказалась, прям на поверхности. Я угля нажег, доменку примитивную устроил, да и наварил чугуна, наковальню, молоты сообразил, а потом и топоры наладился делать. Чо тут сложного? Двадцать пять лет на Уралвагонзаводе оттрубил-это небе не в офисе клаву топтать!
  -Постой, так и паровоз и железную дорогу...
  Николай уставился на паровоз. Примитивный, в заплатках,...но едет же! Человек голыми руками сделал паровоз?! В голове не укладывалось!
  -Сам, своими руками! Ясен пень! Чо тут сложного?
  -Один?!
  -Зачем один? Бабы и приемные детки помогали. Они хоть и дикие, но не тупые, учатся влет!
  -Эти пацаны тоже твои или приемные?
  -Мои, конечно! Двадцать баб рожают как кошки! Семья у меня большая и тунеядцев нема!
  -Ну, ты силен, дядя Федор! Двадцать баб огуливать!
  -Ни одна не в обиде на мою мужскую силу! Сибирская кровь! - гордо сообщил Федор. - Еще по одной?
  -Батя, ехать пора, вечеряет. - Сказал старший пацан.
  "Он и говорить может?!"
  -Петька у меня бригадир! - похвалил Федор. - И то дело. Дома договорим. Сначала в баню, потом вечерять.
  -Далеко ехать?
  Федор задрал рукав куртки, посмотрел на потертые часы,
  -Через час на месте будем. Или через два, если гон будет.
  -Гон?
  -Да быки шастают через дорогу мою на водопой. Стадо большое, пока пройдет-устанешь ждать. Эх. Закурить бы. Вот чего мне не хватает-курева! Чо хочешь, отдам за сигаретку!
  Машка осоловевшая от сытости и выпитого, встрепенулась, вытащила из кармана мятую пачку "Pall-Mall".
  -Тут десяток остался, вроде....
  -Эх, милая, да ты волшебница прямо!
  Дядя Федор прослезился и полез целовать толстуху. Та к удивлению Николая не сопротивлялась, а хихикала как дура.
  
  На паровозе ехали с ветерком.
  Машка сидела, закутавшись в плащ на первой платформе, вместе с пацанами. Ей было страшно. Пацанам было весело. Вцепившись в борт платформы ручонками, они восторженно таращились на проносящийся мимо пейзаж как японские туристы на индийскую помойку в Мумбаи. Паровоз, раскачиваясь и гремя, пер по просеке в лесу, потом по самому краю жутко длинного и каменистого склона. Бр-р! Лучше не смотреть!
  Колян и дядя Федор с красными от самогонки мордами что-то орали друг другу, стараясь перекричать яростное чихание паровоза. Беседовали, значит.
  На стыках трясло, бревна за спиной двигались как живые и терлись друг об друга с многообещающим скрипом.
  "Скорей бы чем-то кончилось!" - обреченно думала Машка, зажмуриваясь изо всех сил.
  Но все обошлось.
  Дикий поезд, в конце концов, замедлил ход и остановился. Машка поднялась на ноги, осторожно придерживаясь за бревна. Перед самым паровозом, через пути коричнево-черным потоком шли зубры или бизоны. Косясь круглыми глазами на паровоз, животные текли рекой. Этот живой поток ничто не смогло бы остановить!
  "Ого, сколько здесь дичи!"
  Машке стало понятно, почему местные щеголяют в замшевых одеждах. Она вдруг представила, сколько миллионов стейков и отбивных пробегает мимо и в животе забурчало. Опять засосало под ложечкой.
  "Что за фигня, недавно же поела!"
  Оглянувшись, она с радостью поняла, что лес закончился и впереди такая большая долина, что ее края не видно, настоящая степь!
  "Лес и горы-все это не для меня!"
  Устав стоять, она вернулась на свое место рядом с сыновьями плодовитого дяди Федора.
  "Вот мужик стоящий и детей наделал и цивилизацию в дикие места принес. Прямо Прометей хренов!"
  В конце концов, быки прошли, и паровоз рывком сдвинулся с места. Лязгнуло железо и зубы у Машки.
  Еще через несколько километров пути впереди показалась кромка леса и рядом крепость как фильмах про дикий запад: деревянный частокол и вышки по углам.
  Поезд сбавил ход и плелся еле-еле. В частоколе распахнулись ворота, и поезд въехал в крепость. Встречали его наверно всем населением. Сотни две народу, все в кожаных одеждах. Черноволосые и смуглые, худощавые аборигены особых эмоций не проявляли. Ну, поезд, ну приехал и чего ж, в обморок падать? Многочисленные деревянные домики лепились к внутренним стенам крепости. Двухэтажный бревенчатый дом с узкими окнами, располагался рядом с железной дорогой. "Гостиница? Станция?"
  Подергав, какие то рычаги, Федор покинул паровоз, следом спрыгнул Николай. Машка обнаружила, что осталась на платформе одна и взгляды всех местных прикованы только к ней.
  -Эй, ты как?
  Колян уже был здесь.
  -У Эй есть имя, между прочим!
  -Ну, извини, все нормально, Маша?
  -Вроде бы. Чего они на меня уставились? Что я им-цирк уродцев?
  -Наверно белой женщины никогда не видели. Лестницу принести?
  -Неси... - махнула рукой Машка.
  Под восхищенными взорами миреков белая женщина с огромной задницей, пятясь, спускалась по лестнице с платформы очень долго, чтобы все успели полюбоваться ее роскошным телом...
   Николай сидел на лавке у стола в чистой рубахе и замшевых штанах. После бани и веников, которыми попотчевал Федор, было легко и радостно. Казалось, достаточно подпрыгнуть и улетишь в небо! Хмель весь вымыло еще в первый заход в парилку.
  По комнате суетились жены дяди Федора, уставляя глиняными блюдами с едой весь стол. Горячее, парящее еще мясо в разных видах, зелень непривычного вида и что-то вроде вареных овощей. Раздав ценные указания, в комнату вошел чисто вымытый и розовый Федор, тоже в чистой одежде.
  Сел рядом с Николаем.
  -Твою бабу девки тоже в баню отвели, только вот рубаху чистую для нее не нашли. Таких размеров здесь не бывает. Роскошная женщина, тебе повезло!
  -Повезло?!
  -Когда у женщины есть за что подержаться-это кайф! На земле моя баба была тоже здорова! Ползешь по ней и думаешь: не уж-то это все мое?!
  -С чего ты взял, что она моя жена?
  -Так кольца то на пальцах обручальные! Сразу в глаза бросаются!
  -А-а.
  -Не привык еще? Молодожен, сразу видно. Был бы ты неженатый, я тебе пару девок на ночь бы прислал, а так одна твоя Машка троих заменит.
  Ну что, пока твоя не подошла, примем по одной?
  -Примем! - согласился Николай, смущенный тем, что в глазах Федора оказался мужем Машки.
  "Вот не надо нам такого счастья!"
  Разубеждать Федора, значит рассказывать про все: про зеленых человечков и их вождя Варну, про дракона - оборотня и про колдуна, что обитает где-то рядом.
  Может тот колдун в друзьях у Федора? Неприятная вещь получится.
  Выпили и закусили самогонку копченым салом, что таяло во рту.
  Федор наложил в миску кучу мяса и придвинул Николаю.
  -Давай, зема, налетай! У меня на тебя планы большие! Обустроим вас по первому классу. Будешь моим замом. Чем хочешь заняться: лесом, рудой или охотой?
  Чуть погодя и к золотишку подключу. Есть место в дальнем краю-золотой песок намываю. Но одному мне везде не успеть. Пацаны, когда еще вырастут, а хочется все охватить и побыстрее!
  -Федор, а ты никогда не хотел вернуться домой?
  Федор расхохотался, хлопнул парня по плечу.
  -Зачем? Зачем, дорогой мой человек?! К бабе и теще? Чего я там забыл? Здесь я живу как князь! Девки- любые! Мяса -вволю! За золото мне торгаши с юга всякие диковины притащут! Опять же ни одна баба рот не откроет чтобы меня пилить: не пей, где зарплата, почему премии нет, поедем к маме? Здесь я как в раю, зема! Давай еще по одной!
  "Слесарь стал князем, ага! Сбылась мечта идиота..."
  Когда намытая и распаренная в бане Машка пришла в горницу, задрапированная в единый кусок ткани, как индийская женщина в сари, дядя Федор и Николай уже изрядно приняли. Языки заплетались. Мужики обнимались и клялись в вечной дружбе.
  -О, наша красавица! - завопил Федор. - Проходи, проходи, заждались тебя!
  -Ага. Заждались. - Мотнул пьяно головой Колян.
  -Спасибо за баню, хозяин. - Степенно ответствовала красавица.
  -Для дорогих гостей мы чего хочешь, устроим! Да мы, эх!-Федор стукнул себя кулаком в грудь.
  Машка села напротив, от пьяных мужиков подальше, придвинула к себе миску с аппетитными кусками мяса.
  -Выпей с нами, Маша, душевно тебя прошу!
  Неугомонный Федор уже волок кувшин с самогонкой вокруг стола.
  Налил глиняную кружку до краев.
  -Ты извини, мы с твои мужиком уже приняли, ну ничего лишнего...Извини, ага?
  -Извиняю! - буркнула Машка, вцепляясь зубами в сочный кусок мяса. Сок потек в горло, и девушка просто захлебнулась слюной.
  Федор еще чего-то бубнил, нависая и дыша в ухо перегаром, но Машка сейчас бы не заметила даже динозавра-она кушала.
  Такого вкусного шашлыка она никогда в жизни не едала!
  Когда Машка насытилась и уже могла реагировать на окружающую действительность, то обнаружила что Федора нет, а Колян уронив голову на руку, спит сидя.
  Окинув взглядом мясное изобилие на столе, Машка вздохнула с сожалением. Больше в нее не влезет. Отхлебнула немного самогонки и тут же выплюнула на пол. Фу, гадость!
  В лесу хорошо пошла, а сейчас совсем никак. Девушка зевнула. Пора спать.
  В двух плошках на столе горели с треском фитили, едва разгоняя темь по углам.
  "Да, настоящая деревня, это ваше индейское Простоквашино!"
  Появились молчаливые местные тетки, стройные как модели и гибкие как кошки.
  -Привет. Где тут можно прикорнуть? Ну, поспать лечь? Андестенд?
  Тетки переглянулись.
  -Большая женщина хочет спать?
  -Еще слово про "большую женщину" и надаю по шее! - обозлилась Машка.
  Тетки больше не болтали, а отвели ее по лестнице наверх в уютную спальню. На полу, на стенах и на кровати - везде лежали и висели лохматые шкуры и попахивало как в мастерской скорняка.Впрочем, на деревянной кровати оказалась мягкая перина и большая, приятная наощупь подушка.Машка рухнула на кровать и раскинула руки.
  "Наконец-то покой и нормальная кровать!"
  Плошку с фитилем девушка поставила на пол с другой стороны кровати, чтоб огонек не лез в глаза. Не успела она закрыть глаза, как послышались тяжелые шаги, невнятное бормотание и в ее спальню ввалился дядя Федор с обмякшим Николаем подмышкой.
  -Держи своего благоверного.
  -Кого?
  -Молодожена своего, держи.
  -А?
  Машка замерла с открытым от удивления ртом, а коварный дядя Федор сгрузил сомлевшего парня ей под бок и отошел к двери, любуясь картиной.
  -Ну, прям голубки! Спокойной, значитца, ночи вам!
  
  Проснулся Николай со всеми признаками похмельного синдрома. Хотелось пить, хотелось отлить, голова раскалывалась на части, а во рту погано.
  Встать нет сил и здоровья, но встать надо...Стоная и держась за голову и остро жалея себя, несчастного, парень спустился осторожно по лестнице на первый этаж.
  Похожая на куклу в небрежной упаковке, Машка, обмотавшись как попало куском материи, разглядывала свою одежду. Вчера ее выстирали, но не отгладили. Может утюгов тут и нет в природе?
  -Живой, алкаш?
  -Почему алкаш? О-о-о...
  -Потому что пить не умеешь!
  Сраженный женской логикой, Николай выбрался на улицу.
  -С добрым днем, зема!
  -Взаимно...
  Дядя Федор здоровый и бодрый возился на паровозе с чем-то вроде масленки. Если бывают масленки размером с ведро...
  -Мне бы того...
  -Отлить? Запросто-там за углом у ограды чуланчик стоит.
  Когда Николай доплелся обратно его уже ждала кружка самогонки и здоровенный бутерброд с ветчиной.
  -Пора похмелиться, зема.
  От вида самогонки и тем более бутерброда Николая замутило так стремительно, что он едва успел убраться за угол. Федор почесал затылок, прислушиваясь к утробным звукам. Поманил ближайшую к нему женщину.
  -Эк, его выворачивает, болезного...Соня, тут опохмел не поможет. Неси из погреба холодного молочка.
  Всем своим женам дядя Федор без сомнений выдал новые, русские имена. Мирекские женщины восприняли это крещение без малейших эмоций. Бледного, трясущегося Николая Федор усадил в тени у паровоза и почти насильно влил в него литр холодного молока.
  -Ну, как?
  -Тошно...
  Николай закрыл глаза и приложился головой к холодной железяке.
  -Ни чо, щас полегчает. Малотренированный ты товарищ. Ну, не боись, все наладим.
  Из дома вышла Машка с ворохом одежды на руках. Широким шагом устремилась к Федору.
  -Как спала на новом месте, красавица?
  -Спала хорошо, спасибо, только посмотри, что твои лахудры уделали!
  -Чего уделали? Постирали твою одежу и все. Плохо постирали?
  -Хорошо. Но она мне стала велика! Штаны с бедер падают, а майка на размер больше стала! Как я в этом буду ходить?!
  -Нет проблем, все ушьем по фигуре.
  -У тебя тут и швейная машина есть?! - растерялась Машка.
  -Маша, машинки пока нет, но есть две девчонки-шьют лучше всякой машинки!
  Сонечка, ласточка, проводи Машу, пусть все сделают как надо.
  -Иголки и нитки сам производишь? - спросил Николай, провожая взглядом задумчивую Машку.
  -Ясен пень - не сам. Торгаши за золото чего хочешь привезут. Только вот мне кажется постирушка не причем тут. Загонял ты девку по лесам и горам, вот она и сбросила пяток кило. Но ей не повредило.
  -Чего-то я не заметил.
  "Похудеть за три дня, нажираясь до отвала - ни черта она не похудела!"
  -Зря, за такой женщиной пригляд нужен. Ну что, оклемался?
  -Вроде...Спасибо.
  -Ни чо, поедем сейчас с ветерком к моим родичам.
  -К кому?
  -К мирекам в деревню. Они мне мяса свежего обязались приготовить, да и копченого тож, заодно покажу свою металлургию.
   Одежду Машке подогнали, как следует, девчонки умелые оказались. Успокоенная и проголодавшаяся, она вышла на обширный двор простоквашинской крепости и не обнаружила паровоза.
  Оказалось, что неугомонный дядя Федор укатил куда-то вместе с Николаем.
  Женщины покормили ее. Машка заскучала. Понаблюдала за местными с крылечка и махнула рукой. В крепости все чем-то занимались, никто не загорал на солнышке. Суетились как муравьи или как китайские челноки на рынке в Люблино.
  Из привезенных вчера бревен шустро складывали еще один домик. Топоры стучали без остановки. В крепости работали не только дети ,было не мало и вполне взрослых мужчин.
  С дальнего конца крепости доносился звон по железу.
  Девушка поднялась в спальню и уснула прямо в одежде. Предыдущей ночью спалось плохо. В тишине скрипели ступени лестницы ...От горящего в плошке фитиля по стенам колыхались жутковатые тени....Храпел под боком пьяный Колян, чтоб его....
  Днем спать никто не мешал. Снилась ей, что она идет по родной улице, ладная, веселая, упакованная вся в Гуччи и Версаче, а следом все шепчут. "Кто эта красотка? Ким Кардашьян?"
   До деревни миреков ехали несколько часов и все по равнине. Шпалы с рельсами лежали на земле без всякой насыпи.
  Поворотного круга на железной дороге дяди Федора не имелось и к мирекам ехали задом наперед, зато обзору не мешала бочка парового котла.
  -Они, миреки то, в своих фигвамах всегда мерзли, а я их научил избы рубить. Живут теперь как люди. За самогонку готовы мои ноги целовать ,но я им много не даю, сопьются сволочи....
   Поселение миреков, примерно в сотню неказистых изб крытых дерном стояла вдоль речки, но на безопасном расстоянии. Федор пояснил, что по весне, когда снег в горах тает дружно или после дождей эта мелкая каменистая речушка мгновенно превращается в бурлящий поток. Миреки встретил поезд большой толпой. Впереди, в меховой шапке пузатый, важный старик-вождь.
  Федор пообнимался с вождем, пожал руки доброй сотне мужчин.
  -А это мой друг-Николай. Знакомлю с хозяйством. Молодой, крепкий, ого-го какой охотник!
  Миреки вежливо улыбались, не открывая ртов и смотрели на Николая как на пустое место. Споро выгрузили с платформы запечатанные кувшины и какие-то железяки. Загрузили вяленое и копченое мясо и еще пару цельных бычьих туш.
  Туши Федор прикрыл шкурами от солнца, попрощался с аборигенами и отправились в обратный путь. Примерно в километре от деревни миреков Николай увидел ответвление пути в сторону гор. Как сразу не заметил? Федор остановил паровоз и квадратным, грубым ломом переключил примыкание рельсов. Забрался на паровоз, двинул рычаг. Паровоз пошел вперед на малом ходу. Можно было разговаривать не особо напрягая горло.
  -Это вместо стрелки у меня!
  -Круто!
  -Ты чего смурной? По бабе соскучился? Дело молодое!
  -Я про другое. Что-то миреки на меня совсем не смотрели.
  -Не обижайся. Дикари они и в Африке дикари! Они пока в деле мужика не увидят-уважать не будут.
  -В каком таком деле?
  -В мужском деле!
  Я вот как дракона прогнал из верхней долины, меня зауважали всерьез.
  -Дракона?
  -Не веришь? А они верят.
  Дракон- поганец, у миреков овец на верхних пастбищах воровал. Теперь не ворует.
  "Федор и есть тот колдун, которого испугалась драконица?! Обалдеть!"
  -Как же ты дракона осилил?
  -Зарядил патроны картечью пополам с серебром рубленым, подстерег на пастбище овечьем, да и врезал из двух стволов в брюхо. Закувыркался он как подбитый вертолет, чуть не грохнулся и улетел на фиг. Больше не видели. Сдох наверно где-то.
  -Почему серебром?
  -Все поганые твари и оборотни серебра боятся.
  -А пещера дракона?
  -В пещеру я не полез. Скалы крутые, а я чего-альпинист что ли?
  Пацаны вырастут мои, пошарят в пещерке сами. Мне на это баловство времени нет.
  -А вдруг там сокровища?
  -Все может быть... - Федор почесал затылок. - Об этом я как-то не подумал. А ты вот, сразу смекнул. Молоток!
  
  В узкой долине на берегу еще одной горной речки располагалась металлургическая база свободной территории Простоквашино. Здесь также была конечная станция железной дороги. Метрах в ста, выше по ущелью на речке стояла деревянная плотина, усиленная валунами. На плотине вертелось мельничное колесо.
  Поберегу речки, стояли грубоватые примитивные домны. Воняло дымом, горелым железом и чем-то кислым, словно неподалеку набрызгали уксусом.
  Крепкие, голые по пояс и грязные как кочегары мужики везли на тачках по мосткам наверх уголь и руду. Рудный карьер имелся неподалеку. Часть склона горы была вскрыта и там копошились люди с кирками. Человек двести не меньше работало и совсем не похожие на миреков-рослые, загорелые, бородатые.
  -А говорил один работаешь?
  -Одному везде не поспеть! Торгаши привозят с юга рабов. Я их выкупаю и даю свободу. Еда, выпивка, жилье и бабы-все чего надо - все представляю. Их поселок за холмом.
  -И зарплату платишь?
  -Само собой, иначе бы разбежались.
  -Золотом?
  -Еще чего! Железом! Кто год отработает-тот может железа взять, сколько сам весит. На юге железо в цене. Там еще бронзовый век. Рабы, жрецы, ну всякая такая рабовладельщина! Правду сказать, за все годы человек десять только ушло назад, домой. В основном народ остепенился, семьи завели. Хозяин один- я и никаких налогов! На юге все хреновей: подати на храм, работа на падишаха, войны с соседями. Там и свободные тоже рабы, но без ошейников. Когда падишах на слоне едет -все враз на коленки и лбом в землю ,иначе голова с плеч! Падишах -живой бог ,а остальные -прах у его ног. Такая вот восточная философия! Так что парни у меня как в раю. Куда им уходить?
  -Если не уходят-на фига им железо?
  -Меняют у нас ,на ярмарке, когда купцы приезжают, на все чего захотят.
  Правда цена упала за последние годы.
   К паровозу подошел степенный дядька, в отличии от прочих работяг -в рубахе навыпуск, прямо как молодой Лев Толстой! Борода у него шикарная, черная с отливом и завитая мелкими колечками.
  Бородач с достоинством, без спешки поклонился Федору, паровозу и Николаю. Каждому в отдельности.
  -Здоров ли господин, все ли благополучно?
  -Привет Сухраб! Провиант привез- выгружайте! Это мой гость - великий воин Николай!
  Николай, а это староста - Сухраб- главный над бригадами. Основной бригадир!
  Сухраб поклонился еще раз , поглаживая свою завитую бородку.
  Федор спрыгнул с паровоза и обнял основного бригадира.
  -Как с первой домной?
  -Порядок, господин. Вы как раз успели к розливу.
  Федор обернулся к паровозу.
  -Коля, давай за мной, посмотришь, как металл льют!
   Выспавшись и проголодавшись, Машка выбралась из душной спальни и спустилась вниз, в большую комнату.
  Опять как вчера жены Федора приносили блюда и миски на стол, делая вид, что Машку в упор не видят."Завидуют или ревнуют?"
  Она презрительно фыркнула и вышла на крыльцо. Во дворе остывал паровоз. Федора и Коляна не наблюдалось. Вообще,к вечеру в крепости стало малолюдно и тихо.
  "Значит, уже приехали. В баню опять, что ли пошли? Долго мы еще тут будем скучать?"
  Машке хотелось как можно скорее вернуться к зеленым бесполым человечкам и вытрясти из вождя и шамана Варну то, что он обещал. Надо только прижать дядю Федора к стенке и вытащить из него все про колдуна из долины. Должен же Федор помочь землякам против колдуна? Должен! Дракон вернется в свою долину, а зеленые человечки в свою, а Машка получит красоту. Она заслужила- вот сколько мучений перенесла!
  Она пошарила в кармане джинсовки и не нашла сигарет. Ага! Сама же отдала!
  Федор, небось, все искурил! Настроение испортилось совершенно. Сиди как дура и жди неизвестно чего! Когда появились румяные после бани и довольно лыбящиеся мужики, Машка сразу на них наехала.
  -Катаетесь, дела ищите! А я тут со скуки загибаюсь!
  -Красавица хочет дел? - ласково спросил дядя Федор. - Их у меня есть.
  Машка тут же дала задний ход.
  -Мне ни чего не надо!
  -Тогда о чем речь? - вклинился Колян.
  -Ни о чем!
  -Поворкуйте, пока, голубки!
  Федор быстро вошел в дом. Можно сказать сбежал...
  -Ты чем-то недовольна?
  -Я всем довольна.
  -Я рад.
  -Все мужики одинаковые.
  -А я тут при чем?
  -Только о себе думаешь!
  -А о ком мне думать?
  -Эгоист высшей марки!
  -Ты мне сцену устраиваешь? - опешил Колян. - Ты вообще для меня никто! Попутчица, блин!
  Машка скрестила руки на груди и фыркнула.
  -Делай что хочешь!
  -Ага, у тебя буду разрешение спрашивать?
  -Ну и, пожалуйста!
  -Я чего-то не понял?
  -Тупой значит!
  Колян покраснел и прошмыгнул мимо в открытую дверь.
  Машка проводила его победным взглядом. Последнее слово осталось за нею.
  Ну и что дальше?
  Она села на верхнюю ступеньку и потерла нос. Захотелось плакать....Приперлась, дура хрен знает куда, за тупым качком и жди у моря погоды...
   Разозленный Колян сел рядом с Федором, принял из его рук кружку с самогоном.
  -Как она тебя пилит на штапик! Умеет! - восхитился простоквашинский хозяин. - Давно такое не слышал, уж лет десять!
  -Все бабы-стервы! - выдал Николай и припал к кружке.
  -Через три дня приедут купцы сюда, а может через пять дней, так, примерно. Купи своей "пиле" какой подарок- она оттает. Подарки все любят. Даже стервы!
  У Николая на языке крутилось-выдать всю правду .Что никакой он не молодожен и Машка просто девчонка из соседнего подъезда и нет между ними ничего и не будет никогда. Но он поостерегся. Не так прост дядя Федор, ох не так прост...
  Машка упрямо просидела на крыльце до темна. Потом, смирив гордыню, вошла в дом. Со стола все убрали, остался только запах еды, от которого мучительно заныло в желудке.
  "Вот же, козлы! Сами нажрались как свиньи..."
  Побродив по комнате, Машка ничего съедобного не обнаружила и поднялась в спальню. Ступеньки под ее весом издевательски тоненько скрипели.
  "Спит теперь, пьяная сволочь!"
  Машка представила, как ляжет на кровать и спихнет задом пьяного Коляна прямо на пол. "Жаль, если не проснется!"
  Представив в деталях, как Колян тормозит падение носом об пол, Машка ощутила предвкушение нечаянной радости и повеселела."Я упала с самосвала-тормозила головой"-вспомнилась частушка из бабкиной деревни.
  Осторожно открыла дверь. Лежавший на шкурах у стены, Колян встрепенулся при звуке скрипучих петель и сел, опираясь спиной о стену. И не пьяный вовсе...
  -Ты куда пропала?
  Машка открыла рот, чтобы обматерить наглого козла, но тут увидела рядом со светильником на полу большую деревянную миску с кусками мяса, пучками зелени и ломтями лепешек. Рядом стоял кувшинчик.
  -Я тебе тут еды прихватил и молока. Голодному спать не получается, по себе знаю.
  -Ты мне? Правда?
  -Маша, кончай фигней страдать. Ешь и спать ложись.
  -Спасибо...
  -Не за что...
  Машка умяла половину еды, прежде чем опомнилась.
  -Ты не хочешь поесть?
  -Спасибо, я сыт, ты давай, ешь, а то похудела.
  -Правда?
  -Ну, да, стройная как тростиночка, надо откармливать....
  "как дистрофика" - хотел добавить Николай, но воздержался. В глазах благодарной Машки сверкала влага.
  -А ты чего там лег?
  -Ну, неудобно же....
  -Застеснялся, а вчера всю ночь храпел мне в ухо.
  -Извини, я не хотел, это Федор...Да, самое главное не сказал: Федор и прогнал драконницу из ее долины.
  -Гонишь?!
  -Он сам признался. Пугнул ее из двустволки вот и все колдовство!
  -А как нам его уговорить?
  -Вернуть недвижимость хозяйке? Боюсь, никак не получиться.
  -Но Варну мне обещал...
  -Он и мне обещал...
  Ладно, я ложусь спать. Утром еще подумаем об этом.
  Николай отвернулся лицом к стене и закрыл глаза.
  "Что можно предложить Федору, чтобы он вернул драконице ее жилплощадь?"
  Машка доедала ужин, поглядывая на мускулистую спину Коляна.
  "А он не такой уж козел...заботливый..."
  
  Утром Машку покормила завтраком одна из жен дяди Федора. Посмотрела при этом как московский мент на таджика.
  -Хозяин сказал-тебе скучно. Пойдем-будет не скучно.
  Сытая Машка доверчиво отправилась за коварной теткой.
  В результате до обеда просидела с толпой сопливых девчонок в каком-то сарае. Все дружно лущили сухие стручки, похожие на фасоль, только больше раза в три.
  К обеду Машка стерла до мозолей пальцы, у нее разнылась спина.
  Злобная и голодная, она выбралась из сарая под хихиканье девчонок и захромала, держась за поясницу, к дому Федора. За полдня так ничего в голову не пришло. Как уговорить простоквашинского "князя" вернуть драконице ее собственность?
  На крыльце сидел важный морщавый старик вроде из местных, в странной шапке, из которой во все стороны торчали коровьи рога. Сидел так, что не обойти, прямо по центру. Как хозяин сидел.
  -Эй, дедуля, сдвинь задницу!
  Старик испуганно зыркнул на Машку черными глазами и спешно подвинулся в сторону.
  Обед ждал Машку на столе: кувшин с молоком, миска с мясом и непременные пресные лепешки.
  Прикончив с аппетитом все, она отправилась наверх в спальню и рухнула на кровать.
  -Моя смена закончилась! Пусть вашу фасоль гномы трут или эльфы!
   Николай с дядей Федором весь день проработал на лесосеке, там, где впервые встретились. Грузили бревна, заготовленные на платформы.
  -Купцы с юга в эти места раньше не ногой. Чего тут в глуши делать? Таких долин тут пруд пруди и в каждой свои заморочки. У меня ж золото и железо есть-вот и едут.
  -А если наберут наемников и нападут? Зачем покупать если можно отнять?
  -Пытались... - засмеялся Федор. - Пару раз дал по сопатке и притихли. У меня не только двустволка имеется. Вот налажу броневагон, да проложу дорогу до южного перевала! Эх, людей мало стоящих!
   Ближе к вечеру, когда закончили с погрузкой и, выпив грамм по сто самогонки, закусывали неспешно, Николай решил открыться. Не хотелось обманывать и дальше гостеприимного Федора.
  Федор- он свой мужик, должен понять и помочь.
  -Извини, Федор, я тебя в заблуждение ввел.
  -Где? Когда?
  -Не молодожены мы с Машкой, а просто соседи. Вытащили нас в Зариманию обманом. Зеленые человечки пообещали наградить и домой вернуть, если дракона из их долины у озера прогоним.
  -Вы с Машкой? Дракона? - Федор расхохотался. - Лучше б меня они попросили, я опыт имеет как летучих змеюк пужать! Где они живут то? Твои зеленые?
  -За горами за теми, за озером. А у озера дракон живет, которого ты прогнал из долины с горячими ключами.
  -Вот где подлюга окопался! Не далеко улетел. Живой, зараза?
  -Вообще то это- она.
  -Дракон- она? -Федор расхохотался- Ты дракону под хвост заглядывал?
  -Она в человеческом обличии была, потом превратилась, потом опять человеком была.
  -Повезло вам, я такого не видал. Красивая-дракоша?
  -Блондинистая ,стройная и глаза золотые...
  -Вот же ,стерва!- крякнул Федор.- Ну и?
  -В общем, драконица нас в плен взяла и послала сюда, чтобы мы ее долину вернули, а колдуна, то есть тебя- прогнали.
  От смеха Федор едва дышал. Держался за живот, багровый, и махал свободной рукой.
  -Ох, не могу боле...
  Николай пожал плечами и продолжил:
  -Выдала нам по кольцу и перенесла через перевал. Что нам делать теперь?
  Отсмеявшись, Федор отхлебнул воды из фляжки, что всегда носил на поясе.
  -Ты в КВН не выступал, Коля?
  -Нет.
  -Самое тебе там место. Что делать спрашиваешь? Живите у меня. Я своего мнения не меняю. Ты парень свойский, а твою Машку мы пристроим. Слушай, а ежели она не твоя жена-то уступи ее мне, ага? Я тебе за нее трех своих девок дам! По рукам?
  -Не нужно мне девок! Я домой хочу!
  -Дома у тебя медом и маслом намазано? Глупый ты еще, Коля! Здесь вторым человеком после меня будешь, а там ты кем был? В офисе сидел, зарабатывал гемморой и слеп у компьютера? Включи мозги, зема! Зеленые наврали, и дракоша наврала, один я верное слово говорю!
  -Что, остаться, на всю жизнь - здесь?
  -Место хорошее, почему не остаться? Ты чего от жизни то хотел? Крепкий плечистый малый, на тебя мои девки заглядываются. А там, в России, чего ты там хотел и чего получил? Деньжистая должность есть?
  -Нет... - признался Николай.
  -Красивый дом с любимой женой и детями?
  -Тоже нет.
  -Может "мисс Россия" по тебе сохнет?
  Николай рассмеялся, но не весело. Федор прав. Что он оставил там, в своем мире такого, о чем стоило пожалеть? Банку с силиконовой мазью?
  Федор энергично стукнул себя кулаком по коленке.
  -По любому, Коля, дракошу я назад не пущу, даже если она мне минет пожелает сделать, мне она много лет гадила, да и моим родичам мирекам тоже. Такого соседа нам не требуется. Я все сказал, а ты парень взрослый, умный-решай чего тебе надо.
   Повалявшись на кровати, Машка не заснула. Что-то весь сон испарился. Все вспоминала черные глаза странного старика в шапке с рогами.
  Кто он такой, в конце-концов?!
  Вышла из дома. На крыльце никто не сидел.
  Машка обошла весь двор, ища старика в шапке.
  Миреки на ее расспросы пожимали плечами.
  "Как сговорились, козлы! Что, кроме меня его никто не видел?!"
  Старик нарисовался сам.
  Выглянул из-за нового дома без крыши и поманил к себе.
  Машка нахмурилась и встала как вкопанная.
  -Ты кто? Чего надо?
  -Я тот, кто тебе нужен, красавица.
  -Ты, дедуля не заговаривайся! Почему это ты мне нужен?
  -Ты ходила, меня искала- значит я нужен.
  -Загадки загадываем?
  Странный дед со своими увертками разозлил Машку.
  -Федор приедет, расскажу про тебя. Ему ты все выложишь.
  -Не надо Федору! - испугался старик. - Домой хочешь?
  "Издевается!"
  Машка в своей жизни никогда стариков не колотила, но всякое в жизни приходиться делать в первый раз!
  Увидев на лице Машки нечто не гуманное и не доброе, старикан мгновенно спрятался.
  -Ну, погоди, старый хрен!
  Машка завернула за угол дома и исчезла.
  
  О том, что Машка исчезла, Николай узнал только когда вечером, после ужина, поднялся в спальню. Федор за ужином делился грандиозными планами по созданию электрических аккумуляторов и изготовлению ламп накаливания. А когда дядю Федора несло по волнам фантазий, остановить его можно было только пулей в лоб. Пистолета у Николая не было и он все терпеливо выслушал. Не найдя Машку, Николай спустился на первый этаж. Тетки, убиравшие со стола только плечами пожимали. Машку они не видели с обеда.
  "Гуляет по двору?"
  Николай с удивлением обнаружил, что им овладевает тревога и беспокойство. По ком?! По противной, жирной гопнице из третьего подъезда!
  Он мысленно обругал себя и пошел искать дядю Федора. Тот сидел в комнате на первом этаже, под лестницей тихо как мышка и при свете коптилки чертил углем на короткой доске какие то схемы.
  -Ты чего не спишь?
  -Машка пропала.
  -Куда она могла пропасть?Не иголка, небось!
  -Твои жены ее с обеда не видели.
  -Серьезно? Пошли, караульных спросим.
  Охрану ворот крепости и на вышках несли миреки-братья жен дяди Федора. Их, этих не наемных сторожей, в крепости имелось два десятка. Днем миреки работали по хозяйству, а ночью несли караул, по очереди. Федор внезапно и регулярно проверял посты, а если что нарушителей отправлял на "губу".
  Гауптвахтой служила пристройка к бане, где хранились дрова. Для миреков оказаться под запором на дровяном складе было принеприятнейшим наказанием. Сидеть под запором аборигены не умели физически- не было такой привычки. В их вигвамах-шатрах из жердей, обернутых бычьими шкурами запоров и замков отродясь не было.
  Миреки боялись и уважали строгого дядю Федора как живого бога, если бывают боги с двустволками...Обойдя стены, поговорив с охраной, Федор определился, что Машка территорию не покидала. Весь день посторонних не было. Приезжали миреки из деревни, привозили шкуры. Уехали налегке. Приезжал и уехал шаман- старый Вихо.
  -Здесь она где-то. Уснула, может, в каком доме...
  -А шаман не мог ее забрать с собой? - вставил Николай.
  -Зачем старику молодая женщина? У него давно конец только на коленки смотрит! - рассмеялся Федор. - Да и потом, Машка с ним не пойдет. Она не дура.
  Федор повернулся к миреку, что стоял днем у ворот.
  -Вихо уехал один?
  -Один.
  -Вот, видишь. -отметил Федор.- Пойдем спать, утром объявится твоя соседка.
  -Уехал? На чем? - вклинился Николай.
  -На своем пегом быке без рогов.
  -Поклажа была? Ну, вещи, свертки, мешки!
  -Большой тюк висел на быке. Сказал, что много шкур для нового вигвама ему подарил хозяин.
  Федор крякнул с досадой и матюгнулся.
  -Увез Машку старый хитрый ворон! Нет у него вигвама! В пещере он живет, да и шкур я ему не дарил! Вот сволота рогатая! И зачем?! Придется в ночь ехать.
  Федор быстрым шагом двинулся к сараю у ворот, в котором дремали смирные, шоколадной масти, быки.
  Луна светила как прожектор. Быки шли не спеша, со скоростью пьяного слесаря, что бредет домой после получки.
  Покачиваясь в узком седле на горбе быка, Николай то и дело оглядывался по сторонам. Почему-то было тревожно на душе. По травяной, тихой равнине, ехали к дальним горам колонной.
  Впереди Федор с двустволкой, за ним Николай, позади трое миреков с копьями и луками за спиной.
  Федор дремал в седле, вполне привычный к такому передвижению.
  Николай тяжело вздохнул.
  "Чем я занимаюсь? Еду куда-то...Дать бы Машке ремня по заднице, чтобы кое-чем мух не ловила!"
  Машка пришла в себя от боли в руке. Открыла глаза, попыталась встать и обнаружила что руки и ноги связаны, а во рту грязная, вонючая тряпка.
  В нескольких шагах горит ярко костер, освещая каменные стены и неровный каменный потолок. Рядом сидит старик в рогатой шапке и крутит больно ее палец. Машка замычала, дернулась и вырвала палец из рук старика.
  -Очнулась, красавица?
  Машка попыталась вытолкнуть тряпку языком, да ничего не вышло.
  -Колечко красивое, волшебное...дар дракона...не нужно оно тебе...
  Старик забормотал ласково, тихо, а сам цапнул Машку за руку.
  Теперь противный старикан вцепился крепко, как голодная собака и испуганная Машка, рванувшись изо всех сил, как жирный червяк на крючке рыболова, врезалась лбом ему в лицо.
  Что-то хрустнуло. Старик охнул и повалился навзничь.
  В панике Машка крутилась и вертелась еще несколько минут, пока не поняла, что старик лежит и не собирается подниматься. На его поясе в ножнах торчало что-то вроде ножа. Червячком девушка подползла к нему и с третьей попытки вытащила из кожаных ножен грубый нож. Зажав ручку ножа коленями, она разрезала кожаный ремень, стягивающий руки и вытащила кляп изо рта. Во рту мерзко и все пересохло, а язык как наждаком обмотали!
  Поглядывая на неподвижного старика, она быстро разрезала путы на ногах и осторожно двинулась к выходу из пещеры.
  Костер жарко горел на входе. Не перешагнуть, ни обойти. За костром стояла темень, непроглядная, чернильная, как в фильме ужасов.
  "Куда он меня приволок?!"
  Машка запаниковала. Незнакомое место, мерзкий, опасный старикан....
  Язык еле ворочался во рту. От движений заболела голова, чуть выше правого виска. Она нащупала под волосами шишку и охнула.
  "Чем это меня так врезал?"
  Девушка осторожно отступила в глубь пещеры.
  "Должна же быть вода у этого маньяка?"
  Нашла у стены пустой кувшин и увидел черную дыры хода ведущего в глубь скалы. С ножом наготове подошла ближе и услышала далекий шум воды. Пить захотелось нестерпимо!
  Не выпуская кувшин из рук, она вернулась к костру, сунула в него сучковатую дубину, что стояла у стены. Когда факел разгорелся, пошла обратно. По пути посветила на старика и отшатнулась. От увиденного девушку затошнило. Обильная черная кровь из носа залила почти все лицо старика.
  -Эй, ты живой? - Машка ткнула его ногой в бок. - Эй, я не хотела...вставай, не притворяйся...
  Старик не реагировал.
  Наклоняться еще ближе Машка не хотела абсолютно.
  -Сам виноват, козел...Колечко захотелось? "Моя прелесть"! Горлум хренов!
  Перешагнув через труп, она отправилась за водой. С факелом было веселее.
  Неровный коридор привел ее в большую пещеру, такую, что и потолка не разглядеть при свете факела.
  Большую часть влажной, прохладной пещеры занимало русло реки. Вода бурлила по камням.
  Машка обрадовалась и прибавила ходу. Подойдя ближе, увидела, что до воды так просто не добраться. Вдоль берега гладкие и влажные валуны.
  В одной руке горящая палка, в другой кувшин....
  Мучимая жаждой, девушка осторожно пробралась к самому потоку, присела на корточки. Вода кристально чистая так близко, что брызги от камней отлетают в лицо.
  По шее вдруг продрало таким морозом, что затылок окоченел.
  Машка обернулась. Всего в двух шагах стоял страшный, окровавленный старик с белыми, безумными глазами и протягивал к ней костлявые грязные руки.
  Девушка завизжала, отпрянула...немедленно поскользнулась и грохнулась в поток! Визжать от ужаса под водой вряд ли у кого получалось. Может быть у русалок?
  
  Только к рассвету доехали до пещеры шамана. Николай зевал так, что боялся вывихнуть челюсть. Подремал немного на быке и весь отдых!
  За скальным выступом неровную дыру в камнях сразу и не разглядишь. Пегий бык без рогов дремал возле сухого дерева.
  -Здесь?
  -Да, тут старый хрен отсиживается-ждет подношений.
  Федор слез в быка, присел несколько раз, разминаясь. Снял ружье со спины, щелкнул курками. Кивнул мирекам. Те втроем резво и бесшумно рванули к пещере.
  -Если не прирезал в жертву духам, то жива, небось, твоя "булочка"!
  -В жертву? Как?
  -Миреки раньше жертвы приносили духам гор-глотку перережут и бросят в пещере. Духов надо задабривать. Я это дело запретил, но старик Вихо-упертая сволочь. Чего он тут в тихую делает? За всеми не уследишь.
   Николай поежился.
  -Надо было пешком идти!
  -Быстрее не намного бы вышло. Ну что там?
  От пещеры рысью прибежал мирек.
  -Хозяин, там никого. Немного крови на полу и все.
  -Так и знал! - Федор матюгнулся.
  Перешагнув через тлеющие под пеплом угольки костра, они вошли в низкую пещеру. Пыльные шкуры, связки грибов по стенам, какие-то ущербные миски и плошки.
  -Где кровь? Это?
  Федор присел на корточки, потрогал пальцем темное пятно на пыльном полу.
  -Немного. Когда горло режут - больше бывает. Похоже рана небольшая.
  Из глубины пещеры тянуло влажным сквозняком.
  -Эгей, есть тут кто?! Выходи! - гаркнул Федор в темноту.
  Ответило эхо.
  Один из миреков сбегал в ближайший корявый лесок, цепляющийся изо всех сил узловатыми корнями со скалистый грунт, принес сухие палки сосновые.
  Раздули угли и подожгли эти плохонькие факелы. Гуськом прошли через проход и оказались в большой пещере. Здесь оказалось прохладно и пахло плесенью. Шумела вода, как в маленьком водопаде.
  Быстрый прозрачный поток в каменной промоине появлялся из-под стены пещеры и уходил с клокотанием в дыру напротив. Речка в двадцать метров длиной без начала и конца.
  Миреки нашли разбитый кувшин и полуобгорелую палку.
  Палку понюхали и сообщили, что жгли недавно.
  -Хреново, Коля. Уплыла твоя Маша по реке к подземным духам.
  Оттуда никто не возвращается.
  -Может шаман ее дальше увел? Надо его искать.
  Искать долго не пришлось. Мертвый Вихо торчал вверх ногами, застряв между двумя блестящими от воды валунами.
   ...Машу несло и крутило в холодном потоке без дна в полной темноте.
  Несколько раз приложило ногой и плечом о камни. Зацепиться за камни не получалось-руки соскальзывали...Воздуха на поверхностью воды хватало и девушка плыла по течению. После страшного видения восставшего мертвеца пугаться в воде уже не получалось.
  Сначала воды нахлебалась и ртом и носом, но потом прокашлялась. Попыталась нащупать ногой дно, но не вышло-ухнулась с головой.
  Холод начал пробирать до костей!
  "Куда-то вынесет...скорей бы!"
  Река несла ее в темноте все дальше от страшного старика и от выхода на белый свет.
  Время тянулось как резина. Течение заметно замедлилось, когда девушка уже ни рук, ни ног не чувствовала. Под ноги ткнулась твердая поверхность.
  Маша встала, шатаясь, на ноги и побрела осторожно вперед. Вода по грудь, по пояс, по колено...Все! Она села на камень, неровный, но сухой. Обняла себя за плечи. Нет, так не согреешься! Кое-как разделась до белья, сняла кроссовки и, вспомнив Коляна и его способ согрева, принялась приседать. Ноги ныли и молили о пощаде...
  На двадцатом приседании девушка пыхтела как паровоз дяди Федора. На сороковом уже дышала с трудом. Рухнула на холодный камень, с трудом отдышалась. Зато согрелась! Отдышавшись, обулась, выжала сырую одежду. Надевать ее на себя не хотелось. В темноте идти куда-то было страшно. Она таращила глаза, напрягала слух. Только журчала вода в подземной речке, да где-то капала вода, как из плохо закрытого крана. Тут же напомнил о себе желудок. Пора, мол, стресс заедать! Заедать было нечем.
  Немедленно вспомнился последний обед: лепешки, мясо, молоко....Маша с трудом проглотила слюну.
  "Если есть вход, значит, есть и выход! Должны же меня найти?!"
  Решив ждать спасателей на месте, она закрыла глаза. Тупо ныли ушибы на руках и ногах.
  Тут же немедленно вспомнился страшный старик, похожий на зомби....
  Машка открыла глаза и завертела головой.
  Он же может внезапно и тихо подкрасться! Надо спрятаться!
  Куда?
  Пошарив руками вокруг, нашла гладкий булыжник, весом как кирпич, зажала в руках.
  "Пусть только подойдет!"
  Прошло время...Раздетая до белья Маша устала боятся и опять начала мерзнуть.
  Не выпуская камень из рук выполнила еще два десятка приседаний. Немного согрелась. С трудом натянула на себя штаны и майку. Опять замерзла. Опять приседала. Заболели колени и желудок. От камня ныла задница.
  Все было очень плохо...Девушка разозлилась сама на себя. Сидеть тупо ждать - не вариант, надо искать выход из подземелья. Осторожно, приставным шагом она прошла вперед и опять вышла в воде, шагов через десять. Еще одна речка?
  Вернулась обратно. Прошлась, уже смелея вдоль берега. Берег ощутимо делал поворот.
  "Я на отмели? На острове? Я как слепая!"
  С трудом, найдя в темноте широкий плоский камень, на котором сидела раздетой, обрадовалась. Попыталась лечь на нем, поджав ноги и сжавшись в комок для тепла. Жестко и холодно...Сунув руку под голову, Маша лежала, смотрела в темноту и опять мерзла.
   На быках доехали в крепость уже к вечеру. Большую часть пути Николай прошагал пешком. От седла болела задница и ноги.
  Он думал про несчастную Машку, которая умерла так ничего хорошего в жизни не увидев. Думал про себя. Федор прав, домой ему не вернуться. Надо устраивать свою жизнь в этой, как ее-в Заримании....С Федором это будет легче.
  По возвращении пошли в баню.
  -Чего смурной-то? спросил голый Федор, заваривая дубовые веники кипятком. - Машку жалко?
  -Жалко...
  -Помянем завтра ее, как положено. Царство небесное, место покойное-как моя бабка говорила.
  -Ага...
  -Не нравится мне твое настроение, Коля.
  Жизнь наша не кончилась. Надо жить дальше. Найду тебе девку подходящую и ладную и работящую!
  -Сам найду.- Буркнул Николай и потер драконье колечко на пальце. Что от него толку? Машке не помогло же...
  -Вот это правильно! А лучше трех девок - парень ты крепкий и детей тебе надо поболе завести-хорошая кровь не должна пропадать. Лезь на полку, щас отфигачу тебя веником и все плохие мысли уйдут.
  
  Голубой свет мобильника пробивался даже через веки.
  "Свет!"
  Маша открыла глаза и тут же прищурилась. Голубой свет казался резким и неприятным.
  Светился не мобильник. Разряженный он остался в джинсовке в доме Федора.
  Светилось колечко на пальце, драконий подарок.
  Со стоном девушка встала с камня, все тело болело, словно избитое! Не заметила, как уснула. Колечко светилось ровным голубым светом, как волшебный фонарик.
  Подняв руку над головой, девушка огляделась. Она находилась на каменной осыпи между двух подземных потоков. Каменный свод терялся во тьме, стены пещеры смутно видны.
  Каменный полуостров расширялся и терялся во тьме.
  Найдя знакомый булыжник, Маша пошла в ту сторону. Камень под ногами лежал светлый, крупными слоистыми плитами. В мелких лужицах мерцали и дробились голубые огоньки. Пройдя полсотни шагов Маша увидела каменную лестницу-вырубленные очень аккуратно в камне ступени и прибавила шагу. Есть лестница-есть люди! Подсвечивая себе под ноги, поднялась по лестнице к арке с выпуклым орнаментом и вязью чужых для глаза знаков.
  "Может тут царство гномов? А может логово орков?"
  Она вошла под арку. Короткий с полукруглым сводом, коридор превратился в развилку. Три коридора расходились в разные стороны и в их глубине таилась темень. Здесь было тихо и сухо.
  Недолго поколебавшись, Маша пошла в правый коридор. Стены и потолок коридора тщательно обработаны и даже отполированы.Кто-то это сделал и с высоким мастерством.
  Светлые стены в голубом свете кольца стали тоже голубыми.
  Девушка оглянулась, одна в центре коридора и позади впереди тьма. Тишина такая, что в ушах звенит! В кроссовках она шла почти бесшумно. С каждой минутой ощущала себя героиней фильма ужасов, тупо лезущую в неприятности, на съедение маньякам или зомби. От возникшей жути ноги не захотели идти.
  Маша села на пол и спрятала кольцо подмышку. Черная тьма жадно набросилась со всех сторон. Девушка всхлипнула и выставила руку с кольцом наружу. Лучше голубой свет, чем тьма! Она сидела долго, пока ноги не затекли. Желудок напомнил опять о себе. Еду, никто не принесет на тарелке сюда! Маша встала и пошла дальше. Назад дороги нет.
  В конце концов, коридор окончился балкон с каменными, резными перилами. Впереди было огромное пространство и света кольца не хватало, что осветить стены, дно и потолок подземного зала.
  "Кто же все это построил?"
  Маша швырнула булыжник вниз и тут же об этом пожалела. Вдруг кто услышит?!
  Шли секунды, а она все прислушивалась. Булыжник в вату упал или тут такая глубина? От балкона вниз вдоль стена тянулись ступени без всяких перил.
  Маша тоскливо оглянулась. Идти в неведомую бездну совсем не хотелось, а что делать?
  Держась как можно ближе к стене, она осторожно спускалась по светлым ступеням, косясь за край. Эта темная бездна пугала и манила ее. Что там?
  Ступени считала просто так. На сотой ступени сделала привал. Села и вытянула ноющие ноги. Ступени чистые, совсем без пыли и мусора, словно тут кто-то ежедневно проводит влажную уборку....
  На трехсотой ступени она опять сделала привал. Хотелось пить, есть больше не хотелось. Одно желание перебило другое.
  Через полсотни ступеней увидела в монотонной череде ступеней странность.
  Это была площадка и дверной проем с рельефной дверью. Барельеф, узор?
  Она приложила руку к холодной поверхности двери и та легко распахнулась внутрь.
  Она осторожно вошла в еще один коридор и он привел ее в большую залу со сводчатым потолком опирающимся на четыре массивные колонны.
  Ровными рядами в зале стояли высокие каменные сундуки с глубокой вязью орнаментов на боках. К каждому сундуку вела лесенка из каменных гладких блоков.
  "Сокровищница?!"
  Маша поднялась по ступенькам ближайшего сундука и увидела его крышку. В камне искусно был вырезан лежащий на спине мужчина, вернее юноша, сложивший руки на груди. У юноши были правильные черты лица, закрытые глаза, стрижка "каре" и многочисленные перстни на пальцах. Облегающие трико рельефно подчеркивали его мужские признаки. Маша протянула руку и потрогала резные перстни на руке статуи. Неизвестный скульптор постарался на славу! Она оглянулась, и мороз продрал по шее. На всех сундуках, на крышках были вырезаны рельефные изображения мужчин и женщин. Мужчины в трико, а женщины в платьях до пят. Голубые скульптуры на голубых плитах.
  "Это не сокровищница, это кладбище...гробы..."
  Маша, обмирая от страха, выскочила из-зала и на цыпочках добежала до открытой двери.
  Оглянулась. Никто не гнался за нею, но было жутко, так что ноги отнимались!
  "Это кладбище, склеп, там давно одни кости остались! Чего бояться? Дура!"
  Уговаривая сама себя, Маша продолжила путь вниз, то и дело оглядываясь. На ее пути попадались еще площадки с рельефными дверями, но она продолжала идти. Хватит ей и первого зала!
  Хоронили здесь явно не крестьян, а важных особ. Кто, когда? Разве узнаешь?
  Ступени окончились еще одним балконом с перилами. Слева камень, справа тьма без дна. Все тоже самое.
  От балкона в толщу камня уходил такой же коридор как наверху. Строители подземелья явно все строили по единому образцу.
  Ходить по ступеням смертельно надоело, и Маша вошла в коридор, села у стены, вытянув натруженные ноги. Попыталась вспомнить, сколько может человек прожить без воды. В голову ничего не шло. Язык стал шершавым и натирал небо.
  "Надо найти воду..."
  Она с трудом поднялась и пошла дальше по коридору. Шагов через сто послышался дальний шум падающей воды. Маша прибавила шагу и через пару минут оказалась на еще одном балконе с перилами. В свете кольца увидела зал, довольно большой, но со сводом.
  Справа со скалы на дно зала низвергался водопад. К нему вели ступени, также вдоль стены и без перил.
  Ступени привели ее под арку и в пещеру под водопад. Поток воды, как штора закрывал отверстие пещеры. Достаточно было подойти к краю и, протянув руку зачеркнуть холодной, чистой воды полную горсть.
  Маша жадно пила воду, пока в животе не заплескалось. Потрогала складки на боку и невесело вспомнила бабушки ехидное изречение: "Пока толстый сохнет-худой сдохнет."
  Отошла в глубь пещеры и села на пол. Ноги ныли, глаза слипались.
  "Тут и переночую..."
  Легла на бок, сунула ладонь под голову и уснула.
  Вряд ли бы она так спокойно уснула, если б хоть одним глазком могла заглянуть в зал с резными саркофагами.
  Крышка, на которой был вырезан юноша с прической каре вначале засветилась там, где ее касалась рука Маши. Голубой огонек вырос, охватил ровным светом всю крышку и померк. А потом во тьме заскрипело камнем по камню.
  Если бы Маша была там, то увидела, как плавно сдвигается в сторону крышка саркофага, а из щели появляется белокожая мужская рука с перстнями и крепко хватается за край.
  К счастью Маша ничего такого не видела, она спала, шум водопада ей не мешал, и снились ей приятные сны.
  
  Со стены крепости Николай разглядывал ярмарку, что раскинула метрах в ста от стен.
  В течение трех дней, один за другим приезжали купцы с юга и востока: бородатые мужики в длинных пальто почти до пят, в меховых шапках, не смотря на вполне летнюю погоду. Кто с двумя возами, а кто с десятком. Телеги приволокли круторогие серые быки. Телеги образовали круг, внутри которого задымились костры и выросли палатки разных размеров. Рядом так же быстро вырос поселок из вигвамов миреков долины.
  В крепость купцов Федор не пускал, а все переговоры вел с ними на поле между крепостью и лагерем. Для этого поставили плетеное кресло между четырьмя столбами с пологом из домотканой серой дерюги.
  На сегодня переговоры закончились, и Федор вернувшись на быке в свою крепость, поднялся на стену. Пешком ходить на глазах у иноземцев Федор не мог-потерял бы лицо. Князья на юге пешком не ходят. Следовало учитывать менталитет торговых партнеров.
  Простоквашинский хозяин походя пошлепал ладонью по горячему боку неказистой чугунной пушки-картечницы. Дыхнул перегаром. Он купцов потчевал самогоном, а они его красным густым вином.
  -Наторговал чего?- спросил Николай.
  В сарае у ворот уже был заготовлен товар для продажи: слитки чугуна, шкуры быков ,а под кроватью Федора кожаный мешок с золотым песком. Но ,странное дело, за три дня дальше переговоров дело не продвинулось.
  -Еще рано. Они переговоры ведут дней по десять. Торговаться любят - медом не корми! Жиды, одним словом! Через пару дней я их дожму! Они табун лошадей пригнали, породой степных. Золота много просят. Поторгуюсь, малость и куплю. Надоело на быках ездить!
  -Почему эти торгаши только сейчас приехали?
  -Купцы к нам только в середине лета могут проехать, когда кочевые племена скот угоняют на север-где трава еще зеленая. Равнина от перевала и до теплого моря сейчас вся выжжена солнцем стоит. Пусто в ней и тихо. Зато безопасно, если знаешь где колодцы есть.
  -То есть дорога в твою долину открывается только летом, когда кочевники уходят?
  -Точно. Паскудные такие говнюки-ни законов ни обычаев у них нет. Чего увидят-все ихнее! Хрен отобьешься! По степи кочуют десяток племен и все между собой на ножах, то из-за пастбищ, то из-за украденной скотины, то еще какая кровная вражда. Похожи на миреков, только не оседлые. Моя долина для них табу, иначе бы в горы пришлось бежать. В леса и в горы кочевники не ногой, бояться.
  -Почему долина-табу?
  -Хрен ее знает! Чтоб узнать- надо с ихними шаманами базарить. Из-за разговоров голову подставлять неохота. Было бы у меня войско-другое дело. А так, с двумя десятками моих шуряков много не повоюешь. Детки мои вырастут, заведут своих деток...Может быть мои внуки тех кочевников на место поставят...Как Бог положит...Тут один хитрый купчина предлагал полдюжины невольниц-девки белокожие, рыжие...
  Хочешь такую?
  -Надо посмотреть...
  -Завтра утром. Пушку за девок просит и огненного зелья запас.
  Николай пожал плечами.
  Пушек - картечниц в крепости имелось четыре штуки на стенах и одна в сарае, напротив ворот, на случай внезапного нападения.
  "Как же ты пушки наладил делать? - спросил как-то Николай и хмельного Федора.
  "Чо тут сложного? Рельсы льем, так и пушку отлили. Самое муторное - это жерло ей сверлить!"
  -Не жалко пушку - то?
  -Еще наладим, а вот пороха жалко. Селитра на селитряных ямах зреет по два года-пока еще наберется!
  На селитряных ямах Николай уже побывал. Дух стоял там тяжелый. Дерьмо и дохлятину, кости-все туда волокли старательные миреки. Заливалась эта помойка под навесом от солнца и дождя - мочой. В крепостном нужнике стояли специально кувшины с широким горлом-набирали добро...Ни капли мимо....
  Серу для пороха Федор набирал со своими пацанами в бывшей драконьей долине, выше в горах. Потом все ингредиенты: селитру в кристаллах, серу в порошке и древесный, недожженый уголь размалывали на мельнице у плотины.
  Дядя Федор сам лично смешивал состав.
  Порох получался дымный и вонючий, но горел ярко и быстро.
  -Порох фигня, мне бы наладить динамит какой... - тосковал Федор. - Ты пацаном взрыв пакеты не мастерил?
  -Нет. А как?
  -Опилки алюминиевые, марганцовка из аптеки и сера со спичек. Перемешать, в пакет, обмотать изолентой и сбоку примотать пучок спичек.
  Подпаливаешь спички и кидаешь! Ночью после дискотеки как бабахнешь-в глазах белые шары плавают, девки визжат, а собаки по всему району с ума сходят! Здорово было!
  -Гм,...Зачем тебе еще бабы, Федор? Хочешь гарем набрать как у царя Соломона?
  Федор расхохотался.
  -Не плохо бы, но не для меня. Я человек активный и творческий, мне на бабах зацикливаться не интересно. Дело в том, что миреки в долине живут давно и все перероднились. Из-за этого у них из четырех младенцев один рождается уродом. Генетика, она вещь опасная, Коля!
  Мирекам нужна свежая кровь. Думаешь чего они меня зауважали? Из-за ружья и железных топоров? Нет! Мирекские бабы от меня родят только здоровеньких ребятишек!
  Раздам рабынь своим шурякам в жены, пущай у них теперь рыжие родятся! А то вокруг одни брюнеты, как в Китае, мать его!
  Ты свои обязанности исполняешь?
  -Ну,да...
  По очереди на ночь к Николаю приходили мирекские молодые женщины. Честно говоря, парню они казались на одно лицо-клоны просто!
  Быстрый секс и спать. Аборигенки оказались не очень-то продвинутыми в части разнообразия, знали три позы и все.
  Николаю с ними было скучно, хорошо хоть после секса они не оставались, а уходили.
  Насчет гигиены Федор их приучил, так что грех жаловаться - женщины были чистые.
  Парень ощущал себя каким-то быком-производителем на колхозной ферме. Никогда не думал, что секс может быть в тягость. То, что становиться работой - удовольствия не приносит, увы!
   На следующий день Федор катал самых смелых купцов на поезде, усадив прямо на платформу. Недалеко-на пару километров в глубь долины.
  Купцы приехали с круглыми глазами и открытыми ртами, бледные как покойники.
  -Судя по запаху, кое-кто штаны испачкал! - смеялся за обедом Федор.
   Маша проснулась мгновенно, словно ее кто-то толкнул в бок.
  Голубой свет кольца также омывал стены и потолок пещеры и было тихо.
  Она поднялась на локте и замерла от испуга.
  Спиной к ней, а лицом к водопаду, рядом с пологом льющейся воды сидел человек.
  Сидел он, сложив ноги под себя как азиат, выпрямив спину. Рук не видно. Скрестил на груди? Волосы почти белые, стрижка каре.
  Человек не шевелился.
  Маша села осторожно. Оглянулась. Из пещеры был выход-узкий дверной проем с железной, ржавой решеткой. Не пора ли туда потихоньку удрать?
  -Не бойся, я не причиню тебе вреда.- Негромко сказал человек, не поворачивая головы.
  -Я не боюсь. - Ответила Машка хриплым голосом. - Ты кто?
  -Я Хандану из дома Веллов.
  -Эльф?
  -Да, я темный эльф. Тебя это пугает?
  -Нет, не пугает. Почему - "темный"?
  -Светлые эльфы живут под солнцем, а темные в подземном мире.
  -Почему?
  -Так заведено.
  -Кем?
  -Ты настойчива, девушка не говорящая имени. - Усмехнулся темный эльф. - Заведено все богами, кем же еще? Ты не назовешь своего имени?
  -Мария.
  -Что ты здесь делаешь, Мария? Зачем ты пришла в город мертвых владык?
  -Так получилось...я не хотела...
  "Он же все здесь знает и он может меня вывести на поверхность!"
  -Ты голодна и ты испугана.Я могу вывести тебя под солнце.
  -Буду очень благодарна....
  Эльф впервые в разговоре ее перебил.
  -Я выведу тебя из подземного мира, а ты отдашь мне кольцо духов.
  "Ага, вот чего ему надо!"
  Отдавать кольцо Маше не хотелось, тем более этому странному субъекту, но с другой стороны-зачем ей этот голубой фонарь наверху?
  -Я согласна.
  -Клянусь моей великой матерью, королевой Вэллов Галани, что выведу тебя, Мария, в твой родной мир...
  -Постой, мой родной мир далеко отсюда! Там, наверху, не моя родина!
  -Это неважно, я выведу тебя туда куда пожелаешь.
  -В Россию, в Тамбов?
  Эльф сделал паузу.
  -Странное название у твоей родины, я такого не слышал.
  -Тогда в долину миреков?
  -Кто такие миреки? Слушай, Мария, спрячь свое кольцо под одежду, чтобы я мог повернуться к тебе лицом.
  -Зачем?
  -Потому что свет кольца слепит мне глаза. Мои глаза видят и во тьме.
  -Извините...
  Маша сунула правую руку в карман. Настал полумрак, потому что свечение пробивалось и через ткань.
  -Благодарю тебя, Мария.
  Эльф поднялся и обернулся к девушке.
  Правильное ,узкое лицо ,большие глаза, прическа каре...
  " Симпатичный...Где же я его видела?"
   Федор сидел в кресле, тянул из любимой кружки красное вино. Николай стоял у него за спиной в кожаной куртке с нашитыми на нее стальными квадратами, словно Добрыня Никитич! Копья не хватало.
  Федор копье предлагал, но парень согласился только на фламберг.
  Надраенное, пугающее лезвие меча сверкало, и купцы то и дело таращились на него своими круглыми, черными, восточными глазами.
  Последние ночи ему снились неприятные и напряженные сны.
  Во сне он рубился с фламбергом с толпами черных монстров. От богатырских размахов трещали плечевые суставы...Враги не убывали в числе...Николай карабкался по курганам из трупов и продолжал кровавую жатву...
  Утром плечи болели на самом деле.
  Кружка самогонки перед сном проблем не снимала, наоборот, делала переживания более яркими.
  Золото ,наконец, взвесили и табун лошадей уже перегнали в крепость. Лошади показались Николаю тощими, но Федор заверил, что такая порода. Охранники купеческого каравана тоже гарцевали на таких.
  Дошел черед до невольниц. Девушек под синими покрывалами поставили в ряд, а потом по знаку купца Ризвана слуги сдернули с них покрывала.
  Белокожие, рыжие, испуганные до икоты девчонки смотрели на Федора и Николая с ужасом. Одеты только в тонкие красные шаровары, а на груди тугие повязки разноцветные. Впрочем, грудей практически не было- откуда груди у подростков? Девчонкам было лет по двенадцать-тринадцать.
  -Ризван, они же еще дети! - удивился Федор.
  -Юные пери, а не дети! - обиделся Ризван. - Смотри, князь, самый лучший товар привез для тебя из Хармиша!
  -Не-е. Мне бабы нужны в соку! - протянул Федор.
  -Родят тебе по младенцу и будут сочные персики! Не пожалеешь, князь, все девственницы!
  -Лично проверял? - ухмыльнулся Федор.
  -Товар высший сорт, пусть боги покарают меня - если вру!
  Тут же два прихендея пустились в торг.
  Николай скучал и разглядывал девчонок без особо интереса, педофилом или педагогом никогда себя не ощущал. Может лет через пять девчонки и станут видными, а сейчас пока кожа да кости....В Машке одной весу было больше чем в этих двенадцати пигалицах!
   Когда торг завершился, купец Ризван стал обладателем неказистой чугунной пушки и бочки с порохом, а дядя Федор получил для Простоквашино стайку перепуганных, заплаканных девчонок. Слуги принесли из обоза скатанный в рулон пыльный, пестрый ковер, на него всякие восточные сласти и вино. Федор с купцом уселись на ковре и пьянка продолжилась. Слуга , тощий смуглый юноша, приблизился к Николаю и тихо сказал.
  -Иди за мной, воин. Женщина, чья красота затмевает мир, ждет тебя.
  -Кто такая?
  -Ты знаешь ее.
  "Машка вернулась?!"
  Оставив фламберг воткнутым возле кресла дяди Федора, Николай пошел за слугой, придерживая рукой короткий меч в ножнах, мало ли что.
  "Если Машка, то чего ж спряталась? Не хочет показываться Федору? Почему?"
  Пройдя между телегами, Николай оказался внутри лагеря купцов, рядом с шатром из светлой, почти белой ткани. С поклоном слуга откинул полог.
  Николай вошел внутрь и остановился как вкопанный. Никого. Ковры, вещи, тюки...
  Вошедший следом слуга сел по-хозяйски на ковер, подсунул под спину подушку.
  -Садись, Николай. Поговорим.
  -Ты кто? И где...
  Слуга провел рукой перед своим лицом.
  На ковре в одежде слуги сидела драконица с золотыми, распушенными по плечам волосами. Сощурились золотые глаза.
  -Одно кольцо я вижу, а где же второе?
   ...Эльф шел первым. Маша шла не отставая по пятам. Коридоры, лестницы, двери, коридоры....Резные колонны, мосты с изящными перилами над провалами в которых дна не разглядеть! Отупевшая от бесконечной ходьбы, Маша уже не хотела есть. Хотелось лечь, все равно где, вытянуть ноги и лежать, не двигаясь хотя бы полчаса.
  -Еще немного и ты сможешь отдохнуть. - Сообщил неутомимый эльф, не поворачивая головы.
  "Как будто ему самому отдых не нужен!"
  -Я пока еще не устал. - Сообщил догадливый эльф.
  "Мысли мои читает?"
  Девушке опять стало страшно. Доверилась дура первому встречному...Кто он? Что у него на уме? С другой стороны, оружия у него нет. Если хотел напасть чего не напал у водопада, пока спала?
  Остановившись в очередном монотонном коридоре, эльф толкнул рукой узкую, неприметную дверь и вошел внутрь.
  -Прошу войти, Мария.
  Внутри оказалась пещера или зал с высоким сводчатым потолком. То здесь, то там из каменного пола торчали корявые высохшие карликовые деревья. В дальнем конце зала в глубокой нише находилась чаша, вырезанная из камня с узорами в виде листьев и плодов. Эльф медленно, как в трансе, подошел к ней и зачерпнул горсть праха.
  -Сколько же времени прошло...
  -Что?
  -Не важно. Здесь мы отдохнем, пока на этом уровне не закончится период гшарров.
  -Что еще за "гшарры"?
  Эльф вежливо улыбнулся.
  -Тебе лучше их не видеть.
  Маша с опаской обернулась.
  -Тогда надо дверь закрыть чем-то и костер разжечь...или мы тут от дыма задохнемся?
  -Костер не нужен, а через дверь гшарры не проникнут. Они не любят металл и проходят через камень как нагретый нож через масло.
  -Но кругом же камень...ой!
  -Коснись кольцом края фонтана и тогда это место нас надежно защитит.
  -Почему?
  -Ты хочешь ответов или защиты?
  "Я жрать хочу!" - едва не ляпнула Маша, но прикусила язык.
  Резная каменная чаша, холодная на ощупь.
  Оглядываясь тревожно по сторонам в ожидании неведомых, но опасных гшарров, девушка интенсивно терла край этой чаши, пока отвернувшийся от яркого света эльф не остановил.
  -Достаточно.
  Голубой огонек пробежал по краю чаши и исчез в каменной стене. Пару мгновений спустя тусклые, голубые огоньки медленно начали проступать по всему залу, по стенам, по потолку и по полу.
  -Закрой глаза, Мария.
  Маша послушно зажмурилась. Яркую вспышку она ощутила через веки, словно на краткий миг ей в лицо ударил луч прожектора!
  Свет погас и впервые, здесь в подземелье, она ощутила дуновение теплого ветра на лице. Ветер пах травой и яблоками! Спелыми...
  Открыв глаза она ахнула.
  Яблоневый сад в начале августа...Ветки деревьев согнулись под тяжестью спелых яблок. Румяные, крупные падалицы лежат на траве повсюду.
  В животе забурчало, а рот переполнился слюной.
  Над головой не было каменного свода. Темно-синее небо вечернее, когда солнце уже зашло, а ночь еще не пришла...Кольцо на пальце перестало светиться.
  Маша потрясла рукой, потерла кольцо о майку. Без толку-фонарик не загорался!
  Эльф вышел из-за дерева, лаская наливное яблоко в руках.
  -Так мы уже на поверхности?
  Эльф поморщился едва заметно.
  -Мы в вечернем покое. Кольцом духов ты оживила его.
  -Почему "вечерний покой?"
  -Потому что здесь всегда вечер. Есть еще "утренний покой" но до него очень далеко и нам не по пути.
  -Так это все магия?
  -Самая настоящая. Реальная магия, не иллюзия. Трава, яблоки - все реально. Хочешь?
  Машка сцапала яблоко из его рук и немедленно впилась зубами. Восхитительный ароматный сок потек в горло. Девушка схрумкала яблоко мгновенно, не оставив и огрызка. Вытерла губы, жадно присматриваясь к плодам на ветках.
  "Хоть яблок наемся!"
  -Хочешь пить?
  Эльф, стоя у каменной чаши, зачерпнул ладонью воду и выплеснул на траву.
  Со дна чаши бил родник. Чаша переполнялась хрустально прозрачной водой, и излишек стекал по краям, а дальше по каменным желобкам в сад, теряясь в зарослях травы. Над поверхностью воды вились две стрекозы с разноцветными тонкими крылышками. Эльф с улыбкой подставил им мокрую ладонь и стрекозы тут же на нее уселись.
  -Вода-тоже магия?
  -Вода настоящая. Попробуй.
  Маша подошла и напилась, черпая воду также - горстями.
  Вода магического родника показалась ей сладкой. Есть уже не хотелось совершенно.
  Она села под яблоню, на мягкую тугую траву, взяла в руки яблоко, понюхала его и отложила в сторону.
  -Я хотела есть, а теперь не хочу. Почему?
  Эльф, с улыбкой наблюдавшей за нею, подошел и сел рядом.
  -Достаточно одного яблока чтобы насытиться.
  "Теперь только яблочная диета? А может это все гипноз? Он мне внушил и про яблоневый сад и про траву и про воду, а на самом деле я сижу на каменном полу под высохшим деревом, а в чаше не вода, а прах?"
  -Ты не веришь своим чувствам?
  -Ты можешь читать мои мысли?
  -О, нет! Твои мысли выдает твое лицо и твое тело. Язык тела людей так легко читать.
  Ты устала, и ты хочешь отдыха. Ляг на траву и поспи, а я буду охранять твой сон.
  Многочисленные перстни на тонких пальцах эльфа двигались в каком-то непонятном ритме и блеск драгоценных камней завораживал.
  -Хорошо, я посплю, только не вздумай меня лапать во сне...Руки...поотрываю...
  Маша опустилась под дерево и мгновенно уснула.
  Хандану из дома Веллов сидел рядом и любовался кольцом духов.
  
  -Второе кольцо было у Маши, и она пропала.
  -Пропало кольцо или девушка?
  -Оба пропали.
  -Подробнее, прошу.
  Николай коротко рассказал про похищение Маши сумасшедшим шаманом миреков и обо всем с этим связанным.
  -Ты должен ее найти и вернуть обратно.
  -Кого или что?
  -Девушку, конечно! Если же она мертва- тогда кольцо!
  -В подземельях, под горами?! Там можно годами бродить, наверно! И оборудование нужно тоже.
  -Кольцо укажет тебе путь к другому кольцу. Найди кольцо и верни мне.
  -Вы вроде сами говорили, что сила колец только на десять дней.
  Драконица пожала плечами.
  -Я обманула вас.
  -И все?
  -Все.
  -Не пойду никуда! - сказал Николай с вызовом. - Ищите дураков в другом месте! Что за издевательство: одни посылают прогнать дракона, дракон посылает прогнать колдуна, а колдун....
  -Что колдун?
  "Колдун посылает в пешее эротическое путешествие..."
  -Федор не колдун, он местный хозяин-князь, как его купцы зовут. Не отдаст он тебе долину!
  Драконица и ухом не повела.
  -А я не отдал озеро зеленым.
  -Вот и прекрасно, вот и договорились. Лети на свое озеро и лови рыбу, а я буду сам свою жизнь здесь устраивать.
  -Девушка жива. - Вкрадчиво произнесла драконица. - Она там, в под Гердванским хребтом, в древних подземельях темных эльфов. Тебе все равно, что с нею случится?
  -Ага, там еще и темные эльфы?! Откуда вы знаете, что Маша жива?
  -Кольцо пульсирует в такт ее сердцу. Я его ощущаю даже здесь. Темные эльфы вымерли несколько веков назад. Никого в подземельях нет. Найди девушку и выведи наружу.
  -Что я с этого буду иметь?
  -Свою жизнь и мою благодарность, а также признательность девушки.
  "Признательная Машка-вещь необычная!"
  -Что-то я не понимаю ничего. Сначала отдали кольца, а потом срочно требуете возвратить. Что за спешка? Сколько всего этих колец? Пять у эльфов, пять у гномов и пять у людей, а еще кольцо всевластия?!
  -Ты бредишь, человек! Кольца парные и больше никаких нет. Какое еще кольцо всевластия?!
  -Видели, знаем, нас так просто не обдурить!
  Драконица мгновенно очутилась очень близко. Кипящее золото распахнутых глаз плещет рядом. Николай попятился.
  -Заткнись, упрямый человечек! Верни кольцо, пока твоя толстая дурочка не добралась до черного сердца подземелий! - прошипела в лицо. - Иначе весь мир пожалеет об этом!
   Маша проснулась отдохнувшей и бодрой как никогда. Сквозь грузные от яблок ветви дерева все такое же сиреневое вечернее небо проглядывает. Журчит вода в каменной чаше. Эльфа не видно. Колечко на месте и не светиться.
  Кончики волос непривычно щекотали голую шею.
  Поймав прядь волос, Маша увидела, что отросли прилично. Когда только успели? Она попыталась посчитать дни и сбилась со счета. Потом, сколько дней она в подземельях? Как узнать?
  Она посмотрела внимательно на себя. Любимая черная майка висела мешком, а джинсы норовили сползти с бедер. Из трех складок на талии осталась одна.
  "Что-то я стремительно худею..."
  Придерживая джинсы руками, она подошла к чаше родника. Наклонилась и испуганно отпрянула. Из гладкого зеркала воды на нее посмотрела незнакомка!
  Осторожно, с опаской вернувшись к чаше, Маша потрогала себя за скулы и подбородок. Лицо вытянулось и похудело, из-за этого нос казался крупнее и длиннее. Волосы отросли пышной шапкой и завивались в локоны!
  Губы, глаза, уши остались прежними, но все остальное!
  "Эльф меня заколдовал!?"
  Впрочем, продолжая себя придирчиво рассматривать, Маша нашла, что стала выглядеть вполне. Теперь толстухой ее никто не назовет!
  Задрав майку, она потрогала живот. Теперь могла разглядеть даже свой пупок и без зеркала!
  -Хорошо ли отдохнула, Мария?
  Она мгновенно одернула майку и покраснела. Щеки запылали словно рядом с костром...
  Эльф стоял у яблони. Свеженький и вежливый до тошноты. Через руку переброшено что-то ярко-алое и белое.
  "Подкрался как кот на мягких лапках!"
  Маша разозлилась сама на себя за смущение, за пылающее лицо. Стеснительной она сама себя не считала и вдруг такое...
  -Спасибо, вроде неплохо. Что это у тебя?
  -Я принес новую одежду.
  -Мне?
  -Тебе, донна.
  - Зачем?
  -Старая слишком растянута и тебе в ней будет неловко.
  -А может дело в том, что я похудела?
  -Немного. - Признался эльф с ехидной улыбочкой.
  -Это ты все устроил?! - начала закипать Маша.
  -Устроил?
  -Это твое колдовство?!
  -Невозможно. Ты носишь кольцо духов, и магия на тебя никакая не может воздействовать.
  "Что-то дракониха такое говорила...Вот же фигня!"
  -Ладно, давай сюда свои шмотки!
  -Простите?
  -Одежду давай, говорю и отойди подальше, чтобы не подглядывать.
  -Я даю свое слово...
  -На фиг мне слово! Иди до двери и стой там, пока не позову!
  -Как пожелает донна.
  "Как он меня называет?!"
  Дольше всего Маша разбиралась с двумя повязками и нежной на ощупь, но прочной белоснежной материи, пока не поняла, что они заменяют белье. Одна повязка на грудь, а вторая круг бедер....Хоть эльфа зови консультантом.
  В итоге, завернув в эльфийские повязки свое белье, Маша натянула на голое тело облегающие, эластичные алые штаны, а поверху надела белое платье, приталенное, облегающее грудь и с двумя длинными разрезами до бедер.
  "Ну вот, теперь буду путаться как молодая попадья! Как в этом ходить или бегать?"
  Грязные кроссовки с новой одеждой не гармонировали.
  "Где их мыть? В роднике?"
  -Вот и обувь для тебя, донна.
  Эльф тут как тут. В руках туфли белые без каблуков, вроде балеток. На земле балетки Маша терпеть не могла. Тапки, не тапки, туфли не туфли-хрень какая-то!
  -Ты давно здесь стоишь?
  -Я не подсматривал, даю слово чести.
  -Знаем мы ваши слова...
  Маша села на ступеньку у каменной чаши, померила туфли. Впору. И сидят хорошо и удобно и легко.
  -У тебя тут дамский гардероб рядом или бутик?
  -В вечернем покое всегда есть одежда для тех, кто воспользовался его гостеприимством.
  -Чего ж сам не переоделся?
  -Я привык к этой.
  -Хорошо. Чем будем здесь заниматься? Под деревом сидеть и яблоки считать?
  -Подкрепись яблоком, и продолжим путь.
  -А как же твои гшарры?
  -Они вернулись в свои логова. Путь свободен, донна.
  -Почему ты меня так называешь? Что вообще это словечко означает?
  -Это уважительная формула обращения к даме.
  Маша фыркнула.
  -Какая я тебе дама!?
  Эльф с улыбкой коротко поклонился.
  -Ты носишь на руке кольцо духов и по иному не может быть.
  "Вот же аристократ подземный!"
  Тем не менее Маше стало приятно. Слышала бы бабуля как ее именуют!
  
