Флинт Киборд: другие произведения.

Astra

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 5.87*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жанр "вклад в мировую литературу". Особая вещь.

  Итак: "Сельский наркодилер и тринадцатилетняя фотомодель. 18+. Содержит нецензурную лексику и антинаркопропаганду. Версия отладочная." - эта аннотация дважды сносилась (как, видимо, опасная), засим включаю её в тело текста. Не удивлюсь, если снесут всю вещь - что ж, читайте, пока она есть... Насчёт эпатажа: не ставил здесь целью "развести клубнички", а вот ровно наоборот. Развенчиваем мифы и даём адекват.
 
  Дом сразу мне не понравился - но пока он стоял, выключенно тупя на мои владения с севера, это было ещё вполне фиолетово. Однако когда однажды в мае 2005-го решётка окна второго этажа срипуче отверзлась - и дама в овальных очочках с умилением осмотрела мою территорию (включающую неприметную пока делянку уже высаженной конопли голландского сорта "ICE", по 5 евро за 5 семечек) - я понял, что времена изменились, и с этим надо что-то делать...
  
  Согласно преданиям, хозяин соседнего участка времён застоя совка (я не помню его абсолютно) был обуян огородническими настроениями - засим извёл под корень корабельные сосны (оставив лишь одну их шеренгу на дальнем северном конце) и детально удобрил почвы всемерными навозами-говнами (кажется, именно поэтому он избегал общения с соседями); затем огородный позыв быстро и решительно сошёл на нет, туда же сошёл его носитель - и участок торжественно зарос корабельной крапивой.
  В середине девяностых новый владелец повытоптал крапиву гастарбайтерами и стройматериалами, учинив за три года (рывками и паузами) пафосный двухэтажный дом - так и оставшийся слегка недоделанным из-за особо зловредной паузы, наступившей на его жизнь в конце девяностых.
  Затем смена караула произошла на моей стороне: в 2001-м умер мой батя (вот тут, на крылечке, бухой и благостный - шёл к дому, упал: инсульт...); мать продержалась до сороковых поминок, затем уехала - и с тех пор на дачу ни ногой. Я прибрал родную фазенду к рукам, обнаружив попутно, что летом здесь лучше, чем в городе (чего в детстве не замечал) - и даже принялся прикидывать, что обустроить, чтобы жить здесь и зимой...
  И вот снова у примыкащего полигона горе-проектов возник очередной владелец, суля новые ущербы вновь отросшей крапиве и моему философскому уединению. Самое неприятное - это обзор со второго этажа, вид на реалити-шоу с моим участием... Ладно, окей, думал я, будет вам шоу! Например: с позднего утреца шумно вываливаю на участок абсолютно голым, скрипуче вытягиваю из колодца ведро ледяной воды (воду в ведре тайком заранее подогреть!) - и обливаюсь, с гоготаниями, матюгами, поплёвываниями, покрякиваниями - переходя к согревающим физкультурным идиотизмам с сотрясанием всеми членами... Я слышал там у них голос ребёнка, похоже, девочки... Пара таких зрелищ - и родители вставят в два окна модные матовые стёкла, законопатят шпингалеты и т.п. (каковых мер будет достаточно: больше ниоткуда не видно)... Молодую даму в очочках порадует моё шоу?.. Тогда шпингалеты законопатит её супруг, причём с особой надёжностью...
  
  Впрочем, пока я обдумывал сии адовы замыслы, жизнь за забором брела вяло и медленно: детский голос так и мелькнул единственный раз; дама в окнах не маячила; одиночные унылые мужики чуть-чуть за месяц доковыряли отделку дома да подреставрировали пафосный фасадный забор (из вишнёвого гофролиста с кирпичными столбами). Я решил не гнобить пересадкой в тёмный угол моих голландских питомцев, просто высадив вокруг и рядом похожих крапивных огольцов (конечно, на моём пескозёме им не дотянуть до двухметрового калибра - но "айсы" так и так в куст идут, а не в рост...)
  ...Началось всё через месяц, 4 июня.
  
  В одиннадцать ко мне привалил Гоха, как и договаривались. Гордо вынул 200-евровую бумажку ("за старое и за новое!") и попытался вдобивку о чём-то порассуждать - но я, хмуро проинспектировав купюру на свет, сразу срезал к делу:
  - Через двадцать минут. У второго столба. Золушка.
  Да, у Гохи был бестолковый звездобольный настрой:
  - Ну Змей... Чё через двадцать-то... Знал же что буду... И чё у второго? Мож у третьего, а? Там куст...
  - Так надо. И нехуй мазаться в моём овраге - прослежу!
  - Не, ну ты чё, овраг - жостко, не зависать рядом - жостко, всё жостко...
  - Угу, - я жестом очертил квадрат. - Через налево. Обойди квартальчик. Как раз и выйдет.
  - Ну лады, лады...
  На самом деле, всё было уже заложено. Но не Гохе об этом знать.
  
  ...И тут, едва клиент вытек через калитку и налево, справа снаружи послышался постороннмй шум. Млять...
  Я чуть не двинулся подрулить проблему со стороны участка... Нет, не то. Мы должны знать в лица наших героев - и не брать в руки компрометирующих вещей-веществ... Я направился к калитке.
  
  Слева удаляющийся Гоха продолжал удаляться: тут всё путём... Ну а я двинул направо. Завернул за угол (совершенно верно, мой участок угловой) - и у второго моего столба с овражной стороны, под рябинкой, узрел девочку в чуть ли не бальном платье - которая улыбалась, обнажая собачьи зубки - а в пяти метрах напротив, у самого оврага, в неё целил елдастый фотоаппарат мужик в жилетке с карманчиками и шортах.
  Фотохудожник, блядь! Ловец прекрасного в мгновеньях... Сейчас засру ему весь ноктюрн дебильной общительностью. Потому что нехуй у моего забора!
  - А, фотосессия! - рёк я, по-братски лыбясь. - А то слышу - что там у моего забора шуршит?.. Алкаши, может, опять, или кто... А тут запечатление фазендной натуры, значит...
  Мужик отреагировал без малейшего неудовольствия:
  - А, так вы - наш сосед! Оч-приятно. Меня зовут Павел... ("Веталь" - представился я в ходе рукопожатия, нарочито выделив первое "е") - Астра, моя дочь... Да, мы тут позарились на ваши живописные рябинки...
  - Ага, контраст наряда - и российских глубинок...
  Уходить я ни в коем случае не собирался. Достать соседей дружелюбием. Чтоб знали, что стоит им высунуться из окна - как я шлю воздушные приветы, метеорологические каменты и сводки с гряд. Чтоб не высовывались и шпингалеты законопатили нах!
  - Да, именно так. Здесь симпатично. Вот только мусор кое-какой, к сожалению...
  Ну нет, такого наезда на свой бизнес я не потерплю - конечно, "Золушка" малозаметна, но какова заява! Я горячо возразил:
  - Мусор - житейская реальность! Я убираю мусор - но по четвергам. Я предпочитаю иметь у забора немножко мусора, потому что уберёшь всё - так засрут специально. Или водку сядут пить у оврага, раз такая икебана... Надо не выделяться. Ну, только следить, чтоб слишком много мусора в одном месте не было - а то сделают свалку, знаете... Стадный инстинкт.
  (Мусор: шикарная тема! Доставим горы мусора мысленному взору фотохудожника!)
  Павел слушал меня с поэтической печалью. Девчонка же, выдавшая какое-то фотовспышечное внимание в первый момент - ну, так мне показалось: одноразовое, но резкое (затем уйдя сфотографировавшими меня глазами в гордую даль) - отыграла некую очередную позу (Павел методично щёлкнул); наконец, нахмурилась - и проявила нетерпение:
  - Ну, всё?
  - Окей, всё! - согласился фотограф, зачехлив свой Пимен-Никон-не-помню-что.
  Девчонка самодостаточно выбралась из фотографического антуража - и двинулась за угол и далее к ихней соседской калитке, не оглядываясь, Павел вслед - на прощание сделав мне ручкой:
  - Ещё увидимся, надеюсь. Рад был познакомиться.
  
  
  Второй раз я встретил его с неделю спустя в нашем ближайшем продуктовом (я покупал десять банок килек в томате и печенье "Золушка", ценное своими камуфляжными тонами упаковки).
  Он зашёл в магаз с видом гостя, изучающего быт туземцев; с уже знакомой мне печалью взора облетел взглядом полки, стены, рожи - и явно ничего не найдя купить, собирался уже убыть - когда заметил меня, как раз отчаливающего от прилавка.
  - А, Виталий! - радостно отсалютовал он (кстати, меня огорчило игнорирование им моего ернического варианта, "Веталь" через "е"). - Вы домой?.. Давайте, подвезу! Тем более, у меня к вам небольшое дело. Как бы даже, бизнес-предложение... Обсудим?
  Ни децла не парясь, я согласился.
  Мы сели в тускло-серебристое авто системы BMW (эту марку я успешно отличаю благодаря их цветастым клеточкам) и нежно-вдумчиво поплыли по родным зигзагам и колдоёбинам.
  - Знаете, коллега, у вас очень симпатичный участок. У нас он виден из окна.
  - А, из окна... Странно, что вы не узнали сразу меня тогда, у забора... Раз из окна видно всё.
  - А вас-то я и не видел на участке. Да и я здесь редко, наездами.
  - Угу...
  - Так вот. Я хотел бы у вас на участке пофотографировать. Не сам участок. Участок - фон, антураж... Скажу, собственно, без обиняков: приглашаю принять участие в скромном фотомодельном бизнесе. Фотомодель - моя дочь.
  - Учится в фотомодельной школе?
  - Учиться нет нужды. Она уже фотомодель.
  - Серьёзно?
  - Знаете, коллега, фотомодели востребованы разные, подростковые тоже.
  - Угу... То есть она где-то числится в агентствах, рекламирует йогурты, там, шмотки детские...
  Павел покивал в такт.
  - Да, таково общепринятое представление о фотомоделях... Однако нет, всё проще. Я отправляю в агентство цифровые фото - сэты, сэт - это снимков сорок-пятьдесят, где-то раз в неделю. Они выставляют их на сайте; пользователи - зарубежные в основном - платят копеечки, скачивают. Любуются. Всё просто.
  Я сделал, как это сейчас называют в интернетах, тролфейс (надеюсь, видимый в зеркале):
  - Ага. Пользователи - дядьки, гм... интересующиеся такими девочками...
  - Вы хотели сказать педофилы, не так ли?
  - Да.
  - Отлично, люблю людей, называющих вещи своими именами. Да. Вот они и платят. Хотя - может, кто-то ещё...
  - И что, много платят?
  - Немножечко платят. По сравнению с основным бизнесом - мелочь... Окей, я покажу вам сайты и прайсы, статистику - чтоб без обмана и хищнической эксплуатации ваших рябинок... У вас здесь нет интернета?
  - Нет.
  - Зайдём ко мне? Можно хоть прямо сейчас.
  - Да запросто.
  - Ещё раз уточню. Я не порнуху снимаю - а милые идиллические фоточки. Собственно, вы же видели.
  - Угу.
  - Дочура подрастёт, захочет продолжать фотомоделью - на здоровье: опыт, портфолио, штат поклонников. Не захочет - дело её. Но пока ей нравится.
  - Угу...
  Мы подъехали, остановились.
  Павел выбрался (жестом погасив моё воздвижение также выйти) - отомкнул гофрированные створы, вернулся; перевалил авто через травяной бруствер внутрь, на площадку у дома - и здесь, выткав рукой приглашающее "Прошу!", разделил со мной действо степенного выхода приехавших из автомобиля (на это дело хорош вид сверху: полянка неудержимо заполняется людьми и раскрытыми дверцами) - по ходу жестом же порекомендовав оставить мою продуктовую ношу на сиденье. Действительно, не таскаться ведь с ней по приличной вилле, ажно интернетом оборудованной! Мы, вон, на сайт пойдём: шаркать по интернетам с такой сумой - моветон, любой забугорный дядька-дрочила-пользователь скажет!
  Так размышлял я, оглядываясь - что ж, давненько я здесь не был (залезал когда-то раньше из интереса). Не, участок на гламурный пока не тянул. Нещадная травяная ботва, в плюрализме высот и форм, пёрла везде, где не ступала ежедневная нога (или автопокрышка) - то есть, практически всюду. Пафосный забор кидал понты лишь по фасаду - в остальных периметрах просвечивал кривозубый олдскульный штакетник. Впрочем, я знал, что забор ко мне, двадцатилетней давности, сгнить не удосужился (и был добротно дублирован крапивой) - очевидно, остальные стороны были в таком же ажуре; пусть их, нехай существуют. Понты - они для фасадов, да.
  
  Павел, успевший, пока я оглядывался, замкнуть периметр воротными створами, широким жестом направил меня к крыльцу. И громко возгласил на упреждение:
  - Аська, со мной наш драгоценный коллега. Ты как?
  - Угу, - исчерпывающе отозвалось в глубине.
  С определённой чинностью мы вступили в прихожую-холл-террасу-гостинную, древесно отделанную. С диваном-креслами (вау, кожаные!) и телевизором (лучевой, однако - но здоровый) - где тут же, без бодяги, перед этим самым молчаливо мечущим краски телеком обитательница-фотомодель, задрав джинсовые коленки, читала журнальчик: она провела по нам деланно пустым взглядом, нарочито небрежно произнося "Здрасть". Я как-то также редуцировал слово "привет", всё по этикету. Павел повёл меня дальше, вглубь - коридорчик и кухня за арочным проёмом, настоящая такая, городская, ну-ну...
  Ладно: домик был, конечно, получше участка - хотя тоже недоделан и недооборудован. Там да сям чё-то как-то...
  - Вы знали прежнего владельца? - поинтересовался Павел. - Который всё это строил?
  - Практически нет. Он витал где-то... налетал издалека с шумными указаниями... Менял рабочих. Очень был занят.
  Павел, со знакомой уже философской печалью во взоре, покивал:
  - Размах, задевающий за стенки бытия... У всех на разном расстоянии эти стенки. Зато - недоделанный дом всегда дёшев, резко дешевле реальной стоимости.
  И - направил меня к лесенке вверх, на второй этаж, с эким милым перильцем справа. Лесенка чуть скрипнула на наше по ней воздвижение; в спину, вслед, донёсся оживший телевизор: началось нечто дельное, или реклама отдолбила своё, или... а, не суть.
  На исходе марша висели некие германские закоулочки: среброрамая картина-аппликация, посконностью напоминающая акварели Адольфа Гитлера - но в совсем осипших и отмороженных тонах (версия: её склеили в Китае и везли по Северному Морскому Пути, под воздействием гипотезы о глобальном потеплении изрядно подтаявшему...)... Я помечтал по ходу, что сейчас, возможно, увижу свой участок из окна... ан нет, Павел навострил меня в дверку направо. То есть, на другую сторону.
  Совсем небольшая комнатка, однако. Деревянные стеллажи, стол у окна (с серебрящимся закрытым ноутбуком, интернет, ёмаё!), компьютерное - не в масть, недеревянное - кресло вот-прям-из-офиса... Павел посмотрел с задумчивостью на обстановку (как бы свежим взглядом ловя недочёты-недоделки, так это выглядело) - и воссадил в кресло меня, себе откуда-то придвинув шикарную табурето-лесенку, откидную: вот эта штучка точно была в масть... Я на кресле тотчас деликатно отъехал в сторону, дать хозяину подсесть к компу...
  
  У меня странное, назойливое ощущение, что если я не передам реалии и атмосферы дачно-овражеской нашей (моей) жизни, вкупе с присущими персонажами - то станет невозможно понять, как стало возможным дальнейшее. То есть пред вами маячит угроза полусотни страниц экспозиции - когда персонажики появляются и позируют (ничего значимого не делая), а вокруг мелькает автор со скромной миной "ну, цветастенько ж я жеж этих утлых перцев описываю? зацените, а?", периодически своей скромностью загораживая экспонируемое напрочь, усугубляя экспозицию рюшечками, фишечками и длиннотами.
  Так что давайте договоримся: вы проматывайте вперёд, если что. И ставьте на паузу, если опять же. Этого может потребовать изысканность и деликатесность моего текстового шлакоблока. Описания каннабиоидных трипов промотайте уж непременно - кто слаб терпением: за мир мы и против подобных игрушек, я намерен лишь показать, что ничего особенного в них нет. Обыденное представляется великим... И вот из подобного, именно из подобного, сплетается ткань наших решений и тактических действий - знакома ли вам (на примере тех же каннабиоидов) триповая паранойя? Я не исключаю, что она присуща в первую очередь тем, кто и потрезву к ней слегка склонен - да ладно, осторожность - вторая натура (например, моя), тем более занятно разобрать, как подобного сорта параноик идёт на ненормально рискованные предприятия. Ибо на нормально рискованные предприятия я иду постоянно, рутинно и регулярно. Это третья натура, что ли (а где первая, кстати? не видели? затесалась куда-то... ладно, поищу при случае.)
  - Значит, так. Вышли в интернет... вышли-вышли... всё. Так, вот они, грузятся... Вот такие фоточки. Смотрите. Вот цены, да.
  Картинки, из вежливости, я смотрел недолго. Там на сайте сначала была общая витрина как бы: разные девки, по фотке на штуку. Первой вылезла-загрузилась толстоватая Katya, вымучивающая губы трубочкой; за ней Helen, агрессивно-блондинистая... И вот, ага, Astra с улыбочкой зловредной - годный кадр, интригует... Внутри Астриного раздела шли демо-линейки разных сэтов, например: на фоне каких-то тканей-материй развешенных, с реквизитом типа стула или сачка для бабочек (таких сэтов было более всего); в здешнем холле на диване, ага, узнал; в скучном парке с дурацкими тенями на лице то и дело - и морда скучная... Хм, городская квартира нигде не светится, моветон, что ли?.. И рябинок моих не было, блин - не доползли, что ли, до забугров?! А, пофиг!
  Цены же (от 0.3 бакса "only" за "this image" до 19.99 за какой-то там убер-пак) мне мало что дали - масштабы покупок были неясны совершенно. Но я решил не выпендриваться и (с видом "ладно, ну не зарабатывать же я на этом собрался!") принял Павлово предложение "по $10 за сессию"... Возможно, он мне переплачивал. Предлагать меньше попросту уж не солидно - для такого-то бизнеса международных масштабов... В конце концов, вложения в дочку. Ерунда, мелочь. Да.
  Неторопливо, но стремительно закрывая отыгравшие своё интернеты, Павел взялся порассуждать - видимо, чувствуя, что не все точки над i, ё, й расставлены:
  - ...Знаете, коллега, масштабы мировой педофилии сильно преувеличены. Мне иногда кажется, что эту истерию нагнали чтоб как раз заработать на детском порне. Ну, достучаться до мозгов каждого. Кто хоть на гран склонен. Опять же, запретный плод... Но, так или иначе - если мне дали это окно для бизнеса, я воспользуюсь. Поучаствую в добыче. Тем более: я же не порево гоню - а милые домашние фоточки. Мера испорченности зрителя - его проблема. Пусть лучше на такие фоточки умиляется, чем на порно. Не так ли?
  Я глумливо улыбнулся, в лице моём читалось: "Скажем честно: не умиляется, а дрочит."
  "Да. Так и скажем." - прочёл я в хитро-невозмутимом взоре собеседника. Нет, уже чётко-дружеское нечто в его взоре сквозило: ну, профи, умеет наладить контакт! Цинику с циником - со мной, то бишь - особенно приятно общаться, можно сразу поймать тон, без дифирамбов... Ладно, посмотрим...
  И, найдя в себе вдруг международно-бизнесущий тон, я спросил:
  - Окей. Когда планируете приступить?
  Павел был в этом тоне как рыба в воде:
  - Так вот, я уже говорил. Мне нужно отправлять где-то раз в неделю свежие сэты. Сэт, традиционно, снимается в едином антураже... То бишь, одежде, обстановке. Что и удобно. За четверть часа нащёлкивается... Да и юзеру важно, чтоб весь сэт был таким же, как заглавная фотка.
  - Угу.
  - А приступить можем хоть сегодня.
  - Хорошо, предмет ясен.
  - Ну, давайте... через полчаса? Час?
  - Да. Как угодно.
  - Окей. Отлично.
  Расшаркались, снялись с сидений, двинулись. За дверью восклицательным угловым столбиком перильце сразу ориентировало: "сюда!" - то бишь по лесенке вниз и на выход. Верандная Астра шевельнулась, выдав резко-быстрое "досвидань" - и даже подняв пальчики ладошки в знак.
  Павел проводил меня наружу, заставил авто отдать пакет с недуховной пищей, а затем калитку меж фаллических кирпичных кладок - пропустить меня, вопросительно скрипнув (в ответ ей мы с картинным дружелюбием, жестами и улыбками, попрощались); я ещё по ходу прикинул, не готова ли забрезжить традиция гулять на мой участок напрямую, чрез нечаянную прореху в изгороди - но нет, крапива не сдаст рубежи обороны без боя, я знаю её слишком хорошо...
  Вот он, мой уютный штакетник. Привет, моя калитка без всяких врезных замков - с конспиративной щеколдой, нетривиально перекошенной; а висячий изнутри, когда меня нет, замок - вообще ребус топологии (ты его ещё поди нашарь-нащупай!) - уж проще лезть через забор; но штакетник клинышками, сюрприз, крайне неудобен для перелезания - не то что глухой ровный сверху забор, что все ныне повадились делать... Минус штакетника - прозрачность - блестяще компенсируется внутренними кустарниками, оставляя нужную дозу прозрачности как раз для меня (скажем, я вижу ноги; да и прочее, если подойти в нужную точку зрения...); зимой же, когда меня нет, участок просматривается - тем лучше: никто не позарится злоумышлять тут на виду всей улицы. Штакетник - вещь!
  ...
  
  Скажу, по ходу. Ко всей этой вашей педофилии у меня (Павел высказался? теперь я добавлю!) отношение вот какое: всё это голимая разводка. Такая же, как "наркомания" и "наркотики". Непонятно?.. Объясню.
  Знаете ли вы, что такое "наркотик"? Вещество, которое... - ну, вы уже напряглись, подыскивая точные слова для того, что, в общем-то, ясно... Расслабьтесь! Ваши слова не верны. Даю исчерпывающе точное определение: наркотик - вещество из официального утверждённого "списка наркотических средств". Никак иначе. Никаких иных критериев. А "психотропное средство" - знаете, что?.. Правильно! Вещество из аналогичного списка. Кстати, во всех запретительных актах эти два списка фигурируют строго вместе, так что зачем их два - малопонятно.
  Так вот, в список слиты на равных правах опиаты, каннабиноиды (марихуана), амфетамины и чёрт в ступе. Что позволяет бравурно уничтожать "тонны наркотиков" в лице конопли и не обращать внимания на килограммчики крышуемого героина. Ибо всё под одну гребёнку.
  Я, кстати, не считаю траву безобидным средством. Мозгой пиздануться вполне возможно, пофигизм социальный словить, даже и здоровье подпортить (хотя бы, разжиреть). Копоть в лёгких, опять же - она и в Эфиопии копоть... Ну да ладно. Продолжу мысль.
  
  Такое же полицейское слово - педофилия. В педофилы гуртом записаны 1) голимый маньяк, трахающий мелких детей обоего пола, до кучи, со смертельным исходом - место такому на электрическом стуле и нигде больше 2) робкий дядечка, желающий гладить по головке девочку лет десяти, и с уговорами, если сложится, её когда-нибудь отыметь - вот истинный педофил, я считаю - и 3) нормальный мужик, возжелавший половозрелую девку, которой, однако, нет ещё шестнадцати (или сколько там пропишут). И вот, на слово "педофилия" один представляет что-то в духе (1), а его собеседник - в духе (3) - и начинается адов срач! Один орёт "да поубивать их всех!", другой резонёрствует "да что в этом такого", вот-вот поубивают сами друг друга. Мудовный звон по этой педофилии (оцените мою кальку "зубовного скрежета") не утихает, благодаря ещё и присказке "и педофилия!" - то есть каждый добавляет это слово к перечислению любых мерзостей, и чуть что - понеслась... То есть всего лишь "удачный термин" одним своим наличием выводит канализацию в вентилятор... А кому нужен этот звон? Да тем, кто продаёт детское порно - вот соглашусь с Павлом. Чтоб никто не улизнул - "чё все так возбудились, может, что-то в этом есть?"... Ну, вдруг зацепит...
  
