Фомин Михаил Степанович: другие произведения.

Телохранитель Эффа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:


Краткое содержание.
  Человек, проживший долгую интересную жизнь, ушёл на пенсию, на заслуженный отдых. Но, в его жизни происходят события, которые перевернут все его планы. Он, старый контрразведчик, обладающий особыми способностями, как аналитическими, так и ещё не раскрытыми для себя возможностями, обнаруживает 'чужих', людей с планеты Эфф. Сперва, принимает их за врагов или шпионов, за тех против кого он боролся всю свою жизнь. Устраивает слежку, наблюдение и выявляет, что 'чужие' не несут вреда людям, наоборот приносят в жизнь людей нечто хорошее. Случайно, попадает под аварийный выброс энергии, и неожиданно замечает, что он начал молодеть. Одновременно с этим, выявляет в себе новые способности. Испытывая симпатию к 'чужим', полковник благодаря своему характеру, храбрости и приобретённым способностям, предотвращает нападение на представителя пришельцев. В результате, Эффы оценив поступок и нераскрытые возможности полковника, предлагают помогать им в своей работе на Земле. В качестве оплаты или благодарности, ему оставляется та перенастройка организма, что случилась при аварийном выбросе и добавляются некоторые новые возможности.
  Узнав, кто они и с какой целью находятся на Земле, полковник, как человек долга, чести и совести не может остаться в стороне и принимает их предложение.
  Умудрённый опытом боевой молодости и рассудительной старости, полковник вступает в борьбу, в которой совершенно ничего не понимает, но точно знает, что он отстаивает интересы всей Земли, для всего человечества.
  После общения с пришельцами, он, анализируя полученные данные, вычисляет, что уже много тысяч лет происходит перемешивание ген разных рас. Покопавшись в своей родословной, обнаруживает, что он так же является потомком кровосмешения. Далее, к своему удивлению, обнаруживает, что появление на Земле инопланетян - не редкость, а вполне рядовое явление.
  Привыкнув к этому факту, полковник случайно сталкивается с одним из таких субъектов, не придав встрече особого значения. Но Элен, узнав о встрече, поднимает тревогу, так как это был представитель расы способной уничтожить всё живое на Земле. Требовалось найти его, а так же причину, по которой их заинтересовала наша планета. Начав собственные поиски, полковник находит разведчика и чуть не погибнув, задерживает его. Узнав, что от насекомого не узнали причину прибытия роя в Солнечную систему, полковник, проанализировав обстановку, обнаруживает излучатель. Рискуя жизнью, схватившись с гигантскими насекомыми, ему удаётся сообщить Эффам об излучателе. Тем самым, дав Эффам возможность увести рой в глубины вселенной.
  
  Раскрытие темы.
  Человек долга, совести и порядочности, встретившись с неизвестным, принимает сторону пришедших на Землю существ. Он становится на защиту пришельцев, так как знает - они здесь с благой целью. Как человек долга и чести, он не может остаться в стороне от такого благородного дела, как прогресс человечества.
  Долг, честь, самоотверженность это для него не пустые звуки, а его принципы, которым он следовал всю свою жизнь. Для него это вечные ценности, которыми он дорожит.
  
  
  
  
  
  
   Телохранитель ЭФФА.
  
   Глава 1.
  
   Прекрасное солнечное раннее утро. Полковник в отставке, Сергей Николаевич Романюк собирался на работу в отличном настроении. Что ещё нужно на старости лет? Хорошее здоровье, интересная неутомительная работа, много надежных старых друзей. Всё это у Сергея Николаевича имелось, и сейчас, он готовился к очередному дежурству в Бизнес-центре. Не желая сидеть без дела, по протекции сослуживцев, выйдя на пенсию, полковник устроился в охрану. Работа интересная, всегда на виду, много новых людей и событий.
   Весело насвистывая военный марш, он поставил чайник на плиту, включил газ и привычно глянул в окно. Яркий солнечный свет заливал весь двор золотом. Тишина и безветрие, какая-то летняя утренняя умиротворённость заполнила всё вокруг. Вдруг, вся эта безмятежная картинка прервалась, полковник сразу и не понял, что произошло. Во дворе появилась женская фигура, разом нарушившая гармонию бытия.
   Вроде, как ничего особенного, но в этой фигуре было что-то не так. Даже на большом расстоянии, бросалась в глаза её неестественность и нереальность. Сергей Николаевич, как завороженный, не отрываясь, смотрел на хрупкий силуэт, пока женщина не пересекла двор и не скрылась в соседней парадной. Только после этого, он очнулся и наконец, услышал истошный свист давно закипевшего чайника. Машинально схватив его за раскалённую ручку, и переставив его на соседнюю конфорку, Сергей Николаевич ожёг руку и окончательно пришёл в себя.
   То безмятежное настроение, что было несколько минут назад, прошло. В голове всё время крутился один вопрос. " Что здесь не так?"
   Сергей Николаевич сам не мог понять, почему образ и походка женщины прошедшей по двору так его встревожили. Но он верил своему чутью. За долгие годы службы в контрразведке, у него выработался определённый нюх на чужих, "не русских", или как тогда говорили "не советских". Но в данный момент, полковник не мог понять, что его насторожило в этой женщине. Здесь было что-то другое.
   Забыв про чай, Сергей Николаевич вышел из дома и отправился на работу, благо идти недалеко, один квартал.
   - Привет Николаевич! Что-то ты хмуро выглядишь. У тебя всё нормально?- Внимательно осматривая подчиненного, на входе его поприветствовал начальник охраны Бизнес-центра, Лаврушенко Виктор Андреевич.
   - Всё нормально, только немного руку обжег чайником.-
   - Ну, до свадьбы доживёт. Николаевич, будь в курсе, сегодня в Бизнес-центр въезжает новый арендатор. Арендует выставочный зал на первом этаже. Наша администрация просто гордится, что удалось заполучить такого клиента. Это повысит статус Бизнес-центра. Теперь жди новых людей, ты даже не представляешь, какие теперь знаменитости будут здесь появляться.-
   Выполнив свой долг, убедившись, что с охраной всё в порядке, Лаврушенко ушёл обходить подведомственную ему территорию.
   Начинался рабочий день, через Сергея Николаевича проходили работники центра и ранние посетители. Почти всех он знал в лицо, приветствовал, отвечал на вопросы, в общем, обычный рабочий день.
   Неожиданно для себя, Сергей Николаевич почувствовал какое-то внутреннее напряжение, и прежде чем успел что-то понять, увидел в дверях знакомую женскую фигуру виденную утром.
   Женщина входила в главную дверь Бизнес-центра, в окружении нескольких человек из администрации, а перед ними бежал Лаврушенко, услужливо открывая двери.
   - Вот это наш главный вход, так сказать лицо нашего центра. А это охрана - Сергей Николаевич, мимо него мышь не проскочит. Пройдемте дальше, я покажу ваш офис и выставочный зал.-
   Посетительница со всей свитой проследовала мимо, лишь на мгновение, задержав взгляд на Сергее Николаевиче.
   Остолбеневший полковник, стоял как оглушенный, встречал входящих людей, машинально отвечал на вопросы, но это всё делал автоматически.
   Перед глазами стоял образ этой женщины. Мозг старого контрразведчика, сигнализировал ему: " Чужой!!!!!!!!!!!!"
   Многие годы работы в аналитическом отделе военной контрразведки, выработали у него чутьё. И сейчас, он, как натренированная охотничья собака, почуял чужого на своей территории.
   Когда подошёл Лаврушенко, Сергей Николаевич, стараясь как можно спокойнее и естественнее, спросил,
   - А кто эта, новый арендатор, и что она собирается выставлять в выставочном зале?
   - Ну, ты что не знаешь? Совсем отстал от жизни? Это знаменитая Элен! Художник, дизайнер, меценат, всем известная личность, а так же очень интересный человек. Я с ней пообщался десять минут, а кажется, что знаю её вечность, ещё немного и влюблюсь. В зале она планирует выставлять свои работы. Я не видел их ещё, но думаю, что у такого человека они будут гениальны.
   Ещё минут десять, Лаврушенко пел дифирамбы, пока его не позвали с другого поста.
   Дальнейший день прошёл спокойно, если не считать взволнованного Лаврушенко и других членов администрации, бегавших по территории, занимаясь организацией переезда нового арендатора.
   Только под закрытие, полковник ещё раз увидел " знаменитую Элен" со спины. Теперь он уже профессионально, со знанием дела, провожал её чекистским взглядом, замечая самые мельчайшие детали. И опять был поражен неестественностью и нереальностью, несоответствием её и окружающего мира. Женщина не вписывалась в этот мир, казалось, что он для неё слишком груб, сер и тяжёл. Она прошла мимо него, так как будто проплыла, не касаясь земли ногами, обдав Сергея Николаевича лёгким свежим ветерком. Каждое её движение было изящно и совершенно. Создавалось впечатление какой-то лёгкости, эфемерности. Не верилось, что это враг. Но старый чекист внутри говорил,
   - Не расслабляйся, враг коварен, он способен на всё!
   Придя домой, Сергей Николаевич, лёжа на диване, попытался проанализировать данные.
   Он старался в своей голове сложить все по порядку, что бы понять, что его так насторожило. Около часа, он ломал голову, складывая все известные ему факты, подключив весь свой опыт контрразведчика, но ни к каким выводам так и не пришел.
   Подойдя к окну, что бы открыть форточку, он неожиданно увидел знакомую фигуру, идущую по двору. И тут он понял, в чём дело. Она не такая как все люди.
   " Как я сразу не догадался! Вот старый дурак! Это столь очевидно, что всем остальным и в голову не приходит, но надо всё основательно проверить, может, я ошибаюсь".
   Теперь для старого служаки задача была ясна, Сергей Николаевич понял ситуацию, поставил перед собой задачу и чувствовал как в старые добрые времена, когда выявлял и ликвидировал тайных агентов. Он опять почувствовал себя в строю защитников отечества.
   Отставной полковник сел за стол, достал чистую тетрадь, открыл, и на первом листе написал: "Особенности подозрительного лица"
      -- Очень высокий рост. (Порядка 2 метров).
      -- Невероятная худоба. (Почти полное отсутствие жировых тканей).
      -- Впечатление вытянутости объекта наблюдения вверх.
   "Ну, пока все что нам известно, теперь понаблюдаем за объектом, и когда появятся неопровержимые улики, мы его и возьмём. Тут главное не спешить, прежде необходимо узнать, кто она, и на кого работает".
   Сергей Николаевич довольно потёр руки и, с чувством исполненного долга, лёг спать.
   Ночь прошла ужасно, всё время снились вражеские агенты странного вида, очень худые и высокие. Они прятались за углами, за деревьями и выведывали тайную информацию. А полковник Романюк, бегал по всему городу, хватал их, но они непонятным образом испарялись из его крепких рук и улетали в небо. В бессильной злобе, Сергей Николаевич хватал другого агента, но тот так же испарялся и улетал. Звонок будильника вырвал полковника из беспокойного сна, именно в тот момент, когда он схватил самого главного агента - Элен. Открыв глаза, Сергей Николаевич даже расстроился, что это не на самом деле. Как во сне всё просто.
   Впереди предстояла большая работа. Его не интересовали краски раннего летнего утра. В такую рань, он встал, чтобы проследить за наблюдаемым объектом. Расчет оказался правильным - утром Элен выходила на прогулку. Увидев в окно знакомый женский силуэт, полковник выскочил из дома, и на безопасном расстоянии, с видом прогуливающегося пенсионера, двинулся следом. Элен не спеша, гуляла по улице, а полковник как ищейка, шёл сзади, не отрывая от неё глаз. В тёплое солнечное утро, нагретый воздух поднимался вверх, и от этого создавалось впечатление, что колеблются деревья и стены домов. Тонкая, эфемерная фигура Элен, казалось, растворялась на этом фоне. Неожиданно для себя, Сергей Николаевич увидел, как фигура женщины действительно растворилась. Она не исчезла, не пропала, а медленно растворилась. Полковник не поверил своим глазам. Он ещё несколько минут смотрел в одну точку. После этого, плюнув на всю конспирацию, почти бегом, подбежал к месту исчезновения и тщательно всё осмотрел. На всякий случай, обежал всё вокруг, но никаких следов Элен не обнаружил.
   " Что за чертовщина? Скажи кому-нибудь, скажут - старый дурак из ума выжил".
   Ошарашенный случившемся, Сергей Николаевич шёл домой. Он чем-то напоминал собаку-ищейку, потерявшую след. За долгие годы службы, на личном опыте убедился, что чудес не бывает, и каждое "чудо" со временем легко объясняется. Но, такого с ним ещё не было.
   Дома Сергей Николаевич занял наблюдательный пост у окна. К его удивлению, Элен показалась во дворе точно в то же самое время, что и вчера.
   " Ага, голубушка! Все-таки вы ходите ногами! Должно быть, со мной использовали какой-то оптический фокус".
   От такого объяснения, Сергею Николаевичу стало легче, всё встало на свои места.
   На всякий случай, свои новые наблюдения он не стал заносить в тетрадь, слишком невероятное событие. Но всё это, только подхлестнуло профессиональный интерес отставного полковника.
   В голове метались разнообразные мысли, множество всевозможных версий. Но опытная ищейка, Сергей Николаевич, не остановился ни на одной. Он решил собрать как можно больше информации.
   На работе, ему не пришлось собирать информацию, она сама хлынула на него отовсюду. Весь бизнес центр напоминал растревоженный улей, казалось, что все сотрудники, работники, другие арендаторы и даже посетители, занимаются переездом известной художницы. С самого утра, Сергея Николаевича замучили вопросами, " Где Элен?" и " Ещё не привезли картины?". Не считая других безобидных вопросов.
   К удивлению полковника, об Элен знали все. Знали, что она знаменитая художница, но больше о ней никто ничего не знал. Вот этот информационный вакуум больше всего его и заинтересовал.
   Наконец привезли картины, серьёзные крепкие парни, проносили через проходную большие ящики. Лаврушенко бегал между ними, пытаясь организовать весь процесс, но только мешался. И тут произошло ещё одно событие. В конце концов, Лаврушенко пытаясь указать, куда надо нести один из огромных ящиков, споткнулся в проходе, и, падая, ухватился за грузчика, тот не удержавшись на ногах (всё-таки вес Лаврушенко около 120 кг.) с грохотом уронил поклажу на бетон. Деревянный ящик, упав углом на пол, раскололся на две части, и из образовавшейся трещины сверкнул ярко синий луч, ослепив на несколько мгновений, всех кто оказался рядом. Мотая головой, полуослепшие грузчик, Лаврушенко и Сергей Николаевич, несколько минут приходили в себя.
   - Что это было?- Первым очухался Лаврушенко. Грузчик растерянно мотал головой, пытаясь привести зрение в норму.
   - Ты, что это разбил? Криворукий!!! Кто доверил тебе нести такую ценную аппаратуру?-
   За Лаврушенко такое водилось, он был из тех людей, которые никогда не отвечали за свои поступки и старались их переложить на чужие плечи. Грузчик растерянно топтался в фойё, пытаясь сложить в ящик какие-то вывалившиеся из него рамки и коробочки.
   - Кто будет за это отвечать? Это, наверное, стоит огромных денег! Твоей зарплаты не хватит, чтобы за всё заплатить! - Продолжал наседать на бедного парня начальник охраны.
   - Что случилось?- В проёме входных дверей появилась фигура Элен.
   - Да, вот видите, каких работников нам прислали, Даже и не знаю, что и делать, этот недотёпа только что уронил и, кажется, разбил что-то ценное.- Лаврушенко, почти вприсядку, как нагадивший кот, с виноватой улыбкой начал извиняться перед ней.
   Элен увидев, что случилось с её багажом, изменилась лицом, но сразу взяла себя в руки. - Не трогайте ничего, сейчас придут мои помощники и всё уберут.
   Вслед за ней появилась девушка и какой-то немного странный парень (слегка заторможенный), и довольно быстро уложили все в коробки и унесли в офис.
   Лаврушенко топтался рядом с вахтой, потел от страха, и ныл, - Что теперь будет? Кто за это будет отвечать? Надо идти извиниться.
   " Как всегда свалит на кого-нибудь", думал про себя, Сергей Николаевич, его больше всего заинтересовало, что это такое сверкнуло из ящика и почему Элен так отреагировала, стараясь скрыть свои эмоции. Только когда расстроенный и пришибленный Лаврушенко, на подгибающихся ногах, ушёл приносить " искренние извинения", полковника прошила мысль - " Никто не обратил внимание на вспышку!!!"
   " Что это за чертовщина? Никто ни чего не замечает! Почему? Это должно всем бросаться в глаза!" Вопросы роем крутились в голове полковника, но он не находил на них ответов.
   Весь остальной день прошёл без происшествий. Грузчики работали более осторожно, перенося многочисленные ящики и коробки, а Лаврушенко, получив нагоняй от руководства, больше не мешал процессу.
   Когда рабочий день подходил к концу, и почти все сотрудники и посетители разошлись, одной из последних, показалась Элен. Своей странной походкой, она неожиданно для полковника, подошла к нему и заговорила. Полковник смотрел снизу вверх и видел большие серые глаза, цвета заполярного неба, и слышал глубокий грудной голос необычного диапазона.
   - Извините, Сергей Николаевич, за утреннее происшествие. Я, в своих работах использую некоторые современные технологии, и сегодня, был разбит один из оптических приборов, что и вызвало такую яркую вспышку. Надеюсь, ваше зрение не пострадало, так как прибор совершенно безвреден для здоровья.
   Полковник смотрел в странное вытянутое лицо, в огромные, глубокие серые глаза, и завороженный тембрами голоса, как-то непривычно для себя, начал оправдываться.
   - Что вы, что вы! Ни каких проблем, я даже ничего не заметил.-
   Он пытался сказать ещё что-то, но Элен развернулась и летящей походкой скрылась за дверями.
   Какое-то время Сергей Николаевич приходил в себя, он даже потряс головой, пытаясь сбросить оцепенение, что напало на него во время общения с Элен. Но ещё долго перед глазами стояло это узкое вытянутое лицо, с заострёнными ушами, а в голове звучал глубокий грудной голос. Только благодаря старой чекистской выучке, он совладал с собой.
   Вопросов накапливалось всё больше и больше, а ответов не было совсем. Сергей Николаевич решил заносить всё в тетрадь наблюдений, он перестал делить информацию на - реальную и нереальную. Рано или поздно, всё получит своё объяснение.
   Дома, в спокойной обстановке Сергей Николаевич попытался проанализировать полученные наблюдения.
   " Чёрти что получается! Какая-то небывальщина! Такого не может быть! Человек не может исчезнуть на глазах. А, как она двигается! Плюс ещё способность к гипнотическому воздействию". Мысли вихрем роились в голове полковника. Ситуация складывалась настолько неестественная, что Сергей Николаевич был даже рад, что его жена всё лето находилась на даче, и у него была возможность в тишине и покое заниматься этим делом.
   Вечер прошёл безрезультатно, Элен во дворе не появлялась, похоже, что с работы она направилась прямо домой и больше никуда не выходила. Но Сергей Николаевич даром время не терял. Он позвонил в ЖЭК, представился работником миграционной службы, узнал адрес, когда и на каких основаниях Элен поселилась в его доме. Всё было законно. " Ну, это нормально! Надо быть совсем тупым, чтобы попасться на таких мелочах. На чём бы её прихватить? Как заставить себя раскрыть?" ломал голову полковник. " Эх, не те времена! У нас в отделе, она мигом бы заговорила, сдала всех и всё". Он ещё немного подумал, потом подтянул к себе поближе телефон, старинный такой, чёрный и с крутящимся диском. Прищурившись, напрягая слабое зрение, набрал номер. На другом конце взяли трубку.
   -Алло! Петрович! Это ты? Это я, Николаевич, приезжай скорее, что-то мне не хорошо, да и возьми с собой прибор сердце послушать, и запасные очки.
   На другом конце, басом ответили, - Хорошо! Держись, скоро буду.
   Со стороны могло показаться, что по телефону разговаривают два старика о здоровье, но тут разговаривали два контрразведчика, пусть уже и на пенсии. Каждое слово имело свой смысл, и сейчас полковник просил срочной помощи, а так же привезти подслушивающую аппаратуру и видеокамеру. За многие годы работы они научились понимать друг друга с полуслова.
   Звонок в дверь. На пороге стоит толстый, потный, усатый Петрович.
   - Чего случилось? Пора расслабиться, а не врагов искать! Пусть этим молодёжь занимается. Или со здоровьем действительно плохо?
   Едва отдышавшись, Петрович принялся за допрос, но Сергей Николаевич, не отвечая, взял своего боевого товарища за рукав, отвёл на кухню и усадил на табурет.
   -Не знаю, как тебе это сказать. Может, сочтёшь меня старым маразматиком, но возьми эту тетрадь, прочти и скажи, что обо всём этом думаешь.
   Петрович, взял тетрадь наблюдений и углубился в чтение. Посапывая и покряхтывая, в отдельных местах, он внимательно прочитал записи. Потом отложил тетрадь и внимательно посмотрел на Сергея Николаевича.
   - Здесь что-то одно из двух. Либо ты совсем спятил, внукам сказок начитался, либо, то чем мы занимались в контрразведке - это детские игры, по сравнению с этим. На мой взгляд, лучше, чтобы ты спятил. А, ну-ка покажи язык!
   - Хватит шутить. Я сам временами начинаю думать, что у меня крыша едет.- Полковник взял тетрадь и потряс ей перед носом Петровича.
   - Я не старый маразматик, сам первое время не верил своим глазам, поэтому стал вести дневник наблюдений. Самое интересное, что отличия явно видны не вооружённым глазом, но никто ни чего не замечает!
   Петрович с любопытством посмотрел на полковника, на тетрадь, хитро прищурился в усы и спросил,- А как она исчезла? Подпрыгнула, растаяла, или растворилась в облаке дыма? Как фокусники в цирке?
   Сергей Николаевич подпрыгнул как ужаленный.
   - Ты что! Мне не веришь? Столько лет вместе, плечом к плечу, сколько операций провели!
   От обиды, сердце пенсионера заколотилось, как ненормальное, горло сдавило железным обручем. Годы всё-таки берут своё. Сергей Николаевич побледнел и осел на табурете.
   Петрович испуганно подскочил.
   -Брось! Не принимай всё так всерьёз! Держи стакан воды, я тебе сейчас таблетку от сердца дам.
   Он налил в стакан из чайника, и достал каких-то таблеток из внутреннего кармана. Николаевич послушно проглотил таблетку и запил водой. Когда полегчало, они продолжили разговор, Петрович больше не улыбался и не шутил, он понял, его старый боевой товарищ по пустякам, так переживать не будет. Он спросил:
   -Неужели это всё, правда? Что бы поверить в это, я должен всё увидеть своими глазами.
   Ты для этого просил принести микрофон и видеокамеру?
   - Да, хочу все факты зафиксировать, если ты мне не поверил, то на верху тем более, сам знаешь, как относятся к не проверенной информации. Спасибо что принёс, теперь я её "голубушку" обязательно уличу.
   Сергей Николаевич аккуратно сложил принесенную аппаратуру в карман рабочей куртки.
   - Скоро открытие выставки, я тебе достану пригласительный билет, там надеюсь, ты всё и увидишь.
   Весь вечер, старые сослуживцы просидели на кухне, обговаривали план действий на ближайшее время, а потом пили чай, и вспоминали старые добрые времена.
   Когда Петрович ушёл, Сергей Николаевич подошёл к зеркалу, внимательно посмотрел на своё отражение и увидел там совершенно седого, немного сгорбленного старика.
   " Куда нам теперь воевать, здоровье уже не то. Теперь только на печи сидеть, да с внуками нянчиться". Грустно подумал полковник, но тут же встрепенулся, расправил плечи, подтянулся и сам себе скомандовал:
   - Не расслабляться, не распускать нюни! Мы себя ещё покажем! Кто это сделает кроме нас? Только мы, с нашим огромным опытом, справимся с этой напастью!
   Теперь, из зеркала, на него смотрел крепкий, подтянутый, с бойцовским огнём в глазах, закалённый в боях воин.
   " Теперь другое дело, а то, как нюни распустил, некогда нам расслабляться, дел невпроворот, вот как разберёмся с этими ......", полковник покопался в памяти, но не нашёл названия, подходящего к данной ситуации, и закончил мысль, "вот тогда можно и на покой".
   Довольный результатом, он лёг спать. Первый раз, за всё время, он спал спокойно, без снов.
   Утром, сигнал будильника прозвучал, как команда "Подьём!". Сергей Николаевич бодро встал, энергично проделал все необходимые утренние процедуры и даже сделал небольшую зарядку, то, что он не делал уже много лет. Немного удивившись своей энергичности, Сергей Николаевич приписал это к своей собранности, перед предстоящими делами. Сердце стучало ровно, все органы работали без сбоев, нигде не болело и не кололо. На одном дыхании, полковник долетел, до Бизнес-центра, придя на работу раньше на десять минут. Чем крайне удивил ночного сторожа, знающего военную пунктуальность своего сменщика. Этот день был очень важен для дальнейшего расследования. Предстояло установить видеозвукозаписывающюю аппаратуру, но где и как это сделать полковник не знал. Сергей Николаевич рассчитывал на удачу, он надеялся, что в течение рабочего дня, представиться оказия, попасть в помещения мастерской художницы.
   В Бизнес-центре, с самого утра, кипела работа. Постоянно входили и выходили какие-то люди с официальными лицами и толстыми папками в руках. В помещениях выставочного зала работали бригады строителей, ремонтников, электриков и других специалистов. Через вахту Сергея Николаевича проходило так много новых и не знакомых людей, что он сам себе задал вопрос: "А что я тут делаю?" При таком большом наплыве, он не мог контролировать ситуацию. Ему оставалось только быть сторонним наблюдателем.
   О сложившейся ситуации он сообщил начальнику охраны Лаврушенко
   Выслушав Сергея Николаевича, начальник охраны, вытерев пот с шеи носовым платком, нервно хохотнул, и доверительно, положив руку ему на плечо, сказал:
   - Это ещё что, это только начало. Завтра прибывает бригада каких-то настройщиков, Элен очень их ждёт, так что, народу прибавиться. А через три дня открытие выставки, вообще страшно представить, что будет твориться. Такие люди приедут со своей охраной, что ты здесь и не понадобишься.
   Лаврушенко опять вытер пот с жирной шеи и проворчал:
   -Что-то, сегодня очень жарко, а вроде начало осени. С утра как-то нервничаю, места себе не нахожу, представляешь, энергия из меня прёт, даже утром физзарядку сделал. Надо меньше кофе пить.
   Размахивая руками и подпрыгивая, он пробежал по фойе и скрылся за стеклянными дверями.
   " Странно, у меня с утра тоже избыток энергии", мелькнула и пропала мысль, Сергея Николаевича больше всего заботила проблема, как установить своё шпионское оборудование. В течение дня он несколько раз пытался попасть в выставочный зал, но каждый раз, там он обнаруживал массу народа, и его недвусмысленно просили выйти. А устройство нужно установить не в зале, нет смысла наблюдать за посетителями. Необходимо установить аппаратуру в кабинете Элен. Вот, как туда попасть, требовалось поломать голову.
   "Ничего, со временем найдём способ, рано или поздно, представиться возможность туда проникнуть, или я зря протирал штаны в разведотделе последние пятнадцать лет". Сергей Николаевич стоял на своём посту, внимательно наблюдал за происходящим вокруг него, постоянно анализировал ситуацию, надеясь найти лазейку для выполнения своего плана. Его ожидания увенчались успехом, после обеда, когда все вокруг находились в расслабленном состоянии после сытного обеда. В фойе зашёл курьер от какой-то почтовой компании. Молодой курносый парнишка подошёл к вахте и спросил:
   - Вы не подскажете, где находится офис мастерской Элен? Мне необходимо срочно передать пакет с документами.
   Такой шанс, Сергей Николаевич не мог не использовать. Он с важным видом, строго посмотрел на молодого неопытного курьера и сказал: - Все документы, поступающие в наш Бизнес-центр, поступают на вахту, а затем мы их сами разносим по офисам.
   Курьер доверчиво проглотил информацию, но попросил расписаться в получении, что Сергей Николаевич с удовольствием сделал, оставив неразборчивую закорючку в бланке доставок. Когда курьер ушел, полковник внимательно рассмотрел пакет, ничего интересного, какой-то документ из городского отдела культуры. Но, теперь был официальный повод попасть в недоступный кабинет. Зная об отсутствии Элен, он смело двинулся в её мастерскую. С важным видом человека делающего свою работу, полковник зашел в выставочный зал и двинулся мимо рабочих устанавливающих пустые рамы на подставки. Пока он продвигался к заветной двери, его глаза старательно разглядывали всё вокруг. " Художница! Слишком огромные и большие рамы устанавливают. Интересно, какие должны быть картины?" Думал полковник, проходя мимо рабочих. Никто из присутствующих в зале не спросил, что здесь делает охранник, настолько серьёзный и деловой вид изобразил Сергей Николаевич. На удивление, дверь кабинета оказалась не заперта. Постучав для вида, полковник проскользнул в помещение, и быстро захлопнул за собой дверь. Теперь можно отдышаться и оглядеться.
   " Да-а, не зря я сюда зашёл, есть на что посмотреть". Полковник любил мысленно разговаривать сам с собой. Кабинет как кабинет, стол, кресла, телефон, полки и шкаф. Напротив входной двери, на стене висело две картины среднего размера, справа располагался офисный стол и кресла. Ничего необычного, кроме картин висящих на стене. Они были живые. Сперва, Сергей Николаевич подумал, что это игра света, он подошёл поближе, и внимательно пригляделся. Чем дольше он вглядывался, тем больше убеждался, что картины живут своей жизнью, отличной от земной. Сказать, что изображено было там, невозможно. В одной из картин, происходило смешение светящихся струй и потоков в немыслимых переплетениях, причем всё это было реально и в трехмерном изображении. У полковника даже зачесались руки, так захотелось потрогать, чтобы убедиться в действительности происходящего. В другой картине жила совсем другая реальность, она была не такая прекрасная и завораживающая. Здесь происходила борьба чего-то с чем-то. Постоянно сменялись краски, одни отступали, другие заменяли их место, но чувствовалось, что постоянно идёт процесс противления. Сергей Николаевич каким-то чувством понимал, что это не для людей. Это для других глаз. Но всё равно, зрелище завораживало, и, прошло какое-то время, прежде чем полковник пришёл в себя. С трудом, сбросив оцепенение, он спохватился и начал искать место для установки аппаратуры.
   На установку, много времени не понадобилось, ему не раз приходилось делать такую работу. Установив всё на место, и глянув ещё раз на картины, Сергей Николаевич без помех вернулся на своё рабочее место. Теперь настало время подумать и переварить информацию. Вокруг кипела жизнь, входили и выходили посетители, сновали туда - сюда рабочие, несколько раз прибегал Лаврушенко, но из головы Сергея Николаевича не выходили эти картины. Он не мог понять, что его так задело. Несколько раз он пытался выкинуть это из головы, переключиться на что-то другое, на мысли упрямо возвращались назад. Он находился под сильным впечатлением.
   Ближе к вечеру, произошла ещё одна встреча с Элен. Уходя в конце рабочего дня, она в сопровождении своих сотрудников, девушки и "заторможенного" молодого человека, подошла к стойке вахты и спросила:
   - У вас должно быть письмо принадлежащее мне.
   Сергей Николаевич, хотел ответить отказом, но неожиданно вспомнил, что письмо так и осталось лежать в кармане его куртки. Это была грубейшая ошибка, недопустимая для опытного оперативника.
   - Да, да, извините! Совсем забыл! Вам действительно принесли письмо.
   Он вынул конверт, и протянул его владелице. Теперь оставалось только извиняться и жаловаться на плохую память.
   -Как вы себя чувствуете?- спросила Элен, взяв в руки письмо.
   - Всё нормально, вот только память как видите, стала плохая.
   - Ничего, это скоро пройдёт. - Элен повернулась, и пошла (нет, поплыла) к выходу.
   " Почему, она меня всё время спрашивает о здоровье?" мелькнула мысль, но тут же затерялась, теснимая другими мыслями. Первое, раскусила она наблюдение или нет? Второе, откуда узнала о письме? Третье, общаясь с ней, чувствуешь прикосновение к чему-то прекрасному. Но, больше всего, Сергей Николаевич переживал о своей грубой ошибке, теперь Элен наверняка знала о его пребывании в кабинете.
   Весь в раздумьях, и невесёлых мыслях, полковник простоял на посту, до конца своей вахты. Идя домой, он с удивлением обнаружил, что не чувствует усталости, как в другие дни. Когда к концу смены начинало ломить спину, и появлялось желание лечь и полежать часок, другой. В этот раз, он ощущал себя бодрым и энергичным, путь домой казался не таким утомительным. Возвращаясь по давно знакомой улице, Сергей Николаевич неожиданно для себя обнаружил, как прекрасен район старой части города, где он прожил большую часть своей жизни. Раньше, он не замечал этих красивых старинных купеческих особняков, прекрасной церкви, с голубыми куполами в конце улицы. Почему-то, не видел красоты, мощённой гранитным булыжником мостовой.
   Только сейчас, ему бросилась в глаза прелесть завершающей части лета. Когда солнце немного ослабло в своём свечении, и светит мягче, не ослепляет. И теперь, можно рассмотреть все в более мягких красках, что придало больше очарования окружающему миру.
   Дома Сергей Николаевич принял душ, соорудил себе яичницу из трёх яиц, заварил крепкий чай, и всё это приговорил с великим удовольствием. Потом взял газету, по привычке пошарил рукой справа от стола, на буфете, в поисках своих "читальных" очков, и .........
   -Что за чёрт! - не удержавшись, чертыхнулся он. Очки ему были не нужны! Сергей Николаевич прекрасно видел все буквы, включая мелкий шрифт. Отдёрнув руку от очков, как от змеи, он обеими руками схватил газету и стал внимательно рассматривать её. Уже много лет он не мог обходиться без очков, и для чтения приходилось использовать линзы с довольно большими номиналами.
   " Как такое может быть? Так не бывает! Это не нормально!". Сергей Николаевич изо всех сил напрягал глаза, то отстранял газету, то приближал её к самому носу, но результат был тот же самый. Зрение равнялось единице, как в молодости. Ошеломлённый результатом проверки, он сидел за столом и не знал, радоваться ему или нет. "Это жжж...., неспроста! Как говорил Вини Пух", опять начал говорить сам с собой. "Может, я заболел, или подвергся какому-то воздействию?" Полковник в волнении тёр виски руками, стараясь успокоиться, чтобы трезво оценить ситуацию. "Теперь понятно, почему я по-другому вижу всё вокруг. Так не бывает, что бы просто так зрение улучшилось".
   Он подтянул к себе телефон, и, не напрягая зрение, как раньше, набрал номер. Дождавшись, когда на том конце поднимут трубку, сказал:- Срочно ко мне, проблемы со здоровьем.
   Через десять минут раздался звонок в дверь, на пороге стоял запыхавшийся и вспотевший Петрович.
   - Что случилось? Теперь всерьёз проблемы? Что болит?
   - Заходи, всё гораздо хуже.- Сергей Николаевич провёл Петровича в комнату, усадил на диван и дал ему свою газету.
   - На. Читай!
   - Как я буду читать, я же без очков! А что там написано?- Петрович подслеповато щурил глаза, пытаясь разобрать шрифт.- Ничего не разберу, читай сам, ты с очками.
   - В том то и проблема, мне очки теперь не нужны! Что-то случилось с глазами, зрение единица! Я в молодости видел хуже!
   - Ну и чего ты всполошился? Радоваться надо, а ты паникуешь. Мне бы так, а то совсем как крот стал, ни черта не вижу. Дай рецепт, или научи, каких травок попить.
   -Да, ничего я не пил, всё случилось само собой. Раз, и обнаружил, что вижу как орёл. Это всё неспроста! Сам должен понимать, что это как-то связано с Элен. Я так и думал, эта вспышка не просто так. Помнишь, я тебе рассказывал, что при падении ящика, произошла вспышка. Наверное, меня облучили чем-то.
   -Ты, Николаевич, раньше времени не переживай, надо тебя обследовать. Неси тонометр, сейчас будем давление мерить.- Петрович был человеком дела, и всегда начинал действовать в верном направлении. Он с важным видом приступил к обследованию пациента. Несколько раз, покачав грушу, он задумчиво посмотрел на табло прибора, поцокал языком, потом задумчиво посмотрел на друга, и спросил: - Как вы себя чувствуете "батенька"? Головные боли не мучают? Как сон, кошмары не достают?
   - Да перестань. Мне не до шуток. Ты лучше говори, что с давлением?
   - Как вам сказать, - Петрович всё еще не мог выйти из образа Айболита: - Судя по вашему давлению и по зоркости глаз, то вы помолодели лет эдак на десять.
   Тут он посерьезнел и уже без шуток приступил к допросу. Где, когда и как, произошло облучение, как Николаевич чувствует себя, и когда он почувствовал себя по-другому.
   Выложив всё до мельчайших подробностей, Сергей Николаевич спросил: - Как ты думаешь, будут ещё какие-то изменения?
   -Не знаю, надо тебя хорошенько обследовать, в стационаре. Сейчас это невозможно, но ты завтра сходи в поликлинику и сдай анализы мочи и крови. Дальше посмотрим, что и как. Да, ты не волнуйся, пока всё хорошо, я сам бы хотел сбросить годков десять, а лучше двадцать. Вот, пока взбежал на твой этаж, два раза останавливался отдышаться.
   - Ты знаешь, я боюсь, что это поначалу всё хорошо, а дальше резкое ухудшение и всё, конец.
   - Ладно, раньше времени не трясись, лучше скажи, ты не один попал под этот синий луч?
   - Точно, - Сергей Николаевич удивился, что сам этого раньше не сообразил: - Там был парень - грузчик, и начальник охраны - Лаврушенко. Он вчера бегал как заведённый, и жаловался, что энергия из него прёт, как из батарейки.
   - Вот за ним, завтра хорошенько понаблюдай, расспроси о здоровье. А я попробую найти этого грузчика, узнаю, как у него со здоровьем.
   Они ещё долго сидели, обсуждали планы на следующий день. Пришли к выводу, что ещё рано сигнализировать наверх, пока в наличии имелись только догадки и подозрения. Достоверных и реальных доказательств нет.
   Разошлись далеко за полночь. Ночью Сергей Николаевич спал, как убитый. Утром проснулся хорошо выспавшимся и отдохнувшим. Давно он не чувствовал себя так хорошо. Сделав утреннюю зарядку, что стало приходить в привычку, принял холодный душ и приготовил себе завтрак. Покончив с утренними процедурами, полковник решил пораньше выйти, чтобы успеть с утра заскочить в поликлинику, сдать анализы. Пришлось сделать порядочный крюк, по дороге на работу, но зато, к вечеру анализы будут готовы и хоть что-то проясниться со здоровьем.
   Боясь опоздать, Сергей Николаевич, спешил изо всех сил, иногда переходил на бег, но к своему удивлению, даже не запыхался. Успел сделать всё, и прибежать на смену на пять минут раньше, чем опять удивил ночного сторожа. "Что-то ноги стали какие-то быстрые, прибежал как молодой, и сердце бьётся без сбоев". Подумал Сергей Николаевич, достал расческу и подошёл к зеркалу причесать взлохмаченные во время пробежки волосы. В зеркале он увидел растрёпанного, но свежего, со здоровым румянцем, крепкого мужчину. "Вот те на! Обычно я выгляжу по-другому, и откуда взялся румянец?".
   От размышлений его оторвал голос Лаврушенко.
   - Ты что, Николаевич, в зеркале увидел? Куда прихорашиваешься? Старый уже, а всё себе начёсы делаешь, на молодух, что ли заглядываешься?
   Начальник охраны весело заржал и по приятельски ткнул в плечо кулаком.
   -Я в последнее время, как-то стал на это дело по-другому смотреть. Глаза сами смотрят куда надо. И ты туда же?
   -Да, нет, бегал в поликлинику, анализы сдавать, теперь привожу себя в порядок. А ты что, Виктор Андреевич, бегаешь как заведённый, энергию некуда девать?
   -Это ты, верно заметил, чувствую себя как заряженная батарейка, сил хватает на всё, целый день кручусь как белка в колесе, а к вечеру даже не устаю. Жена довольна, ей тоже ночью перепадает.
   Лаврушенко сменил тон и уже серьёзно сказал:
   - Сейчас приедут какие-то настройщики, этих ребят очень сильно ждут. Так что, ты их не задерживай, пропускай сразу. У меня на этот счёт строгие указания. Если будут какие-то проблемы, звони мне.
   Дав указание, начальник охраны, скрылся за стеклянными дверями фойе.
   Утро начиналось как обычно, к открытию, прошли работники Бизнес-центра, а потом потянулись ранние посетители.
   Бригаду настройщиков, Сергей Николаевич узнал сразу. Не узнать их было не возможно. Когда в фойе вошли четыре человека, в мозгу полковника словно включился сигнал, "Опасность", а следом другой, "Чужие!". Эти четверо походили на Элен как родственники. Даже на расстоянии, была видна их схожесть. Все очень высокого роста, болезненной худобы, удлиненные конечности, треугольные лица с узким носом и большими глазами. Отличия от нормальных людей были настолько явными, что удивляло, почему никто этого не замечает. Они подошли к стойке охраны и один из них, вероятно старший, спросил: - Мы пришли настраивать аппаратуру в художественной мастерской, пожалуйста, подскажите, где это находится?
   В мозгу полковника билась мысль, " Она не одна, их много! Возможно, опасность настолько велика, что уже поздно что-то предпринимать!".
   С большим трудом, Сергей Николаевич рукой показал им направление, говорить он не мог, в горле стоял ком. Чувства настолько переполняли его, что он просто лишился дара речи. Наладчики молча прошли мимо стойки охраны и скрылись за стеклянными дверями.
   "Как быть? Враг не один! Их много!", мысли в голове Сергея Николаевича, бились как птицы в клетке. То, что это враг, он не сомневался, за многие годы службы, он выучил, если чужой - значит враг! А здесь их много, и они совершенно не скрываются. Мало того, они ведут какую-то деятельность. "Для чего им этот художественный салон, возможно, они будут облучать всех посетителей. Лаврушенко говорил, что ожидается приезд важных людей. Может это их главная цель?" В таких раздумьях полковник простоял до обеда. За это время не произошло ничего нового, кроме того, что настройщики закрылись в мастерской и ни разу не выходили. В обеденный перерыв появился Лаврушенко, подпрыгивая на ходу, он подбежал к стойке, и положил лист бумаги.
   -Смотри Николаевич. Это расписание работы выставочного зала. Со следующей недели начинает работать. В самом начале, выставка принимает только официальные группы, а в конце недели, пойдут простые посетители. Так, что готовься, работы прибавиться. Как там настройщики, ещё не закончили?
   Полковник отрицательно покачал головой, и как бы в тему, спросил:
   - Элен сегодня не приходила, ты не знаешь почему?
   - Конечно, знаю.- Лаврушенко сделал важное лицо, он любил придавать себе значимость.- Она на приёме у министра культуры. Это надолго. Навряд ли сегодня будет. А что, ты, всё время о ней спрашиваешь? Тебя тоже заинтересовала её особа? Последнее время все только о ней и спрашивают.
   -Конечно, заинтересовала, такая необычная дама, один раз увидишь, больше ни когда не забудешь. А, кстати, не знаешь, почему она так необычно выглядит?- Сергей Николаевич задал провокационный вопрос. Но, на удивление, Лаврушенко отреагировал спокойно.
   - Ты что не знаешь? Это её беда, или можно назвать планида. Есть такое заболевание, называется " Синдром Марфана". Все люди им болеющие приобретают такой вид. У меня племянник, по линии жены, страдает этой болезнью, такой же худенький и длинный. Но такой женщине, это только придаёт своеобразный шик. Ну, давай, бди.
   Лаврушенко убежал, а в голове Сергея Николаевича всё время крутилось это название, "Синдром Марфана". На всякий случай, чтобы не забыть, он записал его на клочке бумаги. Это была информация, которая могла многое прояснить. Полковник теперь знал, что ему дальше делать. Период сбора информации прошёл, наступило время действий.
   Жизнь Бизнес-центра шла своим чередом, входили и выходили люди, занятые своими важными делами, пробегали курьеры, появлялись директора предприятий со свитами, и множество простых посетителей. Сергей Николаевич добросовестно следил за происходящим из-за стойки охраны, контролируя центральный вход. Но в этот момент главной его задачей, была слежка за происходящим в выставочном зале.
   В обеденный перерыв, проходя мимо выставочного зала, Сергей Николаевич, оглядевшись, попробовал открыть дверь. Попытка не удалась, дверь была надёжно заперта. Тогда, он приник ухом к дверному полотну, стараясь услышать, что там всё-таки происходит. По началу он слышал только стук своего сердца, потом послышался нарастающий свист, переходящий в уровень ультразвука, вслед за этим, мелькнула яркая вспышка синего цвета, отчётливо видная сквозь щели. Яркость света была настолько сильна, что контур двери отчётливо высветился на противоположной стене коридора. От неожиданности, Сергей Николаевич, как испуганный конь, шарахнулся в сторону.
   Сердце бешено стучало, ноги дрожали, по спине тёк холодный липкий пот.
   " Что там происходит?" Мозг услужливо рисовал всевозможные варианты событий, от сварочного аппарата, до запуска нейтронной бомбы карманного варианта.
   Неожиданно для себя, сзади, он услышал смех.
   - Что это, вы, Сергей Николаевич трясётесь как осиновый лист?
   Резко повернувшись, полковник встретился со смеющимся лицом уборщицы Клавы. Полной, розовощёкой, средних лет женщины. Она давным-давно, приехала на заработки в город, да, так и осталась в нём навсегда. Не отличалась большим умом, была словоохотлива, но очень трудолюбива. Весь день её можно было увидеть в разных концах Бизнес-центра, что-то моющую и трущую. Вот и сейчас, она стояла с ведром полным воды и со шваброй в другой руке.
   Прикинув, что Клава тоже видела эту вспышку, полковник решил спросить её напрямик.
   -Что-то сильно сверкнуло, вот я и испугался. А, ты, это видела?
   - Конечно. Эти настройщики, как пришли, так у них там, всё время, что-то сверкает. Вы не беспокойтесь, они ведут себя тихо, никому не мешают.
   -А, тебе это не кажется странным?
   - Что здесь странного? Работают люди. Наверное, что-то сваривают. Вон как вспыхивает. У нас в деревне, когда строили коровник, студенты стройотрядовцы сваркой всему селу по ночам спать не давали, и ничего. Очень даже хороший коровник получился, колхоз давно развалился, а коровник всё стоит.
   Сергей Николаевич чувствуя, что рассказом о коровнике разговор не закончиться, решил взять инициативу в свои руки.
   - Ну, раз всё в порядке, то я пошёл обедать.- Он развернулся и пошёл в буфет, оставив Клаву разочарованной тем, что ей не удалось найти достойного слушателя.
   По дороге, Сергей Николаевич шёл и потряхивал головой от изумления, а может от возмущения. " Как люди могут быть так безразличны, или может, тупы как бараны? Ведь это явно необычное явление, может даже опасное для жизни, а люди старательно ничего не замечают!"
   " Раз эти вспышки происходят давно, значит, непосредственной опасности нет. Но всё равно, необходимо узнать, что там происходит". Есть перехотелось, Сергей Николаевич ломал голову, как попасть в зал. Он вспомнил, что Лаврушенко оставлял на вахте связку запасных ключей. Вполне возможно в этой связке есть ключи от выставочного зала. Не теряя времени, полковник повернул назад, к посту охраны. Схватив связку ключей, он просмотрел их все и нашёл необходимый. "Так и есть, один ключ оставили на связке, на всякий пожарный. Теперь главное, открыть дверь и увидеть, что там происходит, а повод у меня есть вполне официальный, я должен знать, что это за вспышки". Полковник думал и действовал одновременно. Решительно и по-деловому, он двинулся к дверям в выставочный зал, вставил ключ, провернул его в замочной скважине и осторожно потянул на себя. Дверь бесшумно приоткрылась, полковник с опаской заглянул в зал. Там было тихо и спокойно, большие рамы стояли на своих местах, прикрытые полотном. " Где настройщики"? Задал, сам себе, вопрос Сергей Николаевич, и тут же услышал звуки в кабинете Элен. Стараясь ступать как можно тише, он направился к кабинету. Подошёл и приоткрыл дверь, образовав небольшую щель, достаточную, что бы видеть всё.
   Сперва, Сергей Николаевич подумал, что его подводит зрение, и он плохо рассмотрел происходящее, но у него было достаточно времени, чтобы убедиться, что со зрением у него всё в порядке.
   В кабинете, возле одной из картин, там, где всё изменялось, стоял один из настройщиков. Вернее не стоял, а висел в ней, наполовину свесившись во внутрь. Половина туловища его находилась снаружи, а верхняя часть, по пояс, скрывалась внутри картины, полностью исчезая в толще движущегося изображения. Казалось, что это кадры из какого-то фантастического фильма. Но, это всё происходило сейчас, прямо перед Сергеем Николаевичем, глаза видели, но мозг отказывался верить, что часть человека может исчезнуть в плоскости. Причём, судя по напряженным и широко расставленным ногам, настройщик занимался тяжёлым физическим трудом. Наконец, видимо закончив свою работу, он начал медленно, постепенно вытягиваться из полотна, как бы раздвигая перетекающие струи. Это зрелище завораживало. Из совершенно плоского изображения, появлялся реальный человек, обладающий объёмом. Полностью освободившись от картины, настройщик, положил на стол металлическую коробочку, и резко повернувшись, встретился взглядом с Сергеем Николаевичем. Его большие серые глаза, с усталостью и досадой смотрели на полковника. Сергей Николаевич увидев, что его обнаружили, открыл рот, собираясь оправдать своё появление, но в этот момент, увидел, что находится в фойе. Он стоял за стойкой поста охраны, с раскрытым ртом и поднятой рукой, как бы продолжая держать ручку двери, и не сразу понял, что произошло. Только что, он был в выставочном зале и наблюдал нереальную и фантастическую картину, и вдруг, без всякого перехода, оказался на своём рабочем месте. Что бы убедиться в том, что это всё происходит с ним, он потрогал руками стол, за которым стоял, и для большей убедительности ущипнул себя за руку. И стол, и довольно болезненный щипок, всё было настоящим. Сергей Николаевич действительно находился за стойкой вахты, и теперь отчаянно соображал, а был ли он в выставочном зале, или это плод его воображения? Восстановив в памяти события по порядку, полковник убедил себя, что всё это происходило наяву, и он не сошёл с ума. Но, как он оказался здесь, это оставалось загадкой. И ещё, добавилась одна проблема - он раскрыл себя. А раз, таким образом, не скрывая своих возможностей, они избавились от его присутствия, значит, они знают о его подозрениях, и дают ясно понять, что он раскрыт. Теперь придётся проводить расследование более осторожно и аккуратно.
   В голове накопилось много вопросов без ответов. И чем дальше заходило расследование, тем больше Сергей Николаевич убеждался в серьёзности происходящего.
   Паника, как пожар, охватила его всего, чувство неминуемой опасности жгло пятки. Ноги подкашивались в коленях, жар охватил голову. Хотелось немедленно бежать, принимать какие-то действия, хватать проходящих мимо людей и кричать им.
   - Люди! Очнитесь! Неужели вы ничего не видите! Их много, они среди нас!
   Но вокруг всё шло своим чередом. Посетители входили и выходили, спешили по своим неотложным делам, и никто не обращал внимания на охранника, с покрасневшим от волнения лицом.
   "Надо срочно принимать меры, сигнализировать наверх, в соответствующие органы. Я, для дел такого масштаба, уже стар, и одному не справиться. Значит, сегодня вечером, с Петровичем будем решать, как поступать дальше".
   Решил про себя, и от принятия решения, ему стало легче. Остаток рабочего дня прошёл спокойно, несколько раз прибегал Лаврушенко, и забрал забытую связку ключей. Сергей Николаевич выпросил у него пригласительный билет, на выставку. И, уже под закрытие, через вахту прошли "настройщики". Сергей Николаевич не смог определить, кого из них он видел в кабинете Элен. В одинаковых комбинезонах, и с заостренными лицами, они были похожи друг на друга, как родные братья. Только показалось, что один из них, как-то по-особенному посмотрел на него, но тут же перевёл взгляд.
   "Их четверо, а где были трое, когда я находился в зале? Неужели, они уходят целиком, в эти, так называемые, картины. И, что, это такое?"
   Вопросов стало ещё больше.
   Вечером, на маленьком кухонном собрании, из двух человек, возникла жаркая дискуссия. Петрович, сидел за маленьким столом, с кружкой горячего чая и недоверчиво покачивал головой, в то время, когда Сергей Николаевич, бегая по кухне, убеждал его в своей правоте.
   - Неужели ты не понимаешь, как это всё может быть опасно? Раньше мы и за меньшие подозрения брали в разработку. А здесь опасность и последствия могут быть мирового масштаба! Мы не знаем кто они, сколько их, и с какой целью?
   - Не, ну, ты может, горячишься? Если ошибаешься, то в лучшем случае над тобой посмеются, в худшем - поставят клеймо сумасшедшего. Не знаю что хуже.- Петрович отставил кружку, с удовольствием облизнул ложку с вареньем. И только после этого, посмотрел на друга.- Всё что ты мне рассказал, очень похоже на какой-то фантастический рассказ. Давай подобьём факты, у нас нет ни одного документального подтверждения твоих подозрений. С чем ты пойдёшь в органы?
   Действительно, Петрович умел грамотно расставить все акценты. Он обладал здравой рассудительностью, за что высоко ценился руководством в прежние годы на службе. Всё это охладило пыл Сергея Николаевича, он перестал бегать по кухне и сел за стол.
   - Лучше выкладывай реальную информацию, догадки и подозрения оставь себе,- продолжил Петрович.
   -Я, тебе вроде всё рассказал, вот возьми пригласительный билет, пойдёшь с официальными посетителями. Посмотришь своими глазами, может, увидишь то, что я не увидел. Да, вот ещё, - полковник достал из кармана клочок бумаги, - узнал, что её странный вид от этой болезни.
   - "Син-дром Мар-фа-на", - по слогам, как бы пробуя на вкус, прочитал название приятель. - Что-то новенькое, не слышал о такой болезни. Попрошу племянника покопать в Интернете о ней. Он у меня парень смышлёный, быстро всё сделает. Есть ещё одна новость, грузчик, что вместе с тобой попал под вспышку, вчера занял первое место по плаванию. До этого, он больших способностей не проявлял. Я специально наводил справки. Кстати, как у тебя анализы?
   - Анализы, как анализы, я в этих медицинских иероглифах не разбираюсь, на, сам попробуй разобраться.
   Петрович взял бланки, поправил очки и углубился в изучение медицинских каракуль.
   - Да, батенька, - голосом Айболита, прогнусавил Петрович, - вам надо на грязи ехать, помочь не поможет, но к земле привыкнете.
   -Ты чего там вычитал? Хватит дурачиться, говори серьёзно.- Сергей Николаевич не на шутку встревожился.
   -Если серьёзно, то с такими анализами тебя в космос можно запускать. Похоже, это облучение идёт на пользу твоему изношенному организму. Я всерьёз подумываю, где бы также облучиться. На тебя посмотришь, завидовать начинаешь. Грудь колесом, спина распрямилась, взгляд с огоньком, выглядишь очень браво. Женщины ещё не заглядываются?
   - Опять ты дурачишься, пока всё хорошо, посмотрим, что дальше будет. Надо подумать, как видеокамеру из кабинета достать, там все доказательства записаны. Как наладчик в картине работал, как я исчез, может ещё много чего. Мне туда дорога заказана, придётся тебе это сделать.
   - Хорошо, когда приду на экскурсию, там и сориентируюсь на месте.
   В этот вечер решили опять отложить доклад в органы, до получения весомых доказательств. В наличии имелись только неподтверждённые наблюдения и догадки.
   Проводив Петровича, Сергей Николаевич подошёл к зеркалу и внимательно посмотрел на себя. Действительно, произошли изменения в осанке. В зеркале отображался не старик, а крепкий, интересный мужчина старшего возраста. Довольный своим отображением, полковник хмыкнул, немного покрутился, оглядывая себя со всех сторон, и в хорошем настроении отправился спать.
   Ночь пролетела мгновенно. Казалось, только лёг, закрыл глаза и тут этот противный будильник уже звонит, надрывается. Давно он так не спал, обычно всю ночь ворочался, с боку на бок, всё никак не мог заснуть. По-военному, рывком встал, заправил кровать, сделал утреннюю зарядку и отправился проводить утренние процедуры. Этим утром он решил, что не стоит следить за "Элен" во время её прогулок, если увидит слежку, может испариться как прошлый раз. Нет смысла, он уже достаточно засветился. Пока осталось только пассивное наблюдение.
   С аппетитом позавтракав, Сергей Николаевич вышел во двор и, решив сократить путь, направился через детскую площадку. По середине площадки, между горок, всевозможных лазалок и других приспособлений для детворы, энтузиасты- физкультурники соорудили турник. Проходя мимо, полковник задержал взгляд на этом сооружении, и в голову пришла шальная мысль. "А, почему бы и нет?", подумал, потом огляделся и, увидев, что во дворе никого нет, подошёл к турнику. Идея казалась ему совсем безрассудной, но какое-то озорство толкало в спину. Он слегка подпрыгнул, ухватился за перекладину и рывком подтянулся. На удивление, это ему удалось, даже получилось достать подбородком до холодной трубы. Воодушевлённый результатом, Сергей Николаевич повторил свой рекорд ещё три раза, и, почувствовав, что на большее нет сил, спрыгнул на землю. Сердце неистово колотилось, дыхание спирало, в мышцах ощущалась боль, но все эти признаки указывали только на одно, к Сергею Николаевичу возвращалось здоровье и сила. Он шёл на работу, и с удовлетворением ощущал в мышцах приятную боль.
   Пройдя квартал, он увидел перед собой знакомую женскую фигуру, сегодня Элен по какой-то причине вышла на работу раньше. " Ну и хорошо, заодно присмотрю за ней по дороге". Подумал полковник и, не спеша, на приличном расстоянии стал следовать сзади. В это утреннее время, прохожих ещё было мало, по улице в основном шли люди начинающие свой рабочий день раньше всех. Отстав от Элен на приличное расстояние, полковник обнаружил, что он не один, кто интересуется этой дамой. Впереди шёл невысокого роста крепыш, внимательно наблюдая за женщиной. Сергей Николаевич сперва даже обрадовался, подумал, что это какая-то из спецслужб взялась за её разработку. Но, немного понаблюдав за "коллегой", понял что ошибся. Непрофессиализм был виден невооруженным глазом. Так грубо и топорно наши ребята слежку не проводили. Этот парень почти демонстративно шёл по середине тротуара, переваливаясь с боку на бок, нагло расталкивая встречных прохожих, явно уверенный в своей грубой силе. Так, они втроём дошли до Бизнес-центра, но крепыш не стал входить в здание, вслед за Элен, а остался около входа. Сергей Николаевич проходя мимо него, бросил взгляд на лицо, стараясь рассмотреть и запомнить основные приметы. Но, он чуть не отшатнулся, когда увидел лицо незнакомца. Какие там приметы, или отличительные черты, весь этот парень был сплошная примета. Таких злобных глаз и жестокого выражения лица, Сергей Николаевич не видел даже в страшных Голливудских блокбастерах. От незнакомца веяло какой-то грубой животной силой, которая не знает преград, и подчиняется только прихотям и желаниям своего хозяина. Новый наблюдатель очень сильно походил на неандертальца, рисунок которого Сергей Николаевич видел в историческом музее. Прямые чёрные волосы, низкий лоб, вернее почти полное его отсутствие, сросшиеся брови и самое главное - глаза. Казалось, что они излучают энергию ненависти, которую можно ощутить физически. Образно говоря, полковника от вида этого существа, внутри всего передёрнуло. " Кто же это такой? Почему он следит за ней? С какой целью?", задал себе вопросы, и тут же ответил на один, " Он очень опасен, значит - цель хорошей быть не может". Входя в двери, Сергей Николаевич буквально каждой клеткой спины ощущал опасность, исходящую от незнакомца. Войдя в фойё, и закрыв за собой дверь, он почувствовал облегчение, чувство опасности ослабло, но продолжало удерживать всё тело в напряжении. Образ этого типа, никак не выходил из головы.
   Минут через пятнадцать, когда Сергей Николаевич принял дежурство, и стоял на входе, встречая сотрудников, к нему подошла секретарь Элен.
   - Сергей Николаевич, Элен просила вас, если попытается пройти этот человек, пожалуйста, не пропускайте его и сразу сообщите ей об этом.- Девушка показала фотографию незнакомца оставшегося на улице, выглядела она очень взволнованной. Губы дрожали, а лицо было белей бумажного листа. Передав послание, она убежала так, как будто ей угрожала неминуемая опасность.
   - Вот те раз! Дело принимает серьёзные обороты. Может, стоит вызвать начальника охраны Лаврушенко? - Только и успел подумать, как увидел, что в дверь входит незваный гость. В этот момент в фойе было пусто, сотрудники уже все пришли, а для посетителей время ещё не наступило. Практически Сергей Николаевич остался с ним один на один. Размышлять времени не оставалось, полковник сделал шаг, выставил ладонью вперёд руку, как бы преграждая дорогу.
   - Бизнес-центр ещё закрыт! Пожалуйста, дождитесь открытия на улице! - он сделал попытку остановить непрошеного гостя. Но, с таким же успехом можно было попробовать остановить товарный состав. Незнакомец набычившись, сверля своими маленькими злобными глазками охранника, шёл на пролом. Сергей Николаевич упёрся в грудь руками и сделал попытку силой остановить его, но получил резкий толчок и, подлетев почти на метр в воздух, плашмя приземлился на полу возле входных дверей.
   От удара, а скорее от самого действия, что с ним обошлись как с маленьким щенком, отбросив с дороги, полковник почувствовал дикую обиду, и, забыв про свой возраст, бросился в драку.
   - Ах, ты так! - он как кошка подскочил и кинулся на нарушителя, когда тот, игнорируя его присутствие, открывал внутренние стеклянные двери. В полковнике проснулся боец, о котором он давно уже забыл в свои преклонные годы. Ярость удваивала его силы. Напрыгнув сзади, он обхватил противника поперёк туловища и, не ожидая от себя такой прыти, профессионально и грамотно сделал бросок с прогибом, так как учили очень много лет назад в спецшколе. Несколько секунд, выигранных этим броском, дали преимущество для дальнейших действий, и Сергей Николаевич стал заламывать руки противнику, стараясь полностью его обезвредить, успев удивиться, какие они гибкие и волосатые. Он изо всех сил выкрутил их назад, как это делают все полицейские всего мира, и пожалел, что у него нет наручников. В нос ударил отвратительный запах давно не мытого тела и ещё чего-то из разряда давно протухшего. Первое время нарушитель, оглушённый ударом о бетонный пол, не сопротивлялся. Но, когда Сергей Николаевич, сидя на нём уже торжествовал победу, вдруг почувствовал, как эти две вывернутые назад до хруста руки, хватают его за туловище и, пренебрегая всеми правилами строения человеческого тела, перебрасывают через себя. " Что за чёрт?" только успел подумать полковник, но стукнулся головой об стену и на какое-то мгновение потерял сознание.
   Когда он открыл глаза, в фойе было пусто, - Надо бежать в мастерскую, его необходимо остановить!
   Пошатываясь и с трудом удерживаясь на ногах, Сергей Николаевич побежал в мастерскую Элен, стараясь предотвратить ужасное. Он на себе убедился, что этот парень не шутит. Воображение рисовало страшные картины разрушений в выставочном зале. Добежав до двери, полковник рывком открыл её и только сейчас сообразил, что не слышит шума и грохота. В зале всё было спокойно, а из кабинета доносились звуки похожие на рычание дикого зверя, и слышался голос Элен, но ни одного слова разобрать было невозможно. Рычание усилилось, казалось, что зверь собирается напасть, вдруг послышался резкий звук, ударивший по ушам как хлыст, дверь распахнулась и из кабинета, сжавшись, как побитая собака, выскочил незнакомец. Сметая всё на своём пути, обладая силой могучего торнадо, словно невесомую соринку, он сбил охранника и, поскуливая, исчез за дверью. Откинутый непреодолимой силой, как тряпичная кукла, Сергей Николаевич подлетел в воздух, и пролетев два метра, с размаху впечатался в стену. Что-то мерзко хрустнуло в позвоночнике и последнее, что он увидел - это испуганные глаза Элен, стоявшей в проёме дверей своего кабинета. Всё померкло, и навалилась темнота.
  
