Foltorian: другие произведения.

Страна Потерянного Горизонта. Часть I. Эпизоды: с 1 по 30. (полная).

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 2.61*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая законченнная часть большой истории о приключениях волшебников и воинов в Стране Потерянного Горизонта. Тот, кто убил, лишится любви. Умрет от руки друга. Жезл с камнями цветными найди и всё вернётся по кругу.

  Аннотация
  
  
  Многое придется перенести Крамеру и его другу - эльфийскому чародею Аргену на пути к осуществлению свои личных целей. Цепляясь за последнюю возможность выжить, Арген пытается воспользоваться артефактом, но его магических способностей для этого недостаточно. Крамер - наемный убийца, собирается помочь чародею в осуществлении его замыслов. Вот только как воин может помочь волшебнику?
  
  
  Часть 1
  
  I
  
  
  ...In the Land of the Lost Horizon
  
  Where the queen lies dark and cold
  
  When the stars don`t shine
  
  Then the stories told
  
  In the Land of no tomorrow
  
  When you pray just to end each day
  
  And your life just slowly melts away...
   R.J.Padavona
  
  
   Спустя год после падения самой огромной империи, когда-либо существовавшей на континенте, люди начали скитаться по миру в поисках еды, работы и денег для того, чтобы хоть как-то продолжить свое существование. С каждым годом экономика девяти стран-королевств увядала, посевы уменьшались, урожаи падали, ремесло неустанно чахло. Хорошо жилось только герцогам и графам, которые вне зависимости от чего-либо, всегда жили хорошо, так уж сложилось. В любой момент они получали все, что им требовалось. Крестьяне работали неустанно в течение всего года, чтобы их властитель ни в чем не нуждался. Бунты бывали нечасто, уставшие от труда крестьяне лишь изредка выражали свое недовольство. У большинства людей жизнь текла свои чередом, по крайне мере они на нее не жаловались. Могло ведь быть и хуже, как у Эскера. У него хорошая жизнь не сложилась. Работая днем на ферме своего старого дяди, ночью он подрабатывал в придорожном трактире "Старый Дуб". И все это только для того, чтобы его жена и трое детей, могли есть, хоть как-то одеваться и не бедствовать в этой утопающей в божьих проклятиях стране.
   "А ведь были времена..." - думал Эскер, в очередной раз вставая с солнцем и собираясь на ферму. Признаться, с каждым днем ему все труднее было оставаться в форме и не болеть. Эскеру чуть больше сорока, а он выглядит гораздо старше, глаза впавшие, мудрые и добрые, как у человека, много повидавшего на своем веку и сохранившего умение радоваться. Сквозь густые черные волосы уже пробивается седина, лицо в морщинах от квадратного подбородка до высокого лба. Эскер собирался на работу и никак не подозревал, что его ждет очень необычный день....
   Сквозь аллею пихт на окраине старого и грязного городка Бродэт он шел каждое утро, но его никто не замечал: ни садовники, вяло обрезавшие ветви кустарников, растущих у домов знати, ни пахари, идущие на поля. Солнце медленно поднималось на юго-востоке, светило тускло и неярко. Было холодно. Он прошел через калитку в заборе возле старого, заброшенного дома с разваливающейся верандой, по привычке срезая путь, и отправился прямиком на ферму, где его ждали завтрак и работа в конюшне.
   - Здравствуй, Эскер, проходи, завтрак на столе,- поприветствовал конюха старик с седой бородой и серыми, безжизненными глазами, он не любил пустые разговоры и начал беседу о том, что его волновало в последнее время. - Что-то наш Игэ приболел немного... Вчера, в день Солнцестояния, он гулял возле озера вместе с Гериллой, ноги внезапно подкосились, он упал. - голос старика задрожал. - Ох, и волнуюсь же я за него...
   - Не беспокойтесь, дядя. Сейчас посмотрю, что случилось с конем, - ответил Эскер.
   - Герилла сказала, когда они гуляли, вокруг стало холодно и темно. Конь брыкался, пытался бежать, но внезапно....
   - Не волнуйтесь, я все выясню! - прервал старика Эскер, его раздражало постоянное ворчание дяди по одному и тому же поводу. Приоткрыв дверь, Эскер и старик прошли на мансарду дома, который явно был не младше его хозяина.
   Каждый день, уже три года подряд, конюх видел на старом деревянном столе один и тот же завтрак, впрочем, ему не на что было жаловаться - не каждый мог позволить себе молоко, яйца, сыр и хлеб в эти недобрые времена.
   Встав из-за стола, конюх оглядел мансарду и неспешно двинулся к конюшне, к стойлу, в котором лежал Игэ. Дядя последовал за ним. Конь тяжело дышал и никак не мог встать. Эскер осторожно подступил к нему, погладил. Игэ не сопротивлялся. Даже в таком беспомощном положении он выглядел отборной, прекрасной особью, редкостью в стране, такой, как Локрия. Прямая спина, яркий бурый окрас, прекрасные копыта и длинная грива, несомненно, выдавали в нем благородное животное. Эскер опустился на колени и достал из дорожной сумы льняную салфетку и мутновато-серую жидкость, которую купил у лекаря несколько месяцев назад, они, как оказалось, не понадобились. У коня не было никаких ран. "Что же с тобой случилось, мальчик мой?" - подумал Эскер.
   Эскер не знал, какая болезнь могла сбить коня с ног и вообще, болезнь ли это... Боясь, что ему придется усыпить животное, чтобы сгладить его страдания, Эскер собирался в посоветоваться со стоявшим рядом встревоженным стариком, но услышал шум. Осторожно в конюшню вошли двое - один в плаще с капюшоном, закрывавшим лицо, второй в коричневой куртке. Они двигались необыкновенно быстро. Так быстро, что не успел конюх спохватиться, как старик, , охнул, и из его шеи брызнула кровь. Эскер вскрикнул, отбежал от коня в дальний угол конюшни, схватил вилы и кинулся на незваных гостей. Однако магик в плаще, а он несомненно был магиком, другой бы так не сделал, ударил в Эскера заклинанием, от которого конюх замер. Далее происходили вещи совершенно невероятные, Эскер запомнил немногое, однако он увидел в затемненном углу конюшни знакомый силуэт Гериллы, и понадеялся, что разбойники её не заметят.
   - Стою я и не могу пошевелиться никак. А волшебник в плаще подходит к Игэ, направляет на него руки и вся конюшня заливается светом ярким, зеленым. Дальше я немногое помню... Конь лежал мертвым на полу, с распоротым брюхом, а магик у него из брюха камешек вытаскивал. Черного цвета. Потом волшебник с этим разбойником, который дядюшку прикончил, мою судьбу решали, - говорил Эскер, весь дрожа и с трудом произнося слова.
   -И что же они решили? - не без интереса спросил комендант городской стражи, сразу после происшествия отправившийся на место. Девушка по имени Герилла сообщила городскому смотрящему о случившемся в конюшне. Комендант тщательно записывал все слова конюха.
   -Если я перед вами здесь сижу, значит, не убили меня, как видно. Живой я остался. Магик сказал этому разбойнику, что им не нужны ещё трупы, - ответил Эскер и посмотрел на коменданта своими серыми глазами. В них были страх и сожаление о таком смелом ответе стражу закона. Эскер многое повидал, был человеком образованным, однако не особо храбрым.
   - Не хамите мне, милсдарь. Я это и так понял, они с вами ничего такого волшебного с вами не сделали? А-то не очень-то все в порядке с вами, как я погляжу, - сурово ответил комендант стражи и тут же пометил что-то в свитке пергамента.
   -Да нет, вроде бы все хорошо, уважаемый комендант, все в порядке, - Эскер немного успокоился и уже пытался смотреть на произошедшее спокойнее.
   - Что же, конюх, если ты не знал, то волшебства, чародейства, магии и прочей нечисти не существует. Это все выдумки, бредни стариков, которым нечем заняться в свободное время. - в сотый раз за последние месяцы заученно проговорил комендант. - Сплетни это. Так что придется мне забрать тебя с собой. В тюрьму. Посидишь денек, два и придешь в себя. Поймешь, что все привиделось, что этого не существует. Магия - это чушь собачья, - строго сказал комендант и велел двум своим помощникам связать Эскеру руки за спиной и увести.
   -Но как же так? - взмолился Эскер. - Я ведь своими собственными глазами видел, сам видел!!! Он колдовал!
   -Отведите его. За клевету и распространение ложных сведений в королевстве, а также за разговоры о волшебстве, его следовало бы казнить, как того требуют законы Локрии,все решит Лорд-мэр Бродэта. Может вид шибеницы на центральной площади столицы его вразумит хоть немного, - сказал комендант городской стражи, имя которому было Тривиас.
   Тривиас был человеком средних лет. Седина еще не пробивалась сквозь его редкие черные волосы. Густые брови и узкий лоб делали его не очень привлекательным. Он был холост и зол на весь белый свет из-за того, что у него не было правого глаза - комендант потерял его во время войны за Южные земли с Мэртилордом, империей западнее Локрии.
   Эскера увели, посадили в телегу, с двух сторон от него сели стражники. Конюх уже и не думал возвращаться домой, он знал, что и там скоро побывает городская стража. В последние годы велась отчаянная война против магии и волшебства, люди боялись колдовства. Энтольд - наследный король Локрии издал указ о полном запрете магии. Наказывались даже рассуждения о волшебстве. Однако магия неустанно ждала своего часа, когда сможет вернуться, показать всем свою силу и могущество. Только взгляды у магиков на силу и могущество разнились. Кто-то говорил, что нужно заставить мир жить по законам волшебства, кто-то - что людям нужно помогать. В стране существовал тайный Совет чародеев, ни король, ни народ о нём не знали.
  
   Эскер ехал в повозке сквозь заросшие бурьяном поля, сквозь дубовую рощу, выезжая на городскую мостовую, недавно отремонтированную по приказу градоначальника. Проезжая красивые и уродливые дома, городской парк и таверну, -Эскер размышлял. Он думал о своей жене Гвиде, о трех его ребятишках. О том, как они будут жить в такое голодное и жестокое время. Эскер сильно грустил. Но вот уже застучали по брусчатке подкованные копыта, возница остановил лошадь, и они слезли с повозки. Эскера приняла стража городской темницы. Его сопроводили в камеру, сказали коротко и ясно: "Жди ". По любым делам о магиках, совершенно любым, казнили. Без суда и следствия. Исключений, как и поводов для них, пока не было. Эскер и сам удивился, почему ещё жив.
   Конюх сидел в темнице на грязном полу. Отовсюду несло смрадом и гнилью, неспешно от одной дыры в стене, к другой бегали крысы. Эскер думал, он ждал и страшно боялся. Так, в страхе и неведении прошло три дня. Час назад к нему приходила жена с детьми. Зачем Эуле позволил это женщине приходить в тюрьму и показывать детям отца, сидящего за решеткой? Жена принесла Эскеру еды, они поговорили, он на время успокоился, но дикое волнение и дрожь вновь пробирались в тело. Суд должен был состояться еще через четыре дня.
   'Справедливость и правосудие - два абсолютно разных понятия. У каждого своя справедливость, а правосудие - одно на всех' - вспомнил Эскер слова своего дяди. От таких радужных размышлений Эскера отвлек тюремщик, вошедший в камеру. Он поднял конюха с пола и повел в комнату допроса.
   -Итак, милсдарь, присаживайтесь, - проговорил заученно, ведущий следствие коньюнгард городской стражи.
   Эскер сел на стул и печально посмотрел на коньюнгарда.
   - Не могли бы вы, Эскер, рассказать мне все с самого начала. То, что вы рассказали командиру городской стражи.
   Эскер пересказал все, как помнил, ничего не привирая и не скрывая. Именно так, как произошло, включая волшебство. Спустя два часа его отвели в одиночную камеру.
  
  
  II
  
  В замке на берегу озера, недалеко от заброшенного причала, где стояли шлюпки, коги, хулки и шнеки, уже давно почерневшие от грязи, плесени и прогнившие от воды, горел свет. Замок этот был огромным, каменным, с коричневатыми стенами без картин и с постоянным запахом моря. В нем всегда было холодно и сыро. Даже десятки жирандолей со свечами не согревали его, а лишь давали свет. Свет яркий, но зловещий, красно - желтый с синеватыми проблесками. Был поздний вечер, на последнем этаже средней башни, в одной комнате сидели двое за столом.
  
  Комната была темной и освещалась всего одним серебряным подсвечником с тремя свечами. На стене висел гобелен, изображавший единорога, сражающегося с грифоном. Побеждал грифон. Пол был устлан двумя коврами с непонятным рисунком. В углу комнаты стоял шкаф, на полках которого пылились десятки книг, огарков свечей, статуэток, камней и еще много ненужного хлама. В комнате было тихо. Обе персоны, находившиеся в ней, молчали. Один, в коричневой куртке со швами и мечом за поясом рассматривал гобелен, и ему все чаще казалось, что он здесь висит неспроста. "Да, действительно, что-то за ним должно быть, может коридор или окно, а может и кристалл для магической проекции. А может сейф, чугунный, как это сейчас принято у богачей?" - думал Крамер.
  
  Второй, с седыми волосами и заостренными эльфьими ушами сидел за столом и смотрел в окно на человека, несущего в замок воду. Два ведра на карамысле. Арген попутно читал мысли Крамера, и усмехался над ними. Ему, чародею и эльфу в одном лице, было не сложно читать мысли обыкновенных людей, хотя он и был волшебником со средними способностями. Да и зачем тратить столько средств на огромный гобелен во всю стену, лишь для того, чтобы прикрыть им сейф или проекционный кристалл, если можно порадовать свое магическое самолюбие и построить небольшую лабораторию для исследований?
  
  -Скажите, Крамер, так ли уж важно знать, что находится за этим гобеленом?
  
  -Не очень прилично читать чужие мысли, -ответил Крамер, слегка поежившись.
  
  Смуглое лицо Аргена скривилось в удовлетворенной гримасе и темно-карие глаза сверкнули отблеском свечей на жирандоли.
  
  - Как вы думаете, что делать с человеком, видевшим нас в конюшне?- спросил эльф, -ведь он нас запомнил, а времени на некоторую коррекцию в его памяти не было.
  - Меня больше волнует, что вы, уважаемый чародей, собираетесь делать с этой безделушкой из конского брюха? -ответил Крамер, который все время получал лишь немного информации о предстоящих делах от Аргена.
  - Никакая эта не безделушка, -повышая голос ответил эльфий чародей, - это артефакт, за которым охотились очень многие, и он гораздо серьезнее по силе, заключенной в нем, чем любой перстень или амулет. Топаз черного цвета, он прозрачен и в этой прозрачности заключена вечность, имя этого камня Королун, его создала эльфийская чародейка Кристис много веков назад.
  
  Выдержав эффектную паузу, Арген слегка улыбнулся. Крамер же почувствовал, как по его спине стекает ниточка пота, он волновался и его раздражал чрезмерно поучительный и всезнающий тон чародея.
  
  -Черным топазом может воспользоваться только чародей, -продолжил эльф, - владеющий как минимум одной из энергий. Да, ты убийца, тебе мало, что известно из мира магии, но вскоре ты многое поймешь. Черный топаз позволяет видеть будущее, настоящее и прошлое, в нем сосредоточена гигантская сила, не дай Аэу ей вырваться на свободу. - сказал Арген.
  - Ну хватит взывать к своему Аэу..- Крамера раздражало то, что волшебник постоянно молится своему эльфийскому божеству.
  Арген будто не заметил этого замечания от наемного убийцы, который в богов не верит и продолжил:
  - Мы можем видеть через топаз местонахождение людей, их ауру и силу, знать, то, что знают они, можем видеть прошлое. То, что было когда-то до нас. И наконец, будущее, то что будет. Однако будущее нестабильно и меняется в зависимости от действий в настоящем. Поэтому видеть мы будем только лишь предназначенное, то, что будет точно, вне зависимости от действий в настоящем. Понятно?
  - А как тогда...-хотел спрсить Крамер, но эльф продолжил.
  
  - Камень имеет разум и не позволит видеть всего, однако в опытных руках это огромное сокровище. Мы сможем просчитывать шаги врагов на месяцы и годы вперед, если потребуется. Хотя все возможности топаза нам не известны, мы знаем, что камень не обладает боевой магией -закончил эльфий чародей, уже без всякого поучительного нрава. - А вот теперь, спрашивай.
  -А как тогда он оказался в брюхе у коня, за тысячу верст отсюда? - спросил Крамер, изнемогая от любопытства, его, простого человека, очень уж привлекали тайны вселенной и магии.
  - Дело вот в чем..., - начал эльф и осекся. В дверь постучали.
  
  В комнату на средней башне замка вошли трое. Все в черных капюшонах. Крамер попятился назад. Арген встал, заранее приготовив вокруг себя и наемника щит, беззвучным заклинанием. Казалось, температура в комнате медленно росла. Крамер достал меч.
  Трое в капюшонах прошли ближе к камину и остановили взгляд на Аргене. Сняли капюшоны. И их лица тут же озарились светом. Первый человек был уже очень стар, но все еще силен, однако не так, как лет десять назад. Его Арген не знал. Зато знал второго. Это был достаточно сильный и опытный боевой чародей Краувис, глава военного комитета чародейского Совета.
  Арген в нем не состоял, в отличие от подавляющего большинства чародеев. Арген был против Совета, а Совет был против Аргена. Краувис и два его помощника, вторым был практический чародей второго уровня Эллезариус, знали Аргена.
  
  -Здравствуйте, достопочтенный. Сиим появлением здесь мы обязаны Совету чародеев Локрии. Именно он отправил нас к вам со специальным поручением. -заговорил Краувис.
  - Мое приветствие Вам, господа.
  - Магический щит можно убрать, - ответил Эллезариус, - если будет нужно, мы все равно его пробьем.
  Арген даже и не думал убирать щит, он его оставил, только лишь вложил больше сил, чтобы его не было видно совсем. И тогда он был уверен, что все три чародея не почувствовали его, но ошибся.
  - Совет поручил нам уведомить вас, что доподлинно известно, о появлении в стране Черного топаза. Совет просит вас не принимать никаких действий по его поиску. Законным обладателями является Совет чародеев. Черный топаз обладает большой силой, одна из чародеек соседних стран перекинула его в нашу страну сильным заклинанием, так как камень был в опасности. Она должна была передать его в условленное место для защиты камня Советом. Однако, из-за промаха и помех в магическом коридоре топаз мог оказаться в каком-либо животном, человеке, растении или где-нибудь еще. Просим не искать его, а если что-либо станет известно сообщить и получить вознаграждение.
  
  - Непременно, - отрапортовал Арген и улыбнулся, получилось не очень искренне. - заметь, Краувис, ты сказал мне очень многое. Гораздо больше, чем должен был. Спасибо.
  - Всегда пожалуйста, дорогой друг. Нужно следить за этим внимательно. Совет надеется на твою помощь, как одного из самых мудрых. - ответил Краувис.
  - Помогу чем смогу, - сказал эльф и попросил гостей присесть, - садитесь, у меня как раз готова великолепная настойка из листьев мяты с добавлением асфетиды.
  - Большое спасибо, -отозвался Краувис-, но нам пора, Арген. Увидимся. До свидания.
  - До свидания, Краувис, Эллезариус и вы молчаливый человек. - с сарказмом и облегченностью сказал Арген. Тон его менялся в зависимости от настроения в данную секунду.
  
  Гости вышли, Арген смотрел в окно и видел, как они выходят из замковых стен. Было уже совсем темно. Крамер так и стоял, прижавшись к стене, ничего не понимая.
  Арген размышлял. Неужели Совет стал настолько сильным, что смог бы защитить топаз и не польститься на его возможности? Вряд ли. Конечно, волшебники воспользовались бы силой камня и все замыслы Совета чародеев обрели бы реальность. Локрия стала бы страной, где правят чародеи. Ведь раньше волшебники пользовались глубоким почетом и признанием со стороны людей. Они лечили, помогали крестьянам нехитрыми амулетами и заговорами. Но со времен войны за Южные земли, когда волшебники отказались помочь войскам страны и не стали использовать боевую магию, недоверием к ним отозвались обычные граждане. Король запретил магию и волшебство. Волшебники ушли в подполье. Страна войну проиграла.
  
  
  III
  
  Медленно наступила ночь, на зарешеченном небе горели звезды, в том числе и Знак Южного Креста, созвездие, по повериям, обладавшее неописуемой магической силой. Через час Эскер услышал шаги, а еще через минуту, в его камере, не открывая дверей, появился эльф. Выглядел он благородно. Седые волосы, карие глаза, однако был он не очень большого роста. Даже в свете всего одной свечи в камере, Эскер разглядел эльфа четко за то время, пока они беседовали. А длилось это ровно минуту.
  
  
  -Здравствуйте, Эскер,- сказал эльф, - мое имя Арген, не стоит бояться меня, хотя...конечно стоит, но не сейчас. Я понимаю, вы напуганы, но мой диалог с вами займет немного времени. Вы видели меня в конюшне на окраине города, я вытаскивал из мерина кое- какой камешек, ну не в этом дело. Вы когда-нибудь слышали о Совете чародеев?
  -Конечно, уважаемый господин, я слышал. Хочу просить вас - не убивайте, у меня жена, дет...-не закончил Эскер. Арген остановил его движением руки.
  - Мне нет нужды убивать вас, потому что это пока не в моих интересах. Так вот, вы видели меня. В обмен на вашу жизнь и, кстати говоря, свободу, я прошу не говорить Совету ничего о том, что вы видели, не говорить ни обо мне, ни о человеке со мной. А люди из Совета придут. Они уже узнали, кто присутствовал при этом небольшом дельце. Не говорите им ничего, и я вам помогу. Согласны? - властный тон чародея не допускал отказа.
  - Хорошо, я не скажу, а если они меня убьют? - умоляюще спросил Эскер.
  - Они вас не убьют, но если вы поможете им, вас убью я, или виселица. Выбирайте. Они будут здесь скоро. Я на вас надеюсь. Ах, да, чуть не забыл. Они могут вмешаться в память, но вот вам эликсир, выпейте его, он действует трое суток, вам хватит. С помощью него в вашу память никто не сможет пробраться. И еще - вы молодец, что стоите на своем, что говорите о магии и не боитесь этого. В такое время и без тени сомнения утверждать, что магия существует.
  - Спасибо - сказал Эскер- А можно задать вам вопрос?
  - Быстрее, задавайте- с неохотой ответил Арген.
  - А как Совет узнал, что в конюшне что-то происходило, и при этом не знает, что там были вы?
  - Не много ли вы берете на себя? Они почувствовали магическое вторжение и поспешили к месту происшествия, никаких моих следов они не обнаружили. Я ведь все-таки волшебник. А теперь, до свидания, -сказал Арген и через секунду на том месте, где он стоял, оставалось лишь небольшое свечение. Но и оно угасло. Эскер выпил эликсир и лег спать.
  
  IV
  
  -Надо было все-таки его прикончить, -сквозь зубы сказал Крамер, ждавший Аргена на улице возле здания тюрьмы, - он нам будет только мешать и все расскажет Совету.
  
  - Не паникуй, Крамер, этот бедняга скоро умрет. Он мне не нужен. Совет за ним будет следить, я думаю, они уже на пути к нему в камеру. Я не могу его убить сейчас, Совет сразу же расследует это, а свежий след выведет их на меня. Это будет явным признаком того, что я перехватил топаз. А лишние проблемы, и уж тем более армия чародеев против меня, мне не нужны. Так что пусть еще три дня поживет, может ничего и не выдаст, а там либо виселица, либо мой небольшой подарок ему. - сказал чародей.
  -В таком случае надо было убить его еще там, в конюшне! - ответил Крамер.
  -Надо было, но этого уже не сделать, я пожалел его, допустил в себе слабость и сострадание к человеку. Зря. Никогда ни о чем не стоит жалеть, этого не исправить, - сказал Арген, - нам стоит поспешить в замок до наступления рассвета. Еще одни свидетели нам не нужны.
  