  Вечером, за ужином Николай все рассказал Федору.
  -Дракоша как партизанка пробралась? Сильно! Побаивается меня, ящерица летающая!
  -Побаивается?
  -А если б не боялась, то прилетела сюда и пожгла на хрен все!
  -Что ж мне делать, Федор?
  -Чего делать? А сам как думаешь?
  -Думаю, надо Машу выручать.
  -Верно, Коля, мыслишь! Бабы-дуры и лезут, куда собака...гм... куда не надо! Ну, это ж наши бабы и мы мужики за них отвечаем! Негоже Машку бросать, раз жива еще.
  -Ты мне поможешь?
  -Мы же друганы, Коля, конечно помогу!
  К вечеру следующего дня Николай был в пещере где нашли мертвого шамана Вихо.
  Сопровождающие его миреки стояли с горящими факелами .
  Внизу бурлящий, холодный поток.
  Лезть туда не хотелось абсолютно. Успокаивала главная мысль: если Маша выжила в потоке, то почему он, крепкий, спортивный не сможет?
  Из одежды на парне была только рубашка и штаны, привязанный за спину фламберг мешался и тяготил.
  В кожаном, плотно увязанном мешке припасы и сухая одежда и мокасины. В мешке осталось место для воздуха, чтобы был плавучим, будет, за что держаться в потоке.
  Жаль Федор к пещере не поехал...
  Без него Николай чувствовал себя брошенным на произвол судьбы.
  -Ладно, передавайте привет Федору.
  Миреки важно кивнули.
  Провентилировав легкие глубокими вдохами - выдохами, Николай обнял мешок с вещами и солдатиком прыгнул в поток и тут же в этом раскаялся.
  Ледяная вода оказалась шоком. Обожгло как кипятком!
  Потащило, понесло...
  Еще пара секунд и поток вместе с человеком унесся под скалу.
   В темноте тащило долго, хорошо что над головой имелась прослойка воздуха. Стынущие руки начали соскальзывать с мешка. Николай сунул руку в одну из кожаных петель на боку, зажал в локтевом сгибе.
  Босые ноги он перестал чувствовать. Болталось там что-то внизу...
  В кромешной темноте ничего не видно, как ни таращи глаза!
  Поток нес куда-то, не снижая скорости. Некоторое время тащило вдоль каменной скользкой стены, гладкой, словно отполированной.
  Николай начал стучать зубами как пулемет, когда внезапно увидел голубую зыбкую полосу. Словно дорожная разметка по потоку она медленно проявилась, извиваясь от водяных струй.
  Николай протер глаза. Нет, не показалось!
  "Кольцо покажет тебе дорогу к другому кольцу...Маша здесь проплыла?!"
  Он нашел на своем пальце драконье колечко. Потер его онемевшими, коченеющими пальцами.
  "Как она здесь выжила?! Я долго не протяну в этом леднике!"
  Ему мучительно захотелось наружу, под солнце, под горячее солнце Заримании. Стиснув зубы, он застонал.
  Кольцо засветилось голубым светом, который становился все ярче!
  Правую руку зажгло как в горячей воде, закололо иголками и эта боль понеслась дальше по руке, к груди, вниз, к ногам...Ледяная вода превратилась в кипяток!
  Николай заорал во всю глотку. Плавучий мешок выскользнул из бешено бьющих по воде рук...
  Эльф опять шел впереди, а Маша следом. Вопреки ожиданиям эльфийские балетки оказались удобными, а платье не мешало идти и не путалась между ног.
  У эльфа на спине оказался мешок из кожи с запасом яблок и большой флягой воды. Откуда все достал? Как только вышли в коридор из вечернего покоя, кольцо на пальце вновь засветилось, но теперь уже тускло.
  -Оно плохо светит.
  -Кольцо отдало энергию вечернему покою, его нужно наполнить силой.
  Иначе оно перестанет светить уже скоро. Мне это не помешает довести тебя до поверхности.
  Маша поежилась. Идти по этим коридорам и хилым мосткам во мраке? Много часов или дней! Ну, уж нет!
  -Долго нам еще идти?
  -Мы в самом начале пути, донна.
  -Ну и где твоя подзарядка?
  -Простите?
  -Где кольцо можно подзарядить?
  -Придется спуститься ниже уровней на пять.
  Маша приуныла. Звучало не очень то...Оптимизма не вызывали слова.
  "Уровни....Сколько их здесь?"
  -Сколько дней идти?
  -Дней? Разве здесь есть дни, донна? Там где нет солнца есть только ночь.
  -Я тут до пенсии бродить не собираюсь! Что-то ты темнишь, эльф!
  -Я не осмелюсь тебя обманывать, Мария. Путь будет не легок и не скор, но до цели ты дойдешь.
  -Какие-то вы дикие здесь! Почему нет лифтов, транспорта какого нибудь? Все пешком и пешком!
  -Так было не всегда. Были горизонтальные и вертикальные тоннели ,но магия в них погасла. Кольцо твое могло бы их оживить....
  -Тогда что мы ждем? Идем скорее к твоим лифтам!
  -Энергии кольца может и не хватить...
  -Ссыкун ты как все пацаны! - рявкнула Маша. - Надо попробовать, чего заранее руки опускать?! Попробуй и получится!
  -Подчиняюсь донне. - Смиренно отвечал эльф, пряча довольную улыбку.
  Эльфийские лифты оказались не близко. Девушке показалось, что она прошла по бесконечным тоннелям еще километров десять.
  -Это здесь.
  В гладкой каменной плите дверной проем и без двери.
  Заглянув осторожно в него, Маша увидела в свете кольца уходящий вниз и вверх во тьму колодец с отполированными гладкими стенами.
  "Ага, муравей заглянул в канализацию!"
  -Колодец без дна...
  -По нему темные эльфы поднимались и опускались на любые уровни подземелий.
  -Я в колодец прыгать не буду!
  -И не нужно прыгать. Надо вызвать диск. Вот здесь.
  Рядом с проемом дверным находилась пластина темного металла со значками необычного вида.
  -Руны какие-то...
  -Кольцо, донна.
  -Ага, сама понимаю!
  Маша приложила кольцо к пластине, прислушалась.
  -Ничего?
  -Ничего, донна. Не торопись. Этим устройством не пользовались много лет.
  -Почему? Ты сам то, как здесь жил? или пришел как я издалека?
  -Из далека, донна. Из далекого места.
  -Смотри!
  Панель засветилась мягким изумрудным светом. Руны на его фоне горели золотом.
  Из дверного темного проема подул ветер и он усиливался.
  -Что там?
  -Диск приближается.
  -Что за диск?
  Проем озарился мягким бледным светом. Сквозняк исчез.
  -Прошу, диск уже прибыл.
  Маша отошла от панели, осторожно заглянула в колодец. Колодца не было, его закрыла круглая плита цвета слоновой кости с двумя изогнутыми из металлического листа дырчатыми сиденьями.
  -Это для нас?
  -Да. Прошу.
  -Ты первый.
  Эльф пожал плечами. Вошел и встал между кресел.
  Маша вошла и села на первое попавшееся, вцепилась обеими руками в края сиденья.
  Эльф сел на свое сиденье и диск, дрогнув под ногами, медленно заскользил вниз, но скорость нарастала с каждой секундой. Подняв голову, девушка увидела только гладкие стены тоннеля и тьму, летящую следом.
  Она опустила глаза, а потом и зажмурилась со всей силы. В животе все напряглось и надумало эмигрировать куда-то выше.
  Машу затошнило.
  -Не могу больше...
  -Мы уже на месте, донна.
  Проглотив слюну, она осторожно открыла глаза. Эльф стоял в дверном проеме и протягивал ей свою нежную белую ручку.
  "Зачем ему столько перстней?"
  ..Саркофаг...юноша с прической каре...перстни на пальцах статуи...
  Маша охнула и отшатнулась.
  -Тебе плохо, донна?
  Девушка вжалась в кресло.
  -Ты кто?!
  -Я Хандану из дома Веллов. Тебе дурно, голова болит? Тошнота?
  В руках у эльфа мгновенно очутилась фляга с водой.
  Косясь с ужасом на попутчика и обливаясь водой, она выпила не меньше пол литра.
  "Он мертвец или живой? Зомби, вампир...Ох, во что я вляпалась?!"
  
  Ноги мерзли, а в голову пекло...
  Николай открыл глаза и увидел под носом россыпь разноцветной гальки. Сел, держась за затылок. Сбившийся под мышку фламберг тут же уперся чем-то твердым в спину. Гардой?
  Поджав ноги к груди, вытянул их из холодной воды.
  Солнце светило во всю силу. Он сидел на берегу горной речки рядом с рыжей скалой. Мешка с вещами и припасами не наблюдалось.
  "Куда меня вынесло? Хотел бы я знать..."
  Подземелья остались где то там...
  Он поднялся на ноги, встал у кромки воды и посмотрел вверх по течению. Метрах в ста по ущелью речка выбивалась из под скалы уже бурным полноводным потоком. Глубина такая, что и дна не видно, не смотря на прозрачность воды.
  Никаких синих полос не наблюдалось, да и кольцо на пальце ничем себя не проявляло.
  Возвратиться назад вряд ли выйдет.
  Лезть обратно в ледяную воду, да еще против потока-глупо!
  "Я головой приложился или сознание потерял из-за кольца?"
  Николай тихо ругнулся. Эксапедиция в подземный мир стремительно завершилась.
   Побрел вниз по течению, выбирая, куда ногу поставить. На скользкой гальке легко ногу вывихнуть. Дорогу перегородила россыпь валунов.
  Поднявшись на нее, Николай увидел что ущелье, по которому бежала река, далее расширяется.
  Но самое главное-метрах в ста ниже по течению к камням прибился его кожаный мешок и тихо крутился в мелкой заводи.
  Николай почти добрался до своего имущества, как вдруг на берег выбрался зеленый мелкий человечек в одной набедренной повязке.
  Протянув длинную зеленую ручищу, абориген подцепил мешок из воды и вытащил на берег.
  -Эй, ты! А ну положи на место! - рявкнул Николай.
  Абориген оскалил здоровенные как у лошади зубы и обхватил мешок обеими лапами. Острый нос, уши как локаторы!
  -Ну ладно, зеленая морда!
  Николай стянул через голову перевязь с фламбергом, вытащил клинок из кожаного, промасленного чехла. Он отвлекся на секунду и за это время абориген исчез вместе с мешком.
  Кровь ударила в голову парню. Его нагло обворовал какой-то уродливый коротышка!
  С мокрого мешка текла вода и след на камнях вел за валуны.
  Николай выставил меч впереди себя и пошел вперед, прислушиваясь. Только шум воды заглушал любые звуки.
  За валунами открылась узкая расщелина и по ней шустро скакал по камням наверх абориген с кожаным мешком на спине.
  -А ну, стой! Стой лягушка сраная....!
  Услышав грозный вопль, коротышка на миг замер, а потом рванул наверх с удвоенной скоростью.
  Матерясь без остановки, Николай карабкался по камням по расщелине как ему показалось-целый час.
  Он оказался на выжженном солнцем лужке. Впереди стоял стеной необычный лес-бамбуковый!
  Зеленый похититель мешка исчез в нем без следа.
  Николай подошел к бамбуковым стеблям и почти сразу увидел тропу. Обернулся. Ущелье, из которого он выбрался отсюда походило на каньон, на другой стороне его, на сколько хватало глаз, простиралась равнина, окаймленная цепью гор. Скалы справа закрывали весь обзор. Налево же речной каньон тянулся до самого горизонта, разрезая равнину неровным шрамом. На равнине, Очень далеко виднелись группы черных точек-стада животных?
  Варианта два: идти в бамбуковый лес или идти на равнину вдоль каньона.
  Оба варианта Николаю не нравились. На равнинах, конечно, полно всяких быков или антилоп, а так же хищников. Львы, тигры, леопарды или еще какая нибудь зубастая и когтистая местная разновидность. В бамбуковом же лесу логово зеленых коротышек, один из которых утащил мешок. Вряд ли абориген живет один!
  Самое главное-он не понимал, где оказался. Про долину за хребтом или про степи Федор ничего не говорил.
  Впрочем, он мог и не знать, дальше долины миреков никуда за десять лет не выезжая.
  "Припугну коротышек, отберу мешок и узнаю дорожку обратно, в долину миреков."
  Тропа, рассчитанная на местных мелких человечков, активно сопротивлялась чужаку.
  Между гибкими стеблями Николай порой пролезал, упираясь изо всех сил, как через толпу в супермаркете в день распродажи.
  Поселок аборигенов он почуял издалека, словно приблизился к городской свалке.
  Поляна в бамбуковом лесу показалась ему смесью помойки с жилищем бомжей.
  Грязные, неказистые хижины, грязное тряпье на колах, кучи гниющих отбросов, пригорело что-то на костре и отчаянно дымилось. Никого....Ни аборигенов, ни их живности....Даже птичек не слышно. Должны же быть птички в бамбуковом лесу?
  В центре поляны косо воткнуто что-то вроде деревянной лопаты.
  На лопасти лопаты чего то вырезано-морда страшная или замысловатый узор-сразу не понять. Идти босиком в деревню не хотелось, не знаешь, на что наступишь...
  -Эй! Есть тут кто?! Отдайте мой мешок иначе все пожгу и порублю! Ну, а ну вылезай!
  Тишина в ответ.
  Николай матюгнулся и осторожно побрел к дымящемуся костру. Подобрал по дороге на вид сухую палку сунул в угли и начал раздувать пламя. Тошнотворного вида обугленная хвостатая тварь, насаженная на побег бамбука, весело скалила мелкие острые зубы.
  "Вот чего они едят на завтрак! После этого мои мокасины сойдут за деликатес!"
  Палка нехотя разгорелась.
  Николай про шлепал босиком по грязной скользкой жиже и протянул факел под крышу ближайшей хижине.
  -Все, терпенье мое лопнуло! Давай мешок, иначе подожгу!
  -Нет! Нет! Большой человек! Бери мешок, не жги наш дом!
  Из хижины появилась зеленая лапа с мешком.
  Николай забрал мешок, бросил факел в лужу и отошел на сухое место.
  Шнурок развязан, еды нет. Только мокасины и запасная одежда. Даже железная фляга с самогоном пропала.
  -Эй, так не пойдет! Отдай флягу- иначе за себя не отвечаю!
  Крикливая быстрая скороговорка, звуки затрещин. Из-под линялой шкуры, закрывающей вход в хижину, появился давешний абориген и, опустив большие, лопуховые уши , побрел к Николаю. На зеленой морде свежие царапины, в желтых глазках вселенская печаль, в руках, прижатая к груди, фляга.
  -Ты кто?
  -Врыт....Не губи нас, мы мирные люди....
  Николай забрал из лап зеленого человечка флягу, окинул его внимательным взглядом.
  -Какой ты, к черту, человек?!
  -А кто я?
  -Какой-то сраный гоблин!
  Человечек сжался и сгорбатился.
  -Где моя еда?
  -Господин, мы все съели....Прости нас....Мы можем дать тебе жареного ранга...
  -Вон того, обугленного? Сам жри! Проглот зеленый!
  Человечек пошевелил ушами и тоскливо вздохнул.
  -Вода есть?
  -Да, господин.
  -Тащи живо!
  Врыт, поливал воду из обломанного кувшина, а Николай тщательно мыл запачканные ноги, прежде чем надеть мокасины. На коже мокасин четко были видны следы зубов.
  "Во время я пришел! Сожрали бы и мокасины..."
  На странное действо омовения ног из всех шести хижин смотрели разнокалиберные гоблины, все как на подбор лысые, тощие и зеленокожие. Дети гоблинов - зеленые , большеглазые и даже чем-то миленькие казались парню героями каких-то позабытых мультиков.
  "Гоблины...Какие-то сомалийские беженцы, блин!"
  -От кого прячетесь?
  Врыт вздрогнул.
  -Не поверю, что вам всем охота сидеть тут в грязи и делать вид, что вы умерли.
  -Господин очень умный....
  -Давай, не тяни.
  Из рассказа печального гоблина Николай уяснил главное: племя зеленорылых жило в лесу на той стороне долины, собирало всякую вкусную нямку и горя не знало. Появились откуда-то злобные и тоже зеленые великаны и прогнали гоблинов из родного леса. Во время бегства враги преследовали и убивали отстающих. Гоблины потеряли две трети племени и, добравшись до каньона, непроходимого для них, укрылись в бамбуковом лесу. Бояться себя обнаружить, голодают, жрут бамбук и молят своего зеленого бога о спасении.
  -Больше некуда податься?
  -Некуда, господин...
  -Пещеры, какие знаете?
  Гоблин посерел мордой.
  -Пещеры-табу, господин! Там живет смерть!
  -Значит, про пещеры знаете все же?
  Гоблин мотнул головой.
  -Проведешь меня до пещер в горе? Дальше я сам.
  Гоблин потупился, а потом посмотрел в лицо Николая смело и отчаянно.
  -Помоги моему племени перебраться на другую сторону провала, тогда я пойду с тобой на смерть, господин.
  "Чего это у меня на лице написано, что даже лысые, зеленые уродцы считают вправе диктовать мне условия?"
  -Чего ты меня все господином зовешь? Никакой я не господин!
  -Господин прошел через наш зеленый лес...магия его не остановила...
  -Какая еще магия?
  -Через эти побеги никто кроме гоблинов пройти не может. Это магия нашего племени.
  Николай задумчиво потер кольцо на пальце. Так вот что их сломало! Магия гоблинов не остановила злобного великана с мечом и факелом в руках. Драконица не соврала.
  
  Эльф вел Машу под руку, вроде бы очень почтительно, но твердо, а может, контролировал, чтобы не удрала?
  От лифта в глубину подземелья тянулся коридор с высоким потолком и рядами колонн по стенам. Между колоннами статуи суровых воинов с мечами и прочими инструментами для лишения жизни. Девушке временами казалось, что статуи слепыми белыми глазами следят за нею, провожая взглядом. От всего этого в животе стало нехорошо и заломило в висках.
  -Куда мы идем?
  -Еще несколько шагов, донна.
  -Нет, куда мы идем?!
  -Здесь сердце подземного мира, донна.
  Маша эльфа практически не слушала.
  Паника нарастала."Он здесь меня укусит в шею и выпьет кровь..."
  От таких мыслей ноги стали ватными и Маша начала спотыкаться на ровном полу. На последних метрах до выхода из коридора со статуями, эльф буквально тащил ее силой.
  Круглый зал погружен в полумрак, над ним сферический гладкий потолок, а в центре зала из - под каменных плит торчал огромный черный кристалл. Здоровенная черная граненая фиговина, не меньше чем в рост человека! Голубой свет кольца мягко засветился на гранях....
  -Что это?
  -Это сердце моего мира. - Торжественно объявил эльф.
  -И что?
  -Коснись его кольцом, донна.
  -Что-то мне не хочется. Может пойдем отсюда?
  Эльф нахмурился. В тусклом свете кольца его лицо,голубоватое,слишком правильное, казалось лицом статуи.
  "А может он и есть статуя, ожившая статуя....Ой!"
  Она в отчаянии завертела головой, за что бы ухватиться и не идти дальше. Этот мерцающий кристалл пугал ее до дрожи в коленях!
  -Кольцо духов теряет силы. Коснись Сердца мира, донна. Время не ждет.
  -Какое еще время?! Я наверх хочу, на солнце, а ты, куда меня привел?! - Маша уперлась спиной в стену и с ненавистью уставилась на обманщика-эльфа.
  -Мы же договорились, донна. Я не понимаю твоих страхов.
  -Не хочу туда идти и не пойду!
  -Ты обещала, донна.
  -Ничего я тебе не обещала! Я иду в лифт!
  -Надо зарядить силой твое кольцо, а потом продолжить путь наверх. Мы об этом уже говорили, донна.
  Терпение у эльфа имелось в достатке, но он никогда не имел дело с русской девушкой из города Тамбова.
  -Ты мне врешь!
  -Я правду говорю.
  -Нет, врешь! По глазам вижу!
  -Мои глаза правдивы. Идем, донна.
  -Отвали, козел!
  -Донна, я в последний раз...
  -Иди ты....
  Направление движения эльфу не пришлось по душе.
  Не меняясь в лице Хандану из дома Веллов крепко сжал запястья Маши и потащил в центр зала. Немедленно эльфийская туфля, надетая на ногу девушки врезалась между ног упрямого Хандану.
  Эльф не был статуей и, охнув, сложился как перочинный ножик.
  Освобожденная как женщина Востока, торжествующая Маша рванулась к выходу и не нашла его. Из круглого зала с кошмарным кристаллом не имелось выхода вообще. Только гладкие стены.
  Пробежав зал по периметру, Маша с ужасом обнаружила, что выхода действительно нет.
  Она тут же крепко схватила эльфа за роскошную гриву волос и потрясла, как хозяйка кота, описавшегося на любимом ковре. Из-под белых волос вылезли остроконечные фирменные эльфийские уши.
  -Открывай выход!
  -Не могу... - простонал темный эльф, ставший багровым.
  -Открывай, козел!
  -Я не закрывал проход...
  -Ну, б...
  В зале тихо щелкнуло и белая, сияющая человекоподобная фигура вышла из стены.
  Маша замерла с открытым ртом.
  Человек вышедший из стены фигуру имел непонятно какого пола, был затянут в эластичную белую кожу и у него не было лица! Вместо лица - гладкая белая поверхность!
  -Что это? - пропищала Маша, в момент потерявшая голос.
  -Это...гшарр... - прохрипел эльф. - Мы погибли...
  Опять щелкнуло и на расстояние шага от первого гшарра встал второй...третий...четвертый...
  Они выходили из стен один за другим, одинаковые, как клоны.
  Онемевшая от страха Маша вдруг уперлась спиной в твердое-в черный мерцающий кристалл. Теперь черное сердце подземелий не казалось страшным и опасным!
   Николай вместе с Выртом прошелся по берегу реки разглядывая противоположный крутой склон ущелья.
  Бурная, глубокая речка омывала скалы, там даже узкой полосы галечного берега не наблюдалось!
  Зеленым потребуется сначала как-то реку переплыть, а потом подняться по отвесной скале на высоту пятиэтажного дома. Ни разу никто из гоблинов не альпинист. Веревок нет.
  Мелькнула дикая идея: ниже по течению устроить обвал и завалить русло реки, а когда здесь образуется озеро-переправить по нему на бамбуковых плотах всех гоблинов.
  Интересно, бамбук имеет плавучесть?
  Только не экскаваторов ни взрывчатки у Николая не имелось. Бросать камни вручную?
  Сколько лет бросать придется?
  А если сделать мост через ущелье?
  В самом узком месте двадцать метров, не больше...
  -Мне нужна длинная, крепкая веревка.
  -Зачем, господин?
  -Твои родичи могут вить веревки? Из тряпок, из лиан, из травы, в конце - концов?
  -Да, мы плетем веревки...
  -Отлично, Вырт! За дело! Принесешь мне длинную и толстую веревку. А я займусь охотой.
  -Господин будет охотиться? На кого?
  -Если не уберешься, то на тебя! - рыкнул Николай.
  Гоблина как ветром сдуло.
  Пройдя дальше по ущелью, парень обнаружил в заводях у берега рыбу. Пестрые форели, то стояли у камней, вытянувшись по течению, то стремительно перемещались, мгновенно исчезая из поля зрения.
  Вскоре он убедился, что мечом на форель нечего прицеливаться. Все равно ничего не выйдет. Усталый и голодный он решил вернулся обратно к расщелине, соображая как бы изготовить из бамбука острогу.
  Время обеда давно прошло, а он еще и не завтракал!
  Запечь форель на углях....А лучше две....Услышав собачье рычанье, Николай встрепенулся и вернулся из мира грез в реальность.
  Рычала не собака.
  На краю обрыва, над ущельем стоял пузатый, зеленокожий, двухметровый монстр с алым ирокезом на макушке и с грубым топором в лапах.
  "Откуда взялся этот гопник?"
  -Ты кто? - прорычал монстр, заглушая шум реки.
  "Ишь ты! Говорить умеет! Кто я? Турист, блин!"
  Николай показал любопытному монстру средний палец и пошел дальше. Почему-то новый персонаж страха не вызвал. Ну, монстр, ну с топором...Манга какая то...
  Рев наверху усилился, а потом удалился.
  "Побежал мамочке жаловаться?"
  Парень остановился, посмотрел наверх. На краю ущелья уже никого не было.
  "Померещилось..."
  Он почти дошел до расщелины, ведущей к бамбуковой роще гоблинов, как рычание донеслось до него с новой силой и особенными переливами.
  На речной берег из расщелины выкатились три зеленокожих крепыша с алыми чубами на макушке. Завидев Николая они приветственно заревели с новой силой и бросились навстречу. Здоровенные, неказистые каменные топоры в мускулистых ручищах свидетельствовали о том, что новые зеленокожие вряд ли хотят пригласить человека на барбекю и пиво.
  "Так это же орки!"
  Резво развернувшись, человек бросился бежать обратно к форельным заводям. Фламберг удирать мешал, но бросать его было совсем уж глупо.
  Разочарованные орки взвыли как голодные псы.
  
  Тихий эльф сидел у ног Маши, а она вцепилась в его роскошные волосы, как утопающий за соломинку.
  "Это кошмарный сон...мне все только сниться..."
  -Кольцо, донна...кольцо....
  "Кольцо,...какое кольцо,...зачем кольцо..."
  Мысли из головы исчезли напрочь. Остались слова, сухие, бесполезные и шершавые как наждак...Время тянулось как жвачка, прилипшая к кроссовке...
  Гшарры как по команде сделали шаг вперед и Маша, окончательно потерявшая голову, завизжала.
  Так визжали ее праматери в каменном веке, наверное. Когда уставшее за день племя под вечер запихивает в пещеру первой самую голосистую бабу, а та, увидев в родном логове живую и клыкастую, леопардовую кису...ну вы понимаете?
  Маша крупная девушка, и легкие в ее груди тоже были не хилые.
  От собственного вопля Маша сама немного оглохла. Когда воздух в груди кончился, она закрыла рот ,открыла глаза и не увидела кошмарных гшарров.
  -Где они? - хрипло простонала девушка.
  Осторожно убирая от ушей ладони, эльф тихонько вздохнул.
  -Ты их испугала. Прости, но мои волосы ....
  Маша отдернула руку от шевелюры эльфа и сползла на пол. Ноги ее отказывались держать.
  Сидели плечом к плечу. Приходили в себя.
  -Они и вправду ушли?
  -Истинная правда, донна.
  -Как я могла их испугать?
  -Твой крик...это что-то...
  -Мой крик?
  В ушах все еще звенело. Маша откашлялась, потрясла головой, подняла руку. Кольцо на пальце все также мягко светилось и совсем не тускло. Зарядилось? От этого?
  Девушка немедленно потерла кольцо о близкую грань гигантского кристалла.
  Эльф затаил дыхание.
  -Ничего.
  -Ничего...
  -А ты что ожидал?
  Эльф пожал плечами и отвернулся.
  Проход из зала обратно к лифту оказался рядом, словно и не исчезал бесследно.
  Маша вприпрыжку добралась до лифта. Эльф брел еле еле, как будто принял поллитру паленой водяры.
  -Прибавь хода!
  -Простите?
  -Ты будешь идти или нет?!
  -Я иду...
  Осмотревшись по сторонам и никого, не обнаружив, Маша осторожно вошла в лифт, села на знакомое сиденье. Печальный эльф пришел через пару минут, сел, сгорбился, потеряв лоск и осанку.
  -Хочу к солнцу! - скомандовала девушка.
  -Как пожелает донна.
  Диск с креслами стремительно понесся вверх. Сердце ухнуло вниз, но Маше стало даже весело. Еще немного и она покинет проклятые подземелья темных эльфов!
  Про жутких гшарров она не то что говорить и думать не хотела, а вдруг мысль материальна?
   Николай добежал до широкой каменной осыпи, оглянулся. Никого.
  По осыпи не пройти-улетишь в реку...
  В метре от берега из воды торчал камень, а чуть дальше еще один. Вода то захлестывала их, то открывала солнцу. Казалось что это два серых дельфина то и дело ныряющих в горный поток.
  Николай перепрыгнул на ближайший, а потом на дальний.
  Ноги промокли моментально. Хрошо что камни зернистые и не скользкие!
  Повернувшись лицом к берегу, парень перехватил меч в обе руки. Одна рука впереди гарды, другая на рубчатой рукоятке.
  Пусть попробуют взять!
  Орки завывая в три клаксона выкатились из-за скалы и, не сбавляя скорости, выбежали на берег.
  Николай не верил своим чувствам: три монстра с каждой секундой становились все меньше, а их вопли все тише.
  Через минуту на берегу бесновались три карлика, по полметра ростом, с игрушечными топориками в ручках. Они уже не вопили, а верещали как трехлетние детсадовцы.
  "И я этих мелких испугался?!"
  -Ну, кто первый?
  Орки переглянувшись, заткнулись. До них дошло, что человечек вдруг стал огромным монстром с длиннющим и опасным мечом в руках.
  -Ты-мясо! - пропищал один. - Иди сюда, мы тебя зарежем!
  -Голодный, что ли? Прыгай первым, вот и шампур для тебя!
  Николай продемонстрировал, как будет насаживать карлика на меч.
  Орками увиденное не понравилось почему-то. Рыча и повизгивая ,они отошли к скале и сбившись в кучу о чем-то взялись шептаться.
  "Они такими были или мое кольцо их уменьшило?"
  От воды, то и дело набегавшей по щиколотки, ноги начали коченеть. Николай разозлился и осмелел.
  "Пойду и отшлепаю зеленорылых по задницам!"
  Николай перепрыгнул обратно на берег. В мокасинах хлюпала ледяная вода.
  Орки тут же быстро повернулись к нему задом и на коротких ножках развили приличную скорость. Минута и исчезли из виду.
  -Вот даже как? Ну, уж нет! Так легко не отделаетесь!
  Николай вылил воду из мокасин и не спеша, двинулся по следам орков.
  Дойдя до расщелины, он никого не обнаружил. Плюнул и начал подниматься наверх.
  На выгоревшем лужке у бамбуковой рощи его ждало все племя гоблинов. Насаженные на бамбуковые копья еще корчились карлики-орки.
  Завидев Николая все гоблины рухнули на колени и уткнулись лбами в землю.
  -Что за дела?
  Врыт, подполз к нему в полной тишине и, не поднимая головы, забубнил:
  -Прости нас Великий колдун! Марбу прислал тебя спасти нас. Мы не поняли сразу. Прости нас, а хочешь убей меня. Я украл и съел твою еду. Я виноват. Не гневайся, Великий!
  "Ага, я их спас и я - Великий колдун?! Надо ковать железо пока горячо!"
  -Вырт, кончай комедию ломать! Иди, поймай пару рыбин для меня и разведи костер, я жрать хочу!
   Через полчаса Николай сидел в тени под бамбуком и, обжигаясь, ел запеченную форель с зеленого сочного лопуха. Еще две рыбины шкорчали, истекая соком на углях.
  Гоблинские тетки принесли травку, похожую вкусом на дикий чеснок и этим Николай сдабривал первую за день трапезу, впрочем, солнце уже пряталось за горы.
  "Ужин удался!"- с улыбкой "Великий колдун гоблинов" приложился к фляге с самогоном, припомнив добрым словом дядю Федора из Простоквашино. Нет, как то одному пить нехорошо. Алкоголизм на ранней стадии .
  -Врыт!
  -Да, Великий!
  -Иди сюда!
  Гоблин мгновенно оказался рядом, чуть ли не вывалив язык наружу, как преданная собачонка.
  -Пусть мне устроят шалаш из бамбука ,переночую и пойдем с тобой к горам.
  -Как скажет Великий.
  -Чего заладил:"Великий","Великий"!
  Выпить хочешь?
  Гоблин вытаращил глаза.
  -Неси стакан!
  -Что такое "стакан"?
  - Это то из чего пьют, да вот хотя бы кусок бамбука!
  Гоблин принес Кусок бамбукового стебля и Николай выпилил из него мечом емкий стаканчик граммов на сто пятьдесят.
  Плеснул туда немного.
  -За знакомство и хорошее начало!
  Гоблин осторожно понюхал "стакан" и передернулся.
  -Не дрожи, Врыт! Лиха беда-начало! Пей!
  Гоблин махом заглотил самогонку и рухнул, хрипя в конвульсиях.
   К пещерами выступили уже, когда солнце взошло и пекло в голову как сумасшедшее.
  Николай обмотал голову запасной рубашкой, устроив что-то вроде чалмы.
  Сбоку как верный оруженосец семенил Врыт с его кожаным мешком на голове.
  Гоблины как индусы все грузы переносили на голове. Вроде шеи тонкие, а как такое выдерживают?
  По пятам за Николаем шло все гоблинское племя. Хорошо шли, не отставали.
  -Тебя прислал нам Марбу, и мы пойдем с тобой, Великий! - торжественно объявил Врыт, как только Николай выполз из шалаша.
  -На фига?!
  -Тебя прислал Марбу.
  То, что Марбу-добрый бог и покровитель гоблинов, Николай сразу уяснил, а вот почему он должен вести за собой этих зеленых задохликов...
  Махнул рукой мысленно.
  Пусть идут. Дойдет он до пещер и отвяжется от них.
  На первом же привале у родника, гоблинские тетки принесли ему неказистую, но крепкую шляпу, сплетенную из травы.
  -Это тебе, Великий! - сообщил Врыт.
  -Очень благодарен.
  Померил шляпу. В жару самое то. Умеют плести всякую фиговину, зеленокожие...
  Опять рядом Врыт с умильными глазками.
  -Великий?
  -Чего тебе?
  -Есть ли в твоем волшебном сосуде еще огненная вода?
   В очередном ничем не примечаемом коридоре эльф открыл дверь в стене.
  -Здесь "утренний покой", донна. В нем мы отдохнем и уже вскоре выйдем на поверхность.
  Утренний покой от вечернего ничем не отличался. Практически такая же пещера с высоким потолком и засохшими деревьями. Такой же пересохший родник. Активировав "утренний покой" кольцом, Маша ахнула.
  Деревья теперь ломились от персиков, инжира и абрикосов. Небо над головой приняло цвета раннего летнего утра.
  Теперь понятно, почему "утренний"!
  Переход почти мгновенный от мрачной пещеры с засохшими деревьями к фрагменту летнего сада был настоящим волшебством.
  "С этим кольцом я реально крутая! Почему на Земле у меня такого не было? Я бы развернулась!"
  Напившись воды и умывшись, она села под персиковым деревом, вытянула натруженные ноги. Двух сочных персиков хватило чтобы утолить голод.
  С уважением посмотрев на кольцо, Маша представила возможности этого артефакта и пожалела о своем скороспелом обещании. Отдать кольцо эльфу теперь казалось несусветной глупостью. Надо что-то придумать...
  -Когда мы вышли из вечернего покоя там все опять превратилось в мертвую пещеру?
  -Нет, донна, вечерний покой теперь будет надежным убежищем и наполненным жизнью садом.
  -Как долго?
  -Я не знаю...если ты подаришь мне это кольцо, то подземелья станут другими...
  -Если это кольцо так для тебя важно, то почему ты не снял его с моей руки во сне?
  -Кольцо духов нельзя забрать силой, его можно только получить по доброй воле.
  -Откуда ты про кольцо все это знаешь?
  -Кольца духов много веков принадлежали темным эльфам. Король и королева носили их и передавали своим наследникам, как символ власти. Однажды кольца пропали и в наш мир пришли беды...
  -Гшарры?
  -И они тоже...
  -Знаешь ,кто мне его дал?
  -Ты откроешь мне свою тайну, донна?
  -Никакой тайны, ушастик! Все просто как мычание! Зеленые бесполые человечки выкрали моего соседа-Коляна, приняли за великого воина! Вот умора, да?! Из него воин как из моей бабули-Марадона!
  Зеленые решили что Колян дракона выгонит из их любимой долины с озером..А я так решила Коляна не оставлять без присмотра, вот и попала в вашу Зариманию...эх , пропадет теперь без меня, хоть и кольцо тоже есть. Колян как дурак отправился прямо к дракону, а я как не пыталась, не смогла отговорить. Если б не я-дракон всех бы огнем пожег, а так я с ним, то есть с нею договорилась. Поняла драконица, что я так просто ей всякие понты не оставлю, ну и откупилась кольцами: одно мне, другое Коляну.
  -Кольцо? Второе?
  -Ну, да! Выдала нам по кольцу и перенесла на своей шее аж до долины миреков. Там дядя Федор-хозяин настоящий. Крепкий дядька и хоть мне в отцы годится, мне понравился. Не так чтобы я на все согласна была, да он и не предлагал....
  Ты чего замер как статуя? О чем задумался, ушастик?
  Эльф опомнился и улыбнулся.
  -Я думаю о том, что мне следует проводить тебя до долины миреков. Мало ли какие опасности встретятся на пути?
  -Ты серьезно?
  -Более чем. Мой долг, донна сопроводить тебя в безопасное место к людям твоего народа.
  "Он рассчитывает выцыганить второе кольцо у Коляна...По хитрым глазкам видно все его планы..."
  Втайне Маша с облегчением перевела дух. Лучше путешествовать не одной, хотя будет ли толк от остроухого наверху? Ничем он себя особо не проявил. Проводник? Что он там знает наверху?
  -Ты же не любишь солнечный свет!
  -Мы будем идти ночью.
  -А темных очков у тебя нет?
  -Очки?
  Маша выложила все, что знала про очки.
  Эльф выглядел слегка потрясенным. Посмотрел на Машу с уважением.
  -О таком я никогда не слышал.
  -О чем ты вообще слышал? Сколько тебе лет?
  -Здесь под землей иные меры отсчета...
  -Не увиливай, ушастик.
  Эльф поморщился.
  -Может быть, будешь звать меня по имени?
  -Может быть. Что ты делал в том каменном сундуке? Спал или медитировал? - ляпнула вдруг Маша и тут же прикусила язык.
  "Ну вот, не удержалась, дура!"
  Эльф изменился в лице.
  -Как ты...
  -Я не полная дура, уш...эээ Хандану. Я коснулась каменного саркофага своим кольцом. На крышке был вырезан ты и раз! Ты находишь меня и навязываешься в проводники.
  Твоя очередь все мне разъяснить. Ты вампир?
  -Кто такие вампиры?
  -Ну, это такие бессмертные сумеречные, хоть и симпатичные парни, что живут вечно и пьют человеческую кровь.
  Эльф вздрогнул.
  -Я не пью кровь, донна!
  -На, тогда, съешь персик.
  Маша протянула Хандану сорванный с ветки плод.
  -Благодарю, донна, я сыт.
  -Я ни разу не видела, как и что ты ешь. Ну, откуси кусочек!
  Эльф посмотрел на персик как алкаш на пакет кефира и губы его сжались.
  -Рассказывай мне все, ушастик! Не забывай- кто властелин кольца! В смысле- властелина, вот!
  -Меня коснулся гшарр...
  -И?-Маша вздрогнула, представив такое. Мерзкое существо без лица протягивает лапы...бр-р-р!
  -Очнулся я в душном каменном сундуке, открыл крышку и увидел твой след. Пошел по нему....
  -Постой, подробнее давай! Гшарр тебя, выходит, усыпил?
  -Можно и так сказать.
  -А в других саркофагах тоже усыпленные?
  -Ты проницательная, донна.
  -Ага, я такая! Так ты кольцом хочешь всех своих разбудить?
  -Я должен это сделать.
  -Тогда зачем идти со мной? Возвращайся в свои гробницы и всех поднимай.
  -Я должен сопровождать тебя в безопасное место, донна. Для тех кто лежит в усыпальницах и в ночных покоях-времени все равно нет. Десять дней- двадцать дней-какая разница? Для людей века ,а для нас- единый миг.
  -Про какой ты след говорил? Я что на ногах грязь принесла?
  -Нет, вовсе нет. Носитель кольца духов оставляет след. Не каждый его видит.
  -Ну, если не каждый-это хорошо. А что за ночные покои? Ты меня туда не водил.
  -Там лежат все остальные темные эльфы, кроме членов правящего дома. Они лежат на каменном полу...целыми семьями и кланами...Они тоже ждут меня.
  Маша поежилась." Бедные эльфы - лежат в коме целым народом и ждут реанимацию...Жуткое дело! Только пусть сам ушастик этим занимается- мне надо на солнце!"
  -Неплохо бы оружие какое тебе найти.
  -Зачем искать то что есть?
  -У тебя есть оружие? Тогда почему же внизу, у сердца подземелья ты ничего не делал?
  -Против гшарров оружие нашего народа не действует. Они не люди и не эльфы.
  -А что?
  -Я не знаю что. Они пришли, чтобы остановить мой народ. Кто-то их прислал.
  -Кто?
  -Может быть демиург Заримании. Я ничего об этом не знаю.
  -Ну, так пойдем и спросим.
  -У кого?
  -У твоего демиурга! У кого же еще?
  Эльф тихо засмеялся.
  -Чего смешного я сказала?
  -Демиурга можно найти, только если он сам того захочет.
  
  -Врыт, скажи- пусть зароют дохлятину!
  -Но, господин, это же твои трофеи?
  Гоблины несли на бамбуковых копьях головы дохлых орков и на третий день они уже воняли убийственно.
  -Я начинаю злится!
  --Все будет, так как ты захочешь, господин!
  Путешествие по краю равнины подходило к концу. Пещеры по слова Врыта, находились у подножия заснеженного хребта. Рукой подать, буквально, но сегодня уже не дойти.
  За день Николай вымотался.
  Трава по пояс. Быстро идти не возможно. Солнце печет.
  Стада всяческих копытных, выедая траву, бродили по открытым пространствам и к горам не приближались, в горах водились всякие киски-переростки. На открытое пространство сами гоблины отказывались выходить. Их можно понять-в траве они могли моментально исчезнуть из виду, а на открытых пространствах чувствовали себя не комфортно.
  На ночь как обычно установились у берега чистой речушки среди зарослей бамбука. В бамбуковых рощах гоблинам было хорошо. Ишь, повеселели, ушастые...
  "Как-то слишком удобно для гоблинов все устроено-на каждой ночевке есть безопасное укрытие."
  Первым делом Николаю построили шалаш. Расположившись в нем, он слушал как шебуршаться перед сном гоблины, и рычат за бамбуковыми зарослями в недоумении неведомые киски. Судя по мощным глоткам-ничего себе тигрята! Хорошо, что они охотятся по ночам.
  От костра запахло печеной картошкой и вскоре у входа замаячил почтительный Врыт с печеными клубнями кауки-вылитой картошкой и на вид и на вкус.
  Ящериц и лягушек-обычное лакомство гоблинов Николай отказывался, есть, так что приходилось довольствоваться печеной картошкой.
  Соль у гоблинов имелась. Они на удивление много чего тащили с собой, даже угольки для костра переносили в полых бамбуковых трубках.
  Почистив "картошечку" Николай откусил еще горячую мякоть, покатал на языке. Если закрыть глаза и не видеть лупоглазую морду Врыта, то прямо как на земле-где нибудь на рыбалке....
  -Врыт!
  -Да, Великий?
  -Кто посадил так удобно эти бамбуковые рощи?
  -Мы, господин.
  -Гоблины? Да вы просто садоводы-агрономы!
  -Ростки всегда с нами и их высаживают разведчики. Племя приходит, когда уже ростки принялись и побеги стали высокими.
  Действительно, впереди колонны всегда следовало парочка зеленых ушастых парней, причем далеко, почти на границе видимости.
  "Разведчики-агрономы!"
  Хотя, что ж странного? Бамбук им защита, растет быстро даже на Земле, до метра в сутки. Кроме того, бамбук этот гоблинский магический или заколдованный.
  -Рыбы в речке нет?
  -Нет, Великий, не гневайся. Есть вкусные сочные труты.
  Николай поморщился. Трутами гоблины звали фиолетовых пупырчатых лягушек, которые никого не боялись и подпускали к себе близко, а зря. Вероятно, кроме гоблинов этих лягв никто не ел.
  -Завтра дойдем до пещер?
  -Да, Великий.
  -Мне будут нужны факелы.
  -Мы сделаем много факелов, Великий.
  -Много - это хорошо, только кто их понесет?
  -Понесу я, Великий.
  -Ты?
  -Племя выбрало меня.
  Уши Врыта печально повисли почти до плеч.
  "Проводник-хорошее дело."
  Николай поскреб ногтями изрядно отросшую уже бородку, выгребая из волос остатки ужина. Засохнет- с волосами вместе придется выдирать. Вся эта растительность на лице уже изрядно напрягала. Бритву бы...С тоской вспомнил баню дяди Федора. В парилку бы сейчас с веничком!
   ....В лицо подуло ветром. Ветер пах сухими травами.
  "Выход рядом! Ура! Я дошла!"
  Маша прибавила ходу. Немедленно рядом материализовался темный эльф.
  -Не торопись, донна. Ночами на равнине бродят мауги-свирепые хищники и неутомимые охотники.
  -Что за мауги?
  -Лучше с ними не встречается.
  -Но у меня же есть кольцо духов!
  -Ты хочешь применить кольцо против маугов?
  -Нет, буду визжать как сумасшедшая! - огрызнулась девушка.
  Впереди забрезжил свет. Все-таки ночью под звездами не так темно как в глухих пещерах.
  -Донна...
  -Нашел бы мне лучше, какое оружие, хоть зубочистку!
  -Простите?
  -Хандану, не будь тормозом-я этого не люблю!
  -Никуда не уходи, донна. Это может быть опасно.
  Шорох. Легкие, почти бесшумные шаги.
  Маша вдыхала запахи трав и пыталась что-то разглядеть в устье пещеры.
  Внезапно что - то словно щелкнуло в голове.
  Надо оставить надпись!
  Она потерла кольцо на пальце, и появился мягкий голубой свет.
  Подойдя к гладкой каменной стене, она провела по ней кольцом. Осталась мерцающая синяя полоска.
  Быстренько набросала несколько слов печатными буквами. Потом еще добавила.
  Надпись светилась как реклама ларька в переходе под улицей.
  Эльф принес копье, короткое, примерно в полтора метра, включая широкое лезвие, похожее на меч. Древко деревянное и легкое, держать удобно.
  -Что это за коса?
  -Простите, донна?
  -Ладно, спасибо и на этом. Так мы идем или ждем утра?
  -Утра не стоит ждать. До утра необходимо найти убежище.
  Эльф вышел из пещеры первым. Маша поторопилась за ним.
  Прайд маугов лежал в траве на краю равнины. Звери с опаской наблюдали за двумя существами, идущими через заросли колючих кустарников.
  Голубой пронзительный свет, исходивший от существ внушал зверям страх.
  Страх для маугов был делом непривычным. Страх даже победил голод. Звери терпеливо дождались, когда существа удалятся и только потом отправились обнюхивать большую дыру в земле. Не появятся ли оттуда еще, какие странные существа.
  Если бы мауги могли читать по-русски, то смогли бы прочесть на стене пещеры: "Здесь была Маша. Опасайся гшарров!"
   Еще до рассвета эльф нашел узкую щель между двух скал. Щель привела их в глубь горы в обширную пещеру с родниками, сбегающими по стенам в идеально круглое озерцо. В своде пещеры над озерцом имелся разлом и это эльфу ужасно не нравилось. Он бродил по пещере полчаса не меньше. В конце концов, он нашел самое темное место за скальными наростами в глубине пещеры, вынул из наспинного мешка скатанную в рулон ткань и расстелил ее на полу. Получилось вроде мягкой, но пружинистой подстилки.
  -Прошу, донна.
  Маша немедленно уселась на ткань, недоверчиво потрогала руками поверхность. Чувство такое, что сидишь не на тонком куске ткани, а на пружинном матрасе.
  -Отдыхай, донна.
  Сам эльф уселся на камень, спиной к скале. Закрыл глаза и стал до жути погож на каменную статую на крышке саркофага.
  Маша легла на бок, лицом к нему. Ноги ныли, но спать не хотелось.
  -Верно, ли мы идем?
  -Драконья долина с горячими ключами рядом с долиной миреков, как ты сказала. Где драконья долина-я знаю. - Ответил эльф не открывая глаз.
  -Неужели дракон на всю планету один?
  Может быть, пока ты скал в саркофаге появилось еще несколько?
  Эльф нахмурился.
  Видимо такая мысль ему в голову не приходила.
  -Я дал слово, что отведу тебя в безопасное место и слово свое сдержу.
  "Знать бы, что он имеет в виду под безопасным местом?"
  
  Вертикальную скальную стену украшали дырки разных размеров, от маленькой в которую кошка только пролезет до большой-как раз въехать на КАМАЗе с прицепом. Расположены пещеры и пещерки на разных высотах. Самая большая метрах в двадцати от земли. Для вертолета что ли?
  "Кто-то тут ковырялся много лет...Чего искали?"
  -Врыт, кто тут копался?
  -Мы не знаем, Великий. Место плохое тут.
  -И чем же? Кто пошел туда-не вернулся обратно? Я угадал?
  -Тебе все ведомо, Великий.
  Николай оглянулся. В тихое ущелье кроме Врыта с ним никто не пошел. Гоблины расположились у ручья всем племенем. Будут ждать?
  Николай поправил на плече лямку кожаного мешка. Фламберг прилажен в чехле за спину, в руке удобный посох из бамбука.
  -Пошли, Врыт.
  Вошел через подходящее по размеру отверстие, так чтобы голову не наклонять. Коридор овального сечения в песчанике, казалось, нарезали небрежно лезцом. Одинаковые по глубине борозды покрывали стены, потолок и пол. Впрочем, это даже хорошо, ноги не скользили. Дальше в гору коридор тонул во тьме.
  Врыт, запалил факел, один из солидного пучка, висящего на спине, передал Николаю.
  Монотонный коридор со слегка изогнутыми стенами тянулся шаг за шагом. Хрустели камешки под подошвами сандалий.
  Сопел за спиной нагруженный провиантом и прочими нужными вещами Врыт.
  "Главное-найти след Маши-ту голубую полосу."
  Наивный Николай предполагал, что раз горный хребет тот же самый, то и подземелья те же и связаны между собой.
  Коридор, плавно извиваясь, тянулся все дальше и дальше, без пещер и разветвлений.
  Привал сделал, как захотелось есть.
  Врыт, умял сушеную лягву, а Николай соленую форель, еще вчера закопченную на костре.
  -Вот видишь-ничего страшного! Идем как по шоссе.
  Гоблин качнул лысой башкой. Глазки печальные.
  Не верил гоблин в хороший конец у данного путешествия!
  Одного факела хватало на тысячу шагов.
  Выходит, что пять километров сделали.
  "В крайнем случае, обратно вернемся-дорога ровная!"
  Когда сожгли еще десять факелов, а коридор не изменяясь все тянулся в глубь скал, Николай сделал привал на ночь. Поели, попили воды. Потушили факел.
  Борозды на стенах и полу немедленно врезались в спину и зад.
  Парень сунул под спину мешок с вещами. Вроде лучше. Обнаженный меч рядом, под рукой. Сопит как ежик гоблин...
  Тишина такая, что в ушах звенит.
  Тем не менее, Николай уснул, а приснилось ему, что бродит он по кишкам огромного спящего монстра...
   Проснулся в темноте и тишине, нащупал рядом меч. Успокоился.
  -Врыт?
  -Да, Великий?
  -Раз не спишь-пойдем дальше?
  -Как скажет, господин.
  Когда факелов осталось пять, Николай забеспокоился. Подземный ход заканчиваться не желал.
  -Сожжем факелы и вернемся. Как полагаешь?
  -Хорошая мысль, господин.
  Последний факел сгорел на половину, когда впереди забрезжил свет.
  "Назад вернулись?"
  Николай представил, как сейчас он выйдет в то же ущелье, только из другой дыры и с облегчением рассмеялся. Только свет оказался не дневным. Монотонный коридор завершился квадратным залом. Метров пять на пять, над головой в потолке примерно на пяти метрах светилась дневным светом белая квадратная панель.
  -Ого! Электричество есть? Вырт, смотри что есть!
  Николай обернулся и не обнаружил своего зеленого спутника.
  Вещи лежали, а гоблин исчез.
  "Испугался, ушастый?"
  Пол квадратного зала разбит на квадратики, примерно чтобы только одну ногу поставить на каждый. Вспомнился старый фильм: не на ту наступишь и провалишься на острые колья! Николай поежился. Ткнул концом бамбукового посоха в ближайший квадрат на полу. Квадрат налился светом и засиял как золотой. А потом засветился следующий и еще и еще! Золотистая дорожка из квадратов по диагонали через зал уперлась в стену и там с легким шелестом открылся проем двери. Была стена и возникла дверь, быстро, в один миг.
  -Это что-приглашение? - вслух спросил Николай.
  Ответа не прозвучало.
  -А, ладно!
  Он шагнул на светящуюся дорожку, держа перед собой горизонтально посох. Если провалюсь, то будет за что держаться!
  Пол не провалился.
  Николай благополучно пересек зал. При его приближении дверь распахнулась.
  Там за дверью было светло, слышался плеск воды и женский голос пел песню на незнакомом языке. Негромко, для себя.
   "Надеюсь, это женская душевая?"
   Громкий плеск разбудил Машу. Она резко села на подстилке, прислушилась, протирая глаза. Эльфа рядом не оказалось.
  Она встала, выглянула из-за камня, рука нашла древко эльфийского копья. Наверху наступил день, и солнце светило через неровный пролом прямо в озерцо на дне пещеры.
  В озере плавало деревянное ведро, а сверху из пролома к нему тянулась веревка.
  Щурясь от бликов на воде, Маша подошла ближе.
  Веревка натянулась, ведро приподнялось, а потом опять бухнулось вниз, разгоняя волны. Ведро заглотало воду и потонуло. Веревка опять натянулась и ведро, вынырнув с плеском, устремилось наверх. Пара секунд и все исчезло.
  "Кто-то воду набирает?" Так здесь люди! Может миреки?!"
  Маша подошла ближе, к самому берегу.
  -Эгей! Наверху! Кто там!
  Собственный голос показался девушке слабым и пугливым.
  Она откашлялась.
  -Люди! Кто там?!
  Наверху раздался удивленный возглас. Тихий неразборчивый диалог. Из пролома в озерцо шлепнулись камешки.
  -Кто там внизу? - спросил женский голос.
  Машу это успокоило, почему-то.
  -Путники!
  -Нужна помощь?
  -Да!
  -На, держись за ведро!
  Ведро на веревке немедленно показалось в дыре, но теперь спускалось медленно.
  Маша, ухватив за край, подтянула к себе. Поставила ногу в ведро и схватилась рукой за веревку. Эльфийское копье оставила в свободной руке.
  -Эй! Ты тяжелая! - сообщила женщина сверху.
  -Какая есть!
  -Ничего, держись!
  Медленно, короткими рывками ведро начало подниматься.
  Когда, щурясь на солнце, Маша поднялась над дырой, ее подхватили под руки и мгновенно вытащили на травянистый склон. Копье выдрали из руки...
  Девушка задергалась в крепких лапах двух мужиков, воняющих потом и звериными шкурами.
  Третий - лохматый, бородатый, здоровенный и пузатый, к безрукавке, шерстью наружу, стоял с веревкой в руках напротив дыры в земле.
  -Эльфийка! Чтоб я сдох! - сообщил бородатый пузан тонким женским голосом и захохотал.
  Маша от страха покрылась мурашками с головы до ног как жаба из колхозного пруда.
  "Попала, дура!!"
  -Эй, я не эльфийка! Пустите меня!
  -Парни, король за эльфийку нас золотом осыпет! Разбогатеем! Скручивай!
  Мужики в шкурах, не обращая внимания на крики и слезы, быстро связали девушку по рукам и ногам и потащили как свернутый в рулон ковер.
  -Эй, пустите! Козлы! Я все дяде Федору скажу!
  Девушка тут перешла на непереводимый русский фольклор.
  Похитители озадачились, а потом от греха подальше замотали рот пленнице куском омерзительной вонючей тряпки.
  Весело посмеиваясь, дотащили Машу до лошадей, привязанных у деревьев, рядом с травянистым склоном, перекинули через хребет лошади, головой вниз и надежно примотали веревкой.
  
  
  "И кто тут у нас песенки поет?"
  Николай оказался высоком зале выложенном цветной мозаикой до потолка: пол с золотыми узорами на белом, стены голубые с красными узорами, а потолок почему-то зеленый.
  В центре зала многогранный бассейн У ступеней, ведущих в воду золотистые перила. Вода в бассейне мутно-молочная и при этом серебристо мерцающая.
  Но самое интересное было дальше: на той стороне бассейна, у выгнутой дугой стены блаженствовала под душем спиной к Николаю обнаженная женщина. Высокая, стройная, но не худая, пронзительно белокожая со жгуче черными волосами, закрывающими почти всю спину.
  Брюнетка мурлыкала себе под нос песенку, подняв руки вверх и покачивая бедрами. Тугие ягодицы раскачивались туда-сюда, принимая обильные струи воды.
  "Охренеть!"
  Парень посмотрел на себя и увидел грязного, пыльного и наверно вонючего путешественника.
  "Попрошусь к девушке под душ-помыться?"
  Николай криво улыбнулся и вспомнил про меч за спиной.
  "Испугаю ее до смерти..."
  Снял с плеча мешок, а через голову перевязь с мечом. Положил осторожно на пол. Поднял голову и замер.
  Незнакомка вышла из-под душа и уже стояла возле перил ведущих в бассейн. Идеальная фигура с налитыми грудями...прекрасное юное лицо...
  Девушка улыбнулась и капризно спросила на чистом русском языке:
  -Николай, ну, сколько можно тебя ждать?
   ....Кого раньше держали в этой клетке Маша не знала. Дощатый пол провонял звериным дерьмом, а клочья белесой шерсти попадались то здесь то там.
  Сидеть на такой вонище не хотелось, а уж лежать и подавно. Только на корточках долго не усидишь...
  Ее привезли к бревенчатому дому на опушке соснового леса и, сняв путы, засунули в ржавую клетку рядом с домом.
  -Откроешь рот-опять свяжем и рот заткнем! - пригрозил пузан и ушел в дом.
  Маша, просунув руки между прутьев повертела замок, тяжелый как гиря.
  "Была бы у меня заколка..."
  В фильмах героини, легко поковырявшись в замке заколкой для волос, вскрывали любой замок. В фильмах много чего случается...
  Найдя на полу клетки наименее загаженное место она села и обняла себя за плечи.
  Эльф, вопреки высоким словам сбежал при первой опасности.
  "Ссыкун, как все мужики..."
  Она повертела на пальце колечко, потерла им о прут решетки. В кольце есть магические силы, только как ими воспользоваться?
  Небо стремительно темнело. Из трубы дома тянуло дымом, топтались лошади у коновязи.
  Дым пах копченой колбасой. Маша проглотила слюну. Захотелось, есть, а также покурить...В центре двора в кольце камней догорал костер. Угли уже обвалились вниз и ленивые язычки пламени одергивались над серым пеплом. Зябкий ветерок скользил с дальних горных склонов и пробовал прохладными пальцами наощупь кожу на шее.
  Маша поежилась и вздохнула.
  -Ну почему я такая дура?!
  -Донна!
  -Ты?!
  Возле клетки на животе лежал Хандану. Подкрался незаметно. Маша едва не заплакала от радости. Он все же пришел! Он не бросил ее!
  -Освободи меня!
  -Тише, донна!
  -Их всего трое-прикончи их!
  -Донна, ты обещала мне кольцо...
  -Что?!- девушке показалось, что она ослышалась.
  -Кольцо...
  -Так ты за кольцом пришел, а не за мной?
  -С помощью кольца я смогу пробудить самых лучших воинов моего народа и тогда...
  -А ты, выходит, не воин вовсе?
  -Я не убийца и....
  -Трусливый ублюдок! Не фига не получишь, пока не выйду наружу!
  Огорченная девушка мгновенно представила, как заорет во всю глотку. Прибегут эти дикари потные и порвут утонченного эльфа на кусочки! Тогда он пожалеет о б этом!
  -Проваливай!
  Пристыженный эльф некоторое время собирался с мыслями.
  -Донна, я на самом деле не воин, меня не учили убивать. Мое оружие стило и чертежи...
  -Вот и подотрись своими чертежами! Фуфло дешевое!
  Маша отвернулась и чтобы не плакать укусила себя за губу. Понадеялась...дура...
  Растаяла как свечка...Глупая овечка!
  -Я подслушал, о чем они говорят. Тебе ничего не грозит. Они думают, что ты-эльфийка и привезут в подарок своему королю или принцу.
  -Когда?
  -Не знаю. Не надо терять времени, донна. Передай мне кольцо, и я вытащу тебя из плена...
  Заскрипела дверь в доме. Вышел пузатый бородач, тот, что с женским голоском. Сначала долго мочился на угол дома. Потом вразвалочку подошел к клетке. По пути бросил какие-то древесные коряги в костер. Взлетело облако серого пепла.
  -Эльфийка, ты с кем говоришь?
  -Со своей задницей! - огрызнулась девушка.
  Толстяк хохотнул. Присел на корточки.
  -Веселая. Как зовут? Откуда пришла?
  -Да пошел ты, боров кастрированный!
  Толстяк уже не смеялся.
  -Не скаль зубы, сучка. Я тут главный.
  -Иди сначала зубы почистить, воняешь как помойка!
  Толстяк нахмурился.
  -Дерзкая на язык? Могу язычок укоротить!
  Маша уткнулась взглядом в пол.
  "И чего надо козлу?"
  -Уши покажи.
  -Может еще и задницу?
  Толстяк поднялся на ноги.
  -Не хочешь, девка по хорошему-будет по-плохому.
  -Сидеть в клетке как зверь-это по-хорошему?! Наглая морда!
  -Ну-ну. Подождем утра.
  Толстяк подкинул еще дров в костер и зашел в дом.
  Маша оглянулась через плечо.
  Трусливый эльф опять исчез.
  Маша смотрела на пламя костра, загипнотизированная пляской огня. Тепло шло от костра и был невыносимо грустно от мысли, что жизнь так и норовит повернуться самой неприглядной стороной. Кому-то везет с самого рождения: красивый и богаты, в бентли, на Мальдивах отдыхает и одевается у Дольче и Гобано....
  "Наверное, в прошлой жизни я была большая грешница..."
  Незаметно она задремала...
  Проснулась от зябкого рассветного холода.
  Возле потухшего костра бродил пузатый похититель в длинном лохматом плаще или просто укрывшись звериной шкурой. Над горами небо светлело с каждой минутой.
  Вспомнив Николая и его способ греться, девушка встала и принялась энергично приседать. Запыхалась, но согрелась. Толстяк подошел ближе, наблюдал с интересом.
  -Жрать охота? Чего молчишь, девка?
  Жрать, конечно же, хотелось, до колик в животе, но Маша, насупившись, только презрительно фыркнула.
  Из избы вылезла вся лохматая бригада в шкурах. Зевая и почесываясь, собрались возле костра, разожгли огонь по-новому, подвесили над костром котел с водой.
  В воду побросали окровавленные куски мяса.
  У костра остался один дежурить, остальные повели лошадей куда-то вниз по склону в плавающий лохмами туман.
  Когда солнце уже поднялось из-за гор, бородачи обсев вокруг костра принялись жрать недоваренное, дымящееся мясо, причем с огромным апетитом-кости трещали на зубах.
  Мучимая голодом Маша повернулась к ним спиной.
  -Чтоб вы сдохли, твари...
  Стук копыт услышала не только она.
  Чавканье смолкло. Вся лохматая троица немедленно оказалась на ногах. В ручищах, откуда не возьмись зловещего вида секиры.
  Всадник проскакал вверх по склону и осадил коня рядом с костром.
  Бородачи немедленно преклонили правое колено и нагнули лохматые головы.
  "Ого, местный рыцарь пожаловал?"
  Поверх малиной куртки на всаднике панцирь, стальная чешуя на плечах и даже на ляжках до колен.
  Рыцарь покинул седло легко и быстро, словно тренировался в этом деле много дней.
  Быстро приблизился к клетке с пленницей.
  Лицо молодое и спесивое, бородка каштановая аккуратно подстрижена. Нос ястребиный и пронзительные голубые глаза. На груди за золотой цепи с плоскими звеньями знак в виде цветка клевера и похоже из золота. На голове мягкий бархатный берет.
  -Не похожа она на эльфийку,Морт!
  -Ваша милость, как не похожа? Одежа эльфийская и мордашка чистая и ручки белые, ухоженые.
  "Это у меня то?"
  Маша скосила глаза на свои руки и ахнула. Кожа белая и маникюр, как только что из салона!
  -К тому ж не ест и не пьет весь день и того, совсем не ходит...
  -Дурак ты, Морт! Эльфийки они тощие и гибкие, а эта девка крестьянских кровей и задница как у молодой кобылы.
  Сравнение с лошадью переполнило чашу терпения Маши.
  -Ты чего гонишь, чувак?! Сам ты кобыла! Конь ты в пальто!.....
  Дальнейших простых русских слов рыцарь явно не знал и попятился с испугом на лице.
  -Она ведьма?
  -Кольцо у ней золотое на пальце, ваша милость! Ведьмы золото и серебро не носют!
  Рыцарь подал знак. Лохматые грубияны отворили клетку и выволокли Машу на свободу. Она визжала и брыкалась как молодая кобылица.
  
  Когда чья-то лапа попыталась зажать рот, Маша впилась в нее зубами с наслаждением.
  Владелец укушенной лапы заверещал тонким голосом.
  Машу прижали к земле на живот и вывернули руки на спину. Так просто у них это не вышло. Пришлось попотеть.
  Злобную "эльфийку" держали втроем.
  Рыцарь опустился на колено, разглядвая кольцо на дергающейся руке. Крепко схватил палец и попытался стянуть колечко.
  Последующее живо напомнило Маше случай из далекого детства, когда она, пятилетняя сопливая дурочка засунула отвертку в розетку.
  Девушку тряхнуло так, что бородатые и лохматые варвары разлетелись в разные стороны. Стало тихо и легко. Никто не хватает за руки и за ноги. В глазах плавают голубые искры.
  Во рту обильно проступила кровь из-за прокушенной щеки.
  Маша села едва удержавшись чтобы не застонать. Левая рука одеревенела, а правая....
  За правую держался рыцарь, потерявший берет и остатки самообладания.
  "Конрад дель Вин, егерьмейстер принца Магнуса, педофил и сатанист. Мечтает стать маршалом. " - Любезно проинформировал внутренний голос.
  Маша потрясла головой.
  "Откуда я это знаю?!"
  Рыцарь Конрад дель Вин ожил , рухнул на колени и страстно облобызал ручку "эльфийки".
  -Простите меня, донна! Простите! Умоляю!
  -Хочешь стать маршалом, Конрад? - спросила Маша, охрипшим голосом.
  Дель Вин вытаращил глаза.
  -Донна?
  -Будешь маршалом, нет проблем.
   ...С голыми красавицами в бане Николай еще не встречался и просто глупо улыбнулся в ответ. Красотка немедленно подошла ближе и положила руки на плечи гостя.
  -Что же ты молчишь?
  -Э-э-э...Разве мы знакомы?
  Красотка поморщилась.
  -Боги, какое занудство! Посмотрел бы ты на себя! Я тебе не нравлюсь?
  -Нравишься! - с готовностью отозвался Николай.
  Происходящее напоминало или сон или розыгрыш. Ну не бывает такое в реальной жизни! Не бывает!
  -И ты не хочешь меня поцеловать?
  Николаю внезапно захотелось убраться, куда подальше от этой раскованной незнакомки в недрах горы, куда нибудь туда, где все привычно и понятно.
  -Даже так? - улыбнулась красавица и быстро чмокнула Николая в губы.
  -Первый тест ты прошел, поздравляю!
  Он только моргнуть успел, как все изменилось чудесным образом. Красотка удалялась от него, покачивая гладкими сочными ягодицами,...затянутыми в белую кожу...
  Белый, кожаный костюм облегал тело девушки как перчатка, туго и без складок.
  Баня, бассейн, душ, мозаичная пещера-все исчезло. Из комнаты с картинами на стенах и мягкой мебелью по углам, на широкий балкон выходили три высокие арки.
  Незнакомка прошла между двух мраморных колонн и улеглась на низкий диванчик на балконе. В руке ее появился длинный стильный мундштук с сигаретой.
  -Николай, не подашь ли мне огня?
  На комоде в массивном подсвечнике горели три высокие белые свечи.
  С подсвечником Николай вышел на балкон и на несколько мгновений позабыл о девушке с явно волшебным даром.
  Панорама заснеженных гор в легкой дымке облаков казалась нереальной. Воздух пах снежной свежестью.
  -Я жду.
  -Извините.
  Девушка прикурила сигарету от свечи и пришурясь выпустила из губ идеальное колечко дыма.
  -Ты испугался меня?
  -Вовсе нет.
  -Тогда сядь рядом, я не кусаюсь.
  Синие глаза девушки напоминали чистотой небо над горными пиками. Волосы вороного крыла еще минуту назад мокрые, теперь вились вокруг лица крупными локонами падая на плечи.
  Николай присел на край диванчика.
  -Скромный, красивый, воспитанный-ты мечта любой девушки, Николя! У тебя есть девушка?
  Девушки не было давно, уже года три....
  -Три года? Невероятно!
  "Она читает мои мысли?"
  -Что в том странного. Я богиня этого мира.
  -Заримании?
  "Богиня" поморщилась.
  -Мне не нравиться это название. world of mountain valleys-звучит куда лучше!
  -Почему я здесь?
  -Потому что я за тобой давно наблюдаю. Ты мне понравился.
  Девушка выдохнула дым в лицо Николая.
  Сигаретный дым пах, словно изысканный парфюм и его хотелось вдыхать всеми легкими, замирая от блаженства....
  -У богини есть имя?
  -Для тебя любое!
  -Кроме настоящего?
  Девушка улыбнулась вполне одобрительно.
  -Ты не глуп, мой рыцарь!
  -Если я-рыцарь, то должен знать имя дамы сердца?
  -Как мне нравиться эта вульгарная лесть! Зови меня Дальдантиль.
  -Похоже на эльфийское...
  -Хочешь сказать- оно бы подошло сейчас больше твой спутнице?
  -Маше?
  -Да, именно ей.
  -Что с нею? Где она?
  -Ну вот, опять! Это невежливо, в конце концов! Находясь рядом с богиней интересовать какой-то темной эльфийкой!
  -Маша с земли, как и я. Она не эльфийка вовсе и я должен ей помочь...
  -У нее есть теперь и помощник и защитник. С нею все в порядке. Ага, дракониха запудрила тебе мозги! Она боится, что кольца попадут темным эльфам и те возродят свое подземное королевство! Все это чушь! Я не для того все там погасила и отправила этих спесивых говнюков спать вечным сном, чтобы опять позволить им вставлять мне палки в колеса! Будет об этом! Вина, шампанского или водки?
  -Возможно белого вина...
  -Отличный выбор!
  В руке Николая немедленно возник бокал с золотистым напитком. Вино пахло спелым виноградом и солнцем.
  -За встречу!
  Дальдантиль протянула свой бокал к бокалу гостя, и легкий хрустальный звон закрепил тост.
  -Знаешь ли, мой скромный рыцарь, там за горами в королевстве Юга сейчас непростые времена. Тридцать лет уже армии Боридена-императора людей топчут их земли.
  Король Аргус потерял королевство, проиграл все сражения и умер от огорчения. Столица-гордая Лавария в руках захватчиков. Герцог Морена, старый интриган тоже перешел на сторону Боридена. Принц Магнус не коронован и зовется королем только из учтивости. Он засел в Туманных горах найдя среди горных кланов последнее убежище. В королевстве Юга все устали от войны и насилий. Ходят слухи, что королевство спасет "эльфийская девственница". Есть такое пророчество-говорят.
  -Тридцать лет войны? Что-то невероятное.
  -В твоем мире тоже шла война прозванная столетней. - Усмехнулась Дальдантиль.
  -Вы хорошо осведомлены о моем мире.
  -Я же-богиня?
  -Вам виднее....Так вы хотите, чтобы я направился в это королевство Юга?
  Дальдантиль пожала плечами.
  -Не вижу смысла. Ты останешься со мной. Это твою Машу сейчас приняли за "эльфийскую девственницу". Каюсь, я ей в этом помогла. Немного. Совсем чуть-чуть.
  Богиня хихикнула и отпила еще вина.
  
  Замок семейства дель Вин оказался жуткой дырой: каменная угрюмая башня без крыши торчала над уродливыми стенами как труба крематория.
  Панорама вокруг конечно красивая, но панорамой сыт не будешь! Тем более что всю долину заволокло туманом.
  С утра лил противный мелкий дождик. Меховой плащ с капюшоном не только вонял козлятиной, он еще и отяжелел от воды и давил на плечи. Кони устало плелись под гору по каменистой дороге. Впереди ехал знаменосец с мокрой цветастой тряпкой на копье. За ним Маша и бок о бок с нею Конрад дель Вин, ставший приторно галантным. Все его манеры казались Маше замаскированной издевкой, но придраться было не к чему-вежливый и предупредительный как официант в дорогом кабаке.
  "Чаевых не дождешься, чувак!"
  Маша мокла под дождем, злилась и копила негатив.
  Следом за господином и его гостьей ехали оруженосцы: полдюжины пацанов в кольчугах поверх кожаных курток и в стальных шлемах без забрала.
  За оруженосцами ехали егеря-те самые лохматые варвары.
  -Еще немного, донна и мы окажемся под защитой стен.
  -И в тепле?
  -Безусловно! Светлая донна! Для вас приготовили самые лучшие покои в замке!
  Маша чихнула в капюшон и шмыгнула носом. Как бы не простыть в этих стылых горах...
  Мост над глубоким и пустым рвом уже был опущен.
  Все обитатели замка толпились во дворе: свора лохматых оборванцев и отдельно кучка господ в плащах с капюшонами. Среди них Маша высмотрела мужика в черной рясе с крестом на пузе и насторожилась.
  Вряд ли священники благоволят к эльфам.
  Девушка не хотела даже думать о том, что случиться, когда обман вскроется...
  Рыцарь помог спешиться Маше и подвел к группе господ.
  -Моя матушка--герцогиня дель Вин. Эльфийская прицесса-Марго.
  Герцогиня оказалась еще не старой, бодрой теткой в белом траурном платье. Она с интересом уставилась на "эльфийскую принцессу".
  -Рады приветствовать ваше высочество в нашем скромном доме.
  Герцогиня коротко поклонилась. Маша постаралась копировать ее поклон.
   В большой, но темной из-за узких окошек, комнате весело трещали дрова в камине. Воздух пах дымком и предвкушением шашлыка.
  На полу лежали во множестве шкуры звериные. Кровать располагалась в неком подобии большого деревянного ящика, наверное, чтобы от каменных стен не простудится.
  Маша проглотила слюну и прислушалась-не идут ли звать к столу. Она умылась в тазике на комоде, и теперь решила причесаться перед мутноватым, но самым настоящим зеркалом.
  Потрогала себя за щеки, поражаясь худобе. Куда же все подевалось? Чему более всего порадовалась девушка-полному исчезновению прыщей. Кожа стала гладкой, бархатистой, эластичной и без всяких "гарнье" и "нивей"! Волосы отросли и свисали почти до груди. Разве так может быть?
  Расчесывая деревянным гребнем волосы, Маша обнажила ухо и ахнула. Оно стало остроконечным, как у темного эльфа! Второе точно такое! Кто это сделала с нею?!
  Она в панике разглядывала и теребила свои уши, пока те не покраснели.
  Тут же постаралась укрыть пылающие уши под волосами.
  "Я что-настоящая эльфийка!? Пипец!"
  Покончив с волосами, отошла подальше, чтобы разглядеть себя подробнее. Покрутилась. Складки на боках исчезли совершенно и теперь у нее имелась талия, которую эльфийское волшебное платье облегало очень даже клево! А живот куда-то подевался...и задница тугая, что надо!
  "Блин, да я настоящая стройняшка!"
  Ким Кардашьян была посрамлена!
  Платье не запачкалось и не порвалось. Оно не жало и не морщилось. Идеальная одежда, жаль, что все белое....Вот если бы оно искрилось словно обшитое бисером....
  Кольцо на пальце засветилось мягким светом и тут же погасло. Зато начало светиться и переливаться платье!
  Маша поднесла руку ближе к глазам и затаила дыхание. Ткань рукава покрылась ровным и гладким на ощупь слоем крохотных жемчужин или бисерин.
  "А если зеленое?"
  Кольцо опять мягко засветилось и платье на глазах начало зеленеть, пока не приобрело мягкий изумрудный цвет.
  -Вау!
  Маша подпрыгнула от восторга и поцеловала кольцо.
  -Вот это настоящее чудо!
  К тому времени, когда в дверь постучали, девушка перепробовала все цвета радуги и все же остановилась на изумрудном. К длинным прямым светлым волосам шло просто изумительно!
  В стылом, большом зале, рядом с камином был накрыт стол. Никто не садился. Все ждали гостью.
  Рыцарь дель Вин встретил Машу в дверях, подал руку и подвел к ее месту, спиной к горящему камину, видимо самому теплому.
  -Вы восхитительны, донна! Ваше платье как изумруд!
  В глазах рыцаря мерцали отражения свечей, и пахло от него по мужски-кожей, потом и какими-то примитивными отдушками, от которых в носу свербело.
  -Благодарю...
  Стол был сервирован на пятерых. В большом подсвечнике горели белые свечи.
  Герцогиня дель Вин заняла место не во главе стола, а рядом по правой стороне. По левой стороне лицом к дамам сел Конрад и священник, что встречал Машу во дворе.
  Столовые приборы во главе стола также находились, напротив стоял деревянный стул с высоченной спинкой с красивой резьбой.
  -Помолимся господу и поблагодарим его за хлеб и воду! - провозгласил священник красивым, звучным баритоном.
  Тут же герцогиня и ее сын перекрестились. Маша также без малейшего промедления повторила их жест.
  "Они что, тоже христиане?!"
  Священник прочитал вслух короткую молитву, сложив ладони перед собой. Ему вторили все, включая Машу.
  Благочестие эльфийской гостьи произвело хорошее впечатление. Священник не смог скрыть удивления.
  Слуги наполнили чеканные серебряные кубки красным вином.
  -За короля Магнуса! - провозгласила первый тост герцогиня.
  Пришлось пить до дна.
  На серебряную тарелку Маше тут же навалили груду разнообразного мяса.
  Хлеба на столе не имелось, зато на блюде посредине возвышалась гора маринованных, судя по уксусному духу, овощей.
  Нож имелся острый и очень похожий на кинжал, а вилка была большая и двухзубая, вроде той, что бабуля выуживала мясо из бульона.
  Голодной Маше пришлось себя сдерживать и резать мясо на мелкие кусочки и долго пережевывать, совсем как герцогиня.
  Второй тост провозгласил Конрад за прекрасную эльфийскую принцессу.
  Этот бокал Маша тоже осушила до дна и лихо закусила квашеной капустой. Лицо запылало и уши тоже. В голове немного закружилось и стало как-то наплевать на манеры.
  -Ваше высочество, вы не поделитесь с нами дальнейшими планами? Вы, я полагаю, не просто так прибыли в наши земли? - осторожно завела разговор герцогиня.
  "Ага, еще спроси-где моя свита! Дотошная старушенция!"
  -Я путешествую налегке, инкогнито, ага.
  -Егеря нашли вас в пещере...
  -Еще чего! Это я их нашла! Прикольные дикари, блин!
  Герцогиня навострила уши.
  -А ваша свита...
  "Ну, как же, наконец-то начался допрос!"
  Маша нахально ухмыльнулась хозяйке замка.
  -Свита моя прибудет...позже...я так люблю прикалыватся-сбегу от них, а они ищут! Сто, нет, пятьсот эльфов ищут и не могут найти! Правда, прикольно?! Я их всех вот так держу!
  Маша продемонстрировала герцогине сжатый кулак.
  -Не представляете-как сложно с этими ушастиками! Бездельники, трепачи! На словах герои, а как гшарра увидят, так штанишки мокрые! Сразу зовут меня, ну а я как орну...гм...в смысле ультразвуком их того...вырубаю!
  -Крепкая рука нужна правителю, конечно...
  -Еще как нужна! У меня строго, чуть, что и в глаз! Ой!
  Машка поняла, что заболталась и уткнулась в свою тарелку, рассматривая кусок мяса с корочкой.
  Неловкую тишину разрядил священник.
  -Похвально, что столь высокая особа придерживается канонов святой церкви. Как давно ваше высочество исповедовалось духовнику?
  -Да я каждый вечер исповедуюсь! Вот те крест!
  Маша размашисто перекрестилась.
  -Перед сном, как зубы почищу и подмоюсь, зову этого духовника и того...исповендыаюсь..вот!
  Маша тряхнула головой и засмеялась.
  Хозяева замка тут уставились на нее.
  Она потрогала свои уши и улыбнулась.
  -Прикольные, правда?
  -О, да! - согласился без промедления Конрад дель Вин.
  -Хочешь потрогать?
  -Э?
  -Да не бойся, ничего не будет! Я сегодня добрая!
  -Так что вы говорили о ваших планах? - гнула свое настырная герцогиня.
  -Планы? Да проще простого: хочу посмотреть на вашего короля и вообще. Есть тут у вас экскурсия-типа по "золотому кольцу Заримании"? Я бы проехалась. То, се..сувениры...селфи...а Интернета у вас случаем нету?
  Маша вспомнила про свой мобильник со встроенным фотиком на три мегапикселя и загрустила. Сколько всего можно было отснять...Коляна и того зеленого проводника она украдкой успела снять, а потом батарея села. Не везет так по крупному!
  Селфи с драконом или в замке с рыцарем! Девки во дворе описаются от зависти!
  -Так ваша цель - это нанести визит его величеству?
  -Ну да, а что? Короли они прикольные. Хотя по любви жениться не могут...Жаль, я бы какого подцепила бы! Конрад, чего скушный сидишь, давай еще выпьем?
  Герцогиня сквозь зубы прошипела склонившемуся к ней слуге:
  -Эльфийке больше не наливать.
  