   - Он выживет?- сквозь шум в ушах, расслышал Сергей Николаевич, сознание постепенно возвращалось к нему. Кажется, голос принадлежал девушке - секретарю Элен.
   - Конечно, он недавно получил биопрограмму, вот не думала, что этот аварийный выброс программатора будет нам полезен. Без бионастройки, этот человек был бы уже мёртв. С такими травмами, человеческое существо умирает. Но, смотри какой молодец, продержался против "цэфаллопоида" две минуты, не ожидала от него такого. Думаю, он нам может быть полезен. И напомни, необходимо заблокировать программу у других, попавших под луч.
   Сознание полностью возвратилось, голова ужасно болела, во рту пересохло, но, желая услышать больше, Сергей Николаевич лежал и не шевелился. Его выдало лёгкое помаргивание век, когда внезапно проявилась боль, до этого спавшая где-то в теле и вынырнувшая вместе с сознанием. Ломило всё тело, казалось, не было в нём такого места, которое осталось не повреждённым.
   "Что это за существо? Такое впечатление, что я попал под асфальтовый каток. Прошёл через меня, как будто я сухой осенний лист, даже не заметил. Да, а как она с ним справилась?"
   Но, тут боль накатила огромной волной, и Сергей Николаевич, не выдержав, застонал.
   - Элен! Элен, он очнулся, он приходит в себя! - сразу же послышался радостный голос девушки.
   - Вот и хорошо, когда совсем придёт в себя, дашь ему выпить это, надо стереть события из памяти, и отправь на рабочее место, к этому времени он полностью восстановится. Мне пора, необходимо закончить дела с нашим гостем, пока удалось пугануть его только на некоторое время.
   Всё это, Сергей Николаевич слышал сквозь мучительную боль, волнами накатывающуюся на его израненное тело так, что порой хотелось кричать. Полковник не мог даже пошевелить рукой, он попробовал открыть глаза - это оказалось ему не по силам. Казалось, это будет продолжаться вечность, но постепенно ритмично накатывающаяся боль стала стихать. Сергей Николаевич с трудом разлепил веки и увидел над собой белый потолок, скосив глаза, разглядел зал с огромными рамами и понял, что лежит на большом столе в выставочном зале.
   - Что случилось? Кто это был? Что со мной? - с большими усилиями ворочая языком, спросил он у девушки, склонившейся над ним.
   - Всё нормально, вот выпейте это и полежите немного. Всё будет хорошо, - она поднесла к его губам чашку с каким-то напитком.
   Он набрал жидкость в рот и сделал вид, что проглотил её. Как-то не хотелось пить подозрительный напиток, стирающий память.
   - Вот и хорошо, я сейчас приду и всё вам объясню, - и пошла, относить чашку в кабинет Элен. Воспользовавшись её отсутствием, полковник приподнял голову и, вывернув шею, выплюнул жидкость под стол. После этого принял прежнее положение и закрыл глаза.
   Девушка вернулась, потрогала лоб, после этого, думая, что охранник заснул, легонько потрясла его за плечи. Продолжая спектакль, Сергей Николаевич открыл глаза и как будто всё забыл, удивлённо раскрыв глаза огляделся и спросил: - Как я здесь оказался? Что со мной случилось?
   - Всё нормально, вы зачем-то зашли к нам и потеряли сознание. Я уже сообщила вашему начальству. Давайте попробуем подняться. - Она осторожно обхватила Сергея Николаевича за плечи и немного приподняла.
   " Какие нежные и сильные руки, а как от неё пахнет свежестью! Давно я не обращал внимания на такие вещи", подумал полковник и, помогая девушке, с большим усилием приподнялся и спустил ноги на пол. Боль отсутствовала, но в теле ещё ощущалась сильная слабость. " Перелом позвоночника и обширный ушиб всей задней части тела. Как я со всеми этим диагнозом ещё могу передвигаться?" Сергей Николаевич осторожно проверял себя, поворачиваясь и наклоняясь в разные стороны. Но, к своему удивлению не обнаружил болевых ощущений, всё сгибалось и разгибалось, как и прежде. Происшедшее стало казаться кошмарным сном, если бы не дикая слабость, не позволявшая стоять на ногах.
   - Где наш больной? "Скорую" вызвали? - в зал ворвался Лаврушенко но, увидев сидящего на столе подчинённого, немного успокоился.
   - Ты чего Николаевич? Что с тобой случилось? Совсем бледный. Может тебе "скорую" вызовем? Вдруг это сердце? - изображая заботу, засыпал его вопросами. Хотя конечно, в первую очередь он беспокоился о том, чтобы в его работе не было ЧП.
   - Нет, нет, "скорую" не надо, мне уже лучше. Что-то слабость накатила. Сейчас немного посижу, приду в себя и на вахту.
   Сергей Николаевич решил, что Лаврушенко лучше не знать, что в действительности произошло. Вряд ли поймёт, да и не к чему ему это знать.
   - Ну, это ты брось, сейчас полежишь, оклемаешься и иди домой отдыхай. Если что - вызывай врача на дом. - Лаврушенко, обрадованный, что ЧП удалось избежать, хотел избавиться от проблемы. - А, завтра если будешь чувствовать себя хорошо, заступай на дежурство. Я тебе вечером позвоню.
   - Да, конечно, надо отдохнуть, завтра всё будет нормально. - Согласился Сергей Николаевич. Действительно, он был очень слаб, ноги с трудом держали его.
   Лаврушенко помог ему подняться, и дойти до его кабинета, где Сергей Николаевич полежал ещё где-то с час. Постепенно силы возвращались, а в голову нескончаемым потоком лезли вопросы, вопросы и ещё раз, вопросы. Кто, зачем, как, с какой целью? Да, и как после такого удара, повезло остаться в живых? Без серьёзных последствий. В своей жизни пришлось повидать многое, и много своих товарищей потерять, из-за менее тяжёлых травм. И, что они говорили о " биопрограмме"? Вот в чём всё дело - Я попал под луч, какого-то программатора! Они, значит, могут настраивать человека, как какой-то механизм. Что они со мной сделали? На что настроили?
   Сергей Николаевич тщательно осмотрел себя, и обнаружил на спине и правом локте довольно огромные синяки, при движении эти места ощутимо побаливали. " Ладно, до свадьбы заживёт", он поправил рубашку, и одел куртку. "Как я всё-таки, здорово ему провёл приём, думал, что совсем разучился", поразился, вспомнив схватку. Решив разобраться позже со всеми накопившимися вопросами, полковник доложил Лаврушенко, и на ватных ногах, немного дрожащих после всех этих событий, отправился домой.
  
   . . . . . . . . . .
  
   - Маленькая планета, а какая сильная гравитация!
   -Маленькая планета, но какая разряжённая атмосфера!
   - Маленькая звезда, но какое мощное излучение!
  
   . . . . . . . . . .
  
   - Нет, ну ты и в это не поверишь? - Сергей Николаевич, разобиженный ноткой недоверия прозвучавшей в голосе своего близкого друга и товарища по расследованию, повернулся спиной к нему и задрал рубаху. С явным намерением поразить коллегу своими впечатляющими травмами, полученными при столь интересных обстоятельствах, и замер в ожидании звуков изумления. Какое-то время за спиной стояла тишина, потом послышалось неуверенное кряхтение.
   -Оно, конечно, впечатляет, но этот маленький синячок, ты мог получить при дружеском похлопывании от своего начальника Лаврушенко. Кстати, ты сам говорил, он парень простой, и особо не церемонится, выражая свои чувства.
   - Как, "маленький синячок"? - Полковник подпрыгнул как ужаленный, считая, что его старый друг издевается над ним, и просто закрывает глаза на явные факты, - Ты что, совсем ослеп? Смотри внимательнее! Вся спина синяя.
   - И, ничего не синяя, а даже очень такая симпатичная спина, и совсем неплохо вырисовывается рельеф мышц. Когда только ты успел накачаться? На прошлой неделе, когда с тобой ходили в баню, ты выглядел по-другому.
   - Да иди ты в "баню"! - начал не на шутку злиться Сергей Николаевич, но в голове зашевелилось сомнение насчёт наличия у него "синей спины". Он, стягивая на ходу рубаху, подбежал к большому зеркалу в прихожей, встал к нему спиной, и изо всех сил выворачивая шею, стал разглядывать себя. К своему изумлению, того обширного кровоизлияния, что он обнаружил ещё в кабинете у Лаврушенко, не было. Осталось небольшое пятнышко, в районе седьмого позвонка, наверное, это там так неприятно и гадко хрустнуло во время удара о стену. На всякий случай Сергей Николаевич сделал наклоны вправо - влево, покрутился и присел несколько раз, проверяя, есть ли где болезненные ощущения, но к своему удивлению, а скорее к радости, их не обнаружил. После этого, вернулся на кухню, продолжать дискуссию с Петровичем.
   - Это поразительно! Я сам видел синяк во всю спину, а теперь, через семь часов, не осталось и следа!
   - Я тебе верю. - Откликнулся Петрович, - но если всё, что ты рассказал - правда, то, как можно объяснить быстрое выздоровление?
   - Когда пришёл в себя после удара, то услышал разговор Элен со своей помощницей, о каком-то программаторе, о том, что я попал под аварийный выброс луча, и получил биопрограмму.
   Напрягая мозг, и стараясь вспомнить каждое слово, Сергей Николаевич копался в памяти, но больше ничего не мог вспомнить, кроме дикой боли, волнами накатывавшейся на его бедное израненное тело. Даже сейчас, от этих воспоминаний его передёрнуло.
   - Конечно, всё это звучит фантастически, но, глядя на тебя, хочешь, не хочешь, а начнёшь верить. Ты сам видел, как изменился? Я, лично, завидую тебе белой завистью. Наверное, дамы начинают заглядываться? - Петрович с лукавинкой посмотрел на товарища.
   Сергей Николаевич при этих словах вспомнил помощницу Элен, свои ощущения, когда девушка крепко прижавшись грудью, помогала ему подняться, и понял, что друг во многом прав. Проснулись желания и инстинкты, о которых он забыл много лет назад.
   - Ну, будет тебе. Ты лучше попробуй сделать выводы из сегодняшних событий. - Перевёл тему полковник.
   - Да что там выводить, завтра открывается выставка, а послезавтра я приду сам и всё увижу. Если повезёт, сниму установленную аппаратуру, надеюсь, будет что посмотреть.
   - Лично меня больше всего интересует этот громила. С такими возможностями, он легко может стать чемпионом мира по боям без правил. Феноменальная сила, руки волосатые и проворачиваются в суставах на все 360 градусов! Кто это такой, и судя по всему, он является врагом Элен и её коллегам. Этот парень, сплошное сосредоточение силы, злости и ненависти. Не хотел бы я встретиться с ним снова. - Полковник даже поёжился, вспоминая этот образ. Он не боялся, просто от незнакомца веяло чем-то, тёмным, злым и гадким, то к чему Сергею Николаевичу не хотелось бы прикасаться. - Но, Элен что-то использовала, избавляясь от него, и это так сильно на него подействовало, что мне показалось, убегая, он поскуливал как побитая собака.
   Петрович немного помолчал, потом задумчиво, даже немного грустно, сказал:
   - Знаешь, я начал уставать от всех этих новостей, ночами не сплю, кажется, пора все наши наблюдения передать куда следует. Я больше не в состоянии вести расследование - здоровья не хватает. В нашем возрасте остается сидеть в парке и играть в шахматы с другими пенсионерами. Думаю, мы ввязались не в своё дело. В этот раз, всё закончилось благополучно, а что будет в следующий - страшно подумать. Здесь как в сказке - чем дальше копаем, тем страшней.
   Сергей Николаевич поразился, он никак не ожидал такого от своего близкого друга. Много лет они служили рядом, не раз приходилось попадать в опасные ситуации. Петрович - это человек, на которого можно было положиться как на себя. Но, тут полковнику вспомнилось, как совсем недавно, он так же, стоя у зеркала, поймал себя на пораженческих настроениях и с большим трудом сделал над собой усилие, продолжить расследование. Должно быть, возраст меняет характер? Вот, что стало с боевым офицером, которого раньше руководство побаивалось отправлять на задания, за бесшабашную храбрость и любовь к героическим поступкам.
   Сергей Николаевич еле уговорил поникшего Петровича продолжить дело. Петрович жаловался на сердце, на старую язву желудка, на мучавшую по ночам бессонницу, но, понимая, что без него друг не справится, согласился. Оставив непреклонным условие - как только заберут записи из кабинета "Элен", передать всю собранную информацию в государственные органы. На этом они и расстались, а Сергей Николаевич позвонил Лаврушенко, сообщил ему о нормальном самочувствии и выходе на работу.
   Весь вечер полковник размышлял об услышанной фразе, когда он пришёл в себя после удара. "Элен" просила помощницу напомнить заблокировать биопрограмму у попавших под луч. Сергей Николаевич сразу не сообразил, что он в их числе. Пока, от полученной биопрограммы, он получил только хорошее. Здоровье улучшилось, куда-то делись все недуги и хвори, кажется, всё тело омолодилось, он чувствовал себя как в 30-40 лет! Мало того, похоже, появилась функция регенерации. Чем ещё можно объяснить быстрое выздоровление после полученных травм. Даже рассосался старый шрам на бедре, полученный осколком гранаты в одной из операций в южных странах. Нет, таких полученных возможностей, полковник лишаться не хотел. Заблокируют программу у него или нет? Полковник терялся в догадках. Первый раз, за время расследования он спал плохо, неизвестность мучила и давила.
  
   . . . . . . . .
  
   - Тяжелая планета, чувствуешь, как тебя буквально прижимает к поверхности.
   - Сильно разряженная атмосфера, три вдоха равны одному вдоху на родной планете.
  
   . . . . . . . .
  
   Рабочее утро началось с новостей, уже при подходе к Бизнес-центру, Сергей Николаевич увидел две машины представительского класса, с государственными номерами высшего эшелона власти. Мало того, на входе стояли двое крепких парней с серьезными лицами, пришлось, что бы попасть на работу, показать удостоверение личности и содержимое карманов. Парни работали профессионально, чувствовалась хорошая школа на высоком уровне. Внутри хозяйничали другие сотрудники, они деловито проверяли каждый сантиметр Бизнес-центра, не пропуская ничего. Где необходимо использовали аппаратуру, чувствовалось, шерстят по полной программе. По опыту своей прошлой работы, полковник сделал вывод - ожидается прибытие очень важного лица. Руководители Бизнес-центра как серые мышки, сновали туда-сюда, стараясь угодить новым хозяевам. Даже Лаврушенко потерял свою самоуверенность и почти шепотом давал указания своим подчиненным.
   Когда он оказался рядом с вахтой, Сергей Николаевич, попытался узнать - чья это охрана, на что он, оглядываясь по сторонам, шепотом как киношный шпион, ответил:
   - Не знаю, но очень большая шишка. Будет открывать выставку. Такой шмон везде наводят, проверили все этажи и офисы, сейчас привезли аппаратуру, будут проверять выставочный зал и всё вокруг него. Нас даже близко не подпускают, сказали, чтобы к приезду важного лица обслуживающего персонала даже близко не было. Так что Николаевич, все охранники и ты в том числе, будете отсиживаться в моём кабинете.
   - А как же без вахты?
   - Ты что не видишь? Здесь охранников и без нас хватает. Они считают, что мы только путаемся под ногами. Не расстраивайся, открытие увидим по телевизору, сейчас киношники приедут, будут вести прямой репортаж. - С сожалением проговорил Лаврушенко, видно было, что ему очень хотелось покрасоваться с важными гостями.
   Он ушёл дальше заниматься своими делами, а полковник стоял пронзённый мыслью. Он только сейчас сообразил, что установленную им технику, эти хорошо обученные ребята найдут в два счёта. Первое желание было рвануть в кабинет к Элен, и под каким-нибудь предлогом пройти туда и забрать технику. Но тут и "ежу" понятно, что эти помещения под надёжным колпаком, туда теперь даже муха не пролетит без спецпропуска. Немного поразмыслив, Сергей Николаевич пришёл к выводу - пусть будет что будет. Если найдут ребята его аппаратуру, то, просмотрят записи и сами сделают соответствующие выводы. Может оно и к лучшему, не надо бегать по инстанциям и доказывать все эти невероятные и фантастические случаи. Получится, что материалы попадут сразу на самый верх. Теперь интересно, какие будут сделаны выводы, может, даже отменят приезд важного лица. Полковнику оставалось только ждать.
   Вскоре приехал автобус телекомпании, киношники стали устанавливать аппаратуру, но за дальнейшем понаблюдать не получилось. Подошёл ответственный товарищ и вежливо но, в приказном порядке, попросил очистить территорию. Пришлось Сергею Николаевичу вместе с Егорычем, охранником бокового выхода, и Дмитрием Ивановичем, вахтёром внутреннего двора, отсиживаться в кабинете Лаврушенко. Самого хозяина кабинета не было, наверное, он все-таки притёрся к начальству и ему удалось оказаться в толпе приглашённых на открытие галереи. Два часа охранники пили чай, смотрели по телевизору открытие, и вели неторопливую беседу о здоровье, внуках, работе и т.д. Но Сергей Николаевич с трудом поддерживал беседу, он внимательно смотрел репортаж об открытии и старался понять, нашла спецслужба его технику или нет. Но, по непроницаемым лицам охраны, изредка попадающих в объектив камеры, было невозможно понять, обеспокоены они чрезвычайными мерами или нет. Внешне всё прошло спокойно, приехал губернатор города, а вслед за ним прибыло важное правительственное лицо. Сергей Николаевич даже поразился, что столь высокий чин посетил открытие выставки малоизвестной художницы, и это наводило на серьёзные размышления. Дальше, открытие прошло без сучка и задоринки, масса именитых гостей, многих из них полковник видел только по телевизору или читал в прессе, разрезание красной ленточки, множество воздушных шаров, торжественные речи ответственных лиц. Несколько раз в телевизоре промелькнуло счастливое лицо Лаврушенко, довольного тем, что удалось попасть близко к начальству. Саму Элен, видно было издалека, она возвышалась над всеми гостями, но выглядела естественно и шикарно. Постоянно принимала поздравления, давала интервью, и общалась с гостями. Открытие выставки шло полным ходом, внезапно Сергей Николаевич увидел, как в толпе зрителей промелькнуло лицо утреннего незнакомца. Лучше бы он увидел в толпе ядовитую змею или бенгальского тигра. Эти смертельные твари, были бы менее опасны, чем этот тип. Чувствуя, что может произойти что-то страшное, полковник вскочил с дивана, чем удивил своих сослуживцев. Не обращая внимания на вопросы коллег, выскочил из кабинета. В голове бились только две мысли - Успеть и предотвратить. Как это сделать, он не знал. Главное успеть оказаться там до того, как этот парень начнёт действовать. Он почему-то не сообразил, что чтобы остановить его потребуется танковая дивизия действующей армии.
   Добежать удалось только до входных дверей, два крепких парня в тёмных безупречных костюмах стояли в готовности к перехвату. Один из них что-то говорил в микрофон, наверное, докладывал начальству. Сергей Николаевич знакомый со спецификой работы спецслужб, на бегу достал красное удостоверение военного пенсионера и, размахивая им как флагом, ещё издали закричал: - Красный сигнал!
   В его время, этот позывной обозначал крайнюю степень опасности, вот и сейчас он надеялся, что это сработает. Похоже, так и получилось, один оперативник, что-то в полголоса сказал в микрофон, после этого, повернул голову и, крепко схватив полковника за левую руку чуть выше локтя, спросил: - В чём опасность?
   Сергей Николаевич начал сбивчиво объяснять, что по телевизору он увидел опасного субъекта, попытался объяснить его возможности, и в процессе своего рассказа, сам понял, как со стороны выглядит не убедительно. Даже представил себя на месте охранника, и согласился с собой - какой бред несу. Но ведь опасность существует, и надо что-то предпринимать!
   Охранник молча взял из рук Сергея Николаевича удостоверение, прочитал надпись, с понимающим видом хмыкнул (типа - всё играешь в войну папаша?), и внятно сказал в микрофон: - Отбой тревоги.
   Видя, что все его усилия напрасны, а дальше пройти ему не дадут эти парни, полковник в отчаянии закричал: - Я, полковник Романюк! Доложи своему начальству обо мне!
   Парень, видимо отвечая кому-то по связи, произнёс: - Тут какой-то военный пенсионер буянит, размахивает удостоверением и кричит " я полковник Романюк!". Задержать его до вашего прибытия? Будет исполнено!
   Последнюю фразу полковник услышал, уткнувшись лицом в бетонную стену, крашенную светлой финской краской, а его левая рука, вывернутая до боли, находилась в стальных клешнях оперативника. Похоже, парень сперва действовал, а потом думал.
   - Хорошие ребята у нас служат, - думал Сергей Николаевич, упираясь лицом в стену, - Такие парни вполне смогут и с этим громилой справиться. Может не один, но впятером точно его завалят.
   - Это вы полковник Романюк? - кажется, прошло всего две минуты, осталось только удивляться оперативности охраны. Уткнувшись лицом в стену, сложно определить, кто и откуда пришёл, но по командному голосу понятно, в звании не меньше полковника. Это не молодые, неопытные оперативники, которые умеют только ломать и крушить, хотя, это тоже надо. По шелесту перелистываемых страниц, понял - листают пенсионное удостоверение.
   - Отпустить! - короткий приказ, и сразу свобода, стена уже не давит, рука упала плетью, но вроде не повреждена, и ей можно немного пошевелить.
   - Извините полковник, лейтенант неправильно понял приказ, я командир отряда - полковник Журавлёв.
   Сергей Николаевич, наконец, смог рассмотреть говорившего, крупного, немного седого, крепкого телосложения мужчину одетого, как и вся служба охраны, в строгий костюм.
   - С вами, я заочно знаком, вашу операцию в Б....е, изучали как пособие. Надеюсь, у вас есть нужная для нас информация?
   Стараясь экономить каждую секунду, Сергей Николаевич объяснил в двух словах, по-военному коротко:
   - Очень опасный тип! Находится в толпе зрителей, физически силён, его действия могут быть непредсказуемы.
   - За мной! - приказ относился к Сергею Николаевичу, полковник охраны почти бежал к запасному выходу, на ходу давая приказы в микрофон, закреплённый на воротнике. Расслышал несколько слов: опасность и усилить наблюдение. Выбежав во двор, они сели в микроавтобус, полностью оборудованный как передвижной штаб, с множествами мониторов наблюдения и мощной аппаратурой связи. " Как техника далеко шагнула вперёд! Нам бы такое в наше время!", только успел подумать, но полковник Журавлев, не теряя времени, посадил Сергея Николаевича перед монитором и приказал.
   - Ищите своего опасного типа!
   Отличного качества картинка, передавала изображение с площади перед Бизнес-центром, где в настоящий момент проходили выступления знаменитых артистов. Камера была установлена под удачным углом, и практически перекрывала всю территорию праздника. Сергей Николаевич внимательно всматривался в лица, и пытался разглядеть в толпе, мелькнувшее до этого лицо черноволосого крепыша на экране телевизора в кабинете Лаврушенко.
   - Вот он! Стоит за молодой парой с цветами, - нашёл быстро, сложно не заметить кусок угля на белом снегу.
   Полковник Журавлев начал отдавать приказы, и в экране стало видно, как несколько человек в толпе, с неподдельным интересом наблюдающие представление, как бы непроизвольно, с разных сторон стали приближаться к объекту.
   - В толпе его брать нельзя! Он фантастически силён, могут быть жертвы среди зрителей! - в голове всплыли события прошлого дня, и Сергею Николаевичу стало страшно от той картины, которую нарисовало воображение. Дикий бенгальский тигр покажется ручным котёнком, если дикая сущность и сила этого существа проявятся в полной мере.
   - Ничего, мы его аккуратненько обезвредим парализатором и, как пьяного выведем с праздника. Никто ничего не заметит. Миллион вольт, слона валит как муху дихлофос.
   Какое-то сомнение закралось в душу. Что это за тварь, не известно. Может он таким напряжением пятки чешет по вечерам. Сергей Николаевич почему-то не сомневался в особенных способностях незнакомца. После событий им пережитых, он был готов к любым поворотам.
   Удобно расположившись в креслах, они наблюдали за операцией, видимой на мониторах как на ладони. Кольцо оперативников постепенно сужалось. Полковник Журавлёв наблюдал за действиями, нагнувшись к монитору и приговаривая: - Так ребята, обходим, не спешим, не мешаем людям наслаждаться праздником.
   Казалось, финал ему уже известен, он в этом не сомневался, теперь только осталось показать мастерство своей работы перед заслуженным работником контрразведки. Хотелось покрасоваться перед человеком, на операциях которого его обучали.
   Всё шло по плану, оперативники практически окружили черноволосого, и оставался последний и ответственный этап - применение парализатора. Сергей Николаевич, не отрываясь, смотрел в экран, в душе надеясь, что всё произойдёт как надо, но какой-то чёртик толкал в бок и говорил: - Не надейся, теперь, как надо не будет никогда. Ты влез не в своё дело. Лучше тебе было лежать на печи и есть калачи.
   Черноволосый стоял, не замечая окруживших его оперативников, и, не отрывая глаз, смотрел на сцену, вернее на Элен, возвышающуюся среди важных гостей. Один из оперативников, как бы случайно, сунув руку в карман коснулся черноволосого сзади.
   " Есть. Применили шо...." Сергей Николаевич не закончил мысль. В монитор отчётливо было видно, как изумленный оперативник, веснушчатый парень хлипкого телосложения растерянно крутится на месте, хлопая от изумления глазами. Объект исчез! Он пропал в момент касания шокера. Не веря своим глазам, парень крутанулся несколько раз вокруг оси, присел, осматривая землю под ногами, но все эти действия результатов не принесли. На помощь ему выдвинулось несколько человек и как плугом начали пропахивать толпу зрителей в поисках беглеца.
   - Чёрт! Что за е...нь? - ругнулся полковник Журавлёв, - Так не бывает, ну прокрути изображение назад! - это уже относилось к оператору, сидевшему рядом. Повторный просмотр дал тот же результат. Журавлёв раз за разом просматривал видеозапись, пытаясь понять, что произошло. К этому времени оперативники прочесали всю площадь, но не смогли обнаружить даже следов беглеца, о чём поочерёдно докладывали по связи.
   Если честно, то у Сергея Николаевича прямо с сердца отлегло. Немного зная этого типа, он ожидал развития более страшных событий. А тут, просто - исчез, ну и, слава Богу. Неизвестно, чем всё это могло закончиться.
   Смотря повтор, вместе со всеми, у него в голове мелькнула догадка, и непроизвольно вырвалось:
   - Медленнее прокрути!
   - Что? - переспросил оператор и вопросительно посмотрел на Журавлёва,
   - Делай, как сказали, - одобрил тот.
   Оператор вернул сюжет назад и включил с замедленной скоростью. Это результата не дало.
   - Сделай самую маленькую скорость, самую - самую малую. - Сергей Николаевич, на себе знал физические возможности беглеца, и желал убедиться в своей догадке.
   - Давай! - Подтвердил приказ полковник.
   Начали прокручивать запись на самой малой скорости, которую позволяла съёмка, и в кадре, следующем вслед за моментом касания шокером, в самом верху снимка, отчётливо, правда смазанный движением, виднелся контур ботинка.
   - Ёёёё...пть! - Не удержался Журавлев: - Это что, он улетел? На какой скорости? Прокрути ещё раз! - Он ещё не до конца поверил в такое.
   Следующий просмотр дал тот же результат. Рядом с ботинком, виднелся фрагмент другого ботинка, так будто незнакомец улетел стоя по стойке " Смирно".
   Журавлёв ещё некоторое время обсуждал с лейтенантом возможность, скорость полёта, и пришли к фантастическим результатам. Потом, спохватившись, Журавлёв рявкнул в микрофон: - Три красных сигнала!
   Некоторое время командовал по связи, переставляя людей и инструктируя на возможную опасность. Запросил людей и машину с базы, и предупредил об этом свой объект охраны - важное государственное лицо.
   - По-моему, опасности больше нет, но на всякий случай надо предупредить " Элен". Этот парень наблюдал за ней, ваш подопечный ему не интересен. - Сергей Николаевич решил немного успокоить полковника и как-то сообщить Элен о присутствии на празднике темноволосого. В случае чего, только она сможет с ним справиться, он в этом уже убедился.
   - Я смотрю, Вы слишком много знаете! - Журавлев, нахмурив брови, пристально и очень внимательно посмотрел на коллегу, затем дал указание передать Элен записку с информацией, и договорил: - Пожалуй, нам есть о чём поговорить.
   - Хорошо, только много рассказать не смогу. - Сергей Николаевич вспомнил, как попытался объяснить молодому лейтенанту в дверях причину опасности. Он почувствовал, что если расскажет всё что знает, то ситуация повториться.
   " Расскажу ему только самое малое, в реальную информацию ни один нормальный человек не поверит. Этот волкодав вцепится в меня, и будет выдавливать информацию по капле. Направлю его энергию на Элен, пусть копает, может, накопает больше моего". Сергей Николаевич обдумал ситуацию, и пришёл к выводу, если спецслужба возьмёт в разработку Элен, то действительно не пройдут мимо, явных фактов и несоответствий. " Интересно, почему молчит на счёт аппаратуры в кабинете художницы? Не может быть, что не нашли".
   - Всё снимаемся! Официальную часть заканчиваем досрочно, необходимо увезти подопечного. Здесь останется отряд охраны порядка. С вами прощаюсь до вечера.
   - Хорошо, буду вас ждать. - Сергей Николаевич вышел из машины и направился на свой пост, оставив полковника Журавлёва руководить снятием охраны с помещений и обеспечением безопасности своего важного подопечного в пути. Сейчас тот был настолько занят своей непосредственной работой, что не мог и на минуту отвлечься.
  
   - Ты что здесь панику наводишь? - Лаврушенко находился в крайне раздражённом настроении. Его из-за какой-то ерунды оторвали от просмотра концерта, а главное от общества таких важных людей! Из-за спины выглядывали любопытные лица Егорыча и Ивановича. Теперь понятно, откуда ветер дует. Пожалуй, не стоит ему всего рассказывать.
   - Извини, Виктор Андреевич, показалось, в толпе мелькнуло лицо опасного преступника, вот этого, - полковник наугад показал на фоторобот, висевший в ряду других схематических изображений опасных лиц, регулярно присылаемых из соседнего отделения милиции.
   - Но, как оказалось, я ошибся. Очень жаль, побеспокоил много людей и тебя оторвал от важных дел. Но ты сам говорил - " лучше пере бдеть, чем не до бдеть".
   Лаврушенко озадаченно почесал затылок, стараясь вспомнить, говорил он это или нет. Потом, окончательно запутавшись, сказал: - Ладно, что-то ты последнее время какой-то странный, то в обмороки падаешь, то преступники мерещатся. Давай возвращайся на пост, а я пойду, закончу важные дела.
   Лаврушенко ушёл на площадь, а Сергею Николаевичу пришлось отвечать на любопытные вопросы коллег, и их насмешки.
   Когда важные лица осмотрели выставку и с помещений сняли охрану, Сергей Николаевич вернулся на свой пост. Ребята из отряда охраны порядка на входе проверяли у входящих билеты, так же стояли на всех проходах, короче, полностью обеспечивали безопасность.
   Сергею Николаевичу оставалась роль незаменимой части интерьера, он стоял и с интересом наблюдал за посетителями. Сравнивал, анализировал, делал выводы - получил любопытные результаты. Входили разные люди, а выходили с выставки все чем-то похожие друг на друга. Лица выходящих посетителей светились счастьем, а, как известно - счастливые люди похожи друг на друга. Одна семейная пара, ссорившаяся на входе, на выходе мило держались за руки, и ласково смотря друг другу в глаза, обсуждали, к какому течению принадлежит искусство Элен. Глядя на такие результаты, вспоминая события прошедших дней, полковник поймал себя на мысли, что он перестал относиться к Элен как к врагу, теперь он думал о ней с какой-то симпатией. Мало того, чувствовалось, что она нуждается в защите, и он был готов, а главное хотел защитить её. Его беспокоило, кто и зачем хочет навредить ей.
   Впереди предстоял серьёзный разговор с Журавлёвым, необходимо было дать ему информацию, не навредив Элен, да и себе тоже, а то точно запишут в отряд сумасшедших. Как подать информацию, что бы силы ФСБ направить против её врага (или врагов.)?
   Ещё, почему полковник Журавлёв ни чего не сказал об аппаратуре в кабинете Элен?
   Вполне возможно он это оставил на вечер. Так сказать на закуску.
   Дальнейшая часть дня прошла без происшествий, наблюдая за довольными и счастливыми посетителями, выходящих из дверей выставки, Сергей Николаевич изнывал от любопытства посмотреть, что там такое изображено на картинах? Неужели они вроде тех, что он видел в кабинете художницы? Но тогда реакция посетителей была бы другой.
   В конце рабочего дня, когда ушли последние посетители и расходились сотрудники Бизнес-центра, к Сергею Николаевичу подошла девушка, помощница Элен, протянула картонную коробочку, и с милой улыбкой сказала: - Это вам передала Элен, и просила поблагодарить вас за помощь. Она опять мило улыбнулась и скрылась за дверями.
   Белый свет померк в глазах Сергея Николаевича. Он оцепенел, как завороженный смотрел на серую, вроде безобидную коробочку.
   " Вот, началось. Значит, так это будет выглядеть. Я раскрою коробочку - сверкнёт синий луч. И всё. Всё вернётся назад. Опять появится одышка, снова начнёт покалывать справа под рёбрами. А зрение, тоже вернётся к старому. Да, вообще, я стану старым!!! Погаснут краски, пропадут мышцы, которые так приятно ощущать под кожей! Пропадут желания. Потускнет свет". Сергей Николаевич отчаянно отказывался возвращаться в прежнее состояние, до визга в сознании, он не желал опять стать старым. Там он уже был! Он не знал, что ещё может дать "бионастройка", но он прекрасно понимал, что даёт старость, и отчаянно не хотел возвращаться туда.
   Выйдя из оцепенения, он отбросил коробку на стойку, как будто она жгла ему руки.
   " Что делать?". Мозг лихорадочно искал выход, мгновенно перебрав тысячи вариантов. Начиная от уничтожения коробочки посредством асфальтового катка, и заканчивая постыдным бегством на край Земли.
   В таком оцепенении, Сергей Николаевич простоял минут двадцать, с ненавистью глядя на злополучную коробочку.
   - Ну, ты чего замер? Все давно ушли, пора закрываться. Опять на тебя накатило? А? - Лаврушенко, довольный удачно проведённым днём, незаметно подошёл сзади. - Как ты сегодня озадачил ФСБшников? Здорово у тебя получилось. Правильно сделал, нечего им расслабляться, надо чтобы служба раем не казалась. Пусть побегают.
   Лаврушенко, находясь в хорошем настроении, похлопал полковника по плечу, взял со стойки коробочку, сунул её Сергею Николаевичу в руки и буквально вывел на улицу.
   - Какой день! Какие сегодня люди приезжали! Фотографы, телевидение, корреспонденты. Все снимают, фотографируют, даже Элен меня сняла каким-то странным аппаратом, с синей вспышкой. Может, я ей нужен для творчества?
   - Ну, пока! Что-то я сегодня очень устал, - пожал руку на прощание и ушёл на служебную стоянку за машиной, оставив полковника в оторопении, которое медленно переходило в панику.
   " Так оно и есть! У Лаврушенко заблокировали программу, теперь моя очередь". Инстинктивно полковнику хотелось, сжечь, разорвать на части, уничтожить каким-нибудь варварским способом эту злосчастную коробочку, но он почему-то держал её в руках, не найдя в себе сил бросить. В глубине души понимая, что если решено заблокировать у него программу, то это всё равно будет сделано, рано или поздно. Смирившись, с этой мыслью, он медленно пошёл домой, не замечая ничего вокруг, стараясь как можно на больший срок оттянуть этот момент.
   Злосчастная коробочка пролежала на столе весь вечер, Сергей Николаевич не нашёл в себе сил открыть её. Когда пришёл Петрович, то он в первую очередь обратил внимание на убитый вид полковника.
   - Что случилось? У тебя такой вид, как будто умерли все родственники разом. Чего хандришь? Давай рассказывай, что сегодня приключилось?
   Сергей Николаевич поочерёдно рассказал все события дня и под конец показал на коробочку и дрожащим голосом сказал: - А вот её открыть так и не смог. Извини друг, не нашёл в себе сил.
   Петрович внимательно и с сочувствием оглядел Сергея Николаевича, и понимающе кивнул: - Пожалуй, я на твоём месте тоже не смог бы. А давай, я открою! Мне терять нечего. Программы во мне нет, вроде и бояться нечего. Вдруг, сработает как у тебя? Немного омоложусь, а нет, так всё равно, сколько той жизни осталось? - и, он с надеждой посмотрел на друга.
   Впервые Сергей Николаевич увидел в его глазах зависть, и понял, что тот ему завидовал доброй дружеской завистью, и естественно тоже хотел получить порцию здоровья. А тут представился шанс, спасти друга и рискнуть жизнью, в надежде получить выигрышный билет.
   - Нет, это предназначено для меня, боюсь, тебя оно может просто убить.
   - Прошу тебя, дай старику шанс. И себя побереги. - Петрович решительно схватил коробку и крикнул: - Уходи, я открываю!
   Сергей Николаевич, видя, что Петрович настроен очень решительно, в панике убежал в ванную и закрыл за собой дверь. Из-за дверей послышался возглас "Ёёё....", затем раздались непонятные звуки, похожие на равномерный скрип медленно катящейся телеги.
   "Что я наделал!", волна стыда накатила на Сергея Николаевича, "Как я могу рисковать жизнью товарища?", он рванул на себя дверь и ворвался в кухню, готовый к чему угодно, но только не к той картине, которую увидел.
   Петрович корчился от смеха в кресле, пытаясь что-то сказать, но полностью потерял дар речи и только показывал пальцем в коробку.
   - Всё. На сегодня подвиг отменяется.- С трудом отдышавшись, Петрович сунул в руки оторопевшему Сергею Николаевичу раскрытую коробку. В ней лежали аккуратно уложенные заботливыми руками в вату, минивидеокамера и диктофон.
   - И это всё? А я, старый дурак, чуть не обделался от страха. - Сергей Николаевич даже огорчился, что всё оказалось проще, чем он себе нафантазировал.- Почему я подумал, что там какой-то блокиратор? Теперь понятно из-за чего ФСБ их не нашли. Но с какой целью она их передала мне?
   - Хватит задавать вопросы, лучше давай посмотрим, может, остались записи.- Петрович как всегда мыслил практично.
   - Что-то не вериться, только дурак оставит на себя компромат, а потом отдаст в руки врагу.
   - Ну, это ты зря так думаешь, тебя врагом не считают. Будь ты для неё враг - лежал бы в морге, а ты жив и здоров, и выглядишь лучше прежнего. - Петрович, покряхтывая, подсоединял провода к телевизору.
   - Сейчас проверим, может тебе записку оставили. - С этими словами, Петрович нажал кнопку "Пуск".
   К великому удивлению, запись оказалась не стёрта. На экране высветился кабинет, в котором хорошо просматривалось всё пространство комнаты. Таймер в углу экрана равномерно отсчитывал время.
   Сергей Николаевич устал рассматривать пустой кабинет и попросил: - Перемотай на пять часов, она где-то в это время пришла.
   Петрович в ускоренном режиме прокрутил запись, до появления Элен. В экране было хорошо видно, как она вошла в помещение, сняла сумку с плеча и положила её на кресло. После, подошла к одной из картин висевших на стене и медленно, как садовник, ухаживающий за нежным, требующим ласки цветком, руками начала поглаживать изображение. Она гладила и поправляла струящиеся потоки, как живые существа. Её руки почти по локоть уходили в плоское пространство картины. Затем она перешла к другой - и всё повторилось. Как заботливая хозяйка ухаживает за домашними растениями, так и Элен возилась с картинами, только Сергей Николаевич уже почему-то не мог называть их картинами.
   Закончив с этими делами, Элен подошла к столу, нагнулась, изображение дрогнуло, появилось её лицо крупным планом. Она укоризненно покачала головой, и, как нашкодившему школяру назидательно (Как тебе не Ай-я-яй!) погрозила указательным пальцем. Изображение исчезло.
   Сергей Николаевич и Петрович сконфуженные сидели перед экраном телевизора, и молчали. В душе у каждого осталось чувство, что они сделали что-то не хорошее, плохое. Влезли в личную жизнь, тщательно укрываемую от посторонних глаз. Такое случалось только в детстве, когда, подсматривая за взрослыми, тебя разоблачали и после этого стыдили. Они почувствовали себя маленькими провинившимися детьми.
   - Да-а! Как-то нехорошо получилось, - первым очнулся Петрович, - Чувствую себя мальчишкой.
   - Я тоже, - откликнулся полковник. - Ты видел, что она делала с картинами? Они же совершенно плоские! Настройщик туда по пояс залезал. Не знаю что это такое, но, кажется они живые.
   Петрович не ответил, он задумчиво смотрел в пустой экран и думал о чём-то, не слыша друга. Потом вздрогнул как от сна, и твёрдым уверенным голосом сказал: - Она нам, и вообще людям, не враг. Мы должны не разоблачать, а наоборот - защищать её. Все её действия, и передача аппаратуры, ясно дают понять - она не враг, и нас не считает за врагов, хотя в курсе всей нашей мышиной возни.
   - Знаешь, я с тобой согласен. Последнее время, чувствую к ней симпатию. А, когда на празднике удалось вспугнуть чёрноволосого, даже обрадовался.
   - Вот, твой черноволосый, как она его назвала - " цэфаллопоид"? Меня волнует, прежде всего. Вот это проблема, и очень серьёзная, нешуточная.
   Разговоров и обсуждений хватило на весь вечер. И только, когда ушёл Петрович, Сергей Николаевич вспомнил, что полковник Журавлёв не приехал, и даже не позвонил, что было очень странным. В ФСБ шутить с такими делами не любят.
  
   . . . . . . . .
   - Жить и работать приходится в тяжелейших природных условиях.
   - Непредсказуемый климат и неровный ландшафт планеты.
   - Угнетает сильная гравитация.
   . . . . . . . .
  
   Следующим утром, когда Сергей Николаевич выходил из парадной, первое что он увидел, это большую чёрную машину, с трудом разместившуюся в дворовом проезде. Она стояла напротив выхода, практически его перегородив. " Это за мной!", подумал полковник и не ошибся. При его появлении, открылась задняя дверь, показался полковник Журавлёв и приглашающим жестом указал на сидение рядом.
   Выглядел он как-то неважно - серое лицо, мешки под глазами, очень усталый вид. Всё говорило о том, что ночью ему спать не пришлось, и виною этому, скорее всего, были вчерашние события.
   - Прошу прощения, полковник, вчера не получилось увидеться с вами. Сами понимаете, неотложные дела. - Полковник Журавлев заговорил сразу, как только Сергей Николаевич разместился рядом с ним.
   Водитель начал лавировать по узким проездам двора. Старый двор не был приспособлен для проезда больших машин, и водитель, чудом не цепляя за стены в узких местах, с трудом вывел машину на свободное пространство улицы.
   - Мы подбросим вас до работы, и заодно поговорим о вчерашнем происшествии. - Журавлёв продолжил: - Думаю, Вам есть, что мне рассказать.
   Сергей Николаевич быстро прокрутил в голове вчерашние события, сопоставил факт неприбытия Журавлева вчера, немного удивился этому, и пришёл к выводу - здесь что-то не так. Обычно ФСБ не теряют время, и берут в разработку сразу, причём действуют решительно и напористо. И, допрос ведут, не приглашая довести до работы. Что-то здесь не так, скорее всего Журавлев ведёт расследование по собственной инициативе.
   Он решил не юлить, и прямо спросил Журавлёва: - Что случилось? У вас с этим делом появились большие проблемы?
   Журавлёв нахмурился, немного помолчал, потом, видимо приняв решение, сказал:
   - Вы правы полковник, меня и всю мою группу, участвовавшую в задержании, тестировали и допрашивали всю ночь. Расчетные показатели полёта, этого вашего подозрительного лица, настолько неестественные, что человеческий организм таких нагрузок не перенесёт. Экспертный отдел поднял нас на смех, но потом что-то произошло. Весь отряд подвергли проверке и мне запретили продолжать расследование в этом направлении. Поэтому, я хочу для себя прояснить, кто это был, и что вы об этом знаете?
   - Знаю я не много. - Сергей Николаевич старался быть объективным и по-своему правдивым, - Этого типа, Элен просила не пропускать в Бизнес-центр. Позавчера, в начале рабочего дня, он практически силой прорвался в её мастерскую. Я не в курсе, как ей удалось его обратить в бегство, но он в панике бежал, по пути сбив меня с ног. На вид очень опасен, а его фантастическую силу, я почувствовал на себе. Вот, пожалуй, и всё.
   Журавлёв сидел и молча с отстранённым видом, смотрел за окно машины. Затем устало повернулся к Сергею Николаевичу и, глядя прямо в глаза, сказал: - Не нравиться мне всё это, я чувствую - вы многого не договариваете.
   Потом устало откинулся на спинку сидения и, как бы рассуждая сам с собой, проговорил: - Впрочем, не только вы, сверху поступил негласный приказ прикрыть это дело, все записи и рапорта уже изъяли. Ох, не нравиться мне это.
   Машина подъехала к Бизнес-центру, Журавлев, прощаясь, пожал руку Сергею Николаевичу.
   - Маленькая просьба, будет новая информация, сообщите мне. - Он передал свою визитку, и машина бесшумно отъехала, оставив озадаченного полковника перед входом в Бизнес-центр. Подумать было над чем. Почему ФСБ отказалось заниматься этим делом?
   - Ну, ты скромняга. А всё прикидывался скромным пенсионером! - Своими громкими возгласами, Лаврушенко вывел Сергея Николаевича из задумчивости.
   - Да у тебя не плохие связи, на работу приезжаешь в машине с правительственными номерами. - В полу-шутку, в полу-серьёз, с завистью в глазах пытался шутить начальник охраны.
   - Что ты, Виктор Андреевич, это встретил случайно своего сослуживца, вот он и подвёз по дороге. Ему тоже скоро на пенсию, вот и расспрашивал, есть ли у нас в охране тёплое местечко.
   Сергей Николаевич повернулся и пошёл на вахту, оставив удивленного Лаврушенко соображать. - Как птица такого полёта, может проситься к нему в охрану? Что поделаешь, чувство юмора у него отсутствовало напрочь.
   Рабочий день проходил в режиме вчерашнего, когда, кажется, что в Бизнес-центре есть только выставочный зал. Все входившие посетители шли только туда. Интересно было наблюдать, как в зал входили разные, озабоченные своими делами и проблемами люди, а выходили довольные, спокойные и чем-то счастливые. Создавалось впечатление, что все свои заботы и тяжелые проблемы они оставляли там, за стенами зала. Сергей Николаевич изнывал от любопытства узнать, что там такое происходит? Но, пока не видел возможности посетить выставку. Одна надежда, Петрович сегодня обещал придти, всё посмотреть и ему рассказать.
   Где-то ближе к двенадцати, показался Петрович, полковник едва узнал его, в строгом костюме, галстуке и шляпе. Как-то привык видеть его в домашнем спортивном костюме и шлёпанцах, а тут на тебе - важный господин! Петрович, проходя мимо, достал пригласительный билет и заговорщицки, как в шпионском фильме, подмигнул левым глазом, и важно уплыл в двери выставочного зала.
   " Вот, ведь чудак, все время играет, то играл в Рембо, пока силы были, теперь стал играть в шпионов ". С какой-то теплотой чертыхал в душе своего друга полковник. Теперь оставалось только дождаться, когда Петрович произведёт разведку, и уже дома всё расскажет. Сергей Николаевич не сомневался, что Петрович увидит все, что ему необходимо, ничего не пропустит.
   Только через час, может даже больше, Петрович вышел из зала вместе с последними посетителями, когда зал закрывался на обеденный перерыв. Проходя мимо, он опять по шпионски мигнул левым глазом, и украдкой показал большой палец правой руки. - "Во!".
   " Ну и довольный вид у него, как у кота, что спёр килограмм сосисок". Подумал полковник, от любопытства ему очень хотелось бросить пост, догнать Петровича и расспросить, как следует.
   Но, пришлось отстоять смену до конца, встретить и проводить две тысячи посетителей. Вечером на кухне, когда Петрович пришёл на ставшие традиционными вечерние посиделки, удалось узнать, что он там видел.
   Петрович сидел за обеденным столом возле окна, вкусно пил чай с малиновым вареньем, и многозначительно закатывал глаза вверх. На все вопросы, он только издавал восторженно: - О-о-о! Дальше, набирал в чайную ложечку варенье и смачненько так, слизывал, всем своим видом давая понять, как ему хорошо.
   Терпение Сергея Николаевича иссякло, он взорвался: - Ты что здесь клоунаду развёл? Мы что, в бирюльки играем? Ну, немедленно говори, с какого хрена ты оттуда пришёл такой счастливый?
   Петровича наконец проняло, видя, что если он не прекратит издеваться над своим другом, то вполне может получить по голове кухонным табуретом.
   - Ладно, ладно. Всё, больше не буду. Извини, не мог удержаться, не позлить тебя. В гневе ты прекрасен, просто дикий тигр.
   - Говори, что там такое, что все посетители выходят оттуда такие счастливые?
   - Как тебе сказать. - Петрович мечтательно закрыл глаза, потом, видимо осознав, что расстояние между табуретом и его головой может резко сократиться, сразу продолжил: - Ничего такого небывалого там нет, самое фантастическое - это картины!
   - Неужели, такие же, как в кабинете?
   - Нет конечно, но они необыкновенные. Не могу передать словами, я не специалист. Кажется, этот стиль называется абстракционизм, невозможно понять до конца, что там изображено. Каждая картина в душе оставляет свой след, настраивает тебя на нечто светлое. От них невозможно оторваться, хочется смотреть и смотреть не отрываясь. Создаётся впечатление, что это картины живые, хотя там ничего не движется и не перемещается.
   - Ты лучше скажи, видел что-нибудь необычное? - Сергей Николаевич решил прервать своего друга, видя, что тот пустился в хвалебные песнопения.
   - Конечно, видел, - Петрович спустился с небес на землю, и уже серьёзно стал раскладывать всё по полочкам. - Во-первых, очень толстые рамы, сразу видно, что за плоскостью картины что-то есть. Во-вторых, к картинам не подойти близко, ограждены на значительном расстоянии. В-третьих, слишком сильное воздействие на психику, от простого эстетического удовольствия не получишь такой заряд счастья. Хотя, удовольствие получаешь незабываемое, хочется прийти туда ещё раз.
   Петрович шутливо сложил руки у груди ладошками, и умоляюще писклявым голоском заныл: - Достаньте мне, пожалуйста, ещё один билетик.
   - Да, ну тебя, - с досадой отмахнулся от него Сергей Николаевич. - Туда очередь расписана на месяц вперёд, тысячи желающих.
   Петрович, перестав дурачится, посоветовал: - Сходи на выставку, сам всё и увидишь.
   - Не могу. - Честно признался Сергей Николаевич: - Очень боюсь, Лаврушенко там был, Элен его сфотографировала, теперь он жалуется на утомляемость и к концу дня сильно устаёт, не то, что раньше. Боюсь, что и меня ждёт такая же участь. Хотя, уже почти смирился - чему быть, того не миновать.
   - Ладно, хватит о грустном, племянник принёс распечатку об этом интересном заболевании. Чертовски занятная болячка, симптомы у неё конечно неприятные, но есть интересные побочные эффекты - почти все страдающие этим недугом, обладают уникальными способностями. Возьми, вечером почитаешь.
   Петрович достал из старенького потрёпанного портфеля, который он принёс с собой, пачку страниц и положил на стол.
   - Хорошо, это потом перед сном прочту, - полковник переложил стопку бумаги на подоконник. - У меня есть ещё интересная информация.
   И он в подробностях, почти слово в слово, пересказал утренний разговор с полковником Журавлёвым.
   - Всё это очень странно, даже более чем странно, - закончил он свой рассказ.
   - Вывод может быть только один - приказ поступил откуда-то сверху, - согласился Петрович. - Должно быть, кто-то на верху совершенно не заинтересован в расследовании этого дела. Здесь есть о чём задуматься.
   Остаток вечера, друзья провели, выдвигая всевозможные догадки, но так ни к чему и не пришли. Похоже, их расследование пришло в тупик, раз даже ФСБ не хочет заниматься этим делом.
   Проводив Петровича, перемыв посуду и прибравшись на кухне, Сергей Николаевич, наконец нашёл время почитать перед сном распечатку об этом заболевании. Надеясь бегло ознакомиться с текстом, он взял пачку листов в руки, привычно пошарил на столе, в поиске очков, но, спохватившись, отдёрнул руку и углубился в чтение. Обилие медицинских терминов, вроде "Дисплазия соединительных тканей" и др., мешали читать, но, в общем, текст был понятен. Прочитав текст до конца, Сергей Николаевич, отвёл глаза на потолок, переваривая прочитанное. Минут десять сидел молча, затем проговорил.
   - Кажется, это многое объясняет.
   Потом, открыл первую страницу, и начал читать всё с самого начала. Обычная выборка из Интернета, объясняла все его догадки и подозрения. Интересно было прочитать симптомы и клинические особенности. "Синдром Марфана" оказывается, являлось генетическим заболеванием. У страдающих этой болезнью, менялся обмен веществ, изменялись пропорции тела, по-другому развивался организм. Увеличивался рост и конечности. Масса тела была ниже необходимой, за счёт другого строения костей, больше похожего на строение костей птиц. Впрочем, строение скелета, тоже немного напоминало птичий. Всё это Сергею Николаевичу было знакомо, представителей этой болезни он видел теперь регулярно. Но больше всего заинтересовало, что почти все дети с этим генетическим заболеванием имели необыкновенные способности в различных областях науки и искусства. Достаточно было прочитать короткий список знаменитых людей с этой болезнью, что всё само собой объясняло. В справке приводились такие имена как: Первый президент США - Авраам Линкольн, Николо Паганини, Ференс Лист, Моцарт, и много других известных личностей. Из глубины тысячелетий всплыло имя фараона Энхатон (Аменхатеб четвёртый) 1368 - 1351г. до н.э.. Он в своё время, был реформатором религии, и попечителем науки и искусства Египта. Описания его внешности современниками, дали возможность утверждать, что он тоже обладал этими изменениями генов.
   Тут же была статистика, утверждающая, что с таким набором генов, рождается 0,01 % детей. Причём, совершенно невозможно предугадать, у кого и когда родится такой ребёнок. Эти мутации генов непредсказуемы. Игра природы.
   Сергей Николаевич отложил в сторону листы, и задумался. " Это сколько тысяч лет они воздействуют на человечество? Здесь, на земле их целая армия, раз на десять тысяч человек, один из них. Но, с какой целью они это делают? Судя по их делам - цель эта благородная. Они двигают прогресс, за уши тащат нашу цивилизацию из невежества к просвещению. Значит им надо помогать, а не путаться под ногами, играя в шпионов".
   Спать совершенно расхотелось, разве мог подумать Сергей Николаевич, что на старости лет, он попадёт в такую историю. Что вся прожитая им героическая жизнь, теперь будет казаться недостойной мышиной вознёй, по сравнению с тем, что он узнал. Всю ночь он ходил из угла в угол, заново перечитывал распечатку, и думал, думал и думал. Рассвет встретил не сомкнув глаз.
   Сергей Николаевич принял тяжелое для себя решение. Утром подойти к Элен и открыться ей. Рассказать все, что ему известно и предложить свою помощь. А там, будь что будет. Захотят, снимут бионастройку и сотрут в памяти все, что ему известно о них.
   Но, Сергей Николаевич, как честный офицер, не мог оставаться в стороне от благородного дела и тоже хотел принести пользу.
   Твёрдый в своём намерении, Сергей Николаевич вышел из парадной, и пошел на работу. На выходе со двора, перегораживая путь, стояла знакомая чёрная машина полковника Журавлёва. Открылась задняя дверь, и полковник Журавлев приглашающим жестом указал на сидение рядом с собой.
   - Извините полковник, Вам придётся проехать с нами. - В этот раз он был не так любезен. - Я получил приказ доставить Вас в управление.
   - А как же работа? - Попытался протестовать Сергей Николаевич, но получил краткий по-военному ответ.
   - Приказы не обсуждаются.
   Ехали молча. Доставив подопечного, полковник Журавлёв передал его под роспись дежурному, и скрылся в бесконечных коридорах управления.
   Сергей Николаевич сидел на скамье и вдыхал родные запахи, разглядывал знакомые интерьеры, смотрел за передвижением сотрудников ведомства. Как всё это было ему знакомо! Казалось совсем недавно, он также ходил по коридорам, решая важные неотложные дела. Теперь он опять здесь, только не понятно в какой роли, и с какой целью.
   - Сергей Николаевич Романюк? - Подошел сопровождающий и расписался в журнале дежурного. - Прошу следовать за мной.
   Не дожидаясь ответа, развернулся и двинулся по коридору направо.
   "Интересно, кабинеты для допросов, влево и вниз. А мы куда направляемся?", подумал Сергей Николаевич и, стараясь не отстать, проследовал за офицером. Они свернули за угол, и подошли к двери лифта. "Вот те на!", удивился полковник, " Когда только лифт установили? Да и зачем? В здании всего четыре этажа". Офицер достал магнитный ключ, двери открылись. Внутри кабины имелась всего одна кнопка, сопровождающий нажал её и вышел, оставив Сергея Николаевича одного. "Что за чертовщина?", удивился полковник, когда двери закрылись, но через несколько секунд они раздвинулись, открыв вид в большой кабинет. "Странно, я не почувствовал, что кабина лифта двигалась", мелькнула мысль в голове. Сергей Николаевич шагнул вперёд и оказался в кабинете, оформленном по современному дизайну. В углу на вешалке он заметил китель с генеральскими погонами, сам хозяин сидел за столом, держа в руках большой развёрнутый лист бумаги, за которым его практически не было видно.
   - Разрешите представиться, полковник в запасе Романюк Сергей Николаевич.- По- военному доложил полковник.
   Сидящий за столом, отложил бумагу, встал, и приветственно протянул руку: - Генерал Макаров Леонид Федорович, очень рад вас видеть. Прошу, присаживайтесь.
   Сергей Николаевич не смог сразу сесть, потому что руку пожимал ему один из настройщиков, или человек очень на него похожий. За спиной генерала находилось огромное окно. Сергей Николаевич молча пожимал руку хозяина кабинета, не в силах отвести взгляд от открывающегося пейзажа. Генерал Макаров проследил за взглядом полковника и, усмехнувшись, сказал: - Вы всё правильно поняли, мы на планете ЭФФ.
  