  ...Что-то я раздухарился: философствующий наркодилер сейчас вам расскажет про аддикцию. Где ещё такое узнаете? А я вот расскажу. Аддикция - "подсадка", зависимость.
  Так вот. Самый аддиктивнй "наркотик", по распространённым выводам наркологии - табак. С которого слезть всё ж попроще, чем с героина, скажу я вам. На порядок попроще. Как они эту аддиктивность считают? А вот как (если я что понял): "N процентов людей, попробовавших употреблять табак, через Х месяцев неумолимо увеличивают дозу и продолжают употреблять, процент отказа от табака низок, процент рецидивов высок" - то есть, чисто статистически, табак - самое ужасающее торчево! Хотя, здесь есть своя мистика, да. Я вот тоже не могу понять: единственная кайфовая сигарета - первая утренняя. Остальные - просто потому что пришло время утолить зуд. На фига тогда курить по двадцать в день, с эмфиземой, бронхитом и "хромотой курильщика" - кайф-то где? Вот на одной сигарете в день и стоило б держаться - или двух, ещё одну вечером, это ж два кайфа в день, больше, чем при двадцати сигаретах! Но - нет, все неуклонно и непременно увеличивают дозу, чтоб хотелось курить каждые сорок минут, без никакого кайфа. Реально странный наркотик. Аддиктивный как пиздец... Сейчас я ещё скажу, что даже первая сигарета на мой опытно-экспертный вкус - туфта полная, и получится агитка "против табака за тяжёлое торчево" - не-ет, милые мои. Я как раз говорю, что с табака (при всей "аддиктивности") слезть как раз очень даже возможно, а вот с героина... и ещё кое-чего... Да и, кстати, с алкоголя слезть - эпическое предприятие, лишь на ранних стадиях флирта с ним осуществимое.
  А ещё аддикция очень разная бывает. Разное действие, разные, там, рецепторы... Всё, пауза. Продолжаю о прекрасном.
  
  Они подвалили, просочились гуськом на участок (калитку прикрыть Павел предоставил Астре - с чем она справилась, и здесь я впервые засёк несомненную деятельность её натуры).
  - Мне - как? Уйти в дом, не смущать?
  Павел расслабляюще прожестикулировал:
  - Как угодно. Ваше незримое присутствие не помешает. А то и наоборот, привнесёт что-то... В атмосферу, - он улыбнулся.
  Ладно, я оценил. Стеснять мои перемещения было бы нагловато и неконструктивно, да. Бизнес требует уважения к партнёру, да... Снимайте ваши сэты, ладно.
  И я ушёл в дом. Для начала.
  Но скоропостижно понял, что тусить внутри незачем, не с кем и нефиг; вдобавок, по долетевшей интонации голоса Павла судя, что-то у них не клеилось... И я, с ленцой, вышел - а, это он по мобиле разговаривает, деловой же перец. Что-то недостающее вклеивает кому надо: "Во вторник - это нереально, волшебник, нах, тут нам нарисовался..."; Астра же у куста смородины поправляет мелкой расчёсочкой волосы (чуть длинней плеч и на концах волнятся, вот этими волнами она явно по жизни озабочена)...
  Ага, из жасминов выныривает и движется ещё одно действующее лицо. Немаловажное.
  Мрыська.
  Хвост вверх, кончик его загнут знаком вопроса - это любимая жизненная позиция моей четверолапой соратницы. Ищущей и находящей, разговорчивой и убедительной, знающей многие слова: например "та-ак..!?!"
  - Ня? - осведомилась у меня Мрыся, подняв хвост вопроса и тщательно заглядывая в глаза.
  - Ня, однозначно, - уверил её я.
  Собеседница потёрлась корпусом о штанину, деликатно-настойчиво - но эти инсинуации я пресёк:
  - Разве я не давал жрать только что?.. Как это - "Не-е-е"? Ну, не только что - полчаса назад. Так что нефиг. Даже если ня.
  И, повернувшись к наблюдающей Астре, представил:
  - Это польская кошка Мрыся.
  - Польская?.. - озадачилась Аська, приглядываясь к стандартному серо-полосатому окрасу хищницы.
  - Мрыся - это ведь какое-то польское имя, разве не? Хотя, в польских именах не разбираюсь.
  - А кто её так назвал?
  - Я.
  Аська застыла, вогнанная в ступор странной логикой соседа-драгдилера (нефиг, привыкайте!) - Мрыся же, поняв, что её претензии бесполезны, развернулась и прикинула, не потереться ли об ногу Астры: та приветливо присела на одну коленку, с "кис-кис" и протянутой рукой...
  - Она знает слово "залезай". Я серьёзно.
  Астра фотомодельно (то есть не слишком зубчато) улыбнулась:
  - Здравствуй, Мрыся. Оч-приятно. Не залезай пока, я за платье боюсь, - и, во избежание, выпрямилась обратно.
  - Рр-мм, - буркнула Мрыся (кажется, мне) в значении "не особо-то и хотелось", двинулась с виду наперекор просьбе, к Астре - но обойдя в итоге фотомодель по дуге, не приближаясь - но и показывая важную смелость хозяйки участка. Возможно, и Аськиного тоже.
  
  Мрысю, трёхмесячную, всучил бате душевным презентом друган с другого конца посёлка: "Возьми зверя, пригодится! А то ночь уже, домой-то одному идти..." - логика батю пробрала (меня тоже), зверь оказался женского пола, но был принят тепло и взят в тесную опеку (в том числе снесён, в городе уже, на стерилизацию, чем жуткая перспектива топления котят была купирована). Ныне я каждую весну привожу Мрысю на дачную волю в корзинке с ещё батиной надписью "медведь" (он же припилил фанерку, на проволочках сажаемую сверху - Мрыся склонна проверять оную иногда на прочность, шатая конструкцию и мрыча разные недовольства) - вопросов ни у кого не возникает, ибо какой же русский не возит с собой медведя?
  
  Я обошёл терраску и присел на удобное своей трухлявостью брёвнышко, явно не попадающее в кадр. Мрыська деятельно вписывалась под мой бок, организуясь то в такой то в этакий бублик, требуя соучастия - я погрузил руку в самое собрание лап, получил одобрительный мрык; деятельность успокоилась и затихла.
  Фотомодель с непринуждённой стремительностью принимала позы, разные - но не дурацки вычурные. У девчонки талант (он, оказывается, нужен для принятия поз!) - или я гоню?.. Фотохудожник, обхудожив Астрой красносмородиновый куст, деятельно утвердился взором на крылечке терраски - изрядно замаскированной последних лет зарослями жасмина-чубушника:
  - Ого! Как раз такая терраска. Это здорово...
  Я предвосхитил его воздвижение и обнадёжил:
  - Крылечко, если на него не наступать - не развалится.
  - Хм... Жаль, - разобнадёжился фототвóрец. - А дверь? Давно не открывали, да? Если, скажем, в проёме...
  - Ну... можно. Изнутри, - прикинул я. И попытался уточнить его преференции: - То есть, вам ценны всякие экзотические руины?
  - Да. Именно, - кивнул Павел. - Ну, не обязательно руины... Но - экзотические. Русская глубинка - как раз экзотика. Куда лучше, чем квартира с мебелью из "Икеи"... (Я не знал, что такое "Икея" - ну, видимо, фирма по производству злостно неэкзотичной мебели, своим успехом набившая оскомину у всех евродрочеров; как-то так...)
  - На самом деле, можем зайти изнутри... Хватит, Мрысь, зачищать меня своей шершавой слюной! - отреагировал я на кошачью активность над собранными в кучу лапами и моей рукой среди них.
  Аська прыснула от смеха. Оказывается, она ценит литературную образность слога (или ахинейность, что суть едино), ну-ну...
  - ...Заходите, гляньте. Там, вроде, не очень страшно.
  
  Я скрытен настолько, что не таюсь - всё схвачено. У меня, на самом деле, всё прибрано и (в общем, в целом) чисто: ни, там, гор немытой посуды, ни шмотья по всем стульям, ни наркоты - нехрена тут стесняться! Я, вон, даже горжусь олдскульным резным буфетом с медными ручками, плюс комодом того же пошиба. Да и стулья - гнутые, дачные - стильные, однозначно.
  Получил согласный кивок Павла через вопросительные переглядушки Аськи - и повёл их на обратную терраске сторону дома.
  Вход через терраску - он как бы летний, парадный, пришедший (особенно при мне) в закономерное запустение. Я даже летом вхожу "по-зимнему", с противоположной (северной) стороны: через трёхшаговый тамбур с полками (двойная дверь!) сразу в кухню-столовую; далее через угловой коридорчик мы попадём в большую комнату, сиречь гостинную ("залу" по-деревенски), и уже из неё - на эту самую терраску, ныне тупиковую. И из коридорчика же ведут двери в спальни - мою (в прошлом родительскую) и гостевую (в прошлом мою).
  
  Аське не сказали, что здесь надо делать: брезгливо морщиться - или умиляться экзотике.
  Она выбрала вежливый интерес - поглядывая на отца; который, впрочем, внятно позицию не проявлял, отрешённо скользил взглядами по интерьерам, печалясь (как я сообразил) нехваткой света и сопутствующей светосилы - но печаль не проявлял из вежливости; вполне светлая терраска опечалила его захламлённостью (ну уж извиняйте!), на экспедицию к запертой двери через стулья не позарился.
  Аська, кажется, решила составить своё мнение, в итоге благосклонное. Уткнулась вниманием в буфет, пальчиком изучила завитушку... Павел словил подсказку, отвесил комплимент:
  - Да, буфет шикарен. Самое то. Колорит.
  - И вот это ещё! - поддержала Аська, указывая на стилистически схожий мебельный артефакт в углу.
  - Комод, - опознал фототворец.
  - Ага, - подтвердил я.
  Тут Павел уже достаточно справился со своим сложным внутренним миром и своей печалью - и высказался:
  - Ну, что ж... Темновато, да. Но можно попробовать. Свет приволочь... Ладно, оставим на случай дождей и иных катаклизмов. Ничего.
  Ещё раз огляделся и окончательно благожелательно резюмировал:
  - Как я и думал, вполне дачно. Аутентично, по-русски... Жаль, стены не вагонкой.
  Аська подняла бровь (отсылка к вагонам ей, похоже, виделась странной) - и, дополнительно осмотревшись, явно утверила за собой мнение, что здесь у меня - правильная экзотика, безыкейная, а вот вагонка - это уж слишком, какие вагоны, папка иногда придумает тоже; она даже переглянулась со мной, в смысле "ну ты же не будешь вагонкой уделываться, да?" - я, кажется, непрошибаемостью её успокоил.
  - Если вы об аутентичной дачности... - предложил я, - то вот она, рядом. Лефковский, злостный дачник. Всё лето отсутствует. Можем проникнуть - забор местами вообще никакой.
  Павел европеоидно озаботился:
  - Копирайт... Пожалуй, не стану без разрешения. Да и тени... слишком.
  Участок Лефковского, что с запада - моя особая слабость. Вот это - дача так дача! Ладно, о ней потом. Мы тут об Аське.
  
  В Аське есть всё же что-то собачье. Если хозяин (отец) сказал: это друг, свой - она уже скалит зубки чисто дружески, приветливо. Как-то так... Но вообще - меня удивило. Запарило даже, могу сознаться.
  Там жест был такой: сделала ручкой, уходя. Очень по-свойски. И с улыбочкой, хорошенькой. Но - быстро, мельком. У неё точность жестов и движений, вот что я вам скажу. Аська ими выражается лучше, чем словами.
  Короче, суть в чём: в мой адрес включилась доверительность. Она зачислила меня в свои, чётко-явно. То есть (объясняю, что меня запарило): неприступная девчонка-фотомодель вдруг включила меня в круг приближённых. В не самый дальний круг. Странно.
  Хотя... положим, она сходится с людьми легко. И ей, однако, не хватает общения... Что-то такое. Это на самом деле анализ не Астры, а моей нервической психики, которую вот подобная хрень может вдруг запарить.
  Ей-богу, ерунда. Вон, музыканты: один - звезда, не подступишься, а другой - клубный, вроде тоже в свете прожекторов круто вжаривает, такой же идол - ан нет, с ним познакомиться можно и подружиться, нормальный чел (чел! Вам нравится это школьное слово? Употребляем слова! Оставайтесь с нами!) - так вот, та же байда: я нарвался на фотомодель, как-бы - но на деле обычную девчонку. Или наоборот: на обычную девчонку - которую кое-кто силится убедить, что она фотомодель. Так точнее.
  Всё, стоп! Хватит париться. Фигня всё! Вот такая фигня.
  
  Сел, включил комп. Занёс мысли над клавиатурой...
  В комнату зашла подруга дней Мрыся. "Мя..." - констатировала она.
  - Ну что - "мя"? - ополчился я на неё. - А то я не знаю, что мя! Предложи что-нибудь получше, если так, а то - мя да мя! Это из нас каждый может!
  - Мя? - уточнила Мрыся.
  - Вот именно! И вообще... - впрочем, что "вообще", мне было уже лениво ей разъяснять.
  Во, опишу лучше Аськино платье: сбоку-сзади в сине-красную как-бы-клеточку, ковбойское отдаление от цивилизаций в дикие аборигенальные ебеня анонсирующую; но вот спереди - вертикальные вставки густо-красного, с волнистой дырчатостью чего-то там внакладку, Версаль и прочее рококо несём-наносим на фронтир, миссионерская вещица прям, не?.. И да: приталено (в меру) - но внизу почти до колен, в складочку. Вот прям подчёркнуть: нисколь не порнуха-эротика, а безкоризненно милые фоточки. И улыбается фотомодель так невинно, светло и чисто... Для первого раза, да. Мировая культура и история рекомендует Астре в дальнейших здешних сэтах разойтись, разоблачиться, распоясаться - больше культуры, больше открытости! Вот что-то такое...
  
  
  На второй раз мы даже злостно разговорились, развернулись, можно сказать, раздухарились. Впрочем, потребовался затакт. Раскочегаривание - и вообще массив тусняка с движухой.
  В пятничный томный вечер (далеко не самый - темнеть ещё не собиралось) позвонил Павел:
  - Приветствую, коллега! Мы как? Сняться получится?
  - Сейчас, срочно? До завтра терпит?
  - Да, завтра будем весь день. Звоню именно сориентироваться.
  - Хорошо, завтра выкроим время непременно. Я сейчас жду гостя... гостью.
  - О! Конечно же - тогда завтра! Там, как сложится...
  - Да.
  - Ну, будем на связи.
  - Да.
  Я дал отбой и выдвинулся из дома наружу, вот чувствовал: вовремя!
  Некто нервно теребил щеколду калитки - я поспешил на помощь; вломилась Ларка (сейчас расскажу о ней), дропнула две сумчонки строго на самом ходу дорожки, подняла нахмуренный палец - и ломанулась в маленький деревянный домик в углу участка. Уже оттуда я расслышал:
  - Как же я задолбалась в сортир бегать! Почему этот гуталакс не может нормально работать - а всё через жопу!? С вечера же приняла ещё!
  Из дальнейшего я уяснил, что у неё сегодня очистка организма от шлаков, вдобавок ей показалось, что она прибавила полкило (на самом деле вес Ларкин держался как влитой, что ни делай, в силу счастливых генетических обстоятельств - что заставляло мнительную девичью натуру все эти полкилы и прибавки регулярно выдумывать); в целом, однако, процесс очистки на излёте, вот уже совсем всё...
  
  Ларка богата астральными телами и казуальными одеждами, доходящими до неказистости. Но сегодня, кстати, удачно: зеброполосый, как его, сарафан со многокнопочной застёжкой наискось, от плеча аж до колена (низ, разумеется, расстёгнут - но кнопочки там есть!); на открытых плечиках факультативная тонюсейшая распахайка. И да, еле-еле тёмные очки, градиентом.
  Ей присущи внезапные заботы о здоровье ("Я об подушку всю морду облежала. Боюсь дальше спать") - и загоны "кто веществами не интересуется - жизнь тратит зря", никаких контрадикций: моё малейшее рассуждение жанра "не все вещества одинаково полезны вредны" воспринимались с обожательным восторгом подтверждения жизненных скреп: вот, есть же здоровые вещества! Хоть я и не говорил, что вещества полезны: все вредны, так или иначе. Собственно, лекарства тоже вредны - но едва это скажешь, как Ларкин логический кульбит о полезных веществах тотчас делает "оп-ля!" и приземляется на арену в аплодисменты и прожекторный луч, так и оставив в непонятке, как же это он вывернулся - но зрителям неважно (я сажаю в ряды всех Ларок скопом).
  И да, Ларка числилась моей штатной подружкой. Без матримональных заходов, однако. Слишком свободна "от всего", до витания в странном... Это свойство многие назовут достоинством - но оно неотрываемо от остальных её фич и свойств.
  Например, она обладала уникальной способностью расставить свои торбочки-рюкзачки строго на самом проходе, в наиболее узких местах - так торговцы ставят лотки; снятое с себя также рассаживалось по самым видным местам квартиры, с талантливой равномерностью.
  Ну, что ж: вошла в кухню, вымыла руки. Огляделась (я внёс уже её поклажу сюда) - "А, вот они". Сняла-повесила распахайку на самое хитовое место. Вытащила из меньшей торбы на стол пакетик с дарами гастрономии, грамотно осадила вездесущую:
  - Мрысь, ты зря сюда стекаешься. Не курлычь.
  Водрузила меньшую торбу по центру дивана, оттуда выцедила пару ароматических палочек, микроскопическую подставочку под них и зажигалку.
  - Займёшься растлением вонючек?
  Кивнула, гордо.
  - А ещё у меня с собой есть...
  - Это славно.
  Подпалив вонючку, Ларка срочно вычехлила из другой торбы свой кругловатый мафон-кассетник (да, она ухитрялась всё ещё пользоваться этими утлыми ленточными носителями) - и втыркнула клавишу, чтоб озвучить с невразумительной середины то-что-там-стояло...
  Музлота, разумеется, была этническая. Ларка любит этническую музлоту. Я с натугой прислушался... Как раз сейчас некий абориген играл соло на гремучей змее (как я понял); когда он наконец кончил (надеюсь, пал жертвой своего инструмента?), другой начал дигеридуть в свою дигериду (или что там гундело?), желая поддержать все эти поминки по разуму своей развесистой дигеридурью.
  Я категорически не втыкаю в этническое музло - терплю лишь по широте душевной, наступая на горло своей злобности, ради и в честь вот, скажем, Ларки - да и то не всякий раз. С виду-то эта музычка стильная и прикольная, местами. Но достаточно выдуть травы (да можно и не дуть!), чтоб она начала раздражать своей плоскостью и безмазовостью: мелодии нет, композиции нет, одна импровизация - и та скудоумная и нудная. Развития, по факту, нет. Дикари, чё с них ждать...
  - Набьёшь?
  - Угу.
  
  Дунули, короче. Нормальная травища, натуральная. От такой сразу, как бы это сказать... штабелюет. Означительневеет. Во всём прикрасе вселенского многомерия. Въезжает. Вторжественневается. Вот - Мрысище. Обло, стозевно и мяяй... Или вот Ларчище-полчище. Присутствие её тщательно нанесено на всю обстанову, если уж хорошего человека должно быть много - то именно таким способом, а не общепринятым! Зато словесно её, кстати, не чересчур. Что тоже хорошо.
  
  Осуществив четыре тщательных напаса, застыла, глядя в одну точку - лишь сложно шевельнула бровью, когда звукопоглощающая кошка заслонила динамик...
  - Ну, что? У тебя опять глюк, что не прёт?
  - Я поняла! - пролилась разумом в реальность Ларка. - Мне нужно хомут связать в крупную дырку. Это модная деталь интерьера, э-э... шейного.
  Вот, блядь, экзистенциальный вывод! Шейный интерьер... Кому - что! Здесь, собственно, зачином мыслительного пласта была её подруга Нюта, навязавшая окружающим прорвы беспощадных шапочек (особенно ненавижу!) и свитерков. Сложным женским умом Ларка вызрела до коварства "не, это я сама себе свяжу"; с бесящей настоящую вязальщицу неторопливостью наковыряла себе пару поделочек - и тиранически принуждала Нюту веровать в дальнейшие проекты (я б даже написал, проэкты) ранга "это я сама свяжу"... Но, несомненно, проэкты её увлекали.
  - Всё. Ляжем.
  Вам нравится эта лаконичная непосредственность, да?
  
  Этно-банда, к сожалению, раздухарилась: какой-то вокально блеющий индюк перешёл с блёва на петушистые взвывы - и тут, для нагнетания экстазу, внезапно взявшийся соратник начал скудно, но въедливо тыркать дребезжучие жилоструны очередной бедуин-гитары, настроенной в туарег-ключе, перпендикулярном всей мыслимой нотной грамоте...
  Пришла Мрыська, посмотрела на нас с укоризной. Укоризна смутилась, встала, ушла - а мы с Ларкой разоблачились окончательно.
  Хвостолапая соратница тракторно присоседилась, я бы даже сказал - присовокупилась, но не скажу... В музыке же началась совершенно визжучая распердиха: всё мельтешило, взвякивало и подпискивало, будто лирический инструментальный герой ипуче ипёт всё, что шевелится - а это всё, что шевелится, ипически ему отдаётся (возможно, этно-банд имел в виду что-то другое - но уж извините, трава навеяла. Я имею право на свой собственный fucking взгляд!).
  
  Здесь логически следовал этюд психоделического эротизма абзаца на три, но я злофигуче его опущу - собственно, так делает каждый первый писатель, но я же не какой-то там, я вон из ряда - и ни фига не пропускаю эротических действ (вы почитайте, почитайте меня!) - но тут книжка местами особая, и вот ровно такое место и наехало; короче, я о чём: опускание эроделического этюда как раз вычертит и оформит обвод события, чтоб наилучше его представить... А то опишу так, как вы себе не представите - на фига это нам?
  - Подожди. Мне надо успокоиться. Охладиться...
  Выбралась, отплыла на кухню (я тоже выдавшуюся минутку использовал по необходимые процедуры), охладилась (избрав в роль хладагента соус чили - она выжрала его, нацедив в ложечку)...
  Соус чили, это издевательство над английским языком, типично стоит у меня на столе - его много не выжрешь, зато греющую душу и разум возможность набулькать его в любой роллтон всегда утешительно чувствуешь (и откладываешь на потом); а уж если сей резидент стола начал зримо расходоваться - значит в магаз надо идти точно, "сожрано всё", как спел один прохладный поэт...
  ...И - вполне охлаждённо отправилась на пленэр, plain air, ну вы поняли.
  Я вообще серьёзно подозреваю, что Ларка в чили мнит какие-то психоделические профиты, она горазда их мнить во всём, что в рот полезло. Однажды Ларку, притаранившую винограду, чтоб наслаждаться хавчиком "диетически", столичный гость Кир Бухалыч (о нём позже) возбудил репликой "эх, классное из винограда ширево готовится... прям ностальгия..." - Ларка расширила глазки:
  - А что, в винограде... есть что-то?
  - Нет ничего - пока не добавишь. Но у вас, я убеждён, нет того, что добавляют в виноград. Что ж, оно и к лучшему.
  И - не сказал, нет, Ларку озадачив (у нас как раз было и одно, и другое, и третье - но всё не то, выходит...) - вам я тоже не скажу, кстати, рецепт стрёмный. Нефиг, вообще, изголяться...
  
  В общем, нанеся намётки своего присутствия и на внешний контур (1. забыв сланцы-тапочки на дорожке - клюнуло босиком; 2. полотенцем, вместо облечения бёдер, облекла чресла приколодезной скамеечки - раз босиком, то и голышом, ясно) - и найдя полувечернюю полупрохладу слишком уж прохлаждающей, вернулась в дом.
  - Чай бум?
  - Нет... Блин! Опять.
  - Что?
  - Говоришь нет - но мысленно думаешь, что да. И сразу. Не замечал?
  Отличный краткий репортаж о свойствах женской натуры, кстати...
  
  Провели сумерки в благополучно кончившейся музыке (и в постели), Ларка окончательно задрыхла (столько дел - как не умаяться).
  Потыркал буковки на компе, иссяк.
  Недолго пошлялся по участку в просачивающемся фонарном свете. Проветрился.
  Двинулся к лежбищу - там имелась захватывающе спавшая Мрыська, и рядом наискось в позе оленя Ларка. Вписался меж ними, коленкой слегка в Ларкино межножие. Пристроил там же правую руку (тепло, мягко). Пристроил, в другой стороне, левую (тепло, мягко, когтисто, зубасто)... Заснул.
  
  Идея для киношников: качество фильма зависит от того, насколько герой пьян/уторчан. То есть, когда его жестоко хумарит - фильм становится чёрно-белым, с субтитрами и дурно срежиссирован, с тупой актёрской игрой и т.д. Как примет дозочку - появляется картинка, богатые декорации, те же актёры начинают играть лучше. А уж если всецело ужран - спецэффекты, моднючее три-D и вообще ах как мощно. Ну я уж не говорю о том, что можно жанр варьировать (боевик/водевиль/заумь...) под то, чем он на данной минуте двинулся - это совсем изыск получится.
  
  Утро продолжило фабулу идеально гладко и встык: потянулся, попал лапой во Мрысище (раздался взмырк, этим вызванный и тракторное мурчание как хвост явлению). Выдержал все мордолапные двиги с причитающейся усовой щекоткой. Встал, наконец, вышел-вернулся. Мрыся покружила возле меня, удостоверилась, что без мазы, утекла досыпать.
  Наконец проснулась Ларка, строго по моей траектории (вкл. попадание в кошку и вызванный этим взмявк) вырулила в деятельное бодрствование. И даже подеятельней моего. Погрузившись в веранду, надыбала (с чисто Ларкиным упорством - продравшись сквозь стульевой риф) пару кресел-шезлонгов совково-деревянного толка: дерево и парусина в линялую полосочку, ей бы одного хватило - так нет, оба-два (я помог вытащить, конечно), расставила - но толком в них не посидела, озадачившись загаром на матрасике, надувном (мною), без трусов - но с приложением смородиновых листков на соски и прозрачной марлечки на лицо - ибо угол подачи солнечного излучения внезапно шибанул резко правильный, на её взор и взгляд... Надо сказать, что я на её фоне смотрелся прилично и чинно, в смысле одежды. Да и в аспекте поведения тоже! Почему-то...
  