  Прямо перед зарождающимся розовым рассветом, началом нового дня они прибыли в замок, выехав из Бродэта верхом на повозке. Рассвет был великолепным, этот кроваво- красный отблеск и розовые блики на линии горизонта. Яркое, как лепестки роз, и удушливое, удерживающее, захватывающее зрелище.
  
  В то время как Крамер спал, Арген думал над очень важным, по его мнению, вопросом. Что ему делать, если Совет узнает что топаз у него? Он бы позаботился об этом раньше, но чародейка переправила камень скорее, чем он предполагал. Вариантов решения проблемы было несколько. Всё отрицать он не привык, если Совет попытается узнать, у него ли камень, не будет смысла отпираться. Можно уйти в, так называемую, Страну Потерянного Горизонта, мир, существующий параллельно нашему. И затем развязать войну там, но Арген не знает особенностей этого мира, ведь его обнаружили недавно и ничего толком о нем неизвестно. И третий, самый лучший вариант - это если никто ничего не узнает.
  
  На то, чтобы вернуть топаз Арген пойти не мог. А до Осеннего Равноденствия, когда топаз сможет показать все на что способен, времени еще предостаточно. Так что Совет успеет и узнать, и найти, и уничтожить. А что же делать? Топаз нужен чародею. Если он не сможет воспользоваться его силой, то вскоре настанет час Аргена проститься с этим миром. Не по своей воле ему пришлось выкрасть камень, он этого не хотел. Топаз должен отдать всю свою силу чародею, чтобы Арген продолжил свою жизнь. За несколько сотен лет, сейчас он слабее всего, никакие артефакты и эликсиры уже не могут помочь ему быть в форме.
  
  "А жить мне хочется и дальше, нет, конечно и чародеи тоже умирают со временем, но я не могу умереть так скоро, есть то, что мне предназначено и я должен это выполнить"-подумал волшебник, встал, взглянул на спящего юношу и вышел из комнаты.
  
  Крамеру было около двадцати лет, он был хорошо сложен, смышлен, но не образован. Его голубые глаза постоянно светились, в ожидании какого-то чуда, чего-то особенного, тонкие брови чуть выглядывали из-под не стриженной светловолосой челки, скулы на его молодом лице было хорошо видны из-за впалых щёк. Он очень красив.
  
  - Жаль губить мальчика, -чуть слышно сказал Арген шагая по каменному коридору замка, - ничего он в жизни еще не познал.
  
  
  Наступил день, внизу, в гостиной подали обед, Арген спустился уже когда Крамер доедал вторую булочку с маслом и запивал горячим шоколадом. Едва заметно, Крамер глянул на Лабетту, симпатичную девушку с рыжими волосами и веснушками по всему лицу. Она покраснела и Арген тотчас все понял. И как он раньше этого не замечал?
  
  -Если хочешь, можете сыграть свадьбу в этом замке, - без тени сарказма, хотя с улыбкой на лице сказал чародей Крамеру.
  -Очень смешно, хорошо, что Лабетта не слышала этого - Крамера нервировали постоянные подколки чародея, и он испытал облегчение, когда понял что Лабетты уже нет в гостиной. Аргену же наоборот, казалось, что это делает жизнь разнообразнее. И веселее.
  
  После плотного завтрака они оседлали коней и отправились в небольшое путешествие. Нужно было посетить знакомого кузнеца для того, чтобы он выковал новый меч для Крамера. Старый остронож Крамера затупился и был уже очень стар, вряд ли этот сигиль мог разрубить даже деревянную палку. Крамер во всем обращался к чародею, заменившему ему отца и завоевавшему доверие. Будущий наемник родился в маленькой деревушке, в стране, под названием Фетх, жил там пятнадцать лет от своей двадцатилетней жизни, пас коров и овец, а потом его родители погибли. Как это случилось, мальчик не знал. Но он всегда хотел отомстить тем, кто убил его родителей. Больше трех лет мальчик скитался по городам, возмужал и окреп. Единственным промыслом для него был разбой. Вместе с бандами таких же мальчишек, он грабил постоялые дворы, магазины и маленькие банки. Пока однажды Арген не предложил Крамеру постоянную работу и крышу над головой. Естественно, чародей следил некоторое время за этим мальчишкой. Поэтому проникся к нему душевной теплотой и отеческой любовью. Сказать по правде, Аргена частенько удивляли способы грабительства Крамером. Такой изобретательности можно было позавидовать.
  
  Чародей привез мальчика в свой замок и только тогда окончательно убедился, что Крамер - именно тот, которого он искал. Не только потому, что наемник был нужен ему для убийств ненужных людей, а еще и потому что Арген был перед ним виноват.
  
  Чародей и Наемник ехали по вымощенной дороге достаточно долго, чтобы солнце наполовину смогло опуститься за горизонт. В руках у волшебника был черный посох. Арген был одет в красный плащ, с серебристыми заклепками, под ним была черная туника с гербом герцога Ваолина. Хотя Арген никому и не служил, этот герб помогал ему передвигаться по стране без препятствий, таких как посты охраны и закрытые селения. У Крамера был серый плащ, под которым виднелись коричневые одежды. Старый меч висел наперевес.
  
  -Да благословит нас Аэу добраться до кузнеца до заката, -сказал чародей, -я не встречался с Бритольдом уже около двадцати лет.
  - Надеюсь, что он будет рад видеть нас. - ответил ему Крамер.
  
  Вдалеке виднелись крыши домов небольшого поселка. Еще издалека путешественники почувствовали запах разлагающихся тел. А еще через некоторое время, они увидели виселицы на краю деревни. Крамер проезжал мимо них, зажав нос. Аргену было все равно. Через некоторое время они добрались до кузницы, благо она находилась сразу через несколько домов, после въезда в деревню. Друзья и не догадывались о том, что это всего лишь начало их большого путешествия.
  
  
  
  Арген постучал в дверь кузницы. Никто не ответил. Он постучал снова, и на этот раз дверь ему отворил человек очень седой и отдаленно напоминающий Бритольда.
  
  -Добрый день, могу я увидеть своего старого друга Бритольда? - спросил чародей.
  - Я перед тобой, мой лорд! Как же я рад тебя видеть! -с радостью в старческом голосе ответил Аргену кузнец, - Столько весен минуло с того времени, как я видел тебя в последний раз!
  
  Что-то в голосе старого кузнеца показалось Аргену странным, но он не подал виду. Еще более странным показалось то, что кузнец не кинулся обниматься с чародеем и не спешил пускать его в дом, как это было раньше. Крамер смирно стоял рядом, ему все казалось обычным. Только глаза у старика не моргали и были безжизненными. "Может это от старости, но он какой-то непростой тип" - думал наемник.
  
  - Ну я надеюсь ты помнишь наш пароль, достопочтенный Бритольд? - сказал Арген и после недолгого молчания, он заметил сметение на лице кузнеца. Только тогда волшебник понял, что перед ним стоит вовсе не Бритольд. Это был дуцирус!
  
  Арген оттолкнул Крамера в сторону и замахнулся посохом на тело Бритольда. Прокричав заклинание, волшебник со всей силы ударил дуцируса в грудь посохом. Бритольд отлетел к дальней стене дома, сквозь открытую дверь, но затем, поднялся и кинулся на чародея. Арген выставил вперед посох и за доли секунды вокруг него и посоха образовался желтого цвета вихрь. С оглушительной скоростью, вихрь вращался вокруг волшебника. Крамер отошел в сторону подальше от происходящего, но держал меч наготове. Дуцирус бежал на волшебника, и в тот момент, когда казалось, что он его настиг, Арген крикнул и вихрь мгновенно взлетел вверх и кинулся на тело Бритольда. Окружив его, вихрь стал сжиматься и полностью поглотил существо. Через несколько секунд вихрь исчез, Бритольд лежал на земле без движения и из его рта, носа и ушей в разные стороны выходил желтый свет, соединяясь, он исчезал.
  
  Арген стоял одним коленом на земле, обоими руками он опирался о посох. На коже его рук выступили знаки, они были бесцветны, но объемны и выглядели как вздувшиеся вены, выступающие из-под кожи в правильном порядке. Эти знаки воспалились. Волшебник тяжело дышал и два кольца на его пальцах пылали огнем. Крамер подбежал к чародею и помог ему встать на ноги.
  - Вот это да! - сказал Крамер, но Арген упал на землю без сознания.
  
  
  
  V
  
  Вся деревня сбежалась посмотреть на волшебника. Хотя вера в колдунов в народе постепенно ослабевала, старики не раз видели магов. Во время царствования Империи они пользовались почетом и уважением, часто останавливались в придорожных трактирах, лечили селян. Это было давно.
  
  Крамер склонился над Аргеном. Волшебник лежал на настиле из досок возле кузницы. Местные жители помогли перенести его с земли и зажгли факелы. Была глубокая ночь. Селяне сбежались на шум и треск. Скоро местная женщина - лекарь, должны была принести отвар из трав, вдыхая который, потерявший сознание очнется. Женщина подоспела быстро.
  -Большое спасибо, - отозвался Крамер, видя, что чародей закашлялся и открыл глаза, - вы очень помогли.
  - Я бы посоветовала Вам поскорее уехать отсюда, - сказала лекарь, - многие местные жители были близки с Бритольдом. Им ничего не объяснить. Они не поймут. Ваш друг уже может держаться в седле?
  -Да, могу - ответил Арген за Крамера, - и мы выезжаем отсюда немедленно!
  
  Крамер хотел возразить, но увидев взгляд чародея, повиновался. Арген взобрался в седло не без помощи своего друга. Не дожидаясь, пока Крамер запрыгнет на свою лошадь, Арген поскакал. Впрочем, Крамер быстро нагнал волшебника.
  
  В небе светила полная луна. Стук копыт отдавался эхом в ночном небе. Никого поблизости не было. Тишина и спокойствие, в которые погрузился волшебник, немного пугали Крамера. Чтобы нарушить долгое молчание, он решился спросить, хотя ждал, что волшебник сам расскажет.
  
  -Что случилось? - спросил наемник у мага.
  - Что именно тебя интересует?
  - В первую очередь меня интересует, что случилось с тобой! - резко ответил Крамер.
  - Сейчас вроде все в порядке. Я немного устал для разговоров, - ответил чародей, - я слишком вымотался. В течение нескольких дней я использую магию постоянно. Мне очень тяжело. Я давно не получал ни от чего и ни от кого дополнительной энергии. Я растрачиваю свою силу, хотя она нужна мне для того чтобы просто жить, а не уничтожать нечисть и запугивать крестьян.
  - Мы уже скоро приедем, и ты отдохнешь, - решил подбодрить друга Крамер - поспишь, и мы решим, что делать дальше. Ведь теперь Совет узнает точно, что ты был в деревне и убил кузнеца. Что нам делать тогда?
  - Это был не кузнец. - Сухо ответил чародей.
  - То-то я думаю, он так прытко бегал для своего возраста, да и странный какой-то был,- сказал наемник - И мне все еще нужен новый клинок.
  - Я знаю. Ты отправишься за клинком в Бродэт, как только настанет утро. Я с тобой не поеду. Слишком мало сил. Тем более я все еще не знаю, что делать с топазом. Мне нужно, что-то вроде инструкции. И я боюсь, что не смогу скрыть его от глаз Совета, когда они придут ко мне за объяснениями об убийстве. - Сказал чародей. Крамер был единственным, с кем он мог быть откровенен.
  - А раз это был не кузнец, - продолжал спрашивать Крамер о событиях в деревне, - то кто тогда?
  - Это был дуцирус. Порождение мрака. Некромантия в чистом виде. Кузнеца убили, его труп подняли с помощью магии, ему даже дали некое видение жизни. Это было сделано для правдоподобности. Мы с кузнецом были друзьями. Часто разговаривали на очень закрытые темы, а я ведь люблю поговорить, ты знаешь.
  - Ага, - ответил Крамер, - как бы это не сыграло с нами злую шутку.
  - Всё в порядке, дружок, - сказал чародей, - я контролирую себя. Жаль, что кузнец погиб. Я его очень любил. Он был отличным другом. И еще эта некромантия! Но зачем? Я никак не могу понять, кому понадобилось убивать его и превращать в дуцируса? Некромант, который это сделал, хотел получить какие-то данные от меня? Хотел что-то узнать? Я не понимаю. Топаз здесь не причем, это точно. У того, кого я сегодня победил, другие цели.
  - Ладно, не волнуйся, Арген, - сказал Крамер, - все нормально. Вот только, где тогда был некромант, который такое с кузнецом сотворил?
  
  - Он был внутри дома и мысленно управлял дуцирусом. - ответил волшебник.
  - Что?!
  - Да, он находился там. Когда я обезвредил дуцируса, он бежал. А я пал без сознания. Дуцирус отнимает много сил у того, кто его создает. Его нужно контролировать и питать энергией. Этот маг-некромант не смог бы даже подойти ко мне. - Сказал Арген.
  
  
  Ночь подходила к концу. Путешественники проехали по тоннелю, под которым вела дорога. Своды этого каменного сооружения кое-где прогнулись, сквозь расщелины между камней, рос мох и сорная трава. В тоннеле было сыро, каждый стук копыт лошади отдавался эхом. Выехав из тоннеля, путники повернули на юг, к бухте, в которой находился замок Аргена.
  Построенный тысячи лет назад, замок не раз ремонтировали и перестраивали. Сейчас он представлял собой огромное здание из коричневого камня, с тремя башнями. Две из этих башен не функционировали. К замку вел мост, который, к сожалению, не закрывался из-за неисправностей в механизме. Никакой охраны Арген не содержал. У него был только дворецкий Форот и горничная Лабетта. Именно они содержали замок так, как могли. Хотя средств у волшебника было предостаточно, его просто не волновало то, в каком состоянии находится его дом. Он знал, что тот простоит еще, как минимум, сто лет и не думал об этом. Главный зал замка был чистым и теплым. Три камина согревали его. Жилыми были только комнаты прислуги, Крамера и башня Аргена. Все остальные помещения были заброшены. В них хозяевами были плесень и сырость. Путешественники подъехали к замку, когда уже рассвело. Дворецкий встретил их у ворот, взял коней и отвел их в конюшню во внутреннем дворе.
  
  Арген ни с кем не разговаривал. Он, молча, поднялся в свою башню и упал на кровать обессиленный. Чародей, впервые за долгое время крепко уснул. Он редко позволял себе такую роскошь, как сон, ведь мог не спать по нескольку дней. Но то, что произошло сегодня, просто выбило его из колеи. Крамер выехал из замка, когда солнце начало светить ярко. Он отправился в Бродэт, прихватив с собой мешочек золотых. Ему нужен был новый меч. Естественно с волшебником, было бы проще купить себе клинок, ведь он чувствует, когда ему лгут. Но сейчас Крамеру придется положиться только на себя. Въехав в городские ворота, наемник проехал по главному бульвару и свернул к кварталу ремесел, который назывался "Черный квартал". Он выбрал самую дорогую кузницу, которая была в столице. Только он об этом не знал. В кузнице работал старый эльф, который радушно принял клиента, и, налив ему чая, принялся показывать мечи, уже выкованные и представленные на обозрение. Они Крамеру были не нужны. Он ведь наемник, искусству меча его научил Арген, как только Крамер попал к нему.
  
  -Мне нужен специально для меня выкованный меч. - Сказал молодой человек старому эльфу.
  Эльф еще раз внимательно оглядел Крамера, который стоял в потрепанной дорожной куртке и плаще, и ответил:
  -Я боюсь, для вас это будет стоить слишком дорого.
  - Не бойтесь, у меня достаточно золота, - ответил Крамер.
  - Ну что ж, пройдемте на площадку для тренировки. - Сказал эльф, сомневаясь.
  - В этом нет необходимости. Мне нужен сигилль такой же, как этот, - ответил Крамер, - только немного легче и прочнее.
  - Хорошо, триста стробов и ваш сигилль будет готов к завтрашнему вечеру.
  - Четыреста и он будет готов к утру, - ответил Крамер.
  - По рукам, - сказал эльф - кузнец.
  
  Странное место в жизни Локрии занимали эльфы. Этот народ малочислен. Раньше, в незапамятные времена, они считались народом, который презирал людей, ведь эльфы могли жить вечно. Если их не убьют или они не умрут от болезни. Эльфы считали людей низшим сортом. Но в один прекрасный день, по легенде, Аэу сказал эльфам, что люди их спасут. Так и случилось. Люди спасли эльфов от неминуемой гибели, когда некромантия была сильно распространена и маги-некроманты ставили тысячи экспериментов над эльфами. Их раса вымирала. Древний народ ушел в горы, остались лишь немногие. Самые смелые. Люди изгнали и уничтожили большую часть некромантов, так что теперь эльфы были людям обязаны своим существованием. Все же эльфы не любили людей, хотя были им благодарны. И старались не показывать своей неприязни. Эльфы считаются очень предприимчивыми, проницательными и умными. Их народ отлично делает драгоценности и оружие.
  
  Крамер выехал из Бродэта за полдень. Он отправился в замок Аргена. Пока наемник ехал, довольный сделкой, его кобыла чуть не наступила на мальчика, который лежал на обочине дороги без сознания. Потрепанный, с немытыми длинными волосами, грязными босыми ногами и в одной только хлопковой тунике, он вызывал жалость. Крамер понимал, что его ждет та же жизнь, что когда - то прожил сам Крамер. Наемник подхватил, как оказалось, спящего ребенка и медленно поехал дальше.
  
  
  VI
  Совет чародеев, а точнее трое волшебников из Совета - Эллезариус, Краувис и Геворг прибыли в городскую темницу поздно ночью, когда первые лучи солнца еще не нарушили мирное ночное бдение. Они не стали ни с кем разговаривать, да это было и не нужно. Их никто не видел. Пройдя в маленькую камеру, Геворг оставил снаружи двух других волшебников. На случай атаки.
  - Мне очень приятно видеть Вас, дорогой друг, - начал волшебник, вглядываясь в лицо вжавшегося в стену конюха, - не нужно ничего говорить. Мне интересна некоторая информация, которой вы обладаете. А именно ваши зрительные образы. То, что произошло в конюшне, мне известно. Мне неизвестно кто это сделал. Так что потерпите.
  
  Волшебник взмахнул руками. Он чувствовал сопротивление. Никак не мог проникнуть в память. Чтобы случайно не убить Эскера, он стал использовать другое заклинание. Более болезненное, но не смертельное. Эскер хотел закричать от ужасной боли, пронзившей его голову, но не мог. Его подняла к потолку и удерживала неизвестная сила. Эскер пытался вздохнуть, его горло раздирала боль, он хватался руками то за голову, то за шею. Наконец волшебник опустил руки, и Эскер упал на нары. Геворг вышел из камеры к другим магам.
  - Что же, эликсир защиты разума оказался сильным. Мы подождем. Его наверняка попытаются убить, чародею, совершившему кражу, не нужны лишние свидетели. Конюх уже не представляет для него интереса. Совет явился сюда, пытался добиться правды. Умный мошенник нам попался. Нам не напасть на его след. Только если не ответить хитростью на хитрость, - сказал Геворг, - Краувис, заходи внутрь.
  Чародей повиновался. Геворг тоже вошел в камеру. Охрана городской темницы крепко спала, поэтому не слышала криков, доносившихся из камеры приговоренных к смерти. Геворг забрал тело Эскера, лежавшего без сознания, и отдал его Эллезариусу. Волшебник был крепко сложен, поэтому ему не тяжело держать тело старика. На место Эскера, Геворг положил Краувиса, он выглядел точной копией Эскера. Заклинание иллюзии внешности.
  
  
  
  
  Эскер очнулся в камере, но это была не та камера, в которой он сидел раньше. Она была светлой, не было окон, свет исходил от самих стен. Сначала конюх испугался, попытался подбежать к единственной двери в этом помещении, но его руки были скованы по рукам и ногам. Он ничего не мог сделать. Перед ним стояла еда, в которую он жадно вцепился. В городской темнице ему никогда не приносили сушеное мясо и сыр. Там он ел только картошку и пил воду. Здесь же стояло вино. Три дня к нему никто не приходил. Три дня Эскер сидел в одиночестве, мечтая поговорить хоть с кем-то. Его мучили вопросы. Где он находится? Как попал сюда? Ответы мог дать только тот, кто его сюда посадил. Последнее, что помнил конюх, это то, что он висел под потолком в камере городской темницы. Но больше всего Эскеру было больно вспоминать о жене и его детях, ведь они ничего не знают о том, где их отец и муж.
  
  В тот день, ровно через три дня, в день, когда должен был состояться суд, к нему в камеру вошел седой человек в желтой мантии. Сначала конюх испугался, что повторится тот кошмар, который он испытал в темнице. На этот раз человек был любезен и учтив. Немного улыбался Эскеру. Лицо его было морщинистым, кожа белой, а глаза впалыми, хотя он и выглядел старо, все его движения, мимика были настолько живыми, что Эскер не мог поверить, что ему триста лет и он волшебник. Пришлось. Волшебник рассказал ему о многом. Сейчас Эскер в безопасности. Находится в башне Совета чародеев. И ради спасения Локрии он должен рассказать и описать все, что происходило с ним в тот день в конюшне. От него требовали описания людей, которые были там. Отпираться или лгать не было смысла. Он полностью был в их власти.
  
  - Скажите мне, Эскер, как выглядел тот волшебник, который заколдовал Вас так, что вы не могли двигаться? - спрашивал чародей в желтой мантии. Его звали Геворг.
  - Это был человек с длинными белыми волосами, мужчина. Я не видел его лица, почти полностью оно было закрыто капюшоном. А второй рядом с ним, на поясе носил остронож, он вытащил его, чтобы убить моего дядю. Второй был молодым, в коричневых одеждах. А про мага я ничего не знаю. Вроде он был эльфом, хотя точно я ничего не помню.
  - Я вижу твои мысли, Эскер. Спасибо за правду. - Сказал волшебник и вышел из камеры конюха. - Тот, кто нужен нам, скоро попадет в ловушку.
  
  Эльфов - ведунов, или эльфов- чародеев в Локрии было всего двое. Один из них - Арген, колдун, в почтенном возрасте, который хочет быть вечно молодым и еще один эльфий ведун, редко бывающий на всеобщих советах - Киро. Киро старше Аргена, его магия почти иссякла, он живет в горах, вдалеке от большинства разумных живых существ. Ему ничего не нужно. Его силы хватает только для поддержания жизни в собственном теле. Этого для Киро достаточно. Арген - чародей средних возможностей, Киро раньше обладал довольно сильной магией, эльфьей. Но знания о ней, он никому пока не передал.
  
  
  VII
  
  - Разве так можно?! Что это, Крамер?! Кто позволил тебе приводить сюда этого мальчишку? - Арген был рассержен на наемника, - ты сам только недавно здесь появился! Да это твой дом, но если мы будем приводить сюда каждого, кого найдем спящим на обочине, мы устроим здесь детский сад!
  - Ну, Арген! Ты посмотри на него. Ему нет и пятнадцати лет! Он ведь еще ребенок! - умолял Крамер Аргена.
  