  На Земле Николай любил ставить на рабочий стол компа разные горные виды.
  Теперь от этих видов его тошнило. Куда не посмотри заснеженные вершины торчат как зубы ящера!
  После разговора с Дальдантиль он внезапно оказался в горной долине рядом с озером.
  В кристально чистой и ледяной воде отражались горы, лес и лом с покатой крышей до земли. Окошки дома смотрели на озеро. Позади глухая стена и труба - дымоход. Под навесом поленница дров. Напилены, но не наколоты. Колкой дров Николай занимался примерно по часу в день, пополнял поленницу. Небольшой камин на первом этаже дома поглощал дров немного-хватало охапки, чтобы тепло было всю ночь и даже часть дня. Готовить что-то не требовалось. Прохладная кладовая под полом набита консервными банками без наклеек. Постепенно разобрался. Выбита буква "К" - каша, а если "Р" - значит рыба.
  Открывал ножом банку и ставил греться на камин, ближе к огню. Столовые приборы и тарелки лежали в посудном шкафу, но Николай предпочитал съедать ужин или обед прямо из банок перед камином в уютном кресле, иногда на террасе перед домом, сидя на скамейке.
  В доме имелось электричество: лампы, розетки.
  Николай лампы предпочитал не зажигать, так как свет их казался ему чужим в этом домике у зера. Откуда шел в дом электрический кабель, он так и не понял. В доме был даже душ с горячей водой. Грязную одежду Николай швырял на пол, а поутру находил на стуле возле кровати чистую и отглаженную.
  Дальдантиль привела его сюда, дом у озера и попросила посторожить это место несколько дней. Для кого? От кого?
  Богиня растворилась в воздухе, прежде чем вопросы сорвались у Николая с языка. Посторожить так, посторожить....
  Дни он отмечал, выкладывая утром один камень с берега озера к задней стене дома. Дни из-за похожести сливались один с другим. Подъем, умывание у озера (Купаться там было невозможно из-за ледяной воды!), пробежка до родника у скал и обратно-примерно три километра, завтрак, тренировки с мечом и колка дров, обед, тихий дрем в кресле с банкой пива, прогулка по берегу озера, ужин, чтение книг (в домике оказалась библиотека в тысячу томов на русском языке-в основном фантастика и детективы) и отбой.
  Кроме птиц в лесу и рыбы в озере никакой живности Николай не встречал. Погода в долине всегда стояла замечательная. Утром туманно и тихо, днем солнечно и тепло, а вечером легкий свежий ветер с гор. Каждую третью ночь шел дождь.
  Николай просыпался от шума дождевого, смотрела в узкое окно, покрытое каплями и с трудом засыпал. Иногда он вспоминал про Машу и надеялся, что ей не приходиться сидеть в одиночестве у озера и ожидать неизвестно чего. Но чаще он думал о Дальдантиль,о ее прекрасном лице и соблазнительном теле....
  Когда камешки за домом выстроились в две шеренги по десять, он решил что хватит отдыхать. Набрал консервов в свою кожаную сумку, положил на плечо фламберг и отправился дальше. Он же не давал обещание сидеть у озера всю жизнь! В конце концов, он и у Федора с большей пользой смог бы время проводить!
  По натоптанной тропе по лесу Николай шел больше часа и вышел обратно к домику у озера...
  С тех пор в дневном его расписании появился новый пункт, сразу после завтрака поиск дороги.
  Десяти попыток хватило чтобы понять- уйти из долины нельзя. Какой бы путь он не выбирал - всегда возвращался обратно.
  "Она надо мной издевается!"
  В то что-Дальдантиль богиня, Николай не верил. Он вообще в богов не верил.
  Дальдантиль, скорее всего очень мощная колдунья. Есть переходы между мирами, есть драконы, так почему же не быть колдунам и магам?
  Пару дней Николай хандрил и, набравшись пива, спал тяжелым похмельным сном, забыв про тренировки и пробежки.
  На третий день он выбрался из дома уже, когда солнце взошло, посмотрел с отвращением на гору пустых банок из под пива.
  Побрел к берегу озера, там, где обычно умывался, на плоские камни едва ли на ладонь торчащие на водой. Дно озера здесь было галечным и дно прекрасно видно.
  Сине-зеленые спины рыбех до полметра длинной отлично выделялись на фоне светлого дна.
  "Рыбы что ли наловить?"
  Еда из банок смертельно наскучила.
  -Ну и на что вас ловить? - спросил парень у рыб.
  -Спиннинга нет?
  Услышав незнакомый голос, Николай дернулся, поскользнулся и воплем рухнул в воду.
  Из обжигающе холодной воды выскочил мгновенно-хорошо хоть не глубоко-по пояс!
  В двух метрах об берега стоял парень в длинном черном кожаном пальто нараспашку. Под пальто надета мягкая куртка с капюшоном. Синие джинсы жестоко подраны выше и ниже колен. На ногах, высокие шнурованные черные башками, типа армейских. На шее парня висели здоровенные серебристые наушники, а за спиной зеленый рюкзак.
  Увидев лицо Николая, парень перестал смеятся, вынул руки из карманов и поднял перед собой, ладонями вперед. Был он худошав, молод с пушком на щеках. Обычный парень из толпы с незапоминающимся лицом и короткой стрижкой под морпеха.
  -Извини, не хотел тебя пугать.
  -Я не пугливый...
  Николай быстро стянул штаны и выкрутил их, выжимая воду.
  -Ты как сюда попал?
  -Похоже, что заблудился. Я-Рольф.
  -Николай. Есть хочешь?
   Слопав банку тушенки и банку каши, Рольф осоловел. Жмурился на солнышко то и дело клевал носом. Николай, рассказывавший на террасе о своих похождениях в Заримании, осекся.
  -Эй, ты засыпаешь!
  -Разморило, извини...
  Ральф зевнул, показав крепкие отличные зубы. Потер глаза и рассмеялся.
  -У меня таких приключений не было. Просто гулял по лесу на горе свободы и потерялся. Бродил пару дней, вышел в долину и вижу горы. Потрясно! Ну не мог я до Альп дойти за два дня! Потом понял что это не Альпы и не Земля...
  Рольф опять зевну.
  -Иди на диван, ложись, в гостиной.
  -Спасибо...
  Путешественник, не снимая своих шнурованных бутс и заляпанного плаща, завалился на диван и мгновенно захрапел.
  Николай покосился на рюкзак гостя, но трогать не стал.
  Вышел на улицу.
  Светит солнце, на небе ни облачка. Прекрасный пейзаж, от которого тошнило.
  "Как Рольф смог попасть в эту долину? Я не могу выйти, а он смог войти...Так может он меня и выведет отсюда?"
  Николай вспомнил про свой ритуал, сходил на берег за камешком, вернулся к дому, чтобы посчитать количество. Он крутил в руке теплый камушек и думал что возможно этот последний.
  На крепкой колоде, на которой он колол дрова, сидела Дальдантиль, на этот раз не голышом, а в узких бежевых брючках заправленных в короткие сапожки и в белоснежной сорочке с длинными рукавами. На шее пестрый элегантный шарфик.
  Волшебница накручивала на палец локон. Юная, прелестная девушка в расцвете красоты....
  -Добрый день, рыцарь мой!
  -Доброго дня...
  При виде красавицы-волшебницы дыханье у бедного парня замерло в груди. О чем он думал? В чем сомневался? Он хотел эту женщину больше всего на свете! Именно ее он ждал всю жизнь! Смотреть на нее - уже блаженство...
  -Прости меня. Важные дела потребовали моего личного присутствия и я оставила тебя одного так на долго. Ты не злишься?
  -Нет...как я могу?
  -Кто твой гость?
  -Он назвался Рольфом. Это проверка, да?
  -Проверка? О чем ты?
  -Рольф, он не настоящий? Фантом?
  Дальдантиль фыркнула.
  -Он человек из твоего мира. Человек смертный из плоти и крови. Ты не потерял своего меча?
  - А причем здесь меч?
  -Рольф опасен. Он стихийный маг, правда, еще не инициированный. Убей его, и покинем это место. Я приведу тебя в мой самый изысканный дворец, а ночью мы будем вместе. Ты же думал обо мне все эти дни?
  Дальдантиль уже была рядом. Положила руки на плечи, заглядывала в глаза. Ее зрачки внезапно показались Николаю двумя бездонными колодцами....
  -Убить?
  -Убить. - Обворожительно улыбнулась Дальдантиль. Ее блестящие сочные губы были так близко...
  Николай сжал зубы.
  -Я не киллер и не палач. В чем он провинился перед тобой?
  -Он меня оскорбил. Жестоко оскорбил. Его ругань была грязной и ужасной!
  -Оскорбил? - тупо повторил Николай. - Может по морде ему надавать-пусть извиниться?
  Может ты его боишься?
  Дальдантиль покраснела от гнева.
  - О чем ты?! Для меня он как козявка! Он станет, опасен для тебя в будущем. Убей его сейчас или ты сам погибнешь от его рук через несколько лет. Один удар и твоя безопасность гарантирована.
  Прекрасное лицо рядом и запах ее кожи пьянил...Тепло ее рук на плечах...Ее гибкая талия под ладонями....
  ....Тьма и огонь...Пылающая знакомая крепость...тела миреков по полю...Привязанный к паровозу, умирает дядя Федор....Визжащую Машу тащат потные полураздетые воины...Маленькие дети, нанизанные на копья...На коне черном Рольф в доспехах стальных, уже с курчавой бородой. С его ладони срываются огненные мячи и пробивают стены крепости навылет....Рольф хохочет, скаля зубы...
  Николай проглотил слюну и видение исчезло. На долю секунды запах гари и крови терзал ноздри, но и он исчез.
  -Ты сам увидел часть будущего. Решайся, мой рыцарь...
  -Для тебя я готов на все, но только не так....Это неправильно...Он мой гость...
  -Что за бред ты несешь, Николя?! Гость?! Это мой дом и моя долина и мой мир! Здесь все мое!
  Дальдантиль отшатнулась, сделала шаг назад. Ощущение того, как прекрасная женщина ускользает из рук было мучительным...
  "Она манипулирует мною!"
  Нахлынуло ощущение обмана. Все не правда...
  "Меня соблазняют ,наводя чары...Все это магия...Гадская магия..."
  -Я не буду его убивать. Будущее еще не наступило. Оно может быть каким угодно. Судьбы не существует.
  Гневное лицо Дальдантиль мгновенно преобразилось. Она опять ласково, многообещающе улыбалась.
  -Ты прошел второй тест, мой рыцарь.
  
  Во дворе бренчал на лютне трубадур и гнусавил песенку о вечной любви. Подпившие господа ревели и хохотали, заглушая временами певца.
  "Жеребцы стоялые!"-вспомнилось любимое ругательство бабки.
  Маша сидела в деревянной кадке по шею в теплой воде и разглядывала свои пальцы-не испортился ли маникюр?
  Всю неделю в замок дель Винов съезжались друзья и родичи. Каждый рыцарь приводил с собой отряд. Господ размещали в замке, а воинов в палатках и шалашах за стенами. Вокруг замка уже вырос лагерь.
  -Мы не сможем ехать к его величеству просто с маленькой свитой. - Объяснялся Конрад. - Время военное и горцы отбились от рук. С крепким отрядом вы будете в безопасности.
  Своих гостей Конрад представлял лично.
  Рыцари целовали руку эльфийской принцессе, и она немедленно все обо всех узнавала. Магия кольца рассказывала о каждом все хорошее и нехорошее. Хорошего почему-то обнаруживалось мало.
  Особенно "приглянулась" Маше троица друзей Конрада: высокий блондин в сиреневом костюме, без доспехов, но с парой кинжалов на поясе - "Лорас дель Ронне, камергер двора, развратник и сибарит, мечтает о сношениях с эльфийками", красавчик - брюнет с кудрявыми волосами до плеч и пустыми черными глазами убийцы - "Гор дель Сорве командир горской гвардии, пьяница и дуэлянт, слишком пустая голова, чтобы иметь мечту", немногословный, лысоватый мужчина с крысиным профилем - "Доран Гарош, сын купца, первый дворянин в роду и финансист принца Магнуса, мечтает занять место канцлера и наворовать из казны еще пару миллионов флоринов".
  Всю эту троицу представили эльфийской принцессе. Потом Конрад ушел с друзьями пьянствовать в охотничьем зале. Маша скучала в своей комнате дни напролет. Герцогиня дель Вин держалась высокомерно и делала вид, что занята хозяйством и приемом гостей совершенно. Вина к обеду и ужину не давали. "Эльфийка" теряла терпение и аппетит.
  Узнав, что назавтра назначен долгожданный выезд в Орлади-крепость и последнее убежище принца Магнуса, Маша оживилась, потребовала ванну.
  Слуги принесли в ее комнату здоровенную кадушку из дерева и потом еще около часа наполняли ее горячей водой-таская ведрами из кухни на первом этаже.
  Впервые после бани дяди Федора Маша искупалась, как следует и вымыла голову.
  Вылезать из воды не хотелось. Намотав на голову полотенце, девушка блаженствовала в этой средневековой ванне.
  "Как живут рыцари и герцоги? Как быдло! Ни ванны, ни водопровода с горячей водой! Даже канализации нет!"
  Маша покосилась на ночной горшок, торчащий из-под кровати.
  Горшок выносила служанка по мере наполнения. Хоть бы, козы, крышку на него придумали какую! Сиди и нюхай весь день!
  Маша выпытала у горничной- туповатой, но хитрющей Линдси про эльфов. Оказалось, что в королевстве Юга эльфов не видали уже два поколения, ни светлых, ни темных. Эльфы начали превращаться в легенду или сказку. Появление Маши вызвало настоящую сенсацию. Горничная что-то недоговаривала, а у Маши не хватало терпения слушать ее воспаленный бред и выискивать в потоке сознания нужную информацию.
   Вода начинала остывать и выйти все равно придется....
  Дикая горная жизнь изрядно поднадоела. Скорее бы отсюда уехать!
   Вечером в замке был дан пир. Машу под руку ввел в охотничий зал сам Конрад, на правах хозяина. Стул во главе стола так и оставался не занятым, но теперь Маша была в курсе событий. Это место принадлежало герцогу дель Вин, который уже пару лет находился в плену у императора людей Боридена вместе со старшим сыном. Бориден требовал за пленников триста тысяч флоринов. Таких денег у рода дель Винов отродясь не было, так что главе семьи предстояло скончаться в плену от старости.
  Машу усадили рядом с герцогиней, и она следующие пару часов наблюдала, как знатные господа превращаются в свиней. Жрали руками мясо и прочие закуски, чавкали и с радостным гоготом перекидывались обгрызенными костями. Пили вино, обливаясь и рыгая. Грязные руки вытирали об скатерть...
  Поскольку "эльфийке" вина не подавали, все выглядела противно до тошноты.
  Герцогиня ушла первой и увела Машу.
  От безумных взглядов Лораса дель Ронне у девушки мурашки бегали по шее вперегонки.
  Оказавшись в своей комнате, она выгнала горничную, заперла массивную дубовую дверь на громыхучую щеколду, а потом еще и подперла ее комодом.
   Как оказалось - не зря. Лорас дель Ронне вскоре явился под дверь и умолял ее отворить, а потом начал ломится, как живой таран. Дверь трещала, но держалась. На шум прибежали собутыльники. Крики, уговоры, мордобой...Повеселились изрядно.
  Остаток ночи Маша не сомкнула глаз под одеялом, таращилась на дверь и прислушивалась к малейшим звукам.
  "Плохо жить без пистолета!"
  Машу захотели в первый раз в ее жизни, но радости ей это не принесло. Это было унизительно и страшно....
   Утро ужасно зябким оказалось. В низинах туман...тучи цепляются за горы...Маша дрожала даже под меховым плащом и стискивала колени со всей силы, боясь упасть с лошади. Смирная кобыла шла шагом, ее вел под уздцы конюх в лохматом горском плаще, но все равно было очень страшно. Обширный луг рядом с замком превратился в вонючее истоптанное болото под ногами сотен людей. Теперь все они, выстроившись неровными шеренгами с восторгом глазели на "эльфийскую принцессу" окруженную блестящими всадниками в латах.
  Спустившись с горы, немалый отряд растянулся по горной долине вдоль каменистого берега мелкой речушки. Маша, оглянувшись через полчаса, примерно, замок уже не увидела. Теперь скучное и темное обиталище герцогини дель Вин казалось ей заманчивым островком безопасности в горном стылом краю.
  Подъехал Конрад, поклонился в седле.
  -Не желает ли донна гретого вина?
  -Еще как желает!
  Маша сцапала флягу из темной бронзы и присосалась к горлышку.
  Вот теперь стало тепло и весело. Вернув рыцарю ополовиненный сосуд, девушка хихикнула.
  -Что еще желает донна?
  -Долго еще ехать?
  -Три дня...
  -Обалдеть! А поспешить нельзя?!
  -Часть отряда пешая, потому поспешить сможем, когда минуем Гуртово ущелье.
  -Сегодня?
  -Через два дня, не раньше.
  -Ты меня не обрадовал, Конрад. Я теперь буду очень сердитая!
  А когда я сердитая-я есть хочу! Чего на обед будет?
  -Э-э...мы только что выехали, донна...
  -Колбасу зажал? Не жмотись, рыцарь!
  Пристыженный Конрад исчез.
  Маша ехала дальше, мурлыкала песенку под нос.
  "Жаль флягу не оставил...не рыцарь, а жид!"
  Конрад вернулся с кольцом копченой колбасы.
  Острейшим кинжалом сам лично нарезал кружочками и подавал на конце клинка.
  Маша заморила червячка и потребовала еще вина. К привалу "эльфийская принцесса" уже с трудом держалась в седле и то при помощи верного Конрада.
  На привале, под скалой, посланные вперед дозорные уже развели костер.
  Машу сопроводили до костра. Она села на кучу лапника, согрелась и моментально уснула под болтовню рыцарей ....
  Проснулась уже под вечер. Открыла глаза и ничего не поняла. Над головой на фоне серого неба свисают ветви деревьев. Все качается туда сюда.
  Подняв голову, увидела, что ее тащат на носилках лохматые егеря, те самые уроды что тогда в клетку посадили. Воняют как свиньи и сопят!
  Маша испугалась.
  "Куда? Зачем? Почему?".
  -Эй! Чего удумали?! А ну опустите?!
  Егеря послушно остановились.
  Маша выбралась из носилок. Мимо шли пешие воины, таращились как на уродца.
  Внезапно захотелось в туалет, да так что коленки свело.
  -Где Конрад?
  -Его милость во главе отряда...
  -Я тоже туда хочу!
  Маша оглянулась с ужасом. Деревья на крутых склонах далеко, кустов нет. Вокруг дикие мужики...Где тут присесть?!!
   ....Набив рюкзак и мешок консервами вышли от озера на следующее утро.
  Рольфу было все равно куда идти, а Николай решил держать путь на заснеженный горный хребет, где-то на севере. Кажется, через него дракониха несла его и Машу. Где-то там должен жить дядя Федор.
  Дальдантиль с ее загадочными тестами может идти лесом!
  
   Путешествие через туманные и холодные долины подошло к концу не к третьему, а к пятому дню. Только гретое красное вино спасало Машу от депрессии.
  Как в первый день она больше не напивалась, но употребляла понемногу и с закуской. Поэтому, несмотря на спартанские условия, ночью спала отлично. Конрад со своими дружками увивался вокруг, так что скучно не было. К пристальным взглядам Лораса Маша притерпелась и болтала с ним напропалую, особенно после полбутылки вина.
  Гуртово ущелье оказалось узким настолько, что по тропе между высоченных скал, через узкую щель, могли проехать всадники только по одному.
  Конрад послал вперед всю пехоту во главе с Гором, чтобы встали лагерем в долине на случай засады.
  Пехота прошла. Когда же рыцари и всадники седлали коней на гребнях скал по сторонам ущелья возникли завывающие дикари в своих меховых плащах. Рожи вымазаны красным, скаляться как собаки! Свист, гогот!
  -Кто это? Что им нужно?- испугалась Маша.
  -Лирнийцы, чтоб им сдохнуть!
  Конрад покраснел от злости или стыда.
  Прозевал засаду...
  Рыцари прикрылись щитами, впрочем, это мало поможет, если с верхотуры начнут кидать камни. В ущелье они были как на ладони!
  -Что им надо? - не унималась Маша.
  -Сейчас узнаем! Вон тот - седой здоровяк - их вождь! Редкостная скотина, зовут - Элбан!
  Эй, Элбан! Чего ты хочешь?!
  Элбан махнул секирой и его люди мгновенно умолкли.
  -Ты ходишь по нашей земле, Конрад и ходишь без спроса!
  -Тебе нужна вира, Элбан?!
  -Отдай нам эльфийскую девку и ступай дальше, к своему принцу-задохлику!
  Рыцари заворчали. С лязганьем из ножен выползли мечи.
  -Донна едет к королю Магнусу, я не могу ее тебе отдать!
  -Конрад ты собрался умереть сегодня, здесь?! Наглый щенок!
  Твой отец был умнее тебя!
  Маша со страха заледенела.
  "Что они как малые дети?! Нельзя что ли договориться?"
  -Мой отец подарил тебе жизнь, Элбан!
  -Я должен ему, а не тебе! Отдавай девку!
  -Иди и возьми!
  -Это последнее слово, щенок?!
  -Последнее слово я забью тебе в глотку!
  -Сдохни! Давай! Бей!!
  Камни, копья, стрелы...все понеслось вниз, на головы рыцарей.
  Маша завизжала и инстинктивно прикрыла голову руками. Громыхнули, столкнувшись, щиты над ее головой.
  Зажмурившись, девушка ждала ударов, криков...
  Тишина...
  Открыв глаза, она увидела, что своими щитами ее прикрыли Конрад и Лорас. Морды красные у обоих и глаза круглые.
  -А чего тихо-то?
  Конрад сморгнул.
  -Э-э-э?
  Выглянул из-за края щита. Перекрестился.
  -Великий боже!
  Отодвинув щит в сторону, Маша посмотрела наверх и охнула.
  Голубое сияние дрожало над головами всадников и в этом сиянии висели камни, пики, стрелы и прочие опасные штуковины, брошеные горцами со скал. Висели ,как подвешенные на веревочках и падать не желали...
  Горцы наверху заткнулись ,словно языки проглотили. Их тоже пробрало.
  -Это чудо! Настоящее чудо! - забормотали рыцари, опуская щиты и быстро крестясь.
  -Нам не пора удирать? - робко спросила Маша.
  Конрад тут же сцапал ее коня за уздечку.
  -Лорас! Уходим! Уходим, пока ЭТО нас защищает!
  Проскакав через ущелье, Конрад остановил коня только посреди лагеря, в котором расположились пехотинцы, вызвав переполох и даже панику.
  Всадники один за другим вырывались из ущелья на луг, пришпоривая коней.
  Последним выехал Лорас дель Ронне. Неспеша, шагом.
  За его спиной в опустевшем ущелье тут же немедленно загрохотало. Камни и оружие горцев достигли дна.
  Лорас спешился рядом с Машей и внезапно жарко облобызал ее эльфийскую туфлю. Она даже ногу не успела отдернуть.
  -Эльфийская дева спасла нас! Ее послал Господь! Господь с нами! - заорал рыцарь, пронзая Машу горящим фанатичным взглядом.
  Рыцари и прочие всадники тут же завопили, колотя мечами в щиты.
  -Эльфийская дева! Чудо! С нами Господь!
  Не прошло и минуты, как весь отряд на коленях распевал псалом со слезами на глазах.
  -Явись Господь и дрогнет враг!
  Его охватит лютый страх!
  Маша тоже стояла на коленях, но не на грязной, холодной земле. Ей Конрад заботливо подсунул свой плащ.
  "Боже мой! Куда я попала?! Куда меня несет!?"
  "Эльфийская принцесса" шевелила губами, а всем казалось, что она тоже молится.
   .....В лесу на склоне, на камнях Николай развел костер из сушняка. Рольф уселся на толстую корягу, протянул руки к огню. Наконец-то застегнул свой потертый плащ!
  Не та одежда чтобы бродить по горам и лесам.
  -Нравится первобытная жизнь, бродячая?
  Рольф усмехнулся, потрогал наушники на шее.
  -Не такая уж первобытная. Успел в твоем домике зарядить плейер. Соскучился по музыке.
  -Чего слушаешь?
  -Рамштайн.
  -С ума сойти. Понимаешь чего они орут?
  -Я же немец.
  -А говоришь по-русски.
  -Это ты говоришь по-немецки.
  -Бред несешь. Я по-немецки ни слова не знаю!
  -Но я слышу тебя и понимаю, и говоришь ты без акцента.
  -Можно?
  -Пожалуйста.
  Николай приложил к уху наушник. В несколько голосов ему злобно проревели в ухо:
  -В воскресенье за деревней вдалеке
  Лизавет водит по полю гусей.
  К ней крадется потный Якоб.
  Зажимая серп в руке...
  -По-русски же поют!
  -Нет, по-немецки! - начал злится Рудольф. - Зачем ты меня подкалываешь?
  -Лады! Не будем об этом. В магию веришь?
  -Еще бы! У меня бабка была ведьма! - расхохотался Рольф. - На шабаш до восемьдесят лет летала на швабре от Икеи!
  -А после восьмидесяти?
  -На инвалидном кресле!
  Посмеялись, выпили по пиву за российско-германскую дружбу, потом взялись за тушенку.
  -Хлеба не хватает... - пожаловался Николай.
  -Без хлеба вкуснее. -не согласился Рольф, быстро орудуя в банке вилкой из перочинного ножа.
  -Ты как понял что не на Земле?
  -На небе нет инверсионных полос-такого в Европе не бывает. При ясной погоде всегда видно от самолетов следы.
  -Ага...По дому соскучился?
  -Пока еще нет. Тут прикольно и я еще дракона не видел живого. Завидую тебе!
  
  Горы отступили и скрылись в дымке. Равнина казалась бесконечной.
  До Орланди отряд быстро добрался, всего за пару дней. Местность здесь довольно населенной оказалось: вдоль дороги обработанные поля и то и дело попадаются поселения- в основном состоящие из каменных убогих домишек. Зато в каждом поселении есть церковь с колокольней. На полях ковырялись в земле лохматые оборванцы в тряпье, так что не разобрать ни пола ни возраста.
  Первую ночь на равнине Маша провела на постоялом дворе. Люди Конрада и Лораса выгнали всех постояльцев и ей досталась самая чистая комната. Конечно теплой воды, душа или унитаза здесь никогда не имелось. Зато имелись тараканы и наверное-клопы.
  Тараканов Маша видела, а вот клопы не приставали. Может эльфийская одежда отпугивала? А может кольцо защищало свою хозяйку?
  В том, что именно кольцо духов защитило ее и отряд в ущелье, девушка не сомневалась ни капли. Черта с два она теперь кольцо кому отдаст! Даже Хандану за мешок алмазов!
  Вторую ночь Маша провела в замке Гора дель Сорве -угрюмом каменном мешке на скалах над горной речкой. Сквозняки, вонь, сырость...
  Лучше бы в палатке осталась ,в лагере! Недожаренное мясо на завтрак, обед и ужин уже надоело смертельно. Маша с тоской вспоминала стол у дяди Федора. Пусть и мяса было много, но как готовили? Пальчики оближешь! Сухари из мешка Дилду теперь грезились как деликатес. Местный хлеб был исключительно ржаным, да еще и клеклым, так что плесень на нем появлялась уже на второй день. На плесень рыцари внимания не обращали и съедали все.
  Оставив пехотинцев далеко позади, на третий день конная свита "эльфийской девы" достигла берега Ори-быстрой и мутной реки, за которой и располагался Орланди-город крепость, а также столица Горной провинции.
  Только Горная провинция осталось во власти принца Магнуса, как поведал Доран Гарош самый умный и скромный из компании Конрада.
  -Бориден- император людей вероломно захватил королевство Юга и потому принц Магнус, не успев короноваться, отступил в горы, надеясь на поддержку горцев и местных рыцарей.
  Пока Магнус не коронован-он только принц, королем его зовут из учтивости.
  -И как давно он сидит в Орланди?
  -Больше двадцати лет, донна. Его сыновья уже выросли и мечтают о возвращении, но Магнус ...он нерешителен. Если вы убедите принца поднять войско и двинуться на освобождение королевства-все может получиться! Выросли новые люди, новое поколение не боится стальных когорт Боридена. Тем более что Бориден отозвал свои лучшие армии на запад для войны с богатыми городами на побережье.
  -Принц Магнус меня послушается? С чего бы?
  -Есть пророчество об "эльфийской деве" что спасет королевство после войн и смут.
  -Это я - что ли?
  -Вы-донна...Вы эльфийская дева из пророчества. Там в ущелье, под топорами лирнийцев был дан знак. Вы спасете королевство Юга. Время пришло.
  "И у этого глаза горят как у бати при виде поллитры! Сдурели совсем, чмошники!"
   После чуда с дикими лирнийцами, Машу буквально носили на руках. Лорас тот вообще превратился в преданного и любезного слугу. Маша то и дело гоняла его с мелкими поручениями: подай-принеси. Грубиян повиновался безропотно со счастливой улыбкой.
  -Вот и Орланди! - объявил торжественно Конрад.
  Маша отбросила капюшон на спину, чтобы не мешал, присмотрелась.
  Город с непременными черепичными крышами стиснут кольцом черных стен. Башни крепостные грубые, высокие с колпаками крыш.
  Над городом торчат колокольни церквей, как растопыренные пальцы. Дальше за рекой, за городом начинались опять горы, пологие, поросшие лесом, а дальше скалистые, заснеженные в редкой туманной дымке.
  На той стороне реки у стен города и причалов стояли пузатые низкие кораблики.
  Моста через Ори не имелось и переправу обеспечивал паром.
  Проблема в том, что рыцарей никто не ждал и на паром грузился купеческий обоз. Уступать никто друг другу не пожелал.
  Маша не успела глазом моргнуть, как рыцари уже обнажили мечи. Купцы были не робкого десятка, кроме того, в их охране находились здоровенные горцы в кольчугах с секирами.
  Дель Вин напирал на купца - крепкого дядьку в богатой меховой куртке со спесивым бритым лицом.
  За Конрадом напирали рыцари, а за купцом его вооруженные чем, попадя, приказчики и охранники. Морды красные, орут друг на друга! Жители деревушки рядом с паромной переправой таращились в двери и окна на свару, но близко не совались.
  -Товары для короля Магнуса! Личный заказ его величества!
  -Я сопровождаю Эльфийскую деву! Ты что не слышишь меня?! Что важнее для короля: южные ковры или дева из пророчества?!
  -Это все сказки! Выдумка горных колдунов!
  -Да я тебе уши отрежу, кошелек двуногий!
  -Руки коротки! Ответишь перед его величеством!
  "Вот дебилы, пипец! Замочат же друг дружку!"
  -Прекратить! - звонко крикнула Маша, которой вся эта бестолковица сразу же не понравилась.
  Купец и Конрад заткнулись мгновенно. Все лица у парома оборотились к девушке, даже лошади обернулись. Стало так тихо, что можно было услышать плеск речных волн о берег и бревна парома.
  Маша тронула каблуками бока лошадки и та послушно затопала через толпу. За несколько дней немного освоилась с лошадью и уже не боялась сидеть в седле. Только вот пришлось сменить эльфийские балетки на кожаные сапоги до колен.
  -Как ваше имя, почтенный?
  Купец сдернул, берет с головы. Весь его пыл куда-то испарился. Таращился как колхозник на новый "бентли".
  - Марвин Прост, ваша милость...
  -Марвин, мой друг Конрад дель Вин очень беспокоится обо мне и потому излишне горячится. На пароме же найдется место для двух всадников?
  -Найдется, ваша милость.
  -Прекрасно! Вот видишь, Конрад? Мы с тобой переплывем реку с почтенным Марвином, а там, на берегу, дождемся остальной отряд. Там же безопасно, надеюсь?
  Из-за парома не стоит проливать крови. Лучше прольем кровь наших врагов! Король ждем меня!
  "Мамочки! Чего я несу?!"
   Выйдя из полосы соснового леса, Николай и Рольф оказались на изумрудных высокогорных лугах. За лугами заснеженные горные пики. Где же тут найти перевал?
  Идти по снегам и льдам невозможно, да и глупо. Ни оборудования, ни веревок...
  Паслись на лугах странные создания-здоровенные как медведи четвероногие животные, заросшие плотной курчавой шерстью от копыт до глаз. Шерсть у них оттенков от коричневого до светло-бежевого, а вот рогов у них не имелось. Парни и глазом не успели моргнуть, как оказались внутри стада. Животные терлись об них, иногда толкая кудлатыми большими головами, явно чего-то выпрашивали. Самые крупные ростом доходили Николаю до плеча. Были и совсем мелкие, примерно по колено парням, но те держались подальше, ближе к взрослым.
  -Что это такое?!
  Испуганный Рольф крутился, но избежать приставаний лохматых созданий возможности не было.
  -Они безобидные! Траву жрут! Это вроде коров местных!
  -А...Тогда где их колокольчики?
  Разглядев сквозь шерсть у ближайшего животного дружелюбный карий глаз, Николай как по наитию протянул руку и почесал лохматую башку, где-то на макушке.
  Животное замерло и, похоже, блаженствовало судя по мурлыкающим звукам..
  -Эй, приятель! Тебе хорошо? Хоть глазом моргни!
  Животные тихо фыркнуло и тут же вокруг людей возникло свободное пространство.
  -Чего это они?!
  Рольф попятился к Николаю.
  -Почеши этого лохматика, видно он тут авторитет.
  Рольф тоже приступил к почесыванию.
  Через пару минут лохматики, разбрелись по пастбищу, потеряв к людям всякий интерес.
  -Давай возьмем его с собой и назовем Ральфом? - предложил немец.
  -Почему Ральф?
  -Ты что мультсериал не смотрел?
  -Что-то не помню такого...И потом, я вас буду путать: Ральф-Рольф.
  Рольф расхохотался.
  -Меня будешь с ним путать?!
  Да нас и в темноте не перепутать! Он похож на нашего пуделя Феликса, только вот без ушей и с копытцами. Правда пудели такими огромными не бывают....
  Николай только махнул рукой.
  -Делай что хочешь!
  -Эй, Ральф пойдешь с нами? - спросил немец, почесывая животное уже ближе к хребту.
  "Ральф" зевнул, показав зубы не меньше лошадиных и тряхнул большой своей башкой.
  -Похоже что он согласился!
  -А может это "она"?
  Рольф присел на корточки, посмотрел под брюхо животного.
  -Гм, шерсти столько, что и не поймешь...Ладно, приятель, если окажешься самкой-переименуем в Ральфу. О, кей?
  С Ральфом стало идти веселее. Он не возражал против мешков на спине, и парни шагали налегке.
  Ночевали, прижавшись к теплым бокам Ральфа, как у печки.
  Ральф приводил их безошибочно к родникам и ручьям, он же на пятый день вывел к перевалу.
  
  Орланди внутри оказался грязным, вонючим и многолюдным. У городских ворот в ржавых клетках омерзительно воняли протухшие покойники, изрядно потрепанные вороньем.
  Узкие улочки-двум конным едва разминуться, а двум телегам - никогда!
  Первые этажи домов из камня и часто с узенькими окошками, а вторые и третьи из дерева, причем почерневшего от сырости. Мостовую под грязью не видно...отбросы и мусор прямо на улицах валяются. Люди, довольно бедно одетые, бродят по зловонной жиже по щиколотку, не обращая внимания на весь этот свинарник.
  При виде конных рыцарей народ разбегался, кто, куда и не даром-конники на улицах хода не сбавляли. Вслед неслись проклятия и комья всякого дерьма.
  Когда добрались до рыночной площади что располагалась между ратушей и собором, сбавить ход пришлось. Тесно уставленные лотки с навесами и без, многочисленные телеги с товаром....Надо было иметь танк, чтобы проехать напрямик.
  Танка у Конрада не имелось. Когда, наконец - то Маша миновала рынок у нее чесались ладони и хотелось устроить истерику и что-то разбить вдребезги!
  Наглые зазывалы хватались за ноги, грязные калеки демонстрировали свои язвы и клянчили деньги, безумные дети в рванье рыскали как крысеныши, пробегая под брюхом лошадей, то и дело визжали местные тетки, которых в толчее норовили полапать всякие веселые и пьяные бродяги.
  Вонь тухлого подгорелого мяса, вонь немытых тел, вонь навоза и конской мочи....Нос отказывался дышать этим воздухом!
  "Инфекция, блин, повсюду!"
  Король Магнус занимал со своим двором ратушу-трехэтажное каменное здание с высокой часовой башней и крышей из разноцветной черепицы. Желтые стены, узкие, но высокие окна с частым переплетом.
  Въезд во двор ратуши закрывала кованая решетка, и караулили ее мрачные типы в тусклых латах и с топорами на пиках.
  Внутрь пропустили вместе с Машей только Лораса, Конрада и Дорана Гароша. Гор дель Сорве со своими горцами отстал от отряда на въезде в город.
  Судя по тому, что пропустили господ аристократов и Машу без расспросов и задержек-их уже ждали, а значит, предупредили заранее.
  Во дворе толпились любопытные дамы и господа, а также слуги.
  -Это она?!
  -Она! Она!
  -Смотрите!
  Конрад спешился и помог спуститься Маше.
  Рядом моментально очутился господин в расшитом бисером берете и длинной разноцветной куртке с гербами. В руках у господина имелся резной посох перевитый алой лентой.
  Конрад коротко поклонился господину.
  -Господин мажордом.
  -Донна, господа! Король Магнус вас примет немедленно, в серебряной зале. Следуйте за мной.
  Маша ощутила легкий мандраж. Страшновато как перед ЕГЭ. Идти надо, но не охота до тошноты...Она сбросила с плеч надоевший теплый плащ и вдохнула воздух полной грудью.
  "Что-то сейчас будет..."
  Слуги и господа расступились перед нею. Впереди был высокий и широкий коридор. В конце коридора у двустворчатой двери стояли солдаты в алом бархате и стальных шлемах. Держали на плечах начищенные фламберги.
  Мажордом шел впереди, важно задрав подбородок.
  Он сам распахнул для Маши обе половинки двери, вышел вперед и в тишине объявил:
  -Эльфийская дева Марго!
  В конце зала под балдахином в кресле сидел подбоченясь чувак лет двадцати в парчовой куртке ,на голове черный берет не по размеру с фигурной серебряной то ли кокардой то ли пряжкой.
  Вдоль стен зала стояли придворные: мужчины в бархате и дамы в шелках. Сотни взглядов скрестились на эльфийке.
  "Я пришла к королю...Я вижу только его...Да, кстати, а зачем я к нему пришла?"
  Маша дошла до трона, не на миг, не отводя взгляда от короля и коротко поклонилась.
  Шелест, полувздох пронесся по залу.
  -Я пришла к королю Магнусу. - Громко сообщила Маша.
  Человек на троне нахмурился.
  -Я-король Магнус.
  "Этот не может быть королем! Слишком молод!"
  Маша вспомнила все, что говорили о короле. Если война идет тридцать лет, то не может же Магнус быть на десять лет моложе? Почему не может? А где же корона?
  Она сделала еще шаг и протянула правую руку.
  Парень на троне испуганно отшатнулся.
  -Зачем король Магнус эльфийской деве?
  Маша не говоря ни слова в ответ, коснулась его руки, лежащей на подлокотнике.
  "Логан дель Ругон, постельничий принца Магнуса и его фаворит. Жаждет денег и почестей."-сообщил внутренний голос.
  "Все ,просекла......В прятки король играет..."
  Маша повернулась спиной к самозванцу и обвела внимательным взглядом зал.
  Небольшого роста мужчина лет пятидесяти, в черной одежде с серебряной цепью на шее, стоял в нескольких шагах от трона. Лицо бледное, одутловатое, нос длинный, редкая пегая бородка. Голова не прикрыта и немытые седоватые волосы торчат в беспорядке, словно мужчина только что снял с головы шляпу или берет.
  Стоял так, что его никто из присутствующих не касался. Вокруг мужчины сохранялось свободное пространство. Прочие придворные толпились, чуть ли не расталкивая друг-дружку локтями.
  Маша поклонилась мужчине в черном.
  -Ваше величество, я пришла к вам по воле Господа. Вы должны вернуть престол предков и очистить королевство юга от врагов. Божья сила на вашей стороне....
  Маша в панике слушала свой голос. Ничего такого она не думала и не желала! Словно кто-то другой вкладывал в ее рот эти высокопарные фразы! Она попыталась сжать зубы и прикусить язык, но ничего не вышло....Несла пафосную хрень в массы....
  "Я попала, пипец...."
  Чем больше говорила Маша, тем больше вытягивались лица придворных, а король Магнус наливался румянцем.
  -Победа будет за вами, король Магнус и враг будет разбит!
  Маша выдала последнюю фразу и пошатнулась. Он напряжения и страха ноги отказывались ее держать.
  -Кресло эльфийской принцессе! - взвизгнул король Магнус. Это был, понятно, он!
   ...Перевал - каменистое и безжизненное местечко встретил путников пронизывающим ледяным ветром.
  У Рольфа оказался в похудевшем рюкзаке толстый шарф и он им обмотал голову, оставив только щель для глаз. Лохматый плащ с капюшоном, похожий на кавказскую бурку, Николай удерживал обеими руками, чтобы ветром не сорвало.
  Они брели вверх по склону, держась за густую шерсть Ральфа и хоть как то, прячась от ветра за его тушкой. Дышать тяжело....Дышишь полной грудью, а воздуха не хватает, словно невидимые пальцы давят за горло...
  Тупо переставляли ноги, стараясь не считать шаги....Должно же это когда-то закончится?!
  Закончилось внезапно.
  Первым остановился Ральф.
  Николай посмотрел вперед, оглянулся. Подъем завкончился. Мир и впереди и позади закрыт слоем облаков. Словно весь мир утонул в белом клубящемся молочном океане, и только они одни остались на острове между заснеженных вершин!
  -Рольф! Мы дошли!
  -Куда?
  -Смотри-мы на перевале! Впереди спуск-будет легче!
  -Вот черт! И, правда! Охохо!
  На пронизывающем ветру они прыгали как дикари и шлепали друг друга замерзшими руками.
  Вниз вел такой же каменистыйсклон, на котором ни травинки, ни кустика...
  Только теперь ветер дул в спину и помогал быстрее идти...
  К концу дня они спустились в слой облаков и в густом тумане избавились от ветра. Сели под скалой в совершенном отупении. Ральф опустился на камни и, закрыв глаза тут де уснул.
  Рольф ковырялся в банке с полузамерзшей тушенкой. Николай есть не стал. Хотелось пить. Вода кончилась еще вчера...От подсоленной тушенки хотелось всегда пить еще сильнее. Вокруг ни былинки, ни травинки и костер не из чего развести.
  -Ты чего не ешь?
  -Не хочется...
  Николай лег спиной к теплому боку Ральфа.
  -Сил не будет идти.
  -Погрузишь на Ральфа тогда.
  -Не дури, Ник.
  -Дай поспать, ага?
  -Ладно, спи...
  Николай закрыл глаза. Он все же смог уйти из зачарованной долины...Или это еще один тест от Дальдантиль?
  "Доберусь до дяди Федора и никуда больше ни ногой! Маша выкрутиться сама, я думаю..."
  Все равно было неприятно на душе. Где-то бродит несчастная толстуха, одинокая и покинутая всеми. На кого ей рассчитывать? На саму себя? Погибнет же дура....
   На утро жизнь наладилась. Ральф привел их к горной речушке у края ледника.
  -Вода это жизнь! - сообщил Рольф-Черт, даже зубы ломит! Как из холодильника!
  Флягу наполнили водой, перекусили.
  -Слушай, Ник, Ральф уже два дня ничего не ест, как бы не сдох.
  -Зато пьет много-смотри.
  -Пьет, как верблюд...Расскажи мне про этого твоего друга Федора.
  -Я же рассказывал.
  -Понимаешь, я как то не уверен, что хочу у него осесть. Здесь такой интересный мир, а я еще ничего не видел. Пойду с Ральфом дальше бродить.
  -Бродячая жизнь не по мне.
  -Зря. Я на Земле автостопом всегда путешествовал-за так по всей Европе поездил.
  -Автостоп тут не прокатит.
  Рольф засмеялся.
  -Какой автостоп-если и дорог нет!
  Низкий горловой вой донесся издалека.
  Парни смолкли, завертели головами.
  Ральф перестал хлебать воду и насторожился.
  -Кто это? - с дрожью в голосе тихо спросил Рольф.
  -Даже знать не хочу. Надо дальше двигаться.
  
  Апартаменты эльфийской деве король предоставил самые лучшие. Принцев выселили с третьего этажа ратуши, и весь этаж передали гостье.
  "Зачем мне десять комнат?"
  Комнаты располагались анфиладой. Вышел из одной попал в другую и так по цепочке. Ни одной изолированной комнаты не имелось.
  Возле каждой двери стоял слуга и при приближении эльфийской принцессы распахивал обе половины, лучше и быстрее всякого фотоэлемента в дверях супермаркета.
  Сделав пару кругов по всем комнатам Маша разозлилась. Как в тюрьме, только камер десять, а не одна! Мебель везде деревянная и примитивная, ковров и занавесок нет...ни ТВ, ни интернета...Со скуки на стенку лезть? Глазеть из окна на ярмарочную площадь быстро наскучило." Черкизон какой-то! Как в средние века люди убивали время?"
  Про средние века Маша мало что знала. На уроках истории дремала на задней парте, а книги она на дух не переносила. Зачем книжки если в контакте или в одноклассниках все найдешь?
  Вчера вечером, после застолья с участием всей королевской семьи она завалилась спать и проспала почти до полудня. Завтрак ей принесли на подносах служанки с перепуганными рожицами. Девчонок эльфийская дева пугала до смерти. Особенно когда у них на глазах меняла цвет и фактуру своего платья. Впрочем, самой Маше творить чудеса с одеждой быстро надоело.
  Королевские гвардейцы, поставленные в дверях ведущих к лестнице вежливо, но настойчиво не выпускали Машу из ее комнат.
  "Чего они, уроды надумали?!"
  "Уроды" между тем совещались.
  Король Магнус, его сыновья: принц Арво, принц Парм, канцлер Журнель, маршал Требо и епископ Мувер допрашивали Конрада и его приятелей.
  Откуда взялась эльфийка? Что за дар у нее имеется?
  Епископ Мувер пугал короля соображениями о происках дьявола, ибо не может быть мерзопакостный эльф посланником Господа.
  Конрад дель Вин возразил, сославшись на то, что эльфийка молится и креститься, как положено и даже имеет духовника.
  -Она привезла своего духовника?
  -Нет,о нем она только говорила.
  -Может это все притворство, а истинной веры и нет в ней?
  -У нее есть волшебный дар-она остановила оружие горцев прямо над нашими головами!
  -Это настоящее колдовство! - убежденно отрезал епископ.
  -Полезное для нас колдовство, ваше преосвященство!
  -Колдовство не может быть полезным, сын мой. Только Господь наш может являть чудеса! Колдовство от дьявола и тот кто к нему прикоснется- обречен на вечные адские муки ибо свою душу передаст нечистому духу! Твоя вера слаба и я наложу епитимию-проведешь ночь с молитвами в соборе.
  -Да, ваше преосвященство....-покорно согласился Конрад, но посмотрел на короля без всякой покорности.
  -А как же упорные слухи и легенды? - Жалобно спросил Магнус. Ему очень хотелось поверить в чудо. Эльфийка? Что с того? Хоть гоблин!
  Отчаявшись, Магнус в глубокой тайне со своим астрологом проводил в подвалах ратуши ритуалы по вызову демонов, согласный уплатить любую цену за возврат короны и трона.
  Демоны не явились, а астролога пришлось удушить, чтобы лишнего не болтал.
  Конрад дель Вин и удушил лично.
  Конечно, он верный и преданный слуга, таких бы пару сотен, но теперь Магнус начинал побаиваться своего верного рыцаря. Может и его придушить? Кому такое поручить? Двор такой крохотный и придворных по пальцем пересчитать...Не то что раньше...
  -Не только здесь, в окрестностях Орланди, но и по всей стране! Мои люди рассказывают о том, что есть знамения, что крестьяне и горожане ждут ваше величество, а путь вам проложит эльфийская дева! - поддержал канцлер. - Люди Морены ловят тех, кто распространяет эти рассказы, и вешают без промедления!
  -Может это ваши люди, и распространяют эти сказки? - улыбнулся епископ.
  -Желающих хватает и без моих людей, ваше преосвященство. Бориден разорил королевство, он вытянул даже последний медный грош у ниших! Бароны готовы взяться за оружие в любой момент!
  -Бароны-трусливые ублюдки! Они предали меня!
  -Они готовы искупить вину кровью, ваше величество.
  -Момент подходящий, ваше величество. - Добавил маршал. - Лучшие войска Боридена направлены на побережье Рассветного моря для покорения торговых городов. Гарнизоны ослаблены. Люди Морены, немногочисленны и рассеяны по нашим землям. Смелый, решительный удар на столицу и корона ваших предком будет на вашей голове, ваше величество.
  Король потрогал голову, мысленно представляя корону на ней.
  Вздохнул печально.
  -У нас же нет армии...
  Высокие господа уставились на потолок.
  Армии действительно не было. Остатки гвардии, отряды рыцарей оставшихся верными короне, всего не более трех тысяч. Хватало, чтобы защититься от набегов герцога Морены, но не для похода на столицу.
  -В конце концов, она и в самом деле девица? - возник принц Арво, смазливый брюнет, не пропускавший ни одной юбки при дворе.
  -У горцев девица остается девицей пока бегает быстрее своих братьев. - Ухмыльнулся маршал.
  Господа оживились.
  Король потребовал вина и рассказа про горско-эльфийские любовные забавы.
  После трех кувшинов выдержанного красного королевский совет решил: пусть королевская повитуха проверить эльфийскую деву на предмет наличия девственности, а епископ Мувер проверит оную же деву на предмет христианского благочестия.
  -Если же ничего нет, то пусть отправляется на костер как ведьма!
   Выйдя из полосы тумана или облачного слоя, путники остановились, увидев далекую панораму. Километром ниже по склонам стояли леса, сливаясь в зелено-синий ковер, а дальше, на сколько хватало глаз, расстилалось море. Не море-океан! Водная гладь уходила за горизонт! Отсюда, с гор узкая полоса побережья вообще не просматривалась....
  -Эге...откуда здесь море?!
  -До моря нам идти еще дней пять! - прикинул Рольф.
  -Не должно быть моря! Должна быть долина миреков!
  -Значит, не в ту сторону пошли.
  -Как не в ту?!
  -Так, очень просто, карт и компасов у нас нет. Идем куда глаза глядет. Интересно, море там теплое?
  -Что же делать?
  Николай обернулся. За облаками вершин гор не видно. Столько дней шли и все напрасно? Возвращаться обратно в заколдованную долину? Про море Федор говорил что оно на юге. Это юг?
  -Ты расстроился? Зря! Доберемся до моря, найдем торговые города. Есть города- есть купцы. Есть купцы- есть корабли. Купцы все знают. Если к твоему Федору приезжают купцы, значит о нем знают. Расспросим купцов, сядем на корабль и поплывем. Это проще чем по горам бродить по безлюдным. Пристроишься к каравану и доберешься к своему Федору. Автостоп?
  -Какой автостоп?! Консервов почти не осталось, денег нет местных, кто нас на корабль возьмет?
  -Что-нибудь придумаем! - беспечно махнул рукой Рольф. - Вот, хотя бы Ральфа нашего продадим!
  Хрупающий сочную траву, Ральф покосился на немца.
  -Ральф, как думаешь, сколько мы за тебя получим, если выставим на продажу?
  Зверь перестал жрать траву, поднял голову и приятным глубоким басом ответил:
  -Это абсолютно исключено!
  
  На ужин принесли тушеного карпа или еще, какую рыбину.
  Вопреки обыкновению у Маши пропал аппетит.
  Поковырявшись при свете свечей в рыбине, она набросила на блюдо большую вышитую салфетку, чтобы не раздражал. Вина не принесли...Зажали,жлобы...
  Обняв себя за плечи, девушка бродила по комнате из угла в угол. Под грудью нервы свивались в тугой комок. Хотелось взять что-то стеклянное и шваркнуть об стену, так чтобы брызги летели в разные стороны!
  -Мария.
  Она чуть не подпрыгнула, услышав знакомый голос.
  В углу, там, где массивный камин прилегал к стене-стоял Хандану! Похудавший, с паутиной на безукоризненной прическе.
  Маша с радостным писком подлетела к темному эльфу и крепко обняла. Он такой лапочка!
  -Я так рада! Так рада! Как ты меня нашел?!
  -Долгая история, донна. Я пришел за тобой.
  Маша отстранилась.
  -За мной? Не за кольцом?
  -За тобой, только за тобой.
  -Давно бы так! Тут есть подземный ход?
  -Есть тайный ход в стене, и он приведет нас в подземелья под городом, а потом дальше-в горы. Не будем терять время, донна!
  Часть каменной кладки рядом со стеной камина беззвучно отъехала вглубь стены и в комнату, навстречу эльфам шагнул ...Лорас дель Ронне, камергер двора.
  При виде незнакомца, Лорас обнажил меч. Проход в подземелья за его спиной немедленно закрылся.
  Хандану молниеносно выхватил кинжал из ножен на поясе.
  -Эй! Хорош вам! - рявкнула Маша. - Тут все свои!
  -Кто это, донна?! - в один голос спросили эльф и рыцарь.
  -Лорас дель Ронне, камергер двора...и э-э-э...мой брат- принц Хандану!
  -Принц?!
  -Брат?!
  Кто удивился больше даже трудно было понять.
  -Я пришел, чтобы предупредить вас, донна. Королевский совет решил проверить есть ли у вас девственность...
  -Что-весь совет будет проверять?!
  У Маши задрожали коленки. Чудовищная в своем бесстыдстве картинка пронеслось в голове...
  -Нет, завтра пришлют королевскую повитуху. Если у вас этого нет...
  -Чего нет?!
  -Этого...что есть у дев...
  Лорас неожиданно сам для себя покраснел.
  -Да все у меня есть! - завопила Маша, пятясь.
  В ее голове тут же вспыхнули воспоминания о первом и последнем посещении гинеколога в районной поликлинике и его омерзительно холодные руки в перчатках и вонь больничной дезинфекции...
  -Как вы смеете, сударь, сомневаться в чистоте моей сестры?- грозно спросил Хандану.
  Лорас мгновенно опустился на правое колено.
  -Умоляю простить меня, донна, принц! На меня нашло затмение! Я хотел как лучше! Я хотел вас спасти!
  У Маши пересохло в горле. Никто и никогда не смотрел на нее с такой любовью как этот средневековый красавчик-рыцарь."Он такой мимимишный...глаза голубые и волосы вьющиеся...у блондинов редко такое бывает...."
  -Донна, нам надо спешить! - Хадану немедленно взял девушку под руку.
  -Зачем уходить?! - воскликнул Лорас-Если донна чиста и богобоязненна-нет причин для бегства! Король покорен вашей красотой и смелостью!
  -Не слушайте его, донна. - Хандану настойчиво тянул "сестру" к стене.
  В дверь комнаты громко постучали. Рыцарь и принц замерли и притихли как мышки под плинтусом.
  -Кто там? - спросила Маша, делая им большие глаза. Кого, мол, черт принес?.
  -Его преосвященство епископ Мувер просит вашей аудиенции, госпожа!
   ....Николаю показалось что он ослышался. Животное заговорило?
  -Рольф?
  Немец, открыв рот, глазел на Ральфа.
  -Он что-то сказал?
  -Э-э-э.
  -Я сказал, что продажа меня абсолютно невозможна. - Ответил Ральф и тряхнул кудлатой головой.
  "У меня галлюцинации?!"
  -Почему?
  -Потому что я разумное существо, а не предмет. Кроме того, я иду с вами только до леса, а потом возвращаюсь в семью.
  -Почему?
  -Потому что помогать путнику с кольцом духов на пальце-обязанность нашего племени.
  -Почему?
  -Потому что так определено высшим существом. -терпеливо ответил зверь.
  -Дальдантиль?
  Ральф презрительно фыркнул.
  -Она Смотрящая, а не Демиург.
  Рольф, наконец, пришел в себя.
  -О чем ты говоришь с ним, никак не пойму?! - жалобно простонал немец.
  -Оказывается он наш проводник.
  -Ральф, почему ты раньше молчал?!
  -Так вы же не о чем и не спрашивали. Еще есть вопросы?
  Рольф и Николай переглянулись.
  -Тогда я пойду пока еще покормлюсь.
  -Постой, кто это там воет?
  -Самка маугов. Ее прайд голоден, но подходить к вам они бояться.
  -Мауги- хищники?
  -И довольно большие. Не беспокойтесь, они сюда не подойдут.
  -Почему?
  -У тебя на пальце кольцо духов, человек. Для хищников нападать на тебя все равно что прыгать в огонь.
  -Так, значит, мы в безопасности?
  -В полной!
  Ральф отправился дальше пастись, а парни сели на траву и устроили дискуссию по поводу того можно ли продавать разумное существо и что такое кольцо духов.
  Николай еще раз рассказал немцу подробно про кольцо-подарок дракона.
  -Надо было у тебя его стащить во сне! - засмеялся немец, трогая кольцо.
  -На- попробуй!
  Николай протянул руку.
  Рольф пытался стянуть кольцо минут пятнадцать и так и эдак.
  -У тебя сустав разбух...
  -Смотри!
  Николай легко снял кольцо с пальца и показал Рольфу, а потом надел обратно.
  -Защищает от магии, ты сказал?
  -И от хищников-как ты сам слышал!
  -Для автостопщика вещь незаменимая....Поменяемся?
  -На что?
  Немец залез в свой рюкзак и вытащил пистолет: вороненный, с потертым стволом.
  Черное дуло уставилось Николаю в лоб и рука у немца совсем не дрожала. Уверенная, крепкая рука и волоски на пальцах короткие, рыжие....
  -Ого! Откуда ты его взял?
  -Всегда был со мной. - Спокойно ответил Рольф. Голубые глаза смотрели прямо, не мигая.
  -Зачем мне пистолет?
  -Он тебе не нужен, верно. Давай мне свое кольцо и побыстрее.
  
  
  Кровать под пыльным балдахином в начале показалась Маше слишком уж большой-впятером на ней спать и не будет тесно! Теперь в этом нашелся свой плюс. Лорас и Хандану легко под нею уместились, потеснив ночной горшок.
  Двери распахнулись, и в комнату важно вошел упитанный дядька в лиловой мантии до пола и в лиловой же шапочке на макушке. На груди золотой крест на толстой цепи, а на морде с тремя подбородками слащавая улыбка.
  -Госпожа Марго.
  -Ваше преосвященство....
  Маша подошла ближе к священнику явно немалого ранга.
  Тот небрежным жестом протянул свою пухлую ручку с перстнями на каждом пальце.
  К своему удивлению, Маша немедленно вцепилась в эту ручонку и облобызала!
  "Епископ Мувер, сибарит ,шантажист и интриган, шпион герцога Морены..."
  Внутренний голос не унимался.
  В голове девушки вспыхнула яркая картинка: епископ Мувер утонувший в пышной перине с задранной на грудь рубахой, рядом барахтается молодая женщина с распущенными волосами, абсолютно голая....Созвездие родинок на пояснице женщины привлекает взгляд...Нет, она не барахтается, она теребит обмякший пенис епископа....
  -Что с вами, дитя мое?!
  Маша ахнула и отшатнулась. Ее замутило. Она целовала руку этого жирного слизняка?!
  Видение исчезло."...любовник принцессы Розалины. " - Добавил внутренний голос.
  Епископ поддерживал Машу под локоть.
  -Вы замерли на несколько мгновений. Вам не здоровиться?
  -Все хорошо, благодарю вас....
  Епископ уселся в кресло, кивнул.
  Маша села напротив, стиснув подлокотники. Она была в панике. Чего ждать от епископа? Вряд ли он пришел пожелать спокойной ночи...
  -Конрад дель Вин сообщил мне, что вы верующая христианка, и я как пастырь церкви всего Орланди осмелился принести вам свое благословение.
  -Я это очень ценю...
  -Много ли христиан среди эльфов?
  -Все поголовно.
  -Рад это слышать. Кто же вас крестил, принцесса?
  -Мой духовник.
  -Ваш духовник далеко и вы смело можете мне исповедоваться. Кстати, как имя вашего духовника?
  "Отец Федор" - едва не брякнула Маша.
  -Он святой человек, мой духовник.
  -Вот как? Его имя должно быть мне известно. Где сейчас этот ваш "святой человек"?
  Маша разозлилась. Пришел тут старый похотливый козел устраивать допросы!
  -Вы сомневаетесь в моих словах?
  -Поймите правильно, принцесса. Вас никто не знает в Орланди. Вы явились из ниоткуда, буквально из пещеры и тут же к королю Магнусу. Просите армию, чтобы освободить королевство от захватчиков. Внушаете королю своими легкомысленными словами напрасные надежды...
  -Вы мне не верите!
  -Так убедите меня, дочь моя.
  -Как?
  -Вы прелестны, дитя мое! Вы как роза в утреннем саду!
  "ОГО! Я и роза?!"
  -Как может женщина убедить мужчину и священника? Вы должны раскрыться передо мной! Исповедь под одеялом-то, что поможет нам найти нужный контакт.
  Епископ понизил голос, и его глазки масляно заблестели. Машу затошнило с новой силой.
  "Козел хочет меня трахнуть!!"
  Мысль эта пробила девушку как электрический ток!
  Впечатления далекого детства всплыли из глубины памяти...
  Ей тогда было лет десять. Отец уже бросил мать, а та бухала, заливая стресс паленой водярой и дешевым портвейном.
  Однажды она привела двух собутыльников, и после пьянки, перешедшей в оргию на кухне, прямо на грязном линолиуме, дядьки вспомнили про девочку, тихо сидящую в обнимку с куклой в своей спальне. Мать уже лыка не вязала, ваялась на полу вверх голой задницей. Когда эти беспартошные, сизые, небритые ублюдки полезли к девочке своими потными ручонками, она завизжала во всю глотку...
  Пришла в себя во дворе, стоя босиком посредине лужи, это в феврале!
  Соседка отвела ее к себе домой с большим трудом. Возвращаться в свою квартиру Машка отказывалась наотрез. Соседка позвонила бабуле и та забрала внучку к себе.
  Старый ужас всплыл в памяти....Опять к ней тянулись потные склизкие ручонки!
  Хандану! Лорас! Они же здесь и защитят!
  Девушка перевела дух, коснулась рукой запотевшего лба, с ненавистью посмотрела в глазки епископа.
  -А королю Магнусу известно о то, что вы шпионите в пользу герцога Морены? - услышала она собственный голос и деревянно улыбнулась.
  Епископ разинул рот и попытался что-то сказать, но не смог. Морда побагровела, и подбородки мелко задрожали. Маша, приходя в себя, нервно хихикнула и продолжила:
  -Принцу Парму будет интересно узнать о том, что вы спите с его женой. Чем вы ее привлекли, ваше преосвященство? Внутренним богатым миром или душевной чистотой?
  Епископ, наконец, закрыл рот и сфокусировал взгляд на эльфийке.
  -Это ложь и клевета...Злобная клевета....Эльфийское колдовство...
  Епископ шипел и плевался, руки с растопыренными пальцами шарили по подлокотникам. Глаза начали закатываться, налитые кровью белки испугали девушку.
  "Как бы дедушку инсульт не пробил!"
  Маша с размаху вкатила Муверу оплеуху. Слюни полетели веером.
  "А теперь с другой стороны!"
  Она хлестала по жирной морде, пока Хандану и Лорас не оттащили вдвоем от бьющегося в припадке епископа.
  .... -Рольф?
  -Я не шучу, Николай. Мне нужно твое кольцо и я его получу от живого или от мертвого.
  Николай покосился на Ральфа. Говорящий, лохматый проводник продолжал спокойно пастись на травке.
  -Я не хочу тебя убивать. Отдай кольцо, и продолжим путь.
  Смотрел прямо в дуло пистолета было не комфортно, мягко говоря.
  -То есть-я отдам кольцо, и мы опять вместе продолжим путь, как ни в чем, ни бывало?
  -Именно так. Ты слабак и тряпка, Николай. Кольцо тебе не нужно. Оно тебе только навредит.
  -Пожалуй, ты прав.
  Николай снял кольцо с пальца и без колебаний протянул Рольфу.
  Немец принял кольцо и попытался надеть на палец. С пистолетом в руке это было затруднительно, как только он опустил взгляд, Николай швырнул в него свой мешок и сам навалился следом.
  Выстрел прозвучал как звонкий щелчок. Эхо плеснулось по скалам и убежало вдаль.
  Николай крутил руку с зажатым в ней пистолетом, Рольф рычал и брыкался. Сцепившись как два дворовых кота, они покатились вниз по склону, все ускоряясь.
  Небо и земля мелькали, меняясь местами. Центробежная сила отшвырнула парней друг от друга. Николай захотел крикнуть, но сочная трава забилась в рот, а потом в живот пнули со всей силы.
  Придя в себя, Николай погладил дрожащей рукой кривую сосну, остановившую его полет вниз по склону. Живот, бока, ребра...все отзывалось на вдох резкой болью.
  "Переломал все ..."
  А потом он охнул и сел, прислонясь спиной к дереву, не веря своим глазам. Кольцо духов сияло на пальце, на прежнем месте.
  -Вы так играете? - спросил Ральф, спустившись вниз по склону.
  -Где он? - прохрипел Николай.
  -Я его не вижу, а ты неважно выглядишь. Я принес твою сумку, надо подкрепиться.
  
  Исчезновение епископа Мувера наделало немало шума в Орланди.
  Многие видели, как его преосвященство вышел из ратуши, сел в свои носилки и не заезжая в аббатство-свою временную резиденцию, поспешил на пристань.
  Погрузившись в купеческую барку, епископ отбыл вниз по течению.
  Одни говорили, что святость эльфийской девы лишила бедного старика разума. Другие говорили, что дева отправила епископа с ультиматумом к герцогу Морене, наместнику императора Боридена с требованием сложить оружие. Об истине никто не догадывался.
  Лорас и Хандану, понятно, знали подробности, но промолчали. Лорас, потому что поклялся молчать, а эльф, потому что опять ушел в свои подземелья.
  Уходить с ним Маша не решилась. Мутный чел-этот Хандану, уж лучше быть среди людей! Чего он еще в подземельях своих придумает? Нет, она не была создана для судьбы дитя подземелий!
  На следующий день Машу навестила придворная повитуха, на удивление симпатичная тетка, с мягкими, теплыми руками. Медосмотр прошел быстро и к обоюдному удовольствию. Новость мгновенно разнеслась по всему городу.
  Люди при дворе, привычные к потери девственности лет в двенадцать, ощутили дискомфорт и явный разрыв шаблона.
  Здоровенная эльфийская девка и в девках?! С ума сойти!
  Простые горожане наоборот пришли в восторг. Чистая эльфийская дева пришла чтобы спасти королевство! Легенды и пророчества сбывались на глазах!
  Новые события смели все сплетни.
  С гор спустились горцы, числом не менее десяти тысяч и подошли к реке, раскинув костры на виду Орланди.
  В городе заполошно колотили колокола на церквах. Стража и вооруженные кое-как горожане высыпали на стены. Ничего хорошего не ждали, только разграбления округи и штурма города с последующей резней и поголовным изнасилованием. В истории города такое уже не однажды происходило.
  Гор дель Сорве пришел к Маше, когда она обсуждала эту новость с Конрадом дель Вин.
  -Госпожа, горцы пришли к тебе!
  -Ко мне?! Офигеть! Почему ко мне?!
  -Чудо что ты явила в ущелье...то, что там случилось...Они считают тебя святой и готовы идти за тобой куда пожелаешь!
  "Вот и армия для эльфийской девы...Пипец! Что я с ними буду делать?!"
  -Что же делать?
  -Идти к королю! Пусть выдаст горцам оружие из арсенала, пусть даст тебе отряд рыцарей и мы двинемся на Лаварию! Через неделю мы будем в столице!
  -В Лаварию?
  -Там, в столице, Магнус коронуется и станет настоящим королем!
  "Не похоже что ему это нужно. Этот трусливый лох на измене весь! А мне -то все это зачем?! Чтобы слинять отсюда и побыстрее!"
  Грязный, вонючий Орланди и заточение на третьем этаже ратуши Маше смертельно надоели. То ли дело в чистом поле! В лесу!
  Вот так ,в сопровождении своих верных рыцарей: Конрада, Лораса и Гора Маша с утра явилась к королю Магнусу, застав его величество врасплох.
  -Ваше величество! Время пришло! Поднимайте верных людей, и мы идем освобождать королевство! Вся страна вас ждет!
  Король над завтраком жевал край салфетки и в ответ жалобно мекал как ягненок.
  Страх боролся в его жалкой душонке со страстным желанием поверить эльфийской деве. Он много лет мечтал о том, что господь пришлет ему войско, маршала, святую и не дождался. Он ждал помощи от демонов с тем же результатом.
  Вот теперь, на склоне лет явилась безумная эльфийская девственница и трясет короля как грушу в августе!
  Так бывает: однажды ты получаешь то чего очень хотел и тут же понимаешь, что хотел не этого и не так!
  Маршал и оба принца поддержали Машу, к ее удивлению. Маршал хотел подвигов и славы. Принцы же как Маша наелись досыта Орланди и готовы были хоть на луну лететь лишь бы подальше! Окруженный членами королевского совета, требующими решительных действий, король, с ненавистью улыбаясь Маше, повелел: поднять знамя похода!
   Николай лежал на плаще под деревом, смотрел в небо на курчавые облака, проплывающие совсем близко и прислушивался к своим ушибам. Хорошо, что обошлось без переломов. Говнюк Рольф исчез бесследно, чему парень был искренне рад. Пистолет в руках психа - мощная вещь...
  -Вот твое оружие!
  Ральф притащил в зубах сверток с фламбергом.
  -Но я же ...
  Николай прекрасно помнил, что оставил меч в домике у озера. Таскать зловещую, тяжелую железяку надоело до смерти.
  -Где ты его взял?
  -Лежал под деревом. Это же оружие?
  -Ну да...
  "Хреновое оружие против пистолета!"
  Тем не менее, Николай развязал холстину и вытащил меч. Рукоятка удобно легла в ладони. По полированному волнистому лезвию мерцали блики от солнца. Клинок находился в отличном состоянии-ни ржавчины, ни замятин, ни царапин. Меч тот самый-сомнений нет. Дальдантиль подкинула? Зачем?
  "Хорошую сталь Маша сочинила,...Откуда только набралась?"
  -Лучше хреновое оружие, чем никакое! Ну не обижайся, я не про тебя, а про себя...
  Николай ласково погладил холодную сталь.
  "Чего разлеживаюсь? Время идет и еще неизвестно где Рольф и чего надумал!"
  Опираясь на меч, Николай поднялся на поги, закинул на плечо тощий мешок. Осмотрелся и не увидел Ральфа.
  "Ушел по-английски, курчавый хитрован?"
  Жаль ,конечно, с Ральфом он свыкся за эти дни...Идти вниз по склону между столетними соснами было не трудно, знай только гляди под ноги, чтобы не полететь вниз головой. Незаметно ели и сосны сменились дубами и осинами.
  Ближе к сумеркам он учуял запах гари и насторожился. Как бы не попасть под пожар.
  Но вскоре он приблизился к источнику запахов - к поселку углежогов. На полянах то и дело попадались дымные кучи мусора и появилась натоптанная тропинка.
  Кудлатые, ужастно брехливае псины обступили Николая со всех сторон. Пришлось показать им меч. Собаки отскочили на безопасное расстояние, а громкость истерического лая увеличили вдвое.
  Два мужика вышли из ближайшей халупы, вооружились копьями и не спеша, приблизились. Лохматые, бородатые черные как негры.
  -Эй, я просто путник, уймите ваших шавок! - крикнул парень.
  -Мир тебе, путник.
  Углежог цыкнул на собак и те моментально заткнулись, виляя хвостами.
  -В Норведен идешь?
  -Ага.
  "Знать бы что это?"
  -Гость в дом-бог в дом! - подал голос второй углежог. - Как раз к ужину.
  Николай насторожился.
  -Кого к ужину и на ужин?
  "Может они тут каннибалы все?!"
  -Гостя к ужину, а на ужин чего Господь послал! - ухмыльнулся углежог.
  Еда оказалась самая простая-копченое сало, черствый хлеб и слабенькое самодельное пиво.
  Николай пожертвовал на стол свою последнюю банку тушенки, поразив углежогов сеансом неслыханной щедрости. Банку быстренько опустошили и даже, кажется, облизали.
  Братья Свен и Гунальд остались караулить угольные кучи, а остальные члены семьи спустились с грузом угля в поселок, в двух днях пути ниже по склону.
  За углем дважды в неделю из Норведена приезжали люди кузнечной гильдии.
  Братья подвыпили и болтали обо всем, так что Николаю оставалось только держать уши шире.
  Норведен - торговый город-порт в глубине фьорда был основным поставщиком железа, и стали на западном побережье. Городская верхушка, владевшая рудниками, деньги гребла лопатой. Корабли купцов теснились во фьорде как селедка в сезон нереста. Город над собой не знал власти князей или королей. Городские богатеи образовали клан ничем не уступающий по влиянию и зазнайству дворянству. Железо кормило город. Железо и море.
  Выбор у простолюдинов был простой: или в лодку с сетями и за селедкой или за кирку и в копи. Каждая богатая семья в городе содержала охрану из наемников.
  -Для чего?
  -Вечно у них разборки идут. Делят город, да мерятся членами-у кого толще и длиннее.
  Ты там кстати придешься. Клан Торвинов, я слышал, набирает воинов, а они контролируют рыбный порт и часть торгового порта. Иди туда смело и получишь работу. Будешь ходить в бархате и с деньгами -чего ж еще желать?
  -А на юг корабли плавают от вас? К падишаху?
  -Откуда нам знать. Мы люди маленькие-жгем уголек и лес рубим. - Ухмыльнулся Свен и Гунальд закрыл рот.
  Над затертым до черноты деревянным столом трещала очередная лучина, воткнутая в деревянный обрубок. Иного освещения в халупе углежогов не имелось.
  Братья-углежоги не показались Николаю такими уж простецкими, как подавали себя. Речь правильная и словарный запас не малый-совсем не тупые селяне.
  "Какое мне дело? Может они прячутся здесь от врагов?"
  -Однако пора спать. Завтра новую кучу будем собирать. Хочешь здесь ложись, хочешь по соседству.
  -Спасибо вам, мне все равно.
  Николай улегся на жесткий топчан из горбыля, укрывшись своим меховым плащом и поставив меч в изголовье.
  Братья загасив лучину разместились на топчанах возле двери. Чтобы гость ночью не сбежал?
  