   Глава 2.
  
   Боль накатывала разрывающей волной, достигая своего максимума, до точки невозможной для человеческого существа. Казалось, что ещё немного и тело разорвёт на мелкие кусочки, но в самый пик, она привычно начинала откатываться, постепенно переходя на маленькие болевые толчки. "Почему привычные"? Сознание уцепилось за знакомое, и вроде не раз встречавшееся состояние.
   Всё! В голове прояснилось, мозг заработал, и Сергей Николаевич Романюк осознал кто он. Действительно, накатывающая и разрывающая на части боль - давно знакома и привычна.
   Стиснув зубы, стараясь не стонать, он пережидал период боли. Это необходимо, от этого не уйти. Процесс восстановления обязательно должен пройти через дикие, невозможные и нечеловеческие страдания.
   " Интересно, какие я получил травмы на этот раз"? Мысли путались, но сознание работало, значит, голова уцелела, но что повреждено? Очень не хотелось открыть глаза и обнаружить отсутствие руки или ноги, хотя это не страшно. Только процесс заживления будет происходить намного дольше, а долго болеть полковник Романюк позволить себе не мог. Волны накатывающейся боли становились всё тише и тише, наступал период покоя. Романюк расслабился, и в сознание хлынули воспоминания.
   Вспомнился первый и последний разговор с генералом Макаровым, в его кабинете на планете ЭФФ.
   Кто поверит что, выйдя из лифта можно очутиться на другой планете, в самой дальней части галактики? Но пейзаж за окном убеждал в этом. Тогда Сергей Николаевич Романюк, военный пенсионер, в возрасте шестидесятисеми лет поверил словам генерала безоговорочно. Сам кабинет выглядел довольно обычно, но за окном творилось что-то невероятное по нашим человеческим меркам. Больше всего это напоминало аквариум, но не с водой, а с атмосферными газами, находящимися в состоянии близком к жидкости. Очень хорошо было видно, как струятся потоки, поднимаясь вверх под разными углами. Сергей Николаевич хорошо и отчётливо рассмотрел растения, похожие на плоские водоросли, растущие на поверхности и поднимающиеся высоко в небо. Они плавно качались под воздействием потоков атмосферного газа и переливались нежными цветами, от светло-зелёного, до тёмно-голубого. Преобладали светлые тона, создавалось ощущение белёсой тонкой дымки. В даль уходила серебристая полоса дороги, скрывающаяся за зарослями растений.
   Невдалеке стояли два здания кубической формы, с открытыми террасами, на которых находились существа, очень напоминающие людей, но поразительно тонких и вытянутых вверх, как в кривом зеркале. По скромным прикидкам, высота этих существ достигала около пяти метров. Они мирно прогуливались по террасе, потом одно из существ разбежалось, расставив руки и плавно оторвавшись от пола, медленно взмыло в воздух.
   Эфф медленно планировал в плотных потоках, напоминая парящего кондора. Он плавно описал круг, подлетел вплотную к окну кабинета, пролетая мимо, улыбнулся полковнику и приветливо помахал правой рукой. Это было настолько восхитительно и необыкновенно естественно, что Сергею Николаевичу захотелось самому, как в детском сне, разбежаться, оторваться от земли и летать, парить в облаках.
   - Да, так оно и есть, мы произошли от птиц,- услышал он голос генерала, - Эфф, выросший на Земле, сильно отличается от жителя планеты Эфф. Под влиянием сильного притяжения, жёсткого излучения звезды и малой плотности атмосферы, мы приобретаем вид очень похожий на человека. Только одна единственная хромосома в спирали генома, отличает нас от людей.
   - Значит, вы рождаетесь и живёте всю свою жизнь на Земле? Зачем? Зачем вам это? Когда вы можете жить вот так, на своей родной планете.
   Полковник показал рукой на окно. Он искренне не понимал логики пришельцев. Может тут есть какие-нибудь скрытые мотивы?
   - Наша цивилизация насчитывает несколько миллионов лет по земному исчислению. Мы прошли всё: от варварских войн, до тысячелетий безделья и процветания. Со временем мы пришли к выводу, что наша цель - нести прогресс другим цивилизациям. Служить волонтёром на других планетах для Эффа, почётная обязанность, как для вас служить Отечеству. Наше общество выбрало свою цель.
   Генерал внимательно посмотрел на Сергея Николаевича и с максимальной серьёзностью сказал: - Но дело это тяжёлое и опасное. Поэтому нам нужна ваша помощь.
   Полковник от изумления чуть не поперхнулся. Чем он маленький человечек, с маленькой планетки, сможет помочь такой развитой цивилизации? Не подвох ли это?
   Но Макаров выглядел вполне правдиво. Он продолжил: - Вы случайно попали под выброс биоактивного луча программатора предназначавшегося для других целей, в результате этого смогли помочь нам отразить нападение цефалопода.
   Дальше, Сергей Николаевич услышал слова, поразившие его и на долгое время заставившие лишиться покоя.
   - Вы обладаете способностями, выходящими за грань возможностей других людей. Хорошенько покопайтесь в своей родословной, вспомните прошлую жизнь и сами поймёте, одна из них - это ваше предчувствие событий. С остальными способностями разберётесь сами.
   . . . . . . . . . .
   - Кажется, он приходит в себя. - Донеслись до сознания слова, Сергей Николаевич понял - включился слух. Хотелось открыть глаза, но слабость, разлившаяся по телу, не позволяла этого сделать. Веки казались свинцовыми, неподъемными. Привычная ситуация, надо набраться терпения и ждать, когда восстановится тело и, можно будет контролировать все органы.
   - Бедненький, как это он угодил под автобус? Думала, что совсем насмерть зашибло, а нет - повезло, прямо чудо какое-то. - Опять услышал знакомый голос.
   Теперь всё прояснилось. Память восстановилась, и в голове нарисовалась картина несущегося автобуса на тонкую беззащитную фигурку. Бросок вперёд, перехват правой рукой хрупкого, казалось ничего не весящего туловища, как в рок-н-ролле перекат партнёра в другую руку, уводя дальше из опасной зоны, и затем страшной силы удар. Для себя времени не осталось.
   "Кажется уже можно".- Он поднатужился и с трудом, как будто переворачивая большие булыжники, открыл глаза. Высоко в синем осеннем небе проплывали редкие облака. Над собой он увидел знакомое лицо, и не сразу узнал Клаву, уборщицу Бизнес-центра.
   - Вам уже лучше? Подожди миленький, сейчас "скорая" приедет. Всё будет хорошо. - Запричитала Клава, увидев, что пострадавший очнулся.
   - Не надо "скорую", у меня всё нормально. Сейчас встану. - С огромным трудом, ворочая языком, сказал полковник, попытался поднять голову, и ему это удалось. Клава кинулась помогать ему, приговаривая.- Вы бы лучше лежали, вон, как вас ударило. Помогите, что вы смотрите! - Обратилась она к зевакам столпившимся рядом. С их помощью Клава приподняла Сергея Николаевича и его практически внесли в вестибюль Бизнес-центра.
   На встречу, потея от страха, нёсся Лаврушенко, издали крича.
   - Его нельзя трогать, могут быть переломы. - И по-бабьи запричитал. - Как такое могло случится? Что теперь будет? Кто-нибудь записал номер автобуса? Как теперь отчитываться?
   Как всегда он испугался за свою шкуру, и теперь искал выход из сложившейся ситуации. В первую очередь, переживая за то, что ЧП произошло на его территории и с его подчинённым. Лаврушенко развил бурную деятельность. Под его руководством, Сергея Николаевича перенесли в кабинет и положили на диван. Затем Лаврушенко побежал на улицу в надежде найти свидетелей и записать номер уехавшего с места ДТП автобуса.
   С полковником осталась одна Клава, которая решительно выставила за дверь любопытных зевак, набежавших из кабинетов. Она удобно положила подушку под голову, сняла ботинки и кинулась к телефону, узнать где "скорая". Услышав ответ, отняла трубку от уха, потом, еле сдержав ругательства, с сердцем проговорила. - Человек помереть может, пока эту "скорую" дождёшься, говорят в пробке стоит.
   И почти без перехода, но уже другим тоном, сразу продолжила. - Ну, как ты миленький? Ничего не болит? Может дать водички?
   - Ничего, всё нормально. Если есть сок, то лучше соку дайте.- Сергей Николаевич почувствовал, организм нуждается в энергии и материалах для восстановления, а в соках есть всё самое необходимое.
   - Хорошо, я сейчас, сбегаю в буфет. - До ушей донёсся хлопок закрывшейся двери. Стало тихо, и полковник опять стал погружаться в забытьё. Снова открылись невидимые шлюзы и в сознание густым потоком хлынули воспоминания.
  
   . . . . . . . . . . . .
  
   Прогулка по планете - это что-то напоминающее плавание с аквалангом, но, только напоминающее. Слабая гравитация и плотная атмосфера создавали впечатление лёгкости и плавности. Казалось, достаточно взмахнуть руками и ты полетишь как птица. Когда Макаров предложил полковнику попробовать это сделать, то Сергей Николаевич не стал отказываться и, разогнавшись, стараясь повторять движения Эффов, прыгнул в небо. Первое время показалось, что он смог и полетел, как в детских снах, но полёт продолжался не долго, несколько метров плотная атмосфера удерживала его, затем он плавно опустился на поверхность. Человек не рождён летать. Всё равно - это было восхитительно.
  
   . . . . . . . . . .
  
   Никакого подвоха в словах Макарова о помощи не было. Эфф выросший на Земле, был очень похож на землянина, и практически отличался от него одной единственной хромосомой, но в физическом плане уступал в силе. Не обладая достаточной мышечной массой, он оставался беззащитен перед физическим насилием. Этика невмешательства не позволяла использовать средства защиты, кроме уже известных на данной планете. Предложение было простым и ясным - организовать охрану "Элен".
   Взамен предлагалось оставить бионастройку и даже немного модифицировать её, в связи с конкретными задачами. Конечно, Макаров не предлагал вечной жизни или молодости, но пообещал, что организм восстановиться до уровня тридцати- тридцати пяти лет.
   Сергей Николаевич чувствовал себя как Фауст, когда Мефистофель ему предлагал сделку, но здесь были другие реалии. Здоровье ему предлагалось для того, что бы он мог выполнять своё предназначение. Тут сплелись многие факторы, и отказаться от такого предложения полковник не мог, и самое главное, сам хотел участвовать в деле такого грандиозного масштаба. Офицерская честь не позволяла ему оставаться в стороне.
  
   . . . . . . . . . . .
  
   Послышался хлопок двери, и запыхавшийся голос Клавдии: - Сергей Николаевич, вы не спите? Я вам сок принесла, апельсиновый. Другого не было.
   Она помогла приподняться и приложила к губам прохладный стакан с жидкостью. Только сейчас Сергей Николаевич почувствовал, как он хочет пить. Восстанавливающийся организм отчаянно нуждался в строительном материале. Буквально в два глотка, он опустошил стакан и попросил еще, выпил второй, затем просительно глянул на остатки сока в пакете, взял в руки и жадно присосался губами. Опустошив его досуха, облегчённо откинулся на подушку с приятным чувством удовлетворения. Получив порцию минералов и энергии, организм ускорил восстановительный процесс. Чувствовалось, как заряд энергии пробегает по артериям, как силой наливается всё тело. Слабость прошла. Сергей Николаевич приподнялся и сел, только сейчас он обратил внимание на удивлённую Клавдию, стоящую в полной растерянности с пустым пакетом в руке. На её глазах произошло чудо восстановления, и она сейчас присутствовала на его завершающей фазе.
   " Пожалуй, это поражает, когда сломанный как кукла человек, восстанавливается за сорок минут. Надо как-то ей это объяснить", подумал полковник, но за дверями раздались громкие голоса и в кабинет с дежурным вопросом, - Где наш пострадавший? - ворвалась бригада "скорой помощи". Потный, в мятом, не свежем, почти белом халате врач с опытом бывалого оперативника уложил Сергея Николаевича на диван и, не обращая внимания на его протесты, принялся за обследование. Он задрал рубаху, сильными руками, профессиональными движениями ощупал грудь, помял живот, перевернул пациента и внимательно осмотрел спину. Ненадолго задержался на синяке, оставшемся от основного удара, старательно ощупал кости плеча, затем осмотрел ссадины бедра, на месте приземления на асфальт.
   - Да-а. Верочка, пишите в листе - "пациент отделался лёгкими ушибами". - Обратился он к медсестре, стоявшей сзади с чемоданчиком и ожидавшей указаний.
   - Так вы говорите, что пострадавшего сбил автобус? И потерпевший от удара пролетел несколько метров? - Врач повернулся к Лаврушенко, который выглядывал из-за двери.
   - Конечно, - засуетился начальник охраны. - Несколько человек видели, как это произошло.
   - Ну, раз, несколько человек, тогда поверим. Не будем составлять акт о напрасном вызове. Но, поверьте мне, если человека сбивает автобус - травмы совсем другие, а здесь, - он указал на Сергея Николаевича, - в лучшем случае, гражданина стукнуло входной дверью. Пожалуйста, в следующий раз, зря не вызывайте.
   - Всё, Верочка, пойдёмте. Почти час времени потратили. А у нас ещё два вызова.
   Врач поднялся со стула и, раздвинув зевак в дверях, вышел из кабинета, вслед за ним юркнула медсестра. В коридоре было слышно, как Лаврушенко благодарил и извинялся одновременно.
   "Это хорошо, что они задержались в пробке. Приехали бы вовремя, удивлялись бы больше, глядя как кости срастаются на глазах и раны затягиваются без следа. Как потом врача убедить, что ему это померещилось"? С удовлетворением подумал полковник. Тут он поднял глаза и увидел суеверный ужас в глазах Клавы, стоящей напротив, с пустым пакетом в руке. Она медленно пятилась к двери и бормотала.
   - Как же так? Я сама видела, как вы летели. Я ведь видела как ....
   Продолжая пятится, она скрылась за дверью.
   "Ну вот, сложно будет её убедить, что это не чудо". Полковник встал, заправил рубаху и уже собрался выходить, как вернулся Лаврушенко. Тот был доволен, унижен и разозлён одновременно. Доволен, что всё разрешилось как нельзя лучше, и никто не пострадал. Унижен тем, что ему пришлось оправдываться перед врачом, а разозлён оттого, что виноват во всём этом, опять Сергей Николаевич.
   Лаврушенко сделал официальное лицо и начал: - Что это, вы, Сергей Николаевич? Всё время нас подводите? В последнее время с вами всё чаще и чаще случаются проблемы. Если так будет продолжаться, то мы с вами не сработаемся.
   "Пожалуй, пришло время", подумал полковник. Он властно поднял руку и остановил словесный поток Лаврушенко, затем взял оторопевшего начальника охраны за локоть и твёрдым, с металлом, тоном не терпящим возражения, сказал: - Слушайте меня внимательно. Я полковник ФСБ, работаю под прикрытием. Ваша задача не мешать мне и содействовать во всём. - Сергей Николаевич сунул ему под нос красное удостоверение, выданное Макаровым и, продолжил.
   - Первое - постарайтесь забыть об этом инциденте, второе - с этого дня, в случае необходимости вы должны предоставлять мне подмену. Вы в моём распоряжении, но номинально остаётесь моим начальником. Вам всё понятно?
   На бедного Лаврушенко жалко было смотреть. На его глазах произошло превращение кроткого, безобидного старика-пенсионера, в грозного, обладающего несоразмерным могуществом, полковника ФСБ. Мозг несчастного, не мог сразу переварить этого. Казалось, ещё немного, и начальник охраны упадёт без чувств на пол.
   Видя, что Лаврушенко всё понял и, с его стороны больше не будет проблем, полковник добавил: - Операция секретная, большая просьба, держите язык за зубами. Иначе...
   Сергей Николаевич не договорил, повернулся и вышел из кабинета, оставив Лаврушенко самому додумать фразу.
   . . . . . . . . . .
  
   Кто мог подумать, что когда он согласился предоставить свою помощь Эффам, это окажется так трудно, что иногда почти невыполнимо. Инструкций никаких, только при перенастройке добавили каких-то новых способностей позволяющих узнавать или чувствовать чуждые для Земли организмы. Выйдя из кабинета генерала Макарова, полковник почувствовал новые ощущения, он как будто переродился. Стал воспринимать мир совершенно по-другому, совсем с другой стороны. Новые ощущения и чувства переполняли его. Теперь от него зависел прогресс цивилизации человечества.
   Пешком, что бы было время подумать, он возвращался в Бизнес- центр. Погруженный в раздумья, полковник шёл через сквер, густо заросший кустарником, стояла тёплая осень, и листья ещё не облетели. Внезапно он почувствовал какое-то новое ощущение, очень похожее на беспокойство, но не на чувство опасности. Скорее, чувствовалось что-то инородное, чужое. Остановился, огляделся, он был один. Внимание привлекла одинокая слива, стоявшая немного в стороне от остальных деревьев. Сергей Николаевич подошёл ближе, чувство чужого усилилось. Он внимательно осмотрел дерево, заметил, что под ним не растёт трава, странного вида листья - красные с чёрными прожилками, резко, можно сказать вызывающе бросались в глаза. Всё стало понятно, обычная "Красная слива", частый гость в садах и парках - это оказывается чужое, пришлое с других планет растение, но мы настолько привыкли к ней, что не замечаем явного отличия от земных растений. Опасность отсутствовала, полковник продолжил свой путь, размышляя о том, что впереди его ждёт много неожиданных открытий среди простых и давно привычных вещей. Вроде того, что герань на его окне может оказаться учёным из созвездия Осириса, изучающего быт и повадки человека в быту.
   По дороге зашёл в сберкассу, пришло время получать пенсию но, войдя в помещение кассы, упёрся в длинную очередь бабулек, занимавших ещё с утра. Убедившись, что пенсию не получить до вечера, Сергей Николаевич развернулся и решив сократить дорогу, двинул коротким путём через проходные дворы. В этой старинной части города существовало множество проходных дворов, зная дорогу можно было сэкономить время, и сразу выйти к Бизнес-центру. Он свернул с центральной улицы, в узкий проход между невысокими домами, пересёк небольшой дворик, залитый солнечным светом и, шагнул в полутемноту арки ведущей к следующему дворику. Первое время, после яркого солнечного света, глаза видели только дальний освещенный выход. Потом, когда глаза привыкли, Сергей Николаевич разглядел странную группу людей копошащихся ближе к выходу. Глаза полностью адоптировались к полумраку, и полковник увидел, как двое парней прижали к стене тучную пожилую женщину. Один держал её за горло, придавив к стене, другой рукой обшаривал возможные потаённые места, где женщина может прятать деньги, не брезгуя интимными частями тела. Второй парень, вытряхнув содержимое сумки на землю, быстро перебирал добычу, отбирая самое ценное.
   Эта картина возмутила полковника до глубины души. Как можно с таким цинизмом и жестокостью отбирать у беззащитной пенсионерки последнее - её пенсию? Вспомнилось, что в их районе уже не раз происходили нападения на стариков получивших пенсию в сберкассе. Похоже, что это именно те грабители.
   - Отставить! Отпустить немедленно! - Громким голосом крикнул грабителям Сергей Николаевич и, ускоряя шаг, двинулся к налётчикам.
   Парень державший старуху, сперва дёрнулся, потом, рассмотрев, что кроме безобидного старика никого нет, повернул голову к приятелю.
   - Смотри, Шнырь, нам сегодня прёт. Бабло само в руки валит. Причеши старикана и обшманай, он тоже в кассе был.
   Тёмноволосый парень, ростом с полковника, но шире в плечах, оторвался от рытья в сумке, выпрямился и с наглой улыбкой двинулся навстречу.
   Щёлк! В голове как бы включился тумблер. Время остановилось. Как в просмотре видео в замедленной скорости.
   Парень, с ухмылкой на губах, двинул правой рукой с намерением ударить в живот. Тело полковника работало само, на инстинктивном уровне вспоминая старые давно забытые приемы. Перехват медленно двигающегося кулака правой рукой, шаг влево, другой рукой хват за локоть и, используя инерцию нападавшего продолжающего всей своей массой двигаться вперёд, двумя руками с наслаждением, со всей силы мордой об стену! Затем, левой рукой крепко прижав голову к ноздреватой штукатурке, сильный пинок под колено.
   Обмякшее туловище подонка медленно сползало по стене, обдирая лицо о неровности цемента и оставляя на ней кровавый след.
   Время вновь пошло. Сергей Николаевич с изумлением смотрел на свою работу. Парень обмяк и завалился набок.
   - Ты чё, старый козёл, со Шнырём сделал? Да, я тебя! - Второй подонок, отпустив старуху, которая уже сидела на земле, в позе куклы Маши расставив ноги, направился к полковнику. Сунув руку в карман, он достал нож, нажал кнопку - выскочило лезвие.
   - Ну, что говнюк старый, заказывай похороны. Я тебя сейчас на ленты порежу.
   Размахивая ножом начал приближаться к Сергею Николаевичу. Лицо парня выглядело замороженным, глаза с расширенными зрачками были мертвы и неподвижны. Наркоман. Ему всё равно, он ни перед чем не остановится.
   Дальше всё произошло по известному уже сценарию.
   Шаг вперёд, разворот боком, левой рукой перехватив руку с ножом, используя инерцию нападавшего, полковник подсёк правой ногой и, помогая себе бедром, бросил его на землю. Продолжая держать руку с ножом, до хруста вывернув ему её за спину, стоя над повержённым противником, правой ногой, сверху в низ, нанёс сильный удар в затылок. Пытающийся подняться грабитель, с глухим чавкающим звуком ударился лицом в асфальт и обмяк. Нож выпал из его руки, по асфальту потекла алая кровь.
   Время вернулось. Сергей Николаевич огляделся.
   В подворотне лежали два неподвижных тела, возле стены сидела растрепанная бабка, рядом с ней валялась выпотрошенная сумка. Женщина, прижавшись к стене, дрожала всем телом. На её глазах старичок уложил двух здоровенных грабителей. Она не могла поверить в своё спасение. От пережитого ужаса, она вздрагивала, и время от времени хрипела. Видимо мерзавцы сильно пережали ей горло, чтобы не кричала.
   Убедившись, что грабители обездвижены на долгое время, Сергей Николаевич подошел к женщине, и узнал в ней соседку из соседней парадной - Анну Николаевну.
   - Давайте, я вам помогу. - Он наклонился и с большим трудом, всё-таки довольно тучная дама, помог ей встать. Вывел в соседний дворик, усадил на скамейку. Парни в подворотне не шевелились. Анна Николаевна постепенно приходила в себя. Она откашлялась, привела себя в порядок и тут, у неё начался словесный понос. Видимо так проявлялась психическая травма от пережитого. Она болтала без остановки, пересказывая происшедшее с ней, и то, что она увидела.
   Сердце бешено колотилось, ноги дрожали, чтобы не упасть от навалившейся слабости, Сергей Николаевич опустился на скамейку, рядом с Анной Николаевной, с изумлением оглядывая поле боя, не понимая, как он смог всё это сделать.
   Но ведь, смог. Причём без особых усилий. Ничего нового, что он знал раньше, он не применял, просто проснулись старые забытые навыки и инстинкты, подавленные старостью.
   Глядя на неподвижные тела, внутри зашевелился маленький червячок сомнения. Может не надо было, с такой с жестокостью? Может, перестарался. Достаточно было надавать по шее и слегка припугнуть? Сергей Николаевич перевёл взгляд на пострадавшую женщину, та всё ещё дрожала от пережитого и прижимала сумку к себе. Слабая, беззащитная, вырастившая двух сыновей, отработавшая на заводе до самой пенсии и теперь живущая на эту самую крохотную пенсию, которую ей определило государство. А эти два урода, покусились на её последние крохи, на которые ей предстояло жить целый месяц. Нет, пожалуй не переусердствовал, пусть запомнят, может поймут что-нибудь. Хотя - навряд ли. Этих, надо просто уничтожать. Наркоманы - не люди, они хуже любого пришельца.
   Немного отдышавшись, отошёл в сторону, что бы не мешал голос не прекращающей свою болтовню пенсионерки, достал телефон и вызвал милицию.
   Машина приехала быстро, отделение рядом, в двух кварталах. Молоденький сержант и участковый долго не могли поверить, что грабителей уложил какой-то пенсионер, всё допытывались - " Где помощники"? Но, в конце концов, удовлетворились показаниями пенсионеров. Погрузили ещё не пришедших в себя налётчиков в "воронок". На парней страшно было смотреть. У первого нападавшего начисто была стёрта об ноздреватую штукатурку правая половина лица, лохмотья кожи свисали кусками, открывая залитое кровью мясо. Второй пострадал меньше, но от носа осталось одно воспоминание, остатки того, что раньше называлось носом, были ровным слоем размазаны по левой щеке, частично закрывая глаз.
   Немного посовещавшись, милиционеры вызвали "Скорую помощь". Помогли сесть в машину пенсионерам и отвезли в отделение, для снятия показаний.
   Так прошло первое крещение в бою. Причём не с какими-то злобными пришельцами, а со своими, доморощенными уродами, порождёнными нашей цивилизацией.
   . . . . . . . . . . .
  
   Следующее испытание ожидало на рабочем месте. Явившись на работу с опозданием и получив крепкий нагоняй от Лаврушенко, которому лично пришлось всё утро стоять на вахте. Сергей Николаевич приготовился провести обычный день, обдумывая сегодняшние события. Как внезапно, чувство опасности и присутствия чего-то чужого охватило всё тело, заставив все мышцы напрячься, и приготовиться к действию. Входная дверь хлопнула, как от удара взрывной волны, только каким-то чудом стёкла выдержали и не разлетелись на мелкие кусочки. В дверь, как вихрь, влетело нечто, и на большой скорости, сбив с ног двух выходивших менеджеров, раскидав их в разные стороны, как тряпичные куклы, пронеслось в направлении выставочного зала. Разглядеть и понять - что это такое, было невозможно, все происходило на большой скорости, при постоянном мельтешении. Создавалось впечатление, что влетело какое-то облако чёрно-серого цвета по форме напоминающее человека.
   Сергей Николаевич сорвался с места и кинулся наперерез, всё произошло настолько молниеносно, что когда он оказался в точке перехвата, то ощутил только порыв ветра. Вслед за тем, он услышал, как хлопнула дверь в выставочный зал.
   Как можно остановить нечто, похожее на ураган? Сила и разрушительные возможности, которого безграничны. Да, и, в конце концов, что это такое? Насколько оно опасно? Сможет ли человек справиться с этим торнадо? Времени для раздумья просто не было.
   Всё это, пролетело в голове полковника, в то время когда он уже нёся в выставочный зал.
   Распахнутые настежь, двойные двери открывали панораму картинной галереи, где испуганные и ошеломлённые посетители, пытаясь понять, что происходит, во все глаза смотрели на дверь в кабинет Элен. Оттуда доносились, какие-то вибрирующие звуки, немного напоминающие звуки работающей бормашинки. Ожидая увидеть в зале картину полного разрушения, Сергей Николаевич успокоился за жизнь посетителей. Значит цель - это сама Элен. Как она там? Может уже поздно, что-либо предпринимать? Как слабая женщина сможет противостоять этому монстру? Возможно, что охранять теперь уже некого.
   Сергей Николаевич решительно подбежал к двери и всем телом, на скорости, толкнул её. Дверь распахнулась, полковник по инерции вылетел на середину кабинета, глазами впитывая информацию. В комнате был полный разгром, стол, кресла и всевозможные бумаги валялись в хаотичном порядке. Даже полки, ранее красиво украшавшие стены, были с корнем вырваны и раскиданы по углам. Только две картины, которые так в своё время заинтересовали полковника, оставались на своих местах. Возле одной из них, Сергей Николаевич обнаружил своего старого знакомого, чернявого крепыша, который уже дважды пытался прорваться в выставочный зал. Похоже, что на этот раз, это ему удалось. Элен в кабинете не было. Где она? Что этот пакостник с ней сделал?
   Цефалопод, стоял возле картины, не обращая внимания на влетевшего в кабинет Сергея Николаевича, и пытался засунуть туда руку. Каждый раз, когда он пихал свою волосатую лапу в движущееся изображения, то, похоже, от боли, издавал визжащие звуки на высоких тонах, именно те которые были слышны в зале. Видимо, ему не нравилось, как защищается живая плоть картины. Да и почему он так настойчиво пытается туда попасть? Почему его не заинтересовала вторая картина? Может там есть то, что его интересует? Может там Элен? Она точно должна была находиться в кабинете, Сергей Николаевич знал, что она прошла к себе. Значит она там! Вполне возможно, ведь он сам видел, как настройщик по пояс влезал в поле картины и что-то там делал. Значит, Элен спряталась в ней.
   К удивлению, цефалопод не обращал никакого внимания на присутствие Сергея Николаевича. Он тупо продолжал совать лапу, по-другому не возможно было назвать его волосатую конечность, в картину. Каждый раз он её отдёргивал, как ошпаренную и визжал от боли. Казалось, что он пытается засунуть лапу в осиное гнездо.
   Необходимо было что-то предпринять. Сергей Николаевич прекрасно понимал, что физически цефалопод гораздо сильнее и в битве на кулаках победа будет за ним. Оглядевшись, увидел прекрасную полку метра полтора длинной, сделанную из массивного дуба. Взял её двумя руками и с размаху, как на тренировке, изо всех сил, слева на право, широко размахнувшись, ударил чернявого по затылку. Не жалея, наотмашь, что бы наверняка, чтобы не встал больше. Таким ударом можно было убить человека, но не цефалопода. Когда доска соприкоснулась с затылком, этой маленькой, заросшей сплошной чёрной шерстью головы, как Сергей Николаевич, не веря глазам своим, увидел, как она, доска эта, с каким-то чавкающим звуком, углубилась до половины. Затем как по маслу, прошла дальше и вышла с другой стороны. В то время как голова чужака плавно обтекала доску, принимая прежнюю форму. Доска прошла через голову, но не как через туман или привидение, а как через вязкую жидкую субстанцию. Массивное полотно полки продолжая движение, крутануло Сергея Николаевича вокруг оси, и он в повороте отлетел в угол на ворох бумаг и остатки письменного стола. Больно ударившись рёбрами, полковник, стараясь подняться, подобрал ноги и вскочил, тут же получив сокрушительный удар в грудь. Который впечатал его в стену, как муху, сбитую в полёте газетой. Плавно сползая по стене, стараясь не потерять сознание от боли, Сергей Николаевич наблюдал как цефалопод, потеряв интерес к его особе, опять занялся делом, от которого его отвлекли. Что это за тварь? Есть ли у него мозги? Если дубовая доска проходит, как по маслу через то место где они должны быть. Постепенно приходя в себя, пересиливая боль, полковник сделал попытку встать, продолжая наблюдать за гоблином. Похоже, с умственными способностями у того было туго. Он продолжал всё также тупо совать свою волосатую лапу в полотно картины, и получать очередную порцию боли, от которой, его визг резал уши.
   Что-то мерзко хрустело в спине, и боль отдавала под рёбрами так, что казалось, они, рёбра эти, торчат из живота как оленьи рога. Бросил взгляд вниз, нет, это - кажется. Если есть перелом, то закрытый, это хорошо, инфекция не попадёт, да, и кровь свою жалко.
   С трудом поднялся и, от безысходности, просто не зная, что еще можно сделать, разбежался и запрыгнул цефалоподу на спину. Надеясь, что он не выдержит массы свалившегося на него тела и упадёт. Почти получилось, цефалопод еле устоял. Затем взвыл, вывернул передние конечности в немыслимых изгибах, стараясь содрать с себя напавшего, и в бешеной пляске закрутился по комнате. Сергей Николаевич изо всех сил вцепился в шею, правой рукой пытаясь ухватится за подбородок, что бы рывком вывернуть шею и обездвижить противника, но руки только противно утопали в какой-то упругой податливой массе, густо заросшей мелкой шерстью. От кручения вокруг оси, мелькающие стены слились в сплошную серую полосу, и полковник почувствовал, что начинает терять сознание. Неожиданно, когда казалось, что уже всё, ещё немного и руки сами разомкнутся и отпустят это визжащее - крутящееся чудовище, как вращение резко прекратилось. Полковник с трудом удержался на плечах цефалопода, сам себе напоминая клеща на теле бешеного суслика. Несколько секунд покоя, дали возможность оглядеться и перевести дух. Затем резкое ускорение, как в катапульте, и Сергей Николаевич увидел, что они несутся прямо в картину, висящую на стене. Стена быстро приближалась вместе со знакомым изображением. На такой скорости удар наверняка должен бы быть смертельным. Умом понимал - это часть другого мира, но глаза отказывались верить, что это не плоское изображение, за которым только глухая бетонная стена. Инстинктивно зажмурил глаза, ожидая удара о бетон. Но вместо этого почувствовал, как плавно проскользнул во что-то мягкое и тёплое. Затем ощутил, как тело цефалопода, воткнувшееся в эту массу вместе с ним, вздрогнуло, резко дернулось назад и выскользнуло обратно. Откуда-то издалека, послышался истошный визг.
   " Нажми! Нажми!", толкнулось в мозг, затем почувствовал в руке твёрдый предмет и мягкий толчок. Дневной свет ослепил глаза, уши заложило от визга цефалопода, получившего огромную дозу боли. Визг прекратился, чернявый сосредоточил взгляд на полковнике и двинулся к нему.
   " Бежать, только бежать!", предательски подсказывал инстинкт, других способов спастись не существовало. Полковник стоял спиной к картине, представляя собой живой щит. Довольно ненадёжное защитное сооружение, с таким же успехом можно было попытаться отбить ракету земля-воздух теннисной ракеткой.
   В правой руке небольшой продолговатый предмет. Зачем? Откуда? Память подсказала, "Нажать". Нажал, раздался резкий звук, наподобие удара кнута, каким обычно гоняют пастухи коров. Резкий, очень напоминающий выстрел, звук ушел куда-то в сторону. Но цефалопод остановился и замер. Значит подействовало! Тогда полковник направил предмет в сторону гостя и нажал ещё раз.
   На эту картину было приятно смотреть. Цефалопод подпрыгнул как от удара электрической дубинкой и взвизгнул. Не нравится! Получи ещё! Полковник, входя в раж, начал как хлыстом, от плеча, стегать гада, получая почти физическое удовольствие, от того, как тот корчится от боли и визжит. Шаг за шагом, постепенно отвоёвывая пространство, полковнику удалось загнать цефалопода в угол, туда, где раньше стоял принтер, теперь об этом напоминала куча пластмассовых осколков. Несколько раз тот пытался сделать попытку к бегству, но каждый раз ударом хлыста, Сергей Николаевич возвращал его на место. Забившись в самый угол, он сидел, закрыв голову лапами.
   Размахнувшись в очередной раз, Сергей Николаевич, к своему изумлению увидел, как цефалопод начал менять форму. Теперь угол кабинета наполняла непонятной формы существо, покрытое всё той же чёрной шерстью. Затем из этой массы, прямо на глазах начали вырастать отростки, напоминающие щупальца. От изумления, заглядевшись на это превращение, Сергей Николаевич позабыл, что перед ним находится опаснейшая на Земле тварь. Было уже поздно, когда одно из щупалец неожиданно метнулось вперёд, по пути раскрывая на своём конце пасть с множеством мелких зубов. Даже улучшенный инопланетной технологией человеческий организм не может обладать такой реакцией, что бы отреагировать на бросок разъярённого цефалопода. Всё произошло так быстро, что Сергей Николаевич только успел заметить, как сомкнулись зубы. Щупальце отпрянуло назад, откусив левую кисть руки, которой он пытался защититься. С опозданием отреагировав, полковник от боли и от чувства страха, а может от какого-то бессилья перед этой тварью, начал с ожесточением наносить ей удары хлыстом. Мстя за свою руку, из которой обильно хлестала кровь. Надеясь, что таким образом можно убить эту инопланетную гадость раз и навсегда.
   - Хватит, этим его не убьешь. Вы его уже обезвредили, сейчас он безопасен. - Услышал голос Элен за спиной. Когда она появилась? В пылу схватки даже не заметил.
   В её руках оказался странный сосуд, напоминающий восточный кувшин, с длинным узким горлом, но сделанный из темного матового металла.
   Она пошла к забившемуся в угол неподвижному цефалоподу.
   - Не подходите! Он очень опасен! Вот смотрите! - Полковник показал Элен культю своей левой руки. На его удивление, кровь уже не капала, как будто что-то её остановило. По своему военному опыту, Сергей Николаевич знал, если вовремя не оказать врачебную помощь, можно погибнуть от потери крови. Сейчас всё происходило по-другому.
   - Не беспокойтесь. Вы его обезвредили. Это был его последний бросок.
   Она положила сосуд горлышком по направлению к твари, и попросила: - Легонько подтолкните его в этом направлении, сам он не пойдёт.
   Полковник стеганул хлыстом по цефалоподу с противоположной стороны и затем наблюдал, как тот медленно перетекал в узкое горлышко. Совсем как в мультфильме о волшебном джине, только этот был намного опасней и злее.
   - Ну вот, теперь он безопасен. - Элен взяла сосуд, и нажатием кнопки заблокировала узкое горлышко. - Отправим его на Эфф, он нарушил все договорённости и законы, какие только существуют.
   Сергей Николаевич почувствовал сильную слабость, ноги подогнулись, и он плавно осел на пол. Дело сделано, угрозы больше нет, напряжение прошло, и организм расслабился. Сказалась большая потеря крови. Только сейчас Сергей Николаевич осознал, что он безвозвратно остался без кисти левой руки, стал инвалидом. Со всех сторон накатила боль, да такая, что сознание начало ускользать в небытие. С огромным трудом удалось собраться с силами и привести себя в чувство. Боль накатывала волнами, усиливаясь до предела человеческой терпимости, затем отпускала, казалось, уходя навсегда. Но, нет, следующая волна накрывала, и так, раз за разом, пока не пошла на убыль. Когда волны прошли и, остались небольшие болевые толчки, только слегка напоминающие те ужасные моменты, полковник открыл глаза. Первое что он увидел, это голубые глаза, с длинными ресницами, с жалостью и восторгом смотревшие на него. Эти глаза, последнее время снились ему по ночам. Помощница Элен, или референт, как это сейчас называется, разбудила в Сергее Николаевиче какое-то чувство, которое он сам не смог классифицировать. Его просто тянуло к ней, хотелось всё время смотреть на неё и слушать её голос. Если бы не возраст, то, пожалуй, Сергей Николаевич посчитал что это - любовь, но огромная пропасть накопленных лет отметала такую возможность, и почти не оставляла надежды. А теперь, когда он остался без руки, стал полным инвалидом, та самая крохотная искорка надежды, которая горела где-то глубоко в сознании - погасла. Кому он теперь нужен, старый, безрукий инвалид!
   Немного согревала одна мысль - что на старости лет, он сделал свой вклад в великое дело, возможно, самое большое, важное дело своей жизни.
   -Выпейте, Сергей Николаевич. Вам это очень необходимо. Надо восстанавливать силы.- Таня протянула бокал с тёмной жидкостью. Правой рукой приподняла ему голову, чтобы удобнее было пить.
   "Какие крепкие руки", - подумал полковник, - "Возможно, это та жидкость для стирания памяти. Какая теперь разница! Выпью, и забуду обо всём. Значит, для них, я своё отработал. Наверное, для меня так будет лучше".
   Он, решившись, сделал большой глоток, затем ещё и ещё. Остановился, когда бокал был пуст. Жидкость приятно разлилась по организму, казалось, что энергия наполняет тело как батарейку. Пропала слабость, прояснились мысли, хотелось сразу встать и пойти, как будто не было этой битвы с цефалоподом, и кисть руки не исчезла в его псевдопасти.
   Память не пропала, наоборот, он помнил всё в мельчайших подробностях. Огляделся, увидел картину полного разрушения кабинета. Элен отсутствовала. Возможно, отправилась за помощью - "своей помощью". Сергей Николаевич лежал на полу, на ворохе разбросанных бумаг. Кстати, неплохо лежал, голова покоилась на коленях Тани. О таком он раньше и не мечтал. Как всё было хорошо, если бы не эта трагическая ситуация с рукой. Скосив глаза, со страхом, постарался разглядеть то место, где раньше находилась левая кисть. Боль в этом месте отсутствовала, только сильно чесалась, это знакомо, говорят, что первое время продолжаешь чувствовать руку, так словно она на месте. С опаской опустил взгляд вниз, ожидая увидеть лужу крови и рваные нити сухожилий на месте укуса. Но, крови не было. К своему удивлению, он увидел, что на месте раны находится розовая, как молодой, молочный поросёнок, ладонь с маленькими, в одну фалангу пальцами. Вероятно, его глаза стали такими круглыми, что Таня, наблюдая эту картину, не удержалась и расхохоталась во весь голос.
   Не веря своим глазам, Сергей Николаевич поднёс руку ближе, рассматривая новоприобретённую ладонь и, к своему изумлению наблюдал, как почти незаметно, но уверенно удлиняются пальцы. Сперва дотянувшись до длинны двух фаланг, а затем продолжили свой рост дальше.
   - Как это ...? Это ...? - Полковник, потряхивал ладонью перед своим лицом и, не веря происходящему, практически потерял дар речи.
   - Тсс... - Таня приложила палец к своим губам. - У тебя идёт процесс регенерации. Потерпи ещё немного, скоро всё закончится. - Затем усмехнулась своими милыми, чуть припухлыми губами и немного странным тоном закончила, - Обожаю смотреть, как это происходит в первый раз.
   Эта фраза, не смотря на необычность ситуации, и тот сумбур, что происходил в голове у Сергея Николаевича, запомнилась ему надолго. В последствии, не раз ему приходилось её вспоминать.
   Регенерация закончилась через десять минут, кожа ещё несколько дней оставалась розовой и очень сильно чесалась. Но это мелочи, главное рука, которая как по волшебству, отросла сама по себе, была той самой рукой, к которой полковник привык за последние семьдесят лет.
   Потом началась суета, приехала милиция, "скорая", пожарники, даже ФСБэшники приезжали, все допрашивали и искали террористов. В конце концов, замяли это дело, решили не давать огласки в прессе. Выписали Сергею Николаевичу премию, за "самоотверженность" и, дали отдохнуть три дня. Что, кстати, пришлось в самый раз.
   Добросовестно отлёживался все эти дни дома. Наверное, сильные повреждения были, в пылу схватки не заметил, зато потом, к вечеру, уже дома свалился без сил. Спасибо Петровичу, старому боевому товарищу, лучше любой медсестры ухаживал за другом эти дни. Хорошо когда есть надёжные, проверенные временем и делом друзья. Друг он всегда друг, в беде не бросит, плечо, если надо подставит и руку помощи протянет.
   Петрович, как заботливая мамаша, чуть с ложечки кашкой не кормил. Всё вздыхал и охал приговаривая: - И чего тебя на старости лет потянуло искать приключения на свою задницу? Доживал бы свой век тихо спокойно, как я. Нет, мало ему местных негодяев, так он за инопланетными теперь гоняется. Вот теперь переживай за тебя всё время.
   А сам в это время хитро поглядывал искоса, опытным глазом примечая, как быстро исчезают последствия травм. Одной только из них, достаточно чтобы человек скончался сразу на месте.
   За время вынужденного отпуска, наговорились вдоволь. Сергей Николаевич в подробностях рассказал все последние события. На этот раз, Петрович верил с полуслова. Похоже, события последних дней приучили его ничему не удивляться.
   Организм восстанавливался сам, только всё время требовал питания, и разнообразного. Сергей Николаевич в чём-то ощущал себя беременной женщиной, то ему фруктов захочется, то сала или мел погрызть. Внутри шли строительные работы и требовались различные строительные материалы. Бедный Петрович только успевал бегать по магазинам. К концу третьего дня, полковник почувствовал себя окончательно здоровым.
   Интересно, что все эти дни, Сергей Николаевич был уверен в безопасности Элен. Возможно, считал, что главная опасность устранена и больше нет злодеев, готовых угрожать жизни и здоровью Элен. Как бы то ни было, все это время полковник был абсолютно спокоен.
   Свободного времени была масса. От нечего делать внимательно рассмотрел отросшую заново руку. Рука как рука, такая же, как и старая, только нет шрама от кинжала моджахеда, и кожа выглядит моложе. Белая тонкая полоска на запястье подсказывала место, где зубы цефалопода вонзились в плоть. И всё, других различий нет.
   В памяти всплыли слова генерала Макарова.
   "Покопайтесь в своей родословной, вспомните свою прошлую жизнь, и поймёте своё отличие от других людей. Одно из них - это предчувствие событий".
   Вот так, прожить всю жизнь, и в конце её, на седьмом десятке, узнать, что ты отличаешься от других людей. Сергей Николаевич долго вспоминал события прошлых лет, выкапывал из памяти всё необычное, что только он мог вспомнить о себе. Но ничего не нашёл. Поделился своими мыслями с Петровичем. Тот раздумывал не долго. Немного покряхтел, как всегда когда собирался сказать что-то важное. Затем выдал.
   -Никто из ребят об этом не говорил, но с тобой все любили ходить на задания. Ещё в молодости мы подметили, если ты попадаешь в группу, то с задания все приходят живыми, независимо в какую передрягу попали. Да, ещё и задание умудрялись выполнить. Ты у нас ходил в счастливчиках.
   Потом, когда старше стал, что, просто так попал в аналитический отдел? Нет, тебя туда перевели за особый нюх. Ты просто чуял, где окопался враг. Сколько дел раскрутили благодаря твоим способностям. Начальник отдела на тебя молился. Мы понять не могли, как это получается? Спасибо инопланетянам - объяснили. Всё встало на свои места.
   Сергей Николаевич попробовал отговориться.
   -Да какое чутьё! Всё это случайности. С кем не бывает.
   Но Петрович остановил.
   - Бывает, раз или два, но ведь не всю жизнь! Так что, генерал всё правильно сказал. Ты лучше думай, какие у тебя другие отличия.
   Это откровение лучшего друга удивило и поразило до глубины души. Столько лет вместе, и только сейчас узнать, что думают о тебе твои близкие друзья. Оказывается, они всё знали раньше. Только он один воспринимал свои способности, как что-то естественное и обыденное.
   Ночью третьего дня не спалось, хочешь, не хочешь, а мысли сами в голову лезут. Мозг, настроенный на поиск необычного в прошлой жизни, нарисовал картинку из далёкого детства. Когда они с отцом, ездили в деревню к родне, в далёкую Сибирь. Хорошо запомнилась большая деревня на двести дворов. Крепкие избы, сложенные из огромных, в целый обхват, брёвен. Только сейчас понял необычность этой деревни. Она была не похожа на обычную русскую деревню. Каждый двор - это крепкое хозяйство, чистота и порядок. Мужики, почти все приходились ему дядьками или братьями, поражали своей начитанностью и интеллигентностью. В каждой избе, где бывал, видел полки с книгами. А пьяных, за месяц, не увидел ни разу. Конечно, выпить могли, но понемногу за столом в честь приезда или по праздникам, но не так, как это делается традиционно по всей Руси.
   Разговоры за столом вели степенные, о посевах и хозяйстве, но когда Сергей Николаевич вспомнил спор дядьки Коли с отцом, то удивился, что раньше не заметил несоответствия темы. Обычный крестьянин, долговязый, худой как штакетина, с большим носом как у орла, дядька Коля с пеной у рта доказывал, что давления солнечных лучей, достаточно для движения в космосе. Почему-то никого не удивляло, что сельский мужик интересуется космосом, в те далёкие сороковые годы. А все хитрые приспособления, в каждом дворе? Причём не для улучшения и облегчения крестьянского труда, а изобретаемые мужиками для интереса, как сейчас это называется - хобби. Жаль, что многое уже позабыто, в памяти осталось мало образов, но в сарае дяди Пети точно стоял аэроплан. Мужики собирались запускать его осенью, после уборки урожая. Но, все планы нарушила война. Многие ушли на фронт и не вернулись, те, кто вернулся, пришли больными или инвалидами. Вместе с бабами восстанавливали разрушенное хозяйство. Но всё равно, деревня сильно отличалась от соседних. По уровню грамотности, по культуре, по общению и интересам. Водку пить так и не научились, не смотря, что за тяжёлые военные годы понаехало много пришлых, которые это дело уважали. Скорее они, попав в другое окружение, потихоньку отходили от пьянства и постепенно подтягивались до общего уровня.
   Хорошо было лежать в постели и вспоминать своё счастливое детство. Отцовскую деревню, своих дядек и тёток, множественных двоюродных братьев и сестёр. Ведь в каждой сибирской семье имелось, по меньшей мере, по пять детей. Родни было столько, что всех и не упомнишь. Не то, что сейчас, один, в лучшем случае, два ребёнка.
   Начал в голове перебирать своих многочисленных братьев и сестёр. Стараясь вспомнить, кто и где сейчас, в голове пытаясь восстановить их образы. Перед глазами появлялись веснушчатые, белобрысые, все длинные как штакетники, мальчишки и девчонки, с которыми он так весело и интересно провёл лето.
   Стоп! Что-то насторожило его в воспоминаниях. Сергей Николаевич лежал в напряжении, пытаясь понять, что из светлых воспоминаний детства могло его встревожить. Перебрал в памяти события того далёкого лета, анализируя всё, что не подпадало под понятия: " Как у всех". Начал профессионально раскладывать по полочкам, по рубрикам. К своему удивлению накопал множество несоответствий, то чего раньше не заметил и считал естественным. Удивительно, что и все остальные считали также. Но не это взволновало его. Всё это статистика. Встревожило что-то личное, то, что задевало его самого. Вернулся к тому моменту, когда почувствовал напряжение. В тот момент вспоминал своих братьев и сестёр. Что здесь может быть не так?
   Почти все длинные и худые как штакетники. Почему? Почему в родне преобладали длинные и худые? Вспомнился дядька Петя, родной брат отца. Длиннющий, ростом около двух метров, с огромным носом и длинными как грабли руками. А дядька Колька, почти один в один похожий на своего брата, такой же худой и длинный, пригибающийся, когда входил в дом. Вот что насторожило, как сразу не догадался. В деревне таких было много, ведь почти все родственники.
   От мысли, что возникла в голове, Сергей Николаевич почувствовал жар, словно огромная волна кипятка окатила его. Он не мог в это поверить. Раз за разом прокручивал воспоминания детства. Сверял все факты, сравнивал полученные данные. Всё сходилось. Мозг отказывался это принять. И, он начинал сначала, пытаясь найти зацепку, что бы опровергнуть то, что он обнаружил. Но, чем он больше копался, чем глубже рылся в памяти, тем сильнее утверждался в своей догадке. Он не знал: радоваться своему открытию или нет.
   Остаток ночи прошёл в тяжёлых раздумьях. Теперь Сергей Николаевич смотрел на свою прошедшую жизнь совершенно с иной стороны, и давал оценку, глядя на всё другими глазами. Теперь ему стали понятны многие поступки и действия, которые он иногда совершал интуитивно.
   На рассвете Сергей Николаевич принял решение, обо всём поговорить с Элен. Только она одна могла поставить все точки над "I".
   На работу вышел пораньше, не мог больше оставаться дома со своими мыслями один на один. Во дворе подтянулся на турнике десять раз, это стало уже нормой. Не замечая, что утро довольно прохладное, хотя небо ясное и солнце ярко освещает всё вокруг своими лучами. Всё-таки поздняя осень. Полковник пришёл на работу, сменил ночного сторожа и с нетерпением стал ожидать появления Элен.
   В стеклянные двери Бизнес-центра входили сотрудники и ранние посетители, Сергей Николаевич привычно здоровался со всеми. Вроде всё как обычно, но для полковника этот день был не простым. Он должен был узнать то, что могло круто изменить его жизнь, вернее он это уже знал, но требовалось подтверждение.
   Элен не появлялась, возможно, задерживалась. Сергей Николаевич корил себя, что не дождался её во дворе и не поговорил там. В нетерпении, он вышел на улицу, ожидая увидеть её приближение издали. Вот, она появилась на другой стороне дороги. Наверное гуляла в парке, наслаждаясь последними солнечными днями осени. Не спеша, начала переходить совершенно пустынную улицу, как полковник уловил звук приближавшегося мотора. В голове как будто включили сигнал "Опасность". Из-за поворота, на большой скорости вылетел автобус. Большой, широкий, занимающий пол улицы. Двигатель ревел на повышенных оборотах, разгоняя его до максимальной скорости. Этот таран летел на встречу Элен, не оставляя ей ни малейшего шанса на спасение.
   В голове щёлкнул тумблер и, время остановилось. Медленно, медленно двигающийся автобус, практически уже коснулся тонкой беззащитной фигуры, одиноко стоящей на асфальте. Сергей Николаевич метнулся вперёд, перехватил туловище Элен, казалось, оно совершенно ничего не весит. Перекатил её, как это делается в спортивном рок-н-ролле, из одной руки в другую, уводя из под удара, дышащего жаром капота автобуса, который неторопливо, но верно продолжал накатываться на него. Затем, сильный удар и темнота. Для себя времени не осталось.
  