  - Он не ребенок! Он достаточно взрослый, чтобы позаботиться о себе. Нет и пятнадцати! Да в таком возрасте уже женятся! - Арген был возмущен, но в душе ему самому было жалко мальчика.
  - Пожалуйста! Он не доставит тебе хлопот и будет помогать в замке, он может работать в конюшне. Ему некуда идти. Он ведь совсем один, как я когда-то.
  
  Эти слова возымели свой эффект, на который и рассчитывал Крамер. Ему удалось уговорить волшебника оставить мальчика в замке. Этого мальчика звали Ровиер, ему было четырнадцать лет, он правильно разговаривал. Он вырос в городе. Не умел писать и читать, не знал ничего про своих родителей, последние несколько лет он ночевал на улице и воровал еду на рынке. Ровиер, однако, был счастлив, несмотря на то, что его не очень любил хозяин замка. Крамер - его друг, относился к мальчику очень хорошо. Они вместе тренировались на деревянных мечах, стреляли из лука и ходили ловить рыбу в заливе возле замка. Арген часто наблюдал за ними, и был счастлив. Он понимал, что уже очень стар и Крамер не очень годится ему в друзья, но он привязался к этому парню, как отец к сыну. Аргену было легко с Крамером. Он был рад, что у Крамера наконец-то появился ровесник, ну, почти ровесник.
  Через два дня, рано утром Крамер и Арген выехали из замка - красиво одетые, с мечами наперевес. Они отправлялись в столицу. Там должен был состояться праздник в честь помолвки нынешнего короля Локрии - Энтольда и его возлюбленной Мириан. Вся знать страны была приглашена. Арген, в том числе. Немногие знали о том, что он волшебник. Были и другие волшебники, о магических способностях которых многие не знали. Король пригласил Аргена, как старого друга своего отца. Однако большинство волшебников выступали открыто против короля. И он их не признавал. Аргену повезло, и он сумел сохранить тайну. Только это помолвка не входила в его планы.
  
  -Крамер, сегодня должен состояться суд против этого конюха, который видел нас. Маги из совета к нему приходили, и они ничего не смогли узнать о том инциденте, кроме какого-то волшебника и его друга, которые были в конюшне. Наши приметы им неизвестны. Об этом мне сказал наш друг из Совета, - Арген сделал паузу и продолжил, - я просто поинтересовался у него, как бы невзначай. Он не знает, что топаз у меня. Они не смогли проникнуть в память этого конюха, благодаря эликсиру.
  
  Арген в тот момент не понимал, насколько он ошибается.
  - И что дальше? - грубо спросил Крамер, он был недоволен тем, что они не взяли с собой на городской праздник Ровиера. Точнее его не взял Арген.
  - Дальше то, что суд и смертная казнь будут отложены из-за праздника, - по тону Аргена можно было понять, что ему это не нравится, - и вот именно в эту отсрочку, Совет попытает счастье снова. Они не настолько глупы, чтобы не знать об эликсире затуманивания памяти. Как раз прошло три дня. Ты понимаешь, о чем я?
  - Мы должны его убить? - спросил Крамер, пока они проезжали городские ворота.
  - Да, и как можно скорее. Совет не будет никого искать. Они поверят в сердечный приступ. Хотя они расследуют смерть и учуют магию, они уже не смогут найти нас. Им это не под силу. Нужно дать конюху выпить этот эликсир. - Сказал волшебник и показал Крамеру пузырек, с жидкостью, блеснувший на солнце.
  - А почему не сделать, как в прошлый раз, чтобы ты там появился? - спросил Крамер.
  - Вот тогда, - Арген пытался говорить как можно тише, чтобы на улицах города их никто не мог слышать, - они точно увидят мой след. У меня не хватит силы, чтобы замести следы, да еще и переместиться внутрь камеры. Я умру. Я слишком истощен. Поехали сначала к храму Аэу, я заранее приготовился и знаю, что делать с Эскером. У меня есть план.
  
  Путники отправились сквозь богато украшенный город, многие здания были отремонтированы, кое-где заменена брусчатка. Везде висели цветы и на жаровнях горели огни с благовониями, чтобы заглушить смердящий запах города. Праздник. Арген и Крамер проехали через главный бульвар, и попали на улицу Лавочников, оттуда прямиком к храму эльфийского божества. Пока Арген молился своему богу Аэу, Крамер поехал в черный квартал за своим новым клинком.
  
  Арген закончил молитву, кинув на жаровню свой волос, который вспыхнул цветом амарилла, и исчез. Путники отправились на центральную площадь Бродэта, которая специально к торжеству была украшена синими и белыми полотнищами, по периметру располагались трибуны для знати. Путники прошли по улицам достаточно быстро, хотя и на пути к площади им встретилось столпотворение. Каждый житель столицы хотел попасть на помолвку короля. Арген и Крамер вошли на площадь, лошади остались в городской конюшне, прямо в центре города. Заняв места на трибунах, они ждали начала торжеств. После должен был состояться пир, впрочем, на нем волшебник вместе с компаньоном, присутствовать не собирались. У них были дела намного важнее.
  
  - Добрый день, достопочтенный! - воскликнул пожилой человек, подошедший к Аргену.
  - Здравствуй, Геворг. Рад видеть тебя, довольно давно мы с тобой не общались. Как твои успехи в поисках топаза? - спросил чародей, явно решивший позабавиться над своим старым знакомым.
  - Вполне нормально, Арген, не могу выдать тебе подробностей, так как, сам понимаешь, сейчас под подозрением все. - Ответил некий Геворг.
  - Да, да. Это точно. Ну что же, удачных поисков вам. - Ответил волшебник.
  Празднество началось. На сцену, специально выстроенную в центре площади, поднялся герольд, своим звонким голосом он объявил о прибытии короля Локрии. Король, ведя под руку свою будущую жену, поднялся на сцену и поприветствовал гостей жестом, то же сделала и будущая королева. Король Энтольд и его возлюбленная Мириан опустились на кресла в отдалении сцены. На подмостках появились музыканты, затем жонглеры. До официальной части помолвки оставалось совсем немного. На сцену взошел священник храма Эуле, богини людей. Он начал обряд помолвки двух любящих сердец. Энтольд проколол себе палец острой иглой, Мириан повторила жест будущего мужа. Священник прочитал молитву, Энтольд поцеловал проколотый палец Мириан, она поцеловала его палец. На этом обряд закончился, и влюбленные кинули в жаровню в углу сцены по горсти сушеной календулы, это растение было знаком помолвки.
  
  - Ну, вот мы и почтили своим присутствием праздник, - сказал волшебник, - пир нам не нужен. Поехали, Крамер.
  Несмотря на то, что наемник все-таки хотел побывать на королевском пиру, Аргена это не волновало. Их ждал конюх. Сегодня нужно было разобраться с ним навсегда. Забрав лошадей в конюшне, путники отправились к городской тюрьме. Волшебник стал рассказывать Крамеру свой план.
  - Крамер, ты должен пройти в камеру к нашему старому другу-конюху, возьми этот амулет, - говорил чародей, когда они стояли за городской тюрьмой, чтобы их не было видно, - как только ты его оденешь, все будут видеть в тебе коменданта городской стражи, амулет затуманит их разум. Комендант сейчас как раз выехал на пожар. Я устроил пожар на складе на окраине города, чтобы он туда уехал. Главное не дай никому прикоснуться к тебе. Как только ты войдешь в камеру к Эскеру, ничего не объясняй, заставь его выпить эликсир.
  
  Волшебник протянул пузырек с зеленоватой жидкостью. То, что должно убить конюха.
  
  - Хорошо, Арген. Я все сделаю, - сказал Крамер, но ему было страшно.
  - Не бойся дружок. Все будет в порядке.
  
  День почти заканчивался, когда Крамер проник в темницу к Эскеру. Он, ничего не говоря, поставил эликсир перед конюхом, который сидел на кушетке, недвижимый. Лицо Эскера не выражало никаких эмоций. "Это поможет тебе освободиться. Выпей, Эскер" - произнес Крамер, Эскер открыл глаза, полные решимости. Он резко дернулся с нар и ударил Крамера в живот. Наемник этого не ожидал. От пронзившей его боли он согнулся, и Эскер ударил его коленом по лицу. "Откуда столько сил в старом конюхе?" - подумал наемник.
  - Черт возьми! - выругался Крамер и вытащил свой новый сигилль, который утром он забрал из кузницы старого эльфа.
  Эскер отошел в дальний угол камеры и заплакал, он не хотел выдавать в себе волшебника. Именно поэтому не стал использовать магию. Крамер подошел к нему, открыл конюху рот, и влил эликсир в горло. Закашлявшись, конюх проглотил снадобье. Эскера передернуло, он закричал, его лицо исказилось до неузнаваемости. Человек стал корчиться от боли на каменном полу. Вдруг, он перестал двигаться. Медленно его лицо менялось, оно стало лицом волшебника, которого Крамер видел в замке Аргена. Краувис, чародей из Совета.
  Крамер выбежал из темницы, забежал за угол городской тюрьмы, где его ждал Арген. Тяжело дыша, наемник пересказал всё чародею. Арген оседлал коня, Крамер запрыгнул на свою кобылу и они помчались прочь из города. Их жизнь была в опасности.
  
  VIII
  
  На пятый день в городской темнице не был обнаружен Эскер. Комендант городской стражи назначил расследование. Как мог заключенный убежать и быть не замеченным? Лорд - мэр города Бродэт уже приказал без суда убивать людей, говоривших о волшебстве. Совет прибыл в городскую темницу за ночь до придуманного побега Эскера, чтобы забрать умирающего от боли Краувиса. Сложный по своему составу эликсир, который выпил волшебник, чуть его не убил. Все время, после того как чародеи подменили Эскера волшебником, они продолжали следить за темницей. Как только увидели, что комендант городской стражи заставил пленника выпить эликсир, Совет забил тревогу. Ближе к закату они забрали из камеры Краувиса, а коменданта увезли с собой, затуманив его рассудок. Они спешили, хотя волшебники и увидели в кармане брюк Тривиаса нож, они решили, что это ему особо не поможет. Ну, в конце концов - что может сделать простой человек, с одним только ножом против волшебников? В последствии оказалось, что чародеи людей недооценивали.
  
  К вечеру конвой волшебников прибыл к башне Совета на озере Транвель. Транвельская башня одиноко возвышалась над крапивой и земляникой, что росли неподалеку от берега озера. На улице была ночь, но внутри башни было светло. Тысячи светящихся камней, висящих в воздухе над потолком, освещали гостиную башни. Вниз вела лестница в камеры для заключенных. Они были такими же светлыми, достаточно просторными для содержания в них нескольких людей. Плюс ко всему они имели магическую защиту. Иногда в них содержали и чародеев. Сейчас же, в одной сидел Эскер - простой конюх, а во второй Тривиас - комендант городской стражи. Не став ждать утра, Геворг допросил Тривиаса, но это, ни к чему не привело. Он ничего не знал. В момент отравления Краувиса, комендант находился на выполнении задания. Кто-то поджег здание магазина на Кривой улице в столице.
  
  Геворг уже терял терпение, проверив всю память коменданта, он не обнаружил, что ее корректировали. Он действительно ничего об этом не знал. Значит, кто-то другой отравил его друга.
  - Эллезариус, мне нужна твоя помощь, - сказал Геворг, поднимаясь в гостиную, - где сейчас Краувис?
  - Он в лаборатории, милорд.
  - Отлично, у нас мало времени. Нужно попытаться спасти его. Ты уже сообщил Мартии?
  - Она в пути, но вряд ли подоспеет, мы должны начать сейчас. - Ответил Эллезариус. Он был не силен в медицине. Мог излечить простые ранения. Настолько тяжелое отравление, как у Краувиса ему было не под силу. Он мог только помогать Геворгу.
  Чародеи поднялись на второй этаж башни, в просторную лабораторию. У стены на кушетке лежал Краувис. Он был без сознания. Эллезариус кинул в жаровню несколько благовонных трав. Запах разносился повсюду, заглушая запах болезни. Осторожно Геворг начал произносить заклинания, одно за другим. Эллезариус помогал чародею. Постоянно кашляя, Краувис начал приходить в себя. Чародеи вылили два пузырька с жидкостями в котел, стоявший на огне. Остудив получившееся зелье, они заставили Краувиса выпить его. Перевязав руки стеблями засушенной и заговоренной медуницы, они оставили умирающего чародея в лаборатории. Все, что они могли сделать, было сделано. Мартия подоспела только под утро. Она поднялась в залу на втором этаже и увидела сидящего за столом Геворга. Эллезариус уснул, растянувшись на диване.
  
  В ночь, когда в соседнюю камеру привезли Тривиаса, Эскер не мог уснуть. Сначала он слышал его крики. А немного позже ему в стену постучал Тривиас и заговорил с Эскером. Они узнали друг друга, хотя их беседа была недолгой, после происшествия в конюшне, Эскер запомнил тихий и бархатистый голос Тривиаса. Комендант же запомнил голос того бедного старика, который очень многое перенес в тот день. Всю ночь они разговаривали.
  
  
  
  IX
  
  Друзья гнали лошадей весь вечер, чтобы оказаться дома. В замок, за стенами которого они будут в безопасности. Хотя бы ненадолго. После тяжелого дня Крамер принял ванну и сразу же лег спать, даже не пожелав приятного сна своему новому другу - Ровиеру. Арген спать не хотел, его печалило не то, что они упустили Эскера, хотя эта ошибка может и стоить им жизни. Больше волшебник печалился о судьбе своего друга - Краувиса. Мало кому удавалось выжить после этого эликсира. Это был последний пузырек с убийственным зельем в шкафу чародея. Арген зашел в свою комнату на средней башне. Несложным заклинанием он снял защиту с гобелена и прошел сквозь него в свою небольшую лабораторию. Его ослепило сияние топаза, стоящего на подставке. Арген подошел ближе к камню, ему не удавалось воспользоваться его энергией на протяжении уже долгого времени. Нужен пергамент с четким указанием действий. Есть загвоздка - он хранится в библиотеке Транвельской башни. Только там и нигде больше. Прикоснувшись к камню обеими руками, чародей вскрикнул и отлетел от топаза, упав на пол. Его руки пылали огнем. Камень обжег его. Это было впервые.
  
  "Сколько можно питать энергию из земли и воды, она меня уже не спасает! Мне нужна твоя энергия, проклятый камень!" - мысленно выругавшись, чародей поднялся с пола и подошел к шкафу с инструментами. Его силы на исходе, у него не получится ждать дольше. Да, это опасно. Все книги предупреждают о том, что разбивать топаз нельзя. Что вырвавшаяся энергия может убить. Выбора нет. "Я и так умру к завтрашнему вечеру" - подумал Арген и уронил тяжелый молот на камень. На разнесшийся по всему замку крик сбежались слуги, Крамер и Ровиер. Они столпились в дверях, не могли войти в лабораторию, но отчетливо видели сквозь гобелен происходящее.
  - Арген! - выкрикнул Крамер и бросился чародею на помощь, но его удержал Форот, дворецкий.
  
  Чародей стоял посреди комнаты и кричал, все вокруг него пылало сизым огнем. Языки пламени разрушали лабораторию. Волосы и одежда волшебника обгорели, он обеими руками сопротивлялся черной струе вырывающейся из отверстия в камне. От него откололся осколок, который Арген держал в руке. Струя рассоединилась и пыталась схватить чародея. Теперь уже семь маленьких вихрей черного цвета атаковали чародея. Арген отбивался посохом, и каждый удар струи о посох издавал звук тысяч скрещенных мечей на поле боя. От следующего удара посох чародея треснул, кольца на его пальцах начали сжигать кожу. Лаборатория волшебника тряслась и горела. Последним усилием Арген прыгнул к топазу и вставил отколовшийся осколок на место. Все прекратилось. Чародей не смог устоять на ногах. Он упал. Треснувший посох лежал на полу рядом с чародеем. В следующую секунду он превратился в черный песок.
  
  Арген открыл глаза и увидел опечаленные лица стоявших рядом друзей. Он попытался встать, но обессилено упал на пол. Крамер и Форот перенесли чародея на кровать. Лабетта принесла бинт, смоченный в теплой воде. Ровиер стоял рядом с чародеем. Внезапно Арген заговорил.
  - Ровиер, - болезненный и хриплый голос еле вырывался из груди чародея, - открой мой шкаф и принеси два пузырька с желтой жидкостью. Это поможет мне пережить сегодняшнюю ночь.
  Ровиер повиновался, он принес пузырьки и открыл их. Затем влил чародею в рот один за другим оба эликсира. Арген уснул. Форот ушел к себе в комнату, Лабетта последовала за ним.
  
  - Крамер, ты идешь? - спросила наемника Ровиер.
  - Нет, я побуду здесь, Ровиер. Иди, ложись. - Ответил Крамер.
  - Я лучше останусь с тобой, - сказал мальчик.
  
  X
  
  Утром камеры в Транвельской башне были пусты. Волшебников, пришедших продолжить допросы, это удивило. Причина была проста. Для чародеев, сидящих в этих камерах шанса выйти - нет. Огромное количество магических барьеров и заклинаний охраняют выход. На людей они не действуют. Тривиасу было достаточно открыть замок отмычкой. Простой складной нож, находившийся в кармане его брюк, открыл замки в его камере и камере Эскера. Двое мужчин поднялись на этаж выше, в гостиную башни. Открыв входную дверь все той же отмычкой, беглецы кинулись прочь от башни. Их будут искать. Если они отправятся в Бродэт, то, скорее всего, будут найдены.
  
  Волшебники не сотавляли стражников, адептов или других волшебников охранять входы и выходы в башне. В Транвельской башне жили только четыре чародея и им не нужна была защита. Волшебники были уверены, что чары, наложенные на их дом настолько сильны, что и комар не проскользнет и комар. Тривиас бегал быстрее Эскера. Он все - таки его дождался, когда забежал в ближайший лес.
  
  - Что нам теперь делать? Я хочу увидеть жену и детей, - сказал Эскер, - я не хочу, чтобы нас снова поймали.
  
  - Мне следовало бы сдать тебя обратно в темницу, но мне туда путь закрыт. Я покинул рабочее место без разрешения старшего. Точнее меня заставили его покинуть. - Ответил Эскеру Тривиас.
  - Здесь неподалеку есть деревушка. Она называется Коромхи. Там живет моя сестра. Если отправимся сейчас, успеем до заката.
  - Пошли, - сказал Тривиас, - все равно нечего терять.
  
  Теперь уже друзья, Эскер и Тривиас отправились в Коромхи. Идти они могли только в лесу, под покровом деревьев. Выходить на открытую местность было неразумно. Путники мирно беседовали, преодолевая лигу за лигой. Труднопроходимые леса Транвеля были населены различными существами. Иногда попадались и опасные виды. У путников не было никакой еды или оружия. Был только нож Тривиаса. Хотя, встреться они с мантикорой, например, от него не было бы пользы. Так они шли, пока на их пути не предстало красивейшее озеро. Путники заблудились. Сев на берегу, Эскер молчал. Тривиас разводил костер неподалеку.
  
  - Еды нет, так хоть погреемся и ночью не замерзнем от холода, - сказал комендант.
  - Да, это точно. Мы можем сделать лук из ольхи, а тетива - это не проблема. Используем несколько нитей с наших рубах. - Отозвался Эскер.
  - Давай сначала отдохнем. - Сказал Тривиас.
  
  Ночь наступила очень быстро, небо закрыли темные тучи. Земля ждала дождя. Путники улеглись под старой ольхой, возле костра. Ночь пролетела незаметно. Было решено встать еще до восхода солнца. Беглецы боялись быть найденными. Свет сотен небесных светил уже тускнеет. Близился рассвет.
  
  -Тривиас, мне очень хочется есть. Нужно раздобыть хоть какой - то еды. - Сказал бывшему коменданту городской стражи, бывший конюх Эскер.
  - Да, мне тоже, желудок сводит от голода. Пока единственное, что мы сможем добыть в этом лесу - ягоды и грибы. Ягоды кажутся безопаснее.
  
  Друзья прошлись по лесу, они старались не потерять друг друга из виду. Очень уж странным казался этот лес. Птицы здесь не пели, в последний раз они видели только пару выдр, да стадо оленей. Животные, будто вымерли. Даже муравьи не заползали под одежду. Насекомых тоже нет.
  
  Никакого оружия, даже для того, чтобы добыть себе немного еды у путников не было. Они даже не знали, куда им идти. Полностью потерявшись, друзья уснули под ольхой на берегу озера. Это было вчера.
  
  - Я нашел поляну земляники, - крикнул Тривиас Эскеру, - давай, сюда. Она уже поспела, такая вкусная!
  Эскер подошел к Тривиасу. Вместе они съели всю красную землянику, что росла на полянке.
  -И что будем делать дальше? Нужно ведь выбираться отсюда. - Спросил Эскер.
  - Да, дружище, ты прав. Мы ведь даже не знаем направления! Куда нам идти? В какой стороне находится Коромхи нам тоже неизвестно. У меня есть предложение. Просто пойдем вперед. - Сказал Тривиас.
  Друзья отправились в путь. Поклажи у них не было, так что идти пришлось налегке. Во время первого привала, друзья остановились передохнуть, Эскер обрубил ветку ольхи. Нож Тривиаса был острым, поэтому очистить ее не составляло труда. Позже он сделал несколько стрел и тетиву. Тетива была не очень хороша, ведь была сплетена из хлопковых нитей, но лук с близкого расстояния мог хотя бы ранить животное. Потом его можно добить ножом. Путники шли через застеленные мхом поля, проходили болота. Никакого намека на жизнь. Ни разу мимо них не пролетела птица. Даже болота были безжизненными. У Эскера все время кружилась голова. Тривиасу было тяжело дышать. Вокруг творилось что-то непонятное.
  
  
  XI
  
  Крамер просидел возле Аргена всю ночь, так и не сомкнув глаз. Ровиер давно уснул на старом и рваном кресле возле камина. Под утро Арген очнулся, но сумев сказать только: "Найди пергамент "Эушаи", он расскажет, как пользоваться топазом. В башне Транвеля.", снова упал без сил на кровать. Сначала Крамер не понял слов Аргена, но они стали звучать в его голове все четче и наемник решил отправиться за свитком в самое сердце Совета чародеев. Уже светало и тени поднимающегося солнца казались красивее садов Эруиэн - твердыни эльфийской мудрости.
  
  Крамер выехал из замка на своей лошади, до Транвельской башни он должен был добраться только к вечеру. Самое время совершать преступления.
  Достигнув холмов у озера Транвель, Крамер слез с лошади, привязав ее за поводья к ближайшему дереву. Воздух здесь был чистым, луна только начинала подниматься и освещать озеро. Под тенью деревьев Крамер пробрался к башне. Магию, которой было окружено здание, чувствовали даже люди. Из мешка за спиной Крамер достал веревку с наконечником из стали. Забросив ее на третий этаж башни с двенадцатой попытки, Крамер начал медленно взбираться вверх.
  
  Свет луны отражался в воде озера. Наконец Крамер забрался на балкон третьего этажа. Осторожно, наемник подошел к двери, ведущей в библиотеку с балкона. Она была не заперта. "Ну что за глупцы эти волшебники!? Они ставят убийственную защиту против других волшебников, но забывают про обычных людей" - подумал Крамер. Дверь проскрипела, и наемник вошел в библиотеку. Неподалеку он слышал голоса. Крамеру стало страшно: "А что если эти волшебники устроили мне ловушку?" Крамер нашел полку, с надписью "черный топаз", не разбираясь в книгах и пергаментах, он сунул всё в мешок за спиной.
  Неожиданно, дверь, ведущая из башни в библиотеку - открылась, комната озарилась ярким белым светом. В дверном проеме появился волшебник...
  Стоя в Транвельской библиотеке, на третьем этаже, Крамер чувствовал себя очень неловко под пристальным взглядом чародейки. Она поймала его, когда он забирал с полок книги о черном топазе. Крамер был уже далеко, когда чародейка спустилась вниз, к остальным магам Совета.
  