  Под впечатлением после дневного смотра армии, Маша сидела в своей палатке с видом на Орланди и держала совет. На манекене, на подставке, сияли полированные ЕЕ доспехи: панцирь, отделанный золотом с наплечниками, наручами и с латными перчатками. Сверкающий как зеркальный, шлем без забрала лежал на краю стола. В него, на свое кривое отражение Маша то и дело поглядывала, ощущая облегчение на голове. Чтобы шлем налезал вместе с подшлемником- ее волосы подстригли под короткое каре-по-мужски. Доспехи же преподнесли Маше городские оружейники под завистливыми взглядами короля и принцев.
  "Гламурненький у меня прикид, пипец просто! Видели б девки с нашего двора!"
   Горские кланы, выстроенные на лугу к смотру, при виде эльфийской девы упали на колени и начали стучать мечами и булавами в грубые деревянные щиты.
  Грохот случился, словно столкнулись два поезда груженых щебенкой! Маша не испугалась. Какого хрена? Эти пацаны рады ей как солдаты-срочники Анне Семенович!
  "Это круто! Я- настоящая звезда!"
  Королю пришлось вытрясти все арсеналы и склады городских оружейников, чтобы вооружить горцев и ополчение. Желающих оказалось очень много. В городское ополчение пролезли даже переодетые женщины, запасшиеся большими мешками. Впереди поход в богатые провинции, где есть чего пограбить. Перед эльфийской девой все враги падут на колени и воинам короля останется только брать добычу, да трахать сдобных селянок прямо на плетнях у ихних домов!
  Вместе с горцами набралось почти двадцать тысяч за счет подтянувшихся конных отрядов местных рыцарей. По всему лагерю ходили слухи о великой магии, которой владела эльфийская дева.
   На совете присутствовал королевский маршал Требо-рыхлый старикан в тесном панцире с багровой мордой любителя выпить и принц Парм-младший сын Магнуса-гибкий парнишка лет пятнадцати с красивыми карими глазами, у которого еще не росли волосы на лице, но уже имелась любвеобильная женушка. Старший принц остался в Орланди с королем и не скрывал своего огорчения, шпыняя слуг и охрану.
  На совете присутствовал Конрад дель Вин, назначенный начальником авангарда и Лорас дель Ронне - теперь командир личной охраны эльфийской девы.
  В охрану набралось три десятка рыцарей, желающих было очень много. Как догадывалась Маша, Лорас набрал в телохранители своих друзей или родственников, уж больно легко они нашли общий язык.
  Эльфийская дева любовалась на свое отражение в шлеме, а члены совета между тем орали друг на друга. Устроили типа мозгового штурма. Девушка тряхнула головой.
  "А короткая стрижка мне идет!"
  -А я говорю, вперед нужно пустить конницу и не рыцарей, а тех, что полегче! - рычал маршал.
  -Вперед пошлем горцев и пусть прут как саранча все сметая на своем пути. Конница потребуется для главного удара! - настаивал Конрад. - Кроме того, нужен арьергард чтобы следить за всей этой сволочью с гор! Как только мы двинемся отсюда-они разбегаться по округе и будут отнимать у крестьян все что понравиться. Кто остановит грабителей?
  -Какое мне дело до грабителей? - прорычал маршал. - Пусть за этим следят королевские шерифы!
  Лорас смотрел на Машу влюбленными глазами и помалкивал.
  В спор стратегов то и дело пытался вмешаться принц Парм, но от него отмахивались как от надоедливой мухи. Принц морщился и протяжно вздыхал.
  -Прошу меня простить за опоздание, донна!
  В палатку вошел Гор дель Сорве командир горской гвардии, в горском лохматом, бараньем плаще поверх доспехов. На лице со шрамами непонятная гримаса.
  Спорщики замолкли.
  -Гор, тебя прислал его величество? - прохрипел маршал и махнул адъютанту, замершему у входа.
  Сметливый адъютант тут же подхватил кубок чеканного серебра и забулькал в него красного вина из бурдюка.
  -Вы не угадали, маршал. Я пришел сам.
  -Вот как? И с чем?
  -Прибыли разведчики. Армия герцога Морены перекрыла выход из провинции. Они ждут нас.
   -Это предательство! - прорычал маршал.
  -Я не понимаю в чем проблема? - встрепенулась Маша. - Враги нас ждут и не надо за ними бегать. Пойдем и надерем им задницу!
  -Отлично сказано! - поддержал Лорас.
  -У Морены сорок тысяч войска, половина из них - латная конница. - Мрачно добавил Гор.
  В палатке настала тишина.
  -Кто об этом еще знает?- спросил маршал ,бледнея.
  -Только вы и я.
  Маршал повернулся к Маше.
  -Когда горцы и городские подонки узнают про двадцать тысяч латной конницы на перевале-они разбегутся быстрее ветра! Поверьте старому вояке!
  Господа, члены военного совета уныло переглянулись.
  Маша пожала плечами.
  -Неважно сколько их. Важно-хотите ли вы победить?
   Получив в дорогу от углежогов копченого сала и сухарей, Николай уже на закате вышел к селению на берегу горной речки. На грязноватых кривых улочках стояли два обоза: пустой - углежогов и уже груженый -из города.
  Городской обоз возглавлял жилистый дядька с черной бородой и лицом в черных оспинах - Герт Ватур. Серебрянная бляха на груди говорила о его статусе - оружейного мастера.
  Николай нашел его в пыльной, грязной деревенской корчме, где углежоги и обозные из города наливались дешевым пивом до потери сознания.
  -Да, я - Герт Ватур. А ты кто таков?
  -Николай.
  -Просто - Николай?
  -Ага.
  -Странное имечко для наемника.
  -Обычное в моей стране.
  -Руки твои белые и без мозолей. Чистенькие....Сдается мне, что ты младший дворянский сынок-есть меч и фамильное кольцо на пальце, а денег нет даже на паршивого пони!
  Собутыльники Герт дружно заржали.
  -Если ты угадал, то, что от этого меняется?
  -Мне все равно, какого ты рода, парень. Говори свое дело или проваливай.
  -Я иду в Норведен. - терпеливо продолжил Николай. - Хочу наняться в отряд. Возьмите меня в свой обоз до города.
  -До города? Можно...А чем заплатишь?
  -Буду вашим охранником.
  Герт бросил взгляд на рукоятку фламберга, который Николай, закутав в холстину, нес за спиной.
  -Мечом владеешь, значит?
  -Вроде того.
  -Садись мечник с нами, расскажи про свой путь. Эй, Мирта! Подай-ка кружку нашему новому охраннику!
   Древесный уголь-товар хоть и объемный, но легкий. Здоровенные скрипучие фуры, набитые мешками с черным товаром и стянутые веревками, волокли рыжие флегматичные быки со спиленными рогами. На одной из фур Николай нашел себе место.
  После вчерашней попойки обозные дремали на фурах. Быки не торопливо топали по наезженной дороге между соснами и слоистыми скалами.
  Нудно скрипело колесо. Смотреть по сторонам быстро наскучило. Николай придавался размышлениям, строя планы на будущее.Пусть он не попал в долину миреков, но теперь он на верном пути. Послужит наемником, заработает местных денег и тронется в обратный путь к дяде Федору. С купцами на корабле на юг, в государство падишаха, а там с купцами обратно в долину. Рольф был прав-купцы должны знать пути, вот только без денег и нечего думать к ним соваться!
  "Хорошо что документов тут еще не придумали-кем назовешься-тем и будешь!"
  
  На второй день, без всяких происшествий обоз с углем достиг Норведена.
  Обозные, люди не многословные и необщительные на контакт шли неохотно.
  Поэтому основным собеседником парня был Герт Ватур.
  Было ему почти полсотни лет из них мастером в оружейной гильдии он числился почти пять. В семейной мастерской кроме него трудились еще три сына и два зятя, не считая пацанов-подмастерий. Герт Ватур платил гильдейский налог, городской налог и церковную десятину, отдавая почти треть выручки. После второй фляги пива он всегда про это вспоминал. Ехал мастер с удобством расположившись на заду первой фуры на паре шкур с запасом копченой селедки и с бочонком пива. Николай от скуки составлял оружейнику компанию.
  -У моей семьи забирают треть нашего дохода. Разве это справедливо?
  -А если не платить?
  -Выкинут из гильдии и из города и куда тогда идти всем? В лес? В дикие пустоши?
  Приходится терпеть, как наши предки терпели....Думаешь зачем я езжу в горы за углем?
  -Для отдыха?
  Герт смешно вытаращил глаза.
  -Только дворянскому сыну такое в голову придет!
  У углежогов уголь дешевле в три раза чем в городе!
  "Ага, снижает себестоимость товара, чего не понятного?"
  -Почему так далеко от города уголь жгут? Лес же рядом.
  -Здесь, рядом только сосна на скалах растет. Сосновый лес не годиться для угля, это всем известно. Кроме дворянских сынков.
  Николай просто пожал плечами.
  "Вот привязался!"
  -Думаешь, я пью много? Зря! Это только на телеге, в безделье...Дома пить некогда.
  -Ничего я не думаю.
  -Врешь, думаешь!
  Лес закончился. За каменистой пустошью открылись городские каменные стены. Многочисленные, грубо сколоченные из дерева хибары тянулись по обе стороны дороги. Немногочисленные прохожие, похожие неумытостью и лохмотьями на бомжей, глазели на обоз но близко не подходили.
  Погода стояла весьма свежая, без плаща не погуляешь. Серые тучи застили небо и можно было ждать дождя. Осень что ли наступила?
  Закутавшись в плащ, Николай разглядывал унылые пригороды Норведена, замечая кучи мусора, дома из черных, гнилых деревяшек, тощих бродящих псов и не менее тощих бродячих свиней. Грязи на дороги не было по причине отсутствия земли. Только камень и мелкий щебень хрустит под колесами.
  "Как они на этом камне живут? Чего в лес не уйдут жить?"
  Возле городских ворот обоз встал, и Николай спрыгнул на землю, вернее на каменную крошку.
  У массивных ворот, распахнутых настежь Герт Ватур беседовал с мужиками в шлемах и в кольчугах. Городская стража?
  Городская стена была сложена из массивных валунов и высотой оказалась примерно метров пятнадцати. Зубцов поверху стены не оказалось, зато имелись многочисленные бойницы, узкие и длинные.
  Рва перед городской стеной Николай не увидел, видимо ковырять канаву в камне у местных жителей не было желания.
  Герт махнул рукой, и обоз двинулся в город. Николай добрался до ворот и вошел в гулкий, короткий тоннель вместе со всеми. Стражники осмотрели его меч, внесли имя в толстую засаленную книгу и выдали квадратный бронзовый жетон на бечевке, велев носить его на груди.
  Меч вызвал больше интереса, чем сам Николай. Похоже, парни здорово скучали и в караулке у ворот их ожидали более интересные занятия.
  Посмотрев вперед, Николай не сдержался от восхищенного возгласа.
  Он увидел Норведен.
  Горная долина, начинавшаяся от его ног и обрамленная горными вершинами со снежными шапками, почти вся была залита водой. Дороги светлыми шрамами резали склоны гор и доходили до голубой глади вод, превращаясь в скопления зданий.
  Каменные дома с черепичными крышами, что гроздьями лепились к склонам, издали казались замысловатым орнаментом. По глади вод скользили многочисленные суда, от кораблей под парусами до лодок на веслах. В глубине долины, в легкой дымке на фоне пенных занавесок водопадов смутно просматривались у кромки залива ажурные здания с острыми шпилями на башенках. Все это находилось так далеко внизу, словно Николай рассматривал город на берегах фьорда с вертолета или самолета.
  -Это и есть Норведен?!
  -Не видывал еще такого?
  -Нет не видал. Туда же идти надо еще несколько дней по дорогам!
  Герт Ватур ухмыльнулся.
  -По дорогам не ходят, по ним возят грузы и только до пристаней. Фьорд-вот наша дорога!
  -А те дома с башенками-тоже часть Норведена?
  -Там у водопадов-старый город, в нем живут нобили. Туда не только тебя, но и меня так просто не пустят. Наш путь короче. Спустимся к пристани и перевалим уголек на баркасы. Дальше до дома рукой подать.
  -Что значит этот жетон?
  -Это-бон. Без него в Норведене не прожить. Бронзовый бон-у гостя, серебряный у горожанина. Ты имеешь право с бронзовым боном жить у нас десять дней, а после покинуть город обязан или найти работу.
  -А если я не найду работу?
  -Тогда тебя возьмет внутренняя стража гильдии и отведет к городскому прево-судье.
  Судья или решит тебя выгнать вон из города или обратить в рабство на некоторый срок, для работы в рудниках.
  -Строгие у вас порядки.
  -Строгие, но справедливые. Видел бродяг за воротами? Этих уже назад в город не пустят. Каждый осужденный имеет клеймо на спине. Стражу не обманешь.
  Николай невольно поежился.
  "Наберу денег и уплыву отсюда на фиг!"
   Проехав ворота мастер оживился, перестал прикладываться к пиву. Шел рядом с фурой веселый и бодрый, напевая под нос какой-то незамысловатый мотивчик. Обоз по серпантинной дороги спускался к пристани почти весь остаток дня. На ходу перекусили привычно: копченой селедкой, от которой хотелось все время пить и твердыми, как камни ржаными сухарями.
  Небо потемнело, и по берегам фьорда зажглись многочисленные огни, словно новогодние гирлянды, отражаясь уже в черной воде.
  Оказавшись на пристани, Николай увидел, что собой представляет местный светильник-большой закрытый сосуд из железа, из которого торчит фитиль. Фитиль горит с треском и вонью. Такие вонючие лампады, видимо на каком-то жире или масле расставляли на специально устроенные каменные столбы. Вонь светильников забивала все иные запахи.
  Три весельных баркаса люди Герта споро загрузили мешками с углем.
   -Николай, ты со мной или останешься здесь?
  Оставаться на ночь глядя на причале рядом с поселком в десять домиков Николай конечно не собирался. Обозные мужики получив деньги от Герта уже убрались куда-то в темноту и скрип колес затих.
  Усевшись на корме баркаса, сунул руку за борт в холодную воду, а потом украдкой попробовал на язык мокрый палец. Соленая....
  "Все таки я добрался до моря!"
   ...Армия эльфийской девы дотащилась берегом реки Ори к перевалу через три дня. Конрад двигался во главе конницы в арьергарде, и каждый день вешал на деревьях по паре пойманных грабителей из состава армии, конечно.
  -У меня скоро веревки кончатся, донна! - жаловался начальник арьергарда каждое утро являясь с докладом.
  -Кончатся веревки-будем вешать сволочей на их кишках! - рявкнул маршал.
   Быстрая и полноводная Ори стиснутая ущельем превращалась в этом месте в дикого зверя. От каскада водопадов доносился неумолкаемый рев.
  -Даже бревно разобьет в щепы! - сказал Конрад с легкой дрожью в голосе.
  Маша не смотрела на ущелье. Ее интересовала дорога, пропадающая в лесу на горных склонах. Дорога вела к перевалу -единственному выходу из Горной провинции.
  У деревушки рядом с порогами встали лагерем, послали наверх разведчиков.
  -Как зовется деревня? - Спросила Маша в своей палатке, у Лораса, когда два оруженосца наконец-то освободили ее от надоевших доспехов.
  -Порогом зовется, моя донна!
  "Битва у Порога! Эпично звучит!"
  Страха Маша не испытывала. Она уверовала в то что кольцо духов защитит ее от любого оружия.
   Утром Николая разбудил петух. Самый натуральный петух-муж курицы.
  Разорался, паскуда, не свет, ни заря! Всю ночь, видно, силы берег.
  Открыв глаза, парень увидел над головой дощатый, темный потолок. Через щели в ставнях сквозило утро. Петух где-то за стеной кукарекал с наслаждением. Курятник там что ли?
  -В суп тебя, говнюка бы!
  Отворив ставни наружу, Николай высунулся в окно. Куда не глянь-везде черепичные двускатные крыши разных оттенков жженой глины. За крышами и берег фьорда совсем не виден. Зато виден фьорд. Лодок и баркасов на воде со вчерашнего вечера заметно прибавилось. Плывущие во всех направлениях обитатели Норведена перекликались между собой. Кто желал доброго утра, кто делился новостями или сплетнями. Так, во всяком случае, казалось Николаю. Издалека слов не разобрать.
  Лодки и баркасы при свете дня оказались покрашены в яркие, сочные цвета. Синие, зеленые, алые...В пасмурном краю не хватало ярких красок?
  Вчера вечером, после ужина все той же копченой селедкой, но уже с изрядной кружкой пива, Герт Ватур предложил гостю переночевать.
  Старший сын Герта проводил Николая со свечой в руке куда-то тремя лестницами выше.
  Казалось, что весь дом оружейника состоял из темных, холодных комнат и скрипучих лестниц между ними.
  Из окна была видна часть фьорда и противоположный склон, освещенный рассветным солнцем, также застроенный вдоль воды домиками из камня с черепичными крышами.
  У каждого домика у воды имелся причал с привязанными к нему разнокалиберными лодками.
  "Прямо как в Венеции!"
  Николай поежился от прохладного сквозняка. В дверь постучали.
  -Да. Кто там?
  Скрипнула дверь и в комнатку вошла девушка в длинном синем платье, темноволосая, чернобровая. Волосы у брюнетки были заплетены в толстую косу, перекинутую через плечо. Курносый нос, губы бантиком и румянец на нежных щеках. Не красавица, но ужасно миленькая.
  -Доброго утра. Хорошо ли спали?
  "И голосок нежный как сметана..."
  -Спасибо....Хорошо.
  -Господин Николай, отец просит вас пожаловать на завтрак.
  -А ты дочь Герта?
  -Да, меня зовут Солан.
  -Очень приятно, Солан. Куда мне идти?
  -Идите за мной, господин Николай.
   В той же комнате, на первом этаже, если считать от пристани, за длинным столом сидела уже вся семья оружейника: во главе стола он сам, в чистой, свежей рубахе, по правую руку сыновья и зятья, по левую дочери и снохи. Хозяйка дома, смугловатая, худощавая тетка непонятного возраста, закончив подавать на стол блюда, замерла рядом с мужем.
  Семейство смотрело на гостя, а гость думал о том, что неплохо бы умыться, а заодно и отлить.
  -Доброго утра.
  -Утра доброго! - ответили в разнобой члены семьи.
  -Садитесь здесь, господин Николай.
  Его место оказалось напротив Герта, только на другом конце стола.
  -Поблагодарим Господа нашего за хлеб и прочую снедь! - провозгласил Герт и размашисто перекрестился.
  Члены семьи последовали его примеру.
  У жены Герта оказался высокий, чистый голос. Пока она читала молитву, все члены семьи смотрели в свои пустые глиняные тарелки.
  "Крестятся, значит, христиане,...откуда они здесь завелись?"
  С Земли, откуда же еще? Николай предполагал, что кроме него, Маши, дяди Федора и говнюка Рольфа в мире Заримании есть и другие попаданцы с Земли и вот получил доказательство. Выходит что это давний процесс? Люди с Земли попадали сюда и раньше?
  Верующие люди Николая напрягали. Себя христианином он не считал. Пусть крещеный, пусть крестик на шее. В церковь не ходил, молитв не знал, всяких постов не придерживался. Как все современные русские люди он не был христианином, просто имитировал вместе со всеми некую православность, поощряемую в России сверху. Если первые лица стоят со свечками с постными мордами, так и нам положено....
  "В России нет веры, а есть только суеверие" - цитировал Достоевского его друг по универу Петька Субботин. Классик как всегда оказался прав. Мать Николая в церкви была за всю жизнь, раз пять, но свято верила во все дурные приметы: в бабу с пустым ведром, в черного кота переходящего дорогу и многие другие, причем норовила расширить и углубить список этих примет до бесконечности. Про истинно верующих людей в средневековье Николай много чего читал, и жить рядом с фанатиками не собирался... Мало того, что они сами себя загоняют в тесные рамки ритуалов и ограничений, они еще и свирепо приглядывают за окружающими-насколько те благочестивы: крестяться ли, моляться ли, ходят ли в церковь ....Жить среди отмороженных экстремистов? Нет, уж лучше обратно в леса!
   Николай встрепенулся. Члены семьи Ватура уже вовсю гремели мисками и ложками, раскладывая из объемистой глиняной кастрюли дымящиеся куски белого мяса, тушеного с овощами.
  "Хорошая молитва-короткая!"
   Маша ворочалась на раскладной походной кровати. Не спалось почему-то.
  Завтра сражение. Она, конечно, не полезет в драку, не дура. Будет смотреть вместе с маршалом издалека. Все равно страшновато...
  В голове крутились кадры фильма французского, где Мила Йовович, бледная и грязная как бомж металась среди озверевших солдат в железе, рубивших друг друга на части. Как фильм тот назывался? Маша опять повернулась на другой бок.
  В палатке ей спать даже нравилось. На свежем воздухе и никто рядом не храпит и не пердит! Одна-как королева. Тюфяк, набитый шерстью малость попахивал овцой, но это было лучше, чем в вонючих домишках местных крестьян.
  При Маше имелась служанка для услуг и два оруженосца. Оруженосцы-пацаны лет пятнадцати, смотрели на нее как на чудотворную икону с обожанием и с ожиданием чуда. Они помогали эльийской деве снимать и надевать доспехи, они ехали на войну!
  Пацанов нереально колбасило, чего там. Спали оруженосцы на тюфяках у входа, но снаружи, готовые прийти по первому зову.
  Кроме того, вокруг палатки всегда бродили три-четыре здоровяка из охраны с мечами наголо. Лорас строго за ними присматривал.
  Маша прислушалась. В лагере все давно угомонились и заснули.
  Ага, ходят...шаги слышно...как коты ученые по цепи кругом!
  "Ну, почему не спится то?!"
  Свеча в железном фонаре затрепетала как под сквозняком.
  Увидев черную тень, возникшую напротив входа, Маша мгновенно села на кровати и схватилась за рукоятку кинжала, сунутого под подушку.
  -Кто здесь?
  -Это я, донна.
  Хандану сбросил с головы капюшон.
  "Вот же, верткий ублюдок, пролез между охраной!"
  -Ты откуда? Чего здесь забыл?
  -Донна, надо бежать! Люди Морены идут через лес, они атакуют спящий лагерь и вырежут всех!
  -Они же на перевале...-растерялась Маша.
  -Морена решил не ждать, а самому ударить первым.
  -Ночью? Это же не честно!
  -Война путь обмана, донна! Уходим скорее!
  Сбежать...Все бросить...Все ждут чуда, а получат смерть...
  -Я что-такая сука?
  -Простите?
  -Я не брошу своих людей!
  Маша натянула короткие сапожки со шпорами ,притопнула.
  Хандану протянул руки с мольбой.
  -Они не твои люди, донна! Они даже не эльфы! Грубые мужланы и горные дикари! Пусть их перебьют, что тебе до них?
  -Да пошел ты!
  Маша выскочила из палатки.
  -Лорас! Ко мне Лораса!
  
  По настоятельной просьбе Герта Николай, уходя в город, оставил свой фламберг. Взамен мастер выдал ему пояс с кинжалом в деревянных ножнах.
  -В Норведене мужчины не кинжалов не выходят на улицу.
  -Из-за преступности?
  Герт нахмурился.
  -Преступность? Как понять твои слова?
  -Никак! - махнул рукой парень и застегнул на талии пояс. Раз положено-будем носить.
  Солан отрядили Николаю в проводники.
  Девушка одежду не сменила, только спрятала свои косы под белый, накрахмаленный чепчик.
  С утра на пристани, напротив дома оружейника суетились чумазые подмастерья, волокли мешки с углем на спине вверх по крутой лестнице, вырубленной в камне.
  Выше по склону, на домом дымились трубы, торчащие прямо из камня. Там, в пещерах, располагались мастерские.
  Рядом с причалом стояли лодки, принадлежащие видимо семейству Герта, но Солан не повела гостя к ним. Она прицепила кусок красной ткани на двухметровую палку и установила ее в отверстие в настиле пристани, на самом краю.
  -Что это?
  -Я подзываю йомпроира. Нам же нужно быстро попасть к соборной площади.
  Йомпроир оказался местным аналогом такси. Из хаотического, казалось, потока разных лодок выскочила узкая, ярко-красная лодка с одним гребцом и причалила к пристани.
  Солан поторговавшись с гребцом-веселым парнем, махнула рукой.
  По лесенке, спустившись в лодку, Солан и Николай сели в центре на узкую скамью, бок о бок лицом к гребцу. В зеленом берете, натянутом на уши, в расшитой бисером кожаной жилетке, поверх чего-то похожего на свитер грубой вязки, в мягких сапогах до колен, норведенский таксист выглядел в сравнении с семейкой оружейника как то слишком ярко. Серебряный бон сверкал на груди, на толстой серебряной цепи как орден.
  Мощно махнув веслом с широкой лопасть и придав лодке хорошее ускорение, гребец немедленно завязал оживленную беседу с Солан.
  Николай глазел по сторонам и не прислушивался.
   -На соборке сегодня после колокола фигляры выступают. Придешь, красавица?
  -Приду, но не с тобой. - Хихикнула Солан.
  -Со своим кавалером-иносом?
  -А тебе то что? У тебя же девушка есть.
  -Девушка-это еще не жена и я еще не связан клятвой.
  -Таких как ты никакая клятва не удержит. Йомпы всегда неверные мужья.
  -Ай-я-яй! Девочка с такими мыслями никогда не получит веселого мужа!
  -Веселого и неверного? Лучше никакого!
  С утра у воды было свежо и ветерок скользил по спине, забираясь под кожаную грубую куртку, что Николаю презентовал Герт взамен мохнатого овечьего плаща. В плаще было бы комфортнее...
  Берег фьорда, вдоль которого довольно быстро скользила лодка плотно застроен. У воды деревянные или каменные пристани, выше фасады домов, а еще выше склоны горы с многочисленными дырами ходов или окон или вентиляции. Норведенцы зарылись в горы как гномы.
  Йомпроир причал к каменной пристани в паре кварталов от старого города. Здесь дома не теснились по склонам, а выпирались на узкой "полке" по берегу залива на пять этажей вверх. Вдоль каменного парапета набережной ,отделенной от причалов высокой кованой оградой, гуляли разодетые господа. Кое-кого даже тащили в носилках по четверо носильщиков сразу. Причем носилки-коробочки с крышей и занавесками на окошках, были раскрашены во все цвета радуги с красочными картинками на бортах.
  По эту сторону ограды прохожие гуляли на своих двоих.
  -Там, за оградой старый город?
  -Верно.
  -Куда мы идем, Солан?
  -Отец велел вас сопроводить к Харальду-главе гильдии оружейников. Вы разве не помните?
  Да, о чем-то таком вчера разговор заходил...Какая разница к кому?
  Лишь бы быстрее получить работу и зарплату.
  Узкая улица выше третьего этажа завешана бельем на веревках. Улица мощеная и на удивление чистая.
  Женщины в длинных платьях с корзинками и в непременным белых чепчиках спешат по делам. Пахнет едой, то пригоревшей, то наоборот очень даже ароматной. Морщинистая старуха в окне пристально посмотрела на Николая и перекрестилась быстро.
  Стайка пацанов лет семи увязалась за ними. Просто глазели на расстоянии и даже ничего не выпрашивали.
  -Чего это они?
  -У тебя смуглое лицо и светлые волосы и еще ты очень большой. - Хихикнула Солан.
  Дочь Герта была Николаю как раз до подмышки и прохожие никак не могли сравниться ростом с ним. Не гномы, конечно, но все как-то ниже среднего роста. Многие поколения их предков горбатясь, рубили руду в подземельях и это не способствовало появлению рослых людей?
   -Глава гильдии живет на этой улочке?
  -Отсюда черный вход в его дом. Через белый ход ходят только нобили и сам Харальд.
  Улица вскоре окончилась тупиком. У высокой двери, обрамленной резьбой по камню, стоял рослый парень в цветастом берете, начищенном до блеска панцире поверх синего костюма, в высоких кожаных сапогах и с алебардой в руке.
  Короткий меч в ножнах на поясе. Гарда меча обильно увита завитушками из металла.
  -Привет, Гаспар!
  -Привет, Солан.
  Алебардист Гаспар оказался ростом почти с Николая. Черная курчавая борода и натертые чем-то усы придавали облику охранника суровости и конечно добавляли лет.
  Николай потрогал свою бородку, изрядно отросшую за время путешествия.
  "Я сам верно, еще старше с бородой кажусь..."
  -Ты завела себе парня из иносов?
  -Это-Николай. Он вчера приехал с отцом. Ему нужно увидеть господина Харальда.
  -Он сам немой что ли? Из каких земель родом, здоровяк?
  -Из долины миреков.
  -Не слыхал никогда. Кто там у вас князь?
  -Какая тебе разница, Гаспар? - вклинилась девушка. - Зови привратника, да поживей!
  -Все равно Харальд сейчас занят-к нему приехали люди из семьи Дивальда за заказом.
  -А тебе скучно и охота язык почесать?
  -Эй, Солан, твой язык как рашпиль! Помогаешь им папаше в мастерской?!
  -Сам ты рашпиль, давай, звони, а то я сама!
  -Не достанешь.
  Гаспар подмигнул Николаю и, подняв свободную руку, дернул за свисающую из стены веревку.
  Внутри дома раздался тихий перезвон колокольчиков.
  Не прошло и минуты как дверь отворилась, и вышел седой дядька с седой бородой по грудь, в синем костюме.
  -Доброго дня, Марел.
  -Привет, коза! - дядька с улыбкой погладил Солан по щеке. - Кто это с тобой?
  -Николай, он приехал с обозом отца. Хочет наняться в охрану. Господин Харальд может его принять?
  -Вы вовремя, как раз проводили Дивальдов. Проходите в дом, господин Николай.
  По узкому и темному коридору Солан и Николай следом за Марелом прошли внутрь дома и оказались в комнате с камином и окном, завешенным шторой. На каминной доске в подсвечнике из начищенной меди горели желтые свечи. На стенах в тяжелых рамах темные картины.
  В камине под серой золой еще теплились угли.
  Солан присела рядом на корточки и протянула руки.
  -Ты замерзла?
  -У меня всегда руки мерзнут. - Пожаловалась девушка.
  -Купи себе перчатки.
  -Еще не зима чтобы носить перчатки.
  -Ты будешь мерзнуть и ждать зимы?
   Солан робко улыбнулась.
  -Звучит ужасно глупо, согласна.
  Николай прошелся по комнате, пытаясь разглядеть, что там на рисовано на темных картинах. Широкие, темные от времени деревянные стулья с высокими спинками не давали приблизиться к картинам.
  -Доброго дня. Мой юный друг интересуется живописью?
  Лысоватый, слегка обрюзгший мужчина средних лет вышел из-за шторы, возле окна.
  "Он там что-прятался?"
  На мужчине поверх синего костюма наброшена длинная безрукавка, отороченная светлым мехом и расшитая серебряными узорами. На груди , на цепи бон величиной с десертную тарелку.
  -Доброго дня, господин Харальд. Это-Николай - наш гость. Отец просил вас, его принять и помочь устроиться на должность охранника. - Оттараторила Солан.
  -Сегодня прибыли в Норведен?
  -Вчера вечером, господин Харальд.
  Харальд протянул руку, и Николай ее пожал. Рука была сухая, теплая и сильная.
  -Понравился вам наш город, юноша?
  -Очень, но только я пока что мало видел.
  -Ничего, еще успеете рассмотреть все. Завтракали?
  -Да, спасибо.
  -Очень хорошо. Солан, девочка моя, ты можешь идти. Удачи мастеру Герту.
  Девушка поклонилась, улыбнулась Николаю и вышла из комнаты.
  -Господин Харальд, мой меч остался у Герта...
  -Я знаю. За ним пошлют, не волнуйся. Присядем?
  Присев на стул рядом с Николаем, Харальд дружелюбно и открыто посмотрел в глаза.
  -Увы, я не могу сам тебя нанять, у меня уже есть Гаспар. Но я знаю людей, которым ты понравишься. На вечернюю службу в собор ты пойдешь со мной, и я думаю там мы все решим.
  "Что-то мне все это не нравится....Опять знакомство с влиятельным лицом, только теперь без банки силиконовой мази..."
  
  -Лорас!
  Командир телохранителей выскочил из-за палатки, застегивая на бегу пряжки панциря. Оруженосец бежал рядом со шлемом в руках.
  -Что случилось, донна?!
  -Люди Морены собираются нас атаковать сейчас! Поднимай всех! Скорее!
  -Что случилось?!
  С факелом в руке во главе толпы горцев возник Гор дель Сорве, одетый и в доспехах, словно и спать не ложился. Спал стоя как конь тыкдымский?.
  В лагере, разбуженном криками эльфийской девы, нарастал шум. Загорались костры и факелы.
  "Ну и что дальше?"
  Маша обернулась. В палатке пусто-клятый Хандану опять улизнул.
  "А если он соврал?"
  Сотни взглядов скрестились на эльфийской деве.
  -Мой лазутчик сообщил о том, что Морена, пойдет в ночную атаку. - Сказала негромко Маша. - Моего коня и мой меч.
  Лорас (вот что значит военный!) не долго тупил, залез в седло коня, спешно подведенного слугой, выхватил из ножен меч. Заревел во всю глотку:
  -Поднимайте людей, господа! Все к обозу! Встретим врагов сталью! С нами Дева!
  Потрясая мечами и топорами завыли горцы:
  -С нами Дева!
  Через несколько минут Маша уже сидела в седле и окруженная конными рыцарями рысила к границе лагеря, там, где днем предусмотрительный маршал Требо приказал огородиться обозными повозками, связав их между собой веревками. Бегущие горцы устремившиеся к границе лагеря, размахивая оружием и факелами, перекрыли дорогу.
  "Пацаны хотят подраться-это круто! А если Хандану соврал?!"
  Маша покрылась мурашками. Разоралась, всех перебудила...Что если напрасно?
  "Ну и где же наш противник?"
  Внезапно заныли зубы, вся верхняя челюсть. Маша схватилась руками за обе щеки, но тут же боль исчезла. Вспыхнуло синем светом кольцо на пальце, а потом впереди, на телегах и повозках зазвенела сталь и раздались вопли боли.
  "Напали все же..."
  Услышав звуки боя, она на миг испытала облегчение.
  -Что там, Лорас?!
  -Лорас там впереди, донна! - ответил ей кто-то.
  Она попыталась привстать в стременах. Из-за рослых рыцарей, ее окружавших, почти ничего нельзя разглядеть. Колыхался под легким ветерком ее личный штандарт, освященный в соборе Орланди- золотой олень на синем фоне.
  Метались впереди факелы, звенела сталь, но орали при этом совсем не страшно. В полуфинале футбольном на стадионе пострашнее орут!
  -Что там? Где же маршал? Да пустите меня туда!
  Рыцари Машу не пускали. Окруженная охраной она ругалась и дергала поводья, но с места не могла съехать.
  Она не знала, что люди Морены, повязав на шеи куски белых тряпок, приблизившись к лагерю в темноте, толпой лезли на телеги и под ними, оттесняя горцев. Как только это получилось, веревки, что связывали телеги вместе были порублены и враги начали растаскивать это ограждение, освобождая проход для своей конницы. Кто-то поджег несколько телег с поклажей, и пламя чадно взметнулось вверх.
  На опушке леса разгоралось зарево. Кавалеристы Морены зажигали факелы, чтобы видеть, кого будут рубить. Серебристо запела труба, призывая к атаке.
  -Горцы бегут! Спасайте Деву! - крикнул кто-то.
  Маша судорожно оглянулась. Сзади никого. Где же маршал? Где Конрад со своими рыцарями?
  Огибая ее конвой, густо и молча побежали горцы в лохматых плащах, а за ними следом бежали черные фигуры с белыми тряпками на шее, размахивая сверкающими мечами.
  Град, стальной град загрохотал по доспехам и щитам.
  Со стонами валились из седел рыцари охраны. Завизжала лошадь, валясь на землю и брыкаясь в агонии всеми четырьмя ногами. Арбалетчики Морены, добежав до лагеря через головы своих начали расстреливать группу рыцарей, оказавшуюся на направлении главного удара. Теперь Маше все стало хорошо видно.
  "Блин, что такое случилось?!"
  Кольцо на пальце сияло, так что глазам больно, но нет защиты как там, в ущелье...Почему? Долго размышлять не пришлось.
  Подбежавшие вражеские мечники сдернули Машу с седла и, прижав к земле, начали крутить руки. Первые мгновения, грянувшись об землю спиной, она замерла от боли, но потом стала отчаянно отбиваться, пожалев, что не надела стальные рукавицы. Крики, ругань, стоны, удары по железу и чавкающие удары по человеческой плоти...
  Потные, вонючие козлы навалились со смехом. Сопротивление их разозлило, и кто-то врезал Маше в челюсть кулаком, так что зубы зашатались...
  Нахлынула паника мутной волной...Маша завизжала....
  Валяясь на земле среди трупов она визжала на невероятно высоких частотах. Своего визга она не слышала...Она оглохла и ослепла....Она истекала криком....
  Она не видела, как вражеских воинов от нее смело как взмахом невидимой огромной руки....
  Она не видела, как бесятся кони, сбрасывая всадников и как, храпя, они несутся обратно в лес, топча всех кто попадется на пути....
  Она не видела, как бежали от нее сжимая головы обеими руками безоружные воины обеих армий...
  Когда воздух кончился и дико задрало горло, девушка мучительно закашлялась. Продолжая кашлять, поднялась на ноги. Пылающие рыжим огнем повозки...вокруг черные недвижимые тела....
  Подняв со второй попытки с земли длинную палку с грязной тряпкой на конце, опираясь на нее, она побрела в сторону реки. Каждый вдох отдавался болью в боку и в груди, земля шаталась под ногами....Под сапогами чавкала грязь.
  "Откуда грязь? Зачем? Дождя же не было..."
  Эльфийская дева брела по кровавой грязи, опираясь на свой собственный штандарт.
   .... Господин Харальд передал Николая своему мажордому Марелу, а тот спустил гостя в прачечную. Там Николаю две тетки с ручищами накачанными стиркой, предложили раздеться и принять ванну в деревянной большой кадушке.
  -Не стесняйся, парень, мы видали всяких мальчиков!
  Тетки заржали как кони, но наблюдать за стриптизом не стали. Вернулись к стирке.
  Николай с удовольствием вымылся в горячей воде, правда мыло было серое и вонючее.
  После мытья ему выдали простыню. В соседней комнате его ждал портной-дядька средних лет с сонными глазками. Синюю куртку и синие широкие штаны до колен мастер быстро подогнали по фигуре. Одежда пахла так, будто ее продержали в сундуке не меньше пары лет. Ткань толстая, вроде сукна. Под одежду дали белье-короткие полотняные штаны и рубаху с веревочками на запястьях и вороте и без воротника. Полотняные чулки выше колен под коленом следовало тоже затянуть на шнурки.
  Интересно, что ширинка у штанов была и тоже на шнуровке, как на ботинке.
  "Гм...пока расшнуруешься..."
  Тут как раз подоспел Марел с коричневой курткой из толстой кожи и с сапогами до колен тоже рыжей кожи. Куртка подгонялась шнуровкой на боках под любой размер и застегивалась на вполне обычные потайные пуговицы. Сапоги пришлись впору.
  "В таком наряде на мотоцикле кататься....Нет вроде у них байков. Зачем все это?"
  Наряд завершил, берет из синего бархата.
  -Вот теперь все в порядке! - сказал мажордом, протягивая Николаю его пояс с кинжалом.
  Его отвели на кухню и там усадив за длинный стол, покормили сытно. Повариха-сдобная тетка с игривыми глазками принесла большую тарелку жареного мяса и вареных овощей. Обед запивался большой кружкой темного и вкусного пива.
  Покончив с едой и допив пиво, Николай рассматривал кухню и пытался прикинуть свое будущее. Помыли, приодели...Товару придали товарный вид?
   Опять пришел Марел.
  -Сыт?
  -Да, спасибо.
  -Пора идти.
  Пора, так пора...
  Николая привели в высокую, светлую комнату с большими окнами. На паркетных полах лежали узорчатые, но пыльные ковры. У дальней стены стеллажи с книгами. По стенам развешаны начищенные доспехи и перекрещенные мечи в разных вариантах.
  Харальд был здесь, одетый во все черное и с толстой книжкой подмышкой. С ним рядом стояли два подростка лет по пятнадцать-шестнадцать, тоже в черной свободного покроя одежде и в одинаковых бархатных беретиках на головах поверх черных кудрей до плеч. Смазливые, с нежными лицами....Глаза карие...выразительные ...густые ,черные ресницы...
  "Девчонки или парни?"
  Харальд протянул Николаю книгу.
  Увесистая...Кожаная обложка и серебряные фигурные замочки.
  -Ты пойдешь до собора с нами. Иди позади, на два шага, не ближе. Ничему не удивляйся. Делай, что скажу. Марел, открывай.
  Мажордом с поклоном распахнул двустворчатую дверь, ведущую на площадь старого города.
  
   Маша доковыляла до своей палатки не встретив ни одной живой души. Полотняные стены казались ей почему-то надежным убежищем после пережитого ужаса... Нашла в палатке флягу с вином и выхлебала все до дна, не ощущая вкуса и крепости.
  Все тело болело...голова кружилась.
  Не снимая сапог, рухнула на походную кровать, зарылась лицом в подушку.
  "Мне надо...мне срочно надо..."
  Что надо ей она не успела додумать, а просто отрубалась.
   ...Когда много людей говорят вместе и тихо то возникает слитный гул, неразборчивый и монотоннный, похожий на звук какой-то работающей на холостом ходу машины....
  Этот звук разбудил Машу.
  Прислушиваясь, она лежала несколько минут, пока не вспомнила где она находиться.
  Подушка прилипла к щеке.
  Сев на кровати и оторвав подушку от лица, девушка ощутила резкую боль на лице.
  Подняла руку к лицу и замерла.
  "Мне все не приснилось?!"
  Ладонь в въевшейся во все линии грязью...под ногтями запекшаяся кровь...По щеке прощекатало влагой и капля свежей крови шмякнулась на грязную ладонь.
  "Что у меня с лицом?!"
  Она сделала осторожно глубокий вдох. Боли не было. Только саднило горло, словно начиналась ангина. Она потрогала царапины на своем грязном панцире.
  "Я уснула в доспехах?! Офигеть!"
  В полотняные стены палатки вовсю светило солнце и внутри было светло. Ровный гул голосов продолжал доносится снаружи. Ей стало страшно. Кто там? Кто ее ждет? Почему они не входят? Битва проиграна и вокруг враги?
  "Зеркало! Мне срочно нужно зеркало!"
  Ее шлем сиял полированной сталью на походном раскладном столе.
  До стола всего три шага.
  Маше пришлось сделать не меньше шести. Ноги отказывались ее нести.
  В полированной стали она увидела свое искаженное отражение и ужаснулась.
  Грязное чучело с потеком крови на щеке, со слипшимися, вздыбленными волосами на макушке...разве это она?!
  К тому же эльфийской деве немедленно тут же захотелось пописать.
  Оглядевшись, она не нашла никаких подходящих сосудов, кроме пустой фляги. Ну, она же не мальчик...
  Оглянувшись на завешанный выход из палатки, Маша забрела за стол и нестерпимо долго возилась, разыскивая под панцирем завязки штанов.
  Сдернув штаны, она присела, наконец, с ощущением невероятного облегчения....
  Закончив это важное дело, она натянула штаны, взялась за бечевки и замерла.
  Монотонный гул затих. За стенами палатки настала мертвая тишина.
  "Блин, что за дела? Они услышали как я..."
  Маша мучительно покраснела.
  Стиснув зубы она разобралась с завязками на штанах. Поискала глазами какое-нибудь оружие и не нашла. Пояс с мечом исчез куда-то. Кинжал в красивых ножнах из алой кожи с серебряными накладками, подарок Лораса, валялся под кроватью.
  Подняв его, Маша обнажила клинок.
  "Если что-я так просто не сдамся..."
  Блестящий клинок сверкнул ей в глаза.
  "Вперед чувиха, не будь лохушкой!"
  Сделав глубокий вдох, Маша откинула полог и вышла наружу.
  Солнце ударило в глаза. Она зажмурилась и громко чихнула.
  -Здоровья вам, светлая донна... - заботливо пожелал кто-то рядом.
  Распахнув глаза, эльфийская дева увидела вокруг море человеческих лиц...Люди стояли на коленях, плечом к плечу и смотрели все на нее.
  Горцы, рыцари, горожане....
  В первом ряду маршал Требо, рядом принц Парм...вот и Конрад с повязкой на голове...Гор-командир горцев тоже живой....В глазах принца набухают слезы. Чего это он, глупый пацан?
  -Мы победили? - спросила Маша, дрожащим голосом.
  -Мы победили! С нами Дева! - взревела толпа воинов, в едином порыве поднимаясь на ноги.
  Обомлевшую Машу, десятки крепких рук подхватили и, поднимая над головами, понесли куда-то...
   ....Главная площадь старого города-Соборная представляла собой квадрат величиной с половину футбольного поля. С трех сторон фасады трех и четырехэтажных домов, украшенных статуями и декоративной лепниной. С четвертой стороны-собор-церковь похожая на резную шкатулку. Многочисленные детали фасада не воспринимались сразу и по отдельности-все сливалось в мешанину неразличимую на расстоянии. Статуи, барельефы, резные колоны...
  Николай опустил взгляд под ноги. Площадь оказалась вымощена квадратными каменными плитами разных тонов, и они представляли собой узор или орнамент видимый с отдаления или сверху.
  Для Николая шагавшего следом за семьей господина Харальда орнамент был непонятен.
  -Бом-бом!
  Ударил колокол на одной из четырех башен собора.
  Двери на фасадах домов открывались одна за другой и оттуда появлялись группы людей одетых только в черное. Все направлялись к собору.
  Некоторых господ сопровождали крепкие парни в желтых кожаных куртках и Николай понял, что одет вполне по местной моде предусмотренной для секьюрити.
  Все входящие под высокую арку дверей вначале снимали с головы береты, а потом, окунув пальцы правой руки в каменную чашу с водой, неторопливо крестились.
  В центральном проходе между массивными колонами, поддерживающими высокие своды стояли ряде темных деревянных скамей с пюпитрами. Нечто похожее Николай видел на Земле в католических храмах.
  Харальд со своими спутниками занял место в пятом ряду.
  В алтаре среди позолоты и мраморных колон вполне земные статуи распятого Христа и Богоматери.
  "Все же они-христиане..."
  Забрав у Николая книгу, глава гильдии указал ему на ближайшую колонну.
  -Ты должен стоять там.
  "Ясное дело - охранники - люди третьего сорта..."
  Опять дважды ударил колокол.
  Господа в черном рассаживались по своим местам без спешки и болтовни. Женщины тоже были в черном и даже в черных вуалях, прикрывавших полностью лица.
  Другие охранники, также как Николай, заняли места возле колонн. Многочисленные желтые свечи на поставцах и на люстрах освещали интерьер собора мягким теплым светом.
  Женщина в черном платье и в вуали шедшая по центральному проходу вызвала повышенное внимание. Лица присутствующих оборачивались к ней, и взгляды сопровождали ее. Вуаль позволяла видеть контуры лица.
  Женщина несла себя гордо и, задрав подбородок, казалось, не смотрела даже под ноги.
  Дойдя до алтаря, она опустилась на колени на подушечку и сложила руки на груди.
  Опять дважды ударил колокол.
  К удивлению Николая у первой колонны от алтаря, на высокой каменной кафедре появился не священник, а господин Харальд со своей толстой книгой. Голос его разнесся по всему собору без искажений и эха:
  -Теперь возвещу тебе истину: вот, ещё три царя восстанут в Персии; потом четвёртый превзойдёт всех великим богатством, и когда усилится богатством своим, то поднимет всех против царства Греческого.
   И восстанет царь могущественный, который будет владычествовать с великою властью, и будет действовать по своей воле.
   Но когда он восстанет, царство его разрушится и разделится по четырём ветрам небесным, и не к его потомкам перейдёт, и не с тою властью, с какою он владычествовал; ибо раздробится царство его и достанется другим, кроме этих.
   И усилится южный царь и один из князей его пересилит его и будет владычествовать, и велико будет владычество его...
  Харальд читал библию. Персия и Греция располагались от Норведена так далеко, что никто не знал, но слова про грозного и могущественного царя звучали вполне актуально для слушателей, судя по их реакции.
  Николай вспомнил про Боридена-императора людей и тоже навострил уши. Библия-великая книга-в ней каждый находит для себя то, что желает найти.
  Харальд завершил чтение главы в пророческом духе:
  -... и раскинет он царские шатры свои между морем и горою преславного святилища; но придёт к своему концу, и никто не поможет ему...
  Едва он завершил свое чтение и закрыл библию, мощные аккорды сотрясли все вокруг-настал черед органа.
  От вибрирующих звуков, пронизывающих каждую клетку тела на Николая нахлынула волнаочистительного умиротворения. Вымыло из головы все мысли ...осталось только чувство восторга, от которого захватывало дух....
  А когда стих орган, запела женщина, та, что стояла на коленях перед алтарем.
  Она пела без слов....
  Такого пения Николай никогда не слышал в своей жизни.
  "О боже...какой талант!"
  Голос то взлетал ввысь, то опускался вниз. Он нес ощущение светлой грусти,...потом переплавлялся в восторженный поток теплой радости...нежности...Голос звал радоваться жизни, солнцу, свежему ветру...он звал забыть земные тревоги и каждодневные заботы....Этот голос хотелось слушать и слушать до скончания времен, но последнего вздоха....Комок возник в горле...
  Николай внезапно ощутил влагу на лице и, коснувшись щеки, ощутил свои слезы.
  "Кто она? Она же ангел! Живой, земной человек не может так петь!"
  Женщина смолкла, но отзвук ее голоса еще медленно таял пол каменными сводами в оглушительной тишине.
  Она все также гордо шла по проходу от алтаря и сотни заплаканных, просветленных лиц поворачивались за нею как подсолнухи за солнцем на небосводе...
  Харальд положил руку на плечо Николая.
  -Кто она?
  -Голос Норведена - Доминика Гарра. Наш светлый ангел....
  На щеках главы гильдии оружейников сверкали мокрые полоски.
  -Идем, мой друг. Господин Парел желает с тобой говорить.
  Дом Парела Торвина располагался фасадом к соборной площади, а задний выход имел на узкую улочку, так же как дом господина Харальда.
  Эта улочка вела не к пристани, а к порту, в котором швартовались корабли купцов и толстобокие, вместительные рыбацкие баркасы.
  Дом Торвинов контролировал порт и обеспечивал его охрану.
  Как новичка Николая поставили у двери заднего хода.
  Здесь он скучал от завтрака до обеда со своим фламбергом на плече.
  Господин Парел настаивал на том, чтобы оружие всегда было наготове и на виду.
  Работа не сложная: выпускать всех, а впускать только тех, кто предъявлял треугольный бронзовый жетон-эдакий универсальный пропуск.
  На жетоне барельеф рыбины с длинным хвостом и слова на латыни:IN MARI INVENIUS HONORATUR.
  Увидев такой жетон, Николай дергал за веревку колокола и вызывал привратника. Тот встречал посетителя и провожал внутрь дома.
  Здесь же, на улочке располагалась казарма охранников. На каждом из двух верхних этажей было по три комнаты. В каждой комнате обитала пятерка. Пять кроватей, пять табуретов, пять сундуков. В сундуках хранилась одежда и снаряжение. Оружие каждый вешал на стене у изголовья.
  В пятерке Николая сержантом был плечистый бородатый парень лет тридцати, с косым шрамом на лбу. Звали его Байл. Кличка, конечно, имелась соответствующая - Шрам.
  Другие члены пятерки: Дарак, Калваг и Нилун кличек не имели, как ни странно. Крепкие, малость туповатые ребята.
  Николая в пятерку приняли легко и просто.
  Вот твоя кровать, вот твой сундук. Проставляйся пивом и ты свой, будь ты хоть сто раз иностранец!
  В казарме пить пиво не воспрещалось. Половину выданного аванса Николай потратил на угощение пятерки, купил в корчме в порту бочонок пива и полдюжины жирных соленых селедок. Пиво выпили, селедок сожрали. Шрам похлопал Николая по плечу и пожелал долгой службы. Сам сержант служил дому Торвинов уже десять лет, скопил денег на женитьбу и домик с рыбной лавкой. В лавке хозяйничала его супруга, и подрастали трое мальчишек. На первом этаже казармы находилась столовая.
  Таким образом, у дома Торвинов имелось три десятка вооруженных охранников. Больше или меньше чем у других нобилей-об этом Николай не знал.
  Другие пятерки дежурили в порту и с ними Николай встречался разве только утром, за завтраком.
  Охранников поднимали на заре, еще по темному, а свечу давали на комнату одну на неделю, так что ложились спать рано.
  Кормили сытно, но в основном рыбой. Хлеб бывал только на завтрак и то в виде сухарей. В четверг давали вместо рыбы жареную баранину .Николай по этому поводу не очень огорчался. Такой вкусной рыбы он еще никогда в жизни не едал.
  Отстояв свою смену можно было с согласия сержанта отлучаться в город. На рынке, рядом с портом продавалось все что угодно от морепродуктов, свежих и тут же приготовленных на гриле или в чанах, до привозных фруктов по бешеным ценам. Можно было купить и мед и свежий белый хлеб. Хлеб стоил крону за килограмм примерно. В Норведене не выращивали зерна и все было привозным.
  В городе время отмечали по колоколам на башне собора. Колокол исправно отбивал не только каждый час, но и каждую четверть часа.
  В собор, на богослужение Николая больше не брали. Для того у господина Парела имелся любимчик-сержант Риман из второй пятерки. Где он накачал такие плечи и ручищи?
  Опасения Николая не оправдались. Господин Парел был примерный семьянин и мальчиками не интересовался. У него в доме жили три жены, младшей было шестнадцать лет и десяток детей разного возраста. Второй этаж дома напоминал помесь гарема с детским садом. Охранникам туда вход был воспрещен.
  В Норведене с многоженством оказалось все просто. В библии многоженство описано вполне положительно и потому не возбраняется.
  Если есть деньги содержать десять женщин-содержи.
  В порту имелись публичные дома, но девки в них работали сплошь не местные.
  Девушки Норведена славились строгостью нравов на всем побережье-как сообщил с гордостью Шрам.
  Продажных девок на всех не хватало и потому возле публичных домов моряки регулярно устраивали драки. Драчунов разнимала охрана порта очень просто- древками алебард и ведрами ледяной воды из фьорда.
  Сами охранники регулярно захаживали к девками. Дарак, Калваг и Нилун тратили на них не меньше половины жалования. Публичные дома тоже принадлежали дому Торвинов и таким образом кроны бродили по кругу. Девки Николая не интересовали. Та певица в черном-Доминика Гарра засела в голове нового стражника накрепко.
  В ответ на осторожные расспросы сержант Шрам рассмеялся только.
  -Эта птичка высокого полета, Николас! По ней многие молодые нобили сохнут.
  -Она не замужем?
  -Ее отец-старый Фергас Гарра назначил несусветную цену за ее руку.
  -Сколько?
  -Говорили про миллион крон.
  -Ого! Зачем ему столько?
  -Говорили, не хватает одного миллиона до десяти.
  -Так он богат?!
  -Он самый богатый нобиль в Норведене, этот старик Гарра! Рудники и плавильные печи каждый день приносят ему мешок крон.
  -Только от смерти деньгами не откупишься.
  -Кто знает? Гарра был стариком еще, когда мой дед поймал свою первую селедку.
  Дед мой давно ушел к морскому богу, а Гарра все еще жив и здоров. Ходят слухи, что он смог подкупить даже богов.
  Николай вздрогнул. Дальдантиль? Богиня Заримании,...Что ей стоит продлить жизнь богатому нобилю?
  Никакой боевой подготовкой охранники не занимались и потому некоторые обзавелись круглыми солидными животами.
  Когда Николай начинал утро с комплекса упражнений, в первые дни сбегались поглазеть все свободные от смены. Новичок качал пресс, раздевшись до пояса, а охранники ржали как кони. Непривычное дело-сам себя изнуряет парень до пота!
  Через две недели привыкли. Даже нашлись подражатели среди тех, что моложе.
  Жалование Николаю положили в сто серебряных крон в месяц.
  Крона-круглая, штампованная монета с дыркой посредине для удобства ношения в виде ожерелья под одеждой, вес имела граммов пять.
  Представив, что каждый месяц придется на шею вешать ожерелье в полкило, Николай приуныл.
  Он не собирался честно служить господину Парелу всю свою жизнь. Наберутся деньги на проезд на корабле на юг и хорош!
  Да, он как каждый охранник дал клятву дому Торвинов на их семейной библии, но считал, что этот контракт сможет расторгнуть в нужный момент. Не раб же он, пожизненный?
  Обратившись к мастеру Герту, Николай сразу же нашел решение проблемы.
  В Норведен приплывали купцы и торговцы с разных концов континента, но деньги в городе ходили только свои. Дом Силанов занимался разменом монет к своей выгоде, давал деньги в рост и с удовольствием принимал любые монеты под процент.
  С первого же жалования, оставив себе десяток крон на карманные расходы, Николай остальные деньги отнес в банк Силанов и получил кусок пергамента с распиской, заверенной печатью на сургуче.
  -Ты правильный парень! - одобрил Шрам. - Я тоже так начинал, а теперь сам видишь. Молодец, Николас.
  В свободное время Николай ходил по городу, знакомился с окрестностями, зависал в порту. Карманные деньги быстро кончались. Моряки с купеческих судов на сухую не болтали. Следовало оплачивать выпивку, если желал чего узнать.
  Про долину миреков никто из мореходов не слышал.
  Про Великую империю востока и падишаха Арруба Николай впервые услышала только на третьем месяце своей службы.
  
  Через перевал, брошенный отступившей армией герцога Морены, войско эльфийской девы спустилось на равнину и встало лагерем на берегу Ори, которая, вырвавшись из горных теснин, успокаивалась и превращалась в обычную реку.
  Посланные конные разведчики вернулись ни с чем. Герцог Морена со своими людьми отступил в неизвестном направлении.
  Лавария-столица королевства Юга располагалась в месте слияния двух рек Ори и Лавы. То есть, если тупо идти по течению Ори обязательно попадешь в столицу. Чего же проще?
  Эту идею Маша сразу же выложила членам военного совета.
  -Мы не знаем где герцог и где его войско. - Осторожно заметил маршал.
  -Главное-что его нет перед нами. Идем вперед и возьмем Лаварию.
  Конрад, ты же говорил, что все только и ждут, что мы придем и освободим их от имперцев! Надо придти под стены города и нам откроют ворота!
  -Я говорил? Гм....
  Конрад дель Вин почесал кончик носа, покосился на маршала.
  -Дева права! - с жаром поддержал принц Парм. - Идем вперед на Лаварию! Всего неделя пути и столица откроет нам ворота!
  Маршал тяжело вздохнул.
  -Ваше высочество были младенцем, когда его величество покинул Лаварию, и вы не можете помнить всех событий предшествовавших...
  -О чем вы, Требо?
  -В Лаварии произошел мятеж и королевской семье пришлось спешно покинуть город...
  -Мятеж? Против моего отца?!
  -Все верно, ваше высочество. Лаварийцы предательски взбунтовались и открыли ворота императору Боридену.
  -Отец не говорил мне об этом... - растерянно протянул Парм.
  -Лаврийцы-мятежники и не ждут милостей от армии его величества.
  "Да уж, армия..."
  После сражения у порога от армии Эльфийской девы осталась в лучшем случае половина. Дезертиры бежали до Орланди устроив панику и дикий переполох.
  "Из манной каши не выкуешь меча, донна. " - Заметил маршал после битвы, когда начали считать потери. "Сбежали самые нестойкие и трусливые. Баласт. Сволочи. Главное-мы сохранили костяк."
  Горцы потеряли многих, но не убежали домой в туманные и безопасные горы. Рыцарская конница не понесла больших потерь. Наоборот, именно конница, ударив в спину панически бежавшим врагам, как раз и обеспечила победу в битве. Богатые трофеи достались армии Девы: доспехи, оружие, перепуганные кони....Каждый воин чем-то разжился. Каждый, кто остался в живых...Погибли почти все телохранители Девы. Лорас, получивший страшный удар булавой в лицо был оставлен у Порога в числе иных умиравших от ран.
  Перед тем как покинуть лагерь Маша навестила его.
  Рыцарь лежал без сознания. Голова замотана тряпками, и дыхание со свистом вырывалось через серебряную трубочку торчащуюиз бинтов.
  Лекарь поил Лораса усыпляющими снадобьями, так как из - за нестерпимых болей раненный срывал с себя бинты.
  "Пусть лучше умрет во сне..."
  -Донна, я предлагаю встать лагерем здесь и дождаться подкреплений. Наш отряд слишком мал для похода к стенам Лаварии. У нас нет осадных орудий, и мы не знаем где старый лис-Морена. - Гнул свою линию маршал.
  "Маршал конечно военный человек, только когда он последний раз водил войска в поход?"
  Сидеть в лагере здесь, едва миновав перевал и ждать чего-то хорошего?
  Эта идея Маше абсолютно не понравилась. Лежавшая на раскладном походном столе карта ее напрягала. Ничего она не могла понять из этих завитушек и красивых картинок.
  "Почему мужики такие ссыкуны?"
  -Мы идем к Лаварии и там ждем короля Магнуса на его коронацию. Завтра с утра выступаем.
  -Донна, вы поступаете неосмотрительно, и я буду вынужден сообщить о своих возражениях его величеству... - затряс возмущенный маршал своими тремя подбородками.
  -Король дал армию мне, а не вам, маршал. Я должна вам это объяснять каждый день? - Маша уже порядком разозлилась и с легкой дрожью представила себе, как летит ее полированный красивый шлем в оплывшую морду маршала. - Извольте идти и выполнять то, что я сказала.
  Когда высокие господа покинули палатку, Маша отхлебнула из фляги порядочный глоток белого вина и в раздражении сбросила со стола вниз дурацкую карту.
  "И чего я взялась икру метать? Мне то, что до этой коронации? Королевой меня точно не сделают...Лошара была...лошара осталась!"Она задумчиво покрутила на пальце кольцо духов. Хорошо хоть его сохранила...
  .....Наступила осень. Стало холоднее. По утрам лед у пристаней схватывался тонкой коркой. Николай давно уже отзывался на имя Николас. Если всем так удобно, пусть.
  Его служба сегодня с утра была в порту.
  Одетый в длинную куртку из бараньей шкуры поверх кольчуги, в теплых вязаных перчатках и в меховой шапке с ушами утреннего холода он совсем не ощущал.
  Бодро прохаживался по заиндевевшему настилу с фламбергом на плече.
  Его меч уже не вызывал повышенного внимания. Ушлый мастер Герт давно уже наладил производство хороших копий, и многие стражники домов Норведена обзаводились такими же. Не будешь же требовать с него долю за копирайт?
  Кораблей с каждой неделей в порту становилось все меньше. В открытом море наращивали мощь шторма, и плыть в Норведен с риском для жизни за драгоценным железом находилось все меньше желающих.
  Шрам рассказывал, как здорово будет, когда мороз скует льдом весь фьорд и можно будет запросто скользить на ледовых ножах.
  Ледовыми ножами в Норведене называли коньки-грубые и примитивные на взгляд Николая. Их уже начали выставлять на продажу в лавках и на ярмарке.
  Возникла идея-найти мастера, и предложить ему в обмен на долю от прибыли эскиз земных коньков, намертво прибитых к ботинкам.
  Норведенские коньки представляли собой полоску стали, прикрепленную к узкой полосе мягкого железа с кожаными ремнями. С помощью ремней эти коньки крепили на любую обувь. Про то, что ботинки можно совместить с коньками в одно целое никто не догадывался.
  На этом можно будет хорошо заработать...и уже весной сесть на корабль плывущий, на юг. Как бы все правильно придумать?
  Кивнув фонарщику Фонгану, гасившему последние масляные фонари, Николай дошел до края пристани к дальнему причалу, где уже пару недель никто не швартовался.
  Из-за штабеля напиленных досок доносился тихий звук.
  "Словно зубами кто стучит..."
  За штабелем, на доске сжавшись калачиком под рваными тряпками непонятных цветов, дрожал какой-то бродяга.
  Николай ткнул дрожащий ворох тряпок носком сапога.
  -Ты кто? Больной? Чего разлегся? Вали к себе домой!
  -Отвали, ментяра поганый! - отозвался из-под тряпок дрожащим голосом некто не пугливый.
  Николай хотел, было протянуть наглеца мечом плашмя, да так и замер с открытым ртом.
  "Мент поганый!" Так в Заримании никто не выражался!
  -Я не мент, я охранник. Ты русский? С Земли?
  Тряпки распахнулись на Николая уставился круглый печальный глаз.
  -Чего?!
  Спустя короткое время незнакомец, назвавшийся Степаном сидел в теплой корчме на лавке рядом с Николаем, хлебал быстро горячую похлебку и без умолку трещал о своей печальной судьбе.
   Жил Степа в городе Мичуринске на улице Украинской, зарабатывал извозом на разбитой "газели". Жена у Степы была молодая и очень падкая на красивую жизнь, и звали ее Лизой. Набрал Степа в кредит для любимой супруги компьютер, плазменный телевизор, микроволновку, айфон последней подели, да еще прикупил породистую зловредную собачку. Все заработки уходили на уплату процентов да кредитов. Считай и дома не бывал. Из рейса в рейс так и скакал. Молодая жена захотела не ребенка, а шубу норковую и быстренько навесила на Степу еще один кредит.
  Побрехал с Лизой Степа, да и укатил опять в рейс, а когда вернулся, нашел квартирку пустой. Лиза отчалила к мамочке, прихватив все нажитое непосильным трудом супруга.
  Степа отправился выяснять отношения, но братья Лизкины спустили его вниз по лестнице. Не успел Степа оглянуться, как получил развод, а также хамоватых коллекторов на свою задницу. Газель за долги забрали и взялись запугивать степиных родителей, поскольку они были собственниками квартиры. Степа нашел Лизку в каком-то кабаке и поставил фингал под глазом. Заявление...уголовное дело,...в общем, Степа ушел в бега. Поехал в Москву на заработки. Москва такое место-туда за баблом едут и еще там прятаться легко среди миллионов чего ж одному не затеряться.
  Степе заработать и спрятаться не вышло. Сошел он с коммерческого автобуса где-то в лесу рядом с Окой по маленькому, а вышел из кустов в Заримании.
  -Блин...думаю что за.... опять меня .....!Вот же....,а смотрю дороги то.....нет....исчезла эта....дорога....Автобус этот....тоже....на.....пропал!....думаю, ну ни....себе!
  Матерился Степа через слово, правда, всего четырьмя словами, но в разных вариантах.
  Таким родным, российским духом от него веяло, что Николай был готов прослезиться.
  Вышел Степа к обозу, а купцы его в кандалы да и на рабский рынок в Хармиш,к теплому морю. Падишах Арруб в то время намылился строить новый дворец, в старом весь гарем не помещался, и потому всех крепких рабов скупали для строительства.
  -Я тогда еще был не такой сушеный....!Сила... имелась! Купили на....и пошел я кирпичи .....для этого....падишаха! Чтоб его..... слон!
  Кормили строителей мало, а били много. Народец активно протестовал путем вымирания.
  Степа загрустил и подался в бега. Его поймали и отрезали правое ухо. За второй побег отрезали левое. За третий побег обещали отрезать все мужское достоинство, оно ведь каменотесу не к чему и на производительность не влияет.
  -Ну ,думаю....пришел мне! Что так, что эдак все равно....меня на....!
  На счастье Степино падишах Арруб сожрал что-то плохое за обедом, да и помер. Новый падишах, младший брат Арруба, вернулся из ссылки, а поскольку ему еще до ссылки сделали полное обрезание под корень, в гареме он не нуждался.
  Это только холощеные кабаны да коты тихими и добрыми становятся.... Весь гарем рассовали в мешки с камнями, да и покидали в море с падишаховой галеры. Стройку дворца прекратили, рабов погнали обратно на рынок и продали по бросовой цене.
  Степу купил богатый горшечник и заставил месить глину с рассвета до заката.
  Степа опять заскучал и сбежал еще раз, но уже удачно. Пробрался на корабль в порту, пока моряки развлекались на берегу да и отплыл на север.
  Команда хотела его выкинуть за борт, да капитан передумал, уж больно складно ругался безухий!
  Проплавав, пять месяцев, Степа опять заскучал и сбежал с корабля в Норведене. Вот только с сезоном не угадал. Прятался под настилом причала несколько дней, пока совсем плохо с холода да голодухи не стало.
  -Ты меня спас, земляк! ...буду,...никогда не забуду!
  -Далеко отсюда до земель падишаха?
  -....его знает! Я же не напрямую в этот....городок приплыл. Месяца два, думаю...А тебе зачем? Ты тут в порядке, как вижу. В менты записался, при оружии и при деньгах.
  Может меня пристроишь куда?
  
  Николай, сдав пост в гавани сменщику, отвел Степу к знакомым прачкам на соседнюю с казармой улочку, заплатил за стирку и мойку, а сам отправился к сержанту Шраму.
  Рассказал про земляка и попросил совета.
  -По правилам его надо к прево тащить да выкидывать за ворота как бродягу. Ты этого не хочешь?
  -Хочу ему помочь. Парень настрадался.
  -Все просто: ты можешь поручиться за своего земляка и его внесут в книги и выдадут бронзовый мон гостя.
  -Но это же временно.
  -Если он не дурак-то найдет работу, а если дурак-ему не место в Норведене.
  В Норведене могли проживать только члены гильдий. Сам Николай числился в гильдии порта. В порту было много работы, но не теперь, когда зима на насу, а фьорд того и гляди промерзнет до самого моря.
  Николай навестил дом Силанов, снял из сбережений полсотни крон и половину потратил на земляка: купил баранью куртку, шапку и сапоги.
  Вернувшись к прачкам ,обнаружил отмытого до розовой кожицы Степу, закутанного в простыню как римский сенатор.
  Степа рассказывал про свои похождения сердобольным прачкам, а те вздыхали и вытирали слезы натруженными руками. В своем рассказе перед женским полом безухий страдалец обходился без мата. Умеет все же...
  -Одевайся, Степан, затемно надо дойти в одну контору-поставить тебя на учет.
  -В ментовку, что ли? Ого! Это все мне?
  -Тебе.
  -Спасибо, братан! Я отработаю, чтоб я сдох! Ты свой пацан! Я сразу понял! Русские всегда своих выручают ,ага?
  У городского Прево в конце дня людей посетителей не оказалось.
  Николай поручился за Степу, внес налог-десять крон и поставил подпись в книге, как когда-то оружейник Герт Ватур.
  Степа получил бронзовый бон норведенского гостя и с интересом покрутил жетон в руках.
  -Это вместо документов тут?
  -Вместо. У тебя теперь десять дней на то чтобы найти работу. Поступишь в гильдию-получишь серебряный бон и станешь полноправным жителем Норведена.
  Степа прищурился, потер свою редкую козлиную бородку.
  -Деньжат не одолжишь на первое время, зема?
  -Держи.
  Николай вручил земляку оставшиеся пятнадцать крон.
  -Вот, спасибо! А чего они с дырками?
  -Чтобы удобнее на бечевке носить.
  -Это много?
  -На еду, на пару недель вполне хватит, если выпивать не будешь.
  -А если с пивком?
  -То на неделю.
  -Негусто. Ладно, спасибо.
  -Ты учти, что я за тебя поручился.
  -Это как?
  -Если чего накосячишь - мне счет пришлют. Так что будь акуратнее. Тут тебе не земли падишаха. Выгонят из города взашей или на рудник определят кайлом махать.
  -Заметано, братан, что я - лошара? Я надежный как нержавейка!
  -Ты куда рвешься?
  -Да не рвусь я! Пойду к бабам- обещали меня на ночь приютить.
  -Ты по металлу можешь работать?
  -А что? Бабла можно срубить?
  -Есть один знакомый мастер-оружейник. Если возьмет в свою мастерскую и крыша над головой и еда будут и бон получишь. Завтра с обеда приходи к казармам и к моему знакомому сплаваем.
  -Заметано! Ну, пока!
  Степа вприпрыжку убежал, а Николай остался со своими сомнениями. Помог земляку-хорошее дело сделал. На деньги наплевать - дело наживное.
  Вот только поселилось в душе беспокойство. Отчего и почему - не понятно.
   В казарме, когда Николай чистил меч и покрывал клинок тонким слоем масла для предохранения от ржавчины, к нему подошел сержант Шрам.
  -Тебя требует хозяин.
  Хозяином стражники за глаза звали господина Торвина.
  На улице уже стемнело и над входом в дом главы гильдии зажгли светильник. Сержант Риман в длинном до пят тулупчике топтался под светильником, фыркал в заиндевевшие усы. Если сержанта выставили к задней двери-значит у хозяина важный гость который свою охрану оставил у парадной двери.
  -Привет, Николас.
  -Привет, Риман. Я к хозяину.
  -Знаю. Заходи.
  -Кто у него в гостях?
  -Сам узнаешь.
  Господин Торвин в парадной одежде стоял возле жарко пылавшего камина со стеклянным бокалом в руке.
  В кресле напротив куталась в теплый плед женщина в темно-зеленом длинном платье. Крутила в белых нежных пальцах бокал с вином. В комнате витал аромат глинтвейна и лимона.
  -Господин Торвин, госпожа.
  Николай поклонился.
  Женщина откинула темную вуаль наверх, на маленькую меховую шапочку.
  -Госпожа Гарра, это мой стражник Николас.
  -Очень приятно познакомиться с вами, Николас.
  Голос у Доминики Гарра оказался приятный, грудной...настоящий контральто. Ее лицо из-за выраженных скул, казалось исхудавшим. Бледные губы без помады ...Прямой нос с изящными, тонкими ноздрями и... яркие, распахнутые, большие глаза под арками темных бровей....
  Волшебный взмах ресниц и Николай с дрожью в коленях понял что пропал....
  Эта женщина с сильным голосом стала мгновенно центром его мира, самым главным и самым важным событием в его жизни.
  -Парел рассказал мне, что вы пришли издалека и даже миновали горный перевал. Это так интересно! Расскажите мне о своей родной стране, Николас. Парел, пусть подадут стул Николасу и еще гретого с пряностями вина. Сегодня довольно морозная погода...
   Она говорила еще что-то, но Николай не вникал в смысл слов. Ее волшебный голос обволакивал сознание и заставлял сердце замирать в сладкой истоме.
  ....В каждом селении, в каждом городке армию Девы встречали с ликованием. Под ноги коней летели цветы, пиво и вино текли рекой. Всякую снедь селяне несли мешками. Пьяных освободителей, отставших от войска грузили в фуры и везли следом.
  Поход из опасного дела превратился в веселую и халявную пьянку.
  В каждом селении Эльфийской Деве старосты и бургомистры вручали подарки, для которых пришлось выделить специальную крытую повозку. Не выбрасывать же?
  Память о прошлом правлении королевской династии истерлась из памяти людей, а имперские налоги, собираемые железной рукой герцога Морены-вот они!
  Жители королевства ждали обратно доброго и несчастного короля Магнуса, а то, что войско ведет на имперцов и их прихвостней волшебная Эльфийская Дева воспринималось наивными селянами как сказка и волшебство. Почему-то все ждали отмены всех налогов и нового Золотого Века.
  От добровольцев отбоя не было. Из новобранцев, разбавляя их опытными бойцами, Гор дель Сорве наскоро формировал пехотные роты. Трофейного оружия пока еще хватало.
  Бросив свои замки, к войску съезжались рыцари. Иногда по три поколения дворян сразу:деды, отцы и внуки. Рыцарей приводил к вассальной присяге принц Парм, а затем они поступали в распоряжение командира кавалериии-Конрада дель Вина.
  На четвертый день армия Девы выросла до тридцати тысяч.
  -Вот видите, маршал? У нас теперь людей больше чем было у Морены.
  Кстати, где же он сам?
  Маршал развел руками.
  -Разведка не находит его войск и местные жители не видывали крупных отрядов.
  -А может герцог вернулся в свои владения?
  -Если только за подкреплениями, моя донна.
  -Ваша разведка никуда не годится!
  -Сожалею, донна.
  -Кого-нибудь в Лаварию послали?
  -Зачем, донна?
  "Вот же стремный чувак!"
  -Чтобы организовали встречу по высшему классу, вот зачем! С нами принц Парм-представитель его величества. Его, наверно, должны встречать лучшие люди города с ключами, позолоченными на бархатной подушке, девушки с караваем хлеба или что там у вас преподносят?
   Принц и маршал переглянулись. Принц приосанился, маршал побагровел.
  Маша, с трудом скрывая раздражение, тут же про себя решила, что отделается от маршала Требо при первой возможности. Хотя бы назначив комендантом Лаварии.
  
  
  -Парел сказал, что вы из рыцарского рода и пришли продать свой меч Норведену из земель империи.
  -Я из более дальних земель, госпожа Доминика.
  -Оставьте слово "госпожа". Поговорим как люди одного круга. Я знаю, что вы образованны и воспитаны. Вы не похожи на простолюдина, Николас.
  Госпожа Гарра выразительно посмотрела на Парела. Глава гильдии коротко поклонился.
  -К сожалению, я должен вернуться к свои обязанностям и потому оставлю вас на время.
  -Очень жаль, Парел. Завтра в соборе я пою "Аве Мария", надеюсь, что вы придете с Николасом?
  -Ваш голос делает нас всех счастливыми, Доминика. Прошу передать мое уважение господину Гарра.
  -Непременно. До завтра.
  Парел поклонился гостье и исчез за дверью.
  "Она не желает, чтобы Парел слышал мой рассказ?"
  Доминика прошлась плавной походкой по комнате, заглянула за штору у окна. Вернулась в кресло.
  -Прошу вас, Николас, продолжайте.
  Николай, махнув рукой на осторожность, рассказывал о себе правду. Перед ее прекрасными глазами он просто не мог врать.
  Доминика слушала очень внимательно и даже почти не перебивала рассказчика.
  То что Николай-попаданец из иного мира ее похоже совсем не удивило. Рассказ про зеленокожих слинов и про дракона-оборотня ее даже позабавил. Она тихо засмеялась, показав ровные, сахарные зубы.
  Когда же Николай дошел в своем рассказе до кольца духов, девушка неожиданно прижала указательный палец к губам и сделала большие глаза.
  -Вы поразительный рассказчик, Николас, но время уже позднее.
  Я с радостью дослушаю ваш рассказ в другое удобное для вас время.
  Прерванный на полуслове, Николай озадаченно кивнул.
  -Проводите меня.
  Николай накинул на плечи Доминики теплый плащ с капюшоном, подбитым изнутри темным, искристым мехом, отворил дверь, ведущую на соборную площадь. Вопреки ожиданию там не оказалось носилок с носильщиками. Под фонарем, на заиндевевших камнях мостовой переминался с ноги на ногу стражник одетый по-зимнему. С черного неба, кружась, планировали большие снежинки.
  Доминика подставила снежинкам ладонь.
  -Первый снег в этом году....Вам нравиться снег, Николас?
  Снеговая каша, сосульки на крае крыши, замерзший мотор "Фольксвагена" во дворе...снеговая каша на дорогах и пробки на улицах...Нет, снег в городе ему совсем не нравился!
  -Я лыжи любил...у себя...дома...
  -Что такое лыжи?
  Николай сбивчиво попытался объяснить.
  -Снегоступы?
  -Нет ,иное.
  -До завтра, Николас. Очень рада знакомству.
  -Я тоже очень рад.
  Кивок, мимолетная улыбка...Постукивая каблуками по мостовой, Доминика Гарра шла через площадь в сопровождении стражника, а Николай искренне завидовал этому увальню.
  Вернувшись в дом, он обнаружил не Парела, а ухмыляющегося сержанта Шрама.
  -Пойдем, Николас, твой земляк тебя заждался.
  -Кто?
  -Степой его зовут. Говорит чудно и все твердит, что ты поручился и ты его братан.
  -Где он?
  -В клетке, где же еще?
  Клеткой называли стальную клетку в подвале, куда портовая стража помещала под замок, особенно буйных говнюков, которых на следующий день, обычно, ждал суд прево. Норведен успешно боролся с преступностью. Бесполезных доходяг вышвыривали за ворота, а тех, что покрепче-отправляли в рудники на гибельные работы. Оттуда обычно никто не возвращался. За тяжкие преступления город виновных "предавал морю" - убийцу, грабителя или насильника сажали в железную клетку и опускали с причала в воду. Свежеутопленного на следующий день забирала для опытов гильдия лекарей.
  Тюрем в Норведене не имелось.
  -Что он сделал?
  -Устроил драку в корчме.
  "Ну, вот...а я чего ждал?"
  Степа метался по клетке как тигр. Был бы у него хвост, хлестал бы им по прутьям.
  -Колян! Братан! Выручай!
  Увидев Николая, Степа прекратил беготню и прилип к прутьям. Костяшки пальцев сбиты, на морде засохшая кровь...
  -Эти....менты меня.... и давай.....! Не.....,ни понимаю я .....!
  На Николая хлынула волна мощного перегара. Глаза у Степы были мутные, стоячие. Эге,а ты у нас алкоголик со стажем!
  "Когда он только успел?!"
  -Где шапка твоя?
  -Какая на....шапка?! На меня набросились эти отморозки и давай....!
  -В какой корчме?
  -А....ее знает?!
  -У хромого Кирта. - уточнил сержант. Он с доброй улыбкой разглядывал Степу, и улыбка эта ничего хорошего арестованному не обещала.
  -Убытки?
  -Кирт выставил сорок крон. Подавальщицу побил, посуду побил, бочонок вина вылил на пол....
  -Я не нарочно! - завопил Степа. - Она сама, сучка, первая начала!
  -С виду сморчок, а жилистый. - Усмехнулся сержант. - В рудники ему прямая дорога. Если не расплатится.
  -Братан, отдай этим жлобам.... деньги и выпусти меня! - зашептал громко Степа. - Все отработаю!
  -У меня сейчас денег нет. - Растерялся Николай.
  -Ну, вот....засада! - простонал Степа. - Но ты ж свой, ментовский кореш? Скажи им, ну скажи, зема!
  -Сядь и успокойся. Завтра тебя отведут к прево. Я внесу деньги, а пока здесь заночуешь.
  -Братан, ты серьезно? Бросишь меня в этой....темнице?
  -Я вроде ясно все сказал? Ложись спать и жди утра.
  -Спать? Здесь? Ты что,....совсем?!
  "Нет, я тебе свою койку уступлю!"
  Николай отвел Шрама к двери, подальше от клетки.
  -Сержант, я как поручитель внесу за него деньги.
  -Хочешь знать мое мнение?
  -Да.
  -Не делай этого. Гнилой он человечек. Сам себе не хозяин.
  -Я же поручился. - Вздохнул Николай.
  Сопровождаемый матерными воплями Степы, Николай вышел из подвала.
  После встречи с Доминикой и такое свидание....
  "Степу надо увозить подальше от порта и от выпивки....Иначе мне никакого жалования не хватит его отмазывать...Завтра с утра к Герту его сплавлю."
  Вспомнилась бабушкина поговорка: не было печали-черти накачали.
   На пятый день пути после перевала армия Девы встала биваком у городка Оригерт. Каждый вечер строго огораживали повозками лагерь и выставляли усиленные караулы. На ночь Маша расположилась в доме бургомистра на перине в жарко натопленной спальне. К утру жару выдуло сквозняками, а перина сбилась на бок неприятным комом. Разбудил Деву один из трех оруженосцев, подобранных Конрадом из рыцарских отпрысков.
  -Светлая донна!
  -Умгу...
  -Прошу вас пробудится.
  -Чего там?
  -Важные новости!
  Маша выглянула из-под одеяла одним глазом.
  -От кого?
  Не прошло и получаса, как умытая и сердитая, по причине отсутствия завтрака ,Дева уже слушала новости в присутствии всего военного совета. Сонный принц Парм зевал в рукав. Опять новых девок окучивал всю ночь?
  Оторвавшись из под надзора папеньки и жены, принц времени даром не терял.
  Маршал Требо грузно осел в кресле как мешок с картошкой. Под глазами мешки, морда опухла. Маршал пил, не просыхая, каждый день. Стресс снимал?
  Только Конрад дель Вин выглядел молодцом. Бодрый и веселый.
  "Его бы в маршалы...".
  Два горожанина из Лаварии ,выкатив преданные глаза, болтали наперебой.
  Лавария узнав о походе Эльфийской Девы восстала шесть дней назад. Имперских налоговых чиновников утопили во рву, а имперский гарнизон заперся в цитадели над городом.
  Герцог Морена осадил восставший город и перекрыл все пути подвоза продовольствия.
  -Дева, поспеши! Лавария ждет тебя!
  Маша посмотрела на маршала с укоризной.
  "Что я говорила, старый пенек?!"
  