   . . . . . . . . . . . .
   "Кто это был? Какие-то новые враги? Или это трагическая случайность, лихач водитель? Навряд ли. Похоже, есть силы, желающие препятствовать работе Эффов на Земле. Видимо, кому-то не нравиться то, что они делают. Если это так, то работы у меня будет невпроворот. Спокойная и тихая старость откладывается".
   Все эти мысли полковник обдумывал по пути к кабинету Элен. Но, сейчас его беспокоила одно - "Что с Элен"? Личные заботы, которые так беспокоили его всю ночь, отошли на задний план. Как она? Не попала под удар? Может тоже пострадала? Сомневаюсь, что наши врачи смогут ей помочь. Полковник быстрым шагом, иногда сбиваясь на бег, шёл по коридору к выставочному залу. Его беспокойство, с приближением к цели, постепенно переходило в панику. В конце концов, он не выдержал и побежал, не обращая внимания на удивлённые взгляды идущих на встречу и обгоняемых им сотрудников и посетителей. Сергей Николаевич как вихрь ворвался в кабинет Элен, в этот момент его беспокойство уже переросло в панику.
   Дверь, отскочив от резинового упора, резко хлопнула, закрывшись за спиной. В кабинете всё было спокойно, всё на своих местах. Так, как будто не было тех разрушений при нападении цефалопода. Сама Элен стояла спиной, возле картины с более мягким изображением, и что-то делала, погрузив руки по локти в плоскость изображения. Создавалось впечатление, что у Элен нет рук, и она вплотную приставила обрубки к картине. Так могло показаться любому человеку, но Сергей Николаевич уже многое знал, мало того, он там уже сам был. Не по своей воле, а благодаря цефалоподу. По-этому не удивился увиденному.
   - Присаживайтесь в кресло, я сейчас закончу и мы поговорим. - Элен мельком глянула через плечо и снова погрузилась в работу.
   Сергей Николаевич огляделся и присел в мягкое и удобное кресло, стоявшее возле стола.
   Всё выглядело спокойно. Полковник сидел и переводил дыхание после бега, ругая себя за то, что поддался панике.
   - Спасибо Вам за помощь.- Элен не отрываясь от своей работы начала разговор.
   - Мы не ошиблись в вас. Сегодня вы успели вовремя. Видите ли, мы не одни на вашей планете, но не все цивилизации хотят развития вашего общества. В их интересах заморозить его или даже откатить назад до первобытного уровня, а может и ещё дальше.
   Элен закончила свою работу, и начала осторожно, медленно, как бы стараясь не повредить что-то тонкое и хрупкое, вынимать руки из картины. Это фантастическое зрелище завораживало. Из плоскости вырастали руки. Именно так. Она их не вынимала из картины, создавалось впечатление, что они из неё вырастали. Сергей Николаевич уже не первый раз видел это, но всё равно не мог отвести глаз.
   Элен вытянула из полотна кисти рук, с каким-то облегчением встряхнула ими в воздухе, движениями, напоминающими движения крыльев Эффа в полёте, и объяснила.
   - Это мой маленький сад, здесь я снимаю напряжение. Он меня лечит и напоминает о моей далёкой родине. Ну, а в прошлый раз он спас мне жизнь.
   Полковник смотрел на Элен и поражался, как такое хрупкое беззащитное создание спокойно говорит о смертельной угрозе. И вообще, как она может делать то великое дело, которое она делает, когда только сама жизнь на Земле, для неё является подвигом. Глядя на нее, не верилось, что такое хрупкое создание взвалило на свои плечи настолько благородную миссию, последствия которой вообще невозможно оценить. Причём, это ей приходится делать в тяжелейших условиях земного климата, повышенной силе тяжести и радиации. Что говорить об условиях быта и уровне культуры. Плюс ко всему оказывается, что есть еще и внешние враги, другие цивилизации, препятствующие этому святому делу.
   Полковник смотрел на тонкую беззащитную фигуру Элен, и в нутри него, где-то в районе сердца, а может и в нём, крепло чувство ответственности. Ему хотелось встать и закрыть своим телом, от всех угроз и опасностей, спасти ценою своей жизни, как маленького ребёнка.
   - У нас появился новый враг, я ещё не знаю кто он.- Элен продолжила разговор, отвлекая полковника от размышлений. - Но, у нас всегда есть недоброжелатели, это либо существующая власть, либо наши коллеги из космоса. И у тех, и у других есть свои цели. Земля - маленькая, удалённая планета. Но, похоже, кто-то хочет прибрать её себе, и цефалопод, этот наймит, был первой ласточкой.
   Элен обошла стол и села в своё рабочее кресло. Сергей Николаевич поразился, что сидя она практически не выделялась с ним ростом, хотя стоя была выше на голову. Сейчас они разговаривали, смотря друг другу в глаза.
   -Что я должен делать?- Полковник прекрасно осознавал степень опасности, единственно, он должен был получить информацию для своих действий.
   - Пока ничего, вы должны осуществлять наблюдение. Мы сами не знаем кто это, и чего от них ожидать. Впрочем, вы особенный человек, сами определитесь, как и что.
   " Интересный получается инструктаж, иди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что. Как в сказке выходит, вот если б нас так инструктировали перед заданиями, я сейчас уже лет двадцать, как лежал в горах, и мои косточки давно растащили стервятники по всем местным вершинам". Сергей Николаевич с неудовольствием переварил полученную информацию.
   Почувствовав, что разговор подошёл к концу, он встал: - Хорошо, сделаю что смогу.
   - Постойте! - Элен смотрела на него своими большими серыми глазами, и словно читая его потаённые мысли, спросила: - Вы хотели ещё что-то узнать?
   "Как она это делает? Может, умеет читать мысли?", - промелькнуло в голове, но Элен попала в точку. Вопрос, что жёг Сергея Николаевича всю ночь, сам просился наружу. Не смотря на все происшествия утра, он не ушел на второй план, как это часто бывает, а оставался очень и очень важным. Можно сказать, самым главным вопросом жизни.
   Сергей Николаевич собрался открыть рот, чтобы задать этот жизненный для него вопрос, как Элен опередила его.
   - Ваши догадки правильны. Мы уже несколько тысячелетий существуем на Земле. Наши гены давно влились в генофонд человечества. Это не эксперимент, это результат смешения рас и для природы это естественно. У вас в роду тоже есть наши гены, чем и объясняются ваши способности.
   - Значит, я тоже Эфф? - Догадка полковника подтвердилась, теперь он желал услышать точный ответ.
   - Нет. У вас в генах присутствует наш ген, но вы - Землянин.
   На душе отлегло, полковник подошёл к двери, взялся за ручку и сказал: - Надо помогать родственникам, я сделаю всё что смогу. - Открыл дверь и вышел.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Телохранитель Эффа. Гл.3
  
   Один, два, три, ....., девять, десять. Всё! Сергей Николаевич спрыгнул с турника. Поглядел вверх, на перекладину, и с чувством удовлетворения отметил: " Есть сила в руках, не то, что раньше". Ежедневные утренние пробежки плавно переходили в силовые упражнения, финалом которых было подтягивание на турнике. Постепенно росли нагрузки, в месте с ними и мышцы. Приятно ощущать, как сила возвращается в тело.
   - Молодец, не то, что я. - Послышался знакомый голос, полковник развернулся и увидел на скамейке около парадной Петровича. Когда он подошёл? Последнее время Петрович сильно сдал и редко выходил на улицу. То, одно у него болело, затем другое и, так до бесконечности. Все его болячки можно было объединить названием одной болезни - Старость. Жаль старого боевого товарища, но что можно тут сделать? Время - оно беспощадно и никого не жалеет. Разве что, мне выпала выигрышная карта, но и то, только на время, на небольшую отсрочку, и неизвестно на какой период. Возможно, всё повернётся так, что я сам буду жалеть, о том, что согласился сотрудничать с Эффами. Но, в этот момент, Сергею Николаевичу думать об этом не хотелось. Поживём - увидим.
   Он присел рядом с Петровичем, положил ему руку на плечо, и сказал:
   - Ну, ты что Петрович? Совсем раскис? Наступит и твоё время, отойдёшь от болезни, придёшь в себя, и будем, как в старые добрые времена по утрам заниматься. Нас, старую гвардию, не сломить! -
   - Нет. Я, своё уже отбегал. - Петрович покряхтел, повозился на замёрзшей скамейке, по утрам довольно чувствительно подмораживало, и продолжил: - Мне, немного осталось этой жизни. Ты знаешь, я даже тебе не завидую. Совсем не хочется оказаться на твоём месте. Как-то всё надоело, всего в жизни перепробовал, всего испытал на своей шкуре. Теперь хочется покоя и спокойствия.-
   Он еще много говорил о покое, внуках и старости.
   Сергей Николаевич слушал друга и вполне его понимал. С возрастом меняется психология, совсем недавно сам думал так же. Он обнял приятеля, прижал к себе, как будто желая его согреть, и сказал: - Держись Петрович. Всё образуется. Всё у нас будет хорошо. Мы еще посмеёмся над твоими словами.
   В ответ, Петрович только хмыкнул. Они долго сидели на скамейке, молчали и вспоминали свою молодость.
   Как хорошо, посидеть со своим старым другом и помолчать.
   Осень вступала в свои права, по утрам замерзали лужи, с севера, всё чаще задувал холодный, пахнущий снегом ветер. Этим утром Сергей Николаевич опаздывал на работу, приходилось время от времени с быстрого шага переходить на бег. Поворачивая за угол дома, полковник врезался в какую-то фигуру, замотанную с ног до головы в тёплые вещи. Не укутанную или одетую, а именно замотанную, наверное, так выглядели пленные немцы под Сталинградом. Эта фигура, от удара грудью, отлетела на несколько метров, упала навзничь, как-то странно подпрыгнула спиной, и снова оказалась на ногах.
   - Извините, пожалуйста. - Полковник кинулся помогать пострадавшему, но тот категорически отказался от помощи и спешно удалился, проскрипев гнусавым неприятным голосом: - Смотреть надо!
   "Странный он какой-то". Полковник остановился, совершено забыв про то, что опаздывает. Только сейчас он осознал, что почувствовал инопланетное существо. В его сознании включился сигнал " Чужой". С тех пор, как он прошёл дополнительную бионастройку и получил способность чувствовать инопланетные организмы, то быстро к этому привык и почти перестал обращать внимание. Первое время, конечно, его очень поражало, что привычные с детства растения и некоторые животные, имели инопланетные корни, но со временем, прекратил удивляться и обращать на это внимание. Но, сейчас, чувство инопланетного присутствия переходило за край. Сергей Николаевич внимательно присмотрелся к пришельцу, отметил странную особенность в одежде. Вспомнил, как он отлетел от толчка, подпрыгнул спиной и поднялся на ноги. Прикинул его вес, вышло где-то тридцать килограммов. Для человека среднего роста, получалось слишком маловато. Довольно интересное существо. Да, и почему он так укутался? Настоящего холода ещё нет.
   Странный субъект быстро затерялся в толпе на проспекте, Сергей Николаевич поглядел на часы. Времени для наблюдений не оставалось.
   До самого Бизнес-центра, полковник обдумывал ситуацию. Как быть с этой встречей? Сообщить Элен или нет? Вполне возможно, что это какой-нибудь инопланетный турист, и в других городах их водят толпами осматривать земные достопримечательности. А может это редкость, появление других пришельцев. Как знать. Но лучше об этой встрече сообщить, а там Элен пусть сама принимает решение.
   Лаврушенко, после серьёзного разговора, каждое утро лично встречал Сергея Николаевича перед входом. Заговорщицки подмигивал левым глазом, пожимал руку и докладывал обстановку. Что поделаешь, прогибаться перед начальством было у него в крови, даже бесполезно приказывать отменить этот театр. Вот и теперь, он в ожидании стоял перед входом. Почему-то он понял, что цель наблюдения - Элен, и докладывал обо всех её встречах и перемещениях.
   - Привет Николаевич. Всё нормально. Элен приехала с помощницей, сейчас у себя в офисе. - Казалось, если бы у него был хвост, то он вилял им как собака. Так ему хотелось угодить.
   -Здравствуйте Виктор Андреевич. - Сергей Николаевич пожал Лаврушенко руку. - Спасибо за наблюдения, я отлучусь на минутку.
   Лаврушенко был сама любезность: - Конечно, конечно. Я за вас постою на вахте.-
   " Как людей меняет социальный статус, не узнать человека". Подумал полковник, проходя в здание.
   Двери в выставочный зал были открыты. Сергей Николаевич вошел и поразился тишине. Непривычно, что нет посетителей. Обычно здесь постоянно много людей рассматривающих картины, обсуждающих увиденное и раздумывающих над их содержанием. Но, ещё слишком рано, чуть попозже, примерно через час, здесь будет не протолкнуться. Он шел по пустынному залу, и его шаги гулко раздавались по помещению, отражаясь от стен и потолков. Звучало это как-то зловеще, как в голливудском блокбастере. Стало не по себе, невольно хотелось оглянуться и ускорить шаг. Ну, вот, дверь кабинета. Сергей Николаевич вошёл внутрь и, от увиденной почти домашней обстановки, получил внутреннее облегчение. В кабинете было по-домашнему уютно, тёплый жёлтый свет от настольной лампы, освещал помещение, как бы согревая всё, к чему он прикасался. Элен, со своей помощницей, сидели за столом и разглядывали наброски и зарисовки будущих картин.
   -Разрешите.- Почти по-военному, спросил Сергей Николаевич, и сам почувствовал, что здесь это неуместно. - Я должен кое-что сообщить.-
   - Ну, сообщайте,- Элен откинулась на спинку кресла и выжидающе посмотрела на полковника, всем своим видом давая понять, что от Тани у неё секретов нет. Таня с любопытством взглянула на Сергея Николаевича.
   "Отлично, меньше будет секретности, да и друг другу надо доверять", подумал полковник и продолжил.
   - По дороге, я случайно сбил с ног интересного инопланетянина, невысокого, очень лёгкого, около тридцати килограммов. Этот тип, сильно боится холода, так как был одет в тёплые вещи, и хочется заметить, он обладает крайне неприятным голосом.-
   Пока полковник выкладывал свои наблюдения, надеясь на то, что его сообщение не является серьёзным, он увидел, как менялось выражение лица Тани. Всё это время, лицо Элен сохраняло прежнее спокойное выражение, но Таня, обладая более эмоциональной натурой, все свои переживания отражала на лице. К концу этого короткого доклада, Таня походила на маленького испуганного ребёнка, который испугался, что из под кровати вылезет Бабай и утащит. Захотелось крепко обнять её и защитить от любой угрозы, даже, ценой своей жизни.
   - Спасибо Вам. Это очень важно. Мы никак не ожидали, что на Земле появятся тимляне. Мне нужно отлучиться.-
   Элен встала с кресла, обошла его, подошла к углу свободному от мебели, и ушла в стену. Всё это выглядело так естественно, как будто она просто ушла в соседнюю комнату. Изумлённый полковник перевёл взгляд на Таню, но та была совершенно спокойна, похоже это она видела не раз. Увидев изумление полковника, объяснила:
   - Не волнуйтесь, Элен скоро придёт. После нападения цифаллопода, там оборудовали аварийный переход.- Затем немного помолчала и продолжила.
   - Вы принесли плохие известия, даже страшные. По-этому Элен вынуждена срочно сообщить о появлении тимлян на Земле.
   - Что в них такого страшного и ужасного. - Сергей Николаевич, с лёгкой иронией вспомнил, как легко сшиб пришельца с ног.
   - Вы не понимаете,- казалось, что Таня сейчас расплачется. - Они очень и очень опасные. Если появился один тимлянин, значит где-то недалеко миллионы других. Это коллективные существа, наподобие наших пчёл или муравьёв. Эти планетарные паразиты, питаются органикой, и при обнаружении достаточного количества органики на планете, миллионы этих тварей нападают и уничтожают всё живое. Я это знаю не понаслышке. -
   В её больших синих глазах застыли слёзы, с трудом сдерживая рыдания, тихо-тихо, так, что Сергею Николаевичу пришлось наклониться, чтобы услышать, она прошептала, - Они убили моих родителей.-
   Полковник сел рядом, взял в свои ладони, мягкие дрожащие руки девушки, желая как бы согреть их своим теплом. Такого поворота событий он не ожидал. В наше время могут быть разные варианты случайностей: жертвы терроризма, автомобильных катастроф, нападений бандитов, в конце концов. Но, инопланетяне, нападающие на людей, мало того, угроза уничтожения всего живого на Земле? В это было трудно поверить. Хотя придётся, последние события, в которых ему пришлось участвовать, научили ничему не удивляться.
   - Танюша, не бойся, пока я рядом с тобой, тебе нечего бояться. - Сергей Николаевич утешал её как маленького ребёнка, забыв о разнице лет. Похоже, что это помогало, Таня постепенно успокаивалась и приходила в себя. Но, было видно, с каким трудом ей это удаётся.
   - Ваша информация подтвердилась. В пределах солнечной системы находится рой тимлян, - это появилась Элен, подошла к столу и продолжила, - если они решат напасть, то всё живое на Земле будет уничтожено.
   Она села в кресло, сложила перед собой кисти рук, как будто молилась, полковник снова поразился длине и тонкости пальцев, словно предназначенных для очень тонкой и творческой работы. Свет настольной лампы оттенял её бледное лицо, придавая ей сходство с ликами святых на старорусских иконах.
   -Положение очень серьёзное, тимляне - коллективные существа, обладающие довольно высоким интеллектом. По строению и классификации - они относятся к насекомым, больше всего похожи на вшей с мелкими крылышками сзади. Очень теплолюбивы, в холодный период можно не опасаться их массового нападения. Скорее всего, вы столкнулись с разведчиком, сброшенным на Землю в капсуле. Летать они не могут, им не хватает плотности атмосферы. Необходимо срочно найти его, что бы узнать, что привлекло их на Землю. Пока, в плане источника пищи, ваша планета их не интересует, слишком мала концентрация населения. Питаются в основном живыми существами, их укус парализует жертву, и они поедают её, разлагая слюной, так, как это делают мухи. Сергей Николаевич, большая просьба, помогите найти этого разведчика. Все наши службы сейчас этим занимаются, но ваша помощь нам тоже пригодится. Необходимо срочно узнать, что их привлекло на Землю. Возможно, удастся предотвратить нападение.
   - Хорошо, но как быть с вашей охраной, вы остаётесь совершенно без защиты. Не забывайте, мы до сих пор не узнали, кто был в том автобусе.- Полковник не хотел оставлять Таню, он чувствовал - ей требуется поддержка.
   - За это не беспокойтесь, у нас есть аварийный переход. С вашим опытом и способностями, вы можете оказать неоценимую помощь.-
   - Хорошо, попытаюсь сделать всё что смогу.- Сергей Николаевич встал с кресла и с удивлением обнаружил, что продолжает держать Танины руки. С сожалением, он разжал пальцы и мягкие, тёплые кисти выскользнули из его рук.
   - Спасибо. - Еле слышно, одними губами шепнула Таня, с благодарностью посмотрев в глаза.
   - Да, ещё, бойтесь его укуса, вы от этого яда не имеете иммунитета.- Уже в дверях он услышал голос Элен.
   Как на крыльях, полковник вышел из кабинета. Его переполняла уверенность, что он найдёт и обезвредит разведчика. Очень жаль, что он не обладал информацией раньше, жаль, что упустил возможность при первой встрече. Как и где в большом городе можно найти маленькое, странно одетое существо ростом с подростка? Почему Элен опять указала на мои способности? Хорошо бы мне их самому знать. Ведь всё в себе перекопал, ничего не нашёл. Но, сейчас, надёжней всего обратится к своему опыту контрразведчика. Сергей Николаевич начал раскладывать по полочкам полученную информацию. Добавил к ней свои личные наблюдения от столкновения с тимлянином на улице. Получилось довольно неплохо, полученной информации хватило, для того чтобы обозначить направление движения и приблизительные места его нахождения.
   Тимлянин шёл от центра города, его оригинальное одеяние, указывало, что он снял его с кого-то, скорее всего с бомжа. Уж очень грязные и затасканные вещи были на нём. Скорее всего, этот бомж был убит и съеден. Значит в следующий раз, эта тварь поступит точно так же.
   Задумавшись, Сергей Николаевич проскочил мимо поста охраны, и уже на выходе, открывая дверь, услышал удивлённый возглас Лаврушенко, подменяющего его на вахте.
   Настолько серьёзные проблемы свалились на полковника, что он и думать забыл о своей работе. Теперь всё это казалось настолько мелким и незначительным, что Сергей Николаевич только неопределённо махнул рукой и исчез в проёме дверей.
   Улица встретила свежим морозным ветром, редкие прохожие кутались в тёплые вещи и старались укрыться в помещениях. Как и обещали синоптики, наступало похолодание, с севера шёл антициклон, но пока до настоящих холодов было ещё далеко. Сергей Николаевич застегнул куртку, поднял воротник и нахлобучил кепку поглубже. Всё равно, ветер пронизывал до костей. В такую погоду хорошо сидеть дома и пить горячий чай с Петровичем, . . . или с Таней. Эта шальная мысль возникла сама собой, но Сергей Николаевич сразу же прогнал её. Он не относил себя к отряду мечтателей.
   Времени идти домой и одевать тёплые вещи не было. Дорога каждая минута, за прошедший час, это маленькое существо не могло далеко уйти. Приблизительный маршрут и возможные места нахождения известны. Оставалось только проверить свои догадки. В этот момент полковник искренне жалел, что он работает в одиночку. Прочесать район города одному почти не реально, здесь нужна целая команда профессионалов, таких, с какими он работал в спецслужбах. Сейчас он вспоминал о своих друзьях, с которыми в своё время тянул все невзгоды службы в различных точках планеты. Но, что поделаешь, одни давно на пенсии, а иных уже нет. Придётся как-нибудь справляться, осталась одна надежда на удачу.
   Наконец то место, где произошла встреча с пришельцем. Куда он направился? Сергей Николаевич восстановил в памяти всё до мельчайших способностей. Попытался себя поставить на его место, хотя довольно сложно думать за инопланетное существо. Но логика поступков у всех живых существ должна быть одинакова, не зависимо где они родились. Все хотят есть, пить, когда холодно - хотят тепла. Да, у этой твари есть ещё задача, что-то узнать, и она движется в этом направлении. Полковник пробежал ту часть проспекта, где он видел удаляющегося пришельца, и остановился в растерянности. Куда дальше? Что ему необходимо в первую очередь?
   Полковник вспомнил, как тимлянин легко отлетел от толчка, вспомнил его одежду и понял, что тот был голоден. Нажратая вошь увеличивается в размерах почти вдвое, а этот был совсем пуст. Значит, первое, что его интересует - это еда. Если это так, то он сейчас в поисках пищи. Всё! Он будет искать еду там, где нашёл её прошлый раз - в местах обитания бомжей. Да...а, это практически невозможно, прочесать все подвалы и помойки в районе. Как бы сейчас могла помочь хорошая команда! Сергей Николаевич, конечно, помнил слова Элен о том, что он не один занимается поисками, но не очень верил в возможность поимки. Трудно найти иголку в стоге сена.
   Наугад повернул в проход между домами, где короткая улица шла между рядами хрущёвок, заканчиваясь металлическим забором. Внимательно оглядываясь по сторонам, полковник дошёл до забора, и обнаружил поворот влево, заставленный металлическими гаражами. Этот участок городской территории, находящийся в стороне от людских глаз, облюбовали автолюбители и, пользуясь безнадзорностью городских властей, заставили бесхозный пятачок гаражами. Вдоль ржавого железного забора, тыльной стороной какого-то предприятия, стоял ряд таких же ржавых, кривых, косых гаражей. Судя по количеству мусора и битого стекла, это место привлекало сюда любителей выпить и других сомнительных развлечений. В самом конце тупичка, стояли два новеньких мусорных бака. Похоже, что городские власти, всё-таки знали об этом участке своей земли, и как-то постарались облагородить её. Вот тут, глядя на эти баки, Сергей Николаевич почувствовал что-то такое, что не возможно объяснить словами. Что-то внутри его шевельнулось, толкнуло и заставило с максимальной осторожностью приблизиться к этим двум ярко-зелёным, новеньким, с иголочки, мусорным бакам. Такое с ним случалось не раз, как на пример, на задании в горах, случилось так же. Он не поленился, сделал крюк, обошёл гору, поднялся на незаметный уступ, где обнаружил пулемётное гнездо. Тогда, это спасло много жизней.
   Холодный ветер, пробираясь между забором и ржавыми гаражами, усиливался, унося последние остатки тепла между тонкой курткой и телом. Хотелось повернуться и уйти домой, в тепло, к горячему чаю. Сергей Николаевич продрог до костей, но думать о себе было некогда. Если раньше, в своей прошлой жизни, он, выполняя приказы командования, защищал интересы страны и отечества, то сейчас на карту была поставлена жизнь города, а возможно и всего человечества. Но, в это верилось с трудом, или просто не хотелось в это верить. Человеческий мозг не в состоянии принять и охватить катастрофу, в таком грандиозном масштабе.
   Продолжая мечтать о горячем чае, полковник направился к бакам, на всякий случай, обходя их с левой стороны, подсознательно выбрав сторону противоположную глухому забору. Между гаражами, наставленными владельцами кому как понравилось, были свободные пространства и проходы, опыт подсказывал - всегда надо иметь путь к отступлению. Резкий порыв ветра, бросил в лицо плотный заряд тяжёлого, нестерпимо едкого запаха. Вонь шла из самих баков, вполне возможно муниципалы, установив летом, забыли об их существовании и, теперь там гниёт все то, что накопилось за весь период. Стараясь не дышать носом, Сергей Николаевич стал обходить баки на приличном расстоянии. Ну, всё, похоже, что причина вони обнаружена. С обратной стороны, прислонившись спиной к стенке мусорного бака, сидел бомж. Осторожно ступая по битым бутылкам, консервным банкам и другому набросанному мусору, полковник осторожно обошёл баки и приблизился к телу, одетому в невообразимо грязную куртку и непонятного цвета штаны. Бомж полулежал, раскинув ноги, спиной прислонившись к баку, его голова безвольно свесилась набок, и ветер раздувал седые и давно не стриженые волосы. Что-то странное, неестественное было в этой фигуре. Человек сидел в расслабленной позе, полураспахнут и без шапки, лицом навстречу холодному северному ветру. Даже в пьяном состоянии, при такой погоде, захочется укрыться и спрятаться в тепло. А, этому парню, похоже, было всё равно. Сергей Николаевич приблизился ближе, отвратительный запах усилился. Вроде ничего удивительного, от этих ребят и должно плохо пахнуть, но здесь примешивался запах едкости, так, что начинали слезится глаза. Стараясь не подходить ближе, полковник, дыша одним ртом, поднёс ногу к туловищу, собираясь толкнуть его носком ботинка. Но, нога так и осталась занесённой над туловищем. Полковник ощутил на себе взгляд. На него в упор смотрели два охваченных ужасом и болью глаза. Лежащий перед ним человек, одними глазами хотел что-то сказать, но тело его оставалось совершенно неподвижным. Только широко раскрытые, с огромными зрачками глаза и струйки слёз на щеках, говорили о том, что он жив. В глазах отражались страх, ужас и боль. Этого было достаточно, что бы понять, что полковник оказался в нужном месте и в нужное время. Вонь усилилась, послышались скребущие звуки, доносящиеся из бака за спиной парализованного человека, то, что он обездвижен укусом, полковник уже не сомневался. Крышка бака приоткрылась, и оттуда показались два предмета, сперва напомнившие полковнику старые гнилые ветки, но затем по мере их появления, он понял - это лапы крупного насекомого. Крышка приподнялась ещё и показалась его морда. Только сейчас полковник сообразил, что он один и совсем безоружен, а эта тварь способна легко парализовать и убить человека. Недолго думая, полковник метнулся в проход между гаражами и спрятался за ржавый угол. Осторожно, стараясь не дышать, выглянул и обнаружил, что существо до половины вылезло из бака. Оно перевалилось через край и передними лапами схватило лежащего внизу человека. Ухватив его челюстями за куртку, помогая себе несколькими лапами, упираясь в борт бака, тварь довольно легко подтягивала тело вверх. Сейчас тимлянин был без одежды, и это давало возможность хорошо его рассмотреть. Маленькая голова походила на головы земных насекомых, круглая, с большими глазами. Передние жвала выступали как два клыка, под ними находилось отверстие рта, в форме небольшого хоботка. По размерам и форме, всё соответствовало размеру человека. Поэтому, при первой встрече, полковник не увидел ничего необычного, в замотанной тряпками фигуре. Мало ли странных, не стандартных лиц вокруг нас?
   Но тело существа сейчас разительно отличалась от фигуры встреченного утром незнакомца. Голова крепилась к тонкой шее, состоящей из нескольких фрагментов, напоминающих белые баранки. Шея плавно переходила в туловище, круглое, плотное, беловато-синее, с маленькими, в два ряда, крылышками на спине. Это было совершенно другое существо, совсем непохожее на то слабое, безобидное, способное отлететь от лёгкого толчка. Сейчас из бака вылез опасный, мощный зверь способный справиться с любым сильным человеком.
   Насекомое продолжало затаскивать несчастного в бак, и, судя по всему, намерения у него были совсем не миролюбивые. Он собирался пообедать этим несчастным. Полковник с ужасом наблюдал эту картину, наблюдал и мучался от невозможности помочь бедняге. Хотелось схватить ржавую трубу, валяющуюся невдалеке и с диким криком врезать чудовищу по его безобразной башке, переломать ему все лапы и вызволить несчастного. Но, неизвестно, поможет ли всё это, скорее всего, в этой безумной попытке самопожертвования, появится ещё один несчастный, погибший от благородного порыва. Реакция насекомого всегда намного превосходит реакцию человека. Даже, если удастся неожиданно ударить трубой и отбить бедолагу, что навряд ли, где гарантия, что тимлянин не сбежит, и не съест кого-нибудь другого? И ещё, задача поставленная перед полковником совсем другая - найти и поймать пришельца, для получения информации. Судя по надвигающимся событиям, она, информация эта, была жизненно необходима. От неё могло зависеть - останется жизнь на Земле или нет.
   Оставалось только ждать, и наблюдать за происходящим.
   Чудовище продолжало втягивать несчастного в бак, оно подтянуло голову к верхней части бортика, так, что туловище человека оказалось поставлено на ноги и, в этот момент, взгляд парализованного упёрся в глаза Сергея Николаевича. Трудно описать те чувства, которые волной прошли у него в душе. Наверное, так себя чувствовали герои-подпольщики, провожая на расстрел своих товарищей. Неподвижный взгляд буквально просил о помощи. Сильный северный ветер, резкими порывами развевал длинные седые волосы и одежду бедняги. Совершенно обездвиженный, неспособный сопротивляться, он только одними глазами выражал свои последние чувства. Но, вот ещё миг, и его голова скрылась за кромкой бака, затем, в несколько рывков, исчезло и всё туловище. Только сейчас полковник сообразил, что необходимо сообщить об обнаружении тимлянина. Он достал телефон, набрал номер генерала Макарова: соединение произошло моментально, так как будто его звонка ждали.
   - Докладывает полковник Романюк, обнаружен тимлянин. - чётко, по-военному, не теряя времени, доложил Сергей Николаевич. Затем подробно, сообщил место нахождения, и в конце сообщения попросил, - приезжайте как можно скорее, у него в лапах человек, возможно, его удастся спасти. -
   Всё, теперь оставалось только ждать и наблюдать. Хотя, что можно увидеть, кроме ярко-зелёного мусорного бака посреди заваленного хламом пустыря? Здесь главное, чтобы эта тварь не передумала с обедом, и просидела в баке полчаса. А вдруг, она только решила переодеться и сейчас выскочит и убежит? Где её потом ловить по всему городу?
   Этого полковник допустить не мог. Он огляделся, ища подходящее оружие, голыми руками эту гадину не возьмешь. Поднял с земли кусок ржавой, с остатками синей краски водопроводной трубы и начал осторожно приближаться к бакам. Плана действий у него не было, но он надеялся на удачу, на русское "Авось".
   Из бака, через откинутую крышку, доносились чавкающие звуки, как будто большой насос засасывал болотную жижу и вместе с густой тянущейся жидкостью в трубу попадали крупные пузыри воздуха. Вонь стояла несусветная. При приближении к баку, звук и вонь усилились. От едкого запаха кружилась голова, желудок хотел вывернуться наизнанку, с огромным трудом удавалось сдерживать рвотные порывы.
   Что же сделать? Как можно обезвредить и удержать эту опасную тварь?
   Тут взгляд полковника остановился на крышке бака, откинутой назад, и безвольно раскачивающейся под порывами ветра. Есть! Теперь он знал, что необходимо делать. Осталось только бесшумно, неизвестно как у этой твари обстоят дела со слухом, обойти сзади и резким движением захлопнуть крышку, надо наглухо замуровать пришельца в железной банке. Обход удалось совершить без проблем, насекомое, увлёкшись обедом, не ожидало нападения. Сергей Николаевич подскочив сзади, резким движением, насколько позволяла тяжесть металлической крышки, с грохотом захлопнул бак. И, тут он обнаружил, что на новеньком баке, именно на крышке, отсутствует скоба с отверстием, фиксирующая её закрытие. На корпусе есть скоба, а на крышке нет, и не было никогда. Должно быть поэтому, бракованные баки здесь и стояли, подальше от людских глаз. Какой-то ушлый чиновник, прикрывая свои мелкие финансовые делишки, распихивал по всем незаметным местам в городе бракованные мусорные баки. Только так, вдали от людских гла, совершенно никому не нужные, могли они появиться. Что теперь оставалось делать?
   Как удержать этого монстра? Эх! Была, не была! Полковник лихо, как на коня в молодые годы, заскочил на крышку бака и придавил её сверху массой своего тела. Пусть попробует открыть! Чавкающе-засасывающие звуки прекратились, некоторое время стояла тишина, только слышался звук ветра, завывающего между гаражами. Затем последовал сильный толчок крышки, Сергею Николаевичу с трудом удалось удержаться наверху. Похоже, что эта космическая вошь прекратила трапезу и теперь хочет узнать, что случилось. Насколько она сильна? Хватит у неё мощи поднять крышку с весом в семьдесят пять килограммов? На всякий случай, положил под себя трубу, которую до этого продолжал держать в руках, и изо всех сил ухватился за бортик бака. Следующий толчок был намного сильнее первого, руки едва не соскользнули с кромки, а крышка приподнялась на несколько сантиметров и с грохотом закрылась. В лицо пахнуло ужасной вонью разлагающейся массы, с ужасным едким привкусом. Силён мерзавец! Следующего удара можно не выдержать. Что-то неудобное мешало под ногами, опустил взгляд и под собой обнаружил кусок трубы. То, что надо, как сразу не сообразил? Быстро засунул её в ухо, изготовленное из толстой проволоки, и предназначавшееся для подъёма бака, и вставил в зазор скобы для защёлки. Получилось хорошо, только необходимо было придерживать трубу в скобе, что бы от удара она не выскочила. И, вовремя, следующий удар был намного сильнее, крышка выгнулась дугой, импровизированный запор выдержал, крепко зацепившись за выступ. Наступило затишье, Сергей Николаевич в напряжении ждал других ударов, но тишина продолжалась. Неожиданно раздался голос, даже не голос, а скрежещущие звуки, которые напоминали речь. Полковник оторопел, разве можно ожидать, что с тобой начнёт говорить пчела или муравей, пусть даже ростом с человека. Потом вспомнил первую встречу с пришельцем, и понял, почему его голос показался таким противным, скорее всего, это насекомое имитировало человеческую речь при помощи дребезжания каких-то чешуек.
   Из бака довольно внятно послышалось: - Человек, открой крышку, я не причиню тебе вреда. Я очень хочу домой. Я очень замёрз.-
   Если не знать, что за тварь там находилась, то вполне можно было подумать, что в баке кто-то замерзает и просит его выпустить. Вот ведь хитрая бестия, не может силой, так пытается хитростью действовать. Сергей Николаевич в нетерпении оглянулся в сторону прохода, в надежде услышать шум подъезжающей машины. Но, нет, тишина, только вой холодного ветра и шум шелестящего куска целлофана, зацепившегося за колючую проволоку на заборе. Полковник продолжал левой рукой удерживать трубу в скобе.
   Из бака всё время продолжали доноситься просьбы. Рука, крепко державшая трубу затекла, и полковник немного ослабил хват, чтобы кисть немного отдохнула. Как в следующую секунду он оказался на земле, он не понял. Только почувствовал сильный удар спиной об землю и удар головой о металлическую стенку гаража, так, что помутилось в глазах. Сергей Николаевич, совершенно не соображая, что это происходит на самом деле, наблюдал, как металлический мусорный бак разрывается на две части, так словно это картонная коробка. Лёжа на спине, было хорошо видно, как в образовавшуюся сверху до низу трещину, просунулись крупные, похожие на ветви с содранной с них корой, лапы насекомого. Они, не спеша, без видимых усилий, отгибали металлические листы, освобождая место для прохода. Затем показался сам хозяин лап - крупное насекомое, с плотным, массивным телом, похожим на тело гусеницы, только намного короче. Удлинённые нижние лапы, позволяли ему стоять вертикально. Хорошо было видно, как эта тварь топчется в густой массе, с остатками тряпья, вероятно в том, что осталось от несчастного, а возможно, что и не одного его. Насекомое наелось, набралось сил, и теперь предстало в своей полной мощи и красе. Осталось немного, ещё расширить проход и оно станет свободно, тогда наступит очередь Сергея Николаевича. Вот это совсем не входило в планы полковника. Он совсем не желал попасть в качестве десерта на обед к этому монстру. Продолжая находится в сидящем состоянии, Сергей Николаевич спиной нащупал проём между гаражами, и, работая всеми конечностями, задом стал втискивать себя в узкую щель, продолжая наблюдать за действиями космической вши. Всё шло хорошо, но щель оказалась совершенно не приспособлена для крупных существ типа Сергея Николаевича. Владелец гаража, совершенно не заботился о правильной и ровной установке своего имущества. Щель постепенно сужалась, так, что через несколько метров, двигаться стало некуда, полковник тупо застрял между стен. Проклиная владельца гаража, так криво поставившего свою железяку, себя, за то, что не посмотрел куда полез, полковник несколько раз дёрнулся, чтобы ещё раз убедиться - это конец, дальше пути нет. Оставалось одно - смотреть, что произойдёт дальше, вдруг эти твари незлопамятны, и он мирно уйдёт, оставив своего обидчика без внимания. Но, этой надежде не суждено было сбыться. Освободившись, эта тварь не спеша, направилась прямиком к застрявшему в щели Сергею Николаевичу. Тварь подошла вплотную и засунула морду в щель.
   - Человек, ты зря меня не послушал, за это ты умрёшь. Умрут все, кто ослушается сыновей Великой Матки. Умрут все, когда Великая Матка прибудет на эту планету.-
   Действительно, звуки издавались двумя крупными чешуйками на животе, напоминающими маленькие крылышки. В отчаянии, желая как можно больше увеличить расстояние, полковник подобрал ноги к себе, буквально сжавшись в комок. Омерзительная морда втиснулась ещё, приблизившись на расстояние метра. Теперь хорошо можно было рассмотреть многосигменчатые выпуклые глаза, крупные жвала, постоянно и страшно щёлкающие друг о друга. Почему-то подумалось, что именно ими он сейчас откусит ногу. От этой мысли в животе стало как-то нехорошо, и по спине поползли холодные мурашки. За жвалами находилась маленькая челюсть, с кучей мелких зубов, или каких-то отростков, и между жвалами и челюстями, небольшой воронкообразный хоботок, такие, какие обычно рисуют маленьким зелёным человечкам в мультфильмах. "Ну вот, это мои последние минуты", подумалось полковнику. Как захотелось жить! Обидно было умереть в этом загаженном отрезке, между ржавыми гаражами, на земле засыпанной всяким мусором и хламом. Как-то совсем по-другому представлялись последние минуты жизни раньше, а вот как просто всё оказалось. Этот грязный угол окажется последним пристанищем. Сергей Николаевич предпринял ещё одну попытку, он привстал, развернулся боком и протиснулся вглубь щели на несколько сантиметров. Радуясь тому, что его фигура гораздо тоньше, чем у Петровича. Тот бы застрял уже в самом начале.
   Голова мерзкого тимлянина приближалась, щёлкающие жвала, почти доставали до правой ноги. Морда находилась настолько близко, что чувствовалось дыхание чудовища. Сергей Николаевич даже зажмурился, что бы мерзким смрадом не ударило в лицо. Но, это только так казалось, возможно они дышали другим способом. Прошло ещё несколько мгновений, позиция не изменилась. Морда не приближалась, и Сергей Николаевич, каждую секунду ожидающий укуса, заметил, тимлянин, обладая довольно крупным телом, также застрял между стенами. Стало немного легче, хотя страшные и ужасные жвала продолжали угрожающе щёлкать рядом с ногами.
   -Надо меньше есть. Виннипух несчастный. Вот если бы до обеда мы встретились, то, пожалуй, ты вполне мог меня съесть, а теперь извини, можешь только облизываться,- полковник довольный ситуацией, дал выход напряжению.
   -Что букашка космическая? Думал всё у тебя будет так гладко? Съел пару беспомощных больных людей, и подумал, что так будет всегда? На-ка, выкуси. - Осторожно, стараясь не вытягивать руку, полковник показал фигу.
   - Человек, ты должен умереть. Подойди ближе. Тебе не будет больно.- Насекомое решило вести переговоры. Хоботок забавно шевелился, казалось, что звук идёт из него.
   - Размечтался. Зачем мне это делать? - Сергей Николаевич решил воспользоваться ситуацией и выведать побольше информации у этой твари.
   - Ты всё равно умрёшь, все на планете умрут, все станут пищей для Великого Роя Великой Матки.- Жвала продолжали угрожающе шевелиться возле ноги, насекомое несколько раз дёрнулось, стараясь достать до желаемого куска плоти, но продвинулось только на несколько сантиметров.
   - Что вам здесь делать? Планета маленькая, еды мало, летели бы дальше.- Используя уже имевшуюся информацию, полковник задал провокационный вопрос.
   Угрожающе раскачивающиеся жвала, замерли на несколько секунд, видимо пришелец обдумывал ответ, затем послышалось дребезжание.
   - Еды много, очень много. Мы её чувствуем, очень сильный сигнал, можно накормить много Роев, мы будем охранять свою еду от других.-
   Ответ озадачил полковника, но, времени для размышлений не было, надо было как-то выбираться из этой ситуации. Оказалось, что времени не было совсем, смешной хоботок насекомого дёрнулся, и из него ударила густая струя бурой, мутной жидкости. Полковник инстинктивно поджал ноги, стараясь не измазаться в этой гадости, но часть отрыжки животного все-таки попала на правый ботинок. Пахнуло знакомым запахом разлагающихся тканей и едкости. Стало понятно, откуда исходил гнилостный запах возле контейнеров. Эти твари обладали наружным пищеварением, они отрыгивали на пищу желудочный сок, ждали, когда жертва переварится и растворится до мягкого состояния, а потом размягченную субстанцию всасывали своим хоботком.
   Сергея Николаевича передёрнуло, когда он понял, что его ожидает. Эта тварь решила облить его едкой жидкостью. Затем, когда он растворится и превратится в густую, желеобразную массу, преспокойно высосать то, до чего сможет дотянуться. Перспектива превращаться в энергетический бульон для космического паразита, совсем не радовала. От облитого ботинка начал исходить жуткий гнилостный запах. Толстая, качественная кожа армейского ботинка, который Сергей Николаевич надеялся проносить еще много лет, стала вздуваться пузырями и лопаться по швам. Ещё немного, и желудочный сок проест кожу и доберётся до ноги. Полковник судорожно, насколько позволяло узкое пространство щели, дёрнул ногой, стараясь сбросить ботинок. Толку никакого, тогда он зацепил его задник, носком левого ботинка и, буквально содрал со ступни, резко дёрнув в сторону тимлянина так, что ботинок полетел прямо в безобразное рыло, с размаху ударив по хоботку в тот момент, когда оттуда вылетела очередная струя жидкости. Получилось очень удачно, этот плевок обещал быть намного точнее первого. Но, жидкость повисла на стене гаража, медленно стекая по остаткам краски. Послышался шипящий звук сжигаемой кислотой краски, и пространство между гаражами заволокло едким туманом, разъедающим глаза. Всё! Ещё один плевок, и всё закончится? Если эта гадость, попадёт на тело, то почти моментально, вон, как правый ботинок, от которого осталась верхняя часть, медленно оседающая в густую желеобразную жидкость, эта часть тела на моих глазах растворится в зловонную жижу. Сергей Николаевич отчаянно не хотел превращаться в плохо пахнущую лужу, он беспомощно вертел головой в надежде найти спасение, каждую секунду ожидая попасть под струю жидкой смерти. Но, взгляд только упирался в ржавый металл стен, на верху виднелся кусок пасмурного неба, а под ногами чувствовался мусор, скопившийся за многие годы. Справа угрожающе торчало рыло тимлянина, слева, стены гаражей практически смыкались, образуя длинный глухой угол. Полковник клял себя, за то, что загнал сам себя в эту металлическую клетку. Зажатый с трёх сторон, с одним единственным выходом, в котором ждала смерть, ему оставалось одно - ждать своей участи. Тимлянин медлил, возможно, что для производства желудочного сока требовалось какое-то время, может, он просто наслаждался видом добычи и её мучениями. По хитиновой морде совершенно лишённой мимики, невозможно было понять его дальнейших действий. От отчаяния, а может оттого, что обидно было погибнуть так просто, по собственной глупости, на полковника накатила волна бешенства. Не обращая внимания на опасность плевка или укуса, в запале он заорал:
   - Что зараза? Живьем меня хочешь съесть? Хрен тебе! Подавишься! Думаешь, я буду стоять и ждать? На, выкуси! -
   Свободной ногой без ботинка, он сгрёб мусор и швырнул его в харю насекомого, подгрёб ещё и, стараясь попасть в глаза, пнул кучу прелых листьев, банок и чего-то твердого в эту жуткую образину желающую им пообедать. Он в отчаянии подгребал левой ногой, а правой, продолжал бросать в мерзкую харю мусор, каждую секунду ожидая последнего плевка из хоботка тимлянина. Сергей Николаевич остановился только тогда, когда понял, что всё, под ногами голая земля и больше нечем закидывать врага. Морда, торчащая в узкой щели между стенами, оставалась неподвижна. В течение всей этой вспышки бешенства полковника, только жвала насекомого продолжали медленно двигаться, смыкаясь и размыкаясь. Сергей Николаевич ощущал себя крысой зажатой в угол. Глупо погибнуть не сопротивляясь. Эх, была, не была! Лучше погибнуть в бою, чем как трусу сидеть и ждать смерти, не пытаясь сразиться с врагом. Руки и ноги работают, значит, есть ещё возможность победить. Погибать, так с музыкой! Полковник наметил для себя цель - хоботок и глаза, наиболее уязвимые части головы, все остальное - твёрдые, покрытые хитином участки, совершенно неуязвимые для удара голой рукой.
   Сжался, собрался в один целый кулак, немного выдвинулся вперёд, что бы освободиться от давления стен. Уже было собрался рвануть вперёд, ударить с размаху в мерзкий хоботок, что бы больше он никогда не поливал свои жертвы кислотой, что бы запомнил на всю жизнь, что жертва может дать отпор, как услышал шум двигателя и голоса людей. Затем, страшная голова насекомого медленно начала удаляться, освобождая спасительный выход. Неожиданно раздался знакомый голос генерала Макарова: - Сергей Николаевич, всё кончилось, можете выходить.-
   Осторожно, стараясь не попасть в разлитую по земле и правой стене дымящуюся жидкость, полковник выкарабкался из металлической щели, моргая от непривычно яркого света, разъеденными кислотой глазами. На маленьком пятачке стоял тёмно-синий микроавтобус, два человека упаковывали в белый непрозрачный материал, очень похожий на полиэтилен, неподвижное тело тимлянина. Можно было хорошо, в спокойной обстановке, разглядеть и понять, почему он не смог пройти в узкую щель: голова насекомого крепилась к туловищу намного большего диаметра.
   Проследив взгляд полковника, генерал Макаров ответил на немой вопрос.
   - Он жив, только парализован. Теперь необходимо получить от него информацию. А вам большое спасибо, мы искали его совсем в другом районе. Если бы не ваши способности, мы могли его потерять.-
   Спасён! Всё позади! Полковник не верил своим глазам. Всего минуту назад, он попрощался с жизнью и готов был, как можно дороже продать её, кинувшись в неравную схватку. Но, вот теперь все это в прошлом. Можно снова дышать, смотреть на небо, можно увидеть близких людей и радоваться встречи с ними. Как хорошо жить!
   Упакованную тушу тимлянина уложили в фургон, Генерал Макаров подошёл, ещё раз пожал руку, сел в машину и Сергей Николаевич снова оказался один на крохотном пятачке, между гаражами, где только что чуть не расстался с жизнью. Казалось, что этого не было, Это было во сне, или с другим человеком. Но, на ноге не было ботинка, он растаял без остатка, в бурой вонючей дряни. Посреди площадки стоял разорванный, как пустая картонная коробка, ярко-зелёный мусорный бак, в такой же вонючей густой луже. Хочешь - не хочешь, а поверишь, что это произошло с тобой. Сильный порыв холодного ветра вывел Сергея Николаевича из раздумий. Он поискал на голове кепку - не нашёл, посмотрел на правую ногу в одном носке, и кинул взгляд на то место, где растворился крепкий армейский ботинок. Запал прошел, тело остыло, и холод безжалостно забирался под одежду. А тут ещё надо идти в одном ботинке. Как и следовало, после таких потрясений, накатила слабость. Хотелось сесть, прислониться к чему-нибудь спиной и сидеть, не думая не о чём. Но, нельзя. Можно замёрзнуть. С большим трудом, через силу, полковник пошёл в направлении домов, подгоняемый в спину, порывами ледяного ветра. Странная слабость сковывала движения, возможно, это сказывалось отравление кислотными парами. Голова кружилась, очертания предметов расплывались, крупная дрожь била всё тело. Полетели белые мухи, много белых мух. Откуда они поздней осенью? Приходилось отмахиваться от них руками, но всё равно они садились на лицо и таяли. Полковник сел на камень, прислонился к металлическому забору, закрыл лицо руками и почувствовал, как стало теплее, стих холодный ветер, а ледяная стена сзади, стала мягким диваном. Так и хотелось сидеть и отдыхать до бесконечности. Когда появилась Таня, как он оказался в машине, полковник не помнил, только остались воспоминания о заботливых сильных руках. Очнулся в постели, на мягкой подушке, укрытый тёплым пуховым одеялом, таким, каким мама в детстве укутывала, с ручной вышивкой по краю.
   - Вы очнулись? Как себя чувствуете?- Таня присела у изголовья и поставила рядом поднос с кружкой горячего дымящегося чая.
   Руки и ноги мёрзли, мелкая дрожь, время от времени сотрясала всё тело. Сергей Николаевич укутывался плотней в одеяло, но никак не мог согреться. Таня осторожно, с ложечки, вливала горячий чай ему в рот, но жидкость протекала по пищеводу, и где-то внутри быстро остывала и замерзала. Остатки тепла медленно, но верно покидали тело, переохлаждение зашло так далеко, что этот процесс невозможно было остановить. Сергей Николаевич понял - он умирает. Сознание потеряло действительность, комната с высокими потолками закружилась и медленно начала сворачиваться в точку. Холод, холод со всех сторон подкрадывался и кусал за руки и ноги, подступая всё выше и выше, подбираясь к сердцу, чтобы взять самый главный приз. Неожиданно появилось тепло, не жаркое знойное тепло солнца или горячее тепло печи, а мягкое, нежное и живое. Оно осторожно, вкрадчиво проникло вовнутрь, растеклось по телу, согрев его до самых кончиков пальцев. Холод отступил, сдал позиции, и ледяная глыба в груди растаяла и растеклась весенними ручейками. Жизнь вернулась назад. Полковник размяк, и заснул глубоким сном выздоравливающего больного.
   Когда открыл глаза, уже наступило раннее утро следующего дня. Полковник все помнил: где он находится, все, что случилось вчера и тот холод, что мучил его и хотел забрать жизнь. Он почувствовал, что мягкое и ласковое тепло, спасшее его от холода, здесь, очень близко, оно не ушло, а лежит, крепко прижавшись к нему, обняв нежными руками. Рядом, в постели лежала Таня, крепко прижавшись к нему своим юным девичьим телом, и отдавала ему своё тепло, свою жизненную энергию. Сергей Николаевич вспомнил, как в годы Великой отечественной войны отогревали замёрзших в ледяной морской воде спасённых моряков с потопленных транспортов. Никакие приспособления не помогали, люди погибали возле горячих печей, напичканные всевозможными лекарствами. Только тепло женщины, живое, биологическое тепло могло вернуть жизнь погибающему от переохлаждения человека. Добрая, мягкая, нежная Таня, вчера спасла жизнь замерзающему человеку, пожертвовав своим теплом. Сергей Николаевич с благодарностью погладил девушку по голове, собирая разбросанные по подушке длинные каштановые волосы. В ответ, наверное, бессознательно, она обняла его сильнее и прижалась к крепкому мускулистому плечу. От этого, вроде как неосознанного движения, Сергея Николаевича бросило в жар. Он захотел так же крепко обнять её, целовать, ласкать и любить, но не мог переступить через огромную разницу лет. Понимая то, что она сделала этой ночью - это самопожертвование, для спасения жизни человека.
   Таня прижалась ещё крепче и провела рукой по груди. От этого движения, у полковника похолодело внизу живота. Не отдавая себе отчёта, он повернулся к девушке лицом, обнял её за плечи и поцеловал в губы, получив ответный поцелуй, не менее страстный и горячий. Их тела переплелись, и уже поздно было вспоминать о разнице лет. Их поглотила любовь, полностью, целиком и без остатка.
   Очнулись они нескоро, за плотно задёрнутыми шторами угадывался день, вернее та часть дня, которая называется полдень. Они лежали в кровати, совершенно без сил, но счастливые и удовлетворённые. Только сейчас Сергей Николаевич смог разглядеть комнату. Высокие, с лепными украшениями потолки, огромное окно, задёрнутое красивыми старинными шторами, мебель прошлого века и множество фотографий в резных деревянных рамках на стенах. Как-то не вязалась обстановка этой комнаты с возрастом хозяйки. Казалось, сейчас послышатся шаркающие шаги и в открывшуюся со скрипом дверь войдёт древняя старушка, прабабушка Тани. На стене среди фотографий, висел большой портрет молоденькой красивой девушки, в платье прошедшей эпохи, поразительно похожей на Таню. Сходство было настолько очевидным, что Сергей Николаевич не удержался и спросил.
   - Таня, это кто на фотографии? Твоя бабушка или прабабушка? -
   В ответ услышал смех. Таня потягивалась всем своим прекрасным телом и смеялась.
   - Глупенький! Это я. -
   В это невозможно было поверить. Юное прекрасное создание рядом и фотография начала прошлого века, не укладывались в сознании на одной полке. Сергей Николаевич, не поверив, осторожно встал с кровати, испытав непреодолимое желание прильнуть ещё раз к шикарному, шёлковистому и манящему телу, подошёл к портрету и прочитал надпись на обратной стороне. "Таня Самойленко, 26 августа 1917 г.".
   - Неужели это ты? Этого не может быть. -
   - К сожалению может. -
   Ответ не удивил, а скорее поставил всё на свои места. Если раньше в сознании полковника скреблась гадкая неприятная мысль, что он, как мерзкий похотливый старик, воспользовался минутной слабостью девушки, то теперь стало ясно, что Таня, обладая огромным жизненным опытом, намного большим, чем у Сергея Николаевича, осознано сделала свой выбор. Одновременно с этим, пришло приятное понимание, что он Тане не безразличен.
   - Ага, я тебя вывел на чистую воду! - Сергей Николаевич шутливо, расставив руки, стал приближаться к кровати. - Снимай маску, коварная старушка!
   Таня взвизгнула, подыгрывая игре, и постаралась нырнуть под одеяло. Но Сергей Николаевич оказался там одновременно с ней. Одеяло накрыло их, и тут же слетело на пол. Обнажённые тела снова переплелись так, что оно оказалось лишним на большой старинной кровати, где место было только для двух тел, охваченных страстью и жаром любви.
   День давно перевалил за полдень, когда Сергей Николаевич с Таней привели себя в порядок и отдыхали в столовой на диване, совершенно обессиленные и удовлетворённые.
   - Как ты появилась возле гаражей? Если бы ты меня не подобрала, я бы просто замёрз. Что-то случилось, навалилась слабость, и ноги отказывались идти. -
   - Ты знаешь, я почувствовала, что ты в опасности. Спросила Элен, где ты, и она направила меня искать тебя в этих гаражах. -
   - Спасибо тебе дорогая, - полковник не знал, как отблагодарить её. Как можно отблагодарить любимого человека за своё спасение? Если б не она, то вполне возможно, его уже не было на свете. Взамен можно сделать только одно - спасти её жизнь. Он спросил - Расскажи, где ты встречалась с тимлянами? -
   В ответ на свой короткий вопрос, он услышал историю, которую можно было увидеть только в кошмарном сне, или прочесть в дешёвом, бульварном издании, старающемся привлечь покупателей обильным количеством пролитой крови и жестокости. Но, лично встретившись лицом к лицу (то есть к морде) с тимлянином, Сергей Николаевич поверил в каждое слова этого рассказа.
   Это произошло давно, в самом начале прошлого века, Тане тогда исполнилось всего шесть лет. Она жила в этом же доме, в этой квартире с родителями и прислугой. Отец был профессором в университете, жили счастливо и мирно. Таню все любили и буквально носили на руках. Но, в один прекрасный момент всё закончилось, весь мир рухнул. Таня осталась одна-одинёшенька в этом мире. В тот день, она пришла в домашнюю лабораторию к отцу, где он с помощью матери, всегда помогавшей ему в работе, вскрывал кокон непонятного существа, найденного в вечной мерзлоте. Непонятный предмет, лежащий на рабочем столе, был похож на веретено бабушки, только сделан из каких-то скрученных коричневых верёвок, и длиной во весь папин стол. Она помнит, что с любопытством смотрела, на то, как папа осторожно раскручивал коричневые жгуты с кокона и передавал их маме для дальнейшего изучения. Потом увидела странную большую муху, которая клюнула папу острым жалом, и истошный крик мамы. Всё произошло очень быстро, мама схватила Таню в охапку, затолкнула в стеклянный шкаф для химических экспериментов, сделанный из особо прочного стекла и захлопнула дверцу. Таня сильно испугалась, когда увидела, как мама подает на пол, и по лаборатории начинает ходить страшное существо, похожее на муху, гусеницу и ещё что-то очень страшное, такое, что не приснится в самом ужасном сне. Она не могла понять, почему мама и папа не встанут и не прогонят это страшилище. Она видела, что мама лежит с открытыми глазами, но почему-то не двигается. Это ужасное существо пыталось открыть стеклянный шкаф, но не смогло. Таня на всю жизнь запомнила безобразную морду и коричневого цвета лапы, дёргающие ручки шкафа. Лапы били по стеклу со страшной силой, от грохота ударов закладывало уши, и казалось что сейчас всё - стёкла разлетятся, и её схватят эти ужасные мохнатые лапы. Маленькая девочка от страха ползала по стеклянному ящику, стараясь уползти дальше от чудовища, но упиралась спиной в стекло, и все равно оставалась от него на расстоянии полуметра. Как она не сошла с ума, знает только Бог. Но, оказалось, не это было самым страшным. Чудовище, убедившись, что ему не достать девочку, принялось за свою добычу. Таня расширившимися от ужаса глазами, наблюдала как эта тварь, облила маму какой-то жидкостью, и затем стало поедать её, а мама лежала не двигаясь, только слёзы текли из её широко раскрытых глаз. Таня плакала и звала свою мамочку, звала папу, но они не отзывались. Она на всю оставшуюся жизнь запомнила эту ужасную картину. Чудовище не торопясь, съело маму и потом, так же не спеша, принялось поедать папу. К этому времени, оно стало большим и крупным, в два раза больше чем было, когда его размотали из кокона. Девочка от страха закрыла лицо руками и молилась, умоляя боженьку спасти папу и маму. Когда она осмелилась отнять руки от глаз, всё уже было кончено. От мамы осталась кучка костей и тряпья, а что было с папой, мешал разглядеть большой рабочий стол. Больше суток просидела девочка в ящике, она пыталась звать на помощь, но стекло не пропускало звуки и её никто не услышал. Только на следующий день, когда в университете обеспокоились пропажей профессора, её обнаружили. Оказалось, что это существо так же съело кухарку и горничную, находящихся в тот момент в квартире. Никто не поверил рассказу маленькой испуганной девочки. Да и какой нормальный человек в такое поверит! Правда, ещё в течение месяца, в городе происходили странные исчезновения людей, но полиция все эти случаи старательно скрывала. А Таню взяла к себе на воспитание семья художников, как потом оказалось - семья Эффов.
   Рассказывая эту страшную историю, Таня, как маленькая девочка, испуганно прижималась к Сергею Николаевичу, как бы ища защиты от опасности. Полковник прекрасно понимал её, он сам только вчера столкнулся с этим злом, и на своей шкуре всё испытал.
   Выслушав рассказ до конца, он крепко прижал её к себе и мысленно дал себе обещание: любой ценой защитить её от любых напастей и страданий.
   - Ничего не бойся, я с тобой, - шепнул он ей на ухо.
   - А я, ничего и не боюсь, когда ты рядом.-
   Это было приятно услышать из уст прекрасной феи. Но, Сергея Николаевича всё равно беспокоила разница в возрасте, вернее уже разница во внешности. Он спросил, как бы в шутку: - Зачем тебе такой старичок, как я? Посмотри на себя, могла бы выбрать себе молодого красавчика.
   Шутка шуткой, но внутри сидел мерзкий червячок, который грыз изнутри и говорил, " Она красавица, молодая, зачем ты ей нужен? Поиграет и бросит тебя".
   В ответ, Таня сделала удивлённые глаза, стянула с Сергея Николаевича рубашку, и со словами, - Посмотри на себя, старый мерзкий старикашка, - вытолкала его в прихожую, где стояло огромное зеркало во весь рост.
   - Между прочим, я старше тебя на тридцать лет, - закончила она фразу.
   Зеркало отразило двух молодых людей, вернее молодую красивую девушку и крепкого, мускулистого мужчину в полном рассвете сил. Но, что несомненно, пара была достойна друг друга. Сергей Николаевич с любопытством разглядывал себя в зеркале. Развитая мускулатура, при движении было видно, как играли мышцы, гладкое лицо, довольно приятное для мужчины, и хорошие волосы, вроде как даже седины стало намного меньше. Действительно, мужчину, стоявшего перед зеркалом, нельзя назвать стариком. Да, этот аргумент убедил лучше всего. Отпали последние сомнения.
  
