Флейм Корвин: другие произведения.

Земля 2252. Глава 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
  • Аннотация:
    Оценки и комментарии оставляйте, пожалуйста, здесь.

  Глава 9. Быть сильной
  
  Мириады огней ночного мегаполиса ушли из-под крыльев. Теперь Женька видела реку. Жирную чёрную полосу, промелькнувшую под днищем самолета. Летательный аппарат так и назывался - самолетом. Да и он походил на привычный с детства агрегат, только не слишком большой по размеру, и располагался прямо на крыше университетского небоскреба с прижатыми к корпусу крыльями. Они расправились после набора высоты.
  Насупленная Артурова молчала и, почти не отвлекаясь ни на что другое, смотрела в широкое окно самолета, что в несколько раз превышало размеры иллюминаторов из женькиного времени. После того, как поднялись на борт, помощница Мартынова не проронила ни слова, и на Ливадову почти не смотрела. Женька в мыслях даже поблагодарила Яну за неразговорчивость - не до неё сейчас - и, устроившись в кресле присланного за рабыней роскошного самолета, с противным, премерзким волнением ждала взлета. Теперь Ливадова принадлежит старшему сыну Президента Корпорации, и это его личный самолет.
  Против слов Мартынова отбытие затянулост. Ливадову отвели в камеру. Подумалось тогда, что время до вылета пробудет в одиночестве, но не тут-то было. Скоро появились двое молчаливых типа и без лишних слов отвели Ливадову в медицинский бокс института, который, как после оказалось, занимал два этажа.
  Эти двое являлись скорее надзирателями, чем коллегами Артуровой. Девушка помнила, как кинулась с кулаками на профессора Мартынова и сколь быстро оказалась скрученной двумя такими же мордоворотами, что теперь неотступно пребывали с ней. Поэтому не задала лишних вопросов и не перечила, когда пригласили следовать с ними.
  Добрались до лифта, спустились на четыре этажа, и началась бесконечная череда анализов и обследований. Сейчас, находясь, на борту самолета, и не припомнить, сколько кабинетов посетила и как много медиков промелькнуло перед глазами. Какая-то нескончаемая череда лиц и взглядов! Равнодушных, деловых, иногда злых и совсем редко участных.
  День, мнилось, не закончится никогда. Но все же её увели с медбокса. Она лежала в своей комнате-камере и смотрела сквозь окно на темную ночь. Бездумно, словно кукла, которую положили на полку, когда интерес к ней пропал...
  В голову лезет всякое нехорошее, но стоило отринуть раздумья и закрыть глаза, то забывалось почти обо всем. Как будто ты умерла. Слезу, которая стекла с уголка глаза, Женька размазала по щеке, и открыла глаза. Мысль о маме, которая там, в прошлом, и брате, которого нужно разыскать, заставила подняться с постели. Она должна сделать хоть что-нибудь! Надо что-то предпринять! Но что? Вслед за мимолетной решимостью появилась растерянность.
  Что она может? Да как что! Изучить этот долбанный мир! Получить свободу! Найти Андрея и вернуться домой! И в тот же час, когда они были вырваны из их две тысячи шестнадцатого года!
  Ливадова села на кровать, испугавшись вспышки собственной ярости, и непроизвольно коснулась головы, куда, по словам Яны, вживили нетчип. Никогда ранее на Женьку не накатывала подобная злость. Ни эта ли электронная штука спровоцировала такую реакцию?
  Евгения Ливадова несколько раз в течение долгого обследования пыталась выяснить, все ли у неё хорошо, и доктор, один из последних, что исследовал её результаты, сказал, что все показания в норме. Тот, который снизошел до выпрошенного стакана воды, но не соврал ли он?
  Женька трижды глубоко вздохнула, вслушиваясь в себя. Нет, с ней все хорошо. Злость исчезла, осталась только твердая решимость. Спастись! Но надеяться может только на себя и, наверно, на бога.
  Господи! Боженька, если ты все ещё есть в этом мире, помоги!..
  За наружной стеклянной дверью включился свет, за Ливадовой пришли. Яна и незнакомый офицер в темно-зеленной форме.
  В звездочках на погонах Ливадова не разбиралась и в прошлой своей жизни, а сейчас тем более. Видимо, из младших офицеров, молодой еще. Одного с возраста с Андреем, и, в отличие от брата, широкоплечий, высокий. Холеный, гладко выбритый и с высокомерным взглядом. Пилотку, будучи в здании, он почему-то с себя не стянул.
  - Снимай все, - велела Артурова, - и одевай это.
  Помощница профессора швырнула на кровать тугой сверток. Одежда, перетянутая пластиковыми полосками, крест-накрест.
  - Все?