  Опять на столе лежала карта и опять Маша ни черта по ней не понимала!
  Дозоры и разъезды наконец-то представили сведения.
  Лавария располагалась в естественном треугольнике при слиянии рек Ори и Лавы. С суши город прикрывали высокие стены и ров, соединенный с обеими реками.
  Армия Морены в укрепленном лагере располагалась напротив рва. Имперские галеры контролировали обе реки возле города. Паромные переправы на Ори были сожжены или разрушены. Мостов здесь отродясь не было. Паромы через Лаву охранялись людьми Морены. Через них он мог получать припасы и пополнения из своих северных владений.
  -Надо сообщить обо всем его величеству и ждать подкрепления. - Пропыхтел маршал Требо.
  -И как долго ждать? - осведомилась Маша.
  -У нас нет кораблей, донна и леса в этой местности тоже нет.
  -Лес есть на перевале!
  -А если лес рубить на перевале и сплавлять по Ори сюда, к Оригерту? - спросил Гор. - Мои парни смогут эти заняться.
  -Сколько дней для этого потребуется и сколько людей?
  -Тысяча парней вполне справилась бы. Нужны лошади, чтобы доставлять бревна волоком к реке, хотя бы пару сотен. По времени, я думаю через две недели первые плоты придут в Оригерт.
  -А мы сможем здесь наладить паромную переправу?
  -Течение быстрое, но глубина достаточная. Думаю, что сможем.
  "Две недели...еще, сколько то дней на устройство переправы..."
  -Имперские галеры нам не помешают?
  -Сюда им не дойти-осадка не позволит.
  -Это уже радует...
  -На той стороне иногда появляются разъезды противника. Они наблюдают за нами, донна.
  -Странно было б, если они этого не делали!
  "Три недели до начала переправы....Будет ли у меня это время? Кто помешает Морене снять войска от Лаварии и на том берегу встретить нас, переправляющимися по частям? Время..."
  Маша подошла к окну. Военный совет проходил на втором этаже ратуши. На площади как обычно гудел рынок. На крышах густо сидели сизые голуби, ожидая вечера, чтобы налететь на остающиеся после торговли отбросы и конские каштаны.
  "Кругом черепичные крыши...лучше бы они были из дерева! Блин! Так под черепицей же и есть дерево!"
  -Сколько в Оригерте домов, Конрад?
  -Не знаю, донна, но могу спросить у бургомистра.
  -Как быстро Морена сможет придти сюда от Лаварии?
  -Два дня, не больше, донна.
  Маша вернулась к столу, нагнулась над картой.
  -Переправляться будем через Ори здесь. Завтра.
  -На чем? - маршал даже подпрыгнул на стуле.
  -На плотах, на чем же еще? Половину пехоты сейчас же послать на крыши. Пусть сбросят черепицу вниз и разберут все дерево. Вторая половина пехоты - волочить деревяшки к реке и вязать плоты. Первыми переправим рыцарей, а всех остальных-потом.
  Маша обвела взглядом удивленные лица господ членов совета и улыбнулась.
  -Уложимся в два дня - победим!
  "Пипец! Да я прямо Кутузов!"
  Этот день вошел в историю Оригерта как день разломанных крыш.
   ....К прево Степу отвел сам Николай. Поменялся дежурствами с Дараком. Тому интереснее было гулять по причалу. Снега за ночь выпало немного, но вот мороз усиливался.
  "Если фьорд сегодня прихватит морозом, то лодочника уже не нанять."
  Проспавшийся Степа был молчаливым и тусклым, как найденный под полом старый пятак. Морда опухла, глазки без того маленькие превратились в щелки.
  "Китайский партизан, мать его!"Без шапки Степа мерз и сутулился, подняв воротник куртки.
  -Куда идем?
  -К судье местному.
  Степа встал как вкопанный.
  -Ну, его....!Давай не пойдем!
  -Испугался?
  -Да срать я на него хотел, на вашего судью! Отпусти меня братан, а?
  -Степа, хватит фигней страдать! Я заплачу за тебя штраф и все свободны.
  -Заплатишь? Точняк?
  Николая уже начало тошнить от Степы. Хотелось послать говнюка куда подальше и забыть о его существовании.
  "Вот зачем я его вытащил из-за досок? Сидел бы он там и дальше..."
  У прево все прошло быстро и гладко. Николай заплатил сорок крон убытков корчмарю Кирту и десять крон судье - судебную пошлину. В доме судьи Степа был тихий как мышка, лишнего слова не мог выдать. Вышел на улицу свободным человеком и расслабился.
  -Закурить бы...
  -Табака здесь нет.
  -Да, знаю я...Колян, у тебя пара крон не завалялась-похмелиться бы надо....Сердце, чую, прихватывает...
  Николай цапнул Степу за воротник и прижал к стене дома.
  -Ну ты фрукт! Я на тебя за два дня всю зарплату месячную спустил! Может мне за тобой весь день ходить и сопли вытирать?!
  -Ты чего, зема?
  -Ты мне должен сто крон!
  -Да отдам я все, чего ты разозлился?! Не психуй, братан!
  -Пошли!
  Николай притащил Степу на причал где обычно всегда можно нанять йомпа.
  У причалов лед уже схватился, а дальше метрах в десяти парила темная вода. Только два йомпа еще не вытащили свои лодочки на зимовку, а сидели, кутаясь в вязаные шарфы, время от времени веслом обламывая лед от бортов.
  Противоположный берег фьорда за морозной дымкой совсем не виден.
  За перевозку к кварталу оружейников йомп запросил вместо обычной кроны-две.
  -С чего бы такая разница?
  -Фьорд замерзает, обратного попутчика не найти оттуда, вот и цена такая.
  -Дальше вода чистая же.
  -У оружейников у причалов, небось, все сковало. Все руки отобьешь пока лед продолбишь. Повезу только за две кроны.
  -Эй, мужик, а морда не треснет? - осведомился Степа.
  -Как у тебя что ли?
  -Ты че сказал? ........ты че сказал, повтори!
  -Степа, уймись!
  Йомп не уступал, и Николай согласился на две кроны.
  Степа всю дорогу сидел как нахохлившийся мерзлый воробей и помалкивал.
  А Николай ломал голову, как уговорить Герта взять Степу в работники и на постой.
  Вопреки ожиданиям ледок у пристани Герта был разбит. С баркаса на пристань перегружали мешки с углем. Герт Ватур без шапки и в тулупчике на распашку стоял рядом, считал мешки.
  -Доброго дня, мастер!
  -И тебе доброго, Николас. Кого привез с собой?
  -Это-Степан-он родом оттуда, откуда и я.
  Ему нужна работа чтобы в Норведены осесть. Поможешь?
  -Хлипкий он чтобы слитки таскать да меха качать.
  Степа ухмыльнулся.
  -Может на спор кто кого перепьет?
  -Ого?! Так ты по выпивке мастер? - сощурился Герт.
  -Он шустрый и крепкий и по металлу может работать. - Тут же вклинился Николай.
  -Ну, пойдем, посмотрим, чего умеешь.
  Степа ухмыльнулся.
  -Пожрать бы сначала?
  Степу отвели на кухню, кормить, а Николай и Герт сели на лавке на пристани.
  -Чего это он с побитой мордой?
  -Упал в корчме.
  -Ага, бывает...
  Николай тут же решился умаслить мастера и выложил свою идею про коньки на сапогах.
  Герт почесал бороду.
  -Мысль хороша, а вот как покупать будут? Да и не мое это дело, не оружейное.
  -Ты получишь прибыль, гильдия получит прибыль. Кому плохо?
  В Норведене есть патенты?
  -Это что за звери?
  Николай рассказал по патентное право и по копирайт.
  -У нас это по-другому зовется: "гильдейская привилегия" - это когда новинку, какую придумаешь-первый год только ты можешь ее делать и продавать, а остальные с твоего согласия.
  -Как фламберг?
  Герт крякнул и взглянул остро.
  -Намекаешь, что я должен с тобой поделиться?
  -Возьми Степу к себе в подмастерья, и забудем про фламберг.
  Герт почесал бороду и протянул мозолистую руку.
  -Согласен. По рукам?
  Тот же йомп отвез Николая обратно в город. По пути встретились только два рыбацких баркаса. Дымка над фьордом постепенно сгущалась.
  -Холодно сегодня.
  -Разве это холод? Вот через месяц будет настоящий холод. Сегодня лодку отправлю в сарай до весны. Сам увидишь- ночью весь фьорд скует морозом.
   Мороз действительно крепчал, и у причалов опять пришлось пробивать лед веслом.
  Но мороза Николай не замечал, потому что его мысли занимала Доминика Гарра.
  На вечерней службе в соборе она будет петь, и он услышит ее!
  Он пришел в казарму, умылся, сменил нижнюю рубашку, причесался. Хорошо, что бриться не надо.
  В Норведене все мужчины ходили с бородами, только время от времени подравнивая их у цирюльника. Норведенские цирюльники относились к гильдии лекарей и потому занимались не только стрижкой волос, но и аптечным делом и зубодерством.
  Время тянулось медленно. Николай умирал от скуки в одиночестве. Сослуживцы из его пятерки ушли наверно в корчму. Простые люди-простые развлечения.
  Сидел он у заиндевевшего окна, дышал в глазок и ждал вечера. Единственное узкое окно в комнате было застеклено кружками мутного стекла, заправленными в свинцовый переплет. Через эти стекляшки и в теплое время ничего не разглядеть.
  "Знал бы я способ делать оконное стекло прозрачное-разбогател бы!"
  Николай вспомнил про лыжи и оживился. Заказать столяру пару и как выпадет снег выйти на трассу? Есть же тут подходящие склоны. Он ногтем на инее начал набрасывать вариант креплений для лыж....Найти бы бамбук для палок.
  Вспомнил бамбуковые рощи гоблинов.
  "Там было жарко, не то, что здесь."
  Поежился от сквозняка. Пора было закрывать внутренний ставень и зажигать свечу.
   Камина или печи в казарме не было. Тепло поступало от трубы очага, проходящей через центр дома. Зимой очаг на первом этаже никогда не угасал. Там готовили еду, грели вино и кипятили воду для травяного чая. К травяному чаю, Николай пристрастился в Норведене сразу же. Настой горных трав да с медом здорово бодрил.
   Николай вспомнил, что пропустил обед и, бросив проектные работы на стекле, поспешил спуститься в столовую комнату.
  Завар - кухонный мастер в казарме сидел у очага, грел руки. Большая охапка дров лежала рядом в блестках инея. Наверно только что принес.
  Завар-длинноносый морщинистый старикан умел отлично готовить рыбу и мясо, а уж сушеными травами для чая и других приправ был завешен весь потолок в кладовой.
  Говори что Завар-бывший стражник, искалечивший ногу при защите дома господина Торвина и потому оставленный на непыльной должности в казарме стражи.
  Старикан обычно не любил попусту болтать с другими стражниками, но к Николаю относился дружелюбно почему-то.
  -Доброго дня, Завар.
  -И тебе доброго, Николас. Проголодался?
  -Немного.
  -Немного? Я в твои годы под пиво полбарана мог умять!
  Садись. Я тебе кашу с бараниной оставил.
  -Пива или чай?
  -Лучше чай.
  С кряхтеньем старик поднялся с лавки и захромал в кладовку. Николай сел ближе к огню.
  Если мороз скует фьорд сегодня ночью, жизнь в Норведене замедлится. Пристань уже опустела. Купеческих судов больше нет. Рыбаки вытащили баркасы на сушу.
  Сколько дней потребуется, чтобы лед нарос на толщину безопасную для ходьбы по нему.
  -Завар, как долго лед мерзнет во фьорде?
  -Когда дня три, когда неделя....По разному случалось.
  Тебе то что? Сиди в тепле пей чай, закусывай селедкой.
  Старик захихикал.
  -Есть ледяное пиво. Будешь?
  -В такой холод и ледяное? Нет уж, благодарю.
  Ледяное пиво в Норведене появилось сразу, как только пошли морозы. Рецепт был не сложен: свежесваренное пиво в гладкой деревянной бочке на ночь выставляли на мороз. Утром лед выкидывали ,а пиво сливали. Оно становилось крепче и светлее. В корчмах такое дело не приветствовали, но как слышал Николай все нобили Норведена зимой предпочитали именно ледяное пиво.
  "Навряд ли Степе скоро удастся выпить пива или вина. Теперь я его долго не увижу."
  Одна эта мысль уже грела душу. Николай еще не знал обо всех талантах безухого бывшего раба.
   -Завар, ты слышал как поет Доминика Гарра?
  Старик расхохотался, показав крепкие не по возрасту зубы.
  -Николас, ты решил что меня пускают в Собор на вечернюю службу?
  -Почему нет? Ты же служил в страже?
  -Служил.
  -Не хочешь рассказать?
  -Не хочу.
  Старик насупился.
  "Зря я его затронул."
  -Извини, если чем обидел...
  -Откуда ты, Николас? Не простолюдин и не дворянин. Где такие растут странные парни?
  Старик смотрел пристально, пламя очага мерцало и дробилось в его зрачках.
  -Из-за гор....
  -Будь у тебя уши длинные и не было бы бороды, принял бы за полуэльфа...
  -Я эльфов не встречал .
  -Я тоже.
  Громыхнула дверь, впуская клуб пара и сержанта Римана.
  Стряхнув с плеч на пол снег, сержант подошел к очагу и протянул красные руки к огню.
  -Николас, одевайся и иди в дом. Господин скоро спуститься вниз. Пора идти в собор.
  Когда наступила ночь, Дева приказала зажечь костры на обоих берегах Ори и при свете костров продолжать переправу. Конрад и Гор навели строгий порядок и погрузка шла четко.
  Маршал Требо исчез из виду .Опять засел в винном погребке у бургомистра?
  Маша перебралась на другой берег реки на одном из первых плотов. Пять паромных переправ работали без передышки, потому что людей на канатах меняли на каждом рейсе.
  Привычная палатка с походной мебелью застряла в лагере в ночной неразберихе, и Маша провела ночь на конской попоне, прикрывшись плащом, окруженная рыцарями охраны.
  К утру переправилась вся конница и треть пехоты. Об этом доложил Конрад, когда Маша завтракала вареными яйцами и молоком.
  -А телеги?
  -Еще не переправляли, донна.
  -Пусть обоз переправляют тоже и вместе с пехотой.
  Маша боялась, что без прикрытия телег ее пехота против конницы не устоит. В битве у Порога горцев погнали как стадо.
  "Ну почему у моих нет пушек и пулеметов?!"
  С другой стороны-будь у Морены пушки и пулеметы....Страшно представить!
  Дозоры противника исчезли из виду. Разведка вернулась ни с чем.
  Конрад выслал легкоконные дозоры во все стороны веером. Если Морена двинет войско навстречу - Маша хотела об этом узнать заранее. Весь день она ждала плохих известий и все ездила кругами от переправы к лагерю и обратно.
  К вечеру второго дня переправа завершилась успешно. Не без потерь, конечно. Примерно дюжина бедолаг, свалившись с плотов и не умея плавать, пошла на дно.
  Окружив лагерь телегам встали на ночь.
  За рекой дрожали огни разоренного Оригерта.
  "Если в ближайшие дни пойдет дождь на мою голову много проклятий посыплется!"
  В городе только церковь сохранила кровлю.
  Маша вошла в палатку и велела оруженосцу стянуть сапоги. Голенища узкие, самой не совладать, да и не по чину. Принцессы эльфийские сами не разуваются.
  Она выгнала из палатки сонного оруженосца, и устало опустилась на узкую, жесткую кровать.
  "И куда меня занесло? Вообразила себя эльфийкой? Дура!"
  Она устала от походной жизни, от этой кровати, похожей на раскладушку, от сквозняков и недожаренного на костре мяса. Судьба тащила ее вперед как павший лист речная волна. Чем дальше тем страшнее.
  Удалось как-то чудом побить герцога Морену. Второй раз едва ли выйдет. Что потом?
  Становилось страшно до озноба.
  Покрутила кольцо на пальце.
  "Что-то мой темный эльф давно не появлялся?"
  Теперь она жалела, что из Орланди не ушла вместе с Хандану.
  "Может уже добралась бы до дяди Федора...."
  Маша размечталась про баню с вениками, про уютную спальню с мягким тюфяком и пуховым одеялом.
  Спит теперь там Колян в одиночестве или с мирекскими девками....
  Видение мускулистого Коляна под одним одеялом с мирекскими худющими девками Маше решительно не понравилось.
  Она ворочалась на тюфяке под плащом, а в голове крутились картинки из порнушки, которую посмотрела он-лайн за день до перелета в Зариманию.
  
  Николай опять стоял в соборе у колонны и пожирал глазами Доминику.
  Ее отец- господин Гарра читал сегодня главу из библии. В Норведене не было священников, вернее обязанности священника исполняли все нобили по очереди.
  Тот, чья была очередь , совершал и все необходимые обряды: венчание, крещение и упокойную службу.
  Мертвецов в Норведене хоронили в горе, в старых выработках каждая семья нобилей имела свою пещеру-склеп. Простолюдинов без затей тоже хоронили в горе, сбрасывая тела, зашитые в саван, в вертикальные бездонные провалы. Вместо "умер" в Норведене часто говорили: "его съела гора".
  Господин Гарра по возрасту был весьма близок к тому, чтобы попасть на обед горе.
  Худой, бледный старик, абсолютно седой и с бородой библейского патриарха, возвышаясь над кафедрой, вещал задыхающимся голосом про "тьму египетскую". Николаю в прошлой земной жизни довелось слетать в Египет на пару недель.
  "Тьма египетская" для него ассоциировалась с пьяными ночами и плаваньем без плавок ночью в бассейне отеля.
  Отель, бассейн, вай-фай....Все это теперь казалось волшебным сном.
  Все старые планы Николая зашатались.
  Если раньше он был твердо намерен дождаться лета в Норведене, а потом купить место на корабле, плывущем на юг, чтобы оттуда с купцами вернуться в долину миреков, то теперь вся эта затея уже не казалась привлекательной.
  Есть ли у него шанс завоевать сердце Доминики? Да, она была любезна с ним, и она пригласила его сюда, в собор. Почему Торвин подчинился ее просьбе?
  В хитросплетениях политики главных домов Норведена Николай разбирался слабо.
  Дом Гарра богат и влиятелен, но у старика нет сыновей. Доминика единственная дочь и наследница. Старик отверг всех кандидатов в зятья. Кого он хотел для дочери? Принца? Короля? Стражники сплетничали о том, что старику скоро умирать, а Доминику в любом случае заставят выбрать себе мужа. В Норведены женщины не могли управлять домами и собственностью. У Доминики было прав не больше чем у жены мастера Герта: следить за домашним хозяйством, растить детей и читать молитву за обеденным столом, на большее женщина не могла претендовать. Даже если Доминика выберет его, то у их отношений в Норведены нет будущего. Придется бежать....
  В соборе было прохладно и облачка пара при дыхании взлетали над головами людей сидящих на скамьях. Доминика стояла на коленях у алтаря, склонив голову.
  О чем она думала или молилась? Чего хотел для себя золотой голос Норведена?
   Когда Доминика запела ,Николай позабыл про свои сомнения и опасения.
  Ее голос возносился под своды собора и заставлял тело вибрировать от восторга. Если бы ангелы могли услышать ее пение, то умерли бы от зависти!
  Закончив петь, она шла по проходу гордая ,прямая, как натянутая струна и люди кланялись ей, шепча молитвы за ее здоровье.
   -Господин Николас?
  Старик Гарра подобрался незаметно. Вблизи он выглядел еще хуже.
  Морщинистый, бледный старик с астмой. Запах болезни и немощи телесной вызывал острое желание сделать назад пару шагов. Его поддерживал под руку невозмутимый господин Торвин.
  -Да, это я.
  -Я приглашаю вас в мой дом. Моя дочь желает услышать про ваши странствия. Она сказала, что вы замечательный рассказчик.
  Парел, почему это юноша еще не сержант?
  -Он всего два месяца служит моему дому.
  -Хорошо служит?
  -Замечаний нет. Я им доволен.
  -Хорошо...
  Старик протянул руку.
  -Николас проводит меня.
  ...Утром Маша проснулась сама и очень рано. Натянула сапоги и позвала оруженосцев.
  Принесли завтрак, к которому она привыкла: яичницу с белым хлебом и стакан молока.
  Она заканчивала завтрак, когда пришел Конрад дель Вин, уже в доспехах со шлемом подмышкой.
  -Доброго утра, донна.
  -Доброго. Хочешь яичницу?
  -Благодарю, я уже позавтракал.
  -Тогда сядь и не маячь перед глазами.
  Конрад послушно сел на раскладной стул, заскрипевший под его весом. Уверенный, надежный как сейф.
  -Чего хотел сказать?
  -Маршал остался в Оригерте. Прислал записку о том, что очень болен.
  -Струсил, старый баран?
  -Простите, донна?
  -Ты все хорошо слышал.
  Конрад посмотрел на свои сапоги, вскинул голову.
  -Что будем делать?
  -Король вручил армию мне или маршалу Требо?
  -Вам, донна.
  -Тогда с этой минуты ты - маршал. Выступаем после завтрака на Лаварию.
  Громыхнув сталью, Конрад опустился на правое колено.
  На лице нескрываемая радость.
  -Я буду, достоин вашего доверия, донна!
  -Ладно, ступай и давай пинка тем, кто не торопится!
   Армия Девы выступила на Лаварию тремя колоннами. Рыцарская и легкая конница шла по флангам. В центре двигались горцы и вновь набранные роты во главе с Гором дель Сорве. Обоз тащился за пехотой. Правым флангом командовал Конрад и с ним ехала Маша. Левым флангом командовал принц Парм и вокруг него гарцевали местные бароны.
  Местность здесь была ровная и безлесная. Встречались пологие овраги-балки-заросшие кустарником. Их сражу же проверяли дозоры, разъезжая по округе до самого горизонта.
  Ближе к горизонту степь сменялась цепочкой холмов, а за ними уже должна быть видна столица. Небо с утра хмурилось. Солнце совсем не проглядывалось через плотную серую массу облаков.
  Маша подъехала к Конраду. Оживленно разговаривавшие с новым маршалом рыцари замолкли и с поклонами расступились.
  -Почему здесь такая пустая местность? Не селений, ни городов. Поля не распаханы.Ни души не видно!
  -Мало влаги, донна. Между Ори и Лавой ни рек, ни родников. Земля хорошая, но летом очень сухо. Сейчас начало осени и трава, как вы видите-вся рыжая, выжженая. Издавна, сюда с гор приходили горцы со стадами овец и всегда по весне,а в разгар лета они откочевывали обратно в горы. Отсюда видно, впереди Пурпурная гряда, а за нею, до самой Лаварии орошенные земли и они принадлежали короне. Там многочисленное население и много зелени: поля, огороды, фруктовые сады, а у гряды на холмах обширные виноградники. Лаварийскую долину Бориден подарил Морене. Герцог будет драться за нее как за свое.
  На закате армия вышла к Пурпурной гряде. Из поросших лесом холмов торчали голые, причудливые скалы совсем не пурпурного цвета, а скорее ржавого.
  Разведчики доложили о том, что на холмах лучники и пехота среди деревьев никого не разглядеть, но стрелы летят густо.
  Армия располагалась на ночлег. В палатку Девы собрались командиры.
  Мнения стразу же разделились.
  -В лесу и в узких проходах между скал рыцарская конница бесполезна. Придется всем спешиться. - Предложил новый маршал.
  -Бароны говорят, что через гряду проходит множество дорог и тропинок, по которым кавалерия легко сможет пройти в тыл Морене. - Возразил принц Парм.
  -На дорогах и тропинках легко устроить засады и растянувшихся в цепочку конников внезапным ударом легко перебить. - Заметил Гор. - Я поддерживаю маршала.
  Спешенные рыцари и горцы смогут очистить лес и займут скалы за день.
  -Пусть вас этот лес не обманывает. - Заметил Конрад. - Мой отец рассказывал, как во времена молодости моего деда в этих лесах во время охоты заблудился король Лодар и тысяча дворян и слуг разыскивали его величество больше недели. Лабиринты скал, бурелом, овраги и расщелины-место удобное для зверья, а не для людей. За день пройти Пурпурную гряду невозможно.
  -За последние десятилетия эти леса изрядно проредили. Может не все так опасно? - заметил Гор.
  -А не можем мы перегнать паромы от Оригерта и обойти гряду по воде? - спросила Маша.
  -Невозможно, донна. В этом месте очень опасные пороги и любой плот разобьет в щепы.
  Ори, судоходна только ниже по течению.
  "Это не честно! Куда не ткнись -засада!"
  -Поэтому Лаварию легко оборонять и трудно штурмовать. Пурпурная гряда-это крепость, возведенная богом! - подал голос новый член военного совета барон Галюд, седой, румяный старикан лет шестидесяти.
  Маша разозлилась. Уселись и с умными мордами рассказывают про трудности перехода. Это же не Альпы, блин!
  -Сколько у Морены людей? Десять тысяч? Не мог он их всех сюда послать!
  У нас тройное преимущество и гряда длинная. Отрядами по тысяче человек атакуем завтра по всему фронту. Морена не может быть сильным везде.
  -К сожалению, донна, скалы отвесны и непроходимые. Через них всего имеется несколько проходов. Там нас и будут ждать.
  -Пусть ждут. Перебьем больше врагов здесь-меньше останется у Лаварии.
  На этом военный совет завершился. "Пусть командиров отрядов назначает Конрад...."
  
   Николай шел через заснеженную площадь, и дряхлый старик тяжело висела на правой руке. Свистящее дыхание, согбенная спина под черной ,вероятно дорогой ,шубой.
   Следом хрустел по снегу сапогами озадаченный охранник господина Гарра.
  "И чего он не в носилках? Упертый старикан!"
  Доминика ушла первой и ее уж след простыл. Мороз хватал за нос и моментально оседал инеем на усах и бороде.
  Дом семьи Гарра находился на противоположной стороне площади от дома Торвинов. В этой части площади Николаю бывать не приходилось. Впрочем, никаких особенностей в сумерках не заметил. Монументальные фасады с узкими нишами окон и широкой аркой входной двери. Все как у всех.
  Отставший охранник зашустрил, забежал вперед и дернул за шнур над дверь. Перезвон колокольчика не успел затихнуть, когда обе половинки дверей распахнулись внутрь.
  За дверь оказалась не комната для гостей, а беленый коридор метров десяти длинной с высоким сводчатым потолком. На стенах в медных держателях многогранные фонари со стеклянными боками и в них горят свечи.
  Гарра повернулся к стражнику.
  -Доминика уже пришла?
  -Да,господин. Госпожа в своих покоях.
  С каждым шагом по коридору старческая немощь господина Гарра исчезала, и походка становилась твердой.
  "На глазах полегчало! Или в соборе он притворялся?"
  Через каждую пару шагов в стенах коридора имелись узкие наклонные бойницы. Чтобы бить в спину и в бок незваных гостей? В конце коридора имелась дверь, узкая и стальная как в банке! Дверь медленно открылась внутрь.
  Господин Гарра шагнул через порог. Николай следовал за ним,оценив на ходу толщину двери. Без пушки через такую не пробиться! Литая что ли?
  "Кого же так опасается миллионер Гарра? Грабителей? Соседей? "
  Они оказались во внутреннем, просторном дворе дома и здесь было тепло! Пахло неожиданно влажной землей, травой и цветами....
  От многочисленных фонарей светло, почти как днем. Галереи с кованными, изящными ограждениями проходили на втором и на третьем этаже. Снизу до верху часть двора была увита растениями похожими мощной лозой на виноград. Настоящий зимний сад! Стеклянный купол над двором отбрасывал во все стороны льдистые блики,как хрустальная ваза.
  -Не видел еще такого, Николас?
  -Нет, господин Гарра, не видел.
  Старик Гарра выпрямился и утратил астматическое дыхание.
  "Он притворялся! Меня отсюда не выпустят..."
   Два плечистых высоких парня почтительно ждали указаний в стороне. Слуги? Тюремщики? Одеты одинаково: черные штаны, заправлены в сапоги с короткими голенищами, белые рубашки, а сверху расшитые золотыми узорами рыжие кожаные жилетки.Что-то непривычное в них? Да,они побриты тщательно: ни усов ,ни бороды!
  Старикан сбросил, не глядя, с плеч свою искристую меховую шубу и ее слуги подхватили на лету.
  -Норман, проводи нашего гостя Николаса в его комнату и прикажи подать ему ужин. Тебе понравиться у нас, Николас.
  Господин Гарра удалился влево по коридору бодрой, пружинистой походкой.
  -Прошу вас, господин Николас.
  -Я не господин, я-стражник в доме Торвинов.
  -Как скажете, господин Николас.
  Слуга провел Николая по коридору и трем лестницам. В конце концов, он оказался в теплой, уютной комнате с полом застеленным шкурами. Стены комнаты на высоту человеческого роста обшиты деревянными панелями.
  В углу деревянная кровать под плотным, коричневым балдахином. В центре круглый стол с вазой. В вазе скучала живая ярко-алая роза. Напротив кровати большой, окованный медью по углам сундук с горбатой крышкой на которой неизвестный мастер из кусочков дерева выложил сцену охоты на оленя.
  В бронзовом канделябре на стене горели три толстых желтых свечи.
  Слуга отодвинул штору у стены рядом с кроватью, открыв узкую деревянную резную дверь.
  -Здесь выход на галерею третьего этажа.
  "Лучше б показал где тут ванная комната..."
  -Спасибо.
  -Устраивайтесь, господин Николас. Ужин сейчас вам принесут.
  Слуга вышел. Николай снял куртку и повесил ее на один из двух стульев. Ужин был бы, кстати, он уже успел проголодаться.
  "Кто я здесь? Гость или пленник? Зря разболтался с Доминикой..."
  Он потер кольцо на пальце. А может семейству Гарра всего лишь требуется его кольцо?Потер щеки. После прогулки по морозу в тепле горело лицо.
  "Защита от магии -это хорошо.А сможет ли оно меня защитить от кинжала под ребро или удавки на шею?"
  Вернувшись к входной двери, открыл ее и выгляну в коридор, слабо освещенный только одним фонарем в дальнем конце.
  Не заперли-хороший знак!
   -Вы не должны нас бояться, Николас.
  Доминика сидела за столом в легком, но длинном алом платье, переливчивом, словно шелковом. Вьющиеся крупными локонами волосы рыжеватого оттенка до плеч.
  В руках девушка вертела черную коробочку чуть больше спичечной.
  Дверь за ее спиной открыта и через нее проникают запахи сада и цветников и яркий свет двора. "Как это она незаметно вошла?!"
  -Я не боюсь.
  -Мне показалось, что вы насторожены и чем-то озабочены.
  -Я гость или пленник?
  -Присядьте. - Она указала на стул. - Разве эта комната похожа на темницу?Вы гость нашей семьи. Да садитесь же!
   Николай послушно сел на стул.
  -Расскажите мне про кольцо духов. Вы остановились на самом интересном месте.
  -Это будет долгий рассказ.
  -Ничего, времени у нас достаточно. Господин Торвин передал ваш контракт дому Гарра. Вы теперь стражник дома Гарра.
  "Ловко, без моего согласия...Передал или продал?"
  -У вас все стражники так живут?
  Доминика улыбнулась.
  -Только симпатичные.
   Маша бродила по палатке кругами, вокруг центрального опорного шеста как собака на цепи. Спать не хотелось, а выходить наружу и быть объектом любопытствующих взоров ей было неприятно. Тем более что за нею тут же увяжется человек десять телохранителей во главе с бароном дель Валур-одним из приятелей или родственников Конрада. Здоровенный как медведь барон в громыхающей броне напоминал Маше старый бабушкин самовар, только выросший раз в пять. Мозгов у здоровяка было не больше чем в самоваре. Вроде он там у костра ржет как конь всяким солдатским шуточкам?
  "Вот тебе и средневековье! Со скуки можно сдохнуть! Не с кем даже поругаться!"
  Настоящую принцессу окружают дамы, горничные и молоденькие, смазливые пажи, уж она то видела в Орланди с какой свитой передвигалась по городу принцесса Розалина, извращенка, обожающая трахаться со стариками! Бр-р!
  Маша села за стол, сложила мрачно руки на груди.
  "Кого-то надо позвать, хотя бы поболтать ..."
  Зашелестел полог и в палатку вошел юноша в полудоспехе с непокрытый головой. Волосы черные с отливом и длинные до плеч как у девушки. В руках кувшин с узким горлом.
  -Ты кто? Чего надо?
  -Я оруженосец Конрада дель Вина. Я принес донне красного вина.
  "Вино-это хорошо...но я же не просила вина! Или просила?"
  Незваный оруженосец мгновенно оказался рядом со столом. Кинжал, выхваченный из ножен, змеей прыгнул прямо в сердце эльфийской девы....
  
  Николай проснулся, услышав птичье щебетанье.
  От куда здесь птицы? Померещилось? Он посмотрел на деревянный потолок на мощные потолочные брусья вспомнил, что он не в казарме семьи Торвинов.
  Дверь на галерею открыта. Свет и запах политого утренним дождем сада...
  Как на даче проснулся!
  Он сел на кровати, огляделся. Вместо привычной одежды стражника на стуле висела такая же как у слуг дома Гарра. Сдернув со стула все эти тряпки, принялся разглядываить: черные штаны, более узкие, чем принято было носить в Норведене, белая сорочка, пахнущая новым полотном, кожаный рыжий жилет, расшитый золотыми нитями. Сапожки черной кожи с короткими голенищами, как у гусар в старых фильмах, стояли у стула, пояс с кинжалом исчез. Зато на столе в ножнах лежал его фламберг.
  Николай потер свой подбородок и замер, не веря своим ощущениям. Привычная борода исчезла без следа вместе с усами!
  "Когда это меня побрили?!"
  Допрос, что ему устроила Доминика, продолжался и после ужина,видимо, до глубокой ночи. Ее интересовало все и в мельчайших подробностях. Удивительное дело, но расспрашивала она только о событиях в Заримании. Прошлая, земная жизнь Николая ее нисколько не занимала.
  "Может быть, она тоже с Земли?"
  Она ушла, пожелав спокойной ночи, а он немедленно уснул, едва добравшись до кровати.
  Вряд ли госпожа Гарра утруждала себя бритьем стражников посредине ночи....
  Улыбаясь своим мыслям, натянув штаны и сапоги, Николай вышел на галерею.
  Стеклянный купол над двором не был литы или цельным, как показалось вчера. Чистые прозрачные куски стекла держались в тонких переплетах серебристого цвета. Небо над Норведеном прояснилось, открылась пронзительно чистая голубизна, но лучи солнца еще не добрались до купола.
  Кроме вьющегося винограда в больших кадках на галерее стояли небольшие, зеленые деревья, некоторые даже цветущие.Галерея полукругом огибала центральный зал дома и через пару метров стояло в кадке какое-нибудь дерево.
  Николай оперся на перила и посмотрел вниз. На галерее второго этажа в кадках были высажены целые клумбы. Кроме роз нечего знакомого! От ярких цветов зарябило в глазах.
  Весь этот зимний сад распространял могучие запахи свежести и тонкие ароматы.
  Настоящий ботанический сад! За два месяца в Норведене никто никогда не рассказывал о таком. Семейство Гарра не приглашает к себе гостей?
  Притихшие при появлении Николая птички опять взялись чирикать, и он смог их увидеть. Стайка пестрых птах засела на ветках дальнего дерева, почти под куполом. Что-то среднее между воробьем и голубем с темными головами и светлыми грудками.
  -Господин Николас, есть ли у вас пожелания?.
  Вчерашний слуга почтительно поклонился у двери. Тщательно выбрит, причесан и одежда с иголочки без пятен. Как манекен...
  -Слушай, приятель, а где у вас можно отлить? - озвучил Николай самую актуальную потребность.
  В комнате за панелью оказалась маленькая комнатка с унитазом из керамики и обычной раковиной умывальника. Обычной, но не для Норведена! На Земле унитаз, канализацию и водопровод совместили только в средине девятнадцатого века в Англии.
  В доме Торвинов все пользовались тазиками и ночными горшками под кроватью.
  В одном доме на площади был девятнадцатый век, а в другом - средневековье?
  Потрясенный этим открытием, Николай вернулся в комнату умытым и еще более озадаченным.
  На подносе, на столе под салфеткой его ждал завтрак: бокал с апельсиновым соком, тарелка с омлетом и сосисками, джем, мед, свежие булочки и в маленьком кофейнике свежесваренный кофе. Обычный бюджетный завтрак для трехзвездочного отеля где-нибудь в Праге или в Вене. Но он же в Норведене!
  Каждым кусочком и каждым глотком кофе он наслаждался. О надоевшей смертельно селедке и думать не хотелось! До этого дня он и не представлял, как соскучился по запаху кофе, по вкусу его...
  "А может они работают с Дальтантиль? Для магов нет ничего невозможного же..."
  Покончив с завтраком, Николай извлек из ножен фламберг, еще раз удостоверился в том, что это его меч.
  "Пора задать местным хозяевам пару вопросов."
  Оставив меч на столе, он натянул кожаную жилетку, пригладил волосы руками и отправился на поиски хозяев дома.
  Испуганные его быстрыми шагами птички всей стаей фыркнули с веток и унеслись этажом ниже.
   Дойдя ровно до середины галереи ,Николай увидел приоткрытую дверь.
  -Входи, Николас, смелее! - позвал его изнутри знакомый мужской голос.
  В камине горели с треском сосновые дрова.
  Мужчина встал из кресла и подошел ближе, протягивая руку. Высокого роста без бороды с крючковатым, хищным носом, брюнет лет сорока. Шелковый халат темно-бордового цвета одет поверх черной рубашки с отложным воротником.
  -Добрый день. Хорошо выспался?
  -Хорошо, спасибо, а вы ...
  -Я тоже! - улыбнулся незнакомец. - Присядем? Вина?
  -Немного красного, если можно.
  -Почему же нельзя? Можно все что угодно.
  Сели в кресла напротив друг друга.
  В Норведене кресел таких мягких и удобных, обтянутых мягкой кожей, Николай еще не видел. Мужчина отпил вина, дружески улыбнулся.
  -Я прослушал запись вашей беседы с Доминикой. Прежде всего, меня заинтересовала драконица. Ведь от нее вы с Машей получили кольца?
  -Да, все верно.
  "Запись беседы?! Да кто он такой?"
  -Насколько, по-вашему, она была с вами откровенной?
  -Мне кажется, она нам просто солгала. Я не поверил ей. Говорит одно, потом говорит другое, пугает темными эльфами и их подземельями, о которых никто ничего не знает. Кроме того, кольцо это...пару раз я видел какой-то эффект-странное синее свечение....гоблинская бамбуковая магия, которую я не ощутил.... Ральф этот говорящий....Странное это кольцо. Она вам нужно? Возьмите!
  -О, нет! Кольцо теперь ваше и мне оно не к чему.
  -Как хотите.
  Николай отпил вина, совсем не ощущая вкуса.
  -Кто вы такой и что вам нужно от меня?
  Мужчина улыбнулся и потер свой крупный нос указательным пальцем.
  -За стенами этого дома в Норведене меня знают как Фергаса Гарра.
  -Вы родственника старика Гарра?
  -Я и есть "старик Гарра".
  -О....
  -Удивлены увидев меня без седой бороды и помолодевшим? Все это только маскировка. В вашем мире тоже могут накладывать грим.
  -Вчера вы мне показались древним и больным...извините...
  -Ничего. Вы увидели то, что должны были увидеть. Как, по-вашему: что такое Заримания?
  -Планета ...землеподобная....притяжение такое же и смена дней и ночей похожая...дискомфорта я не уловил.
  Странно, что все говорят на одном языке....Дальдантиль назвала Зариманию "миром горных долин". Пока я не вышел к Норведену думал, что и морей-то совсем нет.
  Горы и долины, горы и долины....Устал я уже от этого.
  -Домой хотите?
  -Домой? На Землю? А вы можете меня туда доставить?
  -Это не трудно. Только у нас с Доминикой есть свое задание в этом мире. Помогите нам и мы поможем вам.
  -Думаю что ваши возможности велики, а я всего лишь наемник с мечом.
  -Еще вина?
  -Да.
  Гарра принес кувшин со стола, разлил вино по бокалам.
  -Начну с начала. По земной классификации Заримания это планета в NGC 2995 - группе звёзд в созвездии Паруса. Ваша планета, как и Заримания, стандартизирована для проживания разумных млекопитающихся класса "хомо". С точки зрения земной физики вы никаким образом сюда попасть не можете.
  -Но я же здесь?
  -И не только вы с Машей. В настоящее время на Заримании по моим сведениям находится более тысячи человек с Земли. Умелец Федор и ваш подопечный - Степан не исключения. Бориден-император людей-тоже ваш соотечественник.
  -Кто же забрасывает сюда землян? Магия зеленокожих?
  -Для ваших предков телевидение вашего времени тоже было бы магией.
  -Технологии?
  -Технологии, верно. Дальдантиль, или как ее назвал ваш проводник "Ральф"- "смотрящая"...как бы правильнее мне ее назвать? Хорошо, представьте себе большое строительство. Строительство жилого района. В живописном месте изолированный жилой квартал.
  Архитектор все распланировал. Прораб все организовал и не желая заниматься мелкими делами нанял субподрядчика для завершающих работ: уложить плитку у дверей, вкрутить лампы в подъездах....и прочее.И вот заказчик появляется на стройплощадке, чтобы принять новостройку, а замки в дверях заменены, в домах живут уже непонятные личности из неведомых краев. В дома попасть невозможно и субподрядчик где-то прячется и не выходит на связь. Ассоциации выстроились?
  -Вполне.
  -Что, по-вашему, делает заказчик?
  -Вызывает архитектора и прораба?
  -Невозможно. Они все сделали по заказу и по плану и никого не вселяли в новостройку.
  Они вообще умывают руки-как у вас говорится. Что делать заказчику?
  -Вызвать полицию? Обратиться в суд?
  -Верно.
  -Так вы "суд" или "полиция"?
  -И то и другое.
  
  "Ну, блин, я на такой хардкор не подписывалась!"
  Тянулись липкие мгновения, но ничего не происходило. Кинжал застыл в воздухе в ладони от груди Маши. Застыл наглый мажор, ясное дело, пробравшийся в палатку обманом. Глаза у "козла" сбежались к переносице и щеки надулись с натуги...Тишина...словно в уши вату набили.
  Маша осторожно выдохнула воздух и боком вывалилась со стула на оленью шкуру.
  Кольцо на руке сияло ярко, словно ультрафиолетовая лампа в палате больнички.
  Схватив первое, что попалось под руку-серебряный ночной горшок из-под кровати /хорошо, что пустой оказался!/,подскочила к киллеру и с размаху треснула ночным сосудом по затылку.
  Немедленно исчезла тишина и все пришло в движение. Повалив стол, киллер мешком свалился за него, выставив наружу обляпанные грязью сапоги. Свечение кольца мгновенно прекратилось. Булькало вино, выливаясь из кувшина.
  За пологом палатки у костра все также весело ржал барон дель Валур. Где то храпели кони, звякала сталь и бренчала гитара.
  Дрожащей свободной рукой Маша вытерла пот со лба.
  "Меня тут убивать пришли, а они балдеют как на пикнике! Охренеть, охрана у меня!"
  Отшвырнув малость помятый горшок, кипящая от злости эльфийская дева выкатилась из палатки, оглашая вечерний воздух труднопереводимыми оборотами родной речи.
   Тут же все дружно зашевелилось. Набежали телохранители и еще толпа любознательных горцев. Незадачливого киллера вытащили из палатки и поволокли на допрос к маршалу.
  Маша потребовала своего коня и в плотном кольце железнобоких громил поехала к берегу Ори, успокоить нервы. Кольцо опять спасло ей жизнь. А если бы она, дура, отдала бы его темному ушастику Хандану?
  Маша поежилась.
  "Мамочка, забери меня отсюда!"
  Завернувшись в теплый плащ, девушка сидела на берегу реки, смотрела как звезды отражаются в воде. Вокруг столбами стояли рыцари с мечами наголо. Нервничали .
  Здесь ее нашел маршал Конрад.
  -Донна.
  -Чего тебе?
  -Возвращайтесь в лагерь, вам надо отдохнуть. Прошу вас.
  -Там я теперь не засну! Шастают всякие...Узнали что-нибудь?
  -Убийцу подослал епископ Мувер.
  -Уверены?
  -Под раскаленным железом лгать сложно.
  -Еще бы! Рот мне хочет заткнуть, урод!
  -Я чего то не знаю, донна?
  -Все знать вредно, облысеешь.
  Конрад хмыкнул.
  -В нашем роду лысых не было, донна.
  -Наверно, до старости не доживали.
  Молодой маршал пару минут пережевывал информацию. Видимо ни к чему приятному для себя не пришел.
  -Если желаете, я прикажу разбить для вас палатку в этом месте.
  -Лучше пусть принесут вина.
  С кувшином вина в обнимку и в полудреме Маша встретила рассвет.
  ....-Чем же я смогу вам помочь? - спросил Николай, все еще пытаясь понять, что он может для себя полезного извлечь из этой ситуации.
  Возвращаться на Землю, в родной город, в качалку, в офис? К банке немецкой силиконовой смазки? После всего пережитого просто вернуться к обычной рутине, как после отпуска? Да, в Заримании нет многого из того что есть на Земле, но есть и многое другое....чистый воздух, еда без химии, простые нравы и чудеса с тайнами....
  С другой стороны-Гарра из иного, более развитого мира. Попроситься с ним после завершения всего? Полюбому, вряд ли там хуже, чем на Земле! Увидеть другие планеты, космические корабли и невероятные технологии...Может и опробовать что-то....
  -Дальдантиль обязательно еще раз пожелает с вами увидеться. Мы вживим вам эдакий маячок. Увидев ее, вы активируете маячок-мы немедленно появляемся...
  -И арестуете ее?
  "Неуловимого субподрядчика будут ловить на живца..."
  -Можно сказать и так. Проблема в том, что она знает о нас и знает что мы в Норведене. Сюда она никогда не посмеет появиться. Доминика вывезет вас отсюда на юг, скажем в Хармиш. Вы же хотели попасть именно туда?
  -Хотел....И что же мне делать? Сидеть в Хармише и ждать Дальдантиль?
  -Вы же хотели вернуться к Федору в долину миреков?
  -Вы обо мне все знаете....
  -Такая работа! - усмехнулся Гарра-Из Хармиша с купцами летом вы как раз, и вернетесь в долину миреков. Дальдантиль обязательно встретиться с вами за это время.
  -Что я получу за это?
  -Возвращение на Землю и ведро алмазов?
  Николай вздрогнул. Про алмазы, обещанные слинами он рассказывал только драконихе...
  Дракониха и Гарры...Какая между ними связь?
  -А вы можете меня взять в свой мир?
  -Вы смелый юноша, Николай, но вы ничего не знаете про наш мир. Лучше соглашайтесь на Землю. Ведро алмазов тоже вещь неплохая.
  Николай представил, как он входит в свой обшарпанный подъезд с ржавым ведром полным ограненных алмазов. "Да меня через два дня максимум зарежут из-за них!"
  -Остаться в Заримании никак нельзя?
  -Когда заказчик вступит в права владения имуществом судьба землян будет в его руках. А что он придумает-не знает никто. Поверьте мне на слово: я бы не доверил этому заказчику свою жизнь и судьбу.
  -Но вы же на него работаете.
  Гарра усмехнулся.
  -За "ведро алмазов" в своем роде.Я не давлю на вас, Николай, подумайте до завтра.
  -А если я откажусь?
  -Вернетесь в дом Торвинов и дальше будь что будет.
  "И едва я открою рот, меня утопят во фьорде..."
  Николай понял, что решать надо сейчас. Отсрочка до следующего дня ничего ему не даст.
  -Не за чем думать до завтра,я согласен.
  -Отлично. Просто отлично.
  Гарра налил еще вина в бокал Николая.
  -За успех нашего дела!
  "Уже нашего, как трогательно!"
  -За что это вы пьете с утра пораньше?
  Доминика вошла в комнату и протянула руку Фергасу. Тот немедленно выскочил из кресла и поцеловал ей кончики пальцев.
  -За успех нашего нового друга ,Николаса.Красного или белого?
  -Мне лучше белого.
  Доминика села в кресло и закинула ногу на ногу. Сегодня она была одета в мужскую одежду из тонкой замши: мягкие сапожки, зауженные штаны, куртка с разрезными рукавами, позволяющая увидеть белоснежную кружевную рубашку. Пышные волосы забраны в конский хвост, а на лице ни грамма косметики.
  -Вы сделали правильный выбор, Николас и никогда об этом пожалеете.
  Она приняла бокал из рук Фергаса и сухо улыбнулась Николаю.
  -Потребуется неделя, чтобы вырастить плавунца.
  -Неделю мы можем себе позволить. - Отозвался Фергас, кладя руку на плечо девушки. Привычным таким, ласкающим жестом.
  "Никакой он не отец...они любовники..."
  -Но как мы попадем на юг? Фьорд замерзает и море бурное .
  -Это не ваша забота, Николас. -улыбнулась Доминика. -Я доставлю вас в Хармиш с комфортом.
  -Всю неделю мне придется сидеть в вашем доме?
  -Вы не пленник, вы наш гость. Можете выходить в город когда вам угодно.
  -Скажите мне еще.
  -Да?
  -Вы настоящие Гарра?
  -Что измениться если вы узнаете истину?
  -Может быть буду больше вам доверять.
  По равнодушному взгляду Доминики Николай понял что на его доверие дому Гарра наплевать.
  
  
  Конрад дель Вин оказался достоин своей должности. Вместо того чтобы тупо переться десятью колоннами через Пурпурную гряду, на авось, он еще ночью выслал вперед многочисленные отряды горцев. Горным дикарям лазать по скалам привычно.
  К утру у Конрада уже имелись пленные с другой стороны и развязать им языки было делом времени.
  Горцы просочились через гряду как вода через фильтр. Утром, допросив пленных, Конрад двинул часть армии к проходам, а часть в обход, там, где прошли горцы.
  Когда после обеда Маша дремала в своей палатке, вздрагивая при каждом шорохе, заслоны герцога Морены на Пурпурной гряде были сметены и армия вышла на Лаварийскую долину. Дозоры, посланные вперед обнаружили войска Морены в спешке переправляющимися на паромах через Лаву.Старый герцог не решился давать сражение под стенами враждебной ему Лаварии.
  Обрадованные горожане высыпали из города и грабили брошенный вражеский лагерь.
  Обо всем этом Маше сообщил гонец от маршала Конрада.
  До сумерек вместе со своими телохранителями и обозом эльфийская дева перебралась следом за армией по другую сторону гряды. Баррикады из деревьев и камней разбирали пехотинцы из новых рот, оттаскивая в сторону изрубленные трупы. Противно воняло кровью.
  Увидев предводительницу, воины бросили работу и, потрясая оружием завопили:
  -С нами Дева! С нами господь!
  Маша скалилась и махала ручкой.
  "Обалдеть,эти парни и впрямь меня обожают! Хорошо что не спрашивают автографы!"
  По сравнению с пустынной степью, Лаварийская долина казалась перенаселенной. Деревни и городки располагались на расстоянии прямой видимости друг от друга, ровные дороги, отсыпанные гравием, многочисленные каналы оросительных систем, фруктовые сады и поля со щеткой стерни.
  Люди с факелами и с фонарями выбегали к дороге, приветствуя Освободительницу.
  Женщины поднимали на руках маленьких детей, чтобы те могли увидеть легендарную эльфийскую деву. Под ноги ее коня сыпались цветы.
  Маша ехала через человеческий коридор, размахивая рукой и улыбаясь как звезда Голливуда. Пара километров до ближайшего городка превратились в триумфальное шествие.
  "Чему они радуюся, лохи?! Вернется король и все равно надо будет платить налоги!
  Ночевала Маша в доме бургомистра в маленьком городишке на берегу канала и спала как убитая на новом месте.
  Утром завтракала с Конрадом дель Вином. Тот явился со свитой свеженький и бодрый на зависть. Маршал представил доклад между тарелкой каши и копченым окороком.
  Старый лис Морена отступил за Лаву и пожег паромные переправы. Дорога на Лаварию открыта.
  -Надо послать гонца к королю Магнусу.
  -Пройдет не меньше двух неделю пока король не прибудет сюда.
  Столица ждет вас, донна. Вы должны прибыть туда.
  -Я? За чем?
  -Горожане готовят вам пышную встречу. Вы пришли прямо из легенды и освободили королевство от врагов. Вы сняли осаду. Все жаждут вас увидеть!
  -Так уж и освободила? В Лаварии в цитадели все еще сидят имперцы?
  -Да, и я думаю направить к ним гонца от вашего имени с требованием сдаться.
  Господь на вашей стороне. Они сдадутся, я уверен.
  "Уверен он....А я вот ни в чем не уверена!"
  -Кто там командир?
  -Гарнизон возглавляет имперский граф Бурт.
  -Зови писца, буду писать письмо.
  Маша быстро надиктовала письмо графу Бурту, предлагая ему сдать цитадель и убираться прочь, потому что никто его в Лаварию не звал. В противном случае эльфийская дева пообещала взять цитадель штурмом и развешать гарнизон на стенах.
  Въезд в Лаварию состоялся уже в сумерках.
  По стенам горели факелы.
   Эльфийская дева ехала во главе колонны. Белоснежный, вычищенный конь под роскошной попоной, нес на себе девушку в сияющих доспехах. Она не надела шлем и вечерний ветерок ласкал ее румяное лицо и трогал локоны невидимыми пальцами.
  В левой руке Дева держала свой штандарт.
  По правую руку от нее ехал принц Парм, а по левую-маршал Конрад дель Вин. Оба богато одетые и вооруженные.
  За ними ехали рыцари охраны, капитаны, бароны и рыцари. Пехоту и горцев еще днем отправили на берег Лавы, наблюдать за огнями в лагере герцога Морены. Маршал Конрад опасался вводить в Лаварию диких парней с гор и хитрованов из Орланди.
  -Перепьются и начнут резать друг друга из-за девок. Я то их знаю, донна.
  -Тогда вели выдать им вина и мяса. Пусть устроят шашлычок на берегу.
  -Простите, донна?
  -Не стоит парней обижать. Они заслужили свой праздник.
  Трубили трубы, били барабаны, развевались флаги.
  Городские ворота были увиты гирляндами цветов. Навстречу вышли празднично одетые горожане и латники гарнизона с факелами в руках распевая молитвы и проявляя свою радость, словно к ним явился, по меньшей мере, ангел небесный. Многим в тот вечер казалось, что за спиной у Девы и впрямь торчат белоснежные ангельские крылья.
  Лаварийцы толпились и нажимали на городскую стражу, стремясь приблизиться к Деве и хотя бы коснуться ее коня.
  Коням факелы в руках разгоряченной толпы ужасно не нравились. Они храпели и горячились, еще больше приводя публику в восторг.
  По самой широкой городской улице процессия двигалась к королевской площади.
  Из всех окон торчали горожане, размахивая руками и вопя в восторге, что в голову лезло.
  Куда не глянь - везде распахнутые рты и выкаченные глаза! Лепестки роз плыли по воздуху как фантастические снежинки.
  У Маши щеки болели от улыбок.
  На королевской площади, у городского собора Деву встречали богато одетые городские нобили во главе с толпой священников и монахов.
  Спешившись с коня, дева преклонила колени перед раззолоченым архиепископом и облобызала сухую старческую лапку под восторженные вопли всех присутствующих.
  Архиепископ благословил Деву-Освободительницу и торжественно сопроводил в собор, в котором сверкали тысячи свечей.
  Праздничная вечерняя служба окончательно доконала утомленную Деву. Роскошная каменная резьба, статуи и позолота собора ее нисколько не привлекали.
  Болела голова, ныла спина и нос забило как ватой вонью ладана и свечей.
  -Смотрите, эльфийка шепчет молитвы! - шептались одобрительно нобили, не догадываясь об истинных "молитвах" Маши..
   Мороз прихватил не только воды фьорда. Замерзли знаменитые водопады Норведена. Раньше Николай смотрел на них издалека, а теперь решил сходить и посмотреть ближе. Снег вжикал под ногами, и мороз хватал за нос и щеки. Пришлось намотать шарф на лицо. На ресницах тут же взялся намерзать иней.
  Отвесная скала, что поднималась над старым городом метров на сто покрылась, наплывали льда самых фантастических очертаний. В теплое время вода сверху разделяясь на десятки струй, падала отвесно, поднимая тучу водяной взвеси, оседавшую на скалах и каменной стене, защищавшей близлежащие дома.
  Теперь же все покрыло льдом: стену, скалы и отводный канал, по которому вода обычно уходила под скалу и дальше во фьорд.
  Поднявшись на стену, Николай, обмотавший вязаным шарфом лицо до самых глаз, увидел у парапета женщину в длинной тулупчике и в меховой шапке с ушами.
  -Доброго дня, госпожа.
  Женщина обернулась.
  -Николас?
  Солан опустила шарф с нижней части лица и радостно улыбнулась. Дочь мастера Герт разрумянилась на морозе и выглядела гораздо привлекательнее, чем при первой встрече. Или она начала пользоваться косметикой на местный манер?
  - Добрый день. Что ты здесь делаешь?
  -Отец у господина Харальда, а мне разрешили посмотреть на водопады. Правда, красиво?
  -Изумительно!
  -Ты смотришь на меня, а не на скалу. Что то с лицом? Ледяной ожог?
  -Нет, что ты! Все хорошо.
  Солан подняла шарф под самые глаза, яркие, с пушистыми заиндевевшими ресницами.
  -Я рада, что у тебя все хорошо. - Голос девушки из-за шарфа звучал глухо. - Господин Харальд рассказал, что ты теперь служишь дому Гарра. Как там все устроено?
  -Может быть, пойдем в тепло и выпьем по бокалу глинтвейна? Я все расскажу подробно.
  -Если не очень далеко.
  -Может быть в глинтвейную Джордана?
  -Ты теперь знаешь все корчмы в городе?
  -Только приличные.
  Солан без церемоний взяла Николая под руку.
  -Ты еще не женился, Николас?
  -Я еще слишком молод для этого. Может через пару лет, если одна красивая дочь мастера-оружейника не выйдет замуж за красавца-йомпа.
  -Ты смеешься надо мной? - жалобно спросила девушка. Голос ее дрогнул.
  "Вот как? Солан имеет на меня виды?!"
  
  
  Выспавшаяся и отдохнувшая Маша гуляла по саду лаварийского аббатства, куда ее определили для проживания вместе с отрядом телохранителей.
  Аббатство оказалось примерно в паре километров от стен Лаварии . Настоящий укрепленный замок, в обширном дворе которого вместо конюшен и прочих хозяйственных построек находился ухоженный сад. Листья уже пожелтели и валились на землю от малейшего дуновения.
  Маша бродила по листопаду и наслаждалась теплым, ясным днем.
  Шумная и грязная Лавария эльфийской деве решительно не понравилась. Тем более что имперский граф Бурт капитулировать отказался наотрез и даже гонца не выпустил из ворот, оставив у себя в плену.
  Маша разозлилась, но, посмотрев на цитадель вблизи, призадумалась.
  Древняя резиденция королей стояла на высоком скальном холме в южной части города, практически в месте слияния двух рек. Имперцы легко могли получать подкрепления и припасы со своих галер, так как цитадель не имела с системой городских укреплений ничего общего и ее стены возвышались прямо над водой.
  Конрад объяснил, что подкоп в скале сделать не реально, а обстреливать цитадель из города бесполезно и практически не возможно: негде установить осадные орудия.
  То, что осадных орудий в ее армии как не было, так и нет, Маша знала прекрасно.
  -А если послать горцев ночью? - спросила она у маршала Конрада.
  -Стены тщательно охраняются и освещаются особенно ночью. Отвесные стены незаметно не одолеть. Даже горцам.
  -Что же нам делать?
  -Если бы мы могли отогнать галеры императора от Лаварии, то возможно в цитадели через некоторое время начнется голод.
  -А если там припасов на год?
  -Король Дидерикс однажды осаждал замок вассала, пять лет подряд.
  -Я не собираюсь сидеть здесь пять лет! Пусть король Магнус сам разбирается с этим делом! Король еще не ответил на наше письмо?
  -Еще нет, донна.
  "Как мне кажется, я выполнила свое обещание, данное этому гнусу Магнусу! Столица свободна. Корона ждет короля. Я то сама чего жду?!"
  Вслух Маша ничего, понятно, не сказала, а вернулась в аббатство.
  Здесь можно было гулять по саду без назойливых телохранителей и без оружия.Пугливые монашенки проскальзывали мимо как призрачные тени.
  Нагуляв аппетит, Маша поужинала в одиночестве в комнате похожей не келью своей скудной обстановкой и завалилась на жесткую кровать.
  Ей было скучно и мысли в голове бродили самые мрачные. Она, конечно, вжилась в роль эльфийской девы, но всему когда-то приходит конец. Королю Магнусу она больше не нужна. Что делают с людьми, в которых более нет нужды? Ничего хорошего...
  "В каждом деле самое главное-во время уйти! Появись здесь ушастый Хандану-не раздумывая ушла бы с ним вместе!"
  -Я здесь, донна.
  Маша подпрыгнула на жестком монашеском тюфяке.
  Хандану стоял у двери, откинув на спину капюшон монашеской серой рясы.
  -Обалдел-так подкрадываться!? Знаешь, как у меня сердце колотится?!
  -Простите, донна.
  -Чего пришел?
  -Вы еще не передумали, донна?
  -Чего я должна передумать?
  -Ваше обещание...
  -А твое?! Я тут как в плену под постоянной охраной!
  Это из-за тебя я здесь оказалась! Уши эти дурацкие выросли, и похудела как собака бродячая!
  -Вы прекрасны, донна...
  -Ага, прекрасна...Врешь ты все, ушастый!
  Как ты сюда незаметно попал?
  -Тоннели темных эльфов проходят во многих местах, а не только под хребтом.
  "Как крысы везде накопали ходов! Вот же пакостный народец! Стоп....а если..."
  -В аббатство есть тоннель?
  -Да.
  -А в цитадель Лаварии?
  -То же есть ход. Очень старый, но думаю вполне проходимый.
  -Ты можешь туда провести меня и моих людей?
  -Как пожелает ,донна.
  Маша сняла со стула пояс с мечом и быстро застегнула на талии.
  -Как только возьмем цитадель- уходим отсюда. Надоело мне все это! Грязь, война...
  Понимаешь?
  -Отлично понимаю, донна.
  -Чего ж тогда не рад? Пойдем пробуждать твой народ!
  -Донна уже давала обещания...
  -Я своим словам хозяйка! Давай, показывай подземный ход!
   Глинтвейная Джордана находилась, как и многие здания рядом с площадью на границе старого города. Один вход для нобилей, а другой для горожан попроще.
  Для каждой категории клиентов Джордан содержал отдельные залы и отдельное меню с картой вин. Глинтвейн был основным напитком, но кроме него клиентам подавали мясные и рыбные блюда и другие, в основном горячие напитки.
  Пройдя через дом Торвинов, Николай и Солан вышли на улочку, ведущую к глинтвейной.
  По случаю холодного дня клиентов в заведении Джордана было не мало.
  Публика тихая и спокойная - основном мастера гильдий с членами семейств. Солан многие знали и приветствовали в основном кивками. Возле жарко натопленного камина столики были уже заняты и пришлось сесть возле заиндевевшего окна. Из-под инея не было видно стекол.
  Служанка, румяная девушка в меховой безрукавке поверх длинного шерстяного платья, быстро принесла по высокому бокалу с крышками. Предложила принести жаровню под стол, для тепла. Солан отказалась.
  -Не нужно, я не замерзла.
  Николай поднял бокал.
  -За встречу.
  -За встречу.
  Дух пряного горячего вина ударил в ноздри.
  Вкус лимона и корицы перебивал все. Словно чай с лимоном пьешь...
  -Ты обещал рассказать про дом Гарра.
  -Он необычный....
  Про свои беседы с Доминикой и Фергасом Николай не рассказывал, конечно.
  Описание дома с внутренним двором, садом, цветами и даже птицами под хрустальным куполом произвело впечатление на Солан. Она позабыла даже про глинтвейн. Грела руки о бокал и смотрела на Николая блестящими глазами с неподдельным интересом.
  -Как здорово! Я все бы отдала, чтобы хоть одним глазом посмотреть на эти чудеса!
  -Может быть когда-нибудь и увидишь.
  -А ты не сможешь меня туда провести? Ты же охранник дома Гарра.
  -Если хозяева разрешат.
  Солан не могла скрыть разочарования.
  -Гарра никого к себе не приглашают. С чего бы им сделать для меня исключение?
  -А если ты поступишь к ним на службу?
  Солан хихикнула.
  -Отец скорее меня убъет.
  -Не похож он на убийцу.
  -А вот твой друг-похож!
  -Мой друг? Степа?
  -Да, твой Стефан. Сначала тихий был, в кузне ножик полировал, когда время было свободное, а потом на кухне украл кувшин с пивом и все в одиночку выпил.
  -Ну, это он может.
  -Отец приказал его выдрать кнутом, так он порезал руку Ривору и сбежал.
  -Порезал? Сбежал? Куда?
  -В гору, куда же еще? Тут настоящий лабиринт-если не знаешь куда идти - легко заблудишься.
  -Когда это случилось?
  -Вчера.
  -Его ищут?
  -Зачем? Придет-получит кнута и виру заплатит Ривору. Не придет-его беда.
  -Как-то нехорошо вышло...Я за него перед прево поручился...
  -Смотри не скажи Ривору, он тогда с тебя виру потребует.
  -Кто этот Ривору?
  -Мой старший брат.
  -Вот черт! Серьезный порез?
  -Отец зашил, и мать повязку наложила. Пару дней от работы отдохнет. Ничего страшного.
  Опасный твой друг. Ощерился как крыса горная! Как вспомню-мурашки по коже!
  -Может быть еще глинтвейна?
  -Отцу не понравится.
  -Я плачу.
  -Тогда ладно!
  Солан махнула рукой и захихикала.
  -Ой, я кажется пьяная...
  Она вправду разрумянилась. Может с мороза?
  "Чего я с нею пьяной буду делать? Это не на земле: подпоил телку, вызвал такси и вези на хату для дальнейшего употребления...В Норведене такое не прокатит."
  Николай начал лихорадочно соображать, как вежливо отделаться от дочери оружейника.
  Девочка приятная, свежая, но такие приключения ничем хорошим не заканчиваются. Особенно в таком примитивном мире.
  "Может ей замуж пора, а меня за кандидата держит в мужья? Вот не надо мне такого счастья!"
  -Знаешь, Солан, я совсем позабыл-мне пора возвращаться к Гарра. Давай я отведу тебя к отцу?
  Солан перестала улыбаться. Насупилась.
  -Все понятно, господин Николас. Скучно вам с бедной девушкой.
  -Времени нет, понимаешь?
  -Время? Ты живешь по часам, как господа старого города? Ох, я совсем забыла, с кем говорю! Вот и хорошо!
  Солан решительно выбралась из-за стола.
  -Не провожай меня!
  Николай проводил сердитую девушку взглядом до двери и заказал еще кружку глинтвейна.Он заказал на обед запеченную рыбу и не спеша, поел. Возвращаться в дом Гарра не хотелось. Так куда идти?Еще один глинтвейн....
  Короткий зимний день катился к вечеру. В Норведене, как и во всякой горной долине темнело рано и быстро.Посетителей в глинтвейной стало заметно больше. Служанки сбились с ног разнося блюда и жаровни для гостей. У свободной стены, напротив камина повесили два больших ярких светильника, затем поставили ширму из двух рядов шторок. Потом заиграла музыка, что-то вроде гитары. Шторы разошлись, и появилась мини сцена, на которую взобралась кукла-марионетка в лоскутной одежде и в шапке с бубенчиками.
  Публика притихла.Николай заинтересовался тоже. Кукольный театр? Здесь, в Норведене?
  Тонкие нити уходили вверх за ширму и кукловодов не было видно.
  Я видеть рад театр набитым,-
  Примета: значит, буду сытым...
  Лишь одного я не терплю:
  Работать страшно не люблю!
  Да кто ж трудится в наши дни?
  Пожалуй, дураки одни!
  Продекламировала тонким голосом кукла-клон со смешными ужимками. Публика ответила дружным смехом.
  Это был только пролог.
  Затем на фоне картонного фасада здания с колоннами появились иные куклы.
  Богатый купец выдавал замуж любимую дочь, но в разгар помолвки появился гость издалека-сын старого друга, которому была обещана рука девушки.
  Все в шоке: сына старого друга считали погибшим!
  Скандал,крики,ссора! Новый жених покидает сцену вместе с возмущенным отцом. Невеста плачет. Ее утешает воскресший старый жених.
  И тут оказывается, что все не так! Жених тот, в самом деле, погиб, а вместо него явилась его переодетая сестра! Но все это страшная тайна.
  Девушка ищет своего возлюбленного, осужденного за убийство ее брата и вынужденного тоже бежать!
  "Черт знает, как все запуталось!"
  Николай заказал еще глинтвейна. Представление марионеток, сам сюжет были ему смутно знакомы. На Земле что-то такое он видел и слышал.
  Для горожан же представление было настоящим открытием. В глинтвейной стояла тишина такая, что мыло слышно треск дров в камине.
  В сопровождении клоуна слуги поваляется возлюбленный сестры старого жениха.
  Он скрывается от властей и печалится по своей возлюбленной. Про убийство ее брата он откровенно выкладывает:
  Не знаю, как выжить ему удалось?
  Я видел пронзенное тело насквозь!
  Лежал на земле он, уже не дыша
  и к богу его отлетала душа!
  Кукла - слуга нанимается слугой еще и к переодетой мужчиной девушке и успешно дурит обоих. Слуга двух господ везде успевает и окончательно все запутывает.
  Впрочем, конец пьесы оказался хорошим: все выяснили, возлюбленные соединились, а плута-слугу женили на толстой служанке.
  Вот теперь до Николая дошло, он вспомнил пьесу и фильм и даже актеров. "Труффальдино из Бергамо" и Константин Райкин в главной роли! Отец часто крутил этот фильм на видео в далекие восьмидесятые. Кукловоды, получается, тоже с земли?!
  Представление завершилось, когда за окнами окончательно стемнело. Восторженные зрители не хлопали в ладоши, зато накидали не жалея серебро в шляпу пареньку, выскочившему из-за ширмы.
  Громко переговариваясь и со смехом вспоминая удачные, забавные моменты, люди выходили из глинтвейной с улыбками.
  -Господин?
  Паренек со шляпой уже был рядом. Черноглазый, кудрявый брюнет с подвижным лицом, бойкий. Николай бросил в шляпу пару своих крон.
  -За вечер вы собрали больше чем я заработал за месяц.
  -Завидовать грешно, господин.
  -Как тебя зовут, откуда вы?
  -Угостите выпивкой-расскажу.
  -"Труффальдино из Бергамо"?
  -Ого! Да вы сударь, земляк! Сейчас позову Альдину! Подождите нас, хорошо?
  Его звали Андреем. Москвич, закончил театральное училище. Взяли на гастроли в Сибирь и там угораздило его прогуляться за ближайшую сопку. Прогулялся....Через три дня вышел уже в Заримании.
  -Уже три года здесь брожу. Интересное место! - Андрей, отставив бокал с глинтвейном, жаждал общения, а не выпивки.
  Его спутница- скромная, худенькая ,смуглая брюнетка-Альдина,сидела тихо и смотрела на парня влюбленными глазами.
  -Вот как? Одни горы вокруг же.
  -Мне кажется все не так просто. Этот мир-огромный Диснейленд. В каждой долине изолированное общество. Хотите средневековье-вот оно! Хотите индейцев-нате! Хотите падишаха на слоне-вот он! Везде что-то свое особенное. Рай для этнографа или туриста!
  Путешествуй по долинам и лови кайф!
  -Путешествие же вещь опасная.
  -А может туристам выдают защитные артефакты? Кольцо ,скажем или амулет?
  "Ого..."
  Николай вздрогнул и убрал руку с кольцом со стола.
  -Норведен - туристическое место?
  "Знает ли он про зеленокожих, про дракона и про темных эльфов в подземельях?"
  -Конечно! Совершенно искусственное общество: нобили, простонародье, гильдиии. Живут в живописном фьорде, торгуют железом и сталью и так много лет. Ни развития, ни деградации. На пустом месте торговый город-республика. Разве так бывает?
  -Я не историк, но можно вспомнить Ганзейский союз, новгородскую республику, в конце концов.
  -Все они не на пустом месте возникли. За Новгородом-Русь стояла, за спиной ганзейцев-Германия. За спиной Норведена - пустота - дикие земли! Горы и леса.
  Я пытался узнать, как здесь появился Норведен, кто его основал, откуда они пришли или приплыли. Ничего! По мнению местных, город здесь был всегда, просто по воле бога.
  -Может быть, просто не сохранилось источников, рукописей?
  -Не было войн, не было восстаний, отчего же не сохранилось?
  В ратуше огромный архив и никаких следов из прошлого.
  -Ты и в архиве побывал?
  -Альдина помогла. Ее отец глава гильдии портных. Хотел и меня к портновскому делу приспособить. Но я предложил театр марионеток. Им такое и в голову не приходило. Теперь думают, к какой гильдии нас Альдиной причислить. Разрыв шаблона у отцов города получился.
  -Так что в архиве?
  -В архиве только копии торговых документов и сроку им последние сто лет не старше. Что было раньше-неизвестно.
  -Норведену всего сто лет?
  -Выходит что так. Для планеты-Диснейленда нужен был торговый город-республика и его создали ровно сто лет назад.
  -Слушай, Андрей, Диснейленд величиной с планету-это слишком...
  -Для тебя и меня-слишком, но для могущественных созданий, магов и демиургов это все так- мелкие развлечения! Ты смотрел на звездное небо? Как ты думаешь-где эта самая планета находится?
  -Одна знакомая сказала, что Заримания находится в созвездии Паруса.
  -Хотел бы я поговорить с твоей знакомой.
  -Лучше не стоит. Это Доминика Гарра.
  -Доминика Гарра снизошла до разговора с простым смертным? Не поверю!
  -Я охранник в ее доме.
  -Неплохо устроился, правда, Альдина? Звездное небо по любому тут не такое как над Землей. Представь тогда мощь силы, что перенесла нас так далеко с родной планеты!
  -И что нам с того? Вернуться мы не сможем же?
  -А может быть нас, землян сюда тоже с какой-то целью направили. Типа, бета-тестерами? Проект заказчику еще не сдан и требуется тестирование. Тестируем, а за нами следом "программисты-маги" устраняют глюки и ошибки?
  "Мы с Машей-бета -тестеры, а дракон- программист? Безумная теория!"
  -Почему земляне?
  -А может мы самые "отмороженные"?
  Николай поежился.
  "Дальдантиль и семейка Гарра-кто же они? Бета-тестеры или программисты? А может ревизоры ?"
  -Доминика Гарра, тоже наша? С Земли?
  -Вот чего не знаю. Она вовсе не такая, там у себя дома. Не такая как в соборе или на улице. Лучше держись от нее подальше.
  -Как скажешь, Николай. Про себя не расскажешь ничего?
  -Долго говорить придеться, а уже ночь на дворе. Может завтра, после завтрака встретимся?
  -Заметано! До завтра. Мы с Альдиной здесь живем, на втором этаже в гостинных номерах.
  