   - Ну, что убедился? На тебя скоро женщины начнут вешаться пачками. Смотри у меня! И не гляди, что я на вид слабая и добрая, мигом разберусь со всеми. - Таня в полу-шутку, в полу-серьёз, помахала кулачком перед его носом.
   - Ты что? Я однолюб. Так не шути, лучше тебя на всём свете нет. Может, я тебя всю свою жизнь искал.
   - Ладно, однолюб, пошли чай пить. Устал, наверное? -
   Самый прекрасный день в жизни заканчивался, Сергей Николаевич был счастлив, как никогда. Он обрёл свою любовь, обрёл цель в жизни, казалось, что всё складывается как нельзя лучше. О чём можно ещё мечтать? Но, сколько осталось этих счастливых дней? Как долго продлится счастье? К солнечной системе приближается рой опасных тварей. Беспощадных и жестоких по своей природе, и летят они на Землю только с одной целью - уничтожить всё живое. Зачем они стремятся на Землю? Если плотность жизни на планете для них недостаточна. Что их влечёт сюда? Страшно подумать, что произойдёт, когда рой приблизится к планете и начнёт сбрасывать своих солдат и рабочих, для заготовки пищи. Это сейчас человечество считает себя сильным и способным справиться с любой опасностью. Пока, мы с большим трудом смогли подчинить себе небольшие участки суши, но и то, случается, что отдаём завоёванное назад природе. Чаще всего подчиняем природу в ущерб себе, лишая следующие поколения многого, чем пользовались ранее. Природа не прощает нам этого и мстит. Никто не знает, что она придумала для нас в будущем. Хотя, время от времени показывает и предупреждает о возможных наказаниях, за бездумную деятельность. Вот и сейчас, вся мощь армий и возможности науки, окажутся бессильными перед полчищами обрушившимися на планету чудовищами. Нападение будет внезапным и бессмысленно жестоким. Бесполезно вести с ними дипломатические переговоры, потому что их главная цель - уничтожение, мы для них - это поляна вкусной земляники. Армии, вооружённые по самому последнему слову техники, окажутся бессильны, так как предназначены только для борьбы с друг другом.
   Сергей Николаевич прокручивал в голове разговор с тимлянином. Его заинтересовали слова: " Еды много, очень много, можно накормить много роев. Очень сильный сигнал". Как много еды? Если со слов Элен, наша планета для них - бесплодная пустыня. Какой сигнал их привлекает? Возможно, где-то идёт излучение, которое действует на них как запах мёда на пчёл. И, почему разведчик сброшен в их районе, хотя они очень тёплолюбивые твари? Значит, источник, передающий сигнал, находится где-то здесь, вероятно, что даже в городе или в окрестностях.
   - О чём задумался? Тебе со мной скучно? - Поинтересовалась Таня, переставляя чашку с чаем, - Замечтался?
   Сергей Николаевич, оторвался от размышлений, вспомнил Танину историю, взял её руку в свою и спросил: - Как ты думаешь, откуда и зачем на Земле появился тот, твой тимлянин? Что ты знаешь о нём?-
   Танино лицо потемнело, страшные воспоминания стерли с него счастливую улыбку, но она совладала с собой.
   - Его выкопали из вечной мерзлоты, на Таймырском полуострове, среди останков мамонтов. Выдвигалось предположение, что в тот период Земля обладала значительной биологической массой. Один из роев заинтересовался и выслал своих разведчиков. Но, когда наступивший ледниковый период уменьшил число живых существ, рой отказался от своего плана. Как всё было на самом деле, не знает никто.
   - Спасибо, ты мне очень помогла.- Сергей Николаевич откинулся на диване и задумался. Его догадка была верна. В прошлый раз, биологическая масса жизни на Земле издавала какой-то фон, который улавливали эти космические падальщики. Но, в этот раз, плотность жизни недостаточна для такого излучения, значит, излучение это искусственное. Где-то находится передатчик, или генератор, создающий мощное поле воспринимаемое роем как манящий запах цветка наполненного нектаром. Пока передатчик включён, рой будет лететь к Земле, как пчела к банке с мёдом и ничто не сможет его остановить. Всё живое на Земле погибнет уничтоженное голодными тварями, в живых останутся только крысы, хотя, и в этом нельзя быть уверенным, не известно на что способны пришельцы. Эволюция развития этих насекомых, дошла до такого состояния, что они стали способны к межзвёздным путешествиям и уничтожениям жизни на планетах.
   Необходимо найти и уничтожить этот передатчик! Только так можно защитить Землю от гибели. Защитить свою любовь, своих близких, друзей и родных. Сергей Николаевич даже зажмурился, представив себе страшную картину: как полчища мерзких насекомых несметными ордами врываются в город, поедая всё живое встреченное на своём пути. Как они пируют на останках своих жертв, а ещё живые люди, парализованные укусом, но способные видеть и чувствовать, наблюдают, как медленно поедают их детей и их самих.
   Когда это может случиться? Сколько времени осталось до нападения? Точнее, сколько времени осталось спокойной и счастливой жизни? За окном темнело, наступала ранняя осенняя ночь. Город жил своей повседневной жизнью, люди спешили по своим делам, жили своими заботами и тревогами. Никто не подозревал, что, возможно, это последние проблемы, которые им придётся решать в своей жизни. Сколько осталось счастливых дней? Может часов или минут?
   -Таня, что ты знаешь о пойманном тимлянине? Что от него узнали?-
   - Ничего. Элен сказала, что он отключил свой жизненный цикл.-
   - Вот, чёрт! - Сергей Николаевич от досады подпрыгнул на диване. - Надо было дать ему уйти и проследить за ним. Только так можно узнать, где находится генератор.-
   Таня удивлённо посмотрела на Сергея Николаевича, тот, сообразив, что необходимо дать разъяснение, продолжил: - Тимлянин шёл с целью - разведать огромные запасы пищи. Он шёл на сигнал, призыв, запах или ещё что-то, то, что им даёт знать, что там есть много еды. Но здесь, на Земле, нет природного источника такого диапазона. Значит, где-то неподалёку, есть генератор, который излучает сигнал похожий на этот. Понимаешь, если мы его отключим, тогда рой потеряет интерес к нашей планете. Ты - это понимаешь? -
   Только сейчас, Сергей Николаевич заметил, что он держит Таню за плечи и от радости, что нашёл выход, трясёт как куклу. Спохватившись, он обнял её, крепко прижал к себе и горячо зашептал на ухо: - Извини, любимая. Просто появилась возможность спасти Землю, спасти тебя.-
   - Серёжа! Серёженька, милый, - Таня, уткнувшись своим очаровательным носиком ему в грудь, чуть слышно прошептала, - Я в тебя верю, ты это сможешь сделать.
   - Всё. Мне пора. - Сергей Николаевич осторожно отпустил Танины плечи, вышел в прихожую и начал одеваться.
   - Возьми мой шарф, ты слишком легко одет. - Таня протянула ему цветной, легкомысленный шарф, плотный, связанный из шерсти и очень тёплый. Она попыталась одеть на него ещё что-то, но Сергей Николаевич отказался - слишком женские вещи. А, вот, старые ботинки отца, найденные в чулане, оказались как раз.
   Надо было спешить, какое-то чувство подталкивало его, заставляло торопиться. Он чувствовал, что осталось очень мало времени. Вышел на улицу, и попал в тёплый по осенним меркам вечер. Всё вокруг было укрыто снегом, тонким слоем белоснежного покрывала, который еще не успел испачкаться и прокоптиться от нечистоплотного дыхания города. Начинало темнеть, в домах включались огни, зажглись уличные фонари, ярко по волшебному освещая укутанные в белые простыни дома и деревья. Сказочная картинка! Не верилось, что это может быть последний для всех жителей Земли спокойный и счастливый вечер. Нет, этого не должно произойти!
   Ноги, казалось, сами несли полковника в нужном направлении. Не зная почему, но он уверенно шёл в нужном направлении, твёрдо убеждённый, в том, что поступает правильно. Наконец показался знакомый переулок, ржавый железный забор и ряд гаражей. Почему он пришёл сюда? Зачем? Этого он не знал, но интуитивно чувствовал, что, то, что он ищет, где-то неподалёку. Тот тимлянин, здесь оказался не просто так. Он шел в заданном направлении, ведомый сигналом, который он хорошо улавливал. Сергей Николаевич остановился посреди площадки со смятым и порванным на части мусорным контейнером. Уже почти стемнело, всё так же стояли мусорные контейнеры, слегка присыпанные снегом, ряд гаражей и глухая стена с колючей проволокой по верху. Что могло привлечь сюда тимлянина, зачем он сюда пришёл? Захотел поесть? Скорее всего, нет. Он имел задание - найти источник сигнала, (огромное количество биологического вещества, излучающего этот сигнал). Скорее всего, он прибыл в нужное место. Только после этого решил подкрепиться, и ему попались те два несчастных. Похоже, что он нашёл что искал. Что он мог здесь найти? Полковник огляделся: старые металлические гаражи, большая часть которых заброшена и давно не используется, и глухой металлический забор какого-то предприятия. Любой генератор должен иметь питание, а здесь невооруженным глазом видно - электрификация сюда не дошла. Полковник внимательно осмотрелся, внутренний голос подсказал - "Это здесь". Чутьё не обмануло, на белом снегу, чётко отпечатался след, ведущий в дальний глухой угол тупика. Какое-то небольшое животное, в темноте невозможно было определить какое, пробежало по снегу и скрылось в дыре забора. Лаз был довольно большой, и позволял человеку без труда пролезть и оказаться на другой стороне. Что полковник и сделал. Как и ожидалось, за забором оказалось предприятие, вернее то, что от него осталось. Когда-то здесь находилась большая и богатая организация, но сейчас, после многих лет перестройки и разрухи, даже при неверном свете сумерек, увиденное - удручало. Глазу полковника открылась картина полного разрушения и заброшенности. Длинные корпуса цехов зияли пустыми проёмами окон. Раскрытые ворота и выломанные двери, говорили, что тут давно нет жизни. Что здесь могло привлечь пришельца? Но голос внутри говорил: " Ты на месте!". Осторожно, рискуя сломать ноги о разбросанный строительный мусор, полковник двинулся осматривать территорию. Удобнее всего было идти по следу протоптанному в снегу. Тропинка вела между заброшенными корпусами цехов, которые как стены узкого ущелья вели к выходу, освещённым светом одинокой лампы, далеко впереди.
  
   ..........................................................................................................
  
   Марья Семёновна весь день занималась хозяйством. Скоро в её жизни должны были произойти изменения, и ей хотелось, что бы к этому моменту в доме был полный порядок. Только к вечеру, когда начало темнеть, она закончила со всеми своими делами и присела на кухне. Вскипятила чайник, налила чай в чашку, положила две ложечки сахару, размешала, и взяла её в руки. Держа горячую чашку в руках, Марья Семёновна расслабилась и размечталась. Вспомнила своего Дмитрия Николаевича, пожалела, что болезнь так рано забрала его из жизни. Немного повспоминала об их совместной жизни. Как всё тогда было хорошо! Вместе работали в НИИ, Дмитрий Николаевич - начальником цеха, она - лаборантом, в том же цехе. Что производили и испытывали, толком никто не знал, секретность была жуткая, только одни догадки. Но жили очень хорошо: зарплаты высокие, коллектив хороший, интеллигентный, много профессоров и докторов наук, а кандидатов в доктора, никто и не считал. Хорошо, престижно было работать в НИИЭФА, (институт исследований электрофизики атома). Далеко не всякого брали, долго проверяли в КГБ всю подноготную, делали множество запросов, и если в роду никто не сидел, и не дай Бог не жил заграницей, то только тогда принимали на работу. На Первое мая, и на другие большие праздники, всем коллективом ходили на демонстрациях в первых рядах, как одно из самых важных предприятий города. И вот, вся эта прекрасная, счастливая жизнь закончилась. Пришла перестройка, закончилось финансирование от государства, пропали заказы, и институт остался без работы, как, впрочем, и все оборонные предприятия страны. Дмитрий Николаевич очень сильно переживал, не мог смотреть, как разрушается его цех. Но, что он мог сделать? Разваливался институт, вместе с ним и слабел муж, сердце не выдерживало. Быстро его не стало, а институт постепенно совсем захирел. Народ разбежался, кто куда. Профессора, доктора наук, доценты бизнесом занялись, кому повезло - уехали заграницу, опустело предприятие. Только Марье Семёновне куда было податься? Так и сидела до конца, наблюдала, как растаскивают и разворовывают оставшееся оборудование. Здания и цеха почти пустые стоят, только ветер гуляет в оконных проёмах. Охранять почти нечего, всё самое ценное, что не успели или не смогли растащить, собрали в один цех. Много всякой всячины насобирали, какие-то непонятные устройства, шкафы с аппаратурой, центрифуги или на них похожие сооружения. Теперь никто не разберётся, только учёные, которые их изобрели и собирали, смогут объяснить, что это такое. Но где они теперь? Да, и, пожалуй, им самим это теперь не надо.
   Марья Семёновна вздохнула, отхлебнула из чашки, прикрыла глаза, наслаждаясь ароматом настоящего цейлонского чая и улыбнулась, вспомнив о Егорыче. Вот не ждала, не гадала, что на старости лет ей так повезёт. Думала, что до самой смерти останется одна, но на верху рассудили по-другому. Сменщик, Егорыч, хороший мужик, хозяйственный, уважительный, предложение сделал. Правда, выпить любит, но, кто из мужиков не пьёт? А, в остальном, очень даже ничего. Ради него весь день старалась, намывала, порядок наводила, хочется показать себя с лучшей стороны.
   Она отхлебнула из чашки, глянула на часы: можно не торопиться, на смену ещё рано. Хороший всё-таки мужик Егорыч! Заботливый. Вчера притащил из цеха какой-то агрегат, очень похожий на духовку, долго ковырялся в нём, пытаясь подключить. Молодец, сумел всё-таки разобраться в электричестве. Что-то припаял, что-то прикрутил, и вот заработало, теперь в вагончике тепло как в бане, не то, что раньше - мёрзли от холода. С таким мужиком не пропадёшь.
   Марья Семёновна налила себе ещё чаю, достала баночку с малиновым вареньем и не спеша, выпила ещё кружечку. Когда стрелки часов начали приближаться к цифре шесть, вздохнула, потянулась и стала собираться на ночную смену. Дома порядок, чистота, не стыдно приглашать гостей. Завтра Егорыч обещался в гости заглянуть, как он говорит: "Глянуть, мало ли чего надо где сделать".
   На улице почти стемнело, ранняя зима в этом году наступает, а как хочется тепла, хочется лета. Но так не бывает, тепло и лето начинаешь ценить только после того, как переживёшь зимние холода. Марья Семёновна поёжилась, укуталась поплотнее в платок и ускорила шаг, неудобно было опаздывать. Ещё подумает Егорыч, что его сменщица безответственный человек.
   До места добежала за десять минут, раньше предприятие строило дома для своих сотрудников рядом с институтом. Вот, показалась облезлая вывеска над воротами, где ещё можно было прочитать надпись: " НИИЭФА им. Акимова". Буквы кое-где пооблезли, но выглядели очень солидно и, не зная, что за забором, можно было подумать, что там крупное действующее производство, где трудятся тысячи людей. К удивлению Марьи Семёновны, дверь проходной оказалась открытой. Странно, такого за Егорычем не водилось, в этом плане он был мужик обязательный и ответственный. Может, что случилось? Может, что с Егорычем? Марья Семёновна разволновалась и ускорила шаг. Открыла дверь в проходную, прошла через турникет, раньше пропускавший через себя тысячи людей, а теперь покосившийся, заржавевший и никому не нужный. Прошла через всё здание проходной и вышла во двор, спеша в вагончик, где её должен был ждать сменщик. Хорошо, что вагончик-бытовку поставили для охраны, иначе пришлось бы мерзнуть в каменных холодильниках, в которые превращаются здания без отопления. А в вагончике хорошо, маленький, уютный и тепло хорошо держит. Плюс, ещё, Егорыч новый нагреватель из лаборатории принёс, так что зиму перезимуем.
   У вагончика увидела несколько странных неподвижных фигур, замотанных в тряпки. Они стояли к ней спиной, повернувшись лицом к вагончику. Внутри вагончика, за его окнами, мерцало яркое фиолетово-синее сияние. Мелкие вспышки, колючими огоньками пробегали по металлическому контуру вагончика. Казалось, что он весь светится неоновыми огнями, не дающими света. Только одинокая лампа уличного освещения светила над воротами, неясным призрачным светом, освещая неподвижные фигуры, мерцающий вагончик и спешащую спасать своего сменщика Марью Семёновну.
   - Что здесь происходит? Где Александр Егорыч? - Марья Семёновна подбежала ближе. Неожиданно фигура, стоящая к ней спиной, развернулась, и она увидела страшную, ужасную рожу, которая не имела ничего общего с человеческим лицом. В неясном свете фонаря, всё выглядело как в голливудском ужастике.
   -Кто Вы такие? - Марья Семеновна остановилась, и начала пятится, с ужасом осознавая, что здесь происходит что-то страшное. Она уже забыла про свой порыв - спасать Егорыча, теперь в голове была только одна мысль: "Надо уносить ноги". В животном страхе, начала пятится к двери, через которую она только что вышла, боясь повернуться к чудовищу спиной, но ужасная морда с круглыми глазами и воронкообразным носом, внезапно оказалась возле её лица. Инстинктивно, пытаясь закрыться от нападающего на неё монстра, Марья Семёновна подняла правую руку, собираясь закричать со всей своей мочи от ужаса, но успела издать только короткое "А....", и замолкла. Жало, выдвинувшееся из воронки на морде чудовища, молниеносно ткнулось ей в шею. Она почувствовала, как падает набок в белый нетоптаный снег, почувствовала его холод и как неудобно лежит. К своему удивлению, ощутила, что не может пошевелить даже пальцем или хотя бы повести глазами. Она чувствовала всё: как её ноги и туловище полили какой-то едкой жидкостью и, она стала разъедать всё тело, боль была настолько сильна, что хотелось, кричать, биться о землю, выть диким воем и звать на помощь, но невозможно было пошевелить даже глазами. Только слёзы, от бессилья и дикой боли лились непрерывной струёй из широко раскрытых глаз. Затем, это существо начало не спеша всасывать в себя размягчившиеся ткани тела и, до последних минут своей жизни Марья Семёновна наблюдала, как её поедают.
  
   .............................................................................................................
  
  
   Полковник осторожно шёл по тропинке, стараясь не создавать шума, но свежий снежок, тонким слоем укрывающий землю, предательски похрустывал. Пришлось сбавить шаг, и аккуратно задерживать ногу перед тем, как опустить её в снег. Получилось неплохо, удавалось передвигаться почти бесшумно. Осторожно дойдя до конца прохода, полковник хотел было шагнуть из тени на открытое пространство, но что-то его удержало, и он, прижавшись к шершавой бетонной стене, выглянул за угол. То, что он увидел, его порадовало и неприятно поразило одновременно. Он нашел то, что искал, нашел излучатель. Он почти не сомневался, что излучатель находился в вагончике-бытовке, освещённым изнутри мерцающим синим огнём, и бегающими по металлическому контуру синими огнями. Но, когда он увидел четыре неподвижные фигуры рядом с вагончиком, его бросило в дрожь. К этому он был не готов, не ожидал, надеялся, что ещё есть время. Но в действительности всё было иначе, времени не осталось, точнее, его не осталось совсем. У вагончика стояли тимляне: четыре крупные взрослые особи. Полковник выглянул ещё раз, и разглядел кроме крупных особей несколько мелких, копошащихся в куче непонятного тряпья, возле проходной. Медленно на дрожащих ногах, отошёл вглубь прохода, достал телефон и набрал номер генерала Макарова. Он ответил сразу, точно держал трубку возле уха и ждал сигнала: - Я слушаю! -
   Сергей Николаевич, шёпотом доложил: - Обнаружил излучатель, приблизится не могу, охраняется отрядом тимлян. Нахожусь на территории ...-
   Но Макаров его прервал, - Я в курсе, где вы, скоро прибудет помощь, - и, отключился.
   Сергей Николаевич, спрятал телефон, осторожно приблизился к углу и выглянул ещё раз. Теперь, он уже лучше разглядел обстановку. Возле вагончика стояли четыре крупных особи, явно охраняя излучатель, на куче тряпья копошились ещё три мелких тимлянина, размером с собаку и даже больше. Сергей Николаевич сразу не понял, что это за куча, а когда до него дошло, что это такое, и что они там делают, то содрогнулся, отодвинулся в глубь прохода, и что бы успокоится, прижался затылком к холодной бетонной стене. Рука непроизвольно, дернулась к плечу, снять ремень АКМ, левая, приготовилась принять в ладонь цевьё. - Чёрт! - Полковник от души ругнулся, про себя. - Чёрт! - ещё раз выругался он. Об оружии надо было думать заранее. С такой выгодной позиции, да, имея ещё пару бойцов, можно было спокойно, как в тире, положить взвод тимлян, а не только этих четверых. (Тогда ещё Сергей Николаевич не знал, что хитиновый защитный слой тимлянина выдерживает выстрел в упор из крупнокалиберного пулемёта). Сейчас, он жалел, что с ним нет его надёжных товарищей, с которыми он прошел огонь, воду и много других испытаний. Что ни говори, а один в поле не воин. Обязательно нужен товарищ, способный в нужную минуту руку протянуть и прикрыть со спины.
   В голове роилось множество вопросов. Откуда взялись эти тимляне? Почему считалось, что прибыл только один разведчик? Как здесь, чёрт возьми, появились, эти маленькие тимляне? Они что, могут сами размножаться? Да и вообще, когда появится Макаров со своим отрядом? Необходимо срочно отключить излучатель, иначе рой в любую минуту может начать нападение на Землю! Сколько времени осталось до нападения?
   - Фруу-у-у-у-у. - Размышления прервал свистящий звук, доносящийся с неба. Сверху, падал какой-то продолговатый предмет, размером с мяч для регби. Он плавно опускался, вращаясь вокруг оси на крылышках, устроенных на подобие кленовых парашютиков. За счет вращения крылышек, как на вертолётных лопастях, предмет плавно опустился в снег, в трёх метрах от полковника.
   - Это ещё что такое?- Полковник ожидал чего угодно, и, в первую очередь, прибытия спасательной команды генерала Макарова, в каком угодно транспорте, хоть на летающей тарелке. Но это было нечто другое.
   Предмет раскололся на две части, как семечка, и в щели показались маленькие лапки насекомого, а затем, когда щель расширилась, стал виден обитатель спускаемого аппарата. Это был тимлянин, маленький, ещё беззащитный, но, несомненно - это был он.
   Всё! Началось! Значит вот, как это произойдёт. На Землю обрушится дождь из таких контейнеров, в каждом из которых будет скрываться безжалостная машина для убийства. Сергей Николаевич представил себе эту ужасную картину: миллионы капсул с пока ещё маленькими носителями смерти, падающими на землю по всей планете. От них будет невозможно спастись, они будут везде и всюду. И, никакая армия не сможет им противостоять, так как здесь не будет линии обороны, а враг будет наступать отовсюду.
   Ожидая увидеть множество капсул, падающих с неба, полковник поднял глаза вверх, но увидел только звёзды, неярким светом освещающие узкий проход между цехами. Стояла тишина, даже ветер затих, так как обычно бывает перед морозной ночью. Только было слышно, как стучат ножки личинки тимлянина, пытающегося выбраться из своей капсулы. Полковник выдохнул, пока можно расслабиться, это прибыл ещё один разведчик, а может быть охранник, для излучателя. Тварь уже выбралась из капсулы и, мелко суча ножками, утопая в снегу, в горизонтальном положении, начала выбираться на тропинку, двигаясь в сторону вагончика. Вот этого, Сергей Николаевич ей позволить не мог, он не мог допустить, что бы ещё одна смертоносная гадина пополнила ряды убийц. В момент, когда она проползала рядом с ним, он, дождавшись удобного случая, резко поднял ногу, и с удовольствием, получая незабываемое наслаждение от сделанного, хрястнул сверху в низ. Буквально размазав тварь по белому снегу. Только брызги разлетелись в разные стороны. Эх! Вот бы так можно было сделать с каждой из них! Ну, помечтал, и хватит.
   Сергей Николаевич осторожно выглянул за угол. Картина изменилась, четыре фигуры оставались неподвижны, а три мелких особи, оторвавшись от своих дел, устремились в его направлении. Наверное, они спешили на помощь вновь прибывшему, а вполне возможно, что они уже знали, что произошло и торопились расправиться с тем, кто посмел поднять руку на их сородича. Как три охотничьих пса, они резкими рывками, не поднимаясь в вертикальное положение, стремительно приближаясь к узкому проходу. Что оставалось делать полковнику? Только бежать. Что он и сделал. Глупо было стоять и дожидаться смерти. Это были не маленькие безобидные личинки, вроде той, что он раздавил, это были уже довольно крупные экземпляры, величиной с крупную собаку, и втроём они могли спокойно справится с человеком.
   Сергей Николаевич несся по проходу так, что ветер свистел в ушах. Справа и слева, мелькали пустые проёмы окон мертвых цехов. Впереди виднелся забор, через лаз в котором он сюда попал. Это конец пути, тупик, туда нельзя. Пока станешь подныривать в дыру, они точно настигнут и расправятся, оказавшись в выигрышном для них положении, когда ты наполовину будешь по ту сторону забора. С правой стороны, показался проём, когда-то здесь были ворота цеха, но сейчас только чёрное пятно в сплошной стене указывало, что здесь есть проход. Резко рванул вправо и оказался в полной темноте, где неясными очертаниями вырисовывались окна и проём. Дальше бежать было просто опасно, сплошная тьма могла скрывать опасности страшнее, чем догоняющие его твари. Зато, в этой позиции было хорошо видно, что происходит снаружи. Полковник присел и пошарил по полу руками, в надежде найти хоть какое-то оружие, прут или палку, обычно в заброшенных зданиях, этого добра всегда хватало. Но, как назло, пол был чист. Послышался скрип снега и показался первый из погони, он по инерции проскочил дальше, за ним другой, но последний задержался и остановился напротив входа, повернув свое рыло в темноту. Казалось, что он прекрасно видит полковника и смотрит прямо на него. Тварь стояла горизонтально, опираясь на все свои восемь лап, немного присев на задние. Полковник затаил дыхание и замер, в надежде, что может быть, они плохо видят в темноте, но эта надежда не оправдалась. Насекомое резко прыгнуло вперёд, прямо на полковника. Он, ожидая нападения, рванул ему на встречу, в прыжке выбросил левую ногу, и ударом, как футбольный мяч, больно отбив ногу об панцирь, послал тварь в противоположную стену. Раздался хруст. Есть! Один готов!
   Паразит, ударившись об угол стены, улетел в черноту цеха и громко, как потерявшийся щенок заверещал. Звук, на пределе ультразвука, похожий на свист, почти оглушил. Теперь пропала надежда, что остальные пробегут дальше и потеряют его. Так, и есть. В проёме показались ещё две твари. Эти были чуть крупнее. Они присели, так же как и первая. Похоже, что дальше надо ждать прыжка. Сергей Николаевич в отчаянии огляделся, глаза немного привыкли к темноте и различали окружающее пространство. За своей спиной обнаружил лестницу, ведущую на верх. Хорошо, что сразу не рванул в глубь цеха, сейчас бы лежал со сломанными ногами. Не раздумывая, сиганул по ступенькам, услышав, как за спиной раздались глухие удары, приземлившихся на то место, где он только что стоял, тимлян. Перепрыгивая ступеньки, полковник мчался наверх, мечтая о каком-нибудь оружии или хотя бы крепкой увесистой палке. Тогда бы появился небольшой шанс остаться в живых. Остановиться и поискать кусок арматуры, не было времени, сзади раздавался стук лап погонщиков, похоже, что в темноте они видели гораздо лучше его. Вот и последний пролет, показался дверной проём выходящий на крышу. Перепрыгивая ступеньку, полковник споткнулся о какой-то мусор на лестнице. Падая, он схватился за перила, удержался на ногах, и почувствовал, что деревянная ручка качается, еле держится за металлическое основание. Рванул изо всех сил, и оторвал от лестничного ограждения приличный кусок перил. Вот, теперь можно и повоевать. Выскочил наружу, на крышу цеха, совершенно плоскую, без ограждения по краю, укрытую свежим пушистым снегом.
   Куда бежать? Всё! Это последняя линия обороны. Остаётся либо принять бой, либо прыгнуть вниз головой. Лучше принять бой. Может, удастся прихватить с собой, на тот свет, ещё пару тварей. Отвёл назад увесистый кусок доски, приготовившись с размаху садануть первую же появившуюся гадину. Выскочили сразу две. При не ярком свете звёзд, на белом снегу, всё было хорошо видно. Стремительно, как гончие псы, мордой вперёд, быстро переставляя лапы, они выскочили из дверного проёма. Среагировал сразу. Импровизированной битой, саданул слева на право, вкладывая всю силу, не жалея. Вполне возможно, что этот удар окажется последним, больше нанести удар не получится.
   Доска въехала в бок правой твари, как весло, смахнула её и её подругу с траектории, так, что первая, получив весь удар, отлетела за край крыши и скрылась. Снизу раздался пронзительный визг, уже слышанный ранее. Есть! Похоже, и эта готова! Теперь можно воевать на равных. Сергей Николаевич взял поудобней дубину, и пошел навстречу со второй, которая, сбитая с направления, отлетела на несколько метров в сторону. Сейчас, она готовилась к очередному прыжку. Не дожидаясь нападения, ударил наотмашь, сверху вниз, ожидая увидеть, как от удара лопается панцирь, и брызги плоти летят в разные стороны. Но, только увидел, как ломается пополам импровизированная дубина и в руки бьет отдача, как будто удар попал в глухой бетон. Тварь присела. Видимо удар её немного оглушил.
   Чёрт! В руках остался кусок дерева, размером с метр. Как таким воевать? Эта гадина спокойно выдерживает удар, способный переломить хребет лошади. Полковник метнулся к лестнице, тварь оказалась там раньше. Путь назад был перекрыт. Вот идиот! Пошёл побеждать, не подумав об отступлении. Но, ругать себя было поздно. Тимлянин перешёл в наступление. Он сорвался с места, и прыгнул на Сергея Николаевича. Тот, махнув остатком дубинки, удачно сбил его в воздухе, отбросив на несколько метров. Тимлянин насколько раз перекувырнулся в снегу, скользя лапами по крыше. Теперь он изменил тактику. Перестал совершать прыжки и нападал с разгону, стараясь нанести смертельный укол в любую часть тела. Представьте себе, нападающую на вас муху, размером с крупную собаку, без крыльев, но снабженную смертельным жалом. Несколько раз, полковнику удавалось отбить атаку, но тимлянин постоянно менял тактику и, похоже, что рано или поздно ему удастся ужалить. Размахивая дубинкой, полковник постепенно отступал к краю крыши, в том направлении, где находились главные ворота и вагончик с излучателем. Вот и край. Осталось только прыгнуть вниз, с пятнадцатиметровой высоты. Верная смерть. А, умирать герой не хотел, и не собирался.
   Тварь опять кинулась в атаку. Полковник, вместо того, что бы отбить её дубинкой, развернулся и бросился туда, где заканчивалась крыша. К краю пропасти. Ускоряясь, он слышал, как за спиной стучат лапы твари, желающей вкусно пообедать им.
   Шаг, ещё шаг, уже открылась панорама двора и под ногами разверзлась пропасть, где далеко внизу виднелась земля. Шаг, ещё шаг, и твердь под ногами закончилась. Полковник на последнем шаге с силой оттолкнулся ногой от края, и полетел... Раз! Руки ухватились за толстую трубу, торчащую из стены, на уровне конька крыши. Возможно, её установили для проведения ремонтных работ, и сейчас она очень пригодилась. Болтаясь на трубе, полковник услышал, как бегущий сзади тимлянин заскользил по скользкой ровной крыше, пытаясь затормозить, затем, мимо него пролетело массивное тело и глухой удар далеко внизу. Есть, последний готов!
   Сейчас, когда опасность миновала, полковнику стало как-то неудобно болтаться на пятнадцатиметровой высоте. Сергей Николаевич раскачался и забросил ноги на трубу и крепко обхватил её. Только теперь, когда он расслабился, услышал гудение и голоса внизу. Повернув голову, увидел шарообразный предмет по середине двора и людей, грузящих в эту штуку мерцающий контейнер.
   Одна фигура отделилась от других, подошла ближе и, раздался голос генерала Макарова.
   - Сергей Николаевич, что вы там делаете? Давайте спускайтесь.
   Появились. Слава Богу. Он что, шутит? Пятнадцать метров! Может, это для них, там, на Эффе, это пустяки. А, здесь, на Земле, от меня и мокрого места не останется.
   - Прыгайте! Мы вас поймаем!
   Хотелось бы верить, в его слова, но инстинкт не позволял разжать руки и рухнуть, как мешок картошки, спиной вниз, с огромной высоты.
   - Ну. Вы что? Прыгайте, всё будет нормально.
   Замёрзшие пальцы, сами собой соскальзывали с холодного металла трубы. Ещё немного, одеревеневшие руки ослабнут и не удержат тело. Осталось довериться, и сделать, как советовал Макаров. Сергей Николаевич разжал пальцы и рухнул в бездну.
   Что-то мягкое смягчило приземление. Открыл глаза и, увидел улыбающееся лицо Макарова, его протянутую руку. Вот так, несколько секунд полёта, а вся жизнь перед глазами пролетела!
   Сергей Николаевич встал, отряхнулся, поискал глазами, то мягкое, на что он так удачно приземлился. К своему удивлению ничего не обнаружил, только белый снег, даже без следов падения. Не веря своим глазам, присел и потрогал руками это место. Никакого эффекта - пусто.
   - Это была магнитная ловушка.- Пояснил Макаров, в ответ на недоумённый взгляд полковника.
   - Спасибо, что поймали. А это куда? - Полковник показал на излучатель, устанавливаемый двумя настройщиками в шарообразную конструкцию. - Почему не отключили? На его сигнал в любую минуту могут нагрянуть миллионы таких тварей!
   Сергей Николаевич кивнул на тела неподвижно лежащих тимлян.
   - Отключать нельзя. Рой уже приблизился так близко, что если отключить излучатель, то матка не поверит, и всё равно вышлет сюда своих солдат и работников. Что бы это предотвратить, мы включённый излучатель отправим в другой угол галактики, а рой, пусть гоняется за ним, как собака за зайцем. Ещё много времени пройдёт пока они сообразят, что это приманка.
   Во дворе, в полумраке, едва подсвеченным одинокой лампой, работали люди. Упаковывали в белый материал неподвижные тела тимлян, другие, с фонарями обследовали территорию, в поисках других свидетельств деятельности пришельцев.
   Сергей Николаевич махнул в сторону прохода рукой.
   - Там должны ещё две букашки лежать.
   - Хорошо. - Макаров не задавая лишних вопросов, подозвал помощника и, отправил в указанном направлении.
   Работа кипела. Упакованных тимлян погрузили в шарообразный агрегат, добавили туда же трёх маленьких крестников полковника. После этого закрыли люк.
   К Сергею Николаевичу подошёл Макаров и, прощаясь, протянул руку.
   - Ну, вот и всё! Ещё раз вам спасибо. Можете идти домой, всё кончилось. До свидания.
   Он пожал руку, сел в микроавтобус, в котором его ждала команда и, уехал.
   Сергей Николаевич в изумлении открыл рот, собираясь спросить, на счёт шара и излучателя, оставшихся стоять посреди двора, как конструкция помутнела и исчезла. Просто исчезла, без шума, воя и космического рёва. Без всего, что показывают нам по телевизору, при запуске космических аппаратов.
   Полковник, удивлённо покачал головой. Впрочем, так оно и должно быть. Много тысяч лет, они перемещаются по вселенной, глупо было ожидать, что они до сих пор пользуются нашими методами. Здесь, похоже, используются совершенно другие методы и способы перемещения. Скорее всего, человечеству даже неизвестны применяемые космические законы и варианты их использования.
   Сергей Николаевич остался один, в пустом заводском дворе, едва освещённым слабенькой лампой, свет которой лишь слегка вырисовывал контуры серых бетонных зданий по конуру площадки. Ночь, тишина, лёгкий мороз. Что, это всё? Всё закончилось? Мир спасён? Полковник улыбнулся своим мыслям. Похоже, что спасать мир, начинает входить в привычку. Смешно.
   Неожиданно послышался знакомый звук, "Фру-у-у-у". Сверху, едва не попав в Сергея Николаевича, спускалась капсула с личинкой тимлянина. Вращаясь на коротких крылышках, капсула ударилась об асфальт, покрытый тонким слоем истоптанного снега и, раскололась. Картинка повторилась, в щели показались лапки насекомого, выбирающегося из заточения. Вот те раз, улей возможно уже летит в другую сторону от Земли, а разведчики, посланные ранее, продолжают падать. И не известно, сколько их ещё может опустится, несколько штук или несколько тысяч? Да, и вообще! Сколько бы их не было. Нельзя допустить, чтобы они ходили по Земле. Только одна такая тварь может натворить так много бед, что страшно подумать. Полковник на себе почувствовал, насколько они опасны, поэтому не мог позволить, чтобы в его городе разгуливали, пусть даже непродолжительное время эти монстры. Он решительно подошёл к капсуле, поднял ногу, и каблуком раздавил белесую, состоящую из сочленений тварь. Она хрустнула, жалобно взвизгнула, подёргала лапками и затихла.
   Так. Спасение мира откладывается. Возможно, что рой успел выбросить передовой отряд. Они, конечно, не смогут принести большого вреда планете, но в моём родном городе, могут много чего натворить. Придётся остаться и патрулировать территорию. Этих тварей лучше всего уничтожать в зародышевом состоянии. На всякий случай, набрал номер Макарова и сообщил о появлении капсулы. Тот успокоил - капсул больше не будет, эта была последняя.
   Полковник, решив лично в этом убедится, прошёлся по территории, заглянул в вагончик. Задержав дыхание, осмотрел то, что осталось от вахтёра. Похоже, что этот рационализатор пострадал в первую очередь. От него не осталось почти ничего, только остатки вонючей жидкости в углу бытовки. Вот ведь как случается, человек включает в розетку прибор, думая, что это обогреватель, и ставит всю Матушку-Землю в смертельную опасность. А куча безумных испытателей, годами строят андронный коллаидр, способный запустить процесс превращения Земли в чёрную дыру. Они его запускают, испытывают, проводят эксперименты и, ничего - никаких последствий. Великое дело случай!
   Прошел к проходной, постоял над останками женщины, случайно оказавшейся не в то время и не в том месте. Возможно, уже завтра, уголовные криминалисты будут удивляться, и придумывать версии про маньяка, обливающего свои жертвы соляной кислотой.
   Подмораживало, полковник оглянулся, ища место, где можно было бы согреться и занять наблюдательный пост. Тут он услышал скрип шагов, по другую сторону дверей проходной. Кто может глубокой ночью здесь появиться? Только оставшийся в живых тимлянин. Судя по шагам, это была крупная особь, взрослое насекомое.
   Ну вот, опять! Без оружия, с голыми руками, один на один. Нет, не устоять. Сергей Николаевич огляделся, и не найдя лучшего выхода, подбежал к двери и захлопнул её, подперев своим телом. В его голове промелькнула картина разрывающегося металла контейнера, когда он пытался удержать в нём тимлянина. Он понял свою ошибку, но уже было поздно что-либо предпринимать. Шаги за дверью стихли. Каждую секунду полковник ждал страшной силы удара, который выбьет дверь вместе с ним, но секунды шли, и ничего не происходило. Полковник ожидал чего угодно, но только не этого, когда из-за двери послышался знакомый, родной голос:
   - Серёжа! Это ты? Открой, пожалуйста.-
   -Таня? Откуда?
   - Макаров сказал, где тебя искать. Открой, пожалуйста.
   Фуу..., полковник перевёл дыхание. Он открыл дверь и увидел самого желанного человека во всём мире. Таня удивленно смотрела на тяжело дышащего Сергея Николаевича, который, чтобы не упасть, держался за дверь. Адреналин продолжал своё действие и, его всего трясло.
   - Что с тобой? Всё нормально? Ты не ранен?
   Таня задавала и задавала свои вопросы, но Сергей Николаевич их не слышал. Он был счастлив. Он спас Землю, жизнь людей, и самое главное - он спас своё счастье и любовь.
   Ради этого стоило бороться, ради этого стоило жить. Чтобы не случилось дальше, он был уверен, что справится с любыми неприятностями.
   Уже дома, у Тани, когда пили чай, на вопрос, что он собирается делать завтра?
   Сергей Николаевич, вспомнив свои мысли во дворе института, когда остался один, улыбнулся, отпил чай из кружки и сказал:
   - Как всегда. Спасать мир.-
  
  
  
   Телохранитель Эффа. Глава 4.
  
   Руки привычно работали, нанося удары по мягким частям. На какое-то мгновение показалось, что всё происходит на тренировке, в спортзале, без опасности для жизни. Но, к сожалению, это было не так, тамбур пассажирского вагона поезда "Москва - Иркутск", не назовёшь спортзалом, и бой происходил не один на один, а сразу с тремя крепкими парнями. Возможно, что подключился бы и четвёртый, но ему просто физически не хватило места. Впрочем, это было даже лучше. Шансов на то, что трое пьяных лесорубов, пусть даже намного физически сильней, уложат Сергея, не было никаких. Для него они представляли неподвижные мишени, и задачи была в том, что бы их не покалечить. Приходилось сдерживать себя, бить аккуратно, без злобы, нанося удары в безопасные, мягкие, но чувствительные места. Сделав последний, заключительный удар загорелому здоровяку в солнечное сплетение, шагнул в бок, ступнёй левой ноги аккуратно пнул ему под колено, принуждая упасть на приятелей уже лежащих на полу и корчащихся от боли. Затем, Сергей Николаевич легко пронырнул в щель, между дверным проёмом и стоящим в дверях амбалом. Пьяный детина, загораживающий проход, удивлённо таращился, пытаясь понять, что произошло. Перед ним, на полу тамбура лежал громко стонущий и матерящийся клубок тел. В беспомощно копошащейся куче с трудом угадывались друзья и собутыльники. Всё произошло настолько быстро, что человеческий глаз был не в состоянии оценить картину происшедшего. Для парня всё свершилось почти мгновенно, как смена картинки в диафильме. Он растерянно топтался в проёме двери, соображая, что ему делать дальше.
   Сергей, оказавшись сзади здоровяка, поднял вверх руку, схватил за шею и с силой надавил на сонную артерию, одновременно подтолкнув под колени. Парень медленно опустился на пол, упасть Сергей Николаевич ему не дал, удержав за шею. Задача была проста: немного проучить, напугать, образно говоря - вправить мозги.
   - Сидеть! Не шевелиться! Руки за голову! - к удивлению полковника, детина быстро и привычно присел на корточки, положив руки на шею. Сразу стало понятно, что у парня большой опыт выполнять такие приказы. Теперь всё встало на свои места. Прояснилась ситуация, кто они такие и как с ними поступать дальше. Похоже, что вся компания имела богатый опыт посещения мест не столь отдалённых. Впрочем, Сергей и раньше об этом догадывался, по загорелым лицам, жаргонным словечкам, какой-то фартовой наглости. Уголовная сущность лезла из них, как не старались они скрывать её первое время.
   Он быстро обыскал карманы, затем, также грубо приказал сесть другому уголовнику, устроив его в такой же позе. Одного за другим, полковник рассадил и обыскал всех четверых. Парни больше не сопротивлялись, за многие годы отсидки, они научились выполнять команды. Сработала многолетняя привычка. Волки почувствовали, что нарвались на зверя намного сильнее, чем они, и как водится в волчьей стае поджали хвосты и инстинктивно повиновались новому вожаку.
   Не найдя оружия, Сергей начал допрос:
   - Куда и с какой целью едем? -
   - Да, мы начальник, люди скромные, давно завязали, - отвечал один, видимо бугор, - едем на заработки, на лесоразработки под Иркутском. Нам это дело привычное, вот и подписали контракт на всё лето.
   Говоривший исподлобья разглядывал Сергея, пытаясь понять, кто это и как себя вести с ним дальше. Но, он нутром чувствовал, что с этим человеком надо считаться и уже жалел, что раньше этого не понял. Трое других в разговоре не участвовали, молча сидели и разглядывали заплёванный пол тамбура, ожидая чем закончится разговор бригадира с начальником. Ну, никак не думали они, что нарвутся на спецназовца в такой глухомани, да ещё, судя по всему, в довольно большом чине.
   Бугор, поняв свою ошибку, принялся умасливать начальника, стараясь вырулить ситуацию. Очень ему не хотелось, что бы в Иркутске их встретил воронок, и вместо вольной жизни в тайге, пришлось бы опять топтать зону. Одно, он, да остальные подельники, не могли понять, как всё произошло. Дело было простое, вывести наглого мужика в тамбур и вправить ему мозги. Даже не успел, как следует размахнуться, как обнаружил себя на полу с отбитой печенью, а сверху придавил стонущий от боли Корень. Сука! Чуть не придушил своей стокилограммовой массой. Боров жирный! Да, ещё, Круглый, падла, ботинком в лицо лягнул, когда падал на Корня.
   Бригадир складывал в голове все события, стараясь понять, как всё произошло, но никак не мог врубиться. В конце концов, пришёл к выводу, что они нарвались на мастера восточных единоборств. А, по командному голосу, понял - мужик из непростых, скорее всего, большая шишка. Теперь, он и его приятели тряслись от страха, опасаясь последствий своего весёлого времяпровождения, когда они, решив, что в вагоне на них нет управы, стали устанавливать свои порядки. Действительно, перегоны от станции до станции большие, в случае чего - милиции не дождаться. Помощи ждать неоткуда. Поэтому, пьяная компания бывших зэков чувствовала себя безнаказанной. Они стали хлестать водку сразу, как сели в вагон, громко петь под гитару блатные песни и курить в купе. Бедная проводница пыталась их урезонить, но была послана матом. Все пассажиры вагона заперлись в своих купе, со страхом ожидая ночи. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Сергея Николаевича, было наглое приставание к Тане, когда ей понадобилось пройти в туалет. Из этой ситуации, она вышла легко, используя свои способности, просто исчезла из липких рук, схвативших её пьяных парней. Но, так дело было оставлять нельзя.
   Когда он вошёл в соседнее купе, пьяная компания, еле видимая через густую завесу табачного дыма, не обратила на него внимания. Четыре человека азартно, с воплями, с матом, находясь в изрядном подпитии, играли в карты. Вернее пытались играть, так как доза, принятая на грудь лесозаготовщиками, совершенно их одурманила, и они больше орали, стараясь перекричать друг друга, чем смотрели в карты, раскидывая их по всему заставленному стаканами и остатками закуски столу.
   Видя, что культурно и интеллигентно с этой публикой договориться не получится, Сергей Николаевич, что бы обратить на себя внимание, с грохотом закрыл дверь. Сработало. Четыре пьяные хари повернулись в его сторону, восемь тусклых, налитых кровью глаза с удивлением разглядывали несчастного посмевшего прервать веселье.
   В купе воцарилась минутная тишина. Стараясь говорить доходчиво, правда, сильно сомневаясь, что его слова дойдут до опьянённых гуляк, полковник попробовал договориться.
   - Уважаемые! К вам большая просьба, ведите себя тише.
   - Чего? Мужик, ты что, ох....ел? - Пьяная морда с залитыми спиртным глазами нагло оскалилась, с трудом сквозь дым, разглядев возмутителя спокойствия. - Пацаны, гля, это кто к нам пожаловал? - Щерясь ртом, показывая выбитые передние зубы, говоривший отложил стакан и сжал пятерню в огромный кулак, демонстрируя синие от наколок пальцы. Остальные собутыльники с интересом помалкивали, по всей видимости, предоставив действие своему главарю.
   Полковник видя, что вопрос решить мирным путём не удастся, решил перенести арену предстоящего боя подальше от других пассажиров, стараясь понапрасну не беспокоить людей. Он остановил открывшего рот главаря: - Пойдём в тамбур, там поговорим.
   Предложение устроило компанию, они вразнобой зашумели:
   - Нет проблем, поговорить, так поговорить.
   Все дружно рванули к выходу, в надежде поразвлечься и размять кулаки. Сергей Николаевич быстро прошёл в тамбур, дождался, когда все четверо зайдут и закроют дверь. Не к чему, случайным свидетелям видеть то, что должно произойти.
   Трое буквально зажали Сергея в угол, а четвёртый остался у дверей, на шухере, не оставляя никаких шансов на спасение. Сожалея, что не удалось договориться, но что поделаешь, так устроен наш мир, в котором уважают в первую очередь силу, и только потом разум, полковник, используя данные ему способности, перешёл к действиям. Со стороны нападавших всё выглядело так, как будто он исчез. Глаз человека не способен воспринимать движение на таких скоростях. Для нападающих всё произошло моментально, будто маленький разрушительный ураган пронёсся по тамбуру, сбив их с ног и, повалив друг на друга, попутно нанеся чувствительные удары в уязвимые места. Только на полу они пришли в себя, кряхтя от боли и матерясь.
   - Теперь слушать меня! - Сергей Николаевич перешёл к заключительной стадии воспитания. - Приводим купе в приличный вид, ведём себя тихо и культурно. Если будете вести себя хорошо то, я вас отпущу. Нет, так пеняйте на себя. А, что бы не сомневались, это вам на прощание.
   Полковник, сильно и резко ткнул указательным пальцем сидящего перед ним на корточках непострадавшего в драке бугая в щель между пятым и шестым позвонком. Тот медленно завалился на бок, испуганно хлопая глазами, неспособный пошевелить ни рукой, ни ногой.
   Остальная часть пути прошла спокойно. Парни вели себя ниже воды, тише травы. Смешно было наблюдать, как здоровенные мужики, синие от наколок, угодливо уступали дорогу, когда Сергей или Таня проходили по коридору.
   До Иркутска доехали без приключений.
   Отъезд Элен с Земли по каким-то важным делам, оставил Сергея и Таню без работы, то есть, стало некого охранять. Разгар лета, вот и появилась хорошая мысль съездить на родину в Сибирь. Таня с энтузиазмом поддержала эту идею. Ей всегда была интересна загадочная земля, откуда привозили экспонаты для музеев, о которой так красиво рассказывали путешественники.
   Без проблем взяли билеты на поезд, когда все едут на юг, к тёплым морям, то не сложно уехать в обратную сторону. Потом четверо суток в купейном вагоне, через Россию, через Урал, в Сибирь. У Танюшки глаза были, как чайные блюдца, когда она увидела проплывающие за окном, почерневшие от времени деревянные, сложенные из необхватных брёвен избы. Такой сказочный пейзаж, где хорошо снимать народные сказки, можно сейчас увидеть только за Уралом, там, куда ещё не дотянул свои щупальца европейский лоск, называемый "евроремонтом". Но и тут, время от времени, мелькали за окном современные дворцы, построенные по последнему слову архитектурной моды. Ехать было интересно, время пролетело быстро, почти незаметно. Казалось, только сели, а тут, всё, приехали. Конечная станция.
   Попрощались с попутчиками, пожали руки счастливым лесозаготовщикам, довольным тем, что всё обошлось, и им не грозят последствия за пьяный дебош. Парни подхватили свои сумки и испарились, так быстро, словно провались под землю.
   Сергей с удивлением огляделся и тут увидел, как через толпу пробирается, словно медведь через заросли малины, огромный и неуклюжий человечище. По-другому его назвать не поворачивался язык. Взъерошенная, словно вздыбленная шевелюра на голове. Кожаная куртка в ковбойском стиле, шляпа с большими полями и главное, огромный рост. Он на целую голову возвышался над толпой. Увидев на платформе Сергея с Таней, это лохматое создание, двинулось к ним, пробивая в толпе спешащих к выходу пассажиров широкую просеку.
   - Дядя Серёжа! Здрасьте! - к удивлению полковника, и к ещё большему удивлению Тани, "медведь" обратился к ним.
   - Я ваш племянник - Димка. Сын Петра Ивановича. Батя попросил вас встретить с поезда.
   Вот это да! Сергей Николаевич от удивления чуть не присел на асфальт. Ну, никак не ожидал, что мелкий карапуз, каким он видел его в последний раз, вырастет до таких размеров. Впрочем, время летит без остановки. Димка взрослый мужик, скоро его дети так же вымахают выше своего отца.
   Племянник широко распахнул огромные ручищи и крепко обнял своего дядю. Сергею Николаевичу показалось, что он попал в лапы крупного матёрого медведя. Когда казалось, что еще немного, и он задохнётся, железные объятия разомкнулись и Димка, со словами: - Как вы хорошо сохранились, не то, что мой отец, совсем дряхлый стал, - повернулся и полез обниматься с Таней.
   Чувствуя, что она этого может не пережить, Полковник кинулся между ними.
   - Стой! Медведище! Это женщина! Хрупкое создание. Я тебе не дам её покалечить. Ты у себя в тайге, наверное, совсем разучился с дамами обращаться?
   Племянник с удивлением отшатнулся и засмеялся.
   - Точно. Могу не рассчитать. У вас дама хрупкая, не то, что моя Дарья. Ну, что, пойдём к машине? Хотелось бы засветло до дома добраться.
   Он сгрёб одной рукой всю поклажу и не спеша двинулся к выходу из вокзала.
   Татьяна, изумлённо глядя на спину племянника, шепнула Сергею: - Ничего себе малыш. У вас там все такие?
   Сергей пожал плечами и тихо ответил: - Не знаю, приедем, увидим. В деревне много удивительного.
   На площади в ряду блестящих иномарок, стоял забрызганный грязью с ног до головы Уазик.
   Димка небрежно забросил сумки в багажное отделение. Таня только тихо ойкнула, услышав, как там что-то звякнуло, но промолчала, сильно сжав губы.
   - Сейчас. Одну минуту. - Он быстро переложил вперёд лежавшее на заднем сиденье ружьё.
   - Ружьё тебе зачем? Не на охоту ехал.
   - На всякий случай, мало ли чего. Сейчас у нас что-то медведей много развелось, бывает на дорогу выходят. Ну, вы садитесь. Не стесняйтесь. - Племянник гостеприимно распахнул заднюю дверь.
   На удивление, внутри машина оказалась довольно чистой, единственно, пол был отчего-то мокрый. Когда удобно расположились на мягких уютных сидениях, Димка плюхнулся на водительское сидение, машина просела, и жалобно заскрипела рессорами. Скинул ковбойскую шляпу, высвободив непослушную шевелюру, завёл двигатель и осторожно повёл машину по улицам города, обдав привокзальную площадь запахом свежеспиленной сосны и ещё каким-то лесным ароматом.
   В салоне так же пахло смолой и хвоёй.
   На удивление, не так как ожидалось, двигатель шедевра советского автопрома прошлого века работал тихо, почти не слышно.
   - Хорошо тянет, какой бензин заливаешь? - из любопытства спросил Сергей Николаевич.
   - Какой бензин, на живице уж лет десять ездим.
   - Это как, на живице? На смоле что ли? - Сергей пояснил ничего не понимающей Тане. - Живица - сосновая смола.
   - Ну, да. Мы с батей немного двигатель переделали, кое-что выкинули, кое-что добавили, зато теперь нет проблем с топливом. Да, и ломаться перестал. Забыл, когда его ремонтировал.
   Таня удивлённо смотрела на племянника, не веря, что этот косматый медведь сам переконструировал двигатель, сделал работу, которую не всегда могут выполнить специализированные институты.
   - Неужели сами разобрались в конструкции двигателя? - решив убедиться, переспросила она Димку.
   Тот не раздумывая, ответил: - Конечно! Что там сложного. Вон, дядька Толя, мельницу построил, так там всё намного сложней. Заставил её воду потреблять, и что ему приспичило. Нет бы как все, пустил бы её на живице или на грязи из Вонючего болота, так нет, целый год потратил, что бы она воду переваривала.
   - Это как на воде? Как водяная мельница? -
   -Да, нет. - Димка досадливо тряхнул головой, поражаясь непонятливости попутчицы. - Он придумал туда вместо топлива воду заливать. А с водой вечно заморочки. Вот, он до сих пор с ней мучается, никак не может настроить. Больно капризное топливо из неё получается.
   Сергей Николаевич усмехаясь следил за разговором Тани и племянника. Ему было смешно наблюдать за удивлением подруги, когда она только-только начала узнавать быт и колорит его деревни. Он представил, какие у неё будут глаза, когда они приедут, и она сама всё увидит и потрогает. Хотя, ему очень не терпелось узнать, что нового произошло там с момента последнего посещения. Как-никак, прошло без малого более двадцатипяти лет.
   Вскоре выехали за город, за окном мелькали частные дома, и всё чаще и чаще лес. Даже не лес, а куски тайги. Это вам не подмосковные леса, светлые, чистые, с протоптанными грибниками и отдыхающими тропинками. Где можно гулять как в парке, не боясь заблудиться. Нет, Сибирская тайга - это не лес для прогулок. Попадая туда, попадаешь в другой мир, где нет места не подготовленному человеку. Можно заблудиться буквально в трёх соснах, отойдя от дороги на пятьдесят метров.
   - Дядя Серёжа, вы так хорошо выглядите, что с трудом узнал. Думал, будете, как мой отец, он совсем старый стал. Сейчас опять приболел. Как вы так хорошо сохранились?
   Мда-а, сложный вопрос, очень тяжело на него отвечать старым знакомым. Особенно, когда по паспорту тебе под семьдесят лет, а на вид, больше сорока лет не дашь. Врачам вообще показываться страшно, сразу отправят на исследования в Медицинскую академию.
   - Жизнь, у нас в городах другая, медицина хорошая, витамины пью специальные. Никогда не пил и не курил. Вот и сохранился. - Полковник попробовал стандартную отговорку. Но Димка только глянул в зеркало заднего вида, недоверчиво хмыкнул, и сказал:
   - У нас Спиридониха пошла за ягодой на Вонючее болото, заблудилась и всю ночь просидела возле Смердиного окна, там, где конь провалился, а скелет потом нашли на берегу речки. Под утро пришла вся седая, трясущаяся, но румяная, как девка молодая. Дожила почти до ста лет, в гробу лежала такая же румяная. Никому до самой смерти не рассказала, что с ней произошло. Только, думаю, надышалась она там газов каких-нибудь особенных, вот и помолодела. У нас в тех местах и не такое бывало.
   "Вот, ведь, проницательный какой! На мякине не проведёшь. Свои выводы сделал", поразился про себя полковник. Но к его облегчению, племянник больше эту тему не затрагивал и перевёл разговор о родственниках, о своих двух сыновьях, матушке и отце.
   Машина резво бежала по асфальту, за окном тянулся дремучий лес, признаки жилья встречались всё реже и реже. Чем дальше отъезжали от города, тем меньше становилась заметна деятельность человека.
   Неожиданно Димка притормозил и свернул на разбитую просёлочную дорогу, состоявшую сплошь из ухабов и рытвин.
   - Долго мы так будем трястись? - Поинтересовался Сергей Николаевич, когда Уазик рухнул в очередную яму, а Таня, не удержавшись за сиденье, стукнулась головой о брезентовый верх.
   - Это ещё хорошая дорога, дальше будет хуже. Лет двадцать, после того, как колхоз развалился, дорогу не ремонтировали. Ещё несколько лет, и совсем без подъезда останемся.
   Машина прыгала на ухабах как бешеная лягушка, казалось, что из следующей рытвины она не выберется. Но ничего, как маленький кораблик в бушующем море, покачиваясь с борта на борт, Уазик продвигался вперёд.
   Таким образом, ехали долго, даже привыкли к этому способу передвижения. Когда солнце начало клониться к земле, и тени вековых сосен легли длинными полосами поперёк дороги, выехали на берег реки, относительно спокойной и довольно широкой.
   Димка обрадовано показывая на другой берег сказал: - Всё. Почти приехали. Скоро будем дома. Дарья, наверное, уже пирогов напекла к вашему приезду.
   Действительно, на другой стороне, на горке, виднелись бревенчатые дома.
   - Через пять минут будем. Ноги подожмите! - Племянник, как-то озорно свистнул и с разгону, направил машину в реку. Уазик на полной скорости пробежал по галечному пляжу, въехал в реку и, разбрызгивая фонтаны брызг, помчался по отмели, уходя всё глубже и глубже в воду.
   Димка, вцепившись в руль, как в штурвал, лихо закричал: - Э-эх, прорвёмся!
   Судорожно надавил на педаль газа, машина прыгнула вперёд, поплыла поперёк течения, уткнулась в дно на другой стороне, взвыла и выкатила на пляж.
   Сергей с Таней, не успели ничего сообразить, только инстинктивно поджали ноги, когда в машину сквозь щели хлынул поток холодной воды. Теперь, когда всё приключение закончилось, Сергей Николаевич понял, почему был мокрый пол. Похоже, таким образом, здесь всегда ездят в город.
   Димка весело гнал машину к деревне, искоса поглядывая на гостей.
   - Почему не через мост? Я точно помню, раньше был мост.
   - Так его ещё пятнадцать лет, как паводком снесло, даже свай не осталось. Но, ничего, сейчас воды мало, осенью гораздо хуже приходится. Совсем нет связи с цивилизацией, связываемся по радиосвязи. Вот, и вашу телеграмму по радио продиктовали из райцентра.
   - Приехали! - Дмитрий показал пальцем наверх. На небольшой горке, над рекой Чулым, стояла деревня Нагорное. По сибирским понятиям довольно большой населённый пункт. Дворов сто, а может и более. Сейчас трудно сказать сколько, в последнее время народ поразъехался кто куда. Остались одни старики, молодёжь подалась в города. Многие избы много лет стоят заколоченные.
   Сергей Николаевич вспомнил историю первых поселенцев. Как приехали они на своих подводах, со всем немудрёным скарбом из Орловской губернии в 1857 году, под сопровождением служилых людей. Много крестьян не выдержали тяжёлого пути, много умерло по дороге. Когда выехали на берег полноводной в те времена реки Чулым, губернский староста, сопровождавший их на своей коляске, махнул в сторону другого берега и приказал:
   - Деревню поставите на горке, землю берите столько, сколько сможете освоить. На три года освобождаю всех от налогов.
   Повернул коляску и с охраной уехал в волость.
   Остались переселенцы один на один с Сибирью-матушкой. Очень тяжело было первое время. Осень, запасов на зиму никаких. Еле до первого снега успели избы поставить. Зверьё таёжное сильно беспокоило. Сколько мужиков погибло в тайге от волчьих зубов и медвежьих когтей. На всю деревню два стареньких шомпольных ружьишка, и те почти без пороха. Особенно доставали медведи. Много их было в тех краях. Не хотели они добровольно отдавать свои земли. Досаждали сильно. То на людей нападут, то корову задерут, собаку утащат, в сарай залезут и всё переломают. Много бед приносили.
   Был случай, во двор матёрый медведище зашёл, стал всё крушить и ломать, так моя пра-пра-пра-бабка Екатерина вышла с ним один на один с рогатиной в руках. В те годы она баба была сильная, высокая, бесстрашная. Завалила бурого, когда он за задние лапы встал, что бы на неё накинуться. Упёрла рогатину в лохматое медвежье брюхо, он сам на заточенные колья и напоролся, когда стал на бабку падать, стараясь порвать её огромными когтями. Тут самое главное, что бы медведь до тебя когтём не достал. Сама спаслась и обеспечила семью мясом на всю зиму.
   Первые годы поселенцы выживали за счёт охоты, потом потихоньку отвоевали пашню у тайги, и занялись земледелием. Места освоили, вокруг много земель разведали. Край свой хорошо изучили. Стала деревня жить хорошо, даже зажиточно. Детишек народилось много, новых домов понастроили, людей прибавилось за счёт ссыльных. Модно было тогда в Сибирь ссылать неугодных Царю-батюшке людей. Ссылались люди грамотные, умные. Со временем привыкали, обживались, обзаводились семьями. Многие брались учительствовать, приучали детей к наукам и к знаниям. Так в глухой сибирской деревне и вырастали охотники и землепашцы, с приличными познаниями в различных науках и техники. Может ещё сказалась некоторая странность земель этих.
   Были неподалёку от деревни необычные места, такие как Вонючее болото, где всё время булькали газы и воняло так, что не продохнуть. Зато, в низинках собиралась горючая грязь, такая же неприятная на запах, но после сушки, ей можно было печи топить. Один комок сухой глины мог тлеть всю ночь, давая тепла больше, чем целая вязанка дров. Или еще - озеро Шамандыкуль. Оно далеко от деревни. Расположено очень интересно. Находится высоко в ложбине между тремя горами, ни одна речка в него не втекает, и не вытекает, а вода всегда свежая. В лесу вокруг озера, грибов видимо-невидимо. Время от времени со дна большие пузыри всплывают так, словно огромное животное дышит. Первое время ходили туда рыбу ловить, больно много её там было. Но, когда несколько человек пропало, а один рыбак пришёл под утро весь седой, и рассказывал о учёных медведях плавающих на лодках, народ перестал ходить на озеро, уверовав, что там живут древние духи. Конечно, в медведей плавающих по озеру на лодках никто не поверил, мало ли, что может привидится перепуганному до смерти человеку, но места посчитали колдовскими, гибельными.
   Много ещё странных мест было в округе, в детстве с братьями почти всё исследовали. Разве пацанов удержишь. Куда нельзя, значит там и надо побывать. Когда пошли в Скользкий овраг, Пашка, соскользнув с края, чуть не погиб в глиняной трясине. Хорошо, что взяли с собой вожжи, всей ватагой вытянули его, но кожа с ноги все равно слезала клочьями. Глина какая-то едкая, штаны совсем на нём в лоскуты расползлись. Или Светящаяся гора, вверх по реке. Не одну ночь, просидели у подножья, ожидая, когда она светиться начнёт. Страхов натерпелись, рассказывая друг другу страшилки у костра. Так ничего и не дождались, старики сказали, что только несколько раз за лето свечение бывает. Может, не повезло, а может враки всё это.
   - Всё. Приехали! - Машина, въехав на горку, прокатилась по широкой улице, заставленной большими коричневыми от времени деревянными домами, и въехала в открытые настежь ворота. Димка распахнул дверь. Здесь уже ждали, казалось, собралась вся деревня, от мала до велика. Принялись здороваться, обниматься, многих не узнал, а многих уже не оказалось в живых, только их дети и внуки. Старые друзья, действительно стали старыми. Собрались все, кто мог прийти, развлечений мало, а приезд нового человека - целое событие.
   Таню поразило то, что почти всё население Нагорного состояло из высоких, крепких, светловолосых людей. Словно здесь, в этом месте проживала одна обособленная от всех народность, совершенно не перемешавшаяся за многие годы с другими видами и расами.
   Все высокие, под два метра, носатые и длинноногие. Попробовал объяснить Тане, что действительно, деревня обособлена, проживает в ней всего две фамилии, и свадьбы справляют между собой. Так, что все вокруг родственники. Но, Таня не очень поверила.
   Пришлось, за помощью обратится к деду Митричу, наверное, самому старому в деревне, сколько ему лет - он и сам не помнил. Дед, сидя в центре богато накрытого стола, на заданный вопрос недолго думал, и к удивлению Сергея, начал рассказ о первых годах жизни переселенцев.
   - Спрашиваешь, что у нас почти все такие белые да длинные? Так, это ж все пошли в корень Мишки и Никиты Шпагиных. Батя мой, а ему дед мой, слава им небесная, рассказывали, что в первый год, как наши стали здесь обосновываться, нашли охотники в тайге двух странных людей. В районе горного озера, где потом рыбаки пропадать стали. Еле их отходили, поморозились они сильно, истощали, чуть не померли. Но, ничего отошли, слава Богу.
   Дед замолчал, задумался, согнувшись над кружкой остывшего чая. Все собравшиеся за столом, ждали продолжения, особенно Сергей с Таней, но, похоже, Митрич не торопился. Когда от нетерпения Дарья, Димкина жена, крикнула через стол: - Дед! Что тянешь? Рассказывай дальше!
   Митрич вздрогнул, вздёрнулся, всем стало понятно, что он заснул. За столом грохнули от смеха. Смеялись от души, казалось, хохот стоял на всю округу.
   Дед, подождав окончания веселья, продолжил:
   - Странные люди были какие-то, высокие, носы как у птиц, длинные, по-нашему ни одного слова не знали. Думали иноземцы, немцы аль англичане. Хотели одёжу их в печке спалить, дюже драная была, так она не сгорела, пришлось в землю закопать. Постепенно обжились они, язык выучили, к ремеслу приспособлены оказались. Дали имена им Мишка и Никита, а фамилию - Шпагины, за то, что с собой палки всё время таскали, на шпаги похожие. Хорошо штуки разные мастерить умели. Потом поженились, детей нарожали, те своих детей наделали, так и перемешались все в деревне. Теперь и не отличишь, кто какого корня. Но, видимо, их корень сильнее нашего оказался, коль на пришлых почти все похожи. Одно говорят, пропали они в тайге. Пошли на охоту, и не вернулись. В те времена, это обычным дело было.
   Вот, это да! Сергей Николаевич слушал Митрича, раскрыв рот. Если раньше только догадывался, то теперь, он получил прямые доказательства, того, что его родословная происходит напрямую от Эффов. Как всё запуталось! Какая смесь генов в окружающих людях. Получается, что вокруг нет настоящих Землян? Как должен выглядеть настоящий абориген? А, что если, к нашему сегодняшнему виду приложили руку, ну не руку, конечно, ещё другие расы из космоса или других миров? Тогда, что такое человечество? Кому тогда верить? Старику Дарвину? Но, если так, то его теория не состоятельна. Какой тут отбор видов? Скорее всего, отбор самых живучих генов, на какой-то первоначальной матрице, жившей на Земле. Впрочем, что я так взволновался? Всегда существовало перемешивание рас на Земле, так почему по-другому это должно происходить в космическом масштабе? Придя к такому выводу, Сергей Николаевич успокоился. Какая разница, в конце концов, неплохо получилось. Лично он сам себе нравился, да и окружающие ему тоже были симпатичны.
   - А почему я низкий и тёмноволосый! - Задал вопрос Митричу.
   - Так, я ж и говорю, у нас деревня на две фамилии. Ты, в другой корень пошёл. Но, всё равно, в тебе тоже нашей крови хватает. - Дед окончательно выдохся, уронил голову на грудь и заснул, невзирая на поднявшийся гул. Гости и хозяева зашумели, обсуждая, кто и кем кому приходится, с удивлением обнаруживая близкое родство с казалось бы чужими людьми.
   Застолье продолжалось долго, не часто с большой земли гости приезжают. Разошлись далеко за полночь, вдоволь песен напевшись и наплясавшись. Тане очень понравилось смотреть на простое русское веселье, как отдыхают в деревне. Она и сама лихо отплясывала с девками и бабами. Даже Сергея вытащила в круг, пришлось и ему вспомнить молодость, выкинуть несколько коленец. Что говорить, хорошо повеселились.
   Несколько раз старики-ровесники, друзья детства, пытались выведать, как ему удалось так хорошо сохраниться. С большим трудом уходил от разговора, намекал на спецпрепараты, спорт, режим и так далее. Но они не очень верили, цокали языками и завистливо поглядывали на Таню. "Эх! Старики, старики. Если бы вы знали, сколько лет Танюшке, точно в обморок бы упали", подумал Сергей, с грустью поглядывая на ровесников. Что касается молодёжи, то они принимали его таким, каким есть, да и старики вскоре привыкли и больше не приставали.
   На следующий день прошлись по деревне, зашли к тем, кто не смог в гости прийти, осмотрели всё вокруг. "Да, угасает деревня", с горестью отметил про себя Сергей Николаевич, половина домов заколочена. Разъехались люди кто куда, старики умирают, а молодёжь в город уезжает. Ещё лет двадцать и не будет деревни Нагорное, останется несколько стариков свой век доживать.
   - Серёжа. Племянник Димка правду говорил про свой двигатель или шутил? - Таня не забыла разговор в машине, слишком небывалым казались ей способности простых деревенских мужиков.
   - Пойдём его самого и спросим. - Предложил Сергей и сразу повернул с улицы к сараю, где в теньке прячась от жаркого августовского Солнца, Димка ковырялся под капотом своего Уазика.
   -Ну, показывай, что ты тут с отцом выдумали? Рационализаторы. - Подойдя ближе оба, Сергей и Таня засунули головы в моторный отсек стараясь разглядеть сибирское Ноу-хау.
   Димка смущённо начал оправдываться, показывая испачканным в смазке пальцем: - Так, ничего особенного. Вот тут немного изменили, поменяли подачу топлива, самое сложное - это разогреть смолу до нужной температуры. Здесь мы с батей всю зиму провозились, но ничего, справились.
   Он ещё долго и увлечённо рассказывал о своей технике, засыпав слушателей непонятными для них терминами, стараясь понятно объяснить принцип действия. Если честно, то они почти ничего не поняли, но всё равно было интересно. Возможно, что перед ними был прототип, или дедушка двигателей нового поколения. Экологически чистых, имеющих восполняемый резерв топлива.
   - Один только недостаток, - закончил свой рассказ племянник, - зимой очень трудно заводить двигатель, приходится смолу дома греть на печке.
   - Ну, ты молодец! Ещё такого ни одно НИИ не придумало, а у тебя оно ездит!
   - Ладно, что тут такого особенного, - засмущался племянник, лучше сходите к дяде Толе. У него столько всего наворочено. Есть на что посмотреть.
   - Точно! Пошли к Толяну. Посмотрим на его водяную мельницу. То есть, работающую на воде. - Поправился Сергей Николаевич. Они направились к дому двоюродного брата. Постучались в калитку, не дождавшись ответа, заглянули через забор и вошли во двор дома. Пусто, как будто все вымерли, тишина полная. Куда он мог деться? Огляделись и обнаружили, что двери в большом сарае, что стоял на задворках, распахнуты настежь. Немного потоптались по двору, покричали, в надежде, что хозяин сам выйдет, осмотрели хозяйство: рубленый дом, из огромных брёвен, потемневших от времени, ставленый ещё прадедом Анатолия, и дворовые постройки. Без приглашения не принято входить в дом, постучались в окно, заглянули, но сквозь мутные от времени и пыли стёкла разве что увидишь?
   - Эх! Зря пришли. Толян, наверное, на рыбалку или на охоту ушел. - Сергей взял Таню за руку, собираясь уходить.
   - Погоди, - Таня указала на раскрытые двери сарая, - Слышишь?
   Действительно, время от времени, оттуда доносились еле различимые звуки, что-то вроде "Фью-фьюю-ю", словно маленький игрушечный паровозик даёт сигнал на стрелке. Это было довольно странно. Всё понятно и естественно, когда из деревенского сарая, доносится хрюканье или мычание животных, но этот звук совершенно не контрастировал с окружающим пейзажем.
   - Пойдем, посмотрим? - От любопытства, Танины глаза стали синие-синие, она не могла не узнать, что или кто там посвистывает. С самого первой минуты приезда в деревню, она чувствовала, что попала в старую Русскую сказку, где возможны любые чудеса, словно окунулась в своё давным-давно забытое детство. Ведь в каждом из нас живёт маленький ребёнок, и не важно, сколько тебе лет. Всё равно, где-то глубоко в душе каждого человека есть тайное место, которое он никогда никому не покажет. Но, именно там живёт детская вера в чудеса, в деда мороза и волшебников.
   Танюшке хотелось увидеть нечто необыкновенное, может быть даже волшебное. Ну, очень ей хотелось.
   Сергей всё понял и согласился. Захотелось побаловать проснувшегося в ней ребёнка.
   Подошли ближе и заглянули во внутрь. Свет, падающий в проём распахнутых дверей, освещал застеленный соломой пол какие-то грубо срубленные столы, ящики, сосуды. Дальше мрак сгущался, скрывая происходящее. Стали лучше слышны непонятные звуки. Теперь они больше походили на шипение большой и сильно простуженной змеи, время от времени переходящей на тихий свист. И, так всё это было загадочно, что теперь Сергею Николаевичу чертовски захотелось разузнать, что является источником таинственных звуков. В голове строились всевозможные догадки: представлялись черти, домовые, русалки и всякая разная нечисть, живущая в укромных уголках нетронутой природы. Эх! Хорошо бы иметь фонарик, или хотя бы спички. Ни черта не видно, что там происходит. С опаской ступили во внутрь, опасаясь наткнуться на нечто опасное, сделали несколько шагов вперёд, изо всех сил вглядываясь в темноту. Остановились, так как дальше, после дневного света, мрак сарая казался непроницаемым. Свист слышался громче, похоже, он никак не реагировал на появление рядом собой посторонних. Постепенно глаза привыкли к темноте и стали различать предметы. Света поступающего от раскрытых дверей хватало, что бы разглядеть длинный стол, заставленный всевозможными бутылями, склянками. На стенах висели пучки сушёных трав и ещё каких-то наполненных мешочков. Таинственный звук исходил от непонятного бочкообразного предмета, стоящего посередине стола. Место казалось таинственным и волшебным. Чудилось, что сейчас скрипнет дверь и войдёт хозяин, страшный и могучий волшебник. Он рассердится и превратит незваных гостей в каменные изваяния и украсит ими свой сад.
   Словно в ответ на мысли, с улицы послышались тяжёлые шаги, кто-то большой и тяжёлый приближался к сараю. Сергею с Таней стало не по себе. Всё окружающее было настолько необычно, что поверишь во что угодно. Звук шагов приблизился, и когда в освещенном проёме двери показался силуэт, сердце Сергея дрогнуло, а Таня испуганно ойкнула и спряталась за его спину. Огромного роста, косматый, похожий на медведя силуэт, почти занял весь дверной проём, так что в сарае стало совсем темно. Тут хочешь, не хочешь, а поверишь в злого и могучего волшебника. Когда раздался хриплый густой бас, который Сергей помнил с детства, он даже почувствовал облегчение, и некоторый стыд за свои фантазии
   - Это кто у меня в сарае хозяйничает? -
   Щёлкнул выключатель, ослепив привыкших к темноте гостей. На пороге стоял большой, давно не стриженый, похожий на старого седого медведя, или, скорее всего на лешего, Анатолий Филипыч.
   - Сергей! Ты что со своей подругой в сарае делаешь? Что в дом не идёте? - Дед узнал своего племянника.
   - Мы стучались, так никто не отвечал, ну, и пошли тебя искать.
   - Я как раз в погребе был, слышал вас, но пока вылез, пока дошёл, вы уже в сарай спрятались. Пойдём в дом, чаем угощу, поговорим немного. Как, никак, а более двадцати лет не виделись.- Старик, похоже, действительно обрадовался встрече.
   - Погоди Филипыч, что это у тебя здесь посвистывает? - Сергей показал вглубь сарая, который хорошо освещался лампами дневного света. Довольно странно для обычного деревенского сарая иметь хорошую подсветку, но этот был не обычный. Даже при ярком освещении он не потерял своего нереального сказочного облика. Больший рабочий стол, очень похожий на столы в химических кабинетах, весь заставленный непонятными приборами, склянками с реактивами, перепутанными проводами, напоминал антураж фильма про чокнутого профессора. Посередине, весь опутанный проводами стоял большой молочный бидон, с наглухо закрытой крышкой. Именно оттуда, время от времени, раздавались странные звуки, так заинтриговавшие Таню.
   - Да, так, ерунда. В свободное время придумываю кое-чего.- Филипыч топтался на месте, не зная как увести гостей от этой темы и из сарая.
   - Ты давай, рассказывай, а то, нам родня все уши прожужжала о твоих изобретениях. Говорят, ты придумал воду вместо топлива использовать? - Сергей с любопытством разглядывал сооружение на столе, прикидывая в уме, похоже или нет, оно на маленький ядерный реактор. В голове всё время возникали виды ЛАЭС, и они никак не соотносились с кустарным сооружением на столе. Хотя, здесь постоянно происходят чудеса, можно ожидать чего угодно. Местные жители настолько привыкли к необычному, что он не удивился бы, узнав, что они печи ураном топят.
   Филипыч покряхтел немного, почесал свою лохматую шевелюру, словно пытался добраться до головы. Когда это ему не удалось, он сдался.
   - Врут всё люди. Он у меня не на воде работает. Вода нужна для выпаривания из чурбака смолу. Вот сами смотрите. - Старик подошёл ближе к фляге, и показал на вставленный в крышку чурбак. Он и раньше бросился в глаза, как что-то несуразное, не соответствующее. Теперь стало ясно, что он тут самый главный.
   Филипыч с увлечением принялся показывать устройство для выпаривания смолы из древесины. Действительно, к ядерному реактору это сооружение не имело никакого отношения - обыкновенный выпариватель.
   - Зачем тебе смола?
   - Тут понимаешь, какое дело. Не совсем это простая смола, - дед подвёл Сергея и Таню к стариной, видимо доставшейся по наследству от предков каменной мельнице, состоявшей из двух круглых жерновов, с дыркой посередине, куда засыпалось зерно. К ручке, которую необходимо было крутить, что бы провернуть камень, крепился металлический штырь, намертво закреплённый к наковальне. Два провода через коробочку электронного устройства присоединялись к концам металлического штыря. На вид совершенно простая конструкция. Одно было непонятно, как она работает.
   - Вот, смотрите. - Филипыч достал из кармана батарейку, вставил её в коробочку и на жал кнопку. Металлический прут изогнулся, одновременно потянув ручку жернова, провернув его по оси, затем выпрямился, закончив полный поворот камня. Снова согнулся и разогнулся, проворачивая круглый камень вокруг оси. Это выглядело фантастически, нереально. Как в фильме, где творятся волшебства и вещи живут своей жизнью, не подчиняясь законам физики. Не верилось, что такое может происходить, но когда это видишь своими глазами, приходится верить. Сергей даже на всякий случай заглянул под стол, что бы убедится, что там нет электромотора, вращающего конструкцию. Не обнаружив там ничего подобного, он изумлённо спросил старика: - Как это работает? Волшебство?
   - Может волшебство, а может, нет. Сам не знаю. - Старик отключил питание и остановил конструкцию. - Видишь, с этой стороны, стержень намазан смолой, а с этой - нет. Когда, я подключаю электричество, то он изгибается, когда отключаю - распрямляется. Ничего сложного.
   Сергей, а за ним Таня, осмотрели металлический прут. Действительно, с одной стороны на нём виднелась полоска маслянистой жидкости, тянущейся от края до края к местам крепления контактов.
   - Почему он изгибается?
   - Не знаю. Пробовал намазать весь стержень. Так он при сокращении в пыль превратился. Бабахнуло, как из ружья крупного калибра. Чуть не оглох. Металлическая пыль летала по сараю весь день. А, вот так, лучше получилось, только долго подбирал пружинную сталь. Хорошо подошёл анкер от двигателя. Надолго хватает.
   - Что это за смола такая необыкновенная? Ты где её взял?
   - О-о-о. Это особая история. Прошлой осенью ходил на болото за морошкой, набрал в дедову деревянную флягу воды из Ведьминого окна, бросил её на печь, да и забыл.
   Зимой достал, смотрю, она вся в смоле. На печи тепло, вот она и выпарилась. Положил на стол. И, понимаешь! - Филипыч сделал изумлённые глаза, - сел приёмник чинить, вынул батарею, положил на клеёнку. Тут она, клеёнка то есть - дыбом встала! Я аж на пятую точку сел. Почудилось, что она ожила и хочет на меня кинуться. Стоит как кобра, к прыжку готовится. Хочешь верь, хочешь не верь, - старик сделал страшные глаза, надул щёки, в результате стал похож на морского ежа, Таня непроизвольно хихикнула. Но дед не шутил. - По спине мурашки поползли. Напугался жутко. Это потом разобрался, что клеёнка перемазалась в смоле, а батарейка её включила. Всю зиму экспериментировал, искал, что от чего получилось. Интересно то, что такая смола получается только из каменной берёзы, растущей на Ведьмином болоте, и то, если выпаривать водой из Ведьминого окна. Все другие варианты не проходят. Народ видел, что я воду с болота таскаю, вот и придумали, что двигатель на воде работает. У нас любят сказки сочинять. - Старик огорченно махнул рукой. - Ну, что пошли в дом чай пить.
   Рассказ показался сказкой, но приходилось верить своим глазам. Сергей обратил внимание, что, как дело касается чего-нибудь необычного, так сразу упоминаются Ведьмино болото, Ведьмино окно, светящаяся гора, горное озеро Шамандыкуль. В голове выстроилась цепочка. Как-то само собой получалось, что они связаны друг с другом.
   Посидели до обеда у старика, попили чай, вспомнили старые годы. Хотели посмотреть аэроплан, что раньше стоял в сарае, но Филипыч расстроил, сказав, что его, за ненадобностью, порубили на дрова.
   После прошлись по деревне, сходили на реку, вернулись в дом к брату поздно вечером. Хорошо погуляли. С погодой повезло, середина августа, самое хорошее время года, тепло даже по утрам. Созрели ягоды, фрукты, скоро начнётся грибная пора. В планах было сходить в горы. Посмотреть изумительные места, каких нет больше нигде в мире.
   Из головы Сергея Николаевича никак не выходили мысли о цепочке небывальщины, он даже поделился своими соображениями с любимой. Танюшка согласилась с ним, но, по-видимому, не придала большого значения. Она радовалась свежим впечатлениям, знакомству с новыми людьми. Здесь, ей всё нравилось.
   Вечером, Сергей попросил карту у племянника, а когда глянул на неё, то всё встало на свои места. Случайно или нет, но все странные места, располагались на одной прямой, и эта линия заканчивалась на горном озере, о котором ходило так много легенд.
   Впрочем, решил Сергей Николаевич, будем отдыхать, мы сюда не загадки приехали отгадывать. Пусть местные сами их отгадывают. На завтра запланирован небольшой поход, заодно зайдём в одно такое место, поглядим, что и как.
  