  - Я поднялась проверить, все ли в библиотеке спокойно. Оказалось, просто пробежала мышь! - рассказывала остальным чародеям Мартия. Правду можно было скрыть. Никто не полезет читать ее мысли. - Мышь! Вы представляете, как я напугалась, когда ее увидела?
  - Что за глупости, дорогая! - закатываясь от смеха, сказал Геворг.
  - Да это не глупости, Геворг! Я чародейка, но мышей боюсь до смерти! - ответила Мартия.
  - Да уж, а мы - то думали, что в библиотеку прокрался какой-нибудь вор! - улыбаясь, сказал Эллезариус. Он понял, что Мартия скрывает правду, но не стал говорить об этом при всех. Эллезариус прочел ее мысли и видел ее волнение. У нее краснели щеки. А он знал, когда Мартия волнуется. Они были любовниками уже на протяжении десятка лет. Он любил её, она его нет. Ночное небо прояснялось. Утренний туман накрыл Транвельскую башню.
  
  - Как обстоят дела с нашими сбежавшими друзьями? - спросил Геворг, посерьезнев.
  - Нет никаких данных, дорогой друг. Они бежали в сторону леса, мы не можем найти их.- Ответил Эллезариус.- Послан отряд стражников для поисков, но они тоже пока не вернулись.
  - Дорогие друзья, - начал Геворг, - события развиваются крайне стремительно. Наши пленники бежали, мы вычислили похитителя топаза, в наших рядах появился предатель, наш друг умирает. Что мы можем сделать?
  - С чего ты взял, что кто - либо из нас - предатель? - спросил Эллезариус.
  - Арген - эльф, который украл наш топаз. Киро, второй эльф- ведун, уже не в состоянии даже ходить. Кто-то из наших друзей постоянно говорил Аргену, что происходит внутри Совета. Он крайне информирован и бежит, как только узнает, что мы его вычислили. Арген еще посмел усмехаться надо мной, когда я встретил его на городском празднике! Нашли мы топаз или нет?! Это просто возмутительно!
  - Остынь, дорогой друг. Нужно все обдумать, - сказала Мартия, - в конце концов, Арген никогда не вступал в открытое противостояние с Советом. Вряд ли это возможно сейчас. Друзья, мне нужно ненадолго уехать. Если что, зовите меня.
  
  
  XII
  
  Крамер примчался на своем скакуне уже, когда солнце поднималось из-за Мафтских гор. Поднявшись в среднюю башню замка, он увидел Аргена. Волшебник бредил, что-то невнятно говорил, лежа на своей кровати. Пот покрыл его лицо. Прожженная одежда на нем промокла. Арген умирал, возле чародея сидел Ровиер. Крамер достал свитки из своей сумки, развернул их и попытался прочитать. Ничего не получалось. Рукописи на неизвестном языке. Крамер совсем отчаялся, когда в комнату вбежала чародейка. Та, которая не стала поднимать тревогу, и видимо, не сказала, что он был в библиотеке Транвеля другим чародеям из Совета. Следом за женщиной, запыхавшись, вбежал дворецкий Форот.
  
  - Она ворвалась в замок ничего не говоря!! Это безобразие! - тяжело дыша, прокряхтел Форот.
  - Молчи, старик! Я друг. Арген смертельно болен. Мы ему поможем. Ну что, мальчишка, никак не можешь прочесть древние свитки? - сказала Мартия.
  - Поможете? - отозвался Крамер на пренебрежительный тон волшебницы, - Был бы рад спасти своего друга от смерти.
  
  Мартия улыбнулась. Она села на пол и развернула пергамент, гласивший о том, как пользоваться топазом. Нужно было отдать Аргену всю силу камня. Только в одном из последних свитков, которые прочла волшебница, она нашла ответ. Мартия зашла в лабораторию ее друга. Колбы, склянки, ступы. Все обгорело. Топаз, сверкая, стоял на подставке. Мартия сняла камень со стола и подошла к Аргену. Достав из камина уголь, волшебница начертила на своих руках, ногах и лице знаки. Точно повторяя рисунки, изображенные на пергаменте, волшебница перевернула страницу. Кусочком угля он начала чертить эти же знаки на теле умирающего чародея. Капли пота размазывали знаки или делали их нечеткими. Чародейка стирала их и рисовала заново. Все должно быть предельно точно. Ровиер и Крамер стояли возле кровати и наблюдали за действиями магички.
  
  - А что будет с камнем после того, как он отдаст свою энергию? - неожиданно спросил чародейку Ровиер. Она испугалась громкого голоса мальчика и выронила уголь из рук.
  
  - Тсс. Тихо - сказал Ровиеру Крамер.
  - Она измазала его углем, - уже шепотом Ровиер говорил Крамеру, - и себя тоже. Они похоже на вымазанных в саже трубочистов.
  
  Крамер подавил смешок, чародейка сделала вид, что не заметила глупой шутки мальчика. Мартия подняла уголь и продолжила чертить знаки на теле Аргена. Как только последний символ, перенесенный с пергамента, на кожу эльфа был закончен, знаки сверкнули желтым светом и исчезли. Медленно, низким горловым голосом Мартия начала читать заклинание, написанное на пергаменте. Топаз она держала в руке. Когда чародейка закончила, ничего не произошло. Выдержав паузу, Мартия начала сначала. Комнату начало трясти, казалось, что сейчас пол и стены раскрошатся. Свечи, стоящие на столе погасли. Стало темно, небольшое землетрясение прекратилось. Крамер на ощупь пробрался к жирандоли, висевшей на стене, и зажег свечи - одну за другой. В момент, когда комната озарилась светом, Крамер увидел стоящую перед кроватью волшебника чародейку, сжимающую в руках пергамент. Топаза в ее правой руке не было, вместо камня, с рук чародейки на пол струился черного цвета порошок. Арген приоткрыл глаза и что-то невнятно прохрипел. Ровиер подошел ближе к волшебнику и услышал: "Воды".
  
  - Он просит воды, я сейчас принесу! - выпалил мальчик, и выбежал из комнаты волшебника.
  - Большое вам спасибо! - сказал Крамер чародейке, которая присела на кровать возле Аргена и гладила его волосы.- Я действительно благодарен, как вас зовут?
  - Меня зовут Мартия, но мне уже пора. Никому не нужно знать о том, что я была здесь. - Ответила чародейка и встала с кровати, начав собирать украденные наемником свитки в дорожную сумку. - С Аргеном все будет в порядке.
  
  
  XIII
  
  Эскер и Тривиас шли по странному лесу. Эскер вспотел, он устал и обессилел. Вдобавок, ему было тяжело дышать. Тривиас был крепче Эскера и гораздо здоровее него, но и он тоже чувствовал недомогание. Когда друзья поняли, что, не зная направления, они из этого леса никуда не смогут выйти, Эскер предложил разбить временный лагерь. Тривиас согласился с другом, и они остановились в тени вязов. Оба друга были ужасно голодны, но их внимание отвлек странный звук, он слышался все громче. Достигнув такой громкости, что путникам пришлось закрыть уши руками, звук исчез. Друзья не успели даже посмотреть друг на друга, когда в шею Эскеру, а затем и Тривиасу воткнулись маленькие стрелы.
  
  Эскер открыл глаза. Первое, что он увидел - небо. Оно было зеленого цвета. Медленно, цвет свода превращался из зеленого в желтый, затем в оранжевый. Немного привстав, Эскер увидел сидящего неподалеку Тривиаса. Он тоже смотрел вверх. Через некоторое время небо снова стало голубым. Эскер увидел на друге оковы. Сам он тоже был скован по рукам и ногам, а цепь, удерживающая его, уходила под землю.
  
  - Вы видите небо разноцветным, - проговорил незнакомый человек, друзья одновременно обернулись, - это означает, что действие усыпившего вас яда - заканчивается.
  Неподалеку от Эскера и Тривиаса стоял человек в серой мантии. Его руки тоже были скованы по рукам и ногам. Деревьев вокруг не было. Единственное, что видели друзья - четыре статуи, посреди голой земли, образовывающие квадрат.
  
  - Кто вы? - спросил у человека Эскер.
  - И где мы? - добавил Тривиас.
  - Оглянитесь! - срывающимся голосом сказал человек - Мы явно находимся не в Локрии! Мы вообще в неизвестном месте! Я появился здесь одновременно с вами. Меня только чуть раньше приковали к одному из этих столбов! Здесь все другое. Вода, которую нельзя пить, нет животных и почти все растения ядовиты. А деревья вообще двигаются!
  
  Эскер уже хотел начать паниковать, когда услышал голос Тривиаса.
  
  - Успокойся и говори медленнее! Мы ничего не понимаем. Мы должны были прийти в Коромхи! Какой другой мир? Что за бредни? Слишком многое я испытал за последние два дня. Сначала меня волшебники похитили, хотя я вообще думал, что их не существует, а сейчас уже другой мир. Не знаю, что и думать.
  - А я ведь говорил тебе, что волшебство - это не выдумка! - сказал другу Эскер. Больше не для того, чтобы его задеть, а для того, чтобы успокоить.
  - Посмотрите на линию горизонта! Её нет! Здесь нет горизонта. Солнце исчезает, появляется луна. Исчезает луна - появляется солнце. - Продолжал человек в серой мантии. - И куда делся горизонт? Чем дальше смотрим, тем больше становится понятно. Земля медленно становится такого же цвета, как и небо. Они сливаются. Одной четкой линии - нет! У меня только один вариант насчет того, где мы находимся!
  - Страна Потерянного Горизонта? - спросил Эскер и его глаза расширились. - Я слышал о такой стране от волшебников, которые приходили поговорить со мной, когда я был в башне!
  - Как? - спросил Тривиас - Страна Потерянного Горизонта? Что за дурацкое название! И что это за страна такая?
  - Мало что о ней неизвестно. В нее попадали лишь единожды. Группа волшебников, которая исследовала этот мир, сейчас из тех, кто когда-то входил в эту группу, жив только волшебник Киро. Известно только, что здесь людям тяжело дышать. Зато мы не нуждаемся в воде и еде. Чувство голода вскоре после попадания сюда, проходит. Непонятная энергия питает человека
  - А ты что, профессор, раз столько знаешь? - спросил у незнакомца Эскер.
  - Профессор я или нет, вас это вообще не касается. Единственное, что нас объединяет - мы находимся в одинаковом положении. - Ответил человек в серой мантии
  - Это уж точно, стоит только догадываться, как мы оказались именно здесь. Ведь шли мы по лесу, а потом... Ты что-нибудь помнишь, Тривиас? - спросил друга Эскер.
  - Нет, дорогой друг. Не помню ничего. Последнее, что всплывает в моей памяти - то, что мы с тобой решили разбить лагерь. А потом какой-то звук...и всё.
  - Я попал сюда точно так же. - Сказал человек в серой мантии.
  
  Неожиданно стало темно и все трое путников разом опустили головы вниз. Их сознание затуманилось. Всем троим пленным стало тяжело дышать, желчь подступала к горлу. Когда это прекратилось, человека в серой мантии рвало возле столба, к которому он был прикован.
  - Черт возьми! - отплевываясь, проговорил человек.
  - Тсс! - сказал ему Эскер. - Смотрите!
  
  Четвертый столб, стоящий в квадрате теперь не пустовал. К нему был прикован новый пленный. Его руки висели на цепях, безжизненный взгляд выдавал безразличие. Густые черные волосы спутались и свисали немытыми прядями. Человек что-то прохрипел.
  - Я его знаю! - воскликнул Эскер.
  
  
  XIV
  
  Мартия мчалась на своей кобыле от замка волшебника к башне Совета. Уже рассвело, когда она добралась до места назначения.
  
  - О, дорогая! Ты как раз вовремя! - на пороге ее встретил обеспокоенный Геворг.
  - Что случилось? - спросила чародейка.
  - Ничего хорошего, - печально сказал волшебник - После твоего отъезда мы решили проведать Краувиса и закончить обряд очищения.
  
  - Нам это не удалось! - ответил Эллезариус, возвращаясь со стороны Транвельского леса. - Краувис пропал. С самого утра мы не заходили в его комнату, так как обряд очищения требует полного спокойствия. Его нельзя было тревожить. А сегодня ночью его не оказалось в комнате в башне! Он почти обессилен. Сам никуда уйти не мог. И кому понадобился наш друг?
  Внимательно выслушав чародеев, Мартия сказала:
  - Может быть, кто-то хочет его убить? Ведь комендант городской стражи тоже бежал из неашей темницы. Вам не кажется, что именно он мог украсть умирающего волшебника из лаборатории?
  - Мартия, есть один недочет. Комендант стражи пытался убить этого старого конюха, в чьем обличии был наш Краувис!
  - Да, ты прав Геворг. - сказал чародейка. - Сыщик из меня никакой. Друзья, я жутко устала и не отказалась бы прилечь. Вы позволите мне оставить вас?
  - Конечно, отдыхай. А где ты была, раз так сильно устала? - спросил Эллезариус.
  - Я...ездила в Бродэт. Очень нужно было проведать старого знакомого.
  - Понятно, дорогая. А, кстати, мы с Эллезариусом приняли несколько важных решений, не дождавшись тебя. - Сказал Геворг.
  - Какие именно решения?
  - За замком чародея Аргена установлена слежка. Мы выслали отряд стражников туда сегодня утром. Перед твоим возвращением. Если чародей попытается бежать, стражники его задержат. Завтра Арген будет арестован Советом. Извини, что не спросили твоего мнения, на сей счет. Действовать нужно быстро.
  - Ничего страшного друзья, вы мудрее меня. Я полностью полагаюсь на вашу мудрость и завидую вашей решимости. - Польстила чародеям Мартия.
  - Спасибо, Мартия. И второе - мы созываем всех чародеев, лояльных к совету на сбор. Нужно найти Краувиса и получить топаз от Аргена. Тем более что формально мы сможем арестовать Аргена за переполох, учиненный в деревне Коромхи, где он убил кузнеца. У нас не было времени расследовать этот инцидент. А потом мы предъявим ему и более серьезные обвинения.
  - Наконец-то у нас появилась возможность избавиться от этого вечного камня преткновения. Больше никто не будет нам мешать. - Сказал Эллезариус, с удовлетворением.
  - Действительно! Отличные новости! Ну, я пойду и отдохну. - Сказала Мартия. Хотя она очень устала, поднявшись в свою комнату в башне, первым делом она написала письмо Аргену. Он уже должен был очнуться. И естественно он знает, что ему грозит очень серьезная опасность.
  
  На сборах чародеев решали разные вопросы. В том числе вершился магический суд. Если большинство говорили, что чародей виновен, его уничтожали. Она этого допустить не могла. Волшебница наложила на письмо чары, которые сможет снять Арген одним простым словом - Бритир. Так звали учителя Аргена и Мартии, когда они были детьми. Они жили на севере в горах и там были обучены волшебству. Тот, кто не сможет произнести пароль, увидит просто чистый лист бумаги. Привязав письмо лентой к лапке голубя, Мартия отпустила птицу в окно. Затем чародейка поднялась в библиотеку и вернула все ранее похищенные Крамером свитки на место.
  
  Утреннее солнце ярко светило сквозь распахнутое окно комнаты на втором этаже Транвельской башни.
  - Мартия! Тебе пора проснуться. - Сказал Эллезариус, нежно гладя девушку по шее. - Вставай, у нас сегодня сложный день. Многое нужно решить. Мы ждем тебя внизу. В столовой.
  Мартия потянулась, встала с кровати. Был вечер, и сумерки опускались на озеро и башню. Она поспешила одеться и спустилась вниз к остальным чародеям. В столовой собралось, по меньшей мере, тридцать чародеев. Многих она не знала. Все маги были богато одеты, с серебряной вышивкой на мантиях и туниках. Волшебники не признавали золото.
  
  - Вечер, друзья. - Начал Геворг - Я не скажу, что он добрый. Зло поселилось в нашей стране. Краувис, ваш друг и чародей, прекрасный боевой маг похищен. Обстоятельства этой потери вы узнаете позже, но сейчас речь пойдет о другом. Совет преследуют неудачи. Сегодня, Арген - эльфий ведун, скрылся из своего замка на юге страны. Он перебил семь солдат Совета чародеев и одного нашего волшебника. У него - черный топаз. Камень, который мы должны беречь, хранить и защищать. Этот камень - наша надежда. Поднимем кубки, господа. Поднимем кубки за здоровье Краувиса, за погибшего волшебника Оруйа и за наказание Аргена.
  
  - У меня есть слово. - нарочито вежливо сказал один из волшебников, вставших из-за стола. Судя по его тунике, он прибыл совсем недавно, и путь его был долгим. Одежда была пыльной и немного грязной. - Я вчера видел звезды. Они сказали мне о том, что произошло. Ваш друг в неизведанной нами стране. Там еще трое. Вы все почувствовали колебания силы недавним вечером? Как - будто волна сильным потоком сбила волшебников с ног? Это был переход в Страну Потерянного Горизонта. Я убежден в этом.
  
  -Я тоже так думаю! - встал еще один волшебник.
  
  - И я - поднялась чародейка на другом краю стола.
  
  Чародеи вставали и говорили, что они согласны. У многих были видения.
  
  Мартия считала, что это будет официальная встреча, с обсуждением плана действий, а не простая пьянка старых друзей и обсуждение их видений. Хотя, во все доводы волшебников она поверила.
  
  Возраст Мартии был близок к возрасту Аргена, в Совете она состояла недавно. До избрания в Совет, Мартия путешествовала по миру.
  
  Пригубив немного вина, она встала из-за стола и тихо направилась в свою комнату. Все готово к побегу. Дорожная туника, мешок с припасами и одеждой. Мартия взяла с полки несколько эликсиров, свой амулет в виде молнии и направилась в конюшню башни. Конюшня располагалась на том же этаже, что и темницы. Так, чтобы никто не слышал стука копыт о мощеный пол, Мартия взяла коня за узду и увела из башни в лес.
  
  Волшебница знала, что вместе с приобретенной энергией топаза, Арген узнал и увидел очень многое. Она догадывалась, что волшебник понимает - именно он виноват в том, что Краувис попал в Страну Потерянного Горизонта. Арген попытается сам проникнуть в этот загадочный мир. Она намерена присоединиться к нему.
  
  
  
  XV
  
  К утру Арген пришел в себя. Он уже встал с кровати и спустился вниз. Разрушенный ради его жизни топаз произвел некоторые изменения. Во-первых, Арген помолодел и теперь выглядел чуть старше Крамера. А второе изменение было не таким приятным. Правая часть лица волшебника не двигалась. Мимика не работала, разные чары он пытался наложить на нее перед тем, как спуститься в гостиную, они ему не помогли. Оставалось надеяться, что это временно. Чародей сел за стол, завтракать, когда увидел лежащее возле тарелки письмо. Письмо было от Мартии, это немного успокоило Аргена. Волнение вновь вернулось, когда после произнесенного пароля он прочел послание.
  
  Крамер и Ровиер возвращались в замок после утренней тренировки. В небе ярко светило солнце, пригревая головы, идущих по дороге ребят. Крамер улыбался, он был счастлив. Все обернулось хорошо, чародейка помогла спасти его друга. Ровиер тоже был счастлив, и это было видно по улыбке на его юношеском, веснушчатом лице. Друзья уже поднимались по небольшому холму, как увидели Аргена. Он выезжал на своем скакуне из замковых ворот, ведя с собой еще двух лошадей. К седлам животных были привязаны тюки с вещами и продуктами. У ворот замка стояли Форот и Лабетта. Они прощались с Аргеном. Крамер взял за руку Ровиера, и они со всех ног побежали к замку. Чародей в седле выглядел очень гордо, гладкие синие одежды спадали с его плеч и закрывали ноги, на поясе висел старый меч, со стены в его комнате, а в правой руке он держал свой новый посох. Деревянный.
  
  - Арген! - кричал Крамер, уже подбегая к волшебнику, сидящему на лошади. - Куда ты отправляешься, и к тому же без нас?
  - Мы едем в горы. - Ответил чародей. - Ты и Ровиер едете со мной. Я взял вашу одежду и припасов нам хватит. Запрыгивайте на лошадей, друзья! Перед нами долгий путь.
  Чародей смягчил опечаленный тон своего голоса и немного улыбнулся ребятам. Ровиер запрыгнул на лошадь. Крамер немного поколебавшись, поцеловал Лабетту в щеку и тоже залез в седло. Путники погнали лошадей галопом.
  
  - Что случилось? - спросил Крамер Аргена.
  - За последние несколько дней я слышу вопрос "что случилось?" слишком часто. - Улыбнувшись, ответил чародей. - Сейчас нет времени рассказывать все, что нам предстоит сделать в ближайшее время. Вы ведь оба хотели приключений? Они начинаются, только они будут немного опаснее, чем я предполагал.
  
  Чародей сделал паузу, затем продолжил своим излюбленным поучительным тоном.
  
  - Примерно через лигу перед нами появится отряд стражников. Мы с вами путешествуем под гербами герцога Ваолина. Этим стражникам все равно. Они ждут именно нас. Так что можете обнажить свои прекрасные клинки.
  И, действительно, через полторы лиги путники увидели приближающийся отряд стражников. Их было двенадцать человек, во главе отряда шел волшебник. Все пешие.
  - Давайте остановимся и подождем. - Сказал Крамер. - Может, не придется драться.
  - А что, тебе страшно? - спросил Ровиер с улыбкой, подтрунивая над Крамером.
  
  - Мне? Страшно? Смотри, как бы тебя не искромсали! - улыбаясь, ответил Крамер.
  - Прекратите, нам действительно предстоит битва. У них приказ. Они попытаются остановить нас, но нам останавливаться нельзя. И ждать, пока они к нам подойдут, мы тоже не станем. Их больше. Нашим преимуществом будет атаковать. Хотя они уже и увидели нас. - Сказал Арген. - Да поможет нам Аэу!
  - Да! - поддержал Аргена Ровиер, и они кинулись вниз с холма.
  - Глупости - этот Аэу. - проворчал Крамер и поскакал вслед за своими друзьями.
  Спустившись с холма, друзья кинулись вперед, в атаку, на приближавшийся отряд. Стражники встали в два ряда, приготовив альдебары и выставив вперед щиты. Волшебник встал позади отряда и поднял посох высоко вверх.
  - Используй магию, Арген! - закричал Крамер.
  
  Трое путников с поднятыми мечами бросились на отряд, но в самый последний момент не стали атаковать их спереди, а рассредоточились. Крамер атаковал справа, Арген в центре и Ровиер слева. Строй врагов разомкнулся, несколько воинов повернулись направо, кто-то налево и центр оказался незащищенным. Арген проехал вперед, рубя мечом в спины воинов, и, проторив себе путь, оказался перед волшебником. В этот момент Крамер яростно сражался с двумя альдебарщиками и еще двое спешили им на помощь. Несмотря на то, что Арген убил троих солдат, Крамеру все равно было не по силам справиться с четырьмя обученными войнами. В это время Ровиер уже убил одного врага, и сражался со вторым. Здесь победила хитрость. Ровиер громко закричал и воин от неожиданности оступился, присев на одно колено. Мальчик отточенным движением снес ему голову. Неожиданно слева один из воинов замахнулся небольшим клинком на лошадь Ровиера и вонзил нож прямо в живот лошади. Кобыла заржала и начала валиться на бок, придавив война собой. Ровиер успел спрыгнуть с лошади и теперь несся навстречу другим солдатам.
  