  Продолжу биографическую справку.
  Ларка работала в магазинчике "путь к себе (в себя, из себя)" по продаже этнической и эзотерической хуеты для продвинутых, продвигающихся и планирующих продвинуться - отлично, как мне кажется, духу магазинчика соответствуя. То есть считая, что нужно вести здоровый образ жизни ради нездоровых веществ (иначе на фига вообще это здоровье?)... Будучи представлена мне, сразу задала вопрос в лоб ребром:
  - Ты Моррисона любишь, да? У него всё змеи, змеи...
  Я что-то высказал про Моррисона в плане "уважаю, но не люблю" (да и змеи у него не те вовсе), тотчас (Моррисон же!) выяснилось, что про психоделические вещества я рядить вполне горазд - и далее Ларка сблизилась со мной только в путь, в себя и из себя в различнейших позах...
  Я приятно даже был удивлён закадрить столь чудесно красивую девушку - другие кадрили, но, выходило, как-то обламывались - а то и вообще её объектом добычи не рассматривали, впору было подумать, что с девушкой "что-то не так".
  С одной стороны, чутьё на "не так" публику не обманывало - с другой стороны, зря это они. В Ларке вполне всё так. Абсолютно всё, что нужно в красивой девушке - так. Но вот глупость (важнющий атрибут красивой девушки!) в Ларке несколько нетипичного сорта. В ней есть что-то - вот извините - дебиловатое, хотя - мило-дебиловатое, умно-дебиловатое, воистину в самый раз. Просто то, что надо.
  Отмечу: ни фига не хиппушка. За "мир и торч" первому встречному не даёт. Подружились мы с ней вовсе не с первого раза. На первонах ограничились беседой, прерываемой всеобщей туснёй - однако крайне вскоре Ларка (это были времена сборищ "на побережье": свежеоблицованной набережке с лавочками-ларьками, гопоте не глянувшейся из-за прострельной открытости, возможно - а вот неформалы там что-то растусовались, раздухарились) - и вот Ларка, выявив меня в кучкующемся редколюдье, решительно подошла:
  - Ты меня убедил. Я бросила вегетарианство.
  - А. Поздравляю.
  - Расскажи ещё что-нибудь.
  Поясню: я и не помнил толком, чё я там и сколько нагнал в прошлый раз против вегетарианства. Пару фраз, быть может... Но Ларку зацепило. По реакции на дальнейшие мои прогоны (гнать я могу длинно, вы в курсе) я понял следующее: тест на умность я более чем прошёл, причём - умность ей нужна была как факт, содержание умных тирад её не слишком штырило (разве что - вычленить простой мессаж: вегетарианство - фуфло, например) - и как приложение к моей напористости, так это назовём (я вообще-то хам, вы заметили). Видимо, сочетание вешало на меня лейбак "чисто-настоящий мужик: и то, и другое", непонятно, как это во мне уживается - но исследовать феномен Ларка не собиралась, она не исследовательница, она ориентировщица. Ориентируется по внешним признакам.
  Уровень контакта с Ларкой легко показать на примере темы "что слушать любишь" - я объяснил: "арт-рок люблю, это такая музыка со всякими разными инструментами и звучками, посложней" - Ларка озарилась и сказала, что любит как раз это же, принявшись в доказательство трамбовать меня этникой, от арта же (мною ставимого) впадала в суетливое беспокойство, делающее того, кто попотчевал её сим музлом (меня) этаким сектантом-проповедником (в самоощущениях), я выключал сразу, конечно же. Критика же её этнической мутоты приводила к радостному просвещению меня новой этнической мутотой. Переубивать всю Африку нахуй, откуда там столько музыкантов?
  
  Ларка смоталась в полдень.
  Без бодяги позвонил Павлу: "вотпрямщас" и всё такое, ю велкам, в смысле.
  Через стремительные четверть часа споро явились: он и вдумчиво разряженная Астра. Деловая, собранная. Павел был даже несколько более разобран, в контраст.
  На фотомодели были босоножки, вверх по ноге замотанные (то есть с длинными вязальными ремешками) - и платьице: беленькое, коротенькое, обрызганное цветочками... Хм, надо изобрести такое слово - рызг. Потому что "об" - приставка... Шикарное слово. Значить должно нечто интегральное от дрызг и брызг. И ещё брутальный грыз анаграммически присутствует... Вот примеры использования: "Она рызгнула два раза и успокоилась. Я утёр пот со лба". Или: "В хищном рызге конвейера истаивала первобытная жиркость Второго Тракторного завода" (жиркость - не берусь объяснить что значит, но это тоже же слово некое?)...
  Кстати (мы возвращаемся к платью: всё как я предсказывал, укорачиваем, укорачиваем!) - ноги у девочки окей. Вполне астральные. Ну, космические. Фотомодельные, абсолютно - то есть очень поэтично тощенькие; нет, серьёзно - красивые линии. Дрочилам есть за что платить. Я же (почти) фотомодельный бизнесмен, и должен шариться в мозгах дрочил. А ещё "дяденька писатель изучает жизнь", ага.
  Значит, погнали.
  Вот для чего я выставлял шезлонги, воистину! Аська в нескольких позах, одна другой замечательней, читала журнальчик (реквизит), смотрела вбок, закидывала руку - на спинку, коленку - на подлокотник, ну ладно, шезлонг, подумаешь, да вот вам и без него... А надувной матрас не понадобился, не сыграл (это для пляжных одеяний, да!).
  
  Сэт выходил обильный - далеко за сорок кадров; похоже, Павел подумывал растянуть его на два, слегонца сменив антураж. Исчерпав шезлонги и столик, модель попробовала задействовать присущую местности хвостолапую принадлежность - безрезультатно, ясен пень. По ходу попыток, увещеваний и убаюкиваний непоседливого реквизита я услышал:
  - Какая-то ты, Мрыся, хвостливая...
  О! Аськин перл. Блеск.
  - ...И мяфучая, - добавляет Аська, подумав.
  Так, всё, пора записывать (что и делаю - ответные реплики, "мя", "ня" и "мыррр" в подзвучку).
  Не, не выходило второго сэта - Астра куксилась, требовала настоящего подхода к делу:
  - Ну я переоденусь же!
  На этом моменте деловая мобила затилинькала, Павел поднял трубу:
  - Ага. Ну... Срочно?.. На мыло? Да задрал он уже реально!.. Всё. Сейчас... - и, выразив мне жестами всевозможное извинение, ухом весь в мобиле, утёк в калитку разбираться в своих взмыленных срочностях.
  Астра ухмылочно выразила мне что-то "ну он всегда такой", тоже извинительное, значит, протусовалась минуты три - и утекла вслед, светски-невинно отыграв за отца всякое там прощание, да, собственно, мы с ней до фига всего за эти минуты обсудили:
  - Мы же ещё один сэт, да? - Аська бровки мыслительно сохмурила.
  - На здоровье.
  - А то... ну, пока солнце как раз...
  - Попробуем успеть... Хотя! Ладно, всё равно успеем несмотря ни на что! Собственно, такая ещё инфа...
  - Какая? - обеспокоилась Астра.
  - Нет проблем, - успокоил я. - Просто ко мне, опять же, вот-вот подвалит ещё один гость. Мой друг на этот раз. Погода же - какая? - дачная, вот все и валят на дачу. Но думаю, он не помешает. Я изолирую его в чулане. Я свяжу его кабелем от мышки, если что... Точно не помешает. Фоткайте сэты на здоровье.
  Астра, сквозь улыбочки, озадумалась, несколько.
  - Ну... да. А можно ещё завтра, да?
  - Можно.
  - А то он это... - Аська кивнула в сторону своего участка, - письмо на полчаса, потом ещё ответят если сразу...
  - Понимаю. Бизнес.
  - Так что, если что - может, завтра? Хотя папка немного жаловался, что...
  - Что?
  - Что мобила у тебя не всегда ловит.
  - А! Извиняюсь. Разряжается! Я же раздолбай, не заметил - а она в отрубе... Знаешь, что? Можем по-старинке. По-сельски! С экономией мобильных денег. Если у меня калитка не заперта - значит, ко мне можно, рад гостям, всё такое. А собственно, все так и делают. По-соседски.
  - Ага. Хорошо, я папке передам... если что. Тогда... ну, я пойду? Мне, в принципе, переодеться надо...
  - Счастливо.
  - Мы вернёмся, если что.
  - Угу.
  
  (Заметили? Проскочило "ты" с её стороны, в первый раз. Я запомнил!)
  
  
  Но вернуться у них не склалось - бизнес такое дело, что... Ну и ладно.
  Кстати, про гостя я не врал. Реально, у меня планировался гость. Совершенно всерьёз ожидался гость - но задерживался. Не спешил. Тормозил, по обыкновению... Я как раз поужинал и взялся вымыть посуду - и тут наконец расслышал звук и (с полотенцем в руках выйдя) узрел движение от калитки: там самостоятельно справился со щеколдой и неторопливо вступил на участок, из тени на свет, улыбнулся, отбрасывая белобрысые хайры с лица, старина Вик - друг детства и всего остального.
  Дошёл. Огляделся. Поинтересовался:
  - А чё, Ларка свалила уже?
  - Так вечер фактически.
  Всесторонне взвесив аргумент, он кивнул. Развёл руками, имея в виду "ну, раньше я никак - ты знаешь" ("знаю" - выражением морды ответил я) - и, явно не усмотрев нужды забуряться преждевременно в дом, двинулся к шезлонгам, позиция коих на свежем воздухе ему, вот опять же, приглянулась.
  Я отбыл на кухню довершить посудопомыв; вернулся...
  Вик изучал гламурный журнальчик, забытый Аськой.
  - Странное чтиво взялась потреблять Ларка...
  - Это не Ларка. Соседка оставила.
  - Соседка? Оттуда? - кивнул Вик на восток.
  Я выписал пальцем (в стиле "нахуй - это там") северное направление - но Вик, кажется, не заметил, нешуточно поглощённый журналом:
  - Мля. Что такое СПА? Везде то и дело - СПА салон, СПА процедуры... Но нигде нет расшифровки!
  - Думаю, это Сам Попробуй - Ахуительно!
  - Гм... Я бы поставил на что-нибудь более футуристическое: Силикон Пилинг Апокалипсис...
  Я кивнул.
  - Одно из двух, да... А это точно аббревиатура?
  - А что ж ещё?
  ...Ветер донёс со стороны улицы:
  
   Ма-ма-ма-ма-ма-ма-мама
   Это машина динамо
   Бэйби-витрина
   Бэйби-реклама...
  
  Сосед напротив, страстный любитель строительства сараев и прочих утех на свежем воздухе, выволакивал на оный воздух громкие музоны (видимо, для придания ритмичности своим топорным и молоточным размахам) - и, будучи адептом русского рока, как-то полсезона долбил меня сборником песен "Воскресения" (это было реально лучшее в его фонотеке!) - тогда я подарил ему пару самописанных (Виком) сидисков с "Ундервудом", успешно попав во вкусовую струю - так что теперь мог периодически слышать любимую из отечественных групп вместо прежнего хриплого зауныва.
  
   Говорят, она может
   Слёзы из глаз
   Напоказ
   Ходит в спецкласс
   По разводке
   Хочется водки, когда она смотрит на нас...
  
  - Ну, водки, пожалуй, не хочется... - осторожно очертил Вик своё направление мысли, в котором рисовались контуры возможного досуга.
  - Да, - согласился я, и перешёл сразу к делу: - От Ларки осталось. Как раз на один жирный косяк. На один... Но жирный.
  
  Мы оба любили здоровый образ жизни. Без водки, курева, телевидения...
  
  В школе нас звали "два на Вэ" или "два Ви"; вдобавок, любого из нас можно было назвать "Витя" - сей вариант имечка был люто ненавидим обоими; зато, если держаться вместе, можно было изображать на "Витю" недоумение - дескать, который из нас? - так что ненавистный вариант был совершенно выдавлен из употребления, нам на радость, уже к началу подросткового возраста. Впрочем, свои полноформатные имена мы тоже недолюбливали: они клеили этикетки, что-то навязывали. И если имя "Виктор" заставляло нахраписто побеждать (кого бы и на фига бы?) - ладно, карьера, то-сё... - то в моём имени витало нечто тупо оживлённо-слащаво-жизненное, витальное - такое, что в духе противоречия хотелось сеять смерть. Да и Вику амплуа победителя что-то не импонировало. Заебёшься же, мыслить в категориях "победил-проиграл". Пустая трата сил и ориентиров.
  Наконец, после какой-то тусовочной беседы, где меня иронично обозвали змеем - "У, змей!" - "А он и есть Змей. По году рождения!" - сей никнейм ко мне надёжно приклеился, Вик же остался Виком (хотя по рождению был таким же Змеем - но не по характеру, очевидно). Ладно, не возражаю. Я и есть Змей.
  
  Ларкин лефтовер (я с трудом научил её держать план в кораблях: всё норовила юзать стеклянные флакончики - идеальные собиратели отпечатки пальцев, для полноты картины прозрачные) таился в укромном носу прихожего резинового сапога.
  Я добыл в буфете штакетину, постелил гладкий Аськин журнальчик...
  
  ..."Ван пил мэйкс ю ла-аржа..." - запел Вик, оседлавший табурет напротив. Любил он эту песенку. "Белый Кролик" называется. "Одна таблетка делает тебя больше, другая - меньше; а та, что тебе даёт мамочка, не делает вообще ничего! Ты лучше спроси у Алисы, когда в ней десять футов роста" - как бы, игра слов, в ихнем английском "high" значит "под торчем".
  - "...дазнт ду энисинг эт ол..." - тянул Вик, - "ю бэтар аск Элис - вэн шиз тэн фит тол... А кто такая Элис, и где она живёт? А вдруг она не курит, а вдруг она не пьёт?" - он подмигнул. - Но мы-то, конечно, понимаем...
  - Не понимаем! Вдруг она на деле ни фига не курит! Она же грибочки хавает. И с червяками разговаривает... А вот червяк - тот да, с кальяном...
  - Ну, вот! Неужели ж она откажется? Она ж всё жрёт, что видит! Ты в корень её характера зри. Скажем так: в этой героине...
  - Героина на было, - возразил я.
  - ...Люис Кэрол выразил мечты о девчонке, удалбывающейся всем подряд. Она на каждой ботле, на каждой таблетке видит сикрет-мессаджи "выпей меня", "съешь меня"...
  - Тебе нужна такая девчонка?
  - Мне - нет. Но Люису Кэролу...
  - Он извращенец.
  
  Дунули.
  Вик включил комп (он традиционно шефствовал над моими компами - собственно, он их и собирал-пересобирал из своего хлама) и поставил какую-то фильму, из своих же, давно привезённых. Здесь можно уже пропускать - я намеренно вставил ниже дозу травяного юмора: потрезву он совсем не приколен. Хотя под планом всё ржачно. Или умно...
  Так вот: сюжет фильмы, к сожалению, не прослеживался. То есть, подозреваю, он был - но тёк в перпендикулярной моему разуму плоскости. Внимание залипало на упорной надписи в углу экрана: "property of MCA". Я наконец не выдержал:
  - Млять! Я не понимаю, о чём фильм! Вон домик с речкой, и подпись: property of MCA... О! Вон мужик, на спине его: property of MCA... Это что, фильм о пропертях Эм Цэ А? Типа, смотрите, как у нас до хуя всего?
  Вика резко пробило:
  - ААААА!!! Я понял! ЭмСиЭй зохавал весь мир! Эмсиэй - имя бога!!! Небо - property of MCA! Солнце - property of MCA!
  (Внимание: дальнейший участок торчкового диалога вовсе снесён в Примечания - я беспокоюсь за вашу психику. Но если психика вас не беспокоит, найдёте его в *1. Собственно говоря, в книжке под названием Astra как раз звёздочки в тексте - то бишь примечания - крайне желательны, из синергических и созвучных соображений...)
  - ... Нет, нет, никаких веществ более! - оформил свою позицию сокосячник. - Только чай.
  С этими словами он продефилировал обратно в дом, остановился в кухне, оглядывая всё со вновьприбывшим философским интересом. И озадачился:
  - А к чаю ничего не?.. О, у тебя и чай выжрат в ноль...
  - Н-да... Влезем в закрома родины, - я двинулся в комнату, сопровождаемый Мрыськой, влез в нижний буфетный створ... Нарыл, достал, при горячем кошачьем соучастии...
  - Ррянь, - высказала суждение Мрыська.
  Я промолчал, неуверенный.
  - Рня, - усилила мнение рецензентка.
  - Ну, не исключаю, - согласился я.
  Потом задумался и добавил:
  - Но, Мрысь, ты слишком часто говоришь "рня" последнее время. А нужно же стараться видеть в жизни и хорошее!
  Привлечённый движухой, из кухни подал голос Вик:
  - Там чё у вас?
  - По мнению некоторых - голимая китайская херня. А вот и нет! Это чай! Голимый китайский!
  - Да быть не может, - завальяжил Вик. - Подделка небось! Страна происхождения есть?
  - О-у, мейд ин... Не написано. Ни фига нигде не написано.
  - Там есть штрих-код, с циферками?
  - Штрих-кот?
  - Да.
  - Не. Зато есть штрих-кошка. Вполне полосатая.
  - Да ну тебя...
  Вик подошёл, повертел в руках пакован, внезапно (*2) резюмировал "сойдёт" - и пошёл заваривать (ибо уже кипело, разумом, в чайнике, возмущённое смертной нудностью наших словес). Далее повторно озаботился:
  - А к чаю ничего не?
  Я медлительно перелез в верхотуру буфета. Наудил желтоверхую выжранную на 95% баночку (Ларка всегда привозит что-нибудь, выжирает на 95% и оставляет).
  - Мёд "Лето На Пасеке", - считал я этикетку. - Годится?
  Философ встрепенулся:
  - ?.. На каком таком пассике?? Я понимаю - осень на героине, весна на коксе, прочие торчковые будни; но лето - на каком-то новомодном пассике?
  - Уймись, - сказал я ему, протягивая баночку.
  Вик, нависая хайром, заглянул в содержимое.
  - Так бы и писали: "Мёд - на донышке", а то - "на пассеке", понимаешь...
  - Лето - на пасеке! Мёд - на донышке! - разъяснил я ему, как ребёнку. - Два в одном. Единство и борьба огорода с бузиной.
  - Угу... Таки к чаю больше ничего не?
  Я снова печально углубился в буфет:
  - Желе.
  - О!
  - Заваривать. В пакетике.
  - Ы... Не, не убирай! Дай-ка...
  ...Вик вчитался в инструкцию. Поставил заново чайник. Наковырял на полке подобающе мелкую кастрюльку... А, пусть упражняется.
  
  Заварив, заболтав до консистенции и окончательно заскучав (какая тварь не взгрустнёт после торча!), гость убрёл в гостевую комнатку обустраиваться на сон (справится) - а я завис у компа на недолгое (кажется) время. Ибо мне пришли мысли. Ни хера не ждёшь этих мыслей - но они обязательно вопрутся!
  Журнальная страница, на которой я возился с планом, затолкала мне в мозг яркое рекламное объявление: "Дерево - материал, история использования которого уходит корнями в землю. Наши коттеджи из бруса - это стильно, экологично, пиздато!" (не уверен в буквальности, но суть передаю досконально) - и вот, напоследок попав в неё взором, я жестоко увяз в рекламных идее-сюжетах, самый простой и первый привожу, ещё два в Примечаниях (*3).
  
  Саундтрак: песня "Ураган" Агаты Кристи, и два торчка таких:
  - По-моему, они поют не "дорога в ад" а "дороговат"... Это про кокс?
  - Про герыч всё равно.
  - А вот у нас! ГЕРЫЧ! НЕДОРОГО!
  
  Как вы хорошо знаете, я писатель. Это делают сейчас все, кому не лень. Особенно я.
  Тот же Вик, в потворстве тенденциям, тоже пробовал что-то кропать. В примечании *4 вы найдёте его сочинение о смерти, с моей критикой.
  Более всего мне нравится его стихотворение, посвящённое моим взаимоотношениям с Мрыськой.
  
   Наша мява мяфно мявчет:
   Не по нраву мяве хавчик.
   Мява, мяфочка, не мяфчь -
   Другого не будет! Жри что дают!
  
  Вот это чудесно, воистину! Но, собственно, Вик (*5) и не мнит себя писателем. В отличие от меня. Я - более мрачный случай, и результаты, соответственно, ужасней - писанина моя бывает многажды страшней, чем читаемая вами здесь.
  Крибле, крабле - всё, блядь, спать, бля. Вот только желе в холодильник переставлю, по инструкции...
  
  
  Утро выдалось идиллическим, лучезарным, нежным, ну разве что поздним (одиннадцать) - так что трепетание природы в фибрах шло в самом таком позитиве.
  Я как раз тусовался на кухне, кипятя чайник и размышляя, что бы принять на завтрак (варианты: цыплёнок в собственном соку, роллтон в собственной трухе) - когда нечто легонько стукнуло в распахнутую внешнюю дверь - и, не услышав ответа, осторожно взошло на порог и вопросило:
  - Я вошла. Ничего?
  - Ю велкам.
  - Пока папка здесь, надо бы ещё сэт снять. Можно?
  - Угу.
  По ходу диалога Аська сделала три шажочка до кухни, откуда я отвечал - на ней было особое краснокаёмочье платьице из двух частей, с отдельно надеваемыми рукавами (прозрачно-красные, тюлевые будто), с отлично выраженной длинноногостью - короткоподолостью, то бишь... Я (взглядом) выразил эстетическое одобрение, Астра эту рецензию поймала. Всё путём.
  Тут в каморке Вика, за углом, раздался шум вопросительного толка (именно так я его расслышал) - чтоб не зашугать Аську, я поднял палец и сказал ей:
  - Подожди секундочку,
  Важно было объяснить гостю, что "это вам не типа Ларки и не кто попало" - я интригантски вдвинулся в гостевую келью, где уже вполне одетый Вик спросил одними зубами:
  - Это кто?
  - Соседка.
  - А. Она ничего?
  - Ну, миленькая.
  Гость кивнул, уяснил - и принялся набрасывать на свой видон соответственный тюнинг; я оставил его; Аська, буквально и честно, ждала на кухне (успев оценить моё меню, видимо - безжалостное и беспощадное).
  Вик вышел буквально вслед за мной, держа непомерно интеллигентский вид (что у меня не вполне и не всегда выходит, несмотря на зияющие высоты интеллекта). Я сделал жесты ручками:
  - Это - Астра, это - Вик, программист и работник всяческих интернетов. Мой гость.
  - Оч приятно, - с готовностью мелькнула собачьими зубками Астра: Вик её не пугал; далее, дополнительно улыбнувшись, сказала "Ну, я пойду" - и вышагала наружу, видимо не желая смущать собой таинство под названием "завтрак мужчин"...
  
  Вик, надо сказать, отреагировал на Астру кататонически. Чтоб как-то вывести его из ступора, я добыл из холодильника вчерашнее желейное рукоделие в кастрюльке - и вручил автору-зачинщику.
  Автор наковырял ножом кубиков на блюдечко, немного подумал - и, с тарелкой-вилкой, выдвинулся наружу. Я заварил роллтон - и выдвинулся вслед, проконтролировать ситуацию...
  Аська переминалась по полянке, Вик трамбовал её своим нечеловеческим юмором:
  - Желе - важная вещь! Вот допустим, летишь ты в самолёте - и боишься, что самолёт упадёт в воздушную яму. А если желе заполняет всё пространство - самолёт не упадёт.
  - Заполняет весь самолёт? - честно попыталась понять Астра.
  - Нет. Именно всё пространство. Вокруг самолёта тоже.
  - А как же лететь?
  - Вместе с желе!
  Я из-за его спины отсигналил Аське руками нечто в духе "сохраняй спокойствие, Вик - оригинал"; Аська прыснула смехом, Вик удовлетворился наконец своим шутейным успехом и тактически умолк. По дорожке в мизансцену вошёл Павел:
  - О, да у вас весело!
  - Конечно же... Вик, мой коллега.
  - Павел, сосед. Рад познакомиться... Так что, работаем?
  - Да, на здоровье.
  - Отлично...
  
  Присутствие Вика Аське не помешало. Она была, должно быть, в ударе. Позировала деловито, грамотно, сосредоточенно. Без позёрства - как следствие, умилительно.
  Сэт был снят, вроде, один - но обильный, длинный, цветастый.
  По завершении съёмок Вик учинил ещё один акт общительного толка, уже совершенно безъюморной:
  - Это твой ведь журнал, да?
  Аська кивнула.
  - Так ты знаешь, что такое СПА? Я вот смотрел - не понял...
  - А, водные процедуры разные, - легко отмахнулась ладошкой Астра; забрать журнал желания не выразила. Дособрав реквизиты, сделала ручкой мне - и ему, адресно, но совершенно деловито - и оба, фотограф и модель, с дополнительными кивками и улыбками убыли к себе.
  Как-то... хм... Аська держалась взросло, Вик, значит, повлиял?..
  
