Фольмер Владимир Петрович.: другие произведения.

У каждого своя правда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Я приехал в Германию на ПМЖ в 2003, в возрасте 58 лет. Естесственно, на работу устроиться невозможно в таком возрасте. хотя мне всё-таки удалось поработать полтора года "фест"-то есть постоянная работа, но потом по-болезни пришлось уволиться и с тех пор я являюсь получателем государственного пособия по безработице, а значит имею право пользоваться услугами социального магазина продуктов питания, где в несколько раз дешевле, чем в обычном супермаркете можно приобрести эти продукты питания. Правда сроки годности их приближаются к концу, максимум 10-15 дней остаётся, но всё же они ещё пригодны к употреблению. Наш магазин, к которому я прикреплён, называется "Offenburger Tafel e.V.". Его услугами пользуются 1100 семей; в неделю продаётся до 10 тонн продуктов питания; его клиентами являются и российские немцы, и местные немцы, и турки и арабы, и негры и так далее, вобщем "социалисты"-то есть получатели социальной помощи государства.
  Три раза в неделю, возле этого магазина собирается огромная очередь. Магазин должен обслужить в день до 300-400 клиентов. Естесственно, пока ждёшь своей очереди, делишься впечатлениями со своими земляками, прибывшими в Германию со всех уголков бывшего СССР. Именно эти разговоры и натолкнули меня написать эту статью. Однажды мы как-то разговорились о событиях в Украине. Кто-то вспомнил о высказываниях родного брата Виктора Ющенко о том, что их отец, будучи в концлагере в Германии, пристрастился к кофе и теперь без кофе просто не может жить. Я очень удивился и спросил: "В каком же это концлагере заключённым подавали кофе?". И вот тут-то мне и выдали такого, что я просто диву дался.
  Оказывается, что всё, чему нас учили в школе о фашистских лагерях, просто коммунистические страшилки, оболванивание простого советского обывателя. На самом же деле, в концлагерях фашистской Германии к военнопленным и вообще к заключённым относились хорошо, и кофе им подавали, чуть ли не в постель, и медицинское обслуживание было на высоком уровне, и на работы заключённые ходили сами, без конвоя и возвращались назад сами в бараки, и так далее и тому подобное. Я попытался возразить: "Подождите, но ведь мне рассказывали сами те, кто пережил весь этот ужас, кто был не только свидетелем, но и жервтой этих лагерей, совсем другое. И они рассказывали мне всё это не ради красного словца, а делились наболевшим, тем, что их мучало всю жизнь, ибо раньше они не могли этого рассказывать, опасаясь стать предателям Родины". А мне отвечали: "Это всё враки, это всё коммунистическая пропаганда".
  -"А как же тогда быть с тем, что мне рассказывал мой тесть, украинец, перед своей смертью, будучи уже парализованным и прикованным к постели. Ведь перед смертью человек не боится и врать не станет, да ещё мне немцу. А он рассказывал совсем противоположное. Или как объяснить то , что рассказывала нам родная тётя моей жены, тоже перед смертью, о том, как ей жилось в Германии, когда её 16-ти летнюю вывезли в Германию на работы. Мне что ей тоже не верить?".
  -"А ты поговори с местными немцами, они тебе расскажут, как они относились к остарбайтерам и пленным, они их уважали за их трудолюбие". Я только развёл руками и сказал, что это именно то, чего я больше всего боюсь.
  Когда я приехал домой из магазина, я задумался: "Вот это и есть "Укаждого своя правда". В школе нас учили, что самым опасным и вредным