  Бой продолжался. Арген спешился, и начал сражаться с волшебником мечом и посохом, а у его противника был только посох. Поэтому победить врага не составило труда. В один момент, Арген изловчился и воткнул в живот волшебнику свой меч и сильно ударил его посохом по голове в этот момент. Волшебник вскрикнул и упал на землю. Из его рта шла кровь. Вытащив окровавленный клинок, Арген кинулся помогать своим друзьям. Он спешил на помощь Крамеру, когда увидел, что сзади к наемнику подбирается воин, готовый ударить его в спину. Занеся альдебару, воин задел Крамера по руке, когда мощный вихрь рванулся из посоха чародея и ударил в этого война. На землю упал скелет. Увидев случившееся, все остальные солдаты бросились бежать.
  
  Битва закончилась, стоя на поле боя, среди трупов, Арген пересчитывал убитых.
  Ровиер хотел кинуться в погоню за убежавшими солдатами; Крамер сидел на траве, прижимая раненую руку другой рукой.
  
  - Ровиер, помоги Крамеру. - сказал волшебник - Мы уничтожили семь воинов и одного волшебника. Еще пятеро солдат бежали. Несколько из них были ранены, но те, кто остался невредим, доложат о нас. Нет времени на отдых. Мы должны спешить. Едем к Мафтским горам. Там нас будут укрывать ветер и снег от любопытных глаз. Крамер, ты в порядке?
  
  - Все нормально, только руку жжет, и кровь никак не может остановиться. - Ответил раненый.
  - Кровь остановится тогда. Когда ты дашь мне перевязать твою рану! - Сказал Ровиер, доставая бинт.
  - Хорошо. - Ответил Крамер.
  
  Крамер убрал свою руку, и друзья увидели средних размеров рану, уходящую вглубь. Чтобы не уговаривать наемника промыть рану, ведь он не верил во всякие лекарства, Арген просто достал маленькую бутыль со спиртом и вылил ее на руку парня, когда тот закрыл глаза. Крамер вскрикнул от пронзившей его боли и из глаз хлынули слезы. Ровиер перевязал руку.
  
  
  XVI
  
  - Это чародей! Он заходил в мою камеру в Бродэте! - говорил Эскер возбужденно, указывая пальцем на появившегося незнакомца. - А потом я очнулся уже в казематах башни волшебников. Вот откуда он! Понятно?
  - Понятно, что ничего не понятно! - резко ответил Тривиас.
  - А чего он тогда весь измученный, как будто при смерти? - спросил человек в серой мантии.
  - Я этого не знаю. - Ответил Эскер - Нам нужно ему помочь!
  - Зачем? Пусть себе умирает. - Сказал Тривиас.- Сейчас мы ему точно ни чем не поможем!
  - Это точно, даже пытаться не стоит. Атмосфера в Стране Потерянного горизонта может и убить, и вылечить человека. - Сказал незнакомец в серой мантии.- Так давайте подождем!
  - Да, черт возьми, вы - то кто такой? Как ваше имя? Наши вы знаете - я Тривиас, он - Эскер. А вы кто? - спросил Тривиас.
  - Меня зовут Андэ.
  - Хоть на этом вам спасибо. - Отозвался Эскер.
  
  Пока пленники разговаривали друг с другом, солнце в Стране Потерянного Горизонта поднялось высоко в небо. Пустыня, в которой они находились, угнетала пленных. Вокруг не было ни леса, ни воды, ни растений. Только голая земля, простиравшаяся до самого неба. Нельзя было понять, где земля заканчивается и где начинается небо. Горизонта не было.
  Неожиданно четыре столба, с пленными, начали опускаться вперед. Основание стояло на том месте, где и раньше. Столбы стали наклоняться и образовывать собой четыре грани пирамиды. Когда их вершины сомкнулись вместе, путники почти повисли на цепях в воздухе. Висевший на четвертом столбе волшебник, вскрикнул. Началось землетрясение. Все вокруг шаталось то вверх, то вниз. Все, кроме Андэ вскрикивали на подъеме. Это было похоже на аттракцион, устроенный в пустыне на потеху местным. Только вот местных не было. В один момент всё остановилось. У висящих на цепях людей закружилась голова.
  Из конуса пирамиды вверх протянулся луч. Прямо рядом с пленными земля разошлась в стороны. Только двое пленников, висевших ближе всего к обрыву - Андэ и Тривиас могли видеть, что находится в земной трещине. Она все расширялась, и скоро вторая часть земли, та, которая двигалась, исчезла и слилась с небом. Обрыв. А внизу обрыва - дворец.
  
  Хрустальный дворец. Его купола возвышались высоко, и сквозь них было видно, что во дворце пусто. Удивленные, пленники смотрели вниз не меньше минуты, пока Эскер не окликнул их.
  -Вы долго будете смотреть туда и молчать? Расскажите мне! - болтающий ногами, Эскер был похож на маленького ребенка.
  - Дворец. Внизу прозрачный дворец, в нем пусто. Да мы никого и не можем увидеть с такого расстояния! Он просто прекрасен. Хотелось бы пожить в таком! - Прокричал Эскеру Тривиас.
  
  - Скажите, у вас у всех кружится голова? Или мне одному так плохо... - проговорил Андэ и его голова опустилась.
  - Мне тоже не очень хорошо...
  Через некоторое время, все четверо висели, прикованные цепями к каменным столбам, и их головы были опущены вниз. Они были без сознания.
  
  
  XVII
  
  - Может быть, остановимся и отдохнем? - предложил Ровиер друзьям. - Или может, вы все-таки расскажете мне, куда мы так сильно спешим и в чем цель нашего путешествия?
  - Видишь, Крамер, как правильно и вежливо разговаривает Ровиер - улыбнувшись, сказал Арген. - Учись у него!
  - Ага, чему меня может научить маленький мальчишка? - спросил Крамер, смеясь. В этот момент Ровиер локтем ударил Крамера в грудь. Сделать это было несложно, ведь сейчас они ехали в одном седле одной лошади. Кобылу Ровиера убили при первом их сражении.
  - Ну, ты же меня учишь? Весь мир меня чему-то учит. - Сказал Арген. - Пожалуй, действительно стоит остановиться на привал. Я думаю, этот небольшой лес нам отлично подойдет.
  
  Арген улыбнулся друзьям, но это выглядело не очень убедительно. Правая сторона его лица все еще с трудом двигалась, но все-таки состояние его лица немного улучшилось, по сравнению с тем, что было утром. "Скоро все придет в норму"- утешал себя Арген. Путники остановились под тенью деревьев. Луна этой ночью светила ярко. Арген принялся молиться Аэу, сидя возле дуба на коленях. В руках он перебирал свои волосы, заплетенные в косички. Ровиер и Крамер пошли умыться к ручью, протекающему возле этого небольшого леса. Горы были совсем близко и завтра на рассвете путники снова отправятся верхом. Они достигнут гор к следующему вечеру.
  Пока Крамер умывался, Ровиер увидел неподалеку от их стоянки силуэт всадника. Костер они разжечь не успели, поэтому могли остаться не замеченными.
  
  - Крамер, смотри. Там кто-то есть. - Сказал Ровиер Крамеру шепотом.
  Ребята осторожно отошли от ручья в тень деревьев, пробираясь между дубов, они хотели скорее найти Аргена. Таинственный всадник нашел их первыми. Над головами друзей вдруг просвистела стрела и Ровиер с Крамером замерли на месте. Вдалеке они видели светящийся посох Аргена, волшебник шел к ним на выручку, но явно не поспел бы вовремя. Друзья вытащили мечи, и звон стали отдался эхом в тишине леса.
  - Готовься биться, Ровиер. - прошептал Крамер. - Мы должны защитить Аргена.
  - Вряд ли у вас получиться защитить его, ребята! - воскликнул всадник.
  
  XVIII
  
  
  Сквозь затянутое черными облаками небо, крупными каплями на землю падал дождь. Ночь уже заканчивалась, но утреннее солнце еще не пробивалось сквозь пасмурный свод облаков. В Транвельской башне, после большого пира, устроенного накануне, просыпались маги. Башня была выстроена из синего камня, окна были только в комнатах волшебников на втором этаже. На третьем этаже располагалась библиотека, хранившая в себе тысячи книг и фолиантов, пергаментов и свитков. В библиотеку вел балкон, выходивший в сторону озера. В гостиной на первом этаже находился обеденный зал, и когда, Геворг и Эллезариус спустились вниз из своих комнат, то увидели нескольких приехавших ранее волшебников спящими за длинным столом. Остальные расположились в библиотеке, в лаборатории и пустых комнатах волшебников. Чародеи, выпившие слишком много вина, спали лицом в тарелках. На столе, уже остывшие, стояли различные блюда - курица в винном соусе, яичное рагу на пшеничных тостах и паштет из бычьего языка. Лучшее вино в башню магов поставляли из страны западнее Локрии - Фрии. Во Фрии волшебников уважали, некоторые даже были государственными советниками. Виноградари там производили напиток из отборных сортов белой лозы.
  
  - Просыпаемся, друзья! - громко сказал Геворг, прихлопнув в ладоши. - Уже утро и у нас много дел! Да, последние две бочки вина были действительно лишними. Эллезариус, поднимай их. Остальные маги уже спускаются сюда. Да и слуги должны скоро подойти, чтобы убрать зал.
  Эллезариус подходил к каждому спящему за столом волшебнику, осторожно трогая за плечо. Медленно, волшебники просыпались. У кого к лицу прилипли кусочки нежного молодого кролика, обжаренного с прованскими травами, у кого всё лицо было в салате из перепелиных яиц, икры и гренок. Волшебники неплохо провели время прошлым вечером, перед решением важнейших вопросов, касающихся их репутации.
  - Через несколько минут мы приступим к заседанию, друзья. - Все также громогласно заявил глава Совета - Геворг. - Пока можете освежиться, прогуляться возле башни или искупаться в озере.
  Примерно через пять минут в зал вошли слуги. Они стали убирать столы, грязную посуду с них, приборы и тарелки. Стулья расставили кругом. Ровно сорок четыре стула. Должно быть сорок пять, но Краувис отсутствовал. Чародеи еще не знали, что и Мартия отсутствовала тоже. Слугами в Транвельской башне обычно работали крестьяне из ближайших деревень. Естественно, они не верили в магию. В нее было запрещено верить. Поэтому, волшебники представлялись им знатными вельможами и герцогами. Только у них была прихоть - жить в башне.
  
  Когда зал полностью был готов к приему гостей, волшебники вошли в него по одному, давая клятву честности на собрании главе Совета. Через некоторое время сорок три стула были заняты. Сорок четвертый пустовал.
  
  - Друзья, нашей с вами подруги - Мартии сейчас нет в башне, но я все - таки надеюсь, что она вернется к нам хотя бы к концу собрания. А пока мы начнем без нее. - Сказал Геворг.
  - Наши планы расстроены, и все предпринятые действия не увенчались успехом - продолжил за Геворга Эллезариус. - Мало того, что похищенный топаз находится у сбежавшего эльфа - ведуна Аргена, так еще и наш друг находится в неизведанной стране.
  - Прошу прощения, что перебиваю Вас, - сказал, поднявшись со стула маг. Он выглядел молодо, хотя вокруг его глаз было много мелких морщин. Немного горбясь, он стоял в расшитых серебром синих одеждах, в руках держа трость.- Вчера ночью я не пил вино и удалился с праздника рано, в лабораторию. Мне нужно было проверить мою гипотезу. Хотя проведенные манипуляции и отняли у меня много сил, я увидел сквозь свой проекционный кристалл, что в Стране Потерянного Горизонта находится не только Краувис, но и еще три человека.
  - Вы видели, как они выглядят, достопочтенный Фарус? - спросил мага Геворг.
  - Все было как в тумане, я ведь говорю, это отняло у меня много сил. Хотя кое-что я заметил. Краувис, мой давний знакомый, его я ни с кем не перепутаю, висел на цепях. Он был без сознания. Остальные трое о чем-то говорили. Я не видел их лиц, но сквозь пелену пространства, одно из них показался мне до боли знакомым. Это лицо было испещрено магическими символами, как у эльфов - ведунов. Только, понятное дело, те, кто видят этого человека в жизни - символов не замечают.
  
  Чародей Фарус сделал небольшую паузу, наблюдая за лицами других волшебников. Немного потрепав края своей мантии, Фарус продолжил:
  - Я встречал этого человека давно. Он выглядел гораздо моложе. Андэ - так его зовут.
  - Не тот ли это Андэ, колдун - некромант, который когда-то противостоял Аргену? - спросил Геворг? - Это было десятки лет назад, тогда Арген победил его. А причину их ссоры я и припомнить не могу.
  - Арген убил друга Андэ. - ответил Эллезариус. - Причем убил его просто, чтобы исследовать свой новый эликсир. Он уверял волшебника Крика, что эликсир безопасен. Крик, друг Андэ скончался от его действия. Андэ решил отомстить, ведь не мог воскресить своего друга. Он не достаточно силен для этого. Тем более, воскрешение - нечто неизведанное даже для магии.
  - Да, да, ты прав. - Сказал Геворг. - Помню, тогда мы не стали вмешиваться в их дела. Да нам и не до этого было. Вы закончили, Фарус?
  - Да, мой лорд.
  - Отлично, - продолжил Геворг, - нам нужно найти Аргена. Его замок уже обыскали. Эту развалюху пора бы снести. Кроме обожженной лаборатории и груды книг мы ничего не обнаружили. Мы с Эллезариусом были там этой ночью. Немного перестарались, буду с вами откровенен. К сожалению, убили дворецкого Аргена - Форота. Старик не выдержал вмешательства в его память. А служанка Лабетта навсегда останется безумной, к сожалению. Они нам ничего сказать не смогли. Эллезариус, продолжи, пожалуйста.
  - Арген скрылся в направлении Мафтских гор вместе с мальчишкой и своим другом - наемным убийцей. Думаю, что мы должны отправиться за ними. Разделимся на группы. Это будет первое, что мы сделаем после собрания. - Сказал Эллезариус. - Нам также нужно будет отправиться в Страну Потерянного Горизонта и разыскать Краувиса, пока он не умер.
  - Не так грубо, Эллезариус. Он наш друг. - С раздражением сказал чародейка, сидевшая возле мага.
  - Извините, достопочтенные маги. - С печальным взглядом сказал Эллезариус. - В эту Страну отправятся несколько чародеев во главе со мной, сразу после того, как мы найдем Аргена и отнимем топаз. Только с его помощью мы сможем попасть в этот мир.
  - Есть еще способ! - сказала всё та же чародейка. - Ведь группа волшебников попала туда без топаза добрую сотню лет назад. Киро еще жив. Отправимся к нему и узнаем, как туда проникнуть, ведь записей об их путешествии не сохранилось.
  - Этот вариант тоже возможен. - Объявил Геворг. - Страну мы исследовать не будем. Только найдем Краувиса и некроманта. Что-то мне подсказывает, что и два наших бежавших друга тоже там. Вот только неизвестно, как они туда попали.
  - С помощью топаза конечно! - сказал чародей, сидевший напротив Геворга, его звали Эу. Эу практиковал различного рода магию и много путешествовал, поэтому был умен и его, никогда не подводила интуиция.
  - Каким, интересно образом, если топаз у Аргена? Ты что, не слушал, о чем говорилось? - со злостью в голосе сказал Фарус. Он ненавидел Эу и завидовал его знаниям.
  - Все просто, - спокойно, не отреагировав на выпад мага, ответил Эу. - Арген расколол топаз. Видимо ненадолго, потому что смог поставить осколок на место. Вот почему обгорела его лаборатория. Все мы в этот момент почувствовали гигантский толчок силы и волнение. А те, против кого эльф использовал магию в последние несколько дней, случайно переместились в Страну Потерянного Горизонта. Врата открылись именно до того момента, как Арген вставил осколок на место. Только не могу понять, зачем ему нужно было разбивать камень. Всем известно, что это крайне опасно.
  - Откуда такие сведения, Эу? - спросил Эллезариус.
  - Догадка. - Ответил Эу. - Как видите, все сходится.
  
  - Допустим это верная догадка. - Сказал Геворг. Остается один вопрос, который Эу озвучил. Зачем нужно было разбивать топаз?
  - Арген глуп. - Сказал Фарус. - И не опытен.
  - Не думаю, Фарус. Арген достаточно умен, чтобы не совершать ошибок. Он уже стар и его силы на исходе, топаз, который был с ним, отнимал слишком много энергии... - сказал Эллезариус.
  - Да побьет меня Эуле, если это так! Он хотел таким образом получить силу камня? - спросил ошеломленный Эу.
  - Не говори так о людской богине, - сказала чародейка, сидевшая рядом с Эллезариусом.
  - Это значит, что Арген хочет забрать силу топаза в себя и жить еще. И он ведь станет сильнее, если это случится. Этого нельзя допустить! - воскликнул Геворг и кинулся прочь из зала, к удивлению чародеев.
  
  Поднявшись на третий этаж, с такой скоростью, с какой не движется даже самый быстрый скакун Локрии, Геворг открыл библиотеку и стал искать свитки о топазе. Найдя их, волшебник пересчитал пергамент. Вроде все на месте. "Я чувствую, что свитки пахнут магией" - подумал Геворг. Прикоснувшись своим посохом к пергаменту, Геворг затем поднес его к виску. Он увидел. Пергамент совсем недавно Мартия положила на место. Немногим ранее, его брал в руки мальчишка...Парень, который был с Аргеном на помолвке Энтольда и Мириан! Картинки менялись в голове волшебника, складываясь мозаикой. Это точно он, он украл их из библиотеки, а Мартия вернула на место. Сейчас Мартии нет. Она пропала. Волшебник кинулся на второй этаж Башни, мысли крутились в его голове. Он даже не закрыл за собой библиотеку и раскидал пергаменты на полу.
  Влетев в комнату чародейки Мартии, Геворг открыл платяной шкаф - пустой. Ящик тумбы возле кровати - пусто. Она забрала все свои вещи. Здесь не было ничего. Она уехала. Его подруга. Чародейка совета. Значит, она солгала, что в библиотеке той ночью была просто мышь. Предала.
  Спустившись вниз, Геворг сел на стул. Руки его тряслись и он побледнел. Ворот его мантии впивался во вздутые вены на шее. Казалось, чародей, глава совета постарел на десяток лет. Он и так был седым и морщинистым, просто всегда держался бодро. Сейчас все маги увидели, насколько Геворг действительно стар и несчастен. Пересказав все случившееся присутствующим чародеям, Геворг встал со стула и сказал дрожащим голосом:
  - Я отдохну, пожалуй. Слишком сильный удар для меня. Вы езжайте за Аргеном. Ищите и найдите его. Мартию нужно тоже разыскать. Не исключено, что они сейчас вместе с Аргеном скрываются под вьюгой Мафтских гор.
  
  
  XIX
  
  Арген вовремя сумел подоспеть к Ровиеру и Крамеру той ночью. Лес, в котором они остановились, был не таким безопасным, как казалось. Неизвестный всадник практически напал на путников, когда они умывались у ручья. Зато как Крамер и Ровиер смеялись потом, когда все обошлось. Сейчас они ехали по проторенной тропе друг за другом, приближаясь к горам. Арген, Крамер, Ровиер и Мартия.
  
  - Как же ты нас напугала, черт возьми! - говорил Крамер.
  - Ага!- подтвердил Ровиер и добавил, изобразив тон чародейки - Не думаю, что у вас получится его защитить, ребята!
  Путники расхохотались, настолько четко мальчик изобразил чародейку.
  
  - А потом еще добавила: - продолжил Ровиер. - "Потому что защищать его не от кого. Я друг!" И сняла свой дурацкий шлем.
  - Нужно же мне было удостовериться, что вы не проекция чародеев совета, а настоящие, да еще и припугнуть вас хотелось! - улыбнулась Мартия.
  - Одно не пойму: - озадаченно спросил Крамер. - зачем ты в нас из лука стреляла?
  - Еще один способ испугать вас и проверить - настоящие ли вы. Правда я немного промахнулась, но не беда. - Расхохоталась чародейка - Чтобы увидеть ваши округленные глаза и трясущиеся руки снова, я бы многое отдала!
  Путники ехали медленно, но по мере того, как солнце меняло свое положение на небе, скорость езды увеличивалась. Нужно было успеть к подножию гор до обеденного времени. Проезжая по болоту - а это был единственный путь, Арген предупредил всех.
  - Тролли очень опасны. Поэтому не думаю, что нам стоит сильно здесь шуметь. Эти болота они выбрали в качестве своего жилища века назад. Сейчас никто точно не знает - живут они еще здесь или ушли из этих мест. Все равно, будем аккуратнее. И не дайте лошадям наступить в трясину, мы и так вчетвером на троих животных.
  Друзья проехали болота, когда солнечный круг поднялся в небо высоко. Три лиги оставалось преодолеть до чертогов Мафтских гор. Проезжая по деревянному мосту над ручьем, в котором весело плескались рыбки, путники разговаривали.
  - Арген, скажи мне, порошок, оставшийся после разрушения топаза у тебя? - спросила чародея Мартия.
  - Да, я собрал его, когда уезжал из замка. - Ответил ведун.
  - Это хорошо, ведь он нам может пригодиться для того, чтобы попасть в Страну Потерянного Горизонта.
  - Куда попасть? - спросил Крамер и его глаза округлились.
  - Мартия, - сказал Арген - ну зачем ты пугаешь ребят раньше времени. Сначала мы разыщем Киро в горах и только после попытаемся попасть в эту страну. Нам нужно спасти Краувиса. Откуда ты узнала, что я держу путь туда?
  - Я догадалась. Сложила все кусочки мозаики вместе и меня осенило! Тем более на сборе чародее в Транвеле мне рассказали о волнении в силе и о том, что Краувис оказался там. Я и подумала, что ты обязательно поедешь спасать своего друга.
  - Умница, дорогая! - воскликнул Арген, улыбаясь.
  - А ты помолодел! - сказала Мартия и улыбнулась в ответ.
  - Да, и отек со второй половины лица почти спал. Я могу теперь улыбаться во весь рот. Крамер, не мог бы ты с Ровиером проехать вперед на разведку? Возле гор растут деревья, и я боюсь, как бы самые обычные разбойники не застали нас врасплох.
  - Конечно! - с радостью в голосе воскликнул Крамер. - Мы быстро вернемся!
  - Не торопитесь. - Ответил чародей.
  Как только Крамер и Ровиер ускакали достаточно далеко от чародеев, Арген сказал Мартии.
  - Давай не будем много говорить о том, что предстоит. Я понимаю, у нас нет секретов от ребят. От Крамера то точно, но вот Ровиер мне кажется все более подозрительным.
  - Почему? - встревожено спросила магичка.
  - Он перебил четверых воинов, когда мы сражались неподалеку от моего замка. Четверых! Крамер еле справился с двумя. И то оказался ранен. А Ровиер тренируется с ним всего два дня и не мог он так хорошо научиться биться! Мальчик не так прост, как нам кажется. Он может быть опасен. Следи за ним, дорогая.
  - Как скажешь. Думаю, твои опасения ложные. Хотя всякое может быть. - Ответила ему чародейка.
  - Я чувствую в нем что-то! - ответил Арген и его взгляд стал стеклянным.
  - Ты всегда был таким подозрительным! - сказала Мартия, улыбаясь, и погнала лошадь вперед.
  