  По их отбытии друг детства взял меня, фигурально, за грудки:
  - Что это было??
  Я объяснил... Соседка. Фотомодель. Сэты. Еженедельные... 13 лет. Нет, не обязательно еженедельно тут - да и можно снять пару за раз... Ну, приходят изредка, в общем... Да, в интернетах - вот, даже урл, кажется, припоминаю... Ну, найти можно, думаю... Да, так и зовут. Astra.
  - А как они вошли?
  - Ты же калитку не запер? А я тоже не проследил... Значит - можно, добро пожаловать...
  Вик впал в задумчивость. В ходе задумчивости протупил с полчаса, затем самопочинно отправился в магаз (что было кстати, кстати - сожралось ведь, реально, всё!) и приволок "Золушек", напиток Тархун и некую шпроту в томатном соусе... нет, скумбрию в шпротном... или сардину?? - не суть! - выжрал; отрецензировал:
  - Рыба так себе, и соус дрянь.
  
  ...В высоколитературных книгах, в целях придания им предельной нудности, приводятся порой кулинарные рецепты - попробую отметиться на этой ниве, прямо здесь и сейчас, ибо в начале книги нудность нужней, чем в конце (где, сбросив оную в обочинную канаву, словесная телега приятно разгонится!) Итак.
  Как-то вскрыл я отстоявшую лишний годик "сельдь в винном соусе" - и обнаружил, что сельди там нет, лишь тёмно-бурая жижа. Винный соус (страшная, выходит, вещь!) растворил всё... Так вот, о рецептах: берём винный соус (ждать лишний год не обязательно), смешиваем пополам с угрюмым сельским портвейном. Получаем Портвейн Селёдочный, бухло и закусь (в смысле вкуса) в одном флаконе. Изумительно, ей-богу! Но это ещё не всё.
  Коктейль "Бесприходовка". В рюмку пива добавляем соус чили (т.е. из самого острого перца), взбалтываем; профит. Входит - как водка (и даже суровей), долбит - как пиво. Когда мне хочется выпить чего-нибудь крепкого, я пью именно это.
  Коктейль "Бесприходовка Про": пиво - безалкогольное.
  Коктейль "Бесприходовка Супер": вместо пива - ебучая минералка. Крайне пронзительно... Ладно, довольно. Видите, я высоколитературный писатель... Причём, кроме шуток: всё это (в отличие от "слезы комсомолки" всякой там) можно и должно пить, никакого сюра.
  - Ладно. Я поеду.
  - Ахъ... Ну, давай.
  
  
  Есть идея градус издевательства над читателем сбросить на 20 единиц. Нет! На 30... Голосуем?..
  Не нашёл смысла описывать ещё несколько фотосессий (я всё пытаюсь добраться до главных событий - они же шпионские и загадочные) - так вот, финальную веху сезона описать всё же придётся.
  
  Финальной вехой сезона было парти тридцатого, кажется, августа.
  Павел явился ко мне, стильно небритый:
  - У нас микроскопическая вечеринка сегодня. Чего-то не хватает. Имею в виду вот что... Ну, ваши коллеги - и это очень здорово! - приносили порой... знаете, запах, я люблю его, но никому не скажу, конечно... как это у мистиков - тонкий план...
  - План. Ага. Друзья - они такие. Раскованные...
  - И вот я подумал - вдруг, чисто случайно, завалялось чуть-чуть. Самое то в наших антуражах... Тихонько так, между собой. Без баб и детей, для настроения...
  Я озабоченно развёл руками.
  - Да, иногда приходят, приносят. Но блин, если б знать заранее... А то, конечно, не осталось.
  - Жаль... - умеренно огорчился Павел. - Но в любом случае, хочу вас пригласить, коллега. Заходите, правда.
  - А что за публика? - светски поинтересовался я.
  - Я, жена, мой партнёр и его подруга. Астре не хватает собеседника. Она куксится, когда мы с Бонзо - это мой партнёр - вот так вот заседаем... А с вами - будет налажен мост меж юностью и старостью, так сказать... Заходите! Шашлычок, закуски.
  - Спасибо. И вправду, почему б не зайти. Жаль, что плана не... Хотя... - я просветлел взором, - вот что, вспомнил же! Маленький чинарик мог заваляться. Да, сейчас гляну... То есть, вот как: там вам с партнёром как раз по напасу - а я пас. Да мне и неохота сегодня. А вам, без баб и детей, как раз по чуть-чуть хватит.
  Павел озарился:
  - Это было бы здорово... Я, кстати, скомпенсирую!
  - Да нет же, мне задаром досталось - от друзей, так что не надо ничего компенсировать. Не тот случай.
  
  Нет, меня не стремал торчевой спрос со стороны Павла. Клиенты так и заводятся. Неплохой, годный клиент.
  Я вынес ему айса с честную четверть коробка. В самый раз на двоих.
  - Беломор есть?
  Отмёл жестом проблему:
  - Да Бонзо сделает.
  Что ж... Вполне себе клиент. Понятливый. Умник.
  - Ох. Просто - спасибище... Ну, подходите, через полчасика. Непременно.
  
  А хуле миндальничать, я пошёл!
  
  Зажиточные соседи микровечеринили в сермяжном таком антураже. Пластиковый белый стол с сообразными белыми креслами (знаем: неудобные, см. любое кафе), за ним рассаживались (и вполне расселись уже) четверо - но Астра (встретившая меня вредно-секретной улыбочкой) этот стол хулигански игнорировала, расположив себя с тарелкой за продолговатым столом пониже, по иную сторону от мангала. Он там и стоит, собственно, у них обычно. Когда без гостей. На эту фронду тинейджерскую остальные не реагировали никак - даже неким образом легитимизировали, предложив мне, в порядке широты выбора, расположиться за любым столом, где нравится.
  Я выбрал Астру. Её нарочито в сторону от меня взгляд чётко требовал моральной поддержки. Засим (что я понял уже запоздало) вышло предельно дебильно: стол для взрослых - и стол "для детей". Ну, видимо, Астра намеренно это выпятила... Меня применив. Ладно, да пофиг! Тем более, все вставали-ходили... Собственно, "все" - это Павел с супругой и Бонзо с тёлкой. С девицей. Подругой. Не женой.
  Бонзо - если мы о нём - выглядел небрито-упитанно, но вполне холёно, не обрюзг. Приценивающиеся ко всему бизнесменские глазки - но ни на чём не останавливающиеся, благодушный человек-радар. "Виталий, наш незаменимый сосед... Просто Бонзо, мой компаньон..." - раскивались, даже не поручкавшись, всё окей. Вслух "оч-приятно", с прожекторно слепящей улыбкой, высказала в мой сектор его подруга, не представленная (или что-то невнятное там Павел пробубнил) - ну, я оскалился всецело в ответ, да.
  "Моя жена Виктория" - "Рада познакомиться с вами, Виталий" - выглядела пресно-дипломатично, овальных очочков на носу не несла - ну и ладно, но в целом морду и фигуру имела долгоиграющую, ну что ж, у Астры генетический прогноз на комплекцию хороший.
  
  По ходу усаживаний Павел подмигнул мне, конспиративно выманил в сторонку:
  - Ну чё, пыхнем?
  - Пыхайте, там вам как раз. Мне нормально, и так ничего, - подтвердил я прежнюю установку.
  - Окей, - улыбнулся хозяин.
  Ну и - что-то где-то они там пыхнули по ходу, да. Не афишируя. Бонзо, как минимум, ржал чуть что. Хотя, не исключаю, он всегда таков...
  В застольной беседе царила супруга Павла - в салонного качества макияже, маленьком чёрном платье и каштановой причёске. Такая изящная дамка должна царить.
  - Меня замучили эти диванные покрышки, - сетовала она. - То цвет не туда, то рисунки мельтешат хаотически... Ходишь-выбираешь, сколько можно, не могу уже!
  Фраза "как художник мучается!" подходила к ней идеально. Меня даже потянуло на стих:
  
   Художник замучен диванной покрышкой:
   Страдает изжогой, тоской и отрыжкой!
  
  Нет, лучше уж - мыслить рыночно, сразу рекламой:
  
   Художник замучен покрышкой дивана?
   Прими кодеину - наступит нирвана!
  
  - О чём думаешь? - спросила Астра, ловя, видимо, поэтические всполохи на моём лике.
  - О нирване, - ответил я.
  - Это... музыка такая, да?
  - Нет, это восточная философская штукенция. Нандаманай. Нэвамайнд, в смысле... Блин, всё никак по-русски не... Не бери в голову, в общем.
  Настаиваю! Мы перешли на "ты" окончательно и навсегда именно в той беседе, в тот день. Раньше проскакивало - но неустойчиво, когда как. А сейчас момент затребовал.
  
  Шашлык эти люди с шампуров счищали в одноразовые тарелочки: как в задристной забегаловке, право! Я схулиганил:
  - Знаете, как дикий колоритный абориген... вы не против дикого аборигена?.. я лучше так прямо, с шампурчика.
  - Знают толк местные аборигены, - подмигнул Павел, выбирая и передавая мне особо тщательный шампурчик.
  С шампурчика жрать удобней, скажу я вам - ничего не падает (если ты не полный имбецил), стол не нужен, вторая рука в основном свободна.
  
  Бонзова подруга выглядела одноразово - то есть, экстерьер-то на отлично: ноги, попка, хайры, морда, дылда что надо - но ни влюблённой заботы о Бонзо, ни царственной важности (привезли её на новорусский шашлычок - и то радость), недорогая, значит, девка. Расходный товар. Поиметь и выкинуть... Ржала и жрала без передышки - партнёры явно поделились с ней косячком. Она же выдала, потянув Бонзо за рукав:
  - О, смотри-ка: тигр!
  Мрыська (это на неё обратили внимание) не оплошала - и прошлась когтищами по коре сосны во всю свою поперечно-полосатую мощность - ну хищный зверь, действительно же, копия тигра 1:10! Десять мрысек заменяют тигра... Стоп, нет, в кубе: тысяча мрысек, это ужас! И восемь Асек заменяют Элис, когда она ten feet tall...
  Виктория, словив тему, типично похвасталась искромётностью своего ребёнка:
  - Астра словечки выдумывает зачётные - как раз про кошку, вспомнила, она сказала: "мяфка, ты что тут мрыщешь?"
  (Мне одному показалось, что реплика была в неменьшей степени заточена на самопохвальбу знания молодого слэнга?)
  Бонзо не преминул мудро осклабиться в пользу Аськи:
  - Мне нравится слово "мяфка". Мяфкое такое слово...
  Слово было не Аськиного производства - оскорбил, мудила, поставив выше Аськиного "мрыщешь", а ведь (не зная легкости пути к нему от "Мрыся") мог бы заценить! Аська отреагировала закаченными глазками, дебил, мол, примитив. Я симметрично ухмыльнулся, реплики без слов. Такой у нас столик, общительный - но молчаливый. Ладно, вернёмся к шашлыку...
  - Мрыська, и сразу ты! - стряхнула с коленок Аська лёгкую на помине. Ага, переходим к озвучке...
  - Как-как? - недопонял Бонзо.
  - Мрыся. Здешний эксперт по гастрономии, если что, - галантно взялся я представить подопечную.
  Мрыся, сочтя, что теперь-то уж точно всё можно, вальяжно прошлась по полянке, нацелилась, вспрыгнула на свободный стульчик... Переждала шушуканье-умиленье... сделала тест-затыр лапой в сторону помидорного блюда, ближайшего...
  - Ты ж это не ешь! - взялся вразумить её Бонзо.
  - Она ведёт разношёрстные исследования, - попробовал оправдать я соратницу.
  - Разношёрстные, гы-гы... Исследования! - захихикала подруга Бонзо (её штырило всё дальше, очевидно).
  Раздосадованная вниманием Мрыся снялась, переместилась к более спокойной кормушке - нашей, где применила вторую тактику: уселась скромненько в метре, но понемногу, потягушечно-случайно как бы, придвигаясь к отставленному ведёрку с маринадом - на что Астра шикарно (но незамеченно: вот, здесь увековечиваю!) выразилась:
  - Ты, кошк, себя туда не продлевай.
  Но на этом как раз моменте Виктория, соорудившая для импозантной гостьи шашлычную тарелочку (кажется, даже кетчупа художественно туда вписала), принялась, кис-кис, потчевать Мрысю (дважды звать которую не пришлось, конечно) - так что вечеринка вышла на семерых безо всяких натяжек.
  На самом деле, ладно: вполне сносная спокойная вечеринка. Мы с Аськой вполне так разговорились.
  - Вопрос. Я честно так, в лоб. Можно?.. Мне папка говорил, но я не... Ты ведь придуриваешься иногда, так? Ты ведь умный очень на самом деле? Начитанный...
  - Да. Придуриваюсь.
  - Зачем?
  Я задумался...
  - Вот в первый раз, особенно. Ты был какой-то...
  - Да, дурака валял.
  - Зачем?
  - Я не знал о вас ничего. Провоцировал. Так быстрее можно понять людей.
  Аська (кстати: ныне моё объяснение просто заменилось бы современным словом "троллил") подумала. Кивнула.
  - Папка сказал про тебя "философ".
  - Ему виднее...
  
  Я действительно такой - начитанный и утончённый, но кошу под туповатого грубияна почти всегда. Ибо туповатости во мне до хрена, на самом деле (в силу собственной утончённости я это здорово чувствую). Вот и нефиг выпендриваться. Утончённый (более, чем я) Вик под грубияна косить и не пытается - хотя хотел бы, я знаю. Поэтому косит под распиздяя (да он и есть распиздяй - как и я)... Ну вы уже поняли, какой закос с начёсом у нас наверчен.
  Собственно, расскажу, откуда всё: под злостных интеллектуалов мы (два-Вэ) ещё в школе решили косить - открыв, что ниша благодатная и (как раз в нашем классе) чудесно зияющая. Двойной профит: старшие довольны, девки прутся, флёр неботанической хулиганистости довешивает блеск двоих раздолбаев. Но, тем не менее, мы активно рыли и грызли - остроумие, эрудиция, и всё такое, соревнуясь друг с другом, без подножек-подсечек, впрочем. Это мужская дружба. Да и симбиоз... Я, как чуть более наглый, легче кадрил девок - Вик, как более изощрённый в интеллекте, докадривал и доослеплял крутостью.
  Хотя, с возрастом (когда под тридцать, становишься уже самодостаточным) я бы квалифицировал своё развитие как более гармоничное. Это в утешение множества других недостатков. Вон, к завихрениям склонный Вик в компьютерах мощно поднаторел - чего про меня не скажешь. Я плоско-эрудированно гармоничен, без чудес. Ага, хвастаюсь.
  
  - ...Мрысь, ты зря здесь толпишься, больше не дам ничего сегодня!
  - Мры?
  Аська искренне, то есть зубасто, улыбнулась - и добавила:
  - Ну что - "мры", у тебя же хвост полосатый!
  Этот аргумент (возразить "но у тебя ж хвост полосатый" в ответ на любые Мрыськины заявления) Аське ужасно нравился, она юзала его постоянно - а я произнёс его уж не помню в какой момент, в амплуа абсурдного словоблуда.
  
  ...Ладно: посидели-разошлись.
  Я со всей светской грамотностью поймал момент, чтоб отчалить, Бонзо хамски ухитрился со мной не попрощаться (чем-то там, как бы, отвлечённый) - ну и я его тщательно зрением проигнорировал, no big deal.
  Вообще говоря - мне стоило бы здесь описать его как-нибудь поглубже. Но - это был единственный раз, когда я его видел, нисколько не предполагая его дальнейшего сюжетного веса в истории. Так что - впечатление как есть, поверхностное.
  
  
  Зима прошла разболтайно, разнопланово и типично, в общем-то, если не считать собачьих холодрыг, нас тупивших в январе в честь года Собаки - ничего, проехали (впрочем, Ларка... Ладно, о ней потом. Словила угрюм, короче).
  Ну, что ещё: Вик нешуточно погряз в интернетах. С февраля сидел в странной штуке, называемой Двач, пулемётно встреливая в форточку странные дела, например:
  "Гетман Мазепа был тот ещё ахуй. Геты он в основном проёбывал, ошибившись на пару единиц; а если и втыкал - постил такие фотожабы, которые нельзя было назвать иначе как убогой мазнёй. Неудивительно, что история не сохранила ни один его тред."
  К сему прилагалась известная фотка гетмана, где жёлтое перо на головном уборе было зачем-то перефотожаблено в молнийку, один зигзаг...
  - Что такое гет?
  - А... Пост с круглым номером.
  - А тред?
  - Начатая тобой дискуссия, типа.
  Я понял, что всё равно чего-то недопонимаю - но вряд ли мне это необходимо допонимать.
  Впрочем, попадалось в его долгоруких интернетах и знакомые явления, очень даже знакомые. Например (в феврале как-то), зайдя к нему, углядел я такое зрелище: на экране компа аська (я имею в виду интернет-пейджер ICQ) крутила цветочек - но из под её окна выглядывали ноги, изящно поставленные, и сразу мною узнанные по очертаниям - иная Аська, гораздо более свойская (мне, во всяком случае) и знакомая. Поймав мой взгляд, Вик не смутился (деланно), бойко выщелкнул картинку наверх:
  - Да! Я скачал тебе восемнадцать сэтов Астры!
  - Мне? Гхм...
  - На вот. Глянь. Как раз разгребаю...
  Выдал на гора следующую картинку (из того же сэта, рядом): Аська стояла на пляжном песке в первобытном парео, завалив горизонт наклоном головы...
  - ...там не все сняты у тебя, ну штук шесть, типа... И ещё свежие качаются.
  - Они ж, вроде, не бесплатные? - протупил я.
  - А. Емул же (это он о программе для скачки)... Я на диск тебе закатаю.
  - Э... Ну, катай.
  Вик кивнул. Задумался (как бы: говорить - не говорить)... Сказал:
  - Я кстати, изучил вопрос. Ну, там же не только Аська в теме. Много других. Дофига.
  - Их тоже скачал?
  Вик лобовой вопрос проигнорировал - например, в смысле "скачал, отож!" - и предъявил плоды изучения.
  - Например. Вот это особо известная модель, из Питера. Я по пейзажам понял, что из Питера... Ноги - отпад, но мордень хуже, чем у Аськи.
  - Кривоваты, несколько, - придрался я. - В букву О.
  - Ладно, ладно, круче Аськиных ног не сыщешь, уймись! - с довольной улыбочкой свалил он на меня ярмо аськопоклонничества (хотя, мы-то догадываемся, кто из нас и зачем в экстазе скачивал восемнадцать сэтов - но на здоровье, азъ есьм Верховный Фоннат Аськиного Прихода, слово-то в самый раз, норкоманское... фу блин, совсем заговорился я тут на интернетном пронаунсе, вот липнет же...)
  Модель из Питера имела в активе простую, но очень правильную морду, минимально выраженную грудь - и отпадно длинные ноги, реально, да пусть чуть в колёсико, но линии классные, тоже... Но у Аськи лучше! Хоть и покороче чуть-чуть... Нет! "Длина ног" - сложное перцептуальное понятие (я понятно выражаюсь?), во-первых - не абсолютная длина, а скорей отношение длин-толщин, во-вторых - даже и не только это, а общее восприятие. Всё, ладно, прописывайте меня в фанаты Аськиных ног. Да мне они сразу понравились, я сказал же...
  - Но фиг с ними, знаешь, что я заметил?
  - Ну?
  - Ты детские фильмы видел?
  - Ну.
  - То бишь, фильмы, где дети в актёрах. Иногда они нормально играют. Но - редко. Чаще всего киношный ребёнок выглядит как - робот. Замечал? С редкостно серьёзной мордой. Вот присмотрись. Потому что - секи фишку! - он не играет, а выполняет, чё ему наговорили эти ебучие взрослые. Как бы не перепутать, всё выполнить... Лицо его в кадре говорит - знаешь что? - оно спрашивает: "вот так - нормально? я правильно делаю, да??" - и ничего другого оно не говорит.
  Я задумался, припоминая детские фильмы...
  Вик же вывалил мне на зрелище конвеер аськообразных моделей (в основном - помоложе, впрочем), в лицах которых читалось... н-да, особенно характерна была блондинистая Nastya, с ветвей дерева в разных позах вопрошающая фотографа взглядом (Вик напористо озвучивал эти позы):
  - Вот так - нормально? А вот так - нормально? А вот так? Вот так - нормально? Вот так - нормально? Вот так - нормально?
  - Ладно, хватит, уймись!
  - Не, ну а вот так? Вот так - нормально?
  - Я понял, понял!
  (Пожалуй, брезжит мода произносить при демонстрации друг другу казуальных фоток с девками "вот так - нормально?")
  - По ходу. Рассказываю такую вещь. Просвещаю. Оказывается...
  - Ну.
  - Был некий шведский журнал, с эротикой всяких маловатых девочек. Читателей - гулькин хер и обчёлся. Вот ровно адекватное количество. А сейчас - супериндустрия, сплошной детский прон. Это что? Население дружно ебанулось, все поехали в педо-девиацию, за двадцать лет каких-то?.. Да хуй там! Просто раскрутили. Раскрутить любую чушню можно. И каждый попробует жрать кактус, даже если не нравится. Ну а уж если кто хоть на тютельку склонен - то уж разовьёт склонность до торца, ибо жрите, не обляпайтесь.
  - Да.
  - ...Более того. Весь этот замут по педофилии - он против девок, в пользу мужиков.
  - Э-э... Обоснуй.
  - Ну, ёпта! Вот девка лет в тринадцать созрела - дохуя частое явление же! Фигуристая, всё при ней, пора трахаться. Свеженькая. Ей бы тут мужика подсечь и сцапать - потому что дальше она будет хуже. Дорастёт до коровы. Или, типа, черты лица изменятся. Обычное дело... Ну и вот, она поплохела - но мужик уже повязан. Да хотя бы - он её помнит свеженькой, там, привязался, настроился на неё. Влюбился, йопт! Нехилый шанс удержать его насовсем! Короче: подсекать надо, пока в пике формы - а нельзя! Получается что? А получается из неё злобная стерва с краегольным недотрахом в анамнезе. Психика уже ебанутая. И видон давно не тот. Муж - гондон, все козлы. Всё такое.
  - Ну... возможно.
  - Во! А выигрывает - кто? - девки, которые выйдут на пик формы к 16-ти и выше! Не скороспелки. А долгоиграющие, в основном, девки. И мужики выигрывают, по факту! Потому что стрёмные скороспелки им не достаются. Вот на хуя тебе скороспелка - с ней же хер знает что дальше будет.
  - Бля. Ты рассуждаешь так, что если вдул в неё - то женился тотчас, с концами.
  - Да неважно, вдул - не вдул... Это уж как там она его цеплять будет. Кто-то - да, сунул-вынул... Но всё равно она заарканить мужика сможет, коль не дура. У многих получится. У очень многих! А так - вообще нельзя. Мужик от неё в принципе шарахаться будет. Ему нельзя к ней подходить вообще, понимаешь?
  - Там, типа... Если сверстник - то можно. Не посадят.
  - А вот тут-то и подстава! Фишка: ей нужен чувак лет на пять-семь старше. Это оптимум, я читал! И девки это чуют, кстати. Пятнадцатилетней нужен двадцатилетний, да хоть тридцатилетний - тоже нормуль! А ей можно только с апездолами, которые на взрослых тёток больше смотрят. Или - им всё равно с кем. Ты себя-то в этом возрасте вспомни! Ну и... Конечно, пацан отдыркает одноклассницу. Представляя порнозвезду с картинки... Без гондона. Чёрт-те как и где. И кинется трахать следующую - ему всё интересно. Это не подцепление мужика ни фига, это растрата здоровья! Двадцатилетний мужик - уже видно, успешный ли, чего он стоит вообще. А уж тридцатилетний... А одногодка-балбеса как поймёшь? Такой же кот в мешке. Ну как она в тощем пацанчике рассмотрит чоткого красавца-студента, каким он станет в двадцать?.. Или в наглом бэбике будущего алкаша голимого?.. Не-ет, антипедо - это для нас, мужиков! Против девок. Девки в проигрыше!
  Я сохмурил чело, потуже утягивая черепную коробку вместе с мыслями:
  - Так. Ладно. Ну и кто такие ништяки ради нас, мужиков, внедряет?
  - Ну это... Закулиса!
  Чело решительно расхмурилось, под аргументальным напором. Вплоть до приподнятия бровей.
  - Ой ли?.. Чаще говорят, что это старые тётки ревнуют к свеженьким - вот и продавливают антипедо всякое.
  - А то! Они-то в первую очередь. Ревнивые отцы во вторую... Короче: коллективное бессознательное! Оно использует всю эту законотворческую камарилью в нашу пользу.
  Я включился в повестку:
  - Но есть и коллективное сознательное? Большие пацаны. Они явно эту шнягу внедряют. Волну гонят. Им-то зачем надо?
  - Ну... Обычная война с демографией. Мальтузиане, йопт. Главное - золотой миллиард урезать, как самый прожорливый... Да и муслимам с Африкой хрен впаришь антипедо и прочую антилюбовь, они-то размножаются... Ладно, их дустом потравят, я думаю.
  