  Подземный ход до цитадели оказался вполне проходимым. Только в одном месте, где-то в районе городской стены, пришлось разбирать завал. Примерно за час справились.
  Маша все же подстраховалась. Она взяла с собой отряд телохранителей, но отправила гонца к Конраду, чтобы он был готов к прорыву в цитадель через ворота.
  С Хандану уже обо всем договорились: рыцари штурмуют и открывают ворота, а Маша с Хандану берут тепленьким коменданта гарнизона - графа Бурта.
  -Он считает себя в полной безопасности, на втором этаже северной башни. У него даже охраны нет там.
  Маша уже видела мысленно забавную картину-она берет в плен толстяка графа и в одних кальсонах гонит через ворота в город, стимулируя пленника кончиком меча в упитанную ягодицу. Вот это будет триумф!
  -Все-то ты знаешь, мой ушастенький.
  -Донна, я все вокруг проверил за последние дни.
  -Мог бы и раньше придти.
  -Каждое дело должно созреть, донна.
  Они шли с фонарем впереди отряда и могли болтать, не опасаясь чужих ушей. Рыцари отстали в своей броне и с оружием. Большая часть ночи в пути и это сказывалось даже на крепких парнях. А может они просто не любили ходить пешком?
  В старом тоннеле, тем не менее, почти не было пыли. Паутина и сырость здесь тоже не водились. Даже пол под ногами был не гладким, а шероховатым для удобства.
  "Продуманно все устроено!"
  -Зачем темные эльфы проложили сюда тоннель? Эта земля раньше принадлежала вам?
  -Об этом знали только владыки прошлого, донна. Пока я не двинулся в эти земли, я о б этих ходах ничего не знал.
  -Может тут тоже имеются покои для отдыха?
  -Все возможно, донна.
  -Ты уже решил, как мы отсюда доберемся до твоего подземного города? Надеюсь не так как сейчас-на своих двоих?
  -Кроме вертикальных подъемных шахт есть и горизонтальные для скоростного перемещения.
  -Как в метро? Здорово!
  Ход закончился винтовой каменной лестницей.
  -Там цитадель?
  -Именно так, донна. Рыцари подниматься до первого уровня-это напротив ворот, а мы-до третьего-к спальне графа.
  -Барон дель Валур!
  -Да. Принцесса.
  Морда барона в обрамлении стального шлема светилась пунцово. Здоровяк не привык ходить пешком.
  -Еще раз повторяю-вы выходите со своими людьми на первом уровне и берете ворота. Маршал пришлет подкрепления к этому моменту. А мы с моим братом Хандану возьмем в плен графа Бурта. Делаем все без лишнего шума и криков. К утру цитадель будет у нас в руках. Вперед, за короля!
  Подъем занял не менее получаса, потому что по узкой и крутой лестнице можно было подниматься только по одному.
  На узкой площадке перед дверью двадцать рыцарей стояли плечом к плечу, как шпротины в банке.
  -Барон, досчитайте до ста и только тогда выходите.
  -До ста?
  -Должны же мы успеть подняться. Иначе граф успеет сбежать, услышав шум.
  -Слушаемся, донна.
  Барон начал считать, а Маша с Хандану рванули наверх.
  Полсотни ступеней и голос барона уже стал, не слышим.
  Маша похвалила себя еще раз, что отправилась на вылазку без доспехов. Итак, запыхалась, а с железом бы совсем сомлела!
  Хандану поднимался первым и так легко, что позавидуешь! Не пыхтит, не сопит-спортсмен хренов!
  "А я порядком сбросила веса! Раньше бы за полдня сюда не забралась бы!"
  -Здесь?
  Узкая дверь, окованная темным железом с солидным засовом, почти не ржавым на вид.
  -Да.
  -Я пойду первой, а ты показывай дорогу.
  Эльфийская дева перевела дух, обнажила меч и положила клинком на плечо.
  -Не страшно, донна?
  -Не-а!
  Маша хихикнула. Сейчас она увидит графа в кальсонах!
  -Давай!
  Хандану отодвинул засов легко, словно он был смазан маслом. Без скрипа распахнулась дверь. Впереди темно и пахнет почему-то свежей соломой.
  У графа набит тюфяк соломой?"
  Она шагнула вперед и ....и с криком полетела вниз, теряя меч и судорожно размахивая руками.
  Приземлилась на мягкое и шуршащее...на солому!
  Наверху появился свет.
  Хандану с фонарем.
  -Это не спальня, идиот!
  Маша села на соломе, пошарила вокруг себя в поисках меча. Не нашла и выругалась.
  Встала на ноги. Она оказалась на дне каменной ямы.
  До ее края метров пять.
  Хандану сел на краю, свесив ноги, посветил фонарем.
  -Вы в порядке, донна?
  -В порядке я, б....?! В каменной жопе, блин!
  Ищи веревку или лестницу!
  -Зачем?
  -Чтобы меня вытащить, дубина!
  -В этом нет проблемы. Донна, бросайте мне ваше кольцо, и я немедленно иду за веревкой.
  -Ты чего такое придумал, козел?! Ты из-за кольца меня сюда заманил?!
  -У вас острый и быстрый ум, донна. - Похвалил темный эльф.
  Маша поперхнулась воздухом и покрылась ледяными мурашками.
  "Хандану меня предал...Я- тупая сука!"
  -Хандану?
  -Да?
  -Ты меня предал?
  -Предал и продал и поймал. Вы долго водили меня за нос, донна. Вы решили, что я тупой идиот и все стерплю? Бросайте кольцо, пока не пришел граф Бурт, не тяните время.
  -Ты сговорился с имперцами?! Ах, ты......
  Маша поливала коварного ушастика матом минут десять, а тот вежливо улыбался и болтал ногами.
  -Устали, донна?
  -....тебе, а не кольцо,...................!
  Маша немедленно показала предателю сразу два средних пальца.
  Темный эльф пожал плечами и встал на краю ямы.
  -Вы сами выбрали свой путь, донна.
  Рядом с эльфом появился еще один человек-высокий, плечистый, русоволосый в одежде стеганой, что одевают под доспехи и без оружия.
  -Граф, она ваша.
  -Вы выполнили то, что обещали, а я выполню то, что я обещал. Слово имперского графа.
  -Сговорились, козлы?! Чтоб вы сдохли! - прокомментировал из ямы злобная эльфийская дева. У нее ком стоял в горле и слезы теснились в глазах.
  "Я не заплачу...не будем им такой радости...."
  Тут Маша нашла свой потерянный при падении меч и крепко сжала рукоятку.
  "Пусть попробуют взять!"
  Враги закончили болтать и Хандану с поклоном удалился.
  Имперский граф Бурт присел на корточки у края, поставив фонарь рядом.
  -Привет, землячка!
  -А?
  -Так материться только русские девки умеют.
  -Так ты-русский?
  -Ну да, на Земле - Пименов Владимир. А как тебя зовут? Давно здесь, в Заримании? От куда?
  -Спускайся сюда-расскажу.
  Граф весело расхохотался.
  -Пока не будем торопится. Надо же! Император будет в восторге. Подумать только-непобедимая эльфийская дева-наша чувиха!
  -Я не ваша чувиха! - запальчиво крикнула Маша.
  -Наша, наша! - ласково возразил граф. - Посидишь без воды и еды пару деньков-по другому запоешь.
  -Где мои люди?!
  -Эти тупые рыцари? Мои парни их уже вяжут. Не беспокойся-им ничего не грозит-отпустим за выкуп, мы же не звери.
  -Козел ты!
  -Ой-ой-ой! Какие мы грозные! Что за кольцо так нужно ушастому?
  -У него и спроси,.......!
  -Эй, за базаром следи, ты в моих руках, не забывай! - перепалка с эльфийской девой уже стала надоедать графу.
  -А в моих руках меч!
  -Мечом надо уметь махать. Тренируйся пока, а я пойду, поговорю с пленниками.
  До встречи, пупсик!
  -Ах,.............
  Имперский граф Володя ушел и забрал свой фонарь.
  Маша сидела в темноте на соломе, сжимая рукоятку меча и глотала злые слезы.
  
  
  Последующие дни Николай проводил время с кукловодами: с Андреем и Альдиной.
  Гулять по пасмурному городу в мороз было не комфортно, потому по большей части сидели за столом в глинтвейной до представления и после.
  В доме Гарра на то, что Николай уходит на весь день никто внимания не обращал. Каждое утро один из молчаливых слуг приносил Николаю десять крон на карманные расходы и с ними он уходил в город.
  По случаю мороза, на третий день тучи над Норведеном исчезли, и установилась солнечная погода. Под солнцем город волшебно преобразился. Искрился снег и иней казался волшебным тонким кружевом. Крыши домов, под шапками снега, приобрели вид, живо напоминавший о земном рождестве, о новом годе и радостях связанных с этими праздниками. Мороз как волшебник украсил и преобразил город на берегах фьорда.
  Сам же фьорд превратился в огромный каток. По темно-синему льду во всех направления скользили на коньках горожане, оставляя на белесые полосы на сияющей поверхности.
  На набережной из утепленных мехом палаток во всю торговали новым товаром-коньками на башмаках. Товар расходился как горячие пирожки. Горячими пирожками и глинтвейном здесь тоже торговали.
  Йомпроиры тут же, у пристани, зазывали безконьковых клиентов, обещая доставить с ветерком, но уже не на лодках и на легких санках с теплыми меховыми полостями. Седоки охотно забирались в меховые мешки, пряча лица от встречного ветра.
  Йомпам ветер был нипочем. Румяные, веселые конькорикши рассекали по льду фьорда, чудом не сталкиваясь друг с другом и весело перекликаясь.
  На пристани толпились горожане, заправляясь парящим глинтвейном из глиняных кружек и наблюдая за ледовыми забавами. Ощущение праздника, ожидание чего-то хорошего и светлого неожиданно завладели сознанием Николая. Он поймал себя на том, что просто и беспричинно улыбается всем прохожим и не только симпатичным девушкам.
  У ажурных перил набережной ему встретилась неразлучная парочка: Андрей и Альдина. В новеньких тулупчиках в меховых шапках с опущенными ушами, румяные и веселые, как впрочем, и все вокруг.
  -Привет кукольникам!
  -Привет. За новыми коньками пришел?
  -Нет, пока думаю. Стоит ли брать.
  "Может быть, через неделю меня тут и не будет..."
  -Зря! Мы купили сапоги с коньками сегодня! - похвастался Андрей.
  -Дорого?
  -По десять крон пара.
  -Ого!
  "Молодец, папаша Герт, будет весомая сумма на приданное Солан! Деньги опять мимо меня пролетели, как обычно!"
  -Еще бы музыку сюда и как на катке у нас на Земле. - Заметил Андрей.
  -На таком морозе музыканты примерзнут губами к своим трубам.
  -Это верно...Идем к Джордану? Сегодня мы даем новый спектакль-Обыкновенное чудо.
  -По тому фильму? Ты что, все наизусть помнишь?
  -Не все, но многое. Придешь?
  -Куда же я денусь!
  Андрей пожал руку Николаю и подхватил под руку, обычно скромно помалкивающую Альдину.
  "Счастливые люди, можно только позавидовать..."
  Николай проводил парочку взглядом.
  Если честно признаться самому себе-Норведен ему надоел, и он уже с нетерпением ждал будущего путешествия на юг, подальше от морозов и льда. Ближе на юг-ближе к дяде Федору....Недолгое пребывание в "Простоквашино" вспоминалось теперь с ностальгией.
  Там было спокойно и уютно...как-то по-домашнему.
  Вспомнилась попутно и Маша.
  "Куда теперь ее занесло, хотел бы я знать...На самом деле, куда ее занесло дуру толстозадую!?"
  Не то чтобы он скучал по землячке, но чувствовал какую-то вину за то что не нашел ее в горах и не вернул в спокойное и тихое убежище у дяди Федора.
  Долина миреков ему часто теперь приходила на ум и все сильнее становилось желание вернуться туда, осесть там, подальше от страхов и опасностей Заримании.
   -Здравствуй, Николас.
  -Солан....
  Дочь мастера Герта стояла рядом в короткой меховой куртке. Смиренная и загадочная. Меховая шапка из светлого меха обрамляла румяное лицо. Лукавая улыбка на лице, а глаза прозрачные и ждущие чего-то.
  "Слава богам, она в хорошем настроении или чего-то задумала?"
  -Здравствуй. Как дела?
  -Дела?!
  Девушка взмахнула ресницами и хихикнула.
  -Сегодня день первого льда, сегодня ни у кого в Норведене нет дел. Разве ты не знаешь? Идем на лед!
  -У меня нет коньков. То есть ледовых ножей.
  -Ты их так называешь-коньками? Почему?
  -Ну так принято на моей родине...
  -Смешное название! Нет, Николас, ты не отвертишься! Коньками торгуют люди моего отца. Сейчас подберем тебе сапоги по размеру! Идем- же!
  Солан подхватила Николая под руку и решительно потянула к палаткам.
   ..... В каменной яме время текло медленно. Активировав кольцо, Маша при его свете исследовала свою тюрьму и не нашла никакой возможности подняться наверх.
  Нашелся в соломе потерянный меч и им пленница пыталась выцарапать раствор между серыми камнями стен. Получалось плохо.
  От такой работы все больше хотелось пить и есть.
  Звать врагов и просить о воде и еде Маша посчитала ниже своего достоинства. На одном упрямстве и ненависти она ковыряла мечом раствор, пытаясь расшатать камень пока рубашка на спине и подмышках не промокла от пота, а рот не пересох.
  Камень не поддавался.
  Бормоча ругательства, девушка плюхнулась на соломы и погасив кольцо, закрыла глаза.
  "Все равно они придут за мной и тогда..."
  Что будет тогда - она не придумала, но желание порвать на части голыми руками любого, кто сунется на дно каменной ямы, становилось нестерпимым.
  Да, она попалась глупо, поверив чертовому ушастому ублюдку, но это еще не конец! Город взят, цитадель окружена. Скоро явиться король Магнус и имперцам все равно придется сдаться и освободить ее....
  Услышав шорох, Маша торопливо села.
  На краю я мы показалась знакомая фигура имперского графа. Рядом слуга с фонарем и корзинкой.
  "Еду принесли?"
  Помимо воли рот наполнился слюной, и заломило в животе.
  -Приветствую эльфийскую воительницу! - не скрывая насмешки, заявил граф Бурт и сел на краю, легкомысленно спустив ноги внутрь.
  "Ага,...все равно мне не достать до них..."
  -Что вам нужно?
  -Принесли обед и вино. Вам же необходимо подкрепиться после трудов.
  -Каких трудов?
  -По ковырянию стен, конечно. Я не имею ничего против-ковыряйте в свое удовольствие. Такими темпами за сто лет прокопаете до фундамента башни.
  -Может, спустишься вниз и поможешь?
  -Увы, сударыня, дела не позволяют мне уделить вам много времени, а тем более в деле побега. Знаете ли, маршал дель Вин прислал мне грозное письмо с требованием вашего освобождения.
  -Конрад возьмет цитадель, а вас повесит на воротах...за яйца!
  Граф расхохотался.
  -Пустые угрозы! Цитадель Лаварии еще никогда никто не брал штурмом. Пороха и пушек, а тем более взрывчатки в этом мире еще не придумали и потому у вас нет шансов осуществить угрозу.
  -Вас блокируют и заставят крыс жрать, а потом с голоду вы сдадитесь!
  -Припасов у нас достаточно, моя дорогая и реку мы контролируем.
  -Пока контролируете...
  -Я чего то не знаю?
  -Скоро узнаете!
  -Хорошо, но лучше вам пока подкрепиться.
  Граф кивнул слуге и тот на длинной тонкой веревке начал спускать в яму корзинку.
  -Здесь окорок со свежим хлебом, красное вино и сушеные груши. Очень хорошо груши есть для пищеварения.
  Корзинка опустилась на дно, но Маша сдержалась и не бросилась к долгожданной еде сразу же. Запах копченого окорока проник в ноздри и начал туманить рассудок.
  "Вот же сволочь!"
  -Что за кольцо у вас на пальце? Темный эльф писает кипятком от желания им завладеть. Не расскажете как земляку?
  -Пошел ты, земляк, лесом! - рявкнула Маша.
  -Грубиянка! - усмехнулся граф. - Приятного апетита, а мы уходим. Правда, не лесом, но в более приятное место.
  Он и вправду ушел, забрав фонарь.
  Маша завладела корзинкой и под льняным полотенцем нашла вожделенный копченый окорок, примерно в килограмм весом, четверть каравая и медную флягу с полулитром вина. В бумажном кульке сушеные груши она решила оставить на десерт.
  Она съела уже половину окорока и выпила полфляги, когда внезапная мысль пробила ее как разряд тока.
  "А если все это отравлено!?"
  
  В прошлой земной жизни Николай сносно катался на коньках и, теперь ,натянув сапоги на меху, оснащенные грубоватыми стальными полосами вскоре с наслаждением рассекал по льду фьорда, то и дело, обгоняя Солан.
  Сделав круг, он возвращался и закручивал вокруг девушки стремительные спирали. На него оглядывались, непривычные к таким маневрам на коньках горожане.
  -Как ты это делаешь?!
  -Опыт не пропьешь и не купишь!
  -Научишь меня?!
  -Конечно!
  Когда солнце коснулось края гор и во фьорде начали сгущаться тени, Николай, наконец, вспомнил о том, что пропустил обед и давно пора уже возвращаться в город, на представление кукольников. Правда к дому мастера Герта отсюда было рукой подать, и Николай проводил Солан до дому.
  -Спасибо, Николас! Сегодня был чудесный день, правда же?! Ой, у меня ноги подламываются!
  Девушка ухватилась за край пристани, обернулась к спутнику.
  -У нас на ужин сегодня свиной рулет, фаршированный колбасками. Идем?
  Желудок одобрительно заурчал. Николай оглянулся на далекие огни старого города.
  "Завтра приду на представление к Андрею. Он не обидится..."
  -Идем, Николас, отец будет рад тебе.
  -А глинтвейн будет?
  -Сколько угодно!
  Свои зимние сапоги они оставили в палатке, в которой взяли сапоги с коньками и теперь пришлось ковылять по деревянным ступеням наверх к дому Герта.
  Солан то и дело поскальзывалась и висла на руке Николая с испуганным писком. Писк и неуклюжесть были показными и насквозь фальшивыми.
  Николай, в душе посмеиваясь над девушкой, внешне сохранял спокойствие и заботливо ее страховал на протяжении всего подъема по заиндевевшим ступеням.
  Дверь в дом открыл сам мастер Герт.
  -К нам гость! Как раз к ужину! Проходи Николас ближе к очагу-ты весь покрылся инеем! Солан, что ты сделала с Николасом?
  -Совершенно ничего!
  Солан тут же упорхнула куда-то. Герт и его сыновья помогли Николаю снять верхнюю одежду. В комнате, на блюде, на широком столе благоухала запеченная с травами свинина.
  Проголодавшееся семейство после непременной молитвы взялось за мясо с усердием.
  Сидевшему по правую руку от хозяина, Николаю на тарелку положили самые аппетитные, дымящиеся и истекающие соками куски.
  В опустевшее блюдо в густой соус сыновья Герта макали куски ноздреватого серого хлеба наперегонки под неодобрительное ворчание отца.
  Потом хозяйка принесла запеченных на углях рыбин.
  Самую большую поднесли гостю. Все запивалось зимним пивом, которое сам Герт разливал из запотевшего высокого кувшина: себе и Николаю побольше, а остальным членам семьи поменьше.
  Солан сидела напротив и глаз не сводила с гостя. Белый, накрахмаленный чепчик закрывал ее волосы и лицо по контрасту казалось смуглым, а может быть из-за желтого света свечей? Сегодня она была чудо как хороша и влюбленные взгляды ее совсем не мешали Николаю с аппетитом поглощать все что выкладывалось на тарелку.
  Сунув украдкой руку под куртку, он расстегнул ремешок на штанах. Иначе все вкусности не уместились бы. Когда покончили с рыбами, Солан сбегала в кладовую и принесла пудинг,а ее мамаша водрузила на стол блюдо с румяными ,пахучими пирожками.
  -Моя хозяйка как знала, что будет гость и наготовила всего. - Похвастался Герт, лаская взглядом жену.
  -Все очень вкусно, так в старом городе никто не накормит! - отозвался Николай.
  "Меня, получается сегодня ждали? Не так уж все спонтанно вышло."
  -В доме Гарра, небось, всякие вкусности подают на серебре? - спросила жена Герта, подсовывая на тарелку Николая пару пирожков.
  -Так, ничего особенного. Им до вас далеко.
  Быстро насытившись, сыновья Герта немедленно испарились из столовой комнаты. Хозяйка унесла посуду на кухню .
  За столом остались только Герт и Солан.
  Герт допил из кружки эль, вытер усы рукавом.
  -Ночь на дворе, Николас. Оставайся у нас.
  Николай пожал плечами. Он осоловел от еды и эля. После дневных катаний ныли ноги и горело лицо в тепле. Тащится по льду в старый город в темноте не хотелось. Зимний эль ударил в голову. Хотелось усесться в то уютное старое кресло у очага и просто глядеть на огонь, пока поленья не превратятся в серый пепел.
  -Солан, отведи Николаса в его комнату.
  -Да, отец.
  -Доброй ночи, Николас.
  -И вам того же.
  Солан с фонарем шла впереди, а Николай за нею. Они поднялись по деревянной лесенке, прошли коридором, вырубленнм в скале и потому довольно прохладным-дыхание с губ стекало облачком пара.
  Солан отворила дверь, пропустила Николая вперед.
  В комнате было не холодно, но и не жарко. Окно ,узкое ,под самым потолком ,закрыто ставнями и обросло бахромой инея. Пахло душистыми травами, пучки которых были развешены на деревянных стенах, под потолком. Напротив окна, ближе к стене кровать белеет простынями и пуховиком, которым вместо одеяла любят накрываться в Норведене. Перина снизу, перина сверху. Норведенский бутерброд...
  Громыхнула щеколда, запирая дверь изнутри. Изнутри?!
  Поставив фонарь на полку, Солан сняла белый чепчик и распустила волосы по плечам.
  -А-а?
  - Ты всегда такой робкий с девушками , Николас?
  Глаза Солан блестят и кажутся больше чем обычно.
  Она шагнула вперед и обняла Николая за шею, прижалась к нему животом, бедрами, грудью. Медленно прикрыла глаза, задирая подбородок...
  -Чья это комната?
  -Моя...-прошептала Солан. -Ну же....милый...
  Он поцеловал ее в неожиданно горячие и тугие губы, мгновенно ощутил ответный поцелуй. Руки Николая сами оказались на талии девушки и даже отправились ниже, сминая толстую суконную юбку.
  Толк в поцелуях дочь оружейника знала.
  "Что сделает Герт, когда узнает?!"
  Мыслишка трусливая билась на дне помутненного похотью сознания и Николай ее успешно прогнал, помогая суетливой Солан снимать многочисленные юбки.
  Под периной оказалось тепло из-за заранее там кем-то размещенной глиняной грелки. Грелку Солан спустила на пол и тут же обвилась вокруг Николая руками и ногами, словно вьюн вокруг тополя. Ее ладошки и ступни оказались ледяными, в отличии от раздвинутых горячих бедер.
  У нее оказалась удивительно бархатистая нежная кожа на спине и боках, мгновенно покрывшаяся мурашками ...
  ......Кисло пахло блевотиной и ныл желудок. Несчастная и голодная Маша лежала, зарывшись в солому для тепла и ждала появления симптомов отравления: болей, тошноты, судорог.
  Время текло, но желудок успокоился, а голова прояснилась.
  "Я вовремя все выкинула? Вот же мразь конченая это земляк!"
  Думать о своем будущем не хотелось. Ясно же что ничего хорошего....
  Если дель Вин не возьмет цитадель....нет...лучше об этом не думать!
  Она уже начала дремать, когда над ямой опять появился свет фонаря.
  Слуга заглянул через край, посветил фонарем.
  -Госпожа?
  Маша сделала вид что умерла.
  -Госпожа?!
  Слуга удалился рысью. Опять стало темно.
  "Пусть только сунутся!"
  Маша сжала рукоятку меча. Никто не сунулся.
  В темной яме на соломе, без воды и еды время идет по-особому. Как густой мед через край...Нестерпимо медленно!
  Никто так и не пришел. Она досчитала, раз пять до тысячи и бросила это занятие.
  Враги имели терпение побольше, чем она.
  "Где теперь мой качок голубоватый?"
  Маша вспомнила Николая и загрустила.
  "Дура, парень интересный же...и никакой он не гомик!
  Спит сейчас, небось, с какой то красоткой мирекской....Вряд ли он попал в такую же западню...Это я дура! Лохушка!".
  Маша потерла кольцо на пальце, прищурилась на голубое сияние.
  -Колян, козел, ты тамбовский! Где ты сейчас?!
  Сказала вслух и тяжело вздохнула. Горло перехватывало и хотелось рыдать от отчаяния в голос, чтобы каменные стены содрогались....
  
  
  Солан уснула первой. Задышала тише и расслабилась. Николай обнимал ее за талию, прижавшись животом к горячему нежному заду.
  Все произошло так просто и естественно.
  Да, черт возьми, что может быть естественнее, чем любовь между мужчиной и женщиной?!
  "Она хотела меня, и я хотел ее....В конце концов, Солан не девственница и знала чего хотела...Она славная..."
  Сунув правую руку под голову, Николай улыбнулся своим прежним страхам и опасениям.
  В тепле, так близко к девушке, подарившей ему любовь...Сон начал обволакивать его мысли, заглушая чувства и даря покой....Все уже случилось и будь что будет...
  -Колян, козел, ты тамбовский! Где ты сейчас?!
  Негромкий женский голос выдал фразу прямо в ухо!
  Николай замер, не веря своим чувствам. Весь сон исчез мгновенно! Кольцо, подарок дракона, мягко светилось синем огнем.
  -Я слышал голос? - прошептал Николай-Или мне почудилось?
  -Ой, ты меня слышишь?! - отозвался знакомый женский голос прямо из кольца.
  -Маша?!
  -Коля?!
  "Кольцо работает как сотовый?! Вот это поворот!"
  -Где ты?
  -А где ты?
  -Я в Норведене.
  -А где это?
  -Сам не знаю, где-то у северного моря за горами.
  А ты как? Все нормально?
   Маша всхлипнула.
  -Ты чего? Что случилось?
  -Много чего случилось...Я в беде...В Лаварии, попала в плен....Сижу у имперцев в темнице...Помоги мне, Коля....больше не на кого мне надеяться...
  -И где эта Лавария?
  -В королевстве Юга...
  -Я что-нибудь придумаю, ты держись....
  -Я держусь....Расскажи мне о себе. Что видел? Что пережил за это время?
  Николай покосился на Солан.
  -Может позже...я сейчас не могу...
  -Девчонку нашел? Все понятно...Красивая?
  -Да.
  -Счастливый ты ...Ладно...до связи...
  Маша всхлипнула и кольцо погасло.
  Николай опустился на подушку, потрогал осторожно кольцо на пальце.
  Новое качество артефакта его обескуражило.
  "Что оно еще может? Как все это задействовать? Идиот, даже не спросил у Маши об этом! Где же эта Лавария? Что за имперцы? Дуру-Машку надо выручать!"
  Зашевелилась Солан, развернулась в постели и не просыпась, крепко обняла Николая, закинув на его живот горячую ляжку. Взяла в плен.
  "Она даже во сне про меня помнит..."-растроганно подумал плененый носитель кольца.
   Проснулся Николай от легкого стука в дверь.
  Сел на кровати и обнаружил что он один. Солан исчезла. Верно, уже день настал?
  В щели между ставнями слабо проходил дневной свет.
  "Когда я успел на себя рубашку надеть? Вроде уснул голым..."
  Стук повторился.
  -Да?
  В комнату тут же впорхнула улыбающаяся Солан, полностью одетая, с деревянным подносом в руках.
  -Здоровы вы спать сударь! Уже скоро полдник пора есть, и творить дневную молитву!
  -Это полдник такой?
  Солан поставила поднос на постель и сняла льняную салфетку, окрыв горшочек с парящей, разваристой кашей, ломоть хлеба, густо намазанного топленым маслом и кружку с травяным чаем.
  -Кушай, Николас. Я сама все приготовила!
  Она улыбалась, и глаза светились от радости и обожания.
  -Спасибо, милая....
  "Девочка решила, что я ее навеки...А еще через пару дней Гарра отправят меня на юг...Не хорошо как-то получается..."
  Николай улыбнулся девушке и, протянув руку, погладил ее по румяной щеке. Она мгновенно перехватила его руку и горячо поцеловала в центр ладони.
  -Солан...
  -Да...
  -Мне надо будет уйти...Гарра меня будут искать....
  -Я все понимаю.
  В ее глазах светилось другое: тебе от меня больше не уйти...
   Посетитель с фонарем появился над ямой, когда Маша устала шагать туда - сюда и прилегла на солому. Хотелось, и пить и есть. Разговор с Николаем ее взбодрил на время, но потом она поняла, что чуда ждать не приходиться. Между ними может быть несколько стран и множество гор. Когда он сможет приехать? Что сможет сделать один?
  "Глупая курица!"
  -Доброе утро, принцесса эльфов.
  -Ах, уже утро?!
  Имперский граф присел на краю ямы на корточки.
  -Я принес завтрак. Получите в обмен на меч.
  -Хрен тебе, а не меч!
  -Это не конструктивный разговор.
  -Да? Да пошел ты...
  -У меня есть предложение. Я отправил весть императору и получил ответ. Он желает с вами встретиться.
  -Пусть приезжает! - и далее Маша матерно пообещала кое-что сделать императору, интимное и очень неприятное.
  Вопреки ожиданиям, граф не разозлился, а весело рассмеялся.
  -Ну и чего ржем?
  Граф махнул рукой.
  -Давненько не слышал таких оборотов.
  -Еще услышишь!
  -Буду ждать с нетерпением. - Заверил граф.- К сожалению, император Бориден занят и вам придется проследовать под охраной моих людей в его ставку.
  С вами обойдутся с почетом и уважением. Отдайте меч и я прикажу подать лестницу. Завтракать будете в моих покоях, при свете дня. Сегодня очень солнечный день.
  -Я тебе не верю!
  -Что мне мешает оставить вас в яме без воды и еды на несколько дней до неизбежного голодного обморока?
  Маша поежилась. Этот козел прав...Долго без воды и еды не протянуть...Можно упрямствовать, но не долго. Сколько человек может протянуть без воды?
  Нужно согласиться, и покорится для вида, а потом бежать при первой возможности.
  -Ладно, забирайте мой меч.
  Маша решительно швырнула меч вверх, и он там приземлился, обиженно звеня по камням.
  -Вы вполне разумная дама, я так и доложил императору. - Одобрительно сообщил граф.
  -Дама?! - фыркнула "эльфийская принцесса". - Ага, я такая....
  "Я вам покажу, ублюдкам, даму! Только доберусь до императора!"
  
  
  Солан проводила Николая до пристани. Там уже ждал рядом с санками йомпроир на коньках.
  -Я никого не увидел из твоей семьи. Где они?
  -Все заняты.
  -А ты?
  -А я занята тобой.
  -Передай родителям мою благодарность за гостеприимство.
  -Мы всегда счастливы, видеть тебя, Николас.
  От яркого солнца, усиленного сиянием льда и снега, Солан жмурилась, но смотрела в его лицо не отрываясь.
  Николаю очень хотелось ее поцеловать, но он не решился.
  -Я...
  -Ничего не говори! Просто ступай. Мы еще увидимся.
  "Вряд ли мы еще увидимся...."
  Николай понимал прекрасно, что он в руках Гарра и если завтра они решат отправить его на юг, он ничего не сможет сделать против. Никто из нобилей за него не заступиться. Гарра слишком влиятелен в Норведене.
  "Прощай, Солан!"
  Сев в меховую уютную норку на санях, Николай помахал девушке, стоящей на краю причала...
  Йомпроир быстро домчал его до пристани старого города и даже денег не взял.
  -Уже оплачено той красоткой.
  Кивнув извозчику, Николай вышел на лед и по скользким ступеням поднялся на набережную. Прохожих и гуляющих было сегодня на порядок меньше чем вчера. Искрился снег и иней на домах. Над трубами дымы струились ровно вверх из-за безветренной погоды. Мороз щипал за нос и норовил наморозить платы инея на ресницах. Может Гарра уже тревогу подняли и ищут его?
  Николай побрел в старый город.
  Стражники пропустили его без звука. Пройдя через пустынную, но тщательно вычищенную от снега соборную площадь он приблизился к дому Гарра со смешанными чувствами. Как бы послать этих ребят куда подальше и без вреда для себя?
  "А если они узнают про Солан?"
  Сжав зубы, Николай развернулся кругом и поспешил прочь.
  "Расскажу все Торвину и будь что будет!"
   ....Двое слуг помогли выбраться Маше из каменной ямы и проводили следом за графом наверх в жилые покои цитадели. Конвой он и есть конвой-хорошо, что за руки не хватали.
  В высокие витражные окна вливался такой яркий свет, что стало больно глазам.
  Вопреки ожиданиям Маши на столике у камине с потрескивающими березовыми поленьями обед был накрыт только для нее.
  Граф сидел в кресле поодаль и наблюдал за пленницей. Теперь Маша смогла разглядеть врага как следует.
  Не старше тридцати лет, стройный шатен с карими глазами и вьющимися до плеч волосами. Черный костюм украшала только золотая цепь с какой-то подвеской на груди.
  На широком, шитом золотом поясе длинный кинжал в серебристых ножнах. На правой руке крупный перстень с красным камнем.
  "Симпатичный...и бородка ему идет..."
  Маша села на низкую табуретку к столу, спиной к окнам и принялась за еду. Голод уничтожил все ее опасения по поводу отравы. Хотели бы убить-убили бы в яме.
  Жареная курица, яичница с беконом, хрустящие хлебцы, нежная, отварная рыба, засахаренные фрукты дольками и белое вино с ароматом трав.
  -Прошу вас, не стесняйтесь. Поверьте, голод не улучшает цвет лица и не стройнит фигуру, чтобы об этом не писали в женских журналах, там на Земле.
   -А вы?
  -Я не голоден, благодарю вас.
  Она всему отдала должное. Вина выпила два бокала, старательно делая мелкие глотки, тогда как хотелось выпить залпом. После еды и вина глаза тут же начали слипаться.
  -Довольны ли вы обедом?
  -Выше всяких похвал...
  Маша спрятала зевок ладонью.
  -Передайте мою благодарность повару...
  Опять зевок ...
  Маша с трудом таращила глаза.
  Слуги медленно приблизились с широким, толстым тюфяком в руках. Положили на пол рядом с табуретом
  -Для чего это?
  -Чтобы вы не ушиблись! - весело сообщил граф.
  -Ушиблась...я?
  Голова закружилась ...Маша охнула.
  -Чем ...вы меня...опоили?
  -Маковой настойкой. - Сообщил честно имперский граф. - Для облегчения транспортировки.
  -Ага...
  "Вот сволочь! А если он меня хочет изнасиловать?! Вот же идиотка!"
  Маша попыталась встать на ноги, но они отказались ее слушаться. Потеряв равновесие, она без звука рухнула на тюфяк и погрузилась во тьму без снов ....
  -Позовите эльфа! - распорядился граф.
  ....Маша пришла в себя и резко встала, сев на узкой кровати у деревянной стены. Низкий деревянный потолок над головой...Во рту как кошки нагадили, и пахнет сыростью и плесенью. Приглушенный желтый свет от фонаря квадратного на стене. Все покачивается плавно...
  -Наконец-то проснулись.
  -Ой! Кто вы?
  С короткой лавки у изголовья поднялся незнакомец-рослый бородач в кольчуге поверх толстой кожаной куртки. На поясе меч в ножнах. Глаза как угли черные...стрижка короткая.
  -Где я?
  -Вы на имперской галере "Счастливчик Лорм". Я ваш проводник по имперским землям. Меня зовут - Хайнс, барон Потербро.
  Голодны? Я прикажу подать ужин.
  -Уже вечер?
  -Ближе к ночи.
  -Мы плывем.
  -Нет, галера стоит на якоре. На рассвете продолжим путь и к закату высадимся на землях герцога Морены. Там нас будут ждать люди с лошадьми. Хорошо держитесь в седле?
  -А что?
  -Ехать придется много и быстро. Так что на счет ужина?
  -Только воды...
  Барон кивнул коротко.
  -Я распоряжусь. Угодно ли чего то?
  -Нет.
  -Если потребуется-просто постучите в дверь.
  -Врубилась, чего там...
  Барон вышел, пригнувшись, в низкую дверь и немедленно громыхнул сталью засов.
  Маша с трудом поглотила тягучую слюну, зажала ладони между коленями. Она по-прежнему была в своей одежде и никаких неприятных ощущений, кроме головной боли не испытывала. Кольцо на месте...Вроде обошлось все?
  "Везут как бандероль любимому вождю. Чтоб они сдохли!"
  Она нашла под кроватью ночной горок и даже не вонючий к ее удивлению. Сделав срочные дела, она прошлась по маленькой каюте. Три шага в длину и два в ширину.
  Не разгуляешься.
  Запах сырости и плесени угнетал, словно она попала в бабулин подвал.
  "Вонь есть, а картошки с морковкой нет!"
  При мысли о еде, заныло в желудке. Организм намекал, что пора бы опять перекусить.
  Маша шлепнула себя по подтянувшемуся животу.
  -Хрен тебе, прорва ненасытная! Больше меня не подставишь!
  Желудок обиженно заурчал и затих.
  Печальная Маша села на кровать, обняла себя за плечи.
  -Все равно жрать охота...
  Она потерла кольцо, но знакомое синее свечение не возникло. Терла, терла и так и эдак-все без толку.
  "Сломалась, дрянь? Батарейка села? Ну вот- беда одна не приходит..."
  В носу засвербело и захотелось плакать. Маша хлюпнула носом и свернувшись калачиком легла на кровать ,лицом к стене.
  
  Каспар, дежуривший у двери дома Торвина не удивился появлению Николая.
  -К хозяину?
  -Да и срочно.
  Знакомый мажордом провел Николая в гостиную.
  Поверх синего костюма на Торвине была длинная меховая безрукавка на белоснежном меху. Хозяин городского порта грел руки возле камина.
  -Здравствуй, Николас. Ты чем-то озабочен? Все ли хорошо?
  -Доброго дня, господинТорвин. Мне нужен ваш совет.
  -Горячего глинтвейна?
  -Не откажусь.
  Торвин прошел к столу и сам налил в один из двух стеклянных бокалов глинтвейн из фарфоровой, пузатой глинтвейницы.
  -Ваше здоровье, господин Торвин.
  -И твое тоже!
  Торвин едва пригубил, а Николай сделал большой глоток и обжег язык.
  -И какой же совет нужен стражнику дома Гарра?
  Николай насторожился. Не зря старый лис так упирает на то, что он теперь принадлежит к дому Гарра! Это что-совет не болтать лишнего?
  И он решил пойти путем обходным.
  -У мастера-оружейника Герта есть дочь - Солан.
  -Ого! Ты собрался завести семью? Дело хорошее. Гарра, я думаю, даст согласие. Семейные стражники люди покладистые и спокойные, так как им есть что терять.
  Торвин с улыбкой приложился к бокалу. Вот только глаза его не улыбались.
  -Я не о том хотел бы поговорить. Как давно вы знаете Фергаса Гарра?
  -Простой вопрос и простой ответ: всю свою жизнь. А в чем дело?
  "Он не тот за кого себя выдает!" - хотел выложить Николай, но тут увидел на краю камина бокал с остатками глинтвейна на дне.
  "Кто-то здесь был только что...А может не ушел далеко? Уж не сам ли Гарра?!"
  -Николас, ты что-то хотел сказать?
  Николай немедленно приложился к бокалу, поглядывая по сторонам на глухие, толстые шторы, со складками висящие вдоль стен.
  "Я поступил глупо....А если Гарра здесь? За шторой...стоит и слушает?"
  -Так что же, Николас?
  -Как вы думаете, господин Гарра выдаст мне денег в связи с моей женитьбой, что-то вроде льготного кредита? - выпалил первое, что пришло в голову под внимательным взглядом господина Торвина. - Для молодой жены нужен дом или хотябы этаж в доме.
  Тот снисходительно улыбнулся и положил руку на плечо Николая.
  -Не сомневайся в щедрости своего господина, Николас. Твоя судьба и даже судьба твоих будущих детей в хороших руках! Поверь, многие из стражи моей тебе завидуют.
  "При чем тут дети?"
  -Чтож, вы меня успокоили...Я пойду, с вашего разрешения?
  -Ступай, конечно. Если нужен совет-всегда смело обращайся.
  Николай поблагодарил господина Торвина, вышел через черный выход на улочку и побрел, куда глаза глядят.
  "Кажется, я вовремя удержал язык за зубами. Пора бы подкрепиться!"
  Ноги сами его принесли к заведению хромого Кирта. Неторопясь пообедав запеченной на углях рыбой и залив ее литром доброго светлого эля, он решил выйти на набережную, к причалу. Может быть, Солан будет там как вчера?
  "Почему я не договорился с нею о встрече? Отупел совсем?"
  На набережной Солан он не нашел и двинулся в глинтвейную Джорджа. Он решил все выложить Андрею и у него просить совета.
  Уже начинало смеркаться. В переулке в квартале от глинтвейной, его небрежно, на бегу толкнул человек, закутанный по самые глаза в толстый шарф поверх меховой шапки. Да еще и на ногу наступил каблуком!
  -Эй, уважаемый, осторожнее!
   Прохожий мгновенно остановился, обернулся, сдвинул шарф.
  -Извини, зема, надо на....ноги уносить!
  -Степа? Ты как здесь оказался?
  -Потом! Все потом!
  Степа махнул рукой и исчез за углом.
  "Опять подрался?"
  У глинтвейной толпился народ, горели факелы. Изнутри, через распахнутую дверь, доносился женский плач.
  Из переулка выбежали два стражника из людей Торвина, знакомые Николаю.
  Они кивнули Николаю и ввинтились в толпу, все увеличивающуюся с каждой минутой.
  -Что случилось? - спросил парень у ближайшего горожанина.
  -Убили, кого то, говорят!
  -Кого? Кто?
  Горожанин смерил Николая взглядом.
  -Ты-стражник-ты и выясняй!
   Зайдя внутрь, Николай оказался в помещении, практически безлюдном. Один из стражников стоял у двери и никого из любопытствующих не пускал.
  На столе лежал на спине человек. Свисала безжизненно белая рука.
  Рядом на скамье рыдала женщина. Второй стражник опрашивал Джорджа-хозяина глинтвейной.
  -Что случилось?
  -Кукольника зарезали. Один удар кинжалом-прямо в сердце. - Сообщил стражник от двери. - Ждем Римана.
  "Андрей!"
  Мертвец на столе с открытым ртом и закрытыми глазами никак не походил на насмешливого веселого кукольника. Плачущая молодая женщина подняла искаженное горем лицо.
  -Альдина, что случилось?
  -Мы ставили...декорации,...он вошел..сорвал кошелек с Андрея...он...он...
  Девушка опять залилась слезами.
  -Ты здесь зачем, Николас? Это наше дело, а не людей Гарра!
  Николай обернулся.
  Сержант Риман тут как тут.
  -Я проходил мимо и услышал крики. Потом, Андрей был моим другом.
  -Андрей-кукольник? Странные у тебя друзья заводятся в последнее время.
  -Альдина, ты запомнила грабителя?
  Девушка замотала головой, не убирая рук от лица.
  "Степа?!"
  Пораженный догадкой, Николай замер. Он бежал отсюда...ему всегда нужны деньги...
  "Как он сказал: пора ноги уносить?"
  
  ......Как то Маше удалось опять заснуть. Спала плохо, то и дело просыпалась, прислушивалась к шорохам, скрипению дерева.
  Под утро, когда уже заснула крепким сном, поспать и не дали. Явился со стуком и шумом наглый слуга. Принес на подносе миску с пресной, невкусной овсянкой, сухари и горячий чай травяной.
  Маша все съела и выпила и мучительном безделье провела время до обеда под плеск весел по волнам. Галера увозила ее в неизвестность, все дальше от Лаварии, от войны за короля Магнуса и от людей к которым она успела привыкнуть. К вечеру, как и обещал барон, галера встала на якоря и за Машей, совершенно одуревшей от духоты и безделия, пришел оруженосец барона - мальчишка лет пятнадцати, кудрявый и смазливый как ангелочек, но в кольчуге и с коротким мечом на поясе.
  -Сударыня, извольте следовать за мной!
  -Куда?
  -Мы сходим на берег.
  "На берег это хорошо...просто замечательно!"
  Маша представила себе как легко она сбежит от охраны в сумерках. Достаточно пришпорить лошадь.
  Увы, все оказалось не так как хотелось и думалось.
  На палубе оруженосец крепко держал Машу под руку. В шестивесельной лодке с фонарем в руке ее ждал Хайнс, барон Потербро, причем со стальным шлемом на голове. Опасался чего?
  Матросы гребли быстро и ловко, бросая украдкой взгляды на девушку.
  Обогнув камыши, лодка ткнулась в берег. Здесь с факелами в руках их ждали вооруженные люди. На пологом берегу стояли оседланные кони и повозка, черная, без окон, запряженная в пару лошадей.
  -Повозка для вас.
  Дверь была в торце повозки, позади. Машу подсадили внутрь и захлопнули дверь. Едва она наощупь нашла куда сесть, повозка дернулась и, набирая скорость, понеслась куда-то по кочкам и ухабам.
  Вцепившись обеими руками в сиденье, обшитое толстой кожей, в темноте в тесной глухой коробке, Маша ощущала себя последней спичкой в спичечной коробке, которую трясет великан, пытаясь по звуку определить - есть ли чего внутри.
  "Они из меня душу так вытрясут!"
  
  
  Продираясь через растущую толпу зевак у глинтвейной, Николай пытался вспомнить адрес прачки, к которой водил Степу.
  Он никого в Норведене не знает. Кроме как у прачки ему негде затихарится. Прачками в городе были тетки крепкие и часто одинокие. При этом они обычно с готовностью принимали в свои дома и постели мужчин. Нет, прачки не были проститутками. Они не брали денег за любовь, они просто хотели получить хоть иллюзию счастья и любви.
  Иллюзия лучше, чем ничего...
  Все равно, Николай отгонял от себя мысль о том, что Степа-убийца. Разгильдяй, конечно, скандалист, но не убийца....
  "Я должен все прояснить сам, пока стража не добралась до Степы. Ведь я его поручитель перед прево!"
  Улица прачек пересекалась с улицей ведущей к дому господина Харальда, главы гильдии оружейников и Николай быстро до нее добрался. На дверями горели тусклые фонари, многие окна во тьме и закрыты ставнями. Прохожих нет. Снег с булыжниковой мостовой сметен и следов не разглядеть в тусклом свете.
  Он прошелся до угла, пытаясь вспомнить дом.
  Вроде третий или четвертый справа...
  Разглядывая двери и фасады, Николай шел не спеша и в тишине скрип двери за спиной показался оглушительным.
  Мгновенно развернувшись на месте, он схватился за рукоятку кинжала на поясе.
  На мостовую выступила женщина, закутанная в шаль с фонарем в руке. Из приоткрытой двери на улицу повалил клубами пар.
  -Господин кого-то ищет?
  -Марта?
  -Магда, господин. - Спокойно уточнила женщина.
  Николай подошел ближе.
  -Степа у тебя?
  -У меня, заходите.
  Николай вошел в дом и в глубине комнаты у чана с дымящейся водой увидел нахохлившегося как мерзлая ворона Степу.Руки в карманах.Морда бледная...
  -Привет, братан! Чего пришел?
  -А ты не догадываешься?
  -Какие еще догадки на....?!Бросил ты меня у этого....кровопийцы! Он у меня всю кровь через....!
  Николай шагнул вперед.
  Сзади захлопнулась дверь, отрезая сквозняк и холод.
  -Ты был в глинтвейной сегодня?
  -Чо я там забыл в этой....дыре? У меня и бабла столько нет чтобы там .......!Эт ты у нас богатый Буратин!
  -Не темни, Степа.
  -Не был я ни в какой глинтвейной! - крикнул Степа. - Ты чо, не веришь мне?!
  -Ты чего руки в карманах держишь?
  -А чо, нельзя?
  Внезапно возник звон в ушах, и каменный пол бросился в лицо....
  ....Зверски болела голова. Точнее-затылок.
  Не открывая глаз, Николая потрогал голову. Не шишки, не раны....
  -Очухался? - осведомился кто-то знакомый.
  Открыв глаза, Николай обнаружил себя на полу клетки для преступников. За прутьями стоял сержант Риман.
  -Почему я здесь?
  Николай сел, держась за голову. Пояса с кинжалом, шапки зимней, теплой куртки на нем не оказалось. По полу сквозило холодом.
  -Ты и сам знаешь, Николас.
  -Знаю?
  -Да. Расскажешь, за что ты убил своего друга Андрея? Ради денег? Из-за женщины?
  -Я его не убивал. Я же пришел в глинтвейную после твоих стражников....Альдина же видела убийцу!
  -Ну-ну...Расскажешь завтра утром прево обо всем.
  -Кто меня оглушил? Почему я здесь?
  Риман отвернулся и пошел к выходу, унося с собой фонарь.
  -Риман, постой!
  От крика голова заболела еще больше. Хлопнула дверь, и лязгнул железный запор.
  Николай опустился на пол, привалившись спиной к решетке.
  "Глупость, какая....Ничего, Прево все завтра выяснит...Козел-Риман..."
  Он невиновен и завтра все разъясниться. Кроме того, он же стражник дома Гарра и он им нужен. Его здесь не оставят.
  Кто же убил Андрея? Что случилось в доме прачки Магды?
   ....Хорошо, что вскоре повозка выбралась на наезженную дорогу и трясти стало меньше. Снизу от пола сквозило. На дне повозки оказалось отверстие, небольшое, только руку просунуть и пахло там неприятно.
  "Все ясно, в туалет меня водить не будут!"
  Хотелось, есть и пить. Трясясь в темной, жесткой коробке, Маша размышляла о своей дальнейшей судьбе.
  Если император Бориден-землянин, может и не так все плохо. Может он типа дяди Федора, только на большом посту? Может быть, удастся к нему в доверие попасть?
  Пора определяться со своим местом в Заримании. Давно пора! Быть при дворе императора не так уж и плохо, наверное?
  Маша попыталась задремать, но тут послышались глухие крики, звон оружия, повозка остановилась так резко, что девушка кубарем покатилась на пол, больно ушибая правый локоть. Шипя от боли и тихо ругаясь матом, он прислушивалась к звукам боя.
  Может это свои? Может это люди дель Вина?
  Схватка не продлилась долго. Лязгнули запоры на дверце.
  Грубые руки, ослепительный свет факелов...
  -Эй, вы кто?!
  Машу выволокли из повозки и бросили на землю, лицом вниз, прямо в пыль проселочной дороги.
  -Это она! Вяжите ее! Это эльфийская ведьма! - верещал кто-то рядом.
  "Нет, это не свои...Кто же они?!"
  Раздирая рот, засунули тряпку кляпа и выкрутили руки до хруста.
  Она могла только застонать, глотая слезы.
  Машу привязали к седлу, головой вниз. Воняло лошадиным потом и кровью свежей.
  Кто-то уселся в седло, больно надавив коленом в бок.
  -За мной! - рявкнул кто-то. - Быстрее!
  Скачка продолжилась.
  Маше очень хотелось потерять сознание и не видеть и не ощущать всей прелести езды в виде куля с тряпками на хребте скачущей лошади.
  "Почему это героини старых романов так легко падали в обморок от малейшего чиха мышиного? Почему я не могу???!"
  В рваном свете факелов мелькали деревья, кусты, черные тени метались вокруг, словно лесные демоны бросились в погоню....Вскоре исчезли кусты и деревья. Кони скакали по лугу. Грохот копыт по деревянному настилу, лязг подков по мостовой. Вот и искры даже летят.
  Всадники сдерживают коней.
  Несколько рук сдергивают Машу с седла и волокут куда-то, внутрь здания.
  Мелькают каменные истертые ступени, каменные стены....
  Лязг засова.
  Ее небрежно роняют на каменный пол, так что дыханье перехватывает. Топот сапог, громыхает дверь. Тишина и темнота и еще воняет прелой соломой и дерьмом.
  "Я в тюрьме? У кого?"
  От тугих веревок она совсем перестала ощущать кисти рук.
  "Кольцо! Драконье кольцо!"
  Оно же должно ей как-то помочь!?
  Дура дракониха не дала никаких инструкций и как с этим управляться?!
  Маша пожелала чтобы веревки порвались, чтобы истлели во мгновение ока, чтобы тряпка во рту испарилась или превратилась в кусок колбасы....
  Увы, ничего в ее положении не изменилось. Разве что тряпка во рту размокла и ее можно было пошевелить языком. Этим увлекательным делом она занималась долго.Пока в щели между дверью и полом не засветилось желтым и не загремели подкованные сапоги по камням.
  "Ко мне гости? "
  Внезапно страх накатил такой что заледенела спина и промокли подмышки...Захотелось писать до судорог в коленях.
  В камере стало сразу так светло, что глаза заболели.
  Стало не только светло но и тесно. Здоровенные лбы в доспехах каждый с факелом, выстроились вдоль стены. Двое бездоспешных рысью притащил стул с высокой спинкой.
  И только потом в камеру важно вступил невысокий старичок лет под семьдесят на кривеньких, тонких ножках.
  Старичок уселся на стул, на мягкую подушку, поерзал немного и положил руки на подлокотники. Из под отороченного темным мехом куртки виднелся стальной панцирь с золочеными насечками. На груди витая золотая цепь до пупка свисает. На голове большущих берет по краю унизанный то ли значками, то ли золотыми иконками.
  Перстни на каждом пальце, надеты поверх черных перчаток.
  Обрюзгшее, тщательно выбритое лицо с провисшими щеками в коричневых старческих веснушках, нос крючком и удивительно яркие живые карие глаза.
  Каблуки коротких рыжих сапожек сантиметров по десять не меньше, как у модницы.
  Маша уставилась на каблуки в первую очередь, а потом уж разглядела все остальное.
  "Кто это такой? Местный комендант?"
  -Поднимите ее на ноги! - приказал старичок и наклонил голову, рассматривая жадно лежащую Машу. При этом он стал чем-то похож на любознательного воробья на ветке.
  Машу немедленно подняли на ноги два воина, да так что она повисла в их ручищах, почти не касаясь, пола.
  -Говард!
  -Монсеньер?
  От двери просунулся седой господин в расшитом золотом камзоле.
  -Что у нее с ушами?
  Седой господин подскочил к Маше и, приподняв волосы, продемонстрировал монсеньеру уши пленницы.
  -Эльфийские! Чтоб мне провалится! - воскликнул старичок и рассмеялся звонко.
  -Уберите кляп!
  -Но, монсеньер, смею напомнить, епископ Мувер...
  -К чертям епископа!- весело объявил старичок. - Я пережил шесть жен и не мне боятся женского языка!
  Кляп немедленно выдернули изо рта пленницы.
  Маша облизнула губы шершавым языком.
  -Монсеньер, могу ли я попросить воды?-спросила она. Собственный голос показался ей хриплым как у соседского алкаша дяди Бори.
  -Говард, воды!
  Воду подали в золотом чеканном кубке. Маша жадно напилась, пролив изрядную часть на грудь.
  Старичок дружелюбно смотрел на Машу снизу вверх и не казался опасным.
  -Вот не думал увидеть живую эльфийку в замке Шидан!Где прячутся твои сородичи, милочка? В горах?
  -Вы правы,монсеньер.В горах.
  Старичок шлепнул себя по коленке ладонью.
  -Я прав,Говард! Я всегда прав!
  Скажи мне эльфийская дева: все эльфийки в твоих горах такие...такие большие?
  -Большие?-удивилась Маша.
  -Еще моя бабушка рассказывала что эльфийки такие нежные и легкие что могут танцевать на лугу по ромашкам не причиняя цветам не малейшего вреда. Ты же не неженкка.На тебе мужской костюм и ты носила доспехи. Ты высокая с...гм...сочными бедрами!
  "Сочные беда?! Вот же старый хрен!"
  -Все то вы про меня знаете....
  Старичок перестал улыбаться. Вцепился ручонками в подлокотники и уставился в лицо Маши.
  -Я не знаю главного: почему Магнус доверил тебе войско и как ты остановила мою конницу в битве у Порога!
  "Это же герцог Морена!"
  Маша немного растерялась, она совсем иначе представляла себе своего противника.
  -Это было эльфийское колдовство?
  -Мне помог Господь.-скромно обронила девушка.-Если Бог с нами, то кто против нас?
  Герцогу Морене это выражение ужасно не понравилось. Он спрыгнул со стула, подскочил к пленнице и завопил, брызгаясь слюной.
  -Чепуха! Эльфы поклонялись демонам и никогда не были христианами! Не поминай Господа нашего своими нечестивыми устами!
  -Как пожелаете, монсеньер.
  Стоя рядом с Машей герцог Морена на своих каблуках едва доставал ей до подмышки.
  "Старый гриб рассердился, надо с ним помягче..."
  Герцог протянул лапку и осторожно потрогал Машу за подбородок.
  "Герцог Морена, правитель Южного королевства от имени императора Боридена.Вдовец без вредных привычек. Мечтает жить вечно."-сообщил Маше внутренний голос.
  "Ура! Кольцо заработало!"
  Маша не смогла сдержать улыбку.
  Старичок Морена принял ее на свой счет. Фыркнул как кошка и вернулся на свой стул.
  Вытащил из рукава белоснежный платочек с кружевами и приложил к носу.
  -Теперь ты моя пленница, но я вовсе не монстр и не дикарь. С тобой обойдутся со всей учтивостью.
  -С учтивостью,монсеньер?Тогда прикажите развязать мне руки. Разве великий правитель королевства боится девушки?
  Старичок ухмыльнулся.
   -С этим пока повременим....Говард!
  -Монсеньер?
  -Отведите эльфийку в южные покои, пусть ее приведут в порядок. От нее воняет как от солдата!
  Когда Машу выводили из камеры, старичок добавил:
  -Ах, какие у нее прекрасные зеленые глаза!
  "Старый козел на меня запал?! Вот же засада, блин!"
   ....За Николаем пришли утром два стражника и сержант Риман. Ни шапки, не верхней одежды не дали. Пока дошли до дома прево, Николай здорово продрог. Мороз с утра стоял звонкий.
  В сводчатом каменном зале перед столом на стуле с высокой резной спинкой сидел прево Хелстейн,самый старый из трех прево Норведена: плешивый старикан с густой бородой.Рядом ,на краешке стола с пергаментом и чернильницей примостился писец-худой ,бледный юноша,обмотавший шею толстым шарфом.
  Вдоль стен на скамьях сидели зрители. Гарра среди них не было. Зато сидели на видном месте Харальд и Торвин.
  Николая поставили на колени в трех шагах от прево.
  Прево уставился на него мутными глазками и громко объявил:
  -Именем Господа нашего по законам вольного Норведена,я прево Хелстен,рассматриваю дело об убийстве , грабеже и насилии ,в коих обвиняется присутствующий здесь Николас, страж дома Гарра.Признайся,преступник и тем облегчишь свою совесть!
  -Мне не в чем признаваться, ваша милость.
  -Вот как? Гм...Тогда приступим!
  Прево зашелестел пергаментными листами.
  -Имя?
  -Николас.
  -Родовое имя?
  -Я не хотел бы его называть.
  По рядам зрителей пронесся легкий шум.
  -Ты стыдишься своего родового имени, Николас?
  -Нет, не стыжусь, но вам оно ничего не скажет, ваша милость.
  -Позволь мне самому судить об этом!
  Поскольку Николай молчал, прево продолжил допрос.
  Вопросы были вполне невинными: когда прибыл в Норведен,с кем, кто поручился за него, где жил и у кого служил.
  Наконец, Прево приступил к главному.
  -Сержант Риман-главный свидетель и обвинитель. Сообщите обстоятельства вчерашний преступлений.
  Сержант деловито и коротко доложил что вечером после шестого колокола к нему прибыл слуга из глинтвейной Джордана с сообщением об убийстве и грабеже.
  Прибыв на место, сержант обнаружил труп кукольника Андрея. Там же находился и стражник Николас, причем вел себя странно.
  -В чем странность, сержант?
  -Он вошел и пытался допросить Альдину-подругу покойного, не имея на это никаких прав.
  -Что дальше?
  Сержант доложил что не успев окончить дознание и опросить свидетелей, как в глинтвейную прибежала прачка Магда в разорванной одежде и с побоями на лице. Она заявила о том что стражник Николас набросился на нее и пытался изнасиловать. Ударив означенного стражника по голове, прачка Магда, по ее словам, побежала за помощью.
  -Что вы обнаружили в доме прачки Магды, сержант?
  -Стражник Николас лежал на полу без сознания. В его карманах мы обнаружили кошелек убитого кукольника, а также кинжал странного вида со следами свежей крови.
  Публика в зале зашевелилась и зашумела.
  -Убийца! Насильник!-крикнул кто-то.
  -Требую тишины!-рявкнул прево.
  -Ваш вывод, сержант?
  -Стражник Николас неоднократно был замечен в общении с убитым кукольником. Он знал о его доходах и о том что к вечеру у кукольника в кошельке собиралась некая сумма.Иноземец,по имени Степан, коего поручителем был Николас, по его наущению и убил кукольника, забрав его кошелек. Узнав в глинтвейной, что дело сделано, Николас отправился искать своего сообщника. Нашел в доме прачки Магды. Между ними вышла ссора из-за денег. Во время ссоры Николас напал на Магду и Степана. Убив Степана, он разгоряченный кровью, попытался изнасиловать Магду, но получил отпор.
  -Степан убит?!-не сдержался Николай.
  -Молчать,преступник!-прорычал прево._-Введите свидетельницу Магду!
  
   Маша оказалась в круглой большой комнате. Примерно метров десять в диаметре. Балки потолка очень высоко, их практически не видно. Пол каменный. Узкие окна без стекол и решеток находятся метрах в трех от пола. Стены оштукатуренные, но ничем не украшены. Над кроватью только висит распятие из черного дерева.
  Кровать высокая, с балдахином и шторами, так что можно задвинуть шторы и представить себя в безопасности в маленьком домике с полотняными стенами-как в палатке.
  В первую ночь она так и сделала.
  Вход, он же выход закрывался дубовой дверью, обложенной полосами железа и дверь запиралась снаружи.
  За ширмой у камина стоял сундук с бельем.
  К Маше приставили служанку-крупную, костистую тетку средних лет, по имени Герда.
  "Герда Горт, вдова каменщика, служанка покойной герцогини Морена, двое детей. Мечты отсутствуют. " - Сообщил внутренний голос, едва Маша коснулась руки женщины.
  Тетка приносила еду, выносила ночной горшок и помогала Маше надевать и снимать длинное суконное платье до полу со шнуровкой на спине. Ее мужскую одежду унесли и не вернули. Без посторонней помощи покинуть это платье было физически невозможно. Управившись со своими обязанностями Герда, обычно сидела на скамье, возле двери и вязала носки шестяные. Спицы так и мелькали в ее больших не по-женски руках.
  Тетка оказалась неразговорчивой и скучной. Не служанка, а надзирательница!
  Маша бесилась от скуки, расхаживая по комнате то по кругу, то наискосок.
  От нечего делать пыталась напеть популярные песни с Земли, но что-то дальше первых двух строчек дело не шло.
  Герда, услышав стихи, насторожилась и забросила вязанье.
  -Ты не любишь песни?
  -Нет.
  -Почему?
  -Потому.
  -Это невежливо! Знаешь кто я?
  -Эльфийская ведьма!
  -Сама ты ведьма, старая кошелка! - выпалила Маша.
  Герда не обиделась, а наоборот, ухмыльнувшись, опять принялась за вязание.
  -Детям вяжешь носки?
  Герда не ответила, только зыркнула черным глазом остро.
  -Ты чего такая злобная?
  -А чему радоваться?
  -Хорошая погода сегодня?
  -Хорошая.
  Маша села на другой край скамьи, смотрела, как мелькают спицы, и растет шерстяной мешок.
  "Надо найти с нею общий язык. Она про все здесь знает."
  -Герда, герцог Морена хороший человек?
  Герда вскинула изумленно брови.
  -Он мой господин.
  -Хороший он господин?
  Герда поджала губы и опять взялась за спицы.
  -Спасибо за ответ!
  -На здоровье!
  "Невыносимая старая сука!"
   Проскучала в компании Герды Маша только пару дней,а потом за нею пришли. Худой желчный дядька в черной мантии и четверо вооруженных стражников.
  Тип в мантии развернул свиток.
  -По велению его милости епископа Мувера, дева Марго эльфийской расы, приглашается на заседание церковного суда по обвинению в колдовстве, ведовстве и развратном поведении...
  -Чего? - крикнула Маша-Что за дерьмо ты сейчас произнес?!
  Никуда не пойду! Где герцог Морена?! Я у него в гостях, ублюдки! Только троньте пальцем!
  -Его светлость является членом суда и ему обо всем известно. Следуйте добровольно, дева Марго, иначе мы применим силу.
   ...Свидетельница Магда явилась перед прево в скромном сером платье и в белом чепце. Поцеловала библию лежащую на столе и поклялась говорить только правду.
  -Что произошло вчера вечером?
  -Ваша милость, я уже заканчивала работу, когда пришел Степан. Он был напуган и просил его приютить.
  -Что он сказал?
  -Он сказал, что ждет господина Николаса.
  -Он именно его боялся?
  -Да, ваша милость. Степан говорил, что господин Николас страшный человек и шпион императора Боридена...
  Шум поднявшийся в зале заглушил слова Магды.
  -Эта женщина лжет, господин прево! - крикнул Николай, пытаясь встать на ноги,но стражники не позволили.
  -К порядку, люди! К порядку! - прорычал прево.
  -Свидетельница, что было далее?
  -Еще через час пришел господин Николас. Они начали говорить, а я вышла в свою спальную комнату. Когда услышала крики и шум, прибежала.
  -Что вы увидели?
  -Степан лежал мертвым на полу, весь в крови, а господин Николас стоял над ним с кинжалом в руке.
  -Николас убил Степана?
  --Да, ваша милость.
  "Что она несет?!!" - Николай ушам своим не верил.
  -Что вы сделали?
  -Я попыталась убежать, но он накинулся на меня как зверь и стал рвать мою одежду. Я ударила его по голове поленом и убежала за помощью...
  Зрители глухо роптали, а прево смотрел на Николая как на кусок дерьма.
  -Преступник признается во втором убийстве и попытке насилия?
  -Нет, ваша милость. Я не виновен, а эта женщина лжет.
  Где орудие убийства? Где мертвое тело? Все это только выдумки!
  -Молчать! Магда садись на скамью здесь.
  Сержант Риман, предъявите доказательства!
  Один из стражников вынул из поясной сумки и положил на стол перед прево кошелек и финский нож. Простецкий финский нож с широким лезвием, обычная поделка уголовников на Земле, но здесь,в Заримании откуда он взялся?!
  -Это кошелек убитого кукольника, опознанный Альдиной и нож, найденые в кармане Николаса. На ноже следы крови.
  -Сколько денег в кошельке? Сорок крон, ваша милость.
  -Что говорила Альдина?
  -Она сказала, что было около сотни.
  -Где же остальные?
  -Не могу знать, ваша милость.
  -Николас, это ваш нож?
  -Первый раз вижу!У меня на поясе был кинжал и я его из ножен не вынимал.
  Зрители зашумели.
  Прево обернулся к скамьям со зрителями.
  -Кто из присутствующих хочет что-то сказать?
  -Я хочу!
  Со скамьи поднялся господин Торвин.
  -Суд готов выслушать свидетеля Торвина!
  Торвин поцеловал библию и поклялся говорить правду.
  -Вчера днем Николас был у меня. Он мне показался очень взволнованным.
  -О чем он говорил?
  -Ему нужны были деньги для женитьбы и он, видимо хотел их занять у меня.
  -Он так и сказал?
  -Нет, ваша милость, денег он не спрашивал.
  -Он говорил о том кто его невеста?
  -Да, ваша милость. Он назвал имя Солан Герт.
  Думаю, что ее надо опросить тоже.
  -Мне виднее кого опрашивать! - буркнул прево. - Что-то еще?
  -Да, ваша милость. Я знаю Николаса только с хорошей стороны. Он скромный и воспитанный молодой человек. На службе у меня он показал себя только с хорошей стороны. В мздоимстве не был замечен. Я рекомендовал его господину Гарра.
  Я не верю в то что он преступник.
  -Это не вопрос веры, господин Торвин, а вопрос фактов!
  -Как вам будет угодно.
  Торвин кивнул Николаю и вернулся на скамью.
  Прево махнул рукой.
  -Сержант Риман, пошлите посыльного за Солан Герт, а пока мы сделаем перерыв на обед. Уведите преступника!
  Обычно у прево процесс надолго не затягивался, ведь адвокатов в Норведене еще не придумали. Камеры для преступников в доме прево не имелось, и потому Николая сунули в чулан под лестницу. Он сел на пыльный ящик и пригорюнился. Все складывалось так хреново!
  Пришел стражник из подчиненных Римана, принес кружку воды и копченую рыбину.
  -На, подкрепись. Хоть ты и у прево, но все ж голодом морить не велено.
  -Гарра не пришли?
  -Нет. Может зря ты на них надеешься, а, Николас? Бояться господа замазаться в этой истории. Зачем ты им теперь такой?
  -Какой - такой?
  -Сам знаешь какой...
  Николай без аппетита съел рыбину и запил водой.
  Время тянулось медленно.
  "Где же Гарра?!Почему они не дают о себе знать? Я им больше не нужен?"
  Наконец за ним пришли и отвели обратно в зал.
  Зрителей прибавилось.
  В центре зала лежало что-то продолговатое под плотной тканью.
  "Мертвого Андрея принесли? Зачем?"
  На первой скамье сидела Солан рядом с отцом и смотрела в пол. Оружейник сверлили парня взглядом как двумя буравчиками.
  Пришел прево. Шум затих.
  -Продолжим наше дознание! Солан Герт!
  -Я здесь, ваша милость.
  -Поклянись на священной книге говорить только правду!
  Солан приблизилась к столу прево и поклялась.
  -Твое имя Солан Герт?
  -Да, ваша милость.
  -Знаешь ли ты этого человека?
  -Да, это господин Николас-стражник дома Гарра...
  -И твой жених?
  -Нет, ваша милость! Как вы могли подумать?! Я дважды видела его у отца в доме и почти не разговаривала с ним.
  В зале раздались смешки, и громкий шепот пополз по рядам.
  "Солан от меня отреклась...Можно понять девочку..."
  -Николас, подтверждаешь слова девицы Солан?
  "Ого, он не называет меня преступникомбольше! Что-то изменилось?"
  -Подтверждаю. Ваша милость.
  -Выходит, что вы солгал господину Торвину, рассказывая про Солан?
  -Я не солгал, я только поделился планами на будущее.
  -Не зная мнения родителей девушки?
  -Точно так, ваша милость.
  -Солан Герт, хочешь ли ты что-то сказать?
  -Нет, ваша милость.
  -Тогда садись на место.
  Все также не глядя на Николая, Солан вернулась на скамью рядом с отцом. Прево откашлялся и обвел зрителей строгим взглядом.
  -Пора преступить к опознанию. Риман!
  -Ваша милость?
  -Пригласи девицу Альдину.
  Вошла печальная, с красными глазами, Альдина. Косясь на предмет под покрывалом, подошла к столу прево и дала клятву.
  -Альдина Дорван, знаешь ли, этого человека?
  -Это Николас, стражник.
  -Общался ли он с господином Андреем?
  -Да, ваша милость.
  -Присутствовал на представлениях?
  -Да, ваша милость.
  -Видел ли он деньги в руках господина Андрея?
  -Да, ваша милость.
  -Он ударил ножом господина Андрея?
  -Нет, ваша милость.
  -Ты можешь опознать убийцу и грабителя?
  -Да, несомненно, ваша милость....
  -Риман!
  Сержант подошел к покрывалу и отдернул в сторону. Зрители ахнули.
  Николай вздрогнул.
  Мертвый Степа с открытыми глазами скалился, как злобный пес. Лицо бледное и иней на щеках ....Тулупчик распахнут и на груди, на рубахе под правой грудью кровавое пятно.
  -Девица Альдина, узнаешь этого человека?
  -Да, он ударил Андрея ножом и забрал его кошелек.
  Альдина зашмыгала носом и тихо заплакала.
  -Николас, подойди к телу.
  Николай сделал шаг, стражники следовали за ним, как привязанные.
  -Еще ближе. Еще!
  Николай подошел так близко, что касался носками сапог степиного тулупчика.
  "Кто же его убил и почему?!"
  -Николас, вы знаете этого человека?
  -Да.
  -Как его имя?
  -Его звали Степан...ваша милость...
  -Ты поручался за него перед прево?
  -Да, ваша милость.
  -Из-за чего?
  -Он мой земляк и я хотел ему помочь.
  -Ты давал ему одежду и деньги?
  -Да, ваша милость.
  -Ты послал его работать подмастерье к мастеру Герту?
  -Да, ваша милость.
  -Мастер Герт!
  -Я здесь ,ваша милость.
  -Подойдите и поклянитесь говорить только правду.
  Герт подошел к столу и исполнил ритуал.
  -Вы подтверждает эти слова Николаса?
  -Да, ваша милость. Стражник Николас попросил меня взять Степана в работники. Я согласился и сразу же пожалел об этом.
  -Почему?
  -Он оказался ленивым и дерзким человеком.
  -Вы выгнали его?
  -Нет, он сам ушел, но прежде напал на моего сына с кинжалом, который сам изготовил.
  -Этот кинжал изготовил покойный?
  Прево снял салфетку со стола, открыв довольно примитивный финский нож кустарной работы.
  -Да, этот нож изготовил Степан в моей кузне и из моей стали. Практически, украл мое имущество. Мне вернут мою сталь, ваша милость?
  -Всему свое время, мастер. Сержант Риман, этот нож был найден в кармане стражника Николаса?
  -Именно так, ваша милость.
  -Этим ножом был убит кукольник Андрей?
  -Судя по размеру раны им, ваша милость.
  Прево повернулся к Николаю.
  -Ты уличен всеми доказательствами. Готов признать свою вину?
  Николай и рта не успел открыть.
  -Ваша милость! Смотрите! - крикнул сержант Риман, указывая рукой на труп.
  Кровавое пятно на груди Степы стремительно расширялось.
  Зрители повскакали с мест, тянули шею, напирали на ближестоящих. Всем хотелось увидеть кровоточащий труп.Зал загудел от возбужденных голосов
  -Сержант, успокойте публику! - рявкнул прево._Уведите преступника! Все ясно теперь! Как только убийца приблизился к телу жертвы, кровь полилась обильно! Это знак божьего правосудия! Приговариваю Николаса к смерти через утопление завтра на рассвете!Да примут дьяволы его черную душу!
  -Я не виновен! Вы с ума сошли! Я не убивал Степу!Позовите господина Гарра.
  Николая волокли вон два крепких стражника, а он все вопил, потрясенный скорым норведенским правосудием.
  Николая засунули опять в клетку и оставили одного. Он бродил по клетке из угла в угол, размышляя и происшедшем и иногда пиная прутья решетки.
  "Завтра меня утопят, как щенка...нереально все это! Что за фигня случилась?"
  Узкое оконце под потолком налилось синевой, а потом и почернело.
  В фонаре над дверью догорала сальная свеча.
  Когда настала тьма, Николай сел на пол в углу клетки. Спать он не мог.
  "Должен же быть какой-то выход!"
  Свеча, умирающая в фонаре начала трещать и мерцать, когда раздался легкий шум, словно по полу проволокли что-то мягкое и тяжелое.
  В глухой стена открылся проем и оттуда в подвал вошли господа Гарра.
  Первой шла Доминика в костюме из черной кожи, на поясе кобура непривычных очертаний, следом вошел шаркающей походкой в образе старика Фенрис Гарра в очках и в теплом халате. Из-под халата торчала ночная рубаха.
  Доминика поставила рядом с клеткой яркий фонарь и покопалась в навесном замке.
  -Вы пришли меня спасти?! Наконец-то!
  Николай мгновенно оказался на ногах.
  Замок чавкнул и открылся. Со скрипом распахнулась дверь.
  -Выходи, нечего сидеть тут. Пора двигаться на юг! - буркнул старик Гарра.
  -Почему вы не пришли раньше? Меня обвинили...
  -Мы все знаем! - махнул рукой небрежно господин Гарра.
  -Меня приговорили к смерти по дурацким обвинениям!
  -Все это не имеет смысла теперь.
  -Что значит-не имеет смысла?
  -Это была его идея. - Сказала Доминика. - Идем, Николас, плавунец готов.
  -Какая идея?
  Николай вышел из клетки, косясь на дверь.
  -Не беспокойся-там все спят. - Ответила Доминика. - Идея была в том, что, обвинив тебя в убийстве, выманить известную особу сюда. Не выгорело, увы!
  Николай споткнулся и встал как вкопанный. Мысли пронеслись галопом.
  -Так это ваших рук дело?! Вы убили Андрея и Степу?!
  -Убийство и обвинение должны были быть настоящими, иначе та особа и не клюнула бы. Я предполагал, что у нее в Норведене есть глаза и уши. - Гарра почесал нос. - Увы, я ошибся или ты для нее не важен. Она не пришла тебе на помощь-это факт.
  -Чтобы про это узнать вы убили двух человек?!
  -И что? - усмехнулся Гарра. - Не сомневайся-если потребуется, убьем и тебя!
  -Я никуда не пойду!
  В душе все кипело. Вот же мрази!
  Доминика подбоченилась.
  -Я говорила, что он идиот? Николас, очнись! Выбор простой: останешься в клетке и на рассвете умрешь или следуешь за мной на юг!
  -Пусть лучше меня убьют, но помогать вам не буду!
  -Точно-идиот!
  -Будешь, Николас, еще как будешь. Есть еще Солан, Альдина, мастер Герт. - усмехнулась Доминика. - Из-за тебя они тоже могут умереть.
  -Из-за меня? Вы сказали-из-за меня?!
  -Довольно споров, Николас. Ты идешь добровольно или мы тебя отнесем. Выбирай!
  -Какая разница, вы все равно меня убьете....
  -На юге проживешь дольше. На месяц или на год, если повезет. - Улыбнулся старик Гарра.
  "Дальдантиль не пришла ко мне на помощь здесь, почему это случится на юге?!"
  -Николас, двигай ногами или я потащу тебя за шиворот, как описавшегося кота! - пригрозила Доминика.
  Николай оглянулся на опустевшую клетку.
  Они правы. Здесь все кончено, а впереди, возможно, есть шанс....Пора прощаться с Норведеном! И останется шанс поквитаться с господами Гарра!
  Сырым и холодным подземным ходом они дошли до дома Гарра, спустились вниз в пещеру, своды которой покрывал искрящийся иней. Большие светильники возле узкого деревянного причала давали достаточно света, чтобы разогнать тьму по углам. Значительную часть пещеры занимал водоем, в котором поплавком висела темная туша кита.
  -Кит?
  -Касатка!
  -Мы поплывем на касатке?
  -Что за бред! - фыркнула Доминика. У нее было хорошее настроение: глаза блестели, на щеках румянец.
  "Степу и Андрея она убивала тоже с хорошим настроением?"
  Николай представил на миг как хватает Доминику обеими руками, прыгает в воду и держит ее там, пока последние пузырьки воздуха не покинут этих красивых губ...Божественная внешность, ангельский голос и злобная тварь в душе...
  Доминика нахмурилась.
  -Ты нехорошо смотришь на меня, Николас.
  -Он мечтает о том, как утопит тебя в этой луже! - заметил старик Гарра.
  Николай вздрогнул. Доминика тут же ласково улыбнулась.
  -Попробуем, Николас? Предупреждаю, я плаваю как дельфин!
  Николай опустил глаза.
  "Идиот! Не забывай об их возможностях и способностях! Они же не люди!"
  Касатка внезапно фыркнула, поднимая в воздух мелкую водяную взвесь и разгоняя волну, приблизилась к деревянному узкому причалу, так что ее лоснящая спина торчала над серыми досками.
  "Касатку называют китом-убийцей...Почему?"
  -Иди к ней и сними всю одежду! - голос Доминики приобрел сталь.
  -Зачем?
  -Молчи и делай, что я говорю! Быстрее!
  Косясь на касатку, Николай стащил одежду, бросил на заиндевевшие доски, встал на кучку одежды, стараясь не дрожать от холода, да только все напрасно. Мурашки побежали по спине. Пусть в пещере не было мороза, и лед не мерз на воде, но при дыхании изо рта вырывались облачка пара.
  -Он хорошо сложен. - Заметил Гарра.
  -Задница крепкая-одобрила Доминика.
  Николай повернулся к ним лицом.
  -Что вы задумали? Скормить меня киту?
  Доминика подошла ближе, протянула руку и потрогала его бицепс. Улыбнулась.
  -Для такого атлета найдется и применение получше. Полезай в нее.
  -В нее?
  -Ну, тупи, Николас. Это не настоящая касатка-это - плавунец-биокибор специального назначения. Посмотри!
  На спине касатки медленно раздвинулось отверстие, похожее на большой безгубый и беззубый рот, розовый внутри, для полного сходства.
  -Полезай в колыбельку, мой мальчик! - хихикнул старик Гарра.
  Внутри оказалось тепло и уютно, словно в мягком спальном мешке. Он вытянулся во весь рост. "Правда, как в колыбельке!"
  Сверху заглянула Доминика.
  -Вот увидишь, тебе понравиться!
  Отверстие над ним быстро затянулось. На миг он оказался во тьме, но потом стенки живого кокона вокруг засветились мягким розовым светом. При этом свете можно было даже разглядеть линии на ладони.
  Плоть биокиборга под спиной удобно трансформировалась, как дорогой матрас. Воздух в коконе был свеж и душист даже. Пахло не рыбой и не мясом. Пахло чем-то цветочным.
  -И как долго нам плыть? - спросил он вслух, привыкая к ощущениям.
  -Не успеешь заскучать. - Немедленно отозвалась Доминика так близко, словно лежала рядом.
  