  Мартия знала Аргена с самого детства, они вместе росли и учились у Киро и других волшебников в горах. О родителях Аргена Мартия знала немногое. Во время царствования империи, эльфов было мало. Когда же в их семьях рождались ведуны, эльфы обычно отдавали их на воспитание другим волшебникам. Впрочем, люди поступали также. Мартия и Арген встретились впервые в небольшом домике, в котором им предстояло жить и учиться, им было по десять лет. Постоянно к ним приходили волшебники, таких домиков в селении было шесть и во всех жили дети. Всё селение из шести домов и состояло. В каждом доме, помимо детей, жил один взрослый волшебник.
  Арген рос непослушным и очень вредным ребенком. Собственником. Ему всегда хотелось, чтобы у него было всё. Он не был аскетом. Часто Арген ругался с другими волшебниками, и не только с детьми. Арген обладал неплохим чувством юмора, трудолюбием. Был заботливым и достаточно мудрым. Всегда его тянуло к знаниям, и он проводил сутки в лаборатории, изучая алхимические науки, но больших высот в магии так и не достиг. Он создал всего одно заклинание и несколько эликсиров, когда на счету других волшебников его возраста были сотни разных заклятий. Арген не был трусом, но редко дрался честно.
  Когда круг солнца перекатился на другую сторону небосвода, Крамер и Ровиер вернулись к своим друзьям. Ребята сообщили, что путь свободен. Они не обнаружили никаких разбойников. Путники были уже у подножия гор. Тяжелыми хлопьями снег, идущий в горах, падал на землю. Касаясь горячей кожи друзей, снежные хлопья мгновенно таяли. Путники спешились и начали подъем.
  
  - Идти пешком мы будем долго. - Громко сказал Арген. - Как только пройдет снег, мы снова будем в седле. Сейчас ехать на лошадях опасно. Хотя, все равно нужно спешить. Не исключено, что за нами гонятся.
  
  Метель в горах буйствовала всё сильнее, по мере того, как путники поднимались вверх. Закутавшись в свои одежды и дрожа от холода, друзья даже не разговаривали. Это требовало гигантских усилий. Дорогу здесь видно не было. Снег падал настолько часто, что помедли друзья еще немного и лошади не смогли бы двинуться вперед через сугробы. Примерно через лигу путники остановились, видя перед собой забор, высотой в три человеческих роста. В центре забора были небольшие ворота и окошечко сторожа. Арген постучал в него трижды. Окно открыл молодой, загорелый парень. Среди солнца и снегов, человек, живущий в горах, загорал гораздо быстрее, чем на лужайке под солнцем.
  
  - Вы кто и с какой целью прибыли в Тунвор? - поинтересовался у путников юноша. Ему приходилось выкрикивать слова, ведь из-за вьюги его едва было слышно.
  - Меня зовут Арген. Вместе со мной мои друзья. - Ответил эльф.- Нам нужен трактир, чтобы переночевать.
  
  Окошко захлопнулось и через несколько секунд по ту сторону забора заскрипели замки. Ворота открылись, и путники вошли, держа лошадей за узду. Перед ними была горная деревня. Добравшись до ближайшего трактира, друзья сняли три комнаты. Трактирщик знал Мартию и Аргена, они часто бывали в этой деревне. Тунвор - первый населенный пункт, встречающийся в горах. Другие деревушки, выше этой, почти заброшены. Цель их поездки - деревня к северу от этой, стоит она почти на вершине. Она находится на границе Локрии и Фрии. Две страны делят Мафтские горы пополам.
  
  Расположившись в комнатах, путникам принес еды Мириас - хозяин трактира. Ужин уже немного остыл, но друзья были рады и этому. За весь день пути они сильно проголодались, а их запасы были малы. Сейчас они собрались в комнате Аргена и принялись ужинать. Куропатка хоть и была не сильно изысканно приготовлена, но щедро приправлена специями. Сейчас, уставшим с дороги, надышавшимся морозным горным воздухом путникам, она казалась шедевром кулинарного искусства. А вот вино подвело. Видимо неурожайным был год. Во вкусе и запахе чувствовался древесный аромат. Вино перележало в бочках. Уж Арген понимал в этом многое. Щедро заплатив трактирщику заранее, в том числе и за умалчивание того, что они здесь были, путники разговаривали сидя у камина.
  Мартия курила трубку. Она вообще была необычной чародейкой. Много путешествовала в молодости. Побывала во многих странах, изучала магию древнего народа страны Кут - бедной, горной страны южнее Локрии. Мартия узнала многое, многое повидала и даже в сложных ситуациях сохраняла трезвый ум, не затуманенный волнением и страхом. Нельзя сказать, что она ничего не боялась, но могла контролировать себя. Храм огня - место, где она долгое время училась. Мартия стала выносливым воином, практичным волшебником и мудрым человеком. Несмотря на это, она осталась женщиной и во всем привыкла полагаться на мнение мужчин. Так ее воспитали. Мартия редко спорила.
  - Как вы думаете, друзья, Киро раскроет нам свою тайну? - спросила Мартия, выпуская изо рта кольца дыма.
  - Думаю, да. Он уже стар и кто-то должен узнать то, что знает он. - Сказал Арген.
  - С чего ты взял, что именно тебе он передаст свои знания? - спросил Ровиер, улыбнувшись.
  - Мне так кажется и всё. - Ответил Арген.
  - А когда ему кажется, он обычно бывает прав! - почти хором сказали Крамер и Мартия.
  - Действительно, друзья. Ну, время позднее. Думаю, нам пора ложиться спать. - Сказал Арген. - Давайте, по комнатам. Завтра сложный путь и до завтрашнего заката мы должны успеть навестить Киро. Остановок не будет.
  - Спокойной ночи. - Сказал Ровиер.
  - Добрых снов.
  Друзья разошлись по трем комнатам. Мартия в одну, Арген во вторую. Ровиер и Крамер в третью.
  - Черт возьми! Одна лошадь на двоих, всё время едем, прижавшись, друг к другу. Теперь еще и одна кровать на двоих! Ну что за напасть! - выругался шепотом Ровиер.
  - Да ладно, тебе! Переживем. Мы ведь поехали на приключения, дружище! Как ты и хотел. - Подбодрил Ровиера Крамер.
  - Ладно, только вот мне кажется, что чародеи меня не сильно жалуют, друг.
  - Они поначалу всех недолюбливают. Не бери в голову. Служи отвагой, умом и верой в то, что всё получится. - Ответил Крамер. - А сейчас, спокойной ночи.
  Крамер и Ровиер улеглись вдвоем на узкую кровать, плечами друг к другу. Ночники во всех трех комнатах погасли почти одновременно. Следивший за этим молодой загорелый стражник возле ворот, тут же отправил голубя в Транвель.
  
  XX
  
  Ничего не происходило. Не было жажды. Не было голода. Тривиас висел на столбе в какой-то непонятной стране. Тривиас видел своим единственным здоровым глазом тусклое пасмурное небо. Повязка, закрывающая то, что осталось от второго глаза, который он потерял десять лет назад, вспотела и промокла. Кожа вокруг нее ужасно чесалась. Эскер, Андэ и чародей - все трое висели без сознания. Да и сам Тривиас кое- как очнулся. Он даже понимал, что это неспроста. Андэ весь покрылся серыми, кое-где ярко черными символами на руках, лице и босых ногах. Эскер висел на цепях, прогнувшись животом вперед. Руки и ноги были привязаны. Из его рта медленно капала на землю слюна. "Ладно, слюна! У этого чародея-то вообще кровь изо рта, ноздрей и ушей! Слава Эуле, капает медленно" - подумал Тривиас. "А этот прозрачный дворец! Куда он подевался? Земли нет, она все на том же месте расколота, но внизу нет дворца, который пленники видели до этого! Творится что-то непонятное".
  Страх пронзил сердце Тривиаса. Вены и мышцы на его руках и ногах напряглись из последних сил. Тривиас рванулся вперед, надеясь, что цепи слетят с колец, прикрученных к столбам. Конечно, этого не случилось. Тривиас только больше обессилел, его тело продолжало висеть плетью на столбах.
  Небо над пленными темнело. Все оставались без сознания. Все, кроме Тривиаса. Он не знал, какое сейчас время суток. Может день или ночь. Может быть вечер. Холодало. Кожа покрылась мурашками на руках. Тривиас боялся. Внезапно цепи столба, на котором висел полумертвый чародей, расцепились и маг упал на землю, подняв ворох пыли и песка. Он лежал не двигаясь. Сквозь его рваные одежды были видны живот и грудь. Черные лохмотья только чуть прикрывали его тело. "Видимо сюда его тащили долго и тем, кто его схватил, было все равно на этого пленного". - Подумал Тривиас.
  Очередное землетрясение заставило двух висящих на цепях путников очнуться. Земля снова сдвигалась. Причем настолько стремительно, что Тривиас и очнувшийся Андэ хором вскрикнули, когда земля бесшумно и аккуратно присоединилась к своей половине. Пленники ожидали резкого толчка, но его не последовало.
  Эскер выглядел плохо. Его добрые и мудрые глаза впали еще сильнее. От долгого путешествия по лесу одежда изорвалась и кое-где напоминала лохмотья приезжего шута. Эскер смотрел на лежащего, на земле чародея.
  - Что с ним? - спросил Эскер. - Почему он на земле? Его кто-то снял?
  - Ага, снял! - сказал Тривиас. - Оковы сами расцепились, и он упал с такой высоты, что мало кому после этого поздоровится. Так что лучше мы будем висеть здесь.
  - Он мертв. - Сказал Андэ, затем посмотрел на округленные глаза Эскера и услышал удивленный вздох Тривиаса. Андэ чувствовал смерть. Смерть - это вся его жизнь.
  - Неправда! С чего ты взял?- выкрикнул Эскер.
  - Он мертв! - повторил Андэ и на его лице вновь выступили черные знаки. Ровно на долю секунды.
  - Что с твоим лицом? - опешил Эскер.
  - Действительно! - согласился с вопросом друга Тривиас.
  - Я знаю, что он мертв. Я чувствую смерть. Я колдун.
  - Что еще за колдун такой, который чувствует смерть? - спросил Тривиас.
  - Я некромант!
  - Давай, ври больше! - расхохотался Эскер, но скоро замолчал. Он слышал о некромантах из древних легенд и сказаний, когда их ему читала мама.
  Тривиас, когда был маленьким, тоже слышал истории о некромантах.
  - Некроманты давно вымерли. Они уже давно в легендах и мифах.
  - Да, нас мало! - сказал Андэ.- Нас мало, но мы сильны! Никому не удастся истребить нас до конца!
  Истерический смех Эскера остановил Тривиаса от следующего вопроса. Эскер смеялся так долго, что вскоре это переросло в припадок. Его глаза закатились, изо рта пошла пена. Голова вертелась то влево, то вправо. Его коричневая одежда сотрясалась от каждого закатывающегося приступа смеха.
  - Надо что-то делать! - Крикнул Тривиас. - Иначе он захлебнется собственной слюной!
  - И что ты предлагаешь? - спросил Андэ.
  - Ну, раз ты некромант. То давай оживи мертвеца. Пусть он разобьет цепи и снимет Эскера.
  - Ха! Это очень трудоемко, не получится сейчас. Когда мои руки не свободны. Тем более я смогу создать только дуцируса!
  - Кого? - переспросил Тривиас.
  
  - Не получится! Нужно чтобы тело остыло. Нельзя работать над созданием дуцируса в теле, пока оно теплое. Материал должен остыть. - Сказал Андэ.
  - Материал? - ошеломленно спросил Тривиас.
  - Да! Труп - это материал!
  - О Эуле! Помоги мне! Я, черт возьми, где и со мной происходят ужасные вещи. - Взмолился Тривиас.
  - Тише! - сказал Андэ.
  Эскер приходил в себя, он кашлял, его рвало прямо на одежду. Вся его туника была запачкана. Он потерял сознание. Перестал конвульсивно биться и мирно висел на цепях.
  - Эскер! - закричал Тривиас. - Эскер, дружище! Ну, негодяй - некромант или как тебя там, скажи мне, что с ним!?
  - Он не мертв. - Спокойно ответил Андэ. - Все в порядке. Он просто крепко спит под влиянием здешних условий.
  Тривиас успокоился. Ему было страшно потерять своего единственного друга в этом забытом месте. В Стране, где нет горизонта. А значит - нет различия, между небом и землей. Нет черты. Страх медленно прокрадывался в сердце Тривиаса и занимал там все больше места. Андэ только этого и ждал. Ему нужен был союзник. А союзником может быть только поглощенный тьмой человек или такой же волшебник как он. Поскольку волшебников в этой стране больше не было, ему мог помочь только Тривиас. Андэ медленно вошел в транс и начал медитировать.
  - Я освобожу нас. - Чуть слышно, грудным голосом сказал Андэ. - Существа, принесшие нас сюда, не помешают. Мне подсказывает сила. Они заняты. Им нужен четвертый. Четвертый, чтобы освободить.
  - Что за глупости ты несешь? - крикнул Тривиас.
  Андэ замолчал и открыл глаза. Прошло немного времени, прежде чем он заговорил:
  - Я многое видел сейчас. Здесь видения чётче и сильнее. Я смогу освободить нас. Мне нужна будет твоя помощь для этого. С тобой всё будет в порядке. Только сначала мы подождем, пока труп остынет. Я помогу твоему другу.
  - Я не очень-то тебе верю. - Сказал Тривиас.
  - А разве у тебя есть выбор? - спросил Андэ.
  Пленники замолчали. Они устали спорить. Устали разговаривать и устали от всего того, что происходит вокруг. Эскер всё так же без сознания. Андэ утверждает, что чародей умер. Тривиас уже ни во что не верит.
  Андэ висит на цепях и пытается снова погрузиться в транс для медитации и получения новых видений. У него не получается. Когда он попал в Страну Потерянного Горизонта, все его вещи пропали. Он даже не мог сменить одежду, пока шел по бескрайней пустыни, взмокнув от пота. Не было и его магических амулетов. Он выглядел молодо, с густыми черным волосами. Сейчас же, без приема эликсиров и трав, Андэ стремительно старел. В его волосах пробивалась седина. С этим он ничего не мог поделать.
  Некромант ждал, пока труп сможет остыть и у него появится возможность создать дуцируса. Он не знает, сможет ли полностью его контролировать. Для этого потребуется много сил. Здесь ему поможет сильный воин Тривиас. Именно его силами он будет питать существо. Дуцирус - единственный шанс спастись из этого места. Вот только как вернуться в обычный мир, Андэ еще не придумал.
  
  
  XXI
  
  Чародеи из Совета выехали сразу после собрания, погнав лошадей галопом. Их было четверо. Эллезариус, Эу, Фарус и Тиш. Тиш - чародейка, сидевшая на собрании возле Эллезариуса. Не очень сильная, но достаточно смышленая. И как следопыт она прекрасно подойдет. Всю свою жизнь, прожив в лесу, Тиш многому научилась. Впереди долгий путь.
  - Друзья, мы должны добраться в Тунвор к рассвету. У нас там есть свой человек. Этот мальчик передаст послание о том, что Арген и его друзья легли спать. И даст знать нам, когда они проснутся. К сожалению, этой ночью мы не поспим. - Сказал Эллезариус. - Да свершится справедливость!
  
  Все четверо волшебников подняли вверх посохи и погнали лошадей еще сильнее вперед. К Мафтских горам. Путь от Транвеля до гор был долгим, но если гнать лошадей всю ночь, ненадолго останавливаясь, к рассвету преследователи успеют. На первом же привале четверку догнал голубь, посланный Геворгом из башни Транвеля. Их разведчик в Тунворе сообщил, в какой таверне остановились путники, и еще Эллезариусу пришло видение от Геворга. Он ничего не сказал остальным чародеям. Только что начавшийся привал закончился, все, кроме Эу, чародеи, гонимые жаждой мести, поспешили вперед. Эу дремал в седле, хотя лошадь и неслась вперед так быстро, как только могла. Уж очень ему хотелось спать, после вчерашней попойки, а еще ему хотелось немного поговорить с Аргеном о топазе.
  Эу не питал никакой злобы к чародею Аргену. Наоборот - ему было интересно пообщаться с ним, возможно, помочь в пути. Только сделать это втайне от Совета. Эу хотел взглянуть на топаз.
  Утренний свет солнца, поднимавшегося из-за деревьев на востоке, озарил горы ярким бликом. Преследователи остановились в лесу у подножия гор. В том самом лесу, в который Арген отправлял Крамера и Ровиера на разведку. Недолгий привал позволил лошадям напиться воды и путникам чуть вздремнуть. Впрочем, Эллезариус не спал. Он смотрел на горы. В свете поднимавшегося солнца сверкали его расшитые бронзовыми и серебряными нитями одежды. Туника и плащ. Светлые волосы чуть развивались на ветру. Было прохладно. В горах не было снега, поэтому добраться до Тунвора они успеют еще до того, как деревня начнет просыпаться. Недолгий привал взбодрил магов, и они отправились на лошадях вверх в гору. Их передвижение заняло немного времени и вскоре чародеи увидели вдалеке высокие ворота Тунвора - главного поселения в Мафтских горах.
  В Транвельской башне проснулся Геворг. Легкая шелковая простыня прилипла к вспотевшему телу. Он видел. Здесь не нужен Пророк. Видение было сильным. Геворг сел на кровать, опершись об неё морщинистыми, но жилистыми и сильными руками. Он плакал. Всё как в тумане, но достаточно четко для того, чтобы разглядеть вселение дуцируса в мертвое тело его друга - Краувиса. Геворг не знал: произошло это или происходит. Он надеялся, что это предстоит. И у него есть немного времени помочь своему другу или отомстить за его смерть Андэ. Неожиданно в окно его комнаты влетел голубь. Он развернул послание от молодого человека из Тунвора и переправил его Эллезариусу, вложив свои мысли и видение в эту записку. Оставшуюся ночь Геворг не спал. Он переживал за того, с кем он был знаком без малого три сотни лет.
  
  
  XXII
  
  Арген встал еще до рассвета. Он не стал зажигать ночники и в полной темноте разбудил своих друзей. Мартия сразу же проснулась и начала собираться в путь. Она сидела перед зеркалом, произнеся заклинание ночного зрения. Она видела в темноте. Видела магичка не очень хорошо, но себя она могла разглядеть в зеркале. Заплетая свои рыжие волосы в косу, она слышала, как Арген будит мальчиков. Зайдя в их комнату, он легонько прикоснулся к Ровиеру. Мальчик открыл глаза мгновенно. Арген сразу же подумал: "Да, он действительно не так прост, как кажется". Крамера будили долго. Он никак не хотел просыпаться. Когда Аргену надоело нянчиться, он просто скинул с Крамера одеяло. К утру камин остыл, и в помещении было прохладно. Крамер мгновенно проснулся и стал одеваться, чтобы согреться хотя бы в своих одеждах.
  - Завтрака ждать не будем. Выдвигаемся сию минуту. - Сказал Арген.
  - Что случилось? - спросила Мартия.
  - Ты же знаешь дорогая, что нужно спешить.
  Арген и Мартия бодро шагали к конюшне, в то время как Крамер и Ровиер сонно плелись позади. Серебром сверкали плащи чародеев в свете утреннего солнца. Оседлав лошадей, путники двинулись прочь из деревни. Проезжая мимо городских ворот, они увидели, как их медленно открывал тот парень, встретивший их вчера. Заехав за дом правителя деревни, путники остановились и замолчали. Краем глаза Арген увидел плащи с яркими желтыми эмблемами чародеев совета. Чародеи въезжали в деревню, стараясь не шуметь. Они направились направо - к трактиру. Слева, за домом, путники медленно вели лошадей под узду к воротам деревни в другом конце. Им надо продолжить свой путь.
  - Аккуратно, скоро они расставят охрану и дождутся, пока проснется деревня. Тогда они войдут в таверну. Нас там уже нет. - Шепотом сказал Арген. - Не дай Аэу, они решат сначала перекрыть все входы и выходы. Идем тихо, но быстро. Мы должны выбраться отсюда! И желательно без боя. Вряд ли мы сможем противостоять четырем чародеям. Тем более, насколько я вижу, там Эллезариус.
  Путники двигались по деревне. Сердце Мартии сжалось от боли, когда она вспоминала свое предательство Совета и свои отношения с Эллезариусом. Он ведь ее любит. К ее собственному удивлению, на голубых глазах Мартии появились слезы. Она смахнула их рукавом плаща. Ровиер и Крамер ехали позади волшебников. Их сон прошел, и теперь они смотрели по сторонам, держа мечи наготове. Напади на них волшебник - мечи им, естественно не помогут. Они успокаивали себя тем, что это всё же какая - никакая защита.
  Проехав еще одну улицу, путникам оставалось преодолеть несколько домов до ворот, ведущих из деревни дальше в горы. Стража этих ворот можно было просто убить - чтобы не поднимал тревогу. Аргену и его команде не удалось завершить задуманное. На их пути появился один из чародеев Совета в яркой красной мантии, с белым посохом в руках и с желтой эмблемой на груди. Ни Мартия, ни Арген его не знали. Незнакомый маг достал меч.
  
  
  
  XXIII
  
  Тело остыло. Андэ неподвижно висел на цепях, сосредотачиваясь. С того момента, как умер Краувис прошло не меньше восьми часов. Эскер, прикованный к столбу, диагональному Андэ, висел неподвижно. Тривиас наблюдал за действиями колдуна - некроманта, с нескрываемым любопытством. Пасмурное небо над головами заключенных в цепи постепенно светлело. Вокруг расстилалась всё та же бескрайняя пустыня. Ни одного растения, ни одного животного. Только серая земля и четыре столба, вкрученных в землю.
  Тривиас плохо видел, что происходит вокруг. Слишком многое случилось с ним за последние несколько дней. Казалось, будто заключение в темнице Транвеля - сладкий сон, приснившийся ему недавно. Тело волшебника Краувиса лежало на земле неподалеку от четвертого столба. Сконцентрировавшись, Андэ впал в транс.
  Перед закрытыми глазами некроманта плясали черные пятна, голова кружилась, и собственное состояние было и сном, и явью. Колдун не понимал, спит он или бодрствует. Словно росчерком пера некромант чертил руками знаки в воздухе, похожие знаки выступали на обнаженных частях его тела. Сознание почти полностью покинуло Андэ, и он не слышал ни криков Тривиаса, у которого забирал последние силы для сотворения дуцируса, ни собственного крика. Напряжение росло, со стороны могло показаться, что тело Андэ живет отдельно от его разума. Внезапно от Андэ отделилась тень и медленно поползла к остывшему трупу Краувиса, воссоединяясь с ним. Андэ опустил голову, от недавнего магического действа он потерял сознание. Слишком много сил! Его тело медленно раскачивалось на цепях. Тривиас, висевший напротив него побледнел, его ставшая смуглой кожа, под солнцем Страны Потерянного Горизонта побледнела. Как будто, он потерял много крови после очередного сражения на войне из его кошмаров.
  