  ...И что сцуко характерно, громоздя все эти задвиги, мы не были обкурены ни разу! Вот о чём я и говорю: трезвые задвиги ничуть не хуже торчевых! Даже, возможно, лучше. Внятней, как минимум. Хотя бы из-за того, что я лучше их помню... Но, тут палка о двух концах: внятней - значит, нудней. Недостаточно бредово, то бишь - недостаточно прикольно... Прозреваю высший писательский пилотаж: трезвые задвиги умело обредовливать (также потрезву)... Это я всё подгоняю объяснительную базу под явно недостаточное (для творческого человека) употребление мною веществ в последнее время.
  
  
  К весне я имел минимум полсотни Аськиных сэтов - Вик в итоге закатал их на дивидиск, и засунул в мой комп новую читалку (раньше у меня читались только сидиски) - то есть, дивидисковёрт, правда, не пишущий. Вот да, глянем! Что у нас тут... А! Первым делом, в корне - добивки, Вик из похуизма (или ради имитации его) вжарил свалкой всё что подвернулось. Первая же девка языком жрала мороженое, брикет в крупную вафельную клетку. Неприлично это - такая крупная клетка на мороженом... Развратно. Притом, наискось... Нет, нахуй! Посмотрю-ка лучше Аськины сэты.
  #16. На фоне песчаных с травой склонов (дорожного карьера что ли) и на гребне, с небом. В шортиках (бирюзовых), майке-облипке и крутых кроссовках (колониального цвета сафари), иногда в соломенной (сафари же) шляпке. При этом не по-своему беззубчатая и милая.
  #51. На пустом шоссе, Павлова бэха закадрово подозревается: наряд на Астре интересный, коротенькое фуршетное платье, лицо хищно-серьёзное. Стратегической буквой А расставляет ноги (в роли перекладинки горизонт), вообще что ни кадр - готовая обложка диска (эстетский рок с road-тематикой, не мотоциклы же пошлые снимать)...
  #54. На фоне препарированных тканей-простыней, с пятнистым (сочные кружочки по чёрному) шариком в руке - и без. Просто миленько, мордахой и настроением. Здесь фишкой были джинсы сложно-вишнёвого цвета: высветлённые протёртости - и затемнённые складочки, в паху и под коленками.
  #70. Где-то на море с шикарно пустыми пляжами и брутально заваленными горизонтами ("пора валить!" - название для сэта), в оранжевом купальнике. Праздник души в виде Аськиных ног.
  Где-то тут ещё... А, вот, #14, ранний. В неизвестной траве: лежала с распахнутыми, запрокинутое небо в радужках. Это я про самый неожиданно удачный кадр.
  Досталось мне также коротенькое осеннее видео Аськи с подругой (желающей прислониться к славе, видимо) типа на каком-то мосту-путепроводе (дома-деревца свысока и мутно). Аська строила зубки (глазки тоже), подруга картинно ворочала во рту лоллипоп половохуйного диаметра (шарик на палочке - торчащей изо рта уменьшенной такой сигареткой, эффект усугубляет всасывающее выражение морды). Блядь блядью. Аська рядом - исчадие невинности, нежности, подступающей у горлу. Топ-модель для высоконравых дрочеров.
  
  Всё! Ладно. Хватит о сэтах.
  Теперь (я тянул с этим, но придётся) выполню одну печальную обязанность, каковая нахлобучивается неизбежно на всякого писателя фабулы "взрослый мужик плюс очень юная девка, типа любовная история" - а именно выдать отсылку на первоисточную классику. И.о. классики по данной теме вы знаете что. Эта ваша драма про влюблённого вампира, набоковская книжулька. Сейчас я буду материться, и даже объясню почему. Но стартую с саморекламы.
  
  Когда хвалят слог (мой, например), нередко норовят назвать его "набоковским". Это раздражает. Набоков - стилист, но не единственный, не лучший. И даже не основоположник. Возьмём для примера "колыхание ржавых струн", русский автоперевод этой самой книжки, про которую редактор-поэт Твардовский сказал "такая пакость, что взять в руки противно". Цитирую:
  Мой сосед ... заговаривал со мной бывало, пока он брил газон или поливал автомобиль, или, несколько позднее, размораживал проезд к крыльцу (наплевать, если все эти глаголы не подходят)...
  Здесь выдан, просто и доходчиво, секрет слога - не единственный, но самый колоритный. Хотите писать по-набоковски - вот и давайте: брейте газон и поливайте автомобиль. И вкосячивайте прочие словечки, которые don't fit.
  
  Но ладно, стилист как стилист - на здоровье, в конце концов. Я не об этом. Я о девках.
  Писатель может впасть в сочинение девок совершенно однообразного сорта - ну, нравятся ему такие (или именно такой сорт баб к нему и липнет по жизни, штепсель таков) - но хотя бы сей сорт дев должен жить и действовать в романах "как настоящий".
  Ну, вот вам Долорес Гейз. Куда уж тщательней прорисованная героиня... То она тупит, то выдаёт умные периоды слов. То наглая, то никакая. Манипулируемая - но перехитрившая (по чужим нотам - но тем сложней притворство) самого Гумберта. Кто она из себя, вообще - чёрный ящик просто. Загадка, блядь. А не деле - неумение прописать персонажку.
  Наш Nabokoff тупо выглядит как вуайерист, никогда всерьёз не общавшийся с пред-тинейджеровского возраста девчонками. Как не менее великий стилист Марат С. (*6) на коктебельском нудике (кстати: няшные фотки оттуда бывают - Вик их любит, за натурализм) - окей, ладно, что-то я уже принялся гнать непонятное, разговариваю сам с собой... Back to Lolitaz. Книжка эта ваша, открывшая и насмерть запечатавшая пресловутую лолипедо-тематику, откровенно вредна и неприятна как насаждающая сексопатологию под предлогом осуждения оной - и не дающая даже намёка на нормальное отношение к теме, в принципе. Ибо подглядывателю-Набокову оно не ведомо.
  Читателя втрамбовывают в Первое Лицо Гумберта Г. (для начала "честно" предупредив, что он маньяк) - и что же, читатель втрамбовывается! Он вынужден сопереживать-сочувствовать, потому что читатель неизбежно сочувствует первому лицу - тем паче, герой такой умный, такой словесный стилист и эстет, падкий на чистую красоту, непонятый обывательским миром, и вдобавок - он же ещё и любит героиньку, бля будем всей дрочащей шоблой: это ж роман о любви! Смотрите-ка: поначалу он её охаживал-дрюкал как похотливый кобель, допустим (хотя, центнеры высокопарящих слов... высокопарное дрочилово, да) - но потом-то она стала выросшая и беременная, однако он её всё равно любит! Вот! Доказательство - кобель превратился в... Да ладно, дрочуны, кто на кого только ни залипал в литературе с жизнью, тоже, сенсация, бля... Книжка-то не об этом. А об отмывке чёрного кобеля прямо в голове читателя. Перечитайте-ка, что он делал, заполучив предмет своей, гхм, любви. Перечитали?.. Возил её утречком к ближайшей школе - и, прямо в тачке, заставлял дрочить свой член (девочкиными ладошками, да) - под созерцание проходящих школьниц... Вуайериста не вылечишь, ей-богу - он прёт изо всех писательских щелей! Вы ещё посокрушайтесь, что она сбежала через сотню страниц...
  Созерцатель недоступных девок вымышляет, что будет делать, если одна такая девка достанется ему - а ничего, молча упорно трахать (и чтоб она ещё ему подрочила, пока он будет смотреть на остальных девок, по инерции) - и никакого общения, никакого взаимодействия, никакой любви. Никаких попыток любви. Ебля (точней, попытки - мыслительные). Вот такая книжка.
  
  И вот эту классику литературы мы впечатываем, как норматив отношений "юная девка - утончённый взрослый". Только так: это вам сам Набоков художественно выписал! Столько убедительных деталей, с ракеткой и велосипедом... Ну просто какие могут быть варианты, после такого-то прозаячьего авторитета!?
  Далее, гвоздём в крышку, снимаем фильм с печальным красавцем в главной роли (подпилив сюжет так, что и не маньяк он вовсе) и девкой-дылдой универсальной тинейджерской внешности, тощенькая - значит нимфетка, благопристойный трагедийный романчик, все сочувствуем няшке Гумберту. И читаем, вдогонку, книжечку. Снова и снова. Там он немножко другой - но мы затвердили уже, что он няшка. Такой печальный...
  Так что шарахайтесь, дети, от взрослых - они педо-маньяки. А вы, дрочилы-эстеты, воспринимайте дев как завещал великий Гумберт. С тюремной камерой в апофеозе, это ж классика.
  То есть понимаете: вся эта ебическая педо-возня непрерывно подпитывается проевшей все печёнки педо-книжкой великого стилиста, изучавшего предмет исключительно визуально на французских пляжах, берлинских бульварах, в гостях и так далее. Он не имел, не кадрил девок, едва перешедших от детского флирта к попыткам любви, катастрофическим и случайным, не выслушивал их признаний, молчаний, демаршей, слёз-истерик, обид, хандры "конца свидания" и всех этих pretty little things called love, с грифом "1-я подростковая". Того самого, что гораздо больше, чем ебля (ебле-то её ещё научить предстоит, если уж так необходимо).
  
  И по ходу. Я обломаю вас. Тут же, здесь - я не дам вам хрестоматийный эталон образца среднеарифметической лоли-истории, я занят здесь совершенно другим. Моя Астра - вот именно что особый экземпляр, не-эталонный-экземпляр, заставивший меня описать этой самой книжкой свою забавнейшую уникальность, просто - "кто же, если не я". А вот эталонных лолипедо-историй пусть будет сколько надо, других и разных, уберите только с глаз долой нашего надоедливого русско-американского писателя, без него станет лучше. Как минимум, в этой теме. Аминь. Я не настолько зануден, чтоб здесь выдать алаверды на эссе по долбодятлу Чернышевскому в виде такого же эссе по Набокову - что есть то есть, немного матерных слов - и хватит с него.
  
  Вернёмся к нашим... Down to Earth, как говорят амеры-англики. Back up to Astra, как скажем мы, вечно противоположа направлением.
  Кстати! Вот именно, кстати: если уж скакать темой, так скакать.
  Решил вдруг заслушать альбом Astra группы Asia. Раньше он мне чё-то не пёр - и вдруг торкнуло: офигенный альбом, други мои! Только песню Rock'n'Roll Dream нужно переставить в начало. Тогда она перестаёт быть этаким головокружащим утёсом среди равнин - а сразу настроение задаёт. Тащит альбом, как паровоз. Остальное идёт вслед, по рельсам. Лучше "Альфы", это точно... А вот с первой "Азией" не могу сравнивать - у меня с ней ассоциации, хлорэтилом так вставило, ещё очень давно - до сих пор глюки помню... Притом, что хлорэтил - блевучая дрянь; ну, по юности лет, один раз, волшебно вписался, музыка навеяла, бывает...
  
  А! Мы о книжках говорили.
  Внезапно упомяну одну книжку, Ларкой забытую (или - неосиленную, молчаливо оставленную мне, как более умному - но чёрт-те как неясно использующему свой умище). "Лекции по началам астрологии" - милейше академичное название, потому и глянул. Разношёрстно - но концентрированно, кстати, гранит науки что надо. И вот я там запал на фразу "люди с асцендентом во Льве часто выделяются острыми, "собачьими" клыками. Типичное поведение львиного асцендента - вылезти на трибуну, не придумав, о чём будешь говорить". Ух ты! А ведь точно про Аську! Что такое асцендент... а, это с часом рождения связано. И с датой. Ладно, у неё во Льве... Если во Льве - то час рождения, соответственно дате... Непременно спрошу, как увижу.
  Вот у меня - Солнце во Льве, то есть я - Лев. Бла-бла, всё такое, читал я все эти обтекаемые гороскопчики. Но в серьёзной астрологии, оказывается, судят не по одному Солнцу - а по всей этой мишуре, вот тогда, типа, будет точно. А бульварные прогнозы-прогоны про "Львов" и прочих потому и обтекаемы, как ларёк в толпе на вокзале - потому что по одному Солнцу судить трудно. Ишь ты, асцендент...
  Короче, проверяем всю мировую астрологию Аськой! Имя обязывает.
  Вылезти "на трибуну"...
  Аська Цицероном точно не была в прошлой жизни - высказаться красиво не умеет. Решительные начала - паузы - обрывы фраз. Если к ней обратишься - долго соображает над ответом (с глупой-смущённой-прочей улыбкой); или, наоборот, запальчиво реагирует - но ответ в обоих случаях рваный, бестолковый. Вот вылезти пред объектив - гордо, надменно, улыбчато... это, наверно, лучшее кредо львино-зубчатой Аськи! Наш ответ Цицерону! (*7)
  
  
  - Короче, братан. Есть чёрное. Много чёрного. У меня канал чёткий.
  - И чё, не берут?
  - Та блях-мух! Я никого не знаю тут, ну, голимо... А кого знаю - не хотят чёрного, им гер давай. А напрасно! От чёрного совсем пруха другая, ну ты-то знаешь, ну?..?
  Я кивнул.
  - Но под чёрное у меня тоже клиентов нет. Как сырьё могу взять.
  - Ну так я об этом как раз, да!
  - Короче, давай доз десять. На пробу. Посмотреть, как отобьётся, сколько выход и найдёт ли клиент чё противного в продукте. Это неделя где-то. В чёрном виде мне его торкать без смысла, всё равно в гер гнать...
  
  ...Смена поставщика - это не хер собачий, это гимор и выпадающие доходы! Хотя, сделаю признание, продажа торча сельским друганам - это так, на орешки. Мои дела с Киром (он попозже прибудет) - вот это на побольше, хоть и немалую долю я отдаю Химику (о котором тоже как-нибудь отдельно). Притом за зиму я поднял несколько бабла иным способом: Вик подрядил (это типичные мои с ним гешефты) поставлять компы в очередную конторку. Ну, он собирал им компы - а я доставлял периферию: "принтеры цвета лошадиной силы" (HP color printers) и прочие положительные приборы. В компьютерной индустрии я ценен вот чем (да! я в ней ценен!): с непробиваемой рожей объяснить клиенту, что именно то, что я ставлю - это то, что он хотел, ибо всё остальное фигня и мудянка. Вы просто не представляете, какая фигня и мудянка это всё остальное! Приходите - объясню.
  В общем, в этом году я даже травы не сажал. Точней, посадил - но в особом месте. Особой, чисто для себя...
  
  На майские собрались у меня в Овражках, компания (3+3 не считая клиента) вполне выдалась. Локомотивом был Вик, причиной - умеющая глупо улыбаться облаковолосая (тонко-мелко-светлые завитушки) барышня Олюшка, им кадримая. Массовку довесили сложная девушка Искра и её полуподруга Ника, сложно меня кадрящая (о них потом), а также вдумчивый кент Димыч (о нём я вообще ничего писать не буду).
  Действие происходило вокруг костерка с мангальчиком, в подсвеченных свечами комнатах, на чаепитейной терраске с разобранными (Виком с Искрой) стульями - и, наконец, в овражной синеве, где на травяно-нежном склоне сидючи, я объяснял клиенту Велику (не допущенному к сабантую, но и не рвущемуся туда):
  - Слышь, Велик. Ты вечно норовишь мазаться тут, в овраге. Ну что "не"? А я вот знаю, что да! А с той стороны, между прочим охуительно видно, если кто в теме! А у меня там клиентов нет - и нахуй нужны, ты на дома-то глянь! Ладно, сегодня мы о другом. Вот здесь под камушком пошарь-ка... Ага. Значит. Это халявная доза, в твоих интересах дотошно распробовать и сообщить мне - гут или не гут. Если гут - весь гер поедет дальше именно таким, у меня новый поставщик. Сечёшь важность темы?
  Наркологическая справка. Велик, тихо ширяясь, работал на складе досок, фанер и прочих брусьев. Умилительная толерантность пиломатериального начальства к его несколько колотым венам меня занимала как явление - но не настолько, чтоб остановиться на однозначно-внятном объяснении. Анализ осложняло то, что Велик что вмазанный, что нет - один хер; возможно, даже собранней (в одну кучку) под этим делом. Возможно, здесь ноу-хау: опиушники лучше алкоголиков; возможно, опыт китайских мануфактур докоммунистического периода убеждает и вдохновляет. Или начальство само упорото...
  Ладно! Вернёмся через калитку на фазенду. Здесь мерцание костерка, бессмысленно стынущий шашлык, стратегический ноль ширева - и, как следствие, поддатые хаханьки девок, одиноко с глубиной в глазах водочно-употребляющий Димыч, пьяное размягчение мозга у Вика:
  - Ну, где твоя Astra? Чё, не ездит?.. А, ну да, она же школьница... Но летом-то будет? Сравнить с фотооригиналом... Слышь, а ведь это круто: скачать сэты - и иметь антропологический отчёт о помесячном росте и взрослении, э-э... девушки. В самый период если не роста, то - взросления! Ну, знатоку человеческих душ... и тел. Такому, как ты.
  Вик, между прочим, в количестве оприходованных девок превосходит меня - но вряд ли в качестве (хотя, конечно, здесь вопрос вкуса). Я конкретно считаю, что он слишком мельтешит и фишку сечёт странно. Вот к слову - любимый (на сегодня) анекдот Вика таков:
   - Девушка, разрешите воспользоваться Вашим копировальным аппаратом?
   - А что надо скопировать?
   - ДНК...
  Ему мыслятся некие съёмы через подобное остроумие - но я категорически не советую: девушка (пусть даже в форме анекдота) услышавшая (и, предположим, понявшая) сею куртуазность, погрузится и запарится, вымысливая, как же на такое среагировать. Впадёт в затык почти наверняка. Вам это нужно при съёме девок? Вот то-то и оно.
  У меня есть ощущение, что снимаются Виком не совсем те чувихи, которых он хочет. И Олюшка - тоже не то, если присмотреться. Он как бы уже присмотрелся, внутренне (если к нему присмотреться) грустит. Но продавит и оттрахает, зря кадрил, что ли?
  Но важно помнить, у нас с Виком разный стиль. Я несомненный злодей, просто так удовольствие девушке не доставляющий. Сею смерть и разрушения, попутно. Мне очень симпатичен анимешный персонаж из "Эксель Саги", который дежурно повторяет, что "мир прогнил и требует зачистки" - занимаясь при том абсурдной хуйнёй, скучая, раздавая восторженным девкам идиотские задания, красивые именно идиотизмом. А что мир прогнил, так это вообще каждый докажет в два счёта. Да хоть я. Вот смотрите: с момента изобретения липучек обувь на шнурках не имеет никакого резона и смысла. Но неуёмные любители трудностей ежедневно расковыривают запутавшиеся, смёрзшиеся, грязно-пыльные шнурки (иной раз, наоборот, саморазвязывающиеся) - и обувная промышленность в экстазе штампует это пиздоболие, цивилизация дебилов, воистину! И какой наш ответ на подобное мракобесие? Правильно, смерть и разрушения. Я не ношу обувь со шнурками никогда и на за что. И да, веществами барыжу.
  Честная продажа смертельной дряни - это что? Белый хлеб, кока-кола, прочий джанк-фуд сводит в могилу побольше пипла, чем даже гер. Но кто-нибудь продаёт их под лозунгом "сеять смерть и разрушения"? Привожу пример моей болтовни с клиентом:
  - Сколько на тухлом герыче живут? Лет пять. А ты, Колян, сколько торчишь уже?.. Вот то-то! Всё потому, что герыч у нас какой? Не копеечный! К экономии располагающий. Экономии здоровья! Я сам-то гер не долблю. Психоделики, разве что...
  Тупит, силится изобразить торчка не дубового... Наконец выдавливает:
  - А из психоделиков есть что?
  - Есть доб, двойная сибирь и кислота очень чёткая, из Питера (*8).
  - Ну... да ну... А доб - это что?
  - Типа гавайской розы, но наоборот. Или так же... Короче: плющит - долго. И сложно.
  Моргание белёсыми ресницами.
  - Не... я люблю не парило чтоб. Чтоб кайф. Потом как-нибудь. Давай, ладно, на штуку...
  
  Сделаю ремарку насчёт "пяти лет".
  Неудобная правда (и источник примеров для нездорового подражания) состоит в том, что отдельным индивидуумам под вполне регулярным героином удаётся жить достаточно долго, сводя (в смысле здоровья) концы с концами. Десятки (а не 5-6, как чаще получается) лет. Но эту честную инфу распространять ни в коем виде не стоит: каждый про себя будет уверен, что уж именно он-то и окажется тем хитрецом, который не сторчится. На самом деле прогноз зависит не столь от хитрости, сколь от свойств организма. И самоуверенный хитрец сторчится запросто и вприпрыжку - как и подавляющее число обдолбосов.
  Кстати, с явно старчивающимися я перестаю иметь дело.
  Незачем отнимать хлеб у нарко-клиник, они те ещё санитары леса. Симбиоты. Они мне более симпатичны, чем наркомафия и наркополиция (тоже симбиоты, нужные друг другу) - траурные ребята, чо. Состояние опиушной ремиссии - это "похороны, которые всегда с тобой". На себе не пробовали? А попробуйте! Вы любите трудности, да?
  Всё, ладно. Сдерживаю пафосный ржач. Надеюсь, мои бравады были достаточно ахинейными.
  
  
  Весеннее общение с соседом началось со странненького нарко-эпизода: Павел меня удивил этим, однозначно. Как будто угрюм-2006 наехал не на одну только Ларку.
  Нет, звучало-то всё как раз живенько. Пожалуй, уточню: в данном случае "угрюм" от слова "хмурый", кто не понял - тому и не надо.
  Павел углядел меня сквозь забор, по майским временам ещё не застимый прущей порослью:
  - О, сосед-коллега! Как кстати. У меня к вам дело. Можно, я зайду?.. Или вы ко мне?
  - Да давайте вы ко мне. Не заперто.
  Подвалил, распростёр аллегорические объятья:
  - Безумно рад вас видеть. Публика соскучилась по сэтам с вашими рябинками, да... Обязательно восстановим эту практику... Я возил дочь в Анталию - наснимал на полгода вперёд, кажется... Только этим и спасаюсь. Но дело у меня чуть-чуть другое.
  - Внимаю.
  Павел был оживлён и пребывал в словесной кудрявости (эту черту в нём я, пожалуй, любил):
  - Я, чисто по-соседски, в курсе, что у вас небольшой гешефт, междусобойчик, даже не назовём презренным словом бизнес. По обмену материальных ценностей, включающих вещества для улучшения настроения. Никоим боком мешать вам не намерен, да и вещества эти, я считаю, вполне применимы и естественны, если в меру.
  Я кивнул с ответной учтивостью, Павел продолжал:
  - Кстати, у меня ощущение, что вы ведёте дела тихо и осторожно. Может быть, даже под местной крышей... Нет? Не хотите - не отвечайте, не моё дело...
  - Хм... Задам встречный вопрос: вас, может быть, слегка волнует - не вьётся ли ли здесь, около меня, местная ментура - или авторитетная братия... да? Нет, не отвечайте, не моё дело... Но ваше любопытство удовлетворю. Как сосед соседу. У меня ни фига не мощный гешефт, друзья-знакомые, не более, и никакой крыши! Крышевать тут нечего. Всё крайне спокойно.
  - Отлично. Я и не сомневался. Тем лучше. Таким образом, у меня к вам небольшое дело. Как бы, в продолжение нашего бизнеса...
  - Ну... Внимаю.
  - Мне, для налаживания контакта, необходимо кое-в чём просветиться. Восполнить нехватку жизненного опыта. Мне требуется, как это называется... короче, попросту - нюхнуть. Быть в курсе, как это. Ну, зеркальце, стодолларовая бумажка... - он скрутил пальцами воображаемую трубочку.
  - Коробочка из-под компакт-диска, - уточнил я. - Удобней зеркальца.
  - Ага... Ну, вот. Решил к вам обратиться, коллега. По-свойски. Чтоб не дрянь.
  - То есть вам нужен кокс?
  - Да.
  Я развёл руками.
  - Увы. С коксом никак. Ну, деревня. Глубинка... В городе у меня тоже таких друзей нет. Среда не та... Это же у вас, в офисах там всяких, народ должен увлекаться... Ну или в Москве, в телевизоре...
  - Печально. Облом. Выходит, у нас там даже ближе... Нет, я понимаю, поспрошать - насоветуют. Мутных лиц... Но мне не хотелось бы вступать в сомнительные связи. То есть, коллега, у вас - никак с этим?
  - Увы.
  На самом деле звучало, будто я ему не доверяю. А мне не хотелось его обижать. Это было совершенно ни к чему.
  И тогда я спросил, вот дёрнуло:
  - Вам надо непременно нюхнуть? С позиций антуража, как бы? Вообще нюхнуть можно и гарик.
  - Что?
  - Героин.
  Павел поднял бровь.
  - Как, и его нюхают? Вроде ж - ложка, зажигалка, колоться...
  - Ой, нет, колоться - не наш путь. Нюхают, да. Не столь воздушен, как кокс - но тоже вдыхается. Просто дороже выходит, чуть ли не вдвое - по сравнению с ложкой.
  - А, с этим проблем нет, - отмахнулся Павел. - И что же? Можете достать?
  - Да, с ним проще. Здесь есть кое-какие возможности.
  - Отлично! Мы в деле. Когда мне подскочить? Дня два-три? Или..?
  - Да, нормально.
  - Я буду здесь послезавтра.
  Я поднял палец.
  - Только это... Я не фанат и не агитатор. Сам попробовал пару раз - успокоился. И никому не посоветую на него садиться.
  - Зачем садиться. Садиться не нужно... От чего садятся? От тоски и безысходности? Не мой случай. Считайте, хочу быть образован.
  - Ну, окей... До послезавтра, лады.
  