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   Тропа вышла на ровную площадку с небольшим подъёмом, что позволило немного расслабить ноги. Довольно приличный участок склона был пройден, теперь до вершины осталось всего ничего: пересечь поляну, подняться по распадку между горами, и по обратной стороне каменного великана, двигаясь серпантином взойти на вершину. Цель похода - покорение самой высокой горы, гордо возвышающейся над всем кряжем. По какой-то прихоти природы, на самой верхушке каменного исполина лежал плоский камень, образующий прекрасную смотровую площадку, и любой турист, путешествующий в этих местах, считал за честь подняться на эту достопримечательность.
   Сергей Николаевич перевёл дыхание, поправил рюкзак, перехватил поудобнее палку, в горах без неё нельзя, хороша для опоры, да и в случае чего, может помочь при встрече со змеями. Было в детстве как-то, убегал от щитомордника быстрее ветра, до сих пор в памяти всё свежо. Таня шла впереди, опираясь на такой же посох. Вот ведь коза! Никогда бы не подумал, что она может легко, как будто всю жизнь прожила в тайге, без устали ходить, перепрыгивать, спускаться со склонов, или наоборот карабкаться вверх. Удивительно, что человек, проживший всю свою жизнь в большом городе, может так естественно принять, и гармонично слиться с сибирской природой.
   - Не отставай! Совсем немного осталось.- Таня обернулась, поджидая спутника груженого поклажей. Она стояла посреди поляны, между двумя склонами, заросшими красавицами соснами. Сзади неё вилась тропинка, в конце поляны резко поднимающаяся вверх, метров на двадцать и исчезающая на другой стороне хребта. Солнце нежными утренними лучами освещало прогалину, зелёные пушистые сосны с золотистой корой, и саму тропу, ныряющую под большую раскидистую ветвь, там, где склоны двух гор сходились, ограничивая проход в самом узком месте. Она торопилась, ей не терпелось, как можно быстрей подняться и покорить эту вершину. Не дожидаясь отставшего Сергея Николаевича, она развернулась и, желая увидеть, что там на другой стороне перевала поспешила вперёд. Полковник остановился немного отдышаться, кинул взгляд на поляну, в следующий момент в два больших прыжка догнал Таню. Осторожно, стараясь не делать резких движений, обхватил её сзади руками и остановил. Затем, опережая её недоумённый вопрос, тихо, приказным тоном, шепнул на ухо: - Медленно, не поворачиваясь, идём назад.
   Таня попыталась развернуться, но Сергей Николаевич удержал её буквально силой, заставляя пятится по тропинке. Она, умничка, поняла, что дело серьёзное, больше не задавала вопросов, и старательно отступала назад, стараясь не наступать на ноги любимому. Так, молча, шагая задом наперёд, нога в ногу, они отошли к краю поляны, только здесь Сергей Николаевич отпустил её.
   - Что случилось? - шёпотом спросила Танюшка, испуганно осматривая окрестности, но нигде не находя опасность. Полковник протянул руку вперёд и указал пальцем:
   - Видишь? Там рысь!
   - Где? - Таня пыталась рассмотреть кошку, но как не старалась, не могла её увидеть.
   - Смотри внимательно, прямо над тропой, на суку сидит красавица.
   - Ух, ты! Точно! - Танюшка, наконец, разглядела огненно-рыжую красотку, почти сливающуюся с красно-золотым цветом коры. Большая рыжая кошка, полулежала на толстой горизонтальной ветке. Её желтые глаза, не отрываясь, смотрели на незваных гостей посмевших вторгнуться во владения без приглашения. Несмотря на небольшие размеры, около метра, совершенно не оставалось сомнений, что перед ними находился очень опасный, сильный зверь. Это, вам, не домашняя кошка. На толстой, золотисто-красной ветке сосны, царственно возлежала хозяйка этих мест. Крупные черты морды, огромные мощные лапы, крепкое туловище, а главное, это выражение глаз, внимательно, без испуга наблюдающих за непрошеными гостями. От этого взгляда становилось как-то не по себе. Отлично понимаешь, что на крупное существо рысь нападать не станет, хотя были такие случаи, но, глядя на её очень серьёзный вид, отлично осознаёшь, кто здесь хозяйка. Это её дом, и сегодня она гостей не ждёт.
   - Какая она красивая! Подумать только, я чуть было не прошла под ней. А, разве она нападает на людей? Чего ты испугался? - Таня шутливо ткнула Сергея локтём в бок.
   - Обычно нет, но сама подумай, как бы ты себя повела, если бы в твоём царстве объявился кто-то красивей тебя?
   - Так ты считаешь её красивей меня? - в полу-шутку, в полу-серьёз, спросила подруга и продолжила, - Тогда топай к своей жёлтоглазой! - Она легонько подтолкнула Сергея Николаевича вперёд
   - Нет, конечно, - поспешил отговориться Сергей, - это она, наверное, так думает. Если хочешь, пойди и скажи, что это не так.
   - А, и пойду. - Таня шагнула вперёд, но Сергей Николаевич удержал её, схватив за руку.
   - Эй-ей! Ты так не шути. Здесь тайга, и надо уважать местные законы. Эта кошка, если бы захотела, то ушла бы в сторону, но она не пожелала, посчитав, что это мы ей помешали охотиться. Видишь, как она хорошо сидит прямо над тропой, отличное место для засады. А, тут, мы пришли, и ей всю охоту испортили. Кажется, она на нас обиделась.
   - Что теперь делать? Как пройти? Может, сгоним её палками? -
   - Тихо! Ты что! Вдруг услышит? - Полковник в шутку покосился на рысь, продолжавшую невозмутимо лежать и наблюдать своими огромными желтыми немигающими глазами за непрошенными гостями.
   - Придётся теперь идти в обход. Пошли. - Он повернулся и, увлекая за собой спутницу начал спуск. Таня шла сзади постоянно оглядываясь, видимо проверяла, не идёт ли следом рыжая хищница.
   Пришлось сделать порядочный крюк, спустится к подножию, выйти на просёлочную дорогу, по ней пройти в обход горы и по следующему распадку подняться к другому перевалу. Хорошо, что здесь горы хоженые, тропы знакомые, иначе пришлось бы отказаться от восхождения. Обход занял чуть больше часа, ну, что поделаешь, не захотела рыжая красавица пропустить через свою территорию.
   Оборотная сторона оказалось безлесой, видимо холодные ветра, бушующие здесь зимой, выморозили всё, что успевало нарасти за лето, только внизу и на противоположном косогоре, цеплялись за камни небольшие сосенки и какие-то ползучие кусты. Когда до вершины осталось совсем чуть-чуть, Таня, подскочила как горная козочка и понеслась вперёд. Вот, не терпится ей! Всё хочет сразу.
   Вершина, как и сама гора, поражала своей необычностью. Снизу от подножья, этого не разглядеть, а когда поднимешься, первое время изумляешься. Долго разглядываешь, пытаясь поверить, что такое может быть. Раньше в детстве, ещё мальчишкой, удивился, увидев такое, но особенно не придал значения. Но сейчас, внутри что-то ёкнуло. Сергей Николаевич, словно первый раз в жизни, разглядывал тройную вершину и маленькое, совершенно круглое озерцо между ними. Как такое может быть? Почему вершина разделилась на три части, и как там образовалось небольшое, метров пять в диаметре, озеро? Не сразу, через какое-то время сообразил - ёкнуло, это сработало чувство инопланетного. Здесь в Сибири, так же как и везде, довольно часто приходилось сталкиваться с чужими видами жизни, пришедшими на Землю-матушку из космоса за многие миллионы лет истории. Некоторые открытия удивляли, и даже поражали. Так, неожиданно узнал, что черемша, которую щипал по весне, насыщая детский организм витаминами - чужак, хорошо прижившийся, и вписавшийся в нашу биосферу. В этот список чужаков, можно было добавить заячью капусту, растущую маленькими кочанчиками на почти голых камнях. Как хорошо было ей утолять жажду в горячие летние дни. Но, сейчас, чувство встроенное Эффами сработало на всё сразу. На три вершины, на круглую впадину между ними, даже на камень, как будто специально положенный так, что получалась великолепная смотровая площадка, причём именно с той стороны, с какой надо. Ощущения инопланетного присутствия чувствовались слабо, так как будто прошло много, очень много лет, а может даже много тысяч лет. А и ладно. Были, присутствовали, сделали, ну и спасибо за смотровую площадку. Не стоит на этом зацикливаться, надо наслаждаться жизнью. Сергей отогнал прочь посторонние мысли, и тут только заметил, что на вершине нет Тани. Куда она могла пропасть! Два пика вертикальны, третий накрыт плоским камнем, всё видимое пространство проглядывается как на ладони. Тропа одна, за его спиной. Другой путь, это только вниз, с почти отвесной скалы, высотой метров пятьдесят, не меньше. Здесь не до шуток, горы этого не любят, они не прощают неосторожности. Полковник, не веря в то, что Таня могла сорваться с обрыва, сбросил рюкзак на край озерца, перепрыгнул на площадку. Отсюда вершина просматривалась ещё лучше. Всё, её нет! Этого не может быть! Сергей не мог заставить себя в это поверить. Таня, неопытная Таня. Понадеялась на свои силы, не рассчитала возможности. Он в отчаянии подошёл к краю, глянул в пропасть, и к своему удивлению, нет, к счастью, увидел её. Не там, далеко внизу, на камнях, в виде маленького, изломанного кровяного пятна, а здесь, рядом, всего в метре от себя. Она сидела на уступе, в месте, где каменный козырёк свешивался над обрывом, и с детским удивлением, совершенно не обращая внимания на разверзшуюся под ней пропасть, разглядывала горный колокольчик, каким-то чудом выросший на этой продуваемой ветрами верхотуре.
   - Смотри! Какое чудо! - Она подняла лицо и со счастливой улыбкой посмотрела на Сергея.
   Слава Богу! Вот ведь дурак! Разве может, что-нибудь произойти с такой горной козой? Да она ещё меня обскачет на крутых склонах. Зря волновался. Опять нашла что-то необыкновенное.
   Он помог ей взобраться на площадку.
   - Э-эх! И хорошо же здесь, Серёжка! - Танюша широко раскинула руки, как бы желая охватить ими всю панораму вида, открывающегося с вершины горы.
   -Я и не думала, что здесь может быть так красиво, - с восторгом в голосе, продолжила она, - В голову не приходило такое, считала, что уже всё видела, и всё знаю, а нет, оказывается, много ещё предстоит в своей жизни открыть.
   Они стояли на плоской верхушке горы, возвышающейся над остальными вершинами, благодаря чему, открывался настолько восхитительный вид, что, увидев его в первый раз, долго не можешь прийти в себя от восхищения, и стоишь, стоишь не в силах оторваться от созерцания мира лежащего под тобой. Буквально под ногами, где-то далеко внизу, струилась по берегу горной речушки жёлтая грунтовая дорога, по которой они добрались до подножья трёхсотметрового великана местных гор. Справа и слева от них расходился хребёт со своими вершинами, но уже гораздо ниже этой. А спереди и сзади виднелось море таких же вершин и хребтов, густо поросших стройными соснами или колючим стлаником, просматривающихся далеко до самого горизонта. Казалось, что они стояли на самой высокой волне зелёного бушующего океана, застывшего в своём великолепии много тысячелетий назад.
   Сергей Николаевич, чувствую такой же подъём восторга, набрал в лёгкие воздуха и закричал что есть силы: - Эге-ге-ге-е-е-е-й! - ожидая услышать в ответ громкое эхо, вернувшееся назад многократно отразившись от соседних вершин. Так оно и случилось. Вскоре до них донеслось: - Эй! Эй! Эй! Постепенно затихая, с каждым повторением. Ветер, всегда, даже в самый жаркий день, дующий на вершине, играл с полами штормовки и раздувал Танины волосы. Вдоволь накричавшись и насытившись видами, они, поставив по принятой здесь традиции импровизированный флаг покорителей вершин - большой сук с привязанной к нему красной тряпкой, начали спускаться. Вдали, слева за соседней грядой раздался грохот напоминающий гром. Сергей оглянулся, с удивлением осмотрел чистое, без единого облачка небо, на всякий случай остановился и внимательно исследовал окрестности. Далеко, почти на дальности видимости, в той стороне, откуда пришёл звук, над горой промелькнула сигарообразная тень. Перекатилась за гребень и скрылась за одно мгновение, оставив ощущение нереального. Сергей постоял немного, но больше ничего не увидел. "Показалось", решил он, придя к выводу: гремело далеко, да, и не одни они в горах, возможно, что где-то идут горные разработки.
   Вниз идти было гораздо тяжелей, хорошо, что эти древние исполины за свою многотысячелетнюю жизнь обтерлись, сгладились, покрылись слоями грунта и обросли лесами и кустарниками. Получились добрые, уютные почти домашние горы, по которым приятно было ходить, без бездонных ущельев и заоблачных высот. Конечно, здесь тоже есть свои проблемы, всё-таки не парк, а Сибирская тайга со всеми вытекающими проблемами, но и не непроходимые горы Тибета.
   Спуск занял всего полчаса, назад прошли старым распадком, там, где повстречались с рыжей хозяйкой. На всякий случай, заглянули сверху, из-за гребня, нет ли где этой сибирской пантеры, и только потом, убедившись в её отсутствии, осторожно прошли по тропе, сэкономив массу времени. Ушла хозяйка по своим делам, оставив на прощание памятку - следы когтей на золотой коре сосны, что-то вроде напоминания о себе.
   Снизу, выйдя на просёлок, остановились, на прощание оглядели пик, который только что покорили.
   Таня, на удивление всю дорогу молчавшая, с восхищением долго стояла, прислонившись к Сергею. Здесь было над, чем подумать, увиденное не могло забыться, такие впечатления остаются в памяти навсегда.
   Солнце поднялось высоко и очень чувствительно припекало, время близилось к обеду.
   - Ну, что? Так и будем стоять, пока не получим солнечный удар? - Сергей Николаевич в шутку натянул козырёк кепки Тане на нос.
   -Ну, тебя! - она отмахнулась и наморщила нос. - Такое настроение было хорошее! Мне показалось, что я воспарила вместе с этими горами. Как жаль, что мы не птицы. Летать не умеем.
   - А мне ходить нравится! Пошли птичка моя, по пути зайдём к роднику, напьёмся, немного отдохнём и пообедаем.
   Сергей закинул рюкзак на плечо, взял палку-посох, и они с Таней двинулись в обратный путь, надеясь к вечеру быть дома, уставшие, пыльные, но с новыми впечатлениями.
   Вообще, весь отпуск начинался удачно, настолько удачно, что Сергей Николаевич иногда задумывался: не слишком ли всё гладко? Жизненный опыт подсказывал, не может всё складываться удачно, рано или поздно произойдёт сбой, выскочит какая-нибудь неприятность. Конечно лучше вообще без них, но так случается только в сказках, а в жизни всё по-другому. Чёрная полоса сменяется белой полосой, белая - чёрной и т.д. Хотя, пока идёт белая полоса, надо радоваться жизни, чёрная, может вообще не наступить.
   - Смотри! Малина! - Таня свернула с дороги и подошла к зарослям, заполнившим всё пространство между двумя горами. - Какая сладкая, объедение!
   Танюшка сбросила рюкзак и принялась общипывать спелые ярко-красные каплеобразные ягоды, с удовольствием запихивая их в рот. Сергей, недолго думая, присоединился к подруге, оставив на дороге палку и рюкзак. Малина была превосходная, сколько лет не приходилось, есть настоящей ароматной лесной ягоды. Её невозможно сравнить с садовой, искусственно выращенной малиной. Это, как сравнивать красивое мастерски изготовленное яблоко из воска, с настоящим, сорванным с дерева.
   Сергей, увлёкшись собиранием лесного лакомства, почти потерял любимую из вида, только по хрусту справа и почмокиванию, он догадывался, что она рядом.
   Не сразу, минут через десять, полковник заметил, что не они одни нашли этот райский сад. Похоже, что ещё кто-то здесь лакомился. Судя по всему, этот кто-то - большой и лохматый. В некоторых местах, в малиннике существовали внушительные провалы помятых и поваленных кустов, словно крупный и неуклюжий зверь валил и обсасывал гроздья ягод прямо на ветках. Тут в голову пришла мысль: "А вдруг, он ещё здесь?". Словно в подтверждение, полковник увидел клочья бурой шерсти и затем, хруст сучьев прямо перед собой. Он затаил дыхание и осторожно, не веря своей догадке, раздвинул листья.
   Посередине прогалины, в позе уставшего человека, положив передние лапы на колени, сидел крупный матёрый медведище. Он в упор смотрел на Сергея. Вот это встреча! От неожиданности полковник застыл, не решаясь двинуться с места. Кто знает, как мишка отреагирует на любое его движение. Даже сидя, зверь смотрелся огромным, а по мощным лапам и огромным когтям, можно было не сомневаться, на чьей стороне будет победа. Оставалось только одно, осторожно отходить задом на безопасное расстояние. Сейчас лето, еды много, а сытый зверь на людей не нападает, по крайней мере, без особой причины. Надеясь, что его выводы правильны, Сергей приготовился сделать шаг. Неожиданно косолапый открыл пасть и выдохнул: - Ууухх-диии.
   Сергей шагнул назад, листва скрыла зверя, шагнул ещё - тишина, зверь не сдвинулся с места. Пятясь задом, вышел из малинника, каждую секунду ожидая нападения. Шепотом позвал Таню. Она весело отозвалась с другого края.
   - Выходим! Здесь медведь. - Таня сразу поняла и вышла, хотя по глазам было видно, не поверила, думала шутка.
   Когда удалились подальше, на безопасное расстояние, Сергей рассказал о встрече с косолапым, у девушки глаза стали круглые как чайные блюдца. Как же, собирала малину вместе с мишкой лесным. Расскажи кому - не поверят.
   В голове всё время крутилась мысль, показалось или нет, что топтыгин сказал "уходи", или у него это случайно получилось. Такого не может быть - говорящий медведь. Даже в цирке мишек ещё не научили разговаривать. В конце концов, это не цирк, а тайга. Нет, точно показалось, объелся малины косолапый, вот и вышла у него такая отрыжка. На всякий случай, Тане этого говорить не стал. Слишком сказочная история получается.
   Быстро пошли по дороге, стараясь как можно дальше удалиться от этого места. Мало ли что медведю придёт в голову, вдруг передумает и решит догнать? В тайге он хозяин.
   Чувство умиротворённости прошло, зря расслабились, не по парку пошли гулять. Кругом полно дикого зверя. Сергей пожалел, что не взял предложенное Димкой ружьё. Не захотелось таскать его целый день, не на охоту же шли. Да, с ружьишком было бы веселей.
   Чем дальше отходили от места встречи с медведем, тем легче становилось на душе. Встреча стала казаться смешной и забавной. Страх отпустил и вроде как лес вокруг стал дружелюбнее. Не верилось, что здесь может ожидать какая-нибудь опасность.
   - А где горное озеро? - В Тане опять проснулся неугомонный любопытный чертёнок. - Может, сходим туда? Посмотрим, что там страшного и загадочного.
   - Нет, сегодня не успеть. Далеко. Давай в следующий раз. - Сергею не хотелось ночевать в лесу, да и ружьё тут необходимо, медведей развелось много. - Мы сейчас отдохнём у родника, пообедаем и пойдём домой. На сегодня хватит.
   Лесная дорога поднималась всё выше и выше в горы, струясь по узкому неглубокому ущелью. Родник находился в трёх километрах от горного озера, ниже метров на триста. Сергей Николаевич подозревал, что он связан с озером, а возможно, что и напрямую вытекал оттуда. Вода здесь всегда была прохладна, чиста и очень вкусна. Пьешь её и невозможно оторваться. Рассказывали, что родник обладал лечебными свойствами: залечивал раны, восстанавливал подвижность конечностей, омолаживал организм. Но, это всё слухи, реальных подтверждений Сергей сам не видел.
   Когда подошли к цели, солнце миновало зенит и начало клонится к земле. Прогретый воздух поднимался вверх, струясь по камням. Полное безветрие. От жары оба хорошо пропотели и мечтали добраться до спасительной тени, с завистью поглядывая на островки прохлады под соснами растущими на склонах гор.
   Фуу. Наконец! Дошли! Путники ускорили шаг, при виде влажного склона и вытекающего из под отвесного камня ручья. Не сговариваясь почти одновременно, оба кинулись на четвереньки и жадно припали к холодной, необыкновенно вкусной ключевой воде. Пили долго, всласть, не имея сил оторваться. Напились, умылись и только после этого перевели дыхание. Эх! Хорошо! Жара сразу отступила. От родника веяло прохладой и влажностью.
   Прорезался зверский аппетит.
   - Ну, что? Пообедаем? - Сергей взял рюкзак и принялся расстёгивать молнию, усердно дёргая заевший бегунок. Таня в этот момент достала из своего рюкзака полотенце, с удовольствием, подняв вверх лицо, вытерлась. Протёрла глаза, отняла полотенце от лица, глянула вверх и ойкнула. От изумления присела и охрипшим от волнения голосом, показывая вверх рукой, еле смогла выговорить: - Серёжа! Что это такое?
   Сергей, оторвался от заклинившей молнии, поднял вверх голову, от неожиданности тоже присел, и застыл, не в силах оторвать взгляд от объекта, пролетающего над их головами.
   Над узким распадком, почти касаясь вершин невысоких сосен, буквально в десяти метрах от них, пролетал НЛО. Сигарообразное тело, из металла тёмно-серебристого цвета, плавно, без шума, словно дирижабль, не спеша проплыло над горами и плавно скрылось за соседней грядой. Сергея больше всего поразило, не то, что это НЛО, а то, что находилось в задней части корабля. Такого он даже представить себе не мог. Сзади, с торца, выглядевшего, так, словно металлическую сигару обрубили огромным топором, находилась обычная деревянная дверь, сколоченная из плохо оструганных досок. Обыкновенная дверь, такая же, как у Димки в бане, с металлической ручкой и деревянной защёлкой. Вот это и поразило больше всего.
   Когда объект пропал из виду, полковник изумлённо, глядя на онемевшую от удивления Таню, выговорил: - Ни хрена себе!
  
  
  
  
   Телохранитель Эффа. Глава 5.
  