  - Андэ. - Тихо прохрипел Тривиас, у него не было сил на то, чтобы окликнуть некроманта.
  Андэ не ответил. Прошло не меньше получаса, прежде чем колдун очнулся. Вместе с ним очнулся и дуцирус. Порождение мрака, тьмы. Тень хозяина в теле мертвеца. Дуцирус выглядел точно так, как Краувис при жизни. Его выдавал только безжизненный взгляд и отсутствие воли. Волей дуцируса был создавший его некромант.
  - Удалось. - Сказал Андэ, воодушевляясь. - Удалось!
  - И что это значит? - устало спросил Тривиас.
  - Как что значит? - удивился Андэ. - Это значит, что у нас есть возможность освободиться! Только мне нужно немного сосредоточиться для этого.
  - Делай, что хочешь! - устало крикнул в ответ Тривиас. Ему уже до смерти надоели эти колдовские штучки.
  Андэ запел песню. Тихим, горловым голосом он пел на непонятном Тривиасу языке. От этого внезапно очнулся Эскер, и устало посмотрел на друзей. В этот момент дуцирус шевельнулся. Сделал несколько шагов вперед. Мысленной командой Андэ заставил тело Краувиса искать предмет. Любой предмет, который будет достаточно острым и тяжелым для того, чтобы расколоть спайки на цепях. Существо, обошедшее столбы ничего найти не смогло. Кроме камней, но дуцирус отказывался брать раскаленные камни в руки. Существо могло быть уничтожено огнем, теплом или ярким светом. А поскольку управлять дуцирусом было тяжело, и требовало много сил, Андэ сказал существу забраться на столб к Эскеру и вырвать цепи из столба руками как можно скорее. Колдун не был уверен, получится ли сделать это, но полагался на ту силу, которой питал дуцируса.
  Холодные, сухие, безжизненные пальцы коснулись столба, когда дуцирус карабкался вверх. Существо цеплялось за цепи, за выступы в раскрошившемся камне столба, а затем и за ноги Эскера. От неожиданного прикосновения, Эскер вскрикнул.
  - Труп! Зачем он меня трогает? О, Эуле, помоги! - взмолился человек.
  - Молчи! - прикрикнул на Эскера Андэ. - Не пугай дуцируса, а то он сам того не желая причинит тебе вред. Мне и так тяжело контролировать его постоянно.
  Андэ все время чувствовал поток силы, проходящий через его тело и вливающийся в труп чародея. Дуцирус в мертвом теле чародея мог оказаться неуправляемым и Андэ постоянно сдерживал неизвестную ему силу внутри трупа. Эта сила хотела вырваться наружу. Существо взбиралось вверх по столбу, цепляясь за одежду, руки и плечи Эскера, лишь ненадолго замерев напротив лица человека, дуцирус продолжил лезть вверх. Добравшись до кольца с цепями, вкрученного в камень на вершине столба, существо резко рвануло кольцо на себя и оно со скрежетом вылетело из камня. Теперь Эскер висел на столбе головой вниз и почти касался макушкой земли. Его ноги все еще были прикованы к столбу. Дуцирус медленно спустился. Рванув кольцо с цепями, сковывающими ноги, дуцирус, не удержавшись, упал на землю, Эскер упал вслед за ним.
  
  В этот момент Андэ ощутил острую боль внизу спины, в пояснице, будто тысячи раскаленных игл вонзались в его кожу и проникали, сквозь мышцы внутрь. Андэ вскрикнул, из его глаз непроизвольно полились слезы. В голове все закружилось, Андэ тошнило, его сердце от бешеного ритма готово было вырваться наружу. Эскер подбежал к колдуну, настолько быстро насколько позволяли силы и, схватив камень, лежащий возле столба, разбил кольцо с цепями, держащее ноги колдуна. Эскер очень устал. Ноги не слушались его, руки затекли от долгой неподвижности. Голова кружилась от постоянно припекающего солнца. Эскер видел, что Андэ больно. Колдун кричал. Собрав последние усилия, Эскер подпрыгнул, вцепившись в ноги колдуна, и вскарабкался наверх. Камень Эскер зажал между зубами, широко раскрыв рот. Добравшись до нижнего кольца, он расколол его, а затем, дотянувшись до верхнего, он камнем разбил его и Андэ упал вниз, Эскер полетел вслед за ним.
  Тривиас, висящий напротив, не без интереса наблюдал за происходящим.
  - Эскер! - крикнул Тривиас, когда человек и колдун слетели со столба. - Андэ!
  Андэ перестал кричать и неподвижно лежал на земле. Возле него лежал Эскер и стонал. Он до крови расцарапал руку о камни, лежащие на земле. Вывихнул ногу и поранил лицо. Андэ отделался несколькими ушибами, но лежал без сознания. Дуцирус стоял возле столба, на котором раньше висел Эскер. Его взгляд ничего не выражал. Тривиас боялся.
  
  XXIV
  
  - Здравствуйте, достопочтенные! - воскликнул загадочный маг в красной мантии. Блики восходившего солнца играли на его белом, полированном посохе.
  - Что нужно? - ответил Арген, без особого уважения.
  - Меня зовут Эу, я чародей Совета и хочу увидеть черный топаз.
  Молнией сверкнуло заклинание из посоха Мартии и тяжело ударило в Эу. В этот момент Арген вскинул руку вверх, но ничего видимого не произошло. И Мартия его жеста не заметила.
  -Мартия! - крикнул Арген. - Я видел мысли, у него нет к нам плохих намерений.
  - Ни к чему промедления, Арген. - ответила чародейка и поскакала вперед, к воротам.
  - Зато теперь Совет точно знает, в какой мы части Тунвора! Твое заклинание было видно за сотни лиг.- Крикнул Арген ей вдогонку.
  Стражников у ворот не оказалось, и друзья достаточно быстро вышли за пределы селения. Впрочем, перед этим Арген задержался у свалившегося с коня Эу и сунул ему в карман плаща один из мешочков с тем, что осталось от топаза. И еще веточку липы, привязанную к этому мешочку. Если Эу захочет связаться. Арген не знал этого чародея, но успел увидеть мысли Эу. В его мыслях был только интерес к путникам и к топазу. Арген не сомневался, что Эу очнется. Заклинание на убийство - вроде бы табу для магов Совета. Мартия лишь на время оглушила Эу. Хотя в том, чтобы она не перестаралась, ей помог Арген.
  Выехав за ворота, путники припустили коней галопом, чтобы оторваться от преследования, к счастью дорога была расчищена от выпавшего прошлой ночью снега. Видимо, купцы с караванами постарались. Караваны ведь выходят из селений задолго до рассвета. Погони не было.
  - Мне кажется, что их задержал этот свалившийся с коня волшебник. - Сказал Ровиер.
  - Ага, похоже они не на шутку испугались за его жизнь. - Ответил Крамер, радуясь тому, что больше нет погони.
  - Погоня скоро возобновится. С новой силой и яростью. Они не простят нам того, что мы оглушили Эу. - сказал Арген.
  - Оглушили? - удивилась Мартия. - Странно, я хотела его убить.
  - Я помог тебе не совершать такой глупости. - Улыбаясь, ответил Арген.
  - Это когда ты вскинул руку вверх? - спросил Крамер с интересом.
  Арген ничего не ответил, а Мартия сверкнула глазами в сторону Аргена. Она не любила, когда в ее колдовство вмешивались.
  Утренний туман за воротами деревни расстилался по горным долинам. Заваленная снегом тропа еле виднелась сквозь скалы и уходила куда-то вдаль. Путники ехали по тропе. Молча. Ярко светившее в небе солнце немного поднимало настроение, особенно после недавней бури и происшествий в Тунворе. На скаку Арген опустил руку в сугроб, который по краям дороги был настолько высок, что доставал лошадям до брюха. Чародей поднял всю в снегу руку вверх. Снежинки мгновенно таяли на горячей коже чародея. Температура тела у магов постоянно была на несколько градусов выше, чем у обычного человека. Над путниками закаркал ворон, видимо, летевший по своим делам. В этот момент Арген четко услышал слова и испугался. Слова как будто прокаркал ворон в его голове:
  
  " Тот, кто убил, лишится любви,
  
  Умрет от руки друга
  
  Жезл с камнями ..."
  
  - Арген, скажи, правда, что летящий над головой ворон - к смерти? - спросил Крамер.
  - Ага, - ответил Арген и его когда-то нравоучительный тон по отношению к Крамеру, уже не был слышан в речи чародея. Арген опечалился от того, что не дослушал, что говорил ему ворон, - правда. Только это суеверия людей и их богини. Так что не думай об этом, друг.
  Солнце поднялось высоко, и на небе не было видно ни облака. Друзья ехали мимо скал, засыпанных снегом, мимо булыжников по краям тропы. У Аргена появилось ощущение того, что их проблемы и приключения ничтожно малы, бессмысленны по сравнению с вечностью. Ведь эти камни и утесы были здесь всегда. Целую вечность. Хотя от их путешествия и того, что они задумали, зависели их жизни. Свернув по тропе за очередной скалой, путники остановились.
  - Мы должны отдохнуть. Хоть я и говорил вам, что привалов не будет, после происшествий в Тунворе мы вряд ли быстро доберемся до Киро. Успеть к вечеру не в наших силах. Постараемся отдохнуть сейчас, потому что до ночи негде будет остановиться. - Энергично и бодро сказал Арген, смотрящий вперед.
  Впереди расстилалась долина. Средь снегов и скал, смотрящих высоко в небо, находился небольшой островок весны. Зеленая трава и нетронутый человеком лес, кустарники, растущие там, где их посадила природа, а не человек. Запах цветущего фенхеля разносился по поляне, пока друзья, спешившись, шли вперед, ведя за собой лошадей.
  - Как красиво! - воскликнул Ровиер. - А здесь, почему нет снега и не холодно, здесь не бывает зимы??
  - Да, дружок, зимы здесь никогда не бывает. Красота. - Сказала Мартия. - Как только мы дойдем до деревьев, остановимся на привал. Немногим дано попасть сюда. Это начало горной страны. Ее нет на картах, о ней мало кому известно. Именно до нее нам нужно пройти, чтобы добраться к дому Киро.
  На привал друзья остановились, как только их тени скрыли древние дубы, растущие в лесу добрую сотню лет. Крамер нашел клочок голой земли, где лишь редко росла трава, и разжег костер из сухих веток.
  - Лес священный. - Говорил Арген. - Не нужно рубить живые деревья. Не поможет нам это. Ищите сухие.
  Друзья привязали лошадей к старым дубам и уселись вокруг костра на траву. До вечера еще много времени. Крамер и Ровиер пошли за дровами. Почти сразу они увидели срубленное, высохшее дерево недалеко от дороги. Порубив его на маленькие чурочки, друзья перенесли дрова к костру. Им и в голову не пришло, что это дерево кто-то срубил и оставил лежать на краю дорожки совсем недавно.
  Ровиер почти сразу лег спать возле ближайшего дерева, подогнув ноги. Крамер тоже дремал, хотя и старался не спать, но рана, полученная в бою - саднила и от усталости глаза сами закрывались. Все тело болело, будто по Крамеру прошелся обоз, груженный военными припасами. Волшебники, видя то, что их храбрые путешественники задремали, присели у костра.
  - Мы давно не заглядывали в будущее, Мартия. - сказал Арген.
  - Ты ведь знаешь, дорогой друг - оно очень непостоянно.
  - Хотя бы увидим то, что - судьба, а что возможные последствия наших действий. - Ответил чародей, улыбаясь. - Гадание предупредит нас.
  - Тогда уж лучше к пророку! - улыбнулась Мартия.- Знаешь, Арген, я никак не могу найти свою брошь. Внутри нее эликсир и самое главное - порошок для перемещений. Мне кажется, я ее потеряла.
  - Не расстраивайся, купим новую брошь. - Ответил Арген.
  - Эту брошь подарил мне Эллезариус. В ней столько силы и мощи, сколько в твоих кольцах! Я туда переместила свои знания. А если кто найдет ее? Он ведь погибнет, открыв замочек.
  - Замок на броши так просто открыть?
  - Нет. - Ответила Мартия. - Он под заклятием. Хотя опытные маги смогут его разгадать. И еще: Эта брошь, если поместить ее в проекционный кристалл всегда показывает - где я нахожусь...
  - Кто тебя надоумил наложить на нее такие чары?! - с тревогой в голосе спросил Арген.
  - Мне казалось, что если со мной случится беда, с помощью этой броши можно будет узнать, где я.
  - Ладно, поговорим об этом недоразумении позже, дорогая. Начнем.
  Волшебники приготовились гадать. Гадать можно было в любое время дня и ночи. Заниматься гаданием мог даже самый слабый волшебник, живущий на свете, но у каждого мага были свои способы гадания. Хоть и не всегда видения говорили правду, но то, что должно быть в любом случае, они могли показать. Конечно, волшебники предпочитали обращаться к пророкам. Незачем тратить силы на такой пустяк, как гадание. Сейчас же пророков по близости не было, а Аргену нужно было срочно проверить те слова, что он услышал от ворона. Мартия гадала своими методами, Арген своими. Ритуал Мартии был чем - то похож на ритуалы ведьм.
  - Давай уже начнем, дорогая. - Сказал Арген. Он закрыл глаза и начал погружаться в глубокий транс, не обращая внимания на все звуки вокруг. Он их просто не слышал. А поскольку Арген являлся эльфим ведуном, его гадания почти никогда не были ошибочными. Через несколько минут Арген стоял один, он был лишь маленькой точкой в огромном черном пространстве и гигантские картинки проплывали мимо него, указывая на прошлое, настоящее и будущее. Картинки появлялись в случайном порядке, и Аргену нужно было успеть отделить судьбу - то, что будет, несмотря ни на что и то, что может быть при определенных действиях.
  Мартия сидела у костра и курила трубку, ей обязательно нужно было курить, для того, чтобы увидеть образы. Она раскуривала новый табак и через несколько минут начала выпускать кольца сероватого дыма изо рта. Это процедура казалось ей такой увлекательной, но забываться было нельзя! Мартия выпустила еще облако дыма и той же трубкой начала водить в воздухе вокруг этого облака. Дым не рассеивался, и Мартия свила из него клубок. Шар отлетел от волшебницы и поскакал по траве, а затем по мху и пням, растущим в лесу. Постепенно клубок пропал из виду, но очень быстро вернулся. Вернулся с такой скоростью, что казалось, он вот-вот врежется магичке в лицо и рассеется. Однако шар остановился. И Мартия увидела в нем то, что было, что есть и что будет. Видения у обоих волшебников были одинаковыми.
  
  Детство, которое друзья провели вместе. Киро, учивший их магии. Дом, в котором Мартия и Арген жили. Ссора. Это прошлое. Теплый лес, граничащий с холодной зимой. Два друга. Привязанность. Смерть. Силуэты мальчиков. Предательство. Это настоящее. И вот будущее: крылья птицы. Умирающий эльф. Золото. Пророк, корчившийся в муках, выкрикивает стих:
  
  " Тот, кто убил, лишится любви,
  
  Умрет от руки друга
  
  Жезл с камнями цветными найди
  
  И все вернется по кругу.
  
  Ворон гнездо в душе его свил
  
  Друг потеряет друга,
  
  Трое, чьи с...."
  
  Видение оборвалось и пророк, столь четко произносивший слова, исчез. Арген все еще находился в трансе, ведь погружение требовалось глубочайшее. До его слуха начали долетать слова, крики и лязг оружия, как только исчезли видения. Он спешил вернуться в реальность, что - то там точно произошло, но сделать это быстро не получалось. Арген начал приходить в себя только через минуту, слишком много сил было потрачено, чтобы удерживать нагаданные видения. Открыв глаза, волшебник увидел то, что происходило на полянке возле костра. Ровиер и Крамер стояли перед Аргеном, защищая его. Нападавших разбойников было пятеро и, судя по их виду, все они были обычными лесными разбойниками. Как же они пробрались в священный лес? Времени на раздумья не оставалось, и Арген вскочил на ноги, вытаскивая из ножен свой посеребренный кинжал. Голова волшебника немного закружилась, так быстро выходить из транса и вступать в битву ему еще не приходилось. Да и годы брали свое, хотя после сил, отданных топазом, он ощущал невероятную легкость.
  
  Мартия билась посохом с одним из разбойников. Он не уступал ей в силе и мастерстве. Она же уступала ему в оружии. "Мальчики и без меня справятся" - подумал Арген и поспешил на помощь подруге. "Когда - нибудь, я умру от руки друга" - вдруг подумалось волшебнику. Арген воткнул кинжал в спину разбойнику, тот покачнулся вперед и чуть не упал на Мартию, под одеждой убитого сверкнула золотая цепь. В этот момент Ровиер ранил еще одного лесного преступника.
  - Обернись! - крикнула Мартия Аргену, и волшебник развернулся в тот момент, когда крупный разбойник, широкоплечий, с грязными черными волосами несся вперед на Аргена с боевым цепом. Арген заслонился мечом, а Мартия ударила заклинанием из посоха прямо в разбойника. Он упал на землю замертво с остекленевшими глазами.
  Из-за раны на руке, хотя и немного зажившей, Крамеру было сложно вести бой, и Ровиер постоянно помогал другу. Двое разбойников были повержены, один лежал раненым на земле и еще двое боролись на клинках с Ровиером и Крамером. Ровиер побеждал, Крамеру было все сложнее. Освободившийся от борьбы Арген подбежал к Ровиеру, и теперь они вдвоем атаковали противника. Мартия же собиралась с силами. После гадания ей было крайне тяжело вступить в бой.
  Последний удар стали о сталь, словно вечный колокол, прозвенел в полуденном небе. Разбойников больше не было, последний из них сбежал в лес. Мартия повернула голову и увидела лежащего вниз лицом на земле Крамера. Под ним тлели угли костра.
  
  XXV
  
  
  После почти бессонной ночи, Геворг сидел в своей комнате в Транвельской башне. Обтянутые старческой кожей пальцы легонько постукивали по столу, и казалось, что руки мага живут отдельно от его тела. Лицо волшебника было задумчивым и, даже если бы в окно влетел боевой снаряд, Геворг оставался бы таким же невозмутимым. Стол Главы Совета чародеев был завален письмами и бумагами, шкаф с его одеждой стоял в углу комнаты. Этот шкаф был древним и многие волшебники, видя его посеребренные ручки, вделанное в дверцы зеркало и магические знаки на дверцах, думали, что он волшебный. Впрочем, Геворг и сам ничего не знал наверняка про этот шкаф. У противоположной стены стояла кровать, рядом с ней небольшой комод. На нем масляная лампа.
  Кроме него в Транвельской башне не было никого. Эллезариус уехал во главе погони. Его друг. Мартия предала Совет. Его бывший друг. Краувис умер. Его вечный друг. Остававшаяся в душе волшебника надежда на то, что быть может в Стране Потерянного Горизонта - всё еще жив его вечный друг, постепенно угасала.
  Воспоминания и мысли занимали все время, что Геворг проводил один в башне. Да еще этот посыльный, прибывший из королевского дворца и сообщивший о том, что король Локрии - Энтольд решил забрать башню Транвеля под склад. Оружейный склад. Ведь скоро начиналась война. Король решил, что четырем дворянам, как он называл волшебников, незачем жить в таком огромном помещении. Впрочем, склад будет на первых этажах, а люди, живущие в башне, смогут разместиться на третьем.
  
  "Нет, конечно, у них ничего не получится. Хоть и король не верит в волшебство и не знает о существовании Совета волшебников, магам никто не запретит колдовать. Так что те, кто придет выселять их, никогда не вернутся домой". - Думал Геворг. Ему хотелось отомстить всему миру за смерть друга. За смерть и за невозможность предотвратить это. Старик снова заплакал, как и прошлой ночью.
  Геворг взял себя в руки, когда в дверь постучали.
  - Кто? - спросил глава Совета, срывающимся голосом.
  - Разрешите, достопочтенный. - Сказал, виновато глядя в глаза волшебнику, парень лет двадцати. Это был глава стражников Совета. Прежнего главу убил Арген. - Мы тут кое-кого нашли.
  - Вводите его сюда. - Отрывисто сказал Геворг.
  - Это она. Она знает, что произошло с топазом, милорд.
  Геворг удивился и привстал, морщины на его старом лице дрогнули, когда в комнату ввели девушку. В грязном, испачканном платье, с побитыми ногами и заплаканными глазами, она боялась. Боялась всего, что с ней может произойти.
  
  XXVI
  
  Эллезариус и остальные волшебники, разъехавшиеся по Тунвору в поисках преступников, галопом на лошадях кинулись к вспышке света, сверкнувшей у северных ворот селения. "Неужели Эу, находившийся там, применил заклинания против беглецов на глазах у просыпающихся жителей?" - думал Эллезариус, мчась мимо старых и грязных домов по узким улочкам. Прибыв к северным воротам первым из всех чародеев Совета, он увидел лежащего на земле Эу. И следы лошадей, ведущие за ворота. Сердце чародея сжалось. Сбавив ход, он спешился и подбежал к лежащему на снегу волшебнику. Нога Эу застряла в стремени и его лошадь не двигалась с места. В этот момент подоспели и другие маги.
  
  - Он жив. Я чувствую. - Сказала Тиш. Она выглядела озабоченной, и почти сразу поспешила к Эу.
  
  - Да, действительно. - Подтвердил Эллезариус. - Ему было не под силу справиться с четырьмя.
  - Колдовали двое. - Сказал Фарус.
  - С чего ты взял? - поинтересовался Эллезариус.
  - Мартия. Она хотела его убить. Арген защитил его. Волнения силы были ощутимы. Я ближе всех был к северным воротам, но из-за зевак, столпившихся на улицах, я подоспел сюда позже всех. Я чувствовал силу Мартии и небольшое вмешательство Аргена. И еще намерения Эу предать Совет.
  - Не время сейчас разводить долгие разговоры! - оборвала мага Тиш. - Нам нужно отвезти Эу на постоялый двор. Снимем комнату и приведем его в чувство.
  -Да, это нужно, несомненно. И не думаю, что Эу хотел предать Совет. Не думаю. - Ответил Эллезариус.
  - У меня есть травы и настои. - Сказал Фарус. - Они помогут, но погоню нам придется прервать.
  Эллезариус, ведомый жаждой мести не только из- за Краувиса и топаза, но и теперь из-за Эу понимал неотвратимость решения прекратить гонку. Ему было больно и обидно осознавать это. Вернутся в Транвель? Сидеть и ждать пока что-нибудь случится? Это не для него. Боевой маг жаждал действий. Решительных и жестких мер. Да и душевная рана никак не заживала. Эллезариуса мучила бессонница. Каждый час, каждую минуту он вспоминал Мартию. Прикосновение ее рук, нежные прикосновения и ласковые. Её рыжие волосы и юношеские веснушки. Она казалась ему совсем девчонкой, хотя и была старше Эллезариуса.
  - По коням! - крикнул Фарус и прервал поток мыслей боевого мага.
  Эллезариус ехал замыкающим, его длинные русые волосы развеивал ветер. Тонкие пряди падали на лоб и глаза, постоянно закрывая обзор. Оно и лучше, никто не увидит его глаз, минутной слабины, которую допустил лучший боевой маг королевства.
  Эу лежал животом вниз на спине у лошади Фаруса. Сам Фарус ехал в седле, придерживая Эу и периодически останавливаясь проверить, не умер ли тот. Тиш вела коня Эу, она ехала между Фарусом и Эллезариусом и кидала недружелюбные взгляды на зевак, столпившихся на улицах Тунвора.
  - Чертоdы людишки. Насколько же они глупы!- шепотом проговорила Тиш, вспыльчивости ей было не занимать, как и ненависти к людям.
  - Тише.- Сказал Фарус. - Не хватало нам еще людского бунта в этой деревеньке. Уймись.
  Постоялый двор, на который въехали маги не отличался чем-то особенным. Конюшня, главное здание с почерневшими от старости бревнами и дровенник. В горах всегда было холодно, и печь обычно топили круглый год. Эллезариус вошел в гостиную, за столами сидели проезжие купцы, картежники и не очень богатые граждане Тунвора. Хозяин заведения подошел к Эллезариусу сам, увидев его. Представительность и дворянская осанка, взгляд богатого помещика говорила о том, что Эллезариус человек благородный. Были свободны четыре комнаты на самом высоком этаже здания - третьем. Насыпав горсть золотых в руку хозяину, Эллезариус вышел на улицу и позвал Тиш и Фаруса. Вдвоем они подняли Эу на третий этаж, провожаемые любопытными взглядами постояльцев двора. У хозяина заведения был небывалый доход за два последних дня. Хозяина звали Мириас. Удивительные люди встречались ему все чаще и чаще. Мириас поселил Эллезариуса, Тиш и Фаруса в комнате, где прошлой ночью останавливался Арген с друзьями. Однако чародеи Совета об этом не знали.
  Эу бредил. На улице был туман, и лучи солнца лишь редко проникали сквозь затянутый серым саваном воздух. Возле кровати раненного чародея постоянно находилась Тиш. Лишь ненадолго Эу пришел в сознание и попросил пригласить Эллезариуса.
  