   В окружении четверки стражников Маша спустилась по длинной, утомительной винтовой лестнице, с затертыми посредине до ям, ступенями, потом прошла темным коридором. Дверь распахнулась. В лицо ударил свет. Громкий шепот пронесся гулким эхом и стих.В конце высокого и узкого зала находились два больших окна и солнечный свет из них поливал Машу со всей яростью. Она прикрыла ладонью глаза, привыкая к яркому свету. На уровне второго этажа зала под арками между колон толпились люди в богатых одеждах. Разглядывали Машу с любопытством или пренебрежительным презрением.
  -Кто ты девица?! - прогремел громкий голос, перекатываясь под каменными сводами. Голос прозвучал со стороны окон.
  На возвышении за столом там кто-то сидел. Судьи? Маша могла разглядеть только черные силуэты.
  -Я?
  -Да, ты!
  -Я-эльфийка...Ма...Марго...
  -Поклянись говорить правду священному суду!
  -Клянусь.
  -Этого мало! Поцелуй святую книгу!
  Справа выдвинулся монах в коричневой сутане. Глаза круглые, в дрожащих руках толстая книга в кожаном переплете.
  "Боится меня, плесень!"
  Маша ткнулась в книгу кончиком носа. От нее пахло ладаном или воском, каким-то духом, живо напомнившим богослужение.
  -Называемая принцессой эльфов Марго, ты обвиняешься епископом Мувером в колдовстве, ведовстве и развратном поведении!
  Признаешь ли свою вину?!
  -Нет, не признаю!
  -Суд приглашает представителя его святости-почтенного аббата Лисера, как главного обвинителя зачитать обвинительный акт!
  "Ага, сам епископ не явился! Послал за себя шестерку!"
  Из-за ослепляющего света она по-прежнему мало, что могла видеть перед собой. В тишине шаркающие шаги. Оратор откашлялся и приступил к зачтению обвинения приятным, поставленным, как у диктора теленовостей, голосом:
  -Достопочтимые члены священного суда! Монсеньор!
  Грехи и преступления находящейся здесь девы, именуемой себя эльфийской принцессой Марго столь велики и отвратительны, что заранее приношу глубочайшие извинения за то, что вынужден их подробнейшим образом живописать!
  Как всем известно, темные и светлые эльфы-отродья дьявола и были преданы анафеме еще три столетия назад епископом Александром Лаварийским.
  Более столетия никто не видел этих богомерзких существ и многие полагали, что они уничтожены господом нашим в его безмерном милосердии...
   Маша заскучала.
  Оратор обильно цитировал богословские трактаты, озвучивал спорные моменты классификации эльфов. Время тянулось. Оратор торжественно вещал. Голос его раздавался в зале гулко.
  "Ему самому не скучно? Вот же трепло!"
  Ноги устали от стояния. Маша разглядела в подробностях светлые и серые плитки пола под ногами, колонны и арки справа и слева от себя. В проходах между колоннами стояли вооруженные стражники с алебардами в руках. Стражники тоже скучали, и малость утратили бдительность. Позы самые вольные, на упитанных мордах скука. Вот только мимо их пробежать вряд ли получится.
  "Да пошли они все лесом!"
  Маша непринужденно села на пол, оказавшийся теплым, и обняла себя за колени.
  Оратор смолк на полуслове. Загудели голоса зрителей, словно пчелиный рой проснулся в улье.
  -Обвиняемая демонстрирует неуважение к суду! - взвизгнул кто-то.
  -Я устала стоят. - Сообщила Маша в пространство зала, закрыла глаза и положила голову на колени. Она устала, боятся и ей хотелось встряхнуть чопорных говнюков, которые решились ее судить, не понятно за что.
  Неразборчивые выкрики, гул возмущенных голосов...
  Машу грубо подхватили под руки и поставили на ноги. Ага! Два стражника-бугая!
  -Продолжайте, господин аббат! - приказал знакомый голос.
  Герцог Морена?
  Обвинитель откашлялся.
  -Перехожу к сути обвинений!
  Как стало известно его святости, впервые обвиняемая появилась в землях мятежника и разбойника рыцаря дель Вин два месяца назад при странных обстоятельствах. Егеря дель Вина вытащили ее из горной пещеры, где она, по всей видимости, поджидала свои жертвы....
  "О откуда такие подробности? Конрада взяли в плен и он все выложил подробно?"
  -Егеря-это жертвы?! - фыркнула Маша. - Они как медведи-здоровенные!
  -Молчать обвиняемая!
  -Да-страшное преступление-попасть в лапы этих вонючих уродов и сидеть в клетке, как обезьяна!
  -Так вы не отрицаете, что вас нашли в горах во владениях дель Винов?
  -Это преступление?
  -К преступлениям мы подойдем ближе, если позволит суд.
  Итак, попав в дом дель Винов, означенная дева Марго навела чары на окружающих, заставив волшебством призвать под свое знамя полчища варваров с гор....В пути означенная дева навела морок на рыцарей долины, заставив их поверить в то, что может остановить в воздухе орудия смерти...
  -И кто это может подтвердить?- осведомилась Маша.
  -У нас есть свидетели, и они все подробно изложат позднее. А теперь ближе к делу...
  -Я протестую!- крикнула Маша.
  -Я требую заткнуть рот обвиняемой, чтобы она не оскорбляла своим поведением суд! - завопил опять кто-то тонким голоском.
  -Сам заткнись, ублюдок! - завопила Маша, которой этот балаган уже надоел. - Я не признаю ваш гребаный суд! Не вам людишкам судить эльфийскую принцессу!
  -Объявляется перерыв в заседании суда! - торопливо объявил монсеньер. - Выведите обвиняемую!
  Вполне довольную собой Машу выволокли вон под крики и свист.
  Но отвели ее вопреки ожиданиям не в апартаменты под надзор вязальщицы носков, а в темную, холодную камеру с маленьким окошком под потолком.
  Здесь никакой мебели не оказалось. Пол покрыт грязью, частично высохшей и вонючей. Так что сесть не где.
  Маша бродила по камере, обняв себя за плечи и сожалела о своей несдержанности.
  "Ну что мне стоило придержать язык?"
  Погуляв по камере пару часов, она подошла к двери и, повернувшись к ней спиной взялась долбить каблуком по дереву. Хоть какое-то развлечение.
  Загромыхал засов. Появились опухшие морды стражников.
  -Обедать не пора, козлы?
  -Не велено.
  -Воды дайте!
  -Не велено.
  -Не дадите воды, превращу в жаб!
  Дверь моментально захлопнули.
  Спешные удаляющиеся шаги.
  Маша рассмеялась.
  "Боятся, значит уважают?"
  Через полчаса, не меньше, дверь отворили. Стражник внес табурет, а на нем деревянный поднос с кувшином и кружкой.
  С опаской, глядя на Машу, задом выкатился обратно в коридор. В кувшине оказалась холодная вода.
  Напившись до отвала и еще больше продрогнув, Маша села на табурет.
  "Издеваются..."
  От нечего делать крутила на пальце колечко. Терла его то так, то эдак. Никакого эффекта не добилась.
  В разгар борьбы с кольцом в дверь постучали с той стороны. Вежливо так, постучали.
  "Обалдеть какие вежливые тюремщики у старичка герцога!"
  -Да?
  Дверь приоткрылась наполовину и в камеру проскользнул мужчина среднего роста в черной одежде, с лицом ничем не примечательным. Такого увидишь на ходу в толпе и тут же забудешь. Лет тридцать, а может пятьдесят. Волосы пегие, кортко стрижены.
  -Вы ко мне?
  -К вам, конечно к вам.
  Незнакомец сунул большие пальцы рук за край ремня на талии, тоже черного, и дружелюбно улыбнулся.
  -И как мне вас звать?
  -Зачем? - удивился мужчина.
  -Вы же знаете-кто я? А я хочу знать кто вы.
  -Извольте-зовите меня господин Никто.
  "Издевается, козел..."
  -Чего надо? - максимально недружелюбно буркнула Маша.
  -Меня прислал монсеньер. Его светлость полагает, что не лишним будет разъяснить его позицию по данному процессу.
  -Так вы его доверенное лицо?
  -Именно так. И я хотел бы помочь вам преодолеть все сложности. Монсеньер крайне заинтересован в том, чтобы процесс закончился максимально быстро и без ущерба для вас, леди.
  "Он назвал меня леди? Это хороший знак или плохой? Тюремщик хочет помочь? Так я и поверила!"
  -Монсеньер будет крайне признателен вам, если вы без проволочек признаете свою вину по всем пунктам. Епископ Мувер настроен очень злобно и иного результата не потерпит.
  Вы признаете вину полностью. Как только суд выносит приговор - вы благополучно переезжаете на жительство в уютный замок в Рассветных горах, под надежную защиту со штатом женской прислуги. В замке розарий и большой сад с фонтанами. Там свежий воздух и мягкая зима.
  -Такой будет приговор-в ссылку в замок?
  -Нет, что вы, госпожа! Приговор будет-смерть через сожжение на костре заживо. Эльфийская ведьма должна умереть.
  -Признаться, чтобы меня сожгли?! Сбрендили что ли?!
  -Повторяю еще раз-вас вывезут в замок. Какое вам дело до того, кого сожгут под вашим именем на костре?
  -За лохушку меня принимаете?
  -Простите, леди?
  -За деревенскую дурочку держите, да? Приходит некто без имени, которого я первый раз в жизни вижу и рекомендует признаться во всем, чтобы осудили на смерть. Я похожа на легковерную дуру?
  -Вы не похожи на дуру, госпожа.
  -Спасибо на добром слове!
  Маша шутливо поклонилась господину Никто.
  -Так вы отказываете монсеньеру?
  -Я отказываю вам! А монсеньер мне ничего подобного и не предлагал!
  -Вы хотите услышать это из уст монсеньера?
  -Какой догадливый господин!
  Маша принялась яростно вертеть кольцо на пальце, старательно не глядя на господина в дверях.
  -У меня есть особые полномочия, госпожа.
  -Вот как? Подотритесь ими!
  Пара минут молчания. Продолжил господин увещания прежним спокойным, ровным голосом.
  -Эта камера на самом деле вполне уютна.Есть и такие в которых по колено стоит ледяная жижа.Там нельзя сесть или лечь.Там нужно только стоять.
  -Очень интересно!
  -Есть камеры без окон,в которых сидят грязные,вонючие мужики,которые уже год не видели живую женщину.Пара часов в их обществе вас весьма позабавит...
  -Сам к ним отправляйся!
  -Ниже этажом есть большая комната и там при свете очага трудятся три потных, волосатых мужика. У них есть дыба, кнуты, раскаленные клещи и сверла, чтобы сверлить здоровые зубы....
  Маша молчала, разглядывая свои ногти.
  "К запугиваниям перешел, козел! Хотели бы отправить в пыточную, так давно бы отправили!"
  -А еще они обожают допрашивать молодых женщин. Сначала с них снимают одежду, потом обследуют все естественные отверстия...
  -Заткнись!
  -Так что мне доложить монсеньору?
  -Доложи, что разговаривать буду только с ним, а не с пятым помощником третьего конюха!
  -Простите?
  -Да, да, я про тебя сказала!
  Маша с ненавистью посмотрела в глаза бледнеющего господина.
  -Убирайся, пока не превратила в жабу!
  Господин Никто исчез за дверью. Громыхнул запор.
  Она, вполне довольная собой, осталась одна и сидела на табурете, пока в камеру не пришла тьма. Свет в маленьком окошке совсем растаял.
  "Голодом будут морить?"
  Что-то ничего хорошего в голову не приходило. Может быть зря упиралась? И так и так спасения ждать не приходилось....
  Услышав голоса и шаги за дверью, Маша встрепенулась.
  Вошли два стражника с фонарями в руках. Лица напряженные .
  -Госпожа, следуйте за нами!
  .....Когда из уютного тепла, из под одеяла падаешь на холодные гладкие камни, поневоле испытаешь шок.
  Николай крикнул, попытался сесть. Ему не позволили. Что-то вонючее и твердое уперлось в горло...Яркий свет бил в глаза. Нахлынули звухи. Громкие грубые голоса, шелест волны о берег, чавканье чего-то влажного и большого...
  -Зачем тебе этот синюшный мертвец, Фолки?!
  -Хочу его трахнуть, вот зачем!
  Моргая часто, сквозь слезы, Николай увидел над собой здоровенного лохматого дикаря с рыжей бородой, заплетенной в косицы и обнаружил у себя на горле грубый грязный сапог, который он не мог сдвинуть обеими руками.
  -Кто таков?! А!
  -Я-Николас из Норведена...
  -Клянусь ледяными богами, Нут! Этот бледный червяк ожил и говорит, что он из Норведена! - проревел бородач, обращая к кому-то.
  Николай не глядя, схватил первую попавшуюся увесистую гальку и с размаху врезал дикаря по ноге. Попал ниже колена.
  Дикарь с ревом и грохотом приземлился неподалеку. Не теряя времени, Николай мгновенно оказался на ногах.
  Скалистый берег, засыпанный галькой. У берега у кромки прибоя колышется ледяная масса. Метрах в двадцати, на берегу лежит на боку касатка и ее белое брюхо кромсают топорами тесаками лохматые дикари в кожах и шкурах. Руки у них по локоть в крови...
  "Где я?! Куда меня занесло!?"
  Только размышлять времени не оставалось.
  Бородач оказался тоже на ногах и с размаху метнул в Николая короткое копье.
  На миг весь мир замер. Летящее копье с ржавым, длинным наконечником...багровая морда дикаря с оскаленными зубами...галечный пляж... дохлая касатка...замершие возле нее в разных позах дикари...за ними, на берегу, подпертая плавником ладья без мачты с головой дракона на высоком носу...
  "Это же викинги?! Где мой фламберг...."
  Мир пришел в движение. Копье прогудело мимо, над левым плечом. В правой ладони возникла шершавая рукоятка фламберга! Николай не удивился. Он ждал этого этого ощущения. Ждал надежной тяжести в ладони.
  -Будь я проклят!? - крикнул дикарь, изумленный промахом и потянул из ножен на поясе меч.
  Николай перехватил фламберг левой рукой и с размаху проткнул его насквозь.
  -Ледяной демон...
  Дикарь упал на колени и схватился за волнистое лезвие обеими руками. По пальцам обильно струилась почти черная кровь. В распахнутых голубых глазах неверие. Эти глаза, наверно, привыкли видеть иное. Они видели лихие абордажи, черные тени драконьих голов драккаров на фоне алого пламени горящих домов, отрубленные головы под пятой...
  -Ты сам виноват, приятель.
  Выдернув меч из тела умирающего, Николай развернулся и побежал по каменистой тропе, вверх по склону. От туши касатки к нему бежали, завывая во всю глотку, друзья рыжебородого.
  Камни врезались в подошвы, ледяной ветер тер спину как наждаком, но Николай мчался прыжками по тропе виляя между валунами. Фламберг перед собой в двух руках. Что там дальше?
  Тропинка закончилась возле пещеры. В обрамлении камней пылал костер и какой-то заросший волосами субъект в одной набедренной рваной повязке, подкладывал дрова в огонь. У пещеры на шестах растянуты гладкие, почти черные шкуры.
  "Пещера-ловушка! Надо дальше!"
  Слева скала, справа пологий, каменистый склон.
  Николай пробежал мимо дежурного по костру, отметив, что оружия рядом нет. Сорвал одну из шкур с шестов и полез наверх по склону. Все на автомате, бездумно...Услышав злобные крики, обернулся. Преследователи добежали до пещеры и потрясали мечами и топорами, но почему-то следом за ним лезть не спешили. Николай забрался за серый валун и только тогда перевел дыхание. Шкура воняла, но выбирать не приходится....Прорезал в центре мечом дыру и надел через голову, как пончо. По низу отрезал полосу кожи и ею подпоясался.
  "Ага, хоть какая-то защита!"
  От холода ступни уже ничего не чувствовали. Что же делать?.Выглянув из-за камня, он не увидел перед пещерой на площадке у костра никого.
  Это ему не понравилось и, развернувшись, он продолжил подъем на гору. Стылый камень, валуны...Редкий мох...
  Через несколько минут он под шкурой даже вспотел.
  Опять обернувшись, он увидел до горизонта серое море, обильно украшенное белыми льдинами. Увидел галечный пляж, дракар викингов и дохлую касатку на берегу. Дикари продолжали ее разделывать, копошились как муравьи. Жратва их больше увлекала, чем месть за убитого товарища?
  "Как я сюда попал? Я должен был плыть на юг. Здесь же скорее север!"
  Поднявшись по скале еще выше, Николай увидел, что он на острове. Клочок суши в виде косого треугольника, со всех сторон окружало серое море. Больше всего льдин скопилось у галечного пляжа. С противоположной стороны острова берега крутые и льдин нет. Во все стороны, куда не глянь только серое море под серым низким небом.
  "Вот почему за мной нет погони...Знают-никуда не денусь..."
  Похоже, викинги сюда не от хорошей жизни попали и здорово проголодались,...Ледяной ветер дул в лицо, забирался под шкуру. Оглядевшись по сторонам, Николай спрятался от ветра за скалу.
  "Что же делать? Убить их всех? А потом? Сидеть у костра до весны и жрать касатку?"
  Если сейчас начало зимы, то весну придется ждать долго. А что весной? Приплывет ли кто сюда? Еще одни викинги-головорезы?
  Отпилив фламбергом от шкуры пару кусков, Николай соорудил что-то вроде бахил для ног. Попутно нашел на ступнях несколько ранок от камней. Они почти не кровоточили.
  "Хреново...с ранеными ногами много не набегаешься!"
  -Ну и долго тут сидеть собрался?
  При первом звуке хриплого голоса Николай подскочил как ужаленный.
  Тот самый дикарь в набедренной повязке стоял в трех метрах. В руках нет ничего. Ветер треплет бороду...
  -Ты кто?!
  -Я-Ойвинд, а ты кто?
  -Николай.
  -Ни-ко-лай... - Ойвинд произнес имя по слогам, словно пробуя на вкус. - Странное имя для наперсника Одина.
  -Кого?
  -У тебя на пальце кольцо богов - ты наперсник Одина. Тебя нельзя убить или серьезно поранить. Ты пришел и ты уйдешь. У тебя свой путь и ты не прошел его и малой части.
   Голубые, прозрачные глаза Ойвинда уставились в переносицу Николая. Он с трудом подавил импульс - потрогать себя там пальцем.
  "У меня третий глаз открылся, что-ли?!"
  -И что дальше?
  -Идем к пещере. Там огонь и там есть жирное мясо, осталось только положить на угли.
  -А эти, парни с ладьи?
  -Они не тронут тебя. Я рассказал им - кто ты. К моей пещере они редко приходят-их место у драккара. Идем, Ни - коли.
  "Может он просто меня заманивает в засаду?"
  -Клянусь Одином - мои слова правдивы.
   Ойвинд повернулся спиной и пошел в сторону пещеры.
  Николай побрел следом, ежась от холода, но держа фламберг наготове.
  -Я взял вашу шкуру...
  -Ты вправе делать все что пожелаешь. - Ответил дикарь, не оборачиваясь. - У наперсников богов свои дороги.
  Через некоторое время, в набегающих сумерках, наслаждаясь теплом и стейком из касатки, Николай взялся расспрашивать Ойвинда.
  -Ваш корабль затерло льдами суда или непогодой забросило?
  -Это корабль Одноухого Нута. Я живу на острове уже много лет.
  -На этой голой скале? Зачем? Как?!
  -Когда я голоден боги присылают мне рыбу или морского зверя. Холод мне ни по чем.
  В пещере можно укрыться от непогоды и теплых шкур у меня в достатке.
  -Ты прячешься от кого - то?
  -Прятаться бесполезно в этой жизни. Если боги посылают испытания-их надо принять с открытым лицом. Умри правильно и возродись в Валгалле!
  "Отшельник-фанатик? Повезло же мне!"
  Ойвинд возился у огня с закопченным котелком, булькал чем-то.
  От еды и тепла начало клонить ко сну. Николай вздрогнул. Спать нельзя, пока рядом эти отморозки! За смерть своего приятеля они обязательно придут мстить!
  -Вот сладкий эль. Пей, Ни-коли!
  В руках отшельника здоровенный рог быка или тура. Из него идет пар и воняет чем-то прокисшим.
  -Что-то не хочется. Благодарю.
  -Пей, Ни-коли. Эль мне принес Одноухий Нут. Хороший эль, зимний.
  Николай осторожно принял рог и едва отхлебнул. На вкус вполне ничего. Не глинтвейн, конечно, гретое простецкое пивко...
  Горячее пойло после жирного мяса пошло хорошо. Не успел оглянуться, как выхлебал все.
  Голова закружилась слегка, а потом взялась крутиться как волчок....
  Со смехом Николай поймал голову за уши и ничком рухнул на заботливо подстеленные шкуры. Глаза сомкнулись, и пришел сон...Из котомки Ойвинд извлек грубый, но острой обсидиановый кинжал.
   Проснулся от тяжелой головной боли. Голову словно в тиски зажали...Во рту пустыня и язык едва ворочется, грубый, как наждак...Сел на ворохе шкур, переждал еще более резкий приступ головной боли.
  "Чем он меня опоил, этот Робинзон ледяных скал?!"
  Рядом с ворохом шкур на полу котелок с водой. Николай выхлебал не меньше пол-литра и отяжелевший опять рухнул на шкуры.
  Над головой каменный свод. Свет проникает через щель между шкурами, закрывающими выход.
  Боль в голове затуплялась, уходила медленно. Зато заболело другое. Заныла кожа на груди-словно кошки всю ночь драли! Вдоль и поперек!
  Потрогал рукой и замер. Откуда взялись эти воспаленные, вспухшие рубцы от подмышки до подмышки!?
  Николай попытался поднять тяжелую голову, но не смог. Только теперь до него дошло, что под шкурами он лежит совсем голый.
  "Что этот чертов Ойвинд надо мной проделывал?!"
  Прислушался к ощущениям.
  Задница не болит, это уже внушало оптимизм.
  Но грудь? Чего он на коже начертил?!
  Снаружи тянуло дымком и шашлыком...Проглотил слюну. Голова не болела, а вот желудок проснулся и намекал, что неплохо бы чего загрызть.
  Завернувшись в шкуру, побрел на выход. Вышел на белый свет, жмурясь на солнце и охнул.
  У костра сидела, по-турецки поджав под себя ноги-Доминика в своем черном облегающем костюме и с аппетитом поглощала стейк. Элегантная, при макияже, бодрая как белка. Напротив сидел вчерашний покойник - рыжебородый Фолки и жарил на углях еще один кус мяса. Румяный от огня и вполне живой.
  -Э-э-э...
  -Привет, Николас. Садись, подкрепимся.
  -Этот...
  -А, Фольки? Ты его вчера небрежно проткнул, а я починила. Парни вырезали меня из плавунца как опухоль и хотели сначала трахнуть, а потом съесть, но я быстро убедила их, что это не этично.
  -Что?!
  Николаю почудилось, что он ослышался.
  Доминика прикончила стейк, облизнула быстро пальчики и Фолки, косясь на Николая, протянул ей на кончике ножа еще один кус.
  -Ну я рад что он не умер...Я и не хотел его убивать. Он сам первым начал.
   Николай чертыхнулся про себя. Оправдания прозвучали жалко. "Осталось сказать-дяденька, я так больше не буду!"
  Фольки ухмыльнулся.
  -Я не в обиде. Расскажи мне как тебя проглотила касатка? Они же не глотают добычу целиком, а рвут на части. Такая история достойна, попасть в саги! Если дева-валькирия позволит....
  -Дева-валькирия?!
  -Это меня так прозвали. - Хихикнула Доминика. Судя по ее виду, чувствовала она себя среди скал и дикарей вполне комфортно.
  -Побить без оружия двадцать воинов может только валькирия! - кивнул воскресший Фольки.
  
   Герцог Морена грел сухие свои ручки у камина. На мозаичном полированном столе стояли в ряд три подсвечника. В комнате светло, почти как днем. Шторы на окнах задернуты. Из тяжелых рам на стенах смотрят бледные лица неизвестных господ.Кроме герцога и Маши в комнате никого не оказалось. Ни секретарей, ни охраны...
  -Прошу вас принцесса, садитесь ближе! Гарш доложил, что возникли некие, скажем, так-сложности во взаимопонимании?
  Маша села в кресло напротив старого герцога.
  "То пытками пугают, то принцессой зовут...Старичок еще не решился что делать?"
  -Гарш-мой советник по особым делам. Мне следовало сразу вам его представить, тогда бы не возникло досадного недоразумения.
  -Недоразумения?! Он угрожал мне пытками!
  -Не может быть, принцесса! Гарш - деликатный и воспитанный чиновник.
  -Этот деликатный человек потребовал чтобы я признала вину полностью! Но я же не виновата!
  -А как же мятеж против законного правителя? Нападение на Лаварию? Поддержка притязаний этого жалкого комедианта Магнуса?
  Соглашайтесь на мое предложение и процесс закончится за пару дней. Епископ Мувер получит свое аутодафе, а вы, моя милая, жизнь.
  "Уже "моя милая"!! Чего он себе насочинял, старый гриб?!"
  Глазки герцога масляно поблескивали и сухие ручки, белые, морщинистые терлись друг об друга.
  "В любовники ко мне наметился?!"
  -Замок в Рассветных горах? - задумчиво переспросила Маша.
  -И титул контессы Брамура! - подхватил герцог.
  "Главное отсюда вырваться! В замке у рассветных гор я не задержусь!"
  -Я согласна, монсеньер.
  -Вот и хорошо, вот и ладненько!
  Герцог взял со стола кувшин чеканного серебра и разлил красное, почти черное вино в кубки.
  -За свершение наших планов?
  -За них, ага...
  Вкуса вина она совсем не ощутила.
  
  Нос корабля с шипением резал ледяные синие воды. Только Доминика и Николай изображали на палубе пассажиров. Все дикари уселись на весла, а самый здоровенный и уродливый-Одноухий Нут торчал у руля. Круглые щиты, окованные сталью вывешены наружу. Оружие у гребцов под рукой. Тридцать весел и тридцать гребцов. Не мало ли для такого корабля? Как там было у земных викингов Николай смутно помнил. Вроде крепкие суденышки были, ходили из варяг в греки через всю Русь, а также вокруг Европы и даже до Америки...
  "Как в этот мир попали викинги? Кто их сюда переправил и когда?"
  Чудесным образом лед и торосы перед кораблем таяли как сахар в чашке чая. За кораблем тянулась широкая полоса свободной воды, как за ледоколом.
  На палубе, завернутая в шкуры лежала голова касатки. Николай был уверен, что там имелось какое-то оборудование против льдов.
  "Почему тогда нас выбросило на остров и при чем неожиданно для Доминики?"
  Доминика стояла у шневня, под драконьей головой и смотрела вперед.
  "Что там в ее голове?"
  Николай сунул руку под меховой плащ и потрогал поджившие рубцы на груди.
  Ойвинд сказал, что руны помогут ему в трудный час. От подробностей уклонился.
  Упрямый отшельник остался на острове. Одноухого Нута Доминике не пришлось долго уговаривать. Он знал дорогу на юг. Скорее всего, ходил туда в грабительские походы.Там и правого уха лишился,видимо.
  Доминика рассказала, что корабль забросило на остров Ойвинда месяц назад свирепым штормом. Бухту и пляж забило льдом и викинги уже пали духом, так как ни морского зверя, ни рыбы в начале зимы не найти в этом месте, а до снега и мороза они могли и не дожить.
  Доминика посулила морским бродягам золото и прочую добычу. Судя по пустому трюму кораблю их осенний поход не принес удачи.
  Когда корабль вышел из ледяного плена, викинги дружно завопили нечто нечленораздельное, но мощное. Николай вздрогнул от неожиданности и выругался себе под нос.
  "Чему радуются, идиоты?!"
  Появился ветер и волны взялись раскачивать скрипящее судно.Доски палубы шевелились как живые и терлись друг об друга.Не корабль,а плавучий сортир! Споро убрали весла, и серый парус с выцветшими багровыми полосами распахнулся с оглушительным хлопком.
  Корабль дернулся, подстраиваясь под ветер, и понесся на юг. Попутный ветер раздувал парус без устали. Серое небо без просветов ,такое низкое что вот-вот кажется зацепится за верхушку мачты."Как бы снег не выпал?"..
  Николай надвинул на уши вонючую меховую шапку и, придерживая полы плаща, шатаясь от качки , подошел к Доминике. Ветер дул в спину, словно пытался столкнуть за борт.
  -Куда мы плывем?
  Госпожа Гарра покосилась на спутника, усмехнулась презрительно.
  -Туда же куда и сразу направлялись. В Хармиш!
  Там сейчас тепло и юные девочки в борделях танцуют с голыми животиками под звуки цимбал. Тебе там понравится, Николас.
  -Вы уже были там, в Хармише? Говорят что там новый падишах.
  -Падишахи могут меняться каждый месяц, а Хармиш остается прежним. Конечно, я бывала там. Веселый город. Держи кошелек ближе к телу и будет тебе счастье.
  -У меня нет кошелька... - буркнул Николай.
  -В Хармише у нас золота будет предостаточно. Не волнуйся!
  -Долго туда плыть?
  -Если не ошиблась в расчетах, около месяца.
  Николаю показалось что он ослышался.
  -Что?! Месяц на этой гнилой посудине?!
  -Тише, Николас, не обижай нашего капитана. Тебе понравится. Ты же мечтал путешествовать на яхте под парусом? Представь что это яхта. Представил?
  "Издевается..."
  Николай затосковал.
  Викинги из запасного паруса за мачтой быстро соорудили палату и предложили валькирии и наперснику Одина гретый эль и все то же уже надоевшее мясо касатки,просоленное как следует.
  Николай сидел на шкурах, цедил эль, мрачно разглядывая улыбающуюся Доминику.
  -Не будь мрачнее погоды, Николас!
  -Чем мы будем заниматься целый месяц на этой посудине?"Играть в гляделки?"
  -О, нет! Ты меня неправильно понял! Одноухий Нут нас доставит на Огерсторм, а оттуда мы поплывем вверх по Огеру с комфортом.
  -Огер-это река?
  -Величайшая река континента.
  -Хармиш разве расположен на этой реке?
  -Конечно, нет! В верховьях Огера мы найдем место в торговом караване и пересечем пустоши Ранда. Останется только перевалить через горы Марадана и побережье южного моря встретит нас вечным летом и ярким солнцем.
  Николай поежился от сквозняка и отхлебнул еще эля.К морю и солнцу очень хотелось,да только не с такой компанией!
  -А может проще вам связаться с Гарра и потребовать еще одного плавунца?
  -Проще, не значит-лучше.
  -Я думал, что вы продвинутые-есть же вертолеты, самолеты, катера? Про это вы не знаете ничего? Между мирами путешествуете, а по планете на лодке и на верблюдах?
  Доминика прекратила улыбаться как дурочка и уставилась Николаю в глаза нехорошим взглядом.
  -Николас, ты только груз, а как тебя доставить до места-моя проблема!
   Процесс над эльфийской ведьмой шел полным ходом. Маша, сидя на табурете перед священным судом признавала один пункт обвинений за другим.
  "Скорей бы уж все закончилось!"
  Публика на галереях заскучала.
  Закончив расследование, суд отложил вынесение приговора на следующее утро.
  На ночь Машу вернули в ее прежние апартаменты под надзор Герды. Вредная тетка продолжала вязать носки.
  -Герда?
  -Госпожа?
  -Герцог Морена держит свое слово?
  -Будьте уверены, госпожа. Монсеньер еще в молодости прославился твердостью характера. Отец нашего господина, князь Варгас крутого нрава, но нежного сердца был. Трое сыновей народил в законном браке, да еще дюжину бастардов. Монсеньер Морена сыном был законным, но самым младшим. Старший его брат погиб на охоте. Кабан могучий попался княжичу. Средний брат умер внезапно, через пару дней после свадебного пира. Князь Варгас занемог от этого и на смертном одре взял с Морены клятву, что жениться он на вдове брата своего, ибо была она дочь графа Куранта, первого человека в королевстве Багряных озер...
  Как только князь умер, Морена женился по отцовскому завету. Правда молодая жена не долго радовала замок своим присутствием. Через месяц споткнулась на лесенке, да и сломала свою лебединую шейку...За год боги запросили к себе всех бастардов князя Варгана, и остался монсеньер Морена совсем один.
  Нет у монсеньера нашего ни жены, ни детей, ни бастардов. Пусть боги дадут ему долгих лет жизни...Без него все королевство прахом пойдет, помяните мое слово!
  -Что-то я не поняла. Какое слово он сдержал?
  -Обещал батюшке жениться и женился. Сдержал слово.
  "Офигенная логика! Этот Морена, случаем не маньяк? Нет женщин, нет детей и в его то возрасте! А может он- гей?! Или местный Чикатило?!"
  Маша мгновенно потеряла душевное спокойствие.
  Чего хочет Морена? Чего ему от нее надо?
  Она бродила по комнате, кусая губы сжав пальцы в замок.
  "Попала, блин, в засаду!"
   Окинув взглядом невозмутимую тюремщицу, Маша пришла к выводу, что надо как-то старую каргу умилостивить, попробовать перетянуть на свою сторону. Даже злобную собаку можно приручить, если захотеть.
  Маша села рядом с Гердой на лавку, тяжело вздохнула.
  -Знаешь, как мне тяжело? В чужой стране, среди людей таких злобных?
  Герда покосилась, не прерывая своего занятия. Пальцы и спицы так и мелькали.
  -Научи меня вязать.
  Женщина замерла на миг.
  -Зачем это такой госпоже?
  -Скучно мне и хочу полезным делом заняться.
  Герда вытаращила глаза.
  -Чего тебе стоит?
  Вязаньем Маша никогда не занималась и тут не сразу освоилась. Главное-петли не пропускать!
  Герда контролировала процесс и почти не ворчала при ошибках. Конечно, Маша не могла работать также быстро и Герда дала ей вязать что проще-шарфик.
  -Герда, чего бы ты хотела в жизни?
  Тетка озадачилась.
  -Хотели не для нас простых людей, моя госпожа.
  -Но мечтала же о чем-то, когда была молодой?
  Герда ухмыльнулась.
  "Сколько же у не морщин! Как печеное яблоко!"
  -Хотела крепкого мужа, работящего, да малопьющего, а деток полдюжину, чтобы в старости были помощью.
  -И как?
  -Мартин был хорошим мужем, а погиб на стройке замка. Придавило его...
  -Давно?
  -Уж двадцать лет минуло. Двое деток бог дал. Сыновья, служат монсеньеру. В Лаварии ,в цитадели сидят. Что будет с ними, не знаю...Молюсь каждый день за них....
  -Что ж другого мужа не нашла?
  Герда кисло улыбнулась.
  -К вдове все хотят в мужья, да только на одну ночь!
  -А хотела бы ты опять стать молодой?
  -Чтобы опять бить всех похотливых кобелей по рукам? Еще чего! Да и не возможно такое. Наш женский век короток, не успела деток вырасти, как уже стала старухой.
  "Да ей лет пятьдесят-разве старуха она?!"
  -Что-ты! Ты не старуха вовсе!
  Маша протянула правую руку и погладила Герду по запястью. Ей стало жалко эту тетку, увядшую раньше времени. Захотелось ее утешить и передать хоть частичку тепла. Ее кожа показалась Маше ледяной.
  Женщина нахмурилась.
  -Это еще зачем, госпожа?
  Уронила вязанье на колени. Потерла запястье. Лицо исказилось.
  -Что вы со мной сделали?!
  -Ничего....
  Герда прижалась спиной к стене. Рот раскрыт, глаза навыкате, словно привидение увидела.
  И вдруг мелко-мелко задрожала всем телом....На лбу выплыла испарина, щеки заалели...
  -Герда, тебе плохо? Скажи хоть что-нибудь?!
  Женщина только беззвучно открывала и закрывала рот, как выброшенная на берег рыба.
  Маша бросилась к двери, забарабанила в тугую деревяшку.
  -Помогите! Герда плохо! Скорее на помощь!
  Никто не откликнулся.
  -Люди, кто-то есть там?! Помогите!
  Зря только горло надрывала.
  "Куда же подевалась стража?!"
  Только теперь Маша обратила внимание на то что кольцо на пальце засветилось голубым, волшебным светом.
  -Ну и что за иллюминация? По какому поводу?
  Вернувшись к Герде,Маша обнаружила женщину лежащую на лавки свесив ноги и руки.
  Словно тряпичная кукла..
  Но в платье Герды была не Герда, а молоденькая девушка лет шестнадцати,
  румяная, черноволосая. На гладком личике ни одной морщины!
  Девушка лежала с закрытыми глазами и мирно спала или была в обмороке.
  "Это не Герда...Но похожа...Это я ее омолодила что ли?!"
  За дверь громыхнул запор. Маша в панике зажала левой рукой правую, чтобы спрятать свет идущий от кольца.
  Два бородатых стражника в железной броне с опаской заглянули в щель между дверью и косяком.
  -Госпожа звала на помощь?
  -Никого я не звала! Проваливайте!-взвизгнула Маша и топнула ногой.
  Дверь молниеносно закрылась.
  Маша села на скамью, рядом с Гердой и перевела дух.
  "Что я теперь скажу ей? Что я скажу герцогу? Извините, я не ведьма, но я могу омолаживать морщинистых старух!"
   Фольки рассказывал какие-то однообразные былины про богов и великих героев, что могли выпить бочку эля, задушить голыми руками морское чудище и оттрахать за ночь толпу девственниц.
  Доминика слушала и посмеивалась. Былины ей нравились. В палатку за мачтой члены команды являлись только ночевать, а днем никто из них не появлялся на глазах своим пассажирам. Как они там выживали на палубе, на ветру? Закаленные, сволочи!
  Завернувшись в шкуры, Николай мрачно смотрел на алый стержень, болтающийся на цепочке в центре под полотняным пологом. Его повесила Доминика в самом начале путешествия.
  От стержня шло вполне ощутимое тепло и из-за этого в здесь, под пологом из паруса, среди сквозняков еще можно было как-то существовать. Технологии...
  "Пятый или шестой день сегодня?"
  Он потерял счет времени. От эля и недожаренного мяса болел живот. Стыли ноги в грубых сапогах. Непрекращающаяся качка действовала на нервы. Хорошо, что морская болезнь не приключилась.
  На скрипучем корабле, гарцующем по волнам, сходить по нужде за борт уже было подвигом! Свесив задницу над стылой бездной, держись крепче за веревку. Ледяные брызги орошают зад, и мурашки бегают по спине величиной с апельсин....
  "Тор все еще не вернулся из далеких краев, где он продолжал воевать с Гримтурсенами, когда Хеймдалль, стоя на страже у радужного моста, увидел, как к воротам Асгарда приближается какой-то великан. Сбежавшиеся на его зов Асы уже собрались было позвать Тора, но потом, видя, что он великан безоружен, решили сначала спросить, что ему нужно.
  - Я каменщик, - отвечал тот. - И пришел предложить вам построить вокруг Асгарда стену, которую не сможет преодолеть ни один враг.
  - А что ты за это хочешь? - спросил Один.
  - Немного, - ответил исполин. - Я слышал, что у вас в Асгарде с недавнего времени живет прекрасная дочь Нйодра, богиня любви Фрейя. Выдайте ее за меня замуж, а в приданое ей дайте луну и солнце. Предложение великана показалось богам настолько дерзким, что они рассердились.... "
  -Я бы тоже рассердился! - подал голос Николай.Тупая история про героев с труднопроизносимыми именами его уже довела до белого каления.
  Фольки замолк на полуслове.
  -Николас, ты чем-то недоволен? - вкрадчиво осведомилась Доминика.
  -Да всем я доволен. Приключение что надо!
  -Я слышу раздражение в твоем голосе.
  Доминика двинула бровью и Фольки вылетел из палатки наружу.
  -Прошу прощения. Я же "груз", а груз права слова не имеет!
  Девушка подсела ближе, улыбнулась ласково.
  От этой улыбки Николай похолодел. Идеальное прекрасное лицо Доминики почему-то внушало страх, словно не живая женщина, а ожившая ледяная статуя...
  "Ну кто меня за язык тянул!?"
  -Хочешь, я прикажу раздеть тебя догола и привязать к форштевню?
  -Чтобы я был еще счастливее?
  -Нет, чтобы ты держал свой поганый рот на замке.Я наслаждаюсь историей,колоритной и необычной,а ты мне мешаешь своими идиотскими комментариями...
  -Земля! Земля по курсу!-завопили простуженные басы снаружи.
  Доминика гибко поднялась на ноги.
  -Николас, боги Асгарда услышали твои молитвы! Сегодня будем ночевать на берегу.
  
  "Вставал впереди Магадан, столица колымского края...."
  Откуда-то из прочитанного всплыла эта фраза, когда Николай подошел к штевню, разглядывая приближающийся берег.
  Под серым, низким небом, на фоне заснеженных, приплюснутых то ли сопок, то ли холмов выделялось скопище черных домишек, со шлейфами дымов, стелящимися по ветру. Ничего привлекательного в этой картине не было. Разве только то, что морское путешествие окончено. Не надо больше терпеть качку, дурную еду и общество вонючих дикарей .
  "Какая-то тундра...Жопа мира..."
  Когда оставили по левому борту длинный, низкий мыс, Одноухий Нут проревел команду и дикари со смехом разбежались по местам, окуная лопасти весел в серую воду. Фольки пробрался к штевню и, вытащив бронзовый, позеленевший штырь, снял с навершия голову дракона.
  -Это знак для местных, что корабль идет с мирными намерениями.-сообщила Доминика.
  "И этому верят? Что им стоит обмануть? Эти бородатые морды мне доверия не внушают.Вряд ли местные парни доверчивее меня..."
  Николай обернулся на слаженный ,дружный рык. Лохматые бородачи в лад гребли и не сачковали. Вертели веслами как спортсмены перед финишем.
  Волны исчезли и качка прекратилась.
  Ветер, от которого слезились глаза, доносил запах дыма и чего-то жаренного на огне.
  Николай невольно проглотил слюну.
  "Хоть какая-то цивилизация..."
  Доминика, не глядя на попутчика, сказала ровным голосом, совсем без эмоций:
  -Огерсторм-свободное северное княжество. Князь-конунг никому не подчиняется. Здесь, на севере он и император и бог. Но он любит деньги. За деньги с юга по Огеру ему привозят всякие приятные вещицы. Как пристанем, явится специальный чиновник со стражей, все проверят и все перетряхнут. Потом скажут пошлину, какую надлежит уплатить.
  Держи я зык за зубами, Николас.
  "За зубами, так за зубами..."
  Когда подошли ближе выяснилось что скопище домиков торчит на холме, на левом берегу реки, а на правом высится замок из камня, без шпилей, без крыш черепичных. Приземистый как лягушка и такой же безобразный, словно его строили наспех руками людей, не имевших понятия о гармонии и симметрии.
  Башни разной высоты и пропорций, стены сложены из камней небрежно.
  Драккар увидели издалека. С ближайшей башни хрипло каркнула труба.
  Корабль подался правее, туда, где у стен замка, на узкой полоске берега чернела пристань. Огер не казался широкой и полноводной рекой. Метров двести шириной. Вода, конечно, стала за бортом куда светлее, чем в открытом море. У противоположного берега у городской пристани стояли низкие, но широкие одномачтовые суда с убранными парусами.
  На пристани топтались три копейщика в кольчугах и стальных шлемах. Широко расставив ноги, впереди стоял рослый дядька с рыжей бородой, в меховом плаще до колен и в шапке вместо шлема. На поясе висел меч в алых ножнах.
  Драккар со скрипом притерся к причалу. От толчка Николай едва удержался на ногах.
  -Одноухий Нут к нам пожаловал?! - рявкнул рыжебородый. - С товаром или с деньгами?
  -И тебе привет, Бран!
  Капитан драккара спрыгнул на помост и пошатнулся со смехом.
  -С утра пьяный, как всегда?!
  Бран и Нут обменялись рукопожатием.
  -Кого привез? Рабов на продажу? Если девку продавать, то в городе сидит две недели старый Гарольд из Нижнего Рава, он купит. Привез вина конунгу и теперь караулит свой кошель. Закупил шкур да моржовых клыков. Хорошо давал, видно на юге спрос....
   Дикари веревками привязали корабль к торчащим вертикально у пристани бревнам, но на берег сходит не спешили.
  Доминика сошла на берег. Приказала не оборачиваясь.
  -Николас, тащи свой зад за мной!
  Николай тут же послушно последовал за "валькирией".
  Рыжий Бран насторожился, увидев на плече незнакомца сияющий фламберг. Рука легла на рукоятку меча.
  -Госпожа - валькирия, а парень наперсник Одина! - немедленно встрял Одноухий Нут.
  -Ты и верно пьян?
  -Ты не веришь в Одина и валькирий Валгаллы? - осведомилась Доминика ледяным тоном, подойдя вплотную к Брану.
  -Э-э-э...
  -Ты отведешь нас сейчас к конунгу.-с нажимом произнесла Доминика не отрывая взгляда от лица воина.
  Тот раскрыл рот и выкатил глаза. Потом смиренно и торопливо поклонился.
  -Госпожа, я проведу вас к конунгу.
  Бран шел первым, не оглядываясь. Следом Доминика, придерживая плащ из шкур одной рукой. Справа от нее шел Николай с фламбергом на плече. Позади молча топал Одноглазый Нут. Весь его экипаж остался в драккаре.
  Грубые, толстые доски под ногами даже не шевелились.
  Тропа от пристани поворачивала за валуны и поднималась по склону к стенам замка.
  Ворот у замка не было. Большой дверной проем и почерневшая от сырости деревянная дверь, окованная ржавым железом.
  Бран ударил кулаком в дверь.
  -Открывай, Рювальд!
  Дверь открылась и за нею, почти закрывая проход торчал здоровенный, почти квадратный мужик в кольчуге до колен и с топором в руках. За широким лезвием топора вполне можно было прятаться как за щитом.
  -Кого привел, Бран? - прогудел квадратный сторож, зыркая из под косматых белых бровей, освобождая проход.
  -Одноухий Нут привез важных гостей к конунгу.
  -А, Одноухий! Ты еще живой?!
  -А ты все толстеешь, пивное брюхо?! - рыкнул капитан драккара.
  За дверью оказалась квадратная комната со столом и лавкой. В круглом мятом казане на полу рдели угли. Было тепло, но от непонятной вони дыхание сбивалось и в носу зачесалось. Свет шел от коптящего стену факела.
  Николай чихнул и все посмотрели на него.
  -Хворый что ли?-осведомился сторож.-Пусть железку свою оставит здесь. Конунгу не понравиться.
  Доминика кивнула, и Николай с облегчением избавился от меча.
  Сторож осторожно положил фламберг на стол.
  -Не видывал такую вещицу ни разу. Из каких земель?
  -Норведенская работа. - Ответил Николай. - Смотри, пальчик не порежь!
  Сторож загукал в бороду, что видимо, означало смех.
  За второй, не такой черной дверью открылся двор, неровный бугристый, немощёный.
  Слуга, лохматый и нечёсаный субъект в серой дерюге с деревянным ведром в руке, застыл посреди двора, увидев гостей и тут же шумно высморкался в рукав.
  У двухэтажного каменного здания на скамье сидели два воина в кольчугах, точили свои мечи. Увидев гостей, немедленно оказались на ногах.
  -Кого привел, Бран? - спросил один. Высокий со шрамом на лбу. - Купцы с юга?
  -Новую девку для конунга? Где такую чистую нашел?- хохотнул другой, кривоногий с коротко подстриженной бородой.
  -Не ваше дело, ребятки! - огрызнулся Бран и отворил перед гостями дверь в дом.
  В большом, сумрачном зале воняло мочой, брагой и чем-то прокисшим. На длинном темном столе возле очага огрызки и объедки. Слуга, такой же грязный и лохматый, как его коллега во дворе, меланхолично занимается уборкой. Что-то в ведро кидает, рядом со столом, а что-то себе в рот.
  "Похоже, что здесь весь вечер, а может всю ночь бухали без остановки."
  Под ногами хрустят недогрызенные кости. Рыжие, крупные собаки, дремлющие возле очага, встрепенулись при появлении людей, насторожили уши, но голос не подали.
  Скрипучая на каждом шагу деревянная лестница прямо из большого зала привела в комнату поменьше.
  Кряжистый, широкоплечий мужик, седой, длинноволосый, сидел на лавке у стены в длинной серой рубахе до пят. Хлебал из большой деревянной кружки какое-то горячее пойло и морщился. Держался правой рукой за правый бок...В узкое окно без ставен и стекол сквозило. Над головой мужика на подковных гвоздях, вбитых в швы между камнями висели мечи в ножнах и боевые топоры.
  -Кто это?! - рыкнул мужик и громко рыгнул. - А, старый хрен-Нут пожаловал?! Кого привез?!
  -Здоров будь, конунг. Ойвинд сказал мне-привези этих людей в Огерсторм, и я привез.
  -Люди, говоришь...Садитесь, люди, говорите про ваши дела. А ты, Бран, иди, скажи пусть на стол чего подадут и огонь разожгут, жрать охота!
  Бран коротко кивнул и вышел, закрыв за собой дверь. Одноухий Нут тут же сел на лавку у двери, напротив конунга. Николай последовал его примеру. Доминика осталась на ногах.
  -Как Ойвинд, здоров ли?
  -Здоров, как по иному может быть?
  Конунг зыркнул на Доминику.
  -Чего девка не садишься?
  -Мне нужен плоскодонный корабль и десяток воинов...
  Конунг хлопнул себя по ляжке ладонью и захохотал.
  -Вот так сразу-корабль и воинов?! А еще чего вдобавок?!
  -А я вылечу твою печень, старый ты пьяница.
  Конунг враз перестал смеяться. Смотрел на гостью серьезно и внимательно.
  -Так ты целительница? Из друидов, что ли? Отвары знаешь тайные?
  -Так по рукам?!
  -Какова! Куда ты спешишь, торопыга-друидка? Сядь, поговорим не спешно...
  Доминика обернулась в Николаю.
  -Он меня утомил. Убей его, Николас!
  "Валькирия" мгновенно оказалась у двери, старый конунг отшвырнул на пол кружку и выдернул из ножен меч прямо со стены, Одноухий Нут отпрыгнул к противоположной стене и вооружился черным топором.
  Только Николай сидел на лавке и хлопал глазами. Как то все стремительно развивалось.
  "Она что-с уша сошла? Или чего в рукаве держит-вроде пистолета-пулемета?"
  -Мне кажется послышалось....
  -Ничего не послышалось! - отрезала Доминика. - Убей старого индюка!
  -Чем?! Пальцем?! - возмутился парень, с опаской посматривая на оскалившегося как пес конунга.
  -Открой глаза, Николас! - издевательски фыркнула валькирия.
  В правую ладонь немедленно ткнулась знакомая тяжесть-лезвие фламберга.
  Меч появился между ног Николая мгновенно. Не было ничего, а теперь есть.Уперся в половицу острием, сверкает волнистое лезвие без пятнышка ржавчины.
  "Ага, волшебная телепортация..."
  Конунг сдавленно охнул. Телепортация и на него произвела впечатление.
  Против фламберга его узкий, поясной меч в полметра длиной выглядел как зубочистка.
  -А может, договоримся? - осведомился Николай у "валькирии", неторопливо поднимаясь с лавки.
  В одно мгновение произошло два события: конунг, поняв, что ждать хорошего не стоит, с рычанием бросился на самого опасного врага, на Николая, ясное дело, а Одноухий Нут ударил старика топором наискось по затылку.
  Николай отскочил в сторону, едва не уронив фламберг.
  Конунг рухнул лицом вниз на пол как срубленное дерево.
  Одноухий Нут ощерился и тут же нанес второй удар, уже по шее. Кровь из перебитых артерий брызнула во все стороны.
  Николая затошнило, он попятился и уперся спиной в Доминику.
  -Куда собрался, наперсник Одина? - ласково спросила валькирия, уперев твердый кулак в поясницу парня.
  Еще один удар и наматывая черные от крови, волосы на кулак, Одноухий Нут поднял отрубленную голову конунга. Заглянул в лицо с еще раскрытыми глазами.
  -Тупой ублюдок, ты думал я забыл про старые счеты?
  В дверь с грохотом ввалился Бран с обнаженным мечом, за ним толпились его люди.
  "Блин, что будет...Порубят нас на куски!"
  Николай отскочил в сторону, перехватил фламберг в обе руки, понимая, что в тесном помещении ему от воинов не отмахаться.
  Увидев обрубленную голову конунга, Бран не бросился на убийцу, а внезапно опустил меч. Настала тишина.
  -Ваш конунг умер с мечом в руке и попадет в Валгаллу. - Сообщила Доминика весьма буднично вновь прибывшим. - Нут-ваш новый конунг! Накрывайте столы-будем пировать!
  -В большом зале? - переспросил Бран, отправляя меч обратно в ножны.
  -Нет, во дворе и зовите людей нового конунга с драккара.
  Бран повернулся к новому конунгу.
  -Она дело говорит! - одобрил Нут.- И тащите мне эля, в глотке пересохло!
   ...-Как?! Как вы смогли?! - герцог Морена бегал вокруг Маши, тер свои сухие, белые ручки и все не мог остановиться.
  -Я же эльфийская ведьма. А вы что ж, не верили до этого?
  Герцог подпрыгнул на месте.
  -Я не минуты не сомневался в вашем истинном эльфийном существе! Но почему эту служанку?! Почему не меня?! Зачем этой бабе молодость?!
  "Для бабы молодость важнее, чем для такого сморчка!"
  Омоложение Герды произвело нужный эффект. Ошалевшую Герду вывели под руки и Маша ее больше не видела.
  Эльфийскую принцессу перевели в покои герцога, разместили по соседству с его спальней, приставив к дверям десять громил в броне.
  Морена не отходил весь день от знатной пленницы в ожидании чуда лично с ним. Чуть ли не с рук кормил отборными яствами с серебряных блюд, подливал как паж вино в золотой кубок. Яства были так себе: какой-то местный рахат-лукум, орешки в марципане, тошнотворно выглядевший паштет из соловьиных языков ...Лучше бы гамбургер горячий принесли!
  Время шло. Чудо не происходило. Старичок начал истерить.
  -Вы должна вернуть мне молодость! Я ваша защита сейчас и все от меня зависит! Вы это понимаете?
  -Прекрасно понимаю, монсеньер.
  Маша сидел с бокалом вина на удобном кресле посреди комнаты и скучала.
  Вначале шоу с лебезящим, испуганным герцогом ее забавляло, но теперь все уже изрядно стало надоедать. Старичок бегал кругами по комнате, как собачонка на привязи, заламывал ручки и выпрашивал чудо. Знать бы как его запустить, это чудо?
  Скорее всего, все произошло по вине этого самого кольца. Как оно сработало!?Чертова дракониха! Хоть бы инструкцию дала с собой!
  Маша допила вино и обрела ясность ума, а может наглость. Кроме прочего давно хотелось на горшок, а этот хмырь не отходит ни на шаг!
  -Успокойтесь, монсеньор. Идите отдыхать. Все произойдет завтра.
  -Точно?! Завтра?!
  На сморщенном личике отразилась гамма чувств.
  "Или послезавтра или послепослезавтра..."
  -Для этого процесса нужно совпадение звезд и луны подобное вчерашнему. Я должна все подробно рассчитать и проверить. Пусть мне принесут бумагу и перо.
  -Для омоложения Герды расчетов не потребовалось. - С подозрением щурясь, заявил старичок.
  -Она же женщина.Слабое создание... Если хотите-превращу вас в юную леди.
  Морена позеленел.
  -В юную...леди...о-о-о....
  -Ну что за сексизм, блин?! Что по вашему-женщина не человек?!
  -Человек, конечно, человек!
  Морена попятился к двери, прижав ручки к груди умоляющим жестом.
  -Перо и бумагу! - напомнила Маша голосом училки, строго сдвинув брови. - Или я за себя не отвечаю!
  -Все немедленно принесут!
  -И никакого больше суда?
  -Никакого! - заверил герцог, упершись спиной в дверь.
  -А козла - епископа посадить в темницу на цепь! - добавила злобная эльфийка, сообразив, что железо куют пока горячее.
  -На цепь! - эхом отозвался Морена, вращая круглыми глазами.
  -Пусть принесут мне ванну и горячей воды!
  -Распоряжусь! - простонал старичок, вываливаясь за дверь.
  Машу давно уже душил смех, и теперь она дала себе волю. Хохотала до слез. Подошла к зеркалу на стене, все еще хихикая.
  "Это нервное....Задрало меня все это! Хочу домой!"
  Мгновенно вспомнился замусоренный грязный подъезд, черные от времени и пыли скамейки у подъезда и вонючий проходной двор.
  "Только не туда!"
  А куда?
  Маша призадумалась. Всю жизнь, проведя в городской квартире и в тесном дворе, вылазки в городской парк и на пляж летом не в счет, она слабо представляла другую альтернативную среду обитания. В глянцевых журналах полно фото с поместьями звезд и олигархов, с белоснежными яхтами и вечнозелеными пальмами..."У нас во дворе только алкаши-вечнозеленые..."Получалось, что только в Заримании ей удалось почувствовать на своей шкуре иную жизнь.
  В зеркале теперь отражалась симпатичная девица, без морщин и прыщей и без двойного подбородка и щеки нежные и не впалые как у анорексичек-моделей. Свеженькая, такая...
  Маша сама себе понравилась.
  "Уши маленькие, пусть и остренькие и совсем не торчат! Можно и здесь жизнь наладить!"
  Подмигнула сама себе.
  В дверь осторожно постучали.
  -Кто там?
  -Ванна для вашей милости! - сообщили испуганным басом.
  
   Пьянка состоялась во дворе замка не банальная. На костре пожарили пару баранов и сожрали их полусырыми до костей. Три бочки с элем опустошили до дна. Пьяные морды лезли к друг другу с поцелуями. Потом дрались-месили дубовыми кулаками смачно по рожам волосатым, потом опять пили и мирились.
  Пробудившийся по требованию мочевого пузыря, Николай не сразу и разобрался где это он уснул. Под головой чья-та задница в вонючих меховых штанах, а на ногах кто-то лежит и храпит. Небо светлело перед рассветом. По двору, а то и прямо на столе среди объедков спали перепившиеся люди Нута вперемежку с дружинниками конунга. Было довольно зябко и холод лез под одежду.
  "Помниться, кому-то били морду...Точно что не мне..."
  Николай добрел до стены и помочился, едва удерживая в руках кожаные тяжелые штаны. Пуговиц нет, одни завязки дурацкие! В затылке поселились гномики с кирками и не покладая рук пробивались наружу. Во рту, похоже, что нагадили коты...Снайперы, прямо...
  Николай, шагая вразвалочку через тела собутыльников добрался до бочек. Все три пустые. Причём в одной из них расположился кто-то и оттуда знатно воняет. Спит или сдох?
  -Расслабился, да?
  Мужик что-то промурлыкал в ответ.
  "Хочу пить!"
  Николай движимый одним только желанием, направился к двери в жилое помещение. Рассчитывал там отыскать воды или эля на худой конец.
  Дверь распахнулась ему навстречу.
  Вышли во двор люди. Фигуры черные,в сумраке сразу не разглядеть. Пять? Шесть?
  "Хоть бы фонарь, какой зажгли, дикари!"
  -Николас? Хорошо, что ты на ногах. Идем! - приказала Доминика и быстрым шагом направилась к выходу.
  За ней следовал совершенно трезвый Бран и еще двое парней тащили под руки третьего с темным мешком на голове.
  "И куда? Не спится ей..."
  Держась за больной затылок, Николай последовал в хвосте процессии.
  В привратницкой горел факел, от света которого моментально заломило глаза.
  Квадратный Рювальд со своим топором нес службу на ногах. От него попахивало перегаром, но не слишком.
  -Открывай, Рювальд! - распорядился Бран.
  Привратник повиновался.
  Ветер с моря пах йодом и рыбой. После вони привратницкой этот запах воспринимался как редкий и дорогой парфюм.Все также следуя в хвосте компании, Николай тут же услышал мощный хруст щебня за спиной. Рювальд топал следом с факелом одной руке и с топором в другой.
  -Ты чего?
  -Иду с Браном. - прогудел привратник.
  -Ну, иди.
  Николай пропустил его вперед и опять оказался замыкающим. Такого бугая лучше за спиной не иметь!
  "На пристань идем? Чего такая спешка? "
  У пристани, рядом с драккара Одноухого Нута стоял широкий корабль с низкими, темными бортами. На палубе суетились люди в черной одежде, без шума и криков чего-то делали. Вертели какие-то веревки, чего-то привязывали или ,наоборот, отвязывали.
  Доминика оставалась на причале, пока Николай не перебрался на палубу судна.
  Она легко перепрыгнула на палубу и исчезла в кормовой надстройке вместе с Браном и таинственным человеком, что с мешком на голове. Николай сел на бочку возле мачты, с трудом облизнул сухие губы шершавым языком.
  "Все это похоже на бегство..."
  Веслами молчаливые люди из экипажа оттолкнулись от причала, и корабль отвалил по реке, следуя против течения. Моментально поставили парус и затянули какие-то веревки по бортам. Ещё несколько минут и палуба опустела. Надувшийся пузырем парус закрыл от Николая почти всю панораму впереди. Тогда он обернулся и стал смотреть на замок Огерсторма, удаляющийся с каждой минутой. Судя по мертвой тишине про торопливый отъезд гостей никто еще не узнал.
  Подошел и встал рядом Бран, скрестив руки на груди. Лицо мрачное.
  -Чей это корабль?-спросил Николай, запахивая на груди кожаную грубую куртку.
  -Гарольда из Нижнего Рава.
  -Куда идем?
  -Куда пожелает госпожа.
  "Ага, крепыш Бран сменил хозяина на хозяйку! Чего ему пообещала Доминика?"
  -А кто это был с мешком на голове?-вспомнил Николай.
  Бран покосился недружелюбно.
  -Госпожу спроси.
  "Опять я -багаж и ни хрена не знаю! А на хрен все! Пить хочу!"
  Николай двинулся к кормовой надстройке. Наверху кто-то дежурил у руля. Какой-то здоровяк в кожах и мягкой шапке, надвинутой на глаза.
  Открыв дверь, шагнул в комнату, освещённую желтым светом фонаря и остановился у двери. Фонарь, черный с круглыми дырками в боках и большим кольцом наверху, стоял на столе, разбрасывая по стенам овальные, желтые пятна света.
  У дощатой, темной стены, лицом к двери сидел мужчина средних лет в синей одежде, с седой, аккуратно подстриженной бородой и ел жареную курицу руками.
  Возле фонаря потный высокий кувшин и потемневшие медные кубки. Слева, на табуретке сидит Доминика и потягивает что-то из такого же медного кубка.
  У Николая рот пересох еще сильнее при виде такой картины.
  Седобородый положил куриную ногу обратно в миску, посмотрел на Доминику. Та поставила кубок на стол и улыбнулась одними губами, не раскрывая рта.
  -Почтенный Гарольд, представляю вам мечника из Норведена-Николаса.
  -Прошу к столу, господин Николас. - Внезапно тонким, почти женским голосом пригласил "почтенный Гарольд".
  Николай не стал скромничать. Пододвинул к столу свободный табурет и щедро плеснул в кубок из кувшина красного, почти черного вина.Пахло не плохо.
  -Ваше здоровье, леди и джентльмены!
  Вино само устремилось в глотку. Через полминуты Николай с сожалением убедился, что кубок пуст. Послевкусие было изюмным. Словно горсть изюма зажевал!
  Сладкая слюна наполнили рот.
  -Осмелюсь спросить-где же меч господина мечника?
  "Какой любознательный торгаш!"
  Мечник Николас посмотрел на Гарольда с презрительной гримасой, как воспитательница детского сада на накакавшего в штанишки малыша.
  -А зачем, осмелюсь спросить, вам мой меч, сударь?
  -Мечник без меча не бывает же или в Норведене иные нынче правила? - не унимался настырный торгаш.
  Николас опять взялся за кувшин, чтобы еще раз продегустировать изюмное пойло, как тут же обнаружился искомый меч. Фламберг материализовался возле стола и упал бы на пол, не подхвати его мгновенно Доминика.
  Господин Гарольд разинул рот и вытаращил глаза. Николай налил все же вина в кубок, почти до краев, придвинул к себе. Первый кубок хорошо пошел. Голова перестала болеть и в желудке все притихло. Лекарство от похмелья действовало!
  -Вот и меч. Довольны, господин хороший?
  -Пламенный меч Хорвуда!! - воскликнул господин Гарольд моментально оказавшись на ногах.
  -Мой меч,а не какого-то Хорвуда. Верно, госпожа Доминика?
  Доминика нахмурилась и протянула меч Николаю.
  Он сделал вид будто не заметил жеста.
  Мстительно подумал: "Пусть подержит-не развалится!"
  Неторопливо выпил вино до дна, прислушался к ощущениям. На этот раз послевкусие было как от спелого персика.
  -Неплохое винцо. Как называется?
  -Соррентское особое... - пропищал господин Гарольд, не сводя испуганный взгляд с фламберга.
  -Надо запомнить!
  В голове зашумело, и в конечностях образовалась легкость.
  Николай хихикнул и наконец-то соизволил забрать меч из рук Доминики, прожигающей его взглядом. Положил меч плашмя на колени, чтобы не отвлекал.
  -Присядьте, господин Гарольд. Чего торчать как ...гм...столб...на ровном месте.
  Расскажите нам про этого Хорвуда. Чего он там натворил? Дракона зарубил?
  Гарольд осторожно вернулся на свою скамью.
  -Вы же знаете легенду о последнем меченосце Штирвальда?
  Николай поморгал, потер правый глаз. Чего то веки стали уставшими? Развезло с двух бокалов вина? Вроде и не крепленое...Зевнул.
  -Я похож на собирателя фольклора? Выкладывайте вашу легенду!
  Легкий стон с левой стороны комнаты, подействовал на господина меченосца как разряд тока. Опрокинув табурет он отскочил в сторону, наставив перед собой сияющий фламберг. Сонливость как рукой сняло. Звук донеся из-за плотной шторы.
  -Кто там?!
  Мгновенно вспомнился субъект с мешком на голове.
  -Кого вы там спрятали?!
  
   Ванна оказалось суперская, как из французского фильма: глубокая, на литых ножках, правда, без слива. А зачем нужен слив, если нет канализации? Судя по металлу-вроде из серебра. Сколько же в ней весу? А сколько стоит? Верно Морена собственную ванну пожертвовал!
  Служанки под присмотром стражников натаскали горячей воды, косясь на Машу с любопытством и удалились. Ведер двадцать вошло в ванну.
  Маша заперла дверь изнутри на крепкую железную щеколду. Ещё ворвется кто...
  Неторопливо разделась, швырнув надоевшие смертельно тряпки, на постель. Длинная сорочка, две нижние юбки, верхняя юбка, отдельно лиф на шнуровке, плюс грубые чулки, с подвязками, норовившие съехать по ногам до самых щиколоток. Неудобная и тяжелая одежда.
  "Пипец, какие дикари! Местные бабы-любительницы мазохизма!"
  Покрутилась перед зеркалом у кровати. Погладила себя по груди, по животу, выгнула спину и хихикнула.
  "Вот-никаких фитнесов и диет-фигура лучше, чем у Кардашьян! Правда, у той ягодицы торчат как накачанные шины самосвала...Мне такая задница не нужна! Ну почему ни одного нормального принца рядом?!"
  Забравшись в воду по шею, она замерла блаженно и закрыла глаза. Мочалок и шампуня нет, ну и пусть!
  Вспомнилась ванна в квартире. Ну почему мы не ценим то, что имеем?
  Подремала немного и выбралась из ванны, когда вода уже ощутимо остыла. Завернулась в простыню. Села на постель, придирчиво осмотрела ногти на ногах. Почему-то совсем не растут....Покосилась на пахнущую потом одежду. Надевать средневековые тряпки на чистое тело совсем не хотелось. С тоской вспомнила эльфийский наряд, полученный в "вечернем покое". Удобно, легко и не мешает движениям и главное-стирки не требует!
  Вспомнился и предатель Хандану.
  "Такой вежливый, обходительный и такой козел оказался! Девушкам всегда надо быть на чеку!"
  Приняв ванну, Маша расслабилась и окончательно успокоилась.
  Теперь сморчок Морена в ее руках. Будет ждать чуда омоложения, и выполнять все распоряжения и капризы.
  "Круто ты попал, папик!"
  Маша даже немножко пожалела старичка герцога. Он еще не знает на кого нарвался! За окном стремительно темнело. Надев одну сорочку, "эльфийская принцесса" забралась под одеяло и немедленно уснула.
  Разбудил ее грохот в дверь. Колотили из коридора с остервенением. В косом лунном луче, бьющем между шторами клубами летела голубоватая пыль.
  Не раздумывая о причинах такого злобного обращения с герцогским имуществом, она юркнула под кровать и растянулась в пыли на животе, как камбала на морском дне.
  Светила луна, а в дверь долбили чем-то твердым, подбадривая себя неразборчивыми воплями.
  "Восстание? Заговор? Мятеж?"
  Маша сжала челюсти, чтобы зубы не стучали. Стало очень страшно. Она так и лежала под кроватью, когда одна половинка двери, не удержавшись, сорвалась с петель и косо рухнула внутрь комнаты. Немедленно все озарилось колышущимся желтым светом. Вокруг кровати появилось множество ног, обутых в грубые сапоги воняющие конским навозом.
  -Нет ее!
  -Где она!?
  -Сбежала!
  -Искать! Искать! Шкуру спущу! - завопил кто-то, срываясь на визг. Большой начальник-видимо... Ноги в сапогах заметались по комнате. Судя по звукам, кто-то даже шарил чем-то твердым по дну ванны.
  "Ну что за фигня!?"
  -Под кроватью, олухи!
  Маша обмерла и крепко зажмурилась. Хотела помолиться, а не успела.
  Одни крепкие ручища приподняли кровать, а другие выдернули Машу из под нее как пробку из бутылки шампанского.
  -Это не я! - завопила девушка, широко раскрыв глаза.
  Вокруг усатые морды, оскаленные рты, воняющие чесноком и много-много острой стали.
  -Вот она-ведьма эльфийская!
  -Несите ее отсюда! Заткните ей пасть! - опять скомандовал кто-то визгливый, которого не разглядеть за толпой вооруженных мужланов.
  -Вы оши...
  Маше немедленно воткнули в рот кусок тряпки и, схватив за руки и за ноги, горизонтально потащили вон, как таран для вышибания ворот.
  От страха и обиды слезы потекли градом, нос забился моментально и дышать стало нечем.
  Она пыталась сопротивляться, но только слабо трепыхалась в руках грубых солдафонов.
  Мелькал скомканный под ногами грязный ковер, каменные ступени, паркетный пол, ляпанный чем-то черным.
  Пахнуло прохладой во дворе.
  Похитители и не думали останавливаться, а даже прибавили скорость.
  Голова кружилась, и сопли текли вперемежку со слезами по щекам.
  "Боже мой, что же случилось? Где сморчок Морена?!"
  Что-то хрустело смачно, как чипсы.
  "Хворост? Откуда здесь хворост.?"
  Машу внезапно поставили на ноги, прижали спиной к чему-то твердому и вонючему. От коленок до груди обмотали мелкой цепью, так что дыхание сперло, и отпрянули в стороны. Под босыми ногами поленница дров, вокруг вязанки хвороста.
  Шагах в десяти по кругу стоят здоровяки в коже и панцирях. В руках у них факелы и мечи. Светло стало как днем.
  Маша увидела впервые двор замка. Окна зданий, смотрящих во двор, широко распахнуты и в них черные силуэты. Зрители на месте.
  Тут только до Маши дошло, что ее привязали цепью к столбу, прямо посредине еще не разожженного костра. Небо над крышами светлело.
  "Рассвет близко.."
  Она попыталась вытолкнуть кляп изо рта языком, но ничего не вышло..."Меня хотят сжечь?! Кто?! Почему!? Где этот маразматик Морена?!"
  Ответ обозначился быстро.
  Люди с оружием и факелами раздвинулись, очищая проход. Семенящей походкой выдвинулся знакомый тип-епископ Мувер. На морде противной улыбочка.
  Рядом с ним незнакомый юноша в доспехах. Непокрытая голова....Длинные, светлые волосы..."Кто это?!"
  Юноша поднимает над головой свиток и громко восклицает, так что эхо гуляет по двору:
  -Священный суд королевства...приговорил эльфийскую ведьму, называемую Марго...к смерти через сожжение! Я-герцог Лаварийский ...Ринальдо! Утвердил приговор!
  "Что он говорит?! Мамочки! Какой еще Ринальдо!?"
  Епископ Мувер приближается к поленнице дров. В глазах толстой жабы торжество.
  -Гори ведьма! Гори за все свои грехи!
  Епископ протягивает руку и ему суют горящий факел.
  Все также, не отрывая взгляда от лица "эльфийской ведьмы", Мувер подсовывает факел в охапки хвороста. Огонь жадно лижет ветки...в мертвой тишине слышен треск сухих палочек.
  Обходя по кругу поленницу, Мувер тычет факелом, порождая все новые, пока еще робкие языки пламени...
  Маша, задергалась, пытаясь сбросить цепь ,притянувшую ее к столбу. Задыхаясь, пораженная надвигающимся ужасом, она уже ничего не видела и не слышала. Дым ,поднявшись вверх, резал глаза до слез....
  -Вот как ведьма извивается!-завопил Мувер-Глядите, как отродье эльфов корчит!
  Маше страшным усилием удалось выплюнуть тряпку изо рта и она завизжала во все горло в тот момент когда стена огня поднялась к ее лицу....
  
  Три черных одинаковых кареты с наглухо закрытыми окнами, запряженные каждые четверкой серых жеребцов вкатились во двор замка.
  Заполошно трубил трубач на воротной башне. Челядь и стража застыла на своих местах, раскрыв рты.
  Егеря, в рубахах с закатанными рукавами, что швыряли с повозки в костер охапки хвороста, разогнули натруженные спины.
  Следом за каретами во двор стремительно влилась сотня всадников на серых лошадях и при алых плащах, поверх стальных доспехов.
  Всадники спешились и рассыпались по двору. Не меньше половины моментально исчезли во внутренних помещениях замка.
  После этого только телохранители спрыгнули с запяток карет и открыли дверцы.
  Из каждой кареты выбралось по четыре господина в строгих черных костюмах, при оружии. Десять рослых взяли в полукольцо двух коротышек.
  Вся процессия, быстро шагая по ступеням, поднялась по парадной лестнице и исчезла внутри замка....
  Слуга ворвался в столовый зал с открытым ртом и большими от страха глазами.
  -Ваше преосвященство! Монсеньор! Он здесь!
  Епископ Мувер побагровел и задергался, пытаясь выбраться из-за стола.
  Молодой герцог недоуменно нахмурился:
  -Ты что себе позволяешь, скотина!? Кто здесь?! Почему без стука?!
  Слуга только раскрывал рот,как карп на берегу пруда.
  Двери распахнулись во всю ширину. Вошли два воина в стальных доспехах с мечами ,положенными на правое плечо. Заняли места у двери. Следом появился другой военный, тоже в доспехах, но с мечом в ножнах.
  -Его императорское величество - император Бориден! - громко сообщил пришелец и отступил в сторону, поправляя алый плащ.
  Через мгновение в зале стало тесно от вошедших людей.
  Десять здоровяков в черных одеждах рассыпались по залу, взяв присутствующих в кольцо.
  Вошел невысокий мужчина, лысоватый, лет пятидесяти, не старше, без бороды и усов, с гримасой скуки на лице.
  За ним следовал другой, такого же роста, моложе и с кожаной, красной папкой для бумаг под мышкой.
  Епископ и герцог уже были на ногах.
  Императору подали стул, и он немедленно на него опустился, поставив тяжелый, немигающий взгляд на епископа и герцога.
  -Ваше величество... - начал Мувер.
  -Молчать. - Тихо сказал император и продолжал разглядывать хозяев замка как солдат вошь.
  -Почему я, бросив армию должен скакать через горы и долины, чтобы решать проблемы, которые мне создаете вы?
  Герцог покраснел, епископ побелел.
  -Где Морена?
  -Он умер, ваше...
  -Кто сдал Лаварию?
  -Морена, ваше...
  -Сколько дней горит костер?
  -Шестой, ваше...
  -Шестой? - удивился император. - А почему не сто шестой?
  -Эльфийская ведьма...
  -Она не сгорела за шесть дней, и вы продолжаете заваливать костер дровами? А на что же вы рассчитываете? На то, что ее магия поддастся? Обычному огню? Кто дал вам шапку епископа?
  -Вы, ваше величество...
  -Зачем епископская шапка нужна пустой голове? Что за белая сфера в центре костра?
  -Эльфийская магия...
  -Которую вы победить бессильны.
  Епископ молчал.
  -Что здесь делает этот юноша? Сын герцогского бастарда?
  -Я новый герцог Лаварийский, ваше величество! - дрожащим голосом сообщил "юноша".
  -Зарезал дядю во сне и стал герцогом? Так просто? - удивился император. - Роберт, что у тебя есть на этого Ринальдо?
  Мужчина в черном, стоявший за спиной императора, моментально выхватил из папки лист бумаги. Зачитал вслух.
  -Ринальдо, восемнадцать лет. Сын бастарда Лаварийского Жаргаля. Мать белошвейка из Сурмона. Клеврет епископа Мувера. Денег нет. Две любовницы. Двое детей. Содержаться на деньги епископа Мувера....
  -Бастард, сын бастарда и плодит бастардов. Господи, как уныло! - пожаловался император, глядя в потолок. - Юноша-пока вы - никто! Титул герцога надо заслужить. И потом, какой вы, к чертям собачим, герцог Лаварийский, если Лавария в руках принца Магнуса?
  -Ваше величество!
  -Ступайте, юноша, прикажите потушить костер и убрать дрова. Прогоните прочь зевак. Все королевство уже над вами потешается. Пять дней жгут ведьму,а она не горит! Блеск! Над властью не должны смеяться-это закон. Чего ждете?
  Ринальдо выбежал вон без памяти.
  -А теперь расскажите мне епископ, как так все вышло, что вы сидите здесь, а не в Орланди, принц Магнус -в Лаварии, а в королевстве хаос и война? Где люди графа Бурга, что эскортировали эльфийку ко мне? Кто приказал ее жечь на костре и без моего согласия? У вас, что-эльфийки под каждым кустом валяются?!
  ...Противно воняло сырыми углями, затушенным костром...
  "Дождь прошел?"
  Маша открыла глаза и обнаружила себя на закопченном каменном выступе, посреди двора. Вокруг еще дымящиеся угли. Люди с ведрами в руках глазеют на нее и странно молчат.
  "Жечь передумали, паскуды?"
   Костер разгорелся, а потом как отрезало-что дальше то было? Да и цепь ,вроде, была. Где она?
  Она поднялась на ноги, опираясь на закопченный столб и люди попятились. Потрогала кольцо на руке.
  "Это оно меня спасло!"
  В другом конце двора стояли черные кареты. Серые лошади, красные плащи на солдатах в броне. Какие яркие цвета? Откуда понаехали?
  Через двор шел к ней человек в черном. Лысый коротышка. Руки за спиной, словно у арестанта. Вокруг телохранители стеной, пацаны здоровые, под два метра.
  Коротышка остановился возле дымящихся углей. Задрал подбородок.
  -И как это понимать, сударыня?
  Голос не громкий, но такой что никто не посмеет перебивать или переспрашивать. Властный голос, поставленный!
  Мелких мужиков Маша недолюбливала ,но тут постереглась давать волю языку. Мелкие пацаны они такие самолюбивые и мстительные!
  -Эти люди хотели моей смерти.
  Коротышка поморщился.
  -Будем считать все происшедшее недоразумением. Я- император Бориден.
  -На самом деле?!"А я думала-Наполеон! Похож очень!"
  -А я...
  -О вас я все знаю.-перебил Машу император.- Граф Бург подробно описал ваши геройские подвиги.
  -Совсем не подвиги! Я делала что должно!
  -О, господи! Пафосная эльфийка! Спускайтесь ,сударыня. Я увожу вас отсюда. Хотите есть ,пить, мочиться?
  "Все и сразу!"
  Маша промолчала и лишь беспомощно поглядела под ноги. До земли далеко и угли вряд ли остыли.
  -Ринальдо! Лестницу! Снять принцессу!-приказал император.-Накормить, напоить, одеть! Я жду в карете! А когда я долго жду- начинаю сердиться!
  