  Значит, вот что. Я вынес в примечание (*9) микро-лекцию о ментах и их образе действий, можете прочесть - пригодится. Хотя бы для понимания моих дальнейших реакций на... а, ладно. Можете не читать, ментам вы неинтересны, равно как и они вам. Да?
  
  Послезавтра Павел, как штык, возник-отзвонился::
  - Ну, что - есть такая партия?
  - Да.
  - Я зайду?
  - Вот что, лучше я зайду. Через четверть часика.
  - Жду.
  Минут десять я просто пооколачивался, затем зашёл в свою комнату и плавно-нежно раскрыл окошко.
  Окно моё выходит на запад, почти утыкаясь в забор. Кусты да забор - невзрачная перспектива; но ничего. Это как раз то, что мне нужно. Например, сейчас.
  Я вытянул и втянул требуемое, уже заготовленное. Затворил окно. Прошёл сквозь дом, на ходу выцепил с вешалки мелкий полиэтиленовый пакет с ручками, вложил, ручки завязал - и за одну из них раскрутив, перебросил на участок покупателя. Налегке двинулся в калиточный обход. И, будучи впущен, сразу направил клиента в крапивную сторону:
  - Здесь. Ищем... Находим. Вот.
  - А. Та-ак... И что же у нас тут?.. Ага...
  - Здесь где-то на два раза. Много? Мало?
  - В самый раз, на попробовать. Вот именно столько.
  - Я сам этого не ем, но мне сказали, что продукт качественный. Дайте знать, если что не так.
  Далее мы рассчитались по прейскуранту, чуточку ещё поболтали ("ведь тут что главное: главное - не увлекаться. Скажу честно: за десяток доз можно уже подсесть. Ну, некоторые подсаживаются чуть ли не от второй... Кто-то десятками раз штырится - и вдруг слез, нормально, ничего. Индивидуально, короче"). И я ушёл.
  Через недельку застиг его (чуть более озабоченно хмурого, тачку в створ загоняющего), поинтересовался:
  - Что? Нет рекламаций? Не спрашиваю - понравилось ли, но - эффект соответствовал?
  - А. Нормально. Знаете, мне... для налаживания контакта. Кое с кем. Как раз две дозы очень правильно, угостил френда одного.
  - Ну, окей.
  - И, оказывается, его действительно везде навалом. Мне сразу же предложили, где взять.
  - И как, дешевле?
  - Да нет, не дешевле... Так же. Или дороже... Я не рискнул бы. Но, для закрепления контакта... Взял там разик. Сойдёт вроде, если нужно будет...
  - Ну, славно. Может, из того же источника...
  Итого: больше Павел гер у меня не брал. И дела его дачные кончились, появляться совершенно перестал.
  Что это было? Специальный намёк, что он числит меня драг-дилером - но не осуждает? Проверка, продам ли я ему наркоту? Честно хотел вдуться, "жизнь заебала"?
  В общем, вопрос открытый. Ладно, там видно будет.
  
  
  Вы соскучились по Аське? Да! Я тоже соскучился. Во всяком случае, наткнувшись на неё наконец-то, понял, что соскучился.
  
  Первое моё натыкание на Астру в 2006 году случилось ненормально поздно, в конце июня.
  Убирая мусор вдоль овражного забора (помните, в начале книги я сулил убирать его по четвергам? Так вот, это враньё: убираю когда Ктулху на душу положит!) - в общем, выйдя в один такой "четверг", я наткнулся на Аську. Стояла, поглядывала на овраг, то ли чего-то ожидая оттуда, то ли прикидывая. Ей бы пошёл секундомер в руке или ещё какая схожая шняга. На меня обернулась сразу же, расширила глазки (в смысле, зрачки; это описывают как "взгляд потеплел"...):
  - Приве-ет! Что делаешь?
  - Мусор убираю.
  - А. Ну да. Это...
  Прыгала по мне взглядом, чё-то робела как будто.
  - Что?
  - Ну... Не говори папке, что я выходила.
  - Что-о?! Тебя не выпускают?
  Смутилась, чуточку:
  - Ну... не всегда. Лучше лишний раз не... говорить.
  - Не скажу, окей. Замазано. А что за страсти? Типа, здесь деревни людоедов, дикий ужас?
  - Не-ет. На всякий случай. Люди всякие...
  - Ффф... Но по городу-то ходишь?
  - В общем, да. Но не всегда, не везде...
  - Дай угадаю! Предки, под предлогом, что ты эротическая интернет-звезда, пугают, что тебя узнают и изнасилуют. И держат на поводке, что очень удобно. Извини, не хочу настраивать тебя против предков - но им же это удобно, так?
  - Ну...
  - Они заботятся о тебе, ладно! Но ты чувствуешь, что что-то не так?
  Разозлилась, пожалуй. Чуточку.
  - Я и так знаю, что всё не так!
  - Без перехлёстов. Местами - так, местами - не так. Давай проведу крамольную агитацию! У нас тут - тишь и глушь. Девки твоего возраста шляются. Всем пофиг. Тебя не знают, вовсе. Думаешь, знают?
  - Нет. Ну как бы... да. Слушай... Тогда... Небольшая просьба. Можно?.. Очень простая!
  - Ну?
  - Я сейчас овраг обойду. Вокруг. Вон там - и обратно. Там можно... дорожки, да?
  - Да. Дорожки.
  - Я сама дойду. Ты проследи, пожалуйста.
  - Прослежу, ладно. В обиду не дам. Буду стоять здесь и смотреть... Так?
  - Да!
  
  Я взялся следить, почему-то нешуточно даже озабоченный. Вдруг что?.. Фигурка Астры торопливо-плавненьким шагом отправилась в кругоовражку, с интересом созерцаемая... Опишу её. Белые изящные кедики. Нарочито-обычные джинсики на повзрослевшей попке (не потолстевшей, именно повзрослевшей: рассмотрел-отметил); а майчонка красно-розовая, тоже простая, ну и хорошо - ярко виднеется; и вот, майчонка обошла овраг и вернулась целостной Астрой по той стороне. Шла нервически-быстро, я б сказал. Повернулась на мостик, уже близкая, улыбка до ушей, с толикой смущения - это как знакомому улыбаются, ну здравствуй, сто лет не виделись... Подошла. Счастливо-возбуждённая, сияя прям:
  - Ты думаешь, что... я боюсь, да? Просто, мне интересно было!
  - Да видно ж, что не боишься, - подмаслил я.
  - Угу... Я это... Ну, в смысле... Ничего, если... Если папка что скажет - я на тебя сошлюсь? Ну, попросила... сопровождать. Последить. Тебе - можно. Я серьёзно! Он сказал: "обратись к Виталию, если что". Он тебя попросить хотел, если что, мне помочь, ну мало ли там. Не застал просто... Просто, оставляют меня одну - как бы, можно же их понять... Не ходи никуда, всё такое! Понимаешь? Но вообще-то я могу. Я запросто!
  - Отлично.
  - Кстати. Ещё. Мне можно - к тебе в гости. Серьёзно, папка сказал - если что, зайди к Виталию. Только постучись вежливо... У меня твой номер мобилы тоже есть! Но как-то без дела звонить... дурацки звучит.
  - Да ладно! У тебя мобила с собой?
  - С собой.
  - Набери меня.
  Аська из подмаечного правого карманчика левой рукой достала изящно маленький синий аппаратик, нащёлкала, у меня в доме еле слышно запиликало - я поднял палец:
  - Звонят! Пойду, отвечу... Не отбивай, как раз мобилу найду - не помню, куда я её задевал...
  Мобилу я, конечно, никуда не девал: лежала на столе, прям на кухне. Принял вызов:
  - Алё! Астра, ты что ли? Ну! Давненько не виделись! Ага... В гости заскочить не планируешь? У меня сегодня халва на ужин! Что? Уже заскакиваешь? Вот отлично!
  
  Халва бывает бежевая и серая. Я нарвался на старорежимно серую халву в магазе, купил вот... Всё это Астре интересно было вызнать, она любит халву, и тому подобное (правда, схавала чуть-чуть едва-едва)...
  Обвал какой-то, реально. Будто долго собиралась со мной сконтачиться - но всё не шло, а тут повод сыскался, сам собой - и сразу так здорово, так нестрашно, столь многое захотелось обсудить,... Хм. А отец-то её неглуп! Если с кем и разрешил общаться - так со мной. Потому что я ж её, действительно, не трону... Ну не идиот же я! Ведь я - тут, на ладони, знаменит осторожностью, возможные неприятности с ментами представляю более чем чётко, даже если она сама начнёт приставать (польстим себе: я милый, как всякий злодей) - не дамся ни за что. И у меня есть фотомодельная Ларка, если из окна смотреть... В общем, идеал взрослого апездола для попечения над дщерью, не?
  (Кто тут глумливо хихикает над моими доводами? Сам знаю, что доводы притянуты пальцем за уши на глобус в вакууме - это не повод подвергать их сомнениям!)
  - А пошли ко мне в гости?
  - О! Давай - а то у меня мне всё надоело уже.
  Мы (всё это через полчаса где-то сидения у меня) прошастали в две калитки: хы-хы, подрастает крапива-то, мангал зарос откровенно... Не ахти с пленэрными сабантуями у них этим летом, а напрасно - погоды тёплые, мягкие, аккуратненькие... Но для точности отмечу: в тот день-вечер было нежно-пасмурно, дельная такая прохладка, чтоб дома посиживать, ну максимум вокруг оврага гульнуть на все деньги...
  
  Войдя, впустив меня, включила телек - на всякий случай или по привычке, но в ценности времяпровождения у него через десять секунд усомнилась. Придумала:
  - А... наверх - хочешь, пойдём? В студию. Тебе папка показывал?
  - Нет.
  - Ага... - озарилась загадочностью Астра...
  
  Студия была вверх по лестнице и налево. Несла лёгкие признаки текущего запустения - или с ходу и была такой?.. Собственно: комната, большая (не то что "библиотека" напротив), на внутренней глухой стене сине-белые (комканно крашенные) простынищи, да весь угол в них и участок пола тоже - я видел этот фон не единожды на её "студийных" сэтах; альтернативные полотнища (тоже узнанные) свалены в соседнем, ближнем к окну, углу, зато в центре гордо мешает проходу нечто настояще-осветительное (лампочка с белым зонтиком на треноге), остальной мебели почти ноль: неприкаянный крафтовый (просто-деревянный) стол, стул, стремянка - да приятненький матрасик с подушками у стены, поспать... Запустение - но книжки, вещички и штучки, говорящие о том, что Астра проводит здесь время, это её шалашик "на помечтать", немелкий такой, с личным небом сине-облачным на стене...
  Но главное! Окно в мою сторону! То самое, с лучшим видом на мой участок! То есть: моя территория - зрелище именно Астре, хронически скучающей Астре...
  Н-да. Теперь буду маяться "как я выгляжу на участке"... Блин, а если вдуматься - я уже маялся, имея в подсознанке это окно. Давно уже. Теперь буду ещё больше... А вот на хуя мне этим маяться? Понравиться ей хочу?.. Да ладно: понравиться (всем девкам подряд) - нормальное мужское желание, пусть хоть бы и понравиться... Но что-то ещё, другое в душевных глубинах колышется! Вот какая фигня, попробую сформулировать: типа, просто выглядеть достойно и стильно. Зрительно втюрхать аудитории (в лице Аськи) что-то симпатичное, высокоморальное. Наставник, бля. Писатель, блядь. Образец, ёпта...
  Ладно! Я, конечно, проявил интерес. К окну - минимальный. Не акцентируем, нет. То, что я видел эти фона в её сэтах - не говорим, нет. Живейше спрашиваем, интересуемся, Астра рассказывает. Шикарно, можно присесть на матрасик, хиппово, трепачкова лавочка что надо, фотомодель в интерьере...
  
  - ...на пляж, там висели, пока не проголодались до барабулек в желудке.
  - Барабулька - это рыба такая вообще-то.
  - Вот-вот, её мы и ели. Пока снова не проголодались... Я и говорю ему... А... чё мы в потишках сидим? Музычку какую-нибудь... - Астра тыркает в носимый сидюковерт... Мля, чисто Ларкина музыка: всё позвякивает, поцыкивает, на заднем плане - арпеджирует, а девушка извилисто поёт... Но - нет, не этническая! Ф-фух, отлегло. То есть - Аська выключила, явно озаботившись пертурбациями моей морды.
  - А ты какую любишь?
  - Арт-прог. Довольно навороченную, в общем.
  - В смысле, тяжёлую?
  - Не совсем.
  - Приноси, короче! Ну так вот. Я и говорю ему...
  ...
  Астра слезает с коньков и моих ушей:
  - Ладно. Пойдём... ещё куда... Вы с папкой вот здесь были, да?
  И - мимо лесенки в дверь напротив меня эскортирует.
  - Ага. Классная комнатка, кстати.
  Ещё раз заценил, да. В принципе, здесь было темновато, окно на север - но именно оттого уютно, кабинет для созерцания сосен (и писанины дачных романов, когда досозерцаешься до хвойных небес в голове)... Телевизор не доносится - вообще! Стеллажи, конечно, предполагали книги, корешки, библиотеку - но их не было, не наползли ещё, не собрались. Так, отдельные коробки и хрень всякая. Да и кому сейчас нужны книги - интернет жеж, да! Но понятно, сегодня ноутбука с интернетами на столе не было. И вообще делать здесь было нечего - нам с Астрой...
  Спустились. По телеку пёрся мульт - там была фраза, от которой я рассмеялся: "Нам надо остановить колдуна прежде, чем он остановит нас!" - Аська недопоняла, я наркомански объяснил ей, что колдун - это холодильник.
  - А! - озарилась. - Пойдём, пожрём чё-нибудь! Хочешь? За компанию. Я поесть обычно забываю, мне напоминать надо. И ещё, я готовить почти ничего не умею.
  - Как это славно, - одобрил я, держа планку оригинала. - А то: приготовит какая-нибудь дама обед, "иди есть" - вот прям всё брось и иди есть! - а по ходу ещё давай морды ей корчь, как всё вкусно и офигенно!
  - Кстати, да! - выразила поддержку Аська. - Я тоже не люблю, когда такое. Зато мама у меня плохо готовит, так что...
  - Вот правильно. Толковые мужики берут в жёны женщин, не умеющих готовить, это стратегически верно.
  
  В тандеме с хозяйкой я прошмонал створку и внутренности колдуна, Астра вычленила банан (отмечу: бананы банальны в смысле эротического подтекста - но прошу пардона, так и было, и заменить его на мохнатый персик или там буржуинский ананас, с провокацией на ответный акт "а мы её!", я решительно отказываюсь).
  - Нет в мире совершенства, всегда чего-то не хватает: ряженка есть - бананов нет. Бананы есть - нет ряженки...
  - Есть вот это, - отреагировала Аська, достав аэрозоль "Сливки Взбитые Light"
  - А, ну ничо! - одобрил я. - Хрюпель сделать. И бананы не нужны.
  - Что?
  - Хрюпель. Это если насугробить его поверх сока - и пытаться выжрать соломиной. Одно слово - хрюпель...
  Сок нашёлся; соломину оторвали от упаковочки шоколадного коктейля. Аська отдегустировала... Ну, хрюпель - он и есть хрюпель... Не, её определённо врубило - хрюпала во всю дурь. Так что зачтите за кулинарный рецепт, уж будьте любезны!
  Кстати, о кулинарии...
  - Уй... Мрыся! - обратилась вдруг Аська к дверному проёму. - Снова! Как просочилась?.. - и мне: - Она в дом заходит запросто уже, если что. Ты дверь не... Я не закрыла, ладно, ага!
  - Мры, - подтверждает гостья и невзначай движется к пищеблоку; близ колдуна драматически оглядывается...
  - Че бы дать тебе... Хрюпель? - участливо раскрывает дверку Астра, с наслаждением отстраняя лезущую всем организмом туда же штрих-кошку... - Ой, - (это снова мне) - у нас дыня же ещё есть, внизу! Хочешь?
  - Дай ей, отвяжется.
  - Мрыське? Дыню?
  - Да. Но помельче порежь, а то она вжевать это в себя не сможет. По полу возить начнёт.
  Астра выполнила инструкцию...
  - Схавала! Ну вообще!
  - Хы... А кукурузу кошкам давать не пробовала? Сгрызут дружною толпою!
  - Сладкую? Из баночки?
  - Любую.
  - Они что - жёлтое любят?? Мрысь!
  - Мры?
  - Любишь жёлтое?
  - Мры.
  - О, ты на верном пути...
  - В смысле?
  - Слушай. Способ. Если с кем-то прогруз в отношениях - вот вы долбаете друг друга словами, всё время склока прорисовывается - переходи на кошачий. Все отношения можно вылечить наилучшим образом, представь, я спрашиваю: "Мры?" - ты отвечашь: "Мры", или даже "Мяф!" - и всё мяфно, никто больше не сомневается, мры или нет! Вот почему у меня с Мрысей наилучшие отношения?.. Да и у тебя с ней. Незачем базары разводить, когда можно чётко выяснить, мры или что!
  - Мры, - согласилась Аська. - Мры-ся! Ведь мры же?
  - Мры.
  
  (Вы мне говорили, что по Астре соскучились, так? Я удовлетворил этот зимний голод подробно, дотошно, в тонах эстетской летней прохлады, с энэлпишными якорями "халва", "сливки", "мры" и "мяф", не так ли?.. Мало не показалось, не?.. Ну, всё путём!)
  
  Астра исчезала на неделю-другую, появлялась дней на несколько, Павел её закидывал, даже не заезжая на участок. Относил сумки со жрачкой.
  Меня почему-то не тянуло выходить, попадаться ему на глаза - вот не знаю почему. Впрочем, будь я ему нужен - позвонил бы сам. Человек в делах весь, я в его важные поминутные расклады не лезу.
  А с Астрой мы тусили так или иначе в каждый (если я был) её заезд. То есть раз несколько.
  Из разговоров хочу отметить лишь такой её заход, однажды сделанный:
  - А твоя подруга...
  - Ларка?
  - Ну, которая...
  - Ларка. Да. С ней ничего так, но я иногда меняю подруг. Или они меня...
  - То есть что?
  - Дружим, но меньше уже.
  - Ей надоело - или тебе?
  - Знаешь, я всегда стою за взаимность...
  - А кто-нибудь ещё?
  - Значит, так. У тебя ж окно на мою сторону? Ну? Видела кого-нибудь из новых?
  - Нет.
  - Вот. Какие-то мы все в этом году вялые, нетусовочные.
  - Ну, может вы в городе тусите...
  
  ...Ларка нам важна как точка отсчёта. Референс пойнт. В том числе важна тем, что к лету 2006-го её со мной уже не было. Я как-то изменился, видимо. А она тем более, причём резко.
  То ли взялась за ум или там что у неё есть вместо него, то ли наоборот (не мне судить, произношу это с лёгким оттенком издевательства). Будем считать, что она пришла в себя, поэтому "Путь к себе" ей вышел уже не нужен. Да и я - как атрибут прежнего мироустройства.
  Была в последний мой заход к ней в апатичном напряжении и слушала странное - Uriah Heep Equator. Это очень странное, вот правда. По ходу, даю лайфхак, как его нужно слушать: 10-2-3-4-1-5-6-7-8-9 (*10). Что ещё добавить к этому последнему штриху? Ничего не добавишь, вот именно!
  Разумеется Астре я всё это расписывать не стал.
  Но, воистину, чисто-своей свойской подруги у меня на тот момент как бы не было. Хотя весной ко мне вплотную притусовались Ника, нежнопопая красавица, старательно обтянутая штанишками, с неземной глубиной во взоре (то ли томный невтерпёж насчёт замуж, то ли окончательные, но бесконечные выборы принца) - и сложная девушка Искра, лёгкая фигурой и рыжая, общительная, написавшая фундаментальный роман.
  Героем её романа был некто Хуйц, служивший ритм-вокалистом в агрессивной банде. Там было несколько вокалистов, и работой Хуйца было вставлять ритмичные выкрики "Хуйц! Хуйц!" в словесно-музыкальную ткань коллектива. Если хотите простейшим образом представить это, то замените в песне "Вечерний звон" припевку "Бом-бом" на "Хуйц-хуйц" - но Хуйц, конечно же, мог веско вставить своё словцо в любую строчку любой песни, за что его и обожали. В жизни герой вёл себя так же, как и на сцене. В интервью на вопросы отвечал либо положительно ("Хуйц!"), либо отрицательно ("Хуйц!"), мог пожать плечами: "Хуйц..." - а мог и сам подойти к журналисту или коллеге по творческому цеху и обаятельно поинтересоваться: "Хуйц?" - в общем, его все любили за целостность натуры и творческую монолитность. Роман назывался неожиданно: "Хуйц". Мне было жаль, что его написал не я. Но, с другой стороны, мне было бы лень вот такое вот писать - и я искренне рад (*11), что Искра избавила меня от этой творческой задачи, настоятельно витавшей в мировом эфире. Да, я издеваюсь... Но согласитесь: милая сложная девушка, с такой туснуться вполне занимательно.
  Кстати, имя было ненастоящим (мне по секрету особой дружбы это было выдано) - но, типа, её действительно хотели назвать Искрой (в честь прабабушки с ярким, сообразно имени, характером) - но в последний момент назвали Ирой ("так жаль!"); в раннем тинейджерстве девушка окончательно-таки ощутила в себе нечто огненное - и взяла этот никнейм, после школы в новых людях себя окончательно под ним застолбив. Может, сменит паспорт - это она ещё не решила... На самом деле в ней до фига было вот этого самого тинейджерства, в двадцать с гаком (величину гака за счёт этого трудно понять) лет. Кстати, так и не пойму: рыжина (тёмная, но с выгорающими в светлоту передними прядями) в ней настоящая, или затейливо наведённая (есть ощущение, что настоящая).
  В общем, Искра за словом в карман не лезет. А вот Ника без Искры тормозит и мнётся, ей нужен кто-то "для смазки контакта". Если она привыкла трахаться как дельфин, втроём - ладно, я могу проникнуться идеей и попробовать (но не в воде, пожалуй)...
  - Чё вы с ней канифолите-то? - интересовалась интересующаяся Искра.
  - Это особый случай, - объяснял я ей, - притом типичнейший. Игра в отношения. (*12)
  Искра, для вида чуть позащищав Никину позицию, сразу вслед, морща носик, заявила, что Ника "манипулирует по жизни", придружилась к Искре совсем недавно - и сразу же нацелила её притусовать меня ("хотя, ты интересный, я и сама хотела - но меня Ларка, блин, раздражает")...
  Таким образом, с Никой - флирт на отдачу, вот прям дышим неровно и глазками хлопаем, вот прям сейчас дадим - но капельку ещё подинамим, "ну хочешь ты меня вообще или нет?", а с Искрой - творческая симпатия, а что?
  Кстати, к зиме там дело всё же довольно интересно раскочегарилось. Но к Астре это совсем не имеет отношения, так что - сворачиваем тему и переходим к самой загадочной части нашей истории.
  
  Итак. Дело было числа 20-го августа. Последние полмесяца ни Аськи, ни Павла в Овражках не появлялось - хотя, каюсь, я и сам довольно помногу провисал в городе. Но если бы Астра появилась - и захотела меня видеть - она бы позвонила, так?
  В общем, я, провисая, сидел за компом и литераторствовал. Писал буквально (*13) следующее:
  
  ВОДОЛАЗЫ В СОВЕТСКОМ ФУТБОЛЕ
  У горных оленей рога иногда перерождались в крылья, обладающие какой-никакой подъёмной силой. Чтоб олень мог разбежаться - и планировать (например, перелететь с горы на гору). К сожалению, эти планы сбывались редко. Так вот: если олень залетал на футбольное поле и начинал в нём тонуть - вот для этого-то и требовались водолазы. Но потом обнаружили, что на поле недостаточно сыро, и эту профессию отменили.
  Прим. редактора: олени - это такие орнаменты, к-рые вяжутся на свитерах. Выглядят как завитушки и загогулины и вообще похожи на чёрт-те что. Вверху свитера они более мелкие, потому что горные. Или (если свитер недостаточно горный) нет.
  
  И в этот момент мне позвонил на мобилу Астрин родитель - и был он внезапно чинен и официозен:
  - Виталий? Здравствуйте, коллега. Это Павел, дачный сосед.
  - Да, узнал. Приветствую.
  - А у меня к вам дело. Несложное, в общем - но выгодное. Как бы, в развитие нашего фотосотрудничества... Хотел бы обсудить, при случае. Ну, когда будете у себя, в Овражках. Астра мне говорила, вы часто бываете - но я что-то всё не могу застать. Сам, к сожалению, слишком редко добираюсь... Вы когда будете?
  - В понедельник. С полудня, я думаю.
  - Отлично. Ну, я тоже буду. Увидимся!
  - Да.
  
  ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ ОРЛОВОЙ КОНТОРЫ
  Эта новость для нас загадочна, и связана она вот с чем.
  Прим. редактора: репортёр, к сожалению, едва написав эту строчку, вскочил с места и куда-то ажитированно испарился - так и не раскрыв, в чём же суть дела. Так что новость осталась крайне загадочной, воистину.
  
  В полдень понедельника я уже был. Павел прибыл - я и не заметил как. Звонок:
  - Алло?
  - Приветствую, коллега. Вы здесь?.. Вижу, здесь. Я в машине, у калитки - можете выйти?
  И то верно: его авто, эксплуатируя ширину обочины (у нас большак, фактически) стояло снаружи - вдоль его ворот, кормой ко мне. Павел изнутри распахнул правую дверцу:
  - Подсаживайтесь. Изложу фактуру. Ничего, что так?.. Я ненадолго, вообще говоря...
  Ничтоже сумняшесь, я забрался в авто. В ногах - переговорщики знают - правды нет, а в мягком BMWшном кресле её тьмы и тонны, в смысле: сплошная доброжелательность и дипломатия. Вот первое предложение мне он в такой же мизансцене озвучил...
  - Итак. Небольшая семейная засада. Чуть ли не, творческая проблема. Вы поможете, я надеюсь.
  - Попробую.
  Павел театрально сложил руки:
  - Астра, любить и жаловать. Устроила мне сцену. Сказала, что тянуть дальше некуда. Чуть ли не самоубьётся, если что. И, ваше со-участие её спасёт. Сейчас объясню.
  - Что ж, слушаю.
  - Предыстория такая. Разговор с подругами. Астра, знаете, милая - но глупенькая. Главное - вечно говорит что-то, не подумав. Ну и, обсуждали они там нечто. Про секс, про мальчиков... Насущная тема. Как положено. Возраст... И вот, ляпнула что-то про эффектного бой-лавера. Все хвастались, кто чем мог - она и присочинила. Как бы, считается, у Астры-то должно быть всё лучше всех - и здесь эта стадная игра в соответствие... Ну, неважно. Далее. На расспросе подробностей чуть не засыпалась - девки там, пара-тройка самых наглых, уже не девственницы, им не наврёшь... Итог: ей срочно нужна потеря девственности. Трагическая сцена. Убегу, самоубьюсь, это не жизнь, они все - уже, а я ещё... То есть, к грядущему учебному году ей вынь да положь надо потерять девственность, иначе "в школу не пойду, девки меня расколют, что я врала". Я надеялся, за лето сея хрень пройдёт - не прошла... И вот, прикинул. Лучше возглавить, чем "не пущать". Я устрою ей дефлорацию. А что такого?
  - Сурово... Ну, может, правильно.
  - Да. Так вот, на миссию дефлоратора я прочу - спокойно, не надо бурных сцен - вас, коллега.
  Моё прифигение выглядело, конечно, ярко. Сценично. Павел на него нарочито внимания не обращал:
  - Кстати, я заплачу вам за это ровно килобакс. Тысячу долларов.
  - Интересные у вас цены... - отреагировал я первым попавшимся образом (собственно: меня покупают - цена - торговля...); нет, по сути я не звучал торгующимся - но Павла это с очевидностью задело:
  - Так. Я вижу, меня тут неправильно понимают. Мало - много...
  Я что-то возражающее попытался означить - но Павел без пауз продолжал:
  - Объясню. Мудаков, жаждущих переспать с ней за многие килобаксы - толпы. А уж дефлорация, эксклюзив - это совсем аукцион на лимон... Однако, я - не сутенёр собственной дочери. Понимаешь?.. Это - не продаётся. И Астра знает, что может отдаться кому-нибудь там за лимон. Но категорически не желает подобного. И слава богу. Школьные понты, свободная любовь - что угодно, но не торговля телом. Да вот, картинками мы торгуем. Образами, иллюзиями... Вот такой шелухой. Досужий грошовый бизнес, мелочь... Итак. Я даю - для простоты - тысячу баксов. Дружеское вознаграждение за дефлорацию моей дочери. Просто так. Причуда. Дружеский жест. Ясно?
  Я покивал. Ощущение, что меня хотят подвязать на какое-то мутное дерьмо, не проходило.
  - Теперь по поводу рисков. Дело, как бы, подсудное, мы все знаем. Но. Ни одному из нас не нужна утечка. Ведь я здесь прям-таки соучастник.
  - Подождите-ка... Астра собирается обсуждать - с подругами!
  - Это не утечка.
  - Как же?
  - С подругами. Не вас. А некоего эффектного бойфренда, которого она уже сочинила и раструбила им - с достоверными, если надо, нюансами. Девичий трёп. "Ну, меня спрашивали, я наврала чего-то". Да и однозначно, никто вызнавать не будет. Некому. Незачем. Нет повода и предмета. "Некоторые девочки сочиняют, какие они все из себя не-девочки" - ну на здоровье, всю жизнь было и будет.
  - Ладно, "наврала". А это... медицинское обследование там, если что...
  - Кто его назначит? И зачем?.. Ну хорошо, давайте: оно выявит недевственность. Знаете законы? Рассказываю. Отсутствие девственности - норма. Не нарушение. Если гинеколог, скажем, на осмотре это находит - никуда не сообщает. Ну, там, может сообщить родителям - если они спросят... Но если не спросят - то и нет. А вот школьному начальству, например - не имеет права сообщать, даже если оно интересуется! Даже если это школьный гинеколог. Понятно? Глухо. Некому раскручивать.
  - Хм... Так. Ладно... А... мать её - ваша супруга? Как она к этому...
  - Без проблем и утечек. Даю гарантию. Собственно, повторюсь: я - соучастник. Это очевидная причина гарантий. Нет?
  Я крупно задумался... Как экскаватор. Как горнорудный комбайн. В пластах мысли найти что-то внятное не выходило... Павел сочувственно заглянул в мой фейс.
  - Слушайте. Я вижу, вы подозреваете какое-то страшное западло. Ужасную ловушку. С ментами. Так?.. Но прикиньте - зачем мне это? Вас сажать - и настолько дурацким способом?.. Я хочу занять ваш участок, засадив владельца в тюрьму?.. Но знаете, легально занять его и застроить я смогу, лишь купив его. А купля-продажа сильно затруднена, когда хозяин сидит. Кстати, и цена от этого не снижается... Просто пользоваться им?? Так и пользуюсь, в меру сил! Или мне там у вас может понадобиться что-то ещё? Дом?? Да у меня и свой-то дом пустует, не то что ваш... Не участок, нет? Что ещё вы предположили? Что Астра в вас влюблена, меня это злит - и я решил разделаться с вами таким вот радикальным заходом?? Но вы понимаете, что ерунда подобного толка всю жизнь решается гораздо проще, всеми вокруг решается! Крепкой беседой чаще всего... Без шизы, без подстав с ментами. И ведь опять же: в случае честного расследования я сажусь вместе с вами! Ибо действовал в сговоре. В случае нечестного - ... Собственно, в этом случае не надо никакой дефлорации. Незачем громоздить. Подкинуть вам наркоту, оружие, просто ментов купить. Им много не надо. То есть уничтожить вас масса способов, и озвученное мной предложение - верх бессмыслицы, в этом ряду. Не согласны?
  - Положим... Ладно, всё так. Но...
  - Что?
  - Я не понял по ходу - а Астра-то разделяет эту вашу идею? Насчёт меня?
  - О, мы уже обсуждаем детали! Отлично! Да, разделяет. Подумали - решили. Неужели я стал бы предлагать подобное, не условившись с ней?
  - Насчёт деталей... Да, я именно их выясняю! Чтоб узнать, где подвох. Странное ведь предложение, как ни крути? То есть - я не дал ещё никакого согласия.
  - Ладно-ладно! Думайте, предполагайте... Хочу, чтоб вы убедились, что действительно никаких подвохов.
  - Угу.
  - Очень рассчитываю на вас, коллега. И знаете... Лучший способ всё решить...
  - Какой?
  - Просто. Пообщайтесь с Астрой. Всё поймёте, услышите. Из первых рук. Сможете переубедить - тем лучше. Я, собственно, делаю что могу для своей дочери. В меру сил. Можете понять?
  - Ага... То есть, если она передумает...
  - Именно! - закивал Павел. - Совершенно верно. Если вдруг на полпути заявит - стоп, не надо, не хочу дефлорироваться - процесс прервать и отменить; усилия всё равно будут вознаграждены! Вас это... не слишком обломает? Прерывание процесса...
  - Хм, я бы сказал, дефлорация - вообще унылое дело. Сама по себе облом. Не распалишься.
  - Отлично! Знаете, вот ещё на ваше... хладнокровие я рассчитывал. Оно же есть. Чувствуется. Во всём.
  Комплимент. Хотя... не слишком-то он расточал комплименты по ходу. Не брал на этот приёмчик. Как бы, всё по делу чесал...
  Я кивнул, не пойму уж на что, с невнятцей. Павел экзаменующе поглядел на меня, пару секунд... Легонько хлопнул по рулю ладонями:
  - Так. Беседу считаю состоявшейся, позиции озвученными. Додумывайте, докапывайте подвохи, надеюсь на разрешение проекта в ближайшие дни.
  Я срочно вытащил за хвост из норы хоть какой-нибудь худосочный подвох:
  - Всё-таки... Вручаете дочь мутному дачному соседу. Не страшно?
  - Нет, нисколько не страшно, - наготове отреагировал Павел. - Знаете, коллега, вы не производите впечатление идиота. Вы не убъёте мою дочь. Вообще, ничего опасного с ней не сделаете. Даже наркоты не дадите... Ведь не дадите же?
  - Не дам, - однозначно подтвердил я. - И ещё объясню, почему не стоит ей вообще интересоваться.
  - Кстати, да! У драг-дилера точно есть верные слова для таких лекций... Молодцом! Замечательно. Так что - по рукам?
  Я выразил головой и плечами высшей неопределённости жест.
  - Подумайте, - с готовностью интерпретировал его Павел. - Дня три - ведь хватит подумать?
  Я погрузился в паузу, ибо конкретный срок что-то долбанул по разуму. Павел посмотрел на меня, в узнаваемом своём печально серьёзе - и добавил:
  - Не огорчайте меня, коллега. Пожалуйста.
  Нет, капитулировать от такой заявы я решительно не был согласен! Не вполне согласен. Хоть как-нибудь притормозить...
  - Кстати! Помимо "подумать"... У меня ведь ещё и дела! Например. С сегодня по завтра - я реально занят, без вариантов.
  Павел кивнул:
  - Значит, ориентировочно среда-четверг... Я до завтра ещё буду - можете заскочить, если что; позвонить; выразить, там, пожелания, обсудить нюансы... Или - молчание, знак согласия?
  Я промолчал, придумывая, что бы такое ещё возразить...
  - Отлично. До завтра, до среды, как появитесь - дайте знать.
  - Да, - наконец выразил что-то я. Не знаю, что.
  Павел кивнул - и обозначил конец переговоров, сдвижение с мёртвой точки:
  - Подброшу. До станции. Хотите?
  - Нет, пока не нужно.
  
  Кивнул ему, не тормозя, вышел из тачки. Утёк в калитку.
  Зашёл в дом, вышел. Постоял на крыльце...
  В небе собиралась грозовая серость. Вот ровно как у меня в голове. Предложение Павла там никак не устраивалось, не укладывалось. Вообще хотелось на него забить!
  Забить, да...
  О чём речь: ситуация нетривиальная, требует особых подходов. Точней, напрашивающихся... А напрашивалось (причём, уже с неделю где-то) вот что: моя травка требовала пыхательной дегустации, мозговой штурм в особом состоянии мог... или не мог... ведь чёрт знает, шо за трава - что выросло?.. А то и выросло!
  
  Забил минимальну штакетину.
  Пыхнул. Подождал...
  Вроде прёт, ладно. Хоть и не расслабленно как-то. Но зато... глобально, торжественно. Нет, в принципе дельно прёт, но...
  Музон?.. Музон...
  А, надоело всё! Поставил левые mp3, откуда взятые вообще не помню. Чё-то вроде джаз что ли, ну да... Или почти. Ну, ф-но, драмсы и бас... Не: контрабас!
  Контрабасист был изверг и коварный охотник: почуяв нужную ноту, тихонько подкрадывался к ней, пум-пум-пум... и - набрасывался, резко: бумц! Причём делал это с нахрапистой регулярностью, каждые два такта. Впрочем, набрасывался он на одну и ту же ноту: должно быть, она неплохо отбивалась.
  Нет! Заебал джаз, пусть эта нота отдохнёт! Может, в натуре, вообще классику послушать??
  Я вам за классику вот что скажу: 19-й век - дерьмо. Нудно. Длинно. Что Вагнер, что Моцарт, а хоть Чайковский. Вот Вивальди (а это век 18-й) понимаю: скрипичный концерт - 10 минут всего! Целый концерт! Тогдашние люди не рассусоливали. И играли быренько-быренько (вы послушайте): настоящий клубный чёс, это ж сколько раз в день такой концерт отлабать можно! Опять же, всего четыре человека (квартет), транспортироваться с точки на точку легко, инструменты лёгкие, и никакого саундчека, раз-раз-раз!
  ...Нет, Вивальди ну его нахуй тоже. Не хочу. В тишине посижу, вот!
  Так торжественно...
  
  Прогремел гром - и вошла Мрыська. Гром прогремел тихо, издали - и Мрыська вошла тихо, издали... В этом точно была какая-то связь. Я срочно вытряс избытки травяной логики из головы, помотав ею (головой, а не логикой... вот чёрт, до конца не вытрясается)...
  Мрыська вкрадчиво потёрлась о штанину, намекая на кошачье время обеда. Я не отреагировал.
  - У-мрру... - выдвинула добивочный аргумент просительница.
  - Не умрёшь, заткнись, - успокоил её я.
  
  Зачем-то порылся в столе. Травяное внимание зацепила раскрытая перекидная тетрадка с записями (для тех моментов, когда недосуг включать комп) - то есть обрывки записей, далеко не всегда торчевых, чаще сонных. Вверху страницы косячилось:
  
  Впатья, перемоклы. (*14)
  Сосредоточиться. Наступить пиздецом, запно или вне.
  ИЗОБРЕТЕНИЯ
  1) салат из синтетической управляемой морковки
  2) электронасос для сбора яблок, на хлоридно-кальциевом кондукторе
  3) самовар, при выливании воды раздувается. Всё правильно: вода же замещается воздухом! А то же количество воздуха имеет больший объём!
  
  После этого шла полётно расчерченная таблица:
   ___________________________
                   |
   КТО        | ЧТО
   ________|__________________
   Ничего    | Ничего
   ________|__________________
   Ничего    | Совершенно
                   | далёкий потолок
   ________|__________________
   Ничего    | Свисти
   ________|__________________
  
  Ясный перец, абсолютно гениальная табличка. Непостижимо важное откровение, могущее изменить всю жизнь. Выучите её наизусть что ли - на случай, если вдруг внезапно врубитесь, о чём она и к чему. В конце концов, она короче средневзвешенного гениального стихотворения.
  
  Вообще чем полезны вещества: они заставляют записывать идеи. Ибо идеи кажутся сверхценными. На самом-то деле они ничуть не лучше, чем потрезву (часто - хуже), но потрезву не тянет их записывать, да мало ли что припёрлось в голову... А по обторчу - "Ах! Вот оно! Великое откровение! Ай да гений я, до чего додумался!". Как-то так. Я намеренно привожу здесь кое-какие торчковые фразы - из них видно, что ничего особенного, скорей бред, чем искромётный юмор. А ведь так и есть.
  Кстати, не уверен, что табличка торчевая. Может, приснилось... Так, всё! Фигня блокнот. Для настоящих заметок у нас что? Комп! А ну-ка...
  Открываю файл пустопорожних заметок, перечитываю уже имеющееся (*15):
  
  Герой: собиратель закоулочного апокрифического фольклора, с нечеловеческими способностями. Выясняется, что он следователь. На стадии простановки жизни на этой планете совершены нарушения (не по отношению к местным - а промеж богами), и детали событий как раз можно уточнить из религиозного фольклора аборигенов. Вот его и прислали. Нагрузить сюжет теософией и анализом существующих религий.
  
  Любое повреждение собственного тела (в том числе неумышленное) наказывается, вплоть до тюремного заключения. А по итогам ежегодного медосмотра тебе могут, скажем, начислить штраф - за недостаточное сохранение здоровья. Потому что твоё тело не принадлежит тебе - а принадлежит обществу (государству) - ведь "общество тебя рожало-выкармливало". И за пользование телом с тебя берут арендную плату. Некоторые отчаявшиеся совершают самоубийство - что, конечно, религиозно осуждается - но на деле самоубийца сразу оказывается разобран на органы и с толком использован. Впрочем, твоё тело и так может быть разобрано на органы в любой момент - если государству понадобится.
  
  Генноинженерное будущее. Дизайнеры толпами разрабатывают новые дизайны окраса домашней кошки (эта природная модель пользуется неизменным успехом, несмотря на изобилие новых синтетических видов). Попутно ведутся медиаспоры, кто же разработал классический серо-полосатый кошачий окрас (он поныне считается эстетическим эталоном), вспоминают имена великих дизайнеров прошлого, копаются в аргументах. Герой-журналист решает доказать всем, что никакого дизайнера не было - это природный окрас, как и сама модель - но, вскрывая факты (сканируя геномы, расшифровывая в них подписи-сигнатуры) приходит к выводу, что природных моделей в эволюции не существовало вовсе: над каждым видом трудились генные конструкторы и дизайнеры, их логика и приёмчики отслеживаются; и эта логика вполне человеческая...
  
  - Мры? - усомнилась наколенная Мрыся, явно прочитав последний абзац.
  - Мры, без базара, - ответил я и срочно (ибо в голове что-то детективно смурило) набросал следующее:
  
  1. Начинающий шпион в мире, куда он послан на первое задание, на удивление быстро и профессионально отловлен местными; они пытают его, требуя признаний и доказательств. Убедившись, что он действительно, без подстав, вражеский шпион - наперегонки предлагают свою помощь (описать, как разные отделы буквально рвут его друг у друга из рук). Причина: вся пятая колонна собралась, конечно же, в контрразведке (лучший способ выйти на иностранного агента). То есть: действительно лёгкая миссия.
  Тут пришлось прерваться:
  - Мрыся! Ты же не подлый кот, чтоб организовывать из себя подлокотник! Ты - воспитанная мяфка, моя, можно сказать, ученица! Тебе больше идёт нежная, вкрадчивая моторика... так что отвали, будь любезна!
  
  2. Напрашивается схожая нарко-версия: когда все торчки-мажоры собрались в Госнаркоконтроле (Вик называет его Госнаркокартелем)...
  Нет, лучше их не дразнить такой фабулой! А... фильм же французкий был под ту же фишку, короче ну нах.
  
  Всё, ладно! Я возвёрнут (хорошее слово, а чё!) в нормальное состояние. И трава рассеялась. Какая-то она не ломовая, прямо скажем. Впрочем, и забил я мало... Пойду, развеюсь.
  Вышел на крылечко.
  Чё-то погодка сомнительная - дождь в крапинку да затихшая Астра на соседнем участке (её присутствие мне мнилось, ощущалось, домысливалось, захапывалось в радиусы и диапазоны моего действия - вот как, скажите, мне теперь с ней общаться? Раскрой доверчиво, как крылья, свои коленки предо мной?)
  Нет, на хер всю мыслебродицу! Всё, у меня сегодня дела. На меня со второго этажа смотрят?.. А пофиг! Мрачным пофигистом шлялся по, поперёк и вдоль - хотя и не шлялся почти, протуснул по участку полтора раза. Спиной видя, как меня видят со второго этажа...
  Наконец, в полседьмого ко мне подвалил гость.
  
  Не откуда-нибудь - а перекладными из Москвы. Важный, специфический гость. Кир Бухалыч. Юмор в том, что он не бухает, совсем. Но у них в Москве "кирять" - значит "бухать" (или не во всей Москве, ну, в общем, в той тусовке) - вот и обросло имячко синонимом... Хотя, последнее время его стали звать Кирби, почему-то. Так он мне сказал. Сокращатели, млять...
  Кир коренаст, несколько бородат и основателен:
  - Мрысище, ты! Давай, присаживайся, как дела-то? Ну, полный мяф, если "мры", прилегай, да-да, лап побольше! Знаешь, Мрысище, в японской культуре есть жанр кино - "токусацци", что означает "спецэффекты", ну то есть сюжет неважен - смотрим на пыщ-пыщ и пиу-пиу, очень умный термин, кстати! Так вот, у нас жанр другой - "покусацци", любимейший наш жанр, ежли вокруг много лап и ещё одна морда там же! Шикарный жанр, Мрысище!
  (Воистину: мода на японскую культуру в 2004-2006 всеобъемлюща, в Москве-то у них ужас что творится вообще!)
  
  Кир вообще-то приехал по вещества. Пару раз в год бывает. А иногда чаще.
  У Кира весьма прикольный способ ховать вещественные доки.
  Типично наркокурьерский стиль (исключая всяких желудочно-вагинальных проглотов из других миров) - это стрём-пакет. То есть весь стрём (наркота) пакуется в отдельную багажную единицу - и сбрасывается, если что. Ну, иногда сброшенное удаётся обратно поднять... Эта логика во всю плешь прочувствована ментами-таможенниками - и ежли видят они нечто, логически напоминающее стрём-пакет (а стрём-пакет всегда логически себя выдаёт: причина отдельного пакована?) - шмонают оный безудержнейше. Если он не улетел (а он старательно улетает)... В общем, песня кафеля и пергамента. То есть, мутоты и безысходности. Так вот, Кир Бухалыч эту мутоту пересмотрел вовсе, и поставил вопрос совершенно иным ребром... Стоп! Не скажу. Нет, не скажу ни за что. Короче - суперпозиция проглотства и дверной ручки (если знаете, о чём я) (но вы не знаете, конечно) - а больше ни слова...
  
  - А скажи мне... Есть натур-продукт?
  - Есть, вестимо. С собой?
  - Не. Снова - не. Брать не буду, гиморно. Но щас бы пыхнул.
  Я достал (ибо недалеко было) свой продукт, который натур.
  - Айс?
  - Не айс. Чуйка, здешняя. Или вообще кубанка. Какая-то она не... я дунул - темновата.
  - Не, чуйка - это ж здорово! Нынешняя гидропоника - голый ТГК, голимо. А природная трава - там тонкие всякие веществишки, веществулечки - чёрт ногу сломит: вот где труйная психоделика!
  - Ну, изволь...
  Исходная "типа-чуйка" была шикарна - глубокая, осторожная; не заметил - а уже космос... Но её дщерь росла в тени спирей на территории Лефковского под присмотром корабельной крапивы (позаимствовал с Аськиного) - что вдули в неё холодные русские ветра?.. Что наскрежетали крапивные аськины зубчики, что наплели корни флорной нашей северной братии? Чердак сломаешь, вычисляя... Вот я по первонаху ничё не понял. Вкуриваться надо, явно.
  
  Кир навис над моим рукоделием - и театрально изменённым голосом произнёс:
  - Ща как дуну...
  Я озаботился интерпретацией:
  - А, это из странной детской сказки про трёх поросят? Там дунул - волк, а крыши снесло - поросятам...
  
  (Дальнейший массив, корпус, стержень и стрежень плановой беседы снесён в Приложение *16)
  
  - ...
  - Ме-едленно выдернуть вилку из розетки... Вообще. Мы испорчены природой, слушай! Там всё медленно: темне-ет, света-ает... Буря мгло-ою не небо кро-оет... Вот на фига такая длинная строчка - тридцатый век жеж на дворе! Достаточно просто сказать: "Буря мглоет" - и всё! Всё понятно! Вообще шикарный глагол: мглыть...
  - А существительное!? Буремглой! Служил Гаврила буремглоем...
  ...Через полчаса уже попущенный Кир устраивался спать - и бормотал:
  - Всё-таки Корней Чуковский - матёрый человечище... Написать "Убежало одеяло, улетела простыня" - и не зарифмовать с "заебало" и "хуйня" - это ж какую силу воли иметь надо! (*17)
  
  Вот, вот, вот именно...
  Предположим, ты и твой зеркальный двойник пытаются убить друг друга из автоматов: пули встретятся, погасят друг друга и осыплются. Здесь нельзя разбить зеркало - его как бы нет, пули встретятся по-настоящему - и в то же время оно есть. Что важно, двойнику не обязательно отзеркаливать твои действия (и даже походить на тебя): зеркало повернётся таким образом, что вы останетесь в разных полусферах: пальцы наткнутся на пальцы в попытке рукопожатия, пули встретятся с пулями (или ещё чем-то) - и только если зеркало войдёт в тебя (вместе с пулями) - тогда станет возможно судить, что это не твой двойник.
  
  Наутро Кир уехал, вскоре после него и я. Дела в городе...
  В самый раз переключиться, на самом деле! Нужен свежий взгляд. На свежую голову. На всё это...
  