  Женька судорожно схватилась за полы халата, под ним были только трусики-шортики и лифчик-топ. Каждое утро она находила свежее белье в ванной комнате, но кроме двух этих предметов, халата да тапочек у живой собственности Национального университета более ничего не имелось. Артурова наотрез отказалась возвращать одежду из двадцать первого века.
  - Да, все, - ответила неулыбчивая Яна, - и побыстрей.
  - Здесь? - Ливадова покраснела, но почти сразу поборола растерянность и с вызовом посмотрела на Артурову. - Прямо сейчас?
  Помощница профессора молча кивнула и со злорадным удовлетворением глянула сначала на Женьку, потом на офицера. Тот, положив руку на пистолет в открытой кобуре на поясном ремне, постукивал указательным и средним пальцами по рукояти оружия. Он был возбужден и ждал, когда дикарка начнет раздеваться.
  Ливадова поймала взгляд офицера. Думала, он отведет его, смутившись, однако тот словно и не заметил женькиного взора. Разве какая-то вещь, какая-то одичалая может смутить его, гражданина Красной корпорации?
  Что ж... Евгения вновь с вызовом посмотрела на аспирантку и офицерика. Ливадову так и норовило повернуться к мужчине спиной, хотя бы это сделать, но она не даст им удовольствия видеть её стыд и смущение. Девушка распахнула халат, скинула его на кровать, сняла трусики и затем, чуть повозившись с топом, избавилась и от него.
  Шеки горели, соски затвердели. Евгения из последних сил держалась, чтоб не отвернуться, спрятаться от похотливого взора офицера. Но даже встала на цыпочки, дабы казаться стройнее, и едва заметно дрожала.
  Лишь бы эти выродки не поняли, какой стыд Женька испытывает! Твари!
  - Она буйная? - облизнув губы, спросил офицер.
  Он совершенно откровенно пялился на обнаженную дикарку.
  - Нет, господин офицер, - ответила Яна.
  Артурова тоже не сводила мстительного взора с Ливадовой. Именно из-за одичалой ей приходится все бросать и лететь в Красноярск!
  - Не буйная? Жаль.
  Офицер и помощница профессора переглянусь и рассмеялись. Ржут, как лошади. Суки!
  Женька опустилась на пятки, откинула назад каштановые волосы и лишь сейчас, победив в этом раунде, когда воля возобладала над слабостью и стыдом, позволила сесть на кровать, запрокинув ногу на ногу. Ливадова потянула на пластик, и он тут же разошелся. Новое белье - полоски из синей ткани, белая рубашка-блузка, - ого! - самые настоящие джинсы, носки и кеды. Точь-в-точь, как её время!
  Ливадова поднялась, снова повернулась к офицеру, не сводящему с неё плотоядного взгляда. Пусть смотрит, сволочь! А она вновь победит! Не спеша натянулся трусики, лифчик и все остальное.
  Офицер шумно выдохнул и с сожалением покосился на дикарку. Женьке все время, как была голой, казалось, что не будь рядом Яны, этот козел непременно кинулся бы на нее.
  - Скоро вылет, - сказал офицер и лишь сейчас соизволил перевести внимание на стоящую рядом Артурову.
  - Пойдемте, - сказала та.
  Снова лифт, на этот раз он поднял на крышу небоскреба. На ярко освещенной круглой площадке стоял аппарат. Самолет с огромными окнами вместо привычных иллюминаторов и прижатыми к корпусу крыльями. На окрашенном в белый цвет летательном аппарате слева от распахнутой двери изображено темно-красное кольцо. У выдвинутого вниз трапа дежурил пилот в форменной одежде синего цвета и более никого.
  Дул ветер, и ночь ощущалась весьма свежей. Женька, ступавшая позади Артуровой и офицера, поёжилась.
  - Полагаю, вы на таком не катались?
  - Нет. Я ж не вхожу в Совет директоров и не дочь одного из них.
  - Я тоже.
  Артурова проигнорировала попытку офицера завязать разговор, и все трое в молчании приблизились к самолету. Пилот отдал честь и доложил:
  - Господин старший лейтенант! К взлету готовы! Весь багаж на борту!
  - Вольно, - офицер указал на дикарку. - Эту посадить к госпоже Артуровой.
  Полет после набора высоты длился недолго, с полчаса, наверное, и все это время Женька в воспоминаниях раз за разом переживала события долгого дня и особенно остро минуты позора. Однако она не позволила унизить себя в полной мере, они не увидели её стыд. Первая маленькая победа над новым миром!
  Евгения будет побеждать снова и снова! Она возьмет верх над обстоятельствами и над своим новым хозяином. У неё есть оружие! Её тело! Женька покраснела! Но она сделает все, чтобы стать гражданином этой долбанной Корпорации! Ливадова не представляла, как постель поможет осуществить замысел, но иных козырей в себе не находила. При том, что снова и снова заливалась краской, размышляя, что и как она будет делать. По крайней мере, этот сынок Президента хорош собой. Точно не урод.