  -Николас! Ты испугался?
  Тон у Доминики был язвительный. Николаю это не могло понравится. Раздражение в нем нарастало. Волокут куда хотят и еще издеваются по дороге!
  -Мне собственно все равно, кого вы там припрятали!
  Он шагнул к столу, решив еще выпить вина, но кувшин волшебным образом со стола испарился.
  "Спрятали, жмоты!"
  Господин Гарольд смотрелся невинной овечкой, а Доминика наслаждалась ситуацией.
  "Ну почему женщин бить по морде -неприлично?"
  Руки чесались надрать задницу наглой девке. Про свою былую влюбленность в девушку с волшебным голосом он уже не вспоминал.
  Облизнув губы, Николай выругался себе под нос. Купец посмотрел на него искоса.
  -Сквернословить на корабле грех.
  -Прошу прощения. - Процедил парень. - Так что у вас за секретный человек?
  -Секрета нет, господин Николас. У конунга содержался в плену человек очень нужный владетелю Нижнего Рава, князю Еремею. Я две недели вел торг по поводу выкупа указанного человека, но, увы, ничего не получалось. Благодаря госпоже Доминике вопрос был разрешен к всеобщему удовольствию.
  "Заложника выкрали мы, и Гарольд сохранил денежки, выданные для выкупа! Чего ж не понятно?"
  -И какова моя доля?
  Гарольд нахмурился и бросил взгляд искоса на Доминику. Та хмыкнула и поднялась с табурета плавным и быстрым движением, как кошка.
  -Может ты, Николас, посмотришь на пленника? Чтобы определиться со своей долей?
  -О, мне дозволено даже посмотреть?!
  За короткое мгновение девушка оказалась близко, лицом к лицу, глаза в глаза.
  -Не надо со мной спорить и не надо мне дерзить. - Прошептала она таким голоском, что у Николая волосы на затылке зашевелились. - Со мной надо дружить, иначе можешь пожалеть о том, что не остался там, в клетке ,в Норведене...Я тебе добра желаю, глупый человечек. Без меня ты пропадешь, и кольцо не спасет. Ты-наживка на крючке. Сиди и не трепыхайся. За тобой придут в свое время...
  "Червяк понял, что его место на крючке...Вот же сучка бешеная!"
  -Иди, посмотри на человека-тебе понравиться это зрелище.
  "Почему мне понравится?"
  Вопрос застыл на языке под взглядом Доминики. Мурашки неприятные закололи спину...
  "Ого! Она как Медуза Горгона!"
  Николай послушно прошел к занавеске и отодвинул ее в сторону концом фламберга.
  На жидком матрасике лежал связанный по рукам и ногам блестящими цепочками молодой мужчина. Через рот протянута скрученная в жгут тряпка и завязана на затылке.
  Молодой, потому что щетина на щеках едва пробивалась, да и то - местами.
  Где-то потерял свой кожаный плащ, пистолет и плейер? Босой, вонючий, грязный ,в каком-то сером балахоне.
  Рольф открыл глаза и посмотрел на Николая. В глазах тоска как у брошенной собаки...
  Жалкий вид немца не вызывал сострадания. Схватка за кольцо на альпийских лугах была еще памятна.
  -Вот это встреча!Мы с тобой не довели дело до конца, Рольф. Как ты сюда попал?
  Немец попытался что-то сказать, но только промычал. Доминика встала рядом, заслоняя свет фонаря.
  -Я его знаю.
  -А я знаю, что знаешь.
  -Откуда? Я про него не рассказывал.
  -Не рассказывал мне-рассказывал другим.
  -Зачем он нужен правителю?
  Доминика махнула рукой.
  -Гарольд, ты нас просветишь?
  Купец не упирался. Чем-то его Доминика потрясла до печенок, что он стал таким открытым и любезным. А может он по жизни такой? Купец на диком севере и доверенное лицо князя? Сомнительно...
  ....Рольф появился в Нижнем Раве, что на реке Огер, внезапно, словно с неба свалился. Втерся в доверие князя, стал почти, что вторым лицом в княжестве и все за три десятка дней. Творил чудеса и даже обещал князю Ереме наделать золота из свинца.
  "Жаль что не из коровьего навоза! Дальдантиль говорила что он маг. В самом деле?"
  Князь по этому поводу приказал содрать всю свинцовую кровлю с нижнеравского собора.
  Что Рольф не поделил с княжескими отпрысками-не известно. Может те приревновали пришельца к папочке? А может девок не поделили?
  Оба княжича однажды утром были найдены мертвыми со своими ближайшими людьми, общим числом в десять человек в покоях чужеземного пришельца.
  "Ага, вот и пистолет наследил!"
  Рольфа и след простыл.
  Как потом оказалось-он бежал вниз по течению Огера на купеческой ладье.
  В Огерсторме Рольфа обобрали до нитки и продали в рабство конунгу. Шустрый раб попытался и конунга к рукам прибрать, но тут до Огерсторма дошла грамота князя Еремии с обещанием большой виры за убийцу сыновей.
  По поводу виры Гарольд и торговался с конунгом две недели, умирая от скуки в заснеженном Огерсторме.
  "Наверно, Гарольд, как и все посредники, хотел и для себя урвать процент."
  Теперь же выполнив задание князя он возвращался с преступником обратно, обещая поделить виру с Доминикой по справедливости.
  -По справедливости это как?
  -Поровну. Пятьдесят на пятьдесят. - Сообщила Доминика. - Нам же еще плыть и плыть.
  Мы только в начале нашего пути. А для этого нужны деньги. Трудно догадаться?
  -Запроси денежный перевод от папы Гарра. - брякнул Николай и напрягся.
  -Почтенный Гарольд, почему я, по-вашему, терплю и балую этого парня с блестящей железякой?
  -Не мне об этом судить, госпожа. - Пробурчал Гарольд, уставясь в стол.
  -Вот так надо разговаривать с дамой, милый Николас. - Усмехнулась Доминика.
  Смазанное движение и удар под дых, а следом кувырок через голову.
  Николай отшиб локоть и колено, но из-за удушья эта боль не казалась значительной.
  Когда смог дышать, сел, привалившись спиной к стене.
  Доминика сидела на табурете и опять прихлебывала винцо из своего кубка, словно ничего и не случилось.
  "Нинзя, блин...резкая какая сучка...реакция как у змеи..."
  -Хорошо, ваша взяла....где моя каюта?
  -Выбирай любое место на полу!
  -Как собака?
  -Собака - верное и преданное животное, в отличии от тебя.
  Николай хотел выругаться и покрепче, но взгляд Доминики обещал всякие неприятности. "Да ну ее к чертям!" - капитулировал хозяин фламберга.
  -Вина дадите еще?
  -Ты уже выпил достаточно.
  Гарольд вручил Николаю свернутую в рулон мохнатую шкуру и на ней меченосец и заснул в уголке, прислушиваясь к разговору Гарольда с Доминикой. Говорили о Нижней Раве, упоминая каких-то людей со странными на слух именами. Разговор казался похожим на допрос. Доминика спрашивала, а Гарольд отвечал.
  "Зачем ей знать это дерьмо? Мы же у этого князя не задержимся! Впрочем, чего гадать? Я червяк на крючке, я собака, спящая на полу...пора уносить ноги! Ох,давно пора!"
  Разбудил его купец.
  Присел на корточки и осторожно тряс за плечо.
  -Господин Николас! Господин Николас! Госпожа зовет на палубу.
  -Что случилось?
  -За нами погоня!
  
  Глава двадцать вторая
  
  Машу не посадили в карету с императором. Ее спутником оказался тот его приближенный, с красным кожаным портфелем подмышкой.
  Он сидел напротив Маши, положив тот самый портфель на колени. Места у дверей заняли громилы-телохранители.
  -Граф Сайборн! - представился парень с портфелем. - Министр двора его императорского величества!
  -Маргарита.
  -И что дальше?
  -Все.
  Министр двора внезапно по-свойски улыбнулся.
  -Да плевать на чины! Правильно, Марго, можешь звать меня Робом!
  -Куда мы едем?
  Карета ехала так плавно покачиваясь, что и скорость совсем не ощущалась.
  -Имперская эскадра стоит на якоре на берегу Лавы.
  Для тебя на одном из кораблей приготовлена уютная каюта.
  -Что со мной будет?
  -Все печали позади, поверь мне! Император защитит тебя от всех бед и напастей.
  -Почему?
  -Потому что ты первая эльфийка, которую он видит за тридцать лет своего правления. Граф Бург считает, что ты наша-с Земли, из России. На самом деле?
  Маша прикусила язык.
  Чего это она расслабилась? Сняли с костра, помыли и переодели, увезли с собой, не понятно для каких целей.
  -Правильно, землячка! - одобрил министр двора. - Бдительность не надо терять!
  Только сразу запомни-я тебе не враг. Подружимся и жизнь твоя возле императора будет похожа на сказку!
   "Ага, сказка!"
  Маша, закутавшись в уютный халат до самых пят, сидела в тени, в плетеном кресле, дремало вполглаза. Голый император Бориден делал уже пятнадцатый круг по голубому бассейну. Солнце уже стояла высоко и в высокие окна яркий свет вливался потоком.
  Император просыпался поздно, ближе к полудню. Завтракал просто: творожок, овсянка, омлет, фрукты. Омлет делали из перепелиных яиц.
  Продукты к столу императора поставляли с его личной фермы, где работали проверенные люди. Прежде чем подать завтрак к столу его дегустировала Маша. Эльфийке с волшебным кольцом ничто не страшно, даже отрава. Только как она подозревала, до нее еду пробовали еще и другие придворные.
  По окончании завтрака император пил суррогатный кофе, потому что в Заримании настоящий не рос, и занимался плаванием в бассейне, что у восточной оконечности дворца.
  После вчерашней выпивки с Робом Машу слегка мутило и голова побаливала. Можно было бы, и поплавать в бассейне, освежиться, но Бориден не терпел ничьего соседства в любимом бассейне. К тому же плавок и купальников в Заримании еще не придумали. Красоваться голышом перед Бориденом Маша не собиралась. Не потому что стеснялась. Ей казалось что выглядит она просто отлично!Она ещене поняла своего места здесь.Кто она: забавная игрушка-трофей ,будущая наложница или ценный сотрудник?
  О чем он думал, наматывая круги по бассейну? О судьбе любимой империи?
  В это время в большом зале рядом с приемным покоем придворные привычно ждали императора, делясь сплетнями и анекдотами. Никто не знал когда Бориден соизволит появится. Он не терпел строгого графика и часов во дворце не было именно по этой причине. Император всегда все делает во-время, просто у него свое, личное, время!
  Машу поднимали вместе с Бориденом. Нет, она с ним не спала. Ее комната, метров на пятьдесят квадратных находилась по соседству с покоями императора, но общей двери с ними не имела.
   Просто он распорядился, чтобы эльфийка была все время перед глазами. Почему, хотя бы объяснил!? Спрашивать у него сама Маша опасалась. Вроде дядька не злобный, но вопросов не терпит на дух.
  "Все вроде на сегодня?!"
  Император бодро выбрался из бассейна, и Маша подала ему мягкую, свежайшую простыню. Император обтирался сам и только новейшими простынями.
  Министр двора тайком приторговывал простынями, касавшимися самого императора и с немалой выгодой.
  Сегодня в холодную ванну Бориден не полез и слава богам! А то бабахнется туда всей тушкой и всю забрызгает с ног до головы! Ходи потом следом как собачонка мокрая!
  Два камердинера одели императора в его обычный глухой черный костюм без украшений. Маша, скользнув за ширму, быстро надела свой эльфийский наряд. Тот самый, что получила от Хандану в подземельях: узкое, облегающее платье, что меняло цвет и структуру по ее капризу. Сегодня она выбрала изумрудный.
  Не слово не говоря, Бориден прошел по коридору в свой кабинет, устроенный скромно, по-деловому: мощный стол из дуба, удобное кресло, шкафы с книгами и старыми докладами. Высокие окна дающие много света направлены в сторону реки. Никто не сможет заглянуть в окна императора, если не отрастит крылья, конечно! От окон до земли метров десять.
  Кресло имелось только одно, для императора. Для Маши у окна был поставлен мягкий пуфик. Заняв привычное место, она прикрыла глаза, греясь на солнце.
  У Боридена на крае стола уже лежали три папки тисненой кожи с донесениями и докладами.
  Белая папка со сведениями о внешнем мире. Красная папка с бумагами, касающимися империи. Зелёная папка-с бумагами, касающимися двора и столицы.
  Император все читает досконально и не терпит когда его отвлекают. Маша может подремать спокойно. Самое лучшее время дня, главное не захрапеть во сне!
  За высокой двустворчатой дверью приемный покой и ближайшие придворные, и министры уже там. Зевают, треплются вполголоса. Морды красные, опухшие после пьянки. Кутить ночь напролет модно в столице.
   Император не живет в столице.
  Дворец его расположен посреди парка, на острове, отделенном от суши искусственным каналом, прорытым за три года.
  В парке бродят ручные олени и косули. Император любит животных и никогда не охотится на них. Во время прогулок по парку адъютанты несут корзинки с едой для животных и Бориден кормит их с рук, когда они выходят к нему навстречу.
  До обеда, который проходит уже вечером, когда горожане и нормальные люди ужинают и готовятся ко сну, император проводит встречи.
  В основном все эти встречи бессмысленны. Есть люди, приходящие к нему, чтобы отдать дань уважения. Он принимает наследного принцев и церковных иерархов из разных провинций империи, вручает награды своим людям, подписывает бумаги о новых назначениях что готовят его сподвижники.
  В выходной день обычно вместо приема всяких господ, император занят спортом. Нет, сам он не занимается бегом или подобной ерундой.
  Его телохранители разбиты на две команды и полдня играют в игру похожую на американский регби или на лапту русскую. Одни в красных рубахах, другие в белых.
  Бориден болеет за белых, а министр двора за красных. Приглашение на матч-большая честь. Этим гордятся как наградой. Маше все до лампочки. Потные, здоровенные бугаи бегают по площадке, кидают мяч. Какая скука! Пива и вина при этом не пьют.
  Император вообще мало пьет. Полбокала вина за обедом, не больше.
  Вечером, час не меньше, император отдает верховой езде, и Маша тоже вынуждена в этом участвовать. Впереди скачет Бориден, все остальные: телохранители, министры и придворные следом, о чину. Маша скачет третьей, следом за министром двора, а ей спину прожигают завистливые взгляды. Нашли чему завидовать!
  Ближний круг Боридена узок. Это Роберт, граф Сайборн, маршал граф Фармонт, министр финансов князь Руперт. С ними он начинал в княжестве Штирвальд, на них он пролил дождь почестей и богатств и они его главная опора. Они все владетельные господа и богатейшие люди империии. Когда остаются в узком кругу, запросто зовут друг друга по имени, при этом Боридена кличут просто Борей.
  Маша человек новый и ее официально именуют принцесса Марго.
  У императора нет семейной жизни. Предыдущая жена, королева Штирвальда не получила титул императрицы и живет в своей глуши с двумя детьми. Навещать ее Бориден не любит.
  Почти каждые три дня император куда-то выезжает. Обычно на галерах или, если близко сразу на трех каретах. Никто не знает, в которой из трех он едет. Узнают только когда он выходит из кареты.
  Император считает, что надо держать подданных в тонусе личным присутствием и угрозой кар за неисполнение его воли.
  На расправу он крут и скор. Чиновники и наместники, навлекшие его гнев легко лишаются должностей, а то и жизни.
  Жизнь Боридена монотонна. Три дня во дворце, неделя в разъездах и так постоянно. Он колесит по своей империи и появляется без предупреждения там, где ему захочется. Ему нравиться пугать подданных внезапными появлениями.
  Если же император едет надолго, что бывает редко, весь двор снимается с места, прихватив мебель и всю обстановку из дворца. Император не любит тратить деньги напрасно, но предпочитает жить в привычной обстановке.
  Двор прибывает вместе с императором, и все размещается в заранее выбранном замке или поместье быстро, как армейская команда по тревоге. Старых хозяев вместе с мебелью вышвыривают вон, вместе со слугами и челядью. Эти неудобства с лихвой компенсируются за счет казны и потому недовольных не бывает.
  Роб рассказал про это Маше со смехом.
  -Жаль, что в последние годы Бориден не путешествует со всем двором!
  Как казалось Маше, император ведет себя на людях, словно его отлили из металла, типа бронзы и начистили до зеркального блеска! Похоже, он знает, что перед ним любой опустит глаза. Вокруг него царит молчание. Голоса взрослых мужчин меняются, когда они начинают с ним разговаривать. Они стараются говорить как можно тише. Лица у них становятся торжественными, почти каменными. Они смотрят вниз - нервничающие, настороженные.
  Он говорит не громко, так что вокруг всегда тишина и уши у всех насторожены, чтобы не пропустить ни слова величайшего из людей. Бориден редко улыбается. Да и кому? Разве есть рядом равные ему? Его постоянно окружает десять человек ближней охраны, что не подпустят на три шага никого.
  А уж сотня кавалеристов всегда в полусотне метров, не дальше.
  Даже придворные дамы молчат как рыбы в его присутствии. Разве только люди ближнего круга позволяют себе шептаться у него за спиной.
  Он скучает, он все уже видел. Разве что живая эльфийка-новый трофей-его слегка забавляет как непослушная молодая кошка.
  
  Николай выбежал на палубу. Парус наполнен ветром, и корабль все также идет против течения. Пасмурное, низкое небо над головой и берега пустынные, без деревьев. Матросы толпились на палубе, вооруженные мечами, щитами и короткими пиками. На бородатых мордах покорность судьбе и скука. По лесенке поднялся на корму. У рулевой балки стояли, Бран, Доминика и Гарольд.
  -Кто за нами гонится?
  -Сам посмотри!
  Ниже по течению два грязно-серых паруса, почти сливаются с небом.
  -Это Одноухий Нут. - Сказала Доминика.
  Выглядела она на зависть бодрой и свежей. Будто и вина не пила и не сидела полночи, болтая с купцом.
  -У него был один драккар, а тут два паруса. Может это торгаши?
  -Нет, новый конунг проявил жадность и намерен вернуть добычу старого конунга. Спускайся в каюту и если люди Нута прорваться к небе-покончить с магом твоя задача. Лучше всего - отделить голову от туловища.
  Что-нибудь не ясно?
  -Все ясно, мэм!
  Николай отдал честь нахмурившейся Доминике и поспешил обратно в каюту.
  Рольф не смотря на цепи, как червячок выполз из своего закутка и почти добрался до фламберга, оставленного у стола.
  -Куда собрался, приятель?
  К удивлению Николая, Рольф выплюнул остатки веревки изо рта и ответил:
  -Куда-нибудь подальше отсюда! Ты со мной?
  -Так вот как выглядит супернаглость!
  Николай отодвинул от стола табурет и сел, поставив меч между колен.
  -Это не супернаглость, а трезвый расчет, Ник! Ты сам здесь пленник, хоть и с мечом. Сними с меня серебряную цепь, и уйдем вместе, в безопасное место! Решайся!
  -Туда где лежит наготове твой пистолет?
  -Туда где нас не найдет твоя валькирия! Куда она тебя конвоирует? Что тебе пообещали? Ты ей веришь?
  -Много вопросов. У меня у самого к тебе есть еще больше. Пристрелить меня ты хотел тогда, на перевале. Я должен про все забыть и поверить тебе? Ты за кого меня принимаешь?
  -За не глупого человека.
  Я искренне извиняюсь за ту глупую шутку...
  -Шутку?!
  -Хорошо! За ошибку! Я тогда не знал, что у носителя кольца нельзя его забрать никаким образом, а кольцо своего носителя защищает от смертельной опасности и всяких неприятностей...
  -Так все-таки опасность была?
  -Но я же не выстрелил!
  -Потому что не успел!
  -Ник, тебе грозит опасность и я, только я, могу тебе помочь сейчас!
  -По мне так помощь нужна тебе!
  -Ник, развяжи меня, и я открою портал туда, где тебя никто не достанет.
  -Звучит сомнительно.
  -Я чем угодно поклянусь!
  -Ага, я на твоем месте тоже бы поклялся чем угодно. Доминика велела тебе голову отрубить в случае чего.
  -Я слышал, что она сказала.
  -Ну, ты же маг у нас, конечно! Все умеешь и все знаешь.
  -Я знаю даже где сейчас твоя спутница. Хочешь отправиться к ней?
  -Пустой треп! И потом моя спутница, как ты ее назвал, меня мало волнует! Толстуха сама выпутается и без моей помощи. Прошлый раз я отправился за нею, а попал в такое дерьмо, что до сих пор расхлебываю!
  -Я переброшу тебя к Федору в долину миреков!
  "Вот черт! Разве я ему про это рассказывал?"
  -Рассказывал, рассказывал! В дороге ты мне все про себя рассказал!
  Николай потрогал лезвие фламберга.
  -А может Доминика права, и твоя голова задержалась на плечах? Слишком ты много знаешь, друг мой!
  -Ник, хотя бы раз подумай своей головой! Зачем мне тебя обманывать?
  -Подумать, говоришь? Легко: ты хочешь унести ноги и плетешь мне всякую чепуху. Тебе нужно мое кольцо и ты хочешь довести старое дело до конца. А может ты работаешь на какого-то босса?
  -Бред! Ни на кого я не работаю! Я сам по себе!
  -Поэтому за твою голову князек местный виру назначил?
  -Это мои проблемы.
  Рольф насупился и замолчал.
  "Похоже, я затронул его больное место!"
  -Как там казнят, в Нижнем Раве?
  -Тебе то, что за дело?
  -Хочу придти посмотреть.
  -Не глупи, Ник. Уйдем вместе. Я доставлю тебя к Федору, а сам уйду по своим делам. Больше ты меня не увидишь!
  -Дальдантиль рекомендовала тебя убить еще в той долине, у озера. Почему?
  -Откуда мне знать?!
  -Не вышел твой номер, чувак. Пойду, расскажу Доминике про твои предложения.
  -Ты идиот, Ник! Ты слышишь шум?
  Да, на палубе что-то вопили, и звенело оружие.
  -Они убьют и тебя и меня!
  -Пусть попробуют!
  Николай поднялся с табурета и сделал к двери только шаг. Черт с ним, с Рольфом! Фламбергом в низкой каюте не размахнуться...
  -Ник, ну довольно сердиться! - насмешливо прозвучал женский голосок за его спиной. Он резко обернулся и не увидел Рольфа.
  Рядом со столом стояла знакомая брюнетка, только теперь с прической каре, в длинном золотистом платье до пят, облегавшем талию и бедра.
  -Дальдантиль?
  -Узнал, наконец-то! Браво, мой рыцарь!
  -А...где Рольф?
  -Я отправила его в безопасное место. Ты не рад?
  -Возможно...
  -Бедный, тебя измучили все эти люди и нелюди!
  "Чего ей нужно на этот раз? И был ли тут настоящий Рольф?"
  -Ты прошел еще один тест, мой рыцарь!
  -Тест? Ага...Кстати, там, наверху очень резкая дамочка мечтает с вами встретиться....
  -Творение милого Гарра? О, меня это ни капельки не волнует! Тебе нужен отдых, мой рыцарь! Позволь тебе помочь?
  "А может это все штучки Рольфа? Навел на меня морок, сволочь и наслаждается спектаклем?!"
  Николай схватился за кольцо духов и потер его между большим и указательным пальцем.
  Рольф не появился, а Дальдантиль ни куда не исчезла.
  -Мой рыцарь смущен? Чем?
  -Э-э-э...
  "А может все это морок наведеный Дальдантиль? Может и Рольфа нет и никогда не было?!"
  От мыслей этих в голове стало пусто,а в груди горячо.Руны,нанесенные Ойвиндом чесались и горели ,словно в момент воспались!
  -Не знаешь как себя вести? Это понятно. -улыбнулась волшебница.-Не беспокойся, все идет, так как должно!
   Если б у Николая были глаза на затылке!
  Дощатая дверь, ведущая на палубу исчезла и за нею возникла тьма, такая глухая и непроглядная какая бывает только в самых глубоких подземельях!
  Из тьмы молниеносно выдвинулась огромная черная ручища с антрацитово блестящими когтями и осторожно обхватив Николая за туловище, уволокла с собой...Правда он ничего этого не успел почувствовать.
  Через пару минут дверь в каюту отворилась и на пороге появилась Доминика. Не переступая порог, осмотрелась и поднесла правую ладонь ко рту.
  -Она была здесь...Да, оставила ловушки...да, как ты и предсказал...да, он набит нанометками подзавязку! Я всю дорогу кормила его мясом касатки....Меч?
  Остался здесь. Поняла... Приступаю...
  Так и не переступив порога, Доминика вернулась на палубу. Матросы сидели на юте, грызли сухари с солониной, переглядываясь. Оружие их лежало на палубе. У мачты валялся труп Гарольда с широко раскрытыми, удивленными глазами. Покойник перед смертью испытал потрясение...
  С борта драккара, стоящего у борта купеческого корабля, "валькирии" поклонился Одноухий Нут.
  -Довольна ли госпожа?
  -Вполне.
  Доминика кивнула Брану и тот передал конунгу через борт корабля тугой тяжелый мешок с золотом.
  -Что за история с помощником мажордома? - спросил император, нарушив дрему.
  Маша встрепенулась.
  "Зеленая папка? Ага..."
  -Не было никакой истории. Дала гаду по шарам, а потом по носу.
  -Нос сломан.
  -Это хорошо, будет память. - Мстительно обрадовалась "эльфийка".
  -В моем дворце не принято ломать носы слугам. - Поморщился Бориден.
  Маша немедленно оказалась на ногах. История случилась вчера, но ее до сих пор трясло от возмущения.
  -Я возвращалась с конной прогулки с вашим величеством и у дверей моей комнаты, прямо на диванчике лакей задирает юбку горничной и рядом с подносом моих любимых кексиков собирается ее вульгарно трахнуть!
  Бориден смотрел, не мигая на Машу и ждал продолжения.
  -Девчонка плачет, но не сопротивляется...Я хватаю этого упыря за шиворот и бью по шарам, а потом об колено мордой! - Маша поморщилась. - До сих пор колено побаливает!
  -Я не знал этих подробностей. Так, по-вашему, мнению-это было насилие?
  -Девчонка опухла от слез-это она от счастья рыдала? Ах, ее заметил помощник мажордома! Ах, какая честь!
  -Следить за слугам-дело министра двора. Не надо никого избивать, достаточно сообщить обо всем что видели...
  -Я много что видела за эти дни! - фыркнула Маша. - В этой папочке ваш любезный Роберт не все выкладывает чего случается! Во дворце форменная охота на девочек! Наверно им не плохо платят, жаль, что не предупреждают о том, что поступают они работать не во дворец, а в бордель!
  Кончик носа Боридена покраснел, а пальцы сжались в замок. Признак раздражения...
  Об этом Машу уже предупреждал Роберт, но плевать она хотела на всякие предупреждения.
  В императорском дворце ей пришлось вспомнить родной двор и нечестные приемы в драке. Побить она успела не одного помощника мажордома, только он один решился наябедничать. Горничные во дворце все были приятные, стройные девчонки не старше двадцати лет, румяные, шустрые, но с испугом в глазах. Они все были законной добычей мужской части прислуги, даже порой высокие господа снисходили до забав с горничными. Тех, кто беременел беспощадно увольняли, но желающих найти работу во дворце не убавлялось. Отбором прислуги занимался министр двора, не гнушаясь снимать пробу.
  Про это Маше рассказала, спасенная ею от изнасилования Лиза.
  И все это она немедленно выпалила в округлившиеся глаза Боридена.
  "Сидит тут, хмырь, изучает жизнь по папочкам, а что под носом твориться-не видит!"
  -Может вашему величеству нравится, что дворец ваш именуют самым дешевым борделем империи и...
  -Молчать! - крикнул император, наливаясь краской.
  -Правда все глаза колет! - крикнул Маша и схватив со стола чернильницу, с наслаждением запустила в стену. Удар, звон, брызги черные в разные стороны.
  Телохранители в черном тут же ворвались через дверь, оттеснив довольную собой девушку к стене.
  Император встал из-за стола, нервно заходил по комнате, от стола к окну и обратно.
  Через минуту он, взял себя в руки и приказал позвать министра двора.
  -Сопроводите принцессу Марго в ее апартаменты.
  Ближе к обеду, когда Маша нехотя ковырялась в блюде с жареной уткой, появился министр двора. Вопреки обычаю без бутылки редкого вина. А то каждый вечер повадился приносить на дегустацию чего-то. Решил: подпою эльфийку и она размякнет?Сама юбки скинет. Не на того напал!
  -Ты меня подставила, землячка! Но я не в обиде.
  -Очень рада! Наслаждайся!
  -Наслаждаться "клизмой" от императора?
  -Надеюсь, вазелина не пожалели?
  Министр скорчил скорбную гримасу.
  -У меня есть плохая новость.
  Маша напряглась.
  "В тюрягу закатают?"
  В тюрягу не закатали. Принцессу Марго выселили из дворца в отель Бруази в центре столицы вместе с горничной Лизой, замешанной в скандале.
  Отелем оказалась не гостиница, как ожидала Маша, а трехэтажный дом посреди небольшого и порядком заросшего парка, обнесенного трехметровой стеной.
  Император подарил на прощанье эльфийке карету полированного дерева и четверку серых жеребцов. Понятно, что кучер, лакеи и служанки были подобраны самим министром двора и сто процентов-стучали на Машу обо всем на свете. Уволить и заменить на других она их не могла. Зато могла теперь, избавившись от рутины императорского дворца путешествовать в карете по городу, по окрестностям. Эльфийку с непонятным статусом к себе в гости никто не звал, но она об этом и не жалела. В столице империи то и дело устраивались ярмарки, давали представления циркачи и разъездные театры. В столице имелось множество модисток-женщин шивших одежду на заказ. Кондитерские города творили настоящее волшебство из теста, сахара и кремов. Маша весь день колесила по городу в новенькой карете, дегустировала пирожные, делала покупки, смотрела представления. Скучать не приходилось. Все расходы оплачивал мажордом отеля, дядька пожилой, грузный, алкоголик и пофигист. Может с точки зрения императора это была опала и наказание, но с точки зрения Маши это была почти свобода.
   ....Пыльно, темно и тесно в этом дощатом, щелястом домике...
  "Куда это я попал?"
  Николай повернулся вправо, влево, зацепил локтем какие-то старые тряпки, висящие на гвозде. Полетела пыль и тут же набилась в нос. Он чихнул раз, другой, третий.
  -На здоровье! - отозвался весело мужской голос снаружи.
  Николай зажал нос пальцами и затаился.
  Глаза привыкли к сумраку, и дверь обнаружилась прямо перед носом, такая же щелястая как стены.
  -Не хочешь, не выходи! - сказал тот же человек, и послышались монотонные шуршащие звуки: шмяк-шмяк-ш-ш-шмяк.
  "Что я как пацан!"
  Меченосец без меча толкнул дверь и шагнул наружу.
  Ярко светило солнце, хорошо, что из-за спины. Картинка перед ним возникла яркая и сочная, в хороших щедрых красках.
  Лысоватый дядька-типичный пенсионер-дачник в коротких потертых джинсах и клетчатой ковбойской рубахе с подвернутыми рукавами мирно полол грядки с картошкой. Стебли у картошки мощные, ярко-изумрудные, а цветы рубиновые.
  Николай обернулся и увидел дощатый сарайчик для инвентаря, прислонившийся к дачному домику с облезлыми деревянными стенами, но с высокой, застекленной верандой и резными наличниками на пыльных окнах. Крыша у домика из листового железа с гребешка и тоже изрядно линялая, непонятного цвета.
  За картошкой виднелись грядки с луком, вдоль деревянного глухого забора кустилась малина, а в дальнем конце участка светилась свежим желтым деревом беседка под новенькой крышей мягкой кровли.
  Рот пересох, и язык как чужой ворочается в сухом рту еле-еле.
  -Добрый день.
  -Добрый! - отозвался дачник, продолжая тяпать. - Если пить хочешь-в холодильнике минералка и пиво. Выбери что нравится.
  -Извините, я сам не знаю, как сюда попал...
  -Ничего страшного!Иди попей и отдохни там, на диване, я закончу борозду и приду.
  -Меня Николай зовут, а вас?
  Дядька поднял голову, посмотрел добрыми глазами из-под седых бровей.
  -Эторум меня зовут, юноша. Можно дядюшка Эт.
  "Как-то слишком фамильярно..."
  -Ничего, я привык. Ступай, Николай.
  "Он меня знает, а я его не помню..."
  Николай поднялся по скрипящим ступенькам на веранду, неожиданно там оказалось прохладно и уютно. Диван с домашними подушками у стены, круглый стол, напротив, с букетом цветов полевых. Дверь в дом открыта оказалось. Внутри прохладно и пахнет ванилью.
  Николаю вспомнился кекс, что пекла мама, также пахло в квартире...
  Мамин кекс лежал на блюде на столе, щедро посыпанный сахарной пудрой.
  Николай нагнулся, не веря своим глазах и понюхал его.
  Он самый! Мамин! Откуда?!
  Заглянув в холодильник Сименс, обнаружил его набитым продуктами и напитками. Извлек две банки пива Левен Брау, вернулся на веранду и сел на диван.
  Разговор с Дальдантиль в каюте корабля он прекрасно помнил, а вот что случилось позже? Кольцо все также светилось на пальце. Меч остался на корабле?
  Он выпил только половину банки пива, когда заскрипели ступени и на веранде появился дачник, дядюшка Эт, на ходу вытирая руки цветастым полотенцем.
  -Хорошее пиво?
  -Спасибо, я просто воскрес!
  Дядюшка Эт засмеялся и, вскрыв вторую банку, к ней немедленно присосался. Через пару мгновений банка опустела.
  Дачник смял, пустую банку в кулаке и бросил в корзинку для мусора.
  -Сойдет для начала. Голоден?
  -Спасибо, но не надо беспокоится...
  Николай вдруг ощутил, что да, голоден и съел бы много чего! Только что у холодильника ни малейшего аппетита, а теперь вдруг пробило!
  -Знаю, вас, молодежь! Сам таким был! "Меры в женщинах и пиве он не знал и не хотел!"
  -Даля! - дядюшка Эт повернулся к двери в дом. - Даля! Наш друг голоден, а ты где-то медитируешь!
  -Уже иду! - отозвался знакомый женский голос из глубины дома.
  Послышались легкие шаги и в коротком летнем сарафанчике, с чеканным подносом в руках появилась Дальдантиль. Волосы стянуты в конский хвост. Улыбка до ушей...Конопушки на щеках...Студентка на даче у дедушки!
  Подмигнула озадаченному Николаю.
  -Что хотел бы на обед наш гость?
  -Может быть еще пива? - спросил дядюшка Эт.
  -Хорошо бы...
  Дальдантиль немедленно сняла с подноса три банки пива, на этот раз "Стелла Арто".
  "А поднос то был пуст только что..."
   Николай пил пиво и лихорадочно соображал как себя вести. Если Дальдантиль приносит пиво на подносе для дядюшки Эта-значит он не дачник-пенсионер....Еще один маг-колдун рангом выше?
  -Ты что-то притих, Николай?
  -Думаю...
  -Думать полезно. - Улыбнулся дядюшка Эт и сел напротив, спиной к солнцу. - Не стесняйся, спрашивай о том, что тебя волнует.
  -Где мы?
  -В Заримании, в тихом ее уголке.
  -Зачем я здесь?
  -Ты умный парень и я решил раскрыть карты перед тобой. Даля еще не наигралась, но ее можно понять. Она слишком еще молода.
  -Я все слышу! - донеслось из глубины дома, куда убежала вприпрыжку волшебница, обернувшаяся дачницей..
  -У девушек всегда ушки топориком! - усмехнулся дядюшка Эт.
  -Она, в самом деле- волшебница? Богиня Заримании?
  -Богиня? Пусть будет так. Даля-истинный дракон и хранительница этого мира. В каждом мире есть дракон-хранитель. Благодаря ему существует магия и люди способны вершить чудеса.
  -На Земле нет магии.
  -Кто тебе сказал? Если ты не видел своими глазами пирамид Гизы и ниагарский водопад-это не значит что их нет! Дело в том, что ваш хранитель не бывает на планете постоянно. Он...как бы сказать...манкирует своими обязанностями. Но вот когда он на месте - на Земле случаются чудеса и волшебство творится: возникают циклопические сооружения, боги во плоти сходят с Олимпа и земные женщины рожают от них героев великих, а потом бунтарь, умерший позорной смертью на кресте, воскресает и приносит в мир новую религию! Думаешь, что охота на ведьм в средние века была фикцией?
  -Но в наше время...
  -Ваше время - не исключение. Просто среди потока новостей и лживых сенсаций истинная магия маскируется гораздо успешнее!
  -Невероятно...
  -Даля-хранитель Заримании. Она, как каждый истинный дракон, легко меняет обличия, ради шутки или забавы, а чаще-ради дела.
  Та зеленая девочка на твоем балконе, шаман Варну, драконица Дара, немец Рольф-это все она. Она привела тебя в Зариманию и присматривала за тобой все время.
   Все прошедшие события промелькнули в голове парня.
  "Драконица развлекалась...Тесты мне устраивала..."
  -Доминика-тоже она?
  -Нет. Гарра и его девочка-киборг отношения к Дале никакого не имеют.
  -Киборг?! Как терминатор ?Но они мне рассказалали...
  -Про то, что они и суд и полиция? Не правда! Они охотники за головами. Они знают о том, что мой проект связан с Далей и ищут ее. Пытались сделать это даже с твоей помощью. Они поняли, что ты чем-то важен. Но вот чем- не поняли пока. Дошло, что надо держать тебя на поводке. В твоей крови циркулируют мельчайшие нано-датчики. С их помощью Гарра рассчитывает найти тебя и Далю.
  -Что же делать?-у Николая дыхание сперло. Датчики,киборги...Доминика одна отколотила два десятка дюжих викингов,что тогда может сам Гарра?!
  -Ничего не будем делать. Не будем разочаровывать их. Пусть найдут то, что ищут.
  -И что тогда случится?"Ему легко говорить..."
  -Ты все увидишь сам. Главное-ты никак при этом не пострадаешь.
  "Хотелось бы верить..."
  - Кольца духов-тоже датчик?
  -Кольцо-многофункциональное устройство, но пока ты не прошел инициализации, оно работает в пределах двух-тех процентов своих возможностей. У тебя все впереди.
  -Зачем я здесь, в Заримании? Ради развлечения Дальдантиль? Для этой-как вы сказали - "инициализации"?
  -О, нет! У тебя важная миссия, друг мой! Ты же знаешь основы про гены, про ДНК, чему вас там учат на Земле в двадцать первом веке? Гены тасуются самым странным образом и от многих факторов зависит то, что получиться. Почему у двух родителей все дети разные, пусть и похожие?
  -Не знаю.
  -А я знаю. И потому твоя миссия в Заримании-стать отцом человека, чье будущее мне уже известно на долгие годы.
  "Ага, бычка привели на случку! Чья же будет коровенка?"
  -Вы мне и партнершу подобрали для этой миссии?
  -Верно. Для рождения человека нужны отец и мать в равной степени. Есть сейчас в Заримании и будущая мать нашего героя.
  -Я ее знаю?
  -Да. Это твоя спутница-Маша.
  Нечто вроде такой засады Николай и ожидал. Но настолько?! Вспомнилась Маша, сползающая с паровоза по лесенке и ее необъятная задница...Дядюшка Эт тихо засмеялся.
  -Ты, я вижу, разочарован?!
  -Честно говоря, такие девушки мне не нравятся. У нас во дворе ее считали лесбиянкой.
  "Ладно, пусть полная! Не мало девушек с лишним весом, но разве что каким-то извращенцам может понравиться толстуха прыщавая с хамским норовом!"
  -Маша-лесбиянка?! Какой бред! Ты не прав, Николай! Эта девушка - настоящий алмаз. Если ее огранить, то получится бриллиант чистой воды и бесценный к тому же!
  -Это я - гранильщик алмазов?! - опешил Николай.-А кто же тогда,простите,вы сами?!
  -А я -гранильщик миров.
  В блеклых глазах дядюшки Эта промелькнуло что-то такое,что задавать вопросы больше не захотелось.
  -А вот и я! - пропела Дальдантиль, внося поднос, заполненный блюдами.
  Запахи жареного мяса, острых приправ и соусов защекотал ноздри и на миг Николай забылся и отвлекся.
  -А как же сервировка?- строго спросил дядюшка Эт.
  -Это такая мелочь! - фыркнула Дальдантиль.
  На столе возникла белоснежная скатерть и сервировка на пять персон: тарелки, бокалы, сияющие столовые приборы....в запотевшем ведерке со льдом бутылка шампанского неведомой марки. С подноса драконицы на центр стола переместились блюда и тарелки, причем в гораздо большем количестве, что могли уместиться на нем!
  Дядюшка Эт развернул салфетку, положил на колени, подмигнул Николаю.
  -Открыть шампанское сможешь?
  Дальдантиль села во главе стола и подперев ладошкой щеку смотрела на Николая с доброжелательной улыбкой на губах. Дачница....
  Вполне обычное шампанское...Обернув бутылку салфеткой с незнакомой монограммой, Николай сорвал толстую фольгу, снял проволоку и осторожно расшатал пробку.
  Бутылка выдала мягкое - бум! Из горлышка потянулся легкий дымок.
  Николай разлил пузырящийся, золотистый напиток по бокалам и вернул бутылку в звякающие, прозрачные ледышки.
  -Молодец, настоящий гусар! - одобрил дядюшка Эт и прищурюсь, посмотрел на пузырьки газа в своем бокале. - За встречу?
  -За встречу! - поддержала Дальдантиль.
  Бокалы со звоном встретились над блюдом с курицей запеченной с яблоками и черносливом.
  Отпив глоток, Николай замер. По языку , гортани и дальше пронеслось что-то невероятное! Ощущение обонятельного и вкусового оргазма отключило сознание на пару мгновений...Придя в себя, он увидел, что Эт и Даля трудятся над своими тарелками, разделывая мясо и быстренько опустошая соусники. С опаской Николай отставил недопитый бокал на стол. Не может шампанское давать такие ощущения! Какой-то наркотик?
  -Даля?
  -Да.
  -Ты испугала нашего гостя.
  -Прошу прощения! - сладко улыбнулась драконица. - Но мне кажется, что вы сами его напугали. Он так давно не видел эту Машу и даже не представляет - как она изменилась! Николай, тебе черной икры или синей?
  -Синей??!
  В хрустальной розетке и впрямь лежала горкой икра глубокого сапфирового тона.
  -Даля... - дядюшка Эт покачал головой. - Когда ты покинешь детство?
  -Ха! А вот и никогда! Ник, налей мне еще шампанского...
  Приплюснутая бутылка черного стекла, не меньше чем на литр появилась рядом с тарелкой Николая.
  -Это не мальвазия и не нектар. Бургунское 1789 года. Рекомендую. - Сказал дядюшка Эт, прервавшись на мгновение в борьбе в сочным здоровенным стейком.
  -А вам?
  -Что ж и мне тоже. Даля?
  -Нет, благодарю. Мне больше шампанское нравится. Пузырьки щекочут горло так забавно!
  Сухое красное оказалось терпким и густым, с выраженным букетом и очень приятным послевкусием. Что-то напоминало...
  На своей тарелке Николай обнаружил стейк и горку зелени и мысленно махнув рукой на все, принялся за еду.После второго бокала и третьего стейка, он понял, что пора бы развязать веревку на кожаных штанах и тут обнаружил, что на нем обычные джинсы и майка-поло светло-зеленая с крокодильчиком "Ла кост " на левой стороне.
  Маги могут все. Чему удивляться. Вместо грубых сапог на ногах мягкие мокасины.
  "Какие замечательные люди: одели, обули, накормили, напоили. Даже жену нашли!"
  Дядюшка Эт вытер губы салфеткой и откинулся на спинку плетеного стула.
  -Ты иронизируешь. Это хорошо. У нашего гостя крепкая нервная система!
  -Вы сами его выбрали! - хихикнула драконица.
  В голове слегка шумело и сознание размякло. Николаю казалось теперь что он в центре спектакля, играемого для одного зрителя, для него! То что при этом читают его мысли-отлично! Это же интерактивно и креативно!
  -Два прибора еще на столе. Гостей ждете?
  -Какая наблюдательность, Ник! Ты такой клевый! - воскликнула Дальдантиль и искоса посмотрела так что у парня кровь прилила не только к щекам.
  Дядюшка Эт лениво посмотрел на часы на левой руке.
  -Пора бы нашим гостям появится.
  Как только он это сказал, послышались быстрые шаги на улице. Дверь распахнулась. Первой на веранде оказалась Доминика с каким-то черным зловещего вида, прибором в руках, что-то среднее между миксером и пентбольной стрелялкой. Взяла всех на прицел. На лице не тени эмоции,как у продавщицы в сельпо.
  Затем в дверях возник господин Гарра, в черном, кожаном плаще, застегнутом до горла и без головного убора. Внутрь заходить видимо опасался. Стоял на пороге, озирал равнодушно хозяев.
  "Ага, ОМОН накрыл нашу "малину"!"
  Почему-то было не страшно, а смешно. Знает ли Гарра с кем связался? Похоже что не знает....
  -А вот и гости долгожданные .-сообщил Николаю дядюшка Эт.-Прошу к столу.
   Гости усаживаться за стол не собирались. Доминика повела стволом своего ружья, что-то щелкнуло, но ничего не произошло.
  Не произошло первые пару секунд.
  Затем бокал с вином выпал из рук дядюшки Эта и разбился об пол, потому что сам дядюшка исчез как привидение. Господин Гарра тоже испарился.
  Доминика отшвырнула свое оружие и бросилась вперед.
  На ее пути оказалась Дальдантиль. Каскад стремительных ударов, блоков, почти все такое стремительное, что не разглядеть глазом-только смазанные движения! На маленьком пространстве между дверью и столом словно врезались в друг дружку два промышленных вентилятора! Искр не было, правда...
  Визга и криков Николай тоже не услышал-девочки рубились молча! В руку ткнулась рукоятка фламберга, и он сжал ее запотевшими от волнения руками.
  Они замерли на расстоянии шага в необычных стойках, прожигаю друг друга взглядами.
  На кожаной, тугой курточке Доминики кривые разрывы обнажили белоснежную кожу. Дальдантиль осталась в одном белом кружевном белье, так как сарафан клочьями рассыпался по полу.
  "Еще один заход и даже белья не останется!" - подумал владелец фламберга и устыдился.
  -Не плохо, дракошка! - сказала Доминика, даже не запыхавшись.
  Дальдантиль медленно и плавно изменила позу. Пятки вместе, носки врозь, ладони сложены на груди. Короткий поклон.
  -Ты пыль под моими ногами. - Тихо сказала драконица.
  Доминика рухнула на пол, как подстреленная. Ноги и руки как у тряпичной куклы под немыслимыми углами и вывернуты нечеловеческим образом...
  Стекла веранды разлетелись каскадом брызг!
  Николай только успел глаза закрыть, ожидая града осколков, но ничего не произошло. Он оглянулся. Стекла вонзившиеся в деревянную стену, аккуратно обрисовали его силуэт. Посмотрел на себя с замиранием сердца и не увидел ни стекол, ни порезов.
  Повернувшись на грохот, парень увидел как, разрывая опустевшие рамы голыми руками, на веранду заскакивают еще три Доминики, абсолютные копии той, что лежала у ног Дальдантиль. Живые и здоровые и в руках у них клинки самого неприятного вида.
  -Так не честно! - воскликнула с обидой голосом маленькой девочки драконица. Вспышка как разряд молнии ударила по глазам так болезненно, что Николай вскрикнув, закрыл лицо ладонями...
   Маша плескалась в ванне. Завела такую вот аристократическую привычку по утрам.
  Ванну из серебра, как у покойного монсеньора Морены раздобыть не удалось. Сойдет и медная! Ароматные мыльные смеси дают обильную пену...По шею в пене, Маша блаженно прикрыла глаза. На голове полотенце чалмой, чтобы лоб не потел. Бокал с белым вином рядом, только протяни руку.
  Свежий ветерок раскачивает шторы.Хорошо когда сама себе хозяйка! Не надо торопиться на работу, не надо заниматься уборкой или готовкой еды...Не надо таскаться хвостиком за нелюдимым Бориденом!
  Лизавета сидела на плетеном из прутьев стульчике трещала про всякие городские новости. Она рано утром ходила с кухаркой на рынок и набралась там всякого...Маша слушала ее краем уха. Планировала день на сегодня. Пообедать можно в ресторане Грота, что рядом с ратушей. А на карете хорошо бы съездить в сады императорские у северной окраины. Но это ближе к вечеру. Осень в Заримании затяжная. Дни стояли по-летнему жаркие. Урожай собрали, а деревья в садах все никак не сбросят листья. Они расцвечены такими неожиданными оттенками красного и золотого, что столичные художники с мольбертами потянулись туда писать виды и симпатичных горожанок на фоне осеннего золотого великолепия.Может быть, тоже поехать и попозировать? Картину можно повесить в гостиной... А если позировать обнаженной? С полумаской на лице.Маша хихикнула, представив результат.Ей было чем похвалится!
  -А тот самый граф, о котором вчера говорила-выкупался голым в фонтане у отеля Форранс, на спор и выиграл у герцога Шамюра тысячу соверенов.Герцогиня Шамюр пообещала две тысячи соверенов тому, кто опять вызовет красавчика на спор...
  -Бред какой-то...
  В дверь деликатно постучали.
  Горничная подбежала к двери.
  Быстро вернулась.
  -К вам господин министр двора!
  -Пусть войдет.
  -Сюда?
  -Ради этого козла я что должна вылезти из ванны?
  -Ради козла не надо вылезать! - отозвался министр, входя в комнату. Франтоватый, в расшитом золотом длинном кафтане бирюзового оттенка, белоснежные кружева на груди с бриллиантовой брошью, шляпа с белым пером под мышкой. В черном костюме министр ходил только в поездках с Бориденом.
  -Привет, Роб! Заехал пожелать доброго утра?
  Маша протянула руку в пене для поцелуя, а сама игриво выставила наружу гладкое розовое колено. Не снимая шоколадного цвета перчаток, министр принял ручку и имитировал светский дежурный поцелуй.
  -Целую ваши руки, великолепная!
  -Кто-то сдох в лесу? Что случилось? Не томите!
  Министр зыркнул на горничную. Маша ей кивнула, и девчонка выкатилась вон, прикрыв дверь за собой.Роберт уселся на стул, нога на ногу, нахлобучив шляпу на колено.
  -Император уже не злиться на вас.
  -Рада слышать. Как его величество?
  -Он готов к вашему возвращению.
  -А я пока еще не готова.Не созрела еще.Так и передай его величеству!
  Министр в возмущении всплеснул руками.
  -Марго, не сходите с ума. Мне поручено проводить вас обратно во дворец при условии выполнения вами деликатного задания и сегодня же.
  -Мне и здесь не плохо - без всяких заданий.
  -Не капризничайте, Марго. Воля императора превыше всего, согласны вы с этим или нет.
  Ваша опала может быть продлена и усугублена. Монастырь кающихся дев всего в получасе езды отсюда.Там строгий режим: пост ,молитвы и труд на монастырских грядках. Там не будет ванны и горничной, не будет кареты и магазинов с кондитерскими.
  -Шантажист хренов!
  -Марго! Это не моя идея!
  -Ну и что за задание на мою голову?
  Министр победоносно и самодовольно усмехнулся.
  -Два дня назад в отель Форранс поселился юноша, представившийся графом Монте-Кристо.
  -Что?
  -Я тоже этот роман в детстве прочел.
  -А я фильм видела. С этим, как его...в главной роли...
  -Жаном Маре? Ну, это старье!
  -Значит этот незнакомец-землянин?
  -Верно. У него много денег. Баснословно много. Он сорит золотом по городу третий день. Купил кабриолет и двух жеребцов у Лавура за бешеные деньги. В отеле снял весь третий этаж и обставил его мебелью за свой счет.
  Закупил у оружейников кучу оружия и доспехов. Нанял десять телохранителей, одел их как герцогов. Проиграл в карты вчера вечером у барона Руна десять тысяч соверенов, не моргнув глазом.
  -А это много?
  -Стоимость пяти галер для флота.
  -Значит ему не нужны галеры, а нужны острые ощущения. Сколько он шлюх или графинь уже осчастливил за два дня?
  -В том то и секрет, что ни одной!
  -Значит-голубой.
  -Не замечен.
  -Не все сразу. Не нашел еще подходящего партнера. Ага...Понятно...Мне нужно отправиться к нему и проверить на вшивость?
  -Простите?
  -Так говорила бабуля: проверить на вшивость! Разведка боем, то есть!
  -Хорошее выражение-надо записать. Вы все правильно уловили. Поведение этого самозванца вызывает массу слухов и сплетен. Говорят что он принц из далекого королевства.
  -А, так это он купался голым в фонтане?
  -Да. Теперь у дам столицы площадь у отеля самое популярное место для вечерних прогулок.Говорят что граф сложен как молодой бог!
  -И что мне надо узнать? Зачем он приперся в столицу империи-этот молодой бог?
  -В точку! Лучше и не скажешь!
  -Я подумаю...
  -Марго, время не ждет!
  -Тогда сам езжай и купайся голым у фонтана...Может он гей и только тебя и ждет? А что? Ты смазливый и задница у тебя мускулистая...
  -Ты полагаешь, что кольцо сможет тебя защитить и от гнев его величества?-усмехнулся министр.
  Маша встрепенулась.
  -Что ты знаешь про кольцо?
  Министр наклонился и понизил голос:
  -В цитадели Лаварии граф Бург приказал отрезать тебе палец, чтобы заполучить это кольцо.
  -Что?
  Маша быстро поднесла руку к глазам.
  "Чепуха! Ни шрама, ни малейших следов!"
  -На следующий день и палец, и кольцо были на прежнем месте. Магия темных эльфов, я полагаю?
  -Почему темных эльфов?
  -Потому что кольцо было вручено некому Хандану-темному эльфу.
  -Но оно на месте!
  Маша показала министру палец с кольцом.
  -Вот этого я не понимаю. В донесении графа все было подробно изложено.Кто-то навел морок? Кто этот Хандану? Знакомый твой? Любовник?
  -Лифтер-проводник!"Что же все-таки мне подогнала эта дракониха?"
  Маша повертела кольцо на пальце, пытаясь вспомнить подробности своего плена в Цитадели. Все как в тумане...
  -Соглашайтесь, Марго, и милость императора к вам вернется. - Вкрадчиво пропел министр двора.
  "Почему бы и нет? Что я теряю? Познакомлюсь с еще одним авантюристом!"
  -А, ладно, сегодня в полдень съезжу посмотреть на этого вашего богатенького Буратино!
  -Монте-Кристо!
  -Какая разница!?
   Граф Монте-Кристо прогуливался у фонтана перед отелем с герцогом Шамюром. Следом шествовал важный лакей с серебряным чеканным подносом. На подносе два кубка и бутылка золотистого "шавера".
  К вечеру солнце спряталось за крышами зданий и на площадь пришла блаженная тень.
  Хотелось снять фетровую шляпу и расстегнуть расшитый галунами кафтан, но приходилось сдерживаться.
  По бульвару мимо фонтана потоком двигались ландо и кабриолеты. Восседающие в них дамы и господа пристально разглядывали знаменитого и скандального гостя.
  Ждали еще одного купания в фонтане? Вчера дело было в сумерках, да и зевак не было...почти!" Ну, я вчера и нажрался!"
  -Осенний бал пройдет очень скоро в императорском дворце. Если пожелаете, я раздобуду приглашение, любезный граф!
  -Приму с большим удовольствием.
  -Потребуется сущая безделица-пара сотен соверенов для министра двора. Этот выскочка жаден как старый перекупщик!
  -Это не проблема!
  -Вы счастливейший из смертных, граф, про деньги вам не нужно думать!
  -Пусть они обо мне думают! - грубовато пошутил граф и предложил выпить по бокалу "шавера".
  "Назовись аристократом и сори деньгами, тут же к тебе как мухи на дерьмо налетят людишки определенного свойства: шулеры, аристократы разорившиеся, мошенники с глазами святошь..."
  -Про вас весь день говорит весь Соммервиль!
  -Вот как?
  -Многих интересует-кто ваша подруга? Дамы умирают от любопытства!
  "...плюсом еще и жадные, высокородные шлюхи!"
  -Посоветуйте кого-то?
  -О, неожиданное и лестное предложение! - воскликнул герцог.
  ..."плюс сутенеры-сводники!"
  Лакированная карета без гербов выбралась из потока и остановилась шагах в десяти. Из нее никто не вышел, но шторка на двери была отодвинута.
  -Даже она вами заинтригована! Ловите удачу за хвост, мой друг!
  -Она?
  -Эльфийка императора! Бориден привез ее из южного королевства, из Лаварии как трофей и видимо так и не решился что-то с нею сделать!
  -Настоящая эльфийка?
  -Рослая, сочная эльфийка!Фигура как у богини любви и лицом прекрасна.Что вы хотите- древняя магия черных эльфов! Министр двора уверял, что на нее стояк у половины двора!
  -Так она что ж - спит с половиной двора?
  -В том-то и фокус, дорогой граф, что не спит!
  -Фаворитка его величества?
  -Фавориток не высылают из дворца в старый отель!
  -Бывшая фаворитка?
  -Вам не угодить, мой друг! А вы знаете, что эльфов не видели живьем почти сто лет?Тем более таких свежих и длинноногих "персиков"!
  -И еще бы сто не видеть?
  Герцог захохотал.
  Граф допил вино и быстрым шагом направился к карете. Вежливо поклонился рядом с дверцей,сняв шляпу.
  -Доброго вечера. Могу ли я чем-то помочь, сударыня?
  Из глубины кареты появилась фигура в плаще с капюшоном. Лицо кроме ярких, полных губ и нежного подбородка спрятано под черной муаровой полумаской. Глаза загадочно блестят.
  -Вы так любезны. Не вы ли тот самый граф, что купается в фонтане голым?
  -Если много выпью. - Честно признался граф. - Мое имя...
  -Не трудитесь, я его знаю.
  Граф не смутился. Женщина в полумаске с таким чувственным ртом его заинтересовала.Жаль ушек эльфийских не разглядеть ...
  -Очень приятно, но вас мне не представили.
  -Сомневаюсь, что тот хлыщ в шляпе с перьями забыл про меня насплетничать. Я-Марго.Эльфийка и пленница этих грубых мужланов!
  -Вам не нравиться Соммервиль?
  -Город хорош, но люди... меня разочаровывают....интриги,зависть,стукачество на каждом шагу!
  -Ах, как я вас понимаю! - с жаром воскликнул граф. - Завтра я устраиваю игру в своей гостинной. Смею ли я направить вам пригласительное письмо? Будет карточная игра, музыка, представление и отменные закуски.
  -Звучит не плохо. Присылайте. - Милостиво согласилась эльфийка и задвинула штору на дверце.
  Посмотрев вслед отъехавшей карете, граф попытался честно вспомнить, где он уже слышал этот голос.
  -Вы берете быка за рога, друг мой! В вашем королевстве так принято?
  Герцог подкрался незаметно.
  -Мы на севере люди не избалованные утомительным этикетом.Сразу вопрос ребром: да или нет и точка!
  -Она с вами говорила и это хороший знак.
  -Спорим на десять тысяч соверенов, что через десять дней она будет моей?!
  -Ого, да вы вспыхнули как солома, мой друг! Где же мне взять такую сумму для пари?
  -Завтра выиграете у меня в карты! -ухмыльнулся граф.-Еще по бокалу "шавера"?
   Следующим вечером граф держал в своем особняке за столом банк в "двадцать четыре".
  Раздавал небрежно карты и метал на стол тяжелое, жирное золото, не глядя.
  Приглашенные дамы и господа толпились у стола, кто, ожидая своей очереди, кто, просто наблюдая за игрой.В противоположном конце гостиной играли музыканты, а в буфете выкладывали на блюда закуски, сметаемые толпой гостей, нагрузившихся дармовой выпивкой. Лакеи с подносами пробегали по залу каждые полминуты. Вносили полные бокалы, выносили пустые. Герцог Шамюр подгреб к себе кучу выигранного золота. За спиной зашептала жена:
  -Сколько уже, дорогой?
  -Шесть тысяч...
  -Прекрасно!
  -Еще бы!
  У локтя герцога появился бокал с ледяным вином. Он жадно отпил половину, наблюдая как граф Монте-Кристо забирает с подноса очередной кошель с золотом.
  -Откуда они ему приносят деньги? - зашептала жена.
  -Посмотри сама...
  Граф с треском распечатал новую, глянцевую колоду. Перетасовал и раздал.
  -Ваша ставка, герцог?
  Облизнув губы, герцог уставился на горку монет.
  -На всю сотню!
  Только потом посмотрел на свою карту. Двойка!
  -Еще прошу!
  С улыбкой граф метнул на стол карту. Герцог вскрыл. Десятка! Нужно еще двенадцать!
  -Поддерживаю!
  Он придвинул в центр стола еще сотню из своей кучи.
  Барон Брен, старикан с унылым носом в каштановом парике,третий участник игры, сбросил карту и поднял руку.
  -Увы, господа, на сегодня я уже пуст.
  -Позвольте открыть вам кредит! - немедленно отозвался граф Монте-Кристо.
  -Вынужден отказаться. Благодарю за игру, господа!
  Барон поднялся из-за стола и на его место скользнула внезапно для всех сидящих в игре, а особенно для ждущих очереди, женщина в лиловом платье и в лиловой же полумаске на лице. Ее светлые, почти золотые волосы были собраны в сложную прическу на затылке, обнажив остренькие ушки с капельками бриллиантовых серег.
  -Это она! Эльфийка Боридена! - зашептали по кругу и любопытных у стола прибавилось.
  -Добрый вечер господа! Я в игре! - объявила нахалка и улыбнулась хозяину стола.
  -Добрый вечер, принцесса! - поклонился коротко граф. - Поддерживаете?
  -Непременно!
  Из замшевого кошелька на стол выскользнули совернены-еще сотня!
  Получив карту, эльфийка даже ее не вскрыла. Обвела взглядом окружающих.
  -Кто-то подаст мне вина?
  Немедленно перед нею поставили запотевший бокал.Эльфийка залпом его опустошила и попросила еще.
  Граф сдал герцогу еще одну карту и тотг, получив десятку, притаился. Риск слишком велик! Получить двойку еще-очень мало шансов.
  -Пропускаю!
  Эльфийка одним махом осушила второй бокал и опять не вскрыла карту.
  -Еще!
  Толпа зрителей загудела.Эльфийке подали третий бокал с вином.
  -Она же колдунья...-громко прошептал кто-то.
  Настала гробовая тишина. Даже музыканты перестали пиликать.
  Получив третью карту эльфийка накрыла их ладонью и улыбнулась герцогу.
  -Открываем?
  Лоб герцога покрылся капельками пота. "Это всего лишь три сотни..."
  -Согласен!
  Герцог открыл карты.
  -Двадцать два!
  Эльфийка перевернула свои три карты.
  -Двадцать четыре!
  -Поздравляю, сударыня! - прохрипел герцог, соображая как бы удрать из стола с выигрышем. Он не сомневался в том, что эльфийская колдунья пришла выпотрошить все деньги. Черт с ним, с графом! Но как уберечь свое?!
  Эльфийка с лучезарной улыбкой, под ропот окружающих ссыпала выигрыш в кошелек и с вздохом сообщила:
  -Надо было прихватить кошелек побольше!
  Граф расхохотался.
  -Я уступлю вам свой, сударыня!
  -Только если он величиной с кожаное, походное ведро! Я ведь только начала!
  Эльфийка подняла бокал,но пить не стала.
  -Может быть перерыв, мой любезный друг? - жалобно спросил герцог графа.
  -Это не честно! - заявила эльфийка-Два кона и перерыв, не раньше!
  -Герцог? - повернулся к нему граф, держа колоду в руке.
  -Согласен... - выдавил герцог.
  -Отлично! Поднимаю банк до пятисот! - объявил граф и выложил деньги на кон.
  Поучив карту с дамой, герцог пропустил ход.
  Эльфийка выложила на стол еще пятьсот монет и, получив еще две карты опять открыла двадцать четыре. У герцога было шестнадцать.
  -Ваша тысяча, принцесса!
  -Вы очень любезны, граф!
  Забыв про выпивку и закуски, дамы и господа окружили стол плотным кольцом.
  -У меня есть намерение поднять банк до тысячи! - объявил граф.
  Наступила тишина.
  -Вы хозяин, воля ваша. - Прихрипел герцог, теребя перстни на руке.
  Граф выложил на сукно тысячу соверенов.
  Эльфийка засмеялась и захлопала в ладоши под неодобрительными взглядами женской половины общества.
  -Боже мой, какая вульгарная особа.Пьет как лакей и никаких изысканных манер! - Прошипела герцогиня Шамюр.
  Опять три карты. Опять выигрыш. Толпа загудела. Эльфийка сгребла деньги в кошелек, и он раздулся как болотная жаба. Потный герцог выбрался из-за стола, не забыв убрать в кошелек выигрыш. Граф подошел к гостье и подал ей руку.
  -Жаль что у кошелька нет колес. - Пожаловалась она. - Я, так руку вывихну!
  -Нет проблем. Валери!
  Один из телохранителей графа-усатый крепыш в богатой одежде ,при коротком мече на поясе, спешно приблизился.
  -Прими на хранение деньги моей гостьи.
  -Слушаюсь, господин граф!
  -Вот, вы избавлены от тяжести. Не хотите ли подышать свежим воздухом.
  -С удовольствием!
  Прихватив бокалы с вином, они вышли на балкон. В зале опять запиликали скрипки,а гости загалдели возле буфета. В сумерках площадь и фонтан ярко освещали огни фонарей на высоких столбах. Кареты и ландо гостей заполнили половину площади. Запах конской мочи мощно поднимался наверх.
  Эльфийка поморщилась.Повернулась к графу.Она была чуть ниже его, на несколько сантиметров,не больше."Слишком рослая для эльфийки...Впрочем,что я знаю про темных эльфов? Ничего!"
  -Это, по-вашему, свежий воздух? Кто это?
  Она перегнулась через ограждение балкона.
  -Кажется, герцог сбежал не прощаясь?
  -Пусть его! Он же напуган.
  -Напуган? Мною?
  -Вы не оставили ему шансов на выигрыш.
  -А вам?- тихо спросила она,приближаясь.
  -Еще не знаю. - Честно признался граф, заглядывая в прорези маски.-Мне кажется-мы с вами где-то встречались.
  -Вот как? Где же?
  -Меня терзают смутные сомнения...Может снимите маску?
  -Еще слово или жест и я вас ущипну за задницу!
  -Мои гости это оценят.
  Эльфийка захихикала...
  
  
  "Чего ему дома не сидится?!"
  Маша с возмущением уставилась на министра двора из белой пены, в которую опустилась по самые ноздри.
  -Доброго утра, дорогая Марго! Часто принимать ванну вредно! Можно смыть полезную грязь и заболеть!
  Роберт уселся на стул, а горничная прыснула вон из комнаты как испуганная мышка.
  -Тебе вредно, а мне полезно. - Буркнула Маша.
  -Как прошел вчерашний вечер?
  -Хорошо.
  -Еще бы, по слухам вы выиграли в карты пять тысяч соверенов! Сегодня об этом только и болтают в городе и при дворе.
  -Мне что с того? На чужой роток не накинешь платок-говорила моя бабуля.
  -А если быть серьезной? Что вы узнали о нем?
  -Он щедрый или глупый. У него много денег и ему на них плевать-значит легко достаются...
  -И все?
  -Ага.
  -А каков он в постели?
  -Это не ко мне. Я вам не шлюха!
  -Он даже не предложил провести у него ночь?
  -Представьте-нет! Он лучше воспитан, чем вы!
  -Безусловно! - расхохотался министр двора. - Я то предложил!
  -Пошел ты...
  -Марго! Все это хорошо, но мало! Сегодня граф едет на пикник в северные сады. Вам надо там быть. Расскажете ему, что у вас есть знакомые в дворцовой страже.
  -Зачем ему это? Думаете, что он мечтает подобраться к императору ближе?
  -Не исключено. Потребовалось же ему приглашение на осенний бал. Хотите тоже получить приглашение?
  -Зачем?
  -Об этом мечтают все дамы в Соммервиле. Разве не интересно принять участие в самом изысканном празднике года? Великолепный бал,изысканные вина и красивейший фейерверк!
  "Блин, как он мне надоел? Скорее бы убрался!"
  -Марго, почему вы молчите?
  -Потому что устала вас слушать.
  -Хорошо, не буду мешать. Уже ухожу. Главное: сады после полудня, знакомые в страже!
  -Да помню я все!
  Когда Роберт вышел, а горничная вернулась, Маша уже выбралась из ванны и торопливо обтиралась простыней.
  -Госпожа...
  -У меня нет времени, Лизавета! Где мои эльфийские тряпки?!
   Граф Монте-Кристо скучал, сидя на раскладном стуле перед раскладным столом. Лакеи убирали остывшие закуски, вино согрелось и не лезло в горло.
  Другие дамы и господа разбрелись между деревьями, гуляя по золотой опадающей листве. За садами, за рекой крутые скалы, заросшие лесом ,притягивали взгляд. По воздуху тянулись паутинки-приметы "бабьего лета".
  "А как у них тут это время зовется?"
  -Господин граф, к вам гостья.
  Граф обернулся к телохранителю.
  От дороги, где остановилась под вязами лакированная карета, к нему приближалась женщина в облегающем,очень узком золотистом платье и в золотой полумаске.
  Передав лакею недопитый бокал, граф пошел навстречу гостье.
  Она протянула руку, и он прижал ее пальчики к губам. Они пахли ромашками.
  -Не ожидал вас здесь встретить.
  -Прекрасный день для прогулки, я не смогла удержаться. Хочу вас поблагодарить за вчерашний вечер еще раз.
  -Это я должен вас благодарить. Немного вина?
  -Нет. Благодарю. Граф, зачем вы здесь?
  -Меня пригласил в сады барон Берн...
  -Нет, не в садах! Почему вы приехали в Соммервиль?
  -Все стремятся в центр империи, что в том странного?
  -Может, хватит держать меня за руку? Она у меня вспотела.Какой вы горячий!
  -Ох, извините, это от волнения!
  Эльфийка улыбнулась.
  -Раньше ты не волновался, когда держал мою руку. Сними перчатку!
  Граф послушно снял перчатку с левой руки.
  -С правой.
  -Зачем?
  -Не будь упрямым козлом, Колян!
  Граф отшатнулся и стремительно покраснел. Эльфийка подняла руку и сняла полумаску с лица.
  -Неужели я так сильно изменилась?
  -Маша?!
  -Ну, наконец-то! - с вздохом облегчения Маша обняла Николая за шею. - Я то тебя сразу узнала, хотя, следует признать, что усы с бородкой и черный цвет волос маскируют не плохо!
  -Маша! Как здорово, что мы встретились! Я даже не мог ожидать, что ты такая...
  -Какая?
  -Такая красотка стала!
  Восхищенный взгляд и растерянная улыбка на лице. "Вот же олух! А еще граф Монте-Кристо!"
  -Лучше чем Ким Кардашьян?
  -Она тебе в кухарки не годится!
  -Ого, уже комплименты!
  Говори мне их чаще, и я буду ласковая и смирная!
  Николай засмеялся и обнял Машу, но осторожно, за талию.
  -Как ты сюда попала?
  -Долгий рассказ.
  -У нас море времени!
  -Не уверена. Министр двора взял тебя на мушку. Чего-то заподозрил.
  -Едем ко мне?
  -И у тебя и у меня полно шпионов среди слуг.
  -Не сомневаюсь. Что же делать?
  -Кинем плед на том бугорке, под дубом и поговорим. Там к нам никто незамеченным не подберется.
  -Отличная идея! Маша, ты просто нереально похорошела!Не зря тебя сравнивают с богиней любви!
  Маша стрельнула глазками и мягко высвободилась из рук Николая.
  -А кто называл меня толстухой?
  -Прости, пожалуйста! Я был слепым идиотом!
  -Прощаю. - Промырлыкала девушка и взяла парня под руку.
  -Один вопрос.
  -Да?
  -Эти ушки-они настоящие?
  -Можешь потрогать, глупый!
  В тени под дубом они сели на плед, вооружились бокалами с вином и разговаривали до самых первых звезд.
  Никто не решился им помешать. Дамы и господа разъехались. Слуги и телохранители топтались в отдалении. У шпиона на дубе затекли руки и ноги. От услышанного у него кружилась голова и сердце трепыхалось в груди как собачий хвостик.
  Маша прижалась головой к плечу Николая. Он обнял ее.
  -Холодает уже....
  -Что будем делать?
  -Честно говоря, не хочется с тобой расставаться.
  -Мне тоже....
  -Человек на дереве нас слушает.
  -Пусть.
  -Шпион императора?
  -Кто же еще. - Маша тихо вздохнула. - Как мне хочется обратно к дяде Федору в ту долину. Там было так спокойно и уютно...
  -Мне тоже...
  -Поцелуешь меня?
  -Маша...
  -Я тороплю события? Кто должен у нас родится? Мальчик или девочка? Тебе не сказали?
  Николай улыбнулся.
  -Ты замечательная...
  -И все?
  -Ты самая прекрасная девушка у нас, в Заримании...
  Он наклонился и поцеловал ее в губы, такие сладкие и почему-то желанные.
  Их руки встретились и кольца соединились...
  Шпион протер глаза и еще раз и еще. Под дубом никого на смятом пледе уже не было....
  
  
  ЭПИЛОГ
  
  Федор крутил гайки на ступице и ругался под нос.
  -Доброе утро!
  -Привет, Коля! Чего не спиться?
  -Выспался. Воздух такой здесь, что спится хорошо.
  Николай подошел ближе, теребя отросшую бородку.
  -Помочь?
  -Ничего...Гайка, бракованная...Допуск не соблюли...Шею намылю бродягам!
  Николай приложил руку к черному боку паровоза. За ночь не остыл еще.
  -Как твоя?
  -Ругается. Хочет спать на животе, а не может.
  -Вечно бабам блажь всякая в голову идет! Ничего, скоро разродится и будет спать хоть на голове! Чего хочешь спросить то?
  -В прошлом году те женщины ко мне приходили на ночь...
  -А, только вспомнил? Крепкие пацанята народились.
  Николай испуганно оглянулся на дом.
  -Федор, ты смотри об этом Маше не расскажи. Она беременная и ей волноваться нельзя!
  -Испугался! Да пошутил я! Спи спокойно, никого не народилось от тебя!
  Николай рассмеялся с облегчением. От сердца отлегло!
  Восемь месяцев они жили уже в долине миреков. Сила колец их перенесла с другого конца континента в одно мгновение. У дяди Федора мало что изменилось, разве, что вместо деревянной стены форта строилась каменная.
  -В целях противопожарной безопасности! - пояснил хозяин.
  Население уже не умещалось внутри и за стенами вырос поселок почти в сотню крепких деревянных домов. Жили здесь не только миреки, но и выкупленные Федором рабы. Молодые беременные женщины попадались на каждом шагу. Еще через пару лет тут будут бегать разномастные пацаны и девчонки.
  Николай обучился водить второй паровоз и ездил от гор до леса и обратно. Кроме того, три дня в неделю он занимались с молодыми мирекам, натаскивал их в фехтовании, пока только на деревянных мечах.
  Жизнь в долине текла сытая и спокойная. Николай надеялся, что загребущие лапы императора Боридена не дотянуться сюда никогда. Зачем империя вольным людям?
  "На фига попу гармонь!" - как говорил дядя Федор.
  За ужином, посмотрев как Маша гладит себя по округлившемуся животу с мягкой улыбкой на лице, Федор не удержался и спросил:
  -Как назовете младенчика? Не думали еще?
  -Я назову его - Гаргилл..-ответила Маша.
  -Не фига себе-имечко? Сама придумала?Эльфийское что-ли?
  Маша с улыбкой ответила:
  -Он приснился мне во сне и сказал что его зовут-Гаргилл....
  ...В далеком Норведене, в доме на берегу фьорда Солан с улыбкой смотрела, как новорожденная дочь сосет ее грудь.
  -У нее такой смышленый взгляд!
  -Дочка, ей всего лишь месяц, а она уже красотка! - улыбнулся мастер Герт.-
  Не надумала ей имя, какое дашь на крещении?
  Солан подняла голову и посмотрела на отца.
  -Я назову ее - Шилла....
  ...У скального выступа над долиной миреков, на камушке сидел печальный темный эльф Хандану и прикидывал, как бы ему заманить кольценосцев в свои подземелья....
  ...Император Бориден читал бумаги из белой папки...
  ...Дядюшка Эт отхлебнул из кружки крепкого черного чая с лимоном.
  -Даля, а где мои любимые сушки?
  -С маком? - отозвалась из кухни драконица.
  -Да. Неужели все поела?
  -Я виновата, что они такие мелкие, как семечки? Наколдуйте еще.
  -У тебя лучше выходят. Потешь старика!
  -Хорошо, вот только пирог из духовки выну.
  Дядюшка Эт улыбнулся своим мыслям, но вслух ничего не сказал.
  Драконица обожала сама готовить выпечку. Откуда такая блажь, ума не приложить!
  -Как ты думаешь, какой потенциал у этого Федора?
  -Технический маг-большая редкость! Я впервые такого встречаю!
  -Всегда что-то бывает впервые.
  Дядюшка Эт посмотрел в угол веранды, где стояло искусно выполненное чучело господин Гарра в черном плаще, застегнутом до самого горла. Особенно удались выразительные злобные глаза-как живые!
   -У нас в Заримании всякие чудеса случаются! - сообщила Дальдантиль, внося на веранду большую миску с сушками.
  
  
  
   КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.33*11  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"