  - Я хотел взглянуть на топаз. Никаких плохих намерений к ним у меня не было. - Сказал Эу, когда в комнату вошел боевой маг. - Я бы не стал их задерживать. Это было бы мне не по силам. Я бы не справился с четырьмя. Да и не хотел вступать в бой. Мартия выстрелила в меня заклятием так быстро и неожиданно, что я не успел ответить. Только лишь Арген помог мне. Он ослабил силу заклинания. За что она так? Почему она это сделала!?
  -Не знаю, друг. Не знаю.
  - Я бы никогда не предал Совет! Тиш сказал мне, что так считает Фарус. - Эу захлебывался слезами, а еще через несколько минут уснул.
  Озадаченный Эллезариус вышел из его комнаты. Туда сразу поспешила Тиш и снова прикладывала ко лбу бредившего Эу компрессы с целебными травами. Снова шептала на ухо успокаивающие заклинания. Снова поила его отварами и рисовала по всему его телу знаки. Надо сказать, что Тиш - отличный маг-целитель.
  Эллезариус на самом деле знал, почему Мартия так поступила. И причина была одна. Она не хотела видеть его. Она не хотела смотреть в глаза Эллезариусу - человеку, который ее любит. Поэтому она не стала долго говорить с Эу и ударила в него заклинанием, а затем как можно скорее все четверо скрылись. Осознание этого болью отозвалось в груди мага.
  - Ведь я люблю ее..-прошептал Эллезариус, ударив кулаком в перила лестницы, по которой он спускался вниз. Частые морщины на его лице напряглись, и казалось, будто сейчас польются слезы из серо-голубых глаз чародея. Он стерпел. Обида одолевала его ежечасно, он не мог сидеть на месте. Он хотел поговорить с Мартией и все решить. Спустившись на первый этаж, Эллезариус присел за стол возле Фаруса.
  - Он будет жить. - Сказал Фарус. - Раз просыпался и выходил из бреда, то будет жить.
  - Я знаю, Фарус. - ответил Эллезариус.
  - Знаешь, я в последнюю ночь много думал. Да и сейчас тоже. А не голословно ли мы обвиняем Аргена в краже топаза. Ведь мы основываемся только на видениях нескольких волшебников. Ни одного доказательства.
  - Ты в своем уме? - раздраженно спросил Эллезариус, и его глаза округлились гот удивления. Он не ожидал услышать столь дерзкого заявления, тем более от умудренного опытом Фаруса. - Видения ни разу не подводили волшебников. Все видения, посещающие магов, так или иначе - говорят правду. Только гадания могут иногда врать, видения - нет.
  -Я знаю. - Ответил Фарус. - Хотя обычно мы сначала ищем подтверждения своим видениям. А не с головой кидаемся в омут.
  - Я поговорю об этом с Геворгом. Вполне возможно ты прав.
  
  XXVII
  
  В трактир вошел запыхавшийся гонец. Красная нашивка на руке говорила о том, что это посланец от очень богатого дворянина. Он подошел к Мириасу, главе трактира. Пару минут они о чем-то разговаривали, затем Мириас указал рукой на Эллезариуса. Когда гонец развернулся и направился к их столу, Фарус заволновался и нащупал рукой свой посох, Эллезариус сделал то же самое.
  -У меня к вам письмо, достопочтенные господа. Как я понимаю, вы дворяне из Башни? - произнес гонец.
  Эллезариус отпустил посох, сунул руку в карман и достал оттуда золотой. Гонец поклонился и остался ждать. Дворяне из Башни. Так простолюдины называли магов, живших в Транвеле. Естественно, они не хотели знать, что магия и волшебники существуют. Взяв конверт, Эллезариус увидел на нем герб Геворга и поспешил распечатать письмо.
  Эллезариус, тебе пишет Геворг. У меня есть две новости. Ответ мне не нужен, гонец приедет и подтвердит, что передал тебе его лично в руки.
  - Вы можете быть свободны. - Сказал Эллезариус, глядя гонцу в глаза. - Покажите этот золотой тому, кто передал вам письмо и он поймет, что письмо вы передали лично в руки.
  
  Эллезариус продолжил читать письмо, на него постоянно смотрел Фарус.
  
  Ко мне привели девушку, я ее допросил и потом проверил ее память. Она сказала правду. В тот момент, когда топаз не появился в башне на Транвеле, он находился в конюшне, теперь уже ее мертвого дяди. Она тоже была там. Спряталась в углу. Был там и Эскер, наш бежавший пленник. Что же до того, что стало с топазом, то девушка сбивчиво рассказала мне вот что: "Приходили двое. Один молоденький парень, светловолосый, с серыми глазами, тренированный, видно, что воин. И второй - уже старый, с седыми волосами, длиною до пояса. Эльф". По описанию это Арген и его спутник, имя которого нам неизвестно. Герилла, так зовут девушку, сказала, что эльф обездвижил Эскера, распорол брюхо коню и вытащил оттуда черный камень. Затем скрылся. Дорогой, Эллезариус, теперь доказано, что топаз у Аргена. Это единственное, ради чего стоит продолжать погоню. Краувис мертв. Десятки видений посетили меня за последнее время. Сомнений нет. Он умер. И тело его в Стране Потерянного Горизонта.
  
  Думаю, вам стоит вернуться. Энтольд решил забрать Транвель себе.
  
  Геворг.
  На последнем слове стояла клякса, как будто слеза упала на лист пергамента. Ошеломленный прочитанным Эллезариус, сидел неподвижно. Очнувшись от размышлений через несколько минут, он протянул письмо Фарусу. Фарус прочел письмо и положил руку на плечо Эллезариусу, в знак поддержки.
  - Мы всегда будем его помнить. - Сказал маг.
  Медленно двигаясь по лестнице вниз, спускалась Тиш. Её лицо, молодое и красивое выглядело бледно. Черные волосы, заплетенные в клубок на затылке, растрепались. Из глаз лились слезы. В руках она держала какой-то небольшой мешочек. Эллезариус и Фарус встали и поспешили к чародейке. Они предполагали, что случилось страшное, но не предполагали, насколько.
  
  XXVIII
  
  Эскер медленно поднимался. Сначала он встал на четвереньки, кровь стекала струйками по его рукам, затем он сел.
  - Наконец-то! - крикнул Тривиас. - Ты жив! Я так этому рад. Что с Андэ?
  - Не знаю. - Чуть слышно ответил Эскер. Голова кружилась, во рту чувствовался металлический привкус крови. Эскер поднял глаза наверх.
  - Ночь. - Сказал Эскер, приходя в себя и поворачиваясь к Тривиасу.
  - И, правда. А я и не видел. И даже не понял. Первый раз за всё время. Ночь. Только звезд нет. Одна луна светит.
  - Ага. Ни одной звездочки. - Сказал Эскер и повернулся к Андэ, посмотреть, что с ним случилось. Колдун так и лежал на земле, неподвижно. Его сбивчивое дыхание и темные круги под глазами подтверждали то, что в его теле все еще теплится жизнь. Никаких видимых ран на его теле не было. Смотря на беззвездное небо, Эскер вспомнил свою семью. И так горько и невыносимо больно стало на сердце, что из последних сил он поднялся, чтобы освободить Тривиаса и пойти прочь от этого проклятого места.
  Дуцирус, озаряемый лунным светом стоял возле Андэ. То, что жив дуцирус доказывает, что жив и его хозяин. Андэ, лежа на животе что-то прохрипел и открыл глаза. Этого не увидели ни Эскер, ни Тривиас. Эскер уже лез вверх по столбу, хватаясь костлявыми руками за цепи, с камнем в зубах. Двумя ударами камня о цепи, Эскер освободил сначала ноги Тривиаса, а затем и его руки. Они повалились на землю. На этот раз падение не было таким болезненным, как впервые. Андэ уже пытался сесть на землю и постоянно кашлял, воспроизводя ужасные звуки. Если бы Андэ кашлял так в обычном мире, эхо бы вторило ему. Здесь же эхо не было. И весь этот мир казался не живым. Зато кашель Андэ привлек внимание кое-кого другого.
  - Ночь. - Сказал Андэ, откашлявшись и поднимаясь на ноги. - Удивительно! Здесь может быть ночь!
  - Вставай, Андэ. Нам пора уходить отсюда. - Сказал Тривиас. Он единственный мыслил хоть немного трезво. - Ведь кто-то нас сюда принес, значит, они могут появиться здесь снова. У нас ведь никакого оружия.
  - Да, ты прав, Тривиас. Пора идти. - Ответил Андэ. Луна светила ярко, путники встали на ноги, и пошли вперед по пустыне. По голой земле голыми ногами. За несколько суток ярко светившего солнца, земля казалась раскаленной. Есть по-прежнему не хотелось. Пить тоже. Не хотелось ничего. Даже внутреннее восприятие мира, ощущения притупились. - Мне кажется, это существо - совсем как живое. Совсем от нас не отличается. - Сказал Эскер с некоторой опаской. Все вчетвером шли вблизи друг друга, дуцирус шел отмеренными ровными шагами возле Андэ. Неподалеку от них шли Тривиас и Эскер. Эскера пожирал страх. Боязнь неизвестной магии, боязнь смерти - стоящей перед ним. - Это существо называется дуцирус. И, кстати оно все очень хорошо слышит. И может реагировать. - Ответил Андэ, специально пугая Эскера своими словами и зловещей интонацией. На самом же деле, как бы Андэ не пытался себя развеселить, ему было плохо. Постоянно тошнило, и кружилась голова. Никогда раньше он не создавал дуцирусов из трупов волшебников. Неимоверная усталость и боль во всех мышцах - вот от чего хотел избавиться колдун. Андэ хотелось остановиться и просто уснуть, но он понимал, что может и не спать. Ему ведь не хочется пить и есть. - А куда мы идем? - спросил Тривиас. - Мы ведь не знаем направления. Мы даже не знаем, в какой части находится лес. И у нас нет никакого плана действий. Мы не знаем, что нам делать. - Вот только не надо паниковать! - сказал Андэ. - А я и не паникую. Мне просто интересно, что нам делать дальше. Давайте решим! - Да, давайте, правда, решим. - Сказал Эскер, останавливаясь. За ним остановились и Тривиас с Андэ. Дуцирус же пошел вперед. - Он на разведку. - Улыбнулся Андэ и его несколько дней нечищеные зубы желтели в свете луны. - Полезная штука - этот твой дуцирус. - сказал Тривиас. -А то! - засмеялся Андэ и на этот раз услышал свой смех, отразившийся эхом в пустом пространстве ночи. Все трое замолчали. А дуцирус молчал всегда. - Эхо. - Сказал Эскер, и эхо вторило ему. -Тсс! - шепнул Андэ. - Вы слышите дыхание? - Ага. - Шепотом сказал Тривиас. - Я слышу. Ничего, правда, не вижу. Эта проклятая ночь. Да и холодом подуло. Откуда-то со спины. Друзья развернулись и увидели перед собой зверя. Непонятное существо, похожее на гигантскую собаку, охваченную бешенством. Выпученные глаза, с оскаленных зубов стекала слюна, и из пасти разило ужасной вонью. Тяжелые, сильные лапы упирались в землю когтями. Один удар - и ты мертв. В холоде, которым зверь был окружен, чувствовалось нечто ужасное, сжимающее сердца в кулак. Даже холод некромантии не так ужасен, как этот. Могильный смрад. Глаза у зверя поблескивали в лунном сиянии, и напряжение здоровенных мышц под серой шерстью выдавало животное в его готовности атаковать. Зверь не издавал ни звука, из растопыренных ноздрей шел пар, и каждая секунда казалась вечностью для Эскера, Андэ и Тривиаса, охваченных ужасом и желанием скорейшего конца.
  
  
   XXIX
   Человеческая жизнь пропитана мистикой. Мы не знаем, что движет нами. От чего зависят наши действия. Что к этим действиям привело. Мы этого не ведаем и не прозреем никогда. Наши действия часто - ответ на поступки людей, которых мы даже не знаем. Существует бесконечная цепочка, в которую связаны все люди. Неизвестно, где первое звено и неизвестно, где последнее. Правители и короли, пытавшиеся понять и взять эту цепочку под контроль, погибали. Под ярко светящим солнцем в Мафтских горах, на границе Локрии и Фрии, рыдал Ровиер. Крупные слезинки катались из его глаз, градом несбывшихся желаний. Ведь он не может выполнить то, что ему предназначено. Он постоянно ошибается и у него не получается защитить Крамера от жесткой и настойчивой руки смерти. Сейчас он чуть не погиб. Его друг. Человек, смерть которого предотвратить, даже отдав свою жизнь, он был послан. И не справляется со своей задачей. Утирая слезы рукавом зеленой туники, Ровиер смотрел на окружающий мир, который постоянно менялся. Что сотворили их действия? Они защищались, убив нескольких разбойников. К чему это привело? К тому, что у какого-то ребенка теперь нет отца, а у жены - мужа. И вполне возможно, что грядущую зиму они не переживут без кормильца. А к чему приведет это? Ровиер отвлекся от мрачных мыслей, наблюдая за Мартией, перевязывающей бинтами рану Крамера. Разбойник, напавший на него, видел, что одна его рука перебинтована и двигается с трудом, и ударил по недавно полученной ране снова. От неожиданной боли, обрушившейся на руку, Крамер закричал и здоровой рукой схватился за больную. Разбойник сильным ударом в лицо повалил Крамера на землю. Парень упал, развернувшись к костру. Своим телом он потушил пламя, но раскаленные угли продолжали оставлять ожоги. Крамер лежал без сознания. Обо всем этом Ровиеру рассказал Арген, восстановивший картину боя. Легкими, методичными движениями Мартия перевязала Крамера и уложила парня в тень одного из дубов, растущих неподалеку. Парень мирно спал, несколько дней не мытые волосы слиплись в толстые золотые пряди на его голове. Грудь подымалась и опускалась со свистом. Крамеру было тяжело дышать. - Не стоит так убиваться, дружок. - Мартия внимательно посмотрела на Ровиера. - Он поправится. Не сразу, конечно, но думаю достаточно быстро. - Мы отправимся в путь через час. - сказал подошедший Арген. - Поедем вместе с раненым. Думаю, в пути Крамеру не станет хуже. Да и дом Киро уже близко. - Я не поддерживаю этого, Арген, но понимаю, что ты прав. - С печальным видом ответила Мартия и начала снимать свой плащ, весь в крови. Арген последовал ее примеру, а Ровиер, так и сидел неподалеку от Крамера, погруженный в свои мысли. Мартия встала с земли и подошла к Аргену. - Что показали твои видения? - То же, что и твои, дорогая. - ответил Арген. - Почему ты так в этом уверен? - удивленно спросила Мартия. - И если мы видели одинаковое, ты что ты думаешь по этому поводу? Я например ничего не могу понять. Всё было показано как-то зыбко...Как-то загадочно. - Да я с тобой согласен и я полностью уверен, что ты так же, как и я видела такое же будущее. Умирающий эльф, нам не показали лица. Кто это? Киро или я? - голос чародея дрогнул. Он собрался с мыслями и продолжил. - А может вообще кто-то нам неизвестный? Золото. Что это значит? - Знаешь, я видела золотую цепь на шее разбойника. Может это как-то связано? Кто у нас носит золото? - спросила чародейка. - Какой -нибудь богач. Ни один чародей в жизни не оденет золотого украшения. - ответил эльфий ведун. - Вот, например, твоя серебряная брошь... Лицо Аргена застыло от изумления. Он кое-что понял. Кое-что очень важное! - Что случилось? - спросила Мартия озадаченно. - Ты слышала стих, который был в конце гадания? - спросил задыхающийся от восторга и волнения Арген. За последнее время, после принятия сил топаза он очень помолодел и выглядел совсем юным. - Только самое начало. А потом вступила в бой. - ответила чародейка. - Так и что? - Так и вот что: Тот, кто убил, лишится любви. Умрет от руки друга. Жезл с камнями цветными найди, и все вернется по кругу.- проговорил Арген стихи, как заклинание. - То есть, можно будет всё исправить и смерть от руки друга и лишение любви, найдя жезл! - И что в этом такого грандиозного? Я не знаю ни одного артефакта в мире, который был бы выполнен в форме жезла. Я много путешествовала, изучая магические штуковины, и многое знаю об артефактах. - сказал чародейка. - Магического жезла не существует. Значит - это простой, обычный жезл. Только как он все вернет? - Этот простой жезл - твоя брошь! - закончил свою мысль Арген, глядя на удивленное лицо Мартии. - Твоя брошь выполнена в форме руки, держащей серебряный жезл, и украшена камнями. Я прав? - Ага, -ответила чародейка, опуская брови на их прежнее место, а то от удивления, они подскочили, покрыв морщинами бледный лоб чародейки. - прав. Это жезл и я сама сделала его артефактом, того не ведая. - Значит, нам нужно ее найти! - обрадовался Арген. После этого друзья беседовали еще некоторое время, пока не осознали, что слишком заговорились и Ровиер заскучал. Чародеи так же поняли, что крылья птицы, которые были в видении о будущем - это крылья ворона, но так и не догадались, что это значит. И пророк, выкрикивающий слова. Откуда он взялся и где его найти? Арген и Мартия не знали, и здесь оставалось полагаться на время. Оно все расставит по местам. Подувший легкий ветерок, разбросал опавшие с деревьев листья по лесной тропинке. Развеял серебристые волосы Аргена, будто погладил его по голове. Он всё делал правильно. Но в отличие от ветра, Арген так не думал. К чему приведет его всё это? Какая цель стоит перед ними? И почему от всего этого страдают близкие ему люди. Он нахмурился, но Мартия успокоила его, положив руку на плечо друга. Солнечный круг медленно двигался к западу. Нужно было спешить, тем более, в горах стемнеет быстрее и станет гораздо холоднее ночью, чем было в низине. Арген и Мартия, наверное единственные, сохранявшие трезвый ум в их компании, не видели ночевку в горном лесу хоть сколько-нибудь перспективной. Арген соорудил из двух жердей и длинных стеблей какого-то непонятного растения, настил. Конструкция оказалась достаточно прочной и, положив на неё плащи: свой и Мартии, привязали его к лошади Ровиера. Оседлав лошадей, путники отправились в дорогу. Крамер все так же спал. Его перенесли на настил он был чуть прподнят с одного края, потому что был привязан к седлу лошади не очень длинными веревками. А другим краем настил волочился по земле. Ехать пришлось медленно. Благо, лесная тропа, поросшая по краям густым мхом, была ровной и без камней. - Знаешь, Мартия, я снова хочу поговорить о Ровиере. - сказал Арген чуть слышно, когда они достаточно отдалились от мальчика, везущего раненного Крамера. - Он вызывает у меня сомнения. Крамер пострадал в последней схватке очень сильно, а у Ровиера ни царапины! Его мысли не проглядываются, не могу понять - кто же он такой! - Я согласна с тобой, Арген. Он может быть опасен. Боюсь, мы скоро случайно его потеряем или шде-нибудь оставим. В Страну Потерянного Горизонта мы с ним вместе точно не отправимся. Солнце клонилось к закату и в горном оазисе - священном лесу эльфов накрапывал дождь. Вместе с дождем, в лощинах и разломах садился туман. Мрачно и сыро. - Смотрите, там вдалеке! - воскликнула Мартия, вглядываясь в туман, она различила силуэты человека на лошади. На крик Мартии с ближайших сосен вспорхнули вороны. День заканчивался. Наступал вечер. Путники остановились, перенеся носилки с Крамером под тень деревьев, где его трудно будет заметить сразу. Друзья привязали лошадей к деревьям, приготовили клинки и посохи. Оставалось ждать и надеяться, что путник не услышал неосторожного возгласа чародейки. Эпизод XXX Догорал рассвет. Геворг, возвращавшийся из Транвельского леса, бросил на пороге башни ворох горицвета. Отряхнувшись, чародей поспешил к озеру. Ветра не было и утреннее солнце лишь немного припекало, день будет знойным. В простой и легкой мантии Геворг подошел к озеру. Встав на четвереньки, Глава совета чародеев подполз к воде. Постояв немного у края, Геворг вошел в озеро. Через несколько секунд вода почти касалась его носа, полностью покрыв руки и ноги. - Покажи. - Прокаркал Геворг, словно ворон, и на воде появились круги. На секунду сознание волшебника помутнело. Он увидел. Транвельская башня в огне, несколько магиков закидывают ее молниями. Остались только бело-голубые камни, на развалины которых так спешили всадники - Эллезариус и раненный Эу. Больше нет оплота Совета чародеев Локрии. Он увидел страну, в которой нет горизонта, в которой нет перспективы. Место, сводящее с ума. Четверо, ведомые псом. Их четверо! Краувис, возможно, жив! И Арген, слепо идущий навстречу смерти. Никто из друзей ему не поможет. На водной глади показались фрагменты следующего видения, но, не устояв в воде, Геворг упал и они исчезли. Чуть не захлебнувшись, старик выбрался из воды на берег. В мокрой мантии, прилипшей к телу, чародей еще несколько минут сидел возле озера. С длинных, влажных волос стекала вода, а из глаз текли слезы. Будущее. Как скоро это произойдет? Известно только, что ничего не останется таким, как было. Грядут большие перемены. "Мне нужно успеть предупредить Эллезариуса" - промелькнула мысль в голове волшебника и, собрав последние силы, Геворг двинулся к башне. Эйла сидела за прялкой уже несколько часов. Старая ведьма никак не могла сосредоточиться. Она живет в лесу у подножия Мафтских гор уже четверть века. Сейчас, она должна заставить прялку работать. Так хочет её повелитель. Она не может его подвести. Дряблая кожа на сухих пальцах ведьмы напрягается и Эйла вновь берет нить пряжи в свою руку. Еле слышно, Эйла шепчет: Тот, кто убил, лишится любви. Умрет от руки друга. Жезл с камнями цветными найди И всё вернется по кругу. Ворон гнездо в душе его свил. Друг потеряет друга. Трое, чьи судьбы ты загубил И всё вернется по кругу. Круг, словно змей, укусит тебя, Эльфьего бога услуга. Камень подарен не для тебя. Ведь всё вернется по кругу. Каждый раз Эйла всё быстрее нажимала на педаль прялки, колесо крутилось всё сильнее, и вот уже через несколько минут она была уже не в своей старой хижине, а где-то далеко, за холмами и за небом, там, где её богиня - Эуле не могла её видеть. То, что она должна совершить по приказу повелителя - грех. Ведьма сидела за прялкой с закрытыми глазами, пропуская через руки уже не шерсть, а нить смерти.
Оценка: 2.61*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Офисные записки. КьязаДурная кровь. Виктория НевскаяВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОсвободительный поход. Александр Михайловский��Как снег на голову�� II. Ирис Ленская
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"