   'Черт побери!' - Полковник чуть не выругался вслух, когда пришёл в себя и смог соображать. 'Что это за хрень летающая? Он внимательно осмотрел небо и вершины вокруг, ожидая появления металлической сигары. Так Сергей окрестил НЛО, похожий на обрезанную карманной гильотинкой, подготовленную к раскуриванию кубинскую сигару. Ничего не обнаружив, он перевёл взгляд на спутницу. Таня продолжала сидеть в той же позе, только теперь она с испугом смотрела на Сергея, как бы спрашивая: 'Что нам делать дальше?'. Так могут смотреть только маленькие беспомощные дети, да ещё, любимые. Чувство спокойствия, счастья, радости, расслабленности, которое наполняло его все последние дни - исчезло. Приятное ощущение, что ты дома и все проблемы, страхи остались где-то там далеко за горизонтом - испарилось без следа. Словно пелена спала с глаз, Сергей по-новому взглянул на окружающий мир, на ручей, горы, камни вокруг. Всё изменилось, рядом существовало нечто незнакомое, возможно очень опасное, в такой ситуации полковник не мог рисковать жизнью своей любимой. Необходимо срочно уходить, неизвестно, что ещё может ждать впереди.
   - Оставайся на месте. Я сейчас. - Полковник вскарабкался по склону, заросшему травой, осторожно, стараясь не высовываться, выглянул за гребень. За горкой хорошо просматривалась ложбина, заросшая соснами и кустами. Пейзаж выглядел мирно и сонно, без следов присутствия людей или кого-то другого. Начинало казаться, что они видели привидение или мираж, но Сергей Николаевич верил своим ощущениям, чувство инопланетного явно показывало, что они столкнулись с пришельцами. Не теряя времени, спустился к роднику. Таня ждала с собранными вещами.
   - Там её нет. Вероятно, улетела дальше. Надо уходить.
   - Серёжа, возможно, нет причины для беспокойства? Мало ли на Земле пришельцев? Полковник обнял девушку, прижал к себе, вдохнув аромат волос пахнущих свежескошенной травой и ароматом малины, шепнул на ухо: - Давай не будем рисковать. Я очень дорожу тобой.
   - Может, они не опасны?
   - Возможно, но лучше отсюда уйти.
   Он с сожалением оторвался от гибкого тела, подобрал рюкзак, и закинул на плечо.
   - Идём! К вечеру будем дома. По дороге зайдём на хутор к леснику. Фёдор Иванович просил ему батареи для радиостанции передать, уже две недели как на связь не выходит. Там немного отдохнём, перекусим, молока парного попьем. Пила когда-нибудь парное молоко?
   Таня укоризненно посмотрела на Сергея: - Ты что, забыл, сколько мне лет? Конечно, пила.-
   Вот ведь проблема. Вечно забываешь, что рядом не молодая наивная девчонка, глупенькая и несмышлёная, хотя, по внешнему виду, если не знаешь, с кем имеешь дело, может так показаться. В действительности, она намного старше и опытнее. Прожила длинную, сложную, богатую событиями жизнь, много повидала того, что Сергею не хотелось бы пережить. Это на первый взгляд она выглядит беззаботно и беспомощно, на самом деле ещё неизвестно, кто кого способен защитить в опасный момент.
   - Ну, тогда пойдём пить молоко. - Сергей поправил рюкзак, взял поудобнее палку жалея, что это единственная вещь, которая может служить оружием, и они направились по тропе вниз, в долину. Уходя из распадка вдоль весёлого ручейка, берущего начало от родника, полковник всё время ощущал, что теперь они не одни. Есть ещё кто-то неподалёку, внимательно и непрерывно наблюдающий за гостями. Хотелось резко обернуться и в упор встретить этот холодный и пристальный взгляд, но каждый раз, когда полковник, как бы невзначай поворачивался, он ничего не обнаруживал. Глаза натыкались только на каменистые горы заросшие кустарником и сосны застывшие в безветрии.
   Солнце перевалило зенит, и стало склоняться к западу, когда, наконец, показался хутор. Сверху хорошо просматривался старый бревенчатый дом, с пристроенным к нему сараем или коровником, двор обнесённый забором из почерневших от времени и заострённых кверху брёвен, небольшой огород, позади сруба в сторону речки.
   - Эх! Наверное, зря пришли. Лесника, похоже, нет. - Сергей внимательно разглядывал хутор, жалея потерянное время: - Но, ничего, можно оставить батареи на крыльце, все равно, здесь их никто не возьмет.
   - Почему ты думаешь, что его нет? -
   - Видишь, ворота заперты и все двери закрыты. Их закрывают, только уходя надолго, что бы лесной зверь не проказничал. Странно, что коровник открыт.
   Действительно, двор выглядел нежилым, скорее даже брошенным. Двери, ворота, ставни на окнах были закрыты, но во дворе валялся какой-то мусор, а двери сарая распахнуты настежь. Картина выглядела удручающе, словно хозяйство бросили впопыхах, спешно убегая, спасаясь от опасности.
   Какая опасность может так устрашить Кузьмича, что бы он бросил дом и бежал? Сколько знал его Сергей, он всю свою жизнь прожил в лесу, знал всё в округе и никакой зверь не мог его напугать. Видимо случилось нечто неординарное, если старый опытный охотник бежал, бросив свой дом.
   - Надо быть осторожней. Что-то здесь произошло. - Сергей оглянулся на спутницу и сделал шаг.
   - Стой! - Танин возглас заставил застыть с поднятой ногой.
   - Что случилось?
   - Не знаю, но вот эта железка мне очень не нравится. - Девушка показала на изогнутый с устрашающими зубьями металл.
   Полковник осторожно поставил ногу на землю, присел и с любопытством рассмотрел сооружение.
   - Да-а, вовремя ты меня остановила, мог остаться без ноги. Похоже, Кузьмич ждал кого-то очень большого, раз расставил медвежьи капканы на самой дороге. Хорошо поставил, со знанием дела. Тут надо глядеть в оба глаза.
   Они, соблюдая осторожность, мало ли что ещё могло встретиться, пошли к дому.
   Жара, начинающее клониться Солнце освещало горячими лучами деревья, ручей, протекающий чуть ниже хутора, дом и запертые наглухо ворота. Тишина, только жужжание мух нарушало безмолвие. Идеальная картинка мира и спокойствия. Что тут может произойти? Да, что угодно! И, к этому надо быть готовым.
   Осторожно, глядя под ноги, и внимательно осматриваясь, приблизились к воротам. Оставалось метров десять, как Сергей заметил, скорее, почувствовал лёгкое движение в окне чердака. Инстинктивно, не думая, он, отдавшись инстинкту, обхватил Таню руками, бросил на землю, за большой валун, торчащий горбылём посреди поляны, и упал рядом.
   Вовремя! Ещё падая, успел заметить, как сверкнуло пламя, раздался грохот, и над головой со свистом пролетело несколько кусков разгорячённого металла.
   'Вот зараза! Картечью бьет! Если б не упали, точно обоих положил бы разом'. Они лежали прикрытые камнем, соображая, что делать дальше.
   - Что, оборотни, получили? Я, вам так просто не дамся! Всех перестреляю! - Со стороны дома послышался голос лесника.
   - Вот, чёрт, это Кузьмич, - обрадовался полковник, - Только какого лешего он по нам из своей берданки шмаляет? Совсем из ума выжил?
   - Может с кем-то перепутал? Слышал? Оборотнями назвал, похоже, ждёт совсем других гостей.
   Таня была права, просто так Кузьмич держать оборону не станет.
   Сергей не высовываясь, мало ли что придёт в голову перепуганному леснику, крикнул в сторону дома:
   - Эй! Кузьмич! Ты что в гостей стреляешь? Совсем из ума выжил?
   - Знаю я таких гостей. Меня не обманешь. На всех свинца и пороху хватит. Я вам, сволочам, живым не дамся.
   Раздался выстрел и над головой просвистел заряд картечи, заставив Таню и Сергея сильнее вжаться в землю. Ситуация была отвратительная: голая поляна, поросшая низкой травой, по середине спасительный камень и метров двадцать до ближайшего укрытия. Если Кузьмичу вздумается перейти в наступление, то всё, перещёлкает как цыплят.
   - Кузьмич! Перестань стрелять, это я, Сергей, сын Николая Романюка.
   - Меня не обманешь! Ишь, какие хитрые сволочи! - с чердака доносились клацанье металла, похоже, что Кузьмич перезаряжал свою берданку.
   - Эй, эй! Не стреляй! - Сергей спешил, опасаясь, что лесник опять начнёт пальбу. - Мы тебе батареи для рации принесли, Фёдор Иванович просил передать, сказал, что ты вторую неделю на связь не выходишь.
   Некоторое время стояла тишина, затем послышался неуверенный голос Кузьмича:
   - Так, уж пошла третья неделя, а про меня только сейчас вспомнили, - потом лесник спохватился и, приказал, - покажи батареи. Может, ты врёшь.
   Сергей повернулся к Тане: - Где батареи?
   - В рюкзаке под тобой.
   Вот, до чего неудобно доставать аккумуляторы в таком положении, но что поделаешь, иначе не убедить. После непродолжительной возни, переместившись с Тани, а она с рюкзака, удалось достать злосчастные батареи.
   - Вот, смотри! - осторожно выставил блок батарей из-за камня.
   - Точно, батареи. Так, значит, вы свои. Эти сволочи, до такого не додумались бы. Вылезайте. Я сейчас, ворота открою.
   Послышался топот спускающегося с чердака старика.
   - Вроде как можно вставать. - Сергей поднялся, помог Татьяне. Пока отряхивали пыль и грязь, раздался скрип, и отворилась половинка ворот, в образовавшейся щели показалась голова Кузьмича и ствол одноствольного ружья. Он настороженно осмотрелся по сторонам, затем ружьём мотнул в сторону двора, приглашая войти.
   - Быстрей заходите, что как неживые.
   Маленький, сухой, с короткой седой бородкой Кузьмич выглядел как крепко закрученная пружина. Сказать, что он напуган было нельзя, скорее этот человек был решительно настроен и готов к отражению опасности.
   - Давайте, быстро в дом. На улице оставаться опасно. - Лесник, не теряя времени, запер ворота на засов, подталкивая гостей, запустил их в дом и подпёр дверь брусом.
   - В чём дело Кузьмич? Ты чего так боишься? Волков что ли?
   - Какие волки! Здесь дело гораздо хуже. - Старик внимательно осмотрел гостей снимающих рюкзаки, - вы, что по дороге ничего не заметили?
   - Вроде, как ничего. - Сергей решил пока не говорить о встрече у родника.
   - Странно, как они вас сюда пропустили? Повезло, значит. Я уже неделю не могу из дому выйти.
   - Ты вообще о ком говоришь? Давай, рассказывай, что тут приключилось?
   - Пойдём на чердак, нельзя оставлять пост, могут опять нагрянуть. Там всё и расскажу.
  Сергей пошёл наверх, вслед за хозяином, а Таня осталась отдыхать в тёмной с закрытыми ставнями горнице.
   С чердака открывался отличный обзор, вспоминая свой прошлый военный опыт, полковник в полной мере оценил позицию. Практически просматривались все подходы к хутору. Судя по матрасу на полу и пустым банкам из-под консервов, Кузьмич провёл здесь не один день.
   - Ну, давай, Кузьмич, рассказывай, зачем ты нас чуть не подстрелил?
   - Ты что думаешь, я промахнулся? - старик хитро ухмыльнулся, - Я белку в глаз бью. Специально чуть выше взял. Засомневался, что вы оборотни.
   - Что ещё за оборотни? Неужели настоящие? Может тут у тебя и вампиры с леприконами водятся?
   Сергей попробовал юмором разрядить обстановку, но Кузьмич не воспринял шутку, серьёзно посмотрел на собеседника, покачал головой и продолжил.
   - Ты так не шути, здесь может, что угодно произойти. Пока, я только оборотней видел. С виду медведь медведем, много я косолапых на своём веку перевидал, но эти другие. Почти каждого на своём участке знаю, но зимой что-то произошло. В наших горах развелось мишек столько, что стал их встречать возле хутора. Раньше они человека побаивались, уважали, предпочитали держаться подальше. Теперь стали наглые и, что мне больше всего не нравится, слишком умные. Особо я с ними не конфликтовал, к зверю всегда уважительно отношусь. Но по весне совсем невмоготу стало, зачастили в гости, то в сарай залезут, то улей утащат. К корове, Маруське моей, слава ей небесная, подбираться начали. Сколько ночей просидел в засаде, а всё равно, не уберёг. Под утро, когда задремал, двое мишек выломали заднюю стенку коровника и задрали бедную животину. Я на шум выскочил, жахнул картечью в косолапого, так представляешь, другой медведь, его напарник, схватил раненого и утащил в лес. А когда я в дом ушёл, то он вернулся и тушу коровы забрал. Так медведи себя не ведут, слишком уж по-человечески соображать начали.
   Старик выглянул в окно, осмотрел территорию, внимательно вгляделся в заросли кустов за речкой, не увидев опасности, продолжил:
   - Дальше, ещё хуже. Всё больше и больше их стало, куда не пойдёшь, всё на медвежий послед натыкаешься. Сперва не нападали, стороной обходили, но куда не пойду, постоянно чувствую - следят за мной. Прям по пятам ходили.
  Две недели назад, может чуть больше, когда рация перестала работать, совсем обложили хутор со всех сторон. Не дают мне выйти в лес. Пробовал несколько раз уйти в Нагорное, так каждый раз они на меня засаду устраивали. Еле пробился назад в дом. Обходят сзади, отрезают путь к отступлению. Ночью пытались сломать ворота. Пять патронов на них потратил, вроде подстрелил парочку, но утром только следы крови на земле обнаружил, опять своих раненых унесли. Медвежьи диверсанты какие-то!
   Кузьмич похлопал себя по карманам, нашёл спички, вопросительно посмотрел на Сергея:
   - Курево есть? Я уже неделю маюсь, ни крошки табака не осталось.
   - Извини, не курю. Старик расстроено моргнул, сунул коробок обратно в карман.
   - Короче, обложили медведи-оборотни со всех сторон. Ума не приложу, как они вас пропустили, может, не ожидали, что вы другой дорогой придёте, со стороны озера?
   Кузьмич нагнулся, вглядываясь в чердачное окно, схватил в левую руку ружьё, а пальцем правой, показал куда-то вдаль:
   - Глянь, видишь за камнем у речки, чёрный загривок выглядывает. Хорошо спрятался, можно не разглядеть.
   Сергей как не старался, так и не смог увидеть, на что ему показывал лесник.
   - Щас, пугану оборотня, сам всё и увидишь.
   Дед отложил ружьё, протянул руку за матрас, вытащил из угла длинное ружьё, в котором полковник с трудом узнал дореволюционную семилинейку.
   - Картечь вразнобой летит, тут надо пулей, - пояснил, прикладываясь щекой к прикладу.
  Грянул выстрел, пуля выбила из верхушки большого камня целый кусок, рассыпав его веером мелких каменных осколков. Из-за большого валуна выкатился чёрно-рыжий меховой ком, развернулся, превратившись в большого крупноголового медведя. Косолапый, получив порцию каменной шрапнели в загривок, перекатился от боли несколько раз через спину, подхватился и быстро скрылся за соснами.
   - Видел? Ещё штук пять где-то неподалёку гуляют, этот у них в наблюдении стоял. Ишь, засаду на меня устроили! Заметил, как он мастерски ушёл из зоны обстрела? Это точно, полковник удивился, что медведь, как хорошо обученный солдат, не теряя ни одной драгоценной секунды, исчез, не дав возможности прицелиться ещё раз. Для такого результата бойца необходимо тренировать не один месяц, а тут, лучше любого обученного спецназовца, это делает обычный таёжный мишка.
   - Вот так, сижу в обороне две недели. - Старик тяжело вздохнул, теперь стало видно, как он устал и очень хочет спать. Напряжение последних дней давали о себе знать.
   - Ты, Кузьмич, давай немного поспи. Я за тебя подежурю. Если чего, сразу разбужу.
   - Это хорошо. А то, совсем вымотался, столько дней без сна. Эти черти днём не сунутся, побоятся. Я вздремну немного, а ты попробуй с рацией разобраться, батареи поменяй, может, заработает.
   - Хорошо, гляну. -
   Лесник вытянулся на матрасе, не выпуская из рук винтовку.
   - Как начнёт темнеть, меня разбуди обязательно. - Услышал, уже спускаясь по лестнице.
   Да-а, ситуация. Попали, так попали. Называется: пошли в лес прогуляться. Вместо лёгкой прогулки по горам, угодили в какое-то приключение с медведями-оборотнями и летающими сигарами. Ещё неизвестно, что будет дальше, пока надо ночь продержаться. Хотя, что тут переживать, Кузьмич две недели сидит в обороне, пока жив, здоров, только вымотался сильно. Если б мишки были такие умные, нашли бы способ как до лесника добраться.
  Сергей спустился в горницу, ожидая увидеть отдыхающую на скамье Таню. Хотелось поделиться с ней новостями, но в комнате было пусто. Из открытой двери доносились шипенье и звон посуды, пахло чем-то вкусным. В единственном помещении в доме, с окнами, выходящими во двор, ставни не закрывались. Здесь, в небольшой, но уютной светлой кухне Таня, как опытная деревенская хозяйка, умело управлялась с кухонной утварью.
   В небольшой печи весело горел огонь, что-то булькало в кастрюльке, рядом в сковороде вкусно скворчала яичница.
   - Мой руки. Скоро будет готов обед. - Раскрасневшаяся от жаркой печки, Таня протянула полотенце и указала на умывальник.
   Вот ведь не перестаёт удивлять! Когда только успела разобраться с печью и всеми этими чугунками, сковородками, ухватами и казанками? Впрочем, опять попался. В таком преклонном возрасте, девушки должны знать все эти премудрости. Как ни как, Таня прожила долгую жизнь, и она её многому научила.
   - Новости можешь не рассказывать. Я всё знаю, - она указала на дощатый потолок, - звукоизоляции никакой, слышно - словно, вы здесь разговаривали.
   - Ну, и что ты об этом думаешь?
   - Думаю, сперва, надо поесть, отдохнуть и починить связь. Вызвать помощь и ждать спасателей.
   - Умничка! - Сергей чмокнул Таню в красную, словно румяное яблочко щёку. - Так бы и съел тебя. Такая ты аппетитная.
   - Тихо, ты! Деда разбудишь. - Таня увернулась от следующего поцелуя. - Тут без тебя много желающих съесть, и меня, и тебя, и деда.
   - Это точно. - Игривое настроение сразу прошло. Не до веселья, необходимо что-то делать. Дом крепкий, его ещё прадеды ставили. Выдержал не одну бурю. Рассчитан на всякие неприятности, так что, вполне, в нём можно просидеть в обороне много времени, пока хватит продуктов, воды и боеприпасов. Но, сколько не сиди, рано или поздно запасы закончатся, и враг тебя достанет. В такой ситуации отсиживаться не лучший вариант. Опыт подсказывал, что запирать себя в ловушке не выход. Необходимо действовать, а пока, нужно вызвать помощь.
   - Накрывай на стол, я рацию посмотрю. Может, удастся починить.
   Сергей вернулся в горницу, где в углу, у запертого ставнями окна стояла полевая радиостанция армейского образца. Хорошая вещь, испытанная временем и многими поколениями. Всем хороша: надёжностью, простотой эксплуатации. Один недостаток, малая дальность, километров двадцать, и то, в зависимости от погоды. Чуть небо заволокут тучи, гроза или магнитные бури, всё - связи нет. Сиди, жди улучшения погоды.
   Полковник сел за стол, включил питание, покрутил ручку настройки. Рация работала, индикаторы показывали исправность всех систем. Попробовал поймать разговоры на различных режимах, но кроме шипения и атмосферных разрядов в динамике ничего не услышал. Поменял батареи, в надежде, что в старых не хватало мощности, но сколько не вызывал станцию в Нагорново, ответа не услышал. Только шум и вой доносились из динамиков.
   - Связи нет. - Сергей вошёл в кухню, сел за накрытый стол. - Такое впечатление, что наш сигнал кто-то глушит. Ну, не медведи же? Кому это надо?
   - Конечно, не медведи, а вот летающая сигара, вернее тот, кто ей управляет, вполне могут с такой задачей справиться.
   Таня поставила тяжёлую чугунную сковороду на дубовую подставку. Аромат жареной яичницы ударил в нос, разбудив чувство голода. Только сейчас Сергей вспомнил, как он проголодался. Эх! К чёрту медведей, летающие сигары, радиоглушилки. Война войной, а обед по расписанию. Молодец Танюшка, действует по принципу, утро вечера мудреней, вернее, лучше думать на сытый желудок.
   С яичницей, жареной на шкварках, с кусочками красных помидоров, и с большой кружкой горячего чая с добавкой душистых трав, напомнивших о первом покосе, расправился быстро. Откинулся на спинку и с сожалением посмотрел на пустую сковороду. Настроение переменилось, опасность, подстерегавшая за стенами этого дома, стала казаться какой-то незначительной, несерьёзной. Мысли пошли в другом русле. Стало интересно, что это за звери, что всю дорогу от родника следили за ними и уже больше недели осаждают хутор лесника. Да, и вообще, кто за этим стоит? Мишки не сами вдруг поумнели и стали вести себя по-человечески. Скорее всего, всем этим кто-то управляет и координирует действия.
   Сергей в расслабленном состоянии полулежал на скамье, мысли лениво текли сами собой. Неожиданно дрёмотное состояние резко прервалось. Что-то проскочило в голове, прервав такое приятное времяпровождение.
   Есть! Совсем стал гражданским, расслабился, и забыл, что нельзя сидеть в обороне не производя разведку. Необходимо знать, чем занимается враг, и что он готовит.
   Таня сидела рядом, отдыхая после сытного обеда, или ужина, тут уже не разберёшь, дело близилось к вечеру.
   - Танюша пойдём наверх, будешь следить за территорией, а я схожу на разведку. Осмотрю местность. Хочу знать, сколько медведей вокруг и что они замышляют.
   - Хорошо. - Девушка без лишних вопросов поднялась и пошла к лестнице.
   Дед крепко спал на матрасе, только дёрнулся, когда заскрипели доски под ногами, пробормотал что-то, но не проснулся. Совсем выдохся старик, держа оборону в одиночку.
   - Следи за обстановкой. Если что, разбуди Кузьмича. Стреляй, в крайнем случае.
   На всякий случай полковник передёрнул затвор, подготовив винтовку к стрельбе.
   Себе взял берданку, посчитав, что в ближнем бою, от неё заряженной картечью, будет больше толку, чем от тяжёлой неудобной винтовки Мосина.
   Девушка спокойно взяла винтовку, положила её рядом с окном, осмотрела территорию. Повернулась, обняла за шею и прижалась всем телом.
   - Будь осторожен, я за тебя боюсь.
   - Не волнуйся, скоро вернусь. Туда и обратно. Медведь не человек. Сама знаешь пословицу: 'страшнее человека зверя нет'. Так что медведя нечего бояться.
   - Всё равно, будь осторожен. - Таня коротко поцеловала в губы и разжала руки, не отводя глаз, так словно боялась, что видит Сергея в последний раз. - Если считаешь, что это необходимо, тогда, иди.
   Тяжело уходить от любимого человека в неизвестность, не зная, вернёшься назад или нет. Но, всегда надо надеяться на лучшее, иначе можно сразу ставить крест на любом начинании. Определил цель, значит надо её выполнить, и в первую очередь для защиты любимого человека.
   Разведка - дело серьёзное, сходить в тыл к врагу, узнать все его секреты и вернуться назад, это уметь надо. Тут главное не забывать, что противник не дремлет, и сделает всё возможное, что бы тебе помешать.
   Путь отхода из хутора Сергей наметил ещё раньше, по дороге, когда обозревали с горы низину. Он профессиональным глазом, бессознательно выявил слабые места, и сейчас, когда выяснилось что существует реальная угроза нападения, память услужливо нарисовала видимую ранее картину. Коровник, вот самое удобное и незаметное место для выхода. Задняя стена его выходила в небольшой лесок, хорошо просматриваемый со второго чердачного окна, который упирался в гору, с покатыми склонами. Здесь полковник и намеревался пройти незаметно, перейти вершину и посмотреть, что там дальше.
   Первая часть плана прошла без приключений, пришлось только оторвать доску от задней стенки сарая, заколоченной на скорую руку Кузьмичом. Полковник пронырнул в щель, аккуратно поставил на место доску, поправил ружьё на плече. Редкий лес, состоящий из худосочных сосенок, проглядывался насквозь до самого склона, вправо шёл уклон до речки, а влево подьём заканчивался горой. Вроде всё спокойно, с реки место не видно, значит, оборотни не должны знать, что здесь происходит. В несколько рваных рывков, от ствола до ствола, добрался до косогора. Подьём намеченный ранее из окна чердака, при близком рассмотрении оказался намного сложнее. Каменная осыпь проваливалась под ногами, норовя осыпаться и скатить Сергея вниз. Стало понятно, почему этот участок остался без наблюдения, видимо, осаждающие решили - здесь прохода нет. Вот, это зря.
  Там где косолапый не пройдёт, в силу своей физиологии или большого веса, человек, более приспособленный к упорному труду, постепенно, шаг за шагом, терпеливо и настойчиво преодолеет любое препятствие. Чем выше поднимался, тем труднее становилось идти. Мелкий камешек, случайно скатившись вниз, мог увлечь за собой кучу других камней, образовав небольшой обвал, а шуметь сейчас нельзя. Осыпь кончилась, склон стал круче и, приходилось, чтобы не упасть, хвататься руками за кустики сухих трав. Дыхание сбилось, ружьё колотило по спине, карманы куртки набитые патронами, тянули вниз. Когда показалась вершина, полковник весь взмок, и ветерок, дувший поверху, приятно охладил лицо. Горка оказалась плоской, с небольшим уклоном. Недоумевая, почему нападавшие не воспользовались такой лёгкой возможностью скрытно подобраться к дому с этой стороны, где лёгкий, немного покатый уклон. Сергей направился вниз, намереваясь спустится в лощину и выйти к реке, где по его соображениям находились преследователи. Чем ниже спускался, тем больше становилось растительности. Сначала небольшие кустики, затем низкорослые берёзки и осинки. Вопреки ожиданиям, что низина сплошь заросла зеленью, сквозь листву просвечивался свет, так будто впереди безлесая местность или большая поляна, и довольно хорошо проглядывался склон противоположной горы. Спуск под ногами становился всё круче, приходилось хвататься руками за тонкие стволы берёзок, что бы устоять на ногах и не полететь вниз. Сергей не раз пожалел, что у него за спиной тяжёлая бердана лесника, а не лёгкий АКМ, но тут не приходилось выбирать. Хорошо, что и такое оружие есть.
   Хотелось ускорить шаг, тем более что ноги сами несли вниз, до подножья оставалось всего десять-пятнадцать метров.
   Стоп! Едва успел ухватиться за худосочную осинку, когда внезапно заросли закончились, а заодно и земля под ногами. Правый ботинок так и остался висеть над пропастью, когда рука инстинктивно схватилась за ненадёжное, тонкое, с трудом державшееся корнями за край деревце. Земля закончилась. Из-за зарослей кустарника невозможно было заранее определить, где проходит граница обрыва.
   Ох, ничего себе! Покатый поначалу склон резко закончился почти вертикальной стеной. Полковник осторожно поставил ногу и, обеспечив себе равновесие, внимательно разглядел открывшуюся панораму. Вроде как недалеко, метрах в пятнадцати, гора заканчивалась, но отвесная стена, не позволяла довершить спуск. Осторожно, очень не хотелось падать с крутизны на острые камни внизу, Сергей отошёл от края и двинулся вдоль кромки надеясь найти безопасное место для спуска. Время поджимало, до захода Солнца оставалось около часа, а гулять по горам без фонаря не хотелось. Направился в сторону реки, надеясь, что там обрыв будет ниже, но через пятьдесят метров понял, что ошибся, пришлось вернуться и обследовать другое направление. После недолгого продирания через заросли, когда уклон перешёл в почти вертикальную стену, а кустарник закончился, понял, что спустится здесь невозможно. Теперь стало хорошо понятно, почему Кузьмич так спокойно игнорировал охрану дома с тыла. Жаль. Очень жаль потерянного времени. Сергей постоял немного, обдумывая ситуацию. Что теперь делать? Идти назад, и тупо сидеть в обороне всю ночь, не зная, что могут предпринять осаждающие. Глупо это, сидеть и ждать у моря погоды. Нужно ещё попробовать, нельзя возвращаться без информации.
   Полковник повернул назад туда, где находился наиболее низкий участок обрыва. Если конечно, можно назвать низким вертикальную стену высотой около десяти метров. Но, чем чёрт не шутит, стоит попробовать. После тщательного обследования, прогулявшись по опасной кромке, рискуя свалиться и сломать себе шею, он ещё раз убедился, что здесь без альпинистского снаряжения не обойтись. Эх! Если бы знал, то захватил из дома моток верёвки, наверняка у деда есть в запасе. Но, теперь поздно. Хоть назад возвращайся. Ну, обидно. Столько усилий, и всё напрасно.
   Ещё раз оглядел отвесный обрыв. С кромки свисали длинные корни деревьев, и всё равно, это не спасало. А что если привязать ремень от ружья, и свой из брюк? Тогда ещё пару метров добавится. Дальше склон не такой отвесный и можно будет скатиться по откосу. Решил, отмерил, сделал. Подёргал самый длинный корень, привязал к нему связку. Аккуратно держа под мышкой бердану, заскользил вниз, стараясь прижиматься животом к камням, пытаясь таким образом уменьшить натяжение.
  Пока всё шло, как задумано, связка хорошо выдерживала вес. Работая руками, придерживая ружьё, старался не думать и не смотреть вниз. От мысли, что может произойти, если ненадёжное сооружение не выдержит и порвётся, холодела спина. Руки перебрали ремень ружья, и перешли на брючный пояс. Связка кончилась. Даже не глядя, чувствовал, что до конца спуска, ох, как далеко! Осталось метров пять, не меньше. И склон не стал более пологим, как хотелось бы.
  Ладно, была - не была. Медленно, стараясь вытянуться как можно дальше, словно эти несколько сантиметров что-то могли значить, очень неохотно разжал руки. Тело заскользило, едва касаясь камня, на каком-то небольшом выступе толкнуло в бок, дальше Сергей падал кувыркаясь. Едва успел сгруппироваться, прижал голову к ногам, прикрывая её от повреждений. Больно хрястнулся спиной, перекувыркнулся ещё раз и остановился. Всё, приехал. Открыл глаза и с удивлением посмотрел вверх. Вроде жив. Отсюда отвесная стена оказалась намного ниже, чем виделась сверху. Связка доставала почти до середины откоса, падать пришлось с небольшой высоты, но этого хватило, что бы разбить кисть правой руки до крови и повредить ногу. Ничего страшного, заживёт. Сергей с благодарностью вспомнил Эффов, подаривших ему новые способности.
   Поднялся, прикинул, что назад по этому пути уже не вернуться, ковыляя подобрал откатившееся при падении ружьё. Так, дело сделано, теперь к реке, пока не стемнело нужно узнать, чем занимаются лохматые осаждающие. С ружьём в руках, как-то юмористичнее воспринималась ситуация с мишками-оборотнями, что-что, а против пули никакой оборотень не устоит. Не совсем верилось, что медведи могут организоваться до такой степени, как это обрисовал Кузьмич. Ну, развелось много зверя, ну, сбились в стаю, корову задрали, но в разумные человеческие поступки как-то не верилось. Медведь он и в Африке медведь, а зверь он останется зверем.
   Раздумывая о странных встречах и рассказе лесника, полковник прихрамывая спускался по лощине. Выглянув из-за камня, он увидел то, что начисто отбило желание размышлять о разумности косолапых.
   На дне небольшого ущелья, промытого рекой между двумя горами, лежала, вернее, висела, почти касаясь воды старая знакомая - стальная сигара. Вблизи летательный аппарат поражал воображение. Если при первой встрече, он промелькнул словно тень, почти не дав рассмотреть себя, как следует. То сейчас, с расстояния в два десятка метров, это огромное сооружение, едва поместившееся в узкой каменной щели, представляло собой грандиозное зрелище. Можно было хорошо разглядеть металлический корпус весь в трещинах, вмятинах, с оплавлениями и в бурых подтёках.
  Сигара висела над речкой, в полуметре от воды, под небольшим наклоном, полностью занимая всё свободное пространство. Часть с откушенной или обрубленной стороной, это кому как больше нравиться, была обращена в сторону наблюдателя. Картина открывающегося вида выглядела фантастически: зелёные покатые горы, узкое неглубокое ущелье, горная речушка и огромный, серый, с металлическим отблеском, пять метров в диаметре цилиндр, зависший над водой. Не каждый день приходится рассматривать летательные аппараты пришельцев, тем более в таком оригинальном исполнении.
   Дощатая дверь была распахнута настежь, и в темноте открывшегося помещения кто-то возился. Когда это существо показалось наружу, полковник сначала не поверил своим глазам, и что бы убедиться, что это происходит не во сне, больно ущипнул себя за руку, по запарке не рассчитав силу.
   Ойкнув от боли, и глядя на расплывающийся синяк, Сергей удостоверился, что не спит. Значит, осталось два варианта: первый - он сошёл с ума, второй - то, что он увидел, действительно происходит. Второй вариант понравился больше всего, и на нём решил остановиться. Поверив, что зрение его не обманывает и с головой всё нормально, Сергей продолжил наблюдение.
  Действительно, глядя на происходящее, невольно задумаешься, всё ли у тебя в порядке с психикой? Мозг обычного человека не сможет принять на веру то, что он сейчас увидел. Ладно, если бы дело происходило в цирке, тогда всё понятно - это цирковые трюки, мастерство и профессионализм дрессировщиков. Но, в конце концов, это не цирк!
   Полковник на всякий случай протёр глаза, но, эти действия не помогли - картина не изменилась. А поглядеть было на что.
   Из распахнутой настежь двери корабля, задом, крайне неуклюже, держа в передних лапах чёрный металлический цилиндр, спускался медведь. Было хорошо видно, как в неестественной для животного позе, с огромным трудом сохраняя равновесие, он прошлёпал по воде к берегу. Смешно откидывая нижние лапы в разные стороны скрылся за камнем, куда до него точно так же протопал его коллега. Назад они возвратились на четырёх конечностях, что смотрелось более естественно. Мохнатые вскарабкались в дверной проём и скрылись в темноте корабля, затем появились с новыми цилиндрами.
   Хотелось расхохотаться во всё горло, настолько комично выглядела эта сцена. Если бы такое представление показывалась на манеже, то оно имело бы колоссальный успех. Но, здесь в глухом сибирском краю, учитывая обстоятельства, да еще и при участии инопланетного космического корабля, от такого зрелища Сергею было не до смеха. Похоже, что косолапые трудились вполне осознано, не за похвалу и сахар дрессировщика, а выполняя определённую задачу. И переносимые ими цилиндры больше походили на оружие, по своей форме напоминая хорошо известные гранатомёты типа 'Базальт'. Медведи торопились, не позволяя себе ни на минуту остановиться для отдыха. Солнце уже касалось верхушек гор, медленно опускаясь к западной вершине, ещё немного и в долине стемнеет. Тень накрыла ущелье, когда косолапые закончили разгрузку. Летательный аппарат легко, словно воздушный шарик поднялся в воздух, плавно обогнул скалистый пик, и скрылся, оставив своих грузчиков на земле. Это их совсем не расстроило, они немедленно скрылись в зарослях, куда только что перетаскивали цилиндры.
   Так, значит не зря я вышел на разведку. Если принять то, что это враг, и он выгружает боеприпасы, значит, намечается боевая операция. Судя по ситуации, хутор лесника находится в осаде, значит, подготовка проводится против нас. Что эти черти задумали?
   Солнце скрылось за горой, тень накрывшая речку и ущелье, стала подниматься по противоположному склону. Темнота внизу сгустилась, до захода оставались считанные минуты. Зная на собственной шкуре как опасно в горах ночью, Сергей заторопился. За себя он не переживал. По необходимости, если придётся, можно переночевать и здесь, но на хуторе Таня и Кузьмич, и он не мог оставить их одних. Нужно вернуться назад, предупредить и эвакуировать всех подальше от дома.
  Похоже, что суперразумные медведи-оборотни что-то замышляют. И все рассказы Кузьмича - правда, ведут они себя не как лесные звери а, скорее, как люди. Тем более умеют хорошо обращаться с техникой и оружием. После увиденного, Сергей был готов ко всему. Даже к тому, что они могут говорить по-человечески. Вспоминая встречу в малиннике, он почти не сомневался, что объевшийся ягодой сладкоежка довольно внятно сказал 'Уходи'.
   Вернуться назад. Довольно непростая задача, почти невыполнимая. За спиной отвесный обрыв, по которому сможет взобраться разве что ящерица, впереди, если спуститься к реке и обогнуть гору - засада. Плюс ко всему, пара косолапых в зарослях, которые окажутся в тылу за спиной. Ситуация аховая, не позавидуешь.
   Стемнело почти моментально. Тень, упавшая в ущелье от вершины горы, набралась силы и вытеснила остатки света. Сергей поднял голову вверх, и увидел в чёрном небе яркие звёзды. Как неожиданно наступила ночь! Теперь лучше всего найти место для ночлега, и переждать темноту до рассвета. Сломать ногу или руку на острых камнях, где не видно, куда можно шагнуть, это раз плюнуть. Но, надо идти, на ощупь, наугад, принюхиваясь, стараясь просверлить мрак широко раскрытыми глазами, словно это может чем-то помочь. Хочешь, не хочешь, а надо идти.
   Почти на четвереньках ощупывая путь руками, добрался до реки, до камня за которым скрылись необычные грузчики.
  Порадовался, что в такой темноте никакой зверь его не разглядит, и есть шанс пробраться мимо осаждающих. Осторожно поставил ногу в воду, по-другому камень не обойти, сделал несколько шагов, рискуя оступится и рухнуть в прохладный горный поток, как внезапно долину залило ярким неверным светом, отчётливо осветившим горы до мельчайших деталей. Взошла луна. Большая, яркая, излучающая холодный мёртвенный свет. Не вовремя взошла, если б ещё пять минут подождала, тогда может, успел бы пройти незамеченным. Но, на этот раз не повезло.
   За камнем, в позе столетнего старика отдыхающего на лавке, сидел медведь. Зверь резко поднял голову и уставился в упор немигающим взглядом. От неожиданности Сергей рванул в сторону. Нога соскользнула по валуну обросшему склизкой тиной, потеряв опору он не удержался, рухнул плашмя в реку, резко вскочил и навёл бердану на зверя. Отступать поздно и некуда.
   Он стоял по колено в воде, вода ручьями стекала с одежды и ружья, а на расстоянии пяти метров сидел крупный медведь и, не отрывая глаз, смотрел на него. Настолько близко, что Сергею показалось, что он чувствует запах животного и его мерзкое дыхание. Зверь не шевелился. Возможно понял, что на него наведено оружие, и теперь он сам в опасности.
   Полковник попробовал себя успокоить: это просто медведь, большой, лохматый, пусть очень умный и необычный, но медведь. И возможности у него такие же, как у обычных мишек. Что он может сделать против пули? Ничего. Тем более что Кузьмич зарядил патрон картечью. Тут, если и захочешь, на таком расстоянии не промахнешься.
   Пользуясь заминкой, осторожно нащупывая дно ногой, медленно двинулся вверх, обходя на безопасном расстоянии зверя. Всё-таки, их реакция и быстрота намного превосходит человеческую, можно просто не успеть нажать на курок, как окажешься в страшных медвежьих когтях.
   Мишка продолжал сидеть неподвижно, поворачивая вслед морду. Когда Сергей вышел на берег, медведь пошевелился и встал на задние лапы. Ружьё в руках моментально стало липким от пота, палец инстинктивно дёрнулся и надавил на курок. Раздался сухой металлический клацающий звук. Осечка!
   Левая рука непроизвольно хлопнула по карману мокрой куртки в поиске патрона, но времени перезарядить не осталось, ещё миг и медвежья туша обрушится на Сергея. Но, секунда прошла, другая, а тёмная громадная тень оставалась неподвижна. Вместо броска и звериного рыка разъяренного животного, послышалось:
  - Чееелоооовеее,кх. Друууу,гх. Неетххх, стреляяяяять, кх.
   С неестественным придыхом, больше похожем на полу-рык, полу-хрип, но вполне разборчиво раздалось со стороны стоящего животного. Лунный свет падал со спины медведя, и его морда была практически не видна в тени. Как и в прошлый раз, в малиннике, не верилось, что мишка говорит по-человечески, или пытается что-то сказать. Не нападает, уже хорошо, в ситуации, когда ствол забит тухлым патроном, а над тобой нависает громадная туша медведя, у которого неизвестно что на уме, как-то не время раздумывать о том, сказал он что-нибудь или это у него получилось случайно.
   В голове что-то щёлкнуло, как это всегда происходило в минуту опасности. Время остановилось, но к удивлению Сергея, косолапый, вместо того чтобы застыть, или двигаться как в замедленной съёмке, довольно резво опустился на передние лапы. Когда луна осветила его морду раскрытую в хищном оскале, нервы не выдержали, и ноги понесли не разбирая дороги. Только через несколько минут полковник пришёл в себя, когда увидел дом лесника с зажженным фонарём в чердачном окне. Он буквально летел по дороге ведущей на хутор, крепко держа в правой руке старинное ружьё Кузьмича, которое так подвело его в самый ответственный момент. Паника прошла, и только сейчас голова начала соображать. Животные инстинкты, выпущенные на свободу из тайных уголков сознания выбросом адреналина, наконец уступили место рассудку. Вот дом, там спасение и люди, которые нуждаются в его помощи. Надо пробежать оставшиеся двести метров, всего три минуты хода, с учётом плохого освещения и гористой местности. Никогда ещё Сергей не бегал так быстро, казалось, что сзади догоняет громадный медведь и вот-вот обрушится на плечи и сомнёт. Приблизившись к поляне, перед хутором, вспомнил о капканах, хищном металле ждущего своего часа в густой траве. Попытался представить, где они видели их днём, но бесполезно, ночь меняет все ориентиры. Чёрт! Ещё не хватало самому попасть в ловушку! Сколько этих капканов и где их расставил Кузьмич? Ночью он и сам не разберётся, что и где стоит.
   Правую руку оттягивало тяжёлое ружьё лесника. В панике совсем забыл о нём, даже не попытался перезарядить, хотя это бесполезно, патроны в карманах, наверное, то же промокли при падении в реку. Теперь это бесполезная палка.
   Палка! Есть выход! Не останавливаясь, перехватил ружье, стараясь держать его перед собой как миноискатель. Припоминая конструкцию капкана, пытался нести дуло, почти касаясь земли. Капкан большой, на крупного зверя, его в землю не закопаешь, если на пути попадётся, то сперва на него наткнётся ствол.
   Скорость бега уменьшилась. Попробуй бежать по густой траве с тяжёлой берданой, держа её перед собой. Но приходилось мириться. Тут не до выбора, медвежий капкан запросто может переломать обе ноги.
   Клац! Есть! Сергей встал как вкопанный. Ствол застрял в железе, которое вцепилось в него как мурена, долго ждавшая своей добычи в засаде. По спине поползли мурашки от мысли, что это могла быть его нога. Вдвойне обидно попасть в свою же ловушку.
   Подёргал ружьё, убедился, что застряло крепко, самому в темноте, без помощи специалиста не вытащить, бросил его и, отгоняя от себя мысли о других капканах поставленных Кузьмичом, бросился вперёд. В глубине души лелея надежду, что лесник навряд ли поставил несколько линий обороны. Погони не было, но кто его знает, где гуляют остальныё приятели косолапого? Может он у них загоняющий? А его дружки, как заправские спецназовцы перехватят беглеца возле самых ворот. Что полковник и сделал, если бы был на другой стороне.
   Вот уже пробежал камень, что так удачно подвернулся во время переговоров с перепуганным лесником, ещё миг и оказался у ворот. Поднял руку, намереваясь ударить кулаком в доски, как створка открылась, крепкие руки схватили его и втянули внутрь. В следующее мгновение Сергей оказался в жарких объятиях. Таня, крепко прижавшись всем телом, молча обнимала своего запыхавшегося от бега любимого. Так, словно его не было год или больше, так, будто хотела убедиться, что он жив и здоров, и теперь она его не отпустит никогда.
   - Я жив. Я вернулся. Всё нормально.
   - Знаю. Но, я так соскучилась.
   Она продолжала держать Сергея, не в силах разжать руки, наверное боялась, что если отпустит хоть на мгновение, то он исчезнет. Затем отшатнулась:
   - Вот глупая, забыла ворота запереть. Пойдём в дом, пока тебя не было, тут кое-что произошло.
   - Что, медведи напали? - Полковник вспомнил косолапых разгружавших чёрные цилиндры.
  - Нет, ничего опасного, но мы много интересного с Кузьмичом увидели. - Девушка пошла в дом, держа Сергея за руку как маленького ребёнка.
   - Прибежал? Давай наверх, а то мы тебя уже заждались, - донёсся с чердака обрадованный голос Кузьмича.
   - Видел, как ты нёсся. Что, медведь за пятку укусил? - Выспавшийся и отдохнувший Кузьмич был в хорошем настроении и пытался шутить. Он сидел у чердачного окна с винтовкой в руках, внимательно вглядываясь в темноту, только мельком глянув на вошедших.
   - Я тебя заприметил ещё вон за тем камнем, - и показал куда-то в ночной мрак, который за стёклами, казался совсем непроницаем, - топаешь и сопишь громче хряка. Сперва даже подумал, что теперь и с кабанами придётся воевать. Взял на мушку, да разглядел ты бежишь.
   Лесник, не отрывая взгляд от темноты за окном, постучал ладошкой рядом с собой приглашая сесть.
   - Жив-здоров? Ну и хорошо. - Полу-спросил, полу-утвердил Кузьмич. - Рассказывай, что ты там наразведывал? А мы свои новости расскажем.
   Сергей присел рядом на тюфяк, Таня пристроилась рядом, продолжая держать его за руку. Вроде смешно, не дети, но тепло от маленькой ладошки согревало, успокаивало. Словами этого не передать, но ему этого хотелось, что бы держали за руку и согревали ладонь.
   Он вытянул ноги, расслабляя уставшие мышцы, и подробно, упуская опасные моменты, чтобы не волновать Таню, пересказал своё небольшое путешествие.
   К удивлению, Кузьмич спокойно воспринял появление летательного аппарата, медведей разгружающих НЛО, подпрыгнул только когда услышал, что его бердана осталась в капкане.
   - Ты что, так там его и оставил?
   - Конечно, когда за тобой несётся медведь, то сам понимаешь, нет времени спасать бестолковое ружьё с промокшим патроном. Всё равно от него никакого проку.
   - Много ты понимаешь! - Кузьмич, разволновавшись не на шутку, оторвался от разглядывания ночного пейзажа. - Это ружьё ещё моему деду служило, отец доверил его, только когда мне стукнуло двадцать лет. Это самое дорогое, что у меня есть! Оно ещё ни разу не подводило. А ты его сперва в реку уронил, а потом вообще бросил.
   - Извини Кузьмич, - Сергей почувствовал угрызения совести, - я этого не знал. Получилось как-то само собой.
   - Надо идти вызволять ружьишко. Как я без него? - Лесник дёрнулся, намереваясь немедленно встать и пойти.
   - Погоди, не спеши. Давай по ситуации посмотрим. -
   Сергею с трудом удалось усадить старика, порывающегося не смотря на опасность идти за ружьём.
   - Сейчас не время для поисков, мы не знаем где медведь, с которым я встретился. А кроме него тут ещё с десяток его приятелей крутится. Лучше расскажи, что у вас нового. А там дальше вместе решим что делать.
   - Возможно, ты и прав, но своё ружьишко я этим оборотням не оставлю.- Дед немного успокоился, но от своей затеи не отказался. Видимо, очень дорог был ему этот антиквариат, который с большой натяжкой можно называть оружием.
   - Ладно, - старик немного успокоился, - теперь слушай наш рассказ. Пока ты на разведку ходил, мишки на противоположном склоне развели бурную деятельность. Наносили каких-то чёрных стержней и повтыкали их по всей горке. Пробовали к нам сунуться, так я только ствол в окно показал, их как ветром сдуло. Сообразительные стали, понимают, что к чему.
   Старик удивлённо покачал головой и продолжил:
   - Таня не даст соврать, они как опытные строители, расставили на противоположном склоне стержни. Работали слаженно, будто бригада рабочих на стройке.
   - Напротив твоего хутора, говоришь? - От такой новости Сергей даже подпрыгнул. Все его опасения подтвердились. Надежда на то, что он ошибался, провалилась.
   - Так я и знал, с хутора нужно немедленно уходить. Таня, собирай вещи. Кузьмич, есть ещё какое оружие? Берём всё.
   - Эт, ты что задумал? Хутор бросить? - Дед недоверчиво уставился на полковника, - Я отсюдова никуда не пойду. Пять поколений Симакиных здесь родились. Мой прадед своими руками сруб ставил. Сто лет прожили на этой земле. А теперь какие-то медведи меня из собственного дома гонят? Не бывать этому! - Старик со злостью плюнул на пол, скрутил из пальцев дулю и, ткнув ею в направлении окна, зло крикнул, - Умру, а дом свой не отдам!
   - Спокойно Кузьмич, не горячись. Не всё так просто. Если б это были обычные медведи, то конечно, обидно уступать лесному зверю, но сам видишь кто перед тобой. Они на вид только мишки, а на самом деле перед нами что-то другое. И ещё, ты стержни, которые медведи устанавливали на склоне, разглядел? - Старик утвердительно кивнул головой. - Так стержни эти, очень напоминают гранатомёты армейского образца типа 'Базальт'. Если это так, то сегодня ночью от твоего дома останутся одни щепки.
  - Вот ведь как обложили, сволочи, - дед немного остыл, похоже, что он представил что реально может произойти, - выжили всё таки меня. Придётся уходить.
   Старик расстроился окончательно, плечи поникли, сам он как-то ссутулился, сразу постарел и обмяк. Щаркая ногами по полу, спустился по лестнице и стал чем-то греметь внизу, собирая вещи.
   - Ты это всерьёз? Неужели всё так плохо? - Таня с удивлением поглядела на Сергея. Она не могла поверить в возможность обстрела. В конце концов, это же не война!
   - Рад бы ошибиться, но не могу рисковать вами. Представь, что произойдёт, если они жахнут по хутору? Тут и двух выстрелов хватит, что бы превратить дом в груду обломков.
   -Пойдём вверх по реке. Вниз нельзя, слишком много там оборотней. Придётся пока двигаться в сторону озера, они нас там не ждут.
   На сборы хватило двадцать минут. Поначалу Кузьмич кидался взять все, ну не мог он бросить то, что наживалось веками, но вскоре сам отказался от этой затеи. Набил в рюкзак только самое необходимое: спальник, патроны, спички, большой охотничий нож, консервы. Таня по-быстрому соорудила из остатков еды бутерброды и ещё кое-чего из продуктов. Перед выходом по русскому обычаю присели, помолчали, думая каждый о своём. Сергей обдумывал план прохода, и дальнейший путь. Таня задумалась о своём, видимо понравилось ей здесь, привыкла к уюту дома, укладу сибирского быта, и теперь не хотелось расставаться с очагом тепла в диких горах. А на Кузьмича жалко было смотреть. Старик казалось ещё вот-вот и расплачется. Он прощался с домом, в котором прошло его детство, юность и молодость. В котором он надеялся встретить достойную старость. Но теперь всё изменилось, и приходилось бросать родное жилище, многие годы укрывавшее от непогоды и лесного зверя много поколений Симакиных. Дед никак не мог примириться с мыслью, что его старый добрый дом, стоявший больше века на этой земле, может перестать существовать.
   - Ну, с Богом. Пошли!
   Сергей поднялся первым с лавки, вслед за ним Таня. Подобрал рюкзак, взял в руки Мосинку, дед выдал её с приличным запасом патронов, предупредив, что от старости они иногда дают осечку, и толкнул входную дверь.
   Лесник продолжал сидеть на лавке с закрытыми глазами, мелко шевеля губами, словно беззвучно разговаривал с невидимым собеседником.
   - Пойдём отец. Пора идти. - Сергей с Таней понимали, что творится в душе пожилого человека, но они не могли оставить его здесь одного.
   Кузьмич вздрогнул, открыл мокрые от слёз глаза:
   - Ну, раз надо, значит надо.
   Поднялся, подхватил рюкзак, моток крепкого шнура и, сгорбившись, направился к выходу.
   Вышли во двор. Луна холодным мёртвенным светом старательно освещала поляну, дом и лес за оградой, придавая окружающему пейзажу сказочное очарование.
   Тишина, полное безветрие. В какой-то момент подумалось, может зря затеяли побег, и это только в их головах померещилась страшная опасность. На самом деле всё спокойно, и когда утром взойдёт Солнце, разгонит своими жаркими лучами ночные тени, то окажется, что придуманные страхи причудились ночными наваждениями.
   Полковник с трудом отогнал крамольные мысли, заставляющие вернуться назад, в тепло и уют, вспомнив события прошедшего дня. Возле сарая остановились, прислушались.
   - Можно идти, - лесник, словно очнулся от спячки, и подал голос, - я медведя чую за версту. Нет здесь никого. Вся их бригада сейчас на том берегу речки. Ещё засветло туда перебрались.
   Со двора выбрались через пролом в стене сарая, стараясь не шуметь, прошли лесок, подошли к осыпи. Спасибо ночному светилу, не пришлось пользоваться фонарями. Первым, в качестве проводника, подьём начал Сергей. Он сделал несколько шагов вверх, пытаясь не нарушить ненадёжную осыпь, как сзади раздался голос Кузьмича.
   Старик, до этого молча замыкавший небольшой отряд, не выдержал и взорвался ругательствами в адрес медведей, инопланетян, их матерей и других родственников, совершенно не заботясь о конспирации. Его несло по полной, остановить поток ругательств было невозможно, и остальным попутчикам приходилось выжидать, когда он выдохнется. Наконец дед замолчал, но через небольшую паузу выдал:
   - Если дом достанется оборотням, то дедово ружьишко не оставлю. Вы перебирайтесь через гору и ждите меня в соседнем распадке. Пойду выручать семейную реликвию.
   Старик отдал свою ношу и растворился в ночных тенях, Сергей с Таней даже не успели ничего предпринять.
   Оставаться на месте было опасно, поэтому решили перейти гору и дожидаться лесника у реки.
   Подъём по осыпи прошёл намного легче, чем днём. После шума поднятого Кузьмичом можно было не осторожничать. Ноша у Сергея удвоилась, пришлось попотеть, неся на плечах сразу два рюкзака. Обливаясь потом, поднялись наверх, прислушались. Со стороны, куда ушёл Кузьмич, громко прокричала ночная птица, и больше никаких звуков, словно там, в низине не осталось живых существ.
   - Надеюсь, он знает что делает, - вздохнул Сергей.
   - Жалко старика, совсем сдал. Я знаю как ему тяжело. Приходилось бывать в такой ситуации.
   - Ладно, пойдём дальше. Не маленький, горы и окрестные леса знает, как свои пять пальцев. Не пропадёт.
   Без приключений поднялись наверх, дошли до обрыва, всё время надеясь услышать шаги Кузьмича. Немного подождали в месте, где Сергей почти удачно спустился прошлый раз. Не дождавшись, начали спуск. Не стали рисковать, и испытывать на прочность старую связку из ремня и корня. Надёжно привязали к дереву конец и, страхуя друг друга, оба довольно легко оказались на дне распадка.
   Луна, до этого, добросовестно освещавшая окрестности, склонилась к горизонту, отбрасывая быстро удлиняющиеся непроницаемые чёрные тени.
   Молча, сидели на тёплых набравшихся за день солнечной энергии камнях, ожидая прихода лесника. В голову лезли разные варианты событий, но верилось в лучшее. Каждую секунду казалось, что вот-вот послышатся шаги наверху, и покажется Кузьмич. Но этого не происходило. Ожидание затянулось.
   - Пора, - Сергей поднялся и взял вещи, - если с ним ничего не случилось, он нас сам найдёт. Будем надеяться на лучшее.
   - Да, надо идти, - согласилась Таня.
   Осторожно ступая по неровным камням, освещённым обманчивым лунным светом, спустились к реке. Возле большого валуна белым пятном выделяющегося на тёмном фоне скал остановились. Дольше посуху не пройти. Вниз по течению или вверх, всё равно путь только по воде. Узкое место, скалы подступают вплотную, сжимая быструю реку в узкий бурлящий поток. Хорошо, что речка мелкая, вода всего до колен.
   Сняли обувь, держа её в руках и нащупывая ногами дно, двинулись вверх по течению, обходя скалу. Тяжело идти против течения по вроде бы неглубокой речке. В узкости, течение ускорялось и вода тяжёлыми струями била по ногам, норовя уронить в бурлящий поток. Несколько раз Сергей перегруженный поклажей, с большим трудом удержался, поскользнувшись на покатых камнях. Таня подхватила его и удержала от падения. Оказалось, что вдвоём идти легче. Так, держась друг за друга, прошли перекат.
   Луна исправно продолжала освещать путь, хотя уже основательно склонилась к горизонту. Но света было достаточно, что бы видеть всё вокруг до мельчайших подробностей.
   Когда вышли на спокойную воду, где спокойное течение ещё не превратилось в бешеный поток, и оставалось несколько метров до сухого каменистого берега, как небо, воздух, горы вокруг озарились слабым сиянием едва различимым в лунном свете. Пропали резкие чёрные тени, откидываемые горами. Свет струился отовсюду. Казалось, он поднимается из земли и уходит в небо. Светилась даже вода, в которой они стояли.
   Не сразу, только когда услышал изумлённое 'Ох', и повернулся, что бы узнать что произошло, понял, что рюкзаки неподъёмной ношей висящие на плече, винтовка и он сам, ничего не весят. Земное притяжение перестало существовать. Бывать в космосе не приходилось, но с парашютом прыгал, и не раз. Прекрасно помнил, что такое свободное падение. Очень похожее чувство, только без упругого ветра, бьющего в лицо, когда летишь с огромной высоты, к приближающейся с ужасающей скоростью земле, охватило полковника. Он увидел, как мелкая любопытная рыбёшка, до этого тыкавшаяся в ноги, выскользнула из воды и, извиваясь, полетела в воздухе, поднимаясь выше и выше. Вслед за ней, выскочило несколько её более крупных сестёр, и так же взвились над водной гладью. Невдалеке извивался в невероятных кольцах кусок чёрного шланга, и Сергей не сразу понял, что это огромный старый уж, также как и все остальные выброшен непонятной силой из воды. Бедняга, должно быть, вышел на ночную охоту в надежде хорошенько перекусить. Крупная лягушка, возможно, его несостоявшаяся добыча, летала неподалёку отчаянно дрыгая лапками. Брызги, отскочившие от камней не падали назад, а продолжали круглыми шарами парить над поверхностью реки. От резкого поворота Сергея понесло вверх и влево, разворачивая вокруг оси. Он увидел, как Таня почти оторвавшись от воды, медленно удалялась в противоположную сторону. Судорожно выбросив руку, успел ухватить её за ногу. Этого рывка хватило, чтобы изменить направление полёта, в следующую минуту они, ухватившись друг за друга, медленно поднимались вверх. В окружении шаров воды, мелкой рыбёшки и ещё какого-то мусора, оказались на высоте двух метров над галечным пляжем. Ощущения непередаваемые. Полнейшая беспомощность. Хотелось схватиться за что-то реальное, твёрдое, незыблемое, но вокруг был только воздух. На расстоянии всего метра проплыли мимо ветвей сосны, но как Сергей с Таней не старались, не смогли дотянуться до них. Земля медленно, но верно удалялась. Таким беспомощным полковник еще никогда себя не ощущал. Это как в ужасном сне, где мозг проигрывает самые сокровенные страхи, только сейчас это происходило наяву, в действительности. В какой-то момент захотелось зажмуриться, закрыть глаза и проснуться. Настолько происходящее было нереально, дико, выходящее за рамки человеческого сознания.
   Когда ветви дерева, последняя надежда ухватится за что-нибудь незыблемое, твёрдо держащееся за землю, начали удаляться, полковник вспомнил о винтовке, невесомо болтающейся на лямке за спиной. Он перехватил её рукой, крикнул Тане держаться крепче и бросил ремень как аркан. Это резкое движение дало обратный результат, откинув их почти на полметра, но к счастью, удалось зацепиться за ветку. Осторожно, боясь обломить хрупкий, тонкий сучёк, начал подтягиваться, надеясь дотянуться до ствола.
   Как оказался на земле, не помнил, или не понял, всё произошло мгновенно. Очнулся лёжа на рюкзаках, над головой болталось ружьё, а Таня сидела по пояс в воде и истерично смеялась. Смеялась с надрывом, дрыгая в припадке ногами и не в силах остановиться. Сергей вскочил, вытащил её на берег. Прижал к себе и, гладя по голове как маленькую, шепча успокаивающие слова на ухо, принялся утешать дрожащую от нервного перевозбуждения девушку.
   В этот момент, за горой, в стороне, откуда они только что пришли, полыхнул яркий свет, осветивший вершины вокруг, и почти ослепивший Сергея. Вслед за вспышкой, с опозданием в несколько секунд, раздался грохот. Земля под ногами качнулась, коротко тряхнула серией мелких толчков, со склона посыпались камни. Полковник не успел осознать, что произошло, и что делать, как всё закончилось. Свечение прекратилось. Воцарилась тишина. Свет Луны, теперь после яркой вспышки, казался почти непроглядной темнотой. Они сидели на каменистом берегу, прижавшись друг к другу, не веря в произошедшее, пережитое всего несколько мгновений назад. Но несколько рыбёшек, беспомощно прыгающих на камнях, неведомой силой вырванных из своей родной стихии, и раскачивающееся на ветке ружьё, убеждали в том, что всё случившееся с ними - реально, и не плод группового помешательства.
   Таня немного успокоилась, затихла, некоторое время молчала, затем совершенно спокойным тоном произнесла:
   - Кузьмича нет смысла ждать.
   - Возможно, ты права. Куда пойдём? Кузьмич мог провести нас даже в темноте. В этих местах он каждый камень знает. Извини, знал, - с горечью в голосе поправил себя Сергей. - Пока надо уйти от хутора подальше. Неизвестно, что они там делают. Но то, что это не обстрел из минометов - точно знаю.
   - Я об этом тоже догадалась. Даже на себе прочувствовала.
   - Идём, надо развести костёр и обсушиться.
   Спотыкаясь на каждом шагу, пока ещё зрение не полностью восстановилось после вспышки, подобрали вещи, и тронулись в путь.
   Теперь, после произошедшего, винтовка болтающаяся на плече, как-то не придавала большой уверенности. Что может сделать это пукалка против созданий способных управлять земной гравитацией? Неизвестно на что они вообще способны. Да и кто они такие? Что здесь делают?
   Медленно двигаясь по берегу, полковник потрясённый последними событиями пытался сложить в голове мозаику. Но в его логические построения никак не укладывались инопланетная техника, невиданные возможности, космические корабли, с обычными деревянными дверями и косолапыми мишками. Ну не вяжется одно с другим. Хоть ты тресни! Впрочем, сейчас не до этого, в первую очередь необходимо найти безопасное место для ночлега, развести костёр и обсушится. Это сейчас тепло, но под утро, когда остынут горы и подует холодный утренний ветерок, в мокрой одежде будет очень неуютно.
   Луна скатилась за вершины, грозя спрятаться там до утра и оставить путников в полной темноте, как река резко повернула влево, вдоль обрывистого хребта. Но справа от неё открылась плоское пространство, заросшее невысокими соснами и кустарником. Даже в темноте, путникам уставшим от пути по острым камням, идти по земле усыпанной толстым слоем хвои и листьев было одно удовольствие. Углубившись как можно дальше в лес, рассчитав, что с реки огонь не видно, полковник усадил Таню отдыхать, собрал хворост и соорудил небольшой костёр. Благо сучьев и сухих веток вокруг имелось в избытке. Они сидели у костра, сушили промокшие вещи и наслаждались теплом. Великое дело огонь! Что-то дикое, завораживающее и одновременно тёплое и домашнее есть в его весело пляшущих огоньках. Можно сидеть и часами наблюдать за игрой теней и отблесков в очаге. Как великий доктор, он лечит и успокаивает психику. Так и сейчас, греясь у костра, путники расслабились, завороженные пляской лоскутов пламени. Напряжение, сковывающее до сих пор, отпустило, страхи отхлынули.
   Таня охнула и тихо заплакала. Как маленький ребёнок она размазывала руками грязь по щёкам и скулила как щенок. Сергей попытался её успокоить, но почувствовал, как сухой удушающий ком застрял в горле, а на глаза навернулись слёзы. Кузьмича нет. Он больше не придёт за ними. Нет смысла ожидать тихих звуков его шагов. Всего сутки знали человека, а привязались как к родному. Опасность сближает и роднит. Не в силах что-то сказать в утешение, Сергей смахнул с глаз набежавшую слезу и, прижал к себе рыдающую девушку.
   Когда край горизонта только-только начал светлеть, утренний холод заставил проснуться. Костёр давно погас, доев последние угольки до небольших кучек золы. Сергей встал, укрыл Таню своей курткой, пошевелил веткой в очаге, в надежде найти тлеющие угольки. Напрасно старался, костёр умер. С каждой минутой небо светлело, скоро должно взойти Солнце. Редкий лесок, в котором они нашли ночлег, россыпью сосенок поднимался вверх по пологому склону, скрываясь в густом тумане. Со стороны возвышенности тянуло сыростью, словно там находилось озеро или большая река. Клубы густого тумана стекали сверху, словно с поверхности воды и не торопясь сползали вниз.
   Нереально, неестественно. Река осталась внизу, это полковник знал наверняка. Если здесь озеро, то вода давно бы нашла выход и стекла с возвышенности в низину. Желая проверить свою теорию, Сергей направился вверх, не став будить Таню, решив, что ей лучше поспать ещё немного.
   Довольно пологий подъём скоро закончился, сменившись таким же пологим спуском. Чем ниже спускался, тем явней ощущалась влажность присущая большой открытой воде. Густой туман, который не могли разогнать ранние солнечные утренние лучи, не давал разглядеть панораму окрестностей. Приходилось идти почти на ощупь, не видя дальше пяти метров. Сделав несколько шагов, полковник почувствовал что пришёл, в буквальном смысле этого слова. По самые щиколотки он стоял в воде. Пологий спуск, перешёл в такой же пологий берег. Границы между водой и воздухом не существовало. Непреодолимо захотелось сделать ещё один шаг в это заполненное пушистым, непрозрачным, похожим на облако пространство. Чувство покоя и тихой радости наполнило каждую клетку тела. Появилось непреодолимое желание окунуться с головой в это царство лёгкости и покоя. Сергей сделал ещё один шаг вперёд, погрузившись в воду по колено. К своему удивлению он ничего не почувствовал. Вода словно принимала его к себе, обволакивая уставшие ноги тёплым одеялом. Он сделал ещё несколько шагов, погрузившись по пояс, и окунув ладони, желая убедиться в том, что это вода. Но опустив руки в жидкость, уже не захотел их вынимать оттуда. Так хорошо и приятно им было там. Шаг за шагом он входил в озеро, совершенно забыв обо всём. Вода дошла до груди, осталось сделать одно движение вперёд и озеро примет его полностью. Он желал и стремился к этому.
   - Серёжа-а-а-а! - Крик разорвал тишину, вырвал из мира грёз, и сорвал розовую пелену с глаз и сознания. Сергей будто очнулся от сна и, обнаружил, что по грудь находится в холодной воде, а на жёлтом песчаном берегу стоит Таня, вытянув к нему руки.
  
  
  
   Телохранитель Эффа. Глава 6.
   Жёлтый песок. Пятно в небе. Туманное и яркое, такое же жёлтое. Очень знакомое лицо нависает надо мной. До боли знакомое, я его хорошо знаю. Какие красивые любимые глаза. Почему они мокрые? Кажется, она плачет. Почему плачет моя Таня?
   Сознание, зацепившись за твёрдую точку, нашло опору и остановило своё вращение. Постепенно всё встало на свои места. Жёлтый песок, круг утреннего Солнца, с трудом просвечивающий сквозь плотный туман над гладью озера, и Таня, плачущая и радостно улыбающаяся одновременно.
   Сергей осознал себя лежащим на песчаном берегу. Вода всё ещё продолжала стекать с лица, впитываясь во влажный песок. Танюшка, счастливо улыбаясь, продолжала реветь, размазывая слёзы по лицу.
   - Очнулся-я-я! Жи-вв-ой! - расслышал слова, сквозь её рыдания.
   "Конечно живой, какой ещё?". Только сейчас осознал, что что-то произошло. "Где я? Почему мокрый и почему она плачет? Да что, чёрт побери, происходит?".
   Сергей приподнялся на локте и понял, что ему не встать. Слабость, странное чувство беспомощности, неспособности управлять своим телом охватило его. Отвалился назад, с облегчением ощутил твёрдое под головой, и постарался снова поймать то чувство покоя и тихой радости, которое он ощущал совсем недавно. Очень хотел, но как не старался ничего не получалось. Остались слабые воспоминания, отдалённо напоминающие пропавшие ощущения.
   Силы возвращались, можно было приподняться и оглядеться. Мокрая по пояс Таня сидела рядом и гладила по голове.
   - Что случилось? Как я здесь оказался? - Говорить было тяжело. Каждое слово гулким эхом отдавало в затылок, словно там подвесили огромный медный колокол, и каждый раз, когда он что-то произносил, по нему били здоровенной кувалдой. Звук превращался в вибрацию и растекался болезненными волнами по всему телу, постепенно уходя в песок.
   - Не знаю, - Таня продолжала плакать, но уже не от горя, а от счастья, - я проснулась, тебя нет. Пошла за туманом, и увидела, как ты уходишь в него с головой. Мне стало страшно, что ещё немного и, ты исчезнешь в нём совсем, и никогда больше не вернёшься. Я закричала и побежала.
   Слёзы на её лице почти просохли, она со счастливой улыбкой провела рукой по слипшимся волосам Сергея.
   - Вода холодная, а ты стоишь как заколдованный и не отвечаешь. Словно заморозили. Еле вынесла тебя. Ух, и тяжёлый! Не поднять. Она ухмыльнулась каким-то своим внутренним мыслям и проговорила с улыбкой: - Надо тебя меньше кормить, а то, в следующий раз, не справлюсь.
   Сергей представил, как хрупкая Танюшка несёт его на себе, и ему стало смешно. Это как муравей с большой травинкой. Но, донесла!
   Он сел, обнял девушку, крепко прижался и почувствовал, как она дрожит мелкой дрожью, то ли от холода, то ли от пережитого. Бедненькая, сколько ей всего досталось. Какого чёрта мы пошли в этот дурацкий поход, что дома не сиделось! Пошли в горы прогуляться на денёк! Если бы знал, что так получиться, то вообще не выходили бы из дома.
   Отчаяние захлестнуло полковника с головой. За себя не боялся. Переживал, что рядом находится Таня, нежный любимый человек. Боялся, что она не выдержит выпавших на неё испытаний. Боялся за неё, да за себя боялся, чёрт побери! Боялся её потерять. Потерять ту, единственную, которую искал всю свою долгую жизнь. Боялся остаться один, без неё. Очень боялся.
   Ладно, знакомая опасность, всегда существующая на Земле. С ней можно справиться, совладать или хотя бы понять. Этим занимался всю свою жизнь. Но, тут встретились с чем-то новым, неизведанным, с тем, что чуждо человеку, и ему совершенно непонятно. Это что-то, использует совершенно другие способы и технологии, отличные от земных. Что они или оно здесь делают? С какой целью? Насколько это опасно?
   Главное, насколько опасно. Обладая технологиями и мощью, которую пришлось ощутить на себе, пришельцы способны на огромные разрушения. Да, плюс ещё возможность воздействовать на психику. Сергея всё ещё тянуло окунуться в густой туман, покрывающий водную гладь.
   - Уходим отсюда. - Только сейчас он осознал, что озеро как магнит продолжает звать к себе. - И, чем дальше от воды, тем лучше.
   Мокрые и продрогшие, они поднялись с песка. Сергей сделал несколько шагов, всё ещё не совсем послушными ногами. Таня, стараясь помочь, поддерживала за пояс.
   Туман, поднимался вверх, и чем дальше и выше от озера, тем лучше становилась видимость. Поднявшись по пологому берегу, они присели отдохнуть. Сергей был ещё слаб. Откинувшись спиной к сосне он, вытянув ноги, с удовольствием чувствовал, как сила медленно, но верно прибывает. Не привык он чувствовать себя слабым, да ещё в обществе прекрасной дамы.
   Хруст веток и тяжёлое сопение, заставило сжаться сердце и замереть обоих. Большое и тяжёлое существо, ломая валежник, хрустя им на весь лес, совершенно не скрываясь, направлялось в их сторону. Дикие животные так себя не ведут. Любой зверь, маленький или большой, сильный или слабый, хищник или его потенциальная жертва, лес уважают. Это их дом, их среда обитания. Он даёт им кров и пищу, жизнь и смерть. Жители леса передвигаются скрытно, незаметно, стараясь ничем себя не выдать, используя всевозможные уловки, что бы замаскироваться. Только человек, забыв за несколько десятков тысяч лет, что он тоже вышел из леса, ведёт себя по-другому. Только он один позволяет себе передвигаться так, что коренные обитатели слышат его за километр и успевают разбежаться и попрятаться.
   Тот, кто шёл в их направлении, вёл себя как человек. Он совершенно не скрывался. Но это было не человеческое существо. По шуму и треску ветвей осознавалось, что этот кто-то большой и очень тяжёлый.
   Ружьё! Первая мысль была о нём. Но, оно осталось у костра вместе с вещами.
   Бежать! Как! Ноги ещё слабы и непослушны. Далеко не уйти, да и неизвестно, можно ли убежать от этого существа? Любой зверь бегает намного быстрей человека. Тут, лучше притаиться, затихнуть и попробовать переждать. Использовать тактику большинства животных - убегать только когда тебя обнаружат.
   Оба застыли, стараясь не дышать. Тишина. Слышался только хруст поломанных веток и стук двух сердец. Сопенье, хруст и тяжёлая поступь приближались. Сергей решил, если понадобится, то он с криком сорвётся с места и, отвлекая на себя внимание, побежит в воду, дав, таким образом, Тане шанс добежать до лагеря и взять ружьё. Плохой план, но другого в этой ситуации не было.
   Наконец, сквозь туман показалось тёмное бочкообразное на четырёх коротких конечностях тело. Оно приближалось, направляясь прямо на затаившихся за стволом сосны путешественников. Совершенно не торопясь, не выдавая никаких признаков нетерпения или радости, что дичь обнаружена, свойственных земным существам, словно запрограммированный робот, оно продолжало движение по заданному маршруту.
   Таня толкнула Сергея кулачком в бок. При более близком рассмотрении, это оказался довольно крупный медведь.
   Опаньки! Старые знакомые! Можно было сразу догадаться, кто это сопит и топает по лесу как у себя дома.
   Узнать, кто это - узнали, теперь следующее - что у него на уме. Может поговорить хочет? А что? За ними не застоится. Эти парни разговорчивые. Любят поболтать. Сейчас подойдёт и спросит: - Как жизнь? Как дела? - Или ещё что-то вроде того. А если в плохом настроении, то обложит матом и пошлёт куда-то на ..., ну это если повезёт, а так, то может и съесть. Мишки, они всеядные, то есть, всё едят, и всех. В зависимости от настроения и чувства голода. Но этот вроде толстый, откормленный. Может, просто по душам хочет поговорить? Сейчас узнаем, немного осталось, несколько метров.
   Шальное, бесшабашное настроение накатило на Сергея. Обычно так бывало перед атакой, в молодости, когда приходилось участвовать в боевых операциях. Страх, державший душу, пропадал, уступая место лёгкости и отчаянности, перемешанной с удальством и стёбом. Смотрелось как бы со стороны, углядывая в трагических, сложных и порой безвыходных ситуациях нечто смешное.
   Сергей напрягся, уверенный, что сейчас всё разрешится, замер в ожидании, готовый в любой момент сорваться с места.
   Мишка невозмутимо топал в их направлении. Ничем не выказывая, то что он их увидел или обнаружил. В момент, когда он поравнялся с ними, и казалось: вот, сейчас, это произойдёт. Когда сердце готово было выскочить наружу, коричневый бок животного, буквально в метре, равнодушно проплыл мимо и медведь удалился, всё так же равномерно хрустя поломанными ветвями.
   Это что было? Он нас не заметил или сделал вид, и через мгновение вернётся, что бы разодрать обоих? Но медвежья туша невозмутимо направлялась к озеру. Послышался плеск воды и, звуки затихли, словно и не было никого.
   Таня с широко раскрытыми от удивления глазами: "Как же, прошел в двух шагах и не заметил!?", открыла рот, собираясь что-то сказать, но Сергей приложил к губам палец и другой рукой показал в сторону леса. Оттуда доносился уже знакомый шум: хруст, сопение и топот. Картина повторялась. Мишка словно и не уходил в озеро, он, невозмутимо ломая валежник, направлялся в их сторону. Просто "де жа вю" какое-то. Бежать поздно. Услышит шум и бросится в погоню. А от, вроде бы, неуклюжего косолапого, не убежать. Он только кажется неповоротливым, но это обманчивое впечатление. Медведь в лесу самый большой и опасный зверь. Когда необходимо, он становится на изумление быстрым и ловким. Убежать от него невозможно. Он спокойно может догнать и завалить оленя. Ну, а человека тем более. Осталось использовать проверенный способ: затаится и ждать.
   Вот, снова показалась тёмное пятно в тумане. Мишка невозмутимо прошествовал мимо, совершенно не замечая двух притаившихся за сосной путешественников.
   Прошёл! Не заметил! Пронесло.
   Раздался всплеск воды и звуки затихли, словно потонув в плотном одеяле тумана, всё ещё стоявшем над озером.
   " Это что было?", озадачился Сергей, про Таню и говорить было нечего. По удивлённому выражению лица и так было понятно, она поражена не меньше. Не успели осмыслить произошедшее и поделиться впечатлениями, как неподалёку опять раздались знакомые звуки. Мишка возвращался.
   Это что, игра такая? Зачем ему это надо? Уходить в озеро и появляться снова на берегу?
   Сергей шепнул Тане: - Ты что-нибудь понимаешь? Он что, над нами издевается или играет?
   - Нет, по-моему, это разные мишки. Они идут в озеро. И не по своей воле.
   Действительно, когда показался косолапый, Сергей постарался рассмотреть его повнимательней. Зверь двигался, словно заведённая игрушка, механически переставляя ноги, совершенно не заботясь о производимом шуме. Так себя лесные звери не ведут. Он совершенно не обращал на окружающее ни малейшего внимания, словно вокруг ничего не существовало. В общем, вёл себя словно автомат или запрограммированный робот. Этот зомбированный медведь, так же как и его собратья, скрылся в тумане и, судя по всплескам, утопил себя в воде.
   Когда появился следующий несчастный мишка, желающий покончить жизнь в горном озере, Таня с Сергеем не удивились. Четвёртый косолапый самоубийца за пятнадцать минут! Здесь что, массовый исход медвежьего населения? Что происходит? С чего это вдруг медведи из ближних лесов топают сюда и топятся?
   Вопрос остался без ответа. Им оставалось только сидеть и наблюдать, как мимо проходят, один за другим лохматые лесные жители и скрываются в тумане, покрывающем плотным слоем гладь таинственного озера.
   Насчитали семерых несчастных. Сколько в действительности их ушло под воду, если учесть что и в других местах вокруг озера могло происходить то же самое? И что их заставило идти в воду или кто? Кому это надо?
  