  Собственно, мне нужно было зайти к Химику.
  Как бы, типа, за дисками. Диски Химик всучал непременно, и уклон от ритуала воспринимал как опасное нарушение конспирации. Нет, я не против, мне даже нравится, мы всецело за конспирацию.
  Химик жил в тихой съёмной квартире в затхлом районе. Ему (помимо спокойствия) требовались лишь две вещи: самый быстрый интернет и круглосуточный магаз неподалёку (как и всякий асоциал, он склонен был выпадать из времени). Химика звали Ян, он мигрировал откуда-то с юга (хотя на вид - нормальный бледный северянин), я даже знал его старое прозвище - Яндекс, но он не любил его (быть может, слоган "найдётся всё!" слишком диссонировал с его параноидным желанием затеряться, скрыться от всех - прошлые проблемы с ментами? - ну так или иначе, параноиков мы ценим и привечаем).
  Женским полом Химик не интересовался, будучи злостным анимешником: непрерывно скачивал и смотрел сериалы с безумноволосыми девками.
  Вот и сейчас: открыв мне на правильный стук и кивнув - тотчас отбыл обратно к экрану, где на паузе ждала его розовокосмая феечка в полосатых трусиках под юбкой при непременном ветре - и какие-то ещё ветреные обстоятельства сзади...
  Я отправился в санузел, забрал вещества - они хранились строго в сортире (запереться и успеть спустить в унитаз вещдоки!); далее двинул на кухню и захоронил деньги в порожнюю сахарницу на полочке, как в фильме "Потерянный Уикенд" (классика наркологии, кстати!); съел (имитируя взаимодействие гостя с радушным хозяином) холодный пряник из холодильника под кипячёную, на донышке, воду - и, последним пунктом, пришёл в комнату и попытался присоединиться к зрительству - но не понял, конечно же, ничего (как минимум: две девки имели единый цвет волос, различаясь причёсками - или это всё же одна девка??)...
  Я задумался, решил мыслить от противного: вот если б снять сериал, где все герои выглядят совершенно одинаково, то есть имеется лишь одна разница: мужской-женский пол; а вот кто именно из героев сейчас перед тобой - приходится бесплодно догадываться (притом что сюжет тоже изобилует переодеваниями и прочей шпионской мимикрией) - хотя герои явно умеют отличать друг друга (как им это, блядь, удаётся?) - вот стильный продукт бы вышел!
  ...Не, не выйдет: обвинят в сексизме и потребуют половую разницу убрать тоже, блядь.
  
  Химик втыкал в экран. Этажом (или двумя?) выше кто-то глубоко и проникновенно сверлил стену электродрелью (не на экране, а здесь, в доме). Цветастоволосые герои спасались из комнаты-ловушки через внезапную мелкую дверку с английской надписью "ALSO A TRAP"...
  Ну наконец, серия кончилась, радушный хозяин нажал на паузу. Посидел в задумчивости, повернулся ко мне:
  - Тебе сюжет. Как писателю. Некий жилец постоянно сверлит стены. Из вредности. Чтоб досадить соседям. И вот, через несколько лет - у него совершенно не остаётся стен...
  
  К себе добрался где-то в семь, в Овражки возвращаться было уже в лом. Собственно, к Химику я хожу пешком, по наркоманским заповедям (вы в курсе, что "транспортировка" - вкл. общественный транспорт - гораздо уголовней, чем пеший ход? Так что - "нет, на своих двоих все 25 км., гражданин начальник")... По ходу, и маршрут приятный, с достопримечательностями. Вон, всенощная аптека "горячие трубы" (неофиц. назв.). Далее, фетиш Вика - магазин "Белый Кролик" (название настоящее) с продавщицей, напоминающей кролика из мультика: тоще-высокая в очках, с выразительными передними зубами и клинической интеллигентностью речи и поведения. Торговал магазин общестандартной лабудой, таких прорвы - и давать им белогорячечные названия было традицией ещё с девяностых; но здешний босс вон даже продавщицу подобрал в тему, эстет... Или он начал именно с продавщицы?? "Ван пил мэйкс ю ла-аржа..."
  ...Ещё пару слов если не о Химике, то о химии. На самом деле в химии я вполне крут - будучи юным амбициозным провинциалом, даже рыпнулся поступить на Химфак МГУ, съездил - но там неуёмно жёсткий экзамен по математике, им меня завалило, и главный вуз страны пролетел мимо возможности меня образовать. Тусня, однако, в абитуриентской общажке меня обогатила контактами, особенно одним, самым важным - с Кирби.
  Ладно, пришёл.
  Как я живу в городе? Ну, чё: дома мать (с ней, кстати, ровные отношения), в мою комнату не лезет, да я ж вообще трезв и благопристоен, и девушки у меня спокойные, загадочные, ноль блядского нахрапа - предки таких любят, просачиваются по стеночке, недопонимают, уважают... Мой шебутной батя вон мог ещё их затролить как-то - да нет его уж пять лет.
  В комнате моей размашисто-скучно, странновато, непонятно, пофигистично. Есть постер группы United Kingdom, памяти былого пижонства. На подоконнике грузовой утюг и глубоко охуевший цветок (учитывая режим полива и вообще историю его жизни), название не знаю, цветёт беленько с офигическим запахом, за что его и уважаю (а также за стоический дзен в отношении условий существования)... Всё, описал жилище.
  Диски, что ль, химиковские потыкать...
  
  На первом из них значилась какая-то Докуро-тян ("тян" значит "девочка") - шо ещё за укура у них?.. Ткнул... Хм... Если кто по ходу и укурен, то разве что сценарист; хотя, это нормально... О, так там ещё и некая Закуро-тян промелькнула (или я ослышался?)?.. Ну бля, с такими именами надо совершенно же другой сериал верстать! Вон, фантазия сразу так и прёт (*Приложение 18: синопсис на 2 сезона)... Хорошо, что я не анимационный продюсер.
  
  Возвращался в среду утром, на десятичасовой электричке. У меня с собой кое-что было. С таким грузом, вы помните, принято ходить пешком (как минимум, в протоколах) - ну, я мысленно так и делал, отслеживая взглядом вихляющие тропинки за окном вдоль полотна (мысленный пешеход, то есть пешебег, а то и пешелёт обладал вёрткостью компьютерного попрыгуйчика - знаете, такой, который бежит - а ты жмёшь клавиши, чтоб прыгал)... Я вполне честно проникся этой иллюзией. Я даже не доехал одну станцию - чтобы, в натуре, пройтись пешком. До закладочного лесочка отсюда было не то чтобы ближе - но как-то логичней.
  Заранее встал и вышел в скрипучий тамбур. В вагон влетали, ломались в нём и подпрыгивали солнечные лучи - тамбур тоже был напичкан их отрезками... "Дела, как в тамбуре, сестричка - окна, стёкла, стакан. Шатает электричку шайта-ан..." Дачное, следующая Овражки; всё, стоп машина.
  Выбрался на поджарую рыжеватую платформу, овеваемую дачными воздухами. Расслабленным боковым зрением проводил отъезжающий вперёд пенал электрички. Сошёл, последним, с платформенного торца, прослушал удаляющийся стрёкот провода (люблю этот звук); медленно, чтоб не спугнуть запахи (креозот с цветами), пересёк рельсы по рыжим брусьям-доскам-асфальтам, выбрал в дорожечном треугольничке правый катет - и влился в тихий междачный проулок с лесом в перспективе.
  
  Передо мной (я нагнал, а потом сравнялся в скорости) в десятке шагов шла девчонка возраста Аськи (или помладше чуть-чуть?) с медленным дедушкой (вот и я по ходу не спешил); дедушка разъяснял нечто природоведческое, птички-травки, идиллия; внучка с явным интересом внимала, переспрашивала - счастливое невинное детство, млять. Травки-бабочки вместо сходить покурить, достать бухла, покадриться, наперегонки попозировать вторичным половым признаком - чудо просто! Притом: внешность более чем годная для позирования. Ноги - положим, покороче, чем Аськины - но попка (как бы ненароком, совпал наконец размер, обтянута с точной демонстрацией обводов) - пубертантно состоятельна, попка категории "я бы вдул" - без всяких педо-девиаций; да и ноги (я дорисовал их под джинсами, нетягучими) не подкачали, всё там складно до трогательности. И выше: талия, лопатки под маечкой, локоны по плечам - полный улёт...
  Когда она оборачивалась на просёлочный попутный джип ("зачэм чироки, нэт, узкий" - вспомнил я голосом Вика), отступая с дедушкой под локоток на обочину - я рассмотрел мордаху... Ух, возможно, лучше, чем у Аськи! Во всяком случае глазищи, да с чёткими ресницами, да как посажены; овал лица - нежненький, и этот вот переход, профиль, от носа к губам: губы произносят, или готовы произнести, или улыбнуться - не можешь оторваться от зрелища; такое яркое всё, свеженькое... Эй-эй, давайте следующий джип, срочно!
  Отшуршало, уехало, я снова переключён на приятие заднего ракурса и обрывков фраз... Нет, это самое "я бы вдул" не вяжется что-то, это же чудо... Ставим меня вместо дедушки: скажем, живёт эта феечка по соседству, и искренне интересуется травками (особенно экстракцией тетрагидроканнабинола из них); абсурдной прозой, японскими мультиками - в общем, просвещаю её на вселенские темы. В обмен на сияние глаз и розовые улыбки. И что - разводить её на вдувалово?! Да идите на йух, её максимум по головке погладить хочется - да и то не обязательно: не трогать, смотреть, оберегать от скверны; предупредить обо всех опасностях травок с каннабиоидами; и мультики подбирать непорнушные, романтичные, милые; и когда начнёт наконец спрашивать что-нибудь о бухле и мальчиках - рассказать так, чтоб без блядства, красиво, чисто, с любовью и высокими истинами (и сцуко без бухла!) - чтоб таким же чудом и осталась, килобаксовые дефлорации для подруг - это вообще перпендикулярная вселенная... Чёртова глупая грёбаная Аська, обкончанная фапперами со всех ракурсов, помешанная на своей эксклюзивности...
  
  Они наконец повернули в улочку направо, направились повернуть - но я бдительно подсёк момент, нагнал у самого поворота и спросил (анфас, анфас!):
  - Простите - я правильно иду к Овражкам?
  - Да; но что ж вы не доехали одну остановку... - удручился дедушка, - далеко же...
  - А, я пофотографировать хочу, - переводил я взгляд с дедушки - на внучку - на дедушку - с внучки - на внучку... - Рощица там, папоротник, знаете?.. Где ручеёк. От ручейка - помню как, а здесь - не уверен был, что выйду...
  - Выйдете! Просёлок кончится - и тропинка: вниз-направо чуть-чуть... Вот только, там плохие мостки...
  (Смотрит на говорящего. На него - на меня... На меня - ревниво; занятно...)
  - Не-ет, они замечательные! Такие и должны быть.
  (Такие и должны быть, понял, дедушка - замечательные, кому говорят? Хочу такую жену! Причём, я её долго буду воспитывать, с еблей подожду до 16-ти - не веришь?.. Тут именно кайф - ждать до 16-ти, я только что в это врубился! Окей, ладно, заболтался я с вами, оревуар, береги дедушку, внучка...)
  
  Внучка с дедом остались сзади (нет, всё-таки ревниво она на меня смотрела! Смешно...), я шёл к Овражкам. Хуй с ними, с папоротниками. Делаем героиновую закладку. По всем правилам, блять. Да будут смерть и разрушения.
  
  
  Снаружи ворот, правыми колёсами в траве, стояла Павлова тачка - то есть, приехал на чуть-чуть и засиживаться не собирается, значит. Ну что ж... Я тихонько протёк к себе, вошёл в дом - всё более ощущая, что никаких идей нет, я вообще не намерен проявлять инициативу, действуйте, давайте - а я посмотрю, вообще дела никакого нет до Аськи (ну хоть бы передумала, что ли!); у меня тут новое интимное впечатление, платоническая любовь вперёд года на два - а вы мне Аську подсовываете...
  И вот, зайдя в дом в таком витании медитаций, я ощутил внутренний сигнал, за секунды все медитативные материи выдувший в астрал через макушечную чакру - поозиравшись, оглядевшись там-сям, я присел на корточки, изучая внутренний возледверный коврик (приезжая, всегда его перешагиваю)... Ну да. Сдвинут.
  В доме кто-то был.
  Нет, сейчас его уже не было: об этом фибры чувств сообщили, сначала робко, затем уверенно - да я и удостоверился - но кто-то побывал в доме...
  Помимо коврика ощущалось, что местами ещё где-то что-то как-то не так. Знаете, человек кладёт привычные предметы привычным образом - почерк, если хотите. Предмет вроде лежит произвольно - но не так, как положил бы его ты. При том же произволе... Да, сущие мелочи. В доме будто что-то искали - но искали едва-едва, ничего не найдя и даже не собираясь ничего найти...
  Странно.
  Так, ладно. Самое простое объяснение: некто воспользовался запасным ключом - Ларка (что вряд ли - но хрен её пойми сейчас) или Вик (но тогда позвонил бы!) - больше некому, на самом деле... Но и тот и другая (представим: жизненные форсмажоры при разряженной мобиле пригнали, зачем-то, на мою дачу!) оставили бы явные следы визита, начиная с записки. Да и вообще, блин, их почерки я б опознал! Не они, явно. Древние батины друзья - никак, ключ новый и на новом месте... Кстати, глянем на него. Хотя бы: той ли стороной висит...
  Выйдя на крыльцо и притворив дверь (иначе не добраться: он за наличником глухого окна) - я глянул на дорожку и засёк Павла, как раз вступавшего на участок. Засёк я его ровно в момент, чтоб ключ-таки не светить... Павел сделал мне ручкой:
  - А, вот и вы, коллега. Очень мило. Заходите к нам на огонёк.
  Павел был своеобычно печален, но вдобавок глубокомысленно расслаблен - и опустошённо приветлив. Да, несомненно, к привычным паттернам его облика подмешивалось что-то ещё... я быстренько учинил физиономично-математическую операцию - и получил результат вычитания: героин. Павел, подойдя тем временем, вгляделся в мою сложную морду:
  - Вы... чем-то расстроены?
  Да, взгляд мой выдавал раздрай с паникой, конечно. Да я и не скрывал, чёрт возьми!
  - У меня плохая новость, - без бодяги сообщил я. - Кто-то проник в мой дом сегодня или вчера.
  Сосед приподнял бровь. Собранность мысли обозначилась на лице, пробежав по героиновой шкале полдороги до нормы.
  - Что-то пропало?
  - С виду - нет. Не домовой воришка. Почерк не тот. Что и странно.
  - Ммм... Точно, уверены? Что именно изменилось в доме?
  - Послушайте. У меня есть спецсредства, определяющие - был ли кто-то без меня или нет. Надёжные, отработанные средства. Просто поверьте - я знаю, что говорю. Я не идиот, не паникёр.
  - Ладно. Из ваших друзей - никто не мог?
  - Нет. Ручаюсь.
  - Ну, не друзей... клиентов? Знаете: трубы горят; пришёл, наудачу - не застал, влез в дом...
  - Да здесь было б всё перерыто! Клиент с горящиим трубами - представляете?
  - А с... не очень горящими? Порыться - но всё поставить на места...
  - Нет. Я внимателен. По дому ходили, видимо - но явно нигде не рылись. Не клиент. Не вор.
  - Что - совершенно ничего не тронуто?
  - Как бы, да.
  - Хорошо. Клиент, с терпимым состоянием труб. Зашёл - задумался: ни хрена-то тут не найти. Обломался, мысленно. Загадочная душа, изменённое сознание... Понимаете, о чём я?
  - Понимаю. На загадочную душу можно всё списать. Но я всё-таки знаю натуру клиента. По опыту. Интуитивно. Вряд ли. Не тянет... Собственно, я не призываю вас фонтанировать версиями. Я ведь и сам удивлён. Я бы и не сказал ничего, если б не наше дело. Я как-то, знаете... обеспокоен. Странно, что кто-то проникает в мой дом - именно сегодня. Может быть, связи нет - но...
  Павел тяжело вздохнул.
  - Так. Ладно. Посмотрю, что ли... Не возражаете?
  Я не возражал.
  Павел плавно-текучим шагом поднялся на крыльцо, бегло глянул дверной замок:
  - Да, это вскрывается... Через дверь зашли?
  - Да.
  Затем, с видом вселенски усталого человека, с выражением "в гробу я видал всё это, если уж честно", вдвинулся внутрь... Пооглядывал потолки. Подумал о чём-то... Вывел меня из дома. Попросил: "Подождите снаружи, недолго"...
  Текуче добрёл до тачки, порылся где-то там, вернулся. Отправился снова в дом, невнятным жестом попросив меня остаться снаружи - но жест я проигнорировал в итоге: то есть помедлил - но спустя секунды вошёл вслед...
  Павел стоял в коридорчике за кухней с мелким каким-то устройством в руке, светодиодики реагировали на что-то.
  Оглянулся, посмотрел на меня длинным философским взглядом. Мой позыв на вопрос решительно пресёк. Снял нечто со стены, из-за связки декоративного зверобоя. Показал мне, не давая в руки (и приложив палец к губам, чтоб я молчал): чёрненькая хрень с гибким хвостиком-проводком - вышел, положил находку на крыльцо - и близлежащим (в углу прихожей) топориком оную хрень раскокал.
  - Жучок. Аудио, - разъяснил он. - Можно в ведро с водой, кстати. Но лучше так... Что ж, продолжим, - печально рёк он и отправился снова в дом (я взялся рассмотреть останки) - но через минуту вернулся, видом показывая, что ничего больше нет. Растерянно посмотрел на меня, развёл руками:
  - Нет слов. Удивительно. Просто так решил проверить... Ну, в моём случае я делаю именно это... И тут - на тебе! А ведь почти уверен был, что вам просто что-то подкинули... А может и подкинули заодно... - он хмуро задумался. - Хотя, не похоже. Вместе с этим... Обычно - не подкидывают. Не вяжется.
  - А с чем вяжется?
  Он невесело улыбнулся.
  - Частный сыск. Бизнес... Я знаком с этой хернёй. Последнее время, я бы сказал, мода. Буйная мода какая-то - на подслушивающие устройства. Видите, у меня даже пеленгатор есть.
  - То есть... Кто-то из..?
  - Скажу вот что. Поставлено топорно. Это не ФСБ. И не элитный ЧОП. Так, частник-самородок.
  - Ага... Вы... разбираетесь. Как действует, чем лечится... Мне хотелось бы...
  Павел понимающе поднял ладонь - и поведал, голосом кладбищенского лектора:
  - Радиус действия этой херни - метров десять. Если для карманного приёмника. То есть, где-то в саду валяется коробочка со шнурком антенны - но, антенну приземлять нежелательно, скорее куст. Можете поискать... Она не светит - пишет на себя, или пакетами кидает, по запросу... Так что искать вручную. Или караулить гостя... А вот для серьёзного приёмника может быть уже метров сто. Его вряд ли будут ставить на участке... В соседнем доме (у вас есть недруги в соседних домах?) - в тачке, на другой стороне оврага - вариантов прорва... Думайте, коллега. Если это менты - я удивлюсь, уж больно витиевато.
  "Какие, на фиг, менты..." - думал я. - "Кто же?"
  - Допустим, какой-то приколист решил выведать, где вы храните... нечто интересное. Чтоб его умыкнуть, например. Не знаю, первая попавшаяся версия... Что делать?.. Меняйте замки. Купите приборчик, как у меня. И да, обязательно с пеленгом. Видите это утолщение?.. Кольцевая рамка. Без рамки - дерьмо, не советую. Хотя... Знаете что, возьмите мой. Ей-богу, мне он не особо сейчас нужен. Берите, на неделю-другую. Может, даже подарю, если попросите... Меня огорчает другое. Вы сейчас крайне напуганы этими шутками - и намерены отказаться от нашего сегодняшнего дела. Не так ли?.. Дескать, следят - и застукают за... Я всё понимаю. Можно, конечно, перенести на попозже... Хотя, переносить-то некуда, последние дни... - (я вертел в руке пеленгатор, изучая - и, возможно, пропуская мимо ушей его тезисы) - Давайте покажу, как действует... Так... и вот так... Ага...
  Наконец оставив игрушку в моих руках, сошёл с крылечка (куда-то даже в прикрапивные травы); поднял взгляд на отсюдашний ракурс своего дома, рёк с тоскливым раздражением:
  - Ч-чёрт, как это всё...
  Но через секунды повернулся ко мне, сощурился, сформировал некие более внятные слова:
  - Смотрите, всё же. В моём доме - чисто. Ваш дом мы тоже обезопасили. Сейчас гарантированно слежки нет, новьё ещё не поставили. Да и вряд ли уже поставят, на самом деле - вот помяните моё слово... Так. Ладно. Свои аргументы я изложил. На обдумывание и рассмотрение.
  Я молчал. Я действительно нуждался в обдумывании ситуации.
  Павел кивнул, понимающе. Даже героин в нём просел куда-то... Резюмировал:
  - Знаете, вот что. Мне-то уже пора ехать... А вы, как уеду - зайдите к Аське. Обязательно. Поговорите. Расскажите всю эту историю - да я и сам передам ей, кратенько, суть проблемы. Попробуйте объяснить, что дефлорация отменяется. Сможете объяснить?.. Сможете же, язык нормально подвешен. Психотерапия, по душам. Возможно, ей этого хватит. Окей?
  - Угу.
  Мягкой расхлябанной походкой Павел ушёл, петлёй через две калитки, к себе - не заводя тачку на участок. Пробыл в доме с полчаса (я как бы пообедал за это время, сделав насильную паузу в раздумьях); вновь послышался снаружи - завёл мотор, хлопнул дверцей... И наконец позвонил мне, явно уже из тачки:
  - Я уезжаю, коллега. Астра вас ждёт. Если сбежите, не поговорив с ней - резаные вены моей дочери, или тому подобная дрянь, лягут камнем на вашу душу навечно. Да и я вас полностью перестану уважать. Напоминаю, в моём доме вы в полной безопасности. Всё. Аминь.
  ...В момент - и после - звонка я как раз обследовал кусты - "коробочки с антенной", конечно же, не узрел. Зато! На другой стороне оврага стояла тачка, как бы раньше там не припоминаемая. Чёрный джип. Типа, даже такой же, как объезжал нас с внучкой и дедушкой меж Дачным и Овражками... Он?.. Не он??.. Так, я свихиваюсь. Ещё немного - и...
  Мне, однозначно, требовался собеседник. Мне тоже нужна была психотерапия. Без единого колебания и промедления я выдвинулся за калитку (где стояло обманчивое, конечно же, спокойствие), прошёл несколько метров и без запинки ткнул кнопку звонка на Аськином створе. Именно так ходят к соседям за щепоткой кофе, да. От оврага, впрочем, наши калитки не видны абсолютно...
  Замок щёлкнул через секунды, приглашая. Я раскрыл калитку, вошёл, замкнул её за собой... На крылечке, на финише травяной дорожки, стояла моя тысячедолларовая дефлорантка с опцией мощного тюремного срока при содействии услужливых жучков (которые мерещились мне уже всюду) - встречая мою приближающуюся морду со свойской смущённой улыбкой. Красно-белый приталенный сарафанчик кончался (вежливыми оборочками) от силы на ладонь ниже паха, сваливая дальнейшую инициативу Аськиным длиннющим ногам, в этом году безвопросно женски оформившимся, что сарафанчик оборочками и стремился открыть-подчеркнуть (выше сходно оборачивая-дополняя грудки).
  - Чё-то как-то обсудить надо, - начал я с ходу, скача взглядом вверх-вниз по зрелищу. - Поговорить. Не против?
  На Аське была чёлка, занимательно уложенная набекрень...
  - Нет. Заходи, - неотмирасегошно, ровненько улыбнулась Астра, без зубчиков, с выражением ползущей с горы пуховой лавины, сейчас снежок съедет в тёплое море, и оттаявшая Аська заиграет удвоенной яркостью...
  Прошла передо мной в дом, смущённо оглядываясь.
  Субъект, отказывающийся дефлоративно возлюбить этот шедевр юной свежести - враг природы, судьбы и всего сущего, вот что говорил её внешний вид. Мне, во всяком случае.
  - Чёт у меня в доме жучок завёлся, - вывалил я без бодяги. - Тебе отец говорил?
  - Ну... да.
  - Вот. Это он мне оставил, - показал я приборчик, дабы объяснить верчение его (собственно, нервное) в моих руках; включил, в порядке логического продолжения... Интересно: диодик мигнул, ух ты... По инструкциям, полезла индикация - и... я мастерски разоблачил (под обмороженным пейзажем в стиле Адольфа Г.) аудиального жучка, прилепленного на жевачке...
  Аська, поднятием бровей, изумилась ("от чёрт" - сказала она); жучка брутально, как Павел, я уничтожать не стал - воспользовался вторым способом: утопление в кастрюльке, наливаемой из-под крана...
  - Ты его кипятить будешь? - озадачилась Астра.
  - Нет. У нас не настолько голодные времена. Пока ещё...
  Улыбнулась на шутку юмора. Скованно, сдержанно (так себе шутки у нас, верно)... Налив воды, я водрузил кастрюлю на стол... И снова взял приборчик наизготовку.
  Вы прочитали до середины. Линк на продолжение даю по просьбе (например, в каментах) - это способ отследить реальное число прочитавших, спасибо за понимание.
  
Оценка: 5.87*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"