  Расслабься и получай удовольствие... В последнее время повторяла про себя избитую фразу слишком часто. Её первый раз будет, как изнасилование, но она постарается, очень постарается, чтобы насильнику понравилось Потом, когда он не сможет без неё, она потребует свободу! Да! Именно так!
  Ливадова вдруг ошалела от собственной наивности! Но чем иным кроме молодого, сочного тела она обладает, что сделает свободной? Женька гнала прочь сомнения, так как, погружаясь в них, чувствовала накатывающую тоску и отчаяние. Она должна быть сильной!
  - Прилетели, - произнесла Артурова.
  Евгения очнулась от раздумий. За окном плавно приближалась земная поверхность. Скопления огней, дорожки фонарей и темное море листвы. Под крыльями самолета исчезали роскошные особняки, нет скорее поместья, окруженные парками и лужайками. Летательный аппарат продолжал снижение, пролетел еще немного и, зависнув на миг над квадратом мигающих огней, почти бесшумно опустился на площадку у большого пруда.
  Их ждали, целая делегация в двадцати метрах от самолета вдоль линии мигающих огней на хорошо освещенной дорожке. Снова военные - два офицера, обе красивые стройные женщины. Их темно-зеленая форма сходна с одеждой молодого офицера, отличаясь, конечно, покроем под тонкую фигуру и юбками чуть выше колен вместо брюк да туфельками на высоком каблуке вместо ботинок. За спинами женщин со строгими лицами выстроились восемь автоматчиков. В форме, такого же тона, что у офицеров. Без брони.
  Вид встречающих резко контрастировал с миролюбивой обстановкой ухоженного парка с невысокими деревьями, дорожками из разноцветного булыжника, изящными силуэтами фонарей и беседками вокруг пруда. В отдалении за спинами военных высился причудливый многоэтажный особняк. Странный. Неправильной геометрической формы, много стекла и несимметрично подсвеченный - безвкусица по мнению Ливадовой.
  - Идите за мной, - приказал офицер, что доставил в Красноярск помощницу профессора и дикарку.
  Он более не походил на озабоченного извращенца, теперь собран и серьезен. В нескольких словах доложил о прибытии научной сотрудницы Национального университета Яны Вячеславовны Артуровой. Гражданки. Она поступает в распоряжение Корпуса внутренней охраны.
  - Кроме того на объект доставлена одичалая по имени Евгения.
  - У вас все, старший лейтенант? - спросила одна из офицеров. Черные длинные волосы были завязаны строгим узлом на затылке.
  - Так точно!
  - Можете быть свободны.
  Офицер удалился, а говорившая пытливым взором осмотрела прибывших и в большей степени Ливадову.
  - Она с некродотом? - ледяным тоном поинтересовалась офицер.
  - Да, - чуть промешкав, ответила Яна, - она полностью безопасна, госпожа...
  - Майор Литвинова. Вы, Артурова, как-то неуверенно ответили. Работоспособность некродота здесь является вашей компетенцией.
  - Понимаю, госпожа майор. Чип, который вживлен, функционирует нормально.
  - Хорошо, - ответила Литвинова. - Я правильно понимаю, что это одичалая - это часть научного эксперимента и вы приставлены к ней для продолжения исследований?
  - Все верно.
  - Сейчас вас разделят. Находясь здесь, вы обязаны соблюдать определенные требования и должны подписать некоторые бумаги. Капитан проводит вас в канцелярию, а также определит место, где будете проживать. Дикаркой займусь я. Сможете её увидеть завтра.
  - Следуйте за мной.
  Второй офицер с золотистыми волосами до плеч увела Яну. Оставшись в одиночестве, Женька очень неуютно чувствовала себя под холодным и по-прежнему изучающим взглядом майора Литвиновой. Пусть к помощнице профессора Ливадова теплых чувств не испытывала, но рядом был хоть кто-то знакомый в новом мире.
  - Сержант.
  По едва заметному знаку офицера вперед, опустив автомат дулом в землю, выдвинулся один из солдат. Он протянул Евгении цепочку из двух рядов переплетенных меж собой колец, как будто золотых.
  - Возьми, надень и защелки замок, - приказным тоном велела Литвинова.
  Женька протянула руку и вдруг, поймав взор солдата и покосившись на офицера, поняла, что все смотрят на нее, как на дикого зверя. Они, что, опасаются её? С уст чуть не сорвалась фраза, дескать, она не кусается, однако благоразумие взяло верх над колким языком. Сука в форменной юбке шутки точно не оценит, и вообще лучше молчать.
  - Ну же! - Литвинова начала терять терпение.