   ...............................................................................
  
  
   Приятно лежать на Солнце и греться. После утреннего купания в холодной воде, начинаешь ценить каждый лучик тепла посланный с небес. Можно конечно зажечь костёр, но после встреч с ранними купальщиками у озера, оба не сговариваясь, отказались от этой затеи. Лучше не рисковать, мало ли кого может привлечь дым от костра. Да и, Солнце к этому времени поднялось достаточно высоко и своими лучами прогнало утреннюю прохладу.
   Сергей повернулся и поглядел на Таню лежащую рядом. Не удержался и хмыкнул.
   - Ты что, смеёшься? - она открыла глаза и потянулась. Сергей не удержался и хохотнул уже от души. Таня глянула на него и улыбнулась, тем самым вызвав очередную порцию смеха. Не отрывая от него глаз, не удержалась, и рассмеялась, показывая пальцем и давясь от смеха.
   Некоторое время над поляной раздавалось сопение, хмыканье, и в финале откровенное ржание. Оба долго не могли произнести ни одного слова от душившего их хохота. Вроде утихли, но когда Сергей снова глянул на чумазое, все в полосах сажи и грязи лицо Тани, то снова зашёлся истерическим смехом. Она так же глянув на него, закатилась задорным, с звонкими колокольчиками хохотом. Когда насмеялись вдоволь, когда совсем обессилили и смех перешёл в небольшие короткие похахатывания, Сергей смог, наконец, членораздельно выдавить из себя:
   - Ну, ты и чумазая!
   - На себя посмотри! - не замедлила с ответом Таня. Она, немного отдышавшись, полезла в рюкзак, достала маленькое маникюрное зеркальце и протянула, - Держи, чертёнок.
   Из зеркальца на Сергея взглянуло перепачканное илом, сажей и ещё какой-то грязью, взъерошенное, очень похожее на чёрта существо. Он, молча, развернул зеркало под нос девушки и с удовольствием услышал изумлённое " Ой!". Таня кинулась к сумке, достала какую-то баночку и принялась наводить марафет. Сергею пришлось довольствоваться мокрым полотенцем, непросохшим после ночного купания в реке.
   Стало легче, словно напряжение ушло вместе со смехом. Днём, при ярком солнечном свете, всё стало казаться не таким страшным и загадочным. Но опасность существовала, она никуда не делась и не стала меньше. И сейчас первой задачей было: определить откуда она исходит, от кого и насколько она велика. Что можно ждать от пришельцев в дальнейшем? Кроме того, что они могут управлять гравитацией, и заставлять медведей выполнять работу. Трагические события ночи показали, что они не добрые самаритяне, а довольно жестокие захватчики. И последнее, зачем было топить медведей в озере? Там что, под водой сидит самый главный пришелец и ест их? Как-то глуповато это выглядит. Обладать техникой, позволяющей путешествовать в космосе и при этом питаться медвежатиной. Хотя, по прошлому опыту, не стоит отбрасывать в сторону и такую догадку.
   Сергей поделился своими соображениями с Таней.
   - Знаешь, здесь что-то не вяжется. Эти медведи, летающая сигара, похожая на огрызок чего-то большого. Особенно деревянная дверь с ручкой. Такое впечатление, что они сами нуждаются в помощи. Мне, почему-то жалко их.
   - Нашла, кого жалеть! Про Кузьмича забыла? То, что они сделали с хутором? - Сергей поразился Таниным выводам, - Как бы ты себя чувствовала, если бы я так же как медведи ушёл в воду?
   - Ты неправильно всё понял, я имею в виду, что чувствую, что-то у них не так, в беде они что ли. Мишки, зомбированные какие-то, корабль весь покореженный, заделан, чем придётся, подручными материалами. Злобные захватчики должны выглядеть по-другому. Таня немного подумала и, утвердившись в своих выводах, заключила: - Пожалеть их хочется несчастных.
   Эх, бабы, бабы! Все одинаковые, жалостливые. Всё время ищут, кому помочь, обогреть, накормить. Наверное, это вкладывается в женскую душу при рождении. И здесь бесполезно стучаться, доказывать, убеждать, приводить веские доводы. Женская логика построена по своим законам. Жалостливые они, и всё тут! Последний висельник, убийца, мародёр, садист, сдиравший кожу с живых людей, будет прощён и его злодеяния померкнут в глазах женщины, если она углядит в нём объект, нуждающийся в заботе и помощи. Такова природа, и ничего здесь не поделаешь.
   Сергей открыл рот, собираясь возразить, но почувствовал, как волосы зашевелились на голове. Он, ещё не поняв, что происходит, инстинктивно схватил танину руку, и уцепился за ствол ближайшей сосны. Ощущения сильно напомнили ночной кошмар.
   Лёгкая тошнота подкатила к горлу, тело потеряло вес, но почти моментально всё вернулось в норму. Чуть выше, очень близко, что-то огромное, с шумом выпрыгнуло из воды, перевалило возвышенность возле озера и медленно уплыло вниз по склону. Объект двигался не торопясь, на очень низкой высоте, почти задевая кроны деревьев. Потоки воды стекали с него, словно с кита только что вынырнувшего из океанских глубин. Когда сигара взмыла вверх и скрылась за горой, Сергей, забыв о прежнем споре, изумлённо спросил:
   - Ты видела?
   - Конечно, как тут не увидеть. Слепой разглядит, когда над твоей головой пролетает такая махина.
   - Да, нет. Я не про неё. Ты видела, кто там внутри?
   - Нет. Я рассматривала корпус. Он весь во вмятинах, трещинах, словно его били огромной кувалдой. Действительно, они у меня вызывают сочувствие. Наверное, им нужна помощь.
   -Опять ты о своём. Я спрашиваю, ты видела кто там внутри?
   - А что, там кто-то был?
   - Конечно, и ты их знаешь!
   Таня округлила глаза:
   - Откуда!
   Сергей продолжил игру.
   - Причём, они тебе неплохо знакомы.
   - Ой! А кто это?
   - Попробуй угадать: большой, лохматый, любит мёд и громко рычит.
   - Тфу, на тебя. Неужели ты внутри медведя разглядел? Не может быть!
   - Может. Две медвежьи морды выглядывали из распахнутой двери. Думаю, что и остальные утренние утопленники там же. Всё становится интересней и интересней.
   Сергей встал, внимательно оглядел окрестности, задержал взгляд на вершине, возвышавшейся над двумя другими окружающими загадочное озеро.
   -Пожалуй, останемся здесь ещё на денёк. Медведей боятся не стоит, у нас есть оружие, а гостей ещё не видели. Может мы им и не интересны. Сколько у них было возможностей с нами разобраться, но ничего не случилось. Если не считать разговорчивых мишек.
   - Остаёмся? - Таня, задумчиво и недоверчиво посмотрела на Сергея. - Зачем? Что нам тут делать?
   - Интересно узнать, кто или что здесь хозяйничает. Да, и назад путь отрезан. Как раз, в той стороне, где путь домой, все наши друзья находятся: медвежья бригада и сигара. Для начала поднимемся на вершину, - Сергей показал пальцем на гору, - оттуда должен открываться хороший вид. Посмотрим что к чему.
   На сборы ушло пять минут. Упаковать рюкзаки, закинуть ружьё через плечо, и взять посохи в руки, вот и вся задача. Больше всего времени занял обход горы. Ну, не идти же по берегу озера, мало ли на кого там можно нарваться.
   Подходы с тыла, оказались довольно дикими и непроходимыми. Горный кряж превращался в разрозненные кучки невысоких горок, с обрывистыми склонами и сеть узких ущельев заваленных огромными камнями. Плюс ко всему, всё это нагромождение заросло плотной стеной непроходимого кустарника, больше всего напоминающего заросли джунглей. Тут без хорошо наточенного мачете не сделать и шагу. Пришлось подняться выше, обходя зелёную стену по голому, поросшему выгоревшей травой склону. По какой-то причине, кустарник отказывался расти вверх, занимая низины и расщелины, заполняя их ярко-сочной зеленью. Сверху, вся эта мещанина выглядела как диковинный салат, состоящий из смеси камней и скал, щедро сдобренных зеленью.
   Ну, наконец, вершина! Самая высокая точка над озером. Сергей скинул с уставших плеч рюкзак, снял кепку, стряхнул капли пота со лба. Тяжёлый подьём, ничего не скажешь, но Таня молодец, даже не пикнула за всю дорогу, только с молчаливой радостью отдала сумку с провизией, ещё у подножья. Упорная, хочет всё сделать сама. Хотя не всегда у неё хватает сил.
   Вид с вершины открывался великолепный. Под ногами, шёл уступчатый склон, напоминающий лестницу для великанов, где каждая ступенька высотой около метра и они разбросаны в хаотичном порядке по всему спуску. Озеро располагалось в вытянутой котловине. Самое широкое место, почти круглое, было прямо под ногами, дальше шло сужение и далеко почти в километре, оно заканчивалось, упираясь в небольшую возвышенность.
   Когда Сергей внимательно осмотрел местность, догадка, что ранее зрела в сознании, окрепла и прорвалась наружу, почти оглушив его своей грандиозностью действа произошедшего много тысяч лет назад.
   Воображение нарисовало картину катастрофы космического масштаба. Ему показалось, что он видит, как огромный огненный шар, на бешеной скорости мчится к Земле, оставляя позади себя чёрную полосу дыма. Как, войдя в плотные слои атмосферы, почти у поверхности, он разваливается на куски, а его центральная, самая большая часть, с рёвом и ужасающим грохотом, который должен был быть слышен на многие сотни километров, врезается в Землю. Этот многотонный кусок, прилетевший из космоса, пройдя по касательной, как бульдозер сгрёб верхний слой Земли, выровняв, сгладив поверхность планеты после себя и, собрав в гармошку, в хаос, в салат, всё то, что было впереди его. Когда энергия удара стала затихать, и силы иссякли, космический гость затих в раскалённом котловане, в вырытом его собственным телом кратере, образовавшемся от удара. Затих на многие тысячи лет, что бы сейчас, именно в это время ожить.
   Картина, нарисованная воображением, была настолько реалистична, что Сергей встряхнул головой, что бы отогнать наваждение. Он обнял Таню, с интересом рассматривающую пейзаж.
   Не надо быть специалистом для того что бы понять, что они стояли на краю кратера, очень старого, древнего, успевшего за свою долгую жизнь обтесать свои когда-то отвесные склоны и обрасти зеленью.
   С вершины озеро просматривалось почти насквозь, особенно его дальняя, более мелководная часть, но под ногами, в самом глубоком месте, дна не было, и только темнота странным ровным кругом проступала через синь воды. Казалось, что в этом месте находился огромный колодец без дна, уходящий в центр Земли.
   - Интересно. Меня не покидает чувство, что здесь произошла катастрофа. - Таня поёжилась на ветру запахивая поплотнее штормовку. - Очень безрадостное место.
   - Да, согласен. Вроде красиво, а всё равно, вид этот навевает печаль. Словно стоишь на чьей-то могиле. Ну, хватит о грустном, давай спускаться, посмотрим это загадочное озеро поближе.
   - Как здесь спустишься? Склоны очень крутые, без альпинистского снаряжения не обойтись. Наверное, придётся опять идти в обход.
   Таня была права, действительно, склон отвесно спускался почти до самой воды. Эх, на обход потратим ещё пару часов. Жаль время и силы. Она не жалуется, но все равно видно, что устала, выдохлась и держится из последних сил. Сергей внимательно осмотрелся, прикинул расстояния между уступами, возможный маршрут и решился.
   - Смотри внимательно. Хорошенько запомни каждое моё движение и прыгай за мной.
   Он взял оба похудевших рюкзака, перекинул через плечо винтовку, проверил шнурки и заправил штанины в носки. Отступил на два шага, разогнался и прыгнул на ближайшую ступеньку внизу. Оглянулся и позвал Таню. Она легко повторила маневр, оказавшись рядом. Опять разгон, прыжок, ступенька. Дело пошло. Разгон, прыжок, ступенька. Через несколько ступенек движения отладились, и оба без остановок скакали по гигантской лестнице как горные козы. Прыжок, разгон, прыжок и так до самой воды. С трудом затормозил на берегу у самой кромки и успел удержать Таню, которая по инерции неслась дальше. Спуск занял пять минут, а то и меньше. Как на лифте, только намного интереснее, с острыми ощущениями, когда одна ошибка может стоить жизни или сломанной ноги. Это если не допрыгнешь до следующей ступени и покатишься вниз, тормозя головой. Снизу посмотрел вверх и удивился - какой быстрый спуск, как будто кто-то специально построил эту гигантскую лестницу.
   Таня, запыхавшаяся и довольная, стояла рядом, с таким же удивлением рассматривая уступы-лестницу.
   - Вот, здорово! Сама бы не решилась и пошла в обход. Давай ещё так попрыгаем?
   - Давай, только придётся тебе туда подняться.
   Таня, как маленькая девочка, всерьёз посмотрела вверх и протянула:
   - Не, я туда не полезу.
   - Ну, как хочешь, я могу тебя здесь подождать.
   Девушка повернулась и, увидев хитрую улыбку, рассмеялась:
   - Опять ты меня провёл, хитрюга. А я было поверила.
   Сергей обнял её, поцеловал в красную раскрасневшуюся от бега щёку и сказал:
   - Мы сюда не по скалам скакать пришли, надо сперва с тайнами и непонятками разобраться. Для начала проверим воду на ощупь, и глубину измерим.
   Он подошёл к берегу и опустил в воду руку.
   - Хм. Вода как вода, почти тёплая, можно купаться.
   - Давай искупнёмся? После ночных приключений хорошо бы ополоснуться.
   Сергей покачал указательным пальцем перед Таниным носом.
   - Не пущу, вдруг, там какая-нибудь гадость живёт, которая питается красивыми девушками, или на худой конец, не брезгует и мужчинами в полном рассвете сил. А?
   - Ладно, наговоришь страстей. - Таня расстроилась, и видно было, что купаться ей перехотелось.
   Прошлись по узкой полоске берега до самых отвесных скал, уходящих вглубь воды.
   Сергей размотал остатки верёвки, привязал увесистый камень и бросил на метр от себя. Груз послушно булькнул о воду, увлекая связку на глубину. Когда верёвка натянулась в руках, уходя вниз буквально под ногами, полковник несколько раз подёргал её, что бы убедится, что камень не лёг на дно.
   - Пятнадцать метров, а до дна не достал. Довольно неплохо для небольшого озера. Интересно, что лежит на глубине?
   - Наверное то, что упало.
   - Я тоже так думаю. Вот только, что? Как узнать? Здесь нужен акваланг. Хотя, - Сергея осенила мысль, - мишки обходились без приспособлений. Просто топали в воду как к себе домой.
   - Ты, вроде, тоже собирался туда же вместе с ними, если бы я тебя не остановила.
   - Верно мыслишь. Но, надо попробовать.
   Таня недоверчиво уставилась на Сергея.
   - Ты что, всерьёз?
   - Конечно. По-другому нам ничего не узнать. Косолапые все целы и невредимы. Да, и я, когда входил в озеро, совсем не ощущал, что это вода. Сейчас точно не помню, но жидкость была другая, намного приятнее, что ли.
   - Нет, - Таня схватила Сергея за рукав и притянула к себе, - я тебя не пущу. Что ты как мальчишка геройствуешь? Зачем тебе эти подвиги?
   - Я тебя понимаю, но дело не в подвигах. Всё гораздо серьёзнее.
   Сергей присел, взял в руку обломок ветки и как учитель на классной доске, на сыром прибрежном песке нарисовал схему озера.
   - Смотри, здесь мы, озеро, дальше по прямой дом лесника, вернее был дом, - поправился он. - За домом, на одной линии, находится Светящаяся гора, Ведьмино болото и, - Сергей нарисовал большой круг, - Нагорново, где находится много людей. Эта штука, что в озере, стремится туда. Сама знаешь, что случилось с хутором Кузьмича, представь теперь, что может произойти с деревней?
   Таня не отступала:
   - Значит необходимо добраться до деревни и предупредить. Всё равно, один ты ничего не сделаешь.
   - Не получится. Мы пробовали, Кузьмич пробовал. Все проходы в том направлении перекрыты. А, если всё гораздо серьёзней? Какая конечная цель объекта? Не дай Бог, Нагорново - это всего лишь один из этапов продвижения. Вполне возможно, что их в планах более грандиозная задача, такая как захват территорий для своего развития. А люди для них, это всего лишь муравьи под ногами, или в лучшем случае хорошие работники, исполнители приказов, как медведи сейчас.
   Девушка немного помолчала, затем вопросительно, дрогнувшим голосом спросила:
   - А что ты сможешь сделать?
   - Попробую узнать, кто или что это. Надо знать врага в лицо. Пока мы о них ничего не знаем.
   - Всё равно я боюсь тебя отпускать. Вдруг ты не вернешься?
   - Вернусь, я почему-то уверен в этом.
   Таня как-то странно на него посмотрела и на удивление легко согласилась.
   - Хорошо, если ты считаешь что это необходимо.
   - Спасибо, что меня понимаешь. Тогда поднимись наверх и понаблюдай за окрестностями. Мало ли, вдруг сигара прилетит, а я немного поныряю.
   Они прошлись по берегу до места своего утреннего купания. Таня поднялась на возвышенность, а Сергей скинул одежду и с удовольствием окунулся в довольно тёплую, прогретую солнечными лучами воду. Вода как вода. Никаких странностей. И на вкус, и на цвет, и на запах. Приятно после всех происшествий смыть с себя грязь.
   Заплыл подальше, время от времени поглядывая в сторону берега, стараясь не терять из виду стройную Танину фигуру, одиноко стоящую на невысоком каменном гребне. Когда вода под ногами стала тёмной, почти чёрной, что указывало на большую глубину, куда не проникают солнечные лучи, набрал побольше воздуха в лёгкие и нырнул. Отчаянно работая руками и ногами, погружался всё ниже и ниже в черноту, стараясь хоть что-то разглядеть во тьме. Чем глубже, тем вода становилась холодней, словно там, на дне били студёные родники. Холод и страх сковывали движения и инстинкт подсказывал: " Поворачивай назад, дальше тьма и смерть". Воздух в лёгких закончился и, понимая, что если сейчас не повернуть, то назад будет не вернуться, Сергей с облегчением - он сделал всё что мог, пошёл на всплытие.
   Эксперимент не удался. Озеро не захотело принять его, как это было утром. Видимо оно не всегда зовёт в гости.
   Уф-ф! Вынырнул, хватанул полные лёгкие кислорода, отдышался и помахал рукой Тане, понимая с каким напряжением, она ждёт его возвращения.
  
   ...............................................................................................
  
  
   Таня расчёсывала влажные волосы, достав из сумки расческу и зеркальце, разглядывая своё загорелое и похорошевшее после купания лицо. Прогулки на свежем воздухе ей пошли на пользу, пропал тот присущий городским жителям бледный цвет лица. Загорелая кожа и совершенно другой взгляд, с каким-то детским любопытством разглядывающий окружающий мир, очаровательно преображали её. Сергей смотрел, восхищался и, не мог наглядеться на свою любимую. Как, всё-таки, ему повезло в жизни! И, он не лукавил сам с собой, он действительно был счастлив, что судьба подарила ему такой подарок, как любовь Тани.
   - Хорошо, что искупались, после всех передряг, неплохо бы и в банке попариться. - Она попыталась укротить непослушную прядь, постоянно спадавшую на лоб, но, после нескольких попыток отказалась от этой затеи, повернулась к собеседнику и продолжила. - Помнишь, у племянника парились по приезду? С квасом и берёзовыми вениками.
   - Согласен, осталось малое, вернуться в Нагорново.
   - Вернёмся, куда мы денемся.
   - Конечно, только осталось разобраться с этой штукой, - Сергей показал в сторону озера, невидимого из-за невысокой гряды, - и, сразу домой. Кстати, дело к вечеру, а сигара ни разу не прилетала. Но, должна обязательно вернуться. Здесь ёё дом или гараж.
   Они после купания, надо же было смыть грязь и усталость поле пережитых приключений, перебрались на другое более безопасное место с хорошим обзором. Собираясь проследить за передвижениями летательного объекта, здесь, под соснами, коротали остаток дня, рассчитывая при проявлении сигары, подняться на гребень. Оттуда открывался прекрасный обзор и, можно было хорошо рассмотреть то, что происходит на озере. Сергей рассчитывал раскрыть одну из тайн, хранившихся в чёрной глубине воды.
   Их расчеты оправдались, перед заходом Солнца, со стороны, откуда они и ожидали, показался металлический предмет, двигающийся на низком расстоянии от земли. Стараясь оставаться незамеченными, под прикрытием зарослей, Таня с Сергеем перебежали к заранее подготовленному наблюдательному пункту и залегли. Сигара, подлетев ближе, не спеша взмыла над возвышенностью, по касательной, почти касаясь верхушек сосен, проплыла вниз. Не замедляя своего движения, она, сперва носом, а затем и вся ушла в воду, постепенно опускаясь всё ниже и ниже в глубину, словно подводная лодка, идущая на погружение. Когда полностью скрылась из виду, и в толще воды невозможно было углядеть даже намёка на её существование, Сергей разочарованно протянул:
   - Я ожидал большего. Где плотный туман? Где странная жидкость, совершенно не похожая на воду?
   - А, что ты хотел увидеть? Она прилетела без пассажиров. Сам видел, как вчера вечером сигара улетела одна, оставив мишек в лесу. Должно быть, все превращения необходимы для приёма гостей.
   - Ты хочешь сказать, что утром мы наблюдали, как бригада работников шла на работу?
   - Да, мне это очень напоминает. Продолжая рассматривать озеро, в надежде заметить хоть что-то необычное, он, разговаривая сам с собой, проговорил вслух:
   - Если рассуждать логически, то изменения происходят только при проходе косолапых гостей. Это им совсем не вредит, они остаются живы-здоровы и прекрасно выполняют порученную им работу.
   Словно в подтверждение его словам, вдали, с той стороны, откуда прилетела сигара, послышался грохот, долетевший до них приглушённым отголоском.
   - Серёжа! Ты что задумал? - Таня с изумлением и страхом посмотрела Сергею в глаза. - Я тебя не пущу!
   Она продолжала смотреть в упор, и Сергей не мог отвести глаза от взгляда, просящего, умоляющего и запрещающего совершить безрассудный шаг. Но, что-то внутри его не соглашалось. Уверенность, что всё будет как надо, крепла в сознании. Такое у него было, и каждый раз, отдавшись порыву, ему не приходилось жалеть об этом. Сейчас появилась возможность разгадать загадку. Да, конечно, это опасно, возможно, что даже очень, но существовал реальный шанс раскрыть тайну, вероятно, несущую опасность людям. Один человек уже погиб, дальше в направлении продвижения этой непонятной силы, находится населённый пункт с множеством людей. Что произойдёт при встрече, не знает никто. Скорее всего, чужая жизнь захватывающая новые территории для своего жизненного пространства, будет просто устранять местное население, как это делали переселенцы в Америке с индейцами. Может мы, человечество, в их глазах, выглядим как муравейник во дворе загородного дома, который обнаружил дачник, выбравшийся на отдых впервые за лето после многих зимних месяцев в городе. Муравьи, за время его отсутствия успели натаскать огромную кучу хвои посредине двора, уничтожить припасы, оставленные с прошлого сезона. Основательно похозяйничать во всех помещениях и даже объесть обои в комнатах. Никем не потревоженные за время своего существования, эти мелкие создания привыкли чувствовать себя хозяевами территории, полагая, что они ей владеют на правах первооткрывателей и, считая себя сильными и, способными справится с любыми захватчиками. Копошась в большой муравьиной куче, решая множество сиюминутных проблем, они и не подозревают, что пришёл настоящий хозяин. Вот, он достал канистру с бензином, налил в банку горючую жидкость, собираясь облить гнездо мелких паразитов и поджечь, что бы устранить досадную неприятность, появившуюся в его доме. Не верится, что такое может произойти с человечеством, но как знать, вполне возможно, что для кого-то мы всего лишь кучка ничтожных существ мешающих, досаждающих, портящих продукты или что-то другое. И, в этот момент, кто-то, разозлённый нашим появлением в своём огороде, уже зажёг спичку и собирается плеснуть бензин в людской муравейник, что бы раз и навсегда покончить с этой мелкой для него проблемой.
   Нет, если есть хоть маленькая возможность, пусть даже ценой своей жизни, остановить зажженную спичку, от которой может зависеть будущее Земли, то это надо использовать. Сергей ощущал каким-то шестым чувством, что здесь и сейчас есть возможность узнать или даже устранить неведомую опасность, пока ещё только набирающую силу, и если этого не сделать, то неизвестно будет ли ещё такой шанс в дальнейшем.
   - Танюша. - Он взял её за руку. - Там живут люди, и эта сила движется в том направлении. Наши друзья и родственники в опасности. Мы с тобой сейчас как на фронте - на передовой. От нас зависит многое - их жизнь. Если я струшу и уйду, спасаясь, то до конца жизни не смогу себе простить гибели, даже одного человека. Лучше будет, если я попытаюсь сделать всё возможное, и чувствую, что у меня всё получится.
   Таня проследила взглядом за направлением его руки, направленной в сторону деревни, и согласилась.
   - Хорошо, раз ты чувствуешь, что всё получится, то делай как считаешь нужным.
   Она прижалась к груди и прошептала: - Я в тебя верю.
   Казалось, что только этих слов не хватало Сергею, что бы поставить точку в окончательное решение. Если раньше, где-то глубоко в сознании копошилась мерзкая мыслишка сомнения: получится - не получится, то после слов любимой она пропала навсегда. Уверенность в своих силах, правоте действий и хорошем исходе наполнила душу.
   Остаток дня, и ночь у костра, прошли не в прощании, а в подготовке к утренней операции. Проработали, казалось, любые варианты событий. Пробовали придумать страховку, вроде сигнального фала, привязанного за пояс. Но от этой затеи пришлось отказаться, ввиду отсутствия верёвки необходимой длинны. После долгих споров и решений, пришли к соглашению, что Тане остаётся роль наблюдателя, и если, не дай бог, Сергей не вернётся, ей придётся добираться до Нагорново одной. Даже определили маршрут в обход: через родник и вершину. Она как-то спокойно отнеслась к мрачной части плана, даже почти не участвовала в её разработке, словно это её не касалось. И вообще, её спокойствие несколько удивляло, словно она отпускала его на денёк, на охоту с друзьями, на безобидную прогулку. Сергея несколько озадачило отношение, к такому опасному и серьёзному мероприятию. Но, вспомнив, как и раньше она отпускала его на не менее опасные задания, сделал вывод, что Таня, как женщина, внутренним, особым чутьём чувствует исход событий. Это придавало ещё больше уверенности в завтрашней операции.
   Догорающий костёр освещал тусклым мерцающим светом Танины глаза, продолжающие говорить сильнее слов, когда оба замолчали выговорившись. Непослушная чёлка, спадающая на глаза придавали ей вид озорной девчушки, потерявшей свою любимую игрушку. Захотелось прижать её к себе и пожалеть. Не сговариваясь, одновременно, оба кинулись друг другу в объятья. Слова закончились, язык тела говорил лучше, намного ясней, правдивей и понятней, без недомолвок и недопонимания. Как и в древние времена, женщина, провожающая своего мужчину на последний бой за родную землю, старалась по-своему отдать ему свою силу. Влиться в него и оставить в себе его частицу.
   Огонь давно погас, но они даже не заметили этого, им было жарко. Казалось, что энергии исходящей от двух тел, хватило бы вскипятить холодное таинственное озеро, находящееся за невысоким гребнем.
   Рассвет, розовую полоску на небе, встретили утомлённые, обессиленные, но спокойные и уверенные. Она, в том, что отпускает своего мужчину на правое дело, он, в полной решимости в том, что должен и способен выполнить своё предназначение.
   Вместе с восходом Солнца, со стороны озера пополз туман, низко стелющийся по земле, плотный как простыня, всё скрывающий под собой. Нехороший, неправильный туман, без разрывов и проплешин, больше всего напоминающий бело-молочный газ намного тяжелее воздуха. Он как густой краской заливал пространство и стекал в низину, покрывая, словно снегом, поверхность, не поднимаясь выше колена.
   Сергей с Таней стояли обнявшись, ожидая продолжения видимого прошлым утром сценария. Ждать долго не пришлось, вдалеке послышался хруст и тяжёлые шаги. Появился первый косолапый. Они его узнали, крупноголовый медведь, бурый с маленьким белым пятном на шее не торопясь шествовал к озеру. Следом за ним, так же невозмутимо, один за другим протопали остальные шестеро топтыгиных. Было интересно наблюдать, как они подходят к воде и, не останавливаясь, словно спускаются вниз с горки, погружаются в туман и исчезают с лёгким всплеском. Когда прошёл последний, Сергей, молча, поцеловал Таню в губы, разжал её ладонь и шагнул следом за исчезнувшим в тумане медведем.
   Тане хотелось кинуться вслед, остановить или пойти с ним, что бы разделить его участь, но не смогла, понимая, что если у него ничего не получится то, она единственный человек, который сможет предупредить людей о надвигающейся опасности. Так же она помнила его слова о своей уверенности, что у него всё получится, верила в его способности предвиденья, и не раз убеждалась в них.
   Шаг за шагом, Сергей погружался в туман, уходя в неизвестность. Скрылся в нём бесшумно, пропал, словно его и не было. Она осталась одна на берегу, ждать и надеяться. Устав стоять, девушка отошла от края воды, села на камень, не отводя глаз от белого облака перед собой, облокотилась на ружьё.
   Солнце словно часть гигантского часового механизма, заведённого каким-то всемогущим волшебником много миллионов лет назад, продолжало свой заданный путь, поднимаясь по небосклону всё выше и выше. Оно согревало Землю своими лучами, пробуждало жизнь, передавая энергию всему, что освещало. Только здесь, в котловине, у горного озера, казалось, время остановилось. Солнечные лучи, касаясь плотного тумана, утопали в нём безвозвратно, поглощаясь без остатка. Невзирая, что день близился к полдню, здесь было также по-утреннему прохладно.
   Таня, очнувшись от тревожных мыслей, осознала, что прошло несколько часов, а порядок событий, который они наблюдали вчера, изменился. Не вынырнула, и не улетела на свои таинственные работы металлическая сигара с косолапой бригадой. Плотный туман продолжает покрывать поверхность воды и часть берега. Радоваться или переживать от этих перемен, девушка не знала, но что-то происходило, что-то менялось. Ей оставалось одно - ждать. От отчаяния, передумав всё, что только можно, она решила обратиться к единственному средству, к которому в таких случаях обращаются почти все женщины мира. Она попробовала молиться и просить помощи у Бога. За свою сложную и долгую жизнь, девушка убедилась в его отсутствии и никогда не думала, что обратится к всевышнему. Но, похоже, наступил тот момент, когда только это могло помочь. Вспоминая своё детство, своих погибших родителей, попробовала припомнить слова молитвы, которую читала мать в церкви, но как не старалась, кроме нескольких незначительных фраз из памяти выудить не удалось. Откинув в сторону попытки прочитать молитву по церковным канонам, он мысленно обратилась к неведаным ей силам, помочь и защитить любимого. И словно наверху услышали её воззвание, картина на озере резко изменилась
   Синь воды проступила из белого плотного покрывала дымки почти моментально, словно кто-то нажал кнопку и отключил эту декорацию. Что-то произошло, наверное, всемогущему волшебнику надоело долгое утро и туман над озером, он мановением руки пустил время, и сразу наступил полдень. Солнечное тепло хлынуло с небес, Таня ощутила, как она успела продрогнуть от прохлады.
   Огромное тело, вздыбив тонны воды, взмыло из глубины, с шумом разорвав плотные водяные слои. Несколько секунд, сигара висела над поверхностью, осыпая гладь озера водопадами и ручьями, стекающими с боков остатками воды, и плавно двинулась к берегу.
   Таня, увидев направляющийся к ней невообразимо огромный, закрывающий полнеба, многотонный, непонятно каким образом перемещающийся по воздуху аппарат, инстинктивно кинулась в узкую расщелину между камнями. Вжавшись в щель, держа ружьё наперевес, словно можно было что-то сделать им против такой махины, она застыла в ожидании.
   Всего в нескольких метрах, проплывала серая металлическая стена, вся в трещинах, оплавлениях, вмятинах, словно по ней прошло стадо африканских слонов. Сразу, невооружённым глазом, без экспертиз было видно, что этот аппарат пережил чудовищную катастрофу. Вот показалась задняя часть, торцевая стенка, зашитая плохо оструганными досками, с обычной деревянной дверью. Когда она поравнялась с Таниным убежищем, сигара остановилась. Девушка напряглась, крепко перехватила ружьё, готовая к чему угодно, как увидела, что из открытой двери показался Сергей.
   - Что стоишь? Запрыгивай! Вот этого она не ожидала. Сергей на корабле пришельцев? Готова была к чему угодно, но только не к такому развитию событий.
   Сергей стоял в распахнутых настежь дверях, улыбаясь ей своей такой родной, счастливой улыбкой и, протягивал ей руку.
   Он это, или нет? Может это уже не её Сергей? Может только его оболочка, с чужим сознанием, как у медведей-работников? Таня, растерявшись, застыла в нерешительности.
   - Ну, давай! Запрыгивай! Я помогу! - Сергей настойчиво, с нетерпением звал её.
   Эх! Была, не была!
   Таня решилась. Пусть это будет зомбированный, с чужим сознанием, но все равно, это её Сергей, её любимый, с которым она всегда хочет быть рядом.
   Девушка выскользнула из укрытия, подбежала к кораблю, ухватилась за протянутую руку и заскочила в проём двери, попав прямо в жаркие объятия. Горячий, страстный поцелуй любимого вернул веру, в то, что рядом с ней настоящий - её Сергей. С трудом оторвавшись друг от друга, Таня увидела, что они стоят над бездной, а под ними проплывают горы, сосны и реки. От испуга она ойкнула, вернувшись к действительности.
   Сергей, так же осознав, что они стоят на самом краю в проёме двери аппарата, летящего на приличной высоте, шагнул внутрь, увлекая девушку за собой.
   - Заходи, будь как дома. - Он как радушный хозяин, показывающий свой дом, гостеприимно пропустил девушку вперёд. Тут Таня ойкнула от испуга по-настоящему. Было чего испугаться. В небольшом помещении, сразу за входной деревянной дверью, на уложенных вдоль стен черных цилиндрах, сидели семь медведей, на её глазах ушедших в озеро утром. Они с любопытством, разом повернув морды, своими черными глазами-пуговицами смотрели на вошедших.
   Испугавшись, Таня непроизвольно сделала шаг назад, упёрлась в Сергея и осознала, что дальше хода нет, за дверью пустота, корабль находится в воздухе на очень приличной высоте. Мишки вели себя совершенно спокойно, даже на вид выглядели довольно дружелюбно, но Тане было не по себе от такого соседства.
   - Испугалась? Не бойся - это друзья. - Сергей легонько подтолкнул Таню вперёд.
   Косолапые, до этого неподвижно рассматривающие гостью, вдруг завертелись, поворачивая морды к друг другу, и что совсем ошеломило девушку, загалдели как торговцы на восточном базаре, обмениваясь впечатлениями. Сквозь гортанные медвежьи хрипы хорошо прослушивались слова: "хорошая", "девушка", "друг", остальные звуки только отдалённо напоминали речь. Видимо, медвежьи глотки, не приспособленные для человеческого разговора, с трудом справлялись с непривычной для них обязанностью. Картина выглядела комически, мишки вели себя, словно маленькие шаловливые медвежата: толкались, пихались локтями, подпрыгивали. Ну, просто как дети!
   - Классные парни. Тебе они понравятся. - На ухо, сквозь поднявшийся шум, шепнул Сергей.
   - Впечатление такое, что ты знаешь их всю жизнь, - тут Таня спохватилась, - что с тобой произошло? Где ты пропадал? Я вся изволновалась.
   Она крепко обхватила любимого, боясь отпустить.
   - Погоди немного, всё расскажу. Скоро остановка. Тебя ждёт сюрприз.
   - Не надо мне сюрпризов, главное, что с тобой ничего не случилось.
   - Даже и не надейся на это. Случилось, и ещё как случилось. - Сергей как-то странно улыбнулся, но разговор не продолжил. Таня хотела ещё спросить, об озере, о том, что там спрятано, но почувствовала мягкий толчок. Яркий солнечный свет залил маленькое помещение, похожее на маленький грот, вырубленный в ячеистой металлической породе. Косолапые разом успокоились и замолчали, повернув морды в сторону распахнутой настежь двери. Сергей спрыгнул первым, подал руку, Таня сперва оказалась в его объятиях, затем на земле.
   - Ну, совсем заждался, уж волноваться начал.
   Тане показалось, что ей послышался голос Кузьмича, но повернувшись на стовосемдесят градусов, она действительно увидела перед собой улыбающегося во весь рот старика.
   - Где гуляли? Я вас ждать устал. Совсем меня старого позабыли. Туристы!
   Дед, не смотря на ворчание, весь светился радостью
   -Кузьмич! Родненький! Живой! Мы думали, что уже всё, больше тебя не увидим.
   Таня от радости, что он жив-здоров, обняла и поцеловала в свежевыбритую, пахнувшую одеколоном щёку. Следом за ней, его обнял Сергей.
   - Где вы пропадали? Погуляли немного, и сразу домой, нечего по горам лазать. - Дед продолжал бурчать.
   - Так, мы думали, что всё, нет хутора больше. Да и с тобой уже попрощались. Так грохнуло, затем невесомость ... - Таня собралась рассказать, что произошло с ними, но старик её остановил.
   -Подумаешь, грохнуло, тряхнуло немного. Нас этим не возьмёшь. Ерунда. - Лесник повернулся в сторону дома.- Хата, конечно, пострадала, но мы её с помощниками уже поправили. - Он показал рукой на обновлённую избу, со светлыми брёвнами в местах ремонта, где только часть крыши ещё оставалась перекошенной.
   Корабль висел над поляной, возле хутора лесника, занимая всё свободное пространство до реки. Из дверного проёма, один за другим, два топтыгина, неуклюжими меховыми комками вывалились на поляну и уселись рядом.
   - А, вот и мои помощники: Мишка и Гришка. Привет! - Лесник поприветствовал медведей. Те в ответ кивнули головами и, довольно внятно поздоровалась, прорычав что-то похожее на - " Здорово!".
   Таня с удивлением смотрела на импровизированный цирк. На Кузьмича, в этом шоу чувствовавшего себя, как рыба в воде. На Сергея, который, похоже, всё знал и понимал, но ничего не рассказывал и, на медведей, совершенно не походивших на обыкновенных лесных мишек. Видимо, здесь, остался всего один человек, который ничего не знает - это она.
   - Пойдём в дом, чаю попьём, там всё и расскажете, - Кузьмич позвал всех во двор. Мишки покатились следом за ними, а сигара плавно снялась с места, угрожающе нависая над людьми своей огромной массой, проплыла, едва не коснувшись крыши, и исчезла за горой.
   - Полетела. - Старик проследил за ней взглядом, - Пускай летит, ей ещё много работы предстоит сделать.
   Сергей понимающе кивнул, соглашаясь с Кузьмичом.
   Ох, как надоели эти непонятки! Все всё знают, одна она как дурочка деревенская ходит с открытым ртом и ничего не знает! Таня, ощущая себя последней недотёпой, начала злится. Неужели сложно всё объяснить! Для Сергея с Кузьмичом, полёты на летающей сигаре и говорящие медведи в порядке вещей. Вон, Кузьмич с мишками как с родными общается, словно знает их всю свою жизнь. А совсем недавно, всего два дня назад, считал их оборотнями и целую неделю сидел взаперти, отстреливаясь из винтовки. Что же произошло? Судя по ситуации, она переменилась в лучшую сторону. Значит, это нечто, находящееся в озере - не враг. А это главное. Такой вывод устроил Таню, она успокоилась и стала ждать разъяснений.
   Кузьмич поставил самовар на стол во дворе, выдал Мишке и Гришке по куску сахара. Потом скомандовал: - Всё, хватит бездельничать. Топайте в коровник, почините заднюю стенку. Я скоро приду, проверю.
   Мишки подорвались с места и покатились меховыми шариками на задний двор.
   - Ну, теперь рассказывайте, где так долго гуляли? - Дед налил чай в чашки и пододвинул ближе банку с вареньем.
   - Так, ничего особенного. После грохота со стороны хутора, подождали тебя, затем, пошли к озеру. Разбили там лагерь, осмотрели окрестности, поныряли немного, позагорали и к тебе, назад. - Сергей кратко и почти правдиво пересказал события прошедших дней. Слегка упустив детали, такие как: бессонные ночи, поход по отвесным скалам, прогулка с медведями в озеро на несколько часов и полёт на металлической сигаре.
   - Лучше расскажи, как у тебя дела? - Перевёл он разговор на деда.
   - Лучше не бывает. Я как от вас ушёл, так сразу в поиски ружьишка своего. Почти час искал. Куда ты его закинул? В темноте ж ничего не найти. А когда бабахнуло, меня подкинуло высоко и хрястнуло об землю крепко. Сознание помутилось. Очнулся от того, что кто-то меня языком вылизывает. Глаза открыл, смотрю, уже утро, а вылизывает меня - Мишка, Гришка чуть подале сидел. Думал всё, сожрут зверюги. Без ружья пропаду.
   Старик отхлебнул горячего чаю, посвистел ртом, охлаждая кипяток и с удовольствием проглотил ароматный напиток.
   - А, когда косолапый разговаривать начал, - лесник продолжил рассказ, - сначала подумал, что всё, умом рехнулся, сильно головой приложило при падении. Но, ничего, парни толковые попались, хорошо объяснили что, к чему. Даже извинились за порушенное хозяйство, помощь свою предложили. Вот, успели дом поправить, сегодня будем крышу перестилать.
   Кузьмич внимательно посмотрел на Сергея и строго приказал:
   - Ты давай парень, не темни, рассказывай свои приключения. Вижу, что знаешь много. Твоя очередь, выкладывай, что скрываешь.
   Сергей в смущении развёл руками:
   - Вроде рассказывать особо нечего.
   - Как нечего! А про озеро? Что ты там делал несколько часов? - Не выдержала Таня. - Я всё утро просидела на камнях. Столько всего передумала, вся испереживалась.
   - Конечно, рассказать можно, но здесь вопрос в другом, я не могу передать полностью информацию, она для человека сложна, почти непонятна. Я осознал только определённые образы, понятия, фрагменты. Очень тяжело передать информацию, воспринимаемую мыслящим металлом.
   - Да! Именно мыслящего металла. - Ему пришлось повторить фразу, отвечая на удивлённые взгляды слушателей. - Уйдя в озеро с головой, я попал в непонятный состав, вспененную жидкость, которой, как оказалось, можно прекрасно дышать. Смесь воды и непонятного газа, наверное, именно от него и получается плотный туман. Остальное помню плохо, но зато прекрасно понимаю, что сейчас вокруг нас происходит.
   - Рассказывай по порядку, - дед, считая, что рассказчик недоговаривает, угрожающе сдвинул брови и погрозил ему пальцем.
   - С радостью бы, да тут, понимаешь ли, очень сложно, практически невозможно передать ту информацию, что я получил. - Сергей на пару секунд задумался, пытаясь сформулировать свою мысль. - Погрузившись в жидкость, я перешёл в некое информационное поле, как бы подключился к огромному компьютеру. Какое-то количество информации сумел понять, но большую часть человеческий мозг переварить не в состоянии.
   - Могу сказать в двух словах, там, - он показал в сторону озера, - на глубине лежит мыслящее небиологическое существо, сплав живого металла, потерпевший много тысяч лет назад катастрофу в наших горах. За этот период, ему удалось накопить энергию от излучения Солнца, и приступить к поиску своих потерявшихся фрагментов во время падения. Все аномальные явления, что наблюдаются вокруг Нагорново, это как раз и есть проявления свойств потерянных им частей. Светящаяся гора, Ведьмино болото, Вонючий овраг - это места, где лежат частицы пришельца из глубокого космоса. Без них, он как маленькое дитя: слаб, беспомощен, неполноценен. Всю накопленную энергию он тратит на поиски своих недостающих деталей.
   - Причём здесь, умные мишки, летающая сигара? - Таня решилась задать мучающий её вопрос.
   - Сигара, это уцелевшая при катастрофе часть объекта, используется как транспортное средство. Ну, а, косолапые, ему необходимы для помощи.
   - С чего это они вдруг так поумнели? - тут вставил своё слово удивлённый Кузьмич.- Я, конечно, ничего против не имею, они парни хоть куда, но меня настораживают их способности мыслить и разговаривать.
   - Мишки обыкновенные, лесные, только пришелец добавил им интеллекта, перенастроил работу мозга. Они теперь соображают не хуже людей, а может даже и получше некоторых моих знакомых.
   - Ну, слава Богу! - Дед расслабился. - Я уж было подумал, что он каких-нибудь туристов заколдовал.
   - Теперь внимание, - Сергей посерьезнел лицом и продолжил, - Главная проблема в том, что гость просит помощи. В разрозненном состоянии, он настолько слаб, что ему может грозить гибель, он сейчас практически умирает. Конечно не сразу, но через тысячу лет, точно умрёт. Для нас это вечность, а для него одно мгновение, для небиологической жизни время течёт по-другому. Необходимо ему помочь. Собрать разбросанные части в озеро, а со временем он сам восстановится и улетит домой.
   - Я же говорила, что им нужна помощь, - Таня что-то вспоминая, добавила, - вид у сигары больно жалостливый какой-то, совсем они не похожи на злобных захватчиков из космоса.
   Вот ведь женщины! Точно есть у них некое шестое чувство. Умом не поймёшь что к чему, а они сердцем почувствуют, безошибочно определят, что кто-то в беду попал. Сергей в очередной раз подивился скрытым женским возможностям.
   - Легко сказать, "Помочь!". Как ты себе это представляешь? - Лесник нахмурил брови, что-то прикидывая в уме. - Светящуюся гору перерыть, или Ведьмино болото осушить и перекопать? Как ты доставишь найденные фрагменты к озеру по бездорожью? Ты что, умеешь управлять летающей сигарой?
   - Умею. Но проблема в том, что сигара летает только по определённым маршрутам, над установленными в землю стержнями. Мишки сейчас этим и занимаются. Грохот и землетрясение получаются при погружении стержней-антигравитаторов в земную твердь. Твоему хутору не повезло, он оказался в одном из таких коридоров.
   - Ладно, забудем. Мишка и Гришка почти всё исправили. Надо пойти посмотреть, как там коровник. А, то у них силища огромная, требуется постоянно приглядывать, могут не рассчитать.
   Дед встал из-за стола и, уходя, подозрительно покосился на большой медный самовар, важно стоящий посередине стола:
   - Мыслящий металл говоришь? Мне что, скоро придётся с этим парнем по утрам здоровкаться? - проговорил он, удивлённо хмыкнул, недоумённо покачал головой и скрылся за забором.
   Неужели все кошмары закончились? Таня не верила своему счастью. Сергей, живой и невредимый сидел рядом, такой же, как и всегда. Совсем не изменившийся.
   Словно отвечая на её вопрос, он поднял голову, посмотрел на дорогу, ведущую в деревню.
   - Димка скоро придёт. Принеси чашку для него.
   Таня пошла в дом и, только по дороге сообразила: "Откуда Сергей знает о Димкином приходе?". Как-то само собой вспомнилось, как он ответил на её слова при встрече. Всё таки изменился! Как! Что с ним сделал думающий кусок металла? Может он теперь ходячий, живой компьютер? Без чувств и эмоций? Но, вспомнив его радость при встрече, горячий поцелуй, Таня немного успокоилась. Серёжка был тот же самый. Любящий, радующийся, переживающий и даже огорчающийся от трагического положения дел с пришельцем.
   Не успела поставить чашку с блюдцем на стол, как из-за поворота дороги показалась фигура человека. Не узнать Димку даже на большом расстоянии, было невозможно. Знаменитая в округе широкополая шляпа, огромный рост, рыжая кожаная куртка, ружьё за плечами - тут не ошибешься.
   - Здорово Дмитрий! Давай за стол. Заждались. - Издали поприветствовал его Сергей.
   - Вот даёте! Вся родня переволновалась, когда вы с прогулки не вернулись, - Димка удивлённо посмотрел на чашку, - а вы тут с Кузьмичом чаи гоняете. Батя послал меня проведать, что и как.
   Племянник сел, вытянул уставшие ноги под стол, с трудом разместившись. Мебель явно делали без расчета на его габариты.
   - Всё в порядке? Ничего не произошло? По дороге несколько раз на медвежьи следы натыкался. Косолапые не беспокоят?
   - Было немного, - Сергей решил не рассказывать всё сразу, - но, сейчас, всё в порядке.
   Димка пододвинул к себе чашку, плеснул в неё заварки, подставил под краник горячего самовара и налил кипятка. Пододвинул ближе банку с земляничным вареньем, выбрал самую большую ложку и принялся есть варенье с чаем. Именно так, по-другому, этот процесс назвать было невозможно. Варенье из банки убывало намного быстрее, чем чай из чашки. При этом он успевал отвечать на вопросы о делах в Нагорново, о родственниках и рассказывать о поисках потерявшихся гостей. Только когда варенье в банке закончилось, он оторвался от столь увлекательного занятия, с сожалением посмотрел, нет ли на столе ещё чего сладкого и, допил остатки чая в чашке.
   - Ё! Ма...ё! - скамья перевернулась, Димка мигом оказался на ногах, лихорадочно хватая ружьё. - Кузьмич, быстрей ко мне! Я их держу на прицеле!
   Племянник, ухватив двустволку наизготовку, метил в медведя, топающего следом за лесником. Опережая выстрел, Сергей ударил снизу. Едва успел, как грохот оглушил, но заряд ушёл в небо. Димка ошеломлённо смотрел на окружающих пытаясь понять, почему никто не убегает и не спасается от медведей, случайно забредших на хутор. Некоторое время он соображал, переводя взгляд с улыбающихся лиц, на мишек, спокойно сидящих неподалёку, затем, сложив картинку в голове, сделал вывод:
   - Ааа..., понятно. Дрессированные ..., из цирка. - Эти слова вызвали порцию здорового смеха.
   Его еле успокоили и с трудом объяснили, что к чему. Но, он ещё долго привыкал к медведям, со временем к ним привык и, даже пробовал бороться с Гришкой, но в первой же схватке проиграл и, от этой затеи отказался. Все-таки, человек уступает в силе диким детям природы.
   Вечером, оставшись одни, Таня не выдержала.
   - Признавайся, что с тобой сделал металлический пришелец? Что в тебе нового, кроме способности предвидеть события?
   - Если честно сказать, то не знаю. Такое впечатление, что у меня обострились чувства восприятия. Я стал лучше видеть, понимать окружающее. Пока других пугающих изменений в себе не обнаружил.
   Сергей улыбнулся, крепко обнял Таню и, глядя ей в глаза, сказал:
   - Есть одно изменение, которое меня радует - кажется, я стал тебя любить намного сильнее. Не знаю, пришелец так постарался, или это не его вина, но состояние мне очень нравится.
   - Я боялась, что ты изменишься, станешь чужим, далёким, другим. Теперь понятно, что гость пробудил в тебе твои же способности, скрытые до сих пор.
   - О чём ты говоришь?
   - Элен просила не рассказывать, но думаю, что сейчас можно. - Таня немного помолчала, глядя в сторону реки, где Луна отсвечивала световую дорожку в воде и, продолжила, - тебе предложили работать с Эффами из-за способности предвидеть события. Необъяснимый дар, непонятный представителям других цивилизаций. Лишь на Земле встречаются живые существа с талантом предвидения, и не только среди людей, очень много таких и у млекопитающих. Вспомни свою жизнь, ты почти всегда шёл в необходимом направлении и появлялся в нужном месте в нужное время. Например, как с тимлянами или цефалоподом. Думаю, и здесь мы тоже оказались не просто так. Что-то тебя сюда тянуло.
   Сергей задумался. Каждое слово, сказанное Таней, было правдой. Действительно, он всегда появлялся в нужном месте вовремя и, если раньше считал это случайным совпадением, то теперь отлично понимал причину. Что ж, ничего плохого в этом нет, спасибо пришельцу, что полностью разбудил дремлющие возможности. Лучше быть готовым к неприятностям, чем героически их преодолевать. Благодаря своим усиленным способностям, Сергей прекрасно представил картину их ближайшего будущего: до самой золотой осени работа по сбору разбросанных фрагментов, при помощи отряда медведей, Кузьмича и Димки.
   Всё так и случилось, почти два месяца, до середины осени, когда кроны деревьев пожелтели, и горы вокруг стали выглядеть как огромные кучи золотых монет в пещере Алибабы, искали, находили и доставляли к озеру найденные части. Интересно было наблюдать, как происходил процесс транспортировки. Найденный в Ведьмином болоте кусок металла, оказался величиной с сигару. Когда она, вертикально уйдя почти целиком в болотное окно, всплыла, заняв собой полнеба, с огромным бесформенным обломком, прикрепившимся к её обрубленной части, дух захватило от фантастической картины. Другие найденные части были намного меньше размерами. Сигара один за другим переносила их в озеро и неизвестно, что там дальше происходило, но Сергей утверждал, что пришелец восстанавливается, ему стало лучше. Процесс деградации остановился и начался процесс регенерации, он оживает.
   Работа закончилась, когда нашли и переправили в озеро все обломки. Пришелец затих в озере на тысячу лет, не меньше, столько времени ему необходимо для полного восстановления. Процессы у неорганической, или кристаллической жизни идут по своим законам, по своим временным параметрам.
   Пора было уезжать. Прощальный ужин собрал за столом всех добровольных помощников: Кузьмича, Димку, Сергея с Таней и, конечно же, семерых медведей, сидящих за столом на полных правах. Как Димка не сопротивлялся но, он, всё равно, был вынужден признать косолапых за равных себе, после того, когда поочерёдно проиграл в шахматы всем семерым.
   Гоняли чай за столом, вспоминали приключения, хохотали над смешными моментами. Топтыгины устроили борьбу на поляне, приглашали Димку, но тот, вспомнив неудачную попытку с Гришкой, отказался.
   Уже собираясь спать, Димка с грустью в голосе сказал.
   - Жаль, что в наших местах не останется таинственных и необычных мест, кроме озера Шамандыкуль. Да, и то, пришелец затих надолго, теперь и там ничего особенного.
   Да. Сергей согласился с племянником. Действительно жалко, что загадочность и таинственность этих мест закончилась. Как было раньше здорово, какие названия, какие страшные сказки рассказывали, какие небывальщины придумывали. Теперь всё, не будет этого. Скучно станет без сказок.
   - Это ты о чём? - Встрепенулся Кузьмич, почти заснувший у остывающего самовара. - Как это не осталось таинственных мест? А, ты что, забыл о Свистящей горе, за Раздвоенной рекой? Или Красная пещера не таинственное место? Там до сих пор люди пропадают. До конца никто ни разу не дошёл.
   Дед немного подумал, потёр зачем-то бок самовара, с недавних пор он с ним стал обращаться несколько уважительней, и выдал: - Ладно, не хотел говорить, теперь скажу. Есть тут неподалёку ущелье, тупиковое, очень мне напоминает такую же впадину, где озеро находится, но без воды. Я бы конечно и внимания на него не обратил, но заметил, что мне там не по себе, нехорошо как-то. Старался всегда его стороной обходить. Так как обязанности свои лесниковые выполнять должен, поэтому несколько раз в году туда наведываюсь. Не так давно был там, деревья смотрел, и заметил, что живности в этом месте нет никакой. Не то чтоб зайца или лисицы, а даже муравьёв, комаров и тех нет. Такого в тайге не бывало, комар, он везде присутствует. Одна растительность буйствует: деревья, кусты, трава. Заросли такие, что не продерешься, как в джунглях.
   Старик осмотрел всех хитрым взглядом и закончил:
   - Сдаётся мне, что там тоже кто-то живёт, вроде нашего "металлурга" в озере.
   - Котловина какой формы? Такая же, как и на озере, каплеобразная с поднятыми краями и в конце высокая стена? - Сергей решил уточнить.
   - Да, почти один в один, только немного меньше. Завтра можно сходить, тут недалеко, километров стопятьдесят, не больше, за три дня обернёмся.
   -Ну, уж нет! - В разговор вступила Таня, видя, что ещё немного и их отдых продлится на продолжительное время с новыми увлекательными приключениями. - Забудьте, и даже не думайте об этом. Я еле упросила продлить нам отпуск на месяц, а вы уже собираетесь в новую авантюру. Как-нибудь без нас справляйтесь со своими тайнами.
   - Эх, жаль! Я, пожалуй, сходил бы туда. - Это высказал своё мнение молчавший до сих пор Димка. - Но, нет - значит, нет. - Подозрительно быстро согласился он.
   - Впрочем, я знаю ещё с десяток интересных мест в тайге. Могу показать, - добавил Димка после непродолжительного молчания.
   - Это уж в следующий наш приезд. - Поставила точку Татьяна.
   Сергей в это время не участвовал в разговоре, он сидел на грубо сколоченной лавке у самовара и думал. Думал о том, что за земля такая Сибирская, таинственная и непонятная, богатая и бескрайняя? Где всего полно: необъятных лесов, высоких гор, могучих рек и озёр. Есть практически всё, и даже гости из космоса предпочитают отметиться в этих краях. Что же привлекает их здесь? За какой надобностью они появляются, время от времени? Ведь не на прогулку они прилетают, преодолевая гигантские космические расстояния. Что их влечёт, что им здесь нужно? Вот это и есть главная загадка, тайна которую необходимо разгадать.
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x01 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Водинов "Хроники Апокалипсиса"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"