  Более не мешкая, Женька надела цепь и застегнула замочек. С виду обычное украшение, как из её времени, правда, не из дешевых. В ювелирном... Боль, которая затмила мир белой вспышкой, вырвала из жизни девушки несколько мгновений. Когда Ливадова очнулась, муки уже не было. Она сидела на булыжниках и пыталась сфокусировать взгляд на фигуре офицера.
  - Великолепно!
  Голос Литвиновой раздавался будто издалека.
  - Синхронизировалось и все прекрасно работает. Ты! Одичалая! Поднимайся! Живо!
  Ливадова поспешила подчиниться. Второй раз испытать подобное желания нет. Золотой браслет что-то активировал в нетчипе, вот так подарочек. Тварь! Чтоб ты сдохла, мразь!
  - Ты поняла, что будет если не подчинишься приказу либо требованиям? Отвечай!
  - Да, да, - закивала Женька. - Поняла.
  - Попытаешься сбежать, получишь тоже самое. Попытаешься снять...
  Опять! Боль! Вспышка!
  Ливадова пришла в себя, услышав собственное всхлипывание. По щекам текли слезы.
  - Встать, животное!
  Женька вскочила на ноги. Опустила голову, чтоб не смотреть на офицера-садиста. Чтоб не спровоцировать её. Ливадова всеми силами пыталась унять рвущееся из груди рыдание и вытирала влагу с лица.
  Почти все солдаты уходили куда-то по дорожке вдоль пруда. Рядом с одичалой остались только майор и сержант.
  - Иди за мной!
  Не глядя на дикарку, Литвинова направилась к самому большому дому загородной резиденции Владимира Воронцова. Евгения не смела ослушаться офицера, и сразу же, как только услышала приказ, двинулась за ней. Позади шагал сержант, на всякий случай.
  Они шли. Ливадова косилась по сторонам, но, не успев в полной мере отойти от двух болевых ударов, практически сразу забывала увиденное. Уяснила только, что через роскошный холл особняка поднялись по не менее богато отделанной лестнице на третий этаж. Свернули в правое крыло.
  - Заходи, - тон Литвиновой неожиданно смягчился, - пребывать будешь здесь.
  Дверь за Ливадовой захлопнулось. Девушка оказалась в просторном номере из двух комнат, с санузлом и, на первый взгляд, отлично обставленным.
  И совершенно одна! Девушка сделала несколько шагов, оглядываясь и глупо улыбаясь, как вдруг заметила открывающуюся дверь. Лишь бы не эта сука Литвинова!
  В номер зашел сын Президента Красной корпорации, он тоже был в военной форме.
  - Здравствуй, Евгения, - Воронцов небрежно бросил пилотку на пуф у входа.
  Глядел он на девушку чуть сощурившись. Как на добычу, нет, скорее видел в Ливадовой игрушку, и это пугало. Женька искала и не находила в себе недавней решимости, не говоря уже про настрой на коварство и соблазнение. Куда-там! Она еле дышала от охватившей паники. Дура!
  - Здравствуйте.
  Воронцов попытался приблизиться, а Женька отступила. В просторном номере хватало места для маневра. Он сделал еще один шаг. Высокий, широкоплечий, голубоглазый. Стриженный по-военному коротко, волосы почти чёрного цвета.
  Что ему нужно!
  - Не возражаешь, если я закурю?
  - Что? - Женьке показалось, что она ослышалась.
  - Закурю, - повторил Воронцов и продолжил спокойным тоном человека, привыкшего отдавать распоряжения, - а ты иди в душ. Ненадолго, и выходи, не одеваясь.
  - Я... - Ливадова вздохнула и, сломавшись, опустила плечи.
  - Иди, иди. Госпожа Литвинова рассказала, что ты уяснила порядок вещей в моем доме.
  Уроды! Женьке вновь хотелось расплакаться, только она сдержалась. Однако в остальном они сломали её. Как же хотелось надеяться, что только сегодня, и завтра она будет иной. Но сегодня она признала поражение. Ливадова безмолвно подчинилась.
  Когда она вышла из душа, покорная, дрожавшая, её новый хозяин докуривал сигарету и растягивал портупею.
  - Иди сюда...
  Это случилось. В первый раз, и Женька не ошиблась, когда представляла это изнасилованием - не по форме, но по сути.
  Соблазнить? Покорить? Нет... Даже не вспомнила про свой замысел.

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Блэк "Невинность на продажу" (Современный любовный роман) | | В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Попаданцы в другие миры) | | Г.Елена, "Демон и Фиалка" (Городское фэнтези) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Отбор для Черного дракона" (Любовное фэнтези) | | Э.Грант "Пари на девственность " (Современный любовный роман) | | С.Доронина "Тонкие грани" (Романтическая проза) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Эм "Авантюристка поневоле. Баронесса" (Юмористическое фэнтези) | | С.Елена "Пламя моей души" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"